Степанидина Екатерина Анатольевна: другие произведения.

Дагор Браголлах

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фанфиков на Фикомании
Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одна из словесок, где мы практически не отклонились от фактов "Сильмариллиона". Время действия - Битва Внезапного Пламени, место - один из нолдорских фортов на границе и Ангамандо. Персонажи, в основном, наши, которых в книге нет.

  ...Это была горная гроза - во всю мощь небес. Казалось, сверху льёт не дождь, а там, наверху, вдруг нашлось само Море, и ему стало тесно там, и вот-вот оно поглотит всё живое, смоет, захватит с собой, чтобы никогда не выпустить обратно...
  Горный форт напряжённо замер. Эллаис вглядывался в непроглядную темень: под покровом такой бури оркам пробраться к крепости легче лёгкого.
  Темнота была слишком густой, и поэтому Эллаис не сразу разглядел две фигурки - не так уж далеко от стен форта. Тем более, что двигались они очень медленно. Если бы Эллаис мог видеть в этой непроглядной темени - понял бы, что это один человек тащит второго, по размокшей земле, в грязи, мимо катится вниз по склону вода, сил уже не хватает, человек то и дело останавливается, отбрасывает со лба мокрые волосы...
  Человек поднялся, выпрямился в полный рост, и крикнул громко, что было сил:
  - Эй! Есть там кто-нибудь! Помогите!
  Эллаис сначала даже не подумал, откуда здесь мог взяться человек, - просто скатился вниз по лестнице, бросился к выходу - к незаметной калитке, которую, если не знать, снаружи и не увидишь. Успел бросить своим постам, чтобы смотрели во все глаза, двое дозорных пошли за ним следом.
  Едва они выскочили наружу, как мгновенно промокли до нитки. Подумалось: ну хорошо, эльфийское зрение в таком мраке помогает, а эти бедолаги как же?
  Поскальзываясь на грязище - сапоги через два шага уже стали тяжеленными - Эллаис первым добрался до этих двоих.
  -Вы кто? Откуда? Что случилось?
  Человек сидел на земле, и держал на коленях голову лежащего эльфа - тот был без сознания, по лицу его стекала вода. Из-за того, что одежда его была сплошь мокрой, измазанной, видно было плохо, но все же Эллаис различил - у эльфа на груди была перевязанная наспех рана, кровь просачивалась через грязную повязку.
  - Он ранен, я его еле дотащил... - проговорил человек. - Помогите же, он умереть может!
  В голосе человека не было ни враждебности, ни страха, и, наверное, поэтому Эллаис не сразу осознал, что одежда на человеке - черная. И мало того - не просто черная одежда; это была форма воинов Твердыни.
  Эллаису показалось, что раскат грома прогремел чуть ли не над самой его головой.
  Враг.
  Здесь.
  Разведчик, конечно.
  Небось, сам и ранил, чтобы повод появился в форт попасть.
  Он кивнул своим, те подняли с земли эльфа.
  -Поможем, - проговорил Эллаис, постаравшись, чтобы голос не дрогнул. Рука сама обнажила клинок.
  Человек тоже поднялся, оскальзываясь. Меч у него был на поясе, но он его не обнажил. Сказал, глядя на оружие в руке эльфа:
  - Я не нападал на вас. Мне от вас ничего не нужно. Отпустите - я уйду. Биться с вами не стану, уж простите.
  -Никуда ты не уйдёшь, - жёстко сказал Эллаис. От форта, по его мысленному зову, уже приближались несколько воинов. - Оружие - сюда.
  Человек вытащил из ножен меч, бросил на землю. Помедлил, бросил к ногам эльфа и короткий кинжал.
  Один из подоспевших воинов подобрал оружие, остальные окружили человека. Эллаис мгновение помедлил.
  -Завяжите ему глаза и ведите за мной.
  Ему повиновались мгновенно.
  "Темный" воин, кем бы они ни был, сопротивляться не стал. Правда, вслепую идти ему было тяжело - постоянно оскальзывался на мокрой глине.
  Когда наконец над головой снова появилась крыша, Эллаис облегчённо вздохнул, - хляби небесные, похоже, разверзлись всерьёз. Всё это ему сильно не нравилось. Как знать, может, Враг и впрямь задумал атаку под прикрытием этой погоды...
  Он остался с пленным один на один в небольшой комнате, - по лестницам они не поднимались, можно было подумать, что это где-то внизу...
  Эллаис снял с него повязку. Каменные стены, простой деревянный стол, светильник... красивый подсвечник, удивительно тонкой работы, который казался вовсе не отсюда, не из военного форта на границе, а из какой-то невозможной мирной жизни: свечи стояли в тонких переплетениях серебристых листьев и цветов...
  За маленьким окошком, больше похожим на бойницу, хлестал ливень.
  Эллаис сел.
  -Так. Рассказывай.
  "Темный" оказался при свете довольно молодым парнем, лет двадцати пяти человеческих на вид. Светловолосый, светлокожий - типичный северянин.
  Парень пригладил длинные мокрые волосы. С одежды его капала вода - сам Эллаис так промокнуть не успел.
  - Это было милях в восьми отсюда, - сказал "темный". - Я один был, в Лотланн ехал, если тебе это интересно. Случайно наткнулся - видимо, стычка у них произошла: уруг-ай и ваши, по одежде судя - лорда Маглора это были нолдор. Только вот на этот раз не повезло им: судя по всему, банда крупной была. Один жив был, ранен, видимо, не заметили, иначе бы добили. До наших довезти его я бы не успел никак, он бы умер в дороге. Ближайшая крепость - эта. Вначале на коне, но тут уже не подобраться было, конь не прошел бы. Вот и пришлось волоком. Собственно, все.
  Эллаис нервно побарабанил кончиками пальцев по столу. Складно. Очень даже. Хорошо...
  -Да, орков было много, - кивнул он. - Мне сообщали. Ты не откажешься посмотреть мне в глаза?
  - Я, кажется, и так смотрю тебе в глаза, - ответил парень. Взгляда он не отводил, действительно.
  -Очень хорошо, - вслух повторил Эллаис.
  Он знал, _что_ он встретит, - он встречал уже "тёмных", хотя и ненадолго, в бою, или позже, пленников, ему уже приходилось вот так...
  Он чувствовал - чужая фэа, словно пронизанная живой Тьмой, которая меняла, удерживала... Они не знали, - как возможно такое, они страшились этих изменений...
  И сквозь это - ощущалось _живое_. Он был воином - и человеком, для которого понятия о чести не были пустым звуком.
  Узнать тайны и намерения другого таким образом всё же было невозможно.
  Эллаис пригасил свой взор, - посмотрел в сторону, на огонь.
  - Я надеюсь, он выживет, - сказал "темный". - Ты не знаешь его? Я имею в виду - сам, лично?
  -Нет, не знал, - медленно проговорил Эллаис. - Как твоё имя?
  - Хэллайт, - ответил "темный". - А твое, если это не тайна?
  -Эллаис, - он коротко усмехнулся. - Я был уверен, что ты знаешь. Я командую этим фортом.
  - Нет, я не знал, - покачал головой Хэллайт. - Тогда у меня только один вопрос, главный: как вы поступите со мной? Жить мне пока еще не надоело.
  -Об этом тебе следовало бы подумать раньше, - не думаю, что я должен тебе напоминать о том, что никого из нас Долгий Мир обмануть не может: мы тут постоянно видим ваших орков, и приходят они отнюдь не в гости. Да и ваших людей мы тоже переловили немало, "чёрных проповедников", - думаю, для тебя это тоже не новость. Посмотрим. Думаю, что твоя судьба решится... нет, не в эту ночь, но не далее дня-двух.
  - Вы, кажется, видите проповедников в любом человеке, кто не ненавидит Мелькора, - усмехнулся парень. - Не помню я, чтобы мы кого-то намеренно к вам посылали проповедовать - не сумасшедшие все же. Давно уже все жители Севера понимают, насколько подобные вещи бессмысленны. А что случайно наши люди с вами сталкиваются - то бывает иной раз, конечно; по мне, так это был бы не повод для враждебности вовсе. Да и орков, это нам тоже известно, вы не желаете отличать - банды уруг-ай, с которыми у вас чаще всего стычки и бывают, от орков Твердыни. Неужели вам так нравится выискивать себе врагов, Эллаис?
  -О да, - ровно отозвался Эллаис. - Нам нравится выискивать себе врагов, нам больше просто нечем заняться. Вы же, напротив, ходите с оружием только для того, чтобы обороняться от злобных нолдор. И "ваши" орки - это светлые и мирные существа. И ты - не воин.
  Он снова задумчиво посмотрел на огонь.
  -У тебя есть семья?
  - Я-то воин, - сказал Хэллайт. - Но если мы на кого первыми и нападаем, то в основном на уруг-ай. Вот с этими - да. А семья... - он вздохнул. - Сестра есть.
  Откуда-то издалека - почудилось, что ли, - донёсся глухой рокот. Эллаис вздрогнул: на гром это не было похоже. Обвал? Или нет, что он, обвалов не слышал в этих горах...
  Он нахмурился: кто-то позвал его по осанве.
  Хэллайт тем временем оглянулся - и сел на стоящую у стены скамью. Скинул мокрый плащ, пару секунд не решался было выжать его - но потом понял, что мокрее на этом полу уже не будет. Положил, расправив, на скамье - пусть хоть как-то просохнет...
  И следил за сосредоточившимся эльфом.
  Эллаис резко встал. Лицо его словно в один миг переменилось: не осталось и следа спокойствия, глаза сверкали тревогой, сквозь которую пробивался неподдельный страх, - который эльф властно старался подавить.
  -Вот что, Хэллайт. Тишина закончилась. С Севера по Ард-Галену идёт огонь, и отсюда его уже видно.
  - Огонь? - Хэллайт недоуменно нахмурился. В глазах вспыхнула тревога. - Я об этом ничего не знаю. Что там еще?
  Эллаис уже был у двери.
  -Иди со мной, если хочешь жить.
  Хэллайт схватил свой плащ, накинул на плечи, и вышел вслед за эльфом.
  Эллаис буквально взлетел на стену по узкой лестнице, - там уже был весь гарнизон.
  Ночи не было. Горизонт пылал, глаза сразу начинали болеть от нестерпимо яркого, неестественно-алого света вдали. Хлещущий с небес ливень и не думал затихать, - но толку от него, похоже, было чуть.
  При появлении Эллаиса все расступились, он подошёл к самому парапету.
  -Всем готовиться к бою.
  -Лорд Эллаис, убей его, - кто-то из толпы указал на Хэллайта клинком. - Нечего ждать, пока он откроет врагам ворота!
  Хэллайт, который остановился в паре шагов от Эллаиса, вздрогнул и сделал шаг назад, к парапету.
  Понимал он немногим больше, чем эльдар: ни о чем подобном он не слышал, никаких планов об этом огне не знал. Шансов у него не было - если захотят - убьют, несомненно. И доводов в свою пользу не было тоже.
  Огонь неумолимо приближался, - быстро, страшно быстро, движимый чьей-то волей... Эллаис горько усмехнулся: не было вопроса, чьей именно.
  -Нет, - коротко сказал он. - Убивать его пока нет смысла. Он на виду, я не дам ему шагу ступить в сторону. Если и вправду там, перед огнём, идут войска, - я увижу это раньше.
  -Лорд Эллаис! - возмущённо отозвались в ответ.
  Теперь уже не на одном - на нескольких лезвиях заиграли отсветы пламени.
  - Эльдар! - Хэллайт шагнул вперед и вскинул руку. - Послушайте. Я сам не понимаю, что происходит, но мне это нравится не больше вашего. И в чем я могу поклясться точно - в том, что ничего против вас не сделаю и не замыслю. Может, мы и враги, но вы должны знать, что у нас тоже принято держать данные обещания.
  -Орки, - крикнул вдруг кто-то вдалеке.
  -По местам, - Эллаис бросил приказ и вслух, и по осанве.
  Эльдар повиновались, - стена ощетинилась вскинутыми луками. Кто-то всё же задержался на миг, Эллаиса отвлекли... и в воздухе свистнул меч.
  Реакция у Эллаиса была отменной, - его клинок остановил чужой меч у самых глаз Хэллайта.
  -Я же сказал - нет, - рявкнул он. - Он мой, я сам его убью, когда придёт время!
  "Что происходит?! - мысленно крикнул Хэллайт, обращаясь к своим - он редко когда разговаривал мысленно, но сейчас другого выхода не было. - Хоть кто-нибудь, ответьте, не молчите! Отзовитесь!"
  Ответа сначала не было, - глухая тишина, напряжённая, как полёт стрелы в ночи... Потом, наконец, издалека донесся ответ.
  "Хэллайт, я думал, ты погиб... мы потеряли твой след. Это война. Они решили смести Осаду с помощью ахэрэ. Где ты?"
  "Я жив, я в приграничном форте феанорингов. Пока жив. Очень возможно, что это ненадолго, потому что эльфы явно ко мне симпатии не испытывают... Ты знаешь что-нибудь еще? Это удар на поражение? Они хотят просто выжечь все нолдорские форты?"
  "Нас предупредили в последний момент... Похоже, что Мелькор решил уничтожить Осаду и всё, что нолдор построили на границах. Очень похоже. Эх и поляжет их..."
  "Похоже, что я полягу вместе с ними, - сообщил Хэллайт, - во всяком случае, деваться мне некуда. И как знаешь, хоть это и глупость полная, но что мне теперь - стоять и просто смотреть, как их будут жечь и убивать?! Ооо, проклятье... "
  - Эллаис, - проговорил он вполголоса, - это ллахайни. Балроги. Вам не выстоять против них.
  Эллаис коротко обернулся.
  -Я тоже об этом подумал, спасибо.
  Впереди - уже видно было - в направлении форта словно текла живая река: орки. Это не были войска, нет, - Эллаис даже удивился. Оскаленные морды, искажённые паникой... да, те самые, которые недавно уничтожили отряд воинов Маглора, и не только, конечно, их было много... похоже, огонь застал их врасплох.
  По беззвучной команде на орков обрушились стрелы.
  - Это уруг-ай, - сдавленно проговорил Хэллайт. - Это не наши. Их согнал огонь!
  Эльфийские стрелы метко и чётко косили ряды орков, не давая им возможности подобраться к форту. А там, вдали, - неотвратимо и жутко надвигалось пламя.
  -Да, похоже, эти штурмовать форт не собираются, - отозвался Эллаис. - Только от этого как-то не легче...
  - Слушай, - Хэллайт взял эльфа за плечо. - Отвлекись на минуту, и без тебя справятся. По-моему, у вас есть только один шанс выжить: я. Я могу мысленно общаться с нашими. Во всяком случае, попытаться.
  Эллаис от неожиданности растерялся - постарался взять себя в руки - не вышло...
  -Ты же человек, какое ещё мысленное общение...
  - Да какая тебе разница, какое! - Хэллайт был уже на грани того, чтобы самому впасть в панику. - Главное, я могу хотя бы сказать, крикнуть - не трогать, здесь свои, понимаешь?! Иначе вас всех сожгут, пепла не останется, ты что, не понимаешь, что такое ллахайни?! Это же не просто огонь неразумный! Решай, балрог тебя раздери! Я что, для того тащил сюда этого вашего парня, чтобы он тут сгорел заживо?! Аааа, проклятье... - стена огня приближалась все быстрее.
  Эллаис сгрёб его за грудки.
  -Какие мы тебе "свои"?!
  Он обернулся по сторонам: на них оглядывались. Лавина орков уже схлынула, - точнее, жалкие её остатки расползлись по каким-то тропкам, поняв, что этой дорогой лучше не ходить.
  Эллаис прикрыл глаза. Да, сгорим. Точно. Эх и хитёр Враг, эх и хитёр! и что ему теперь - взять на себя вину в гибели всех этих эльдар? Или всё-таки согласиться - а потом расплачиваться за это "спасение"? а сколько ещё вот таких засланцев в других фортах?..
  Мгновения улетали, казалось, быстрее, чем положено уходить Времени.
  -Говори. Говори со своими.
  Короткий кивок. Хэллайт сел на пол у бойницы, закрыл глаза, сосредоточился - так ему было гораздо проще; сказывалось долгое отсутствие практики. Спокойно. Мысленным взглядом увидеть равнину, лежащую сейчас в огне... Образ Твердыни. Черные шпили Цитадели.
  "Мелькор... Ответь. Услышь меня, ответь... прошу, отзовись... "
  В ответ - перед его глазами на миг словно взметнулся язык чёрного пламени. Где-то там, далеко... и страшно близко, как будто вот он, здесь, рядом. Ощущение _присутствия_.
  "Хэллайт? что случилось?" - напряжённый голос, как будто Мелькор был на грани - нет, не может быть... на грани срыва?..
  "Мелькор, я в форте нолдор на границе... - судорожный, напряженный вихрь мыслей, страх, огненная стена перед глазами, жаркий ветер от приближающегося пламени. - Не делай этого! Не трогай их! Хватит и огня, они и так уже получили вдосталь! Не убивай их!"
  Издалека - оттуда, из-за стены огня, из-за чёрных гор, - тяжёлый вздох.
  "Ты можешь уйти оттуда?"
  "Нет. Но я и не ушел бы. Это бесчестно - уйти, спастись и смотреть, как они сгорят заживо!"
  "Ты прав," - тихо, как шелест ветра.
  Там, вдалеке, - стена огня приблизилась к горам, слепящий алый свет даже сквозь закрытые веки причинял глазам боль. Эллаис отчаянно тёр их, - глаза слезились. Оттуда - доносился жар, как будто палящее знойное лето вопреки законам природы обрушилось на несчастную землю. Эллаис пытался смотреть, моргал, - и вдруг ему показалось, что ему мерещится: стена огня как будто остановилась.
  Хэллайт вздохнул судорожно. Приоткрыл глаза. Присутствие Мелькора не исчезло.
  "Потому что это не бой - это будет бойня... - закончил он мысленно. - Им хватит и этого. Это обезоружит их, они увидели твою мощь... "
  Дышать было тяжело, все расплывалось перед глазами от напряжения, сил, чтобы говорить мыслью, не хватало.
  - Он не тронет вас... - прошептал Хэллайт. - Я говорил с ним.
  Эллаис тряхнул головой, едва веря своим глазам: огненное море словно постепенно разбивалось о "берег" гор... Потом до него вдруг дошло, что сказал Хэллайт.
  -С кем ты говорил?
  - С Мелькором, - ответил Хэллайт и с трудом поднялся на ноги. - С кем же еще...
  -Так, - сказал Эллаис и взял его за плечи. - Давай не будем ходить вокруг да около. Чего он хочет за это "спасение"?
  - Пока вроде ничего, - честно ответил Хэллайт. - Не знаю. У меня не хватит сил говорить с ним долго.
  Эльдар постепенно подходили ближе, - видно было, что всем отчаянно хочется верить, что огненный вал дальше не пойдёт... Эллаис оглянулся: первыми рядом оказались те, кто хотел убить Хэллайта.
  -Что теперь, лорд? - спросил кто-то из них. - Ты хочешь сказать, что нас не сожгли из-за него?
  Эллаис молча кивнул: отпираться было бесполезно, да он и не собирался.
  -И что? - яростно выкрикнул чей-то голос. - Сколько ещё таких "спасителей" они заслали в наши форты? кого ещё из лордов купили - ценой наших жизней? Нет, Эллаис! если ты с нами, ты убьёшь его, и немедля!
  - Давайте, - Хэллайт развел руки в стороны, шагнул вперед. Закрыл глаза. - Совесть позволяет - убивайте. Только быстрее. Надоело ваш бред выслушивать.
  Зарево огня меркло, по лицам метались сполохи, отчего в неверном свете становилось труднее что-то различить... Ливень и не думал утихать.
  Эллаис мгновение смотрел на них всех... а затем резким движением выхватил у кого-то из стоявших неподалёку кинжал. В следующий миг лезвие вонзилось в спину Хэллайта - под лопатку.
  Справа.
  Эллаис был уверен, что в этом неверном свете никто не поймёт, что этот удар не может быть смертельным...
  -Всё? - ровно спросил Эллаис. - А теперь по местам.
  Удара этого Хэллайт не ожидал. Тем более - вот так... со спины. От того, кому уже верил... В первый момент все, что он почувствовал, была обида. Жгучая, пронзившая все тело вместе с ударом кинжала.
  Потом пришла острая боль, по спине потекло что-то горячее, обжигая замерзшую кожу, в глазах все помутилось, и резко ослабели ноги. Каменный мокрый пол вдруг оказался рядом, перед глазами, и Хэллайт увидел рядом с собой сапоги Эллаиса. Хэллайт попытался втянуть в себя воздух - все снова обожгло острой болью, и почти одновременно с этим мир померк.
  Неподвижное тело лежало на каменных плитах, и пятно, расползавшееся под лопаткой, было почти не видно на черной ткани рубахи.
  Эллаис спокойно обвёл властным взглядом эльдар, - те молчали.
  -Разведотряды - готовиться на выход, - сказал он. - Проверить местность вплоть до предгорий, держать со мной связь постоянно. Я сам поеду во главе одного из отрядов.
  Кивнул одному из эльфов, стоявших поблизости.
  -Ты, как обычно, - за главного в форте, пока не вернусь. Всё, вперёд.
  По толпе прошло движение, - воля Эллаиса словно собрала всех. Паника, охватившая их при огненном шквале, отступила.
  Эллаис легко поднял с каменного поля Хэллайта, перекинул через плечо и зашагал вниз.
  Из главных ворот форта выходили отряды разведчиков, один за другим. Хэллайт не знал: сюда всё же можно было добраться верхом, хотя дорога была опасной... Эллаис уложил его на спину лошади, сам сел верхом, - и небольшой отряд покинул форт.
  По дороге незаметно положил руку на спину Хэллайта - остановить кровь, привести в чувство.
  Хэллайт понял, что он еще жив. Следом пришло осознание того, что его куда-то везут. Спина лошади перед глазами... и боль от движения, боль при каждом вздохе. Неудобно, дождь хлещет сверху, течет по лицу, затекает в глаза... Кто-то придерживает сверху.
  Хэллайт попробовал повернуть голову, чтобы хоть что-то понять. Движение ударило в спину новой болью, и он поневоле застонал.
  "Тихо, - мысленный голос Эллаиса был так же ровен, как тогда, в крепости. - Прости, у меня не было другого способа сохранить тебе жизнь. Мы за пределами форта. Если ты знаешь, где пройдут ваши, то скажи."
  "Ничего я не знаю, откуда... - отозвался Хэллайт. - Куда мы едем? Ты что, так и собираешься меня возить с собою? Другие увидят, что я жив, потребуют добить... Вы и вправду рискуете напороться на наших, нет смысла пускать балрогов просто так, за ними должны идти войска... "
  "А вот уж в этом я без тебя разберусь", - жёстко отозвался Эллаис.
  Некоторое время царило молчание, - он говорил со своими, не давая Хэллайту услышать это. Потом спуск закончился, лошадь пошла быстрее. Долгая тишина...
  И резкая остановка. Эллаис спешился, снял Хэллайта, - и тот увидел, что они в лесу, что догорающее зарево жутким тревожным отсветом играет на мокрых ветвях... и что здесь валяются трупы.
  Орки.
  Живучая порода, которые даже с эльфийскими стрелами успели пробежать какое-то расстояние, скрыться с глаз.
  Эллаис уложил Хэллайта под деревом, на плаще, положил руку на лоб.
  "Сейчас станет легче. Но лучше бы тебя нашли поскорее."
  "Спасибо, - мысленно проговорил Хэллайт. - Только... Не знаю, успеет ли кто... наших не может быть ближе, чем была стена огня... Ладно, Эллаис. Ты бы лучше возвращался к своим. Я как-нибудь... позову кого-нибудь... "
  Мысли у него путались, и понимал он только одно: если его оставят одного - он умрет. Действительно умрет, по-настоящему, потому что помочь ему здесь некому. А уруг-ай, согнанные с места, могут только добить.
  Эллаис со вздохом поднялся. На душе было гнусно. Он понимал, что так - у парня есть хоть какая-то надежда, а останься тот в форте, его убили бы наверняка, и он не успел бы помешать. А тайно вывести - невозможно, кто-то обязательно заметит, и сразу попадёшь в предатели...
  "Как твоего коня зовут? Я могу его приманить сюда, у нас есть способы, если жив - примчится."
  "Аллас, - ответил Хэллайт. - Мы далеко... я не слышу его. Если б это было другое время, за мною нашлось бы кому прилететь, но сейчас - боюсь, всем майар не до меня... "
  Эллаис вздрогнул: прилететь, майар... Да. Общаясь с этим парнем, как-то быстро забываешь, _чей_ он...
  Он попробовал мысленно дотянуться до чужого коня, - со своим-то это было куда проще. Как знать, как "тёмный" зверь отреагирует на эльфийский призыв... а, ладно. Невидимая ниточка, призыв: твой хозяин здесь, Аллас, вот он, иди к нему, тут закончится твой путь, здесь конец этой ниточки...
  Он резко развернулся и исчез в ночи.
  Хэллайт и сам звал коня; тот откликнулся, но был и вправду далеко. Может, и успеет. Только попробуй еще на него взобраться, когда от слабости и голову поднять тяжело... Кажется, эльфы полагают, что такая рана - легкая; может быть, для них это и так, но сейчас Хэллайт чувствовал себя немногим лучше, чем тот феаноринг, которого он недавно волок по мокрой земле к форту... Спас, нечего сказать. Жизнь за жизнь...
  Продолжал хлестать дождь, время уже должно было быть к рассвету, но было по-прежнему темно. От холода Хэллайта начало колотить. Только билось в голове: что же они устроили, кто же это все задумал, неужели сам Мелькор - не может быть... теперь никакой надежды на мир не останется, все их проклянут, и равнину сожгли, теперь, наверное, на месте зеленых полей один пепел останется...
  Рассвет как будто позабыл, что должен всё-таки наступить в этой подавленной страхом земле. Только посерели тучи, да и дождь вроде бы стал утихать... или это только казалось...
  Тишина, только шелест дождинок в ветвях...
  И вдруг - треск веток. Быстрые шаги.
  Неподалёку из кустов выкатилось что-то маленькое, поднялось, распрямилось, с шумом втянуло в себя воздух.
  Орк. Орчонок, точнее.
  Обернулся по сторонам - увидел трупы.
  Несколько мгновений стоял... и вдруг закричал, заплакал, бросился к одному из мёртвых - совсем близко от Хэллайта.
  Хэллайт молчал. Говоря честно, он удивился - с уруг-ай вблизи он никогда не сталкивался и всегда считал их существами злобными, бессмысленными, не способными на подлинные чувства. Хотя... Некоторые говорили, что, мол, если взять новорожденного ребенка уруг-ай и вырастить его в другой обстановке, то вырастет он вовсе даже не орком, а эльфом. Якобы было когда-то такое.
  Намеренно, конечно, никто не проверял, но...
  - Эй, - позвал Хэллайт. - Эй, послушай...
  Орчонок замолчал, дёрнулся - ну чисто вспугнутый зверь. Маленькие глазки прищурились: в них был страх, плескалось жгучее желание... да, убить, отомстить, разделаться... И ещё - голод.
  Он метнулся к человеку, маленькие когтистые лапы потянулись к нему... вдруг что-то насторожило его, он замер, прислушиваясь, только вздрагивали уши. Но - нет, кажется, тревога оказалась ложной...
  Когтистые лапы схватили Хэллайта за плечи, дёрнули вперёд, - несмотря на маленький рост, орчонок оказался очень сильным. Содрал рубашку и... стал слизывать кровь.
  - Что ты делаешь?! - Хэллайт напрягся, отстранил орчонка - все-таки, хоть и раненый, он был сильнее его. - Ты зачем кровь лижешь?
  Тот обиженно заворчал, отскочил на пол-шага, смешным движением повернул голову набок. Пригляделся.
  -Есть, - невнятно выговорил он. - Не уметь. Только пить. Пока. Еда - много, - он всхлипнул. - Пааааа-паааааа....
  - Твой отец? - Хэллайт кивнул в сторону орочьих тел. - Там - твой отец?
  Вместо ответа орчонок снова стал подвывать и всхлипывать, среди этого прорывались только отдельные слова - охота, еда, идти, огонь...
  "Хэллайт, за тобой идут, - долетел вдруг мысленный голос Мелькора. - Держись..."
  "Стараюсь...- ответил Хэллайт. - Спасибо. Мелькор... про других не забудь. Наверняка таких, как я, должно быть много... "
  Он поймал руку орчонка, притянул его к себе.
  - Послушай... Все будет хорошо, понимаешь? Поверь мне... за нами придут... как твое имя? У тебя ведь есть имя, правда?
  -Есть - что? - тот явно не понял и половины речи Хэллайта. - Еда... еда! Старший. Я - старший.
  Он высвободился, затем лапы вцепились в плечи Хэллайта, - явно вознамерившись его куда-то потащить.
  - Я тебе не еда, - Хэллайт отбросил орчонка. - Старший! Ты слышишь? Я - не еда! Хочешь жить? Тогда сиди и жди! Нам помогут!
  -Ты еда, - орчонок, похоже, удивился тому, что человек этого не знает. - Там братья. Сёстры. Голод. Папа... еда... Паааапааааа!
  Он снова захлюпал.
  - Еда будет, - пообещал Хэллайт. - Будет, понимаешь? Не я. Настоящая еда. Много. Хорошая. Скоро придут мои друзья, я скажу им, и они принесут вам еду. Понимаешь? Не плачь...
  Он не выдержал - протянул руку к орчонку жестом, которого тот, наверное, никогда не знал... жестом ласки и успокоения. А может, и знал, если он так горюет из-за своего отца...
  Тот испуганно дёрнулся в сторону. В глазах появился какой-то намёк на любопытство: похоже, ему никогда ещё не приходилось разговаривать с едой... или вообще так много разговаривать... Некоторое время он смотрел на протянутую руку - с одной стороны, с другой... осторожно дотронулся когтем до ладони Хэллайта.
  -Это. Говорили - вкусно.
  - Дурак, - проникновенно сказал Хэллайт. - Попробуй только. Что, не понимаешь, что я тебя сам убью тогда? Жить надоело? Есть нужно зверей. Звери - еда. Охота. Люди - не еда! Есть людей - это смерть! Придут другие, убьют вас! Понимаешь?
  -Нет, - на морде орчонка появился оскал, отдалённо напоминавший улыбку. - Папа приносить. Люди. Мы есть. Все есть. Как так - люди не еда? мы их есть. Я не есть, я только пить.
  Он приложил лапу к животу.
  -Раньше - есть. Теперь нет. Больно. Только пить.
  Хэллаис только вздохнул. Прикрыл глаза.
  "Кто-нибудь... откликнитесь! Хоть кто-нибудь слышит меня?!"
  "Хэллайт, мы идём за тобой, - откликнулся незнакомый голос. - Я Нинно, меня послал за тобой Мелькор. Тут полно орков и разведчиков нолдор, будь осторожен..."
  "Куда уж осторожнее... Я тут лежу, без малого трупом, и рядом со мною голодный орчонок, у которого погиб отец, и который жаждет меня сожрать, да не умеет. Этого пацаненка нужно бы тоже к нам забрать, иначе так зверем и вырастет. Тут где-то поблизости их стая. Он так трогательно за них боится, не поверите... Хороший знак, значит, и в их душах есть добро... "
  "Оооох, нет! - жалобно выдохнул Нинно и тут же, не успев закрыться: - Назад, надо обойти... там их пятеро, и один из них, похоже, лорд..."
  "Эллаис!!! - крикнул Хэллайт. - Эллаис, ты слышишь?! Те за мной идут, не трогайте их! Отведи своих, не вступайте в бой, это никому не нужно, ни вашим, ни нашим!"
  "О Эру, - слабо донеслось в ответ. - Да когда ж ты наконец уберёшься с этих земель?! миротворец несчастный..."
  И - как накрыло: где-то там, - не так уж и далеко, - напряжение, нервы как натянутые струны, и секунды, как стрелы, падают в вечность... Орчонок, уж на что не был восприимчив ко всему этому, - и тот замер, насторожился, прислушался.
  "В другой раз, как вашего раненого встречу, надо будет просто добить, спасибо за совет, учту, - отозвался Хэллайт. - Надеюсь, это будешь ты сам - в полной мере оценишь последствия своих советов."
  И крикнул мысленно Нинно:
  "Не трогайте их, не вступайте в бой! Они тоже знают, не станут..."
  Дождь утих, настала тишина, - долгие, нескончаемые мгновения, которые складывались в минуты...
  И в этой мёртвой тишине где-то в отдалении послышался конский топот... который тут же перекрыл треск ломающихся веток. И - вдруг - откуда-то сбоку, из тех же кустов, что недавно - орчонок, вывалилось несколько этих тварей: тоже маленькие, ещё мельче, и при них - мамаша, за шею которой держался крохотный детёныш. Орчонок взвизгнул и бросился к ним.
  Снизу, с другой стороны - из ложбинки - конский топот стремительно приблизился, вот уже - видно: люди в чёрном, один из них на скаку приладил стрелу, целил в орчанку, промахнулся...
  - Не трогать!!! - крикнул Хэллайт. Он приподнялся, тут же вскрикнул от боли и снова упал на мокрую траву.
  Свистнувшая стрела заставила орчанку метнуться в сторону, вся стайка бросилась следом. Люди окружили их, держа под прицелом, - не давали ни удрать, ни приблизиться. Нинно торопливо спрыгнул на землю, в одно мгновение очутился возле Хэллайта. Тут же, быстро - промыть рану, перевязать, снять боль. Наконец - облегчённый вздох.
  -Ничего, Хэллайт, ничего...
  - Спасибо... - боль наконец слегка отступила. - Нинно, а ведь это эльф меня спас... тот самый, кого вы встретили. Лорд. Я был в их крепости, они требовали убить меня - он и... Изобразил. Знал, что рана не будет смертельной... Послушай, что вы собираетесь делать с орками?
  На лице Нинно появилась улыбка - ясно было, что очень переживал и только теперь успокоился.
  -Да что с ними делать... Маленькие ведь. Заберём с собой, попробуем воспитать. Если бросить, они так и будут доказывать собственным примером, что люди - это еда... Ладно. Держись за меня, надо действительно убираться отсюда, в этом твой эльф прав...
  - Давай. Поднимайся, я удержусь...
  Хэллайт осторожно и крепко взялся за плечо Нинно и с трудом поднялся на ноги.
  Нинно подвёл его к коню, к ним подошли другие, - помогли забраться. Конь, почуяв двойную ношу, недовольно фыркнул, Нинно ласково провёл по его шее - извинился. И вдруг откуда-то издали донёсся стук копыт, все обернулись.
  -Это твой, - улыбнулся Нинно. - Смотри-ка, всё-таки нашёл. Я был уверен, что не сможет. Видно, кто-то нарисовал ему "невидимую дорожку"...
  - Эллаис, - ответил Хэллайт, - он его позвал. Давай-ка ты на моего коня, чтобы твоему не слишком тяжело было.
  -Ничего себе лорд... Удержишься в седле? - в голосе Нинно была тревога.
  - Куда деваться... - ответил Хэллайт, которому сил как раз ровно на то и хватало. - Вцеплюсь. Я же говорил - среди них тоже есть нормальные... нужно будет после попробовать договориться с ним...
  Нинно обернулся: остальные уже повязали орков, чтобы гнать их за отрядом. Подумав, всё же пересел, взял коня, на котором сидел Хэллайт, в повод: не хотелось замедлять движение.
  -Ну что ж, вперёд...
  Они двинулись по лощинке - прочь. Горы словно расступились, разворачивались, на одном из поворотов мелькнул форт - далеко, отсюда он казался совсем маленьким. Казалось, вся земля эта вымерла, как будто тут никогда не было ни одной живой души. Даже зверьё исчезло: первыми бежали от огня...
  И вдруг - на одном из поворотов - высоко над дорогой, на уступе обнаружился одинокий всадник. Открыто стоял, не прячась, - просто смотрел вниз, на отряд "тёмных", скрестив руки на груди.
  "Эллаис..." - позвал Хэллайт. Причем так, чтобы это слышали и все остальные "свои". Он почему-то был уверен - больше некому.
  Всадник - далеко было, но видно - поднял руку.
  "Воспользуешься советом, значит? - в мысленном голосе была та же прежняя ровность. - Ну-ну..."
  "Эллаис, - снова позвал его Хэллайт. - Спускайся к нам. Другого случая не будет. Обещаю - никто не тронет тебя. Я хочу поговорить, понимаешь? Поговорить без страха, без опасений."
  "Вот как... - Эллаис усмехнулся. - Ах да, вы же держите своё слово. Ты мне пообещал, что следующим раненым из наших, кого ты встретишь и добьёшь, буду я. Знаешь, я как-то не горю желанием проверять ваше умение исполнять обещанное."
  "Не выдумывай, Эллаис. Совсем разучился настоящий разговор отличать?"
  Хэллайт мысленно окликнул своих - достаточно троих из группы: окружить эльфа, не дать ему возможности вернуться к своим. И мысленная просьба: я обязан ему жизнью, не показывайте ему враждебности, прошу!
  Нинно покачал головой.
  -Ты уверен? Может, всё-таки не стоит?
  - А иначе мы разминемся с ним, и я никогда не сумею ничего узнать о нем, - ответил Хэллайт. - Стоит. Только не ведите себя с ним как с врагом.
  Нинно только вздохнул, - и трое, отделившись от отряда, исчезли на тропинке, ведущей вверх, к уступу.
  Там, наверху, - Эллаис словно ждал, что за ним придут. При виде "тёмных" только коротко усмехнулся. Недолгий разговор, которого внизу не было слышно, - и через мгновение уже никого не стало видно: все скрылись на тропинке.
  Сейчас, когда уже был день, Хэллайт наконец смог разглядеть эльфа - суровое красивое лицо, длинный шрам поперёк щеки, гордая осанка и твёрдый взгляд. И неуловимое ощущение, сопровождавшее всех, кто давно уже живёт на земле: у него за плечами уже много пережитого...
  "Эллаис, - позвал он, - спасибо тебе, и... Не бойся. Обещаю - тебе никто не причинит вреда."
  Он направил коня к Эллаису и, поравнявшись, сказал уже вслух:
  - Здравствуй снова, лорд.
  Тот коротко кивнул. Оглянулся на тех "тёмных", которые везли семью орков, усмехнулся.
  -Ты что-то хотел сказать мне? Да, кстати, - тот эльда будет жить. Тот, которого ты привёз.
  - Я в этом и не сомневался, - ответил Хэллайт. - У вас хорошие целители, я знаю. Вы ему лучше не говорите, что это я его притащил, а то будет мучиться. Что до меня - я хотел, чтобы ты побывал у нас.
  -Я - у вас? - Эллаис даже не улыбнулся. - Не смеши меня. А тому эльда уже всё рассказали, пока мы были на разведке. Трудно такое скрыть, сам понимаешь. Сказали, что спас его "тёмный", что Моргот сжёг Ард-Гален вместе со всеми, кто там был, - сейчас мы считаем уцелевших... Сказали, что во время огненной атаки там, на стене, воины потребовали, чтобы я тебя убил, что я и сделал.
  - Ладно, - проговорил Хэллайт, помолчав. - Не нацеливайся, что сгинешь у нас: вернешься. Про огонь я тебя убеждать не буду... сам толком не знаю. Ничего, кроме одного: теперь уж не придется нам размениваться на то, чтобы защищать от вас рубежи, и не будут гибнуть наши в приграничных селениях. Может, Мелькор и прав...
  -Видел я вашего Мелькора, - пожал плечами Эллаис. - В Амане. Видел, как погасли Древа, и повторял Клятву следом за государем Феанаро и его сыновьями. И вот что я тебе скажу, Хэллайт. Не может быть правым тот, кто ради этой правоты своей идёт на разрушение. Так что давай не будем об этом. Да - у тебя хорошая душа, ты нас почему-то за врагов не считаешь, но от этого война не закончится и ничего не изменится. Постарайся больше не попадаться. Вот мой единственный тебе совет.
  - А то я жажду вашего общества, - усмехнулся Хэллайт. - Можно подумать. Только знаешь, бывает иногда... Я как, по-твоему, идиот, что эльфа к вам потащил? А знаешь такое - когда нельзя иначе?
  -Знаю, - кивнул Эллаис и указал на "тёмных". - Как видишь, я такой же идиот, как и ты.
  Хэллайт только усмехнулся и ничего не ответил.
  До Твердыни путь был неблизким - больше суток. Земля дымилась под копытами коней. Запах гари стоял в воздухе, лез в ноздри, деваться от него было некуда. Дым поднимался со всех сторон, затмевал горизонт, и они ехали словно в сером душном облаке. Нечем было дышать. Взойдет ли здесь снова трава, будет ли жизнь - Хэллайт не понимал и сам.
  Когда они остановились на привал, на полпути, он подобрался к эльфу.
  -Ну что, доволен? - поинтересовался Эллаис. - Наши звали меня по осанве, я сказал, что в плену. Они, в общем, не удивились.
  - Доволен, - ответил Хэллайт. За время путешествия ему не стало лучше, но близость своих придавала сил. - Они примут тебя, если ты вернешься, проведя у нас всего несколько дней?
  -Не знаю, - уклончиво отозвался Эллаис. - Зачем ты меня туда тащишь? Не понимаю.
  - Затем, что ты лорд, и у тебя есть живая душа, - ответил Хэллайт. - Это не так уж часто встречается.
  -Это не ответ, - Эллаис чуть улыбнулся. - Видно, что ты совсем не знаешь наших, иначе не нёс бы такой чуши. И всё-таки - зачем?
  - Другой возможности узнать друг друга ближе просто нет. Уж это ты отрицать не станешь.
  -Не стану, - согласился Эллаис. - Твоя сестра там живёт, в Ангамандо?
  - Да. Она уже несколько лет не покидала надолго стен Твердыни.
  К ним подошёл Нинно - сменить повязку Хэллайту. Эллаис внимательно наблюдал за действиями целителя, - видно, было интересно.
  "Хэллайт, что ты задумал? Вряд ли лорд нолдор будет благодарен тебе за этот визит..."
  "О, это верно, благодарен он не будет, - откликнулся мысленно Хэллайт. - Но иначе мы навсегда остались бы врагами - это уж совершенно точно. И, встретившись в бою, не задумываясь, убили бы друг друга. Тебе это нравится больше?"
  "Если Мелькор и дальше будет действовать с помощью балрогов, вряд ли вы встретитесь в бою, - Нинно помрачнел. - По правде говоря, я боюсь встречи с ним. Впервые в жизни."
  "Я тоже," - только и ответил Хэллайт.
  ...Хоть он и был рождён в Амане, и прошёл вместе с войском Феанаро долгий путь, видеть так близко Ангамандо Эллаису ещё не приходилось. От взметнувшихся к небу чёрных пиков брала оторопь: да, пожалуй, ЭТО штурмовать может только войско Валар... Пока проходили внутрь, Эллаис молчал - и просто ждал, что будет дальше.
  Хэллайт спешился - его коня увели. Он протянул руку эльфу, тоже спрыгнувшему с коня и стоявшему рядом в растерянности.
  - Пойдем. Остановишься у меня, это проще всего.
  -Спасибо, конечно, - усмехнулся Эллаис. - Собственно, другой выбор - это, как я понимаю, ваши казематы. Так что я, пожалуй, предпочту твой дом.
  - Нет у тебя такого выбора, - ответил Хэллайт. - Разве что сам искать полезешь. Идем... Хорошо, что мои комнаты здесь недалеко. Тяжело мне сейчас ходить, сам понимаешь.
  Путь, вопреки обещанию, оказался долгим. Темные переходы, лестницы, подъемники - Эллаис понял, что это такое, и успел удивиться: ничего подобного в крепостях эльдар не было.
  Наконец они прошли по длинному, открытому с одной стороны коридору - на головокружительной высоте, и Хэллайт распахнул дверь одной из комнат.
  - Ллайит! - позвал он.
  Эльф вдруг понял, что как-то до сих пор не слишком осознавал это, - да, Хэллайт говорил, что у него есть сестра, и... И только тут отчётливо предстало: ночь, отсвечивающие пламенем мечи эльфов, - а если бы он не остановил тогда клинок, именно эта девушка билась бы сейчас, проклиная их, эльфов, за то, что дорогой человек ушёл навсегда... Навсегда. И - в неизвестность. Какое жуткое слово...
  Он невольно вздрогнул.
  Хэллайт кинул на него короткий взгляд - уловив промелькнувшую мысль.
  А из внутренней комнаты уже выходила девушка, одетая так же, как и сам Хэллайт, только, конечно, одежда ее была чистой - но мужской: кожаные штаны, свободная черная рубашка с узкими рукавами, кожаный пояс, сапоги. Единственное, что отличало ее наряд от того, что был на Хэллайте - вышивка. Вышивка была на воротнике и полах рубахи, на отворотах сапог, на поясе - тонкая, явно драгоценная, в ней мерцали крохотные камни, сплетались тонкие сложные узоры. Если бы Эллаис увидел нечто подобное на эльфийке - решил бы, что она принадлежит к дому Финве: работ такой тонкости он не видел больше ни у кого.
  Девушка выглядела странно. Худенькая, как мальчишка, и ее рыжеватые волосы были обрезаны совсем коротко, почти ежиком, открывая шею и лицо.
  Это было странным. Обрезать волосы... среди эльфов такое могло быть только в знак великого горя. Или - позора.
  Девушка улыбнулась - сначала брату, потом эльфу, и сказала:
  - Я вас ждала! Есть хотите?
  -Не откажусь, - неуверенно сказал Эллаис.
  Что-то кольнуло в самую душу: почему она остригла волосы? Такая хрупкая... сколько ей лет? да и живут они, - ох да, это же люди, они сгорают, как свечи...
  - Давайте, заходите, - деловито скомандовала девушка. - Хэллайт, плащ сними, он грязный. Эллаис, присядь воооон туда! - она указала на широкое сиденье у стены, - сейчас я вам все принесу... как раз готовила.
  Она скрылась в одной из комнат, предоставив эльфу возможность осматривать ее жилище.
  Странная комната. Не слишком большая. Каменные необработанные... или только кажется?... стены, при этом - деревянные шкафы теснятся наверху, на их дверцах - тонкая резьба. Очень красивая.
  Деревянный большой стол. Скамьи вдоль стены, пара стульев.
  Дверь в соседнюю комнату распахнута, и видно, что там - целый склад: у широких окон стоят высокие шкафы с какими-то ящиками, стоит высокая рама, на которой натянута вышивка - похоже, девушка только что бросила ее, чтобы встретить гостей.
  Не прошло и нескольких минут, как девушка появилась снова: с большим подносом, уставленным тарелками. Тарелки перекочевали на стол, туда же последовали кубки (хрустальные! удивился Эллаис) - и прозрачный кувшин с вином, а девушка села рядом и сказала:
  - Ешьте давайте! Для вас готовила, ждала.
  Мясо, картофель, приправленный какими-то травами... Пахло вкусно.
  -Спасибо...
  У Эллаиса вдруг закружилась голова, он вынужден был сесть: нахлынуло - да он же забыл напрочь про это, - про зачаровывающий покой мирной жизни... за четыре с половиной века войн, когда каждый раз, когда засыпаешь, - кладёшь рядом с собой меч... и каждый раз, засыпая, не знаешь, проснёшься ли, и - что тебя разбудит, крик о подступающих врагах, или приказ о наступлении, или...
  Он исподволь рассматривал девушку: наверное, для человека она была бы красива, если бы не странный вид.
  Сестра Хэллайта села рядом, налила себе вина - полный кубок. Видно было, что присутствие эльфа ее нимало не смущало, равно как и собственный мужской наряд, или странная прическа. Она глотнула вина.
  - Ты молодец, Хэллайт, что его к нам затащил, - улыбка. - Иначе вы друг друга и убить могли.
  Глаза у нее были пронзительно-зеленые, и, хотя лицо ее не было похоже на лица эльфиек - все-таки оно казалось красивым.
  Эллаис качнул головой, - мол, как знать... Он вдруг обнаружил, что не может отвести от неё глаз, и сам тому удивился.
  -Твой брат смелый человек, - сказал негромко. - Взялся спасать нолдо, понимая, что это может стоить ему жизни.
  - Он не смелый, он просто полоумный, - Ллайит кинула на брата короткий взгляд и улыбнулась. - Ладно уж, не погиб ведь. Ранили, да... Но теперь - ничего, рана не слишком опасная, тут его быстро в норму приведут.
  Хэллайт только хмыкнул, предпочитая от еды не отрываться.
  - Да, да, Хэллайт, - подтвердила Ллайит, - не хмыкай, сейчас поешь - и отправишься к целителям. Без всяких разговоров. Мне брат живым нужен, а не в виде замороженной тушки.
  Она снова взглянула на эльфа.
  - Ну, как тебе нравится у нас?
  Эллаис чуть не подавился.
  -Вообще-то я тут ещё ничего не видел, - честно сказал он. - Укрепления... впечатляющие, да... Кстати, это я его ранил. Он не сказал?
  - Сказал, - ласково проговорила Ллайит. - Ну... Другого выхода не было, я понимаю. Мы тебя за это не виним, правда, Хэллайт?
  Тот уже доел принесенное - и отставил тарелку. Сказал:
  - Не виним, это правда. Ладно, я и правда к целителям пойду, иначе даже здесь можно, что называется, копыта откинуть. Извините...
  Он скрылся в дверях.
  Эллаис посмотрел ему вслед. Покачал головой.
  -Я не ожидал, что он из... из ваших. Ну, тогда, когда он эльфа под стены форта притащил. А как понял - решил, что шпион. Честно говоря, теперь мне вообще странно думать, что он воин, - не похоже.
  - Воин, - подтвердила Ллайит. - Ты сам-то откуда? Чей вассал? Я знаю, что ты феаноринг, но не более того.
  -Я из Верных лорда Майтимо, - ровно сказал Эллаис. - И мне, сама понимаешь, не слишком нравится здесь находиться. Однако о том, что произошло с моим лордом, я разговаривать с вами не буду.
  - Об этом и я разговаривать не буду, - согласилась Ллайит. - Меня там не было, и я не знаю, кто был прав, кто виноват. Хотя то, как с вашим лордом поступили... Мне всегда было его жалко. Хотя знаю, что меня бы он не пожалел.
  -Надо полагать, не было, - усмехнулся Эллаис. - Те же, кто - был, только что занесли на свой счёт ещё немало жизней. Видишь ли, если твой брат хотел, чтобы при следующей встрече в бою мы с ним не убили друг друга, то для этого не надо было брать меня в плен и привозить сюда, - мне было вполне достаточно того, что уже произошло. Поэтому мне действительно очень интересно, зачем я здесь. Если ты знаешь, лучше скажи.
  - Знаю, - кивнула она. - Чтобы своими глазами увидеть, против кого вы сражаетесь. Вот сейчас ты доешь... И пойдем, погуляем. Я тебе все покажу. Ты не думай - если ты считаешь, что я всецело одобряю то, что делает Мелькор, ты ошибаешься... В конце концов, я женщина, убийства мне отвратительны, и я чувствую, чья затея - подлинно - этот огонь... Хотя и понимаю причину, да. Что это спасет множество наших жизней...
  Она вздохнула, провела ладонью по своей стриженой голове.
  Эллаис опустил глаза. Всё-таки. Видимо - в знак траура.
  -Хорошо, покажи... Но что ты имеешь в виду - "подлинно"?
  - Гортхауэра, - жестко ответила Ллайит. - Ладно, давай посуду заберу...
  Она ловко собрала посуду со стола, унесла куда-то, в одну из смежных комнат, потом вернулась. Сказала:
  - Ну? Что ты хотел бы увидеть вначале?
  -Откуда мне знать? - он развёл руками. - Я здесь никогда не был, понятия не имею, что тут и как...
  - Ну... Пойдем тогда! - Ллайит положила руку ему на плечо таким свободным жестом, словно знала эльфа давным-давно. - А впрочем, давай-ка сначала...
  Она подвела его к окну. Там, за окном, расстилался странный и жутковатый пейзаж - черные башни, уходящие к горизонту, косые лучи солнца бросали длинные тени...
  - Смотри. Считай, я тебе тайные секреты раскрываю. Здесь, в Твердыне, живут многие тысячи людей. Десятки тысяч, вернее. А воооон там... - она показала рукой - видишь? Это Цитадель. Та часть Твердыни, что была возведена первой. Там... вроде как дом Мелькора.
  Эллаис задержал дыхание.
  Там.
  Оттуда.
  Этот огонь, спаливший заживо тех, кого он знал, тех, о ком он слышал, тех, о ком он не подозревал, да какая разница... это направлялось оттуда.
  Он перевёл взгляд на Ллайит. Такая тоненькая, хрупкая... красивая.
  -Почему вы - с ним?
  Она пожала плечами.
  - Ну, во-первых, я родилась здесь, так что особого выбора не было. Во-вторых... Думаю, я все-таки на его стороне. Ты уж извини. Просто я ведь знаю ваши предания, вашу историю, и могу оценить. А вот вы нашей истории не знаете.
  Она повернулась к нему, улыбнулась - в пронзительно-зеленых глазах заиграли золотые искорки.
  Он как заворожённый потянулся к её взгляду, - сам того не ожидал... Встряхнулся. Магия какая-то. Наваждение. Но такая притягивающая красота, - утонуть можно...
  -Ты... ты встречалась с ним?
  - Конечно, - ответила она. - Что, тоже хотел бы... встретиться?
  Глаза Эллаиса враз помрачнели, - как будто всё, что наболело за эти века, поднялось в душе и встало перед мысленным взором.
  -А толку? - глухо спросил он. - Ничего ведь не изменится...
  - Не изменится, - подтвердила Ллайит. - Просто увидишь, что он - не Моргот. Что с ним тоже можно говорить. А то вы - как дети, честное слово... Моргот, чудовища... смешно. У меня есть друзья-ллаххайни, балроги...
  Эллаис отвернулся. Друзья, да...
  Отчаянно сжал виски. Ну что изменится-то, в самом деле...
  -Вот что, Ллайит. Сказать, чтобы я действительно хотел его видеть, я не могу, - сама понимаешь... Я сюда не по своей воле пришёл, а если бы по своей - честное слово, не для встречи с ним. Единственное... в этом твой брат прав. Другого шанса у меня не будет. Как знать, возможно, в следующий раз я окажусь здесь в качестве пленника, а не спасителя одного из ваших. Так что... веди.
  Она тронула его руку, несколько секунд прикосновение ее холодных пальцев обжигало запястье - и, шагнув вперед, обернувшись, посмотрела на него так, что Эллаис не сумел бы оторваться от этого взгляда. Странно: эта девушка была человеком, она была в мужской одежде, волосы ее были острижены так, что если бы он увидел подобное у эльфийки - решил бы, что такое могли сделать только в плену, для унижения... - и все же взгляд ее, ее улыбка была - как зов, которому невозможно противиться.
  Она вышла в коридор. Снаружи была открытая галерея; в лицо Эллаису сразу ударил ветер. Ллайит подошла к самому краю - высота оказалась такой, что закружилась голова, а никакой надежной ограды здесь не было, просто обрыв, и все - подождала эльфа.
  Он понимал, что делает какую-то несусветную глупость, что расскажи он о ТАКОМ своим - его бы в лучшем случае отстранили от командования... но он шёл за ней, как привязанный, и где-то колотилась мысль, что он бы всё на свете отдал, лишь бы она ещё раз обернулась...
  Спохватился, - вспомнил, куда и _к кому_ идёт. Шагнул вперёд, к обрыву.
  - Я просто хочу, чтобы ты увидел, - она поймала его руку, ловко перехватила - встав так, чтобы заградить ему дорогу к обрыву. - Осторожнее, ты не привык. У нас, конечно, летать сами умеют только майар, но крылатые кони... драконы... Словом, мы все привыкли летать - с детства. Высоты не боимся, - она встала буквально у самого обрыва, заглянула в бездну - без всякого страха. - Ладно, идем дальше.
  Он смотрел на неё во все глаза. Вот оно - в ней нет страха. То есть, может быть, и есть, - но там, в глубине, где и не видно... так же, как и в её брате...
  Он осторожно сжал её руку.
  Галерея плавно перешла в широкую лестницу, ведущую вниз. Не отпуская руки феаноринга, Ллайит сбежала по ней - несколько уровней; подождала эльфа. Вновь пошла по коридору, уже почти прямому, в конце которого светилось окно.
  - А здесь, - она остановилась перед входом, - библиотека. Их много в Твердыне. Я нарочно выбрала себе жилье именно здесь, в этой башне, чтобы быть поближе. Здесь есть и ваши записи, то есть копии, конечно... Много. Идем!
  И она вошла в зал, который, видимо, был центральным в этой башне.
  Стеллажи, заполненные книгами, расходились в стороны. Сотни, тысячи манускриптов, свитков...
  Он шёл за ней, - стремительно, легко, не оглядываясь. Ему казалось, что он спит, что этого не может быть, - бродить по запретным, заклятым местам, и чтобы это было - можно, и чтобы ощущение близкой опасности исчезло, не давило больше...
  - Вот, - она остановилась у одного из стеллажей, - здесь - ваши документы. Записи Румила, других эльдар... ваньяр... здесь есть песни, написанные вашими лордами... стихи Маглора, Тьелкормо... из Амана - много. Я читала все это, копии есть у меня, там, где ты был, и я люблю многое из их стихов... - Ллайит повернулась, провела рукой вдоль следующего стеллажа. - Там был синдарин. А здесь - уже наш язык, ах`энн. Этого ты знать не можешь. Возьми...
  Она сняла с полки и протянула ему книгу. В светлом кожаном переплете, на обложке которого были узоры из цветов, трав и ягод.
  -Никогда о таком не слышал, - тихо сказал Эллаис и бережно взял книгу.
  При имени Маглора горячая волна захлестнула душу: надо же, здесь - и родное...
  -Ты любишь песни лорда Маглора? - переспросил удивлённо и радостно. - А ты знаешь это - "На чужих берегах - переплетение стали и неба"?
  Она улыбнулась.
  - Да. Я многие ваши песни знаю.
  Эллаис впервые растерялся. Тишина, - в сердце вражеской крепости, - и память о песнях, от которой враз повеяло свободой и простором... и будь она проклята, эта война, которая огненной стеной встала между ним и этой девушкой... и кто это только сотворил, что люди сгорают, как свечи, - Эру? да... "и будет век их краток..." Проклятье. Она состарится и умрёт, а он так и останется таким, как сейчас... он вернётся к своим, и сгинет в очередной битве, и попадёт в Чертоги, и останется там навечно... а она уйдёт в неизвестность... Проклятье.
  Он встряхнулся.
  Взять себя в руки.
  Спокойно.
  -Наши песни - это песни войны и боли, - сказал ровно, как обычно. - По крайней мере, большинство.
  - Не все, - улыбнулась она. И заговорила - словно запела:
  
  Что за странные дни настали,
  Что за злые ветра подули?
  Леденеет вино в бокале,
  Облетает листва в июле.
  Птицы кружат над пепелищем,
  В горле - крик, неизбывно горе,
  Но, простившись с былым жилищем,
  Улетают - и к морю, к морю...
  
  По степям в предрассветной рани
  И по лезвиям пиков горных
  Бродит ветер - слепой изгнанник,
  И пути его - к морю, к морю.
  Под землею сплелись, как змеи
  Корни гор и растений корни.
  Эту цепь разорвать не смея,
  Шлют подгорные воды - к морю.
  Капля каплю в пути догонит.
  Горы - гипсовым изваяньем.
  Все в пучине времен потонет
  Под холодным небес сияньем.
  
  Эллаис прерывисто вздохнул. Подошёл близко, - не отрываясь от её взгляда. Заговорил нараспев.
  -Так окрыленно, так напевно
  Царевна пела о весне.
  И я сказал: "Смотри, царевна,
  Ты будешь плакать обо мне".
  
  Но руки мне легли на плечи,
  И прозвучало: "Нет. Прости.
  Возьми свой меч. Готовься к сече.
  Я сохраню тебя в пути.
  
  Иди, иди, вернешься молод
  И долгу верен своему.
  Я сохраню мой лед и холод,
  Замкнусь в хрустальном терему.
  
  И будет радость в долгих взорах,
  И тихо протекут года.
  Вкруг замка будет вечный шорох,
  Во рву - прозрачная вода...
  
  Да, я готова к поздней встрече,
  Навстречу руки протяну
  Тебе, несущему из сечи
  На острие копья - весну".
  
  Даль опустила синий полог
  Над замком, башней и тобой.
  Прости, царевна. Путь мой долог.
  Иду за огненной весной...
  
  Голос его прервался, - перед мысленным взором вновь вспыхнуло то жуткое видение, которое опалило не только глаза, но саму душу...
  Проклятье.
  - Молчи.
  Руки Ллайит легли ему на плечи. И в следующий миг - он сам не поверил себе - ее губы коснулись его губ.
  Нежные, мягкие... словно сама любовь. В этом прикосновении не было ни капли робости или затаенного страха. Одна только жажда растопить его лед. Пламя, на миг лизнувшее его губы - и вновь скрывшееся в чужой улыбке.
  Всего лишь несколько мгновений, но это было соприкосновение самой сути. Сущности.
  А потом Ллайит отстранилась, улыбнулась, как ни в чем не бывало, и позвала:
  - Идем дальше. Я хочу показать тебе свою мастерскую.
  Он на несколько секунд остался стоять, замерев, - только смотрел, растерянно, не веря своим глазам, забыв обо всём на свете... Только выдохнул:
  -Пойдём...
  - Идем.
  Несколько ярусов вниз - по каменной лестнице. Потом - длинный коридор. Потом Ллайит вошла в просторное помещение, в котором эльф сразу угадал мастерскую - подобные залы, наверное, были похожи у всех народов.
  - Вот здесь - мои работы, - Ллайит провела его вглубь помещения. - Нравится?
  Она сняла с одного из стеллажей явно еще не законченную работу - это была золотая диадема - цветы, листья, травы... - и надела ее. Волосы Ллайит были темными, и сейчас в них заиграли искрами бессчетные алмазы, хрусталь, камни... Ллайит улыбнулась эльфу с нескрываемым кокетством.
  - Ну, как тебе нравится моя работа?
  Тот немножко пришёл в себя. Мастерская, камни, - это было знакомо, будило в памяти дом... которого больше нет. Когда-то, немыслимо давно, он учился в Амане работать с драгоценными камнями, с металлом...
  -Изумительно, - искренне сказал он. - Такое только на праздник надевать... Ты это делала для себя?
  - Да, - она улыбнулась и положила диадему обратно в коробку. - Для себя и для других, если кому-то подойдет. Как обычно. Я еще люблю делать чаши для вина, кубки... ты умеешь?
  -Умел когда-то, - он вздохнул. - Четыре с половиной столетия ничего не создавал. А там, в Амане, - много чего делал, и искал, и придумывал... Потом стали ковать мечи - я делал ножны красивые, все удивлялись, - откуда такие диковинные звери, с чего ты взял, что они бывают, что ты выдумываешь... Война всё унесла.
  - Я не хочу воевать с тобой, - Ллайит смотрела ему прямо в глаза. - Неужели ты - хочешь?
  -С тобой - нет, - тихо отозвался он. - С тобой нельзя воевать. Ты побеждаешь и так...
  - Вернешься сюда после, если захочешь, - тихо сказала она. - Идем.
  На этот раз им пришлось подниматься наверх, до очередной галереи, которые, как понял Эллаис, опоясывали башни на каждом ярусе. Откуда ни возьмись - явилось существо, похожее на маленького дракона, оседланного наподобие коня; девушка вспрыгнула в седло, и поманила к себе эльфа.
  Полет был недолгим.
  Они вошли в просторную залу, где было много людей, и - Эллаис мог удивляться - эльфы тоже попадались. Люди негромко разговаривали между собой, пили вино, тихо звучала музыка...
  Он нерешительно огляделся: непонятно было, что тут, - вроде на тронный зал не похоже, как будто просто люди собрались здесь, чтобы отдохнуть... Мирная жизнь. Здесь она просто _была_.
  Ллайит присела у одного из свободных столов, поманила за собою Эллаиса; тот не успел толком опомниться - как перед ним на столе оказалась прозрачная широкая чаша с вином. Все было как во сне: кажется, ее поставила перед ним какая-то девушка - длинноволосая, красивая, улыбчивая, в длинном платье... поставила и в тот же миг исчезла.
  А перед Эллаисом была Ллайит. В ее правой руке была прозрачная чаша с вином - а левую руку она протягивала к эльфу, уверенным, властным жестом - жестом королевы. Глаза в глаза... И песня.
  
  - Я буду долго ждать тебя у моря,
  Где соль укрыла скалы, как седины,
  Где сосен плач над стаей лебединой,
  Где ветер на губах тяжел и горек.
  Где города, как раковины, пусты.
  Прислушайся - в них спрятан шум столетий.
  Так лист упавший, скомканный и хрусткий,
  Напоминает о минувшем лете.
  Напоминает бабочку в ладони,
  Напоминает блеск огня в рубине,
  Напоминает всех, кого любили,
  Напоминает и тихонько тонет.
  Как лист упавший по волнам безбрежным,
  Однажды поплыву и я. Но все же,
  Пока меня минувшее тревожит,
  Я буду ждать тебя на побережье.
  
  Эллаис тихо улыбался, сам того не замечая. Он чувствовал себя гостем здесь, - гостем, которому вдруг свалилось на голову... да, пожалуй, это то самое слово: счастье. Надолго ли оно, вполне ли заслуженно, и чем придётся потом за него расплачиваться с судьбой, - он не хотел думать. Он поднял бокал.
  -За тебя, - тихо сказал он. - За тебя, Ллайит. За то, чтобы твоя жизнь была как звёздная песня, которая останется в веках. За то, чтобы беды и горе обходили тебя стороной.
  Пока она пела - все смотрели на них; но стоило ей замолчать - все вернулись к своим делам, и никто, кажется, не замечал, что здесь, среди них, сидит нолдо - феаноринг.
  - Хороший мой, - тихо проговорила она. И подняла свою чашу. Улыбнулась. И произнесла тихо, но внятно: - Только не вздумай в меня влюбиться.
  Эллаис широко улыбнулся.
  -Ишь ты какая.
  Он пригубил вино. Хэллайт сказал - несколько дней... И что потом? Опять - война, война, опять - крепость на границе, вечная тревога, вечное ожидание удара... Не думать об этом - невозможно, думать - можно просто сойти с ума...
  Она потянулась к нему, наклонилась. В этом Ллайит очень отличалась от всех женщин, кого Эллаис видел раньше - она словно иначе воспринимала саму жизнь. Течение времени.
  - Захочешь - уйдешь, захочешь - останешься, - голос ее прозвучал совсем рядом. - Выбирать будешь сам.
  Он сумрачно покачал головой.
  -Не уверен.
  Она засмеялась. Спросила:
  - Хочешь еще песен?
  Он вздохнул. Понял, что если скажет - да, это будет не совсем правдой. Точнее, правдой, - да, ему страстно хотелось нырнуть в этот водоворот музыки, блаженного покоя, позволявшего забыть обо всём... но эта правда была бы неполной, потому что он прекрасно понимал, что этим он просто оттягивает неизбежное, - то, ради чего они сюда пришли.
  Встречу.
  Она поставила кубок на стол. Кто-то подал ей инструмент, похожий на лютню, только более плоский; тонкие пальцы Ллайит побежали по струнам, и следом в мелодию вплелся голос.
  
  - Тростниковые стебли поют на ветру как свирель -
  Кто придумал тебя, о щемящая боль обретенья?
  Наши души смятеньем оплел можжевельник и хмель
  За полшага до взлета, за четверть строки до паденья.
  
  Повелитель Весенних Ветров, подари нам крыла -
  Мы уже танцевали стихи над туманом агатовых снов;
  Научи нас летать, расскажи нам любовь,
  Повелитель Весенних Ветров...
  
  Льдинки тающих слов уносит теченье реки -
  Кто придумал тебя, непокоя горчащее счастье?
  Все мы - лунные ведьмы, безумные еретики
  В царстве юных ветров, над которыми Манве не властен.
  
  Можжевельник и вереск - печаль ускользающих снов:
  Эти слезы святы откровением соли и хлеба.
  Нам владыка один - Повелитель Весенних Ветров,
  Наши души несущий в ладонях, распахнутых небу.
  
  Эллаис тихо опустил взгляд в бокал. Вот это уже - их. "Манве не властен"... Это уже на них похоже. Мятежники. Хотя - красиво, ничего не скажешь, красиво, и берёт за душу, и притягивает... как взгляд Ллайит. Та самая опасная красота, против которой невозможно бороться.
  - Красиво, - сказал кто-то рядом, и Ллайит улыбнулась. - Налей-ка мне вина.
  Рядом с эльфом на скамью присел человек. В простой темной одежде, лицо его пересекали шрамы. Седые волосы... Ллайит поставила перед ним чашу с красным вином, и тот поднял ее - рука - в перчатке. И широкие манжеты.
  Эллаис поневоле вжался в спинку кресла.
  Видел.
  В Амане.
  И тоже - не счёл врагом... как и все остальные. Точно так же слушали песни, пили вино... а потом - погасли Деревья. А потом - бессильная ярость Феанаро. И Клятва.
  А теперь - ставшая пеплом равнина Ард-Гален.
  Он молчал.
  А Мелькор - вроде бы тоже не обращал внимания на феаноринга, застывшего рядом с ним. Пил вино, говорил с Ллайит, смеялся - и на лице его, в шрамах, показывались капельки крови, но ему, вроде бы, не было больно - по крайней мере, заметно этого не было.
  Еще несколько минут - и он взял у Ллайит тот инструмент, похожий на лютню.
  Музыка... И слова. Странные. Не всегда понятные...
  - Вспомни о нас - мы же были, мы плакали ввысь!
  Души без кожи, вода мeжду пальцев и истин.
  Мы отошли. Не надейся - увы, не спаслись,
  Все, что осталось - десяток обугленных листьев,
  Несколько слов на корявом, чужом языке,
  Пара сюжетов заезженных, проповедь злая...
  ...Нет нам имен, и кольцо золотое - в реке,
  Через прозрачные струи блестит, призывая.
  Кто о нас вспомнит? Другая эпоха и сны.
  Намертво - новые, в новом - другом - непокое...
  Только полынь - словно память последней весны
  Тихо плывет над распаренной полднем рекою...
  Эллаис смотрел, мрачно улыбаясь. То, прежнее ощущение безоглядности - исчезло, как будто его и не было вовсе. Он стиснул зубы: жаль... Не вернуть. Никогда не вернуть.
  И - пусть.
  Это - чужое. Это так... за то, что было. За Хэллайта. Это - прошлое.
  И - он вернётся к своим. Воевать. Против того, кто смеет веселиться и петь песни - после того, как сжёг в пепел множество живых существ...
  А пока - ну что ж...
  Он потянулся вперёд.
  -Ллайит, налей мне вина, пожалуйста.
  Она плеснула ему в кубок вина.
  Но не успел он поднести его к губам - Мелькор перехватил его руку. Холодные пальцы. И взгляд - спокойный, уверенный, холодный.
  - Идем.
  Эллаис встал. Ну что, ж... дождался. Может, затем сюда и привела его судьба...
  -Куда?
  - Ко мне, - ответил Мелькор. Поставил на стол свой кубок, улыбнулся переглянувшейся с ним Ллайит. И пошел прочь из этой залы - зная, что феаноринг последует за ним.
  Эллаис повернулся к Ллайит. Коротко поклонился.
  -Благодарю тебя, - сказал ровно.
  И, не дожидаясь ответа, быстрым шагом направился туда - следом.
  Мелькор ждал его.
  Вначале - подъемник, чье движение было - вверх, это Эллаис почувствовал. Они стояли рядом, плечом к плечу на ровной каменной площадке. Враг Мира...
  Потом Мелькор ступил в коридор - и Эллаис последовал за ним.
  Здесь была галерея, подобная тем, которые Эллаис уже видел; только вдоль колонн стояли скамьи. У одной из них Мелькор и остановился.
  Эллаис подошёл. В душе бушевал целый вихрь: и что он попался, и что на его месте лорд Майтимо, наверное... да нет, не наверное, а точно... а государь Финголфин... да что там про него говорить, тут всё уже, тут уже никаких "наверное"...
  -И что теперь? - Эллаис даже сам сначала не узнал свой голос: прозвучало хрипло. - Следом за Ард-Гален - выжечь весь Белерианд, а потом брать штурмом Аман?
  - Перестань, - голос Мелькора прозвучал резко. - Эллаис, - и Мелькор повернулся к нему. - Я - не отрицаю своей вины и того зла, что совершил. Готовы ли признать подобное - твои лорды?
  -Признать, - усмехнулся Эллаис. - Допустим, ты не отрицаешь. Ты и в Маханаксар сказал, что не отрицаешь и признаёшь. И - что меняется? Ты только идёшь дальше по пути разрушения.
  - Иди. В следующий раз ты убьешь Хэллайта. Потом - его сестру. Ничего нового не будет: ты и прежде убивал их. Таких, как они. Иди по пути созидания, нолдо.
  Эллаис скрестил руки на груди.
  -Очень просто пытаться оправдать себя, обвиняя других. А когда заканчиваются и такие доводы - отправлять на скалу.
  - Вы губите мой народ, прикрываясь вашей Осадой. Теперь я не позволю вам совершать подобное, - Мелькор развернулся к Эллаису, глаза в глаза - холодный, спокойный, отчаянный взгляд. - Я не оправдываю ни себя, ни вас. Я хотел бы жить в мире. Этого, увы, не хотят ваши лорды.
  -Ты - хотел бы, - медленно повторил Эллаис. - Лорды мои, значит, мешают. Сильнейшему из Валар. Хорошо... А я - я пойду убивать женщин и таких наивных детей, как Хэллайт. Тоже хорошо. Просто отлично. Значит, я такой же, как все, и душа моя слепа, и меня надо было бы тоже сжечь на Ард-Галене. Для очищения этой земли от грязи. Ради мира. Чего ты ждёшь? Ради мира, ради того, чтобы мой меч больше не рубил твоих, - давай, убей меня.
  Короткий свист меча...- наверное, этого хотел бы Эллаис. В действительности было другое.
  Спокойный, уверенный взгляд. Холодный. Совсем не схожий с тем, что Эллаис видел совсем недавно в зале.
  - Пока еще никто из ваших не погиб. Но терпение мое не безгранично. Если вы не отступите - я сожгу вас. Ты можешь общаться со своими; скажи им это. На то, чтобы отступить, я даю вам три дня.
  -Ты лжёшь, - так же ровно сказал Эллаис. - Погибли лорды Ангарато и Айканаро. Погибли их дружинники. Погибли многие сотни. Тогда, пока я был в крепости, - лорды пересчитывали уцелевших. Ард-Гален выжжен дотла, Хитлум отрезан от Нарготронда. Остались островки, между которыми кишат орки.
  Мелькор подошел к самому парапету открытой галереи; здесь было очень высоко, ветер рвал его волосы, его плащ - казавшийся сейчас изорванной тряпкой, но эльф понимал: это крылья, те самые...
  Мелькор запрокинул голову. Дождь хлестанул с неба, словно для того, чтобы омыть его лицо, бледное до синевы.
  - Иди. Иди, тебя проводят. Возвращайся к своим. Стой! - он вдруг оказался совсем рядом с Эллаисом. - Дай руку. Возьми вот это... - и он надел на палец Эллаиса кольцо - черно-серебристое, словно сплетенное из тончайших нитей. - Это не мое, это делала Ллайит. Захочешь - позовешь ее. Теперь иди. Тебя проводят.
  Эллаис несколько мгновений растерянно переводил взгляд - на кольцо, на Мелькора... Тряхнул головой.
  Потом.
  Всё - потом.
  Разбираться в спутавшихся мыслях, в захлестнувшем вихре чувств...
  Потом.
  Но - нет. Есть кое-что... последнее. Он должен знать.
  -Ллайит сказала: огонь... это не твоя идея. Это - Гортхауэр. Это правда?
  И - замереть: сдаст? возьмёт на себя? ведь если солжёт - я услышу!..
  - Я согласился, - Мелькор вздохнул и резко обернулся к нему. - Я приказал тебе - прочь!
  -Я не из твоего воинства, чтобы ты мне приказывал, - спокойно сказал Эллаис. - За кольцо - спасибо. Она изумительный мастер.
  Он резко развернулся и зашагал по галерее.
  ...Эллаис шёл, не оглядываясь, - дороги не знал, но почему-то был уверен, что никто его не задержит, а если он спросит - подскажут. Подсказок действительно понадобилось немного, и вскоре он уже стоял невдалеке от Врат Твердыни. Рассветный холодный ветер бил в лицо и трепал волосы, - хорошо, хоть дождя нет...
  "Хэллайт, извини, если разбудил. Я у выхода. Скажи, чтобы мне дали лошадь. Я уезжаю."
  "Мне сказали... - донесся его голос. - Жаль. Ты кому-нибудь расскажешь о том, что видел здесь, или оставишь в секрете?"
  "Я командующий фортом нолдор. Пока. Так что рассказать придётся."
  "Думаешь, тебя сочтут предателем даже просто за то, что ты побывал у нас?"
  "Хэллайт, я не буду говорить тебе, что я думаю обо всём этом. Постарайся больше не попадать в такие переплёты. Не буду спрашивать с тебя обещание, это бесполезно, - он позволил себе чуть усмехнуться. - Прощай."
  "Прощай, - ответил Хэллайт после недолгой паузы. - Желаю тебе удачи. И... спасибо, что спас меня."
  Эллаис только улыбнулся, - знал, что это долетит по осанве. Оглянулся: ну где же они там, с конём-то...
  Коня ему уже подводили: его коня, не здешнего.
  Эллаис в последний раз посмотрел на чёрные пики, взлетел в седло. И - вперёд. Через выжженную равнину, вперёд, - в Предел Маэдроса. К своему лорду.
  За все время пути никто не тронул его, не остановил, хотя много раз он проезжал мимо отрядов темных воинов. И, судя по виденным приготовлениям - огнем дело останавливаться не собиралось. Скоро воинство Моргота... или Мелькора - какая разница - должно было обрушиться на эльфийские рубежи.
  Путь занял несколько дней. В крепости Маэдроса Эллаиса ожидали.
  Эллаис спешился, отдал повод подоспевшим эльдар. Спросил, как найти лорда Майтимо, и быстрым шагом направился, куда ему указали.
  Майтимо ждал его в своих покоях. Встретил он Эллаиса лишь коротким кивком - по глазам нолдо можно было догадаться, в каком смятении он находится, хотя и старается не показывать этого. Сказал коротко:
  - Садись, - кивнул на свободный стул. - Значит, они отпустили тебя. Почему?
  Эллаис сел. Секунду подумав, вскинул голову.
  -Мой лорд, я открыт перед тобой. Смотри, и суди сам. Я подчинюсь твоему приговору.
  - Я не подозреваю тебя в предательстве. Знаю, что на это ты неспособен.
  Майтимо закрыл глаза. Память Эллаиса начала разворачиваться перед ним... он не спешил, и лицо его оставалось невозмутимым, лишь однажды вздрогнули веки - когда он увидел в памяти Эллаиса лицо Ллайит и ощутил прикосновение ее губ на своих - чужих - губах.
  - Отпустили, - проговорил он наконец. - Отпустили лорда, командующего одним из важнейших фортов, даже не попытавшись допросить. Ты уверен, что эта женщина... что она не прочитала твою память так, что ты и сам не заметил этого?
  Эллаис на миг прикрыл глаза, - только на миг. Затем снова твёрдо и прямо взглянул на своего лорда.
  -Мой лорд, я не могу ответить ни "да", ни "нет". Я ничего не знаю о магии "тёмных". Я воин меча, а не Незримого. Я отдал тебе свою память для того, чтобы ты узнал то же, что знаю я, и чтобы ты вынес мне справедливый приговор. Чтобы не повредить нашим, я готов отдать и свой пост, и свой меч, и свою жизнь. Решай, мой лорд.
  - Вот что, - Майтимо встал, подошел к окну, за которым поднимались горы. - Форт остается на тебе. Я доверяю тебе по-прежнему, и не увидел в твоей памяти ничего, за что мог бы тебя осудить. Но никому - никому, слышишь? - не рассказывай о том, что было там с тобою.
  Он помолчал.
  - Скоро будет новый удар, я уверен. Ты видел, когда возвращался - их приготовления. Как оцениваешь сам - у нас есть хоть какая-то возможность устоять?
  Эллаис склонил голову. Потом. Потом - он оценит то, что его не сочли предателем. Потом - он будет думать о том, что теперь хоть кто-то в мире знает то же, что и он, пусть это и _его_ лорд... Потом.
  -Их люди владеют осанве. Их разведка намного лучше нашей, поскольку у них есть возможность вести её с воздуха. Шанс устоять есть, но, боюсь, он невелик. Необходимо думать о том, как укрепиться южнее.
  - Именно этого они и добивались, - заключил Маэдрос. - Погибли многие, но могли погибнуть все. Он щадит нас, это правда, - Майтимо горько усмехнулся, - может это себе позволить. Я никогда не скажу этого перед другими, но от тебя скрывать смысла не вижу: одолеть Моргота воинской силой нам не под силу. А сейчас мы можем либо отступить сами, не дожидаясь второй волны удара... Либо пытаться отстоять форты, из которых нас будут выбивать. И, когда мы все же потеряем их - силы наши будут потеряны, в живых останется... - Майтимо закончил: - Может не остаться и никого.
  Эллаис помолчал.
  -В таком случае, я думаю, нам следует подготовить новые укрепления, сдерживая наступление и прикрывая отход наших сил. Если ты примешь это решение, то, пожалуй, мне следует вернуться в форт и занять свой пост.
  - Другого решения просто нет. Это очевидно, - взгляд его вдруг задержался на кольце, надетом на пальце Эллаиса. - Лучше бы ты не носил это колечко. Подарок Моргота...
  -Я сниму, - Эллаис коротко усмехнулся. - Не снимал для того лишь, чтобы пройти сквозь кордоны "тёмных".
  - Они бы тебя и так пропустили - о тебе ведь было сообщено. Моргот хитер, Эллаис, и эта невинная вещица может оказаться большим, чем простое колечко, - он вдруг покачал головой, усмехнулся, - Красивая работа. Даже удивительно - если и вправду сделано человеком.
  Эллаис встал.
  - Могу я идти, мой лорд?
  - Да. И торопись: времени у нас в обрез.
  
  ...Вернувшись в свой форт, Эллаис первым делом вгляделся в лица: что тут, как, как его встретят...
  Его не расспрашивали. Не нужно было быть провидцем, чтобы понять, что решили все: удалось бежать с полпути, повезло, один шанс на тысячу... В любом случае - ведь лорд Майтимо о случившемся знает, а значит - никаких сомнений быть не может.
  В форте готовились к штурму. Готовились лихорадочно, в спешке, понимая, что времени остается все меньше и меньше.
  Штурм начался через пару дней после возвращения Эллаиса. Подготовиться они успели.
  Началось ночью. Когда поднялась тревога, и Эллаис взлетел на галерею - почти сразу понял, что шансов отстоять форт у них нет. Никаких.
  Это не была стена огня. Не были это ни орки, ни люди. Высокие фигуры, словно созданные из пламени, в которых угадывались - только угадывались - человеческие очертания. Много. Они не шли - они словно плыли над землей. Воплощенная в плоть стихия огня. В ночной темноте их видно было ужасающе ясно - это огненное войско освещало землю, по которой шло.
  Балроги приближались, постепенно беря форт в кольцо.
  -Ну что, - спокойно сказал Эллаис и вслух, и по осанве. - Можете стрелы не тратить, бесполезно. Вот если бы вылить на них парочку морей, может, это нам бы и помогло.
  Судя по недавнему огненному валу - хлещущий дождь балрогам тоже мешал не слишком.
  Эльдар стояли на галерее, глядя, как приближается огненное войско. Стрелять все же начали - и убедились, что Эллаис был прав. Стрелы не причиняли балрогам никакого вреда, только падали, обожженные, на землю.
  Под самыми стенами форта воинство остановилось, и от него отделилось одно из этих существ. Балрог словно вырос в размерах - а впрочем, так оно и было - и заговорил; голос его был подобен звукам горного обвала, глухой, рокочущий.
  - Нолдор! У вас нет надежды отстоять эту крепость. Сложите оружие, сдайте крепость добровольно, и мы обещаем жизнь всем вам. Решайте.
  Эллаис задумчиво посмотрел вниз, со стены крепости. Нолдор не сводили с него глаз - и молчали: понимали, что решать он будет один. Сам.
  Он не торопился. Знал, что никто не посмеет поторопить его - в последние минуты свободы. Знал, что это врежется в память навсегда - и призрачный свет, и мечущиеся тени, и лица - каждое из этих лиц. Знал, что впереди - предвиденный плен, который наверняка закончится другим заточением: вечным заточением в Чертогах.
  И не торопился.
  "Мы сдадимся, - сказал по осанве своим. - И тогда я перестану быть вашим лордом. Каждый из вас встретит свою, и только свою судьбу. Каждому - там, в плену - будет светить мечта о свободе. И каждый пойдёт к ней сам."
  -Мы сдаёмся, - сказал вслух и широким жестом швырнул вниз, со стены, свой меч.
  Балрог умудрился поймать его меч - одним неуловимо быстрым, ловким движением. Приказал:
  - Откройте ворота крепости. И выходите. Оружие оставите там.
  Эллаис кивнул, - и эльдар пошли вниз. Тоже - не спеша.
  Ворота растворились.
  Эллаис остановился возле них - провожал каждого из своих воинов. Короткий взгляд. Без тени страха, уверенный, как будто впереди и не ждали неизвестность и ужас.
  Он стоял там, пока не вышел последний. И затем - обвёл взглядом стены, которые защищал все эти годы. Мысленно попрощался - как будто с живым существом.
  И шагнул за ворота.
  Тот раненый эльф, которого принёс Хэллайт, всё ещё не мог идти сам, - Эллаис подошёл к тем, кто его нёс. Встретил взгляды, полные тревоги: а вдруг решат добить, чтобы не возиться с ним... Поморщился. Вскинул руку, чтобы привлечь внимание.
  Эльдар было не так уж много - не набралось и полутора сотен. Балроги молча окружили их - Эллаис понял, что здесь лишь часть этих существ, так сказать, конвой, остальные остались в крепости...
  Тот балрог, первый, подплыл к Эллаису, и коротко спросил:
  - Что?
  Похоже, разговаривать вслух для него было тяжело. Неестественно. Должно быть, обычно эти существа общались между собою и с другими мыслью...
  -Этого эльда спас один из ваших, по имени Хэллайт, - коротко сказал Эллаис. - Думаю, вы об этом знаете. Я хочу быть уверен, что Хэллайт старался не напрасно, и что этот мальчик останется в живых.
  - Мы знаем, - отозвался балрог. - Несите его.
  И, потеряв к ним интерес, скользнул прочь.
  Спустя пару минут они уже шли, окруженные замкнутым огненным кольцом. Шли в направлении Ангамандо. От балрогов исходил палящий жар, близость их едва не обжигала, и казалось, что путь их лежит по раскаленной пустыне. А когда через несколько часов они ступили на выжженную землю Ард-Галена, то сходство это еще усилилось. Эллаис видел - вместо оружия у балрогов что-то вроде огненных хлыстов; нет, когда эльфы начали уставать, они не торопились пустить их в ход; просто двигались вперед так же ровно и неумолимо, и эльфам ничего не оставалось делать, кроме как напрягать силы.
  Эллаис молчал и, стиснув зубы, шёл вперёд. Ему не надо было тратить слов - ни вслух, ни даже мысленно: он самим своим видом показывал, что сколько бы тягот ни выпало им сейчас, он дойдёт до конца, он выстоит и не позволит судьбе сломать себя. Повинуясь его приказу, эльфы по очереди, сменяясь, несли раненого. В какой-то момент Эллаис поймал себя на мысли, что если они в принципе и способны долго обойтись без воды, то этому бедняге лучше бы не устраивать подобного испытания на прочность... но просить об этом конвоиров в превратившейся в пустыню равнине Ард-Гален представлялось бессмысленным. Он просто время от времени подходил к раненому, клал руку на лоб и отдавал свои силы. Те, кто нёс раненого, обращали внимание на явно не-эльфийское кольцо у него на руке, - переглядывались недоумённо, но ничего не спрашивали: не до того было.
  В конце полного дня пути они остановились - рядом с колодцем. Путь этот, видимо, был обычным для "темных". Отдохнуть, напиться и набрать воды им позволили... но привал продолжался не более часа. О выносливости эльдар, видимо, "темные" знали прекрасно.
  Второй день пути был еще более изнуряющим. Черные горы между тем приближались.
  При виде этих пиков Эллаис только усмехнулся: вспомнил свой первый визит сюда. Да, расплачиваться... за всё приходится платить. За короткие мгновения счастья - особо дорого. И - долго. Вполне возможно, что платить бедствиями плена придётся многие годы... Пронеслась мысль: а ведь тогда, в зале, он сам сказал себе - какая разница, чем и как... Теперь вот стало ясно. Неясно лишь - сколько времени.
  Их встречали. В Твердыню они вошли, конечно, не через главные ворота. Вскоре оказались в обширной каменной пещере; балроги расступились, и к остановившимся - вернее, просто попадавшим на пол от усталости эльфам подошли люди. Несколько воинов в черной одежде. Один из них подошел к Эллаису, и сообщил:
  - Раненого мы забираем.
  Те из эльфов, кто был поблизости и слышал эти слова, смотрели с ужасом: забирают? не иначе как на корм оркам?..
  Эллаис пожал плечами.
  -Мы у вас в плену.
  
  ...Раэн пришёл в себя оттого, что стало не жарко. В голове всё путалось: вот, они ехали с отрядом, потом - орки, потом - долгая темнота... и вот его куда-то несут, и жарко, жарко, жарко, и хочется пить, и только изредка - чья-то рука на лбу, прикосновение _жизни_ - с холодным металлом кольца...
  Он попробовал приподняться, огляделся по сторонам.
  Высокая черная пещера... те же огненные фигуры - но уже в отдалении. Отошли. Поблизости воины, одетые в черное, и спокойный голос одного из них: "Раненого мы забираем".
  Он в ужасе рванулся: плен?! Того, к кому были обращены эти слова, он узнал: да, говорили, что это лорд, что он убил того "тёмного", который спас его, Раэна...
  -Нет! - он хотел крикнуть, но получился хриплый шёпот. - Я не хочу...
  "Темные" были уже рядом: отстранили остальных эльдар, обступивших лежащего Раэна, подняли его, переложили на носилки. Один из темных сказал, обращаясь к нему:
  - Не паникуй, эльда, никто тебя убивать не станет.
  И повторил остальным:
  - Никто его не убьет. А теперь слушайте. Обычно мы предлагаем тем, кто попадает к нам, выбор: вы можете дать клятву не сражаться против Севера - и быть свободны. Знайте это, - он сделал паузу, чтобы дать эльфам осмыслить предложение.
  Эллаис обвёл властным взглядом своих.
  -Я должен повторить, - негромко и чётко сказал он. - Мы больше не в крепости, и я вам больше не лорд. Каждый решает за себя.
  Он помолчал, затем посмотрел на "тёмных".
  -Вы требуете немедленного ответа?
  - Нет. Мы понимаем, что это слишком тяжелый выбор. У вас будет время поразмыслить. А сейчас...
  Он оглянулся. Эллаис заметил то, что уже увидели другие эльдар: темные, оказывается, принесли с собою еду; за прошедшие двое суток изнурительного пути голод измотал всех.
  - Ешьте, - сказал "темный". - Вам еще предстоит дорога.
  Эллаис встретил вопросительные взгляды своих - и кивнул в ответ: разрешил взять еду. Чуть усмехнулся: похоже, его слова о том, что он "не лорд", освободили их только формально, они по-прежнему видели в нём опору.
  -Возможно, кто-то из них и решится, - сказал так, чтобы слышал только "тёмный". - Тяжесть плена и лишения могут сломить слабых. Но я должен предупредить вас, что этой клятвы я не дам, пока у вас в плену остаётся хотя бы один из моих воинов. Это не торг, нет, я не ставлю условий. Я просто ставлю вас в известность.
  - Дело твое, эльда, - "темный" только плечами пожал.
  - Тебе, впрочем, мы поверили бы и так... - взгляд "темного" упал на его кольцо. - А теперь прикажи своим - все вещи, которые у них есть с собой - на землю. Или они это сделают добровольно, или нам придется обыскивать их силой. Так что давайте.
  "Темный" говорил громко, слова его услышали все.
  Среди нолдор прошло волнение: уходя, они почти ничего не успели захватить с собой, но почти у каждого были какие-то мелочи, - которые ты носишь, стесняясь признаться самому себе, что это для тебя что-то вроде талисмана, драгоценного напоминания о чём-то или о ком-то... И теперь этого должны коснуться вражеские руки, отобрать - как отняли уже когда-то мир, покой и свободу.
  Раэн невольно сжал кулон на цепочке.
  -Не отдам! - яростно выдохнул он. - Хоть режьте, не отдам! Вы уже всё у нас отобрали, и последнее, самое дорогое, хотите? не отдам!
  "Темный" посмотрел на него - и бросил:
  - Можешь оставить свою вещицу. Остальные - давайте, не заставляйте нас действовать силой.
  Эллаис коротко взглянул на Раэна, повернулся к остальным.
  -Не тяните время. И будьте так добры, имейте гордость.
  Он секунду подумал... потом снял кольцо и протянул "тёмному".
  - Оставь, - тихо, так, чтобы никто не услышал, ответил тот. - Я знаю, чье это кольцо.
  Эллаис покачал головой, тихо надел кольцо снова. Да уж. Угораздило его вот так попасть в историю...
  Остальные неохотно, но повиновались.
  Вещи их унесли. Теперь только и осталось своего - одежда...
  Как выяснилось, долгий путь отнюдь не закончился. Вскоре их снова повели в окружении балрогов - вначале какими-то подземными галереями, долго, потом они вышли на поверхность, и путь их шел по каменистой, скудной земле. Было непонятно даже толком, где они идут - из-за огненного кольца. Только высокое, серое, северное небо над головами.
  Эллаис старался ни о чём не думать. Дойдём - разберёмся, что толку сейчас гадать... Он помнил, что кольцо это не просто безделушка, помнил - "захочешь поговорить - позови"... и молчал. Не стоит. Прошлое прошло и закончилось, и нечего пытаться с помощью его тени улучшить настоящее.
  Реальность оказалась немногим лучше того, что Эллаис мог представить раньше. Разве что все-таки цепей, орков и пыток не было. В остальном... Эллаис не мог угадать, сколько здесь, на Севере, было таких рудников. Но уж наверняка - не один. Бежать отсюда было бы тяжело - входы в рудник находились в замкнутой горной долине, все проходы охранялись... Ночи и дня здесь, под землей, не ощущалось вовсе. Сплошная чернота, разрываемая только светом тусклых светильников, затхлый воздух, узкие норы в земле, вода под ногами... А самым тяжелым оказалось осознание: нет, они не умрут здесь от голода и непосильной работы. Не было голода. И когда им раз в несколько дней позволяли подняться на поверхность - там, наверху, можно было даже смыть с себя подземную грязь. Если от чего и можно было здесь умереть - от тоски.
  Из всех них первыми сдались двое - самые юные, мальчишки, которые родились уже в Эндорэ и появились в форте за несколько лет до его падения. Просто тихо, пряча глаза, подобрались к "тёмным" и сказали, что согласны дать клятву.
  Их увели - сразу же. Эллаису оставалось признать: наверное, если бы им пришлось голодать, если бы они терпели издевательства, если видели бы тупые орочьи рыла - было бы легче. Это дало бы силы собраться, противостоять врагам волей. А _так_... "темные" - люди как люди; никакой особой жестокости в них не было. Можно было замкнуться в ненависти. Это, пожалуй, единственное, что оставалось.
  Они спали на деревянных лежанках, в несколько ярусов. Точнее, как - спали: когда как... Большей частью Эллаису не спалось вовсе. Поначалу здесь звучали проклятия, ругань, обещания выбраться на свободу любой ценой... постепенно померкло и это.
  Эллаис почти всё время молчал. Люди как люди, да...
  Где-то по дороге наверх однажды что-то блеснуло в углу. Нагнулся - кривой кусок металла, небольшой... Потихоньку спрятал, огляделся - вроде никто не заметил.
  А вернувшись к себе, подумал... и начал осторожно вырезать из дерева фигурку. Маленькую.
  На него смотрели с удивлением, - не понимая.
  - Что это ты делаешь? - шепотом спросил его один из соседей - эльф этот был немногим старше тех мальчишек. - Заметят... отберут ведь.
  Эллаис - а было это уже через несколько дней - выгреб из-под подушки несколько похожих фигурок. Похожие - и всё же они были разные, какие-то больше, какие-то меньше, какие-то походили на коней, какие-то на тех вражеских чудовищ, которые наводили ужас на эльфов.
  -Я и рассчитываю на то, что заметят, - спокойно сказал он. - Но не сейчас, а позже, когда я сам решу, что пора. Когда-то давно, в Амане, государь Феанаро - а тогда он ещё не был Государем и просто учился у Владыки Ауле - показал мне книжку, которую дал ему Владыка. В книжке этой было много всего интересного... Это было примерно тогда же, когда Феанаро изобрёл Тенгвар. И там были рисунки - похожие. По этим рисункам Феанаро сделал фигурки, расчертил песок на клетки и попробовал научить нас этой игре. Не прижилось. Но игра сложная и увлекательная. Есть у меня один план...
  - А, я слыхал, - оживился Нинлат - так звали этого эльфа. - А что за план? Как это может помочь нам... - он оглянулся опасливо, - выбраться отсюда?
  -Посмотрим, - уклончиво сказал Эллаис. - Я же говорю: игра - вещь увлекательная. Гордо надуваясь и упираясь в стенку, горы мы не свернём. Вот доделаю, попробуем освоить... а дальше пусть замечают.
  Постепенно, с каждой ночью, фигурок под подушкой становилось всё больше. И наконец Эллаис вытащил их все, сел на полу и острым - ставшим острым от долгой работы - куском металла прочертил линии. Разложил фигурки на две равные кучки.
  -Вот, смотри, Нинлат. Здесь - "светлые". Деревяшка-то у меня одна была, потому я постарался, чтобы их по форме можно было различить.
  - Интересно, кто же будет играть за "темных"... - заметил Нинлат.
  Игру их действительно вскоре - хотя и не сразу - заметили. Запрещать, впрочем, не стали. Только однажды, почти уже ночью, к Эллаису подошел один из "темных" - и коротко сказал:
  - Пойдем.
  Эллаис аккуратно собрал свои фигурки, спрятал под подушку.
  -Я ребятам оставлю, пусть играют.
  - Вернешься, не съедим, - усмехнулся "темный".
  В здании, где помещалось нечто вроде казарм - для тех местных, кто на этом руднике присутствовал - бывать Эллаису еще не приходилось. Теперь же он увидел, что обстановка там скупая и однообразная... впрочем, наверное, у всех народов здания такого типа были похожи.
  Человек, который ждал их, производил впечатление немолодого, хотя по лицу его этого было и не угадать. Взгляд выдавал. Светловолосый, как большинство северян, одетый так же, как все прочие. Кивком отослал сопровождавшего Эллаиса воина, а эльфу сказал:
  - Садись. Есть будешь или откажешься?
  -Нам каждый день есть не обязательно, - сообщил Эллаис. - Равно как и спать. Вот от хорошего вина я не откажусь.
  - И то верно. Пей, - он наполнил вином кружку, пододвинул к эльфу. - Ну что, лорд Эллаис, как настроение среди твоих воинов... бывших воинов? Намерены изображать героев до победного конца?
  -Им не надо "изображать", - сдержанно сказал Эллаис. - Они ими являются. Герой, знаешь ли, не тот, кто напоказ страдает и старается изо всех сил, чтобы ему сочувствовали.
  - Собираетесь провести здесь остаток своей бессмертной жизни? Кстати, лорд Эллаис, можешь выкладывать напрямую, что ты задумал, демонстрируя нам эту свою, - человек щелкнул пальцами, - игру.
  -Остаток бессмертной жизни мы будем коротать в Мандосе, - заметил Эллаис. - Кто-то раньше, кто-то позже. Что же до игры... не уверен, что тебе понравится то, что я могу об этом рассказать.
  - К слову, о Мандосе... ведь Мелькор мог бы избавить вас от этой судьбы, - заметил человек. - А об игре - рассказывай. Неприятными речами меня не удивить.
  -Избавить? - удивился Эллаис. - Не слишком ли много он на себя берёт?
  - Он может это сделать. Но вряд ли тебя это заинтересует.
  -Да, пожалуй, - усмехнулся он. - Так что же касается игры... Это из книжки, которую мне давно, в Амане, показывал Феанаро. А взял он её у Ауле.
  - И что в этих сведениях такого, что должно быть мне неприятно?
  -А это книжки-то не наши, - спокойно сказал Эллаис. - И написаны они были не на квенья.
  - И что - ты полагаешь, что на Севере не сохранилась память об этой игре? - человек усмехнулся. - Мелькор не умеет забывать, нолдо. Давай уж, говори напрямую, что ты хотел выторговать. Может, и без торга дадим.
  -Неужели, - язвительно сказал Эллаис. - Вот прямо так и дадите, без всяких условий?
  - Почему бы и нет? Посмотрим. Или ты полагаешь, что издеваться над вами нам доставляет удовольствие?
  -Я хотел бы свободы, - коротко сказал Эллаис. - Для своих нолдор. Хотя бы для самых младших, кому ещё нет ста пятидесяти.
  - Они могут получить ее в любой момент, и условия ты знаешь. Иначе все это обернется лишь тем, что они погибнут в бою, либо снова попадут сюда... или в другое такое же место. Только и всего.
  -Если они поклянутся и потом нарушат клятву, тоже ничего хорошего, - заметил Эллаис. - Кое-кто подумывает и об этом.
  - Обычно нолдор держат слово. Кроме того, никто ведь не заставляет вас приносить клятву служения; что мешает вам, вернувшись, быть целителями, мастерами, наставниками, наконец?
  -Видишь ли, я помню, как мы обсуждали переговоры - лорд Майтимо и остальные, - усмехнулся Эллаис. - Так что вопрос слова, клятвы... это не так просто, как кажется.
  - Выбери тех, за кого именно ты просишь. Их приведут ко мне... Поговорим. Посмотрим.
  Эллаис прикрыл глаза и сходу назвал имена - их было восемнадцать.
  -Я подожду.
  - Хорошо, жди. Сам будешь их уговаривать, - человек прикрыл глаза, отдавая мысленный приказ. - Пей пока вино, не стесняйся.
  Эллаис тяжело вздохнул. Уговоришь их, как же... его-то самого, например, не уговоришь...
  И он пошёл туда - навстречу неизбежному.
  В зале их уже ждали: нолдор, под охраной. Смотрели на своего лорда с надеждой.
  -Вот что, - сказал он негромко. - Вам предлагали: поклянитесь не поднимать оружие против Севера - и уходите. Я просил за вас - за самых младших. В ответ услышал то же самое. Что я могу сказать... Вы можете вернуться на свободу.
  -Ты предлагаешь нам - предать? - ошеломлённо спросил кто-то из нолдор. - Ты?!
  -Не я, - терпеливо и спокойно ответил Эллаис. - Они.
  Он видел - отчаяние, обречённость... потом вдруг кто-то из тех, кто был поближе - рванулся к нему, он не успел уклониться: чужая воля к смерти обрушилась на него.
  В этот момент все для Эллаиса погасло. Что произошло дальше - он толком не видел. Только боль и темнота, и чьи-то крики.
  Когда он очнулся - перед глазами был деревянный потолок. Повернув голову - все взорвалось болью - он понял, что находится, скорее всего, в этом же здании, только в незнакомой еще комнате. А рядом за столом сидел тот самый... местное начальство. Он словно почувствовал, что эльф очнулся, повернулся к нему.
  - Ну что, убедился, заступник?
  Эллаис, тяжело дыша, закрыл глаза снова. Вот и всё. Теперь уже - всё, он - предатель...
  А не так ли это и есть?!
  Он похолодел.
  Эта история с Хэллайтом, визит в Ангамандо, потом - кольцо...
  Да.
  Они тонко и умело заманили его в ловушку.
  Ему не выбраться.
  - И подумай сам, - человек понизил голос. - Даже если бы я хотел тебе помочь... и отпустить твоих друзей. Ты понимаешь, что для меня это - тоже предательство? Выпустить на свободу не просто врагов - ладно бы; убийц. Ты вот за себя переживаешь, видно. А с нашей стороны от меня такого же хочешь.
  Эллаис удивлённо взглянул на него: такое ему как-то не пришло в голову.
  -Ты прав, - признал он. - Что я могу сказать... если бы не война, мы бы, наверное, могли разговаривать как друзья. А так - ты вернёшь меня в заточение, и там, я полагаю, остальные доделают то, что не удалось этому мальчику. Впрочем, это только справедливо. Мандос нас давно уже ждёт.
  - Вот поэтому я тебя и не верну, - отозвался человек. - Только не хочется, чтобы они утвердились в мысли о том, что ты предатель. Нет мыслей о том, как их разубедить?
  Эллаис со вздохом приподнялся, - голова страшно болела. Ещё одно нормальное существо из "тёмных"...
  -А как их разубедишь? - он не удержался, сжал виски. - Разве что вы их выведете и меня казните - за то, что попытался обмануть вас, подговорить своих дать ложную клятву...
  - После чего они еще больше загорятся ненавистью к нам. Нет, это тоже не дело. Ладно, не твоя забота; придумаю что-нибудь. О тебе, кстати, спрашивали. Можешь догадаться - кто.
  Эллаис рванулся - встать, но тут же со стоном свалился обратно на лежанку. Неужели - она?.. Да нет, не может быть. Не может. Не бывает такого.
  -Хэллайт?
  - Лежи спокойно... Хэллайт и ее сестра, конечно.
  Эллаис всё же, скрипнув зубами, заставил себя сесть. Нечего.
  -Вот что... Чем дольше тянуть, тем хуже будет. Мои только уверятся в моём предательстве, будут убеждены, что вы меня забрали к себе как своего. Я предлагаю тебе действительно дело. Поверь, хуже, чем они о вас думают, уже попросту некуда.
  - "Казнить" тебя? - медленно уточнил человек. - И что ты станешь делать потом? Останешься среди нас, своих врагов?
  Эллаис взглянул на него в упор.
  -Пути на свободу у меня нет. Зато есть путь в Мандос, от которого ты хочешь меня избавить. Я понимаю твоё желание, - у меня было подобное... Я военнопленный. Я лорд нолдор. Лучшее, что можно для меня сделать - это улучшить условия содержания в плену. Всё.
  - Ну почему, - человек слегка усмехнулся. - Думаешь, ты первый такой? Отнюдь. Многие из вас, вначале одержимые ненавистью, после выбирали остаться в Твердыне или на Севере, или в окрестных землях, тем более, что Мелькор способен избавить тех, кто ему доверится, от Проклятия Мандоса. Против своих эти эльдар не сражаются, но жизнь ведь не ограничивается войной. Сейчас не самое лучшее время для такого выбора, но это все равно лучше, чем смерть.
  Избавить от Проклятия, - эхом отдалось в душе.
  Всколыхнулось - как будто было только что: застывшее тёмное небо помертвевшего Амана, Феанаро - с окровавленным мечом, и тела, тела, тела...
  "...И восплачет его бездомная душа по своему телу, и вернётся ко мне..."
  Живая Судьба.
  Тяжёлый низкий голос Вечности.
  Вечной - не - свободы.
  Того, кто имеет право судить.
  Эллаис покачал головой.
  -Я не верю, что от Проклятия можно избавить.
  - Можно изменить посмертную судьбу фэар. Дать ей свободу самой выбирать будущий путь. Можно, Эллаис. Из-за этого и разгорелась война - самая первая, Война Стихий, с которой все началось. Был целый народ - такой. Измененный. Недозволенный. Неужели ты даже не слыхал об этом? К вам ведь тоже просачиваются сведения от нас, мы знаем.
  -Я знаю, - ровно сказал Эллаис. - Помнишь, я говорил, что видел рисунки этой игры в книге, которую принёс Феанаро от Ауле? Я видел и другое, что было в этой книге. Я не понимал этой письменности, - ведь у нас не было своей, - но рисунки изображали эльдар. И крылатых тварей. Когда я пришёл в Эндорэ и вступил в бой с вашими, то увидел этих существ своими глазами. Я знаю.
  - Тем более. Ты хочешь, чтобы твои продолжали верить в тебя, убедились, что ты не предатель?
  Эллаис пожал плечами.
  -Конечно. Почему ты спрашиваешь?
  - Изобразить казнь, - человека почему-то просто передернуло. - Я не уверен, что это правильный выход.
  Эллаис вздохнул.
  -Ну хорошо, а какой есть выход? Я другого не вижу.
  - После этого все они - все, понимаешь? - окажутся потеряны для нас. Возненавидят. Убедятся в нашей подлости. Я не смогу даже, - он снизил голос, - позволить им бежать. А наши будут вынуждены участвовать в омерзительной игре... Нет, Эллаис, я этого не сделаю. Боюсь, тебе придется все-таки рискнуть и остаться среди твоих.
  Эллаис, скрипнув зубами, поднялся, - красивое лицо его словно окаменело.
  -Ну что ж. Спасибо за то, что... в общем, ты понял. Вполне возможно, что твой вариант более правильный.
  - Мы будем следить за вами. Убить тебя мы не позволим... но если что-то случится - лучше дать им поверить, что ты умер. С этим ты, надеюсь, согласен.
  -Согласен, - кивнул Эллаис. - Что ж... Я так полагаю, что мне пора обратно.
  - Да. Иди... Тебя отведут. Ночь уже. И знаешь что... сними-ка ты это кольцо. Оставь мне; после заберешь.
  Эллаис удивлённо взглянул на него, но кольцо всё же отдал. Помедлив, всё же решил спросить.
  -Почему так?
  - Вражья вещь, - пояснил человек, - что ж тут непонятного.
  -Они его у меня с моего возвращения видят, - пожал плечами Эллаис. - Впрочем, ладно. Если всё-таки не успеете, и они меня убьют... мне жаль, что мы по разные стороны.
  - А вот это зависит только от тебя, - ответил человек. - Иди.
  Эллаис сделал пару шагов, - голова закружилась, всё потемнело перед глазами. Сам он тоже умел применять магию убийства, но сейчас ему от этого стало особенно тоскливо. Погибать от рук своих, да ещё и будучи, в общем, ни в чём не виновным...
  Он шёл обратно, стараясь держаться твёрдо.
  Снаружи царила ночь - а в подземелье свет светильников отменял напрочь смену дня и ночи, отрицал её, убивал... Вечные каменные стены, вечные светильники...
  Один и тот же путь - уже много дней.
  Он шёл.
  Он знал, что там, внизу, - не спят.
  Что - ждут.
  Перед ним распахнулись двери.
  Войдя, он встретил первым - удивление. Похоже, они полагали, что "тёмные" уже не вернут его обратно, заберут как своего.
  Они выбрались с лежанок, окружили. И - без единого вопроса, без единого слова - набросились, сбили с ног, просто забивали - ногами, у кого были силы - обрушил на него "магию смерти"... и ещё, для верности, кто-то накинул ему на шею тонкую верёвку, служившую пояском.
  Участвовали в расправе не все. Кто-то стоял в стороне, отвернувшись. Кто-то бил... но для вида. Тех, кто готов был убивать, оказалось меньшинство; ведь как же, это же Эллаис, которому они доверяли, с которым годы прожили бок о бок, не может он быть предателем... но каждый боялся показать, что ему - жаль. Ведь это означает - предать и самому...
  Бить перестали, когда поняли, что Эллаис более не то что не двигается - вовсе не подает признаков жизни. Расступились, глядя на неподвижное тело, лежащее в луже крови - разбили голову.
  - И что теперь? - хрипло спросил один из тех восемнадцати, о которых недавно просил Эллаис.
  Тот парень, который накинулся на Эллаиса наверху - и который теперь, перед его приходом, вёл импровизированный заочный "суд", - распрямился. Оглянулся - в глазах была смертельная тоска, обида, горечь от поражения и предательства.
  -Теперь - всё, - яростно выдохнул он. - Я верил ему. Я готов был за него жизнь отдать! а он? вернулся из Ангбанда с колечком, - видно нашёл здесь какую-то "тёмную", продался за её ласки! А теперь - и подавно!
  - Ты сам хуже них, - едва слышно проговорил эльф. И, отойдя, вновь забрался на свое место - у стены, в первом ряду.
  -Да?!
  Тот хотел подскочить к нему, но не поглядел под ноги: споткнулся о лежащего Эллаиса. Замер, глядя на него.
  И отступил на шаг, сжав кулаки.
  Это был _его_ лорд. Он родился в Эндорэ, он с мальчишеским обожанием смотрел на тех, пришедших из-за Моря воевать с Врагом, кто видел свет Амана... Он гордился им. Он хотел быть на него похожим.
  И - вдруг... Предательство. Тот, кого он так любил, кому безоглядно верил, - предлагает перейти на сторону врага. Сложить оружие.
  И теперь он стоял, глядя на мёртвого, а прежнее - то, что было когда-то там, на свободе, захлестнуло его душу.
  - Был бы он предатель, не вернулся бы сейчас, - отозвался эльф. - А ты убийца. И я тоже... что не помешал. Что, научились - безоружных забивать... эльдар...
  Казалось, в звенящей тишине больше никто не посмеет сказать ни слова - только эти двое. Остальные молча смотрели... потом кто-то опустился на колени возле Эллаиса, закрыл ему глаза. Подошёл к двери, громко стукнул.
  -Эй, кто-нибудь!
  Открыли им не сразу. Наконец отворилась дверь, двое "темных" молча подняли тело, вынесли. Дверь захлопнулась. На полу осталась лужа крови.
  -Ну что уставились? - резко, срывающимся голосом крикнул тот, "судья". - Всё! Мы решили - и казнили, и теперь - предателей среди нас нет.
  - Ну разве что кроме тебя, - тихо сказал Ларнис - молодой. - И вообще, знаете... Давайте, по второму разу. Можете меня - так же. Если вы согласны, что ЭТО - было по чести.
  У того вмиг как будто красная пелена застила всё перед глазами, - рванулся вперёд, сжав кулаки, врезал - наотмашь.
  Ларнис от удара упал поперек лежанки - закрываться не стал, поднялся - глаза у него горели, лицо было разбито в кровь ударом.
  - А что, не так, скажешь?! - крикнул он. - Вы ничего не знали про Эллаиса! Вы оговорили его, без всякой вины! Это - не суд, это убийство! Он нам жизнь спасти пытался, а вы ему вместо благодарности - вот так?! Да вы все просто трусы! Вам не хватает смелости, каждому, признать, что Эллаис ни в чем не виноват, что это мы - убийцы и предатели, а не он! Давайте, боритесь с Врагом, и делайте то же самое, что он - Враг порадуется!
  -А то ты не слышал его слова! "Дайте клятву не поднимать оружия против севера, и вас отпустят на свободу!" И это - он? Да его одурманила та девка, не знаю уж, как, и какая она была, но - одурманила, отняла его у нас! Он стал таким же, как они! стал одним из них!
  - Не хочу я с тобой говорить, - помолчав, произнес Ларнис. - Ты убийца. И можете орать сколько влезет, это ничего не изменит. А я отдохнуть хочу. Через пару часов всем снова работать.
  Остальные молча последовали его примеру - разошлись по местам. И только тот, кто затеял эту расправу, так и остался стоять посреди комнаты, - не найдя слов для ответа.
  
  ...Он чувствовал, что умирает. Знал. Когда мир вокруг переполнился болью, когда чужая ненависть - не чужая, оттого ещё более острая, мучительная, от которой некуда было скрыться, - обрушилась на него, он не выдержал: рванулся туда, в Чертоги.
  Лучше - там.
  Невыносимо.
  Война, мирная жизнь по другую сторону, просверкнувшая, как видение, - всё это стало страшно остро, до предела, до страшной тоски.
  Избавиться. Пусть - так.
  Похоже, это судьба...
  Было еще и второе зрение: наверное, зрение души. И этим зрением он видел девушку в темной мужской одежде, одиноко стоявшую у края дороги, ведущей в Чертоги. Дорога эта лежала под серым, дождливым небом, и шла она между холмов, поросших соснами - как в нагорьях Дортониона. Девушка не звала его. Она просто стояла и смотрела. Эллаис знал - вслух она и не позовет, принимая его выбор. Но слова были не нужны. Этот печальный дождливый мир становился ее миром. Эллаис шел вперед, и на несколько мгновений они поравнялись. И взгляды их пересеклись.
  Такие странные, _человеческие_ глаза, в которых застыли одновременно надежда - и прощание...
  Он никогда не представлял себе, - как это будет, когда придёт его час _уходить_. И когда закрывал глаза мёртвым воинам своим, - не думал.
  Не хотел.
  Потому что знал, что там, впереди, - тот самый голос, который навсегда пригвоздил их к Вечности - Проклятием.
  И теперь, - не ожидал, что кто-то встретится. Что будет ждать. Замер.
  -Ллайит? - спросил тихо, ещё не веря своим глазам.
  Она протянула руку к нему - медленным плавным жестом. Вслух она ничего не сказала, просто ему вдруг стали внятны ее мысли.
  Я не стану держать тебя, если таков твой подлинный выбор. Но знай: я не хочу потерять тебя. Мне будет больно без тебя. Я не хочу, чтобы ты оставлял эту землю.
  Он остановился, опустил голову.
  -Мне... очень тяжело, пойми. Я потерял всё... Когда-то давно - родину, потом - спокойную совесть после Альквалондэ. Теперь я потерял самое дорогое: своих. Те, кого я... любил, да... кого пытался спасти... они не поняли. Они никогда не поймут. Они так и будут думать, что это я - не понимаю, что это я - погряз в зле, в предательстве... Я знаю, в чём я действительно виновен, и этого много, но - не в этом. За свою вину я готов отвечать, но как жить с этим - не знаю. Если ты хочешь... если ты действительно хочешь, чтобы я остался - скажи.
  - Они поймут, - тихо сказала Ллайит - теперь уже вслух. - Не все и не сейчас, но многие - поймут. Уже сейчас - начинают понимать. И если ты уйдешь - твоя смерть будет лежать на них до конца жизни. Камнем подлости. Убийства. Неискупимой вины. А такие, как ты, нужны миру. Те, кто способен видеть свет... свет сердца, а не только лишь белизну одежд.
  -Понимать, - горько повторил Эллаис, перед мысленным взором которого враз возникли те лица. - Я не хочу их видеть. Они... они уверены, что зло - это я. Я не смогу им ничего доказать. Да, - это ведь тот, кто затеял это судилище, требовал тогда, на стене, убить Хэллайта... ну, тогда, когда мне пришлось ударить его кинжалом.
  "Не уходи. Ты еще несвободен... ты окажешься в тюрьме, в безвыходных Чертогах. Не сейчас, Эллаис. И... Я прошу тебя. И Хэллайт..."
  -Спасибо... - он чуть улыбнулся. - Но это ведь неизбежно, - Чертоги. Я эльда.
  "Мелькор может освободить фэа эльда. Чертоги более не будут неизбежностью. Но сейчас ты лишь попадешь в западню..."
  При этом имени он вздрогнул.
  -Что же это будет за свобода?
  "Свобода самому выбирать свой посмертный путь. Хочешь - довериться Намо, хочешь - снова войти в этот мир в другом теле, а хочешь - уйти в просторы Эа. Что в этом плохого?"
  -Если это действительно так, - ничего, - медленно проговорил он. - Если. Я не смогу проверить, так ли это. Я не верю... ему. Ты меня понимаешь?
  "А я - верю. Я знаю его с детства. И тех из вас, кто возвращался - знаю."
  Эллаис помолчал. Дождливый простор, тихо светящийся путь в Чертоги, которые манили, звали к себе... Он понимал уже, что - не уйдёт. И это оставалось только сказать вслух, но он медлил, медлил... и всё же, наконец:
  -Я... не уйду в Чертоги, Ллайит. Я смогу увидеть тех, о ком ты говоришь, - эльдар, которых... он... освободил от связи с Чертогами?
  "Для этого ты должен жить. Будешь жить - увидишь."
  Он в последний раз посмотрел туда, за серую пелену, из-за которой - он чувствовал тяжесть внимания Владыки Судеб...
  И - решился.
  Протянул ей руку.
  -Пойдём. Пойдём обратно. В жизнь...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик) К.Юраш "Процент человечности"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Искажающие реальность"(Боевая фантастика) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"