Степанидина Екатерина Анатольевна: другие произведения.

Пират по особым поручениям

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:

  
  На Спейс-Сити опускался вечер. Cолнце клонилось к закату, тени удлинялись, а простор вечереющего неба незаметно менялся, теряя яркую летнюю голубизну и обретая мягкие светлые краски. Бессонный город-космодром зажигал ночные огни.
  Ветер по-дружески взлохматил мои волосы. Резкий, чёткий ритм последнего танца всё звучит в памяти, провожая меня с тренировки домой. Тишина окутывала мир, и только издалека доносилась песня, - выразительный женский голос с легкой грустью и надеждой выпевал слова на непонятном языке. В небе, словно цепь светлячков, ритмично мигали далёкие огни флайеров, - от космопорта вели воздушные магистрали в мегаполисы Земли. Трудно было представить себе, что когда-то, сорок лет назад, города-космопорта не было, а Земля чувствовала себя абсолютно одинокой в бездонном пространстве космоса. Но и теперь странное ощущение возникает при встрече с людьми Галактики: выходит, когда-то давно мы, земляне, потеряли связь со своими галактическими братьями и нашлись только теперь... Мысль о людях мгновенно повлекла за собой и мысль об их Империи, к которой вот уже два года принадлежала и Земля, отчего моё настроение стало угрожающе портиться. Я попробовала переключиться на величественную красоту заката, но стало только хуже: память, словно издеваясь над моими попытками удержать хорошее настроение, выдала незабываемое зрелище полёта эльреев в этом самом небе. Почти прозрачные, изумительно красивые тела этих негуманоидов умели передвигаться в воздухе способом, похожим на манеру плавать электрических скатов, они открыли нашу Землю для Галактики, и папа до сих пор, спустя многие годы, с радостью рассказывает, как встречал их стремительные корабли...
  Отец внезапно появился передо мной. Я остановилась, в душе что-то тревожно заныло: у него никогда не было привычки встречать меня после тренировки.
  Он что-то быстро сунул в мою сумку.
  -Пойдёшь в космопорт и остановишь Линна. Он не должен приходить к нам. И не вздумай возвращаться домой, всё кончено.
  -Папа, что...
  -Всё, молчи. Прощай.
  Он поцеловал меня в лоб и свернул в один из ближайших переулков. Несколько мгновений я стояла в оцепенении, потом бросилась бежать к зданию космопорта. По дороге чертыхнулась сквозь зубы: похоже, папина привычка к дисциплине передалась и мне, вон как помчалась его приказ исполнять. Нет бы о своей судьбе подумать...
  Я добралась до космопорта и пристроилась на скамейке у самого входа. Здесь царила обычная суета, за окнами темнело, а в знакомых с детства залах горел яркий свет, - и то, что отец выгнал меня из дома, показалось абсолютно невероятным. Я уставилась на тех, кто шёл к выходу, и попыталась понять, почему он это сделал. Что кончено-то?!
  Кто, собственно, такой Линн даль Соль? Имя выдаёт благородное происхождение, кроме того, у него водятся деньги. Ещё я не раз замечала, как отец передавал что-то от него каким-то существам, не принадлежавшим к числу завсегдатаев нашего бара. Недавно Линн исчез на полтора месяца, - необычайно долго для него. Когда я увидела его снова, он пытался делать вид, что ничего особенного не случилось, но в синих глазах читалось отчаяние. Он обещал вернуться через две недели, и сроком его приезда был сегодняшний вечер. Собственно, ну и что? Почему так страшно нужно, чтобы Линн не пришёл к нам, почему я-то не могу ступить на порог родного дома? Во что ввязался мой бедный папа?
  Страх прокатывался волнами, - то слабее, то сильнее. Надо думать, надо же теперь куда-то деваться... Отец стакнулся с галактическими контрабандистами, и его накрыли? Или же - о Господи, не может быть! - он связался с повстанцами... Нет. Это слишком страшно. Восстание против махины Империи. Против системы, убивающей всех, кто с ней не согласен. Убивающей всех негуманоидов без разбору. Ох-х... Но тогда всё складывается. Чёрт подери! Значит, папу уволили из полиции не из-за последствий ранения, а из-за общения с эльреями. Выходит, повезло, - легко отделался. А для меня-то это было целой трагедией: как же, мой отец, бесстрашный, честный - и без своей любимой работы, за что?.. Наверное, кто-то его спас таким вот образом. Господи, какая же я была наивная, ничего не видящая перед своим носом дурочка! И вовсе не случайно Линн заинтересовался моим баловством с компьютером. Принялся меня дразнить, отчего я разозлилась и на спор обошла секретные имперские коды, выяснив, есть ли крейсеры на их базе возле Земли... Линн и есть связной повстанцев?! Нет, не может быть, он же мне ровесник. Хотя - всё сходится. Чёртова логика, против которой ничего нельзя сделать. Ох, бедный мой папа, зачем же ты-то стал искать приключений на свою седую голову?
  Время приближалось к одиннадцати, и меня начала бить дрожь: неужели проморгала Линна? И как вообще можно сидеть тут, на виду у всех, будучи объектом розысков имперской полиции?! Да нет, если бы они хотели, то давно бы уже схватили. Наверное, отца только подозревают, ждут подтверждения подозрений и наблюдают... А Линна всё не было, от стоянок шли и шли люди и галактические существа, среди них попадались те, кто нередко заглядывал в наш бар. Ноющий, тоскливый страх причинял почти физическую боль.
  Я издали увидела стройную фигуру в чёрном и, не успев толком разглядеть, рванулась вперёд: эта лёгкая походка и светлые волосы... Он. Улыбка, в глазах - радость встречи, тут же сменившаяся тревогой: я прежде не встречала его в космопорту.
  -Кэт, что-то произошло?
  Переливчатый мелодичный язык Галактики, которому учат в земных школах. Полицейские стояли на своих постах довольно далеко и вроде бы не обращали на нас внимания.
  -Отведи меня на свой звездолёт, - шёпотом попросила я.
  Он не стал задавать лишних вопросов, - только взгляд стал предельно сосредоточенным. Застывшие стены, замкнувшие мир возле выхода из космопорта, наконец-то отпустили меня.
  Корабль Линна был частным, грузовым и нёс только разрешённый минимум вооружений. Всё же и это, и закрывшиеся двери стоянки, и поднявшийся за спиной трап давали ощущение хоть какой-то защиты от родной планеты, внезапно оказавшейся смертельно опасной. В небольшом салоне мы уселись в кресла, и Линн успокаивающе коснулся моей руки.
  -Ну, что стряслось?
  -Папа велел мне не пустить тебя к нам и запретил возвращаться домой.
  В поставленной на металлический пол сумке что-то звякнуло. Я вздрогнула, Линн насторожился.
  -Что там, Кэт?
  -Туфли на каблуках, юбка и майка. Я возвращалась с танцев.
  -Открой.
  Я выложила вещи и замерла: прощальный подарок моего отца означал, что моя мирная жизнь окончилась. Тихо и бесповоротно, как любой сон.
  -Что это такое?
  -Как бы перевести... В общем, эта штука стреляет маленькими острыми лезвиями. Бесшумно и довольно далеко. Вы с отцом кое-что скрывали от меня, ведь так?
  Линн задумчиво рассматривал папин подарок.
  -Убери-ка всё это.
  -Уберу, но ты ответь. Пойми, надо же теперь куда-то идти, например, искать работу...
  -Да, ты права.
  Я сунула вещи обратно в сумку. Мелькнула мысль: нечего сказать, хорошенькая у меня экипировка для пути в неизвестность.
  -Линн, я должна знать!
  -Что именно?
  -Ты связан с повстанцами?
  Он молчал. Отчаянная надежда на то, что передо мной всего лишь контрабандист, снова вспыхнула в душе: сейчас Линн скажет 'нет', и я спокойно вернусь в наш бар, за контрабанду не расстреливают, и папа возвратится...
  -Отвечай, или я иду домой.
  -Ты никуда не пойдёшь.
  Его слова прозвучали как приказ.
  -Почему? Отца преследуют имперцы?
  -Да.
  -Потому что он делал что-то для тебя, то есть для повстанцев?
  -Да.
  Его ответ словно завис в воздухе: жуткое предположение стало правдой слишком внезапно для того, чтобы можно было поверить в это сразу.
  -Кэт, что ты собираешься делать?
  Вспомнился отец, - твёрдый взгляд, коренастая крепкая фигура... Он не боялся воров и убийц, не отступил, когда судьба вынудила его оставить службу в полиции, осмелился тайно пойти против Империи. Одному Богу известно, увижу ли я его снова, но, если эта встреча случится, мне не должно быть стыдно смотреть ему в глаза. Если. Лучше бы - 'когда'...
  -Линн, отвези меня к повстанцам.
  -Не могу.
  -Почему? Секретность и всякое такое?
  -Да, и ещё...
  -Не продолжай, я поняла.
  Сейчас не до обид. Он понятия не имеет, умею ли я что-нибудь, кроме компьютерного хулиганства.
  -Видишь ли, я не собираюсь сидеть на чьей-либо шее и быть обузой. Отец научил меня стрелять, курсы пилотирования звездолётов я закончила в прошлом году, о моих компьютерных забавах ты хорошо знаешь. Полагаю, именно для повстанцев я раздобыла сведения об имперских силах на Земле?
  -Так, и всё же...
  -Ты предпочитаешь, чтобы я пошла танцевать в ночной клуб? Меня это как-то не вдохновляет.
  -Должен признать, это звучит убедительно, - усмехнулся он.
  -Так что же?
  Линн встал и прошёлся по каюте. Кулаки его были сжаты.
  -Кэт, я уже согласен, но должен тебя предупредить. Одно дело - сидеть на родной планете, не зная толком, что, кому и зачем передаёшь. Там, куда идёшь ты, предстоит не только разучиться мечтать. Я сам был таким три года назад, - победа казалась мне скорой и неизбежной...
  -За меня больше некому воевать. И оберегать меня тоже некому.
  -Я знаю.
  Он остановился рядом.
  -Знаю, Кэт. Поэтому я и беру тебя с собой.
  
  ЧАСТЬ 1
  1
  В компьютерном зале не было обзорных экранов, а каждый из снующих по нему роботов сиял чисто механической уверенностью в себе. За три месяца работы дешифровщиком компьютерной информации я изучила огромную космическую базу повстанцев до мельчайших подробностей и уже начала тосковать по привычному голубому небу. В видеотеке было полно красивых видов, но из иллюзии рано или поздно приходилось выбираться обратно в реальность, отчего становилось только хуже. Поэтому я предпочла заполнить свободное время знакомством с жизнью Галактики, - и обрушившееся на мою несчастную голову море сведений оказалось необычайно глубоким. Колоссальное число планет, принадлежащих Империи, впечатляло, - крупные галактические центры, промышленные объекты, недавно открытые миры. Справочники народов Галактики выдали головокружительную мозаику невообразимых лиц, морд и прочих вариантов внешности, не подходящих под привычные определения. Выяснилось, что Император был из народа руниа и внешне мало чем отличался от человека, - а дома ходили слухи, в которых количество голов означенного субъекта варьировалось от одной до восьми-девяти. Про руниа я не нашла ничего путного, кроме Легенд людей Галактики, но эпос, как ему и полагалось, дал немного, - разве что очередную версию происхождения человека: Создатель якобы сотворил мир, где не было людей, и где только народ руниа мог ощущать Силу, но руниа очень хотели, чтобы кто-нибудь, кроме них, умел благодаря Силе чувствовать красоту Вселенной, и сотворили людей. Получалось, люди вышли из-под контроля руниа, и теперь Император пытался восстановить власть над ними. О загадочном поле Силы я слышала ещё на Земле, но эльреи были негуманоидами, на них Сила не действовала, и объяснить толком, что это такое, они не могли. Восстание же возглавляли люди, умевшие владеть Силой, - хиннервали, - но Империя устроила на них безжалостную охоту, которая оказалась успешной. Это произошло довольно давно, но дела повстанцев до сих пор шли неважно.
  Это действительно было скверно. В глазах окружающих была мрачная, отчаянная решимость, заставлявшая страшно жалеть, что от меня так мало толку. Наконец я не выдержала и обратилась к начальству с просьбой о переводе на более активную работу. Несколько дней ответа не было, но внезапно меня вызвали к начальнице отдела дешифровки, и я сильно надеялась, что получу согласие.
  Первым, что бросилось в глаза в кабинете, был лучезарно улыбавшийся молодой смуглый брюнет с аккуратно подстриженными усами. Костюм его явно предназначался для демонстрации богатства владельца и балансировал на грани безвкусицы. Впрочем, первое впечатление от этого человека было вполне приятным.
  -Познакомьтесь, - сказала начальница. - Кэт Вязовская - Хасан Пайела.
  Он галантно поцеловал мне руку.
  -В жизни не встречал более прекрасных глаз, мисс Вязовская.
  -Можно просто Кэт.
  -Отлично. Спасибо, мадам, позвольте мне увести отсюда это очаровательное создание.
  -Куда? - поинтересовалась я.
  -На мой звездолёт.
  Я растерянно обернулась, - так просто?.. Начальница тепло улыбнулась на прощание.
  -Девочка, постарайся, чтобы тебя не убили.
  -Х-хорошо...
  И вот - коридоры ведут к космодрому, бездонное чёрное пространство вновь ждёт меня. Кажется, теперь я действительно вступаю в войну. Огоньки звёзд холодны и остры, как иглы, - вонзятся или пропустят?
  -Позволь спросить, чем тебе так не угодила работа дешифровщика? - Хасан жестом пригласил меня на борт.
  -Всё было бы прекрасно, но сидеть три месяца в одних и тех же стенах, когда у повстанцев каждый человек на счету...
  -Так ты - высокоидейный повстанец?
  -Что?
  -Или всё-таки тебе захотелось лёгких денег и приключений? Я старый контрабандист, и, честное слово, мне непонятно, как человек может добровольно покинуть столь тёплое и безопасное местечко.
  Я решила, что для ответа достаточно будет улыбки. Когда мы очутились в рубке, Хасан вдруг уступил мне кресло первого пилота.
  -Не беспокойся, я с тобой. Взлетаем.
  От неожиданности ответный кивок вышел несколько неуверенным, но я уселась поудобнее и потрогала кнопки на пульте.
  -Так где начнётся моя 'легальная' жизнь?
  -На Артосе, в одном из казино его столицы Кер-Сериндата.
  -Но это же один из центров Империи?
  -Да, а что? У меня повсюду есть друзья. Сокровище моё, ты задала координаты? Отлично, теперь выруливай от Базы, пока мы ещё ни в кого не врезались. У тебя неплохо сидит в голове теория, но на практике надо бы немного сбрасывать скорость в таких оживлённых местах... Чудесно, теперь можно входить в гиперпространство и переходить на автопилот.
  Звёзды мгновенно превратились в слепящие лучи, и внешние экраны автоматически отключились. Мы покинули рубку и оказались в салоне, - обстановка была богатой, как если бы владелец корабля действительно не знал, куда девать лишние деньги. Пайела не спускал глаз с небольшой контрольной приборной доски на стене.
  -Хасан, видишь ли, на Земле у меня никогда не было так много денег, чтобы проигрывать их в казино, и...
  -Не беспокойся, новичкам везёт. Наловчишься, и всё будет в порядке. Приоденься, ты увидишь приближённых губернатора Артоса, а не каких-то шальных звездолётчиков. Платье вот в этом пакете.
  В отличие от одеяния Хасана, этот наряд мне понравился: струящиеся алые волны длинной широкой юбки, красивое декольте... Я уже давно не надевала ничего подобного, - с последнего конкурса по танцам. Отец всегда приходил на конкурсы, а в тот раз не смог: дела не позволили. Пайела с удовольствием осмотрел меня с ног до головы.
  -Дорогая, кем была твоя мама? Тебя хорошо научили носить вечерние платья.
  -Мама тут ни при чём, в этом виноваты танцы. Мама умерла, когда я была ещё совсем маленькой, я её даже не помню.
  -Прости.
  -Ничего... Отец говорил, что я на неё похожа, - чернявостью, небольшим ростом и вредным характером.
  -Не позволяющим спокойно сидеть в безопасном месте и бездельничать?
  -Совершенно верно. Поэтому, будь добр, объясни, что нужно делать. Кажется, стрельбы не намечается?
  -Что ты, что ты! - замахал руками Хасан. - Это почти прогулка, дела будут потом. Надо только походить по казино, обратить на себя всеобщее внимание - на то и платье красное - и принять приглашение прилететь в гости, которое ты там услышишь. И ещё: тебя зовут Элта Ариатис.
  -Ариатис? - удивилась я. - Был у нас один завсегдатай с такой фамилией.
  -Крис, - кивнул Пайела. - По документам он крупный предприниматель и твой отец. И летим мы сейчас со Свейза.
  Забавно, - значит, он тоже в этой повстанческой компании. А я-то думала, что он просто пилот... Да, многого же не рассказывал мой настоящий папа.
  Посадка была произведена с большой аккуратностью и, наверное, чересчур старательно, поскольку мне совсем не хотелось начинать знакомство с планетой со ссоры с её властями. Пока я сажала звездолёт, Хасан непринуждённо беседовал с диспетчером. Интересно, что за влиятельный друг помог ему получить разрешение на посадку на Артосе?
  Космопорт был настолько выше классом, чем земной, что мне стало грустно: Земля действительно была глухим углом Галактики. Некоторое время я с невесёлой завистью рассматривала строгой красоты залы, но внезапно пришла мысль, резко улучшившая настроение: будь Земля процветающим галактическим центром, ей не удалось бы так долго наслаждаться свободой.
  Здание космопорта было построено таким образом, чтобы гости планеты, идя к стоянке гравикаров и флайеров, обязательно увидели открывавшуюся из огромных окон великолепную панораму Кер-Сериндата. Серинда оказалась неширокой рекой с бурным характером, в центре города набережная была одета в розовый мрамор и, казалось, светилась собственным благородным светом.
  Наряд Хасана, казавшийся на Базе слишком щегольским и броским, оказался здесь очень к месту, - ни дать ни взять, преуспевающий провинциальный бизнесмен, приехавший поразвлечься. Проходя мимо зеркала, я слегка улыбнулась своему отражению: принимая от Хасана платье, невозможно было позабыть его собственный костюм и не ожидать худшего.
  Вечерний, ярко освещённый Кер-Сериндат вскоре отступил за высокие окна казино, - всезнающий Хасан сообщил, что это элегантное здание построено по проекту губернатора Артоса Дэйва Озена. Внутреннее убранство поражало роскошью и какой-то нейтральной цветовой гаммой: здесь замечательно смотрелись любые наряды. В такой великосветской обстановке я очутилась впервые, отчего чувствовала себя очень скованно. Хасан с улыбкой дал мне осмотреться и подвёл к одному из столов.
  -Это совсем несложно. Видишь?
  -Да. Бросить кости, и - у кого больше?
  -И всего-то. Рискнёшь?
  -Да, но...
  -Давай. Только взяв их в руки, можно поладить с ними. Ну, смелее.
  -А если я проиграю?
  -Я верю в тебя, солнце моё, твои сомнения жестоко ранят моё сердце.
  Место возле стола освободилось, Хасан учтиво придвинул мне стул и встал рядом. Противником был черноволосый красивый человек неопределяемого возраста, чьи внимательные серые глаза скользнули по Хасану и остановились на мне с настойчивым интересом. Первый ход был его.
  -Восемь, - объявил негромкий отчётливый голос робота-крупье.
  -Если вы выиграете, я буду вынужден покинуть вас, - сказал незнакомец. - Я люблю игру, но сегодня мне не слишком везёт.
  Надо было делать ход. Низкий бархатный голос мешал сосредоточиться.
  -Вы так прекрасны, что я начинаю чуть-чуть завидовать вашему другу.
  Я пожала плечами и бросила кости.
  -Девять, - он встал. - Желаю такой же удачи в сражениях с другими.
  Азарт быстро захватил меня, тут же заставив забыть о существовании сероглазого брюнета. Сначала игра шла с переменным успехом, но вскоре я заметила странную вещь: стоило на миг отключиться от внешнего мира, плывя по течению мыслей, как голос робота словно пробуждал, объявляя о моём выигрыше. Некоторое время мне, на удивление, даже удавалось контролировать этот процесс, но потом усталость заставила потерять внезапно пойманную волну. Я сразу же начала проигрывать и была рада, когда Хасан позвал меня. Возле окна вместе с Пайелой стоял человек, игравший со мной первым, - в глаза бросалась его несколько необычная красота и длинные пальцы то ли музыканта, то ли искусного вора. Тёмный костюм являл собою верх элегантности, а в перстне на среднем пальце посверкивал драгоценный камень густо-вишнёвого цвета. Яркий свет падал из окна наружу, в сад, и листва странной формы сияла изумрудно-зелёным.
  -Позвольте представиться, госпожа Ариатис, - в его спокойном медленном выговоре чувствовался скрытый металл. - Вице-губернатор Артоса Даниель Озен. Губернатор - мой брат.
  Рядом с этим человеком становилось немного не по себе, - его неулыбающиеся холодные глаза производили впечатление полного самоконтроля. И при этом нельзя было сказать, что он мне не понравился.
  -Я провожу вас до космопорта, - сказал Озен. - Хасан, на мой взгляд, ты сегодня рисковал несколько больше нормы.
  -Да? Ну, разве что совсем чуть-чуть.
  -Мы с тобой уже признали поговорку 'чуть-чуть не считается' безнадёжно неверной. Согласитесь, сударыня, если вас едва не убили, это значит, что вы остались в живых, а не наоборот. Прошу за мной.
  Оказывается, они старые знакомые, подумала я. Ничего себе связи у повстанцев! Может, их дела всё же не так плохи?
  Мы вышли на улицу, и я заметила, как Озен кивнул охране. То, что он сам сел за руль шикарного закрытого гравикара, меня несколько удивило.
  -Молчишь, Хасан? Ещё немного, и Элту арестовали бы за шулерство. А её следовало предупредить, что казино такого везения не любит.
  -Такого везения и я не ожидал от неё...
  -Твоя граница допустимого риска несколько выше моей. Ты всегда отличался этим... И хорошим вкусом.
  Этот неожиданный выпад заставил меня прикусить губу. Приунывший Хасан резко рассмеялся.
  -Дорогая, в следующий раз будешь думать, прежде чем появляться где-нибудь в моём обществе.
  -Меня как-то мало интересует мнение посторонних.
  Даниель Озен остановил гравикар возле космопорта и адресовал мне очаро-вательную улыбку. Глаза его остались серьёзными.
  -Я приглашаю вас на Артос, сударыня, когда и насколько вам угодно. И не советую слишком медлить: наступила осень, и сейчас здесь приятнее, чем зимой.
  -С удовольствием.
  -Тогда - до встречи.
  Хасан схватил меня за руку и буквально вытащил из машины. Озен провожал нас чуть насмешливым взглядом: бизнесмен Пайела явно проигрался в пух и прах и намерен в спокойной обстановке родной планеты рассчитаться с разорительницей. Я изобразила на лице нужную степень возмущения, пошатываясь и сопротивляясь, позволила отвести себя на звездолёт, и мы тут же взлетели.
  В три часа ночи корабль приземлился на Свейзе. Планета издавна славилась как курорт, и, едва выйдя из дверей космопорта, я поняла, что здесь рядом, совсем близко - море. Рассмотреть что-либо по дороге не удалось, но расстраиваться по этому поводу не стоило: Хасан пообещал, что мы задержимся здесь как минимум на пару дней. Ещё он сообщил, что имперский губернатор Свейза Март Тарчин отличался гостеприимством и избирательной способностью зрения. Для всей Галактики оставалось загадкой, как ему удавалось сохранять свой пост в течение восьми лет.
  Мы остановились в отеле, а наутро меня разбудил знакомый громкий голос, заставив вскочить, от радости не веря своим ушам.
  -Крис?!
  Это было прошлой весной, - вечер, папа, Крис, наш фирменный коктейль... Через секунду от этих воспоминаний я уже плакала в тёмно-зелёную жилетку Ариатиса.
  -Ну, ну, моя хорошая, ты же не одна, с тобой почти половина Галактики. И, скажу тебе, не худшая её половина. Хасан, принеси... Нет, ты с ума сошёл, нельзя же угощать даму этой гадостью, это для нас с тобой сойдёт, да и то только на самый худой конец. Вот, правильно, это подходящая водичка. Пей, не бойся.
  Я отхлебнула фиолетовой кислятины, вытерла слёзы и смогла заметить, что утро было прохладным. Пришлось накинуть куртку.
  -Вот теперь, вижу, мы с тобой и о деле потолковать можем. Так?
  -Так.
  Крис Ариатис удобно развалился в кресле, - внешне неуклюжий толстый голубоглазый контрабандист, в чьи каштановые волосы уже закрадывалась седина.
  -Не торопись, Хасан, сначала я девочке кое-что разъясню, а затем уже приступим. Не возражаешь?
  Пайела кивнул, но на лице его осталась нетерпеливая улыбка, прячущаяся за усами.
  -Отлично. Так вот, малышка, как ты видишь, свалить Империю не так-то просто. За последние полгода они решили, что нам живётся слишком хорошо, и принялись за нами гоняться, в результате чего многие наши, что были в имперских верхах, погорели. Наш общий друг Хасан Пайела тоже натворил дел... Старина, я тебе ещё слова не давал. Вот он теперь и вылезает из шкуры. Но парень он хороший.
  -Спасибочки, - обиженно буркнул Хасан себе под нос.
  Крис решил, что этого не слышал.
  -Продолжаю. С одной стороны, сейчас всякие высокородные наши пытаются снова найти опору наверху, и тут очень кстати, что ты произвела впечатление на красавчика Даниеля Озена.
  -Вы что, собираетесь продать меня ему в обмен на службу повстанцам? А я думала, он уже...
  -Он уже, тут ты права. Никогда не перебивай старших, а то многого не узнаешь. Дело в том, что брат Даниеля, нынешний губернатор Артоса, верит в Императора, как в Создателя, и мечтает стать его учеником.
  -В каком смысле?
  -Ты, конечно, слышала про хиннервалей?
  -Да, они были предводителями повстанцев. А Легенды говорят, что когда-то они возглавили расселение людей с их прародины.
  -Верно. Их уничтожил главнокомандующий имперским флотом, или попросту Милорд, которого Император научил владению Силой. А Дэйв Озен, губернатор Артоса, желает пойти столь полезному для Империи пути. Нам, понятное дело, такой разворот совершенно ни к чему. Что же до самого Даниеля, то он действительно с нами, но он всего лишь вице-губернатор, и ему очень хочется поцарствовать на родной планете. Смекаешь?
  -То есть мне надо помочь Даниелю свергнуть брата?
  -Ну, положим, никто не собирается поручать тебе убийство, для этого существуют и более умелые руки. Но ты - удобный вариант для того, чтобы доставить их обладателя в охраняемые помещения Кер-Сериндата.
  -Удобный вариант? Но я пока чужая в Галактике.
  -Видишь ли, кроме умения красиво говорить и красиво одеваться, у тебя есть одно достоинство: ты пока ещё ни в чём не замешана, и никто тебя не знает. Если не покопаться в досье на имя Александра Вязовского.
  -Пока незачем.
  -Верно. Но всё это не сейчас, а немного опосля: по 'легенде', ты должна в это время ссориться со своим другом Хасаном. Среди повстанцев же есть не только высокородные, но и такие, как мы с тобой, и у них тоже в головах водятся умные мысли. Старый пират Крис Ариатис побродил по свету немало и давно понял, что у Империи есть не только голова, но и руки. Точнее, одна рука, но длинная. И это - то, чем занимаются повстанцы с другой стороны.
  Я остолбенела: они хотят уничтожить Милорда, это же безумие... Впрочем, Крис просил не перебивать.
  -Личного врача Милорда зовут Раина Сойтар.
  Крис наслаждался вниманием аудитории. По его обветренной физиономии было ясно видно, что доводилось ему такое нечасто.
  -Раина Сойтар - женщина красивая, ничего не могу сказать. Росточком повыше тебя будет, Кэт, волосы такие длинные, золотистые, глаза зелёные, - словом, в твоём, Хасан, вкусе.
  Пайела шумно вздохнул.
  -И, как ты понимаешь, у такой красивой женщины, конечно, есть муж. Он почти две недели лежит в клинике этого города, потому как тоже был врачом, изобретал всякие препараты для имперских допросов и случайно попробовал что-то не то. А Раина всё время с ним. Думаю, именно у неё можно спросить, как отправить Милорда на встречу к тем, кто погиб за время его владычества.
  -Каким образом? Разве она ответит?
  -Разумеется, Кэт, разумеется, - Крис ловко выудил из кармана пузырёк с прозрачной жидкостью. - С помощью этого изобретения доктора Сойтара вам не только ответят на все вопросы, но и последуют за вами на край света. Сейчас, мои дорогие, я поставлю эту бутылочку на стол и исчезну, а вы через полчасика отправитесь на перекрёсток улиц номер семнадцать и двадцать четыре. Знаете ли, это было бы неуважением к Создателю - упустить ниспосланную Им самим возможность. Кэт, передашь привет Линну.
  Он скрылся за дверью, а нам оставалось обсудить план действий. Немногим более чем через полчаса мы уже ехали по городу на взятой напрокат машине, - этот свежевыкрашенный металлолом Хасан выбрал только из-за того, что он оказался единственным с закрытым верхом. Сейчас не чувствовалось уже рассветной туманной неги, когда солнце величаво поднимается из-за моря и бросает свои лучи на спящий город, пробуждая его ото сна, - это было деятельное, бодрое утро, со снисходительной улыбкой ярко-синего неба встречающее заспавшихся отдыхающих. Город-космопорт был полон зелени, транспорта и народу.
  Нужный перекрёсток мы нашли без особого труда, - тихий район города, парк, окружающий больничные корпуса, и небольшое кафе напротив главного входа. Чтобы не мозолить глаза официантам, полицейским и таксистам, мы остановили гравикар на почтительном расстоянии от кафе и остались в нём. Оставалось только дружно посмотреть на часы, на вход в клинику, вздохнуть и набраться терпения.
  Крис Ариатис не ошибся: через некоторое время из расположенной неподалеку гостиницы вышла стройная рыжеволосая женщина, за которой следовал субъект с незапоминающимся лицом, - видимо, телохранитель. Раина шла к клинике, необычайные зелёные глаза машинально скользнули по нашей машине, и Хасан подался вперёд: в её взгляде застыло мучительное тревожное ожидание. Она пересекла улицу и скрылась за высокой дверью клиники, телохранитель неотступно шёл следом. За одним из окон первого этажа мелькнуло белое платье. Пайела вновь откинулся на спинку кресла, брови его были нахмурены. Казалось, он хотел что-то сказать, но передумал.
  Раина появилась неожиданно скоро, в сопровождении врача, который что-то объяснял ей. В ответ Сойтар с видимым трудом улыбнулась, отрицательно покачала головой и поспешила в кафе, жестом велев охраннику остаться на улице. Врач с грустью и сочувствием посмотрел ей вслед и медленно закрыл дверь.
  - Пора, - тихо сказал Хасан.
  Мы выбрались из гравикара и вошли следом за Раиной. Я сунула руку в карман куртки, дотронулась до крисова пузырька, - от волнения похолодели пальцы. Сойтар сидела у окна кафе, - ссутулившись, словно, оставшись наедине с собой, больше не в силах была притворяться, делать вид... Хасан сказал мне что-то весёлое, я засмеялась, а она подняла голову, и её взгляд пронзил нас обоих немым укором.
  -Простите, - Хасан перестал улыбаться и сделал шаг к ней. - Вам плохо?
  -Да, мне плохо, - медленно произнесла она. - Пожалуйста, оставьте меня в покое.
  Низковатый мелодичный голос звучал страшно устало, и мне вдруг стало бесконечно жаль Раину. Она налила себе вина, от бокала по столу забегали солнечные зайчики. Я напомнила себе, что передо мной - имперец, решительно села за столик и ухудшила обзор смотревшему из-за окна телохранителю. Тон разговора должен быть доверительным, чтобы не спугнуть добычу.
  -Говорите, - попросила я. - Мы - случайные ваши попутчики, и вода уйдёт в песок...
  -Понятно, не трать слов. Спасибо...
  Хасан 'нечаянно' задел стул, Раина на секунду обернулась, - я вытащила пузырёк, и капля снадобья растворилась в её бокале. Сойтар подозвала официанта, велела принести ещё вина.
  -Пейте и вы, что сидеть просто так.
  Раина поднесла бокал к губам, и я замерла: а вдруг не выпьет... Но нет, она ничего не заподозрила, прозрачный бокал опустел, - кажется, на всю жизнь запомнятся все детали незамысловатого узора вдоль кромки. Мы с Хасаном послушно последовали её примеру. Пролетело несколько мгновений тишины.
  -О чём это я?.. Не думай, никакой тайны нет. Радуйся, пока можешь, пока жизнь не заставит тебя врезаться лбом в стенку: он был рядом с тобой, и больше этого нет, даже если он жив... Что сделано, то сделано, и больше ты ничего не успеешь исправить, как бы ни хотела...
  Простые слова жгли меня: она была страдающей, очень красивой женщиной, и совершенно невозможно представить себе, что передо мной - враг... Раина вдруг подняла голову, будто пытаясь поймать ускользающую мысль.
  -Я... что-то хотела?
  -Ты собиралась поехать с нами, - негромко сказал Хасан.
  Я нервно стиснула под столом руки: ответ Раины должен был сказать, подействовало ли на неё дьявольское изобретение её мужа.
  -Ах да, верно. Пошли.
  Сойтар поднялась из-за стола. Её взгляд заметно изменился, - прежняя чёткость сменилась туманной завесой. Теперь всё будет нормально, можно и успокоиться... Чёрт возьми, трясёт, как от холода. А ведь в этих краях вечное лето.
  Перед тем, как выйти на улицу, Хасан что-то сказал шёпотом Раине, и она приказала охраннику сесть в наш гравикар. За руль села я, личный врач Милорда - рядом со мной, а Хасан с телохранителем на заднее сиденье. Сойтар смотрела прямо перед собой и никак не отреагировала на то, что Пайела оглушил её телохранителя. Мы свернули в глухой переулок и выгрузили его на тротуар. Я робко поинтересовалась судьбой бедолаги.
  -Очухается - вылетит с работы, - исчерпывающе ответил Хасан. - Не трать время, препарат не будет действовать вечно.
  Раина безучастно смотрела прямо перед собой.
  -Чем болен ваш муж? - спросила я, собираясь с мыслями.
  -Необратимые изменения головного мозга... Он теперь хуже, чем дитя, - как животное. Я не могу это видеть... Моя личная жизнь как-то здорово не заладилась...
  -Где постоянная резиденция Милорда? - перебила я.
  -На флагманском корабле.
  -Он бывает на планетах?
  -Да.
  -Где?
  -В резиденциях губернаторов.
  -Часто?
  -Когда прикажет Император.
  -И только?
  -Нет.
  -Где ещё?
  -В Столице и на Алголе.
  -Что это?
  -Место отдыха его и Императора, там мой медицинский центр.
  -Когда он будет там в следующий раз?
  -Через девятнадцать дней.
  -Как его найти?
  -На острове.
  -Нарисуй план, - Хасан дал ей листок и ручку.
  Она явно теряла силы. Вино оказалось редкостной дрянью, и в голове начинало шуметь. Однако я ещё смогла сообразить, что штурмовать имперский медицинский центр - пустая трата жизней и времени.
  -Он постоянно находится в своей резиденции на Алголе?
  -Нет. Вечерами он выходит на прогулку. Это полезно для его здоровья.
  Хасан забрал у Раины рисунок.
  -Запомнишь и скажешь своим: мы когда-то учились с тобой в школе, встретились случайно и поехали кататься, на нас напали. Ты спряталась в подвал, когда выбралась, не нашла никого, кроме своего охранника. Повтори.
  Она повторяла его слова, а я ощутила в душе какой-то мерзкий осадок. И с ним никак не могли справиться аргументы, что мы поступили абсолютно правильно, что противник подставил фигуру под удар, и надо было делать именно такой ход, что другого шанса могло не представиться ещё сто лет...
  Хасан связался с Крисом, тот похвалил нас и посоветовал побыстрее убираться со Свейза.
  -Само собой, - без особой радости отозвался Пайела. - И всё-таки это подлость - выжимать информацию из человека в таком состоянии.
  Я удивлённо вскинула глаза: оказывается, он тоже так считает?!
  -Что толку рассуждать после времени? - спросил Крис. - Осталось совсем немного: придумать, как добраться до главного пугала Галактики.
  ...База встретила нас привычной суетом и многолюдьем. Глядя на тех, кто жил под могучей защитой этой огромной космической крепости, я невольно вспомнила Даниеля Озена: как он сумел удержаться, когда большинство подобных ему погибли? И почему Даниель служит повстанцам, - ведь его брата вполне устраивает Империя?.. Мысль о Раине Сойтар не покидала меня, но вскоре ожидание продолжения артосской авантюры заглушило неспокойную совесть.
  
  2
  Меня назначили вторым пилотом 'Скитальца': капитан Рэнсом Элистер погиб, второй пилот Шанидар стал первым. Как объяснил Линн, не будь у повстанцев такой отчаянной нехватки в людях, не видать мне этого звездолёта.
  При первом взгляде на Шанидара я очень захотела сказать Линну, что с этим субъектом не полечу ни за что на свете, но вовремя прикусила язык: выбирать не приходилось. Справочник народов Галактики утверждал, что бывают создания и пострашнее: у этого седого как лунь человека только клыки чуть-чуть торчали, как у вампира, и взгляд такой тяжёлый, что цвет глаз невозможно определить, а в остальном вполне, и даже ничего. Особенно со спины. Любопытно, - прежний капитан погиб, выполняя задание повстанцев, Шанидар же в повстанческой деятельности имперцами не замечен.
  Ожидание отлёта на Артос затягивалось, и это время я решила употребить на практику в пилотировании звездолёта. Шанидар оказался немногословным существом: осваивая под его руководством 'Скиталец', я частенько бывала благодарна за сдержанность, с которой он указывал на ошибки. Но всё же его молчаливое превосходство задевало моё самолюбие, и я с мрачным упорством снова и снова заставляла звездолёт выписывать вокруг Базы и окрестных звёзд немыслимые загогулины. На второй день моих упражнений диспетчеры не выдержали и вежливо попросили меня тренироваться немного подальше.
  Внутренние помещения корабля были просторными, их отделка выглядела получше, чем на грузовике Линна, хотя до роскоши звездолёта Пайелы 'Скитальцу' было далековато. Внизу ещё находился гараж, где стоял тёмно-синий с металлическим отливом гравикар. Благодаря переделкам Шанидара и его капитана он мог набирать большую скорость, подниматься на значительную высоту и вообще вести себя почти как флайер. У него были зеркальные снаружи стёкла и масса других свойств, полезных для нелегальной деятельности, не говоря уже об обычной для машин этого класса невидимости для радаров. Вообще же поначалу казалось, что помнящий руку прежнего хозяина 'Скиталец' никогда не перестанет относиться ко мне с некоторой долей высокомерия.
  Когда нам наконец сказали дату и время прибытия на Свейз за последними инструкциями, я уговорила Шанидара покинуть Базу пораньше и отправиться на Землю. Шанидар внимательно проследил за тем, как я провела полёт, и только после посадки спросил, что мне здесь надо. В ответ он услышал краткий рассказ о моём побеге с родной планеты.
  -Тебе не следует выходить в город, - сказал Шанидар. - Раз имперцы допрашивали твоего отца, они знают, кому и от кого он передавал информацию. Далее, у них есть совершенно правильное подозрение относительно того, куда делась ты. Можно только позвонить в бар и убедиться в том, что там о твоём отце никто ничего не знает.
  Он замолчал, а я поняла, до какой степени в эти четыре месяца всё ещё надеялась на чудо. Не позволить страху захлестнуть душу оказалось невозможно. Я стала набирать номер, чувствуя затылком взгляд Шанидара.
  Экран явил женщину, которая пыталась с помощью достижений цивилизации сохранить остатки былой красоты.
  -День добрый, - хриплым голосом произнесла она и выжидательно улыбнулась.
  -День добрый, хозяюшка, - ответила я, подлаживаясь под её тон. - Меня тут давно не было, не скажешь ли, что ты делаешь в моей любимой забегаловке?
  -Заходи, убедишься, что она не стала хуже за время твоего отсутствия.
  -А где старик?
  -Понятия не имею. Однажды ночью сюда приехала полиция, утром здесь не было ни её, ни старика. А потом на бар объявили торги. Заходи к нам. Не пожалеешь.
  -Непременно.
  Я выключила связь. Сволочи, мерзавцы, из-за них я даже ступить на родную планету не могу! Да я бы всю Землю вверх дном перевернула... О Господи, ну какого чёрта папа полез в эту повстанческую авантюру, жили бы себе тихо и спокойно, как все нормальные люди!..
  И перед моим мысленным взором возникло множество лиц - Линн, Хасан, тот же Шанидар, Даниель Озен... У них тоже был выбор - жить тихо и спокойно или делать то, что делают они. Ради того, чтобы в Галактике больше не было страха, чтобы никто не задыхался, как я сейчас, от боли непоправимого... Ох, что толку рассуждать: груздями мы с папой оба уже назвались и, хуже того, в кузов тоже уже залезли. Но, может, его не казнили, ведь он почти ничего не сделал против них, - просто работал 'почтовым ящиком'?
  -Шанидар, а может, папа где-то в тюрьме, отбывает наказание?
  -Мне говорили, ты умеешь обходить компьютерные коды.
  -Ну, умею.
  -Вот и поищи своего отца в списках заключённых.
  Я последовала совету. Через некоторое время на экране послушно возникли фамилии на букву 'В', - их оказалось необычайно много. Папа, если ты где-то на Земле, то мы устроим налёт и увезём тебя оттуда, чтоб никто не нашёл твой след...
  -Трое Александров Вязовских, Кэт. Запроси подробности.
  Подробности чем дальше, тем больше нагоняли ужас: годы рождения заключённых так разительно отличались от папиного, что трудно было представить себе ошибку в цифрах, а уж о внешности и говорить не приходилось. Я в смятении уставилась на экран: нет, невозможно, чтобы его сломили, заставили перейти на сторону Империи и отпустили на свободу...
  -Ты можешь добраться до архивов спецслужб?
  -Да. А что там искать?
  -Списки повстанческих агентов на Земле - арестованных и ликвидированных.
  -Ликвидированных?!
  -Не трать время на лишние вопросы.
  На возню с кодами доступа ушло бы много времени, если бы я не переняла кое-какие повстанческие хитрости. Дата ареста отца нашлась сразу, и я подалась вперёд: в короткой справке были место и время содержания его под стражей.
  -Всего несколько дней. Но почему?
  -Много ли он знал?
  -Нет. Двоих человек, которым передавал сообщения... Боюсь, Империи и без папиных слов было известно, что Линн и Крис повстанцы. А на моей памяти папа не покидал Земли.
  -Тогда смотри список ликвидированных.
  -Но...
  -Раз он не мог быть полезен Империи как перевербованный агент, то его убили.
  Слова Шанидара, казалось, резанули по живому. В рубке 'Скитальца' внезапно стало очень тихо.
  Я вызвала на экран нужные данные и широко раскрытыми глазами смотрела на появлявшиеся имена и даты. При виде папиного имени со мной не было ни обморока, ни истерики, - только стояла перед глазами светлая строчка. Медленно и обречённо прошла мысль: если мы победим Империю, даже если я собственноручно убью Императора, это мне отца не вернёт.
  -Шанидар, где их хоронят? - голос прозвучал хрипло.
  -Нигде. Останки сжигаются.
  -О Господи, - я не заметила, как перешла на родной язык.
  -Что?
  -Ничего.
  Шанидар протянул руку и отключил бортовой компьютер от земной инфор-мационной системы.
  -Кэт, я всё понимаю, но нас ждут на Свейзе. Там мы получим инструкции и полетим на Артос устранять губернатора. Ты меня слышишь?
  -Да.
  Я подняла звездолёт и механически задала координаты. Плакать нельзя. Поплачу потом, когда буду одна. Но только не сейчас, не при Шанидаре.
  Звёзды слились в слепящие лучи, обзорные экраны автоматически отключились. Приборы говорят, все системы работают нормально. Спасибо, что молчишь, Шанидар.
  ...На Свейзе Крис выдал мне удостоверение на имя Элты Ариатис, дочери солидного предпринимателя.
  -Предприниматель я такой же, как ты - моя дочь, - объяснил Крис, - но предприятия реально существуют и исправно платят налоги, а чем занимаются, Империи знать не положено. Это твой вполне легальный актив. Далее, Хасан открыл тебе счёт, - ну, те деньги, которые ты так лихо выиграла. Можешь свободно ими распоряжаться. Далее, твой богатый папочка весьма беспокоится о твоём здоровье и нанял телохранителя. Зовут его Шанидар, парень он с головой, опытом и внешностью, отпугивающей чересчур любопытных. Твоя куртка и брюки хороши где угодно, только не среди знати Артоса, так что возьми-ка папиных денег, поброди по магазинам и приоденься.
  Я последовала его совету. Денег было много, как никогда в жизни, можно было позволить себе почти любую роскошь, купить то, о чём даже и не мечтала... Но строчка с датой папиной казни стояла перед глазами, и я не замечала россыпи тканей и блеска драгоценностей.
  На закате дня на борт 'Скитальца' поднялась Элта Ариатис в элегантном бирюзовом платье, автоматически привлекавшем взгляды мужской половины человеческой расы. Шанидар, как и полагалось телохранителю, к моему новому виду остался равнодушен.
  Брат губернатора встретил нас в космопорту и сразу же взялся за обустройство моей жизни на Артосе: вещи были отправлены в безумно дорогой отель близ центральной площади, а сама я препровождена в его гравикар. Мягкие движения, упругая походка Даниеля делали его похожим на хищника, а бархатистый низкий голос раскрывал опасное обаяние этого человека. Подумалось: он, верно, умел привлекать к себе людей, делать их своими союзниками, и наверняка был бы страшен для повстанцев, если бы верно служил Империи.
  По окончании ужина в роскошном ресторане Озен предложил мне совершить небольшую экскурсию по окрестностям, уверив, что охрана ни в коем случае не помешает нам любоваться Артосом.
  Мы сели в вице-губернаторский флайер. Даниель посоветовал пристегнуться, набрал высоту и скорость, и город в одно мгновение растворился вдали. Флайер поднялся над раскинувшимися внизу лесами, у горизонта вздымались горные пики, - далёкие и оттого не грозные. А затем Даниель заставил машину пролететь совсем рядом с огромным водопадом, срывавшимся прямо в океан, и у меня дух захватило от восторга. Красота этой планеты властно завораживала, зароняла почти кощунственную мысль, что моя Земля куда менее своенравна, резка в красках и горда собой, чем диковатый Артос. Люди звёзд сумели сохранить практически нетронутой эту планету, и было радостно смотреть на результаты их труда, хотя и немного обидно за своих землян... Я вдруг заметила, что раздражающих мыслей стало слишком много, с некоторым трудом послала их к чёрту и велела не возвращаться, дабы не портить удовольствие. Мысли посопротивлялись, но покорились.
  Даниель направил машину прямо на скалы, я зажмурилась, - но скалы расступились, образовав ущелье, где внизу вилась река. Озен вёл флайер так целеустремлённо, что до меня наконец дошло: наша 'загородная прогулка' преследует какую-то важную цель.
  Ущелье постепенно расширялось, впереди показалось какое-то сверкание. Даниель резко свернул влево и остановил машину на уступе. Выйдя вслед за ним и завернув за утёс, я ахнула: передо мной раскрылся прячущийся от внешнего мира край, чьей защитой была неприступная горная цепь. Далеко внизу, в долине, дороги вели от маленьких поселений к городу, где крыши домов сияли ярко-голубым, а металл кровли башен отражал солнце. Зачарованная этим зрелищем, я невольно шагнула вперёд, Озен тут же взял меня за руку.
  -Даниель, кто здесь живёт?
  -У нас есть легенда о народе, в час восхода солнца говорящем с умершими при помощи Застывшего Света. Только недавно Сэнди Адамсон, этнограф из артосской Академии, смогла наладить с местными жителями контакт, и теперь есть доказательства того, что именно они - народ из легенды. Сейчас она возглавляет экспедицию, которая работает в долине, а на днях приедет лично к губернатору докладывать о первых результатах.
  -А кто эта Адамсон?
  -Любопытная личность. Специализировалась на древних культах, а однажды взялась за историю Владеющих Силой.
  -Хиннервалей?
  -Да. Ей мягко посоветовали не заниматься этим вопросом. Она страшно возмутилась, повздорила с начальством, и мне с трудом удалось помочь ей не вылететь из Академии. Сэнди пришлось провести много лет вдали от Артоса, в экспедициях. Народ легенды - первое её задание на родной планете, и она не получила бы его, не будь отличным профессионалом. Ну, конечно, и не сменись начальство в Академии. Кстати, есть подозрение в недостаточной лояльности Адамсон к власти Империи, но её увлечённость профессией не дала этому подозрению шансов подтвердиться.
  Я вздохнула. Покамест всё это с целью моей поездки не вязалось никак.
  -И что же вы собираетесь делать?
  -Наблюдать. Меня очень беспокоит этот Застывший Свет.
  -Почему?
  -У нас побывал Милорд, - пытался обнаружить у губернатора способности к обучению искусству владения Силой, и не смог, поскольку Создатель в мудрости своей обделил ими Дэйва. Но в истории были случаи, когда при помощи талисманов люди ликвидировали этот недостаток.
  Я поёжилась: талисманы, дающие какие-то сверхчеловеческие способности. Как же хорошо на Земле в этом отношении, - спокойно...
  -А как выглядит Застывший Свет?
  -Понятия не имею. Но мне подумалось, что ты должна знать об этом.
  -Да, конечно...
  Опять Сила. И новая загадка, для распутывания которой катастрофически не хватает знаний. И почему я не родилась на какой-нибудь более цивилизованной планете?
  -Кстати, твоё присутствие даёт мне массу преимуществ.
  -Каких?
  Оказывается, он успел перейти на 'ты'. Последовать его примеру, что ли?
  -Ну, например, когда все будут думать, что я лечу свои сердечные раны в твоих объятьях, я смогу находиться в другом месте... И наоборот.
  -Наоборот?!
  -Не забывай, кто мы в глазах всего света, Элта. Солнце почти село, уже прохладно, - нам пора возвращаться.
  Я устремила взор вдаль.
  -Не забывай, кто мы на самом деле, Даниель.
  Он несколько мгновений помолчал.
  -Видишь ли, для всех ты - моя пассия. Если ты будешь демонстрировать холодность ко мне, это будет выглядеть неестественно и поставит задание под угрозу.
  -Как, разве за нами наблюдают и сейчас?
  -Подслушивают - вряд ли, но наверняка видят.
  -Ох, Создатель!
  Слёзы сами полились из глаз. Даниель ласково обнял меня, пытаясь успокоить.
  -Ну ладно, перестань, пока что не случилось ничего страшного. Что, я не в твоём вкусе? Или у тебя есть друг, которому не хочется изменять?
  -Да не в этом дело! Я ведь сегодня, - только что! - узнала, что папу убили имперцы!
  Он перестал улыбаться.
  -Понимаю. Прости.
  В его голосе было тепло и искреннее сочувствие.
  -Не извиняйся. Ты не знал...
  -Элта, я всего лишь хочу, чтобы всё прошло благополучно. Будем считать, что ты рассказывала мне историю разрыва с Хасаном.
  Мы вернулись, когда уже совсем стемнело, и надо было спешить на вечеринку к какому-то банкиру. Признаться, большого удовольствия я не получила ни в этот вечер, ни на следующий день, когда Шанидар разбудил меня словами, что обед подан. После обеда явился Даниель со своей неизменной улыбкой и вежливостью, бодрый, как будто проспал по меньшей мере полсуток, и предложил мне продолжить знакомство с Артосом. Честно говоря, у меня отчаянно раскалывалась голова, но при взгляде на Шанидара я вспомнила о своём долге повстанца и оставила правду при себе.
  Как выяснилось уже в первые дни пребывания на Артосе, жители его были поистине неистощимы на выдумки по части зрелищ и развлечений. Дикая красота этой планеты сказывалась и на людях, её населявших, и необыкновенная внешность Даниеля оказалась исключением, скорее, подтверждавшим правило. Кое-кто принимал меня сначала за уроженку далёких Илеанских гор, где добывались драгоценные камни, - это льстило. Богатство, внешняя беззаботность бесконечной череды балов и приёмов кружили голову, отчего порой безумно хотелось поверить в эту показную вежливость, деланную сердечность аристократических кругов Артоса, сбросить со своих плеч невидимый груз задания и свободно наслаждаться жизнью, простором, воздухом... Вместо этого была боль потери, чужое имя, как маска, которую нельзя снять, необходимость улыбаться имперским палачам, развратникам, пресыщенным бездельникам и скрывать свои истинные чувства даже от Шанидара, чтобы не нарваться на высокомерное презрение профессионального мятежника. А вокруг было страшно много офицеров Империи, и каждый раз вид вражеского мундира заставлял сжиматься сердце.
  Через несколько дней после прилёта Даниель повёз меня куда-то за город. Я увидела огромный парк, раскинувшийся на берегу реки Серинды, - она делила столицу Артоса на две части. Вокруг не было видно ни души, сквозь кроны высоких деревьев струился вечерний солнечный свет, и всё казалось исполненным необычайного покоя и полной безопасности. Вздохнув, я напомнила себе, что для обеспечения этой самой безопасности охранники вице-губернатора вместе с Шанидаром незримо присутствуют где-то поблизости, но силы впечатления это не изменило.
  -Как хорошо здесь. Что это за место?
  -Эта земля и вилла неподалёку издавна принадлежат моему роду, а после смерти отца - мне. Хочу кое-что рассказать тебе, прежде чем мы пойдём на виллу.
  Я искоса взглянула на него, ожидая подвоха, - сразу вспомнился разговор в горах народа легенды. Но в глазах Даниеля стоял непривычный для этого лица тёплый внутренний свет.
  -Однажды капитан 'Скитальца' Рэнсом Элистер и второй пилот Шанидар выполняли задание. Там, где приземлился звездолёт, никакого космодрома никогда не было, невдалеке шёл бой. Один из отсеков корабля некоторое время оставался открытым. Занятые важными делами пилоты заглянули туда, только будучи в гиперпространстве, и обнаружили на борту пассажира.
  -Какого?
  -Росту для человека в нём сильно не хватало, одежда выглядела несколько странно, и он не понимал ни галактического, ни любого другого языка, известного электронному переводчику. Перевести его речь тоже оказалось невозможным, да и в справочниках такого народа не нашлось. Ещё пилоты обнаружили, что их гость словно совсем не знаком с реалиями нашей Галактики: он панически боялся роботов, механизмов и электронных голосов, но никак не реагировал на вынутый из кобуры бластер.
  -Интересно, - сказала я. - А дальше?
  -Дальше? У Рэнсома Элистера был давний хороший знакомый по имени Даниель Озен.
  -Понятно.
  -Рэнсом попросил меня, не привлекая ненужного внимания, провести обследование этого существа, которое, ко всему прочему, выглядело больным и усталым.
  -И что же?
  -Я выяснил, что так оно и было, - этот малыш перенёс страшнейшее психологическое потрясение, а некоторое время тому назад подвергался какому-то странному облучению. Он был таким бледным и слабым, что я всерьёз опасался за его жизнь... Один мой знакомый профессор-лингвист обучил его галактическому, а сам освоил его язык, но кое-что так и осталось загадкой: его родина, например. Он назвал себя Стелли, но мои приборы доказали, что на самом деле имя у него другое.
  -Какое?
  Даниель усмехнулся.
  -Знаешь, детектор может только доказывать ложь, а не отыскивать правду. С тех пор Стелли живёт у меня на вилле, много читает и смотрит разные передачи, но всё-таки моих редких визитов ему маловато. Я бы хотел познакомить его с хорошим человеком - с Элтой Ариатис. Не откажешься?
  -Ни в коем случае.
  -Тогда - добро пожаловать.
  Мы пошли через парк, - под ногами послушно пригибалась трава. При виде невысокого дома с белыми стенами вдруг защемило сердце, - на миг привиделся мой дом на Земле с точно таким же крылечком... Но наваждение рассеялось быстро.
  Даниель открыл дверь, мы прошли по коридору в просторную уютную комнату, где почему-то совсем не ощущалось присутствие могучей галактической цивилизации. Лёгкие прозрачные занавески прикрывали окна, посередине стоял столик, с тёмно-коричневым цветом которого гармонировал оттенок неяркой зеленоватой обивки кресел. Возле стены я с удивлением обнаружила камин с зеркалом над ним и часами на нём, часы же оказались с циферблатом и стрелками. Ещё одна дверь вела из комнаты в какие-то другие помещения, откуда и появился учтивый невысокий робот, который выглядел здесь совершенно не к месту. Даниель попросил его доложить о гостях, он предложил нам сесть и удалился. Пришлось некоторое время подождать.
  -День добрый, - прозвучало за моей спиной, и я обернулась.
  У Стелли были большущие распахнутые карие глаза, которые словно сияли тихой радостью. Шагал он необычайно бесшумно, несмотря на немножко неуклюжие кожаные тапочки с острыми носами, и было похоже, что в коричневые брюки и зелёную жилеточку он принарядился специально для гостей. Сев в кресло, он поправил упавший на лоб непослушный вихор и улыбнулся, - такой искренней и обаятельной улыбки мне ещё не приходилось видеть. На одном из пальцев правой руки кожа была заметно светлее, как будто ему проводили регенерацию. Странная красота этого существа производила завораживающее впечатление.
  -Кто ты есть, госпожа? Вы похожи с господином Даниелем, ты не родня ему?
  -Нет, мы не родственники. Моя родина далеко, у другой звезды.
  -Давно ли ты оттуда?
  -Кто-то скажет, что недавно, я скажу, что давно.
  -Там красиво?
  -Для меня там всегда будет красиво.
  -Скоро ли ты вновь увидишь свою родину?
  -Нет. Сейчас идёт большая война, и до окончания её путь туда мне закрыт.
  -Война... Да, знаю. Про неё говорят редко, но её боятся. Но здесь тихо. Я думаю, это благодаря Даниелю, я прав?
  Озен поднялся.
  -Прошу прощения, но я должен вас покинуть, меня ждут дела. Элта, я вернусь за тобой через пару часов.
  Робот закрыл за Озеном дверь и принёс пирожные.
  -Даниель не любит говорить о войне. Так странно - много солнц, у каждого своя земля. И нигде нет... Нет чудес, а есть только то, что придумали люди. Угощайся, а то я тебя заговорю, и ты уйдёшь голодной.
  Я послушалась. Тот, кто готовил пирожные, великолепно знал своё дело.
  -Здесь так хорошо, тихо. И совсем нет страха. Зачем люди воюют, у них вроде бы нет общего врага?
  -С чего бы начать... Есть Империя, которая завоевала почти весь мир. Есть те, кто, скрываясь от Империи, борется за свободу, но их очень мало.
  -Даниель - один из них?
  -Вовсе нет, - улыбнулась я. - И Артос принадлежит Империи.
  -Но как! Нет, это невозможно, он же хороший...
  -Он? Да, пожалуй... Но Стелли, если ты будешь так волноваться, то я лучше помолчу.
  -Ох, извини. Но как это может быть?
  -Не всё так просто в нашем мире.
  Некоторое время Стелли молча ел пирожное. Он казался очень юным из-за маленького роста и хрупкого телосложения, но стоило ему поднять взгляд, как становилось ясно, что Стелли значительно старше своего странного вида.
  -Можно нескромный вопрос?
  Он с интересом поднял голову.
  -Попробуй.
  -Сколько тебе лет?
  -Пятьдесят шесть. По нашим меркам я ещё очень и очень молод. Но разве этот вопрос нескромный?
  -Кое-кто из людей мог бы счесть и так.
  -Да? Знаешь... Знаешь, так получилось... Я хотел... Мы плыли в блаженную страну...
  -Блаженную?
  -Ты знаешь о ней? - оживился он.
  -Точно о ней не знает никто, но такая легенда есть почти у всех народов.
  -Так вот: мы плыли, а потом вода вдруг кончилась, как будто её никогда и не было, корабль налетел на землю. Там... Страшный грохот, летали алые молнии, гибли люди... Я подумал, такой страна покоя быть не может, бросился бежать... Ты мне веришь?
  Я основательно обдумала его вопрос. Что невозможно в мире, где есть Сила?
  -Да, верю.
  -Хорошо. А Даниель, кажется, нет. Или не совсем?
  -Как знать. Хотя история действительно необычная.
  Стелли улыбнулся в ответ, но глаза погрустнели.
  Даниель появился часа два спустя. Он так и не сказал, какие дела успел провернуть, пока для всех был со мной на вилле, я же без чьих-либо объяснений знала, что вице-губернатор Артоса против моей воли переложил часть ответственности за Стелли на меня. От этого становилось страшновато - из-за стоявшей за спиной Стелли загадки.
  
  3
  Шанидар ни слова не говорил о своих продвижениях в деле покушения на губернатора, и моя жизнь протекала без осложнений. Светские развлечения менялись, Даниель был превосходным гидом, но беззаботная жизнь не приносила радости: смерть отца словно заставила душу окаменеть. А при этом и губы, и глаза обязаны были улыбаться... Озен однажды привёл меня в казино и заметил, что азарт даёт мне своего рода порцию обезболивающего, - и наши визиты в построенное по проекту губернатора элегантное здание стали частыми. Я навострилась обыгрывать народ, завсегдатаи меня заметили и стали собираться возле моего столика.
  В тот вечер всё было, как обычно - знакомые лица, меняющиеся партнёры-противники, Даниель Озен за креслом. Я не обратила бы особого внимания на мужчину, решительно придвинувшегося к столу, если бы не напряжённая сосредоточенность, читавшаяся в его глазах. В наступившей тишине кости звонко стукнулись друг о друга. Робот объявил шесть очков, я небрежно сделала ход.
  -Восемь, - прозвенел механический голос.
  Жетон переместился на мою сторону. Противник, нервно постукивая о стол двумя оставшимися, сказал, что ставит на оба.
  Он набрал девять очков, я - десять. Он стиснул кулаки.
  -Бросьте, это бесполезно, - тихо посоветовал ему кто-то из толпы. - Спустите последнее, и только.
  -Нет, - он быстро сунул руку во внутренний карман. - Нет, я не имею права, я должен выиграть. Вы будете играть на это?
  На его ладони засверкал золотистым светом изумительный камень, - от множества граней по лицам зрителей брызнули радужные отсветы, сам он был словно окружён прозрачной сияющей дымкой. Все подались вперёд. Такой драгоценности мне ещё не приходилось видеть, хотя за время шикарной артосской жизни я успела насмотреться на красивые дорогие украшения.
  -Во сколько вы его оцениваете?
  -Пятьдесят жетонов. Все - на один ход.
  По толпе прошёл гул удивления. Я подсчитала свои жетоны, - не хватало пятнадцати. Даниель без лишних слов восполнил недостачу.
  -Пожалуйста, ваш ход первый.
  Он кинул кости, - выпало одиннадцать. Я медленно собрала кубики, подержала их в руке - и разжала пальцы. Один из кубиков лёг сразу, второй немного прокатился, покачался на ребре и застыл.
  -Двенадцать, - объявил робот-крупье.
  Все дружно ахнули.
  -Пойдём, - раздался негромкий голос Даниеля. - С тебя на сегодня хватит.
  Я улыбнулась в знак согласия и, обменяв жетоны на деньги, покинула вместе с ним казино.
  Дома, наконец оставшись одна, я неторопливо переоделась и забралась на роскошную кровать. Здесь, в ночи, когда темнота словно отгораживала меня от всего и всех, можно было не думать о том, как ты выглядишь во вражеских глазах, но - от себя не убежишь! - начинали одолевать непрошеные невесёлые мысли... Я встряхнулась и принялась рассматривать новое приобретение. Яркий, живой жёлтый свет словно струился из камня, притягивал взгляд, околдовывал, от этого начинала кружиться голова. Смотреть на него было трудно, но оторваться казалось невозможным, сияние заполнило всю комнату, весь город, весь мир...
  Гудок видеофона заставил вздрогнуть, - оказалось, сияние незаметно затянуло в сон. Я разлепила не желавшие открываться глаза, посмотрела на часы и попыталась вспомнить, как меня здесь зовут.
  -Доброе утро, госпожа Ариатис, - сказал возникший на экране брюнет, которого я спросонок чуть не приняла за его родного брата Даниеля. - Не разбудил вас?
  -Разбудили, господин губернатор, - отозвалась я. - И не будет вам прощения, если вы не сообщите чего-нибудь необыкновенного.
  Дэйв Озен улыбнулся. Они были очень похожи, но черты лица губернатора казались более тяжёлыми.
  -Полагаю, что вы меня всё-таки простите.
  -Посмотрим, вернее, послушаем.
  -Не хотите ли продать мне выигранный сегодня камень за назначенную вами цену?
  В моей затуманенной сном и золотым сиянием голове промелькнуло подозрение, что тут что-то не так.
  -А зачем он вам?
  -Простите, но зачем он вам? Он слишком велик, чтобы служить украшением хрупкой особе, и вы, с вашим вкусом, наверняка уже заметили это. Не лучше ли будет продать его и заказать нечто, более выгодно оттеняющее вашу красоту? В Кер-Сериндате есть прекрасные ювелиры.
  Я задумалась. Посоветоваться было решительно не с кем: не будить же Шанидара в такую рань из-за такого пустяка, как очередная блажь губернатора Артоса. Информированность Озена нисколько не удивляла, - было бы странно, если бы он не установил слежки за своим братом. Единственное, что смущало, - никак не получалось придумать вразумительное объяснение, зачем ему эта сверкающая безделушка.
  -Ну, а если я не хочу его продавать?
  -Будет очень жаль, если вы откажетесь от столь выгодной сделки.
  Что-то неуловимо общее в манере братьев держаться и разговаривать сразу бросалось в глаза, отчего невольно вспоминался Даниель, - его способность незаметно, но властно очаровывать собеседника. Потом я подумала, сколько стоят пятьдесят жетонов... и назвала цену. Через полчаса губернаторский посланец избавил меня от головокружительного сияния жёлтого кристалла, и я с наслаждением снова забралась под одеяло, надеясь, что больше меня никто не потревожит.
  Но стоило задремать, как раздавшийся за дверью высокий резкий голос Шанидара отнял всякую надежду выспаться.
  -Одну минуту, сударыня.
  Лёгкие шаги пересекли комнату и смолкли у моей кровати.
  -Ну что там ещё? - простонала я, не открывая глаз.
  -К вам госпожа Сэнди Адамсон.
  -В такую рань?
  -Она говорит, дело не терпит отлагательств.
  -Ладно, Бездна с вами, завтра буду весь день спать. Слушай-ка, сгинь на минуточку и дай мне одеться.
  Шанидар исчез. Вставать было безумно лень. Имя гостьи казалось знакомым, но в этот ранний час было совершенно невозможно вспомнить, почему.
  В гостиной сидела в кресле худощавая дама в тёмных брюках и рубашке защитного цвета, - одежда явно была рассчитана на полевые работы и среди роскоши номера-люкс смотрелась как грязная тряпка. На бледном лице женщины читались усталость и раздражение, отчего она казалась некрасивой.
  -Доброе утро, я Элта Ариатис. Что вам угодно?
  -Меня интересует жёлтый кристалл. Он у вас?
  -Нет, я его продала. А что?
  -Да когда ж вы успели? Кому?
  -Губернатору.
  Она со вздохом поднялась с места.
  -Хорошо, хоть не перекупщикам.
  -Постойте-ка. Я была бы не прочь узнать, почему на него столько желающих.
  -У меня нет времени для длинных историй.
  Мне не понравился её тон.
  -А у меня сегодня не было времени для сна из-за вашей стекляшки.
  -Это не стекляшка, это святыня народа легенды, он был украден!
  -Что же это за вор, который тут же пошёл спускать добычу в казино?
  -Один из моих ближайших помощников, Рани Ксанф, я с ним работала много лет. Угнал машину, я помчалась за ним, он нёсся по городу на запредельной скорости, потом вдруг застрял в каком-то переулке. Едва я успела к нему подрулить, как он сломя голову полетел в казино. Но зачем - не понимаю.
  -А как вы узнали, кому он его проиграл?
  -Меня не пустили внутрь в таком наряде, я смотрела через окно и видела, что Рани сел только за один столик. Когда он встал, на его лице было крупными буквами написано: проиграл. А вы покинули столик следом с кристаллом в руках.
  -Хорошо же вы подбираете себе команду.
  Адамсон вспыхнула, как порох.
  -Не ваше дело давать мне советы! Я же не советую вам, как лучше исполнять обязанности любовницы Даниеля Озена!
  Я хихикнула: знала бы она, кто я на самом деле. Из соседней комнаты донёсся гудок видеофона.
  -Подождите минуточку.
  Войдя в спальню, я закрыла за собой дверь.
  -Даниель? Что-то случилось?
  -Дэйв взял нечто, принесённое ему от тебя курьером, и уехал в долину народа легенды, - ровно сообщил Озен. - Это очень странный для него маршрут, потому что с Адамсон он должен сегодня встретиться. С ним только один охранник.
  -С-спасибо, Даниель.
  Я опустилась на кровать. Один охранник! Это же идеальный случай. Шанидар непременно воспользовался бы им... Внезапно в голове словно что-то щелкнуло, все кусочки мозаики встали на место, и сон окончательно слетел. Я мысленно чертыхнулась и быстро вернулась в гостиную.
  -Связан ли кристалл с Силой?
  От этого вопроса Адамсон застыла, глаза её широко раскрылись.
  -Что... Что вы имеете в виду?
  -Значит, связан.
  -Да. Кристалл знает своего хозяина. Он принадлежит жрецу Солнца, который, как я поняла, умеет то же, что и хиннервали.
  -А может ли кто-нибудь другой получить с помощью кристалла эти способности?
  -Только убив жреца Солнца и взяв кристалл в руки.
  Я сжала кулаки: тот самый талисман! Даниель знал, что дело обернётся именно так. Интересно, каким чудом Даниель заставил Ксанфа сбыть с рук камень? И если бы не моё согласие продать его губернатору... Нет, они с Шанидаром сами виноваты, нечего было держать меня в неведении.
  -Мадам, ваш драгоценный губернатор вознамерился стать учеником Императора. Способностей у него, правда, никаких, но...
  Сэнди Адамсон вскочила.
  -Это правда?
  -Ещё бы. Сейчас этот красавец как никогда близок к цели. Нет ли у вас вариантов, как ему помешать?
  -Ему помешает только смерть.
  -Приятно слышать. А почему он так торопится?
  -Обряд общения с предками сегодня на рассвете.
  Я прикусила губу: за окном светало.
  -Тогда можно считать, что он уже добился своего.
  -Нет, - неожиданно ответила она. - Нельзя начать путь по ступеням храма мёртвых, пока тень горы Йо не укажет дорогу на них, а это значит, что от момента рассвета до начала обряда пройдёт около двух часов. А сейчас ещё не рассвело.
  -То есть до этого губернатор ничего не предпримет.
  -Не сможет. Ну и заварили вы кашу, - вздохнула Адамсон. - Мало вам было денег лорда Даниеля?
  Оскорбление хлестнуло меня, как плетью.
  -Вы бы лучше оценили, как я спешу преподнести вам труп Дэйва.
  Она изумлённо уставилась на меня, но не успела ничего сказать: я позвала Шанидара и скрылась вместе с ним в спальне. Он спокойно выслушал мой отчёт и оскалил клыки в подобии насмешливой улыбки.
  -Можно было бы снять Дэйва из бластера, но будет видно, откуда стреляли. Наверняка местные жители, не разобравшись, выдадут нам всем хорошую порцию стрел и копий. Твоя идея неплоха... для дилетанта.
  -А у тебя есть варианты? - огрызнулась я. - Случай-то подходящий, надо всего лишь воспользоваться им как следует.
  Смотреть на эту вампирскую физиономию было неприятно, и взгляд упал на один из моих кофров, - где-то там, на дне лежит единственное напоминание о Земле, папин подарок... Из которого прекрасно можно стрелять. Я стала лихорадочно рыться в вещах, Шанидар спокойно наблюдал.
  -Вот, смотри. Эта штука стреляет совершенно бесшумно, разряда нет.
  На лице Шанидара изобразилось нечто вроде вялого интереса, но, взяв оружие в руки, он несколько оживился и выяснил принцип его действия. Затем его глубоко сидящие глаза на несколько мгновений стали непроницаемы.
  -Ты умеешь пользоваться этой... этим оружием?
  -Разумеется.
  Его высокомерие начинало меня раздражать.
  -Я доставлю тебя до места, - словно делая одолжение, сообщил он, - и дам только один шанс. Если губернатор останется жив, ты до конца войны будешь помогать роботам делать на Базе уборку.
  -А если нет, то этим займёшься ты? - не удержалась я. - Поехали! Губернатор, небось, уже там.
  Расторопный Шанидар повёл нас к стоянке, пообещав Сэнди объяснить всё по дороге. Флайер Адамсон оказался видавшим виды грузовиком, в кузове которого при каждом повороте что-то погромыхивало. Шанидар поднял машину над городом, нажал на скорость, и хозяйка вцепилась в то, что подвернулось под руку: похоже, она не ожидала, что из этого драндулета можно такое выжать.
  Когда мы пролетели ущелье, и навстречу распахнулись просторы долины, стало видно, что река пересекает страну широкой сверкающей лентой. Она то скрывалась за лесом, то снова появлялась, кое-где над ней почтительно вздымались мосты, а впереди, на высоком берегу, гордо стоял город - мощные крепостные стены с неожиданно изящными прихотливыми башенками. Флайер завис над ним, и Шанидар принялся изучать обстановку при помощи сканера, - машина была экспедиционной и не могла вызвать подозрений.
  На берегу реки было множество людей, они поднимали руки к солнцу, восклицая нечто, похожее на заклинания. Крики внизу были завораживающе однообразными, из них складывалась простая, но грозная мелодия. Она росла, становилась громче, стремясь ввысь, к острым вершинам гор - и внезапно обрушилась в тишину, от неё остались только повторяемые шёпотом слова. Постепенно она снова начала свой путь, взлетела и снова затаилась, чтобы повториться опять и опять...
  -Они поют так с заката, - глаза Адамсон горели.
  От солнечных лучей вода искрилась и сверкала, - застывшая тяжёлая масса, по которой, казалось, можно идти. Холодный ветер веял начавшейся осенью, Адамсон зябко поёжилась.
  -Вон то сооружение в центре города, похожее на пирамиду, - храм мёртвых, - сообщила Сэнди. - Видите ступеньки, ведущие к помосту? По ним поднимется жрец, чтобы открыть жёлтый кристалл солнцу.
  -Стража возле этого алтаря - что-то вроде почётного караула? - спросил Шанидар.
  -Не знаю, в деле я их не видела. Но они там постоянно, не представляю, как Рани удалось обвести их вокруг пальца.
  -Ну, если постараться... Можно сделать так...
  -Шанидар, технологию краж ты расскажешь ей в свободное время, - вмешалась я. - Мадам, а зачем им это сооружение, да ещё с охраной, если оно используется только раз в году?
  -Это долгая и древняя история. Жёлтый кристалл они называют осколком Солнца, он упал с неба...
  -Метеорит?
  -Скорее всего. Тот, кто его нашёл, смог с помощью своего умершего то ли отца, то ли дяди спасти город от врагов, и в память об этом событии они проводят обряд.
  -А если пасмурно?
  -Дело не в солнце, а в обряде, - слегка раздражённо ответила она. - Никто ведь никогда не признается, что никаких предков не увидел.
  -Понятно.
  Адамсон взглянула на меня, словно раздумывая, стоит ли говорить.
  -Видите ли, идея убить губернатора должна была прийти в голову мне: вам наверняка безразлично, будет ли у Императора новый ученик. Как я понимаю, вы просто расчищаете Даниелю путь к месту губернатора?
  -Конечно, - ответила я, не кривя душой.
  Она вздохнула.
  -Я изучала историю хиннервалей, древние документы, совсем немного - теорию. Документов вообще мало, их знания в основном передавались устно. Думаю, для вас не секрет, как я отношусь к Империи, уничтожившей их. А я хотела бы стать Владеющей Силой... Только, конечно, не под руководством Императора.
  -В качестве обычного человека вы кажетесь себе слишком слабой?
  -Ваш вопрос - это вопрос имперца, стремящегося покорять всё на своём пути. Мне не нужна власть, мне нужны знания.
  Я недоверчиво усмехнулась. Шанидар взял курс на крепостную стену. Стоявшие там стражники не были против нашего присутствия: они привыкли к присутствию учёных.
  -Скажите, а почему нельзя было отправить сюда кого-нибудь с заданием убить этого самого жреца? Обязательно надо делать это лично?
  Адамсон посмотрела на меня, как учитель на непонятливого школьника.
  -Во всех летописях сказано, что тот, кто желал завладеть местом жреца, сам убивал своего предшественника.
  Сэнди горящими глазами следила за людьми на берегу реки, Шанидар рассматривал центральную площадь. От нескончаемых криков я начала уставать. Шанидар тронул меня за руку.
  -Стрелять отсюда слишком далеко.
  -Ага, лучше с крыши вон того здания, - подхватила я и осеклась, внезапно осознав, что хладнокровно и расчётливо готовлю убийство.
  -Да, верно, - согласился Шанидар. - Переберёмся туда: машина экспедиционная, губернатор вряд ли что-либо заподозрит.
  Я кивала, куталась в куртку, пытаясь защититься от ветра, и не заметила, в какой момент между миром и мной словно встала невидимая стена, заставлявшая холодно и жестоко отмечать мельчайшие детали происходящего и как будто отключившая все мои чувства. Не было страха, не было даже волнения, не было преграды, именуемой обычно совестью, не было ничего - кроме сознания того, что я должна сделать это и сделаю.
  Наконец пение смолкло. Шанидар перевёз нас на выбранную крышу, и раздосадованная Адамсон перестала видеть свой народ легенды. Было похоже, что моё сосредоточенное молчание её порядком раздражает, но Шанидар дал понять, что шуметь нежелательно. Завернувшись в плащ, Сэнди уселась возле какого-то чердачного окна. Шанидар о чём-то расспросил её шёпотом и подошёл ко мне.
  -Есть одна деталь, которая нам очень кстати: Озен должен поставить кристалл на место и только потом убить жреца, иначе всё будет бесполезно.
  -А эти дикари не убьют его по дороге?
  -Адамсон говорит, с кристаллом в руках можно спокойно пройти сквозь толпу и не опасаться стрел и копий, - они для этого достаточно суеверны.
  ...А потом на глазах у всех Дэйв Озен пошатнулся, выронив бластер, его глаза вспыхнули внезапной болью - и угасли, он скатился по высоким ступеням алтаря. Только увидев безжизненную фигуру на земле, я почувствовала, как что-то во мне дрогнуло, - осталось ощущение непоправимого... Я вдруг заметила, как Дэйв похож на Даниеля, и мне стало страшно.
  С Адамсон мы распрощались уже в городе: она высадила нас с Шанидаром и собиралась возвращаться.
  -Думаю, вы и сами понимаете, что надо молчать обо всём этом, - устало сказала я ей.
  Сэнди взглянула на меня как-то странно.
  -Не знаю, понимаете ли вы, от какой опасности избавили Галактику. Боюсь, ваше счастье с Даниелем будет недолгим, он не отличается постоянством и верностью.
  В ответ был нервный, почти истерический смех, от которого она вздрогнула. Я быстро зашагала прочь, Шанидар неотступно шёл следом.
  -Куда ты?
  -Пожалуйста, оставь меня в покое. И подожди дома, - скоро вернусь.
  Он несколько мгновений внимательно смотрел на меня, потом скрылся за поворотом. Я осталась одна.
  Надо было куда-то идти, надо было что-то делать с почти ощутимо навалившейся тяжестью чёрного, глухого отчаяния. Кривая керсериндатских переулков завела меня в забегаловку под гордым названием 'Звезда надежды', где с бутылкой первой попавшейся бурды я согнулась над столиком в дальнем углу зала, осознавая, что частично повторяю путь Раины Сойтар. Первый глоток этой гадости едва не отправил меня на тот свет, но на душе стало чуть-чуть менее муторно: это не просто убийство, а выполненное задание повстанцев, можно даже начать гордиться собой за проявленную инициативу... Вздохнув, я налила себе ещё и через полчаса перестала обращать внимание на грязный пол, бандитов за соседними столиками и громкий ритмичный шум, который некоторые люди по необразованности считают музыкой. Время то ли остановилось, то ли помчалось в безумные дали, где косматые звёзды в чужом небе Артоса равнодушно смотрели на потерявшуюся в Галактике девчонку, совсем недавно мечтавшую открыть танцевальную школу... Глупые, наивные мечты. Мне страшно захотелось вернуться в то невозможное время, когда они были почти реальностью, а рядом был папа, и я разрыдалась от дикой тоски...
  На меня повеяло смутно знакомым ароматом, будившим в памяти ночи, тонкие вина и красиво одетых людей в ярко освещённых аллеях... Возникший рядом Даниель повёл меня к гравикару, мимо мелькнули обшарпанные стены, и в глаза ударил яркий солнечный свет. По дороге в отель он заставил меня выпить какую-то таблетку, отчего в голове быстро просветлело, а ужас содеянного резко отступил. Весть о гибели губернатора уже достигла Кер-Сериндата, рассказал Озен, в ней обвиняют народ легенды, на защиту которого встала Сэнди Адамсон. До утверждения нового губернатора эти обязанности будет исполнять он, мне же лучше вернуться к отцу, или продолжить путешествовать, словом, как можно скорее оказаться подальше отсюда. Я выслушала его, попрощалась, велела Шанидару собирать вещи и включила новости: тишина угнетала.
  -...были найдены убитыми в притоне в Северном районе, - сообщал бесстрастный мужской голос на фоне покосившегося дома с выбитыми выстрелами окнами. - Вызвавшая полицию женщина была там заложницей, её муж, служивший в Особом Отделе, сумел освободить её, но был тяжело ранен. Его шансы выжить почти равны нулю.
  На экране появились носилки со смертельно бледным человеком, чьё лицо показалось мне странно знакомым.
  -А, тогда понятно, почему ему так надо было выиграть, - сказал Шанидар за моей спиной. - Это действительно Рани Ксанф, я успел хорошо его рассмотреть.
  Я вскочила.
  -Выкуп?!
  -Именно. Ему позвонили похитители его жены, он бросился выручать деньги за единственную имеющуюся ценность. Версия, конечно, неточна, но очень похожа на правду.
  Шанидар взял меня за плечи, заставив посмотреть в глаза.
  -Прекрати.
  Взгляд его был повелительным и жёстким.
  -Что?
  -Не смей обвинять себя в его гибели.
  -Я...
  -Не надо мне-то врать. Назови это Создателем, Силой, как хочешь, но это что-то, что сильнее нас, заботится о сохранности жёлтого кристалла и о безопасности Галактики. Подумай-ка лучше об этом.
  Я сделала вид, что его слова на меня подействовали, но получилось неубедительно. Элта Ариатис покинула Артос, на Свейз вернулась Кэт Вязовская, Шанидар мгновенно разучился называть меня на 'вы'. Кажется, за время своего мнимого господства я перестала его побаиваться, и это было уже много.
  
  4
  Мы приехали в дом Ариатиса на берегу моря, такой же неказистый и крепкий, как и хозяин. Нас встретил мощный рык Криса 'Заходите!', и мы очутились в тесных обшарпанных комнатах, полных людей и шума. Хасан Пайела усадил меня на вытертый диван и принялся угощать рыбой, вином и новостями.
  -У нас есть успехи, ты слышала? Говорят, Император рвёт и мечет: мы заманили часть его флота в великолепную ловушку. Правда, не удалось предотвратить захват Энтиды... Но главное - мы всё равно можем бороться с Империей, хоть и без хиннервалей. Император, конечно, умеет убивать взглядом, но есть у него большая беда: слишком самоуверен. Ничего, ещё немножко, и мы устроим ему славную западню! Да, ты не забыла про Раину Сойтар?
  Напоминание кольнуло душу: сначала допрос страдающей безоружной женщины, теперь убийство. Что дальше-то?
  -А в чём дело?
  -Завтра она должна приехать на Алголь, помнишь?
  -Признаться, не помню. Разве кто-нибудь придумал, как добраться до Милорда?
  -Не то, чтобы, но...
  -Опять с дамой, Хасан? - один из гостей Криса повернулся к нам. - Малышка, это ты - Кэт Вязовская, что уложила губернатора Артоса?
  -Ну, я.
  -А чем, если не секрет? Говорят, у тебя было что-то необычное?
  -Своей красотой, - мрачно усмехнулась я. - А если серьёзно, то можешь эту штуку рассмотреть, она на предохранителе.
  Повстанец долго вертел оружие в руках, хмуря брови, Хасан не сводил с него глаз. Крис Ариатис присел рядом со мной, отчего старый диван жалобно крякнул.
  -Отогреваешься в тёплой компании?
  -В общем, да. Артос...
  -Красивая планета, но добра и тепла в неё маловато. Я свою бурную деятельность начинал там, знаю, о чем толкую.
  Папин подарок вернулся ко мне. Видно было, что Хасан напряжённо размышляет.
  -Ребята, это девочка подала мне идею, - заявил он наконец. - Если из такой штуки выстрелить и попасть, то Милорд разделит судьбу губернатора Артоса. Кэт, ты одолжишь мне свою стрелялку или поедешь со мной на Алголь?
  -Что?
  -Куда?
  -Ты с ума сошёл?
  Все загалдели одновременно, Шанидар и Крис переглянулись. Что-то громко стукнуло, наступила тишина, и раздался голос Линна даль Соль, - он стоял у дальнего окна, против света, поэтому сразу я его и не увидела.
  -Во-первых, Хасан, ты не можешь никуда ехать, потому что ещё не поправился после ранения.
  Пайела начал было возражать, но Линн жестом остановил его.
  -Во-вторых, из оружия Кэт ты стрелять не умеешь, да и никто другой тоже, вон Шанидар не взялся за это дело. В-третьих, пытаться убить Милорда на Алголе - это не просто безумие, а легальный способ самоубийства, и ни один нормальный человек на это не согласится.
  -Потому-то я и собираюсь сам, хиннервальская твоя голова!
  Все опять принялись наперебой обсуждать эту идею, а я посмотрела на Линна... и поняла, что здесь что-то не так: за командирской твёрдостью он пытался скрыть боль и отчаяние. Поднявшись с места, я кивнула ему, чтобы он вышел за мной в коридор. Через полминуты мы уже стояли на кухне, где царили бардак и робот, мывший посуду.
  -Линн, что происходит? - тихо спросила я. - Честное слово, не верится, что тебя так взволновало только здоровье Хасана.
  Он молчал.
  -Конечно, эта затея очень опасна, но вполне осуществима. Так почему же ты не хочешь, чтобы туда вообще кто-нибудь летел?
  Прежде чем ответить, Линн отключил робота, который застыл с недомытой тарелкой.
  -Именно потому, что план Хасана может сработать.
  -Что? Ты не хочешь смерти Милорда?
  Наверное, я ослышалась. Этого не может быть.
  -Линн, я всё равно поеду на Алголь: наши не упустят такой шанс, и тебе их не остановить. Стрелять придётся мне, так что жизнь Милорда в моих руках. Если ты хочешь, чтобы он остался в живых, объясни мне, почему.
  Он удивлённо поднял глаза.
  -И ты это сделаешь? Но как?
  -Ну, мой промах не сочтут предательством: мало ли что можно сотворить с помощью Силы. Шанидар же ничего удивительного в этой неудаче не найдёт: я для него что-то вроде зверька, которого для безопасности хозяйских вещей нужно держать на коротком поводке.
  Линн поморщился.
  -Он не прав.
  -Неважно. Так почему?
  -Потому что... - Линн на миг закрыл глаза, словно перед прыжком в пропасть. - Потому что он мой отец.
  Я молча смотрела на него. По сравнению с открытием, что я способна убить человека, признание Линна оказалось не слишком ошеломляющим.
  -Не веришь?
  -Да нет, - протянула я. - Соображаю, как поехать туда, выстрелить, промахнуться и при этом остаться в живых.
  Он взволнованно шагнул ко мне.
  -Ты...
  -Не поминай лихом.
  Линн порывисто обнял меня, словно боясь поверить, но тут же резко покачал головой.
  -Нет. Он чудовище. То, что ты затеваешь, - предательство. Пусть даже никто ничего не заподозрит, мы-то будем знать.
  Я нервно рассмеялась: только что ведь раздумывала, что последует за допросом Раины Сойтар и убийством Дэйва Озена.
  -Мне показалось, ты предпочитаешь видеть этого господина живым. Или я неправа?
   -Я поеду вместо тебя, - вид у Линна был решительный и очень несчастный.
  -Замечательно. Чтобы окончательно угробить восстание. Пойми, если они схватят меня, то узнают очень и очень немногое.
  Он отпрянул.
  -Да...
  -Вот именно. Последний вопрос...
  -Никогда не говори 'последний'!
  -Ладно. Он знает, что ты - его сын?
  -Ещё бы.
  Ну что ж... По крайней мере, насчёт этого дела моя совесть будет спокойна. Хотя, с другой стороны, кого ещё убьёт Милорд, оставшись в живых?..
  Мы покинули кухню, - робот-посудомойщик, похоже, был рад вновь приступить к работе. На миг мне показалось, что в коридоре перед нами мелькнула чья-то тень и тут же исчезла. В комнате Крис что-то втолковывал Хасану, Шанидар стоял у самой двери, неподвижный и невозмутимый, а остальные гости Ариатиса обсуждали свои дела, отчего в воздухе стоял гул. Когда мы вошли, все повернулись к Линну, - судя по взглядам повстанцев, завсегдатай бара моего отца был признанным и уважаемым лидером.
  -План безумный, и это ещё мягко сказано, - долетели до меня слова Криса. - Но я всё это уже говорил и повторяться не буду.
  -Что вы решили? - спросил Линн.
  -Кэт едет со мной, - объявил Хасан. - Так уж и быть, мы с ней...
  -Она подчиняется мне как второй пилот и никуда не полетит без меня, - негромко сказал Шанидар. - Или мы втроём летим на 'Скитальце', или ты берёшь оружие Кэт и занимаешься самодеятельностью в одиночку. Девочка способна придти, выстрелить и попасть, но при условии, что её не убьют по дороге. А этого ты гарантировать не можешь.
  Я разинула рот: впервые Шанидар сказал обо мне что-то положительное. Впрочем, Хасан заметил в этой речи нечто другое и завёлся с пол-оборота.
  -Что?! Да как у тебя язык...
  -Выяснить отношения со мной ты сможешь, когда мы вернёмся. Могу лишь добавить, что твоя гибель многим будет очень неприятна.
  Линн поднял руку, и перебранка замолкла.
  -Хасан, вы летите втроём.
  Пайела хотел было возразить, но встретился взглядом с Шанидаром и передумал. Седовласый вампир никак не выказал радости оттого, что одержал верх, и отправился готовить корабль к налёту на Алголь.
  Я переступила порог и пошла навстречу ветру с моря, туда, где кричали какие-то птицы. Возникшее прошлой ночью ощущение значимости каждой происходящей вокруг мелочи не только не исчезло, но усилилось, и я почти видела, как невероятно расширившиеся секунды проносятся над головой, словно морские волны, заставляя заполняющие их события накрепко врезаться в память. Неожиданно для себя я вспомнила, как дрогнул голос Хасана при имени Раины Сойтар, как его глаза потеряли на миг свою извечную насмешливость, и в них промелькнуло что-то очень душевное и искреннее...
  -Ты не возражаешь против моего присутствия? - вежливо осведомился кто-то за спиной.
  Я обернулась, - это был Линн.
  -Нисколько.
  Некоторое время мы шли молча, под ногами чуть похрустывала галька. Казалось, он не знает, с чего начать.
  -Да, кстати. Я встретила на Артосе... Нет, постой. Хасан только дразнил тебя, или ты действительно хиннерваль?
  Линн усмехнулся: приходилось признаваться.
  -Действительно, Кэт.
  -А Крис говорил, что Милорд истребил всех...
  -Крис очень хорошо умеет держать язык за зубами.
  Я попыталась сообразить, какой из множества вопросов на эту тему задать первым.
  -Линн, а что это значит - быть хиннервалем?
  -Большие возможности и колоссальная ответственность за последствия.
  Пожалуй, это не совсем то, что я хотела услышать...
  -Для этого нужны особые способности?
  -Как бы тебе объяснить... Понимаешь, ощутить Силу способен почти каждый человек, многие могут с успехом попробовать ею управлять, но весь вопрос в том, насколько у них это получится. Кстати, твоя удача в игре - не что иное, как это самое управление.
  Я остановилась.
  -Ты серьёзно?
  -Конечно. Но, ясное дело, людям никогда не сравниться с руниа.
  -Да, наверное... Император бессмертен?
  -Легенды говорят, что нет. Но его жизнь немыслимо длинна по человеческим меркам.
  -Могут ли другие народы Галактики стать Владеющими Силой?
  -Это зависит от расы. Могут, в основном, подобные людям. А есть и такие, что вообще не чувствуют Силу, и она на них не действует.
  -А что умеешь ты?
  -Долго рассказывать.
  Он явно не хотел больше говорить на эту тему, и я решила закруглиться.
  -Ясно. Так вот, на Артосе я встретила одну даму, которая весьма увлечена хиннервалями.
  -Что-что?
  -Ну, она изучала их историю и сама была бы не прочь стать Владеющей Силой.
  -Вот как?
  Линн остановился, его яркие глаза были почти суровы.
  -Прошу, запомни: никто, слышишь, никто в Галактике не должен знать обо мне.
  -Не смотри на меня, как на преступницу, я же не могла тебя выдать, даже если бы очень захотела. Не хочешь знать, кто она...
  -Извини, - спохватился он.
  Подумав, я решила не обижаться.
  -Так как её имя?
  -Сэнди Адамсон. Учёный из артосской Академии.
  -Спасибо за информацию, Кэт.
  Его глаза погрустнели.
  -Я должен был тебя отговорить.
  -Пустяки, с Хасаном и Шанидаром опасность значительно уменьшается.
  Линн усмехнулся.
  -Глядя на тебя, трудно поверить, что ты только что выпуталась из одной авантюры и уже лезешь в следующую.
  -Ну, нельзя же каждую из них считать последней, так ведь и убить могут.
  -И... Кэт, почему ты решилась?
  Я задумалась. Так вот зачем он затеял этот разговор. Проверка? Не похоже.
  -Не знаю, Линн. Может, потому, что мне не понравилось выражение твоего лица. В последнее время я слишком часто вижу нечто похожее в зеркале.
  
  5
  На космодроме вокруг 'Скитальца' кипела суета, которой руководил Шанидар: в звездолёт загружались набитые взрывчаткой небольшие машины. От мысли, что мы находимся на планете, принадлежащей Империи, на душе становилось нехорошо: а вдруг кто-то зайдёт, увидит, донесёт... Но никто из повстанцев не проявлял ни тени беспокойства, и я решила последовать их примеру, - в конце концов, они лучше знают, когда и чего следует опасаться. Хасан Пайела, которому распоряжаться было нечем, обрадовался моему приходу.
  -Значит так, давай-ка повторим для верности. Мы выныриваем из гиперпространства над самым островом, я сбрасываю на имперцев всю эту взрывающуюся флотилию вместе с вами и тут же делаю ещё один прыжок до границы системы. Вы делаете своё дело, даёте мне сигнал, я возвращаюсь и забираю вас.
  -Ага, главный вопрос в том, как скоро после нашего переполоха Милорд выйдет на прогулку.
  -А, скоро. Чего ему бояться - хиннерваль, да ещё и с армией охранников. Сочтут нашу вылазку неудавшимся терактом, начнут думать, кто проболтался.
  -И выйдут на Раину Сойтар.
  Хасан осёкся: похоже, эта мысль не приходила ему в голову, когда он придумывал свой план.
  -Бездна тебя поглоти, ведь и вправду больше не на кого! Но теперь уже поздно.
  Он заметно расстроился, и мне стало неловко: не могла найти другого занятия, кроме как испортить другу настроение. Интересно, ведь Хасан - повстанец. Так какое ему дело до неприятностей личного врача главнокомандующего имперским флотом? Он же сам начал их устраивать... Шанидар не дал мне возможности поразмышлять на эту тему: пора было взлетать.
  Если бы не клыки, мой первый пилот выглядел бы совсем человеком. На земле он казался озабоченным, но стоило 'Скитальцу' выйти в космос, как лицо его совершенно изменилось, - как будто его домом было именно это бездонное чёрное пространство. Подумалось, что Шанидар далеко не стар, - немного старше Хасана, и, видимо, вовсе не годы заставили побелеть его густые волосы...
  Пайела вёл звездолёт, а мы с Шанидаром ждали своего часа в гравикаре, с трудом втиснутом на место спасательной капсулы. Со стороны, наверное, зрелище было эффектным: внезапное появление 'Скитальца' над островом, разлетающиеся во все стороны небольшие машины, по которым имперцы открыли бешеный огонь. Возникший внизу остров стремительно увеличился в размерах и радушно позволил маленькой машине спрятаться под сенью деревьев. Впереди виднелось приземистое здание явно имперской постройки.
  -Резиденция Милорда, - Шанидар коротко указал на неё рукой. - Сейчас подберёмся поближе, - там есть, где укрыться, - и ты будешь сидеть, ждать и не задавать лишних вопросов. Да не забудь промахнуться, ведь об этом тебя просил Линн.
  Я в изумлении уставилась на него. Подслушал разговор и не выдал?!
  -Если останешься живой, сможешь на меня положиться. Надо быть последним болваном, чтобы ввязаться в такую историю, но, видать, мне это на роду написано. И перестань пялиться, я тебе не музейный экспонат!
  Он подвёл машину поближе, высадил меня и скрылся в лесу. Пальба не смолкала: помиравшие от безделья имперцы отводили душу.
  Вздохнув, я приготовилась к долгому ожиданию и опять осталась наедине со своими мыслями, которые тщетно пыталась заглушить множеством дел и встреч. У меня больше не было дома, - разве могут быть домом чужие стены, за которыми тебя никто не ждёт? Остались только воспоминания, прикасаться к которым каждый раз было больно...
  Время шло, я злилась, поглядывала на часы и в сотый раз обозревала уже порядком надоевшие окрестности. Где-то в отдалении наконец громыхнул последний выстрел, - и всё смолкло. Тишина оказалась огромной и звенящей.
  Солнце начало клониться к горизонту. На месте Милорда я бы обязательно вышла на вечернюю прогулку: во-первых, чтобы не заставлять меня торчать здесь всю ночь, а во-вторых, даже если ты хиннерваль, и у тебя особый нюх на неприятности, то какая же из меня неприятность?..
  Что-то громко лязгнуло, я вздрогнула и подняла голову.
  Милорд выходил из широко открытых дверей.
  Сначала мне стало страшно, - медленный шаг, взгляд, который не видишь, но ощущаешь с любого расстояния, развевающаяся чёрная мантия... Потом в памяти всплыли сухие отчаянные глаза Раины Сойтар, сдавленный голос Линна: 'Мой отец'... Господи, помоги мне провернуть эту авантюру, Ты же знаешь, что ничего плохого в ней нет!.. Дальше - чувства исчезли, я резким броском вывернулась из-за дерева и выстрелила.
  Охрана, разумеется, возникла, как из-под земли, алые молнии разрядов исчертили воздух. Пригнувшись, я рванулась к ожидавшему меня Шанидару.
  Он оказался мастером маскировки, - только что гравикара нигде не было видно, и вот машина уже выруливает навстречу. Рядом в дерево ударил разряд, потом - ещё, в тот же миг мне стало нечем дышать, как будто чья-то железная рука схватила за горло. Шанидар сгрёб меня в охапку, машина взревела и рванулась ввысь. Над островом со свистом материализовывался 'Скиталец'.
  Я пришла в себя только тогда, когда мы уже приближались к Свейзу, - Хасан мрачно сидел в углу, Шанидар быстро и ловко управлялся с медицинскими приборами. Страшное напряжение, сковывавшее меня в последние сутки, отступило, я поняла, что в моей жизни на какое-то время наступила передышка... И лучше не спрашивать судьбу, на какое именно.
  Сбор был назначен в доме Криса Ариатиса. Шанидар не разрешил мне самой выйти из машины, во всеуслышание утверждая, что с Силой и Милордом шутки плохи, Крис громогласно присоединился к нему, и меня осторожно подхватили на руки. Позднее, сидя в самом мягком и чистом кресле из крисовой меблировки, я принимала заботы Шанидара и слушала, как Ариатис разносил идею Хасана. Линн ругаться не стал, только коротко коснулся моего лба и сказал, что угрозы для жизни нет. Затем я услышала его голос, произносивший слова благодарности, и хотела было ответить, но осеклась: надо быть сумасшедшим, чтобы говорить это при свидетелях! Быстрый взгляд по сторонам - никто из присутствующих, похоже, ничего не услышал. Разве такое возможно? Да и голос прозвучал как-то странно... Телепатия?! Ах да, он же хиннерваль, можно ничему не удивляться.
  Гудок видеофона прервал речь Криса и заставил его подойти к аппарату. Строго говоря, видеофоном это устройство не являлось: изобретательный Крис знал о горячем желании Империи заполучить хоть одного из тех, кто часто бывал у него в гостях, и немного усовершенствовал аппарат, поэтому изображение хозяина там не транслировалось вовсе. Изображение собеседника, напротив, сияло очень чётко и на данный момент представляло одного из друзей Криса, обычно передававшего ему важные новости и приветы от губернатора Свейза.
  -Совершено покушение на Милорда, - донеслось из видеофона. - Властям приказано ни в коем случае не прерывать празднования Дня Империи. Кстати, губернатор по вашему настоянию отослал приглашение Раине Сойтар, но сегодняшнее происшествие наверняка заставит её отказаться.
  Хасан расстроился.
  -А что с Милордом? - спросил Крис.
  -Да что ему станется.
  -Террорист?
  -Пока никакой информации.
  -Хорошо. Что-нибудь ещё?
  -Нет.
  Крис нажал на кнопку, экран погас.
  -Так, друзья мои хорошие, закручивается интересная история. Хасан, раз ты действительно влюбился в Раину и готов на любые глупости, то можешь отправляться во дворец. Что же касается вас...
  -Милорд на Свейзе.
  Линн был очень бледен и смотрел прямо перед собой невидящими глазами. Шанидар вскочил, а меня скрутил страх.
  -Это точно?
  -Да. Я пытаюсь сделать так, чтобы он меня не обнаружил.
  Крис помрачнел.
  -Шанидар, быстро в гараж, поставь на свою машину знак такси. Вам надо поскорее добраться до 'Скитальца' и покинуть планету. И будьте начеку: в городе идёт праздник, всюду снуёт полиция. Кэт, где твои настоящие документы? Ах да, они у меня. Держи. И слушайте вы, оба: Линн должен остаться на свободе, ясно? Любой ценой!
  Небо за окном полыхнуло красным, - в городе начинался фейерверк. Я усмехнулась: похоже, покой мне будет только сниться, да и то не каждую ночь. С далёких улиц доносились крики, - видимо, народ гулял вовсю.
  Мрачный и решительный Хасан уехал первым. Шанидар с непроницаемым лицом сел за руль, я - рядом, а Линн устроился на заднем сиденье.
  -Удачи, ребята, - коротко пожелал Крис.
  Шанидар заставил гравикар сделать резкий поворот, и дом Ариатиса остался позади.
  Мы ехали быстро. Шанидар так тщательно соблюдал все правила движения, что казалось, будто управление доверено роботу. Всё же, как он ни старался держаться подальше от людных центральных улиц, настал момент, когда надо было свернуть на Магистраль, ведущую к космопорту. Мимо проносились толпы гуляющих людей на многоярусных тротуарах, ярко освещённые мосты и множество полицейских. Небо сияло огнями фейерверков, не прекращавшихся ни на мгновение, разноцветные сполохи озаряли сидящих в машине, плясали на металле, на клыках Шанидара. Мы молчали, вглядываясь в полицейские посты, до космопорта оставалось всё меньше и меньше, мы ехали правильней некуда, нас просто не за что было останавливать...
  Позади осталась оранжево-зелёная машина, стоявшая в окружении полицейских, - у водителя проверяли документы. Я посмотрела на Шанидара - напряжённый тяжёлый взгляд вперёд, на дорогу, и ничего более. Исчезнувшее было напряжение вновь возвращалось ко мне, - словно ослабленная пружина закручивалась снова. Я слилась с летящей машиной, моим миром была Магистраль - живая и бездушная, спасительная и враждебная, просторная и безумно тесная для беглецов, стремившихся в космос.
  Тротуары расступились неожиданно: Магистраль окончилась, став площадью перед зданием космопорта. Шанидар сбавил скорость и пристроил гравикар в конец очереди, которая, вопреки обыкновению, выстроилась у въезда. В моей насторожившейся душе что-то тревожно заныло.
  Ближе к входу стала ясна причина задержки: шла всеобщая проверка документов. Высокий парень в форме имперской полиции потребовал моё удостоверение.
  Я вышла из машины, изобразив принуждённо-вежливую улыбку человека, которого власти заставляют терять время. Полицейский внимательно изучал маленькую голограмму моей физиономии на карточке, глядя то на меня, то на монитор. Вдруг подумалось: эту форму, пусть и недолго, но носил мой папа...
  -Госпожа Кэт Вязовская с Земли?
  -Совершенно верно.
  Он помедлил ещё секунду.
  -Пройдёмте со мной.
  Надежда на то, что я всё-таки не попалась, догорела, покоптила и погасла. Я вынула деньги, протянула их Шанидару.
  -Благодарю вас.
  -Я тоже.
  Он немедленно тронул гравикар вперёд, его место занял следующий. Я проводила взглядом синий лимузин с зеркальными стёклами и пошла за полицейским. В голове крутилась одна-единственная мысль: вопить и сопротивляться опасно, потому что Линн ещё на планете. Тёплый ветер нёс пыль и запах моря.
  Полицейский привёл меня в здание космопорта, там дежурный офицер долго изучал мои документы, говорил с кем-то по видеофону... Я со страхом ждала, что откроется дверь, и сюда введут Линна с Шанидаром, но время шло, а этого не происходило. На меня надели наручники и проводили к полицейской машине. В освещённом ночном небе то и дело возникали силуэты взлетающих звездолётов, и я почти поверила, что один из них был 'Скитальцем'.
  
  6
  Закрытый полицейский гравикар остановился в подземном гараже. Доносящиеся сюда звуки празднества казались абсолютно нереальными, белый свет отливавших металлом коридоров словно отрицал само существование праздников, фейерверков, даже дня и ночи. Полицейские на лифте повезли меня вниз, в не знающие лучей солнца подвалы. Возле одной из множества одинаковых дверей конвой остановился, один из полицейских сказал что-то в микрофон на стене, и дверь открылась.
  За ней показалось пустое светлое кресло в центре безликой комнаты, рядом с ним - офицер, а возле разложенных на столе у стены шприцов и ампул стоял человек в одежде врача. Немного в стороне сидели Даниель Озен - и Милорд.
  Я так перепугалась, что не в состоянии была вымолвить ни слова. Меня подтолкнули в спину, заставив войти, дверь бесшумно закрылась. Надежды не было никакой, но душа отчаянно цеплялась за Марта Тарчина, Криса, наконец, Даниеля, - ну не могут же все они спокойно допустить, чтобы меня убили! Всё же живая я как-то полезнее, а Шанидар должен был успеть им сообщить...
  Кресло предназначалось для арестантки, - жёсткое и неудобное. Движения врача были медленными и точными. Игла больно впилась в руку, я стиснула зубы.
  -Как тебя зовут? - спросил офицер.
  -Кэт Вязовская.
  -Откуда?
  -С Земли.
  Ответы с мерзкой готовностью соскакивали с языка, и с этим ничего нельзя было поделать. Даниель сидел немного дальше Милорда и смотрел на допрашивавшего меня имперца. Я почти чувствовала его страх того, что какой-нибудь из моих ответов раскроет его двойную игру.
  -Ты скрывалась под именем Элты Ариатис?
  -Да.
  -Зачем?
  -Чтобы убить губернатора Артоса.
  -С какой целью?
  -Помешать ему стать учеником Императора.
  Серые глаза Даниеля скрылись за длинными ресницами. Ох, неужели удалось не выдать его? Но, Господи, ведь это ещё не конец...
  -Существуют ли предприятия семьи Ариатис?
  -Да.
  -Они работают на повстанцев?
  -Да.
  -Счета, местонахождение?
  -Я не знаю.
  -Кто дал тебе фальшивый паспорт?
  -Крис.
  -Фамилия?
  -Ариатис.
  -Кто организовал покушение на планете Алголь?
  -Хасан Пайела.
  -Ты промахнулась случайно? - спросил голос, от которого мороз продрал по коже.
  -Нет.
  -Тогда почему?
  -Потому что Линн не хотел вашей смерти.
  -Продолжайте допрос.
  Я чувствовала себя отвратительно. Вспомнилась Раина Сойтар: теперь мы были квиты.
  -Численность вашего флота?
  -Не знаю.
  -Где он находится?
  -Не знаю.
  -Где ваша База?
  -Не знаю.
  -Почему не знаешь?
  -Они не стоят на месте. Координаты передаются по мере надобности.
  Офицер вопросительно посмотрел на Милорда. Тот, видимо, размышлял.
  -Либо она действительно мало информирована, либо Сила даёт ей возможность сопротивляться. Удвойте дозу.
  Я обречённо следила за сильными короткими пальцами врача. Он сделал укол, случайно или намеренно попав в то же место.
  -Возможна передозировка, - полуспросил, полупредупредил Даниель.
  -Знаю, - оборвал Милорд.
  Это было последним, что я успела услышать, - стены внезапно закачались, словно возымев безумное желание стать потолком, и сменились темнотой.
  Когда я очнулась, Даниель и Милорд тихо разговаривали.
  -Везло в игре?
  -Да, и крупно.
  -Отведите её в камеру, пусть немного придёт в себя. Позже я ею займусь.
  Меня заставили встать, повели через путаницу невыносимо светлых коридоров, лифтов и этажей, которые время от времени кружились и плыли перед глазами. В камере, наверное, было неуютно и мерзко, но я ничего не заметила, свалившись на что-то горизонтальное, холодное и жёсткое и уткнувшись головой в стенку. Замок в двери громко лязгнул.
  Я попыталась собрать умные мысли, но они ускользали, а вместо них возникало всё, что угодно, кроме вариантов побега. Похоже, после этого покушения имперцы основательно побеседовали с Раиной Сойтар, и, может быть, сам Милорд сумел пробудить её память. Наверное, они узнали с её слов, как я выгляжу, а потом, в их распоряжении были лезвия, которыми я стреляла. Благодаря чему они с лёгкостью установили, что человек, допрашивавший Раину, Элта Ариатис и несостоявшаяся убийца Милорда - одно лицо. Поиски привели их на Свейз, и это было абсолютно правильно. Н-да, всё это должно было прийти мне в голову в доме Криса, а не в тюрьме Империи, толку было бы гораздо больше... Кажется, в таких случаях полагается добровольно отправляться на тот свет, но, во-первых, предусмотрительные имперцы отобрали всё хоть сколько-нибудь острое, а во-вторых, мысль о самоубийстве не вызвала у меня ничего, кроме глубочайшего отвращения.
  Да, между прочим, что там говорил Даниель?! Он же попытался меня выручить, ведь если я - нераскрытый талант, то Милорд начнёт это проверять, время будет выиграно, возможно, у Даниеля есть какая-то безумная идея... Он наверняка и на Свейз-то прилетел, потому что полиция стала сверять личности неизвестного террориста и Элты Ариатис...Ох, правду говорят, надежда умирает последней.
  Глаза постепенно вновь обрели способность видеть стены неподвижными, в голове прояснилось. Часы у меня тоже отобрали, а определить время между приходами тюремщика с едой не получалось, отчего вскоре стало казаться, что я сижу здесь целую вечность. Потом в какой-то момент я провалилась в сон, а, проснувшись, уже совсем не могла понять, день на дворе или ночь.
  Дверь открылась внезапно. Ещё один допрос? О том, что впереди ждало нечто худшее, я боялась даже подумать и стала считать повороты, этажи и коридоры, чтобы только не слышать хода времени.
  Путь привёл в ту же комнату. Даниель и офицер выглядели несколько менее скованными: Милорда не было. Кажется, он лично собирался заняться мною? Нет, наверное, я всё-таки слишком много о себе вообразила.
  Даниель сидел на прежнем месте, его маска бесстрастности была непроницаема. После нового укола вопросы не запоминались, - наверное, это было ещё одно изобретение доктора Сойтара. Время словно остановилось, в ушах стоял звон, а глаза закрывались сами. Я как будто запуталась в липкой паутине, порой меня приводил в чувство отвратительный резкий запах, и этот кошмар всё тянулся, ему не было конца... Была усталая бессильная ненависть к офицеру, белому свету, ровному голосу, сливавшемуся в назойливый гул... Казалось, всё это не может происходить со мной, - слишком нереально и жутко...
  Головокружительно однообразный голос был прерван громким трезвоном. От внезапной тишины я почти очнулась, словно с разбегу налетев на что-то, и поняла, что осталась наедине с Даниелем. Очень хотелось спросить, что случилось, но его глаза велели молчать: офицер не выключил запись допроса.
  Назад вызванный начальством офицер вернулся очень скоро, и на лице его было смятение. То, что случилось нечто невероятное, было ясно даже сквозь туман в голове.
  Происходившее потом оказалось слишком стремительным для меня: торопливые, отрывистые команды, возникающие и тут же куда-то исчезающие люди, офицер, прервавший допрос с таким видом, как будто я мгновенно перестала представлять для Империи какой бы то ни было интерес...
  -...А с ней что делать? - спросил кто-то, кажется, Даниель.
  -Да заприте её где-нибудь, или пристрелите, или... Вообще, что вы тут делаете, когда такое творится?
  Даниель властно вытащил меня из кресла, повёл через коридоры, в которых внезапно стало очень много людей. Его никто не задерживал: Империи совершенно явно было не до нас.
  Двери распахнулись, мы оказались снаружи. Мне ударил в глаза рассвет. Гравикар оказался у самого входа, и Даниель, нарушая все правила, набрал скорость.
  Над городом выли полицейские сирены. Остановившись в каком-то тупике, мой спутник набрал номер. Экран не осветился, - это было смутно знакомо, но я не могла вспомнить, почему.
  -Бездна вас возьми с вашей конспирацией, есть тут кто-нибудь?
  -Даниель? Наши все давно уже смотались, а тут полный разгром, побывала милая компания из имперской полиции. Представляю, как они были расстроены, не застав никого дома.
  Я узнала довольный голос Криса.
  -С Императором, флотом и Милордом точно покончено?
  -Точнее не бывает.
  -Со мной Элта... Кэт Вязовская.
  -Шанидар только что вернулся на Свейз, мне стоило большого труда удержать его от ненужного героизма. Ты можешь привезти девочку в космопорт?
  -Конечно. Спасибо, Крис.
  -Не за что, сынок.
  Даниель вывел гравикар из переулка, рванул вперёд, не обращая внимания на окружающую суматоху. Туман медленно выветривался из головы, и я попыталась осмыслить услышанное. Мы победили Империю, - точнее, они, ведь меня там не было...
  -Ты плачешь? - Даниель встревоженно обернулся ко мне и едва не пролетел мимо Магистрали.
  -Ничего, ничего, ты лучше смотри, куда едешь. Я... Скажи, я многих выдала?
  -Что за чушь, Кэт Вязовская. Кстати, это имя подходит тебе гораздо больше. Вряд ли кто-нибудь, оказавшись на твоём месте, вёл бы себя лучше.
  Я усмехнулась сквозь слёзы.
  -Ты мастер на двусмысленные комплименты.
  -Зато ты больше не ревёшь. Обещай дать мне знать о себе после встречи со своими.
  -Обещаю!
  Шанидар стоял у входа в космопорт, напряжённо вглядываясь в подъезжавшие машины, и бросился к гравикару Даниеля, едва тот затормозил. Даниель элегантно подал мне руку, я сошла на землю. Озен улыбнулся, Шанидар в ответ радостно оскалил все имевшиеся в наличии клыки.
  -Победа!
  -Да, слава Создателю.
  -Куда ты теперь, Даниель?
  -На Артос, разумеется. Мне ещё не надоело быть губернатором.
  Нужно было что-то сказать ему на прощание, но все слова вдруг оказались неверными - слишком напыщенными, что ли?..
  -Мы ещё увидимся, Кэт, - опередил меня Озен.
  -Мы ещё увидимся, Даниель, - как эхо, повторила я.
  
  
  
  ЧАСТЬ 2
  
  1
  Мы с Шанидаром отправились в губернаторский дворец Марта Тарчина, который был временно выбран штабом победивших повстанцев. Хозяину пришлось потесниться, - до тех пор, пока не будет подготовлена постоянная резиденция для нового правительства, - чему он сам был только рад. Имперскую охрану быстро сменили силы повстанцев, и полупустой дворец заполнился народом, жизнью и радостным возбуждением. Сопротивления на Свейзе практически не было, и теперь в этих стенах открыто и свободно находились те, кого прежде ждал бы здесь немедленный арест: Линн даль Соль, Хасан Пайела, Крис Ариатис и многие другие, кого я знала лишь в лицо или просто по слухам.
  Шанидар уверенно направился к кабинету Тарчина, - где, собственно, и расположилось повстанческое начальство, - чтобы получить новые указания. Дверь была распахнута, в неё то и дело входили и выходили разные существа, а изнутри доносились голоса, поминутно перебиваемые видеофонными гудками. Когда мы вошли внутрь, то первым делом наткнулись на Марта Тарчина, которому смертельно усталый Линн разъяснял нынешнюю обстановку в Галактике.
  -...имперские службы в Столице сдались, и в ближайшем будущем мы намерены сделать именно Столицу нашим главным центром. Ныне в Галактике существуют планеты, целиком лояльные к нам, как Свейз, планеты, не желающие терять своих богатств и потому не желающие воевать, как Артос, а также множество осколков имперских военных сил - планетарные и прочие базы, полные оставшихся не у дел вооружённых головорезов. Пока что это всё.
  -Спасибо, понятно. Линн, ты неважно выглядишь, и я тебе очень советую занять мой малиновый диван в комнате отдыха.
  Даль Соль попытался улыбнуться, но впечатление получилось страшное: его глаза были полны боли от утраты. Невольно подумалось: а многие ли повстанцы знают, что только что отправили на тот свет его отца?.. Шанидар зашагал вперёд, чтобы перехватить Линна по дороге и спросить насчёт того, что нужно делать нам.
  При взгляде на интерьеры дворца Тарчина невольно вспоминалась губернаторская резиденция, построенная на Артосе по проекту Дэйва Озена: строгая красота, никаких кричащих красок, которые так бросались в глаза здесь. Наверное, подумалось мне, вряд ли брат Даниеля в детстве и юности хотел стать вершителем судеб жителей своей планеты, - скорее, он мечтал о прекрасных дворцах и городах, учился быть художником, архитектором, а не политиком... Душу начало заполнять ощущение, что что-то огромное и страшное осталось позади, а впереди меня ждёт Земля и тот туманный безбрежный простор, что зовётся людьми будущим...
  Внезапно я увидела Хасана Пайелу в каком-то закутке возле окна. Увидев его мрачное, угрюмое лицо, уже нельзя было спокойно пройти мимо.
  -Ты чем-то расстроен?
  -Расстроен?
  Он резко обернулся, - в тёмных глазах было отчаяние.
  -Милая моя, да я сам от себя такого не ожидал! Раина всё-таки была на том балу у Марта, я видел её там, говорил с ней, танцевал, правда, пришлось быстро смотаться, сама знаешь. Среди ночи её вызвал проклятый Милорд, уволок на флагман. А он разлетелся в клочья во время битвы, понимаешь?
  -Понимаю.
  -Раины больше нет! Я не думал, что мне станет так паршиво от этой мысли!
  Хасан стиснул руки. Я тихо присела рядом с ним, и все мысли о губернаторах и их жилищах мгновенно вылетели у меня из головы. Мне не надо было объяснять, каково ему сейчас, я сама чувствовала то же, когда поняла, что папа умер, и в такие моменты никто не в силах помочь...
  Мимо нас шли люди, другие жители Галактики, - казалось, их движение бесконечно. На фоне их шагов вдруг выделился очень звонкий и чёткий стук чьих-то каблучков. Через несколько секунд в дверном проёме возникла женщина в белом платье, её длинные рыжие волосы были собраны узлом на затылке. Когда она приблизилась, я сначала замерла, потом вцепилась в плечо Хасана, - эти непреклонные зелёные глаза на бледном, безумно усталом лице, она наверняка не спала по меньшей мере сутки...
  -Хасан, - не веря своим глазам, сорвавшимся голосом произнесла я.
  Пайела поднял голову, без интереса взглянул в ту сторону, - и внезапно его взгляд вспыхнул такой ярчайшей, невозможной радостью, какую мне ещё не приходилось видеть.
  -Раина!
  Он вскочил и бросился вперёд, люди удивлённо расступились перед ним.
  -Хасан? Полегче, ты же меня задушишь!
  Она засмеялась, - тёмный, грудной, счастливый голос. Я недоверчиво уставилась на неё: так веселиться через двое суток после краха Империи, которой она верно служила? Нет, конечно, избавление от неминуемой гибели... Или же Хасан за одну встречу на балу успел уговорить её перейти на нашу сторону?
  Я подошла к ним.
  -Здравствуй, Раина. Позволь представиться: Кэт Вязовская.
  Она чуть прищурилась, вспоминая.
  -Ах, это ты. Ну что ж, рада, что ты тоже жива. Но пожалуйста, не задерживайте, мне надо срочно увидеть губернатора.
  -Конечно, конечно, - Хасан поспешно отодвинул меня с дороги.
  -А зачем, если не секрет? - поинтересовалась я.
  Раина Сойтар широко улыбнулась.
  -Нужно заручиться его покровительством для одного человека, пока не найдётся Линн даль Соль. Если вы знаете, где он, то передайте, что у меня для него есть очень хорошие новости.
  Пайела радостно сиял и был совершенно не в состоянии оторваться от Раины, чтобы заняться делом.
  -Хасан, Тарчин где-то рядом, поищи его.
  -А где Линн? - настойчиво спросила Сойтар.
  -Сейчас приведу. Он пытается отоспаться на мягком малиновом диване и наверняка встретит меня довольно прохладно. Надеюсь, новости стоят того, чтобы из-за них просыпаться.
  Убедившись, что Хасан принялся за поиски Тарчина, я отправилась в комнату отдыха. Линн выглядел совершенно измученным, но при имени личного врача Милорда тут же вскочил.
  Когда мы вернулись, то услышали, что Хасана, Раину и Тарчина следует искать в другом, весьма уединённом зале. Линн почти бежал по коридорам и лестницам, я едва поспевала за ним. Ближайшие к нужному залу коридоры были полны охраны, - Март Тарчин усилил меры безопасности. Причина такого резкого повышения бдительности была непонятна, отчего мурашки тут же забегали по спине.
  Кроме спокойной Раины, немного пришедшего в себя Хасана и совершенно ошеломлённого Марта Тарчина, в маленьком зале находился светловолосый человек средних лет, которого я совсем не знала. При виде Линна Тарчин как-то очень обрадовался и заспешил в свой кабинет.
  Линн застыл, потом поднял к глазам руку, словно заслоняясь. Я, ничего не понимая, смотрела на него.
  -Отец?!
  Я испугалась: Милорд погиб вместе с флотом, это известно всей Галактике...
  -Линн, что с тобой?
  -Ты что, не видишь?
  Он заставил меня сесть рядом с собой. Раина улыбалась наилукавейшим образом.
  -А что я должна видеть?
  -Но этого же не может быть, - не слушая, проговорил Линн.
  -Потому что этого не может быть никогда, - насмешливо докончила Раина. - И, тем не менее, это действительно он.
  При этих словах Хасан ожил.
  -Что-что?! Но ты же сказала...
  -Что это больше не мой муж.
  -Ты назвала своего мужа неизлечимым! - припомнила я. - В чём дело?
  Она вздохнула и устроилась поудобнее.
  -Начать надо с того, что, когда повстанцы стали атаковать флот, я сбежала с флагмана, - строго говоря, дезертировала. По всем законам логики надо было немедленно нырнуть в гиперпространство и вынырнуть в каком-нибудь тихом месте, но панический страх мой немного прошёл, и я поняла, что не улечу отсюда, не узнав о судьбе лорда Эльснера. Оставалось только ждать.
  Бывший главнокомандующий смотрел так, что мне стало ясно: он тоже слышит всё это впервые. Так вот как его зовут... Эльснер даль Соль, надо полагать.
  Линн прерывисто вздохнул.
  -Он был жив, - пробормотал он.
  -Нет, - отозвалась Раина. - Но я врач, Линн, и нам запрещено терять надежду. Реанимировать его на месте возможности не было, но шанс оставался... Мой путь лежал на Алголь.
  Сойтар замолчала. Воспоминания были слишком свежи, чтобы она могла рассказывать спокойно. А я-то пребывала в полной уверенности, что Милорд был на одном из взорвавшихся звездолётов, как полагалось главнокомандующему имперским флотом... Н-да, очень хотелось бы узнать, что там произошло на самом деле, но приставать сейчас с вопросами к Линну просто неудобно.
  -На Алголе, на моё счастье, не было никакой паники: кажется, там ещё никто ничего не знал. Убедившись в том, что приборы уже поддерживают жизнь лорда Эльснера, я смогла добраться до кресла, закрыть глаза и подумать, как действовать дальше, как сделать его полноценным человеком. И внезапно мне в голову пришла мысль...
  -Пересадка мозга? - спросил Хасан.
  -Да. Я понимала, что мне предстоит убить своего мужа собственными руками, но душа его уже пребывала где-то не здесь... Я помчалась на Свейз, забрала его из клиники, - это отдельное приключение, о котором надо рассказывать особо. По возвращении мне потребовался весь мой профессионализм, потому что предстояло сделать, без преувеличения, самую сложную операцию за всю историю галактической медицины. Собственно, это всё, подробности интересны только для моих коллег...
  Она устало откинулась на спинку кресла. Мы с Хасаном ошеломлённо посмотрели друг на друга, потом на спутника Раины. Подтянутая фигура, мягкий овал лица, светло-русые волосы, - новая внешность вовсе не вязалась с тем, что перед нами хиннерваль и ужас всей Галактики. Он взглянул на меня в упор, и я вздрогнула: сквозь спокойную дымку серо-голубых глаз проступал странно чужой взгляд, жёсткий, - так смотрят много пережившие люди. Милорд не сказал ни слова, но в памяти сразу всплыл визит на Алголь: прекратить бояться его было несколько сложновато.
  Хасан первым из всех нас взял себя в руки и отвёл меня в сторонку.
  -Кэт, Линн обалдел от счастья, но ты-то понимаешь, кого нам послала судьба?
  -Ещё бы.
  -Он же знает об Империи всё! Нужно срочно отвезти его в Столицу, пусть приносит нашим пользу, а тебе я потом позвоню и скажу, что делать дальше.
  -Погоди. Ты так уверен, что он станет раскрывать вам все секреты? Помнится, он был главнокомандующим имперским флотом, верность таких людей Империи глупо подвергать сомнению. И его никогда не смущало, что он воюет против собственного сына. К тому же, он хиннерваль, а их весьма опасно иметь во врагах.
  Хасан почесал в затылке.
  -И что ты предлагаешь?
  -Похоже, он в шоке: Империя рухнула, а личный врач сдаёт его победителям, явно надеясь заслужить их расположение.
  -Чем же ты хочешь его соблазнить?
  -Я?
  -Конечно, а кто же? Ладно, надеюсь, тебя осенит.
  -Но почему я?!
  -У нас нет выбора, дорогая: только ты можешь похвастаться тем, что своим промахом спасла ему жизнь.
  Я не нашлась с ответом, от осознания важности предстоящего разговора сразу похолодели пальцы. Мы вернулись к Линну, Раине и Милорду.
  Я села напротив лорда Эльснера. Пришлось встретиться с его взглядом и не отвести глаза.
  -Вы меня помните?
  От вопроса до ответа, казалось, прошла вечность.
  -Да.
  -Сказать по правде, я рада, что вы живы.
  -А я нет, - его голос звучал глухо.
  -На допросе я чувствовала то же самое. Давайте не будем ходить вокруг да около.
  -Давайте, - безразлично отозвался Милорд.
  -Вы хиннерваль?
  -Это известно всем.
  -Знаете, чего мы от вас хотим?
  -Да.
  -И что вы думаете по этому поводу?
  -Я могу внушить любому из присутствующих здесь мысль о самоубийстве. Он выпрыгнет в окно, а в следующий момент меня расстреляют охранники.
  -Приятная перспектива, - поёжившись, оценила я. - Но вообще-то здесь небьющиеся стёкла...
  -Сопротивления Силе они не окажут.
  Наступила тишина, - мне пришла в голову паническая мысль, что наша затея обречена на неудачу. Линн с ужасом смотрел на отца.
  -Идея неплохая, однако в Галактике после краха Империи осталось множество ваших людей. Умерев, вы им уже ничем не поможете.
  -Ты сама-то веришь в то, что говоришь? Зачем повстанцам спасать своих врагов?
  -Нашим врагом был Император, мы воевали за свободу для всех народов Галактики...
  -Мне прекрасно известна ваша идеология.
  -Признайтесь, она доказала свою живучесть. В конце концов, на одной только моей Земле было множество империй, и их судьба была точно такой же. Никогда и никого не удержать в повиновении силой, даже той, которой владеют хиннервали.
  -Это спорный вопрос.
  Кажется, ему доставляло удовольствие зрелище того, как я пытаюсь бороться с ним за его жизнь. Меня это мгновенно разозлило.
  -Так, знаете ли, проще простого: умереть и снять с себя ответственность. А нам - разбираться с последствиями вашего с Императором правления, так? Галактика нашпигована оружием, негуманоиды ненавидят людей по вашей милости, но вас это не волнует, - как же, это были приказы Императора!
  -Я бы так не сказал.
  -Это пустые слова! Давайте, включайте Силу! Кого вы выкинете из окна? Раину, которая вас спасла? Линна, который счастлив видеть вас живым? Или меня - в благодарность за Алголь? Мне, между прочим, легче всех, - скорее с папой встречусь. Ну, чего вы ждёте?
  Я в ярости смотрела на этого негодяя: угораздило же Раину задержать его на этом свете!.. Но тут же обожгла мысль о Линне, и мне стало стыдно, - как можно пожелать ему испытать мою участь?
  -А что может предложить мне новое правительство? - неторопливо и спокойно прозвучало в тишине.
  От неожиданности я не нашлась с ответом: Милорд впервые выказал заинтересованность в мирном исходе. Линн с благодарностью взглянул на меня и взял инициативу в свои руки.
  -По сути, стать одним из руководителей Галактики, - сказал он. - Конечно, вряд ли тебе сразу дадут официальный статус, но со временем...
  -Ваши первые действия? - лорд Эльснер оставался невозмутим.
  -Собрать глав планет и организовать Галактический Союз. Галактику невозможно удержать силой, тут Кэт права, но экономическая интеграция существует, и от неё никуда не деться.
  -Ясно. Космический флот?
  -Думаю, поддержит усилия полиции по замирению Галактики.
  -Отношение к бывшим имперцам?
  -Зависит от их деяний, - закон есть закон. Мы должны доказать своё преимущество перед режимом Империи, поэтому, конечно, никаких репрессий не будет.
  Милорд вёл себя так, словно своим согласием сотрудничать он оказывает нам величайшую милость. Впрочем, так оно и было.
  -Отец, твоё решение?
  -Есть ещё один вариант: принять это предложение, тайно собрать уцелевших имперцев и скинуть ваше правительство в Бездну...
  Мы замерли.
  -...однако Императора нет, а без него затея обречена на провал. Я попробую помешать вам наделать глупостей при управлении Галактикой, хоть это и довольно сложно.
  Мы вздохнули с облегчением, а Линн улыбнулся - широко и открыто, а не той вымученной жуткой усмешкой, которую я видела совсем недавно. От этого на душе сразу стало спокойно.
  Они поспешно покинули Свейз, - Хасан, Линн, Раина и Милорд, и я осталась в обществе Шанидара, от которого не замедлила сбежать к Крису Ариатису. Он взял на себя довольно безопасную задачу быть представителем только что организованной Галактической полиции на Свейзе, переехал в новое жилище, более подходящее для этой должности, и навёл там привычный беспорядок. На улицах царило обычное для Свейза спокойствие, что заставляло уважать Марта Тарчина: он всеми силами старался не допустить паники, и это ему пока удавалось.
  Наутро Хасан, как и обещал, вышел на связь со 'Скитальцем'.
  -Отдохни недельку, - сказал он.
  Связь почему-то была поганой, и обвинять в этом 'Скиталец' не имело смысла: помехи при переговорах со Столицей устранению не поддавались.
  -Потом возвращайся, - доносилось сквозь треск и свист. - И мы...
  -Ничего не слышу, - громко и раздельно произнесла я. - Подожди чуть-чуть, может, мне удастся подрегулировать вручную.
  Под тяжёлым взглядом наблюдавшего из кресла второго пилота Шанидара я стала крутить ручки настройки. Лицо Хасана то краснело, то зеленело, по нему пронеслась стая извилистых полосок, потом от треска я едва не оглохла, и всё пропало: на экране пошли сплошные чёрно-белые полосы, а в эфире настала тишина. Я чертыхнулась сквозь зубы и хотела было начать всё сначала, но тишину рассёк чей-то незнакомый голос, с лёгким присвистом произносящий слова.
  -Помоги мне, Анирет.
  -Рик? - отозвался голос неприятно удивлённой девушки. - Что тебе нужно от меня?
  Я замерла, Шанидар подался вперёд, глаза его сверкнули.
  -Мне нужен твой гравикар, синий ССL-1507, с зеркальными стёклами...
  -Может, тебе ещё и адвоката нанять? Я не стану покрывать убийцу.
  -Я не убивал!
  -А кто? По-твоему, полицейские ничего не смыслят в своём деле?
  -Послушай, Анирет, клянусь, не убивал! Если я смогу съездить к... к одному человеку, то докажу это.
  Несколько секунд пролетели в молчании.
  -Анирет, я прошу тебя! Ты же... Ты же любила меня... когда-то. Ты доверяла мне! И я тебя не обманывал!
  Отчаянная тишина в эфире прервалась девушкой.
  -Где тебя найти?
  -Там, где начинается Западная дорога. Она ведёт в Канараман, ты знаешь...
  -Время?
  -В...В одиннадцать. Да, не раньше.
  -Ладно.
  -Так ты приедешь? - в голосе Рика была вспыхнувшая надежда.
  -Да.
  Связь оборвалась: было похоже, что девушка её отключила. От внезапно возникшего в пространстве низкого мужского голоса я вздрогнула.
  -Да?
  -Эрнита Стар объявился, - ровно сообщила Анирет. - привезти его к вам?
  -Разумеется, если тебе удастся.
  -Ну, это несложно.
  -Ты настоящее сокровище, Анирет.
  -Знаю. Всего доброго.
  Разговор окончился. Подождав с минуту, я выключила видеофон, и меня тут же вызвал Хасан. Видимость и слышимость стали ещё хуже.
  -Куда ты пропала?
  -Хасан, ты что-нибудь слышал?
  -О чём ты? Ты начала крутить настройку, и связь прекратилась. Я пытался прорваться, но у тебя было занято.
  -Ага, - ответила я.
  Эрнита Стар и выдавшая его Анирет не выходили у меня из головы.
  -Так мы договорились? Даю тебе неделю, чтобы ты слетала на свою Землю, а там видно будет. Хорошо?
  -Хорошо.
  Хасан попрощался и исчез.
  -Это Артос, - негромко сказал Шанидар.
  -Что? А, ты об этих... Ты уверен?
  -Разумеется.
  Я подозрительно посмотрела на него.
  -А с чего ты взял, что это Артос?
  Шанидар широко улыбнулся. Как я к нему ни привыкала, вид его клыков и у меня отбивал охоту спрашивать.
  -Так что же ты собираешься делать? - поинтересовался он.
  -Синий гравикар этого класса стоит в ангаре 'Скитальца', а в одиннадцать вечера отличить чернявую меня от южанки Анирет возможно далеко не сразу.
  -Да, но сканьяс видят в темноте.
  -Сканьяс? Так ты с ним знаком?
  -С ним - нет. Но его отцом был Рэнсом Элистер, с которым, как ты знаешь, мы раньше летали вместе.
  Он помолчал.
  -Куда летим?
  Я усмехнулась.
  -Будешь говорить, что я лезу в чужую драку?
  -Ну что ты, мне же хорошо известно твоё обострённое чувство справедливости.
  -Чем издеваться, вылез бы из 'Скитальца', - посоветовала я, развернув кресло к приборам. - На Артосе я и без тебя обойдусь.
  При взгляде на физиономию Шанидара можно было подумать, что все мои гневные слова от него отскакивают.
  -Ты, часом, не была знакома с этой Анирет?
  Я хмуро перебрала своих артосских знакомых.
  -Всех не упомнишь.
  -Имя часто встречается на юго-востоке, в районе Илеанских гор. В Кер-Сериндате, напротив, очень редко.
  -Ах да! Была одна такая Анирет Интао, дочь банкира. Учится в Академии на юриста.
  -Любопытно, любопытно. Ну что ж, будем надеяться, что тебе удастся перехватить Эрниту прежде, чем он встретиться с этой дамой.
  -Разве ты не поедешь со мной?
  -Нет.
  -Решил отсидеться за моей спиной?
  -Почему бы и нет? Тем более, что имя моё ничего ему не скажет, а внешность, как известно, большого доверия не вызывает. А теперь взлетай, а то опоздаем.
  Возразить было нечего, хотя и очень хотелось: его высокомерный снисходительный тон раздражал чрезвычайно. Я подняла звездолёт с планеты, задним числом сообразив, что курс мой лежит в противоположную от Земли сторону.
  После посадки в космопорту Артоса выяснилось, что до встречи с Эрнитой ещё масса времени, и Шанидар предложил употребить его на общение с местной информационной системой. Мы узнали, что некий Краннон Фоск, тридцати восьми лет, человек, фото прилагается, убит на пороге собственного дома, точнее, особняка на Пятнадцатой улице, семьдесят три, что на самой границе Центрального и Северного районов. Помнилось, Набережная там в двух шагах от дома, но уже не бледно-розовая, а серая и не везде целая, вообще же район внешне очень неприятный. Фоск вернулся домой с вечеринки, где был и Эрнита Стар, хуже того, с вечеринки они уехали вместе, на машине Фоска. Возле своего дома будущий покойник появился в три ноль восемь ночи, поставил машину в гараж, поднялся по ступенькам своего крыльца, стал открывать дверь и получил в спину выстрел из бластера. Предполагаемой модели... Н-да, штучка лёгкая и удобная даже для меня, а студент-юрист Эрнита Стар, сканьяс, фото прилагается, такой бластер имел и в полиции зарегистрировал. Как доставшийся по наследству от отца, бывшего разведчика планет Рэнсома Элистера. Алиби у Эрниты нет, труп обнаружили в семь тридцать две, а в семь пятьдесят Эрни-ты уже дома не оказалось.
  -Если он невиновен, значит, кто-то его предупредил, - предположила я.
  -Не кто-нибудь, а его сородичи, - авторитетно заявил Шанидар. - Разве ты не знаешь об их борьбе за равные права людей и сканьяс? Ах да, тебя же занимали балы, приёмы и казино, где уж тебе было разбираться в жизни планеты.
  -Если бы не мои визиты в казино, ты бы до сегодняшнего дня ожидал подходящего момента для покушения на губернатора.
  -Неужели? - Шанидар оскалил клыки в презрительной усмешке. - И ты что-то знаешь о сканьяс?
  -Они жили на Артосе задолго до появления первых колонистов из Галактики и здорово сопротивлялись имперцам, за что и поплатились: их столицу сравняли с землёй, а самих тщательно истребляли до тех пор, пока они не перестали представлять из себя какую-либо угрозу. Сканьяс были объявлены вне закона, но с течением времени вражда поутихла, и остались только законы о недопущении их во власть и к военному делу, а когда на Артосе появилась Академия, то запрет стал относиться и к ней. От людей они отличаются только ночным зрением и более чуткими слухом и нюхом.
  -Ну, это сведения из энциклопедии народов Галактики, - отмахнулся Шанидар. - Полезнее будет знать вот что: первым сканьяс, попавшим в имперские разведчики планет, был Рэнсом Элистер, а первым сканьяс, попавшим в Академию, - его сын Эрнита Стар, так что неудивительно, почему свои так за ним следили, что даже смогли спасти от ареста.
  -Возможно. Но кто и за что убил Краннона Фоска? Покойник официально нигде не работал, дела своего не имел, держал в банке кругленькую сумму и жил на проценты с капитала.
  -Да, это всё. На всякий случай просмотри данные на Анирет Интао.
  Я пожала плечами и сделала запрос. Ничего нового информационная система не выдала: она была родом с юго-востока, её отец разбогател на драгоценных камнях Илеанских гор и, продав свой участок, переехал в Кер-Сериндат. Здесь он вскоре открыл свой банк, а она поступила на тот же юридический факультет Академии, что и Эрнита, и была на несколько лет старше него. Физиономия же покойного Фоска гораздо больше подходила бы для кандидата в убийцы, чем лицо Эрниты с его большими светлыми глазами.
  Шанидар выдал мне для себя и гравикара крошечные передатчики, позволявшие определить наше местонахождение, и я вырулила из космопорта, пытаясь поднять себе настроение тем, что пока ещё не знаю, в какие неприятности заведёт меня кривая.
  Западная дорога соединяла Кер-Сериндат с Канараманом - древней столицей сканьяс, и несколько столетий тому назад по ней ещё ползал вымирающий колёсный транспорт. Очутиться у её начала на моём гравикаре с манерами флайера можно было очень быстро, но времени оставалось ещё порядочно, и я направилась к столице Артоса. Шанидар, наверное, здорово ворчал по поводу моего пристрастия к разглядыванию красивых видов, но видеофона не включал.
  Облицованная полупрозрачным бледно-розовым камнем набережная Серинды открывалась приезжающим из космопорта сразу вся, являя взору исторический центр города. За ним где-то вдали темнели небоскрёбы деловых районов, а здесь можно было бродить часами, разглядывая прихотливые особняки в тенистых улочках и всевозможные архитектурные чудеса. Гулявший по улицам народ обычно состоял из скучающих аристократов, любопытствующих туристов и сосредоточенных студентов исторического факультета Академии, изучающих стили артосской архитектуры. На данный момент аристократов было немного, студентов тоже, а туристы отсутствовали вовсе: крах Империи породил множество проблем, и всем стало не до развлекательных поездок. В центре города эмблема Империи сверкала на полицейских постах и машинах ничуть не меньше прежнего.
  Центр Кер-Сериндата остался позади, я ехала через строгие деловые районы, ещё немного - и начались пригороды. Вскоре пришла пора остановиться: старая Западная дорога яркой чёрной полосой перечёркивала осенние окраины Кер-Сериндата. За спиной были только низкие дома предместья.
  Время приближалось к одиннадцати, и ровный белый свет ночных фонарей мешал видеть звёзды. Я не любила небо Артоса: порой я чувствовала себя здесь почти как дома, на Земле, но изломанные чужие созвездия властно разрушали иллюзию. Они были прекрасны и жутковаты одновременно, как будто чья-то всесильная рука переставила их по-своему, и только я одна помнила, какими они должны быть на самом деле...
  Окрестности Западной дороги выглядели совершенно пустынными, все закоулки были, как на ладони, и я не могла взять в толк, откуда должен появиться Эрнита: на мой взгляд, спрятаться здесь было решительно негде. На часах было без семи минут одиннадцать.
  Без трёх минут одиннадцать справа и сзади от машины мелькнула тень, дверь открылась, и на сиденье рядом со мной бесшумно и гибко опустился Эрнита - стройный, очень ловкий и как-то напряжённо-аккуратный в движениях. Я отъехала с того места, где стояла, и остановилась в полумраке одной из ближайших кривых улочек. Через секунду моего виска коснулось что-то твёрдое и холодное, в чём я безошибочно признала дуло бластера.
  -Где Анирет? - тихо спросил голос, так внезапно заставивший меня поменять отпускные планы.
  -Думаю, она подъедет через пару минут, - предположила я, стараясь не впасть в панику. - Мы решили, что вряд ли вам стоит садиться в машину к особе, которая выдала вас полиции сразу же после вашего с ней разговора.
  -Выдала? Нет, не может быть! Откуда вы знаете?
  У него был очень выразительный голос, с лёгкостью раскрывавший творившееся в его душе: кажется, сначала он мне поверил, но тут же стал сомневаться. Бластер, к моему облегчению, опустился, но из руки Стара не исчез.
  -Вам это покажется невероятным, но я говорила со Столицей, связь была плохая, я попыталась её отрегулировать и попала на канал Анирет. Точнее, на вашу с ней беседу и разговор её с кем-то ещё. Полагаю, ни с кем, кроме полиции, она не могла бы общаться на тему вашего появления.
  Тонкие длинные пальцы Стара теребили бластер, и мне стало не по себе.
  -Лучше положите его обратно, - посоветовала я. - Кстати, убийца наверняка выбросил свой в Серинду... Вам нужен гравикар, так?
  -Так.
  Стар выглядел виноватым.
  -Не переживайте, - на вашем месте я бы вела себя ещё хуже в отношении незнакомого хозяина подвернувшегося транспорта.
  Он нервно сжал руки.
  -Послушайте, давайте, я съезжу по своим делам и вернусь. А вы меня здесь подождёте.
  -По-моему, сначала надо дождаться, пока уедет ни с чем Анирет Интао.
  Он с неприязнью посмотрел в направлении той улицы, где была назначена встреча.
  -Да, пожалуй. Кстати, как вас зовут, если не секрет?
  -Кэт Вязовская с Земли, второй пилот 'Скитальца'.
  -'Скитальца'? - изумлённо переспросил он.
  -Капитаном теперь Шанидар, он был вторым пилотом вашего отца. А на его месте оказалась я.
  Эрнита откинулся на спинку кресла и медленно спрятал бластер.
  -Простите, ради Создателя.
  -Ничего, некоторые сначала стреляют, а потом фамилию спрашивают.
  Шум приехавшей машины был слышен абсолютно чётко. Гравикар некоторое время стоял, - а я боялась, что Анирет привезёт с собой полицию, и напряжённо ловила каждый звук. Но наконец она уехала, мы из предосторожности прождали ещё некоторое время, затем Эрнита поднял на меня решительный взгляд и предложил ехать вдоль Западной дороги. Обрадовавшись, что мне не придётся мёрзнуть в ожидании Стара на окраине Кер-Сериндата, я включила скорость.
  
  2
  Освещение на Западной дороге перестало действовать уже давно, и только фары выхватывали из тьмы чёрное блестящее покрытие. Дорога всё больше сворачивала на север, и вокруг неё стали появляться невысокие горы.
  Канараман открылся нам в котловине. Тонкие цепочки огней изредка обозначали улицы: сканьяс в освещении не нуждались, а людей здесь жило мало. Огнями светился и мост через огромную реку, соединявший Канараман с тем, что осталось от древней столицы сканьяс на левом берегу, - люди попытались построить здесь новый город, но почему-то быстро оставили эту затею. Эрнита попросил меня остановиться и поменяться с ним местами.
  Когда он сел за руль и тронул гравикар вперёд, мы мгновенно провалились в кромешную тьму: через вход в заброшенное ныне метро машина попала в подземелья Канарамана. В древности там селились отшельники, прятались мятежники, потом проложили подземную железную дорогу... Рельсы её тускло блеснули в свете фар, но Эрнита быстро погасил освещение. Мне оставалось смотреть в непроглядный мрак и ждать.
  Через некоторое время Стар затормозил и, тысячу раз извинившись, что оставляет меня одну, скрылся. Подсветка приборов хорошо освещала пульт, но на большее её не хватало, а зажечь фары я не решилась.
  Прошло с полчаса, пока издалека не донеслись шаги. Я насторожилась: Эрнита, если это был он, возвращался не один. Но голос, сказавший что-то на непонятном языке, принадлежал ему, а ответила, к моему удивлению, женщина. Они приблизились, Эрнита помог мне выйти из машины.
  -Госпожа Вязовская, позвольте представить вам мою маму, Шатте Стар, - произнёс он по-галактически. - Она позаботится о вас до моего возвращения, а сейчас, простите, я вынужден вас оставить.
  -Очень приятно познакомиться с вами, - ответила я в темноту.
  Подумалось, - вряд ли любезности Эрниты способны обмануть даже меня, не говоря уже о его маме: он страшно нервничал.
  -Эрнита, должна вас предупредить. Этот гравикар не совсем обычный, ваш отец и Шанидар там кое-что переделали. Было бы безопаснее, если бы вас отвезла я.
  -Нет, - быстро ответил он. - Не подумайте, это не от недоверия, просто, если я буду не один, мне не откроют.
  Эрнита уехал, и мы остались в кромешной тьме. Чья-то рука легла на мою, я вздрогнула.
  -Идёмте, - проговорила Шатте. - Метро строили люди, и здесь есть маленький... Маленькая комната со светом.
  Я послушно шла за ней, поминутно спотыкаясь. Возникло жуткое ощущение: так слепые ходят за поводырём, и именно такая тьма у них перед глазами... Шатте Стар говорила по-галактически почти хорошо, но акцент у неё был ещё сильнее, чем у Эрниты, такое же присвистывание.
  Мы поднялись по неудобной и очень крутой лестнице, прошли немного по ровной скользкой поверхности и остановились, впереди щёлкнул замок. Шатте отпустила мою руку, и через секунду я зажмурилась: впереди вспыхнул свет.
  Помещение показалось мне чем-то вроде комнаты отдыха для дежурных станции метро, - диван у стены, несколько стульев у стола и следы каких-то приспособлений для готовки. Ещё один стол стоял впритык к стене, он выглядел новее остальной мебели.
  -Садитесь, - предложила мне стройная женщина с длинными прямыми светлыми волосами, закутанная в тёмный плащ.
  С первого взгляда её можно было принять за старшую сестру Эрниты, - та же ловкость в движениях, чёрные брови вразлёт и молодая смуглая кожа. Застывшая в её глазах память недавней страшной трагедии заставила всплыть в памяти имя Рэнсома Элистера, и я села, не зная, что ей сказать.
  -Спасибо вам за Рика, - Шатте говорила, не глядя на меня. - Если вы не против, я сделаю что-то поесть. Да?
  -Да, - согласилась я. - Надеюсь, я здесь ненадолго. Вам, наверное, тяжело иметь дело с человеком?..
  -Люди? - она расставляла на столе тарелки. - Нет, почему. Они большие мерзавцы, не спорю, но в них есть своя прелесть. Хотите что-то делать дальше или подождёте, пока Рик вернёт машину, и уедете?
  -Пока трудно сказать. Если найдутся доказательства невиновности Эрниты, то с ними я могу смело пойти к Даниелю Озену.
  -К кому?
  -К губернатору. Он... мой союзник. Должен помочь.
  -Хорошо. Доказательства должны найтись. Для того Рик и поехал в Кер-Сериндат.
  Еда оказалась нехитрой, но вкусной. Пока я ела, Шатте смотрела на меня, подперев голову руками.
  -Хотите ещё?
  -Нет, спасибо.
  -А спать хотите?
  Я улыбнулась.
  -Вообще-то тоже нет.
  У неё были отчаянные светлые глаза и открытая улыбка.
  -Давно вы на 'Скитальце'?
  -Месяц с небольшим.
  -А у повстанцев?
  -Больше четырёх.
  -Что вы делали до... до...
  -До назначения на 'Скиталец'? Сидела дешифровщиком.
  -Как это?
  -Ну, грубо говоря, наши крали в имперских компьютерах всё подряд, а я разбиралась, что там есть ценного.
  -А вы не встречали Рэнсома?
  -Нет, - сразу ответила я.
  Ответ мой упал, как камень в глубокий колодец: показалось, что от него до её реакции прошла вечность.
  -Пока Рэнсом был жив, Рик ничего не знал о его делах. Ничего. Дела, 'Скиталец', и всё. Я знала. Как был имперцем, стал повстанцем. Давно, восемь лет назад, ушёл из разведчиков планет...
  -Ушёл в отставку?
  -Да. Сказал - у меня сын, я его не вижу, без меня вырастет оболтус... Так?
  -Так.
  -Планета Свейз, - да, точно. Там возник Шанидар, - она вдруг передёрнула плечами. - Не человек, зверь. И по душе тоже. На Свейзе было... Как это? Независимость. Имперцы не хотели воевать, сажали своего губернатора. Посадили. Оказался повстанец Март Тарчин. С помощью Рэнсома и Шанидара. После этого Рэнсом и ушёл из флота. Не стал играть две роли.
  Она помолчала. Я не смела задавать ей вопросы.
  -Никто точно не скажет, виноват ли Шанидар в его гибели. Нет... Нет доказательств. Ты не сможешь долго быть рядом с ним, никто не может. Он - жестокость, сила, он хочет властвовать. Рэнсом иногда... Нет, чаще, чем иногда, шёл за ним. А ты или уйдёшь от него, или станешь такой, как он. Это страшно.
  Внезапно её взгляд стал напряжённым, она встала и подошла к двери. Я не смогла уловить настороживший её шорох, но рука сама легла на рукоять бластера. Шатте Стар втянула в себя воздух, помедлила секунду и распахнула дверь.
  Свет хлынул из комнаты в черноту снаружи. Я вскочила и, выхватив бластер, встала за спиной Шатте: за дверью кто-то стоял.
  -Входи, - сказала она.
  Неизвестный переступил порог, снял с головы большую тёмную маску прибора ночного видения и оказался Шанидаром. Несколько мгновений он и Шатте смотрели друг другу в глаза, и я впервые увидела, как у всегда самоуверенного Шанидара ссутулились плечи.
  -Я приехал, чтобы помочь Эрните, - сказал он. - Куда он отправился?
  -К Юканатану Кари, куда же ещё.
  Она проскользнула к двери, закрыла её, жестом предложила нам сесть. Шанидар взглянул на маленький приёмник, фиксировавший сигналы от датчиков, закреплённых на приборной доске машины и у меня на поясе.
  -Гравикар сейчас в Кер-Сериндате.
  -Что за Кари? - спросила я.
  -Человек. Член организации, которая борется за равные с людьми права. Не... Неявно? Нет. Неофициально. Он поддерживает Рика.
  -И что надо делать?
  -Ничего.
  Время тянулось медленно, как и полагалось времени ожидания. Внезапно резкий высокий голос Шанидара громом прозвучал у меня в ушах, сказав, что машина выехала из Кер-Сериндата в направлении Канарамана, - я захлопала глазами и поняла, что немного задремала. Шатте немедленно прогнала Шанидара с дивана и заставила меня лечь, я из вежливости поотнекивалась, но не слишком настойчиво. Шанидар обратил моё внимание на то, что первый из семи дней моего отпуска окончился.
  Что меня разбудило, определить было трудно, но я обнаружила себя сидящей и смотрящей на дверь, возле которой Шатте коротко обняла Эрниту. Загорелый человек в коричневом комбинезоне аккуратно притворил дверь и стянул с необычайно лохматой головы кепку, - это был Юканатан Кари. Шевелюра и курносый нос придавали ему странное сходство с обыкновенной земной собакой, а весёлые дерзкие глаза выдавали прирождённого, убеждённого и законченного авантюриста. Я вдруг подумала, что, видимо, Рэнсом Элистер отлично подходил к этой бедовой компании, и что склонность к рискованным предприятиям передалась и его сыну.
  Кари по-хозяйски расположился у придвинутого к стене стола и на что-то нажал. Часть стены оказалась панелью, скрывавшей компьютер, под крышкой стола была клавиатура. По команде Юканатана на экране появился текст и чья-то физиономия. Кари пригласил меня подойти поближе.
  -Это Краннон Фоск, - сообщил он. - Некоторое время тому назад он проявлял необычайный интерес к сканьяс, вследствие чего мы и поинтересовались им самим.
  Он подвинулся, я, взяв стул, села к столу и стала читать светлые строчки на тёмно-сером фоне. Оказалось, около двух лет назад сканьяс внимательно отслеживали тех, с кем имел дело Краннон Фоск, но ни Эрниты, ни Анирет Интао в этом списке не оказалось, - только всякий подозрительный народ, замеченный порой и в торговле наркотиками. На фоне этого интерес Фоска к сканьяс выглядел, мягко говоря, очень странно. Тем более странным было то, что он провёл несколько недель в Канарамане, жил здесь на левом берегу и собирал сведения о том, что сохранилось от древней религии.
  -Стоит в Канарамане храм, - сказал Кари, - а в храме - алтарь, а на алтаре - облицовка из простых глиняных табличек, все старые, а одна - новая. Сделал новую Краннон Фоск, когда собрался покидать город, в ней - коробочка, а в коробочке - дискета. Что на ней - неизвестно, но, надо полагать, сведений о нём там куда больше, чем у нас здесь.
  -А почему вы её раньше не достали и не разобрались?
  -Потому что он никакого вреда нам не причинил. Спрашивается, зачем совершать ненужную кражу? Там, наверное, его рабочие материалы: место надёжное, понадобится - достать всегда можно. Вот мы с Кэт их и достанем. Нет, Эрнита, лучше, чем здесь, тебе убежища не найти, и все мы надеемся, что ты до окончания этой истории отсюда не выйдешь. Право слово, сейчас хороший адвокат безумно дорого стоит, а тебе светит от двадцати лет до пожизненного. Вопросы есть?
  -Нет, - ответил Эрнита. Кажется, он был разочарован.
  -Далее. Если Шанидар откажется присоединиться к нам, то, значит, перед нами не он, а неуклюжая подделка работы покойной Империи.
  Шанидар усмехнулся.
  -Разумеется, я иду. Что мне, Эрниту тут сторожить?
  -Когда вы отправляетесь? - спросила Шатте.
  -Немедленно. Сейчас ещё можно незаметно проскочить на тот берег, а чем позже, тем больше шансов встретиться с какой-нибудь рабочей бригадой, сражающейся с местными подземными коммуникациями.
  Шатте с грустью и благодарностью смотрела на нас.
  -Знаю, вы привыкли полагаться сначала на себя, а потом на Создателя, но всё же пусть Он хранит вас.
  -Пусть, - серьёзно согласился Кари.
  Юканатан сел за руль, я - рядом с ним, Шанидар устроился на заднем сиденье. Сканер давал водителю точную схему подземелий, и отпадала надобность в приборе ночного видения. До реки мы добрались, следуя рельсам метро, но возле моста пришлось остановиться: на тот берег люди линию не прокладывали. Под руслом реки проходили древние узкие коридоры, в которых даже можно было включить свет: Кари уверял, что здесь никого нет, кроме покоящихся в своих кельях сканьясских отшельников.
  На поверхность мы вышли через большой туннель, и перед нами предстал сад, спящий за ажурной оградой из чёрного металла. Ночное небо начинало бледнеть, среди высоких деревьев гулял предрассветный ветер. Освещение, как и полагалось поселению сканьяс, отсутствовало, фонари мы погасили ещё на дальних подступах к выходу из подземелья, а из окон домов не пробивалось ни единого лучика. Казалось, Канараман внимательно следит за чужаками, раздумывая, позволить ли им пройти или запутать в паутине старых улочек, окружить серыми стенами и не дать вернуться обратно. Судя по нахмуренным бровям Шанидара, у него тоже было безотчётное смутное ощущение, что за нами следят.
  -Идите спокойно и не глазейте по сторонам, - шёпотом бросил Кари. - Мы явились без спросу, и Канараман вправе быть подозрительным.
  От этих слов осенний утренний холод пробрал меня от головы до пяток, я прибавила шаг и почти против воли взяла Кари за руку. Он слегка улыбнулся, но ничего не сказал.
  За очередным углом показалась площадь, прямо перед нами темнела громада храма. В толстой облупившейся стене был узковатый прямоугольный проём, через который мы попали внутрь.
  В луче фонаря Шанидара возникло полуразрушенное возвышение, обложенное квадратными узорчатыми плитками, - здесь когда-то был алтарь. Сквозь маленькие окна где-то очень высоко над головой просачивался серый свет с улицы, толку от него не было практически никакого. Кари задумчиво обошёл алтарь, присел возле одной из его сторон на корточки, его загрубевшие пальцы стали осторожно ощупывать неровную поверхность. Я вдруг поймала себя на том, что пытаюсь определить официальную профессию Кари. Больше всего он почему-то напоминал хозяина станции ремонта гравикаров: в таких местах вполне можно прятать или передавать что-то, брать машины напрокат, узнавать информацию через знакомых разной степени подозрительности...
  -Взгляни-ка, - позвал Кари.
  Он указывал на крайнюю плитку во втором ряду снизу.
  -Видишь? Обломанный край, трещины, - его рука метнулась к соседним плиткам. - И здесь тоже, и здесь... А здесь их нет. Похоже, это она. Логично?
  Я недоверчиво посмотрела на плитку.
  -Логично, но пока неубедительно.
  Юканатан извлёк из кармана складной нож и открыл, - там было ещё несколько лезвий. После недолгого сопротивления от плитки откололась верхняя половинка, разломившись сразу ещё надвое, и Кари вполголоса выругался: он ошибся.
  -Мы можем провозиться здесь до появления первых любопытных, - заметил Шанидар. - Всё-таки Канараман - населённое место. Вот если ты быстро разломаешь всё...
  -Я ценю твою моральную поддержку, - отозвался Кари, хищно присматриваясь к алтарю.
  Следующая попытка оказалась успешной: в его руках оказалась маленькая коробочка. Погасив свет, мы вышли на улицу, снова Кари вёл нас, и снова вокруг не было ни души, лишь чудилось: Канараман молча торопит нас уйти. Когда мы наконец нырнули в туннель, я почувствовала себя значительно свободнее.
  Гравикар был на месте, но впереди слышались голоса, - кто-то ругался по-галактически. Кари шёпотом послал в Бездну чересчур трудолюбивых рабочих, но толку от этого было мало: всё равно пришлось менять маршрут. Битый час Кари кружил во все стороны, и я уже стала бояться, что мне суждено будет провести остаток жизни в этом подземелье и в этом обществе, причём последнее удручало больше всего. Через полчаса машина вообще упёрлась в тупик. Шанидар прогнал меня на заднее сиденье и вместе с Кари принялся изучать карту подземелья. Их мощные плечи заслонили экран, отчего сидеть позади стало очень скучно.
  -Может, сюда? - предложил Шанидар, ткнув куда-то пальцем.
  -Нет, нам нужна центральная ветка.
  -Тогда через этот тоннель?
  -Слушай, ты, ходячая безответственность! Не надо помогать мне сбиваться с пути!
  -Да-да, ты ведь и сам прекрасно умеешь это делать.
  Кари возмущённо выпрямился.
  -Что-то я не вижу у тебя желания самому сесть за руль!
  Машина сделала резкий разворот, - я заподозрила, что Юканатан очень хотел таким образом стукнуть приятеля о борт. Потом каким-то чудом снова нашлась линия метро, а через каких-нибудь сорок минут - каморка Шатте и Эрниты. Наверху, наверное, был уже белый день, и мы с Кари дружно выразительно зевали на неподвластного сну Шанидара. Добравшись до дивана Шатте Стар, мы безответственно заснули, свалив на Шанидара обязанность разбирать покойниковы записи.
  Проснулась я к вечеру, - меня милосердно решили не будить. Шанидар и Кари что-то оживлённо обсуждали, а экран был заполнен рядами дат и малопонятных сокращений.
  -Похоже на то, что у нас в руках дневник Краннона Фоска, - сказала я, взглянув на шифровки.
  -Совершенно верно, - отозвался довольный Кари. - Я предполагал, что мы найдём нечто подобное. Здесь данные четырёх-двухлетней давности, надо полагать, где-то у них есть продолжение. По счастью, он был очень аккуратен, наш покойник.
  -А может, у него просто была плохая память, и он записывал свои предстоящие дела, чтобы ничего не забыть?
  -Вряд ли, - сказал Шанидар за моей спиной. - Такого бы в разведку не послали.
  -В разведку? - удивилась я. - С чего ты взял?
  -Торговля наркотиками - хорошее прикрытие для такой деятельности. Вспомни, как Крис Ариатис прятался за маской контрабандиста.
  -Странно. Фоск не был повстанцем, а зачем Империи на собственной планете тайный агент?
  -Спроси что-нибудь полегче.
  -Но зачем ему нужны были сканьяс? Ведь война между ними и людьми давно закончилась.
  -Вряд ли люди прекратили бы слежку за бывшими врагами.
  -Чушь! - Юканатан решительно покачал головой. - Ясно, что тебя давно здесь не было. За сканьяс, как и за другими подозрительными для Империи существами, следил соответствующий отдел полиции. Во-первых, их методы нам хорошо известны, а во-вторых, их никогда не интересовала религия. Тут что-то другое.
  Я со злостью уставилась на экран: что-то не видно пользы от нашей добычи. Шатте внимательно вслушивалась в разговор, разбирая галактическую речь.
  -А он мог сделать что-то против сканьяс? - спросила я. - Осквернить священное место или что-то вроде этого?
  -Да, - ответила Шатте. - Но наши никогда не стали бы совершать такой грех, как убийство, особенно человека. Разгадка не здесь.
  Кари почесал в затылке, в комнате воцарилась тишина.
  -Ну хорошо, - сказал Шанидар, - это первая часть дневника. Где-то должно быть продолжение вплоть до его смерти. Скорее всего, у него дома.
  Мы дружно подняли глаза на Шанидара.
  -Да, если он продолжал его вести, - сказала я. - И если он не спрятал его где-нибудь ещё.
  -Например, в предвидении собственной смерти, - усмехнулся Кари.
  -Почему бы и нет, - Шанидар остался невозмутим. - В любом случае, нам придётся лезть к нему домой.
  -Э, нет, это без меня, - Кари протестующе поднял руку. - Я своё дело сделал, и меня ваша противозаконная деятельность не касается. Мой вам совет: при мне своих планов не обсуждайте, чтобы мне в случае чего выдавать было нечего. Короче, я пошёл.
  -Как ты доберёшься до Кер-Сериндата? - спросила Шатте Стар.
  -На общественном транспорте. Постарайтесь ни во что не влипнуть. Кстати, если с гравикаром что-нибудь случится, привозите чинить ко мне на станцию. Если, конечно, будет кому везти.
  Я улыбнулась от неожиданности: мои догадки относительно Кари оказались верными.
  Шатте пошла провожать его до поверхности. Когда она вернулась, оставалось только попрощаться: нас ждал взлом чужого жилища в Кер-Сериндате. Наверху уже давно наступил серый день, и мне почти физически стало не хватать обыкновенного солнечного света...
  В столице до наступления ночи лучше было не появляться. На артосских просторах лил дождь, капли шуршали по крыше машины, и если откинуться на спинку кресла и закрыть глаза, то можно на несколько секунд обмануть себя мыслью, что я на Земле, а дождь стучится в окна моего дома...
  -Уже темнеет, - от высокого резкого голоса Шанидара я вздрогнула. - Район у Фоска подозрительный, так что смотри в оба. Тут тебе не Алголь, и отдавать приказ не убивать тебя некому.
  -Ты хочешь сказать, что Милорд знал?..
  -Ну разумеется, наивное ты создание. Поэтому он тебя и не придушил окончательно: хотел через нас выйти на всех. Не буду спрашивать, готова ли ты к налёту, тебе всегда нравились приключения.
  -А я не буду спрашивать, почему на тебя Шатте волком смотрит.
  Шанидар ответил не сразу.
  -Да, не уберёг. Теперь довольна?
  -Конечно, довольна. Я всегда подозревала, что вовсе не такой непогрешимый, каким хочешь казаться, и рада, что это подтвердилось.
  Шанидар как-то странно улыбнулся.
  -До сих пор у тебя не было привычки говорить мне гадости вслух.
  -Любому ангельскому терпению рано или поздно приходит конец, даже моему. Ты вообще слишком много о себе воображаешь...
  -Решила просветить меня относительно моих достоинств?
  -И недостатков тоже. Возможно, кое-что окажется для тебя новостью.
  -Любопытно. Не забыла на звездолёте свою дискету, без которой нам пароль Фоска не пройти?
  -Можешь не беспокоиться. А твой набор отмычек?
  -Это уж моя забота.
  Остаток пути до Кер-Сериндата мы проделали молча: я злилась на невозмутимого Шанидара, он следил за дорогой. Как всегда, собираясь нарушать закон, он вёл гравикар идеально, - было невозможно заподозрить, что машина умеет что-то сверх положенного этому классу. Мы проехали сумрачные окраины Кер-Сериндата и въехали в пригород. Осень перевалила за середину, и низкие облака затопили улицы своим серым светом.
  
  3
  Когда мы сворачивали к набережной, чтобы вдоль берега доехать до дома Фоска, нам позвонили. От неожиданности я вздрогнула: этот звонок мог означать всё, что угодно, и сердце сжалось в предчувствии плохих вестей. На экране появился улыбающийся Юканатан Кари.
  -Привет, привет. Рад, что вы ещё на свободе.
  -Мы тоже, - согласилась я. - В чём дело?
  -Знаете новости?
  -Нет, откуда же?
  -Кер-Сериндат обеспокоен: похоже, недалеко от системы Артоса два звездолёта стреляли друг в друга.
  -Оч-чень мило. Это мелкая стычка или уже новая война?
  -Пока неизвестно. Как вы знаете, с падением Империи на всех планетах произошла инвентаризация всего стреляющего и милитаризация всего летающего, так что можно ждать сюрпризов. Теперь вы в курсе, а я в ваши дела не вмешиваюсь и исчезаю.
  Экран погас, предоставив нам принять информацию к сведению и продолжать путь. Настроение, и без того не лучшее, испортилось окончательно. В голову пришла мысль связаться с Даниелем для прояснения ситуации, но Шанидар затормозил, и надо было приниматься за дело.
  Оставив гравикар за несколько кварталов от нужной улицы, мы пошли пешком, - с реки дул сильный свежий ветер, дождь прекратился. Дом Фоска оказался старинным сооружением в два высоких этажа, с башенками и большим флюгером. Пока Шанидар возился с замком, этот флюгер почему-то очень упорно притягивал моё внимание. Я никак не могла взять в толк, что в нём не так, - обычная железка, покрашенная чёрной краской, из общего стиля постройки не выбивающаяся.
  Замок громко щёлкнул, дверь открылась. Шанидар, обернувшись по сторонам, пропустил меня внутрь, вошёл следом и включил фонарик. Прямо перед нами был просторный холл, из которого вела лестница на второй этаж. Повернув налево, я едва не налетела на что-то высокое и, кажется, стеклянное или фарфоровое.
  -Осторожней! - прошипел Шанидар и тут же сам зацепился за фигурную ножку какой-то тумбочки. Я хихикнула.
  Луч фонаря упал на два экрана у противоположной стены.
  -Интересно, - заметил Шанидар. - Видеофон и что-то ещё. Что именно?
  -Флюгер.
  -Что значит 'флюгер'?
  -Он... До меня дошло наконец. Стрела направлена поперёк ветра и указывает прямо на крыльцо. Фоск там следящую камеру установил, чтобы наблюдать за теми, кто к нему приходит. Вот и доказательство, стреляли-то почти в упор.
  -Неплохо.
  -Ага, я наблюдательная.
  -Я не о тебе, а о Фоске. Надо поискать последнюю запись, если она есть... И если умный убийца, зная о камере, не принял меры предосторожности. А это значит, что мы в любом случае должны покопаться в компьютере.
  За фарфоровым сооружением оказалась дверь с замком, Шанидар без труда её открыл, и мы очутились в кабинете. Налево вдоль стены можно было увидеть диван с маленьким столиком перед ним, ближе к окну - тумбочку, а в самом углу стоял стол с вожделённым компьютером, причём полстола примыкало к подоконнику. Фоск был большим любителем старины и поставил себе большой, массивный стол с множеством ящиков, а между столом и тумбочкой при ближайшем рассмотрении нашлось свободное место. Я включила свет, воспрянув духом после долгих потёмок, и застучала по клавишам. Ответом на требование пароля стала фирменная повстанческая дискета, - это сработало.
  Разумеется, память у компьютера была небезграничной, энное время тому назад Фоск перегнал на диск старые дневниковые записи и спрятал их в сканьясском храме. Разумеется, дневник Фоска начинался с даты двухлетней давности и состоял из примерно такой же галиматьи, которую мы уже видели. Убедиться в правильности догадки было очень и очень приятно. Буквально в самом конце, около месяца тому назад, появилось нечто из ряда вон выходящее: 'Д. О. читает Ма-Истри', и заскучавший было Шанидар заглянул через моё плечо.
  -Шанидар, что это за Ма-Истри?
  -Помнится, был такой древний-древний хиннерваль несколько тысяч лет назад.
  -А Д. О. - не Дэйв ли Озен?
  Шанидар доброжелательно улыбнулся.
  -Судя по дате, на следующий день на Артос прилетел Милорд в поисках способностей Дэйва Озена к обучению владению Силой.
  -Ого!
  Я отодвинулась от стола, пытаясь поймать крутившуюся в голове идею.
  -Похоже, нечто подобное и было его настоящим занятием. Жаль, я плохо знакома со всем, что связано с Силой... Может, затем он и торчал в Канарамане? Ну-ну. Смотри-ка, дальше ещё интереснее: сегодняшнее число, похоже на назначенную важную встречу. Кстати, который час?
  Шанидар весь собрался, словно хищник, почуявший добычу.
  -То, что надо. Узнать бы, кто этот 'К'.
  -И кому понадобилось, чтобы он с ним не встретился.
  -Ну, это несложно, сейчас посмотрим на видеозапись...
  Из коридора, заставив нас застыть, донёсся звон разбитого фарфора и ругань, затем Шанидар швырнул меня на пол в проём между столом и тумбочкой, - и вовремя: над головой перечеркнули комнату два бластерных разряда, во все стороны брызнули расплавленные пластик и металл, которые только что были компьютером. Я больно проехалась локтем по ручкам ящиков и почувствовала, как под рукавом проступает кровь. В следующее мгновение Шанидар уже палил по пришельцам, укрывшись за столом, и из-за двери послышался яростный вопль. Два выстрела добили остатки компьютера, потом окно вылетело целиком, вместе с рамой.
  -Наверх, - рявкнул Шанидар. - Скорее, ты успеешь!
  В моём мозгу мелькнули две мысли одновременно: это первый этаж, я могла бы спрыгнуть на улицу, но стоит мне встать, как меня пристрелят. В следующий миг падавший из окна свет уличных фонарей заслонила чья-то фигура с тяжёлым бластером. Ужас стиснул моё горло: алые молнии обрушились на Шанидара.
  -Сдохни, повстанец! Эй, не стрелять!
  Имперцы, - сообразила я сквозь безумный страх. Тот, кто стоял на подоконнике, спрыгнул на пол и склонился над Шанидаром, - я видела его левую ногу и зад на отлёте в грязных бурых штанах. Наставшая после пальбы тишина оказалась оглушительной. Сердце колотилось: если убийца Шанидара выпрямится и повернёт голову, то неизбежно заметит меня... Дальнейшее произошло почти мгновенно: мой взгляд упал на кобуру с бластером, рука вытащила оружие, и я с дикой яростью всадила в имперский зад порцию адского пламени. Теперь оставалось вскочить на стол и, помолившись, чтоб внизу меня не ждали, прыгать.
  Тихий высокочастотный свист сначала послышался из коридора, потом его источник словно бросили в комнату. Окно было выбито, но резкий отвратительный сладковатый запах волной окатил меня, - голова закружилась, а стол закачался под ногами... Последнее, что я видела, - кто-то высокий и широкоплечий огромными шагами пересекал комнату.
  Очнулась я оттого, что меня пытались напоить какой-то несусветной гадостью. В своё время я перепробовала все папины вина и галактические напитки, но от этой дряни чуть было опять не отключилась. Меня подняли, отнесли на несколько шагов и прислонили к чему-то твёрдому и неровному, справа над головой откуда-то задувал прохладный ветер. Два низких мужских голоса переговаривались на незнакомом гортанном наречии.
  Ко мне медленно возвращалась способность думать, в голове мелькали какие-то обрывочные картинки. А потом они сложились вместе, - и на меня обрушился ужас. Шанидар убит или тяжело ранен, а газом потравили и меня, и того мерзавца, который его убил. Кто это сделал и зачем?
  -Нет, нет, я всё скажу!..
  Отчаянный голос говорил по-галактически. Я открыла глаза - и тут же снова в ужасе зажмурилась: в двух шагах от меня стоял огромного роста безволосый субъект, а полутёмное подземелье, скорее всего, было частью городских коммуникаций.
  -Ну, говори.
  Я рискнула посмотреть сквозь ресницы, - в свете трёх светильников на коленях перед другим лысым гигантом стоял невзрачный человек, рядом у стены сидели ещё двое со скованными руками. При взгляде на допрашивавшего меня опять взяла жуть.
  -Мы не знали, что он убит, приехали по делу.
  -По какому?
  -Ну... Надо было как-то собраться тем, кто остался... Нашли дверь взломанной. Я всё сказал, отпустите меня, я больше ничего не знаю... Не-ет!
  Грохнул выстрел, эхом отозвавшись в сводах, маленький человек рухнул на пол. Двое остальных тщетно озирались в поисках выхода, - в дальнем конце подземелья маячило ещё несколько фигур. Главный бросил тому, кто стоял рядом со мной, фразу на своём языке. Тот что-то спросил и получил в ответ короткий смешок, кивок в сторону трупа и повелительный жест. Имперцев подтащили поближе к главному, мой страж отошёл исполнять приказание, а я осмелилась поднять голову и посмотреть на то место, откуда дул ветер.
  Сложенная из каменных глыб стена определённо была частью Набережной, - не узнать эту особую кладку было невозможно. И в ней зияла расщелина. Меня стало трясти: похоже, похитители обсуждали, смогу ли я через неё пролезть и удрать, и решили, что не смогу.
  Времени было всего несколько мгновений. Я рывком вскочила, - голова страшно кружилась, - втиснулась туда, за спиной раздались крики. Там оказалось действительно узко, самое страшное - застрять, и только бы они не успели... Внезапно земля под ногами кончилась, я оттолкнулась и камнем свалилась в Серинду.
  Вода была обжигающе холодной, течение утягивало прочь. Вынырнуть удалось только на середине реки, я отчаянным усилием попыталась приблизиться к более низкому левому берегу, соображая, что надолго меня в этом леднике может и не хватить: всё тело окоченело. Течение помогало, но не слишком.
  По прошествии, казалось, нескольких столетий левый берег приблизился, течение медленно, но верно подтаскивало меня к сваям какого-то прибрежного сооружения. Ухватиться за них удалось далеко не сразу, сил хотя бы попробовать выбраться на сушу не было вовсе. Хотелось только тепла, упасть бы в мягкое, тёплое, и спать, спать...
  Надо крикнуть. Самой не вылезти. Не спи, замёрзнешь, вода ледяная! Ты не имеешь права сдохнуть здесь, в двух шагах от спасения, ведь тогда и Шани-дар зря погиб, а ты одна знаешь, что Эрнита невиновен, и если ты окочуришься в этой чёртовой Серинде, его жизнь сломана, подумай о Шатте! Они все ждут тебя, - Эрнита, Шатте, и Кари, и Даниель тоже, вспомни обещание связаться с ним после победы, ну же, ну!..
  -Эй! - голос почти не слушался, звучал жалко. - Помогите! На помощь!
  Где-то рядом звучит музыка, за ней такой тихий писк запросто можно не услышать.
  -По-мо-ги-те!!!
  Тишина. Если запрокинуть голову, то видно перила. Высоко. Неужели нельзя было построить их пониже?!
  -Эй!
  -Кто здесь? - рявкнул кто-то бородатый, перегибаясь через перила шагов за десять от меня.
  Луч фонаря зашарил по воде.
  -Показалось, что ли?
  -Не-ет!
  Слава Богу, нашёл. За это можно простить даже то, что луч светит прямо в глаза и немилосердно режет их.
  -Ох, Великий Водяной! Да что же это? Девочка, как ты туда попала? Эй, вы, бездельники, живо!..
  ...Бородач оказался поваром прибрежного ресторана, где я и начала оттаивать. Эти милые люди дали мне крепкого вина, перевязали мои ссадины и раздобыли теплейший халат, в который таких, как я, могло бы вместиться штуки четыре. Когда в голове окончательно прояснилось, то я сообразила, что пора позвонить Даниелю. Видеофон был тут же предоставлен в полное моё распоряжение.
  Робот-секретарь сообщил, что время позднее, и лорд Даниель уже спит.
  -Так разбуди его, железяка! - язык всё ещё заплетался. - У меня информация ч-чрезвычайной важности.
  Робот, кажется, обиделся на 'железяку', попросил подождать и исчез с экрана. Через полминуты возник Даниель, - я не ожидала от самой себя, что буду так рада его видеть.
  -Привет, - сказал он, улыбнувшись.
  При виде него автоматически возникла мысль о том, как я выгляжу, и радость померкла: в мокрых волосах разве что водоросли не запутались, а выданный халат был ядовито-жёлтого цвета.
  -Д-дело важное, - справиться со спотыкавшимся на согласных языком было выше моих сил. - Запоминай, невдалеке от границы Северного и Центрального районов, возле Набережной, какие-то нелюди пытают людей. Прихлопни их, пока они не...
  -Успокойся, - Даниель перестал улыбаться. - Туда уже приехала полиция, они прочёсывают этот район. Я распоряжусь...
  -А Шанидар?
  -Подожди секунду.
  Он отвернулся, поговорил с кем-то по другому каналу связи. Внезапно вспыхнувшая надежда, что Шанидару удалось выжить, исчезла.
  -Будь спокойна, мы найдём их. Я знаю, где ты, через четверть часа придёт машина. Жди.
  -Даниель, и всё-таки... Шанидар?
  -Мне очень, очень жаль, Кэт. Война есть война.
  -Он умер?
  -Да. Прости.
  Я кивнула. Этого следовало ожидать с самого начала, ведь такие, как он, долго не живут и своей смертью не умирают, и всё же...
  -Тебе не за что извиняться, Даниель. Да, кстати: там, за два квартала от дома Краннона Фоска, стоит мой гравикар. И ещё: хотелось бы как можно скорее улететь на Землю.
  -Боюсь, тебе это не удастся.
  -Будет дознание?
  -Нет, дело не в этом. Расскажу всё при встрече.
  Экран погас. Бородатый повар сунул мне бутерброд. Сообщение о машине через четверть часа его явно обрадовало: похоже, он боялся, что за мной тянется какой-то криминал. Я криво усмехнулась, - он не знал, насколько был прав.
  Воспоминания о Шанидаре появились незаметно для меня самой, - в беспорядок мыслей вдруг ярко вклинился его образ. Память почти безучастно отмечала, что я как-то очень невзлюбила его с первой же встречи, побаивалась и вскипала от самых пустячных замечаний, выискивала любой повод сказать ему что-нибудь неприятное... Чаще всего он сам бывал виноват, но за некоторые слова сейчас стало бесконечно стыдно.
  -За вами приехали, сударыня.
  Я заметила распахнутые от изумления глаза повара и обращение на 'вы'.
  Возле ресторана стоял кортеж Даниеля, окружённый охраной, сам губернатор ожидал меня, - кроме необычной красоты и подчёркнутой элегантности одежды, заметно бросалось в глаза сковывавшее Озена напряжение. Или мне мерещится, или действительно что-то случилось...
  Неожиданно кортеж свернул к космопорту, - это и вовсе было странно. Даниель привёл меня в зал для особо важных персон, вокруг был хорошо знакомый почёт высшего света Артоса, но всё это очень настораживало.
  -Для расследования обстоятельств смерти Шанидара твоё присутствие не требуется, об этом я позаботился, - сказал Озен.
  -Спасибо.
  -Понимаю, ты устала. Одно твоё слово, и ты улетишь на Землю, но сначала выслушай. На тридцатой стоянке стоит корабль с планеты Аксерат. Он летел к повстанцам, но его настигли, и он приземлился в ближайшем порту. Над Артосом висит крейсер имперской постройки и требует выдать его экипаж, угрожая в случае отказа уничтожить Кер-Сериндат. Мне дали срок, до истечения которого осталось меньше двух часов. Беглецы очень просили меня о встрече с любым представителем повстанцев, если такой здесь есть. Когда они высказали эту просьбу, я хотел вызвать кого-нибудь со Свейза или из Столицы, но потом понял, что за такое короткое время никто долететь не успеет.
  -А почему ты сам не пойдёшь?
  -Потому что я не повстанец, а губернатор Артоса, занявший свой пост при Империи, и со мной они разговаривать не хотят.
  -А они не додумались передать через тебя послание?
  -Говорю же, мне они не доверяют. Я предложил им это, но они сделают так только в крайнем случае. Но, к счастью, здесь ты.
  Я кивнула. В душе утверждалась тоскливая уверенность, что на Землю я опять не попаду.
  -А кто управляет крейсером?
  -Люди.
  Даниель посмотрел куда-то над моей головой.
  -Кэт, по-моему, ты чего-то недопонимаешь. Поговоришь ты с ними или нет, но через два часа я их выдам, и на Аксерате их ждёт смерть.
  Я выпрямилась.
  -Бездна тебя поглоти, Даниель! С этого надо было начинать! Вы сможете записать нашу беседу?
  -Разумеется.
  ...Их было четверо на старом подержанном звездолёте, по которому совсем недавно довольно метко стреляли. Мелькнула мысль: взлёт в худших традициях повстанцев, с входом в гиперпространство почти в атмосфере, и они в безопасности... Я тут же оборвала себя: работа космопорта Артоса приостановлена, и такая авантюра немедленно повлечёт за собой удар по столице вероломного губернатора.
  Их одеяния поражали необычным покроем и дорогими материалами, словно я имела дело с аристократами другого века, и взгляд машинально стал искать отсутствующие шпаги. Троим из них на вид было около сорока, четвёртому, поднявшемуся мне навстречу из-за приборов, - лет двадцать пять. Ощущение было жутким: передо мной были люди, знавшие, что им не суждено пережить этот день.
  -Наш разговор записывается, - справившись с собой, сказала я. - В моём лице вы имеете дело с повстанцами. Правда, на проверку этих слов нет ни возможности, ни времени...
  -Ты говоришь правду, - перебил самый молодой из беглецов. - С помощью Силы, как у вас говорят, я могу это определить.
  Я изумлённо воззрилась на него: хиннерваль-самоучка? Огромные миндалевидные глаза и странные острые уши давали повод думать, что он не человек. Его галактический язык был безупречен.
  -Простите, но я начну издалека, иначе будет непонятно, - сказал загадочный незнакомец. - На Аксерате почти тысячу лет правит Орден, подчинивший себе людей с помощью Силы. Люди втайне готовились взять власть в свои руки, для чего надо было убить главу Ордена, - без его объединяющей воли Орден распался бы. Сделать это должен был я, потому что ни мысли, ни чувства полукровки, как и человека, элиа уловить не могут.
  -Что за элиа?
  -Народ, наделённый Силой и составляющий Орден. Всё это было четыре года назад, но мы не успели осуществить задуманное: в небе появились звездолёты Империи, Орден сделал вид, что покоряется пришельцам-людям и благодаря этому стал во много раз сильнее.
  Он с горькой усмешкой покачал головой.
  -Конечно, покорность была чистым притворством. Пришельцы построили космодром там, куда вся Лестария боится ступить, - в Заклятых горах, а теперь на нём хозяйничает Орден. Нам пришлось затаиться. Когда возникли планы завоевания других планет, элиа стали набирать добровольцев для изучения языка, и я тоже вызвался. Меня взяли, хоть и с неохотой.
  -Подозревали в связях с людьми?
  -О нет, при подобных подозрениях трудно остаться в живых. Просто я сын человека. Мама была элиа, её казнили за нарушение закона о продолжении рода.
  От всех этих сведений голова шла кругом.
  -Стойте, стойте. Вы сказали - планы завоевания других планет?
  -Да. И сейчас возле Аксерата собрались уцелевшие корабли Империи, побеждённые полны жажды мести...
  -Ну, имперцев я отлично понимаю, а Ордену-то мы зачем?
  -Боги создали элиа, чтобы управлять людьми, и они выполняют своё предназначение.
  -Железная логика.
  Полукровка опять усмехнулся.
  -Конечно, я сообщал людям всё, что узнавал о Галактике. Вскоре мы поняли, что открывшая нас Империя ничем не лучше Ордена, и решили обратиться за помощью к повстанцам. Вы не знаете, почему имперцы утаили, что наша планета обитаема? На картах возле звезды Аксерат - планета с метановой атмосферой.
  -Не знаю. Империя так много скрывала, что мы теперь ничему не удивляемся.
  Последним, что я услышала, были имена и адреса тех, кто ждёт результата отчаянного прорыва четверых. А потом стало ясно, что сказано всё, и что мне пора уходить. Но я никак не могла решиться покинуть корабль: слишком страшно было осознавать, что бег времени неумолимо приближает этих людей к пыткам и смерти, и казалось, - пока я с ними, они будут живы... И всё же настал миг, когда я в последний раз встретила их взгляды, когда пол корабля под ногами сменился трапом, а полицейские проводили меня к Даниелю и предложили сесть в кресло возле экранов от следящих камер. Экраны показывали только внутренние помещения космопорта, - а перед глазами всё стояли те лица... От звука голоса Озена я вздрогнула: он вышел на связь с крейсером.
  -Я принял решение выполнить ваши условия, - холодно и величественно сказал Даниель.
  -Рад, что в вас заговорил здравый смысл. Вы сажаете их в какой-нибудь небольшой транспорт, пилот выводит его на орбиту и следует нашим указаниям. И упаси его Создатель сделать что-нибудь сверх них. Всё ясно?
  -Да. Ждите.
  Разговор был окончен. Экраны передо мной ожили: оцепление перестраивалось, образовывая коридор от одной стоянки до другой, по которому через несколько минут повели беглецов с Аксерата.
  Путь их был долгим, - по приказу Даниеля корабль ждал в другом конце космопорта. Они шли медленно, потому что опасность больше не грозила Кер-Сериндату, и никто не посмел бы поторопить людей, делающих последние свободные шаги по земле. Следящие камеры встречали их издалека, провожали и показывали, как они уходят. Я смотрела на них широко раскрытыми глазами и чувствовала, что если после этого со мной ещё что-нибудь случится, то моя перегруженная переживаниями последних суток душа может дать сбой. Они шли долго, я знала, что не смогу оторваться от экранов, пока за ними не закроется последняя дверь... И дверь эта закрылась.
  Даниель положил мне руку на плечо и повернул к себе моё вертящееся кресло.
  -Кэт, моя хорошая, мы немедленно едем во дворец.
  Голос его звучал негромко и очень по-доброму, словно не он только что ледяным надменным тоном говорил с людьми на крейсере.
  -Пойдём.
  -А...
  -Пойми, ты сделала для них всё, что могла.
  -Ещё нет, осталось передать информацию по назначению.
  -Да, конечно. Дело планеты Аксерат не терпит отлагательств, но скажи честно, разве ты в состоянии сейчас принимать важные решения?
  Надо было встряхнуться: Озен был прав, и жизнь, как это ни странно, продолжается... Хотя порой и удивляешься, почему от какой-либо человеческой катастрофы не чернеет небо, а солнце продолжает светить, как ни в чём не бывало.
  -Да, кстати...
  Вставший было Даниель обернулся.
  -Что?
  -Собственно, почему я здесь, на Артосе. Тут недавно убили одного... Имперец он был, что ли? Краннон Фоск.
  -Дом на Набережной? - его память была блестящей.
  -Да. На флюгере он установил видеокамеру, - надеюсь, она засняла его истинного убийцу, и Эрнита Стар будет оправдан. Можно быть уверенной, что ты поставишь точку в этом деле?
  -Безусловно.
  Передо мной, как во сне, мелькнул ночной космопорт Артоса, тёмная гладь Серинды... Потом я забралась с головой под одеяло в одной из бесчисленных комнат дворца Даниеля, и безумно длинный день всё-таки окончился.
  
  4
  Я проснулась, как от толчка: за окном было что-то вроде полудня. Халат ядовито-жёлтого цвета, который мне выдали в прибрежном ресторане, исчез, а одежда моя была высушена. Когда я оделась, в дверях возник Даниель и вежливо осведомился о моём самочувствии.
  -Спасибо, неплохо. А в чём дело?
  -В газе, которым тебя усыпили. Но раз ты чувствуешь себя хорошо, то всё в порядке.
  Я кивнула. Вчерашний день был переполнен событиями и помнился теперь, как страшный сон.
  -Что в мире новенького?
  -Я знаю, кто убил Краннона Фоска. Мною доказано полиции, что убийца не Стар, но у них оборвалась запись, потому что Анирет Интао мне ещё пригодится.
  -Анирет? - на душе стало мерзко. - Бедный Эрнита. Зачем она это сделала?
  -Фоск чем-то здорово помешал её новому... другу, а сама она захотела за что-то отомстить Эрните.
  -Несколько слишком жестоко, на мой взгляд.
  -Склонен с тобой согласиться.
  -Эрнита знает?
  -Разумеется, нет. Ты сама ему обо всём расскажешь.
  -Оч-чень мило. Ну да ладно... А что там с этими тварями, которые допрашивали имперцев в подземелье?
  -Их уничтожили. Настораживает то, что их нет ни в одном справочнике.
  -Ого! Что-то многовато появилось в один день неучтённых народов: эти, потом элиа с планеты Аксерат...
  Даниель заинтересованно поднял глаза на меня.
  -Интересное наблюдение. Надо будет поразмышлять на эту тему.
  -Жаль, что во время перестрелки разнесли вдребезги компьютер, а то я бы показала тебе дневник Краннона Фоска.
  -А что там было?
  -Запись о некоем Д. О., который читает Ма-Истри. Как сказал Шанидар, на следующий день на Артос прилетел Милорд.
  Озен прикрыл глаза и откинулся на спинку кресла, нервно постукивая пальцами о подлокотник.
  -Так.
  -Ещё была назначенная на время того побоища встреча с неким К.
  -С кем?
  -Если судить по тому, чем интересовался Фоск, и по тому, что в это время явились эти твари, то с ними.
  -А не с имперцами?
  -Не знаю... Надо подумать.
  Даниель согласно кивнул.
  -Да, верно: эти неучтённые твари явились именно к человеку, который интересовался проявлениями Силы. Кстати о проявлениях Силы: я передал в Столицу запись твоей беседы с аксератскими беглецами, и там тут же начался переполох.
  -Как, неужели это настолько серьёзно?
  -Судя по одному только выражению лица Линна, очень. Они требуют, чтобы ты как можно скорее летела туда. А к концу разговора меня осенило, и я рассказал им про другую загадку планеты Аксерат по имени Стелли.
  Моя голова снова вознамерилась пойти кругом от количества опасных загадок, но я взяла себя в руки.
  -Погоди, погоди, как ты узнал, что он с Аксерата?
  -Помнишь, я говорил о профессоре, который обучил его галактическому, а сам выучил его язык?
  -Да.
  -Беглецы говорили с нами по-галактически, но между собой общались на своём языке, которого наш переводчик понять не смог. Я на всякий случай обратился к этому человеку, а он ахнул и сказал, что язык в принципе тот же, различие лишь в том, как если бы Стелли говорил на другом диалекте. Так что есть надежда, что наш путешественник сможет вам помочь. Собирайся, он ждёт тебя внизу.
  Даниель ушёл, а мне невольно вспомнился визит на его виллу: втягивать маленького симпатичного человечка в разбор галактических неурядиц было неловко. Да и показываться перед Стелли обычным повстанцем после ухоженной светской дамы Элты Ариатис не слишком приятно. Теперь предстояло ещё объяснять, почему меня по-другому зовут...
  Озен проводил нас до порога своего дворца, где стоял мой гравикар. Стелли сел рядом со мной, в его больших глазах поблёскивало опасливое любопытство. Когда 'Скиталец' вышел на орбиту Артоса, я вызвала на связь Юканатана Кари и попросила проследить, как идёт доказывание невиновности Эрниты Стара. Показав в улыбке идеально ровные зубы, Кари поклялся, что до закрытия дела Эрнита носу из убежища не высунет, как бы ему ни хотелось. Подумав секунду, я назвала имя убийцы, - Кари хмыкнул, покачал головой и заявил, что планы Озена относительно Анирет его не касаются, она к нему за помощью не обратится, ну а в этом мире каждый сам за себя. На сём он распрощался и исчез с экрана, мне оставалось только задать координаты и включить гипердвигатель.
  Всякий раз, когда на обзорных экранах 'Скитальца' передо мной возникала панорама Столицы, меня охватывало чувство невольного почтения перед теми, кто сотворил эту колоссальную крепость. Надо полагать, Империя рассчитывала, что это место будет внушать прилетающим подданным благоговейный страх и ощущение незыблемости существующего порядка, как это свойственно всем империям... Подумалось: знал бы папа, что я доберусь до самого центра той махины, с которой он по мере своих сил боролся на её окраине.
  На посадочной площадке было где развернуться звездолёту практически любых размеров, - даже крейсеру. Я посадила 'Скиталец', вышла из корабля, взяв Стелли за руку, каблуки звонко застучали по металлическому полу. Стелли разглядывал огромное помещение: стены и потолок находились так далеко, что казалось, будто мы на открытом воздухе. Где-то вдали какие-то люди возились возле разнокалиберных звездолётов.
  -С приездом, - прозвучало совсем рядом.
  Я, вздрогнув, обернулась: на том месте, где, казалось, секунду назад ещё никого не было, стоял Милорд.
  По-моему, Стелли понял, что я испугалась.
  -Ты - Стелли?
  Он молча кивнул.
  -Очень хорошо. Я - лорд Эльснер даль Соль. Идите за мной.
  Стелли поднял глаза на меня, я постаралась улыбнуться ему в ответ как можно более успокаивающе. Вслед за Милордом мы прошли по переходу с множеством окон, и он вызвал лифт. Стояла тишина.
  Мы поднялись наверх, Милорд уверенно повёл нас по коридорам. Странности судьбы, - Империя рухнула, Столица перешла в руки победивших повстанцев, а он всё равно шёл здесь, как властелин, хотя новая внешность ничем не напоминала о том Милорде, которого боялась вся Галактика... Путь наш окончился в просторном кабинете. Здесь был минимум мебели, стену украшал только один большой экран, но вся эта обстановка почему-то подавляла.
  -Прошу садиться, - лорд Эльснер жестом указал на чёрные кресла возле длинного стола.
  -Если не секрет, где мы? - поинтересовалась я.
  -Это мой кабинет.
  Я помогла Стелли забраться в высокое, не по росту, кресло. Мы трое совершенно не вписывались в этот кабинет: здесь должны были бы сидеть высокие, с ледяными жестокими глазами мужчины в форме генералов Империи.
  -Где Линн? Он сейчас не присоединится к нам?
  -Нет.
  -Почему?
  -Он занят. У него гостья.
  -Гостья?!
  -Сэнди Адамсон, - ответил Милорд и включил большой экран на стене. - Ещё есть вопросы?
  -Да, - подумав, ответила я. - Есть ли у Адамсон способности стать хиннервалем?
  -Проведённая мною несколько лет назад проверка доказала, что весьма слабые, ты значительно превосходишь её даже на данном этапе.
  -Вы встречались с ней?
  -Для подобной проверки не обязательно личное знакомство с кандидатом. Ты же заинтересовала меня ещё на Алголе.
  -Я вовсе не горю желанием пополнить ваши ряды.
  Он усмехнулся.
  -Боишься?
  -Да нет, просто слишком земная для таких возвышенных устремлений. Может, перейдём к делу?
  -Пожалуй.
  -Лорд Эльснер, что вообще происходит? Вам знакомы эти неучтённые народы - элиа, чудища из керсериндатских подземелий? Причём тут Краннон Фоск?
  -Относительно Фоска всё просто: Империя тщательно истребляла всех, кто мог развить способности к владению Силой, и он был одним из тех, кто искал таких потенциально опасных существ. Про чудовищ пока ничего не могу сказать. Вот данные по Аксерату.
  Милорд нажал на кнопки, и Аксерат предстал на экране в виде глобуса, который медленно поворачивался с запада на восток. Развитие цивилизации на уровне эпохи шпаг и первых пистолетов, население - люди...
  -Странно. Здесь ничего нет о народе Стелли.
  -По элиа тоже нет информации. Только с помощью Силы можно было заставить хорошо подготовленных людей на протяжении нескольких лет давать искажённые сведения. Следовательно, беглец-полукровка сказал в этом отношении правду.
  Я облегчённо вздохнула: несчастный полу-элиа произвёл на меня хорошее впечатление, и было бы очень обидно обнаружить его неблагородные цели.
  -Но кроме этого аспекта, есть и другие, - продолжал Милорд. - Вполне возможно, что нас хотят втянуть во внутрипланетарные войны. Так или иначе, но собрание остатков имперского флота возле этой планеты весьма опасно для нового правительства. Поэтому нам важна любая крупица правдивой информации. Стелли, что тебе известно об Ордене?
  Стелли как-то съёжился в кресле.
  -Я... Я не могу сказать, я не знаю, о чём ты говоришь.
  -Ты бывал в столице Лестарии Меронне?
  -Где?
  Стелли выглядел страшно растерянным, словно он никак не мог понять, о чём его спрашивают. Милорд увеличил глобус Аксерата на экране.
  -Подойди поближе и посмотри внимательно. Тебе знакомы эти места?
  Стелли обошёл стол и приблизился к экрану.
  -Да, да, я знаю! Вот залив, из которого мы уплыли. Только те земли за морем я совсем не знаю.
  -Хорошо. Где твои родные места?
  -Вот, вон те горы, и за ними река - видишь? Здесь начинаются наши края. Севернее реки. Это города?
  -Да.
  -Так много, и все новые... А вот здесь, невдалеке от этих гор, столица страны людей.
  -Где? Нет, это Рит. Город древний и довольно большой, а Меронна здесь, юго-западней, на реке Нави.
  -Разве? Погоди, вспомню. Да нет, здесь была очень древняя столица, её разрушили и более не восстанавливали.
  -Древняя столица?
  -Ну да. Стало одно государство людей на севере, возле наших земель, и одно на юге, а столица - та, что я показал.
  По глазам Стелли было ясно, что он побаивается лорда Эльснера и не знает, что от него ожидать. Я вдруг поймала себя на том, что разделяю его чувства, хотя даже мне ничто не напоминало в нынешнем Милорде то жуткое существо, которое чуть не задушило меня на Алголе. Вместо дальнейших расспросов Милорд вдруг вызвал маленького робота.
  -Стелли, тебе надо отдохнуть после путешествия, робот проводит тебя в жилой блок. Я должен побеседовать с Кэт.
  Стелли неуверенно взглянул на меня, я кивнула и улыбнулась, хоть и не поняла причину поступка Милорда. Стелли пожал плечами и исчез за дверью вслед за роботом.
  -Зачем вы его отослали?
  Милорд выключил экран и придвинулся ко мне.
  -В материалах об Аксерате, среди прочего, есть сведения об общественном устройстве жизни планеты. Во-первых, там только одно государство людей, правда, большое, называется Лестария. Во-вторых, столицей раньше был Рит, но лет двести назад её перенесли туда, где она и поныне. Это Меронна, прежде бывшая пограничной крепостью.
  Я не поверила своим ушам.
  -И ещё одна маленькая деталь. Крепость строили на месте древней полулегендарной столицы. Не правда ли, любопытный у нас гость?
  -Из прошлого, - ошеломлённо выговорила я. - Но, ради всего святого, как? Они же куда-то плыли, если верить его словам.
  -Можешь верить. Сейчас он не солгал ни словом, думаю, не лгал и тогда.
  -Точно?
  -Разумеется. Я же хиннерваль.
  Всё это надо было как-то осознать.
  -И что же теперь делать?
  -За делом Аксерата не забывать об этой загадке.
  -Правда будет для него шоком.
  -Да, но это неизбежно.
  -Вам что, всё равно? Никто не знает, что с ним было, он может не выдержать, сломаться...
  -Смотря как ему об этом сказать. В конце концов, он же пережил открытие, что находится вовсе не там, куда хотел попасть, а состояние его было гораздо хуже.
  Я понадеялась, что Милорд прав.
  -И что теперь?
  -Надо идти в центр. Это раньше я мог отсюда управлять Галактикой, а сейчас здесь многое повыключали.
  -А они разрешат вам чем-нибудь руководить? - удивилась я.
  -Ну, во-первых, сейчас они записывают каждое наше слово, а во-вторых, в присутствии Линна...
  -Понятно. Да, а почему на карте вместо обитаемого Аксерата планета с метановой атмосферой?
  -Потому что там колоссальные месторождения титана. Если ты знаешь технологию постройки гипердвигателей...
  -Знаю, примерно.
  -Так вот, Империи очень не хотелось, чтобы об Аксерате узнали повстанцы. Так как только имперская служба разведки планет проводила экспедиции и вносила изменения в звёздные карты, нетрудно было дать неверные сведения. Местные жители сами добывали титан пару тысяч лет назад, но потом из-за войн забросили. Кроме того, в обмен на наши технологии, - по сути, за ерунду, - Аксерат продал нам людей.
  -Зачем?
  -Они стоят на гораздо более низкой ступени развития цивилизации, потому более жестоки, дики и неприхотливы. Империя хотела сделать из них особый легион.
  -И где они сейчас?
  -На одной из баз, связь с которой потеряна. Что же до Аксерата, то возле него была оставлена база, но, судя по этому крейсеру, она теперь под контролем Ордена. Как и остатки флота.
  -Ох, Создатель, только этого нам не хватало для полного счастья!
  -Да, действительно.
  Мы покинули кабинет и некоторое время шли молча. Потом я всё же решилась.
  -Скажите, вы действительно хотели умереть тогда, на Свейзе?
  -Смерть - лучший выход из подобной ситуации.
  Я покачала головой.
  -Мне так и не понятно, в какой момент вы решили перейти на нашу сторону.
  Лорд Эльснер улыбнулся.
  -Когда ты сказала, что Линн счастлив видеть меня живым.
  -Да? А я и не знала, говорила, что в голову взбредёт...
  -Узнав, что Линн у повстанцев, Император приказал: забудь, что он твой сын, раз он враг Империи.
  -И вы забыли?!
  -Нет, конечно, где-то в подсознании это осталось. Но не мешало воевать.
  Мы вышли через широкий прохладный коридор во внутренний дворик, - здешнее солнце было неярким, от высоких башен на землю ложились глубокие вечерние тени. Впереди, возле тёмного входа в другой корпус огромного здания, стоял Линн. Он был один: Сэнди Адамсон не имела права появляться в этих помещениях.
  В центре нас встретил знаменитый на всю Галактику адмирал повстанцев К'бар, всегда напоминавший мне каким-то чудом вставшую на ноги огромную рыбу. Выслушав нас, он повернулся к видеофону.
  -Район 18-193-76, ответьте Столице.
  -Мы в районе 18-186-74, ваши приказания?
  К'бар с явной неохотой пустил к аппарату Милорда.
  -Ваша цель - система Аксерат. На спутнике второй от звезды планеты находится база. Ваша задача захватить её, в случае невозможности - уничтожить. Действуйте осторожно, там по меньшей мере один крейсер.
  -Вас поняли, начинаем операцию.
  Мы заняли кресла у тёмных экранов на стене. Эта команда истребителей была одной из многих, что летали сейчас по Галактике, захватывая бывшие имперские базы там, где это было возможно, и стараясь удержать перерастание мелких стычек в большие войны. Новая власть держалась кое-где просто на честном слове, и появление вооружённого и агрессивного Аксерата было более чем некстати. Милорд рассчитывал верно: если удастся разбить флот, справиться с самим Орденом будет гораздо проще.
  -Разведка произведена, - сообщили К'бару. - Начинаем операцию.
  Экраны перед нами осветились, - на них было то, что видели пилоты. Галактика вокруг них выглядела мирной, крейсера поблизости не наблюдалось. Истребители миновали планету Аксерат, приблизились к спутнику и обогнули его. Я подалась вперёд: возле спутника находилось штук десять истребителей и нечто, напоминавшее порядочных размеров транспорт.
  -Пятый, третий, - за мной, огонь по базе, остальные атакуют истребителей.
  -Есть, - ответили сразу несколько голосов.
  Смотреть на экраны стало невозможно из-за мелькающих изображений, тишину взорвали треск помех, свист набравших скорость двигателей и голоса пилотов.
  -Странный транспорт, - заметил Милорд. - Я бы посоветовал обратить на него внимание.
  -Может, он привозил что-то на базу с планеты, - недовольно ответил К'бар. - Ребята опытные, без вас разберутся.
  Взгляд серо-голубых глаз Милорда сверкнул гневом и обжёг бы К'бара, если бы тот не следил за происходящим на экранах.
  -Уходи!
  -Поздно!
  Один из экранов покрылся чёрно-белой рябью и погас, на двух соседних одновременно появилась яркая вспышка. Линн что-то пробормотал сквозь зубы.
  -Отправляйся в Бездну, сволочь!
  -Так его!
  -Ник, осторожней!
  -Это ты ему посоветуй.
  -Хорошо!
  Вспышки метались по экранам, я едва успевала улавливать ход боя.
  -Внимание, со спутника выпущены неизвестные снаряды!
  -Взгляни на компьютер: они пройдут мимо.
  Перед несколькими пилотами мелькнули тёмные тени.
  -Я сбит!
  -Что это?!
  Четыре экрана померкли почти одновременно, поражённый К'бар привстал.
  -Эти снаряды догоняют меня!
  -Это невозможно, - тихо сказал адмирал.
  -Отходим!
  Милорд повернулся к К'бару.
  -Прикажите им возвращаться! Скорее, они ещё успеют уйти.
  На одном из оставшихся экранов вдруг возник тот непонятный транспорт, и я едва сдержалась, чтобы не вскрикнуть: из открывшихся в его бортах люков понеслась стая таких же снарядов, как и те, которые только что были выпущены с базы, следом за ними в космос вырвались истребители. Экраны гасли один за другим, их оставалось два, потом - один, и звёзды на нём смазались: пилот успел включить гипердвигатель. Наверное, ему самому было интересно узнать, где он вынырнет...
  К'бар встал, горестно качая головой, Милорд, Линн и я последовали его примеру. Разгром был устрашающим.
  -Кто-нибудь имеет что сказать? - спросил К'бар через минуту.
  -Да, - ответил Милорд.
  Линн молчал.
  -Слушаю вас.
  -Адмирал, предлагаю вам поручить дело планеты Аксерат мне.
  К'бар секунду размышлял.
  -При условии полного контроля Линном всех ваших действий.
  -Я не сомневался в том, что вы поставите это условие.
  -Что вы думаете предпринимать?
  -Нам необходимо, чтобы на Аксерате появился наш человек.
  -И это будет?
  -Кэт Вязовская.
  
  
  
  ЧАСТЬ 3
  
  1
  Выбор моей персоны для миссии на Аксерате поверг меня в глубокий шок, о чём я незамедлительно доложила Линну. Он терпеливо выслушал моё предположение о том, что Милорд, видно, спятил, раз предложил послать на планету человека, который не только не специалист по подобной нелегальщине, но даже языка не знает.
  -Раина говорит, он вполне в своём уме, - не слишком уверенно сообщил Линн. - Можно, конечно, послать Стелли, но, во-первых, он совершенно не в курсе нынешних аксератских реалий, а во-вторых, только ты можешь показать запись беседы с беглецами и сказать: вот, я говорила с ними и теперь прилетела лично. К тому же, никто не собирается поручать тебе чего-то непосильного. Надо просто прилететь на Аксерат, найти мятежников и поддерживать связь между ними и нами. Ну, и неплохо было бы разобраться, что на самом деле представляет из себя Орден.
  Я обречённо кивнула: совсем недавно простое задание работать прикрытием для Шанидара обернулось первым в жизни убийством.
  -А насчёт языка мы кое-что придумали, - продолжал Линн. - Есть один метод, при помощи которого можно скопировать в твою голову чужую память.
  -Как? - от удивления я разинула рот. - Это что, эксперимент?
  -Ну, почти. Империя уже начала эксперименты на людях, но довершить не успела.
  -Как интересно! А чью память мне скопируют?
  -Одного из тех людей, которых продали Империи для особого легиона.
  -Погоди-ка, ведь мне говорили, что связь с той базой потеряна?
  -Да, но туда были посланы разведчики. Как и ожидалось, они там обнаружили следы и жертв большой перестрелки. В одном из тех, кого продал Орден, ещё теплилась жизнь, и Раина сказала, что для наших целей этого вполне достаточно.
  -Он будет жить?
  -Разумеется.
  По спине бегали мурашки, и от Линна не укрылось моё настроение. По дороге к медицинскому центру он попытался отвлечь меня от мрачных мыслей при помощи повстанческих анекдотов. Цитадель Столицы была построена с размахом, места не пожалели, и по дороге я успела развеселиться, снова задуматься о предстоящей процедуре и опять прийти в хорошее расположение духа. На этом путь окончился.
  В просторном зале, полном медицинской аппаратуры, нас ожидала Раина Сойтар, - точнее, теперь уже Раина Пайела. За прозрачной перегородкой на койке лежал человек с Аксерата, чья голова скрывалась под жутковатого вида шлемом, - от множества проводов и трубок, опутывавших и шлем, и его самого, у меня зарябило в глазах.
  По эту сторону перегородки Раина усадила меня в кресло, Линн ободряюще улыбнулся, - и на мою голову опустился похожий шлем, не дававший возможности что-либо видеть.
  -Ты очень напряжена, Кэт, - сказала Раина. - Гипнотическое воздействие и так слабое, а если будешь бояться, то все наши усилия пропадут даром.
  Линн что-то негромко сказал ей.
  -Постарайся вспомнить что-нибудь приятное.
  Раина заметила мою невольную усмешку.
  -Ну не может быть, чтобы в твоей жизни за последнее время не случилось ничего хорошего! Не ленись, вспоминай.
  Да, пожалуй, один хороший момент всё-таки был. Звали его Эрнита Стар, и мне удалось помочь ему не попасть в тюрьму на двадцать лет.
  -Так, умница, продолжай. Давай подробности, или что-нибудь в этом роде.
  Эрнита, или Рик, и его мама Шатте. А отец...
  -Нет, не переходи на печальное.
  Они очень похожи с мамой, оба светловолосые, смуглые, со светлыми глазами и чёрными бровями. Хорошие люди, вернее, сканьяс...
  В шлеме что-то включилось. Я погрузилась в какой-то полусон, когда ещё осознаёшь реальность, но призрачные образы уже охватывают тебя, становятся непреодолимыми, Эрнита и Шатте оказались совсем близко, - как будто стояли рядом со мной... Потом они исчезли, а всё пространство заполнилось словами, - они стремительно просверкивали, как падающие звёзды, и становились понятными. Кроме слов, было что-то ещё, всё неслось быстрее и быстрее...
  -Всё, Кэт.
  Раина сняла с меня шлем. Страшно хотелось спать. Оказалось, в зале успел появиться Милорд: он внимательно наблюдал за мной, как учёный, ставящий интересный опыт. Сначала это рассердило меня, но через секунду я вспомнила, что его тело принадлежало раньше доктору Сойтару, и в таком изучающем взгляде нет ничего удивительного.
  -Ты не должна спать в течение шести часов, иначе всё забудется. Пойди, пофехтуй с лордом Эльснером, - теперь ты это умеешь. Ему же будет полезно потренировать новое тело. А пока этот человек не очнётся, будешь говорить со Стелли.
  -Его зовут Реджик, - сказала я и испугалась.
  Раина обернулась к Линну и Милорду с довольной улыбкой.
  -Получилось! Не пугайся, Кэт, всё правильно.
  -Что получилось? - спросил Стелли, появляясь в дверях.
  -Нам страшно повезло, - объяснила я, выбираясь из кресла. - Реджик с Аксерата, его в числе прочих продал Орден Империи, а когда с нею было покончено, и на базе об этом узнали, произошла стычка: кто-то захотел отомстить имперцам, а остальные...
  Я осеклась: от невесть откуда взявшихся в моей голове сведений стало страшно. Раина успокаивающе похлопала меня по плечу.
  -Кэт, малейшего толчка достаточно, чтобы ты начала использовать свои новые знания.
  -То есть вы взяли его память и положили в голову Кэт? - голос Стелли зазвенел. - И он теперь больше ничего не помнит?
  Он гневно взглянул на Милорда. Я улыбнулась: от лорда Эльснера Стелли упорно не ждал ничего хорошего.
  -Вовсе нет. С его памяти была сделана копия... Ну, как с книгой: когда ты её читаешь, ты же не уничтожаешь этим её страницы.
  Он несколько мгновений молчал, обдумывая мои слова.
  -Понятно. Никогда не слышал, чтобы можно было так просто взять что-то из одной головы и положить в другую. А что теперь?
  -Освоиться со всем этим, и - туда.
  -А долго осваиваться?
  Вопрос прозвучал обычно, но глаза его враз погрустнели. Я вдруг поняла, что с моим отъездом он остаётся совсем один среди чужих людей... Нужно было сказать ему правду, и я обрадовалась, что за меня это сделала Раина.
  -К завтрашнему утру Реджик придёт в себя. Кэт должна поговорить с ним, чтобы включилось знание языка, и тут же уехать.
  -Тут же?
  -Да. Это ещё связано с днём и ночью на Аксерате...
  Чтобы взглянуть в глаза Стелли, мне пришлось сделать над собой усилие: я чувствовала себя так, будто бросаю его, и это было ужасно. Переглянувшись с Раиной, Милорд предложил мне и Стелли последовать за ним. Линн тоже пошёл с нами, не спуская глаз со Стелли.
  На том же этаже, что и кабинет Милорда, находился большой зал, залитый ярким белым светом, - видимо, часть апартаментов лорда Эльснера в Столице. Стелли с Линном сели у стены, а Милорд достал две рапиры. Я взяла одну из них, не веря, что из всего этого что-то получится. Лорд Эльснер окинул меня критическим взором.
  -Ну что ж. Раина сказала, что ты как будто будешь вспоминать забытое. Попробуем.
  Я отсалютовала ему по земному обычаю: рапира вертикально, перед собой - и в сторону. Милорд и Линн одновременно улыбнулись: понравилось. Сначала мне показалось, что лорд Эльснер меня просто сметёт, но рука сама стала отражать удары прежде, чем голова успевала что-то сообразить. Всё же вскоре конец его рапиры коснулся моего горла.
  -Ничего, не так уж плохо.
  Я увернулась от его выпада. Тело словно постепенно просыпалось, обретая хорошо знакомую по танцам свободу владения собой.
  -Правильно, думай, что это танец.
  Эта мысль мелькнула у меня лишь на мгновение. Когда я поняла, что он её прочёл, то от неожиданности сразу же пропустила удар.
  -Вы постоянно подслушиваете мои мысли?
  -Сейчас - да. Раина считает, что за тобой пока надо последить.
  -А может ли вам хоть что-нибудь помешать?
  -У хиннервалей есть способы уберечься от такого подслушивания, - сказал Линн. - Но, по правде говоря, противостоять отцу действительно очень трудно.
  Милорд мимолётно усмехнулся и снова пошёл в атаку. Откуда-то это возникло, - обманный удар, нырнуть, оказаться сзади... У него была мгновенная реакция, и я снова наткнулась на его оружие.
  -Немного потренируешься, и это будет совсем хорошо.
  -Ага, чёрта с два пробьёшь вашу оборону.
  -А я и не обещал, что сможешь.
  Милорд сделал выпад, пришлось защищаться. Он пошёл вперёд и с лёгкостью прижал меня к стене, но в последний момент я кувыркнулась в сторону.
  -Здорово, - сказал Стелли.
  -Да, если против тебя только один, - отозвался Милорд, достал ещё одну рапиру и кинул Линну, тот легко и как-то неспешно взял её из воздуха. - Присоединяйся. Реджик должен был уметь обороняться против нескольких противников. Кто знает, из каких неприятностей ей придётся выпутываться.
  Милорд взял вторую рапиру, сжалился надо мной и дал её в руки.
  -Приступим?
  -Пожалуй.
  Я постепенно входила во вкус. Фехтовать с лордом Эльснером было захватывающе и рискованно: его отточенное мастерство неизмеримо превосходило грубоватое и прямолинейное умение воина с Аксерата. Линн был более порывистым, легко увлекался, и один раз я чуть было не достала его, но тут подоспел Милорд, и мне пришлось туго. А затем случилось, как во сне: я только шагнула назад, а оба хиннерваля направили удары друг против друга. Впрочем, реакция их была превосходной, и они успели остановиться. Я ошеломлённо смотрела на них и на рапиры в руках.
  -Вот, - сказал довольный Милорд. - Кэт, как ты это сделала?
  -Понятия не имею! Вообще, чем меньше думаешь, тем лучше получается.
  -Совершенно верно, - лорд Эльснер повернулся к Линну и стал похож на профессора, читающего лекцию. - Один из признаков способности к управлению Силой - проявление вот такой реакции в критических ситуациях.
  -Эй! - я протестующе подняла руку. - Хиннервальские дела - это без меня!
  -Сейчас - да, - Милорд был невозмутим. - Со временем ты сама придёшь к тому, что способности надо использовать по назначению, но этот этап твоего развития ещё не наступил.
  -И не наступит! Я не собираюсь забивать себе голову всякой инопланетной чепухой!
  -Кэт, успокойся! - Линн с тревогой повернулся ко мне. - Никто не собирается делать из тебя хиннерваля против воли. К тому же, до отлёта остались считанные часы, а за такой короткий срок даже очень способный мало чему научится.
  -И будет лучше, если ты не станешь выделяться среди людей Аксерата какими-то сверхчеловеческими способностями, - добавил Милорд. - Собственно, поэтому ни Линн, ни я не можем там появляться: Владеющие Силой чувствуют друг друга, и любого из нас моментально обнаружат.
  -Это прекрасный повод отсидеться за моей спиной!
  -К сожалению, это не повод, а причина, - возразил Линн.
  Милорд воспользовался перепалкой и присел отдохнуть рядом со Стелли: новое тело явно не было привычно к таким нагрузкам.
  -Ты напрасно боишься Силы и всего, что с нею связано, - мягко продолжал Линн. - Твой страх - от недостатка знаний, и если захотеть, то можно легко побороть его.
  Эта мысль меня заинтересовала, отчего раздражение мгновенно улетучилось.
  -Серьёзно?
  -Конечно. Ты, наверное, не знаешь, что владение Силой - это не только гипноз и телепатия?
  -Ну...
  -Не знает, - подтвердил Милорд.
  -Если ты читала Легенды, то, может быть, помнишь, как там определяется умение владеть Силой.
  -Читала, но не помню.
  -Талант чувствовать красоту Вселенной и передавать её другим, - процитировал Линн на память. - То есть, к проявлениям владения Силой относится всё, что связано с красотой: разные искусства, музыка и так далее. Кстати, оно развито сильнее на тех планетах, где труднее читать мысли и гипнотизировать, - любопытная закономерность, с которой пока ещё никто не разбирался... Но не это сейчас важно. Ты же танцовщица, имеешь дело с музыкой. Так стоит ли бояться того, что помогает людям записывать её?
  Он говорил так убеждённо и вдохновенно, что я улыбнулась.
  -Наверное, ты прав...
  -И не наверно, а точно! Вообще, Кэт, единственный способ справиться со своими страхами подобного рода - это взглянуть им в лицо. Обычно они этого не выдерживают и растворяются.
  -Надо попробовать, - вздохнула я. - Ну хорошо. Зачем хиннервалям фехтование? Это просто древняя традиция, ведь техника вооружений давно ушла вперёд?
  -И традиция тоже, - согласно кивнул Милорд. - Но, например, фехтование нужно вот для этого.
  Он соединил сжатые в кулаки руки, подержал их вместе несколько секунд - а затем медленно стал разводить в стороны. Мы со Стелли смотрели с неослабным вниманием, Линн - с довольной улыбкой.
  Между руками Милорда появилось яркое белое сияние. По мере увеличения расстояния стало ясно, что сияние имеет форму луча, и что Милорд держит его, словно шпагу. Наконец лорд Эльснер разжал левую руку, освободив один из концов луча, и взмахнул им в воздухе.
  -Красиво! - искренне сказала я. - А что это такое?
  -Клинок Жизни. От бластера им, правда, не защитишься, но можно убить любое живое существо несколькими прикосновениями. Жертва даже не поймёт, отчего умирает.
  -Но из чего он состоит?
  Милорд разжал правую руку, и клинок исчез.
  -На самом деле этого никто не изучал. Есть древняя формулировка, в которой, кажется, есть ответ на твой вопрос: Клинок Жизни бьёт туда, где душа соединяется с телом, и заставляет их расстаться. Вот, пожалуй, и всё.
  Линн взглянул на часы и сразу стал серьёзен.
  -Пойдём, я покажу тебе приборы, которые понадобятся на Аксерате.
  Мы перешли в кабинет Милорда. Стелли шёл следом - его интересовало всё. Почему-то против этого никто не возражал.
  Первым, что дал мне Линн, был широкий браслет, на котором переплетались ветка дерева, звёзды и полумесяц. По просьбе Милорда я надела браслет - он пришёлся точно по руке.
  -Зачем это? - спросил Стелли.
  Милорд подошёл к видеофону, набрал номер - кожу на запястье сразу защипало. Я поморщилась.
  -Что вы там напридумывали?
  -Ты можешь находиться в любой точке планеты, далеко и от 'Скитальца', и от гравикара, - объяснил Линн. - Браслет даст знать, если Столица захочет поговорить с тобой. А эта кнопка при нажатии пошлёт нам сигнал 'всё пропало', и браслет превратится в простое украшение. Надеюсь, тебе это не понадобится.
  -Я тоже.
  -Видеофон на твоём звездолёте теперь трансформирует речь в печатный текст, - через секунду продолжил Линн, - который появляется на экране вместо изображения.
  -Но ведь гиперпространственный передатчик невозможно подслушать?
  -Лишняя предосторожность не помешает: ты ведь попала как-то на канал связи Анирет Интао.
  -Может, это произошло из-за магнитных возмущений?
  -Мы сейчас изучаем данный вопрос. Собственно, из-за этого случая и было решено закодировать сигнал.
  Милорд включил большой экран на стене и вывел на него уже знакомый глобус Аксерата.
  -Посиди здесь, освойся с географией. Заодно поговори со Стелли на его языке, - по крайней мере, попробуй. Да, кстати: при включении защитного поля 'Скиталец' становится теперь невидимым для радаров. Что же до гравикара, то такая невидимость является свойством машин этого класса. Зеркальные стёкла мы заменили тонированными, это более безопасно. Но всё же не рискуй и не езди по планете в ясные лунные ночи.
  Оба хиннерваля ушли, оставив нас в кабинете вдвоём. Стелли что-то сказал, но я поняла его с трудом: согласно знаниям Реджика, это прозвучало страшно архаично. Стелли засмущался и перешёл на галактический.
  -Скажи, они действительно нашли мою родину?
  Я вздохнула.
  -Очень хочется верить, что да, но на самом деле я не знаю. Язык у тебя похожий, но какой-то эпический...
  От внезапно пришедшей в голову идеи я сначала застыла, а затем стала быстро перебирать записи. Моя беседа с аксератскими беглецами нашлась довольно скоро. Стелли с тревогой наблюдал за мной.
  -Что ты делаешь?
  -Смотри.
  Я нашла лицо полу-элиа и остановила кадр.
  -Стелли, на твоей родине обитал такой народ?
  Он стал пристально вглядываться в экран. В его глазах сначала зажглась радость узнавания, но вскоре сменилась сомнениями.
  -Похож, но... В нём слишком много от человека.
  -Он полукровка.
  -Ах, вот как? Тогда...
  Стелли повернулся ко мне. Его глаза так сияли, что, казалось, в кабинете стало светлее.
  -Кэт, спасибо тебе! Я так надеялся, что это когда-нибудь случится, и боялся, - вдруг этого не произойдёт никогда!
  От его радости мне стало неловко: получалось, что прав Милорд, и Стелли явился из прошлого, но язык не поворачивался сказать ему об этом.
  -Стелли, я... Нет, сначала расскажи, чем в твоё время занимались элиа.
  Проклятая оговорка всё же сорвалась, но он, похоже, не обратил внимания.
  -О, это было время страха и войн. Элиа были олицетворением мечты - о мире, справедливости, покое... Это они дали мне совет уйти в блаженную страну.
  А вместо этого он попал на другую планету. Не специально ли его подставили? Или наоборот, мятеж против элиа - безумие фанатиков, а на самом деле этот мудрый народ охраняет свою родину от агрессивных пришельцев из космоса... Ох, всё это только предположения, надо держаться за факты, а то можно запутаться.
  -Хорошо. Слушай.
  Я придвинулась к нему.
  -Люди Аксерата просят нашей помощи.
  -Как, там опять начались войны?
  -Похоже, да, но беда в том, что мы почти ничего не знаем.
  -Да, - его глаза посерьёзнели. - Что-то случилось. Я же не попал туда, куда хотел.
  -Верно.
  От его согласия сразу стало легче говорить.
  -Так вот, кроме этой неизвестности, там есть и одна известная и весьма большая опасность: Аксерат - место сбора остатков имперского флота. Когда ситуация прояснится и станет более безопасной, тебе помогут отправиться домой.
  К моему облегчению, Стелли согласно кивнул.
  Карта Лестарии оказалась не слишком сложной: страна располагалась в западной части одного из материков северного полушария. Сразу бросались в глаза Заклятые горы, - Империя построила там космодром, ныне принадлежащий Ордену. Южнее были пустыни, севернее - столица Лестарии Меронна. Она стояла на Нави, впадавшей в великую реку Сорочь, которая текла на запад, к Путеводному морю... При взгляде на точку, обозначавшую столицу, мне что-то почудилось, но я испугалась, отвела глаза, и видение пропало. Справившись с собой, я посмотрела на Меронну ещё раз.
  Перед мысленным взором появились грозные стены и сверкающий шпиль башни храма в немыслимо синем безоблачном небе. В голове всплыли жуткие легенды, ходившие в народе о подвалах этой цитадели Ордена.
  Поняв, что такой видел Меронну Реджик, я несколько успокоилась и уже с любопытством стала изучать другие города. Правда, порой не возникало ничего: наверное, в этих краях Реджику бывать не приходилось.
  ...Наутро меня проводили в медицинский центр: Раина заставила меня пройти какие-то непонятные процедуры, приговаривая что-то о местных аксератских болезнях и кусачих насекомых. Стелли неотступно следовал за мной и, когда дверь палаты Реджика открылась, проскользнул внутрь.
  Бывший пленник встретил нас настороженным взглядом, который не сделало приветливей даже моё приветствие на языке Аксерата.
  -Здравствуй, здравствуй, - недоверчиво прозвучало в ответ. - Может, соизволите сказать, где я?
  -В Столице. Это мы победили Империю. Твоей жизни больше ничто не угрожает.
  -Так.
  На бородатом лице не возникло ни тени благодарности.
  -А откуда у вас здесь керо-лик взялся? - неожиданно спросил Реджик, кивнув в сторону Стелли. - Что, Орден стал продавать их повстанцам, как нас - Империи?
  -Орден тут ни при чём, - начала было я и осеклась: как раз это и оставалось загадкой.
  -Ладно. Зачем пришли-то? Чай, не без умысла.
  -Пришли сказать, что ты свободен. Когда наш врач признает тебя здоровым, сможешь улететь отсюда.
  -Да неужто?
  -Точно. Не думай, никто тебя не выгоняет: мы можем предложить работу.
  -То есть домой мне не вернуться.
  -Да нет же, почему! Но сейчас ни о чём не беспокойся и отдыхай.
  Раина встала, давая понять, что разговор окончен. Стелли умоляюще сложил руки.
  -Что такое, Стелли?
  -Пожалуйста, пусть она спросит про керо-ликов. Вдруг это и вправду мой народ?
  Врач, подумав, согласно кивнула. Я вновь обратилась к Реджику, ожидая и боясь услышать его ответ.
  -Скажи, тебе действительно знаком род этих человечков?
  -Ну да. Они живут к северу от Отуманенного хребта и вдоль Сорочи. Только что-то он у вас больно худой. Не кормите, да?
  В бороде Реджика появился и исчез намёк на улыбку. Я знала: Отуманенный хребет рассекал степи севернее Сорочи. Стелли прерывисто вздохнул.
  -Всё, Кэт, - вполголоса сказала Раина. - Не утомляй его.
  Попрощавшись, мы вышли в коридор. Оставалось только сесть в 'Скиталец' и задать координаты Аксерата. Лица провожающих - Линна, Милорда, Раины и Стелли - в последний раз появились на обзорных экранах корабля, затем стремительно промелькнула панорама планеты, и звездолёт вышел в открытый космос. Рядом со мной в рубке не было никого, привычный тяжёлый взгляд Шанидара больше не буравил мою спину при взлёте... От этой чересчур большой свободы становилось немного неуютно, - но лишь немного.
  Перед выходом из гиперпространства я включила защитное поле. На обзорных экранах возникли звёзды. От спутника Аксерата корабль скрывала планета, обнаружить меня визуально было теоретически невозможно, но в то, что Орден не засёк звездолёт, я поверила только тогда, когда корабль вошёл в атмосферу. С космодрома Ордена, который находился восточнее столицы, в Заклятых горах, на моё счастье, никто не взлетал и не садился.
  Чтобы спрятать корабль, я выбрала пещеру на Отуманенном хребте, - гораздо дальше от Меронны, чем Заклятые горы, но безопаснее. Была надежда, что в эту эпоху развития цивилизации альпинизм не слишком процветает, и 'Скиталец' не найдут. Ни один корабельный огонь не нарушал мрака ночи, - я сажала звездолёт по приборам, медленно и осторожно ведя космическую громадину по довольно узкому тоннелю. Когда посадочные опоры коснулись скалы, мелькнула мысль: наверное, Шанидар был бы мной доволен. Когда я вызвала Столицу и заговорила, автоматика стала писать галактические буквы на сером поле экрана видеофона, - это было непривычно и красиво.
  'Я приземлилась.'
  'Хорошо. Эрнита Стар через губернатора Озена только что передал тебе привет и сказал, что его полностью оправдали.'
  'Ответьте, что я очень рада и поздравляю его.'
  'Сделаем. Будь осторожна.'
  'Спасибо, счастливо оставаться.'
  Сеанс связи со Столицей окончился. Вокруг меня была тишина, и в этой тишине я закрывала все двери 'Скитальца'. Неожиданно мне показалось, что вместе с этими дверями закрывается и путь в прошлое, - нет Шанидара, никто не стоит надо мной, а впереди ждёт что-то несравнимо более серьёзное, чем было до сих пор... За выведенным со звездолёта гравикаром защёлкнулся по-следний замок, и я осталась одна на ночных просторах планеты Аксерат.
  Вокруг лежали пропасти и горные пики, а над головой сияли звёзды. Взглянув на них, я вздрогнула: созвездия оказались столь же родными, как земные. Страх был глупым, - к наличию в моей голове памяти Реджика пора было привыкать. Название 'Аксерат' дали звезде пришельцы, оно перешло и к планете, но оставалось чужим ей. Родным было древнее, как Галактика, слово 'Земля', которое меняло на разных языках своё звучание, но не смысл: так и Реджик на языке Лестарии называл свою родину. Мой путь лежал через огромную равнину к столице королевства Меронне, кривые улицы и крепкие дома которой я помнила так ярко, как будто побывала там сама. Под тёмным грави-каром бесшумно и стремительно пролетала степь, впереди лежала великая река Сорочь, - её предстояло пересечь. Раза два я обнаруживала на сканере становища каких-то кочевников, но машина уносилась прочь так быстро, что собаки даже не успевали проснуться, чтобы залаять вслед... Память Реджика подсказывала, что собаки здесь были с небольшими кривыми рогами и здоровые, как телята, дети с удовольствием катались на них. Ходили слухи о стаях диких собак-людоедов, но до сих пор они оставались только слухами.
  На берегу Сорочи я остановила гравикар и вышла, под ногами моими зашуршала пожухлая трава. Я встала возле обрыва, вдохнула прохладный предзимний воздух. Подумалось: верно, и глаза Стелли смотрели когда-то на эту реку...
  Остаток ночи я провела, подыскивая для гравикара место поукромней, - недалеко от Меронны, но подальше от случайных взоров. Рассвет же застал меня на дороге, среди направляющихся в столицу крестьян, которые везли товары на рынок и хоть и бросали взгляды на молодую женщину, кутавшуюся в бедный просторный плащ, но вопросов не задавали. В Меронне же предстояло найти тайного сподвижника погибших беглецов, дворянина и прославленного героя Хамала Сетха, под чьим началом воевал и весьма отличился Реджик: мир и на Аксерате оказался тесен. Я задумалась и не заметила, как дорога сделала поворот, и перед глазами неожиданно предстала Меронна.
  Я почувствовала, что не впервые здесь, что мне уже давно знакомы эти грозные крепостные стены, маленькие дома предместий и устремляющаяся в беспредельность небес тонкая прозрачная гранёная игла шпиля храма Луны... Воспоминания Реджика нахлынули на меня, - где живёт Хамал Сетх, у кого лучше покупать коней, у кого - оружие, где сжигают преступников и какое лицо было у короля, когда он награждал отличившихся воинов, в число которых попал и Реджик... Справившись с собой, я зашагала медленней: предстояло ещё раз продумать, как войти в дом Сетха.
  Светало, подул ветер, - поздняя осень была прохладной. Крестьянские подводы миновали хибары предместья, вместе с ними я приблизилась к городским воротам. Вблизи стена оказалась немыслимо огромной, трудно было представить, что её соорудили люди, - скорее, какие-то великаны древности, а люди не посмели разрушить. Внезапно раздавшиеся крики заставили меня обернуться: все сворачивали к обочине, давая дорогу четырём всадникам. Я метнулась в сторону вместе с остальными, а всадники в белых плащах с откинутыми капюшонами и не подумали замедлить ход. Осёдланные звери отдалённо напоминали очень мохнатых лошадей, тогда как в крестьянские повозки был впряжены крупные четвероногие с короткой тёмной шерстью.
  При виде трёх из них меня пробрал мороз: эти костяные наросты на безволосых головах я видела в подземельях Кер-Сериндата и не смогла бы забыть, даже если бы очень захотела. Из памяти Реджика всплыло название - ирукаи, я долго ошеломлённо смотрела им вслед и только позже осознала, что четвёртый ирукаем не был: на капюшон спадали густые светло-каштановые кудри.
  -Слуги Месяца, - пролетел по толпе шёпот.
  Топот копыт давно уже смолк, а я всё не могла отогнать от себя те лица. Каждое новое слово рождало в моей голове болезненный отклик, вслед за которым словно начинали вспоминаться забытые вещи. Ирукаи тоже входили в Орден, правда, безоговорочно подчинялись элиа. Самым распространённым амулетом было изображение головы рогатой собаки: два рога - неразделимы, как два народа, составляющие Орден. Рога символизировали Луну, как и белый цвет одежд слуг Месяца, а ночное светило считалось оком богов, наблюдающим за жизнью тех, кто населяет Аксерат. Власть Ордена над людьми была пугающе безграничной, но простой воин Реджик знал слишком мало фактов и слишком много слухов для того, чтобы эта информация могла пригодиться в Столице.
  Идти к Сетху было слишком рано, поэтому я решила побродить по городу и, увлекшись, провела так всё светлое время короткого дня: проснулось столь раздражавшее всегда Шанидара туристское любопытство. Поначалу, правда, я с трудом справилась с собой, - слишком уж сильно пропиталась Меронна ароматами всевозможных отбросов. Архитектура города особой красотой не отличалась: здесь ценилась прочность здания и способность устоять против любых напастей. Главным украшением центральной площади был деревянный эшафот, причём, судя по его состоянию, сооружение использовалось настолько часто, что не было нужды разбирать его.
  Дом Хамала Сетха находился на довольно широкой и относительно чистой улице, мощённой скользкими камнями, - на взгляд Реджика, в этих хоромах можно было бы запросто отсидеться в случае любого волнения или набега. Высокие дома лепились друг к другу, подозрительно глядя на чужака маленькими окнами, и я почувствовала себя не слишком уютно.
  На стук в массивной двери приоткрылось крохотное окошечко.
  -Чего надо?
  -Я очень издалека...
  -Подожди, госпожа сейчас подаст.
  Дверь отворили ровно настолько, чтобы можно было протиснуться боком. Сгорбленный старик осмотрел меня слезящимися глазами и крикнул, чтобы позвали госпожу Эрлиней. Через полминуты на верху начинавшейся от дверей лестницы появилась настоящая сказочная принцесса.
  Она была выше и полнее меня, а гордое лицо её говорило о десятках поколений предков, которым люди безоговорочно повиновались. Чёрные длинные волосы, заплетённые в сложную косу, придерживались на лбу красной с золотым лентой, - в тон богато расшитого платья. От неё зависело, увижу ли я Сетха, и я опустилась на колени.
  -Госпожа Эрлиней, ради священных звёзд позволь мне поговорить с господином Хамалом.
  Она была несколько удивлена.
  -Как твоё имя?
  -Я скажу его только ему. Но ты можешь приказать обыскать меня, - я безоружна.
  Госпожа Эрлиней немного подумала.
  -Отдай плащ слуге и иди за мной.
  Я послушалась и поднялась вслед за ней по лестнице.
  Взгляду предстало жилище богатого человека и прославленного воина, - всюду царила благородная роскошь, чего никак нельзя было ожидать, судя по внешнему виду дома. Эрлиней остановилась у высокой двери из тёмного красивого дерева и постучалась.
  -Отец, это я. Тебя хотят видеть.
  Дверь отворилась.
  Для Реджика Хамал Сетх был всего лишь одним из тех, кто приказывал идти в бой, с той лишь разницей, что у Сетха оказалось побольше таланта полководца и удачи. Я же увидела человека, который, как и мой отец, не побоялся поддержать правую слабость против неправой силы, - и поняла, что ради этой встречи стоило надолго оставить мысль о возвращении на Землю.
  Эрлиней ушла, и в комнате не осталось никого, кроме хозяина. Из всей обстановки больше всего бросалась в глаза великолепная коллекция оружия на стене.
  Сетх внимательно изучал меня, - так не свысока, а с высоты прожитых лет смотрят старики на пришедших в мир молодых.
  -Мы одни, дитя моё. Садись и говори.
  Я села в большое резное кресло.
  -Господин Хамал, четверо повстанцев с вашей Земли искали тех, кто боролся со звёздной Империей. Они говорили со мной, и я могу это доказать. Я здесь для того, чтобы помочь вам победить Орден.
  Сетх великолепно владел собой: в те долгие для меня минуты, пока он размышлял над услышанным, ни один мускул не дрогнул на его лице. Внезапно он взял мою левую руку и стал рассматривать браслет.
  -Такое смелое сочетание символов всех богов не принято в Лестарии, но встречается за Путеводным морем... Откуда ты так хорошо знаешь наш язык?
  Я рассказала ему про Реджика, - при этом имени он нахмурил брови, вспоминая. Трудно было надеяться, что он помнит всех своих солдат, и я сообщила, за что Реджика награждал король. Сетх слушал с неослабным вниманием.
  -Хотелось бы верить тебе. Твоим глазам, голосу, тому, что ты знаешь то, чего не может знать никто другой, но я сомневаюсь, и ты не обидишься на меня. Больше всего мне будет жаль, если ты окажешься одной из ловушек Ордена, потому что я не смогу тебе помешать. Что это за доказательства беседы с посланниками?
  -Видеозапись разговора.
  
  2
  На Меронну уже опустилась ночь, но Сетх уверенно провёл меня к спрятанному гравикару: тайный путь оказался коротким. Сетх шёл легко и бесшумно, как тень, рядом с ним я показалась себе страшно неуклюжей. Я включила запись, объяснив, как она была сделана. Мой голос звучал вполне узнаваемо, хоть и улавливалась та странность, которая возникает, когда слушаешь себя со стороны. Сетх слушал, не проронив ни слова.
  -Почему вы их выдали? - спросил он, когда запись окончилась.
  -Корабль Ордена грозил уничтожить город.
  -Разве это возможно?
  -С лёгкостью. Увы. Как эти люди смогли добраться до нас?
  -Они были лучшими из тех, кто осмелился тайно пойти против Ордена. С одним из них я воевал бок о бок, потом наши пути надолго разошлись, и нас связывали только письма. Их я до сих пор храню, хотя сейчас, пожалуй, это уже опасно. Юноша - сын человека и женщины из элиа...
  -...за что его мать и казнили, - докончила я
  Сетх кивнул.
  -Да. Всё это было далеко от Меронны. Некоторое время его прятали люди, а потом он встретился с нами, вступил в Орден, - одним богам известно, чего мальчику стоило скрывать ненависть к нему, - потом научился управлять звёздным кораблём, выучил ваш язык и помог нам, как никто другой. Об Империи и повстанцах мы узнали от него, и именно он предложил этот безумно дерзкий план.
  -Их уже казнили?
  -Да. Я видел это. Не бойся, под пытками они не сказали ничего.
  Сетх замолчал, но глаза были полны боли и ненависти. Я была вынуждена отвернуться, - слёзы полились сами.
  -Не плачь, о них нельзя плакать. Должно докончить их дело, и тогда их души обретут покой.
  -Знаю. Но сколько же можно! Прежде чем умереть, папа сделал всё, чтобы я осталась на свободе, Шанидар - чтобы осталась жива, и они...
  -Разве ты виновата в этом?
  -Нет. Просто... Ну, одно за другим, событие за событием, и вот я здесь, как будто меня что-то вело...
  -Это судьба. Не бойся ничего, иди за ней и верь в свою звезду, - так говорили наши предки. Пойдём домой, у нас много дел.
  -Домой?
  -Да. Ты будешь жить у меня, в таком же довольстве и почёте, как и моя дочь, тебя научат нашим танцам и обычаям. Я не смогу даже узнать о твоих планах...
  -Если вы захотите, я буду раскрывать каждый свой шаг, если предпочтёте, чтобы в случае чего вам нечего было выдать, буду молчать.
  ...Вскоре мы уже опять стояли в покоях Хамала Сетха. Он позвал слугу.
  -Скажите моим детям, что я намерен объявить им о великой радости, ниспосланной богами.
  Через некоторое время в комнате стало тесно: выполняя приказ отца, явились Эрлиней и трое молодых людей, в лицах всех сразу бросалось в глаза фамильное сходство. Сетх окинул их властным взглядом.
  -Дети, я созвал вас, чтобы вместе вознести хвалу бессмертным богам. Вы помните о гибели семьи кузена вашей матери в заморских колониях, - дочь его Айремис осталась в живых и наконец с нами.
  Повинуясь отцу, они поприветствовали меня. В глазах Эрлиней была искренняя радость, но старший брат прятал недовольство, и я могла его понять: особе, которую вводят в дом как равную, полагается приданое при замужестве, что уменьшает наследство. Мне даже доставила удовольствие мысль доказать ему в один прекрасный момент, насколько он был неправ. Особенной сердечности в отношениях между детьми Сетха я не заметила, но все они составляли единый клан, и Айремис была безоговорочно принята в него. Всё это давало надежду на более-менее спокойную внешнюю сторону моей жизни на Аксерате, - а больше мне ничего не требовалось. После церемонии знакомства дети Сетха оставили нас, и мною занялась служанка: время было позднее.
  
  3
  Наутро я обнаружила приготовленные наряды, по роскоши не уступавшие нарядам Эрлиней. Волосы мои были вымыты, надушены и заплетены по последней моде, кожи коснулись неведомые доселе притирания. Из тёмного зеркала смотрела смутно знакомая благородная дама, и хотя до утончённой красоты Эрлиней мне было далековато, меня это нисколько не расстраивало. Когда преображение завершилось, вся семья Сетха отправилась в храм Луны, дабы вознести благодарственное моление за моё 'спасение'. Сначала я перепугалась, что увижу врага в лицо, но позднее поняла, что Сетх был прав: только немедленно явив Ордену нового в Меронне человека, можно было не возбудить подозрений относительно Айремис.
  Храм Луны вблизи потряс меня: при виде этого грандиозного сооружения я с ужасом подумала о тех, с кем предстояло вступить в борьбу. Выйдя из кареты, я попыталась рассмотреть верхушки резных башен и венчавший их прозрачный шпиль, но не смогла: высота была слишком велика. Окружившим карету нищим Сетх небрежно бросил горсть мелких монет, а тех, кто всё ещё тянул грязные скрюченные пальцы, слуги без церемоний оттеснили в сторону.
  Вход в храм был широким, но низким, дабы входящий обязательно склонил голову. По обе стороны от входа тускло светились два священных полумесяца: молодая луна и старая. Полумесяцы были сделаны из металла, благодаря которому Аксерат стал предметом сделки между Империей и Орденом.
  Внутри стояла тьма, из которой навстречу Сетху выступил кто-то в белом. Они обменялись несколькими словами, но я их не расслышала, хоть и стояла в двух шагах: здесь даже воздух был не таким, как на улице, слова в нём словно тонули. Свет падал только сзади, от входа.
  Сетх вернулся ко мне.
  -Делай всё так, как Эрлиней, потому что привычные тебе обряды отличаются от наших.
  Впереди как будто раздёрнулась завеса, скрывавшая внутренность храма. Сетх, его дети и я стояли в ряд, а от наших ног начиналась яркая лунная дорожка. Стены были близкими, потолок - низким, а путь вёл в бесконечность.
  Как по команде, все шагнули вперёд, - меня словно что-то подтолкнуло. Когда мы сделали несколько шагов, свет от входа исчез, я поняла, что та завеса задёрнулась. Кроме дыхания тех, кто шёл рядом, не доносилось ни звука, мы шли и шли, медленно и в ногу. Страха не было, но от волнения холодели пальцы.
  Звуки появились позже, когда низкие своды раздвинулись, а сиявший под ногами свет разлился, очертив громадное пространство зала. Я не могла даже определить, голос или инструмент вёл мелодию, но она приносила ощущение дальнего пути, полного встреч и расставаний, и страшно долгой жизни, где смерть - избавление и успокоение... Свет мерцал и переливался, в центре зала соткалась из воздуха фигура в белом, - мои не знакомые с Галактикой предки так рисовали прекрасных инопланетян. Элиа не произнёс ни слова, но все одновременно приблизились к нему, мужчины опустились на одно колено, а мы с Эрлиней - на оба. Тот беглец-полуэлиа утверждал, что элиа не могут читать мысли людей, а только улавливают чувства, и я вознесла к небу самую горячую молитву из всех, которые оно когда-либо от меня слышало.
  Музыка и свет исчезли одновременно, и только вдалеке в двери храма Луны врывался дневной свет. С неодолимой силой нас потянуло наружу, как будто оставаться долее в этом священном месте было нельзя.
  Вечером того же дня я попросила Сетха рассказать мне об Ордене поподробнее. Тот усмехнулся.
  -Подробностей очень много, дитя моё. Что ты хочешь знать?
  -Чем занимаются члены Ордена?
  -Наблюдением за людьми, - сейчас слежка усилилась из-за попытки бегства в Галактику. Открытием новых земель и завоеванием их. Точнее, Орден только руководит, посылая мысленные приказы своему посланнику при войске людей. Честно говоря, мы вели бы эту войну иначе, если бы вообще вели её, - но элиа во что бы то ни стало хотят поставить людей на колени.
  -Так для этого был организован Орден?
  -Нет. Тысячу лет назад закончилась последняя из Великих войн, произошли Большие Перемены, и элиа потеряли часть своей мощи. Они объединились для сохранения оставшегося, - собственно, для этого им нужен глава Ордена.
  -Объединяющая воля?
  -Да. В момент опасности он может пользоваться не только своими способностями, но и всей силой народа элиа.
  Я не вполне поняла, как это могло выглядеть, но мне стало жутко.
  -И как же вы хотели убить главу Ордена?
  -Тот полу-элиа ручался за внезапность своего нападения.
  -А почему древние войны называются Великими?
  У Реджика были весьма смутные представления об истории Аксерата, и я вслед за ним полагала, что в ту пору элиа воевали с ирукаями. Услышав такую версию, Сетх покачал головой.
  -Это лишь внешняя сторона. Суть в том, что боги, сотворив мир, решили открыто не вмешиваться в жизнь населивших его народов, но один из богов, Ирату, нарушил решение и явился на землю.
  -Ого! Он помогал одной из сторон? Почему же они не победили сразу?
  -Ирату продлевал саму войну, подталкивая оба воюющих народа.
  -А с кем были люди?
  -Правду сказать, их хватало на обеих сторонах. Легенды элиа говорят, что разгневанные боги наказали Ирату: лишили его могущества и изгнали на землю. Сейчас он, невидимый и неслышимый, бродит среди нас.
  -Как же ирукаи и элиа смогли объединиться?
  -Ирукаи не очень умны, - лишь бы кто-нибудь отдавал им приказы и принимал за них решения. А элиа повелевать умеют. Мы многого не знаем... В библиотеке князя Рита хранятся древние рукописи на забытых языках. Возможно, там есть ответы на все вопросы, но нам они недоступны.
  -Как я понимаю, король Лестарии - игрушка в руках Ордена?
  Сетх усмехнулся.
  -Не вздумай сказать это кому-нибудь, кроме меня, хоть ты и права. Боюсь, он несчастный человек...
  -Почему вы так думаете?
  -Я видел его глаза, - они были очень печальны.
  -У короля есть дети?
  -Дочь. Но она никогда не появляется на людях.
  -Таков обычай?
  -Нет. Непосвящённые не знают причину этой странности, я тоже.
  Внезапно Сетх повернулся к массивному столу и открыл потайной ящик. Там оказалась большая красивая шкатулка.
  -Скоро ты ступишь на тонкий лёд придворной жизни, Айремис. Здесь - мои друзья, враги, хитросплетения отношений прошлых лет. И те письма, о которых я говорил, тоже здесь. Только богам известно, что с нами будет, и вполне возможно, что кое-что отсюда пригодится.
  Он убирал шкатулку обратно, а я подумала, что впервые за время своих галактических странствий обрела нечто очень похожее на дом. По крайней мере, атмосферу уверенности и покоя, которую создал в своём жилище этот человек, я вдыхала, как освежённый грозой воздух после долгого сидения в душной комнате.
  В этот же день в дом пришли приглашённые Хамалом Сетхом ювелиры и принесли украшения и амулеты, - на следующий день меня ждало представление ко двору. Их было трое - маленький, похожий на гнома человечек и двое его слуг, керо-лики. Соплеменники Стелли меня несколько разочаровали, - суетливые, глуповатые, но, по-видимому, добродушные существа. После стройной фигуры и своеобразно красивого лица Стелли смотреть на их щёчки и брюшки временами было просто неприятно. Изделия, принесённые торговцем, изготовлялись златоведами Отуманенного хребта, я тут же с тревогой подумала про свой 'Скиталец', но вспомнила, что более пустынное высокогорное место трудно себе представить, и успокоилась. Златоведами их называли люди, их собственное название человеческому языку не давалось. Я долго и с удовольствием рассматривала то, что они разложили передо мной, - массивные подвески, броши с яркими переливающимися камнями, каких никогда не видела Галактика, амулеты в виде головы рогатой собаки, на которой видны были все завитки шерсти... Всё это было рассчитано на более крупного человека, чем я, и отличалось несколько тяжеловесной роскошью. Впрочем, мода Аксерата мне понравилась, хотя до артосской утончённости ей было далеко.
  На следующий день перед объятой благоговейным трепетом Айремис из-за Путеводного моря открылись высокие тяжёлые двери королевского дворца. Залы сменяли друг друга, в глазах рябило от их убранства: вот стены затканы драгоценными тканями, с потолка смотрят оскаленные пасти неведомых зверей, а вот строгие палаты, где золотые надписи на колоннах возвещают о давних победах... Поворот - и ослепительно сияющая белая лестница ведёт ввысь, к резным дверям в тронный зал. Стоявшие у дверей воины в сверкающих доспехах, похожие на огромные ожившие статуи, приветствовали Сетха и его семью согласно этикету, он ободряюще улыбнулся мне и подал руку. За моей спиной Эрлиней оперлась на руку старшего брата. Вход в тронный зал открылся перед кланом Сетхов, явившихся во дворец, дабы засвидетельствовать свою верность королю Лестарии.
  Здесь царили богатство одеяний и сияние драгоценностей лестарийских вельмож. Сам зал особой красотой не отличался: длинное помещение со знамёнами княжеств, почтительно склонённых перед возвышающимся в дальнем конце троном. Династия не прерывалась уже тысячу лет, - цифра эта впечатляла. Я всё время думала про внезапное уменьшение мощи элиа и про Стелли, но пока до ответов на эти вопросы дотянуться не могла и продолжала играть роль юной аристократки.
  Сетх называл мне имена и звания некоторых из тех, кто собрался здесь, - это был цвет государства. Большинство этих гордых и сильных людей были значительно выше меня: похоже, местную аристократию ещё не ослабили браки между близкими родственниками с целью сохранения богатств. Среди роскошно одетой блестящей толпы выделялся дерзкой красотой молодой щёголь, в его обращённой к Эрлиней улыбке видна была необычайная самоуверенность. Несколько мгновений я провожала его взглядом, и, к моему неудовольствию, он это заметил. При объявлении о появлении короля он направился к трону, и один этот проход привлёк к нему внимание многих дам. Все преклонили колени.
  Король явился, как живой бог войны, отдыхающий от битв, - по крайней мере, так казалось издалека. Мать его умерла очень давно, супруга - тоже, а наследная принцесса в торжествах и приёмах участия не принимала, поэтому он был один.
  Все поднялись и расступились, давая дорогу мне и двум девушкам, которых тоже представляли ко двору. Я почти физически ощущала, как множество взглядов направлены на нас, как оценивают осанку, походку, каждую складку платья, каждую деталь украшений, - ведь каждая из трёх юных дам представляла свой клан, его богатство, влияние, власть... Вблизи я рассмотрела старое морщинистое лицо короля и костлявые пальцы с утолщёнными суставами, а в коридоре, откуда он вышел, неясно маячила фигура в белом плаще со скрывающим лицо капюшоном.
  После представления королю, согласно обычаю, Сетх взял меня за руку и представил присутствующим. Неприятного красавца звали Раденек Ласка, он оказался весьма титулованной особой, - незаконным, но признанным сыном короля. Время во дворце пролетело, словно миг, - только что всё вокруг заполняли изумительные наряды, над головой вздымались своды ослепительных залов, и вот уже они исчезли, как сон, а вокруг по-прежнему знакомый дом Сетха, который почему-то больше не кажется роскошным...
  В ночь после приёма я тихо покинула дом, чтобы почтить визитом Заклятые горы, - надо было выяснить, возможно ли проникнуть в тайны Ордена через компьютерную систему космодрома. Идти к гравикару одной, без Сетха, было немного страшновато: вдруг кто увидит...
  От Меронны до Заклятых гор не было поселений, как показали мои приборы. Взлетев на перевал, я увидела космодром - главное сокровище Ордена.
  Построившая космодром Империя держала здесь мало людей, но теперь этот центр связи Ордена с Галактикой стал куда более населённым. Сканирующие лучи щупали громоздкие сооружения, незаметно вызнавая об охране и внутренних помещениях, а на экране видеофона высвечивалась информация, - над ней мне предстояло ломать голову, ища способ добраться до компьютерной системы. Когда сканирование и запись информации окончились, я обнаружила странный одинокий кабель, ведущий от космодрома в сторону горной цепи. Делать здесь пока больше было нечего, я развернула машину и направилась к Меронне, причём нам с кабелем оказалось по пути.
  На равнине я остановилась и рассмотрела кабель поближе, втайне надеясь, что с его помощью можно подключиться к компьютерной системе Ордена. При ближайшем рассмотрении оказалось, что он, как и многие его галактические собратья, предназначался для передачи на экран видеофона информацию компьютерной сети, если не было иной связи. К сожалению, для моих воровских целей он не подходил, поскольку эта продукция Империи отличалась весьма тщательно продуманной системой защиты от подобных посягательств. Кабель показывал дорогу в столицу, возле предместья же мы с ним расстались: подъезжать на машине ближе было опасно. Я попробовала проследить за ним с помощью сканера, но на пути его лежал храм Луны, который каким-то чудом отражал сканирующие лучи, и найти его конец не удалось. Напрашивался вывод, что искомый видеофон стоял в штаб-квартире Ордена, а она находилась где-то в здании храма. Проверке это не поддавалось. Пока.
  
  4
  Шли дни, заполненные светской суетой и общением с лестарийской знатью, - мирные, внешне беззаботные дни. Наступил один из великих праздников, - первый день зимы. В храме Огня зажигали свечи, и начиналось время гаданий, продолжавшееся до праздника самой тёмной ночи. Огонь был символом судьбы, жизни человеческой, сгоравшей, как свеча, от рождения до смерти, символом пути... В простом, невысоком храме было тесно, свет радостных взглядов озарял помещение не хуже свечей. Я стояла в толпе, улыбалась незнакомым людям, жрецу-человеку в одеждах огненных цветов, и чувствовала, что я - со всеми. Здесь не было чудес Ордена, но не было и страха, и люди, хоть и чтившие равно всех богов, всё же чаще приходили в храм Огня. Священный огонь, зажжённый здесь, полагалось нести по улицам домой, идя пешком, а из окон протягивали свечи те, кто не смог быть в храме в этот час, и люди передавали пламя, как передавали жизнь дальше, в будущее, чтобы она не окончилась, когда угаснет их свеча... Это было просто, радостно, и хотелось плакать.
  -Сейчас возможно предсказать будущее, - сказала мне дома Эрлиней. - Есть восточные племена, что промышляют воровством и гаданием, но и они ничего не могут увидеть в запретное время, хотя и молятся своим богам. Они могут лишь показать настоящее и прошлое твоей души, - то, что ты и так знаешь. Стоит ли выбрасывать деньги на ветер?
  -Конечно, лучше подождать.
  Она серьёзно кивнула. Я заметила, что после дня моего представления ко двору её обычная весёлость куда-то подевалась, отец не раз спрашивал, что стало тому причиной, но Эрлиней отмалчивалась, и было похоже, что с помощью гадания она надеется кое-что для себя прояснить.
  Слуга принёс маленькие свечи и странное сооружение, похожее на какую-то детскую игрушку: на тонком металлическом стержне был укреплён другой, вращающийся, унизанный множеством вырезанных из сверкающей золотистой бумаги фигурок священных животных. Комнату освещала только зажжённая в храме Огня свеча, а золотые фигурки ловили отблески пламени и начинали светиться самостоятельно. В памяти что-то тревожно застучало: золотой свет - солнце - восход... Артосский народ легенды, Сэнди Адамсон, жёлтый кристалл и Сила. Сердце сжалось, вне всякой логики предчувствуя беду, но отказываться от гадания и удирать в свою спальню было уже поздно.
  Эрлиней поставила подле сооружения две маленькие свечки и молитвенно сложила руки на груди.
  -О ты, что изгнан с небес на землю, ты, что даруешь нам соблазны и испытания, ты, что властвуешь ночью! Открой нам будущее в священное время твоё! Явись, Ирату!
  Она зажгла маленькие свечи. Горячий воздух привёл фигурки в движение, подвижный стержень стал кружиться - сначала медленно, потом всё быстрее и быстрее.
  -Он слышит нас, - прошептала Эрлиней. - Смотри на священные символы, думай о будущем, и оно откроется.
  Я смотрела. Не хотела, боялась, но свет притягивал взгляд, будя что-то, - словно тот таинственный жёлтый кристалл оставил мне часть своей магии, которая теперь оживала. Думать о будущем не получалось: мысли крутились вокруг Силы, как фигурки передо мной, давно уже слившиеся в золотистый круг, о Силе, с которой я сталкивалась постоянно, и которую гнала от себя в страхе, - может быть, зря?
  Вдруг я ощутила себя иначе: как будто выпрямилась во весь рост и даже могла бы взлететь, если бы меня не удерживало что-то, - земное тело, что ли?.. Я видела Эрлиней, могла так же легко читать в её душе, как и по её открытому лицу: она сроднилась с давней мечтой об Илари Эстасе, загорелом стройном юноше, который воюет сейчас за Путеводным морем... Я видела это так ясно, что удивлялась, почему не умела этого раньше. И стоит дать сейчас свободу этой части души, как моим станет могущество, способность читать чужие мысли и всё, всё, чего так хотел мечтавший стать учеником Императора брат Даниеля Озена, и к чему у него не было способностей, как определил Милорд...
  А меня Милорд предупреждал, что Владеющие Силой чувствуют друг друга, и принять это могущество на Аксерате смертельно опасно. И впервые я пожалела об этой невозможности ступить в мир Силы: впервые ушёл страх. Но Орден сразу же нашёл бы внезапно открывшееся существо, не похожее на обычных людей. И я не дала себе свободы.
  Свечи догорели и погасли. Эрлиней хлопнула в ладоши, и вошёл слуга с подсвечниками: обряд был окончен, пришла пора всем ложиться спать, а для меня - ускользнуть из дома. Несколько ночей ушло на поиски способа добраться до компьютеров Ордена, и сегодня я намеревалась это сделать.
  Сканирование космодрома показало, что Орден нисколько не изменил это сооружение по сравнению с взятой из Столицы технической документацией. Это означало, что подключиться к центральному компьютеру можно было с любого пульта управления при посадочных площадках, с пульта управления всем космодромом или снаружи, через информационный ввод, сделанный для ремонтных роботов на всякий непредвиденный случай. Я выбрала третий путь, положившись на свой опыт войны с преграждающими путь шпионам имперскими кодами, шифрами и прочими электронными хитростями. В этом варианте нападения на тайны Ордена было только одно 'но': внимательно наблюдающие за подступами к космодрому следящие камеры.
  Снаряжая меня на Аксерат, наши очень старались ничего не забыть, и 'Скиталец' оказался нагружен множеством всякой всячины, - от запчастей к гравикару до краски для волос. Перебирая свой арсенал, я наткнулась на маленького ремонтного робота, предназначенного для проникновения в самые труднодоступные части звездолёта. В тот момент меня, кажется, осенило, а теперь я с волнением ждала, что из этого получится: гравикар стоял неподалёку от космодрома, а робот, послушный командам с пульта, тащил вперёд кабель. Добежав до стены, он добрался вдоль неё до входа, - и я замерла, ожидая воя сирен и выскакивающих наружу отрядов ирукаев. Но ничего не происходило: под хмурым беззвёздным небом царила тишина. Малышу оставалось только подключиться к компьютерной системе, он сделал это и застыл в ожидании дальнейших приказаний.
  Каждый поединок с шифрами был для меня не менее захватывающим, чем для того же Хасана боевые операции, - за три месяца работы дешифровщика я не раз погружалась в сражения с имперскими кодами, используя и то, чему научилась у повстанцев, и то, что смогла придумать сама. Хасан был прав, говоря, что теплее и безопаснее места было не найти, открыто держа сторону повстанцев, но одно оставалось ему непонятным: нырнув в схватку с секретами Империи, приходилось рано или поздно выныривать из неё обратно в реальность, - а, вынырнув, заново осознавать, что Империя по-прежнему могуча, отец мёртв, а то, что я только что сделала, вряд ли ощутимо приблизило победу... И теперь, пробираясь к тайнам Ордена, я с горечью поняла, что это занятие всегда будет напоминать мне об обстоятельствах бегства в Галактику.
  Справившись с шифрами компьютерной системы, я вышла на связь со Столицей: Орден лежал передо мной, как на ладони.
  'Привет, это ваш собственный корреспондент на Аксерате. Вы готовы задавать ваши каверзные вопросы?'
  'Готовы, готовы. Ожидали вас с нетерпением.'
  'Приятно слышать. Итак?'
  'Вопрос первый: флот.'
  Вопрос первый был немедленно задан мною компьютеру. По экрану поплыли строчки на галактическом, я усмехнулась: какими бы гениями ни были элиа, имперский компьютер и у них изъяснялся на своём родном языке. Но чем больше проходило информации перед моими глазами, тем всё более и более становилось не до смеха: Орден проявил неслыханную оперативность и сумел собрать внушительное число воинов бывшей Империи. Кроме того, то страшное по разрушительной мощи оружие, уничтожившее посланные к Аксерату корабли, не было сделано здесь, - это кто-то из офицеров Империи прихватил с объятых паникой баз инженеров с почти готовыми опытными образцами. Читая всё это, я вполне могла себе представить чувства тех, кто принимал сейчас мои сообщения в Столице. Но это было только началом.
  Те из присоединившихся к Ордену бывших имперцев, которые не занимались непосредственной охраной Аксерата, добывали деньги для Ордена, пиратствуя на галактических просторах. Для сбора информации и прочих нужд Орден использовал целую сеть своих тайных точек, одна из которых была разгромлена на Артосе Даниелем Озеном. Причём существовали эти центры уже по два-три года.
  'Здорово же они обвели Империю вокруг пальца!'
  'Да, и не раз.'
  'Есть ли данные о самом Ордене?'
  'Сейчас поищем.'
  Сам Орден состоял из представителей двух народов, элиа и ирукаев. В каждом городе, где есть храм Луны, они следят и доносят обо всём, что могло бы заинтересовать главу Ордена. Глава Ордена из элиа, а двое его помощников - один элиа и один ирукай. Женщины живут отдельно, в особых поселениях, элиа - на севере, у моря, а ирукаи - невдалеке от Заклятых гор. Каждый член Ордена обязан в целях продолжения рода наносить визиты в эти поселения, девочки оставались у матерей, а мальчиков забирали в лагеря, где их растили и воспитывали в традициях Ордена. Ирукаи годны только в солдаты и ничем с элиа не сходны, кроме продолжительности жизни, хотя легенды говорят, что у них общее божественное происхождение. Элиа способны читать мысли друг друга, улавливать чувства людей и им подобных и издревле умеют готовить всевозможные зелья.
  'Что означает последнее слово?'
  'Похоже на яды, но разного действия. Могут усыплять, лечить, с ума сводить, и...'
  'Ясно.'
  Также элиа способны внушать людям и человекоподобным народам чувства и образы, кроме того, природным свойством и элиа, и ирукаев является необычайный иммунитет ко всем болезням. Вследствие Больших Перемен, случившихся тысячу лет назад, эти умения для элиа недостаточно только иметь прирождёнными, следует воспитывать в себе способность управлять ими в полной мере.
  'В общем, картина ясна. Непонятно, правда, как с ними бороться.'
  'Нам здесь это понятно не более, но для выяснения этого мы тебя туда и послали. Действуй, а мы займёмся тем, что ты нам дала.'
  Ничего другого ожидать не следовало, но всё же тон собеседника меня задел, и я обиженно не попрощалась. Последнее, что мне оставалось узнать, - кабель от космодрома вёл именно в храм Луны, где и находилось сердце Ордена: прилетавших из Галактики в Лестарию более не допускали, и все доклады шли только по видеофону. Когда я отдала команду отключиться от компьютерной системы и сматывать удочки, то есть провода, браслет защипал мне кожу: Столица опять хотела говорить со мной.
  'В чём дело?'
  'Исчезли Реджик и Стелли.'
  'Как?!'
  'Мы начали устанавливать на звездолёты Галактической полиции такую же противорадарную систему, какая стоит на 'Скитальце'. Один из таких кораблей пропал, надо полагать, они бежали на нём.'
  'Но...'
  'Не задавай лишних вопросов, теперь ты знаешь ровно столько же, сколько и мы.'
  Мои руки сжались в кулаки.
  'Кто-то из вас обидел их? Или, хуже того, вы о них просто забыли за ненадобностью? Кто за них отвечал?'
  'Будь настороже, мы могли и ошибиться в них, они запросто могут оказаться шпионами Ордена. Нам остаётся только надеяться, что это не так.'
  'А что говорит Милорд?'
  'Он считает, что они появятся на Аксерате в качестве твоих союзников. Это было бы наилучшим выходом.'
  Впервые повстанцы надеются на правоту Милорда, подумала я. В двурушничество Стелли не верилось, Реджик же о моей миссии вовсе ничего не знал, хотя Стелли и мог бы ему рассказать, если они сошлись... Подозрения и версии начали крутиться в голове, однако близкой опасности я не ощущала, скорее наоборот. А сложнейшая система лжи и обмана, при которой Реджик мог оказаться шпионом Ордена, показалась мне чересчур громоздкой и неправдоподобной. Или я ничего не поняла в них обоих, или Милорд прав, и скоро они действительно появятся на Аксерате, тогда всё выяснится само собой... Вздохнув, я взяла курс на Меронну.
  
  5
  На следующий день Сетх устроил большой праздник. Сумрачный дом ожил, свет заиграл на драгоценностях гостей, от количества и знатности которых положено было закружиться голове Айремис. Среди других, конечно же, явился и красавец с дерзкими глазами Раденек Ласка, поприветствовал хозяев и отошёл в сторону с Эрлиней, занимая её беседой. На её лице не было заметно ничего, кроме очаровательной улыбки, но, несмотря на то, что скоро их заслонили другие гости, я продолжала чувствовать, что она очень напряжена. Когда я осознала, что ощущаю не взгляд нечеловека Шанидара, а состояние обычного человека Эрлиней, мне стало просто страшно: такого ещё не было. Жгуче хотелось немедленно поговорить с Линном или Милордом, но, к великому сожалению, это было невозможно.
  Праздник шёл своим чередом. Музыканты так зажигательно играли незамысловатую мелодию, что страх мой чуть приутих и отступил. Раденек Ласка пригласил меня на танец, я улыбнулась, поклонилась и вышла вслед за ним в центр зала. Танцевал Ласка хорошо, но манеры его не обтесала галактическая цивилизация, а на лице открыто читалось, что для него закон только собственные желания. Вспомнилось, как в детстве мечтала танцевать в красивых платьях, - теперь балы и принцы были настоящими, но сказка рассыпалась, превратившись в запутанную и небезопасную историю с неизвестным пока концом. Но сейчас я могла позволить себе миг радости, улыбнуться открыто и без задних мыслей, хоть недолго не думать о задании... Так уже было. На Артосе, когда надо было убить Дэйва Озена. И теперь за моей спиной не было Шанидара, который зорко следил бы за неопытным новичком, не позволяя ошибаться. А Хамал Сетх мне не защита, он первым попадёт под удар Ордена, если только... Нет. Зачем об этом думать? Поворот, поклон, кокетливо показать кончик туфли. Отлично. Поднять руки, скрестить перед собой, три шага вперёд. Знали бы мои земные учителя, где понадобится мне умение танцевать!
  Вслед за Лаской меня приглашали другие кавалеры, танцы сменяли друг друга, и в зале становилось душно. Наконец я смогла присесть передохнуть возле двери, за которой открывался ведущий к покоям Сетха коридор, - здесь чувствовалось хоть какое-то движение воздуха. В глубине коридора было темно, свет проникал только из зала, и внезапно свет этот блеснул на чём-то, что очень напоминало золотое шитьё на одежде. Вмиг в душе зажглась тревога: Сетх, его сыновья и Эрлиней были среди гостей. Я тихо встала и, тщетно пытаясь стряхнуть побежавшие по спине мурашки, шагнула из освещённого зала в темноту коридора.
  Через несколько шагов я застыла: сквозь щель под дверью кабинета Сетха пробивался свет. Рука сама потянулась к этой двери, чтобы как можно бесшумнее открыть её, а мыслей в голове не осталось никаких, кроме той, что вот сейчас меня, наверное, быстро и бесславно прирежут в том самом кабинете, где так многообещающе началась моя деятельность на этой планете...
  Дверь приоткрылась действительно бесшумно: под властным взором Сетха дом содержался в идеальном порядке, и петли не скрипели. Я проскользнула внутрь.
  Возле стола сидел человек и просматривал вынутые из хорошо знакомой большой резной шкатулки бумаги. Эта богато расшитая одежда успела мне за вечер примелькаться, - передо мной был Раденек Ласка. Взять из настенной коллекции кинжал, неслышно подойти и приставить его к горлу вора, - всё это явилось из памяти и опыта Реджика и оказалось не так уж сложно, к тому же Ласка был очень увлечён своим делом и не ожидал, что ему помешают. Поднятые на меня карие глаза уже не блестели самоуверенной дерзостью.
  -Вы что-то искали здесь, Раденек, может, я могу вам помочь?
  -Я... Уберите кинжал, вам же хуже будет.
  -Это спорный вопрос. Что вам тут надо?
  Он попробовал шевельнуться, и кинжал оцарапал ему кожу.
  -Письма.
  -Чьи?
  -Друга вашего дяди... Который исчез.
  Я поняла, кого он имел в виду, и ужас пронизал меня с головы до пяток: кто-то подслушал наш разговор с Сетхом и доложил ему. Браслет вдруг стал покалывать мне запястье, - из Галактики мне что-то сообщали, - и рука невольно дёрнулась.
  -Полегче, вы же мне горло перережете!
  -Зачем вам письма?
  -Если я пригрожу Эрлиней, что передам их Ордену, она согласится стать... Мне же больно, Ирату вас возьми!
  Несколько секунд я размышляла, правдивы ли его слова. Логика подсказывала, что правдивы, - Сетх Ласке никаким боком не мешал. Внутреннее чувство тоже с этим соглашалось.
  -Кто предатель?
  -Слуга... Камердинер Сетха.
  -Почему он сам не украл?
  -Побоялся, что его застанут.
  -Что ещё вам передали?
  -Меня только это интересовало, и давно, сейчас просто случай подвернулся.
  Мне казалось, что Ласка не врёт. На душе было на редкость мерзко, хотелось выкинуть его к чёрту из дома Сетха, выбрать письма, подтасовать их, подделать кое-что и сообщить куда следует... А дальше - подлая смерть где-нибудь в подземельях храма Луны, смерть, которая целиком и полностью будет на моей совести. Пожалуй, с меня хватит и Дэйва Озена, а об ответных гадостях и планах мести надо бы думать не мне, а Эрлиней. Между прочим, лучшие пакости подобного рода получаются именно тогда, когда их не планируешь...
  Я убрала кинжал от горла Ласки, он согнулся и схватился за шею.
  -Уходите.
  Он изумлённо замер.
  -Ну, чего вы ждёте? Предпочитаете, чтобы я подняла крик 'держи вора'?
  Ласка выпрямился и несколько мгновений смотрел на меня. Его взгляд временно лишился привычного высокомерия, и я увидела, что у него были необычайно красивые карие глаза с пушистыми густыми ресницами... Но он тряхнул головой, отчего волосы его рассыпались по плечам, снова стал самим собой, и я опять перестала замечать его красоту. Ласка резко повернулся на каблуках и исчез за дверью.
  Документы и письма лежали в беспорядке, я кинула их в шкатулку как попало, захлопнула её и обернулась по сторонам, не зная, куда спрятать. Мысль о Ласке не оставляла, - он был самым натуральным мерзавцем без малейших признаков совести, и, может быть, не стоило его так легко отпускать?.. Не придумав ничего лучшего, я поставила шкатулку на кровать Сетха в соседней комнате, накрыла её подушками, пошла к двери, потом вернулась, вынула те злосчастные письма и положила их в одну их книг, постаравшись хорошенько запомнить, в какую именно. После этого задула свечу на столе - и осталась в полной темноте. Внезапно какой-то детский ужас охватил меня, я выбежала в коридор и долго стояла там, тяжело дыша и тщетно пытаясь успокоиться. Остаток празднества стал пыткой: предупредить Сетха не удавалось, в том коридоре поминутно мерещились фигуры, которых, как оказывалось, там не было, а Раденек Ласка постоянно попадался на глаза. К Эрлиней он не подходил, а я всё вспоминала, что из того подслушанного слугой разговора могло бы заинтересовать не Ласку, а Орден. От страха меня трясло в жарком зале, как от холода, а действие вина не ощущалось вовсе.
  Сетх и его дети узнали правду о Ласке и камердинере, едва ушли последние гости. Сетх вызвал слугу к себе, Эрлиней расплакалась, а у меня было ощущение, как будто я прошла по краю бездны глухой ночью.
  -От него недавно весточка пришла, - донеслось до меня сквозь рыдания.
  -От кого?
  -От Илари. Война почти окончена, он приедет после праздника самой тёмной ночи... Айремис, если бы я уже была замужем, Ласка не посмел бы...
  Я вздохнула. Ласка производил впечатление человека решительного, и было не похоже, что его могла бы остановить такая пустячная преграда.
  -Понимаешь, отец сказал своё слово на совете, и они послали Илари усмирять заморские колонии.
  Она постепенно приходила в себя.
  -Это было давно, больше двух лет назад. Отец заметил, что Илари... Что я... Словом, он считал, что Илари слишком легко относится к женщинам, и... Отец много тогда наговорил, мол, если бы была жива твоя мать, то сказала бы то же самое... Словом, пока Илари не остепенится, мне не разрешат выйти за него замуж. Пришлось расстаться.
  Из кабинета Сетха вышел уже бывший слуга, - лица на нём не было. На секунду мне даже стало жаль его, но я одёрнула себя: однажды безнаказанно предавший может предать снова, а мне очень и очень нужно остаться в живых. В конце концов, среди планет, которые так мечтает захватить Орден, есть и моя Земля, а хоть там, наверное, и имени моего никто не помнит, мне-то её никогда не позабыть...
  Мысли бежали, цепляясь одна за другую, а я ждала, чтобы весь дом угомонился: предстояло выяснить, что сообщают из Галактики, а Сетх собирался пойти вместе со мной.
  В гравикаре я наконец почувствовала себя в относительной безопасности. Сетх был хмелен, но думал и излагал свои мысли чётко.
  -Всё это мы уже не раз просчитывали, - объяснял он, - как поднять людей, взять власть и избежать войны внутри Лестарии. Правда, после казни пойманных беглецов все испугались и попритихли, но стоит сказать им, что цели своей мы достигли, и со звёзд в твоём лице явилась помощь, как дело пойдёт. Вопрос в другом, - как устранить элиа. Добровольно от власти они, разумеется, не откажутся, остаётся только перерезать их. А хотел бы я знать, как можно это сделать, когда эти дети Месяца наши чувства слышат. Хорошо, хоть мысли не читают. Потому-то мы к вам и обратились. Так что говорят твои друзья?
  Я стала переводить послание, втайне надеясь, что весть из Галактики если нам и не поможет, то хоть немного порадует. Текст гласил:
  'Подтвердились твои сведения о том, что центром пиратства является спутник Аксерата. Установлена судьба проданных Орденом и обученных Империей людей. После краха Империи на их базе произошёл бой с офицерами, из которых не уцелел никто, победившие разлетелись по Галактике. Несколько человек из их числа согласились войти в число пиратов с тем, чтобы передавать нам информацию. Они выполнят любые твои приказы, если это будет в их возможностях.'
  -Неплохо, - сказал Сетх. - Однако, полагаю, для победы этого всё-таки маловато.
  Это я знала и сама. В последующие дни, исполняя светские и прочие обязанности, я непрестанно думала об элиа, снова и снова перебирала то, что было о них известно, и опять упиралась в тупик. Сообщений из Столицы больше не поступало, наносить визиты в Заклятые горы было незачем, и всё сильнее становилось ощущение запертости в золотой клетке. Через две недели после бала у Сетха должен был состояться праздник правосудия, - на площади публично казнили преступника в память о том дне, когда Ирату изгнали из сонма богов на землю, - и вся знать обязана была присутствовать там. Предстоящее зрелище страшило.
  Элиа меня раздражали. Их абсолютно красивые холодные лица, полная неуязвимость как для врага, поскольку они могли чувствовать его приближение, так и для самой обыкновенной простуды, их уверенность в собственной непогрешимости, - многое было известно ещё из рассказа того беглеца-полуэлиа, отчего тогда наши и пришли в состояние полной паники. Теперь я боролась со страхом и мучительными сомнениями: если в ближайшее время не найду выхода, то буду в ответе за все войны в Галактике, когда Орден нападёт на неё. В голову приходило только то, что давным-давно элиа были ещё сильнее, но что-то уменьшило их мощь, а интуиция, опережая логику, связывала это со Стелли, хотя я так до сих пор и не знала, на какое время вперёд его занесло. Дав волю воображению, я могла придумать, как герой-невеличка Стелли привёл в действие могучие силы Больших Перемен, что именно он-то и знает, как доконать этот высокомерный народ, за что его обманули и забросили в будущее вместо обещанной блаженной страны... Никаких доказательств всего этого у меня не было, и красивый вымысел пришлось оставить. Утаивший своё прошлое Стелли по прошествии более недели после побега из Столицы так и не объявился, и я начала подозревать, что они с Реджиком сейчас вообще не на Аксерате. Поэтому предстояло идти на праздник правосудия без единой светлой мысли в голове.
  
  6
  Служанка помогла надеть тяжёлое синее платье с вышивкой на корсаже и рукавах, застегнула на шее ожерелье из сияющих ярко-голубых камней и перед выходом накинула на плечи светлый плащ, подбитый мехом, - в этих краях зимой снег выпадал чрезвычайно редко, а погода сейчас стояла тёплая. И сам Сетх, и все его дети тоже были при полном параде.
  На площади перед эшафотом находилось возвышение для короля, знати полагалось занять места на сиденьях вокруг него согласно роду, чину и заслугам. Можно было представить, какой жесточайшей головной боли стоило это распределение мест церемониймейстерам, но зато, как сказала Эрлиней, на таких собраниях исстари не было ни одной обиды подобного рода. Она же обнадёжила меня тем, что молодым девушкам дозволяется упасть в обморок после начала пыток и быть уведёнными с площади.
  Лица людей, заполнивших площадь до отказа, были мрачны: пропускать праздник могущества Ордена было нельзя. Начало меня потрясло: над площадью вознёсся барабанный бой, прорезавший шум толпы, его неотвратимый ритм сопровождал преступника до самого эшафота, куда он двигался между двумя шеренгами сверкавшей доспехами стражи. Позднее в голову пришло, что и про барабанный бой, и про огромного роста палача в маске я уже читала в земных романах, - похоже, в обставлении подобных мероприятий разные ветви человеческого рода не отличались изобретательностью. Палач разложил на виду у толпы свои отвратительные инструменты, в первые ряды выбилась чернь, - жуткие, свирепые лица, для которых только такие зрелища и были праздником.
  Дождавшись первого стона жертвы, я изобразила, что мне стало плохо, - строго говоря, особенно притворяться и не пришлось. Братья Эрлиней отвели меня к карете, в безлюдный переулок, что вёл к Нави: справа были глухие стены домов, а слева возвышалась громада королевского дворца. Стоило пройти немного, как братья Эрлиней пропали из виду: улочка оказалась кривой. Площадь была близко, но звуки сюда еле доносились.
  Когда сзади послышались шаги, я остановилась: душу кольнуло нехорошее предчувствие. Наконец шедшие показались из-за поворота.
  Путь обратно отрезали три ирукая. Мелькнувшая напрасная надежда, что у них здесь было не касающееся меня дело, тут же пропала: они шли прямо ко мне. Бежать было бесполезно.
  Они приблизились.
  -Айремис Сетх, или Кэт Вязовская, следуй за нами.
  Ужас пронзил меня, как чёрная молния. В голове моментально сложилось: кто-то спасся от разгрома их базы на Артосе и раскрыл тайну Айремис. Смерть внезапно оказалась так близко, что я даже не сразу её узнала. Только мелькнула мысль: а как же сыновья Сетха?..
  Кто-то возник в переулке позади ирукаев, тускло блеснувший клинок вонзился в спину того, который стоял у самой стены, тот взвыл и грузно осел на землю. Остальные двое обернулись, я бросилась вперёд: выхватить у ближайшего из них кинжал. Металл клинка лязгнул о ножны, рукоять была слишком большой, а сам кинжал - слишком тяжёлым... Рядом мелькнула когтистая лапа, ткань платья затрещала. Шагнув назад, я наступила себе на юбку, едва устояла на ногах, враг был слишком близко, - похоже, чужой кинжал будет бесполезен, незнакомец дрался со вторым ирукаем и не мог прийти на помощь...
  Маленькая тень налетела сбоку на того, кто возвышался надо мной, ирукай пошатнулся, но равновесия не потерял и отшвырнул к стене дома неожиданную помеху. Этого мига мне хватило: я поднырнула под вытянутую в броске лапу, кинжал сам вонзился в грудь врага. Он рухнул на мостовую, меня передёрнуло.
  Лязг зазвеневшей на камнях шпаги заставил оглянуться: обезоруженный последний ирукай стоял на коленях перед человеком, чей клинок был направлен ему в горло. Я быстро подошла к ним.
  Мой спаситель коротко оглянулся на меня, - молодой коренастый человек в бедной одежде, которого сильно старила борода.
  -Хочешь что-то спросить у него?
  -Да. Что Орден знает о наших планах?
  -Отвечай, - приказал он пленному.
  Ирукай с ненавистью смотрел на нас.
  -Я ничего не знаю, - хрипло сказал он. - Мне приказали, и я пошёл. Ты сама только что убила того, кто мог тебе ответить.
  -Что с братьями Эрлиней?
  -Ничего.
  -Врёшь?
  Кончик шпаги плотнее прижался к горлу ирукая.
  -Нет, не вру.
  Человек сделал выпад. Я зажмурилась, а когда открыла глаза, он уже вытирал краем плаща кровь со шпаги.
  -Займись Стелли, а мне надо бросить трупы в реку, - велел он.
  Я наконец узнала его, - тогда, в палате медицинского отсека Столицы, Реджик выглядел совсем иначе. На короткое время нахлынула радость: они здесь, и на моей стороне! Но тут же пришла тревога за Стелли, - маленькая фигурка неподвижно лежала на камнях мостовой. Я бросилась к нему, проклиная всё на свете, прислонила его к стене - и с невероятным облегчением обнаружила, что Стелли, на счастье, оказался только оглушён и уже приходил в себя. Управившись, Реджик вернулся к нам.
  -В чём дело? - спросил он, убедившись, что Стелли жив. - Ты где-то дала маху? Или кто-то из беглецов выдал тебя?
  Я отрицательно покачала головой. Было очень похоже на то, что Стелли рассказал этому невозмутимому человеку всё, что знал обо мне и моей миссии, и от этого даже становилось легче, - правда, ненадолго. Реджик выглядел так, словно схватка с ирукаями не произвела на него вообще никакого впечатления. Я вкратце изложила ему артосскую историю.
  -Ясно, - он пригладил бороду. - И что ты теперь думаешь?
  От внезапной мысли меня пронизал ужас.
  -Они же теперь до Сетха доберутся! Может, уже ждут, когда все вернутся с праздника правосудия...
  -Да, верно. На их месте я бы так и поступил.
  -Реджик, пожалуйста, отвези Сетха с семьёй куда-нибудь! Моя машина стоит невдалеке от восточных ворот, там овраг и три раскидистых дерева, так возле третьего...
  -Понял, найду. Но сначала...
  Он снял с меня плащ, я, не вполне понимая, что он задумал, поёжилась. Рукав платья был оторван напрочь, лиф и юбка тоже пострадали, ожерелье сбилось набок. Реджик резким движением сорвал платье, оставив меня в корсаже, рубашке и нижних юбках.
  -Платье утопить, а плащ бросить так, чтобы он зацепился за берег, - пусть думают, что ты утонула. Стелли проводит тебя в наше укрытие, я постараюсь скоро вернуться. До встречи.
  -До встречи, и... Спасибо.
  Он на ходу кивнул мне, поспешив в сторону празднества.
  Я помогла Стелли подняться, - в тени сверкнула его улыбка, но руки у него ещё дрожали. Мы спустились к Нави: зима здесь была, прямо сказать, ерундовая, река даже и не подумала замёрзнуть. Вода в ней была чёрной даже днём, жители Меронны побаивались реки, хотя перед переносом столицы жрецы её и освятили... Топить украшения рука не поднималась, но продать их в Меронне было невозможно. Я отдала их покамест Стелли и занялась платьем и плащом. Стелли молчал.
  Взгляд из королевского дворца ощутили моя спина и левое ухо. Ощущение было не как от взгляда Шанидара, но по коже побежали мурашки. Пришлось обернуться.
  Высокая, очень худая женщина смотрела с балкона. Из маленькой двери уже вышли двое людей, одетых в ливреи королевских слуг. Я оглянулась по сторонам, лихорадочно соображая, что это за напасть и куда бы от неё сбежать. Стелли в мгновение ока исчез, словно растворившись в путанице теней, а слуги были уже рядом.
  -Сударыня, вам оказана высокая честь: её высочество назначает вас куклой.
  Рывок в сторону был напрасен: четыре руки в светлых перчатках очень крепко схватили меня, поднесли ко рту фляжку и заставили выпить бесконечно горькую жидкость. Голова закружилась, я как будто начала проваливаться в бездну, - и рука сама нащупала кнопку на браслете. Невидимая молния сигнала устремилась к 'Скитальцу' и дальше, в Столицу, а затем прибор перестал действовать навсегда. Слуги отпустили меня, подтолкнули в спину - и дверь, из которой они вышли, приблизилась. Одна из рук в перчатках отворила её для меня, за нею был коридор, в котором ждала богато одетая высокая женщина с зелёными глазами - принцесса.
  
  
  ЧАСТЬ 4
  
  1
  Стены цвета серого камня. Низкие неудобные кровати в несколько рядов. 'Куклы' подходят к ним. Гаснет свет. Приказ королевского слуги: лечь и спать! И мы ложимся, одновременно закрываем глаза. Всё тихо. Дверь захлопывается.
  И темнота уходит, - остаётся лишь странная пелена, как будто смотришь на мир сквозь прозрачную чёрную ткань. Можно встать, не ощущая себя одеревеневшей. Можно свободно думать, ходить. Пойти к двери - как прошлой ночью.
  Что же побудило к прогулке прошлой ночью? - прозвучало в голове. Странно, вчера этого не было. Ну, не было, так теперь есть, всё когда-нибудь случается в первый раз. А раз спрашивают, то надо быть вежливым человеком и ответить. Не спалось, вот и пошла погулять, благо дверь комнаты 'кукол' не запиралась, - правильно, незачем. Так странно себя чувствуешь, - будто между сном и явью. И видится всё как-то иначе. Наверное, на меня зелье так действует. Вчера наткнулась на стражей, те подняли крик. Было бы понятно, если бы они просто схватили и затолкали обратно, а то ведь какой ужас читался на лицах.
  Напрасно не таилась, - был удачен миг для побега. Конечно, но двери на замках, а где ключи? Людей я хорошо вижу, все их чувства как на ладони, а вещи - никак, только то, что вокруг. Утром, после завтрака и порции зелья, пришли двое элиа в белых плащах, учинили мне допрос - и ничего не узнали. В самом деле, что может ответить 'кукла', она и говорить-то не умеет. А потом всё было, как обычно: слуги переставляют тебя, как велит её высочество. Зелье, наверное, наркотик, потому что несколько часов абсолютно ничего не соображаешь. Потом, правда, отходишь, но всё равно заторможенная. Общаться с другими 'куклами' не получается, - похоже, давно пьют эту гадость и стали законченными наркоманами.
  Верно, гадание со свечами пробудило в тебе дремавшее: теперь ты владеешь Силой более обычных людей, но менее тех, кто обучался этому. Верно-то верно, а вот если бы это помогло сбежать отсюда и с Орденом справиться, я порадовалась бы гораздо больше. Да, а ещё интересно, чего так вчера ночью стражники испугались, не такое уж я и пугало.
  Как странна её высочество принцесса, не так ли? Ещё бы не странная, разыгрывает своими 'куклами' легенды о богах, самая любимая - об изгнании Ирату на землю. Она с детства была слегка тронутая, элиа попробовали её вылечить, а принцесса от их настоек и вовсе помешалась. Оттого им и пришлось поддерживать жизнь папаши-короля, который уже лет пятнадцать как в могиле лежать должен: всё надеются что-то изобрести для принцессы, смену папочке сотворить, ан не получается. Вот и держат свою неудачу в большом секрете от всех. До чего же ясно всё это видно-то, когда вот так спишь. Так, дверь комнаты 'кукол' они опять не заперли, потому что в коридоре есть ещё одна, и она-то как раз и закрыта. Посему в коридоре темно, как в погребе, а свет проникает только через маленькое слуховое окошко над дверью. Свет на миг почему-то исчез, словно его чем-то заслонили. Дверь заперта.
  Какая жалость: будь ты расторопнее, уже вчера ликовала бы на свободе. Совершенно верно, очень обидно. Но, может, ещё не всё потеряно... Кто это?!
  -Кэт!
  -Стелли?!
  Вот это да, оказывается, он умеет не только растворяться в воздухе, но и проникать в закрытые помещения. Любопытно.
  -Как ты сюда попал?
  -Стражники - люди, они не заметят керо-лика, если тот не хочет. А маленьких окошек здесь полно.
  Вполне понятно, никаких чудес. Говорит по-галактически, со своим милым акцентом.
  -Бежим!
  -С удовольствием, но как? Дверь заперта, а за нею сидят стражники. Зря я вчера не ушла.
  -Вчера ты не смогла бы: сегодня большой праздник, и все готовились к нему день и ночь. А на двери висячий замок. Стражники дремлют.
  -Висячий замок? Вот видишь, ничего не выйдет.
  -Лезь за мной в окошко.
  -Я не пролезу, Стелли.
  -Попробуй.
  Он настойчиво потянул меня за руку.
  -Нет, я же вижу, дружок.
  Стелли расстроился, опустил голову, потом вскинул на меня глаза.
  -Как жаль... О Создатель!
  От его вскрика я вздрогнула.
  -Что такое?
  -Как... Как ты можешь видеть с закрытыми глазами! Нет, нет, пусти!..
  Он вырвался, метнулся к двери, необычайно ловко и быстро взобрался по ней до слухового окошка и пролез в него. Не это ли напугало вчера и стражников? Так что же, мне не пришло в голову даже глаза открыть?! Вот дела, это что-то новенькое! Но делать нечего, придётся возвращаться. Надо тихо прикрыть дверь, лечь и накрыться одеялом. И спать. Как ни обидно.
  Шаги. Несколько человек приближаются к двери спальни 'кукол'. Неужто Стелли попался?! Да нет, глупости, конечно, нет, я бы уже это знала. Но сюда идут, - двое, элиа и человек, жрец Огня.
  Они подошли к моей кровати. Никто из 'кукол' даже не шелохнулся.
  -Она же спит, - шёпотом сказал человек.
  В таком засекреченном месте он был впервые и страшно нервничал.
  -Нет, жрец. Айремис, ты слышишь меня?
  -Но...
  -Помолчи. Айремис, ты можешь продолжать притворяться спящей, твоей судьбы это не изменит. Сейчас в храме Огня идёт праздничное моление, после окончания его ты ступишь на камни алтаря. Ты будешь танцевать до рассвета, а если не выдержишь, то станешь жертвой великому Солнцу.
  Жуткое и прекрасное лицо элиа скрылось от меня, - он отошёл к двери и кликнул слуг. Жрец Огня остался рядом со мной, в глазах его читался испуг. Кажется, он хотел что-то сказать, но сдержался.
  До храма Огня было недалеко, а сбежать по дороге оказалось невозможным: будущую жертву везли в закрытой карете под надёжной охраной. В тесной комнате две молчаливые женщины надевали на меня священный алый наряд, а я тщетно пыталась бороться со страхом: это похуже, чем допрос Империи на Свейзе, потому что выручать меня решительно некому. На руках и на ногах со звоном застегнулись браслеты, чёрный широкий пояс охватил талию, каблучки туфель стукнули о каменный пол. Издалека донёсся чёткий, сверхчеловечески властный ритм, он звал, проникая в сознание, и зов этот ощутили даже рабыни, - они одновременно выпрямились, одновременно обернулись. И дверь передо мною раскрылась.
  Вокруг было очень много света от факелов, а впереди ждала толпа и бился воплотившийся в ритме демон. Я сделала первые шаги, а каблуки сами стали вплетать их в узор ударов. Тело помимо воли ожидало танца, как полёта, а за спиной словно готовилось к бою насмешливое могучее существо, - я даже оглянулась в поисках его, но никого не увидела.
  В момент моего появления на толпу пала тишина. Все устремлённые на меня взгляды были полны веры и ожидания зрелища - и только два, из самого дальнего угла, светились до боли острой тревогой, я ещё успела подумать, кто бы это мог быть... Но тишину убили посыпавшиеся тихие быстрые удары, от которых исчезли все мысли.
  В стенах храма было множество окон, сквозь которые сюда заглядывала, но не смела войти ночь. Я стояла на высоком помосте, за спиной возвышались священные символы, - и меня обожгло открытие, что это и есть тот самый алтарь, на котором жертву убивают на рассвете в случае неудачи. И я низко поклонилась, - не толпе, не жрецу, не существу, повелевавшему нечеловечески чётким ритмом, а загадочной силе, что через тысячи дорог привела меня сюда, и от которой, верно, и впрямь зависела моя жизнь. На различных планетах её называли по-разному, но это было неважно.
  На меня обрушилась музыка. В реальности её не было в храме Огня, звучал только маленький звонкий барабан, но слышали её все: это было одно из многих чудес Ордена. Люди застыли, а музыка властно подчинила себе моё тело, заставляя движениями следовать её повествованию.
  Музыка явила вихри ветра и чёрно-сиреневые тучи, - словно сама тьма надвигалась на землю, которая затаилась, вздрагивая от слепяще-белых вспышек молний. Что-то грозно следовало за стеной туч, отчего ещё яростней хлестали землю ледяные плети дождя, как будто застивший всё мрак скрывал сполохи зарева. Холодные злые вихри взлетали снова и снова, всё выше - и отлетели вдаль, только в темноте остался низкий глухой рокот. И земля вздохнула.
  Её вздох лился в печали светившейся сквозь шум дождя мелодии, - и мне стало горько оттого, что я не смогу запомнить, передать хоть малую частицу этой красоты... Не переживай, люди - народ талантливый, а музыка эта не принадлежит ни элиа, ни этой планете, она принадлежит всему миру, и находятся гении, способные улавливать из неведомых простым смертным высоких сфер эти неземные гармонии... Ты ещё можешь думать среди всего этого, - уже хорошо.
  Завесу тьмы прорвали несколько смелых лучей солнца, вокруг меня в них мерцали радостные брызги, кружили, проносились дальше... Но лучи опять погасли, на мир медленно опустилась тишина...
  Низкий пламенный рокот заставил землю снова вздрогнуть. Ледяные вихри взметнулись до самых туч, - тишина приснилась, почудилась, её никогда не было, ещё больше тревога захлестнула душу, а то, невидимое, стремительно приближалось, чёрный всесильный смерч летел на грозовых крыльях, и ничто не в силах было его остановить, он пригибал, склонял, ставил на колени... Две последние огненные стрелы пронзили небо - и землю.
  Музыка окончилась, и я обнаружила, что стою на коленях. После мрака видения огонь факелов в храме нестерпимо резал глаза, а закрыть их можно было разве что руками. Поднимась, я пошатнулась: немыслимый танец отнял страшно много сил. Здесь правил Орден, который решил вот таким способом избавиться от врага, - и меня пронзил страх не выдержать этой нескончаемой ночи. Освещение снова изменилось, я ждала, что будет дальше, и всё тело била дрожь.
  Вознесшиеся жёсткие тёмные аккорды откинули широкий занавес и смолкли, оставив осенний пейзаж, такой знакомый и всё же чужой, и странные намёки на что-то, - как будто издали, из глубины времён доносились удары молоточков, мерно и долго звеневшие среди настороженной тишины. Потом звон умолк, и передо мной стали проходить лица, - то испуганные, то злые, то нечеловечески страшные, взгляды их были устремлены куда-то вниз. Наконец явилось и то, на что они смотрели: маленькая, но слепяще-яркая, таящая свою мощь искра, чей нестерпимый блеск мешал разглядеть её истинные очертания. Сквозь этот блеск просвечивали давние жестокие битвы, мелькали, словно тени, чьи-то фигуры, последним в этом ряду возникло лицо Стелли, я удивилась, но все пропало, и пейзаж поздней осени, появившийся с самого начала, ожил.
  Что-то беспокойное чувствовалось в этой осени, в порывах ветра, а среди вечерних сумерек за лесом притаились окошечки домов, - маленькие, светящиеся домашним, ласковым, тёплым светом... Внезапно одно из них приблизилось, рама и занавески исчезли, и в уютной комнате с низким потолком я увидела Стелли.
  Сначала я подумала, что ошиблась: он больше походил на тех толстеньких керо-ликов, которых я видела в Меронне. Но он повернул голову, непокорная прядь упала ему на лоб, - полные тревожного ожидания глаза нельзя было не узнать, и в предчувствии того, о чем, змеясь, предупреждала эта музыка, у меня сжалось сердце... Ошеломлённая, я остановилась, а порыв ветра подхватил опавшие листья, и их шлейф заслонил от меня всё.
  Коротко, низко и жутко обозначились появившиеся в густых осенних сумерках чужие, - лес не шелохнулся, он замер, а их железные шаги эхом отдавались в моих ушах, но никто не видел и не слышал их, а они всё приближались, и хотелось закричать от бессильного страстного желания предупредить, но всё равно никто их не видел...
  Они уже не шли, а неслись, почти летели, а Стелли, в ужасе оглядываясь, спешил прочь, - их шаги были неслышными, но тени угрожали, от них не было спасения, только - бежать... Но они настигали, всё ближе, ближе, миг - и чёрная тень нанесла удар. Стелли упал, они возвышались над ним, - но кто-то спугнул их, и они отступили. Жуткие вихри напоследок просвистели над головой, эхом пронёсся призрачный звон, - и стало тихо.
  Глаза Стелли были закрыты. Я знала, что это его видения, - страшная искра то застилала всё, то рассыпалась тысячей солнечных бликов на мелких волночках озера... Озеро показалось и тут же скрылось, а искра опять сжалась, взлетела и повисла, сопровождая путь, как сама неотвратимость...
  А путь продолжался - невесёлый, медленный, и ритмично склонялись голые ветви под менуэт обречённости. Был только тоскливый страх того неведомого, что ещё ждёт впереди, и лишь изредка в отсветах костра появлялось чьё-то лицо, заросшее, как лицо Реджика, и слышался голос, под танец ветвей рассказывавший сказки...
  Тяжёлая поступь преследователей нагнала, оказалась рядом, неожиданно близко, - но гордо и свободно блеснули впереди не подвластные никому разливы широкой реки. Серебряные струи её сплетались, взлетали и падали, перебивая блеск зловещей искры своим живым и ясным светом, и всё это сливалось в летящую надежду вальса... И те, чужие, не посмели пересечь могучие волны.
  Но река осталась позади, а путь продолжился: серебряный свет реки затерялся позади, средь лесной темноты, и со Стелли опять были боль, мрак и невесёлые думы.
  Видения наползали снова, но не прежние, а тяжёлые, как туман в безлунной осенней ночи, они множились, окружая Стелли... Из тумана на миг вырос прекрасный вольный замок, но туман тут же вновь заслонил его, и по-прежнему рядом смыкалась в круг и стремилась вырваться из него искра невесть чьего огня...
  Туман всё же рассеялся. Вокруг посветлело, глазам предстало озеро, и за-мок оказался не сном, - волны озера отразили отблеск той искры, растворили и преобразили его, на время освободив от его власти Стелли, и, отражённый, он стал мелодией простора и свободы. Мелодия воспарила над замком и лесом, она пела о покое, о том, что в мире не должно быть страха и что все беды проходят...
  Мелодия прошла ещё, благородный шаг её в последний раз коснулся слуха и растаял.
  Просверкнули колючие стальные молнии, - исчезли, - пролетели ещё, - и угасли. Ничего более не было, кроме бешеной скачки, когда жёсткий снег бьёт в лицо, когда не видно ни земли, ни неба в светлой мгле, когда едва касаются земли копыта, - стремительной скачки, уносящей прочь от прошлого к концу, каким бы он ни был. К скачке одного присоединялись другие, вливаясь в полёт над степью, голоса звенели уверенностью в победе, - но всё переменилось, стало гораздо темнее, и вся уверенность бесследно исчезла, точнее, её и не было у Стелли. Вокруг были горы, в которых я с ужасом узнала Заклятые, не по виду их, а по духу, и вопреки пригибающей к камням силе, вопреки страху и одиночеству продолжался тяжкий путь.
  Волны сомнений захлёстывали Стелли, невидимый призрак той искры словно торжествовал заранее, надеясь, что тот не выдержит всего этого, но железная воля Стелли помогла ему подняться - с трудом, его измученный взгляд упал вниз, ещё ниже, ещё...
  Призрак кружился на камнях, на краю бездны, сверкая, слепя, что-то изменилось в нём, - скрытая ранее мощь стала явной. Стелли, изнемогая, боролся с ней, последний рывок - и он наверху.
  Здесь плясал ветер, в нём слышался дьявольский зловеще-весёлый оскал близкой гибели, нечто обольстительное изгибалось, ластилось, манило... Но властно вмешалась сама судьба: объятый смертным ужасом, взметнулся чёрный смерч, который некогда стелился по осеннему лесу, - и жуткий призрак рассыпался, на глазах рушились скалы, и, как последняя освободительная точка, разлетелось облачко дотлевающего пепла... Всё.
  Последняя, тихая и страшная нота этой повести отлетела эхом и угасла. Я вздрогнула и подняла голову: приближался рассвет. Не верилось, что всё это явили мне всего лишь звуки, что именно они рождали так зримо видимое, а ещё пришло знание, что Стелли забросило на тысячу лет вперёд... Пока я, не в силах оторваться, смотрела на него, дыхание выровнялось, - до избавительного прихода рассвета мне ещё что-то предстояло, и появилась надежда хоть немного контролировать себя... Продолжение обряда последовало быстрее, чем мне удалось к нему приготовиться.
  Словно взрыв, заполнили всё пространство четыре терпкие резкие гармонии, они повторились ещё раз, как призыв, как непререкаемый приказ, - и мгновенно превратились в тихий, напряжённый пульс, который будто что-то подталкивало изнутри, из самой основы мироздания. Меня тут же затянул этот водоворот, и надежда противостоять ему оказалась весьма слабой.
  Этот танец опять с тобой. Боишься его? Не стоит, ты же всегда любила танцевать. Не мечись, будь на одном месте, - каблуки пусть постукивают в такт, а объятые алым руки пусть говорят, пусть летят навстречу восходящему солнцу. Оно уже близко, ты будешь свободна, верь в это, и - победишь!..
  Переливающийся сияющий путь вознёсся на невиданную высоту, я почти видела ярчайшие краски рассвета, - и меня снова потрясли те же терпкие аккорды, с которых начался этот полёт. Но жертва с пьянящей радостью уже близкой свободы рванулась в прыжке вперёд, в расступившуюся толпу, туда, где за стенами храма Огня вставало солнце, и никто не преградил мне дороги. Сил почти не осталось, а люди давали мне пройти, - впереди были распахнутые двери. За спиной ряды снова смыкались, а на лицах я замечала радость и удивление: похоже, далеко не всегда этот обряд кончался освобождением. В голове колотилась только одна мысль: туда, туда, к выходу, и прочь из города... Кто-то из заднего ряда попытался прорваться к двери, но народ стоял слишком плотно, и у него ничего не вышло.
  Я выбежала из храма. Усталость казалась непреодолимой, нечеловеческой, - если я остановлюсь, то упаду и засну мёртвым сном. Где-то рядом рыщут проклятые слуги Месяца. Так не спеши же к ближайшим воротам, больной ум обманывает тебя, твой шаг слишком медлен, чтоб назвать его быстрым. Иди по узким кривым переулкам, и погоня не настигнет тебя... Голова не работала совершенно, местность была незнакомой, а мир почему-то начал постоянно на миг исчезать, - я с трудом сообразила, что перестала видеть сквозь веки и смотрю, как все нормальные люди, чьи глаза имеют обыкновение моргать. То, что было в храме, помнилось смутно, как сон, а когда позади остались городские ворота, я поняла, что еле-еле передвигаю ноги, - удивительно, почему меня до сих пор ещё не схватили слуги Месяца... А теперь пусть путь твой ляжет прямо по дороге, дальше, дальше, ты сможешь, осталось не так уж много, здесь сверни к лесу... Вдруг откуда-то взялись деревья, по-зимнему голые, наверно, это лес... Настал миг - и я упала, мир для меня перестал существовать.
  
  2
  Очнувшись на очень удобной кровати, я принялась внимательно разглядывать комнату, поскольку делать больше не только было нечего, но и не хотелось. Богатство обстановки наводило на мысль о хозяине-вельможе, деревья за окном - об охотничьем домике. На мне была рубашка, а на стульчике неподалёку лежало довольно скромное, по меркам дома Хамала Сетха, платье. Когда я встала, голова страшно закружилась, всё тело заломило, - и недавнее прошлое вспомнилось довольно ясно.
  Приводя себя в порядок, благо в комнате нашлось всё необходимое, я стала размышлять о месте и хозяевах, к которым попала. Орден отпадал безусловно, разве что они успели за время моего беспамятства провести переговоры со Столицей, и те обещали им что-то в обмен на хорошее обращение со мной... Впрочем, хорошее обращение всё равно ограничилось бы камерой посуше и без существ, заменяющих здесь крыс. Для камеры же тут, право слово, слишком роскошно, да и решётки на окне не наблюдается. Друзья из высшего света Меронны тоже, увы, отпадают: о тех, кого Орден считал врагами, мгновенно узнавала вся Лестария, и надо быть самоубийцей, чтобы приютить Айремис. Хотя, может быть, кто-нибудь желает выслужиться перед Орденом и выдать меня после того, как я очнусь?! Тогда надо немедленно попробовать удрать отсюда, пока никто этого не обнаружил.
  Дверь легко подалась, оказавшись незапертой. Я нерешительно отошла от неё, тронула окно, - оно открылось совершенно свободно, под ним меня никто не стерёг, беги - не хочу. Я тихо затворила его, присела и задумалась: всё это вовсе не напоминало плен. Значит, куда более прилично будет выйти через дверь и поблагодарить хозяев за гостеприимство, кем бы они ни были. Собственно, их поступок по нынешним временам требовал большой смелости. Может, это какие-то другие народы Аксерата? Да нет, потолок здесь нормальной высоты, а кроме элиа и ирукаев здесь живут только малорослые златоведы и керо-лики, которые не строят себе человеческих хором с человеческой большой мебелью.
  За дверью обнаружился полутёмный коридор, в конце которого виднелся падавший из полуоткрытой двери свет. Я направилась к нему, обнаружив, что до привычной скорости передвижения мне пока далековато.
  Украшение стен комнаты в конце коридора скорее напоминало небольшой арсенал, чем привычную для вельмож коллекцию оружия, - опыт Реджика подсказывал, что всем этим можно было бы вооружить до зубов приличных размеров разбойничью банду. Среди всего этого спиной ко мне сидел человек.
  -Извините, - начала я.- Мне только хотелось поблагодарить вас...
  От неожиданности рука его сама схватилась за кинжал, наполовину вытащив его из ножен, он обернулся, - и я испуганно замолкла на полуслове: передо мной был Раденек Ласка собственной персоной.
  -Не стоит благодарности, - проговорил он как-то сквозь зубы.
  Взгляд его был тяжёл и мутен.
  -Я его на куски изрезал, он у меня смерти просил...
  -Кто?
  -Слуга ваш, который мне о письмах рассказал.
  Я смотрела на него во все глаза: он был пьян. Ласка вдруг подошёл ко мне, больно схватил за плечи, - вид у него был страшный и жалкий одновременно.
  -А почему это тебя решили казнить принародно, отдельно от них? Ты видела, как она умерла?
  -Нет, - быстро ответила я. - На празднике правосудия мне стало плохо, на улице меня увидела принцесса и приказала сделать 'куклой'. Что с ними сталось - не знаю. Потом был алтарь храма Огня.
  -Так, - он отпустил меня и тяжело опустился на ближайший стул. - Тогда знай, что этот подонок таки донёс Ордену на Сетха, знай, что после этого Сетх исчез вместе с Эрлиней и сыновьями, знай, что этот подонок поселился в его доме и пригласил меня в гости... Да...
  Ласка потёр лоб.
  -Его угораздило рассказать мне о причинах своего возвышения. Он был очень, очень весел... Но перестал, когда мы продолжили разговор на берегу Нави... Верно, сам Ирату спас тебя от участи Эрлиней...
  Я оперлась на дверной косяк, мне стало безумно страшно.
  -Из храма Огня я пошёл следом за тобой и подобрал уже в лесу. Теперь поешь, возьми денег, пошли всё к Ирату и уезжай подальше от Лестарии. Наряд, в котором ты танцевала, я сжёг. Уходи поскорее, здесь находиться опасно.
  Я без единого звука последовала его совету. Мысли путались: надо сообщить в Столицу, что я всё-таки жива, а для этого надо найти свою машину... А Реджик увёз на ней Сетха с семьёй в какое-то безопасное место... Точнее, должен был, если успел. Должен был успеть, потому что мои последние слова на свободе были сказаны ещё до того, как закончилось действо на празднике правосудия, до того, как Сетх мог вернуться домой и попасть в руки слуг Месяца. И ирукай сказал, что с братьями Эрлиней ничего не случилось...
  Сам Ирату меня спас. Странно... Легенды повторяются, как будто у людей действительно была единая прародина, - изгнанный на землю Ирату... А что, вполне возможно, галактические Легенды правы, ведь люди звёзд, Земли и Аксерата практически один народ, может быть, наши далёкие предки с какой-то планеты отправились завоёвывать космос, создали колонии... А потом с их родной планетой что-то случилось, да такое, что от неё и названия не осталось... Впрочем, нет, название-то как раз осталось, ведь с любого языка название родной планеты переводится как 'Земля'. Колонии же развивались, как могли, - кто-то сохранил уровень эпохи звездолётов, кто-то одичал, кто-то вымер, а кто-то приспособился к местным условиям и изменился, как сканьяс. Со временем Галактика снова стала объединяться...
  От этих фантазий у меня немного посветлело на душе, и в голове наконец-то появилась идея: прежде всего надо найти Реджика и Стелли, узнать у них, удалось ли помочь Сетху и его семье скрыться, а вместе наверняка будет легче придумать, как разгромить Орден.
  Когда я добралась до места, где спрятала гравикар, уже совсем стемнело: сам путь занял немного времени, но почти всё светлое время суток пришлось провести у Ласки. Я вышла из-за деревьев, до моего овражка осталось всего несколько шагов. Весь вопрос в том, где Реджик додумался оставить мою машину...
  Чья-то рука зажала мне рот, на ухо по-галактически шепнули: 'Тихо'. Я собралась было заорать, но передо мной возник улыбающийся Стелли, и я с великим облегчением передумала. Реджик разжал руки, дав мне вздохнуть.
  -Как хорошо, что вы нашлись сами, - радостно сказала я. - Где Сетх?
  -В Рите.
  -А Эрлиней?
  -Там же, где же ещё, - недоумённо отозвался Реджик. - Поехали.
  -Нет, погоди. Вы во второй раз так вовремя встречаетесь мне, как вам это удаётся?
  -Собственно, в Столице нас никто не сторожил, - начал было Стелли.
  -Поехали, - повторил Реджик. - История короткая, расскажем по дороге.
  Я пожала плечами: тон Реджика нравился мне всё меньше и меньше. Мы сели в машину, - Стелли рядом, а Реджик сзади. Я прикоснулась к приборной доске: знакомые огоньки привычно засветились, гравикар работал нормально.
  -Так что же это за короткая история?
  -Я посадил звездолёт на Отуманенном хребте, и мы поехали в Меронну. Я думал попросить помощи у Хамала Сетха, мы уже подошли к его дому, и тут я увидел тебя.
  -И что же?
  -Я прижал Стелли к стенке и выудил у него всё о ваших планах скинуть Орден.
  -Так.
  Картинка прояснилась: если не сторожили в Столице их со Стелли, то уж звездолёты с новейшей противорадарной системой просто не могли стоять без охраны. Вернувшись в Галактику, я буду обязана поблагодарить ту умную голову, которая, разобравшись в отношении этих двоих к Ордену, послала их мне на подмогу.
  -Дальше всё ясно, вы за мной следили.
  -Да, и я искал тебя во дворце, пока ты была 'куклой', - добавил Стелли. - Думал, смогу помочь тебе сбежать.
  -Значит, ты действительно был там, ты мне не приснился? Я, похоже, напугала тебя закрытыми глазами?
  -Ну, немножко да, - с улыбкой признался Стелли.
  -Хватит болтать, - вмешался Реджик. - Ночь не будет длиться вечно, а до Рита нам ещё ехать и ехать.
  -Подождёшь, мне надо ещё со своими связаться.
  Я сразу же пожалела об этой вспышке раздражения, но, к моему удивлению, Реджик не только не обиделся, а даже, кажется, ничего и не заметил.
  -Мы были и в храме Огня, - быстро дорассказал Стелли, пока я включала видеофон и выходила на канал связи. - А с сегодняшнего утра мы ждём тебя здесь, потому что Реджик уверял, что ты непременно сюда придёшь.
  Я поздоровалась с невидимым собеседником в Столице и сообщила, что жива-здорова.
  'Кэт! - компьютер, преобразующий речь в печатный текст, усыпал пол-экрана восклицательными знаками. - Слава Создателю, всё в порядке! Мы уж думали, действительно всё пропало, но Стелли разобрался с видеофоном и послал сообщение, что ты в плену. Наши люди среди пиратов развили бурную деятельность и здорово мешают подготовке Ордена к захвату планет Галактики, но, сама понимаешь, одного этого для полного устранения аксератской опасности недостаточно. Все эти необычайные успехи в борьбе с пиратством полиция, разумеется, относит на свой счёт, отчего тяготение бывших имперских колоний к Галактическому Союзу только возрастает.'
  'Отлично, - с чувством отозвалась я. - Ну что, до связи?'
  'Счастливо! И, пожалуйста, не пропадай больше, хотя бы ради нашего с отцом спокойствия!'
  'Линн! Это ты?'
  'Ну конечно, я! Дежурю тут, глаз с этого проклятого экрана не свожу, всё жду, когда ты соизволишь освободиться и выйти на связь.'
  Отключаться от Галактики страшно не хотелось, - я никак не могла насытиться ощущением, что весь огромный мир снова открыт и досягаем. Но время стремительно уходило, Реджик недовольно поглядывал то на часы, то на меня, и пришлось попрощаться с Линном.
  -Теперь-то едем? - спросил Реджик. - Кстати, запомни: если будешь днём в городе со Стелли, он тебе не ответит.
  -Почему?
  -Потому что говорит он уж больно странно, даже я его не всегда понимаю, а я-то по Лестарии побродил и знаю, кто и как разговаривает. В Меронне я брался за всякую чёрную работу, на комнатёнку в предместье хватало, ну, тогда-то я это и заметил и запретил ему с кем-либо говорить.
  -Он запретил, скажите, пожалуйста, - знакомые шанидаровские замашки мгновенно привели меня в бешенство.
  -В чём дело? - он холодно поднял брови. - Чего ты взвиваешься из-за пустяков? Нахваталась всякой чуши среди господ.
  Я хотела было ответить ему резкостью, но сдержалась: всё-таки он спас мне жизнь, и не стоит повторять собственные ошибки, о которых потом приходится жалеть. Гравикар рванулся с места.
  От вида раскинувшегося надо мной огромного ночного неба меня тут же охватило гордое и радостное чувство свободы, - я всё смогу на этом просторе, а потом вернусь домой, и всё будет хорошо, потому что иначе и быть не может, и неважно, что небо затянуто тучами, отчего не видно звёзд... Навь впадала в Сорочь, Рит лежал значительно ниже по течению, но домчались мы туда скоро.
  Рит возник из-за поворота реки, приборы показывали город значительно меньше Меронны. Гравикар завис над водой Сорочи. Стелли пожирал глазами невидимый мне и Реджику в темноте город: Сетха с семьёй отвозил Реджик, а керо-лик был здесь в первый раз. В первый ли? Нет, больше похоже, что он помнит этот город, с которым наверняка многое связано в его таимой от всех жизни...
  Реджик указывал дорогу. Наш путь лежал в северное предместье, в кварталы ритских златоведов, - это было самым большим их равнинным поселением, жили они тут издавна. Я спрятала гравикар там, где показал Реджик, и мы среди ночи осчастливили своим вторжением дядюшку Иштена, одинокого бессемейного златоведа, который по доброте душевной и по скреплённой войной дружбе дал приют Сетху. Дядюшка Иштен оказался шустрым бородатым человечком чуть пониже Стелли, он сразу же проводил нас в подвал, дал поесть и пошёл будить Сетха. Пушистый помпон его ночного колпака забавно подпрыгивал при каждом его шаге.
  Все трое обнаружили зверский голод и к приходу дядюшки Иштена уже расправились с едой: Реджик ковырял в зубах, Стелли мечтательно улыбался каким-то своим мыслям, а я опять мрачно думала о том, как сладить с Орденом вообще и с элиа в частности. Эйфория от освобождения выветрилась, на мой взгляд, чересчур быстро, оставив меня лицом к лицу с неприятной реально-стью.
  Сетх встретил меня с радостью, к Стелли же отнёсся без особого интереса. Дядюшка Иштен громко пожелал нам спокойной ночи и, прежде чем уйти, остановился на пороге.
  -Я рад вам, друзья мои, рад всегда и безмерно, но поймите, прятать столько народу в этом доме немыслимо, просто немыслимо, вы должны меня понять. Если бы вы жили у меня в гостях - пожалуйста, но тайно просто не получится, разве только одного из вас троих я могу здесь ещё оставить. Прошу вас, не обижайтесь.
  -Никто и не думает обижаться, - ответил за всех Сетх. - Эти люди привычны прятаться и переодеваться, так что не беспокойся, утром нас останется меньше.
  Дядюшка Иштен отвесил низкий поклон всей честной компании и пошёл досыпать.
  -Теперь - к делу, - Сетх повернулся к нам. - Что нового в Меронне?
  -Понятия не имею, - честно призналась я. - С праздника правосудия до праздника самой тёмной ночи я была 'куклой' у принцессы.
  -'Куклой'? - удивился он.
  Я рассказала ему про принцессу, про короля, жизнь которого элиа поддерживают с помощью своих снадобий. Теперь, благодаря знанию о неудачной попытке элиа вылечить принцессу, мне стало легче: значит, Орден не всесилен. Впрочем, Сетха эта весть не столько обрадовала, сколько озадачила.
  -Реджик, а ты что скажешь?
  -Ну, что особенного может увидеть простолюдин? Наверное, для вас уже не новость, что из-за Путеводного моря вернулся Илари Эстас.
  -Да, я знаю, они победили...
  Сетх, склонив голову, некоторое время размышлял. Я подумала об Эрлиней, её чувствах к этому Илари, но Сетх не стал сейчас обсуждать этот вопрос.
  -Нам предстоит сменить власть Ордена властью людей по всей Лестарии, - наконец заговорил он. - Сейчас те, кто был с нами раньше, затаились, и нужно веское доказательство того, что со звёзд к нам действительно явилась помощь.
  Он взглянул на меня, я кивнула и улыбнулась: это было ясно уже давно.
  -Далее. Нужен наследник престола.
  Я открыла рот, чтобы возразить, но Сетх жестом остановил меня.
  -Может, ваши звёздные лекари и могли бы продлить жизнь короля и вылечить принцессу, но у нас нет возможности проверить это, поэтому будем предполагать худшее. В любом случае, наши люди не пойдут только за человеком со звёзд, им нужен будет свой предводитель, надежда на перемены к лучшему для всех народов Лестарии. Естественно, этот предводитель в случае удачи станет королём.
  -Да, но всё это осуществится только тогда, когда найдётся способ убрать Орден. А как, спрашивается, это сделать, если их главарь, почуяв опасность, обрушит на восставших всю свою мощь? Нам позарез нужны глаза и уши внутри или хотя бы очень близко к Ордену, чтобы найти у них слабое место. Может, этот Илари подойдёт, ведь у них с Эрлиней...
  -Илари Эстас не подойдёт ни в коем случае, - перебил меня Сетх. - Он выиграл для Ордена войну за Путеводным морем и, естественно, обласкан им. Кто, скажи, захочет пожертвовать реальными благами ради какой-то химеры? К тому же, трона ему не видать, он и королевская семья даже не далёкие родственники.
  -Это так важно?
  -При восстании черни - нет, но у нас совсем другое дело. Совет князей не даст согласия на наследование короны человеку, не имеющему на это права.
  Стелли задумался.
  -Единственный человек, который мог бы повести всех за собой и потом занять трон, - Раденек Ласка.
  Я заинтересованно взглянула на Сетха.
  -Вообще-то именно он помог мне после бегства из храма Огня. Кроме того, Ласка, по его словам, изрезал на куски вашего предателя-слугу, потому что, кажется, был без ума от Эрлиней. По крайней мере, добивался её всеми способами...
  -Кроме законного, - заметил Сетх. - Пока Орден поддерживает жизнь короля, ему короны не видать, а он из тех, кто различает не добро и зло, а выгоду и невыгоду. К тому же, если пообещать ему Эрлиней...
  -Как? - испугалась я. - А как же её любовь к Илари?
  Сетх коротко улыбнулся и не ответил.
  -Но согласием Ласки можно будет пробовать заручиться только после того, как всё будет подготовлено. Да, Эрлиней...
  Глаза Сетха внезапно погрустнели.
  -Я не могу понять, что с ней. После праздника правосудия она стала странной, - как будто спит наяву. С ней говоришь - отвечает, но как будто сама не своя, а очнулась только сегодня днём, и мне больше нет покоя.
  Мне стало не по себе, хотя я за собой никакой вины не знала.
  -Хорошо, - Сетх взял себя в руки. - Осталось последнее. Только один из вас троих может жить здесь, двое остальных должны искать убежище в городе.
  Стелли поднял голову, но Реджик его опередил.
  -Я могу наняться в любой трактир. У дядюшки Иштена наверняка тьма знакомых, он что-нибудь посоветует. Стелли со своими речами должен остаться здесь, он слишком заметный.
  -Но Кэт же...
  -Она сможет изменить внешность, ведь так?
  -В общем, так, - с неохотой призналась я.
  Насчёт Стелли он был абсолютно прав, но отправляться с Реджиком куда-либо мне совершенно не улыбалось. Сетх почему-то не возражал, и с этим пришлось примириться.
  -Напоследок, господин Хамал, - попросила я. - Сейчас я уеду на 'Скиталец', а вы поговорите с дядюшкой Иштеном. Пусть он подумает, где можно пристроиться его другу северянину Реджику... и его сестре. Согласитесь, узнать в блондинке брюнетку...
  -Согласен, - сказал Сетх, вставая. - Пожалуй, на сегодня всё.
  Реджик вздумал было сопровождать меня, но я решительно воспротивилась: его обществом я ещё успею насладиться, а сейчас хотелось снова окунуться в полузабытое безлюдье ночей до плена, когда казалось, что можно быстро подобрать ключ к загадке Ордена. Снова со мною был тёмный простор степи, снова ощущалось, как пролетает мимо на страшной скорости земля, как впереди вырастают горы... Прошли дни, только дни, хоть они и казались мне большими, в них что-то скрывалось от меня, тревожило, и никак не получалось вспомнить, что именно... Отогнав навязчивое беспокойство, я с некоторым трудом сосредоточилась на деле: идея 'нашего человека' в Ордене казалась неосуществимой, поскольку было чрезвычайно трудно найти подходящего кандидата на эту необычайно опасную роль. Я ещё раз пожалела о том, что местные умные головы позволили тому полуэлиа отправиться в Галактику, и вошла в 'Скиталец'.
  Здесь, конечно, ничего не изменилось, - Реджик и Стелли не знали моих кодов, да им и незачем было приходить сюда. Сняв ненужный теперь браслет-приёмник, я принялась красить волосы в тот невзрачный серый цвет, который всегда терпеть не могла. Как выяснилось, мои волосы разделяли эти чувства и покрасились далеко не с первого раза. Затем последовало изменение тона кожи, - сестра простолюдина не может обладать холёными ручками и шейкой аристократки. После всего этого я посмотрела на себя в зеркало и тяжело вздохнула, потому как никогда в жизни не была себе так противна. Сходство с Реджиком было несомненным, но от превращения в такую замарашку симпатии к нему у меня не прибавилось. Собрав то, с помощью чего можно было, оказавшись в доме дядюшки Иштена, поддерживать этот неприглядный вид, я невольно села в кресло: спать хотелось ужасно. Интересно, если днём мне предстоит работать, а по ночам - готовить свержение Ордена, то когда же отсыпаться-то?!
  Этот вопрос временно вытеснил из моей головы все остальные. И в самом деле, ведь трактирная служанка не может спать до полудня, как аристократка Айремис. Конечно, компания для заговора против Ордена у меня хорошая, если не считать Реджика, но в этом вопросе помощи от них не дождёшься. Может быть, наши выдали мне на дорожку какое-нибудь подходящее средство?..
  Кресло затягивало в сон, но я героически преодолела его объятья и встала. Собирая меня в дальний путь, наши оставили при каждом пакетике разъяснительные записочки, одна из которых обещала мне снятие усталости и сонливости. Правда, таблеток было не слишком много, и никто не мог сказать, хватит ли их на нашу авантюру... Вздохнув, я закрыла всё, что полагалось закрыть, и села в гравикар. Через несколько, увы, бессонных часов, предстояло вместе с братом Реджиком наниматься на работу, если дядюшка Иштен быстро придумает, куда нам податься.
  
  3
  Наутро Реджик обратился к старому златоведу с просьбой найти нам подходящий трактир: отныне на людях он должен был выглядеть главой нашей 'семьи'. Я втайне надеялась, что дядюшка Иштен велит нам подождать денёк, а если повезёт, то и два, но он пригладил бороду, поднял глаза к небу и задумался не больше, чем на полминуты.
  -Вам надо пойти в 'Надёжный приют', там на днях служанка сбежала с проезжим искателем удачи.
  -А что там за хозяин? - поинтересовалась я.
  -Хозяйка - очаровательная женщина, правда, трактир стоит в таком месте, что придётся смотреть в оба.
  -Ничего, не впервой, - отозвался Реджик.
  -А как хозяйка относится к слугам? - на всякий случай спросила я. - Мне ещё не приходилось изображать служанку, так что...
  -О, что вы, она прекрасный человек. Ну, конечно, если что-нибудь разобьют, она может взяться за метлу, но это уж, как водится...
  Ободрённая такой картиной, я вслед за Реджиком покинула дом дядюшки Иштена. До 'Надёжного приюта' надо было идти через весь город: благоразумный и осторожный златовед предусмотрительно отправил нас подальше от себя. Подумав, я стала делать вид, что левая нога у меня хромая: для работы такого проворства вполне хватит, а заподозрить во мне исчезнувшую Айремис будет посложнее, поскольку та танцевала так, как ни одной хромой не снилось. Самое главное, чтобы я случайно не забыла об этой хромоте.
  Рит был намного старше Меронны, - от времени камни мостовой стали скользкими и почти прозрачными. Пока мы шли по городу, который Стелли назвал столицей тогдашней страны людей, Реджик крепко держал меня за руку, - видимо, чтобы я не потерялась в толпе. В центре города возвышался дворец князя Рита: сразу вспомнилась библиотека с рукописями на забытом языке древних элиа. Что-то уменьшило их мощь тысячу лет назад, одновременно с исчезновением Стелли, я теперь точно знала, что между этими событиями есть связь, и что Стелли скорее служил орудием, хотя видение в храме Огня было не особенно чётким. Возможно, в библиотеке князя и нашлись бы подробности той туманной истории, которые могли бы что-нибудь подсказать... Но для проверки всего этого надо, чтобы Стелли хоть немного знал этот забытый язык, чтобы его пустили в библиотеку, - чтобы князь Рита пустил покопаться в рукописях элиа невесть откуда взявшегося странного керо-лика и при этом не доложил бы о нём Ордену. Да, дорогая моя, тебе слишком многого хочется сразу.
  В Рите ощущалось дыхание грозного прошлого этой земли, - прошлого, из которого явился Стелли. Идя по этим улицам и вспоминая видение в храме, я поняла, что пройденные Стелли бури могли привести только к одному концу: к тому, что он стал искать страну вечного покоя. При мысли об этой стране мороз прошёл по моей коже: появление Стелли в Галактике свидетельствовало о реальном существовании ведущего с этой планеты перехода. Мне очень хотелось спрятаться от сего факта за спасительной идеей, что здесь сильны и религия, и суеверия, но загадка продолжала оставаться загадкой, и от неё нельзя было отмахнуться. Милорд советовал мне не забывать о ней за делом Ордена, - забудешь тут, как же: а вдруг за тысячу лет начало перехода сместилось, и я тоже куда-нибудь провалюсь?!
  Трактир мы нашли без труда. Очаровательная женщина, о которой говорил дядюшка Иштен, при его имени несколько подобрела, и вопрос о работе был решён. Она оказалась далеко не старой полноватой особой, трактир стоял на бойком месте, и мне пришлось покрутиться, подавая на стол клиентам. Полдня пронеслось в каком-то бешеном угаре, и я очнулась только тогда, когда в процессе разгоревшейся в трактире небольшой драки мне заехали осколком бутылки по руке. Стиснув зубы, я обвела взглядом зал: путь к воде и перевязке преграждали чего-то не поделившие здоровяки с разбойничьими физиономиями.
  Реджик неторопливо подошёл к ним и предложил перенести драку в другое место. Разумеется, здоровяки отказались внять доброму совету и в ответ посоветовали Реджику убираться восвояси. Остальные гости, хозяйка и я ждали, что произойдёт дальше.
  Реджик что-то сделал, я не успела даже увидеть, что именно. Один из драчунов согнулся пополам, другой налетел спиной на стол и с грохотом приземлился. Реджик помог каждому из них найти выход из заведения, и в 'Надёжном приюте' воцарился прежний порядок.
  Перевязывая мою руку, хозяйка весьма и весьма благосклонно пообщалась с Реджиком. В общем, с нею следовало согласиться: в драке он выглядел превосходно и места вышибалы был вполне достоин. Я вспомнила, как он произвёл такое же впечатление, спасая меня от ирукаев, и вздохнула: в обычной жизни Реджик нравился мне гораздо меньше. Однако устремлённые на него взоры хозяйки говорили о том, что она моего мнения не разделяет. Спорить с нею о вкусах вовсе не входило в мои планы, и в остальном первый день на работе никакими приключениями отмечен не был.
  Глубокой ночью мы опять встретились с Сетхом и Стелли в доме дядюшки Иштена. Пока мы располагались в знакомом подвальчике, я заметила: Стелли выглядел необычайно серьёзным.
  Сетх указал на мою перевязанную руку.
  -Что это?
  -Пустяки, господин Хамал, порезалась.
  -Около полудня?
  -Да, а что?
  Сетх взглянул мне в глаза так, что душа ушла в пятки.
  -Сегодня днём без всякой причины стала болеть рука у моей дочери, у Эрлиней, - веско произнёс он. - Та же рука, что и у тебя, заметь. А жила она, как во сне, лишь то время, пока ты была 'куклой', - пока тебя поили зельем. Что ты с ней сделала?
  Меня пронизал ужас. А я-то думала, что странные вещи происходят только со мной...
  -Я такой же человек, как и вы, господин Хамал, я не элиа и не умею подчинять себе других. Тут какая-то ошибка.
  Сетх пожал плечами, и я со страхом поняла, что он мне не верит. Стелли во все глаза смотрел на нас: этот разговор оказался для него полной неожиданностью.
  -Я не знаю, что случилось. И не смогу убедить вас в том, что я та, за кого себя выдаю.
  Стелли напряжённо ждал.
  -Единственное, что я могу сделать, - это посоветоваться со своими.
  Реджик почесал в затылке.
  -Вы подозреваете, что она из Ордена, господин Хамал?
  Сетх тяжело обернулся к нему.
  -Из вас троих мне знаком только ты, Реджик, и то я знал тебя только до плена. Орден же способен на всё.
  Я молчала, хотя в голове промелькивали десятки аргументов в свою пользу: толку от них сейчас не было бы никакого.
  -Ну, знаете, нагородить такое и выдать себя ерундой - для этого надо быть полной простофилей. А я что-то не припомню, чтобы Орден вообще когда-нибудь ошибался.
  -Допустим. Но как ты объяснишь всё это?
  -Она со звёзд, там люди другие.
  Сетх абсолютно очевидно собирался убить меня, если подтвердятся его подозрения, но он внимательно слушал Реджика, отчего зарождалась маленькая надежда на мирный исход. Самым непонятным была причина этой странности, - добро бы мы были родственниками, но Эрлиней и я...
  -Хорошо, - наконец сказал Сетх. - Поговори со своими. Реджик, ты переведёшь мне их беседу.
  В машине мы разместились вчетвером, - Стелли решил нас сопровождать. Подумалось: в случае, если Сетх решится на убийство, пользы от Стелли будет чуть. Я связалась со Столицей, секунду поколебавшись, кого лучше попросить о помощи, - Линна или его отца.
  'Позовите Милорда.'
  'Жди.'
  Экран ожил не сразу. Наконец меня спросили, что произошло, и в ответ я отчиталась о случившемся, - кажется, голос не слишком дрожал. В мой рассказ Сетх не вмешивался: я ни словом не погрешила против истины. На другом конце Галактики задумались, но ненадолго.
  'Не проводили ли вы вместе каких-нибудь магических обрядов?'
  'Было благодарственное моление в храме Луны, - без промедления ответила я. - Но там был и господин Хамал, и его сыновья, и с ними от этого ничего не случилось. Ещё был праздник самой тёмной ночи, но там никто из Сетхов не присутствовал.'
  'Это всё?'
  Я честно попробовала вспомнить что-нибудь ещё, но больше ничего на ум не приходило.
  'Да. Пожалуйста, придумайте что-нибудь, он же меня просто зарежет, а потом Орден спокойно завоюет Галактику.'
  'Возьми себя в руки, истерика тебе не поможет! Вы действительно больше ничего не проводили вместе?'
  'Да нет же, нет! Хотя...'
  'Хотя что?'
  'Мы ещё гадали...'
  -Да это же ерунда, - сказал Сетх.
  Я стиснула похолодевшие пальцы.
  'Что это было за гадание?'
  'Гадание в священное время бога Ирату, изгнанного с небес на землю. Там были свечи, зажжённые от пламени из храма Огня, крутящиеся блестящие фигурки... Золотистые.'
  'Золотистые?'
  'Да. Ох, Создатель, я ещё вспомнила тогда про жёлтый кристалл...'
  'Про жёлтый кристалл с Артоса?'
  'Да.'
  Мне было страшно.
  'Скажите, со мной что-то произошло? Что-то очень плохое?'
  'На тебя действовало, хоть и недолго, излучение кристалла. Судя по всему, оно пробуждает у человека способности к владению Силой, именно это с тобой и случилось. А гадание создало между вами невидимую связь, какая бывает между родственниками или близкими людьми. Я просматривал материалы Адамсон по кристаллу, и мне кажется, в момент гадания ты уже могла владеть Силой так же, как жрец из артосского народа легенды.'
  'Да, точно. Я как будто стояла на распутье, но вспомнила ваше предупреждение о том, что надо быть незаметной, и отказалась. Я забыла.'
  'Вполне естественно, ведь для тебя Сила и то, что с ней связано, не имеет значения. Но ты поступила правильно. А произошедшее с тобой и Эрлиней довольно часто случается с людьми, один из которых более одарён Силой, чем другой.'
  'Но ведь мы-то не родственники!'
  'Да, потому связь неестественна, и её можно попробовать прервать.'
  'А... А получится?'
  'Я должен увидеть вас обеих, чтобы ответить на этот вопрос.'
  'А на расстоянии?..'
  'Кончайте с Орденом и приезжайте.'
  Связь со Столицей прекратилась.
  -Вот так, - я всё-таки подняла взгляд на Сетха. - Хотите - верьте, хотите - проверьте.
  Он кивнул. Ситуация была не из весёлых, и все молчали. Вот ещё одна проблема навязалась на мою несчастную голову... Мало их, что ли? Орден, загадочный переход...
  -Я хорошенько подумал, - негромко сказал Стелли. - 'Нашим человеком' в Ордене стану я.
  Я ошарашенно уставилась на него.
  -Но почему?
  -Ты рехнулся? - поинтересовался Реджик. - Ты ведь керо-лик, а они и людей-то к себе не подпускают.
  Сначала я, как и все, непонимающе смотрела на Стелли... и внезапно меня осенило. Это было так неожиданно, что я едва поверила своим глазам и ушам.
  -Господин Хамал, - осторожно начала я. - Вы ведь бывали на празднике самой тёмной ночи?
  -Конечно, - в его взгляде зажглось удивление.
  -А вы не могли бы сказать, что видели и слышали там?
  -Ну... Там музыка, много музыки. А что?
  -Она всегда одна и та же?
  -Нет, - он потёр лоб. - Что-то меняется, а одно остаётся...
  Он застыл, глядя на Стелли. Я удовлетворённо улыбнулась: выходит, всё верно.
  -Как, ты и есть тот самый Герой?
  Керо-лик усмехнулся и опустил глаза.
  -Ну уж, герой...
  -Тебя помнят, Стелли, - тихо сказала я. - Так это правда?
  Его ясный взгляд встретился с моим.
  -Правда.
  Сетх ошеломлённо молчал. Я вдруг осознала, что Стелли добровольно собрался идти к Ордену.
  -Но это же жуткий риск! Послушай, может, есть способ обойтись без этого? Скажи, отчего тогда уменьшилась их мощь?
  -Они пожертвовали ею ради победы. - Стелли виновато улыбнулся. - Тогда всё было иначе, мы воевали на одной стороне.
  Мне страстно хотелось не пускать его туда, где опасно.
  -Сейчас всё изменилось, и надо смириться с этим, время не повернуть вспять. Я обращу на себя их внимание, потом скажу, кто я. Раз элиа умеют читать наши чувства, то поймут, что это правда.
  -А...
  -Я не стану говорить о Галактике, пусть думают, что я только что появился здесь.
  -А потом?
  -Потом буду думать, как вам помочь. Вернусь в Рит переводить летописи, они должны согласиться на это, и дам вам знать.
  Он замолчал. Сетх поморщился и пригладил свои длинные волосы.
  -У нас нет выбора, Кэт.
  Я это понимала. Было ясно и то, что в деле, ради которого я прилетела на Аксерат, наконец-то забрезжил просвет, и только было немного досадно, что моя роль в этом, честно говоря, очень мала. Мы вернулись в дом дядюшки Иштена и попрощались со Стелли, - до рассвета оставалось недолго. Я никак не могла уйти оттуда, Реджик уже начал ворчать, что мы не успеем добраться затемно до 'Надёжного приюта', и Сетх поспешно нас выпроводил. Дальнейшие события долетали до моих ушей лишь в виде слухов, но, к чести Рита, надо было признать, что слухи не только распространялись почти мгновенно, но и, в общем, соответствовали действительности.
  Первый слух возник ближе к полудню и гласил, что в библиотеке князя Рита объявился керо-лик, слишком стройный и красивый для своего народа. Говорил он довольно непонятно, а учёный библиотекарь обнаружил в его речи старинные слова и обороты. Керо-лик оказался грамотным, чем произвёл на него неизгладимое впечатление. Мало того: на глазах у изумлённого библиотекаря он взял в руки книгу из тех, которые не могли перевести элиа, и, глядя в неё, очень красиво и подробно изложил древнейшую легенду о непокорной стране, затопленной разгневанными богами, и об уходе богов из земных пределов в блаженную страну. При этом можно было действительно подумать, что он читает и переводит. В нескольких местах он признался, что таких слов не знает, и это придало его переводу ещё больше правдоподобия.
  Второй слух пришёл с ранним зимним закатом: жрец храма Луны увёз загадочного керо-лика в Меронну. Заинтересованный предыдущим слухом народ проводил их до дороги на столицу и засвидетельствовал, что керо-лик был искренне рад встрече с элиа, причём никакого раболепства не изъявлял. На сём слухи пока закончились, а со следующей ночи Хамал Сетх, Реджик и я начали наносить визиты затаившимся союзникам.
  
  4
  Первым делом мы поехали в Раксин - родной город Реджика, крупный торговый центр на Бездонном озере. Там сходились все торговые пути, а невдалеке были отроги Отуманенного хребта и поселения златоведов.
  -И кто же там ваш человек? - спросил Сетха Реджик по дороге.
  -Каргир, начальник княжеской гвардии.
  Реджик удивлённо поднял брови.
  -Он уже командир гвардейцев? Или, может, я путаю? Светловолосый коротышка, друг чекаронгов?
  -Он самый, - улыбнулся Сетх. - Из-за чекаронгов с него и начинаем: нет надёжней почты, если не умеешь читать мысли.
  Память Реджика подсказала мне, что эти огромные пернатые хищники были почти разумны и гнездились высоко в горах, и что сам Реджик не раз безуспешно пытался познакомиться с ними поближе. Гравикар пришлось оставить довольно далеко от города и долго идти пешком. По совету Сетха я взяла с собой запись артосской беседы с беглецами и портативный видеофон. От мысли, что будет, если нас поймают с этим добром, душа уходила в пятки.
  -Ну что ты так трясёшься? - сердито прошептал Реджик над моим ухом. - Даже я вижу, что тебе страшно, а элиа и подавно это услышат, коль встретятся по дороге. Встряхнись, если не хочешь попасться им в лапы!
  Я промолчала: он был прав. Мы огибали Бездонное озеро и приближались к Раксину с юго-запада. Внезапно Реджик свернул к берегу: мальчишкой он играл в раксинских подземельях и знал, что поблизости есть вход туда. Его поиски не затянулись.
  В низком и узком подземном коридоре Реджик зажёг припасённый факел, - стали видны сырые каменные стены и многочисленные ответвления от того пути, по которому мы шли.
  -Интересно, как можно было оборонять город при такой системе подземных ходов? - спросила я у Сетха. - Ведь стоит появиться одному предателю, и всему конец.
  -Раксин никогда не захватывался врагами, и об этом ходят легенды, - отозвался Сетх. - Местные жители издревле славятся умением обводить врага вокруг пальца, и возле этих стен упокоилась не одна неприятельская армия.
  -Тихо, - сказал Реджик. - Скоро город.
  Коридор разветвлялся, поворачивал в разные стороны, - порой так резко, что казалось, будто мы идём назад. Не побывай я в лабиринте Канарамана на Артосе, с непривычки было бы страшно.
  Наконец, - по прошествии целой вечности, - свет факела упал на массивную деревянную дверь в стене. При внимательном рассмотрении стало ясно, что навешена она изнутри, и что замок тоже находится на недоступной стороне. Судя по тому, что удалось разглядеть в щель, замок был висячим и соединял две скобы: одну на самой двери, другую на деревянном же косяке.
  Реджик отдал факел Сетху, скинул с плеча мешок и раскрыл его, - там оказались инструменты. Благодаря его памяти я тоже знала, что за дверью - потайная лестница, ведущая к покоям князя Раксина, но не представляла, как туда проникнуть. Если бы дело происходило в Галактике, я, не задумываясь, пустила бы в ход бластер и разнесла эту несчастную дверь, но здесь оставлять такие явно неаксератские следы не годилось.
  Реджик выпрямился, примерился к косяку - и закрыл своей широкой спиной то, что начал делать. На пол посыпались стружки, но шум был небольшим.
  Через некоторое время Реджик нагнулся, чтобы сменить инструмент, и я увидела в косяке выемку, из которой торчали острия гвоздей. Способ нельзя было не признать оригинальным: в следующую минуту Реджик протолкнул гвозди внутрь, освобождённая скоба отошла, и дверь открылась. Запертый замок продолжал честно висеть, а в косяке зияли дыры. Подумалось: всё это тоже надо будет как-то скрыть...
  Сетх погасил факел. Лестница оказалась крутой и страшно длинной. Окончилась она внезапно: на ровной площадке нас ждали темнота и тишина. Реджик проскользнул вперёд, - еле слышно повернулись дверные петли, колыхнулась занавесь. Вместо страха пришёл азарт, как в игре: а что будет за следующим поворотом?
  Реджик вскоре вернулся и потянул нас из укрытия. Мы очутились в неосвещённом помещении, - лишь сквозь щель под дверью падал свет. Помолившись, чтобы ни на что не наткнуться, я подошла к двери, из-за которой доносились странные звуки. Надо было сообразить, что это просто храп, и выглянуть в соседнюю комнату.
  В опочивальне, сидя в кресле, спал слуга. Он был одет, - видимо, ждал господина. Свет камина и свечей в больших красивых подсвечниках озарял богатую обстановку спальни, вазу с фруктами, большую пузатую бутыль вина на небольшом столике и столь нужный нам выход из покоев. Реджик подтолкнул меня в спину, и я на цыпочках пошла вперёд. По счастью, покрывавшие пол ковры скрадывали шаги, - князь Раксина любил роскошь.
  Подобравшись к выходу, я остановилась: снаружи слышались голоса. Реджик и Сетх присоединились ко мне и тоже прислушались.
  -...торчишь тут...
  -Да, не повезло сейчас дежурить.
  -А у тех-то пирушка...
  Реджик задумался, оценивая обстановку, затем жестами показал, что нужно делать: Сетх - на правого стражника, сам он - на левого, бить точно, чтоб сознание потеряли и не пикнули. Мне - взять со столика бутылку. Когда последнее распоряжение было выполнено, Реджик взглянул на Сетха, кивнул и резко открыл двери княжеской опочивальни.
  Двое часовых в одно мгновение были отправлены в блаженное беспамятство. Их усадили в нишу у окна, отобрали форму, доспехи и оружие, а рубашки полили вином так, что они стали благоухать на весь коридор. Впрочем, Реджик действовал весьма аккуратно, чтобы стражи случайно не очнулись. Я поспешно закрыла дверь в опочивальню: не дай Бог, от этих ароматов проснётся княжеский камердинер. Сетх и Реджик спрятали свою одежду в мешок, облачились в форму княжеской охраны, глотнули для храбрости из бутылки и поставили её между двумя стражниками. Найденной в чужом кармане верёвкой Реджик скрутил мне руки, и мы двинулись дальше.
  Сетх уверенно вёл нас - прямо по коридору, вниз по беломраморной лестнице на первый этаж и налево. Они с Реджиком вполне подходили к ролям гвардейцев, и во взглядах стоявших на постах стражей читалось лишь удивление по поводу меня. Издалека доносились звуки шумного пиршества.
  Часовые у покоев Каргира беспрепятственно пропустили нас в кабинет. Сидевший у стола хозяин обернулся.
  -В чём дело?
  -Чрезвычайное происшествие, сударь, - смело соврал Реджик. - Пост у княжеской опочивальни спит, прошу прощения, пьяным сном, а с ними была эта женщина.
  Каргир вскочил, - он действительно оказался маленького роста. На его зов вошли двое.
  -Тех, кто дежурил у опочивальни, в карцер, - бросил он. - Исполнять!
  Сетх подождал, пока дверь за гвардейцами захлопнется, и мягко положил Каргиру руку на плечо. Тот открыл было рот, но узнал Сетха и так ничего и не сказал, на его лице неверие сменилось изумлением, и наконец вспыхнула радостная улыбка.
  -Проходите, - выдохнул он. - Здесь нам никто не помешает.
  Последовав приглашению, мы очутились в смежной комнате. Каргир запер дверь, и Реджик наконец развязал мне руки.
  -Господин Хамал, вы живы! А о вас уже столько времени ни слуху, ни духу. Думали - всё...
  -Нет ещё, - с улыбкой отозвался Сетх. - Кстати, это Реджик. Не узнаёшь?
  Каргир, прищурившись, взглянул на Реджика.
  -Старина, это и в самом деле ты! Где ж тебя носило четыре года?
  -Я отличился, воюя под началом господина Хамала. За что и поплатился: Орден продал меня людям со звёздных кораблей.
  -Всесильные боги, но зачем?
  -Воины всюду нужны. Так что у меня с Орденом особые счёты.
  -Ясно, - протянул Каргир. - Бежал?
  -Почти. Долго рассказывать.
  -Наши посланники к повстанцам добились успеха, - вмешался Сетх.
  -Вообще-то мы уже победили Империю, - вставила я. - И нас вряд ли можно называть повстанцами.
  Начальник стражи недоумённо посмотрел на меня
  -А ты-то кто?
  -Посланник Галактического Союза.
  Каргир почесал в затылке, подбирая слова. Я решила его опередить.
  -Понимаю, если бы я явилась в галактической одежде и на звездолёте, мне можно было бы поверить сразу...
  -Да нет, ясное дело, вы скрываетесь. Наврали про моих ребят, да? Ну, ничего, карцер они заслужили, раз вас проморгали. Предвижу починку двери потайного хода.
  -Правильно предвидишь. Так вот, я хотела предъявить доказательства...
  -Не сомневаюсь, господин Хамал и Реджик уже проверили тебя по всем статьям. И всё-таки, что там?
  -Запись моей беседы с вашими послами.
  Он помрачнел.
  -Отважные были люди.
  -Может, не стоит?..
  -Нет. Посмотрю на них ещё разок.
  Я поставила видеофон на стол, включила запись. Каргир смотрел напряжённо, пристально, - но недолго.
  -Ладно, к делу. После победы досмотрю.
  -Нужны чекаронги, - сказал Сетх. - Надо отнести письма по адресам, которые я дам.
  -Их напишете вы?
  -Нет, у нас мало времени. До рассвета мы должны вернуться в Рит.
  Каргир присвистнул.
  -Ничего себе скорость!
  -Сообщение такое: со звёзд пришла помощь, будьте наготове. Об ответах сообщи, и чем скорее, тем лучше.
  -Куда?
  -Дом дядюшки Иштена, - ты с ним знаком.
  -Ну да, шустрый такой златовед лет двухсот, - закивал Каргир и заметил моё изумление. - Ты что, не знала, сколько они живут?
  -Знала, но для двухсот лет он слишком хорошо выглядит...
  -Вообще-то для них это средний возраст. Господин Хамал, будут ещё поручения?
  -Пока нет. Вот адреса.
  -Не беспокойтесь. Как вы думаете выбираться из Раксина?
  -Подземными ходами.
  Каргир задумался. Времени оставалось в обрез.
  -Значит, так. Для начала свяжите ей руки. Поведёте её в тюрьму, - Реджик, ты ещё не забыл, где это?
  -Такое забудешь, - заметил тот.
  -Рядом два трактира - 'Жизнь прекрасна' и 'На свободе'. Там, на заднем дворе, оставите амуницию, - её заберёт чекаронг. Винный погреб 'На свободе' - вход в подземелье.
  -Спасибо, Каргир.
  -Не за что. Да хранят вас боги!
  У дверей начальник стражи довольно громко повторил приказ отвести меня в тюрьму, и мы покинули его покои. Теперь путь был ещё проще: по первому этажу до парадного входа. Привратник отворил маленькую калитку, мы пролетели по широким ступеням и пересекли пустынную площадь.
  Ночные улицы Раксина крепко спали, и никто не помешал нам добраться до нужного места. Реджик и Сетх шли так быстро, что я едва поспевала за ними.
  Они сняли форму гвардейцев, достали из мешка свою одежду и переоделись. Первая попавшаяся дверь чёрного хода оказалась ведущей в 'Жизнь прекрасна', на исправление ошибки и возню с нужной дверью, запертой изнутри на задвижку, ушло время. По подземельям пришлось бежать. Вылезая наружу у берега, я чуть не свалилась в Бездонное озеро и вздохнула спокойно только тогда, когда гравикар взмыл над лесом.
  По дороге я поняла, что совсем не верю в возможность найти у Ордена слабое место. Дело касалось вовсе не Стелли, который мог чего-то не суметь, - просто Орден был слишком хорошо организован. Что ни говори, а элиа обезопасили себя со всех сторон, даже от нападений из космоса. И всё-таки интересно, почему они сами не летают в Галактику...
  -...высадишь меня, и полетите дальше, - врезался в мои мысли голос Сетха. - Сейчас слишком поздно, чтобы прятать машину здесь и идти пешком вокруг всего города.
  Гравикар затормозил, Сетх легко спрыгнул на землю и скрылся в темноте. Мы с Реджиком облетели Рит и укрыли машину в овражке, а прежде чем выйти, я выпила очередную таблетку, снимающую сон.
  День прошёл без приключений, хотя жаловаться на безделье не приходилось. И всё было бы совсем в порядке, если б не страх, что кто-нибудь случайно наткнётся на гравикар...
  
  5
  Когда трактир закрылся, и все наконец улеглись спать, мы с Реджиком потихоньку улизнули. Элиа из головы не выходили, и становилось всё яснее, на каком шатком основании строятся планы Сетха.
  Принимать в подвале почтальона-чекаронга было чрезвычайно неудобно по причине отсутствия окон. Сетх попросил дядюшку Иштена предоставить нам свой кабинет на втором этаже, - златовед часто засиживался с работой до глубокой ночи, посему свет в этом окне не мог вызвать подозрений у соседей. Тот охотно согласился.
  Пришлось некоторое время ждать, сидя в темноте у распахнутого окна. Наконец чекаронг величественно влетел в комнату, Реджик закрыл ставни и зажёг свечи. Увидев птицу, я обомлела: такого огромного хищника мне ещё не приходилось видеть. Чекаронг спокойно стоял на столе, пока от его лапы отвязывали письмо. Мощные ноги, одетые в короткие пушистые перья, оканчивались кривыми острыми когтями.
  -Один из наших способов переписки, - разъяснил Сетх, разворачивая бумагу. - Вроде бы обычное письмо, о ценах, как здесь, на разные товары. В том числе и на сладости, - это намёк. Значит, надо опустить лист в подслащённую особым способом воду, чтобы проявилось сообщение. У нас есть разные чернила. А посыльные-чекаронги в Лестарии не редкость.
  Реджик последовал указаниям Сетха, и между строчками проступили другие, ярко-красного цвета.
  -'Юг и восток - хорошо, север желает увидеть своими глазами (Зоанда, Нар и Тьерроль). Из Кенирха нет ответа, письмо вернулось нераскрытым'. Так, ну на север-то мы съездим, а с Кенирхом дело плохо...
  Сетх достал бумагу и две бутылочки чернил. Пока он писал, чекаронг внимательно изучал меня пронзительными жёлтыми глазами, отчего становилось не по себе. Красивые коричневые перья так и хотелось погладить, но было боязно.
  -Он понял, что ты чужая, - сказал Реджик. - Говорят, в старину они были ещё больше. Не думай, что он чей-то приказ исполнял, - их нельзя приручить. Зато письма у него никто не отнимет, даже элиа. Сиди смирно!
  Возглас последовал оттого, что чекаронг очень аккуратно взял в клюв мой мизинец. Реджик мог бы ничего не говорить: от неожиданности я застыла. Наверное, это был знак мира, потому что таким клювом чекаронг мог запросто сломать мне руку. Палец он отпустил через полминуты.
  Сетх закончил письмо и привязал его к лапе птицы.
  -Прошу предупредить северян о нашем приезде, - пояснил он, - и провести разведку в Кенирхе.
  Реджик задул свечи и открыл окно, чекаронг бесшумно выскользнул наружу. Была надежда получить ответ этой же ночью, и мы остались в кабинете дядюшки Иштена.
  -Меня интересуют два вопроса, - сказала я. - Первый: Орден знает, что я жива, а господин Хамал с семьёй на свободе. А раз знает, почему не ищет нас?
  -Хочешь помочь им в розысках? - усмехнулся Реджик. - Ну так пойди к храму Луны и спроси: вы не меня потеряли?
  -Да нет, ты ничего не понял. Было бы неплохо узнать...
  -А как ты что-нибудь о них узнаешь? Элиа читают мысли друг друга, вряд ли они вносят в компьютер повседневные аксератские дела.
  -Звучит на редкость успокоительно. Ты бы лучше поставил себя на место главы Ордена и подумал, как найти беглецов.
  -Хорошая мысль, - насмешливо сказал Сетх.- Вряд ли можно додуматься до чего-нибудь путного таким образом, если ты не элиа. А что за второй вопрос?
  -Почему элиа не летают в Галактику?
  -Наверное, берегут себя. С вероятной гибелью ирукаев можно не считаться, а вот каждый элиа у них на счету.
  -Жаль, если это единственная причина.
  -Что ты имеешь в виду?
  -Дело в том, что те, кто побывал в Галактике, - ирукаи ли, люди ли, элиа, о которых мы, возможно, не знаем, - больше на планету не допускаются.
  Сетх заинтересованно взглянул на меня.
  -Это точно?
  -Сведения из орденского компьютера. Мне кажется, элиа страшно боятся какой-нибудь галактической заразы. Может, во время первых контактов с пришельцами кто-то заболел, и это их напугало: ведь элиа никогда не болеют. Разумеется, об этом случае никто не узнал. Возможно, элиа изолировали больного или даже убили, с них бы сталось.
  -У тебя богатое воображение, - покачал головой Сетх. - Хотя, кто знает, все эти фантазии могут быть недалеки от истины. Посоветуйся со своими, они должны разбираться в таких вещах лучше нас. Что молчишь, Реджик?
  -Прикидываю, как Орден может найти нас.
  -И как?
  -Ха, им пришлось бы изрядно потрудиться: раз Кэт со звёзд, наверняка у неё есть какой-то транспорт для поездок по планете. Значит, она имеет возможность увезти вас в любую точку Лестарии, да и вообще Аксерата. Прятаться же удобно в горах, куда трудно добраться, - на Отуманенном или, при большом нахальстве, в Заклятых. Господин Хамал, исчез ли кто-нибудь из ваших людей после казни четверых посланников?
  -Нет.
  -Значит, под пытками они действительно ничего не сказали. Конечно, Орден предполагает заговор, но для поимки нас и остальных мятежников им пришлось бы допросить пол-Лестарии.
  -Так много? - удивилась я.
  -Конечно. У господина Хамала множество знакомых в высшем свете одной только Меронны, а в стране полно городов, где он бывал. Если подумать, что мы, страшно рискуя, скрываемся у кого-то из сообщников в каком-то городе, то надо перебрать... Ого! Всех знакомых аристократов, всех, кто служил под началом господина Хамала, а также тех, кому он спас жизнь. И это только люди, а в Лестарии живут ещё керо-лики и златоведы. Господин Хамал, откуда вы знаете дядюшку Иштена?
  -Когда-то я спас его.
  -А кому-нибудь из людей, кроме Каргира, об этом известно?
  Сетх задумался.
  -Не представляю. Слишком давно это было. Да я никогда и не хвастался подобными делами.
  -Ну, вам и незачем, вас и так вся Лестария почитает как героя.
  -Значит, нас может выдать только роковая случайность, - с явным облегчением подытожил Сетх. - Поэтому надо быть предельно осторожными. Помни об опасности, Реджик, и проводи Кэт до машины, чтобы она могла посоветоваться со своими.
  Мы поднялись с мест. Подумалось: как бы не заметил кто этих регулярных прогулок вокруг Рита, несмотря на весь военный опыт Реджика...
  Первым делом я перегнала гравикар в привычное и более надёжное укрытие и только потом вышла на связь. Пришедшие мне в голову идеи были выслушаны со вниманием, после чего на переговоры пригласили Раину Пайела, - бывший личный врач Милорда обязана была лучше всех разбираться в подобных вещах.
  'Кэт, всё это очень любопытно, - появилось на экране. - У нас есть архивные данные об открытии Аксерата, - проверим, может, и вправду кто-то из разведчиков планет болел, и это передалось.'
  'Имей в виду, на элиа могло подействовать то, что для нас абсолютно безвредно. К сожалению, я не имею возможности предоставить вам какого-нибудь элиа для экспериментов.'
  'Не волнуйся, информации о них вполне достаточно для моделирования ситуации на компьютере. Спасибо, и - держись!'
  'Постараюсь, Раина!'
  Связь окончилась. Вернувшись в дом дядюшки Иштена, мы прождали почти до рассвета, но чекаронг от Каргира так и не прилетел. Нахмурившись, Сетх посчитал время и заявил, что даже такие быстрые птицы не успевают за одну, пусть и долгую зимнюю ночь сделать столько далёких перелётов.
  
  6
  Весь следующий день меня преследовали панические мысли: Каргир не успел уничтожить список адресов и схвачен, поэтому мы не дождёмся ответа. Однако наступившая ночь доказала правоту Сетха: чекаронг прилетел.
  -Нас ждут в полночь на Илистом пляже, - сообщил Сетх, прочитав письмо. - Это на правом берегу Томаши, к югу от Зоанды. Каргир ещё пишет, что этот чекаронг согласен выполнять просьбы девушки, - твои, Кэт.
  Реджик хмыкнул.
  -Видать, хищным птицам нравятся только малорослые.
  Несколько ошеломлённая, я взглянула на чекаронга.
  -И как же с ним общаться?
  -Если Каргир хочет послать письмо, то показывает посланцу место на карте, набрасывает план города...
  -И рисует портрет адресата? Предупреждаю, я не умею рисовать.
  -Каргир тоже не умеет, хотя думает иначе, - улыбнулся Сетх. - Тем не менее, его письма всегда доходят точно.
  Я вздохнула: расположение чекаронга было приятно, но добавляло очередных сложностей. Сетх написал послание в Тьерроль, и совместными усилиями удалось объяснить нашему почтальону, кому оно адресовано. Чекаронг должен был вернуться только к рассвету, а мы отправились на север, к берегам Томаши. Пролетая над Отуманенным хребтом, я ещё раз напомнила себе, что 'Скиталец' охраняют не только природные преграды, но и защитное поле с противорадарной установкой, так и не выключенное по прилёте. Вследствие всего этого Орден не имел никакого права обнаружить звездолёт.
  Возле места встречи сканер засёк нескольких всадников, - один из них спешился и направился к реке. В том, что к нам идёт человек, а не член Ордена, сомнений не возникало, но Сетх внимательно изучил его сквозь окуляры прибора ночного видения.
  -Кто это, господин Хамал?
  -Князь Зоанды собственной персоной. Правда, князем он стал совсем недавно, в дни твоего плена у принцессы. Пойду-ка ему навстречу.
  Сетх вышел из гравикара и зашагал по берегу. Пляж шёл широкой полосой, ограниченный с одной стороны водой, а с другой - обрывом. Гость из Зоанды, похоже, прекрасно знал местность и спустился на пляж быстро. После короткого разговора с Сетхом оба они сели в гравикар, и я включила запись своей беседы с беглецами на Артосе. Реджик переводил.
  Ближе к концу просмотра у меня создалось ощущение, будто князь не поверил ни единому слову. Чувство было столь сильным, что я даже попробовала поставить себя на место гостя и разобраться, чем мы вызываем у него подозрение.
  Во-первых, запись. Вполне возможно, что это допрос, и беглеца-полуэлиа принудили говорить на другом языке. Во-вторых, Хамал Сетх тоже пленник, а все переговоры через чекаронгов, нынешний прилёт и перевод Реджика есть не что иное, как хорошо спланированная западня... Нет, слишком сложно: если Сетх всех выдал, то князь был бы уже арестован, ведь Орден сначала сажает в казематы, а потом доказательства ищет... Я запуталась и с неприязнью взглянула на князя Зоанды, досматривавшего запись.
  -Что скажете? - спросил его Сетх, когда экран померк.
  -Я понял ваш замысел: доказать, что мы не одиноки в борьбе против Ордена, и приготовиться к взятию власти в свои руки. Какая судьба ждёт элиа?
  -Мы сейчас работаем над этим, - отозвалась я.
  -Что значит 'мы'?
  -Лучшие умы Галактического Союза.
  -А...
  Он не успел задать следующий вопрос: на панели управления зажёгся тревожный сигнал.
  -Что это?
  -Засечён луч поиска.
  -Как?
  -Нас обнаружили?!
  -Да нет же, нет. Просто мои приборы уловили луч радара, прочёсывающего поверхность планеты. А гравикар для него невидим.
  -Как, они знают о присутствии чужих? - князь был неприятно удивлён.
  -В Галактике с моей помощью была уничтожена база Ордена, но кто-то из ирукаев уцелел, сумел вернуться на Аксерат, и меня узнали. Аресту помешал Реджик. Так что Ордену известно о заговоре, а ещё, надо полагать, его крайне заинтересовало, каким образом мой звездолёт сумел приземлиться на планете без их ведома. Короче говоря, затея сопряжена с большим риском.
  -Я заметил.
  -Мы вас не убедили, князь?
  Он ответил не сразу.
  -Признаться, всё это звучит совершенно невероятно.
  -Если бы вы узнали, какими путями судьба привела меня сюда, то ещё больше утвердились бы в своём выводе.
  Князь улыбнулся.
  -Хорошо. Допустим, ваши друзья найдут способ обезвредить Орден, и в Лестарии наступит власть людей. Останется ли на троне нынешний король?
  -Элиа поддерживают его жизнь своими зельями, и господин Хамал считает, что галактическая медицина не успеет спасти короля от смерти.
  -Если предполагаемый преемник не устроит совет князей, начнётся война.
  -А что вы думаете о Раденеке Ласке?
  Князь Зоанды несколько секунд молчал.
  -Неплохо. Он неглуп, смел и упорен в достижении цели. Вы уже сообщили ему о близком восшествии на престол?
  -Нет.
  -Похвальная осторожность. Хотя выходит так, что Ласке преподносят Лестарию в подарок... Впрочем, вам виднее. Пожалуй, у меня больше нет вопросов.
  -Спрашиваю ещё раз: мы вас убедили?
  -Более-менее. Посмотрим, что удастся сделать из того, о чём я сейчас услышал.
  -А можно теперь мне задать вопрос? - спросила я.
  -Пожалуйста.
  -Кто эти всадники, которые ждут вас неподалёку?
  -Охрана, разумеется.
  -Понимаю, но не выдадут ли они Ордену ваш ночной поход?
  -Это немые рабы из кочевого племени. Я уверен в них больше, чем в гвардии Зоанды.
  Сетх проводил гостя и вернулся, мы взлетели. Некоторое время царило молчание, - пока я не спросила у Реджика, где он оставил краденый звездолёт. Оказалось, невдалеке от Раксина, в горах. Меня смущала близость поселения златоведов, но Реджик заверил, что бояться нечего.
  Следующей ночью нас ждал Тьерроль. Прежде чем покинуть дом дядюшки Иштена, я поблагодарила крылатого почтальона и попросила подождать нашего возвращения где-нибудь поблизости, - мало ли что понадобится. Чекаронг, кажется, понял.
  Тьерроль был столицей болотистых и лесистых краёв к северо-востоку от земель керо-ликов, опять-таки по ту сторону Отуманенного хребта. Оттуда по приказу Ордена уходили экспедиции на восток: Лестария постоянно расширяла свои владения.
  Гравикар остановился на острове посреди болот, в зарослях колючего кустарника и чахлых корявых деревьев. Добраться сюда ночью и не утонуть было почти невозможно, и я поинтересовалась, кого мы встретим.
  -Кассиану Эллери, - в голосе Сетха прозвучало тёплое чувство. - Я был до безумия влюблён в неё лет тридцать тому назад...
  -Зря вы не сказали об этом раньше, - вмешался Реджик. - Женщина существо ревнивое и мстительное, а раз вы с ней расстались, значит, кто-то был в этом виноват.
  -Её родители.
  -Да?
  -В ту пору мне ещё предстояло завоевать славу, а к Кассиане посватался один из сыновей князя Тьерроля. Всё решилось быстро и без нашего участия.
  -Какой ужас! - воскликнула я.
  -Вовсе нет, это обычное положение вещей.
  Несмотря на это заверение, вид у Сетха был печальный.
  -И как же вы жили дальше?
  -Были победы в войнах, моя женитьба и рождение детей. По своей воле я никогда бы не вовлёк её в заговор против Ордена, - тут Каргир постарался. Уже почти семь лет, как мы идём одной опасной дорогой, но встретиться должны только сейчас.
  Наступило назначенное время, но на острове никто не появлялся. Я обшарила сканером болота.
  -Птицы, зверьё и никаких признаков человека.
  -Странно, ведь Кассиана никогда не опаздывала. Подождём, - её могло что-то задержать.
  -В такую погоду лучше вообще не выходить на болота, - заметил Реджик.
  Сетх не ответил. Часы на панели управления бесшумно и неумолимо отсчитывали секунды.
  Часа через два стало ясно, что на остров никто не проберётся: всё вокруг заволокло туманом. Я подняла гравикар, направила сканер на местность до самого города - ни души. По дороге в Рит Сетх молчал, и мы не смели задавать ему вопросы.
  Едва очутившись в кабинете дядюшки Иштена, я распахнула окно. Чекаронг влетел тут же, как будто этого и ждал, и Сетх отправил письмо в Тьерроль: его владение собой поражало. До рассвета было ещё порядочно, но при всём желании мы не успевали слетать в Нар.
  -Возвращайтесь в 'Надёжный приют', - велел Сетх. - Раньше ночи всё равно ничего не узнаем, так что вам нечего здесь делать.
  Мы повиновались. Резкий холодный ветер относил в сторону голоса перекликавшихся ритских часовых, и казалось, будто город дальше, чем на самом деле. Благодаря таблеткам спать не хотелось, и в бессонную голову лезли непрошеные мысли: об ожидавшем вестей из Тьерроля Сетхе, о Раине, колдующей над ядом для элиа, об отце... Сейчас даже бывшее со мной в Галактике казалось нереальным, не говоря уже о мирной жизни на Земле, и папа представлялся теперь нерушимой стеной, о которую когда-то с лёгкостью разбивались все мои мелкие житейские неприятности... Я понимала, что время это прошло и никогда более не вернётся, но мне до боли хотелось домой, на Землю, чтобы хотя бы увидеть улицы, по которым мы ходили вместе.
  Привычно и без особого труда проникнув в свой трактир, мы с Реджиком улеглись и притворились спящими. Собственно, притворяться пришлось только мне: 'брат' мой мгновенно уснул. Поскольку работа вышибалы состояла большей частью из наблюдения за посетителями, Реджик умудрялся спать и днём, причём понемногу и с открытыми глазами. Но привычка воина постоянно быть начеку его не подводила, и претензий не возникало. Более того, хозяйка заведения поглядывала на Реджика всё благожелательней.
  
  7
  -'Не смогла выбраться: муж подхватил болотную лихорадку. Следующей ночью, в это же время, на этом же месте', - прочитал Сетх.
  Он великолепно владел собой, но всё же было заметно, что известие принесло ему огромное облегчение.
  Сев в гравикар, я обнаружила послание из Столицы, и отъезд пришлось отложить. Читая, я мысленно поклонилась Раине: наверное, последние трое суток она не вылезала из лаборатории.
  -Здесь рецепт состава, который должен вызвать у элиа и ирукаев эпидемию заболеваний дыхательных путей. Зараза передаётся по воздуху, но для людей и им подобных не смертельна. Готовить придётся из тех средств, что имеются в аптечке на 'Скитальце', - доставлять из Галактики слишком опасно, хотя там можно взять более действенные составляющие.
  -Постой, почему опасно? - удивился Сетх. - Есть же ваши люди среди пиратов, есть другие корабли, невидимые Ордену.
  -Ну, пиратам вряд ли можно это поручить, - опередил меня Реджик. - Они там все на виду, а надо было бы передавать средство Кэт или мне. Что же до звездолётов-невидимок, то всё-таки проще сделать яд на месте, чем гонять кого-то в опасную зону.
  -Хорошо, ты меня убедил. Главное, чтобы Кэт справилась.
  -Допустим, справлюсь. А что дальше?
  -Нынче последняя или предпоследняя ночь пути Стелли в Меронну. Поручим дело ему, его же элиа сопровождает. Сейчас оба, конечно, спят.
  -Стелли разволнуется, - ему же придётся действовать против своего спутника. Элиа услышит его чувства, и всему конец. Не пойдёт.
  'Можно ввести дозу раствора Стелли, - появилось на экране. - У него возникнут симптомы простуды, а элиа заразится. Правда, эта процедура несколько уменьшит силу состава.'
  'Давно ждёте связи?' - поинтересовалась я.
  'Часов пять. Не вмешались сразу только потому, что любопытно было вас послушать. Принимаешь идею?'
  'Да чтоб я позволила колоть Стелли всякую гадость?!'
  'У вас есть варианты получше?'
  Реджик вполголоса перевёл Сетху беседу. После обсуждения вопроса пришлось признать, что других вариантов нет.
  Гравикар на максимальной скорости помчался к 'Скитальцу': мы ещё надеялись успеть на встречу с Кассианой Эллери. Поднявшись на борт, я принялась за составление раствора. Хотелось верить, что Раина права, и для Стелли он действительно безвреден...
  Состав получился зелёно-бурого цвета и почти прозрачный. Налив его в пластиковый пузырёк и завинтив крышку, я упаковала шприц вместе с пузырьком так, чтобы можно было привязать к лапе чекаронга. Самым трудным оказалось написать письмо с указаниями: оставлять Стелли в неведении относительно последствий укола было просто нечестно. Затем гравикар перенёс нас в Рит, откуда и улетел чекаронг с посылкой.
  К Кассиане мы всё-таки опоздали: когда машина затормозила, она уже стояла в ожидании на острове. Сетх разговаривал с ней наедине очень недолго и, ещё раз извинившись, усадил рядом со мной на переднее сиденье. Кассиана неловко надела прибор ночного видения и внимательно посмотрела на меня.
  -Ты и есть посланец со звёзд? Странно, что там тоже живут люди.
  -Да, госпожа Эллери. Меня это тоже удивляет.
  Её голос был певучим, причём создавалось впечатление, будто Кассиана всё время улыбается. Я в очередной раз рассказала о своём появлении на Аксерате, стараясь ничего не пропустить, и предложила показать запись артосской беседы.
  -Не надо, - неожиданно ответила госпожа Эллери. - Я пришла посмотреть на живых, а не на мёртвых. Господин Хамал, помогают ли тебе твои сыновья?
  -Они тоже вне закона...
  -Нет, я имела в виду брачные союзы.
  -Тут может помочь только дочь, и она уже совершила то, что должна.
  -Кому же ты её предназначил?
  -Будущему королю.
  -Постой, угадаю. Раденеку Ласке?
  -Точно.
  Она задумалась на минуту, затем кивнула.
  -Что же, королевой быть очень и очень приятно. Молодые люди, вы не могли бы оставить нас ненадолго одних?
  Мы с Реджиком послушно покинули гравикар. Едва выйдя из машины, я застыла: по болоту к острову полз туман, а в нём то ли вправду посверкивали, то ли мерещились крохотные огоньки.
  -Страшно? - спросил невидимый в темноте Реджик.
  -Ещё бы.
  -И как это ваши додумались послать сюда такую трусиху? - вместо сочувствия выдал Реджик.
  -С тобой не посоветовались! - возмутилась я.
  -Что верно, то верно. По правде говоря, болота и мне не по душе, - то ли дело горы, степи и прочая твёрдая земля. Похоже, за тридцать лет госпожа Кассиана стала здесь своей.
  -Госпожа Эллери. Благородных дам называют по имени только до замужества.
  -Тебе лучше знать. Я с благородными мало общался до нынешних времён. Ну же, перестань бояться! Видишь, ветер уносит туман прочь.
  Дверцы гравикара открылись, Сетх и Кассиана вышли наружу.
  -Прощайте, друзья мои, - сказала госпожа Эллери. - Ветер развеял ведьмины космы, и мне пора.
  -Прощайте, - ответили все мы почти одновременно.
  Она нагнулась, подняла длинную палку и, ощупывая ею почву впереди, двинулась к Тьерролю. Сетх, Реджик и я заняли места, и гравикар взлетел. Освещение приборной доски давало мало света в салоне, но даже в нём была видна печальная улыбка Сетха.
  В Рите нас ждали два чекаронга: один от Стелли, другой из Раксина. В посылке керо-лика я нашла пустой пузырёк, использованный шприц и своё письмо, на обороте которого было по-галактически нацарапано 'Всё сделал, не волнуйся'. Сетх развернул послание Каргира.
  -'Плохие новости из Кенирха: Тарео возвращался от сына и попал в плен к разбойникам. Мои люди идут по следу. Ждите новостей.'
  -А что нам ещё остаётся, - заметил Реджик.
  Наутро в храмах Луны народу Лестарии объявили радостную весть об Обретении Героя, - это означало, что расчёт Стелли оказался верен. При этом известии я чуть было не выронила из рук кувшин с вином и тут же вспомнила о хозяйкиной метле, которую ей в отношении меня ещё не приходилось применять. Орден использовал своё умение передавать мысли на расстояние, новость знала вся страна, и всюду совершались благодарственные моления.
  Чтобы отметить Обретение Героя, народ валом повалил в трактиры, и 'Надёжный приют' не стал исключением. Нечего сказать, денёк выдался горячим, и к вечеру я просто валилась с ног. Порой назревала потасовка, но дело обходилось, и время от времени до меня долетали напутствия Реджика самым неуёмным посетителям: друг, стены по бокам, пол внизу, а дверь прямо, смотри, не перепутай.
  Когда вся эта кутерьма наконец завершилась, я без сил рухнула на первый попавшийся табурет: трактир закрылся, уборка закончилась, а вокруг никого не было.
  Реджик вышел из кухни и присел рядом.
  -Я не смогу сегодня проводить тебя.
  -Почему?
  Он посмотрел в сторону.
  -Понимаешь, не стоит спорить с хозяйкой и терять работу.
  -Ты что-то натворил?
  -Нет. Но становится рискованным не обращать внимания на её знаки расположения.
  -Ах, вот оно что. Хозяйка воспылала к тебе страстью, и сегодня у вас свидание.
  Реджик с видимым напряжением ждал, что я ещё скажу.
  -Конечно, ты принял правильное решение. Ну, а мне не впервой соблюдать осторожность.
  -Не думай, с моей стороны ничего такого нет, это вынужденный шаг. Она скоро найдёт себе другого...
  -Лучше постарайся продержаться в милости до конца нашей авантюры. Ведь если вы поругаетесь, она точно нас выгонит.
  -И то верно. Ладно, уходи, теперь уже можно.
  Реджик помог мне незаметно покинуть 'Надёжный приют'. Я выпила очередную таблетку, и уставшее за день беготни тело стало постепенно обретать прежний тонус. От полного отсутствия сна восприятие странно обострилось, а все краски казались резкими.
  Мне повезло, и по дороге ничего не случилось. Сетх выслушал рассказ о хозяйке и Реджике, признал решение верным и перешёл к насущным делам: пришло приглашение из Нара. Никаких новых вестей от Каргира не поступало.
  Нар находился далеко на севере, и сейчас, в разгар зимы, окрестности города были покрыты снегом. Гравикар остановился под сопкой, - до встречи оставались считанные минуты. Судя по данным сканера, по ведущей от Нара дороге в нашу сторону шёл человек.
  Сетх надел прибор ночного видения и шагнул в темноту навстречу другу, - а я обнаружила, что с гравикаром что-то не так. Пульт тревожно замигал, и пришлось включить автоматическую проверку всех систем.
  Сетх и наш тайный нарский союзник сели в машину, надо было присоединяться к разговору и демонстрировать запись беседы с беглецами. С панелью управления творилось что-то странное, - словно все индикаторы одновременно сошли с ума. Запись, на мой взгляд, была воспроизведена весьма и весьма плохо, Сетх тоже это заметил, но гость никогда в жизни не видел видеофона и ничего не заподозрил. Досмотрев, он заверил нас в своей преданности и отправился назад в Нар, - а гравикар отказался взлетать и грузно осел на землю. Кресла самортизировали, хотя удар мы всё же ощутили. Пульт управления погас, но через секунду загорелся индикатор резервной системы энергоснабжения.
  Я чертыхнулась сквозь зубы. Гравикар медленно поднялся в воздух и полетел.
  -Что случилось, Кэт? - спросил напряжённо молчавший до сих пор Сетх.
  -Неполадки в системе энергоснабжения. Сейчас едем на резервной, а это означает более низкую высоту и скорость. Словом, надо брать курс на 'Скиталец' и разбираться, в чём дело.
  Сетх кивнул. До Отуманенного хребта мы добрались спокойно, но в одном из ущелий я решила срезать угол - и чудом увернулась от начавшегося камнепада. Вслед за камнями с горы сошла лавина, и настроение испортилось окончательно: никогда ещё наше передвижение по Аксерату не вызывало столько шума.
  В ангаре звездолёта я предоставила бортовой электронике выяснять причины неполадок и поднялась вместе с Сетхом в каюту: надо было поесть. Задержка раздражала и тревожила: кто знает, сколько времени придётся провозиться с машиной, а уж если, не дай Бог, выяснится, что на ней уже нельзя ездить!..
  Данные анализа появились довольно скоро и дали повод вздохнуть с облегчением: повреждение вполне можно было исправить, будучи на звездолёте. Впрочем, предстояло повозиться, поскольку переделки Шанидара и Элистера затрудняли возможность добраться до места поломки.
  
  8
  Я провозилась с ремонтом дольше, чем ожидала: солнце уже поднялось. Всё это было очень неприятно, поскольку предстояло придумать объяснение для хозяйки, почему я прогуляла работу. Да и дети Сетха наверняка волновались, гадая, что случилось. Уехать же мы могли только часов через шесть-семь, когда стемнеет. Пока шёл ремонт, Сетх успел выспаться и выглядел, как обычно, подтянутым и красивым, хотя казался чужим среди этих стен. Я, вздохнув, выпила очередную таблетку и смогла более-менее связно изложить наши затруднения.
  -Совру хозяйке, что пришлось удирать от хулиганов, - предложила я.
  -Неправдоподобно, - отверг Сетх. - Видишь ли, если несколько мужчин задумают тебя похитить, от них чрезвычайно трудно убежать. Может, приляжешь отдохнуть? На свежую голову придумывать легче.
  -Не могу, - вздохнула я. - Таблетки приходится пить каждые двенадцать часов, чтобы их действие не прерывалось, и сейчас сон ни за что не придёт.
  Вечером мы вернулись в дом дядюшки Иштена, так ничего и не придумав. Кроме хозяина и детей Сетха, там был ещё и Реджик: он сбежал из 'Надёжного приюта' под предлогом поисков пропавшей 'сестры' и, кажется, был весьма доволен таким поворотом событий. От Каргира пришло письмо, в котором нам предлагалось самим поехать в Кенирх, чтобы помочь освободить Тарео. Сетх решил, что это мудрый совет. Теперь, когда активная деятельность сменила неторопливо текущую жизнь в Меронне, меня даже удивляло, как можно было так беспечно веселиться и попусту тратить время на балы и приёмы.
  Место приземления в окрестностях Кенирха указывал хорошо заметный с воздуха костёр. Встречавших было на удивление много, - лесную поляну заполняли люди вполне разбойничьего вида с горбатеньким человечком во главе.
  -Добро пожаловать, - сказал этот несуразный предводитель.
  -Ты зачем костёр запалил? - с ходу накинулся на него Реджик. - Сверху его отлично видно, так что...
  -Реджик, ты здесь не дома, - оборвал горбун. - Господин Хамал, и вы, сударыня, не извольте беспокоиться из-за этой глупой речи. Костров по всему предгорью множество, поскольку кенирхенские леса ночью - весьма оживлённое место. Прошу к нашему огоньку.
  Мы последовали приглашению.
  -Позвольте представиться: Ортала. И я, и мой брат Каргир выбрали одну стезю, но в разных местах Лестарии, посему друг другу не мешаем. Правда, он охраняет князя Раксина, а на мою долю выпали особы рангом пониже, но, честное слово, здесь гораздо интереснее.
  -Что с Тарео? - перебил Сетх.
  -Как вы знаете, он - член совета Предгорной лиги, а в одном из договоров сказано, что члены советов не подлежат похищению. Боюсь, нас ждёт очередной передел.
  -Это очень некстати. Тарео - единственная связь с Южной Лестарией.
  -Вы правы. В деле замешана Горная лига, а в горах есть пещеры, где очень удобно кого-то прятать.
  -Что за лиги? - спросила я.
  О взаимоотношениях кенирхенских разбойников Реджик знал только по слухам - и я, соответственно, тоже.
  -Видите ли, юная госпожа, если вы окажетесь на здешних дорогах без охраны, то с лёгкостью расстанетесь со своими деньгами. Нет, об убийстве речь не идёт, вы доедете до Кенирха налегке и сможете даже встретить тех, кто помогал вам освободиться от тяжёлого и неудобного кошелька. А стоит попытаться наказать обидчика, как несколько десятков свидетелей покажут, что он в тот момент был на дне рождения внука или на похоронах троюродного деда. В крайнем случае, найдётся сестра жены двоюродного брата, которая именно в этот день выходила замуж в присутствии искомого лица. Но если вы едете с охраной, то любая дорога в любое время дня и ночи будет безопасна до неприличия.
  -Ты возглавляешь эту самую охрану?
  -Нет, нет и ещё раз нет. Местность вокруг Кенирха поделена между Горной, Предгорной, Равнинной и Пустынной лигами. Именно они взимают плату за спокойный проезд и в случае отказа убеждают, что лучше было не жадничать. Само собой разумеется, главы и члены советов лиг тоже любят безопасность, и тут вступаю в дело я.
  Подчинённые Орталы в живописных позах расположились на полянке и внимательно наблюдали за происходящим. Гравикар вызвал у них неподдельный интерес.
  -Несмотря на взаимное уважение, собратья по промыслу довольно часто наступают друг другу на любимые мозоли. Однако сейчас дело гораздо серьёзнее обычных мелких пакостей, и до вашего друга Тарео не может добраться ни человек, ни чекаронг. Как вы понимаете, господин Хамал, мне кое-что известно о заговоре, но заменить Тарео я не в силах.
  Сетх кивнул.
  -Садись в машину, Ортала. Сейчас ты увидишь, на что способны люди звёзд.
  -Один вопрос, - глаза главы охранников сверкали энтузиазмом. - Обретение Героя - ваших рук дело?
  -Да.
  -Но ведь Орден обмануть невозможно!
  -Верно. Этот керо-лик действительно тот, за кого себя выдаёт.
  Над поляной пронёсся восхищённый вздох: часть собравшихся приняла нас за чрезвычайно искусных лжецов, остальные поверили целиком и сразу. И то, и другое располагало гвардию Орталы в нашу пользу, что было весьма кстати. Я села за руль, Ортала - рядом. Едва мы взлетели, от машины шарахнулся чекаронг. На мой испуг Ортала усмехнулся.
  -Нет, нет, он не с письмом. Их племя живёт в здешних горах, - места-то почти такие же, как возле Раксина. А как вы собираетесь искать Тарео?
  -Видишь этот... это окошко? На нём видно то, что скрыто темнотой. А ещё с его помощью можно определить, есть ли вокруг живые существа, и какие они. Можно узнать расположение комнат в доме и пещер в горах...
  -Ясно, ясно.
  Я направила сканер на горы. Экран показал множество запутанных ходов, - трудно было разобраться сразу, какие дальше, какие ближе. Ортала внимательно изучал изображение, бормоча что-то себе под нос и загибая пальцы.
  -Так, склад, ещё один склад... Сколько народу! Жалко, не видать лица.
  -Сейчас сделаю план покрупнее.
  -Что-что?
  При виде резко увеличившихся фигурок Ортала изумлённо охнул и на время лишился дара речи.
  -Кто это? - нетерпеливо спросила я. - Теперь можешь рассмотреть?
  -Да, конечно! Это купец из Верилога, за него завтра должны привезти выкуп.
  Изображение постепенно менялось, - луч сканера перемещался по горам.
  -Так, опять склад. Спит кто-то, лица не видно...
  -Облетим гору с другой стороны.
  -А можно?
  -Разумеется.
  Гравикар сделал поворот. Сканер держал неподвижную фигуру в кадре, и наконец Ортала отрицательно покачал головой.
  -Нет, не Тарео.
  Мы двинулись дальше. Ортала внимательно смотрел на экран.
  -А почему фигуры красного цвета, а фон синий?
  -Видишь ли, тело человека тёплое, а горы - нет, и луч, который мы направляем, различает это. Тебя не устраивают цвета? Могу изменить.
  Во взгляде горбатенького начальника охранников появилось чисто мальчишеское выражение любопытства.
  -Давай.
  Я переключила на жёлто-зелёный вариант. Ортала широко улыбнулся.
  -Здорово!
  -Можно ещё чёрно-белым сделать.
  Машина летела довольно медленно, чтобы мы успели рассмотреть всё подробно. Луч сканера двигался вдоль горной гряды, раскрывая всё новые секреты разбойников, но брови Орталы хмурились: Тарео не было. Пролетали часы, перед нами на экране прошли уже все пещеры, а поиски так и не увенчались успехом. Обескураженная, я посадила гравикар.
  Ортала не унывал.
  -Итак, теперь мы знаем, где Тарео нет. Без вас, сударыня, мы выяснили бы это очень и очень нескоро. Сейчас уже время позднее... Кстати, господа, а за каким Ирату вам надо до рассвета успеть вернуться в Рит?
  Реджик рассказал про трактир. Ортала с серьёзным видом выслушал историю о пропавшей 'сестре' и влюблённой трактирщице.
  -Пропавшую сестрёнку не найти за один день, так что оставайтесь с нами. Каргиру пошлём письмо с чекаронгом, - он предупредит детей господина Хамала.
  -Стелли обещал вернуться в Рит, - сказал Сетх. - Надо будет как-то узнать о том, что с ним.
  -Элиа передадут в Кенирх новости о Герое, и их объявят народу. Как видите, иногда и от этих существ есть толк.
  -Остаться было бы неплохо, - проговорил Реджик. - Время пути от Меронны до Рита известно, поспеем к сроку.
  Сетх, подумав, согласился. Ортала выставил дополнительных часовых и дал команду к отбою, поляна враз обезлюдела. Один из часовых должен был сидеть на поляне, и на эту роль попросилась я.
  -Вы не хотите спать? - заботливо осведомился Ортала.
  -Да нет, не могу.
  -Как, совсем? - он присел рядом у костра. - Это свойство людей звёзд?
  -Нет, это галактические лекарства виноваты. Жизнь была такая: днём работать в трактире, а по ночам ездить к заговорщикам... Извини, что не удалось найти Тарео.
  -Вам не за что извиняться: члены Горной лиги очень хорошо знают своё дело. К тому же, они прекрасно понимают, что в первую очередь его буду искать я.
  -Но где?
  -Там, куда до сих пор не добирался. Пещеры мы осмотрели сегодня, горы обследованы чекаронгами...
  -Тебе и чекаронги помогают?
  -А как же. Тарео может быть только на территории Горной лиги, наша уже основательно проверена.
  -Предательство исключено?
  -Думаю, да. Ладно, утром схожу в Кенирх, узнаю новости.
  Он закутался в плащ, улёгся и мгновенно заснул, а я осталась наедине с очередной аксератской ночью. Это было так странно: только что рядом говорили, действовали, переживали люди - и сразу вокруг только тьма и ночные шорохи. И совсем немыслимым кажется то, что на далёких планетах кипит жизнь, что где-то там летают звездолёты...
  Ночь прошла спокойно. С рассветом гравикар замаскировали, - даже стоя в двух шагах, нельзя было догадаться о его местонахождении. После завтрака Ортала покинул лагерь в сопровождении нескольких воинов и обещал вернуться к вечеру.
  Дозорные предупредили стан о приближении чужих, и мы с Сетхом спрятались в гравикар. Реджик остался на поляне подслушивать, - притворился спящим и прикрыл лицо. Нам с Сетхом оставалось только терпеливо ждать: жизнь в разбойничьем краю текла своим чередом, это мы были здесь чужаками.
  Визитёры оказались гонцами, принесшими вести для Орталы. Как потом рассказал Реджик, речь шла о делах одного из кланов Горной лиги, промышляющего на границе территорий двух лиг. Клан вёл себя весьма дерзко, порой нарушая неписаные разбойничьи законы, и это начинало беспокоить совет Предгорной лиги, - членом которого был Тарео. Когда гости ушли восвояси, мы выбрались из машины, и нас угостили обедом: всё было необычайно вкусно, с дымком, а разбойники уплетали за обе щеки так аппетитно, что даже не очень голодный человек непременно захотел бы присоединиться к пиршеству.
  Ортала возвратился немногим раньше захода солнца. Новости из Кенирха не радовали: Горная лига ставит новые условия и поднимает спорные вопросы. О цене свободы Тарео впрямую речь не идёт, но это подразумевается само собой. Горцы всегда были хозяевами положения, поскольку по их Гиблому ущелью проходит главная и кратчайшая дорога, соединяющая Северную и Южную Лестарию, но сейчас они стали вести себя особенно нахально. Из Меронны же сообщали, что Стелли изъявил желание поселиться в Рите и начать переводить древние рукописи. Неприятно удивлённая Меронна хотела было повелеть перевезти к себе всю библиотеку князя Рита, но книги были слишком старыми, и от перевозки, по счастью, пришлось отказаться.
  Во время ужина Ортала напряжённо размышлял о чём-то и едва отвечал на вопросы. Как только совсем стемнело, он попросил поднять гравикар в воздух, и мы снова направились к горам.
  -Надо взлететь повыше и искать нависающие козырьки скал. Там, и только там есть места, куда не смогли заглянуть чекаронги.
  Я выполнила его просьбу. Теперь машина находилась на уровне горных пиков, и луч сканера тщательно ощупывал ущелья. Надо было внимательно следить за окрестностями, - я боялась, что на приборной доске опять запищит индикатор, поймавший луч поиска. И опять бежали часы...
  -Есть! Ой, нет, проскочили... Чуть-чуть назад... Да. Видите? Человек со связанными руками - Тарео.
  Вокруг царила кромешная тьма, лишь звёзды осмеливались нарушать её. Если бы не огоньки приборов, было бы совсем страшно: как будто земли нет вовсе.
  -Где мы? Далеко от лагеря?
  -Ну нет, не очень. Это вход в Гиблое ущелье, отсюда всего день пути до Кенирха и рукой подать до ребят из Предгорной лиги.
  -И они не боятся, что Тарео обнаружат свои?
  -В том-то вся и штука, что если и найдут, то не выручат.
  -Почему?
  -На этот проклятый карниз ведёт одна-единственная узкая тропка, подступы к ней, конечно, охраняются. Без боя на тропинку не выйти, а бой означает шум - и обвал. Красивый замысел, ничего не скажешь. А теперь давайте-ка подлетим к скале и заберём Тарео. Там всего два стража.
  Я покачала головой.
  -На этом нависающем козырьке полно снега.
  -Ну и что?
  -Боюсь, антигравитационное поле вызовет сход лавины, - так уже было.
  -Жаль, - мрачно заметил Ортала и откинулся на спинку кресла.
  И тьма высокогорья сменилась лесной, сквозь ветви то тут, то там стали проблескивать костры. Я посадила машину у нашего, удивляясь, как Ортала умудряется ориентироваться в этом ночном хаосе. По приземлении он без долгих предисловий объявил, что знает, где Тарео.
  -Сам козырёк весьма непрочен, - добавил Ортала. - Если он обрушится, то не только похоронит под собой стражей и Тарео, но и перегородит дорогу. Пока его не разберут, торговые караваны будут идти в обход, через пустыню. Это лишит доходов Горную лигу, что было бы неплохо, и Предгорную, за что совет спустит с меня шкуру. Имейте в виду. Думаем, господа!
  Сразу по окончании речи никаких предложений не последовало: следуя совету предводителя, присутствующие добросовестно принялись думать, как добраться до скалы без риска для жизни.
  -Не понял, что с машиной, - сказал Реджик вполголоса, чтобы не мешать разбойничьим размышлениям. - Испортился генератор поля, и теперь нельзя подъезжать к лавиноопасным местам?
  -Да нет, всё работает. Просто создатели не предусмотрели, что гравикар будет носиться по горам и долам вместо спокойной езды по городу.
  Ортала пересел поближе к нам и прислушался к разговору.
  -Хорошо, - недовольно сказал Реджик. - Но, может, есть какой-то предел, ближе которого подъезжать нельзя?
  -Не знаю, не пробовала.
  -А стоит.
  -Реджик, это великолепно! - глубоко посаженные глаза Орталы сверкнули. - Из арбалетов снимем часовых, а между скалой и машиной... Стойте, стойте, а это как?
  -Мостки, - предложил один из людей Орталы. - Перекинуть пару досок на скалу.
  -А ты сам когда-нибудь пробовал идти ночью без перил над пропастью?
  -Нет, - был честный ответ. - Надеюсь, и не придётся.
  -Ясно. Другие мнения?
  -Верёвочная лестница. Сбросить с машины конец, и пусть поднимается.
  -Неплохо. Если только будет возможно подойти близко к козырьку.
  Все явно повеселели и оживились. Реджик встал.
  -Поехали, Кэт. До рассвета ещё есть время.
  
  9
  В эту ночь мне не раз пришлось вспомнить тренировочные полёты с Шанидаром на 'Скитальце', - надо было опять нарабатывать опыт. Правда, в отличие от Шанидара, Реджик не делал мне замечаний с сознанием своего превосходства, а молчал и считал, сколько раз гравикар увёртывался от лавин и камнепадов. Путём проб и ошибок мы выяснили предельное расстояние и по возвращении сделали подробный доклад Ортале и Сетху. Результаты не очень радовали, но вариант с верёвочной лестницей должен был сработать. Всё это было прекрасно, но...
  Я отозвала Сетха в сторону.
  -Господин Хамал, меня кое-что беспокоит.
  -Что именно?
  -Те, кто стережёт Тарео. В конце концов, пусть чекаронги оглушат их клювами по голове, но зачем же убивать?
  -Будь ты мужчиной, такие слова прозвучали бы странно, - Сетх был несколько смущён. - У нас не принято щадить врагов.
  -Но подумайте, ведь на дорожке не останется следов поднимавшихся арбалетчиков! Это вызовет подозрения: не могли же все разбойничьи дозоры их проморгать. А Ортала дружит с чекаронгами.
  -Да, верно, но... Погоди-ка, ведь есть легенды, что в древности чекаронги были ещё больше и поднимали людей в воздух... Ортала!
  Тот подошёл к нам. Я в изумлении уставилась на Сетха.
  -А может, чекаронги и вправду заберут Тарео со скалы?
  -Ну нет, - усмехнулся он. - Тут придётся нам самим потрудиться.
  Ортала одобрил идею с чекаронгами, - маленький предводитель разбойников пребывал в таком хорошем расположении духа, что даже стал казаться симпатичнее. Его подчинённые весь день в приподнятом настроении готовились к освобождению Тарео, предвкушая, как утрут нос Горной лиге.
  Первыми в воздух поднялись два чекаронга, следом - мы с Орталой в гравикаре. На экране сканера было видно, как могучие птицы приближались к Гиблому ущелью. Минуты тянулись томительно долго, пока чекаронги не достигли цели и не скрылись под нависающим козырьком скалы. Я поправила настройку, чтобы лучше видеть происходящее - и не поверила своим глазам. Взглянув на меня, Ортала тоже стал смотреть на экран. От увиденного его брови нахмурились, он в ярости стукнул кулаком по приборной доске и по счастливой случайности не выключил ничего жизненно важного.
  -Ирату бы их побрал! Удрали!
  -А может, лиги поругались окончательно, и Тарео скинули со скалы?
  -Нет, не может быть! Надо проверить!
  Гравикар развернулся, мы впились в экран. Прямо под скалой никаких бренных останков не обнаружилось, и Ортала вздохнул свободнее. Но слабая надежда на то, что похитители и пленник всё ещё где-то поблизости, не оправдалась.
  После нового прочёсывания местности Ортала мрачно разрешил вернуться в лагерь: наше долгое отсутствие наверняка встревожило оставшихся.
  Едва гравикар приземлился, к нему бросился Сетх.
  -Что так долго!
  -Неудача, господин Хамал, - тяжело выговорил Ортала, выходя из машины. - Они исчезли, обвели меня вокруг пальца. Теперь я из Горной лиги душу вытрясу.
  -С вашими горцами никогда ничего не знаешь наверняка, - заметил Реджик. - Что будем делать?
  -Думать.
  Ортала опустился на землю возле костра и начал загибать пальцы.
  -Днём мы не знали, что с Тарео, прошлой ночью и вчерашним днём - тоже. Стало быть, у них были два дня и ночь, а за это время можно многое успеть, если постараться.
  -Но почему они увели его оттуда? Вроде бы надёжное место.
  Этот вопрос оставался без ответа примерно до середины дня, пока шпионы не донесли о трениях внутри самой Горной лиги. Ортала вздохнул.
  -Значит, его нет в горах. Но где же он?
  -На равнине, - предположила я.
  -Исключено, это чужая территория.
  -Ну почему же. Спрятать на границе, в какой-нибудь деревушке...
  -Может быть. Надо проверить.
  Ночью упорные поиски продолжились. Все эти неудачи болезненно задевали самолюбие Орталы и заставляли мрачнеть Сетха. Я же начала чувствовать усталость, - более глубокую, чем та, которую могли снять таблетки.
  В конце ночи мы с Орталой и Реджиком застряли возле дороги, ведущей к одной из ещё не осмотренных деревушек: мимо ехали слуги Месяца. Из-за исчезновения Тарео Орден как-то отступил для меня на второй план, но теперь властно напомнил о себе. Три ирукая и один элиа скакали по дороге, стремительные и уверенные, а мы, спрятавшись, затаили дыхание. Вот они ближе, ближе... Рядом. Нас нет, мы - корни деревьев, придорожные камни... Неужели убавят ход?
  Нет. Не останавливаясь, промчались мимо. Похоже, опасность миновала, Ортала начал подниматься на ноги...
  Внезапно топот копыт стал приближаться. Я в ужасе дёрнула Орталу за рукав, он свалился обратно на землю. Душу охватил ужас: неужели заметили?..
  Всадники остановились невдалеке от нас, - их было четверо, головы скрыты капюшонами. Мы не могли расслышать их тихий разговор.
  -Удираем, - предложил Ортала. - В машину, и - ходу.
  -Я бы с радостью, но они слишком близко, а уже светает.
  -Почему они стоят на месте? - спросил Реджик. - Если они здесь из-за нас, то это странно.
  Рассвет неумолимо приближался. Поведение членов Ордена выглядело всё более непонятным: вряд ли с такого расстояния элиа мог не слышать напряжение и страх троих людей.
  -А это ещё кто? - в голосе Реджика звучала тревога.
  Я взглянула на экран: по дороге от деревни ехали другие всадники, и у одного их них не было капюшона. Ортала подался вперёд, впился в экран горящими глазами.
  -Мы недотёпы! Это Тарео!
  -Что?
  -Ты не ошибаешься?
  -Нет, нет и ещё раз нет!
  Остальные всадники тоже открыли лица. Ортала заулыбался.
  -Взгляните-ка, члены совета Предгорной лиги пожаловали! Видно, потребовали доказать, что Тарео жив. Да, здорово же нас Орден напугал: увидели капюшоны и сразу лапки подняли, - всё, слуги Месяца! Уж теперь-то мы проследим, где держат Тарео.
  -Не забывай, уже почти рассвело, и нам придётся провести весь день здесь, - мне было очень неприятно напоминать об этом. - Правда, если переговоры закончатся прямо сейчас, у нас ещё есть шанс добраться до лагеря.
  -Дорогая сударыня, если вам повезло по-крупному, не просите богов об удаче в мелочах: у них может кончиться терпение.
  Я устало положила голову на руки. Неужели забрезжил конец всех аксератских авантюр, больших и маленьких?! Освободим Тарео, вернёмся в Рит, а там, чего доброго, галактическая инфекция с Орденом справится...
  Когда встреча на дороге завершилась, сканер проводил Тарео до деревни. Ортала с удовлетворением запомнил дом и в течение всего пути к лагерю прикидывал, как выручить своего хозяина.
  Сетх собирался высказать нам то, что думал по поводу столь вопиющего пренебрежения опасностью, - ведь солнце уже встало. Но при виде сияющих лиц провинившихся он сменил гнев на милость, а головорезы Орталы от хороших новостей оживились, подтянулись и даже стали немного больше походить на настоящих охранников, чем на разбойников. К деревушке был послан чекаронг с наказом немедленно сообщить, если Тарео опять куда-нибудь увезут.
  Ортала предполагал, что гравикар доставит его и остальных участников налёта прямо к нужному дому, - на нашей стороне будут ночь и внезапность нападения. На лесной поляне воцарилось радостное ожидание и всеобщая уверенность в успехе. Но меня очень тревожила одна мысль, и я рискнула обратиться к главе телохранителей. Он оторвался от своих дел и отошёл со мной в сторонку, всем своим видом выражая глубочайшее почтение.
  -Ортала, меня позвали воевать с Орденом на стороне людей. Поэтому я не хочу, чтобы люди гибли по моей вине.
  Ортала нахмурился.
  -Вы против налёта?
  -Ни в коем случае, - ведь Тарео служит интересам заговора. Но я против ненужного кровопролития, тем более, что у нас и так большое преимущество.
  Реджик внимательно прислушивался к беседе.
  -Можешь не ездить, раз зрелище боя тебе не по нраву. Я поведу гравикар.
  -Нет, - резко бросил Ортала. - Ты будешь среди нападающих. Или хочешь отсидеться в тылу?
  -А как же её капризы?
  -Думаю, мы договоримся без твоей помощи, Реджик, - величественно сказал Ортала, взял меня под руку и отвёл подальше.
  Реджик пожал плечами и отвернулся.
  -Сударыня, я ценю вашу заботу о людях вообще и о членах Горной лиги в частности. Но нам придётся встретиться с противником лицом к лицу, и я не могу отдать приказ щадить врагов. Не потому, что кровожаден или жажду мести, - просто те, кто сторожит Тарео, не проявят такого же благородства. Вы женщина, которой богами предназначено быть хранительницей жизни, и мне понятен ваш порыв. Но вы ещё и воин, раз боретесь с Орденом, и должны знать законы войны. Я не хочу, чтобы мои люди умирали напрасно.
  Он замолчал, ожидая ответа. По зимнему кенирхенскому лесу гулял ветер. Выбора не было.
  -Хорошо, Ортала. Ты прав.
  Глава охраны поблагодарил меня низким поклоном.
  
  10
  Полёт в гравикаре был для подчинённых Орталы делом новым и непривычным. Во время пробных коротких полётов мне приходилось следить не только за тем, где мы летим, но и за пассажирами, дабы они случайно не включили сирену или аварийное катапультирование. Впрочем, тренировки прошли благополучно, Ортала счёл моральный дух своих воинов достаточно высоким и приказал начинать операцию.
  Деревня спала чутко: сканер обнаружил часовых на окраинах. Машина бесшумно опустилась возле нужного дома, Ортала вместе с Реджиком и остальными спрыгнули на землю.
  Дверь не смогла оказать достойного сопротивления натиску Реджика, а обитатели дома опомнились лишь тогда, когда Тарео уже вытащили из подвала. Дальше началась такая кутерьма, что оставалось только гадать, как воины Орталы могли отличить своих от чужих. Впрочем, продолжалось это недолго: налётчики ни в коем случае не хотели затягивать свой визит.
  Первыми на улицу вылетели Ортала с Тарео и забрались в машину. Следом из дома гурьбой вывалились остальные, причём я с ужасом увидела, что двое тащат раненого Реджика. Гравикар взмыл в небо, позади послышались выстрелы. Ошарашенные наглостью нападения разбойники разбудили всю деревню, но нам было уже всё равно.
  В лагере Сетх представил нас с Реджиком Тарео и строго отчитал друга. С ним нельзя было не согласиться: участник заговора против Ордена не имел права так рисковать своей жизнью. Тот отчаянно отбивался и валил всю вину на Горную лигу.
  -Один из кланов совсем от рук отбился, а их совет смотрит сквозь пальцы! Они даже нарушили договор о неприкосновенности членов советов лиг! Нет, я не потерплю подобного безобразия!
  -Как это не вовремя, - поморщился Сетх.
  -Ещё бы! За происходящим уже следят слуги Месяца.
  -Что? - мне вспомнились те, от кого мы прятались вчера ночью у дороги.
  -Они жили в комнате над моим подвалом. Хотели узнать, не грозит ли, - сохраните, боги, - война между лигами.
  -А что будет в случае войны? - тон Тарео напугал меня.
  -Ничего хорошего. Прошлую пытались погасить три короля подряд, посылая сюда войска, - мир наступил только после смерти зачинщиков.
  -Их убили?
  -Нет, умерли от старости.
  -Хорошенькие дела! А Орден помогал королям?
  -Нет, война была выгодна элиа. У каждого времени свои секреты и интри-ги, теперь мы их не знаем.
  -Сейчас война невыгодна, - ведь они собираются завоёвывать другие планеты и должны быть уверены, что дома всё тихо. А с галактическим оружием Орден не оставит здесь камня на камне.
  Тарео потёр лоб.
  -Попробуйте объяснить это совету Горной лиги.
  Ортала осмотрел Реджика и подошёл к нам. Вид у него был встревоженный.
  -Сударыня, дела вашего друга плохи. Мой лекарь в Кенирхе...
  Я вздохнула и жестом остановила его.
  -Пусть Реджика перенесут в машину. И прикажи двоим поехать со мной.
  -Хорошо.
  Просьба была выполнена быстро. С воздуха мы видели, как свёртывался лагерь: все уходили в Кенирх.
  Гравикар стремительно пересёк равнину и достиг укрытия 'Скитальца'. Двое моих подручных дружно раскрыли рты при виде звёздного корабля и совершенно растерялись, очутившись внутри: как они признались, по такой чистоте даже ходить страшно. На взгляд галактийца, помещениям не помешала бы основательная уборка.
  Реджика внесли в каюту второго пилота, уложили на койку. Я позвала медицинского робота и предоставила ему разбираться, что делать. На разбойничьих физиономиях аксератцев читалось ожидание чуда. Когда анализ состояния Реджика был завершён, робот ввёл раненому обезболивающее, тот пришёл в себя, и взгляд его обратился на меня. От этого я почувствовала себя неловко.
  -Не беспокойся, Реджик, хоть здесь и нет Раины, ты скоро поправишься. Ребята, вы, наверное, устали и хотите спать?
  Они согласно кивнули. Оба были очень скованны и всячески старались ни до чего не дотрагиваться. Разместив одного в кают-компании, а другого - в капитанской каюте, я прошла в рубку: наступал рассвет, и надо было принять таблетку. Из открытого пакетика высыпались все, - их оставалось только три.
  На пульте замигал тревожный сигнал: корпуса корабля коснулся луч поиска. Защитное поле действовало, ни на каком чужом радаре 'Скиталец' появиться не мог, но над звездолётом нависали своды пещеры, а луч проник от входа. Это могло означать только одно: Орден понял бесполезность поисков с орбиты и послал разведчика прочёсывать местность.
  Первым движением было включить свой сканер и найти, где сейчас вражеский корабль, но я вовремя спохватилась: там тоже есть средства для обнаружения слежки. И внезапно меня пронизал ужас: если пилот - элиа, то он услышит и мою тревогу, и боль Реджика... Так, без паники. Надо вызвать Столицу, пусть спросят своих агентов среди пиратов, кто ведёт разведку. Ох, неужели тот камнепад, который я когда-то вызвала, привлёк внимание Ордена к этому району?..
  Столица долго молчала в ответ и наконец передала: приказ о поиске чужих на Аксерате так засекречен, что служащие Ордену люди ничего не могут узнать. Корабль-разведчик небольшой, - скорее всего, одноместный истребитель, - и находится над Отуманенным хребтом уже несколько часов. У меня мороз прошёл по коже: когда гравикар прилетел из Кенирха, этот хищник уже кружил здесь, высматривая добычу. Столица посоветовала сидеть тихо и ждать указаний. Собственно, первая половина совета была излишней, - снаружи сияло солнце, обрекая нас на бездействие.
  Усталые подчинённые Орталы спали, а если верить приборам, Реджик пребывал в состоянии блаженной дремоты, лечение же его шло полным ходом. Не в силах думать ни о чём другом, я прикидывала шансы на обнаружение 'Скитальца': если за штурвалом элиа, то сразу, если ирукай, то есть надежда... Конечно, те слуги Месяца в кенирхенском лесу заметили нас, но не обратили внимания, - там по ночам бродит много народу. А этот разведчик ищет целенаправленно...
  'Разведчик обследует западную часть Отуманенного хребта. Поиск очень тщательный, - рассматривает каждую расселину.'
  'Кто пилот?'
  'Агентам дано задание. Ситуация сложная, они не могут выполнить его мгновенно.'
  'Спасибо, утешили.'
  'Кто с тобой?'
  'Раненый Реджик и двое, помогавшие его перевозить.'
  Происходящее нравилось мне всё меньше и меньше. Ирукай или элиа, жизнь или смерть...
  'Кэт, пилот определён. Элиа.'
  'Кэт, это Раина, - предыдущего моего собеседника бесцеремонно отодвинули от видеофона. - Вы все должны упасть в обморок!'
  'Что?'
  'Немедленно впасть в беспамятство! Нет сознания - нет чувств, поняла?'
  'А сон не подойдёт?'
  'Нет! У тебя есть снотворное, от полуторной дозы все вы отключитесь часов на десять. Скорее!'
  'Где разведчик?'
  'Движется в вашу сторону.'
  Выполнить приказ Раины оказалось весьма просто: люди Орталы вовсю храпели и даже не шелохнулись, когда им всадили по уколу. О Реджике позаботился медицинский робот. Я уселась в кресло первого пилота и, морщась и жмурясь, сделала укол себе. И тут же пришла в ужас: ничего не произошло.
  'Раина!'
  'Да?'
  'На меня это не действует!'
  'Что?!'
  'Я пью таблетки, снимающие сон и усталость. Похоже, они оказались сильнее.'
  'Сколько дней?'
  'Двенадцать.'
  'По две в день?'
  'Да.'
  'Так. Подожди-ка... Прости. В твоей аптечке нужных средств нет.'
  Я в ужасе уставилась на экран широко раскрытыми глазами.
  'И что же теперь делать?'
  'Кэт, ты не имеешь права быть обнаруженной.'
  'Что ж, мне выстрелить себе в голову?'
  'Это вариант, - на крайний случай. Есть ещё один. Но если он не сработает, придётся воспользоваться бластером.'
  Я выпрямилась в кресле. Было очень похоже на то, что у видеофона уже не Раина.
  'Мне хотелось бы знать имя человека, отдающего такой приказ.'
  'Лорд Эльснер даль Соль. Подключи к видеофону бортовой компьютер.'
  Я очень глубоко вздохнула.
  'Есть.'
  'Хорошо. Надень пилотский шлем.'
  'Надела.'
  'Теперь мы имеем данные о твоём состоянии. Возьми иглу от шприца.'
  'Взяла.'
  'Посылаю схему.'
  На экране возникло изображение - ладонь человека. На ней красным мигала точка. Мне стало очень страшно.
  'Нужно воткнуть иголку себе в руку? Там, где указано?'
  'Да. Действуй, разведчик приближается.'
  Я поднесла свою руку к изображению, - пальцы дрожали. Точка нашлась сразу. Остриё иглы щекотало кожу. Когда другая рука вонзила иглу, глаза зажмурились сами.
  Глаза открылись, - на экране было пусто. Казалось, не прошло и минуты.
  'Раина, Милорд! У меня ничего не получилось!'
  'Успокойся и посмотри на часы.'
  Взглянув, я ахнула: на дворе уже была ночь. От радости хотелось танцевать, прыгать или просто вздохнуть с облегчением.
  'Ну что ж, - ура!'
  'Совершенно верно, ура. Разведчик проходил над вами раз шесть, но так ничего и не нашёл. Можете улетать, лечение Реджика окончено.'
  
  
  ЧАСТЬ 5
  
  1
  В Кенирхе нас встретили Сетх, Тарео и Ортала. Сетх выглядел удовлетворённым, - совет Предгорной лиги решил навести на след зарвавшегося клана тех горцев, которые были недовольны поведением коллег. При таком варианте действий опасность войны между лигами уменьшалась, а Тарео не должен был лично участвовать в рискованных предприятиях. Быстрое исцеление Реджика не слишком удивило их: похоже, от Галактики они ожидали абсолютно любых чудес.
  Распрощавшись с радостным Тарео, мы с Сетхом и Реджиком сели в гравикар, и я набрала высоту. Кенирх ещё не пропал из виду, как на пульте замигал индикатор лучей поиска.
  -Ищут, - спокойно заметил Реджик.
  -Верно, Ирату бы их побрал! И уже не с орбиты.
  -Это точно?
  -Взгляни на угол падения луча.
  -Ого! Неужели они над горами?
  -Да.
  Я увеличила скорость и рассказала Реджику, почему не могу искать разведчика сканером. Он надел прибор ночного видения и принялся рассматривать окрестности. Звездолёт, видимо, летел довольно далеко от нас, но нервы были на пределе.
  Невдалеке от Рита обнаружились расположившиеся на ночлег путешественники - несколько ирукаев, элиа и Стелли. Мелькнула мысль: я так и не узнала, как он себя чувствует после авантюры с уколом для распространения галактической эпидемии. Отчаянно хотелось поговорить с ним, но это было слишком рискованно, и бесшумный гравикар промчался дальше.
  По дороге в Рит Реджик сочинил историю о том, как героически гонялся за похитителями 'сестры', - судя по всему, туда вошли реальные эпизоды его жизни. Хозяйке 'Надёжного приюта' история понравилась, и мы приступили к исполнению прежних обязанностей. Въезд Стелли в Рит мы, конечно, не видели, а отлучившийся из трактира Реджик принёс весть о том, что сегодня ночью Стелли придёт к дядюшке Иштену. День тот тянулся нескончаемо.
  Мы встретились в том же подвальчике. Стелли необыкновенно шла богато расшитая одежда, - она подчёркивала аристократичность его облика. В остальном он нисколько не изменился, держался уверенно, но всё же в нём чувствовалось что-то хрупкое, отчего хотелось защитить его, удержать - здесь, на этом свете, на краю той бездны времени, из которой он чудом вынырнул.
  -Они привели меня в залу, где были трое, - глава Ордена, главный над элиа и главный над ирукаями, - рассказывал Стелли. - В храме Луны темно, хоть глаз выколи, а они не знали, что я в темноте вижу. Потом я план нарисовал. Подумал, может, пригодится.
  -Ещё как, - сказал Реджик.
  -Ирукай меня узнал!
  -Что?!
  -Ну, понимаешь, было такое... Я и подумать не мог, что он жив, ведь прошло столько войн и столько времени.
  Он поёжился.
  -Я думал, помру на месте от страха. Когда я чуток опомнился, я его тоже признал, хотя для меня всё-таки все ирукаи на одну морду. У него теперь на щеке шрам жутковатый, а левая лапа почти неподвижна. Непонятно, как элиа могут быть с ними заодно? Не знаю, как сейчас, но тогда они ели... бр-р...
  -Страдали каннибализмом? - с интересом спросил Реджик.
  -Да, ели и элиа, и людей, и кого попало тоже, даже своими не брезговали. Элиа - им больше не с кем бороться, они самые могучие. А власть портит... Жаль, но всех.
  Стелли достал листок с планом храма Луны, мы с Реджиком принялись его изучать. Там оказалось множество помещений, кроме молитвенного зала, среди которых были и жилые покои главы Ордена. Конечно, никакого видеофона Стелли не видел, поскольку всё замаскировано так, чтобы и свои не догадались.
  -Да, кстати, - неожиданно сказал Стелли. - Женился Илари Эстас, герой войны за Путеводным морем.
  -И на ком? - Хамал Сетх оставался спокоен.
  Стелли назвал имя, - за время пребывания в Меронне я успела познакомиться с этой особой.
  -Так быстро? - удивилась я.
  -Её деньги в обмен на его титул, - кивнул Сетх. - Зачем же медлить со столь выгодным браком?
  Конечно, подумала я. Эрлиней для него мертва, а жизнь продолжается, его вполне можно понять. А когда она всё узнает, то всю вину свалит на меня: мол, из-за вашей борьбы с Орденом разрушилось моё личное счастье. Самым обидным было то, что ситуация исправлению не поддавалась. С другой стороны, права госпожа Эллери: чем плохо быть королевой Лестарии? Н-да, но Эрлиней-то этого не объяснишь, и куда ни кинь, всюду что-нибудь не так.
  После встречи в доме дядюшки Иштена мы пошли к моей машине: из-за отсутствия браслета приходилось каждую ночь проверять, нет ли чего из Галактики. Прочитав то, что мне сегодня передали, я от радости не сразу поняла смысл слов, чем перепугала Стелли.
  -Кэт, что-то случилось?
  -Слушайте! 'Глава Ордена приказал пиратам добыть в Галактике врача вместе с аппаратурой и лекарствами: среди элиа и ирукаев эпидемия'.
  -Спроси о подробностях, - велел Хамал Сетх, справившись с волнением.
  Я спросила.
  'Подробности следующие, - гласил ответ. - Орден назначил дату первого нападения на планеты Галактики, но эпидемия заставила его главу испугаться: их мощь слабеет. Боюсь, мы не может ждать, пока элиа вымрут сами.'
  'И что же делать?'
  'Как сказал тебе беглец-полуэлиа, Орден распадётся только со смертью его главы. Встретиться с ним на равных может только Владеющий Силой - я или Линн. Но у меня больше опыта. Часов через десять наши люди среди пира-тов доставят меня на Аксерат.'
  'Чем можно вам помочь?'
  'Ничем.'
  Столица замолчала. Меня била нервная дрожь: слишком резко и страшно всё переменилось. Вскоре чекаронг повёз Каргиру в Раксин письмо с долгожданной вестью, что конец Ордена близок. Затем Сетх велел взять курс на Меронну, - предстояли переговоры с Раденеком Лаской, и надо было спешить. Я вела гравикар, а мысли всё крутились на одном месте: конечно, если глава Ордена умрёт, Орден распадётся, наши правильно надеются быстро захватить космодром и базу на луне... Чувствовала я себя отвратительно: последнюю таблетку выпила сегодня утром, действие её уже закончилось, и теперь для каждого движения приходилось делать над собой усилие. В особенности для того, чтобы открыть глаза.
  Гравикар остановился в лесу, Стелли пошёл за Лаской, а мы остались ждать. Моя голова сама легла на руль, но сон почему-то и не думал приходить, словно я напрочь позабыла, как люди засыпают. Я закрывала глаза и проваливалась в какую-то бездну, на дне которой меня должен был ждать чудесный, замечательный, дарованный самим Господом Богом покой, но никак не могла долететь до этого самого дна.
  Стелли и Ласка появились совершенно не с той стороны, с которой должны были, и я даже испугалась, не перепутала ли моя несчастная голова стороны света. Стелли шёл, как днём, а Ласка держался за него и спотыкался на каждом шагу, бесполезно озираясь по сторонам. Мне всё это живо напомнило, как я в точности так же беспомощно шла за Шатте Стар в подземельях сканьяс на Артосе, и было это всего каких-нибудь неполных два месяца тому назад... В голову нескончаемым потоком лезли мысли, они кружились, перетекали одна в другую, а я не могла ни прогнать их, ни направить на что-нибудь важное и нужное: не появись дело Эрниты Стара, я бы не подвернулась тогда Даниелю, не побеседовала бы с аксератскими беглецами, не... Короче, если бы повстанцы в то время как следует наладили связь со Столицей, сейчас они бы наверняка под-считывали уцелевших после захвата Галактики Орденом. А я тут совершенно ни при чём, всему виной обстоятельства, на моём месте мог бы быть кто угодно...
  Нить разговора Ласки и Сетха поминутно ускользала от меня, но, кажется, Ласка очень обрадовался, что Эрлиней жива, а само присутствие моей машины на планете совершенно убедило его в полной реальности близкой победы над Орденом. Я уже как-то свыклась с фактом своего пребывания на Аксерате, а в этом геройстве виноваты наши техники, напридумавшие всякие хитрости...
  Кажется, они порешили на том, что Раденек Ласка милостиво примет и трон, и Эрлиней в жёны. Об её мнении на этот счёт речь просто не шла.
  -Кэт, мы возвращаемся, - долетел до меня голос Сетха.
  Я обернулась: Ласки не было, а Стелли, Сетх и Реджик ждали отлёта. Гравикар послушно поднялся в воздух, но мне пришлось каждую секунду заставлять себя следить за тем, что нажимаю. К моему усталому удивлению, полёт и посадка прошли благополучно, но по дороге к дому дядюшки Иштена почему-то оказалось страшно много выбоин на мостовой, и если бы не Реджик, я бы не раз пересчитала их носом...
  Хамал Сетх пошёл к Эрлиней, а мы с Реджиком опять разместились в подвальчике. Со Стелли мы распрощались ещё на улице: он должен был вернуться во дворец князя Рита, пока никто не заметил его отсутствия. Больше мы не должны были увидеться до самого конца этой войны.
  -А почему это надо будить Эрлиней в такую рань? - спросила я. - По-моему, новость о том, что её продают замуж, может подождать и до утра.
  -Она же не спит, как и ты, - напомнил Реджик.
  Вид у него был странный: напряжённый и серьёзный.
  -Чем ты собираешься заняться, когда всё кончится?
  -Уеду домой, на Землю, и буду отсыпаться.
  -Тебя кто-то ждёт?
  -Да нет. Ты же хотел домой, хотя тебя никто не ждал? Хотел. Вот и я хочу.
  -А потом?
  -Пока не знаю. Я же на службе... Когда Империя добралась до Земли, меня не приняли в университет из-за папы - слишком неблагонадёжен. И у меня осталась только мечта открыть танцевальную школу...
  -Хочешь остаться здесь со мной?
  -А что мне тут делать?
  -Ну, как это - что. Будешь ходить в гости, растить детей... По меньшей мере двое, старший должен быть мальчик.
  Его борода стала щекотать мне шею. Я отодвинулась.
  -Или ты хочешь выйти замуж за аристократа?
  -А зачем мне вообще выходить замуж на Аксерате, я здесь чужая...
  Я замолчала и вспомнила, что он знает о заговоре всё, что заговор ещё не поздно выдать, и что Орден, может, и вымрет от эпидемии, но отправить меня и прочих на тот свет успеет. Так что отталкивать Реджика перед самым решающим моментом очень неблагоразумно.
  -Слушай, Реджик, я не знаю, будем ли мы все живы к завтрашнему вечеру, а ты мне про свадьбу говоришь.
  Он угрюмо молчал, отвернувшись в сторону.
  -Я должна тебе кое-в-чём признаться.
  -Да?
  -Все эти дни я пила таблетки, чтобы не спать. Утром они у меня закончились, и чувствую я себя ужасно. По-моему, во-первых, мы должны победить, во-вторых, я должна обдумать твоё предложение и только потом ответить.
  Вошёл Сетх и окинул нас обоих быстрым внимательным взглядом.
  -Что Эрлиней? - спросила я.
  -Надеется с помощью богов стать хорошей королевой Лестарии. Ты выглядишь нездоровой.
  -Не только выгляжу, господин Хамал.
  Сетх секунду размышлял.
  -Реджик, ты пойдёшь в 'Надёжный приют' один и что-нибудь соврёшь о Кэт. Дядюшка Иштен не будет ворчать, если она поспит здесь в углу.
  Реджик уже стоял у двери: похоже, ему не терпелось оказаться подальше от меня.
  -Всё будет сделано, господин Хамал.
  Так. Со мной он не попрощался.
  Дверь закрылась. Туман в голове нарастал, а мысли путались.
  -Он выдаст нас!
  -Что? - удивился Сетх.
  -Я сделала выдающуюся, потрясающую глупость, меня нельзя было отправлять на эту планету с таким важным заданием. Он сделал мне предложение...
  -Дитя моё, да что с тобой! - рассмеялся Сетх. - Считаешь, что этот человек лишит себя радости увидеть гибель Ордена? Я видел его глаза: он, конечно, взбешён, но, ручаюсь, тебя он оставит на более спокойное время.
  Он ласково погладил мои волосы, я расплакалась.
  -Это кошмар какой-то, я всё время делаю гадости людям, которым должна доверять! Вы считаете, что моя злая воля подчинила себе Эрлиней, она - что если бы не моя авантюра, она вышла бы за своего Илари, Реджик... Я что, виновата, что он мне противен? На него только и можно смотреть, когда он дерётся! Даже и не подумал извиниться, что пристал ко мне не вовремя, - как же, он мужчина, значит, всегда прав. У меня кружится голова, оттого и спотыкания на улице, а он, Ирату его возьми, подумал, что я с ним заигрываю!..
  Сетх аккуратно вытер мне глаза.
  -Относительно Реджика ты права, но насчёт нас с Эрлиней я бы так не сказал. А сейчас ты немедленно ляжешь спать. Давай-ка я провожу тебя.
  До его комнаты надо было подниматься по узкой лестнице с низкими ступенями. Сон опять не шёл, и, вспомнив детство, я принялась считать десятками до тысячи и единицами до трёх тысяч пятидесяти трёх, понимая, что навряд ли это мне поможет. Отчаявшись, я откинула одеяло и уставилась прямо перед собой широко раскрытыми глазами.
  Значит, Милорд приедет сюда лично. О Господи, у него ведь не будет оружия! Он, конечно, владеет Силой, но... Ох, надо будет взять гравикар и подъехать к храму Луны, - вдруг в решающий момент ему понадобится помощь...
  'Ты ничего не сможешь сделать,' - прозвучало в моей голове.
  Я вздрогнула: эти мысли мне не принадлежали.
  'Обернись!'
  Было невыносимо страшно. Вцепившись в одеяло, я медленно повернула голову.
  На спинке стула примостился некто. Казалось, земное притяжение не имеет к нему никакого отношения.
  Очень хотелось завопить и броситься вон из комнаты.
  -Сгинь, нечистая сила! - прошептала я вместо этого.
  Он вздохнул, но не сгинул.
  'Не нечистая сила имя мне, а Ирату. И я столь же живое существо, сколь и ты. Не веришь?'
  Я отрицательно помотала головой.
  'Порой странны вы, люди: верите лжи, но не верите правде. Как думаешь, кто вывел тебя из Меронны после танца в храме Огня? Ведь неведом был тебе путь Раденека Ласки, и попалась бы ты в когти Ордена без моей помощи.'
  Это выглядело логично. Существо на спинке стула устроилось поудобнее.
  'Поутих страх твой? Вот и прекрасно. Теперь же слушай: к храму Луны я тебя не пущу.'
  -Вот как?
  'Побереги себя для грядущего.'
  -Да сейчас нет ничего важнее...
  'Знаю. Но там ты только напрасно сложишь голову.'
  -Ты уверен?
  'Поверь, я знаком с элиа лучше и дольше твоего. Будешь всё видеть, что в храме произойдёт, как если бы сама там была, обещаю. А теперь спи!'
  Он повелительно поднял руку - и мир исчез.
  
  2
  Меня что-то разбудило, и это было неприятно: сон оказался таким блаженством, что с ним не хотелось расставаться. Я никак не могла вспомнить, что происходит, но увидела Ирату, и страх сжал сердце.
  'Пора,' - сказал он.
  В один миг комната пропала, а перед глазами возник космос. Возле Аксерата из гиперпространства вынырнул звездолёт.
  Он сел на космодроме в Заклятых горах: посадку корабля я видела множество раз, но никогда ещё с таким напряжением не следила за нею. Милорда под охраной нескольких ирукаев посадили во флайер, который взял курс на Меронну. Лорд Эльснер был бледен, но держался с необычайным хладнокровием.
  'Так, - голос Ирату прозвучал глухо. - Элиа почувствовали его одарённость Силой.'
  -Но что он может?
  'У вас одно из его умений называется гипнозом. Если внушить элиа, что он умирает, то он умрёт, но для этого надо преодолеть его сопротивление, - а глава Ордена прекрасно умеет защищаться от подобных нападений. Убить его непросто, ох, непросто...'
  -Милорд обречён?
  'Предвидение будущего потребует от меня сил, и ты перестанешь видеть происходящее вдали. Выбирай.'
  -Не отвлекайся, скоро я и так всё узнаю.
  'Верно. Но знай, тебе будет тяжело.'
  Флайер опустился на крышу храма Луны, - оказалось, среди башен скрывалась целая посадочная площадка. Милорда повели к двери, за которой уходила вверх крутая узкая лестница. Она вела прямо в покои главы Ордена, и сам он находился там вместе с двумя своими помощниками, элиа и ирукаем. Я в страхе ждала, что будет, когда Милорд войдёт в покои, - дыхание перехватывало, а пальцы холодели.
  Введя пленника, охранники-ирукаи удалились. Каждый из руководителей Ордена был выше и шире в плечах, чем лорд Эльснер.
  На стороне Милорда была внезапность. Оба помощника главы Ордена, задыхаясь, схватились за горло и рухнули на пол, но сам элиа успел защититься. Моя рука невольно коснулась шеи, - сразу вспомнился Алголь.
  В следующее мгновение Милорд ссутулился, в глазах отразилась мучительная боль: элиа обрушил на него всю мощь Ордена. Хиннерваль упал сначала на одно колено, потом на оба, - а элиа просто высился над ним, скрестив руки на груди. Мелькнула мысль: да, Орден ослабел от эпидемии, но много ли надо для убийства одного человека?.. Я зажмурилась, но всё равно продолжала видеть кабинет в храме Луны.
  Милорд, опираясь одной рукой о пол, медленно выпрямил спину. В глазах элиа появилось удивление и страх, Ирату не удержался от изумлённого вздоха, а я обнаружила, что забыла дышать, и что мне катастрофически не хватает воздуха.
  'Удача на вашей стороне, люди: из-за неведомой хвори мощь Ордена не столь велика, как была. Но силён же твой друг! Боюсь, никому другому не удалось бы остаться сейчас в живых.'
  -Это ещё не конец! - вскрикнула я, потому что элиа не дал Милорду встать с колен.
  В руке главы Ордена невесть откуда возник светящийся белым клинок, удар был неизбежен, а противник безоружен... Но в последний момент лорд Эльснер вскинул руку - и точно такой же клинок остановил оружие врага возле самой головы. Оба лезвия отливали голубизной, причём конец принадлежащего элиа сиял ярко-голубым. В памяти мгновенно вспыхнуло: тренировочный зал в Столице, Милорд объясняет, зачем хиннервалю фехтование...
  'Ого! Клинки Жизни. Немногие рискуют биться ими.'
  Несколько мгновений враги были неподвижны, - и внезапно Милорд сумел ослабить напор элиа, скользнул вправо и тут же очутился на ногах. Освободившийся клинок главы Ордена случайно задел стоявший рядом стол, - на дереве осталась чёрная обугленная полоса.
  'Видишь? Защититься можно только с помощью Силы. Но здесь неважно, какие удары нанесёшь, важно - сколько их. А когда всё лезвие становится голубым, для хозяина наступает смерть.'
  Элиа продолжал атаковать, но Милорд уже стоял, и отражать удары было проще. Я отчаянно напоминала себе, как великолепно он фехтует, но легче от этого не становилось. Два белых луча сияли так ярко, что порой трудно было следить за происходящим, противники словно летали по огромной комнате: только что они были в центре, и вот уже - у окна... Внезапно голубизна покрыла ещё часть клинка элиа, но другой тоже загорелся ею. Милорд отступил на шаг, - правая рука повисла. Через долю секунды белое лезвие уже горело в левой, и клинки снова скрестились.
  -Почему элиа не воспользовался моментом и не призвал свой Орден?
  'Потому что создание и поддержание Клинка Жизни требует тебя всего.'
  Милорд прекрасно владел обеими руками, но он был человеком, и один удар элиа заставил его потерять больше сил, чем два, доставшиеся врагу. Чувствуя это, лорд Эльснер спешил и, казалось, успевал одновременно нанести несколько ударов с разных сторон. Подумалось: верно, во время таких битв снаружи полагается бушевать грозе... Ирату уловил мою мысль и на миг показал мне храм Луны снаружи: на безоблачном небе ярко светили звёзды, и лишь тонкий прозрачный шпиль самой высокой башни полыхал бешеным пламенем вопреки всем законам физики.
  Лорду Эльснеру удалось потеснить элиа. Случайно один из клинков скользнул по видеофону, и тот превратился в лужицу расплавленного пластика. Оба лезвия были уже наполовину голубыми, Милорд дрался с яростью отчаяния, а на прекрасном лице элиа не отразилось ни тени усталости, - только брови нахмурились. Но после следующего удара клинок главы Ордена стал больше голубым, чем белым, и элиа пошатнулся: видимо, существовала какая-то граница допустимой потери жизненных сил. Милорд, закусив губу, пробил его защиту, тонкое лезвие пронзило грудь элиа, ещё, ещё раз... В руке главы Ордена был луч чистого голубого огня, какой-то миг он сохранял форму, но потом вспыхнул, сияние охватило всю фигуру элиа - и пропало. Перед лордом Эльснером лежало безжизненное тело.
  Милорд с трудом дошёл до стены и опустился на пол, Клинок Жизни исчез.
  -Скорее, Ирату. Надо забрать его оттуда.
  'Элиа не смогут ему повредить.'
  -Да, а ирукаи?
  'Ты права.'
  Я вскочила с кровати, натянула одежду и выбежала из дома. По счастью, никто не попался навстречу, чтобы задержать расспросами. Впервые я шла, не прячась при случайных шагах, - Ордена больше нет. В душе мстительная радость освобождения смешивалась со страхом за отца Линна, а кварталы Рита казались длиннее, чем были на самом деле.
  Гравикар понёсся к Меронне на максимальной скорости: наверняка ирукаи в храме Луны поняли, что случилось нечто страшное, и наиболее смелые из них попытались вломиться в покои главы Ордена... Отогнав жуткую картину, я сделала крутой поворот и срезала путь. Секунды улетали, но вместе с ними проносилась мимо и земля Лестарии, вот уже показались крепостные стены столицы, - далеко, чёрт подери, ну почему они не построили столицу где-нибудь поближе?! И вот - наконец-то! - Меронна внизу, навстречу встаёт громада храма Луны. Шпиль погас.
  Машина опустилась на крыше храма Луны возле флайера. С посадочной площадки вниз шла открытая всем ветрам лестница, а в башне виднелась дверь. К моему удивлению, на площадке никого не оказалось. Дверь была заперта, но я разнесла её из бластера и побежала вверх.
  Милорд так и сидел, привалившись к стене, при виде меня на его измученном лице промелькнула улыбка. Снаружи, из храмовых коридоров, донёсся шум: ирукаи пытались попасть в покои главы Ордена. Лорд Эльснер оперся на меня, и мы пошли вниз.
  Едва мы ступили на посадочную площадку, как алый разряд прорезал ночь, едва не задев меня: мои выстрелы не могли не привлечь внимания, и на посадочной площадке ждали ирукаи. Я мысленно ругнула Империю, давшую Аксерату возможность обзавестись бластерами, но, к моему величайшему сожалению, толку от этого было чуть. Вместо нас ирукаи попадали в гравикар и флайер, и напрашивался вопрос, далеко ли мы улетим, если всё-таки доберёмся до машины. Обессиленный Милорд едва держался на ногах.
  Я на секунду выглянула в проём и выстрелила наугад в темноту. Машина стояла близко, хотя под обстрелом так не казалось. Мелькнула идея позвать на помощь Ирату, но в этой кутерьме и темноте было совершенно непонятно, здесь ли он.
  -Надо идти, - сказала я Милорду. - Гравикар в двух шагах, может, проскочим.
  У него была железная воля: он в тот же миг последовал за мной так быстро, словно его и не измотал жуткий поединок. За остатками двери гулял ветер, а в нашу сторону то и дело стреляли.
  Улучив момент, мы пригнулись и бросились к машине, на ходу я успела выстрелить. По нам опять пальнули, - раз, другой, - но точность прицела оставляла желать лучшего.
  Очутившись за рулём, я бросила взгляд на панель управления: вроде бы главные системы действовали. Всё же сердце замерло, когда машина поднялась в воздух, а секунду казалось, что мы не сможем набрать скорость. Но гравикар вырулил, стрелявшие вслед ирукаи в очередной раз промахнулись, и мы стремительно понеслись к Риту.
  Когда гравикар приземлился прямо возле дома дядюшки Иштена, Милорд потребовал связаться со Столицей и вызвать флот. Я заикнулась, что лорду Эльснеру нужна помощь, и в ответ получила взгляд, заставивший прикусить язык. В Столице весть о конце Ордена восприняли с воодушевлением, к Аксерату вылетела армада кораблей под командованием Хасана Пайелы. По моей просьбе вместе с мужем отправилась и Раина: во-первых, я боялась за Милорда, во-вторых, раз эпидемия сделала своё дело, а глава Ордена погиб, лучше будет попробовать подлечить бывших слуг Месяца и не брать на себя вину в гибели двух народов.
  В доме нас встретили все: Сетх с семьёй, дядюшка Иштен и Реджик, который и перевёл остальным слова Милорда о конце Ордена. К хиннервалю сразу бросились сыновья Сетха, сам господин Хамал поднялся вместе со мной в кабинет дядюшки Иштена, - надо было отправить письмо в Раксин, чтобы дать сигнал к захвату людьми власти в Лестарии. Наконец обнаружился Ирату: он тенью следовал за мной с горящим взором. Вспомнились его слова о каком-то 'грядущем', для которого я нужна была живой, и по спине пробежали мурашки.
  
  3
  Вскоре всё было кончено: наш наученный горьким опытом флот захватил базу на Луне и космодром в Заклятых горах, а тайные сподвижники Сетха организованно провели смену власти. Все мы переехали в Меронну, в дом Сетха, и стали теперь центром внимания, я же с наслаждением обрела свой собственный цвет волос. Линн, возглавлявший ту часть флота, которая захватывала космодром, сразу прилетел после боя в Меронну, его маленький истребитель аккуратно приземлился на центральной площади, приведя в полную негодность стационарный орденский эшафот. И я бежала по улицам, радуясь, что наконец-то эта чёртова авантюра закончилась, и удивляясь тому, что при виде космического корабля в городе не возникло паники. И был миг, когда я, задыхаясь, выскочила на площадь, а из кабины истребителя на древнюю вымостку Меронны спрыгнул улыбающийся Линн, - стройный в своей чёрной галактической одежде. Кажется, только тогда я окончательно поверила и в победу, и в то, что теперь наконец-то могу улететь обратно к звёздам. Следом за мной, сильно отстав, на площади появились Сетх, Реджик и Стелли, и была радостная неразбериха встречи, когда все говорили одновременно, почти не слушая друг друга... Потом мы дружно шли по Меронне, под удивлёнными и доброжелательными взглядами людей, - по дороге Линн объяснил, что на такой планете, как Аксерат, совсем не трудно внушить местным жителям, что бояться космического корабля не следует, а гостеприимство у них было врождённым.
  Раина не успела помочь старому королю Лестарии и его дочери, - без зелий элиа они быстро умерли, и я с тоской подумала: вот ещё две смерти на моей совести.
  Вскоре после переезда в столицу Милорд попросил нас с Эрлиней прийти к нему. Я с радостью заметила, что он почти здоров, к правой руке вернулась подвижность, - видимо, владение Силой позволило ему быстро поправиться.
  -Подойдите, - сказал нам лорд Эльснер.
  Он говорил по-галактически, но, к моему удивлению, Эрлиней тоже его понимала.
  -Протяните руки вперёд и закройте глаза.
  Мы повиновались. Подумалось: он, наверное, использует телепатию, чтобы преодолеть языковой барьер. Хорошо быть хиннервалем, - языки не надо учить... Хотя, с другой стороны, читать на языке Аксерата он всё равно не мог, а неграмотность очень мешает жить.
  Лорд Эльснер взял мою руку и соединил ладонь с ладонью Эрлиней.
  -Всё это проще, чем я думал. Попробуйте разъединить руки.
  Неожиданно это оказалось невозможным.
  -Нет, не открывайте глаза!
  В следующий момент его рука очутилась между нашими, и странная преграда исчезла.
  -Вот и всё. Госпожа Эрлиней...
  -Госпожа Ласка, - поправила она. - Свадьба уже состоялась.
  -Поздравляю. Позвольте пожелать вам счастья и благополучия.
  -Благодарю.
  Я смотрела на ту, которая совсем недавно считала меня почти сестрой. Что-то неуловимо изменилось в её взгляде, осанке, манере говорить, - как будто Эрлиней отгородилась невидимым щитом от мира. Или только от меня?..
  Эрлиней вышла, мы с Милордом остались вдвоём. Теперь, когда дело было окончено, я собиралась лететь на Землю: о том, что и на этот раз может найтись причина для задержки, не хотелось даже думать. Лорд Эльснер пригладил волосы и опять стал похож на профессора, читающего лекцию.
  -Кое-что утвердило меня в мысли, что ты теперь хотя и далеко не хиннерваль, но уже и не просто человек. Поэтому тебе придётся пройти соответствующее обследование. Я мог бы направить тебя в любой галактический институт по исследованию связанных с Силой возможностей человека, которым земной, безусловно, уступает, но спорить с тобой не буду. По этому адресу ты найдёшь институт, а с Евгением Фениксом я уже договорился.
  Я послушно взяла протянутую мне карточку и выяснила, где следует искать эту редкую птицу.
  -А как он выглядит? Какой-нибудь старенький лысенький бородач, сгорбленный от сидения за работой?
  Он усмехнулся.
  -Увидишь. Кстати, на Земле он выполнял такое же моё поручение, как и Краннон Фоск на Артосе.
  -Вот как? И нашёл он кого-нибудь?
  -Ну, у вас изредка встречаются телепаты, как, впрочем, и везде, порой раз в тысячу лет кому-то удастся предсказать пару-тройку будущих событий, но народов, подобных элиа, нет и не было.
  -Слава Создателю, - с чувством сказала я. - Лично мне вполне достаточно вас, Линна и Ордена.
  -И тебя самой, - неожиданно добавил Милорд. - Кстати, Раина и Стелли сообщают, что многие элиа идут сейчас в северное поселение, - туда, откуда, по словам Стелли, он уплыл в блаженную страну.
  -Они тоже уплывают?
  -Да. Ещё при открытии планеты там был обнаружен какой-то не видимый глазу феномен, но дело не в этом: элиа словно потеряли смысл жизни.
  -А... А они попадут в блаженную страну или, как Стелли, на тысячу лет вперёд?
  -Кто же может тебе ответить? Никого из попутчиков Стелли в живых не осталось, - им повезло меньше, чем ему, - а свидетельств о других путешественниках во времени в Галактике просто нет.
  Я задумалась. Во всей этой истории было что-то тревожащее.
  -А ирукаи?
  'Гибнут честно' - сообщил Ирату. Я и не заметила, что он снова появился.
  -Им в северное поселение путь закрыт. Тебе стоит поторопиться, потому что завтра на Артосе открывается конференция, и Феникс улетит туда.
  -Тогда - счастливо оставаться.
  -Счастливого пути.
  Я отправилась в свою комнату и принялась собираться в дорогу. Руки делали всё машинально: заявление Милорда меня порядком огорошило. Значит, способности к владению Силой стали развиваться без моего на то желания. Так что же со мной будет дальше?..
  Ирату тут же начал одолевать меня. По дороге к 'Скитальцу' он не умолкал ни на мгновение, и к тому моменту, когда за мной захлопнулся входной люк звездолёта, я была уже порядком раздражена.
  'Говори вслух, я не слышу тебя!'
  -Да поняла уже, что ты не можешь последовать за мной в гиперпространство. Но я не буду, понимаешь, не буду сидеть здесь, когда у меня есть дела на Земле.
  'Да доколе же разыскивать тебя по всему свету? Вы все называете Землёй родину, и кто скажет, где твоя?'
  -Что?
  'Послушай. Ты поднимаешься в небо здесь, корабль исчезает, потом появляется там и спускается на землю. Скажи, где место, куда ты летишь, и мы с тобой там встретимся'.
  -Ну как я тебе это скажу? Посмотри, вот карта Галактики.
  Я пожала плечами и вывела карту на экран компьютера.
  -Вот, взгляни. Это - планета, где мы сейчас находимся, это Земля, куда я собираюсь лететь.
  'Когда-то и для меня это было так просто. Я мог летать среди звёзд, мановением руки созидать горы и моря. Потом, придя на землю, я обрёл материальное тело, и если бы не наложенное на меня собратьями заклятье, мог бы летать с тобой на звёздном корабле. Правда, тогда мне уже не дано было бы проходить сквозь стены. Теперь для меня есть земля, воздух и небо за воздухом, куда улетают ваши корабли'.
  Всё это было сказано быстро, скороговоркой, но очень чётко. Единственное, что я поняла сразу, - у него какое-то иное восприятие мира, и пока я не пойму, какое именно, мы будем продолжать говорить на разных языках. Для этого понимания надо было за что-то зацепиться.
  -Но как ты собираешься добраться до другой планеты?
  'Ежели просто двигаться от любого города вперёд, то когда-нибудь снова к нему придёшь, но ежели сделать так, - он изобразил какое-то трудноуловимое движение, - то земля продолжится'.
  -То есть тебе не надо взлетать? Для тебя весь мир - одна планета?
  'Похоже на то. А летать я вовсе не умею'.
  Всё это надо было как-то осознать.
  -А... Скажем, от Аксерата... земля продолжается всегда одинаково, или ты сразу шагаешь, куда хочешь?
  'Конечно, всегда одинаково. Так же, как когда не шагаешь...Ох, велико же время объяснений...'
  Подумав, я отдала компьютеру приказание выводить на экран самые яркие виды обитаемых планет, чтобы составить карту Ирату.
  'Что ты делаешь?'
  От взгляда на часы надежда на то, что я успею поймать Феникса на Земле, начала таять.
  -Если ты хочешь найти меня, то помоги мне. Сейчас на экране появятся виды, надеюсь, ты их узнаешь...
  'Не сомневайся. Моя память лучше, чем у любой вашей машины'.
  -Так вот, ты будешь говорить мне, какая земля встречается тебе после какой, а если между ними есть необитаемые, то сколько их. А я запишу.
  'Попробуем'.
  Мы попробовали. Это оказалось захватывающе интересно и порой совершенно нелогично с человеческой точки зрения, этим можно было заниматься до бесконечности, как увлекательной игрой, но я спохватилась и остановилась, записав важнейшие обитаемые планеты. Ирату вздохнул.
  'Ну, теперь исчезай'.
  'Скиталец' стремительно покинул Аксерат и нырнул в гиперпространство, относительно которого у меня начали роиться неясные подозрения. В самом деле, никто так до сих пор и не изучил, куда попадают наши звездолёты, а вместе с прыжком Стелли через время и с существованием Ирату получается весьма симпатичная компания неразрешимых загадок. Хорошо бы, пока...
  Путь лежал на Землю. Откинувшись на спинку кресла, я вспоминала её, и мне страшно захотелось пройти по родным улицам, подняться на крыльцо, и чтобы меня встретил папа... Я не сразу заметила, что плачу.
  И вот - знакомый до боли, до последней мелочи космопорт Земли, родные коридоры, виды, здания... В ответ на вопрос, не покидал ли Землю некий Евгений Феникс, служба информации сообщила, что за последние сутки такой никуда не улетал. Я поблагодарила её и наконец-то ступила на улицы Спейс-Сити.
  Здесь как будто ничего не изменилось, - такой же напряжённой жизнью жил бессонный космопорт, так же раздольно меж тех же домов гулял ветер... Земля почти сразу после падения Империи вошла в Галактический Союз: планета не обладала сильным флотом, а в Галактике мгновенно развелось множество вооружённых любителей лёгкой наживы.
  Для начала я попробовала дозвониться до Феникса по видеофону. Номеров на карточке было два, с одного упорно отвечали 'занято', а по другому робот сообщал, что господина Феникса нет дома. Я оставила эти бесполезные попытки, села в свой гравикар и махнула через океан.
  Это была моя Земля, моя до последней мельчайшей песчинки, и я знала, что никогда и нигде не буду чувствовать себя более дома, чем здесь, какие бы прекрасные небеса мне ни предстояло увидеть. Теперь было понятно, что многие мои знакомые, побывав здесь, выслушали бы мои восхищения этой планетой с вежливой улыбкой, но мне было всё равно. Земля из заветной мечты стала сокровенной тайной, волшебным источником, прикоснувшись к которому, я обретала новые силы... Кажется, в древности был то ли герой, то ли негодяй, который от прикосновения к земле ощущал нечто подобное.
  По обозначенному в карточке адресу находился изумительной красоты замок, - после грозной строгости аксератских построек на нём просто глаз отдыхал. Вокруг были ухоженные луга, вдали виднелся лес, а в саду рядом с замком в неимоверных количествах цвела сирень. На институт, где изучают подобных мне чудиков, здание это походило мало, я из любопытства включила сканер и обнаружила под замком большие подземные помещения. Номер, который всё время был занят, принадлежал именно этому заведению.
  Я оставила гравикар на прекрасно оборудованной небольшой стоянке и вошла в замок, проплывя через волны аромата сирени. Кроме общей элегантности, интерьер холла отличался тем, что мне всегда больше всего нравилось: здесь были высокие потолки и большие окна. Стоило мне переступить порог и очутиться в прохладном вестибюле, как приятный, но настойчивый мужской голос тут же поинтересовался, кто я. Обернувшись, я увидела высокого крепкого мужчину в одежде какого-то неприметного цвета.
  -Моё имя Кэт Вязовская, о моей встрече с господином Евгением Фениксом договаривался Ми... Господин даль Соль.
  Охранник шагнул в тень и, постучав по невидимым мне клавишам, проверил мои слова на правдоподобность.
  -Всё верно, госпожа Вязовская, но встреча не состоится.
  -Почему?
  -Десять минут назад господин Феникс уехал в космопорт.
  Мерзавец Ирату, подумала я. Всё-таки опоздала.
  -Весьма сожалею, сударыня.
  -Благодарю вас, до свиданья.
  За дверью прохлада кончилась. Садясь за руль, я ещё раз мысленно ругнула Ирату и взяла курс на Спейс-Сити. Изгнанный бог случая почему-то всё ещё не появлялся.
  Пытаться перехватить Феникса по дороге не стоило, хотя на моей машине это было вполне реально: всё равно сейчас он мною заниматься уже не будет. Поэтому, рассудила я, следует спокойно добраться до Артоса, найти его на конференции и договориться на более позднее время. Правда, если Ирату до моего отлёта меня здесь не отыщет, то придётся ему опять 'смотреть вдаль' и 'шагать' по планетам. Впрочем, разговор про конференцию на Артосе был при нём, он существо сообразительное, разберётся. А пока можно зайти туда, где когда-то был мой дом...
  Конечно, новая хозяйка сделала в бывшем нашем доме ремонт, и, на мой взгляд, здесь стало значительно хуже. Я её помнила отлично, она же меня не узнала, но после моего представления по полной форме без лишних слов пустила в комнаты. Я прошла туда медленно, ожидая и боясь того, что должна была увидеть.
  Здесь не просто перекрасили стены и сменили мебель: исчезло всё, что могло бы напомнить мне папу и мою прежнюю жизнь. Я долго стояла с закрытыми глазами, воскрешая в памяти то, среди чего росла, то, чего касались папины руки, то, что казалось в детстве незыблемым, как сама земля, как мир, как то, что за зимой обязательно придёт весна... Всё это отныне жило только в моих мыслях, в глубине души я давно уже знала, что будет именно так, но теперь необходимо было в это поверить и с этим примириться, как бы ни было тяжело. Я тихо поблагодарила хозяйку и вернулась на 'Скиталец'. И ведь у меня не осталось даже папиной фотографии...
  Ирату так и не появился, хотя пора уже было лететь на Артос. Взлетая, я понадеялась, что он следил за мной и знает о неудачном визите в красивый замок на другом краю света.
  
  4
  В космопорту Артоса я не задержалась: надо было ехать в далёкий от Кер-Сериндата южный город, построенный ещё во времена первых колонистов из Галактики. Даниель говорил, что там есть настоящее действующее метро, но верилось тогда в это с трудом.
  Вид с воздуха был великолепен - горы, море и раздольно раскинувшийся на берегах залива огромный город высоких старинных домов. При этом зрелище впечатление от посещения бывшего моего дома хоть и не перестало тяготить, но немного отошло в сторону.
  Конференция проходила в построенном сравнительно недавно здании, возносящемся над крутым обрывом скал, - строгое по архитектуре, оно привлекало взгляд какой-то неуловимым своеобразием облика. В холле пришлось остановиться: почтивший конференцию своим присутствием губернатор Артоса Даниель Озен покидал заседание. Заметив меня, он мимоходом улыбнулся так привычно: вежливо, но холодно. Когда Даниель скрылся за дверями, я уже знала, что на этого человека я всегда смогу положиться, если, конечно, не встану ему поперёк дороги, что Анирет Интао была нужна ему, пока он прибирал к рукам своих противников, что это была блестяще выигранная им партия, а до Анирет ему теперь нет никакого дела. Я внезапно вспомнила, что так ясно могла читать подобные вещи только во время своей ночной прогулки в последнюю ночь пребывания в плену у аксератской принцессы, и мороз прошёл по коже: похоже, Милорд был прав, и мои способности ведут себя как хотят. Неужели он окажется прав и в том, что я рано или поздно решусь применять их по назначению?!
  На конференции наступил перерыв. Поднявшись на второй этаж, я почувствовала себя неуютно среди множества незнакомых лиц и очень обрадовалась, заметив вдали лорда Эльснера: он беседовал с Линном и незнакомым мне блондином в отлично сшитых бежевых брюках и свободной светлой рубашке. Сэнди Адамсон нигде не было видно, да на этой конференции ей и делать-то было бы нечего: сверхчеловеческие способности жителей Галактики не были её специальностью. Увлечённые разговором Линн и блондин меня не заметили.
  'Сейчас будет землетрясение, - сказал над моим ухом до боли знакомый голос, - но не слишком сильное. Спускайся вниз, там сама поймёшь, что делать'.
  Я стремительно обернулась, - Ирату нехорошо улыбался. Я ринулась за угол коридора в поисках ближайшего безлюдного места: просьба его выглядела абсолютно абсурдной, объяснить её нельзя было ничем, кроме желания отомстить мне за очередной побег, и надо срочно заставить его понять, что он ошибается.
  'Какая удача, что ты здесь, мне именно это и было нужно. Если вздумаешь отказываться, землетрясение будет усилено, и погибнут люди'.
  -Ты считаешь, что я от тебя сбежала? - шёпотом спросила я, свернув в довольно близкий к людным коридорам тёмный закуток.
  'Не скрою, сначала действительно полагал так. Но неважно, ты же там, где мне надо. Хватит разговоров, спускайся. Подъёмник за третьим поворотом направо, поедешь на минус восьмой этаж. Поторопись'.
  Пришлось, стиснув зубы, пойти к лифту за третьим поворотом направо. Невдалеке мелькнул кто-то в светлом, и я поспешно нырнула в лифт: попутчики мне были более чем ни к чему.
  Минус восьмой этаж оказался самым нижним, здесь, мягко говоря, не очень ярко светили дежурные лампы и стояли в больших количествах ящики разных мастей, величины и расцветок. Я остановилась в замешательстве.
  Первый толчок заставил меня покачнуться. Лифт внезапно поехал вверх, я в ужасе стала жать на вызов: мне пришло в голову, что, заведённая чёрт-те куда чересчур большим доверием к собственному бреду, я больше никогда отсюда не выйду. Лифт, конечно, и не подумал вернуться.
  Я прислонилась к стене и попробовала взять себя в руки. Подумаешь, забралась по собственной глупости в неведомое место, как забралась, так и выберусь. Где наша только не пропадала, а всё ведь до сих пор живая. И трясти перестало...
  Едва эта успокоительная мысль закончилась, как у меня потемнело в глазах: прямо от моих ног начиналась дорожка узорчика странненького розовенького цвета, которая вела к зиявшему посреди пола квадратному отверстию. Я могла поклясться, что секунду назад ничего подобного здесь не было, и не придумала ничего более умного, чем опуститься на корточки и дотронуться до узорчика пальцем. Палец ощутил прикосновение холодного и твёрдого пола, и никаких страшных метаморфоз с ним от этого не произошло. Я осмелилась выпрямиться и сделать первый шаг.
  Земля из-под ног не ушла, и мне удалось благополучно добраться до этого отверстия. Свет дежурных ламп падал на вбитые с одной стороны скобы, по которым можно было спуститься вниз, где чернела тьма. Твёрдо убеждённая в том, что всё это мне мерещится, я подняла ногу и попробовала поставить её на черноту.
  От падения вниз меня в последний момент спас инстинкт самосохранения. Я осознала это, уже стоя на четвереньках возле края бездны и крепко вцепившись в пол. Хотелось верить или нет, но дыра была настоящая, а значит, придётся лезть туда, иначе этот чёртов Ирату подождёт-подождёт и устроит толчок посильнее. На Аксерате считают, что собратья изгнали его из своих рядов за своеволие, и надо было признать, что легенда эта очень даже похожа на правду, поскольку чего-чего, а упрямства у него в избытке. Пытаясь не думать о глубине дыры, я начала спускаться вниз.
  Спуск окончился, когда светлое пятно наверху стало совсем маленьким, - опущенная нога внезапно встретила землю. Я поставила туда вторую и некоторое время стояла, в нерешительности держась за скобы: вокруг царил непроглядный мрак, сквозь который надо было куда-то идти. Я глубоко вздохнула: выход был только один, то есть немедленно лезть обратно наверх, но делу это не помогло бы. Вот видеть бы в темноте, как Стелли...
  Стоп, я же умею это! Ну, не совсем это, но всё-таки. Умение читать скрытое ко мне вернулось, значит, и умение видеть сквозь веки тоже вернётся. Надо просто закрыть глаза и сосредоточиться... Или нет, наоборот, расслабиться? Словом, захотеть.
  И вмиг тьма рассеялась, превратившись в прозрачную серую дымку. За нею отлично был виден подземный коридор, пересечённый широкой трещиной, - словно вырастая из неё, возвышалось почти до потолка нечто огромное и тёмное. Наверное, полагалось испугаться или хотя бы удивиться, но я следила за тем, чтобы не потерять способность видеть в темноте, и было не до чего. Дойдя до неподвижной громады, я протянула руку - мимо меня, хлопая крыльями, пронеслась стая невидимых тварей. Страх заставил отдёрнуть руку, но я протянула её снова, - громада на глазах съёжилась, сжалась и приняла вид небольшого старинного сундучка. Приподняв его, я обрадовалась, что он не слишком тяжёлый.
  -Кэт Вязовская! - раздалось за спиной.
  От неожиданности сундучок едва не выпал из моих рук. Серая пелена угрожающе потемнела, но я вскинула голову, и всё стало по-прежнему. Возле лестницы из скоб стоял тот молодой человек, который только что беседовал с Линном и Милордом, и тщетно пытался меня рассмотреть. Из-за светлого тона одежды его было видно так ясно, как будто его освещал луч прожектора.
  -Пожалуйста, отзовитесь! Я Евгений Феникс, скажите что-нибудь!
  Глухой гул сзади заставил меня оглянуться: трещина закрывалась.
  -Поднимайтесь, - попросила я его.
  Он резко повернул голову на мой голос, - видимо, не ожидал, что я окажусь так близко.
  -Сначала вы.
  -Пожалуйста, не спорьте! - взмолилась я. - Время истекает!
  Он послушно стал взбираться наверх. Сундучок, к моему огорчению, начал оттягивать руки: я его недооценила. Путь наверх был страшен: пространство за спиной стремительно смыкалось, мимо проносились те же невидимые твари, а свет выхода казался бесконечно далёким...
  После нескончаемо долгого подъёма свет ударил в глаза. Руки разжались, сундучок с грохотом очутился на полу, и я в изнеможении опустилась рядом с ним. Розовенький узорчик тут же пропал, зияющая перед моим носом пропасть тоже.
  На стук слева я повернула голову: кроме двери лифта, там ничего не было.
  'Можно войти?'
  Я передвинула сундучок на то место, где только что был ход вниз.
  -Входи. Почему ты спрашиваешь?
  Дверь лифта вместе с частью стены поднялась вверх, открыв темноту. Из неё к нам, чуть пригнувшись, ступил Ирату.
  'Всё, что стоит на границе с материальным миром, не так хорошо видно и не так легко достижимо, как хотелось бы. А мне, в моём нынешнем положении, и подавно'.
  -Это всё, и я тебе больше не нужна?
  Он выудил из сундучка нечто маленькое, и тот растворился в воздухе.
  'Я вернусь - проверить, что у меня получилось'.
  Он вдруг стал подходить ко мне, я видела всё ближе и ближе его бездонные глаза, - и Ирату исчез, с коротким смехом свернув влево.
  Я тряхнула головой, чтобы отогнать наваждение, волосы упали на лоб. Я откинула их, - пальцы дрожали.
  -Он ушёл? - спросил встревоженный голос надо мной.
  -Да.
  Евгений Феникс протянул мне руку, я, опершись на неё, встала. Учёный был очень некрасив, - широко расставленные глаза, вздёрнутый нос, - но стоило ему ободряюще улыбнуться мне, как вся его некрасивость куда-то подевалась, остался только приветливый тёплый свет его взгляда.
  Он пошёл вызывать лифт, на который я не могла смотреть без дрожи, и стало ясно, что Ирату он не видел. Почему-то мне казалось, что сейчас это должно было быть не так.
  Лифт приехал, мы вошли в кабину. Феникс нажал на нулевой этаж.
  -Не знаю, как мы с вами поладим, - начал он. - Видите ли, не хотелось бы, чтобы вы думали обо мне, как о человеке, который собирается лезть вам в душу... Кроме всего прочего, я хочу предложить вам прогуляться по городу.
  -Прогуляться? - удивилась я. - А как же конференция?
  -Делегация Земли не состоит из одного меня, - он снова улыбнулся. - А все материалы я смогу получить в любой момент. Сейчас мне важнее всего вы и ваш... ваш собеседник.
  Лифт остановился. Пройдя вестибюль, мы вышли из здания, и я невольно замедлила шаг: отсюда, с горы, открывалась панорама города и ярко-голубого моря. После жуткого подземного кошмара всё это выглядело ослепительно. Феникс подвёл меня к балюстраде смотровой площадки.
  -Вы впервые здесь, Кэт?
  -Да. А вы?
  -Меня не раз приводили сюда дела. Это один из красивейших городов Артоса, я его очень люблю. К тому же, это город моей первой поездки в Галактику, а такое не забывается.
  Феникс оперся о балюстраду, в его глазах блеснула радость воспоминаний.
  -Скажите, почему вы согласились работать на Милорда? - осторожно задала я давно заинтересовавший меня вопрос. - Вы поддерживали Империю?
  -Честно говоря, политические бури до нас практически не долетали, - подумав, ответил он. - Конечно, если бы Империя захватила Землю силой, я вряд ли оказался бы в числе её сторонников. Что же касается термина 'работать на Милорда', то, боюсь, он здесь неуместен. Это, скорее, из какой-то шпионской среды...
  Он посмотрел вдаль, ветер взъерошил его волосы.
  -Милорд не предлагал мне ничего такого, на что я не мог бы согласиться, так сказать, по моральным причинам, - всё было исключительно в рамках моей профессии. Поиск же на Земле одарённых Силой существ представлял и для меня интерес: а вдруг мы у себя под носом не видим чего-то совершенно потрясающего?
  -Вы говорили тогда лично с Милордом?
  -Ну да. Он, человек расчётливый и дальновидный, знал, чем заинтересовать меня так, чтобы я не отказался. Вы спасли ему жизнь, не так ли?
  От неожиданности я смутилась.
  -Громко сказано. Был один безумный план покушения на него, пришлось нарочно промахнуться... Не знаю, по-моему, эта авантюра благополучно провалилась бы и без моих стараний.
  -Милорд так не считает.
  Я недоверчиво посмотрела на него.
  -Вы серьёзно?
  -Конечно.
  Пролетело несколько секунд тишины.
  -Так вы знаете обо мне всё?
  -Нет, что вы. Разве о человеке можно знать всё? Видна только внешняя канва событий его жизни, главное скрыто, и это правильно.
  -А... Ведь и Милорд, и Линн, и элиа... Да и я, честно говоря, тоже, - все мы умеем узнавать это скрытое, и... Значит, мы - противоречие этому закону?
  -Я бы так не сказал. В мире есть место и для таких, как вы...
  -Нет, постойте, но ведь какие опасности-то для Галактики с ними связаны! То Император, то Орден, и я ещё не знаю, какая дремучая нечисть ко мне привязалась!
  Евгений Феникс серьёзно посмотрел на меня.
  -Вы верите в Бога?
  -Конечно.
  -Помните, в древности люди верили, что Бог сам карает грешников, спасает праведников? В наше время такого не видно, согласен, и под ногами негодяя, как ни молись, не разверзнется земля. Но посмотрите, как часто и Земля, и Галактика оказывались на краю пропасти, но каждый раз мы каким-то чудом выбирались, - то кто-то очутился вовремя в нужном месте, то кому-то повезло... Я много думал об этом, и, по-моему, случай, стечение обстоятельств стали любимейшими орудиями Господа Бога в наши дни. Оглянитесь на свою собственную жизнь, и вы увидите то же самое.
  Поражённая, я молчала.
  -Но пойдёмте же, я хочу столько всего показать вам! Не сочтите за назойливость, - ведь если знаешь о чём-то прекрасном, этим так хочется поделиться.
  Я кивнула: такие чувства мне были хорошо знакомы.
  -Мой гравикар на стоянке...
  -Вот и пусть себе стоит.
  Он увлёк меня за собой в тенистую путаницу аллей парка, - спускаться с горы было легко, а ветви необычных деревьев заслоняли жаркое солнце. Там, на севере, могла бушевать зима, заставляя Кер-Сериндат замирать под низкими тучами, - здесь властвовало тепло, и ничто не могло поколебать его могущества. Дорожки парка словно сами ложились под ноги, ведя всё дальше, за каждым поворотом открывался то неожиданный павильон, выложенный цветными яркими плитками, то стена вздымалась вверх, обнажая светлый камень, а с высоты свисали, покачиваясь на ветру, гибкие причудливые растения... Я смотрела вокруг широко раскрытыми от изумления глазами, напрочь позабыв не только о времени, но и о недавнем жутковатом спуске в недра этой земли.
  Феникс остановился возле мелких квадратных бассейнов, где плавало множество круглых листьев и сонно колыхались закрытые нежно-жёлтые цветы. Я подошла к прозрачной тёмной воде - и вздрогнула: в глубину метнулись какие-то маленькие юркие существа. Я опасливо вгляделась в дно, пытаясь их рассмотреть.
  -Кто это?
  Феникс назвал их - раскатистое короткое слово местного наречия.
  -Они безобидные. А эти цветы распускаются только к ночи, сейчас они спят.
  -Вы говорите на языке Артоса?
  -Очень немного.
  -Здесь так хорошо...
  -Да... Это не курорт, но научный и туристский город, сюда возят детей, чтобы показать им сказку наяву.
  Он мягким жестом пригласил меня сесть на лавочку в тени.
  -Когда Милорд позвонил мне по поводу вас, он передал мне ещё и материалы об Аксерате. Кроме истории, я обнаружил самые последние данные об элиа... Кстати, что вы о них думаете?
  -Ничего хорошего. Они самый способный к управлению Силой народ в Галактике, - кроме руниа, конечно, - самый красивый и самый заносчивый. Стелли сказал мне, что переводит их летописи, - так они уверены, что сотворены богами.
  -Данные Раины Пайела утверждают меня в верности этих легенд.
  -Что?
  Он увлечённо подвинулся ко мне.
  -Конечно. Если ещё прибавить сюда вашего... Он вам как-нибудь представился?
  -Его зовут Ирату.
  Глаза Феникса засверкали.
  -Всё сходится. Кое-что известно по переводам на язык, который вы знаете... Словом, был народ, очень могущественный, возможно, сродни руниа. Они до сих пор живут...
  -В блаженной стране? - я подскочила.
  -Да, да. Думаю, элиа имеют в своей основе человека, но те, условно говоря, боги, решили сотворить себе живую игрушку, - кто знает, почему.
  -Скучно стало, - предположила я.
  -Возможно. Потом они чего-то не поделили с Ирату, причём повздорили до такой степени, что...
  -Стоп! - радостно воскликнула я. - Блаженная страна в гиперпространстве, он же не может туда проникнуть! Господи, да мы же всё время летаем туда-сюда над их головами! А ещё они устроили так, что ни люди, ни хиннервали, ни элиа не могут его ни видеть, ни слышать, а могут только такие промежуточные существа, как я. Эх и здорово же он насолил своим собратьям!
  -Здорово, - согласился Феникс. - Теорию насчёт гиперпространства ещё предстоит доказать, а относительно остального я с вами не спорю, вам виднее. Немного позднее боги и то ли люди, то ли элиа снова нарушили мир на Аксерате, - там есть легенда о затонувшей стране, может, вы о ней слышали?
  -Да, - твёрдо ответила я. - Когда Стелли впервые пришёл в библиотеку князя Рита, он именно её и переводил.
  -Потом богам это дело надоело, они закрыли свободный доступ в своё обиталище и оставили только Переход. Но и он сейчас ведёт не туда.
  -Это точно?
  -Вы сомневаетесь?
  -Я думала... Наверное, я не права, но, может быть, это ловушка?
  -Для кого?
  -Ну, например, для тех дерзких, кто задумает найти блаженную страну. Вдруг на самом деле туда попасть легко и просто? Вот они и придумали Переход для отвода глаз.
  Феникс задумался. В ветвях громко болтали суетливые зелёные птицы.
  -Нет, вряд ли. Во все века на Аксерате считалось, что это награда богов для самых верных из провинившегося народа.
  -Может быть. Но теперь он ведёт на тысячу лет вперёд и на ту планету, где Стелли забрался в 'Скиталец'.
  -Но почему?
  -Не знаю. Знаю только, что элиа сейчас идут туда толпами в надежде найти страну вечного покоя.
  Я поёжилась.
  -Хорошо, а мы-то что можем сделать? Им даже Стелли не сумел втолковать, что попадут они вовсе не туда, так что же говорить про нас?
  -Было бы очень заманчиво просто закрыть Переход до тех пор, пока мы его не изучим... Кстати, где Ирату?
  -Пошёл что-то делать с тем, что я ему достала. Обещал вернуться и проверить результат.
  Феникс в изумлении покачал головой.
  -Я думал, мне показалось.
  -Что?
  -Вы вытащили из подземелья какой-то сундучок, который через полминуты растворился в воздухе.
  -Ничего вам не показалось, так оно и было.
  Феникс вздохнул и поднялся на ноги.
  -Надо будет обязательно проверить, что это за спуск в подземелье. Это всё, или у вас есть в запасе ещё сюрпризы подобного рода?
  -Наверное, всё.
  -Тогда давайте пойдём гулять по городу. Наверняка нам в головы придут умные мысли.
  
  5
  От парка мы шли под гору, кое-где наш путь пересекали рельсы. Я подумала, что остались они от тех же времён, что и ведущая к Канараману Западная дорога, и что их не убирают просто потому, что руки не доходят. Но нас догнал маленький красный вагончик, шумно ползущий по рельсам вниз, и Феникс рассказал мне, что местные жители народ весьма хитроумный и зарабатывают на старинном виде своего города. Метро здесь и вправду действовало, при желании на нём можно было покататься, а экскурсии велись на колёсном транспорте, - невероятная экзотика.
  Мы шли, и чем ближе подходили к морю, тем красивее становились дома. Странные фасады без окон, с глухими высокими дверями, я сочла храмами, Феникс подтвердил, что это действительно так. Ни одна улица не вела прямо и ровно, они выгибались в разные стороны, поднимались на небольшие холмы и снова опускались, - а за решётками виднелись выложенные знакомой разноцветной узорчатой плиткой дома с балконами, колоннами и увитыми зеленью окнами. Сколько я ни смотрела, мне не попалось ни одного симметричного дома, всюду царила очаровательная своевольная гармония неправильных линий. Иногда дома внезапно расступались, и с высоты открывалась площадь с разъездом для колёсных машин, окаймлённая узкими тротуарами.
  Центр города был прекрасен. Здесь всё подчинялось своеобразному ритму неровных линий, высокие многоэтажные здания не подавляли, а давали удивительное ощущение лёгкости, - казалось, можно оттолкнуться и воспарить туда, к верхним этажам, где на каждом подоконнике цвели цветы... А под ногами фигурные плитки впитывали в себя солнце.
  По краю любого тротуара шла полоска тёмно-серого цвета, на которой всё время переливались яркие искры. В центре города людей и других галактических существ было очень много, а все первые этажи зазывно блестели витринами, - застряв у одной, я поняла, что здесь можно с лёгкостью потратить кучу денег на безделушки и даже не заметить этого. Сувениров было неисчислимое множество, - особенно моделей старинных морских кораблей, отчего в воздухе, кроме оставлявшего на коже мельчайшие брызги соли ветра, реял дух дальних странствий и приключений. Неожиданно посмотрев в небо, я обнаружила там средь бела дня луну, она тихо белела и притворялась облаком. Меня это поче-му-то очень развеселило.
  -Вот вы где, - раздался голос Ирату. - Я рад, что на сей раз ты не попробовала сбежать.
  Мы с Фениксом повернули головы одновременно: Ирату стоял посреди тротуара, все проходили сквозь него.
  -Евгений Феникс, да? Ты меня слышишь?
  Я в испуге взглянула на Феникса: он был очень собран.
  -Да, слышу.
  -Прекрасно.
  -Думаю, будет удобнее беседовать в моём номере, - предложил Феникс. - Тебе, конечно, всё равно, но мы люди, и у нас есть на то свои причины. Ты согласен?
  Ирату пожал плечами.
  -Как вам угодно.
  Феникс взял меня под руку, мы пошли к стоянке такси. Пока мы ехали, я лихорадочно соображала: землянин стал его слышать благодаря средству из подземелья, это ясно, но зачем мы ему теперь и сможем ли в случае необходимости от него избавиться? Взглянув на учёного, я поняла, что его одолевают те же мысли.
  В номере гостиницы, где остановился Феникс, было светло и уютно. Ирату уселся на мониторе компьютера, - одна нога свешивалась сквозь стол, другая стояла на клавиатуре. Выглядело это замечательно.
  Едва мы расположились, как в дверь постучали. Ирату насторожился, Феникс открыл.
  -Ты не возражаешь, если мы присоединимся к вашей беседе? - вежливо спросил Милорд.
  Он смотрел на то место, где сидел Ирату. Вслед за отцом в комнату вошёл Линн.
  -Нет. Правда, должен вас огорчить: если я захочу, никто из вас меня не услышит. И прекратите делать вид, что вы меня видите. Я могу сейчас быть видимым только для Кэт.
  Я сидела как на иголках и ничего не могла понять.
  -Ты ошибаешься, - спокойно сказал Милорд. - В данный момент мы оба считываем то, что видит и слышит Кэт. Если ты не веришь, я могу описать твою позу и твою внешность.
  От сверкнувших глаз Ирату мне стало страшно.
  -Когда... когда вы начали следить за мной? - услышала я собственный испуганный голос.
  -С того момента, как ты во время перерыва на конференции обернулась к кому-то, кого, кроме тебя, никто не услышал.
  Я очень глубоко вздохнула.
  -Вы же разговаривали с Линном и господином Фениксом!
  -Твоего появления нельзя не заметить. Приступайте к беседе.
  Линн и Милорд сели на диван напротив меня.
  -Итак, - начал Феникс. - Насколько я понял, Ирату, ты занимаешься возвращением себе отнятых у тебя по приговору бывших соплеменников способностей. Для этого тебе нужна помощь существа, которое может тебя слышать. Верно?
  -Пока да.
  Было ясно, что вмешательство Милорда Ирату неприятно. Мне же, напротив, стало легче, я почувствовала себя гораздо уверенней. Феникс несколько секунд молчал.
  -Дело в том, что, если ты стремишься к власти над миром, мы вряд ли сможем тебе помешать. Поэтому не будешь ли ты так любезен посвятить нас в свои планы?
  -Власть над миром? - Ирату хмыкнул. - Прекрасная идея, если бы было кому доказывать своё превосходство.
  -А люди?
  -Что люди? Они убивают друг друга, подталкивай их к этому или удерживай. Есть и те, которые молятся мне, как богу, но нет мне ни пользы, ни вреда от их молитв.
  -Тогда зачем тебе быть слышимым и видимым? - не выдержала я.
  -Да как у тебя язык повернулся спросить такое! Я свободен как ветер, но подумай, каково это - веками не говорить вообще ни с кем!
  -Извини, - не сразу сказала я, мысленно выругав себя за недогадливость. - И сколько времени ты так... странствуешь?
  -Семь тысяч четыреста шестьдесят пять лет и уже три месяца. По времени Аксерата, конечно.
  -Ты из руниа? - спросил Линн.
  -Да.
  -Твоя родина - Аксерат?
  -Не совсем. Руниа не привязаны к какой-либо планете. Но я долго жил там.
  Голос Ирату стал резким: воспоминания явно были ему неприятны.
  -Мы, руниа сотворили людей для того, чтобы они через Силу познавали красоту Вселенной, - он всё же решил снизойти до объяснений. - Но вы получились лишёнными Силы и агрессивными, и равновесие в мире нарушилось.
  -Какое равновесие? - удивилась я. - Соотношение агрессивных и мирных народов?
  -Пусть будет так, а то вы не поймёте. Для восстановления равновесия мы должны были создать ещё один народ. Одарённый Силой и мирный.
  -Это было сделано на Аксерате, - уточнил Милорд.
  -Да. Элиа - наши помощники: нас было слишком мало, чтобы уследить за целым народом. При создании людей, - намного раньше, - было сделано так же, и именно из-за браков с одарёнными Силой существами есть такие, как вы, - Ирату указал на Линна и Милорда.
  -И кто же этот аксератский венец творения? - Феникс жадно ждал ответа.
  -Не догадаетесь, - усмехнулся Ирату. - Керо-лики. Люди же расселялись к звёздам со своей прародины, однажды они появились и на Аксерате. Собратья поручили их мне, - чтобы не мешали делу. А люди признавали только силу, поэтому пришлось подчинить их. За что мне позже и досталось.
  -А с кем шли Великие войны? - спросила я.
  -С моими помощниками.
  -Ирату, а что случилось с Переходом? Он вообще когда-нибудь вёл в 'блаженную страну'?
  -Вёл. Руниа ушли с Аксерата - перенесли один остров на другую планету - и оставили Переход для элиа. Видите ли, для того, чтобы заниматься созданием новых народов, надо было принять материальный облик, а с ним нельзя расстаться, не умерев при этом. После завершения творения делать на Аксерате было уже нечего, оставалось только уйти и отпустить новую жизнь на свободу. А вещи, подобные той, что достала Кэт из подземелья, концентрируют в себе Силу. Один керо-лик собрал мне такие на Аксерате, возле Перехода я пытался вернуть себе отнятое, но из затеи ничего не вышло.
  -Почему именно там? - у лорда Эльснера был вид учёного, встретившего интереснейшее явление природы.
  -Чтобы увеличить их мощь. Но вместо этого один конец Перехода сорвался с места, средства разбросало по свету, да и меня занесло туда, куда ещё ничья нога не ступала.
  -Ты можешь закрыть Переход? - Феникс был невозмутим.
  -Хочешь спасти элиа? Бесполезно, они всё равно угаснут.
  -Дело в том, что гибель этого народа падёт на тех, кто это допустил, - веско сказал Феникс. - За прошедшие тысячелетия мы хоть и не познали всех законов Вселенной, но этот уяснили чётко. Так стоит ли брать на себя вину: мог помочь, но не захотел?
  Ирату основательно обдумывал услышанное. Все мы ждали его ответа.
  -Собственно, почему бы и не попробовать, - Переход теперь мёртвый, может и получиться. Но моих сил может и не хватить.
  Мы с Фениксом переглянулись: эта мысль нам в головы не приходила.
  -Я знаю вас, люди: вы признаёте только силу. Закрыть Переход - испытание, но что будет в случае неудачи?
  -Ты останешься с нами, - твёрдо заявил Линн. - И Кэт продолжит тебе помогать.
  Ирату недоверчиво покачал головой.
  -Даже если твою неудачу мы увидим своими собственными глазами, - добавил лорд Эльснер. - Слово хиннерваля.
  -Вот как? - Ирату резко вскинул голову. - Это мысль. Тогда пусть Кэт поедет на Аксерат и станет свидетелем.
  -Одна? - в ужасе спросила я. - Да они же меня...
  -Одна или нет - вам решать.
  -Послушай, Ирату, может, я добуду тебе средство стать видимым, и всё это удостоверит Стелли? Он там свой, а элиа меня, мягко скажем, не любят.
  -Элиа никого не любят, кроме себя. Стелли же в Столице, а средство, о котором ты говоришь, добыть не так-то просто, на это нужно время. Мне-то всё равно, но за это время утечёт много воды и много элиа через Переход, что будет вам очень неприятно. Встретимся возле Перехода.
  Он исчез. Сквозь окна обыкновенного гостиничного номера по-летнему ярко светило артосское солнце.
  Я в полном недоумении повернулась к Милорду.
  -Ну и что теперь делать?
  -Лететь на Аксерат, - ответил он. - Ты боишься оказаться там одна?
  -Да нет, в общем-то. Приехать, постоять на пригорочке, полюбоваться на Ирату за работой... Войду в историю: в конце концов, Переход благодаря мне прекратил своё существование.
  -В историю можно войти, но можно и влипнуть, - заметил Линн. - Что-то мне кажется, ты не напрасно боишься. Будет лучше, если с тобой кто-нибудь поедет. Например, я.
  -Нет, - сразу сказала я.
  -Почему?
  -Они тебя издалека учуют, от них не скрыться. Я не совсем уверена, что они сейчас не заметят меня, но никому из хиннервалей там появляться нельзя.
  -Тогда остаюсь только я, - сказал Евгений Феникс. - Полагаю, вопрос решён?
  -Решён, - ответил Милорд. - Кэт, договорись с Хасаном о посадке на Аксерате.
  Я с неохотой пошла к видеофону: вся эта история мне не слишком нравилась. Предупредив Хасана о своём прилёте, я, не удержавшись, связалась со Столицей - проверить, там ли Стелли. Он оказался там, - договаривался о сотрудничестве по поводу галактической медицины, - и страшно обрадовался, узнав о цели нашей поездки на Аксерат. Дела, в общем, шли успешно, а выглядел он так, что я невольно подумала, сколько хорошеньких молодых особ из его народа обращали к нему свои тайные помыслы: нынешний образ жизни явно пошёл ему на пользу. Сам Стелли собирался уже вылетать домой и на прощание дал мне номер своего видеофона, который был установлен во дворце. Подумалось: с Ирату - существом, способным без особого труда наблюдать за происходящим на других планетах, - желательно жить в мире.
  
  6
  Мы с Фениксом покинули гостиницу, за стёклами гравикара промелькнул Артос. 'Скиталец' взлетел, вышел за пределы системы Артоса и нырнул в гиперпространство, - всё как обычно, если бы не цель нашего визита на Аксерат. Хотя, если вдуматься, какая из последних целей моих поездок на разные планеты была мирной и обыкновенной?
  Мы расположились в центральной каюте.
  -Скажите, как вы собираетесь меня изучать?
  -Собственно, я уже начал... Нет-нет, не пугайтесь, нет ничего, что делалось бы втайне от вас и против вашей воли. Нам предстоит восстановить до мельчайших подробностей всё необычное в вашей жизни, - вы понимаете.
  -Да, конечно.
  -В особенности ваш спуск в подземелье. Здесь есть о чём подумать... Вы, верно, думаете, что будут проведены какие-то исследования, и мы разбежимся в разные стороны?
  Я натянуто улыбнулась.
  -Вы правы, именно так я и думаю. И мне как-то заранее не нравится роль подопытного.
  Он посмотрел в сторону, подыскивая слова.
  -Видите ли, вы оказались на грани между обычными людьми и теми, кто владеет Силой. Сейчас, после окончания правления Императора, мы, люди, хотим разобраться в причинах тех несчастий, которые обрушились на нашу Галактику. Артосская конференция - первый шаг в этом направлении. Я надеюсь на вашу помощь, - если, конечно, у вас нет других жизненных планов.
  Я с тоской вспомнила Землю, на которой меня некому было ждать.
  -Пожалуй, могу только сказать, что других планов нет, и что моё непосредственное начальство будет только радо такому повороту судьбы.
  Вынырнув возле Аксерата, я переговорила с патрульным кораблём, и 'Скиталец' беспрепятственно пропустили на космодром в Заклятых горах. Земля Лестарии принадлежала королеве Эрлиней, которая стала королевой, собственно, по моей вине, и я теперь не знала, как смотреть ей в глаза. Стелли, вернувшись, безусловно, расскажет ей про нас и про Переход. Хорошо бы всё же нам с ней не встречаться...
  Мы пересели в гравикар. Стоило приблизиться к Заклятым горам, как из ясного неба на стекло упали две снежинки, потом ещё, ещё, - и небо потемнело от внезапно налетевшей тучи. Ветер завьюжил вокруг, застилая всё светлой пеленой снега, горы за ней угадывались с трудом. Я старалась смотреть только на приборы, но не могла, мне казалось, что машину куда-то сносит ветром... Феникс молчал, но я чувствовала его готовность в любой момент броситься на помощь. От нежданно пронизавшего меня ужаса я вцепилась в руль: мимо, как молния, просверкнули летящие призраки... Всё тут же стихло, последняя струйка пританцовывающих снежинок поднялась к небу и пропала, туча развеялась. Заклятые горы остались позади.
  Солнце ярко озаряло зимнюю землю Лестарии, - снега почти не было, прозрачные леса не могли спрятать никого из тех, кто пробирался по ним. Подумалось: как там кенирхенские разбойники, ведь их главное оружие - скрытность?.. Гравикар летел по прямой, на порядочной высоте, а на карте, светившейся на экране, отмечался наш путь. Сорочь мы пересекли значительно выше и Рита, и впадения Нави, Отуманенный хребет отнёсся к нашему визиту куда более спокойно, чем Заклятые горы. Потом позади осталось ещё несколько узких рек, - и перед нами открылось северное поселение элиа.
  Некоторое время я внимательно рассматривала его издали, - холмы окружали небольшой посёлок, похожий скорее на деревню, чем на город. Площадь была всего одна, а со всех сторон к поселению лепились временные жилища. Берег моря, точнее, залива, представлял собою одну большую судоверфь, а суета на этом берегу напоминала о всеобщей эвакуации. В воздухе витало ощущение растерянности и недавней большой беды. Сам залив глубоко вдавался в сушу, взгляд невольно устремлялся туда, где стоявшие очень близко друг от друга скалы обозначали выход в открытое море. Один из достроенных кораблей готовился пуститься в путь.
  Как только я подумала, что лучше всего будет остаться там, где мы сейчас находимся, появился Ирату. В ответ на моё приветствие он только обернулся через плечо и метнулся прямо в море, - глаза его были подёрнуты дымкой предельной сосредоточенности. Он прошёл сквозь корабль, и я вдруг увидела: за проходом между скалами темнели две уходящие в небо неясные колонны. Это не могло быть ничем иным, кроме Перехода, который никому не дано видеть, и мне стало страшно.
  Ирату встал между колоннами и воздел руки. Корабль отчалил и поплыл прямо на руниа. Его лицо побледнело от напряжения, руки задрожали.
  -Что вы видите? - с тревогой спросил Феникс.
  -Переход, - медленно произнесла я. - Точнее, его контуры возле самой кромки воды.
  -А что делает Ирату?
  -Стоит, подняв руки вверх. Может, будь на моём месте Линн, он понял бы больше.
  Тёмные колонны немного сдвинулись навстречу друг другу. Я тряхнула головой, - но видение не рассеялось, они продолжали сближаться, всё быстрее и быстрее... Казалось, прошла вечность, корабль успел заслонить от меня Ирату, - и колонны сошлись. Может быть, тишина и продолжала звенеть над зимней землёй, но я услышала гулкий удар, отозвавшийся эхом. В окружающем пространстве тут же что-то изменилось, - и через секунду стало ясно, что именно.
  Над местом, где был Переход, возникла чёрная точка, которая на глазах превращалась в маленькое, но очень тёмное облако. Не прошло и минуты, как чистое зимнее небо заслонила жуткая чёрно-фиолетовая туча, а из неё в захлопнувшийся Переход начали бить молнии. Показалось, будто нечто подобное я уже видела, но нет, не может быть... Может. Это было видение в храме Огня.
  Смотреть становилось невозможно, - молнии вспыхивали даже перед закрытыми глазами. В воздухе, прямо над головой, непрерывно грохотал гром. Мелькнула мысль: а имеет ли туча вообще отношение к Ирату, не оказывает ли ему что-то - или кто-то? - противодействие?! От этого мне в тёплом салоне стало холодно.
  Молнии прекратились так же внезапно, как и начались, но туча, похоже, не собиралась исчезать: она нежилась и потягивалась, словно проснулась после долгого сна. Я взглянула на Переход, - он пропал, как будто не существовал вовсе. Потрясённые элиа стояли на берегу, а их ярость и отчаяние долетали до меня волнами.
  Корабль миновал залив и вышел в открытое море, на берегу началось смятение. Я вздохнула с облегчением.
  -У него получилось? - тревожно спросил Феникс.
  -Да.
  Ирату подлетел к нам, устроился на заднем сиденье.
  -Быстрее, - посоветовал он, слегка задыхаясь, - ради самого святого для тебя, быстрее. Они, не медля, начали искать виновного.
  Я развернула машину в сторону космодрома и стала набирать скорость, но произошло невероятное: руки против моей воли заставили машину повернуть обратно.
  -Что ты делаешь? - услышала я сзади и сбоку одновременно.
  -Это не я!
  Феникс попытался оторвать меня от управления, и я, всей душой желая того же, увидела собственное отчаянное сопротивление. Внезапно я закричала от боли: Ирату схватил меня за плечи.
  -Так! Займи её место!
  Феникс перебрался за руль. У меня перехватило дыхание.
  -О Господи! - голос Феникса был полон ужаса. - Я не могу этому противостоять!
  -Н-да, - почти спокойно заметил Ирату. - Похоже, ничего у вас не выйдет.
  Когда моя голова наконец с трудом повернулась, меня охватил ужас: с Фениксом произошло то же, что и со мной, и гравикар теперь медленно, но верно приближался к поселению. На центральной площади уже собралась толпа, до нас долетали яростные крики.
  -Отпусти, больно же, - хрипло выговорила я.
  Ледяные руки Ирату исчезли с моих плеч. Я в панике набрала номер, данный мне Стелли, изо всех сил надеясь, что хозяин уже вернулся и подойдёт к видеофону.
  -Какой сюрприз, - неприязненно сказал возникший на экране Реджик. - Чем обязан?
  -Я в северном поселении элиа, попала в передрягу, - быстро ответила я, не обратив внимания на тон его речи. - Привези сюда королеву, пусть она заступится за нас, иначе мы погибли.
  -'Мы'? Кто это - 'мы'?
  -Нет времени, ты не понял?
  -А что я получу?
  Меня захлестнула волна дикой злости.
  -Если я здесь подохну, ничего ты не получишь!
  -Я знаю, с кем ты. Ты из-за этого уродца меня тогда оттолкнула?
  -О, Создатель, он собрался выяснять отношения!
  -Знаешь, от твоего отношения ко мне моя любовь несколько поугасла...
  -Да наплевать мне на твои чувства, привези сюда Эрлиней! А впрочем, катись в Бездну, Милорд тебе мою смерть припомнит.
  Я оборвала связь. Гравикар уже стоял перед толпой, Феникс выходил из машины. Я, нисколько не желая этого, вышла вслед за ним, Ирату куда-то подевался.
  Судя по исказившимся злобой прекрасным лицам элиа, они хотели растерзать нас на месте, но почему-то этого не делали. По живому коридору мы оба должны были пройти к самому большому дому на площади, - ноги передвигались сами, подчиняясь чужой воле. Несмотря на то, что дом был близко, из-за холодного пронизывающего ветра я мгновенно промёрзла до костей.
  Дверь за нами захлопнулась, отделив нас от горящих ненавистью взглядов. Пройдя несколько комнат и коридоров, мы очутились в темноватом зале, посреди которого в очень простом кресле сидел одетый в белое старик. Он поднял глаза сначала на Феникса, потом на меня, - словно две молнии прочертили воздух.
  -Ты всё-таки вернулась, - упали его слова. - Подойди.
  Меня подтолкнули в спину, - оказалось, в зале были ещё то ли охранники, то ли слуги. Ноги были ватные, я хотела отвести от старика взгляд и не могла. Бедный, милый Феникс переживал за меня всей душой, я ощущала это так же ясно, как тепло и холод...
  -Ты лишила мой народ последней надежды, - медленно произнёс старик. - Так как твой друг здесь, есть возможность заставить тебя вернуть отнятое: если ты не сделаешь этого, он умрёт. Будь ты одна, тебя сейчас уже не было бы среди живых.
  -А если это невозможно? - тихо спросила я.
  -Тогда ты умрёшь вместе с ним.
  Он слегка пошевельнул пальцами в сторону Феникса, чтобы его увели. Ко мне вмиг вернулась способность соображать.
  -Нет уж, я должна видеть, что он жив! И имейте в виду, вам не удастся запудрить мне мозги вашими видениями!
  -Нет, зачем же, - голос старика был подчёркнуто ровен. - Ты будешь его видеть. Посмотри в окно: сейчас его привяжут на площади, прямо под окнами.
  Мои руки сами сжались в кулаки: Феникс, как и я, был очень легко одет, а на улице стоял мороз. Феникса уже подводили к двери, и я заставила себя посмотреть ему в глаза. Он остановился ровно на секунду, в его взгляде словно совсем не было страха смерти, укора, - только тёплое прощание... Потом он улыбнулся, и его увели.
  Старик отпустил всех: меня незачем было охранять. Я подошла к окну и, беспомощно глядя на то, как Феникса привязывают к столбу посреди площади, шёпотом позвала Ирату. Собственно, появляться ему незачем, ведь теперь его может услышать любой, я ему ни к чему, вот он и сбежал...
  -Звала?
  Я резко обернулась: Ирату стоял рядом. Старик в кресле не сводил с меня глаз, но молчал.
  -Ирату, освободи его! Ты же можешь!
  -Могу, - отозвался Ирату. - Но стоит сделать это, как на него тут же накинется толпа тех, кто стоит вокруг. Я не успею помешать всем.
  -Ну, хоть напугай их!
  -Чем?
  -Откуда я знаю!
  -Нет, конечно, когда-то страх передо мной был весьма велик. Но стоит мне открыться, как они вмиг вспомнят приговор и поймут, что от моей былой мощи осталось немного. Только на фокус с мёртвым Переходом и хватает, да и то я безмерно устал. А может, открыть Переход? Ведь Феникс жив останется.
  -Ага, так я им и поверила...
  Ирату сел на пол и прислонился к стенке. Выглядел он неважно.
  -Ох, и права же ты в неверии своём! Эта земля такое от них видела... Воевали они между собой более жестоко, чем с общим врагом, - со мной. Сей старец тому свидетель. А Переход мне сразу не открыть: силы не те. Боюсь, замёрзнет твой друг, пока я отойду... Я сейчас говорил со Стелли и королевой.
  -Стелли здесь? Они приедут? - встрепенулась я.
  -Стелли здесь. Ежели они поверят, что страшный Ирату им не померещился, то приедут.
  -Как это?
  -А так. Вы же не сказали Стелли обо мне, вот он и думает, что Переход вы собираетесь закрывать с помощью своих средств.
  -То есть они приедут, если Реджик передаст им разговор со мной, чем подтвердит твои слова. Паршиво.
  -Истинно так.
  -Может, всё-таки устроишь землетрясение, как на Артосе?
  -Не в моих то возможностях! Я лгал тебе, чтоб исполнила ты нужное!
  -Мерзавец, - грустно констатировала я.
  -Совершенно верно.
  Воцарилось молчание. Из моей речи на родном языке старый элиа не понимал ни слова, но внимательно наблюдал.
  -Так на чём вы порешили? - спросил старик.
  Собравшись с духом, я выпрямилась и подняла голову. Может, он и испугался разговора с не видимым ему существом, но ни за что на свете этого не покажет.
  -Ирату говорит, - чётко произнесла я, - что он не сможет открыть Переход немедленно, ему нужно время, чтобы собраться с силами. Но если за это время умрёт Феникс, я запрещу ему делать это, и он мне подчинится.
  Старик прикрыл глаза: имя Ирату заставило его задуматься. Ожидание затягивалось, я почти слышала, как пролетают секунды.
  -Почему я должен верить, что это Ирату?
  Я не успела даже сообразить, что ответить, - Ирату заговорил на совершенно непонятном языке. На старика это произвело ошеломляющее действие: он схватился за подлокотники, стал дико озираться по сторонам, в глазах застыл ужас... Но к концу речи руниа он уже снова сидел, как статуя, в своём кресле, и озарившая меня мстительная радость быстро погасла.
  Старик ничего не сказал, но через окно я увидела, как Феникса отвязывают. Ирату нервно барабанил пальцами по стеклу, отчего на нём, как искры, вспыхивали и гасли следы его прикосновений.
  Феникса ввели в зал, я бросилась к нему. Кто-то принёс горячее питьё, Ирату заверил меня, что оно не отравлено.
  -Где ты нашла Изгнанника?
  Я исподлобья взглянула на старика: он явно никак не мог смириться с существованием Ирату.
  -Он никуда не пропадал, к вашему сведению. Его бывшие собратья сделали так, чтобы никто не мог его видеть и слышать, и закрыли ему путь в блаженную страну.
  -Почему же теперь и ты, и я его слышим?
  -Потому что... Долго рассказывать. Словом, ему помогла я.
  Элиа прикрыл глаза.
  -Ты подписала себе смертный приговор: эта помощь обернётся против тебя.
  -Если так, то отпустите нас, и пусть судьба сама решит нашу участь.
  -Зачем вы закрыли Переход?
  -Затем, что он ведёт в никуда, и только Стелли повезло остаться в живых. Он уже пытался это объяснить, но теперь и я вижу, что с вами разговаривать бесполезно. Хотите - идите туда, но я вам голову даю на отсечение, что тот свет блаженной страной не будет.
  Я не надеялась, что старик поймёт и примет эту жуткую правду. В появление здесь королевы Эрлиней верилось всё меньше и меньше.
  Старик жестом отослал того, кто принёс питьё для Феникса, пронизывающий взор обратился на меня.
  -Думаю, и ты, и Стелли сказали правду.
  Ирату поднял голову. Я едва поверила своим ушам.
  -Ну и ну, я считала, вы абсолютно упёртый фанатик, и вас ничем не проймёшь!
  -Ты совершенно напрасно радуешься.
  -Почему?
  -Потому что мой народ никогда этой правды не примет. Я же отвечаю за него перед богами и не хочу, чтобы он исчез с лица земли. Поэтому Переход открыт не будет.
  Мы с Ирату переглянулись.
  -Народу будет объявлено, что вы с помощью Ирату совершили это святотатство и будете казнены на рассвете, дабы элиа утолили жажду мести.
  Я рванулась вперёд, яростные слова готовы были сорваться с языка, - но при взгляде на каменное лицо старика стало понятно, насколько бесполезны любые пререкания. Похоже, выдача Господом удачи на мою долю закончилась, и мне предстоит встреча с папой...
  Нас с Фениксом отвели в одну из внутренних комнат, - собственно, она была проходной, без окон и с двумя дверями, возле которых сразу же встала стража. Ирату опять покинул нас, видимо, отправившись в последний раз уговаривать Эрлиней приехать нас спасать. Я обессиленно прислонилась к стене, Феникс сел рядом и попытался ободряюще улыбнуться. Получилось неважно.
  Сделав над собой усилие, я перевела ему вкратце разговор со стариком.
  -В общем, он прав, - заметил Феникс. - Если элиа сгинут, ему просто некем будет управлять.
  Я удивлённо повернулась к нему: думалось, он скажет, что всё надо было сделать не так, и что мы должны умереть только и исключительно из-за моей глупости.
  -Мне страшно стыдно, что я втравила вас в эту дурацкую историю.
  Он приобнял меня за плечи.
  -Вообще-то я вызвался сам.
  Повисло молчание. За одной из дверей слышался тихий разговор на незнакомом языке.
  -Как скоро рассвет?
  -Не знаю. Я как-то не подумала, что надо бы узнать местное время.
  -А как нас казнят?
  В памяти возник окровавленный эшафот на центральной площади Меронны, обычай сжигать преступников... Усилием воли я отогнала жуткие картины: не стоит отравлять Фениксу последние часы жизни.
  -Понятия не имею. У людей одни законы, у этих - другие...
  Меня пробрала дрожь. Господи, как я не хочу умирать! А Феникс - если им есть за что мстить мне, то он-то тут совершенно ни при чём...
  Двери шумно распахнулись, в комнате сразу стало много народу: рассвет наступал раньше, чем я ожидала. В коридоре виднелись выстроившиеся двумя рядами стражи, - я знала, эта цепь тянется до самого места казни. Всё повторялось, как в кошмарном сне: сначала я видела это со стороны, а теперь сама должна была стать центром этого жуткого спектакля... Страшно хотелось закричать и проснуться, но я стискивала зубы, потому что это был не сон.
  Мы встали. Никто не воспрепятствовал Фениксу взять меня за руку. Здесь не грохотали барабаны, но с улицы доносились полные ярости крики, - выйдя на крыльцо, я увидела беснующуюся толпу элиа. Мелькнула мысль: вряд ли даже Эрлиней смогла бы заставить их повиноваться, это просто невозможно... Когда метко брошенный кусок промёрзшей земли больно ударил меня в плечо, я с ужасом подумала, что нас отдадут на растерзание толпе, но через секунду стало ясно, что ошиблась: на площади всё было готово для сожжения преступников по древнему лестарийскому обряду. Рука Феникса сжала мою так, что мне стало больно.
  Мы ступили с крыльца на землю. Дул холодный пронизывающий ветер, и меня охватило какое-то истерическое веселье: ничего, сейчас согреемся. Перед эшафотом нас заставили расцепить руки и развели.
  -Немедленно остановитесь, - повелительный женский голос прозвучал, как мне показалось, с неба.
  Все обернулись одновременно: в полуметре над землёй остановился гравикар. Из него легко шагнула изумительной красоты женщина в тёмно-алом платье и широком плаще, подбитом белым мехом, - королева Лестарии Эрлиней. Она шла прямо на толпу так, что та расступалась.
  Королева остановилась возле меня, повелительный взор устремился на стражей.
  -Я приказываю отпустить их.
  Элиа медлили, оглядываясь то на толпу, то на королеву, но и привязывать нас для сожжения не начинали.
  Толпа молчала. Я, затаив дыхание, ждала, что будет, прикидывая расстояние до гравикара. Хотя если элиа сделают с водителем то же, что со мной, толку от машины будет чуть... Через минуту на крыльцо вынесли старика в кресле, он низко склонил голову перед королевой.
  -Они совершили преступление и должны быть казнены, ваше величество.
  -Они исполняли мой приказ и должны быть освобождены.
  Старик удивлённо поднял брови.
  -Они не сказали ни слова о вашем приказе.
  Эрлиней гневно вскинула голову.
  -Ты смеешь возражать мне?
  Она стояла одна среди множества элиа. У неё не было охраны, только за поясом виднелся кинжал в драгоценных ножнах, - но она держалась как королева милостью богов и под покровом богов, и элиа молчали.
  -Боги давно уже в гневе на вас, и надо быть слепцом, чтобы не замечать этого.
  Она оглянулась на свой гравикар, и на площади появился Стелли.
  -Разве Герой не говорил тебе, что в блаженную страну не попал ни он, ни его спутники?
  По толпе прошёл изумлённый и грозный гул, я увидела на лицах страх и недоумение. Старик поспешно махнул кому-то, и нас подвели к королеве.
  -Ты скрыл правду от своего народа, старик. Берегись, как бы боги не отняли в наказание твою жизнь, которой ты так дорожишь.
  Стражи отступили. Эрлиней жестом велела нам сесть в машину, мы повиновались. На оставленной площади начиналось какое-то волнение.
  Стелли сел за руль. Мы задержались только для того, чтобы взять на буксир мой гравикар, и вскоре очутились за пределами поселения. От потрясения я не могла выговорить ни слова, хотя и понимала, что должна на коленях благодарить Стелли и королеву за столь своевременное появление. Отъехав на приличное расстояние, мы пересели в мою машину, - выигрыш в скорости сразу стал очень заметен.
  -Похоже, ты навлекла на него гнев его народа, - негромко произнёс Стелли. - Видимо, он ничего не сказал им о том, зачем я прилетал и о чём говорил, и теперь они отомстят ему за это. Элиа - существа мстительные.
  -Такова судьба, - спокойно сказала Эрлиней. - Кэт, вы оба предстанете передо мною и королём: нам нужна помощь Галактики. Кстати, Раина твёрдо обещает погасить эпидемию.
  -Х-хорошо, - выговорила я. - Это просто здорово...
  Эрлиней жестом прервала мою несвязную благодарственную речь. Я всё никак не могла понять, как называть её: по-старому, похоже, к ней мог обращаться только Стелли... Мысль работала медленно.
  Впереди из туманной дымки показались знакомые стены Меронны, и одновременно на приборной доске передо мной возник Ирату.
  -Доброе утро. Пока лишь ты слышишь меня, а то твой маленький друг от неожиданности руль из рук выпустит. Не в обиде, что не предупредил? Просто сил уже нет сделать лишний шаг.
  Моя улыбка ему, кажется, была усталой. Машина перемахнула полгорода и остановилась, высадив меня и Феникса, затем королева и Стелли отправились во дворец. На пороге своего жилища стоял Хамал Сетх, - высокий, красивый и уверенный, привыкший встречать друзей, возвращающихся домой после тяжких испытаний и опасных приключений. Снова я вошла в комнату родственницы Хамала Сетха Айремис, а Фениксу отвели помещение неподалёку. После этой жуткой ночи мне ужасно хотелось спать, я была уверена, что Фениксу - тоже, и очень удивилась тому, что он внезапно постучал в мою дверь. Я открыла, и он вошёл, смущённо улыбаясь.
  -Извините, ради Бога, - начал он. - Я это сделал, когда ещё только поднял материалы о вас, всё хотел отдать, да никак не получалось.
  В его руках была фотография.
  -Я подумал, может... Может, вам будет приятно?..
  Он замолчал, а я взяла его подарок. На фотографии на фоне незнакомых зданий стоял мой отец в полицейской форме. Я мгновенно вспомнила: когда на Землю пришла Империя, началась перерегистрация всего наличного состава, надо было и сфотографироваться тоже... Этой фотографии у нас дома никогда не было, она могла быть только из архива.
  Я смотрела на папино лицо, и вдруг комната в доме на Аксерате пропала, в лицо пахнул весенний ветер, шевельнувший папины волосы, - на мгновение отец словно шагнул из кадра, его глаза блеснули так живо, так знакомо... Потом всё вернулось, - в руках был просто кусочек картона, рядом стоял Евгений Феникс, - но я уже знала, что папа со мной и всегда будет со мной, пока я его помню.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"