Флинт: другие произведения.

1632 - Глава 45

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Выскочив из Шлосса, огромного дворца архиепископа-курфюрста Майнца, которые он присвоил в последние несколько зимних месяцев, Густав II Адольф увидел Рейн. Созерцание течения реки -- чистой, прозрачной, честной, прямлинейной -- принесло некоторое облегчение его душе.
   Он резко остановился, чтобы полюбоваться этим зрелищем. Так же резко остановилась сопровождавшая его небольшая свита. К счастью для них, ни один из советников не столкнулся с королем. Разумеется, это не стало бы поводом для процесса об оскорблении величия. Густав был не из той породы монархов. Но, учитывая габариты и вес короля -- он набрал немало фунтов за эти месяцы ничегонеделания и дипломатических пиров --результат был бы похож на столкновение с буйволом. Недоумевающий король; покрытый синяками советник, сидящий задницей на земле. Неплохая иилюстрация тщетности попыток сдвинуть короля Швеции с занятой им позиции.
   "Нет, Аксель," сказал Густав твердо. Он не спускал глаз с Рейна. "Пусть Бернард и Вильгельм Саксен-Веймар разглагольствуют и фантазируют, сколько хотят. Я не отправляю войска в Тюрингию".
   "Вильгельм не 'разглагольствует и фантазирует'" -- возразил Оксеншерна -- "Он просто выражает озабоченность по поводу ситуации в его герцогстве. Вряд ли можно винить его за это".
   Густав нахмурился. "Меня не волнует, насколько он был вежлив! И его брат был определенно невежлив. Ответ остается отрицательным".
   Король энергично потирал руки. Снег уже сошел, но была только середина марта. Погода была прохладной. "Я стал мягкотелым и разнеженным" -- ворчал Густав -- "А всё эта лёгкая жизнь на юге!"
   Так же энергично он повернулся лицом к своим советникам. Все они были шведами, за исключением сэра Джеймса Спенса.
   Акселю: "Нет, нет, нет. В этом вопросе герцоги Саксен-Веймар оказались столь же мелочными, как любой другой немецкий аристократ В их отсутствие, длительное отсутствие, позвольте вам напомнить, их подданные сочли нужным самоорганизоваться, чтобы пережить зиму и бесчинства войны ". Наполовину сердито: "Что же они должны были делать, Аксель? Тихо помирать с голоду, чтобы не нарушить спокойствие владык?"
   Оксеншерна вздохнул. Его давняя, наполовину шутливая распря с королем Швеции на по вопросу роли аристократии усилилось за прошедший год. И канцлер Швеции проигрывал спор. Мгновение, стараясь не скрипеть зубами от расстройства, Аксель молча проклинал своих немецких собратьев по классу. С такими друзьями, кому нужны враги? По правде говоря, канцлер не был так уж несогласен со своим монархом по данному конкретному вопросу. Аксель не допустил бы немецкое дворянство близко даже к своей псарне, разве что в качестве корма для собак. Тем не менее...
   "Густав" -- твердо сказал он -- "Это не мелкий вопрос. И мы не можем просто отмахнуться от него, как от еще одного примера аристократической бессмыслицы. Фактически, власть в южной Тюрингии была захвачена республикой. Все донесения сходятся на этом, даже если они расходятся по поводу всего остального. " -- Его губы поджались -- "Они даже назвали себя в честь голландских Соединенных Провинций. 'Соединенные Штаты', фу-ты, ну-ты!"
   Король начал было говорить, но Аксель протестующе поднял руку. Его жест был не безаппеляционным -- в конце концов, есть определенные границы фамильярности с королями, даже с Густавом II Адольфом -- но, несмотря на это, весьма решительным. Монарх вежливо удовлетворил желание своего канцлера, придержав на какое-то время язык.
   "Этот вопрос носит более общий характер" -- продолжал Оксеншерна. Он щелкнул пальцами. "Меня вот ни настолько не волнует южная Тюрингия. Но что, если пример окажется заразительным? Или просто начинает вызовет панику среди властителей окружающих территорий? У нас и без этого достаточно проблем с нервозными немецкими союзниками. Если позволить протестантским владыкам начать волноваться по поводу революции, и иго империи Габсбургов может показаться им безопасным убежищем, а не тяжким ярмом".
   Стоящий в нескольких футах от них Торстенссон фыркнул. "Как будто саксам или пруссакам нужны оправдания для предательского поведения!"
   Оксеншерна бросил тяжелый взгляд на генерала-артиллериста, но Торстенссон стоял на своем. Более того, он бросился в контратаку. Молодой генерал сам щелкнул пальцами. "А меня вот ни настолько не волнует уязвленная гордость немецкой аристократии. Любой из этих графов, курфюрстов и герцогов" -- к этому моменту он прожигал взглядом окружающих не хуже Оксеншерны --"и я не исключаю из этого списка Саксен-Веймаров или Гессен-Касселей -- мгновенно изменит нам при подходящей возможности."
   Негромкий ропот протеста раздался со стороны других генералов. "Это несправедливо, Леннарт" - проговорил Банер. Казалось, это был день нахмуренных физиономий. Великолепный образчик этой гримасы теперь украшал лицо фельдмаршала -- "Бернард, конечно же, высокомерный осёл. Но Вильгельм - это уже другая история."
   Король вмешался до того, как страсти чересчур накалились. Позвольте обсуждению характера Бернарда Саксен-Веймара стать главной темой дискуссии, и она гарантированно превратится в свару. Несмотря на несомненный полководческий талант, продемонстрированный юным герцогом в течение последнего года, большинство шведских генералов считало его абсолютно невыносимым. 'Высокомерный осёл' было самым мягким из эпитетов, которые Густав слышал от своих офицеров в его адрес.
   "Все это не относится к делу" -- заявил король. Поворачиваясь к Банеру -- "Юхан, я разделяю вашу личную оценку Вильгельма. Я и сам, так уж получилось, довольно высокого мнения о нем." Густав бросил быстрый полушутливый взгляд на Акселя -- "Вильгельм -- одно из немногих исключений из моей оценки немецкой аристократии в целом. Если бы я не знал его родословную, я был бы готов поклясться, что он из шведских дворян".
   Раздались громкие смешки. За исключением шотландца, все члены этой маленькой группы, стоявшей вблизи Рейна, принадлежали к шведской аристократии и гордились этим.
   Кроме того, это был, по-видимому, день щелкания пальцами. Теперь король добавил свою версию жеста к коллекции. "Меня вот ни настолько не волнует этот спор" -- Он опять воззрился на Оксеншерну -- и на этот раз, без юмора -- "Меня волнует Тюрингия, Аксель. По двум причинам."
   Неторопливо, солидно: "Во-первых, потому, что я прежде всего христианин. Мой титул, родословная, все эти знаки земной власти --всё эти по воле Божией, и никакой другой. Я не забыл, даже если другие монархи запамятовали, что Господь дал нам власть с определенной целью. Пусть другие игнорируют свои обязанности владыки, я не буду. Если король или князь или барон не заботится о потребностях своих подданных, он не подходит на роль правителя. На самом деле, это очень просто. Страницы истории полны описаний кар Божьих, которые обрушивались на таких владык. Где теперь римские императоры? "
   В голосе, короля не было никаких эмоций, когда он произносил эти слова, благочестивые и искренние. Это была просто констатация факта. Следующая же фраза Густава II Адольфа прозвучала из уст выпрямившегося во весь рост короля, его бледно-голубые глаза горели огнем, унаследованным от предков. В этот момент высокомерно глядевший на своих подданных огромный человек изучал величие владыки каждым дюймом своего тела.
   "Во-вторых, потому что я -- Ваза". Имя правящей династии Швеции прокатилась по плитам террасы. На мгновение присутствующим показалось, будто Рейн содрогнулся в ответ.
   "Ваза!" повторил он. В этом имени было напоминание и вызов. Напоминание самому себе, вызов...
   Густав смотрел на своих подданных. Во взгляде не было огня. В нем было слишком много ледникового холода, пламени не оставалось места. Ледник не сияет, она просто существует.
   "Не забывайте этого" -- сказал он тихо.
   Его подданные не дрогнули, стоя под этим взглядом. Но они, казалось, слегка уменьшились в размерах. Вазы установили свое господство над Швецией многими способами. Включая, конечно, политические и полководческие таланты. Но, кроме этого, среди них была снова и снова проверенная временем мгновенная готовность сломать аристократию, подчинив её своей воле.
   Густав Адольф был назван в честь своего деда, великого Густава Вазы, который основал династию и создал современное государство, называемое Швецией. Презрение его деда по отношению к дворянству было зафиксировано в исторических документах, как и результаты этого презрения. Шведская аристократия была сломана, объезжена, приучена к дисциплине. Дворяне возвращались из опалы только после того, как демонстрировали свою готовность работать в рамках нового мироустройства. Во владениях Густава Вазы прислушивались ко всем четырем сословиям -- к крестьянам и горожанам столько же, сколько к дворянству и духовенству. Если уж говорить о предпочтениях, Густав Ваза покровительствовал росту среднего класса и был вознагражден, в свою очередь, государственной казной, полной серебра, мощным флотом и армией, и лучшей, если и не крупнейшей в Европе, военной промышленностью.
   Ваза. После своего вступления на престол в формально незаконном возрасте семнадцати лет -- это стало возможным благодаря специальному постановлению риксдага, парламента Швеции, разработанному и пролоббированному Оксеншерной -- Густав II Адольф согласился на компромисс, в рамках которого были восстановлены некоторые привилегии аристократии. И он сдержал свое обещание. В отличие от своего деда, который поддерживал простолюдинов, Густав II Адольф обычно назначал на высокие посты только дворян. Тем не менее, несмотря на внешние уступки, реальность осталась прежней. Власть династии опирались на народ Швеции, а не ее аристократию, и первый знал это так же хорошо, как и вторая.
   Ваза. . .
   "Решено" -- заявил король -- "Тюрингия будет оставлена в покое. Пусть сами управляют своими собственными делами. Если Вильгельм и -- ха-ха-ха! -- Бернард смогут с ними договориться, отлично. Но это их дела, а не наши. Я не пошлю ни одного солдата для того, чтобы обеспечить возвращение Саксен-Веймарам их владений".
   "У нас уже есть войска в тех местах" -- отметил Торстенссон мягко.
   Густав вскинул на него взгляд. "Маккей?" -- он пожал плечами -- "Несколько сотен кавалеристов".
   Спенс начал было говорить. Король бросил на него быстрый взгляд, и шотландский генерал закрыл рот.
   Взгляд короля упал на Оксеншерну. Озвучив свое решение, Густав решил подсластить пилюлю. "Я лично поговорю с Вильгельмом, Аксель," сказал он. "Я дам ему мои заверения, что, независимо от того, что происходит в Тюрингии, я не отрину семью Саксен-Веймар". Он жестко усмехнулся. "Кто знает? Вильгельм, в отличие от своего младшего братца, достаточно прозорлив, чтобы понять, что, в конце концов, титул герцога крохотного герцогства -- не самая высокая цель, к которой человек может стремиться в этом мире".
   Он хлопнул в ладоши, объявив, что меняет тему разговора. Хлопок превратился в ещё одно потирание ладоней. Чтобы защититься от холода, конечно. Но это движение ещё и выразило большое удовлетворение. Так потирает руки мастер, созерцающий только что созданный им новый шедевр.
   "А теперь, господа -- Тилли! В последнем донесении упоминается, что старик снова зашевелился. Он вышел из Нордлингена и движется в сторону Горна, расквартировавшегося Бамберге. Валленштейн, тем временем, также вернулся в бизнес."
   Торстенссон засмеялся. "Крупный бизнес! Когда ещё в истории наемный генерал получил такой контракт? Интересно, кто теперь император, а кто лакей?"
   Остальные генералы вторили его смеху. Совсем недавно до них дошли новости об условиях, который поставил Валленштейн, когда он откликнулся на исходящую от императора мольбу о помощи. После Брейтенфельда Габсбурги были в отчаяннии, и Валленштейн сполна это использовал, торхуясь с имперским двором. Чешский генерал получил официальный указ императора, что он является верховным главнокомандующим всех вооруженных сил в Империи. Валленштейну был также предоставлено право властвовать над всеми имперскими территориями, которыми правили враги Фердинанда, в том числе право конфисковать земли и поступать с ними по его усмотрению. Это означало добычу в невиданном доселе масштабе для всех его офицеров. В случае победы, наемники и авантюристы могут в одночасье превратиться в дворян. И почему бы и нет? Кто, как не сам Валленштейн подал пример, в первые годы войны?
   Густав продолжал. "Все донесения сходятся на том, что Валленштейн собирает новую огромную армию. Вы можете себе представить, что за волки собираются под его знамя!"
   Генерал Тотт хмыкнул. "По сравнению с ними люди Тилли будут смотреться сборищем невинных ягнят".
   Король кивнул. "Когда эта армия наконец-то сдвинется с места, они будут разорять все на своем пути. Но они никуда не двинутся ещё несколько недель. Я предлагаю в первую очередь разобраться с Тилли."
   Он начал отдавать распоряжения, глядя по очереди на каждого из своих подчиненных.
   "Аксель. Я хочу, чтобы вы вернуться в Эльзас. У нас там достаточно сил там, чтобы испанские Габсбурги не вообразили невесть что. И возьмите Бернарда с собой." Он засмеялся, увидев гримасу отвращения на лице Оксеншерны. "Пожалуйста! В конце концов, он действительно очень способный военачальник. И бы предпочел, чтобы он был там, а не разорялся бы здесь о своей драгоценной Тюрингии".
   "Которую он даже не удосужился посетить в течение многих лет" -- пробормотал Торстенссон.
   Король повернулся к Торстенссону, как будто его низкий голос послужил сигналом. "Леннарт, вы останетесь со мной на протяжении этой кампании. Тилли будет пытаться задежать меня на переправах через притоки Майна, чтобы замедлить мое наступление вверх по течению. Ариллеристам будет много работы по расчистке подходов к переправам."
   Молодой артиллерийский генерал нахмурился. "Мои орудия уже довольно сильно изношены, Ваше Величество". Хмурясь -- "арсеналы и пушечные мастерские в этих благословенных Рейнских архиепископствах -- это насмешка над здравым смыслом."
   Спенс прочистил горло. Король, казалось бы, проигнорировал звук, если не считать того, что его следующие слова были произнесены чуть более торопливо -- "Не волнуйтесь об этом. Я думаю, что я нашел нового поставщика артиллерийских орудий. Я надеюсь получить новые пушки в течение ближайшего месяца-двух. Те, что у вас сейчас есть, не должны прийти в негодность за это время."
   Торстенссон кивнул. Следом король обратился к генералу Тотту.
   "Возвращение на Везер. Следите за Паппенхаймом. Наши саксонские союзники помогут вам с этим без излишних напоминаний." Ещё один утвердительный кивок. Затем Банер:
   "Юхан, я хочу, чтобы ты вернулся обратно на Эльбу. Кроме всего прочего, это предохранит наших прусских друзей от откровенной измены. Но ты мне там нужен ещё и на случай, если поляки решат половит`рыбку в мутной воде, или Валленштейн решит пойти прямиком на Саксонию."
   Отдав не терпящие отлагательства приказы, король вернулся к потиранию рук. "Вот пока и все". Поворачиваясь в сторону Спенса: "Не могли бы вы задержаться на минуту, Джеймс?"
   Сигнал был достаточно ясен. В течение нескольких секунд все шведские офицеры разошлись, торопясь приступить к исполнению новых приказов.
   Густав молча смотрел на сэра Джеймса Спенса. Шотландец занимал особое положение в армии короля. Он был, одновременно, послом Швеции в Англии, английским послом в Швеции и, в дополнение к этому, одним из высших военначальников Густава. Множество должностей, занимаемых шотландцем по совместительству, указывали на большое уважение короля к этому человеку, но главной из этих функций были обязанности военначальника. По правде говоря, дипломатические контакты между Швецией и Англией были не такими уж активными. Остров, несмотря на официальный протестантизм, придерживался отстраненной и нейтральной позиции по отношение к войне, бушевавшей на континенте.
   В конце концов, сэр Джеймс Спенс был человеком Густава Адольфа. Как и у большинства шотландцев в шведской службе, игравших большую роль в королевской армии, верность Спенса был очень личной. В отличие от шведских офицеров, Спенс не имел семейных или классовых связей, которые могли бы повлиять на его лояльность по отношению к шведской короне. По этой причине, Густав часто поручал ему задания, носившие деликатный политический характер.
   "Я обеспокоен продолжающими поступать обвинениями в колдовстве" -- заявил Густав настойчиво. Он отмахнулся -- "Да, да, Джеймс, я понимаю, что сообщения поступают из ненадежных источников. По большей части. Но я по-прежнему обеспокоен. Слишком много сообщений".
   Сэр Джеймс пожал плечами. "А чего вы ожидали, Ваше Высочество? Не думаете же вы, что католические наемники, разбитые горсткой шотландцев и их американских союзников, будут рассыпаться в похвалах доблести своих противников, проявленной теми на поле битвы? Обвинить их в колдовстве проще всего. И каое обвинение труднее всего опровергнуть ".
   Густав потер свой массивный нос, размышляя. "Я это прекрасно понимаю, Джеймс. Тем не менее, это очень необычная история."
   Шотландский генерал усмехнулся. "Необычная? Скажите лучше -- фантастическая. Колония англичан из Америки будущего оказываются в центре Тюрингии? Это событие из тех, о которых слагают легенды! Трактаты Рабле и сэра Томаса Мора вдруг воплотились в жизнь."
   Всё ещё поглаживая нос, Густав пробормотал: "То есть вы всё ещё верите Маккею?"
   Спенс твердо кивнул. "Совершенно верно. Я знавал его, когда он был ещё пятилетным пацаненком. Но я взял его к себе на службу больше в силу моего собственного высокого мнения о нем, чем из-за того, что его отец -- мой старый друг".
   Он в течение нескольких мгновений внимательно смотрел на короля. после этого: "Вы же лично присутствовали, когда он докладывал в Вюрцбурге, Ваше Величество не больше трех месяцев тому назад. Показался ли он вам лжецом или остряком?"
   "Ни то, ни другое" -- последовал мгновенный ответ -- "В прошлом году я назвал его 'необычайно перспективный молодой офицер'. Аксель весьма саркастически отозвался об этом, учитывая, что я совсем не знал этого молодого человека. Но это было мое тогдашнее впечатление, и с тех пор не произошло ничего, что бы убедило меня в обратном".
   Он тяжело вздохнул. "Но меня беспокоит всё это, Джеймс. У меня и так более чем достаточно проблем. Контакты с таинственными колонистами из будущего -- легендарное событие, как вы сами сказали -- это многовато. Варево получается слишком крутым." Его голос постепенно переходил веле слышное бормотание.
   Шотландец ничего не сказал. По многолетнему опытом службы Густаву он знал, что сейчас король разговаривал сам с собой. Густав II Адольф был не более свободен от колебаний и неопределенности, чем любой другой человека. Он просто гораздо лучше справиться с ними, чем кто-либо ещё, кого когда-либо встречал Спенс.
   Как всегда, размышления был недолгими. Через минуту король перестал поглаживать нос и встал прямо.
   "Да будет так. Воля Божиея, это ясно. Может ли Сатана быть настолько всемогущим, что он мог перенести целое поселение из будущего? Думаю, что нет!" Он опять начал потирать руки. "Кроме того, нельзя зацикливаться на проблемах. Надо думать и о новых возможностях".
   Спенс воспользовался моментом, чтобы укрепить решимость короля. "Corpus Evangelicorum" -- пробормотал он.
   Густав слегка улыбнулся. "Вы единственный извесный мне человек, Джеймс, кроме меня самого, который может произнести эту фразу без сарказма."
   Спенс ответил улыбкой на улыбку. "А почему бы и нет? Я думаю, североевропейская протестантская конфедерация под руководством Швеции будет великолепным решением проблем, которые привели к этой войне. И многих других. Швеции получает долгожданное доминирование на Балтийском море, Священная Римская империя получает мир, и северные германцы наконец-то получат шанс построить настоящее национальное государство, а не лоскутное одеяло феодальных владений."
   Царь поднял на него насмешливый взгляд. "Вы не разделяете общее предположение, что результатом будет шведская тирания?"
   "Что за чушь! Простите мне резкие слова, ваше величество, но в Господней вселенной просто нет способа, с помощью которого полтора миллиона шведов могли поддерживать подлинную тиранию над в десять раз более многочисленными немцами. Во всяком случае, сколько-нибудь продолжительное время ".
   Он покачал головой. "Я живал в Швеции. Вы -- весьма практичное племя, если разобраться. Я полагаю, что Североевропейская Конфедерация со шведским доминированием достаточно скоро будет напоминать саму Швецию. Которая, по моему скромному мнению, является наилучше управляемым королевством в мире."
   "По моему мнению -- тоже!" -- воскликнул Густав весело. "И не такому уж скромному."
   Он хлопнул Спенса по плечу. "Хорошо, Джеймс. Мы будем придерживаться избранного курса. Кто знает? Возможно, Тюрингии суждено сыграть роль во всем этом. Но вы должны немедленно послать ещё одного курьера к Маккею. Вы слышали Леннарта. Эти новые пушки понадобятся нам раньше, чем мы предполагали. Интересно будет посмотреть, оправдана ли похвальба Маккея по поводу индустриальных талантов его новых приятелей".
   Спенс кивнул. Король продолжал -- "И не забудьте передать ему мои поздравления. Голландских деньги поступают без перебоя, и они весьма к месту. Это еще одна причина оставить Тюрингию в покое, а?"
   "Ну ещё бы" -- легко согласился Спенс. Он прочистил горло -- "Если вы позволите мне некоторое нахальство, Ваше Величество, я полагаю, что повышение в чине было бы весьма нелишней добавкой к поздравлениям. Под командованием Маккея теперь находится минимум тысяча кавалеристов, носящих ваши цвета."
   "Так много?" -- Густав в изумлении покачал головой -- "Ну, тогда конечно. С этохо момента он -- полковник Маккей! Никак не меньше!"
   Король и Спенс одновременно рассмеялись. Пока они выходили из дворца, король добавил: "Да, ещё передайте ему, чтобы он доставил мне новое оружие как можно скорее. Лично. Я хочу поговорить с ним..." Густав заколебался было, потом твердо, почти яростно покачал головой. "Нет, я хочу большего". Он протянул руки, как бы ощупывая что-то в темноте. "Я хочу что-то более ощутимого, чем просто личный доклад. Я хочу..."
   Он продолжал делать движения, как будто что-то нащупывая.
   "Американа"?
   "Именно!" воскликнул король. "Я хочу видеть одно из этих сказочных созданий!"

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) Т.Ильясов "Знамение. Час Икс"(Постапокалипсис) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Э.Моргот "Злодейский путь!.. [том 7-8]"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"