Степанов Вадим: другие произведения.

Тень Роберта Джордана или по ком гудит плазменный расщепитель

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:


   Больше всего в своей работе Роберт Джордан любил именно этот момент -- возвращение домой. Для многих эта очередь на посадку была раздражающим фактором, растянувшимся на часы. Роберт Джордан видел в этом ожидании продление удовольствия. Он летел к своей семье, в свой уютный дом, к своей любимой работе, при этом вез с собой отличную новость, которая поднимет его статус в институте на новый уровень.
   - Терпеть не могу эти очереди, - проворчал мужчина за спиной Роберта Джордана. - Словно мы живем в каменном веке. Неужели нельзя придумать какую-нибудь штуку, которая бы сканировала пассажиров прямо в очереди. Почему нам приходится заходить по одному в эту чертову кабину, раздеваться, и стоять там, в ожидании, пока лучи сканера ощупывают тело.
   Роберт Джордан повернулся к говорившему. Ворчуном был похожий на бухгалтера смуглый высокий мужчина, одетый в дорогой костюм. Такие прилетали на Марс не ради заработка, скорее по необходимости - когда их боссы, угрожая увольнением, заставляли их отправляться в эту командировку.
   - Зато перелет пройдет быстро, - решил ответить Роберт Джордан незнакомцу.
   - А это вообще странно, - оживился смуглый мужчина, найдя отклик в очереди. - Как, скажите на милость, эти штуки преодолевают расстояние за часы, когда обычному кораблю, даже с самыми совершенными двигателями, приходится лететь месяцы до Земли.
   - Но так они же работают на гипертяге, - как само собой разумеющееся, ответил Роберт Джордан. - Искривление пространства и все такое.
   - Что, черт возьми, это за гипертяга такая? - продолжил возмущаться пассажир. - Все только и говорят - "гипертяга - гипертяга", а сами и не понимают, что это такое. Вот вы можете мне объяснить, что это такое? Вот. И никто не может. Нас пичкают байками про искривленное пространство и прочую ерунду, а толком никто не объясняет.
   - Я думаю, это как-то связанно с коммерческой тайной, - сказал Роберт Джордан, не от желания поддержать беседу, а чтобы ее быстрее закончить. Ему неприятно было ловить на себе любопытные взгляды очереди.
   - Вот-вот, - не успокаивался пассажир, - тайна. Неизвестно, что происходит с нами в этом полете. Зачем, если мы летим всего несколько часов, необходимо погружать нас в сон? Может они проделывают какие-нибудь эксперименты над нашими телами, пока мы спим. Мы же, как бесплатный материал для их корпоративных лабораторий.
   - Зря вы так сгущаете краски, - Роберту Джордану уже надоел этот бессмысленный разговор, - на все есть логичное объяснение. Сон нужен, чтобы тела не шевелились во время перелета, потому что тела во время гиперпрыжка испытывают сильные перегрузки. Благодаря этим, может быть чрезмерным, мерам предосторожности достигается абсолютная безопасность полетов. На каком еще виде транспорта нулевая статистика смертности? Для нашей же пользы они стараются, понимаете.
   - Ну, конечно, для нашей. А потом люди, по непонятными причинам, сходят с ума, плодят себе клонов, или руки расчесывают до кости. А корпорации нам потом втирают, - ворчун изобразил воздушные кавычки, - про легкое психосоматическое нарушение.
   Роберт Джордан хотел зло ответить паникеру, что такие нарушения, как раз и случаются с параноиками и трусами, но тут, к счастью, подошла его очередь на сканирование. Роберт Джордан передал посадочный талон сотруднику космопорта и скрылся за шторкой сканера. Снимая одежду, он продолжал слышать недовольный голос смуглого пассажира. Тот продолжал сеять панику, пока на него не цыкнули в очереди.
   В то время как фиолетовый луч сканера медленно скользил по телу Роберта Джордана, он думал, что наверно это очень неприятно - бояться чего-то так сильно, как тот пассажир. Страх парализует волю и мешает нормально жить. Человек перестает контролировать свои мысли и поступки. А главное страх, как грипп или ветрянка, легко распространяется на других людей, заражая их симптомами слабости, которые очень тяжело лечить. Роберт Джордан очень боялся заразиться такой болезнью, и очень надеялся, что его место в шатле будет как можно дальше от места того смуглого пассажира.
   Но ему не повезло. Когда Роберт Джордан уже разместился в своей посадочной капсуле, так чтобы видеть соседний ряд, и уже приготовился подчиниться действующему в его крови снотворному, он увидел, как на соседнее место бортпроводник усаживает того самого скандалиста. Это было жуткое невезение. Обычно Роберт Джордан любил полеты, всегда легко засыпал, и просыпался отдохнувшим. А в сон уходил, глядя в беззаботно улыбающееся лицо другого пассажира, что напоминало совместные ночевки с друзьями в кампусе института. Но в этот раз Роберт Джордан засыпал, глядя на потеющего от страха бухгалтера, которого еле усадили в капсулу. Тот кривил рот в ужасе, отчего его и без того неприятное лицо приобретало совсем уж мерзкую форму. Но, к счастью, препарат начинал действовать, в капсуле приятно потянуло озоном, и Роберт Джордан погрузился в спасительный омут сна.
   А вот пробуждение оказалось не таким уж приятным. Роберт Джордан выбрался из капсулы и понял, что пробыл в отключке больше положенного - другие пассажиры уже покинули салон шатла. В голове шумело, и тело никак не хотело просыпаться. Роберт Джордан еле устоял на ногах, когда шел по коридору, так затекли у него ноги. Бортпроводник, услужливо помог достать ручную кладь из багажного отсека, и даже вынес ее из салона. Роберт Джордан поблагодарил его, но про себя подумал, что никакой сервис не может перебить все те неприятные ощущение, которые он испытал в этом полете. Возможно в следующий раз, подумал он в шутку, ему придется воспользоваться услугами другой транспортной компании.
   Но оказавшись на улице, Роберт Джордан подумал, что может все не так плохо. Свежий земной воздух наполнил его легкие, прохладный ветер растрепал волосы и залез под воротник. Мягкое вечернее солнце заливало глаза приятным светом.
   - Бобби!
   Ему навстречу бежала одна из самых прекрасных женщин земли. Серый плащ очень эффектно подчеркивал ее стройную фигуру, развиваясь на ветру, каштановые волосы вздрагивали от порывов ветра и падали струями на плечи. Роберт Джордан замер на секунду, любуясь своей женой.
   - Вэл, как я рад тебя видеть, - Роберт Джордан распахнул объятия.
   - Тебя так долго не было, - уткнувшись ему в грудь лицом, запричитала Валентина, - так долго. Я уже начала переживать.
   - Разве долго, - Роберт Джордан немного отстранил супругу. - Обычная командировка.
   - Я не про командировку, дурачок. Я про шатл. Все пассажиры давно уже вышли, а тебя все нет. А потом представляешь... ой страшно вспоминать, - Валентина снова уткнулась ему в грудь, - вывезли кого-то на носилках в черном мешке. Я почему-то подумала, что это ты. Так вдруг страшно стало.
   - Что за глупости, - удивился Роберт Джордан. - Ты же сама знаешь, что это самые безопасные перелеты. Хотя может...
   Роберт Джордан взял свой чемоданчик в одну руку, а другой обнял жену.
   - Ты знаешь, со мной летел странный пассажир. Может он что-то сделал с собой, я слышал, такое бывает. Пойдем, спросим у администратора.
   Роберт Джордан повел жену к стойке регистрации.
   - Какой кошмар?- испугалась Валентина. - Почему ты так думаешь?
   - Ну он был странный. Трясся весь. Я где-то читал, что если человек принял какие-нибудь препараты, которые перебивают действия снотворного, то он может проснуться среди полета. И кто его знает, с какими перегрузками столкнется его мозг.
   - Может и "синдром руки" из-за этого появляется, - предположила Валентина.
   - Кстати, да. Может быть, - Роберт Джордан не верил в этот синдром, считая его очередной уткой желтой прессы, вроде привидений, случайных клонов или инопланетян. Но ему нравилось поддерживать в Валентине интерес к разным явлениям. Используя их, как повод, он мог обсудить много технически- сложных идей с супругой, которые ей просто так было бы скучно слушать.
   Они подошли к стойке и Роберт Джордан обратился к сотруднику компании:
   - Извините.
   - Да? - девушка отвлеклась от чтения, снова входящей в моду, бумажной книги.
   - Скажите, а что произошло на сегодняшнем рейсе? Там что-то произошло с одним из пассажиров?
   - С чего вы взяли? - девушка удивлено подняла бровь.
   - Ну, - стал подбирать слова Роберт Джордан, - со мной летел очень нервный человек. Видимо боялся полетов. Такой, высокий в синем костюме. Моя жена видела, как выносят кого-то на носилках, а я слышал, что накладки могу произойти во время полета, если пассажир не выполнил требования по фармакологической стерильности.
   - Исключено, - твердо заявила девушка. - Не верьте вы в эти байки. Конечно, определенные условия для перелета на сверхвысоких скоростях есть. Но они не критичны, а носят скорее рекомендательный характер. Еще никто не пострадал в этих перелетах. Слышите, ни один человек. К слову, сам экипаж все время находится в бодрствующем состоянии во время полета. И тоже, как вы понимаете, все целы.
   - Да, - смутился своей легковерности Роберт Джордан, - я понимаю.
   - Но я же видела мешок, - вспомнила Валентина, - большой черный мешок с телом.
   - С чего вы взяли, что там было тело, - уточнила девушка, - вы его видели?
   - Нет, - ответила Валентина, - но по форме можно предположить.
   - Секундочку, - подняла руку девушка-администратор, - я уточню.
   Она куда-то позвонила, и спросила про мешок. Потом кивнула два раза кому-то на той стороне экрана, и затем вернулась за стойку.
   - Оказывается, обычный груз, - ответила девушка, - просто сыпучий. Везли грунт с Марса, а контейнер треснул. Пришлось придумывать на ходу, как его вытащить из шатла и погрузить на склад. Такое вот ноу-хау от бортпроводников.
   - Вот видишь, дорогая, - обнимая нежно жену, сказал Роберт Джордан, - ничего жуткого. Обычная работа у людей.
   - Но тебя не было так долго, - тихо сказала Валентина, прижавшись к плечу мужа.
   - Такое бывает, - сказала девушка-администратор, - переутомление, стресс, усталость. Люди часто из транспортировочного сна переходят в обычный.
   - Спасибо, вам, - сказал Роберт Джордан и повел свою супругу на выход. Ему очень хотелось побыстрее оказаться дома.
   Свой дом он любил. Он любил его за уют, за технические новинки, на которые он был подписан, и которые каждый квартал ему привозили на дом. Любил он большую мягкую кровать, удобный рабочий стол, и гостевую с огромный телепроекционным полем. В гостевой практически не было мебели, чтобы во время игр можно было свободно передвигаться. Не успев прийти домой, Роберт Джордан нацепил домашние интерактивные линзы и прошел в гостиную. Ему было жутко интересно, какого прогресса достиг его персонаж в компьютерной игре.
   - Может быть, ты сперва в душ сходишь, - окликнула его Валентина.
   - Да, сейчас, - отозвался Роберт Джордан, - быстренько гляну на развитие и пойду.
   Он уже целиком был затянут игрой. На его сетчатке глаз отображалось изображение, полностью превращающее его мир в виртуальный. Роберт Джордан стоял, замерев посреди гостиной, слегка двигая руками. Он уже забыл про реальность и про плохой полет. И только нежное прикосновение руки супруги к его плечу, вернуло Роберта Джордана в реальность.
   - Все-все, - покорно сказал он, - уже иду.
   - Не забудь снять линзы, - строго сказала Валентина. - А то потеряешь опять.
   Роберт Джордан с сожалением вышел из режима игры. Он взял чистые вещи, и пошел в душ. Забираясь в просторную кабинку, он вдруг почувствовал, как на него навалилась усталость. И в который раз Роберт Джордан подумал, что так прекрасно оказаться дома.
   Под теплыми струями мягкой воды, он чувствовал, как с него смывает переживания и напряжение прошедшего дня. Он нажал кнопку дозатора, и к струям воды, падающим на него с потолка, примешался душистый гель для тела. Как же он любил этот запах. Легкий запах ванили и кокоса, обволакивающий и нежный. Вдруг он услышал, как раздвинулись пластиковые шторки кабинки. На плечи Роберта Джордана легли нежные руки жены. Он повернулся к ней. Без одежды Валентина была просто прекрасна. Он обнял ее за талию и притянул к себе. Это ли не счастливая жизнь.
   А утром просыпаться не хотелось. Противный будильник бегал по комнате, как сумасшедший и орал сиплым голосом что-то странное, про Моисея, свой народ, и что народ этот почему-то надо отпустить.
   - Что это за ужас, - простонал Роберт Джордан, целясь подушкой в неугомонный будильник.
   - Ты сам поставил в настройках случайный выбор песни, - сладко потянувшись на кровати, ответила Валентина. - Это еще не самый плохой вариант.
   Роберт Джордан швырнул подушку и сбил с тоненьких ножек назойливый будильник, который после падения, депрессивным голосом назвал точное время и предположил, что срок его жизни при таком обращении, может быть сильно уменьшен.
   - Это умная техника, мне кажется, даже слишком умная. Вот раньше были будильники - швырнул об стену и он заткнулся, а не стал мне читать нотации по правильному обращению с железом. Хорошо еще она в суд на нас не подает за жестокое обращение.
   - Подожди, еще не вечер, - вставая с кровати, ответила Валентина. - Будет и в суд подавать. Но это не страшно. Страшно станет, когда она же и решения в этих судах начнет принимать.
   Завтракал Роберт Джордан всегда одинаково: кофе, свежесваренный кофе-машиной, каша из злаков, любезно приготовленная универсальным кухонным комбайном и блинчиками с фруктовым желе. Валентина обычно импровизировала, в это утро она приготовила себе йогурт.
   - Интересно, шоколад когда-нибудь легализуют, - глотая пресный йогурт, спросила она.
   Роберт Джордан не ответил. Они смотрел в одну точку, механическими движениями поедая свой завтрак.
   - Эй, я с кем говорю, - обиделась, Валентина.
   - А.. Что? - Роберт Джордан сфокусировал взгляд на супруге. - Извини, Вэл, новости смотрю.
   - Когда ты уже успел линзы вставить?
   Вопрос был риторический. Роберт Джордан, как практически и все вокруг, не расставался с проекционными линзами, иногда делая исключение на прием водных процедур или сон. На последнее реже. Современные линзы позволяли спать в них, не снимая. Некоторые даже обладали возможностью моделировать сны. Но к последним люди относились без особого доверия, предпочитая носить обычные проекционные линзы.
   - Ты тоже посмотри, там очередного клона поймали, - снова погружаясь в виртуальную трансляцию, сказа Роберт Джордан.
   - Сейчас посмотрим, - Валентина достала из коробочки свои линзы и аккуратно разместила их на глазах. - О, господи, это же Лари!
   - Какой Лари? - спросил Роберт Джордан.
   - Начальник мой - Лари, - ответила Валентина и, переведя взгляд на ладонь, сказала: - Вызов, работа. - Потом она поднесла ладонь к уху и стала ждать соединения.
   - А что, твой Лари увлекается клонами? - спросил Роберт Джордан, - он вроде не похож на извращенца.
   - Да что ты, Бобби, никакой он не извращенец. Это вообще на него....Алло! Алло. Дженни? Соедини меня с Лари.
   Валентина вышла из кухни, прижимая ладонь к щеке.
   Роберт Джордан снова переключил свое внимание на трансляцию новостей, в которых как раз рассказывались подробности этого дела. На виртуальном экране мелькала фотография представительного седого мужчины, который, должно быть, и был Лари. Камера показывала крыльцо дома Лари, а за кадром диктор рассказывал душещипательную историю, о том, как однажды ночью жена Лари открыла дверь незнакомцу, как две капли воды похожему на ее мужа. Причем этот незнакомец, в грязной и рваной синей робе, пытался доказать ей, что он-то и есть ее настоящий муж, а в ее супружеской постели лежит его клон. Супруга Лари не растерялась и сразу же вызвала полицию.
   - Все, дорогой, - отвлек Роберта Джордана от новостей голос супруги, - я побежала на работу. - Там сейчас все кувырком. Первый зам не знает, за что хвататься, что говорить. Все ждут меня, как манны небесной.
   - Ты же просто пресс -секретарь? - удивился Роберт Джордан.
   - Вот именно, - ответила Валентина, поправляя макияж перед плавающей зеркальной панелью. - Там сотни журналистов собрались, и они требуют какую-то информацию. Они там сейчас наговорят без меня. Все, дорогой, - Валентина прогнала взмахом руки плавающую панель и нагнулась поцеловать мужа, - я побежала. Чего ты руку чешешь?
   - Я, - растерялся Роберт Джордан и посмотрел на свои руки, - не знаю. Наверно переживаю за твоего Лари.
   - Смотри, - Валентина шутливо пригрозила мужу пальчиком, - у меня начальник клонированный, не хватало еще мужа с синдромом руки.
   - Не говори глупости, - отмахнулся Роберт Джордан, - синдром руки только у трусов и неврастеников бывает после полетов. Но я-то, только за этот год двенадцать раз на Марс слетал, и никакого синдрома.
   - Вот и прекрасно, - улыбнулась Валентина, - тогда я побежала. Пока любимый, встретимся вечером.
   Валентина вышла из дома, прыгнула в серебристый экокар и умчалась на работу.
   Роберт Джордан внимательно осмотрел свою правую руку, но не нашел на ней никаких изменений, кроме трех светло - розовых полосок на коже - результат легкого почесывания. Отмахнувшись от негативных мыслей, он продолжил завтракать, включив трансляцию спортивного канала.
   Обычно после командировок, инженерам давался выходной. Так что на работу сегодня Роберту Джордану можно было не идти. Однако и дома находиться, когда в мире происходит столько интересного, ему не хотелось. К тому же, он любил свою работу. Ему нетерпелось рассказать коллегам, о том, что их новое оборудование, которое они разрабатывали полгода, успешно прошло проверку и уже проявило себя с лучшей стороны. Это сулило новые гранты и премии от института. Роберт Джордан уже предвкушал, как преподнесет эту весть коллегам, и как похвалится начальству. Ну как при таком настроении можно было сидеть дома.
   Роберт Джордан бросил грязную посуду в моющий аппарат и пошел одеваться. От нетерпения у него даже участился пульс, и снова зачесалась рука. Ах, эта чертова рука, но она не сможет испортить ему праздник. Сегодня его день - день Роберта Джордана.
   На работе Роберта Джордана встретили, так как он и ожидал - с удивлением и надеждой. Его почти сразу окружили коллеги и стали расспрашивать, о том, как прошла командировка. Узнав, что разработанное ими оборудование работает в штатном режиме, они ликовали, как дети. Матвей - главный конструктор притащил откуда-то ящик шампанского, Радж запустил какую-то веселую песню через главный ретранслятор. В институте начался праздник. Через какое-то время в кабинете Роберта Джордана появилась фигура директора института.
   - Мистер Джоржан, - обратился к Роберту Джордану директор. - Почему вы на работе?
   - Мистер Никитин, - извиняющимся тоном ответил Роберт Джордан, - я не мог не поделиться с коллегами этой радостной вестью.
   - Я понимаю, - улыбнулся Никитин, - я видел ваш отчет. Это, безусловно, большой шаг для всего института. Но закон есть закон. Вы должны сегодня отдыхать. Иначе меня оштрафуют за несоблюдение трудового законодательства.
   - Я не буду сегодня работать, мистер Никитин, - пытаясь спрятать упрямую улыбку, ответил Роберт Джордан.
   Как он любил свою работу. Роберт Джордан шел по коридору и заглядывал в кабинеты коллег. Сегодня у всех было приподнятое настроение. На столах, рядом с проектными голограммами стояли бокалы с шаманским, все улыбались, спорили, планировали дальнейшее развитие их разработок. Он зашел в кабинет к Матвею - математику, с которым они долгими ночами просчитывали безупречную модель оборудования для Марса. Матвей крутился возле проекции чертежа на белой стене, что-то возбужденно рассказывая другому ученому, имени которого Роберт Джордан не помнил.
   - О, Роберт, - заметил его Матвей, - заходи-заходи, мы как раз с мистером Якиненом обсуждали возможность усовершенствование системы аккумуляции альтернативной энергии.
   - Нет-нет, Матвей, - отрицательно покачал головой Роберт Джордан, - Никитин запретил мне сегодня работать. Не хочу его подставлять.
   - Эх, Роберт, - сказал Матвей, коверкая имя, так чтобы ударение в слове падало на последний слог. - Как ты можешь сдерживаться?
   - С трудом, - улыбаясь, ответил Роберт Джордан, - с большим трудом.
   - А может, ты не очень любишь науку, Роберто, - продолжил дразнить Матвей.
   - А вот сейчас, как дам тебе в лоб разрядом статической пушки, будешь знать, как издеваться над коллегами.
   Матвей притворно закрылся руками, словно действительно поверил в серьезность угрозы.
   - Ладно-ладно, - примирительно сказал Роберт Джордан, - прощаю. Я собственно, что зашел. Хочу тебя выманить в парк. Не согласишься пропустить с коллегой стаканчик коктейля.
   - Да с удовольствием, - легко согласился Матвей.
   Роберт Джордан любил бывать в парке. Он сюда часто сбегал, когда надо было обдумать какую-нибудь новую идею или просто отдохнуть от бесконечных расчетов. У входа в парк стоял автомобильчик, где на вынос готовили легкую закуску, смузи и молочные коктейли. Такое вот ретро. Роберт Джордан очень любил молочные коктейли, как он любил все сладкое.
   - Я угощаю, - вызвался Матвей, когда подошла их очередь заказывать. - Тебе мускатный с корицей? - шутливо спросил он.
   - Конечно, - в тон ему ответил Роберт Джордан, - если ты именно сегодня захотел от меня избавиться. Ты что, у меня же жуткая аллергия.
   - Да помню я, - усмехнулся Матвей, - значит обычную - из фейхоа и киви?
   - Да, мой друг. Но я удивлен, что ты так хорошо знаешь мои вкусы. Похоже, ты не просто так напросился помогать мне с разработками. Это любовь.
   - Ага, поговори еще, - протягивая руку к платежному терминалу, ответил Матвей, - сейчас точно закажу тебе мускат с корицей. А кстати, на что именно у тебя аллергия, на мускат или на корицу?
   - Беру свои слова назад, - принимая стакан из рук коллеги, ответил Роберт Джордан, - для влюбленного ты мало про меня знаешь. Корица. Корица моя погибель с детства. Но, зато единственная. Не то, что у некоторых.
   - Грешно смеяться над больными людьми, - с шутливым укором, ответил Матвей. - Пойдем, сядем, вон, лавочки освободились.
   В парке было хорошо. Приятно шумели листвой деревья на ветру, журчал фонтан в центре парка. Погода была чудесной. И чудесной была беседа с коллегой и другом.
   - В следующий раз я полечу, - сказал Матвей, - вы теоретики перспективой мыслить не умеете. А я посмотрю, как она в натуре работает, может, что-то еще придумаю.
   - Слетай, - согласился Роберт Джордан. - Тебе, и правда, полезно будет. А я в этом году, что-то уже налетался. Последний полет вообще какой-то нервный вышел.
   - Да я и смотрю, ты весь чешешься, - сказал Матвей и показал на правую руку Роберта Джордана.
   - И ты заметил, - расстроился Роберт Джордан и посмотрел на свою руку.
   - Да я сразу заметил, - ответил Матвей, - не хотел акцентировать. Ты бы не затягивал с этим. Скоро и другие заметят. Рука-то рабочая - правая, чипованная. Будешь прикладывать к терминалам, и все будут видеть ее. Смотри, ты ее уже и так почти до крови расчесал.
   - Думаешь синдром?
   - А что тут думать, - ответил Матвей, - это точно он. Ну ты же сам ученый, анализируй. Рука чешется без причины - чешется, ты можешь это прекратить - не можешь. На Марс недавно летал - летал. Как говорится - эрго.
   - Вот же гадство, - выругался Роберт Джордан. - Никогда не думал, что окажусь в одном ряду с неврастениками и трусами.
   - Причем тут это, - удивился Матвей. - Вон Гонсалес из радиотехничекого тоже попал, после полета на Марс. А я тебе скажу его трусом или неврастеником только очень глупый человек может назвать. Он в одиночку расконсервацию подземных лабораторий делал, когда надо было поднять старые опыты по нейтрино. И на околоземке он практически в одиночестве два года провел. Но вот тоже зачесался.
   - И что? - с надеждой спросил Роберт Джордан.
   - Да ничего. Сначала внимания не обращал, все храбрился. А когда другие от него шарахаться стали, пошел сдаваться в больницу. А там, с его слов, даже специальный доктор по этому делу есть. То есть проблема не новая и вполне решаемая. Доктор Гонсалеса отругал, что тот так долго к нему шел, потом выписал какую-то мазь, и все прошло у Гонсалеса. Только нервы себе попортил. Так что ты лучше не доводи, сразу иди. Тем более, что у тебя сегодня выходной.
   - Так и сделаю, - немного повеселев от новости, ответил Роберт Джордан. - Ты только в институте никому не говори, ладно.
   - Само собой, - ответил Матвей и поднялся с лавки. - Ладно, дуй в больницу, а мне пора работать.
   Сразу из парка Роберт Джордан отправился в больницу, перед этим позвонив Валентине, чтобы узнать, как у нее дела. Валентина, была вся в работе и очень лаконично с ним пообщалась, объяснив это тем, что на работе у нее полный хаос. Оказывается юридически доказать, что их босс не клон практически невозможно, так как для этого надо взять для сравнения образцы тканей другого Лари, а это невозможно, потому что анализы могут браться только после инициализации чипа, которого у второго Лари не оказалось. В общем, она занята, и остальные подробности расскажет дома.
   Роберт Джордан не стал ей говорить, что идет в больницу. Он надеялся, что сможет оставить этот свой поход в тайне. Хоть Матвей и объяснил ему, что в этом заболевании нет ничего позорного, Роберту Джордану все же было неловко, что его настигла хворь слабаков и трусов.
   В больницу Роберт Джордан зашел спокойно. По счастью, такой пережиток, как регистратура ушел в прошлое. И в приемной больницы его встретили безликие, нейтральные к людям, терминалы. В приемной практически не было людей, кроме одной пожилой женщины, которая стояла у крайнего с лева терминала и перечисляла симптомы. Роберт Джордан не хотел, чтобы кто-то слышал о причине его прихода, поэтому он решил дождаться, пока автоматическая система соберет данные и направит пожилую женщину в нужный кабинет. Но он недооценил, насколько все плохо может быть у пожилых женщин. Она перечисляла симптомы самых разных болезней, одновременно жалуясь на недомогания, которые странным образом курсировали по всему ее телу. При этом говорила она медленно, запиналась, повторяла по нескольку раз. В какой-то момент в пустую приемную зашел новый посетитель - мужчина. Он подошел к терминалу, пожаловался на боль в груди, и автоматическая система направила его к доктору. А пожилая женщина все продолжала перечислять симптомы. Наконец Роберт Джордан не выдержал и решил подойти к терминалу. В надежде, что женщина его не сможет услышать, он подошел к терминалу, который находился дальше всех от нее - к крайне правому. Роберт Джордан положил правую руку на считывающее устройство терминала.
   - Здравствуйте, - поприветствовала автоматическая система, - Роберт Джордан, тридцать пять лет, карточка номер 27 - 16. Пожалуйста, перечислите симптомы, которые вас беспокоят.
   Прежде чем ответить, Роберт Джордан покосился на пожилую женщину. Та ничего не замечая, продолжала перечислять свои симптомы. Тогда Роберт Джордан практически вплотную приблизился к терминалу и негромко сообщил:
   - Легкий зуд правой руки.
   Терминал завис на несколько секунд, радостно мигая какими-то лампочками, а потом звонкий женский голос выдал:
   - Наша система не может распознать предложенные вами симптомы. Пожалуйста, повторите еще раз, какие симптомы вас беспокоят. Называйте их громко и четко. Если система не найдет таких данных, попробуйте перефразировать запрос.
   Роберт Джордан чертыхнулся и снова посмотрел на пожилую женщину. Ему показалось, что та начала немного прислушиваться к его диалогу с терминалом. Он как можно ближе приник монитору, не зная, где именно расположен микрофон, и четко проговаривая слова, повторил:
   - Легкий зуд правой руки.
   Терминал снова завис на несколько секунд, А потом снова выдал звонким женским голосом:
   - Наша система не может распознать предложенные вами симптомы. Пожалуйста, повторите еще раз, какие симптомы вас беспокоят. Называйте их громко и четко. Если система не найдет таких данных, попробуйте перефразировать запрос. Если вы затрудняетесь выбрать подходящие слова, воспользуйтесь услугами дежурного оператора.
   Роберт Джордан опять чертыхнулся и снова посмотрел на пожилую женщину. Та уже откровенно пялилась на него, забыв перечислять свои бесконечные болячки. Можно было, конечно, вызвать дежурного оператора, как предлагала система, но тогда о его проблеме узнал бы еще и он. А Роберт Джордан планировал обойтись как можно меньшим количеством проинформированных людей. Наконец он решился и громко сказал:
   - Синдром руки.
   Где-то слева ахнула пожилая женщина, но Роберт Джордан больше не собирался обращать на нее внимания. Он впился взглядом во вновь зависший терминал и ждал ответа. И спустя несколько секунд тот прозвучал:
   - Кабинет номер тридцать семь, третий этаж, северное крыло. Спасибо, что воспользовались услугами нашей системы.
   - Пожалуйста, - буркнул себе поднос Роберт Джордан и, не поднимая головы, быстрым шагом пошел в указанном направлении.
   К счастью, больше неловкости он не испытывал. Доктор оказался очень тактичным и понимающим человеком. Он успокоил Роберта Джордана, сказав, что в этом нет ничего страшного, и все скоро пройдет. Доктор выписал мазь и похвалил, за своевременное обращение.
   - И все же, доктор, - спросил Роберт Джордан, - что это такое?
   - Это своего рода аллергия, - ответил доктор. - Психосоматическая аллергия. Частый синдром, у тех, кто путешествует на Марс.
   - Мне казалось, что такое бывает, только у людей со слабыми нервами.
   - Это распространенное заблуждение, - ответил доктор. - Подобные симптомы встречаются у самых разных людей и никак не связаны с крепостью нервов. Это, скорее, реакция на сам полет, помноженная на какие-то внешние или внутренние раздражающие факторы. Не выспались, плохо поели, поругались с кем-нибудь. Вы это, может, и не заметили, а организм отреагировал.
   - У меня был неприятный разговор с одним пассажиром, может быть из-за этого, - предположил Роберт Джордан.
   - Да, - ответил доктор, - очень может быть. Но вы, главное, теперь не волнуйтесь. Все теперь будет хорошо. Наносите мазь утром и вечером в течении пяти дней и я вас уверяю, завтра вас уже ничего беспокоить не будет, а через неделю вы вовсе об этом забудете.
   Конечно, Роберту Джордану полегчало. Он чувствовал, как его отпустило это неприятное чувство тревоги, когда он вышел из больницы. Теперь отдыхать.
   Самый приятный из всех видом отдыха, для Роберта Джордана это были игры. Недаром он оборудовал гостиную таким образом, чтобы ничего не мешало играть. Сперва, он побегал за монстрами, которые прятались в разных углах его гостиной, потом он сразился с четырехруким принцем один на один, а когда устал от насилия, просто прыгал по комнате и ловил мячики. Роберт Джордан восхищался современной техникой, а тому, кто придумал проекционные линзы, он бы дал нобелевскую премию. Это только подумать, раньше, чтобы играть, надо было брать в руки джойстики, надевать очки, костюмы. Ну какое тут может быть ощущение присутствия? Зато сейчас, при полной интеграции игрового мира в реальность, можно буквально играть своим телом, как персонажем. Можно запускать злых птичек в окна, создавать фермы и рестораны прямо на полу, болтать и сражаться с виртуальными персонажами не выходя из дома.
   Вдруг Роберт Джордан напрягся, ему показалось, что за окном мелькнула чья-то тень. Мелькнула и тут же исчезла. И снова зачесалась рука. Нет, определенно в эти игры надо играть ограниченное время, иначе нервная система расшатывается, а она не железная. Роберт Джордан вызвал экран и выбрал старый фильм для просмотра. Ему не нравились реалистичные фильмы современности, когда каждому герою можно было чуть ли не дать пинка, а эффекты присутствия были такими реалистичными, что приходилось тщательно следить за категорией фильма. Другое дело - старые фильмы. Пусть они наивны, пусть в них очень грубо проработаны сюжеты и персонажи. Зато сколько надежды в них, сколько любви.
   Скрипнула дверь и на пороге появилась Валентина.
   - Как хорошо вернуться домой, - сказала она, и бросила сумку в прихожей.
   Роберт Джордан вышел встретить супругу.
   - Голодная? - спросил он.
   - Нет, мы поужинали. Но зато я бы с удовольствием чего-нибудь выпила.
   Они перебрались на кухню, где Роберт Джордан достал из шкафчика бутылку отличного норвежского вина и разлил по бокалам.
   - Самый сумасшедший день в моей карьере, - отпив из бокала, произнесла Валентина. - Адвокаты, журналисты, полицейские, все сегодня атаковали наш офис.
   - Из-за вашего Лари?
   - Да, из-за его клона.
   Роберт Джордан подлил вина Валентине.
   - Так все-таки это был его клон?
   - О, - взмахнула рукой Валентина, чуть не расплескав вино, - там все гораздо интереснее. - Оказалось, что его нечипированнный клон, это не клон, а сам Лари. Который из-за мошенников оказался в каком-то подвале, из которого он с трудом вырвался. А клон Лари, обосновался у него дома.
   - Так это схема такая мошенническая? - удивился Роберт Джордан. - Ведь это не первый случай. Я думал, что только сам человек может согласиться на клонирование, да и то, только после разрешения властей.
   - Так и есть. Но тут, я ж говорю, случай интересный. Клон Лари отрицает, что он клон и даже на детекторе клянется, что он-то и есть настоящий. И главное, индивидуальный чип у него вшит. Еле разобрались с экспертизой. Пока судья выдал санкцию, пока взяли анализы. В общем, оказалось, что Лари это не Лари, а клон.
   Роберт Джордан долил вина себе и Валентине, после чего отправил пустую бутылку в утилизатор.
   - И что теперь? - спросил он.
   - Теперь будет разбирательство. Лари, конечно, вернули его дом и статус, и даже чип снова вживили. А вот его клону не позавидуешь - отправили в изоляционную камеру. Теперь будут пичкать нейролептиками, чтобы выяснить откуда он взялся и зачем. Но, я думаю, отпустят его, если он правильно себя поведет. Других же отпускают.
   - И что он будет делать?
   - А кто его знает. Может бродяжничать, может найдет себе какую -нибудь подработку. Он ведь не молод уже, если танцевать от исходника.
   - Но у него же есть опыт Лари и знания? - удивился Роберт Джордан.
   - И что? Кто клона себя на работу возьмет? Тем более его сейчас обвяжут подписками о неразглашении информации, которую он получил от Лари. А там и клиентов полгорода и навыки, которые только по индивидуальной лицензии выдаются. Попал, короче, это клон. Хотя ему еще повезло.
   - Повезло?
   - Конечно, - Валенитна поставила пустой бокал. - Я пока искала прецеденты, на похожую историю наткнулась. Так там жена фермера оказалась не такой чувствительной, как жена Лари. Увидела клона своего мужа на пороге и запустила в него чем-то тяжелым. Попала по голове и привет. Клон умом тронулся и теперь отдыхает в специальном учреждении.
   - А как же полиция? - ахнул Роберт Джордан.
   - А что полиция. У нас же какая система. Спора нет, имущественных прав никто не предъявляет, значит все в порядке. А к клонам ты и сам знаешь, как у нас относятся. Они, вроде как, не очень-то и люди. Ты бы видел, как менялись лица коллег, когда они поняли, что работали с клоном. Ольгу, которая секретарем у Лари работала, по-моему, даже стошнило.
   - Да уж, - покачал головой Роберт Джордан. - К такому нельзя быть готовым.
   - Вот именно, - ответила Валентина и сладко зевнула. - Ой, что-то я сегодня совсем вымоталась. Пойду быстренько в душ и спать. Ты со мной?
   - В душ? - игриво улыбнулся Роберт Джордан.
   - Нет, милый, - устало ответила Валентина, - спать.
  
   Роберт Джордан не мог уснуть. Он все думал о прошедшем дне, о его радостных коллегах и работе, о том, как хорошо дома. И все же мысли возвращались к мрачной теме. Роберт Джордан всегда жил по принципу - не переходи за черту и все будет в порядке. Но тут его вера в спокойную жизнь, в гарантированное будущее пошатнулась. Этот инцидент с начальником жены показывал, что твоя жизнь может быть разрушена, обычным злым умыслом каких-то мошенников. И ни в чем нельзя быть уверенным, даже в себе. Роберт Джордан всегда считал, что синдром руки ему не грозит. Более того, не верил в него, считая этот диагноз выдумкой ипохондриков и слабаков. И тут - на тебе. Роберт Джордан аккуратно достал из-под одеяла свою правую руку и посмотрел на нее. Следы почесов практически рассосались. Мазь творила чудеса. Ах, черт! Мазь. Он забыл помазать руку на ночь.
   Роберт Джордан посмотрел на Валентину. Та сладко спала, глубоким и ровным сном, уткнувшись носом в подушку. Роберт Джордан аккуратно вылез из постели и вышел из спальни. Мазь он оставил в кармане пиджака, который бросил на спинку игрового кресла в гостиной. Стараясь не шуметь, он спустился на первый этаж и прошел в гостиную. Подойдя к креслу, Роберт Джордан заметил лучик света, падающий из-под кухонной двери прямо к его ногам. Неужели он забыл выключить свет? Роберт Джордан, так же стараясь не шуметь, подошел к кухне и открыл дверь. И тут его охватило чувство похожее на то, которое он испытал, поняв, что рука чешется не просто так - он очень испугался. На кухне, в серой робе, весь грязный, как бродяга, стоял его клон и ел прессованный завтрак.
   Роберт Джордан непроизвольно ахнул и этим выдал свое присутствие. Клон тут же обернулся, услышав его. Две копии одного человек замерли, глядя друг на друга. Роберт Джордан в оцепенении вцепился в ручку двери и, не отрываясь, смотрел на своего клона, который замер с поднесенным ко рту куском брикета прессованного завтрака. Клон вышел из ступора первым. Он положил брикет на стол и потер ладонью о ладонь, стряхивая крошки.
   - Ну, здравствуй, моя копия, - произнес клон.
   - Что...кхм. Что это значит? - осипшим голосом, произнес Роберт Джордан.
   - То и значит, что ты моя копия, - не отводя напряженного взгляда, ответил клон.
   - Как это понимать? - Роберт Джордан пытался собраться с мыслями. - Что вы тут делаете, кто вы такой? Я сейчас вызову полицию.
   - Давай, - легко согласился клон, и даже немного улыбнулся. - Они выяснят, что я настоящий и отправят тебя на все четыре стороны из моего дома.
   - Это мой дом, - постарался придать твердости своему голосу Роберт Джордан. - Я слышал о таком. Буквально сегодня мне жена рассказывала. Вы мошенники, хотите подменить меня.
   - Ну точно, - совсем расслабился клон и сел на стул. - Но сперва я решил подкрепиться в чужом доме. Нет, друг. Клон это ты, а я самый, что ни на есть, настоящий. Как рука, не чешется?
   Роберт Джордан инстинктивно потянулся к руке и чуть ее не почесал, но тут вовремя опомнился и одернул. Что-то было неправильное во всей этой ситуации. Если этот человек мошенник, то почему так спокойно себя ведет, и почему не боится полиции. Роберт Джордан постарался успокоить свои нервы и разобраться в происходящем. Он придал своему лицу нейтральное выражение и тоже сел на стул, но с другой стороны стола. Это получилось очень эффектно, словно Роберт Джордан владеет ситуацией. На самом деле, это было необходимо, ведь его ноги подкашивались, а колени предательски дрожали.
   - Вот и отлично, - прокомментировал действия Роберта Джордана клон. - Теперь спокойно поговорим. Я хотел утром, чтобы ты выспался и не наделал глупостей. Но очень уж есть хотелось - я почти сутки ничего не ел.
   - О чем, нам с вами разговаривать, - вызывающе сказал Роберт Джордан.
   - А ты считаешь, что не о чем, - усмехнулся клон.
   Усмехнулся доброй и искренней улыбкой Роберта Джордана, отчего самому Роберту Джордану захотелось кричать.
   - Что вы хотите? - задушив в себе панику, спросил Роберт Джордан.
   - Что я хочу, - переспросил клон, - я хочу все вернуть на свои места. И только этого я и хочу.
   Клон очень убежденно сказал последнюю фразу, почти со злостью. Но потом увидел испуганные глаза Роберта Джордана и немного сник.
   - Ладно, слушай. Я не хочу тебя пугать. Давай я все тебе объясню. Только прежде чем делать какие-то выводы, ты успокойся и не дергайся. Пойми, это, прежде всего, в твоих интересах.
   - В моих? - переспросил Роберт Джордан.
   - В твоих. В моих. И вообще, в интересах большого количества людей. Ты, главное, выслушай. Валентина спит?
   - Да, - неуверенно кивнул Роберт Джордан, и почувствовал укол ревности, оттого, что так спокойно и привычно клон спросил про его супругу.
   - И хорошо, - продолжил клон. - Я думаю, сначала нам надо со всем разобраться, а потом уже ее ставить в известность. Ты не против, я доем, - спросил клон, взяв в руки недоеденный брикет, - желудок сводит так, что ни о чем больше думать не могу.
   - Конечно, - кивнул Роберт Джордан. - Я могу поставить чайник.
   - Уже поставил, - усмехнулся клон. - Говорят, у дураков мысли сходятся. Но я думаю, у нас они сходятся по другой причине.
   Клон с удовольствием впился в брикет зубами и потом долго его пережевывал. Роберту Джордану было страшно наблюдать, как на его собственной кухне принимает пищу его собственная копия. Он решил чем-то занять себя в затянувшейся паузе, поэтому достал чашки и заварил одноразовый чай.
   Клон не спускал с Роберта Джордана своих внимательных глаз, пока тот возился с чашками. При этом его лицо не выражало тревоги или какой-то агрессии. Просто голодный человек ел. Роберт Джордан поставил перед клоном чашку и сел на свое место напротив. Себе он тоже налил чай. Наконец, клон доел брикет, отпил из чашки и удовлетворенно выдохнул, почувствовав себя сытым.
   - С чего бы начать, - произнес клон.
   - Начни с начала, - нетерпеливо сказал Роберт Джордан. - Кто и зачем тебя создал?
   - Это не совсем точный вопрос, - спокойно и даже как-то с грустью ответил клон. - Правильно спросить, почему нас двое. Ведь создали как раз тебя.
   - И когда же меня создали? - решил подыграть Роберт Джордан, хотя чувствовал, как по его спине пробежал неприятный холодок.
   - Два дня назад, - ответил клон. - Прямо в шатле, когда я летел с Марса на Землю. Ты спрашивал зачем? Затем, что я пропал. Просто взял и исчез из посадочной камеры. А у нас же стопроцентная статистика выживаемости. Вот и решили ребята из транспортной компании статистику не портить. У меня время поразмыслить было, да и с товарищами я знающими пообщался. Есть мнение, что образ человека они перед полетом сканируют, чтобы сохранить все синоптические связи мозга. Так клону достаются и все воспоминания, конечно, которые были до посадки.
   - Подожди -подожди, - чувствуя, что задыхается, попросил Роберт Джордан. - Хочешь сказать, что это я клон? Но это же бред!
   - Тихо ты, - цыкнул клон, - не разбуди Валентину, а то нам с еще одной истерикой разбираться придется.
   - Но это же бред, - тише повторил Роберт Джордан, стараясь взять себя в руки. - Я человек, я все помню, и чип у меня в руке стоит, я его уже не раз использовал.
   - Ну правильно, - кивнул клон и отпил из своей кружки, - ты все помнишь до полета, а дальше ты помнить не можешь. Ну а с чипом еще проще. Транспортная компания принадлежит государству. Они тебе любой чип заменят за несколько секунд. И, кстати, рука у тебя чешется, как раз после инъекции с чипом. Следов, конечно, уже никаких не осталось, с сегодняшними технологиями, а вот травмированная кожа дает о себе знать. К счастью мой они вынуть не спели.
   - Ну хорошо, - внутренне закипая, продолжил Роберт Джордан. - Допустим, с чипом это может быть. Действительно, рука, инъекции, государство - все возможно. Но про полет-то я все помню. Помню до мельчайших подробностей. Помню, как раздевался на досмотре, как в очереди стоял. Помню даже, как общался с одним неприятным типом, который боялся летать.
   - Смуглый такой? - уточнил клон.
   - Да, смуглый. Все боялся, что над ним опыты проводить будут.
   - А помнишь, куда его посадили?
   - Что? - вдруг осекся Роберт Джордан.
   - Ну того типа ты запомнил. И даже переживал, что придется лететь с ним рядом. Помнишь? Вот. А куда его посадили? Далеко от тебя?
   И тут Роберт Джордан задумался. А действительно, куда посадили того нытика? Роберт Джордан помнил, как садился в капсулу сам, как за ним закрывали камеру. Там еще смешно получилось, у бортпроводника пиджак зажало створкой. Или это было в другой раз. А куда же посадили того смуглого ворчуна. Может он и не видел его. Может быть, его далеко посадили и Роберт Джордан не мог его увидеть. Но мысли бегали в голове, и чем больше Роберт Джордан пытался вспомнить подробности того полета, тем меньше у него получалось это сделать. Он четко помнил, как вышел из состояния сна, как покинул салон шатла. А вот, что было до. И даже такую мелочь, как расположения своего места в салоне, он не помнил.
   - Во-от, - протянул клон. - Вижу, приходит понимание к тебе. Только у этой транспортной компании случилась осечка. И я так понимаю не в первый раз.
   - Какая осечка? - скорее машинально, спросил Роберт Джордан, хотя все еще находился в невероятном смятении. Он не мог поверить, в то, что говорил его ночной гость. Его друзья, его работа, Валентина - получалось, что это все не его. Получалось, что это он фальшивка.
   - Такая осечка, - продолжил двойник Роберта Джордана, - я потом снова появился в шатле. Прям рядом с тобой. Правда я тогда еще не до конца вышел из транспортировочного сна и плохо все помню. Но помню, что вытащили меня довольно шустро. А потом, видимо, вкатили еще препарата. Так, что я только через несколько часов очнулся, и уже на Земле. Ну а дальше мне просто повезло. - Двойник Роберта Джордана отпил еще из чашки. - Оказывается таких, как я уже набралось порядочно. Пришлось правительству строить даже специальное помещение, что-то вроде тюрьмы, только без воспитательных психостимуляторов и прочих примочек исправительных учреждений. И не успел я попасть в это место, как начался бунт. А я еще к тому же был в лазарете, с двумя бедолагами. Туда, я так понял, всех новичков на обследование отправляют, заодно и дечипирование производят. И один из тех двоих тоже был новенький. А второй уже больше года там жил. Он - то все нам и рассказал.
   - Погоди, - остановил рассказ Роберт Джордан, - а куда ты исчезал из шатла?
   - Согласись, интересный вопрос, - усмехнулся двойник Роберта Джордана. - Никто точно не знает. И тот бывалый, что нам все рассказал - Лари, он говорил, что многих расспрашивал. А там, я так понял, публика очень разная попадалась. И были такие, кто что-то понимал в таких вещах. Но никто к однозначному мнению, по поводу исчезновений так и не пришел. Видимо, просто такой эффект на гипертяге. Люди исчезают и все. Может, не вписываются в пространство, может, еще что. Кто сейчас разберет. Как раз на такие случаи нас и сканируют перед вылетом, чтобы восполнить потери. Но иногда люди снова появляются. Не часто. Я так понял, что даже редко. И все же.
   - С ума сойти, - ужаснулся Роберт Джордан. Он так был подавлен информацией, что даже решил проигнорировать знакомое имя в рассказе. Хотя теперь стала чуть понятнее история с начальником Валентины.
   - Мне еще повезло, что я в лазарете оказался, да еще с этим Лари. Он быстро смекнул, что к чему, когда начался бунт. Пока охранники были заняты, на нас и внимания-то особого не обращали. Лари спер ключи у одного доктора, и мы довольно легко смогли выбраться оттуда. Лари сразу домой поперся, хотел шумиху вокруг всей этой истории поднять. А мы с тем, третьим несчастным, решили подождать, что будет.
   - Судя по всему, у Лари все в порядке, - сказал Роберт Джордан, вспоминая рассказ жены.
   - Конечно, в порядке, - кивнул двойник Роберта Джордана. - Только эта крыса на сделку с правительством пошла. Они ему обратно жизнь и свободу, а он за это должен был нас сдать, ну и молчать, конечно. Это я уже потом понял, когда того, третьего схватили, а заодно и клона Лари на моих глазах в тот же грузовик упаковали. Но мне опять повезло, приди я на встречу с Лари чуть раньше, и тоже вернулся бы в ту тюрьму.
   Роберт Джордан вспомнил, как Валентина рассказывала ему, что клона Лари просто отпустят на все четыре стороны, и ему предстоит бродяжничать или еще, что похуже. Оказывается хуже некуда - в тюрьму. И тут Роберт Джордан понял, что и сам находится в подобном положении. И что очень может быть, он сам скоро окажется в этой тюрьме.
   - И что ты думаешь делать дальше? - спросил он у двойника.
   - Я не хочу обратно, - спокойно ответил двойник. - Ты меня точно поймешь. Я жил нормальной жизнью. Думал, что всякие глупости случаются со слабаками и трусами. Что уж со мной -то ничего такого точно не случится. И вот я лечу с Марса, везу результаты очень важного исследования, которые дадут новый толчок моей карьере. Лечу к своему дому, к своей жене. И вдруг бац, и все меняется. И теперь я какой-то нелегал, сбежавший из тюрьмы. А главное, я точно знаю, что ничего не сделал. И я этого не заслуживаю. Но я понимаю, что если я покажусь, все расскажу людям, то в лучшем случае, мне не поверят. В худшем - меня отправят обратно, а то и вовсе убьют. Ведь у меня хорошие и верные друзья, которые захотят во всем разобраться. И проще будет для правительства, если меня совсем не станет. Понимаешь? Я решил, что есть только один выход из ситуации. Я просто займу свое место в жизни. Правительство ничего не сможет сделать с человеком, который органично вписан в общество, который общается с друзьями, живет дома с семьей, работает, платит налоги. Может, они даже не заметят подмены. Подумают, что это мой клон так вписался. В конце концов, ведь многие клоны живут чужой жизнью и ничего.
   - А что со мной? - напряженно спросил Роберт Джордан. - Меня ты куда денешь в своей схеме?
   - Я подумал об этом, - кивнул двойник. - Мы тебя спрячем. Будешь жить где-нибудь в гетто. Назовешься чужим именем. А через полгодика - год, мне выдадут грант на новое исследование, и я смогу отдать тебе эти деньги, или даже устроить рядовым инженером в каком-нибудь дальнем округе. Мы даже можем попробовать перешить твой чип, я слышал, в Сибири живут такие умельцы. Тогда все упростится в разы. Будешь жить как все, но уже своей нормальной жизнью.
   - Это похоже на план, - кивнул Роберт Джордан. Он надолго замолчал, уставившись в плавающие на дне чашке чаинки.
   Вроде все гладко получалось. Действительно если он - не он, если его единственный шанс не попасть в тюрьму это бегство, то это хорошо. Это даже очень здорово, что его двойник решил подумать о его судьбе, вместо того, чтобы поднимать шумиху. С другой стороны, Роберт Джордан не хотел до конца верить, что вся эта история - правда. Его сознание, как и сознание любого другого человека, цепляющегося за обычные бытовые вещи, как ориентиры, не хотело верить, что может все разрушится в один момент. Разум ученого говорил ему, что слова его двойника очень похожи на правду. Но сознание человека, коллеги, друга, мужа, отказывалось верить в это. А собственно, какие у него варианты? Лучше жить в гетто и дать возможность русским тинэйджерам экспериментировать с его чипом, чем навсегда оказаться в тюрьме, из которой он гарантировано никогда не выйдет.
   Но какой кошмар - больше не прикоснуться никогда к своей жене, ни почувствовать радость нового открытия, не ощутить поддержи друга. Никогда. Просто быть выброшенным на периферию жизни, где и жизни-то самой нет. Должен быть другой выход, он просто обязан был быть.
   Роберт Джордан поднял голову и увидел, что двойник внимательно следит за его реакцией. Он тоже понимает, какие ставки на кону, и чем придется ему пожертвовать. Роберт Джордан как никто понимал своего двойника, ведь фактически он им и был. Поэтому он мог догадаться, какие мысли и пути к отступлению, может приготовить его точная копия.
   - Я думаю, ты прав, - спокойно сказал Роберт Джордан. - Надо придумать, как нам скорее поменяться местами, потому что, наверняка, тебя будут здесь искать. Может быть, прямо сейчас уже следят за домом.
   - Именно, - согласился двойник. И Роберт Джордан увидел, как уходит напряжение из его взгляда, как в спокойствии опускаются плечи. - Надо быстрее решать это вопрос.
   - Хорошо, - сказал Роберт Джордан и поднялся со стула. - Давай я нам еще чайку налью, и мы это обсудим.
   - Давай, - почти не скрывая своей радости и возбуждения, - произнес двойник.
   Роберт Джордан подогрел до оптимальной температуры воду, в уже остывшем чайнике. Разложил по чашкам растворимые пакетики с чаем, и добавил немного сахара. Потом немного подумав, он достал баночку с корицей, которую так любит его супруга, и на которую у него аллергия, и высыпал щепотку в одну из чашек. Высыпал и замер с занесенной над чашкой баночкой. Потом неуверенным движением высыпал в чашку еще немного корицы, потом еще. Потом он отставил чашку и разлил кипяток. Корица нестерпимо и отчетливо пахла. Казалось, вся кухня окунулась в этот пряный запах.
   Пусть это будет судьба, тогда решил Роберт Джордан. Этот запах - самый сильный сигнал его совести.
   Роберт Джордан поставил чашку перед своим двойником, другую поставил перед собой.
   - Я думаю, тебе надо взять с собой все вещи, которые сможешь унести, но так чтоб уйти налегке, - сказал двойник, глядя прямо на Роберта Джордана. - Возьми с собой еды, потому что купить ее будет не просто. Ты ведь не сможешь пользоваться чипом. И воды возьми обязательно. И еще у нас есть запасы на универсальных неименных картах, они лежат.... Хотя, конечно, ты и сам знаешь, где они лежат, а еще...
   Он говорил и говорил. И Роберт Джордан вдруг понял, что его двойник совсем не обращает внимания на запах. Он так увлечен составлением плана по побегу Роберта Джордана, что не замечает ничего вокруг. В какой-то момент, Роберту Джордану даже стало жалко двойника, тот так много всего хотел ему дать, так сильно переживал, чтобы он ни в чем не нуждался в походе. С другой стороны, а как бы он сам себя вел. Так же. Ему бы тоже хотелось откупиться, хотелось бы утопить в фальшивых переживаниях свою совесть. Собственно, так он сейчас и поступал. Роберту Джордан посмотрел в глаза двойнику и поднес кружку к губам, потом сделать глубокий глоток, и сладко выдохнул, будто отпил лучшего в мире нектара. Реклама всегда работает, тем более в поведенческих рефлексах. Двойник тоже взял свою чашку и отпил из нее. Потом о чем-то задумался и отпил снова. Затем двойник поставил чашку на стол.
   Замерев, Роберт Джордан наблюдал за реакцией двойника. Но тот лишь продолжал говорить, все так же, не обращая внимания на запах корицы.
   - Я завтра же свяжусь со своими знакомыми из России, и мы попробуем сделать тебе документы на выезд, - двойник со свойственной ученому педантичностью уже прорабатывал план. - Даже если не получится, можно будет отправить тебя на барже до Африки, а там уже на местном транспорте дальше. Это, конечно, хуже... кхм....но зато меньше риска....кхм....нарваться на полицию... кхм... и будет прощ.... кхм... будет про.... кхм... кхм... да что такое... кхм.
   Роберт Джордан видел, как его двойник хватается за горло, как начинает краснеть его лицо, как оседает тело, теряя сознание от нехватки воздуха. Это было быстро, минуты две - не больше, но Роберту Джордану показалось, что это длилось целую вечность. Наконец, двойник перестал шевелиться и издавать хрипящие звуки. Стараясь не смотреть в широко открытые мертвые глаза, Роберт Джордан нагнулся и проверил пульс, дотронувшись до сонной артерии скрючившегося на полу двойника. Все было кончено.
   Роберт Джордан, не спеша, помыл свою чашку, и поставил на место. Затем он поднялся к себе в спальню, где спала его жена, в той же позе, что он ее и оставил. Роберт Джордан оделся, вышел из спальни, спустился в гостиную, затем нажал на правой ладони невидимые точки и приложил пальцы к уху.
   - Полиция. У меня мертвый человек в гостиной.
   Испытывал ли Роберт Джордан муки совести, оттого что убил человека. Конечно, испытывал. Ему было тяжело, и он понимал, что картина задыхающегося двойника всегда будет преследовать его по ночам. Мог бы он поступить иначе? Конечно же, нет. И дело даже не в том, что, скорее всего, его не будет преследовать правительство. Хотя оно, конечно, только обрадуется еще одной решенной проблеме и вряд ли захочет поднимать шум. В новостях расскажут про еще один промах мошенников с клоном. Видимо, экземпляр такой попался плохой, что ничего лучше не придумал, чем поесть за чужой счет. Но подлая аллергия свалила несчастного, не знавшего про такую особенность оригинала. Так и скажут по новостям, и все окружающие посочувствуют и перескажут эту нелепую и жуткую историю своим домочадцам. Там она и закончится. Но не полиции или новостей боялся Роберт Джордан, решившийся на этот страшный поступок. Он боялся, что все, что он так любил, все, что являлось не просто частью, а основой его жизни, окажется вымышленным и чужим. Мы готовы потерять мир, но не готовы потерять себя.

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  А.Ардова "Господин моих ночей" (Любовное фэнтези) | | Д.Деев "Я – другой" (ЛитРПГ) | | Д.Сугралинов "Дисгардиум. Угроза А-класса" (ЛитРПГ) | | В.Фарг "Кровь Дракона. Новый рассвет" (Боевое фэнтези) | | П.Эдуард "Кибер I. Гражданин" (ЛитРПГ) | | Ф.Вудворт "Замуж второй раз, или Ещё посмотрим, кто из нас попал!" (Любовное фэнтези) | | П.Эдуард "Квази Эпсилон 5. Хищник" (ЛитРПГ) | | В.Василенко "Стальные псы 3: Лазурный дракон" (ЛитРПГ) | | Е.Сволота "Механическое Диво" (Киберпанк) | | Л.Брус "Код Гериона: Осиротевшая Земля" (Научная фантастика) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
П.Керлис "Антилия.Охота за неприятностями" С.Лыжина "Время дракона" А.Вильгоцкий "Пастырь мертвецов" И.Шевченко "Демоны ее прошлого" Н.Капитонов "Шлак" Б.Кригер "В бездне"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"