Степанова Екатерина Николаевна: другие произведения.

Грани

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Жизнь каждого человека - это отдельная история. Иногда их может быть несколько, ведь часто от нашего выбора зависит, в какую сторону свернуть и по какой дороге продолжать идти. Луна обычная с виду девушка, которая запуталась в себе, своих отношениях с человеком, в которого влюблена, и человеком, который любит ее. Очнувшись однажды в незнакомом месте и не вспомнив, что же с ней произошло, ее жизнь меняется. Она не может вспомнить и узнать город, в котором оказалась. Люди, с которыми сталкивается Луна, знают о ней больше, чем она сама. Помимо людей, она сталкивается с их необыкновенными историями и их откровенностью перед ней. Для Луны единственной подсказкой в новой жизни, оказываются ее странные сны, пребывающие с ней с самого начала. Разгадать загадку и очнуться помогает ей Глория, "черная вдова", женщина со своей пугающей, но манящей историей.


   Автор: Степанова Екатерина Николаевна

Грани

   Основано на нереальных событиях.
   Глава "номер ноль"
   Машина мчалась по пригородной дороге, рассекая сгустившийся туман, она неслась, словно участвует в гонке за жизнь, словно ее преследуют всадники ада. Рев мотора смешивался со строками What should I do I'm just a little baby...в темноте мы все, как дети,What if the lights go out and maybe ночь и лает злобный ветер, And then the wind just starts to moan куда идти во тьме ночной - Outside the door he followed me home и нет пути, и ветер злой, Well goodnight moon..., звуки смешивались с ветром, пылью, и оставались на этой дороге, запечатанные в трещинах, склеившись с горящей резиной.
   Светлые локоны, развиваясь, били ей по лицу, а по сердцу бил он, своим равнодушием, грубостью и нетрезвым состоянием. Их было двое, Эрос и Тонатос, ее стремление к жизни, к жизни светлой, уютной, к жизни с ним, и его стремление к разрушению, разрушению души, тела, чужой жизни.
   Лу?на, закрыв руками лицо, закрыв глаза, пыталась молиться. Она понимала, что его душа это пустота, хотя даже не пустота, ведь в пустоте каждый находит свой смысл, а у него в душе простирались пески и ветер, пустыня, без капли воды, без заблудившегося странника, без намека на жизнь. И она понимала, что сегодняшняя поездка должна все решить, вернее она должна что-то решить для себя, но все же Луна надеялась, что он ее позовет, остановит, молила об этом как о спасении на смертном одре, но еще глубже в душе, она понимала, что этого не будет. От этих мыслей ей становилась еще больнее, ведь Виктор ее наркотик, как бы она не пыталась освободиться от него, как бы не бежала, круг замыкался, и она снова попадала в его сеть, которую он даже не забрасывал.
   Тем временем, пропал последний фонарь, освещавший пригородное шоссе, темнота и туман - это все, что было у них на пути.
   Виктор, допив виски, выкинул бутылку на обочину. - Чего ты такая кислая, детка? Спросил он у Луны, - нам же весело! Виктор, молодой человек имевший все и не имевший ничего. Красивая внешность, большое наследство, спортивная машина, отсутствие привязанностей к кому-либо, отсутствие склонности к привязанностям, расточительство, индифферентность ко всему, что не касается его самого. - Если села ко мне в машину, значит лови кайф, эту свободу, что я тебе даю. Смотри же, мы словно летим, чувствуй, как скорость придает тебе силы, ты же не боишься смерти?
   А вообще, слабость у Виктора была, но лишь одна, он зависел от людей, которые зависели от него, просто он любил, когда его боготворят.
   Он - псих, думала Луна. Как мне от него избавиться, от этих чар, пора с этим кончать, я на грани. Луна открыла глаза, повернулась к нему лицом, набрала воздуха в легкие, как вдруг...
   За пару часов до этого.
   Глава "Сплошные ссоры".
   Ссориться проще, чем найти компромисс.
   Ева зашла в бистро, где работала Луна. Это было 15.30 дня. Она решила понаблюдать за родной сестрой и села за двухместный столик около входа. Ева с ужасом смотрела, как Луна передвигается по периметру помещения на автопилоте, глаза тусклые, в них больше нет света, темные круги под глазами добавляли былому огненному темно-карие взгляду отчаянность, беспомощность. Ева вспоминала, сколько раньше было жизни в Луне, когда она улыбалась, она могла очаровать любого. Пол года назад, когда ее еще не отчислили с университета за неуспеваемость, она была энергичной студенткой, с легкостью находила подход к каждому преподавателю, на нее возлагали большие надежды. Жажда лидерства, упорство текли в ее венах. -
   "Что теперь с ней сталось? Ах, этот напыщенный кретин Виктор, что он с ней сделал", - с ужасом подумала Ева. Как вдруг раздался грохот. Луна уже начала собирать осколки посуды, что несла на подносе. Ева подскочила и ринулась подойти и помочь, но вышел хозяин бистро и увел Луну в свой кабинет.
   Они были знакомы очень давно. Его звали Оливер, и он уже очень давно добивался сердца Луны, но, к сожалению, как только он приблизился к цели, появился Виктор.
   - Я заплачу за разбитое, - вскрикнула Луна, как только Оливер закрыл дверь своего кабинета.
   - Мне не нужны твои деньги, ты прекрасно знаешь это. Я взял тебя на время, с надеждой, что ты вернешься в университет. Я не обеднею от пары тарелок, а вот ты обеднела душой. Посмотри, что ты с собой сделала. Ты убиваешь ту, которую я так люблю. Оливеру жутко хотелось взять и надавать пощечин Луне, и он бы так и сделал, даже вопреки себе, своим принципам, если бы он был уверен в том, что это поможет.
   У Луны на глазах появились слезы, она подумала о том, что так мечтает услышать это от В. Оливер подошел к ней, крепко схватил ее за плечи, казалось, что он оторвет ее от земли. Посмотри мне в глаза, - сказал он, - я хочу, чтобы ты была счастлива, не важно, со мной, без меня, одна или нет, только чтобы ты была такой, как прежде! Луна медленно подняла голову и посмотрела Оливеру в глаза. Она видела в нем спокойствие, безмятежность, она знала, что он бы позаботился о ней, да и он был очень красив, высокий, светловолосый, светлоглазый, притязательный человек, своя сеть ресторанного бизнеса, доставшаяся от отца. Что ей мешало обрести с ним счастье? Ответ прост - дьявол по имени Виктор. Луна привстала на цыпочки, чтобы поцеловать Оливера, она забылась на секунду, ей показалось, что она перенеслась на пол года назад и он ее поманил, и как только она закрыла глаза и коснулась его губ,
   - Я больше не приду! - воскликнула Луна. Она вырвалась из его рук и побежала прочь. Выскочив из кабинета, она наткнулась на Еву, но не задержалась, а стремительно, перебежками, направилась к выходу. Ева вскочила и побежала за ней. Вслед за ними выбежал Оливер и все что он успел крикнуть - это было ее имя.
   Прочти мои мысли, прочти! Я умоляю, дай мне воздуха, глоток воздуха, твоего, где ты будешь со мной рядом. Я умоляю, убей или освободи меня! - Билась в истерике Луна. Что я делаю, что? Мне не стоит ехать к нему. Ноги, ноги сами меня ведут. Я не могу сопротивляться самой себе. Хоть бы все оказалось сном, и я проснулась и поняла, что все не правда. Ненавистный город, ненавистная улица, ненавистные кафе, люди, здания, стены, машины. Луна стремительно спускалась по лестнице вниз с моста, за ней бежала Ева.
   - Стой же ты, наконец, - закричала Ева.
   Луна вернулась в сознание и остановилась. Как только Ева догнала ее, Луна крепко обняла сестру и начала плакать. Они медленно спустились с оставшихся ступенек и сели неподалеку на пляже. Луна горько плакала.
   - Что мне делать, Ева? Так больше продолжаться не может, но он не не выходит из моей головы, я знаю, я ему не нужна, ему никто не нужен, но каждый раз я иду за ним следом, и когда я понимаю, что не единственная для него, он не отпускает меня, тащит обратно, я невольница его большого эго. Да, другого объяснения нет.
   Ева внимательно слушала, и у нее появилась надежда, что Луна все поняла окончательно, что она наконец-то пойдет верной дорогой, что это конец.
   - Ну вот, видишь, ты все поняла, теперь нужно забыть Виктора, простись с ним в душе и иди дальше. В мире столько чудесного, глупо посвящать жизнь страданиям и боли. Помирись с Оливером, он же тебя так любит, ты будешь с ним счастлива, я уверена.
   - Нет, я не могу идти против себя. Я пойду к нему, я скажу ему, а если он не остается со мной, я убью его.
   - Вздор, повысила голос Ева.
   - Нет, я убью себя, и вы, наконец, все забудете обо мне, перестанете волноваться, да, выход один, - бормотала Луна.
   Потом она резко вскочила, встрепенулась, - я пойду к нему, в последний раз, я решу все! И бросилась бежать прочь к дороге, Ева закричала ей вслед, но Луна уже ничего не слышала.
   Нет ничего опаснее разъяренной и обиженной женщины.
   Ева осталась на берегу. Луна и Ева были очень похожи. Большие глаза, маленькие аккуратные носы, пухлые губы. Вот только волосы у Евы были каштановые. Разница в возрасте была не велика, Ева младше Луны всего на 2 года, теперь, эта разница почти не ощущалась. В детстве, пока они с семьей не переехали в большой дом, сестры делили одну комнату на двоих. Сидя на берегу, Ева вспоминала, как они любили спать вместе, хоть у них, конечно же, были раздельные кровати. А когда они переехали, и у каждого было уже по комнате, девочки все равно ночевали вдвоем. - Ей страшно оставаться одной, я не могу оставить Еву, - говорила Луна. Ева думала о том, что Луна всегда заботилась о ней. А теперь, когда настал час Еве спасти свою сестру, ничего не вышло. Ева не смогла уберечь Луну от ошибки, возможно, ее роковой ошибки за всю молодость.
   Море было спокойным, очень странно спокойным, словно перед бурей. Она сидела и молилась про себя, чтобы только ее сестра не наделала глупостей. И вдруг она заострила взор на чайке, летевшей над водой в поисках наживы. Чайки вообще не очень радушные птицы, часто предвестники беды, а порой их крики похожи на плач младенцев, что кровь застывает в жилах. Вдруг, откуда не возьмись, за ней бросилась в след волна, а птица летела совсем низко над водой, волна накрыла ее. Ева испугалась, о Боже, что-то произойдет с Луной, почему то подумала она, но через пару секунд чайка вынырнула из воды и полетела дальше. Так же бывает и в жизни, ты плывешь медленно, отдавшись течению, но волна перемен рано или поздно догонит тебя. Это был знак, Еву осенило, она, почему-то успокоилась, на душе стало полегче.
  
   Тем временем, Луна, проехавшись по нескольким местам, в поисках Виктора, приехала в последнее "стандартное" место, где мог быть он. Бар "X", каждый раз зло улыбался Луне. Она вышла из такси. Уже стемнело. Она собралась с силами, вздохнула, и направилась к входу. Охранник узнал ее из далека, она "частый" гость в этом баре. С ухмылкой он ждал ее у двери, а в голове прокручивал еще один "горячий" сюжет о ней и ее сумасшедшем бой-френде.
   Зашла, повернула на право, десять шагов и ты у углового столика, его столика, - все это она прокручивала в голове пока ехала к бару, вот только что будет, как повернется, она знать не могла.
   Знали бы люди, что происходит с ними на:
   Гнев
   Радость
   Аморфность
   Ненависть
   Итог - плохие последствия! Именно такой насыщенный разносторонний букет чувств и эмоций.
   А вы знаете, что человек чувствует перед казнью? Нет, не перед смертью, а перед казнью - умышленным прекращением жизни одного человека другими лицами. Никто не может знать пока не окажется там, в этих минутах, от неизвестного, такого холодного и возможно вечного. Это страх, смятение, ты представляешь себе что-то в голове, пытаешься успокоиться. Это не больно, думаешь ты, и в любом случае твоим страданиям придет конец, но, когда не знаешь чего ждать, эти минуты, последние минуты, превращаются в целую жизнь, которую ты прожил и еще мог бы прожить. И даже самые ужасные воспоминания кажутся тебе оазисом в пустыне, ты готов жить в муках, но жить!
   И вот она шла медленно к бару, словно это были последние шаги к гильотине, как вдруг она остановилась и передумала, вспомнила все хорошее в ее прежней жизни и решила отказаться от добровольного шага к самоубийству. Но на выходе появился он, это был мактуб (так предначертано свыше). Но он был не один, а с очередной длинноногой девушкой кукольной внешности. Луна застыла, она не могла пошевелиться. В голове у нее перепутались мысли, сожаление о том, что приехала и в тоже время облегчение вперемешку с жуткими страданиями. Последнее живое место на ее сердце было изранено, словно гвоздем оцарапана машина. Виктор увидел ее, и ветер переменился, он быстро отпихнул свою вечернюю спутницу.
   - Дорогая, кого я вижу! - на повышенном тоне промолвил Виктор, распростер руки, словно рад видеть, и направился к ней. Он смотрел на нее, как охотник смотрит на лань, Луна давно для него легкая добыча. В эту секунду Луна почувствовала неприязнь, ветер действительно переменился. Она бросилась бежать прочь. Виктор отправился за ней в погоню. Рядом был небольшой парк, Луна в растерянности побежала к нему. Но, к сожалению, ей было не укрыться. Виктор быстро догнал ее, схватил за руку, и резко приблизил к себе.
   - Зачем убегать, если приехала? - пронзительно спросил Виктор, сжимая все крепче ее предплечье.
   В глазах Луны был страх. Она стала отбиваться, она была в полной растерянности. Виктор не стал размениваться по мелочам, он не из тех, кто терпит. Он перекинул ее через свое плечо и понес к своей машине. Луна еще пыталась бить его, но не кричала, потому что в душе она надеялась, смутно, но все же, что он теперь останется с ней.
   Они сели в машину. Виктор обнял ее через плечо, прижал к себе, это было что-то вроде акта поощрения за приезд. Виктор приблизился к ней, медленно стал вдыхать ее запах, потом прикоснулся губами к ее шее, подбородку и наконец, поцеловал в губы, страстно, резко, грубо. Потом он прошептал ей на ухо: "Поедем на наше место". Вставил ключ в зажигание, переключил передачу и дал по газам. У Луны впервые было плохое предчувствие.
  
   Глава "В сознании".
  
   Каждый человек в мире чего-то ждет. Ждет лифта, очередь в магазине, автобуса, богатства, выздоровления, друга, настоящую любовь, исполнения желания. И часто люди умирают, так и не дождавшись. А кто-то получает свое, но не дорожит, и бездушно теряет. И может это задумано свыше, а может, и нет, может, мы сами все портим, потому что со временем перестаем ценить, а может, мы хотим не того. Никто не знает ответа, но каждую минуту в мире кто-то теряет, а кто-то обретает.
   Луна почувствовала, как медленно возвращается в сознание. Стойкий запах лилий, ее любимых цветов, манил ее из темноты. Лилии считаются ядовитыми растениями, наверное, потому что они слишком приятно пахнут и слишком красивы. В нашем мире за красоту дается суровое наказание. Прекрасных огненных девушек с зелеными глазами жгли на костре, все вкусное считают вредной пищей, открытые наряды - дурным тоном.
   Луна открыла глаза и почувствовала жуткую головную боль и холодный компресс на лбу. Все было как в тумане, она увидела смутный образ Виктора. Он сидел на кровати рядом с ней.
   - Ты очнулась, - спросил он.
   - Что случилось?- слабым голосом спросила Луна.
   - Ты делала уборку и решила навести порядок в шкафу, открыла дверь, и стала искать, где выключатель, верхняя полка упала тебе на голову.
   - Какой шкаф? Какая полка? Где я? Что со мной? Что случилось? - Луна вскочила, сердце ее бешено затрепетало. Все что я помню, это как мы ехали в машине.
   - Успокойся, Луна, ты сильно ушиблась, тебе нужно полежать, отдохнуть, - бормотал Виктор.
   Луну словно прошибло током. Когда все переменилось, что произошло, и что сейчас происходит, должно быть, я сплю, нет, это не реально - мысли путались в голове Луны.
   - Ты ничего не помнишь? - спросил Виктор. Должно быть, это из-за ушиба. Понимаешь, тогда, в машине, ты плакала, и я понял, что пора менять свою жизнь, ты боролась, боролась за меня, и я понял, ты - та кто может изменить все.
   Луна не верила своим ушам. Сердце бешено колотилось, холод и страх все больше окутывали ее сознание, а вдруг все это не правда. Смешанные чувства радости и любви, но и жуткого смятения поглощали ее.
   - Нет, я точно сплю! Я ведь думала, все кончено, - слабым голосом сказала Луна.
   - Послушай, мы тогда поехали к тебе, ты собрала вещи, и мы отправились в путь. Мы не знали, что делать дальше, потому что ты поругалась с родителями, они не одобрили твоего выбора, ты не захотела оставаться в городе. И вот так мы оказались здесь.
   - Что это за город? - спросила Луна.
   - Детка, отдохни, осмотрись, мы здесь совсем недавно, всего лишь 2 дня. Прими ванную, расслабься. А я, мне надо съездить по делам.
   - Виктор, - воскликнула Луна.
   - Я скоро вернусь,- сказал Виктор, взял с тумбочки ключи от машины и поспешно пошел к двери, потом остановился, оглянулся и добавил: - Да, совсем забыл, у нас свадьба на будущей неделе. И быстро вышел. Луна замертво упала на кровать, ошеломленная услышанным.
   В голове у Луны был кавардак. Было как-то не по себе и очень тяжело собраться с мыслями. Может это боль от удара мешала ей думать, а может свалившиеся на голову события, о которых она только что узнала, и никак не могла найти в своей памяти. Сердце не переставало колотиться, она уже забыла о головной боли. Она бросалась в безудержные приступы радости, потом она думала, что это все ей сниться. Так прошло минут сорок. Виктор еще не вернулся. Луна медленно стала сползать с кровати, опираясь руками на пол, но не удержалась и упала. Перевернулась на спину и стала разглядывать все, что находилось поблизости.
   Позади стена светло серого цвета, на стене висели какие-то картины, даже вверх тормашками сразу было видно, что они дешевые. Но все же довольно милые, в пастельных тонах, и вроде как придавали уют. Потолок светлый, очень яркие лампочки мешали разглядеть его цвет. Сбоку от кровати стояла тумбочка, на ней милый торшер, мягко розового цвета. Луна начала подниматься. Зацепившись за кровать, с небольшим усилием Луна поднялась на ноги. Спереди от нее находился проход в гостиную. Справа окно, небольшое, на нем висели полупрозрачные шторы, персикового цвета. Окно было приоткрыто, легкий фатин развивался от ветра, а за окном уже стемнело. Куда в такой час отправился Виктор, подумала Луна, к тому же город не знакомый. Она подошла к окну. Было довольно высоко, на взгляд этаж третий. Она открыла окно полностью и выглянула. Луна стала всматриваться в окрестности, в надежде, что вспомнит хоть что-нибудь, может, удастся узнать, что за город. Увы, все было незнакомо. Напротив стоял какой-то дом в пять этажей. Слева находилась дорога, фонарей было не много, что говорило о том, что дорога не большая, и наверняка это маленький город. Луна вернулась в комнату и направилась в гостиную. В центре гостиной стоял небольшой стол, накрытый белой скатертью, на столе стояли цветы. Нет, это были не лилии. Луна смутилась. Откуда же тогда был их запах, когда она очнулась. Она быстро осмотрела все тумбочки и столешницы вокруг, больше цветов в доме не было. Должно быть, это все ушиб головы, ах, как же тяжело когда не помнишь, - подумала Луна, как должно быть ужасно в старости людям, которые помутились рассудком. Она медленно побрела в кухню. Луну окутывали странные ощущения, квартира отдавала пустотой.
   Когда человек уезжает из своего дома на время, он уезжает не весь, часть его, его дух, остается в своем доме. Из-за этого, когда ты даже один дома, у тебя нет ощущения одиночества. Здесь же такого не было. Да, квартира была явно съемная, ничьего духа тут не могло и быть. Но Луна скучала по родным. Маме, папе, Еве, глядя на гостиный стол, она вспоминала, как по воскресеньям они завтракали всей семьей. Мама пекла оладьи. Они шутили, разгадывали загадки, спорили. Да, здесь царила пустота. Духа Виктора здесь тоже не было. Одиночество пробирало до костей.
   Придя на кухню, Луна решила найти что-нибудь выпить. Ей определенно надо было выпить. Все эти события, о Боже, я же выхожу замуж, - мысль пронзила Луну как электрошок. Она начала поспешно открывать все ящики, в поисках чего-нибудь покрепче. Виски стало ее находкой. Она решила взять бутылку и пойти принять ванну.
   В ванне обитала более веселая обстановка, в смысле стены были выложены желто-бело-оранжевыми плиточками, такие цвета всегда поднимают настроение. Луна включила воду и начала искать шампунь и расслабляющую соль, может, осталось что-нибудь от прежних жильцов, - думала Луна, а может, мне повезет, и я найду пену для ванн. Да, такие мысли как раз вовремя, глупые рассуждения и пена для ванн меня заботит больше вопроса о том, где я, что у меня свадьба, - внутренний голос Луны не терял бдительность. Она открывала шкафчики, что-то бормотала, вдруг повернулась направо - вода в ванне переливалась через край, Луна испугалась. Но как, - она не могла понять, зажмурила глаза, открыв, все оказалось в порядке. Что происходит? Сердце Луны снова затрепеталось. Должно быть это усталость, да, конечно, - подумала Луна. Она выключила воду, скинула с себя одежду и залезла в ванну.
   Ванная - место для самых глубоких и трепетных мыслей. А если у тебя с собой бутылка виски. Отпив грамм 150, Луна начала напевать песенку Stars shining bright above you Над тобой ярко светят звёзды, Night breezes seem to whisper "I love you"Ночной ветерок, кажется, шепчет: "Я люблю тебя!", Birds singin' in the sycamore trees Птицы сонно поют на деревьях, Dream a little dream of me... Странно, но эту песенку ей всегда напевал Оливер, когда они сидели на пристани и смотрели на лунную дорожку в полнолуние. В голове она прокручивала все, что произошло за вечер, пыталась вспомнить хоть что-нибудь, как попала сюда, ведь, по словам Виктора, они здесь уже 2 дня, и почему она не сходила в магазин и не купила шампунь и прочую кучу нужных вещей. Мысли о любви перекрывались материально-бытовыми, смешивались с алкоголем, все путалось, голова побежала кругом, Луна потеряла сознание.
   Видит она букет красивых лилий, стоящих в вазе возле окна. Какие-то голоса, много людей, комната напоминает больничную палату, да кто-то лежит перебинтованный на кровати, толпа людей в халатах стоит над ним.
   Луна очнулась. Кровь капала каплями в воду, и медленно растворялась. Откуда кровь? Под кожу словно вонзилось тысяча иголок. Учащенное дыхание, луна схватилась за лицо, по руке потекло что-то теплое, по ощущениям не похожее на воду, из носа шла кровь. Луна быстро выскочила из воды и побежала за полотенцем. С ней никогда такого не случалось, кровь из носа у нее никогда не шла. Должно быть, я действительно сильно ушиблась, - подумала Луна. Лучший вариант пойти лечь спать, а Виктор, где его носит?- думала она. Кое-как, обкрутившись полотенцем, вставив в нос ваты, она побрела, опираясь по стенкам к кровати. Ощущения терзали все те же, ощущения чужого, не было состояния покоя, ее все тревожило что-то, как в тот вечер, когда она искала Виктора. Луна упала на кровать и забылась сном.
   Во сне видит она длинный коридор, напоминающий больницу. И идти по нему ей очень тяжело, словно она под водой пытается пробежать. Она медленно переставляет ноги, пытаясь дойти до двери, находящейся в конце коридора. Других дверей в этом коридоре и нет, а та, в конце, приоткрыта. Дверь не манила ее, но иных путей у нее не было. И вот она движется к цели, сквозь усилия, и есть ощущение, что время тянется также медленно, как и путь. Наконец она у цели, открывает дверь, и даже во сне чувство тревоги ее не покидает, страшно, дверь отпугивает ее, будто бы это дверь за которой прячутся все невзгоды ее жизни. За дверью оказывается светло и тепло, такой покой. На кровати лежит человек, подключенный к аппарату жизнеобеспечения, голова перебинтована, и Луна никак не может рассмотреть лицо. На столе около кровати, стоит в кувшине с водой букет лилий. За маленьким окном так много солнечного света, как это бывает в первые дни весны. Луна подходит ближе к кровати, чтобы рассмотреть, кто на ней неподвижно лежит. Но кто-то громко и пронзительно позвал ее из коридора, она обернулась, и снова услышала крик. Только она бросилась к двери, как вдруг почувствовала, что медленно возвращается в сознание, комната бледнеет и пропадает, она снова ощущает боль, руки и ноги гудели, как будто она и не спала.
   Луна медленно открыла глаза, в квартире уже было светло. Она стала водить рукой по оставшейся части кровати, Виктора рядом нет. Она медленно начала приподниматься и искать глазами черную кожаную куртку и замшевые ботинки, в которых вчера ушел Виктор. Вещей тоже не было. Но на кровати лежала записка: "Не стал тебя будить, мне надо ехать по делам. Еды в холодильнике нет, так что сходи, позавтракай в городе. Можешь купить все, что захочешь в любом магазине, я открыл счет на свое имя в местном банке. Буду вечером, так что на обед тоже не жди. Целую. В".
   Грубая забота Виктора не пробудила улыбку Луны. Ведь десяток вопросов мешал ей думать. Эти вопросы, казалось, проснулись раньше, чем сама Луна. Что делать? Сплошная неопределенность. Утро еще больше ее сбивало с толку. Как начинать жить, как строить эту новую жизнь. Луну преследовало очень похожее ощущение, как преследует строителей на начальных этапах строительства стоэтажного здания на краю всего лишь вырытой ямы.
   Встать, найти вещи, идти на встречу к неизвестному - первая установка на этот день. Луна медленно побрела к шкафу, по пути, она пыталась найти глазами свой мобильный телефон, ведь на глаза ей он не попадался с момента, когда она пришла в сознание. Увы, телефон ей не встретился. Должно быть, я его потеряла, или выкинула в порыве гнева - подумала Луна. И еще один вопрос добавился к списку мучающих ее вопросов, и списку тех, что она планировала задать Виктору вечером.
   Она открыла шкаф, вещи были аккуратно развешены, но почему то в шкафу не было вещей Виктора. Луна смутилась, опять сомнения закрались в ее голову, не придумала ли она себе все. Записка и незнакомая квартира - все, что могло ненадолго усыпить ее бдительность. Она взяла легкое дневное платье, приталенное, чуть выше колена, с тонкими шлейками, голубого цвета и босоножки на небольшой платформе, со светло-сиреневыми лентами, которые завязывались на лодыжку. Едва ли она привела себя в порядок. Расчесала волосы, передние слегка убрала назад, заколов маленькой блестящей заколочкой. Подкрасила ресницы, этого было достаточно, чтобы ее большие глаза стали еще выразительнее. Накрасила губы алым полупрозрачным блеском, навела румянец. Давно она не смотрелась так мило, черты лица снова ожили, аккуратный, слегка курносый носик и маленькой точеный подбородок - все вместе походило на ожившую куклу. Вот только ее милой улыбки не было места в сегодняшнее утро.
   Луна отправилась в путь.
  
   Глава "Знакомство с загадочным городом"
  
Что такое город? Это темп, ритм, много людей, много домов и крыш, много чувств и много печали, много жизни, много дел, много судеб и дорог, много сердец и машин. И это большой одноядерный организм. Каждый за себя против всех, но он за всех и против себя. В городе можно быть одиноким, но в тоже время ты никогда не бываешь один. Ты часть системы, а эта система часть тебя. И ты так привыкаешь к этим ритмам, что попадая в другой город, у тебя наступает голодовка, покидая его навсегда, ты можешь умереть от тоски. В городе живут не только люди. В городе живет все. И никакие фильмы и книги, никакие макеты и карты городов не дадут тебе того, что дает тебе твой город. Ты даже не знаешь, что он тебе дает, просто это часть твоего сознания, это в воздухе и даже в крови.
   Луна вышла из дома. Она была здесь не молодым растением, не даже начинающим расти ростком, она была здесь колючкой из пустыни, которую принесло сюда ветром перемен. Она сделала глоток воздуха, и поняла - это не ее никотин. Но она понимала, что должна быть чему-то благодарна за то, что получила.
   Луна повернула к главной дороге. Погода стояла чудная, светило солнце. Вот только в округе людей было совсем не видно, а Луна, уходя, даже не посмотрела который час. Узкие тротуары преследовались яркими зелеными газонами, местами росли аккуратно подстриженные невысокие кусты, казалось, это был не город, не жилой город, а какой-то очень правдоподобный муляж на съемочной площадке.
   Главная дорога начала спускаться с горки, большой, но плавной, это ускоряет шаг, улучшает настроение. Словно не ты по ней идешь, а она тебя ведет. Привела она Луну к книжной лавке "Бенни и Дженни". Аппетит у Луны еще не появился, и она решила начать свой ознакомительный путь именно с этого магазинчика, ведь пора бы восстановиться в университете, нужна литература к тестам - подумала Луна, и приняла как знак то, что именно сюда привела ее дорога.
   Луна зашла в магазин. Над дверью висел колокольчик, подающий знак о том, что кто-то зашел. В таких магазинах это не редкость, ведь обычно там мало покупателей. При входе был маленькой коридорчик, стоял низенький антикварный журнальный столик, на столике стояла красивая ваза с розами, вокруг него три мягких стула в красной обшивке, с завитными узорами. Рядом стоял кассовый стол. На стене висели большие часы с маятником. Впереди тянулись длинные книжные коридоры, за которыми даже не было видно другой стены. А с виду, казался таким маленьким, - подумала Луна. В проходе между длинными книжными шкафами крутилась низенькая старушка, у нее были серебряные покрученные волосы. Она оглянулась на звук колокольчика.
   - Приветствую, детонька! - громко сказала старушка.
   Луна немного растерялась, ей показалось, что она рассмотрела какие-то знакомые черты. Приятное морщинистое лицо, теплый коричневый тон помады и фиолетовая кофточка на этой старушке, навеяли Луне воспоминания о ее любимой бабушке.
   - Доброе утро, -после долгой паузы промолвила Луна.
   - Как тебя зовут, милая? - спросила старушка и медленно пошла на встречу к Луне. - У нас есть любые книги, которые могут понадобиться человеку: от любви, от скуки, для смеха, от одиночества.
   Брови Луны резко подскочили вверх, словно они ожили и захотели убежать.
   - Меня зовут Луна. Я еще не заходила в такой странный книжный магазин, - обмолвилась она вслух.
   - Ничего, дочка, когда что-то происходит впервые, это нормально, даже замечательно, ведь это значит, что ты удивлена, а удивление - это интересный путь, ведущий к неиспробованному. Меня зовут Дженни, а моего мужа Бенн, он скоро должен подойти. Ты проходи, присядь, давай выпьем чаю и ты расскажешь мне свою историю, а я найду тебе нужную книгу.
   - Какую историю? - удивилась Луна. Она расторопно пошла к креслу, ее мучило и любопытство и страх, страх от того, что эта старушка казалась сумасшедшей, или от того, что она начала сходить с ума, как ей показалось. Луна оглядывалась по сторонам, нет ли еще какого покупателя, хоть бы кто-нибудь зашел, - думала Луна. Как только она присела на кресло, зазвенел колокольчик. В дверь вошел низкий седовласый старичок, по середине головы была милая лысина, коричневые брюки, рубашка в клеточку и подтяжки, а еще фиолетовая бабочка - все это создавало "дедушкин шарм".
   - А вот и Бенни, - воскликнула Дженни.
   Он медленно достал руку из-за спины и протянул букет декоративных фиалок.
   - Это тебе, мой милый цветок, они подходят под твою кофту, - сказал Бенн старушке.
   Луна сидела как влитая, она не верила своим глазам, идиллия старой семейной пары, да еще и с такими страстями, с таким она еще не сталкивалась. Она пыталась оценить ситуацию. Эти старички почему-то вызывали у нее загадочное чувство, казалось, странная тайна скрывалась за ними, они внушали Луне доверие, но в тоже время страшили ее.
   - Смотри Бенни, а у нас гостья. Она в городе по-видимому совсем недавно. Старички подвинули поближе стулья и уселись рядом с креслом, где сидела Луна, и еще раз ее осмотрели.
   - Так, когда ты приехала и с кем? Рассказывай, нам все интересно, - с любопытством промолвила Дженни.
   Луна не могла понять, почему она должна все рассказывать незнакомым людям, да и почему им так интересна ее жизнь.
   - Ты не бойся, мы здесь всех знаем, все с нами дружат, да и наш магазин - это первое, на что натыкаются приезжие.
   - Я приехала сюда с женихом, его зовут Виктор, - медленно немного напугано начала тихо говорить Луна.
   - Луна и Виктор, не звучит, да совсем не звучит, тихо зашушукались они между собой.
   - Я не помню, как мы приехали сюда, - продолжала Луна.
   - Как? - Бенн и Дженн резко повернули головы на Луну, в их глазах просматривалось сочувствие и испуг, они словно опешили.
   - Это не по правилам, надо ей рассказать, - тихо воскликнула старушка своему супругу.
   - Нет, она должна сама вспомнить, мы не имеем право.
   - Но, Бенн, посмотри на нее, она сразу показалось мне несчастной.
   - Дорогая, но мы не можем, - старички продолжали свой странный диалог.
   Луна поняла, что с ними происходит что-то не то.
   - Знаете, я поняла, что я резко проголодалась, как пройти в ближайшее кафе, мне пора, - громко прервала старичков Луна.
   - Уже? Ты ведь только пришла, мы еще толком не познакомились, - сказала Дженни.
   - Ну, раз ты уходишь, - прервал свою супругу Бенн, - я хочу рассказать тебе маленькую историю. Вот там, в третьей секции книг "для разочарования" есть одна голубая книга, ее так прозвали, потому что она стоит среди книг в темно-зеленых и черных обложках. Каждый житель нашего города брал ее в руки, некоторые даже читали до конца. И абсолютно у каждого возникло разное мнение об этой книге, каждый прочел в ней, либо то, что хотел, либо то, чего бы в жизни не хотел слышать. У книги есть название, но никто ее не называет так, как она зовется. Все зовут ее просто "голубая книга". А что тебя больше удивляет: то, что эта книга стоит в разделе "для разочарования" но в ней многие прочли то, что хотели, или же то, почему ее называют "голубая книга"?
   Луна опешила. Она даже не могла собраться с мыслями, чтобы придумать ответ. Что же придумать? Необидную отцепку, дабы не задеть явно безумных старичков или подумать действительно над ответом неправдоподобной истории.
   - Я думаю, тебе будет сразу сложно дать ответ, подумай над этим по дороге в наше кафе, - с улыбкой сказал Бенн. Выйдешь из магазина на право, пройдешь до первого поворота вдоль зданий, еще на право, и так будет любимое кафе всего города "Утро", удачи, дочка!
   Луна решила не задерживаться ни секунды, и быстро рванула к двери.
   - Заходи в гости! - в голос прокричали старички ей вслед.
   Луна выскочила из магазина. Прямо перед ней на проезжей части стоял фотограф с фотоаппаратом времен позапрошлого века. В тот момент, когда она вышла из магазина, была вспышка. Наверное, он фотографировал книжную лавку, но Луна не стала расспрашивать его, она завернула направо, и быстро пошагала вперед, подальше от странного магазина.
   В голове у нее суетились мысли, ни одной вывески, ни одного рекламного щита, странные люди, что за место. Так же ее мучил и другой вопрос. Почему она одна. Почему нет с ней Виктора, который показывает ей этот город, говорит о свадьбе, строит планы. Где он? Ей по-прежнему казалось, что она себе все придумала, и она стремительно бежала от этой мысли и трясла головой, как только эта мысль влетала ей в голову.
   Завернув еще раз направо, она увидела вывеску "Утро". Надеюсь, здесь будет не так странно, - подумала Луна и вошла в дверь. Со входа в глаза бросалась сине-фиолетовая барная стойка, украшенная металлическими кругами разных размеров. За барной стойкой крутился коренастый толстячок, брюнет, фартук на нем смотрелся умилительно. Он повернулся на звук хлопнувшей двери и сразу осмотрел Луну. В глазах явно читалось любопытство и недоверие. Но он слегка улыбнулся ей и подмигнул. По бокам стояли маленькие металлические столики, все как обычно, все спокойно. Спокойная ретро музыка, спокойная на первый взгляд атмосфера.
   Луна села за столик возле окна, недалеко от входа. Через пару минут подошла молодая официантка в светло-розовой униформе. У нее на голове были два хвостика, что вносило в ее молодую натуру часть детского шарма. Волосы были рыже-русые, на щеках румянец.
   - Вот Ваше меню, - тонким голосом сказала она. С приездом в наш город, - попыталась завести она беседу с Луной.
   - Спасибо, - без улыбки, но с уважением обмолвилась Луна. Принесите мне просто завтрак и крепкий кофе, - добавила она.
   - Хорошо, - хихикнула официантка, словно попыталась заразить Луну своим искрящимся настроением, развернулась и ушла.
   Вдруг Луны поняла, что может спросить, что это за город у этой простушки официантки.
   - Стой, как называет это место? - крикнула вслед официантке, Луна.
   - "Утро", - оглянувшись, ответила она.
   Луна приняла эту официантку за дурочку и решила больше не переспрашивать.
   В кафе кто-то зашел. Луна подняла глаза и увидела женщину. На вид лет 30. Знаете ли вы о красоте нетронутой природы? Она так прекрасна и чиста, ведь разрушающие амбиции человеческой плоти, жажды, похоти, наживы не тронули ее. Но о такой природе мы можем лишь слышать или представить ее. Ведь если ступила нога человека в лес, в который еще никто не ступал, для того чтоб увидеть всю его прелесть, он тем самым нарушает принцип "нетронутости". Так вот эта женщина обладала чем-то таким невероятным, как этот самый феномен "нетронутой природы". Чем-то загадочным, секретным, тем, что человек еще не нашел, не смог описать словом. О, она была прекрасна, ни один пластический хирург не пожелал бы в ней что-нибудь изменить, все было так гармонично слито воедино, что рождалось впечатление о том, что это Афродита.
   Она помахала рукой коренастому толстячку.
   - Привет, Том! - сказала она. Что нового?
   - Все хорошо! - ответил он, - тебе как обычно? - добавил он и махнул головой в сторону, где сидела Луна.
   Женщина повернула голову, и увидев Луну, сразу направилась к ее столику. Луна сидела, недопонимая всей картины, но скорее она была ошеломлена красотой и странным чувством, что вызывала в ней эта женщина.
   - Меня зовут Глория, можно составить тебе компанию? - спросила она, и не дожидаясь ответа села напротив.
   - Да, конечно.
   - Ты ведь только приехала, да? Как тебе город? Как люди? Не скучно? Ой, приношу извинения, должно быть я задала слишком много вопросов, просто к нам редко приезжают, это, наверное, чувство радости или любопытства. Я тебе не утомила? - продолжала свой монолог она.
   Луна все еще не могла включиться в беседу. Она рассматривала эту Глорию как картину Ван Гога. Ей казалось, что она сейчас рассыплется, или окаменеет, что она не живая женщина, а может даже видение. Русые волосы, аккуратно собранные в какую-то красивую пышноватую прическу, выразительные глаза, ярко красный тон помады, ровный нос, невысокий лоб, округлое лицо - что в ней так манит, - думала Луна. Руки были не толстые и не худые, скорее всего они были такие, какие надо, с аккуратными длинными ярко красными ногтями, на пальцах было пару больших колец, одно было с рубином, на безымянном пальце правой руки. Под рукавом черной куртки виднелся браслет. На шее висел овальный кулон, он открывался, в такие часто кладут что-то важное, или клеят фотографии. На подбородке справа была родинка, незаметная, но почему-то Луне она бросилась в глаза.
   - Эй, как тебя зовут? - спросила Глория, и Луна вернулась в сознание.
   - Луна, - медленно произнесла она. Она даже не заметила, как подошла официантка.
   - Вот ваши заказы, выставляя на стол тарелки, весело сказала девушка. Мисс Глория, мистер Том спрашивает, придете ли вы сегодня вечером, чтобы помочь ему советом по поводу завтрашнего торжества?
   - Да, конечно зайду, - ответила она.
   - Меня зовут Луна, я в городе пару дней, но, к сожалению, я не помню, как я сюда попала, - начала беседу Луна.
   - И у тебя такая проблема? - словно нечаянно вслух обмолвилась Глория.
   - Что это значит? Тебе тоже на голову полка упала?
   - Ахаха, рассмеялась Глория. Кто тебе сказал такую глупость?
   - Мой жених Виктор, восклицательно ответила Луна.
   - Жених? Я думала ты тоже одна. Обычно только те, кто одни, не помнят. Да по тебе не скажешь, что ты с женихом, слишком ты одиноко выглядишь. Прости, если я тебя обидела, но я привыкла говорить то, что думаю.
   - Нет, ничего страшного, просто мы лишь недавно сошлись. Я, честно говоря, думала уже ничего не выйдет, и хотела уйти. Но, похоже, судьба распорядилась иначе. И я даже не знаю теперь, надо ли мне все это. Но я так отчаянно боролась. Это было признание Луны, признание самой себе, то, о котором она боялась думать.
   - Неверно возлюбленные, залог несчастья. Подумай, - задумчиво сказала Глория.
   Тут Луна поняла, что излучала эта Глория. Свобода, в ее глазах показалась свобода. Свобода от страха, от предрассудков, от каких-то запутанных систем, от общества. Казалось, что она знала все об этом мире, потому что она была свободна от него.
   - Не обижайся, иногда я говорю, не подумав, это досаждает, - сказала Глория. Просто мне здесь очень скучно. Ты меня обязательно познакомишь со своим Виктором. А пока что, не составишь мне компанию на сегодняшний день?
   - Познакомлю, - неуверенно сказала Луна, ведь она не знала, что ее ждет даже завтра. А ты покажешь мне окрестности и спасешь от странных старичков, Глория?
   - Должно быть, ты побывала в "Бенни и Дженни". Не бери в голову, ты либо их поймешь когда-нибудь, либо нет.
   - Расскажи мне о себе, я давно не слушала историй, думаю, твоя не без интереса! - с любопытством сказала Глория и подперла подбородок правой рукой.
   Прошло три часа. Было выпито шесть кружек кофе и съедено по 2 порции клубничных вафель.
   Глория хороший слушатель, как мне повезло, что я ее встретила, - думала Луна. Мне давно нужна была исповедь.
   ... И вот я оказалась здесь. Не помню, как мы приехали сюда, не помню, как ругалась с родителями. Как мы нашли эту квартиру и этот город. Все очень странно, неопределенно. Мне очень тяжело на душе. Моя мечта исполнилась, но я разочарована. Я словно убила в себе все порывы и надежды, приехав сюда. Я разбита, подавлена, что-то меня беспокоит. Я не хочу свадьбу. И я сама до этой минуты боялась себе признаться в этом, - с грустным лицом Луна заканчивала свой рассказ.
   - Глория, ответь мне, что это за место? Прошу тебя!
   - Дорогая, я думаю тебе надо спрашивать об этом не меня. Я бы с радостью помогла тебе, и ты многого не понимаешь. Спроси его. Тебе надо поговорить с ним, со своим странным, погрязшим во лжи Виктором. Ну, что-то мы засиделись, не хочешь ли прогуляться? - добавила Глория, слегка улыбнулась и подмигнула Луне.
   - Да, можно. Мне все равно нечем заняться.
   - Пошли, я познакомлю тебя с Томом, он отличный человек и кулинар.
   Они оставили денег, встали, и направились к барной стойке. Луна и не заметила, как в кафе стало людно. В основном за столиками сидели пары, кто-то по четверо. И лишь у барной стоики сидела пожилая дама, одна. За кассой никого не было, за стойкой тоже. Глория подошла и стала бить ладошкой по звонку.
   - Том, выходи! - с дружелюбной насмешкой кричала она. Из двери, ведущей, наверняка, на кухню вышел коренастый крепыш. На голове высокая, белая, поварская шапка.
   - Гло, что ты шумишь. Я работаю над завтрашним шедевральным тортом для мэра. Регина сказала, что ты придешь вечером.
   - Знакомься, это Луна, - показала Глория рукой на нее.
   - Том, - протянул руку через стойку коренастый крепыш.
   - У вас очень вкусные и необычные вафли, спасибо большое. Я зайду к вам еще, - слегка смущаясь, сказала Луна и пожала руку.
   - Приходи, конечно. Мы всегда рады, особенно друзьям Гло. У этой чертовки необычный талант, талант "ко всему" я бы сказал.
   - А давно вы знакомы? - спросила Луна.
   - О, казалось бы лет 50, а может и больше, - ответил с улыбкой Том.
   - Пятьдесят? - удивленно воскликнула Луна!
   - Том, она не помнит, как сюда попала! - злобно, сквозь зубы произнесла Глория.
   - Да я шучу, просто, кажется, что знаю ее всю жизнь. А ты еще не была в цветочной бакалее моей жены, Луна? - перевел тему Том.
   - Я с радостью отведу ее туда! - поддержала его Глория.
   - Так что скажешь, Гло, сиреневые или голубые? - спросил Том повернувшись к Глории.
   - Ты о чем?
   - О цветочках и бантиках на торт нашего мэра, конечно же, - улыбаясь, сказал он.
   - Ах, ну я думаю, что сиреневые цветочки и голубые ленточки будут кстати, - сказала Глория и повернулась к Луне. А ты как считаешь?
   Луна стояла настороженно. Она немного испугалась, после странных разговоров Глории и Тома.
   - Я думаю, что так будет очень мило, - тихо произнесла Луна.
   - Ты обязательно должна прийти! Я оставлю вам, красотки, по самому лучшему куску, - сказал Том. Ну, идите, передайте привет моей жене.
   Глория вцепилась под руку Луне и потащила ее к выходу. Он забавный, не правда ли? - сказала она, открывая дверь. Да, очень милый мужчина, - слегка с испугом ответила Луна.
   Они направились в сквер через цветочный магазин жены Тома, раз уж обещали.
   Пока они шли, Глория рассказывала удивительные истории, вернее свои мысли, про петлистые реки судьбы, которые меняют свое направление и течение то с причинами, то без, когда им наскучит. Луна думала о том, что наконец-то встретила отличного человека. С Глорией она снова думала о высоком, рассуждала на абстрактные темы, но, несомненно, важные для хода истории. Ведь она училась на культуролога, тогда, в прошлой жизни. Все это не могло оставить ее равнодушной, и в тоже время, все вокруг ее пугало, ведь в голову уже закралась мысль о том, что она сошла с ума. Слишком много странностей, подозрения.
   - А расскажи мне о себе, Глория, а то я тебе поведала про свою жизнь, а ты умолчала о своей, - убедительно воскликнула Луна, дабы развеялись сомнения.
   - Что сказать о себе, я в общем-то наверное никогда не жила своей историей, лишь чужими. Мне 31, а по состоянию души 90 или я просто устала от скуки и одиночества. Ну, вот мы и пришли к Бонни, позже я тебе расскажу остальное, - переменилась в лице Глория, снова улыбнулась и показала рукой на чудесный маленький домик, весь увитый лозой. В центре города, и рядом многоэтажки, а это как оазис, неприкосновенная зона, - засмеялась Глория.
   Они подошли к двери. На маленьком пороге из трех ступенек, эта Бонни умудрилась поставить девять горшков с цветами, фиалки. Пошли, она тебе понравится, - сказала Глория и открыла дверь.
   Что там внутри. На толстой лиане берущей начало из большого горшка в углу сидел большой разноцветный попугай с хохолком. Все было уставлено цветам, вазонами или вазами. В дальнем углу стояла женщина. На ней было коричневое платье в горошек с толстым поясом на талии, черные туфли "на каждый день" и маленькая шляпка. Сама она была небольшой по комплекции, но слегка упитанной.
   - Бонни, здравстуй! - воскликнула Глория.
   - Здравствуйте, - в унисон произнесла Луна.
   Женщина обернулась.
   - Лилии?! - громко сказала она.
   - В смысле? - в голос ответили как Луна, так и Глория.
   - Твои любимые цветы, лилии? - повторила Бонни.
   - Да, а как вы?
   - Я Бонни, - подошла и протянула руку она.
   - Луна, очень приятно.
   - Я тоже люблю лилии. Интересные растения, если не уследить, то быстро гибнут, хотя с виду кажутся не такими и хрупкими, - размахивая руками, полубормоча произнесла Бонни.
   - Мы зашли передать привет от Тома, - перебила странный монолог женщины Глория. Он там торт делает, весь в заботе.
   - Да у меня тоже дел хватает! - снова размахивая руками, ответила Бонни. Столько букетов надо собрать. Каждый год одно и тоже. А цветы не те же, потому что один цветок дважды не растет и потому что Бонни не повторяет свои шедевры! Луне показалось, что эта странная Бонни сейчас начнет топать ногой.
   - А о каком празднике идет речь? - наконец решительно спросила Луна.
   - О каком празднике? - подняла бровь Бонни и повернулась на Глорию. Ты только прибыла? Ну, значит привыкай. Праздник мэра, вот что, - выражение лица у Бонни менялось ежесекундно.
   - Бонни! - воскликнула Глория. Луна не помнит, как попала сюда, - сквозь зубы, произнося, она пронзила взором странную женщину.
   - О! Я покажу вам мой личный подарок мэру! - резко перескочила с темы Бонни и пошла за букетом.
   - Зачем ты всем говоришь, что я не помню, как сюда попала? Что за странные вещи творятся? Чего вы мне не договариваете? - со злостью и неуверенностью Луна спросила у Глории и оторвала ее руку от своей.
   - Просто так, успокойся. Это не более чем сочувствие и разъяснение вещей другим. Пойми, здесь все друг друга знают, и странной можешь казаться им всем ты, так же как и они тебе, - спокойно ответила Глория.
   - А вот и мое творение, - чуть ли не им под нос поднесла огромный букет Бонни.
   Эта была действительно очень красивая композиция в розово-бело-красных тонах.
   - Очень красиво, - вежливо сказала Луна. Так, а у мэра завтра день рождения?
   - Нет. Просто праздник в честь него, так же как и в честь города. Он основатель его, он как отец этого места, - с легким равнодушием ответила Бонни.
   - А что ваш город так молод? Здания довольно старо выглядят, - опять же удивленно спросила Луна.
   - Нет, нет. Ну, в общем, вам пора, молодые особы. У меня полно дел! - снова размахивая руками, стала быстро болботать Бонни. До завтра.
   Глория снова вцепилась Луне под руку и тихо на ухо шепнула: "Пошли, не будем ее раздражать, она самая нервная женщина в этом городе".
   Выйдя из цветочного, они прямиком отправились в парк.
   - А вот и наш мэр, - протянула руку вверх Глория. Луна подняла голову и увидела большой рекламный щит. На нем был изображен улыбающийся человек, его улыбка была столь велика, возникало впечатление, что у него явно больше чем 32 зуба. Лицо было красноватым. На голове был одет цилиндр, а на шее затянута бабочка.
   - Он всегда так одевается? - удивленно спросила Луна. Такие шляпы можно найти сейчас только в отделе для Хэллоуина.
   - Ну что поделать, у умных людей всегда свои причуды.
   Еще пару часов они болтали о чем-то, а потом день подошел к концу и стало темно. Они договорились встретиться завтра в начале парка, чтобы пойти на праздник вместе. Глория перед уходом, еще раз попросила Луну, чтобы та серьезно поговорила с Виктором.
  
   Глава "Безмолвие"
  
   Есть много пословиц и поговорок о том, когда надо говорить, а когда стоит промолчать. Но в жизни мы слушаем не поговорки, а свое сердце. И это и горе, и отрада одновременно. Горе от того, что сердце не всегда велит верно. Отрада от того, что за столько тысяч лет мы все еще не разучились слушать его. Столько великих людей творили по велению сердца и столько же жертв пали по его воле. И все равно каждый влюбленный верно или нет, из-за этого органа испытывает безумно сильные чувства, боли или страсти, не важно, но благодаря ему, он чувствует. И пусть много печали у человека от него, иль глупых поступков - оно движет человеком, оно мерит жизнь.
   Луна подошла к дому. На душе было хорошо. Недалекие воспоминания о сегодняшнем дне, шутки и истории Глории, и улыбка сама прорезалась на лице у Луны. Но поднимаясь по лестнице уже в доме, она вдруг вспомнила о своем не лучшем положении и как все сложно и запутанно. Ей так не хотелось ничего решать, она устала от проблем и постоянных гонок. Засовывая ключ в скважину, Луна мысленно продумывала, как начнет допрос. Ни капли пощады, тебе все надо разузнать. Где мой телефон, где мы находимся, как я попала сюда, - бормотала она себе под нос.
   Открыла дверь. В кресле сидел Виктор. Свет в комнате был приглушен, лишь одна настольная лампа тускло светила ему на ноги.
   - Где ты была?- грозно спросил Виктор.
   - Нет, теперь я буду задавать вопросы! - словно зверь проснулся в Луне, и она повысила тон.
   -Да?! - протяжно и с легкой иронией воскликнул Виктор.
   Он быстро поднялся с кресла и резко стал идти на Луну. Луна в испуге сделала шаг назад. Виктор подошел, захлопнул до конца дверь и повернул ключ. Сердце у Луны затрепетало, это была не любовь, а страх. Он схватил одной рукой за талию, а второй за плечи и резко кинул на кровать.
   - Виктор! - испуганно крикнула Луна. Не надо! Давай поговорим...
   Но в Виктора словно что-то вселилось. Он резко сел на ее маленькое беспомощное тело. Чуть наклонился к голове и схватил своей рукой ее за подбородок. Луна замахнулась ударить его, он сильно впился ей в губы. Луна стала бить его руками по спине, но все напрасно, он быстро заломил ей руки. Удерживая ее руки одной рукой, второй он начал рвать на ней платье.
   Что это? Что происходит? - у Луны в голове смешались мысли. Она не молилась. Слабость овладела ее сознанием. Она больше не сопротивлялась...
   В часа три ночи она уснула. Опять тот же сон. Длинный коридор с одной дверью. Но идти по нему было легко, больше ее ноги не были словно спутаны цепью. Она зашла в дверь. Над кроватью сидел молодой мужчина, читал сказку, но все время прерывался и говорил, очнись, пожалуйста, очнись. Луна подошла к нему и взяла за плечо. Но мужчина словно не почувствовал ее прикосновения, он продолжал читать. Луна обошла кровать с другой стороны, чтобы посмотреть, кто сидит. На стуле сидел Оливер, в руках у него была книга сказок братьев Гримм, эта была любимая книга Луны и Евы в детстве. Луну пробрала дрожь. Она не могла разглядеть человека, лежащего на кровати, хоть он был и перебинтован, лицо было открыто и Луна стояла близко, но словно облаком оно было затемнено.
   - Очнись, - это слово словно эхом било по ее ушам, оно звенело и проедало нервные окончания головного мозга.
   Луна проснулась, все в слезах и панике. - Что это? - закричала она. Наверное, что-то случилось дома, подумала она. В комнате было открыто окно и уже светло. Через окно доносились звуки торжественной музыки. Кровать была пуста.
   - Виктор?!- крикнула Луна. Никто не отозвался. В этот раз и записки не было.
   Ученые говорят, что человеком овладевает не злость, а адреналин в крови. Но с какой стороны не посмотри, в эти минуты злости, тебе кажется, что ты пробьешь стену, причем не своей головой. Луну затрясло. Она вскочила с кровати и стала бегать по квартире как бешеная, хлопая дверями. Потом она вернулась в спальню и, убедившись, что он снова ушел, она упала на колени и стала кричать. Луна кричала, будто бы умирает в муках, так громко, до боли в горле. Она стала биться руками о пол. Боль пронзала ее тело, и сожалению не было границ. Она вскочила и начала крушить дом. Скинула настольные торшеры, стоящие на тумбочках возле кровати, потом перевернула тумбочки. Схватила вазу, стоящую на столе и бросила в стену, задев дешевые картины, все разлетелось вдребезги.
   Птица феникс, пусть и в мифах возрождалась из собственного пепла после своего сгорания. С Луной произошло что-то похожее. Толи временная амнезия, помутнившая ее рассудок, толи насилие, на которое она вновь поддалась этой ночью. Но в ней все переменилось.
   Закончив бить все, что попадется под руку, она побежала к шкафу. Стала перебирать и бросать вещи на пол. Она остановилась, когда добралась до маленького черного коктейльного платья, оно было все в блестках. Луна одевала его всего пару раз, но каждый раз одев его, все не сводили с нее глаз. В нем она была похожа на маленькую звездочку или фею. Она аккуратно бросила его на кресло, и принялась за туфли. Луна была довольно скромной девушкой, не часто любила выделяться, но у каждой девушки есть туфли на особый случай. Черные замшевые туфли на высоком каблуке с красной подошвой были припрятаны у Луны. Найдя их, она принялась за макияж.
   Спустя час на выходе уже стояла совершенно другая Луна. Может быть ее эпатажный внешний вид, сразивший бы любого дамского угодника. Яркие темные глаза, темно-бордовый тон помады, начесанные и подобранные назад волосы и каблуки, которые любой скромнице прибавят пару баллов разврата. Но отличало ее от вчерашней Луны то, что она переменилась духом. И может быть это не навсегда. Но сейчас это была девушка, с душой гарпии, которая убила бы любого, косо посмотревшего на нее.
   Луна переступила порог, оставив за собой подарок разочаровавшему ее спутнику, вдребезги расколоченную квартиру и свой взбунтовавшийся дух.
  
   Глава "Странный праздник"
   Луна выскочила из подъезда словно ошпаренная. Даже высокие каблуки не мешали ее быстрому шагу. Путь ее снова лежал через странную книжную лавку. Она быстро спускалась с горы и остановилась около магазина. Странная мысль посетила ее голову в духе этого города и его обитателей. Она решила зайти в магазин и посмотреть на эту голубую книгу. Но из магазина вышли Бенн и Дженни, нарядно одетые с букетом цветов.
   - Здравствуй, Луна, тебя не узнать! - сказала Дженни.
   - А вы уже уходите? - спросила Луна.
   - Да, заходили за подарком для мэра, скоро церемония, а нам еще добраться на своих четырех непослушных ногах, - ответил Бенн.
   - Не задержитесь ли вы еще на пару минут? Я хотела бы взглянуть на вашу книгу, про которую вы вчера мне рассказали, - вежливо обратилась Луна.
   - Так скоро? Многие годами обходят ее стороной, а некоторые по слухам от других решили никогда к ней не прикасаться, - словно запугивая сказал старичок.
   - Ну пожалуйста, может я покину скоро этот город, грустно было бы не взглянуть на местную легенду, - жалобно продолжала Луна.
   Бенни и Дженни переглянулись.
   - Ну иди, а то она слишком запылилась, - в глосс сказали старички. Мы подождем тебя здесь. Найдешь сама? Как зайдешь, направо и до конца по коридору.
   - Спасибо! - воскликнула Луна и зашла в магазин.
   Она шла по длинному книжному коридору, безумно большое количество книг вмещал в себя с виду маленький магазин. Уже виднелся последний шкаф и стена в упоре. Луна подошла к нему, по центру, среди остальных на вид старых книг стояла тонкая книга в голубой обложке, сразу выделяющаяся из массы. Луна протянула к ней руку, рука нечаянно задрожала. Не потому что луна боялась книги, а потому что преподнесенная история о ней попахивала мистикой. Она потянула книгу на себя, достала и поднесла к себе. На обложке не было ни автора, ни названия, лишь золотые узоры, похожие на мороз на окне украшали ее. Луна закрыла глаза и резко открыла книгу. Она открыла глаза, и на произвольно открытых страницах не было ничего. Она встрепенулась, удивление ее достигло пика. Луна взяла страницы книги и стала листать, одну за одной, ничего нет. Пустые страницы, готовые к записи, украшенные по окантовке золотыми узорами. Луна засмеялась.
   - Это шутка, дерзкая шутка! - стала громко произносить она. Поставила книгу на место и пошла прочь.
   На выходе ее ждали старички.
   - Что ты прочла там, детонька? - с любопытством спросили они.
   - Вы что, смеетесь надо мной? Там ничего не написано. Вы разыграли меня и продолжаете насмехаться? Я вам поверила... - с презрением ответила Луна.
   - Ничего?! - сказал Бенн. Это лучшее, что ты могла увидеть. Твоя жизнь чиста, как эти страницы из пергамента, - продолжал он. Значит, ты сама вершишь...
   - Довольно! - перебила его Луна. - Меня ждут.
   Она быстро развернулась и пошла на назначенное место встречи с Глорией.
   По дороге Луна терзала себя угнетающими осуждениями. О том, что она легкомысленно верит всему и всем. О том, что ее доверчивость ей мешает жить и что хуже всего, возможно она уже сломала ее.
   - Луна! - послышался милый женский голос. Это была Глория.
   - Я тебя 20 минут жду. Пошли. Праздник начинается. Глория схватила Луну под руку и повела по парковой дороге поднимающейся незаметно вверх, к центру парка, где было все торжество.
   - Ну что, ты поговорила с Виктором? - спросила Глория.
   - Нет, - сухо ответила Луна.
   - Нет?! Почему? - с переживанием стала расспрашивать Глория.
   - Неважно.
   - Луна! Расскажи!
   - Он не дал мне времени поговорить. В общем, я еще не забрала вещи, но, наверное, если он меня не отыщет и не вернет, сама я туда не пойду, - грустно сказала Луна.
   - Мы потом с тобой поговорим. Мы пришли.
   В центре парка, куда вели все аллеи, стояла большая сцена. На деревьях вокруг сцены были развешены гирлянды из фонариков. Над сценой была красивая арка из живых цветов. Кругом стояло очень много людей. Все были нарядно одеты, многие с букетами, а кто-то с красиво упакованными коробками. Только одно смутило Луну, это не могло не броситься в глаза - не было среди этой толпы ни одного ребенка.
   - А почему нет детей? - удивленно воскликнула Луна.
   - Тсс... начинается церемония, - тихо сказала Глория.
   Заиграл оркестр. На сцену вышел человек. На голове была шляпа в виде цилиндра. Он и на свой праздник надел эту ужасную шляпу, - подумала Луна.
   - Здравствуйте! Здравствуйте, мои дорогие! Прошел еще год нашей светлой жизни. Я снова рад видеть Вас в этот прекрасный солнечный день. Сегодня нашему городу исполнился 201 год и я рад снова объявить начало торжества. Хочу поблагодарить Бонни и Тома Крамовски за их помощь в организации. Чудесный торт Тома мы все позже отведаем после торжественной части.
   С лица этого странного мужчины в цилиндре не сходила его большая улыбка. Он не был похож на лукавца, но и секретов похоже у него было сполна. Он все говорил и говорил, о том, как он их всех любит, называл имена и какие-то люди приходили на сцену и уходили. Луна смотрела на все это и думала совсем другом. Вспоминала о прошедшей ночи, об этих ужасных и в тоже время сладких часах. Она ловила себя на мысли о том, что жизни с ним у нее не выйдет, и ей надо прекратить все это. Он даже сказать ей времени не дал, потому что ему так не было угодно. Луна вернулась в сознание от криков: "Славься мэр. Долгих лет." - люди хором кричали и хлопали.
   - Все люди в мире пытаются свергнуть своих правителей, а вы его восхваляете и ублажаете? - удивленно спросила Луна у Глории.
   - Мы бы не стали менять правителя, у нас никто бы и не хотел занять его места, тем более он основатель. Выражение лица Луны переменилось.
   - Что ты мне врешь, вашему городу как он сказал 201 год, а мэр довольно молод ему и 50 лет не дашь, - яростно воскликнула Луна.
   - Позже я расскажу тебе всю суть, не хочешь прогуляться и посмотреть выставку нашего художника и фотографа Кларка Форзи?- успокаивая Луну, стала тихо и мило говорить Глория.
   В южной части парка стоял двухэтажный старинный дом. С большими колоннами и огромной террасой.
   - Это дом мэра, так как дом очень большой он разрешает проводить здесь выставки и благотворительные вечера, - сказала Глория, - жены и детей у него нет, всю свою жизнь он посвятил политике и чужим людям.
   - Что же ты не подмигнешь этому мэру, Глория? - подмигнув, сказала Луна, - посмотри какой особняк, с твоей красотой и умом... Глория рассмеялась, - с такой-то шляпой, с ней даже бы монашка не смирилась. Луна поддержала ее смехом.
   Они вошли в дом. Все вокруг было уставлено холстами, а на стенах висели увеличенные фотографии в стеклянных рамках. Взгляд Луны упал на одну из картин, она сразу направилась к ней. На этой картине был изображен берег и прибрежное кафе. Оно все было украшено огоньками, создавалось впечатление, что это сотни светлячков уселись на это маленькое кафе. На берегу стояли плетеные столики и стулья, пол был из обычных досок, все было огорожено белым низким заборчиком. Люди, изображенные на этой картине, были очень красивые, словно они знали, что их рисуют, и захотели остаться в образе этой картины слитым куском роскоши. Луна, глядя на эту картину, почувствовала умиротворение. Она представляла, как сидит там, слушает джаз, пьет вино и легкий бриз щекочет ее руки, шею, развивает длинный легкий подол платья.
   - Ах, как бы хотелось сейчас туда, да, Глория? - томно спросила Луна, повернулась и увидела, что Глории нет. Она отошла от картины и пошла вдоль стены, искать Глорию. Она стояла в углу и рассматривала какую-то фотографию.
   - Ты куда пропала, все подумали, что я говорила сама с собой! - воскликнула Луна. Но резко замолчала, ее взор остановился на фотографии. Там был магазин "Бенни и Дженни", а на выходе размытый человек, полупрозрачный. Она вспомнила, что когда она выходила от туда в первый раз, она наткнулась на вспышку и скорее всего на этого Форзи. Она посмотрела на запись внизу рамки: ""Перебежник", последняя работа этой коллекции".
   - Глория, так это, скорее всего я на фотографии, просто я быстро шла и скорее всего этот старый аппарат, на который снимает Форзи, не запечатлел меня полностью.
   - Это ты?- испуганно воскликнула Глория, - теперь я поняла.
   - Поняла что? - удивленно спросила Луна.
   - Не хочешь выпить? - ответ Глории был прост как всегда, она снова перескочила с темы на тему.
   - Что все это значит? - Луна начала злиться и сделала шаг назад. Ее взор пал на девушку, стоящую в другой большой комнате, она стояла спиной к Луне, но она так напомнила Еву. Луна резко пошла к ней, светлый луч надежды проскользнул в ее душе. А вдруг это Ева, она нашла меня, я бы уехала сразу с ней, незамедлительно, - думала Луна. Она подошла и положила руку на плече девушки. Девушка обернулась, увы, это не Ева.
   - Что вы хотели? - вежливо спросила она.
   - Извините, вы напомнили мне мою сестру. Луна развернулась и быстро подошла к Глории.
   - Я не прочь выпить! - сказала она.
  
   Глава "Вечер правдивых историй"
  
   По дороге в бар Глория рассказала историю об этом Кларке Форзи.
   Он родился в небольшом городке, но конечно талант не давал ему усидеть дома. Желание творить и постигать новые горизонты вынудило его в 17 лет покинуть дом, чтобы учиться у какого-то на то время великого, популярного художника. И конечно ему пришлось обабить до трещин порог этому художнику, пока тот не задумался о своей кончине вдохновенческого плана и не решил подкрепиться идеями молодого энтузиаста. Прошло немного времени, и этот художник уже выпустил новую серию своих картин, естественно не без помощи Форзи, но о молодом таланте никто и не узнал. В день открытия выставки и после разочаровавшегося его конца, Кларк незамедлительно решил покинуть художника и даже не стал дожидаться окончания вечера. Но пока он собирал вещи, домой вернулся зазнастый творец и принялся приставать к Форзи, вышло это случайно или нет, никто не знает, но эта выставка и этот вечер были последние в жизни этого старого, развратного художника.
   В то время Кларку едва ли исполнилось 19 лет, он бежал в другой крупный город, решил затеряться и поменять профессию, решив, что такая неудача не лучшее начало деятельности. Он заработал на фотоаппарат и стал импровизировать. Ему приходилось сложно, ведь он работал на разных тяжелых работах, чтобы прокормить себя, а по ночам работал над пленками, контрастами и новыми идеями. Он делал по его словам волнующую коллекцию фотографий, инновационную в духе индустрий и новых ритмов городов и людей. Когда коллекция была закончена, он стал искать хоть самую захудалую галерею, даже бесплатно, он хотел, чтобы люди увидели его произведения, он не мог держать все в себе. И он нашел галерею, и несколько его работ взяли в совместную выставку неизвестных новых талантов, вот только имени его под фотографиями никто не указал. И большинство фотографий было раскуплено, но Кларку ничего не досталось. На душу почти каждого таланта выпадает море терзаний и неудач, чего-то он достиг, чего-то нет. Но той славы, которой он хотел, он получил ее здесь, - закончила Глория рассказ.
   - Ну почему ты так говоришь, ведь еще может получить большее признание, его работы великолепны и мир еще может навеки запомнить его имя, - воскликнула Луна.
   - Можно сказать, что он смирился, ему нравится здесь, - ответила Глория, неуверенным тоном.
   Они пришли к бару под называнием "Ночная мелодия". Красивые деревянные двери и маленькие, аккуратно подстриженные кусты, ведущие к входу, уже создавали шарм. Зайдя, Луна тут же услышала джаз, приятный, струящийся, цепляющий струны души. В помещении был приглушен свет, витал туман из сигаретного дыма. Все было из темного дерева, столы, стулья, стены тоже были из темных деревянных панелей с резьбой. Они подошли к барной стойке, за ней стоял красивый темнокожий мужчина. Он был высокий, мускулистый, коротко стриженный и на мизинце правой руки было кольцо, золотое, которое сразу Луне бросилось в глаза. Знакомься, Луна, это Джон, это его бар, - представительно сказала Глория.
   - Луна, очень приятно, у вас отличное заведение, мне по душе, - улыбнувшись, сказала Луна.
   - Мне тоже, ответил он, ты очень красивая.
   Глория засмеялась: "Ах ты, обольститель", - шутя, сказала она ему.
   - Не слушай его, Луна, он разбиватель сердец! - добавила она.
   - Луна здесь недавно, и мы решили, что неплохо бы было посвятить вечер алкоголю, которое способствует мыслительному процессу, - сказала Глория.
   - Ты приехала сюда одна? - я легким флиртом, спросил Джон.
   - Я вообще не помню, как сюда попала, но я тут не одна, вернее теперь я уже и не знаю, в общем, здесь еще мой жених Виктор, - вздохнув, ответила Луна. Возможно, я скоро уеду, видимо не сложилось кое-что, - продолжила она.
   - Уедешь? - подняв левую бровь, удивленно спросил Джон.
   - Дай нам бутылку виски, перебила его Глория, пропилив его холодным взглядом.
   - Если бы со мной приехала такая красотка, то я бы сделал все, чтобы она так не говорила, - с небольшой грустью, промолвил Джон, подавая бутылку и пару стаканов.
   - Спасибо, Джон, ты очень милый, - ответила ему Луна.
   Луна и Глория сели за столик в углу комнаты. На столе стояла толстая свечка, лежали красные салфетки. Джон принес им льда.
   - Может я к вам позже присоединюсь, когда Дора придет, - любезно сказал он, - если вы не против, разумеется.
   - Нет, ну что ты, сказала Глория и посмотрела на Луну. Луна сделала невозмутимое лицо и помахала отрицательно: "Конечно, приходи" - сказала она. Джон ушел.
   - Хороший мужчина, этот Джон, - сказала Луна.
   -Да, этому парню жутко досталось в свое время. Знаешь, он рос в том месте, где не любили таких как он. Видели в них лишь невольника, подносящего еду или выпивку, и это было в лучшем случае, а в худшем каторжника с цепями на ногах.
   - Сколько ему лет? - спросила Луна.
   - Какая разница, его годы можно сосчитать на его спине, шрамы и увечия, кроются под его рубашкой.
   - Откуда ты знаешь? - удивленно спросила Луна.
   - Я с ним спала... ответила Глория и залпом допила содержимое стакана. Знаешь, люди не видели в нем человека. С детства он подвергался жестокости и пыткам. Ломали его волю, прутик за прутиком, истязая своим невежеством и злобой. Но такие люди как Джон, Том, Бонни, я, да почти каждый из нас здесь, знаем, что то, что нас убивает, то и питает. Найти в себе силы, вот что главное в жизни. Он копил не деньги, а силу, и потом, когда пришло время, он расплатился сполна, уж поверь мне.
   - Что он сделал? - тихо спросила Луна.
   - Какая разница, что сделал он. Дела возмездия - личные счеты. Главное, что он спас свою сущность от рабства и гнета. И поверь мне, никто больше его не обидит и никогда. Он славный человек, искренний и очень милый. И теперь он владеет этим заведением, все люди уважают его. Уважают по настоящему, не из страха. Ведь уважение через страх - фальшь и мусор маленького внутреннего мира тирана.
   - А что произошло с тобой, Глория? И Томом и Бонни? Ты ведь и их упоминала, - с интересом и скрытой жалостью спросила Луна.
   Глория глубоко вздохнула. Тем временем бутылка пустела.
   - Знаешь, у каждого человека есть враг. Если у человека нет врага, то он всего лишь существовал и не более. Может быть, мерить жизнь невзгодами не лучшее, через что стоит мерить, но так закаляется мир. Побежденные говорят, что надо уметь проигрывать.
Победители - нет ничего слаще победы. А что ценнее, Луна? Проигрыш или поражение?
   - Может быть, ничья? - перебила Глорию Луна.
   - Ничья устроит детей играющих на желание. А если ты играешь с самой жизнью, или на жизнь, то "ничья" тебя вряд ли устроит. Давай выпьем за победу, чистую и сладкую!
   Еще по одной порции виски добавилось к их пока еще легкому опьянению.
   - Живи, рискуя, рискуй с опасностью, выигрывай с честью, проигрывай лишь для того, что бы выиграть! - вот наш девиз, милая Луна.
   - А кто такая Дора? О какой говорил Джон? - спросила Луна.
   - Его женщина. Не волнуйся, я с ним была до того, как она появилась, если ты к этому ведешь, - ответила Глория.
   - Да нет, это ваши дела, я не хотела тебя смутить.
   - Дора - хорошая девушка, Джону повезло встретить ее. Наконец он получил награду после своих мук. Лучшая награда для каждого человека - это человек, который украсит тебя, и, может быть, даже сделает лучше.
   Они выпили еще по одной.
   - А что до Тома и Бонни. Не всегда у них была такая тортово - цветочная жизнь. Думаешь, спроста Бонни через каждую секунду размахивает руками. Странными люди не рождаются, они ими становятся. Но что-то необычное происходит только с необычными людьми. У Тома раньше была опасная работа. Какая именно, не знает никто, но знаю лишь одно, что Бонни постоянно боялась за него и его работы. Еще очень боялась за их сына. Как то Том попал в передрягу, Бонни получила письмо, что он мертв. Она так поддалась горю, что попала в психиатрическую клинику. Она любила его, сильно любила, и сейчас любит. Но он вернулся через 3 месяца, забрал из клиники, если бы он не вернулся, ее бы было уже не спасти. Все врачи говорят, что желают помочь. На самом деле они делают из нас психов, что бы не остаться без работы. После этого случая, Том долго выхаживал Бонни, каждый день он дарил ей цветы и молил простить его. Обещал начать новую жизнь. Но прошлое потянуло его назад. Каждый раз, когда он уходил, Бонни боялась все больше. Чтобы отвлекаться, она стала разводить цветы, скрещивать их, ухаживать. Сын вырос, уехал, тогда Бонни стала оставаться совсем одна. С каждым разом ей становилось все хуже. Том старался не замечать этого. Однажды когда он ушел, она взяла в руки нож.
   - Девчонки! Я освободился. Можно присоединиться? - подойдя, веселым голосом сказал Джон.
   - Садись, мой друг! - сказала Глория. А то наша выпивка повела нас не по тому пути. Очень грустные темы за этим столом обитают.
   - Так, а что было дальше, Глория? - со слезами на глазах спросила Луна.
   - Потом расскажу. Отлучусь я в дамскую комнату. Общайтесь пока без меня.
   - Что у тебя на лице? Грусть или сострадание? - спросил Джон. Что эта плутовка рассказала тебе?
   - Да так...- тихо промолвила Луна.
   - Что у тебя за жених такой, который бросил тебя в такой замечательный день? Что у тебя с ним происходит? Может он тебя взял в плен? Ты мне только скажи, я с ним быстро разберусь.
   - Да я сама с ним разберусь, спасибо. Он просто очень странный и своеобразный.
   - Знаешь, все мы странные, но я ни разу не давал повода плакать женщинам.
   В бар зашли двое мужчин. Один был темноволосый, выразительные глаза, высок. С ним еще зашел светловолосый, чуть пониже, но не менее привлекательный мужчина.
   - О, сам Кларк Форзи! - шутя, громко промолвил Джон.
   - Кто с ним? - взволновано спросила Луна.
   Ей показалось, что светловолосый мужчина - это Оливер. Сердце бешено заколотилось, ей вдруг захотелось сбежать.
   - Это Ричард, друг Кларка, - ответил Джон.
   - Садитесь к нам, - крикнул Джон двум мужчинам. Только стул возьмите, здесь еще Глория.
   Темноволосый взял стул и сел рядом с Джоном, а светловолосый сел рядом с Луной.
   - Надеюсь, Вы, не против, мадемуазель? - ласково, словно соловей пропел песню, произнес он. Но вид у него был довольно серьезен.
   - Едва ли, - поддержала Луна шуткой его серьезность.
   - В ваших глазах я вижу гнёт и тягость, что мучает Вас, прекрасная мадемуазель? - продолжал он.
   - Ну, хватит, - засмеялся Джон, - довольно ее смущать! Это Луна. Луна, этот сладозвучник по имени Ричард. А это Кларк Форзи, на его выставке вы были с Глорией пару часов назад.
   - Очень приятно! - смущенно сказала Луна.
   - Да кстати, а почему вы не там? - спросил Джон у Кларка.
   - Все что я мог, уже сотворил. Зачем мне там прозибать, если я могу выпить с хорошими людьми, - оптимистично сказал Форзи.
   - Принесите нам стаканы и обновите выпивку! - крикнул Джон.
   Тем временем вернулась Глория.
   - Какой приятный сюрприз, Кларк, Ричард! Рада вас видеть! - радушно сказала она.
   - Ты все также прекрасна. Ах, Глория! Ты мне все так же напоминаешь Елену Троянскую. Уж поверь, ты бы не уступила ей в красоте... - грубо, и в тоже время нежно, сказал Ричард.
   - Ах ты, сладкий чудак. Луна, даже не вздумай его слушать, иначе не заметишь, как окажешься в его капкане, - воскликнула Глория.
   - Ну что, друзья, наша выпивка на столе. Давай те же выпьем за знакомство и веселый вечер! - поднял стакан Кларк.
   После еще пары порций, Луна уже не скромничала на разговоры.
   - А где вы научились искусно обольщать, Ричард? - нежно на ухо спросила Луна.
   - Я писатель! - гордо ответил он.
   - Известный?
   - Разве известность делает человека тем, кто он есть. Душой я всегда был и останусь писателем, - произнес он и провел своей рукой по ее щеке.
   Луна немного одумалась. Она поняла, что дурман окутывает ее сознание. Сделала серьезный вид и решила больше не пить.
   - Скажите, Кларк... - начала она свое обращение.
   - Не надо формальностей, дорогая. И кажется мне, я тебя припоминаю. Не ты ли вчера выбегала из книжного магазина стариков. Память на лица у меня отменная, просто видел я тебя через объектив.
   - Да, я. Я бы приостановилась, если бы они не напугали меня своими историями.
   - Голубая книга? - перебил Луну Кларк.
   - Да, вы, похоже, все знаете о ней.
   - Разумеется, - сказал Джон серьезным тоном.
   - Эта книга не более, чем аттракцион для посетителей новичков, дабы заманить их прийти второй раз! - предвзято сказала Луна и незаметно для себя допила содержимое стакана.
   - Что ты имеешь в виду? - спросил Кларк. И все как-то насторожились, кроме Глории.
   - А то, что я открывала эту книгу и она была пуста! - стукнув стаканом по столу, сказала Луна.
   Джон уставился на Луну. Кларк опустил глаза и тоже допил содержимое стакана. Ричард просто поник и перестал улыбаться. Только Глория не подала виду.
   - Может отвести тебя домой, Луна? - заботливо спросила она?
   - Я не хочу домой! Мне нравится с вами! Просто больше не наливайте мне, - сказала Луна и сделала серьезное лицо.
   - Как вы думаете, есть ли на свете такой человек, который не может полюбить? - спросил Кларк.
   - Нет! - быстро ответила Глория.
   - Каждый человек рано или поздно может оказаться таким, - с легкой задумчивостью сказал Кларк.
   - Как такое может быть? Ведь каждый человек в мире сердцем и душой кричит и борется, верит, что любовь - это единственная магия, которая имеет наглядный пример, в лице каждого, в лице мира, - поддержал Глорию Ричард.
   - Вы никогда не задумывались, что такое любить или влюбиться. Сейчас разницы нет в этих словах. Ведь каждый раз, когда человек влюбляется, он становится пленником. Это влечение, жажда человека вкушать другого без преград. Трогать рукой и думать, что это совершенство сейчас растворится как мыльный пузырь. Дурман, который захватил твой мозг, не дает тебе здраво мыслить. Все линии и изгибы, путь и несовершенных тел, сводят тебя с ума. Куда хуже, когда это еще и не взаимно. Ты борешься с собой, но ничего не можешь поделать. Ты раб собственной плоти, ведь если бы ты был просто духом, ты бы мог находиться всегда со своим желанным идеалом. Превратиться в его тень, и даже тени его тень - это давало бы тебе счастье. Когда бы он засыпал, ты ложился бы рядом с ним, и пусть он тебя не видел, но таилась бы надежда, что он тебя чувствует. И вот, когда все это уходит, может вынужденно, а может произвольно. Ты оставляешь частицу себя тому, кого так недавно обожал. И тебя становится меньше. А если так повторять раз за разом, то может случиться так, что тебя просто не останется, твоей способности полюбить больше не будет. Это как курить сигару, только очень медленно, допустим всю свою жизнь. С каждым разом, когда ты вдыхаешь, ты получаешь удовольствие, а когда ты выпускаешь дым, этого удовольствия станет меньше. Все просто, каждый может стать человеком, который больше не способен полюбить, - закончил Кларк свою мысль.
   Ричард взял за руку Луну, - Может, потанцуем? - спросил он.
   - Спасибо, но я думаю, что я перебрала с выпивкой, - слегка смутившись, ответила она.
   - Это к лучшему, ты не будешь бояться проявить свою истинную сущность. Он встал и потянул Луну на себя.
   Они пошли к месту для танцев, где играли три музыканта. Там никто не танцевал, да и место было маловато. Ричард вел Луну за руку, но она шла на расстоянии позади его. Он остановился и резко приблизил к себе Луну. Они едва ли не коснулись губами. Он обхватил ее плечи и медленно стал скользить к талии. Одной рукой он взял ее руку и просунул свои пальцы сквозь ее, а вторая рука осталась на талии. Ричард заглянул в глаза Луне. Ей стало не по себе. То ли она отвыкла от таких романтично страстных намеков и порывов, то ли ее сердце испугалось. Она опустила глаза и сделала легкий шаг назад. Ричард поддержал его и сделал шаг вперед. Так медленным темпом они быстро почувствовали друг друга. А потом Ричард попросил танго.
   - Я не умею танцевать такие танцы, - испугавшись, сказала тихо Луна.
   - Я помогу, - нежно на ухо сказал он ей, - тем более ты почувствовала меня.
   - Может, и мы с тобой потанцуем? - подмигнув Глории, сказал Джон.
   - Ты же знаешь, я очень редко танцую, - грустно ответила Глория.
   - Когда ты ей скажешь? Я вижу, ты уже успела привязаться к ней, - спросил Джон у Глории.
   - Скажу что? - спросила она.
   - Не прикидывайся. Ты знаешь что. Как давно она здесь?
   - Пару дней...
   - Ты должна ей рассказать, Глория! У этой девочки доброе сердце и длинная жизнь впереди, - вступил в дискуссию Кларк.
   - Не давите на меня! Сейчас нет смысла, она уже пьяна. Она подумает, что мы сумасшедшие, скажу ей завтра, - нервно ответила Глория.
   - Смотрите, вот это они разошлись! - показав рукой на Ричарда и Луну, сказал Джон.
   В это время Ричард наклонил Луну, а ее нога была, чуть ли не на уровне его шеи.
   - Я думала она скромнее, - шутливо сказала Глория.
   Ричард прислонил Луну к себе.
   - Пойдем, я проведу тебя, - тихо шепнул он ей на ухо. Луна поняла намек. Он взял ее за руку и медленно повел к выходу.
   - Мы выйдем подышать воздухом, - сказал он остальным.
   - Луна, слегка крикнула Глория, - только не уходи.
   Они вышли на улицу. Было темно. Красивые круглые низкие фонари освещали улицу. Как только Луна вдохнула свежий воздух, у нее закружилась голова. Казалось, что стенки ее сознания рушатся. Резко все стало двоиться, троиться, из носа пошла кровь. Она начала падать, Ричард подхватил ее и отнес на скамейку. У Луны путано, почти неосознанно бежали мысли: танец, картина, их последняя поездка на машине с Виктором, их последняя ночь, сон про больничную палату, мама. Тут она ощутила резкую горечь на щеке и открыла глаза.
   - Луна, что с тобой? - испуганно смотрел на нее Ричард.
   - Все хорошо, я, наверное, переборщила с виски.
   - Ты меня жутко напугала. Можешь идти? - спросил Ричард.
   - Да, я уже хорошо себя чувству.
   - Пойдем, я отведу тебя домой, обхватив ее за талию, сказал Ричард.
   - Нет! Только не домой, я не хочу, - чуть ли не со слезами на глазах стала умолять его Луна.
   - Я хочу к тебе, положив голову на плечо Ричарду, сказала Луна.
  
   Глава "Новый день"
  
   Приятное - наносит урон. Взять, к примеру, кофе. Если пить в чистом виде, он горчит. Но люди добавляют в него сахар, сливки, мороженное, ликер - все, что могло бы скрасить горечь. Пьют и в чистом виде, те, кто не любит суррогат. Суть не меняется, кофе как полезен, так и вреден. Курение - доставляет урон и удовольствие.
   За свои желания приходится платить. Луна жила пол года одной мечтой, за которую пару дней своей жизни как платит, так и сомневается. Ее жизнь была невыносимо скучной иронией. Побег из реальности, уход в мечты. Каждый день, переживая и прокручивая в голове все то, что могло бы сделать ее счастливой, за день она проживала жизнь в мечтах о Викторе, о том, как он изменится, как у них сложится жизнь. Она черпала из пересохшего колодца, где вместо воды остался лишь ил. Дни текли медленно, словно пески в часах всего времени мира. И в тоже время, если оглянуться, не было ничего, пол года стали одним долгим днем. Время делают ни минуты и не часы, а счастливые или несчастные моменты жизни, воспоминания, происшествия, так устроен мир и сознание каждого, времени нет, есть иллюзия минутной стрелки, но минута может стать как часом, так и мигом. В побеге за мечтой ты рискуешь потерять всю жизнь. Остановиться и насладиться тем, что есть - на редкость удается единицам.
   За последнее время, Луна стала похожа на немощного бездомного котенка. Потребность в ласке и заботе пересиливало, даже желание есть. Чувственный голод и жажда теплых объятий уже давно томились в ее раненом сердце.
   Она в тот вечер не поддалась слабости, ведь слабость стала ее вторым "Я".
   Луна проснулась от невыносимо громкого крика в ушах - "вернись". Она открыла глаза и быстро осмотрелась по сторонам. Светлая комната и никого нет. Хотя она ошиблась, рядом спал Ричард, тихо и умиротворенно. Но крик был настолько пронзителен и убедителен, что Луна вскочила и быстро пробежалась по комнате, заглянув в шкаф. Паника и страх не первый день преследовали ее. В шкафу она увидела аккуратно развешенные мужские вещи, много костюмов, рубашек, галстуков, содержимое шкафа было похоже на рекламу мужской одежды. Она оглянулась, Ричард спал. Она тихо оделась и села на кровать рядом с ним. Ее не мучили угрызения совести, первый раз за долгое время она чувствовала себя в безопасности. Но чувство было мимолетным. Гора проблем пробудили ее от спокойствия, она решила написать Ричарду записку и не дожидаться его пробуждения.
   "Спасибо за прекрасную ночь. Если ты захочешь, то мы еще обязательно встретимся. Луна...". Короткие, но содержательные строки для всех тех, кто остается спать в одиночестве после ночи, которой они были не одни. Уходя, она еще раз осмотрелась. На светлых стенах висели ноты в рамках и картины, очень похожие на те, которые были вчера на выставке. Постельное белье было светло-сиреневого цвета. На столе в красивой декоративной вазе стояли ромашки. Уютно и спокойно было тут. Солнце через прозрачные шторы и большие окна освещало дом, и кровать на которой спал Ричард. Луна нашла дверь, взяла туфли в руки и пошла босиком.
   Спустившись вниз, через два лестничных пролета она вышла на улицу, в жаркое солнечное утро. Отойдя немного от дома, она оглянулась. Дом был маленький, трехэтажный, покрашен в голубые и теплые желтые тона. На пол стены по дому вилась лаза.
   Луна вышла на главную дорогу. Хоть пути она не помнила, но ассоциативно шла по направлению к бистро, в надежде, что встретит там Глорию. Домой ей по-прежнему не хотелось.
   Она шла, и пыталась вспомнить все целиком, что вчера произошло вечером. И тут она услышала пронзительный сигнал машины. Она оглянулась. Около обочины притормаживал серый мерседес, с откидным верхом. За рулем сидела Глория.
   - Я ехала за тобой! - крикнула Глория.
   - Доброе утро, - улыбаясь, промолвила Луна.
   - Садись в машину, маленькая развратница, - сказала Глория. Я вижу Ричард пробудил в тебе улыбку.
   Луна села в машину и смущенно сказала: "Я не сожалею о содеянном".
   - Никто и не говорит тебе сожалеть, милая! Я рада за тебя, - ответила Глория, заводя машину.
   - Куда мы едем? - спросила Луна. Мне надо бы переодеться...
   - В одно очень хорошее место, хочу кое с кем тебя познакомить. Я взяла тебе одежду и, кстати, торт от Тома, в общем, все на заднем сидении.
   - Да уж, последние пару дней я делаю все, как ты скажешь, - смешливо промолвила Луна.
   - Это с какой стороны посмотреть.
   - Как понимать?
   - Это правильный вопрос относительно моей теории.
   - Какой?
   - Ну, я думаю, за наш путь я успею тебе рассказать. Я решила, что в мире все держится на двойственности. Не то, что все люди говорят по простому, что-то вроде хороший и плохой, жаркий и холодный. Вот ты говоришь, ты делаешь то, что я тебе говорю, а может ты делаешь то, что хочешь ты, а я просто угадываю твои мысли. Люди часто говорят, что они не могли сделать те или иные поступки, не замечают за собой некоторых моментов, да что там моментов почти ничего. Мы представляем себя такими, какими бы хотели. Своего образа врожденная шизофрения. Если говорить проще, то каждый человек за минуту своей жизни может думать и умом и сердцем. Кто-то говорит, что сердцем можно только чувствовать, кто-то - что сердце просто орган. Но никто не может объяснить свои поступки, именно те, которые ему не понравились, или те, за которые они чувствуют вину. А на самом деле они в тот или иной момент воспользовались не тем органом.
   - То есть ты считаешь, что разум - это лишь рационализм и хладомыслие? - удивленно перебила Луна.
   - Я этого не говорила. Ты опять не разобралась, что тебе послушать. Разве ненависть ты чувствуешь своим умом? Ненависть, как и любовь, тлеют в твоем сердце, причем, как не было бы грустно рядом. И вся это двойственность распространяется не только на поступки и чувства людей, но так же и на само мировосприятие. На все можно смотреть с двух сторон. Мир вообще не бывает с одной стороны. И с этим жить как проще, так и тяжелее.
   Машина ехала по пустынной дороге. По обочинам не было не знаков, не рекламных считов. Одинокие деревья стояли на сухой земле, проблески травы местами украшали придорожные виды. Небо было не чистым. Большие белые облака, походили на город высоких домов, а может быть на птиц или драконов. Солнце припекало.
   - Меня всегда завораживало море, - отрешенно и задумчиво произнесла Луна. Эта сила, мощь, бурлящие в нем. Ты можешь чувствовать себя Богом под шум волн. В тоже время ты можешь понять, насколько мелка твоя жизнь среди океана сердец этого мира. И так забавно знать, что наука продвинулась до таких величин и открытий, но до сих пор не отгадала, почему море соленое.
   - Мир разделяется на тех, кто верит, и тех, кто ищет логические ответы, - Сказала Глория. Есть легенда о появлении морей и океанов. В давние времена, когда еще на земле было мало людей, но много богов и жизнь не была испорчена логическими объяснениями простых истин. Люди в те времена были счастливы. Лишь одно могло приносить им горе - немилость богов. И вот в те времена жила девушка. И имени ее никто не помнит. Но она не была обычной. Она была первой девушкой, которую звезда наделила своим светом при ее рождении, от чего она красоты была неописуемой и волосы у нее были светлые, как свет той прекрасной звезды. Никто до той поры не видал белоснежных кудрей. Слухи расходились по деревням и селениям. Все приходили посмотреть на чудо. Дарили ей подарки и кланялись ей, думая, что она дочь богов. Но ничего исцеляющего за собой она не несла. Жизнь ее стала совсем обычной, когда все поняли, что от нее не будет пользы. А девушка та, была этому рада. Ей хотелось простого счастья, семьи, детей, мужа, что защитит ее от невзгод. Когда она выросла, стали сходиться со всех концов света мужчины, звавшие ее в свои жены. Но не было искренности в их чувствах. Ведь влекла она их лишь своей красотой. И решила девушка отправиться в путь. Ночью темной, когда луна не освещала землю, одела она плащ, покрыв голову и, тихо ушла искать счастье. Несколько лет ходила она по земле, не снимая плаща. Помогала людям за еду и кров. И вот однажды, собирая яблоки в саду, повстречала она молодого человека. Он предложил ей помощь. Она отказалась. Но не послушал он ее, и все равно помог. Понял этот юноша, что скрывает секрет она большой под своим плащом. Любопытство поселилось в его сердце. Позвал он ее погулять возле речки, что текла не далеко в горах. Она согласилась, он покорил ее своей добротой. И вот гуляли они долго, смеялись, и ночь сменила вечер. И понял юноша, что какой бы секрет она не скрывала, приглянулась она ему. Предложил он помощь ей, просил открыть секрет. Но девушка секрета не раскрыла. Но на следующий вечер они снова встретились, а потом еще. И так привыкли они к друг другу, что однажды он встал на колени и попросил стать его женой, сказал, что примет любую ее тайну, и увезет ее далеко от невзгод, что могут ей навредить. Она согласилась. И скинула в ту ночь она с себя свой плащ. Яркий лунный свет осветил ее прекрасные волосы, и сама она засияла светом той звезды. И покорился юноша ей еще сильнее. Но в ту ночь по небу прогуливался один из четырех главных богов. При свете луны он увидел эту девушку, и тот час захотел сделать ее своей. Наблюдал он за ней несколько дней, а когда пришло время их свадьбы, околдовал юношу и сам в его образе пошел на первую брачную ночь. Не поняла девушка обмана. Со всей страстью и любовью отдалась названному суженому своему. А этому богу так понравилась она, что решил он не скрывать обмана своего и остался до утра, пока ее супруг не очнется от чар. На рассвете пришел домой ее настоящий муж и застал их в постели. Понял он обман коварный, но не смог его пережить, пошел и бросился со скалы. Девушка бросилась в след за ним, да этот хитрый бог оказался, наделил он ее даром бесценным - телом бессмертным. Когда поняла она, что никогда не встретиться в другом мире со своим мужем, горю ее не было конца. Она сидела на берегу той речки и плакала. Слезы делали воду соленой в реке. И придумала она план отмщения богам, за жизнь ее несчастную. Пошла она вдоль рек и озер, изливая слезы свои горькие, чтобы отравить всех людей и все живое в этом мире, без воды пресной. Шли годы, она скиталась по миру, проливая горькие слезы, а потом исчезла, выплакав все, до последней капли. Наверное превратилась в тень, непомнящую себя. Богам удалось спасти остальных людей, сильными ливнями, дали начало новым рекам они. Но воды соленые так и не смогли они разбавить.
   - Грустная легенда, хотя счастливых легенд, наверное, и не бывает, - тихо сказала Луна. Вот только во всех легендах плачут из-за несчастной любви, а это делает любовь банальной.
   - Еще пару дней назад, ты сама была готова броситься с обрыва за Виктором, а теперь произносишь такие циничные вещи без всякого сожаления? А из-за чего стоит плакать, Луна?
   - Может из-за потери близкого человека...
   - Люди не воскресают. Боль проходит. Из-за чего и стоит лить слезы в этом мире, так это из-за любви. Только любовь за сотни тысяч лет так и не покорилась никому. Она сама по себе все решает. И горести и счастье раздает не поровну и не каждому. За что и стоит лить слезы, так это за любовь! - твердо сказала Глория, вцепившись в руль машины.
   Машина сбросила скорость и завернула на узкую песчаную дорогу. Проехав пару минут, Луна увидела перед ними словно оазис среди пустыни, напоминающий райское место. Деревья посажены ровными коридорами, благоухающая зелень и небольшой, но очень красивый белый двухэтажный дом, обитый выступающими розовыми дощечками. По стене дома тянулась лаза. Около дома стояла беседка, висели два гамака. Красивые маленькие клумбы с пестрыми низкими цветочками добавляли шарма ко всей этой композиции.
   - Кто здесь живет? - спросила Луна.
   Глория остановила машину. Пошли, - сказала она.
   Они шли по тропинке между деревьев. Из дома вышла женщина в белом легком платье. Она была высокая, статная, со светло-русыми волосами. Шаг ее был размеренным, спокойным. Черты лица были приятными, и Луне они кого-то напоминали.
   - Это моя мама, - сказала Глория, подойдя к женщине.
   - Женева, - приятно произнесла женщина и протянула руку Луне.
   - Луна, очень приятно познакомиться.
   Луна немного недоумевала. Женщине на вид было не больше 45 лет. А Глории было 31.
   - Вы прекрасно выглядите, - сказала Луна.
   - Благодарю, - нежно и приятно ответила женщина. Может чаю?
   - Нет, мам, мы не голодны. Но я бы хотела позагорать с Луной около бассейна, а после, от обеда мы бы не отказались.
   - Хорошо, моя дорогая.
   Между дочерью и мамой ощущалось напряжение.
   Пойдем Луна, я дам тебе свой запасной купальник.
   - Спасибо, мадам, - сказала Луна женщине и пошла за Глорией.
   С другой стороны дома находился небольшой бассейн. Рядом стояли лежаки.
   - Вы с мамой не ладите? - спросила Луна.
   - Нет, все хорошо. Я не очень одобряю ее выбор мужчины.
   - А чем он плох?
   - Это наш мэр.
   - И его шляпа? - Луна попыталась подбодрить Глорию шуткой.
   - Таким женщинам как мы лучше оставаться одним. Мало ей было моего отца, - еще сильнее разнервничалась Глория. К черту все! Искупнемся.
   Луна подошла к бассейну. Глубоко вздохнула, оттолкнулась от земли и прыгнула в воду. Вода поглотила ее. Она открыла под водой глаза и увидела свет, яркий свет, сбивающий с толку. В ушах звучали крики и всхлипы. Потом пронзительные возгласы "Очнись" эхом отдавали ей по перепонкам. Свет начал гаснуть. За руку ее держал Оливер. Больничная палата, окно, лилии. - "Очнись, очнись, очнись"...
   Оглушающий ультразвук сбивал с мысли. Впереди темнота. Луна почувствовала боль головы.
   - Луна, ты в порядке?- приглушенно услышала она. Ну же, открой глаза.
   Луна открыла глаза. Над ней стояла Глория и Женева. Она лежала на траве.
   - Что произошло?
   - Ты неудачно прыгнула в воду, наверное, ударилась головой.
   - Я видела комнату и Оливера, и кто-то кричал.
   - Видения тебя посещают все чаще? - спросила Глория, сжав сильно руку Луны.
   - Что ты знаешь об этом? Я же тебе не говорила о...
   - Одевайся, живо! Мы едем в город! - резко перебила Луну Глория.
   - Но вы только приехали, дочка...
   - У меня мало времени, меньше чем я думала, мама.
   - О чем ты говоришь, Глория? - воскликнула Луна.
   - Собирайся!
   Луна обижено начала собираться. Глория оделась за пару секунд и рванула к машине.
   - Было очень приятно познакомиться, жаль, что вы не остаетесь на обед, - приятно сказала Женева.
   - Мне тоже было очень приятно. Глория вас любит, - сказала Луна.
   - Ты так считаешь?
   - Я уверена, она волнуется за Вас. До свидания. Спасибо за гостеприимство.
   Луна быстро пошла к уже заведенной и словно рычащей машине. Глория смотрела на Луну пронзительно и странно.
   - Что на тебя нашло, Глория?
   - Надо поговорить...
   - Откуда ты знаешь про мои видения?
   - Я тебе все расскажу. Только ты не волнуйся и постарайся все понять.
  
   Глава "Таинственное прошлое"
  
   Глория резко нажала на педаль газа. Луну прижало к сидению. Вдруг в голове появилась картинка их вечера с Виктором, того самого, решающего. Луне вспомнилось, как он набирал скорость все быстрее и быстрее. Она повернулась к нему, а он закрыл глаза и гнал вслепую, просто так, рискуя двумя жизнями.
   Луна потрясла головой.
   - Что снова видение? - испуганно спросила Глория
   - Скорее потерянное воспоминание. Память возвращается. Ты знаешь, когда к тебе нежданно приходят мысли, тебе начинает казаться, что ты снова в том моменте жизни, все так реально, что это пугает. Я всегда встряхиваю головой, чтобы мысль ушла. Ведь так можно и заблудиться, застрять в чем-нибудь хорошем, приятном. Этим хорошие воспоминания и плохи, чем красивее воспоминание, тем скуднее реальная длинная жизнь. Ведь воспоминание пробегает за секунду, а вмещает в себя, может ночь, а может и год.
   - Луна, я прошу выслушать меня. Я прошу, не осуждай.
   - Хорошо, я готова.
   - Я - исполин.
   - Дочь ангела и человека? Ты меня пугаешь...
   - Нет. Мой отец был из древнего рода, богатство текло в его жилах. Моя мать из обычной крестьянской семьи. Ее родители отдавали последние деньги на приходскую школу, что бы она смогла выучиться и не работать на земле, тяжелым физическим трудом. Моя мать очень красива, а в молодости она действительно напоминала ангела.
   Ее взяли работать гувернанткой в богатую семью. Так она и познакомилась с моим отцом. Она работала в доме родного брата моего отца, моего дяди. Когда отец увидел мою мать, он сразу в нее влюбился. Но положение было плачевным. Девушка из бедной семьи не пара для богатых аристократов. Но они в тайне были вместе, пока моя мать не попала в положение. Тогда отец женился на ней, не смотря на разговоры и осуждения других. Но все стало портиться с годами. Они потеряли первого ребенка, он умер спустя три недели после рождения, это был мальчик. Через 2 года родилась я. Дочь тоже прекрасно, но нужен был наследник. Сколько они не пытались, ничего не выходило. И мой отец становился все грубее и циничнее.
   Когда мне исполнилось 16 лет, он решил выдать меня замуж. Ведь наследника моя мать ему так и не дала, а у богатых свои традиции, и нужно было заключить родство с одной из так же богатых семей. Моему первому мужу было 17. Мы были еще детьми, когда нас обвенчали. Мы едва ли консуммировали наш брак. Я не знала что такое любовь, но знала, как очаровывать мужчин. Он не знал, что такое любовь, но знал что такое дуэль, охота и деньги. Я не могу сказать, что он был плохим мужем, не прошло и года нашего брака, как он тяжело заболел и умер.
   Я не была сильно омрачена, и уж тем более приятно удивлена супружеской жизнью. Я не хотела больше замуж. Я хотела учиться, путешествовать, помогать бедным. Я была светла душой и молила отца отпустить меня. Но так как я была единственным ребенком, на меня у него были другие планы. Вскоре он и меня стал винить в его неблагополучии.
   Через год, когда мне исполнилось 18, он решил меня выдать замуж за другого знатного джентльмена. Ему было 40 лет. Я просила отца, чтобы он этого не делал. Но для моего отца эта была выгодная сделка. Так вынужденно я попала во вторую брачную паутину. Я думала, что с ним, моя жизнь будет лучше. Я ему нравилась и до брака он хорошо со мной обходился. Но стоило мне сказать у алтаря "да", все резко переменилось. Он стал резок и груб, и что самое досадное в этом, так это то, что именно через грубость он проявлял свои чувства ко мне. Я старалась избегать его, искала дела, ездила в другие города под незначительными или выдуманными предлогами. Однажды, когда я приехала с очередной поездки, он встретил меня с ужином и был очень мил. Я удивилась и поддалась сомнению, вдруг он изменился. Мы мило ужинали, я рассказывала забавные вещи об увиденном, но он много пил. Потом когда его состояние стало опасным, он задал мне вопрос, с кем я ему изменяю. Я стала отрицать, ведь у меня и правда никого не было. Но он словно озверел. Он набросился на меня с кулаками, избил и изнасиловал меня. Я дождалась, когда он уснет, и сбежала в родительский дом. Мама плакала вместе со мной. Когда меня избитую увидел отец, он решил, что я заслужила это. Отец стал допытывать меня, что я сделала. Заставлял молить прощения у мужа. Я хотела свести счеты с жизнью. Когда мой муж приехал за мной, мой отец за волосы выволок меня к нему. Мать успела дать мне красивое кольцо с рубином. Позже, когда я уже вернулась в дом мужа, человек тень принес мне письмо, там была инструкция по использованию кольца. Под камнем скрывался тайник с ядом. В тот вечер я набралась храбрости, оставила гордость и пошла к мужу, была услужливой и ласковой, я наливала ему вино. После похорон пошли дурные слухи. Конечно, все отражалось на моей репутации, а я радовалась и надеялась, что теперь ни один джентльмен, угодный моему отцу, не возьмет меня в жены.
   По окончанию своего второго брака, на моем счету было уже 9 лет потерянной жизни. Хотя я была молода, мне было 25, но в душе я ощущала себя на 50. Из-за слухов мой отец стал еще хуже. Он считал, что я опорочила его имя. И что бы сорвать с меня его немилось, мама взяла вину на себя, она сказала, что это она убила моего мужа, а я была не виновата. Отец ударил мою мать, и этот удар стал последним.
   Спустя пол года, я уже выходила замуж за моего третьего и последнего мужа. Он был очень богат, и старше всего лишь на 10 лет. Чтобы не допустить прошлых ошибок. Я решила, во что бы то ни стало, найти в своем новом муже опору и защиту. Я тот час попросила переехать в другой город, подальше от отца. Мой третий муж был добр ко мне, и я, возможно, его любила, да, наверное, я была счастлива по меркам всего человечества.
   Мы прожили 6 лет, наверное, счастливых. Пока на своем 31-ом году жизни я не поехала в Лондон на бал, самый шикарный в моей жизни. От того великолепия, которое я там увидела, мир показался сказкой, а люди, люди казались мне на столько красивыми, что прошлая жизнь меркла и бледнела, по сравнению с этим роковым вечером. В сияющем масками танце, я столкнулась с ним. Моя прошлая жизнь показалась мне потерянным временем, ведь я до сей поры не знала, что такое настоящая любовь. По началу, он казался мне не настоящим, моей фантазией. Он был так красив, он кружил меня на руках и шептал мне на ухо так, что мои коленки дрожали. У нас завязался роман, запретный. У меня муж, у него жена. Но то была самая счастливая осень в моей жизни. Каждый раз, когда приближался момент нашей встречи, по телу бежала дрожь, а в голове путались мысли. Наша маленькая квартира стала нашим большим миром.
   Его жена, она привыкла к изменам. Но изменам мелким, невзрачным, но мы - это было серьезно. Мы не знали, как поступить, а когда люди не знают, что им делать обычно они убегают, и мы задумали побег. Продумывали все до мелочей и начали подыскивать дом. Но женская сущность коварна. Оставалась неделя до полного счастья, я считала дни. И вот ко мне в съемный дом постучался кто-то. Я побежала открывать сама, думала, может это он. Но в дверях стоял мужчина, на глаза надвинута шляпа. Он спросил, можно ли ему войти. Я спросила, в чем дело. Но ответа я не получила. Он ворвался в дом, закрыв за собой дверь. Я испугалась и побежала в комнату по лестнице с криком помогите, а потом я услышала выстрел и почувствовала холод, овладевающий моим телом.
   - Стоп! Что ты несешь? У тебя не в порядке с головой! - закричала Луна.
   - Ты и твоя мать...
   - Да, мы уже больше века мертвы.
   - Останови машину!
   - Луна, милая, выслушай меня!
   - Останови машину! Останови! - Луна громко кричала.
   Глория начала притормаживать. Луна выскочила из машины еще на ходу.
   - Ты должна мне помочь, я рассчитывала на тебя, Луна!
   Луна побежала без оглядки вдоль улицы. В голове все перемешалось, страх и недопонимание сводило ее с ума. "Что происходит? Эти видения, я, наверное, сошла с ума. А вдруг я мертва. Да, я умерла. Но как, когда" - Луна причитала себе под нос.
  
   Глава "esse inter"
  
   "Невозможно в себе держать то, что просится наружу, слова просто поедают изнутри. Даешь себе слово - молчи! Но как держать, когда думаешь, что они важные для обеих сторон. Как промолчать, если на душе нет покоя. И вот дилемма - "не могу сказать". Не можешь сказать? - напиши. Напиши все, что не дает покоя, от чего уснуть не можешь, от чего дышать тяжело. Чего за всю историю человечества не стерпела бумага. Слова, по сути, хочется донести до человека, а в письменной форме слова имеют больший смысл, ведь то, что сказано, улетает, а написанное остается. Но вот вопрос, хочет ли человек услышать или прочесть эти слова, нужны ли они ему, будут ли для него нести они какой-нибудь смысл. Остаются лишь догадки. Есть один разумный выход, пиши, пиши столько, сколько нужно, пока ты не обретешь покой, пиши без адреса, без получателя, пиши в никуда. Письма дойдут до адресата, если им суждено дойти, вернее, если они будут значить для него что-то, он поймет, что письмо без адреса ему.  А если нет, тоже хорошо, значит, оно должно было остаться непрочитанным.
Я люблю письма, любые письма. А письма без адреса, тоже письма, просто без адреса..."
   Через несколько минут Луна уже бежала по лестнице вверх. "Соберу вещи и буду бежать, куда глаза глядят" - думала она. Лестничный пролет один за одним, она бежала вверх, но поднявшись на свой этаж остановилась. На коврике около двери лежали конверты. Она испуганно подошла к двери, наклонилась, подняла письма. Конверты снаружи были пусты, ни почтовых марок, ни адресов, на конверте лишь было написано ее имя.
   Луна дрожащей рукой вставила ключ в замочную скважину, перед тем как открыть дверь, вспомнила, что дома погром. Зайдя в дом, ее страх усилился - в комнате было чисто. Ни осколков, ни разбитых вещей, все было на своих местах, как и прежде, картины висели, настольные лампы целые стояли на тумбочках, а в шкафу лежали аккуратно сложенные вещи. Луна почувствовала, как ее тело слабеет. Из последних сил она дошла до кровати и села. В голове не было места. От мистики, что творилась около нее с самого утра, немели руки, ноги, к горлу подкатил комок. Трясущейся рукой она начала вскрывать конверты.
   Первое письмо было от Евы. В нем она рассказывала о том, что ее парень сделал ей предложение. Что она хочет снова ее увидеть. Ева постоянно пишет о том, что она безумно ждем возвращения Луны.
   Второе было от родителей. Так же небольшое. Постоянные просьбы вернуться. Они пишут, как скучают и как переживают.
   Третье письмо Луна взяла в руки еще с большей опаской. Слезы катились по ее щекам. Третье было от Оливера. В нем не было всхлипов и переживаний. В третьем письме была написана сказка Братьев Гримм "Золотой гусь".
   - Луна, - послышался чей-то голос.
   Луна подняла голову, перед ней стоял Виктор.
   - Как ты вошел? Я не слышала, как хлопнула дверь.
   Сквозь полные слез глаза Виктор ей показался очень странным, он был слегка прозрачным, словно призрак.
   - Это ты навел здесь порядок? - тихо спросила Луна, вытирая слезы.
   - Нет.
   - А кто? Хотя не важно, знаешь, я хотела с тобой поговорить. Она подняла глаза.
   - Что с тобой? Ты весь бледный?
   - Я знаю о том мужчине. Ты переменилась ко мне сердцем.
   - Да я хотела тебе все объяснить, - воскликнула Луна и подскочила с кровати к Виктору. Но он попятился назад.
   - Стой, почему ты отходишь?
   Луна сделала еще большой шаг вперед и потянулась взять рукой руку Виктора. Рука прошла сквозь его ладонь.
   - Что это? Что происходит? - учащенно забилось сердце Луны.
   - Я мертва? Или ты мертв? Мы оба мертвы? Что!? - Луну словно ударило током, ей хотелось кричать, но от испуга пропал голос.
   - Луна! - из-за входной двери послышался женский крик.
   В комнату забежала Глория.
   - Не подходите ко мне, вы, оба! - крикнула Луна и в испуге начала отходить назад.
   - Оба? - Глория посмотрела по сторонам. Она увидела силуэт Виктора.
   - Это он! - закричала Глория.
   - Да, это Виктор.
   - Он убийца!
   - О чем ты говоришь? - недоумевающе воскликнула Луна.
   - Ричард мертв, его убили, он его убил! - Глория показала на Виктора пальцем.
   - Виктор, о чем она говорит?
   - Ты не оставила мне выбора. Твоя любовь почти угасла, я не могу здесь остаться без тебя.
   - Ты чертов ублюдок! - закричала Глория. Теперь Ричард обречен на вечные страдания в аду, одно лишь утишает, ты отправишься вместе с ним!
   - Что происходит!? - закричала Луна.
   - Луна, детка, послушай меня, - начал нежно и жалобно Виктор.
   - Убирайся! - крикнула она.
   Виктор резко исчез. Нет, он не вышел в дверь и не спрятался в шкаф, он просто исчез. Луна опешив, села на кровать.
   - Луна, послушай меня, прошу.
   - Не подходи ко мне! - громко сказала Луна.
   - Хорошо, позволь мне тебе все объяснить, - успокаивающим тоном сказала Глория.
   - Понимаешь, Виктор, как и я, и моя мама, и все здесь мы - он мертв. Только ему здесь, в нашем городе нет места.
   - Я тоже умерла? - испуганно воскликнула Луна.
   - Нет, ты просто послушай меня. Я давно догадалась, что ты здесь не на долго. Голубая книга, помнишь? В ней, каждый попавший сюда, видит свою участь, когда и как он может получить прощение. Когда ты мне сказала, что ничего там не увидела, все стало ясно.
   - Что ясно? - слезы градом котились со щек луны.
   - Ясно, что ты тоже не такая как все. Только у тебя есть шанс вернуться обратно. Я не знаю, что с тобой произошло там, но здесь тебе не место. Знаешь, у необычных людей случаются необычные истории, и так же, по необыкновенному, их судят. Мы здесь спрятаны, от того, что могло бы быть дальше.
   - Почему Виктору нельзя здесь быть?
   - Он самый обычный плохой человек. И здесь он мог остаться только с тобой. Но ты передумала, потому что не любила его по-настоящему. Это был обман. Послушай меня, ты должна выбраться от сюда. Я лишь прошу, помоги мне.
   - Помочь, как? Я не уверена, что я жива, а воскресить тебя я не смогу уж точно.
   - Нет, уж я то знаю, я мертва навсегда. Да и столько лет прошло. Помнишь, мою историю. Моя участь "голубой книги" такова, я забуду имя возлюбленного своего и не воссоединюсь с ним в этом мире. Поэтому я так ненавижу мэра, ведь это его город, он решает, кто заслужил здесь место, но и участь он предрекает сам. Моя мать не хочет расставаться со мной, и благодаря ему и ей я здесь пленница, навеки обреченная быть одна, без своего любимого. Я не помню его имени, и как он выглядит. Я лишь помню, как сильно я его люблю. Эта любовь тлеет бесконечными углями в моем сердце и прожигает рану разлуки в моей душе все сильнее. Я родилась в 1829, в местечке Шерри. Это все что я помню.
   - Стоп, хватит! Все это какой-то ужас. Я ничего не понимаю. Если ты считаешь, что я могу выбраться от сюда тогда как мне это сделать? Где выход из этого города или места, как вы его зовете? Есть какой-то ключ? Или мне выпить какое-нибудь зелье?
   Глория засмеялась.
   - Ты же не в сказку попала, Луна... - загадочно сказала она.
   - Это все реально? Или мне все это лишь снится?
   - Даже если оно тебе только снится, почему оно не реально?
  
  
   Глава "Побег"
  
   Обычные люди стараются быть приземленными. Они проживают свою жизнь и боятся оторваться от нее, хоть на шаг от земли. Сделать прыжок, что откроет тебе завесу тайны. Наш мир лишь часть огромной системы. Как распорядиться своей жизнью, вопрос и выбор каждого человека. Верить во что-то или нет. Искать что-то новое, или держаться за то, что есть. Когда обычный человек сталкивается с тем, что тяжело дается его пониманию он теряется и сходит с ума. Когда необычный человек сталкивается со странной ситуацией, он быстро находит такой же выход, без мысли о том, поможет это или нет.
   Луна, сидя на кровати, находясь у осколков своего мира, того самого, маленького мира, который рухнул так и не успев принести ей радость, решилась. Видимо очень славная и на ту секунду гениальная мысль посетила ее. Лицо Луны засияло, словно за последние часы ничего не произошло. Улыбка искрилась на ее лице, в глазах появилась надежда. Она поднялась с кровати и уверено пошла к двери.
   - Ты куда? - спросила Глория.
   Луна ничего не ответила и продолжала идти. Выйдя на лестничную площадку, она побежала вверх по ступеням. Глория побежала за ней.
   - Стой, что ты задумала? - кричала вслед Глория.
   Луна все так же молчала. Поднявшись на последний этаж, она начала подниматься по лестнице на крышу. Открыв чердачную маленькую дверь, Луна вышла наружу. Перед ней простиралось чистое голубое небо.
   Небо, оно всегда безукоризненное. Порой, когда смотришь на него, тебе кажется, что ты знаешь все ответы на любые вопросы. Кажется, что небо само ответ на вопрос. А иногда, оно тебя пугает, потому что там, дальше, за ним, таится неизвестность. Ведь, по сути, небо - это занавеска. Ночью, ее кто-то отдергивает, и ты видишь то, чего тебе никогда не понять и не постичь. Ты думаешь, что ты смотришь на звезды, но это они смотрят на тебя. Смотрят всегда одинаково, холодно и неподвижно, ты видишь в них красоту, а они в тебе видят грехи. Потому что не ты первый, и не ты последний, сотни поколений сменились, а они все там же, на своем месте, старые, мудрые от того и красивые.
   Луна медленно, но уверенно пошла к краю крыши. Лицо у нее светилось от счастья. Ветер развивал ее волосы в разные стороны. Глория выбежала на крышу. Она остановилась и стала просто наблюдать, в глазах у нее были слезы, может от того, что Луна ей очень понравилась, а может от того, что она хотела быть ей, хотела иметь право на второй шанс. Луна встала на узкий парапет, развела руки, словно птица перед полетом, глубоко вдохнула, стойкий ядовитый и в то же время прекрасный запах лилий окутал ее легкие и сознание. Позади, в метре от нее появился Виктор.
   - Останься со мной, прошу, не делай этого! - жалобно произнес он. Голос был слабым, присутствие в этом месте давалось ему все труднее.
   - Прости, слишком поздно, - обернувшись, сказала Луна, последний раз посмотрев ему в глаза, и сделала шаг вперед. Она больше не боялась. Уверенности в том, что она делает не было, но и страха тоже больше не было. Отчаянные поступки обычно делаются просто так.
   Умение летать в нашем мире считается символом своды. Все люди, заблудшие, униженные, оскорбленные, уставшие - все они мечтают полететь как птица, далеко-далеко. Вот только птицы не знают, как им завидуют люди. И если бы они понимали, чем обладают, то наверняка начали бы приторговывать своими крыльями ради земных материальных и плотских утех.
   Падающий силуэт Луны быстро скрылся из виду. Нет, она не долетела до земли, и ее окровавленное искореженное тело не лежало на дороге. Виктор исчез. Глория еще пару часов сидела на крыше, смотрела на небо и плакала навзрыд.
  
   Глава "Возвращение"
  
   Редко, но случается, когда человеку выпадает шанс ощутить свое возвращение в тело. Луна почувствовала как медленно и легко, словно перышки падают на кровать, так ее руки вернулись в руки, ноги в ноги, а затем послышался громкий звон в ушах. Первый вдох пахнул лилиями, стоявшими на столе возле кровати. Он с опаской приоткрыла глаза. Белый потолок и яркий свет из окна ослепили ее. Все что она увидела, так это как мелькнул какой-то силуэт в дверях, что-то громко пищало - это сходили с ума аппараты жизнеобеспечения. Через минуту комната наполнилась врачами и медсестрами, они что-то говорили, на лицах была улыбка.
   В этом сознании Луна чувствовала себя как плохо, так и прекрасно. Голова кружилась и была большая слабость во всем теле, но это был хороший признак того, что она жива, и вроде как вернула свою голову на место. Через пару минут все ушли.
   В дверях снова появился силуэт. Он приблизился и сел около Луны. Луна вдруг почувствовала, словно впервые, теплое прикосновение руки. Она шире открыла глаза и увидела что-то голубое-голубое, как океан, это были наполненные любовью и радостью глаза Оливера.
   - Привет, - тихо сказала Луна.
   - Чшшш, береги силы. С возвращением. Я позвонил твоим родным, скоро они приедут к тебе.
   - Спасибо. Я очень рада видеть тебя.
   - Луна, знаешь, мне очень жаль, но Виктор. Вы ехали на машине, наверное, ты не помнишь, в общем, он потерял управление и вы попали в аварию. Он...
   - Я знаю, - перебила Оливера Луна.
   - Знаешь? Ты не приходила в сознание с момента аварии.
   - Сколько я пропадала?
   - Часов 16-18, я точно не знаю который сейчас час.
   - Всего лишь?
   - Это очень хорошо, врачи не знали, справишься ли ты, у тебя серьезная травма головы и ты боролась за жизнь...
   - Да, я знаю, я правда боролась и многое поняла.
   - О чем ты? - удивленно спросил Оливер.
   - Как-нибудь я тебе все расскажу. Оливер, не уходи, пожалуйста. Можешь мне почитать?
   Оливер не понимал, что произошло с Луной, но ясно было одно, вернулась она к жизни другим человеком.
   - Конечно. Я не уйду, пока ты не попросишь меня об этом.
  
   Глава "Доброе дело"
  
   Спустя две недели Луна поправилась, и ее выписали из больницы. Все время она провела в размышлениях. Ведь ей открылся занавес тайны, она увидела, что находится за гранью нашего мира, за гранью добра. За этими гранями скрываются не крайности, а альтернативы. Из этого всего можно сделать много выводов, но она точно поняла лишь одно. Все делается так, как делается, и осуждать - это самое большое прегрешение.
   Выйдя из больницы, первым делом, Луна пошла на кладбище. На свежую могилу Виктора она положила букет алых роз. Она не винила его за то, что чуть не умерла, не винила за то, что была его пленницей, ведь, по сути, в плен загнала она сама себя. Луна лишь простилась с ним и со своей прошлой жизнью.
   Вскоре она занялась поисками хорошего частного детектива. Ведь для такого задания нужен был профи, который смог бы раскопать дело столетней давности. Найдя нужного человека, она рассказала все, что знала, знаний было не много. Место рождения, место убийства, имя, три замужества и один любовник. Через полтора месяца Луне позвонили с хорошими новостями.
   В архивах старых газет, нашли статью о подозрении в убийстве Глории Флоувер, жены крупного магната Карла Дориана Флоувера, в убийстве подозревалась жена так же крупного магната Бенжамина Уорена, возможной причиной убийства считалась тайная связь Глории и Бенжамина, но дело было закрыто за отсутствием доказательств. Богатые люди любят огласки лишь в делах, где они преуспели, а их мрачные игры тщательно скрываются за толстым кошельком.
   Когда Луна приехала к детективу, он вручил ей копию старых фотографий из того дела. Прежде чем открыть конверт с ними, Луна замешкалась, ведь первым вопросом стояло то, было ли все это с ней на самом деле, или все же недостаток кислорода в мозге повредил ее сознание и все те дни, что она провела в загадочном городке, были лишь сном. Второй не менее важный вопрос заключался в том, та ли эта Глория, ведь поиски шли не быстро, а страдания ее наверняка продолжались. Слегка трясущейся рукой Луна открыла конверт. Просматривая старые фото, она остановилась на третьей. На фото были танцующие мужчина и женщина, женщина была Глория. Луна отдала частному детективу все сбережения, которые у нее были. Дело оставалось за малым.
   Луна решила не сдержать свое слово, которое давала себе два месяца назад. Она собралась с силами и просто без особых целей пошла в бистро Оливера. Зайдя туда, все потерянное время всплыло в ее голове ежесекундно. То время, которое она потеряла, просто так, из-за глупости. В бистро она зашла новым человеком, внешность та же, но сама, она уже не была той, потерянной Луной.
   Луна вошла в кабинет Оливера.
   - Привет, - просто и отчетливо сказала она.
   - Привет, давно тебя не видел, как ты поживаешь?
   - Я собираю себя по частям. Очень сложно клеить свою жизнь, свою сущность. Знаешь, у меня появилось одно дело, и я хотела пригласить тебя поехать со мной.
   - Что-то серьезное? - немного испугавшись, спросил Оливер.
   Он держался непредвзято. Но в сердце еще щемило чувство обиды, а так же любовь, которая не угасла.
   - Мне нужно помочь одному хорошему человеку. Поедешь? А по дороге я расскажу тебе интересную историю.
   - Хорошо, - согласился Оливер. Без особой надежды, но все же, хотя бы побыть рядом с ней.
   В 10 утра следующего дня они вылетели в Лондон. Затем арендовав машину, поехали на восточное кладбище за городом. По дороге Луна рассказала Оливеру о том, что с ней произошло, пока она была в коме. Да в это было трудно поверить, единственным доказательством были фотографии.
   Через час они были на кладбище. Луна и Оливер пошли искать могилу Глории.
   - Надеюсь, ее могила еще сохранилась, - с грустью сказала Луна.
   - Если она вообще есть, - скептически ответил Оливер.
   В далеком углу, в старых захоронениях Луна остановилась. Оливер подошел и увидел надгробный камень с подписью "Глория Флоувер, 1829-1861, безупречный человек в любом мире". Луна положила на могилу огромный букет нежных белых лилий и фотографию Глории с ее возлюбленным, на обороте она написала его имя.
   - Ты думаешь, это ей поможет? - удивленно спросил Оливер.
   - Все что остается, это верить. Надеюсь, она отыщет его. Ведь ради чего стоит плакать в этом мире - это ради любви.
   Оливер боязливо, дрожащей рукой взял Луну за руку. Он надеялся, что новая Луна посмотрит на него другими глазами и может, что-нибудь в ней проснется, и может они снова будут вместе.
  
   Глава "13"
  
   Наступила осень. Такая глубокая, дождливая и холодная. В ночь всех святых Луне и Оливеру приснился один и тот же сон. Под большим деревом, старым, с пышной золотой кроной стояла влюбленных. Солнце освещало их силуэты, казалось, что лучи пронзают их насквозь. Они обнимали друг друга, словно боялись разлучиться. И громкое слово "благодарю", пробудило Луну и Оливера ото сна.
  
   На 21-ый год жизни Луны выпало 369 дней. Это сложно понять, но можно лишь поверить.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  

1

  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 8.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Т.Ильясов "Знамение. Вертиго"(Постапокалипсис) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Н.Олешкевич "Инициация с врагом, или Право первой ночи"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-1 Поврежденный мир"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"