Степанида: другие произведения.

Как я хотела выйти замуж, и что из этого получилось

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурсы: Киберпанк Попаданцы. 10000р участнику!

Конкурсы романов на Author.Today
Женские Истории на ПродаМан
Рeклaмa
  • Аннотация:
    Когда возраст дышит в спину, в анамнезе нет даже кошки, а на горизонте ни одного мало-мальски приличного мужика, то для достижения цели все средства хороши. Веронике Пропащей остается всего лишь воспользоваться проверенными способами по превращению свободной девушки в замужнюю. А в этом ей обещает помочь давнишний друг детства Савелий - бабник, каких свет не видывал. И не только он один...
    singlesnet.com Contatore Visite besucherzähler

    Буду рада видеть в свой группе ВКонтакте>>

    .

    .



Автор: Степанида Воск

Как я хотела выйти замуж, и что из этого получилось

   Выйти замуж стремиться почти каждая девушка. И, как правило, эта мечта сбывается. Но только не у Вероники Пропащей. Ей почему-то все никак не везет. То ли женихи перевелись, то ли она не в ту сторону смотрит.
  
   "Меня зовут Вероника Пропащая и я не замужем..."
   Я зачеркнула эту строчку в своем дневнике и написала "девушка на выданье".
   - Вот. Так звучит гораздо лучше. Надо правильно формулировать свои мысли. А то вот напишу, что "не замужем" и так все и останется. А я не хочу. Я замуж хочу. Правда, никто не берет. И чего им только не хватает? - задумалась я, принявшись вертеть шариковую ручку. Я имела в виду мужчин.
   Я была хороша собой, воспитана, образованна, имела в меру вредный характер, хорошо готовила (по крайней мере, никто не жаловался), у меня были длинные ноги (обычно про такие говорят -- растут от ушей), третий размер груди (что было моим выдающимся достоинством), я практически не лгала, могла вышивать крестиком. Да и, вообще, у меня положительных черт было значительно больше, чем отрицательных.
   Однако мужчины почему-то не стремились сделать мне предложение и повести к алтарю. В постель звали и не раз, чего скрывать. Было дело. Я даже не отказывалась. Иногда. В конце концов, я современная молодая женщина без извращенных наклонностей и с нормальными потребностями организма.
   Кроме того, не мною придумано, что хороший секс полезен для здоровья. Особенно женского. Жаль, что не весь секс, который у меня в жизни имел место быть можно было назвать хорошим, но полезным безусловно.
   Я так себе и говорила, когда понимала, что партнер никакой в горизонтальном плане, что только из-за здоровья его и терплю.
   Недавно в одном женском журнале прочитала, что человек сам строит свое счастье. Вот я решила подобным заняться. Для чего первым делом завела дневник, в который собралась заносить все свои тайные мысли и желания.
   Вот в данную минуту я хочу пирожное эклер. Так что мне так и писать в дневник? Наверное. И я вписала эту строчку. "Хочу пирожное эклер". Потом зачеркнула, увидев как мои возвышенные мысли о замужестве переплелись в тугой комок с мыслями о желании съесть что-нибудь жутко вредное и ужасно калорийное.
   Еще моя бабка говорила, что пока не выйду замуж о пирожных стоит забыть. Как же о них забудешь, если они перед глазами стоят как стойкие оловянные солдатики? Теперь мысли о еде не отпустят до самого утра.
   Плюнула на все и резвой кобылкой поскакала на кухню, где в бумажной коробке лежали маленькие эклерки купленные по случаю начала новой жизни.
   Я, решив заняться самопрограммированием, собралась отметить это дело.
   Эклерка была выужена двумя пальцами из коробки, осмотрена с головы до ног. Ни головы, ни ног у нее не оказалось, пришлось начинать есть сбоку. Сразу же вспомнила приключения Гулливера. Я еще удивлялась в детстве, что можно спорить по поводу конца с которого надо начинать бить яйцо. Да какая разница? Можно просто уронить на пол. Яйцо и разобьется.
   - Твою мать..., - пока думала по поводу яйца эклерка выскользнула из пальцев и благополучно упала на пол, проехав приличное расстояние на попе.
   Интересно, а у эклерки попа есть? У меня точно есть, а у нее не знаю, но похоже, что именно ее она мне и показала.
   Пришлось идти за тряпкой и затевать в кухне уборку, ибо несанкционированное падение пироженки оставило жирный след на моей плитке. Если сразу все не замыть, то это грозило мне непредсказуемыми последствиями. А головой я своей дорожила, впрочем, как и копчиком. Почему именно этими местами? Потому что голова это слабое место, а у всего что ниже пояса плохая координация движений в случае падения.
   Окончив с делами на кухне, так и не утолив своего желания изничтожения сладенького, отправилась воплощать первоначальную идею по поводу программирования жизни.
   Для этого дела у меня был приобретен дневник веселого салатового цвета, на обложке которого красовались выдавленные цветочки, и такого же колера шариковая ручка, милая до безобразия. Я взяла в руки приятную вещь и задумалась, что же дальше написать на бумаге. Поскольку особым талантом словосложения я не обладала, то накалякала -- хочу замуж, свадьбу, белое платье, фату и мохнатых голубей.
   Почему у меня голуби оказались мохнатыми я и сама не знала, но раз такое определение пришло в голову, то ничего менять не стала. После написания нескольких слов на меня напал полнейший ступор. Сколько я не пыталась выдавить из себя хоть строчку, хоть одну единственную буковку не получалось.
   Тогда я решила поступить как всегда поступала одна известная стерва -- сказала:
   - Об этом я подумаю завтра, - и отложила ручку в сторону, а дневник закрыла, защемив между страницами ленточную закладку.
   Стоило только мне принять ванну, выпить чашку ромашкового чая на ночь и улечься спать, смежив веки, как раздался душераздирающий звонок домашнего телефона.
   Я подскочила в кровати, словно ужаленная. Сколько раз зарекалась выключать этот злосчастный аппарат, но всякий раз забывала. Потому как в век высоких технологий, сотовых телефонов, всевозможных гаджетов доисторической техникой практически никто не пользуется. Мой домашний номер знали от силы два-три человека, которым он был известен с незапамятных времен, а больше никто. Я держала стационарную связь не из необходимости, а скорее по привычке. Когда-то в квартире жили мои предки и соответственно жили достаточно давно, с тех самых пор и остался аппарат. А у меня все не доходили руки пойти отказаться от услуги. Так телефон у меня и работал практически вхолостую.
   Подняла трубку, из которой услышала жалобное протяжное:
   - Она меня не любит, - мне хватило этой фразы, чтобы догадаться о личности звонившего.
   - Савка, опять ты нажрался. Сколько можно? - выдала я.
   Звонивший был моим старым знакомым Савелием Говоровым, высоким, кареглазым, черноволосым, атлетически сложенным, имеющим ямочку на щеке, мужчиной.
   - Я не нажрался, а немного выпил, - икнул друг детства в трубку.
   - Нажрался, - сказала, как обрезала. - Кто в этот раз? - то, что Савка мог перебрать лишь на почве неразделенной любви к женщине я узнала давно. Обычно он не пил, так, выпивал немного, как и все нормальные мужики, но вот до такого состояния, в котором он находился в настоящее время, доходило только в экстренных случаях.- Как ее зовут? Марина? Света? Галя? Лариса? - принялась я перечислять женские имена, чтобы облегчить другу жизнь и процесс идентификации пассии.
   - Откуда ты знаешь? Ты за мной следишь? - пьяным Савелий становился жутко подозрительным.
   - Ага. Больше мне делать нечего, как за тобой болезным следить. У тебя же одни и те же грабли, лишь имена меняются, - как маленькому принялась я объяснять мужчине.
   - Лариса, - выдохнул он в трубку.
   - И что? - подбодрила я мужчину.
   - Я ей нужен только для денег. Я им всем нужен только из-за этих чертовых бумажек, кредитных карт и тех прелестей, что могу предложить, - начал жаловаться он мне.
   - Так правильно, подрулил, небось на лексусе, посигналил, предложил прокатиться, повел в ресторан, а потом в номер отеля, а она тебе после ночи страстной любви выставила счет, - зевнула я, зная о чем будет дальше говорить мне Савка.
   - А что я должен ездить на трамвае или автобусе? У меня нормальная машина, - кажется, зря я затронула больную тему. Савка отличался нездоровой любовью к автомобилям, причем он их любил в любых размерах, от больших до маленьких. Эта любовь у него была с самого детства. Он еще меня заставлял с ним играть в машинки. А мне ничего другого не оставалось, как подчиняться. Какая же я была глупенькая.
   - Значит с алгоритмом действий ты согласен? - улеглась поудобнее, чтобы и дальше вести беседу с пьяным другом детства, потому как это было всерьез и надолго.
   - Нет. Все было не так. Мы в клубе познакомились.
   - Ого. У тебя явный прогресс. Теперь ты не сразу кадришь, а с оттяжечкой.
   - Я туда за другом приехал, - пояснил Савелий.
   - И по пути тебе встретилась Лариса. Так?
   - Так.
   - И ты не смог пройти мимо. Так?
   - Так, - вновь подтвердил мужчина.
   - А дальше все как обычно? Может быть ты не будешь мне рассказывать? Я только спать собиралась лечь. Уже в постели.
   - И ты меня не любишь, - Савка жалобно всхлипнул. - Даже слушать не хочешь. Еще друг называется.
   Я как представила эти несчастные карие глаза, так во мне сразу же заговорила совесть. Ну не могла я бросить друга в беде. Тем более в такой ответственный момент. Мужчина был мне не чужой. Друг все же. Когда-то давно, еще в детстве, мы поклялись на крови, что будем поддерживать друг друга в любой ситуации, чтобы не случилось. Сейчас у Савелия был не самый лучший день. Неужели я в состоянии его бросить. Да ни за что.
   - Люблю, Сава. Люблю. Как друга. Как брата. Бескорыстной любовью. И не требую от тебя никаких материальных благ.
   - Спасибо, Веточка. Чтобы я без тебя делал? - мужчине, судя по всему, следовало с кем-то поговорить.
   - Сав, ты где?- решила узнать местоположение друга.
   - В баре. Приезжай ко мне. Выпьем. Посидим вместе. Про нас вспомним, - голос мужчины стал протяжен.
   - Сав, ехал бы ты к жене. Она тебя уже небось заждалась, - друг детства был женат на милой женщине, которая сейчас, наверное, место себе не находила, ожидая блудного мужа, наверняка, уверенная, что он задержался на совещании или в своем любимом гараже.
   - Моя благоверная на островах бока греет. Туземцев тузит. Не. Не тузит -- грузит, какой ей муж достался непутевый и неблагополучный, забывая за чей счет на эти самые острова отправилась.
   Эллина, жена Савелия, на самом деле любила пожаловаться на жизнь первому встречному, по поводу того, что муж ей всю жизнь испортил, что она из-за него институт бросила, положив себя на алтарь семейной жизни. Однако я-то знала, что бросила учиться она не по этой причине, а потому как ее практически отчислили с пятого курса за неуспеваемость и прогулы. Эля девушка видная, ноги от ушей, шикарные волосы и кукольное личико все вместе это та приманка на которую мужики слетались, как мухи на мед, а Сава был самой жирной мухой. В смысле перспективной. Хотя я до сих пор не могла понять что подвигло Савелием жениться на глупенькой, хоть, и красивой, девушке. Дураком он никогда не был, подвох чуял за версту, влюбленным до одури не являлся, даже беременностью в их браке не пахло. Да что там говорить, даже мальчишник у него был не совсем мальчишник, потому как пили перед началом семейной жизни мы с Савой вдвоем. Почему-то все остальные друзья мужчины не смогли прийти, у кого-то машина сломалась по дороге, к кому-то дальние родственники внезапно нагрянули, а кто-то и вовсе не смог позвонить и предупредить о своем отсутствии, вот мне и пришлось составлять компанию Савелию, чтобы тому не было грустно и одиноко.
   - Так она отдыхает. А я и не знала, - протянула, чуть позевывая. Кровать звала в свои жаркие объятия со страшной силой.
   - А ты многое не знаешь, - с укоризной произнес мужчина.
   - Сав, не начинай. Мы взрослые люди, у каждого свои проблемы, дела, мы же не можем по каждому поводу и без повода друг другу названивать.
   На самом деле я бы с удовольствием звонила Савелию чаще, если бы не одно "но". Я прекрасно понимала, что постоянно отвлекать женатого мужчину это ненормально. Могут возникнуть разного рода кривотолки, а мне неприятности были совершенно не нужны. Мне одного раза хватило выслушивать упреки в свой адрес. Хотя, я всегда знала, что у меня есть друг, который прибежит, бросив все на свете.
   - Но ты могла бы хоть раз сама набрать номер и спросить как у меня дела, - обиженно выдохнул в трубку мужчина.
   Могла. Знаю, что могла, вот только всякий раз, когда рука тянулась к телефону другой я била себя по ладошке. Негоже это отвлекать серьезного занятого мужчину, а тем более женатого, своими девичьими проблемами. Да и какими проблемами, самыми что ни на есть обыкновенными. Не жаловаться же Савке, что я жутко как хочу выйти замуж, а никто не зовет. Он же первый надо мной посмеется и это в лучшем случае, а в худшем предложит сходить на мужской стриптиз, чтобы вдоволь посмотреть на обнаженные мужские тела и оскомину сбить.
   - Сав, ты же занятой человек. У тебя работа, дела, жена, любовницы, в конце концов. Я боюсь помешать, - и тут же постаралась перевести разговор со скользкой темы куда-нибудь в сторону. - А когда у Лидии Степановны день рождения? Двадцать первого или Двадцать пятого?
   Лидия Степановна это Савкина мама. Очень хорошая женщина, добрая, отзывчивая. Савка весь в нее. И у нее скоро день рождения. Надо будет обязательно поздравить.
   - Вечно ты путаешь. Как с детства повелось. Каждый год тебе говорю, что двадцать пятого.
   - Точно, - я даже себя по лбу стукнула, наверняка, Савке было слышно.
   - Ты ударилась? Я слышал какой-то стук, - обеспокоенно произнес мужчина. - Что случилось? - в его голосе исчезла пьяная нотка, оставив вместо себя огромную толику волнения.
   - Ничего. Не переживай. Это я, балда ивановна, зафинтилила себе по лбу.
   - Осторожнее надо быть, Вероника, - когда Савелий называл меня полным именем это что-то да значило. А означало это только одно: из маленького веселого мальчика он превращался в нудного мужчину. И как у него только получалось? Вот я всегда оставалась самой собой, а он был, словно жук-перевертыш.
   - Я буду, Савва, честное слово.
   - То-то же, - назидательно произнес мужчина в ответ. - Ты отдыхай. Наверное, устала за день. Намаялась. Пока. Позже позвоню.
   Вот таким рассудительным, обо всем думающим, предполагающим я Савку не любила. Не то чтобы совсем, но просто он напоминал мне уже кого-то другого, а если быть точнее, то отца, который нас с мамой бросил, уйдя к более молодой женщине. А нам пришлось туго, очень туго и если бы не помощь семьи Говоровых, то вряд ли бы у меня было радостное детство. Конечно, тогда, я не задумывалась ни о чем, была маленькая глупенькая всем довольная, это сейчас я понимаю всю тяжесть нашего с мамой положения, когда приходилось на ужин делить одну булочку на двоих, причем булочку съедала я.
   От воспоминаний неприятно защипало в глазах. А тут еще Савка никак не мог распрощаться.
   - Тебе может быть что-нибудь нужно. Помощь там какая? - вот же зануда. Надоел со своими вопросами. Да не надо мне от него ничего, кроме как его доброе расположение, пусть цацки любовницам остаются. Они им нужнее. А мне достаточно знать, что у меня есть друг. Хороший, настоящий друг, с которым и не грешно напиться в случае чего.
   - Сав, у меня все есть, мне ничего не нужно, спасибо. Ты это... такси вызови, а то мало ли что. Я же переживать буду. И домой езжай. Пожалуйста. Как приедешь, позвони мне, а то я не усну.
   - Эх, Ветка, хорошая ты ба...девушка, - вздохнул Савелий.- И где только глаза у мужиков?
   - На уровне пояса, под штанами спрятаны, - засмеялась я, сквозь набежавшие слезы. Разговаривать с другом по поводу своей проблемы мне не хотелось.
   Мы с Савкой как-то скомкано попрощались. Позже он не позвонил. Видимо, посчитал лишним. Однако эсэмэску прислал. "Я дома". И то хорошо.
   А ночью мне снилось детство, как мы с Савкой бегали гулять, уходя далеко от дома. И самое интересное, что заводилой всех вылазок была я, а Савка лишь поддавался моему пагубному влиянию.
   Во сне стояла либо поздняя весна, либо раннее лето. Во всю цвели полевые цветы, именно за ними мы отправились в поле. Я захотела сплести венок из одуванчиков. Вернее, корону королевы, а Савка мне ни в чем не мог отказать, а потому поплелся следом. Для меня это были лишние руки, в которые можно было воткнуть целый букет ярко-желтых солнышек и сказать "держи", и он держал безропотно и бессловесно. Я пользовалась властью, врученной мне Савелием как могла и насколько мне хватало воображения. Мы насобирали целые охапки одуванчиков, из которых я села плести украшения на голову. Цветов было настолько много, что хватило не только мне на венок, но и Савке. Он вначале противился, не хотел надевать, но я настояла и Савве пришлось смириться.
   Утром я проснулась, отчетливо помня свой сон. То, что мне приснилось детство было хорошо и символично, но сам факт принуждения Савелия мне не понравился. Какой-то он был чересчур навязчивый, не в моем нонешнем стиле.
   Встав с постели, я подумала позвонить Савелию и узнать не болит ли у него голова после вчерашнего, но тут же зарубила эту идею на корню. Мужчина явно бы не одобрил столь ранний подъем, высказав мне все что думает с применением трехэтажного непереводимого. О не любви друга к ранним побудкам я знала с давних пор, чем и пользовалась, когда мне надо было насолить Савке, в качестве наказания я поднимала его с постели чуть свет.
   А кому понравится подъем в пять утра? Именно столько было на часах. Ничего не могла поделать со своим организмом, который считал, что много спать вредно и является смертным грехом. Вылеживаться без возможности уснуть смысла не было, а потому я приняла стратегически правильное и единственно возможное решение встать с кровати. Хорошо, что сегодня, впрочем, как и вчера у меня никого не ночевало. Мои любовники не очень приветствовали ранние подъемы, ничем не отличаясь от Савки.
   Если я когда-нибудь решу обратиться в брачное агентство (о чем не переставала думать, ибо не могла справиться самостоятельно со своей проблемой), то обязательным условием будет привычка кандидата в мужья к ранним подъемам. Уж я бы тогда с мужем могла ездить на рыбалку или ходить в походы.
   Ника, одернула я сама себя, ты еще бы начала мечтать о плетении сетей для рыбной ловли и выращивании аспарагуса в домашних условиях. Ты мужа вначале получи, а потом распоряжайся его свободным временем.
   Я разочарованно вздохнула, встала с постели и поплелась в ванную комнату. Однако стоило мне только включить свет, как бзынькнула лампочка, извещая, что она почила смертью храбрых, перегорев в самом расцвете сил и лет. А ведь ее меняли совершенно недавно.
   К моему сожалению я была жуткой трусихой в части всего что касалось электричества, боялась его, как огня. Как-то в раннем детстве в папиных инструментах я нашла маленькую лампочку от фонарика с подсоединенными проводками, я даже затруднялась сказать для чего она была нужна отцу, и засунула в розетку. Меня, естественно, ударило током, потому как лампочка не была рассчитана на высокое напряжение в сети. Мои руки почернели и покрылись копотью, а я приобрела стойкую нелюбовь ко всему что связано с электричеством. И в наказание за незнамо какие грехи судьба всегда подкладывала мне противную какашку в виде перегоревших лампочек, испорченных электроприборов, сгоревших тостеров.
   Вот что мне теперь делать?
   Я стояла в дверях ванной и смотрела на потухшее око Саурона, то бишь лампочку в обрамлении полупрозрачного стекла. Был бы у меня мужик, тогда бы вся работа по замене умершего предмета досталось ему, а так мне. Но я же не мужик, для того, чтобы убедиться в правильности вывода заглянула в шортики, в которых спала. Внутри ничего подозрительно напоминавшего сморщенную шею динозаврика не обнаружила. Разочарованно вздохнула, гадая каким образом я буду собираться на работу в полнейшей темноте, потому как краситься любила перед зеркалом в ванной комнате, а не в другом месте.
   И как назло я рассталась со своим последним любовником. Так бы могла позвонить ему, и в качестве пропуска к телу попросить поменять перегоревший элемент, но видимо судьба-злодейка решила подложить мне не прожаренную свинью, которая в данный момент похрюкивала от удовольствия.
   Я несколько раз щелкнула выключателем в надежде, что мне показалось и лампочка все же зажжется. Однако чуда не произошло, света в конце туннеля не появилось ни с первого раза, ни со второго, а тем более с третьего.
   Пришлось выругаться матом, аж три раза, чтобы выразить все свое негодование. Спасибо, что меня не слышала моя бабушка, а то она бы мне язык горчицей натерла, той, которую делала из желтого порошка, продаваемого в таких же желтых коробках. Я всегда удивлялась многогранности применения этого чудесного продукта. Оказывается между желудком и ногами никакой границы не существовало, ибо к обоим можно было применять этот чудо-порошок: в первом случае в малой концентрации с большим добавлением воды, а во втором в обратной пропорции. Причем в обоих случаях нещадно жгло место применения. Равным по силе воздействия был только ремень, но у него было лишь одно назначение и точка приложения.
   Желание позвонить Савке посетило меня во второй раз за утро, теперь уже из меркантильных целей. О том, чтобы обратиться за помощью к слесарю из соседнего жэка даже речи не шло, они там были всегда пьяные и до бровей заросшие, чем напоминали неандертальцев из детских учебников по истории.
   Захотелось завыть. Ну почему у меня все идет наперекосяк? Все у меня не как у людей. Детей нет. Мужа нет. Вот даже душа лампочки от меня сбежала в потусторонний мир, лишь бы не жить со мной в одной квартире.
   Я тут на днях подумывала завести кота лысого, того, что из породы сфинксов, чтобы шерсти по квартире не валялось, но потом подумала, что с моим везением кот и так будучи лысым еще раз лишится шерсти. Я же могу и забыть его покормить, от блох обработать. Или у лысых котов нет блох? Наверное, все же нет, ведь насекомым надо за что-то цепляться, а у сфинксов априори нет шерсти.
   Так я и стояла пялилась на перегоревшую лампочку, размышляя о бренности своей жизни, до тех пор, пока тишину моей квартиры не сотряс чудовищной силы звук. Так мог орать только один источник -- дверной звонок. От испуга я даже подпрыгнула, как в старые добрые времена, во врем игры в резиночки.
   - Кого еще черти принесли с утра пораньше? - неужели сосед по лестничной клетке перепутал двери. Он у нас был непросыхающий тип, тихий алкоголик, как звали в подъезде. Пил много, тихо, запоями, но сильно не дебоширил. Правда, время от времени путал двери. Соседям доставалось всем. Причем я подозревала, что у мужчины была записная книжечка, в которую он заносил очередность посещения, потому как ломился к каждому по лестничной клетке, но в строгом порядке. Я, кстати, совершенно недавно вспоминала, что меня слишком давно не посещал.
   - Опять двери перепутал, - заворчала я, открывая. - И что тебе дома не сидится, не выпивается. Затарился по полной программе и пей -- не хочу, - продолжала я свой монолог даже тогда когда дверь уже была открыта.
   - Савка? Ты? Откуда?- опираясь рукой о стену, стоял мой друг детства собственной персоной.
   Мужчина был несколько помят, небрит, от него специфически попахивало, но тем не менее это по-прежнему был мой хорошо знакомый человек. Небольшая щетина затенила нижнюю часть лица, добавляя определенного шарма мужчине. Из под упавшей смоляной пряди волос поблескивали карие глаза, с легким налетом коньяка. Я безошибочно угадала чем в этот раз заливался Савва.
   - Мимо проходил. Дай, думаю, зайду. Пустишь? - криво улыбнулся мой друг детства.
   Сейчас, спустя столько лет, Савелий превратился в красивого обаятельного мужчину, от которого было невозможно отвести глаза, настолько он был хорош. Мужественность из него буквально сочилась. А ведь были другие времена... Эх. Что было, то прошло.
   - Конечно. Проходи, - обрадовалась я, широко открывая дверь.
   Видимо удача решила повернуться ко мне лицом. Про лампочку в данный момент я думала меньше всего. Просто была приятно удивлена столь раннему появлению Савелия.
   - Что-то случилось? - не смогла не спросить у мужчины. Все же столь ранний подъем для Савелия был не нормален.
   - Захотелось тебя увидеть. Столько дней прошло с нашей последней встречи, - посетовал мужчина, проходя в квартиру. - А домой как-то не хочется. Пусто там. Одиноко.
   - Подожди, так ты еще до дома не доехал? - глаза Саввы сказали мне о многом. - А как же эсэмэска?
   - Я пошутил.
   - Как? Как ты мог меня обмануть? - накинулась я с кулаками на мужчину.
   - Как обманываю всех женщин, - спокойно ответил мне подлый Савелий Говоров, при этом мило улыбаясь, светя своей очаровательной ямочкой на щеке.
   - А это по принципу -- ты изменяешь ей со мной, а мне с нею и еще десятком других женщин. Так? - я имела в виду жену Савелия и нескончаемый поток подружек.
   - Тебя, дорогая, я не изменял. Ни разу, - Савка стал серьезным, настолько, что мне не понравилось его выражение лица.
   - Еще чего. Друзьям не изменяют, - отмахнулась я. - Иначе какие это тогда друзья?
   - Да, - карие глаза внимательно на меня смотрели, что стало немного не по себе. Савка до сих пор держал меня за предплечья.
   Мне стало как-то тесно в собственной прихожей. Захотелось свободы. Чтобы избавиться от неловкого состояния я внезапно вспомнила.
   - А у меня лампочка перегорела. Представляешь? И я не знаю что делать, - принялась тараторить, желая перевести разговор в новое русло.
   - Я как чувствовал, что у тебя что-то не в порядке, - Савка знал о моей нелюбви к электричеству и всему что с ним связано.
   - Ты еще скажи, что предчувствовал, а потому до самого утра валандался где-то, чтобы на зорьке появиться у меня на пороге, - произнесла я, выпутываясь из рук мужчины.
   - Нет. Я поговорить хотел.
   - Ты же сказал, что случайно заехал, - напомнила о словах Савелия.
   - Ах, да, - у меня сложилось впечатление, что друг детства хотел что-то мне сказать, да передумал под моим давлением. - Так что там у тебя с лампочкой?
   Дверь в квартиру приоткрылась и я ощутила запах Савелия, в котором смешался аромат сандала, табака, приправленного мускусом. Я втянула в себя воздух, стараясь запомнить.
   - Чего принюхиваешься? Пил. И что? Ругать будешь?- насупился Савка.
   Признаваться в том, что я думала совсем о другом не стала, рассмеявшись.
   - Пусть тебя жена ругает или подружки. Это их работа. А у меня прав нет, - я прошла к шкафу, где у меня хранились инструменты и запасные материалы на все случаи жизни. Поскольку я женщина одинокая, а пришлые мужики с собой отверток и пассатижей не носили, приходилось иметь у себя много чего. - Вот. Держи, - я протянула лампочку. - В ванной надо сменить.
   - Ты бы оделась, - услышала в ответ.
   Только сейчас я заметила, что находилась перед Савкой в полупрозрачной рубашке, которую так и переодела после пробуждения.
   - А ты не смотри, - огрызнулась, отчего-то покраснев. - Я гостей по утрам не привечаю. Не имею такой привычки, - однако руками прикрыла стратегически важные места. А потом и вовсе юркнула в спальню, чтобы накинуть на себя халат.
   Когда я вернулась, затянутая и перевязанная, то обнаружила, что у меня все исправно горит, как и прежде.
   - Вау! Да ты шаман, - воскликнула я, глядя на иллюминацию в ванной комнате.
   - Заслужил я чашечку кофе? - мой спаситель вытирал руки о полотенце.
   - И не только кофе. Я тебя омлет приготовлю. С сыром.
   - Только не с сыром. Достаточно будет глазуньи. Ты, надеюсь, не разучилась ее готовить, - лихо заломил бровь Савва, глядя на меня.
   - Милый друг, это как в сексе, один раз научившись сложно забыть.
   - Ветка, ты что-то путаешь грешное с праведным. В первоисточнике речь велась о велосипеде, - напомнил мне мой гость.
   - Это у тебя велосипед, а у меня..., - мне не дали договорить.
   - А у тебя все по Фрейду, сплошные оговорки, - заметил Савка. - Ты там замуж случайно не собираешься? - совершенно невинно поинтересовался мужчина.
   - И ты туда же? Мне бабульки на лавочке около подъезда все мозги проели своими вопросами про замужество и ты от них опылился. И когда только успел? - посетовала я, направляясь на кухню, а Савва следом за мной.
   - Так как?
   - А с чего бы такой интерес к моей личной жизни? Я же не спрашиваю про твою. Даже если и собираюсь, то так я тебе и сказала.
   - Понятно, - мужчина заметно посмурнел. - Значит, не скажешь.
   Вот меньше всего мне хотелось делиться наболевшим с Савелием.
   - Приглашение на свадьбу тебе пришлю первому, - а сама подумала, что неизвестно когда она будет и будет ли вообще. Нормальные мужики на дороге не валяются, а хороших и уже давно разгребли. Все кто остался такой некондишен, что и говорить без слез не возможно.
   Я достала из холодильника яйца и принялась по одному быть их прямо над сковородой, чтобы тут же услышать восклицание.
   - Что ты делаешь? А если протухшие? Всю яичницу испортишь, - у меня отобрали последнее яйцо. - Сколько раз тебе говорить? Над тарелкой бей. Над тарелкой, - принялся меня поучать Савелий.
   - И как тебя только жена терпит? - забурчала я, отходя в сторону и наблюдая как друг детства готовит себе яичницу. Судя по количеству разбиваемых яиц (а Савка воспользовался тарелкой) , он решил пожарить и на мою долю. Впрочем, я бы не отказалась.
   - Не меня, а мои деньги, - заворчал мужчина, прикручивая огонь под сковородой и прикрывая крышкой.
   - Тебя так послушать, то получается все бабы только с мужиками из-за денег и спят,- возмутилась я.
   - Почему же только из-за денег? Иногда из-за рук, головы, возможностей куда-нибудь пристроиться в нужное место, - сбивчиво стал объяснять мне прописные истины Савелий Говоров.
   - Я тебя умоляю, - принялась насыпать кофе в кофемолку. - Кто-то же из-за любви этим делом занимается.
   - Очень редко. И это скорее динозавры, нежели люди. Вымирающий вид, - пессимистически просветил меня мужчина.
   Я включила кофемолку и на время наш разговор прервался. Савелий как раз закончил жарить яйца и принялся их споро раскладывать по тарелкам.
   - Тебе с молоком делать или без? - поинтересовалась у мужчины.
   - Знаешь же, что с детства люблю с молоком, - заворчал Савка, усаживаясь за стол и беря вилку, но не начиная есть. Меня дожидался.
   - Может быть у тебя вкусы поменялись, - парировала в ответ, разливая из кофеварки горячий напиток и наливая сверху в чашку молоко.
   - В моем возрасте уже поздно что-либо менять, - Савка принялся макать желток кусочком хлеба.
   - Ешь, давай, пока не остыло.
   Мы в молчании продолжили кушать. Похоже, что привычку, привитую с детства, не забыл никто.
   - Посуду мой сама, - скомандовал Савка, первым заканчивая трапезу.
   - Можно подумать, что тебя заставлю, - пробурчала в ответ, убирая со стола тарелки.
   - Есть такие..., - пространно произнес Савелий.
   Почему-то я сразу подумала об Эллине. Она у нас всегда была белоручкой, даже когда мы учились вместе в институте. Не думаю, что она за это время изменилась.
   - Так-то где, а я здесь, - сразу же принялась мыть посуду.
   - Я, пожалуй, пойду, - встал из-за стола мужчина. - Тебя до работы подвезти?
   И тут раздался звонок.
   Я быстро подняла трубку.
   - Привет, Никочка, - услышала я вначале мужской голос.
   - Здравствуйте, - я не узнала звонившего. В этот момент я перевела взгляд на Савелия. Он напрягся, спрашивая глазами "кто звонит".
   И тут я услышала какую-то возню на том конце провода.
   - Отдай, отдай, - верещал женский голос. - Ты зачем пугаешь, мою подругу?
   - Если она твоя подруга, то и моя тоже, - огрызнулся мужчина. Он явно улыбался.
   - Ника, это я. Я, - и тут я узнала Алиску, мою добрую знакомую, почти что подругу.
   - Алиса? - задала вопрос.
   - Не Алиса, а Андрей, - пробасил мужчина, Аля явно проигрывала в противоборстве за трубку.
   - Доброе утро, Андрей, - поздоровалась я, гадая что надо от меня Алисе и судя по раннему звонку ее бой-френду.
   - Вот и познакомились.
   - Отдай, я сказала, - Алисин голос стал выше.
   - Да на, - по помехам было ясно, что трубка перекочевала в руки хозяйки.
   - Ника, ты прости этого ревнивца. Он не верит, что Вероника в списке и есть Вероника, а никто другой, как у некоторых, - последнее явно относилось к мужчине на том конце провода.
   - Алис, да я ничего не имею против.
   - Ник, ты это... приходи.
   - Куда? - удивилась я.
   - К нам на свадьбу приходи, - огорошила Алиса.- Мы тут что-то подумали, что просто расписываться скучно. Надо по-старинке. С застольем, песнями. Короче, мы тут все по-быстренькому организовали и у нас через неделю свадьба. Мы тебя приглашаем. Да, Андрей?
   - Да, - пробасили откуда-то издали. Видимо, после того как был проверен номер мужчина потерял интерес к разговору.
   - Хорошо, приду,- пообещала я. Выспрашивать о подробностях в присутствии посторонних я не стала, собираясь чуть позже перезвонить и все узнать.
   - Кто это был? - услышала я со стороны Савелия.
   - Алиска замуж собралась, на торжество пригласила, - объяснила.
   - Мужчина кто? - я удивилась допросу.
   - Ее жених. Неужели непонятно? - обычно Савелий был более деликатен.
   - Было бы понятно, не спрашивал бы, - огрызнулся мужчина. - Так ты поедешь со мной?
   - Нет, - из чувства противоречия ответила, хотя ничего не имела против того, чтобы Савка меня подвез.- Я с женатыми мужчинами по возможности не якшаюсь, а ты у нас из этой серии, - решила свести все в шутку. Только почему-то Савка не посмеялся.
   Кажется, мужчина был обижен моим отказом, если судить по недовольному взгляду и поджатым губам, а так же скомканному "пока" перед уходом.
   ***
   "Добрый вечер, дорогой дневник!"
   Самое важное в общении человеком это приветствие. А дневник это тот же человек, только бессловесный, потому как ему, как и живому доверяют все самые сокровенные мечты.
   Я задумалась прежде чем продолжить предаваться эпистолярному жанру, почесала ручкой кожу под волосами, покусала кончик средства для письма. Надеясь, что все эти манипуляции помогут облачить свои мысли в слова, которые потом перекочуют на бумагу.
   Посещение Савкой моей квартиры повергло в уныние, подтолкнув в сторону пучины отчаяния. Вот взять его жену -- Эллину. Даже у нее есть муж, который приходит вечерами, садится за стол, ужинает, смотрит перед сном телевизор, ложится вместе с нею спать. А я? Чем я хуже? Неужели у меня открылся третий глаз или рог вырос? Хотя, третий глаз для жизни был бы неплох, ясновидение во все времена ценилось высоко.
   Я недавно пересматривала свои институтские фотографии, пыталась непредвзято, со стороны оценить себя, своей внешний вид. Странно, но никаких изъянов в себе не нашла. У меня даже зубы и те не кривые, не то что у некоторых. Взять ту же Алиску. Она вон выходит замуж с кривыми зубами и ничего. Будущий муж не подумал отказываться по этой причине.
   Ой, что-то у меня жареным мясом потянуло.
   Я вскочила со стула и побежала в кухню, надеясь, что мои макароны по-флотски не сгорели в корне. Сбросила крышку, перемешала, обрадовавшись, что обугливание произошло не до головешек. Вот нельзя делать сразу несколько вещей, обязательно о чем-нибудь забудешь.
   Пришлось прерывать свое общение с дневником и садиться ужинать. Когда еда горячая она не кажется подгоревшей. Запив все черным сладким чаем, я отправилась на продолжение сеанса общения со своим дневничком. Один он меня радовал своей зеленью обложки. Я закрыла фолиант и любовно провела по выдавленной обложке. Она приятно ласкала подушечки пальцев.
   Однако силой мысли вряд ли получится что-либо записать на бумаге, а потому пришлось дневник открыть вновь и продолжать свое занятие.
   "Сегодня в интернете я наткнулась на ужасно интересную статью, которую решила взять на вооружение со своей проблемой в виде холостого семейного состояния" - записала я под приветствием. Предложение получилось корявым, но не зачеркивать же его?
   Я на самом деле на работе улучила минутку и продолжила мониторить всевозможные советы по интересующему вопросу.
   "15 народных способов выйти замуж"- вот моя нить Ариадны, способная помочь и избавить от проблем в личной жизни".
   Про нить Ариадны я конечно же загнула, но что написала, то вряд ли сотрешь. Видимо мое подсознание из последних сил искало выход из сложившейся ситуации, потому как в статью я вцепилась всеми руками и ногами. Это мой шанс, решила я. Раз сама не в состоянии решить сложности жизни, то надо прислушиваться к умным советам, отточенным годами, взяв на вооружение в качестве указующего перста.
  
   - Боже, как витиевато я стала думать, - вслух произнесла, начав улыбаться собственным мыслям. - Эдак я стану выражаться высоким слогом и тогда меня, вообще, никто замуж не возьмет.
   Я пригорюнилась. Замуж хотелось так сильно, аж за ушами тремтело и натирало от желания. Я было метнулась к своему телефону в надежде отыскать номерок свободного мужчины. Так обычно делал Савка, когда не с кем было провести вечерок. Но потом я вспомнила, что я далеко не мужчина и у меня совершенно иная задача, нежели одноразовый обмен жидкостями и не только на уровне верхних губ. Немного зная психологию мужчин, надеяться на предложение руки и сердца после необременительного секса вряд ли возможно. Разве что еще на один необременительный секс.
   Секс для здоровья может и подождать, а вот с замужеством надо что-то делать.
   Я вновь обратила все свое внимание на столь полюбившийся дневник, решив занести все пункты, взяв на вооружение которые решила изменить свой холостой статус.
   - Итак, что там у нас под пунктом номер один? - задала себе вопрос вслух. И сходу не смогла на него ответить, потому как статью видела в интернете, а на память ее соответственно не запомнила.
   Пришлось срочно-обморочно лезть в смартфон и искать закладку в сайтах. После пролистывания трех десятков страничек поняла, что я забыла как он называется, а сохранить страничку я, естественно, не догадалась, понадеявшись на свою память.
   - Дура, ты, Ника, - обругала себя. - И как ты собираешь выходить замуж, если даже элементарного запомнить не можешь?
   - Мне нужно выпить, - после получаса пустых попыток найти требуемое, произнесла я.
   В небольшом баре, искусно спрятанным в журнальном столике теснилось несколько бутылок разной степени початости. Мой взгляд опустился на высившийся пузырь с мартини.
   - Неплохой выбор, подруга, - выудила я бутылку и отправилась на поиски бокала на высокой ножке. Обнаружила один в спальне, помня, что когда-то его туда относила. Однако мне не повезло, бокал был занят оплывшей свечой.
   Сразу же на ум пришли воспоминания связанные с тем, как в бокале оказалась свеча. Не так давно приглашала я в гости одного знакомого мужчинку, надеясь на более длительное знакомство. Как назло в самом начале общения выключили свет, вот мне и пришлось в ускоренно темпе организовывать освещение. Дабы произвести впечатление, засунула свечу в бокал. Было очень красиво. Но даже антураж в виде мягкого свечного света не помог исполнению желания. Мой бой-френд оказался одноразовым, так же как и предохранитель от нежелательной беременности.
   Я со вздохом переставила испорченный бокал, отправившись на поиски другой тары. Пришлось наливать мартини в обыкновенный стакан, хоть и выполненный из хрусталя. Тратить еще время на поиски на антресолях специальных бокалов не хотелось.
   Прихлебывая маленькими глотками алкогольный напиток, я вернулась к ведению дневника, тем более с мартини вечер приобрел приятный вкус и хорошее настроение.
   Сделав несколько глотков меня буквально осенило где искать вожделенную статью.
   - Эврика, - на манер Архимеда вскричала я, направившись к домашнему компьютеру. Я же именно на него отправляла всю почту, там же и должна была храниться интересующая меня информация.
   - Все же алкоголь способствует мыслительной деятельности, являясь отличным стимулятором, - произнесла, делая еще один глоток.
   И точно, после загрузки операционной системы, обнаружилась пропажа.
   - По-моему мартини надо поставить памятник, изваяв в бронзе.
   Слышал бы меня кто-нибудь посторонний, то посчитал, что я сошла с ума, разговаривая сама с собой. А попробовали бы вы жить одной в квартире и не только говорить начнешь, но и петь, и плясать.
   Я залезла в почту и нашла искомую статью.
   И как юная школьница, коей я не была уже давно, принялась переписывать в тетрадку все по пунктам.
   "Самый распространенный способ выйти замуж -- поймать букет на свадьбе. Тут все зависит от вашей собственной ловкости".
   Я записала первый пункт и задумалась, гадая, где же можно воплотить его в полной мере. Сразу же на ум пришло приглашение Алиски на свадьбу. Как кстати она мне позвонила, как будто в воду глядела. Несомненно удача была на моей стороне.
   Перевела взгляд на монитор, желая запечатлеть второй совет. Он гласил следующее:
   "Станьте свидетельницей на чьей-либо свадьбе. Ваши шансы и самой побывать в роли невесты многократно возрастут".
   Черт побери, а я ведь дожила до двадцати семи лет и ни разу не была свидетельницей. Видимо поэтому замуж до сих пор и не вышла.
   - Вот в чем причина, - многозначительно произнесла, потянувшись к стакану с мартини.
   Сделанный глоток чуть заглушил горечь разочарования от собственной жизни.
   Третий пункт советов был крайне многословен:
   "Если гость на свадьбе прольёт на ваше платье алкоголь -- это хороший знак. Значит скоро вы можете встретить своего будущего мужа".
   Я, сверившись с оригиналом, переписала в дневник, задумавшись о выполнимости задания.
   - Думаю, что с этим пунктом у меня проблем не будет. Надо лишь толкнуть какого-нибудь подвыпившего гостя и примета у меня в кармане, - бормотала я, записывая следующую умную мысль.
   "Находясь в роли гостя на чьей-либо свадьбе постарайтесь станцевать с женихом. Это увеличит вероятность вскорости и вам выйти замуж".
   Интересно, а как Алиска отнесется к тому, что уведу у нее жениха на один танец? Я задумалась. Будь я на ее месте, то вряд ли бы кого подпустила к своему ненаглядному. Но чем черт не шутит, когда боженька спит?
   Пятый совет поверг меня в шок своей приземленностью. Однако я как усердная ученица продолжила начатое занятие по заполнению дневника.
   "Если вы не умеете вышивать крестиком -- научитесь. Существует поверье, что если вышить красивую картину или украсить наволочку изображением цветка пиона, то с последним стежком в вашей жизни появится достойный мужчина".
   Мне сразу же захотелось отправиться за иголкой с нитками, чтобы начать выполнять задуманное. Вышивать я особенно не любила, но при необходимости могла справиться с задачей.
   После небольших душевных терзаний решила отложить вышивание цветка на более поздний срок. Например, до завтра. Посчитав, что раз не удалось выйти замуж до сих пор, то задержка на несколько часов не сыграет большой роли. Хотя, руки чесались начать вышивать короткий путь к своей мечте.
   При почтении шестой народной приметы не сразу поняла что от меня хотят.
   "Если гости уходят с застолья раньше, чем со стола снята скатерть, это не предвещает скорого брака. Вы можете просить ваших друзей помочь вам убрать со стола, прежде чем уходить. Таким образом, и домашних хлопот поубавится, и плохая примета не сработает".
   - Это я что ли должна прислуживать уборщицей на свадебном застолье? - я насупила брови, представляя как ношусь с тарелками по украшенному залу, отнимая работу у официанток.
   Потом еще раз перечитала примету. И только тогда поняла, что речь идет о любом застолье, например, у меня дома. Сразу же встал вопрос, а когда последний раз у меня были гости? Савка и кавалеры на роль женихов не брались в расчет. Оказалось, что гостей я не очень любила и сильно не привечала. Однако ради замужества могла и потерпеть. Осталось только найти кого звать в гости, а в конце вечера заставлять убирать со стола. Составление списка приглашенных оставила на потом, ибо еще не разобралась с перечнем найденным в интернете.
   "Пионы вообще считаются хорошими помощниками по приближению замужества. Их можно поставить дома в вазу, разместить их изображение где-то в комнате, например, постер или фотографию в рамке".
   - Господи, - воскликнула я вслух. - Опять пионы. Да где же я их возьму в это время года?- потом, правда, дочитала, что можно использовать и нарисованные. После чего, облегченно вздохнула, радуясь, что не придется оббегать все цветочные магазины города в поисках нужных цветов.
   "Считается, что если пролезть через хомут, то в самое ближайшее время обязательно выйдешь замуж".
   Восьмой способ выйти замуж поверг меня в молчаливый ступор. Ибо слово "хомут" предполагал наличие живой лошади, а где ее взять в городе? Этого я не знала, решив оставить все на потом.
   "Есть примета, что девушке, которая очень хочет найти жениха нужно непременно подарить кактус".
   Тут я с облегчением вздохнула, когда прочла девятый способ. С кактусами проблем не было. У меня один-одинешенек доживал на подоконнике. Я срочно побежала его поливать, понимая, что именно он меня может спасти от затяжного холостого состояния.
   Колючий друг смотрел на меня осуждающе, но предложенную воду выпил с жадным удовольствием. Земля в горшке была суха, аки пустыня Сахара. Я подумала, как же хорошо, что я живу не в фэнтезийном мире, а иначе мой кактус в данную секунду превращался бы в монстра с шипами, которые летели в моем направлении.
   - Ой, - больно уколола палец, задумавшись. - Вот ты как. А я тебя еще поливаю. А ты того не стоишь, - обиделась я на цветок и с сопением отошла на некоторое расстояние, памятуя о возможном превращении.- Совсем ты сбрендила от одиночества, Вероника.
   Сегодняшнее общение с самой собой побило все рекорды. Я посмотрела на часы -- они показывали девять вечера. Не самое позднее время. А почему-бы не вырваться из дому хотя бы на несколько часов?
   - Алле, ты спишь? - набрала я номер Раечки Савченко.
   - Как видишь, нет.
   - Как я могу видеть через трубку? - возмутилась в ответ.
   - Так же, как и я сплю. Говори чего надо, - у Раисы была своеобразная манера общения. Кто-то считал ее грубой до мозга костей. Я же предполагала, что это защитная реакция на обстоятельства. У девушки были специфические вкусы на мужчин. Вернее их не было совсем. Она их не любила. На дух не переносила. Совсем. Ибо любила женщин. А кто не без недостатков в наше время пусть первый бросит в меня камень.
   - Скучно. Одиноко. Одной пить не хочется.
   - И мне, - вздохнула Рая.
   - В кабак? - с надеждой спросила у подруги.
   - Если только напиться. Учти, с мужиками знакомиться не буду, мне от них тошнит.
   - Мне тоже, - покривила душой, но без компании на вечер оставаться не хотелось.
   - Тогда на сборы полчаса. Встречаемся возле нашего.
   - Договорились.
   Мы с Раей жили в пешей пятиминутной доступности друг от друга, а потому могли легко и быстро оказаться в условленном месте. Девушку я знала еще со времен института. Она пришла к нам в группу на последнем курсе, переведясь из другого вуза. Мы долго не могли понять как такое было возможно и в чем была такая необходимость. Это чуть позже, когда я стала общаться с Раисой, я узнала, что у нее случилась большая любовь к одной молоденькой преподавательнице, которой она и цветы дарила на парах, и серенады под балконом пела, и в любви признавалась. А та не отвечала ей взаимностью, чем довела Раечку и себя до нервного срыва и крупного скандала, подняв свою проблему на заседании совета института. Благодаря Раечкиным родителям скандал удалось замять, но уйти девушке все равно пришлось. Вот так она и оказалась в нашей группе.
   Почему-то только ко мне у девушки возникли дружеские чувства, впрочем, я тоже отвечала ей взаимностью, даже тогда, когда узнала о вкусах Раечки. Однако почему-то не переживала по этому поводу. Может быть потому, что не разделяла их. Повторить судьбу молоденькой преподавательницы не боялась, не считая угрозу со стороны Раисы реальной. Как-то она мне призналась, что я была не в ее вкусе. Ей нравились маленькие кукольные девочки, на которых я совсем не походила.
   Сама же Рая была крупной девушкой гренадерского роста и широкой костью. Толстой она не была, но выглядела всегда мощно, а со спины ее часто принимали за мужчину, на что Раечка не обижалась. Одеваться она старалась в свободные брюки, терпеть не могла юбки и сарафаны. Движения девушки были порывисты и резки. Свои красивые вьющиеся волосы она стригла коротко, "под мальчика" как она сама называла, оставляя лишь длинную челку, которую зачесывала за ухо. Косметикой Рая почти не пользовалась, разве что изредка позволяла нанести гигиеническую помаду, считая, что от краски портится кожа. Ее можно было бы назвать милой, не будь у девушки тяжелого взгляда холодных серых глаз.
   Раиса терпеть не могла не пунктуальности, а потому мои сборы были скорее похожи на экстренную эвакуацию, чем на поход в питейное заведение. Но раз я вызвалась быть заводилой сегодняшнего вечера, пришлось дать себе пинка и одеться в кратчайшие сроки. Тем более я решила не заморачиваться и нацепить на себя джинсовый костюм, состоящий из укороченных штанишек и такой же безрукавки, надеваемой на майку или блузку. В довершение к костюму я почему-то выбрала высоченные шпильки, не особо задумываясь как я на них буду возвращаться домой после обильного возлияния. По всей видимости, мое настроение было на отметке "ниже плинтуса", а высокие каблуки должны были его поднять на необходимую высоту. В указанное время я подходила к милому заведению со звучным названием "Три поросенка".
   Между моим домом и домом Раечки на равноудаленном расстоянии располагался милый сердцу кабак, называющийся в честь одноименной детской сказочки. На первый взгляд он был ничем не примечателен, но там сладко пилось, особенно когда на душе было погано.
   - Привет, ты еще выше копыта не могла найти? - поприветствовала меня Раиса, увидев в чем я явилась на встречу.
   - Не всем же как тебе ходить словно каждый день в спортзал, кое-кто идет в людное заведение, где внешний вид играет значение, - я клюнула Раю куда-то в район уха в знак приветствия. Она терпеть не могла все эти телячьи нежности, но стоически переносила, через раз скрежеща зубами.
   - Ты на своих ходулях ноги переломаешь, а я в любом состоянии буду держаться на ногах, - огрызнулась девушка, бросив еще один хмурый взгляд на мою обувь.
   - Не мы такие, жизнь такая, - философски произнесла я, вышагивая рядом с подругой.
   Наша дружба была странной. При всех различиях в интересах нам было комфортно друг с другом. С Раей было комфортно помолчать или как в данный момент отправиться посидеть в кабак.
   - У тебя что-то случилось? - осторожно спросила у меня Раиса, когда мы усаживались за столик.
   - С чего ты так решила?- вскинула я голову от меню.
   - Обычно когда у тебя что-то происходит нехорошее, тогда ты звонишь,- криво улыбнулась девушка.
   - Правда?!- я удивилась, судорожно начиная вспоминать все последние случаи общения с Раей.
   И, действительно, куда-нибудь с ней мы выходили только тогда, когда я расставалась со своим очередным кавалером и мне нужно было зализать раны. Думать в одиночестве надоедало и тогда я звонила Рае.
   - А ты сама как думаешь? - сверлила меня своими глазищами подруга.
   - Извини, - опустила я голову. Как-то нехорошо получалось.
   Может стоило предложить разойтись по домам? Я уже намеревалась так и сделать. Мне бы самой не понравилось свинское поведение в свой адрес. Так что Раю я прекрасно понимала.
   - Забудь. Я рада, что ты позвонила. Сама маялась бездельем. Спать рано, а делать нечего.
   - У тебя тоже никого? - я бросила взгляд на девушку. Мы особо никогда не разговаривали про подружек Раи, так время от времени в разговорах проскакивали отдельные фразы, но не более того.
   - Представляешь, да. Сбежала сучка с моими деньгами, еще и бабушкино обручальное кольцо прихватила, лярва, - пожаловалась мне Рая.
   - А у вас все серьезно было? Да?- мне стало интересно, а каково это жить в однополой семье.
   - Серьезно. Ребенка собирались завести, - я чуть не подавилась пивом, услышав слова девушки.
   - От кого? - вырвалось у меня. - Неужели клонирование?
   - Смеешься что ли? Откуда у нас такие возможности. Конечно же от мужчины, - теперь мне стало еще интереснее.
   - От какого?
   - Ну не первого встречного, это точно, - сказала Рая, отхлебывая глоток из высокого стакана. Мы сидели за столиком и попивали пиво, неспешно разговаривая.
   - А какого? -удивилась.
   - Неужели ты думаешь у меня не найдется знакомых мужчин, которые бы согласились покрыть такую как я? - насупилась девушка.
   - Я, вообще, ничего не имела в виду, - замахала я руками, не зная как выпутаться из неприятного положения.
   Это получалось, что я усомнилась в возможностях Раисы. Просто, она и мужчины мне казалось совершенно несовместимыми понятиями.
   - Не ври. Не надо. По глазам вижу, что имела, - тяжело произнесла Рая, делая большой глоток из бокала. Кажется, я только что обидела девушку.
   И как теперь выпутываться из неприятной ситуации? Я не знала.
   На заднем плане заиграла музыка. Медленная и тягучая, как темное пиво в бокале.
   - Можно пригласить вас на танец? - услышала я раскатистый бас.
   Вот задрали. Даже спокойно посидеть невозможно. Зла не хватало на этих мужчин.
   - Я не танцую, - зло бросила, не поворачивая головы.
   Терпеть не могу, когда меня начинают клеить. Неужели не понятно, что мы с подругой пришли пообщаться, а не мужиков кадрить.
   - Вообще-то, я не вас приглашал, - кто-то улыбался в голос.
   Пришлось повернуться в сторону, чтобы разглядеть кто же потревожил наше уединение с Раисой.
   - А кого? - у меня вырвалось помимо воли.
   Естественно, зная о вкусах Раисы я даже и предположить не могла, что приглашение относится к ней.
   - Ее, - было коротко произнесено в ответ. - Можно вас девушка? - это уже относилось к моей соседке.
   Теперь мне было интересно рассмотреть того, кому принадлежал раскатистый бас.
   Медведь.
   Это было первое, что пришло на ум. Сущий медведь. Заросший. Мохнатый. И просто огромный. Вот такое у меня сложилось первое впечатление от подошедшего к столику мужчине.
   - Она..., - я хотела ответить за Раю, видя, что девушка в рот воды набрала, а если быть точнее, то уткнулась лицом в пивной стакан.
   - Я согласна, - услышала из уст Раисы.
   Девушка посмотрела на меня победным взглядом, к котором читалось "накуси-выкуси".
   Я, в принципе, была не против ее общения с мужчинами даже, наоборот, "за", но ведь она только что мне рассказывала про свою несостоявшуюся женскую любовь, а тут был мужчина.
   Вот не понимаю я этих женщин. То им баб подавай, то мужиков. Ветреницы, да и только.
   Рая протянула руку медведю и они чинно прошествовали на середину зала. Места для танцев в кабаке было мало, и они заняли чуть ли не все.
   Однако что самое интересное, при всем своем гренадерском росте со стороны Рая с незнакомцем смотрелись вполне органично.
   Моя ветреная подруга, которой как оказалось ничего женское не чуждо, принялась выписывать пируэты с пригласившим ее мужчиной. Я вначале скептически отнеслась к заинтересованности Раи незнакомым мужчиной, но когда один медленный танец сменился другим, а девушка все не отлипала от своего медведя у меня возникло множество вопросов. А такая ли она лесбиянка на самом деле? Судя по тому как она достаточно близко прижималась к мужчине, ей было не совсем неприятно его общество, а скорее даже наоборот. И ежели я по-первой думала, что она приняла в пику мне приглашение косолапого (здесь я, конечно, покривила душой), то спустя несколько минут мое мнение кардинальным образом изменилось.
   Пиво в бокале кончилось. Я покрутила пустую тару. Ждать пока подойдет официантка долго. Во время наплыва посетителей в кабаке можно и полчаса прождать. Решила не выпендриваться и самой подойти к барной стойке. Не королевна. Могу и за пивом сходить. Тем более Раиса, судя по всему, не собиралась отлипать от своего медведя. Что ж, стоит порадоваться за девушку, может быть она свернет в правильном направлении разврата. Не все же ей баб обмусоливать, пусть об щетину поколется для приличия. У медведя ее много. Вон как зарос, как баобаб. Кстати, этот баобаб вовсю лапал задницу Раи и она не возмущалась. Вот же непостоянная особа. Я не удивлюсь, что незнакомец может с превеликим удовольствие зажать Раечку где-нибудь между гардеробной и туалетом в кабаке и осчастливить своим мужским вниманием. В принципе, если подруга будет не против, то даже могу прикрыть от случайных глаз посторонних людей. Может быть для нее это будет первый опыт. Хотя, лучше бы все прошло на простынях.
   - Господи, о чем я думаю? Может мне в свахи записаться? - пробормотала себе под нос, ожидая исполнения заказа.
   - Вы слишком молоды и очаровательны для этой профессии. Не хватает груза прожитых лет и усталости в глазах, - услышала я комментарий на свои слова.
   Может быть и не мои комментировали, но рядом никого не было, кроме меня и мужчины, облокотившегося как и я на стойку бара. И как я не заметила, что рядом кто-то появился? Видимо была слишком увлечена своими мыслями об устройстве благополучия Раисы.
   Я повернула голову в сторону, желая осмотреть заговорившего.
   Он мне сразу не понравился.
   Не люблю я наглых блондинов с синими, как утреннее небо, глазами. Они мне кажутся все на одно лицо. Идеальное лицо, идеальная прическа, идеальная улыбка. Даже фигура и та идеальная, словно сошедшая с картинки.
   Я, вообще, блондинов не люблю. Таких не заметить нельзя, их в любой толпе видно и они этим пользуются, зная свою привлекательность. И пусть в неярком свете кабака волосы блондина отливали золотистым, а глаза поражали синевой, впечатления на меня он не произвел.
   Почти. А чуть-чуть не считается.
   - А я сеанс психоанализа не заказывала, - огрызнулась в ответ, отворачиваясь с надеждой, что он понял мое к нему отношение.
   - Я для вас бесплатно готов провести. В качестве жеста доброй воли, - не отставал от меня мужчина.
   И чего он ко мне привязался?
   - Засуньте его, знаете куда? - мужчина меня начал раздражать до глубины души.
   Я, в принципе, не хамка, но иногда на меня находит.
   - Нет. Но могу вас выслушать. Так и быть, - продолжил гнуть свою позицию мужчина.
   - Что тебе от меня надо?- опять повернулась в сторону блондина. У него оказались еще жемчужные зубы. Наверняка, от стоматолога не вылезает. Фу. Аж противно.
   Когда мужчина чересчур хорош, то это наводит на определенные мысли. Первая из которых, что он гей. Только они могут за собой так ухаживать. Среднестатистический мужик носат, патлат и волосат. Этот же был словно только что вышел из дорогого салона.
   Что он делает в этом богом забытом месте, где собираются местные завсегдатаи и залетные птички? Тут даже проституток нет, потому как место не элитное. В кабак приходят выпить пива, поболтать о жизни, да перекусить на скорую руку, потому как жратва тут не самая лучшая. Чего греха таить?
   - Абсолютно ничего.
   - Так чего привязался, как банный лист до задницы? - выпитое пиво стало как-то неправильно на меня действовать.
   - А вам не идет такое поведение. С виду приличная девушка, а ведете себя, словно баба базарная. Неужели так расстроило то, что подруга пошла танцевать и судя по всему ей это нравится?
   - Не твое дело, - огрызнулась, переводя взгляд на обжимающуюся пару.
   Зерна истины в словах блондина были. Никогда еще меня не предпочитали Рае. Было жутко неприятно, а, можно сказать, даже обидно. Я так хотела замуж и мало того, что у меня ничего не получалось, так еще я оказалась непривлекательным товаром на рынке невест, если даже такой бугай не повелся на мои прелести. А посмотреть у меня было на что. Все на своих стратегически важных местах. А он...?
   - Значит все же задело, - сделал вывод.
   - Не твое дело, - мне как раз пиво принесли.
   Я со злостью схватила бокал и буквально побежала на свое место, если можно назвать скакание на каблуках бегом. И, естественно, запуталась в своих ногах.
   - Хочешь потанцевать? - спросил меня Ален Делон местного разлива. Тот, правда, мелковат был для мужика, а мой незнакомец фигурой напоминал ярого серфингиста с телом атланта.
   - Нет, - мотнула я головой в сторону танцующих. Рядом с Раечкой с медведем появилось еще две парочки, усердно оттаптывающие друг другу ноги. И откуда столько взялось, словно не кабак, а танцевальный клуб.
   Фу. Аж противно.
   - Хочешь, - самоуверенно произнес наглый блондин, стаскивая меня со стула.
   От неожиданности я даже не среагировала должным образом. Меня, Веронику Пропащую, просто взяли и принудили выполнять то, что я не хочу. И как это называется?
   Произвол. Насилие над личностью. Попрание свободы перемещения и нахождения.
   - Что ты себе позволяешь? - зашипела я, стараясь вырваться из объятий блондина, цепко держащего меня своими загребущими ручками.
   Даже на каблуках я оказалась ниже мужчины почти на пол головы. Здоровый бугай. Его что ли анаболиками кормили? Скорее всего, и притом пачками. Жертва генной инженерии. Может быть ему на ногу каблуком наступить?
   Но решила повременить с применением холодного оружия.
   - Не дергайся. На нас все смотрят. Не хочешь же ты выглядеть пьяным посмешищем для всего зала. Вот народ-то повеселится -- пьяная барышня решила устроить представление для собравшихся, - принялся вполголоса шептать синеглазый наглец.
   - Да мне наср..., - дальше мне не договорили.
   - А калометание в зале тебе, вообще, не простят. Начнут потешаться и делать селфи с тобою на заднем фоне, - с полной уверенностью продолжил вещать блондинистый тип, крепко прижимая меня к своему мощному тело.- А потом выложат в инстаграм. Или станешь примадонной хоум видео на ютубе.
   Перпектива меня как-то не порадовала. Я перестала трепыхаться, словно птица в силках.
   А фигурка у него очень даже ничего, крепкая и сбитенькая. Вон как мускулы под рубашечкой перекатываются. Может быть у него импланты? Я недавно видела передачу где один паренек с внешностью нарисованного Кена рассказывал, что уже вставил накладки в бицепсы, скулы, губы подкачал силиконом, придав им форму вареников, и намеревался добавить искусственной рельефности своему хилому прессу. Оказалось, что ходить в спортзал уже не модно, а скальпель хирурга это самая нужная и востребованная вещь. Может быть и у моего нового глянцевого знакомого подобный апгрейд?
   Я взглянула в лицо незнакомца, довольно скалившегося, пытаясь разглядеть следы хирургического вмешательства.
   - Что ты высматриваешь? - чуть хрипло проговорил мужчина, держа крепко в своих объятьях. Мы перетаптывались под медленную музыку, в которую я особо не вникала.
   - Шрамы, - поделилась я своими мыслями. Раз возможности у меня пока не предвиделось, решила потешиться вдоволь над блондином. - Гадаю сколько операций ты перенес.
   - Странно искать рубец после удаления аппендикса на лице. Или ты обладаешь даром ясновидения, а может того лучше рентгеновским зрением? - лукаво поинтересовался у меня мужчина. - Хотя шрам могу показать где-нибудь за углом, чтобы не смущать общественность.
   Я даже поперхнулась после подобных слов. А блондин меня уел.
   - А тут слабо? - оскалилась я.
   - Не слабо. Но с одним условием, что ты меня поцелуешь в этот самый шрам, - нагло ухмыльнулся блонди.
   - А не переломишься? - зло бросила я мужчине, подтянувшим меня к себе крепкой рукой, что я стала ощущать некую выпуклость на брюках.
   - Только если буду иметь тебя по-собачьи, - наглость синеокого била все рекорды. Я, конечно, вела себя с ним не как пай-девочка, но заявлять, что он меня отымеет, да еще в такой позе в первую встречу было уму не постижимо.
   - А хвост от наглости не отвалится? - огрызнулась я, пытаясь оттолкнуть мужчину от себя.
   - Он у меня на резинке. Хочу ношу, а хочу сбрасываю, - хохотнул мужчина.
   - Это ты сейчас о чем? - не знала как реагировать на шутку юмора.
   - О том же о чем и ты, - довольно произнес блондинистый нахал.
   Я демонстративно замолчала, надеясь, что мужчины надоест мое индифферентное поведение и он от меня отстанет. В любом случае песня должна была скоро закончиться.
   - Чего это ты затихла? - поинтересовался мужчина. - Думаешь как лучше провести язычком по моему шраму? Не горюй, я научу.
   - Ты, вообще-то, в своем уме? - вспыхнула я. - Такое говорить незнакомой женщине.
   - А разве секс повод для знакомства? - уровень наглости зашкаливал выше крыши.
   На лоб мужчине упала золотистая прядь слегка вьющихся волос. Сейчас он как никогда напоминал падшего ангела, совращающего невинную деву. Слава богу, что я не была невинной и уже давно, а то бы распласталась у ног обнаглевшего самца с харизмой Шона Коннери и взглядом Ретта Батлера. А еще он недвусмысленно тыкался в мое бедро возбужденным членом, совершенно не скрывая своего состояния.
   У меня язык отнялся после услышанного. Я больше была похожа на рыбу, вытащенную из воды, чем на девушку.
   - А какого цвета у тебя половые губы когда ты возбуждена? Бордовые или с легкой синевой?
   Тут до меня дошло, что кое-кто развлекается за мой счет, откровенно потешаясь.
   - А тебе про какие рассказать? Про малые или большие? - голос меня подвел, сорвавшись, но я не думаю, что при шуме, царившем в кабаке, кто-то это заметил.
   На меня накатило злобное настроение, сразу же вспомнилось о том, что мне палец в рот не клади -- откушу по самый локоть, а при небольшой удаче и по плечо.
   - Про малые, - услышала в ответ.
   - Слушай, а правду говорят, что все мужики хоть раз имели сексуальные отношения с себе подобными? - задала я вопрос, почувствовав некий азарт.
   - Это ты про мужчин?
   - А про кого еще? - усмехнулась. - Расскажи, что ты чувствовал, когда тебя имел жирный волосатый самец? Тебе было больно? Ты стонал? Ты кончал себе на грудь, лежа на спине, когда...
   - Хватит, - увидела я как синева глаз мужчины превратилась в сапфировое небо.
   - А что тебе не нравится, "сладкий язычок"? Или лучше тебя звать "шоколадная попка"?- вот это я, конечно, зря сказала. Нельзя мужчину столь сильно опускать, но он меня реально вывел из себя своими высказываниями. Так что мы были квиты.
   - Тебе не кажется, что ты несколько перегибаешь палку? - мы остановились перестав покачиваться.
   - Если только твою, - язвительно произнесла в ответ.
   - Думаешь, что можешь молоть языком все что угодно и тебе за это ничего не будет? - сверкание глаз блондина мне пришлось по вкусу. Никогда не видела столько красоты в одном месте.
   Хмель ударил в голову, а может это была моя глупость, но я ничего не боялась, бросая грубые слова в адрес мужчины.
   - Обожаю платить той же монетой, - я с вызовом бросила мужчине.
   - Не боишься, что я тебя накажу? Или изнасилую прямо тут?
   - Хочешь стать звездой редтуба? - ухмыльнулась я, чувствуя себя на коне. - Смотри, у всех окружающих в руках по смартфону и они ждут не дождутся когда произойдет что-нибудь интересное,- напомнила я слова незнакомца.
   - Я вижу, что ты ничего не боишься?
   - А может быть я жду не дождусь своего прекрасного доминанта с плеткой? Тебе нравится чувствовать власть? Или ты любишь, чтобы тебе лизали между пальцев ног? - меня явно несло, причем даже не по наклонной, а прямиком в обрыв.
   Лицо мужчины исказила гримаса отвращения, словно он увидел раздавленного червя на асфальте.
   - Тебе это нравится? - в его глазах стояло непонимание.
   - Просто тащусь, - выдохнула в ответ, чувствуя как замирает сердце. Я ходила по лезвию ножа. А вдруг незнакомец оказался бы извращенцем с наклонностями садиста в пятом поколении? Что бы я тогда делала?
   Объятия блондина стали слабее, да и он сам отстранился. Я видела по глазам, что синеглазый желал сбежать от меня куда подальше, вот только не знал как выкрутиться из щекотливой ситуации. Я решила помочь.
   - Думаю, тебе пора. Кажется, твой заказ подали, - я кивнула на барную стойку, где высились наши стаканы. На самом деле заказ был выполнен давно, но напоминать об этом я не стала.
   - Да. Хотелось бы промочить горло, - и блондин меня отпустил. А меня сразу же окутало разочарование в мужчине, да и во всех лицах одного с ним пола. Такой красавчик и такой идиот. Обидно. Неужели не догадался, что всего лишь прикалывалась, отвечая колкостью на колкость? Точно идиот.
   Я не пошла, оставшись одна посреди зала, на свое место, посчитав, что меня не прельщает еще что-нибудь грязное услышать, а отправилась за дальний столик. На сегодня грязи было произнесено достаточно. Меня радовало одно, что я никогда больше не увижу синеглазого нахала. В большом городе так легко затеряться. Это меня радовало несказанно.
   Хотя, на самом деле мне тяжело было признаться самой себе, что блондин мне приглянулся. Не так чтобы очень, но... Да кого я собираюсь обманывать? Себя? Когда он держал меня в своих объятьях, когда устанавливал свою власть, когда прижимался всем телом, разве мне это не нравилось? Нравилось. Еще и как. Не было обычных инфантильных объятий, едва заметного ощущения мужской руки, жалоб на жизнь, что обычно я привыкла видеть в мужчинах. А было мужское доминирование, под которое хотелось прогнуться, но не то что имеет извращенный вкус, а нечто другое, более древнее. И реакция мужчины на мои слова была более чем предсказуемая, ибо какой нормальный имеет связь с себе подобным.
   Я вздохнула, понимая, что вечер не удался. Настроение вместо того, чтобы улучшиться, наоборот, упало ниже некуда. Подняла глаза чтобы посмотреть где же моя спутница со своим медведем, но на площадке ее не обнаружила. Я поискала глазами вокруг. Раи нигде не было. Впрочем, как блондинистого незнакомца. Почему-то второе меня обидело значительно больше, чем отсутствие подруги.
   Вдруг, у меня завибрировал телефон. Хорошо что он лежал на столе, посредством которого мне удалось почувствовать, что он ожил.
   Посмотрела на экран. Раиса. И где же эта девица бродит, что надумала мне позвонить? Я озвучила свой вопрос несколько раздраженным голосом.
   - Ника, ты только не ругайся. Я тут с Ленечкой и его товарищем едем к нему домой. Ты только не скучай и не волнуйся за меня. Хорошо? - скороговоркой произнесла девушка.
   - Хорошо, - повторила я.
   Мне было не понятно к кому конкретно из мужчин Рая собралась, но желания выяснять не было. Она сама взрослая женщина, наверняка знает что хочет. Так почему я должна за нее волноваться? Это не мои проблемы. Совершенно.
   А на самом деле мне просто было жутко обидно, что меня все бросили.
   Я даже не стала предупреждать Раю о необходимости быть осмотрительнее с новым знакомым, подозревая, что Леня и есть тот мохнатый заросший тип, с кем она так долго танцевала. Что у него за друг я так и не узнала. Впрочем, меня это мало волновало. Обведя взглядом кабак в последний раз, я отправилась домой. Самое интересное, что не упала на своих высоченных каблуках, нигде не запнувшись, ко мне никто не пристал с пошлым предложением, мне даже кошка дорогу не перебежала.
   Я вошла в свою пустую квартиру, скинула туфли, с удовольствием размяла ноги, получив несказанное удовольствие, после пытки высоченными каблуками и отправилась готовиться ко сну. У соседей часы прокукарекали двенадцать раз. В ночи звук был прекрасно слышен даже через толстую стену.
   - Чтоб ты сдох, - непонятно кому произнесла я, кладя голову на подушку и смеживая веки. А сон все не шел и не шел. Когда он нужен, то его почему-то нет и в помине.
   Я принялась считать баранов, вспомнив как учила меня в детстве бабушка.
   Но даже бараны и те не помогли умыкнуть в царство Морфея. Я ворочалась с боку на бок, слушая кукуканье за стеной. Один раз, два раза, три... четыре. Когда начало светать я не выдержала и поднялась, чувствуя себя разбитым корытом из детской сказки. Чего за ночь только не передумала. Вспомнила всех своих бывших, всех не состоявшихся кавалеров, друзей своих друзей, друзей подруг. Особенно много воспоминаний было про удачные союзы, образовавшиеся буквально у меня на глазах. Я не завидовала, если только чуть-чуть. Хотелось своего счастья, да только оно почему-то меня обходило стороной. Видимо искало мне принца.
   Я на чистом энтузиазме, с раскалывающейся головой, покинула кровать и поплелась в кухню выпить воды. Чем заняться не приходило на ум. Ну не смотреть же ранним утром телевизор. Все равно там ничего кроме средства от запоров, борьбы с кариесом и вздутием живота не покажут. В редких случаях осчастливят рекламой с препаратом от импотенции. Лучше бы не нижнюю голову лечили, а верхнюю. От глупости. Я вспомнила наглого блондина, говорившего мне всякого рода глупости, про свои я, естественно, благополучно забыла.
   - Урод, - вынесла я вердикт.
   Собралась было опять улечься на кровать, но тут на глаза попался мой веселенький зелененький дневничок. По всей видимости, незаконченная работа не дала мне спать. Я же так и не дописала способы по борьбе с незамужним состоянием.
   Делать все равно было нечего, а потому я продолжила прерванное занятие.
   Мерно загудел компьютер, во внутренностях которого появилась жизнь.
   Совет номер десять, смотревший на меня с экрана, поверг в легкий шок.
   "Можно написать себе небольшое "письмо из будущего" с описание своего мужа в настоящем времени. Следует подробно расписать как он выглядит и как вы с ним живёте. Письмо нужно спрятать в укромное место и уже в скором времени вы встретите именно этого мужчину".
   - И откуда я могу знать что я хочу? - в сердцах вымолвила я. - Вчера мне нравились шатены, позавчера рыжие, а сегодня блондины. И мне после каждого раза менять закладки в укромных местах. Так что ли?
   Почему-то при упоминании о блондинах на память пришел один наглый самоуверенный до невозможности типчик. Но это видимо по той причине, что он меня выбил из колеи, своими словами.
   - Вот определю какой типаж мужчин мне нравится, тогда и напишу письмо, - решила я.
   "Стать крёстной мамой ребёнку. Как только крестник научится ходить, незамужняя девушка обретёт своё счастье".
   - Только этого не хватало,- я представила кричащего младенца у себя на руках. Как их только возможно держать? Они же похожи на червячков или же на конструкторы. Голову надо держать одной рукой, а туловище другой, а как нос вытирать? А кормить? Где же рук напасешься?
   Пока я себя не представляла в роли матери, даже крестной. Все же, наверное, всему свое время. Вот пусть вначале я замуж выйду, а потом уже с детьми общаюсь.
   "Сидеть между двумя братьями или сёстрами, не обязательно близнецами",- а двенадцатый способ мне понравился своей исполнимостью.
   Наверное, он один из самых реальных в списке. Осталось только перебрать своих знакомых, где есть двое братьев в семье и посидеть между ними. Но как на зло на ум ничего подходящего не приходило. Были либо разнополые братья и сестры, либо только сестры, или же, вообще, одни дети в семье.
   - М-да. Незадача, - я покусала колпачок ручки.
   "Находясь гостем на свадьбе нужно взять себе булавку или шпильку от платья невесты", - вот еще один неплохой способ.
   Наверняка у невесты должно иметься в изобилии всяких булавок, - подумалось мне.
   Вот только шпильки, если мне не изменяет память, засовывают не в платье, а в прическу, но тут написано в платье. Может быть я чего-то не знаю?
   Попыталась вспомнить как выглядит платье невесты и что могут крепить шпильками. На ум ничего не пришло.
   - Ни в коем случае не стоит сидеть во время трапезы на углу стула, это только отсрочит замужество,- прочитала я вслух четырнадцатый пункт списка. Правда, он мало напоминал способ, скорее предлагал воздержаться от действий. - Вот! Вот! Теперь я поняла свою проблему. Вечно меня сажают на угол, говоря чтобы я с углом была, а оказывается нечего там делать. Надо на середину лезь. Теперь мне ясно почему Галочка вечно пытается усадить меня с краю. Она сама незамужняя и мне того же желает.
   Галина Переверзина была моей знакомой. Мы периодически то дружили, то не дружили. Это повелось еще с института. В силу того, что к достижению мною двадцати семилетнего возраста основная масса девушек уже повыскакивала замуж, обзаведясь сопливыми отпрысками, выбирать особо было некого. Все же без общения я не могла. Вот и перебивалась иной раз Галочкой, когда было скучно.
   И, наконец, пятнадцатый совет, который я занесла в зелененькую тетрадочку гласил:
   "Не рекомендуется участвовать в конкурсах на свадьбах друзей и знакомых".
   - Хм. Да это легкотня. Даже не подумаю участвовать в дурацких конкурсах. То им яйцо перекати через штанины, то конфетку достань из муки. Что за глупости? Я на такое точно подписываться не собираюсь, - вслух произнесла, чувствуя удовлетворение, что справилась с заданием.
  
   К тому времени как я перестала программировать свою жизнь, а точнее вносить в дневник свой план действий, давно миновало утро, о чем нещадно начал сообщать мне исстрадавшийся желудок. Я нехотя поплелась на кухню, гадая чем же могу его обмануть. В холодильнике мышь повесилась, а из еды были только позавчерашние булочки со слегка оплывшей посыпкой, конфеты с начинкой из груш и полпачки печенья сиротливо завалявшейся с прошлого месяца. Передо мной встал выбор или начинать что-то готовить, или быстренько перехватить на скорую руку, а уж потом приступить к готовке. Со времен своего не всегда сытого детства я помнила, что без жидкого жить организм может, но не долго, а потому решила сварить себе гороховый суп, благо в наличии имелось достаточно колотого гороха.
   Я только собралась залить водой высушенные плоды бобовых, как за стеной грянула музыка. Нет. Она не заиграла, она именно грянула, как если бы я находилась на концерте где-нибудь на площади.
   - Я на тебе, как на войне, а на войне, как на тебе, но я устал, окончен бой беру портвейн иду домой...,- запела Агата Кристи во всю силу динамиков, а ей вторил тонкий женский голос. К сожалению, женщине петь не удавалось так как надо, а вот повизгивать даже очень.
   - О, Господи! Это надолго, - воскликнула я, понимая, что соседи за стеной привели компанию, а может быть они гуляли еще со вчерашнего дня, да только вели себя тихо.
   Время одиннадцать двадцать пять дня. Нормальные люди в это время еще не пьют, но видимо моим соседям на это было совершенно наплевать.
   Самым обидным было то, что я могла соседям постучать и таким образом высказать свое недовольство, потому как чтобы с ними встретиться мене бы пришлось спускаться вниз и идти совершенно в другой подъезд.
   Как назло у меня разболелась голова и пришлось пить лекарство, зная наперед, что в противном случае головная боль только усилится.
   За стеной шум на время прекратился, однако до меня прекрасно доносились слова медленной песни, которые пыталась подпевать крикливая дама, которой медведь на ухо наступил. Хотя, скорее всего даже не наступил, а потоптался и причем не один раз.
   Все же они там пьют, потому как вряд ли днем можно просто так слушать музыку, включив на полную громкость колонки и орать вместе с исполнителями.
   Мой суп закипел. Я со скоростью ракетного авианосца забросила в кастрюлю все недостающие ингредиенты, чувствуя, что есть его я точно не буду. Ложка в рот не полезет. Громкую музыку я терпеть не могла, а тут ее еще вдобавок не заказывала.
   В глубине квартиры еле слышно зазвонил телефон. И как я только смогла услышать? Скорее всего кожей ощутила вибрацию воздуха, ибо как в кухне стоял ужасный шум.
   Я стремглав бросилась на звонок. Успела.
   - Алло, - запыхавшись произнесла в трубку.
   - Ветка, ты что ли? - узнала я Савкин голос.
   - Я. А кто еще может тебе ответить? - огрызнулась.
   - У тебя что там? Гулянка? - принялся допрашивать меня друг детства.
   - Ага. Только не у меня, а у соседей, - в этот момент раздалось "О, боже, какой мужчина. Я хочу от тебя сына". - Представляешь как народ может среди бела дня куролесить?
   - Так ты бы попросила потише, - предложил Савелий.
   - Думаешь ты один такой умный? Вот пошел бы в соседний подъезд и успокоил гуляк, - можно подумать, что я об этом не думала. Да только лениво. Кроме того, что я могу им сделать? В дневное врем шуметь не возбраняется.
   - Ты не злись, Вет. Давай лучше я тебя на обед приглашу? - с надеждой произнес мужчина.
   - А давай,- в легкую согласилась я. - Все равно дома нечего делать пока эти за стеной будут гулять и песни петь. Акустика в наших домах оставляла желать лучшего.
   ***
   - Вот чего тебе не хватает? - подняла я вилку с наколотым кусочком стручковой фасоли.- Жена -- умница. Красавица. Работает. Всегда выглядит на сто процентов. Не женщина, а конфетка.
   Мы с Савелием сидели в одном уютно ресторанчике, где он меня угощал различного рода деликатесами, которые я с удовольствием поедала. В перерывах между поглощением блюд мы с ним разговаривали о жизни. Сегодня эти разговоры плавно скатились на обсуждение взаимоотношений друга детства с женщинами. Я как раз разглагольствовала по поводу достоинств его законной супруги.
   Из всего того, что я произнесла про Эллину самым неоспоримым было - красавица. Жена Савы на самом деле была очень даже ничего, тут я бы в любом случае поостереглась спорить. А вот все остальное из эпитетов, которыми я наградила девушку было под большим вопросом.
   Умница? В принципе, да. Если учесть то, что она смогла таки выскочить за Савку замуж, поймав перспективного мужика на самом старте.
   Работящая? Хм. Если считать ведение дома и посещение фитнес-центра работой, то несомненно она трудилась не покладая рук с утра до вечера.
   Вот по поводу содержания своего лица в полном порядке тут я совершенно не слукавила. Эллина всегда свою мордашку холила и лелеяла. Знала в чем свое главное достоинство.
   На мою тираду Савелий недоуменно пожал плечами, мол, я кушаю, а потому не могу ответить на претензии.
   Тогда я решила продолжить душеспасительную беседу дальше. А если быть точнее, то приступить к вправлению мозгов Савке и дальше. Кто же ему кроме меня глаза откроет?
   - Вот зачем тебе столько любовниц? Чего нет в жене, что есть в них? Они же все на одно лицо. Руки из плеч, голова на шее, даже ноги из одного места растут. У женщин даже интимные места в одном месте и все, как одна, вдоль располагаются. Ни у одной нет поперек. Какая тебе разница между твоими нескончаемыми девицами? Что ты в них ищешь?
   Савелий, наконец, перестал жевать и уделил мне внимание. В то время как я могла делать сразу несколько дел. То есть кушать, разговаривать, да еще поглядывать по сторонам. А не идет ли где на дальних подступах мужчина моей мечты? Пока. К моему огромному сожалению, таких на горизонте не наблюдалось.
   - Понимаешь, в том то все и дело, что каждая имеет какую-нибудь изюминку, но только одну. Вот если их соединить в одной женщине, то цены бы ей не было. Вот тогда бы я не разменивался на десятки баб. Прости. Женщин. Я знаю как ты терпеть не можешь этот эпитет.
   - Естественно, не люблю. Ты же так и про меня, наверняка, говоришь, - обиженно хмыкнула я.
   Савелий даже жевать перестал, уставившись на меня своими красивучими карими глазищами.
   - Еще одно такое слово и я обижусь, - серьезно произнес мужчина. - Не смей так говорить. Ты для меня гораздо больше чем друг и я тебя никогда не ровнял со своими бабами.
   Мне как-то неуютно стало от этих слов и захотелось спрятаться куда-нибудь подальше и поглубже. Чтобы выйти из неудобного положения я начала болтать, поскольку есть расхотелось, а занять себя чем-то надо было.
   - Вот что нынче за мужчины пошли. Постоянно обижаются по поводу и без повода, словно кисейные барышни. А туда же. Я мужчина. Я самец. У меня колокольчики в штанах и длинное копье. Но стоит только сказать слово и сразу же превращаются в нежнейшие цветочки, - если бы смотрела на Саву, то заметила, что с каждым произнесенным словом линия подбородка становилась все острее и острее. Что говорило о высшей степени недовольства со стороны мужчины.
   Меня же несло дальше.
   - Вот взять тебя. Любовниц ты имеешь вагон и маленькую тележку, но с женой не разводишься. Значит, она тебя устраивает. Или же тебя устраивает твоя жизнь. А может быть тебе просто приятно полоскать свой флаг в разных стаканах, - продолжила размышлять на начатую ранее тему.
   - Она в постели бревно, - сухо произнес Савелий, привлекая к себе внимание.
   - Кто? - я будучи увлеченной собственными мыслями даже не сразу сообразила.
   - Жена. Впрочем, как и большинство красивых женщин. Ждут не дождутся, когда к их красоте принесут и возложат к ногам все прелести мира. Считая, что раз красивая, то больше ничего и не надо делать. Этого достаточно. Ни ласки, ни понимания. Только деньги давай и давай. А любовницы из-за шаткости своего положения в постели гораздо более активнее и позволяют множество вольностей, о чем законная даже думать не желает. А мне может надоедает ее ублажать в позе миссионера, я иногда и по-собачьи желаю или же отшлепать ее для разнообразия.
   Я сидела с открытым ртом. Таких разговоров с Савелием мы никогда не вели, и я не знала как на них реагировать. Он же всегда был для меня просто друг детства, из которого я веревки вила и вдруг оказалось, что мальчик давно вырос и затрагивает взрослые темы. А мне так неуютно. Сильно-сильно. Будто я маленькая девочка и мама вдруг ни с того ни с сего стала говорить со мной по поводу первой крови.
   - Может быть мне хотелось совместить кое-какие достоинства жены с достоинствами других женщин. Вот тогда бы я получил идеальную подругу жизни, -закончил свою тираду Савелий.
   - Но ведь так не бывает, - возмутилась, даже забыв, что еще минуту назад менжевалась в присутствии Савелия.
   - Вот. И я о том же. Поэтому и пробую всех по очереди. Одна прекрасно минет делает. Другая варит кофе, как богиня. Третья...
   - Сава, не продолжай, - я скривилась, будто лимон проглотила.
   Мой друг детства загадочно заулыбался.
   - Я ответил на твой вопрос?
   - Более чем, - теперь уже я себя винила за то, что подняла данную тему. Вот спрашивается зачем? Впредь будет мне наука. Ни за что и никогда больше не буду подначивать Савелия, а то могу получить такой ответ, от которого мне тошно станет.
   - А чего это ты погрустнела? Заскучала? - с улыбкой сфинкса поинтересовался мужчина. Он как бы говорил -- продолжай дальше. Что же ты перестала учить уму разуму?
  
   - Наверное, у меня соседи уже напелись и нагулялись. Пойду я, - пробормотала, вставая из-за стола.
   - Эй, ты чего? Обиделась? - встревоженно произнес Савелий, пытаясь ухватить меня за руку.
   Я лихо увернулась, избегая контакта. Все же не так просто прийти в себя после столь жестокой отповеди. Я не ожидала, что друг детства ответит столь жестоко, обычно он отшучивался.
   В какой-то момент для меня стало очевидным, что мальчик, с которым я играла давно вырос, превратившись в мужчину и его, как и всех других я с трудом понимала.
   - Нет, Сава.
   - А почему тогда убегаешь? - напряженно поинтересовался мужчина, ожидая ответа и больше не позволяя себе меня остановить.
   - Поняла, что ты далеко не так юн, но много более опытен.
   - А ты, я так понимаю, воспринимала меня как паренька в коротких штанишках? - с кривой улыбкой заключил Савелий, смотря мне прямо в глаза.
   Ответить "да" было равносильно признанию собственной глупости, ведь мы уже давным-давно не дети, а потому я промолчала, мечтая сбежать куда-нибудь подальше от друга детства.
   - Значит, думала, - ответил за меня Савелий и помрачнел, став на несколько лет старше. Возле глаз залегли морщинки, а крылья носа затрепетали. Мужчина порывался что-то добавить, но по всей видимости сдержался. - Поехали, я тебя домой довезу. Совершенно забыл, что у меня назначена встреча.
   А вот это было обидно.
   Только что меня отшили, причем в откровенной форме. Я сразу же ощутила себя в шкуре тех девочек, которые вьются вокруг Савелия, слетаясь как мотыльки на огонь. Вот только я никогда не думала, что окажусь в роли, если не мотылька, то мошки.
   - Не стоит утруждать себя. На автобусе доеду. Тут недалеко. Кроме того, нам не по пути, - вздернув подбородок произнесла в ответ.
   - Откуда ты можешь знать по пути нам или нет? - внезапно рявкнул Савелий, отчего заставил меня вздрогнуть.
   Меньше всего я ожидала от друга такой реакции.
   Или ожидала?
   - Я не хочу, чтобы из-за меня ты попал в пробку, - попробовала сгладить ситуацию. - Сейчас на проспекте такое движение.
   - Какое к едреной бабушке движение? Сегодня выходной, - ответил мне Савелий.
   - Да? - удивилась. - А я даже не подумала. Но все равно не надо меня подвозить. Ч по пути еще хотела в магазин забежать. Я ведь знаю как ты их терпеть не можешь.
   Мужчина тяжело на меня посмотрел, но больше возражать не стал, позволяя сделать как я задумала. А мне почему-то стало вдруг обидно, что он не настоял на своем.
   Я шла по улице, пялясь в витрины магазинов, и думала, думала, думала.
   А как давно мы стали взрослыми людьми? День? Месяц? Год назад? Или десятилетие? А может быть еще раньше? Кто же теперь ответит на этот вопрос?
   Последний разговор с Савелием выбил меня из колеи. На душе было как-то муторно и противно. А чем лечит себе настроение настоящая женщина?
   Правильно.
   Шопингом.
   Вот я и решила наплевать на свое отвратительное состояние духа и отправилась в мега крутой центр по отъему денег у прекраснейшей половины человечества, а так же у другой не совсем прекраснейшей, но имеющей деньги. Жаль, что у меня такой половины не было, а очень хотелось иметь, аж зубы сводило.
   - А покажите мне вон те трусики, - ткнула я пальчиком в витрину, наслаждаясь над замешательством молодого человека, обслуживающего меня в магазине женского белья.
   Сюда я зарулила совершенно случайно, блуждая по крытым галереям торгового центра. Все то, на что обращала внимание почему-то меня не устраивало, хотя я битых два часа ходила из магазина в магазин, однако так ничего и не приобрела. Настроение было совершенно не то. И тут вдруг такая удача. Меня привлек паренек стоящий за стойкой в витрине магазина. Его внешний вид скорее напоминал маменького сынка случайно зашедшего в родительскую спальню, где на кровати были разложены предметы женского туалета, которые он никогда не видел, нежели продавца в подобном отделе. На паренька без слез было страшно взглянуть, он стеснялся, робел, краснел всякий раз когда я просила показать ту или иную вещь. А ведь все начиналось несколько иначе. В этот бутик я заглянула скорее по наитию, нежели специально. И чтобы не быть просто глазеющей вороной решила стать разглядывающей вороной.
   - Вот, пожалуйста, - молодой человек серо - буро - малинового цвета старательно выполнил мою просьбу, выложив интересующую вещицу.
   - Как вы думаете, а на мне они будут смотреться или не очень? - я приложила трусята, у которых из материала присутствовало только парочка поворозок, скрепленных посередине. Паренек в очередной раз залился краской, но стоически продолжил выполнять все мои прихоти.
   - Мне очень сложно судить. Все же они на теле будут выглядеть несколько иначе, чем приложенные к одежде, - немного заикаясь ответил парень.
   А мальчик то не промах, я тут стою над ним издеваюсь, найдя для себя идеальную жертву, а он еще делает мне непристойное предложение.
   - А давайте я примерю, а вы на меня посмотрите, - в каком-то шальном угаре предложила я, крутя трусики.
   Парнишка стал совершенно пунцовый, наверняка, желая провалиться на месте. И как он только пошел работать в этот отдел, когда стесняется как майская роза от каждого случайного слова.
   - По правилам нам запрещают давать примерять трусики клиенткам. Это не гигиенично, - смущаясь и заикаясь произнес паренек.
   Я только собралась возмутиться и заявить, что покупатель всегда прав и что прежде чем купить я бы желала примерить товар, а то вдруг он мне не подойдет, как за моей спиной раздался сочный мужской голос.
   - Я оплачу эти трусики, впрочем, как и верх к ним,- резко повернулась к говорившему, который продолжил уже обращаясь ко мне. - Можешь идти в примерочную и одевать этот комплект. Я разрешаю.
   У меня пропал дар речи, когда услышала предложение сделанное в мой адрес. А еще больше была шокирована тем, кто это предложение сделал. Мой недавний знакомый из бара, куда мы с Раечкой ходили. Она, кстати, так мне и не перезвонила и не рассказала чем вечер кончился.
  
   Блондин с глазами цвета неба нагло пялился на меня, раздевая глазами. Судя по всему, ему не надо было снимать с меня одежду, чтобы увидеть пропорции моего тела, потому как он безошибочно выбрал размер бюстгальтера, не задумываясь назвав объем вещицы и номер чашечки. Я от удивления даже рот открыла.
   Мужчина на моих глазах достал кредитку и расплатился за покупку.
   - Запаковывать не надо, девушка примерит его сейчас же, - безапелляционным тоном сообщил наглец, посмеиваясь одними глазами, которые как бы говорили -- ну что ты теперь скажешь и как выкрутишься из положения.
   - Девушка не принимает подарки от незнакомых мужчин, - несколько нервозно произнесла я в ответ, гневно смотря на блондина.
   Мужчина только лишь чуть сильнее улыбнулся и полез во внутренний карман пиджака.
   - Надеюсь ты читать умеешь, - с издевкой произнес он.
   Наглый блондин выудил прямоугольный квадрат картона, который и протянул мне, а я взяла его, словно под гипнозом и опустила взгляд.
   На темно-синем фоне бархатистой на ощупь визитки было написаны лишь фамилия имя и отчество мужчины без указания места работы и рода занятий.
   Глеб Генрихович Северин.
   - С таким именем только в булочной работать, - пробормотала я себе под нос комментарий увиденному.
   Мужчина же лишь приподнял слегка бровь в немом вопросе, зато глаза будто тучами заволокло перед дождем. Сразу было видно он услышал мою реплику и она ему не понравилась.
   - Директором, - было ответом.
   - Неужели правда? - вскинула глаза.
   - Нет, - тяжело произнес Глеб Генрихович.
   Ну и имечко у мужика. Им только гвозди забивать.
   - Ну раз мы теперь знакомы, то можешь идти в примерочную. Я жду показ, - нагло заявил блондин.
   Парнишка продавец застыл соляным столпом, взирая на нашу перепалку. Я была больше чем уверена, что мальчишке еще не встречались такие забавные клиенты, от которых бросало то в жар, то в холод. Он даже дышал через раз, прислушиваясь что мы скажем в следующий момент.
   - Я не могу. Может я то вас и знаю, вот вы меня нет. Так что мы по-прежнему остаемся незнакомыми друг другу,- я была рада своей находчивости. Уж говорить свое имя я блондину не собиралась.
   - Отчего же. Ты Вероника Романовна Пропащая. Тоже еще та фамилия, говорящая, - нагло ухмыльнулся блондинистый наглец. - Женщина двадцати семи лет отроду, не замужем и никогда не была, кошки не имеет, рыбок так же не завела. Живешь одна. Периодически встречаешься с различными мужчинами в надежде выйти замуж. Я все перечислил? - спросил у меня мужчина. С каждым его словом у меня вытягивалось лицо.- Ах, да. Работаешь продавцом-консультантом в салоне по продаже автомобилей. По специальности мало платят, вот и пришлось найти работу поприбыльнее.
   Теперь настала моя очередь онеметь.
   Откуда он все знает? И тут я вспомнила, что Глеб был с тем медведем, что пригласил на танец Раису. Теперь понятно откуда ветер дует. Я то думала, что Рая мне подруга, а оказалась волк в овечье шкуре. Все про меня рассказала, выдав с потрохами. Я ее еще встречу в темном переулке. Предательница. Болтушка. Сплетница. Вот кто она.
   - Я удовлетворил твое любопытство? Так что можешь удовлетворить теперь мое. Примерочная там, - указал взглядом мужчина на зашторивающую кабинку.
   В первую секунду у меня было дикое желание отказаться, заявив, что я блондину не вешалка, чтобы демонстрировать белье, но потом перехватила взгляд мужчины и он насмехался надо мной. Я видела, что он ждет моей капитуляции и заранее предвидит ее.
   - Я продемонстрирую его только потом ты залезешь на прилавок и прокукарекаешь три раза.
   От моих слов глаза у мальчика продавца выскочили из орбит. Однако надо отдать ему должное, что он не проронил ни слова во время нашей перепалки с Глебом.
   - По рукам, - протянул мне руку блондин радостно улыбаясь. А я же была не рада что повелась на слабо. Пришлось брать лифчик и трусики и отправляться на негнущихся ногах в сторону примерочной. И тут я заметила кое-что отчего пришла в радостное расположение духа.
   - Ох, надо было тебя стринги заставить одеть, - пробормотала, довольно улыбаясь.
   - Ты еще свои не примерила.
   Я скрылась в кабинке, задернув за собой шторку. Глеб же остался стоять в некотором отдалении.
   - Ты скоро? - прошло несколько минут, а я все не выходила из кабинки
   - Пять сек, - громко произнесла в ответ, заканчивая одевать белье...на манекен.
   Через положенное время на вытянутых руках выношу манекен из примерочной.
   - Что это? -тычет пальцем Глеб.
   - Ты просил продемонстрировать белье. Я тебе его и демонстрирую. Правда неплохо смотрится? - я поворачиваю манекен из стороны в сторону и тут слышу сдавленный смех. Это мальчик продавец пытается заглушить смех вырывающийся из груди, однако у него ничего не получается. И смешки все равно прорываются наружу.
   Все же я смогла обескуражить блондина, хоть он и смог очень быстро с собой справиться.
   - Уела, - надо отдать ему должное, мужчина не пытается доказывать что я не выполнила надлежащим образом условия спора. - Молодец. Умно, - похвала в его устах добавляет мне уверенности в себе.
   Глеб ничего более не говоря под удивленным взглядом парнишки, не успевшим запротестовать, лезет на прилавок, умудряясь при этом не раздавить его, становясь на края для удержания равновесия и начинает кукарекать. Люди проходящие по коридору, удивленно оглядываются и видят через стекло как мужчина орет петухом, стоя на витрине с женским бельем. А через секунду уже начинают тянуть свои телефоны, чтобы заснять прикольное видео. Но, к сожалению, им не везет. Мужчина успевает докукарекать и не попасть в объективы видеокамер телефонов.
  
   Всех кроме моего.
   Я незаметно успела достать свой смартфон и запечатлела выступление Глеба. Когда-то нечто похожее вытворял дедушка Ленин на броневике. После водружения его бренного тела на авто произошла революция. Я надеюсь, что после Глеба ничего подобного не случится.
   Когда мужчина слез со своего постамента, то я захлопала в ладоши, аплодируя мастерскому выступлению Глебушки.
   - Ты был великолепен. Я даже поверила, что у тебя в роду были не только петухи, но и куры. Спасибо за приятно проведенное время. Адью, мальчики, - я на прощание помахала рукой Глебу и продавцу-консультанту, собираясь как можно быстрее ретироваться из магазина.
   - Ника, а белье? - услышала вдогонку.
   - Оставь себе. Это мой тебе подарок, - съязвила я, убегая быстрой ланью. По крайней мере, я очень надеялась, что была настолько грациозна.
   Настроение поднялось до небывалых высот. Еще бы, я обвела вокруг пальца одного наглого до умопомрачения типа. Ишь чего захотел, увидеть меня в неглиже. Пусть на жену свою пялится блондин безупречный.
   Кстати, а он женат или нет? Внезапно пришедшая в голову мысль заставила остановиться. Сзади на меня налетела какая-то тетка с кучей пакетов в руках. Спасибо, что попросила прощения, а то бы я ее не простила.
   И с чего это я задумалась о семейном положении Глеба Генриховича? Нужен он мне. И, вообще, я блондинов не люблю, а тем более таких наглых и противно-красавчиковых. Ну не нравится мне их приторность. На такого все вечно обращают внимание. Особенно женщины. Пялятся и пялятся. Куры доморощенные. Вот свяжешься с таким и будешь жить в постоянно страхе -- уйдет или не уйдет к более успешной и привлекательной бабенке.
   А оно мне надо? Конечно же нет. Мне нужен уверенный во всех отношениях мужчина. Чтобы я за ним как за каменной стеной, чтобы он меня обожествлял, а не я его. А Глеб? Он же как актер с постера на стене -- красивый и недосягаемый.
   - Ника, фу. Хватит о нем думать. Он тебе не нужен. Брось думать о блонди, - произнесла вслух, чтобы хоть как-то вывести себя из задумчивости о Глебе. - Блонди кака.
   - Тетя, вам плохо? - меня тронул за руку какой-то малыш лет пяти.
   - Что тебе мальчик? - проснулась я. - Ты потерялся? Маму ищешь? - я завертела головой в поисках стойки информации, чтобы сообщить о ребенке.
   - Нет, тетя, это вам плохо. Вы сами с собой разговариваете о какой-то болонке. Только не правильно ее название произносите. Надо говорить не блонди, а болонка. Вам к логопеду надо обязательно. Мой друг Архип ходит к логопеду. Он уже букву "с" выговаривает. Хотите я вас ним познакомлю? Будете вместе ходить.
   - Куда? - опешила я.
   - К логопеду и психологу. К логопеду, чтобы все буквы выговаривать, а к психологу, чтобы не разговаривать сама с собой. Нам в садике всегда говорят, что надо играть тихо и молча, а кто говорит сам с собой, тот пойдет к психологу нервы лечить. Вслух говорят только дураки. А вы, тетя, на больную тетю совсем не похожи. Если только самую чуточку.
   Чем больше малыш поучал меня, тем больше становились мои глаза от удивления. Мальчик на полном серьезе учил меня уму разуму, причем его совершенно не смущало то, что я старше мальца в несколько раз. Он считал подобное поведение вполне нормальным.
   Вот это деточки пошли. В наше время дети были совершенно другие. Они взрослых боялись. Лишний раз рот не открывали в их присутствии. А теперь? Никакого авторитета. От горшка два вершка и туда же - поучать лезут.
   Лишь спустя несколько минут до меня стало доходить, что я взрослая женщина, которую учит малец детсадовского возраста. Что само по себе было диковато.
   - Мальчик, ты чей? Где твоя мама? - строгим голосом спросила у ребенка, взирающего на меня умными не по возрасту глазами.
   - Там, - он махнул рукой в сторону витрины магазина. - Тряпки выбирает. Надоела уже. Меряет и меряет, - совершенно серьезно ответил мне ребенок. - Весь шкаф шмотьем забила. Можно подумать, переносит все.
   Мальчик явно повторял чьи-то слова. Ну никак он не мог сам так мыслить. Мне стало жалко его маму, которую он, наверняка, так же учит. Почему-то я в этом не сомневалась. Вот из таких мальчиков и вырастают противные и нудные дяденьки, от которых аж зубы сводит.
   - Вот и иди к своей маме и учи ее уму-разуму, а к чужим тетям не надо приставать. Это плохо. Спроси у своего психолога в садике. Он тебе расскажет много чего по этому поводу.
   Я хотела попугать ребенка страшилками про то, как тети уводят маленьких мальчиков и сдают их на органы, но потом подумала, а не дура ли я и решила все же промолчать. Здравый смысл во мне возобладал, слава богу.
   Мальчик некоторое время на меня посмотрел -посмотрел и выдал:
   - Психопатка. С такими разговаривать себе дороже, - развернулся и побежал по коридору.
   А я осталась стоять с ошарашенным выражением лица.
   Только что какой-то малолетний обалдуй прочистил мне мозги туалетным ершиком, потом помешал им в кружке с чаем и заставил выпить. Иначе не скажешь.
   Вот это молодое поколение, а что же дальше будет?
   Я в шоке. Держите меня семеро.
   Куда бежать?
   Нас не догонят. Нас не догонят.
   Слова нашумевшей в свое врем песни двух малолетних лесбиянок ворвались в мой мозг и докончили то, что не доделал гиперумный ребенок.
   - Мне надо выпить, - вслух произнесла я, понимая, что все возвращается на круги своя. Я опять начала говорить сама с собой.
   Я воровато оглянулась по сторонам, а не стоит ли где другой малыш с желанием меня еще чему-нибудь научить. К моему огромному счастью никого рядом не оказалось, чему я была несказанно рада, вздохнув так глубоко, словно у меня с души упал неподъемный груз.
   Я сошла с ума. Я сошла с ума. Мне нужна она. Мне нужна... О, боже какой мужчина...
   Мысли путались и рвались прочь из бедной головушки.
   Я пулей выскочила из торгового центра, взяла такси, чтобы как можно быстрее оказаться в родных стенах, которые как известно помогают в любых непонятных ситуациях.
   А кто во всем виноват?
   Конечно же Глеб. Улыбающаяся красивучая рожа всплыла перед глазами, чтоб ему неладно было.
  
   Пришла домой в надежде познать покой и удовольствие, а там... за стеной опять гулянка, бабьи крики, вопли и завывания. Они там с ума посходили?
   Сумочка выскользнула из моих рук на пол. Вот и что мне делать? Куда податься? Родной дом уже не дом, хоть вой.
   И тут моя сумочка мелко-мелко задрожала, а потом из нее полилась трель. Пришлось лезть за телефоном, чтобы узнать кто меня желает слышать.
   - Вероника, ты не забыла? - без приветствия с места в карьер начал отчитывать знакомый с детства голос.
   - Мама, я с ней уже виделся. Я с ней уже здоровался. Да. Я такой разэдакий. Но это ты меня родила, значит часть вредности мне от тебя досталась. Ты сама спросила у меня придет ли Ника. Ты спросила. А я откуда могу знать? Вот поэтому я и звоню ей, чтобы точно все выяснить. Ника, ты слышишь как на меня тут шипят? - я прекрасно слышала как препирается Савелий Леонидович с Лидией Степановной, шикающей на сына.
   Судя по всему это уже продолжение семейной ссоры. Сава не выдержал маминых увещеваний и нескончаемых вопросов и решил разрубить гордиев узел одним взмахом меча, вернее одним вопросом.
   Мама Савы Лидия Степановна Говорова была прекрасная женщина, правда, с возрастом стала несколько занудновата. А еще ей не нравилась невестка. Она ее на дух не переносила и постоянно пилила по этому поводу сына. Не напрямую, нет, а исподволь. Она все время ставила ему в пример меня. Вот такая у нас была катавасия. Меня Лидия Степановна любила с детских лет, считая чуть ли не дочерью. Она так и называла меня -- доченька. Савка все время фыркал и огрызался, что, мол, она ничего не путает. Однако я не так давно узнала правду, которой так и не смогла поделиться с другом детства. У меня язык не поворачивался рассказать ему, что у Лидии Степановны до Савелия был ребенок, девочка, которая умерла не дожив до месяца. Лишь беременность и рождение в скором времени Савы спасло Лидию Степановну от помешательства. Такое даже врагу не пожелаешь. Вот тогда мне стала понятна любовь женщины ко мне. Ведь я выросла на ее глазах, и в моем воспитании она так же принимала непосредственное участие.
   - Слышу. Слышу, - подала я голос. - Сав, передай Лидии Степановне, что я ничего не забыла. Буду в день рождения как штык, правда, у меня смена, но после я все равно приеду.
   - Вот ты сама и передай, что это я должен работать передастом, - шикнул на меня Савка.
   По голосу друга детства было слышно, что он не в настроении. Неужели до сих пор? Какой обидчивый однако.
   Я услышала шум в трубке, видимо это Савелий отдал телефон матери.
   - Никочка, здравствуй, дорогая. Рада тебя слышать. Я так по тебе соскучилась, девочка моя, - Лидия Степановна всегда относилась ко мне очень хорошо. - Я большим нетерпением жду тебя в гости.
   - Лидия Степановна, я все помню и буду у вас в гостях. Но только к вечеру. Вы же на меня не обидитесь? - ласковым голоском начала я.
   - Конечно, Никочка, разве я могу на тебя обижаться? Ты же, мое солнышко.
   - Мама, ты всегда рада ее слышать, так бы меня встречала, - услышала я фоном возмущение Савы.
   - Тебе я всегда рада, но не твоей мы..., - женщина видимо хотела добавить мымре, но вовремя удержала язык за зубами.
   - Мама, - услышала я гневный окрик Савелия.
   - Вот я и говорю, что всегда рада и тебе, и своей любимой невестушке, - елейным тоном произнесла женщина.
   Лидия Степановна терпеть не могла Эллину. Она ее буквально на дух не переносила, впрочем, это было обоюдным чувством. Женщина с женой сына встречались крайне редко, выдерживая по возможности нейтралитет, чтобы лишний раз не вступать в конфронтацию. Они встречались по большим праздникам, предпочитая не мозолить друг другу глаза. Мать Савелия все время ставила меня в пример сыну, отчего Сава ужасно злился.
   Я чувствовала, что с минуты на минуту могла разразиться буря и срочно пыталась найти тему для разговора, дабы отвлечь женщину.
   - Лидия Степановна, вы уже нашли подругу Дормидонту? Или он до сих пор в женихах ходит?
   Дормидонт это кот, который живет в семье Говоровых. Еще та сволочь. Сиамской породы. Противный и вредный. Сколько я помнила, кот постоянно орал, требуя кошку, но при этом абы какую не покрывал, переборчивый был страшно представить, не то что Савелий. Видимо в этом они были антиподами. Хозяева Дормидонта находились в постоянно поиске подруги коту.
   Однако, выбрав тему с котом, я не сообразила, что наступаю на минное поле.
   - Коту-то мы нашли. Прекрасная кошечка. И Дорику нравится. До беспамятства. Он в нее ужасно влюблен, не то что мой сын. Вот у Дорика прекрасный вкус. Он на всякую шваль не бросается, - с сожалением делилась со мною женщина.
   - Мама, - взревел Савелий. - Сколько можно? Ты понимаешь, что тем самым оскорбляешь меня?
   - Сыночек, разве я могу? Ты же мой единственный сыночек. Я тебя люблю. Да я в тебе души не чаю. А твою мармазетку на дух не переношу, пора уже привыкнуть. Ты же меня не спрашивал когда женился, вот теперь слушай свою старуху мать. Мне может быть жить осталось не так много. А кто тебе кроме меня правду скажет? - принялась причитать женщина.
   М-да. Вот это я встряла.
   - Лидия Степановна, вы еще молодая женщина, - начала я.
   - Какая, Никочка, молодая? Из меня уже песок сыпется. Мне, может быть, уже пора заказывать место на кладбище. А все почем? Потому что сын доводит свою мамочку. Разве же так можно? - из Лидии Степановны получилась бы прекрасная актриса драматического театра.
   - Мама, - в очередной раз взревел диким кабаном Савелий.
   Послышался шум борьбы, какой-то сдавленный вскрик и связь прервалась. Похоже Саве надоело быть сторонним участником прилюдной порки. Он решил ее прекратить, причем использовал для этого кардинальный способ.
  
   На следующий день я пошла на работу в салон по продаже дорогих автомобилей. Меня туда Савелий пристроил, спасибо ему огромное, а то так бы и прозябала на зарплату чуть больше прожиточного минимума. Здесь же платили в разы больше, так что на более-менее приемлемую жизнь хватало, пусть икру черную не ела даже поштучно, но на хлеб с маслом было достаточно.
   Рабочая униформа белая блузка и темно-вишневого цвета юбка сидели на мне как влитые. Волосы были убраны в строгую прическу, так чтобы ничего лишнего не свисало в виде хвостов и чересчур длинных челок. Туфли на среднем каблуке позволяли выдержать целый день на ногах. Приветливая улыбка была вытащена из кармана и водружена на лицо. Попробуй забыть дома, штраф в десятую часть оклада. Причем вычеты производили с милой улыбкой экзекутора.
   Наш управляющий Славик, как мы его за глаза звали, отличался гиперпедантичностью и стремлением к совершенству. По-моему ему был припасен своей собственный ад перфекциониста. Он лично перед открытием салона проверял наличие пыли на столах, автомобилях и полу. Причем не гнушался нагнуться и потрогать пол пальцами, а еще вдобавок пощупать.
   Однажды одни шутники достали откуда-то чудесное средство с феромонами для собак и разлили его по полу, втерев в те места, которые по обыкновению любил трогать Славик. Бедным был наш управляющий, когда выйдя на задний двор, где стояли автомобили для проведения каждодневной инспекции к нему сбежались десятки псов, норовивших запрыгнуть на мужчину, для того чтобы с ним совокупиться. Ох и оборжались же мы тогда. Все животы надорвали от смеха. Правда, устроил он потом нам, заставив делать генеральную уборку салона наравне с поломойками. Но это потом, когда какая-то сволочь донес на нас. Мы так и не выяснили кто это сделал.
   На работу я выходила из дому заранее, ибо опоздания у нас не допускались и были равносильны смерти. Если опоздал, то считай умер смертью храбрых. Вот такая была наша рабочая доля. Народ роптал, ругался, но приходил исправно не позже получаса до открытия салона.
   Вот и я как швейцарские часы выскочила из квартиры на лестничную клетку, захлопнула дверь и поскакала вприпрыжку по ступеням, чтобы быстрее оказаться на улице, а затем и в автобусе следовавшем в нужном направлении.
   Оказавшись на рабочем месте, перепроверив все что можно, я принялась ожидать прихода клиентов, чтобы по возможности продать им то, в чем они не особо иной раз нуждались, за деньги, которые они ни всегда имели.
   - Пропащая, тебя к управляющему, - ни с того, ни с сего выдернули меня из привычного ритма работы.
   Я в недоумении пошла в сторону кабинета нашего главного руководителя, гадая что же ему от меня надо в столь ранний час.
   Славик сидел за столом с чрезмерно умным видом. Я, видя его таким серьезным, всякий раз задумывалась, а не тренируется ли он перед зеркалом для достижения пущего эффекта. Уж больно безукоризненно он себя вел.
   - Вероника, доброе утро. Спасибо, что зашли, - можно подумать, что я могла этого не делать. - Мне нужно сообщить вам одну важную вещь.
   Я сделала вид, что внимаю каждому слову управляющего и даже промежуткам между словами, когда мужчина вдыхает воздух для очередного звука.
   - Наша компания приняла решение поднять психологический дух всей команды, работающей на благо организации, - с этого момента мне стало на самом деле интересно, а в чем собственно заключается психологический дух? Неужели нас научат правильно пукать? Бесшумно что ли?
   От пришедших в голову бредовых мыслей я заулыбалась во все тридцать два, чем вызвала недовольство начальства.
   - Что я сказал такого смешного? - насупился Славик. Он подозревал всех и каждого, что над ним смеются.
   - Вячеслав Виссарионович, это профессиональная улыбка как с утра прилипла, так на лице и едет. Вы же сами говорили, что мы должны выглядеть будто выиграли миллион долларов у чертей в чистилище. Вот я и придерживаюсь требований нашего регламента.
   - Улыбаться надо, но так же широко. Это наводит на определенные мысли о вашем психическом здоровье. Кстати, о климате.
   - О каком климате? - услышала я новое направление разговора.
   Однако Славика не так просто было сбить с понталыку, он пер как акула, учуяв за десять километров окровавленную тряпку.
   - О психологическом климате, уважаемая Вероника. Для повышения уровня обслуживания клиентов вы должны поработать с психологом.
   - Зачем? - я была несколько озадачена.
   - Чтобы лучше продавать. Это вам понятно, Пропащая? Продавать, - произнес он по слогам. - Больше и чаще. Начальство требует выполнение плана, которое само и увеличило в полтора раза.
   В словах мужчины я услышала панические нотки. Кажется, кое-кто не меньше моего боится потерять работу, раз вьется ужом на сковородке.
   - Хорошо, - отрапортовала я. - Больше, так больше. Буду втулять автомобили по дороге домой. В маршрутке или в автобусе. Там как раз наш контингент ездит безмашинный. Они с радостью у меня все купят, - меня несколько понесло.
   - Вероника, я вас прекрасно понимаю, сам в шоке от увеличения планов, но ничем помочь не могу. Начальство сказало надо. И мы будем. Ясно вам?
   - Куда уж яснее, - постаралась прикусить свой язык, чтобы не сболтнуть что-нибудь лишнее.
   К психологу я шла как на заклание. Почему-то у меня эта специальность прочно ассоциировалась с психиатром, а тот ясное дело мог выдать волчий билет на всю жизнь. А кому хочется остаться без всего и это в лучшем случае?
   За дверью я нацепила рабочую улыбку и вошла в комнату, где моя улыбка сползла тонкой струйкой к ногам, потому как за столом сидел... Глеб.
  
   - Извините, кажется, я ошиблась, - поспешила я ретироваться.
   Однако до меня в тот же миг донеслось.
   - Нет, Вероника Романовна, вам именно сюда и надо, - бархатистым раскатистым голосом произнес Глеб, нагло улыбаясь мне в глаза.
   В помещении было удивительное эхо, которое делало голос сочнее и богаче. Или это мне просто так показалось? Однако от голоса мужчины у меня по телу побежали мурашки, а особенно по спине. Именно там они собрались в стройные ряды и промаршировали вниз по позвоночнику, скрывшись в ложбинке между ягодиц. Я боялась даже представить куда дальше они решили направиться. Потому как если мое предположение верное, то я находилась на стадии предварительного возбуждения.
   И как Глебу удалось одной лишь ничего не значащей фразой заставить меня возжелать кое-что неуместное в данный момент?
   - Мне надо к психологу, - пискнула я, опять пытаясь удрать. Откровенно говоря, у меня под ногами горела земля под пристальным взглядом мужчины, направленным в мою сторону.
   - Я об этом вам давно говорил, - ласково, словно разговаривая с душевнобольной, произнес Глеб.
   Я вытаращила на мужчину глаза, чувствуя что превращаюсь в рыбу. Именно у них глаза выпученные, такие, как стали у меня.
   Как реагировать на его слова? Это была шутка или же Глеб всерьез считает что мне пора наведаться к специалисту?
   - Присаживайтесь, Вероника Романовна, будем вас тестировать, - доброжелательно предложил мне Глеб.
   После его слов я ощетинилась, словно была ежиком, а не милой девушкой. Иногда.
   - Я не автомобиль, чтобы меня подвергать краш-тестам. У меня все в порядке с безопасностью. Зубы я чищу регулярно. За весом слежу. Половой жизнью... тут бывают некоторые перебои, - пришлось честно признаться в очевидном.
   - А вот об этом поподробнее, - на полном серьезе произнес Глеб. - Я записываю.
   Он шутит? Или правда принял мои слова всерьез?
   Вах-вах-вах. Пишет. Точно пишет.
   Я подошла чуть ближе, пытаясь разглядеть что же черкает Глеб в развернутой где-то посередине тетради на пружине.
   - Как часто у вас бывают половые контакты? Когда был последний? Сколько партнеров имели в течение взрослой жизни, впрочем, если в юности был секс, то тоже надо озвучить. Получаете ли вы оргазм всякий раз во время сношения? И доводилось ли вам его имитировать? Как часто?
   Чем больше задавал мне вопросов Глеб, тем больше я задумывалась, а кто собственно из нас не здоров. Ибо нормальный мужчина вряд ли будет при встрече спрашивать такие глупости. Значит, напрашивался совершенно очевидный вывод. Глеб- псих.
   - Глеб, признайся честно, мама тебя в детстве роняла? И как часто? - с долей жалости в голосе поинтересовалась у мужчины.
   Вот же тяжелая судьба у мужика. Сто процентов у него были комплексы в детстве. Наверное, он был прыщавым юнцом, от которого шарахались девочки, как от прокаженного. Вот он и вырос несколько ущербным психически. Будет ли приличный мужчина предлагать на первой встрече показать своего удава?
   Задумалась.
   Черт, кажется, я не правильный пример привела в собственных рассуждениях. В последнее время все мужчины, с которыми я виделась пытались сразу же мне показать своего удава, а еще надеялись сразу же в меня его засунуть. Зоофилы чекнутые.
   - Вероника Романовна, о чем вы задумались? - вывел меня из состояния прострации Глеб. Кажется, он уже не первый раз меня зовет.
   - А чего это ты меня на вы зовешь? Мы вроде как уже давно знакомы, - я решила не валять дурака, а вернее дуру и пойти сесть на единственный стул в помещении, не занятый никем. И он стоял напротив Глеба.
   - Потому как вы находитесь у меня на приеме. А со своими клиентами я общаюсь всегда уважительно, - назидательно произнес мужчина, отчего недоумение возникло на моем челе.
   - У тебя на чем? Прости, я не расслышала, - до меня медленно начала доходить вс абсурдность ситуации, в которую я вляпалась по самые уши.
   Меня куда направило светлейшее начальство?
   Правильно.
   На прием к психологу?
   Глеб что сказал в первую нашу встречу?
   Правильно.
   Предложил свои услуги. Бесплатно.
   А чего же я сейчас туплю, придумывая себе непонятно что?
   Правильно.
   Потому что я дура каких свет не видывал.
   Я на приеме у психолога. Глеб -- психолог, а не псих.
   Псих в этом кабинете я.
   Ма-а-мо-очка-а родная, вот это я лоханулась.
   В момент осознания собственной глупости мое лицо стало наливаться краснотой. Ее было настолько много, что казалось будто с секунды на секунду у меня изо всех дырочек что-нибудь да польется.
   - Вероника Романовна, вам плохо? У вас припадок? Вы больны эпилепсией? У вас есть хронические заболевания? - со стороны Глеба посыпался град вопросов.
   - Да. Есть. Много. Я хроническая дура и это не лечится, - закрыла руками лицо, чтобы хоть как-то его остудить.
   - По крайней мере, самоирония в вас присутствует? Мне очень жаль, что вы оказались в такой непростой ситуации. Мне казалось, что я ясно выразился, - а мужик-то еще ясновидением страдает.
   И это полный пипец.
   Глеб видит меня насквозь, все мои помыслы и думы. Куда я попала?
   - На сеанс к психологу. Не надо так волноваться, Вероника Романовна. Все будет хорошо, - обнадежил меня Глеб.
  
   - Я последнее произнесла вслух?- догадалась, отведя руку.
   - Ничего страшного, у меня и в убийствах признаются, а не только разговаривают вслух, - доброжелательно произнес Глеб.
   - Мне в убийстве признаваться не надо. Если только в намерениях, - честно призналась в ответ.
   - Надеюсь не меня?
   - А как вы догадались?
   - Путем логических заключений, - гордо произнес мужчина, улыбаясь на все тридцать два зуба.
   - Глеб, я могу тебя так называть? - проникновенно спросила я. - Раз ты психолог, то можешь сказать почему я ночью скриплю зубами?
   - Милая, да у тебя глисты,- тон в тон ответил мне блондинистая сволочь, ласково улыбаясь. А ведь я у него спрашивала на самом деле. Меня это проблема мучила уже который год. Мы даже с мамой по врачам ходили, но так и ничего не установили, кроме очевидного.
   - Нет, Глеб. Глистов у меня нет. И эпидем обстановка у меня самая доброжелательная, а ты шарлатан, а я то думала настоящий псих, - разочарованно произнесла в ответ.
   - Милая, ты заблуждаешься. Псих это твой бывший, я всего лишь тот кто может сказать, что ты не правильно живешь и за твои же деньги посоветовать как не надо делать, - Глеб был само добродушие. Я прямо таки удивилась доброжелательности текущей от него в мою сторону. Вот только я не тот воробей, меня на мякине не проведешь.
   - По-первых, я не милая, а очень даже стервозная дамочка, во-вторых, раз ты шарлатанистый доктор и не можешь ответить на простой вопрос, то у меняя больше к тебе их не имеется, а, в-третьих, можешь мне поставить галочку в прохождении тренинга. Так и быть. Я разрешаю, - довольно произнесла я. А чему я радовалась мне было неизвестно. Просто радовалась, смотря на блондинистую рожу и все. В жизни-то всякое бывает.
   - Э, нет, дорогуша. Тренинг ты завалила на сто процентов, так что тебе еще ходить и ходить ко мне, если не хочешь потерять работу. Это раз. Второе, я тебе свои вопросы еще не задал. А третье, с Галочкой я милуюсь лежа, а не стоя. Это тебе на будущее.
   До меня долго доходила суть ответов мужчины, а когда дошла, то я выдала:
   - Пошляк.
   - Обожаю шокировать людей.
   Мы на минуту замолчали, сверля друг друга взглядами.
   - Ну я пошла, - принялась подниматься со стула. Кажется, мы уже обо всем поговорили и все обсудили.
   - Сегодня в восемь вечера возле входа в публичную библиотеку, - ни с того, ни с сего произнес мужчина.
   - Прости, что? - не поняла. Я даже подалась вперед, как будто это помогло бы мне лучше понять то, о чем произнес мужчина.
   - Сегодня в восемь возле входа в публичку. Я буду с красными тюльпанами. Или ты гвоздики предпочитаешь? - оскалился Глеб, смотря на меня своими лучистыми глазищами.
   Я даже засмотрелась на него в ответ. Красив падлюка. Хорош и очарователен. А эти тени на скулах от длиннющих ресниц, так, вообще, заставляют расплыться мокрой лужицей у ног... психа.
   - Ты меня на свидание приглашаешь? - до меня, наконец, стало потихоньку доходить, как до Эйфелевой башни в ясную погоду.
   - Почему же сразу на свидание? - улыбнулся мужчина чуть сильнее. - Книги будем читать. Вместе.
   - Зачем? - удивилась.
   - Чтобы пройти тренинг в полном объеме. Буду тебя подтягивать.
   Я ничего не поняла из сказанного, но спросить дальше спросила.
   - А цветы зачем?
   - Пойдем возлагать на могилу неизвестного солдата? Или ты против? Не любишь историю и не чтишь память наших предков?
   - Л-люблю, - заикаясь произнесла в ответ, будучи выбитой из колеи полностью. Творилось что-то странное и непонятное. Мужчина раз за разом шокировал меня все больше и больше. И что самое интересное так это то, что я уже подумывала в чем пойду то ли на свидание, то ли еще на что-то абсолютно неясное. Такого со мной не было никогда. Меня словно магнитом тянуло к этому мужчине и хотелось узнать что будет дальше. Он был похож на омут, который всасывал меня в себя.
   - Вот и отлично. Только высокие каблуки не одевай. Ходить придется много и долго, - предупредил меня Глеб.
   - Это еще куда? - насторожилась.
   - Узнаешь, - довольно сообщил мне мужчина. А потом добавил. - А теперь можешь идти работать. Мне еще твоих сослуживцев тестировать надо.
   Вот так я была выставлена за дверь.
   Разозлилась.
   Как так? Это же невежливо. По-хамски.
   Подлец. Подонок.
   Но каков, подлец.
   Хорош.
   Херувим. Аполлон. Геракл.
   И в добром расположении духа отправилась впаривать машины тем, кто их был не в состоянии купить, но очень хотел.
  
   До конца рабочего дня еле дотерпела. Через каждые десять минут смотрела на часы в надежде, что минутная стрелка начнет двигаться с нормальной скоростью, а не ползти как черепаха. Нет. Даже хуже, как слизень в жаркий солнечный день по пересушенной пустыне.
   И только я собралась уходить домой, как возле меня нарисовался, что фиг сотрешь наш управляющий. Это был плохой знак. Очень плохой. Я о том просекла буквально в доли секунды.
   - Вероника Романовна, у вас рабочий день кончился, - начал он издалека.
   - Да, Вячеслав Виссарионович, - постаралась выдавить из себя милый оскал, чувствуя заранее, что он грозит измениться на настоящий.
   - А вы знаете что у нас сегодня субботник? - слащаво произнес мужчина.
   - То есть? Какой еще субботник, сегодня понедельник, - я судорожно воскрешала перед глазами календарь, пытаясь сверить с ним свое внутреннее ощущение времени.
   - Ну и что, что понедельник, а у нас все равно субботник. Будем наводить порядок, а то заросли грязью по самое не балуй. Так что никуда не спешим, а идем в подсобку, берем тряпки и за дело. Надо все машины, которые стоят вне салона привести в удобоваримый вид. А то что-то покупатели стали нам замечания делать по этому поводу.
   - Но, Вячеслав Виссарионович, у меня рабочий день до шести. Я устала. Хочу есть. Мне еще домой добираться битых полчаса, а завтрашнюю смену никто не отменял, - принялась возмущаться. - Кроме того, для уборки у нас есть уборщицы, им за это зарплату платят.
   - Значит, так, Пропащая. Не хочешь работать можешь идти на все четыре стороны. Тут очередь стоит на твое место. Тебя никто не держит. Берешь ручку, лист бумаги и пишешь заявление по собственному желанию. А дальше можешь быть свободна как ветер в поле. Будешь тут мне указывать кто какую работу должен делать. И я не посмотрю что ты тут по знакомству устроилась. Лентяйки никому не нужны.
   От несправедливости и безвыходности ситуации у меня на глазах навернулись слезы. Меньше всего мне хотелось остаться у разбитого корыта, лишь с одним желание встречи с Глебом.
   Вот и попробуй с такими козлами выйти замуж, думала я натирая с остервенением лобовое стекло седана рубиново-красного цвета. Козлом был, конечно проклинаемый мною и в хвост, и в гриву Славик, ходящий по рядам вдоль машин и следящий словно цербер за неукоснительным выполнением его указания. Радовало только одно, что не только меня привлекли ко внеурочной работе. Подняли всех и заставили ударно трудиться. К тому времени когда все машины были отдраены и стали блестеть как котовы яйца минуло восемь часов. Я с сожалением вздохнула, отерев со лба пот, бросила тряпку, которой натирала бока и очи железных коней в ведро.
   - Что же за жизнь у меня такая невеселая? - произнесла вслух.
   - Ты же Пропащая, - раздался смеющейся женский голос откуда-то сбоку. Это Людок, наша кассир разъяснила мне очевидное.
   - Так что мне теперь фамилию менять? - в сердцах бросила в ответ.
   - Ника, я бы на твоем месте давно бы о том задумалась, - глубокомысленно произнесла девушка.
   Хорошо ей. Ее мужик под салоном на машине ждет, а у меня ни мужика, ни рыбок. Свидание и то сорвалось, хоть кое-кто говорил, что это и не свидание вовсе. Да какая теперь разница?
   Глеб наверное думает, что я его продинамила. И будет прав. Не брать же мне объяснительную со Славика для предъявления Глебу? Все равно не поверит.
   Кажется, я начинаю потихоньку ненавидеть мужчин. И первый в моем списке подлый Славик -- любитель чистоты. Он, наверное, унитаз дома по пять раз на день драит, после каждого посещения места уединения. Совершенно тому не удивлюсь.
   По закону подлости по пути домой я попала в жуткую пробку, так что в квартиру попала когда на улице стало смеркаться. Я была голодной и злой на весь мир. Хотелось ломать и крушить все что под руку попадется.
  
   Звонок домашнего телефона застал меня именно в тот момент, когда я собралась закинуть в рот бутерброд с ветчиной. Готовить что-то более приличное не было ни времени, ни сил. Я была зла, как стадо диких мамонтов и запросто бы сошла за свою, окажись среди диких животных с лохматой шкурой и двумя хвостами, один из которых хобот.
   - Да, - гаркнула я во всю силу своих легких и чуть не подавилась крошками попавшими не туда куда следует. Отчего закашлялась. Мало того, что ничего приятного в этом нет, так у меня изо рта выпал кусочек недожеванного бутера, который я так вожделела слопать.
   Телефонная трубка со всего маха шлепнулась о тумбочку, издав ужасный грохот. Но мне на это было откровенно говоря наплевать, ибо я пыталась не умереть глупой смертью, задохнувшись от крошки хлеба.
   В трубке мужской голос что-то истошно кричал, однако я пока не пришла в себя, откашлявшись, на вопли незнакомца не ответила.
   Наконец, воздушный баланс в организме был восстановлен, слезы, выступившие из глаз, размазаны по лицу, а ветчинка так и осталась лежать сиротливо на полу, требующего влажной уборки.
   Я подняла висящую трубку, чувствуя дикую неприязнь к ней, ибо по вине это доисторического монстра я чуть не задохнулась. Брать ответственность на себя за случившееся я не собиралась, а потому нашла крайнего.
   - Кто? - с ненавистью в голосе спросила в трубку.
   - Конь в пальто. Что там у тебя случилось? - раздался голос Савелия из недр телефона.
   Друг детства, судя по интонации, все еще на меня обижался, но тем не менее позвонил первый. В этом был весь Сава. Будет злиться, пыхтеть, но обязательно объявится и узнает как обстоят у меня дела.
   - Геморрой случился. Неужели не слышно, что подавилась? - ответила мужчине.
   - Вероника, ты так не шути. Попой щи хлебать не стоит, а тем более есть ложкой. Она для другого предназначена, - кажется у кое-кого настроение значительно улучшилось после моего ответа.
  
   - Остряк, - буркнула я. - Чего звонишь? Что надо? - я с вожделением смотрела на недоеденный кусок бутерброда. Даже случившееся не убило во мне желание подкрепиться и причем основательно.
   - Ник, что за бешеная собака тебя покусала? - насторожился Савелий. Меня он знал как облупленную и если я продолжала дольше двух фраз показывать свое плохое настроение, то это значило лишь одно -- у меня неприятности.
   - Славиком зовут, - и я вкратце, но не забывая добавлять красочные мазки обрисовала картину произошедшего не далее как сегодня. Хотела упомянуть о несостоявшемся свидании, но в последний момент передумала. Опять Савка будет насмехаться надо мной. Хватит.
   - А я тебе говорил -- иди ко мне работать. А ты все отнекивалась до последнего. У меня такого бы с тобой не случилось.
   - Больше мне делать нечего, как вкалывать на друга детства. Больно чести много, - отшутилась я.
   Савелий мне на самом деле неоднократно предлагал пойти к себе в салон, но я как представлю, что о нашей дружбе узнают сослуживцы и начнут шушукаться за спиной, то сразу всякое желание отпадало. Да и не могла представить, чтобы он надо мной верховодил. Ведь раньше все было иначе. Раньше я была на коне и подстрекала Савелия на совершение всяких необдуманных поступков. Типа натереть мылом глаза, чтобы они сверкали в два раза лучше или подстричь котику шубку, а то ему жарко летом.
  
   - Вот ты какого обо мне мнения? - обиженно надул губы Сава. Я даже могла представить его выражение лица.
   Мне почему-то всегда Савелий казался ужасно смешным, когда так делал. Это повелось еще с детских времен, когда Савка был толстым и нескладным ребенком, которого время от времени дразнили соседские мальчишки, называя "боровом" и "жиртрестом". Мне даже иногда приходилось заступаться за него. А один раз я даже кинулась в драку на одного из обидчиков. Однако при всей своей тучности Сава был очень приятным внешне. А когда в старших классах он чудесным образом превратился из гадкого утенка в прекрасного лебедя, вернее в импозантного льва, то стал, вообще, хорош собой.
   Вот только для меня он как и был, так и остался тем Савкой, каким я его помнила с давних времен.
   - Чтобы ты на мне отыгрался за все полученные шелбаны и тумаки? Нет уж. Теперь то я точно ответить не смогу.
   - А если я дам слово, что не буду тебя обижать? Согласишься? - с надеждой в голосе произнес Савелий.
   Я задумалась. Бешеный Славик со своими заморочками меня уже порядком достал. Я не против работы, можно сказать, что всецело за, но не такой, которая не входит в мои обязанности. И ведь не возмутишься? Иначе разговор короткий.
   - Я сейчас не готова ответить, - решила выиграть себе время на раздумья.
   - Ника, мне нужна помощь, - без перехода произнес Савелий.
   - А это подождать не может? - желудок протяжно заурчал.
   - Может. Но у меня как раз выкроилось небольшое количество времени... Но если ты так сильно занята, то в другой раз, - и легкая обида проскочила в голосе мужчины. Она была почти незаметна, но зная Савву, как облупленного, я смогла ее уловить.
   - Что случилось? - пришлось оставить выяснение отношений с собственным желудком до лучших времен.
   - Выходи. Все объясню в машине. Я под домом стою, - произнес Савелий.
   Вот за что я ненавижу домашний телефон, так за то, что невозможно соврать, что я нахожусь совсем в другом конце города и у меня нет возможности выполнить чужое желание.
   - Сав, а можно я хоть чая выпью? - жалобно попросила. - Я голодная как волк. Только заявилась. Даже не раздевалась. Может твое дело терпит?
   - Нет,- безапелляционно сообщил мужчина. - Я тебя покормлю. В лучшем ресторане.
   Я замычала от безысходности.
   - Ты меня без ножа режешь. Дай хоть переодеться?
   - Ты всегда хорошо выглядишь. Так что не выдумывай. Спускайся давай. Я тебя жду.
   А сейчас в голосе Савелия послышались приказные нотки. Похоже, что именно таким тоном он раздает своим служащим приказания. И самое интересное, что желания ослушаться нет. Вот поэтому я всеми правдами и неправдами отказывалась идти на работу к другу детства. Боялась попасть под его влияние и непосредственное руководство.
  
   Я все же сбросила с себя рабочую одежду и по-быстренькому натянула на себя трикотажное платье, оно единственное не требовало глажки, вот я обратила на него свое внимание. Все это заняло у меня от силы полминуты. Подкрашиваться или прихорашиваться я не стала. А для кого? Не для Савки же. Он друг. Он на меня как на женщину все равно не смотрит. Я же не смотрю на него, как на мужчину.
   Схватила походную сумочку и вышла в коридор, громко цокая каблуками. Единственное что я себе позволила, так это надеть нормальные туфли, а не рабочие гомнодавы. Правда, спасибо мои уставшие ножки не сказали, а лишь еще больше загудели от хождения на высоком каблуке.
   Настроение у меня было поганым, а потому каблук должен был его уравновешивать. То есть, поднимать. Лишь находясь на этаж ниже я поняла, что могла воспользоваться лифтом, но стала. Вздохнула от собственной глупости и побрела дальше, однако сильно не спешила.
   - Что ты так долго? - стоило мне сесть на переднее сиденье в роскошную машину, как на меня накинулся Савва. - Я жду. Жду. Сказал же, быстрее, - недовольно бурчал мужчина, заводя автомобиль.
   - Сейчас выйду и уйду если будешь еще возмущаться, - пригрозила в ответ, откидываясь на широкое сидение пахнущее дорогой кожей.
   - Так я тебя и выпустил, - ответил Савва, блокируя двери. - Что вы за женщины такие... говоришь "выходи быстрее" начинают телиться.
   - Ты меня со всеми своими бабами не сравнивай. Не нравится, можешь высадить меня тут же. До дома как-нибудь доберусь. Вот только это в последний раз, когда я пошла у тебя на поводу, -устало сообщила в ответ. Я даже ругаться не желала, настолько сильно была измотана.
   Савелий бросил на меня странный взгляд, не забывая смотреть на дорогу.
   - Ладно. Не кипишуй. Просто мне надоело все время ждать. Жду. Жду. Жду. Сколько можно?
   - А ты не жди.
   - Не могу. Душа болит, - вздохнув ответил Савелий.
   - Не думала, что из-за десяти минут ты устроишь разборки, - мы ехали по знакомым улицам города, куда-то поворачивали, тормозили на светофорах. Я не фиксировала маршрут движения, позволяя Савелию везти себя куда ему угодно. Он был единственный мужчина, которому я доверяла как самой себе. С другими всегда приходилось быть настороже. Опасаться, чтобы никуда не завезли.
   - Если бы..., - как-то чересчур напряженно произнес мужчина.
   Он будто порывался что-то мне сказать, да все никак не решался. Это было слишком не похоже на него.
   Мне же надоело бесцельно пялиться на пролетающие мимо дома и поэтому я сказала.
   - Помнишь Раечку?
   - Какую еще Раечку? - удивился мой собеседник, тяжело вздохнув. А я почему-то обрадовалась, что он не сказал о чем хотел.
   - Ту, с которой я подружилась в институте, когда училась на пятом курсе. Ее еще к нам в середине семестра перевели, - я видела, что Савелий не может прорваться через череду всех моих знакомых и своих в том числе. Его можно было понять. Женщин у него было видимо-невидимо после того, как он скинул лишний жир и накачал бицепсы, превратившись в красавца-мужчину.
   - Откуда я должен знать всех твоих подруг? Больше мне делать что ли нечего?
   - Ну, ту, которая гренадер в юбке, которая штаны, - я вспомнила, что именно Савелий обозвал Раису гренадершей.
   - А! - протянул он. - Которая западала на баб. Моя конкурентка, - то ли в шутку, то ли всерьез произнес Сава. - И что?
   - Она на мужиков переключилась.
   - Да ты что? - удивился мужчина. - Никогда бы не подумал, что она в состоянии поменять команду любимчиков.
   - Я тоже раньше так думала, но все оказалось не так, - и я, чтобы скрасить время в поездке почем-то рассказала про наш с Раей поход в бар и последующие за ним приключения.
   Раньше я как-то не очень сильно делилась с Савелием своей личной жизнью, а тут накипело. Захотелось с кем-нибудь поделиться о несостоявшемся свидании, вот и пришлось рассказать все по порядку.
   Савелий слушал молча. Не перебивал и не задавал вопросы. Только отчего-то с силой вцепился в рулевое колесо, аж костяшки на руках побелели.
   - Так если бы ты не опоздала с работы, то была бы уже на свидании? - с напряжением в голосе спросил у меня мужчина.
   - Ага. Но, как видишь, даже в этом мне не повезло. Постоянно палки в колеса вставляет мне судьба, - пожаловалась на свою жизнь.
   - Он тебе не подходит, - безапелляционно заявил Сава.
   - Это еще почему? - меня буквально взбесило подобное заявления.- Ты его даже не видел, а заявляешь нечто подобное. Знаешь, он хорош собой. Блондин. Красавец. Накаченный. Умный, - принялась перечислять достоинства несостоявшегося кавалера. - Всех тех недостатков, которые ты постоянно находил в моих кавалерах, он не имеет. Наверняка, имеет высшее образование, раз работает психологом.
   - Данную информацию следует проверить, - сквозь зубы выговорил Сава.
   - А вот и проверю. Сама. Обязательно проверю. И непременно тебе сообщу. Думаю, что он утрет тебе нос, - это я сказала совершенно неосознанно.
   А Савелию это не понравилось. Он даже щекою дернул от недовольства.
   Вот всегда он так.
   То один меня не достоин, то второй. То я, видите ли, альфонсов нахожу, то ловеласов, а то и женатиков. Ну, подумаешь, в некотором роде это правда бывала. Так разве была необходимость меня каждый раз в неудачные связи тыкать лицом.
   И вот что самое обидное было, так это то, что Савелий оказывался прав. Я даже стала иногда с ним советоваться как поступить в том или ином случае. Или же когда мне надо было разобраться в непонятных для себя отношениях. Правда, зачастую отношения с мужчинами сами сходили на нет. Они, в смысле мужчины, просто пропадали, стоило мне только начать задумываться о чем-то большем, чем легкие ни к чему не обязывающие встречи с легким налетом секса.
   - Это мы еще посмотрим, - ответил Савелий, резко затормозив перед сияющим, словно новогодняя игрушка, рестораном.
   Не будь я пристегнута, то обязательно бы влепилась носом в панель приборов.
   - Чё-о, права купили, а ездить не купили? - после того, как клацнула зубами в воздухе, разгневанно спросила у Савки.- Не дрова везешь.
   - Кошка дорогу перебегала, - ответил мужчина.
   - Где?- вытянула шею пытаясь рассмотреть получше пространство перед машиной.
   - В Караганде, - по старой привычке, сложившейся у нас давно, ответил Савва.
   - Больше с тобой не поеду. Лучше на автобусе чалиться, чем вот так, - буркнула, отстегнув ремень безопасности и собираясь выйти из машины.
   - Что за вечные крайности? - как ни в чем не бывало произнес мой друг детства, выключая зажигание.- А ты, кстати, сегодня хорошо выглядишь. Смотрю похудела.
   Я довольно расплылась, что Савка заметил мои недавние труды, но вслух произнесла.
   - С такой жизнью не только похудеешь, а окочуришься.
   Настроение заметно улучшилось. Оказалось, что мне много-то и не надо. Главное, чтобы быть оцененной и похваленной.
   - Так может тебя и не кормить? -спросил Савелий, идя по дорожке следом за мной.
   - Даже не надейся. Сегодня разорять тебя буду я. Так и знай. Это будет моя месть за недоеденный бутерброд.
   - Да. Надо было послушаться, - притворно принялся сокрушаться мужчина. - Деньги целее были бы.
   Вот так мы и жили. То гавкались, как кошка с собакой, а то подтрунивали друг над другом, словно еще недавно не рычали.
  
   - Так и быть. Сегодня я за тебя заплачу, - жизнерадостно произнесла в ответ. - Я не так давно аванс получила. Думаю, что за ужин рассчитаться мне хватит.
   Краем глаза посмотрела на Савелия. Его от моего предложения аж передернуло, а из ушей, по-моему, даже пар повалил.
   - Еще не хватало, чтобы женщина за меня счет оплачивала. Какой я после этого мужчина, - выпятив вперед грудь заявил Савелий.
   - Ну, не знаю... обычный мужчина. Современный. Ты же знаешь, что истинных джентльменов почти не осталось. На дороге валяются лишь маменькины сынки да альфонсы. Помнишь, ты мне сам говорил, когда я с Кристианом познакомилась.
   Друг детства тогда мне еще заявил, что, наверняка, Кристиан любитель играть и за наших, и за ваших. Уж больно был смазлив и чересчур сильно следил за своей внешностью. Впрочем, Сава оказался прав и тут, когда на третьем свидании Кристинан намекнул мне, что был бы не против разделить меня еще с одним мужчиной. Он дескать идет в ногу со временем и понимает, что девушки не обременены избытком морали и нравственности. За это я была вынуждена его бросить.
   Больше мне делать нечего как быть прослойкой в живом бутерброде. Пусть лучше они без меня предаются утехам плоти. Я лучше на обочине постою и по-стариковски тет-а-тет с мужчиной наедине буду заниматься любовью, а не повально гадая на двух пестиках.
   - Не смей меня с ними сравнивать, - огрызнулся Сава.
   - А ты меня не вынуждай, - тон в тон ответила ему.
   Так, переругиваясь и подтрунивая друг над другом, мы оказались в ресторане. В этот раз Савелий приказал нас проводить в апартаменты. Так в заведении назывались отдельные кабинки. Ему видите ли захотелось покоя, а в общем зале было слишком шумно и людно. Еще бы не людно, ведь дело шло к ночи, а это самое время для подобного рода мест.
   - Это ты боишься встретить своих бывших пассий, вот и прячешься с глаз долой, -заметила я, когда от нас ушел официант, принявший заказ.
   - А если и так, то что? - внимательно посмотрел на меня Сава.
   - Ничего. Не надоело порхать как мотылек с цветка на цветок? -задала я вопрос.
   - Это ты с пчелками меня путаешь.
   - Даже если и так. Ты, главное, что суть моего вопроса без труда уловил.
   - Ника, всякий раз когда мы остаемся наедине ты начинаешь мне читать морали, словно ты ревнивая жена, - Савелий оперся на стол локтями и подался вперед.
   - Вот еще. Больше делать нечего. Пусть тебя Элка ревнует, - отмахнулась, скрестив руки на груди.
   - Она меня ревнует как надо. Ты не переживай. Притом, к тебе, - тяжелый взгляд мужчины застыл в районе моей переносицы.
   Как-то чересчур громко стала играть музыка. Захотелось спрятаться от, раздражающего слух, шума. О недобрых чувствах со стороны жены Савелия в мою сторону я знала. Даже когда-то давным-давно имела один очень нелицеприятный разговор с этой вечно недовольной особой, оставившей горький осадок в душе. После него я лишний раз не хотела встречаться с Эллиной, всячески избегая находиться с ней на одном квадратном километре.
   - Давно пора объяснить жене, что я ей не конкурентка, потому как мы только друзья. А друг с другом не крутят шашней, - легкомысленно заявила я, отпивая воду из бокала.
   - А если бы это было не так? - внезапно спросил Савелий.
   Я даже поперхнулась, а после закашлялась, чуть не выплеснув всю воду изо рта на скатерть или того хуже в лицо мужчине.
   - Скажешь тоже, - уставилась я на Савку. - Мне подобная головная боль ни к чему. Подобное совершенно нереально.
  
   - А если все же на миг допустить, что ты конкурентка Эллины, что я к тебе не равнодушен, что у меня к тебе серьезные чувства, то что тогда? - напряженно спросил у меня Савелий, не мигая смотря, как показалось, в самую душу.
   - Даже не желаю об этом думать, - категорично заявила в ответ, гневно сверкая глазами. - Мы с тобой друзья и точка. Так заведено давно. И я ничего не собираюсь менять. Меня все устраивает. Где я еще найду такого друга? Да нигде. Мужчины в моей жизни не задерживаются, спасибо тебе за постоянство. Но это только по той причине, что ты мой друг..., - начала объяснять мужчине, хотя, может быть и самой себе.
   - Значит, я для тебя не мужчина? - саркастически произнес Савелий, криво улыбаясь.
   - Ты -- нет, - произнесла категорично. - Ты больше, чем мужчина. И это для меня самое главное. Ты часть моей души.
   - Вот даже как? - мне показалось, что лицо Савелия еще больше перекосилось.
   - Я никогда, заметь, никогда не рассматривала тебя как мужчину.
   - А вот это плохо,- так и не поняла по какому поводу сокрушался мой собеседник.
   - Нет, друг мой, это просто великолепно, - я даже на долю секунды не собиралась допускать какие-то посторонние мысли в голову.
   - Ты думаешь только о себе, - заявил Савелий.
   - Это еще почему?
   - А о моих чувствах ты не хочешь спросить? - подозрительно спокойно произнес Савва.
   - Каких еще твоих? - мне совсем не нравился наш разговор. Не о том он. Совсем не о том.
   - К тебе.
   - Какие у тебя могут быть ко мне чувства, кроме как дружеские? - я начала злиться, совершенно не желая замечать очевидное.
   - Любви, например.
   Ответ прогремел как гром среди ясного неба.
   - Нет, друг мой. Никакой любви ко мне быть не может быть. Ты женат на Эллине. Значит, для меня табу, - твердо произнесла в ответ.
   - Никого это еще не останавливало, - издевательским тоном поставил меня в известность о общеизвестных вещах Савелий.
   - Может быть для кого-то это так и есть. Я даже уверена что для всех твоих подружек именно это и не является преградой. Но только не для меня. И, вообще, не то мы обсуждаем, - постаралась свернуть неприятный разговор. Я уже трижды пожалела, что согласилась пойти с Савелием. Надо было сослаться на головную боль или еще что-нибудь и увильнуть от встречи. Вот ведь чувствовала, что не стоит выходить из дому после одного не состоявшегося свидания.
   - А если я разведусь и стану свободным?
   - Мы с тобой не на базаре, чтобы торговаться, - проскрежетав зубами проговорила в ответ.
   - Я и не торгуюсь, а...
   - Все. Хватит, - я поднялась со стула, бросив на стол салфетку, до этого лежавшую у меня на коленях. - Я поехала домой.
   И совершенно не обращая внимание на крики Савелия за спиной, на всех парах понеслась к выходу. По дороге бормоча что-то про идиота, решившего нести всякую чушь.
   Оно мне надо? Выслушивать бред сумасшедшего.
   Я гнала от себя всякие мысли о возможных чувствах со стороны Савелия. Не нужны они были. Мой внутренний мир и так был достаточно хрупок, чтобы вот так, походя, его разрушить. Была одна надежда на то, что друг детства одумается, признав, что совершил большую глупость, выдумав непонятно что.
   У меня нет мужчины, но и это не мужчина.
   Да он же лучше кого бы то ни было знает все мои недостатки. Все мои тайные желания. Все мои сомнения. Мне даже страшно представить чего он только не знает
   Нет.
   В жене должна оставаться какая-то загадка, чтобы муж всю жизнь ее отгадывал, а не читал словно открытую книгу. Когда мужчине становится не интересно с женщиной, то он уходит. Вот как мой папаша. Ведь именно он заявил, что мама скучна и неинтересна, как прокисшее молоко, что он знает наперед что и как она скажет и произнесет, как поступит, поэтому и ушел к другой.
   И что же теперь получается? Что допустив Савелия в качестве чего-то большего, нежели друг я пойду по проторенному маминому пути.
   Нет. Нет. И еще раз нет. Не хочу и не буду.
   Я выскочила на улицу из ресторана и только тут заметила что пошел дождь, принявший застилать мне глаза.
   Чтобы хоть как-то проморгаться и определить в какую сторону мне направляться я затормозила на ступеньках.
   - Ника. Никочка, ты плачешь. Не надо, - услышала я сзади. И теплые сильные руки обняли меня со спины. Я почувствовала родной до боли запах и уткнулась носом куда-то выше выреза рубашки. - Прости. Я не думал, что ты так отреагируешь. Прости. Не подумал. Сморозил глупость, - принялся оправдываться Савелий.
   Вот так было значительно лучше.
   Мне все приснилось. Это все глупости. Пустой бред больного воображения. И Савелий ничего не говорил по поводу своих чувств.
   Их просто нет. Мы по-прежнему друзья. Мужчина и женщина, которых связывает десятилетия отношений, в которых нет никакой сексуальной подоплеки.
   Слезы катились из глаз. А перед внутренним взором стояли совершенно иные слезы. Слезы моей матери, рыдающей без единого звука, когда она выслушивала слова произносимые отцом в свой адрес.
   Я так не хочу. Мне это совершенно не надо.
   Нет у меня мужчины, но и Савелий не мужчина. Не потому что он плохой или у него что-то не то в штанах. Наверняка, то, что нужно. Не просто так бабы к нему льнут, как банные листы до задницы. Савелий мой друг, а это гораздо больше и важнее. И терять это я не собираюсь.
   И, да, я эгоистка. Пусть так. Но не мазохистка точно.
   - Ты же мой друг, правда? - шептала я, уткнувшись в грудь Савелия.
   - Друг. Друг, - со вздохом произнес мужчина, глядя меня по голове.
   От простых успокаивающих движений мне стало заметно легче. Я уже не всхлипывала часто-часто, а через раз.
   - У меня ближе чем ты никого нет. Друг это очень важно. Это честь. Это сила, - уговаривала я непонятно кого. Пожалуй, больше себя, чем Савелия.
   - От такой силы впору переломиться, - еле слышно произнес мужчина.
   Я же как будто не слышала его, продолжая свой монолог о необходимости быть всегда рядом, помогать друг другу, выслушивать, делиться наболевшем. Я несла какую-то околесицу, боясь дать слово Саве, страшась услышать то, что не желала допускать.
   Ну ведь было же все хорошо. Почему сейчас? Почему?
   Ладно, я могу понять слова любви, произнесенные более десяти лет назад. Тогда еще у нас всех играли в крови гормоны, а мир делился на черное и белое. Я как сейчас помню тот момент, когда Савелий робко взял меня за руку, вцепился в нее словно клещ. И по щенячьи заглянул в глаза, принявшись рассказывать, что только ради меня он превратился из рыхлого мальчика в очаровательного юношу, на которого заглядываются не только девушки, но взрослые женщины, прося оставить номерок телефона или же предлагая взять свой. Тогда, как и сейчас, я жутко испугалась, вырвала руку, наговорила Савелию глупостей, за которые мне было стыдно еще много-много лет. Но смогла оставить все как было. Правда, Савелий со мной после этого долго не разговаривал, даже не здоровался, ударившись во все тяжкие. Даже девственности лишился, подарив ее женщине намного старше себя, хотя берег ее для одного человека. И этим человеком должна была стать я. Но не стала. Не смогла. Не захотела. Так случилось. Савелий потом мне специально во всех красках рассказывал о своем первом сексуальном опыте, заставляя слушать. Он буквально силой принудил меня выслушать все инсинуации того вечера. И с особым упоением повторял раз за разом, что взрослые женщины гораздо чувствительнее и более отзывчивые, нежели мокрощелки. После этой исповеди уже я долго не разговаривала с Савой.
   Однако время лечит.
   И спустя время наша дружба вновь возобновилась. Только мы больше никогда не вспоминали о том далеком дне, вычеркнув его из жизни. Впрочем, как удалили из памяти и другие дни, которые могли принести боль и непонимание.
   Я сделала вид, что ничего не было, что мне все приснилось как в страшном сне. Савелий тоже забыл, обретя покой в объятьях нескончаемой череды женщин. В итоге мы оба были довольны и счастливы. И вот теперь опять двадцать пять. Ремиссия закончилась начался острый период.
   - Сав, может ты меня домой отвезешь? Или отпустишь? А? - с надеждой произнесла я, поднимая голову. Однако в глаза мужчине посмотреть все же не пожелала, понимая, что в очередной раз причинила боль.
   И что сегодня на него нашло? Все же было нормально. Мы прекрасно общались. Шутили. Подтрунивали друг над другом. Что же изменилось именно сейчас?
   - Я обещал тебя накормить. Я сдержу свое обещание, - стальным тоном произнес Савелий, увлекая меня назад в ресторан.
   Пришлось повиноваться. Отчего-то я была уверена, что мужчина больше ни за что на сегодня не продолжит тяжелый разговор. А для меня это было главное.
   - А можно мне запечённую курочку?- жалобно протянула я.
   - И курочку можно. И рыбу. И даже устрицы.
   - Не-е. Устрицы я не хочу. Они водорослями воняют, - отмахнулась я. Мой желудок, услышав о возможной еде предусмотрительно забурчал.
   - Вечно тебе все воняет, - возмутился Савва.
   - Да. Я такая. Вредная и противная, - подтвердила очевидное.
   Остаток вечера мы провели в дружеской обстановке, предпочитая слушать музыку, доносящуюся из общего зала, медленно пережевывать пищу и поглядывать друг на друга, когда второй думает, что первый не видит.
   Никуда по делам мы соответственно не поехали. Савелий промолчал, а я не стала настаивать.
   Привез меня домой Сава около одиннадцати вечера, высадив во дворе. Подниматься и провожать меня до квартиры мужчина не стал. Он внезапно вспомнил, что надо заехать к одному знакомому, живущему по дороге домой. И это надо сделать немедленно. Я же поддакнула, говоря, что раз надо, так надо. Друзья это святое.
   Савелий на меня так посмотрел после этих слов, что мне стало дурно, но ничего не сказал, что меня несказанно обрадовало.
   Я же, попрощавшись с Савой, и пожелав ему доброй ночи, отправилась к себе на этаж. Лифт почему-то перестал работать, а потому пришлось идти пешком. К тому времени, как я поднялась на этаж ниже своего, дышала как загнанная лошадь.
   - Я смотрю, ты домой не спешишь, - раздался мужской голос в тишине темного коридора.
   В страхе остановилась, гадая, что же мне делать. Бежать назад или ... бежать назад.
   - Только не говори, что только с работы возвращаешься, - продолжил иронизировать Глеб.
   Именно он собственной персоной расположился сидя на подоконнике окна между этажами.
   - Что ты тут делаешь? - задала очевидный вопрос.
   - Человека жду,- глухо ответил Глеб.
   - И как? Удачно? - не нашла спросить ничего более умного.
   - Пока еще не определился. Время покажет, - ответила мне Глеб.
  
   - А почему так поздно? - решила быть учтивой. После встречи с Савелием мои мысли блуждали где-то рядом, но только не там где надо.
   - Пока разыскал где живет, много воды утекло, - меланхолично произнес мужчина. - Садись -- посиди, - он пододвинулся, освобождая место на подоконнике. - Наверное устала.
   - Как раз в точку попал, - подтвердила слова мужчины. Не думая, уселась рядом.
   - Тяжелый день?- Глеб повернул голову в мою сторону.
   - Не то слово. Хуже нет когда старые кошмары вновь пробуждаются, - ответила мужчине.
   - Расскажи. Может помогу. Я все же психолог, - предложил мужчина.
   Я с удивлением посмотрела на него, как будто только что увидела. В голове пронеслись дикие мысли. Вот я рассказываю Глебу о своих взаимоотношениях с Савелием. Вот он начинает меня консультировать, сидя на подоконнике.
   А что дальше?
   А дальше ничего. Хватит. С одним уже делилась своими мыслями. И к чему это привело? К непониманию.
   - Нет, уж. Я как-нибудь сама разберусь со своими тараканами. Моим зверям спец не нужен. Они простые. Без образования. Тебя не поймут, - постаралась свести все к шутке.
   - Значит не хочешь, - заметил мужчина. - Что ж, твое дело. Ты домой не собираешься?
   - Собираюсь. Вот видишь - шла как раз именно туда, - поднялась на ноги, собираясь продолжить путь.
   - Ну так пошли, - следом за мной поднялся Глеб.
   - Пока, - попрощалась я, думая, что мужчина уже уходит.
   - Чего это "пока"? - перекривлял меня мужчина. - Я с тобой еще не расстаюсь.
   - То есть как?
   - То есть так. Пошли уже, - поторопил меня Глеб.
   - К-куда? - опешила. Почему-то именно сегодня до меня плохо все доходило. Видимо день был не очень хорош для размышлений.
   - Туда, - мужчина указал направление. - Ты же там живешь?!
   - Ну, да, - мне показалось, что мои ресницы хлопали от удивления настолько громко, что звук был слышен в соседнем доме.
   - Вот и пошли. Чего застыла? - Глеб потянул меня за локоток.
   А я возьми и пойди, правда, при этом рот у меня был открыт от удивления, но разве его в темноте видно?
   Так, в связке, мы и дошли до моей квартиры. Замерли возле двери.
   - Ключи где? - спросил Глеб.
   - В сумке.
   - Давай сумку, - мужчина потянулся. Я не хотела отдавать. Мы начали ее перетягивать, как раньше в детстве перетягивали канат. В конечно счете Глеб победил, хоть я и старалась удержать свое имущество.
   - В каком кармане ключ? - спросил мужчина после того как заглянул во внутренности сумки и, естественно, ничего там сразу не обнаружил.
   - На дне.
   Глеб хмыкнул, но больше спрашивать не стал, принявшись шарить в сумке. К его счастью связка с ключами нашлась достаточно быстро. Можно сказать, что он оказался просто везунчиком.
   Мужчина покрутил ключи в руке, на глаз определяя какой из ключей к какому замку подходит. Я молча взирала за его манипуляциями, гадая до какого момента будет распространяться его наглость.
   Оказалось, что его наглость не имеет границ. Потому как мужчина открыл дверь и пригласил меня же ко мне домой.
   - Заходи. Будь как дома, - то ли в шутку, то ли всерьез произнес мужчина, придерживая дверь и зажигая свет в прихожей.
   От ярких лучей, пронзивших полутемный подъезд я прикрыла глаза рукой. Раньше вроде бы у меня была не такая яркая лампа. Или это я от неожиданности развития событий стушевалась?
   - Спасибо, - я зашла к себе же в прихожую и замерла возле двери. Глеб предусмотрительно ее за мной закрыл. И как только умудрился извернуться в тесном пространстве?
   - Давай помогу, - мужчина нагнулся.
   Я даже сразу не поняла что он хочет сделать и чуть было не шарахнулась назад. Оказалось, что он потянулся снимать с меня туфли. Я, будучи выбитой из колеи, позволила себя разуть.
   - Домашние тапочки где? - спросил у меня Глеб.
   - Там, - односложно произнесла, удивляясь еще больше. Хотя по мне сильнее удивляться было невозможно.
   Мужчина наклонился над тумбочкой для обуви, порылся. Достал самые новые тапочки, которые я обычно предлагала гостям.
   - Не те, - заметила, что обувка не для меня. Глеб поднял взгляд на меня. Я же глазами указала на зеленые мохнатые. Мои любимые, хотя они заношенные и растоптанные.
   Глеб усмехнулся, но безропотно взял и поменял тапки, попутно заметив.
   - Надо тебе новые купить. На этих разве что яичницу не жарили.
   Мне впору пора было возмутиться, но сил не было. Я взирала на происходящее со спокойствием сфинкса.
   - Купи. Буду рада.
   - На днях обязательно так и сделаю, - пообещал мне мужчина, принявшись разуваться самостоятельно, чтобы потом заняться поиском домашней обуви для себя.
   Я тупо смотрела как он снимает ботинки, отметив про себя, что носки у мужчины черные и даже без дырок. И это меня несказанно обрадовало. У последнего моего любовника всегда были порваны либо мыски на носках, либо пятки. Сколько раз я не пыталась намекнуть, что ходить в дырявых носках моветон, на меня никто не обращал внимания.
   - Прямо у тебя кухня? - спросил Глеб.
   - Ага.
   - Ну тогда пойдем, - услышала в ответ.
   - А почему сразу не в спальню? - я потихоньку стала отмирать от Глебовой наглости.
   - В спальню мы пойдем чуть позже, после того как выпьем чаю и примем душ, - спокойно глядя мне в глаза произнес Глеб. И такая в них была уверенность, что я даже не нашлась что сказать кроме как "хорошо".
   На кухню я прошла первой. Мною двигало не желание провести экскурсию по своей кухне, а стремление проверить, а все ли там в порядке, не забыла ли я где чашку с двухнедельными остатками кофе. Все же когда живешь одна, то многие вещи остаются не замеченными, потому как необходимости фиксировать их нет.
   С радостью обнаружила отсутствие грязной посуды в раковине. Лишь на столе сиротливо лежал недоеденный бутерброд. Но и на нем к моей вящей радости не присутствовали следы зарождения новой жизни, что несказанно меня обрадовало.
   Пока я раздумывала убирать остатки еды со стола или сделать вид, что я их не вижу, за моей спиной раздался нехарактерный шум. Кто-то шарил по шкафчикам. Я резко обернулась и с удивлением обнаружила картину маслом. Глеб попеременно заглядывал то в верхние отделы встроенной кухни, то в нижние, причем ничего не пропуская.
   - Что ты делаешь? Ревизию? Или клопов ищешь?
   - Ищу чай. Да вот нигде не могу найти, - поднял голову мужчина, в очередной раз сующий нос в очередной шкаф.
   - Нет его. Закончился, - пришлось признаться в очевидном.
   - Жаль. А что есть?
   - Каркадэ просроченный где-то завалялся, - я точно помнила, что при уборке в одном из шкафов видела пакетик с красными высушенными лепестками.
   - А, давай. Будем нервы успокаивать и кровь чистить или что он там делает? - поинтересовался у меня Глеб.
   - Я и сама не помню, - пришлось лезть за чаем.
   - Где у тебя чайник? - закрутил головой Глеб.
   - Как где? На плите. Или ты электрический ищешь?
   - Ага, - обрадовался мужчина.
   - Я тебя должна огорчить. Раньше был, а потом сгорел, вот теперь по-старинке и грею на плите.
   - Вот беда. Смотрю что без мужской руки у тебя одни проблемы.
   - И не говори. Мужик нужен срочно. А где его взять? - я чуть под впечатлением не начала рассказывать о своей сложной судьбе. Вовремя прикусила язык.
   После того, как я все же отыскала забытый пакетик с красным чаем, мы его заварили, как того требовалось по инструкции.
   Сели пить за стол. Пили долго. Молча. Каждый смотрел в свою чашку, думая о своем. Было немного странно пить красный чай с практически незнакомым мужчиной и молчать. Обычно все происходило не так. Когда я стала подниматься из-за стола, то и Глеб оторвал свою прекрасную задницу от стула. Кружку держал в руке. Я удивленно посмотрела на него, но ничего не сказала. Пошла в сторону мойки, чтобы вымыть свою. Глеб за мной. Я ополоснула чашку под проточной водой. Мужчина все повторил за мной с точностью. Разве что подождал пока я не закончу.
   Я все ждала когда же Глеб со мной начнет прощаться. Как-то не верилось, что мужчина сейчас возьмет и начнет выполнять то, что озвучил в самом начале появления в моем доме.
   - Тебе, наверное, уже пора? - решила, что стоит поторопить мужчину. Все же ночь на дворе. И пора было ложиться спать.
   - Куда?
   - Домой.
   - Сегодня я уже никуда не собираюсь. Кажется, я вполне доходчиво пояснил порядок своих действий, - внимательный взгляд Глеба был обращен на меня.
   Если он ждал, что я начну возмущаться, то он это зря. Я с ног до головы оценила мужчину, скользнув по нему взглядом, хотя настроение было совсем не боевое. Еще раз определила, что он мне симпатичен и решила сыграть ва-банк. Все равно никого из любовников у меня в настоящее время не было. Пусть будет следующим Глеб. Он мне приятен. Ну, а здоровый секс никому еще не вредил. Кроме того, хотелось стереть из памяти сегодняшние воспоминания, а потому на них следовало наложить совершенно иные. Новые и приятные.
   Вот такие шальные мысли пришли в мою голову.
   Может быть, если бы я жила в средние века, то такое мне даже и почудиться не могло. Хотя, кто их знает, людей средневековья? Возможно, они были такие же как мы -- лицемеры, когда это им было нужно. Вон картины были сплошь с эротическим содержанием, то грудь голую выставят, то попу.
   - Хорошо. Тебе зубная щетка нужна? - спросила у Глеба, судорожно вспоминая, а есть ли у меня в запасе еще одна.
   Кажется, не так давно покупала несколько штук.
   Глеб на секунду ушел в себя. По-моему, так раздумывал большой ли наглостью будет попросить средства личной гигиены. Видимо, решил положительно, потому как сказал, что зубная щетка нужна.
   - Тогда пошли зубы чистить и спать, - со вздохом произнесла я, направляясь в сторону ванной.
   - И душ.
   - Ах, да. Душ. Так душ, - я пожала плечами, как бы говоря, что делай как знаешь.
   Никакой тебе романтики. Оно, наверное, так и лучше. Каждый знает на что идет.
   Я достала еще одно полотенце, повесив на крючок в ванной комнате, предупредив, что синее это для Глеба, а розовое для меня. И оставила мужчину одного, собираясь расстелить кровать. Не на полу же нам спать. Сексом я любила заниматься в постели. В редких случаях в ванной.
   Пока я раздевалась в спальне, расстилала кровать, в комнате появился Глеб. В одних плавках. Я мазнула по мужчине взглядом, отмечая великолепно сложенное тело. Правда, никакие порочные мысли на ум не пришли. То ли слишком устала за день, то ли перенервничала. А может быть все в одном флаконе. Вообще, я находилась в какой-то прострации. Глаза смотрели, руки делали, а мозг спал, отказываясь анализировать происходящее. Тело, по всей видимости, тоже дремало. Ибо оно никак не отозвалось на присутствие красивого мужчины. Ничего, еще успеет проснуться. Надеюсь, что Глеб мужчина-огонь в постели.
   - Ты иди купайся. Я тебя тут подожду, - и Глеб, словно делал это десятки раз, юркнул под одеяло, чем несказанно меня поразил.
   Я же как сомнамбула пошла в ванную и совершила то, ради чего меня послали.
   - Ты спишь слева или справа? - услышала вопрос, собираясь лечь рядом с Глебом.
   - Справа, - вспомнила те некоторые разы, когда мужчины оставались у меня в гостях.
   - Отлично. Просто отлично, - произнес мужчина, пододвигаясь на другую половину.
   Что он имел в виду я так и не поняла.
   Я выключила свет и полезла под одеяло. Было несколько непривычно ощущать рядом другого человека. Забыла каково это.
   - Ну что ты ворочаешься? Давай спать, - выдал Глеб, чем меня вдвойне озадачил. - Поворачивайся спиною. Так и тебе будет удобно, и мне,- распорядился мужчина.
   Я послушалась. Повернулась к мужчине спиною. Он меня обнял где-то в районе пояса и уткнулся лицом в волосы, глубоко вздохнул.
   И мы... уснули, стоило только моей голове коснуться подушки.
   Скажи мне о подобном кто-нибудь со стороны -- я бы не поверила. Ну не может здоровый взрослый мужчина проспать рядом с женщиной и не начать к ней приставать.
   Или Глеб не мужчина? Может быть у не го проблемы с потенцией. Подобная мысль пришла мне в голову стоило проснуться и вспомнить события вечера..
   Но тогда что мне упирается в бедро, собираясь просверлить дыру?
   Я зашевелилась.
   - Лежи тихо, - поперек груди мне легла волосатая мужская рука. - Еще рано. Можно минут пятнадцать поспать.
   Куда спать? У Глеба стояк, а он спать.
   Я все меньше и меньше понимала мужчину.
  
   - Мне в туалет надо, - тихим чуть надтреснутым голосом, который бывает лишь ранним утром, произнесла в ответ.
   - А, - протянул мужчина. - Тогда иди. Не держу.
   И рука Глеба меня отпустила на свободу, чем я сразу же и воспользовалась, выбравшись из теплого плена одеяла и одного очень интересного мужчины.
   Уединившись верхом на белом друге, я задумалась о происходящем. Глеб, а что собственно я о нем знаю? Ничего, кроме того, что он ужасно очарователен, чрезвычайно умен, безумно красив и нагл как десяток торговцев на базаре. Однако все эти характеристики не портили общей картины.
   Вот, например, пожелай он со мной переспать вчера, я бы не сопротивлялась, но интереса узнать что же внутри у мужчины не испытала. Зато теперь, желания покопаться в подноготной Глеба у меня хоть отбавляй. Не этого ли он добивался своим поведением? Или же все намного проще? Не надо ничего выдумывать. Глеб устал, а оттого и заснул рядом со мной сном праведника.
   Может быть спросить у него об этом? Или нет? И как это будет выглядеть? Вот подхожу я и говорю "Глеб, а почему ты меня не тра... не занялся со мною сексом ночью?"
   Бред. Чистый бред. Как он на меня посмотрит после этого вопроса? Как на дуру.
   Конечно выглядеть дурой больше, чем я ею являюсь нельзя, но все же не хотелось бы.
   - Ника, ты там не уснула? - в дверь туалета постучали. Ой, как неудобно.
   Только сейчас я заметила, что у меня затекли ноги от долгого нахождения на горшке. Это сколько я на нем провела. Десять минут? Пятнадцать? Или все полчаса?
   - Думу думаю, - совершенно не соображая что говорю ответила Глебу.
   - Ты долго не думай. Пора и честь знать. Тут уже очередь скопилась, - это он сейчас о чем, вернее о ком? О себе что ли?
   Ой, как неудобно.
   - Тебе может и неудобно, а у меня жидкость на барабанные перепонки давит. Освобождай помещение.
   - Я сейчас. Отойди от двери.
   - Если я отойду, то след будет тянуться до самого места новой дислокации танковой батареи со взведенной до уровня горизонта пушкой.
   Услышав эту тираду, я не могла не прыснуть со смеха, поняв о ком, или точнее о чем ведет речь мужчина.
   Пришлось выходить из туалета на ничего не чувствующих ногах.
   - Ты иголочкой в мышцы то потычь,- произнес Глеб, прежде чем юркнуть в открытую дверь. Воздушной волной меня чуть не опрокинуло на стену коридора. Видимо, мужчине все же было сильно надо.
   Прислушиваться к шуму дождя, беснующегося в унитазе, я не стала, направившись прямо на кухню, чтобы выполнить совет Глеба. Про старый дедовский способ по приведению мышц в тонус я знала давно. К моей вящей радости к тому времени как я добрела до иголки, торчащей в обоине на стене, мои ноги перестало жечь и покалывать. Следовательно кровообращение пришло в норму, чему я была несказанно рада.
   Раз я все равно оказалась на кухне, то решила сварить кофе. Себе и Глебу. Правда, я не знала любит ли он этот напиток.
   Ну не бежать же мне к туалету и выяснять эту информацию.
   К тому времени, как я насыпала в турку кофе и залила его водой дверь в туалет хлопнула, извещая об освобождении столь посещаемого утром места.
   - Ника, ты где? - раздалось в моей девичьей квартире.
   Звук мужского голоса был достаточно непривычен этим стенам.
   - Иди на запах, - дала совет, следя за тем, чтобы ароматный напиток не перегрелся и не сбежал на плиту.
   - Ух-ты, какой запах, - раздалось у меня за плечом. Хорошо что я знала о нахождении гостя в доме, а то точно бы вздрогнула и с большой вероятностью могла выронить турку.
   - Тебе с корицей или с перцем?
   - А как вкуснее?- с придыханием спросил у меня Глеб.
   - Мне нравится с перцем. Самую малость. Такой интересный вкус получается.
   - Тогда давай так, как тебе нравится, - решил мужчина, усаживаясь на стул.
   Я окинула взглядом сидящего Глеба, отметив про себя, что он очень даже неплохо смотрится в моей кухне. Весь такой брутально-сексуальный и по-утреннему нежный.
   Достав из кухонного шкафа две чашки под кофе, разлила ароматный напиток, добавив в него несколько крупинок черного перца. Запах кофе сразу же изменился, став более пряным.
   Глеб смотрел на меня выжидающе. И не начал пить свой кофе, пока я не уселась напротив него за стол.
   - Какой у тебя сегодня распорядок дня? - поднял на меня глаза от чашки с кофе Глеб.
   - В смысле? - удивилась.
   - Спрашиваю, чем будем заниматься? - спросил у меня Глеб, как будто мы с ним каждое утро встречаемся на моей кухне и только тем и занимаемся, что пьем кофе и ведем беседы.
   - А ты разве домой не собираешься? - второй раз за сутки спросила у мужчины.
   - Позже, - пространно сообщили мне в ответ. - Так что скажешь?
   - С утра собиралась поваляться в постели, - начала я. - Данное мероприятие уже сорвалось, потому как кофе выпит и я проснулась. Потом намеревалась убрать в квартире. Не генералить, а скорее пройтись по верхам. К обеду надо что-то приготовить типа супа, уж больно желудок стал бастовать в последнее время. Ну, а потом можно и с книжкой, укутавшись в плед, посидеть в кресле.
   Взгляд Глеба был красноречив, но мне совершенно не понятен.
   - Скучно ты живешь, Вероника, - произнес мужчина, отставляя от себя подальше чашку с недопитым кофе.
   - Почему это скучно? Могу польку-бабочку сплясать в перерыве между уборкой и готовкой, - меня задело замечание Глеба.
   - Так не пойдет.
   - А как надо? У меня домработницы нет и домашнюю работу никто не отменял.
   - А ты найми.
   - Ага. Еще и дворецкого и садовника, чтобы ровнял живой бордюр из кустов возле подъездной дорожки к дому,- съязвила в ответ. - Я именно сегодня собиралась этим заняться во второй половине дня.
   - Вообще-то я хотел предложить свою помощь, а потом сходить с тобой в кино на ночной сеанс, - вторая половина фразы прозвучала как-то двусмысленно.
   Предложение Глеба было вдвойне заманчиво, потому как ранее никто не предлагал мне помощь в домашних делах. Все приходящие мужчины только лишь сорили и оставляли после себя волосы в ванной и немытую посуду в раковине. А чтобы наоборот такого не было. Глеб рвал все шаблоны поведения, что заставляло меня задумываться после каждого произнесенного им слова.
   Однако ответить мне не пришлось, потому как зазвонил домашний телефон. И я даже могла предположить кто решил нарушить покой моей скромной обители.
   Я сорвалась с места и поплелась в комнату, чтобы поднять трубку.
   - Веточка, с добрым утром. Ты уже проснулась? - заплетающимся языком произнес в трубку Савелий.
   Судя по голосу он был пьян. Причем не просто пьян, а пьян в дымину. На меня через трубку повеяло парами алкоголя.
   - Савка, ты опять нажрался? - не выдержала я. Меньше всего я ожидала, что друг детства нажрется как сапожник, да еще с утра пораньше. Или он не просыхал с вечера?
   - Какая ты злая, Веточка. Ты меня не любишь. Как тебе не стыдно? Я к тебе всей душою, а ты мне всякий раз филейную часть подсовываешь. Я может быть без тебя жить не могу. С ума схожу, а ты вот такая черствая, - чуть заикаясь принялся высказывать мне Савелий.
   Меньше всего я мечтала выслушивать подобные инсинуации, когда в кухне у меня сидит брутального вида мужчина. Что он обо мне подумает?
   Я бросила взгляд на дверь, боясь, что там увижу Глеба, слушающего мой разговор.
   - Ты всю ночь пил? - высказала свою догадку.
   - Не-а. Не всю, - расплылся в улыбке Савелий. -Только часть.
   - Ты где? - спросила очевидный вопрос. Почему-то я меньше всего надеялась на присутствие Савелия дома. Будь он дома, то Эллина над душею стояла и не давала бы мужику покоя своим нытьем, которое скрыть было невозможно.
   - В баре, меня тут уже гонят. А я не хочу уходить, - пожаловался мне мужчина. - Но, видимо, придется. Еще машину надо забрать, - посетовал он мне.
   - Савка, не вздумай в таком виде садиться за руль, - строго-настрого приказала я. - Ты пьян.
   - Не-а. Я уже почти трезвый. Сейчас еще одну рюмашечку тяпну для полного счастья и поеду домой. Меня там Эллиночка заждалась. Все слезки выплакала, сучка драная, - Савелий пьяно рассмеялся. А мне стало нехорошо от предчувствия, которое сковало душу.
   Если друг детства в таком виде сядет за руль, то в лучшем случае у него заберут права, а в худшем я его больше никогда не увижу. Такими вещами не шутят. Однако я попыталась убедить Савелия оставить машину на стоянке, а самому вызвать такси, чтобы добраться до дома.
   Но уговорить пьяного мужика не садиться за руль, это что целоваться с медведем. Равнозначно.
   Савелий заявлял мне что он трезв как стеклышко и у него все хорошо. Он сам в состоянии добраться до дома.
   - Ты где? - очередной раз спросила я.
   - В баре, - ответил Савва.
   - Название бара и где он находится? - строгим тоном произнесла в трубку.
   - "Лисья нора" на Лисицинской улице, - это место находилось не так далеко от меня. По всей видимости Савелий не стал заморачиваться с заведением, а решил напиться поблизости. И как он мне не позвонил ночью? Дотерпел аж до утра. Что само по себе было показателем несказанной выдержки.
   - Будь там. Я к тебе приеду, - приказала мужчине.
   - Правда?! - радостно произнес Савелий.- Я тебя буду ждать. И пусть только какая сволочь попробует меня выгнать, - по всей видимости это было сказано кому-то находящемуся рядом с мужчиной.
   Я положила трубку и задумалась. У меня совершенно вылетело из головы, что в квартире у меня находится Глеб. Вот как ему объяснить, что мне с утра пораньше надо ехать забирать пьяного вусмерть друга и везти его к благоверной супруге. Ведь не поймет же.
   Но пока я прорабатывала в голове возможные варианты развития событий в дверях комнаты появился полностью одетый Глеб.
   - Ты куда-то собрался? - растерянно произнесла я.
   Глеб криво усмехнулся, покачал головой и ответил:
   - У меня тут срочные дела появились. Как ты смотришь на то, чтобы мы перенесли наше совместное времяпрепровождение на другой день?
   И отчетливо поняла, что он слышал о чем я разговаривала по телефону. И главное с кем. С мужчиной.
   И в какой-то миг мне захотелось послать все к чертовой бабушке, а особенно пьяного Савелия, и заявить Глебу, чтобы он никуда не уходил.
   - Э-э. Давай, - коротко ответила мужчине, боясь, что наговорю того, за что скорее всего потом не будет безумно стыдно.
   - Кстати, я знаю как рисовать пионы, - на этой фразе улыбка мужчины стала шире.
   - Какие пионы? - не поняла.
   - Ну, я пошел. До встречи, - мужчина моментально исчез из поля зрения, как будто его и не было вовсе.
   Может быть мне все приснилось?
  
   Лишь когда за Глебом закрылась дверь до меня, наконец, дошли его слова про пионы. Я бросилась в комнату, чтобы узнать где лежит мой драгоценный дневник. Он был обнаружен на столе. Я раскрыла его на нужной странице. Мне как-то не хотелось верить, что мужчина шарил по моим вещам.
   И тут зазвонил мой сотовый телефон.
   Да что это такое творится? Что за утро то такое? Я тихо возмущалась, но телефон взяла в руки.
   - Да, - бросила в трубку.
   - Кстати, - раздался мужской голос очень сильно похожий на Глеба. - Чтобы ты не думала и не мучилась. Ты разговариваешь во сне. И всю ночь просила меня рассказать как рисовать пионы.
   Я стояла как громом пораженная. Как он догадался о чем я думаю? Шайтан, а не мужчина.
   - Я не разговариваю во сне, - начала возмущаться.
   - Это ты своей бабушке расскажешь, а у меня есть безусловное подтверждение того, что ты болтаешь как трещетка.
   - Я не болтаю как трещетка.
   В трубке раздался обворожительно-сексуальный смех, от которого у меня по позвоночнику побежали мурашки, а на загривке поднялись волоски.
   - До встречи, Ника, - Глеб сказал это так, будто собирался заняться со мною сексом.
   Или мне это показалось? И я выдаю желаемое за действительное?
   Мужчина не стал дожидаться моего ответа, а молча положил трубку, но у меня в ушах еще долго стоял его будоражащий воображение смех.
   И тут меня буквально торкнуло. Савелий же ждет меня и есть вероятность того, что он сядет за руль и куда-нибудь поедет. А чем это может закончиться никому говорить не надо.
   У меня перед глазами пронеслась жуткая картинка, которая до сих пор стоит перед глазами. По пешеходному переходу идет группа людей и в нее на огромной скорости влетает бетономешалка. Это мужики поспорили, что смогут разогнаться на тяжеленной машине до ста километров в час. В городе. В дневное время.
   А что? Им было на все наплевать. Они ни о чем не думали. За них говорила водка. Вот только как объяснить это тем людям, которые волей-неволей оказались под колесами огромного самосвала? А никак. Мертвые не говорят. Впрочем, как и водитель бетономешалки, врезавшийся после наезда на пешеходов и даже не пытающийся затормозить в бетонный столб. Какая ирония судьбы. Бетонный столб смог остановить бешеную бетономешалку. Он только лишь накренился, но выдюжил. Как будто был заговоренным.
   Я поспешила выйти на улицу, чтобы поймать такси.
   К моему счастью ранним утром нужная мне машина нашлась достаточно быстро. Я прыгнула в цыплячьего цвета автомобиль и поехала забирать непутевого друга детства. Добрались мы быстро, но зато потом стояли долго, когда водитель такси пытался отыскать мне сдачу с поданной за проезд купюры. Еле нашел. Видимо он надеялся, что я не выдержу и отпущу его с богом, но не на ту напал. Я хоть и спешила, но деньги у меня были не лишними. Я девушка не богатая, любовников с большими возможностями у меня нет. Вот и приходится планировать свой бюджет.
   Можно, конечно, было потом выставить счет Савелию, но я была не настолько меркантильна. Пусть этим занимаются его пассии, а мне хватит и того, что у меня есть настоящий друг, которой в данный момент нуждается в моей помощи.
   Наконец, водитель такси наскреб необходимую сумму и был мною отпущен с богом.
   Я же направилась в сторону дверей заведения, в котором судя по звонку должен был находиться Савелий, и чего ему дома не сидится? Я бы на его месте... Слава тараканам, что я не на его месте.
   Юркнув в утреннюю темноту бара после яркого света улицы, я не сразу сообразила где искать Савку. Он был обнаружен сидящим на высоком стуле возле барной стойки. Мужчина склонив голову лежал на собственной руке. Было похоже, что недавно именно это рука подпирала голову, но потом не выдержала тяжести и пошатнулась, погрябя вместе с собой и думающий аппарат Савелия.
   - Девушка, вас Ника зовут, вы за тем, за стойкой? - услышала я со стороны.
   - А у вас еще есть кого забирать? - спросила у молодого парня прибирающего в полутемном зале.
   - Кроме него некого. Остальные все сами ушли, а этот отказался напрочь.
   - Тяжелый клиент,- посочувствовала парню.
   - Вы бы с ним поласковее были. Все же любит вас мужик. Причем, видно, что очень сильно.
   Я замерла. Меньше всего мне хотелось слышать подобную информацию от постороннего человека.
   - Это он по пьяни вам наговорил?
   - Да нет. Тогда он был еще относительно трезв. Напился он позже. Все порывался вам позвонить, да всякий раз сбрасывал.
  
   - У него жена есть, - ответила я, сама не зная почему.
   - Так жена не стенка -- подвинется, - ухмыльнулся парень. - Кажется, это еще никого не останавливало. Он словно продавал на базаре залежалый товар и всячески пытался его всучить первому встречному.
   - Для меня это непреодолимое препятствие, - выдала, чтобы от меня отвязались.
   - Разве такие совестливые женщины еще остались? - покачал головой мой собеседник.
   - Разве что только я одна, - заулыбалась, зная, что лукавлю. Ведь, в моей жизни был один женатик. Даже интересовался, а не выйду ли я за него замуж, а я дура уши развесила. Хорошо, что вовремя узнала, что мужчина окольцован и причем зондировать почву по поводу женитьбы он считал в порядке вещей. Таким образом он тешил свое гипертрофированное эго. Было немного обидно осознать мало того, что я не одна такая доверчивая, так и то, что за мой счет он пытался самоутвердиться, чувствуя себя эдаким казановой местного разлива.
   - Ой, лукавите, барышня. Чувствую лукавите, - подхватил мою игру парень.
   - Салфетки жевать не буду.
   - Это еще почему? - удивился собеседник.
   - Чтобы подтвердить свою клятву.
   - Эй, Руслан, ты где застрял? - раздалось из темного угла.
   - Ой, мне пора, - спохватился парень, став на несколько лет моложе. - Вам погрузить багаж. Или с собой завернуть? - мотнул головой он в сторону Савелия.
   - Я как-нибудь сама разберусь. Вы идите, вас ждут, - в нашу сторону направлялся недовольный мужчина средних лет.
   - Руслан, ты чего тут с посторонними разговариваешь? Неужели не знаешь как вести себя с загулявшими клиентами? Вызывай полицию, - подошедший мужчина был отмечен огромным родимым пятном в виде спрута на огромной лысине. Видимо, размер и форма пятна повлияла на характер мужчины, который был явно не сахар.
   - Акакий Петрович, они уже уходят. Скорая помощь в виде девушки прибыла. Полиция не нужна.
   Я перевела взгляд на мужчину. Он начал багроветь.
   - Руслан, сколько раз тебе говорить, что меня зовут Аркадий Петрович, а не Акакий Петрович, - повысив голос произнес отмеченный чернильным пятном.
   Было видно, что Руслан совершенно не боится Аркадия, а даже в какой-то мере издевается.
   - Ах, простите, Акакий, ой, Аркадий Петрович, - шутовски поклонился парень.
   - Мать будет недовольна твоим поведением, - рыкнул Аркадий.
   - Если ей кое-кто нажалуется, то наверняка, - я поняла, что между парнем, предположительно отчимом, и Русланом идет давняя непримиримая борьба, которая уже давно вышла за пределы семейного круга.
   - Руслан, вы не поможете мне вот его, - я кивнула в сторону Савелия, - дотащить до машины? Я вряд ли сама справлюсь.
   Почему-то мне захотелось вмешаться в разговор двух давних соперников.
   Руслан с благодарностью вызвался меня помочь.
   Под сверлящим взглядом Аркадия мы вдвоем подхватили Саву под руки и повели в сторону выхода. Он что-то пытался произнести, но судя по всему звонок мне был последней каплей в чаше возможностей отравленного алкоголем организма.
   - А ключи где? - спросил Руслан, когда мы подошли к машине.
   - У него. Руку выкручивай, - приказала я.- Сильнее. В кисти.
   - Зачем? Он же и так почти что без сознания, еле ноги передвигает. Он же не буйный.
   - Руку говорю выкрути так, чтобы палец приложить вон к тому кружочку на двери, иначе машина не откроется.
   - Нифига себе, теперь даже машины с этой заразой делают? - присвистнул Руслан.
   - Спецзаказ, - с гордостью за друга детства произнесла я.
   - Вот это да. Получается, что любой может на ней уехать, - парень провел рукою по машине.
   - Даже не мечтай. Там несколько степеней защиты, - ответила я Русланы.
   - Ну ты же знаешь, - с обидой в голосе ответил он.
   - Так то я, - действительно, кроме меня никто не знал как завести навороченную машину, собранную в далекой стране по индивидуальному заказу Савелия. Даже Эллина, жена Савелия, не знала всех секретов. А вот мне друг их доверил.
   Руслан помог загрузить Саву на переднее сиденье машины, а иначе я бы не смогла отвезти его домой, попрощалась с парнем, настоятельно пытавшимся всунуть мне номер телефона, чтобы я передала его другу детства. Руслан очень хотел пообщаться по поводу столь навороченной машины Савелия.
   Мужчины они и в Африке мужчины, им бы до старости в машинки играть.
   - Так и быть, я передам, но не уверена что он тебе позвонит, - произнесла я. - Понимаешь, его уже достали с вопросами.
   Руслан ответил, что все равно будет ждать звонка.
   Я попрощалась с парнем, заверив, что замолвлю за него словечко.
   Управлять агрегатом Савелия было одно удовольствие. Я ему никогда не признавалась, но всякий раз когда мне удавалось посидеть за рулем машины друга испытывала щенячий восторг. Вот умел он выбирать себе железных коней. Конечно, мне такие были не то, что не по карману, о таких даже мечтать было вредно для здоровья. Начинали жутко болеть зубы от неосуществимости мечты.
   Савелий слегка похрапывал. Я по возможности откинула назад сиденье, чтобы мужчине было удобно. Впрочем, разве в такой машине может быть неудобно?
   У Савы зазвонил телефон. Я с дуру полезла в карман. На дисплее высветилось "жена".
   Мне всегда казалось, что подобное имя слишком обезличенное, не несущее в себе информации. Ведь под ним можно было иметь в виду кого угодно.
   Случайно, а может быть не случайно, я нажала на клавишу приема вызова.
   - Слышишь, ты, козел похотливый, пьяным не смей появляться на пороге дома. Я тебя видеть не хочу.
   От услышанного я чуть трубку не уронила. Машина же вильнула в сторону.
   Лишь прекрасная система торможения великолепного автомобиля спасла меня и Савелия от аварии. Я затормозила буквально в пяти миллиметрах от бампера дорогого автомобиля, остановившегося на светофоре.
   - Етит твою налево, - выругалась я, будучи в растрепанных чувствах. У меня пред глазами тут же проскочили возможные события. Не остановись я вовремя, случилось бы страшное.
   От резкой остановки Савелий дернулся и немного пришел в себя, зашевелившись на сидении.
   Я только собралась сказать, что все нормально, как услышала женский вопль, раздавшийся откуда-то снизу. Я уже и думать забыла про телефон и висящей на проводе Эллине. То, что именной ей принадлежал крик укушенной кобылицы сомневаться не стоило.
   - Ах, ты там еще и с шалавой, - сделала заключение уязвленная в самое сердце Эллина. - Козел. Ненавижу, - женщина еще что-то кричала в трубку, но я старалась не сильно вдаваться в подробности ее словесного поноса, но и прервать никак не могла ибо телефон упал куда-то под сиденье.
   - Заткни рот, дура, - рявкнул мужской голос, от которого я чуть не подпрыгнула. Это Савелий пришел в себя.
   - Савка, ты подонок, - визжала Эллина, принявшись поливать друга детства отборной бранью.
   Я сжалась в комочек, сидя на сиденье, настолько неприятно мне было слышать выкрики супругов в адрес друг друга.
  
   - Ника, давай трогай. Неужели не видишь, что красный давно уже позеленел, - приказал Савелий, когда сзади стали сигналить.
   В салоне автомобиля была прекрасная звукоизоляция от любого шума со стороны улицы, но при этом она позволяла прекрасно слышать все что происходило внутри машины. Естественно, Эллина услышала обращение Савелия ко мне по поводу управления автомобилем.
   - Так ты там еще с Вероникой. Все никак намиловаться не можешь, кобель похотливый.
   Не знаю как Савелия, но мне уже порядком надоело упоминание о четвероногом друге человека, имеющим нездоровое сексуальное влечение.
   - Эллина, закрой пасть, я сказал, - прогромыхал Савелий в тишине машины. Я судорожно принялась выполнять приказание мужчины, чувствуя что и я попаду под раздачу, что и случилось в следующую секунду. - Где этот гребанный телефон? - друг детства шарил по карманам и не находил. - Ника, найди мне трубку и выруби ее, наконец, а то от звуков голоса мой женушки уже тошнит.
   - Ах, ты, гад такой. От шалавы своей значит не тошнит, а от меня тошнит,- Эллина местами переходила на ультразвук.
   Я одной рукой вела машину, а другой шарила под сиденьем, боясь врезаться в кого-нибудь. Наконец, мне улыбнулось счастье и нащупала телефон. Дрожащей рукой протянула его мужчине, стараясь не терять зрительного контакта с дорогой.
   Эллина кричала по телефону что-то по поводу женщин, уводящих чужих мужей. Я же мечтала только об одном, чтобы весь этот цирк кончился как можно быстрее.
   К моему облегчению Савелий перехватил трубку и выключил ее, на прощание сказав жене пару ласковых, среди которых "дура" было самым ласковым.
   - Достала уже. Бабок ей что ли мало? - в сердцах выдал Савелий, бросив телефон под стекло на щиток приборов.
  
   - Может быть ей внимания не хватает? Или любви? - осторожно предположила я.
   Савелий так на меня посмотрел взглядом, который все еще был мутен и пьян, что мне стало не по себе.
   - Это тебе любви не хватает, а у нее одни бабки в голове. Я тебе больше скажу, что она даже любовника завела только после предварительной проверки его платежеспособности.
   - А ты откуда знаешь? - вырвалось у меня.
   - От верблюда. Это же Вильям Шекспир.
   - Вилька ее любовник? - я ужаснулась услышанному. Когда-то этот парень с чудным для нас именем известного человека учился в одном классе с Савелием. Его бабушка с раннего детства бредила поэзией и всегда мечтала иметь сына. Однако мальчики у нее все не рождались, женщина отчаялась и потребовала с каждой из трех дочерей клятву, что та, кто первой родит ей сына назовет сына Вильямом Шекспиром. А жила Ульяна Морозова, бабушка Вильки, на улице недалеко от Савелия. Старшая из дочерей загуляла с мясником Прохором. Он делал Тамаре дорогие подарки, угощал ворованным мясом, то есть всячески ухаживал. Вот девушка и поддалась на чары Кровавого Прохора, в тайне надеясь, что он разведется со свой дурковатой Просковьей и женится на ней. Но только Прохор был мужиком постоянным, подчинялся одному принципу: любовниц много, а жена одна и на всю жизнь. Короче, при расставании с Прохором Тома получила поросячью вырезку и третий месяц беременности. Ульяна, узнав о грехе дочери, сразу же поставила одно условие при каком, ребенок рожденный вне брака, будет ею принят, если Тома назовет сына так, как всегда мечтала мать, то есть Вильямом Шекспиром. Тамаре ничего не оставалось делать как согласиться, кроме того она давала матери клятву. Так и появился на свет Вильям Шекспир Морозов.
   Вот с ним со слов Савелия и загуляла Эллина. Хуже было то, что Вилька был другом Савелия, хоть и не самым близким. Но все равно ничего хорошего в этом не было.
   - Думаешь с кем она на юга улетела?
   - С подругой, - растерянно произнесла я.
   - Я вот тоже думал, что с подругой, пока случайно не залез в переписку дорогой женушки, - скривившись, будто съел кислый лимон, произнес мужчина.
   - И давно ты об этом узнал? - мне стало жалко друга детства. Почему-то мне показалось, что его больше всего расстроило в этой истории не измена жены, а предательство друга, путь и не близкого.
   Я кружила вокруг квартала где жили Савелий с Эллиной и не знала что делать. Куда везти мужчину. Он ничего по этому поводу не говорил. Впрочем, я не спрашивала.
   - Почти сразу как она прилетела, - со вздохом произнес мужчина.
   - И что собираешься делать? - я имела в виду свалившуюся Савелию на голову информацию.
   - Хотел на тебе жениться, а ты меня опять отшила.
   Я второй раз за день резко нажала на педаль тормоза.
   - Ты опять за свое, - меньше всего мне хотелось повторения недавнего разговора.
   - Значит, ничего. Домой меня не вези. У Эллины сейчас приступ бешенства. Пусть успокоится вначале.
   - А тогда куда?
   - Давай в гостиницу.
   - Зачем? У тебя свидание? - удивилась.
   - Нет. Я спать хочу. Не в машине же мне это делать, - устало произнес мужчина.
   - Раз так, то гостиница отменяется. Поехали ко мне. У меня и отоспишься, - ляпнула, не подумав. И только потом сообразила как это будет выглядеть со стороны. Но на попятную идти было поздно.
   Савелий сразу же повеселел, заулыбался.
  
   Машину пришлось ставить под окнами. Близко от моего дома платной стоянки не было, вот и пришлось выискивать свободное место на газоне возле детской площадки. Я понимала, что делала абсолютно не допустимую вещь, но выбора у меня не было. Пришлось наглеть и надеяться что пронесет, а какая-нибудь сволочь в лучшем случае не положит кирпич на капот дорого автомобиля, а в худшем просто не поцарапает, проведя вдоль бока автомобиля. Конечно, сволочами в глазах соседей выглядели мы, поставившие на столь вожделенное свободное место. Меня обнадеживало лишь одно, что недоброжелателей остановит стоимость машины. Хотя не так давно на один из майбахов перевернули целый ковш бетона, превратив машину в памятник себе.
   - Может я все же отгоню ее куда-нибудь подальше со двора, а то мало ли что может случиться? - с сомнением в голосе переспросила у Савелия, чуть покачивающегося на ногах. Похоже, что доза алкоголя была убойной, раз развезло такого бугая как Сава.
   - Что ты переживаешь? Машина моя. Я вот не переживаю. Пошли уже. Мне тут надоело как свечке глаза мозолить, - недовольно пробурчал друг детства.
   - Пошли, - вздохнули и напоследок глянула на дорогую машину, выделяющуюся на фоне битой копейки, припаркованной недалеко, словно брильянт в куче дерьма.
   Мы поднялись по лестнице к моей квартире. Лифт приказал долго жить, видимо решив, что он устал и ему положен законный выходной.
   По ходу движения приходилось несколько раз останавливаться. Все же алкогольное пресыщение Савелием не давало возможности резвой козочкой взбираться по ступеням. Как назло нам навстречу попалась соседка, живущая этажом выше, которую хлебом не корми, а дай посплетничать. Эта дама непонятного возраста то ли одногодка динозавров, то ли подруга инквизиции со звучным именем Клеопатра остановилась, пропуская нас.
   - Ты прямо многостаночница. Утром одного провожаешь, в обед другого приводишь, - даже не поздоровавшись произнесла женщина.
   Я бы с огромным удовольствием спустила хамку со ступеней, вот только не хотела сидеть из-за этой мымры.
   - Вам видно аспида не досталось, вот и мерещатся всякие глупости, - я из школьного курса прекрасно помнила кого именно использовала одноименная царица для умерщвления тела.
   - О чем это она? - обернулся Савелий, толкаемый мною в спину.
   - У женщины приступ шизофрении, не обращай внимание. Видишь, даже не знает с кем разговаривает, не здоровается. Местная сумасшедшая. Иди быстрее.
   Клеопатра что-то говорила вдогонку по моему поводу, но не достаточно громко, чтобы мы ее слышали.
   К огромному счастью Савелия, он никогда ранее не сталкивался с Клеопатрой, эта "добрая" женщина переехала к нам в подъезд два месяца назад и за это время умудрилась испортить отношения со всеми жильцами дома. Она следила за всеми и каждым в том числе. Похоже, что у нее всегда была открыта дверь в подъезд, чтобы слышать что в нем творится, кто заходит, а кто выходит. А уж лицо Клеопатры, выглядывающее из окна за занавеской, знали все соседи. Периодически с ней кто-нибудь собачился. А кому понравится слежка, причем круглосуточная? Однако женщина своих привычек не меняла. Поговаривали, что с прежнего места жительства ее выселили соседи, скинувшись всем миром и купив квартиру с большей площадью, чем у Клеопатры была ранее.
   Я в это мало верила, но какое-то зерно истины содержалось в домыслах соседей по поводу причин появления Клеопатры в нашем доме.
   - А все таки о чем это она?- спросил у меня Савелий, обернувшись в дверях квартиры, после того, как я пропустила мужчину вперед.
   Вот меньше всего мне хотелось объясняться с другом детства по поводу того, кто бывает у меня дома и даже... ночует. Что-то мне подсказывало, что ему не понравится все что я могу рассказать по этому поводу.
   - Савка, мы так и будем торчать в дверях? Может ты еще на весь подъезд начнешь у меня выяснять что-нибудь? Например, звонок твоей женушки, которая, заметь, беспричинно обхаяла меня нехорошими словами. А я всего лишь вызвалась тебе помочь, - на одном дыхании выпалила я, надеясь, что смогу увести разговор в другую сторону от щекотливой темы по поводу того, кто у меня бывает и когда.
   - Я с Эллиной поговорю. Потом, - пообещал мне Савелий.
   Мне меньше всего хотелось чтобы мужчина поднимал разговор со своей женой о моей персоне, но пришлось смолчать, не желая провоцировать прерванный разговор.
   - Бери тапки и иди уже спать, - приказала, переобуваясь. Когда надевала домашнюю обувь, то мне на ум пришли воспоминания, как эти же тапки подал мне Глеб, и как натянул мне на ноги.
   - А без тапок нельзя идти спать? - заупрямился мужчина.
   - Можно, - дала добро только для того, чтобы он отстал.
   - А если я не хочу спать.
   - Ты же только что хотел, - напомнила мужчине.
   - А вот сейчас перехотел, - исподлобья смотрел на меня Савка.
   - О, господи! - взмолилась. - Какой же ты непостоянный. То одно хочу, то другое.
   - Одну хочу, - перебил меня мужчина, намереваясь обнять.
   А вот это мне было нужно меньше всего. Я поднырнула под руку и ушла в сторону, произнося на ходу:
   - Раз ты спать не желаешь, тогда пошли обедать. Я сейчас на стол накрою.
   Для обеда было несколько рановато в моем понимании, но делать нечего, надо как-то разряжать ситуацию.
   - Я есть не хочу, - заупрямился Савелий.
   - Ты может быть и не хочешь, а вот я точно, - твердо произнесла в ответ. - Пошла я на кухню. А ты чем хочешь, тем и занимайся. Можешь спать, можешь не спать. Твое место в гостиной. Постельное в диване. Так что дерзай пока молодой, - я стремилась как можно быстрее оказаться одной, чтобы обдумать все что снежным комом накапливалось вокруг меня.
   В это время зазвонил телефон Савелия.
   Он рассеянным взглядом посмотрел на дисплей.
   - Опять она, - и сбросил. Телефон стал звенеть еще раз. Савелий опять сбросил. И так несколько раз.
   Я не стала дожидаться окончания пантомимы, а тем более выяснять кому хотелось выйти на связь с мужчиной. Хватит. Наслушалась. Сыта по горло. Я под шумок убежала на кухню, чтобы перевести дух, оставив Савку самостоятельно разбираться со своими проблемами и своими бабами.
  
   Достала из холодильника суп с галушками, разогрела в микроволновке, попробовала. М-да. Свежий гораздо вкуснее. Но когда живешь одна, то особо разносолами себя баловать лень. Я бы, например, с удовольствием испекла торт. Это у меня очень хорошо получается, но вот только кому готовить? Себе не интересно. Конечно, саму себя похвалить можно в случае удачи, но вот только это совершенно не то, когда хвалят посторонние.
   Это что же получается, что я все в большей степени желаю делать напоказ? Задумалась. Ложка с супом зависла в воздухе.
   - Ешь и без меня? - раздалось над ухом.
   От неожиданности я вздрогнула. Галушка не выдержала колебания в утлом челне ложки и выскользнула на открытые просторы мироздания. Ее путь был не долог и оборвался с тарелке с супом. Но перед тем как гибкой рыбкой нырнуть в суп злобная галушка подняла тучу брызг вокруг себя и только после этого спокойно опустилась на дно тарелки, найдя себе подруг по несчастью.
   - Савка, дурак, - заорала я благим матом, будучи щедро орошенной жирными каплями супа. - Напугал. Что мне теперь делать? Я вся грязная, - кричала я, выплескивая все негодование скопившееся во мне за последнее время.
   - Иди купайся, - меланхолично заметил мужчина как ни в чем не бывало. А потом добавил. - А я тебе спинку пойду потру, - тут его меланхоличность как ветром сдуло, являя миру вожделевший взгляд голодного самца. Вот только хотел он явно не хлеба.
   Посыл, брошенный без предупреждения, был на подсознательном уровне воспринят предавшим меня телом. От внезапно нахлынувших чувств, захлестнувших с головой стали покалывать соски груди, внизу живота начала зарождаться некая тяжесть. Меньше всего я предполагала что заведусь с пол оборота только лишь от одного голодного взгляда.
   - Лучше я салфеткой вытрусь, - растерянно произнесла, стараясь подавить в себе внезапно вспыхнувшее желание.
   Савелий -- друг. Савелий -- друг. Савелий - друг. Как мантру я повторяла слова.
   - Давай я тебе помогу, - мужчина вытянул из салфетницы одну и собирался промокнуть мокрые пятна на одежде.
   Я обратила внимание на то, насколько у него длинные пальцы с аккуратно подстриженными ногтями, никаких черных ободков в помине не было. Красивые ухоженные руки мужчины с отполированными до блеска ногтями. Я еще смеялась над Савой, что он ходит в салон, где ему девушки модельной внешности наводят лоск на руках. Говорила, мол он скоро пудриться и краситься начнет как представители секс-меньшинств. На что друг мне серьезно ответил - он не такой, но считает за собой надо ухаживать, чтобы не было стыдно перед любимой женщиной.
   И вот я представила как этими пальцами Савелий касается моей кожи. По телу пробежала дрожь волнения и предвкушения. Я дернулась в сторону, словно ошпаренная, представляя к чему может привести продолжение действия.
   - Н- не надо. Я сама, - схватила полотенце со стула и судорожно принялась промокать мокрые пятна, стараясь оставаться на приличном расстоянии от Савелия.
   - Что же ты у меня такая дикая? Словно козочка, - с бархатными нотками в голосе произнес мужчина, сделав шаг ко мне.
   Я оббежала стол, стараясь остаться в зоне недоступности от мужчины. Сердце нещадно колотилось, собираясь выскочить из груди.
   - Я не дикая. Я нормальная. И я сама в состоянии за собой поухаживать. Большая девочка, - впопыхах выдала в ответ.
   - Вот именно, что девочка. Маленькая. Напуганная, - Сава двинулся за мной. Сейчас он больше всего напоминал крадущегося тигра загоняющего свою добычу в ловушку.
   Добычей я быть не желала.
   Мой мозг судорожно искал выходы из положения. Тело же кричало "сдавайся на милость победителя!". Пока мозг побеждал.
   Пообещала ему, что куплю вкусную шоколадку с миндалем. Такую, какую я люблю.
   Мне срочно требовалось что-то придумать, чтобы выйти из этой щекотливой ситуации. Спинным же мозгом чувствовала, что дело пахнет керосином.
   Со мной всегда так было. Как сейчас помню -- пришла я на экзамен, прогуляв до утра, естественно, не подготовилась. И когда тянула билет, то меня посетило подобное чувство, предвещающее конец света. Мой спинной мозг оказался прав -- билет был совершенно не знаком. В итоге мне пришлось идти на пересдачу, что лишило меня стипендии.
   Чего я могу лишиться в конкретном случае не знала, но ощущала, что мне это вряд ли понравится, а потому следовало как-то соскочить со щекотливой ситуации, не особо сильно нервируя Савелия.
   - Слушай, Сава, а ты маме подарок купил?
   - Какой подарок? - мужчина опешил, пытаясь перезагрузиться исходя из возникшей ситуации.
   - Ах, значит не купил. Как тебе не стыдно. Еще сын называется? Мать у тебя одна. Она ждет что любимый Савочка подумает о ее желаниях, а он даже в ус не дует, - с воодушевлением вещала я аки пророчица в шатре на ярмарке.- Не по-сыновьи это. Как можно быть таким бесчувственным? Не понимаю.
   - Вероника, ты чего мне зубы заговариваешь? - нашелся мужчина.
   - Какое там заговариваю? Я тебя уму-разуму учу. Дожил до таких лет, а ума нет, - кажется, я вполне вошла в роль.
   Лицо Савелия посерьезнело и помрачнело, по-моему, он догадался в причине моего интереса к подарку матери.
   Меня спас чайник внезапно заоравший благим матом, за что я была ему несказанно благодарно, пообещав в уме, что как только выдастся возможность, то обязательно натру его бока до зеркального блеска.
   - Чай пить будешь? - кинулась я шаманить, по пути хлопая дверями кухонного гарнитура, ища китайский чай, который засунула куда-то в дальний угол. - У меня есть элитный сорт. Раскрывается как настоящий цветок. Представляешь? Такая красота. Просто неописуемая, - щебетала точно птичка, чувствуя как за моей спиною сгущаются тучи. Это настроение Савелия стремительно падало вниз. И с минуты на минуту могла грянуть буря.
   - Не хочу я чая. Вообще, ничего не хочу. Тебя хочу. Неужели не понятно? - грохотал мужчина.
   От неожиданности я даже обернулась, упершись в столешницу.
   - А меня нельзя. У меня критические дни.
   - Дура, - Савелий в сердцах бросил салфетку на пол и вышел прочь.
   А я на дуру обиделась.
  
   Хлопнула входная дверь, извещая о том, что друг детства ушел.
   Ну и пусть идет, раз такой нервный.
   Я устало опустилась на стул. Слишком много потрясений для меня. И все за один день. Это перебор.
   А он видите ли обиделся.
   Пусть валит.
   Небось за руль сядет, придурок. Пусть его сразу же менты хлопнут за езду в нетрезвом виде, да еще штраф сдерут и прав лишат. Хотя, такой как он откупится. Бабок даст и откупится. Придурок. Баб ему своих что ли не хватает? Чего он ко мне пристал?
   Не заметила как по щекам покатились слезы. Начала шмыгать носом.
   Бедная я, несчастная. Как же мне себя жалко. Никто меня не любит. Никому я не нужна. Да что же я такая невезучая? Точно пропащая душа. Фамилия не подкачала. Спасибо папочке -- наградил на всю жизнь. Это все он, все он виноват.
   Рыдания усилились и переросли в завывания.
   - И за что мне такое наказание?- это я уже рыдала в голос. - Почему? Почему я?
   Хлопнула дверь.
   Черт. Надо идти закрывать. Этот придурок дверь на закрыл. Я только поднялась утирая слезы. Наверное, я сейчас больше похожа на панду, мелькнуло в голове.
   Тут дверь открылась и на пороге появился огромный букетище кроваво-красных роз, за которым с трудом можно было различить мужчину.
   - Прости. Я сам дурак, - услышала голос за цветами.
   И вся охапка цветов упала к моим ногам. Один из проворных стеблей резвой кобылкой доскакал до меня, цапнул за коготку, вырвав кусок шелкового мяса, и пустил стрелку.
   - Савка, ты больной, - заорала я, будучи уколотой шипом резвой розы.
   - Да. Тобой. На всю башку, - понурив голову произнес мужчина. - Ты только не гони меня. Прошу. Хочешь я на колени встану?
   Кажется Савелий все же был пьян, причем сильно. Будучи трезвым он вряд ли бы подобное учудил.
   Я представила, что Савелий становится на колени прямо в стог из стеблей роз, ощерившись во все стороны своими шипами. А ведь он станет, больной на всю голову. Пришлось предвосхитить ситуацию.
   - Брюки зеленкой вымажешь, - вырвалось у меня быстрее чем я смогла придумать что-нибудь более умное. - Кому потом костюм отдашь? А ведь он дорогой. Не надо на колени. Я стирать тебе не буду. Так и знай.
   Мужчина поднял на меня немного мутноватый взгляд.
   - Вот скажи, зачем ты ты глупенькой прикидываешься, ведь я знаю что ты не такая.
   - Какая такая? - меня злость накрыла, принявшись душить. - Это ты такой? Неужели не понятно?
   - Нет. Не понятно, - набычился Савелий.
   - У тебя жена есть, - выпалила я в сердцах.
   - А если ее не будет?- мужчина продолжил сверлить меня своим взглядом.
   - Как у тебя все просто. Если да кабы -- во рту выросли грибы. Вот что если. Ты думаешь, что усыплешь мой пол розами и все будет по-твоему. Так? А обо мне ты подумал?
   - Дождешься, что останешься одна, - с некоторой злобой в голосе произнес Савелий.
   Я, в принципе, могла понять мужчину. Еще бы, не оценила широкого жеста, не расплылась мокрой лужицей у ног. Хотя чего греха таить была всего лишь в полушаге.
   - Не останусь, - прошептала в ответ. Внутренний голос тоненько шептал, что в жизни все бывает, сколько известно таких случаев, когда женщина и красавица, и умница, а одна, причем на всю жизнь. Венец безбрачия он такой, прилипнув раз и навсегда не отпускает до самой смерти.
   - Вспомнишь мои слова, когда будет поздно, - словно гадюка шипел Савелий.
   - Уж лучше голодать, чем что попало есть. Уж лучше быть одной, чем вместе с кем попало, - вспомнились мне слова, заученные в давнюю бытность школьницы-активистки.
   А когда их произнесла, то поняла, что ляпнула совершенно не то, что требовалось по ситуации. Савелий побелел, потом побагровел, сжал кулаки до хруста в суставах, словно собирался на меня броситься. А от скрежета зубов, раздавшегося в тишине кухни, мне стало и вовсе не по себе.
   ***
   "Дорогой мой дневник, один ты меня понимаешь и знаешь что творится у меня на душе. А на ней ой как муторно и гадко. Кажется, я потеряла своего лучшего друга..."
   После этих слов поток слез шквалом обрушился на чуть желтоватые страницы дневника, обильно полив их соленой влагой.
   - И почему я такая дураааааааа? - уже вслух начала причитать я, судорожно сжимая жизнерадостную ручку цвета молодой зелени. Но даже ее веселенький вид вкупе с зелененьким дневничком совершенно не радовал меня.
   Хотелось повыть, как той волчице, на луну. Что я и сделала, совершенно не думая выдержит ли звукоизоляция моих стен. Ведь соседи, чуткие товарищи, могли услышать. А начхать мне на всех. У меня кошки на душе скребутся. У меня жизнь рушится. У меня... хреново мне, короче. Очень хреново. Как тут не повыть по-бабьи?
   Может выпить?
   Водки?
   Или лучше конька?
   А может мартини?
   "Ага",- тут же проснулся внутренний голос, который желчно напомнил что потом мне будет еще хуже.
   Он у меня практичный, гад. Знает когда проснуться.
   С Савелием мы разругались в пух и прах. Он сказал, что ноги его в моем доме не будет, что он забудет как меня зовут и с чем меня едят. И, вообще, забудет. Я сказала ему в ответ пару ласковых, кажется, он оскорбился на "шелудивого кота" и "любителя помоек". Одним словом, мы сказали друг другу много чего "доброго" и "очень доброго". В итоге у меня над входной дверью выпал кусок штукатурки. Это Савелий "мило" закрыл дверь когда уходил.
   Розы хладными трупами по-прежнему лежали на кухне. У меня рука не поднималась ни их выкинуть, ни их поднять. Я была зла на Савелия, а розы являлись прямым напоминанием о друге детства.
   Бывшем друге.
  
   Незаметно подкрался вечер. Я пребывала в черной меланхолии. Слезы давно высохли, а вот на душе было гадко и пусто. Я лежала поперек своей кровати и тупо пялилась в потолок.
   Раздался звонок в дверь. Чего ожидать от гостей я не знала. Впрочем, решила даже не загадывать, а с огромным усилием вытянув себя в вертикальное положение поплелась к выходу.
   Открыла дверь. За дверью оказался незнакомый парень в бейсболке, надетой на один бок. Выглядело это несколько комично, но я была не в том настроении чтобы предаваться веселью.
   - Вам посылка, - парень собирался протянуть мне ручку и наряд-заказ, чтобы я расписалась в получении.
   - Я ничего не заказывала, - возмутилась. Может быть у меня имеются проблемы в личной жизни, но вот проблем с памятью точно не было.
   - Вы может быть ничего не заказывали, но на ваш адрес заказ поступил. Примите и распишитесь.
   - А мне ничего не надо платить? - подозрительно спросила у парня. Недавно видела передачу по телевизору, когда коммивояжеры приносили товары, якобы бесплатно, а потом надо было их оплачивать, причем в несколько раз больше, чем они стоили. В этой жизни очень скоро начнешь бояться собственной тени, предполагая что и она обманет.
   - Все давно уже оплачено. Распишитесь, пожалуйста, меня еще пять заказов ждут и все в разных концах города, - попросил меня парнишка, притоптывая на одном месте. Складывалось впечатление, что он готов сорваться, словно камень из рогатки.
   Я скрепя сердце выполнила что он сказал, взамен получила конверт из дорогого картона, запечатанный сургучной печатью.
   Я уже сто лет не получала письма, не электронные, а обыкновенные. Настоящие. А тут целая бандероль, пусть и маленькая.
   Крутила конверт и так, и сяк, разглядывая его со всех сторон, прежде чем открыть. Сургуч ломала с великой осторожностью. Жалко было портить. На сургуче красовалась какая-то эмблема, очень похожая на старинный герб.
   Внутри оказался пригласительный билет на выставку живописи со звучным названием "Антология восприятия", помимо указания места проведения мероприятия было указание на проведение мастер-класса по рисованию.
   Так же в конверте лежала письмо, в которым мужским почерком было написано: "Заеду в восемь. Форма одежды свободная. Джинсы и свитер приветствуются. Глеб".
   До часа икс оставалось всего ничего, каких-то двадцать минут. Я в недоумении смотрела на письменные указания и думала, а не послать мужчину ко всем чертям. То у меня на горизонте ни одного самца, то сразу два. А головной боли от них еще больше. Хотя, если брать в расчет Глеба, то он как раз таки был разве что навязчив, но не обременителен. А еще вел себя очень странно. Радовало то, что это меня не пугало, а скорее привлекало в мужчине.
   Решение я приняла быстро. Раз судьба дает шанс, то надо им воспользоваться. Я бегом отправилась в ванную, умылась, причесалась, забрав волосы в хвост, немного припудрила лицо и чуть подкрасила глаза, практически незаметно. Если Глеба испугает мой внешний вид, значит, я не в его вкусе. На каком-то подсознательном уровне мне хотелось проверить его. Буду ли я для мужчины так же привлекательна в повседневном виде. Впрочем, он видел меня и с худшим экстерьером. Со сна женщина скорее похожа на ведьму, нежели на богиню.
   Как только я влезла в джинсы и натянула легкий свитер раздался звонок. Я пошла открывать дверь. На пороге стоял Глеб, одетый примерно так же как и я.
   - Готова? - спросил так, словно он и не сомневался в моем решении.
   - Только сумочку возьму, - я потянулась к вешалке.
   - Я рад, что ты ценишь чужое время, - довольно произнес мужчина, придерживая дверь, пока я выходила из квартиры. - Начало мастер-класса в галерее ровно в девять, но до этого времени мы должны еще все осмотреть, а кроме того добраться дом места.
   - Глеб, а ты был уверен, что я пойду с тобой? - спросила по дороге, сидя в машине. У Глеба оказался спортивный автомобиль, имеющий всего лишь две двери. Я, зная цены на машины, оценила дороговизну машины. Так и хотелось спросить как он умудрился приобрести подобную цацку на доходы психиатра.
   - Да, - спокойно ответил мне мужчина, не сводя взгляда с дороги.
   - Почему? - удивилась.
   - Я тебе нравлюсь. Ты хочешь узнать меня поближе.
   - А если ты ошибаешься? - задала вопрос.
   - Я никогда не ошибаюсь. Я тебя заинтересовал, причем очень сильно.
   - Мне кажется или ты слишком самонадеян? - повернулась в пол оборота к мужчине.
   - Тебе не кажется и я слишком самонадеян, - и ни капли бравады не бы в ответе Глеба.
   Мне только лишь оставалось хмыкнуть, потому как никаких других слов я не не нашла, чтобы сказать в ответ.
   Спустя некоторое время, которое мы провели в тишине, автомобиль Глеба с начинкой в виде хозяина машины и меня, подкатила к старинному зданию, как минимум двухсотлетней давности. Таких домов в нашем городе осталось совсем немного. Их было можно по пальцам пересчитать. Каждое из таких строений отдавали под крыло богатых меценатов, чтобы за их счет поддерживать дома в удобоваримом состоянии. Это тоже не оказалось исключением. Одна часть здания ощерилась строительными лесами и натянутой между деревянными переходами сеткой.
   - Оно аварийно? - я с опаской посмотрела на то место, где должна была проходить выставка.
   - Нет. Всего лишь подновляют фасад. Кое-где отвалилась лепнина. Прошлые хозяева слишком халатно подходили к содержанию здания. Но все уже в прошлом. Остались последние штрихи.
   Мы припарковали машину прямо под лесами.
   - Не боишься, что кусок штукатурки отвалится и прихлопнет твою дорогую машину?
   Глаза Глеба блеснули.
   - Пусть они переживают, а моя машина застрахована от всего что только можно представить.
   - Ты и в этом настолько уверен? - не преминула отметить.
   - Более чем.
   Мы вышли из машины и направились в сторону парадного входа в здание.
  
   А уже на ступенях столкнулись с высокой миловидной женщиной лет тридцати пяти -- сорока. Возраст дамы было трудно определить из-за ее желания выглядеть молодо и со вкусом. Высокие подведенные брови, накачанные силиконом губы, идеально круглая грудь, которую подчеркивала обтягивающая водолазка, все это было несколько чересчур на мой взгляд. Хотя, многие бы, наверняка, назвали бы ее современной и ухоженной.
   - Глеб, ты ли это? - женщина с замашками юной леди кинулась на шею моему спутнику с явным намерением поцеловаться, причем, непременно, в губы.
   - Лаура, ты ли это? - Глеб выставил вперед руки, не давая возможность обнять его и облобызать.
   - Да, мой хороший, - с придыханием произнесла женщина. - Вот, пришла на выставку.
   - Я очень рад, - мужчина сделал ударение на слове "очень"
   Меня же Лаура совершенно не замечала. Она в первую секунду просто оттеснила меня от Глеба. Я настаивать не стала и отошла чуть в сторону, стараясь не мешать старым знакомым.
   Глеб же, увидев мой маневр, недовольно скривился.
   - Я здесь сегодня совершенно одна, - печально произнесла женщина, как будто Глеб должен был расплакаться после этих слов или как минимум взгрустнуть.
   - А где Серж? - красивая бровь Глеба взметнулась вверх.
   - Мы с ним больше не вместе, - подпустила еще немного печали в голос Лаура.
   - Мне очень жаль. А я вот сегодня не один, - я думала Глеб и не вспомнит обо мне. Конечно, мне было бы не приятно не представь он меня своей знакомой, но это было бы не смертельно. Сейчас на дворе двадцать первый век, старые обычаи этикета давно утеряны, если не сказать погребены под толщей нового и наносного. - Это Вероника. Моя девушка, - Глеб отступил на шаг, взял меня под локоть и притянул к себе.
   На слове "девушка" я икнула. Ничего подобного не ожидала. Какая я девушка? Мы даже друг друга толком не знаем. Однако противиться не стала.
   Я была даже немного рада подобного развитию событий, поскольку бесцеремонность старой знакомой Глеба была неприятна.
   - Вероника, а в курсе, что мы с Глебом любовники? - внезапно спросила Лаура.
   - Бывшие, - сухо произнес мой спутник. - Не забывай об этом, Лаура, и веди себя соответствующе.
   - Дорогой мой, бывших любовников не бывает, - расплылась в оскале акулы женщина.
   - Нам пора, - Глеб потянул меня за собой. - Лаура, надеюсь, что Серж к тебе вернется. А пока мы пришли на выставку. Не хотелось бы опаздывать.
   И в тот миг, когда я проходила мимо Лауры, моя нога обо что-то запнулась и я чуть было не полетела, не удержи меня Глеб. Мой нос чудом остался цел. Не окажись мужчина таким ловким, как я бы лежала лицом вниз.
   - Осторожнее надо быть, - раздалось сзади. Я различила в голосе Лауры победные нотки.
   Теперь мне вполне стало ясно, что не просто так я споткнулась. Мне сознательно поставили подножку. Ябедничать о том Глебу я не стала, но на ус намотала. В этой Лаурой надо держать ухо востро, а иначе беды не оберешься. Я напоследок бросила взгляд назад, где перехватила торжествующую улыбку женщины.
   Одними лишь губами произнесла "сука силиконовая". И по изменению мимики лица женщины поняла, что она меня "услышала".
   Вот и хорошо. Я, может быть, человек мирный до поры, до времени, но это пока меня не трогают, а вот когда меня тронут, то держите меня семеро, плохо будет всем.
   Картинная галерея меня поразила своим видом. Я никогда раньше не была в подобных местах, как-то не особо интересовалась. Но стоило оказаться внутри помещения, как на меня повеяло чем-то умиротворяюще-приятным. Я затруднялась объяснить более подробно, но именно так я себя почувствовала.
   - Как здесь красиво, - выдохнула, направляясь к одной из картин, потянув за собой Глеба.
   На первый взгляд вся картина состояла из сплошных хаотично расположенных мазков разного цвета, но стоило присмотреться чуть лучше и вот уже угадываются очертания человека, склонившегося в причудливой позе над слабым беззащитным котенком. Сразу понятно, что маленький комочек мяукающей плоти боится человека, ощетинившись на весь мир, но буквально через мгновение, это ощущение пропало и от картины начали исходить совершенно другие эмоции, от нее повеяло добром и лаской. Это человек, не желая испугать котенка, протягивает к нему руку, предлагая свою дружбу и защиту. И кажется, что в следующий миг котенок запрыгнет на руку человеку, потому как ему доверяет.
   - Понравилась картина? - разобрала я негромкий голос Глеба. Оказывается он все то время, пока я смотрела на картину, смотрел на меня.
   - Очень, - честно призналась.
   Следующим полотном, привлекшим мое внимание была мостовая со спешащими под зонтами людьми. На мостовой виднелись лужи, в которых отражалось серое дождливое небо. Самом центре картины стояла одинокая девушка под красным "грибом". Казалось бы, красный цвет - цвет радости, но мне почему-то он показался, наоборот, цветом одиночества. Он как бы предупреждал -- не подходи. Одиночество, сквозящее в застывшей позе женщины, было каким-то трагическим, хватающим за душу.
   Я переходила от картины к картине и каждая из них поражала меня в самое сердце. В них я видела частицу себя, а, может быть, наоборот, вкладывала свои ощущения в восприятие картин.
   Я настолько увлеклась, что не заметила как меня кто-то стал тянуть за рукав.
   - Ты хочешь еще посмотреть или пойдем на мастер-класс? - Глеб не призывал его послушать, он спрашивал мое желание.
   С огромной неохотой я отвлеклась, произнеся:
   - Пошли, - хотя уходить совершенно не хотелось.
   Не знаю была ли Лаура в галерее там же где находилась я, но в классе, где проводили занятия она вновь оказалась в недалеко от нас. Присутствие женщины снизило градус настроения.
   Как так получилось, что именно сегодня давали уроки по рисованию цветов в вазонах я не знаю. В этом было что-то фантастическое. Я с удивлением посмотрела на Глеба. Неужели он заранее знал об этом и потому привел меня сюда? Очень на то похоже.
   По иронии судьбы или по чистой случайности, но я оказалась сидящей за партой сразу за Лаурой. Похоже, что ее так же интересовал вопрос прорисовки пионов. Женщина на меня покосилась, но ничего не сказала, оставшись на своем месте. Глеб объяснил, что ему надо срочно куда-то позвонить, а потому он покинет меня на время.
   - Пурпурную краску надо смешать..., - раздался голос художника ведущего мастер-класс.
   Я с усердием принялась водить кисточкой, как того требовалось. И как назло она сорвалась с палетки. Краска, зависшая на волосках кисти, стремительно сорвалась в полет. И благополучно приземлилась на водолазке Лауры.
   Я, честно, не хотела.
   Вот, правда.
   Но так получилось.
   Женщина взвизгнув, вскочила на ноги, принялась верещать, как стайка бешеных сорок, пытаться оттереть краску, однако та оказалась весьма едкой. Кроме того, Лауре приходилось все время оттягивать водолазку, чтобы рассмотреть все более разрастающееся пятно. В итоге я почувствовала себя полностью отомщенной.
   Нет. Я не злопамятная. Я просто злая и память у меня хорошая. Я не мщу специально, лишь топчу, когда мне под копыта попадаются вот такие "милые" Лауры.
  
   - Ника, детка, я только отлучился на минутку, а ты такой переполох устроила, - я так и не поняла журил меня Глеб или поддерживал в моем желании не остаться не отомщенной.
   - Хочешь я заплачу? - насупилась.
   А вот тут мужчина посерьезнел.
   - Зачем?
   - Чтобы ты проникся серьезностью момента и начал меня жалеть. А если и не жалеть, то чтобы и тебе не скучно было как и мне от твоей бывшей.
   - Что она тебе такого сделала? Или вы были знакомы ранее? - сузил глаза Глеб.
   - Ты еще скажи, что мы вместе в одной колыбели лежали, - огрызнулась.
   - Что ты такая ершистая, Ника, - покачал головой мужчина, прямо таки как ежик.
   - Не люблю когда меня обвиняют безосновательно, - вздернула подбородок и с вызовом посмотрела на Глеба. Если он провел ночь в моей кровати, то это еще не повод, чтобы командовать мною. То, что между нами секса не было еще ничего не означает.
   - Да разве я обвинял? Я еще не начинал, - с улыбкой произнес мужчина.
   - Ты уже освободился или как? - спросила у Глеба.
   - А что такое? - удивился мой собеседник, пригладив рукою волосы на голове. Мы стояли в каком-то закутке, между туалетами и тех.помещениями. Сюда дорогу показал мне Глеб. Все же и меня чуть забрызгало краской. Видимо я от всей души махнула кисточкой.
   - Домой хочу.
   - А маки? Ой, прости, пионы? - спросил у меня Глеб.
   - А замуж я уже и не хочу, По крайней мере, сегодня. Что-то это желание создает мне слишком много проблем.
   Мужчина удивленно на меня посмотрел. Я поняла, что он не в курсе моих затруднений и тех советов, что я почерпнула в интернете. Конечно же, такие серьезные мужчины вряд ли читают глупые статейки, написанные глупыми курицами, для таких же глупых куриц. А, может быть, это и статьи пишут прыщавые отроки с одним лишь желанием заработать на подобных статейках лишнюю копейку. Ведь сейчас разве что ленивый не пишет. Всякого рода бирж копирайтинга и рерайтинга развелось видимо-невидимо. И на этих биржах можно заказать хоть черта лысого, главное правильно расставить акценты.
   - А причем пионы и замужество? - задал очевидный вопрос Глеб.
   - Вот и я думаю причем? - поддакнула мужчине. - Поехали, отвезешь меня домой.
   - На кофе пригласишь? - спросил у меня мужчина.
   Я смерила его долгим взглядом, гадая, что же он мне скажет, если я вдруг откажу. Потом прислушалась сама к себе. А хочу ли и дальше сегодня видеть Глеба? А вот это уже интересный вопрос. Я задумалась? Так и не найдя вразумительного ответа, произнесла.
   - Не знаю. Посмотрю на твое поведение.
   - Получается, что я не заслужил даже чашечку кофе?- с легким разочарованием в голосе спросил у меня мужчина.
   - А ты разве пес, чтобы служить? - ответила, чем вновь поставила в недоумение собеседника.
   - А тебе палец в рот не клади. Откусишь.
   - Ага. По самые плечи, - что-то сегодня я не была настроена вести светские беседы с кем бы то ни было.
   Мы вышли из галереи к огромной радости не встретив никого кто мог бы еще ухудшить мое настроение. Хотя я до последнего ждала, что на пути, как чертик из табакерке появится Лаура и наговорит мне гадостей.
   И я была несказанно рада, когда этого не случилось.
   Подойдя к машине Глеб предусмотрительно открыл мне дверь своего шикарного автомобиля. Я с огромным удовольствием залезла внутрь. Все же у меня была маленькая слабость к хорошим авто. А в последнее время как будто кто-то испытывал мое терпение на прочность.
   - Тебе понравилась наша поездка?- поинтересовался Глеб, когда мы подъезжали к моему дому?
   - Очень, - в одно слово я вложила все, что могла. - Я не думала, что ты увлекаешься живописью.
   - А я, что пионы тебе нужны для замужества, - подколол меня мужчина.
   Я же обиделась.
   Вот такая у меня ранимая натура.
   - Для замужества нужен нормальный мужик, а их в последнее время днем с огнем не сыщешь. Одни коллекционеры и альфонсы кругом. Или же те, кто нормально не может сказать женщине "нет" при расставании.
   Последнее был камень в огород Глеба. Кажется он вполне понял о чем я говорю. Ибо глаза мужчины сузились, а он сам поджал губы. Правда, ничего не сказал. Видимо посчитал ниже своего достоинства.
   Я ожидала, что Глеб напомнит про мое обещание угостить его чашечкой кофе, когда мы приедем, но к моему огромному удивлению ничего подобного не случилось. Глеб промолчал, холодно попрощавшись со мной и пожелав спокойной ночи. Даже не поцеловал на прощание. Я не то, чтобы очень ждала и сильно хотела поцелуйчика, но его отсутствие меня задело достаточно сильно.
   И зачем он приглашал девушку смотреть на великое, если не может сделать самого простого? Я имею в виду поцелуй.
   Неужели обиделся на мои слова?
   Об этом я шла и думала по пути в квартиру.
   Может быть я слишком перегнула палку? Неужели повела себя неправильно?
   Такие мысли бередили мою голову всю дорогу до двери, и даже внутри квартиры я не переставала об этом думать.
   Наверное надо было вести себя иначе. Был один мужик и того проморгала из-за своего дурного характера. Вот кто меня за язык тянул? Неужели нельзя было промолчать?
   Подъездные или если сказать иначе задние мысли обуревали меня до тех пор, пока тишину моей квартиры не разорвал звонок телефона.
   Звонила мама Савелия, напоминая о своем дне рождении. Я подтвердила свою явку после работы. Мы с ней немного еще поговорили, прежде чем женщина поинтересовалась, а где я была, потому как она звонила не один раз, а никто трубку не брал.
   Я рассказала о том, что была в галерее. Лидия Степановна как бы между прочим поинтересовалась, а с кем именно я была. Я не задумываясь выложила все на чистоту. Женщина всегда была моей советчицей по многим вопросам. Вот я и безо всего поведала свою историю о встрече с Глебом и дальнейшем развитии событий.
   - Лидия Степановна, эй? Лидия Степановна, вы здесь? - начала я звать в трубку женщину, поскольку на том конце провода воцарилось не свойственное для собеседницы молчание.
   - Да. Да. Никочка. Я здесь, - наконец раздалось мне в ухо. - Я тут задумалась.
   Странно. Обычно женщина очень внимательна.
   - О чем? - поинтересовалась.
   - Да вот думаю, что не подходит этот Глеб тебе. Совершенно. Какой-то он мутный, да еще психолог. Ты не подумала, что он на тебе свои опыты ставит? Я недавно видела передачу про пикап, так там специально обученные тренеры учили что нужно говорить и как себя вести с девушками чтобы они дали. Я думаю, что Глеб из этой серии. Он просто хочет тебя склеить по-быстрому, вот и ведет себя так загадочно и непредсказуемо. А такие как он только одного хотят. Что называется, поматросить и бросить.
   Я даже опешила от столь эмоционального высказывания в мой адрес. А еще я была откровенно удивлена реакции Лидии Степановны. Она редко была столь категорична. Мне даже стало несколько обидно за Глеба.
   - Что вы такое говорите, Лидия Степановна? Я, конечно, не знаю, что у Глеба внутри, но он явно не такой как вы говорите.
   - Никочка, уж я тертый жизнью калач, я-то могу определить что человеку от другого человека надо. Здесь же я явно понимаю, что Глеб хочет с тобой переспать. Только и всего.
   Никогда ранее я не сталкивалась во взглядах с женщиной, а тут у меня возникло дикое желание с ней поспорить. Однако в силу воспитанности и уважения к женщине я сдержала готовые вырваться слова протеста.
   - Я все же не буду столь категорична в своем мнении по поводу Глеба, - дипломатично произнесла в ответ. Мне дико захотелось попрощаться с женщиной, дабы еще не нарваться на что-нибудь.
   - Ника, тебе надо быть осмотрительнее в выборе спутника жизни. Мужчину надо выбирать по поступкам, лишь в них выражается степень любви, а не по словам и красивым ухаживаниям.
   Мне хотелось сказать, что Глеб как раз таки был достаточно красноречив в своих поступках, но идти на открытый конфликт не хотелось, слишком многим я была обязана Лидии Степановне. Пришлось идти на уловки.
   Я сымитировала звонок на мобильный телефон, как будто вызов с работы и мне срочно нужно ответить.
   - Лидия Степановна, вы извините, но видимо что-то срочное. Мне надо ответить. Это мой начальник.
   - Конечно, дорогая. Отвечай. Всего доброго. Я тебя жду в гости.
   - Непременно буду, - пообещала я женщине прежде чем попрощаться и положить трубку. Только тогда я спокойно вздохнула.
   Не думала я, что у меня с Лидией Степановной может случиться настолько неприятный разговор. Обычно она мне советовала как поступить в той или иной ситуации. Может у нее климакс начался? Вот поэтому она такая и недовольная? Говорят, что у женщин во время климакса настроение меняется с частотой приливов и отливов. Надеюсь, что меня еще не скоро посетит сия участь.
   Я отложила ненужный более телефон, мечтая только об одном -- сварить себе кофе, плеснуть туда чуточку ликера и с удовольствием выпить. Что я и сделала.
   Кофе с сахаром, гвоздикой и ликером вышел ой как удачен. От удовольствия я даже начала причмокивать, облизывая губы от божественного напитка.
   Вот так бы было всегда -- сварила кофе, выпила и все проблемы как ветром сдуло. На днях прочитала одно изречение, суть которого заключалась в том, что надо радоваться даже плохому настроению, потому как после смерти даже его не будет.
   Я еще долго думала над этими словами и поняла -- надо жить пока не поздно.
   А ночью мне приснились мохнатые голуби. Именно такие, о каких я мечтала в своих самых замысловатых снах о свадьбе. Но эти твари, по-другому их вряд ли получится назвать, пытались выклевать мне глаза. Налетали на меня, садились на голову, на плечи, лезли в лицо, надеясь своими клювиками выдрать мне чудесные очи. Я отмахивалась от них как могла. Но эти гадины все равно лезли ко мне. От крика я, кажется, сорвала горло. И все бы ничего. От надоедливых голубей я бы отбилась не начни их головки превращаться в человеческие. Я даже на некоторое время замерла от удивления, когда увидела, что вместо птичьего оперения на головах птиц стали появляться волосы, а вместе с ними и человеческие лица вместо клювов. Лица почему-то напоминали то Лауру, то Эллину с переменным успехом.
   Это стало последней каплей моего затянувшегося кошмара. Я нашла в себе силы проснуться. После того, как очнулась ото сна, поняла, что лежу в постели мокрая как курица.
   Приснится же такое.
   Лица с клювами еще долго стояли перед моими глазами, когда я шла в кухню, чтобы выпить воды.
   Я долго вглядывалась в окно на ночной город, пытаясь успокоить расшалившееся сердце. Ужас от пережитого еще долго меня не отпускал. Я почти до четырех утра не могла найти в себе силы вновь окунуться в царство Морфея.
   А проснувшись утром обнаружила эсэмэску от Глеба, желающего мне радужного настроения и хорошего дня.
   Я долго пялилась на телефон, пытаясь понять тайный смысл простых с виду слов.
   Позвонить - не позвонить.
   А что я ему скажу?
   Простого "привет" явно не достаточно.
   А если он тоже скажет только "привет"?
   А что дальше?
   Тут мысли покатились дальше по наклонной плоскости и свернули в другую сторону. Слова Лидии Степановны точили маленькую дырочку в моей обороне. Стало как-то совсем не по себе.
   Все сомнения развеял телефонный звонок.
   - Проснулась? - вместо приветствия поинтересовался Глеб.
   - А если нет? - насупилась.
   - Тогда сейчас проснешься? - радостно сообщил мужчина. - Открывай дверь.
   - Зачем?
   - Будить тебя буду. Всеми подручными способами.
   Со стороны входной двери раздались какие-то царапающие звуки.
   Я немедля пошла к выходу из квартиры, чтобы посмотреть в дверной глазок.
   Боже.
   За дверью стоял Глеб.
   А потому волей-неволей пришлось открывать дверь.
   Глеб держал в одной руке лоток со стаканами, на которых было написано "Кофе от Михалыча". В нашем городе так называлась сеть кофеен. А в другой руке у мужчины был бумажный пакет.
   - Кофе с круассанами заказывали? - игриво спросил у меня Глеб. Тут до меня дошел божественный запах свежей выпечки. Ее делали там же в кафе.
   - Не откажусь, - невольно заулыбалась в ответ, пропуская мужчину к себе в квартиру.
   - Я вот подумал, что мы как-то невесело расстались вчера. По-моему стоит начать новый день совсем иначе, - произнес мужчина, проходя на кухню. - Как ты на это смотришь?
   - Очень даже положительно.
   Внезапное появление Глеба привнесло маленький праздник в серое утро. За что я ему была безумно благодарна, о чем и сказала.
   - Все для тебя, родная, -было мне ответом.
  
   Мы с Глебом ели еще теплые круассаны, пили чуть остывший кофе и улыбались друг другу. А все потому, что Глеб периодически рассказывал смешные случаи из своей практики. Нет. Он не называл имен и не выдавал мне какие-то профессиональные тайны, но у мужчины получалось очень здорово и точно подмечать некоторые аспекты поведения клиентов. По крайней мере, мне было смешно наблюдать за Глебом.
   - А потом он вышел, оставив в моем кабинете не только свой телефон, но и мужскую сумочку, посчитав, что таким образом полностью последовал моему совету по поводу избавления от призраков прошлого. Хорошо, что не белье, - рассказывал мне Глеб, когда зазвенел звонок, извещающий о том, что кто-то пришел.
   - Подожди, потом дорасскажешь, - остановила я мужчину. - Сейчас посмотрю кому я там понадобилась ранним утром. Наверное, это старшая по подъезду. Скорее всего за деньгами пришла. За уборку, - пояснила Глебу, не желая прерывать нашу милую беседу.
   - Хорошо, а я пока чайник поставлю. Что-то мне захотелось еще чего-нибудь выпить. Горло промочить, - сообщил мне Глеб.
   Я милостиво кивнула, разрешая хозяйничать на моей кухне так как ему вздумается.
   В дверь нетерпеливо позвонили еще раз.
   - Иду. Иду, - прокричала я, подходя к выходу.
   Лишь только я открыла дверь, как она со стуком распахнулась, ударившись о противоположную стену.
   - Где он? - в прихожую влетел Савелий.
   - Кто?- опешила, не понимая что хочет от меня друг детства.
   - Ухажер твой, - с бешеным взором на лице спросил у меня мужчина, пытаясь отстранить со своего пути.
   - Что ты себе такое позволяешь? - у меня сразу же появилось ощущение, что дело пахнет керосином.
   - Уйди с дороги, - взревел диким буйволом Савелия.
   Я же как истинная хозяйка дома встала грудью на защиту своего дома и гостя, находящегося в данный момент у меня .
   - Чего ты ломишься куда не звали? - накинулась я на мужчину.
   - С каких это пор мне надо особое приглашение чтобы появиться у тебя дома?
   - Мой дом не проходной двор и нечего тут командовать, - принялась я увещевать Савку, толкая руками в грудь.
   - Ника, какие-то проблемы? Тебе нужна помощь? - раздался сзади бархатистый голос Глеба.
   Савелий на миг прекратил попытки пройти мимо кордона, в лице меня, и принялся вглядываться в говорившего.
   Свет из кухни падал на Глеба сзади и мешал Савелию рассмотреть в темноте моего гостя.
   - Это кто у тебя? - спросил у меня друг детства.
   - Никто. Тебя это совершенно не касается. Иди домой, - постаралась я направить стопы Савелия в нужном направлении.
   - Вот еще. Я в гости к подруге пришел. Имею право.
   - Браво, Сава, ты прямо как слон в посудной лавке, -обронил за моей спиной Глеб.
   Я бы предпочла, чтобы он вообще не показывался на глаза. Ну зачем мне нужны петушиные бои, тем более в квартире.
   Или мужчины все же разумные создания?
   - Глеб? - удивился Савелий. - А ты что тут делаешь? - рыкнул мужчина.
   - Кофе пью, круассаны ем, - довольным голосом сообщил Глеб, подходя ближе.- А ты что тут забыл?
   Вот зачем он это делает?
  
   Почему провоцирует?
   Я совершенно не обратила внимание на то, что мужчины назвали друг друга по имени, что говорило об их знакомстве.
   - Пришел к своей подруге детства. Неужели не слышал, что я сказал? - полез в бочку Савелий.
   Вот только этого мне не хватало.
   - Не рано ли?
   - В самый раз, - Сава набычился, словно собрался бодаться.
   - Мальчики, мальчики, - затрещала я. - Зачем ругаться? Ведь такое прекрасное утро. Пойдемте спокойно отметим его в кухне. Посидим. Чайку попьем.
   Я латошила, словно собиралась пойти на курсы речитатива, для чего тренировалась при каждом удобном случае.
   - А может мы выйдем с Глебом на площадку, поговорим? - предложил Савелий, смотря на моего гостя номер один.
   - Почему бы не выйти? - принял предложение Глеб. Он не собирался уступать ни на йоту.
   Мужчины сейчас были похожи на двух пышущих раздражением быков, которые еще не готовы броситься друг на друга, но могут с минуты на минуту. Вот только моя прихожая и мой коридор совершенно не подходят для этого. Здесь даже разместиться негде, а не то, чтобы устраивать бои без правил. Почему-то эта мысль, что может случиться что-то непоправимое меня никак не отпускала. Я ощущала угрозу, исходившую от обоих мужчин и перебирала в голове варианты как все предотвратить.
   - Мальчики, там темно. Там грязно. Зачем? Что вам дома не сидится? - увещевала я, продолжая занимать роль арбитра между мужчинами.
   - Вот мы и узнаем кому из нас дома не сидится, - с угрозой в голосе произнес Савелий.
   - Неплохая мысль, - поддержал Глеб.
   Оба моих гостя были настроены очень воинственно. Я чувствовала, что достаточно малейшей искры, чтобы разгорелось пламя и меня это совершенно не радовало. Может быть, кому-нибудь и лестно, когда два мужика начинают выяснять отношения, но только не мне. Тем более я не знала на кого ставить.
   Я припоминала, что Савелий время от времени брал частные уроки по рукопашному бою и мог скрутить в бараний рог Глеба.
   Или все же нет?
   Я не знала. Как не знала и то, насколько физически подготовлен Глеб. Может быть у него черный пояс по каратэ или же он владеет каким-нибудь другим восточным единоборством и тогда может пострадать мой друг. А этого я совершенно не желала.
   - Ребята, давайте жить дружно! - попросила я мужчин голосом кота Леопольда.
   Я бы даже сплясала польку бабочку, если только это сможет отвести беду от мужских голов, в том числе и моей. Быть, хоть и косвенной зачинщицей ссоры хотелось меньше всего.
   Для меня это было неприемлемо.
   - А мы еще не ссорились, - у Савелия появились нотки нетерпения в голосе. Уж я прекрасно знала каждую интонацию его произношения. За столько лет жизни бок о бок и не то выучишь.
   - Но всегда возможно данное упущение наверстать, - теперь уже Глеб начал задирать Савелия.
   - Всегда к твоим услугам.
   Что это? Вызов? Брошенная перчатка? Или простая декламация на публику. Я того не знала.
   - Ребята, ребята, не вздумайте. Не надо. Ругаться это плохо. Я это еще с давних времен знаю.
   Мне было непривычно выступать в роли третейского судьи, но я реально понимала, что от моей инициативы зависит благополучие одного или другого мужчины. Быть причиной ссоры, если не сказать драки, я не хотела. А по моим ощущениям все к этому шло.
  
   - Молчи, женщина. Будешь говорить когда тебе слово дадут, - грубо оборвал меня Савелий.
   Было неприятно слышать из его уст нечто подобное.
   - Вы нашли не то место, чтобы разборки клеить, - огрызнулась я. - Хотите разбираться -- идите прочь, - я отошла в сторону, освободив путь для Глеба или Савелия, смотря кто на кого собрался кидаться. Сложив руки на груди, я принялась наблюдать за мужчинами, поглядывая то на одного, то на другого. Судя по первым секундам противостояния никто из них не собирался набрасываться с кулаками. Зря я только волновалась.
   Савелий исподлобья поглядывал на Глеба, словно хотел забодать. Глеб же смотрел более открыто, но не менее решительно. В следующий миг Сава развернулся спиною к противнику и направился к выходу, бросив на ходу:
   - Я жду тебя на лестничной клетке.
   Глеб спокойно двинулся следом, соблюдая некоторую дистанцию.
   Более никто из мужчин не обмолвился ни словом, оставив меня одну. Я в недоумении смотрела вслед, собираясь двинуться за ними, однако это мне сделать не позволили, закрыв перед носом дверь. Это Глеб постарался.
   Пробиваться с боем или остаться дома?
   Я никак не могла решиться.
   На кого я буду похожа, если выскочу следом? И кого мне защищать? Глеба или Савелия.
   Сава мне друг, я его сто лет знаю, он мне дорог как никто другой. Глеба я знаю значительно меньше. Можно сказать, что совсем не знаю, но он мне стал достаточно близок после проведенной бок о бок ночи. Кроме того, я всерьез рассматривала его кандидатуру в качестве своего нового мужчины.
   Кого выбрать?
   Я металась, не зная чью позицию выбрать.
   Пока раздумывала на эту тему немного отвлеклась от действительности. Я прислушалась к происходящем за дверью.
   Тишина. Абсолютная. Никто никого об стены не размазывал, штукатурку не выбивал спинами, кровавой юшкой не окроплял пол подъезда.
   Может быть они там друг друга поубивали уже, а я не успела заметить?
   Я кинулась к двери и открыла ее. В подъезде стояла тишина. Я специально замерла, стараясь не дышать.
   Ничего и никого.
   Мужчин в видимом обозрении не наблюдалось.
   Я вышла в подъезд. Прошлась по лестничной клетке, заглянула во все углы.
   Пусто. Тихо. Никого.
   Куда делись мужчины? Этот вопрос посетил мою голову. Не инопланетяне же унесли Глеба и Савелия. На душе стало как-то неспокойно.
   Я побежала по ступеням вниз. По пути никого не встретила. Беспокойство все сильнее и сильнее охватывало меня. Я цеплялась за перила, чтобы не полететь на ступенях, чересчур сильно спешила, чтобы разобраться в чем дело. Так добежала до самого низа, пролетая мимо уродливых граффити на стене подъезда и полустертых надписей с признаниями в любви. Художества доморощенных символистов меня меньше всего интересовали в данный момент. Но мужчин я так и не встретила. Лишь в самом низу столкнулась с вездесущей соседкой преклонного возраста, окинувшей неприязненным взглядом мой внешний вид, особенно домашние тапочки на босу ногу. За одно я ей была благодарна, что она смолчала и не стала комментировать ничего, лишь сдержанно кивнула, что должно было служить приветствием. Я кивнула в ответ, не особо заботясь заметила ли это моя соседка по подъезду.
   Выскочив на улицу, посмотрела по сторонам, но и там никого не обнаружила.
   Да куда они испарились?
   Мой вопрос так и остался без ответа.
   Пришлось подниматься назад в квартиру, потому как я вспомнила, что дверь у меня открыта, следовательно в мое жилье может войти любой желающий. Меньше всего мне хотелось кого бы то ни было пускать в свою обитель, пусть и не зла и разврата, но логова одинокой женщины, мечущейся в поисках мужа или хотя бы постоянного спутника жизни.
  
   Ни один, ни второй мужчина так и не появились. Как в воду канули.
   И даже не позвонили.
   Никто.
   А я обиделась. Сильно.
   Ведь могли же предположить, что я волнуюсь, переживаю. Пусть и за каждого по отдельности, но все равно же переживаю.
   А они? Даже не подумали обо мне. Гады. А я из принципа не стала звонить и разыскивать кто где и что с ними случилось.
   Мне не интересно.
   Да. Мне совершенно не интересно. Пусть они катятся ко всем чертям собачьим. Нужны они мне больно. Они обо мне не думают и я о них не буду. Тоже еще мужики называются.
   Один друг детства... да какой он мне друг? Поросячий хвостик и тот мне больше друг, чем этот предатель. Да. Именно предатель. Иначе я не могу назвать Савелия, который вот так подло бросил меня в безызвестности. Не позвонил, не сообщил что же произошло. Как он мог? А ведь я всегда о нем думаю. Всегда. А еще чуть ли не в любви признавался. Вот она его любовь. Во всей красе. И верь после этого мужчинам...
   А другой? Глеб, который. Тоже же мне психолог доморощенный. Неужели не мог даже предположить что я тут вся извелась? Наверное, в своем институте или что он там заканчивал, читал небось про женскую психологию? Наверняка. И должен знать, что женщины себя так могут накрутить, что мама не горюй. И все равно не позвонил. Не подумал. Догадываюсь, что он прогуливал эти уроки. Еще бы, зачем ему про это знать? О же мужик -- пуп земли, центр вселенной, основа мироздания.
   Вот я всегда знала, что красивые мужики они все сволочи, потому что только себя любят. Сто процентов даю, что такие как Глеб встанут утром пораньше и любуются собой. Минут по тридцать, рассматривая каждую свою родинку. Или же бицепсами играют перед зеркалом. Сто пудово играют, если конечно бицепсы есть. У Глеба вроде есть, значит он играет, любуясь собою. Или же он любит что-нибудь другое рассматривать? Есть и такие любители. Вывалят из штанов и любуются, изучая каждый бугорок и каждую впадинку.
   Или все же нет? Может все таки Глеб не такой? А?
   Хотелось бы верить, что он не совсем мудак. Ведь вроде башка на плечах у него имеется. Или нет?
   Нет. Все же он мудак. Потому как если бы не был мудаком, то обязательно позвонил. А он не позвонил. Значит, мудак.
   Господи, ну почему же мне так не везет? Вечно связываюсь с какими-то ненормальными. И почему я такая не счастливая? За что мне все это? Господи?
   Слезы, начавшие капать поочередно то из левого, то из правого глаза, полились сплошной рекой.
   Я рыдала навзрыд, проклиная свою неудавшуюся судьбу-судьбинушку, гадая когда же мне в жизни повезет и я, наконец, встречу своего принца на белом коне. Но мне как назло не попадались ни одни, ни другие. Коней всех вывели, а принцы сами передохли. Или наоборот?
   В конце концов я так себя завела, так нарыдалась, что вместо глаз у меня оказались тонюсенькие щелочки, через которые к моему счастью окружающий мир был практически не виден.
   В конечном счете мне надоело себя жалеть и я пошла спать. Еще моя бабушка говорила, что если не знаешь что делать в непонятной ситуации, то просто ложись спать. Что я и сделала. Правда, еще долго продолжала всхлипывать, то и дело возвращаясь к своим горестям и печалям. Но в конечно счете я все же уснула. Пусть все мужики катятся к чертовой бабушке. Придурки они все.
  
   Мои кавалеры как в воду канули. Ни один, ни второй не объявились и на следующий день. И даже не позвонили. Я же тоже оказалась не менее гордой и решила без толку не беспокоить мужчин. Хотя, если честно сказать, то кошки на душе скреблись. И еще какие. Но я трезво решила, что если бы что-то на самом деле произошло с кем-нибудь из мужчин, то мне бы об этом стало известно. Либо бы объявились из полиции, либо еще откуда. В крайнем случае, родственники пришли предъявлять претензии.
   Вот такая я злыдня.
   А тут еще на работе начались проблемы. В связи с набирающим обороты кризисом, стали падать продажи автомобилей. И это не могло не сказаться на нас, поскольку заработок напрямую зависел от количества перешедших в другие руки автомобилей. Славик, наш управляющий, просто как с цепи сорвался, придумывая все новые и новые маркетинговые ходы для увеличения продаж. Мы теперь разве что хороводы с клиентами не водили, да в городки не играли, чтобы привлечь покупателей. И то, только по той причине, что битами можно было повредить дорогие автомобили, а для хороводов требовалось четное количество мальчиков и девочек.
   - Пропащая, ты чего на месте без дела сидишь? - внезапно гаркнул Славик. И что ему спокойно в своем кабинете не балдеется?
   - Думу думаю, - с умным видом произнесла в ответ, пытаясь мгновенно сфокусировать глаза. Имеется у меня одна особенность, когда я расслабленна и думаю о чем-нибудь постороннем, то мои глаза разбегаются в стороны. Иногда я даже специально так практикую. Почему бы не попугать людей? Весело же. Но в данный момент была совершенно иная ситуация. Со Славиком так лучше не поступать. Испугаться он не испугается, а вот выгнать за неподходящее лицо может. Клиенту надо видеть радостного и улыбающегося продавца, а не клиента дурки.
   - И о чем это ты Пропащая думаешь? -язвительно поинтересовался Славик, присаживаясь на стол. Это было что-то новое. Обычно наш управляющий не позволял себе подобной вольности. А вот теперь с ним случились подобные метаморфозы. К хорошему или плохому знаку отнести действия Славика? Лучше сразу к плохому. Потому я натянула вежливое и подобострастное выражение лица, но не перегибая палку в сторону дурковатого и ответила начальнику.
   - Как повысить продажи, - с умным видом произнесла так, будто открыла Америку.
   - Ах, вот о чем занята твоя хорошенькая головка. Может ты на мое место метишь? - ни с того, ни с сего задал вопрос начальник. Я чуть не поперхнулась. Если Славик допустил подобную мысль в отношении меня, то следует думать, что и ему живется не сладко.Но пострадаю от подобной ситуации скорее всего я, если правильно не отвечу на поставленный вопрос.
   - Что вы? Разве есть человек, который вас может заменить? Вы наш... , - сразу и не смогла подобрать подходящее слово. - Рулевой.
   Славику очень понравилось мое сравнение. По глазам видела, что угодила. Намечавшееся было неудовольство начальника кануло в Лету. Но отстать от меня он не отстал.
   - Правильно мыслишь, Пропащая. Однако ты мне ответь -- до чего же ты додумалась?
   Мои мысли судорожно заметались, будто стая белых голубей, выпущенная из темной корзинки. Надо было срочно спасать ситуацию, а иначе будет худо. И прежде всего мне. Ведь поговаривали о тотальном сокращении. И пусть пока это были только слуху. Но ведь и слухи на пустом месте не случаются. Раз бабы кажут, то это точно может произойти.
   - Надо класть в каждую проданную машину по золотой монете.
   - Это еще зачем? - кажется, я смогла удивить Славика. Он даже встрепенулся.
   - Ну как вы не понимаете? - я допустила промах в общении с начальством, обращаясь подобным образом, но тут же продолжила, надеясь, что Славик не обратит на вольность внимания.- Клиент найдя в бардачке машины, ой, простите, в перчаточном ящике, золотую монету, расскажет об этом своим друзьям. Те своим друзьям. И так дальше по цепочке. Кто-нибудь, кто собирается еще приобретать автомобиль, обязательно пойдет в наш салон, а не в другой. Ведь там монеты то нет.
   После моего объяснения Славик задумался. Даже язык пожевал, что случалось с ним в минуты сильнейшего душевного волнения.
   - Я об этом подумаю, - глубокомысленно изрек мужчина. - Только ты об этом никому больше не говори.
   - Ага. Не буду, - с облегчением вздохнула в ответ. Кажется, пронесло.
   - Можешь сегодня уйти вовремя, - с барского плеча бросил Славик.
   - Э-э-э, - я тут же нашлась. - Я, конечно, никому ничего не скажу, но можно я уйду чуть раньше. Мне очень надо, - заглянула в глаза начальника, в которых увидела борьбу. Но желание сохранить в тайне мою наработку оказалось сильнее.
   - Хорошо, но только сегодня, Пропащая.
   Я довольно закивала, радуясь, что мне не пришлось объяснять в подробностях для чего необходимо уйти раньше.
  
   А уйти я хотела потому что должна была пойти в гости к Савиной матери, Лидии Степановне. Хоть и остался у меня нехороший осадок после последнего разговора с женщиной, но не пойти и не поздравить ее я не могла. Она же меня, наверняка, ждала, надеялась на встречу.
   Домой по пути в гости решила не заходить. Только время терять. Она меня всякой видела, а знала чуть ли не с младенчества. Так что направилась прямо по адресу где жила Лидия Степановна.
   Женщина встретила меня с широкой улыбкой, накрашенная и завитая. На голове красовались уложенные кудри, по всей видимости, с утра Лидия Степановна побывала у парикмахера. Ну надо же, нашла время. А я вот в свой день рождения никогда не успевала. То ли время не могла планировать, то ли не считала это необходимым.
   - Никочка, деточка, заходи. Я уже думала, что никто не придет, - принялась сокрушаться женщина.
   - Это еще почему? А где все остальные? - я имела в виду Савелия со своей супружницей.
   - А ну их, - отмахнулась женщина. - Элка устроила Савочке скандал, разругавшись в пух и прах. Это чтобы только не идти ко мне. Впрочем, ее-то я не особо и ждала, а вот то, что Савелий не придет мне очень жаль.
   - А в чем дело? - продолжила допытываться у Лидии Степановны. Как-то не спроста все это было. Не похоже на Саву.
   - Скажу тебе по секрету, - пригнулась ко мне женщина. - Эта мымра, которая моя невестка, расцарапала все лицо Савелию. Правда, он мне о том не говорил, сказал, что его кишечный грипп свалил, но мне соседка донесла. Я бы эту гадину своими руками порвала, но сама понимаешь, что лучше в дела молодых не лезть, а то себе дороже будет.
   - Это точно, - поддакнула я Лидии Степановне, помогая накрыть на стол.
  
   Мы чинно уселись друг напротив друга. И продолжили прерванную беседу. Вернее Лидия Степановна вводила меня в курс дела, а если точнее, то рассказывала о своей жизни за последнее время. На мою бедную голову вылились все жалобы, которые скопились за все то время, в течение которого мы не виделись. Я узнала, что поганец Дормидонт в отместку за прищемленный хвост нагадил в хозяйские тапки и стянул с подоконника горшок с геранью, усеяв весь пол на кухне глиняными осколками и земляными комьями. Так же у любимого котика откуда-то взялись блохи, уж очень кусачие, пэ эм же которых долго не могли установить, потому как не могли поверить, что домашний любимец мог подвергнуться атаке кровососущих. Мне так же рассказали, что в виду ядовитости препаратов от блох, хозяйка Дормидонта вручную выбирала "этих подлых тварей, покусившихся на золотое тело бога дома".
   И все это повествование производилось во время того, как я пыталась впихнуть в себя салат с тунцом. В конце концов, после трех тщетных попыток совладать со своим желудком, желающим явить миру свое содержание, я отказалась от салата, чинно и мирно положив вилку подле тарелки.
   - Никочка, ты почему совсем не кушаешь? Фигуру блюдешь? А ты знаешь, что от анорексии девочки умирают? Кушать надо, деточка.
   Я бы и кушала, но только красочное расчленение блох до сих пор стояло у меня перед глазами. И если бы не оно, то я с огромным удовольствием продолжила поедать деликатесы в виде красной икры и ароматной гусиной печенки. Однако видимо, была не судьба познать все оттенки вкусов, Лидия Степановна своими откровениями убила во мне аппетит наповал.
   - Я не голодна. Не так давно бутерброд на работе съела, -отмахнулась от вопроса женщины.
   - Никочка, деточка, как можно? Ты же знала, что пойдешь ко мне в гости и наелась. Ну зачем?
   Чуть не выдала, что анчоусы и блохи понятия совершенно не совместимые. Но промолчала, потупив взор, чтобы Лидия Степановна не видела моего голодного взгляда, которым я была готова съесть все, лежащее на столе.
   - Эх, детка, детка, не бережешь ты себя. Вот и возраст у тебя уже предельный, - вдруг ни с того, ни с сего сказала женщина.
   - Предельный это как? - не поняла, вмиг забыв про Дормидонта и его жильцов.
   - Очень просто. Тебе ведь уже двадцать семь? - уточнила женщина.
   - Ну, да, - подтвердила, не понимая к чему клонит собеседница.
   - А то, что ты уже стара для первородящей, - я даже поперхнулась слюной, которой исходила от ароматов, витавших над столом.
   - Да я даже не беременна, - ошарашенно ответила на заявление Лидии Степановны.
   - Вот и я о том говорю, что время идет, а ребеночка у тебя нет. Не пора ли рожать, детка? -внимательно посмотрела на меня женщина.
   - От кого? - я была шокирована столь бестактным заявлением женщины. Я, конечно, знала ее давно и она могла многое себе позволить, но подобное выходило за границы всего дозволенного.
   - Да хоть от Савки моего. Чем не бык-осеменитель?
   Если бы я не сидела на стуле, то точно бы упала. Навзничь.
   - Что вы такое говорите, Лидия Степановна? - возмутилась, когда, наконец, смогла вымолвить хоть слово. - Такое о собственном сыне.
   - А что я такого сказала? - женщина откинулась на спинку стула. - Всего лишь чистую правду. Женщин у него как у собаки блох, одной большей, одной меньше. Какая ему разница? Сделает тебе ребеночка, даже не устанет, - философски заметила женщина, сверля меня взглядом.- А я предварительно настою, чтобы он проверился от и до. Ты не переживай. Чистенький будет. Правда придется придумать какую-нибудь несуществующую семейную болезнь, но это мелочи. Чего ради достижения цели не сделаешь? Ведь так, дорогая?
   Что-то я совсем укрепилась в мысли в тщетности своего посещения женщины. Надо было сослаться на огромную занятость, а я как дура поперлась в гости, даже еще и подарок приготовила, заранее купив.
   - Лидия Степановна, мне очень лестно услышать ваше бесконечно щедрое предложение, но я все же самостоятельно построю свою жизнь. Кроме того, ваши понятия несколько устарели, теперь женщины прекрасно рожают и в сорок лет, и намного позже. У меня еще есть время чтобы найти любимого человека, - я сделала ударение на последнее словосочетание, - от которого желала бы родить ребенка.
   - Пфи, ты, Никочка, носом то не крути, лучше моего Савелия все равно не найдешь. А он ведь тебя..., - тут женщина замолчала и потянулась за салатиком, сделав вид, что совсем не должна ничего продолжать. - Попробуй с креветками. Очень славный.
   - Спасибо. Я не голодна. Что вы хотели сказать? - не знаю по какой причине, мне требовалось услышать продолжение.
   - Ты о чем, Никочка? - с совершенно невозмутимым видом заявила женщина.
   - Нет. Ни о чем, - мотнула головой. Не хочет женщина говорить, и не надо. Пусть со своими секретами остается. - Я пожалуй пойду, - принялась подниматься. - Мне завтра рано вставать. На работу надо.
   - От работы кони дохнут, - заметила Лидия Степановна. - А ты подумай над моим предложением. Подумай.
   - Непременно, - меньше всего мне хотелось размышлять на эту скандальную тему.
   Но все равно пришлось, поскольку мысли не отпускали. Я шла по улице и постоянно возвращалась к услышанному, постепенно закипая от возмущения.
   Значит, в качестве быка-осеменителя мне подходит, а в качестве мужа нет. Ведь, не предложила Лидия Степановна Савелия в этом качестве. Даже не заикнулась. Это что же получается, что в качестве невестки я ей не подхожу? Похоже на то. Не слишком хороша? Родословная подвела? Голубых кровей нет? Или ей зубы мои не нравятся?
   Спросить уже вряд ли получится, потому как я решила прервать всяческие отношения с семейкой Говоровых. Да и Савелий не объявлялся. А объявись он сейчас, то я бы ему высказала все о чем думаю и о нем, и о его матушке. А ведь она все время прикидывалась такой душевной женщиной. А оказалось?
   Жутко захотелось себя пожалеть. Всплакнуть о своей судьбе-судьбинушке, только лишь присутствие на улице посторонних людей остановило меня от необдуманного поступка по пролитию слез горемычных. Еще подумают неизвестно чего. Приставать начнут. А оно мне надо? Вот домой приду и тогда поплачу.
   Однако, явившись домой, слезы лить я передумала, потому как к тому времени у меня появилась злость на весь мир. Я ни в чем не виновата, чтобы меня вот так обижать. И, вообще, себя надо любить. Если я сама себя любить не буду, то тогда не останется ни одного человека, который ко мне будет хорошо относиться.
   Уже находясь в комнате, мой взгляд упал на любимый салатовый дневник, который я тут же взяла в руки, провела кончиками пальцев по рельефной обложке, раскрыла. Прочитала последние заметки. Сделала новые, в которых определила свое отношение к жизни. К черту всех. Я у себя одна, кроме того, скоро будет свадьба, правда, не моя. Но это уже мелочи. А на свадьбе мне нужно выполнить задуманное. Я еще раз перечитала порядок действия, прикидывая что надо сделать в первую очередь.
   Все же хорошо иметь план. Когда в голове пусто -- план это палочка выручалочка.
   Пора учиться рисовать пионы. Я полезла в интернет разыскивать видео уроки на заданную тему.
  
   Стоило только задать в поисковике слово "пионы", как мне тут же было выдано четыре миллиона ответов.
   - Мама дорогая, и это я должна их все просмотреть, чтобы отыскать нужное? - в сердцах воскликнула, кликая на первую ссылку.
   Естественно, первой оказалась статья из вики. Я решила ее проштудировать, чтобы проникнуться красотою и значимостью искомого цветка. Мой взгляд упал на картинку, которая иллюстрировала пион.
   И это была ромашка. Вот честное слово. Я всегда считала, что это определенный сорт ромашки, но только бордовой. Никогда даже не могла предположить в этом неказистом, на мой взгляд, цветке узколистный пион. Век живи- век учись, все равно неграмотным помрешь.
   Я подперла рукой подбородок, задумавшись о свой жизни. Как же много я в этом мире не знаю. Как сильно заблуждаюсь.
   Может мне и замуж не надо, а я вот стремлюсь, рвусь туда, мечтаю. Может мне надо пойти другим путем?
   Например, родить ребенка.
   Видимо слова Лидии Степановны не прошли даром, посеяв в моем разуме сомнения.
   А что? Ребенка рожу. Воспитаю. Выкормлю и выпою. Или вначале все выпою, а потом воспитаю? Опять задумалась. Черт. И тут не знаю последовательность. Ну совсем неграмотная, а еще туда же, ребенка ей подавай.
   Я совсем загрустила. Что называется начала за здравие, а кончила за упокой. А все из-за этих пионов, пусть им неладно будет.
   Может чем другим заняться, раз с пионами проблема нарисовалась. Прошлась по списку. Опять наткнулась на пункт про пионы, но уже вышитые на наволочке.
   - Вот теперь надо еще и наволочку искать. А где ее искать? Самой что ли шить? Я с этими пионами с ума сойду, - покачала головой, разговаривая сама с собой. - Наверное, лучше я дождусь свадьбы. Тут по списку много чего можно провернуть, чтобы наверняка в дамках оказаться, вернее, замуж выскочить.
   Телефон известил что мне пришло эсэмэс. Идти за телефоном было лень, но вдруг что важное? Пришлось поднимать свою задницу и отправляться на поиски телефона.
   "Привет, детка. Что делаешь?" - я тупо уставилась в экран.
   Глеб.
   Явился -не запылился. Нет. Не так. Нарисовался -не сотрешь. Нет. Не так.
   Какого хрена?
   За малым не отправила назад сообщение подобного рода. И что ему от меня надо?
   - То даже "до свидания" не сказал, а теперь "привет, детка", - перекривляла сообщение. - Что тебе надо, придурок? - вертя телефон принялась измываться, беседуя сама с собой.
   Телефон молчал, а я потихоньку начинала закипать, припоминая все свои обиды.
   "Поговори со мной".
   Следующее сообщение поставило меня в тупик.
   - Как? Как я должна с тобой поговорить? Посредством телепатии? Так, придурок? - зашипела я, глядя на экран телефона, но при этом ничего не отсылая в ответ.
   "Ты на меня сердишься?"
   Теперь на моем лице появилось недоумение. Ведь, я то молчала, ничего не писала. А получался как будто диалог. Я начала озираться по сторонам, а не стоит ли Глеб у меня за спиной.
   За спиной никого не наблюдалось. Проверила два раза.
   "Давай жить дружно!"
   - Ага. Трусы, майка, фуфайка, жвачка и чупачупс в помощь. Дружбы он моей захотел. А сковородкой по голове случайно не хочет? - принялась я себя раззадоривать.
   На этой веселой ноте меня прервал звонок в дверь.
  
   - Кого еще нелегкая принесла? - заворчала, выдвигаясь в сторону двери.
   Конечно, посмотреть в глазок, чтобы определить кто пришел или на крайний случай спросить через дверь я не догадалась. Савелий бы за это меня отругал.
   Воспоминание о друге детстве кольнуло в сердце острой иглой. Все же я соскучилась. Пусть и утверждала обратное. Но разве себя обманешь? Мне не хватало его поучений, его подколок, его язвительных замечаний. Мне, вообще, его не хватало.
   Думая о Савке, я отворила дверь и чуть не взвизгнула от страха, на меня стала заваливаться туша. Мужская туша.
   - Ей, вы чего? Вам плохо? - как добропорядочная девочка принялась выяснять у падающего человека. За малым сумела его удержать.
   И лишь спустя несколько секунд смогла установить в незнакомце Глеба. Пьяного в стельку. О чем меня извещал плотный шлейф паров алкоголя, ввалившегося вслед за хозяином бренного тела.
   Мужчина в моих руках икнул, громко и отчетливо, поднял голову, пытаясь сфокусировать взгляд. Ему это с первого раза не удалось. Он попробовал еще раз. Потом еще. Наконец, счастье ему улыбнулось.
   - Вероника, детка, ты ли это? - с глупой улыбкой на губах произнес мужчина.
   - А ты к кому шел, пьянь подзаборная? - вырвалось у меня.
   Пьяных мужиков на дух не переносила. У меня сразу же возникало стойкое желание отправить их вытрезвитель или того дальше - на Соловки. Второй вариант был гораздо предпочтительнее.
   Ведь от пьяного можно ожидать всего чего угодно и чаще это "что угодно" ничего хорошего не сулило. Наученная горьким опытом одних неудавшихся отношений, в которых я чуть ли не была изнасилована, я теперь с осторожностью относилась к подвыпившим мужикам. Все же они даже в таком состоянии гораздо сильнее, а вдобавок, под градусом, они становятся неуправляемыми, словно бомбы замедленного действия, не знаешь когда рванут.
   - Я не пьянь, я - Глебушка, - приторно-сладким тоном произнес мужчина, улыбаясь от уха до уха.
   - Глебушка? - переспросила и чуть не захохотала от развернувшейся картины.
   У меня на руках висел здоровый мужик, чуть ли не под два метра ростом, который себя величал уменьшительно-ласкательно так, что можно было покатиться со смеху.- Что же ты у меня забыл, Глебушка?
   - Соскучился. Честно-честно, - выдохнул мужчина.
   Со стороны коридора послышались звуки, извещающие о том, что кто-то собирался пройти мимо. Меньше всего мне хотелось делать свою жизнь достоянием общественности. Я каким-то образом развернула мужчину и ногой захлопнула дверь, благо она открывалась внутрь квартиры. А так мне бы вряд ли удался подобный финт.
   - Ты мне веришь? - принялся выспрашивать меня Глеб, не обращая внимание на мои выкрутасы.
   - Верю, Глебушка. Верю. Может ты домой пойдешь? - осторожно поинтересовалась у мужчины. Была у меня слабая надежда отправить пьяного гостя восвояси.
   - Не-а. Мне домой нельзя. Меня менты загребут. Я - пьяненький.
   Вот и приехали. Глеб четко понимал, что его состояния было явно не нормой, но при этом заявился ко мне в гости. И как его понимать после всего этого?
   - И что мне с тобой делать? - больше у себя, чем у мужчины спросила.
   -Напоить. Накормить. И спать положить, хозяюшка.
  
   -А может тебя стоит в печь посадить или валенком под зад надавать? - произнесла, помогая пройти Глебу глубже в квартиру.
   Ясное дело, что выгонять я его не собиралась, ни валенком под зад, ни веником, и даже шваброй бы не приложила.
   Жалостливая я.
   -Ты хорошая, ты меня не бросишь, - протянул мужчина, навалившись чуть ли не всем телом на меня.
   -Откуда такая уверенность? - удивилась, скорее для проформы, нежели хотела узнать причину.
   -Я составил твой психологический потрет.
   Опа-на, ничего подобного я не ожидала.
   -И когда же это ты успел? Не по пути ли? - продолжила выпытывать, сгружая мужчину на диван в гостиной. Не в спальню же мне его вести на кровать. Хотя я больше чем уверена, что Глебушка именно на это и рассчитывал. Но я решила поломать все планы Барбароса хитрющему мужчине и сделать все по-своему.
   -Не-а. Месяцев пять назад.
   -Ага. Рассказывай давай. Ты пять месяцев назад меня знать не знал, - я принялась снимать ботинки.
   Вот кто бы на меня посмотрел со стороны. Мало того, что не выгнала пьяного мужика, так еще и на диван уложила, и ухаживаю в придачу. Настоящая жена.
   Хотя нет. Не жена. Та бы давно скандал закатила, скалкой по хребту съездила. Да так, что мало бы не показалось.
   Или жены ведут себя иначе?
   И ведь спросить не у кого. Все знакомые врут, говоря, что замужем плохо, что лучше на свободе. Ни одна товарка правды не говорит. Боятся, что сглазят. Только жалуются на своих благоверных. Но только когда начинаешь говорить про то, что же они делают замужем, пусть идут искать свободу, так сразу же замолкают и переводят разговор.
   Обманщицы.
   Я тоже хочу вступить в их ряды. И обязательно вступлю. Вот только научусь пионы вышивать и мужа найду.
   -Никочка, ты так и будешь стоять с моим ботинком? - спросил у меня Глеб, внимательно смотря чуть затуманенными от винных паров глазами.
   Кажется, я несколько зависла, думая о своем.
   -Нет, блин, сейчас мерить начну, - огрызнулась, чувствуя себя несколько неудобно после замечания мужчины.
   Пришлось забрать второй ботинок, чтобы отнести к выходу из квартиры. Не разносить же грязь по всему дому. Мне, между прочим, никто полы не моет. Приходится все самой.
   -Ника, ты куда меня бросаешь? - чуть ли не следом бросился за мной мужчина. Однако дальше дивана не переместился.
   -Иду за солью, - злобно улыбнулась, заглядывая в комнату и ловя удивленный взгляд мужчины.
   -Зачем? - блондинистая голова оторвалась от диванной подушки и посмотрела на меня.
   -Ты знаешь, что соль прекрасно вытягивает воду.
   -Ну.
   -Так вот. Я обсыплю тебя солью.
   -Ника, зачем? - в глазах мужчины стоял вопрос.
   -Сделаю из тебя мумию, чтобы любоваться каждый день, - замогильным голосом произнесла в ответ, чувствуя, что веду себя несколько не адекватно. А Глеб все же психолог, пусть и пьяный. Что он обо мне подумает?
   Ужаснулась. Но вести себя при этом лучше не стала.
   -Ника, но я ведь еще жив, - растерянно произнес Глеб, не веря мне до конца.
   -А вот это я сейчас быстро исправлю.
   -Как?!
   -У меня есть большой топорик для рубки костей, - пояснила мужчине, прежде чем исчезла в кухне.
   На самом деле я собралась ему заварить зеленый чай. Правда, я совсем не знала захочет ли этого Глеб, но кто его будет спрашивать в таком состоянии?
   Я достала пакетик с заваркой из коробочки, вытащенной из шкафа, раздумывая, а хочу ли тоже самое. В коробочке оставалось всего один. Задумалась. Если я сейчас использую последний, то придется выбросить пустую коробку, а взамен понадобится купить целую. А для этого надо пойти в магазин. А в магазин в ближайшее время я не собиралась.
   После столь длительного мыслительного процесса, в результате которого я сделала вывод, что совершенно не хочу пить чай, убрала коробочку с последним пакетиком назад в шкаф.
   Все же я хозяйственная девушка.
   Чайник закипел. Я залила кипятком предпоследний пакет с чаем и направилась с полной кружкой в гостиную, где ожидал меня не приглашенный гость.
   При моем появлении Глеб доматывал вокруг шеи шерстяной плед, лежащий тут же на диване.
   -Что ты делаешь? - в удивлении воскликнула, стоило увидеть мужчину.
   -Создаю препятствия для отделения головы от тела, - глубокомысленно произнес мужчина, закладывая край пледа в складки.
   -О, боже! - только тут до меня дошло, что мои слова мужчина воспринял реально. - Глеб, я пошутила, - поторопилась разуверить своего гостя.
   Вот же чудак. Неужели он поверил?
   -А я нет, - на полном серьезе ответил Глеб. - Давай свой чай. Может хоть в последний раз в жизни напьюсь как белый человек.
   -Кажется ты уже напился. Кстати, а что был за повод вот так назюзюкаться? -я пользовалась положением, чтобы выяснить причины, заставившие мужчину набраться до бровей.
   -Я нарушил психологическую этику, - горестно произнес мужчина, сделав такое умильное лицо, что у меня возникло желание потрепать его за щечку.
   -Неужели проконсультировал бесплатно? - притворно ужаснулась, пытаясь выяснить истинную причину. Ведь я знала наверняка, что спроси я напрямик -- мужчина не ответит на мой вопрос. А если постараться,то окольными путями можно попытаться выяснить все что меня интересует.
   -Хуже, - выдохнул Глеб, свесив голову.
   -Что может быть хуже? - любопытство точило меня изнутри.
   Мужчины прищурил один глаз.
   -Язык- находка для шпиона. Я тебе ничего не скажу. Можешь меня пытать, -дал добро Глеб.
   -Фи. Нужен ты мне. Не хочешь -- не говори. Больно надо, - отмахнулась от мужчины. - Пей свой чай, -я подставила табуретку, на которую и водрузила парящую кружку.
  
   -Подуй, - попросил мужчина.
   -Куда подуть? - растерялась, на миг замерев ледяным изваянием.
   -Чай подуй. Я теплый люблю, - и Глеб скорчил такое жалобное лицо, что я прыснула со смеха.
   -Могу только на тебя вылить, чтобы остыл быстрее, -нашлась в ответ.
   -Какая же ты...добрая, - протянул мужчина. - Ничего даром не даешь.
   -Это ты сейчас о чем речь ведешь? - насторожилась. Не понравилось мне все то, что мужчина произнес.
   -Да так. Ни о чем, - отмахнулся мужчина, приподнимаясь на локте и пытаясь отпить горячий чай.
   Естественно, он обжегся, сильно много хватанув горячего напитка. Тут же закашлялся. Чуть не перевернул кружку. Еще бы немного в сторону и на моей ноге расцвел ожог.
   -Глеб, аккуратнее!- закричала, шарахаясь в сторону. Потом кинулась к мужчине. -Ты не обжегся?
   Глеб в ответ забавно выпятил губы, пытаясь охладить место ожога.
   -Я зе говориль, сто подюй, а ты ...
   -Не думала, что ты такой идиот, - в сердцах произнесла, отправившись за тряпкой. Следовало вытереть пол. Все же мужчина умудрился не только губы ошпарить, но и чай разлить. Вот и подавай послед этого гостям чай в гостиной.
   -Я не итиоть, я плосто сяй голяций не любю, - донеслось до меня по пути в ванную комнату.
   -Хорошо хоть голову в кипяток не сунул, а то бы сейчас она горела огнем, а не губы, - бурчала по пути назад к Глебу.
   -Я зе не дуляк, -услышал мое заявление мужчина.
   -Дуляк, чистый дуляк, - принялась подтирать разлитый чай, предварительно убрав стул с чашкой чая от греха подальше. - И откуда ты взялся на мою голову?
   Взрослый мужчина сейчас больше всего напоминал маленького мальчика.
   Хотя, ничего удивительного, как я где-то прочитала "первые сорок лет в жизни мальчика самые трудные".
   -Не опсывайся, - Глеб с умилением сложил руки лодочкой и подсунул под щеку. - Я болею.
   -От дурной головы -губам покоя нет, - перефразировала я известную фразу, прежде чем отнести половую тряпку.
   -Полежи со мной, - услышала, стоило мне только вернуться в комнату.
   -Ничего себе. То подуй, то полежи, - завозмущалась, собираясь усесться в кресло.- Я вижу ты уже ожил и губы почти в порядке.
   -А ты поцелуй и они сразу заживут, - провокационно произнес мужчина.
   Я скептически посмотрела на Глеба.
   -Тебе бы стрептоцида на язык насыпать, глядишь и полегчает сразу, - хмыкнула, весело взирая на мужчину.
   -Жадина, - сделал Глеб заявление. И прикрыл глаза.
   Я вначале думала что он пошутил, прикидывается, что спит. Но нет. Мужчину словно выдернули из розетки. Вроде только со мной разговаривал и уже сопит в две дырочки ни на что не обращая внимание.
   -Глеб. Эй, Глеб? - позвала.
   Ноль эмоций.
   По-моему, мужчина еще больше засопел. За малым чуть ни храпеть начал.
   Я посидела еще немного, да и пошла к себе в комнату. Не ночевать же мне в кресле.
   Спать я легла, гадая стоит ли мне прикрыть Глеба или пусть так лежит. В конечном итоге жалость во мне возобладала и я пошлепала в гостиную, чтобы накрыть пледом мужчину. Он спал тихо-тихо, звука дыхания Глеба почти не было слышно. Прикрывая, я даже засомневалась, а спит ли мужчина на самом деле. Свет в комнате я решила не включать, чтобы не разбудить в случае чего.
  
   Уснуть не могла долго. Мысли то и дело лезли в голову, отвлекая от приятного во всех отношениях сна. Меня мучили вопросы, которые одновременно хотелось задать и в то же время я боялась услышать на них ответ. Ведь не даром говорят, что о некоторых вещах лучше не спрашивать, чтобы не нарваться на то, что не хочешь услышать. Это как с вопросом к маленьким детям откуда они берутся, в ответ можешь узнать такое, отчего уши начнут краснеть и сворачиваться в трубочку.
   Однозначно Глеб и Савелий знали друг друга еще задолго до появления в моей квартире. Где они познакомились? Что их связывает?
   Я могла предположить множество вариантов, начиная от знакомства в общей компании где-нибудь на вечеринке, заканчивая тем, что Савелий встречался с сестрой Глеба.
   Кстати, я ничего совершенно не знаю о семье Глеба. Откуда он? Кто его родители? С кем он живет? В конце концов чем он дышит и то непонятно.
   А хочу ли я это узнать? Прежде всего надо ответить на последний вопрос.
   Я задумалась.
   Присутствие мужчины в моей квартире навивало на всякие разные мысли с учетом моих тайных и явных желаний.
   Вроде как Глеб свободен. Кольца на пальце нет, девицы за ним табуном ходят. Ну не совсем табуном. Это я, конечно, загнула, но одна точно, вспомнила я случай в картинной галерее. Сам он вроде не из плебса. Про мордашку и экстерьер я, вообще, молчу. Настолько красавчик, что может участвовать в рекламе дезодоранта для мужчин. И мое сердечко начинает чаще стучать стоит его увидеть.
   Все же современной девушке, не самой юной, и не самой обеспеченной очень сложно подобрать достойного кавалера. Как правило мы любим тех, кто нас не любит и губим тех, кто любит нас. Это если бы я была богатой невестой, то у моего порога очередь из женихов стояла. Ведь давно известно, что все богатые невесты красавицы, пусть они самые ужасные и страшные на лицо. Деньги, и желательно в инвалюте, делают чудеса. А за отсутствием оных можно рассчитывать только на себя.
   А что я могу предложить будущему мужу? Денег особых нет. Профессия есть, но славы я в ней не сыскала. Внешность не хуже, чем у других девиц моего возраста. По крайней мере, краснеть за фигуру и мордашку не приходится. Душа? Душа, как и у всех остальных людей богатая и загадочная, вот только сильно она никому не нужна. Разве что дьяволу продать в обмен на молодость. Что в наше просвещенное время практически не реально. Чистоту и непорочность потеряла ой как давно, когда все ноги оттоптала девочке Жене в борьбе за последний пирожок на тарелке, стоя в школьной столовой. Так что даже дьяволу предложить нечего.
   Задумалась что же в сухом остатке остается. На поверку получается, что предложить мне особо и нечего, разве что себя в качестве донора на органы. Про душу еще раз упоминать, думаю, не стоит.
   От подобных мыслей мне взгрустнулось, да так сильно, что чуть не впала в депрессию, потом встряхнула головой, подняла руку над кроватью, с шумом ее опустила и сказала заветное слово, которое сводилось к посыланию всего надуманного в пеший тур с эротическим уклоном.
   На душе сразу же стало легче. Может она, моя душа, и никому не нужна, но мне с ней значительно комфортнее. С подобными мыслями благополучно заснула. И чего было переливать из пустого в порожнее?
   -Вставай, соня, на работу проспишь, - услышала я приятный мужской голос. Спросонья не узнала голос Глеба, забыв что он у меня ночует.
   -А ты что здесь делаешь? - задала вопрос, стоило только разобрать знакомые черты.
   -Тебя бужу, а ты не будишься. Уж я зову-зову, а ты не зовешься. И что мне с тобой делать? Поцеловать, как спящую красавицу? - лукаво поинтересовался мужчина.
   Он был до пояса обнажен, отчего вызвал у меня не совсем праведные мысли. Сейчас бы его в кровать и... ой, что бы я с ним сделала. Аж страшно придумать.
   Это ж как давно у меня мужчины не было? Раз первой мыслью является мысль о сексе.
   Во взгляде мужчины появилось понимание, а в глазах довольная ухмылка. Видимо, что-то такое он смог разглядеть в моих. И тут я вспомнила, что до сих пор должна быть обижена на Глеба за уход без объяснений и долгое молчание.
   А посему загнала подальше срамные мысли и нацепила бесстрастное выражение ни лицо. Пусть не вашим, не нашим. Я не получу секс, но и ты не получишь ничего, мстительно подумала про себя.
   -Я на работу опаздываю. Поцелуй отменяется. В следующий раз, - довольно произнесла я, видя, что Глеб уж точно не ожидал моего отказа.
   Так тебе и надо. Нечего девушку обижать. Я существо пусть и безобидное, но мстительное.
   -А я то думал...
   -Глеб, я опаздываю. Выходи из моей комнаты. Мне вставать надо, - напомнила я мужчине. Все же он мне никто. Чужой человек. Нечего перед незнакомцем дефилировать в неглиже.
   Вот если бы мы с ним переспали. И мои мысли опять свернули на скользкую тропинку.
   -А я тебе что ли мешаю? - нагло заявил блондин. К нему вернулось обычное поведение.
   Не долго же он был пай-мальчиком.
  
   -Еще как мешаешь? - я потянулась в кровати, да так что чуть не оголила грудь. Вовремя успела спохватиться.
   -Покажи, - попросил Глеб.
   -Что? -удивилась в ответ.
   -Покажи как я тебе мешаю. И я еще больше буду мешать, - довольно оскалившись заявил мужчина.
   Позер. Так и хотелось зафинтилить ему по лицу чем-нибудь тяжелым. Например, стоптанным в блинчик тапком. Как тому коту шкодливому. Но, к сожалению, Глеб не кот. Он может не понять моих наклонностей по членовредительству.
   Тьфу. Опять мысли про член. Да что же это такое? Хоть занимайся самоудовлетворением. Конечно, суррогат в чистом виде, но на безрыбье и рак рыба.
   -Глеб, это уже не смешно, - сделала серьезным лицо, в душе надеясь, что не рассмеюсь. - Мне на работу надо. А из-за тебя я опоздаю. И что мне тогда делать?
   Я воззрилась на мужчину, с надеждой, что он проникнется пониманием и выйдет из комнаты, чтобы я могла собраться.
   -Выйдешь за меня замуж и всех делов-то, - беспечным тоном заявил мужчина.
   Если бы его тон был несколько иным, а не таким индифферентным, то я бы несомненно прониклась торжественностью момента, задумалась, а не шутит ли он на самом деле, может быть даже взвизгнула от счастья со словами "наконец-то появился избавитель", и упала бы в ножки мужчины, начав слезы лить на ступни Глеба, а затем вытирать их собственными волосами с благоговением взирая на спасителя.
   Однако мужчина сказал такие важные для женщины слова обыденно, словно выбросил фантик от съеденной конфеты. Одним словом, я не восприняла их всерьез. Мало ли что мужчины могут сказать красивой женщине, когда они полуголы, а женщина тем более не одета. Кроме того, я заметила что брюки на причинном месте у Глеба бугрились мама не горюй, и решила, что он меня накалывает, желая добиться совершенно иного, более приземленного.
   -Больно нужен ты мне, чтобы за тебя замуж выходить, - мяукнула, не подумав. А Глеб возьми да обидься.
   Нет. Он мне ничего не сказал, но так на меня посмотрел. Жуть. Если бы можно было убить одним взглядом, то он меня бы точно тут на месте и растоптал.
   -Значит, не нужен. Ну-ну. Я посмотрю кому ты будешь нужна, - развернулся и вышел из комнаты.
   Вот прямо так взял и оставил одну. Я даже от удивления рот открыла.
   Нет чтобы объяснить свое поведение. А он взял и самоликвидировался.
   Придурок.
   Или это я дура?
   Задумалась. Очень на то похоже. Может быть он это серьезно у меня спросил? Или не спросил? Или не у меня? А просто констатировал факт.
   Черт теперь ногу сломит.
   Вот что мне теперь делать?
   Был один мужик свободный и того нет.
   Скорее всего это он не серьезно сказал. Ну, точно не серьезно. Ведь не на самом же деле он меня замуж звал? А если звал, то я получается, дура, все прошлепала. Как всегда.
   Не реветь. Я сказала - не реветь. Не реви, дура. Дыши. Дыши.
   Да вытри ты эти противные мокрые дорожки на роже. Тебе еще на работу идти.
   Не реви. Я сказала- не реви. Цыц. Хватит. Ты сильная. Сильная. Сильная. Дура, вот ты кто.
   Ы-ы-ы.
  
   -Вероника, ты что делаешь? - окрик заставил меня поднять голову и протереть зареванные глаза, чтобы рассмотреть кто посмел нарушить мое уединение, сопряженное с самобичеванием.
   Глеб.
   А что он тут делает?
   -Тебя жду. Думаю, она собирается на работу, а она тут слезы льет. Ты чего льешь? Можешь мне объяснить? - несколько грубовато спросил у меня мужчина.
   От удивления и того, что Глеб так и не ушел из моей квартиры, я открыла рот. Еще чуть-чуть и муха залетит.
   -Вижу, что не можешь. Все ясно. Очередная женская истерика, - глубокомысленно заявил мужчина, будто он был знаток женских душ. Хотя, я совсем забыла, что он мозгоковырятель, или мыслевыколупыватель.
   -А если и женская, а если и истерика, то твое какое дело? - тон в тон ответила мужчине. Много он знает о женщинах. У нас тонкая душевная ориентация, тьфу, организация, а он тут со своими профессиональными замашками. Фиг тебе. Ничего ты про женщин не знаешь. Они такие. Такие. Такие дуры. Вот кто они.
   Но свои мысли я, конечно, Глебу не сказала. Пусть сам догадывается разбиратель мозгов. Вот кто он. А я красавица. Умница. И, вообще, мне цены нет в базарный день.
   -Ты. Опоздаешь. На. Работу, - по словам произнес мужчина.
   -Ой, правда, - я взглянула на часы и поняла, что точно опаздываю.
   Вскочила на ноги, уже не думая в каком виде предстану перед Глебом. Время для кривляний кончилось. Одно дело повыпендриваться перед мужчиной, а другое лишиться сносной достаточно оплачиваемой работы. Это не хухры-мухры и не на жердочке кататься. Тут дело гораздо серьезнее.
   Кстати сказать, Глеб в этот раз появился передо мной облаченный в пусть и вчерашнюю, но рубаху. Так что отвлекаться на игру бицепсов и трицепсов мне было некогда.
   Я, словно ураган над Аризоной, чуть не сбила с ног бедного Глеба. Ему пришлось порядком посторониться от зареванной меня. Не мужское это дело стоять у женщине на дороге, когда она опаздывает.
   А я опаздывала, причем конкретно. Славик мне голову оторвет, а из оставшейся части выдерет потроха и съест без тепловой обработки, если я не приду вовремя. Я пулей залетела в ванную, принявшись одной рукой умывать зареванную рожу, а другой чистить зубы, расчесывать волосы, пытаясь одновременно уложить в слабое подобие рабочей прически.
   Про Глеба я забыла напрочь, перед моими глазами горел красный светофор, извещающий что время отведенное мне на спокойную жизнь стремительно истекает. И почему я не персонаж компьютерной игры? А то бы бахнула бутылочку маны, да пару бутылочек жизни и опять готова к новым подвигам. А так могу бахнуть только литр самогона, которое виски, если меня уволят к чертям собачьим.
   Я умудрялась одновременно докрашивать один глаз тушью, а другой рукой рисовать губы, следя за ровностью контура. Будь у меня третья рука, то ею я бы надевала лифчик.
   Жаль. Третьей руки у меня в помине не было. А надо бы заиметь. Особенно во время аврала.
   Я выскочила из ванной и понеслась назад в спальню, судорожно вспоминая какую блузу стирала, а какую нет.
   Только бы не ошибиться и выбрать именно ту, которая подойдет к черной юбке.
   Самое ужасное, что все рабочие блузы у меня были белого цвета, а все юбки черного. И для того чтобы не промахнуться и выудить из шкафа именно тот комплект одежды, который сформировался в голове, это дорогого стоит.
   Но мне повезло. Я выиграла джек-пот и смогла с первого раза достать вожделенный комплект одежды. Хорошо что я имею привычку гладить одежду сразу же после того, как сниму с веревки. А так быть мне уволенной.
   -Ничего себе скорость. Ты про меня-то не забыла? - раздалось мне во след, когда я у порога уже обувала туфли.
   Чуть не заявила Глебу по поводу того, а что он собственно делает у меня в квартире. Он оказывается все время сборов тихо-тихо сидел в гостиной и ожидал когда же я выйду.
   -Пошли быстрее. Я опаздываю, - поторопила мужчину.
   -Это я понял. Но теперь я думаю, что ты успеешь.
   -С чего ты это взял? - удивилась.
   -Я на машине. Подвезу.
   -Да?! Очень хорошо, - я даже не начала высказывать Глебу по поводу того, что какое он имел моральное право садиться за руль в нетрезвом состоянии, в котором он вчера заявился в мой дом. Пусть это ему его мама делает.
   Спускались мы полном молчании. Было слышно лишь звук моих каблуков, да тихий шелест шагов Глеба. Вроде такой большой, а шума практически не создает. Удивительно.
   Уже садясь в машину Глеба я спинным мозгом ощутила чей-то посторонний взгляд. Покрутила головой из стороны в сторону, чтобы обнаружить источник.
   И нашла на свою голову. Лучше бы не видела.
   Ибо на меня из недалеко припаркованной машины смотрел Савелий. Его взгляд был более чем красноречив.
   Вот тебе бабушка и Юрьев день.
   -Ты что там бормочешь? - спросил у меня Глеб, когда я все же плюхнулась на сиденье автомобиля.
  
   -Привидение встретила, - я вспомнила лицо Савелия, застывшее словно посмертная маска фараона.
   -Такая большая девочка, а в привидения веришь, - пожурил меня Глеб, заводя машину и выруливая из дворика. Он словно не видел сидящего за рулем приметного автомобиля Савелия. Хотя я была больше чем уверена, что мужчина не мог не заметить мужчину.
   Что же такое происходило между ними? Узнать хотелось жуть как, но спрашивать я не собиралась, боясь узнать то, от чего мне будет не по себе. Было у меня такое чувство. А с недавнего времени я стала доверять своей левой задней пятке, предсказывающей погоду и не только.
   -Если бы, - с сожалением произнесла в ответ.
   -Это ты о чем? - спохватился мужчина.
   -Не девочка я давно. Ох не девочка.
   -А кто? Баба?
   -Сам ты баба, - резко отбила подачу, да взяла и в придачу обиделась. Отчего отвернулась к окну и принялась разглядывать пролетающие дома, витрины, людей.
   Глеб пытался со мной заговорить, всячески затронуть, но я была непреклонна. У меня было настроение клеить обидки. Пусть помучается. Я таким образом мстила за тот день, в котором поступки Глеба так и остались неразгаданными.
   А почему бы и нет? Женщина она должна быть всякой. Доброй и злой. Ласковой и колючей. Мягкой и грубой. А то мужчине, находящемуся рядом, будет скучно от одного и того же.
   -Вероника, ты слышишь меня или нет? - из задумчивости вывел меня Глеб.
   -А надо? - не подумав ответила я.
   -Уже, пожалуй, и не надо, - теперь настала очередь Глеба надувать губы.
   Так надувшись друг на друга мы и доехали до автосалона. Прощаться я не стала, а Глеб мне ничего не сказал в догонку.
   Стоило мне вылезти из машины, как я услышала звук резко затормозившей машины. Естественно, я повернула голову в сторону раздражающего звука.
   Савелий.
   Неужели он ехал следом?
   Что ему надо?
   Однако узнать это не представлялось возможным, потому как мужчина из машины не выходил. Я помедлила секунду, предполагая, что Сава выйдет из авто и подойдет чтобы поздороваться со мной. Но не тут-то было. Он сидел в салоне как влитой.
   Ну и я не пойду здороваться.
   Решила кивнуть и не более того. Что и сделала. Во ответ получила слабое подобие улыбки.
   Жлоб и жмот. Вот кто он.
   По пути в салон я костерила знакомых мужчин что есть сил. Все же они с другой планеты.
   -О, Пропащая, явилась не запылилась, - на пороге, чуть не впечатавшись в грудь, встретила Славика. - Почему опаздываешь?
   Я все еще была под впечатлением от собственных мыслей, а потому ляпнула не подумав кому говорю.
   -У вас, уважаемый Вячеслав, тоже климакс начался или просто плохое настроение с утра?-бедный Славик аж опешил, не зная что и сказать в ответ.
   -Ты, Пропащая, это... ты это...поговори у меня. Быстро выгоню без выходного пособия.
   -А я жаловаться буду. В прокуратуру. За не соблюдение Трудового кодекса и в инспекцию. И тогда посмотрим кто кого. И, вообще, мне работать пора, а вы меня отвлекаете, - и на абсолютном автопилоте я отправилась к своему рабочему месту, которое представляло из себя стол и стул.
   Славик пролетел мимо, пыхтя словно паровоз. Спрашивается и чего он взъелся? Что я ему такого сказала?
   Только я уселась в ожидании посетителей. Как ко мне тут же подрулил Славик и, бухнув рукою с листом бумаги об стол, прошипел:
   -Пиши заявление.
   -В ЗАГС?- подняла на мужчину удивленные глаза.
   -Зачем в ЗАГС?
   -Замуж хочу, а никто не берет. А вот вы, я знаю, свободны. Так может нам и того...вместе.
   -Чего того?
   -Пожениться. По-быстренькому, - я с надеждой посмотрела на бедного Славика.
   Стоило ему только услышать про женитьбу, так мужчина сразу в лице переменился. Пошел пятнами. Чуть ли не заикаться стал. И, главное, что сразу же забыл что от меня хотел еще секунду назад.
   -Не надо жениться. Ты это, Пропащая, чего удумала. Ты это. Кончай. Я в ЗАГС не пойду. Тем более с тобой.
   -Это еще почему? - поднялась из-за стола. - Чем это я вам не угодила? У меня все на месте. И сиси, и попа. Да и на лицо я кровь с молоком. Так что вы хорошенько подумайте, прежде чем отказывать.
   Короче. Славика я так напугала, что он с выпученными глазами, чураясь возможного брака, сбежал от меня, только его и видели.
   Я же с облегчением вздохнула, радуясь, что меня миновала чаша увольнения. Только вот на душе легче не стало.
  
   До обеда Славик не показывался из своего кабинета. Я уже начала переживать за мужчину. Может у него сердце схватило в связи с моим внезапным предложением?
   К моему счастью, все обошлось. Начальник, отошедший от испуга, выпорхнул из двери собственной кельи в свет. Однако, совершая передвижения по торговому залу, ко мне ближе пяти метров не приближался, стараясь подзывать работников к себе, при этом непрестанно поглядывая в мою сторону. Я стала уже волноваться, по поводу возможного увольнения. Но время шло, а громких заявлений уже никто не делал.
   Фух. Пронесло.
   Я обрабатывала одного клиента на предмет покупки одного авто в средней ценовой категории, когда меня осторожно тронули за руку.
   -Девушка, когда освободитесь, то мне расскажете про вон тот автомобиль? - я обернулась на звук голоса и встретилась глазами с Савелием.
   Мужчина с невозмутимым видом смотрел на меня так, будто мы совершенно не знакомы. И я его в свое время не била лопаткой по голове, когда он ломал мои куличики в песочнице.
   Я хотела было сказать, что мол, Савка, ты -- дебил, зачем дурака то вываливаешь, тьфу, валяешь. Но глядя чуть ли не в стеклянные глаза друга детства поняла, надо играть по предложенным правилам. Хочет он поиграть в незнакомку и незнакомца, то пусть. Чем бы дитя не тешилось, лишь бы всякую дрянь в рот не тянуло.
   -Да, непременно, через десять минут освобожусь и подойду к вам. Вы пока можете посидеть в баре или журналы полистать. На столике лежат на любой вкус, - я была сама доброжелательность. Хотя, желание достать лопаточку и стукнуть ею Савелия по голове превалировало над всеми другими мыслями и желаниями.
   -Спасибо, - вежливо ответил Савелий. - Буду с нетерпением ждать вашего освобождения.
   Теперь во взгляде мужчины появилось нечто такое, отчего у меня по загривку побежали мурашки. Будто с глаз Савы сдернули пелену и на поверхность проступили все тайные желания мужчины. От неожиданности у меня даже соски затвердели. Такой у него был взгляд. Аж. Ух.
   Пока дожимала клиента на предмет покупки авто, все время гадала что задумал Савелий. Вокруг меня велась какая-то игра. Я это понимала. Вот только для меня было секретом зачем и для чего. Была уверена, что начни спрашивать у мужчин что они задумали , вряд ли ответят. Следовало самой догадаться.
   Все таки клиент не решился купить машину. То ли деньги зажал, то ли их у него никогда не было, а может просто нервы решил потрепать. Ведь таких горе-покупателей пруд пруди. Являются с умным видом, начинают задавать вопросы, выспрашивать различные мелочи, нюансы, а потом говорят, что им надо подумать и... сваливают, чтобы никогда не появиться на пороге салона. Ненавижу. Только время отнимают. Но ничего не поделаешь, приходится всех облизывать с ног до головы, хочу я этого или нет. Ведь даже для того чтобы найти самородок надо перемыть тонны пустой породы. Вот и приходится прогибаться под каждого.
   -Так и не купил? - вежливо поинтересовался Савелий, стоило мне подойти к нему.
   -Вы о предыдущем клиенте?- я сознательно называла мужчину на "вы". - Нет. Не купил. Сказал что ему нужно время чтобы все обдумать.
   Несомненно я была расстроена. И так Славик на меня зуб точит, а тут еще продажа сорвалась, хотя, казалось, что все на мази.
   -Не печальтесь, все наладится, - произнес Савелий.
   Мне же в ответ хотелось сказать мужчине, что если бы еще и он перестал дурака валять, то у меня бы, вообще, было все хорошо.
   -О чем бы вы хотели чтобы я вам рассказала? - я натянула на лицо рабочее выражение лица, немного заинтересованное, но в целом доброжелательное и чуточку подобострастное.
   Тут же заметила как удивился Сава, но постарался скрыть свое замешательство.
   -Расскажите мне о самых лучших машинах в вашем автосалоне, - попросил мужчина.
   Так и хотелось спросить, зачем ему это нужно. Ведь Савелий лучше меня разбирается в автомобилях. Или он решил проверить мою компетентность? Я сцепила зубы, лишь бы не начать возмущаться по поводу просьбы мужчины. Как раз неподалеку от меня крутился Славик. Если он, не дай Бог, услышит, что я хамлю клиенту, или не выполняю просьбу, то мне несдобровать. Сразу же вспомнит все прегрешения за последний год как минимум.
   -У нас все машины хороши. Что бы вы хотели от машины? -задала встречный вопрос.
   -Прежде всего я бы хотел ее любить и чтобы она меня любила, - ответил Савелий, чем ввел меня в краску. Вроде бы обыкновенная фраза, вполне применимая именно к автомобилям, но был у нее какой-то подтекст, от которого бросало в дрожь.
   -А еще что?
   -Чтобы она была послушная, возила меня везде куда я захочу, - чуть хрипловатым голосом произнес мужчина.
   У меня от звука этого голоса стало першить в горле и захотелось срочно сглотнуть. Вот только было совершенно нечем, потому как в горле пересохло.
   -Дальше, - произнесла я, еле выговаривая звуки.
   -А я бы ее за это кормил самым лучшим бензином, гладил по ее крутым бокам, натирал тряпочкой, проводил пальчиком по каждой впадинке и выемке.
   Или в салоне стало гораздо жарче или на меня так сильно подействовали слова Савелия, что меня бросило в пот.
   -Уж я бы о ней заботился. Был ласков и внимателен. Она бы у меня как сыр в масле каталась.
   Я с трудом сглотнула, чувствуя как по телу пробежала предательская дрожь. Надо было срочно что-то делать.
   -Вам нужен вот этот автомобиль, - ткнула пальцам в самое ближайшее авто. Оно как раз оказалось самым дорогим.
   -Вы так думаете?
   -Я знаю, - выпалила, мечтая чтобы это словесное бичевание кончилось как можно быстрее. - Хотите посидеть в салоне автомобиля, - предложила, открывая дверь.
   -Если только вместе с вами.
   Я замерла на полпути, боясь остаться с Савелием наедине.
   -Давайте лучше я вас усажу, а сама тут постою, - меньше всего хотелось оказаться в замкнутом пространстве с мужчиной.
   -А как же я узнаю удобно ли мне находиться рядом со спутницей в салоне автомобиля. Вы же сами должны понимать, что это не мало важный фактор. А вдруг мне не понравится.
   -Тогда купите другую машину, -выпалила в ответ, видя, что к нам начал приближаться Славик.
   -Все в порядке, Вероника? - в любезную улыбку начальника хотелось плюнуть. Он за версту чувствовал денежного покупателя. А у Савелия несомненно, водились деньги и он мог без проблем купить любой автомобиль в нашем салоне. Вот только зачем он был ему нужен. Неужели чтобы только меня подразнить?
   -Да, все хорошо,- вымученно улыбнулась в ответ.
   -Я вот хочу проверь каково будет находиться вдвоем в салоне, а девушка стесняется, - пожаловался Савелий Славику.
   Начальник так на меня посмотрел, что пришлось лезть в машину.
  
   -Ну и чего ты хотел этим добиться? - напустилась я на Савелия, стоило только дверям хлопнуть, закрывая нас от внешнего мира.
   -А мы разве знакомы? - с невозмутимым видом заявил мужчина. - Где мы с вами встречались? Не напомните?
   -Ты совсем ополоумел, Савка? - напустилась я на мужчину.
   -Я не Савка, как вы выразились, а Савелий Леонидович, если уж быть точным. Попрошу вести себя корректно и уважительно.
   Я даже рот от возмущения открыла. Как он мог мне такое заявить? Наглец. Мне хотелось расцарапать довольную рожу Савелия. Остановило меня лишь только появление на горизонте вездесущего Славика. Он словно верный пес крутился около автомобиля, мешая мне воплотить свои планы относительно изменения внешности Савелия.
   -Хо-ро-шо, Савелий Леонидович, - выдохнула я через зубы, не забывая в уме считать до десяти. - Я вас поняла. Извините за чрезмерную резкость, - слова слетали с моих губ без остановки, я не особо задумывалась над их смыслом. Что мне стоит сказать желаемое? Ведь на самом деле у меня внутри горел пожар, который было возможно потушить лишь посредством убийства одного очень наглого типа.
   Ну ничего, отольются кошке мышкины слезы. Будешь ты у меня Савелий с руки есть. Я тебе все припомню. Мышьяк у меня в баночке давно ждет своего часа. Ты даже не представляешь какого монстра только что породил в моем обличье.
   -Я вас прощаю. Впредь будьте аккуратнее в своих выражения.
   -Непременно, уважаемый, - я перевела дух. Вот только мои ногти так сильно впились в ногу, что еще чуть-чуть и проколола бы кожу, сквозь ткань юбки. На моем лице застыла маска. Эдакая смесь брезгливости, раболепия и ненависти в одном флаконе.
   -Сколько этот конь может выдавать на прямой дороге? -задал мне вопрос Савелий, поглаживая руль. Все же он был фанатом автомобилей. Я перевела невидящий взгляд с мужчины на рулевое колесо, пытаясь найти в памяти все параметры присущие данному авто. Память меня не подвела. Я на автопилоте, словно робот выдала не только технические характеристики автомобиля, но и огромное количество дополнительной информации, желая успокоиться и не слышать голоса Савелия. Мужчины все время пытался меня перебить. Однако я ему этого не дала сделать. В противном случае я бы с удовольствием впечатала красивое лицо мужчины в рулевое колесо. Да так, чтобы сработала подушка безопасности, добавляя мужчине ощущений в букет впечатлений от сегодняшнего дня.
   Наконец, я смогла совладать с собой. Необходимость в словесном поносе отпала и я спросила.
   -Я в полной мере удовлетворила ваш интерес?
   -По поводу удовлетворения я бы с вами поспорил, - задумчиво начал Савелий, поглаживая рычаг переключения скоростей.
   Меня аж всю передернула от столь двусмысленного заявления.
   -Если вас что-то не устроило в моем ответе, то можете написать жалобу в книге жалоб и предложений, потому как более чем вы получили, уже не получите, -злобно прошипела в ответ.
   -Что же вы так реагируете, Вероника. Надо быть проще, - начал Савелий, с удивлением глядя на меня. Можно подумать это я начала весь этот цирк с выходом из-за печки.
   -Ах, проще, - тут мои нервы сдали окончательно.
   Я не понимая что делаю повернула замок зажигания автомобиля. И машина поехала. Прямо в салоне.
   Что тут началось...
   Первым моих ушей достиг мат Савелия. Мужчина буквально за несколько сантиметров до огромного витражного окна салона остановил автомобиль. Еще бы чуть-чуть и машина бы протаранила стекло.
   -Ты что творишь, дура? - орал на меня Савелий.
   -От дурака слышу, - заорала в ответ, выскакивая из автомобиля, крича на ходу. - Вы видели, вы видели? Он чуть стекло не пропорол. Срочно вызовете полицию. Немедленно. Он хотел уехать.
   -Совсем сдурела, Пропащая? Нафига мне эта машина? У меня в пять раз круче? - с выпученными от удивления глазами стоял Савелий, взирая на меня.
   -Что? Вспомнил как меня зовут? Память вдруг прорезалась, дебил? Думаешь я не догадываюсь, что за игру вы затеяли с Глебом? Вот только я вам не игрушка. Вы вот где мне уже сидите. Оба, - я провела ребром ладони по горлу, показывая как же мне надоели оба мужчины.
   -Как же ты не нравишься когда кричишь, - улыбаясь произнес мужчина, подскакивая ко мне и хватая в охапку. А в следующий миг на моих губах был запечатлен крепкий поцелуй, выбивший меня из колеи, так как не смогло бы выбить разбитое окно салона.
   -Что ты себе позво..., - я попыталась вырваться из захвата и прервать поцелуй. Но мне не дали сделать, вновь заткнув рот. Настырные губы просто не дали мне слова произнести, заявляя свою власть.
   По началу я еще билась в мужских руках, но буквально через несколько мгновений все разумные мысли покинули мою многострадальную голову, а их место заняло всепоглощающее дикое желание, шквальной волной налетевшее на маленькую меня. Я не заметила как мои руки сами собой перестали отбиваться от Савелия, а принялись притягивать его к себе, в диком желании разорвать мешающую одежду.
  
   Из состояния близкого к предоргазмическому меня вывел посторонний шум, в котором прослеживались улюлюканья и хлопанья в ладоши.
   -Тридцать девять, сорок, сорок один, сорок два..., - скандировало несколько человек.
   Только спустя пару секунд до меня дошло, что это считают как долго мы с Савелием целуемся.
   Мама дорогая, что мы творим? Эта мысль пронеслась у меня в голове со скоростью выстрела.
   -Отпусти меня. Отпусти, - принялась вырываться. Вот только меня никто не собирался отпускать, крепко держа в своих объятьях.
   -Еще чуть-чуть. Еще, - едва слышно шептал мужчина.
   -Совсем сдурел? На нас все смотрят.
   -Ну и пусть смотрят. Мы же от души.
   -Савка, пусти, я на работе, - возмущенно забилась в железных объятьях.
   -М-м-м, -как хорошо, промычал мужчина, продолжая тянуться к моим губам.
   Спас меня от дальнейших поползновений со стороны Савелия никто иной как Славик.
   -Уважаемый, вы автомобиль брать будете или просто с девушкой решили побаловаться?
   Мы вместе с Савелием повернули головы в сторону Славика.
   -Нет, - прошипела я.
   -Да, - пробасил Савелий.
   -Так нет или да? - решил уточнить Славик, закусив удила.
   Вот и кто он после этого? В тот момент начальника я ненавидела до глубины души. И чего он пристал, спрашивается? Неужели впарить машину больше некому?
   Как оказалось не кому. В связи с кризисом на рынке продаж автомобилей борьба велась за каждого клиента.
   -Вероника, я думаю, что мы мужчины в состоянии найти больше точек для разговора по поводу автомобилей, - произнес Славик и начал теснить меня в сторону.
   Савелий подмигнул, показывая, что понимает о чем идет речь.
   Во мне же нарастало возмущение.
   -Он не собирается покупать эту машину. Неужели не понятно?
   -Как не собирается? - выпучил глаза Славик. Он же уже считал сделку заключенной.
   -Так не собирается, - выпалила, не дожидаясь пока друг детства выскажет свое мнение.
   -А тебе машина нравится? - задал вопрос Савелий.
   -Нравится, - автоматически ответила я.
   -Тогда я ее беру, - а после этих слов овациями взорвался весь салон, до этого момента притихший и прислушивающийся к нашему разговору.
   -Зачем тебе еще одна машина? -припустилась я на Савелия. - У тебя же есть гораздо круче и дороже?
   -У меня есть, а у тебя нет. Нехорошо.
   Тут влез Славик.
   -А оформить машинку можно вон в том креслице. Давайте я вас туда проведу, - мужчина держал нос по ветру.
   -Так ты мне хочешь купить машину? - в каком-то ступоре произнесла на слова Савки.
   -Ага. Зачем мне еще одна машина, как ты сама только что сказала. Кроме того, у меня целый салон в пользовании имеется. А вот тебе машина нравится. Почему бы не сделать любимой женщине приятное.
   Окружающие люди начали аплодировать. Я же чувствовала себя словно на арене цирка. Все смотрели на меня и ждали моего решения. А я понимала что любой мой ответ будет для меня приговором. Если я откажусь от подарка, то наживу врага в лице Славика, а если соглашусь, то подпишу себе смертный приговор. Быть содержанкой у друга детства это последнее что могло случиться со мной.
   И тут мне в голову пришла великолепная мысль.
   -У меня нет водительского удостоверения. Я не могу ездить на автомобиле.
   -Не так давно ты лично везла меня, - темнея взглядом произнес Савелий. Окружающие люди, в том числе Славик, начали смотреть на меня неодобрительно.
   -А у меня они закончились.
   -Ничего страшного, продлим, - с уверенностью произнес Савелий.
   Народ зааплодировал. Я же понимала, что сковорода подо мною не просто нагревается, она раскалена до предела. Сколько бы я не вилась ужом, удавка вокруг моей шеи становилась все туже и туже.
   -Сав, ну зачем ты так со мной? - наклонилась я к мужчине и произнесла одними губами.
   -Я пятнадцать лет страдаю и ничего страшного -- пока еще живой, - с победным блеском в глазах ответил мужчина.
   -Я тебе этого никогда не прощу.
   -Скажи "да". Остальное я как-нибудь переживу.
   -Ну, Вероника, заполняем договор? - Славик нависал надо мною, не хуже смерти с косой наперевес.
   -Я не знаю, - растерянно произнесла, понимая, что проиграла по всем статьям. Савелий подло подловил меня. Он знал, что на людях я буду не в состоянии отказать. Он слишком хорошо меня знал. Как облупленную.
   -Она говорит -- да, - за меня произнес Савелий, радостно улыбаясь. В течение всего разговора мужчина так и не выпустил моей руки, будто я могла сбежать.
   ***
   За что мне это? За что?
   Я сидела в собственной квартире и за малым чуть не билась головой о стенку. Еще утром я была свободной от каких бы то ни было обязательств, а что теперь? Что теперь я и сама не знала. Еще меня беспокоило во что я влезла, приняв дорогой до умопомрачения подарок.
   Все же Савелий умудрился купить мне автомобиль. О таком я даже мечтать не могла, а теперь вот стала хозяйкой. Правда, пока машина осталась в нашем салоне. В нее должны были установить дополнительные опции, на которых настоял Сава. Он заявил, что подарок для любимой должен быть максимально полным.
   К концу дня я уже не реагировала на подобного рода заявления со стороны друга детства, потому как просто отупела от свалившейся на меня радости, вперемешку с проблемами. И как та улитка взяла и втянула голову в плечи, предоставив возможность мужчинам решать что и как. Славик с Савелием на самом деле спелись. Ради покупки автомобиля начальник даже дал мне отгул до конца дня, заявив, что я его заслужила честной и добросовестной работой.
   Это что же теперь получается, что ради получения отгула я должна покупать по автомобилю? Так что ли? Ну пусть не я его купила, а Савелий, но ведь сути это не меняет.
   Я устало водила пальчиками по файлу, в котором лежали документы на автомобиль. Я специально не спрятала их в коробку, где обычно хранились важные бумаги, все никак не могла поверить то ли в свое счастье, то ли в свою беду.
   И тут мене в голову пришла мысль, а что я буду делать когда о случившемся узнает либо мама Савелия, либо его жена? А ведь мир не без добрых людей? И что мне тогда делать?
   Этого я не знала, как и не знала как дальше себя вести с Савелием.
   На прощание, подвезя к дому, мужчина мне сказал, что машина это просто подарок, что я ему ничего не должна и ничем не обязана, просто ему хотелось сделать мне что-нибудь приятное, вот он и сделал. Я у него спросила, а нельзя ли было просто подарить розы? Тогда Савелий так на меня посмотрел, как будто я не машину сравнила с розами, а в душу ему плюнула. Пришлось срочно замолчать и перевести тему разговора на другое.
   Я думала Савелий поднимется ко мне, надеялась что мы отметим столь щедрый подарок, а мужчина сухо со мной попрощался и даже в щечку не поцеловал на прощание. Хотя, если положить руку на сердце, то я очень надеялась на нормальный, полноценный поцелуй. Вот и пойми после всего этих мужчин?
   В итоге Сава оставил меня в растрепанных чувствах наедине со своими мыслями о странном и непонятном поведении друга детства. Его как будто подменили. Он стал совершенно другой, непонятный для меня. Такого Савелия я не знала и не могла предугадать его поступки.
  
   Так я думала-думала, ни к чему конкретному не пришла и решила, что утро вечера мудренее. А потому отправилась спать, предварительно выпив молока с медом для лучшего сна.
   Но стоило мне только лишь смежить веки, или мне так показалось, как раздался звонок в дверь. Я еле-еле разлепила веки и долго вслушивалась в дребезжание звонка, надеясь, что гость уйдет.
   Не ушел. А продолжал названивать с определенной периодичностью.
   -Чтоб тебя паралик разбил, - в сердцах произнесла я и сползла с кровати, чувствуя, что во мне просыпается очень опасное существо, готовое рвать и метать всех кто попадется на моем пути.
   -Кто? - благоразумно спросила я через дверь, вспоминая как выговаривал мне Сава в прошлый раз за беспечность.
   -Свои,- раздался приглушенный голос из-за двери.
   -Свои дома сидят, а других мы никого не ждем,- я постаралась разглядеть в глазок кто стоит за дверью. Однако мне не удалось, глазок зиял темнотой.
   Опять мальчишки сделали рейд по квартирам и устроили темную.
   -Ника, открой, неужели не признала?
   -Нет, - я еще никак не отошла со сна, а потому туго соображала.
   -Это я. Глеб.
   -Какой Глеб? - вырвалось у меня раньше, чем я смогла додумать мысль.
   -Ника, как ты могла забыть? - возмутился мужчина.
   Я же, наконец, открыла глаза и посмотрела на часы. Было все же не так уж и поздно. Это я слишком рано легла спать.
   -Сейчас открою, -я отворила дверь, произнеся. - Ты что-то у меня забыл?
   На пороге мужчина красовался с огромным букетом сиреневых роз и такого же цвета зайцем. Заяц был ничуть ни меньше меня.
   -Это кто?- спросила у мужчины, тыча пальчиком в плюшевую игрушку.
   -Твоя ночная грелка, - пояснил мне Глеб. - Пустишь?
   Какая же женщина не расплывется мокрой лужицей возле ног огромного плюшевого зайца? Я не из их числа. Это точно.
   Когда-то в юном возрасте у меня была тайная мечта. Мне хотелось получить именно такого зайца в подарок. Чтобы он был огромный, мягкий, приятный на ощупь. И чтобы он обязательно был какого-нибудь необычного цвета. Вот такой у меня был пунктик. Но дожив до своего возраста я так и не испытала радость от получения подобного подарка. С каждым годом мечта потихоньку таяла, словно снежный ком. Я же все равно не забывала о ней, надеясь, что когда-нибудь моя мечта исполнится.
   -Это мне?! - я даже не спрашивала, я утверждала. Однако Глеба пока не пропускала в квартиру. Для меня было важно узнать исполнится или нет моя тайная страсть.
   -Тебе, а кому же еще?- небрежно произнес мужчина. После чего добавил. - Мы так и будем стоять истуканами на пороге или пропустишь внутрь?
   -Конечно, проходи, - я не сводила восторженных глаз с сиреневого зайца.
   Я пропустила мужчину мимо себя, желая только одного - отобрать вожделенную игрушку и в полной мере насладиться своим счастьем.
   -Цветы не возьмешь? - спросил у меня Глеб.
   -А?! Цветы. Сейчас, - я нехотя взяла букет, понимая, что ни его хочу держать в своих объятьях, а совершенно другое существо.
   Пришлось идти на кухню и искать большую вазу, спрятавшуюся где-то в шкафу. Глеб же практически по-свойски прошел сразу же в гостиную. Кажется, он чувствовал себя в моем доме вполне комфортно.
   Когда ваза была найдена, наполнена водой, то я попыталась втиснуть в нее цветы. У меня это еле-еле получилось.
   -А ты уже спать легла? Так рано? - спросил у меня Глеб, когда я появилась в гостиной, держа часть его подарка.
   Только тут я заметила, что немного не одета для встречи гостей. Потом решила, что это он ко мне пришел, а не я к нему. Вообще-то, меня больше всего интересовал заяц и когда я, наконец, смогу к нему прикоснуться. А Глеб это как чувствовал, не подпуская меня с сиреневому счастью.
   -Это ты поздно ходишь в гости. Можно я возьму его в руки? - указала на зайца.
   -Только после того, как ты меня поцелуешь, - довольным тоном произнес мужчина.
   Ему явно нравилось то, что он мог диктовать мне свои условия.
   -А это обязательно? - целоваться я, конечно, любила, но вот когда этим шантажировали, то как-то сразу желание пропадало.
   -Если было бы не обязательно, то я бы не говорил.
   - Ну раз надо, значит, надо, - и я потянулась к мужчине, желая запечатлеть поцелуй на его щеке. Вот только он был совершенно другого мнения.
  
  
  


Популярное на LitNet.com Д.Куликов "Пчелиный Рой. Вторая партия"(Постапокалипсис) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Боевик) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Д.Осокинъ "Игры Свободной Воли"(Антиутопия) В.Пылаев "Видящий-2. Тэн"(ЛитРПГ) Э.Никитина "Браслет"(Любовное фэнтези) Т.Донскова "Мир в Отражении"(Научная фантастика) В.Старский ""Темный Мир" Трансформация 2"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) Ф.Вудворт, "Особый случай"(Любовное фэнтези)
Хиты на ProdaMan.ru Нарушенное обещание. Шевченко ИринаПорченый подарок. Чередий Галина��ЛЮБОВЬ ПО ОШИБКЕ ()(завершено). Любовь ВакинаПеснь Кобальта. Маргарита ДюжеваВ цепи его желаний. Алиса СубботняяНедостойная. Анна ШнайдерЧП или чертова попаданка - 2. Сапфир ЯсминаКоролева теней. Сезон первый: Двойная звезда. Арнаутова ДанаЗаложница стаи. Снежная МаринаВ дни Бородина. Александр Михайловский
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
С.Лыжина "Драконий пир" И.Котова "Королевская кровь.Расколотый мир" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Пилигримы спирали" В.Красников "Скиф" Н.Шумак, Т.Чернецкая "Шоколадное настроение"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"