Стерликов Алексей Валентинович: другие произведения.

Обелиск

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
Уровень Шума. Интервью
Peклaмa
Оценка: 3.69*16  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Одно из ранее написанных произведений. Правка и первая редактура проведены. При нахождении ляпов и ошибок просьба сообщать. В остальном, жду оценок и комментариев.


ОБЕЛИСК.

  
   Глава 1. Неожиданное место.
  
   - Арто, и долго ты так будешь сидеть? - голос моего лучшего друга Кости уже звучал безнадежно.
   - А что тебе не нравится? - мне было обидно слышать от него в свой адрес упреки, к тому же они были обоснованными.
   - Мне не нравится твой настрой, твое поведение, - рявкнул он, - ты из дома когда последний раз выходил? А хотя бы зарядкой, когда занимался последний раз? Я уж не говорю, что в спортзал тебя уже никакими силами не вытащишь. Засел за свой ящик, и пялишься в него целыми днями.
   Прав он был, я и сам это понимал. Ну, вот не тянуло меня сейчас никуда, ни погулять и ни вообще куда-нибудь. Да и не сидел я просто так, работа была все же.
   - Сидишь тут, ваяешь, и для чего все это? - вот, он и о ней вспомнил.
   - Костя, это мой заработок, - было возник я.
   - Да иди ты со своим заработком, у тебя был заработок гораздо лучше, и что, ты его бросил. Ради чего, объясни мне?
   И тут он был прав, как никогда. Прав, хотя я ему уже и объяснял, почему я не остался на прежней работе, как не остался и на всех до этой. Вообще Костя хороший человек и друзей не бросает в беде, и сейчас был один из таких моментов, когда он, переживая за судьбу друга, взялся наставлять его на путь истинный. То есть меня.
   В этот вечер мы опять разругались, и, похоже, гораздо сильнее, чем до этого. Я понимал, что он прав и это я веду себя отвратительно, но поделать ничего с собой не мог. Не было настроения. Впрочем, он тоже это понимал и просто старался меня развеселить. Он таскал меня на рыбалку, где мы могли помолчать, а потом поделиться гнетущими мыслями. Вытаскивал меня на вечеринки, что бы оторваться, расслабиться, пофлиртовать. Были разговоры по душам, он даже предлагал отправить меня куда-нибудь на отдых, в индию или тибет. Мне не хотелось ничего, просто сидеть и молчать.
   Лишь два фактора мне не дали замкнуться в себе. Костя был первым фактором, пожалуй, сильнейшим, выполняющим роль раздражителя. Вторым был мой собственный мозг, мне кажется, я не прекращаю думать даже во сне. Вот, пожалуй из-за своего постоянно думающего мозга я и впал в глубокую дипрессию.
   В детстве все было в розовом свете. Не сразу, но я начал осознавать свою уникальность, или вернее, свое отличие от других. В третьем классе я понял, что соображаю гораздо лучше остальных своих одноклассников. Ребенку это казалось нормой, и потому было шоком, понять, что ты отличаешься от всех, или что остальные отличаются от тебя. К своим двадцати годам я успел окончить школу, техникум и два института. Все мне давалось легко, любые формулы, любые выводы казалось были готовы раньше, чем я успевал поставить задачу.
   Меня брала гордость от того, что я был в чем-то лучше других. Раньше брала, сейчас только наводит грусть. Почему? Да потому, что когда у тебя мозг постоянно занимается решением непонятно каких задач, то остальная жизнь становится невыносимой.
   Четыре года назад мы познакомились с Костей. Мне тогда было пятнадцать, ему двадцать. Не смотря на то, что он постоянно меня задирал мы неожиданно оказались лучшими друзьями. Вот тогда, первым увидев мою проблему, он занялся мной, как говорится, вплотную. Первым делом потащил меня в секцию борьбы. Должен признать, это возымело свой эффект. Для моего мозга тогда был некоторый шок. Постоянные встряски организма, усталость тела. Но я приспособился к этим условиям, так что через два года занятий я неожиданно понял, когда меня начинают бросать через голову, я не дезориентируюсь, а оборот, все прекрасно осознаю и в голове вспыхивают десятки вариантов как можно встать на ноги и нанести ответный удар. В общем, еще через год борьба мне наскучила, мне уже было не интересно, все шаги напарника я предугадывал заранее.
   Костя так же старался знакомить меня с девушками. Это для моего мозга шоком не было, но тем не менее я два года постигал искусство любви. К сожалению должен признать, никаких чувств ни к одной девушке я не испытал, всегда и во всем преобладал интеллект, разум. Очень скоро я понял, как в самые минимальные сроки расположить девушку к себе, как быстрее затащить её в постель, и как мягко расстаться друзьями. Костя мне откровенно завидовал и был очень рад, когда я все объяснял ему. Для него это было благом, мне опять стало скучно.
   Жизнь начинала становиться скучной. Тогда на выручку опять пришел Костя, предложив мне устроиться на работу. Но не просто работу, а куда-нибудь в исследовательский институт.
   Пришлось на время уехать в другой город, поступить в исследовательский институт биологии, и мне даже казалось, я нашел свое место. Я даже специально пошел на повышение квалификации в области биологии и химии, я рьяно взялся за дело и через полгода уже возглавлял свое собственное исследование в области химических процессов мозга.
   Ушел я оттуда потому, что мне стало тошно копаться в себе самом. Узнал я о себе очень много, еще раз подтвердив, что очень сильно отличаюсь от остальных. Даже описывать не буду. Да еще мне предложили вести новый, секретный проект, но осознав, что это изоляция на всю жизнь я быстренько покинул сие особое заведение.
   Потом были еще институт физики и конструкторское бюро. Моими работами восхищались, мне же становилось все тоскливее и тоскливее.
   Последний год я нигде не работал, сидел дома и старался придумать себе достойное задание. Ради заработка и хоть какой-то работы брался делать дипломные проекты выпускникам, не особо заморачиваясь на какую тему делать, если надо было, то шел в библиотеку и познавал что-то новое для себя. Иногда Костя вытаскивал меня на тренировки, чтобы не зарастал жиром, и куда-нибудь в клуб, что бы развеселить.
   Последние два месяца я сидел дома, никуда не выходя, почти не слезая со стула, изредка залезая в комп и постоянно размышляя. О чем? Да уже наверное ни о чем, кажется я уже начал впадать в транс.
   В электронном ящике лежали горы писем от институтов где я работал, еще больше от зарубежных, которые прослышали о моих достижениях. Я не отвечал ни на одно, но они не сдавались.
   Холодильник был уже пуст, завтра надо бы все же выйти на улицу, закупиться.
   Я нехотя встал, и побрел до кровати. Засыпать не хотелось, потому что в последнее время мозг начал выдавать фердибобели, показывал постоянно одну и ту же поляну, в непонятном месте, а на этой поляне стоит пятигранный обелиск. И я не уверен, что это сон, потому что обелиск этот предстает передо мной все больше тогда, когда я бодрствую, и кажется таким реальным, что я начинаю за себя бояться.
   Странно, но в этот раз я уснул, не заметив перехода в другое состояние. Проснулся уже от того, что от выпитого пива, которое Костя взял для поднятия мне настроения, мочевой пузырь просто лопался.
   Я встал и на ощупь стал пробираться в туалет, когда передо мной предстал тот самый обелиск.
   - Да что ты ко мне привязался, даже в туалет не даешь сходить, - разозлился я и ударил по нему. К удивлению, рука отозвалась дикой болью, наверное ударил по стене. Но еще страннее и пугающе был голос, который прозвучал в ответ на мое действие.
   "Статус хозяина подтвержден. Вхожу в рабочий режим".
   Забыв куда направлялся я от неожиданности сел где стоял. Нет, я бы понял, что у меня начались галлюцинации, но что-то сомневаюсь, что сумасшедшие слышат именно эти слова.
   - Отпусти меня, - жалобно взмолился я, потому что мочевой пузырь напомнил о себе.
   "Куда желаете попасть? Есть четыре не открытых канала", - просил голос.
   Вот это уже больше похоже на бред сумасшедшего.
   - Туда где можно отлить, - закричал я, злой на то, что сошел с ума.
   Не успел я закрыть рот, как с головой ушел под воду. Не захлебнулся я только благодаря инстинктам и тому, что упал прямо. Хотя я и нахлебался воды, но все же выплыл на поверхность. Вот тут меня взяла оторопь, еще ни у кого не было такой яркой галлюцинации, со столь реальным ощущениями. Всюду, куда не глянешь, простиралась водная гладь.
   От созерцания меня оторвал надрывный кашель, легкие были не согласны с таким издевательским отношением. Стало еще хуже, кашляя, я еще больше набирал воды, пришлось брать себя в руки и терпеть.
   "Как же я теперь попаду домой?" - мелькнула ужасная мысль, и в следующий момент я оказался в темноте.
   Здесь было по крайне мере сухо и я стоял на твердом. Кашель вырвался из горла и я повалился на пол. Когда кашель начал сходить, а глаза привыкли к темноте я понял, что нахожусь в собственной квартире, лежа в натекшей луже. В туалет уже не хотелось.
   Утро я встретил на кухне, за третьей кружкой горячего чая, укутавшись в плед, знобило меня очень сильно. В реальность произошедшего верилось с легкостью. Во-первых, все еще не высохшая лужа в комнате, во-вторых моя одежда, сейчас сушилась в ванной и на ней проступали белые соляные отложения. Вот ведь странно, а хлебал я вроде как пресную воду. Ну и в-третьих, я чем-то заразился.
   Чувствуя себя все хуже я вспомнил про назойливые институты, понимая, что сейчас только они могли мне помочь. Добраться до института я не успел. Плохо мне стало внезапно, и прежде чем упасть я успел подумать...
   "Будь ты проклят, обелиск!"
   Упал я на траву, а в голове уже звучал голос.
   "Внимание! Организм поражен вирусом, рекомендую немедленное извлечение."
   - Лечи! - крикнул я.
   "Вирус изолирован, что с ним сделать?" - были первые слова, когда я пришел в себя. Чувствовал я себя прекрасно. Передо мной в воздухе плавал небольшой сгусток мутной воды.
   - Это что? - спросил я озадаченно.
   "Извлеченный из организма вирус."
   - Так много? - шарик мутной жидкости был примерно размером с шарик от пингпонга.
   "Вы подверглись нападению местного хищника, ядовитый плевок попал на шестьдесят семь процентов, поэтому такое высокое содержание вируса."
   - Я ЧТО? - подскочил я. Ответа не последовало.
   - Каковы были размеры хищника?
   "Длинна от носа до хвоста сорок три метра, семьдесят шесть сантиметров, два миллиметра." - с дотошной точностью сообщил голос.
   Значит мне просто не повезло столкнуться с хищником, для которого я как комар был. А чего это я такой холодный, да и волосы чего-то столбом стоят?
   "Куда пожелаете направиться? Есть еще три не открытых прохода."
   - Домой! - выдал я, иди ты со своими проходами.
   Три дня я усиленно переваривал случившееся. На бред сумасшедшего это уже не тянуло, у меня и доказательства были, впрочем слабые, но для меня достаточно. Вот только если кому рассказать, то никто не поверит, да и стоит ли рассказывать об этом вообще.
   А может стоит? Если вдруг попаду в дурдом, так хоть будет, что показать в свое оправдание. Решено, повторяю попытку.
   На этот раз я оделся получше, откапал в кладовке старый надувной спас, слегка накачал его и с решимостью направился... А куда мне направляться-то? Где этот обелиск?
   Нет, все же я схожу с ума, вот уже ищу в квартире неясные обелиски. Хотя обелиск вполне ясный, а вот где... совершенно не ясно.
   - Да где же ты! - за час поисков я успел изрядно разозлиться, этот обелиск имеет огромный раздражающий эффект. Морально устав от своих поисков я плюхнулся на стул и тут же вскочил. Вокруг уже была знакомая поляна с обелиском в центре.
   - Откуда ты взялся? - вырвалось у меня.
   "Не верно говорить откуда взялся я, моё положение со временем не меняется, попасть ко мне можно по переходу..."
   - Ладно, ладно, как к тебе надо попадать? - поднял я руки вверх.
   "По любому желанию хозяина я открываю переход в указанные им координаты."
   - То есть мне надо было просто пожелать здесь оказаться и я бы оказался?
   "Да."
   - Ясно, - с довольно глупым выражением лица я кивнул, нет, ну правда было ясно, только я как-то об этом не подумал... всех мозгов не хватило для столь элементарного действия, смешно даже.
   - И куда я могу направиться?
   "Есть три не открытых перехода и один уже установленный.
   - Установленный это тот водный мир в котором я уже побывал?
   "Да. Поправка, мир не полностью водный, пять процентов занимает суша."
   - Чего же я тогда оказался в воде?
   "Согласно вашим указаниями..."
   - Ясно, - махнул я рукой, просто надо конкретнее выражать свои мысли. Ну откуда я тогда мог это знать? - Куда я могу направиться еще?
   "Переход может задать только хозяин", - пришел банальный ответ и никаких пояснений больше.
   - Значит только я, - задумчиво сказал я, - а могу я попасть в какой-нибудь волшебный мир, где много чего интересного, волшебного, магического, таинственного, ну и где я мог бы... пригодиться?
   Ответа не было минут пять. Я уже даже расстроился, когда неожиданно появился голос.
   "Подходящий вашему запросу мир найден, - я заметил, как на верхушке обелиска что-то сверкнуло, - желаете перейти?"
   - Постой, - крикнул я, подходя к обелиску.
   Как я уже говорил, он был пятигранный. Две грани были пустыми, а на верхушках трех остальных что-то было нарисовано. Сам обелиск был высотой где-то метр тридцать, рисунки были в виде трапеций, высотой сантиметров тридцать, нижняя грань двадцать сантиметров, верхняя пять. В одном рисунке я с удивлением узнал собственную комнату, как будто на обелиске отпечатали фотографию с измененной перспективой. В нижнем углу стояло развернутое изображение земного шара. На второй стороне было изображение водного мира, простирающаяся водная гладь, внизу изображение голубого шара с коричневыми пятнышками. Третья картинка просто завораживала. Не знаю, что на ней было изображено, какие-то сверкающие звезды, волны, фигуры, они не стояли на месте, они постоянно изменялись. Изображение мира даже описывать не буду, там были все цвета.
   - Хорошо, давай, я готов, - я набрал побольше воздуха и только потом подумал спросить, не опасно ли это будет для меня?
  
   Глава 2. Новый мир и новые знакомые.
  
   Не успел, я уже был в новом мире. Вздохнуть я решился только через минуту, шумно выдохнув воздух. Вздох оказался сладким и слегка дурманящим, я еще не дышал столь сладким воздухом. Захотелось петь и плясать. Хорошо, что длилось это не долго, постепенно эйфория сошла на нет. Наконец я осмотрелся.
   В Новом мире я оказался в довольно обыденной обстановке. Я стоял на краю леса, рядом с пролегающей дорогой, довольно широкой, что указывало на тракт, по которому часто ездили. Осмотр дороги дал не утешительные результаты. Она была грунтовая, и на ней были следы копыт, длинные полосы указывали на деревянные колёса, видимо телег. А значит, я оказался, скорее всего, в каком-нибудь средневековье. Да... просился в магический мир, а вот об удобствах как-то не подумал.
   Возвращаться я не спешил, чудеса все же хотелось увидеть собственными глазами, пока же я вижу только незнакомые деревья.
   Я вышел на тракт и отправился по нему, в наиболее приглянувшуюся мне сторону. Прошагав часа два я больше ничего необыкновенного так и не увидел, да и вообще все было неестественно тихо и я бы даже сказал зловеще.
   Уже собрался возвращаться, когда услышал впереди лязг. Непроизвольно я ускорил шаг, потом перешел на бег. На поляну, на которой шел бой я вылетел, ни капли не беспокоясь о самозащите. А стоило бы. На этой поляне, на которую я выбежал, было пятнадцать действующих лиц. Причем четырнадцать было с одной стороны и всего один со второй. Этим одним был невысокий крепыш, полностью закованный в тяжелую броню, веса которой он, похоже, не замечал, орудуя топором, лезвие которого было в половину его самого и весило как трое меня. Его со всех сторон осаждали высокие черные парни, худые по сравнению с ним, но внушительные по сравнению со мной. Вот тут и сказалось мое любопытство, потому что все четырнадцать напасть на одного никак не могли и шестеро скучали в сторонке, до моего появления. Как только я появился в пределах их видимости они вскинули свои черные мечи и пошли на меня, неторопливо но неотвратимо.
   "Обнаружена ирреальность первой категории, - голос был испуганным, к тому же я впервые разговаривал с ним не рядом с обелиском, - силы не равны, ситуация критичная."
   - Не кричи, - себе под нос сказал я, - что можно сделать?
   "Рекомендую немедленный отход, пока не поздно."
   - Ну уж нет, мне чем-то симпатичен этот малый, - на самом деле мне хотелось позлить голос.
   "В данном случае настаиваю на максимальной защите, но она продержится не долго, минут пятнадцать, запасы слишком малы."
   - Давай свою защиту, - буркнул я и хотя абсолютно не драчун, но сейчас, как ни странно, кулаки просто чесались.
   Что за защита имелась в виду, я не понял, пока один из нападавших не ударил меня мечом. Должен признаться, о том, что меня просто заколют, я не подумал, ведь до этого я всегда дрался кулаками. Но меч неожиданно встретился с препятствием, надо мной сверкнула дуга, и черный меч распался осколками.
   "Рекомендуется немедленное уничтожение всех ирреалов", - голос в голове просто взорвался.
   А я взорвался в бое. Никогда такого не было, а тут на тебе, драться захотелось. Я уходил от ударов, порой не успевал и тогда вспыхивала защита. Зато мои удары были куда существеннее, кулак, встречаясь с черным доспехом, загорался слегка белым светом, а мне казалось, что я бью плотный студень. Удара после десятого я ударил посильнее, и из руки вырвалась белая стрела, разорвав одного из напавших на мелкие ошметки. Странно, но все они были черные, даже внутри.
   Противник меня испугался, потому что удары стали сыпаться чаще, защита вспыхивала постоянно и даже лишившись мечей, нападающие нападали дальше, пуская в ход кулаки. Моя защита стала ослабевать и удары уже достигали меня. Как меня оттеснили к крепышу я не понял, приходилось постоянно следить за противником и я совершенно не понимал куда ступаю. На борьбе я был гораздо увереннее в себе, а тут сплоховал, попросту не успевал. Невольно вспомнился мастер, когда он решил доказать мне, что я еще далек от совершенства. Он пригласил несколько других мастеров, для мастер-класса. Все показывали на мне. Они действительно были мастера, я не мог за ними даже уследить. Просто оказывался в какой-то момент на земле и все. Сейчас все было похоже, противник начал двигаться столь быстро, что я уже не успевал замечать все движения, приходилось отступать.
   Я уткнулся в спину крепыша и только благодаря интуиции не потерял голову. Упав вниз я почувствовал как пролетевший топор обдал меня смертельным ветром. Зато нападавшим не повезло, топор легко срезал теснившие меня личности, четверо распались так же на лоскутки. А потом удар проворонил сам крепыш, сразу три меча ударили его в спину, потому что топор запоздал на какую-то секунду, задержанный четырьмя телами. Защитила его моя сфера, вспышкой ослабив напор трех клинков, и те не смогли пронзить доспех. Почему-то я решил, что доспех они бы пробили легко. Крепыш в отместку сразил всех троих.
   А вот дальше нас чуть двоих не отправили к праотцам. Шестеро оставшихся в едином порыве обрушили свои клинки на нас и спас нас только подставленный вовремя топор. Удар был такой силы, что под крепышом дрогнула земля, а звук железа разнесся далеко вокруг. Крепыш издал стон, прижимаемый к земле невероятной силой, мне показалось, что я даже слышу как "звенят" его напрягшиеся мышцы. Понимая, что я должен что-то сделать я поднялся на ноги и стал помогать держать топор. Я уперся снизу в лезвие и попытался его поднять. Ага, проще было бы поднять самосвал. Однако на выручку пришел голос.
   "Я могу использовать данное оружие для усиления?" - он был взволнован.
   - Давай, - крикнул я и успел заметить, как лезвия топора сверкнули, а потом он воспарил вверх.
   Шестеро оставшихся противников разлетелись в стороны, но упали на ноги и тут же кинулись обратно. Однако теперь лезвие топора не встречало преграды. Крепыш встал надо мной, защищая, и его секира заметалась как молния. Лезвие практически не встречало сопротивления, срезая очередного противника, только лезвие теряло блеск. Наконец, когда все было кончено, оно совсем погасло.
   Не знаю, как себя чувствовал крепыш, но я был не в состоянии поднять ни руку, ни ногу. А вот и он, тоже опирается на свою секиру, даже слышно его глубокое надрывное дыхание. А поляна-то, вся черная стала, это ж кого мы покрошили-то?
   Отдыхали мы минут десять, никто никуда не торопился. Крепыш постепенно начал дышать глубже и медленнее, да и мне с каждым вздохом становилось лучше. Все же волшебный здесь воздух. Первым навстречу пошел крепыш, оставив секиру воткнутую в землю и тяжело направившись ко мне. На ходу он стал стягивать шлем. Я из вежливости тоже решил подняться, а может просто опасаясь, теперь уже за свою шкуру. Я успел только сесть, когда он снял шлем, и смутные подозрения закрались мне в душу. Крепыш был бородат, борода заплетена в две косы, я просто не обратил на нее внимания во время боя, усы составляли одно целое с бородой, брови были чересчур лохматы, зато голова была почти свободна от волос и только на макушке был густой хвост, как будто все волосы с головы собрали в одном месте. И самое главное, все волосы были огненно рыжего цвета, во многих местах слипшиеся от пота, но не потерявшие своей яркости.
   Он остановился в двух шагах от меня, возвышаясь довольно устрашающе. Ростом он был метра полтора, но и в плечах был где-то так же, так что такая туша чисто психологически действовала угнетающе. Взяв шлем одной рукой вторую он протянул мне и что-то произнес.
   - Эээ, а перевод можно? - мне оставалось только глупо улыбаться.
   "Сейчас настрою синхронный перевод", - отозвался голос, и тут же прозвучала фраза, уже на понятном мне языке.
   - Благодарю за помощь, человек, - это произнес Крепыш.
   - Рад был помочь, - ох ты, это вылетело на незнакомом мне языке, но я понял, то что сказал.
   - Меня зовут... - он сказал такое имя, что даже не пытался его запомнить, все равно не выговорю, было у него в имени сочетание Клак, и я реши назвать его так.
   - Очень приятно Клак... - назвать себя я уже не успел, потому что неведомый мне переводчик повторил имя крепыша полностью, я просто опешил
   - Меня зовут Артемон, или просто Арто, - наконец сумел я договорить, благо мое имя никак не перевиралось.
   Я, шатаясь, встал на ноги, все же не вежливо было знакомиться сидя. Клак, видя мое состояние, покачал головой, а потом неожиданно направился к опушке леса, небрежно неся шлем. Вернулся он с сумкой, из которой извлек небольшую флягу. Вырвав зубами пробку он сделал несколько глотков и протянул флягу мне. Я отказываться не стал и тоже сделал приличный глоток.
   Помню как один раз надо мной пошутили и я выпил глоток спирта, до этого не употребляя даже водку. Сейчас ощущения были примерно такими же, только если тогда я мог хотя бы вздохнуть, то сейчас вздох застрял даже не успев родиться, живот мгновенно скрутило, виски застучали как молоты, в глазах померкло, а потом так же резко все прошло. От слабости не осталось и следа, а тело наливалось энергией.
   Да уж, похоже мне этот Клак дал какой-то возбудитель, надеюсь, что не наркотик. Сам он тоже выглядел бодрее, начал куда-то рьяно собираться.
   - Не надеялся, что останусь в живых, - он хохотнул, - но коли так, то мне надо помочь своим друзьям.
   - Могу предложить свою помощь? - спросил я, энергия бурлила и её хотелось куда-то девать.
   - А сможешь? Ты выглядишь истощенным, - Клак посмотрел на меня оценивающе.
   - Ничего, кулаками помахать еще смогу, - бодро заявил я.
   - Тогда пошли.
   Пошли? Нет, это слабо сказано. Мы рванули так, что в глазах замелькало. Клак, не смотря на то, что был ниже меня ростом и на себе таскал несколько сот кило железа, бежал так, что мне приходилось его постоянно догонять. Нет, сперва конечно я вырвался вперед, но, во-первых я не знал куда бежать, а во-вторых, энергия довольно быстро начала сходить на убыль. Махать кулаками уже не хотелось, но я твердо решил не отступать. В таком бешеном темпе мы пробежали километров пять, мне уже казалось я сейчас замертво упаду, когда впереди раздался звук электрического разряда. Клак остановился так резко, что я на него налетел. А потом он рванул еще быстрее. Впереди выросло две скалы, между которыми пролегала дорога, и по которой скрылся Клак.
   Я наоборот, остановился. Спереди, в буквальном смысле, пахнуло большой опасностью. Я стоял, с трудом дыша, пробежка далась тяжело. Отдышавшись минуты две я последовал за Клаком.
   Каково же было мое удивление, когда я встал на тропу между скал. Расщелина была в длину не больше пятидесяти метров, и Клак оказался на другом конце. Странно, если учесть скорость, с которой он может двигаться.
   Но увиденному тут же нашлось объяснение. Не успел я пробежать пяти метров, как на меня навалился ужас. Едва заметный, чуть беспокоящий, но чем дальше, тем больше меня брала дрожь, ноги начинали дрожать, сердце сжималось, конечности становились холодными и выступал липкий пот.
   Что-то попробовал прокричать голос, я даже не понял что, но вокруг вспыхнула бледная сфера защиты. Стало легче, но все же ужас остался.
   Клак скрылся вправо, мне же оставалось до конца метров десять, и каждый шаг давался с все большим трудом. И лучше бы я вообще никуда не шел, потому что едва я вышел из расщелины, как испытал такой ужас, какой себе и представить не мог.
   Передо мной была безграничная черная масса, не берусь судить из чего она состояла, но она была живая. Она переливалась, нависала, грозила. Она внушала ужас на столько сильный, что я застыл, не в силах пошевелиться.
   Опять завопил голос, пытаясь что-то сделать. Защита уже никакая не помогала, и единственное, что он сумел сделать, это заставил меня посмотреть вправо. Я медленно повернул голову, отрывая взгляд от черного ужаса и увидел три фигуры. Две стояли вместе, одна из которых была с посохом, который сверкал в руках и поддерживал сверкающую сплюснутую сферу, в которую рьяно ударялись уже знакомые мне темные фигуры, только в этот раз бывшие черными на столько, что поглощали свет. Второй орудовал луком, посылая стрелы медленно, но уверенно. Он оттягивал тетиву и стрела начинала светиться, срываясь с тетивы со звуком разряда электричества, От одной стрелы страдало несколько черных, она преодолевала метров пять сплошной черноты.
   Третьим был Клак, постепенно набирая скорость, несясь на выручку магу и стрелку. Он врезался в ряды черных уродов как поезд, проложив целую просеку. Но в этот раз его секира, не сверкающая таинственным светом, ничего не могла с ними сделать. Его пытались оттеснить от сферы, но он довольно лихо раскидывал всех вокруг.
   Завороженный увиденой картиной я сам не заметил, как ужас начал отступать, удалось встряхнуться и вдруг вспомнилась фраза - "если я не могу победить свой страх, то пускай он придаст мне силы".
   И я побежал, с диким криком, с ужасом, который полностью овладел мной. Но он же придал мне и силы. Я несся прямо к сфере, казалось, мои ноги еле касаются земли. Ужас уже не сковывал меня, он выплескивался из меня. И вокруг меня вспыхнула сфера, столь яркая, что черные бестии начали сгорать, а нависший черный ужас отпрянул.
   Обезумев от ужаса я врезался в Клака, даже сумел его повалить на землю, и это меня отрезвило. Но едва придя в себя, опять начал поддаваться ужасу, и я закричал.
   - Вытаскивай нас отсюда! - вовремя. Пускай я не видел, что творилось за спиной, но чувствовал, как вся черная масса взвилась над нами и обрушилась на купол. Вздрогнула земля, купол не выдержал и... мы упали на поляну возле обелиска.
   Несколько минут никто не двигался, слышалось только надрывное дыхание. Голос меня побеспокоил тоже спустя несколько минут.
   "В зоне перехода пять объектов. Все следы ирреального уничтожены. Угрозы исходному миру не представляют при данных условиях. Три объекта не имеют морального чувства разрушения, один объект спасался и у него превалирует инстинкт выживания, еще один является зависимым, ручным зверьком."
   Мне было совсем не до него, так что я еще несколько минут лежал не шевелясь. Наконец раздался голос Клака, выводя меня из состояния покоя.
   - Где мы? И почему все в тумане?
   - Тумане? - не понял я.
   "Остальные объекты лишаются возможности ориентации, в целях безопасности. Желаете изменить условия?"
   - Да, измени, пускай хотя бы себя видят, - тихо сказал я.
   - О... - раздался непонятный возглас, а голос сообщил.
   "Со мной общение можно проводить молча".
   - И как мы отсюда выберемся? - снова спросил Клак, они втроем уже собрались вместе, озираясь по сторонам, пытаясь понять, где оказались.
   "Если я приглашу их к себе домой, в случае чего смогу отправить обратно?" - спросил я голос.
   "В любой момент", - подтвердил голос.
   "Тогда давай", - дал я согласие. Ну действительно, не обратно же их возвращать к этому ужасу, да и водный мир им как-то не подходит.
   Миг, и мы оказались у меня дома, в гостевой комнате. Реакция у них оказалась похвальной. Лучник направил на меня стрелу, уже натянутую на тетиве, маг направил посох, и только Клак, тоже впрочем развернувшись, опустил свою секиру.
   - Добро пожаловать в мое жилище, - первым заговорил я.
   - Свои, - подтвердил Клак, - это он помог мне.
   - Он же и вытащил нас, - заговорил маг, опуская посох, - рад приветствовать, ключник.
   После последнего слова мне показалось, что ужас вернулся. Стрелок не успел опустить свое оружие, как после прозвучавшего слова остановился и напрягся. Клак тоже сильнее сжал свою секиру.
   - Ключник? - удивление мне пришлось разыгрывать, хотя я уже догадался, что он имеет в виду и более того, приходилось делать вид, что не замечаешь настороженных глаз, и готовых сорваться в любой момент бойцов, а как орудует Клак своим тесаком я имел удовольствие наблюдать.
   - Давно ты нашел дорогу в другой мир? - похоже мой вопрос был никому не нужен и маг задал свой.
   - Да вчера только, - немного испуганно ответил я, но, как оказалось, мой ответ оказался верным. Лучник расслабился и убрал стрелу. Это как будто послужило сигналом остальным, Клак отпустил секиру, а маг слегка осунулся плечами и я понял, что до этого в комнате было сильное напряжение.
   - Я что, дал неверный ответ? - разозлился я.
   - Если бы ты дал ответ, которого мы опасались... - ответил маг, он не договорил, но и так стало ясно.
   - И что это значит? - поинтересовался я.
   - Если дашь время на отдых, я потом тебе все расскажу, - пообещал маг, чуть не падая на пол, налицо было истощение.
   Клак кинулся его подхватывать, но сейчас он двигался уже не столь ловко, зато под его весом затрещал деревянный пол. Мага подхватил лучник, а я закричал на Клака.
   - Снимай с себя свой железо, пол провалится! - крак, издала очередная доска, не выдержав, Клак провалился на пятнадцать сантиметров вниз, встав ногой в бетонное перекрытие.
   Я устало махнул на это рукой, все равно сделать уже ничего было нельзя и махнул рукой стрелку.
   - Пошли, уложим его, - я прошел в спальню и указал на кровать, - ложи.
   На меня усталость тоже стала накатывать волной. Когда меня захлестывал ужас, было как-то не до этого, но сейчас нервы отпускали и усталость заявляла свои права. Но было еще одно дело, которое надо было сделать сейчас. Холодильник-то у меня был пуст, а когда мы проснемся точно жрать будет охота. Поэтому я порылся в своих карманах, нашел кошелек и направился к выходу.
   Проходя мимо зеркала я вздрогнул и остановился. Из зеркала на меня смотрел взъерошенный, мокрый от пота, с дико горящими глазами, да вдобавок в спасжилете поверх всего - я. Сняв жилет я решил сперва сходить умыться. Одежду уже менять не стал, хотя она и пропахла вся насквозь. Слегка посвежевший я снова направился на выход.
   - Ждите меня, никуда не суйтесь, я скоро, - глупость сказанного я осознал уже заперев за собой дверь. Куда они денутся, идти им некуда, да и вообще они из другого мира. А я поступил не очень хорошо, мало ли, что они подумали. Притащил их неизвестно куда, да еще и оставил одних. Ладно, постараюсь побыстрее обернуться.
   Благо магазин был рядом, хотя мне и малое расстояние показалось слишком большим, когда я вышел из магазина. Тележка, которую я таскал с собой, уже с трудом передвигалась, когда я подошел к кассе, а когда попробовал все взвалить на себя и вовсе никуда бы не сдвинулся. Пришлось пойти на преступление. Сгрузив все обратно в тележку я сделал вид, что направляюсь к несуществующей машине, а потом улизнул с территории магазина.
   Везти тележку по ухабам было то еще развлечение, так что я правильно не стал менять одежду, опять была вся мокрая. Пакеты я поднимал наверх в три этапа, сил уже и так не оставалось. Двери я открывал осторожно, вдруг на меня обиделись, что оставил одних. Как и следовало ожидать, меня караулили, стрелок прятался за углом, с натянутой тетивой, а Клак, хоть и сняв доспехи, все же держал секиру наизготовку, прижавшись к стене.
   - Это я, - сказал я достаточно громко, что бы меня услышали внутри, и только потом зашел, - Клак, помоги занести, я еды принес.
   Он осторожно выглянул в коридор и только потом поставил секиру. Пакеты, которые я еле тащил, он поднял с легкостью, сразу все. Я закрыл за нами дверь и повел его на кухню.
   Продукты я сортировал на те, которые можно сразу есть и которые еще надо готовить. Несколько палок колбасы, карбоната и ветчины я оставил на столе, думаю, Клак тоже голоден, а войдет в него не мало. Также на столе оставил фрукты, хлеб, сыр и то, что было к чаю. Остальное распихал по холодильнику, еле все вошло.
   Потом поставил чайник и подав пример стал нарезать колбасу, мясо и хлеб. Клак присоединился мне помочь, даже с самым большим моим ножом он смотрелся как с зубочисткой, но тем не менее орудовал им ловко. Налив чай я первым начал есть, Клак от меня не отставал, а вот стрелок пока еще относился с подозрением, но тоже спустя десять минут взялся за еду.
   - Без меня пока ничего не делайте, я тоже валюсь с ног, как проснусь, поговорим. Главное никуда не уходите, иначе я вас потом не найду, да и опасно это может быть, - напутствовал я их укладываясь спать. Упал я возле спящего мага, стрелок было скривился, но промолчал, наверное был не согласен, чтобы я спал возле мага. Ничего, перебьется.
   Да уж, про валюсь с ног я не врал, сам не понимаю как до этого двигался, на подушку я в буквальном смысле слова упал. Заснул я где-то в полете, и то как я лег меня уже не волновало.
  
   Глава 3. Новые знакомые, собратья по ремеслу.
  
   Когда я проснулся, занимался рассвет. Сперва я даже не понял где нахожусь, и хотя я и до этого спал в одежде, все же что-то было не так. Ах да, от меня невыносимо несло. Сразу же вспомнились последние события и я резко сел. Первое, что я увидел, был гипнотизирующий взгляд мага. Он сидел напротив меня, в кресле, прижав к себе посох и с легким удивлением смотрел на меня.
   - Доброе утро, - я решил быть добрым.
   - Доброе утро, - неуверенно повторил мое приветствие маг, - ключник.
   - Перестань называть меня так, мне не нравится, - скривился я, - вообще-то меня зовут Артемон, но лучше называй Арто.
   - Хорошо Арто, - маг согласно кивнул, - меня зовут Лай, надеюсь не слишком сложное имя?
   На самом деле его имя было больше похоже на то, как лает собака, я такого сроду не выговорю, но оно было очень похоже на литературное Лай.
   - Лай будет нормально? - он прикинул как звучит его имя в моем исполнении и согласно кивнул головой.
   - Полагаю с Клак... ты знаком, - имя крепыша он назвал полностью, чем удивил меня, и кивнул в сторону.
   Я повернул голову, оказывается Клак и стрелок спали на полу, Клак держал при себе секиру и даже доспех подтащил поближе. Стрелок и вовсе не раздевался, а лук тоже держал под рукой.
   - Знаком, - кивнул я, - но его имя я не могу выговорить, потому называю Клак.
   - Но я слышал от тебя его имя полностью, - интересно, когда это? Впрочем может и впрямь звал, особенно когда драпал от черного ужаса.
   - Это делаю не я, это... - я запнулся, не знаю как объяснить, - похоже у меня есть какой-то переводчик.
   - Пирамида, - Лай сделал предположение, и я был уверен, он говорил об обелиске.
   - Наверное, - неуверенно пожал я плечами, что я мог знать об этом обелиске.
   - Она это может, - кивнул маг, и помолчав добавил, - а эльфа зовут Эсмадил.
   - Эльфа? - вытаращил я глаза.
   - Да, он эльф, я так понимаю, у вас здесь эльфов нет, - улыбнулся он.
   - Только сказки о них, - кивнул я, - а Клак, он гном?
   - Нет, не угадал, - Лай улыбнулся, - конечно и я и он встречались с гномами, знаем о них, - он подмигнул, - но гномы они трудяги в основном, а Клак боец. Он арб, раса воинов. Он не из того мира, откуда ты нас забрал. Да и все мы не из того мира.
   - Что же вы там делали? - поинтересовался я.
   Вместо ответа Лай указал на дверь. Я согласился, действительно, пускай остальные спят. Мы прошли на кухню и я поставил чайник. Потом, подумав, достал кастрюлю и тоже поставил на газ. Из холодильника извлек два пакета пельменей. Через двадцать минут мы, наконец, сели за стол, Лай неуверенно пробовал пельмени, но после первых двух удовлетворенно кивнул и стал удовлетворять свой аппетит. Я тоже уплетал за обе щеки, все же не зря купил самые дорогие, в них хоть мясо на мясо было похоже.
   Только насытившись и сделав по первому глотку кофе мы продолжили разговор.
   - Не знаю как ты к этому отнесешься, но я тоже ключник, - Лай начал неожиданной для меня фразой, - неправильный ключник.
   - В каком смысле неправильный? - еще какие-то неправильные ключники, блин.
   - Ключник это тот, кто может открыть проход между мирами. Не сам, а с помощью пирамиды, каждая грань это проход в мир. Откуда взялись эти пирамиды, и как они "прицепляются" к кому-то я сказать не могу. В своих странствиях я встречал еще семерых ключников, мало кто осознавал, какую возможность он получает, - Лай говорил некоторые прописные истины, что меня больше чем устраивало, пускай лучше сперва расскажет, а потом я буду делать выводы и задавать вопросы.
   - Постараюсь объяснить тебе, кто такой ключник. Представь, что есть возможность переходить из мира в мир, я, как маг, могу это делать. Скажем, поставить портал и шагнуть в другой мир, другую планету. Бывают такие переходы, которые лежат в одной сфере, у них одно звездное небо, или у них одни и те же звезды. И если проложить между такими мирами прямой путь, то любой, любое живое создание сможет перейти из одного мира в другой. Только это занимает очень много времени, так что жизни обычного человека может не хватить.
   - Ясно, - перебил я его, - теорию галактик и вселенных можешь мне не рассказывать. Все звезды располагаются в одной вселенной, вокруг звезд крутятся планеты которые и являются мирами, между которыми и можно перемещаться.
   Лай посмотрел на меня удивленно.
   - Значит, в вашем мире это уже известно. Или ты маг?
   - Да нет, в нашем мире это знает даже маленький ребенок. Сразу скажу, на другие планеты, то есть миры, мы пока попадать не научились. Так, пробовали только. Да и на соседних планетах нету жизни, как считается, или мы не можем её найти, - Лай подумал минуту, а потом кивнул.
   - Хорошо. Но есть такие переходы, в такие миры, в которые ты никак больше не сможешь попасть. Конечно, маг, я в том числе, может попробовать построить такой переход, но это в сотни раз сложнее, чем переходить в пределах одной... в-се-лен-ной, - он проговорил незнакомое слово по буквам, - там звезды совсем другие, хотя могут и выглядеть точно так же. Там могут жить совершенно другие создания, в общем, там все может быть совершенно другое. Скажем, маг может не смочь колдовать, птицы - летать, человек - дышать. Все, что угодно.
   - Я так понимаю, речь идет о параллельных мирах, или глобальнее - вселенных.
   - Наверное, - кивнул Лай, - вижу, суть ты ухватил.
   - И наверное, ключник это тот, кто может свободно ходить между параллельными мирами?
   - Да! - Лай ликовал, - и количество таких переходов исчисляется количеством граней пирамиды.
   - Точно, - меня осенила догадка, - если грань пустая, то можно открыть проход в новый мир. Подожди, а если бы грань была вообще одна? Это что же, получается, никуда идти нельзя?
   - Можно, - неожиданно сник Лай, - когда ты первый раз появляешься у пирамиды, ты волен выбрать мир, куда хочешь попасть, к тому же ты сможешь возвращаться к пирамиде в любое время, и с помощью нее попадать в любую точку мира.
   - То есть можно случайно попасть в такой мир, где ты сразу же умрешь?
   - Мир выбрать можно, но ты вряд ли умрешь, пирамида всегда вытаскивает тебя за мгновение до смерти, и если надо, лечит.
   - И что же, в этом случае жить возле пирамиды пока не умрешь?
   - Я в свое время выбрал дорогу домой.
   - У тебя одна грань? - понял я.
   - Да, - грустно кивнул Лай, - поэтому я и неправильный ключник.
   - Но ведь сейчас ты можешь и так переходить из мира в мир?
   - Могу, но каких больших усилий это требует. К тому же, какая главная возможность ключника? Объединять два мира. Он может переводить из мира в мир людей, переносить предметы, делать так, что бы два мира общались, посредством него.
   - Ага, это мы уже проходили, - скептически отозвался я, - а если из одного мира притащить какой-нибудь заразы, которая за день убьет всех в другом мире? Или маньяка какого, который будет всех убивать?
   Я пожалел о своих словах, потому что Лай дернулся как от пощечины.
   - Для того ты и ключник, - печально сказал он, - что бы кому-то разрешить пройти, а кому-то запретить. Не все хорошо для мира, что пришло из другого, в этом ты прав. И когда ты кого-то переводишь, ты можешь узнать о нем все, а потом решать, пускать его или не пускать.
   - Только не всегда это срабатывает, - совсем уж печально сказал он.
   - В каком смысле?
   - Работа ключника напрямую зависит от его совести, от его желания. Бывает так, что ты пожелаешь чего-нибудь нехорошего и потеряешь себя.
   - Это вроде как захочешь оказаться в нирване и окажешься в ней настолько, что потеряешь себя? - естественно Лай не понял, что я сказал, да я и сам с трудом понимал, что выдал.
   - Иногда ключник пытается соединить несовместимое и получается ирреальность. Он теряет разум и тогда гибнет мир, в котором он оказался, а возможно и несколько.
   - Погоди, ирреальность, что-то знакомое. Там, в том мире, мы столкнулись с ирреальностью? Это сделал ключник? - моему удивлению не было предела.
   - Да, это был ключник, который очень далеко зашел в своем разрушении. К сожалению, так бывает. Такой ключник начинает объединять два мира так, что происходит то, что ты видел. Я наблюдаю за таким уже в пятый раз и должен сказать, страшнее я еще ничего не встречал.
   - Охотно верю, я сам теперь покрываюсь потом, стоит мне вспомнить об этом.
   - У ключников есть своеобразная защита друг от друга, но не равноценная. Там мы столкнулись с ключником четырехгранной пирамиды. Он блокировал все мои способности как ключника, поэтому если бы не ты, мы бы не выжили. Сколько у тебя граней?
   С ответом я не спешил, рассматривая заинтересованные глаза Лайя.
   - Пять. Значит вы отряд по уничтожению таких ключников?
   - Да, мы вместе уже давно. На сей раз нам попался очень сильный ключник. Из семерых, мною встреченных, четверо были двугранными, и трое трехгранными. Четырехгранного я встретил впервые, а пятигранный вообще редкость, потому что никто из ключников, с которыми я общался, никогда не слышал о пятигранных, а о четырехгранных очень редко. Я первый.
   - Не думаю, что я такой уникальный, - покачал я головой, - во всех мирах неисчислимое количество мыслящих существ, если даже на мир будет приходиться два-три ключника, это тысячи, если не миллионы ключников. Явно должны быть и шести и семи и даже больше гранные ключники.
   - Я тоже так думаю, но пока ни одного не встречал, - улыбнулся Лай, - например, если ты считаешь, что в одном мире должно быть два-три ключника, то почему до этого не встречал ни одного?
   - Почему же думаешь не встречал? - задал я невинный вопрос.
   - Твое поведение, твое удивление, - пояснил Лай, - если бы ты уже с кем-то встречался, или хотя бы слышал, ты бы вел себя по другому.
   - Согласен. А ты думаешь если бы у нас объявился ключник то о нем бы все узнали? Да успей до него только добраться служба безопасности и все, использовали бы только в своих корыстных целях, а больше никто бы об этом не знал.
   - Тут ты можешь быть прав, - с важным видом кивнул Лай, - это твой мир, его ты лучше знаешь.
   Блин, надо стукнуть себя по башке, конечно это мой мир, они же ничего о нем не знают. А я веду разговоры, как будто он тут родился.
   - И я бы тебе советовал главное, любому ключнику надо обезопасить себя, прежде всего в своем родном мире.
   - Ага, хорошо сказано, а как это сделаешь?
   - Ну, могу посоветовать поступить в академию магии, ведь в тот мир, откуда ты нас вытащил, у тебя есть переход. Я могу порекомендовать тебя, примут как лучшего ученика. Надо только сперва избавиться от ключника, вставшего на путь ирреальности.
   - Ага, вы вон в этот раз не справились, а как теперь будете?
   - В этот раз мы шли не подготовившись, практически на смерть. Так бы и вышло, если бы не ты. Наш отряд гораздо больше, мы все не успели собраться. Сумасшедшего ключника мы заметили слишком поздно. Успели только увести оттуда всех, ведь ирреальность питается прежде всего страхами и ужасом, и если всего этого её лишить, то она не будет получать подпитки. А нас было трое и мы решили идти, как были, без подготовки, никого не дожидаясь. Ты нам помог.
   Ай да я, ай да обелиск. Я же дурак сам ему сказал, что бы направил меня туда, где я смогу кому-то помочь. Вот и помог, даже не зная, какая помощь от меня понадобится.
   - Значит скоро вы обратно?
   - Не хотелось бы, но если мы тебя стесняем, то мы уйдем.
   - Ни в коем случае, - вскочил я, - оставайтесь сколько надо, - и тише добавил, - мне же ведь тоже интересно.
   Лай посмотрел на меня с понимающей улыбкой.
   - Ты можешь сказать, есть ли в нашем мире магия и почему у нас нету магов? - я решил сразу его заинтересовать, а то еще вздумает отправить обратно.
   - Почему ты считаешь, что у вас нету магии? Я постоянно ощущаю творимые заклинания. Своеобразные, конечно, но тем не менее. Что касается твоего интереса, могу ответить. Я уже провел исследования. Магия в вашем мире есть, и поверь мне, концентрация силы у вас очень высока. Не скрою, меня тоже удивило качество творимых заклинания. В основном это слабые проклятья, попытки приворожить, боевой магии нет практически вовсе. Дело в своеобразном факторе запрета. Что-то мешает вам развернуть в себе возможность колдовать. И может быть дело не в том, что у вас что-то с магическим фоном, а в том, что природой живущим здесь предопределены грандиозные возможности. А ты представь что начнется, если все вдруг станут великими магами?
   - Хаос, - выдал я вердикт.
   - Хаос это только в первый момент, потом... будет даже хуже, чем ирреальность.
   - Понимаю, - кивнул я, - без школ, без контроля, только слепая вера в то, что ты сильнее всех, каждый будет действовать со стороны силы и тянуть одеяло на себя, в итоге порвет его на мелкие клочки.
   - Верно. Система, устои, традиции, разделение. Это все должно сформироваться постепенно. Кто-то может возомнить, что он маг огня, а он целитель по призванию, в итоге будет заниматься не своим делом, что в итоге его только разозлит, а то, что целители самые ужасные убийцы можешь мне поверить.
   - Ясно. А проверить, была ли у нас магия и маги давным-давно можешь?
   - Не только могу, но и собираюсь этим заняться, если позволишь, ключник.
   - Почему я?
   - Это ты привел меня в этот мир, ты за меня и в ответе, а так же за то, что я буду здесь делать.
   - Только за тебя или за всех?
   - Молодец, понимаешь. За меня, потому что ты пустил другого ключника. Если бы у меня была возможность открыть сюда проход, я бы уже мог наведаться сюда и без твоего спроса. А что я тут учиню, тебе уже знать не дано. Хотя нет, тебе может и дано, а вот мне было бы невозможно. Есть некий фактор, ключник с большим количество граней пирамиды может больше чем с меньшим. Например четырехгранный меня блокировал, и я бы не смог спастись даже сам. А ты без проблем вырвался из его сетей, да еще и нас прихватил. Другой четырехгранный сумел бы спасти только себя, я так думаю.
   - Что ты хочешь найти?
   - Что-нибудь, что может помочь в борьбе против ирреальности.
   - Хорошо, - улыбнулся я, - а я хоть понаблюдаю.
   Отправились мы не сразу, хотя я был как раз за. Но пришлось задержаться. Во-первых, Клак и Эсмадил охраняли нас, пока мы спали, а потому легли совсем недавно. Во-вторых, куда бы мы ни отправились, пришлось бы сперва одеть всех троих по здешней моде, хотя я не уверен, что нас вообще кто-нибудь видел бы. Ну и в-третьих, надо было решить с чего начинать.
   - С чего надо начинать? - спросил я, когда Лай выдал мне свои сомнения.
   - Мне довольно сложно определить места, которые бы мне подошли. У вас довольно густое населении, что сбивает мои заклинания, да и мелкая ворожба твориться постоянно, не смотря на то, что возможностей у вас нет, все же люди вашего мира находят возможность. Удивительно даже.
   Но мне бы могла пригодиться карта местности, если у вас таковая есть.
   - Сейчас, погоди минутку, - я сходил в спальню за атласом и пришел обратно на кухню, - если тебя интересует мое мнение, то я бы тебе советовал начать с этих мест, с этими словами я развернул ему полный атлас земного шара и указал на Тибет, Египет, Индию, Великобританию.
   В колдовстве я естественно ничего не понял, поэтому пока Лай полчаса колдовал над атласом я достал сковороду и стал жарить мясо. Как я и полагал, колбаса и все прочее, что я оставлял на столе, было съедено Клаком и Эсмадилом.
   - Да, в этих местах что-то есть, - подтвердил Лай после получасового сеанса колдовства, - как старое, так и новое. Надо бы посмотреть поближе.
   - Когда направимся? - бодро вскочил я.
   - На разведку я бы сходил прямо сейчас, но... ты можешь переместить нас туда?
   - Как?
   - С помощью пирамиды ты можешь открыть проход в любую точку мира.
   - Но как?
   - Ну вот скажем сюда сможешь попасть? - он указал на Египет.
   - Да там знаешь сколько места? Недели топать все не обойти.
   - Значит надо найти более детальное место, - задумчиво сказал он.
   - Постой, - у меня стали закрадываться некоторые догадки, - а ну идем.
   Я взял его за руку и позвал свой обелиск - "Переноси нас к себе".
   Мы оказались на знакомой мне поляне. В этот раз Лай не крутил вокруг головой, для него тумана теперь не было.
   - Ого, - он уставился на мой обелиск.
   "Статус присутствующего не опасен, моральный аспект положительный, - заговорил голос, - есть два не открытых перехода."
   "Погоди, мне бы сейчас перенестись по моей родной планете, в Египет, к пирамидам, можешь устроить?"
   "Желаете перенестись?"
   "Да. А ты пока подумай над такой задачей..."
   В следующее мгновение мы стояли на песке, из прохлады квартиры попали в пекло. Меня столь резкая перемена малость смутила, а Лай чувствовал себя прекрасно, похоже, уже привык.
   - Погоди, не колдуй, нам бы скрыться, а то у нас тут не так все просто как у вас в мире, - остановил я его, увидев, что он собирается колдовать.
   Мы появились невдалеке от пирамид, еще ни разу здесь не был, но их грандиозность поражала.
   - Невероятное строение, и очень древнее, - изумленно сказал Лай.
   - Одно из наших достопримечательных мест. Только всех его секретов мы не знаем сами. И нам бы сейчас лучше спрятаться, а то вдруг кому не понравимся. А ты в своем одеянии у нас только вызываешь подозрение. И надеюсь никто не узнает, что ты из другого мира.
   Я позвал его к пирамиде. На ходу Лай что-то бормотал себе под нос. Хорошо, что здесь было полно людей и экскурсий, поэтому на нас не очень обращали внимание, хотя некоторые сильно косились. Я было направился к основному входу, уже думая как бы попасть внутрь, но меня остановил Лай. Он придержал меня рукой, а потом подошел к стене пирамиды.
   - Здесь потайной ход, - сказал он, указывая на камень.
   - Ты уверен? - не поверил я, видя перед собой целую поверхность камня.
   - Да, стыка плит не видно из-за вековых осадков.
   - Ты хочешь туда попасть?
   - Думаю туда лучше, чем в то место, где все уже бывали? - здраво рассудил он.
   - Согласен. И как мы это сделаем?
   - Отойди, - сам Лай подал пример, пятясь назад.
   - Стой, - зашипел я, - нас же видят, и если мы сейчас откроем потайной ход, тут знаешь, что начнется?
   - Но нас не должны видеть, я сотворил малую невидимость как только мы здесь оказались, - стал оправдываться Лай.
   - Тогда почему же нас видят? - я указал рукой на застывших с изумленными глазами людей.
   - Ай, не учел особенности местных сил, - схватился за голову Лай, - давно не покидал родных мест.
   Он начал что-то быстро бормотать и через минуту исчез.
   - Ты меня видишь? - спросил он.
   - Нет, не вижу, - я, широко раскрыв глаза, смотрел на то место, где только что был он. В следующее мгновение он появился.
   - Я допустил промах, надо было сразу подумать об этом. Сейчас нас обоих не видят.
   - Да? И что теперь люди подумают, когда у них на глазах исчезло два человека?
   - Ну вообще-то наши копии сейчас направляются вон туда, - улыбнулся Лай и показал в сторону. Там я действительно увидел две удаляющиеся фигуры. Нас!
   - Хорошо, - я постарался выглядеть невозмутимым, - тогда давай приступим.
   Лай готовился двадцать минут, мне уже стало невыносимо жарко. Зато потом было на что посмотреть. По стене пошли волны, как будто это была вода и ветер поднимал на ней достаточно большую волну. А потом волна начала сыпаться и перед нашим взором открылся ровный гладкий камень, с отчетливо видневшейся дверью, каменной. Эта дверь поднялась вверх, пропускай внутрь и тут же упала, едва мы оказались внутри. Вокруг было темно, хоть глаз выколи.
   - Ну и что? - спокойным голосом спросил я, - где мы хоть оказались?
   - Внутри каменного блока, - устало, но спокойно ответил Лай, - здесь оказалось труднее колдовать, чем я думал. Вход был защищен, причем так, что я не сразу почувствовал защиту, пришлось повозиться. Со стороны нас никто не видел, не беспокойся.
   Дальше я услышал шорох его одежды и вскоре к потолку воспарил шар света, освещая нашу коморку. Хорошо, что это был не огонь, а то в этой затхлости мы бы долго не продержались, свежий воздух сюда поступал всего несколько секунд.
   - Гиблое место, - заметил Лай, - дальше идти опасно, мы задохнемся.
   - Сам чувствую, - согласился я с ним.
   Пока Лай занимался очередным колдовством я обошел каменную комнату. Она была не очень большая, и ровность стен меня поражала. Здесь не было никаких наскальный рисунков, не было рукописей, а стены были как будто специально отполированы. Нашлась и дверь наружу, она была каменной, заключенной в железную оправу. Мне кажется сомнительным, что при строительстве пирамид могли сделать такую дверь. Да и камень странный.
   - Эта дверь не дает чему-то внутри вырваться наружу, - подошел ко мне Лай, - нам тоже придется идти под защитой, поэтому не отходи от меня далеко, - и мы открыли дверь.
   Здесь было не так все загадочно, обычный коридор катакомб, даже пару раз поворачивал. Только я видел по лицу Лая, что не все здесь так просто. Впереди то и дело сверкали какие-то красные вспышки, как объяснил маг, он обезвреживал ловушки, то есть попросту уничтожал. В общей сложности мы прошли метров триста и оказались еще в одной комнатке, поменьше. Дальше дороги не было, да и не нужно было никуда идти.
   - Мы в центре пирамиды, - сказал Лай, - здесь очень большая концентрация, видимо пирамида является накопителем.
   В центре этой комнатки стоял маленький саркофаг на возвышении. Крышки у него не было, да и не знаю, зачем она была бы нужна, потому что над саркофагом, прямо в воздухе парил жезл. Сверху падал луч света, похоже из самой плиты под потолком, если он вообще естественного происхождения, и в этом свете висел жезл, делая очень медленный поворот.
   Жезл был золотым, в сантиметр толщиной. Простой стержень, сантиметров сорок, сверху закручивался треугольной спиралью с выгнутыми дугами, в центре ярко сиял красный камень.
   - Ты хочешь сказать, что нашел жезл фараонов? - мой голос дрогнул, а глаза во всю смотрели на это чудо.
   - Фараонов? - переспросил Лай, - сейчас проверим, - и он начал колдовать, только молнии сверкали.
   - Что это было? Ты светопреставление устраивал? - спросил я минут через пять когда он закончил.
   - Собственная магия жезла сопротивлялась моим потугам и довольно успешно, но кое-что я могу сказать. Этот жезл принадлежал одному... даже не человеку, уже не человеку, и не магу, кому-то сильнее и могущественнее. И мне кажется, что этот человек был ключником.
   - Ага, то есть древне-египетскому богу Ра? - скептически заметил я.
   - Возможно, - серьезно ответил Лай, - тебе лучше знать ваших богов. Но он уже давно умер, не меньше четырех тысяч лет назад.
   - Ага, а жезл сюда его сподвижники положили?
   - Нет, тут ты прав, жезл он сюда принес сам. И этот секрет здесь сделал он же. Полагаю он куда-то отправлялся, а может знал, что умрет, и поэтому оставил на жезле заклинание возврата. Мне не знакома конструкция этого заклинания, только общие черты, поэтому разрушить я его не возьмусь, по крайне мере не здесь.
   - Оно чем-то опасно? - догадался я.
   - Для того, кто первым возьмет его в руки, - кивнул Лай, - на жезле часть сознания бывшего владельца и она настроена, что бы подмять под себя чужую волю, а потом искать хозяина.
   - И что же нам делать? Ты совсем не можешь снять заклинание?
   - Могу, но при этом могу и разрушить все вокруг.
   - Не надо, - закричал я, жертв мне здесь не надо было, - еще варианты есть?
   - Можно было бы перенестись с ним к пир... обелиску, - исправился Лай, понимая, что пирамид уже становится много, - и с помощью обелиска снять все заклинания, обелиск сделает это тихо и незаметно.
   - Ты предлагаешь мне перенестись с жезлом к обелиску, снять с него заклинания и вернуться сюда? - вот нахал.
   - Не туда же, а ко входу. Если жезл исчезнет и заклинание не сможет подчинить себе чужую волю, то через час сработает ловушка и выйти уже будет нельзя.
   - Да ты... - я хотел его обругать, но вместо этого быстро схватил жезл и перенесся.
  
   Глава 4. Загадочный мир.
  
   В глазах потемнело едва я успел взяться за жезл, но тут же все прошло и голос сообщил.
   "Попытка внешней атаки, попытка захвата контроля воли. Попытка прервана, жду распоряжений."
   - Уничтожь все, очисти жезл от гадости, - рявкнул я.
   "Выполняю".
   Я тем временем рассматривал жезл. Он оказался легкий, значит не из золота, а то бы весил несколько кило. Без своего загадочного освещения и при нормальном свете он уже не выглядел золотым, да и камень не сиял так ярко.
   - Что можешь сказать про этот жезл? - задал я вопрос.
   "Возраст вещи не определен, данные закрыты, информации нет".
   - Эй, что это значит? Какие данные закрыты? А ну говори.
   "Данные не доступны", - последовал пренебрежительный ответ и обелиск замолчал.
   - Он мне не опасен? - решил я пойти другим путем.
   "Не представляет опасности, в данный момент жезл настроен на вас и воспринимает все команды".
   - Какие же могут быть команды?
   "Данных нет".
   - Его перенастроил ты?
   "Да".
   - Значит ты знаешь как с ним обращаться?
   "Нет. Данных нет".
   - Но ты его перенастроил! - молчание.
   - Хорошо, а если я его передам другому человеку?
   "Эффективность жезла будет ниже, примерно одна миллионная процента."
   - Но он им сможет управлять?
   "Да".
   Я ненадолго задумался и задал вопрос, который поставил обелиск в тупик.
   - Из какого мира этот жезл?
   Установилась неестественная тишина.
   "Нет данных по этом вопросу. Мир не может быть определен."
   - Фуф! - выдавил я из себя, что-то до меня не сразу дошло, что обелиск может попросту открыть туда проход, а надо ли мне туда вообще соваться, я был не уверен.
   - Ладно, тогда переноси меня к входу в пирамиду, через который мы вошли.
   Я снова был под палящим солнцем, на желтом песке... а вокруг был шум и гам.
   - Лай, что происходит? - его я увидел недалеко от входа, каменной двери уже не было, она была вырвана изнутри мощным толчком, из проема высыпался песок. Рядом была еще одна дыра, но там не было никаких дверей.
   - Ловушка сработала раньше, сразу же, - маг шатался и еле держался на ногах, - когда ты забрал жезл, сработало еще одно заклинание. Но оно не смогло обнаружить жезл и ударило по мне.
   - Это ты пробил дыру? - Лай только кивнул, - давай ка отсюда уходить, а то начинается суета.
   И суета была еще какая, когда мы перенеслись к обелиску уже все телеканалы вели прямой репортаж, причем камера была всего одна и оператор был пьян. Показывали, как ополоумевшие туристы начали рыть песок, пытаясь добраться до неясных сокровищ, как рвались в образованные проемы, давя друг-друга.
   - Ого, что это? - на кухню, где мы сидели и смотрели телевизор, явился Клак.
   - Телевизор, а в нем то, что мы наделали, - пояснил я.
   - Телевизор? - Лай попробовал новое слово.
   - Устройство, которое может показывать картинку. Сейчас оно показывает реальную картинку, ты можешь узнать место где мы были.
   - Вы что, уже успели куда-то без нас выбраться? - возмутился Клак.
   - Только разведка, Клак, - усмехаясь ответил Лай, - вон наш трофей, - он кивнул на мои руки.
   - Да, держи, вроде все пагубные заклинания с него убраны, - я протянул ему жезл. Брать его он не спешил, сперва взглянул на меня и взглядом спросил, действительно ли можно его взять, я медленно закрыл и открыл глаза.
   - Силы в нем хоть отбавляй, - с восхищением сказал Лай.
   - Все же четыре тысячи лет заряжался, - согласился я, - ты можешь сказать, что с его помощью можно сделать?
   - Да... действительно, - задумчиво выдал Лай, - я не чувствую на нем особых заклинаний, но несомненно он сам по себе очень сложное устройство. Ты не догадался узнать, что это?
   - Представь себе, догадался, - передразнил я его.
   - И?
   - И обелиск не смог ответить. Перепрограммировать смог, а сказать что это, у него данных нет. А возможно это такая вещь, о которой говорить нельзя. И из какого она мира он тоже не нашел?
   - Он, не нашел? - чуть ли не закричал Лай.
   - Представь себе.
   Лай увлеченно крутил его еще минут пятнадцать, изучая со всех сторон. Потом с разочарованием вернул мне.
   - Он действительно настроен только на тебя, мне он бесполезен, так, только на безобидные фокусы хватит.
   - Зачем же мы тогда за ним ходили? - задал я самый глупый вопрос.
   - Ты сам хотел узнать насчет магии, а мне хотелось найти что-нибудь, что я мог использовать против ирреального ключника.
   - А, ну да. Продолжим поиски? - тут у меня заговорил азарт, может чего полезнее найдем. Жезл хоть и был красивой вещью, но мне был совершенно бесполезен.
   - Продолжим, - согласился Лай, - только подготовимся и найдем куда идти.
   Лай занялся колдовством, а арб с эльфом пока остались за телевизором. Я объяснял им все как мог, так что через час у меня уже язык был натерт.
   - Хорошая вещь, - выдал свое заключение Эсмадил, - у нас есть подобные заклинания, но они очень сложны. Вы шагнули дальше нас, если у вас, как ты говоришь, такое есть у каждого. У нас такие визоры есть только у сильных магов, мне, например, такого не создать?
   - Ты тоже маг? - удивился я, - Как Лай?
   - Чародей, - немного скривился эльф, - мне дано от природы умение зачаровывать вещи. А Лай очень сильный маг. Он говорит, что став ключником стал еще сильнее.
   - Да ну? - я взял себе на заметку поговорить об этом с Лаем, - а ты можешь что-то сказать про мой жезл?
   Эльф взял жезл осторожно и стал вертеть его в руках. От жезла пошло слабое сияние, создавалась иллюзия, что он стал больше. Эсмадил вертел его долго, подносил к глазам, даже нюхал, совершал над ним какие-то пасы. Клак к тому времени ушел обратно в спальню и стал ковыряться в своих доспехах. Пришлось бежать к нему, просить, что бы пока не точил свою секиру, а то все окна настежь и звук разносится на несколько кварталов. Он потом, правда, попробовал подремонтировать доспех, хотя лично я ничего не видел, но звук был как от колокола набата, пришлось вообще запретить ему что-либо делать.
   - Для меня этот жезл не только бесполезен, но и опасен. Я не смог определить из чего он сделан и каким образом. Это кажется цельной вещью, даже камень является неотделимой частью. Могущество в нем велико, но не любому он подчинится. Меня он не тронул только потому, что ты его передал мне, а тебя он считает хозяином.
   Так, и здесь ничего, вообще ничего не понять с жезлом. Может его нам метеоритом каким занесло?
   - Лай, мне надо как-то отремонтировать доспех, надо в кузню, - прервал мои изливания Клак, Лай как раз появился с кухни и арб сразу пожаловался.
   - Кузни у меня дома нет! - первым на претензию Клака заговорил я, - и где тебе можно починить доспех я не знаю.
   - Придумаем, что-нибудь, - Лай успел сказать это прежде, чем Клак возмутился.
   - Вот-вот, к тому же в моем мире тебе лучше не появляться в доспехе, да с топором, - добавил я.
   - На меня и в своем все пялятся, так что я привык, - буркнул арб.
   - Ты не понял, у нас ходить в доспехах попросту запрещено, а если будешь с оружием, то тебя сразу арестуют, а может и убьют.
   - За что же такие суровые законы? - удивились все, а Клак добавил, - а как тогда защищаться в случае чего?
   - А у нас не от кого защищаться, а если кто войной пойдет, то об этом все узнать успеют и снарядиться.
   - Ага, как же, а если диверсия какая? - в этом клак был прав, диверсии могли быть, да и были, но что тут уже сделаешь.
   - А с диверсантами разбираются власти и постоянные солдаты регулярной армии.
   - О, значит у вас армия есть? - заинтересовался Лай, Клак же увидел в этом возможность починить свой доспех, вынужден был его разочаровать.
   - Клак, в наших армиях в доспехах не ходят, и кузни у нас это что-то вроде ювелиров, доспехи не куют.
   - Что совсем никогда? - удивился Клак.
   - Ну лет четыреста назад еще ковали, но больше нет.
   - Насколько велика ваша армия? - поинтересовался Лай, серьезно так.
   - Ну, - задумался я, - наверное порядка двух миллионов?
   - ЧЕГО? - Клак, аж заорал, остальные тоже, скорее всего, он из-за арба их не было слышно.
   - Чего, чего, нечего орать, - недовольно скривился я, - у нас населения наверное побольше вашего, - действительно, ведь у них средневековье, тогда армия в сто тысяч считалась невиданной.
   - Нет, Арто, мы удивились именно такой численности солдат. Хотя... сколько у вас население мира? - пояснил Лай.
   - Ну, если брать весь мир, - я сделал широкий жест, - то солдат будет в несколько раз больше. А население примерно семь миллиардов.
   Кажется я их ошарашил. Все трое стояли и пялились на меня.
   - Обычно, оружие в руках могут держать все мужчины, это же сколько солдат получается?
   - Да немного, у нас далеко не все идут в армию. Если прикинуть, то примерно полтора процента.
   Они задумались надолго, наверное пытались понять сколько же это человек., Потом Клак махнул рукой.
   - Да ну вас, все у вас не по человечески, - я удивленно на него посмотрел, а потом мы с Лаем захохотали. Позже к нам присоединился Эсмадил.
   - Как броню-то чинить? - вернулся Клак к своему вопросу, - у вас, что, кузни совсем нету?
   - Ну по деревням можно попробовать найти, только это дохлый номер, проще на завод какой смотаться.
   - Смотаемся, - серьезно ответил Лай, - вернуться обратно мы пока не можем, ирреальный ключник будет ждать нас с нетерпением. Так что надо возвращаться только тщательно подготовившись.
   - А если ключник встретит остальных? - забеспокоился эльф, - Марко и Гений пойдут нам на подмогу и одни точно не справятся.
   - Не беспокойся, я отослал весть, так что если кто появится в ближайшее время возле ирреального ключника, весть сообщит ему, что бы отступал. А пока они и мы отдохнем, хоть немного.
   - Ну, насчет отдыха я не уверен, - с сомнением сказал я.
   - Верно, - с жалостью подтвердил Лай, - Арто, я нашел несколько мест, которые надо бы проверить, но туда нужно идти со всей осторожностью. Более того, мест, в которых можно получить знания у вас очень много, я просто со счету сбился. Ближайшее тут, у вас, в этом городе.
   - Да? - мне даже стало интересно, - ну пойдем, сделаем более детальный поиск.
   Я достал на свет большую карту города, давно уже ей не пользовался.
   - Ого, это что? - удивился Лай, - неужели конкретная карта города? У нас такие делаются только в очень крупных городах, например в столицах.
   - Да у нас тоже не все города попадают, только самые большие. Население которых около миллиона.
   Лай, невнятно крякнул, услышав цифру, но ничего не сказал. Он занялся поиском и довольно скоро определил эти места знаний. Как я и ожидал, это оказались библиотеки, школы, институты, учебные заведения, да и просто дома. Самым желаемым были городская библиотека и технический университет. Я был согласен, что там больше всего знаний можно почерпнуть.
   - Только зачем все это? - задал я мучивший меня вопрос, - у вас не технический мир, так что практически все будет вам бесполезно. На знания они тянут, но какое конкретно знание поможет вам в борьбе с ирреальным ключником?
   Лай только понимающе и снисходительно улыбнулся.
   - Здесь ты несомненно прав, но не все видишь. Основным и самым опасным товаром, которым должен оперировать ключник, это как раз знания. Например, я ведь совсем не колдую, пытаясь узнать, что мне можно узнать в твоем мире, мне в этом помогает обелиск.
   - Даже так далеко? - удивился я.
   - Это еще вопрос, лично я считаю, что обелиск он где-то внутри меня, - он улыбнулся, - по крайне мере он всегда рядом. А самый ходовой товар между мирами это знания, информация. И без разницы чего она касается. Вещи можно пронести из мира в мир, но рано или поздно они себя изживут. Только знания могут жить вечно.
   - Согласен, - серьезно кивнул я, - значит надо наведаться в библиотеку. Нет Клак, в доспехах я тебя не пущу. Да и Эсмадила бы я не пускал. Потому что у нас в мире нет ни эльфов, ни арбов. Боюсь, если мы будем идти по улицам, то привлечем к себе слишком много ненужного внимания.
   - Верно, - согласился Лай и мы все задумались.
   С одной стороны, можно было бы погулять по миру только с Лаем, но, сколько это займет времени, никто не знает, а Клак и Эсмадил вряд ли выдержат столько взаперти. С другой, можно было бы переправить арба в какую-нибудь деревню, где отыщется кузница, и пускай кует там свой доспех. А Эльфа оставить с ним, возможно он и в лес подастся. Но, не факт, что такая деревня отыщется, да и времени не так много.
   - Есть вариант, - я вспомнил свой последний наказ обелиску, - в последний раз я попросил у обелиска, что бы он отыскал мне мир, в котором я без проблем мог бы чему-нибудь обучиться. Мир продвинутых технологий, такой, что бы ушел далеко вперед, по сравнению с моим. Возможно, там мы сможем найти гораздо больше полезного, чем здесь?
   - Хорошее решение. Правильное решение! - сказал Лай, остальные кивнули в знак согласия.
   - Тогда туда? - бодро спросил я.
   - Нет, пока нет, - покачал головой Лай, - мне хотелось бы попасть в несколько мест, особо меня заинтересовавших. Если ты разрешишь.
   О чем речь, мне было еще интересней, чего там Лай нашел. В этот раз он сам нас транспортировал. Причем всех вместе. Клака попросил облачиться в доспех, эльфа быть наготове с луком, а мне держаться позади.
   Не знаю где мы оказались, но место было странное. Кругом лес, родной лес моего мира, но настолько мрачный, что жутко становится. Здесь не было слышно ни шума машин, ни гула поездов, даже птицы не пели. Не знал, что в моем родном мире есть такие жуткие места.
   - Где ты нашел такое место? - тихо спросил я Лая.
   - Оно располагается недалеко от твоего города, в двух днях пути.
   - Пешком? - уточнил я.
   - Если на лошадях, то за полдня добраться можно, - кивнул Лай.
   Значит максимум час на машине. Блин, это же прямо под боком, а людей вообще нет, да вообще никого нет.
   - Почему здесь так тихо? - вновь спросил я, хотя, судя по всему, следует молчать, вон арб и эльф впереди идут, только по сторонам зыркают.
   - Здесь раньше жил могущественный маг, очень давно, я даже не смогу сказать на сколько. Возможно, он был не из этого мира, а может и ваш сородич. Это место было его домом, но что-то произошло здесь. Установилась мертвая зона, куда никто не рискует сунуться. Не волнуйся, обычный человек это место не найдет, оно скрывает само себя, я его обнаружил почти случайно, поскольку находился не так далеко, сумел уловить отзвуки.
   - Если маг умер, то почему мы идем во все оружии и разговариваем шепотом?
   - Эсмадил, что ты чувствуешь? - вместо ответа спросил Лай.
   - Здесь все пропитано запахом ирреальности, - тихо сказал эльф, - не сильным, но им пропитано все.
   Вот и ответ, что-то здесь произошло, что-то очень нехорошее.
   Мы крались еще минут пять, когда мне показалось, что мы приблизились к некой границе. Первым её пересек Клак, вроде бы ничего не произошло, и потому никто не обратил внимания. Эсмадил остановился, не секунду замерев, и как бы думая, стоит ли идти дальше, потом все же шагнул вперед и... ничего не произошло. Лай стал ступать осторожнее, но и он прошел невидимую границу. И только когда я решил последовать за ними, начало что-то происходить.
   Клак неестественно стал заваливаться вперед, как будто неожиданно уснул на ходу, чего просто не могло быть. Эсмадил что-то почувствовал и выпустив лук попытался вскинуть руки в каком-то защитном жесте. Что делал Лай я не знаю, он просто весь покрылся белым коконом, а я по инерции сделал шаг вперед.
   В мозгу успел произойти взрыв. Обелиск завопил, что впереди опасность, но тело уже не успевало остановить ногу, тело стало клониться вперед, и я оказался за невидимой преградой. На голову как будто шапку какую стали натягивать, я заметил, как вокруг меня вспыхнул такой же ореол, а потом я ослеп. Дальнейшее я скорее почувствовал, чем увидел.
   Жезл в моей руке, который я почему-то не выпускал теперь из рук, налился жаром. И без того ослепшие глаза, теперь даже сквозь веки стали видеть невыносимо яркий свет. А потом из камня ударила зеленоватая молния и стало еще ярче, хотя куда больше, а потом темнота.
   То, что я ощущаю дуновение ветра, я понял спустя неизвестно какое время. Так же я понял, что сижу на земле, больно ударившись при падении, потому что внизу все болело. Глаза оказались открытыми и постепенно свет из них пропадал. А потом я увидел завораживающее зрелище. Мы несомненно были все в том же лесу, только теперь здесь стало светлее, появились звуки, а откуда-то из под крон деревьев к земле падали зеленые яркие светлячки, как будто вместо снега стали падать зеленые огни. Это было красиво, огни были везде, только за спиной отсутствовали.
   - Завеса молчания, - вмешался в эту идиллию голос Лая, - не думал, что когда-нибудь с такой столкнусь, ставил её мастер.
   - Это та стена, которую мы перешагнули? - уточнил я.
   - Это не стена, это скорее купол, внутри которого жизнь замирает, поэтому никто и не находил этого места. Так ты что, видел её?
   - Скорее чувствовал, - смутился я.
   - И разбил её? - удивился он.
   - Не я, жезл, - я вытянул вперед руку, в ответ он кивнул.
   Мы продолжили наш путь, осторожности меньше не стало. Я спросил почему, но ответить мне не успели, этот ответ сам явился к нам.
   Ирреальный ключник, он тоже был под завесой молчания, и когда она разрушилась, он тоже освободился. Разве, что его силы были уже не те.
   Перед нами предстало нечто напоминающее амебу, только не ползающую, ходящую, а еще вернее ползающую на нижней части, и абсолютно черного цвета. Войско было под стать ему, такие же черные кляксы, в количестве трех штук.
   Их принял на себя Клак, но быстро увяз, в прямом смысле. Эти твари плевались нитями, которые прилипали не хуже паутины, так что арб едва не оказался в коконе. Эльф посылал свои стрелы в этих тварей, но они не особо их ранили, пролетая сквозь них. А Лай вынужден был отвлечься на ключника, тот тоже плевал, но паутина останавливалась белыми вспышками. Я такие вспышки уже видел, когда на нас с Клаком нападали черные мечники. Тут я услышал голос.
   "Рекомендую немедленное вмешательство", - голос был очень настойчив.
   "Что я могу сделать?" - обратился я к голосу.
   "Ирреальность четвертой стадии можно уничтожить только..." - тут он загнул такое, что я потерялся только в названии. А ведь латынь мне с легкостью давалась.
   "Говори лучше, что надо делать", - закричал я.
   Голос объяснял еще минуту, к этому времени Клак уже не мог сдвинуться с места, и единственное, что у него могло еще двигаться, это рука с секирой, и то еле-еле. Эльф был следующим на очереди. У Лая тоже дела никак не продвигались, хотя ключник, вроде, терпел порой поражения. Я понял, что медлить уже нельзя, этак и за меня скоро возьмутся, а единственное, что я мог сделать, это драться.
   И я обрушил жезл на ближайшую тварь. Эффект был потрясающим. Жезл, в отличие от другого оружия, и не подумал проходить сквозь черное тело, наоборот, он ощутимо ударил этого монстра. Расплывчивая форма остановила свое движение, черные нити уже не вылетали из него. А потом он стал покрываться льдом, и взорвался, когда стал полностью ледышкой.
   Остановился от такого положения дел не только я. Остановились все, причем трое так на меня посмотрели, что во мне опять стал просыпаться ужас. Я с испугом ударил двух оставшихся тварей, и они так же рассыпались осколками. Зато сам ключник плюнул на Лая и теперь направлялся ко мне. Мне это совсем не понравилось, и тело как-то плохо стало меня слушаться.
   - Стреляй в него, - закричал Лай. Действовал я, повинуясь его крику, вытянул руку вперед, и жезл сам сделал все остальное, а может и под моим влиянием. Из камня вырвался луч, молочно-снежного цвета, который сыпал искрами и снежинками. Этот луч увеличивался с расстоянием и он врезался в черного ключника. Тот не стал покрываться никаким льдом, но скрючило его сильно. Луч стал центром, вокруг которого образовывалась воронка, в которую ключника и засосало.
   Наваждение прошло все разом, о недавней драке напоминала только черная паутина, которой был обернул Клак. Я же без сил упал на землю. Откуда-то извне пришел импульс, стало тепло, с тела стало смывать усталость. Но все же я не сразу поднялся на ноги.
   Клака мы освободили через несколько часов, Лай ругался очень сильно, мало какая магия могла сжечь эту паутину, да и отлеплять её оказалось очень не просто.
   - Впервые встречаюсь с ирреальным ключником в такой стадии. Встреться мы раньше, и я не сомневаюсь, чем бы закончилась встреча. Скольки гранный он был?
   - Четырех, - не задумываясь выдал я, хотя даже не думал об этом, просто знал и все.
   - А не знаешь, какая стадия у него была?
   - Четвертая, - устало ответил я.
   - Ого, - только и смог выдать Лай.
   - Можешь объяснить, что это за стадии? - зло спросил я.
   - Не много, в основном то, что знаю от обелиска. Каждый ключник, вставший на путь ирреальности - изменяется. В тот раз ты видел ирреального ключника когда он перешел в первую стадию. Я думал, что они становятся больше и страшнее, я лишь раз видел вторую стадию и натерпелся тогда, что даже рассказать не смогу. Скорее всего, этот не успел отойти от завесы молчания, поэтому действовал не в полную силу. Хотя, если бы не ты, мы бы продержались совсем не долго.
   - Да и то не я, а жезл, - мотнул я головой.
   - Не скажи, возможно, что и ты.
   Мы молча продолжили распутывать Клака.
   Место, в которое стремился Лай, мы все же нашли. Это был приличных размеров дворец.
   - Жилище мага, - не оправдал моих надежд Лай, - который установил завесу.
   Ну, если это жилище мага, и там есть всякие прибамбасы, то я понимаю, зачем Лай стремился сюда.
   Мы приблизились к замку, двери были не заперты, и даже внутри все сохранилось в целости и сохранности. Мы бродили по замку не менее часа, здесь было столько всего интересного. Ничего общего со старинными замками, никаких доспехов и ковров, стрельчатых окон и подвалов с вином. Все же это жилище мага, поэтому здесь была огромная лаборатория, и громаднейшая библиотека. Но оказалось, самое интересное было не это.
   Эльф неожиданно замер, он уже не раз проявлял нервозность, а тут замер и четко сказал.
   - Здесь есть кто-то живой.
   - Где? - Клак перехватил поудобнее секиру. Я задать вопрос не успел, ответ как будто вспыхнул в мозгу, и я не заметил, как сломя голову куда-то побежал.
   - Маг, он тоже остался жив, - крикнул я, выбегая в коридор. Меня никто не останавливал, и я влетел в покои мага пока все остальные только покидали библиотеку.
   - Ключник. Ты ключник? - услышал я слабый голос. Он шел с большой кровати накрытой балдахином.
   - Я здесь, - я кинулся к магу. Не знаю, кто он такой, но зная его подвиг, я могу сказать, что он достоин уважения. Я пробрался сквозь шторы и успел заметить меркнущий взгляд. Это был злой взгляд, который, едва увидев меня, стал облегченным, как будто целая скала спала с плеч этого человека.
   - Ты одолел его, ключник, я так ждал тебя, - этот, уже давно мертвый человек, неожиданно пустил слезу.
   - Что? Как мне тебе помочь? - закричал я, у самого к горлу подкатил комок.
   - Мне ты уже не поможешь, - совсем тихо сказал маг.
   - НЕТ! - закричал я, схватил его за плечи и перенесся к обелиску.
   "Помоги ему, помоги", - заорал я про себя.
   "Объект не представляет опасности... моральная составляющая не определена", - бесстрастно выдал голос, но все же запнулся.
   "Плевать, спаси его", - я кричал, но ничего не мог сделать.
   - Ключ, - неожиданно сказал маг, - это ключ, - он улыбнулся, - ты показал, ты пустил меня к нему, - он снова заплакал.
   - Не умирай, слышишь, не умирай, - стоном попросил я.
   "Что с ним?"
   "Полное истощение всех оболочек, сознание постепенно затухает.
   - Я благодарю тебя, хранитель, для меня это самый счастливый дар, - он блаженно улыбнулся, - позволь я тоже тебя отблагодарю. Он коснулся моего лба, на миг весь мозг пронзила дикая боль, потом внезапно исчезла, а я оказался снова в спальне мага. Он еще дышал, но еле-еле.
   "Дар не несет в себе негативных желаний", - слабо отрапортовал обелиск.
   - Что с ним? - в комнату как ураган ворвался Лай.
   - Он умирает, полное истощение, - я с надеждой взглянул на него.
   - Пусти, - он уложил мага обратно и стал поспешно что-то делать.
   Я отошел на два шага назад и только тут увидел мага целиком. Это был сухой старик, казалось у него усох даже скелет. Нет, он не выглядел как скелет обтянутый кожей, но все же по нему сразу можно было сказать, что он не ел несколько сотен лет. Редкие сухие волосы на голове, которых наберется едва несколько десятков, брови только угадываются, скорее даже похоже на мумию, чем на человека. И это все совсем не идет с теми живыми глазами и надеждой, что в них светилась. Он ждал здесь того, кто сможет сделать то, что не смог сделать он. Он задержал ирреального ключника, задержал так, как сумел, и держал его несколько тысячелетий...
   Лай не сумел его спасти. Маг прожил еще минут пять и умер со счастливой улыбкой. Он умер, зная, что победил, но у меня почему-то душа рвалась на части. Я был не знаком с ним, и видел всего несколько минут, перекинулся парой фраз... и он умер у меня на руках. А казалось, что умер целый мир. Не знаю почему, но слезы хлынули потоком, я ревел, ни на кого не обращая внимания.
   Поняв, что мне надо побыть в одиночестве Лай отправил меня домой, где я был предоставлен сам себе. Он сказал, что все подготовит к церемонии погребения.
   Оказавшись дома я зашвырнул жезл в сторону, сорвал с себя одежду, закрыл все шторы и несколько часов сидел в полной тишине. Потом, пересилив себя и успокоившись, я оделся во все черное и с помощью обелиска вернулся в замок мага.
   Лай завернул тело в саван, Эсмадил готовился к какому-то ритуалу, Арб тоже что-то делал. Но я решил все сделать по-своему. С помощью Лая и Клака я соорудил гроб и Лай достал мне лопату.
   Никогда не верил в библию и сейчас тем более верить не стану, но теме не менее я достал её, не помню в какой церквушке, надеюсь, местные отцы не хватятся её и не примут за проделки дьявола. Не знаю, как должна проходить церемония, я просто держал перед собой книгу и говорил все, что было на сердце.
   Потом я сам копал могилу, не позволяя помогать даже Клаку. Он мне помог только опустить заколоченный гроб. Так же молча я засыпал могилу. И только в конце я попросил.
   - Лай, я хочу, что бы ты бабахнул, чем-нибудь красивым и завораживающим. Так, что бы птицы в ужасе бежали, так, что бы люди в страхе пригибались. Хочу, что бы здесь, на могиле появился памятник, просто как память, и хочу, что бы в это место никто не смог попасть без моего желания.
   Он понял и сделал. Вверх устремился здоровенный метеорит, который рванул так, что в моем городе повылетали стекла даже на другом конце. В небе разрослась звезда, красивая и жуткая одновременно. На могиле появился памятник. Он был красив, он напоминал того мага, только не в его нынешнем состоянии, а как он мог выглядеть раньше, и четыре стихии кружили вокруг него, одновременно жутко пугая и сильно притягивая взгляд. На последок я сгонял до магазина, купил несколько бутылок водки и мало озаботившись едой вернулся назад, выпить за память. Один стакан я оставил возле могилы.
  
   Глава 5. Новый мир, новые горизонты.
  
   На пятый день моей пьянки меня навестил Костя. Когда я ему отрыл, после энного звонка, он минут десять не мог поверить, что видит меня. Пьяным на его веку я еще ни разу не был. Да, собственно, и на своем я себя таким не припомню.
   Впервые за свои двадцать четыре года я мыслил невнятно, да и вообще еле мыслил. И если бы Костя не потратил два часа на то, что бы привести меня в порядок, я бы так и не вышел из запоя.
   - Теперь рассказывай, с чего такой серьезный, и позволь заметить, не обдуманный шаг? И почему ты меня не позвал? - грозно начал он, нависая надо мной.
   Мне же было не до него, совсем не до него. Я был мокрый с ног до головы, потому что он макал меня в ванну, пока я не начал сопротивляться, и сейчас мне было, вдобавок, холодно.
   - Так, и что ты тут устроил? - он стал обходить комнату, под ногами звенели бутылки, - Арто, да как ты вообще до такого дошел, ты же максимум, что пил это пиво и вино? Рассказывай, что произошло-то?
   - Друга схоронил, - вырвалось у меня, сам не знаю, зачем решил сказать?
   - Чего? - Костя сперва не понял, что я сказал, потом до него дошло, - Какого?
   Я не ответил, хотя он ждал.
   - И ты решил за ним, что ли последовать? - тут его голос прозвучал резко, - Если один умер, то тебе еще жить и жить. Твоему другу сколько было?
   - Много, - выдал я очередной ответ.
   - А тебе всего двадцать четыре, ты еще меньше меня, а чего удумал? - он решительно раздвинул шторы, в комнату ворвался яркий свет, потом настежь распахнул окна, и я понял, насколько свежим может быть воздух. Я не сразу привык к солнечному свету, и лежал закрыв глаза.
   - А это что? - отвлек меня удивленный голос Кости, - ты как его в стену сумел воткнуть?
   От неожиданного вопроса я открыл глаза, и увидел как Костя вытаскивает из стены жезл. Я даже забыл про него.
   - Это что, золото? - удивился он, рассматривая.
   - Нет, позолота, - собственно я и не врал, - дай мне, - я вспомнил слова Эсмадила, и даже пьяный не хотел навредить Косте, мало ли чего мог выкинуть жезл.
   - Ну на, - как-то боязно протянул он мне жезл, неужели я так страшно сказал?
   Я взял в руки жезл и почувствовал от него тепло. По руке тепло стало подниматься к голове, и сознание начало проясняться. Потом тепло расползлось по всему телу и оно перестало дрожать, алкоголь покидал измученный организм. Пальцы мои сложились в непонятный жест, и я почувствовал себя уже совсем хорошо.
   - Привет Костя, - сказал я нормальным голосом.
   - Здорово, - уставился он на меня округлившимися глазами, похоже перемены во мне были заметны и ему.
   - Извини, у меня тут бардак.
   - Да ничего, - немного напряженно ответил он.
   - Чай будешь?
   - Ага.
   - Ну пошли на кухню.
   Идя на кухню я специально делал вид, что меня еще шатает, и чуть мутит. Хотя так и было на самом деле, просто не настолько сильно, как я показывал. Это немного успокоило Костю, чай мы уже пили нормально общаясь.
   - Так чего ты на белую-то налег? - попытался он опять узнать.
   - Да-а, не спрашивай, - махнул я рукой.
   - Ага, не спрашивай, а если кто в запой уйдет?
   - Уже вышел, спасибо тебе, сам бы наверное не справился.
   - Ты правда кого-то схоронил? - тихо спросил он спустя несколько минут.
   - Правда, - закрыв глаза ответил я, опять навернулись слезы.
   Больше Костя ничего не спросил, и мы сидели пили чай. Когда уже были убраны чашки он неожиданно спросил.
   - Что ты думаешь насчет того явления, что произошло пять дней назад? - для меня вопрос оказался неожиданным.
   - А что произошло?
   - Как? - глаза у Кости опять полезли на лоб, - ты не знаешь?
   - Нет, - смущенно ответил я, - я как раз запил.
   - Ааа, - протянул он, - понятно. У тебя и окна вон целы. Ты что, правда не видел ничего?
   - Да не видел, правда. Объясни толком, что произошло? - закричал я на него.
   Он рассказал. Оказывается, ту вспышку, что сделал Лай, действительно все видели и ужаснулись, и БАМ! был такой, что окна вылетали у каждого второго, а ближние дома даже стен лишались. Деревенька, что располагалась неподалеку, практически перестала существовать. И что самое странное, жертв не было. Вот это действительно странно. В нескольких кафе, где окна были в несколько человеческих ростов, сидящих людей просто осыпало градом осколков, а на телах даже царапин не было.
   Костя оставался у меня до вечера, ну то есть полдня, потому что явился ко мне в обед, да пока разбудил. Мне пришлось ему клятвенно пообещать, что больше не буду напиваться, и уж тем более не буду кончать с собой, ведь он этого больше всего боялся. На последок он сказал, что отец отправляет его учиться куда-то за границу, и он в общем-то пришел попрощаться. Меня эта новость огорчила, все же Костя был моим другом, почти единственным человеком, которому я доверял и с которым многим делился. Но в этот раз я ни словом не обмолвился ему о произошедшем, может где-то в глубине души думал, что я спятил и у меня галлюцинации, хотя наличие жезла их напрочь отметало. Нет, я не хотел его в это втягивать, к тому же скажи я ему, и он, еще чего, захочет остаться, а так пускай продолжает учиться. Кстати, пора бы и мне подумать насчет учебы.
   Наскоро убравшись я отправился в замок мага. Вся троица была тут. Клак обрадовал меня тем, что нашел кузню у мага и заковал свой доспех. Лай и Эсмадил все эти дни просидели в библиотеке. Они нашли много чего интересного, и оставались бы тут еще долго, но, во-первых, им нужна была еще и практика, а во-вторых, они согласились на мое предложение смотаться во вновь открытый мир.
   Пока Клак и Эсмадил укладывали вещи, в том числе и кое-что из вещей мага, с моего, конечно, разрешения, я расспрашивал Лая.
   - Со слов Эсмадила, да и с твоих оговорок, я понял, что ключники отличаются от обычных своих собратьев. Например, Эсмадил сказал, что став ключником ты стал сильнее в магическом плане.
   - Это так, - кивнул Лай, - и не только магически. Да, когда я поступил в школу магии я еще был обычным человеком, ну или почти обычным. Я с самого детства отличался сообразительностью, все быстрее схватывал и учился быстрее других.
   - Странно слышать, - я задумался, - но у меня та же самая ситуация.
   - Так и должно быть, - кивнул Лай, - я встречался с другими ключниками, история была у всех практически одинакова. Никто не может сказать, почему так, но предположения есть. Например, одно из предположений, и я к нему склоняюсь, это то, что для управления обелиск используют возможности и ресурсы своего хозяина. Некоторые из ключников говорили мне, что когда они пытались найти какой-либо мир, то их мозг как будто отключался и они совершали порой глупости. В такие моменты повышается эмоциональный фон и глупости ключник начинает вытворять неосознанно.
   Действительно, ведь так и было. Я дал задание обелиску искать мир, и ведь в этот момент эмоциональный фон у меня был высок, на столько, что я даже ревел и напился. Получается, что мир может искаться до сих пор?
   - Я учился магии очень быстро, не уровнем силы конечно, а своим постоянным желанием учиться, создавать что-то новое. В восемь лет я сбежал из дому, потому что мне было невыносимо скучно, а отец заставлял только пахать поле, сеять урожай, и считал, что самое большое мое развлечение должно быть с девками на сеновале.
   - Не, мне с предками повезло, - сказал я, - определили в лучшую школу, что смогли, потом в университет. Ну а потом я и сам.
   - Меня приютил тогда один торговец. Хороший человек. Я проработал у него год и научился многому. Мы ходили из города в город, и за год таким образом я выучил шесть языков, помогал вести ему амбарные книги и во многом другом быстро схватывал. Он мне тогда и посоветовал куда-нибудь в школу устроиться, а он поможет мне в нее попасть. Он конечно думал, что я вернусь к нему, даже хотел заплатить за обучение. Да только мне такой подарок был не нужен, я уже тогда смекнул чего он хочет, а потому в школу поступил собственными силами.
   Обычно в школу поступали с двенадцати лет, а мне удалось в девять. Доставалось от всяких графских отпрысков. Но они же и открыли во мне дар магии. Я тогда отомстить хотел, они меня ногами били. Ну и создал простенькую сферу отторжения. Их раскидало, руки-ноги переломало, а меня через день под конвоем отправили в школу магии. Там ко мне по другому относились и мастер мой был из лучших, пока стая драконов его не разорвала.
   Я был тогда на последнем витке, когда меня призвала пирамида, то есть обелиск. Я там два дня проторчал, а потом все же смог вернуться. И понял, что изменился. Все заклинания стали проще получаться. Учитель тогда пытался разобраться, что произошло, но никаких изменений не находил. А я чувствовал, что изменился. Потом научился видеть лож, правду, чувствовать знания. И сдав экзамены отправился путешествовать по свету. Обошел все страны и нашел много чего интересного. Под землей, в небесах, в недрах гор. Я шел туда, куда меня тянуло, и находил.
   Потом я уже начал путешествовать по другим мирам, что были мне доступны, встретился с другими ключниками и впервые столкнулся с ирреальными. Я тогда был еще один, и выжил только благодаря случаю. А потом, со временем, ко мне прибились, то арб, то эльф, то паладин. В общем, собрался небольшой отряд, и стали мы ирреальных ключников выискивать. Больше, конечно, путешествовать, но и четырех ирреальных ключников сразить сумели, нашли-таки, а их мерзких созданий и вовсе без счету.
   И так случилось, пока мы путешествовали по другим мирам, в моем родном мире появился ключник, который встал на путь ирреальности.
   Лай выдал мне свою краткую историю. Мне, было интересно узнать о магии побольше, но я решил себя не торопить, еще успею.
   Когда все было собрано мы перенеслись к обелиску, тот опять всех просканировал и выдал положительный результат. На четвертой грани появилась картинка. Снимок действительно изображал какой-то технологичный мир, где были какие-то громадные строения, в небе летали космические корабли.
   - Ну как, все готовы к новым свершениям? - улыбнувшись спросил я. Увидев серьезные лица моих попутчиков я засмеялся, и мы перенеслись.
  
   Мертвый мир. Поход за артефактами.
  
   И зачем я в это влез, уже двадцать раз был на волосок от гибели. Зачем? Да затем, что интересно было. И сейчас интересно, да уже не так. Впрочем, остальные моего мнения не разделяют.
   Кто такие остальные? Ну, уже известные Лай, Клак, Эсмадил, а еще подразделение группы уникального назначения с десятком ученых и два нанический комплекса. Где мы находимся? Да на одной мертвой вдрызг планете, где живым приходится ой как не сладко.
   Ну, все по порядку. Сперва, мы все же явились туда, куда собирались. Прямо в кабинет какому-то советнику, ну что-то вроде нашего депутата, только если у нас их несколько сотен, то тут всего пара десятков, и у каждого своя власть. Первым делом нас чуть не прибили, да и мы хорошо, заявились куда не следует, на особо охраняемую территорию, но мы быстро сумели их заинтересовать. Дебатов было много и слава богу, улаживал их Лай.
   В общем, мы нашли общий язык, они поняли кто мы, что мы из другого мира, а еще вернее, из другой реальности, и что ничего плохого им сделать не хотим. Узнав, что мы хотим, они было намеревались нас выкинуть куда подальше, если бы я не предложим им сногсшибательную идею. А именно, я предложил им выбрать мир, куда бы они хотели попасть. Вот за это они ухватились. Конечно, они и сами могли летать более чем на миллионы планет, но попасть в другую реальность, это было круто. И они выдали. Целый список.
   Я не растерялся и задал поиск по миру, который соответствовал бы всему списку, но им пришлось выдвинуть ультиматум. Только один мир. А заодно позаботился, чтобы они не начали экспансию на него.
   Мы заключили договор. Они всецело помогают нам, в чем только мы ни попросим помощи, а мы предоставляем им мир для исследования, рассказываем о себе, о своих и других мирах, рассказываем о культуре и даем им себя исследовать и обучаем магии. В общем, досталось всем, кому рассказывать, кому искать, кому учить.
   Они по началу были сильно обижены, что не могут на нас влиять. Еще бы, я постоянно мотался со всеми к обелиску и кучами вытаскивал всяких жучков и следящих устройств. Пришлось высыпать все это советнику Ихтару, который нас первым встретил в их мире и который, собственно, стал нашим куратором.
   Естественно, они потребовали нас первыми выполнить свою часть договора. И так же естественно, они не смогли этого получить, мир еще искался. А потому мы пока пошли на исследование. Не будь с нами Лая, я бы на это не решился, а так он постоянно нас контролировал, что бы с нами ничего не сделали.
   А в целом это был хороший мир, они и на нас наседали в основном не со зла, а просто с нервов. У них тут, оказывается, шла война, с кем не знаю, Лай посоветовал особо в это не лезть, не зачем, и я придерживался того же мнения. Поэтому-то нас приняли за шпионов, а потом уже пытались получить максимум выгоды.
   За два месяца, что обелиск искал мир по заданным критериям, мы обследовались. Выяснилось, что я, Лай и местные люди имеют частично различный генотип. А генотип арба и эльфа их заинтересовал особенно сильно. Тут уже подсуетились Лай и Эсмадил, сказав, мол, если мы идем как подопытные кролики и от нас им большая польза, то пускай это нам компенсируют. Тут уже нам пошли навстречу. Генотип всех четверых был высоко оценен и они целый месяц гоняли свои супер-компьютеры, которые выдали результат, который их самих ошеломил. Вот, что значит живые существа из другой реальности.
   Потом обелиск нашел мир и была снаряжена маленькая экспедиция. Половину я сразу завернул домой. Почему так? Это сложная история. Начать с того, что треть оказались самыми настоящими шпионами. Конфликт едва не разгорелся возле самого обелиска. Пришлось всех обездвижить и один на один поговорить с советником. Понятно дело, что если всех шпионов развернут, то они выдадут секрет тут же, оставалось от них избавиться, но и в этом случае недруги могли догадаться. В общем что они там порешили я не знаю, но всех шпионов мы уничтожили в том самом мире. Хотя стоп, как раз не мы, а тот самый мир.
   Помню, когда мы там оказались, мне понравилось. Это в первые две минуты, пока мир переваривал, откуда мы там взялись. А потом мы подверглись нападению. Вернее даже не мы, а те самые шпионы, которых я выкинул подальше от нас, без всякого снаряжения и оружия. Они просто оказались к опасности ближе, чем мы. Если бы не Лай, мы бы тоже тогда могли там статься. Бой длился минут двадцать, и это мы боролись всего с одним существом. Что это такое я не мог сказать, какая-то помесь жизни с технологией. Охранный робот, как сказал мне потом обелиск и, что я передал Ихтару.
   Робота этого я переправил обратно, как и остальных. Те, кто не попал, были раздосадованы, но и вздохнули облегченно, что не пришлось ввязываться. Из тех, кто еще не попал, я отбраковал по состоянию здоровья и психики. Поскольку у них была война я очень строго сказал, что психов брать не буду, а их оказалось целых пять, которые хотели найти какое-нибудь сверхмощное оружие и уничтожить всех и вся. Эти бедолаги сразу по развороту были отправлены в лечебницу, и я, даже не слушая обелиск, знал, на службу они уже не вернутся.
   После первого раза они рвались еще, привезенная зверушка им очень понравилась. Как сказал Ихтар, она была превосходна и совершенна, даже для их уровня. Я же встал в позу и потребовал, что бы сперва они нас хоть чему-то обучили, в общем выполнили свою часть договора. У нас тогда чуть не случился серьезный скандал. Ихтар говорил, что сейчас переломный момент в войне и им нужно сделать что-то, что бы хотя бы нас обезопасить. Чушь конечно, хотя он был в чем-то прав, это его мир и он за него переживает. А времени на учебу уйдет много.
   Выручил опять Лай. Он сказал, что сделает локальную остановку времени. Скажем лет на пять, что бы и мы могли, что-то узнать, и времени прошло всего несколько дней.
   Ихтар, как такое услышал, лишился дара речи. Когда эта новость дошла до ученых, они чуть не растерзали бедного Лая. Дошло до того, что Ихтар потребовал наложить такое заклинание на всю планету. Тут уже вспылили Лай, послав его и всех ученых так далеко и изощренно, что даже я подумывал уйти. Обошлось. Сошлись на том, что Лай наложил заклинание на один город, который через час уже приступил к консервации.
   Надо отдать должное, действовали они быстро. Через два дня город был полностью изолирован, для существования в замкнутом пространстве. С их технологиями это было не так уж сложно, практически, как жизнь на космическом корабле. Лай готовил заклинание все эти два дня.
   Чуть не случилась осечка, сил Лая не хватило на этот город. Благо я стоял рядом и сообразил что делать. Я просто вытащил недостающую силу из жезла. В результате город закрылся не на пять лет, а на десять. Согласен, мы с Лаем были виноваты. И Ихтар нас даже сперва отматерил. Но потом, что-то прикинув, наоборот расцвел в улыбке.
   Да, на эту локальную заморозку времени стоило посмотреть. Все, что осталось снаружи было как картинка. Предмет, вылетавший за пределы сферы тут же останавливался как вкопанный, и не просто останавливался, а выворачивался на изнанку. Например брошенная банка расползалась пятном. Ведь та часть, что уже успела выйти, останавливалась, а та, что была еще внутри сферы, двигалась, и происходило расплющивание. Парадоксально, но банку расплющивало время.
   Потом началась наша учеба. В основном, конечно, моя, ведь я этого хотел. Когда Ихтар спросил меня, что я хочу узнать, то очень удивился, когда я сказал - все. Он попытался мне объяснить, что все, это очень много, но очень быстро остыл. Когда я в течении месяца сдал лично ему все тесты и экзамены их первых пяти классов школы, он посмотрел на меня очень удивленно.
   Да, их школа это что-то очень сложное. Во-первых, школа это чисто условность. Все знания можно получить в миг, да вот только воспользоваться надо еще суметь. Поэтому у детей образование происходило смешанное. И запись в мозг, и сидение за партой, и развлекательные игры, и много другое.
   Их школу я прошел за год. Был, правда, перерыв на месяц, когда ученые мне предложили генную модификацию. Вообще эта модификация была обоснована, потому что законы природы здесь другие, и законы физики имели кое-какие отличия. А в целом и справедливом, мне было просто интересно, что со мной будет. Слава богу, ничего особо серьезного, хотя привитие чужого генома вызвало лихорадку, что делать, с которой, не знали даже столь продвинутые ученые.
   Десять лет пролетели довольно быстро, с пользой для обеих сторон. Но к концу этих десяти лет Ихтар уже так и рвался в тот мир, что-то все же ученые накопали. Когда заклинание истощило себя, мы вновь вернулись в обычный мир, и события полетели вскачь. То в мир мотались, то учились, то я осваивал пилотирование звездных кораблей, то еще что-нибудь. Несколько раз наведывался домой, впрочем, там без особых изменений все было, отсутствовал-то я всего несколько месяцев, да и то дома появлялся каждые два-три дня, редко через неделю, за исключением, конечно, десяти лет изоляции, но во внешнем-то мире не прошло и дня.
   И вот, эта миссия в мертвый мир. До этого было не так опасно, ну вернее до этого мы не заходили так далеко. Освоение нового мира все же начали с умом, поэтому, когда я второй раз перенес всех сюда, со мной были только военные и Лай. Решили начать с основания базы. Я не препятствовал, к тому же это было очень верное решение. Отряд в сто бойцов, далеко не из последних, нес с собой наверное тонны четыре всяких материалов. Базу они развернули за несколько часов, работая быстро и слаженно. Лай, на всякий случай поддерживал что-то вроде невидимости, и надо сказать не зря. Едва форпост был построен, как мы подверглись нападению. Какие-то мелкие монстры, теперь уже чисто механического происхождения атаковали нас в течении двадцати часов. Я готов был в любую секунду выдернуть всех назад, но форпост никто не хотел сдавать, ведь неизвестно, что станет, если из него уйти. Мы выдержали, вернее та сотня заматерелых бойцов. Помимо деталей и материала для строительства форпоста они брали с собой и увеличенный боекомплект, так что огневой мощи хватило. Один раз, правда, я все же вынужден был бежать за помощью. Механические тараканы, хоть и не могли так просто преодолеть стены форпоста, все же находили лазейки и в наших рядах случались жертвы и ранения. Пришлось наведаться за подкреплением в виде танков и медицинских комплексов. Почти всех удалось спасти, хотя и с нашей стороны были погибшие.
   После этого строительство базы пошло усиленными темпами, я уже не отдыхал, а только скакал из мира в мир. Надо отдать должное Ихтару, больше я не накалывался на всяких шпионов, ну или не на такое количество. Понятно, что всех он все равно выловить не мог, но со временем они исчезли совсем. Его это насторожило, да и я понимал, они просто затаились.
   За две недели база вымахала о-го-го, а специальные группы стали делать вылазки. Впрочем, отбивать базу приходилось чуть ли не каждый день, но постепенно агрессивность мира сходила на нет. И вот, исследовав уже все на десять километров вокруг, а с воздуха гораздо больше, начальство решило послать экспедицию. Они нашли либо какой-то заброшенный город, либо какую-то базу. В общем, лакомый кусочек. Отряд собирали не спеша, хотя уложились всего в пару дней. Отряд состоял из вашего покорного слуги, вместе с тем, кто начал со мной путь, к нам приставили отряд уникального назначения (специально для этого мира созданный) в двадцать человек, десять ученых различного профиля с горой оборудования и в последний момент руководство приставило к отряду два экспериментальных робота, или нанических комплекса, как их назвали, вместе с оператором, который должен был ими управлять.
   Эти роботы были сделаны на основе технологий той первой зверушки, которую мы еле завалили. В целом они представляли из себя сборище нанитов, уникальных нанитов, способных составить любую форму и в том числе, даже обратиться в волну. Плохо себе представляю как это, но обязательно пообещал себе разобраться, как только вернемся.
   Вылазка была рассчитана на восемь суток, предстояло пройти семьдесят километров. Никаких машин мы с собой не брали, потому что с ними получалось гораздо хуже, чем пешком. Это выяснили еще в первые дни, когда такие мобильные группы подвергались нападению монстров и машина вместе со всем вооружением становилась грудой металла, никакие компьютеры не могли справиться с нападавшими, их или вышибало, или их перепрограммировали, так что вся мощь оборачивалась против людей же, или еще что похуже. Людям здесь приходилось рассчитывать только на самих себя, и не доверять свою жизнь электронным мозгам. Поэтому, на нанические комплексы посматривали с подозрением.
   Первый день прошел относительно спокойно. Группа подвергалась слабым атакам уже известных тараканов, и обходила не сильно замаскированные ловушки. А во второй день уже начались неожиданности. До этого все разведывательные группы удалялись максимум на тридцать километров, мы же эти тридцать километров отмахали в первый же день. И дальше местность как будто менялась.
   Первым препятствием на второй день стала ловушка с железной травой. Ну не совсем травой, это были зигзагообразные палки с торчащими во все стороны шипами. Невысокие, максимум сантиметров тридцать и толщиной в мизинец, все из блестящего метала, но опасными они оказались очень.
   Первым решили пустить нанический комплекс. Он осторожно приблизился к первой ветке, едва задел её и она взорвалась. Точнее ветка выстрелила все шипы. И не только она, вся поляна пустила шипы. Воздух прорезали тысячи толстых игл.
   Группу спас второй нанический комплекс, успев поставить защиту, которую иглы пробить не смогли. Но его защиты на всех не хватило, некоторые оказались в стороне. Меня и Лая спасла защита обелиска, Эсмадила какой-то оберег, а вот Клака поразило несколько игл, не смотря на то, что он был в доспехе. Так же досталось несколько солдатам, иглы прошивали усиленные доспехи играючи.
   Казалось, прошло только мгновение, а на пол падает три десантника и Клак непонятно зашипел. Все откатились назад, хотя и до этого находились в укрытии.
   Первым делом все кинулись помогать раненым, а только потом разбираться, что же произошло. Иглы оказались с сюрпризом. Войдя в тело они разрослись, словно цветок, разрывая внутренности. Клаку относительно повезло, ему иглы попали в руки и ноги, и хотя вырывать иглы можно было только с приличным куском плоти, Лай быстро освободил его от мучений. А вот с тремя солдатами пришлось повозиться. Их сильно "изжалили" эти иглы, так что Лай вытаскивал их почти с того света, и никакая современная медицина не смогла помочь.
   Троих пострадавших пришлось отправить назад, в сопровождении двоих солдат, хотя и на ногах после Лаева лечения те держались нормально, но все же, ни брони, ни оружия у них больше не было. А группа остановилась на короткий отдых.
   Кто-то пошел исследовать неожиданную ловушку, прикрываясь наническим комплексом, кто-то просто отошел подальше. Я решил пока никуда не лезть.
   Оказалось, что первый нанический комплекс уцелел, он просто оказался отброшен, получив в упор около сотни игл. Его изменяющиеся бока иглы взять не смогли, да и защиту он скорее всего успел поставить. Зато ко мне подошел арб.
   - Сильные, змеюки, - зло ругался он, - на руках и ногах брони-то поменьше будет, а в груди, ты смотри сколько засело.
   Я присмотрелся, и действительно, весь доспех Клака был в железных выступах, и я понял, что это засевшие иглы. Потом посмотрел на броню на ногах. Там было очень много глубоких борозд, похоже, основная масса игл прошло вскользь.
   - Я впервые встречаю металл крепче моего доспеха, - удрученно признал арб, - не считая магического, а тут ни грамма магии.
   Я предложил ему вытащить хоть одну иглу, кое-как вытащили, и увидели, что та даже не затупилась, но и цветком разрастить не смогла. Я сообщил об этом ученым, и те с величайшей осторожностью повытаскивали все остальные иглы для исследований.
   Я решил так же осмотреть место нашего укрытия. Оказалось, что иглы прошили все, что здесь было, то, за чем мы прятались. Камни в пару метров толщиной, железные остовы, в двадцать сантиметров толщиной, кое-где иглы застревали, я хотел было сказать это ученым, но увидел, что они заинтересовались этим раньше меня.
   А группа, отправившаяся исследовать непонятную железную траву, во главе с Лаем, принесла неутешительные известия. Оказывается, железная трава это своеобразная мина, под землей находился диск диаметром два метра и вся железная трава брала начало от него, разрастаясь на десятки метров вокруг. Более того, вместо выпущенных игл, мина начала уже "отращивать" новые. Лай её, конечно, обезвредил, попросту вытащив все из земли и откинув в сторону на пару километров. Ученые завопили в голос, что это уникальный экземпляр для исследования, но раз хотят, то пускай потом сами его и забирают.
   По пути нам еще раз встречались подобнее мины, но теперь мы уже были настороже. Один раз удалось заманить туда группу нападавших монстров. Иглы изрешетили их, превратив в сито. В общем второй день стал для всех очень трудным, особенно для Лая, которому опять пришлось отдуваться.
   К намеченной цели, в итоге, мы пришли не через семь суток, как планировали, а через двадцать. На третий и четвертый день пути из строя выбыла половина группы, к счастью, только троих не удалось вернуть к жизни. Поняв, что за оставшиеся три дня мы не сможем добраться не растеряв при этом всех, начальство поумерило свой пыл и приняло самое верное решение, на мой взгляд. Тот отрезок пути, что удалось проложить за четыре дня решили закрепить. Его расчистили ото всех сюрпризов, что заняло еще три дня, и установили некое подобие охранного периметра. Дальше передвигались на несколько километров каждые сутки, с постоянными зачистками и установкой охранного периметра. В итоге, на двадцатые сутки, мы все же сумели добраться куда надо.
   Был ли это город, сказать не могу, но он навевал ощущение некогда жилого массива. Железный периметр, стены метров пяти высотой были местами прорван неизвестной силой. Позже мы узнали, что сплав в этих стенах невероятно прочный, оторвать, отпилить, отварить хоть кусочек не получилось. Лаю, с помощью Клака, удалось отрубить кусок для исследования, но сил на это, как он сам сказал, ушло очень много. Я мотался с этим куском к обелиску и даже узнал, как он был произведен, но когда все дословно пересказал ученым, они только развели руками. Таких технологий у них не было. Но, как раз такие сложности заставили поселиться в этом городе и ученых и меня, разгадать тайну хотелось до жути.
   Что удалось найти в городе еще, не буду даже перечислять, это, в прямом смысле слова, оказалась кладезь некогда жившей здесь расы. Кладезь расы, далеко ушедшей в своем развитии, и несмотря на сложность, мы все же имели возможность понять, с чем столкнулись и как все эти знания перенять.
   Слава богу, здесь было безопасно, относительно конечно, и буквально с первых дней закипела исследовательская работа.
   Очень быстро мы поняли, что застряли здесь надолго. Во-первых, все ученые на столько ушли с головой в изучение буквально всего, что только могли найти, что разразись рядом хоть атомная война их уже было бы не оторвать. Во-вторых, я сам увлекся так же сильно, что меня тоже бесполезно было отрывать. И в-третьих, я с удивлением видел такой же безумный огонь желания исследовать у Лая, Эсмадила и Клака, что понял, раньше чем через пару лет отсюда никто не уйдет.
   Вставал вопрос о повторной заморозке времени. Я озвучил его в шутку, но реакция на эту шутку последовала просто взрывная.
   Лай, оказывается, разрывался, от необходимости спасать свой мир и исследовать этот. Ученые буквально волками взвыли и Эсмадил с Клаком им вторили.
   В общем, вопрос о локальной остановке времени был решен в считанные секунды.
  
   А вот подготовка заняла около месяца. Здесь, все же, был чужой мир и никаких продуктовых баз, вычислительных центров и военного гарнизона не было. Ну, последнее было не особо нужным и без него можно было обойтись, но вот все остальное я переправлял каждый день сотнями тонн.
   Поскольку, накрывал Лай зону диаметром в сто километров, пришлось воякам тщательно прошерстить окрестности. С потерями особо не считались, хотя их было уже не особо много, экспериментальные нанические комплексы хорошо себя показали, хотя временами и на них находилась управа, все же два десятка постоянно рыскали по предполагаемой зоне покрытия.
  
   Следующие десять лет пролетели для меня незаметно. Думаю, я даже не спал все эти десять лет. Лай от меня не отставал, Клак и Эсмадил поостыли лет через семь, хотя нового и неизведанного находилось все больше и больше.
   База, а это оказалась военная база с небольшим жилым гражданским комплексом, оказалась просто напичкана всяческой информацией. Три года программистам понадобилось, чтобы разобраться с местными компьютерными системами, но они это сделали и тогда на нас вылился просто поразительный поток информации.
   Поверженная раса, одно из последних пристанищ которой мы и исследовали, были не людьми, хотя чем-то схожи. Они были гуманоидами, довольно высокими и тощими. С коричневой кожей, коленями гнущимися назад и копытами. Длинными руками с семью пальцами, напоминающую стрекозиную головой и маленькими рожками. С невероятно развитым интеллектом, но совершенно не враждебной, из-за чего они и погибли. Противников, как оказалось, у них было уйма и все они желали одного, заполучить знания этой расы. И я их хорошо понимаю. Дрэды, как называли себя представители расы, только в последние моменты своего существования переломили себя и стали создавать военные объекты, направленные не на защиту, а на уничтожение. Нанический комплекс, мина-трава, это были их изобретения. Вечные, надежные, убийственные. К сожалению, они их не спасли. А может к счастью, потому что кто знает, не проснулась бы у них жажда убийства всех обидчиков? А зная, что они способны были сделать, я бы не стал завидовать их врагам.
   Мы сумели добраться до их баз знаний только потому, что этому они не уделяли большого внимания. Их путь развития был направлен на биологическое развитие в большей мере и технически в меньшей. У них было особое строение мозга, хотя у всех не людей оно будет особым. Псионические силы, как я быстро понял, тоже вещь реальная и очень сильная. Дреды создавали технические приспособления только из нужды. Космические перелеты они умели осуществлять и собственными силами своего мозга, но это, что касается перелета между планет в пределах одной системы. Для того, что бы летать от звезды к звезде они стали придумывать технические новшества.
   И с каждым днем мы все больше и больше погружались в изучение буквально всего, что Дреды сохранили для нас. Да, именно сохранили и именно для нас. Погибая, представители расы уже не надеялись на благополучный исход, дреды создали своеобразную базу данных, в которую занесли все свои достижения, всю свою историю. В надежде, что найдется достойный наследник. Уж не знаю, как программисты сумели сломать эту защиту, а может и не было никакого взлома, но наследниками этих знаний стали мы, люди.
   Я узнал столько всего нового, что казалось, мой мозг лопнет. Лай тоже решил погрузиться во всю базу, и он перенес это проще, видимо уже был привычен к подобному. Ученые подобный эксперимент над собой не ставили, но оно и понятно. Увидев наши мучения они долго считали нас покойниками, да и зачем им надо было это все? Все же, это теперь по праву их знания, а я и Лай на подобное решились потому, что возможности коснуться этих знаний у нас был единичный случай.
   Почему? Потому что в тот день, как раз спустя три года, мы входили в состав команды, что должна была преодолеть последнюю преграду на пути к знаниям. Мы тогда не знали еще, к чему стремимся, просто в один прекрасный момент исследовательская группа, коих несколько обследовало территорию базы, натолкнулась на довольно странную фигуру. Сперва даже предположили, что это некое сооружение, но быстро поняли, что это скорее какой-то памятник, чем здание.
   Высокий, круглый, похожий на бутон пиона, памятник архитектуры был потрясающ и притягателен. Рядом с ним ощущалась некая энергия, и в описании ощущений, которые человек испытывал рядом с ним, люди расходились во мнениях. Через несколько дней исследований ученые обнаружили разъемы на сооружении. При чем, лично я мог поклясться, что их там не было. Как оказалось, вычислительные центры подключились к ним без проблем, и даже смогли общаться. Вряд ли неизвестная нам ранее раса могла знать, что явятся некие люди и будут иметь такое-то оборудование. А это значило, это данный артефакт как минимум разумен.
   Никто не может даже сказать, что спровоцировало открытие первого слоя, просто в какой-то момент верхние лепестки тугого бутона пришли в движение как у живого цветка и опустились на землю, в виде чашечек, образуя своеобразный лист клевера.
   Это навело на мысль, что бутон имеет форму капустного кочана и внутри скрыто что-то невероятное.
   Учитывая, что нашли этот артефакт на втором месяце пребывания в стазисе, а открылся он на втором году восьмом месяце, получается на его открытие ушло примерно два года и шесть месяцев. А если точно, то девятьсот дней. Не знаю, почему так ровно, к тому же лепестков оказалось триста восемь слоев. Иногда удавалось снимать по слою в день, иногда мы тормозили на месяц.
   Идеей открыть артефакт загорелись буквально все и это давало хорошие результаты, сто восемнадцать слоев были сняты очень быстро, всего за четыре месяца. Но потом произошел стопор на неделю и людей переориентировали на другие задачи.
   Никто не знаю, почему, при каких обстоятельствах сходил очередной слой, этим осталась заниматься специальная группа ученых, пустив на это пятьдесят процентов мощностей всех вычислительных центров.
   Мы с Лаем как раз в тот, знаменательный день, были вместе с той группой. Нам требовался некоторый отдых. А еще вернее нас на него просто выгнали, потому что мы больше всех просиживали за исследованиями. Но разве мозгу ключника возможно так долго отдыхать, когда рядом находится такая прорва новых задач? Вот мы с ними и пошли к артефакту, что бы хоть как-то себя занять.
   Все произошло на удивление быстро. Лай попробовал просканировать артефакт магией. Он уже тысячи раз это делал, и мало что получал в ответ, но в этот раз, он едва прервал заклинание, как рухнули последние лепестки. Едва они начали раскрываться, как из щелей брызнул яркий розовый свет, который ослеплял. Когда лепестки полностью опали на груду таких же лепестков, нам предстала большая сияющая сфера. Она переливалась и манила, и так сильно манила, что мы поддались зову.
   Когда мы оказались рядом и коснулись её, то сперва почувствовали упругое сопротивление, как будто сфера была наподобие резиновой, но потом наши руки неожиданно погрузились внутрь и, мы были мгновенно затянуты в середину. Не помню, кто первый подвергся обработке, я или Лай, мы расходимся во мнениях. Остальные же вообще, как оказалось, нас не видели. Потому что сами поддались искушению, только их внутрь не затаскивало.
   Когда я оказался внутри, в меня ворвался поток знаний. Нет, совсем не весь, просто как вежливая форма приглашения и объяснения где я нахожусь. Именно из этой сферы я все и узнал, и что это была за раса, и что с ней случилось и все знания, которые они решили оставить после себя.
   Все знания я решил взять по простой причине, второй раз к сфере меня могли не подпустить.
  
   Очнулся я в местном лазарете, спустя полгода. Вместе с Лаем нас поместили сюда спустя десять дней после исчезновения. Никто не знал, ни куда мы делись, ни как появились. Наш рассказ о пребывании внутри сферы никто не принял всерьез, но поскольку каждый из нас в красках все описал, то поверили.
   Что с нами произошло, почему мы так долго отсутствовали и почему так долго были в состоянии комы никто ничего сказать не смог, в том числе и мы сами. Лай больше всего терялся в догадках, ведь все его охранные заклинания, вся его магическая выучка, ничего не помогло.
   Но, поскольку, ничего страшного и серьезного не произошло, все постепенно улеглось и мы с еще большим энтузиазмом взялись за дело.
   Первые странности стали замечать те ученые, с которыми мы в данный момент работали. Они заметили, что некоторые вещи мы схватываем на удивление быстро, как будто знали заранее, что и как должно быть. То, на что они потратили полгода нашего отсутствия мы освоили за какой-то месяц. Дальше больше, мы стали столь быстро разбираться во всем, что они диву дивились. Конечно, они и до этого были под впечатлением от наших с Лаем способностей, но все же как ученые они нас превосходили в своей сфере.
   Не сговариваясь мы с Лаем подняли перед самими собой этот вопрос и быстро пришли к мнению, что знания, полученные от сферы, становятся нашими собственными, и только по этому мы воспринимаем все так, как будто уже тысячи раз все это делали.
   Наши умозаключения не особо понравились руководству проекта, но возразить никто ничего не мог, все же это благодаря нам они имеют все то, что имеют.
   В итоге, к моменту окончания нашего десятилетнего заключения я разбирался в стольких вещах, что голова шла кругом. Успехов, которые мы добились, было столько, и они были столь грандиозными, что вся жизнь на одной, знакомой мне планете, очень скоро поменяется кардинальным образом и с кем бы там не воевали люди, они очень скоро могут одержать победу.
   Почему я говорю могут? Потому что полученные знания дрэдов сильно изменили людей. Почти все узнанное было направленно на мирные цели, на саморазвитие, на воспитание, на выращивание различных культур, на медицину, на строительство... на все, кроме войны. Был, конечно, тот небольшой раздел военного назначения, которые дрэды успели сделать, но от него несло такой тоской, что о самой войне даже не хотелось думать.
   Того немногого, что удалось узнать из военного раздела хватило всем, для того, что бы понять, каким сильным противником могли стать дрэды. Всего чуть-чуть из всех их знаний, но один только нанический комплекс оказался самой безобидной игрушкой на фоне всего остального. Из-за этого все исследования даже были прекращены на неделю, люди просто переваривали узнанное и я уверен, что больше с таким азартом они уже не думают о войне.
   Но, это их мир, и им решать, что с ним делать.
   Когда все исследовательские работы были завершены мы очень быстро свернулись. Пять последних лет мы не только исследовали, но и мастерили. Ученые переделали свои вычислительные комплексы. Некогда их достояние, самые мощные центры, теперь были не больше пуговицы размером. Смысл таскать с собой такие громадины отпал. Нанические комплексы, произведенные на их родине, оказались полнейшим браком по сравнению с тем, что могли сделать дрэды, и тот, который удалось захватить нам, как оказалось, функционировал всего на сотую долю процента, время не жалеет никого и ничего.
   Возвращались практически налегке, сферу я им не позволил взять с собой, поэтому последний год они были заняты только получением и классификацией информации. Все, что они сумели смастерить, я им позволил забрать, вреда они не несли.
  
   Мы возвращались с триумфом и огромной печалью в глазах.
  
   Глава 6. Монстр. Неожиданное возвращение.
  
   - Обнаружено вторжение в психоличность, производится принудительное извлечение. Удалить паразита? - голос обелиска ворвался раскаленной иглой, пробуждая заснувший навеки мозг. Боль была адская, казалось, каждый нейрон излучает океаны боли. Как до меня дошли слова обелиска не понимаю, потому что ничего кроме боли я вообще не ощущал и не слышал.
   Я не мог кричать, я не мог двигаться, я встал в ступор от невыносимой боли. Как будто от твоего мозга оторвали паразита, который прожил там миллион лет и от этого мозг испытывает душевные терзания, выражающиеся в банальной боли. Как оказалось, я был близок к истине.
   Когда я пришел в себя, обнаружил одну крайне возмутительную вещь. Я изменился. Боль постепенно спадала и я сумел открыть глаза. Интуитивно догадался, что нахожусь возле обелиска, но вот глядел я на это место совершенно другими глазами, и по-другому, и разными органами чувств, и сразу в нескольких направлениях.
   - Что со мной произошло? - задал я вопрос, и почти тут же пожалел, потому что обелиск безразличным голосом заговорил.
   - Произошел преднамеренный захват психоличности. Паразит внедрился в головной мозг и произвел полный захват всех моторных, а в последствии и мыслительных функций, постепенно замещая психоличность, умело укрываясь от моего внимания. В возникшей опасности я вынужден был произвести вывод в подпространство, где при полном сканировании был обнаружен паразит.
   - Ничего себе, - только и смог выдавить я, - это на меня что, мозгоед напал какой? - ошеломленно спросил я.
   - Термин мозгоед в данном случае не уместен...
   - Ладно, заткнись, - раздраженно буркнул я, - это была шутка. Что этот гад со мной сотворил? - и тут обелиск выдал просто энциклопедические знания.
   - Личинка истикса имеет врожденные инстинкты выживания и возможность выжить только при полном захвате психоличности. Обычно они паразитируют на низших формах жизни, по причине их доступности. Но одинаково легко захватывают и высшие формы, обладающие сложными мозговыми процессами. При захвате носителя личинка продвигается к главному координационному центру, или к главному нервному узлу, захватывая сперва моторные функции, а потом и все нейронные связи.
   Имеющийся комплекс беззащитности, из-за её изначальной формы, приводит к постоянному изменению носителя. Каждое изменение требует поглощения ресурсов, биологических, органических и не органических, а так же всевозможных источников энергии. Поэтому носитель со временем становится хищником и нападает на все подряд.
   Уничтожение паразита в теле носителя возможно в период развития, подвергая при этом сам носитель опасности. Когда паразит переходит к стадии подчинения психоличности уничтожить его можно только вместе с носителем, или разложив объект на волновые составляющие и отделение волновой составляющей паразита от носителя.
   - Ну умник, ну выдал, - сквозь зубы выдавил я, понимая, что у меня уже не прежние зубы, - и что он со мной сотворил?
   - Изменение физиологической составляющей - сто процентов. Изменение нервной системы - семьдесят процентов. После извлечения паразита вредонесущих факторов не обнаружено, психоличность не претерпела изменений.
   Так, спокойно! Что все это значит, разберусь позже. А сейчас успокоиться.
   - Удалить паразита? - спросил неожиданно обелиск?
   - Что? - я вскочил, с удивлением понимая, что я встал не на ноги, а на четыре лапы.
   - Извлеченный паразит обезврежен. Удалить его?
   - Погоди, где он? - рявкнул я, из горла вырвался натуральный рык.
   Перед моей... мордой... зависла сфера, в которую был заключен паразит. Он чем-то напоминал земную мокрицу, только был черного цвета и имел ромбовидную форму, один угол которой был далеко оттянут. Паразит не двигался, поле его сдерживало, но я ощутил, как от него волнами исходит злость, ярость, и желание вернуться в свой, такой надежный носитель.
   Ну уж фигушки тебе. Уничтожить тебя это будет слишком просто.
   - Обелиск, ты можешь дать мне все его знания? Мне еще себя переделывать надо.
   - Запрос принят к исполнению.
  
   Да, это было сильно. Когда обелиск, покопавшись в паразите двое суток, вывалил на меня все узнанное, а это действительно было все, я чуть не сошел ума. Пришлось отказываться от всего мусора их классифицировать все полученное, с дальнейшим заливанием мне в мозг.
   Полезного оказалось очень много, в плане перестройки организма, практически любого, хоть биологического, хоть кристаллического, а хоть и дроида какого, эти истиксы имели просто поразительные свойства к паразитизму, и уникальную систему изменения носителя. Я с этой системой осваивался довольно долго, а ведь для них это все было на уровне инстинктов.
   Отрицательной частью было то, что с размножением у них было очень проблематично. Практически истиксы были бессмертны. Если у паразита не было оболочки, носителя, то он впадал в спячку, в которой мог провести миллионы лет, а когда был в носителе, то жил припеваючи за счет внутренних резервов носителя. И самым большим минусом паразита было то, что он стремился захватить тело, сознание носителя было ему не нужно и только мешало, поэтому он его уничтожал.
   Для чего они захватывают носителей? Для того, что бы размножаться. Процесс это очень сложный и долгий. Истикс захватывает носителя, подчиняет его и начинает его изменять, готовя к фазе эмбриона. Наступает она не скоро, надо набрать массу в несколько тонн, для этого пройти тысячи превращений, и убив тысячи себе подобных, не удивительно, что их считают кровожадными.
   Измененного носителя истикса невероятно сложно победить, если это вообще возможно. Даже в мире лазеров, плазмы и бомб он имеет невероятную защиту и убить его на определенном этапе развития затруднительно.
   Когда носитель достаточно созрел, истикс делает последнее превращение, убивая своего носителя, превращая его в ком или блин, покрытый очень толстой роговой броней, а внутри начинается процесс формирования новых паразитов.
   Паразиты состоят полностью из нейронов. То есть, паразит, в процессе трансформации носителя накапливает не только физическую мощь и броню, но и увеличивает количество нервных клеток. И примерно одна пятая всей массы это своеобразные жидкие мозги. И вот из этой нервной ткани истикс и формирует себе подобных. А по прошествии нескольких лет, а может сотен лет, скорлупу проламывают новые истиксы. Их получается несколько сотен, ну или хотя бы десятков, все зависит от размеров носителя, до которых изначальный истикс сумеет его вырастить. Потом изначальный истикс начинает заботиться о своих детях и первым делом крошит оставшийся панцирь своего мертвого носителя и вновь появившиеся истиксы валяются в этой крошке, покрываясь панцирем и получая с ранних пеленок хорошую защиту, но не способную защитить от всего. Потом истикс присасывается к каждому своему дитю, что бы впрыснуть в него все свои знания. На этом, собственно и заканчивается процесс воспитания, дальше кто выживет, а кто заснет. Убить истикса в раннем детстве очень легко, но поделать с этим они ничего не могут, поэтому им приходится захватывать носителей и прятаться этими носителями подальше от взглядов.
  
   В моем теле изменения были кардинальные и поразительные. Я стал этаким чудищем из фильма ужасов. Зверь о четырех лапах, весь покрытый костной броней, здоровенные когти, голова с несколькими рогами, как у носорога.
   Хорошо, что я получил хорошее медицинское образование, иначе привести себя в норму и вернуть себе все органы было бы очень затруднительно. Сколько у меня на это ушло времени не могу сказать, здесь, возле обелиска, время шло гораздо медленнее, а часы просто вставали.
   Первой моей мыслью было, конечно, рвануть к Ихтару, просить помощи, но обелиск развеял мои мечты. Оказывается, я устроил там настоящий переполох, за мной почти три года гонялись, с целью уничтожить и им это почти удалось. А то, что я натворил за эти три года можно было только догадываться, потому что я почти ничего не помнил. Поэтому первым делом надо было вернуть себе нормальный вид и только потом идти на поклон.
   Мертвого истикса я брал с собой, как доказательство, а то мало ли, убьют сразу и не спросят. Умер этот паразит в чудовищных пытках. Я конечно не кровожадный, но почувствовал себя отмщенным. Собственно и пыток я ему не хотел, просто когда я сказал обелиску, что бы он выкопал из этого паразита всю информацию, тот сделал, но на ворошение в самом себе паразит отреагировал очень бурно. Я чувствовал его боль как свою, не так сильно как он, конечно, но я знаю, что ему было невыносимо больно. Ведь он, по сути, состоял из одного только мозга, и больно ему было каждой своей клеточкой, когда обелиск доставал из этого мозга всю информацию.
  
   Я подгадал момент, когда Ихтар окажется один и обелиск перенес меня к нему.
   - У меня только один вопрос, - начал я быстро, в лоб, пока он не успел ничего предпринять, - я успел кого-то убить?
   Ихтар замер как истукан, побледнел, и просидел неподвижно с минуту, потом все же отошел и до него дошел смысл моих слов.
   - Артемон? - слабо выговорил он.
   - Да, это я, - подтвердил я, - и меня интересует вопрос, успел ли я кого-нибудь убить?
   - А? - он опять опешил, - нет, нет, - быстро заговорил он, - никого, только животных. Люди только пострадали, но никто не умер.
   - Ну хоть что-то хорошее. Надеюсь не сильно пострадали?
   - Как ты сумел? - взорвался Ихтар.
   - Обелиск помог, - понуро ответил я, - паразита этого вытащил, - с этими словами я протянул и положил на стол черный ромбик.
   Реакция Ихтара оказалась поразительной, он вскочил, взвизгнул, и на мою ношу тут же обрушился стул, на котором только что сидел координатор.
   Черт, все было проделано так быстро, что я даже не увидел движения. От силы удара погнулись как стул, так и стол, хотя истиксу это не принесло никакого вреда.
   - Успокойтесь, он мертв, - крикнул я.
   - Мертв? - удивился Ихтар, замерев с вновь поднятым стулом, вот что страх с людьми делает, такое вытворяют, что потом ни один чемпион не повторит.
   - Да, он умер в муках и пытках, - я попытался пошутить, но от этого Ихтар только еще больше побелел. Потом он все же взял себя в руки и наклонившись к коммуникатору быстро заговорил.
   - Зелида, немедленно ко мне карантинную группу фиксов. И вызови срочно капитана Рила.
   Пока мы ждали вызванную карантинную группу я стоял неподвижно, Ихтар, опасаясь прикасаться к истиксу, отодвинул от него подальше все свои вещи, отложил подальше исковерканный стул и встал поближе к двери.
   Вызванная группа долго себя ждать не заставила, три человека ворвались в кабинет Ихтара едва он успел отойти к двери. Все в костюмах высшей защиты, один с плазмобоем на перевес, второй с ионной ловушкой, и третий с обычным контейнером в руках. Именно этот последний первым и подскочил к столу, хлопнув своим контейнером по тушке истикса. Тут же, черное тельце оказалось внутри зависнув между стенками контейнера, который запищал и что-то выдал.
   - Мертв, - констатировал бухающий голос в скафандре и расслабившаяся компания специалистов удалилась.
   Едва за ними закрылась дверь, как в кабинет зашел человек. Он мне показался смутно знакомым. Заходил он встревоженный, видимо видел группу и её ношу. И едва его взгляд скользнул по мне, как он напрягся, и от него повеяло такой угрозой, что я тоже невольно встал в позу.
   - Расслабься Эстерн и проверь его.
   Не знаю, что имел в виду Ихтар, но вошедший обуздал свой гнев и чуть не бегом подошел ко мне. Вытянул руку и что-то стал делать. Я почувствовал, как по телу прокатилась волна, прощупывая меня всего. Остановилась на голове и стала сжимать тисками. Я этого уже не стерпел и выставил блок. Вокруг головы вспыхнула едва заметная сфера и человек тут же отдернул руку.
   - Червя нет, - озадаченно сказал он, - но способности остались.
   Кажется только этих слов ждал Ихтар. Вернее их первую часть, потому как услышав их он расслабился, но когда услышал про способности тут же вскинулся.
   - Как остались? Артемон?
   - Какие способности вы имеете в виду? - недоумевая спросил я.
   - Вообще-то мне сейчас интерсно все. Но сейчас, конкретно, как ты смог избавиться от этого проклятого червя? И очень интересно, как ты сохранил способности?
   - Так, стоп! Давайте по порядку. Как бы, мне тоже хотелось бы узнать, что со мной приключилось?
   Прежде чем мы начали свои рассказы в кабинет Ихтара влетел Лай, а следом за ним Эсмадил с Клаком. Замерев на пороге они с криком бросились ко мне, заключив в столь крепкие объятья, что у меня глаза полезли из орбит.
   - Смог, - чуть не со слезами в глазах сказал Лай и отступил на шаг, - мы уже не ожидали тебя увидеть. Прежним, - осторожно добавил он.
   Постепенно мы все же стали разбираться в сути произошедшего. И картина вырисовывалась довольно странная.
   Сразу после возвращения из мертвого мира был устроен грандиозный праздник. Даже не смотря на военное положение был повод для радости. Да собственно наши исследования и оказались переломным моментом.
   И вот, на этом празднике, я умудрился заполучить во враги какого-то выскочку. Мало кто знал, кто отбирал людей в мертвый мир, но узкий круг приближенных к Ихтару это знал. И среди этого круга оказался некий полковник секретного отдела. Он присылал своих людей, но я их всех забраковал, по причине психической неуравновешенности. Они не были откровенными психами, и я даже не особо помнил, почему их всех забрил, но факт, все из отдела этого полковника оказались не у дел.
   Среди всех не попавших оказался сынок полковника, личность крайне неуравновешенная, дерзкий и наглый. Он знал в лицо того, кто его не пустил исследовать загадочный мир, то есть меня. Когда в лаврах героев купались все вернувшиеся, а он остался в стороне и о нем никто даже не говорил, он решил отомстить.
   Где он достал личинку истикса теперь предстоит разбираться, но факт остается фактом. Во время празднества он сумел подсадить эту личинку на меня. Спустя несколько дней личинка была уже внутри и вовсю начала захват меня любимого. Три месяца не было ничего необычного, я только стал замечать за собой жуткую лень, усталость, и порой плохую координацию движений. Потом начались провалы в памяти, и собственно из-за них я и не мог рассказать ничего. Зато другие могли и даже очень.
   Я действительно три месяца не давал особых поводов для беспокойства, полным ходом шли приготовления для похода в мир Лая, на ирреального ключника. За неделю до этого похода я пропал. Меня серьезно начали искать на третьи сутки, хотя за двое перед этим прошерстили весь мегаполис.
   Нашли меня в ста километрах от города, и я уже начал преображение. Истикс уже захватывал контроль, и в моменты помутнения рассудка мое тело двигалось под его руководством.
   Меня отловили и направили в специальную лабораторию. К сожалению, этап отделения паразита без вреда здоровью носителя уже был пропущен, но сдаваться никто не собирался, все же они были мне многим обязаны. Не собирался сдаваться и Лай, и отложил поход в свой мир.
   Я сбегал несколько раз, иногда раня охрану. Но, слава богу, до каннибализма не опустился, скорее всего потому, что меня хорошо кормили. Изменения во мне шли очень быстро, что пугало всех. И если бы не Лай они все же уничтожили бы меня. Скрыться и сбежать от такого мага как Лай было делом почти невозможным, даже не смотря на то, что несколько раз я совершал это невозможное.
   Примерно с три месяца назад я вырвался еще раз, и был на столько силен, что даже Лай понял свое бессилие. Я начал крушить всех и вся, была организованна эвакуация, и на меня началась настоящая охота. Поймать меня не могли долго, хотя настигали почти каждый месяц. Не помогали даже нанические комплексы, и никто не может сказать, каким способом я их уничтожал. В погоню за мной пошли такие же ребята, как и я, некогда прошедшие соединение с истиксом. И в конце концов меня все же зажали. Наверное, в тот самый, смертельный, для меня момент, обелиск и выдернул меня, а в последствии и вытащил паразита.
   То, как я приходил в норму все слушали с особым интересом. Особенно когда я рассказывал о знаниях, которые удалось вытянуть из паразита. И особенно интересно было послушать, как я перестраивал свое тело.
   Так же выяснилась интересная подробность. Оказывается, здесь об истиксах знают, и о том, на сколько они опасны тоже. В армии есть особый вид войск, которые проходят процедуру скрещивания. Ну или привития им симбионта истикса. Обычно воинам такого подразделения отводят место в спец лазарете и за ними постоянно наблюдает группа медиков. Это связано с тем, что симбионт имеет свой разум, который стремится подчинить любой другой разум. Такие подопытные всегда выдерживались два-три месяца и потом подвергались неприятной процедуре, буквально проводящей их через смерть. Ну а поскольку хозяйничать тогда начинал уже истикс, то умирал именно он, а человека откачивали. И получалось, что человек оставался с довольно полезным симбионтом и слегка измененным телом.
   Определенные возможности, со смертью паразита, человек действительно получал. Некоторые пси возможности. Причины, по которой это происходило, точно установить не удавалось. Были предположения, что со смертью паразита мозг человека захватывал мозговые клетки в своих целях, возможно была особенность мозговых клеток самого истикса, а возможно он просто стимулировал те разделы мозга, которые и отвечали за пси способности самого человека. Капитан Рил был как раз таким измененным, и он возглавлял группу, которая за мной охотилась.
   Конечно, по сравнению с возможностями мага, коим был Лай, эти силы были ничтожны, но они порой могли то, чего не мог Лай.
   Мой случай зашел очень далеко, и процедура прохождения через смерть уже не помогала, хотя меня проводили через нее пятнадцать раз, вернее пытались провести, но я с истиксом постоянно выживал. Магия Лая тоже оказалась бесполезна.
   Зато мой рассказ о волновых составляющих, и процедуры, с помощью которой меня спас обелиск, вызвал фурор. А отсутствие у меня паразита было вообще удивительно, при сохранившихся возможностях.
   Мне было не жалко и я поделился информацией, которую узнал обелиск.
  
   Через неделю мы все же вернулись к прерванной миссии. Мне были выплачены всевозможные компенсации и принесены извинения, молодого наглеца арестовали прямо накануне его выборов в одну из коалиций, а полковника сняли с занимаемой должности. Ученые стали срочно разрабатывать аппарат волнового разложения. Ну а мы во всю готовились.
   Мне особо собираться было не надо, как и Лаю. Все, что нам надо, было у нас с собой. Зато Клак готовился как к великому походу. За время, пока мы исследовали и пытались вылечить меня он занимался кузнечным делом. Так что сейчас он щеголял в новеньких доспехах, пробить которые вряд ли кто сумеет. Он сделал доспехи не только для себя, но и для Эсмадила, и для меня, и для Лая и для всех неизвестных мне друзей. Нам с Лаем пришлось принять доспехи, иначе арб грозился смертельно обидеться.
   Доспехи оказались невероятно крепкими и удивительно легкими. Но вот двигаться в них я особо не мог, наверное нужна практика.
   Еще Клак понаделал оружия, и вот от подаренного меча я отказываться не стал. Вернее это даже был не меч, больше даже хлыст. Но зато какой. Небольшая рукоять, сантиметров пятнадцати, с торчащими тремя секциями, и наконечник в виде разинутой пасти. Длина всего агрегата была двадцать восемь сантиметров, но был маленький секрет. Те три секции, они раскладывались, или выдвигались, давая возможность получить как меч, любой длины, пасть на конце при этом захлопывалась и образовывала острый наконечник, а могли вытянуться очень сильно, в общей сложности на пять метров, и полученный хлыст изгибался согласно твоему желанию.
   Я горячо поблагодарил Клака за подарки и он остался очень доволен.
   Лай вернул мне жезл, который взял на время хранения и ему я обрадовался больше всего, стараясь скрыть это от Клака.
   Эсмадил тоже сделал себе оружие, согласно узнанным в мертвом мире технологиям.
   Ихтар, от доброты душевной даже расщедрился и выделил нам нанический комплекс. Так что на битву с ирреальным ключником мы выступали во всеоружии.
  
   Глава 7. Возвращение блудного сына.
  
   Битва с ключником осталась за плечами. Там же осталось две недели пьянки и веселья.
   Когда мы явились в мир Лая, подумали, что мы уже опоздали. К нашему возвращению ирреальный ключник перешел уже в третью фазу и являл сейчас страшную силу. Мир остался жив только по той причине, что ключник сильно хотел перейти в четвертую фазу и поэтому лично не руководил захватом мира.
   Когда мы появились среди кипящей битвы, то оказались тем камнем, который вызвал лавину. Вспыхнувшие сферы защиты вокруг меня и Лая выдали такую ослепительную волну, что темное пятно, в котором мы оказались, мигом исчезло на полкилометра вокруг. Взревевший арб бросился кромсать порождения ирреального ключника с такой ожесточенностью, что, наверное, испугал их, а ведь у них чувств нету.
   Нет, конечно мы не заявились в самый ключевой момент и не уничтожили ключника. Мы всего лишь помогли одержать одну из побед. За те четыре года, что Лай здесь отсутствовал, ключник успел захватить много земель и стать величайшим злом. Сдерживали его всем миром и потому он не сумел захватить еще больше.
   Когда битва была закончена, очень многие не могли поверить в возвращение Лая, и Клака с Эсмадилом. Их считали мертвыми.
   Дальнейшее организовали очень быстро. Был собран весь отряд Лая, с которым они убили уже не одного ключника, и маг был безумно рад видеть всех, он сильно боялся, что кто-то мог не уцелеть.
   Потом весь отряд, в который вошел и я, маги перебросили во дворец ирреального ключника и тут мы повеселились. Черных тварей различного масштаба тут было просто невероятное количество. Может, ключник как раз формировал новую армию, а тут мы, прямо в их рядах. И вот тут я показал себя во всей красе.
   Я пока еще не могу привыкнуть ко всем своим изменениям, произошедшими со мной. Ко всем тем пси силам и силе жезла. А в этот раз я сильно испугался. И испуг сделал свое дело.
   От меня во все стороны ударила волна. Даже не того света, который давал обелиск, а моей собственной силы. Жезл как будто только этого и ждал, добавив от себя. В итоге все разлетелись по сторонам. И черные фигуры, и весь отряд Лая, и охрана дворца и даже сам дворец.
   Черные фигуры, слуги ирреального ключника, не выдержали такого напора и просто полопались, усеяв землю черными ошметками. Хорошо хоть остальные остались живы, как остался жив и сам ключник.
   Когда он выполз из руин своего дворца, являя нам тело гигантской змеи, на меня опять стал наваливаться страх. Но только, что это был за страх - так, страшилка. Пытаясь его перебороть я даже рассмеялся, и тогда ключник плеснул на нас яростью. И вот это было его ошибкой. Ярость впиталась буквально всеми и на склоненного надо мной ключника налетело несколько ураганов. Во-первых, Клак, секира которого теперь летала как заводная. Во-вторых, минотавр, размеры которого заставляли дрожать колени, он орудовал тяжеленным молотом, от удара о землю которого тряслось все вокруг. В-третьих, закованный в новенькие латы от Клака паладин. Ну, не знаю на сколько он на самом деле паладин, вроде Лай говорил об этом мужчине именно так, но выглядел он внушительно. Его меч, казалось, превратился в сияющий круг. И втроем они так насели на ключника, что он стал быстро уменьшаться в размерах, теряя кусок за куском.
   Конечно, это не могло ему навредить, но все же ошеломило. А потом в бой вступили остальные. Сияющая стрела Эсмадила вонзилась в грудь, закидывая голову змеи назад. Тут же на нее обрушились молнии и здоровенные глыбы камней, магов в отряде Лая было четверо. Тут же двое гномов накинули на змея здоровенную сеть, едва не поймав вместе с ним остальных, но троица воинов очень ловко увернулась. Тут же прижатого к земле ключника стали бить все подряд, а тот пытался проскользнуть сквозь сети. И тут же подскочило два довольно смешных колобка, этаких круглых тела на ножках и с тонкими ручками. Вот только в каждой такой тоненькой ручке было зажато по огроменному куску скалы, которые были больше самих державших. И эти дубины пришли в ход. Гномы тоже похватали молоты и стали бить ключника.
   Таким способ ирреального ключника было невозможно остановить, но это давало время подготовиться магам. Лай и еще один маг стали готовить какое-то заклинание, но не успели.
   Разозленный змей одним рывком встал на свой хвост, раскидав вокруг бивших его, сорвав сеть и навис над магами. Вокруг Лая вспыхнула сфера, заключая еще и второго мага, и поэтому змей не сумел убить их одним ударом. Но он приготовился ко второму. Помещать ему уже никто не успевал. Воины еще только вставали с земли, маги не успевали произнести заклинания.
   И тут злость захватила меня. Используя всё, все свои резервы, всё на что я был способен, я метнулся к ирреальному ключнику, подставляя свой щит. Тьма встретилась со светом и полыхнуло обеими цветами, выжигая и погружая во тьму все вокруг.
   Я не помню как схватился за свой хлыст-меч, но напитанный силой он вился вокруг меня как бешеный, постоянно хлестая ключника. И от моих ударов он корчился от боли. Это был бой двух ключников и, к его сожалению, я оказался сильнее.
   Но даже хлыст оказался детской игрушкой по сравнению с жезлом. Когда я второй рукой схватил жезл и стал его использовать для защиты, змей просто взвыл, когда его коснулся. После этого я стал осыпать его ударами с неожиданной для меня злостью.
   Остальные, единственное, что могли делать, это ошеломленно смотреть на то, как я избиваю ирреального ключника.
   Под конец, полыхнув зеленым светом, жезл попросту сжег змею. И единственное, что я хотел после этого, это провалиться сквозь землю. Потому что на меня смотрели так, что я не знал куда деваться.
   Всю славу я отдал отряду Лая, довольно ярко описав им, что настоящие герои именно они, потому что если бы они не ослабили ирреального ключника, я бы с ним не справился. Лай в это естественно не поверил, но и оспорить не смог, ведь я и сам был не уверен, что сумел бы победить ключника полного сил. Но и совсем умыть руки мне не дали, ведь я был с отрядом, как ни как, а потому мне пришлось задержаться на две недельки.
  
   И вот я дома. В своей, такой родной и знакомой квартире... в которой я не появлялся три года.
   Затхлость, первое, что встретило меня. Всюду царила пыль и праздновали праздник пауки. Да... вот это задержался. Я же, как пришел в себя, даже не подумал о том, что дома не был уже так долго.
   А вот кто-то, несомненно был. Чужое внимание и присутствие я почувствовал кожей. Но этот кто-то, он как будто находился не здесь, а где-то на расстоянии, совсем близко, но все же не в квартире.
   Понимая, что попался, я не стал дергаться, а изобразив полное погружение в дела стал брезгливо шагать по комнате, проверяя своими обострившимися чувствами присутствие чужих.
   То, что я принял за чужих, я обнаружил очень быстро. Камеры и микрофоны, установленные чуть не в каждом углу комнаты. Беспроводные, микроскопические, венец нашей техники, какие могли быть только у спецслужб. Я конечно знал кое-что и получше, но для моего родного мира это было пределом.
   И сигнал удалось проследить очень быстро и просто. Он шел даже не на спутник, а на стоящий невдалеке фургон, который транслировал сигнал в небольшое, неприметное здание. Всегда удивлялся, зачем оно там стоит, теперь понял.
   Пройдя на кухню и поставив на огонь чайник я пристроился на диванчике, изобразив, что жду когда он закипит, а сам стал предпринимать активные меры.
   Частичка отделенного сознания, что так хорошо умели делать дрэды, и, что позволял делать истикс, и я несусь к тому самому зданию. Оно мрачное и пугающее, ему специально сделали такой антураж. Но внутри царит совсем другая атмосфера. И там, внутри, царит переполох. Несколько дежурных операторов, которые откровенно скучали последние два года, сейчас бегали от телефона к телефону, настраивали аппаратуру и делали какие-то записи, прокручивали момент... моего появления в квартире. Вот и попал ты, Артемон, к кому-то на крючок.
   Впрочем, никаких проблем я в этом не видел. Так, интересно будет послушать их разговор.
   - Алло, Дмитрий Павлович, срочно, объект номер семьсот сорок два появился в месте наблюдения.
   - Нет, никаких активных действий, объект семьсот сорок два, не предпринимает. Сидит на кухне, ждет чайник.
   - Появился в квартире, возник из ниоткуда.
   - Да, по предварительным данным это объект номер семьсот сорок два.
   Значит вот так? Просто объект семьсот сорок два? И повторяет через каждое слово, гад.
   Я разозлился на это и выдал короткую вспышку. Все камеры тут же стали вести себя странно. Они то переставали давать картинку, то давали рябь, то несколько секунд давали четкую картинку, то я оказывался сразу в нескольких местах. Звук совсем исчез, осталось только шипение.
   - Объект семьсот сорок два предпринял активные действия, - заорал в трубку говоривший, - перестали работать камеры и микрофоны. Тепловизор тоже дает сбои, - ого, еще и это.
   - Есть выставить внешнее наблюдение. Есть включить глушилку.
   Человек нервно бросил телефонную трубку, было видно, как он побледнел.
   - А если это вторжение? - слабым голосом спросил он.
   - Перестань молоть чушь, - рявкнул на него более старший товарищ, - если бы это было вторжение, нас бы уже не было в живых. Это наш, землянин, который просто нашел какие-то игрушки инопланетников.
   - Я читал об этом в деле, но это только одна из версий, - огрызнулся первый, - более вероятна версия законспирированного под землянина инопланетного захватчика.
   - Так, ты у нас, оказывается, еще и американские версии признаешь более лучшими, чем российские? - старший товарищ зло зыркнул на него и заорал, - отставить разговорчики, если бы не твои качества наблюдателя я бы тебя прямо сейчас с дела снял. Когда Дмитрий Павлович сказал будет?
   - Через двадцать минут, - слабо проблеял молодой специалист по внешнему наблюдению.
   - Значит, быстро устанавливать свою аппаратуру!
   Через несколько секунд из здания суетливо вышло восемь человек, разными путями направляясь к моему дому. Два человека зашли сзади дома, двое встали с торцов, один прогуливался туда-сюда перед подъездами, еще один сел перед моим подъездом и еще двое зашли в подъезд, один остался внизу, второй поднялся на верхний этаж.
   Мне стало даже смешно, стать объектом наблюдения спецслужб. Не каждый этого удостоится. А я пока приступил к локальной уборке. Сомневаться не приходилось, в скором времени ко мне пожалуют гости. Вопрос в том, по хорошему они пожалуют или придет группа захвата? Хотелось первый вариант, поэтому я пока приступил к уборке. Открыл окна настежь, проветривая, небольшим усилием устроил сквозняк, который выдул всю пыль, и быстренько расставил все по местам. Потом вычистил все комнаты от микрофонов и жучков, оставив только на кухне и стал ждать.
   Приготовил две чашки, еще четыре на всякий случай помыл, оставив стекать, и положил в морозилку бутылку водки.
   Вновь вернулся к своим наблюдениям и предавался сомнительному удовольствию наблюдать как молодой специалист грызет свои ногти, некоторые сгрыз уже до крови. Еще бы, даже те камеры, которые взяли с собой топтуны, не работали. Сейчас, наверное, во всем доме не работают телевизоры и вся телекоммуникация. К его счастью, или к облегчению его пальцев, двери открылись и в них ворвался решительный мужчина, лет сорока пяти, мужественный и уверенный в себе.
   - Объект еще не месте? - прямо с порога спросил он.
   - Не могу ска... - начал молодой и я позволил камерам работать. Он замер на слове, а вошедший увидел картинку и удовлетворенно кивнул.
   - Все материалы дела мне сюда, - рявкнул вошедший, я так понял, это и был упомянутый Дмитрий Павлович.
   - Странно, - подал голос старший коллега, - он приготовил две чашки, кого-то ждет?
   Дмитрий Павлович, которому передали папку с документами, видимо успели собрать, пока я тут был занят, замер, уставившись на экран. Я понял, что пора сделать официальное приглашение.
   - Дмитрий Павлович, - раздался голос у них в наблюдательном пункте, а одна из камер показало мое лицо крупным планом, - жду вас в гости через десять минут.
   И снова камера вернулась в исходное положение. А в наблюдательном пункте замерли. Молодой не разразился истерикой только потому, что не мог себе этого позволить при начальстве. Зато старший помрачнел и напрягся.
   - Приготовить силовую группу? - спросил он.
   - Пока не стоит, - с сомнением покачал головой Дмитрий Павлович, - сиди Сергуня, пока попробуем просто поговорить.
   - Что возьмете с собой?
   - А что он не сможет обнаружить? К тому же ты уверен, что он нас сейчас не видит? - резонно заметил будущий парламентер, - как назло ни одного свободного телепата сейчас нет.
   - Ухо хотя бы возьмите.
   - А как он на него прореагирует?
   - Думаю никак. Если он и так все знает.
   - Пожалуй ты прав. Давай.
   Через минуту Дмитрий Павлович сел в черный ленд ровер и через две минуты был у моего подъезда. Но подниматься не спешил. Сперва опросил всех наблюдателей, потом связался с постом, удостоверился, что видеонаблюдение по-прежнему работает и только тогда стал подниматься.
   - Доложите обстановку, - на последок скомандовал он.
   - Семьсот сорок второй направляется к двери, вышел из зоны наблюдения, - встревоженным голосом сказал младший.
   - Значит, ждет, - кивнул своим мыслям Дмитрий Павлович и снял наушник, спрятав его в карман пиджака. А следующим движением вдавил кнопку моего звонка.
   Я открыл дверь незамедлительно, успев заметить как минимум пять теней, расположившихся выше и ниже наблюдателей. Еще один, я знал, был за дверью, и прятался он гораздо лучше других.
   - Проходите Дмитрий Павлович, - вежливо предложил я, - своим людям, на верхнем и нижних этажах можете сказать, чтобы расслабились. Тому, что за дверью, тоже. И если вам так будет проще, можете опять одеть ухо.
   Внешне он никак не прореагировал, оставаясь спокойным и уверенным, но внутри как-то напрягся. Ухо, тем не менее, без разговоров надел.
   - Здравствуйте! Артемон Сергеевич? - довольно аккуратно поинтересовался он.
   - Все верно, - кивнул я, - или вы тоже разделяете мнение этого паникера, склонного к американскому образу мышления?
   Было приятно видеть, как грохнулся вместе со стулом этот молодой паникер. Грохот раздался такой, что Дмитрий Павлович рефлекторно дернул руку к воротнику.
   - Контра?
   - Все в порядке, это юный гений сыска грохнулся, - сообщил Сергей.
   - Проходите, - предложил я, уступая дорогу, - чаю или сразу водки?
   - Чаю, - уверенно ответил Дмитрий Павлович.
   Мы прошли на кухню, где я не спеша разлил по чашкам чай и, поставив на стол угощение, сел напротив Дмитрия Павловича. И опережая его начал говорить первым.
   - Давайте условимся, Дмитрий Павлович. Никаких "вопросы здесь задаю только я". Всего вы от меня не узнаете, по крайне мере сразу, и если хотите что-то узнать, то будьте в свою очередь честны со мной, и так же поделитесь некоторой информацией. Идет?
   Я выжидательно уставился на него. Да, по его тяжелому и яростному взгляду чувствовалось, что он предпочел бы разговаривать со мной на своей территории, где-нибудь за надежными стенами, откуда я не мог бы убежать. Но, это были скорее мечты, он был человек деятельный и умел держать ситуацию в руках.
   - Хорошо, идет, - он неожиданно расслабился и, отложив в сторону свою толстую папку, взялся за кружку чая, выказывая формальное согласие на мою игру.
   - У вас правда есть телепаты? - неожиданно вырвалось у меня.
   Мой собеседник удивленно посмотрел на меня, но умело сдержался и неожиданно, наверное даже для самого себя, ответил.
   - Есть, двадцать три человека, - при этом он сделал вид, что разговаривает на совершенно обыденные темы, попивая тихонько чай.
   "Дмитрий Павлович, - горячо зашептал в микрофон юный гений сыска, вскочивший с пола как на пружине, - вы нарушаете все мыслимые инструкции. Семьсот сорок второй враждебный объект...
   Я не стал дослушивать, меня эти слова в конец взбесили. Я мысленным усилием схватил этого сопляка за горло и заорал на все здание, в котором он находился.
   - Слушай, говнюк, если еще раз попробуешь назвать меня семьсот сорок вторым или враждебным объектом, я устрою тебе семь кругов ада. Понял меня, говнюк?
   Ну еще бы ему меня не понять. Уже хрипит бедный, горло сдавлено тисками, глаза вылазят из орбит, язык не помещается в горле. Проорав ему все в лицо я отпустил его. Хватая воздух он попытался куда-то ползти, но его тут же схватили более опытные товарищи, куда-то унося.
   - В самом деле, Мизер, - неожиданно согласился Дмитрий Павлович, - это в конце концов некрасиво, называть человека абы чем, - он не знал, что названный Мизер уже не слышит его комментария.
   - Человека, - хмыкнул я, - в том-то и дело, что человека. Попробовали бы вы так назвать кого другого, надолго бы запомнили.
   - Кого например?
   - Например эльфа, или арба, или гнома.
   - Они существуют? - на этот раз он выглядел удивленным.
   - Представьте да, и я с некоторыми знаком. Теперь мой вопрос. Как вы на меня вышли?
   Дмитрий Павлович взглянул на меня еще более удивленно, но законный вопрос - ты что, дурак? - так и не задал. Вместо этого он с сожалением поставил кружку чая, отпить он успел совсем немного, и взялся за свою папку.
   - Не стану скрывать, Артемон Сергеевич, личность вы очень интересная и загадочная, и после того, как вы успели окончить третий институт мы пытались сделать вам предложение, но вас тогда это не заинтересовало. Именно с тех пор мы взяли вас на заметку. Мы знаем все ваши шаги, до определенного момента. Когда вы охладели к науке мы думали, что это хитрый ход с вашей стороны, но после года наблюдений поняли, что у вас что-то не так. Мы просматривали всю вашу корреспонденцию, и даже порой подкидывали некоторые дипломные работы, за которые вы тогда брались. Когда мы убедились, что вы не собираетесь уезжать за границу и у вас настал кризис личности, мы прекратили постоянное наблюдение. Совсем упускать вас из виду мы не собирались, такого талантливого ума современности пожалуй нет ни у кого. Ваши научные исследования широко применяются уже повсеместно, а ведь вы приложили к этому минимум усилий. И вся наша страна была бы очень рада бОльшим вливаниям в науку.
   Я промолчал, хотя колкостей у меня на языке вертелось очень много. Как же, вливаний в науку, как громко сказано.
   - Наблюдения за вами велись примерно раз в месяц. Проверялись счета, письма, ваши контакты. Но все же мы прозевали вашу разительную перемену.
   Первым тревогу забил институт вирусологии, куда вы явились в предобморочном состоянии и пытались излечить себя от неизвестного яда. Все сотрудники института боялись к вам подходить, говорят, выглядели вы хуже прокаженного. Как вы исчезли из института, никто не понял, вы просто исчезли и все. А вот ваши образцы крови остались, и все ваши наработки тоже. Вирус, которым вы были больны, оказался очень странным и опасным. Вернее, как мне сказали, это был яд, причем естественного происхождения. Вот только ДНК, содержащаяся в нем не имела ничего общего с земной фауной. Институт держал свои находки в тайне целый год. Потом они неожиданно сделали лекарство, излечивающие от очень многих болезней. Артемон Сергеевич, вы хотя бы знаете, что создали лекарство, с помощью которого вылечивается СПИД, рак и подобные заболевания?
   Я ошеломленно и удивленно сидел и смотрел на Дмитрия Павловича. Вот это дела я натворил. Оказывается тот плевок хищника из водного мира не прошел даром и я сумел добраться до института, в который собирался, только ничего не помню об этом.
   - Да, то лекарство создали, как оказалось, именно вы, пытаясь излечить себя. Нам потребовалось полгода, чтобы раскопать то, что они пытались похоронить. Потом мы, естественно, попытались обратить свое внимание на вас, но вы, загадочным образом, исчезли. Никто не мог сказать, ни где вы, ни что с вами.
   Единственное, на что мы обратили внимание, это то, что в вашей квартире кто-то регулярно бывал. Двери не открывались, из подъезда никто не выходил, но постоянно кто-то бывал в квартире. Тогда мы установили наблюдение. И оно дало свои плоды, правда не те, на что мы рассчитывали. Были какие-то неясные сияния, и мы их даже исследовали, но ничего конкретно сказать не можем. Через три года этот объект, то есть ваша квартира стала пустышкой и единственное, ради чего здесь все оставили, это необходимость тренировать молодое поколение. Сюда стали присылать новичков и тех, кто уже не способен был работать на все сто.
   Но иногда даже такие глухие места выстреливают. Как видите, мы оказались правы.
   Правы они оказались, да я бы им вломил по первое число. Ну да теперь кулаками махать бесполезно. Надо договариваться.
   - Ясно, - сквозь зубы выдавил я, - значит, с пеленок меня ждало государство, в свои ряды. И могу я узнать, какой отдел вы представляете?
   - Дмитрий Павлович Глухов, полковник ФСБ, - Дмитрий Павлович, как будто опомнившись, хлопнул легонько себя по лбу и полез во внутренний карман пиджака.
   - Оставьте, - махнул я рукой, - я уже давненько перестал обращать внимание на бумажки.
   - Как же вы поймете, что я не обычный шарлатан?
   - Думаю, вы знаете, - прищурился я, - вы ведь привыкли работать с телепатами.
   Мой собеседник состроил кислую мину, выражая свое отношение к сложившейся ситуации, ведь даже упомянутого телепата у него не было.
   - Значит вы тоже телепат? - правильно предположил он. И я почувствовал, как пришло в движение его сознание, выстраивая щиты, против вмешательства. Да, он действительно знал о телепатах не понаслышке, и умел кое-что. Вот только для меня это кое-что было детскими шалостями.
   "Перестаньте, Дмитрий Павлович, - я транслировал свою речь сквозь его щиты, - все ваши ухищрения это пшик, против меня, ну смешно ведь".
   - К тому же, как я понимаю, вы хотите от меня сотрудничества, - заговорил я нормально, - и мне бы хотелось надеяться, что сотрудничество будет не только с моей стороны. А если у вас другие взгляды, то ведь и у меня есть чем защищаться.
   - Значит, - оживился похмуревший собеседник, - вы готовы с нами сотрудничать?
   - Не так быстро, - остановил я его, уловив в мыслях не очень хорошие отголоски, - лучше повернем все по-другому, - Вы! Готовы, сотрудничать со мной?
   - Э... - он явно растерялся от такой наглости, - Артемон Сергеевич, вы понимаете, что не в вашем положении выставлять условия?
   - Ну-у-у, - разочарованно протянул я, - я же просил, без ваших дурацких штучек. Дмитрий Павлович, согласитесь, нам лучше сотрудничать, чем враждовать. Я даже готов обсудить условия.
   - Значит, вы готовы сотрудничать? - он был немного озадачен, но вновь со своими дурацкими стереотипами не лез.
   - Готов, - улыбнулся я, - будем считать, что здесь вы меня обошли, засекли, так сказать, хотя вашей заслуги в том нет, скорее мой прокол.
   - Хорошо, тогда, разрешите, я вызову сюда, кое-кого? - осторожно поинтересовался сотрудник ФСБ, чувствуя себя увереннее.
   - Вызывайте, - кивнул я, про себя усмехаясь, если он надеется, что сумеет меня взять в свой оборот, то я с удовольствием его разочарую. Взяв трубку и набрав какой-то номер, он сказал всего несколько слов.
   - Пригласите к нам Лурье, - и прекратил разговор, и уже ко мне, - я надеюсь, вы располагаете временем?
   - Конечно, Дмитрий Павлович, конечно, надеюсь и вы, располагаете временем и терпением.
   - Конечно, - кивнул мой собеседник.
   А я тем временем следил за разворачивающимися событиями недалеко отсюда. Пожилой сотрудник ФСБ Сергей, услышав короткий приказ начальства, стал на скорую руку прибираться в конторе и у него я тоже почувствовал создаваемый щит, от вмешательства в мозги. Его щит был на порядок лучше, чем у полковника, видимо больше тренировался. Поскольку, больше ничего интересного я не увидел, я переключился на своего собеседника.
   - Дмитрий Павлович, расскажите, что случилось за последние два-три года, не помню точно, сколько меня не было, во всем мире.
   - Где же вы были? - тут же проявился профессионализм Глухова, глаза пронзительно загорелись.
   - Далеко отсюда, - пожал я плечами.
   - Что, даже радио и телевидения не было? - задал он наводящий вопрос.
   - Ну, - я решил немного приоткрыть тайну, пуска побольше заинтересуется, - если учесть, что я был в параллельной вселенной, то чем мне могло помочь радио и телевидение?
   - У эльфов и гномов? - вкрадчиво поинтересовался полковник и надо было отдать ему должное, несмотря на то, что его полностью поглотило удивление, внешне он остался спокоен. А вот люди по ту сторону экрана прямо прикипели к мониторам, вытаращив глаза и открыв рты.
   - Он не врет, - зашептал в микрофон Сергей, а кто-то из операторов срочно менял жесткий диск, что бы начать запись.
   От слов Сергея глаза полковника чуть расширились и было видно, что сдерживает он себя с трудом, а ритм сердца начал зашкаливать.
   - Конечно не вру, - возмущенно фыркнул я, - не имею, знаете ли привычки. Что касается эльфов и гномов, то да, но там я был не долго, ситуация, знаете ли, сложилась не безопасная. А так, мир красивый, - я улыбнулся.
   - А где еще? - Дмитрий Павлович подался вперед и сейчас его уже больше ничего не интересовало.
   - Ну, еще несколько миров, в других вселенных, - я решил поиздеваться, чем еще больше раззадорил и полковника, и наблюдателей.
   - Техногенные миры? - я едва кивнул, - технологии, программы обучения, секреты, разработки, - Глухов и сам не заметил, как стал вслух перечислять все, что уже хочет из меня выкачать, а наблюдатели за экраном даже потянулись за ручками и блокнотами.
   - Ну вы наглецы! - я даже подавился чаем от такой не прикрытой алчности.
   - Ты не понимаешь, - полковник горящими глазами посмотрел на меня, - это же грандиозно, если мы будем обладать этими знаниями...
   - Если вы, будете обладать этими знаниями, то конец света я вам гарантирую через несколько дней! - я сказал это твердыми и злым голосом, вложив в них приличную долю воздействующих псиэмоций, заставивших все успокоиться. Полковник становился сам собой прямо на глазах.
   - Дмитрий Павлович, - теперь глаза пылали у меня, - я предупрежу вас всего лишь раз. Я обладаю знаниями, способных изменить все, но я являюсь и хранителем этих знаний, попробуете добраться хоть до одного, и я вас уничтожу, быстро и надежно. Поэтому, мы с вами либо сотрудничаем, либо враждуем, и смею вас уверить, враждовать со мной не стоит.
   От моей речи поежился не только сидящий напротив полковник, но и все наблюдающие. Замерший на полуслове полковник дрожащими руками поднял кружку и отхлебнул уже остывшего чаю. Решив не заморачиваться я подогрел его прямо в кружке, похоже, полковник на это даже не обратил внимания.
   Тем не менее, разговор у нас получился. Вернее, полковник все же рассказал о произошедших без меня событиях. Собственно, ничего особо интересного не было, Россия медленно, но уверенно вставала на ноги, Америка шалила, остальные страны вели себя по-разному, но в целом мирно. В нашем городе ничего особенного не произошло, с точки зрения обычного обывателя, жизнь шла своим чередом. Даже та вакцина, которую я разработал, еще не получила широкой огласки, только в некоторых кругах пока раздавались информационные взрывы.
   Так мы просидели примерно час, и я, и полковник, и даже те бойцы, оставленные за дверью, расслабились. Когда я почувствовал касание моих ментальных щитов я был совершенно ошарашен. Хорошо хоть, падать мне было некуда, но удивлению моему не было предела.
   Возмутитель моего спокойствия нашелся очень быстро. Посреди все того же наблюдательного пункта стоял странного вида человек, закрыв глаза и замерев. Телепат! А вот и вызванный Лурье, понял я. И как же он нехорошо поступает, узнал, что я тоже телепат и решил меня проверить. Шарится по моей защите, шарится, и даже здрасте не говорит.
   - Скажите Дмитрий Павлович, что, нельзя было человека сюда пригласить? Заставляете работать неизвестно где, - я, оказывается, проворонил, когда этот Лурье вышел на связь с Глуховым.
   И как будто извиняясь, пришел открытый текст.
   "Прошу прощения, - и здесь действительно было раскаяние, - разрешите?"
   Я уже видел, что он хотел сделать и был немного удивлен. Видимо, они рассчитывали произвести более грандиозный успех своим представлением.
   - Конечно, конечно, Дмитрий Павлович, подвиньтесь, - и едва я это сказал, как рядом со столом появился Лурье.
   - Позвольте представиться, - человек улыбнулся и протянул руку, все еще не понимая, что на меня не произвело впечатление его появление, - Лурье, Семен Семеныч.
   - Присаживайтесь, Семен, - кивнул я, осматривая его насмешливым взглядом.
   - Ах, да, - сказал он сам себе, - вы, как я слышал, тоже телепат и транспортер.
   - Нееет, - покачал я головой, - у меня не все так безнадежно.
   Не понимая, что я имею в виду, он, тем не менее, сел на предложенное место.
   - Чаю, водки? - невинно поинтересовался я, успев просканировать его и уже зная, что он на самом деле любил, а что не переносит на дух.
   - Кофе, крепкого, - поморщился он.
   - Прошу, - я протянул в его сторону руку и перед ним появилась чашка с кофе, именно таким, как он любит. Когда он отпил глоток, я готов был спорить, его симпатии переместились на мою сторону.
   - Итак, чем обязан, Дмитрий Павлович? - обернулся он к Глухову.
   - Дмитрий Павлович решил привлечь меня к сотрудничеству, - быстрее полковника ответил я, телепат удивленно выгнул брови и тут я заметил, что он не человек. И он, и полковник пытались что-то сказать, но я, жестом руки, остановил их.
   - Семен, как ваше настоящее имя и откуда вы прибыли? - судя по всему в моем голосе было что-то такое, что заставило их напрячься.
   - Что вы... - начал было полковник, но я опять его прервал.
   - Лурье не человек и прибыл к нам с другой планеты, - я уставился на полковника, - вы думали, что я этого не пойму?
   - Может он тоже из параллельного мира, - попытался съязвить полковник и он сказал это зря. Я тут же взял телепата в тиски и устроил ему тщательную проверку, совместно с обелиском. И результатом проверки остался спокоен.
   "Объект имеет человеческое происхождение, имеет определенный генотип, соответствующий этой вселенной", - выдал обелиск и далее короткую справку по самому Лурье и его короткой судьбе.
   - На будущее, Дмитрий Павлович, подобными высказываниями меня лучше не провоцировать, меры буду принимать жесткие. Что касается вашей... шутки, можете не опасаться, - полковника, для того, чтобы не дергался, я тоже взял в тиски, перед началом проверки телепата, а камеру, от греха подальше, заставил идти помехами.
   - Лурье, Семен Семенович, - я повернулся к телепату, - настоящее имя Билити Суматри, относится к виду человек. Генотип соответствует нашей реальности, так что он из этой вселенной. Родился на планете Сатуота, местное самоназвание, на нашем звездном небе их солнца не найти, больно далеко расположена. Местная катастрофа заставила их искать спасения любыми способами, у них гаснет солнце и времени его горения хватит только на несколько тысяч лет. Уже сейчас оно не способно обогревать и защищать живущих. Всплески радиации гаснущего солнца пагубно сказался на большинстве людей, населяющих Сатуоту. Большинство погибло, остальные получили различные псионические способности. С момента первого подобного выброса прошло несколько веков и люди научились управлять своими способностями, пока, правда очень слабо.
   Из-за редких, но особых вспышек солнца, случаются гравитационные аномалии, таким образом, тогда еще Билити Суматри, оказался на нашей планете. Между нашими светилами есть необъяснимая связь, пока некогда с этим разбираться. Поскольку он не отличается внешне от человека, то его приняли как своего. Извините, дальше копаться нет желания, главное мне понятно. Психологически и морально, новый человек по имени Лурье Семен Семенович, устойчив, вреда маленькой планетке Земля принести не хочет. А больше мне и не надо, взяли его к себе, сами за него и отвечайте.
   Оба сидели ошарашенные, причем нельзя было сказать, кто больше.
   - Откуда у вас такая информация? - полковник приходил в себя медленно и его мыслительный аппарат опять начал раскручиваться в соответствующем направлении.
   - Узнал, только что, - невинно ответил я, - вопросы безопасности Земли, меня, знаете ли, сильно беспокоит.
   "Это он что, у тебя в мозгах покопался? " - тут же транслировал полковник телепату.
   "Я не почувствовал никакого вмешательства, значит у него другие источники", - телепату не очень нравилось та правда, которую я вывалил на них, но он старался держаться.
   "Но он не мог знать о тебе ничего, он не мог знать, что ты прибудешь, значит он действительно получил информацию только что. Может с ним кто-то еще? Телепат?" - полковник приходил в себя быстрее, хотя мне не очень нравилось его паранойя.
   "Никакого стороннего воздействия я не ощущаю", - выдал Лурье спустя несколько секунд, и я отметил, что он начинает возводить щит. Его щит был еще лучше, чем у наблюдателя Сергея, гораздо лучше, впрочем он ведь телепат. Вот только и его щит был для меня пшиком.
   "Может у него телепат посильнее тебя?"
   "Я такого не знаю, а вы прекрасно знаете, что сильнее меня ни у кого нету, ни у американцев, ни у французов, ни у китайцев."
   "Правда? - это не удержался я, встревая в их разговор, - простите, просто услышал."
   Несколько секунд оба сидели пораженные, а потом полковник взорвался.
   "Никого сильнее тебя? Ты что, идиот, даже щит не мог поставить?"
   - Успокойтесь, полковник, - сурово посмотрел я на него, - Семен Семенович выставил щит, лучший, какой мог. Но и его щиты для меня детская забава. Кстати, Семен, влезть к вам в голову я могу и так, что вы не заметите, не то, что щит обойти, предлагаю вам не тратить нервы понапрасну.
   Если вас интересуют мои телепатические возможности, то могу вам сообщить, что я сейчас держу всех ваших бойцов и наблюдателей на поводке, внушаю им, что все хорошо. Нашего разговора они не видят и не слышат, им кажется, что мы договариваемся о сотрудничестве. И мне, если честно, надоели ваши ужимки, вы находитесь не в стане врага, и мы с вами либо договариваемся, либо вы прямо сейчас выходите из моей квартиры и забываете обо всем. Можете не сомневаться, я могу сделать так, что все забудут о произошедшем, и сотру все ваши записи, кстати, пожалуй я прямо сейчас их все сотру. А у вас пока есть несколько минут на принятие решения.
   Дав им несколько минут на принятие решения я вычистил все кассеты, диски и винчестеры от записи, устроил маленькие энергетический всплеск у наблюдателей и вернулся к полковнику с телепатом. За то, что они на меня нападут я не беспокоился, хватило бы и того внушения, что я им сделал, но на всякий случай я держал защиту, а после знакомства с истиксом мог наращивать на себе очень прочную костяную броню, что я и сделал.
   - Итак, полковник, ваше решение? - вернулся я к разговору.
   - Мы согласны обсудить условия, - обреченно кивнул полковник.
   Наблюдатели, которым я к этому времени вернул картинку, от удивления раскрыли рты.
   - Никаких силовых действий не принимать, запись не вести, - отдал распоряжение полковник, - на словах договоримся.
   - Согласен, - кивнул я.
  
   Глава 8. Дом, милый дом... полный неожиданностей.
  
   Разговор, перешедший уже в здравое русло, затянулся до утра. Когда полковник понял безрезультатность обычной вербовки, к которой он уже привык и просто постарался быть человеком, он мне даже понравился. Правда его хватка заставляла порой испытывать горечь разочарований. Он хотел слишком многого. Технологий прежде всего, методик обучения и методы подготовки. Прежде всего в военной области. Так же все медицинские достижения, почему-то решив, что и вакцину, которую я сотворил, тоже взял из другого мира.
   - Технологии, допустим, можно, - кривился я, - но сразу предупреждаю, не все, не сразу, и не всем. Если надеетесь установить тотальное господство над миром, то я прямо сейчас вас уничтожу. Хорошо, вижу, что не о войне печетесь, а о безопасности, иначе даже разговаривать бы не стал. А вот об оружии тотального уничтожения забудьте, я не ангел апокалипсиса, а очень мирный житель своего мира, поэтому уничтожать его не позволю.
   Защититься от террористов помогу, но исключительно повышением квалификации солдат, сотрудников безопасности, и граждан.
   А вот о медицинских достижениях, параллельных вселенных, забудьте.
   - Почему? - хором удивились полковник и телепат.
   - Потому что, каждая реальность имеет свои постоянные данные, свой генетический код, так сказать. Человек из параллельного мира будет иметь схожие формы, но на клеточном уровне будет представлять из себя нечто совершенно другое. ДНК будут не просто различными, но еще и по другому строиться, взаимодействовать. Например, у нас нитроглицерин используется сердечниками, а у человека из параллельного мира он вызовет взрывную возбуждающую реакцию, типа сверхмощной виагры. Так что, об этом забудьте.
   - Не понимаю, - покачал головой полковник.
   - Это не удивительно, - успокоил его я, - я тоже далеко не сразу понял. Я сталкивался с людьми из двух параллельных вселенных. Внешне мы были похожи, как все люди. Но вот внутренне сильно отличались. Эволюция шла разными путями, формируя генокод и вообще самого человека по разному. Например, у нас выплеск адреналина вызывает увеличение силы. В мире , в котором я гостил продолжительное время, у людей адреналин ускоряет реакцию, они начинают быстрее двигаться, очень быстро, пробегая километр как стометровку, или даже быстрее. В случае опасности они скорее убегут. А в другому мире, где царит магия, у людей адреналин заставляет проявляться псионические или магические силы. В случае опасности эти люди, просто мысленно устранят опасность, или сумеют защититься.
   Собственно и адреналин это нечто принадлежащее нашей вселенной, у других что-то похожее, но все же другое.
   - Что же будет, если объединить все это в одном человеке?
   - Он умрет, - безжалостно ответил я. Пускай я в свое время и прошел такую процедуру, но прекрасно помню, чего она мне стоила, и уровень нашей медицины не шел ни в какое сравнение с тем, где меня откачивали. Да и то сказать, на процедуру согласились только я и Лай, и у меня смутное подозрение, что нас спасли больше обелиски, чем врачи, потому что остальные, проходящие операцию, не выжили.
   Полковник разочарованно поморщился, и я буквально взорвался.
   - Полковник, вы идиот? - моим возмущением его просто припечатало к стенке, - я предлагаю вам грандиозные знания, а вы разочарованы тем, что малая доля от вас ускользнет?
   Я вскочил, отбросив стул назад, и отвернувшись, все же отпустил полковника.
   - Вам надо измениться, полковник, иначе долго мы не поработаем. А сейчас, я бы попросил вас оставить меня, примерно на неделю, хочу спокойно пожить, придти в норму. За это время я попробую составить примерный список того, что вам можно знать, а что нельзя. Этот вопрос не обсуждается, что может случиться в случае, если вы получите все знания, я бы вам порассказал...
   И как накаркал. Двери в наблюдательной пункте едва не слетели с петель от сильного пинка, и внутрь ворвался человек. Одетый в белый плащ, с выкрашенными в белый же цвет волосами, но я нутром почувствовал его чужеродность, а обелиск вклинился в мозг предупреждением.
   "Замечен объект ирреального происхождения первой ступени. Рекомендуется немедленное уничтожение!".
   У меня и самого мысли были не очень радостные, но совсем уж уничтожать субъекта я как-то не хотел. Хотя дальнейшее показало, что я был не прав.
   Вошедший хмуро глянул по сторонам и мое отделенное сознание как будто получило ментальный удар. Действительно, человек не обычен, и я, как и обелиск, видел, что он был изменен ирреальным ключником. Интересные дела творятся в моем собственном мире.
   - Где Мазер? - рявкнул вошедший, за ним следом зашел еще один человек, от которого тоже несло ирреальностью.
   Мазером оказался тот самый молодой наблюдатель, которого после моего воздействия отнесли куда-то вглубь здания. Оказалось, что этот сопляк вызвал себе на помощь, сотовый-то у него не отобрали. И когда он стал растекаться перед высоким начальством я понял, что и с ним самим не все в порядке, и присмотревшись повнимательнее, наконец, увидел то, что должно было насторожить меня сразу же - темные зерна ирреальности. Видимо он тоже почувствовал, что я ключник, ну или кто-то отрицательный его естеству, поэтому он вызвал кого посильнее.
   - Кто такой Тесак? - повернулся я к насторожившимся полковнику и телепату.
   - Что? - полковник чуть привстал, - откуда ты его знаешь?
   - Он здесь, в наблюдательной пункте и сейчас ваш Мазер сдает ему меня с потрохами.
   - Сергей Силыч здесь? - удивился теперь телепат.
   - Но он курирует другую зону, - поддакнул полковник.
   - Кто он?
   - Сторонник жестких мер, предпочитает утаскивать всех подозрительных и промывать им мозги с помощью телепатов. А если жертва сопротивляется, то использует палаческие методы.
   - Да неужели? - притворно удивился я, - это все, что вы можете мне сказать?
   - Он тварь, каких мало, - зло буркнул мне полковник.
   - Эта тварь уже подходит к моему подъезду, - огрызнулся я, - вы хотели знать, к чему приводит скрещивание невозможных знаний? Сейчас вы увидите. И лучше уйдите в сторону, иначе он вас убьет.
   - Артемон Сергеевич, что вы себе позволяете, полковник Сивый является сотрудником ФСБ и применение против него силы будет считаться...
   - А силу будет применять он, - рявкнул я на полковника, - и можете мне поверить, свидетелей он постарается не оставлять.
   Что бы убедить полковника, телепата, и, скорее всего, бойцов, которых эта ирреальная тварь погонит на меня, придется разыграть спектакль.
   Через минуту мне вышибали дверь. У них не было соответствующего снаряжения, поэтому с первого раза дверь они не вынесли. Я был другого мнения, мне дверь была еще нужна, поэтому я открыл её, с другого конца коридора. Упавшие от такой смены декораций бойцы не растерялись и нанеся удары во всевозможные стороны, упали на пол и раскатились в разные стороны. Явно их расчет был на то, что открывший должны находиться рядом с дверью. Но меня от них отделило пять метров коридора. Полковник с телепатом стояли слева от меня и полковник попытался вмешаться.
   - Отставить, - громко гаркнул он, но бойцы его даже не услышали.
   - Оставьте Дмитрий Павтович, они под воздействием вашего Сивого, вас не услышат.
   Телепат тут же попытался проверить мои слова и удивленно посмотрел на полковника.
   - Они действительно под воздействием и я не знаю как?
   А в это время, поняв, что захвата не удалось, в распахнутые двери вошел второй полковник. Я почувствовал, как вокруг меня воздвигается белая сфера, а обелиск заорал в голос. Пришлось насильно убирать сферу, потому что иначе меня сразу раскусят.
   Увидев меня, спокойно стоящим рядом с полковником Глуховым, ирреальный полковник отдал мыленную команду на стрельбу. Безвольные боевики повиновались, поливая меня свинцом.
   К счастью, для меня это был пройденный этап, небольшая гравитационная ловушка и все быстро летящие предметы завязли в ней, останавливаясь задолго до меня. Из-за плеча стоявшего Сивого ударили еще пистолеты, но смысла в этом не было. Когда патроны закончились у всех, на действия решился сам полковник.
   - Силен, - едва слышно прошептал он и атаковал, кинув в меня, с виду обычный нож, который в полете стал превращаться в темный луч. Теперь уже сдержать сферу я не успел, и белая пелена вспыхнула, поглощая темный луч.
   Не несколько секунд установилась глухая тишина. Все переваривали случившееся. Глухов и Лурье были потрясены увиденным, впрочем, как и бойцы, над которыми Сивый утратил контроль. Сам ирреальный боец первой ступени был ошарашен и я боялся только одного, как бы он не сбежал. Но нет, в его глазах стал разгораться огонь алчности.
   - Ха, - неожиданно дерзко сказал он, - я шел на куклу, а нашел кукловода. Я убью тебя, ключник. Из-за его плеча вышел его напарник и они вместе кинулись на меня.
   Я схватил висящий с боку меч-кнут, разворачивая его на всю длину и напитывая силой. Конечно, я бы мог поразить их обоих одним ударом, собственно обелиск настаивал на этом, но мне все еще нужно было произвести на находящихся здесь людей впечатление. Поэтому кнут уперся в темную сферу, пробивать которую не стал. У второго противника защита была послабее, поэтому на него я направил пси силы, попросту отбросив на стену. Удар вышел сильный, стена содрогнулся, местами осыпалась штукатурка, слетела трубка домофона со стены. Но когда мой противник легко вскочил после такого удара, у всех закралось подозрение, что это не просто человек.
   С самим полковником следовало быть осторожнее, и более открыто. Он уже не обращал внимание на то, что рядом стоит куча народу, которая явно не знала о его черной натуре. Возможно он просто уничтожил бы их, когда разобрался бы со мной. И сейчас он усиленно хотел это сделать. Вырастив из руки темный язык пламеня, сформировав его в подобие пылающего меча, он атаковал меня. Белая и черные сферы вспыхивали постоянно, производя необходимый эффект на зрителей. Мой противник, понимая, что одолеть меня не просто уже начал преобразование, исчезла одежда и белый цвет волос. Кожа стала быстро темнеть и вскоре я дрался уже со знакомым черный воином, коих покрошил уже не мало.
   Второго противника я уже несколько раз кидал на стены, кое-где даже проломил прочную бетонную стену, но он все так же бросался на меня. Он тоже принял черные очертания, но поскольку он еще не прошел первую стадию, одежды все же не терял.
   Длился мой спектакль около минуты, помахать пришлось порядочно. В конце концов мне это надоело и я решил закончить представление. Прорвав темную сферу пылающим мечом я прижал лезвие к горлу бывшего полковника, второго взял за горло в телекинетический захват.
   - Вот и кончилась твое служение, врагу мира, - патетически сказал я, лишая темную тварь всех способностей. Сзади зашевелились мои гости, с пола испуганно смотрели бойцы на дергающуюся в воздухе фигуру. Полковник Глухов уже хотел было начать задавать свои извечные вопросы, но у меня появились свои мысли на счет дальнейшего развития событий.
   Приняв решение я немедленно приступил к его реализации, чтобы не дать никому времени осмыслить происходящее.
   Вырывающаяся темная тварь неожиданно получила свободу. Конечно, всем казалось, что это бывший полковник сумел прорвать мой белый кокон, формируя свою конечность в костяной кинжал и всаживая его мне в живот. Кокон тут же спал, открывая ему свободу. Полковник Глухов, действуя на одних рефлексах начинает стрелять, а я в "предсмертных конвульсиях" давлю противника в тисках, только черные ошметки летят по квартире. Темный воин кидается к выходу, раскидывая вскочивших людей, а вдогонку ему устремляется хищная пасть моего кнута, напитанная силой по максимуму. Так и не успев сбежать, черный взрывается такими же черными лоскутами, как и его напарник.
   Ошеломленные люди стоят посреди квартиры, пытаясь осознать произошедшее. Я лежу на полу, в той позе, в которой упал, от души веселясь их лицами. Но все же, всему хорошему есть предел, поэтому, с обреченным вздохом, я встаю. Бойцы в неуверенность отступают, поднимая оружие. Полковнику деваться некуда, но он тоже наводит на меня оружие.
   - И как, люди, которые должны оберегать нашу страну, наш мир, могли пригреть у себя такого захватчика? - грозно спрашиваю я, не делая резких движений и ни к кому особо не обращаясь, - И сколько у вас еще таких предателей?
   - Он... он был не человеком? - хрипло спрашивает Дмитрий Павлович.
   - Увы, когда-то он был человеком. Свободны! - я поворачиваюсь к бойцам и придаю голосу толику внушения, - благодарю за службу. Вы хотели узнать, чем грозит смешивание несовместимого? - указал на черные ошметки, которые уже начали истаивать.
   - Он взорвался как воздушный шар, - с ужасом сказал Лурье.
   - К сожалению, тот, кто встает на такой путь, теряет все свое содержимое, остается только оболочка для уничтожения.
   - Зачем было его убивать? - спросил полковник.
   - Что бы выманить его, как он сказал, кукловода. Почувствовав смерть своей куклы он захочет меня навестить. Перед смертью кукла точно успела рассказать обо мне, так что думаю, он будет думать обо мне как о легкой добычи. Думаю, сегодня ночью он и явится.
   - Но убивать? - не понял полковник.
   - Полковник, вы видели в кого он превратился? Узнать у него что-либо не представляется возможным, потому что он кукла. Он исполнитель, подвластный воле кукловода и его единственное желание это уничтожать все вокруг.
   - Он не был похож на кровожадного психа! - зло выдавил полковник.
   - Да ну? А что это у вас в мыслях проскочило? Что там насчет последних двух лет? О том, как он неожиданно пропал на одном задании, а потом объявился через две недели и после этого постоянно был злым и раздражительным, потом стал кровожадным и все случаи инопланетного вмешательства расследовал с особым рвением и жестокостью. О том, что он убивал девяносто пять процентов своих подозреваемых, а остальные исчезали неизвестно куда. Вы подумали об этом конечно случайно?
   Конечно, с вашей точки зрения, возможно, он и принес больше пользы, чем вреда. И ведь я вижу, что вы часто задумывались над тем, а нельзя ли было сперва выпытать секреты у тех, кого он убивал. Я вам открою правду. Он узнавал у них все секреты, вернее не он, а его хозяин. Вот только все убитые не захотели присоединиться к ним, в их миссии опустошения мира, поэтому они мертвы. Остальные захотели, поэтому просто исчезли.
   А теперь, подумайте, полковник. Мы имеем на нашей территории, прошу рассматривать территорией не Россию, а весь мир, враждебно настроенного субъекта, который обладает знаниями сотен убитых людей и не людей. ВЫ, доблестная и не спящая служба безопасности, проворонили врага не только нашего государства, но и всего мира.
   - Я подобные сказки слышу порой по несколько раз за день, - зло буркнул полковник.
   - Правда полковник? - вздернул я брови, и опять бесцеремонно процитировал его мысли, - а чего же вы думаете, что больше половины этих сказок оказывается правдой? А те, что вы не успели проверить часто выходят вам боком? Полковник, вы передо мной как открытая книга, юлить и тем более врать мне смысла не имеет. Вы используете всякие сыворотки правды, я же могу за минуту выкачать из вас все знания, причем так, что вы этого даже не почувствуете.
   И опять мысли полковника соскользнули на неприятную для меня тему.
   - НЕТ! - я ударил его ментальной волной, - даже не надейтесь, что я стану потрошить других, что бы вам было хорошо.
   - А этот? - он указал на ошметки, которые начали медленно истаивать, - полковник Сивый, вы сами сказали, что он был человеком, с ним можно было договориться, он обладал многими знаниями, судя по увиденному.
   - Ничего он не знал, - махнул я рукой, - умел более точно. Его изменил ирреальный ключник.
   - Ключник? - полковник зацепился за слово, - тебя он тоже назвал ключником.
   - Верно полковник, - кивнул я, - это долгая история, поэтому предлагаю по стопке.
   Не смотря на то, что я общался с полковником, телепат все время оставался рядом и гнать его ни я, ни Глухов, не стали.
   - Как вы знаете, - начал я, после первой рюмки, - в нашей вселенной есть не только наше солнце и не только наша планета, но и другие разумные виды. В пределах одной вселенной мы можем научиться перемещаться, научимся другим языкам, будем воевать с другими разумными или дружить, это уже как сложится, и как мы и они себя поведем.
   Но есть и параллельные вселенные. Там своя жизнь, свои планеты, свои разумные виды. Там другие солнца и другой состав грунта планет. Там другие законы! Физические, химические, ядерные, биологические. Там все другое. Конечно, не на столько, как может показаться. Люди могут быть похожи друг на друга, планеты иметь одинаковую структуру. Но, все же, это будет внешняя схожесть. Допустим все похожи, а состоят из различных химических элементов.
   Если подойти к этому вопросу разумно, то сразу же приходим к ответу, что две вселенных не совместимы между собой. Препараты, созданные на основе углерода в нашей вселенной, не подойдут людям, созданным на основе, допустим ферума. Либо будут бесполезны, в лучшем случае, либо окажутся смертельным ядом. А яд для паразитов может оказаться каким-нибудь ускорителем роста.
   Но, ведь вселенные огромны, и каждый мир в отдельности тоже. Схожего, тем не менее, очень много. Например, пускай строение мозга разное, а вот мыслительные процессы, как показывает опыт, очень даже похожи. Ведь и в пределах одной вселенной это будет не редкость.
   И встает другой вопрос, как узнать, что можно перенять из другой вселенной, а что ни в коем случае нельзя? И вот тут появляются ключники, существа, способные путешествовать между мирами. Эти миры могут принадлежать как к параллельным вселенным, так и к той же самой.
   Основной их способностью, однако, является с не путешествие с мира на мир, а способность оценить что можно взять из того или иного мира, что не повредит его собственному миру. Например, если я возьму пробы воздуха из одного мира и он окажется целебным для людей нашего мира, то в целом можно считать это благом.
   - Почему можно считать? - удивился полковник.
   - Потому, что не могу же я забрать весь воздух из того мира, и просто это не возможно. А толика воздуха будет бесполезна.
   - Лечить раненых, использовать только в особых камерах, - тут же нашелся полковник.
   - Возможно, - кивнул я, - но вы все думаете о боевых действиях, и забываете, что мотаться за этим воздухом мне пришлось бы постоянно, сводя всю мою жизнь к погоне за ненужной панацеей.
   - Почему ненужной? - опять удивился полковник, - и почему только ты?
   - Дмитрий Павлович, - я разочарованно покачал головой, - прекратите уже бредить, я же вижу, как в ваших мечтах легионы ваших сотрудников устремляются на неизвестную планету с водолазными баллонами. Глупо, почему именно с водолазными?
   Впрочем, не о том. Во-первых, такого мира нет, я его просто привел в пример. Во-вторых, люди туда попадут только со мной, а это не очень много, поэтому свой воображаемый поток можете сократить в несколько тысяч раз. В-третьих, я этим заниматься просто не будут.
   Видя, как я рушу мечты полковника Лурье заулыбался, видимо он тоже просматривал то, что нафантазировал полковник.
   - Кажется, мы говорили о сотрудничестве, - попытался возразить полковник.
   - Вот именно, а не о том, что первого встречного вы должны посадить на цепь, - я уже избавился от привычки бить кулаком по столу, а просто наносил ментальные удары.
   - В общем, забудьте об этом. Вы забываете, что самым ценным, что можно почерпнуть из другого мира, являются знания. Передача знаний является более опасным и более полезным действием, поэтому ключники в первую очередь оперируют знаниями. Я не против, что бы знания поступали сперва к вам, я даже надеюсь, что со временем вы станете достойными сотрудниками безопасности нашего мира. Мне остается надеяться на лучшее.
   - А что насчет это... ирреального ключника? - напомнил Лурье.
   - Вот, правильный вопрос, - я указал полковнику на телепата, - ирреальный ключник это такой же ключник, как и я. Он умеет ходить между мирами, может носить из мира в мир знания и технологию, проводить живых существ и все прочее, как и я. Мы отличаемся только в одном. Ирреальный ключник соответствует вашим, полковник, мечтаниям. Тащит в мир все гадкое и ненужное. Я вам говорил, что в разным мирах адреналин действует по разному. Люди при совмещении несовместимого не могут выжить. Ни при каких условиях! Но, при помощи ирреального ключника он может получить все от обеих миров, но при этом перестав быть человеком. Пример тому Сивый. Ключник встает на путь ирреальности, когда решает перекраить все по-своему. Он считает, что все должно быть так, как он того хочет. А начинается все с того, что он мнит себя новым богом, или кем-то вроде. Технологии и возможности других миров дают ему такую ложную надежду.
   Трудно сдержаться, если с детства тебя часто обижали, а получив в руки технологии космического мира, все эти лазеры и бластеры, удержаться от мщения.
   Обычно ключник может попадать в два, три или четыре мира. Из каждого он может взять все, что захочет и притащить в свой мир. А дальше начинается его путь ирреальности. Он начинает убивать, мучить, начинает совмещать несовместимое, якобы для отместки. А на самом деле получается, что он создает себе основу для перевоплощения. Ирреальный ключник хочет, что бы его боялись, и он мог поглотить собой все. Поэтому он теряет свой облик и становится чем-то эфемерным. Я видел такой случай, поверьте, вам лучше с таким не сталкиваться. Потом он обретает форму вновь, потому что самолюбие говорит, что если его не существует, то вроде как и бояться не кого. Впрочем, это уже все лирика, каждый случай особый.
   Если ирреальный ключник находит сходных по духу людей, которые тоже хотят отомстить или утвердиться в этом мире, он предлагаем им такой способ, делая своими личными солдатами.
   Есть различные стадии, как самого ключника, так и его сподвижников. Если ключник успел перейти в первую стадию, то убить его уже становиться нереальной задачей. Если он прошел вторую стадию, то даже остановить его не получится, или придется принести многое в жертву. Если же он перешел в третью стадию, то единственный способ выжить это исчезнуть из того мира, можно ли убить такого ключника обычными способами, я не знаю.
   - Но ты, ты можешь? - спросил телепат.
   - К счастью, да. Нас можно отнести к светлой и темной стороне. У каждого из нас есть защита, или вернее сила. У кого она больше, тот и победит.
   - Значит, Сивый был сподвижником такого ирреального ключника? - решил уточнить полковник.
   - Был. И перед смертью он успел сообщить своему хозяину обо мне. Так что я буду ждать его сегодня в гости. А у вас будет своя задача.
   - Мы тоже его дождемся, - решил влезть полковник.
   - Не думаю, - покачал я головой, - от вас пользы не будет никакой. С самим ирреальным ключником смогу справиться только я. Но, я думаю, у вас задача будет не легче. С ним явно придут его темные создания, я был бы вам признателен, если вы хотя бы проследите за ними, надеяться на то, что вы их убьете, не стоит. И если вы так рветесь хоть что-то сделать, то советую вам заняться вашим наблюдателем. Когда он рассказывал Сивому я заметил в нем темные семена. Прорасти они не успели, а теперь и не успеют. Искать семена не стоит, всё равно они не имеют физической оболочки. А вот подробности его вербовки, прошу заметить, врагом человечества, я бы предпочел знать. Так же желательно найти всех марионеток этого ключника, думаю, когда я его уничтожу, они начнут проявлять себя.
   - Как ты сумеешь убить его в одиночку? - полковник решил добить меня до конца, и я видел его мысли, - ты ранен, у тебя нет подготовки, тебе понадобится как минимум несколько наших ребят.
   - Знаете, не хочу человеческих жертв, так что своих бойцов оставите себе, сами за них отвечайте. Пока я их не подготовлю ни с каким темным они не справятся. Вы видели, на что они способны. Что касается моей подготовки... как думаете, сколько мне лет?
   - Двадцать семь, не задумываясь выпалил полковник.
   - По вашим данным да, - кивнул я, - на самом деле мне уже сорок семь. И уровень моей подготовки запредельно высок для нашей старушки Земли. Я прошел подготовку космодесантника, в специальных войсках мгновенного реагирования, я прошел множество преобразований, научился пользоваться пси силами и много еще чего другого. Я даже магией владею, - я не стал уточнять, что совсем незначительно умею колдовать.
   - А что касается моего ранения, - я встал и оголил свой живот, куда пришелся удар костяной конечности. Ничего не было, даже царапины. Регенерировать ткани, при всех моих изменениях тела, дело нескольких секунд, в крайнем случае, минут, - так что я знаю только одну реальную силу, способную победить ирреального ключника - себя.
   Не дав полковнику возразить я выставил его за дверь. Что бы он не начал предпринимать никаких необдуманных действий я заложил ему достаточно сильное внушение, что бы он считал меня заодно с собой, со всеми вытекающими. Поняв, что больше ничего не добьется, Дмитрий Павлович уныло махнул рукой ожидающим с нетерпением агентам, и они начали спускаться вниз. И не успели они дойти до низу, как я почувствовал опасность.
   Уничтоженный полковник все же был умным человеком, поэтому он оставил сюрприз. Видимо предполагал, что ситуация может обернуться не в его пользу и озаботился свидетелями. На выходе из подъезда он оставил ловушку-внушение и первый же прошедший в нее агент с безумными глазами накинулся на своих товарищей.
   Я почувствовал активировавшуюся ловушку, когда первому человеку оставалось до нее несколько шагов. Успеть остановить я уже не мог, додуматься же до телепатического воздействия меня тогда не хватило, как бы я ни кичился, а эти силы были для меня еще слишком новыми и диковинными, это дрэды жили с ними постоянно. Поэтому, я просто кинулся вниз. Преодолеть пять этажей я сумел за семь секунд, и единственное, что успел сделать обращенный это всего лишь по паре раз кинуть агентов на стены. Досталось и полковнику с телепатом, но они отделались легким ушибом, а вот остальные агенты огребли куда больше. Двигался обращенный очень быстро, пока я не заключил его в сияющую сферу.
   Пока он остервенело кидался на стены своей тюрьмы, с визгом отскакивая назад, я осмотрелся. Агенты пытались встать, не смотря на то, что как минимум сотрясение головного мозга получил каждый. Телепату тоже прилично досталось на эту часть тела, но за него я не волновался, знал, что у него черепушка получше защищена. Единстенным, более менее дееспособным, оставался Глухов.
   - Этого я подержу, а ты, давай, вызывай подмогу, ребята сами не дойдут, - обратился я к нему.
   - Контра, - поднес он руку к уху, - эвакуация. А с этим что? - кивнул он на беснующегося.
   - Ничего, - пожал я плечами, - полчаса побесится, потом заряд кончится и он вернется в норму. Истощение, которое при этом должно наступить, придется вам побороть собственными силами.
   Обращенному хватило сил только на двенадцать минут, и он упал обессиленным. Когда я убрал сферу к нему кинулось три человека. Остальных к этому времени уже успели увезти.
   Рядом с полковником сейчас стоял Сергей и что-то ему рассказывал. Позже я узнал, что Мазер, тот самый юный наблюдатель, пытался выкрасть что-то из тяжелого оружия и идти убивать меня. Его взяли под стражу, скрутили и в скором времени полковник хотел начать душу из него трясти.
   Поняв, что моя помощь больше не нужна я откланялся и стал подниматься к себе. Вновь прибывшие провожали меня хмурыми и настороженными взглядами, в которых читалось - только дайте нам команду и мы его скрутим. Конечно, они не видели, что происходило в моей квартире, к моменту Сивого я попросту уничтожил всю следящею аппаратуру, лишних проблем мне было не нужно. Так они наивно полагали, что полковник вот прямо сейчас отдаст приказ о моем задержании. Что бы их зря не нервировать я отправил успокоительный импульс всем присутствующим и спокойно закрылся в своей квартире. Оставалось только пройтись по всем соседям, что бы у них "забылось" все произошедшее, и подумать над одним вопросом.
   Вернее, вопросов было даже два. Первый - надо подготовиться к встрече ирреального ключника. Второй - Сивый принял меня за марионетку ключника. Обычного ключника, иначе он не спешил бы меня убить. К тому же, он сразу признал во мне ключника и считал, что у меня явно есть обращенные. Но, я вернулся всего несколько часов назад, о моем приходе узнали сразу же. До этого меня не было несколько лет. Значит, он никак не мог выйти именно на меня, ведь никаких марионеток у меня нет и не было. А это может означать только одно - есть другие ключники и я сильно подозреваю, что в этом же городе. И вопрос вставал логичный - как их найти?
  
   Глава 9. Ирреальный ключник.
  
   Все произошло, как я и предполагал. Глухов не успокоился, и хотя постарался нагнать сюда агентов, все же не стал лезть как раньше. Я уже догадывался, что у него возникла еще одна проблема, надо было объяснить исчезновение полковника Сивого, ведь от него даже тела не осталось, и он очень рассчитывал заснять происходящую операцию. Решив ему не препятствовать, я оставил все разборки на его совести. Правда я сильно сомневался, что у него и всех его агентов что-то получится. Пускай он и нагнал сюда больше сотни агентов, я просто не представлял, чем они хотят повредить ирреальных тварей.
   Сам я приготовился к встрече с главным противником. Тщательно закрыв все окна я позаботился, чтобы никто из людей не увидел происходящего. Все устройства наблюдения, способные увидеть сквозь стены я заблокировал, создав постоянное поле электромагнитных излучений. От всяческих телепатов и им подобных я поставил мощный псионический шум. Пускай и не было сильных телепатов, способных преодолеть такую защиту, сомневаюсь в их способности преодолеть и легкий шум, но я страховался в основном от моего будущего противника. Так же я распылил светлую силу обелиска, создавая иллюзию своего ранения, как будто сила выплескивается из меня безудержно. Ну и завершающим штрихом, я создал приманку. Вместо меня реального на диване занял место я - созданный. Собственно, эта иллюзия и была ловушкой. Если ключник атакует беспомощно лежащего, то он попадет в ловушку. Если нет - то я помогу.
   Но гораздо важнее, на фоне всего этого, была возможность получения у ирреального ключника хоть каких-то ответов. Я сомневаюсь, что он добровольно выложит мне все на блюдечке. Так же сомневаюсь, что станет говорить под пытками. Однозначно, здесь могла помочь только хитрость. Ну, и еще я сильно рассчитывал на свои телепатические возможности, вряд ли кто-то еще обладал такими уникальными знаниями, какие перепали мне от дредов.
   События начали развиваться в третьем часу ночи. Я присматривал за окружившими дом агентами и прислушивался к их разговорам. Когда по цепи агентов пошли перешептывания, которых быть не должно быть в принципе, я понял, что-то начинается. На хорошо освещенный дом наползал темный туман, в котором мало что можно было разглядеть. Обелиск взвыл в моей голове, сообщая о ирреальных пришельцах. Всего их насчиталось около тридцати. Агенты, хоть и стали слепыми как котята, все же пытались что-то сделать.
   - Что за чертовщина? - ругался Глухов в наблюдательном посту.
   - Не можем знать, - обычно следовал ответ.
   - Что-нибудь видно?
   - Туман имеет не однородную структуру, заметны силуэты людей, но очень плохо, - сообщил один из агентов.
   - Лурье, что у тебя?
   - Ощущаю присутствие, но не могу понять кто, или что это.
   - Указать можешь? - рявкнул на него Глухов.
   - Постараюсь, - не очень уверенно ответил телепат.
   А ко мне в подъезд вползал очень плотный клок тумана - сам ключник. Он не спеша, будто в предвкушении, проплыл до моего этажа. Я очень осторожно начал прощупывать его, пытаясь подстроиться под него. Сразу было видно одно - человеком он перестал быть давно, так что уловить что-либо было довольно сложно. Но все же, рефлекторность человеческого мышления еще наблюдалась.
   Двери он ломать не стал, попросту просочился во всевозможные щели, и тут принял человеческие очертания, если может быть человек, у которого вместо ног ползающий клок тумана.
   Он почувствовал разлитую по квартире силу и его слегка передернуло. Темные щупальца метнулись по квартире, шаря по всем углам и быстро нашли мою копию, которая слабо сопротивлялась.
   Меня самого в квартире не было, я в этот момент завис рядом с балконом, отгородившись всевозможными щитами, чтобы меня он не заметил. Но, и этого было не нужно, я настоящий его просто не интересовал.
   Когда он меня "нашел" и медленно двинулся в комнату, что бы добить, я почувствовал просто невозможную волну радости. Радости, что он сейчас будет убивать. И он настолько был поглощен этой радостью, что я без помех сумел проникнуть в его сущность.
   Предвкушение смерти не долго оставалось предвкушением и мой потенциальный убийца нанес свой удар. Черные щупальца ринулись на мою иллюзию, вгрызаясь в нее и разрывая на части. Полыхнуло белым светом, отрывая ирреальному ключнику его щупальца, но он этого даже не заметил, радость от содеянного затопила его всего. Во все стороны разлетались белые шары, которые он даже не пытался ловить, а они тем временем затягивали его в ловушку.
   Когда он посчитал, что убил меня, его сознание просто рвануло на меня, и я мог купаться в его мыслях и памяти как только хотел. Я слегка его дезориентировал, чтобы он не понимал, столько времени прошло, а я тем временем погружался в него. И чем больше я узнавал о незваном госте, тем больше понимал, в каком дерьме увязаю.
   Ему было больше трехсот лет и воспоминаний у него было очень много. Примерно шестьдесят лет своей жизни он был человеком, и более того, охотился за ирреальными ключниками. Но поняв, что старее и умирает он каким-то невероятным способом сумел стать ирреальным ключником. Он помнил временя святой инквизиции, он сам был таким инквизитором. Он был очень жесток, но со временем стал еще более ужасен. Сейчас он был примерно трехгранным ключником в третьей стадии, причем третью прошел совсем недавно.
   Я понял, что заманил в ловушку опасного зверя. А он уже начал понимать, что произошло что-то неправильное и попытался рвануться.
   Мысли развернулись острыми шипами, выискивая опасность, но до меня не достали. А он обнаружил, что его что-то держит. По всей комнате, в которой он стоял, висели белые шары, которые держали его за обрубки щупалец, и он не мог из них вырваться. Пришла моя очередь вмешаться. Я шагнул на балкон, зашел в двери и заключал нас обоих в сияющую сферу.
   Потом мне рассказывали Глухов с Лурье. Атаку на ирреальных тварей начали тогда же, когда ключник оказался у меня в квартире. Но поделать, мало что могли. Лурье наводил всех как мог, а мог он не много. Но когда мои окна озарились белым сиянием, когда я отрезал ключника от его тварей, туман исчез и все темные стали четкими и более того - уязвимыми. Пистолеты и автоматы с глушителями выплюнули смерть. Людям бы хватило и одной пули, темные держались выстрелов по тридцать, но все же и они умирали, разлетаясь темными ошметками. Они попытались захватить нескольких, но не тут-то было, пришлось уничтожать всех.
   Но на этом для агентов ФСБ сюрпризы не кончились. Когда туман спал они увидели, что вместе с черными тварями в тумане скрывались и люди. В отличие от черных они предпочитали не драться, а скрыться. За всеми была установлена погоня, и все же двое сумели скрыться. Из остальных восьми трое превратились в черных тварей и их тоже уничтожили. Остальных сумели взять живыми и целыми.
   А я в это время без лишних слов шагнул ближе к ирреальному ключнику, вытягивая рукоять в меч и напитывая его силой. Мысли ключника метались, он никак не мог поверить, что попался, но теперь я не мог читать его, а ведь в его голове было много всего интересного. Но, сейчас более актуальным был вопрос выживания. Нет, я не сомневался в своих шансах на победу, но ведь и он мог доставить мне большие неприятности.
   И он начал их доставлять сразу же. Осознав, что убил совсем не настоящего меня, он решил исправить свое упущение. Рванул щупальца, которые держали мои шары, но они держали крепко. Поняв, что не освободиться он поступил проще, выпустил новые щупальца. Черные струи, больше похожие на язык хамелеона, рванули в мою сторону, так что пришлось пустить в ход меч. Он пытался хитрить и атаковать сбоку, но мой удлиняющийся и извивающийся меч успевал доставать все.
   Когда в меня полетело копье тьмы я не успел среагировать и оно разбилось о вспыхнувшую защиту.
   - Ключник! - пророкотал он, с такой ненавистью, что меня чуть не сбило с ног.
   - Представь себе, - с сарказмом сказал я, - а вот как ты стал ключником?
   Меня сильно интересовал этот вопрос и я пошел на провокацию. У него мелькнула мысль, краткий миг, испуганная, но я успел понять. Что бы стать ключником, надо убить ключника. И когда-то, убив ключника, он стал ирреальным ключником. Ирреальным, потому что обычным ключником стать невозможно, и потому, что он не хотел иного. Он убил уже много ключников, после того, как стал ирреальным.
   И еще, я видел, что он был не единственным ирреальным ключником. Их было достаточно много, сколько точно он не знал, но общался с пятью. У них было некое свое сообщество. А вот какие цели преследовало это сообщество я увидеть не смог.
   - Я убью тебя, - он двинулся на меня, - и стану сильнее, - последнее было сказано уже не мне, но я уловил в его мыслях жажду убийств, что бы стать сильнее.
   - Я долго за тобой охотился, - с неким мечтанием сказал он и резко атаковал.
   От его ног вперед рванула волна, вырастающая большим лезвием, которое разбилось о мою защиту.
   Мне его атаки мало ощущались, зато вот ему было страшно. Когда его волна разбилась о мой кокон защиты, я почувствовал его страх. Он уже не был уверен в своей победе, хотя попыток оставлять не собирался. Он атаковал вновь и вновь, и все больше начал расти его страх. И я почувствовал, что из-за страха пробиваются еще мысли. Не просто страхи, а его страхи из прошлой жизни, о том, что он может умереть. И на ровне с естественным страхом смерти человека, на волю пробились страхи ирреального ключника. Он вспомнил обо всем, когда ему было страшно, когда он мог умереть и я поразился, насколько они уязвимы. Он забыл о том, что недавно перешел в третью стадию, что убить его теперь стало практически невозможно. А вот я не забыл, но захотел попробовать.
   Теперь я перешел в атаку. Прыгнул к самому ключнику я стал наносить удары. Пылающий меч недовольно шипел, когда соприкасался с темной плотью, но я постоянно вливал новые силы. Темная плоть вспыхивала и небольшими взрывами рассеивалась по квартире. Страх затопил ирреального ключника на столько, что не осталось больше никаких мыслей. Им овладели все страхи смерти, страхи потери своей силы, страхи потери своей сущности. Впрочем, за последнее можно было не переживать, её он потерял уже давно.
   Я уже мог его не бить, изредка доставляя ему новую порцию боли я мог держать его в страхе и выкачивать информацию. К сожалению, поток его страхов на столько сбивал всем мои попытки, что приходилось добровольно убирать свои щупы, иначе он мог меня затопить. А узнать все еще хотелось очень многое, и я решился на хитрость.
   Снаружи уже все было кончено. Без особых потерь темные твари были уничтожены, люди схвачены, тех, которым удалось уйти, в срочном порядке разыскивали. Единственные потери были в виде оглушенных ментальными ударами, но такие очнутся довольно скоро. Полковник хотел было отправить группу, проверить как у меня дела, но тут события стали развиваться несколько иначе.
   Окно квартиры, где шел бой, вылетело от сильного удара, вместе с кусками стен, и в проем стремительно вылетела темная, дымная гидра. Человеческие очертания ирреальный ключник потерял давно, и когда он сумел вырваться из захвата у него была только одна мысль, побыстрее отсюда убраться, так что ни о каком сохранении лица речи не было.
   Всех находящихся в это время во дворе накрыло такое чувство страха, что бежали все, и спецслужбы, и арестованные, и обычные жители дома.
   За ирреальным ключником, правда, тут же последовала сияющая сфера, которая выбрасывала короткие вспышки в его сторону, как будто подстегивая темное пятно бежать быстрее.
  
   План оправдался, мой противник действительно поверил в то, что ему удалось вырваться и страх стал потихоньку угасать. Вместо этого заметались мысли - быстрее успеть. Я очень хорошо успевал просматривать, куда он хочет успеть и совсем не собирался позволять ему туда добраться. Направления ключник менял очень быстро, едва понимал, что до задуманного места он уже просто не успеет. И вскоре случилось то, чего я ждал, мест, куда бы он хотел добраться, просто не осталось. И вот тут он, что называется, пошел ва-банк. Поняв, что другого пути у него не остается, он решил мчаться к другому ирреальному ключнику. К кому-то посильнее его, к тому, кто, как он считал, сумеет со мной справиться.
   Едва у него мелькнула эта мысль, как он едва не оторвался от меня, а мне и так приходилось действовать на пределе, подстегивая его кнутом и считывая мысли. Поняв, что могу его потерять, я уже сам испугался и в следующий удар вложил столько силы, что кнут воткнулся в темное тело ключника и через несколько секунд развеял его черными пеплом.
   Уставший, я остановился, и посмотрел на дело рук своих. Черный пепел медленно падал на землю, но не успевал долететь, как развеивался пылью и исчезал. С облегчением я опустился на землю, левитировать, как оказалось, занятие не из простых, еще приходилось и глаза случайным свидетелям отводить, и даже не знаю, всем ли я их отвел или остались случайные свидетели?
   Свернув свое грозное оружие я направился к своему дому. Узнанного было столько, что мысли роились без перерыва. Прервав весь поток размышлений я решил сперва узнать как дела у остальных.
   Не успел я пройти трехсот метров, как мне навстречу выбежали спешащие агенты, среди которых я узнал Сергея и нескольких ребят из тех, кто шел меня штурмовать. Они в нерешительности остановились, впрочем, мгновенно наведя на меня все оружие, но стрелять не спешили. Я молча поднял руки, хотя идти не перестал.
   - У меня все нормально, - устало сказал я, - как у вас? Потерь нет? Всех задержали? Где Дмитрий Павлович?
   Все бойцы дрогнули, но оружия никто не опустил. Сергей только неуверенно махнул рукой, откуда они появились. Я благодарно кивнул и прошел мимо них, стараясь держаться подальше. Мне конечно не сложно нарастить костяную броню, которую ни одна пуля не возьмет, но сейчас я и так чувствовал, что они не выстрелят, да и все же держать их на ментальном поводке было проще, чем заниматься перестройкой тела.
   Через пятнадцать минут, в сопровождении четырех человек, я добрался до своего двора. Еще два бойца все же пошли вперед, проверить, не притаился ли где ирреальный ключник. Я только усмехнулся по этому поводу но от шутки, что двоих ему и на закуску будет маловато, отказываться не стал.
   Двор, на удивление, был пуст, и только пара дежурных машин притаились в тени дома. Как будто ничего и не произошло, даже обломки рамы и кирпичи успели убрать. И только зияющее провалом окно, говорило на то, что здесь что-то произошло.
   - Как? - вышел с вопросом полковник.
   - Нормально, - кивнул я, - конечно не так легко, как хотелось, но все же одной угрозой стало меньше.
   Тут меня полковник удивил. Не знаю, то ли он услышал подоплеку в моем голосе, то ли это была его профессиональна обязанность, но он тут же задал следующий вопрос.
   - И сколько угроз еще осталось? - как будто понял, что остались еще ирреальные ключники.
   - Об этом завтра, - покачал я головой, скрывать, что угроза еще есть и она не малая, я не стану, но уж очень хотелось сперва подумать самому, - вы пока попробуйте расколоть тех, кого удалось задержать.
   - Этих то мы расколем. А вот если ты располагаешь информацией, касающейся государственной безопасности...
   - А помимо того являющийся единственным, способным эту опасности устранить, без разрушения самого государства, - жестко прервал я его, - я не стану выдавать вам информацию о том, где лежат бомбы с часовым механизмом. Все завтра полковник!
   - Вас будут охранять, - кивнул недовольно полковник.
   - Пускай, - махнул я рукой.
   - Окно установят к утру, - добавил он.
   - Окно? - я заинтересованно поднял глаза к пролому, - не стоит, - концентрация была пожалуй даже больше, чем при битве с ключником, но в чем-то даже проще.
   - Вот, и от старого не отличишь, - довольно кивнул я, - преобразование энергии в материю, - пояснил я им, пялящимся на совершенно целое окно.
   - До завтра! - кивнул я всем и скрылся в подъезде.
  
   Отдых я все же получил... месяца через два. Чистка, последовавшая после появления первого ирреального ключника, началась грандиозная. ФСБ чистило в первую очередь свои ряды, много наводок им давал я. Они подняли все странные случаи, произошедшие с их сотрудниками, и многих, польстившихся на уговоры ирреальных ключников, вычислили довольно быстро.
   Труднее обстояли дела с самими ключниками, я обошел все места, которые сумел выудить из памяти побежденного врага, и все без исключения оказались занимательными. Были тут и лакомые кусочки для спецслужб, и головная боль для меня. Несколько подпольных лабораторй, где ирреальный совершал свои опыты, обнаруженных на территории России, были буквально оккупированы, в том числе и спецами Глухова. Меня туда и близко не хотели подпускать, боясь, что я попытаюсь им запретить что-либо. Подобная "забота" меня не остановила, как и все их угрозы-упрашивания, большую часть исследований я уничтожал. Причем уничтожал так, что смысла подавать на меня жалобы не было. Поняв, что зря раскрыл узнанное я поспешил исправить положение и наведавшись с помощью обелиска в другие "интересные" места, сперва их сам обследовал и почти все уничтожил. Больше сообщать ничего, кому бы то ни было, я не собирался до тех пор, пока сам не проверю.
   Более интересную информацию мне принес Глухов, она касалась того, что удалось узнать у задержанных людей. Они через некоторое время признались где и как познакомились со странными личностями, и что те им сулили.
   Приблизительно через неделю я сумел напасть еще на один след ирреального ключника и "честно" предупредив Глухова, что собираюсь разобраться с еще одним ключником, заставил их побегать (времени на подготовку я им не дал), и наведался по узнанному адресу.
   Этот ключник был попроще, всего стодвадцать лет от роду, и в роли ключника всего пять лет. Что поразило меня больше всего, что он был именно ключником, но его долгая жизнь напугала его. К обелиску он попал в свои сто двадцать пять, и единственное что сумел придумать, это отомстить всем обидчикам, которых в его жизни накопилось достаточно. О том, какая судьба ему выпала он даже не дагадывался, и о том, что у него есть обелиск он так до конца и не знал. А соответственно о возможности попадать в другие миры он тоже не знал. Мои откровения были для него шоком, он сильно пожалел о том, что стал ирреальным ключником, кстати, ни я ни он так и не поняли, как это случилось, хотя у меня были некоторые мысли, которыми я поделился с ним и он их подтвердил. Действительно, он встретил другого ирреального ключника, тому не нужна была его сила и его сущность, он просто предложил ему силу, либо возможность умереть. Он же и дал ему то, что сделало его ирреальным, а взамен он получил его поддержку, пока не ясно какую.
   Жаль, но его мне тоже пришлось убить, ирреальность постепенно брала свое, и поняв, чего лишился, он кинулся на меня, видя во мне корень своих бед. Наследия у него не было, поэтому даже подчищать за ним не пришлось.
   Еще два ключника, о которых мне "поведал" последний убитый, оказались опаснее, примерно трехгранные во второй стадии, с приличным возрастом. С ними пришлось сразиться сразу с обоими, и информации я узнал не очень много. Но и того, что узнал мне хватило, что бы на долго потерять сон.
   Все четыре уничтоженных ключника были не более чем марионетками в ругах другого, более сильного и опасного ирреального ключника. В воспоминаниях все, на момент смерти, проскакивал один и тот же образ. У первого он проскочил как желание его предупредить, у двух последних он проскочил со злобой, мол обещал вечную жизнь. Но, так или иначе, он являлся неким отправным звеном, который совратил всех. А вот узнать о нем что-то конкретное не удавалось. Тогда-то у меня и возник план по его выманиваю. Вызвав Глухова к себе я подробно ему описал сложившееся положение дел и что намерен делать. Скандал мирового масштаба его шокировал, а именно по всему миру таинственный ирреальных ключник вербовал себе слуг и союзников.
   - Тут в собственной стране не знаешь, что делать, а ты о мире заикаешься, - полковнику действительно было не сладко, поняв, кого надо искать он поставил на уши все службы, какие только мог. Официально все проходило под лозунгом нетерпения терроризма, но потерь приходилось нести существенно больше. Я особо не помогал в разборках с пешками, меня больше интересовали сами ключники, но вскоре убедился, что мне тоже придется начать чистку с низов. Пообещав в ближайшее время что-нибудь придумать, я уже в категоричной форме сообщил, что все же собираюсь отдохнуть, и отправил Глухова разбираться со своей головной болью самостоятельно.
   Но на следующий день отдыха не получилось, я отправился удалить несколько дел, точнее зачистить несколько узнанных мест, а по возвращении домой меня ждал огромный сюрприз.
   "В личном пространстве находится восемь объектов, - огорошил меня обелиск, личным пространством он называл мою квартиру, - опасности не обнаружено."
   Так-так, посмотрим, кто это там ко мне с добрыми намерениями пожаловал. То, что я увидел, или вернее кого увидел, дало мне понять, что жизнь начинает поворачиваться неожиданной стороной. Ничего хорошего от него я не ждал, но вот интересно мне стало очень. Поэтому появляться в квартире, где меня ждали, я не стал, вместо этого появился у подъезда. Здесь тоже дежурили люди, в том числе и Сергей, с которым у нас уже сложились приятельские отношения.
   - Не прыгай ты Серега, - остановил я его взмахом руки, - те, кто меня дожидаются все равно дождутся, а мы давай пока покурим, что ли.
   Охране, во множестве располагающейся вокруг нас я заблокировал все возможности связи, заставив их понервничать, сойти с места я им тоже не дал.
   - Нервные они какие-то, - покосился я на черные пиджаки, жалуясь Сергею.
   - Ну, так кого охраняют, - многозначительно выдал он.
   - Тогда еще и глупые, - пожал я плечами, - три телепата с ними, явно знают, что я могу их все за мгновение положить, а все равно играют в героев, мол щас скрутят и сделаю то, что спецы своего дела сделать не могли.
   - Да, гонору им не занимать, живут припеваючи. Только он не такой.
   - Знаю, - я затянулся последний раз, хотя курение мне было безразлично и стал я это делать только, что бы поддержать разговор, - потому и не тронул, что вообще за манера, преподносить неприятные сюрпризы, как будто в гости не могли зайти.
   - Ну, ты скажешь, - хохотнул Сергей.
   - Ладно, я туда, послушаем, что скажут, - я хитро подмигнул застывшим охранникам и совершил скачок, оказавшись перед своей дверью.
   Я решил поступить по цивилизованному, а потому нажал кнопку звонка. В квартире повисло напряжение, которое грозило перерасти в маленькую панику, поэтому пришлось сделать им внушение.
   "Ну что же вы, явились в гости незваными, а теперь хозяина держите на пороге?" - мне хотелось рассмеяться. Охрана в моей квартире напряглась и только один человек, взяв себя в руки, направился открывать дверь. Щелкнул замок и я увидел подтверждение, в котором совершенно не нуждался.
   - Добрый день, господин президент.
  
   Глава 10. Темное настоящее земли.
  
   - Как же хорошо, - я откинулся на песок, солнце припекало, но моему измененному телу было хорошо. Свежая вода и палящее солнце, что может быть лучше? Только если ко всему этому прибавить девушек и добротную еду. Последнее у меня было, причем в неограниченном количестве, и даже тот факт, что все те белокурые, рыжие и черные девицы сплошь и поголовно входили в спецструктуры, меня не сильно огорчало. В конце концов, они делали свою работу, делали на совесть, и объект им попался странный, так что сама возможность соблазнить меня стала для них чем-то вроде дела чести. Специально я от них не особо бегал, и даже десяток девиц побывало в моей постели. Но откуда им было знать, что объект их соблазнения мог показать им верх совершенства ласк даосов. Что происходило у меня в номере, ни одна из девиц так рассказать и не смогла. Единственное, что они могли вспомнить это безграничное удовольствие, которое я им доставил и все что происходило с того момента когда за их спинами закрывалась дверь и до того момента когда они оказывались с другой стороны, они вспомнить не могли. А все устройства слежения, равно как и возможность удаленного наблюдения и прослушки я исключал самыми кардинальными способами.
   Мне было даже жаль всех нагнанных сюда агентов, которых, наверное, доставляли сюда десятком полностью забитых самолетов. Сути происходящего они не знали, им просто указали на меня и сказали "фас", а они уже действовали в меру своих возможностей. И все гадали, что я за шишка такая, если указ исходил лично от президента.
   Дмитрий, как я стал называть главу нашего государства, оказался действительно достойным человеком. Мы с ним общались двое суток, без перерывов и даже без сна. Он пытался составить мнение обо мне, а я о нем. Пользоваться телепатией и лезть ему в душу не хотелось, что он без сомнения оценил. Договаривались о многом, прежде всего о повышении уровня жизни и, что я могу для этого сделать, а так же о повышении квалификации всевозможных кадров. Не смотря на то, что Глухову я уже передал возможную информацию, и не смотря на то, что он сам был здесь, Дмитрий все же захотел услышать обо всем сам. Рассказал я ему все, и о том, кто такие ключники, и кто такие ирреальные ключники, и что творится во всем мире и прочее-прочее. Он был впечатлен и горел желанием сотрудничества не менее полковника, только более реально подходил к нему.
   Еду нам доставляли прямо в квартиру. Естественно меня пытались умаслись, и едой, приготовленной лучшими поварами кремля, и красивыми девушками, эту еду доставлявшими. В ответ, я, развеселившись, угостил все присутствующих "боком василиска", за которым пришлось по "быстрому" наведаться в мир Лая, и показом иллюзии эльфийских танцовщиц. Я на них пялился столь же внимательно, когда нам устроили пир в честь победы над ирреальным ключником. Единственное отличие, что я это видел в живую. Намёк был понят и больше подобное не повторялось.
   Президенту я так же безапелляционно заявил, что все деловые разговоры, а тем более какие-то шаги, я буду предпринимать только после отдыха, все произошедшее требовало осмысления. Конечно, поднялся вопрос о возможном отдыхе на курортах России, но мне как-то не особо хотелось этим заморачиваться, поэтому я "ласково" попросил не заниматься ерундой. И Дмитрий внял голосу разума, так что к концу нашего разговора меня ждала путевка, которую полностью брало на себя государство. Ну и все прилагающееся к ней тоже.
   Никогда еще не отдыхал с таким отрывом. Спал до сколько хотел, бывал где хотел, ел сколько влезет, пил, пытаясь напиться, чем привел в шок множество агентов, ночами отрывался на дискотеках и вел разгульный образ жизни. Свернул все свои способности, заблокировал эмпатию, пытаясь почувствовать себя обычным человеком, и не могу сказать, что это было скучно. Но все же, не от всего удалось оградиться.
   Прошло две недели отдыха из трех, которые я себе затребовал. Сигнал от обелиска пришел неожиданно, среди ночи, когда я спал после очередной забойной вечеринки.
   "Обнаружено ирреальное воздействие первого уровня", - вырвал он меня из сна.
   Тело мгновенно напряглось, полыхнула белая сфера и тут же пропала. Активность мозга подскочила и я почуял, что имел в виду обелиск. В двух километрах от отеля, где-то на кромке пляжа, шло настоящее сражение. Я опешил, твари ирреального ключника сражались с кем-то, кто мог им противостоять. Это меня сильно заинтересовалось и, я непременно захотел узнать, что происходит.
   Седьмой этаж отеля меня не остановил, когда я выпрыгнул в окно и сразу полетел в ту сторону, где ощущал всплески силы. Через полминуты я был на месте и с высоты своего полета сразу заметил белые всполохи света. Сомнений быть не могли, ключник сражался с тварями ирреального ключника.
   Происходило маленькое, но отнюдь не безопасное сражение на берегу, в двадцати метрах от воды и тридцати метрах от маленькой рощицы, очень удачно расположенной для меня. Благо, моего полета никто не заметил, и я скрылся в ветвях.
   Что-то мне сильно не понравилось происходящее. С виду люди сражаются с людьми, только у одних внутри темнота, а у других вроде как свет. Я видел, что свет этот сродни свету обелиска, только из пяти сражающихся четверо не были ключниками, а просто имели при себе вещи, напитанные силой, а вот пятый, или точнее пятая, была ключницей, но с какой-то червоточиной. Наседающих черных было больше, примерно пятнадцать, и пятерка оказалась в окружении, но их не подпускала близко едва видимая сфера, окружившая пятерых. Ключнице, как я видел, было тяжело её держать, и остальные это прекрасно понимали, но поделать ничего не могли.
   Темные тоже были странными. Они и правда были людьми, зараженные ирреальным ключником. Ну, с такими я уже встречался, этим не удивишь. Было странным другое, они намеренно атаковали этих пятерых, неспешно, урывками ослабляя сферу. В один из таких моментов я уловил, как в разрыв сферы проникла темная эманация, устремившаяся к одному из пятерых. К счастью это была не ключница, у человека полыхнула защита, и свечение вокруг него стало меньше.
   Похоже, я увидел процесс захвата ирреальным ключником обычных людей. Или, что возможно вероятнее, он хочет добраться до ключницы, для неведомых для меня целей, и ему надо устранить угрозу. Вот только если бы эти пятнадцать навалились скопом, то сфера лопнула бы в миг, а там и с людьми бы разобрались. Нет, здесь все тоньше.
   - Зря вы в это ввязались, - услышал я голос ключницы, - погубила я вас, - в голосе слышалась обреченность.
   - Ничего не зря, - послышался еще один девичий голос, - жаль не успели, а то бы ты им показала.
   - Щас мы им покажем, - раздался теперь мужской голос. Три парня оказались вооружены самодельными мечами, и только один, как я успел заметить, умел им пользоваться хорошо, остальные были дилетантами, но очень инициативными дилетантами.
   Показать что-либо они не успели, темные поступили так, как я и боялся. Скопом набросившись на сферу они очень быстро начали её истощать. Парни тоже не стояли столбами, как только противник оказался в пределах досягаемости они ударили мечами и трое упали на песок. Они успели уложить еще шестерых, когда сфера лопнула и ключница выгнулась дугой, издав дикий крик.
   Настала пора вмешаться и мне. Появляться на глаза как есть я не хотел, к тому же, если учесть, что был выдернул из кровати, я выглядел на самым приглядным образом. Поэтому, окружив себя иллюзорной дымкой, чтобы меня вообще не было видно, я достал из подпространства свой меч. Напитанный силой он всегда теперь хранился "под рукой", и установив его необходимой длины я шагнул из зарослей.
   - А ну, негодники, что удумали, - голос мой искажался и звучал грубо, я пародировал человека преклонного возраста, - на девок нападаете охольники?
   Мое появление было неожиданным для всех. Темные, почуяв мою сущность, испытали не самые приятные моменты, и постарались напасть на меня. Двигались они смешно, бойцы из них были никакие, а вот мечи в их руках были натуральные. Но занялся я не теми, кто двигал на меня, а теми, кто кинулся к ключнице. От появившегося артефакта, в руках одного из нападавших, так дыхнуло ирреальностью, что я не раздумывал ни секунды. Ментальный удар был такой силы, что беднягу просто разорвало в клочья, отправляя большинство клочьев подальше в океан. Распался он уже знакомыми черными ошметками. Предмет из его рук выпал на песок и к нему тут же кинулся другой темный.
   Значит, их главная миссия это донести предмет до ключницы? Обязательно надо разобраться, что это такое. Меч удлинился и пасть захлопнулась на предмете. Противостояние двух сил оказалось таким, что ослепли все. Ну мне-то зрение было не обязательным, так что пока никто ничего не видел я разделался с остальными темными и заключив предмет в кокон скакнул к обелиску.
   Как он взвыл, как он орал. И про ирреальность высшего порядка, и про немедленное уничтожение объекта, и про возможный коллапс. Чего я от него только не услышал... кроме самого нужного.
   - Что это? - спросил я его.
   - Нет данных! - выдал он.
   - Нет, или не можешь сказать?
   - Не могу, - тут же исправился обелиск.
   - Что он делает?
   - Меняет ключ!
   - То есть, он может изменить тебя?
   - Нужно уничтожить, - да он его панически боится.
   - Да или нет? - крикнул я.
   - Да, - ответил все же обелиск.
   - Значит это некий паразит, который через ключника попадает к обелиску и меняется его?
   - Да.
   - И ключник становится ирреальным?
   - Хуже.
   - Что значит хуже?
   - Информация закрыта.
   - Его можно уничтожить?
   - Волновое разложение, дезинтеграция, дематерелизация... - дальше он выдал еще приличный список того, как его можно уничтожить.
   - А изменить?
   - Объект создавался с неизменными параметрами.
   - Значит он создавался? И кто его создал? Ирреальные ключники?
   - Информация закрыта.
   - А если я его на тебя сейчас напущу? - зло закричал я.
   - Произойдет разрушение границ ключа, категорически запрещается производить данное действие.
   - Что значит - произойдет разрушение границ ключа?
   - Информация закрыта.
   - Чем больше тебя слышу, тем чаще хочу тебя разрушить.
   - Категорически...
   - Заткнись. То, что ты мне можешь сказать, меня уже не интересует.
   Загадочного паразита я все же уничтожил. Хранить его было опасно, а узнать все равно не получается.
   Вернулся я через пять минут, оказавшись там же, в зарослях. Пятеро молодых людей спешно собирались, ключница идти не могла, так что её несли между собой парни. Оставшиеся парень с девушкой несли мечи и некоторые элементы доспеха. Обсуждение произошедшего у них отошло на второй план, так что ничего интересного о себе самом я не узнал, как и о них пятерых.
   Конечно, о трупах пришлось озаботиться мне, ребята были так напуганы, что даже не подумали о них.
   Вслед за ними, на небольшом отдалении, я последовал в гостиницу. Все складывалось невероятно удачно, они остановились в той же гостинице, что и я. Позволив им пройти, заметил в холе дежуривших агентов, и они были сейчас очень кстати.
   Двое, парень с девушкой, девушка была одна из тех, кто провел в моем номере ночь. Сейчас они изображали пару, познакомившуюся на курорте и желающих узнать друг о друге побольше, так что вполне было логично, что они уединились в пустом ночном холе.
   Мне следовало бы обзавестись более приличной одеждой, но я опять решил ограничиться иллюзией. Внушить трем людям, что я нормально одет было не так сложно, так что через полминуты я входил внутрь.
   Мужчина, при виде меня, понял все очень быстро. Сообщения о том, что я покидал номер, не было, а тут я вхожу в главный вход. Девушка тоже перевела на меня глаза и удивилась. Мужчина держался лучше, удивления не выражал и даже старался незаметно связаться с наблюдателями.
   - Теперь уже можете расслабиться, - усмехнулся я, садясь напротив, - наблюдатели все равно будут отрицать, что я выбрался наружу. Никому же не пришло в голову, что я могу невидимым вылететь из окна, - я откровенно забавлялся. Мужчина при моих словах скривился, а вот у девушки прошел просто вихрь эмоций.
   - Ну что ты, Ната, не стоит таких эмоций. Никто тебя не обманывал, и даже Сергей Кириллович не знал деталей.
   - Значит ты... - девушка встрепенулась, в её голове проскочила мысль, что все это было проверкой, игрой, притворством, и её ночь со мной...
   - Тихо, тихо, тихо, спроси у Сергея, он тебе подтвердит, что тебя сюда направляли не за просто так. К тому же, вас тут около двух тысяч, - я усмехнулся.
   - Вас это кого? - осторожно спросил Сергей Кириллович.
   - Агентов, всевозможных структур. Только не говорите, что не заметили их.
   - О чем он говорит? - возмутилась Наталья.
   - Правду он говорит, - посмурнел Сергей, - так и знал, что нас проверяют.
   - Нет, - я покачал головой, - все гораздо сложнее. То, что сюда направили много молодежи - лучше, чем кучу опытных спецов. Вас, Сергей, я определяю с трех километров. Тогда, на рифах, когда никто не рискнул за мной поплыть, вы не испугались, я понимаю, хорошая подготовка, водолаз и работа в спецназе, но скажу вам честно, это было глупо, мне пришлось трижды вам помогать. И держать вы себя стараетесь как сугубо профессионал, а вы бы лучше обратили внимание, как от вашего взгляда туристы шарахаются, по вам же видно, что вы людей воспринимаете как цели. Впрочем, сейчас как раз и нужен такой человек.
   - О чем ты говоришь? Что вообще происходит? Кто ты? - так, похоже я сумел вывести из себя даже его, - если это не проверка, то что тогда?
   - Это отдых, Сергей, просто отдых. Президент сильно не хотел меня отпускать, но поделать ничего не мог, поэтому мне в довесок дали всех вас.
   - Нас?
   - Ну, целей преследовали много, но главное хотели озаботиться моей безопасностью. Смешно, ей богу.
   - Смешно? - возмутилась Наталья, - что тут может быть смешного? Если ты так нужен для страны...
   - Наталья, - я остановил её жестом, - я сейчас больше нужен не стране, а всему миру. Подробно, извини, не скажу, сама понимаешь, это пока очень секретная информация, за один намек которой мне придет кое-что с тобой сделать, - я попытался ехидно улыбнуться, - вам даже не стоит распространяться, что я с вами так свободно общался. Кстати, если бы ты запомнила хоть что-то из нашей ночи, тебя бы сейчас потрошили свои же. А что касается защиты, то меня защищать действительно смешно, в нашем мире сейчас есть мало что опасное для меня. И вот об этом опасном я сейчас и хотел поговорить.
   Вы заметили пятерых людей, которые прошли в отель передо мной?
   Видя их нежелание со мной общаться, слишком много неожиданного я на них вывалил, я решил зайти с другого края.
   - Ну хорошо. Карась просил передать, что под водой летать трудно, а ему еще надо отрастить жабры в зеленую крапинку с розовыми звездочками.
   При этих словах оба подобрались.
   - Вижу, что хотя бы пароль вы запомнили, - горько усмехнулся я.
   - Но нам сказали, что к нам может подойти особый агент, и в случае названного пароля оказывать любую поддержку.
   Сергей недобро посмотрел на Наталью, но сказанное подтвердил.
   - Тогда повторяю вопрос. Вы заметили пятерых людей, вошедших передо мной? - Сергей с Натальей только кисло переглянулись.
   - Конечно заметили, - заговорил Сергей, - это наша работа.
   - Тогда что вы можете о них сказать?
   - Троей парней, две девушки, шли пошатывающейся походкой, судя по всему возвращались с пьянки, запах перегара ощущался отсюда.
   - С перегаром это они ловко придумали. Что еще? - Наталья стала перечислять, кто как выглядел, память на лица у нее оказалась хорошей.
   - Лица меня сейчас не интересуют, - остановил я её, - что-нибудь странное вы заметили?
   - Ну, одеты они были в балохоно подобную одежду, и мне показалось, что под ней, что-то не так.
   - Что именно? - поинтересовался я.
   - Ощущение, что на них были бронежилеты, - Сергей даже сам удивился своим выводам, - и ещё, двое парней несли девушку, она казалась не пьяной, а измученной, закушенные губы и отсутствующий взгляд, на опьянение это не похоже. А те, что шли сзади, мне показалось, что они что-то несли, вроде я видел блеск стали.
   - Правильно, - кивнул я, - это были мечи. Плохонькие конечно, но это были именно они, а под одеждой скрывалась броня.
   - Они что, ролевики? - удивилась Наташа.
   - Если бы, - вздохнул я, - они были не пьяны, они недавно едва остались в живых. Подробностей от меня не узнаете, не рассчитывайте. А вот что мне надо узнать как можно быстрее, это кто они, когда приехали, при каких условиях приехали, отель не дешевый, а они не производят впечатление способных за него заплатить, и главное, что они делали? Особо меня интересует девушка, которую несли и парень, несший мечи.
   - Они что, путешествуют с холодным оружием? - удивился Сергей, - их же могут задержать в любой момент.
   - А вот этого я бы хотел избежать. Постарайтесь все для этого сделать, если нет, то обращайтесь ко мне.
   - Да как они железо в аэропорт-то пронесли?
   - На этот счет у меня есть мнение. Вот, - я взял в руки массивную железную пепельницу и напитал её силой. Сергей с Натальей неверяще смотрели, как полыхнуло белым, - возьмите и проверьте детекторами, если я не ошибаюсь, они её не должны уловить.
   - Кто они? - спросил Сергей.
   - Ты хочешь спросить не враги ли они? Нет, - я покачал головой, - они сделали больше, чем вся ваша служба, не только для страны, этой или нашей, а для всего мира. Относится к ним надо с наилучшим расположением. Думаю, они заинтересуют многих, в том числе и президента, так что сами понимаете. И как я понял, у них сейчас одни сплошные проблемы, надо бы помочь. По некоторым причинам сам я сейчас светиться не хочу, постараюсь, конечно, сблизиться, но не думаю, что они горят жаждой общения.
   Оставив недоумевающих агентов с поставленной задачей, я направился в свой номер. Удивлению наблюдателя не было предела, ну ничего, для него полезно.
   На следующее утро, едва я продрал глаза и сходил в ванну, ко мне в номер постучались. Расслабился, не заметил, что подошли. А так же не заметил, что в номере установили наблюдение. Секундное дело, камеры перестали работать и, в халате, я прошел к двери. Ладно, хоть фокусов никаких не успел выкинуть, а то было бы о чем подумать моим наблюдателям.
   Их было трое. Сергей, которому я все рассказал, его начальство, Семен Борисович, в звания вдаваться не буду, и женщина. Последняя была здесь только с одной целью, влиять на меня своим телом и не только, одета она была соответствующе. Было немного смешно, и я об этом честно решил сказать.
   - Доброе утро Семен Борисович, Сергей. Марина, предлагаю зайти только из вежливости, попытаться можешь, но смысла не имеет.
   Все трое скривились, явно не такого ожидали, но, тем не менее, твердо вошли в номер. Я же пока направился к мини бару и поставив четыре кружки просто создал в них кофе, сейчас я практиковался в создании всего возможного, поэтому не готовил.
   - Прошу, - я поставил на журнальный столик поднос с четырьмя кружками, и сел в кресло. Марина тут же расположилась напротив меня, приняв соблазнительную позу и я поспешил сбить с нее спесь, - можешь пока не кривляться, кофе остынет, - это её задело сильнее, она даже скривила уголки губ, - и так, что удалось узнать по моей просьбе?
   - Сперва, нам хотелось... - Семен Борисович попытался перехватить разговор и направить в нужное ему русло, но я отмахнулся сразу.
   - Об этом потом! Что удалось узнать? И пейте кофе, сегодня я попробовал смесь разных сортов. Ничего так получилось, жаль, что некоторые семена не растут на нашей планете, - я их специально провоцировал, хотя все трое отнеслись к этим словам спокойно - подозрительно.
   - На какой же? - попытался все же перевести разговор Семен, я же с наслаждением пил кофе, смотря в глаза Марине, от чего ей быстро стало неуютно и она, почувствовав себя морально голой, уткнулась в чашку с кофе.
   Наконец Семену Борисовичу надоела эта пауза, а так же обескуражил вид Марины, поэтому он кивнул Сергею. Тот вытащил электронный блокнот и стал читать.
   - По тем пятерым, что ты просил, удалось узнать следующее. Две девушки, Татьяна и Елена. Татьяну вчера несли на руках. Она работает бухгалтером, ситуация странная, за последние пол года поменяла три фирмы, везде увольняли, хотя отзывы о ней были хорошие, увольняли за постоянные прогулы. Елена её подруга, тоже экономист, и судя по тому, что они вместе в одни фирмы приходят, старается её прикрывать, уходит по собственному желанию и её никто не хотел отпускать, так как тянула за двоих.
   Мужчины. Тимофей, Сергей, Алексей. Сергей является инструктором рукопашного боя. Юный возраст объясняется тем, что его отец занимался тем же, сын пошел по его стопам. Так что железки ясно откуда. Тимофей, вроде как частный предприниматель, судя по тратам все спускает в поездки, ездят впятером. Удивительно, что ездят постоянно, хотя дела фирмы не ахти. По делам можно сказать, что эта поездка была последней, ему пришлось заложить фирму, что бы найти деньги на эту поездку. Алексей, чем занимается не ясно, за полгода сменил восемь мест работы, редко где задерживался по две недели. По некоторым делам проходил в милиции, всякий раз защищал честь друзей, как он говорил, хотя на драчуна вообще не похож, тем не мене посещал две секции, боевое ушу и самбо. Есть несколько видео с его выступлениями.
   Досье на каждого сейчас составляется, если нужны будут, принесу через пару часов, сейчас всю информацию систематизируют.
   - Досье не нужно, в общем и так ясно. И скажу вам, я уже начинаю ими восхищаться. Наблюдение за ними установили?
   - Да, - кивнул Сергей, - хотя это оказалось не просто, они как будто чуяли нас, что странно.
   - Ничего странно, как будто вы у меня жучков каждый день не меняете.
   - Как ты это делаешь? - похоже этот вопрос был одним из обязательных, так что вырвался у Сергея сразу. Вместо ответа я навел палец на его блокнот и сделал вид, что стреляю. Блокнот тут же потух и что бы Сергей не делал, не включался.
   - Такую вещь испортил, - притворно сказал он и блокнот тут же заработал, - с одним пунктом ясно. Что ты еще умеешь?
   - Многое, - вздохнул я, - многое. А теперь давайте ближе к делу. Всех пятерых надо взять под опеку. Чувствую, то, что сделали они, не сделает вся ваша служба. Как себя сейчас чувствует Татьяна?
   - Все заперлись у нее в комнате, даже мужиков выгнать не получается. Что там точно происходит можно пока только догадываться.
   - Ясно, где она? - я расщепил сознание и направил его в указанный номер. Стены не преграда, так что по прямой я был там уже через несколько секунд. Картина открылась не радужная. Татьяна действительно лежала на кровати. А вокруг нее сидели остальные. Она вроде бы была в сознании, но постоянное свечение вокруг нее не говорило ни о чем хорошем, - да, дело дрянь, я даже не знаю что с ней.
   Видя, что остальные не поняли моей фразы я прямо на стене спроецировал картинку происходящего. Это произвело эффект, все трое вскочили и уставились на изображение. Я воспользовался моментом и быстро оделся в нормальную одежду, в халате все же было жарко.
   - Ладно, я сейчас к ним, затягивать нельзя. Вы ждите меня тут.
   Оставив моих гостей одних я вышел тем же образом, что и ночью. Чувствовал спиной, что глаза всех троих полезли на лоб. Накинув невидимость я завис перед окном номера Татьяны и пустил импульс на усыпление. Через полминуты я был внутри комнаты.
   Не уснула только Татьяна, её защитил обелиск, но сознание у нее начало уже плыть, так что она не понимала, что происходит. Я бережно взял её на руки и перенесся к своему обелиску.
   Через вопли обелиска удалось понять, что Татьяну все же сумели заразить, целыми тремя семенами. Они уже успели укорениться, но уже знакомое волновое разложение сумело помочь. Только когда Татьяна была вновь "собрана" я сумел вздохнуть спокойно. И точно такой же вздох облегчения раздался у меня на груди, к которой я прижал девушку. Она была еще без сознания, но прижалась ко мне со всей силой.
   Было так неожиданно, что я опешил и замер со своей ношей. Вывел меня из раздумий голос обелиска.
   - Семена ирреальности уничтожены, опасности не наблюдается, психоличность не претерпела изменений, энерго форма самовосстановится через несколько дней. Наличествует душевная связь.
   - Чего? - не понял я, но выяснить не успел, биоритмы Татьяны резко усилились, выталкивая её из сна, я поспешил обратно в мир.
   В комнате уже никого не оказалось, прошло не менее семи часов, что-то я подзадержался. Поспешно положил Татьяну на кровать, руки при этом пришлось едва не силой отрывать. Я уже был у окна, когда она неожиданно прошептала.
   - Не уходи, - я быстро обернулся, но она еще не пришла в себя, поэтому быстро вылетел наружу и с колотящимся сердцем направился к себе в номер.
  
   - Что это было? - первые слова, которые я услышал. В комнате разительно все поменялось. Кто-то уже успел установить тут аппаратуру, снимая стену, на которой естественно ничего не было, исчезло когда я ушел к обелиску. Поставили стол, на котором стояло несколько ноутбуков и народу так же прибавилось.
   Спрашивали, впрочем, не меня. Я залетел в окно и на мне все еще была невидимость. А вот компы у них сбоили, как и камера. В последней я, кстати, все стер, а винты на ноутах решил на всякий случай тоже грохнуть.
   - Я, конечно, не приглашал к себе столько, - при звуках моего голоса все вскочили и несколько человек направили на меня пистолеты, - но вижу вы сами уже тут распоряжаетесь. Семен Борисович, отправьте лишних.
   Несколько жестов рукой и в комнате снова остались только он сам Сергей и Марина. Последняя, к счастью, уже не была в том безумно открытом платье. На ней был деловой брючный костюм.
   - Сколько я отсутствовал? - первым делом спросил я.
   - Около восьми часов, - теперь говорил Семен Борисович.
   - Что делали остальные в комнате как проснулись?
   - Они очнулись два часа назад, пока никаких активных действий не предпринимали, искали собственными силами. Куда вы пропали?
   - В одно интересное место, как-нибудь, может, покажу. Пока дела более насущные. Вы доверяете всем здесь?
   - В комнате или в отеле? - улыбнулся Семен, я не стал уточнять.
   - В комнате да, в отеле нет. Сергей мой лучший оперативник, Марина лучший информатор.
   - Ага, сборщик информации. И что удалось накопать на меня? - я уже предвидел ответ.
   - На вас, Артемон Сергеевич, у нас полное досье, - заговорила Марина, а у нее чарующий голосок, надо отметить.
   - Да неужели, - я широко улыбнулся, остальные сразу насторожились и я усадил их в ту же лужу, что и полковника, - и сколько мне лет?
   - Двадцать семь, - не очень уверенно ответила Марина.
   - Ну что ж, президент очень просил меня с вами сотрудничать, и, похоже, придется начать делать это на неделю раньше, - я улыбнулся и прямо перед ними материализовал три чашки. У меня в руках появилась такая же, - мне сорок семь лет и двадцать лет моей жизни были очень интересные.
   Присаживайтесь, разговор для вас должен быть интересный.
   - Кто я такой? Во-первых, человек. Просто мне не повезло стать необычным. Впрочем, не только мне, Татьяна такая же, просто малость послабее. И есть еще много таких, но к сожалению не все чисты.
   Кто мы? Мы ключники! Люди, способные ходить между реальностями и мирами. Основной товар, который мы таскаем между мирами - информация. Вижу как у вас загорелись глаза и сразу говорю, на все не рассчитывайте, любая информация прежде всего опасна, и только малая часть полезна. А Ключники очень страшные существа и нас лучше не злить.
   Марина фыркнула и едва не засмеялась. Сергей и Семен тоже хотели что-то подобное, но опыта у них все же было побольше.
   - Понял, тебе нужны доказательства, - я посмотрел на Марину, - скажем так, исключительно для тебя я их предоставлю, - и я улыбнулся, хищно улыбнулся, - вот только доказательства могут быть обидные.
   - И что же ты можешь? - она думала, что раскручивает меня. Её линия поведения "на слабо" была явно видна.
   - Все что хочешь, - пожал я плечами.
   - Обучишь меня всяким штучкам? А нет, сделаешь из меня какую-нибудь ведьму, точно.
   Нечто подобное я предполагал, поэтому с улыбкой взглянул на нее. От моего взгляда она побледнела и если бы не сидела, то точно упала. Чашка с кофе выпала из рук, разбрызгивая кофе, но ни чашка, ни брызги не долетели, я аккуратно собрал все обратно и, чашка зависла в воздухе, а через минуту я отпустил взгляд Марины.
   - Без проблем. Сделаю! - уверенно, как приговор ответил я и все трое замерли. А я, что бы нагнать еще больше атмосферу, стал выдавать откровенности о Марине.
   - Львова Марина Петровна, родилась четвертого августа восемьдесят третьего, в Самаре. Мать учитель, отец инженер, как у большинства тогда. От матери досталось тяга к знаниям, но обычная история была не для тебя, тебе нужны были секреты, поэтому ты шла на все. Девственность потеряла в тринадцать, мечтала стать ведьмой, при этом выбрала еще пятницу тринадцатое. И хотя мальчик тебе не очень нравился, но подходил под ритуал, который ты нашла. Секс с того времени используешь как оружие, не получая удовольствия. Относишься к себе с нетерпением, хочешь большего, чем имеешь. Но амбиций на управление людьми, что удивительно, нет. Ты действительно хочешь знаний, причем утраченных, как ты считаешь знаний. Собирая всякую "ерундистику" попала на примету закрытому отделу ФСБ. Тебя взяли в оборот, пытались связать обязательствами, но ты сама сумела их связать. После этого успешная карьера, сотни "выпотрошенный" но счастливых, что поделились тайной. Умница, красавица, не признает поражений и не любит, когда её считают женщиной.
   Я нигде не ошибся? - я глянул на белое лицо Марины, и мрачные лица Сергея с Семеном.
   - Ах да, главное забыл. Спустя тринадцать лет ты повторила ритуал, так же выбрала пятницу тринадцатое. Объяснить коллегам было трудно, но ты сумела. И, не смотря на то, что ритуал тебе ничего не дал, ты все же имеешь кое-какие силы. Во-первых, твой конек информация. Ты относилась к ней как к средству, а она является твоей целью, недаром ты лучший информатор. Во-вторых, у тебя развитый мозг, и псионика тебе тоже доступна. Что касается магии, тут тоже кое-что есть, но я к сожалению пока не могу тебя в этом обучить. Так что "ведьмой" мы тебя все же сделаем.
   Марина при этом чуть в обморок не упала. По поводу ведьмы она хоть и говорила серьезно, думала к этому отнесутся как к шутке.
   - Но займемся этим попозже. Теперь, что касается Татьяны и иже с ней. За всеми установить наблюдение. Наша цель - защита. Все пятеро должны без проблем вернуться и дела у них должны наладиться. Без разницы как это будет сделано. В контакт не входить, если я не ошибаюсь, очень скоро на них выйдут нужные нам... существа. Как не хотелось бы, придется играть на живца. Противник ожидается серьезный, поэтому вот таких, - я кивнул на Марину, - придется готовить в ускоренном темпе.
   Видя непонимание того, что я имел в виду, кивая на Марину, пояснил.
   - Магов будем делать.
  
   Глава 11. Центр подготовки.
  
   Как Марина потом от меня не бегала, деваться ей было некуда. Нет, если бы известная пятерка защитников поехала бы домой позже, ей удалось пожить бы спокойно еще несколько дней, ну или часов, но самолет оказался через два дня.
   Для того, что бы проводить их домой, была разработана целая операция. Пытались не светиться, к тому же особыми привилегиями никто не обладал, а вступать в конфликт с местной властью никто не хотел. Но все прошло гладко. Как я и предполагал, напитанный силой обелиска металл не определялся никакими детекторами. Когда выяснилось это свойство, меня тут же начали беспокоить всякими неуместными просьбами. Пришлось прикрываться Глуховым, переключая всех на него, а тому давать распоряжения, чтобы меня не беспокоили.
   Татьяна, пришедшая в себя и неожиданно излечившаяся, была сильно задумчива. Остальные были не менее загружены. О том, что произошло в тот вечер, никто не мог ничего вспомнить. Они проснулись, когда Татьяны не было, бросились её искать. Агенты иногда со смеху катались, глядя, как они пытаются быть спокойными, и сами сильно нервничали, стараясь их прикрыть. То, что Татьяна вернулась, все почувствовали и бросились обратно в номер, но нашли свою подругу без сознания. А у самой Татьяны появилось какое-то чувство утраты, которое она не могла никак объяснить, и никому об этом не сказала.
   Из отеля пятерка ребят буквально убегала. С чем связана такая спешка никто из них сказать не мог, и до самолета оставалось еще часов десять, и трансфер отель должен был предложить. Но нет, экстренно сдали комнаты и на всех парах, наняв такси, умчались в аэропорт.
   Как потом докладывали наблюдатели, они тщательно маскировали свою амуницию. Видимо сила заряда иссякала, и Татьяна вынуждена была все напитывать заново. Состояние её явно улучшилось, потому что по виду ребят становилось понятно, что они рассчитывали прятаться на вокзале не мене нескольких часов, а получилось уложиться в полчаса. И поскольку неожиданно образовалось свободное время, все пятеро уселись в кафе, подальше от чужих ушей. Откуда им было знать, что в этом кафе чужих не было, были только "свои", в том числе и я.
   Заказав по чашке кофе ребята расслабились и начали разговаривать о случившемся.
   - Таня, ты что-нибудь помнишь? - спросил Тимофей.
   - Нет, что происходило на берегу, еще смутно могу вспомнить, а как оказалась у себя на кровати, уже нет. К тому же полностью здоровая.
   - Как думаете, мог это быть тот старик? - спросила Лена.
   - Какой старик? - тут же поинтересовалась Таня.
   - Ты и его не помнишь?
   - Он появился слишком поздно, когда нас уже готовы были убить, - тут же отозвался Алексей.
   - С другой стороны, он появился очень вовремя, - не согласился Сергей, - и я тоже склонен думать, что это он помог Тане.
   - Неужели здесь есть кто-то, кто тоже избавляется от этих тварей?
   - Да что за старик то? - чуть не закричала Таня.
   - Ну, мы не знаем, - признался Тимофей, - в тот момент, когда нас уже одолели, появился человек, весь окруженный сиянием. Судя по голосу, это был старик. Он разметал все темных, от них только ошметки оставались, и что-то забрав у темных, исчез.
   - Как исчез?
   - Не знаю, был и вдруг пропал.
   - Значит, он был таким же как я? - в глазах Татьяны зажглась надежда, - он тоже был белым магом?
   - Не знаю, - пожал плечами Тимофей, - пообщаться бы с ним, может и сказал бы, а так, ничего сказать не могу.
   Из разговора становилось понятно, что Тимофей занимает лидерствующую позицию, что собственно не было странным, после прочтения досье на всех. Их даже можно было разделись на три стороны. Тимофей - общее руководство, Сергей - военное руководство, Татьяна - мистическое.
   - Ладно, хорошо, что у нас все хорошо закончилось. Прошлись по краю, и то, спасибо этому неизвестному. Боюсь, что следующая поездка будет у нас не скоро.
   - Что случилось? - насторожились все.
   - Для этой поездки потребовалось слишком много средств. Мне пришлось заложить свою фирму, и вряд ли я за ближайшие дни найду средства, что бы её вернуть.
   - Тимофей, но как же так? - Лена едва не расплакалась.
   - Так было нужно! Жизнь Тани гораздо важнее.
   - И что теперь будешь делать? - спокойно поинтересовался Алексей.
   - Придется все дела передать, надеюсь в хорошие руки, а потом буду искать себе место, - Тимофей тяжело вздохнул и все замолчали.
   - Тимка, Спасибо! - тепло сказала Татьяна, но кроме благодарственных слов ей было нечего предложить, её саму уволили с работы незадолго до поездки, а вместе с ней ушла и Лена, - из-за меня у вас одни проблемы.
   - Ничего, подруга, прорвемся, - поддержал её Тимофей, - главное, что все живы.
   - Знаешь, Артемон, а мне они начинают нравиться, - сказал Тихо Сергей, сидящий рядом.
   - А мне они давно нравятся, - шепотом ответил я, - и вот что Сергей, у нас есть несколько часов. Постарайся узнать, что там с его фирмой, надо наладить ребятам жизнь. Чувствую, мотаются они давно.
   - За последние три года, пятьдесят два раза.
   - Ого, на такое никаких средств точно не хватит.
   - Судя по отзывам, Тимофей просто отличный предприниматель. Малость странно только то, что именно эти три года у него и были самые удачные, но думаю, секрет этого мы уже знаем.
   - В общем, узнайте, что у него там с залогом, если получится вернуть ему, хорошо, нет, тогда приобретаем её и помогаем им налаживать жизнь.
   - К прилету будет готово, - пообещал Сергей, и выйдя за пятеркой друзей мы устремились на посадку.
   На таможне пришлось несколько раз вмешиваться, при этом ведя себя громко и вызывающе. Не знаю, как у них там все было спрятано, но я на всякий случай малость изменил картинку всех сканеров и держал под контролем всех таможенников, рассеивая им внимание от всей нашей компании. А это было чуть ли не половина всех пассажиров. Спецслужбы, мать их, сумели выкупить половину всех билетов. Как, я даже не спрашивал, хватало своих забот. Сумел довести Марину до дрожи, хотя просто делал вид, что предлагаю ей помощь и вроде как пытаюсь флиртовать. У стойки попросил место "рядом с этой прекрасной девушкой", от чего та чуть не упала в обморок, а остальные агенты едва не попадали от смеха. Потом шел с Мариной под руку, рассказывая, что я с ней собираюсь сделать, и похоже малость перестарался, боялась меня она теперь очень сильно. Хотя, с другой стороны, чего хотела, то и получит.
   Сам перелет был довольно скучен. Хотя агенты и пытались соответствовать туристам, а может и просто хотели развлечься, уподобляясь второй половине самолета, но я на них не обращал внимания. Пятерка тоже сидела весь полет молча. Я же, погрузив Марину в кому, проводил необходимые манипуляции. Жаль перелет был короткий, едва успел все сделать. Последняя даже не поняла, что уже все кончено, и только когда самолет пошел на посадку, с широко открытыми глазами посмотрела на меня.
   В полете Сергей сообщил мне все узнанное. И новости были просто отличными. Во-первых, все пятеро друзей недавно переехали жить в мой родной город. По какой причине, сейчас выясняли. Во-вторых, офис фирмы так же располагался здесь же, открылся недавно, и соответственно, головным офисом тоже стал он же. В-третьих, меня просто поразила деятельность фирмы. Уникальные товары, от антиквариата, до уникальных изделий, существующих в единичном виде. Да, сомнительная перспектива, и доход не постоянный, но вот мне как раз было, что предложить им.
   Как оказалось, были и подводные камни, на фирму точили зуб другие фирмы. Оказывается, подобное дело оказалось многим по нраву, а у Тимофея, имеющего фамилию Соколовский, дела шли очень хорошо, в то время как у остальных почти никак, и как всегда, зависть гложила этих других. Поэтому, когда Тимофей выставил фирму на торги, очень многие в нее зубами готовы были вцепиться.
   - Значит делаем следующи образом, - сказал я, когда мы уже прошли таможню, - все документы оформляйте на меня. Буду новым владельцем фирмы, остальным зубы придется обломать. Марину секретарем ко мне, будем её натаскивать.
   - На что? - тут же поинтересовался Сергей с улыбкой.
   - На добрую волшебницу, ты же не хочешь получить темненькую, хоть и симпатичную ведьму? - улыбнулся я, посмотрев на Марину.
   На выходе из аэропорта за каждым приставили наблюдение. Я настоял на том, что бы были не новички. Мне обещали поставить лучших, хотя в этом приходилось сомневаться. Как я потом узнал, двое поднадзорных все же почуяли за собой слежку, Татьяна, и Алексей.
   - Покопайтесь в прошлом Алексея, есть у меня некоторые подозрения на его счет, - попросил я Марину на прощание, - и завтра жду, оденься посвободнее.
   Марина на прощание скривилась. Сейчас она думала, что все мои манипуляции оказались фарсом, потому что никаких изменений она не чувствовала. Что ж, завтра посмотрим на её лицо.
  
  
   Глава 11. Фирма "Волшебный чуланчик".
  
   Заснул Тимофей только под утро. Не смотря на то, что самолет приземлился поздним утром и дома он оказался раньше обеда, время сделать все дела было мало. Вернее времени было много, но вот делать ничего не хотелось. Только когда на город стала опускаться тьма, он очнулся, с удивлением посмотрел на заходящее солнце, которое неожиданно стало ассоциироваться с закатом в его душе. ЗА дела он так и не взялся, слонялся по дому, но в голову не приходило ни одной мысли.
   Потеря фирмы больно ударила по нему, хотя выздоровление Татьяны было ему важнее, она была ему как сестра. Уснул он на кресле, куда сел в очередной попытке подумать.
   Противный гудок телефонной трубки вырвал его из сна, и не сразу поняв где находится, он с запозданием ответил на звонок.
   - Алло, Тимка, ты? - это был его старый друг Сергей Бажин, которого он просил посодействовать с залогом фирмы, - Ау, где ты там.
   - Алло. Серега? - с паузами произнес Соколовский.
   - Я, я, ты спишь что ли? - возмущенно раздалось на том конце трубки.
   - Нет, уже проснулся, уснул просто под утро, - признался Тимофей.
   - Ясно, на нервах? Ну у меня для тебя хорошая новость...
   От этой хорошей новости стало наоборот противно, и хотя Серега утверждал, что это просто идеальный вариант, все же на душе было противно.
   Тем не менее, через три часа, как и было условлено, теперь уже бывший владелец магазина "Волшебный чуланчик" был в своем бывшем магазине. Серега обещал привести того, кто выиграл торги. Некого Артемона, Тимофей только ухмыльнулся на это имя.
   Не смотря на всю нервозность, встреча прошла неожиданно спокойно, и даже этот Артемон, понравился Тимофею. К тому же он был не один, а вместе с помощницей, которую просто представил Мариной. Тимофей старался честно, поменьше смотреть на эту красавицу, но у него это получалось плохо. Может в этом была причина хорошего настроения бывшего директора, а может он просто устал от всего происходящего за свои последние годы, но впервые решил просто насладиться жизнью.
   Впрочем, наслаждаться ему дали только полчаса. Когда Сергей уладил все бумажные дела, Артемон, который попросил называть его просто Арто, попросил Тимофея задержаться.
   - Тимофей, скажу честно, мен нравилось то, что вы делаете. Даже по слухам я понял, что вы честный и надежный партнер. Поэтому я бы хотел предложить вам остаться на должности директора. Сам я частенько бываю в разъездах, занимаюсь подобными вещами, которые продает ваша фирма. Вернее уже наша. Но вот оставаться на месте подолгу, порой бывает сложно. Поэтому я был бы рад, если бы вы вновь возглавили дело своей жизни.
   Сказать, что Соколовский был удивлен, это совсем не передать его эмоций. Он такого просто не ожидал, поэтому вообще сперва не поверил услышанному. Его хотят оставить на его месте?
   - Вы не волнуйтесь, работы хватит всем. Я планирую прилично расширить наш ассортимент и, соответственно, прибыль. Торговля в нашей стране довольно свободна, поэтому некоторые изделия могут заинтересовать даже правительство. И потому я бы попросил вас сразу заняться подбором персонала. Хотя бы минимум, грузчик, смотритель, бухгалтер, уборщица и прочее, думаю не мне вам объяснять. Охрану возьму на себя.
   Я вас не тороплю, Тимофей Алексеевич, подумайте. Как надумаете, звоните. Если хотите, возьмите пару недель отпуска. Мария подготовила вам предложение, прочтите, как придете в себя.
  
   Когда за Соколовским закрылась дверь, Мария недовольно взглянула на меня.
   - Ну и что мы за фарс тут устроили? Что, нельзя было обычными методами? Я вообще удивляюсь, почему он так странно себя вел.
   - Вел он себя странно потому, что я держал его под контролем. Знаешь, сколько раз у него проскакивала мысль сорваться и броситься на нас с кулаками?
   - Вроде он не псих, - неуверенно сказала Марина.
   - Нет конечно, просто за два последних дня для него был очень большой стресс. Радость и переживания смешались в убойной смеси, и он сам даже не понял бы, что творит. Просил же, дать ему время успокоиться.
   - Тут уж не мы виноваты, конкуренты. Едва все насмарку не пустили. Кстати, нас всех интересует, зачем тебе все это?
   - Марина, - улыбнулся я, - такая большая девочка, а мысли свои скрывать не умеешь. Глухову я уже все объяснил, он чуть сам сюда не прискакал. А ты обиделась, что тебе никто ничего не рассказывает, как же, профессиональная гордость информатора задета, и пытаешься узнать все у меня.
   - Ладно, так и быть, скажу, - я видел, как Марина едва сдерживает свое расстройство, - и то, только потому, что ты будешь во всем принимать самое активное участие.
   Я обещал помочь с кадрами, технологиями и информацией. Это станет моим опорным пунктом. Таскать информацию и изделия других миров к себе в квартиру, знаешь ли, напряжно. Она у меня маленькая. Ни склада тебе, ни лабораторий, ни центров по обработке информации.
   - Ага, точно, - ухмыльнулась информатор, - здесь этого места просто завались. Может ты не внимательно читал, но тут все помещение занимает сто сорок квадратных метров.
   - Пока да, но мы будем расширяться, и ты мне в этом поможешь, - я злорадно усмехнулся, - чуть позже, сперва надо затеять ремонт.
   Не успел я это договорить, как с улицы раздался шум подъезжающих машин. Примерно тридцать машин окружили здание, люди стали стаскивать и устанавливать с них леса, делая все в очень быстром темпе. Деревянная стена выросла как на дрожжах, закрыв здание уже за полчаса.
   - Теперь несколько штрихов, - я театральным жестом закрыл получившуюся коробку сверху иллюзией, и указал руками на выход, - Мариночка, проследи, чтобы никто не подсматривал. И сама будь осторожна.
   Конечно, глупостями я не страда, поэтому для всех работников тоже была создана иллюзия, под которой все и происходило. Единственным наблюдателем, которому открывалась реальная картина происходящего, была Марина. Ох, чувствую, через несколько минут она будет совсем этому не рада.
  
   А Львова смотрела на все, расширяющимися от ужаса глазами, и не могла поверить в происходящее. Сперва Артемон, к которому она все еще относилась как к мальчишке, взлетел в воздух. Хотя она и видела уже его полеты, все же это было слишком непривычно. Но дальше стало еще хлеще.
   Первым исчезло здание, словно растаяло в воздухе. Потом появилась светящаяся рамка, заполнив собой весь двор. Она выросла на высоту забора, превратившись в замкнутую коробку огромных размеров, при этом оставаясь прозрачной, Артемон остался внутри её.
   А потом земля начала проваливаться вниз, или исчезать, Марина даже не сразу поняла это. Яма все углублялась и углублялась, возникало ощущение стоящейся дороги в ад, особенно когда внизу возникло свечение.
   Артемон полетел вниз, при этом Львова видела, что глаза у него закрыты, и как он ориентируется, было не понятно. Потом внизу и вовсе стало твориться непонятное. Слышался грохот, шум, из огромной ямы вырывались различные световые всполохи, иногда накатывали волны страха, а иногда становилось и вовсе непонятно, то взгляд помутнеет, то слышать начинаешь как через вату, то в туалет сильно захочется.
   Продолжалось все около двух часов, и чего только Марина Петровна, бывшая лучшим информатором особого отдела ФСБ, не натерпелась, за это время. Работать с таким человеком, как Артемон, как то уже не хотелось. Но сама себе она в глубине души признавалась, вместе со страхом её гложил и огромный интерес.
   Концовка была довольно интересной. Из созданной ямы стал подниматься туман. Когда он полностью взлетел над дырой, оказалось, что он не шире метра. Поразительным было другое, этот туман сильно уплотнялся внизу и превращался в материал. Таким образом, можно было смело сказать, что стена росла. "Вырастив" два с половиной этажа туман рассеялся, а через минуту, медленно истаивая, исчезли и силовые стенки.
   Спустя еще пару минут, из главного входа, полностью преобразившегося здания, вышел Артемон. При виде его главный информатор даже испугалась, на столько уставшим тот выглядел.
   - Да, да, знаю, - кивнул Артемон, - оказалось малость труднее, чем я думал. Ладно, пока приедут твои, думаю оклемаюсь. Вызывай всех интересующихся, - при этом он ехидно улыбнулся, - попробуете найти вход на мою базу. А пока приготовься, включаю генераторы.
   Через пять секунд после предупреждения комок прыгнул к горлу, сильно затошнило, в глазах потемнело, и пришла в себя Марина поддерживаемая своим новым шефом.
   - Нечего, пройдет, - ласково сказал он, - и надо тебя срочно натаскивать, даже щиты не можешь выставить.
   Что он имел в виду, было не понятно, и она отмахнулась от этих слов, решив подумать над этим позже. Как потом оказалось, это позже уже не наступит, а узнает она все совсем скоро.
  
   Как Тимофей оказался дома, он не запомнил. Автоматически разделся, нашел в холодильнике бутылку водки, которую положил еще вчера, но так и не отважился приложиться к ней вчера. И только после первого стакана глянул на предложение, которое передала ему помощница. После прочтения он залпом выпил второй стакан, но поверить в написанное так и не смог.
   Через несколько часов к нему в гости заявились все остальные. Они были встревожены.
   - Тим, мы только что были у твоей фирмы, там все огорожено, куча строительной техники. Что случилось? Твою фирму сносят? - с порога выпалила Лена.
   - Сносят? - удивился Тимофей, - думаю нет, скорее всего расширяют.
   - Как расширяют, - озвучил уже Сергей, - у тебя неожиданно деньги появились?
   - Ну, можно и так сказать, - пожал плечами директор "Волшебного чуланчика", - за саму фирму я получил просто невиданные деньги.
   - Значит все же продал, - расстроились друзья.
   - Да, - кивнул Соколовский, но почему-то грусти в его глазах не было.
   - Тимка, - осторожно начал Алексей, - что-то я не пойму, ты как будто даже рад этому.
   - Ну, не сказал бы, что рад, но, все повернулось неожиданно. В общем, мне предложили остаться на своем месте, директором, а новый владелец хочет еще и расширить бизнес.
   - Ого, рад за тебя. А чего он расширять то хочет? Ты вроде и так едва находил, что бы продать.
   - Да не скажи, у меня тоже много чего есть на примете, только вот руки никак не доходили. Да и работников у меня не было, так, временные. А тут он прямо сказал, что нужны многие. В том числе и охрану будет нанимать.
   - А он случаем с криминалом не связан? - поинтересовался Сергей.
   - Ты знаешь, почему-то у меня ощущение, что нет. Я обычно хорошо понимаю людей, а этого Артемона...
   - Кого? - удивились друзья.
   - Артемон, это имя у него такое, не вздумайте смеятсья.
   - Да мы и не думали, - тем не менее, все улыбались.
   - Ну-ну, - завершил Тимофей, - чай пить будете?
   - Не, такое дело надо отметить, водка есть?
   - Пейте её сами, - недовольно сказал Тимофей, - на меня она что-то не действует.
   Через полчаса, после очередной кружки чая Тимофей задал более сложный вопрос.
   - Мне разрешили несколько недель отдохнуть, к тому же, если вы говорите, что затеяна стройка, мне там и делать нечего, можно сгонять еще куда-нибудь, - и посмотрел на Татьяну, та сразу же посмурнела.
   - Когда же мы уже отдохнем? - озвучила она мысли всех.
   - Извини, не подумал, тебе действительно надо отдохнуть, - Тимофей понял, что зря вообще об этом заикнулся, Таня еще не отошла от пережитого.
   - Знаете, думаю несколько дней у нас свободных есть. Я ничего не чувствую.
   - То есть, что ты имеешь в виду?
   - Вспомните, мы переехали сюда с одной целью, разобраться, что здесь происходит. Мелкие стычки начались буквально сразу, но главное, что я чувствовала, как меня тут буквально давит к земле, дышать даже было трудно, чернота была повсюду. Когда мы уезжали, ситуация стала улучшаться, и я думала, что это нашими стараниями. Но, по возвращению я вообще не узнаю этот город. Так свободно мне давно не дышалось, черноту хоть по подворотням ходи ищи. Нет, она есть, но это похоже на случайно забытую пыль после генеральной уборки. Как будто за эти месяцы, что мы ездили, кто-то навел здесь порядок.
   - Еще один светлый маг? - тут же поинтересовался Тимофей.
   - Больше ничем я это объяснить не могу, - пожала плечами Татьяна.
   - Что-то их много стало в последнее время, - хмыкнул Алексей.
   - Сплюнь, - тут же взъелась на него Лена, - лучше больше пускай будет, а то Таня у нас одна.
   - Так что, нам опять переезжать? - спросил Сергей и все приуныли.
   - Думаю нет, - ответил Тимофей, - во-первых, если здесь есть другой светлый, надо его найти, или постараться что-то о нем узнать. Во-вторых, мне предложили хорошую работу и возможность нанять еще нескольких, в частности специалиста по холодному оружию. Сергей, как тебе такое предложение?
   - Я бы с радостью, но вряд ли клинков будет много, не музей все же. Да и я больше пофихтовать люблю, а не посмотреть.
   - Разберемся, - отмахнулся Тимофей, - еще девчонки, думаю, вас пристрою, бухгалтерию надо организовывать.
   - А два бухгалтера не много? - поинтересовалась Лена.
   - Насчет двух это верно, но посмотрим, если что, помощника предложу, я пока и сам не знаю, насколько он хочет размахнуться.
   - Ну, значит, пока отдыхаем. Съездим куда-нибудь?
  
   Наплыв "желающих" оказался очень даже не хилым. В первых рядах в здание ворвался лично Дмитрий Павлович. Следом за ним Семен Борисович. Соответственно каждый со своими специалистами.
   - Извините, мебели пока нет, так что если не захватили с собой, буде стоять, - развел я руками, хотя они остановились в громадном холле вовсе не поэтому. Все их мысли читались, даже не залезая в голову.
   - Дмитрий Павлович, с вас мне понадобиться охрана, сперва на верхние уровни, насчет нижних обсудим все отдельно. Предупреждаю сразу, проверять каждого буду лично, с каждым лично буду возиться, и смею вас уверить, против меня они выступить в случае чего не захотят, поэтому не стоит присылать сюда тех, кто сразу враждебно настроен.
   Семен Борисович, с вас будет наружное наблюдение, так же с каждым буду заниматься лично, условия те же.
   По поводу того, кого привлекать к работе будем обсуждать отдельно, лаборанты тоже нужны. Но это все позже, прежде всего надо запустить деятельность Волшебного чуланчика. Учитывайте то, что все пятеро будут работать здесь, и возможно со временем привлекут кого-то еще.
   - Я получил твои инструкции, пока, правда, они совсем не понятны. Если я правильно тебя понимаю, это будет своеобразной буферной зоной для изделий из других миров.
   - Именно так, - кивнул я, - вся информация и изделия, должны будут пройти проверку внутри этих стен. Защита тут гораздо выше, чем в любом вашем помещении. Кроме того, без моего одобрения отсюда вообще ничего не выйдет, и могу вас заверить, суметь обмануть меня вы вряд ли сможете в ближайшие несколько сотен лет. Поэтому еще раз предлагаю быть всем со всеми элементарно честными, не забывайте, все мы люди, и энергию, которую мы можем направить друг против друга, лучше направить на что-то созидательное.
   План базы я вам, так и быть, скину, все же вместе будем работать, - я нахально улыбнулся, - а вот все секреты сразу раскрывать не буду.
   - Откуда она у тебя? Мне тут Марина такого понарассказывала, что я уже к врачам её хочу направить, - не удержался Семен Борисович.
   - Марину я вам уже не отдам, а за здоровье не волнуйтесь. Что же касается того, откуда, то просто развернул базу, заказанную мною у одной, дружественной мне, цивилизации, - я улыбнулся еще шире, - это тоже люди, только вряд ли мы можем добраться до них, они находятся в другой реальности.
   - Я тебе потом объясню, - шепотом остановил Громов, готового сорваться полковника ГРУ, коим был Семен Борисович Пенкин, - и останови своих телепатов, а то Артемон еще обидится.
   "Ага, а то обижусь, - подтвердил я, влезая в его мысли, - заблокирую твоим телепатам возможности на пару недель, что делать будешь?"
   Видимо Пенкина проняло, щупы ментального воздействия через несколько секунд исчезли.
   - Пока можете ознакомиться с верхними этажами, вниз доступ пока закрыт, да и ограничен.
  
   Через пару часов, когда спецы двух служб успели излазить, казалось, каждый уголок, но так ничего и не найдя, я решил больше над ними не издеваться, и собрал всех в малом холле, предназначение которого они так же не могли понять.
   - Да, с виду это обычное здание, вернее верхняя его надстройка. Собственно, для чего она сделана, вы знаете. Татьяна такой же ключник, как и я, и, к сожалению, мы вынуждены использовать её и её друзей как наживку.
   В остальном это исследовательская база, с оборонными пристройками. Собственно, строили её специалисты своего дела, цивилизации, далеко обогнавшей нас в развитии.
   Далее, вместо слов я дал команду на активацию. Стены и пол мягко засветились, преобразуясь. На стенах выдвинулись скрытые излучатели, образовав полу сферу голографического изображения, из пола выскочили консоли управления и засияли мониторы.
   - Сделано специально для таких, как мы, сами создатели уже оперируют другой информацией, - я вывел голограмму базы, отобразив два с лишним этажа, и кипящую деятельность строителей вокруг, - это наземный комплекс, видимая всем часть, а вот это, - фигурка здания сильно уменьшилась, стала расти вниз, через какое-то расстояние сильно расширяясь и становясь похожа на перевернутый вниз молот, - подземная часть, непосредственно сами лаборатории, хранилища, генераторные и прочее.
   - И где вход? - поинтересовался Глухов.
   - Один у нас под ногами, - я дал команду и пол под ногами стал прозрачным, показывая уходящую вниз шахту, с такими же прозрачными перемычками через каждые пять метров, - тут используется технология телепортации. В ангаре сделан основной грузовой подъемник, который может передвигаться и как наши лифты, хотя функция телепорта в нем так же присутствует. Так же множество точек перехода поменьше, рассчитанных на одного человека и до десяти.
   Да, да, чувствую, у всех одни и те же мысли. Технологию не дам, - резко сказал я, - присылайте ученых, пускай разбираются, и если сумеют сделать свое, то ради бога. Не стоит уподобляться обезьянам, которая может пользоваться достижениями остальных, но ничего не может сделать сама.
   Чувствую, долго мне придется выбивать из них дурь. Одни мысли о войне, как будто не хотят мирно жить. Хотя? с такими, как ирреальный ключник, только воевать и остается.
  
   Короткую инструкцию по подземной базе я сделал, но только для Глухова с Пенкиным, что бы им было о чем подумать. Ну и Марину теперь никуда от себя не отпускал. Отправив полковников восвояси я намеревался заняться ею, и она, поняв, что неизбежное надвигается, чуть не отрубила меня волной паники и страха. Пришлось успокаивать её без её ведома, вот еще вопрос, чего она меня так бояться то стала?
   Расположились мы в одной из малых лабораторий, так сказать персональной.
   - Знакомься, это твое новое жилье, - обвел я руками сферическое помещение диаметром семь метров, у которого было две двери. Одна вела в личную комнату, вторая была выходом, - временное конечно, пока не научишься сама выбираться с базы. Останется пока за тобой. Пользоваться всеми благами довольно просто, надо сформулировать команды. Ну и малость развить свой мозг.
   Я отдал команду и из гладкого пола выросла кушетка.
   - Устраивайся, основное перестроение я произвел, осталось только активировать некоторые участки, и загрузить тебе информацию. Ты же её любишь?
   - У меня от всего одни мурашки только, - поежилась Марина.
   - А вот не надо было пытаться меня соблазнять, - улыбнулся я, - да и ведьмой, кто хотел стать?
   - Это все детские мечты.
   - Не скажи, ты все еще мечтаешь об этом. Ты стала информатором только потому, что надеялась в секретных архивах отыскать все о ведьмах, и как ею стать.
   - Да у тебя тут не ведьмой, а хрен знает, кем станешь, - хоть и с криками, но Марина успокаивалась, постепенно погружаясь в сон.
   - Ничего, ты умная девочка, разберешься, - сказал я ей на прощание.
   Сразу я ничего делать не стал. Задумался. Собственно, что я сейчас собираюсь делать? Откровенно говоря я и сам не знал. Вызов, брошенный Мариной, был принят больше из вредности, первоначально я даже не представлял, что буду делать.
   И все же, я знал, что нужно сделать. Покопавшись в своей голове я, неожиданно, натолкнулся на огромный пласт знаний. Исследовал его с осторожностью, не понимая, откуда он, и только основательно разобравшись, вспомнил прощальный подарок мага. Он передал мне все свои знания, и, как потом оказалось, всю свою магическую силу. Вспомнил его с теплотой, даже сходил тогда на его могилу, поблагодарил, хотя разбираться с этой информацией пришлось долго, до головных болей, но все же я сумел в них разобраться.
   Как я потом понял, эта информация должна была постепенно впитаться в меня и сама, через несколько лет. Но раз я на нее натолкнулся, то ждать не стал, ускорив процесс в несколько тысяч раз. В результате, недоделанный маг в моем лице, готовился сделать еще одного мага. Как это осуществить я теоретически знал, осталось сделать на практике, при этом не угробив моего первого подчиненного. Пенкин на меня до сих пор обижается, что я просто взял и забрал её, но вот если с ней что-то случится, боюсь, этого он мне не простит.
   А раз так, то сомненья в сторону и работать. Первая самодельная ведьма должна получиться отлично. На дальнейшее у меня грандиозные планы, так что вперед.

Оценка: 3.69*16  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Мамлеева "Попаданка на 30 дней"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Л.Джонсон "Колдунья"(Боевое фэнтези) В.Коломеец "Колонизация"(Боевик) Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) А.Субботина "Чужая игра для Сиротки"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"