Стипа: другие произведения.

Единственная. Высшая школа знакомств

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Peклaмa:


Оценка: 8.40*32  Ваша оценка:
  • Аннотация:

    Вы могущественны, состоятельны, необыкновенны, уникальны, но одиноки и при этом очень, очень богаты? У вас высокие требования к избраннице или просто нет времени на поиски судьбы? Обращайтесь к нам. Мы найдем вашу единственную и поможем вам обрести взаимопонимание. Сжатые сроки. Высокое качество. Полная конфиденциальность.
    Агентство "Единственная" - гарантия счастья!


    Под редакцией Светланы Белой и Дракоши Женьки. За чудесную обложку спасибо Дракоше, а стихи написала Света
    ЗАВЕРШЕНО






   День Первый.
  
  Предрассветные часы самые тихие. Спят все. И те, кто поздно ложится, и те, кто рано встает. Еще не проснулись птицы, еще не стряхнули сонное оцепенение насекомые, еще не распустились цветы. Даже роса еще не выпала. Редко кто проходит по улицам города в это время. Но кто-то все же ходит. Опунция вот идет. Идет легким шагом по мостовой, мимо домов, мимо скверов, к огромному небоскребу. Таких небоскребов в Перекрестье всего семь, высоких, строгих, из известняка и кварца. Как всегда на переходе Опунция останавливается, смотрит вверх и пытается сосчитать этажи. Говорят, что если сможешь сосчитать правильно количество этажей, владелец здания выполнит твое желание. Любое, ведь для древних драконов почти нет невозможного. Опунция считает, считает, и на двадцать пятом сбивается. Грустно. Желаний у Опунции всего два, дракону можно выполнить любое. Первое - ей надо вырасти и поправиться, ну или второе - отрастить бороду. Дело в том, что мама Опунции тролль, а папа гном. Родители, конечно, у нее очень хорошие, любящие, жаль, что дочка получилась не очень. Для тролля мелковата, а для гномихи, для гномихи у нее не было бороды. Только усы, хотя какие там усы, так, жидкие усики. И там и там не красавица, и осталась Опуция совсем одна. Ни жениха, ни поклонника, совсем никого, так и юность пройдет впустую.
   Троллина вздохнула, перешла дорогу и вошла в здание. В холле стоял Микки.
   - Ты, как всегда, первая, - прошелестел он.
   Опунция привычно его обняла. Микки обхватил удлинившимися руками спину девушки, просканировал отпечатки рук, ног, ушей и сетчатки глаза, сравнил с образцом ауру и магическую карту, и пропустил троллину внутрь.
   Опунция пошла к себе. Там, перед зеркалом, она надела синий форменный халат, повязала косынку и из молодой сто двадцатипятилетней девушки превратилась в бабу Пуню. Поправила ус, вытащила любимую швабру и тяжелой тролльей поступью пошла в обход здания. Следом за ней черепашьей армадой ползли пылесосы, летели пестрым осиным роем метелки, бабочками порхали салфетки. Утренняя уборка началась.
  
   *Из досье Агентства: Опунция. Тролле-гном. Уборщица. Одинока. Замкнута. Пишет стихи и выпиливает садовых гномиков из бетона*
   *Заметки на полях досье: к нам не обратится - денег не хватит*
   .............
  
   Народу в холле все прибывало и прибывало. Микки возникал то там, то тут, обнимал и пропускал сотрудников, обнимал и направлял посетителей к ресепшену, обнимал и запоминал. Солнечные лучи, проникающие в холл, делали фигуру Микки все прозрачнее, но его трудового энтузиазма это не сбавляло.
  
   *Из досье Агентства: Миккинаурау. Вахтер. Призрак. Одинок. Замкнут. Коллекционирует ауры*
   *Заметки на полях досье: зачем призраку семья? Как размножаются призраки - посмотреть в энциклопедии*
  
   -Ее еще нет, - шепнул он, обнимая высокую даму-дроу. Дроу кивнула и быстрым шагом отправилась на восемнадцатый этаж. Наверх она взлетела, даже не запыхавшись. В кабинете было чисто и пусто. Небрежным движением Дарниэлла активировала три хрустальных шара, положила на стол самописную книгу, полила колючее растение в большом горшке - рабочий день начался. Один из хрустальных шаров мигнул и в кабинете раздался призрачный голос Микки: "Тринадцать". Дарниэлла недовольно взлохматила короткий ежик волос, и пошла к большому шкафу. В нем под номером тринадцать стоял высокий кубок, украшенный гранатами. Кубок Дарна поставила на стол, сам стол отодвинула в угол, а уютное кресло у стола превратила в деревянный резной трон, даже на вид ужасно неудобный. Хлопнула три раза в ладоши, и плотные шторы закрыли окна так, что ни лучика света не проникало в комнату. Последним придирчивым взглядом Дарниэлла оглядела кабинет, решила, что все в порядке и прошла к своему секретарскому месту. Ну и последнее дело перед приходом начальства - небрежным движением дроутесса щелкнула по всем трем хрустальным шарам и проговорила, обращаясь к мелькнувшим в светящемся тумане лицам: 'Сложный день'.
  
   * Из досье Агентства: Дарниэлла. Дроу. Одинока. Замкнута. Обожает светлоэльфийские любовные романы*
   *Заметки на полях досье: не обратится, слишком горда.*
  
   - Дарна, напиток, - прошипела вошедшая в кабинет хозяйка агентства. Была она чудо как хороша: стройная ножка, выглядывающая в разрезе длинного алого платья, тонкая талия, высокая грудь, смоляной локон на алебастровом плече. Ну и конечно, багровые глаза и клычки, видные, когда раздвигались яркие губы.
   -Да, мэм, - Дарна налила в кубок красную жидкость из хрустального графина.
   - Бычья? - спросила вампирша.
   - Свиную подвезут к обеду.
   - Что у нас сегодня?
   - В девять поставщик хрустальных шаров, в одиннадцать собеседование с новым преподавателем, в два встреча с клиентом, о нет, в два встреча с мамой клиента, а сам он будет к четырем, потом вы едете в банк.
   - Хм, с мамой клиента? Пожалуй, не буду знакомить с ним Лолу.
   Владелица крупнейшего брачного агентства, самая удачливая сваха Перекрестья, неповторимая и невыразимая Аэиа уселась в свой трон и принялась за работу.
  
   * Из досье Агентства: Аэиа. Метаморф. Владелица. Одинока. Постоянно непостоянна. Коллекционирует туфли и личины*.
   *Заметки на полях досье: Ищет мужа. Уже девятого*
  
   - Добрый день, я к вам на собеседование, - улыбка.
   - Добрый день, проходите же, проходите, - завораживающее шипение, - Мне рекомендовал вас дядя Влад, говорит, вы удивительный рассказчик.
   - Ах, что вы. Конечно, косноязычным я себя не назову, но удивительным рассказчиком, это слишком, слишком лестно. Но врать не буду, я умею рассказывать... говорить... уговаривать... убеждать, - бархатный голос замирает после каждого слова, заставляя вслушиваться и слушать. И терять себя.
   - А как вы относитесь к иным расам? Нет ли в вас ксенофилии? Или может быть, есть расы, или пол, или внешность, которая вас раздражают и вы не сможете...?
   - Я не смогу? - в баритоне слышна тихая насмешка.
   - Не сможете с ними общаться? Я имею ввиду, преподавать, - легкое смущение и пожалуй, легкое раздражение.
   - Да про это я и говорю. Я могу общаться с любым. И раса, внешность, пол и возраст не имеют никакого значения, - теплая улыбка, - никаких препятствий для общения.
   - Кхм, да. ..А руками, вы можете , кхм, вы умеете руками что-то делать? - вопрос звучит неуверенно и смущенно.
   - Я? Ну конечно? Вот именно руками, я могу делать много... очень много. Да и не только руками, - медовый соблазн.
   - А Анигуль вам об условиях говорила? Вас все устраивает? - в шипящем голосе чувствуется сомнение и напряжение.
   - О да. Работа в вашей корпорации это большая честь, работа преподавателем - чудесно и меня все, все устраивает, - мужской голос спокоен и тверд.
   - Замечательно! Тогда оформляем вас, подойдете к Анигуль и передадите ей это, - белый листочек переходит из рук в руки, тонкие пальчики с длинными кроваво-красными ногтями соприкасаются с твердой мужской ладонью, - Удачи!
   -До свидания, - в голосе обещание. Стул отодвигается, шаги удаляются, дверь, закрываясь, тихо скрипит.
   Через минуту дверь открывается снова.
   - Позвольте, но тут написано: преподаватель домоводства?!
   - Ну, вы же согласились? - в голосе лишь деловитое спокойствие.
   - Я инкуб! Я думал, я буду преподавать соблазнение, а тут домоводство!
   - Вы не справитесь? - ехидство.
   - Я? Я справлюсь! - вызов.
   Дверь хлопнула.
   - Дарна, принеси воды! Ну, ты видела, инкуб он, и что же, мне теперь Климента Варлаамыча из-за него увольнять? Тетя Мелисефента этого не поймет.
  
   Встреча владелицы агентства с мамой клиента прошла продуктивно, и в три сорок бабу Пуню вызвали убирать переговорную.
   Сначала мама объясняла, что ее мальчик еще маленький, и демону в триста девяносто восемь лет еще рано думать о браке и детях. И своднические конторы, развращающие малолеток, надо бы позакрывать. Хорошо, что Аэиа сегодня была высшим вампиром, и с присущей этой расе убедительностью смогла объяснить, что нет, у нее очень, очень приличная контора. И мальчику уже пора задуматься о семье.
   Пуня подтащила к стоящим в углу комнаты мусорным бакам развороченный стол. Два из них как голодные галчата открыли крышки-рты, третий сосредоточенно пережевывал стул, а четвертый, переваливаясь сытым брюшком, уже пополз по черной лестнице вниз, в подвал. Троллина разломила стол на четыре части и аккуратно опустила деревяшки в пасти.
   В результате переговоров Аэиа даже смогла убедить маму блистательного Нискари, что у мальчика будет выбор, что все невесты просто замечательные, и недостатки воспитания, если они вдруг у невест найдутся, легко поправят в Академии Счастливой Семьи. В Академии прослушивают необходимые курсы самые ответственные невесты, да и женихи, достойнейшие женихи, между прочим, их посещают. Мама сообщила, что женихи ее мальчика не интересуют, и настаивала, чтобы данные невест предоставлялись не только сыну, но и ей.
   Под шваброй Пуни хрустело стекло. Шаловливый сквознячок игриво перебрасывал листы контракта по полу, осколки весело блестели на весеннем солнышке, остро пахло землей из разбитых цветочных горшков. Снаружи здания, уцепившись за почти невидимую страховку, висели три паука и заново стеклили окошко.
   Аэиа заверила клиентку, что для ее сына будет выделен персональный менеджер, который будет готов в любое удобное для Нискари время подвезти, предоставить и организовать. Мамусик оговорила, что менеджер должен быть компетентен, незаметен и страшен. Ну, или просто не симпатичен.
   Пуня пустила губки и кисти на стены - оттирать, шпаклевать и подкрашивать. Аэиа выпила два литра свежей крови. Демоница приняла огненную ванну. К приезду Нискари и переговорная, и дамы блистали свежестью и красотой.
  
   Удивительно, как распространяются слухи. Никто никому ничего не говорил, никто ничего не знал, но... Но к четырем часам на восемнадцатом этаже, около телепортационной комнаты, прогуливались все сотрудницы "Единственной". И даже некоторые слушательницы Академии неизвестно какими путями просочились на этаж. Дарна вышла, взглянула, и в коридоре мгновенно стало пусто. Дверь телепортационной открылась, и оттуда вышел Нискари. Прекрасный, восхитительный, гениальный Нискари, премьер балета Королевского Балагана. Он был сама грация, ветер, огонь! Особенно когда страстно закричал:
   - Мама!! Что ты тут делаешь?!
   - Я? Лапусик, я...я ищу себе мужа!
   - Мама, не надо врать! Ты опять залезла в мои бумаги! Мы же договаривались!
   - А ты? Как ты мог ничего мне не сказать! Это такой важный шаг! Я так хочу внуков! Я так жду этих маленьких зайчиков! Я же всю, всю жизнь на тебя положила! - мама зарыдала.
   - Мама, ты опять?!
   Всего пятнадцать минут разговора, и мама решила, что подождет сына дома. Все же Нискари - гений.
  
   *Из досье агентства: Нискари. Демон танца. Клиент. Премьер, он же прима, звезда и гений. Одинок. Замкнут.*
   * Заметки на полях досье: Ну у него и мамаша! *
  
   А когда мама ушла, он устало опустился в кресло, и сразу стало видно, что он уже не так и молод, а еще он очень, очень устал.
   - Вы скажете, что это очень странное решение - обратиться к свахе. Толпа поклонниц, любящая маменька с подходящими девушками, работа в окружении красавиц, - глядя на Аэиа проговорил демон.
   - Да, я удивилась. Со стороны это выглядит, да, это выглядит эксцентричным, - призналась вампирша.
   - Балерины - красильские дриады. Они тоненькие как тростиночки, гибкие как прутики, и размножаются почкованием. Поправившись, балерина просто разделяется пополам, собственно в Балагане работают всего четыре балерины. А весь кордебалет - это их отростки. Очень удобно, все одинаковые, ровненькие. Мужчины им не нужны. Невесты, которых приводит мама.... О! Это либо неудачницы, либо корыстные стервы, готовые выйти замуж за любого, лишь бы у него были деньги. А обычные демоницы меня избегают. Стать женой танцора никакая нормальная девушка не захочет.
   - А поклонницы?
   - Дуры-фанатички. Правда есть еще поклонники. Состоятельные, при власти. Но я люблю женщин, и в этом моя проблема.
   - Я поняла, мы найдем вам женщину. Жену. Единственную. Познакомьтесь, ваш персональный менеджер: Тиха Лохматая, - Аэиа показала рукой направо.
   Нискари дисциплинированно посмотрел туда, куда указали, потом ниже, потом заглянул под стол. Это было невежливо, потому что Тиха над столом возвышалась. Ненамного, на пядь, но все же. Еще у нее были замечательные волосы и очень выразительные, теплые глаза. Все остальное было не таким замечательным.
   - Здравствуйте, - пискнула Тиха.
  
   *Из досье Агентства: Тиха Лохматая. Тиха? Ведущий менеджер. Трудолюбива. Болезненно застенчива. Одинока. Увлечения неизвестны в связи с крайней скрытностью*.
   *Из заметок на полях досье: не обратится - постесняется*.
  
   Спускалась ночь на Перекрестье. Все ярче проступали на небе луны, все четче становились видны звезды. Расходились сотрудники, гасли хрустальные шары на рабочих столах, замирало здание. Аэиа давно уехала в банк.
   Когда этаж опустел, Дарниэлла вытащила большую тетрадь, гусиное перо и написала: "Сегодня я видела самого Нискари. Как же он хорош! Неужели он не может сам найти себе жену? Хотя, у него, конечно, нет на это времени. Гастроли, репетиции, выступления. А может он не хочет жениться на знакомых? Ведь выбрав одну, он обидит всех других демонесс и еще все их семейства. Для него наверное найдут самую необыкновенную девушку. А его отношения с матерью! Столько страсти, столько экспрессии! Наш психолог НахНафыч сказал, это называется Эдипов комплекс. Это когда маму любят как жену. Наверное, он прав. Как Нискари кричал: 'Мама, ты меня достала!' Точно такими же словами мой папенька всегда заканчивал беседу с моей маменькой. Интересно, а дроу ему нравятся?"
  
   Ночь.
   Баба Пуня поднялась на самый верхний этаж, погремела ключами и вышла на крышу. Там, на крыше, был сад. За высоким забором было видно цветущее дерево. Уборщица подошла к деревянным воротам, прикрепила к створке листок рисовой бумаги и, обмакнув кисть в тушь, написала каллиграфическим почерком:
   Великий дракон
   Держит счастье мое в саду
   Где же калитка?
   Створки дрогнули и открылись. Опунция, взяв только одну, самую красивую метелочку из перьев, пошла по деревянному настилу к огромному цветущему дереву. Розовые лепестки дрожали и падали вниз, а может это звезды дрожали и падали с веток. Кто его знает, что на самом деле происходит в любимом саду дракона.
  
  
   День Второй.
  
   Каждый следующий рабочий день похож на предыдущий. Так же в холле обнимает всех входящих Микки, так же марширует во главе своих пылесосов, швабр и щеток Опунция, так же спешит на рабочее место Дарна. И так же, как и вчера, гнусавит свою лекцию Климент Ваарламыч.
   - Записываем, дамы. Основа любви в симпатии, основа симпатии в приятном внешнем виде. Для вашего объекта приятном. Самое главное - это то во внешности, что демонстрирует здоровье. На это реагируют самые глубинные, инстинктивные, так сказать, рефлексы. Густые блестящие волосы, здоровые, ровные зубы естественного цвета и чистая кожа. Кожа, кожа должна быть чистой, гладкой, без запаха, слегка розоватой на срезе... кхм, нет, последнюю фразу не записываем. Кожа чистая, запах от дамы приятный.
   Кожа делится на очень сухую, сухую, нормальную, жирную, скользкую и покрытую чешуей, в скобочках - панцирем. В зависимости от типа кожи нужно выбирать средства ухода. Правильное средство ухода нормализует ПиАш баланс, очищает и сохраняет молодость. Главное подобрать то, что подходит именно вам. Остерегайтесь аллергии, авитаминоза и вздутия живота. Очень хороши натуральные средства. Например, огуречная маска. Если огурец потереть на терке, добавить майонез и много зелени, получиться кашка. Можно эту кашку маской нанести на кожу. Записываем, нанести на кожу лица и оставить на двадцать минут. Потом можно использовать ее как салатик, гарнир к мясным и рыбным блюдам и холодную закуску. Белок яйца кожу подсушивает, а желток, желток наоборот смягчает. Поэтому вы должны запомнить - если у вас жирная кожа используем белки, и ставим на желтках пирожки. А вот белки идеально подходят для бисквитов...
  
   * Из досье Агентства: Климент Ваарламыч. Домовой. Преподаватель обольщения и соблазнения. Вредный. Одинок. Увлекается выращиванием хищного шелкопряда.*
   *Из заметок на полях досье: в базе - предлагать особо вредным клиенткам сразу после гоблинов, перед проплаченным кандидатом*
  
   В аудитории деловитая тишина, только поскрипывают перья. В классе, где идет урок домоводства, тоже тишина, но тишина другая, смущенно-завороженная. - Значит, кроим по косой. Вот так. Надо примерять работу почаще, закалывать, поправлять. Отрезали кусок ткани - приложили к себе. Откинули волосы, да, вот так, повернулись. Не торопимся, пусть вас рассмотрят хорошенько. А вы, вы смотрите только на ткань и на зеркало. На ткань - на зеркало, и еще раз - в угол вниз, потом вверх, в сторону. И вниз, и вверх...
   А вот на физкультуре шумно. Мэтру Шишу повезло в жизни. Он нашел себе дело по душе и по призванию. Потому что все шишиги прирожденные учителя плаванья. Вот он тихо подбирается к адепткам , и резко толкает их в воду. Ах! Не очень сильный ход, потому как русалку толкать в воду глупо. Мэтр идет дальше... ну и что, что следующий ученик не подходит к бортику. И в бассейн не заходит. Если резко дернуть за коврик у входной двери, то небольшой гном прямо залетает в помещение. И в воду. На середину бассейна, где русалка подхватывает гнома, вытаскивает его на бортик и приносит неудачливому ученику очки. Но мэтр Шиш не расстраивается. Все же русалка плавает у него хорошо и даже ныряет. А раз у него есть такой одаренный ученик, то значит он талантливый преподаватель. А вот вошли две эльфийки - темная и светлая. Шиш подкрадывается, сталкивает светлую в воду, и сам летит на глубину после тычка темной. Нахлебался воды, набарахтался и столкнулся с ледяным взглядом хозяйки агентства.
   - Мэтр Шиш, вы опять за старое? - и Аэиа поспешила вылезти из воды. Это она была сегодня в образе очень светлой и очень мокрой эльфийки.
  
   *Из досье агентства: мэтр Шиш. Шишига. Учитель плаванья. Увлечение - учит плавать. Мечтает сам научиться плавать. Одинок.*
   *Из заметок на полях: не обращался, о личной жизни не думает, ему некогда -все время у воды.*
  
   В кабинете Аэиа светло и тепло. Стоят на подоконнике керамические горшочки с душистыми травами, пахнет чаем и летом. За столом, покрытым, даже скорее укрытым длинной светло-зеленой скатертью сидят прекрасная эльфийка и гном. Гном укутан в большой махровый халат, борода его завернута в полотенце, он смущен и растерян.
   - Пожалуйста, вот мед, а вот малиновое варенье. Может все же немножко самогончика? Чтоб согреться? Или хотите, я вам сварю глинтвейн, с медом, с лимоном и травками?
   - Нет, нет, никакого спиртного - отнекивается гном.
   - Тогда обязательно мед. И пирожок, - Аэиа настойчива, - вы не сердитесь на мэтра Шиша, пожалуйста. Он, конечно, иногда ведет себя безобразно, но он просто одержим плаваньем. У него столько работ по теории плаванья, он одних стилей знает триста. Или триста двадцать. А стоит кому-то попасть к нему в бассейн и он обязательно научается, научивается ..кхм... плавать. Ну, до противоположного от мэтра Шиш бортика доплывают все. А если что, то Ния страхует. Она русалка и в бассейне проводит почти все время.
   - Да я не сержусь, я его даже понимаю, - согласно вздыхает разомлевший гном, - Видите ли у меня проблема схожая. Тоже есть дело всей жизни. И надо мной смеются. И не понимают.
   Теперь голос гнома дрожал, а сам он стал похож на надувшегося хомяка. Потом гном решительно поднял глаза на Аэиа и произнес:
   -Я чего к вам пришел - жену найти. Мы, гномы, на работе встречаемся. Вместе обсуждаем рабочие проблемы, вместе идем в шахту, или на войну, или в банк. У нас традиции и знаете, неслужебные романы они очень осуждаются, порядочные гномы по свиданкам не бегают!
   - Как интересно!
   - Да, а я, я уникальный специалист! Маринист. Гномов, увлекающихся морем, очень мало. Да собственно я один такой. И шанса найти любимую нет, - гном посмотрел с тоской на Аэиа.
   - Ну что вы, как это нет, вы же у нас, а значит, все будет хорошо. Знаете, сколько к нам обращается гномок? Очень, очень милых!
   Гном успокаивается, ерзает в кресле и просит:
   - А можно мне ходить в бассейн? А то маринист, который не умеет плавать, это неправильно.
   - Конечно, можно. Абонемент в бассейн стоит..., - и беседа становится очень увлекательной, гном уже забыл о своей мокрой бороде, а эльфийка о выходке мэтра Шиша, ведь разговор о скидках и бонусах требует полного внимания.
  
   *Из досье Агентства: Трибидоус. Гном. Клиент. Одинок. Трудоголик - маринист.*
   *Из заметок на полях досье: в базе, предлагать всем, может, кто и клюнет.*
  
   А в другой переговорной, маленькой, уютной, с диванчиками, сидит Нискари. Тиха робко подает ему папки. Внутри данные о невестах. Нискари перебирает листы, рассеянно рассматривает портреты.
   - Принцессы, - робко шепчет Тиха и кладет на стол еще одну стопочку папок. Принцессы очень разные. Есть красивые, а есть тоже красивые, но ... своеобразной красотой. Той, что не всем понятна. Демонам она не понятна точно. Нискари вздыхает, и отодвигает папки.
   - Королевны, - еще тише шепчет Тиха. Нискари открывает папку, вздрагивает и закрывает ее.
   - Тиха, вы знаете, наверное, я не подойду им. Принцессы, королевны, царевны - их отцы планируют заключить выгодный брак. Им, наверное, нужен демон войны или демон торговли, а не танцор.
   Тиха понятливо кивает.
   - Да и мне, вы понимаете, я ведь человек публичный. Никто не поймет, если я появлюсь на людях с этим, - Нискари приоткрывает на минутку папочку с напугавшим его портретом. Тиха грустно вздыхает и опять кивает.
   - Нужна красивая?
   - Да, Тиха, из приличной семьи и красивая.
  
   Наступает вечер. Восхитительный Нискари ушел - у него скоро представление, и Тиха одна в переговорной собирает папочки на столе в стопочки. Отдельно 'Принцессы', отдельно 'Королевны', отдельно 'Царевны'. Нискари нет, а мама его тут. Она быстро вошла в переговорную, протянула руку к папкам, но маленькая Тиха оказалась быстрее демоницы. Она прыгнула на стол, судорожным движением сгребла все папки под себя и легла на них пузиком. Разъяренная родительница вздернула Тиху за шкирку вверх и замерла в удивлении - папок на столе не было. Так их и застала Аэиа. Демоница держала Тиху на вытянутой руке, а та молча поворачивалась под ее взглядом.
   - Что вы себе позволяете?! Сейчас же поставьте менеджера на место.
   - А где папки? - удивлению дамы не было предела.
   - А собственно, зачем вам папки? Там нет никакой нужной для вас информации!
   - Как это нет? Это же невесты! А я мама!
   - Вот именно, мама, - светлоэльфийская надменность наваливалась на собеседников ватным одеялом.
   - Да, мама! И я имею право знать, кого возьму в семью. Я хочу выбрать! А вдруг она не подойдет моему мальчику! Вдруг она уронит честь семьи!
   - У вас было больше трехсот лет для выбора. Теперь выбирает он, с нашей помощью. И поставьте, наконец, менеджера на место! Ваше мнение о невесте он, если захочет, конечно, узнает потом.
   - Я Мать! - демоница рычала.
   - Именно. Мать, а не сотрудник, слушатель академии или клиент. Я даже имени вашего не знаю. Вы всего лишь непонятная родственница. Надо выяснить, как вас вообще сюда пропустили, - высокомерие Аэиа было просто убийственным. Тиха, хоть это к ней и не относилось, поджала лапки и попыталась свернуться клубочком даже в подвешенном состоянии. Демоница фыркнула, швырнула Тиху в угол и ушла. На пол переговорной посыпались папки.
   - Я все приберу, пискнула Тиха.
  
   Ночь.
   Закончился день. Разошлись сотрудники, и даже Тиха завершила все дела и ушла с работы. Баба Пуня прибрала переговорные так, чтобы все блестело. Еще раз внимательным взглядом оглядела кабинет Аэиа. Протерла рядом с бассейном все лужи, запустила систему очистки воды от вредного серебра и пустила на дно улиток - к утру они должны съесть всю грязь. Осталось самое приятное: крыша и сад дракона.
   Там, наверху, прохладно и свежо, там южный ветер шепчет ивам свои стихи - самые лучшие стихи на свете и самые короткие. В них, в одном слоге рассказано сразу обо всей весне: и о капели, и о лужицах света, и о первой траве, и о запахе цветов.
   И Пуня подходит к воротам и пишет кистью:
   Лист рисовой бумаги
   И тушь
   Вот пропуск в сад!
   Открываются ворота, и троллина идет по деревянным мосткам среди цветущих ирисов, а в руках у нее небольшая метелочка из рисовой соломы.
  
  
   День Третий.
  
   Дарна открывает кабинет, Дарна поливает колючку, Дарна ждет. Сегодня Аэиа должна привести свою племянницу. Дверь распахивается, и в кабинет входят две орчанки. Помоложе и постарше. В той, что помоложе, Дарна легко узнает свою начальницу. Как? Кто его знает, но если ты проводишь рядом с дамой много лет, ты всегда сможешь ее узнать, как бы она не менялась. Узнать по привычному наклону головы, по легкому шагу, по уверенности, с которой она садится в свое кресло. Ну и по любимым духам, которые она не меняет уже три года.
   - Лола, ты уже достаточно долго искала сама! Ты понимаешь, что старая дева в родственницах у свахи это позор! Это пятно на моей репутации!
   - Тетя!
   - Что тетя! Заполнишь анкету, послушаешь курсы, может, хоть чему-то научишься. А я пока подберу тебе жениха. Самого лучшего.
   - Тетя!
   - Что тетя! Куковать одной? Встречать старость одинокой?
   - А если он будет плохой?
   - За плохого не ходи!
   - Тетя! Если он сейчас хороший и любимый, а потом плохой? Зануда?
   - Развод есть. Разведешься и другого найдешь, все так делают.
   - Тетя!
   - Что тетя! Над тобой подруги смеются. И не мои, а твои подруги! Афигита уже третьего мужа меняет, а она страшна, страшна, да страшнее бабы Пуни!
   - Афигита! Она дура!
   - Дура.
   - И стерва!
   - И краситься не умеет.
   - И! И! Да я в этом году замуж выйду! И за двоих, вот!
   - За двоих? Хм, это уже сложнее...
   Иногда очень плохо обладать хорошим слухом, таким хорошим, как у троллей. И не подслушивал, а услышал про себя гадость. Опунция горько вздохнула и отправилась мыть коридоры.
  
   *Из досье Агентства: Лола. Орк. Клиент. Пятиюродная племянница Аэиа. Крайне легкомысленна. Увлекается мужчинами *
   * Из заметок на полях: два мужа! А все это любовные романы, которые ей подпихивает Дарна*
  
   А в Академии идут занятия. Самый важный предмет - парапсихологию читает заслуженный член-абонемент Академии, профессор, доктор, инженер душ НахНафыч. Он так известен, он так популярен, он так организован, что одновременно может читать лекцию, проводить семинар и еще вести тренинг. И все с разными группами. Главное, чтобы все проходило в соседних комнатах.
   Семинар:
   - Ну что, дамы? Что, грымзы? Расселись, овуляшки? Да! Я буду груб! Я буду резок! Я оскорблю вас и унижу, но это к вашему же благу! Я выведу вас всех из зоны комфорта! И вы пойдете из нее, пойдете, пойдете и придете прямо к счастью. Вот вы! Что для вас комфорт? Не знаете? Ааа! Ваша привычная, размеренная, пустая жизнь сделала вас такими. Жалкими неудачницами! Вы! Выньте из кармана и отдайте мне то, что вы держите. Отдайте! Что это?
   - Булава.
   - Булава! Зачем вам булава? Вам не нужна булава! Вы и так сильная и смелая! Булава - удел слабых. Дайте ее мне. Ууууй! Аааа! Твою.....!!! А что ж она тяжелая такая.... ладно, вы после занятий ее поднимите.
   - А вы? Да вы! Вынимайте из карманов, да, все вынимайте.... Это что? Деньги? Столько денег? Сдадите в сейф. Все сдадите, оставьте себе только на необходимое, никакого комфорта. Как это все только мелочь? Так! Посчитайте пока, сколько вам нужно для некомфортного существования. Дамы! Грымзы! Помогите ей! Я сейчас приду.
   Лекция:
   - Так, на чем я остановился... Самое главное себя любить. Любить и ценить, тогда и другие вас будут любить и ценить. Первое, от чего вы должны избавиться - это от чувства вины! Да! Вы ни в чем не виноваты! Вы же не планировали совершать плохие поступки. Нет? Они совершились сами, под влиянием обстоятельств, и значит, вы не виноваты. Если вы отбили у подруги мужа - вы не виноваты! Если кто то и виноват, то это она, почему она первая захватила такого замечательного мужчину? Почему она не подумала о вас? Если вы изменили своему мужу, то тем более вы не виноваты. Вы совершенствовали свое искусство любви! Вы постигали свое тело. Вы раскрывали свою внутреннюю богиню. Обдумайте эту мысль, а я скоро подойду.
   Тренинг:
   - Ну-с, сударушки, мы же хотим понравиться любимому? Пусть пока не любимый, но любящий точно. Значит ссс, упражнение. Разбились по парам. Так, те, что слева - мужчина. Потом поменяетесь. Дамы сели красиво. Не зажимаемся! Все расставили, да, глазки вверх, на объект! Улыбка. Открытая улыбка. Ой, какие клыки. Так, меняем открытую улыбку на загадочную. Теперь 'мужчина' начинает рассказывать, рассказывать ... да хотя бы, как провел лето. А дама внимательно слушает, ест глазами и зеркалит движения. Зеркалит. Он почесал нос, вы почесали нос. Он наклонился, вы наклонились. Продолжаем...
   И НахНафыч помчался на семинар. Аэиа и Дарна завороженно смотрели на рыскающего по коридору гоблина.
   - Все же НахНафыч гений, - восхищается Аэиа, - Отобрать у наемницы-дроу оружие и у гоблинши-ростовщицы деньги может только он.
   - Гений, только он опять группы перепутал. Вампиршам проводит тренинг "Домостроевская нежность", а группе домовушек читает лекцию "Личностный рост на пути к Себе", - ворчит Дарна.
   - Ничего. Это им пригодится. Расширит взгляд на мир, - машет рукой Аэиа, - к тому же деньги и за лекцию и за тренинг уже в кассе и возврату не подлежат.
   Ну а баба Пуня моет полы. Возит тряпкой по полу и бубнит.
   Нежная улыбка, деньги, кастет...
   А может,
   Сад камней созерцаем вдвоем?
   Стихи, открывающие дверь в сад, лучше придумать заранее.
  
   *Из досье Агентства: НахНафыч. Гоблин. Парапсихолог. Преподаватель психологии жизни. Одинок. Гениален, циничен, рассеян. Выращивает фиалки.*
   *Из заметок на полях: в базе. Предлагать дамам с "запросами", после него хорошо идут тролли и орки.*
  
   Нискари сегодня приехал раньше. Тиха, с розовым бантиком на маленьком хвостике, восторженно смотрит на него. Смотрит и приносит чай с мелиссой, как он любит, и еще, конечно, гору папок. На всех папках большая надпись: 'Девы деревенские'. Тиха раскладывает их на столе аккуратно в стопочки. Самая большая стопка папок с небольшой подписью- уточнением : 'Травницы', поменьше: 'Дочери инкогнитов', самая маленькая: 'Просто крестьянка' - в ней всего две папочки.
   Нискари подтягивает к себе папочки, смотрит портреты невест. Смотрит на лица румяные, на плечи крепкие, на острые глаза и от природы густые волосы.
   - А инкогниты, это кто? - спрашивает он.
   - Это когда родители прячутся от больших проблем в деревне, и выдают себя за простых крестьян, - поясняет Тиха.
   - Большие проблемы от незнакомой девушки? - Нискари решительно отодвигает папки с инкогнитами в сторону.
   - Но, наверное, у просто крестьянок семьи большие? - интересуется он.
   - Ну так само собой, в каждой по дюжине детишек.
   - И родне надо помогать, - вздыхает Нискари и откладывает папочку в сторону,- ты знаешь, Тиха, я может покажусь тебе негодяем, но ... простая и большая деревенская семья, это не то, что я хотел бы в родню. Моего искусства они не поймут, будут меня стыдиться. А вот убеждение, что все в семье должны друг другу помогать, останется с ними. И помогать должен тот, кто богаче. Нет, пока я даже не знаю этих девушек, я от них откажусь.
   - Нужна без большой родни? - уточняет Тиха
   - Да, милая. Давай в следующий раз без большой родни. И красивую.
   Нискари грациозно поднимается и уходит. А Тиха, прижав к груди папочку, смотрит ему вслед.
  
   - Здравствуйте!
   - Здравствуйте, мадам. Вам же было сказано: личная жизнь клиента - это его жизнь, а не его мамаши, - личина орка диктует свои правила, и Аэиа в этот раз не утруждала себя вежливостью.
   - Ах, как вы грубы. Грубы с клиентом!
   - С клиентом?
   - Именно, лапушка, я хочу найти себе мужа. С вашей помощью.
   - Вы?- увы, увы, личина орка и гибкостью ума не отличалась.
   - Да, милочка. Я! Я еще молода, но не так молода, чтобы самой легко найти мужа. Да и некогда мне. Вот и помогите.
   - Эмм, ну что же, наше агентство готово предоставить вам услугу, - на столе появились две чаши, сделанные из черепов и бутылка темного вина. Орки, при всех их недостатках, народ гостеприимный и всегда готовый к выгодному сотрудничеству .
   - Ваше имя?
   - Магриджитесса Дроугранти Ласт из домена Кали.
   - Маги, а какого мужа вы себе ищете?
  
   *Из досье агентства: Магриджитесса Дроугранти Ласт из домена Кали,. Демонесса. Одинока. Характер стервозный. Увлечения - мама Нискари.*
   * Из заметок на полях: предлагать всем перед тихонями.*
  
   Ночь.
   Развевается на ветру прикрепленный к распахнутым створкам ворот белый листок. Капает дождь, размывая изящные иероглифы.
   Счастье мое улетело
   Как бабочка в южную ночь
   Где ты, моя борода?
   Надо немного убраться в саду, но Пуня сидит и смотрит на маленький ручеек. Он звенит, прыгает и срывается вниз с камней. И брызгает, очень сильно брызгает, наверное, поэтому щеки у Пуни мокрые. Ручеек бежит, торопится и мелким сором уносит прочь печали. И свои, и Опунции. Да он сможет потихоньку унести печали каждого, ведь это волшебный ручеек в зачарованном саду дракона.
  
  
   День Четвертый.
  
   Бывает дни, когда все удается, а бывают, когда не удается ничего. Бывают дни - праздники, а бывают дни - ссоры. Вот такой день и случился в 'Единственной'. И если кого-то этот день застал врасплох, то Аэиа была готова к проблемам. Сегодня с утра она была гномом.
   Если честно, быть гномом метаморф не любила. Подругам по секрету она говорила, что она не умеет носить длинную бороду, и ее смущает низкий рост, но на самом деле... на самом деле гномы не носят каблуки. Гномиха, даже самая легкомысленная, никогда не оденет босоножки на шпильках, и значит, из всей своей огромной коллекции обуви Аэиа могла выбрать только одну пару. А ходить целый день в непромокаемых сапогах - это очень неудобно. Если бы не господин Оликром, Аэиа была бы сегодня демоницей. Или дроу, или ведьмой, словом кем-нибудь на сексуальных каблучках. Но выдержать общение с Оли мог только гном. Вот и пришлось Аэиа, громко бухая сапогами в синюю розочку, идти в бухгалтерию.
   В светлом, просторном помещении пахло бумагой, хорошим чаем и шоколадом - словом, пахло Бухгалтерией. На большом столе было всего три папки, маленький цветочек в горшочке и нелепая крошечная игрушка. А за столом сидел Он. Главный бухгалтер Агентства господин Оликром. Он улыбнулся и даже вежливо встал при виде Аэиа, пододвинул ей высокий стул, предложил чай. Ну а потом тихим-тихим голосом спросил:
   - Госпожа Аэиа, где отчет по командировочным расходам? Почему вы брали гостиницу 'Жемчуг', вы же знаете, что они не дают никаких закрывающих документов?
   - Как никаких! Вот смотрите! - и Аэиа вывалила перед орком на стол десяток бумажек. Оли поправил пенсне и занялся изучением.
   - Вот, я так и знал! Эта накладная на завтрак выполнена по форме 3-1, хотя должна быть выполнена по форме 4-5. Как они списали налог на масло?
   Аэиа устроилась поудобнее и подтянула к себе бумажку. Обсуждение началось.
  
   * Из досье Агентства: Оликром. Орк. Бухгалтер. Одинок. Интеллигентен, педантичен, зануден, очень-очень зануден*
   *Из заметок на полях досье: Не обращался и слава всем богам. С таким работать - никаких денег не надо*
  
   Истерики начались и на уроке танцев. Маэстро Ломбус разучивал с группой новый танец, самый популярный танец года.
   - Барышни не краснеем, да знаю, мамы не разрешают вам это танцевать. Да, про то, что на балах его не танцуют, знаю. Но вы должны быть готовы! Всегда! И ко всему! Вдруг вы встретите принца вашей мечты в гостях у друзей? Или на неформальной вечеринке? Или в притоне каком-нибудь? Он вас пригласит, а вы что? Мямлить будете: "мне мама не велит"? Все, кто не хочет учиться, кто не хочет замуж - на выход! Все хотят!? Тогда в круг! Спинку прямо, в четвертую позицию встали, руки в стороны. И-и-и плавная волна! Как птица крыльями, и еще раз ... три-четыре! Теперь бедра - вверх-вниз, как морская пена. И-и-и руки, и-и-и бедра, и-и-и спину! Ноги, на четыре бьем ластами об пол! И три-четыре! Что такое?! Вы без ласт! Нет!! Это невыносимо, я не буду работать с этой группой! У них нет ласт!
   Впрочем, истерику маэстро закатывал каждый день, даже в день-праздник и день-покой.
  
   * Из досье агентства: маэстро Ломбус. Учитель Танцев. Сильф. Всегда безумно влюблен и всегда в поиске новой страсти*
   *Из заметок на полях досье: не обращался, да ему и незачем. В прошлом роковая тайна. Штук десять роковых тайн*.
  
   Скандал разгорелся и в приемной у Дарны. Там бушевал клиент. Лысый невысокий мужичок неизвестной расы подскакивал и налетал на Дарну.
   - Моя дочь наследница Империи! И ей нужен достойный муж! А что у вас?!! Почему моя девочка встречается со всяким сбродом? У нее было свидание с эльфом, с дроу, еще раз с эльфом. А завтра она пойдет в кафе с лешим! С лешим! Это что?! За что я, черт возьми, плачу вашей унылой конторке такие деньжищи! Почему я, Император Пликрадии, должен бросить все и сам бежать выяснять, где демон?! Следующее свидание должно быть с демоном! Или я запихну гляделки вашей... - и не известно, чем бы пригрозил Дарне суровый император, когда в приемную вошла Маги.
   Маги пришла скандалить с Аэиа, но когда она услышала, что ее сын, ее прекрасный милый мальчик должен пойти на свиданье с дочерью этого хама, намерения Маги изменились.
   - А зачем это, позвольте спросить, демону сдалась ваша непонятная дочка? Если она в папу пошла, то она, небось, такая красавица, что от нее и лешие желтеют, - язвительно произнесла она.
   - По себе судишь, лахудра драная?!
   - Я?!
  
   *Из досье агентства: Нувохкентценталь XIII. Император Пликрадии. Вдов. Характер мерзкий. Занятия - пытается выдать замуж дочь*.
   * Из заметок на полях: много поколений предков Императора были крайне лояльны в вопросах брака - заключали браки с любым, у кого есть власть. Или деньги и власть. Или сила, деньги и власть. Результат пытаемся пристроить замуж*.
  
   И в бассейне стоял визг. На ознакомительный урок зашла новая группа девушек, и мэтр Шиш сразу взялся их обучать плаванью. Он подкрадывался и толкал, подкрадывался и толкал. Но, обычно, в это же время Дарна запускала в бассейн еще и мужскую группу, пришедшую на курсы НахНафыча "Как закадрить овцу". Девушки барахтались в воде, мужчины отважно их спасали, ну, или наоборот - это уж как получится, Шиш сталкивал всех в воду - знакомство получалось простым и непринужденным. Но в этот раз Дарна была занята Императором и не успела проследить, чтобы НахНафыч вовремя закончил занятия. И пока мужская группа записывает за НахНафычем сто двадцать третий способ обратить на себя внимание симпатичной кошелки, женская группа дружно пошла ко дну. Хорошо, что в это время там купалась Ния, хорошо, что на мелководье учился плавать гном Трибидоус. Русалка вылавливала утонувших, а гном вытягивал их из бассейна. Русалка ныряла, гном тянул, она ныряла, он вытягивал. И так пятнадцать раз. Потом гном делал пострадавшим искусственное дыхание. Потом Ния всех успокаивала. Потом группа пришла в себя и бегала за мэтром Шишом вокруг бассейна. Так и получилось в этой суете, что Трибидоус ни с кем и не успел познакомиться, хотя там и была парочка очень милых гномок.
  
   Единственное место, где по-прежнему было тихо и спокойно - это маленькая переговорная. Там Нискари пьет чай, а Тиха раскладывает папочки.
   - Кто сегодня? - спрашивает демон.
   - Сиротки, - шепчет Тиха. На шее у нее блестят розовые бусики, и, наверное, поэтому глаза Тихи кажутся еще больше и ярче.
   - Сиротки? - удивляется Нискари.
   - Да, они самые красивые. И без семейных проблем, - Тиха пододвинула поближе папочки. Нискари вздохнул и подтянул к себе поближе стопку 'Из приюта'.
   - Какие лица у них... суровые, - бормочет он, - мне кажется, что они злые. И агрессивные.
   Тиха передвинула к нему стопку с надписью: 'От мачехи'. Нискари листает, рассматривает портреты, а потом решительно отодвигает стопку.
   - Очень уж зашуганные. Моя мама будет для них слишком большим испытанием.
   Тиха подвинула стопку 'Приемные'. Нискари снова листает, перебирает, а потом виновато смотрит на Тиху.
   - Знаешь, милая, я был не прав. Как я могу взять в жены девушку, про родню которой ничего не знаю? Ладно, если бы я хорошо знал ее саму, но ведь нет. Все же семья и отношения в семье это очень важно. Ты не сердишься на меня?
   Тиха кивает головой, мотает, шепчет: "Нет" и окончательно смущается. Нискари начинает прощаться, и Тиха набирается смелости и говорит:
   - Завтра?
   -Завтра, - улыбается Нискари.
   - Из хороших семей? - уточняет Тиха.
   - Да, из самых лучших.
   И Нискари уходит, ему надо на репетицию. А Тиха смотрит ему вслед и теребит бантик на хвостике.
  
   Все заканчивается, заканчивается и день ссор.
   Маэстро Ломбус еще три раза порывался уходить, но все же остался и разучил с группой новый эротический танец. И вот теперь барышни утробно вскрикивают, машут руками, подпрыгивают, приседают и иногда колотят об пол ногами, хвостами и крыльями. Маэстро морщится, звук получается не такой, как надо, но танцовщицы счастливы.
   НахНафыч отпустил слушателей, они отправились к мэтру Шишу, но и девушки, и Ния, и гном уже ушли из бассейна. Пришлось начинающим обольстителям самим выплывать с глубины. Ну а тем, кто не смог выплыть, помогла баба Пуня, протянув швабру помощи.
   И даже Аэиа закончила беседу с главным бухгалтером. Теперь она спускалась по лестнице и бурчала: 'Глубокоуважаемая, акт списания, перевод на депозит, бу-бу-бу, весь день убила!' Сапоги громко бумкали по ступенькам, борода путалась в коленях. Около ее кабинета уже убиралась баба Пуня. Внезапно дверь кабинета резко распахнулась, и из него выскочил разгневанный Император.
   - Стерва липучая! - визжал он.
   - Ха-ха-ха, - насмешливо проговорила вышедшая на порог Маги. Следом выглянула Дарна.
   Император, пыхтя, побежал к лестнице.
   - Пошла вон, уродина, - отпихнул он с дороги бабу Пуню.
   Маги нахмурилась, Дарна наклонилась, Аэиа подняла руки, Пуня перехватила швабру как боевой топор, но Император, проскочивший тем временем на лестницу, внезапно сам почему-то упал. Господин Оли посмотрел на тело у своих ног, брезгливо отряхнул рукав, вежливо приподнял шляпу, глядя на Пуню, и молча спустился вниз.
   Пуня в растерянности опустила швабру, Аэиа погасила файербол, а Дарна вложила обратно в сапог свой любимый нож.
   - Он меня ударил! Этот негодяй посмел до меня дотронуться! - верещал Император, лежа на полу.
   - Кто? - деланно удивилась Маги, - здесь никого не было.
   - Никого, - хором подтвердили дамы.
   У себя в кабинете Аэиа забралась в высокое кресло и вздохнула:
   - Дарна, а налей мне самогоночки. Не могу, достал меня этот зануда. Вежливый, зараза, очочками посверкивает, бумажками трясет и бубнит. Брррр! Представляешь, у него даже нарукавнички есть! Такие, на резиночке, синие.
   - Пусть зануда, зато какой у него удар с левой!
   - То есть?
   - Ну, этого крикуна как приложил.
   - Оли? Это же НахНафыч был! Я сама видела, это НахНафыч! Оли еще час сидеть у себя будет.
   - НахНафыч уже давно уехал на конференцию, - возразила Дарна.
   Дамы переглянулись, пожали плечами и накатили еще самогоночки.
  
   Ночь.
   В саду дракона тихо. И ручей, и ветер, и дерево спят. В маленькой беседке у лунного окошка сидит Опунция и смотрит на пруд. Старый карп иногда поднимается к гладкому зеркалу водной поверхности, проплывает, разрезая плавником воду, теребит губами упавшие лепестки и снова уходит на глубину. По лунной дорожке идет рябь. И только иногда доносятся до Опунции тихие звуки, наверное, это шумит оставленный далеко внизу город.
   Колдуном зачарованный сад
   Ждет хозяина.
   Калитка скрипит?
  
   День Пятый.
  
   В холле удивительно много народу для раннего утра. Микки спешит к вошедшим, распахивает объятия, замирает на минуту - и посетитель исчезает. Правда, через минуту пропавший гость снова заходит с улицы. И Микки опять подлетает к нему, и снова перемещает его за дверь. Посетитель заходит, решительно направляется к призраку, но Микки дрожит, трепещет и раздваивается. Один призрачный Микки лезет обниматься к настойчивому гостю, а второй ловит на лестнице маленького зеленого человечка.
   - Я буду жаловаться, я имею право, вот мое редакционное задание! - верещит гоблин и размахивает свитком, больше похожим на дубинку тролля.
   - Что происходит, Микки? - Аэиа сегодня демоница. Она бодра, энергична и обута в восхитительные туфельки алой кожи с небольшими, всего с ладонь длиной, шпильками. Гоблин извернулся, оставил в руках Микки курточку и подскочил к Аэиа.
   -Госпожа Аэиа! Несколько слов для 'Наблюдательной мухи'! Чем занимается ваше агентство? Правда, что все девушки проходят тут проверку на девственность? Правда, что женихам дают так сказать попробовать товар? Правда, что...
   - Господин Комр, штатный репортер, - Аэиа опустила глаза на грудь гремлина и издевательски медленно прочитала надпись на бейджике, - Ну что же, господин Комр, штатный репортер, я обязательно отвечу на все-все ваши вопросы.
   Тощая грудь выпятилась вперед, щечки надулись от скопившихся вопросов, глазки загорелись азартом.
   - Но только после того, как вы побеседуете с нашим юристом, господином Грыбусом, - радостно закончила Аэиа.
   - Но я! Я имею право! Почему вы не хотите со мной говорить?! Вам не стыдно?! - заверещал было репортер, но за его спиной раздался глубокий бас:
   - Я очень хочу с вами поговорить, пойдемте в мой кабинет, - огромный тролль схватил гремлина за руку и потащил к себе.
  
   * Из досье агентства: Грыбус. Тролль. Юрист. Другой информации нет, потому как записывать ее может быть незаконно.*
  
   Кабинет юриста больше напоминал пещеру. Все, буквально все от пола до потолка, было занято стеллажами, а на стеллажах стояли книги. Потрепанные и новые, с золотым тиснением и небрежно обернутые в газету, на разных языках и разного размера. И не просто книги, а Законы. И еще Уложения, Постановления, Распоряжения, Своды и Конституции. А за спиной тролля стояли Подзаконные Акты и Ведомственные Инструкции. При взгляде на них, таких замызганных, с расползающимися переплетами, с торчащими во все стороны закладками, начинали нервничать самые наглые клиенты.
   Все, но не штатный корреспондент 'Наблюдательной мухи'! Нет, он тоже был готов к разговору. Он решительно спустил с плеч рюкзачок и начал доставать: удостоверение личности, справку с почты о составе семьи, справку из трудовой инспекции о месте работы, справку пожарной дружины о налогах, такой же пакет документов на своего редактора и такой же пакет документов на секретаря редакции, еще три тома законов, регулирующих деятельность журналистов и дающих им всяческое право, редакционное задание и, как розочку на торт, водрузил сверху этой кипы постановление Законоляпного схода, разрешающее проверку 'Единственной'.
   Тролль задумался. Налил себе чашечку кофе, водрузил на нос очки и принялся неторопливо изучать документы.
  
   В аудитории тишина. Пахнет дорогими сигаретами, очень дорогими духами и еще чуть-чуть запредельно дорогим ромом. Мадам О'Блуа рассказывает о маленьких женских хитростях.
   - Дамы, понимаете, дамы, нам все врут! Врут, лгут и брешут! Врут, чтобы утешить, или казаться умнее, или просто от глупости. Иногда, очень редко, лгут, чтобы обмануть. Это такая экзотика, когда тебя осознанно соблазняют, совращают и заманивают в ловушку, что именно эту ложь стоит принять и простить. А вот банальностям, рожденным ленью и скудоумием, нет места в вашей жизни!
   Когда вам говорят: 'Не в красоте счастье', то вам врут. Красота, вот что важно, вот то, что позволит вам устроиться комфортно и удобно. Только не стоит рыдать, если вы родились уродиной. Красота она, к счастью, разная. Когда нет точного соответствия стандарту, появляется то, что можно назвать шармом, очарованием, изюминкой. Назовем это вашей индивидуальностью.
   Когда вам говорят, что вы должны быть умны и сами зарабатывать себе на жизнь, не верьте! Вам врут те жалкие лентяи и неудачники, что не могут обеспечить свою избранницу всем необходимым. В принципе, отношения с миром у настоящей женщины должны быть простыми и ясными - вы миру всю себя, и мир вам, в ответ, всего себя. И не меньше!
   Мадам О'Блуа грациозным движением поднимает юбку, вытаскивает из-за кружевной подвязки плоскую серебряную фляжку и делает маленький глоточек. Запах рома и духов становится сильнее, фляжка возвращается за подвязку, юбка опускается на место.
   - Впрочем, это все теория. Приступим к практике. Сначала самое простое. Майкап "Прелесть ночи". Ошибочно утверждать, что выполнять бьюти операции надо при естественном освещении. Это типичное заблуждение, распространяемое глянцевыми журналами. Естественное освещение для этого макияжа - полная темнота. Но это полная темнота для вас, а если вы делаете макияж с расчетом очаровать какого-нибудь вампира, нетопыря или упыря? Исполненный в полной темноте макияж они увидят отчетливо. Это даже для таких хладнокровных и бессердечных особей опасно, я лично встречала несколько случаев самозарывания, саморазвеивания и внезапного впадения в летаргический сон при встрече неподготовленного дитя ночи и дамы при полном параде! Если вы хотите очаровать мертвеца, то макияж выполняют в полной темноте, но с использованием тепловизора.
   Итак, сначала очищаем кожу. Только никакой воды! Это губит и старит ее. Лучше слабый раствор щелочи. Не больше семидесяти процентов. Потом пенка, потом скраб, гаммаж, потом протираете тоником, лосьоном и настойкой трав. Потом наносится эмульсия. Потом легкий дневной крем. Потом тяжелый ночной крем. Потом первый тон...
  
   *Из досье агентства: Мадам О'Блуа. Преподаватель женских хитростей. Кикимора. Стерва и алкоголичка. После смерти восьмого мужа одинока. *
   *Из заметок на полях: Не обращалась, да ей и незачем. И после того, как она отбила у меня Гарика, я ей помогать не буду, даже за большие деньги*
  
   В приемной Аэиа сидит сутулый молодой человек в очках.
   - У меня ситуация непростая, мне просто девушка не подойдет.
   - Почему же? - Аэиа изо всех сил делает вид, что она страшно заинтригована.
   - Мне нужна устойчивая.
   - Стрессоустойчивая? - уточняет Аэиа.
   - Да, стрессо-, а еще ядо-, мече-, кинжало- и чароустойчивая!
   - Какие у вас большие требования... А еще? Происхождение, воспитание, внешность?
   - Да пустяки все это, - отмахивается молодой человек, - мне, кстати, лучше всего сироту.
   - Хм, а расскажите мне о себе. Из какой вы семьи, чем занимаетесь, чем увлекаетесь? Хобби, спорт, любимая еда.
   - Я потомственный Черный Повелитель...
   - Вы?! Ой, извините, перебила...
   Миг, и вместо сутулого невзрачного очкарика напротив Аэиа сидит двухметровый амбал, весь в черном. Даже двух-с-половиной метровый. Волосы его развеваются, глаза багровеют, губы кривятся. Повелитель вскакивает, вокруг него начинают сверкать молнии и клубиться тьма. Трехметровый меч с хрустом раскалывает кресло. Аэиа падает, и Дарна призывно машет ей из-под стола. Великан исчезает, и скромный очкарик со вздохом отодвигает в сторону остатки кресла.
   - Извините, да... продолжим, - Аэиа усаживает гостя в новое кресло, Дарна наливает всем по чашечке коньячка и юноша продолжает тихим голосом.
   - Я из семьи потомственных Повелителей. Мне больше пятисот лет, я уже завоевал себе мир, и вот, хочу жениться. Но только так, чтобы моя жена хоть до рождения ребенка дожила, нет, я, конечно, буду ее защищать и беречь, но и она должна уметь за себя постоять. Шансы выжить больше. У нее не должно быть родни в моем мире, чтобы не разводить кумовщину. Я люблю вышивать крестиком, вареники с вишней и планирую вывести новую, устойчивую породу Повелителей. У нас очень тяжелая судьба, редко какой Повелитель умирает от старости в своей постели, а ведь мы... Увлекся. Теперь о невесте...
  
   * Из досье агентства: Темный, он же Черный Повелитель. Одинок. Замкнут. Богат.*
   * Из заметок на полях: кого бы ему предложить... кого не жалко?*
  
   Шумит день в "Единственной", суетится. Клиенты спешат на встречи с менеджерами, но заинтересованно поглядывают по сторонам, перебегают группки слушателей и слушательниц из одной аудитории в другую, торопятся все успеть сотрудники. НахНафыч спешит на лекцию и еще на симпозиум, и может быть он даже на них бы и успел, если бы навстречу ему не попалась Дарна.
   - НахНафыч вы помните о занятиях в третьей группе?
   - Конечно, помню! Я их уже провел.
   - Вы провели курс гешальт-терапии для четвертой группы, а теперь должны провести курс "Научись мечтать" для третьей.
   - Разве? - НахНафыч роется в своих записях, вытаскивает из карманов мятые бумажки, сверяет их, злится, - Дарна, вы меня запутали, я сейчас читал лекцию по восстановлению памяти для седьмой группы, вот. Не сбивайте меня, идите сами ко мне на лекцию, потренируйте память, вам нужно.
   НахНафыч убегает, а Дарна остается думать, что делать с изменившимся в очередной раз расписанием.
  
  Дарна задумчива, а Ния плачет. Обычно в бассейне толпа, обычно визги, крики и плеск, ругань Шиша, брань на Шиша, а сейчас русалка одна, и в гулкой тишине отчетливо слышны ее рыдания. Она так отдалась своему горю, что даже не заметила Трибидоуса.
   - Ния, что с вами? Вы плачете? Вас кто-то обидел? - удивительно, сколько воинственности может помещаться в одного немолодого уже гнома.
   - Нет, - бормочет Ния, качает головой, но не отрывает от лица рук.
   - Ния, что случилось, вам плохо? Что-то попало в глаз? Я посмотрю! - иногда гномы бывают ужасно недогадливы, и даже бестактны, и вместо того, чтобы уйти, Трибидоус решительно отводит руки Нии от лица. Отводит и отшатывается в испуге, - Что это?
   - Майкап "Прелесть ночи", я его лучше всех сделала, я была такоооой красиииивой, - плачет Ния, - а потом я нырнула и воооооот! А говорили что он вла-вла-го-гостойкий, - от рыданий она начинает заикаться.
   - Ния, рыбка, золотце, не плачьте, давайте смоем эту прелесть и забудем про нее. Вы такая красивая и без всяких майкапов,- утешает ее гном.
   - Нет, я уродина, я альбинос, у ме-меня чешуйки розовые!
   - Да, как перламутр, - соглашается гном.
   - И волосы белые!
   - Как чистейшая платина, - восторженно кивает Трибидоус и осторожно касается мокрых волос.
   Они сидят на бортике и качают ногами, и хвостами, и говорят, говорят... Про что? Конечно про сокровища, про что же еще; про сокровища и про драгоценности, на которые оказалась так похожа Ния. И никто им не мешает, даже баба Пуня. Потому что бабы Пуни сейчас нет, в маленькой кладовке стоит Опунция и, прижав ладошки к щекам, смотрит на огромный букет снежно-белых пионов, стоящий у зеркала в ведерке.
  
   В кабинете юриста тролль наконец-то закончил изучать поданные документы. Он снял очки, одним движением смахнул бумаги в ящик стола и разбудил задремавшего журналиста.
   - Тэкс, юноша, вроде бы на первый взгляд, все верно. Я, конечно, потом еще раз просмотрю, повнимательнее.
   - Ну что, я могу идти, брать интервью?
   - Конечно, не возражаю, но сначала ознакомьтесь с документами нашей организации, - и тролль небрежным движением отодвинул один из стеллажей, стоявших у стены, и любезно подтащил его поближе к гремлину.
   -Да зачем, же, я вам верю! - попытался было запротестовать Комр, но Грыбус твердо сказал:
   - Так положено.
  
   Аэиа и Дарна спускаются по лестнице, а навстречу им поднимается Тиха. Розовый бантик на хвостике, туфельки с каблучком, нарядная юбочка с кружевами. Из-за стопки папок в руках видны только сияющие глаза. Тиха кивает головой и спешит наверх. Дарна остановилась и озадаченно смотрит вслед Тихе.
   - Интересно, вроде каблучок небольшой, а она выглядит настолько выше.
   - Выше? Действительно, выше, - Аэиа тоже смотрит и огорченно хмурится.
   Но Тиха ничего не видит и не слышит, ведь в переговорной ее ждет Нискари!
   - Здравствуй, милая, не расстраивайся, это не ты опоздала, это я пришел раньше. Вот, освободился пораньше, и сразу пришел, - Нискари отнимает у нее стопку и небрежно опускает папки на стол.
   Тиха все равно смущена, и, чтобы скрыть неловкость, разворачивается и наливает чай. Нискари качает головой и говорит:
   - И себе налей, а то одному скучно пить.
   Вторая чашка появляется на столе, Тиха подвигает к демону стопку с надписью 'Дщери купеческие', обхватывает двумя лапками чашку и, кажется, еще немного, и она сама спрячется в эту чашку целиком. Нискари листает папки, читает анкеты. Папок в этой стопке всего три, и он быстро переходит к ' Дочери благородных семейств', потом к 'Аристократки'. Смотрит, замирает и решительно кладет папку на стол.
   - А скажи мне, милая, мне кажется, или девушки повторяются? Просто, я одну и ту же девушку видел и вчера, и позавчера, и сегодня вот вижу. Я это давно заметил, но думал просто похожие. Но, я надеюсь, эта девушка одна на свете?
   Тиха смотрит на портрет и кивает:
   - Она одна.
   - Скажи, а зачем ты ее мне опять показываешь?
   Тиха виновато опускает глаза и поджимает хвостик.
   - Я не сержусь, просто скажи, почему?
   - Она дочь императора, значит 'Принцесса'.
   - И?
   - Мамы нет, значит в 'Сиротки'.
   Нискари смеется, и Тиха уже уверенно продолжает:
   - А дедушка у нее был барон, значит она 'Аристократка'.
   - Милая, не надо больше ее приносить. Хорошо? Мне не нравится, что такая миниатюрная девушка таскает такие тяжести. Вообще не надо приносить тех, кого я уже посмотрел.
   Тиха кивает, и говорит:
   - Тогда совсем мало будет.
   - Ну и что. Пусть мало, мне вообще всего одна нужна. И такая, которая любит искусство. Скажи, а вот ты любишь балет?
  
   Вечер опускается на город, поздний вечер. Закончились занятия, разошлись сотрудники по домам. Почти все. В приемной сидит Дарна и записывает свои мысли в дневник. Мысли ловко складываются в два столбика. В первом: ' рукопашный бой, метание ножей, арбалет, скорострельность, боеголовки с теплонаведением, ядоневоспреимчивость, стрессоустойчивость' во втором: 'чаронеустойчива, боюсь черепах, боюсь грозу'. Потом подумала, поставила против 'ядоневоспреимчивость' знак вопроса, вычеркнула 'боюсь грозу' и подчеркнула два раза 'стрессоустойчивость'.
   В кабинете юриста похрапывает тролль, а маленький гремлин пьет кофе из термоса и лихорадочно листает восьмой том Устава организации.
   А в саду дракона уже ночь. Уже веет прохладой от пруда, уже зажегся маленький огонек в каменном фонарике-торо, Опунция смахивает пыль со скамеечки в беседке и иногда смотрит на большой куст роскошных, восхитительных, огромных пионов. Жаль, что в темноте не рассмотреть их цвет.
   Нежный цветок
   Встречает рассвет в саду
   Сердце жаждет любви
  
   День Шестой.
  
   Если ты хорош, то благодари за это не себя, а свою замечательную наследственность. Твоя красота досталась тебе от бабушки, ум от дяди по материнской линии, а за трудолюбие надо благодарить троюродного шурина твоего прадеда. Если ты плох, то виноват в этом именно ты, а никто иной, и твоей семье становится ужасно стыдно и больно. В этой истине свято убеждены все родственники на свете. Иногда, особенно любящие сердца, допускают, что бракованный ген мог прийти откуда-то со стороны, например, от тещи, или от свекрови, но от этих особ ничего доброго и ждать не приходится.
   Родня есть почти у всех, и почти у всех отношения с родней непростые. Но есть и приятные исключения. Например, сейчас у Дарны в приемной сидела такая же подтянутая, татуированная и шрамированная дама и пила чай с плюшками.
   - И ты знаешь, послала я их всех. Ладно, работать, ладно, воевать, я привыкла и люблю драться, но еб... кх, прости Дарна, помню, ругаться нельзя. Да, прихожу я домой, а там сидят эти два колокольчика с бубенчиками. 'Мы ничего по дому не сделали, госпожа'. Я разгружаю сумки, я беру плеть и порю этих придурков, не сильно, по жоп... по попе. Они лежат и стонут, и просят сексу. Я мою полы, готовлю обед и ужин и даю им этот секс. Завтра прихожу - опять дома срач, а эти на коленях, плеточку тянут. Я начала говорить с подругами, они: это теперь модно, ты госпожа, они типа рабы. Да хрен вам, говорю, я пашу как лошадь, и еще и вместо уютного дома имею этих двух... кх... краснозадых. Жрица мне - так заведено, ты главная, ты должна доминировать и подавлять. Я сказала, пошли вы все...
   - А ты где сейчас? С жильем как? С работой?
   - Да тут, в Перекрестье. Есть трактирчик такой 'Под боярышником', я там хостес, и живу там, над трактиром.
   - Хостес? Это еще что за зверь?
   - Вышибал знаешь?
   - Ага.
   - Ну, вышибала посетителя выбивает наружу, а хостес внутрь. Слушай, я чего к тебе зашла, ты это, будет мужичок какой пробегать нормальный, ты это, имей меня ввиду, лады? Только без всей этой мутотени в башке про домов-сабов, матриархатов- патриархатов, мне этой хатни на ... кх, не нужно! Обычного мужика надо, с ручками, а не только с ... Все, не выражаюсь
  
   А вот у Аэиа разговор был сложнее:
   - Лола, я тебя очень прошу!
   - Нет!
   - Но почему?
   - Он гремлин!
   - Ты что, расистка?!
   - Да!
   - Лола, пойми, если этот придурок не получит свой репортаж, то он нас засудит. А если получит, нас засудят клиенты, нет, хуже, они просто уйдут!
   - Угу, счаз! Как круто жить, так это Аэиа- умница, а как тебя за хвост ухватили, так сразу - Лола, выручай! Ты обещала мне хорошего жениха, а не уродца- репортера!
   - Будет. Хочешь - демон, хочешь - гном, даже темный Повелитель есть, только сходи ты с этим уро... красавцем на пару свиданий!
   - Два жениха!
   - А ты с нашим юристом пойдешь. Вы будете втроем, ты, репортер и Грыбус. Кстати он тролль, богат, и не женат. Очень представительный мужчина. Это редкий шанс познакомиться с таким, как он, не упускай его!
   - Ну не знаю тетя, но потом, дракона, да! Хочу дракона!
  
   В коридоре НахНафыча окружила восторженная толпа. Кто-то плакал и не стыдился своих слез, кто-то глупо улыбался, ну а кто-то лез с объятиями и поцелуями к лектору:
   - Вы, вы, вы гений! Талант! Вы открыли мне глаза!
   - Позвольте вас поцеловать, эта ваша теория...
   - Какая теория?! - возмущенные вопли вокруг.
   - Да, да, не теория, истина, аксиома, она перевернула всю жизнь...
   В толпе кто-то продолжал рыдать: "Три брака, три брака, а оно вот оно от чего..." Потом раздался крик: 'Качать его!'
   Только звонок спас НахНафыча от немедленного и наверняка опасного качания. Группа убежала, а растроганный гоблин остается стоять посреди коридора. Он даже потянулся за платочком, чтобы утереть глаза, но тут, тут НахНафыч видит Дарну, стоящую в стороне. НахНафыч гордо шмыгает носом, приосанивается, поправляет очки и манжеты и идет к секретарю.
   - Поздравляю, НахНафыч, это успех!
   - Да, признаюсь честно, сегодня лекция задела слушателей за живое. Давно я не видел такого энтузиазма, давно.
   - Ну, может быть, это потому, что раньше лекцию на тему: 'Главный враг женщины - ее мать', вы читали в женских группах?
   - А эта?
   - Мужская, и все после развода.
   - Мужская? Что-то и мне показалось, что группа необычная, - НахНафыч задумался, - позвольте, а где же моя женская группа? Дарна! Когда же закончится эта чехарда с расписанием?!
  
   А у Аэиа бушевал Император.
   - Что значит - больше нет женихов?
   - Не нервничайте, пока нет. Женихи, они..., - Аэиа задумалась, подбирая сравнение, - они как рыба, стаями ходят. То не клюет, не клюет, а потом раз, и пошло!
   Сегодня Аэиа была ундиной и поэтому сравнения у нее были соответствующее.
   - Пошло? Что пошло? - не понял Император.
   - Жених пошел, говорю. Стайкой, прям селедочным косяком.
   - Косяком! Селедочным! - взвизгнул Император, - я отдал такие деньги, а у вас сплошные косяки! Да лучше я бы к свахе на базаре пошел!
   - А что же не пошли? - меланхолично спросила Аэиа.
   - Да ходил, - сдулся человечек, - без толку. Да, у меня дочка не красавица. Но ведь умница! И не спорьте, она умная! И фехтует хорошо!
   - Да, хорошо фехтует, - кивнула Аэиа, - да не волнуйтесь вы так. Вы ей тридцать лет жениха искали, а нам и месяца на поиск не даете. Не торопитесь, все будет!
  
   А маэстро Ломбус разучивает новый танец.
   - Сегодня разучиваем традиционный танец демонов. Танец с саблями. Обязательно танцуется на свадьбах. Все, кто не рассчитывает на такой брак, могут быть свободны. Всем интересно? Замечательно. Итак, разбились на пары. Встали друг против друга. Ноги чуть согнуты в коленях. Смотрим на движения ног, показываю. Так, так, теперь прыжок! И так! Запомнили? Еще раз, смотрим! И раз, и два, прыжок, и четыре! Повторяем. Стоп! Спинки, спинки прямо. И раз, и два, прыжок! И четыре. Мдя... взяли сабли. Начинаем танцевать с саблями. Что? Тяжелые? Конечно, тяжелые, и острые. Конечно, настоящие! А вы как планировали, с игрушечной саблей со свекровью танец танцевать?
  
   У маленькой Тихи неприятности. На нее напали - Император зажал ее в углу безлюдного коридора.
   - Так, и что мы несем, папочки? Для демона? Так, еще и вот эту отнеси. Если ты будешь хорошо себя вести, то тебе будет хорошо, я умею быть благодарным, а если ты начнешь выламываться,- Император наклоняется близко-близко, так, что его не очень свежее дыхание колышет волосы Тихи, - то я переломаю тебе твои ножки. Поняла?
   Тиха испуганно сжимается.
   - Нискари должен жениться на моей дочери, иначе я ...
   Как ни странно, эти слова меняют Тиху. Глаза ее сверкают, на лапках появились острые когти, она сама стала выше ростом и еще Тиха неожиданно сильно зашипела. Так, что гнусный человечек отшатнулся.
   - Значит, доченьку пристраиваем? Значит, за Нискари? - раздался за спиной Императора ласковый голосок Маги, - Тиха, солнышко, тебя, наверное, ждут? Ты иди, погуляй.
  
   В кабинете Аэиа сидит эльф. Сидит, пьет яблочный сидр и рассказывает пошлые анекдоты, и сам громче всех смеется над ними.
   - А найдите мне жену! У меня работает хостес тетка-дроу, она сказала, что вы на этом собаку съели. А то скучно без жены. Только смотрите - не эльфку! Мои соотечественники жуткие зануды. Черт побери, когда-то мы танцевали сутки напролет, воровали человеческих детей, а еще хорошеньких девиц, разводили лошадей и пили вино. А теперь, мы стали расой снобов. Молодежь старее нас, они офигенски правильные, утонченные и изящные. Задохлики -дистрофики. На кулачках не дерутся, у них теперь дуэли, поэтические, тьфу! А девицы хранят невинность до свадьбы и восемь лет после нее. Совсем с дуба рухнули. Воблы длинноухие!
   - Так кого надо?
   - Да мне все равно, в общем-то. Гномку? Вроде готовят хорошо, для трактирщицы первое дело. Или орку, те вроде на любовь охочие, мне в постели рыбу не надо, - тут эльф посмотрел на Аэиа и заржал, - пардон, мадам!
   Аэиа смеется и записывает пожелания эльфа - совершенно нетипичного эльфа, который умеет шутить, держит трактир и даже отрастил себе небольшое пивное брюшко.
  
   *Из досье агентства: Трандидир. Эльф. Одинок. Весел. Хобби: еда, выпивка, женщины.*
   * Из заметок на полях: а не приударить ли мне самой за ним?*
  
   Идет своим чередом день. По дну бассейна ходит гном с каким-то смешным и очень громоздким аппаратом за плечами. А Ния плавает рядом с гномом. Иногда он начинает махать руками и громко булькать, и тогда русалка ныряет и вытаскивает его на бортик. Гном хрипит, сипит, подкручивает что-то в своем аппарате и опять ныряет в воду.
  
   В кабинете юриста сидят трое. Гремлин кокетничает с Лолой, стреляет глазками и спрашивает:
   - А если я приглашу Лолу в ресторан, я это смогу описать?
   Лола заинтересованно косится на тролля, но тот ни на кого не обращает внимания, а вытаскивает очередной свод законов и начинает разъяснять:
   - Ну, вы можете описать ресторан, свои чувства, но не имеете права упоминать имя клиентки, ее внешность, ее отношение к вам, к ресторану. При соблюдении этих условий, вполне.
   - Что? Я не могу написать, что я пригласил красивую девушку? - взвивается корреспондент.
  
   Опунция стоит около мусорных баков и почти плачет. Из баков сложена настоящая пирамида, бедняжки все перевернуты вверх ногами, они робко шевелят лапками и гримасничают. Но очень тихо, им страшно, что пирамида развалится, и они все упадут. А из самого нижнего доносятся вопли. Опунция нерешительно подходит к верхнему, но ее отстраняет твердая рука. Грыбус легко снимает и переворачивает самый верхний бак, затем два следующих, затем еще ряд. Баки расползаются, Опунция восхищенно улыбается. Из самого нижнего тролль вытряхивает помятого Императора, ставит бак на место, вежливо приподнимает широкополую шляпу и уходит.
  
   А в переговорной сидят Тиха и Нискари. На столике две чашки чая и четыре папки. Только никто из них не притронулся ни к чаю, ни к анкетам. Нискари предложили новую постановку, и он не может теперь говорить ни о чем другом. Он рассказывает, рассказывает, а Тиха слушает, и иногда смеется и качает головой. Нискари хмурится, вскакивает, бегает по переговорной, потом садится и заглядывает в ее глаза, убеждает, снова вскакивает и вдруг начинает кружиться в танце. Тиха завороженно смотрит на него, аплодирует, срывает с хвостика розовый бантик и как букет бросает вверх.
  
   Ночь.
   В приемной Дарна одна. Она вытащила дневник и пишет список. Пока он не очень велик: 1. Яичница, 2. Яйца вареные, 3. Бутерброды, 4.Отварная картошка... Дарна думает и решает завтра же записаться на кулинарные курсы.
   А Опунция поднялась в сад. Серые камни затянуты зеленым мхом, травою закрыто основание каменного фонарика, ветки ивы занавесью спускаются к воде. Что скрывает ива? Что закрыл мох? Какая тайна прячется в маленьком саду, спрятанном над большим городом? Опунция улыбается и сметает сор с деревянных мостков. А ветер-шалун сорвал свиток с ворот и спрятал его в камыши.
   Жемчужина понимания
   Таится на дне морском
   Где ты, ныряльщик мой смелый?
  
  
   День Седьмой.
  
   Дарна заскочила в кабинет и замерла: все шторы распахнуты, насыщенный и резкий запах кофе заполнил светлое помещение, а во вращающемся кресле сидит владелица агентства.
   - Дарна! Слушай, я сегодня подумала и решила, - Дарна судорожно сглатывает, а Аэиа, не глядя на секретаршу, лезет выдвигать ящики письменного стола, - ну где же мои сигареты?! Так вот, я подумала и решила, что мы стоим на месте!
   Дарна мысленно застонала.
   - Да, принеси мне все дела, нужно на них посмотреть свежим взглядом!
   Дарна прошла в себе и щелкнула по хрустальным шарам. "Человек". Этой фразы хватило, чтобы замерло все агентство. Человек - самый слабый, самый глупый, и самый непредсказуемый из всех образов Аэиа. Если метаморф становилась человеком - жди потрясений: увольнения старых сотрудников, внезапных повышений, открытия новых направлений или же скоропалительной влюбленности Аэиа. Предсказать, как поведет себя хозяйка агентства, будучи человеком, не мог ни один пророк.
   - И кофе захвати! - раздалось из кабинета.
   - Ну, кто тут у нас? - Аэиа пододвинула к себе папки, - толстяк-эльф, сутулый Повелитель, гном-моряк и балерун.
   - Еще его мама, ваша Лола, и корреспондент. И дочка Императора. Это из срочных, - дополнила Дарна.
   - Много, слишком много, - морщится Аэиа, - хорошо было деду: подобрал в другом мире вместе с женихом сиротку, пообтесал ее, и вуаля... держите ваше судьбу! А теперь? Пока подберешь, пока убедишь обоих в том, что именно это их счастье, пока подпихнешь навстречу друг другу, семь потов сойдет!
   Аэиа перебирает досье, читает, теребит нос, отхлебывает кофе и бубнит:
   - Повелитель в седьмом поколении, требования к жене... может ему троллину подсунуть? Тролли сильны, саблей не убьешь.
   - Зато яды на них действуют.
   - Мда, а вот гном, может ему какую-нибудь библиотечную гномку? Будет ему книжки про море подбирать. Нискари, ну с Нискари проблем не будет. Я думаю, Тиха ему подберет что-нибудь. Хотя,... Дарна, а тебе не показалась, что Тиха изменилась?
   - Вроде да, - тянет дроу, - но, я не присматривалась.
   - Надо посмотреть. Так, средний балл за время обучения... Это что такое? - Аэиа рассматривает папочку внимательнее, - а, это инкуб. Обучение. Средний балл. Балл. Точно! Дарна! Объяви всем - завтра будет бал! Явка всем строго обязательна, иначе увольнение или расторжение контракта по причине невыполнения условий агентства.
   - И этого, репортера тоже звать?
   - И его, мы на него юриста напустим.
  
   Новость о бале разлетелась по зданию мгновенно. Дамы метались по Академии.
   Кто-то, самый практичный, побежал на уроки домоводства.
   - Скажите, пожалуйста, а какое платье будет выгоднее шить?
   - Дамы, самый выгодный вариант, это мини, но он выгоден, только если вы совершенно уверены в своих ножках. Но, еще более рациональный вариант - это разрез, вы собственно можете просто перешить уже имеющееся платьице, вот, например, смотрите, на это. Берем платье и отрезаем воротничок, вот так, и делаем небольшой вырез на спинке, вот так. И маленький разрез сзади, от линии роста хвоста и до пола, вот так. И рукавчики разрезаем, вот так. Это гораздо, гораздо практичнее. А вот если у вас есть хорошие драгоценности, то разрез стоит сделать впереди, вот так.
  
   Другие, более легкомысленные, бежали на уроки соблазнения.
   - Климент Ваарламыч, а что самое соблазнительное?
   - Сложно сказать. Вот допустим ватрушки. Соблазнительно? Весьма. Но устоять можно. А вот кусочек говядинки, запеченной по старинному рецепту с семью травами, в хлебе, и поданный с соусом из черешни с белыми грибами..... А к нему соте из цветной капусты... Вот где соблазн! Вот где искушение! Там, на балу, не знай, что на стол поставят, и вы свое выставите, и как мужчинка вилочку-то потянет, так его сразу и соблазняйте, соблазняйте!
  
   Опытные дамы побежали в бассейн. Мэтр Шиш был безжалостно выставлен из помещения, впрочем, как и все мужчины. Растерянный Шиш и взволнованный гном замерли у плотно закрытых дверей, из которых вырывался пар, наполненный ароматом разогретых березовых листьев, и доносился женский визг.
   - Не хулиганьте! Использование ароматических масел в помещении бассейна строго запрещено! Не разводите костры! Не пользуйтесь несертифицированными вениками! - кричит в щелочку мэтр Шиш.
   Трибидоус отталкивает Шиша и сам кричит:
   - Ниечка! У тебя все хорошо? Нииечка, ты как себя чувствуешь?
  
   Впрочем, и мужчины готовились к балу.
   НахНафыч проводит семинар.
   - Вы кто!? - кричит он
   - Мужики, - отвечают ему.
   - Не слышу! Что за блеяние?
   - Мужики!
   - Громче!
   - МУЖИКИ!
   - Чей мир?
   - Наш мир!
   - Громче!
   - НАШ МИР!
   - Кто хозяин этого мира?! Кто хозяин жизни?!
   - Я! Я! Я!
   - Молодцы! А теперь с этим правильным настроем повторяем за мной: " Разрешите вас пригласить на танец!"
  
   А некоторые внимательно слушают мадам О'Блуа. Та, раскрасневшаяся от мужского внимания и капельки рома, вдохновенно вещает:
   - Когда говорят, что женщины лживы - не верьте, это клевета. Женщины - правдивейшие и искреннейшие создания. Все дело в том, что мужчины и женщины обращают внимание на совершенно разные вещи. Мужчины мыслят общо, они охватывают своим взглядом сразу все, - мадам поправляет прическу, проводит рукой вдоль затянутого в корсет тела и слега отставляет ножку, - а для женщины, для женщины важнее детали! Вот, например, пословица: 'Мужчина должен быть немного красивее обезьяны'. Мужчина смотрит на обезьяну, дает ей банан и успокаивается, он - не она. Для женщины же важнее детали, а именно, что мужчина все же должен быть красивее этого зверя. Или еще пословица: 'Мужчина должен быть могуч, вонюч и волосат'. Мужчина смотрит на себя в зеркало, нюхает себя под мышками и успокаивается. Он вонюч и волосат - значит и могуч. Для женщины эта пословица значит совсем другое. Мужчина могуч - значит, могущественен, ну тут вы все такие, потому как воспользоваться услугами 'Единственной' обыкновенный мужчина не может. Когда речь идет о вонюч, имеется ввиду запах хорошего одеколона, туалетной воды, это духи такие, дорогие, - мадам строго смотрит на слушателей, - или дорогих сигар, или... словом это не запах пота, никогда! Когда речь идет о 'волосат', дамы в основном думают о волосах, и хорошо уложенных волосах на голове, впрочем, укладку можно сделать и на ...
  
   Но самый большой ажиотаж на уроках танцев. Все, кто посещал танцы регулярно, пришли, чтобы еще раз потренироваться. Те, кто посещал уроки иногда, пришли, чтобы разучить хотя бы пару танцев. Те, кто никогда не был у маэстро, пришли, чтобы наконец-то освоить эту хитрую науку и блистать на завтрашнем балу.
   Маэстро Ломбус нервничал, кричал, махал руками и вот, наконец, выстроил всех присутствующих вдоль стен зала.
   - Бал, бал! Хороший бал готовится лет десять, а не день! Бал это не наряды и не еда, это танцы, а что будет на этом, с позволения сказать, балу? Топтанцы-обжиманцы! Кривлянье и прыжки! Хотя, может быть, вам всем и повезет, и вы увидите хоть один приличный танец. Танец это ведь полет души! Это стихи, читаемые телом. Спинку! Все держим спинку! И смотрите, показываю вам ранго. Может хоть кто-то что-то поймет и увидит. Ранго, это танец - встреча, это танец - разговор, танец- судьба!
   Маэстро Ломбус выходит на середину зала. Медленно вступает музыка. Звуки нарастают, звуки заставляют ждать и тревожно всматриваться. Ломбус сурово обводит взором зал, его глаза задерживаются на даме во втором ряду, он вздрагивает и делает шаг навстречу. Она тоже идет к нему.
   Глаза в глаза, расстояние между танцорами все меньше.
   - Маги?
   - Ломбус?
   - Маги, это ты?
   - Это я Ломбусик! Я!
   Маэстро делает грациозный шаг назад, но демоница делает не менее грациозные три шага вперед и решительно опускает свою руку на его талию.
   - Маги, ты знаешь, мы так давно не виделись, - сильф изящно разворачивается и, совершив несколько пируэтов, оказывается в нескольких шагах от Маги. Та легко сокращает расстояние, легко тянет маэстро за руку на себя, так, что тот, повертевшись, оказывается в ее объятиях.
   - Да уж, дорогой! - несколько шагов вперед, и маэстро почти лежит над полом, удерживаемый лишь хвостом Маги. Ломбус красиво опирается о паркет правой рукой и выверенными движениями отползает подальше от выбивающих дробь копыт.
   - А как некрасиво мы расстались! - Маги подхватывает Ломбуса за левую ногу и тянет на себя, тот скользит по полу, сворачивается змеей и вспархивает вверх настоящей бабочкой, - я так ждала тебя, милый!
   Маэстро весь полет и порыв, часть зала ахает от восторга, другая часть от ужаса, ведь то, что проделывает Ломбус в опасной близости от острых рожек демоницы, можно увидеть лишь на выступлениях малакийских акробатов.
   - А ты все не приходил и не приходил, - маэстро снова на полу, теперь во власти Маги его правая нога.
   - А ведь я так и не успела тебе сказать, - Ломбус снова в руках партнерши, - у нас с тобой сын!
   Маэстро пластично перегнулся в руках Маги и даже артистично перестал дышать. Зал взорвался аплодисментами.
  
   А в переговорной Нискари рассеянно просматривает досье. 'Барды', 'Танцовщицы' 'Невинные танцовщицы стриптиза' и 'Комедиантки'.
   - Что это?
   - Творческие личности, они понимают искусство, - мягко объясняет Тиха.
   Нискари листает, всматривается в лица, хмыкает, брезгливо отодвинув в сторону одну из папок.
   - А почему сегодня в агентстве такая суета? - задумчиво спрашивает он.
   - Так завтра бал. А вы пойдете?
   - Нет, конечно, у меня репетиция.
   - Жаль, - ушки Тихи печально опускаются, - но ведь Аэиа грозилась расторгнуть контракт с теми клиентами, что не придут на бал?
   - Пустяки, - отмахивается Нискари, - расторгнет, новый заключу. Ладно, мне пора бежать, завтра досмотрю.
   - Завтра я не приду, завтра бал, - качает головой Тиха.
   Нискари удивленно смотрит на Тиху:
   - Ты что, пойдешь на бал?!
   - Сотрудникам явка обязательна.
   - Глупости, ты еще маленькая, - с недоумением говорит Нискари.
   - Я большая и самостоятельная, - улыбается Тиха, - к тому же у агентства много клиентов, которые капризничают и никак не могут выбрать невесту. Аэиа надеется, что им подойдет кто-то из работников.
   - Какие такие клиенты? - раздражается демон.
   - Эльф, гном и темный Повелитель, только это секрет, - заговорщически шепчет Тиха.
   - Тиха, я против, чтобы ты ходила туда, - почему-то начинает не на шутку злиться Нискари, - все эти темные Повелители, это совершенно неподходящая компания для столь юных девушек!
   Тиха блестит озорными глазками, разводит руками и говорит:
   - Ничего не могу сделать, я уже взрослая и половозрелая тиха, не приду, меня уволят!
   Нискари бьет хвостом об ножку стола. Почему-то представляя, как его взрослую, половозрелую Тиху будет обнимать своими ручищами гном или красавчик-эльф, он начинает впадать в ярость.
  
   Баба Пуня моет полы. Среди суеты и криков, среди пробегающих клиентов и мелькающих метеорами сотрудников она одна спокойствие и рассудительность. И еще трудолюбие. И ей совсем не грустно мыть полы в такой день, ведь кому-то надо подготовить дом к празднику.
   Через швабру Пуни ловко перескочила рыжая девица. Аэиа промчалась дальше, потом остановилась, развернулась и звонко спросила:
   - Опунция, а что вы здесь делаете? Клининговая компания все уберет сегодня и завтра после бала, а у вас выходной, идите домой, готовиться к празднику. Ну, Дарна, я же сказала до всех довести приказ! - и Аэиа убежала.
   А баба Пуня остановилась, убрала швабры в кладовку, переоделась и побежала на выход. Надо срочно посмотреть платье, сделать прическу, маску, маникюр, педикюр, эпиляцию и подобрать украшения. Опунция выскочила из здания и ... вернулась. Пусть наемные уборщики все уберут, пусть они будут внимательны и аккуратны, но есть одно место, куда ей не хотелось пускать посторонних - сад на крыше.
   Солнечные блики играли на поверхности пруда, шелестели под лаской ветра ивовые листья, тихо покачивались лотосы на воде. Троллина смахнула всюду пыль, убрала листья и, взяв специальные грабли, пошла в сад камней. Человек может старательностью и упорством провести борозды ровно, гном может услышать камни и сделать площадку красивой; но только тролль, который сам камень, может уговорить камни, все, и большие и маленькие, лечь правильно. Когда каждый камешек, каждый валун занял свое место, развернулся нужным боком к солнцу, Опунция ушла. А на калитке остался свиток.
   Поставлю в сарай мотыгу.
   Пора готовиться к балу.
   Грязные пятки тереть!
  
  
   День восьмой
  
   Или вечер восьмой? Потому что начинать бал с утра как то не принято, принято начинать его на закате и завершать на рассвете. Но, для бала корпоративного, бала, организованного на работе и во многом принудительного, действуют немного другие правила. Поэтому бал в 'Единственной' начался с того часа, когда прилично было сказать: 'Добрый вечер', а вовсе не на закате.
   Итак, гости съезжались на бал. Сходились, слетались и телепортировались, блистали нарядами, сияли драгоценностями, сверкали улыбками и поднимались по огромной, торжественно укутанной красным ковром лестнице к площадке с зеркалами в золоченых рамах, где гостей встречала прекрасная юная фея и удивительно импозантный, хотя и призрачный господин. Микки дружелюбно обнимал гостя и вручал каждому маску, а Аэиа осыпала входящего волшебной золотистой пыльцой.
   Скажем честно - золотая пыльца, дарующая приподнятое настроение, это единственное, что проявилось у Аэиа от магии фей, даже летать на стрекозиных крылышках у нее не получалось. Но ведь это совсем не обязательно знать посторонним, и желания Аэиа в этом образе выполнялись так же беспрекословно, как и желания настоящей феи. Фея пожелала вручить каждому гостю маску - и вот на челе Повелителя маска зайца, а серьезный гном стал Арлекином.
   - Я имею право! - господин Комр по привычке начал скандалить, и был потрясен тем, что ему вручили маску, осыпали пыльцой и пропустили. Гости поднимались, улыбались, раскланивались и уходили в зал, а гремлин все стоял, вертел в лапках маску и бормотал: 'У меня же приглашение'. Поднявшийся Грыбус получил свою маску, опустил руку на плечо корреспондента и проговорив: 'Этот со мной', пошел в зал. Гремлин вприпрыжку помчался за ним.
   Вот на площадку поднялся сексуальный и томный инкуб, вот прошла взволнованная Опунция, мелькнул в толпе хвостик Тихи, пыхтя, протопал Император. Когда Аэиа уже собралась уходить, на площадку вскочил взволнованный Нискари. Кивок, маска, пыльца и нет его, умчался в зал.
   Ах, бал! Ах, бальный зал, освещенный тысячами светлячков, напоенный ароматами цветов, опасно блестящий натертым паркетом, ах, гости, смущенные и растерянные! Они ищут взглядом знакомых, но их, таких нарядных, да еще и в масках, не узнать сразу. Приглашенные пытаются заняться чем-нибудь привычным и успокаивающим, например, поесть, но летающие подносы с крошечными бутербродиками и напитками быстро взмывают вверх, стоит взять с них хоть что-то.
   - Милые гости, - голос хозяйки бала звонким колокольчиком разнесся над залом, - развлекайтесь, веселитесь, знакомьтесь и флиртуйте. Но! При звуках музыки начинается танец, и тогда все должны танцевать. И танцевать со своим соседом, да, да, невзирая на пол, возраст и расу. Вот такой каприз феи. Правда, во время танца вы можете поменять партнера, например, на приятную партнершу. Танцуют все!
  
   Фея взмахнула рукой, подносы и светлячки поднялись повыше, музыка заиграла, смущенные гости схватили друг друга за бока и закружились в вальсе.
   Кружится в танце Дарна с сестрой. Дарна в пышном розовом платье, она поправляет корсет и раздраженно шипит:
   - Ласия, это бал, а ты в чем пришла?
   - В платье.
   - А цвет?
   - Розовый.
   - Это не розовый, это кошмар, это вырви глаз!
   - Ха, зато меня видно.
   - А длина? Ты думаешь, хоть кто-то смотрит на цвет, когда у тебя видны все ноги.
   - Ну вот, значит, цвет не важен, а длина хороша, с такой длиной танцевать удобно.
   - Хоть бы талию сделала.
   - И сколько я съем, с талией-то? Ходить в гости и не поесть, ты с ума сошла! О, вот и чудная парочка гномов, давай ее разобьём?
   И дамы-дроу решительно подхватывают гномов и кружатся теперь порознь. Гномы так рады избавиться от общества друг друга, что с радостью обхватывают своих новых партнерш. Особенно рад был гном, которому досталась Ласия.
  
  Кружится в танце юноша в маске зайчика. Его партнерша даже в маске притягивает взгляд редкой некрасотой. Наконец она не выдерживает и фыркает:
   - Вам так нравятся мои жаберные щели? Вы просто неприлично на них пялитесь.
   - Извините, - молодой человек смущен. Через некоторое время зайчик не выдерживает и спрашивает, - простите, вы ундина?
   - Нет, я не ундина! - барышня молчит, а потом, сама не понимая почему, начинает объяснять, - моя бабушка была ундиной. Зато меня не утопишь, и избавляться от такого наследства нерационально.
   - Действительно, это было бы крайне неразумно, отказываться от такого, - соглашается партнер, - извините, что спрашиваю, но, может у вас еще есть какое-нибудь полезное наследственное качество?
   - Да сколько угодно! - оживляется она, - вот например кожа - от прабабушки- горгульи. Камень, чистый камень, но при этом легкий и молниеустойчивый.
   - Класс! - оживляется молодой человек, - а еще?
  
  Вальсирует странная парочка: гремлин и тролль, гремлин пытается выяснить что-то у тролля, иногда порывается вырваться и найти себе для танцев кого-нибудь более подходящего, но юрист даже на отдыхе, даже на балу, стоит на страже родной компании. И его рука непреклонно возвращает юркого гремлина в танец.
  
  Вальс кружит голову, вальс дурманит, вальс оттаптывает ноги и не дает сосредоточиться. Вот танцует Опунция. Но с кем? Кажется с орком в шляпе, или может это молодой русал? Вот, как всегда красиво, ведет свою партнершу в танце Нискари, но, бедная мадам О'Блуа, никогда в ее присутствии мужчина не был так рассеян! Что выглядывал демон в танце? Кажется, он искал пушистый хвостик с розовым бантом. Вот мэтр Шиш ведет в танце свою любимую ученицу, русалку Нию.
   Музыка замолкает, танцоры останавливаются. Кто-то с облегчением кланяется и побыстрее отходит друг от друга, а кто-то остается стоять рядом. Ния и Шиш остановились, и вдруг мэтр резко толкает русалку.
   - Ох, извините, привычка, - бормочет он, закладывает руки за спину, от греха, и шустро семенит подальше от места конфуза. Покачнувшуюся русалку ловит гном. На гноме маска Арлекина, зеленый камзол, а борода украшена морскими ракушками.
   - Ниечка, вы не ушиблись?
   - Ой, - радуется Ния, и признается, - а я вас искала!
   - И я искал. Но я нашел! - хвастается гном, и протягивает Ние бокал воды, - вот, а еще бутерброд с икрой. Ния, а.... а давайте вместе с вами откроем общее дело. Вот.
   Рядом с Аэиа стоят Дарна и Микки. Поговорить Аэиа надо, конечно, с Дарной, но скоро будет еще один внезапный танец и присутствие рядом призрака совершенно необходимо.
   - Дарна, а ты видела Тиху?
   - Мелькал хвостик, а вот где она сама?
   - Вот она, - показал рукой Микки на изящную демоницу.
   - О боги, - простонала Аэиа,- ну что я скажу тете Кларе? Какой ужас!
   - Ужас? Почему? - не поняла дроу.
   - Она влюбилась, моя бедная Тиха влюбилась в демона! Тихи - они тоже метаморфы, только такие, неполноценные, - сожаление и совсем немножко презрения звучало в голосе Аэиа, - влюбляются только один раз в жизни и полностью меняются под возлюбленного.
   - Это как, становятся совсем той же расы?
   - Да, меняются полностью. И даже магия проявляется специфическая. И аура и все, только... Только один раз в жизни. И если он в ответ не полюбит ее, то, - Аэиа тихо прошептала, - то на свет появится еще одна Тиха. А не нужная любимому умрет.
   - А если он тоже полюбит?
   - Тогда они будут жить долго и счастливо, сколько там положено жить демонам, и рожать маленьких демонят. Только вряд ли этот спесивый балерун может любить. А там ведь важно искреннее чувство! Ладно, заболтались мы, а у нас бал, - и Аэиа громко объявила, - Танцуют все!
  
   Заиграла музыка. Танец начался. Медленный и торжественный, в отличие от вальса, не требующий особой грации и чувства такта, но в этом танце были Фигуры! И их нужно было знать. Ах, сколько неловких моментов возникло, пока все не разобрались, что пройдя четыре шага, и при этом держась за вытянутые руки, надо остановиться, покружиться, опять остановиться и снова идти. И шаги, они ведь у каждого разные, одни у гнома, совсем другие у эльфа. Зато меняться партнерами в этом танце гораздо удобнее. И разговаривать тоже.
   - Мы будем доставать утонувшие корабли. У меня есть знакомые, которые очень заинтересованы в древесине, такой, хорошо вымоченной древесине. Ния, а вы по специальности кто?
   - Бухгалтер, - Ния сама не знала, почему она так расстроена, почему предложение Трибидоуса ее обидело. Неужели она ждала от гнома других слов?
   - Здорово! У нас будет самая правильная гномья семья! Супруга занимается, так сказать внутренними финансами, а муж - общением с внешним миром. Вы же не против Ния? - гном запнулся и робко посмотрел на русалку.
   - Конечно против! Все утонувшие корабли принадлежат Морскому Владыке, но на самом деле это считается мусором, и он даже приплачивает, чтобы их убрали подальше, особенно если они на коралловых отмелях. Так что общением с подводными обитателями буду заниматься я, я их лучше знаю! - глаза Нии загорелись, гном счастливо разулыбался, и разговор стал ну совсем деловым.
   Но не все довольны танцем.
   Толстяк в маске палача кружится в танце с Аэиа.
   - И за-ради этого похоронного марша я закрыл свой 'Боярышник'? Я-то думал, попляшу, выпью, курочку какую пощупаю, а тут как на приеме у Владычицы!
   - И кто мешает сделать вечер интересным? Эльфийская спесь? - Аэиа насмешливо смотрит на трактирщика.
   - Мне? Спесь? А ну музыканты, заснули вы, что ли, давай плясовую!
   И танец продолжился, почти так же, только гораздо веселее. Теперь танцоры не шли чинным шагом, а бежали вприпрыжку, теперь быстро кружили дев, да так что юбки развевались.
   Гремлин подпрыгивает и, задыхаясь, верещит:
   - Повелитель! И эльф! О, и вампира вижу! Какой репортаж!
   - Иск, если будут названы имена или даны намеки, позволяющие определить описываемую особу.
   Гремлин спотыкается, а потом вскрикивает снова:
   - Ой, там рядом Лола, я подойду?
   Но Грыбус поднял Комра за шкирку и аккуратно помахал им вокруг себя - это изображало кружение.
   А Лола не видела репортера, и юриста тоже не видела. Она вела очень интересную беседу с господином Оли. Бухгалтер 'Единственной' был в полумаске и в шляпе с пышным пером, он, смеясь говорил:
   - Черт побери, я самый везучий сукин сын на этом балу, мне досталась такая красотка!
   И, высоко подняв Лолу, кружил ее в танце, так, что она счастливо взвизгивала.
  
  Опунция тоже танцевала с незнакомцем в шляпе с пером. Очень красивым и стройным юношей, наверное, вампиром. Ведь только вампиру хватит сил легко, как пушинку, поднимать троллину и кружить ее. А может и не с вампиром, но со стройным красавчиком точно. Дарна танцует с НахНафычем, тот ворчит и пыхтит, выдержать темп у него не хватает сил, и он даже не очень замечает, как его партнером в танце становится мэтр Шиш. А вот для Нискари этот танец не проблема, он подскакивает, кружит, улыбается, и ищет, ищет глазами маленькую фигурку. Каждый раз, когда он видит упавших танцоров, сердце его замирает от страха, что под кучей малой может быть Тиха. Робкая, тихая, и совершенно не приспособленная для таких шумных и опасных вечеринок.
   Танец закончился, но и бал изменился, бал перестал быть торжественным, чинным и правильным, гости стали смеяться и шутить. И даже петь, и даже сами танцевать. Откуда-то появились столы, но они стали не так уж и интересны, гораздо интереснее оказались конкурсы, игры, и просто флирт.
   Кто смеется, а кто-то ругается:
   - Мэтр Шиш, прекратите толкаться, что вы себе позволяете! - мадам О'Блуа влетает прямо в руки мелкого и плюгавенького человечка. Тот с удивлением смотрит на оказавшийся перед его глазами бюст мадам, сглатывает и представляется слегка осипшим голосом:
   - Император, просто Император.
   Мадам заинтересованно глядит вниз.
   На Нискари налетает танцующая парочка.
   - Мама?
   - Сыночка! - мама слегка пьяна и очень счастлива, - сыночек, а я от тебя ухожу!
   - Что?
   - Как антрерпре... антерпен... тьфу, словом я выхожу замуж, и тебе нужно искать другую маму, то есть, а... ладно! Знакомься - твой старый папа, - и Маги тряхнула слегка помятым маэстро.
   - Здравствуй сынок, - проблеял сильф.
   - А почему старый? - не понял Нискари, да он вообще мало что понял в этом разговоре.
   - А я тебе завтра объясню, а сейчас мы будем танцевать ранго! - и мама с папой умчались.
  
  Нискари поворачивается и сталкивается с очаровательной демоницей. Настоящей, стопроцентной демоницей, с рожками, с копытцами, с умопомрачительной фигуркой. Демоница гордо смотрит на него и вдруг смущенно отводит глаза.
   - Тиха? - неверяще шепчет Нискари, - это ты? Но как?
   Тиха молчит и мучительно краснеет.
   - Ты такая красивая, - демон нежно гладит маленькие рожки, блестящие волосы, невесомо касается гладкой щечки.
   - Я хотела тебе понравиться, - признается Тиха.
   - Ты нравишься, ты очень нравишься, - и Нискари ведет ее в вальсе. И пусть все вокруг танцуют совсем другие танцы, и музыканты играют совсем не то; великий, знаменитый, прославленный Нискари знает, что сейчас вокруг звучит вальс.
   - Тиха, а ты можешь меняться не совсем? Не полностью? - Тиха с удивлением смотрит на демона, - Оставь, пожалуйста, свой хвостик!
   Бал близится к концу, или может к разгару? Опунция натанцевалась так, что у нее заболели ноги, наелась и напилась так, что потянуло в сон. Она устала, голова кружилась, и ей почему-то стало грустно. И Опунция ушла. Тихо-тихо, ни с кем не прощаясь, ушла, и поднялась туда, где ждало ее звездное небо, и пруд со старым карпом, и ива, и цветущие пионы, и сад камней. Морем волновался гравий, бурлил у моховых островов, мелькали перед глазами Пуни гномы, тролли, демоны, ярким безумным цветком вспыхивало платье веселой дроу, шумели в ушах громкие песни эльфа. Но молчал сад, молчали пятнадцать камней, и умолкала суета в душе троллины. Затихла печаль, и грусть, и радость, остались только красота и покой.
   Стройный вампир в широкополой шляпе, тот самый, что танцевал с Пуней весь вечер, по-хозяйски вошел в сад, небрежно бросил шляпу на землю - и вот уже огромный изумрудный дракон скользит по дорожке. Легко проходит по деревянным мосткам, заглядывает в беседку и с удивлением замирает у сада камней. Шестнадцать валунов лежат на песчаном ложе: пятнадцать гранитных, один из аметиста. Дракон восхищенно замирает, бережно подхватывает камень лапами и свечой взмывает вверх.
  
   День Девятый.
  
   Для Аэиа рабочий день опять начался после обеда. Она была вампиром. Впрочем, сегодня в любой личине у нее были бы красные глаза и светобоязнь. Аэиа терла холодными руками ноющие виски и вслушивалась в бубнеж, доносившийся из приемной.
   - Дарна, ну какой бал получился! Ух и натанцевалась! А самогоночка-то у гномов как хороша! - Дарна, у которой болела голова после самогоночки, поморщилась.
   - А этот, призрачный который, слушай, вот на полу танцевала, на столах танцевала, но чтоб на потолке! Здорово! - Дарна вспомнила полет сестры и Микки вверх ногами над головами гостей, и снова промолчала.
   - А мужчинки! Двадцать приглашений на свидание, восемь объяснений в любви и четырнадцать предложений руки и сердца, - все делилась воспоминаниями Ласия. Дарна получила только одно предложение, и то от НахНафыча.
   Ласия заржала:
   - И этот ваш НахНахыч тоже приковылял, представляешь: 'Будьте моей женой' - Дарна, которая утром хотела великодушно забыть о предложении НахНафыча, вдруг обнаружила, что в ней проснулась истинно темноэльфийская мстительность. И дровская злопамятность.
   - Слушай, я чего спросить хотела, ты мне контакты агентства, который праздник организовывал, дай. Мы с пузанчиком решили пожениться на следующей неделе, так что жду тебя к нам в 'Боярышник', на свадьбу.
   - Как на свадьбу? Слушай, это же эльф! Спесивый светлый эльф! - Вместе с мстительностью у Дарны прорезалось чувство расового превосходства.
   - Фигня, что эльф, зато как он танцует рил! А как он дерется! Один, вышел против троих гоблинов! Класс!
   - Не понимаю, не было на балу столько гоблинов. И вообще, он дрался, а ты стояла в сторонке?
   - Не стояла, конечно, я дралась с орками. Да это не на балу было, это мы гулять потом по городу пошли. А какие он коктейли делает! Малиновый сироп, самогоночка и ром ундин. Сказка!
   - Это тоже, когда вы гуляли? - с надеждой спросила Дарна, и вспомнила пару бокальчиков с разноцветным пойлом, которые ей подсунула сестра.
   - Да нет, коктейли на балу пили. Клевый мужик, уж я такого не упущу. Как фингал у пузанчика пройдет, так и поженимся. А не пройдет, все равно поженимся, - Ласия опять заржала и протянула конверт, - А это твоей хозяйке передай, от моего жениха.
   Аэиа перебралась на диван. Под головой лежала папка, ко лбу она прижимала хрустальный шар.
   - Дарна, ты Лолу не видела?
   - Видела, гуляют в парке с Оли. Оли был с утра и сказал, что у него больничный.
   - Орк и орк. Как это банально. А этот, из "Мухи"?
   - Тоже гуляет в парке, но с юристом. Спорят о чем-то.
   Аэиа страдальчески закатила глаза.
   - Может, крови?
   - Куриной, - простонала Аэиа.
   Дарна принесла бокал и поставила на столик поднос с корреспонденцией.
   - Это что? - Аэиа вскрыла верхний конверт, - ааа, от эльфа-трактирщика. Смеется, что женился на своей же работнице. Но чек оплатил.
   В кабинет Аэиа ворвался Император.
   - Волшебница! Богиня! Чародейка! - Император бросился на Аэиа с поцелуями. Аэиа с трудом удерживала его на вытянутых руках, Дарна оттаскивала сзади, но если бы не полная темнота, дезориентировавшая человечка, хозяйке агентства было бы не спастись от лобзаний обезумевшего Императора, - Такой брак, такой брак!
   Император выхватил из-за пазухи чек. Аэиа, разглядев сумму, взвизгнула, ослабила хватку и получила смачный поцелуй в нос.
   - Фрикадельчик, ты где? - послышалось манерное завывание мадам О'Блуа.
   - Бегу, моя рыбонька! Ах! Волшебница!
   Счастливый отец убежал, на бегу попытавшись поцеловать еще и Дарну, но не допрыгнул и ускакал. Аэиа вытерла лицо и вздохнув сказала:
   - Все, бал мы уже окупили.
   - А кто же женился на дочке Императора?
   - Удивишься, но Повелитель, - Аэиа показала Дарне свиток, украшенный множеством печатей, - Пишет, что эта девушка находка: теперь спасители мира при виде его жены откажутся от планов его убийства, красавицы- фаворитки бросят его, потому что так изуродовать себя не в силах, а сам он серьезно продвинулся в выведении породы покушениестойких Повелителей. Поколений этак на пять.
   - Эмм, ну, совет им и любовь.
   - Ага, а нам чек. Так, а это что? Заявление на увольнение от маэстро Ломбуса. Ну, это ненадолго, месяца через три вернется. Чек от Маги.
   - Могла бы быть пощедрее, - заглянула через плечо Дарна.
   - Да ладно, за этого потрепанного махаона? Хоть что-то дала, и то хорошо. Заявление, от Тихи. На увольнение. Это проблема, без Тихи будет трудно. Чек от Нискари. Какой хороший чек. Письмо от Тихи.
   Аэиа села на диван и молча прочла письмо. Она читала, и лицо у нее светлело, если так можно сказать про лицо вампира.
   - Они поженились. Сегодня на рассвете. Тиха пишет, что будет работать у Нискари, импресарио.
   - А не обидят нашу Тиху? Этот шоу бизнес - страшный гадюшник.
   - Ничего, не так уж она и беззащитна. К тому же теперь она настоящий демон, и Тихой-пушистиком будет только для Нискари, ну и может для своих демонят, - Аэиа посмотрела на письмо Тихи, на чек Нискари, на котором было написано еще одно слово: 'Спасибо', и уверенно сказала, - точно, для демонят!
   - Еще заявление, - секретарша подала бумагу, - От Опунции Громдодыр, уборщицы, прошу уволить меня по собственному... Баба Пуня?
   - Приглашение на свадьбу, красивое какое. Бумага рисовая. Ватацуми-но ками Великий Дракон будет рад видеть Вас на своем скромном семейном торжестве... благородная избранница Опунция Громдодыр... служить совком и метлой ... в Небесных чертогах... в третий день месяца гроз...
   - Опунция? - Аэиа выхватывает заявление на увольнение и сличает имена. Дарна бежит к себе и возвращается с договором аренды.
   - Ватацуми-но ками, это же великий дракон! Тот самый дракон, который владеет нашим зданием!
   Аэиа разложила рядом заявление, приглашение и договор. Посмотрела, удивленно покачала головой.
   - Я ему знаешь сколько раз свои услуги предлагала? И дед мой. А он все посмеивался и говорил, что ищет чудо, женщину, которая настоящее сокровище. А мы его не разглядим. Неужели он нашел?
   - Еще письмо.
   - От Нии. Вода, вода... бездна чувств, океан страсти, море любви. Дарна, возьми себе, может какие фразы пригодятся: письма клиенткам писать. Так, а это письмо от Трибидоуса. Они счастливы, приглашают на свадьбу, и чек вложен. Дарна, ты чего смеешься?
   - Да вот подумала, ну ладно, у Тихи будут демонята. А кто родится у гнома и русалки, у светлого эльфа и дроу, у троллегномки и дракона и у этого, Повелителя с его неведоморасной невестой?
   Аэиа задумалась, улыбнулась и радостно сказала:
   - Как кто? Наши клиенты, конечно.
   В "Единственной" тихо. Заканчилась уборка, и о прошедшем празднике ничего не напоминает. Сотрудники обменялись впечатлениями и сплетнями и уже разошлись. А завтра, завтра будет еще один день, и занятия в академии, и поиски кандидаток, и новые клиенты обязательно придут.
   Ночь опускается на город.
   И сад дракона тих и пуст. Плеснул водой карп, качнуло дерево ветвями, прогнал листок по дорожке ветер. И снова затихло все. Сегодня сад один. С сегодняшнего дня дракон больше не одинок.
  
   Эпилог.
  
   Вечер опускается на Перекрестье, вечер раскладывает длинные тени у домов, красит розовым стены и серым облака. Вечер забирает жару, вечер делает запахи ярче, а звуки громче.
   К кому-то он приходит шумным и ярким, например к Нискари. У первого танцовщика Королевского Балагана премьера. Не совсем Премьера, та была месяц назад, для избранных, а самая обычная премьера, на которую пришло множество ценителей искусства, балетоманов и тех, кто просто любит танец. И Нискари танцует. Как он танцует! Он свободнее птицы, он легче мотылька, он гибче ужа. Играет музыка, следует ее движению кордебалет, вспыхивает свет, пленяют красками декорации. И зал ошеломлен, оглушен, очарован. Всем и всеми, а Нискари особенно. Ему крики: "Бис!", ему шквал апплодисментов, ему море цветов. Нискари улыбается, впитывает усталым телом ликование зала, принимает цветы. Букеты, корзины, веники, венки и целые цветочные шпалеры. А с цветами подарки, записки, визитки. Вот только во всем этом море подношений нет главного, того, что делало его счастливым весь этот год, того, что было ему высшей наградой - маленького розового бантика.
   Нискари последний раз кланяется публике и уходит за кулисы, туда, где его ждет такая же восторженная толпа, а может даже и более восторженная, чем в зале. Он снова улыбается, и кивает, и благодарит, но с каждой минутой ему все тяжелее держать на лице пристойное выражение благодарности и удовлетворения. Но, к его счастью, мощная демоница ледоколом рассекает толпу и хватает его в объятья.
   - Мама?!
   - Вот, она просила передать, - на ладони Маги лежат два бантика: розовый и совсем крошечный голубенький.
   Нискари хватает бантики и громко кричит всем:
   - Сын! У меня родился сын!
   Он кричит и обнимает всех, и он счастлив, он по настоящему счастлив, и таким же сумасшедше счастливым он уходит телепортом туда, где ждет его любимая Тиха. А Маги остается и принимает поздравления, и рассказывает очень важные вещи: про вес, про рост, про то, на кого похож, и про то, что скорее всего, ее внук будет демоном огня, как ее дедушка.
  
   Вечер приходит сосредоточенно деловым в контору "Гном у моря". Работа там не замирает, не затихает, нет, она аккуратнейше сворачивается, чтобы завтра утром так же аккуратно развернуться. Вот серьезный гном снимает свои очки, дружески жмет руку такому же серьезному гному-клиенту и приглашает отужинать с ним. Клиент, как положено, благодарит, и, как положено, отказывается. Не принято у приличных гномов навязывать свое общество молодоженам, особенно в пять первых медовых лет. Клиент уходит, а Трибидоус достает из стола маленькую шкатулочку и идет в бухгалтерию, где сидит его красавица-жена, русалка Ния. Замужество пошло ей на пользу. Она немного поправилась и округлилась в самых интересных местах, поменяла стиль одежды, словом, похорошела. Оказалось, что ей очень идет нежно-голубой и дымчато-серый.
   - Дорогая, это тебе, - в шкатулке серьги с большими сапфирами.
   - Трибик, зачем, это ж расход, - шепчет Ния, и щечки ее становятся розовыми.
   - Мы можем себе это позволить, и вообще, у нас сегодня юбилей. Год и пять дней со дня первой встречи!
   Ния вспоминает упавшего в бассейн гнома и смеется, и Трибик смеется и помогает вдеть в ушки сережки. А еще у Нии тоже есть подарок: удивительно редкая раковина, найденная рядом с затонувшим кораблем. Ну может не совсем рядом, и ей пришлось долго ее искать, но это того стоило. Потому что у них сегодня очень круглая дата.
  
   Вечер суетой и шумом приходит в трактир "Под Боярышником". В этом трактире вообще-то всегда шумно и очень весело. В нем никогда не бывает драк, зато часто бывают веселые танцы до утра, в нем редко бранятся, гораздо чаще поют. Сюда часто приходят поэты - почитать свои стихи и барды - попеть. Приходят путешественники, просто поболтать и рассказать свои удивительные истории о далеких мирах и странных обычаях чужих стран. Здесь щедро наливают эль и пенное пиво и темное вино, здесь накладывают большие порции и не морщат нос, когда гости хватают еду с тарелок рукой. Здесь рады любому гостю, любой расы, и пола, лишь бы он был весел и добр. Ну и платежеспособен, конечно. Здесь вообще очень много такого, что никогда не случается в других трактирах. Нельзя только задирать нос и задаваться, нельзя унижать других и унижаться самим - это очень не любят хозяева трактира. Так не любят, что могут и выгнать.
   Но сейчас им некогда- они празднуют годовщину свадьбы. Видите светлого эльфа с небольшим пузиком, который задорно отплясывает рил с дроутессой в длинном синем платье? Это они. Сейчас дотанцуют и побегут к гостям, потому что держать трактир занятие хоть и приятное, но очень хлопотное.
  
   Покоем спускается вечер в сад дракона. Дракон очень богат, и садов у него много, вот и приходится вечеру заглянуть в каждый. Где-то бросить золотые блестки на воду пруда, где-то рассыпать росу на высокие травы, где-то зажечь огоньки в маленьких фонариках. А потом вечер сядет у лунного окна беседки и будет смотреть на двоих, что сосредоточенно выводят кистью на листах бумаги строки. Вечер отрастит себе руки, невидимкой подсядет поближе и будет перебирать свитки. Те что написал ей он:
  
   Тысячи лет ожиданья
   Закончились
   Ауруба цветет.
  
   И те, что написала в ответ она:
  
   Не нужен ключ-свиток
   Открыта калитка
   Ты ждешь?
  
   И его ответ:
  
   Сокровищница дракона
   Получила свой алхамах
   Прекрасна улыбка твоя!
  
   Вечер смеется над двумя чудаками, которые через год после свадьбы пишут друг-другу стихи, подхватывает упавший лепесток и выводит на глади пруда послание недогадливым:
  
   Все пятнадцать камней
   Забыты в саду
   Время любви.
  
   А потом усталый вечер превращается в ночь, но напоследок, совсем-совсем напоследок из любопытства заглядывает в окна "Единственной". И отшатывается от вопля:
   - Дарна! Да что бы я еще когда-нибудь согласилась устраивать счастье ифрита! Нет, ну ты представляешь, найти ему единственную, которая заменит весь его гарем. Из трехсот женщин, двадцати мужчин и четырех обухов!
   - Хм, а кто такие обухи?
  
Оценка: 8.40*32  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на Lit-Era.com  
  LitaWolf "Неземная любовь" (Любовное фэнтези) | | Л.Летняя "Проклятый ректор" (Магический детектив) | | Б.Толорайя "Найти королеву" (ЛитРПГ) | | А.Ардова "Мужчина не моей мечты" (Любовное фэнтези) | | И.Шаман "Реалрпг. Демон разума" (ЛитРПГ) | | Л.Миленина "Полюби меня " (Любовные романы) | | М.Эльденберт "Мятежница" (Приключенческое фэнтези) | | Д.Коуст "Золушка в поисках доминанта. Остаться собой" (Романтическая проза) | | В.Мельникова "Избранная Иштар" (Любовное фэнтези) | | А.Респов "Эскул. Небытие" (ЛитРПГ) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Атрион. Влюблен и опасен" Е.Шепельский "Пропаданец" Е.Сафонова "Риджийский гамбит. Интегрировать свет" В.Карелова "Академия Истины" С.Бакшеев "Композитор" А.Медведева "Как не везет попаданкам!" Н.Сапункова "Невеста без места" И.Котова "Королевская кровь. Медвежье солнце"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"