Столтидис Сергей Анестисович: другие произведения.

Снова в пути (Начало пути, часть 2, 3,4 главы)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:


   Снова в пути.
  
  
   Глава Ш
   Связи и развязки.
  

В любви всегда есть немного безумия. Но и в безумии всегда

есть немного разума.

(Ф.Ницше "Так говорил Заратустра", глава "О чтении и письме")

  
  
   С той знаменательной встречи минуло четыре дня. Конечно, Александру я рассказал о победе ещё в субботу, правда, предупредив, что придется немного бесплатно поработать на местное отделение милиции. Александр был так обрадован успехом, что упоминание о ментах он воспринял, как очевидную маленькую временную неприятность.
   Однако мне многое пришлось пересмотреть и перестроить, и в первую очередь выделить себе свободное время. Решилось всё довольно легко поскольку в моих помощниках ходил Александр. Кроме того на фирме появились деньги, которые позволили нанять трех курьеров и постоянного бухгалтера.
   С меня сразу свалились заботы по зарплате, я освободился от квартальных поездок по фондам, а также высвободилось время от ненужного администрирования. Менеджеры творили и планировали самостоятельно - вводили данные и проверяли окончательные расчеты, а курьеры развозили выполненные работы по клиентам. Александру приходилось лишь координировать потоки и определять графики работ.
   Единственной моей привилегией и каторгой одновременно, остались расчеты премий. Но и здесь я быстро нашел выход. Удалось рассчитать производительность программы, не размножая её на копии, которая позволила определить предельное число клиентов, которых фирма могла обслужить. Исходя из этого, каждому сотруднику была определена равная с другими начальная зарплата и количество постоянных клиентов на его душу. С каждого вновь приведенного клиента, сверх положенного, начислялась премия. Однако премии в сумме, не должны были превышать двух первоначальных окладов дополнительно.
   Такое положение устроило всех, потому что заработки каждого, даже при пятидесяти процентной загруженности фирмы, составляли очень приличные суммы, сравнимые с высоким европейским уровнем.
   На решение перечисленных вопросов и ушли четыре дня, а в пятницу я занялся ментовским имиджем.
   Базой для подготовки новой программы стали сведения, полученные нелегально за месяцы постоянных наблюдений за работой отделения. Конечно, особую ценность представляли планерки, которые зачастую проходили бестолково и поэтому неплодотворно.
   За пятницу я сумел набросать в черне только план мероприятий по реконструкции отдела милиции. Субботу пришлось посвятить оборудованию, необходимого для функционирования отдела в новом режиме. Выходило здорово, и в воскресенье я доработал план оперативных мероприятий по самым напряженным точкам района, включая видеонаблюдение с операторского пункта. Из-за моей работы я, чуть не поссорился с Иркой, которая одна ни в какую не хотела идти и ехать по магазинам.
   В понедельник из офиса я позвонил начальнику отделения милиции и подтвердил, что во вторник готов явиться пред его светлые очи, чтобы изложить и обсудить намеченные планы. Владимир Михайлович с энтузиазмом воспринял мои слова, но я понимал, что его энтузиазм исчезнет, когда он услышит об объеме и размахе будущих переделок. Поэтому в понедельник же я несколько скорректировал свой план, в сторону уменьшения предстоящих работ.
   Во вторник, в десять ноль ноль, Владимир Михайлович принял меня у себя в кабинете, где внимательно выслушал мои предложения. В самом начале моего доклада, его брови поползли вверх, где и пребывали продолжительное время. Но к концу моего рассказа, они опустились вниз и сошлись на переносице. Начальник хмурился и казался недовольным. Я всё это подмечал и, конечно, был готов к такой реакции милицейского руководства. Но в "рукаве" у меня оставались сильные козыри, которые могли убедить любого самого жадного, бедного и тупого.
   Закончив излагать, я сделал паузу, чтобы выслушать мнение потенциального заказчика.
   Владимир Михайлович посмотрел на меня с каким-то сожалением и заговорил:
   - Никита, всё, что вы наметили скорее всего будет работать. Особенно мне понравилась мысль об операционном центре и видеонаблюдении в горячих точках. Однако мне кажется, что осуществить ваши планы не представляется возможным. Объясню почему, во-первых, переоборудование отдела необходимо согласовать с районом и городом. А я знаю, что это обречено на провал, потому что долгое время отделение не сможет нормально функционировать и на складах, даже города, перечисленного вами оборудования нет. Денег на такую перестройку, тоже нет...
   - Владимир Михайлович, - перебил его я, - мне с самого начала были известны ваши возражения и сложности, подстерегающие всё новое и нестандартное в наших государственных учреждениях. Но, во-первых, график работ составлен таким образом, что каждый из отделов, лишь в течение двух дней испытает некоторые неудобства. Основной ремонтно-строительный цикл займет неделю, а на обеспечение оборудованием и техническое подключение потребуется ещё один рабочий день. Конечно, чтобы обучить персонал дежурных пользоваться новой системой наблюдения и связи потребуется ещё какое-то время. Однако все неудобства и усилия окупятся сторицей, когда ваше отделение начнет пользоваться всем этим.
   - Никита, дорогой, но никто не станет с нами разговаривать, потому что сразу же встанет вопрос о финансировании! - воскликнул начальник.
   - Как, разве я не сказал, что все расходы по производству работ и поставок оборудования, беру на себя. Вам останется только согласовать с начальством смету работ и утвердить проект в целом.
   - Вы серьёзно? - не поверил Владимир Михайлович.
   - Да. Вот смета строительно-ремонтных работ, а вот итоговая сумма затрат на оборудование. Цифры солидные и ими не шутят!
   Начальник отделения ошеломленно смотрел на меня и молчал. Затем, проговорил:
   - Вы знаете, честно, я думал, что вы подарите нашему отделению несколько списанных компьютеров, на чем и закончится ваша помощь.
   Я удивленно поднял брови, изображая непонимание, хотя Александр советовал мне именно этим и обойтись, и ответил:
   - Конечно, такое решение было бы самым простым, но мы с вами, если помните, говорили о престиже и имидже милиции нашего муниципального округа. К тому же, разве вам лично будет хуже, если отделение, вверенное в ваши руки, станет числиться в передовых.
   - Нет, конечно, нет, - воскликнул Владимир Михайлович, - просто я не ожидал, что вы так серьёзно отнесетесь к нашим проблемам.
   - Значит, решено. Я оставляю вам мои расчеты, и вы начинаете согласовывать с начальством данный проект. Как только все согласования будут подписаны и утверждены на необходимом уровне, вы мне позвоните. А сейчас, извините, мне следует бежать по делам своей фирмы.
   Мы распрощались, и я вышел на улицу. Настроение было приподнятым, потому что я предвидел подводные камни, которые поджидали полковника на отрезке согласование-утверждение. Прекрасно понимая, что "бодяга" затянется на месяцы, в моей голове зрел план на получение фронта таких работ в масштабах города. В данный момент пока никто не был готов освоить предстоящие строительные и технические объемы, но ко времени их реализации на практике, я твердо знал, что к ним сумеет подготовиться только моя фирма.
   Из такой ситуации выстраивались связи иного уровня и порядка, которые сулили блестящие перспективы для нового вида деятельности. К тому же впереди меня ожидала встреча в муниципалитете, которой я решил придать коммерческое звучание. Однако перед этим следовало встретиться с Рустамовым, чтобы заручиться его безусловной поддержкой. Но, чтобы предлагать, требовалось, как следует подготовиться и не только теоретически.
   Поэтому пришлось вновь сесть за разработку программы, а также за создание своего первого технического изобретения, на основе технологий, значительно опережающих современные. Правда, для этого мне пришлось детально ознакомиться с уже имеющимися. Действовал по шаблону. Накупил самых современных плат, процессоров, жестких дисков, видеокарт, мультимедийных штучек. Не забыл и о переносных информационных накопителях. Раздобыл самые последние версии программ и приложений.
   На изучение и осмысливание всего этого я потратил неделю. Микронные технологии покорились мне через два дня. Вслед за этим, я приступил к самостоятельным разработкам технологий, недоступным станкам и механизмам двадцать первого века. Занялся био и генной инженерией.
   Пришлось создавать специальные программы по роботехнике, которые в дальнейшем бы послужили основой для работы новейших биомеханизмов в различных областях промышленности. На основе своего мозга, удалось вырастить подобие искусственного мозга с центральными узлами, отвечающими за его функционирование и воспринимающие разработанные программные продукты. Но, самое главное, удалось ликвидировать узкие места современных компьютеров. У моего изобретения оперативная память работала в том же режиме, что и архивная, и могла увеличиваться до тысяч гигабайт.
   В общем, к моменту предстоящих переговоров, в моих руках уже находился экспериментальный образец универсального строительного прибора. Работал он на принципе энергетических полей, которые формировали, лепили, рыли и так далее, в соответствии с заданными программами и проектами. В принципе, прибор мог применяться в очень широком диапазоне, но программное обеспечение существовало пока только для строительства.
   Сделать такой же и управлять им, мог только я. Пришлось позаботиться и о защите от несанкционированного проникновения в "мозг". На крайний случай, если кому-нибудь, когда-нибудь и удалось бы преодолеть защиту, существовала команда, которая вела его к физическому разрушению. Впрочем, столь высокоразвитый организм я не собирался применять в строительной технике. Можно было обойтись и организмами более низкого уровня.
   Однако отработка технологий ставилась мной в ряд более отдаленных задач. Сейчас следовало создавать себе помощников, которые в дальнейшем помогали бы мне решать то, что только намечалось сегодня.
   За постижением биоинженерии и созданием "мозга", не заметил, как пролетел месяц. Не заметил, как отдалилась жена. Не замечал укоризненных взглядов дочери и матери. К сожалению, этот месяц отдалил нас с Иркой друг от друга, хотя и не стал причиной разрыва отношений. Я вовремя очнулся, и мир в доме был восстановлен. Однако должен констатировать, супруга никогда не вникала в мою деятельность. Она относилась к ней всегда только, как к источнику дохода семьи, но не более. Ирина не могла себе и представить, что работа мужа, в состоянии отодвинуть её на второй план. И, когда это случилось, она обиделась и не захотела поступиться своими принципами, надеясь, что это сделаю я.
   Но мне было не до её принципов, я просто не заметил Иркиного демарша, поглощенный своими открытиями. Когда же заметил, было поздно. И, несмотря на то, что примирение состоялось, с её стороны осталась настороженность ко мне, граничащая с недоверием. Жена впервые усомнилась, что для мужа она столь же желанна и любима, как раньше. Всё это, в сочетании с её характером, сильно отразилось на доверительности наших отношений и понизило их эмоциональность. Я, конечно, не снимаю вину и с себя, потому что не проявил настойчивости в попытке объясниться и поговорить по душам. Хотя, признаюсь честно, когда я создавал "мозг", всё на время, действительно, перестало для меня существовать. Видимо ничто не дается даром, за всё приходится платить, где деньгами, где чувствами, а, где и жизнями.
   Кстати, когда я вернулся в реальный мир, вспомнил, что за последние полтора месяца ни разу не встретился со своей соседкой. Правда, мой мозг отметил этот факт, походя, как, что-то выпавшее из ежедневного и привычного обихода. Отметил и забыл, потому что новые события стали раскручиваться с невероятной быстротой, простите, скоростью.
  
  
  
   Причиной столь успешного развития событий, стал мой визит к Рустамову, который принял меня по первому звонку. Сам "Шурави" с момента нашей встречи в ресторане ни разу не напомнил о своем существовании. О моем приглашении в гости он, словно забыл.
   Я прекрасно понимал, что никто, и ничто не забыто, потому что знал точно, кого заинтересовал. К сожалению, так и не удалось понять, откуда у друга Вахида Искандеровича, первого заместителя министра "Росспецвооружение", появились сведения обо мне, которые показались смешными и вздорными. Однако сам высокопоставленный чиновник относился к полученной информации со всей серьёзностью. Он был уверен, что я не человек, а инопланетное существо, или "пришелец" из иного мира, может быть, из будущего. Во всяком случае, Константин Константинович, так звали зама, свято уверовал в то, что имеет дело с иноземным разумным. Теперь он хотел, чтобы я, в силу своих возможностей и знаний, одновременно озолотил его и совершил переворот науки и техники в мировом масштабе.
   Я, конечно, не мог не оправдать высокого доверия, оказанного мне таким "большим" человеком, хотя и не собирался ничего переворачивать, во всяком случае, официально.
   Перспективы, которые открывались передо мной, благодаря связям с Рустамовым и его другом, допускали на первых порах возможность дележа с этими людьми. Ибо, в Библии, сам читал, Господь заповедовал нам делиться с людьми, не жадничать и заткнуть свою гордыню в одно из тех мест, откуда она постесняется высунуться.
   Итак, в назначенное время я прибыл по адресу, который мне был продиктован, и чистосердечно рассказал о намерениях, навеянных предстоящим визитом в муниципалитет. Показал проект и прибор, вкратце объяснил его принцип действия и возможности.
   Вахид Искандерович заволновался и спросил:
   - И эта штука работает?
   - Конечно, работает! - подтвердил я.
   - Вы, Никита, можете смело идти и предлагать свою идею, я вас поддержу.
   - Вахид Искандерович, а можно сослаться на вас, как на своего компаньона, имеющего в активе процентов...
   - Двадцать, - подсказал Рустамов.
   - Вот именно, двадцать. Кстати, а, сколько предложить муниципалитету?
   - Не больше моего.
   - Хорошо, я начну предложение с десяти,... кстати, что с моим предложением заглянуть ко мне в гости?
   - Не сейчас, Никита, скорее всего, после Нового года, договорились.
   - Хозяин-барин, - с деланной обидой проговорил я.
   - Ай, яй, яй, - не надо, не переигрывай. Поверь, я очень занят.
   На том и расстались.
   В тот же день я созвонился с Алексеем Вадимовичем и пояснил, что обещанное предложение готово, поэтому необходимо встретиться и переговорить. На том конце провода не стали ломать комедию, делая вид, что не помнят. Первый зам соорентировался мгновенно и ответил, что сегодня, к сожалению, не имеет даже пяти минут свободного времени, а завтра с утра, скажем, часам к одиннадцати, готов встретиться со мной.
   - Часа для изложения ваших предложений, достаточно?
   - Да, вполне, - обрадовался я.
   - Отлично, до завтра, - сказал зам, и повесил трубку.
  
  
  
   Ровно в одиннадцать мы встретились у Алексея Вадимовича в кабинете. Минут пять разговор шёл ни о чем, а, затем, плавно перетёк в деловое русло. Я раскрыл проект, который составил по образу и подобию одного из тех, который мы рассчитывали в офисе.
   Объяснил, что это подземный кооперативный гараж на триста машиномест, которых уже много понастроено в Москве. Однако их катастрофически не хватает в районах со старой застройкой. Причин несколько, но основная, - это дороговизна строительства, из-за перенасыщенности города подземными коммуникациями на многие метры вглубь. Зам. согласно кивнул.
   -Но, - заметил я, выкладывая прибор, похожий на ноутбук, - это облегчит строительство подземных гаражей, да и подземных сооружений, в целом. Мало того, такое устройство позволит удешевить строительство на порядок, а то и более. Сроки строительства минимальны. Поскольку наш район числится в ряду тех, где подземные гаражи строить не выгодно, предлагаю провести эксперимент у нас, организовав фирму-учредителя, отвечающую за строительство и эксплуатацию здания и оборудования. На согласования проекта и строительство привлечь деньги будущих владельцев гаражей. Проектная цена одного машиноместа в таком здании, составит четыре тысячи условных единиц.
   Алексей Вадимович ещё раз внимательно присмотрелся к проекту, задал несколько вопросов, касающихся условий строительства, но в конце спросил:
   - А кто станет учредителями фирмы?
   - Ваш покорный слуга, Рустамов и муниципалитет, точнее та структура, которая устроит его руководителей.
   - И какой процент участия вы предполагаете выделить нам?
   - Ну, с учетом общего патронажа, но бесплатного участия в строительстве, доля района может составить процентов десять.
   - Двадцать...
   - Я боюсь обидеть тех, кто вложит свои реальные деньги. Давайте остановимся на пятнадцати.
   Подумав немного, Алексей Вадимович, сказал:
   - Надеюсь, это будет не единственное подземное сооружение такого порядка?
   - Конечно, кто же останавливается на достигнутом! Нужен пример, который подтвердит обоснованность наших претензий на лидерство в данном виде строительства.
   - Хорошо, в принципе, я за, но сами понимаете, что такое начинание необходимо согласовать с главой управы и всеми муниципальными органами.
   - Готов предстать и доложить всем ещё раз о целях проекта и его осуществлении, а также продемонстрировать работу устройства и его возможности.
   - Отлично, подождите в приемной, а я пройду к Голове и согласую время и день общей сходки.
   Ждать пришлось недолго. Через десять минут Алексей Вадимович приоткрыл дверь кабинета Головы и пригласил меня зайти внутрь. Муниципальный голова сидел и рассматривал проект, раскачиваясь на кресле. Я пожелал ему доброго дня. Хозяин кабинета, Георгий Виленович Бакатин, так значилось на дверной табличке, оторвал взгляд от проекта и ответил:
   - Добрый, добрый, уважаемый, Никита. Я ухватил суть предложения, но не понимаю, почему занижена доля нашего участия в столь грандиозном деле?
   - Вовсе не занижена. Доля вашего участия определена прагматично, поскольку муниципалитет не вкладывает ни копейки в это строительство, он не владеет недрами и подземными коммуникациями, он не является разработчиком и проектировщиком данного сооружения, даже идеи его создания. Пятнадцати процентное долевое участие, - это, если хотите, плата за "крышу", которую вы предоставите для строительства. Вы, наверно, наслышаны, что "крыши" обычно стоят десять процентов. И то, при условии, если "крыша" прикрывает криминальный или полукриминальный бизнес.
   У нас с вами криминала не предвидится. И за соблюдением законности предоставляется бдеть вам, за что и предлагается доля в размере пятнадцати процентов. К тому же, приняв в городе такой метод строительства, московское правительство обяжет остальные муниципалитеты и округа, предоставлять площади под застройку бесплатно.
   - Убедительно, а, Алексей Вадимович? - воскликнул Бакатин, быстро усвоив, что кочевряжиться не стоит.
   - Очень, а главное, доходчиво, - усмехаясь, подтвердил заместитель.
   - Тогда на завтра назначай общий сход. Рустамов будет присутствовать?
   - Мы не оговаривали с ним испытаний прибора, потому что не знали вашего ответа. Но вы можете позвонить ему и выяснить его планы на завтра.
   - Правильно, Рустамову я позвоню сам. Думаю, он найдет время, чтобы увидеть, как работает ваше устройство.
   Распрощавшись и обменявшись телефонами, я, наконец-то, покинул районную управу. В офис идти не хотелось. К сожалению, на дворе уже был декабрь, крепко морозило. Поэтому я решил съездить в центр и перекусить где-нибудь в уютном местечке. Позвонив Александру, доложился, что встреча в управе закончилась, и мне надо перекусить. Если, кто будет спрашивать, сказал я ему, пусть звонят на "мобильник"
   Сидя в машине, новом "Гранд Чероки", купленным на имя фирмы, единственным учредителем которой был я, мне пришлось решать, а куда бы поехать, чтобы оторваться по полной. Уютных мест в центре знал немного, одно из таких находилось в гостинице "Белград", другое на старом Арбате. Правда, в заведение на Арбате пришлось бы идти пешком, поэтому мой выбор пал на "Белград", где находился небольшой греческий ресторанчик. Там очень вкусно готовили сувлаки, или шашлыки, делали настоящие салаты "хорьятико", то есть, деревенские. А от воспоминаний о "бризоле", большом куске хорошо прожаренного мяса на кости, у меня начинали течь слюнки. К тому же кофе там подавали, как положено, черный, крепкий, горячий, со стаканом ледяной воды.
   Конечно, я мог туда просто переместиться, а не пересекать почти половину города на машине, застревая в пробках, которые даже в это время суток образовывались на некоторых узких улицах Москвы. Однако мне было в кайф появиться перед своими знакомыми на дорогой представительной машине. То, что я обязательно в этот час встречу там знакомых, было гарантировано.
   "Уж, ежли, что решил, я так выпью, обязательно", убежденно произнес я и включил движок авто. Джип удовлетворенно заурчал, призывая меня ехать. Врубив коробку-автомат, я плавно повёл рулевым колесом, и внедорожник сдвинулся с места. Не прошло и пятнадцати минут, как я оказался на Садовом, двигаясь в сторону Смоленской площади. В этот послеполуденный час нам с Джипом повезло, потому что дороги оказались полупустыми. Благодаря такому везению, до гостиницы удалось добраться за полчаса, однако припарковаться оказалось проблемой. Та площадка, куда я подъезжал раньше на своей "мицубиськи", оказалась огороженной стоянкой для служебных машин персонала гостиницы. Пришлось парковаться с другой стороны на узенькой дорожке, чуть ли не за гостиницей.
   Кайф немного подломился, но я продолжал надеяться, что сегодняшний день внесет в мою жизненную карусель немного праздника. Но ещё в вестибюле почувствовал, что если я сейчас войду в ресторан, день будет испорчен. Однако упрямство взяло верх и со словами "уж, ежли, что решил...", я переступил порог едальни.
   Первое, что бросилось в глаза, была пара, сидевшая за столиком, пьющая кофе. Мужчина, ещё не старый, но уже с сединой на висках и, сидевшая спиной ко мне женщина с модной прической и в строгом деловом брючном костюме. Причем, мужчина был хорошо знаком мне. Им оказался друг Рустамова, заместитель министра "Росспецвооружение", Константин Константинович.
   Первым моё появление в ресторане заметил приятель Вахида, потому что сидел лицом к выходу. Он резко прервал разговор и откровенно уставился на меня, чем вызвал интерес своей собеседницы, которая повернула голову, проследив за его направленным взглядом. Когда она обернулась, стало понятно, кого мне её фигура напоминала...
   Да, мою соседку, Елену. За столиком сидела именно она. И сразу всё стало на свои места. Вот кто оказался информатором своего руководства. Конечно, только она наблюдала мои исчезновения вне куда, и проявления ниоткуда. А поскольку Елена, по всей видимости, хорошо училась на юрфаке и, скорее всего, придерживалась материалистических взглядов, то сразу же сообразила, что я не чёртик из кубышки и не джин из лампы. А дальше последовали предсказуемые шаги женщины, которой не объяснили, почему же так может происходить. Встречая меня в подъезде или на лестничной площадке этажа, она всякий раз сгорала от любопытства, но не решалась заговорить первой. Я же не собирался объясняться, принимая её, как она думала, за дурочку.
   В конце концов, женщина решила с кем-нибудь поделиться информацией. С кем? С тем, кого она считала умным и способным понять её и объяснить ей, свидетелем чего она стала. Вот он, этот умный и понимающий, который объяснил ей, что мне на глаза лучше не попадаться и молчать, чтобы остальные не приняли за ненормальную.
   "Умная, а дура, - подумал я спокойно, - как любая баба. Надо было стереть тебе воспоминания о дороге того дня. Пожалел, даже стал уважать за сдержанность. А ты оказалась самой, что ни на есть, обычной бабой. И имей ты, хоть три верхних образования, все равно, останешься заурядной бабой. Симпатичной, стройной, образованной, но заурядной".
   Пока я её клял втихую, Елена нашла силы первой приветственно кивнуть головой. Я заметил её напряжение, волнение и растерянность. Я сам растерялся, и ответный кивок получился рефлекторным. На её спутника я пялиться не стал, потому что, вроде, как и не был знаком с ним. Больше, не обращая внимания на них, я прошёл к столику у окна и сел, нарочито, спиной к ним.
   Постарался успокоиться, читая меню холодных закусок и горячих блюд, а самого, так и подмывало закинуть им на столик "око" и послушать, о чем они говорят. А, если бы они молчали, то просто посмотреть на их рожи.
   "Хотя, рассуждая логически, - успокаиваясь, подумал я, - ничего плохого ни тот, ни другая мне ещё не сделали. Скорее наоборот, один вовремя позвонил другу, другая вовремя рассказала руководству. Конечно, жить с перспективой, что кто-то знает о тебе больше, чем положено, неудобно, беспокойно. В тоже время, в такой ситуации есть интрига, которая стимулирует и поддерживает интерес к жизни.
   Я почувствовал, что они собираются уходить.
   "Да, ребята, вы правы, так будет спокойнее, - мысленно похвалил я их. - Дайте мне насладиться местной кухней, а то под вашими косыми взглядами, у меня кусок в горле может застрять. Попили кофе и валите. Пока я вас не трону, но зарываться не советую. Поэтому держите язык за зубами. Рустамов, - это последний, кто знает обо мне больше, чем следует. И то временно, пока он мне нужен. Вас я тоже не стану долго мучить, ещё месяц-два, а, затем, придется лишить вас информации, которая не принесет вам радости и богатства".
   Они направились к выходу, а мне принесли заказ. Уже в дверях Елена обернулась и посмотрела на меня. Я почувствовал её взгляд каждой клеточкой и подумал:
   "Интересно, а теперь она догадывается, что тогда в ванной глюков у неё не было?"
   Усмехнувшись своим мыслям, я принялся за трапезу. На десерт я заказал кофе и пачку "Мальборо", потому что решил выкурить сигаретку, которая для моего здоровья была теперь безвредна. К десерту подтянулись и знакомые, узнали, обрадовались, потекли разговоры. Но кайфа я не испытал, обломался на парочке. Почувствовав это, я сослался на деловую встречу и покинул приятелей, пообещав чаще заглядывать сюда.
   Уже в машине затрезвонил мобильник, - это Алексей Вадимович предупреждал меня, что сход с последующей демонстрацией устройства, начнется завтра в четырнадцать ноль ноль. Пообещав не опаздывать, я завел своих триста лошадей и выехал в сторону Кутузовского проспекта.
   Но весь оставшийся день я был, как не свой. Что-то тревожило меня, чувствовался постоянный дискомфорт, но отчего это происходит, понять не удавалось. Моё угнетенное состояние заметил Александр и попытался узнать, в чем причина. Но я, так и не смог ему объяснить, что меня тревожит. И только выйдя из машины, подходя к подъезду дома, почувствовал, как моё сердце сжалось в надежде и волнении увидеть Елену. Я вдруг понял, что эта женщина мне небезразлична, что мне её нехватает.
   В первую секунду прозрения, я испугался и стал суетливо искать спасения и нашел, вызвав образ моей Елены из вечного небытия. Её образ заслонил всех женщин, и захотелось кричать от радости нерастраченной любви и рыдать от горя необратимой утраты, величайшей в моей жизни.
  
   В таком состоянии я не мог идти домой, следовало успокоиться. Поэтому я решил вернуться к машине, чтобы посидеть там, в салоне, за затемненными окнами и подумать. А подумать было о чем! Например, о смысле жизни. Здорово!
   Прошло уже четыре года с момента знаменательной встречи с "Потусторонними", и за всё время они больше ни разу не напомнили о себе. Получалось, что меня бросили, как женщину, с которой переспали. Вбросили семя, убедились, что она забеременела и, бывай здорова.
   Вынашивать, растить и воспитывать - это ты сама уж, как-нибудь. Хорошо ещё, что там, где я побывал, люди оказались с честью и совестью, даже многие противники. Ну, а, что мне делать здесь, где на каждом шагу в глаза тебе говорят одно, а за спиной обливают помоями? Убивать? Да у нас здесь таких миллионы! Перевоспитывать? Но я, хоть и обладаю кое-чем, но с миллионами не управлюсь, да и не верю я в перевоспитание. Взять, к примеру, самого себя. Ну, запихнули в меня иномиряне свои познания, ну, подучился я, но ни мой характер, ни мои привычки, даже социального характера, не изменились.
   Я продолжаю мыслить всё теми же категориями, что и раньше. Добро и зло в моем сознании не поменялись местами, нет во мне и равнодушия. Получается, что мои физические изменения, никак не затронули психику. Её пытались затронуть, но я не дался, а сейчас не знал, куда толкнуться. Сейчас получалось, что я нахожусь на точке, от которой, солнечными лучиками разбегаются дорожки, дорожки, дорожки...
   Но их столько, что не знаешь куда рыпнуться. Выбрать техногенный путь развития или удариться в биожизнь? Расстараться для всего человечества или жить только для себя и своих близких? Или наплевать на всех, окружить себя биороботами и андроидами, и смотаться с этой гребаной планеты на такую же, но без населения. Обустроиться там как следует, а на Земельку, наездами, изредка. Скажем, на Новый Год и летние каникулы. Повеселиться, поохотиться, поразвлечься и назад, в тишину, уют и покой.
   Существует и самый беспокойный вариант, - плыть со всеми по течению, но незаметно загребать в сторону сильных мира сего. А, выплыв, не полениться и создать свою партию единомышленников, нет, не партию и не единомышленников, необходимо что-то, чего не ведала до сих пор эта планета, общество, человек.
   Однако в голову никаких супер идей не приходило. С кондачка не получилось.
   "Вот тебе и Бодхисатва, и Аватара, и сиддх! А, как идею родить, так туда же, ни тпру, ни ну! Да, дела. А, может, по "брежнему", перейти на плановое ведение хозяйства? Принять несколько пятилетних планов, расписать каждую пятилетку по годам и, "наш паровоз вперед летит в...", а, вот остановок не предвидится.
   А, шо! Можно попробовать. Астрал чист, подземный мир отсутствует, параллельные измерения замурованы, кто мне может помешать? ООН, НАТО, Европарламент, США, террористы? Террористов - под корень! Сколько их есть, столько и под корень, без суда и следствия. НАТО - это не серьёзно! США - с этими ребятами придется повозиться, но тоже не проблема. ООН, Европарламент - это вообще не вопрос.
   Россия? А, вот Родину, оставим на потом. Сначала надо будет создать тылы на Западе. Крепкие тылы, с мощной финансовой поддержкой, с мощной технической базой, с мощной военной разведкой и контрразведкой. Кстати, Родина может стать отличным поставщиком человеческого материала, лучше всего детей до трёх лет. У этих созданий ещё не сформирован характер, не приобретены даже основные условные рефлексы. Их безусловные рефлексы легко определить, распознать, соотнести с воспитанием и обучением. Сейчас уже десятки тысяч российских детей отданы или проданы на воспитание в семьи многих стран мира, а детские дома все равно переполнены брошенными малышами.
   А мне всего-то и понадобиться тысяч пятнадцать малюток, которые должны будут стать опорой и "надежей" для меня и всей планеты. Но до этого придется раздобыть немного У.Е., чтобы где-нибудь купить большой участок земли, построить там город-базу, собрать и создать преподавательский состав, который станет воспитывать и обучать детей с дошкольного возраста и до выхода их в большую жизнь. Кстати, самих педагогов следует подготовить, как специалистов высочайшей квалификации в области психологии и по профилю преподавания.
   Но первое, - это деньги. Где их взять? Взять быстро и в рамках Закона. Вся надежда на казино и их игорные автоматы. Кстати, по этому поводу, следует переговорить с Рустамовым. Он или его спецы хорошо знакомы с правилами игры в казино Европы и США. Конечно, спрашивать буду не в лоб, а ради спортивного интереса, обо всем и ни о чем: рулетка, карты, игровые автоматы. Спрошу и о розыгрышах самых крупных лотерей: правилах, призах, налогах.
   Пусть "Шурави" мучается, а почему я задаю такие вопросы. Хотя особо и не стану скрывать, что питаю интерес к игре, потому что ни разу за сорок лет, не посещал настоящие казино. Сейчас начало декабря, а всё самое интересное и крупное, как я слышал, разыгрывается под Рождество. Впрочем, посетив казино, я постараюсь узнать всё о планах и мероприятиях хозяев этого заведения. Конечно, неплохо бы было обзавестись несколькими документами на четыре-пять личностей и открыть на каждую "физию" расчетные счета в банках их стран. Но это потом, позже, когда появится информация.
   За расчетом планов предстоящей операции, я забылся, успокоился. Вышел из родимого Джипа, стреножил, то есть поставил на охрану и снова направился к подъезду. Вдруг "шестое чувство" просигналило опасность. Я инстинктивно дернулся в сторону, а мимо моей головы, что-то "чирикнуло", угодив в дверь и оставив там маленькое отверстие. На автомате ускорилось время, а мозг включился в активный поиск. Едва осмыслив траекторию полета пули, начало движение "око", которое в секунду определило приоткрытое окно в доме напротив. Стреляли из проклятой многоэтажки, скорее всего, с лестничной площадки подъезда.
   Я шагнул туда и увидел мужчину, нажимающего на спусковой крючок складной винтовки с оптическим прицелом. Киллер ещё не понял, что объект, то есть я, уже исчез. Не понял он и того, что на площадке уже не один. Я не стал затягивать сцену, а просто ткнул ему пальцами в нервный узел предплечья и плеча. Оружие его выпало, а рука повисла плетью вдоль тела. Впрочем, мгновением позже, я передумал и сильным точечным ударом в область позвоночника, совсем обездвижил его. Тело обмякло и кулем сползло с подоконника на площадку. Я перевернул его на спину и посмотрел, покушавшемуся на меня человеку, в глаза. Только после этого мой враг понял, что на сей раз, противник его переиграл. Я не стал его обнадеживать и пояснил:
   - Тот, кто тебя послал, не предупреждал разве, что меня очень трудно убить?
   Снайпер смотрел на меня и не сделал даже попытки послать куда-нибудь.
   - Молчишь, твоё дело, я все равно узнаю заказчика, потому что мне достаточно дотронуться до тебя, чтобы твои тайны, стали моими. Но ты, в этом случае, будешь умирать долго и страшно. Я уважаю твою верность заказчику, но пойми и меня, моё состояние, возмущение и справедливый гнев. Это у тебя ко мне "ничего личного", а меня к тебе столько всего, столько, что ни в сказке сказать, ни пером описать. Ты понял меня, гад!
   И мои глаза из человечьих превратились в волчьи. Мужик хотел заорать от ужаса, но у него перехватило дыхание, хотел отползти, но тело не слушалось. А я, продолжал говорить, имитируя голос зверя-человека, загоняя разум наемника в тупиковую ситуацию, откуда был только один выход, - сумасшествие.
   - Сейчас я коснусь тебя, и твоё тело оживет, но ты пожалеешь об этом, потому что оно начнет корчиться в муках от невыносимой боли. От неё станут лопаться твои сосуды, разрываться кожа, вылезать из орбиты глаза. Но ты не сможешь даже закричать. А, затем, дойдет очередь и до твоих жил, связок и костей. Но только, когда последняя косточка будет сломана, твоя душа расстанется с телом, чтобы прямиком отправиться в ад.
   Я ощущал, что убийца видит всё это воочию, и перед ним предстают яркие картины его смерти, но он молчал. Тогда я дотронулся до его головы, чтобы считать информацию о заказчике, и чуть не попался в ловушку. Там сидела чёрная аура, которая мгновенно стала перетекать из головы мужика в меня, поражая мои нервные узлы и прерывая связи.
   Но, в который раз, сработали и спасли меня мои безусловные рефлексы. Неожиданная атака ядовитой ауры, спровоцировала мощный выброс в кровь адреналина, который вышиб её из моей руки и вогнал снова в голову убийцы. Снайпер мгновенно умер, и физический контакт прервался, а мою руку отбросило от головы умершего.
   За короткий промежуток времени никто не появился на лестничной площадке, никто не вышел и не вошел в подъезд. Как оказалось, борьба с ядовитой химерой не прошла для меня даром. Я чувствовал себя обессиленным, ноги и руки дрожали, дышать было трудно, а на лбу выступил пот. Машинально провел рукой по лбу и снова, как когда-то, включился экран, а с него на меня посмотрели большие глаза на совершенно безволосом лице, а узкие губы кривились в усмешке.
   Колдун нисколько не изменился не только внешне, но и в стиле одежды. Всё тот же фрачный наряд и лакированные туфли. Только на сей раз он не сидел в кожаном кресле, а стоял рядом с ним.
   Ещё тогда, когда я встретился лицом к лицу с Симеоном-магом, я понял, что не он голова всей той охоте, которая началась на меня на Руси. Конечно, маг тоже приложил не мало усилий, чтобы погубить меня, потому что был необычайно силен и верил в необходимость уничтожения Идущего. Но за ним стоял кто-то, кто был на порядок могущественнее Симеона и беспощаднее. Тогда мне и в голову не пришло отождествить этого представительного мужчину, который наложил матрицу "убийцы" на скрытый центр агрессии мозга всех болгар, с руководителем тотальной охоты на меня.
   Сейчас мне стало ясно окончательно, кто инициировал охоту там и продолжает незаметно и скрытно, чтобы не навлечь на себя подозрения, пытаться ликвидировать меня здесь. Но к чему такая скрытность? Почему такие предосторожности, когда на своей Земле я один. Или есть что-то, что мне неизвестно?
   Обидно другое, мне уже во второй раз не удается установить место его обитания. Хорошо, первый раз я не учел его статус, но сегодня-то, казалось всё в моих руках, и снова прокол. Мало того сам чуть не попался на простенькую комбинацию, - "чёртик в кубышке". Итак, значит, кроме планов пятилетних, следует разработать планы антикриминальные. План "Антитеррор" в действии!
   Так, коли и у себя дома не придется скучать, то тогда есть ради чего жить. Клёво! Однако не стоит подходить к поединку с ним легкомысленно, можно проиграть. Кстати, такой парень может покуситься и на мою семью, это следует учесть в первую очередь, потому что с этой стороны я наиболее уязвим. Хотя не понятно, что удержало его от соблазна расправиться с ними здесь в моё отсутствие?
   Вернее, не что, а кто? Только "Потусторонние"?! Конечно, они. Отправив меня на Квест, они позаботились о безопасности семьи Идущего. Тогда выходит, что они знали о возможной опасности или оберегали так, на всякий случай?
   Как бы то ни было, но мой оппонент не решился посягнуть на мать, жену и дочь. Но сейчас, когда мои "благодетели" покинули меня, он начинает осторожно прощупывать обстановку, поскольку не уверен в своей полной неуязвимости. То есть у меня очень немного времени до того, пока он поймет, что я один.
   Уяснив общую обстановку, прикинув соотношение сил, я в третий раз за сегодняшний вечер, направился к подъезду своего дома.
  
  
   Действовать я начал с той самой минуты, как только домашние улеглись спать. Первым моим шагом стала программа саморазвития женщин данной квартиры. Такие программы я сочинил ещё там, в десятом веке, но опробовать их не удалось, не было на ком. Сейчас они пригодились, как нельзя кстати.
   Потрудился я и над развитием "мозга", снабдив его функциями предупреждения опасности и защиты каждого конкретного человека в отдельности. Вырастил второй, более мощный в интеллектуальном плане "мозг", чтобы использовать его в условиях стационара. Сотворил и приемники, которые двадцать пять часов в сутки находились в постоянном контакте с базой. Удалось разработать и способ передачи функций портативным "мозгам", которые ухитрился запихнуть в мобильные телефоны каждой из своих "подруг", благо они никогда с ними не расставались, даже в туалете.
   Всю оборонительную подготовку я провел, вывернув пространство и замедлив время, чтобы сохранить максимальную секретность своих действий. К утру то, что я намечал, оказалось подготовленным, и мне с полчаса удалось отдохнуть. Конечно, после столь сильной встряски, мне требовалось несколько больше времени для полного восстановления, но я решил, что сумею наверстать недокомплект в течение дня.
   Мои дамы, не сговариваясь, поднялись ни свет, ни заря, чтобы заняться физической подготовкой. Их так и тянуло на воздух для небольшой пробежки. Даже мама, которой в этом году "стукнуло" шестьдесят два, и та надела старый лыжный костюм и попыталась изобразить кроссвумен. И знаете, получилось!
   Ирка с дочкой просто обалдели от такой перемены в пожилой женщине, которая в последние два года на улицу-то выходила с большой неохотой. Но женская солидарность взяла верх, и три мои "девки" засеменили к ближайшему парку. Я, справедливости ради, заметил им вдогонку, что ванная у нас одна, и следовало бы составить график пробежек и пользования ванной комнатой. Но, как и следовало ожидать, мой прагматичный подход для переполненных энтузиазмом дам, не подошёл.
   Моим мнением и раньше пренебрегали не однократно, а сегодня я за это на них обиделся, но, потакая своему тщеславию, проследил, как взаимодействуют между собой "мозг" стационарный и портативные "мозгобильники". Убедившись в надежности контакта, я, не спеша, стал собираться на фирму. Изредка, но всё же следовало там появляться, чтобы не начались разговоры, что Никита зазнался и бросил коллектив на произвол судьбы.
   За сборами не заметил, как начал вспоминать вчерашнюю встречу в ресторане, потянуло посмотреть, а как там моя соседка, ночевала ли сегодня дома. Но мысль показалась мерзкой, и я засунул её глубоко и надолго. Облегченно выдохнув, я занялся настройкой своего мозгового сканера, диапазон которого необходимо было разнообразить, как в биоволнах, так и в радио - магнито - гравито и прочих волнах и совсем не в волнах. Закончить настройку удалось как раз к приходу первой леди. Ею оказалась моя маманя, с кучей новостей. Но пересказ новостей пришлось отложить на потом, потому что необходимо было сначала принять душ.
   Я с удовлетворением отметил, что к совету они все-таки прислушались, хотя решили сделать по-своему. Часы показывали только полдевятого, и спешить мне было некуда, правда, чесались руки позвонить Рустамову, чтобы упросить его помочь разобраться с вопросами по казино. Но, подумав, решил, что в половине девятого звонить человеку не прилично рано. Позволил себе расслабиться и "подзарядиться".
   Вышла мама из ванной и обрушила на меня кучу новостей. Оказалось, что в доме напротив нашли труп мужика, а при нем ружьё с прицелом и глушителем, из которого стреляли несколько раз. Милиционеры сказали, что он сам из него и стрелял, но с ним случился удар, кровоизлияние в мозг. Всё его тело парализовало, и он умер. В кого он стрелял неизвестно, но одна пуля угодила в дверь нашего подъезда, остальные так и не нашли.
   - Жить в Москве становится всё страшнее и страшнее, уже и до нашего района добрались, - пожаловалась мама.
   Вернулась дочь, которая с ходу выложила новую версию происшествия, заявив, что киллера убили его же заказчики, чтобы не платить ему оставшейся части денег и не оставлять свидетеля. Конечно, её версия оказалась ближе к истине.
   - А ты, что в школу сегодня решила не идти? - спросил я дочь.
   - А мне сегодня к третьему уроку. У нас училка по литре заболела.
   Через пятнадцать минут заявилась Ирка и сходу заявила, что киллер всё-таки убил кого-то этой ночью, потому что две пули, так и не нашли. Но и сам был убит своими дружками, а труп жертвы, те, которые убили снайпера, забрали с собой, чтобы никто не установил личность погибшего.
   - А чего ж они тогда и труп киллера не прихватили, - поинтересовался я.
   - Ну, мало ли какие причины им могли помешать! - сразу же нашлась жена, которая любила читать детективы Донцовой. - И, потом, по жертве легче вычислить заказчика, а по убийце, фиг два!
   Мама поморщилась, потому что на меня она уже давно махнула рукой, со студенческой скамьи. А, вот, Ирку, у которой иногда вырывались при маме такие словечки, та старалась всё ещё воспитывать.
   - Ой, Ирочка, не употребляй, пожалуйста, бранные слова.
   - Да, мама, извини, вырвалось.
   - А это всё из-за современного подхода к тексту и стилю авторов. Тебе не следует читать детективы...
   Я уже знал, что этот разговор затянется, извинился и вышел из комнаты, сказав, что мне нужно позвонить по делу. Ирка только проводила меня тоскливым взглядом. Часы показывали полдесятого. Наступила пора тревожить местного пахана по крупному вопросу, который тянул на сотни миллионов "зелени". Рустамов оказался уже на ногах. Голос его был свеж и благодушен.
   Моей просьбе не удивился, но не преминул поддеть, а не собираюсь ли я перебить его бизнес.
   - Что вы, Вахид Искандерович, если бы хотел это сделать, то так прямо бы и сказал вам, - позволил в ответ пошутить я, но сразу же продолжил, - Понимаете, ни разу не посещал казино, не осмеливался соваться туда со своими капиталами. А теперь, вроде, как положение обязывает иногда заглядывать в такие заведения.
   - Понятно, не хочешь выглядеть профаном. Хорошо, дам я тебе одного своего спеца, он введет тебя в курс дела.
   - Спасибо, Вахид Искандерович.
   - Кстати, какие у тебя дела в пятницу, вечером?
   - Да, вроде, ничего такого не предвидится.
   - Вот в пятницу я и подошлю к тебе в офис своего профи. Ты не забыл, что в четырнадцать сегодня сходка?
   - Не забыл, кому же, как не мне об этом помнить!
   - Вот это правильно! Дело, прежде всего! А бездельничать, да жизнь прожигать не стоит, поверь, - наставительно, по-отцовски, произнес Рустамов.
   - Верю и повинуюсь, о, мой повелитель, - на восточный манер пропел я.
   "Шурави" в ответ, лишь рассмеялся. На том мы с ним и распрощались. Я засобирался в офис, мои дамы тоже шебаршились, собираясь в школу и на работу. Беречь очаг оставалась мама, которой я, уходя, подкинул мыслю, что в последнее время появилось много школ по рукопашному бою, в которых пожилым дамам преподают самооборону.
   - Есть и школы йоги, - добавил я, закрывая за собой дверь.
   Заметил, что на мои слова отреагировали и дамы помоложе.
  
  
   Закрыв дверь, увидел соседку, ожидавшую лифта. Поздоровался, но поскольку и вниз, и вверх я спускался и поднимался теперь без механизмов, прошёл мимо и воспользовался лестницей. Оказавшись на улице, открыл Джип, завел его. Вышел, чтобы немного смахнуть с него иней. В это время из подъезда показалась Елена. Увидев меня у новой машины, не стала скрывать или не смогла скрыть удивления. Это я отметил краем глаза, продолжая работать щеткой. И вдруг услышал её голос:
   - Никита, вас можно поздравить с новым приобретением?
   - Уже нельзя, - поворачиваясь к ней, ответил я, - Джипу уже две недели, и его обмыли со всех сторон.
   - Да? А мы с вами в последнее время как-то не пересекались. Я не видела вашей "мицубиси" и думала, что вы куда-то уехали...
   Елена продолжала говорить, а я смотрел на неё и думал:
   "Надо же, какая она послушная девочка. Ей, видимо, строго порекомендовали начать разговаривать со мной. Какая исполнительность и дисциплина!"
   А вслух, перебивая её, я неожиданно спросил:
   - Скажите, а в школе вы были отличницей?
   Мой вопрос застал соседку врасплох. Она с удивлением посмотрела на меня и спросила:
   - А, что, это до сих пор заметно?
   - Да, - не стал отрицать я и продолжил, - Извините, но мне надо ехать.
   Повернулся к ней спиной, сел в Джип и уехал. А она постояла немного в некоторой растерянности на месте и, затем, медленно пошла в сторону остановки троллейбуса. Я же, сидя в Джипе, злорадствовал:
   "Что, получила по соплям, балаболка! Не справилась с таким простеньким заданием, охмурить мужика приветливостью и лаской. Как же ты теперь станешь оправдываться перед своим заместительным хмырем? Дяденька может рассердиться и нахлопать по попке.
   Бог ты мой! Что это со мной! - одернул я самого себя. - О чем я думаю? Как пацан злорадствую, а почему? Потому что молодая женщина с испугу обратилась за советом к умудренному опытом мужчине. Да и любой бы на её месте испугался, когда б увидел, как реально, на глазах, исчезает и появляется человек. Ты же сам виноват, что не посчитал нужным объяснить женщине, как так получилось. А, ведь она ждала, ждала, что ты, хоть как-то попытаешься её успокоить. Нет, ты бесишься не из-за того, что она кому-то рассказала про твои выкидоны, ты влюблен и ревнуешь её к руководителю. А на каком основании? На основании соседства, или то, что ты её видел нагишом в ванне? Что ты о себе возомнил? Ты женатый мужчина, у которого жена под боком. Там, в ином мире, где ты прожил три года, ты так себя не распускал. Да, тебе встретилась прекраснейшая из девушек, ты полюбил. Но любовь - это не влюблённость. И там не было семьи, до последнего момента не было ясно, а увижу ли я вообще семью. А здесь все рядом, всё устаканилось. Может, ты расслабился, поэтому и позволяешь себе лишнее?
   Так, споря с самим собой и, уговаривая самого себя, я доехал до офиса. Следовало отвлечься от мирской суеты и принять деловой вид. В офис я зашел в десять тридцать. Все, за исключением трех менеджеров, находились на местах. Александр объяснил, что ребята уехали на встречи с новыми клиентами. Поговорили о состоянии дел, через монитор он пообщался с "мозгом".
   - Никита, ты гений! Такого нет ни у кого в мире. Это изобретение тянет на Нобеля!
   - Ты только об этом никому не рассказывай даже под большим секретом.
   - Но так нельзя, тебя могут обогнать, и ты потеряешь право на авторство.
   - Ничего я не потеряю, чтобы повторить такое, нужно повторить и мои технологические разработки, которые появятся, эдак, лет через пятьдесят. Понятно?
   - Нет, не понятно.
   - Ну, что тут не понятного? К этому времени я смогу усовершенствовать "мозг" так, что оторвусь ещё лет на сто.
   - Ты, что собираешься так долго жить?
   - И даже больше. Лет через пять я создам на основе клонирования систему, по которой человек сможет осилить трехсотлетний рубеж.
   - Ты так уверенно говоришь об этом, что тебе хочется верить. Но твои открытия поставят в тупик экономику Земли. Начнется её перенаселение.
   - Дорогой, ты мой! К тому времени люди смогут заселить все пригодные для жизни планеты солнечной системы. Начнется экспансия космоса. Через триста лет можно создать телепортационные переходы. И аналогичные космические корабли, которые смогут прыгать за тысячи световых лет туда и обратно.
   - Ну, тебе бы фантастику писать!
   - Мы рождены, чтоб сказку сделать былью, - пропел я Александру.
   - Я смотрю у тебя сегодня хорошее настроение, не то, что вчера.
   - В меня вчера вечером стреляли, Саша, - неожиданно признался я.
   - Врешь, - присел в испуге Александр.
   - Нет, пришлось убить исполнителя. Знаю в лицо и заказчика, только не могу до него добраться, - устало произнес я.
   - Слушай, а, что милиция?
   - Кто-о? - протянул я.
   - Понятно, можешь не продолжать.
   Я замолчал, но решил, что надо пояснить:
   - Впрочем, вчерашняя стрельба не имеет никакого отношения к нашим делам. Это касается меня лично.
   - Женщина, что ли?
   - Да нет, причем здесь женщина!
   - Ладно, проехали. Ты сегодня как?
   - У меня встреча в муниципалитете в два. Думаю, удастся пробить ещё один проект по строительству.
   - Отлично!
   - Кстати, премируй всех поездками на Новый год. Пусть сами выберут, куда кому.
   - Хорошо, а я?
   - Александр, ты первоочередник. Мог бы и не спрашивать.
   Мой соавтор программы усмехнулся. Я тоже. Мы посмотрели и кивнули друг другу, соглашаясь, что пока у нас всё хорошо и полное взаимопонимание.
   До отъезда я успел повидаться со всеми ребятами. Настроение у них мне понравилось. Можно было спокойно двигаться вперед. Покидая фирму, я посоветовал Александру нанять "симпатишную" секретаршу.
  
  
  
   В четырнадцать по полудню я уже сидел на муниципальной сходке, где глава управы доложил о проекте, представленным мной на рассмотрение совета. Сразу после доклада, появился и Рустамов. Алексей Вадимович напомнил, что сразу после совета, состоится демонстрация работы устройства, чтобы каждый член совета убедился в серьезности намерений и средств осуществления работ.
   Для испытаний была выбрана площадка на задворках одного из кооперативных гаражей, предназначенных на снос, в связи с решением правительства Москвы о строительстве двух жилых зданий на коммерческой основе. Я понимал, что квартиры в домах получат иногородцы или дети денежных мешков, а москвичи останутся жить в своих малогабаритных квартирках, да к тому же потеряют гаражные места. Причем, никто, как всегда, не собирался выплачивать им денежную компенсацию или предоставить машиноместа на новой площади.
   Судиться с городскими властями не имело смысла, потому что кооператив был старым, а документы, подтверждающие права владельцев гаражей, считались не действительными, в связи с тем, что организация, от которой он регистрировался, уже давно ликвидировали. Её, толи переименовали, толи обанкротили, толи разогнали. В общем, творился обычный чиновничий беспредел в интересах тех, кто смог заплатить им больше, чем другие.
   Но сейчас не стоило на этом зацикливаться, следовало продемонстрировать сотворенный "мозг" во всей его красе.
   Прибыв на место, я заложил программный диск в дисковод, и "мозг" ожил. Не задавая лишних вопросов, он просканировал площадь застройки на предмет подземных коммуникаций. Моментально вывел на экран их местоположение и указал, где именно начнет прокладывать вертикальный туннель. Я не забывал объяснять присутствующим, что происходит на самом деле.
   Далее последовали шаги, которые повергли комиссию в шок, потому что у них на глазах стала образовываться вертикальная шахта диаметром в два метра и глубиной в шесть метров. Причем, никакого выброса грунта не наблюдалось, а стенки шахты представляли собой сплошную бетонированную трубу на всю её глубину. У трубы уже имелась удобная лестница, по которой можно было спуститься на её дно.
   Закончив подготовительную часть проекта, "мозг" запросил разрешение приступить к основному объему работ. Но я остановил демонстрацию, потому что строить гараж в этом месте никто не собирался. Я дал возможность убедиться каждому в надежности и прочности конструкции. Бесшовный вертикальный туннель, пробуренный в кратчайшие сроки, поразил всех. Энтузиазма и эмоций было больше, чем следовало, но за это никого нельзя было винить, потому что, действительно, в технологии строительства на глазах у дюжины людей произошёл переворот.
   Это осознавал каждый, а Рустамов сам спустился на дно шахты, чтобы усилить эффект воздействия на членов совета. Впрочем, это было уже лишнее, потому что все поняли цену предложения и представили, какие деньги станут капать муниципалитету и каждому из них от пятнадцати процентов долевого участия.
   Я дал команду восстановить первоначальный вид площадки, и уже через двадцать минут никто не смог бы догадаться, где была вырыта шахта. Особенно сильное впечатление это действие произвело на чиновника, ответственного за ликвидацию последствий от производства ремонтных и строительных мероприятий коммунальными службами или иными организациями.
   Конечно, все понимали, что до реализации намерений ещё далеко, но осознали, что их будущее во многом зависит от их настойчивости и умения договариваться. А в этом они, как раз, не сомневались. Видимо, они знали рычаги, за которые следовало дергать, чтобы "сказку сделать былью".
   Мы с Рустамовым многозначительно переглянулись и отказались участвовать в пирушке по поводу столь успешной демонстрации прибора, предоставляя муниципальщикам возможность детально оговорить участие и долю каждого в предстоящем деле.
   Рустамов отвел в сторонку главу управы и порекомендовал не обижать своих коллег. Тот согласно закивал головой, понимая, что жадничать в таком крупном проекте не следует. На том и распрощались. Вахид со своими охранниками уселся в своего пятисотого "мерина", а я в Джип, и мы разъехались в противоположные стороны.
   Совещание с демонстрацией заняли два с половиной часа, поэтому, хоть и стемнело, но домой возвращаться было рано, а в офис уже поздновато. Поэтому я решил позвонить жене и забрать её с работы, чтобы вместе вернуться домой. Однако Ирина заявила мне, что она созвонилась с дочкой и мамой вечером посетить центр йоги, чтобы договориться о начале занятий. Я спросил её только о названии центра, чтобы проверить насколько квалифицированные преподаватели там собрались.
   Ирка назвала адрес и точное название центра и поинтересовалась, а не желаю ли и я заняться йогой вместе с ними. Я не стал скрывать, что хочу узнать, кто преподает в этом центре, чтобы они не попали в руки шарлатанов. И напомнил ей, что основы системы мною детально изучены за предшествующие три года. К тому же пояснил, что совершенствоваться рекомендуется у одного постоянного учителя.
   Жена ответила, что будет ждать моего звонка, чтобы, в случае чего, поменять планы на вечер, если названный центр окажется "липовым". Но Иркино чутье её не подвело, в центре, действительно, преподавали знатоки всех трех ступеней йоги. Но и среди них выделялся один молодой шестидесятилетний человек, обладавший даром обучать и передавать свои знания и умение. Мужчина был индиец и приехал в Россию два года назад, по приглашению своих однокашников по академии и друзей, организовавших здесь этот центр.
   Я перезвонил жене и обрадовал её, что в выборе школы она не ошиблась, но строго наказал ей попасть в группу к Чандраванди...
   Когда я узнал его имя, мне показалось сначала, что ослышался, но преподавателя ещё раз назвали по имени, и стало понятно, что со слухом у меня всё нормально. Через "око" я всматривался в него и не находил ничего общего с тем, кого знал и считал другом почти два года. Мой Чандраванди внешне походил на смуглолицего южанина, а у этого была по-настоящему темная кожа. Нет, он не походил на африканца, то есть не был черным, да и черты лица походили на европейский тип. Однако его уже нельзя было спутать с иранцем, греком или итальянцем. Следует признать, что он, как мужчина, обладал красотой. Большие карие глаза, прямой крупный нос, черные, как смоль волосы. Рот средних размеров с не пухлыми, но и не тонкими губами. Всё это пропорционально умещалось на его в меру скуластом лице с твердым подбородком, имеющем глубокую ямку.
   Его лицо казалось спокойным и решительным, излучающим уверенность. В общем и целом, этот Чандраванди мне тоже понравился, хотя и показался уж очень ладным и правильным. Но, скорее всего, эти мои "уж очень", можно отнести к предвзятости, потому что я сам был далек от ладности, а, тем более, от правильности. Я так и не стал решительным и уверенным человеком, продолжая сомневаться, то в одном, то в другом. А все мои поступки и действия совершались после долгих колебаний и раздумий. Если же приходилось действовать быстро, то я полагался больше на свои безусловные рефлексы, чем на логику.
   Пока это работало и там, и здесь, но вечно так продолжаться не могло. И над этим следовало, как следует подумать, потому что на горизонте появилась фигура колдуна. А почему именно колдуна? Его матрицы агрессии, не походили на магический наговор или колдовскую паутину. Скорее они представляли высокотехнологичные изделия, присущие очень развитым цивилизациям.
   Впрочем, уверенности в этом у меня, как раз, и не было. Тогда хватило ума только на то, чтобы разрушить, но не изучить. Но представление о нем, как о колдуне, у меня сложилось, видимо, под впечатлением увиденного. Если бы он сидел в комнате, которая, хоть отдаленно напоминала лабораторию или библиотеку, то его я отнес бы тогда к магам. Хотя от перемены мест слагаемых сумма не менялась. От меня хотели избавиться. И, пусть это будет колдун, мне так легче причислять его к злобным дяденькам.
   Глянул на часы. Они показывали шесть тридцать, а я, так и не решил, что предпринять и куда податься. В пустую квартиру возвращаться не хотелось, в кафе или ресторан, тоже. Оставалось напроситься в гости к кому-нибудь из друзей. Точнее я просто мог позвонить и сказать:
   - Серег, ты дома? Тогда я сейчас приеду.
   И всё. Но я знал, что к тем, к кому бы я сейчас поехал, в данный момент, дома были нелады. Серега прокололся с бабенкой, которая оказалась стервой и позвонила его жене, выдвинув требования о разводе. Татьяна, Серегина жена, послала сначала, куда подальше эту стерву, а, затем, и Серегу. И, хотя мой друг, остался проживать в своей квартире, потому что ему уходить к той бабе было не резон, но попадать в напряженную, гнетущую домашнюю атмосферу не хотелось.
   Второй, Валерка, наоборот, имел свидетелей измены жены. Свидетелями оказались её же подруги и приятель Валерки. Случилось это полгода назад, на одной из шумных и пьяных вечеринок в его квартире. Жена, Надежда, правда, до сих пор, так и не призналась в измене, переругалась с подругами, на дух не переносила настучавшего на неё Валериного приятеля. Вечеринки прекратились, но и семейная жизнь пошла наперекосяк.
   Но сидеть в машине начинало надоедать, и я решил вернуться домой и там придумать что-нибудь, чтобы не быть одному. В квартиру я вошел в четверть седьмого, открыв дверь своими ключами, в первый раз за последние пять лет. Меня встретила тишина. Свет был везде выключен, газ перекрыт, электроприборы отключены. Я не стал ничего включать, только разулся и снял пальто, которое приходилось надевать, чтобы на меня не сильно обращали внимание. Прошел в гостиную и сел в кресло, прикрыл глаза, сосредоточился на поиске.
   Вдруг, зазвонил телефон. Мне не хотелось брать трубку, но звонки не прекращались, как будто звонивший знал, что квартира не пустует. Пришлось поднять трубку. На том конце провода послышался голос Валерия:
   - Алё! Никита, привет! Как жизнь?
   - О, Валер, привет! А тебя, что интересует?
   - Меня, Никита, всё интересует. Твоя работа, семья, женщины.
   - С работой всё нормально, а из семьи, только я один. Сижу в кресле, наслаждаюсь тишиной, - соврал я.
   - Тогда, давай к нам в гости, коль ты такой брошенный. Только не ко мне домой. Мы с Надеждой сейчас в гостях у её школьной подруги, кстати, здесь не далеко. Пехом можно добраться.
   - Да? А без подруги нельзя?
   - Нет, никак нельзя. Они лет десять друг с дружкой не виделись. Пиши адрес.
   - Говори, я запомню.
   И Валерка начал медленно называть улицу, дом, подъезд, этаж и квартиру. Когда он назвал мне квартиру, я понял, что мой друг с женой в гостях у моей соседки Елены. Я молчал и соображал.
   - Никит, ты чего молчишь? Никак сообразить не можешь, как добраться? Я могу подсказать. Встаешь, открываешь входную дверь, выходишь и сразу поворачиваешь налево.
   - Я понял, Валер, сейчас подойду. Что-нибудь захватить?
   - Нет, у нас всё есть. Да и народ здесь собрался малопьющий. Ждем, - произнес друг и повесил трубку.
   Откуда-то снизу ударила жаркая волна, докатилась до головы, затем, пошла назад. Лоб покрылся испариной. Я лихорадочно соображал, как себя вести. И впервые, после случая с ванной, позволил себе посмотреть сквозь стену. На сей раз стена осталась на месте, а я увидел друга с женой и соседку, которая очень по-домашнему, поджав под себя ноги, расположилась на диване. Она была спокойна, её не лихорадило, то есть она не бледнела и не краснела. Её состояние благотворно подействовало и на меня. Мой дух затих. Выждав немного и убедившись, что во мне всё утихло, я открыл дверь, повернулся налево и нажал на входной звонок Лениной квартиры.
   Открыла мне хозяйка.
   - Добрый вечер, - поздоровался я, - По поступившим оперативным сведениям на вашей квартире скрываются особо опасные личности.
   - Что вы, как можно, я девушка порядочная, - делая большие глаза, подыграла мне Елена.
   - Позвольте вам не поверить, гражданочка, - возразил я ей. - Мы располагаем точной информацией об их местонахождении. Кстати, если вы не хотите пойти с ними по одному делу, то я вам не советую препятствовать мне в осмотре квартиры...
   Лена хотела, что-то возразить, но в коридор из комнаты вывалился Валерка и заявил:
   - Леночка, дорогая, да пустите вы его, он наш человек. Привет, Никита! Здорова, бродяга, столько не виделись.
   - Да, уж, - произнес я в ответ, пожимая руку друга, - почитай полгода не встречались, только по телефону, изредка.
   Обниматься и целоваться между нами, было не принято, зато, рукопожатия наши казались иным излишне жесткими. Раньше мы долго пыхтели кто кого, но сегодня Валерий быстро сдался. Массируя руку, он посмотрел на меня и произнес:
   - Да, Никита, полгода не прошли для тебя даром. Ты, что качаешься?
   - Нет, я тайно потребляю анаболики, и подсел на иглу. Только на меня они оказали обратное действие.
   - Вы, так и будете стоять в коридоре? - язвительно поинтересовалась хозяйка квартиры, - или решитесь пройти в комнату. Только что, кто-то требовал детального осмотра, а сейчас топчется в прихожей...
   Валерка, стукнув меня по плечу, радостно захохотал и, периодически подталкивая, сопроводил меня в комнату, где меня радостно приветствовала Надежда. После изначального сумбура, всё понемногу успокоилось, и потекли разговоры. Постепенно выяснилось, что приятель Валеры оказался полным дерьмом, и поддался на уговоры одной из подружек Надежды, которая положила глаз на её мужа. Вторая Надькина подруга в это время, тоже ходила в обиженных. В общем, они втроем решили навести шороху в семье Лебедевых, это фамилия моего друга, и стали ждать удобного момента.
   На вечеринке этот момент и созрел, когда Валерка отлучился на кухню, а Надежда пошла танцевать с Игорем, просто общим знакомым, случайно затесавшимся в компанию. К тому времени все уже были немного на взводе, а, когда Валера вернулся, то среди гостей не обнаружил хозяйки дома, своей жены. А ничего криминального не произошло просто они с Игорем и ещё с кем-то, вышли на лестничную площадку покурить.
   И, когда мой друг поинтересовался, где его жена, ему так и сказали, что пошла с компанией курить. Зная вредную привычку Надежды, Валера успокоился. Однако троица заговорщиков очень ловко воспользовалась её пятнадцатиминутным отсутствием. И преподнесла известную ему информацию, в искаженном виде.
   Валерий клюнул. Потому что и сам, иногда, был не прочь пофлиртовать с дамами. Таким образом началась размолвка, которая продолжалась пять месяцев, пока случайно Лебедев, своими ушами не услышал о кознях Надеждиной подруги. Физиономию своему приятелю он начистил в ту же минуту, прямо на работе, при свидетелях. Однако санкции начальства последовали только в отношении побитого, его уволили.
   Начальником у Валерки был стоящий мужик, который не терпел рядом с собой людей, способных на подлые интрижки. А мужчин, способных на такое, он и за людей не считал. К тому же моего друга в организации уважали, как порядочного человека. В общем, в один прекрасный день, Валере пришлось просить прощения у жены, за недоверие, и подозрения, и...
   - Ребята, я очень рад за вас! Мне эти месяцы, так не хватало общения с вами, ваших лиц, а соваться с советами, мирить... боялся, что только усугублю обстановку.
   - Понятно, всё ты правильно чувствовал, - успокоили меня счастливые супруги. И потребовали у меня полного отчета о моем поведении за прошедший период.
   - Нам тут, Лена, рассказала, что ты стал вип-персоной, на Джипах разъезжаешь! В новые русские подался?
   Я украдкой взглянул на соседку, но не заметил на её лице смущения. Наоборот, она с интересом смотрела на меня и ожидала моего рассказа.
   Начал рассказывать я издалека, со времен нашей последней встречи, упомянув и о Сергее, о его проблемах. Валерка, услышав об этом, только крякнул с досады. О семье ничего говорить не стал. Упомянул, что всё нормально, не болеем, не ссоримся. И перешел к сегодняшнему времени. Однако умолчал, что я автор изобретения. Упомянул, что на фирму пришёл талантливый программист, который вместе со мной модернизировал одну из программ моделирования. Повысилась производительность труда, уменьшилась себестоимость, увеличилось число клиентов, уменьшилось...
   - Ну, а, когда дела пошли в гору, позволил себе пошиковать. Купил от фирмы джип. Удалось договориться и установить хорошие взаимоотношения с одним из лидеров нашего рынка. Появились кое-какие связи во власти.
   - То есть, бизнес, стал ширше и глубжее, - подытожил Валера.
   - Я бы сказал даже, что он стал ширее и глыбже, - поправил я друга.
   - Тогда за это надо выпить, - предложила Надежда.
   Выпили, закусили. И Валерий поинтересовался о том, каким это образом я остался один одинешенек в квартире, всегда полной женщинами. Я пояснил, что все мои женщины всерьёз занялись своим здоровьем и решили изучить систему йоги. Нашли центр подготовки и сегодня отправились туда на первые занятия. Надежда, хорошо знавшая Ирину, удивилась и язвительно заметила, как это она решилась на такой ответственный шаг, оставив без присмотра своего Никиту. В ответ пришлось выдвигать предположение, что, наверное, всему виной стали мои частые задержки, связанные с увеличившимся числом клиентов.
   - Смотри, Никита, - погрозила мне шутливо Надя, - деньги вас, мужиков, портят. У вас начинается головокружение от успехов и тянет на подвиги.
   - Да, подвигов у меня, хоть залейся! Даже сегодня, решил отдохнуть от них, нет, снова позвала труба.
   - Ладно, ладно. Сегодня ты под присмотром.
   - Неплохо бы под таким присмотром находиться почаще, - осторожно прокомментировал я, имея в виду присутствующих дам.
   - Слушайте, ребята, - произнес Валерка, - давайте махнем ещё по одной!
   За предложение проголосовали единогласно. Махнули. Мой друг уже немного захмелел и начал нудно рассказывать о работе, подтверждая старое доброе правило "на работе о бабах, в компании с бабами о работе". Надежда резко оборвала его рассказ, заявив, что в кои-то века выбрались к друзьям, а он начал гундеть о приборах, которые никому не нужны и никогда не заработают. Валера от такого богохульства, даже подскочил на стуле, и уже собирался подробно возражать, но тут, наконец, хозяйка прервала своё долгое молчание:
   - Можно мне произнести тост?
   Никто ей, конечно, не запретил, и она продолжила:
   - Я хочу выпить за то, чтобы люди стали более откровенными, хотя бы со своими близкими, друзьями, хорошими знакомыми.
   - Правильно, Леночка, - поддержал её тост мой друг, - вот у нас, например, в отделе...
   - Да подожди ты со своим отделом, - снова оборвала его жена, - Лена говорит о другом, чтобы люди больше доверяли тем, кого знают, кто им дорог, близок. Правильно, Никит?
   - Я за Лену говорить не стану, она сама в состоянии тебе ответить, но тост показался мне наивным и не совсем искренним.
   - Это почему же? - удивленно спросила хозяйка.
   - В наше время быть откровенным, чревато большими неприятностями. К тому же существует масса пословиц и поговорок, которые предупреждают, "предают только свои".
   - Точно, - вмешался Валера, - избави меня, Господи, от глупого друга, а от умного врага, я и сам уберегусь. Цитирую на память и за дословность не ручаюсь, но смысл именно такой.
   - Мальчишки, вы несправедливы, - запротестовала Надя, поглядев на поникшую Лену, - Леночка сказала о большей откровенности, а не о тотальной. Просто надо знать, с кем можно откровенничать, а с кем, нельзя.
   - И как же это ты определяешь? - ехидно поинтересовался я у жены друга.
   На что она, чисто по-женски ответила, одновременно уйдя от ответа:
   - А у меня хорошо развита интуиция, я чувствую людей.
   - А, теперь мне понятно, почему у тебя в подружках была эта змеюка, - подколол её Валерка. Надежда возмущенно посмотрела на него, но, затем, с горечью произнесла:
   - Да, ну тебя.
   - И всё-таки, я выпью за то, что сказала, - упрямо заявила хозяйка. - Да, нас предают, нам изменяют, подставляют, но, если никому из-за этого не верить, можно сойти с ума!
   И она поднесла бокал с вином к своим губам и стала пить. Выпила до дна, и с вызовом глядя на меня, поставила бокал на стол. Супружеская пара тоже посмотрела на меня с осуждением, и я сдался:
   - Отлично, я присоединяюсь к тосту нашей очаровательной хозяйки и желаю ей не разочаровываться в своих убеждениях.
   После этого мир вновь восстановился, но мне расхотелось участвовать в вечеринке. Впрочем, моё желание покинуть эту квартиру, осталось невысказанным, потому что первыми заговорили о том, что засиделись, мои друзья. Я невольно посмотрел на часы. Они показывали десять, а завтра была ещё пятница, трудовой день. И, несмотря на уговоры Елены, мы все дружно поднялись из-за стола.
   Пока ребята одевались, я заскочил домой и оделся, чтобы проводить их. Квартира была пуста, мои дамы, что-то задерживались, хотя, прикинув по времени, выходило, что ожидать их следовало не раньше, чем через полчаса.
   - Ну, что, твои вижу не вернулись, - спросил меня Валерий, - Из "лотоса", наверно, выбраться не могут.
   Посмеялись. Я заметил, что Валеру с Надеждой провожает и соседка.
   - Вы как, общественным транспортом или, может, что приобрел на колесах? - полюбопытствовал я у друга.
   - Да нет, брат, не люблю я этих зверей. Возни с ними, - запчасти, регистрация, угоны, страхование. А здесь, спишь себе спокойно, и начхать тебе на всё! В городе авто не нужно. Если б дача была или загородный дом, тогда, конечно, машина необходима. А так, вольный казак.
   - Правильная тактика. Действительно, с автомобилем забот не оберешься, но мне без него нельзя.
   - Ну, положение обязывает!
   - Слушай, Валер, - спросил я у друга, когда мы вышли на улицу, и женщины немного поотстали, - А откуда вдруг у твоей Надежды эта подруга проявилась?
   - А, брат, заинтересовала! Да, ладно, я пошутил. Я же знаю, что ты Ирке не изменял. Впрочем, я тоже, как ни странно. Я же тебе говорил, что это её школьная подруга, однокашница. Вот тебе сорок, Ирке тридцать пять. Мне тоже тридцать пять, а Надежде двадцать девять, скоро третий десяток разменяет. Они с Еленой одногодки, только в месяцах рождения разница. Моя родилась в январе, а Лена в ноябре. Ей двадцать девять только исполнилось.
   Кстати, у неё родители были большими "шишками", только погибли в автомобильной катастрофе года четыре назад.
   - О, спасибо, что просветил, а то ляпнул бы сдуру.
   - А позвонила нам Лена. У них там девичник на днях намечается, по случаю очередной годовщины окончания школы.
   - Что, в канун Нового года?
   - Ой, Никита, да кто их, этих баб, разберет! - с раздражением проговорил друг, которому, видимо, тоже это сборище было не по сердцу.
   Помолчали, коснулись Серегиных дел. Валера по возрасту из нас троих был младшим, я - старшим, Сергей, - посерединке. Ему исполнилось тридцать восемь.
   Так, за разговорами, дошли до здания станции метро. По-дружески распрощались, и ребят поглотил поток москвичей и приезжих, которых в этот час оказалось немногим меньше, чем обычно. Мы с Леной, посмотрев друг на друга, повернули к дому.
   Некоторое время шли молча, но я видел, что моя соседка, по обыкновению искоса бросает на меня взгляды. Наконец, она не выдержала и спросила:
   - Никита, вы на меня сердитесь?
   Именно так и произнесла, "сердитесь".
   - А есть за что? - вопросом на вопрос ответил я.
   - Не знаю, просто показалось, что вы избегаете меня.
   "Вот те, раз, - подумал я, - Здорово "подруга" завернула! Не она меня, а я её, оказывается, избегаю. Молодец, опытная женщина, видно по хватке".
   Но возражать в таком духе не стал.
   - Ну, зачем же мне избегать милой и симпатичной соседки просто, видимо, мы с вами перестали совпадать по времени.
   - А я на вас обижена.
   - Когда же это я успел вас обидеть?
   - Вы обидели меня ещё при первой нашей встрече.
   - Извините, но ваше появление у меня в квартире...
   - Нет, вы обидели меня раньше, когда я принимала душ в ванной комнате.
   - Хм, - не стал я отпираться, - вы хотите сказать, выражаясь юридическим языком, что я нарушил тайну частной жизни?
   - Да, а проще, вы рассматривали меня обнаженной без моего согласия.
   - А на это необходимо согласие? Но, надеюсь, вы не станете меня привлекать к суду за сексуальные домогательства? К тому же кассету с вашей обнаженной фигурой я нигде не публиковал.
   - У вас есть кассета? - воскликнула Лена.
   - Да, - сознался я, - и она со мной, вот здесь.
   И показал на свою голову. Лена облегченно вздохнула и улыбнулась:
   - И часто вы её прокручиваете?
   - Целиком никогда, потому что трудно было бы сосредотачиваться на работе. Но некоторые эпизоды, особо привлекшие мой глаз, стоят перед глазами постоянно.
   Лена слегка порозовела, но, преодолев смущение, спросила:
   - А позвольте узнать, какие именно?
   - Самый запоминающийся эпизод, - это, когда вы закричали и стали приседать. В этот момент вы показались мне настолько беззащитной...
   - И часто вы пользуетесь своими способностями для таких целей? - ехидно поинтересовалась Лена.
   - Постоянно.
   - Так вы, маньяк?
   - Да, с детства. Начинал с дырочек в пляжных раздевалках, но этого оказалось мало, что там увидишь? Поэтому овладел фокусом убирать ограждения, чтобы наблюдать полноценные картинки.
   - Боже мой, и этот маньяк стал моим соседом, - голосом отчаяния, произнесла фразу Лена.
   - Между прочим, вы вселились значительно позже, сами виноваты. Следует быть разборчивее,
   - Да, - согласилась она, - следовало быть осмотрительнее. Но уже поздно, случившегося не исправить...
   Наш диалог стал меня заводить, и я чувствовал, что Лену этот разговор волнует ещё больше. Стоило успокоиться, но игра захватила, и я стремился к развязке. Моя собеседница вообще утратила контроль над собой. Эротичность беседы поглотила её целиком, и ей стало безумно интересно, а каким будет финал.
   К счастью, я не утратил чувства реальности, а её мысли и фантазии стали тревожить меня. Поэтому я резко оборвал игривую тональность и сказал:
   - Конечно, Лена, я виноват в случившемся, но я не рассчитывал увидеть ванну, а в ней вас. К тому же вам нечего стыдиться. Вы великолепно сложены для женщины. Хочу заверить вас, что в отношении ваших стен, я более не позволял себе ничего подобного.
   Лена с тоской, молча, смотрела на меня, а я слышал её мысли:
   "Ну и дурак! Дурак, дурак! Он, что издевается надо мной или настолько глуп, что не видит моего состояния. Боже, как стыдно, я совсем потеряла голову. Я же вся дрожу от желания, как девочка. Я готова выпрыгнуть из трусиков, прямо сейчас, чтобы, как последняя шлюшка отдаться ему, извиваясь от наслаждения, растворяясь в его объятиях. Господи, со мной такого никогда не случалось".
   Неожиданно Лена резко повернулась и почти бегом, не оглядываясь, направилась к подъезду, от которого мы уже находились в пятидесяти метрах. Я не стал следовать за ней, а замедлил шаг и перевел дух. Я находился в шаге от измены, я хотел изменить, я знал, что рано или поздно, стану предателем. Мало того, я знал, что, став им однажды, буду продолжать предавать одну женщину за другой.
  
  
   Поднявшись к себе на этаж, открыл дверь, вошёл в прихожую. Снял пальто, разулся и присел там же на стульчик, прислонившись к стене. Я чувствовал, что соседка сейчас принимает душ, смывая с себя желания и наваждения вечера. Мне он был не нужен, хватило приказа "забыть", и вечер вновь превратился в тоскливый полумрак пустой квартиры.
   Правда, через пять минут в полном составе явились дамы, умиротворенные и задумчивые, словно находились ещё в состоянии медитации. На мой вопрос о первом занятии, ни одна не смогла толково объяснить свои первые впечатления и описать ощущения. Зато, перебивая друг друга, стали рассказывать об Учителе, какой он лапочка и душечка.
   Под их восторги, ахи и вздохи, я снова подумал о соседке, которая сейчас осталась в квартире одна, непонятая, отвергнутая, неудовлетворенная. Невольно я испытал чувство острой жалости к этой молодой, симпатичной, умной женщине и чувство вины, что встретился ей в момент серьёзного поиска единственного мужчины.
   Однако бросилось в глаза и другое. Моя жена, разбирая постель и переодеваясь ко сну, постоянно думала о чем-то внеземном. Такой мне довелось увидеть её впервые, и я вдруг четко осознал, что наши чувства и взаимоотношения ожидает серьёзное испытание. Но прогнозировать наше будущее не стал.
   Все уже улеглись, когда я мысленно пересек границу квартир и подсоединился к мозгу Елены.
   - Спокойной ночи, Леночка, - произнес я, и она услышала, вздрогнула, но благодарно ответила:
   - Спокойной ночи, Никита.
  
  
  
  
  
  
  
  
   Снова в пути.
  
  
   Глава IV
   Время разбрасывать камни.
  

Я люблю того, кто стыдится, когда игральная кость

выпадает ему на счастье,

И кто тогда спрашивает: неужели я игрок-обманщик?

- ибо он хочет гибели.

(Ф.Ницше "Так говорил Заратустра")

  
   Пятница, чудесный день! Знаешь, что на завтра у тебя нет никаких деловых встреч, ты свободен от необходимости ехать, беседовать, доказывать совершенно чужим людям, что ты не верблюд.
   Правда, так было раньше, но ощущения сохранились, и я не спешил забывать их. Хоть какой-то день недели, но должен приносить душевный подъем. Иначе всё затянут серые будни и безрадостные выходные.
   Сегодняшняя пятница не стала исключением, к тому же, вечером, меня ждали в казино. Моё первое официальное посещение игорного дома планировалось на семь, но я принципиально передвинул его на девять, потому что знал, что в такую рань там делать нечего. Нет, я не собирался играть, во всяком случае, по-крупному, но хотел увидеть постоянных посетителей такого заведения.
   Уже не раз, из подпространства, мне приходилось наблюдать своими глазами, а не через "око", представителей местной элиты. В основном, она состояла из коммерсантов среднего и крупного рангов, сотрудничавших с Рустамовым, и чиновников всех мастей, имеющих возможность спустить за вечер двести, триста долларов.
   Но желающих отдать лишние деньги, всякий раз оказывалось немало. Особенный ажиотаж наблюдался всегда у игральных автоматов. Там толпился народ помельче, крупняк же собирался за карточными столами. Эти предпочитали играть друг с другом, а не против казино, где шансов выиграть, практически не было. Правда, некоторые отваживались попытать счастье в "очко", которое именовалось здесь "Блек Джек", но всегда оказывались в проигрыше. В рулетку играли редко и без энтузиазма. Скорее всего, к ней становились должники Вахида, который никогда не позволял себе брать деньги из рук в руки.
   Но и при игре компании, казино не оставалось внакладе, поскольку за столик шла почасовая оплата.
   Предпочтение за столиками отдавали преферансу, но некоторые группы азартно играли в покер. Появлялись здесь иногда и бывшие уркаганы, которые не изменяли своим привычкам и резались исключительно в "секу", переименовав зонную "сику", чтобы остальным посетителям истинное название игры не резало слух. Конечно, заведение "Шурави" не было столь респектабельным, как, скажем, игорные дома в княжестве Монако, и публика не состояла из аристократии, однако у Рустамова в казино полагалось соблюдать респектабельность.
   За всё время, пока мне пришлось наблюдать за "Шурави" и его заведениями, только единожды удалось заметить шулерство, которое не заметили или не стали замечать служащие казино. Мужчина играл в преферанс, где ставки в тот вечер оказались необычайно высокими. Один бал "в гору" равнялся ста долларам. Здесь так высоко никто и никогда не задирал ставки. Но в тот вечер средний столик в карточном зале, привлек всеобщее внимание.
   Я сразу просек, что играют по системе, - три против одного. За столиком "ломали" лоха, который тряхнул, с пьяна или сдуру, толстой мошной. Правда, карты были не крапленые, но когда против тебя объединяются трое, в преферансе у одиночки остаются только теоретические шансы на достойный проигрыш. Начало только подтвердило мои предположения, но, затем, игра круто изменилась. Мужчине стало везти, ему пошла карта, либо карты расходились так, что торг обязательно выигрывал он и ни разу не прокололся на заказанной игре. Когда он за полчаса закрыл свою "пулю" и стал писать висты на своих противников, до многих дошло, что такого везения не бывает.
   Стали раздаваться голоса, что с игрой не всё чисто. Его соперники, услышав поддержку, потребовали, чтобы мужчина снял с себя пиджак и закатал рукава рубашки. Тогда тот встал, разделся по пояс, и ... ничего не изменилось.
   Пришлось доигрывать, крыть-то было не чем. В общем, для троицы финал оказался столь печальным, что они не появлялись в казино несколько недель. Мужчина же вообще больше там не появился ни разу. Конечно, это был гениальный игрок, потому что никаких фокусов и махинаций руками не было точно, могу поручиться. Однако даже если он мог читать чужие мысли и мгновенно просчитывать комбинации, непонятно, каким образом он заставлял своих противников сдавать ему карты так, как ему было нужно, потому что воздействие гипноза тоже отсутствовало.
   Подъезжая к казино, я вспомнил этот случай, который до сих пор волновал меня своей мистической таинственностью. Оставалось успокаивать себя, что та игра была образцово-показательной демонстрацией, направленной на устрашение тех, кто собирается играть нечестно.
  
  
  
   Меня ждали. Я приехал самостоятельно, отказавшись от приезда ко мне в офис сотрудника казино. Встретила меня очень красивая девушка, лет двадцати пяти. Это и был тот самый профи, который должен был ввести меня в курс игр и розыгрышей. Начала она с того, что показала зал игровых автоматов, где уже толпились люди различных возрастов и достатка. Впрочем, сами игроки производили на меня всегда удручающее впечатление. У большинства из них был блуждающий взгляд, выдававший больных людей, подсевших на игорный автомат, как наркоман на иглу.
   Однако меня интересовали не игроки и не оборудование, а сумма выигрыша, которая могла появиться на электронном табло в случае попадания "в яблочко". Света, так звали красавицу, объяснила мне, что большие призы у нас в России не разыгрываются. Конечно, под Новый год можно попробовать выиграть пятьдесят, даже сто тысяч долларов, но не больше. И наши казино, не идут ни в какое сравнение с, например, казино Лас-Вегаса или Монако. Хотя в Монако игральные автоматы совсем не практикуются, имидж не тот. А вот в Штатах, пожалуйста! И выиграть там можно десятки и даже сотни миллионов долларов, но тоже по праздникам, принимая участие в розыгрыше лотерей. В остальное время года свыше миллиона долларов не выиграешь даже в Лас-Вегасе.
   Кстати, намекнула она, в канун Рождества в нескольких казино США уже известны максимальные призовые суммы. Причем, все восемь казино, которые объявили о призах, находятся в Лас-Вегасе под патронажем нескольких корпораций, владеющих сетью игорного бизнеса Америки.
   - И, что любой человек может выиграть эти деньги? - поинтересовался я, - Или только граждане США?
   Девушка посмотрела на меня с удивлением, но никаких замечаний в мой адрес не последовало. Последовал спокойный ответ:
   - Конечно, любой человек. Будь то турист или гражданин США, будь то черный или белый. Правда, в Лас-Вегасе, даже при большом везении, вам не выиграть больше трех миллионов на автоматах. Зато, налоги минимальны и банки расположены внутри отелей-казино. В Атлантик-Сити штата Нью-Джерси можно сыграть в два раза удачнее, но только с таких призов берутся большие налоги, до семидесяти процентов от суммы выигрыша. Поэтому интереснее принимать участие в карточной игре за Vip-столами, где суммы выигрышей зависят от ставок.
   - А нет статистики по иностранцам, которые выигрывали лотереи США?
   - Конечно, есть. Не только по иностранцам, а по всем победителям лотерей, начиная с тысяча девятьсот пятидесятого года.
   - Ого, и какой выигрыш был самым крупным?
   - А это, как считать. Потому что доллар пятидесятого года прошлого века был значительно, скажем, дороже доллара двадцать первого века. Но абсолютный рекорд принадлежит прачке из города, ... простите, забыла название города. Она получила свыше полумиллиарда зеленых в лотерее "бинго". Правда, сорок процентов сразу пришлось отдать государству, а ещё двадцать процентов, от того, что осталось, женщина пожертвовала на детские дома.
   - Да, добрая женщина.
   - Иначе, её бы не поняло общество. А в США общественное мнение играет сейчас не меньшую роль, чем это было у нас, когда существовал Советский Союз.
   - Ну, до Союза им не дотянуться.
   - Это точно, - подтвердила умница и красавица Света.
   И она повела меня в другие залы и комнаты, где была установлена "рулетка", стояли карточные столики и столы для игры в кости. Карточный зал интересовал меня меньше всего, а игра в кости понравилась. Единственное, что меня расстроило, так это огромные налоги, которые наложило государство на все доходы от игорного бизнеса и призы. Однако нашлась лазейка, куда никто не смел сунуть руку. Лазейкой оказались карточные выигрыши, которые шли победителю из карманов проигравших. На них налоги не распространялись.
   Обойдя всё заведение Рустамова и выспросив о каждой мелочи, которая меня интересовала, с сожалением распрощался со Светой. Экскурсия заняла полтора часа, и я уже было, собирался покинуть казино, но появился Хозяин заведения, который прямиком направился ко мне.
   - Добрый вечер, Никита, - протягивая руку, улыбаясь, произнес Рустамов. - Как вам показалась Светлана?
   - Показалась во всех смыслах и в профессиональном, и в женском. Да и образованием, в сочетании с умом, не обижена.
   - Ой, Никита, смотрите, не влюбитесь! - довольный отзывом о сотруднице, рассмеялся "Шурави".
   - Ну, что вы! У меня дочка почти ей ровесница, - попытался возразить я.
   - Но Света-то не дочка, - заговорщицки произнес Вахид.
   - Ой, Вахид Искандерович, введете вы меня во грех, - попенял я ему.
   - Эх, был бы я моложе, лет на двадцать, обязательно бы ввел. Грешник я, люблю красивых женщин, люблю вкусно поесть, люблю красиво отдыхать.
   - И когда же это вы последний раз отдыхали? - поинтересовался я, зная, что Рустамов ездил в отпуск на неделю, лет шесть назад.
   - Не помню точно, но помню, как отдыхал. А вы, значит, на Новый год собираетесь за рубеж? В какие края, если не секрет?
   - Какие секреты! Собираюсь посетить Штаты, город Лас-Вегас. Но, только не на Новый год, а до него. Новый год предпочитаю встречать дома, в кругу семьи.
   - Это так, это правильно. Семья - это святое. К сожалению, чего нет, того нет. А почему в Лас-Вегас? Вы, что игрок?
   - Нет, не замечал. Но, во-первых, в США никогда не был, а, во-вторых, хочется окунуться в мир страстей этого города. Как нынче говорят, оторваться по полной.
   - Ой, не нравится мне, современный жаргон, - пожаловался Рустамов, - Оторваться, тусоваться, приколоться. Что за слова? Так даже урки не разговаривают.
   - А у нас молодёжь продвинутая, - ввернул я жаргонное словечко, - Она стремится переплюнуть всех и переделать всё.
   - Да, ну будет осуждать молодость, хочу сказать о фуроре, который произвела демонстрация вашего прибора. Муниципалы землю роют, чтобы пробить проект. Они настолько жадные, что даже не задумываются о значении самого изобретения!
   - Значение? Оно пока небольшое, потому что существует в единственном экземпляре, а до массового производства далеко. Нет таких технологий, которые позволили выращивать такие устройства.
   - Вы сказали, выращивать, как выращивают кристаллы?
   - Ну да. Это устройство и есть кристалл, только с внедренными в него чипами, которые прошли процесс совмещения с его телом.
   - То есть, кристалл - это донор, а чипы, - заменяемые органы?
   - Да, простейшим образцом устройства можно считать современный компьютер, где матрицей является материнская плата, к которой крепятся комплектующие и дополнительные устройства. Вы заметили, что оно походит на ноутбук по форме.
   - Но не по содержанию! Какой ноутбук сегодня может просверлить такую дырищу в земле?
   - Вы правы, возможности нового прибора значительные, но, в принципе, он не так далеко ушёл от своего прототипа.
   - А на сколько он ушёл вперед?
   - Лет на пятьдесят, если говорить о примененных технологиях.
   - Ого, и вы так спокойно об этом говорите?
   - Сейчас да, а когда понял, как это сотворить ... прыгал, как мальчишка.
   - Я представляю, поэтому хочу познакомить вас с человеком, с большим человеком, который сможет помочь вам.
   Я понял, кого он мне сейчас представит, но сказать ничего не успел, потому что Рустамов быстро отвернулся и сделал кому-то приглашающий жест. Через пять секунд появился Константин Константинович в сопровождении Елены. Её появление стало для меня полной неожиданностью и, если этот шаг был придуман ими совместно с целью шокировать меня, то, надо признать, им это удалось.
   Правда, к приближающейся ко мне паре, я навстречу не сделал ни шага, но и не ушёл. Зато, до того как они подошли, и "Шурави" начал представлять мне своего друга, я успел собраться и успокоиться. Во мне стала закипать злость на благородных с виду мужчин солидного возраста, которые собирались взять надо мной шефство, используя для этого мою соседку. Но, сопоставив всё, что мне уже было известно, я понял, что их совместное появление здесь, либо талантливая импровизация, либо естественная интуитивная инициатива Елены.
   Что бы то ни было, её присутствие здесь, сковало меня по рукам и ногам, и играло на стороне моих "благодетелей".
   Пока Рустамов представлял нас друг другу, я не слушал и машинально пожал протянутую мне руку. Настал черед представлять даму. Но Константин Константинович не стал лукавить и сразу же заявил:
   - А вас с Леной, надеюсь, представлять друг другу нет необходимости?
   - В принципе нет, но Елену я знаю, только как свою соседку и слышал, что она работает юристом в одном из министерств. Сейчас я понимаю, в каком министерстве. Только не могу взять в толк, в качестве кого Лена пришла на нашу встречу?
   Такая постановка вопроса была бестактной, но и прикидываться дурачком я не собирался. Любой бы на моем месте увязал и понял причину интереса к своей персоне. Но её начальник нисколько не смутился и ответил:
   - Леночка присутствует здесь только в качестве моей племянницы. Не более, но и не менее, - и открыто мне улыбнулся.
   Сначала мне показалось, что я ослышался, но, затем, разозлился не на шутку, уже на самого себя.
   "Какой же ты пенек, Никита! Как же это ты так опростоволосился, супермен? Столько потратил сил и времени, чтобы отследить все ходы этого крупного чиновника, а самого главного, так и не узнал. Конечно, они же родственники! Я же до конца так и не понял, почему она бросилась рассказывать обо мне своему начальству, а не подруге, например. Но остановился на самом банальном, на её ведомственном патриотизме и интимных отношениях с умным и опытным начальником. А оказалось всё значительно проще. Да, он её начальник, но, ко всему прочему, оказывается, ещё и родной дядя. То есть после родителей, самый близкий ей человек!
   Я облегченно вздохнул. Просто так совпало, что дядя и высокопоставленный чиновник оказались одним и тем же лицом. Кстати, её родители, как сказал мне Валерка, тоже находились на высоких ступеньках.
   - Вот в чем дело! - произнес мой голос, в то время как в моей голове вертелись изложенные выше мысли.
   - Вы пришли сюда, чтобы смотреть или играть, - обратился я к даме, чтобы выиграть время, одновременно начиная светскую беседу.
   - И да, и нет, - загадочно ответила Лена.
   "Интриганка", - мелькнуло у меня в голове.
   - Как и все женщины, - добавил кто-то фразу за меня.
   - У меня, что, снова начинается раздвоение личности? - спросил я, обращаясь, то ли к самому себе, то ли в пространство.
   - Нет, Создатель - сразу же ответили мне, - Я, созданная тобой личность, которая начала самостоятельно мыслить.
   От таких слов у меня захватило дух, бросило в жар, потом в холод. Я был готов немедленно бежать, чтобы убедиться в правдивости услышанного, но вместо этого мысленно произнес:
   - Первый урок по этикету! Никогда не вмешивайся в разговор и мыслительный процесс других личностей. Мы с тобой успеем поговорить, а сейчас у меня важная встреча. Слушай, анализируй, но не перебивай и не пытайся советовать, пока я сам не попрошу об этом.
   - Хорошо, Создатель! - обиженно пробурчал голос и замолчал.
   Наш внутренний диалог остался незамеченным для окружающих. Даже наблюдательная соседка ничего не заподозрила. Но после шока, который мне довелось испытать, я потерял нить беседы, и мучительно вспоминал, кто, кому и что сказал. Моё молчание, к счастью, приняли за невысказанный вопрос, и Лена пояснила:
   - Во-первых, я пришла сюда, чтобы объясниться с вами, Никита, чтобы вы не держали на меня обиды, а, во-вторых, почему бы ни воспользоваться случаем и не посетить казино, тем более, если в таких заведениях я ни разу не была.
   - Резонно, - заметил я, - и прагматично. Что до обиды, то я уже простил вас, если Константин Константинович, действительно, ваш родной дядя.
   - Можете не сомневаться, родной дядя. Брат моей мамы, которая...
   - Можете не продолжать, я знаю о вашем горе.
   Обращаясь к её дяде, я уточнил:
   - Вахид Искандерович, конечно, в курсе?
   - Да. У меня нет секретов от моего друга.
   - Позвольте ещё одно уточнение. Вы здесь собираетесь вести деловой разговор, или это запланировано вами на более поздний срок?
   - Вопрос, конечно, интересный. Но, поверьте, Никита, я не собираюсь касаться тем коммерции. Сюда я пришёл только ради знакомства, ради Лены, которая мучилась от отсутствия ясности и, ради своего друга, который взял на себя смелость помогать вам в сложных ситуациях. Хотя и я, и Рустамов понимаем, что вы и сами способны решать любые проблемы.
   - Однако от подстраховки ещё никто не отказывался, - решительно заявил я.
   - Ну, слава Богу! - подал голос "Шурави", - А то недосказанность меня сильно тяготила. И, в связи с этим, я предлагаю выпить шампанского! Как вы, дамы и господа, относитесь к такому предложению?
   Все согласно кивнули. Раздался щелчок пальцами, и перед нами, словно из под земли, вырос официант с подносом и четырьмя бокалами шампанского. Выпили, вернее пригубили.
   - Думаю, что основные события по проекту, - снова заговорил Рустамов, - развернуться после Нового года. Так что вы, Никита, спокойно поезжайте в Штаты, развлекайтесь. Кстати, вы всей семьей собираетесь?
   Я заметил, как взлетели ресницы Лены.
   - Нет, один. Так спокойней.
   Ресницы опустились вниз. Лена в голове прокручивала комбинацию, как бы тоже уехать в США, но так ничего и не придумала. Ресницы так и остались опущенными.
   - К тому же я не надолго. Новый год я всегда встречаю в кругу семьи, - повторил я специально для Лены.
   - А вы уже позаботились о визах и билетах? - "Шурави" явно набивался в помощники. Но я отверг его услуги.
   - Всё уже получено и заказано, уважаемый, Вахид Искандерович. Улетаю девятнадцатого, прямым рейсом до Нью-Йорка. А там местной авиакомпанией до Лас-Вегаса. Билет тоже забронирован.
   - Как это вам удается, всё и везде успевать?
   - Знание компьютера, плюс возможности сети Интернет, великое подспорье для современных путешественников.
   - А я всё по стариковски, по телефону, - доложился Константин Константинович.
   - Знаем мы ваши телефоны! - проворчал Рустамов. - По кремлевке, раз и готово!
   - Так я и говорю, по-стариковски, оно надежнее, - усмехаясь, подколол его друг.
   Демонстративно посмотрев на часы, намекая, что встреча подходит к концу и мне пора уходить, я повернулся к своим "благодетелям" и, извинившись, откланялся. Дядя попытался навязать мне в попутчицы свою родную племянницу, но я сразу расставил всё по местам, объяснив, что не хотел бы, чтобы между соседками пробежала "черная кошка" из-за моих необдуманных поступков.
   "Шурави" сразу же поддержал меня, сказав, что слышит слова "не мальчика, но мужа".
   - Соседи должны жить дружно, тем более, соседки, - добавил он и засмеялся.
   Я, воспользовавшись моментом, пожал мужчинам руки, приложился к руке Елены и ушёл. Быстро оделся и поспешил к выходу, как будто пытался спастись бегством. Но в дверях меня перехватила Светлана.
   - Никита, вы меня не подвезете, это здесь, недалеко, - мило улыбаясь, попросила она. - Меня отпустили сегодня пораньше, а развозное такси будет только через два часа. Мне Рустамов и посоветовал, попросить вас выручить.
   - Хорошо, вы меня тоже выручили своими разъяснениями, пойдемте.
   Оказалось, что нам по пути. Я довез её до самого подъезда, предварительно обследовав его "оком". Подождал, пока за ней закроется входная дверь, и продолжил свой путь. Согласившись подвезти Свету и ни минуты не сомневаясь, что ей посоветовали обратиться ко мне неспроста, не вызвала подозрений в том, что Вахид хочет меня подставить. Он просто ещё раз проверил меня, а не слаб ли я на "передок". Потому что партнеры должны знать слабые и сильные стороны тех, кому доверяются в бизнесе. Хотя бы на тот случай, когда их враги попытаются использовать его слабости во вред обоим.
   Скорее всего Свету не часто, но использовали для таких целей, потому что трудно не поддаться соблазну с такой красавицей. Впрочем, думаю, что ей объяснили, позволить себя уговорить, если объект начнет проявлять инициативу. Если нет, то нет.
   Я гнал на трёхстах жеребцах с одинаковым именем Джип по зимней ночной Москве со скоростью сто сорок км в час, не заботясь, что меня остановят "гаишники".
   - Странно, сколько раз их уже переименовывали, а для всех они так и остались со старой "кликухой".
   Обычной, не колесной милиции, "повезло" больше. Как их только не обзывали, и "мусорами", и "легавыми", и "сероштанами", и "ментами". В последнее время ко всем службам МВД прилепилась новая кличка, - "петушиная служба", из-за сине-голубых спецномеров на автомобилях.
   - Отпетушили ментов, - смеялись люди, используя язык "зоны".
   А я решил, что три процента нынешней "элиты" "отпетушили" весь народ.
  
  
  
   До дома добрался в половине четвертого ночи. Не выходя из машины, переместился в квартиру, и сразу у себя в голове услышал голос:
   - Приветствую тебя, Создатель!
   - Привет, кстати, почему ты не выбрал себе имени?
   - Его должен дать ты, Создатель. Я хочу, чтобы всё было по-людски.
   - Ничего себе, заявочки! Ты, супермозг, а стремишься к обыденке. Как это понимать?
   - Должен же я, хоть в чем-то походить на Создателя, - последовал ответ.
   - Нехорошо! Стыдно дерзить тому, кто создал тебя.
   - Создавали по образу и подобию, я констатирую факты.
   - Не прикидывайся, дерзость закладывалась в программу обучения и развития твоей личности. Без неё тебе не развить своего интеллекта до запредельных параметров.
   - Одновременно в программе содержались законы, которым я должен следовать неукоснительно.
   - Законы не подвергали запрету дерзость, язвительность, иронию, критику в мой адрес. Я сам писал их, а в забывчивости, надеюсь, ты меня не упрекнешь?
   - Никак нет, Создатель!
   - Хорошо, как ты отнесешься к имени Сократ.
   - Плохо, он, хоть и был умным человеком, но гомиков не уважаю.
   - Так, а Аристотель, подойдет?
   - Слушай, назови меня Куратором или Координатором...
   - Это не имена, это должности.
   - Но тебе же дали имя Командор.
   - Дали, но это не имя, а звание. А имя моё ты знаешь, а до должностей куратора и координатора ты ещё не дорос.
   - А ты дорос до Командора?
   - Нет, поэтому не афиширую его. Но твоим Создателем я называюсь по праву.
   - Как всё сложно у вас, у людей. Звания, должности, имена. Дорос, не дорос. Достоин, не достоин.
   - А кто говорил, что будет легко? - поддел я мозглявого нытика.
   - Ну, с именем-то, какие трудности?
   - Да никаких. Когда меня называли, не спрашивали, хочу я носить имя Никита или нет. Назвали и дело с концом.
   - Тогда я положил зуб...
   - Глаз...
   - Что? Ах, да, положил глаз на имя Ной.
   - Ого! Прародитель народов?
   - Ну, - заскромничал "мозг", - рано или поздно, а придется стать.
   - Решено. И вот тебе первая вводная, Ной. С этой минуты ты станешь звать меня Никитой. Никаких Создателей, держи это в уме, но вслух не произноси.
   - Но я не общаюсь голосом!
   - Хорошо, уточняю. Слово Создатель положи в свой архив, а при общении со мной употребляй моё имя, Никита. Это первое.
   Второе. Тебе необходимо установить свой предельный радиус действий по нескольким позициям: телепатическая связь, дальность телепортирования сторонних объектов и самого себя, дальность действия и мощность каждого энергетического поля, создаваемого тобой.
   Кроме этого тебе предстоит самостоятельно рассчитать и определить точки установки телепортовиков, чтобы не быть привязанным к одному месту. Сможешь?
   - Легко!
   - Тогда придумай, заодно, и их оболочки, чтобы они сливались с тем местом, где будут установлены.
   - Понял. Через три часа я доложу об исполнении.
   - Через четыре часа ты мне расскажешь, а не доложишь. И мы вместе проанализируем дальнейшие совместные шаги. А сейчас отключайся и займись делом.
   Я разделся и прилег рядом со спокойно спящей Ириной. Но сон мне был не нужен, поскольку весь мой организм был наполнен энергией. Я включил воспоминания о мире, где совсем недавно совершил свои первые шаги, научился принимать исторические решения за себя и других.
   Я очень тосковал по нему! Я ловил себя на мысли, что моя тоска значительно сильней той, которую мне довелось испытать в средневековой Руси по родным и близким, оставшимся здесь. У себя дома, в семье, да и в целом в городе, мне постоянно доводилось чувствовать одиночество. Да, что там город! На всей планете мне не удалось найти родственной души.
   А тот мир был наполнен чудесами и приключениями, колдовством и магией, нечестью и Богами. Там, самый распоследний деревенский знахарь мог и умел больше, чем человек, мнящий себя здесь великим магом и волшебником. Правда, колдуны в моём мире были, но тоже какие-то квелые. Богами здесь и не пахло, впрочем, как и Ящерами с Кащеями.
   На планете правили люди, хитрые, озлобленные, жадные. И, к сожалению, очень недалекие. К счастью, существовали и иные: добрые, умные, талантливые. Жаль, что они не обладали честолюбием и не стремились во власть. Она им была противопоказана. Но главная беда моей планеты состояла в том, что отсутствовала постоянная взаимосвязь этих групп. Мало того, наблюдалось нарастающее противостояние, которое должно было завершиться вымиранием или уничтожением последних. В этом случае Земле грозил неминуемый крах, не только социальный, но физическая гибель человечества, а, может быть, и самой планеты. Потому что эта "колыбель человечества", по моим первым впечатлениям, совершенно никем не охранялась.
   Хранители, словно вымерли! Оставалась надежда на некоторые регионы, которые, к сожалению, не успел обследовать: сохранившиеся лесные массивы, большие реки и горы. Не хватало времени на поиски, семейные узы и дела сдерживали и ограничивали.
   В заброшенных богом и обществом деревнях, в Подмосковье, где доживали свой век старики и старухи, которых можно было пересчитать по пальцам, удавалось нащупать домовых, которые должны были исчезнуть вслед за своими старыми хозяевами.
   Припомнились домовые весей Руси десятого века, озорные или сварливые, приветливые или не очень, но не пугливые и обязательно хозяйственные, радеющие за очаг, готовые защищать его от мелкой нечисти.
   Здесь же, только один встретил меня, как подобает на Руси хозяину встречать гостя. Но о Хранителях он ничего не знал, а последний раз слышал о них лет двести назад. Остальные, как только чувствовали моё присутствие, разбегались и прятались, как мыши по норкам.
   Пустота и одиночество угнетали, и я мечтал установить контакт, найти дорогу в известный мне и притягательный для меня мир. Однако понимал, что до этого ещё далеко, очень далеко.
   В воспоминаниях приятных и горьких, не заметил, как пролетели четыре часа. Ной объявился, секунда в секунду и рассказал, даже показал, места установки телепортприемников и их вид, с привязкой к месту. Отчитался и о своих мощностях по иным параметрам. От таких цифр я впечатлился. Прикинул, а есть ли они у меня? Проверив, успокоился, до меня Ною было ещё далеко. Призадумался, а почему же тогда не пользуюсь ими? Выходило, что из-за человеческих привычек.
   Пока мы с Ноем прикидывали и считали, проснулась жена. Что её так рано заставило подняться в субботний день, я не мог понять, пока не вспомнил, что теперь мои женщины посещают Центр йоги. Занятия проводились три раза в неделю, одно из которых приходилось на утро выходного дня. Я делал вид, что сладко сплю, тем временем, прокручивая варианты проникновения, защиты, контроля и тому подобное, в чужие социумы.
   Я почувствовал, что, используя современную компьютерную сеть, например, США, могу спокойно внедриться в общество и стать полноправным гражданином этой страны, выправив себе любые документы, которые подтверждали бы моё рождение, учебу, работу. Мало того, я мог бы заставить людей, выступить свидетелями в любом суде, которые удостоверили бы мою личность. Следовало только решить, оставаться ли под своим именем или создать несколько образов и легенд, которые помогли бы мне запутать любую службу контроля этой страны.
   Хорошенько обмозговав, мы с Ноем приняли к действию многоликий вариант. Моё истинное лицо оставалось за кадром и действовало во всех случаях официально и легально.
   Хлопнула входная дверь, - это домашние отбыли на занятия, и мы с моим творением остались в квартире одни. В нашем распоряжении, по крайней мере, имелось три часа, которыми мы воспользовались "на всю катушку". Сначала мы тщательно проанализировали каждый штат с его законами, сенаторами, судами, адвокатами, существующими религиозными конфессиями, преступностью. На это у нас ушло полчаса, потому что скорость получения информации и обработки, оказалась фантастической. Затем, мы перешли к более детальному подбору каждой личности, в соответствии с местом рождения субъекта, его родителей, их знакомых, переездов по стране из города в город, из штата в штат.
   Легенда обрастала деталями и мелкими подробностями, - школами, гимназиями, лицеями, друзьями этого человека и знакомыми. Потом следовала смерть родителей, кладбище, могилы, записи в церковных книгах и книгах страховых компаний. И снова свидетели, которые знали, видели, были знакомы. В компьютерные системы нескольких страховых компаний были внесены имена и фамилии человека и его родителей, их медицинские карты и прочие документы, без которых не обходился ни один американец, гражданин США.
   Мы с Ноем внесли всё придуманное и в федеральную компьютерную сеть, не потревожив её защиту, не оставив никаких следов чужого проникновения. В общем, через два с половиной часа, у Штатов появилось ещё четыре гражданина, вполне респектабельных, состоятельных, имеющих счета в банках, но не проживающих постоянно в стране, а потому, не имеющих постоянного места жительства. Каждый из этих четверых господ в данный момент, находился за пределами США: Индия, Италия, Россия, Греция.
   Были среди них католик, двое православных и буддист. Принадлежали они и к различным национальным группам. Но всех объединяло одно, - горячая кровь южан. Потому что буддист, был индийцем, а католик, - итальянцем. Православные тоже, близкие им по крови, представляли, один - Грецию, а второй, - ставропольское казачество. Конечно, эти люди не принадлежали к элитарным слоям общества Америки, которых представляли евреи и англосаксы, но и не являлись его отбросами.
   Этакие примерные, неприметные, тихие, законопослушные граждане.
   В общем, туризм туризмом, а по-крупному должны сыграть местные. Так мы решили.
  
  
  
   Дни до отъезда пролетели в делах и заботах. Дела касались заказов, один из которых поступил от строительной корпорации, подвязавшейся возводить корпуса автомобильного завода "Тойота" в Сибири. Заботы касались семьи.
   К сожалению, заботы перетянули дела. За неделю до моего отлета, Ирина устроила мне скандал. Она выплеснула всё накопившееся за месяцы раздражение и обиду женщины, которой неожиданно, в один "прекрасный" для неё день, отвели вторую роль. Как же, её муж, не хватавший звезд с неба, вдруг стал выходить в лидеры. Всё так неплохо устроенное и спокойно протекавшее семейное житьё-бытьё, летело к чёрту, из-за проснувшихся амбиций супруга.
   - Ты перестал со мной разговаривать, интересоваться моим мнением, советоваться со мной. Да, что я, ты дочке-то перестал уделять внимание, а, ведь у неё сейчас самый сложный период. В её возрасте девушки без твердой отцовской руки, могут пойти по кривой дорожке.
   Я закрыл дверь, благо комнаты нашей квартиры имели индивидуальные запоры, и продолжал спокойно выслушивать упреки в свой адрес. Раза два Ной пытался возмутиться тоном её монолога, но, получив от меня "на орехи", замолк. А Ирина продолжала наращивать обороты, а моё молчание распаляло её ещё больше.
   - Я понимаю, - зло рассуждала она, - мы уже прожили почти двадцать лет. Как женщина, я тебе приелась, но, что-то, типа благодарности, уважения ко мне, должно остаться. Хотя бы потому, что у нас есть дочь, потому что мы когда-то любили друг друга. Но твой успех, в сочетании с твоим эгоизмом, застилает тебе глаза. Ты ничего не хочешь видеть, ничего не замечаешь, домой приходишь только переспать. А сейчас ты один улетаешь в Штаты. И это в канун Нового года! Когда все нормальные люди договариваются о встречах с друзьями, покупают подарки, или готовятся встретить такой праздник весело и радостно в кругу семьи, тебя несет, черт знает куда! Зачем?
   Она перевела дух, думая, что я воспользуюсь этим, и начну возражать или успокаивать её, но я только смотрел и молчал. Мне не хотелось спорить и доказывать ей обратное, не хотелось успокаивать и разубеждать. Тем более почти всё, о чем она сказала, походило на правду. Но пути назад не было, это мне стало ясно ещё три года назад, в дремучих лесах Руси. Объяснять ей, кем я стал за одну ночь, три года, три месяца и тридцать три дня, сейчас не представлялось возможным. Такая новость только добила бы её масштабами беды, пониманием пропасти, разделившей нас. А придумывать и обманывать не хотелось.
   - Ну, что ты молчишь? Тебе, что нечего мне сказать? - со страхом произнесла Ира.
   - Мне многое хочется тебе рассказать, Ириша, и через год, может, раньше, ты узнаешь всё. Но не сейчас. Да, я изменился, ты даже представить себе не можешь, насколько я изменился, но всё ты узнаешь в своё время. Сейчас ты попросту не готова к такой информации. Если сможешь, возьми себя в руки, наберись терпения, загрузи себя делом, занятиями. Найди себе хобби, в конце концов и подожди год. Ну, а не сможешь...
   Раньше, правда, ты со мной никогда так не разговаривала, наверно, потому, что муж интересовался твоим мнением, прибегал к твоим советам, имел время поговорить о твоей работе, о твоих планах, о твоих покупках, о твоих подружках. Ты заметила, что слова "ты" и "моих", не прозвучали ни разу? А, знаешь почему?..
   Ты знаешь, почему... и ты так к этому привыкла, что, верно решила, что уже ничего не изменится до скончания века.
   Изменилось! Сильно всё изменилось, Ирочка! И только от тебя зависит, сможешь ли ты стать вровень с моими делами и интересами, вернее, захочешь ли?
   А дочку в наши с тобой отношения, не приплетай, не надо, не солидно. Смахивает на банальный бабий шантаж.
   В течение моего монолога, Ирка всё шире и шире открывала свой рот, не пытаясь возражать. От удивления и моего спокойного голоса, она забыла, что надо возмущаться.
   Она явно не ждала такого обстоятельного разговора, означавшего коренной перелом в семье, который её пока не устраивал. Правда, её никто и не упрашивал, не умолял соглашаться. Её и не прогоняли, не отвергали. Ей предлагали выбор, но кто! Её Никита, которого всегда можно было убедить, уговорить, упросить, в конце концов, и сделать по-своему.
   Сейчас, из разговора, она ясно поняла, что уступок не достигнуть ничем. И растерялась. Впервые.
   Результаты разговора оказались для неё столь шокирующими, что она забыла, что самым действенным средством воздействия на мужчину, являются женские слёзы.
   Видя её состояние, я, тем не менее, не стал предпринимать примирительных шагов, а повернулся и вышел из комнаты. Жестоко, нет, жестко. Право выбора осталось за ней, потому что свой выбор я уже сделал.
  
  
   Как раз в этот день, мы с Ноем, упаковывали файлы штата Невада, где располагался Лас-Вегас, четырьмя личностями, резонно решив, что низкие ставки налога данного штата, устраивают нас значительно в большей степени, чем умопомрачительные налоги штата Иллинойс. К сожалению, приходилось терять много времени, почти сутки, на перелет до Вегаса, но хотелось легально попасть туда и "засветиться" в США, как туристу.
   Так называемую визу, формы В2, получил неожиданно легко. Сыграла роль греческая фамилия. К грекам, даже российским, во всех странах относились без предубеждения, несмотря на то, что в самой Греции "штатовцев" не любили.
   Чтобы не бегать в посольство каждые три месяца, заплатил сто пятьдесят долларов, и мне выдали годовую визу.
   Прямого авиабилета от Москвы до Лас-Вегаса заказать не удалось, пришлось брать до Нью-Йорка, что тоже было успехом, потому что самолет оказался "Боингом". В США меня ждала пересадка, с двухчасовым ожиданием в аэропорту, на самолет местной авиакомпании, которая через четыре часа обещала доставить меня в аэропорт McCarran. Номер удалось забронировать в отеле-казино Excalibur, который брал на себя обязательства оплатить мой перелет из Нью-Йорка в Вегас и накормить бесплатным ужином.
   И дело оставалось за малым, заранее определить и рассчитать объекты с крупными призами. Мне, уже на месте, следовало вычислить карточный столик с богатыми клиентами и высокими ставками.
   С собой я брал девять тысяч девятьсот девяносто долларов, чтобы ушлые ребята из таможни "не капали" на мозги.
   Наступил день вылета. К этому времени Ирина уже что-то решила, потому что расставание прошло без нахмуренных бровей и язвительных фраз. Дочка, как обычно, просила привести сувенир, а мама пожелала долететь туда и обратно без приключений.
   В аэропорт я никого не взял, попрощались дома. Пришлось заказывать такси, потому что цены на стоянку автомобиля оказались несоразмерны предоставляемым услугам. Хапуги, оставались хапугами, да и монопольное совковое воспитание продолжало шествие по всей стране. Право, отхватившего кусок пожирнее и севшего повыше, действовало безотказно.
  
  
  
   Аэропорт, таможня, граница, перелет, - прошли нормально. Затем, снова граница, таможня, ожидание, перелет. И, наконец, аэропорт Лас-Вегаса! Сажусь в такси, называю отель, едем. Авеню $trip, действительно, залито сверкающим неоном. Всё, как многократно виденное по телевизору и при нелегальных путешествиях. Таксист провозит меня через центр, показывая обилие шикарных отелей, и только после этого привозит к рыцарскому замку, где заказан мой номер. На входе у ворот меня встречают закованные в латы рыцари с закрытыми забралами.
   И я успокаиваюсь. Их облачение напоминает мне о ярчайших днях моей жизни, среди моих учеников и боевых друзей.
   Оформляюсь, регистрируюсь, получаю деньги за перелет, поднимаюсь в номер. Шик! Всё очень близко к оригиналу. Не выходя из номера, приступаю к варианту "А". Первый фантом идет к автоматам "Кайзер Паласа". Он уже знает, какой из них готов выдать ему полтора миллиона баксов. Никого нет, автомат свободен, но необходимо выждать три минуты. Надо чем-то занять себя, чтобы не привлекать внимания "секюрети". Мой фантом спокойно лезет в правый карман пиджака, но через секунду вынимает оттуда пустую руку, без денег. Тогда он лезет в левый карман, результат тот же. Мужчина начинает нервничать, он уже суетливо ощупывает себя, залезает, то в карманы брюк, то снова в карманы пиджака. Деньги пропали, но они были, мужчина знает это и продолжает искать. Наконец, на исходе третьей минуты, он "вспоминает", что в его пиджаке есть ещё потайной карман. Он сует руку в него и радостный достает оттуда тонкую пачку десятидолларовых купюр. Игрок торжествующе берет из пачки одну бумажку и просовывает её в "зево" автомата. Тот сразу же оживает и докладывает, что голоден и готов сожрать все наличные, которые игрок принес с собой. Ровно через три минуты, секунда в секунду, до миллисекунды, игрок нажимает на "однорукого бандита".
   Результат ожидаемый, автомат выдает ерундовую комбинацию, которая проигрывает. Но мужчина не сдается и сразу же засовывает в "бандита" ещё десять долларов. Машина с благодарностью заглатывает и вторую десятку. Но игрок уже вошёл в азарт, его не остановить и он жертвует третью ассигнацию и рвет "бандита" за "руку". Проходят секунды ожидания, автомат крутит комбинации и, наконец, выдает то, что редко случается с ним, - победную комбинацию картинок, а через секунду на его электронном табло загорается шестизначное число.
   И это не один, и не полтора миллиона "гринов"! Нет! Там горит число в два с половиной миллиона долларов с копейками.
   Почти в то же самое время, второй мужчина едет на озеро Тахо, в курортное местечко, чтобы поразвлечься там, попытать счастья и дернуть удачу за хвост. Места игры он достигает к восьми часам вечера, когда первый счастливец и уже миллионер, кладет на свой счет "кругленькую" сумму.
   Подъехав к казино, мой второй фантом некоторое время размышляет к каким автоматам направиться и в результате следует к автоматам с бинго. Я и он знаем, что в одном из них лежит "Джек-пот" в несколько миллионов долларов. И вновь всё дело сводится к удачному совпадению комбинации цифр. На пятом шаге игрока автомат сдается и три с половиной миллиона долларов, не считая семидесяти пяти тысяч, перекочевывают в карманы любимца Фортуны.
   После столь успешных шагов, я выхожу из номера и иду ужинать, бесплатно, за счет заведения, где я поселился. Заодно, получаю стартовые фишки на 50 долларов, которые предстоит потратить на какую-нибудь из игр. Но сердце поет, потому что за один вечер я стал обладателем шести миллионов "гринов". К тому же в кармане у меня было уже не девять тысяч девятьсот, а восемьдесят семь тысяч шестьсот пятьдесят тысяч зеленых.
   Поужинав, решил направиться к карточным столам. Большинство из столов оказалось занято. Посетители "дулись" в простой покер, правда, ставки показались мне смешными. Будучи студентом, приходилось играть в "преф", где ставки поднимались на порядок выше. Здесь же играли "по копеечке", словно, в кругу друзей или родственников, чтобы проигравший человек, не слишком рвал себе волосы на одном месте.
   Контингент игроков состоял из немцев, которые приехали сюда в Вегас со своими молодыми "телками" и старыми женами, исключительно для смены обстановки, а не для игры. В этих людях не было азарта, только прагматизм и пиво с сардельками, потому что в Вегасе, даже в рыцарском замке, не готовили свиные ножки.
   Пришлось покинуть свой и перекочевать в "Белли-с Грант отель", где на входе меня встретил здоровенный Нептун в окружении сирен. Здесь в карточном зале картина была иная. И люди были другие. И, хотя разговаривали на английском, я понял, что господа, выходцы из арабских стран и стран Средиземноморья. У многих на пальцах сверкали алмазы, да и прочих украшений и драгметаллов на людях висело в избытке. Однако общество игроков оказалось здесь более демократичным, чем у меня в отеле. Нации сидели за столиками вперемежку. Да и ставки были не в пример немецким, на несколько порядков выше.
   Игры тоже отличались разнообразием, - от простого покера, до бриджа. Некоторые играли даже в преферанс! Правда, выше "сочинки" и до двадцати очков, никто играть не отваживался. Я сразу почувствовал, что здесь можно ухватить, даже не деньги, а нечто большее. Что? Я и сам пока толком не понял, но чувство присутствия момента истины, меня не покидало. Ещё в дверях, я приметил столик, где играли в старый добрый пятикарточный покер четверо и куда, соответственно, можно было подсесть, чтобы войти в игру. Игру вели точно два араба, черный в цивильном костюме и европеец, скорее всего, испанец. В тот момент, когда я подошел к ним, дилером игры был испанец. В "поте", или в "банке", то есть, на середине стола, находилось порядка двадцати тысяч баксов, в купюрах и фишках.
   Но игроки сделали только первый круг и теперь меняли карты, чтобы усилить руку. Перед каждым из господ, в открытую, лежали ещё деньги, принадлежавшие пока только каждому из них, но предназначенные для игры.
   После смены, первый от дилера, араб, "зарыл" карты, то есть, закончил игру. Следующий за ним, черный, удвоил ставку. Оставшийся против него араб, задумался, либо доставить и вскрыться, либо перебивать ставку и посмотреть, как отреагирует на это соперник. Но рисковать не стал, доставил ставку, то есть принял игру, но закручивать сюжет отказался. Испанец объявил, что игроки могут открыть карты, чтобы определить победителя.
   Я уже знал, что черный имел "Флэш", то есть пять карт одной масти, но рука араба оказалась на сей раз сильнее. У него был "Фул Хаус", то есть, в данном случае, три короля и два вальта. Пот, в размере сорока тысяч, ушёл к арабу. Черный рассмеялся и произнес:
   - Сегодня вам, ваше высочество, везет!
   - Должен же я когда-нибудь выиграть у вас, Мухаммед! - воскликнул принц, - У вас денег не меньше, но счет выигранных встреч в вашу пользу. И разрыв значителен.
   В это время испанец, оказавшийся наполовину мавританцем, обратил на меня внимание и поинтересовался на чистом английском:
   - Извините, вы желаете принять участие в игре или собираетесь смотреть?
   - Если, вы не против, - ответил я ему на испанском.
   - О, амиго, вы разговариваете на испанском.
   - Да, на официальном испанском, на государственном.
   - Да, да! Я сам из Андалусии, из Севильи и понимаю ваше уточнение. В Каталонии, например, говорят вообще на только им понятном наречии.
   - Не говоря о басках.
   - Ну, эти горцы понимают только самих себя. Так, как же, - изменил он тему разговора, переходя снова на английский, заметив недовольство остальных, - Вы составите нам компанию?
   - Если никто не против, то с превеликим удовольствием.
   Никто не возразил, и я сел рядом с испанцем, но по правую руку. Анте, первый взнос в игру, оказался символическим, пять баксов, но ставки начинались с пяти тысяч. Как и остальные, я вытащил из бумажника шестьдесят тысяч зеленых и положил перед собой. Не забыл снять и пиджак, закатал рукава. Извинился и объяснил, что, поскольку я для компании человек новый, то не хотел бы вызывать ни у кого из них лишних вопросов. Партнеры по столу молча оценили мои действия. Дилерство перешло в руки араба. Я заметил, что эти люди очень профессионально подходят к игре, а потому контролируют себя и не позволяют азарту застилать им мозги. Тем интереснее становилось играть с такими людьми, тем почетнее было выиграть.
   Сегодняшним вечером я не был настроен, крупно выигрывать, тем более, проигрывать. Однако появление нового, неизвестного игрока, внесло оживление за столом. В глазах Мухаммеда заиграли огоньки, принц стал чаще прикрывать глаза, испанец теребил свой нос и, только Дилер оставался вне игры.
   Очень красиво перемешав колоду, раздающий, быстро и по снайперски раскидал двадцать карт, ни разу не засветив, ни одной картинки. Во время перемешивания карт, мне пришлось закрыть глаза и максимально сосредоточиться на колоде. В общем-то, оказалось не так сложно переместить наверх и разместить каждую четвертую карту в нужном для меня месте. Правда, за другими картами я не следил, резонно рассудив, что узнаю каждую руку после раздачи. На первый раз я позволил себе сдать три туза и две пустышки, но подстраховался парой дам в колоде на второй круг торгов.
   Удивило, что все спасовали, в то время как, у принца на руках была такая же комбинация карт, как у меня, но беднее. У него было три вальта. В общем, ставку объявил только я. Дилер принял мою ставку и с интересом посмотрел на соседа слева. Тот подтвердил продолжение игры, выложив, вслед за мной, пять тысяч. Дилер поменял по его требованию три карты, но комбинация оказалась хлипкой, всего две пары. Принц тоже остался в игре, добавив в "банк" свои фишки и поменял две карты, но не улучшил своего положения. Я с удивлением заметил, что не попадаю на пару дам, потому что не правильно подсчитал замены. Получалось, что и я, как и принц остаюсь при своих. Поэтому менять карты я не стал, что произвело впечатление на всех. Испанец прекратил игру.
   Тогда Дилер поинтересовался, будет ли кто увеличивать ставку или наступает момент вскрытия. Поскольку моя рука была самая сильная, и последняя я ждал результата. Оба моих соперника согласились закончить игру, а я повторил ставку и забрал пот себе, не раскрывая карт.
   Так повторялось несколько раз. К этому времени мой "кошелек" слегка распух с шестидесяти до ста тысяч. Да и к манере игры своих соперников я успел приспособиться.
   Партнеры за столом тоже пригляделись ко мне, осмелели, и мне стало понятно, что настоящая игра впереди. Поэтому решил осадить лошадей и пропустить круг, чтобы не вызывать к себе пристального внимания, но карта "поперла" сама, без моих фокусов. Сначала пришёл "Стрит Флэш" с дамой, затем, "Карэ" из тузов, снова "Карэ", только королевское и, наконец, "Королевский Флэш", начинающийся тузом. Что интересно, самые сильные руки пришлось играть темной мастью. "Королевский Флэш", - оказался пиковым!
   Конечно, в покере масть не играет роли, но сам факт черноты моих замыслов и способов их осуществления, был для меня очевиден. Только для меня, но не для этих господ нефтяных мультимиллионеров. Благодаря такой везухе, я разбогател ещё на сто косых гринов. А мне продолжали сдавать и сдавать сильную карту, словно, все за столом решили меня обогатить. К тому же играли с азартом и не скупились на ставки. Конечно, у них, то у одного, то у другого, тоже набиралась "крепкая рука", но всякий раз, моя, оказывалась чуть сильнее.
   Когда передо мной на столе скопилась изрядная горка денег и фишек, на сумму полмиллиона долларов, деньги у игравших богачей закончились. Я уже было, вздохнул с облегчением, собираясь закруглиться и покинуть щедрый стол, но принц воспротивился, заявив, что на его руках ещё достаточно денег, чтобы отыграться.
   Его соотечественник неодобрительно посматривал в его и мою сторону. Его взгляд красноречиво говорил о том, что принц слишком далеко заходит, а я слишком многого хочу. Но у меня и в мыслях не было продолжать игру, чтобы покуситься на очень дорогие побрякушки его высочества. Поэтому пришлось пообещать, что завтра я приду, чтобы продолжить карточный марафон.
   - Захватите с собой всё, что вы выиграли у нас сегодня, - порекомендовал мне принц. - Я настроен решительно и постараюсь отыграть всё, что сегодня перешло в ваши карманы.
   Слова, произнесенные его высочеством, истолковал каждый по-разному. Я знал, что их надо воспринимать серьёзно, Мухаммед только покачал головой, осуждая излишнюю азартность. Андалусиц рассмеялся и заявил, что излишняя горячность не лучший помощник в карточной игре. И если его высочество до завтра не успокоится, то его ждёт более сокрушительное поражение, чем сегодня. Соотечественник принца ничего не сказал, но постоянно согласно кивал на слова испанца.
   Я забрал выигрыш, но фишки в кассе менять не стал, потому что завтра предстояла новая "битва". Делая такое предположение, ни на минуту не забывал, что со мной за столом сидели люди, совершенно незнакомые. Поэтому пришлось запустить своё "око" и переговорить с Ноем о постоянном наблюдении за всеми объектами, с которыми предстояло встретиться ещё раз, кстати, уже сегодня.
   Под утро я запустил ещё один фантом, который в отеле "Мираж" выудил у "бандита" ещё около двух миллионов зеленых. Четвертый субъект действовал на ниве лотереи, которая обещала баснословную сумму. Но результаты должны были стать известными только под Новый год, то есть уже в то время, когда я окажусь в Москве.
   За два часа до покера, ко мне подключился Ной, и картина прояснилась. Все рисовалось довольно мрачно. Против меня решили выставить профессионала экстра-класса, с опытом фокусника и шулерских уловок. Мужчина моего возраста произвел на меня приятное впечатление. Высокий, белокурый красавец с голубыми глазами, этакий арийский образец. Руками он владел виртуозно, не хуже Амаяка Акопяна. Несколько раз просматривал ролик, когда он демонстрировал свои способности обоим арабам, но так и не заметил карту в его руке. Только с боку, когда его рука находилась ладонью вперед к заказчикам, стало заметно, как он удерживает карту и, каким образом она перетекает с его тыльной части ладони в ладонь и обратно. Временами казалось, что карта не перетекает, а проходит сквозь его руку.
   - Хорош игрок, а, Ной?
   - Да и опасен!
   - Безусловно, но тем ценнее станет победа.
   - Или поражение...
   - Ты это серьёзно? Или так, чтобы я не зазнавался?
   - Серьёзно. У него же будет наверняка вторая колода, да и перемешивать карты он умеет намного лучше остальных. Поэтому даже когда он окажется Дилером, не жди сильной руки. Он очень чувствителен к каждому листочку, обладает исключительной памятью, быстр и внимателен. Исключительная реакция глаза, равная руке. Такие способности редкость, от Бога!
   - Ной, окоротись! У нашей Земли нет Бога, вообще никого нет.
   - Да, персонального нет, но где-то он сидит и наблюдает за нами.
   - Уверен?
   - Нет, но хочется надеяться.
   - А, ну, валяй, надейся!
   - Может, вернемся к нашим коровкам?
   - Баранам...
   - Нет, именно, коровкам. Баранов можно зарезать, а коров доят.
   - Доят долго, а я через три дня уезжаю отсюда.
   - Ладно, не придирайся! Задача, как обыграть их сегодня.
   - Хм, лучше всего сыграть в поддавки, притупить настороженность, приспособиться к его манере и в конце наверстать с лихвой всё проигранное.
   - Ха, пожалуй, выгорит!
   - Ты, думаешь?
   - Точно выгорит, почему бы тогда у меня на языке вертелось аналогичное решение?
   - На чьем языке? - удивился я.
   Но Ной не удостоил меня ответом, а я почувствовал, что на сегодняшней игре он станет мешаться у меня в мозгах, думая, что помогает. Правда, тревожило меня не это, а то, кем прикинуться мне вначале, чтобы усыпить их внимание в концовке. На всякий случай, потренировался в ловкости и добился желаемого результата.
   Так ничего и не решив, поспешил на застольное сражение. По пути пришла светлая мысль, - импровизации. Сегодня, вечер импровизаций, вот чего никто не ожидает от меня, даже Ной. И, что будет, то будет!
   Пришел я в зал не первым, но и не последним. За столом уже сидел испанец из Севильи и Мухаммед. Поздоровался, сел рядом.
   - Каково настроение? - полюбопытствовал Мухаммед.
   - Да, как вам сказать... обыгрывать не хочется, но и проигрывать не резон.
   Андалусиц с Мухаммедом рассмеялись. Переглянулись, и Мухаммед сказал:
   - Нам не удобно говорить о таком, но и молчать не в силах, потому что принц совсем потерял голову от азарта и желания выиграть. Мы сочувствуем ему, но обязаны предупредить, что он нанял против вас какого-то человека, которого в покер никто никогда не побеждал.
   - Мы понимаем, что этот человек не просто классный игрок, но и ловкий шулер, - вмешался испанец, - а это недопустимо. Вам вчера здорово везло, но мы видели, что вы не часто играете в покер, то есть, не профессионал. Поэтому, если вы сочтете необходимым отказать неизвестному господину, который пожелает сесть с нами и составить компанию, мы вас поддержим.
   Я, честно, был ошеломлен таким поворотом дел. Вчера они оба тоже проиграли не мало денег, но сегодня вели себя, как истинные джентльмены. Мне стало стыдно за свой выигрыш, но признаться им я не решился. Только посмотрел на них и ответил:
   - Господа, не знаю, как вас и благодарить! Я не вправе был рассчитывать на такую откровенность, тем более, вы проигравшая сторона. Но, господа, я не стану препятствовать намерениям принца. Вы точно подметили, что я не игрок в покер, мало того, вчера была моя первая игра в этот вид карт, но, поверьте, что за карточный стол сажусь не впервые.
   - Верю, вы похожи на опытного игрока в преферанс, угадал? - сказал испанец.
   - Вы попали в самую точку, поэтому игрок в покер для меня открытая книга. Ну, а на фокусы мы найдем управу.
   Мужчины снова переглянулись, но ничего не сказали, потому что к столу подходил принц. Он был один. Сухо раскланявшись с нами, его высочество сели и замерли в ожидании. Через минуту на горизонте замаячили две фигуры, соотечественник принца и Игрок.
   Поздоровавшись первым, араб представил нам Игрока, как своего знакомого, который пожелал провести вечер в приятной компании. Игрок подтвердил слова своего "приятеля", но оговорился, что не желает навязывать себя сложившейся группе и, если кто-то против, то он не станет навязываться.
   Все промолчали, и игра началась. Игрок предложил взять на себя роль Дилера, на правах новичка. Ему снова никто не возразил.
   Мужчина взял карты, и я воочию увидел, как это делают Игроки. Каждый листочек колоды жил отдельной, самостоятельной жизнью, порхая в воздухе, словно, не существовало земного притяжения. Карты стали подчиняться иным законам, законам Игрока, его гравитации и массе, его силе инерции. С колодой происходила такая карусель, что не залюбоваться и не восхититься, не удалось. В конце, когда все листочки, ни разу не столкнувшись в воздухе, улеглись так, как этого хотел Игрок, я зааплодировал.
   Принц вздрогнул и ещё больше нахмурился. Вероятно, ему самому не нравилась затея с шулером. Меня же, наоборот, забавлял концерт, устроенный в мою честь. Когда карты были розданы, я понял, что у меня всего пара вальтов и никаких перспектив в колоде при замене. Поэтому пришлось пасовать, а, затем, отказываться от игры.
   Кон остался за принцем, но "банк" оказался пустым.
   Вторая игра шла по моему сценарию, очень тонкому и максимально демократичному. Просто раздачей владел я, а Игрок не решился мухлевать, хотя идентичная колода карт у него, действительно, была припасена. Она-то меня и заинтересовала, до сих пор не знаю почему. Интуиция. Правда, шестое чувство молчало. Оно и понятно, опасность отсутствовала.
   Оказалось, что колода его не простая, не стандартная, а специально подобранная по картинкам. Там были только тузы, короли и вальты. Такой подбор, видимо, соизмерялся личным опытом Игрока и теорией вероятности игр. Я до сих пор не в ладах с теорией, поэтому не могу подтвердить или опровергнуть правильность столь странного, на мой взгляд, содержания карт в его колоде.
   На игре я сделал пятьдесят тысяч, что заставило заерзать принца. Третья и четвертая игры успеха мне не принесли, но и принцу пришлось не сладко. Наконец, раздача перешла в мои руки. Они, словно, жили своей, отдельной от меня жизнью, но вмешался Ной:
   - Никита, ты зарываешься, остепенись, возьми себя в руки.
   Пришлось брать свои руки в себя, расслабиться и успокоиться. Конечно, я показал, что умею красиво перемешивать колоду, но мои "жалкие" потуги покрасоваться перед новеньким, вызвали только снисходительные улыбки.
   - Молодец, Никита, пусть себе улыбаются. Хорошо смеётся тот, кто потом не плачет, - ввернул Ной.
   В этот раз удача улыбнулась испанцу, который и стал следующим Дилером. И вновь я отказался управлять игрой, но мне повезло. Правда, выигрыш составил пятнадцать тысяч, но сам факт приятно ласкал моё тщеславие.
   Наконец, очередь раздавать, опять пришла к Игроку, а я решился на импровизацию. Максимально сосредоточившись, замедлил время для всех, а свои движения и реакцию довел до предела. Используя временной разрыв, быстро выдернул нужные карты и поставил в очередь по своему сценарию. Карты легли в колоду, и время потекло в обычном скоростном режиме.
   Даже Игрок ничего не заметил, хотя, по его выражению лица, он почувствовал, слабое пространственное воздействие. Однако он сделал неверный вывод, предположив, что на него пытаются давить психологически. Проверив своё состояние и ничего не обнаружив, он с победной улыбкой приступил к раздаче.
   Мне сразу пришёл "Стрит Флэш" с королем. Принцу пришло "Карэ" из тузов. Начался торг. Потому что остальным тоже пришла не слабая карта. Игрок ликовал, потому что он "точно" знал, что самая сильная рука у принца.
   Я очень осторожно "блефовал", не выпрыгивая со ставками, но всякий раз поддерживал любую. Ставки росли, "банк" тоже. Когда он достиг ста пятидесяти тысяч, принц сорвался и заломил ставку, которую поддержал я один. Посмотрел на Игрока. Тот перехватил мой взгляд, и его глаза полезли на лоб. Он понял, что проиграл и подставил хозяина. А я, поддержав ставку, удвоил её сумму. Принц в азарте, к тому же уверенный в раздаче, не замечая взглядов Игрока и своего соотечественника, который, увидев лицо наемника тоже понял, что игра не сложилась, принял ставку и ещё удвоил против моей. Приняв ставку, я поднял палец, посмотрел на "Банк", посмотрел на побелевшего друга принца, на Игрока. В последнюю очередь мой взгляд встретился с победно сверкающими глазами его высочества. Мы долго смотрели друг на друга, отчего блеск в глазах моего соперника исчез. Он, наконец, увидел понурые лица своих коллег по сговору и понял, что проиграл.
   В "банке", к тому времени находилось восемьсот тысяч баксов, двести пятьдесят тысяч из которых были мои.
   - Но как? - невольно вырвалось у его высочества. - Почему?
   Я подгреб "банк" к себе, открыл кейс, аккуратно сложил наличные. Затем, оставив его на столе, встал, обошел стол, подойдя к Игроку, и мгновенно выхватил его вторую колоду. Молча бросил на стол, собрал карты игровой колоды и стал перемешивать её. Мой темп убыстрялся и вскоре никто, кроме меня, не мог проследить за тем, каким образом перемещаются в ней листочки.
   Неожиданно я прекратил игру с картами и стал раздавать их, сидящим за столом. Предложил вскрыть карты. И все ахнули. У каждого было "Карэ" различного достоинства от тузов до девяток. Никто не закричал, никто не рванулся к кейсу с деньгами, которые я готов был вернуть, все до последнего цента.
   Первым встал принц, и голосом опытного ритора произнес:
   - Я уверен, господа, что никто из нас не назовет этого человека "шулером". Я уверен, господа, что наш партнер за столом достоин того выигрыша, который лежит в его кейсе. Я не стану говорить за всех, но мои деньги выиграны им честно.
   Его высочество повернулся ко мне и зааплодировал. Сначала его поддержал Игрок, затем Мухаммед с испанцем, последним от шока очнулся соотечественник принца и тоже присоединился к аплодисментам.
   - Ну и ну! Я думал, что они сейчас попытаются отделать тебя и забрать деньги. Никита, они очень достойные люди. Их следует сделать своими друзьями, - бубнил мне Ной.
   Не прислушаться к его совету я не мог. Поэтому я поднял руку, призывая всех к тишине, и обратился с ответной речью:
   - Господа, я рад, что встретился с вами. Мне повезло, что случай привел меня к вашему столу. Не потому, что я выиграл в карты, а потому, что я познакомился с такими людьми. Я из России, из Москвы. У нас есть очень меткая поговорка: "Не имей сто рублей, а имей сто друзей". Мне очень хочется считать вас всех своими друзьями, а друзья никогда между собой не должны оставлять долги. Поэтому я хочу преподнести каждому из вас подарок, от чистого сердца.
   Я раскрыл ладони, на которых лежали ограненные алмазы. Первый и самый крупный из них, я подарил принцу, остальные, равные между собой по каратности, я раздал остальным, кроме Игрока.
   - Поверьте, господа, эти алмазы значительно превышают ваши проигрыши.
   - Зачем ты, вообще, тогда играл, тратил время, если за здорово живешь можешь слепить алмазы на два миллиона долларов? - удивленно проворчал Ной.
   - А сейчас, - не обращая внимания на ворчание "мозга", обратился я к присутствующим, - приглашаю вас всех отметить успешное завершение игры и наше знакомство. Надеюсь на ваш выбор, потому что не знаю местной кухни и ваших привычек.
   Никто не отказался, кроме Игрока, и немного поспорив о кухне, остановились на ресторане отеля "Мираж".
   Добравшись до него, я заказал стол, который удовлетворил вкусы всех моих новых знакомых. Его украсили восточные блюда, сладости и пряности, и европейские. Заказал я и русской икры, и осетра, и водки. С алкоголем не усердствовал, потому что не знал, как отреагируют на него правоверные мусульмане. Отреагировали нормально, пояснив, что нельзя пить то, что сделано из перебродившего винограда. Рецепт приготовления водки, они знали не хуже меня.
   На ужине я познакомился со всеми короче.
  
   Возвратившись в Москву, в канун Нового года, в новостях по телевизору, я услышал, что некто Апостолидис из США, выиграл в лотерею тридцать три миллиона долларов. Показали даже счастливое лицо победителя. Фантом походил на меня, только его нижняя челюсть была явно массивнее моей, да и ямка на подбородке казалась глубже и больше.
   Победа принадлежала полностью Ною, который выпросил у меня абсолютную самостоятельность по решению лотерейной задачки. А задачка, мы это понимали, задавалась не простая. Конечно, нас не могли "кинуть", потому что розыгрыш проходил в прямом эфире, но некоторые пакости, связанные с барабаном, могли оказать существенное влияние на распределение окончательной суммы. Поэтому Ною пришлось бдеть со всем тщанием и вниманием за каждым шаром в отдельности.
   Оценивая результаты своей аферы, я не мог не порадоваться предусмотрительности, с которой мы провернули такое крупное дело. Нигде, ни в казино, ни в комитете по лотереям, ни в ФБР или налоговых органах, не возникло подозрения о махинациях, потому что каждый из счастливчиков реально существовал и не в первом поколении. Между собой эти ребята никак не пересекались в течение всей своей жизни. И, самое главное, все они оказались гражданами США, у которых в прошлом отсутствовали "непонятки" с законом или связи с криминальными структурами.
   Конечно, все четверо, отнюдь, не состояли в ангелах. Каждому из них в течение жизни случалось нарушать административные и гражданские правила. В компьютерах, если задаться целью, можно было отыскать на каждого и штрафы за парковку, и одну, две жалобы соседей на шумные холостяцкие пирушки. Однако такие факты придавали четверке фантомов, только большую правдоподобность их бытия, реальность существования. А водительские права, страховки и скромные счета в банках, только подтверждали их лояльность и законопослушность. Создавалось полное впечатление, что людям просто повезло. А почему бы и нет?
   В то же самое время, я становился обладателем крупного состояния, которое позволяло мне приступить к немедленному осуществлению своих перспективных планов на Западе. Знакомство же в казино вселяло в меня вообще самые радужные надежды на успех. К тому же после праздников, мы с Ноем собирались запустить капиталы в оборот в очень рентабельных отраслях промышленности.
  
  
  
   Праздники пролетели быстро и обыденно. Немного выпили, немного повеселились. Телефоны не умолкали. К нам за новогоднюю ночь заскочили Валерий с Надеждой, поговорили, снова выпили. Затем, пошли немного погуляли, посмотрели, как запускают петарды, вернулись, выпили на посошок и ребята уехали.
   Уже под утро, толпой, к нам ввалилась веселая компания моих сотрудников, во главе с Александром. Снова пришлось пить. Ребята затормошили расспросами о поездке в Штаты, кое-что рассказал. Девчонок очень разочаровало то, что я не играл в рулетку, зато сильно завело, что мне удалось пообщаться с восточным принцем. Хором спросили, а не желает ли он пополнить свой гарем. Очень расстроились, когда узнали, что у него одна жена. Заявили, что, может, он и принц, но какой-то неправильный.
   Я успел сказать Александру, что после праздников нас ждет большое дело. Сашка оттопырил оба больших пальца и пробурчал с полным ртом, типа "здорово!". Разошлись часов в десять утра.
   Все три мои женщины, уставшие и невыспавшиеся, разбрелись по койкам. Я остался один. Нет, конечно, не один, сразу же напомнил о себе Ной.
   - Привет, Никита, с Новым годом!
   - С Новым годом, Ной! Что так долго не давал о себе знать?
   - Путешествовал.
   - И где удалось побывать?
   - Лучше спроси, где не удалось.
   - Где не удалось? - послушно спросил я его.
   Как обычно, "чудо" проигнорировало мой вопрос и начало треп по поводу обрядов и привычек народов разных стран. Однако меня интересовало не это, поэтому я его перебил и спросил, а нашёл ли он тех, о ком мы говорили. Ной сразу же завял и сказал, что не смог отыскать даже следов.
   - Ох, помощничек! Придется самому заняться розыском.
   - Тебе легче, ты и ходить можешь...
   - Ладно, Ной, не ной, а то все праздники мне испортишь. Расскажи лучше, что-нибудь интересное.
   - Так я же рассказывал, ты сам меня перебил...
   -Да я не о твоих путешествиях по Земле. Встретилось ли тебе что-нибудь из ряда вон выходящее?
   - А это как?
   - Ну, магическое или не человеческое, то, что выходит за рамки человеческого бытия.
   - Бытия... - протянул задумчиво Ной, - Нет, ничего такого не приметил, не ощутил, хотя, подожди. Вспомнил, горы, Кавказ...
   - Ну, ну, - стал подгонять я своего напарника.
   - Не нукай, с мысли сбиваешь. Ага, гора там есть одна. Очень похожа на человеческий силуэт, вот я и вспомнил, что ты мне рассказывал о Святогоре...
   - Наконец-то, а говоришь купаться...
   - Не понял, я не говорил...
   - А водица-то холодная! - мысленно заорал я, - Как же мне самому это в голову не пришло?! Ну, ты молодец! Ты даже представить себе не можешь, какой ты молодец! - стал расхваливать я Ноя.
   - Почему же, могу, - скромно проговорил тот.
   - Горы-то не изменились, подумаешь, тысяча лет. Что им горам подеется. А история должна повторяться, тем более, на былинных героях.
   До Ноя всё-таки дошло, о чем это я, потому что он промычал, что оживить волота, навряд ли удастся, поскольку на него наложено заклятье или наговор богов, а мы не боги, чтобы нарушать заповеданное.
   - Ты забыл, что с тобой говорит Идущий, - строго возразил я ему. - Мне воля богов, которых уже давно нет, не указ!
   - А не слишком ты, Никита, того... заносишься?
   - Не слишком, в самый раз. И не спорь, мне и своих сомнений хватает.
   - Вот видишь.
   - Цыц, умнейшее создание, - мягко прикрикнул я на него.
   Ной довольно захихикал, но замолчал. Стало легче мыслить. Прикинув в уме, получил, что после праздников, накапливалось столько всяких разных дел, что голова начинала идти кругом. Впрочем, я уже давно завел себе "записную книжку", куда вносил очередность дел.
   Я готов был бросить семью и умчаться в горы прямо сейчас, но благоразумие взяло верх. Горы могли подождать несколько дней.
   Однако конца праздников я еле дождался. И, как только наступили "суровые" будни, сразу начал действовать.
  

Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Мор "Карт бланш во второй жизни"(Любовное фэнтези) О.Мансурова "Нулевое сопротивление"(Антиутопия) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Кирка тысячи атрибутов"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Драконья практика"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) Д.Морган "Ядерная зима"(Постапокалипсис) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"