Столтидис Сергей Анестисович: другие произведения.

Снова в пути (Начало пути, часть 2, 5,6 главы)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:


   Снова в пути.
  
  
   Глава V
   Суета сует...
  

Я не верю больше в себя

самого, с тех пор как стремлюсь я вверх, и никто уже не верит в

меня, -- но как же случилось это?

Я меняюсь слишком быстро: мое сегодня опровергает мое

вчера. Я часто перепрыгиваю ступени, когда поднимаюсь, -- этого

не прощает мне ни одна ступень.

Когда я наверху, я нахожу себя всегда одиноким.

(Ф.Ницше "Так говорил Заратустра", глава "О дереве на горе")

  
   Была, не была, решил я, раз уж он, раз в сто лет просыпается, мы его и раз...будим. И будет этот раз на раз на весь двадцать первый век. Какая собственно Святогору разница, проснуться в начале века, в середине или в конце. Мне он нужен сейчас, всем он нужен сейчас, потому и проснется, "век свободы не видать!"
   До сих пор в голове находился план местности, где мы с ним в том мире встречались. Ной же притащил меня совсем в другое место. Нет, конечно, здесь тоже кругом толпились горы, висело небо, виднелись долины, но планы не совмещались. Действительно, один из утесов походил-таки на изображение человека, но размерами подкачал, для Святогора, конечно. Мелковатым он мне показался. Богатырь, помнится, выглядел крупнее во всех трёх измерениях.
   Просканировав каменную глыбу со всех сторон, а также исследовав её на предмет органики, я пришёл к выводу, что передо мной, всего навсего, тот предмет, который я вижу глазами. Но первая неудача, не заставила отказаться от идеи найти волота.
   Мысленно воспарив над горами, я начал методично обшаривать взглядом окрестности в поисках района, хотя бы отдаленно напоминающего тот, по которому мне пришлось бродить вместе со Святогором. Более часа я безуспешно пытался обнаружить заветное местечко, но, ... увы! Тогда я решился проделать весь путь заново. Однако найти место, откуда я стартовал в прошлый раз в горы Кавказа, оказалось тоже не просто.
   Для этого, в масштабе один к одному, воспроизвел фантом Киева, мысленно проделал путь до заставы, а от неё в леса к базе леших. Оказалось, что вместо леса и леших, здесь разбили элитный поселок, а в месте моего старта построен двухэтажный гараж. Не обращая внимания на постройку, я, как и в прошлый переход, представил район десантирования и ... оказался на той самой площадке, откуда впервые увидел сказочного богатыря.
   Конечно, найти этот район, даже с высоты птичьего полета, было затруднительно. Даже вид с площадки оказался не тот, толи горы стали выше, толи площадка опустилась. Однако в идентичности её сомневаться не приходилось, потому что, чуть приглядевшись, проникнув взглядом в толщу горного льда, мне удалось отыскать спящего волота. Душа моя и разум возликовали. Святогор спал мертвецким сном, или пребывал в коме, как выразились бы современные медики. Этот, как две капли воды, походил на того, с кем довелось переговорить, что подтверждало мою теорию на практике о схожести, а в некоторых случаях, идентичности человеческих миров всех временных уровней.
   Теперь пришла очередь решить задачку, как пробудить это окаменевшее чудо. О том, следует ли вообще будить богатыря, сомнений не возникло. Привычка "уж, ежли я чего решил, так..." оставалась при мне, и сколько б мне не попадало за неё, кто бы ни пытался, "отвыкнуть" меня от глупого упрямства, не помогало.
   Начал осторожно исследовать его состояние и обомлел, волот находился в криогенной емкости в глубокой заморозке. Он лежал в удобной могилке, выдолбленной в горе, а сверху его покрывал искусственный лёд, который вырабатывали огромные установки, использующие энергию солнечных батарей. О такой технической мощи предков, рассчитанной на тысячи лет, я и не подозревал. Впрочем, в том мире я воспринимал всё, или почти всё, как магию, волшебство, божественное провидение. Но в своем техногенном мире, мне стали открываться кое-какие секреты совсем не волшебного порядка.
   Может, такое ведовство имел в виду Волхв, когда говорил мне о том, что далеко не всё, что знают Хранители, следует передавать людям. Если он говорил о таких вещах, то, естественно, он правильно оценивал ситуацию, потому что и в двадцать первом веке раскрывать такой секрет, не следовало.
   Но из всего понятого мной, получалось, что Святогор оказался здесь не потому, что его не носила "мать сыра Земля", а для его сохранности на "многия тьмы веков". И его двухчасовые пробуждения тоже имели под собой тонкий медицинский расчет. О здоровье богатыря беспокоились.
   Кто? Для чего? Или для кого?
   Понятно, что Сварог, которого уже нет здесь. Тогда, почему здесь Святогор, забыли его, что ли? Бред.
   Словом, с уже иными вопросами к нему, я включил автоматическую разморозку. Турбины, вырабатывающие хладоген, сначала остановились, чтобы включиться вновь, но в уже новом режиме, вырабатывая тепло. Начался процесс испарения льда. Я не мог знать через какое время жизнедеятельность великана восстановиться, потому запасся терпением и стал спокойно ждать. Но мой партнер, Ной, оказался менее терпеливым. Оказывается, он тоже разобрался в ситуации, но не мог понять одного, почему Святогора поместили в горы Кавказа, а не в Гималаи, или льды Антарктиды.
   У меня, конечно, были кой-какие догадки, предположения, но я предпочитал услышать подтверждение им от самого великана. Предложив Ною, самому подумать над ответами, продолжил наблюдение за процессом размораживания.
   А оно шло очень медленно! Автоматика, соблюдая все мелочи процесса вывода богатыря из анабиоза, отслеживала его состояние посекундно, проверяя и перепроверяя восстановление жизнедеятельности Святогора. Выходило, что окончательного оживления, следует ждать не раньше, чем через два часа. Я сообщил об этом "партнеру", и тот заскучал. Поэтому пришлось отослать его пошастать по миру, на что Ной радостно согласился.
   Со словами:
   - Никуда не уходи, я скоро вернусь, - супермозг "исчез" в мгновение ока.
   Я же сообразил, с некоторым опозданием, что неплохо было бы заснять на память, происходящие здесь события. Подключил "око", временно прервав наблюдение за развитием событий в Москве. К сожалению, дела там шли не так споро, как хотелось бы. Но, соразмерив срок прохождения проекта по инстанциям, с привычным временем стадий согласований и сбора подписей, понял, что для нашего бюрократического аппарата, темпы можно признать "ударными".
   Задержавшись в Москве на полчаса, удалось отыскать всех, кроме Елены, которая сразу после встречи Нового года, уехала отдыхать в Арабские Эмираты и пока не вернулась. Поскольку у меня в запасе ещё оставалось время, позволил себе вольность понаблюдать, как отдыхают наши туристы в этой далекой от России стране. Скажу сразу, отдыхали прекрасно, лучше, чем на Черноморском побережье. Правда, следует отметить, что работники "Росспецвооружение" отдыхали скучно, особенно юристы этого министерства. Елену я увидел, лежащей на шезлонге, в одиночестве. Казалось, что она спит. Правда, может быть, она и отдыхала после бурно проведенной ночи?
   Однако не скрою, что мне приятно было увидеть свою соседку в одиночестве, но купальнике, который только подчеркивал достоинства её фигуры. Неожиданно Лена дернулась, рывком выбираясь из сна, и приподнялась с ложа, оглядываясь по сторонам, словно, что-то её обеспокоило или привиделось. Поозиравшись, Лена задумалась, вспоминая что-то или кого-то, и улыбнулась. На таком расстоянии её мысли были мне недоступны, но почему-то показалось, что она думает о Москве, о доме...
   - Ну, что? Я ничего не пропустил, - ворвался в русло моих дум стремительный поток мыслей Ноя. - Э, да я вижу, ты здесь заскучал без меня?
   - Ну и самомнение у тебя, друг ситный, - остудил я его.
   - Так о чем мы будем расспрашивать волота? - проигнорировав критику в свой адрес, поинтересовался Ной.
   - Услышишь, узнаешь.
   - Любишь ты импровизировать, Никита! Это не рационально и отрицательно влияет на моё воспитание.
   - Заканчивай треп, великан пробуждается.
   Действительно, Святогор заворочался в своей "могилке", да так, что начался камнепад. К счастью, район был пустынным, так что вряд ли кто-нибудь пострадал. Наконец, настал момент, когда волот приподнялся и, опираясь на края убежища, встал. В первую встречу мне не довелось всего этого увидеть, но сегодня зрелище оставило сильное впечатление. Если отрешиться от всего, что было известно, казалось, будто поднимается не человек, а огромный утес вытягивают на необычайной крепости канатах, причем невидимых.
   Казалось, что со Святогором я разговаривал совсем недавно, хотя по независимым часам прошло более двух лет, а по земным более тысячи. Однако этот великан меня не знал, потому что общался со мной не он, а его "близнец" иного мира. Поэтому, когда мы увидели друг друга, начало разговора напомнило предыдущий диалог с "параллельным" Святогором. Пришлось выслушивать поддевки о комарином писке и о муравье, выслушать предложение в насмешливой форме, померяться силами.
   Когда же я вырос на его глазах, тон волота сразу же изменился, и он произнес:
   - Так это, видимо тебя мне наказали ждать, Идущий.
   - Кто указал, Сварог?
   - А кто же мне ещё посмел бы указывать? Не Перун же!
   - Да нет, конечно, просто уточнил. И зачем же тебе Сварог наказал ждать меня?
   - Ясно зачем, чтобы передать хранимые мной знания.
   - А, что сам-то, Сварог, не дождался?
   - А что ему здесь делать оставалось, коли веры в него не стало, - недоуменно ответил великан. - И потом мы-то на что тогда?
   - Кто это вы?
   - Мы? Хранители Земли, кто же ещё? Ты, что, ничего не знаешь о Хранителях?
   - Почему же, знаю. Только волоты никогда не входили в число Хранителей.
   - Ха, - громогласно хакнул Святогор. Снова посыпались камни, сошла небольшая лавина. - Так то, простые волоты, а божественные, всегда принадлежали к Хранителям.
   - Интересно, почему же тогда лешие и волхвы ничего мне не сказали об этом, - спросил я сам себя.
   - Волхвы? А, что могли сказать тебе эти невежды?
   - Да я не обо всех волхвах, а о долгоживущих.
   - А, о долгоживущих! Ну, эти себе на уме. К тому же они балуются магией, встревают в человеческие дела. Могли и промолчать, могли подумать, что и сам узнаешь.
   - Ну, а лешие?
   - Эти ребята одни из самых древних Хранителей. Древнее их, пожалуй, только водяные. Может, ты им не приглянулся?
   - Да нет, мы с ними очень сдружились. Кстати, это они надоумили меня в первый раз найти тебя.
   - В какой такой первый раз? Мы что, уже встречались с тобой?
   - Встречались, только не совсем с тобой...
   - Ты, может, начал заговариваться, Идущий? Что-то я тебя не понимаю.
   - Да, ладно, не бери в голову. Я думал, что ты знаешь о существовании параллельных миров.
   - Каких миров?
   - Всё, закончили. Так, что тебе наказал Сварог?
   - Я Хранитель родовых боевых знаний Ариев, их воинского духа и мастерства. К тому же мне велено передать тебе кой-какие игрушки, которые, как сказал Сварог, понадобятся тебе на твоем пути. Они маленькие, и ты их сможешь взять в руки, только тогда, когда снова сократишься до человеческих размеров. Уж не знаю, чем они тебе могут помочь? Однако Сварогу виднее, к тому же он сказал, что ты им обрадуешься.
   Упоминание об "игрушках" взбудоражило мои воспоминания, и я почувствовал, что меня ждёт встреча с моими стародавними "друзьями" и "соратниками", которых не удалось обнаружить рядом после возвращения (меня) в свой мир.
   - Ну, а сейчас приготовься к передаче знаний. У меня мало времени, чтобы что-то объяснить тебе, но ты разберешься и без моей помощи, - произнес Святогор.
   Он приблизился ко мне, протянул к моей голове обе руки и наложил их на макушку. Велел закрыть глаза и расслабиться. Я выполнил его повеление, и ... почувствовал, как в меня начала поступать энергия. В ней не было ничего опасного, наоборот, её мощный поток приносил мне удовольствие, растекаясь по всему телу, наполняя его новыми ощущениями. Я чувствовал, что каждый бит информации находит своё место, не вытесняя и не заменяя уже приобретенные мной навыки и знания. Поток вливался в меня легко, непринужденно, усваиваясь каждой клеточкой, не перегружая нервную систему, мышцы. Никакого дискомфорта не чувствовалось, хотелось поглощать его и поглощать, словно, родниковую воду, которую удалось отыскать в пустыне.
   Но родник иссяк, передача информации закончилась, и я открыл глаза. Святогор смотрел на меня с удивлением и радостью, хотя выглядел уставшим, даже опустошенным.
   - Смотри-ка, - произнес он медленно, подбирая слова, - никогда не думал, что ты так легко сможешь впитать в себя такие великие знания. Меня, знаешь ли, так корежило, казалось, что сломает или разорвет на кусочки. А ты, даже улыбался! Дивно!
   "Мне, в своё время, - подумал я, - тоже пришлось корчиться от боли, когда "Потусторонние" запихнули в меня свой объем знаний".
   - Ничто просто так не дается, тем более, знания и опыт, - наставительно заявил я Святогору. - Тебе, небось, впервой пришлось получать всё скопом, да за раз.
   - Да, - подтвердил великан, - только многое я уже знал. Сварог добавил последние три тьмы лет, которые я к тому времени уже спал здесь.
   - Какую же глубину веков храню в себе я?
   - От Гипербореи и до ныне.
   - А точнее?
   - Ты, уж не серчай, Идущий, но счету я не сильно обучен. Думаю, однако, что не менее три раза по три тьмы лет.
   - Девять тысячелетий!
   - Наверно, - смущенно проговорил волот.
   - Круто!
   "Сколько же тысячелетий запихнули в меня "Потусторонние"?" - промелькнула в голове. Ой, много! И по-моему у меня со счетом тоже нелады.
   - Ну, мне пора в свой схрон, Идущий. Ты, уж не обессудь, но не можно мне более двух часов разгуливать.
   - А, что, два часа уже пролетели? Как быстро! В прошлый раз ... - но я осекся, потому что увидел поднимающиеся брови великана. - Что ж, давай прощаться, Хранитель.
   - Давай, Идущий, - и он пожал мою протянутую руку. - Кстати, достань оттуда свои цацки, - и он указал на свою "могилку".
   Я вспомнил о подарке Сварога, уменьшился в размерах и увидел, что и ожидал. Акинак и ИЦУ-НО-ОХАБАРИ лежали рядышком и радостно поблескивали сталью на солнышке. Только акинак отражал часть лучей, поглощая остальные, а "Священный меч-клинок" купался в свете, который стекал с него, образуя иногда солнечные капли в нижней части клинка.
   С благоговением, взяв в руки оба меча, я услышал в себе радостные и гордые клики предков. Они приветствовали меня и радовались встрече. Мне показалось, что клинки блеснули ярче солнечным светом, торжествуя, что они снова оказались в руках друга.
   Нет, эти "игрушки" никогда не находились в руках воинов этого мира, это были те самые мечи, которые я выбрал там, в Киевской Руси. Или они выбрали меня?
   Как бы то ни было, мы не могли скрыть общей радости от новой встречи. А оба чуда красовались передо мной, как бы говоря, ты забыл о нас, Идущий, а мы тебя всё же нашли, и смотри мы всё такие же красавцы.
   - Смотри-ка, - заметил и удивился Святогор, - они тебя как будто признали.
   И, продолжая удивленно покачивать головой, великан стал укладываться на дно схрона.
   А я подумал, что Сварог или Свароги, видимо, знали тропы в параллельные миры, общались друг с другом или переходили из мира в мир.
   - Да, слушай, чуть не забыл! - воскликнул он, шлепнув себя по лбу, - Сварог велел передать, чтобы ты отыскал, хотя бы одного Хранителя из каждой группы. Ну, там одного лешего, одного долгожителя из людей, одного водяного, гнома и ... кого там ещё?
   - Перечисленных тобой я знаю, тебя я нашёл, а кто ещё какие группы составляет, не ведаю. Ну, да кто-нибудь, надеюсь, подскажет.
   - Знамо дело. Надейся, но и сам не плошай! А, ежели, что, буди. Не рассыплюсь - подвел окончательный итог Святогор.
   Я отошел от края схрона, задрожала земля, включились устройства анабиоза. В последний раз на сегодня из-за края "могилы" поднялась в прощании огромная ручища волота, но через несколько секунд медленно опустилась. Я посмотрел на затягивающийся льдом схрон Хранителя и шагнул в Москву.
  
  
   Реализовался у себя в квартире, держа подмышкой оба меча. Вешать на стену не стал, не шашки, пришлось пойти купить подставку, которые продавались под декоративные японские мечи. Получилось неплохо! И место нашлось, будто, специально ждало их. Конечно, по улицам Москвы среди бела дня я не мог ходить с оружием, но при необходимости, что один, что другой, могли понадобиться. Актер, Эндрю Пол, в фильме "Бессмертные" носил же свой меч под плащом!
   Правда, сражаться, слава Богу, пока не с кем, но предчувствие боев уже витало в воздухе. Шестое чувство накалялось от напряжения, а Ной бубнил, что в некоторых кругах начались разговоры, будто, в городе появился слишком прыткий изобретатель, который покусился на гаражный рынок, да и строительный вообще. Кое-кто, якобы, собирался уже идти "качать права" к "паханам" столицы, чтобы те окоротили меня, потому что слишком широко шагаю.
   Вся эта круговерть началась сразу после православного Рождества, когда "отцы" города вернулись с курортов. Однако очень прытких и горячих сразу осадили, потому что на моей стороне выступили те, для кого масштабы даже России были тесны. Осадить, осадили, но отказать в доле рынка, не отказали. Пообещали всё, как следует "перетереть", чтобы не накалять обстановку.
   Я прекрасно понимал, что рынок строительства, один из самых криминальных, особенно, столичный. Безусловно, мы с Рустамовым предвидели, что начнется заварушка, которая выплеснется за территорию Москвы, за территорию России. Мы просчитались в сроках начала "бузы". Реакция оказалась столь быстрой, что я не успел рассчитать и представить на обсуждение Рустамову, не говоря об "отцах города", никакого плана урегулирования рынка.
   Поэтому помощь Константина Константиновича подоспела вовремя. Не то, быть бы войне!
   Конечно, и Вахид, и Константиныч, понимали, что я справлюсь со всеми, но начинать боевые действия, когда можно обойтись переговорами, не хотелось. В общем-то, никто из нас и не мечтал стать монополистом рынка строительства. Это было возможно, но не нужно. Притягивать на себя излишнее внимание силовых структур, городских администраций, министерств и ведомств, прессы и телевидения, - было бы верхом глупости и бесхозяйственности. Но и оставлять всё как прежде, мы не собирались. Передел предвиделся капитальным! Поэтому провести его надо было расчётливо, с умом, чтобы потери среди отечественных бизнесменов и правителей оказались минимальными. Мы не собирались затевать очередную "пересройку", мы подходили к данной задаче, как подобает крупным бизнесменам и государственным деятелям, то есть расчетливо, прагматично, учитывая прибыли и потери.
   Особое отношение выработалось у нас к возможным социальным потрясениям, потому что количество рабочих и специалистов, участвующих в строительстве, исчислялось в миллионах. Поэтому сразу пришлось отказаться от услуг "остарбайтеров" и иностранных фирм. Они совершенно не вписывались в наши планы, хотя доходы от тех и других следовало учесть при распределении прибылей. Бездонную "кормушку" теряли менты, некоторые криминальные структуры, десятки, если не сотни фирм, оформляющих временные регистрации приезжим, агентства по недвижимости.
   Отказ от услуг иностранных фирм сильно бил по кошельку столичных чиновников и федеральных, которых, к счастью, оказалось не так много. Но они были, и с ними приходилось считаться, чтобы обиженные на первых порах не чинили препонов.
   Но самая большая головная боль свалилась на нас из-за огромного количества строительно-ремонтных фирм и фирмочек, заполонивших город. Сначала показалось, что, если не строительством, то ремонтом занимается каждый второй житель Москвы. Присмотревшись к объявлениям, поняли, что ошибаемся, не каждый второй, но каждый пятый, точно. Подключил к работе Ноя. Тот подсчитал скрупулезно, каждый двадцатый. То есть получалось, что шестьсот тысяч выкладывали, штукатурили, красили, ломали, передвигали, клеили только в одной Москве. А по России?!
   Однако, добравшись до файлов иммиграционной службы города и России, мы с облегчением вздохнули, потому что более половины, занятых в строительстве людей, приходилось на иностранцев из ближнего зарубежья. Об этих ребятах мы не стали беспокоиться, потому что они, хоть и помнили ещё русский, но уже были не свои. Конечно, пришлось утрясать такой вопрос с "отцами", выборочно, пренебрегая иностранными "отцами", осевшими в Москве. Рустамов заявил, что по этим проблемам им голоса никто не даст, а протянут язык, протянут и ноги.
   В принципе, я с ним согласился. Социальная защита, в первую очередь, должна предоставляться гражданам страны, необходимым специалистам, которых ей не хватает, выдающимся деятелям науки, искусства, спорта. Все остальные, как говорят на кораблях "спасайся, кто может". Жестко, но справедливо.
   В общем, через два месяца удалось создать стройную теорию распределения рабочих мест и приложения сил. Всё или, почти всё, укладывалось в существующие федеральные законы и Конституцию. Дополнительных согласований требовали регионы, которые решили оставить "на потом". Первоначально мы решили охватить Москву и Московскую область.
   К весне с гаражом всё утряслось. Кстати, всем присутствовавшим на испытаниях "муниципальщикам" пришлось стереть кадры "научной революции". Всё, что они знали и помнили о приборе, укладывалось в одну фразу: "Устройство высокопроизводительное, универсальное, не требующее крупных капитальных вложений". В качестве дополнительной информации они могли рассказать, что там напихано столько электроники - "Чёрт ногу сломит!"
   Работали с устройством я, Александр и сотрудники моей фирмы, которые дорабатывали и дорассчитывали модель гаража.
   Для наглядности на месте работ, мы установили небольшой телевизор, где весь процесс можно было наблюдать воочию. Мы с Сашкой не нервничали, ребята немного волновались, хотя я настоял, чтобы на стройке присутствовали только свои, да и то выборочно.
   Очень дергался Рустамов, но больше всех волновался Ной. Перед началом работ он задергал меня советами и рекомендациями, когда же я с ним не соглашался, истерически требовал пересмотреть проект. К самому началу он немного успокоился, но продолжал зудеть у меня над ухом, что ему не доверяют, его мнением пренебрегают и, вообще он не понимает, зачем здесь нужен. Я терпеливо сносил капризное поведение Ноя, но после решил поговорить с ним серьёзно и откровенно.
   Снова, как и в первый раз, стала образовываться воронка, которая начала дырявить землю, постепенно создавая тоннель. Прошло два часа, а объем помещения увеличивался, превращаясь в подобие бетонного прямоугольника, шириной двадцать четыре, а высотой девять метров. Длина ещё была не выработана, но по проекту она равнялась ста метрам.
   Проект брался самый стандартный, только автомобили из гаража выбирались вверх на поверхность. Въезд и выезд закладывался в проекте двусторонним, с обязательной автоматической мойкой автомобиля, которую разработал в ходе проекта Ной.
   Чистка занимала одну минуту, поэтому никого из будущих владельцев гаражей не напрягала. Зато для тех, кто занимался их обслуживанием, убавляла хлопот и приносила значительную экономию, потому что пыль и грязь должна была поступать в специальный приемник, расположенный под зданием, где разлагалась на атомы и использовалась в виде электроэнергии для обогрева здания, работы вентиляции, автоматики, освещения.
   Разработкой приемника с преобразователем, со скромной аббревиатурой "РУДИН", пришлось заниматься втайне ото всех, кроме Ноя, выдавая его за специальную фундаментную конструкцию отвода грунтовых вод. Функциями преобразователя заведовал "туповатый", но очень надежный "сородич" Ноя. К тому же вся энергетическая масса, до момента её использования, оставалась инертной. Поэтому опасности каких-либо термоядерных взрывов или "неуправляемой цепной реакции протовещества" не предвиделось.
   Материалы, использованные в строительстве гаража, выдавались за бетон, но, на самом деле, таковыми не являлись. Их прочность, влагонепроницаемость и теплопроводные свойства намного превышали все известные материалы, применяемые на Земле. А в программе "УУМ" это обозначалось командой: "Перестройка атомарной структуры".
   График работ предусматривал окончание строительства за три дня, поэтому сегодня, в течение восьми часов, должна была завершиться первая фаза, - возведение фундамента и внешних стен "коробки". Конечно, никто из нас не собирался торчать здесь столько времени, поэтому через три часа, наглядевшись и усвоив, как всё происходит, Рустамов с Константинычем предложили нам с Александром и ребятами отметить начало "новой эры".
   Из четверых ребят, мы с собой взяли двоих, чтобы те, через час, два сменили коллег, которые бы также смогли насладиться результатами своего труда. Строительство гаража проходило недалеко от заведения Рустамова, и он, конечно, не задумываясь, пригласил всех к себе.
   Когда я из вежливости предложил и Ною поприсутствовать на импровизированном празднике, тот гордо отказался, заявив, что не понимает мотивов людей, которые в ответственные моменты вдруг бросают всё и спешат набить свои желудки.
   - Я не могу бросить на произвол судьбы своё детище, - патетично заявил Ной.
   Вторично я не стал приглашать его, и мы дружно удалились в сторону ресторана. Не успели мы дойти до него, как у меня в голове заверещал зуммер опасности и тут же Ной сообщил, что их атаковала группа вооруженных людей в количестве пяти человек.
   - Ну, прикройся полем, - посоветовал я ему. - Что они могут сделать?
   - Я-то прикрылся и прикрыл, но ребята твои нервничают. Они же не знают о моем существовании, не знают и о поле.
   - А ты им продемонстрируй его действие на этих боевиках, чтобы привыкали.
   - Как скажешь, - согласился "умник" и отключился.
   Я на всякий случай окинул "оком" место схватки и увидел, что пятеро "крутых" парней уже "спеленаты", и лежат в ряд, носами в землю.
   - Молодец! - мысленно похвалил я Ноя. - Прикрой их, чтобы не светились!
   - Рад стараться, - задиристо ответил мне он.
   Я не стал продолжать диалог, потому что почувствовал, что мы тоже можем быть атакованы. На нас надвигались фигуры людей, в которых проглядывалась угроза, хотя их руки не сжимали оружия. Рустамов, увидев молодцев, подобрался, словно, волк перед прыжком, а его телохранители выдвинулись вперед. Но я опередил всех, поставив защитное поле между враждебно настроенными сторонами. Первые боевики противника наткнулись на него через два метра, и застыли в недоумении. Их не отбросило назад, только потому, что сила поля оказалась минимальной. В нем можно было завязнуть, но оно не защищало активно.
   Телохранители Рустамова оглянулись и посмотрели на меня. Их адресная реакция на ситуацию напомнила мне Чандраванди и четырех братьев-ниндзя. Дав им понять жестом, что контролирую ситуацию, я прошёл вперед, приблизившись к завязшим бойцам на расстояние двух шагов.
   - Привет, молодцы! - бодро и дружелюбно воскликнул я. - Чьи будете?
   Ответом мне была тишина. Парни ещё находились в шоке, но рожи их мне понравились. Простые и откровенные они у них оказались. По ним запросто можно было читать их медленно ворочавшиеся мысли. Правда, мыслей в общей сумме оказалось немного. А ясно присутствовали только две:
   "Во что мы ввязались? Что с нами сделают?"
   Паника отсутствовала, но растерянность противника была налицо.
   Чтобы успокоить парней, мне пришлось ещё раз повторить свой вопрос. Наконец, старший из них произнес:
   - Нас послали поговорить с вами.
   - Это понятно, а кто послал-то?
   - "Куманек", - пояснил парень, - "Шурави" его знает.
   Обернувшись к Рустамову, я получил утвердительный кивок, что такой ему хорошо известен.
   - О чем "базар"? - спросил тот.
   - Шеф недоволен, что ты нарушил уговор.
   - А, почему сам не пришёл, чтобы "перетереть" "непонятки"?
   - Вот мы и пришли, чтобы забить тебе стрелку, "Шурави". Завтра в десять, где всегда.
   - Передайте, буду.
   - А теперь, может, ты позволишь нам уйти? - попросил гонец "Куманька", обращаясь к Вахиду.
   - Я вас не держу, просите вот его, - пояснил Рустамов, указывая на меня.
   - Слушай, братан, - обратился гонец ко мне, - отпусти, ты же слышал, что сказал "Шурави".
   - Отпущу, только советую вам забрать своих пятерых братанов, которые хотели без моего позволения забрать одну вещицу. А то им придется пролежать мордой в земле до самого утра. Как бы чего не отморозили. Понятно?
   - Вполне. Только все мои здесь, со мной.
   - Может, там вторая ваша группа?
   - Мы посмотрим.
   Зная, что они, действительно, пришли безоружными, я спокойно снял поле. Ребята, немного потоптавшись на месте, ушли разбираться с пленниками Ноя. Ною я сообщил, что к нему сейчас подойдет группа парней, для опознания напавших.
   - Если признают, отпустишь, но без оружия, - пояснил я ему.
   В это время Рустамов подошёл ко мне и спросил:
   - Ты их, что, загипнотизировал?
   - Нет, обездвижил, - спокойно ответил я.
   - Но как?
   - Секрет, но завтра я иду с вами, Вахид Искандерович.
   - Хорошо, только моих ребят, думаю, вполне достаточно ...
   - Да, ваши бойцы, безусловно, мастера, но и они не смогут защитить вас от пули снайпера. Думаю, они это понимают. А я смогу. Поэтому настаиваю на своем присутствии.
   - Да я согласен, согласен! Значит, ты считаешь, что "Куманек" настроен серьезно?
   - Береженого и Бог бережет. А лишний раз подстраховаться, не помешает.
   - Это точно. Ладно, закончили на сегодня о серьёзном, пошли веселиться, а то остальные заскучали.
   В этот раз ресторан Рустамова произвел на меня более приятное впечатление. Может, в силу того, что его охрана стала смотреть на меня другим взглядом. Правда, через какое-то время Ной доложил, что компания боевиков, которую прислал я, никого из пленных не забрала, потому что за своих не признала, и благополучно убралась восвояси. Я порекомендовал "супермозгу" немедленно, не привлекая внимания посторонних, закинуть пятерку молодцев на одну из баз до особого разбирательства. А сам призадумался...
   В этот день мои сотрудники, кто стал свидетелем переговоров с бригадой "Куманька", смотрели на меня со смешанным чувством восхищения и страха, даже Сашка. Меня это насторожило. Поэтому я подошел к нему и сказал:
   - Саша, это я, всё тот же Никита.
   - Да я и не сомневаюсь, - смущенно произнес партнер. - Только никак не ожидал, что ты владеешь ещё и колдовскими чарами.
   - Запомни, я никогда в жизни не колдовал и не занимался магией. Всё, чем я обладаю, совершенно материально. Не все, можно потрогать руками или увидеть, но существуют приборы, которыми можно измерить. Так ведь?
   - Так-то оно так. Но то приборы, а то ты! Да, да, я знаю, что ты сейчас скажешь, что человек тоже, своего рода, прибор.
   - Саша, ты такой умный! Сам вопросы задаешь, сам на них же и отвечаешь!
   - Да, ну тебя, - рассмеялся Александр.
   Я понял, что напряжение его спало, и человек расслабился. Я подмигнул своим парням, мол, не робейте. Они в ответ благодарно улыбнулись, потому что им, явно было не по себе. В общем, вечер прошел прекрасно. Александр с парнями веселились недолго, сославшись на необходимость произвести смену тех, кому пришлось понервничать при нападении бандитов. Сашку я предупредил, чтобы милицию не вызывали, потому что ребята эти хоть и свои, и иной раз прикидываются тупыми, но уж чересчур любопытны. А лишних глаз и загребущих рук нам не нужно.
   - Ной знает, как поступить, - пояснил я, и Александр понимающе кивнул.
   Придя в ресторан, ребята, которые подверглись нападению бандитов, готовы были с восторгом рассказать всем о действиях устройства, которое не только строило, но и защищало. Я успокоил парней, как мог, посоветовал держать язык за зубами и пригласил их оторваться за "барским столом". Пока они "отрывались", я стер их дневные переживания. Себе же взял на заметку, что в устройстве следует предусмотреть и защитные функции.
   В самом конце вечера я поинтересовался у мастеров о месте завтрашней встречи и откланялся.
   Поскольку автомобиль находился на стоянке у дома, я воспользовался более совершенным способом перемещения, - шагнул в подъезд на свой этаж, убедившись предварительно, что там никого нет.
   Дочка уже спала, мама тоже. Ирина ждала меня на кухне.
   - Как строительство? - поинтересовалась жена.
   - Отлично, послезавтра всё построим. И счастливые владельцы машиномест вкатят свои тачки на законные стоянки. А у тебя?
   - Так, боле мене.
   - Ну, а конкретнее, например, успехи в йоге.
   - Здесь успехи значительные. Учитель Чанди сказал, что вся наша семья обладает исключительными способностями.
   - Даже мама?
   - Представь себе! Только мы втроем прошли первую ступень за столь короткий срок обучения. Никогда не приходилось ощущать такую легкость в теле и одновременно силу, с умением владеть телом.
   - Значит, Хатха-йога вами покорена?
   - Нет предела совершенству, - резонно возразила Ирина.
   - Конечно, просто я имел ввиду тот объем, который преподают в центре.
   - А, о нем не стоит и говорить. Его мы освоили за месяц. Сейчас же наши возможности приблизились к возможностям некоторых преподавателей центра.
   - Ого, действительно, не слабо. Так вы скоро перегоните самого Чандраванди.
   - Ну, это навряд ли. К тому же, чтобы достичь его уровня, надо пройти все три ступени йоги. А мы только подбираемся к Раджа-йога.
   - А Сахаджа-йога?
   - До этого ещё далеко, - серьезно произнесла жена.
   - Так всё-таки тебя увлекла йога! Это прекрасно!
   - Да, но я хочу поговорить с тобой не о своих занятиях, а о тебе. Меня беспокоит то, что ты стал богачом. Мама недавно обнаружила у нас дома семьдесят тысяч долларов. Откуда? Или ты столько зарабатываешь?
   - Да нет. Я же рассказывал, что выиграл деньги в покер.
   - Но я не думала, что ты выиграл так много.
   - Когда играешь с принцами, эта сумма маленького выигрыша. А я обыграл их крупно.
   - То есть, ты хочешь сказать...
   - Я хочу сказать, что те деньги, которые обнаружила мама, только маленькая часть того, что у нас есть. И всё, не спрашивай больше ничего. В нашей стране о таких вещах лучше не знать, себе дороже. Особенно это касается женщин с их длинными языками, которые доверяются по секрету своим лучшим подругам.
   - Ну, Никита, ты силен! А к себе в гости тебя приглашал принц, у которого ты выиграл? И ты всерьёз туда собираешься? Не верю я этим арабам, они мне кажутся коварными. Заманит он тебя, а потом не откупишься.
   - Не беспокойся, твоего мужа, с некоторых пор, стало очень сложно заманить и уж, тем более, захватить.
   - Ой, хвастун ты, Никита!
   И она молниеносно выкинула руку, пытаясь схватить меня за футболку. Но странным образом промахнулась. Не поверила глазам своим, подключила вторую руку, с тем же успехом. Удивилась, рассмеялась.
   - Да, захватить тебя трудно, - призналась Ирина. - Но я женщина, а если на моем месте окажется мужчина?
   - Хорошо, я покажу тебе кое-что из того, что умею. Как я понял, твой гуру преподает и приемы индийского бокса, поэтому ты можешь ударить меня.
   - Ты хочешь показать мне прием?
   - Нет, я не стану защищаться вообще. Просто ты не сможешь причинить мне вреда. Бей, только со всей силы, как умеешь.
   - Смотри, - предупредила Ирина, - я способная ученица.
   Я кивнул, она ударила. Хорошо ударила, хлестко, сильно. Но для неё моё лицо осталось в неприкосновенности.
   - Попробуй ещё.
   Она собралась, сосредоточилась, ударила на выдохе. Удар получился, но вновь перед собой она увидела моё свежее лицо. Мало того, для неё оно не сдвинулось ни на миллиметр. Она била, знала, что попадала, но нетронутое побоями лицо её мужа оставалось на месте.
   - Что это за техника, Никита? - с серьёзным видом поинтересовалась Ирина.
   Молодец, она не спросила о гипнозе. Ирка очень правильно поставила вопрос. Поняла, что перед ней мастер индийского бокса, только техника неизвестна.
   - Это древняя родовая техника индийской семьи. Один из прапрадедов этой семьи, кстати, носил имя Чандраванди.
   Ирка смотрела на меня с любовью и восхищением, но спросила:
   - И многого я ещё не знаю о своем муже?
   - Не спеши, постепенно узнаешь всё, - ответил я, "скромно" улыбаясь.
   - Кстати, давно хочу тебя спросить о мечах, которые ты приобрел. Это, что, новое увлечение?
   - Нет, всё всерьёз и надолго.
   - То есть, ты хочешь сказать ...
   - Я хочу сказать, что уже поздно и пора идти спать.
   - А я спать не хочу, - игриво сказала Ирина.
   - Да? - удивился я. - И, что же ты предлагаешь взамен?
   - Я же забыла, что ты маленький мальчик, тебе надо всё объяснять, - медленно поднимаясь со стула, промурлыкала жена. Её легкий халатик распахнулся, демонстрируя обнаженное тело. Оно всегда привлекало моё внимание, потому что до сих пор я не находил в нем изъянов. Не было ничего лишнего, даже все родинки приходились к месту. Но особенно меня привлекал запах, исходящий от моей женщины, он всегда заводил меня больше, чем все её потаенные места и прелести.
   Ночью я превзошел всех любовников мира, словно, задавшись целью довести свою избранницу до исступления. Я воспользовался всеми чувствами и способностями, которые понадобились, чтобы угадывать, даже предугадывать каждое её желание, реагировать на каждое движение её тела, продлевая ласками каждый стон, от испытываемого наслаждения. Я специально оттягивал момент "взрыва", чтобы он пришёл к ней более желанным и мощным, чем это случалось обычно.
   И момент наступил, да такой, какого никогда не было. Хорошо, что я заблаговременно позаботился о звукоизоляции комнаты. Крики и стоны перемежались со страстными фразами и призывами ко мне, и я, реагируя адекватно, усиливал напор и ласки, продлевая буйство тела. Всё окончилось внезапно, нервная система и психика моей любовницы не выдержала и, чтобы не придти в полное расстройство, отключилась, Ирина потеряла сознание.
   Правда, не надолго. Уже через минуту жена очнулась, но ещё долго молчала, соображая, где она, что с ней и почему всё так случилось. Неожиданно её посетила мысль, которая испугала и обрадовала:
   "Неужели теперь так будет всегда?!"
   Мне стало смешно, потому что я раньше не задумывался и никак не ожидал, что женщине так мало надо в этой жизни. Но, подумав, понял, что не так уж и мало. Женщины очень чувствительные натуры и, конечно, в большей степени расположены верить своим ощущениям. Поэтому они вслушиваются в каждое слово, произнесенное мужчиной. И не столько в слово, сколько в интонацию, потому что их восприятие тональности, много богаче мужского.
   Более слабые, в среднем, физически, а, потому, более недоверчивые, женщины, за тысячелетия приобрели "Ген истины", по которому судят и оценивают нас, мужчин. Именно поэтому женские драмы и трагедии глубже мужских, поскольку самообман им дается намного сложнее, чем противоположному полу. И пестуют, и лелеют они свой самообман, и носятся с ним дольше, чем мужчины, потому что не хотят верить, что "Ген" подвел их в очередной раз.
   Но абсолютно все женщины ловятся в сексе, считая, что уж здесь-то их не проведешь. И ошибаются ещё чаще, принимая мужскую страсть и опыт, за настоящие чувства.
   Впрочем, ночью между нами не было обмана, хотя присутствовали и страсть, и опыт. Но основой, соединяющей нас, стало чувство, которое родилось много лет назад. Навсегда ли? Нет, потому что понятие "навсегда", не для людей с их короткой жизнью. Но пока мы живы и способны любить, так будет.
   Впервые за несколько лет я заснул безмятежным сном обычного человека.
  
  
   Пробуждение, конечно, было иным. Все в квартире ещё спали, на улице появлялись редкие прохожие, спешащие по делам. Во дворе полным ходом шла "уборочная страда", а мне следовало спешить, чтобы разобраться с намерениями "Куманька" до того, как он решит действовать.
   Из-за сегодняшней ночи, мне пришлось отложить дела, а сейчас настала необходимость наверстывать упущенное. Удалось наверстать только через полчаса, когда отследил пути и людей. К моему удивлению "Куманек" оказался молодым человеком, лет тридцати. Средний рост, простодушное широкое лицо. На этом лице размещался крупный нос, толстые губы, широкие брови. Правда, глаза подкачали, они оказались маленькими, и никак не сочетались со всеми остальными чертами "славянской" натуры своего хозяина.
   Однако внешность, зачастую, обманчива. Неоднократно приходилось в этом убеждаться. Поэтому я приятно удивился, услышав рассуждения его и братвы о предстоящей встрече.
   - Слышь, шеф, а пушки брать?
   - Ты чего, урод, спрашиваешь. Ты чего, не знаешь, кому я забил "стрелку".
   - Знаю, потому и спрашиваю.
   - Потому и спрашиваю, - передразнил своего боевика "Куманек". - Все такие умные стали! А ты в курсе, что "Шурави" меня от смерти отмазал? Так, какого ж ты хрена спрашиваешь? Я, что, похож на "отморозка" или когда-нибудь выставлял себя перед братвой неблагодарной скотиной?
   - Да, ладно, шеф, чего ты завелся в самом деле?
   - А то, чтобы ты мой лучший бригадир, не задавал фраерских вопросов.
   - Кого брать и сколько?
   - Поедем на одной машине, Митяй за рулем, ты с Митяем. Остальные по твоему выбору.
   - "Шурави", небось, заявиться со своими костоломами?
   - Не сомневайся, они его телохранители. Выезжаем через час.
   Зазвонил телефон, "Куманек" поднял трубку:
   - Слушаю ... привет ... нормально.
   Я мгновенно подключился к разговору через "око". Послышался второй голос.
   - Говорят у тебя "стрелка" с "Шурави"? - голос показался знакомым.
   Мыслью пронесся по телефонным проводам к ячейке узла, а от неё к звонившему. Уже на выходе из системы понял, кого придется увидеть. Я попал в квартиру Алексея Вадимовича, первого заместителя главы нашей управы.
   - А ты хочешь поучаствовать?
   Не удивило, что они между собой на "ты". Меня в этой жизни трудно стало удивить. Я давно подозревал, что у каждого из чиновников муниципалитета есть свои приоритеты. Просто так совпало, что Голова, человек "Шурави", а его зам, человек "Куманька". И ничего тут из ряда вон выходящего не происходило.
   - Нет, но хотелось бы знать, чего ждать от неё.
   - Слушай, Вадимыч, а хо-хо, не хо-хо?
   - В каком смысле?
   - А в том самом. Не зарываешься? Или ссучился?
   - Да побойся Бога, когда я, хоть повод давал думать так о себе?
   - Всё когда-нибудь в первый раз случается, - посетовал "Куманёк".
   - Ну, извини, если, что не так. Просто подумал, намечаются замены.
   - Нет, не намечаются.
   - Тогда бывай, удачи.
   Алексей Вадимыч повесил трубку и задумался. Но через минуту снова пододвинул к себе телефон и набрал номер. Раздались частые гудки, номер оказался занят. Набор цифр я запомнил и позже решил проверить, кому он принадлежит. Сейчас хотелось услышать, о чем станет толковать зам.
   Наконец "Вадимыч" дозвонился, там подняли трубку, послышалось:
   - Алло!
   - Вы просили позвонить, если наступит момент. Он наступил.
   - Место, время?
   - Место обычное, не позже десяти.
   - Спасибо, вам зачтется, - ответил густой мужской голос, и послышались гудки отбоя.
   Алексей Вадимович откинулся в кресле, на котором сидел и проговорил:
   - Господи, пронеси!
   Я не стал больше тратить на него время и перенесся к "Куманьку". Там полным ходом шли сборы. Оружие, действительно не брали. Я позвонил Рустамову, трубку поднял сам Вахид.
   - Вахид Искандерович, у меня важные сведения.
   - Может, не по телефону?
   - Мой не прослушивается, ваш, по-моему, тоже. Сведения касаются предстоящей встречи. На ней предполагается присутствие третьей стороны, от которой можно ждать неприятностей. Об этом "Куманек" даже не догадывается. Он идет к вам с чистыми руками, сам видел. За слова отвечаю. Появлюсь немного попозже, чтобы прикрыть с тыла.
   - Отлично, примем меры. Значит, "Куманек" помнит добро?
   - Помнит. И у него разговор к вам не о переделе, это повод. Что-то ещё, более серьёзное. Парня следует поберечь, он знает больше, чем сказал.
   - Не вопрос, сделаем, - ответил Рустамов и повесил трубку, спеша, видимо, изменить расстановку сил и средств.
   Мне пришлось перемещаться на место предстоящей "стрелки" без машины. Не сомневаясь, что окажусь здесь раньше остальных, все же не стал открыто прогуливаться по площадке. Сначала огляделся, просканировал вероятные места засад, и только убедившись, что пока никого нет, вышел в реальность. Первым делом, тщательнейшим образом осмотрел возможные снайперские места, но ничего, что указывало на недавнее присутствие человека, не заметил.
   Чтобы перепроверить свежим взглядом место, переместился, заблокировал впечатления и выводы. Вновь вернулся, проверил, просмотрел, обнюхал каждый уголок, просветил каждую пылинку. Сверил первые и вторые варианты. Оба подтверждали, что предварительной подготовкой теракта, здесь и не пахло, что, конечно, не отметало возможности киллерских импровизаций.
   Связался с Рустамовым:
   - Я на месте, жду вас. Пока всё спокойно, никаких намеков. Уверен. Собеседник вот-вот появиться.
   - Мы уже тоже подъезжаем.
   - Остаюсь на связи, не отключаюсь, - предупредил я Вахида.
   - Понято, - последовал ответ.
   И только он последовал, как на площадку выскочила машина "Куманька", за которой непрестанно следило "око". Ровно через десять секунд подъехал и "Шурави".
   - Прошу, держитесь компактнее, так мне легче прикрыть вас. Объясните ситуацию парню. И не отключайтесь.
   - Сделано, - последовал ответ.
   Дальше я увидел, что две группы медленно сблизились. Постояв в нерешительности, первым подал руку "Куманёк". Рустамов не стал перетягивать "простыню" на себя, поручкались. И сразу же возникли силуэты чужих.
   Что они чужие, я почувствовал сразу, потому что ранее уже заметил двух парней спортивного вида из ресторана Вахида. Но парни и в подметки не годились тем, троим, которые появились сейчас.
   - Внимание, - тихо произнес я в трубку, - продолжайте разговаривать, но не двигайтесь с места и ничего не бойтесь, даже, когда прозвучат выстрелы. Верьте.
   - Верю, - последовал ответ.
   Общаться с Рустамовым доставляло удовольствие, потому что он демонстрировал мужской характер и отличную выдержку. Я прикрыл обе группы защитным полем, мощность которого защитила бы людей и от кумулятивного снаряда. Такое поле я мог держать очень долго, а расход моей собственной энергии не превысил бы десяти процентов. Но главной задачей являлся, захват киллеров в плен и допрос.
   Три силовых кокона ждали команды к рывку, чтобы обездвижить чужих.
   Профи не спешили, всё должно было произойти без осечек, в противном случае пострадал бы их имидж. Поэтому места выбирали в соответствии со своими привычками и оружием, на разных уровнях, в разных точках. Тот, кто имел при себе "Калаш", расположился ниже всех, с "винтарями" - нашли места на третьем и четвертом этаже здания. Дополнительно каждый имел по гранатомету, винтовки и автомат были с глушителями. Один из наемников устроился как раз напротив меня, и я, конечно, прекрасно его рассмотрел.
   Бесцветное лицо, то есть абсолютно ничем не примечательное. Всё среднее: глаза, рот, нос, уши. Ни одной родинки, ни единого шрама, оспинки. Весь такой не опасный и гладенький. Среднего роста для мужчины, не выше ста семидесяти шести. Одежда "цивильная", не яркая. Никаких курток и брюк цвета хаки, то есть внешне всё благопристойно. Такого встретишь на улице и сразу забудешь, если вообще обратишь внимание.
   Двое остальных походили на первого, словно его братья. Впрочем, если не по крови, то по бизнесу, они и были братьями. Спокойно изготовившись к стрельбе, обменялись жестами, кто кого берет, и кивнули друг другу. На третьей секунде чужаки приступили к работе.
   Раздались выстрелы, автоматные очереди, но никто из людей, которых профи пришли сюда убить, не упал, не прыгнул в сторону, не побежал. Ещё не поняв, что происходит, но, увидев отсутствие результатов, киллеры, работая на "автомате", отложили в сторону легкое оружие и схватились за гранатометы. В это время очнулись два парня Рустамова, о которых я успел забыть. Они среагировали с большим опозданием, к тому же засекли только одного из трёх, того, кто находился на нижнем уровне, с "Калашом".
   Направив весь свой огонь на него одного, они сами открылись для двух его коллег. Их спасло то, что профессионалы предпочли добить сначала основную группу, правильно оценив приоритеты. Чтобы обойтись без жертв, пришлось пустить в ход силовые коконы. Но стрельба не прекратилась, потому что "спортсмены" продолжали короткими очередями прикрывать своего шефа.
   Я вынужден был объяснить Рустамову, что опасность миновала, а стреляют его ребята. Моментально последовал приказ прекратить огонь. Только после этого, коконы перенесли своих пленников в помещение, на которое я им указал. Как добраться до захваченных наемников, объяснил по телефону. Сам, находясь уже внутри здания, присмотрелся с кого следует начинать. Выбрал автоматчика, показалось, что он психологически более хлипкий, потому что значительно моложе своих коллег.
   Пока переговорщики поднимались ко мне, я успел просканировать мозги каждого из стрелков. Больше всех знал о задании тот, кого я рассмотрел лучше всех. Парню исполнилось уже тридцать восемь лет, за ним числилось двенадцать "заказных" разного ранга, в том числе, довольно высокого. Прямого заказчика он не знал, но о потенциальных догадывался. Таких насчитывалось пятеро. Однако номер телефона, который подглядел я у Алексея Вадимовича, совпадал с тем, по которому уточнял заказ и стрелок.
   Отсюда следовало, что звонки шли на одну и ту же "мобилу", которую, скорее всего, уже выбросили в помойку. Найти её там даже мне не представлялось возможным. След терялся, но подозреваемые оставались, и, по крайней мере, один из них отдавал распоряжение о ликвидации Рустамова и "Куманька".
   Поднялись обе группы, подтянулись и двое молодых бойцов. Я вкратце описал ситуацию, рассказал, что, в принципе, есть подозреваемые, но кто из них кто, не знаю, не знают этого и киллеры. Рустамов спросил, а нужны ли эти ребята, если они практически не могут ничем помочь.
   - Помочь они смогут после того, как мы выйдем на заказчика. Хотя, решать вам, потому что покушение готовилось на вас. Всё, что смог на сегодня, я сделал.
   - Слушай, "Шурави", а кто это? - спросил "Куманек" Рустамова, показывая на меня.
   - Это тот, кто перевернул нашу жизнь. Он как раз причина и сегодняшнего покушения. Хотя с себя я ответственности не снимаю.
   - Нет, "Шурави", покушение произошло из-за меня, - возразил "Куманек", - потому что я знаю то, что мне знать не положено.
   Пока он говорил, я вытащил информацию из его мозгов и поразился, как он ещё жив до сих пор. Парню просто повезло. Видимо, те, кто владел данной информацией, не сразу поняли, что она известна третьему лицу. Не сразу разобрались и какому лицу она стала известна. Но сейчас на него и всех, кто с ним общался с того момента, началась охота. После состоявшейся встречи, мы тоже числились в списке подлежащих ликвидации.
   - Рассказывай, "Куманек", всё равно мы все уже приговорены, если не опередим наших палачей.
   - Хорошо, - выдохнул тот, - только с чего начинать-то?
   - Сначала, - посоветовал Рустамов.
   - Ну, слушайте. Разговор пойдет об испытаниях новых видов вооружений на заключенных ИТК. Оружие по видам различно, от стрелкового до тяжелого. Тот, кто сочинил маляву и отправил на волю, уже покойник. Кто её передал дальше, тоже. На того, кто её прочел и сохранил - охотятся.
   - Это ты?
   - Нет, я только прочитал. А позвонил тебе, потому что знаю о твоем дружбане в министерстве.
   - А он, чем может помочь?
   - Всем, потому что именно его ведомство проводит эти испытания.
   - Так, что это за испытания?
   - Тактико-боевые, а живым материалом сделали "зеков". Привезли отобранных по всем зонам пятьсот человек, разбили повзводно, раздали учебные трехлинейки и пистолеты с холостыми патронами. ИТК там, в глухом месте, жилья поблизости нет, открытого места до фига, тундра.
   Учения ведут по всем правилам, только противная сторона стреляет не холостыми, а боевыми, да к тому же не просто стреляет, а размазывает по площадям.
   - А кто в группе "зеков"? Может, набрали туда одних Чикатил и извращенцев.
   - Да в том-то и дело, что согнали туда тех, кто был на зонах в отрицалово. Они же самые неудобные для лагерного начальства, вот и сплавили их без разбора. А там и блатные, и фраера, и "шелупонь", которых прессовали сами ИТКушники. И ни одного маньяка или опущенного!
   - А испытатели разве не сунули носы в дела "зеков", - поинтересовался я.
   - Сунули, да поздно, когда уже сотня человек испарилась. Так теперь они хотят "погасить" всех, понятно.
   - Конечно, зачем им свидетели. Нет человека, - нет проблемы, - ответил Рустамов.
   - Верно "Шурави"!
   - Подожди, ты сказал испарились... это, как, в прямом или переносном смысле? - влез я с уточнением.
   - Именно в прямом! Оружие-то новое!
   - Своему другу, Вахид Искандерович, не звони, не спеши подставляться. Этих следует, конечно, сохранить, но запрятать так, чтобы ни один Шерлок Холмс не обнаружил. Кстати, "Куманька" с его ребятами, тоже с ними. Они и целы останутся, и передохнут немного. А у нас будет хорошая гарантия для разговора с министерством и другими структурами, санкционировавшими этот беспредел.
   - Что, "Куманек", согласен поскучать? - спросил Рустамов, игнорируя мнение остальных.
   - Если это поможет дольше пожить, согласен, - ответил тот.
   - Тогда, ребята, - обратился к своим телохранителям, Вахид, - грузимся и везем ребят в схроны.
   - Нет, Вахид Искандерович, - вмешался я, - схроны не помогут. Прятать их надо, используя технологии, недоступные современным спецслужбам.
   - Понял, действуй, Никита.
   - Ждите здесь, много времени у меня это не займет.
   Уведя группу "Куманька" в другое помещение, я создал переходной туннель, куда предложил шагнуть по очереди всем, кого следовало надежно спрятать. Со страхом, но люди подчинились. Затем, прямо в коконах, забросил туда же и киллеров. Переместился и сам.
   Мы оказались внутри огромного крытого помещения, с жилыми постройками, открытым бассейном и двумя теннисными кортами, а также парком и полем для гольфа. Перемещенные лица ошалело озирались, а я тем временем позаботился о пленниках. Передав их на поруки Ноя-1, вернулся к "Куманьку" и его ребятам. Те уже немного пришли в себя и забросали меня вопросами.
   Я объяснил, что они находятся на одной из законсервированных тайных баз Международного Содружества, о которой знаю только я. Отследить её невозможно. Поэтому недельку им придется поскучать здесь, пока всё не утрясется. Врал я им безбожно, но они поверили, потому что способ, каким их сюда доставили, подтверждал наличие сверхцивилизации. Магией и колдовством я их не стал напрягать, потому что такое объяснение всё бы испортило. Я знал, что блатные всегда с трепетом относились к паранормальным явлениям, но и с опаской, как любой невежественный человек.
   Не сказал я им и о том, что само помещение находится не на Земле, чтобы люди не чувствовали себя оторванными от человеческого сообщества.
   Эту базу мы с Ноем достроили недавно, но, как оказалось, вовремя. Его собрат, Ной-1, обладал многими способностями моего первенца, кроме способности саморазвиваться. Но позаботиться о безопасности базы и её жизнедеятельности он был в состоянии.
   Строил убежище для себя, потому что ни на минуту не забывал о своем главном и, действительно, опасном противнике, - неизвестном колдуне, который уже дважды пытался заступить мне дорогу. Я не сомневался, что ему по силам отследить моё присутствие на Земле, но предсказать мои перемещения и найти меня уже в пределах Солнечной системы, представлялось нереальным. Чтобы увериться в своих предположениях, пришлось несколько раз сыграть с Ноем в прятки. Причем, каждый раз роли менялись. И каждый раз на Земле, мы находили друг друга. Но всё изменилось, когда игры перешли в область космических пространств. Тогда-то и родилась идея тайно строить базы вне Земли. Я потратил февраль и март на их создание. Ограничился пока тремя опорными пунктами.
   Объяснив "Куманьку", что любое их желание, касающееся одежды, крова, пищи, воды, алкоголя, спортивного инвентаря и здоровья будет исполняться незамедлительно, я поспешил вернуться на Землю.
   Вахид и его охрана терпеливо ждали моего возвращения, чтобы убраться с опасного места, куда могли прибыть дополнительные силы противника, встревоженные молчанием своих стрелков. Однако я не забывал, что против нас действовали государственные чиновники, которые облажались и подставили систему под удар, а, следовательно, подлежали наказанию. Поэтому их действия не могли оказаться стремительными и масштабными, что привлекло бы внимание других спецслужб, конкурирующих с ними. Правда, и нам не следовало доверяться какой-нибудь одной структуре, чтобы не создавать себе дополнительных хлопот.
   Вернувшись в офис Вахида, мы, первым делом, приняли меры, чтобы наши разговоры не были подслушаны. И только убедившись в безопасности, сели обсуждать возможных союзников. Я прокручивал в голове варианты, когда в офисе Рустамова зазвонил телефон. Уже зная, кто звонит, предупредил "Шурави", чтобы тот ни словом не намекнул в разговоре, что слышал о чем-то.
   Звонил Константин Константинович, который поинтересовался, куда это запропастился его друг. Вахид, ответил, что ему забивали стрелку, на предмет недопустимости передела рынка строительства в отдельно взятом регионе и требовали гарантий соблюдения интересов сторон. Константиныч вяло поинтересовался, удалось ли договориться. И "Шурави" вдруг заявил о том, что встреча не состоялась. Константиныч удивился такому повороту событий, а Рустамов подтвердил, что и с ним такое случилось впервые. Но, когда он с ребятами прибыл на место встречи, ему позвонили и сказали, что все вопросы удалось утрясти.
   Зам "Росспецвооружение" пожелал, чтобы и впредь все дела решались также быстро и спокойно и повесил трубку. Рустамов вытер пот со лба и посмотрел на меня. Я же в это время пребывал в кабинете К.К., чтобы понять, каким боком дядя моей соседки участвует в большой игре. Оказалось, что его используют "втемную", а игроком является другой зам, курирующий испытательные полигоны министерства и отвечающий за продвижением на рынке вооружений готовой продукции их ведомства.
   Выяснив обстановку, рассказал, что его друг не в курсе, а звонил по просьбе коллеги, который обеспокоился судьбой Рустамова.
   - Ну, Костю не проведешь. Он понимает, что его не просто так просили позвонить мне, просто по телефону не стал распространяться. При встрече скажет о своих подозрениях.
   - Лучше бы вам не встречаться, пока всё не закончится. Постарайтесь найти предлог уклониться от встреч, чтобы не подставлять и его под удар.
   - Не вопрос. А к кому всё-таки обращаться?
   Я промолчал, отслеживая действия одного из установленных игроков, который в это время вышел на улицу, сел в служебный автомобиль и приказал доставить его в ресторан развлекательного комплекса "Манхеттен-Экспресс" на Варварке. Прикинув, что до Китай-города ему по Москве добираться не менее сорока минут, я переключился на вопрос Рустамова.
   - Можно обратиться в ГУР, ФСБ или в независимые СМИ.
   - Это, какие же у нас независимые СМИ остались?
   - Только иностранные, например Си-Эн-Эн, Би-Би-Си.
   - У меня там никого нет, а, чтобы они поверили человеку со стороны и не приняли за провокатора, необходимы веские доказательства. А они у нас есть?
   - Пока нет, потому что даже малява не имеет статуса вещьдока, да и свидетельские показания отсутствуют. К тому же нас могут обвинить в шпионаже в пользу другого государства, потому что дело касается новейших вооружений.
   - Значит, ориентироваться на своих. Это почти не реально. Никто не захочет связываться с министерством такого ранга и с МВД из-за "зеков", - решительно заявил Вахид.
   - Есть вариант подкинуть видеоматериалы анонимно, без кадров демонстрации оружия, но с кадрами убийства десятков и сотен людей. Отснять свидетельские показания тех, кто участвуют в качестве подопытных "кроликов".
   - Да! И, как это сделать? - запальчиво поинтересовался Вахид. - У тебя есть шапка невидимка?
   - Есть, сделаем сейчас, не выходя из кабинета, - обнадежил я его.
   И снова "око" вступило в действие, перенесясь в район ИТК. Боевые действия там, видимо, уже давно не велись, но места испытаний замечались невооруженным глазом. Одни представляли собой участки оплавившейся земли, другие, - вымороженной, словно, в тундре оголились места вечной мерзлоты. Принюхиваться, делать спектральный анализ и проводить радиационные исследования участков, не представлялось возможным, но заснять их все равно следовало для наглядности. Однако основное задание состояло не в этом. Необходимо было найти и зафиксировать людей, подвергшихся эксперименту и проводивших его: их лица, их разговоры.
   Через десять минут "око" обнаружило "зеков", тех самых. Люди сидели, стояли группами, разговаривали. Первую беседу удалось прослушать и записать с середины.
   - Так, что успел сказать этот "жмурик"?
   - Кстати, до "зоны" он успел защитить докторскую диссертацию по физике.
   - Да? Так, может, именно по его, этой докторской, нас сейчас и "гасят" вояки?!
   - Нет, как он объяснил, оружие, которое испытывают на нас, относится к физике высоких энергий и сверхнизких температур.
   - А понятнее нельзя?
   - Ну, что-то, наподобие лазера, плазмы. Что, опять непонятно? Ты школу-то закончил? А! С пятью классами, конечно, разобраться сложно.
   Рассказывающий задумался, но не на долго.
   - Ты в детстве выжигал на дереве, используя увеличительное стекло и солнце?
   - Да, только не на дереве. Мы с корешками, с помощью очков, которые я спер у своей бабки, подожгли мусорный ящик. Ух, и полыхало!
   - Способный ты мальчик! Так вот против нас используют оружие, которое действует примерно также. Что-то создаёт искусственное солнце, которое, затем, проходит через стекло, превращаясь в смертоносный луч. Днем он даже не виден, но туда, куда этот луч попадает, выжить уже ничего не может. Земля плавится, а люди, практически испаряются, потому что человек на семьдесят процентов состоит из воды. Что не испаряется, сгорает дотла.
   - Надо же такое придумать, - восхитился недоучка, - интересно, а танки тоже испарятся?
   - Танки расплавятся, а люди в них испарятся, - ответил ему мужчина, явно с "верхним" техническим образованием.
   Окружающие восхищенно загудели, послышались фразы:
   - А! Всё-таки можем мы, когда захотим, сделать что-то стоящее. У американцев, наверное, нет такого оружия.
   - Конечно, нет. Видал, как всё засекретили! Специально собрали нас со всей страны, да небольшими группами. Нам, кто останется в живых, все равно ещё сидеть по нескольку лет, а там и секретность снимут, да и кто нам поверит, если и расскажем. Что ни говори, а комитетчики всегда были при полном ажуре. Даже немцам такое не под силу.
   Я слушал заключенных, а во мне рос ужас и понимание того, что так жить нельзя! Разве может нормальный человек восхищаться и гордиться своими палачами? Насколько же надо искорежить психику человека, чтобы заставить его оправдывать своих убийц! Конечно, они и сами не были ангелами, но их осудили, определили сроки, то есть уже наказали. А сейчас наказывают вторично, без суда и следствия, а эти рабы лелеют надежду, что их кто-то оставит в живых!
   Непонимание и удивление ясно отразилось на моем лице, потому что Рустамов тихо рассмеялся и сказал:
   - Ни одно государство, даже Германия, не смогли достичь столь высокого искусства промывания мозгов, как Советский Союз. Ты, Никита, посмотри на возраст говоривших. Им лет под шестьдесят, то есть их детство и юность прошли в "совке". Теперь, давай послушаем, о чем говорят в той группе, где собрались относительно ещё молодые люди.
   Мне осталось только согласиться с доводами Вахида и продолжить сбор свидетельских показаний. Зависнув над пятеркой молодых мужчин, возраст которых я оценил, от тридцати до тридцати пяти, "око" приступило к видеозаписи.
   - Парни, мы ещё вчера выяснили, кто и почему. Из историй болезней можно сделать вывод, что нас всех сюда просто слили, чтобы мы не портили жизнь и нервы начальникам своих ИТК. И наше положение такое, что только крупная "буза" сможет нам помочь выжить. Нам терять нечего, в живых нас никто не оставит, если мы не сможем привлечь внимание людей на воле, - высказался коренастый мужчина, с лицом "татарской национальности".
   - Но у нас нет оружия, патроны холостые. Даже если нам удастся взять заложников, это не поможет. Нас уничтожат вместе с ними. Есть только один вариант, - это захватить несколько видов нового оружия и воспользоваться им против вояк, - возразил другой, с казацкими усами.
   - Этот план осуществить почти невозможно, - тихо проговорил третий, похожий на актера Золотухина. - Нам поможет только внезапность, но нас, решительных, мало, человек восемьдесят. Остальные надеются на чудо, что их помилуют. Поэтому к ним обращаться за поддержкой бесполезно, даже опасно, могут предать. Военных вместе с "чинушами" тоже не меньше нашего. Но у них страшное оружие, против которого мы, если пойдем в открытую, бессильны.
   - А среди нас есть военные, которые могут разработать диверсионную операцию?
   - Нет, остается надеяться только на свою сметливость.
   Рустамов посмотрел на меня и произнес:
   - Как видишь, я оказался прав. В нашей стране возраст играет главную роль в психологической и политической подготовке человека.
   - Придется помочь ребятам, хотя мне неприятно одновременно помогать и тем, кого я слышал до них.
   - Какой ты жестокий, Никита! - воскликнул "Шурави". - Здесь нельзя действовать по принципу плохой - хороший. Сейчас вопрос поставлен ребром, либо всех, либо никого.
   - Да что я, не понимаю!
   - Не понимаешь, потому что не знаешь. А я вот некоторых знаю лично. Из стариков, которые тебе так не понравились, один тянет срок, "десятку", заметь, за то, что убил легавого, который убил его сына и изнасиловал дочь. Все знали об этом, в суде убийство и изнасилование свидетели доказали, но, несмотря на это, его, человека с уголовным прошлым, осудили на полную катушку. А тот, который тебе понравился, с усами, киллер без масти, без принципов. На его совести семнадцать загубленных душ, среди которых восемь человек, честные и порядочные люди, один ребенок и две женщины. Но тянет срок, "пятерик", за кражу. Вот и решай после этого, кто должен жить, а кто нет.
   Такой расклад, действительно, заставил меня призадуматься, как и во время моего путешествия на Киевскую Русь. Там я выбрал более цивилизованного человека, который имел принципы и совесть. Здесь мне предлагалось спасти и раба, и убийцу, не выбирая, сообразуясь с человеческой гуманностью. Но всё дело в том, что к гуманистам я никогда не принадлежал.
   Правда, как было сказано, выбирать не приходилось. Поэтому я избрал бескровный вариант с кражей жизненно важных и совершенно секретных составляющих.
   Определив визуально местонахождение новейших средств уничтожения людей и техники, я вник в конструктивные особенности каждого вида оружия и уже через два часа демонтировал их энергетические узлы.
  
  
  
   Скандал и паника разразились утром следующего дня. Мало того, что совершенно секретные детали исчезли неизвестно куда, но "подлый" похититель оставил записки с ультиматумом, в котором пояснялось, что если "зеки" немедленно не возвратятся по местам приписки, то всё похищенное окажется в посольстве одной из стран НАТО. Пока в тундре шёл переполох, я успел смотаться к стройплощадке и подбодрить своих, заявив, что скоро нам предоставят карт-бланш в строительстве подобных объектов. Александр, который явился посмотреть на завершающий этап строительства гаража, не поверил, но я твердо пообещал, что уже к концу года наша фирма станет одним из лидеров, как по моделированию, так и по строительству подземных коммуникаций, и подземных объектов различного предназначения.
   - И уже сейчас следует очень вдумчиво подбирать новые кадры, формируя строительные группы и бригады из высококлассных специалистов. Каждая группа должна состоять из строителей всех специальностей, как минимум двух программистов, бухгалтера с помощником, архитектора, компьютерного дизайнера и художника. Лучше, если каждый человек, окажется профессионалом по нескольким смежным специальностям. Например, художник, владеющий компьютером и графическими приложениями, или архитектор, профессионально разбирающийся в лифтах.
   - И сколько такого рода сотрудников ты собираешься принять в фирму? - озабоченно спросил Александр, подозревая, что основная тяжесть подбора кадров падет на него.
   - До конца этого года нам необходимо подобрать на фирму шестьдесят человек, обучить их обращаться с устройством, и привить навыки менеджеров.
   - На время обучения и проверки, которое должно занять два месяца, посадить всех на минимальный оклад, скажем в пятьсот У.Е., а далее по результатам, но не более ... максимум мы определим опытным путем.
   - А ты представляешь, какая предстоит морока?
   - А то! Но зато, если всё получится, если люди придут к нам и поверят в нас и в себя, то представляешь, что нас ждет!
   - Да нас раньше перестреляют всех...
   - А вот на это не надейся, хренушки им всем, стрелкам этим! В общем, у нас с тобой времени завались, заканчивайте гараж без меня, но на его приемку-сдачу позови, телефоны знаешь.
   - Подожди, надо бы дать имя твоему устройству, а то не солидно как-то ...
   - Правильно, есть предложения?
   - Пока нет.
   - У меня тоже, но обещаю придумать несколько вариантов. Неплохо бы, если и ты пошевелил мозгами в этом направлении, - сказал я на прощанье Александру, сел в "Зверя" и уехал. Кстати, уезжая, радостно отметил, что Сашка приехал не на "мицубиси", а на новом "пассате". Да и остальные сотрудники оказались при авто.
   Пока доехал до офиса Рустамова, получил последние данные по обстановке в тундре. Удовлетворенно отметил, что паника нарастала, как снежный ком. Правда, промелькнули и нерадостные мысли о Лене и о Хранителях, отношения с которыми никак не складывались. С Леной, потому что переступить через Ирину я так и не решился, а Хранителей просто не мог отыскать, правда, потратив на их розыски всего два дня, из прошедших четырех месяцев.
   Времени катастрофически не хватало, приходилось хвататься за несколько дел сразу, а в результате "хвосты" подчищал другой, в основном Александр, если, конечно, был в состоянии осилить. Поэтому в кабинет "Шурави" вошел жутко недовольный собой. Он сразу заметил моё раздражение, но не стал допытываться, что случилось. В этом мире, как оказалось, мне тоже стало везти на людей.
   Вкратце рассказал, что твориться на испытательном полигоне. Рустамов обрисовал картину того же полигона, по сведениям из Москвы. Оказывается, ему в офис звонил Константин Константинович и намеками дал понять, что в министерстве у них страшный скандал. Один из замов уволен за халатность, и на него заведено уголовное дело. А в управлении, занимавшимся испытаниями и внедрением создаваемых "монстров" в серийное производство, которое этот зам курировал, наехало столько ФСБешников и МВДешников, что не протолкнуться.
   Моя информация оказалась не столь интригующей, но много радостней. После хищения всех "зеков" вывернули, что называется, наизнанку, но ничего, понятно, не обнаружили. Убедившись в их непричастности, оставшихся в живых, порядка четырехсот человек, стали срочно рассылать по местам их отсидки. Но, поскольку народу оказалось много, а такого не ожидалось, за два дня успели отправить две группы по шесть человек в каждой.
   Заключенные, никак не ожидавшие такого поворота, ещё не отошедшие от тотального "шмона", прибывали в полной растерянности, как и их палачи. Встряска сняла напряжение в рядах испытуемых, а, когда стали отправлять "домой", лишила самых боевых повода к восстанию. Потому что даже самые решительные собирались биться только за себя, а не воздавать должное убийцам. Всех сотрудников министерства срочно отозвали в Москву, а на их место прибыли агенты спецслужб, которые принялись допрашивать всех вояк, особенно, взвод охраны.
   Их чуть сразу не отправили в ... далекие края, но, раскинув мозгами, поняли, что места и здесь не слаще, а допрашивать лучше "не отходя от кассы". На ребят, кто в ту ночь, находился в карауле, становилось жалко смотреть. Однако я решил подлить масла в огонь, чтобы спецы не зазнавались, и на следующую ночь оставил записки, в которых написал, чтобы волынку с допросами заканчивали, а занялись бы отправкой людей.
   Послушались, согласившись с последним требованием, но допросы не прекратили, хотя угрозы и зуботычины практиковать перестали. Но понадобилось ещё четыре дня, чтобы все "зеки" благополучно отправились по "домам".
   Как только последний заключенный уехал, все приборы и детали оказались на своих местах. Так ничего и не разнюхав, сотрудники спецслужб покинули полигон. Караульные в полном составе загудели на "губу", но до дисциплинарного батальона дело не дошло.
   Тем временем мне уже не раз пытался дозвониться Константин Константинович, но всякий раз удавалось избежать разговора с ним, то определитель выручал, то сотрудники фирмы. Зачем он звонил, я не знал, потому что мой интерес сосредоточился на бизнес-плане строительства гаражей, который пришлось срочно составлять после сдачи-приемки первого объекта. Не скажу, чтобы заказы посыпались, но на первое время и двух заказов для нас было выше крыши. Тремя такими заказами фирма в финансовом отношении обеспечивала себя на целый год. Но теперь уже все понимали, что за год заявок на строительство накопится значительно больше.
   Мы с Александром сделали вывод, что наши предположения о том, что у нас есть время на подбор и подготовку кадров, рассыпаются, как карточные домики. Поэтому срочно "бросили клич" в печатные органы о наборе строителей, программистов, архитекторов, художников, компьютерных дизайнеров.
   И люди пошли! Приходили отовсюду, хотя в объявлениях четко оговаривалось, что на работу принимаются только москвичи и жители ближайшего Подмосковья. Пришлось работать в три "фильтра". Сначала секретарь отсеивала всех, кто не подходил нам изначально, затем следовало собеседование и проверка тех, кто соответствовал нашим требованиям. На втором этапе подключались все сотрудники фирмы. И на третьем этапе, проходил окончательный отбор претендентов, в котором принимал участие и я.
   Параллельно пришлось работать над увеличением числа устройств, которым мы сообща придумали кодовое название "УУМ". Расшифровывалось оно просто, - устройство универсальное многоцелевое. В общем, чтобы не утомлять подробностями, люди и "УУМы" были готовы сотрудничать друг с другом к концу июля. К этому сроку число заказов перевалило за второй десяток.
   Чрезвычайное происшествие с полигоном стало забываться, потому что закончилось чинно и благородно. Кто-то пострадал, поплатившись жизнью, кто-то карьерой и большими "бабками". Но для остальных, в том числе и для "Куманька", Рустамова и меня, всё обошлось только временным волнением. Правда, киллеры до сих пор находились на космической базе в коматозном состоянии.
   Кстати, я не стал делать очередной ошибки и стер, начисто, из памяти четверых бандитов воспоминания о месте их пребывания. Рустамов с приятелем пытались восстановить сведения, прибегая к помощи психологов и парапсихологов, но разве можно восстановить то, что стерто на физическом уровне! Расспрашивать меня они не считали возможным, потому что не хотели выглядеть неблагодарными. С тех пор мой криминальный круг знакомств расширился, но радости это не доставляло, впрочем, и огорчений тоже.
   В мае довелось несколько раз переговорить по телефону с принцем Даудом и его полномочным представителем по бизнесу и крупным финансовым проектам, коллегой по покеру, господином Рауди. Договорились о моем визите на конец июля, начало августа. В конце мая Ирина заявила мне, что женская часть семьи в полном составе, в середине июня улетает в Индию на курсы повышения йоговского мастерства, до конца лета.
   Такому сообщению я одновременно обрадовался и испугался. С одной стороны, их поездка свидетельствовала о значительных успехах, с другой стороны их отсутствие давало мне большую свободу действий. Однако именно свобода действий и пугала, потому что сразу же вырастал облик Елены, которая становилась мне всё желаннее. И как я не гнал от себя наваждения, связанные с ней, перебороть свои чувства не удавалось.
   И одно дело, когда Ирина ежедневно заслоняла собой образ Елены, и вырисовывалось совсем иное, когда я останусь один против своего чувства и женщины, которая, я осознавал это, влюблена в меня тоже.
   Поэтому, оставшись в одиночестве, постарался заполнить делами каждый свой день по максимуму, чтобы возвращаться домой за полночь. Выходные дни вычеркнул из календаря и занялся поисками Хранителей, понимая, что не зря Сварог посоветовал мне это сделать. Но и в июне мне не удалось добиться каких-либо результатов.
   О ещё одной задаче, поставленной перед самим собой, мне не удавалось даже подумать. А проблема, ни много, ни мало заключалась в воспитании и подготовке элитных кадров Хранителей Земли.
   Существовала только общая концепция, а вот кому доверить её осуществлять, людям или андроидам, подобным Ною, я самостоятельно решить не мог.
   Мешало ещё и то, что мне никак не удавалось сосредоточиться и выбрать приоритеты. Если на Киевской Руси я жил одним желанием победить в себе волота и вернуться домой, то, оказавшись дома, решил-таки побаловать себя, расслабиться и порезвиться. Но расслабляться оказалось вредно, во всяком случае, для меня. Сразу потянуло на женщин, на деньги, на заигрывание с властными и криминальными структурами.
   Это меня-то, Идущего! Получалось, что малейшее послабление своим страстям, превратило Идущего в обыкновенного Никиту со всеми его человеческими "достоинствами".
   А моё время на "красивую" жизнь, явно не вписывалось в перспективные планы кого-то, кто хотел похерить мою планету. Боги просто так советовать не станут, тем более Сварог. Поэтому, волей не волей, рекомендаций небес следовало придерживаться, плюнув на радужные перспективы бытия.
   "Скрепя сердце`м" и остальными органами, принял решение вплотную заняться частным сыском.
   Перевесив на "плечи" Ноя и его младших собратьев текущие дела, заявив всем, кто меня знал и хотел, что уезжаю по делам, серьезнейшим образом начал подготовку к глубинному сканированию предполагаемых мест схронов и лежек трех видов Хранителей: леших, водяных и гномов.
  
  
  
  
  
  
   Снова в пути.
  
  
   Глава VI
   Пустые хлопоты.
  

И даже мне, расположенному к жизни, кажется, что мотыльки

и мыльные пузыри и те, кто похож на них среди людей, больше

всех знают о счастье.

Я бы поверил только в такого Бога, который умел бы

танцевать.

Я научился ходить; с тех пор я позволяю себе бегать.

Я научился летать; с тех пор я не жду толчка, чтобы сдвинуться с

места.

Теперь я легок, теперь я летаю, теперь я вижу себя под

собой, теперь Бог танцует во мне.

(Ф.Ницше "Так говорил Заратустра", глава "О чтении и письме")

  
   Поскольку сканировать на тысячекилометровых расстояниях я ещё не научился, пришлось попрыгать по горам и долам, а также погружаться в пучину вод, заглядывая под коряги, и нырять в омуты.
   Наконец, через неделю, в горах Тянь-Шаня, моя настойчивость была вознаграждена. Нашлась целая бригада гномов, как в сказке о Белоснежке. Правда, выглядели они довольно мрачными, даже злыми, и уж, конечно, их одежда совсем не соответствовала сказочной. Да и подземное помещение не соответствовало домику, а походило на слабо освещенную пещеру, оставшуюся после выработки породы. Если бы не специфические горнорудные инструменты в их "руках", скорее всего, я принял бы их за странных горных лемуров, которые почему-то оказались в забое. Впрочем, почему реальных горных старателей и рудных дел мастеров, я представлял себе человечками в сказочных колпаках и полосатых гольфах, не знаю.
   Однако детские представления, чуть не сыграли со мной злую шутку, потому что гномы мгновенно отреагировали на моё проникновение в их святая святых. Они попросту устроили обвал, пытаясь погрести меня под тоннами породы. Им, оказалось, наплевать на мою миссию, на меня, на предупреждения Сварога, на людей и планету в целом. Никто и ничто не смело их отвлекать от основного дела. Хранители-рудознатцы не желали общаться!
   Но я был настойчив и изобретателен, добиваясь аудиенции Хранителей. Поэтому, воспрепятствовав обвалу, я, в свою очередь, попытался обездвижить глазастых шахтеров. Не тут-то было, они оказались не восприимчивы к внушаемости, а попытки физического воздействия на них, привели к жесткому сопротивлению. Причем, оказалось, что никакого преимущества у меня нет, потому что гномы, как выяснилось, не уступают мне ни в силе, ни в реакции, ни в скорости. Попытки телепатического общения тоже ни к чему не привели. Мне не верили или считали ниже своего достоинства общаться со мной.
   Пришлось временно отступить. Стал вспоминать особенности контактов людей с горными хозяевами. Ничего не получалось, в голову лезла рекламная муть с шоколадом "Альпенгольд".
   Почему-то вспомнил книгу о Миклухо-Маклае и его первых контактах с жителями Папуа. В основе взаимопонимания между людьми на любой стадии развития, был товарообмен.
   Что могло привлечь внимание гномов и вызвать их интерес к моей особе, - уж, конечно, не стеклянные бусинки, а нечто, имеющее отношение к их творчеству. Только произведение искусства или великолепно выделанное оружие, могло произвести на них впечатление.
   Срочно изъял из одной частной коллекции яйцо Фаберже с бриллиантами и прихватил свой самурайский меч.
   Когда я вновь реализовался в подземном пространстве, то аккуратно положил предметы и отошёл назад. Горные существа впервые проявили живой интерес и без опаски стали осматривать меч и яйцо. Сначала их внимание приковало яйцо, из-за которого между ними развернулась целая дискуссия на непонятном мне языке. Я попытался найти аналог ему в своей информационной библиотеке, но таким языком там и не пахло. Такой пробел в знаниях "Потусторонних" удивил, но и обрадовал. Наконец, проявилось, хоть что-то, чего они не знали! Пока я следил, прислушивался, копался в своем информатории, гномы перешли к осмотру оружия. И вот тут уже их ожидал сюрприз! Впервые оружие отказалось им повиноваться, вылезать из ножен.
   Они попытались найти тайные замочки, но тщетно! Мало того, я понял, что они не видят на ручке фиксаторов, не осознают, что рукоять меча может вращаться. Такое поведение оружия, их так завело, что гномы забыли о моем присутствии, и их речь стала перебиваться мыслями и образами, которые для меня стали обрывками фраз их ученого спора.
   - ... что за ...
   - ...сплав знаете ли!
   - ... мы, но только не люди.
   - Спросить! У кого? ... Ну и что, что Идущий?
   - ... хитрость!
   - Нет, другое, но и не магия.
   - Я тоже её не чувствую.
   И тут я не выдержал и вмешался в разговор.
   - Правильно, магией и не пахнет.
   - Ну да, я и говорю, - подтвердил один из гномов, в пылу не заметив, что к разговору подключился чужой. Затем, он обернулся и протелепатировал:
   - Ты хочешь сказать, что можешь вытащить меч из ножен?
   - Конечно, потому что это мой меч.
   Уже все девять гномов смотрели на меня, не скрывая любопытства.
   - А ну, открой, - потребовал другой, видимо, бригадир.
   Я спокойно взял ножны с мечом в руки и потянул за рукоять. Меч легко поддался и стал выходить, ярко отражая слабый свет своим лезвием. Я видел, как замерли в восторге мастера, как их "руки" (или лапки) невольно потянулись к сверкающему сплаву металлов, но счел обязанным предупредить, что у оружия есть характер, который проявляет крайнее недружелюбие к чужим рукам. Руки тотчас же отдернулись, мне поверили, потому что гномы поняли, что это за оружие.
   - Вот он какой! А я слышал, что у него прямое обоюдоострое лезвие... - проговорил бригадир гномов.
   - Есть несколько видов мечей. То, о чем говоришь ты, скорее всего, называется "кладенец". Он предназначен для героев, а этот первомеч дается в руки полубогов и выше.
   - Если ты всё знаешь, то зачем пришёл к нам, чтобы посмеяться над нами, показать своё превосходство? - раздражаясь, спросил тот, кто первый заговорил со мной.
   - Ни в коем случае! Наоборот, пришёл, чтобы познакомиться, завязать отношения, может быть, подружиться, - как можно спокойнее ответил я.
   - Подружиться?! Тысячи лет наши народы существовали отдельно друг от друга. Человеческая суета и жадность, ложь, уже давно стали среди нас "притчей во языцах", - язвительно заметил гном.
   - Я пришел к вам не от имени группы людей и не только ради них, но всего живого на Земле. Я пришел к вам, как к одним из Хранителей Земли. Найти вас попросил меня Сварог... - но реакции на имя бога не последовало, - поясняю, - это один из главных человеческих богов... Вы хотите сказать, что и о богах ничего не слышали?
   - Слышали, что такие существуют, но не видели, - проговорил один из гномов.
   - А мне довелось. Правда, ... не в этом дело, - не стал распространяться я.
   - А в чем?
   - В том, что вы Хранители, и с вас этой обязанности никто не снимал.
   - Ах, вот ты о чем! А разве, что стряслось? - невозмутимо произнес бригадир.
   - Пока ничего, но что-то вот-вот должно произойти. Поэтому и разыскиваю всех вас по планете, а вы попрятались по пещерам, да схронам, - попенял им я.
   - Ну, ты огульно-то всех, того, не прикладывай. Мы, положим, уже тысячи лет в горах трудимся и прятаться ни от кого не собираемся. Слова такие неправые для других прибереги. Здесь нас всегда сможешь найти, если что, - обиделся бригадир за весь клан гномов.
   - А, кроме вас, есть ещё кто из ваших?
   - В этих горах ещё три группы, да на Кавказе где-то, ещё групп семь. С Алтая все ушли, с Урала тоже. Люди согнали. Пожалуй, всё.
   - Да, не густо! А предупредить остальных сможете, чтобы были начеку?
   - Ну, это не вопрос! Ты только вовремя дай знать, - дружно пообещали "горняки".
   - Благодарствую, успеха вам в трудах праведных!
   - Спасибо на добром слове и бывай. Некогда нам лясы точить, да и тебе пора.
   С этими словами все мастера развернулись и исчезли в горных ходах. Когда же хватился меча и "Фаберже", то обнаружил только меч. Яйцо, как я понял, нашло новых хозяев. Мне тоже не пристало стоять и хлопать глазами. Решил попытать счастья с лешими. Рванул к глухим таежным местам, в надежде докликаться лесных Хозяев.
   Специально забрался в место, где на пять дней пути не было даже охотничьей избушки. Стал посылать сигналы, которым меня научили лешие с заставы, но ответ не приходил.
   - В конце концов, - подумал я, - а почему собственно кто-то мне должен отозваться. Вполне возможно, что тот позывной, что мне дали, предназначен только для юга Руси. В тайге его просто не знают. Или за тысячу лет, которые минули на этой планете, сигнал сбора изменился. Или для моей Земли существует вообще иной клич.
   Но смириться с тем, что я, так и не получу отклика, так и не найду, хоть какого-нибудь завалящего лешего, не мог. Уж очень место было подходящее для них! С местом обиталища таежных Хозяев я никак не мог опростоволоситься, чувствовал, что не ошибся. Но отклика не приходило. Меня начало охватывать отчаяние, потому что понял, что, не найдя леших даже в такой глуши, не найду их и в других лесах.
   Поэтому вынужденно прибегнул к силовым методам, вызвал небольшое колебание земли. Поскольку землетрясений здесь не было уже, наверное, тысячу лет, справедливо рассчитал вызвать интерес к своей особе.
   - Чаво фулиганишь! - послышалось у меня из-за спины. - Али не сказывали вам, извергам, что землицу трясть не можно! Зверьё напужаете, разбегется животинка.
   Я обернулся и увидел глазастый замшелый слом, когда-то бывший деревом, род которого определить уже не представлялось возможным.
   - Чаво ты лыбисси-то! Щас, как оховячу суком по темечку, враз щериться перестанешь. Нет, ну вы посмотрите на него! Я ему про сук толкую, а он стоить, как ни в чем не бывало. Хто такой будешь?
   - Ай, не признал, Хозяин? Ты здесь, поди, давно за мной наблюдаешь, а что ж не появился на зов, как положено?
   - Ить, как же не появился-то, коль скоро сам же и сказал, что давно здеся стою. На зов-то я сразу заявилси, да вижу, чужой его пользует. Было над чем покумекать. Зов древний, а подает его человек молодой. Ранее, среди людёв, редко кто знал, а ныне и подавно.
   - Молодец, Хозяин! Только, думаю, ты уже разобрался кто я такой, потому не станем ходить вокруг, да около. Давай сразу к делу перейдем, времени мало, а мне ещё водяных и долгоживущих Хранителей найти надо.
   - Пришёл час, значится?
   - Ещё нет, но есть опасность, что скоро наступит. Потому и ищу вас всех, кто остался, да прошу другим передать. Сородичей-то вам легче найти.
   - Ишь, как рассудил! А кого ты уже нашёл? Нас-то, леших, почитай, три десятка с половинкой наберется, не боле.
   - Не может быть, гномов и то больше насчиталось.
   - Так то, гномы! Они в горах, в пещерах ховаются, а нам бедным несчастным куды голову преклонить? То охотники, то лесорубы, то пожары...
   Житья совсем не стало. Уважение к лесу и его жителям у людев никакого. Схроны разоряють, лес изводють, зверьё истребляють. Никогда такого не было!
   - Я вам помогу, потерпите малость. Дай срок, особо прытким таких пинков наваляем, что забудут дорожку. Только с вашего разрешения, да с поклоном, в лес станут заходить.
   - Твоими устами, да мёд бы пить! - недоверчиво протянул леший.
   - Хотите, верьте, хотите, нет, но выбора у вас всё едино нема.
   - Это правда, - с грустью согласился леший.
   - Так просьбу мою, исполнишь, брат Хранитель?
   - Как же тут не исполнить, коли такое дело. Не боись! - заверил Хозяин леса.
   - Последний вопрос. Остался ли кто в местах, где жили ранее полочане, кривичи?
   - Есть и там три семьи, самого древнего рода нашего. Ранее они рядом с древлянами жили, да под Киевом. Но пришлось перебираться. Там и войну страшную недавно пережили.
   Услышав о лешаках с древлянских лесов и из под Киева, я подумал, а вдруг доведется свидеться со старыми друзьями?
   Ещё раз, заверив старика, что помогу, как только найду всех Хранителей, я занялся поисками водяных.
  
  
  
   Здесь мне повезло меньше. Во-первых, я не представлял где их искать, не располагал "зовом" или кличем общего сбора, хотя знал, что каждая группа Хранителей имеет его.
   В болота соваться не стал, потому что найти там, кроме как болотников и каких-нибудь слизняков с пиявками, больше ничего "не светило". Перебирая в памяти, оставшиеся чистыми речки, я вспомнил о местах Валдайской возвышенности. Кажется, Валерка или Рустамов мне рассказывал, что только там можно ещё встретить не загаженные речки и лесные озера. Волга, Ока, Днепр, Двина, Десна и остальные, были судоходны, а, значит, грязны. Тоже можно было сказать и о крупных реках Урала и Сибири.
   Переместился на Валдай. И тут же попал в историю, приняв заболоченное лесное озеро, за нормальное. Водяных я и в глаза не видел, потому сначала болотника принял за водяного, но успел увернуться от его мощных тинистых лап, а примененная им черная магия, с помощью которой он решил меня одурманить, только на мгновение опьянила и заставила галлюцинировать.
   В общем, болотнику не повезло, что я угодил в завоеванную им местность. В результате короткого сражения, лесное озеро осталось без хозяина. Чтобы никто из водяной нечисти больше не позарился на него, пришлось тщательно его почистить и запитать кислородом. Отыскал и ключи, которые были законопачены болотником, в целях недопущения притока свежей и чистой воды, которая мешала заболачиванию озера.
   Но радостное настроение победы, омрачалось отсутствием водяных, хотя что-то или кто-то коснулось моего "шестого чувства", когда я откупоривал очередной ключ на дне озера. Но касание было настолько мимолетным и легким, что я не придал этому значения. Короче, я проверил все лесные озера и ручейки, посетил даже родники, которые выбивались на поверхность земли, пронырнул по всем речкам, опустился в два омута, но, кроме огромного сома, никого не нашел.
   Близкий к отчаянию, вернулся к отвоеванному озеру, чтобы в последний раз посмотреть на его красоту и почувствовал присутствие Силы. Не думая о последствиях, ринулся в озеро и, конечно, попал в мощный водоворот, который увлек меня на самое его дно. Воронка вращающейся воды выкинула моё тело прямо под очи водяного чудища. Описать его затрудняюсь, потому что оно ни на что не было похожим, представляя собой водянистую массу, вперемешку с водорослями и мелкими речными ракушками. Единственное, что удалось рассмотреть - это холодные рыбьи глаза, огромные, словно, два столовых блюда. И они смотрели на меня, не мигая.
   Признаюсь, стало не по себе, потому что по взгляду водяного определить его настроение было невозможно. На всякий случай, приготовился защищаться, но сразу же услышал голос:
   - Не напрягайся, Идущий, я тебе не враг, теперь я твой должник.
   - Не долго тебе ходить в должниках, скоро предстоят серьёзные дела, где долги растают без следа.
   - Мои долги тебе так легко не растают, потому что ты отомстил за моего младшего брата, которого извел болотник. Однако вижу, что и во всем мире неспокойно?
   - Да прямая опасность не грозит, но, что-то витает в воздухе. Поэтому я так упорно ищу Хранителей, стараюсь предупредить всех о бдительности. Мне удалось найти и предупредить гномов, леших, теперь и тебя. Правда, не знаю численности водяных, но, думаю, ты не один?
   - Не беспокойся, нас осталось достаточно, чтобы остановить любую нечисть, только мест нашего обитания становится всё меньше и меньше. Люди загадили всё, что могли, но у нас есть средство очистки и восстановления. Если бы твои сородичи, хотя бы на немного остановились гадить и дали нам и рекам передышку, то мы сумели бы восстановить, если и не первозданную чистоту водоемов, то такую среду обитания, которая позволила бы нам значительно увеличить свой ареал.
   - Хорошо, ты опроси свою родню, а я постараюсь помочь водным Хранителям.
   - Обязательно, а о своем предупреждении не беспокойся. Всех оповещу.
   - Вот и лады. Случайно не знаешь или, может быть, что слышал, о долгоживущих?
   - Тебе надо найти Хранителей среди людей?
   - И среди людей, но, говорят, есть ещё Хранители, о которых я и не слышал.
   - А кого ты знаешь?
   - Вас, водяных, далее: божественные волоты, лешие, гномы, долгоживущие и всё.
   - Есть ещё один вид Хранителей - это вампиры.
   - Так, вампиры, значит, - почему-то не удивился я, - А оборотни или волкодлаки?
   - Волкодлаки - это воины лесных Хозяев. Некоторые виды оборотней тоже входят в число бойцов, но таких мало.
   - Интересно, оборотни подразделяются на подвиды, а вампиры?
   - Тоже. Есть вампиры-людоеды, есть кровососущие, есть падальщики. Но самые сильные из них - энергетические. Они-то и являются Хранителями, потому что могут накапливать такую энергетическую массу, что противостоять ей не в силах даже герои. Но они единственные, кто активно противодействует человеку, стараясь переделать его на свой лад.
   - А вы, водяные, разве не переделываете человека по своему образу и подобию?
   - Бывает, конечно, притапливаем кое-кого, но основной материал к нам поступает самостоятельно. Кто по дурости, кто по собственному желанию. Поэтому сравнивать нас с вампирами не следует.
   - Да я и не сравниваю. Даже вампиров трудно сравнить с человеком, который всё и вся переделывает, как Бог на душу положит.
   Помолчали. Я переваривал полученную информацию, думая, что теперь на мою голову свалились ещё и Вампиры-Хранители. Вспомнил, что во многих книгах читал об эльфах. Спросил у водяного.
   - Эльфы, - удивился тот, - да они никогда и не числились в Хранителях. Они, конечно, маги и волшебники, но в Хранители не годятся в силу особенностей своего характера.
   - Вампиры годятся, а эльфы нет!
   - Представь себе, не годятся. Им предлагали организовать свой клан, но они в резкой форме отказались, не объяснив причину. К тому же на сегодня они не представляют серьёзной силы. В последние три столетия их воздушные замки скручиваются один за другим, убивая своих хозяев.
   - Странно... Ну, да Бог с ними, с эльфами! Нужно отыскать Хранителей среди людей. Думаю, что вампиров мне суждено найти там же.
   - Скорее всего ...
   - А ты, часом, не слыхал о других Хранителях, где-нибудь здесь, поблизости?
   - Не приходилось. Я тут хозяйствую четвертую сотню лет, а не единого Хранителя иного клана, не видел и не чуял. А чутьё у меня хорошее, поэтому на расстоянии ста верст можешь и не искать, а далее... не ведаю.
   - И на том спасибо! - проговорил я, - До встречи!
   - И тебе не захлебнуться, - доброжелательно попрощался водяной.
   Уже оказавшись за пределами Валдая, подумал, почему это я ни у кого из Хранителей не спросил имени? Однако махнул рукой и решил, что до следующего раза такое упущение мне простится. Время, которое самому себе я отвел на поиски, протекало сквозь пальцы, а Хранители двух кланов ещё не найдены.
   Да и хрен бы с ними, если не предупреждение Сварога. Чувствовал, что его рекомендации даны неспроста, что-то грядет. И, чтобы противостоять грядущему, следует все силы собрать в кулак, авось и отобьемся. Поэтому я форсировал поиск. Правда, до этого пришлось долго прикидывать и рассчитывать, где реальнее найти Хранителей из людей, а где из вампиров.
   Пришёл к выводу, что энергетических вампиров полным полно в крупных городах. Они могли оказаться в среде актеров, в шоу-бизнесе, в журналистике, туристическом бизнесе. Тут же пришло на ум, что лет десять тому, "в "ночном и сумеречном дозорах" вампиры принимали активное участие в силовых разборках светлых и темных магов. Получалось, что авторы фэнтази, оказались близки к разгадке тайного бытия Земли. Только описывали ребята ещё не наступившее будущее, а мне приходится крутиться в настоящем. Кстати, они тоже упоминали крупные полисы: Киев, Питер, Москву, Харьков, Львов.
   И я начал с родной столицы.
   Просеял все среды, которые предполагал, но ни одного вампира там не обнаружил. Все оказались людьми, - плохими, хорошими, посредственными, как и в своей профессии, но людьми. В каждом из них присутствовали вампирические замашки, но и только. Тогда я расширил круг профессий и наткнулся на вампира в кабинете психоаналитика. Не побеспокоив его, начал посещать другие офисы. Результат превзошёл мои ожидания, потому что из всех посещенных мной мест, вампиры вели прием страждущих в шести. Я стал свидетелем, как из пациентки перетекала энергия в его шаловливые ручонки. Но более всего упивались энергией глаза вампиров. Конечно, такого рода Хранителей удалось отыскать и среди других профессий.
   Но главного и, соответственно, самого сильного из них, я нашёл на кафедре известнейшего высшего учебного заведения.
   Викентий Палыч, значился доктором химических наук. У него была своя группа аспирантов, он читал лекции студентам, принимал экзамены. Красавец мужчина, лет тридцати, в которого поголовно влюблялись все аспирантки, лаборантки, студентки. Прекрасный оратор, известный ученый, умный преподаватель, отличный спортсмен. Казалось, что у этого человека нет недостатков. Правда, он не был женат, а его связи с женщинами были всегда кратковременными.
   Но, конечно, никто в этом не видел ничего необычного. Так себя вели многие мужчины, которые в сравнении с ним, проигрывали ему по всем статьям.
   Викентий Палыч располагал к себе и мужчин, которые уважали его стойкость против бабских происков и за возможность занять у него деньжат до получки.
   Всё эти сведения свалились на меня очень "кучно", потому что коллектив кафедры был представлен в основном женщинами, которые в своих мечтах о мужчинах, всегда приходили к выводу, что лучше Викентия Палыча не найти. Разведав обстановку, я не стал скрывать своего присутствия, и Хранитель сразу понял с кем ему предстоит беседовать. Мы даже обменялись кивками, как старые знакомые, ещё не представившись друг другу.
   Для беседы пришлось покинуть стены учреждения и расположиться на пластиковых стульчиках ближайшего летнего кафе.
   Заказав по кофе с бутербродом, мы познакомились, и я сразу перешёл к делу, известив его о грозящей опасности.
   - Я ничего не чувствую. Что за опасность нависла? - первым спросил меня об этом Викентий.
   - Пока не знаю, ничего не знаю. Уверен, что скоро. Но через неделю, или месяц, или три месяца - неизвестно. Могу утверждать, что не завтра и не через три дня, но далее...
   Я замолчал, вампир размышлял, но недолго.
   - Думаю, - решительно заявил он, - нас ждёт большая беда, если назначен общий сбор.
   - Сбор пока не объявлялся, но готовность к нему должна быть высокой, потому что со сбора, возможно, придется сразу вступать в бой.
   - Знать бы заранее, откуда и кого ждать!
   - Да, знал бы прикуп, жил бы в Сочи!
   - Э, да вы не чужды преферансу? Может, как-нибудь распишем "пулю"?
   - Что, вдвоем?
   - Нет, в теплой компании...
   - Отсюда поподробней, пожалуйста.
   - Что, не доверяете? Вам-то чего бояться, вы же Идущий!
   - Да, Идущий неведомо куда... Да я и не боюсь, если честно, только условные рефлексы бунтуют, привыкли, па-има-ишь, что вампир - это опасность.
   - В общем-то, они правы, для человека я представляю некоторую опасность, хотя мы уже не такие кровожадные и коварные. Даже кровососы с людоедами и те ограничивают себя в натуральной пищи. Да и опасно стало, СПИД кругом, а мы, как оказалось, тоже ему подвержены.
   - Вот те на! Неужели?!
   - Представьте себе. Трое из кровососов уже погибли от этой болезни, потому и остерегаются теперь бросаться с бухты-барахты.
   - Но вы практически бессмертны, как же они погибли?
   - После того, как они были инфицированы, к ним прицепились все болячки. Они испытывали такие муки, что пришлось выносить их на солнце.
   - Так вы подвержены действию солнечных лучей? По вам не скажешь!
   - Энергетики, так мы сами себя называем, не бояться света и солнца, но все остальные гибнут. Мы, конечно, работаем над этой проблемой, но она разрешится только тогда, когда все три наших низших подвида перейдут на искусственную подпитку и исключат из пищевого рациона органику.
   - Это в идеале или есть какие-то реальные сдвиги?
   - В том-то и дело, что есть... - с жаром начал объяснять Викентий Палыч.
   Но я его прервал, сказав, что нет времени на разговоры, которые можно отложить для более спокойной обстановки.
   - Кстати, вы должны знать Хранителей среди долгоживущих...
   - Да, да, конечно, - подтвердил Викентий, - в Москве их трое, да в Подмосковье один. Который в Подмосковье, живет как отшельник. Во-первых, на отшибе, во-вторых, ни с кем не желает общаться. Наши кровососы как-то попытались его растормошить, куда там! Он им так навалял, что еле ноги унесли.
   - У него есть имя?
   - Да, имя знатное, Арий!
   Я вздрогнул от неожиданности. Такого имени здесь, под Москвой, да и на этой планете, да в среде долгоживущих, услышать не ожидал. "Не хватало ещё, чтобы этот Арий походил на моего того", - подумал я тогда.
   Запомнив адреса людей-Хранителей, я с чувством благодарности пожал руку Вампирному предводителю Москвы и области.
   Не теряя времени, посетил два адреса из трех, где познакомился с двумя прекрасными людьми. Они оказались разновозрастными, хотя выглядели вполне молодцевато. Каждый из них, конечно, имел и отчества, и фамилии, но попросили звать только по имени и обращаться на "ты".
   - Оно так привычнее, знаешь ли, - пояснил мне первый, Андриан.
   - И с каких пор такая привычка?
   - Да с тех самых, незапамятных. Я родился в "золотой век" Руси, в конце одиннадцатого века, по-новому летоисчислению. Тогда, знаешь ли, отчества и фамилии мы не очень употребляли, особенно в разговорах. Отчества и фамилии тогда являлись привилегией князей, да бояр. А мы, вроде как из вольных, да простых.
   - В десятом, даже князей по именам звали, не иначе.
   - А ты почем знаешь?
   - По летописям сужу.
   - А! Я-то подумал, что ты тоже из наших, долгоживущих.
   - Теперь, да. А раньше о таком и помыслить не мог.
   Поговорив ещё о том, о сём, распрощались. Мне следовало проведать и остальных.
   Вторым по списку шёл Вячеслав, самый старый из московских долгожителей. Этот Хранитель родился в шестом веке нашей эры, на Червонной Руси, то бишь на территории сегодняшней Западной Украины. Он помнил многих князей, бояр и героев, о которых не упоминалось в летописях. Легко вспомнил и Радигора, его учеников. Оказалось, что Вячеслав хорошо знал и всю четверку братьев, которые оказались последними учениками у знаменитого Учителя. Однако имена ребят не совпали.
   "Жаль, - подумал я, - что теория параллельных человеческих миров постоянно подтверждается. Хотя с Арием, может, меня ожидает сюрприз?"
   Поинтересовался. Вячеслав стал отвечать, только каждый ответ из него приходилось вытягивать "клещами". Тогда я спросил, почему он так неохотно рассказывает мне о Подмосковном Хранителе. На что, Вячеслав, только махнул рукой, дескать, и не спрашивай.
   - Что, ай поссорились?
   - Да в том-то и дело, что не было ссоры, но и отношений не получилось, - посетовал Вячеслав. - Оно, конечно, не мне его судить. Молод я слишком перед ним, но и ни с того, ни с сего обрывать связи, тоже не порядок.
   - Следовательно, ведущий среди вас, Арий?
   - Да, как самый старший, опытный и могущественный. Магией владеет, да многие тайны Древних знает. Но характер... не приведи Господь!
   - Деспот?
   - Именно. В самую точку! После меня, его навестишь?
   - Скорее всего. Ты уж, Вячеслав, извинись от моего имени перед Ерусланом, пусть не обижается. Скажи, что позже познакомимся обязательно.
   - Не тревожься, он не обидчивый, поймет.
   - Ну, бывай тогда, до скорой встречи! - пообещал я Хранителю и шагнул за границы города. Рассчитал точно, потому что проявился рядом с рубленой избой, по виду, соответствующей описаниям "москвичей".
   Она стояла на опушке, ближе к лесу, ничем не огороженная. На первый взгляд показалась она мне необитаемой, потому что торчавшая из крыши труба печи, не дымилась. Впечатление усиливалось закрытыми ставнями и висячим замком на двери. Внутри, я знал, никого.
   Всё это ещё не означало, что хозяин покинул дом навсегда. Он мог уйти в лес по грибы, за клюквой, да просто погулять, подышать свежим воздухом...
   Хотя, одернул я себя, причем здесь свежий воздух? Его и рядом с избой полно. Без спешки обследовал избу на предмет колдовства или магии. Кроме наговора на замок, никаким волшебством и не пахло. Пришлось проникать внутрь избы без разрешения Хранителя.
   Сквозь закрытые ставни дневной свет в избу не проникал, но он мне не понадобился. Я осмотрелся. Получалось, что стою посреди комнаты, рядом с массивным столом. Пригляделся. На столе лежало что-то массивное и крупное. Ещё не касаясь предмета, понял, что это книга. И снова всё напомнило первую встречу с Волхвом, только там мне открылась внутренность пещеры. Сейчас я находился внутри дома, но ощущение, что помещение принадлежит отшельнику, не покидало меня, хотя ближайшее человеческое жильё находилось в получасе ходьбы. Но не место красит человека!
   Пока я приглядывался, да присматривался, пока размышлял над ощущениями и человеческими характерами, снаружи послышался голос:
   - Негоже без хозяина проникать в дом! Отлучился-то всего на полчасика, и на тебе, уже непрошенные гости пожаловали.
   Сомнения отпали. Я знал, что голос не принадлежит Арию, то есть тому самому отшельнику и ведуну, моему первому Учителю. Я просочился сквозь стену и увидел прямо перед собой... совсем другого человека, который хитренько улыбался.
   Был этот Хранитель не в пример своему тезке очень среднего росточка, в годах, но с буйной шевелюрой каштановых волос и выскобленными до синевы щеками и подбородком. Этакий интеллигент-отшельник. Заговорил он первым, обращаясь на "вы":
   - Не произвел впечатления? Никак не ожидали увидеть такого Ария? Или имя Арий ассоциируется с иным человеком? - гадал Хранитель.
   - Не скрою, надеялся увидеть друга, которого приобрел в параллельном континууме, - подтвердил я.
   - Ах, вот оно в чем дело! Ну и как?
   - Ну, савсэм не похож! - ответил я фразой из старого анекдота.
   - Тогда давайте знакомиться снова, - ничуть не смутившись, проговорил Хранитель и, протянув мне руку, представился, - Арий сын Урия. Доктор философии нескольких Императорских академий, в том числе Российской и Советской, профессор теологии, Магистр магии. В более глубоком прошлом - действительный Статский Советник. Приходилось воевать, убивать, лгать, подставлять, шпионить, но всё во благо Отечества. Продолжать?
   - Нет, вполне достаточно для первого раза, - успокоил я Ария Уриивича.
   - И что ко мне привело, Идущего? Стоп! Сам угадаю... Да, да! И не отрицайте, что собираетесь спасать планету, - радостно потирая руки, проговорил Арий.
   - В одиночку не собираюсь, а спасать... как получится. Одно могу сказать, что собираюсь раскачать общество, растолкать его, чтобы проснулось.
   - А я, что говорю! Новоявленный Будда.
   - Никакой я не Будда. А, что мир спасать уже не модно или не стильно?
   - Просто ни к чему! - констатировал Арий.
   - Не понял. Это все аргументы?
   - Не хочу начинать спор. А доводы и поводы..? Кстати, не против, если станем "тыкать" друг дружке, - неожиданно поинтересовался Арий.
   - Принято!
   - Я тебя не убедил? Всё-таки желаешь спасать? - вернулся философ к прерванной было теме.
   - Допустим, что с того? - упрямо проговорил я. - Или загнивание, которое ты видишь сейчас, лучше? Или, быть может, прольёшь свет на будущее.
   - Нет, не пролью. Потому что не сталкивался в своей жизни с масштабными изменениями такого уровня, - посетовал Хранитель.
   - Да откуда ты знаешь, каких масштабов задуманы изменения? Я ещё сам этого не знаю, - возмущенно воскликнул я.
   - Знаешь ты всё прекрасно! Во главу своей идеи ты поставил переделку человека. Ты хочешь всех или почти всех поднять до своего уровня, чтобы человечество смогло начать экспансию космоса, чтобы жизнь человека и даже его существо неузнаваемо изменились.
   Подивившись его проницательности, потому что сканирование моих мозгов исключалось, я поинтересовался:
   - Допустим, а в чем ошибка, грядущая катастрофа или, что там должно произойти по моей милости?
   - Ты хочешь заставить людей следовать твоим курсом, не спрашивая их мнения, не учитывая их желания.
   - А как ты представляешь в реале возможность опроса младенцев? - проговорился я.
   - А ты хочешь детей и младенцев начать воспитывать? - то ли подивился, то ли ужаснулся Арий. - Кто ж тебя такому надоумил?
   - Но почему, что тут ужасного?! Миллионы семей воспитывают детей так, как считают нужным или, сообразуясь с моральными и этическими нормами своими и общества. Продолжается процесс уже не одну тысячу лет и...
   - И чего хорошего? - спросил Хранитель.
   - Но живем же! Многие очень даже довольны. К тому же я не собираюсь резко переделывать психику человека, отвергать любовь, добро, зло. Каждый должен будет пройти несколько ступеней совершенства, чтобы оказаться достойным войти в круг парадигмы. К шестнадцати годам юноши и девушки основательно подготовятся к жизни, но их общественное поведение, мнение воспитателей и сверстников станет основным критерием для дальнейшего совершенствования человека. Кстати, а как ты узнал о моих планах? Я ими ни с кем не делился, - неудержался и решился спросить я.
   - Наконец-то ты задал правильный вопрос. Отвечу. Я сам долгое время носился с похожей идеей, но провал следовал за провалом, пока не понял, что люди должны созреть сами. Тогда и только тогда можно надеется на успех. Но, дело в том, что человек меняется очень медленно. Нужны тысячелетия, чтобы он стал менее жесток, завистлив. И ещё тысячелетия, чтобы он осознанно принял вынашиваемую тобой или мной парадигму, - уверенно закончил Арий.
   - Но нельзя же сидеть, сложа руки и ждать пока человек зреет. А если за это время кто-то другой придет и поведет человечество, бог знает куда? И такие найдутся. Их и сейчас пруд пруди! - констатировал я.
   - Согласен, но и то, что хочешь сделать ты, сродни революции, а не эволюции. Ведь не зря, период воздействия каждого Будды на свой мир, длится не более пятисот лет. Такая цикличность неспроста! Она объясняет, что даже Боги не прогнозируют развитие человеческой мысли, чувств и желаний далее, чем на полтысячи лет, - пояснил он мне.
   - А ведь правда! - согласился я. - Значит, ты предлагаешь двигаться эволюционным путем, контролируя и отсекая всё, что станет явно противоречить идее?
   - Да именно. Отсекать или отстреливать, что явно противоречит добру. И контролировать, и корректировать то, что полезно человечеству и когда-нибудь сможет пригодиться, - четко сформулировал тактику действий Хранитель.
   - Ха! Так для этого каждый раз придется самому забегать вперед, чтобы прогнозировать перспективные идеи других...
   - Верно, - перебил меня Арий. - Поэтому прежде всего следует распечатать проходы в иные измерения. Понимаешь зачем?
   Я почувствовал, что в моих мозгах наметилось просветление:
   - Чтобы видеть перспективы той или иной идеи, как говорится, воплоти. Но к переходам невозможно подступиться, я пробовал.
   - Я тоже. Однако это не означает, что проходы запечатаны намертво, - уверенно сказал Хранитель.
   - Ясно, а жаль, что ты не из параллельного мира, где мне довелось побывать. Так хотелось узнать о судьбе знакомых, друзей...
   Арий покачал головой, давая понять, что самому жаль, но в параллельные миры не совался и, конечно, необходимой информацией не владеет.
   - Впрочем, помимо своих надежд на встречу с другом, я пришёл тебе сказать, что Сварог протрубил сбор. Поэтому я и занялся поиском Хранителей, - наконец-то перешел я к основной теме разговора.
   - И на когда собираешься назначать сбор? - спросил Арий, думая получить готовый ответ.
   - Не знаю. По обстоятельствам, видимо. Может, его и не придется назначать, - засомневался я.
   - Но тогда к чему нужна была такая спешка? - спросил Хранитель, но я почувствовал в его вопросе подтекст. - И кто тебе сказал, что следует спешить?
   - Я так сам решил, потому что чувствовал какую-то угрозу...
   - Так, так. Продолжай, - поощрил меня Арий.
   - Да всё, в общем-то. Одни предчувствия, ничего более, - растерянно проговорил я, уже сомневаясь в своих ощущениях.
   Но Хранитель не принял такого ответа, а продолжал искать иное объяснение:
   - А постарайся-ка вспомнить, может, тебя что-то встревожило ранее?
   - Замурованные проходы между мирами, - не задумываясь ответил я, но Арий не прерываясь продолжил:
   - Может, ты что-то заметил, когда осматривал запечатанные проходы или тебя насторожило чьё-то присутствие...
   - Колдун! - воскликнул я. - Меня встревожил Колдун, который преследовал меня ещё в том мире.
   - Ты это о ком? - мгновенно среагировал Хранитель.
   - О настоящем хозяине Симеона-мага, об убийце Елены и её братьев, об Амадее.
   - Стоп, Идущий, здесь надо разобраться детально, - произнес Арий, давая мне понять, что перечисление имен ему ни о чем не говорит.
   Я выложил Арию все подробности моих видений и приключений, связанных с Колдуном, "Потусторонними", Ящером, Черным Волотом. Излагал конспективно, поэтому много времени не затратил. Арий суть ухватил и принялся размышлять.
   - Да, да, да... - задумчиво произнес Хранитель, - теперь я начинаю въезжать, как говорят молодые современники, кто всё это сотворил.
   - Колдун?
   - Кажется, он. Уверенности, конечно, нет, одни подозрения. Но, рассуждая логически, получается, что Колдун тоже надеялся на Ящера, потому и не встревал в разборки. Но просчитался! Ящер тебя не пересилил, а Колдун момент упустил, вот с досады-то и отрезал нашу планету от остальных миров. Однако странным кажется другое...
   - Что же? - поинтересовался я.
   - Ни один колдун не обладает таким могуществом и умением, как твой. Почему ты считаешь, что он колдун?
   - Да ничего я не считаю, назвал его колдуном, да и всё.
   - А, понятно. Тогда послушай меня. Этот парень не колдун, а, как минимум, маг огромной мощи, если не демиург, - размышляя вслух, проговорил Арий.
   - Даже так? И по каким признакам ты это определил?
   - У колдунов не тот статус, чтобы проходы между мирами перекрывать. Да и как он на тебя покушение-то смог устроить?
   - Так он взял и наплевал на статус, что тогда? - предположил я.
   - Я не о занимаемой должности говорю, а о магии. Не ровняй чиновника с волшебником.
   - А вот и не прав ты, Арий! Чиновник в любой стране - это волшебник. Он тебе таких барьеров настроит, так все дырки законопатит, что никакое колдовство не поможет.
   - Прекращай болтовню! Не верю я, что он всё подстроил. Не получается как-то.
   - Что не получается? - полюбопытствовал я.
   - Да всё! Тебя сюда перебросил не он, точно. Богов разогнал не... не знаю, но где же тогда Боги?
   - Ты о ком? - заинтересовался я.
   - О местных богах африканских, австралийских, индейских племен, которые ещё не додумались до Единого Бога и Будды. Где они? Когда тебя вернули сюда, ты сразу же, небось, проверил переходы? - рассуждал Хранитель, не требуя от меня подтверждения.
   - Да, они были закрыты, - всё-таки подтвердил я.
   - А проверил ты наличие божественных сил?
   - Конечно, чистый космический Астрал. Никакого намека на локальные астральные зоны. Планета голенькая и не защищена.
   - А когда ты это заметил? - обратился за уточнением Арий, остро взглянув на меня
   - Пожалуй, на шестой или седьмой день возвращения.
   - И что получается? - снова, спрашивая самого себя, проговорил Хранитель.
   -Что? - не удержался я от вопроса.
   - А то, что у нас целая неделя покрыта мраком неизвестности, - сделал он вывод.
   - Извини, но я, действительно, не могу врубиться в твои рассуждения, - запутавшись в его мыслях, растерянно произнес я.
   - Да почему, Ящер тебя забери!
   - Но, но! Хранитель, я обижусь. Выбирай выражения!
   - Чего тут врубаться-то? В течение недели ты не удосужился переброситься хотя бы парой слов с Богами, а мы теперь не знаем, где находились боги, когда этот маг или демиург конопатил дыры. А они существовали в этом мире до твоего возвращения. Вопрос. Почему не воспрепятствовали такому безобразию? Но, если их к тому времени уже выселили отсюда, то кто это посмел сделать? Кому станут подчиняться боги настолько, чтобы покинуть свой приход? Магу, демиургу или...
   - Или и только или!
   - И кто этот "Или"? Ну, Идущий...
   - Его имя нельзя произносить, даже мысленно, - таинственно прошептал я.
   - Это, что ещё за штучки? Что за мистика, дорогой? - возмутился Хранитель. - Мы с тобой взрослые люди, верящие в материальную основу мироздания, а ты мне заявляешь про... не знаю что. Слышал сказку об Иване-дураке и Василисе Премудрой?
   - Ну?
   - Что, ну? - чуть не заорал на меня Арий. - Ты хочешь предложить мне идти туда, не зная, куда и принести то, не зная что? Мы так не договаривались!
   - Конечно, у высшего существа, скорее разума, есть имя, только оно известно не многим. Все его за глаза величают Создателем всего сущего, но это не имя, а констатация факта и звание, - начал пояснять я, но Хранитель перебил меня:
   - И ты хочешь сказать, что колдун-демиург сумел договориться с этим Создателем о нашем заточении на планете, предварительно удалив всех Богов? Бред! Очередной эксперимент? Месть? Зависть? Но, что это за Создатель, который завидует или мстит человеку?
   - Ты забываешь, что все находились на своих местах до моего появления, - напомнил я ему.
   - Хорошо, не совсем человеку, - согласился Арий, - Идущему. Думаю, для Создателя не велика разница.
   - Ошибаешься, Арий.
   - Пусть я ошибаюсь в этом, но как же так, Создатель и демиург отдают на заклание тебя, практически такого же демиурга. Да что тебя, всех Хранителей, всю планету, как агнцев под нож. Ничего себе, экспериментаторы! Да с такими... я в одной Вселенной срать не сяду.
   - Остынь, Арий! Во-первых, ты не Демиург. Во-вторых, не нам судить, что задумал Создатель. В-третьих, наш противник не он, а маг или...
   Арий попытался что-то изречь, словно к нему пришло озарение, но помотал головой и вновь задумался. Моё "или" повисло в воздухе, потому что что-то не состыковывалось. Я представил картину изгнания богов, которые, не прекословя, с поспешностью покидали свой "приход". Представил, как конопатились переходы, как в радости, потирая руки, смотрел на происходящее Амадей. А, что же Создатель?
   Попробовал представить его и не смог. Пришли на ум слова "по образу и подобию", но здесь это явно не катило. Наконец, заговорил Арий:
   - Мне, что пришло на ум-то! Что если наш противник не колдун, не маг, даже не демиург, а ... "черный волот"? Назовем его так условно.
   - А...
   - Что если ты не первый Идущий? Что если первый уже был и не выдержал, и стал добычей Ящера, или Вселенского Зла?
   - И...
   - И Вселенское Зло пытается доказать Создателю, что твой успех - это одна выигранная битва, но не победа в войне.
   - Нет, слишком ли сложно? К тому же, как быть с Буддами? Почему с ними не проводят эксперименты? Или Будды - это легенды, не более? А, если не легенды, то почему из меня сделали подопытную собачку?
   - Скорее, козла отпущения, - ехидно поддакнул Арий.
   - Тебя, Хранитель, тоже опустили, - не остался я в долгу.
   - Да и всю планету! - восхищенно воскликнул Арий Уриивич.
   - В общем, моё мнение таково, трубить сбор Хранителям и там организовать мозговую атаку для решения единственной задачи, кто нам противостоит?
   - Да, иначе все наши приготовления к схватке, окажутся пустыми хлопотами.
   - Ох, чую, - вздохнул я тяжело, - что пока были только цветочки, ягодки впереди.
  

Оценка: 3.42*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"