Сторчак Даниил Александрович: другие произведения.

2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 51
  23 сентября 2013, 17:27
   Публичная бета включена Выбрать цвет текста Выбрать цвет фона 100% Выбрать размер отступов 70% Выбрать размер шрифта
  - Сто лет назад люди хотели с тобой разговаривать, - проворчал Аанг, уходя от оружейной лавки. Следом за ним тащился понурый Сокка. Они с девочками разделились, чтобы поговорить с как можно большим количеством людей. Он уже начал думать, что это было ошибкой. Несколько смешков от Катары заставили бы Сокку бросить играться с каждым оружием в той лавке. На протяжении часов.
  От хозяина тоже было мало помощи, даже когда стало очевидно, что Сокка не мог позволить себе купить меч, похожий на меч Темул. Мужчина просто улыбнулся и начал давать Сокке советы, как держать и махать оружием, причем так же ненавязчиво, как Гиацо рассказывал о лучших способах бросить в кого-то пирог.
  Эта была одна из вещей, которые Аанг не любил вспоминать о Кузоне. По большей части его друг был веселым, хотя и чуть более тихим, чем следовало. Но когда блестела сталь? Глаза Кузона вспыхивали огнем, как будто оружие - это весело.
  Глаза Сокки загорелись точно так же. Всего на миг. И Аанг почувствовал легкое подташнивание.
  - Он хотел поговорить, - сказал Сокка, наконец-то оторвав глаза от лавки. - Но не про Темул. Не могу сказать, что я удивлен.
  - Потому что Хозяин Огня Созин был их великим героем, - закатил глаза Аанг. Почему эти люди не могли хоть раз сказать правду?
  - Отчасти, - Сокка принялся размышлять вслух. - Но главным образом... ну, она - призрак.
  - А большинство людей не могут сражаться с призраками. Да, я уже понял, - это была обязанность Аватара. Снова. Неужели Сокке обязательно заставлять его чувствовать себя виноватым за то, что замерз на сто лет? Он не хотел свалиться в океан.
  - Нет, Аанг... - Сокка прикрыл на секунду глаза и покачал головой. - Разве Гиацо ни разу не говорил тебе следить в оба за семейными... - Он осекся и осмотрелся, чтобы убедиться, что поблизости никого нет. - Точно, нет семьи. Идем, нам надо поговорить.
  "Какое отношение семья имеет к призракам?" Сгорая от любопытства, Аанг прошел за ним в тень от стойла для страусовых лошадей, резко затормозив перед клювом одной чертовой зверюги, которая пыталась клюнуть его в повязку.
  - Ладно, - сказал Сокка тихим голосом. - Я не знаю, как это работает здесь, но Пра-Пра всегда говорила, что призраки отличаются от духов. Духи... ну, духи - это дела Аватара. Призраки раньше были людьми. Только после смерти они остались здесь, потому что... причин может быть много. Есть страшные, которые хотят кому-то смерти. К счастью для всех, таких немного. Остальные пытаются присматривать за своей семьей. Они могут приходить во снах, чтобы подсказать имя для ребенка, которое защитит его. Они могут просто появиться перед тобой, чтобы заставить отпрыгнуть назад и не дать наступить на ледяную гадюку. Такие вот вещи.
  Жутко.
  - Кочевник, - напомнил Аанг, повеселев. - Если у нас нет семей, то готов спорить, у наших призраков их тоже нет. И мы не хотим людям смерти. Так что, думаю, у нас нет призраков.
  Сокка нахмурился.
  - Да смысл не в том.
  Точно. Темул была покорительницей огня. И прежде была покорительницей огня. Жуткой покорительницей огня. Но если эта жуть была семейной чертой, то, может быть, это имело смысл.
  - Ты хочешь сказать, что люди не станут с нами разговаривать, потому что думают, что призрак решит им помочь, - Аанг пожевал губу, раздумывая над мыслью. - Думаю, она помогала, если тот пожар должен был случиться.
  Они до сих пор чувствовали дым. Из-за него сегодня утром Аппа был на взводе. "Держись там, приятель. Мы скоро вернемся".
  - Аанг, - Сокка выглядел крайне серьезно. - Мы - не семья Темул.
  - Но мы были там, чтобы помочь, - напомнил Аанг. - Этого достаточно.
  - Нет, если верить Пра-Пра.
  - Твой папа говорил, что Пра-Пра не знает всего, - Аанг с облегчением выдохнул. Теперь он знал, о чем волновался Сокка. - Брось, Сокка. Если она хотела отомстить кому-то, зачем она появилась, чтобы помочь нам?
  - Я не знаю, - признался Сокка. - Это меня и тревожит.
  Аанг широко улыбнулся.
  - Ты слишком много волнуешься.
  - Может быть, - пожал плечами Сокка. - Будь он здесь, папа тоже волновался бы. Но его нет. Поэтому это должен делать я... О, привет.
  Доски стойла загремели и заскрипели, хотя по ним никто не шел. По крайней мере, ноги, которые они могли видеть. Страусовые лошади фыркнули и отошли от дверей стойла. Аанг втянул воздух...
  Доски быстро скрипнули, словно кто-то бросился наутек. Аанг вздохнул вместо того, чтобы покорять.
  - Почему Тоф нравится эта штука?
  - Почему пиратам нравятся птицеящерицы? - Сокка высунул голову из дверей стойла. - Эй, ребята! Я думал, мы должны были встретиться за городом?
  - Нам надо идти на другой конец города, - Катара зашла в стойло с солнца. - Думаю, мы кое-что нашли.
  
  ***
  
  - Думаешь, это то место? - прошептал Аанг в темноте. Конечно, он уже куда лучше разбирался в покорении земли, но быть закрытым в одном из туннелей Тоф, вдали от ветра... было немного жутковато. И то, что Ботинки крался на цыпочках у них за спиной, никак не уменьшало жути.
  Однако, он не собирался ничего делать с Ботинками. До тех пор, пока тот просто шмыгал туда-сюда. Тоф бурчала, что закопает его по шею, чтобы он учился покорять лицом, в стиле Буми. Куда лучше позволить Ботинкам отвлекать её от подобных замыслов.
  - Это единственное место в округе, где есть стража, - серьезно проговорила Катара. - Не знаю, имеет ли это отношение к Темул, но тут должно быть что-то важное.
  - Напуганная стража, - буркнул Сокка. - У тебя есть какие-нибудь... ну, не знаю, Аватарские предчувствия?
  "Ага, точно". Аанг положил руку на землю, чтобы проверить её перед тем, как покорять. Тао много рассказывал ему об очищении разума и том, чтобы позволить земле говорить с ним, но ничто из этого пока не пригодилось...
  Что-то защипало под его пальцами. Боль. Скорбь. Грусть, как серые дожди перед зимой, и всё же...
  - Горячо! Отходим!
  - Серьезно? - Уверенно двигаясь во тьме, Тоф прижала руку к тому месту, где лежала его рука. - По мне так просто земля.
  - Было горячо, - возразил Аанг. - Обжигающе горячо. - Но его рука не была обожжена. Просто болела.
  - Наверное, мы в нужном месте. - Зашуршало платье Катары. - Торговка рыбой рассказала нам, прежде чем отвернуться и снова вести себя, как ни в чем не бывало. Выжженная земля. На закате.
  - Все стражники ушли, - подняв руки над головой, Тоф подняла их.
  "Воздух!" Аанг выполз в наползающую ночь с выражением облегчения на лице. Как мог кто-то любить жить под землей...
  Чернота. Чернота повсюду...
  - Нет... - Ему пришлось прикусить язык, чтобы не закричать так громко, что сам Хозяин Огня услышал бы его. Всё было черным. Мертвым. Всё умерло. Как мог кто-то сделать такое?
  - Земля выгорела. - Тоф была бледной, ощупывая землю пальцами ног так, словно ступила в болото, полное пиявок. - Всё выгорело. - Она сглотнула. - У меня плохое предчувствие.
  - Больно, - Аанг содрогнулся. - Может, нам лучше просто уйти... Катара?
  Она стояла на коленях в пепле, обернув водой руки.
  - Я хочу помочь, - тихо сказала Катара, ни к кому не обращаясь. - Если кто-то против, скажите мне.
  - Ты хочешь попробовать исцелить землю? - с недоверием воскликнул Сокка.
  - Мы помогли исцелить реку. Почему нет? - нахмурившись от концентрации, Катара принялась водить руками, по дюйму за раз.
  Приступ боли. Но не плохой приступ, подумал Аанг, когда чернота немного смягчилась, совсем чуть-чуть. Просто... странно.
  Качая головой, Сокка отошел на несколько шагов, осматривая края мертвой черноты.
  - Посмотрите сюда. Такое впечатление, что кто-то вырезал это место горящим ножом. Что здесь произошло?
  - Не нож, - Тоф подошла к Сокке поближе. Она двигалась так, будто не хотела касаться земли. - Это вроде как... миску перевернули. - Она сделала черпающее движение рукой. - По краям мелко. А вон там... - она указала на самый черный участок земли, - там глубоко. Очень глубоко.
  Катара подняла голову.
  - Может, мне стоит...
  - Нет! - Аанг не знал, почему он это сказал. Это место ощущалось как неправильное. - Оставайся там. Думаю, ты и так помогаешь.
  - Всё равно уже почти закат, - задумчиво отметил Сокка. - Забавно. По тому, как люди не хотят об этом говорить, я думал, мы увидим что-то...
  Мир исчез.
  - ...И-ик?
  Трава колыхалась у их ног, до странности холодная. Безмолвные ряды в красной броне окружали их в тумане, открытые лица смотрели так же мрачно, как маски-черепа. Сокка схватился за бумеранг, но их было слишком много...
  - Не двигайся! - прошипел Аанг.
  Стиснув пальцы на обмотанной кожей рукояти, Сокка замер.
  - Аанг?
  - Они выглядят, как будто дышат. Но они не дышат, - Аанг старался не глотать воздух. - Просто... иди сюда. Не думаю, что они нас увидят. - Он осмотрел одетые в броню ряды, пока Сокка на цыпочках крался к нему. - Не думаю, что они вообще видят нас.
  - Но они же стоят прямо здесь! - прошептала Катара.
  Аанг покачал головой, стараясь понять происходящее.
  - Они ощущаются не как духи. И даже не как Темул. Скорее... призраки призраков.
  - О, да, - выдохнул Сокка. - Это всё объясняет.
  - Темул из Шу Джинга. - Вышитые красные одежды. Золотое пламя в белом узле волос на затылке, сверкающее в закатном солнце. Выражение лица, которое Аанг каким-то образом знал, хотя никогда в жизни не видел этого старика. - Я предлагаю тебе последний шанс на отступление. Признай свои ошибки и сохрани себе жизнь.
  - Хозяин Огня Созин. - Голос был знакомым, но немного странным, когда древняя покорительница огня ступила на серую траву, которая раньше была почерневшей землей. - Я отказываюсь, ты, злобная тварь.
  - Темул! - Катара выпрямилась во весь рост, вода скользнула в её руку, готовая нанести удар. - Аанг, мы должны что-то сделать!
  - Это не она, - Аанг сам не был уверен в этом, пока не сказал. - Не надо, Катара. И это не Хозяин Огня. Думаю... это то, что Тао называл фантомом...
  - Упрямая старая ведьма! - от дыхания Созина валил дым. - Мои люди выследили их до этого места! Их увезли на запад на твоем корабле! Ты не смеешь отрицать это!
  - Я не отрицаю. Я прорычу это так, что услышат небеса! - бросила ему в лицо Темул. - Они ушли, ты, монстр-параноик. Ушли, и ты никогда их не достанешь! - Она низко зарычала, её золотые глаза пылали. - Превращай себя в монстра и гори в собственном аду. Но ты не превратишь в монстров мой клан!
  - Скажи мне, где они, - огонь вспыхнул вокруг элегантных рук. - Или все в твоем клане умрут.
  - Женщины и дети, - рявкнула Темул. - Беспомощные женщины и дети, на которых ты станешь охотиться и вырезать. Те монахини не ранили бы даже бабочкоосу ради защиты своих детей! Особенно ради защиты своих детей. Их старейшины проследили за этим.
  "Что?"
  - Женщины и дети, - улыбка Созина была тонкой и холодной, когда бронированные ряды разошлись, открыв побелевшие лица над темными цепями. - Это всё, что осталось от твоего клана, не так ли? - Светло-золотые глаза прищурились. - Подчинись.
  Взгляд фантома обежал рыдающие и мрачно молчащие лица.
  - Мужайтесь, - выдохнула она. Подняла голову...
  Аанг врезался в плечо стоявшего сзади Сокки, слепо схватив Катару за руку. Этот взгляд, этот жуткий, сжимающий сердце и останавливающий дыхание взгляд...
  - Я никогда не подчинюсь тебе. - Темул подняла руку грациозной аркой, терпеливая, как море. - Избавь меня от угроз и дерись.
  Взревел огонь.
  Аанг не мог дышать. Или он дышал слишком быстро, он не знал. Он чувствовал тепло руки Сокки у себя на плече, вспотевшие пальцы Катары, стиснувшие его руку, стоявшую у него за спиной Тоф, впившуюся в землю всеми пальцами ног. Он видел, как нападают покорители огня: Зуко, и Джао, и Азула...
  Даже Джеонг Джеонг не бросал огонь таким образом.
  Созин был как солнечное копье, ударяя кулаками и ударами ног, посылавшими пылающие волны огня. Темул оттекла назад и в сторону, отклоняя пламя вбок, обращая его вокруг себя и посылая обратно в Хозяина Огня как рубиновые хлысты...
  - Суюки, - выдохнул Сокка. - Она сражается как Суюки.
  "Как Катара", - подумал Аанг, не желая это говорить. Он никогда не хотел это говорить. Огонь должен был взрываться и гореть. Он не должен был течь как вода, прилипать и обжигать как лава...
  Видя это, он наконец-то поверил в те истории, что рассказывали о битве Мастера Пакку против покорителей огня. Как мастер погружал танки в лед толчком ладони или запускал водяные потоки, чтобы разбросать солдат Народа Огня. Потому что может Созин и был стар, а Темул была древней, но огонь шипел и трещал для них сильнее, чем для любого другого виденного им покорителя...
  Быстрый удар ногой, и Темул упала. Созин рухнул на колени рядом с ней с огненным кинжалом над её сердцем.
  - Я найду их, - заявил он так спокойно, будто приглашал её на чай. - И Аватара.
  - Молодой дурак. - Покрытые красными ожогами, губы Темул изогнулись. - Закончи то, что начал.
  - О, я так и сделаю. - Улыбка Созина могла резать сталь. - Для тех, кто противятся мне... Шу Джинг станет прекрасным примером. - Он поднял голос, не глядя через плечо. - Начните с самых маленьких.
  - Нет!..
  Огонь оборвал её крик и оставил её задыхаться в пепле и черноте, прожженных сквозь плоть, легкие и кость.
  - Покорение огня идет от дыхания, - у Созина была улыбка Азулы. - Нет дыхания... нет огня.
  Повернувшись на пятках, он направился к закованным в цепи детям.
  Губы Темул продолжали беззвучно двигаться.
  "Нет", - Аанг почувствовал в своих легких, в своих костях искру, пробежавшую по позвоночнику. - "Я - Темул из Шу Джинга. Я от крови драконов".
  Обгоревшая и покрытая пузырями ожогов, одна рука придвинулась к белым волосам. Вытащила сверкнувшую сталь.
  "Огонь - это жизнь".
  Сталь глубоко вонзилась в её собственную плоть, пепел смыло алой волной.
  "Агни, пощади моих детей..."
  Выдернув всё, что было в Катарином кожаном мехе для воды, Аанг растянул над ними ледяной щит.
  Мир загорелся.
  
  ***
  
  "...Ой".
  Сокка моргнул. Поморщился и закрыл глаза от режущих лучей восхода. Школьная форма Аанга лежала под его правой рукой. Костлявые плечи Катары были под ним и Аангом. Тоф была меленьким легким комком, прижавшимся к его левой руке. И все дышали. Слава духам...
  Стоп. Сверху на них что-то лежало. Похоже на... одеяло?
  Рука-лапа похлопала его по затылку. Погладив его, Момо застрекотал.
  - Нет, Момо, - буркнул Сокка. - Возвращайся к Аппе. Он, наверное, волнуется.
  - И не только он.
  Взрослый голос. И явно мужской. Взволнованный, но привыкший по-доброму смеяться, как папа, когда сплавлялся среди айсбергов. Сокка снова моргнул, не обращая внимания на боль.
  - Вот. Вода поможет.
  Темные волосы и борода с легкой проседью. Серые глаза - и разве не странно было видеть их у парня из Народа Огня? Халат и штаны, всё - красное, черное и золотое... И меч. Как меч Темул. Только висел он у него на поясе, а не за плечом.
  Сокка жадно глотнул воду и проглотил. Потрогал лежавшее на них одеяло и постарался разогнать головную боль.
  - Эм, спасибо?
  - Я не рискнул двигать вас ночью, - мечник подал ему руку, чтобы помочь встать на нетвердые ноги. - Проклятье уже поразило вас, но оставило в живых. Я не хотел давать ему повод передумать.
  - Проклятье? - пискнул Сокка.
  - Но сейчас рассвет. Больше ничего не случится, - продолжил мечник. - Нам надо уйти до того, как кто-нибудь заметит. Стража несколько трепетно относится к тем, кто вторгается в это место. - Блеснула улыбка. - Им полагается предотвращать такие случаи. Это снижает количество жутких и мучительных смертей.
  - Смерти? - ахнул Сокка и ещё раз проверил, что все дышат...
  "Земля не выгоревшая".
  О, она по-прежнему была довольно черной, за исключением того места, где они лежали. Но была разница между "черная" и "мертвая", и, кажется, они приземлились прямо в центре. Хотя на одной руке Аанга было что-то красное, а волосы Катары кое-где обгорели по краям...
  - Огонь... Он говорил, что это был фантом. Он был ненастоящий!
  - "Настоящий" может быть куда более растяжимым понятием, чем думают многие люди. - Мечник нагнулся, чтобы взять Аанга на руки. - Идем. Давайте избежим раздражающих рапортов.
  Рапорты. То есть официальные документы, что люди с их внешностью были в этом месте. Да, это прекрасно подходило под определение "плохой идеи".
  Крякнув и подняв Катару, Сокка последовал следом. "Держись, Тоф. Я вернусь".
  Дело было не только в Зуко, чуть позже решил Сокка, когда помог загрузить стонущих детей в фермерскую повозку. Комодоносороги были вздорными от рождения.
  - Спасибо, Джинсукэ, - сказал мечник, шагая рядом с повозкой, пока седовласый фермер щелчком поводьев велел животному идти.
  - Не сочтите за оскорбление, лорд Пиандао, но отблагодарите меня, заткнув этого бетобето, - проворчал Джинсукэ. - Это ужасный способ проснуться, вот что я скажу!
  Что-то топнуло по земле и пнуло пыльную дорогу, пока Сокка сидел с открытым ртом. "Лорд Пиандао?"
  - Вас нашел Ботинки?
  Счастливое притоптывание.
  - У вас интересные союзники, - Пиандао перебирал знакомую пачку бумаг. - Но, полагаю, столь юной девушке, исполняющей вендетту, понадобятся все друзья, которых она сможет найти. - Он улыбнулся. - Раньше я слышал легенды о дружелюбных бетобето, но это первый, кого я встретил.
  Скрип кожи, который был почти что заглушен скрипом колес.
  - Хмф, - фыркнул Джинсукэ. - Ему всё равно нравится превращать кости человека в кисель... Вендетта, да? Где ваши родители, мальчик?
  - Папа на войне, - кратко ответил Сокка. - А мама... - Костяшки его пальцев побелели, он выпустил бортик телеги до того, как дерево треснуло. - Пра-Пра... нужна деревне. Больше никого нет. - Духи, истинная правда. Во многих смыслах. - Эм... можно мы заберем их назад?
  Пиандао отдал бумаги, поглядев на морщившихся детей и одного полного подозрений лемура.
  - Завтрак поможет. И чай. - Он покачал головой. - Очень крепкий чай.
  - От проклятия? - буркнул Сокка.
  - От головной боли, - усмехнулся Пиандао. - Проклятием займемся потом.
  
  ***
  
  "Ну, юный принц, вы задали мне преинтересную задачу".
  Пиандао потягивал чай, пока невинная банда Аватара, ничего не подозревая, лопала завтрак. Воистину невинная, несмотря на смертоносный кавардак, который они учинили по всему миру. Только тот, кто никогда не попадал в щупальца политики и шпионажа стал бы держать оба комплекта бумаг на вендетту вместе. Не говоря уже о письме принца.
  Очень интересном письме. Полном всевозможных колючих намеков.
  "Тоф Бей Фонг пользуется доверием принца".
  Никто не воспользуется письмом даже благородного противника в качестве прикрытия без полной веры в то, что он поймет необходимость обмана. Значит, учительница Аватара по покорению земли пользовалась доверием и Южного Племени Воды, и принца Зуко. Здесь крылся потенциал, если у девочки были задатки дипломата. Или даже если их не было. Посади двух врагов в комнату с третьим, которого ни один из них не хочет оскорбить, и они могут хотя бы заговорить друг с другом.
  "Принц Зуко больше не верен Хозяину Огня".
  Это было то, к чему Белый Лотос стремился годами, с тех самых пор, как Зуко был изгнан. За прошедшие столетия Народ Огня испытал силу декрета Киоши, который приводил их души к уничтожению. Было очень мало дыр. Граждане Народа Огня были подчинены воле Хозяина Огня, и месть духов карала их за неповиновение. Но принц в изгнании не был гражданином. Он был тем, кем был - покорителем огня королевской крови и осужденным на казнь, если когда-либо снова войдет в воды Народа Огня. Декрет Киоши связывал его не больше, чем арктического угря.
  "Принц Зуко не верит Аватару".
  Это представляло куда большую проблему: Белый Лотос не предвидел такую ситуацию. Разумеется, действия Киоши заставили Народ Огня относиться к Аватарам с подозрением. Но, за исключением двора Созина, Року не был нелюбим, и Белый Лотос был уверен, что любой наследник королевского рода без подобной личной обиды смог бы с ним подружиться. Особенно когда узнает, кто являлся Аватаром. Аанг был дружелюбным, честным, открытым...
  К несчастью, судя по письму Зуко, он был всем этим... и зоной катастроф на двух ногах.
  "Как бы я хотел списать это на приобретенный пессимизм", - подумал Пиандао, рассматривая чай. - "Если кто и заслужил право на цинизм, то это тот молодой человек". Но учитывая полученные им рапорты о принцессе Азуле и Аватаре...
  "Агни, что за бардак".
  И этому никак не помочь. Планы Белого Лотоса подтолкнуть Аватара и принца к заключению альянса придется подправить. Он надеялся, что генерал Айро работает над этим.
  "Поместить принца Зуко и Катару на близкое расстояние в любое время и при любых обстоятельствах скорее всего закончится... плохо".
  Мороз и пламя, это было самое огрызающе-вежливое письмо, которое Пиандао когда-либо имел невезение читать с тех пор, как он перехватил копию письма Шидана к Военному Министру Квину. Которое, если читать между строк, сообщало Военному Министру, что если тот думает, что Бьякко придерживает ресурсы, не направляя их на войну, то может приехать и лично поискать их. Разумеется, моря вокруг Бьякко очень бурные, и в открытом океане водились твари, которых даже военный корабль предпочтет избегать ...
  Не будучи дураком, Квин не принял предложения.
  То, что принц прибег к схожему количеству письменного яда... Девочка была врагом. В прошлом, сейчас и, возможно, всегда. Что делало дар Зуко на законную вендетту... весьма смущающим.
  "Признай это, старый солдат", - велел себе Пиандао, наблюдая за тихой потасовкой между Соккой и Тоф за чайные сладости. - "Ты должен был знать, что не стоит принимать доклады о сыне Озая за чистую монету".
  И в этом был камень преткновения. Он достаточно много общался с Пакку, чтобы представлять, как Племена Воды относятся к мести. И он изучил достаточно записей Белого Лотоса, чтобы избавиться от некоторой пристрастности призрачных проповедей, которые время от времени читала ему Темул. Воздушные Кочевники ценили мирное решение любой проблемы, даже если такое решение могло показаться другим народам не совсем честными. Он знал, что сделал дар Зуко.
  "Он ударил по самому сердцу связи Аватара с его друзьями".
  Он знал это. "Как и Зуко".
  Умение, создавшее это письмо, вовсе не было таким сюрпризом, каким должно было быть. Темул присутствовала, когда он вытащил полуутонувшего шестилетнего принца из реки, и бормотала призрачные проклятия на тему того, какой прок в том, чтобы быть старой душой, если не можешь вспомнить, как не умереть?
  Он много раз спрашивал её об этом. Но призрак только усмехалась и говорила, что не стоит тратить время на то, чтобы учить принца одинарному мечу. Любой из рода Шидана никогда не удовольствуется только одним мечом.
  Так что факт, что Зуко мог совершить подобную смертоносную атаку, не удивил его. Шестнадцать или нет; что бы ни думали о юном принце Азулон и Озай, но Зуко был таким же ребенком Созина, как и Лу Тен. Никто в той семье не был глупым.
  А вот то, что Зуко ударил по связи между Аватаром и его учителями... вот это вызывало беспокойство.
  "Нам надо восстановить баланс в мире. Нам нужен Аватар и его учителя, живые и в здравом уме".
  Принц заявлял, что избавился от верности Озаю, но его удар служил интересам Хозяина Огня. Почему?
  "Потом будешь об этом волноваться. Сейчас... мне надо исправить вред. Как-нибудь".
  - Итак, - Сокка позволил Тоф забрать себе несколько сладостей. - Вы что-то говорили о проклятье?
  Аанг ахнул.
  - Большинство в Шу Джинге знает достаточно, чтобы избегать его, - Пиандао намеренно не улыбнулся. Аватар или нет, но их выходка была опасной. Они должны были это понять до того, как влезут во что-нибудь похуже. В некоторых местах не будет дружелюбных призраков, которые смогут их предупредить.
  "Если только она их не предупредила".
  Вероятно. Очень вероятно. Ему не нравилось так думать о союзнице, а Темул была его союзницей, как она была союзницей Кузона. Но Кузон никогда не был членом Белого Лотоса. Ярость и месть привязывали Темул к этому миру, и один из духов, которому она поклялась отомстить, сейчас смотрел на него серыми глазами.
  Он не думал, что Темул впутает их в проклятье. Но не предупредить их? Весьма вероятно.
  - Мы из колоний, - Катара старалась казаться скромной. - Мы не знали.
  - Так утверждает твоя вендетта. Гайпан. У нас там есть родичи. - Не то чтобы он официально знал, куда сбежали остатки клана Темул, но на деле он знал. Некоторые были там. Были ли они там до сих пор, после того как по рапортам на сцене появился разношерстный флот принца... Кто знает? - Говоря в общем, если вокруг территории стоит вооруженная стража, туда лучше не соваться. Люди уже сгорали там заживо.
  - Но это же был фантом, - возразил Аанг.
  - Да, - признался Пиандао. - А ещё это было последнее место, на котором стояла Темул. Где она призвала ярость Агни, как драконье дитя из легенд. При нужных ветре и небе, когда память шевелится в сожженой земле... эта ярость снова просыпается. - Он смягчил голос. - Я сам это видел. К счастью, только со стороны. Я смог отскочить в сторону, отделавшись опаленным халатом. Если вы были внутри... Думаю, у вас есть вопросы. - "Бывает невинность, и бывает глупость. Что из этого отягощает вас?" - Это не то, чему вас учили в школе про Хозяина Огня Созина.
  - Нет, - Аанг сглотнул. - Он прожег ей грудь! Он оставил её лежать на земле и собирался пытать людей на её глазах, пока она умирала!..
  - Его спровоцировали, - сухо сказал Пиандао. - Некоторые легенды причисляют Созина к драконьим детям. У них есть склонность обращаться к жестокости под давлением. - Он оценивающе посмотрел на Аанга. - Если вы столько видели, то знаете, что она бросила ему вызов.
  - Она спасала людей, - Катара села прямо, протестуя. - И за это он её убил!
  - Это было его право в Агни Кай, - заявил Пиандао. "Если вы не знаете этого, то просто чудо, что вас не поймали". - Как и у неё было бы право убить его в случае победы. Даже законного Хозяина Огня. - Он пожал плечами. - Пытать её клан после её падения... Нет, даже у Хозяина Огня нет такого права. Я подозреваю, что именно по этой причине Агни ответил на её мольбу. Даже когда те, ради кого она рисковала своей жизнью и кланом, не были из нашего народа.
  Покорительница воды вспыхнула.
  - Неважно, каких людей она спасла...
  Сокка ткнул Катару локтем.
  - Зачем она это сделала? - спросил мальчик из Племени Воды. - Зачем спасать покорителей воздуха? Они напали на Народ Огня, так?
  "Ты выдаешь себя за одного из нас куда лучше, чем твои друзья", - подумал Пиандао. - "Интересно".
  - Так говорили вам ваши учителя. Но если сюда вас привела вендетта, вам надо знать правду. Не было никакого нападения. И никакой армии Воздушных Кочевников. - Он не стал задерживать взгляд на Аанге. - Уже очень долгое время не было никаких армий Воздушных Кочевников.
  Аватар прикусил губу.
  - Хозяин Огня солгал.
  - Да, - согласился Пиандао. - Никто этого не ожидал. По слухам, он был драконьим дитя, а драконы никогда не лгут. - Он вздохнул. - Почти никогда. Говорят, что темные драконы умеют. Но никто не понял, что Созин был им, пока не стало слишком поздно.
  Тоф сдула челку.
  - Темул узнала.
  - Но недостаточно скоро, чтобы спасти себя, - поправил её Пиандао. - Хотя мне интересно, стала ли бы она пытаться. Она была старой, гораздо старше любого из нас. Сомневаюсь, что она захотела бы жить в мире, построенном Созином, - он печально улыбнулся. - Она почти победила его. И он потратил много времени, усмиряя Шу Джинг. Покорители воздуха давно ушли. Даже её клан сумел ускользнуть. Никто из оставшихся в живых не собирался клясться ему в верности. Не после того, что он сделал с Темул.
  Сокка задумчиво рассматривал его.
  - Но вы здесь.
  - Меня усыновили. - Пиандао засмеялся, вспоминая ту ночь, от которой волосы вставали дыбом, когда он силой довел до сведения военных, что он ушел на покой и там и останется. - Позволь предупредить тебя, молодой человек. Никогда не предлагай помощь во владении, где призрак ищет того, кто позаботится о её людях.
  Он до сих пор помнил ту полночь, когда он проснулся под задумчивым взглядом Темул.
  - Мои родичи разбежались. Мое владение осталось без защиты. Бьякко посылает помощь... но они не Кузон.
  Тебе нужен дом, а Шу Джингу нужно Великое Имя.
  Он был одиноким странником. Оборванным мечником, оттачивающим свое искусство, у какого бы народа ни приходилось учиться. Сиротой, брошенным покорителями огня, которым стыдно было знать, что их потомок совершенно бессилен.
  На рассвете всё это изменилось.
  - Вас усыновил призрак? - Тоф выглядела слегка потрясенной. - Я слышала о людях, которые устраивали призракам свадьбы...
  - Правда? - раскрыла рот Катара.
  - Брачные контракты, - пожала плечами покорительница земли. - Иногда это заставляет семьи прекратить вражду.
  - В Царстве Земли. - Холод Темул проник в комнату, когда она дымкой проявилась за спинами детей. - Помните, где вы находитесь.
  "Она здесь. Посреди бела дня".
  - Где опасность? - потребовал Пиандао.
  - Сидит перед тобой, лорд Шу Джинга. - Синее вспыхивало вокруг неё - не совсем огонь, пока нет. - Твое сострадание спасло ваши жизни, маленькая целительница. Но ты не всегда будешь рядом, чтобы спасать его. - Беззвучные шаги обошли маленькую группу, и Темул посмотрела на Аанга так, что у Пиандао похолодело сердце. - Тебе за многое предстоит ответить. Кузон.
  "О". Мечник поморщился, пока Аватар нервно засмеялся. "Это плохо кончится".
  - Ха-ха... как вы узнали мое имя? - радостно спросил Аанг. - Когда мы встретились прошлой ночью, ну...
  - Мы были осторожны, - твердо сказала Катара. - Мы вас не знали.
  - И до сих пор не знаете. - Темул была дымом, туманом и холодом, сфокусированным на её жертве. - Это имя не твое, чтобы пользоваться.
  - Он мертв, Темул, - с нажимом заметил Пиандао. - Сомневаюсь, что он станет возражать.
  На какой-то миг её взгляд мог заморозить лаву.
  "Не мертв? Мы видели, как он умер!"
  - Я против, - Темул снова переключила внимание на детей. - Бьякко никогда не был близким союзником, но они были постоянны, и их драконы часто были родичами нашим. Так что когда юный мальчик, который не был даже третьим в очереди наследования, пришел ко мне с дикой историей про то, что собирается сделать Хозяин Огня... - Зловещая улыбка. - Возможно, мне стоит вам показать.
  
  ***
  
  Темул обошла одну из многочисленных зияющих дыр в полу Западного храма воздуха, сердито глядя на зелень внизу с той же самой яростью, которую ей хотелось обрушить на Созина.
  - Сестра-старейшина, если бы вы только послушали меня...
  Древняя монахиня подняла длинную руку, отмахнувшись от её слов.
  - Темул из Шу Джинга. Человекоубийца. Мы знаем о вас и ваших действиях по отношению к покорителям воздуха.
  Большая часть которых сводилась к "уберите к черту ваших поднимающих ветер, пожирающих урожай и мародерствующих детей и их бизонов из моего владения прежде, чем я подпалю вас". Несколько раз она действительно убивала, это правда. Но какое отношение защита её владения имела к предупреждению о грядущей катастрофе?
  А, да. "Жизнь одного человека важнее мира", сказала бы монахиня. Проклятая воздушная чепуха.
  - Поскольку мы полагаем, что вы не посетили бы нас, будь ваши намерения злыми... - монахиня многозначительно взглянула на один из многочисленных бездонных провалов и создала небольшой порыв ветра легким движением пальцев. - Мы отплатим за ваши добрые намерения тем, что не передадим ваши клеветнические слова вашему законному монарху.
  "С таким же успехом я могу кричать во время урагана".
  - Хозяин Огня. Идет сюда. Чтобы убить вас, - предельно четко повторила Темул. - Мои собственные люди верят, что вы позволили шторму налететь, не выслав предупреждения, из-за чего мы могли погибнуть. Они злятся. Они не думают ясно. По крайней мере подумайте о том, что делать в случае нападения! Это место не беззащитно...
  - Нам не нужно насилие, чтобы жить в мире, - белоголовая монахиня вполовину младше неё взглянула на меч за её спиной и недовольно поджала губы. - Никто не причинит нам вреда здесь.
  - Потому что все всегда летают на бизонах, чтобы добраться сюда? - фыркнула Темул. - Я могу придумать как минимум три способа, чтобы...
  - Хватит.
  Тихо рыча, Темул обеими руками удерживала свой темперамент. Она была Великим Именем и управляла таким количеством огня, которое эта монахиня не видела никогда в жизни. Никто не смел так её оскорблять! Если мальчик и Шидан были настолько уверены в своем предупреждении...
  - Здесь нет желания творить насилие за исключением того, что принесли с собой вы, - ледяным тоном закончила монахиня. - Вы можете идти. Когда захотите.
  "И лучше бы это случилось поскорее", - повисли между ними несказанные слова.
  "Что же, старый союзник, я пыталась". Темул склонила голову, проявив крупицу вежливости.
  - Удачи. Она вам понадобится.
  Старуха умела удаляться, драматично топая ногами. Для этого просто нужна была практика. И осторожные взгляды на те чертовы дыры в полу.
  "Я не могу спуститься в гавань. Пока нет. Я кого-нибудь покалечу".
  Она бродила по отдаленным комнатам храмового комплекса как алая тень, избегая случайных монахинь с приобретенной за многие годы практикой. Ей просто нужно было тихое место. Чтобы прорезать сталью воздух, а не плоть, которая добровольно обрекла себя на глухоту и слепоту.
  "Идиоты, идиоты, идиоты..."
  Сталь прошелестела сквозь воздух.
  Сделав шаги тихими, она последовала на этот зов. "Интересно".
  Это был один из забытых участков храма. Пыль покрывала каменные плиты, плавно сменяющиеся одичавшим садом, а лианы проросли от балкона до потолка, закрывая этот участок от случайных летунов.
  На кромке камня и земли танцевал мечник.
  Кажется, сама её кровь замерзла. Такой легкий. Такой невозможно быстрый, словно этот невысокий мужчина обгонял ветер при каждом своем ударе...
  "Онмицу!"
  И всё же... в его пыльно-коричневом одеянии не было красного. Не было мелькающих пальцев, которые отключат, оглушат или убьют. Не было тел. Хотя была молодая монахиня, прикрывшая рот рукой, и с серыми глазами, полными ужаса...
  "Не из-за него. Из-за меня".
  Взмах руки монахини, и порыв ветра чуть не сбил Темул с ног. Молодая женщина бросилась вперед как орлофеникс с единственным птенцом, ветер развевал её черные волосы.
  - Ши, беги!
  - Мир! - выкрикнула Темул против ветра. - Мир, молодежь! Я не несу сражения!
  - Он не вернется! - Монахиня взмахнула своим воздушным посохом, встав в защитную стойку, её глаза сверкали так, будто она уже представляла себе, как ударит Темул по голове. - Вы расскажете Хозяину Огня...
  - Я здесь не по поручению Хозяина Огня, - оборвала её Темул. - Если бы он знал, какие слова я принесла, убийцы уже преследовали бы меня. - Она встала тверже против замирающего ветра. - Но ты знаешь об этом, не так ли, Ши? Или мне следует сказать... Демон Таку?
  Золотые глаза были наполовину скрыты под темной челкой.
  - Вы не даете Гиатэ причин не бояться вас, леди Шу Джинга. Хотя это не так. - На его лице проступила слабая улыбка. - Всё в порядке, Гиатэ. Если бы Темул хотела причинить нам вред, с ней был бы отряд онмицу. И сеть.
  - Как будто от этого был бы толк, - Темул отряхнула пыль, изучая его так же пристально, как он изучал её. Вторжение в Таку произошло более тридцати лет назад; мужчине, стоявшему перед ней, должно было быть лет пятьдесят, не меньше. Но он двигался с подвижностью подростка, и в чернильно-черных волосах не было ни единой седой пряди.
  "Он использует чи. И онмицу дали ему уйти?"
  Что ж, она сомневалась, что ему позволили хоть что-то. Мечи Демона, легшие перед троном Созина, были как соль на рану, открывшуюся от того, с какой легкостью Року разгромил армию Огня. И если и был на свете человек, которого Созин ненавидел так же сильно, как Року...
  Темул моргнула, когда страх и ярость Гиатэ внезапно обрели смысл.
  - Сестра-старейшина не знает, что ты здесь, да?
  Гиатэ побледнела.
  Темул скрыла улыбку, когда Ши встал между юной леди и её взглядом. "Ого. Значит вот как всё обстоит, да?" Потрясающе. Конечно, ей уже приходилось иметь дело с последствиями прогулок мальчиков из Воздушных Кочевников. Иногда это были просто девчонки с разбитым сердцем, но иногда... дело было более серьезно. Но девушки из Воздушных Кочевников? Никогда.
  - Я ничего не скажу. Даю слово.
  Двойной вздох облегчения. Темул смотрела, как они вместе вздохнули, и почувствовала укол сожаления по своим почившим мужьям. Она перестала выходить замуж после третьего раза: её сердце разбивалось каждый раз, когда они не могли в достаточной степени овладеть покорением, чтобы жить подольше.
  - Но вы должны знать, как это опасно, - продолжила она, стараясь говорить мягко. - Если ваши дети не будут покорителями...
  - Он был. - Лицо Гиатэ сморщилось, серые глаза наполнились слезами. - А теперь она, и... осталось всего несколько месяцев до того, как она станет достаточно взрослой, и...
  Ши прижал её к себе, его лицо было мрачным от печали.
  - Я здесь. Клянусь, я буду рядом.
  Монахиня, горюющая по своим детям? Неслыханно. И так же странно, как бывший убийца в Храме...
  "О, Агни, это мой шанс".
  - "Здесь" - именно то место, в котором вам лучше не быть, - быстро произнесла Темул. - Мой корабль стоит в гавани. Возьмите детей на прогулку, чтобы осмотреть его. Всех. И всех молодых монахинь, которых сможете уговорить составить вам компанию. Идите.
  - Забрать детей? - Гиатэ отшатнулась, стиснув посох побелевшими пальцами. - Пойти против старейшин?
  - Которые, без сомнений, станут вас преследовать. По воздуху, - практично добавил Ши. - Даже с форой в неделю они найдут нас.
  - У старейшин нет недели, - Темул не стала тянуться к своему клинку. Но как же ей этого хотелось. - Слухи правдивы. Сестра-старейшина не поверила. Пусть всё ото льда треснет, даже мне не хочется верить, но комета приближается. Созин намерен её использовать. - Она обожгла Гиатэ взглядом. - Все здесь сгорят.
  - Нет, - Гиатэ побледнела. - Вы говорите правду. Откуда вы?..
  Приподняв белые брови, Темул снова её оглядела. Не настолько молодая, как она сперва подумала. Но на её выбритом лбе до сих пор не было татуировок.
  - Ты не мастер. - "Так как ты можешь знать, что я говорю правду?"
  - Я просто... я знаю, - её пальцы сплелись с пальцами Ши. - Не со всеми, но люди, которые тренировались с мечом... - Она повела плечами, словно ей было неудобно. - Вы дышите по-другому. Я знаю.
  - Значит, ты мне веришь. - Один давящий груз свалился с её плеч. Но другой, куда более смертоносный, сжимал сердце Темул. Если бы она смогла убедить старейшин, если бы хоть одна её послушала... все в храме могли бы раствориться в созданном ими самими тумане, не оставив следов, по которым Созин смог бы последовать. Сейчас? "Агни, помоги нам".
  - Приготовьтесь к долгой дороге, - сказал Ши Гиатэ. - Убеди всех, кого сможешь. Мне... надо обменяться несколькими словами с этой леди.
  С волнением переводя взгляд с одного на другую, Гиатэ кивнула. Перепрыгнула через перила балкона и упорхнула прочь.
  - Если ты думаешь выкинуть какой-то дурацкий самоубийственный последний трюк, - прорычала Темул, - то не надо.
  Судя по тому, как он вздрогнул, Ши планировал именно это.
  - Те, кто не уедут, будут беспомощны...
  - Они покорители воздуха. Они не беспомощны. - Темул помолчала, а затем ударила без всякой жалости. - И они не любят тебя.
  Ши побелел вокруг губ, его рука легла возле рукояти его собственного меча.
  - Людям Воздуха не позволены привязанности в этом мире.
  - А с каких это пор разрешение кого-то останавливало? - сухо заметила Темул. - Она снова беременна, знаешь ли.
  Ши побелел как молоко.
  "Ха, попался". Честное слово, как мужчины могут быть настолько слепы к признакам?
  - Ты нужен Гиатэ, Ши. Ты нужен твоей дочери. И будущему малышу ты тоже нужен. Держи свой меч в ножнах. Им нужна скрытность убийцы, а не его смерть.
  Черный хвост феникса отрицательно качнулся.
  - Я поклялся, что никогда не стану демоном снова!
  - Даже чтобы спасти их? - Темул держала голос ровным, не подкрепляя его огнем. Мужчина имел право держать свои клятвы. - Ты нужен им, молодой человек. Особенно после того, как меня не станет.
  - После... - Ши осекся, его золотые глаза стали холодными и расчетливыми.
  Демон из Таку. Столетия контроля, и Темул всё-таки испытывала желание задрожать.
  - Созин убьет вас.
  Темул пожала плечами.
  - Я знаю, что он попробует.
  - Да, так или иначе. Он не позволит такому неповиновению остаться безнаказанным. Если вы заявляете, что противиться войне - не измена, если ваша жизнь покажет, что это правда... - Ши поморщился. - Вы никогда не сохраните свои действия в секрете. Он узнает, что вы были здесь. И он убьет вас.
  Весьма вероятно. Но она ещё не умерла.
  - Вот почему все вы уплывете на моем корабле до того, как мы достигнем Шу Джинга, - ровно приказала Темул. - Если повезет, друзья отведут вас в другое место. Я не знаю, куда. Я отказываюсь знать.
  Ши склонил голову, признавая её зловещую мудрость.
  - Почему?
  Духи, разве не спрашивала она об этом саму себя тысячи раз с тех пор, как отчаявшийся мальчишка и его дракон приземлились на палубу её корабля?
  - Потому что я - это всё, что есть, - наконец ответила Темул. - Я ненавижу покорителей воздуха. Но если сейчас я повернусь к ним спиной, погибнут дети. - Она подняла горящие глаза. - Нет, пока я дышу.
  "Мой народ не будет убийцами. Нет, пока я жива..."
  
  ***
  
  Поместье Пиандао снова возникло вокруг них, и Сокка глотнул воздух. "Это был фантом. Это не по-настоящему".
  Хотя, учитывая события прошлой ночи, он старался не приближаться к мелькающему мечу Ши. Если оружие было хотя бы наполовину так остро, какими казались клинки с острова Киоши, то он бы лежал на полу и истекал кровью, пытаясь сообразить, что только что произошло.
  Сокка потряс головой и стукнул кулаком по кулаку Тоф, чтобы удостовериться, что они оба всё ещё реальны. "Что только что произошло? Если Темул показала нам правду... люди пытались предупредить храмы воздуха? Это не может быть так".
  - Проблема покорителей воздуха, - проворчала Темул, кружа вокруг стоявших в защитных стойках Катары и Аанга, - в том, что они не слушают.
  - Это неправда! - возразила Катара. - Он... - она встревожено прикусила губу.
  - О, пора повзрослеть, - фыркнула призрак - до странности четкий звук от дымки и всполохов синего пламени. - Я знала, кто вы такие с того момента, как вы ступили на этот остров, Аватар.
  - Это правда. Я Аватар, - Аанг шагнул вперед, его серые глаза смотрели решительно. - Поэтому вы не причините никому вреда.
  Пиандао, как заметил Сокка, просто молча отошел с линии огня. О, не очень хорошо.
  Темул рассмеялась.
  "Нехороший смех", - ахнул Сокка, по его спине пробежал холодок. Скорее голодный смех. Похожий на "духи, я не могу поверить, насколько он туп. А теперь я его раздавлю".
  - Ты? Пытаешься командовать мной? У тебя были плохие учителя, Аватар. - Темул наклонила голову, совсем чуть-чуть, её туманные золотые глаза впились в серые. - Я призрак Народа Огня, мальчишка. Драконье дитя. И ты не Мудрец Огня. - В её усмешке блеснули зубы. - Плюнь в огромный костер - и то успеха будет больше.
  Сокка вздрогнул. "Я знаю эту усмешку".
  Он видел её раньше. Много раз. Но не у древней бабки-призрака. Это подергивание пальцев, готовых метать искры с побелевших костяшек. То, как оттянулись назад губы, словно их обладатель был готов впиться клыками в горло. Чувство скручивания, словно ледяная гадюка, готовая к броску. И эти сверкающие, светло-золотые глаза...
  - Хватит пугать мальчика, Темул, - твердо сказал Пиандао. - Ты не причинишь ему вреда.
  - Нет, - глаза Темул были полуприкрытыми: гадюка, оценивающая расстояние, чтобы угрожать или убить. - Нет, ещё нет. - Она выпрямилась, и чувство угрозы ослабло. - Слушай меня, покоритель воздуха. Сделай то, чего не смогли твои старейшины. Услышь меня.
  - Нет! Это ты послушай меня! - Аанг ступил практически в призрачно-синее пламя и столь же сердито смотрел на неё. - Мы ничего тебе не сделали! И я не Киоши! Хватит винить меня за войну Созина!
  - Войну Созина, да? - Усмешка снова была на месте. - Скажи мне, мальчик, где сейчас твой бизон?
  Аанг покраснел.
  - Не смей причинять зло Аппе!
  "Ветер усиливается". Сокка прикрыл лицо руками, отступив к Тоф на случай, если им придется быстро выбираться наружу. "Здорово. Что я могу сделать теперь?"
  - Причинить ему зло? Агни, мальчик, за кого ты меня принимаешь? - голос Темул источал отвращение. - Такой же, как и остальные храмовые паршивцы. Вы никогда не слушаете.
  - Чужакам тяжело слышать то, что мы не говорим, - голос Пиандао был пугающе ровным для парня, который стоял в ярде от растущего воздушного вихря. - Аанг, успокойся. Аппа в порядке. Я отправил надежного человека, чтобы он проследил, чтобы бизон не слишком приближался к деревне. Темул может напугать его - у неё длинная история отношений с вашим народом - но она никогда не причинит ему зло.
  - Вы знали, кто мы такие, - Катара сердито посмотрела на мечника, пока ветер утихал. - Вы солгали нам!
  - Ты носишь пламя в волосах, - сухо отозвался Пиандао. - Кто соврал первым?
  - Это другое!
  - Так всегда для Племен Воды, - заметил мечник. - Вы не считаете любую схватку с чужаками честной. Если, конечно, побеждаете не вы. - Он откинулся назад. - До определенной степени я это уважаю. Мечник, отказавшийся от преимущества на поле боя, - глуп и, как правило, мертв. Когда борешься за выживание, честности не бывает. - Он обвел жестом комнату. - Постарайся увидеть то, что вижу я. Я - лорд Шу Джинга. Человек, отвечающий за защиту этих людей. И письмо принца Зуко довольно детально описывает катастрофы, которые происходят, как только Аватар решает показать себя. - Он пожал плечом в красно-черном халате. - Что бы вы сделали? Рассказали всю правду? Или воспользовались бы шансом и создали впечатление, что обманулись, чтобы беда обошла ваших людей стороной?
  "Ой", - подумал Сокка. И ещё раз "ой" по другой причине.
  - Ты держала письмо вместе с вендеттой?
  - Я не собиралась ей пользоваться! - Катара лишь на миг отвела взгляд от Пиандао. - Как вы могли поверить хоть одному слову Зуко? Он же изгнанник.
  - Изгнанник, да. Предатель? Я так не думаю. - Взгляд Пиандао не был сердитым. Он просто встретился с ней взглядом, терпеливый как море. - Я знаю, за что именно был изгнан принц Зуко. А вы?
  - Проблема здесь не в Живчике, - Тоф топнула по полу и склонила голову набок, прислушиваясь к слабым отзвукам. - Я хочу знать, что говорили про Аппу.
  Её палец указывал не совсем в сторону Темул, но, кажется, призрак не возражала.
  - В данный момент твой зверь пережевывает одно из наиболее укрытых полей Джинсукэ, - сухо ответила Темул. - На исправление этого вреда уйдут годы.
  Пиандао вздохнул.
  - Он получит от меня компенсацию...
  - Скажи это после того, как спустишься туда и увидишь результаты, - проворчала Темул. - Плодородный угольный суглинок спрессован в кирпич. Эта тварь весит тонны! Попомни мои слова: пройдет не меньше десяти лет, прежде чем то пастбище сгодится на что-то, кроме как под покос!
  Пиандао поморщился.
  - Вас волнует то, что Аппа ходит по земле? - не веря своим ушам, воскликнул Аанг.
  - Угу, - сказал Сокка, прежде чем Аанг успеет ляпнуть что-нибудь про то, что это смешно. - Думаю, это так. Тоф, ты говорила, что камни здесь другие. Что насчет почвы?
  Хрустнув пальцами, Тоф вывела всех наружу, выйдя в самый большой сад, какой Сокка когда-либо видел за пределами Ба Синг Се. Закопалась пальцами ног в траву.
  - Ха. - Поманила пальцем над плечом. - Снимай ботинки, Легкие Ноги. Думаю, тебе надо это почувствовать.
  Полный сомнений, Аанг наступил на зеленую траву и закрыл глаза.
  - Это земля.
  - Да, но не такая, как дома. - Тоф передвинула ноги, роя траву как крошечный кротобарсук, скрывающийся под землей. - В ней есть соль, даже на поверхности. И она легкая. Как перья на древесине. - Она нагнулась и положила одну руку на землю, сжала и разжала. - Ого-го! Она плохо разжимается, да?
  - С трудом, - согласился Пиандао. - Я не фермер, но я знаю достаточно, чтобы понимать, почему, имея дороги, мы всё что можно переправляем по морю. - Он посмотрел на Аанга. - До появления Хозяина Огня поездка на комодоносороге по полям другого владения начинала клановую войну.
  - А твой чертов бизон перевешивает дюжину комодоносорогов, и вы приземляли их на наши луга каждый год! - Темул была дымкой, огнем и сверкающими глазами. - И каждый год были одни и те же извинения. "О, они не знали! О, они же всего только дети. Трава отрастет. Что могут покорители огня знать о земле?" Вы никогда не слушаете! - Вокруг неё вспыхнул синий огонь. - Это, и вся ваша проклятая ложь!
  - Мы не лжем! - крикнул в ответ Аанг.
  - Вы не лжете друг другу! - рявкнула Темул. - Но ты чертовски хорошо знал, что можешь врать нам! И так делали все ваши изгои!
  - Изгои? - Глаза Аанга были круглыми, как арбузы. - У нас не было изгоев!
  - Значит, ты не знаешь, - голос Темул, казалось, заполз в уши Сокки и прошуршал чешуйками вниз по горлу. - Мастер покорения воздуха, Аватар, и твой собственный народ не счел нужным рассказать тебе правду. - Она вступила в тень Пиандао, приобретя плотность вдали от солнца. - Я знаю эту истину после двух столетий общения с подобными тебе. Каждый год ваши старейшины решают, кто может остаться жить среди вас... а кто - нет. Лжецы, обманщики, убийцы... О, они не были истинными Воздушными Кочевниками. Так говорили ваши старейшины перед тем как забирали бизона и сбрасывали изгоя с горы. На головы всем нам.
  "О, черт". Сокка с трудом сглотнул, его сердце билось где-то в пятках.
  - Твой народ был слишком благороден, чтобы убивать, - продолжила Темул. - Слишком чист. Казнить преступника? О, нет, вы просто запрещали им когда-либо вновь говорить с вами. И заставляли их уйти. А когда они вредили кому-то из нас? Когда они убивали одного из нас, и нам приходилось убивать их? - Она щелкнула языком, золотые глаза блеснули. - О, какие ужасные, склонные к насилию люди - покорители огня! Какие нецивилизованные. Просто монстры. - Её губы изогнулись в оскале. - Если бы Созину были нужны только ваши старейшины, я бы первая поддержала его!
  - Но... Созин был монстром. А вы спасали людей, - возразил Аанг. - Как вы можете говорить, что убивать покорителей воздуха было неправильно, и хотеть убить старейшин? Я вас не понимаю!
  - Первая разумная вещь, которую ты сказал за сегодня, - хмыкнула Темул, исчезая. - И ты никогда не поймешь, если ты не умеешь слушать.
  Аанг посмотрел на то место, где она стояла.
  - ...Я думал, что слушать надо для покорения земли.
  - В том смысле, как ты думаешь, подозреваю, что это так, - Пиандао взглянул на свою опустевшую тень. - Это проблема, с которой сталкиваются чужаки, когда имеют дело с Великими Именами. Большинство наших лордов выросли, говоря на дворцовом диалекте. В этом языке есть два слова, которые означают "слушать". Есть "црну", и это "слушать" в том смысле, к которому вы привыкли. А ещё есть "кансацусури".
  - Попробую предположить, что значение другое, - вздохнул Сокка. - Так что это означает для тех, кто не укорачивает себе ногти камнем?
  При этом Пиандао приподнял бровь.
  - Трудно перевести. Так часто бывает с драконьими словами.
  - Драконы не говорят, - твердо заявил Аанг.
  Это заставило Тоф дернуться. Сокка прищурился, вспоминая, что она говорила его папе на берегу несколько недель назад. Зуко рассказал ей некоторые вещи: о верности и о Народе Огня. Что ещё он ей рассказал?
  - Не с вами, - согласился Пиандао. - Но с нами? У них есть способы. Кансацусури... наилучшим переводом, думаю, было бы "смотри пристально". Перестань говорить и смотри, что происходит. Смотри и чувствуй происходящее вокруг. Где это происходит. Где это было. Куда приведет. - Он грустно улыбнулся. - Могу представить себе поколения покорителей огня, которые тыкали пальцем в землю и кричали кочевникам "слушай". Что за путаница.
  - Смотри на огонь, - сказал Сокка, скорее самому себе. - Смотри, что он делает. Гра! Неудивительно, что мы не можем с вами разговаривать.
  - Немногие в Народе Огня поверят, что Аватар пришел поговорить, - Пиандао окинул их всех серьезным взглядом. - Не с ними, и уж точно не с Хозяином Огня Озаем.
  - Но это так, - настойчиво сказал Аанг. - Я не хочу сражаться ни с кем. Должен быть лучший способ. Война должна остановиться. Если Хозяин Огня заставляет вас сражаться, я остановлю его... - Он встряхнулся, как Аппа, стряхивающий воду. - Зачем вы позволили ей говорить такие вещи? Почему она показала нам то, чего не было?
  Взгляд Пиандао напомнил Сокке о Пакку, читающем лекцию о миниатюрном шансе его нынешних учеников на победу над морским слизнем.
  - Это был фантом прошлого, Аанг, но это случилось. Ты видел то, что видела она.
  - Значит, она не знала, что видела, - твердо возразила Катара. - Пра-Пра рассказывала нам про покорителей воздуха. Если бы кто-то предупредил их до атаки Народа Огня, они бы... ну, они бы что-нибудь сделали! - Она сложила руки на груди. - Кроме того, Демон Таку? Зачем бы воздушной монахине прятать такого, как он? - она вздрогнула. - Генерала Айро назвали просто Драконом, а он ворвался в Ба Синг Се! Как вообще можно получить такое имя?
  - Убивая врагов Хозяина Огня, - ответил Пиандао. - Внезапно, жестоко и без следа. Вот что делают онмицу. - Он посмотрел на Катару странно печальным взглядом. - Вы можете удивиться, узнав, какие имена получили вы в формальных рапортах армии. Тот взрыв в Северном храме воздуха был... впечатляюще смертоносным.
  Сокка поморщился. Катара побледнела.
  - Нам пришлось, - ответил потрясенный Аанг. - Они собирались убить людей в храме!
  - Да. И вы были в своем праве, - Пиандао выглядел задумчивым. - Ши думал, что был прав в Таку. Это было то, чему его учили с рождения. И всё же он был одним из первых, кто понял, каким был Созин на самом деле. Поэтому он исчез, чтобы не получать новых приказов об убийстве.
  - Я не верю, - прищурила глаза Катара. - Если он был таким уж великим убийцей, почему просто не убил Созина? Он мог остановить войну прямо там. - Она кивнула головой в сторону Тоф. - Будь это правдой, она бы нам сказала.
  - Я не знаю, - призналась покорительница земли. - Я видела это, как Раскрашенную Леди, но я не чувствовала. Я не знаю, кто говорит правду. Всё что я знаю, это то, что здесь есть соль в почве. До самой поверхности.
  - Ладно, может быть, она говорила правду об Аватаре Киоши. Это не значит, что она говорила правду обо всем, - Катара бросила злой взгляд на Пиандао. - Я не знаю, как Народ Огня добрался до храмов, но, наверное, это было что-то такое, чего никто не ожидал. Если Темул на самом деле их предупредила... она должна была стараться лучше.
  Пиандао, как заметил Сокка, имел такой вид, будто у него очень сильно разболелась голова.
  - О, она их предупредила.
  - Вас там не было...
  - Мне и не надо было там быть, - перебил Катару мечник. - Агни Кай Созина записан в нашей истории... вместе с так называемым предательством Темул. Но есть одна вещь, которую не записали, которую вы не видели прошлой ночью или здесь и сейчас. Темул совершенно точно знала, кто будет помогать выжившим из храмов. И она забрала знание с собой в могилу, чтобы спасти их. - Он холодно посмотрел на Аанга. - Я слышал, что ты его знал. Его звали... Кузон из Бьякко.
  Катара начала было что-то говорить. Остановилась. Сглотнула.
  - Фантом холодит душу, даже если этого и не чувствуешь, - заявил Пиандао. - Вы можете отдохнуть здесь в безопасности.
  Неслышный как тень, он ушел обратно в особняк.
  - Думаю, он нормальный, - весело сказал Аанг. - Немного странный, но... Сокка? Куда ты?
  - Извиниться, - Сокка направился к задней двери.
  - Зачем?
  Сокка остановился. Вздохнул и задался вопросом, почему некоторые события его жизни отказывались иметь хоть какой-то смысл. - Может, вы и не верите Темул, но Пиандао верит. И он помог нам.
  Найти мечника было нетрудно. Сокка вошел в одну из хорошо освещенных комнат со слабым запахом чернил и шорохом рукавов, пока Пиандао рисовал.
  С комком в горле Сокка опустился на колени.
  - Тебе что-то нужно?
  - Скорее я кое-что хочу сказать. - И даже это было странно. Нельзя вставать на колени на лед, если колени тебе дороги. - Люди... люди сложные.
  Кисточка двигалась, медленно и ровно.
  - Это так.
  - Аангу нравится, когда всё просто.
  - Вижу.
  - На него очень сильно давят, - грустно сказал Сокка. - Спасти мир, остановить войну, постараться, чтобы тебя не убили?
  - Каждый должен спасать свой собственный мир. - Пауза, чтобы обмакнуть кисточку в чернила. - Некоторым это удается лучше, чем другим.
  "Есть всего один мир", - чуть было не сказал Сокка. - "Проблемы Аанга куда больше наших".
  Но не сказал. Если Темул злилась из-за того, что Аанг не уделял внимания, то... Он не был Аватаром. Но он мог хотя бы попытаться понять леди, которая согласилась умереть, но не позволить Созину...
  "О".
  - Темул не ненавидела покорителей воздуха, - произнес Сокка, придя к выводу. - Она злилась на них. Она хотела, чтобы они оставили её людей в покое, но она не ненавидела их. - "Как Зуко не ненавидит мою сестру. Темул выглядела в точности как он: дымящее дыхание, сыплющиеся искры, угрозы". - Это мир, который она хотела спасти. Такое место, где тебе не обязательно любить людей на соседней горе, но ты и не пытаешься их убить.
  Ещё одна выверенная черная линия на бумаге.
  - Она добилась успеха?
  Сокка подумал об этом.
  - Нет. Но... она вроде как и не проиграла.
  Кисточка замерла.
  - Продолжай.
  "О, черт". У Сокки пересохло во рту. Он постарался не сглотнуть слишком громко.
  - Она умерла. И она застряла здесь как призрак. Пра-Пра всегда говорила, что это плохо. Но она умерла, делая то, что хотела. И люди помнят её. И пока кто-то помнит, что есть правильные поступки... надежда остается. Несмотря ни на что.
  - Истинная правда, - Пиандао ополоснул кисточку в воде. - Кузон мог бы сдаться давным-давно, если бы не Темул. Он стал лордом Бьякко в пятнадцать, его народ пошел войной против всего мира, а большая часть его семьи умерла. Всё, что у него осталось, это его нареченная, его дракон и одно очень раздраженное привидение. - Быстрый взгляд в его сторону. - Она рассказывает о нем в штормовые ночи. Она проклинала его за то, что позволил онмицу подобраться к себе в таком молодом возрасте, но я ни разу не слышал, чтобы она жалела, что послушала его.
  - Послушала. - Сокка раскрыл рот. - Это он отправил её предупредить Западный храм?
  - У него не было времени на остановку, - кивнул головой Пиандао. - Нет, если он надеялся добраться до Южного храма до кометы. Поэтому он нашел ближайшего союзника, которого смог. - Серые глаза взвешивали и оценивали его. - Значит, ты поверил, что она передала им предупреждение.
  Сокка пожевал эту мысль.
  - Когда Аанг отвел нас в храм, то сказал, что никто не сможет туда добраться без летающего бизона. Но покорители огня сделали это. Если монахини тоже так думали... Э-э, Аанг игнорирует вещи, которые не хочет слышать. - Он задумался сильнее. - Да, я так думаю. Знаете, это подходит. Катара... ну, она думает, что Аанг классный, поэтому все покорители воздуха должны быть такими. Но Аанг постоянно говорит, что у них не было злодеев, просто не было, а это... люди не такие. Настоящие люди. - "О. О, черт". - И если они так поступали - выбрасывали людей, которые лгали, и вам приходилось с ними разбираться... Аанг выкинул подобное с Зуко. Зуко просто взорвался.
  - Аватар... - Пиандао хлопнул рукой по лбу. - То письмо начинает обретать куда больший смысл.
  Сокка закатил глаза.
  - Угу, да. Думаю, всё стало бы кристально ясно, если бы вы встретили этого покорителя ослов...
  - О, я его встречал.
  - ...Эм, - Сокка постарался улыбнуться. - Правда?
  - Он был шестилетним проказником, который не умел плавать, но всё равно попытался это сделать, - вспомнил Пиандао. - Я всегда считал, что это Азула подбила его залезть в реку, но Урса и слышать об этом не желала... Мне пришлось бить его по спине, пока к нему не вернулось дыхание. Если бы Темул не сказала мне, где он, мы бы не досчитались одного юного принца.
  - Вы учили его плавать? - не веря своим ушам спросил Сокка. - Вы хоть представляете, что он сделал?
  - Нет, - Пиандао выглядел заинтригованным. - Что?
  - Он проплыл по туннелям черепахотюленей на Северный полюс, и... - Э-э-э, может, ему не стоило упоминать события в Оазисе Духов, ради блага рыб. В конце концов, немногие люди знали, какие особые рыбки плавают там: Зуко и Айро держали рот на замке, а Джао вроде как умер...
  "Джао".
  Умер или нет, он до сих пор ненавидел этого покорителя огня. Адмирал Джао добрался до оазиса - и Луны - до того, как они успели вернуться после маленькой экспедиции Зуко. Если бы Зуко не появился, Аанг был бы там...
  "Если бы Зуко не появился... Айро тоже там не было бы".
  Если бы Зуко не совершил то восхождение по льду, Аанг был бы там. Медитируя. С духом, гуляющим в другом месте.
  "Катара говорила, что у него светились глаза. Он был в Состоянии Аватара. А Джао уже знал, что не сможет удержать Аанга. Ты знал Джао: его темперамент был больше, чем его бакенбарды. Если бы он обнаружил беспомощного Аанга, он бы..."
  Сокка закрыл лицо руками. "Этого не случилось. Аанг жив. Ты должен сделать всё, чтобы так было и дальше".
  - Сокка? - Пиандао встал из-за письменного стола, встревожено нахмурившись.
  Сокка покачал головой.
  - Я думаю... Зуко облажался и спас мир.
  Пиандао рассмеялся.
  "Смех - это хорошо. Я всё ещё могу что-то спасти".
  - Не знаю, могу ли я извиниться от имени моих друзей, - сказал Сокка. - Я даже не уверен, что это будет означать то же самое в Народе Огня. Кажется, Зуко не принял извинения, когда Аанг... - "Думай. Если "слушай" означает "смотри пристально"... черт". - Разумеется, он не принял, - вздохнул Сокка. - Аанг говорит "прости", а потом идет и всё равно делает, что ему хочется.
  - И это приемлемо в Племенах Воды? - спросил Пиандао.
  Это цепляло... но он говорил без сарказма. Сокка на это надеялся.
  - Недолго. Мы все заперты вместе в иглу на протяжении худшей части зимы. Там некуда уйти, чтобы люди не видели, что ты не выполняешь то, что обещал... - он осекся. - Острова. Корабли. Вам тоже не уйти.
  - В отличие от кочевников, - согласился мечник.
  - А сейчас мы только и делаем, что путешествуем, - простонал Сокка. - Месяц в Ба Синг Се заставил его лезть на стенку. День в нашей деревне, и он отправился спускать ловушки-сюрпризы на запретном корабле. Аанг никогда не просидит достаточно долго, чтобы понять вас.
  Пиандао кивнул.
  - Похоже на проблему.
  - А мне полагается быть парнем-идеей. - Сокка постучал кулаками по голове в надежде вытрясти план.
  - Парень-идея? - поднял бровь Пиандао.
  - Катара - последняя покорительница воды из нашего племени. Тоф - величайшая на свете покорительница земли. Аанг? Он Аватар, - пожал плечами Сокка. - Я придумываю идеи. Иногда они срабатывают. Помимо этого у меня есть бумеранг. - Прикосновение к висящему за спиной оружию наконец высвободило одну мысль. - Стойте. Утопление, Зуко... вы тот человек, который использует чи для сражения!
  Пиандао немного откинулся назад и скептически склонил голову на бок.
  - Кто тебе рассказал?
  - Зуко, - признался Сокка. - Он сказал, что мне надо... Э, не обращайте внимания, мы уже влипли, и я должен увести всех отсюда прежде, чем Аанг скажет Темул, что она не видела того, что видела... - Блин, он должен был спросить. - Генерал Айро прав? Покорители воды когда-то правда пользовались мечами?
  - Искусство меча не принадлежит какому-то одному народу, - начал Пиандао. - Воины Киоши предпочитают катаны, но на острове Киоши до сих пор обучают использованию длинного меча. Давным-давно Темул училась у них. Она была одной из моих учителей.
  - Она рассказала нам про подземные пожары, когда упал метеорит, - вспомнил Сокка. - Как вы думаете, может... нет, она не хочет иметь ничего общего с Аангом.
  - Ты - не Аанг, - Пиандао задумчиво посмотрел на него. - Мастерство меча требует кансацусури, и тебе это необходимо. Но чи... требует живого учителя. - Он взмахом указал на бумеранг. - Покажи мне.
  Глава 50 Содержание Глава 52
  
  Глава 52
  28 сентября 2013, 22:36
   Публичная бета включена Выбрать цвет текста Выбрать цвет фона 100% Выбрать размер отступов 70% Выбрать размер шрифта
  Куэй взглянул на каменный потолок, наблюдая, как Дай Ли и Амиси вместе работали на вершине колонны, поднятой, чтобы достать до нависающего над головой камня.
  - Значит, если я правильно понял... она хочет превратить песок в стекло? Я не знал, что кто-то может так делать.
  - Это должен быть нужный вид песка, - Эшэ наблюдала столь же внимательно и почесала за ухом Боско, когда медведь внезапно фыркнул. - И нужен солнечный свет. Если бы Дай Ли не пробили шахты к поверхности, ничего бы не вышло.
  Шахты, по поводу создания которых его агенты испытывали сильные сомнения, даже при условии укрепления каменного потолка таким образом, что он стал даже прочнее. Они были почти уверены, что Народ Огня не станет обыскивать этот участок города в поисках крошечных отверстий, но они не были абсолютно уверены.
  Но они всё равно были готовы попробовать. Как минимум половина оставшихся здесь беженцев по крови принадлежала Огню, и даже избрав Куэя своим лордом, они скучали по солнечному свету.
  "Я тоже скучаю", - признался себе Куэй. Зеленые кристаллы давали свет, но это было другое. И так думал не только он. Все их старшие целители были твердо убеждены, что дети не могли навсегда оставаться под землей. Растущим костям был нужен солнечный свет.
  Куэй подтвердил это по своим книгам, и их новоявленные земляные целители поставили последнюю точку. Дело было не только в детях. Без солнца здоровье всех людей начинало ухудшаться.
  Люди Эшэ, да благословит их Гуань Инь, нашли ответ.
  - Покорители воздуха, живущие под землей, - сказал сам себе Куэй. - Неудивительно, что вас не нашли.
  - Покорители воздуха и песка, - Эшэ бросила на него взгляд воробьецесарки, оценивающей, стоит ли ещё поклевать зерна, или лучше бежать. - Наши пещеры не такие. Полная сила песчаного шторма не проникает внутрь, но иногда ветер воет по залам как гроза, и в темноте видно светящиеся синим камни, от которых по меху бегут искры... - Она углубилась в воспоминание, её серые глаза были широко распахнуты от удивления.
  - Звучит интересно, - осмелился Куэй. Это был самый длинный рассказ, что он услышал о родине Тоузайказэ с момента их прибытия. - Но можете ли вы рассказывать мне об этом? Ваш народ с очень давних пор хранит свои секреты.
  - Вы поэтому не спрашивали?
  Иногда Куэй был искренне рад, что носит очки. Если бы он смотрел прямо в эти честные серые глаза без защиты... Ну, он не знал, что он сделал бы. Она была просто... ну... "симпатичная" тут не очень подходило. Благородные леди из Ба Синг Се были симпатичными. Смотреть на Эшэ было как подкрасться к дворцовому окну, чтобы посмотреть на надвигающуюся грозу. Почувствовать ветер и знать, что он прилетел из какого-то другого места. Увидеть серую пелену ливня в дальнем конце города задолго до того, как дождь намочит камни дворца...
  - Ваши глаза похожи на дождь.
  ...И может, земля сейчас его поглотит? Пожалуйста? Где был Дай Ли, когда он нужен?
  - То есть... я извиняюсь, я знаю, что покорители песка не любят дождь, вы зовете его "мертвой водой", простите...
  - Я люблю дождь.
  -...Потому что живая вода в колодцах, а это... Правда? - Куэй моргнул, чувствуя себя как застигнутая днем котосова.
  - Дождь кормит нашу реку, Сарасвати, - кивнула головой Эшэ. - Дождь идет очень далеко от нас.
  -...У вас есть река?
  - Она стекает с гор, далеко-далеко, - Эшэ принялась движениями пальцев чертить наброски в воздухе. - Наши истории говорят, что горные охотники называли её Призрачной рекой, потому что она исчезает в земле. Но давным-давно Прародительница Камут захотела узнать, правда ли это. Забирают ли воду духи, или она просто течет там, где мы не можем за ней проследить? Поэтому она взяла своего бизона в землю жажды и стала искать воду.
  Куэй моргнул. Снял очки, чтобы протереть их рукавом халата. Снова посмотрел на Эшэ так, словно неправильно понял движения её руки.
  - Она была покорительницей воды?
  - Она была снежным ребенком с Севера, - пояснила Эшэ. - Истории рассказывают, что давным-давно там всё было по-другому.
  - По-другому. - Куэй покачал головой от величины такого преуменьшения.
  - Потребовались годы, но она выследила реку под песками до того места, где она снова выходила на поверхность в Пещерах Ветра, - продолжила Эшэ. - Река вырезала пещеры, а камень защищал реку от жажды песков. Там было красиво, но была охрана.
  Куэй видел, как её пальцы очертили древний охранный терновый лабиринт.
  - Дух?
  - Мы звали её река, но её сердце билось в дымке из каменного бисера, - кивнула головой Эшэ. - "Как я живу спрятанной, так будете жить и вы", сказала она. "Принесите мне рассказы о мире за пределами камня, и я буду довольна". Так мы и поступили, - её пальцы начертили поток стрел и опустились. - Так что когда Белый Ветер пролетел над миром, у нас был дом, где мы смогли укрыться.
  - Белый Ветер, - Куэй призвал все свои знания и нахмурился. - Агрессивные Воздушные Кочевники. Мне до сих пор тяжело это представить.
  - Как тяжело представить себе торнадо и песчаный шторм, - заметила Эшэ. - Я слышала об ураганах, налетающих на западе, и не уверена, что могу себе их представить. Такие большие шторма, что их не перелететь за день и ночь; такие яростные, что надо быть дураком, чтобы пытаться. Белый Ветер налетал, грабил и сжигал то, что было им не нужно, чтобы освободить место под пастбища для своих стад. - Серые глаза были печальны. - Они протыкали руки и ноги покорителей, которые выступали против них, и привязывали к своим бизонам в качестве живых щитов.
  - Ома и Шу, - Куэй вздрогнул. - Кто мог с ними сражаться?
  - Народ Огня.
  Куэй подумал об этом, и о поезде, влетевшем в гавань Ба Синг Се, и о генерале, который по рассказам его Дай Ли шестьсот дней держал город в осаде.
  - ...О.
  - И вы, - кивнула головой Эшэ. - Когда мы увидели, что вы сделали здесь, я поняла, что наши шаманы были правы. Что вы были истинным царем, который беспокоится за свой народ.
  - Убивая их? - безжизненно спросил Куэй. Кван и Бон рассказали ему, что Дай Ли делали по его приказам. И о результатах. Хотя агенты упорно настаивали, что рапорты подождут до тех пор, как он выспится. Они отказывались будить его за исключением самой крайней нужды.
  - Мне не хочется это говорить, сэр, но люди, умирающие из-за репрессий Народа Огня - это не крайняя нужда, - отрезал агент Кван. - Если мы что и можем сделать по этому поводу, мои агенты уже работают над этим. Если нет... Мне жаль, Ваше Величество. Нас не так много. И нам ещё приходится держать в узде духов, или могут погибнуть все.
  - Да, - произнесла Эшэ. - Я - целительница. Иногда, чтобы спасти тело, надо что-то отрезать. Когда вы действуете, невзирая на людей... вы делаете то, что, по словам моих старейшин, в прошлом делали огненные лучники, когда спускали стрелу. Вы не остановитесь из-за насилия по отношению к мирным жителям. Это единственный способ спасти жизни в будущем.
  Куэй с трудом сглотнул.
  - Агент Бон говорил... нечто подобное.
  - Я знаю, что утешение слабое, сэр, - сказал ему Бон несколько дней назад после одной особо кровавой ночи, - но мы начинаем замечать интересные тенденции в действиях армии Огня. Некоторые из их офицеров стараются свести смерти к минимуму. Они казнят саботажников, да... но они прилагают все усилия, чтобы избегать массового уничтожения. Капитан Санья, наблюдающий за поездами на Стене, мастер-сержант Якумэ в доках во Внешнем Кольце...
  Знать имена разумных людей из числа врагов несколько обескураживало. С одной стороны, он с радостью узнал, что даже солдаты Огня могли оставаться людьми. С другой стороны, часть его задавалась вопросом, не должны ли они стать его первой целью. Когда его люди знали, что каждый в красной форме был врагом...
  Он был в ужасе от своих мыслей, но так и должно было быть. Ба Синг Се истекал кровью. Он должен был принимать правильные решения. Даже если... это были ужасные решения.
  "Нет. Нет, я не отдам такой приказ. Те люди пытаются быть людьми посреди ада. Я не прикажу убить их за это".
  Вместо этого он готов был сделать ставку. И молиться. Игра была страшная. Его тошнило при одной мысли о ней, но он должен был попытаться.
  "Обращайтесь с моими людьми по-человечески, и я оставлю вас в покое".
  В конце концов, целью было не уничтожить армию Огня, а связать им руки. Потрепать их. Сделать оккупацию Ба Синг Се такой затратной по людям и ресурсам, чтобы у Хозяина Огня не осталось сил, которые он бросит на Аватара.
  И они свободно могли заниматься этим в районах, офицеры в которых были кровожадными безумцами.
  - Я ненавижу, когда умирают люди, - неожиданно выдал Куэй. - Я узнал о войне всего несколько месяцев назад. И я её ненавижу. - Он поморщился. - Это звучит так по-детски. Все выросли, зная о войне... - Что-то зеленое шевельнулось у потолка. Куэй поднял голову, и увидев, что это просто шевельнувшийся агент, с облегчением выдохнул. - Все, кроме Аватара. Он выглядит счастливым маленьким мальчиком, но... наверное, ему пришлось несладко.
  - Если вам тяжело, то насколько тяжелее ребенку? - на губах Эшэ был слабый отсвет улыбки.
  - Ну, да? - рискнул ответить Куэй. - Я мало что знаю о детях.
  - Иногда они бывают куда устойчивее взрослых, - сообщила Эшэ. - Мне пришлось, когда Сова выгнал нас от прохладной реки в пески. У нас оставался оазис в том месте, где река уходила под землю, мы не так нуждались, как некоторые племена, но было трудно. Некоторые из нас погибли.
  - Почему? - спросил Куэй. - Он же дух знаний. Зачем ему уничтожать ваше племя?
  - Те, кто разговаривают с ветром, говорят, что нечто пообещало ему большие знания, знания, которыми не обладал ни один человек на протяжении несчетного времени, если он позволит нам зачахнуть в песках, - заявила Эшэ. - Но мы не умрем. Ветер рассказывает нам, где упадут саранча-жуки, и о песке, под которым скрывается вода, которую можно достать. Мы не погибли.
  Её костяшки пальцев побелели. Набравшись смелости, Куэй взял её за руку.
  - Я рад, что смог помочь. Я просто... я бы хотел, чтобы я знал всё это, чтобы помочь раньше.
  - Земля сильная, - Эшэ не отстранилась. - И один кротобарсук не слишком далеко видит. - Она кивком указала на потолок. - Всё не должно быть так.
  Амиси сделала движение, напоминающее листья, вращающиеся на горячем ветру, песок спиралью закрутился вверх и растворился...
  "Свет".
  Куэй снял очки и протер глаза, принимая увиденное за каприз воображения. Маленькие вспышки золота в зеленых тенях, похожие на искры в ночи появления духов. Их становилось всё больше и больше, они превращались в пятна света, похожие на солнечные лучи, пробившееся сквозь густую крону деревьев.
  Свет был неярким, он создавал ощущение, будто стоишь в глубокой тени, где нет полуденного тепла. Но это был солнечный свет.
  Одобрительно фыркая, Боско вперевалочку пошел вперед, золото и тени играли на его мехе. Медведь плюхнулся в самом центре солнечных пятен и довольно закряхтел.
  - Камут оставила нам дары воды, - гордо объявила Эшэ, когда потрясенные зрители подались вперед, позволив свету впитаться в истосковавшуюся кожу. - Покорители воды знают, что можно изменить суть воды, а не только её форму. С землей и воздухом... тоже можно.
  - Покорители воды растапливают лед, - пробормотал Куэй, складывая вместе куски головоломки. - Она умеет плавить песок... Духи, неудивительно, что вы не боитесь, что Народ Огня нападет на пустыню. - Если ямы-ловушки его Дай Ли были эффективны в Ба Синг Се, насколько эффективнее были бы прикрытые стеклом ямы в бесконечных дюнах? - Я знаю покорительницу земли, которая с удовольствием научилась бы тому, что умеете вы. Как бы я хотел отправить одного из вас, чтобы научить её. Аватару понадобятся любые преимущества, которые он сможет...
  Дай Ли спускались вниз, уставшие, но довольные. Агент Кван сказал пару слов нескольким первым покорителям земли из числа спустившихся вниз, затем кивнул головой и направился сквозь восхищенную толпу к своему царю.
  - Я до сих пор до конца не уверен, как она это делает, Ваше Величество. Такое впечатление, будто она крутит песок, как шерсть коалаовцы. - Тряся головой, он снова взглянул на потолок. - Но работа прочная и будет стоять. Должен сказать, дневной свет здесь существенно облегчает нам работу. - Он поморщился. - Есть слишком много духов, которые кормятся темнотой. И нашей ненавистью к ней.
  - Я помню, - прошептал Куэй. Он мало что помнил - ему было всего четыре, но он знал. Это было одной из причин, по которой он дал Лонг Фэнгу так много свободы действий. Он знал, что Дай Ли были необходимы.
  "Мне не надо было так поступать. Я должен был задавать больше вопросов. Давить сильнее. Попросить тебя рассказать мне...
  Но если бы я это сделал... ответил бы ты? Или просто нашел бы другой способ получить желаемое?"
  Он не знал. Незнание ранило.
  Эшэ протянула руку, но не коснулась его руки.
  - Что не так?
  Ома и Шу, с чего же начать?
  - Несколько недель назад принцесса Азула убила одного из моих самых доверенных советников, - тихо начал Куэй. - Он предал меня, чтобы использовать её. Он предавал меня годами, но я до сих пор скучаю по нему.
  - А теперь вы заключили альянс с братом его убийцы, - кивнула головой Эшэ. - И вы задаетесь вопросом, не предали ли вы его в свою очередь. - Заметив нарочито нейтральный взгляд Квана, она добавила. - Я - целительница, агент Кван. Плоть не поправится, если того не хочет разум. Предавая живого, и мы знаем, что они могут простить нас. Предавая мертвого? - она покачала головой.
  Агент обдумал это и нахмурился.
  - Он был вашим советником, сэр, но он был нашим предводителем. Я до сих пор не понимаю, почему он решил, что сможет использовать принцессу Огня, и она не обратится против него. Девочка или нет, она из королевской семьи Огня, и по рассказам эти дворяне жестоки, как гнездо скорпионогадюк. Но до её прихода он возглавлял нас для защиты Ба Синг Се и вас. Вы же поэтому заключили альянс с принцем Зуко, да? Чтобы защитить наш народ. - Кван опустил голову, задумчиво следя взглядом за тенями. - Предводитель, которому я доверял, никогда не посчитал бы себя преданным из-за такого.
  
  Это должно было помочь. Правда. И может когда-нибудь поможет. Но Куэй до сих пор помнил, как он, четырехлетний, сидел в темноте, а тот Дай Ли охранял его до рассвета. Он доверял Лонг Фэнгу.
  "Теперь я должен доверять себе. Амая никогда не подводила меня. Я должен верить, что Ли тоже меня не подведет".
  Пока что принц держал свое слово. Слухи становились всё более дикими - он не верил, что собранный на скорую руку флот Зуко отбился от целой стаи кракен-касаток - но факты, добытые из разных историй, были вполне ясны. Зуко направлялся на север, подбирая по пути беженцев войны. И, кажется, флот Огня уже с ног сбился, решая, что с ним делать.
  Не слухом было и леденящее душу послание, переданное Дай Ли тем, кто, как они знали, собирал сведения для Народа Огня. Очень толстая пачка посланий, большая часть которых была написана четким почерком профессора Тингжэ Вэна.
  Приписка Зуко была короткой, но её хватило, чтобы Куэя начали мучить кошмары.
  "Одиннадцать столетий назад Аватар Янгчен и её яорэны были убиты. Мы нашли вулкан, который Похититель Лиц использовал, чтобы осуществить это. Мы собираемся его остановить".
  За полмира отсюда. Ба Синг Се ничего не мог сделать. Куэй знал это. "Мне просто хочется знать, что происходит!"
  - Агент Кван, есть новости?
  - Мы работаем над этим, сэр, - с симпатией отозвался Кван. - Не всегда легко провести людей мимо агентов принцессы Азулы. Хотя, с кем бы принц Зуко ни установил контакт со стороны Народа Огня, они хороши. У них престранные способы передачи информации. - Он склонил голову и оглядел толпу. - Агент Бон вернулся.
  - Я удивлен, что вы заставили его уйти, - Куэй слабо улыбнулся, наблюдая, как толпа приветствует Амиси. - Он очень серьезно воспринимает свои обязанности по наблюдению за мной. И я думаю... ну, скорее всего, я ошибаюсь...
  - Не ошибаетесь, - улыбка Эшэ была горько-сладкой. - Вот почему он стал чаще брать задания на поверхности. Он знает свой долг. Как Амиси знает свой, по отношению к вам и к нашему племени.
  О. Это заставило его дыхание прерваться так, как никогда не случалось из-за всей помпезности, опасности и духов в его жизни. Перед ним были два отважных человека, которых он знал, и которые поставили долг превыше своих сердец. Из-за него.
  "Нет, не из-за меня. А потому что Ба Синг Се нужен Царь Земли", - вздохнул Куэй.
  - Я говорил вашему дяде Рунихаре, что союз с Тоузайказэ не должен зависеть от... эм, личных договоренностей.
  - Он вам не верит, - пожала плечами Эшэ. - В пустыне все связи скрепляются кровью.
  - Значит, он не слушал, когда я рассказывал ему о Ба Синг Се, - твердо возразил Куэй. - Царская семья - сердце Ба Синг Се. Если бы мои родители были несчастливы, это повредило бы всему городу. Мне нужна жена, которая может противостоять духам. Но если это будет против её воли? Я не могу. Я не хочу.
  - Вы должны сказать ей об этом, - глаза Эшэ испытующе смотрели в его глаза, словно бы ища... Духи, хотел бы он знать что. Тогда, будь это в его силах, он дал бы это ей.
  - Ей надо услышать это от вас.
  - Хорошо, - пообещал Куэй. Он заметил, что Кван до сих пор стоял рядом, намеренно глядя в сторону. Хотя слабая улыбка на лице агента говорила, что он определенно подслушивал. - Так где мне искать жену для вас, агент Кван? Должен признаться, после того, как я услышал рассказы целительницы Эшэ о её предшественнице, я испытываю соблазн отправить принцу Зуко письмо с просьбой открыть дипломатические отношения с Северным Племенем Воды. Целительница Амая не может быть единственной искательницей приключений в их племени.
  Кван моргнул. Дважды.
  - Сэр?
  Эшэ прикрыла смешки рукой.
  - Теперь вы можете немного походить в наших сандалиях.
  Кван перевел взгляд с одного на другую. Расправил плечи и снова оглядел толпу.
  - Думаю, у агента Бона что-то есть ... Я сейчас вернусь, Ваше Величество.
  - Думаю, это было стратегическое отступление, - заметил Куэй, стараясь не рассмеяться сам. О, какой вид был у Квана!
  - Он очень сосредоточен, - согласилась Эшэ, но её глаза танцевали. - Знаете, вы правы. Амиси похожа на сыпучие пески. Такая как она может взять его измором, но ни один из них не будет счастлив. Агенту Квану нужен кто-то более традиционный.
  - А вот это уже идея, - скорее сам себе сказал Куэй, пройдя туда, где медведь катался на свету, чтобы почесать Боско за ухом. Его друг, порыкивая, прижался к нему, когда почесоны оказались именно такими, как надо. - Отправляйте всех своих благородных юных леди моим Дай Ли вместо меня... Нет, правда! - добавил он, когда Эшэ сморщила нос. - Может, не все дворянки заинтересуются, но некоторые - точно.
  - Ваше Величество! - агент Бон поспешно пробился сквозь толпу, широко улыбаясь. - Вам не надо знать, как мы это получили, но... есть новости!
  Куэй взял легкий как перышко светлый шелк, скатанный в свиток не толще большого пальца, и развернул в длинный отрез, исписанный знаками. Сейчас он уже мог узнать почерк Широнга, четкий, словно напечатанный на каменном печатном станке.
  "Царь Земли Куэй, 52-ой в царском роду правителей Ба Синг Се, да пребудете вы в добром настроении и здравии,
  Сэр, позвольте мне покорно напомнить вам ещё раз крайне осторожно выбирать слова во время переговоров с Народом Огня. Иначе вы можете быть... удивлены. Сюрприз - это не всегда плохо, но, как правило, тревожно.
  Я уверен, вы помните обсуждаемую территорию, которая значится на картах Царства Земли как почти ненаселенная, за исключением беженцев в Северном храме воздуха. В этом письме я поясню некоторые из причин, почему она остается незаселенной, и почему я считаю, что вы заключили весьма честную сделку. Короче говоря, сэр... учитывая климат и местную живность, надо быть безумцем, чтобы захотеть здесь жить.
  И это не говоря о вулкане.
  Позвольте рассказать вам об Асагитацу..."
  
  ***
  
  Стоя в каменных ботинках, неестественно прочно держащихся на крутом подъеме, Широнг протянул Лангшу руку, чтобы помочь подняться на уступ, который они четверо выбрали в качестве хорошего места для остановки и осмотра территории.
  - Значит, это и есть Асагитацу?
  - Кажется, да, - пожала плечами Саолуань, всё ещё пытаясь восстановить дыхание после подъема и рассматривая черный каменный курган у входа в скалистую долину. В воздухе висели струи пара, окружая источник теплого ветра, дующего в сторону Северного храма воздуха, но не было и намека на серный запах. Воительница уперла руки в бока и откинула голову, чтобы рассмотреть получше. - Я думала, она будет больше.
  Зуко измерил взглядом низкий конус, слушая шепот на задворках сознания, передающий знания многих десятилетий. "Низкий" было относительным термином на этом горном хребте: четыре тысячи футов было немалой высотой, но в сравнении с четырнадцатитысячными пиками*, шеренгой расположенными вокруг Северного храма воздуха, он казался холмиком. Если бы не обширная долина у его основания, словно кто-то зачерпнул ком земли диаметром в тридцать миль, то никто бы и не догадался о его существовании.
  "Они не из Народа Огня. Они не знают".
  - Ты сам сообщишь им плохие новости, или это сделать мне? - насмешливо спросил Лангшу.
  Глубокий вдох, и Саолуань бросила на них хмурый взгляд.
  - Какие плохие новости?
  - Не будь к ним так суров. Я сам просмотрел, когда был здесь в первый раз, - признался Зуко. Прищурившись, посмотрел на запад, где черные точки планеров мелькали над пиками храма воздуха. - Они на грани катастрофы и не ведают о ней ни сном, ни духом.
  - Они знают, что мы здесь, - Широнг рассеянно теребил край коричневого рукава, явно скучая по своей форме. - Рапорты утверждают, что у них есть бомбы?
  - По большей части они для отпугивания. Но есть и опасные. - Зуко прищурился сильнее, рассматривая храм и вспоминая всё, что мог, о Механисте, его группе беженцев и как они встретили маленький отряд Аватара. - Аанг оставил их здесь, в доме своего народа. Наверное, он считал их хорошими людьми. А значит, они не прибегают к силе кроме как к последнему средству. Вероятно, они надеются, что мы увидим, как они летают, и просто уйдем восвояси.
  Уперев руки в бока, Саолуань сверлила его взглядом.
  - Вы не очень высокого мнения о мирных людях, да?
  - Я не очень высокого мнения о человеке, который позволил своим людям считать себя мирными, пока он разрабатывал военные машины для Народа Огня, - резко ответил Зуко. - Каждый день, что они жили там, он лгал им всем. Даже своему сыну. - Он покачал головой, усмиряя свою вспышку ярости. - Тео - калека, но он не глуп. Что, по мнению Джи Механиста, он должен был сделать, когда узнает правду?
  Лангшу поморщился. Саолуань и Широнг обменялись взглядами, и воительница жестом показала ему продолжать.
  - Вероятно, он не хотел задумываться так далеко вперед, - заявил агент. - Никто не хочет, чтобы его дети плохо о нем думали.
  Зуко приподнял единственную оставшуюся бровь.
  - Никто в своем уме, - поправился Широнг. - Но я вижу, что ты хочешь сказать. Человек, готовый так солгать, - не самый достойный доверия сосед. Не говоря уже о том, чтобы стать хорошим партнером в альянсе. - Он склонил голову. - Мне тоже это не нравится. Мы будем за ними приглядывать. - Он махнул рукой на дымящийся конус. - Так что мы просмотрели?
  - Думаю, это легче понять, если знать промеры глубин, - иронично ответил Зуко.
  Лангшу захихикал.
  - Народ Огня.
  - Э? - Зуко склонил голову набок, сбитый с толку.
  - Если тебе когда-либо придется снова прятаться, не позволяй никому расспрашивать тебя о направлениях, - пояснил Лангшу. - У всех остальных плоские карты.
  - Плоские карты? - осторожно переспросил Широнг.
  - Я знаю, - проворчал Зуко. - Мы-то думали, что захваченные у врага карты будут полезны, но нет. Да, на них есть дороги, строения и места лагерей, но высота? Ха! С каждым отрядом разведчиков приходится высылать землемера. "Немного крутой" включает в себя все от небольшого склона до тропы для горных козлов... - Он с запозданием заметил мрачные взгляды Широнга и Саолуань: взгляд воительницы был острым как бритва, в то время как агент скорее выражал снисходительное терпение. - ...Простите.
  - Иногда вы совершенно уникальным образом смотрите на вещи, - рассудительно заметил Широнг. - Крутость подъема действительно так важна? - Он задумчиво нахмурился. - О, разумеется важна. Вы не можете перемещать солдат и припасы с помощью покорения земли. Нужны моторы или мускульная сила. - Он снова осмотрел расположенные вокруг пики. - Но какое отношение высота горы имеет к глубине воды? Не говоря уже о вулкане?
  - Давайте я покажу. - Лангшу извлек немного воды из своего меха, сформировав грубую, чуть вытянутую чашу воды, которую он заморозил легким толчком.
  - Кривобоко, - отметил Широнг.
  - Так и должно быть, - влез Зуко. - Смотрите. Вот скальные отвесы вокруг этой долины. - Он коснулся приподнятого конца. - Здесь - растущий кратер. - Ледяная кочка в центре, от которой под лучами летнего солнца стал виться небольшой туман. - Высшая точка прилива здесь, - он обозначил линию где-то между центром и нижним краем чаши. - И... растяни здесь чуть сильнее, хорошо... здесь - глубокая гавань, где мы зажгли огни. А весь этот край - та отмель, над которой с такими нервами проплывал капитан Джи. Наша осадка не такая уж и большая, но если бы ещё один большой корабль вошел сюда, и мы бы не знали об этом... ситуация могла стать щекотливой.
  Широнг уставился на лед. Рывком поднял голову, чтобы посмотреть на грубые, похожие на полуовал испрещенные кустарником каменные стены, на середину которых они поднялись. Посмотрел вниз на глинистую, богатую пеплом почву под ногами, явно образовавшуюся в результате столетий растущих растений.
  - ...Нет.
  - О, да, - усмехнулся Зуко.
  - Но... это... нет!
  - Я же говорил вам, - насмешливо сказал Зуко.
  - На вулкане! - закричал Широнг. - Ты сказал "на"! Это не "на"! Это совершенная и полная противоположность "на"!
  - При таких размерах? - пожал плечами Зуко. - Это не имеет никакого значения.
  - Ты... га-а! - Широнг взмахнул руками, изливая свои чувства небесам.
  - Итак... мы будем жить не на вулкане? - осторожно спросила Саолуань.
  Лангшу указал на конус с такой улыбкой, которая привела бы в ужас даже леопардовую акулу.
  - Это не Асагитацу. - Взмахом руки он обвел огромную каменную чашу, включающую долину и гавань, словно чудовищный дракон откусил часть гор и дал морю залить это место. - Вот это Асагитацу.
  Саолуань сглотнула, стиснув рукоять своего меча.
  - Я выбрала плохой день, чтобы не захватить с собой выпивку...
  - Сестренка? - ухмылка Лангшу исчезла. - Ты в порядке?
  Два шага, и Саолуань стиснула его в объятиях.
  - Я буду держать себя в руках, правда. Просто... скажи мне кое-что. Потому что я вовсе не храбрая. Не с чем-то настолько большим. - Она ослабила хватку. - Эта гора, эта... вещь. Она убила Аватара. Она убила тебя. Скажи мне, что у нас есть шанс.
  - У нас есть шанс, - утешил её Лангшу. - Может, даже куда лучше, чем я думал. - Он бросил взгляд на Зуко. - Это место следит за тобой.
  Ха. Он думал, что чувствовал покалывание. А ещё он думал, что знал почему. Подойдя к краю, Зуко заставил свой голос разноситься далеко.
  - А я думаю, что это лейтенант.
  - Не смешно, сэр, - донеслось из особо кустистых зарослей.
  - Разве ты не говорил капитану Джи? - заметил Широнг.
  - Да, я говорил ему, что буду в порядке, - вздохнул Зуко. - Я сказал дяде, что буду в порядке. И это не меня взяла в плен армия Земли. Мне пришлось выслеживать его, и я это сделал. Один комодоносорог и я посреди Царства Земли. Я думаю, что смогу пережить однодневный поход в компании опытных покорителей...
  Стоп. Он уже слышал это слабое жужжание раньше...
  Гремучая гадюка!
  Вспышка, бросок, захват...
  Его огненная сеть притянула длинное тело с ромбовидным узором из блестящих красно-коричневых и переливчато-синих чешуек. В прожженном в листьях проеме виднелось бледное лицо Тэруко. Он подтянул тварь к себе.
  - Сэр? Что это такое?
  - Горные охотники называют её гремучей гадюкой, - Зуко вытащил тварь на уступ, проклиная себя за глупость. - Проклятье, я знал, что о чем-то забыл... Идите сюда, лейтенант. Иногда они не одни.
  С чуть поскрипывающей броней Тэруко взобралась на их уступ. Присоединилась к остальным, сбившимся в не слишком тесную кучу вокруг его улова.
  - Это не змея!
  - Вы знаете это, я знаю это. Попробуйте сказать это местным. - Зуко рассматривал шесть коротких ножек вдоль длинного чешуйчатого тела, которые больше напоминали плавники с когтями, чем ноги. - Большую часть времени они проводят под землей. Думаю, они охотятся на белок-пищух. Но они любят греться на больших камнях. Или на ветках, если они расположены близко от земли.
  Тэруко оглянулась на заросли, в которых пряталась. Поморщилась. Обернулась к нему.
  - Сэр...
  - Я забыл! - принялся оправдываться Зуко. - Она пыталась меня убить, правда. Это было несколько лет назад. Я забыл. Они не любят кусаться, лейтенант. Они просто перепутали. Слышите это? - Хвост с синим рисунком бился об удерживающий огонь, его жужжание напоминало звук от сверчковых мышей, но более низкий. - Это "ты меня раздражаешь, отвали или укушу".
  - Хочу ли я знать, как именно ты об этом узнал? - На лице Широнга было знакомое веселое выражение, словно он уже отгадал ответ.
  Ему хотелось погрузиться в камень или вспыхнуть огнем. Учитывая, что он до сих пор удерживал раздраженную гремучую гадюку, он не сделал ни того, ни другого.
  - Это было несколько месяцев спустя после моего изгнания, - напряженно ответил Зуко. - Тогда я не понимал, насколько плохо я вижу левым глазом. Я её не увидел. - Он сел на корточки, указывая свободной правой рукой. - И на самом деле она не видела вас, лейтенант. Видите эти глаза? Слепая как кротобарсук. Она знает только, что вы большая и теплая. Она думала, что вы хотите её съесть.
  - Не искушайте меня, - расплылась в улыбке Тэруко. - Мы можем принести её Асахи.
  Зуко усмехнулся.
  - Вероятно, сейчас она уже охотится на них.
  - Страусовые лошади едят змей? - Саолуань смотрела на него так, словно ждала шутки.
  - Они любят змей, - ответил ей Широнг. - Нам приходится держать их подальше от амбаров в Ба Синг Се, или крысы станут проблемой. - Он нахмурился. - Она считала лейтенанта теплой?
  - Как правило, они не трогают людей, - пожал плечами Зуко. - Покорители огня... мы чуть теплее. Думаю, они принимают нас за снежных тигров. - Он подумал об этом. - Лангшу? Дай мне водный шарик. Маленький.
  Приподняв брови, Лангшу кинул ему покрытую рябью сферу.
  - Ты и так уже её поймал.
  - Просто смотри. - Зуко нагрел воду в правой руке, но не до кипения. - Вам лучше немного отойти назад.
  Внезапно вокруг него возникло пустое пространство. Зуко подавил желание закатить глаза - можно подумать, он сказал, что будет делать что-то опасное - и подвесил шарик перед гремучей гадюкой.
  Бесшумно мелькнул язык, и чешуйчатая голова повернулась к воде.
  "Осторожно, будь готов схватить её снова, если понадобится..." Зуко осторожно погасил пламя.
  Длинное чешуйчатое тело сделало выпад, клыки вонзились в воду и через секунду отпустили, хвост возбужденно дернулся.
  - Не похоже на белку-пищуху. Не пахнет как она и не двигается как она. Могу лишь предположить, что дело в тепле. - Зуко наблюдал, как черный яд вращается в теплой сфере. - Однажды я делал нечто подобное с огнем. Посмотрим, может, получится лучше. - Согнув пальцы, он перенес шарик через камни, за край уступа.
  Быстро извиваясь, гремучая гадюка последовала по пятам.
  "Сложнее, когда не видно, что покоряешь", - отметил Зуко, управляя водой, которую он чувствовал. "Попробуем..." Он резко выбросил руку вперед, и вода с треском обратилась в лед.
  "Хе-хе-хе..."
  Усмехаясь, Зуко вернул замороженный шарик, изучая темные вкрапления в прозрачном льде.
  - Готов спорить, ей интересно, куда делся обед. - Он подбрасывал шарик в руке. - Думаю, надо принести это Амае. Я помню, что в её свитках говорилось, что гораздо легче извлекать яд, когда знаешь, как он ощущается.
  - Отдай мне это, - Лангшу выхватил отравленный лед, прежде чем шарик успел в очередной раз приземлиться, и покачал головой. - Почему драконам всегда надо потыкать пальцем?
  - Это наша работа, - с невинным видом ответил Зуко. Разум-сказка Шидана ясно на это указывала. - Агни не может быть повсюду. Поэтому мы должны тыкать пальцем вместо него. А потом появились люди...
  - И с тех самых пор огонь не прекращал так делать, - буркнул Лангшу. - К счастью для нас, я думаю. Нам бы уже пришел конец, если бы Огонь не любил людей по-настоящему. - Он кивком указал на гавань, где можно было разглядеть вспышки огня, если прищуриться. - Похититель Лиц обладает властью над утонувшими. Ему приходится нападать на нас из моря. Пока что ты блокировал это направление, но долго это не продлится. - Он окинул их взглядом. - Нам нужна Асагитацу на нашей стороне, и она нужна нам сейчас.
  Широнг сложил руки на груди.
  - Сегодня мы просто собирались сходить осмотреться.
  Лангшу покатал запятнанный лед пальцами.
  - Это было до того, как на нас набросилось нечто смертоносное.
  - Гремучие гадюки живут здесь, - возразил Зуко. - Это могло случиться с кем угодно.
  - Но это случилось с Тэруко, - Лангшу ткнул пальцем в её сторону. - Когда она служила тебе. Похититель Лиц знает, что мы здесь. Макото узнает, что мы здесь. Мы должны действовать сейчас.
  "Столкнуться с духами. Без дяди". С пересохшим горлом Зуко только и мог, что кивнуть головой.
  - Мы должны, - чуть более мягко повторил Лангшу. - Я знаю, что вы двое никогда не делали это раньше, но я делал. - Он постучал ногой по уступу. - Мы во власти Асагитацу, но не слишком близко. Именно так близко мы можем подойти, чтобы не проявить неучтивость. У нас есть кровь Макото. У нас есть яорэны от Земли и Огня. И у нас есть воины, которые присмотрят за нашими телами, пока нас не будет. Лучшего шанса у нас не будет.
  Широнг бросил на него серьезный взгляд.
  - Сколько яорэнов сражались с Асагитацу в прошлый раз?
  - В том-то и дело. Мы сражались с ней, - мрачно заявил Лангшу. - Мы проиграли. На этот раз... мы должны найти другой способ. - Он встретился взглядом со светло-золотыми глазами. - Я слышал, у тебя это хорошо получается.
  Агни. Они обсуждали, как вести дела с духом вулкана, обсуждали снова и снова во время долгого плавания сюда. Но он думал, что будет больше времени.
  - Морпехи флота Огня, сэр, - пробормотала Тэруко. - Сложное мы делаем немедленно...
  - Невозможное требует чуть больше времени, - закончил Зуко. "Она рассчитывает на тебя. Как и все они". - С чего мы начнем?
  
  Примечание переводчика:
  
  *4000 футов = 1200 м, 14000 футов = 4200 м
  Глава 51 Содержание Глава 53
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) И.Головань "Тестовая группа. Книга вторая"(ЛитРПГ) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"