Сторчак Даниил Александрович: другие произведения.

3

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

  Глава 53
  4 октября 2013, 18:01
   Публичная бета включена Выбрать цвет текста Выбрать цвет фона 100% Выбрать размер отступов 70% Выбрать размер шрифта
  "Иди. Смотри. Держи глаза открытыми. Как, черт побери, вообще выглядит дух вулкана?"
  Даже просто смотреть требовало усилий: воздух словно прилипал к коже Зуко, повсюду были туман и тени. Бессмыслица. Асагитацу была домом дракона. Где же солнце?
  "Иди. Смотри. Здесь небезопасно ни для кого из нас. Не было бы безопасно, даже если бы Похититель Лиц ничего не замыслил..."
  Зуко ступал так тихо, как мог, по черному песку берега-границы, стараясь как можно меньше тревожить призрачный туман. Хорошо, что он был не в броне... или в сандалиях, в которых он совершил подъем этим утром. Вместо этого он был в одежде Синего Духа: мягких ботинках, одетый в почти черное с ног до головы, и он твердо знал, что у него будут неприятности из-за этого костюма.
  У него за спиной Широнг призраком скользил по песку в каменных ботинках. Странно, но его форма Дай Ли казалась такой же темной, как одежда Зуко. Края его шляпы горели странным синим лисьим огнем, и мужчина явно прилагал все силы, чтобы держать себя в руках.
  Туман впереди клубился вокруг единственного из их группы, кто чувствовал хоть отдаленный комфорт от нахождения здесь. Прошлые жизни Лангшу казались окружавшим его тусклым сине-золотым ореолом, но костюм Киоши, в который он был одет, был таким же необъяснимо полночно-темным, как и их одежда.
  - Сюда, - пробормотал покоритель воды.
  Зуко скривился.
  - Откуда ты знаешь? - его голос звучал как-то не так. Он ненавидел это. - Мы идем вдоль береговой линии. Мы не можем...
  - Не говори "не можем", - в голосе Лангшу смешались веселье и упрек. - Это не мир живых. Любое место может быть в любом месте. Пляж выведет нас к Асагитацу. Потому что нам надо, и потому что мы яорэны.
  Гримаса Зуко усилилась.
  - Покорение двух элементов мало что значит там, где нельзя покорять.
  - А ты у нас маловерный, да? - Лангшу вгляделся в туманную тьму, туда, где волны с шорохом набегали на берег. - Она там.
  - Как и многое из того, чего мы видеть не хотим, - буркнул Зуко. - Просто подожди. Через миг мы будем взбираться по Южным горам в грозу.
  - И меня это ничуть не удивит, - так же тихо ответил Широнг.
  Зуко посмотрел на него.
  - Вы в порядке?
  - Мне нужны мои цепи, - Широнг рассеянно похлопал по своим рукавам. - Они очень мне нужны, но, кажется, их нет. И мы там, где никто из нас не может покорять. Есть определенное утешение в знании, что можно поставить каменную стену между собой и камуи, пытающимся сожрать твое лицо. Мне не хватает этого чувства.
  - Будете отбиваться своей шляпой, - предложил Зуко.
  - Твое чувство юмора не знает нижних границ, - сухо отозвался Широнг.
  - Я серьезно. Выглядит так, будто пламя Азулы до сих пор горит на ней...
  О, ему хотелось отвесить себе пинок. Называть вещи по имени в присутствии духов всегда было плохой идеей. Называть имя Азулы, когда они не хотели её найти?
  Лангшу остановился с подавленным проклятьем, когда туман засветился лисьим огнем. Ветер изменился, принеся с собой запах серы.
  "Проклятье, я знал, что дело дрянь. Почему Лангшу не рассказал нам никаких деталей..."
  Стоп. Угроза с берега? Когда сам Мир Духов должен был быть по другую сторону воды?
  "Ко и Макото - обманщики".
  Его дао со звоном вырвались на свободу, и волны обрушились на них.
  
  ***
  
  - Ты нервничаешь.
  Застигнутый за разглядыванием склона кальдеры, на который отправились Зуко и его товарищи, Айро повернулся к Амае с веселой улыбкой.
  - Привилегия возраста.
  - О? - она махнула рукой в сторону маленького поселения, построенного за отметинами штормового прибоя, и проказливо посмотрела на него. - Странно, я немного встречала пожилых мужчин, которые могли бы поднять такой груз, что напугали бы покорителей земли, - захихикала покорительница воды. - Все должны помогать с разгрузкой, да? Думаю, ты излечил большинство лодырей.
  А, да. Так и было задумано. Хотя он надеялся на более личные последствия.
  Танцующие синие глаза взглянули на него, и Айро постарался улыбнуться не слишком широко. Что ж, возможно, он достиг обеих целей.
  - Мужики, вы такие предсказуемые.
  Айро приподнял седую бровь, являя собой воплощение невинности.
  - Он будет в порядке, - твердо сказала Амая, подойдя ближе. - Он вооружен, он подготовлен, он не один...
  - В последний раз, когда он был здесь, моего племянника укусила какая-то ядовитая тварь с большим количеством зубов, и я не мог найти его два дня, - заявил Айро. - Когда я его нашел, он использовал огонь, чтобы очистить рану, и продолжал очень медленно двигаться вперед. - Он вздохнул. - И тогда он тоже говорил, что в порядке.
  - На этот раз он не один, - Амая взяла его за руку. - Идем, капитан Донгай хочет с тобой поговорить.
  - Боюсь, я знаю, о чем, - пробормотал Айро, но всё равно позволил ей отвести себя в самодельные доки. Их постройка сама по себе была приключением, когда опыт Народа Огня по постройке доков из временных понтонов воевал с привычкой Ба Синг Се к покоренному камню. В конце концов, Зуко топнул ногой: они построили как минимум три типа доков, по одному в каждом стиле, и один, представляющий из себя комбинацию обоих. Никто, напомнил юный принц, по-настоящему не знал эту гавань. Возможно, наилучший проект доков ещё не определен.
  Донгаев плавающий источник горючего для костра стоял на якоре у одного из доков в стиле Ба Синг Се. Айро не мог винить мужчину: всегда лучше работать с тем, что знаешь. Он также не мог винить других владельцев кораблей, у которых был такой вид, будто они хотели, чтобы его судно было где угодно, но не здесь. Ни один настолько невероятно быстрый корабль не мог выглядеть как эта разбитая на вид посудина.
  Сам Донгай стоял на видавшей виды рубке, с кривой усмешкой наблюдая, как его экипаж разгружал хорошо знакомые глиняные горшочки. Капитан взглянул в их сторону, и его рот сжался в тонкую линию. Мужчина взмахом руки велел своим людям продолжать, а сам спрыгнул на палубу и направился к доку тяжелой походкой грядущего рока.
  "О, духи".
  - Вы, - Донгай не пытался нависать над ним, но капитан Царства Земли был как минимум на фут выше и вид имел самый решительный. - Никогда в жизни я не хочу больше видеть ни одного Борца за Свободу.
  Айро изобразил вежливый интерес.
  - Что-то пошло не так с вашими пассажирами?
  - О, он ещё спрашивает...
  Это открыло клапан на хлынувшей потоком дикой и величавой истории о невинном корабле, отправленном прямиком в ад. Встречные ветра, зломышляющие мини-воины, взломанные замки, отравленный камбуз, невинные люди, убаюканные очаровательным демоном в виде молодого повстанца и попытка бунта на борту, вызвавшая водного демона - наполовину утконос-медведя, наполовину паразитическую лиану - который наверняка отправил бы их всех в соленую бездну, если бы не безумное спасение, организованное вышедшими в море монашками, которые опутали мистического врага четками и молитвами усмирили демонов и повстанцев.
  Айро зааплодировал.
  - Отличный рассказ!
  - ...Вы не поверили ни единому слову, - укорил его Донгай.
  - Ну...
  - Часть про монашек была правдой!
  - В этом я не сомневаюсь, - грациозно уступил Айро. - Я лично навещал их аббатство. Они создают восхитительные духи. - Он кивнул головой на горшочки. - Которые, я уверен, многие из нас захотят получить. Но, боюсь, наши фонды ограничены.
  - Вообще-то, - голос Донгая упал, и он с виноватым видом отвел глаза, - некоторые из них для вашего вулкана.
  - Простите? - Айро старался не слишком широко усмехаться.
  - Я сказал, они для вашего... Послушайте, аббатиса безумна, ясно? Но она спасла мою шею, мой корабль и мой экипаж. Я ей должен. Она сказала, что мы в накладе не останемся. - Он посмотрел на север, через бухту и океан. - Что-то про торговлю с севером? Я слышал, у них есть шкуры и кость, которых никто не видел лет сто... Хе, - Донгай прикрыл глаза рукой. - Я видел, как вы зажгли огни, что заставило многих наших поседеть. Могли бы и предупредить, когда они погаснут.
  По спине Айро пробежал холодок.
  - Они не должны гаснуть.
  Переминаясь с ноги на ногу на укрепленном камнем дереве, Амая внезапно побледнела.
  - Гавань. С водой что-то не так.
  - На берег! - скомандовал Айро. - Сейчас! Капитан...
  Донгай уже мчался прыжками вперед, на свой корабль, с кинжалом наголо.
  - Приготовиться к отражению нападения!
  
  ***
  
  "Если эта вода накроет нас", - понял Широнг, - "мы умрем".
  По крайней мере это Лангшу им объяснил. Аватар мог свободно передвигаться по Миру Духов, человек - нет. А яорэны были людьми, их живые тела привязывали их к миру живых. У них была сила заходить на отмели, но если пересечь их, вода зальет пламя жизни, как свечу. Без искусного целителя, который сможет вернуть назад...
  "Я не собираюсь умирать здесь!"
  Покорение или нет, но стойка поможет ему устоять, даже если вода...
  Черный песок поднялся, и волны разбились об него как лед.
  "Что за?.."
  Справа от него мелькнуло бледное пламя, танцуя вдоль дао, которые разрезали очередную волну. Глаза Зуко были широко распахнуты, и если бы Широнг не видел, как он покорял, когда у него из груди торчали каменные осколки, то подумал бы, что юный принц на грани обморока.
  - Простите, - Лангшу отступил к ним, быстрые движения его пальцев отталкивали темную воду назад, в туман. - Вы должны были понять это сами. Это не Мир Духов и не реальный мир. Вам придется покорять как свой дух, так и свой элемент. Если вы не будете на грани, ничего не получится. - Он не отводил взгляда от волн. - Я не думал, что он найдет нас так быстро.
  Тишина над морем. Зловещая, хмурая тишина, нарушенная запахом чего-то, что... Духи, Широнг ранее имел дело с моровым духом. Это воняло хуже.
  Лангшу закатил глаза.
  - Давай уже серьезно. Они новички. Я бывал здесь раньше. Я знаю твою вонь.
  - Так-так, - в ночи прокатился зловещий смешок. - Это же малыш Хьёрин. Но в тебе нет огня. Почему бы это?
  - Будьте готовы уклоняться, - шепнул Лангшу. - Тебе-то какое дело, ты, пожирающая песок, тутовая гусеница-вор? Мы - не утопленники. И не собираемся ими быть.
  - О, храбрые слова, маленький дух-раб. Почему бы тебе не произнести их там, где я смогу УВИДЕТЬ ТЕБЯ?!!
  Руки Лангшу сцепились в блок, туман с треском превратился в молочно-белый. В расположенной за его пределами воде выругалось что-то гибкое и извивающееся.
  - Думаю, ты забыл. Это не Оазис Духов, - холодно сказал Лангшу. - Ты не можешь выйти сюда. И мы ни за что не пойдем туда.
  Щелчок жвал.
  - Как грубо. А Аватар был таким вежливым маленьким мальчиком.
  Лангшу напрягся, его бирюзовые глаза потемнели.
  Зуко тронул его за плечо.
  - Не иди у него на поводу, - прошептал покоритель огня. - Он берет то, что знает, и извращает так, чтобы разозлить тебя, и ты не смог думать. Я знаю. Просто сконцентрируйся на задании.
  "Сконцентрируйся", - подумал Широнг, стараясь не стучать зубами. - "Когда Похититель Лиц всего лишь за кромкой воды. Чудесно".
  - Угу, - выдохнул Лангшу. - Спасибо. - Он потряс головой. - Иди, найди духа. Я буду отвлекать его.
  - Но... - начал было Зуко.
  - Иди!
  Широнг обменялся взглядами с Зуко. Увидел решительный взгляд покорителя огня и коротко кивнул ему.
  Тихий, как туман, Зуко скользнул в тени.
  Лангшу вопросительно оглянулся и посмотрел ещё раз, когда Широнг как ни в чем ни бывало встал у него за спиной.
  - Какого черта ты творишь? - прошипел мальчик.
  - Наш друг куда более скрытный, чем я когда-либо смогу стать, - таким же шепотом ответил Широнг. - И то, как наш сосед говорил об огне... - "Он может тебе понадобиться".
  - Вы оба спятили, - прорычал Лангшу себе под нос.
  - Разве тебе не хочется узнать, о чем он спрашивал, Хьёрин? - в темноте слегка зашелестел хитин. - Полагаю, нет. Наверное, стыдно узнать, как сильно ты провалился. Каким невежественным является ваш бедный, незадачливый Аватар...
  - Спасибо, что сказал мне. Думаю, я задолжал тебе подарок! - выкрикнул в ответ Лангшу. - И я точно знаю какой. Я получил его от моего лучшего друга, но я поделюсь с тобой. Как и стоит поступать таким добрым соседям, как мы.
  
  Девяносто девять бутылок вина на стене,
  Девяносто девять бутылок вина,
  Возьми одну, пусти по кругу,
  И будет девяносто восемь бутылок вина...
  
  Скорчившись за куском льда, Широнг заткнул уши от этого воя.
  
  ***
  
  - Это не то, что я вижу, - с круглыми глазами оцепенело прошептал рядовой Сукэкуни, когда его звено бросило охранять тюки с морскими припасами и кинулось на крики. - То есть, это не может быть то, что я вижу. Такое бывает только в духовых сказках...
  - У тебя есть ровно пять секунд на панику, - насмешливо отозвался Рикия, стиснув его плечо. - Потом мы должны будем что-то сделать. - Он посмотрел на сержанта. - Босс? Что нам делать?
  - Мориаки, Шони, отведите гражданских повыше, - приказал сержант Кьё. - Чем дальше они уйдут от воды, тем больше ослабнут. Фуши, идешь с ними - ты понадобишься им, чтобы сжигать то, что пройдет мимо нас.
  - "Сузуран" - возразила Фуши, взглянув на их корабль-базу с оттенком паники.
  - Им куда лучше, чем нам. У них есть смола! Живей, народ! Возьмите нескольких покорителей земли, а затем...
  
  ***
  
  - Вверх по склону! - приказал Тингжэ Вэн своим детям и всем, кто мог его слышать. Одной рукой он удерживал своего перепуганного младшенького на спине Асахи. - Подальше от воды!
  Он не знал, спасет ли их это. Эти... твари... вылезающие из гавани не были похожи ни на одного духа, которого он видел в Ба Синг Се. Но если они выходили из моря, то скорее всего черпали от него силу. И расстояние точно не помешает...
  Луч солнца пробился сквозь внезапно опустившийся туман, тускло отсвечивая от ржаво-красной, блестящей от воды брони. И ещё одной, и ещё одной...
  "Гуань Инь, защити нас".
  
  ***
  
  Стоя у поручней над якорной цепью, Джи потряс головой. "Этого не может быть. Этого не может..."
  Именно серость заставила его разум замерзнуть, как айсберг на Южном полюсе. Джи был офицером. Он видел достаточно сражений, чтобы знать, что бывает с хрупким человеческим телом. Раздавленная броня, зияющие дыры в плоти, даже неизбежные повреждения, оставленные морской живностью на глазах, губах и других участках тела, которые море и лёд не смогли разжижить. Он знал ужасы смерти.
  Но мертвые были мертвыми. Мертвые тела не двигались...
  Ледяной холод стиснул капитану щиколотку и дернул.
  Джи ударил огнем, внезапно разозлившись на весь мир. Утонувшие были легендой. Духи были легендой. Аватар был легендой.
  А легенда не имела права пытаться убить его экипаж!
  Вымокшая плоть не дергалась, даже когда огненный залп отбросил её в сторону. Но гаечный ключ инженера оставил на проклятой штуке вмятину, сломав пальцы, цепляющиеся за цепь. Труп отвалился, кувырком полетев в темную воду.
  - Стоять наготове! - рявкнул Джи. Махнул рукой трясущемуся экипажу. - Поднять якорь! Двигатели на задний ход! Выйти на глубину! Лейтенант!
  - Сэр! - Лицо Садао было белым, но он был рядом.
  - Помните мои приказы относительно вас, смолы и всего, хоть отдаленно горючего? - Джи указал на поднимающуюся цепь, на которой извивались другие промокшие трупы, пытающиеся подняться на палубу. - Забудьте всё, что я когда-либо говорил.
  - Д-да, сэр!
  Джи повернулся спиной, когда занялся огонь, а смола потекла вниз по цепи, чтобы прилипать и сжигать. В данный момент неумышленная пиротехника лейтенанта Садао была последней из их проблем.
  - Хоть кто-нибудь знает, с чем, черт побери, мы имеем дело?
  
  ***
  
  - Утонувшие, - Мейшанг придерживала Джинхая с другой стороны. Все перья и загривок Асахи были вздыблены, а сама курица бегом удалялась от гавани с низким, раскатистым шипением. - Не получившие очищения утопленники... и здесь так мало того, чем их сжечь...
  Сжигать промокшие в море трупы. "Будет непросто", - угрюмо подумал Тингжэ.
  - Что-то ещё может их остановить? Чего они хотят?
  - Нас.
  Его жена была испугана. Его прекрасная, отважная, решительная Мейшанг, которая пережила охотников Азулона и пренебрежение Ба Синг Се, была испугана.
  "Кто-то поплатится за это".
  - Суин! Иди с мамой. Уведи всех, кого сможешь, от гавани, - твердо велел Тингжэ. - Джия...
  - Я остаюсь, - Джия подоткнула повыше подол платья, готовая бежать. Сглотнула, но осталась.
  - Я так и думал, - Тингжэ посмотрел на своего старшего, пока ковыляющие тела приближались. - Мин, я уже пережил темную ночь, но именно тебя учили бороться с духами.
  - Стены, - выпалил Мин, претворяя слова в действия, и топнул ногой по земле, которая выбросила вперед пики из песчаника, вонзившиеся в броню и гниющую плоть. - Держите их на дистанции. Тяните время...
  Джия глубоко вдохнула и хлопнула в ладоши. Песок взвился вверх, припечатав ботинки к земле...
  Что-то чавкнуло и порвалось, и окровавленные кости освободились. Джия побелела, замерла...
  - Ха! - Тингжэ ударил кулаком, и волна песка откинула потерявшее ноги существо назад. Но были ещё, и ещё.
  - Стены, - профессор стиснул дрожащую руку дочери и встал плечом к плечу со своим мрачным, бледным сыном. - Воистину. Сейчас!
  Их руки поднялись как одна, и песок сдвинулся.
  
  ***
  
  Огонь трещал над заливом, пока "Сузуран" отбивал волны мертвецов: арки пламени, запах горящей смолы, от которого кружилась голова, внезапные "бум", когда искры касались карманов природного газа над водой. Корабль был объят собственным пламенем, являя собой пылающую цель, привлекавшую взгляды как расторопных, так и мертвых.
  "Большинство глаз", - мрачно подумал Хьёдзин, заставляя себя глубоко дышать. - "Но не все".
  - Подальше от воды, сохраняйте спокойствие, подальше от воды, - твердо повторял он, торопя остальных беженцев подняться повыше голосом, взглядом, а иногда и толчками. Слава духам за Лули, которая подхватила Даю и утащила за собой Лим к тому месту, где видели морпехов с "Сузурана". Он никогда бы не смог сохранить спокойствие, если бы его девочки не отправились в безопасное место.
  "Пожалуйста, пусть они будут там. Я простой стражник, меня не учили сражаться с духами, черт побери!"
  Смех, да и только. Духов можно было ранить висящим на его боку мечом. Тяжело, но у него был шанс. Но какая польза от стали против ходячих мертвецов?
  "Мир сломан. Мир очень сильно сломан..."
  - Сюда, молодой человек!
  Капрал Мориаки. Хьёдзин никогда ещё не был так рад видеть красную броню. К плечу медика прижалась маленькая девочка, но он держал её так, словно она весила не больше перышка. Шони и рядовая Фуши бежали у них за спиной: Шони мрачный, а походка Фуши пружинила и была полна решимости.
  - Идем с нами, быстро, - позвал медик. - У нашего сержанта есть план. Сюда!
  "Сюда" явно означало вниз по сужающемуся туннелю из пробитого покорением камня, который затем делал резкий поворот направо, огибая поспешно поднятый холм. Хьёдзин подбежал и поравнялся с Мориаки, пытаясь свести стены и слышимые за спиной огненные залпы в какое-то подобие вдумчивой стратегии.
  - И это план?
  - Да, если легенды не врут, - откликнулся Мориаки. - Вы знаете сказки об утонувших, стражник Хьёдзин?
  - Вы шутите? - будь перед ним зеркало, подумал Хьёдзин, он бы сперва врезал этому безумцу, а уж потом задавал бы вопросы. Никто в таком состоянии ужаса не станет слушать голоса разума. - Вода просто убьет вас! Она не... я никогда... это безумие!
  - Не безумие, мой мальчик, а зло во плоти, - мрачно ответил Мориаки. - Но наше положение вовсе не так отчаянно, как вы думаете.
  Мертвецы ходят... ну, ковыляют... и это не отчаянное положение?
  - Вы спятили?
  - Очень надеюсь, что нет, - Мориаки махнул свободной рукой, подгоняя наиболее перепуганных. - Мой отец сталкивался с утонувшими, когда я ещё был пацаном. Они опасны, да. Если они нас поймают, то убьют, и их проклятие захватит и наши тела. Но они не призраки. Всё просто, стражник Хьёдзин. Какими опасными они бы ни были для неподготовленных, но они неразумны.
  Хьёдзин оглянулся на приближающиеся хлюпающие останки мокрой плоти и содрогнулся.
  - Им хватает ума идти за нами!
  - Не за нами, молодой человек. За огнем жизни. - Мориаки подогнал отстающих вверх и вокруг поворота, как овчарка коалаоовец. Его глаза прищурились, словно отсчитывая секунды. - Сила, движущая ими, абсолютно холодна, она выпьет жизнь всего мира, чтобы снова согреться. Отсюда и наша приманка.
  Хьёдзин чуть не споткнулся.
  - Мы приманка?
  Экономя дыхание, Мориаки не ответил.
  "А я-то только Ли считал безумцем... Что за черт?"
  Лед прополз мимо них вверх по холму, сверкая белым и синим. Ещё несколько торопливых шагов, и он увидел генерала Айро, сержанта Кьё и остальных, кто охраняли Амаю за каменной стеной, пока она призывала куски льда из глубины гавани.
  - А! - зубасто улыбнулся Мориаки. - Отличная идея!
  Отличная? Единственная идея, хоть отдаленная тянущая на отличную, заключалась в том, чтобы убраться от спотыкающихся тел, окруживших покрытый льдом поворот...
  - Сейчас! - скомандовал Айро.
  Удары кулаков, и лед охватило пламя.
  
  ***
  
  "У меня кончается время".
  Зуко остановился на покрытом туманом берегу, который выглядел точно так же, как любой другой кусок проклятого пляжа. Вот только здесь определенно не было Лангшу и Широнга. Или Ко, что было единственным плюсом во всем этом бедламе.
  - Как мне найти духа, который не хочет быть найденным?
  - Ты не найдешь.
  Темный океан замерцал под туманом, его отражение изменилось в нечто, что не было ни драконом, ни женщиной.
  - Глупое дитя, как ты смеешь вторгаться в мою вотчину?
  - Твою вотчину? - с вызовом спросил Зуко. - Спасибо, прабабушка. Значит, я уже близко.
  - Наглый детеныш! Асагитацу никогда не примет того, кто замаран кровью Шидана!
  - Наверное, Азулон заставил твою кровь кипеть, когда свел отца с мамой, - насмешливо ответил Зуко. "Азула, думай про Азулу. Разозли её". - Как думаешь, это случилось потому, что он был вторым ребенком и не был достаточно важным, чтобы о нем волноваться?
  - Ты смеешь...
  - И почему бы Азулону не одобрить такой союз? Асагитацу и Бьякко когда-то были союзниками, - Зуко осматривал туман в поисках просветов. Он точно был близко. Иначе она не пришла бы в такую ярость. - Когда это изменилось? Когда ты изменила это?
  - Я тебя уничтожу!
  - Может быть, - согласился Зуко. - Но не здесь. Не сейчас. - Он подошел ближе к воде и зло посмотрел на идущее рябью отражение. - Ты древняя, прабабушка. Могущественная. И ты охотишься на причинивших тебе зло до самого края мира. За это ты получила уважение дедушки и мое. Но ты по-прежнему наш враг... и по-прежнему дракон, привязанный к миру живых. - Он пожал плечами. - Так что можешь угрожать нам. Надеюсь, от этого тебе станет легче.
  Вода замерла.
  - Дракон - да. Привязанная к миру живых - да. Я не могу коснуться тебя здесь... без помощи.
  Его сердце как будто стиснул лёд, когда отражение вытянулась вверх и наружу...
  - Помощь у меня есть, - синий дракон извивался в воздух, раскрыв пасть. - Время умирать.
  "... Я такой глупый".
  Пламя охватило мир.
  
  ***
  
  Стоя на месте, Саолуань дрожала, как комодоносорог, почуявший битву.
  - Мы должны спуститься туда!
  - Нет, - Тэруко глубоко вдохнула, изображая спокойствие после долгих лет практики. Обычно это было легко, даже когда вражеские корабли пытались протаранить их. Смотреть на потустороннюю стаю, ковыляющую от прибоя вслед за гражданскими? Не так легко. - Мы должны оставаться здесь.
  - Люди умирают! Ваши люди! - Воин Киоши бросила на неё обвиняющий взгляд, который стал ещё злее при виде лицевого щитка. - Разве вам нет до этого дела?
  - Нет.
  Саолуань отступила на шаг назад. К счастью, на твердый камень.
  - Люди там, внизу, умрут, - мрачно продолжила Тэруко. - Но если вы забыли, то наш принц, ваш младший брат и агент Широнг, который является очень приличным для камнеголового, застряли здесь. До тех пор, пока они не совершат чудо и не уговорят вулкан выслушать нас. Если у них получится, и что-то поднимется сюда, чтобы остановить их, и они потерпят неудачу... этот вулкан взорвется. И тогда все до самого Ба Синг Се погибнут.
  - Значит, мы просто будем стоять здесь, - Саолуань стиснула кулаки. - Ужасно.
  - Ага, - тихо согласилась Тэруко. - Добро пожаловать на войну. - Она прищурила глаза, рассматривая подозрительное шевеление в кустах. Согнула, разминая, пальцы. - И можете радоваться: кажется, монстры добрались до нас.
  
  ***
  
  "Как бы я хотел, чтобы дядя больше рассказывал про убийство дракона".
  Мимолетная мысль, закравшаяся посреди "уклоняйся" и "изгибай воду, немедленно!"
  Лазурное дыхание Макото превратило леденящие волны в соленый пар, сделав туман ещё гуще. Её крылья били вниз, и порывы воздуха почти что сбивали его с ног, пока она заходила на новый огненный круг.
  "Агни, она огромная!"
  Только это его и спасало. Только её голова была настолько велика, что могла проглотить его одним глотком; её когти были мечами, которые проткнули бы его насквозь. Но её крылья и тело были соответствующего размера, и даже самый искусный покоритель не мог игнорировать массу.
  "Воробьецесарка может перевернуть медную монетку. Она - нет".
  Приземлиться и сражаться или сжечь его с воздуха - других вариантов у неё не было.
  Макото выдула более слабый залп и взмахнула обоими крыльями. Пламя свернулось спиралью и бросилось вперед.
  "О, это просто нечестно".
  Зуко сложил ладони вместе, чтобы разбить пламя, и прикусил губу, когда синий огонь стал сопротивляться, как живой. Он не был похож на огонь Азулы - неодолимую силу, намеренную превратить её противников в пепел. Этот огонь двигался, дышал и голодал, он искал топливо, ещё и ещё, а Зуко был единственным, что могло здесь гореть...
  Слабый запах серы.
  Взяв волю в кулак, Зуко кувырком кинулся в пламя.
  Клыки Макото вонзились в песок в дюймах от него. Дракон выплюнула полурасплавленный песок, развернулась...
  "Недостаточно быстро!"
  Пульсирующие от боли пальцы вцепились в полночно-синюю гриву и использовали взмах её головы, чтобы оторваться от земли. Зуко сгруппировался в воздухе, подстраиваясь под силу её резких взмахов...
  Ударился о синюю чешую и вцепился что есть сил, зарывшись лицом в её гриву.
  - Дурак! Мое пламя сожжет тебя, где бы ты ни был...
  - Нет, - выдавил Зуко, извиваясь, когда огонь добрался до кожи сквозь одежду. - Не сожжешь. Я знал дедушку. Я знаю отца. Я знаю Азулу. Поэтому я знаю тебя. - Он выплюнул кровь и заставил себя не обращать внимания на боль. - Ты ненавидишь, и ты мучаешь, и в мире нет ничего реального за исключением того, что хочешь ты. - Он охнул от обжигающего жара, вдохнул и прорычал. - Если я умру здесь, ты не сможешь этого увидеть.
  Вопль ярости потряс как его тело, так и дух. Зуко прижался теснее, сфокусировавшись на том, как сильно чешуя впивалась ему в щеку, как пряди гривы врезались ему в пальцы, как шипы на шее Макото прижимались к груди и стиснутым ногам. Всё что угодно, лишь бы не огненная агония, которая в свою очередь прижималась к нему...
  Подул ветер, гравитация потянула его вверх, желудок подскочил к горлу.
  "Пике. Она нырнула!"
  - Море неподвижно, - насмешливо ухмыльнулась Макото, крепко прижав к себе крылья в падении. - Может, это будет всего миг, но я увижу твою смерть. - Зловещий смешок. - Жаль. А я-то считала твою сестру истинной наследницей...
  Её скорбь пронеслась сквозь него, пронзив до самого мозга костей. Её Созин, её темный убийца-возлюбленный, который знал, как сильно она ненавидела. Который готов был сжечь мир ради неё, начиная с тех лживых животных, которые настолько ослабили её клан, что им пришлось умереть. Которого у неё украли так рано, слишком рано - проклятье Аватара забрало его душу, которая должна была опустошать мир рядом с ней ещё целое тысячелетие...
  Истинная скорбь. Истинная ярость. Их было достаточно, чтобы заставить любую душу пожелать смерти.
  "...Азула всегда врет".
  Отсечь чувства. Отсечь страх океана, падающего ему навстречу. Океан убьет его, только если он это позволит. Поэтому он не позволит.
  Море было атакой Макото. Надо блокировать.
  Старательно не думая, он отпустил руки.
  "Красавица смотрит в зеркало".
  Вода вспенилась и взвилась вверх, замерзла. Крылья Макото тяжело захлопали, пытаясь подняться вверх...
  "Чи дракона расплывается по реке".
  Лед размягчился и поднялся вверх, скользя под Зуко, когда он съехал по изнанке волны: лед, талый лед, вода, берег... О, будет больно...
  Он кувырком вылетел на берег, когда Макото рухнула, и лед раскололся как несколько столкнувшихся вместе ледников. Море взревело, дракон завопил...
  Тишина. Полная тишина, от которой звенело в ушах.
  "...Думаю, я победил".
  Макото пришла из моря сквозь его отражение. Она вернулась сквозь его Зеркало. Одной этой симметрии должно было хватить, чтобы изгнать её с границы с Миром Духов. Пока.
  "Ой-ой-ой, всё ещё горю..."
  Он сорвал остатки рубашки Синего Духа, слишком хорошо помня, как это пламя сопротивлялось ему. Лучше сперва избавиться от него, а потом спокойно затоптать...
  Забившись в гнездо из обугленной ткани, синий огонь съежился.
  У Зуко перехватило дыхание. Нет, он точно сошел с ума. Но на грани Мира Духов, кто знает?
  - Ты... живой?
  Кажется, огонь немного распрямился. Дернулся в его сторону.
  - Живое, - Зуко осторожно поднял ткань - мокрый песок мог затушить огонек там, где его не поддержит его воля. - Что мне с тобой делать?
  "Домой?"
  Это был шепот в его крови, полный надежды и дрожавший, как испуганный ребенок.
  "Домой? Пожалуйста?"
  - Живое пламя, - выдохнул Зуко, сердце которого быстро колотилось. - Огонь под контролем Макото... Где дом? Я отнесу тебя, обещаю. Так далеко, как смогу.
  "Идем!"
  Бесконечное мученье: его плечи и спина горели огнем, тонкий поток его жизни подкармливал пламя, которое он нес в ладони. Но, кажется, он сделал всего несколько шагов, прежде чем туман разошелся...
  Гора из яркой асаги-синей чешуи, легкое сонное дыхание создавало волны на воде, окружающей её. Бледная, мизуасаги зелень покрывала более мягкую кожу под челюстью и горло, истинно синсу-красные пряди струились в её мокрой гриве.
  "Это она".
  Через воду. В Мире Духов. "Проклятье".
  "Домой!" - умоляюще треснуло пламя. - "Домой, домой, домой!"
  Зуко сглотнул. Посмотрел на берег, на воду, на дух вулкана, который не мог спать естественным сном.
  - Я обещал.
  "Думай. Как мне это сделать, не убившись?"
  Зуко осмотрел дистанцию. Проверил, что осталось от его обмундирования. Нож, дао, штаны, ботинки. Если бы только у него был его горшок для углей!
  "Лангшу, нам с тобой надо будет поговорить об этом месте. И о том, как появляться здесь с нужной экипировкой. Потом".
  Перейти воду значит перейти в Мир Духов. Он был практически уверен, что если он так сделает, то умрет. Без вроде как помогающего духа Луны, который утопил бы его обратно к жизни, и без целителя-покорителя, который был бы рядом в мире живых. Лангшу и Широнг были заняты.
  "Это был плохой план".
  Будь у него горшок для углей, он мог бы просто перебросить пламя...
  "Ну, у меня его нет", - яростно напомнил себе Зуко, бессильно ковыряя песок носком ботинка. - "Думай о том, что есть..."
  Песок. Черный, вулканический, блестящий как огненный камень, которым он некогда был.
  "У меня нет Тоф, которая могла бы помочь. Но я должен попробовать".
  Присев на корточки, Зуко зачерпнул песчаный комок и выдохнул на него огонь. "Не обязательно, чтобы было идеально. Просто что-то, что продержится несколько минут".
  Со льдом всё было бы гораздо проще. Но покорение не работало в Мире Духов. А значит, чаша изо льда растает на полпути через это безжалостное море, и где тогда окажется его огонек?
  Ещё один выдох, и он принялся разминать песок как мокрый сахар, пытаясь не думать о том, что только воля и покорение удерживают расплавленное стекло от его кожи. "Надо чтобы он был достаточно круглый, чтобы бросать, и достаточно большой, чтобы вместить немного топлива..."
  Работа тянула из него силы, как удержание стабильного огненного шара. К тому времени, как он сформировал бугристую, отдаленно напоминавшую песчаник емкость, мир вокруг него немного кренился.
  "Домой?"
  - Ещё совсем чуть-чуть. - Зуко запихал остатки рубашки и синее пламя в каменную емкость, встал в низкую стойку, вытянув руки вперед в жест отражения...
  Лед замерз, образовав узкую тропу от песка над самой поверхностью воды. Тропа тянулась в туман, всё дальше и дальше...
  Она сжимала его чи как минога, высасывающая, голодная...
  Зуко вышел из стойки, намеренно стукнув кулаком по черному песку.
  - Ха!
  Это было как сорвать рыбу-прилипалу со своей кожи. Было больно. Но пугающий отток чи прекратился.
  - Вода - противоположность Огня, - прохрипел Зуко один из старых дядиных уроков. - Но если хочешь остановить воду... используй Землю. - Он закашлялся, беря дыханье под контроль. - Ладно, остановись до того, как кончится лед.
  Мокрый от капель лед, скользкая от шторма металлическая палуба - разница была небольшой. Зуко шел по ледяной тропе с осторожным искусством: не торопясь, но и не мешкая. Технически говоря, лед всё ещё был соединен с берегом, так что он не переходил воду.
  "Но если появится дух, я не хочу полагаться на формулировку... О, черт".
  Конец пути. Темная вода плескала на лед, ставший прозрачным и хрупким.
  - Так далеко, как я смогу, - твердо сказал Зуко. Отступил на шаг назад на более крепкий лед, сжал бугристую миску и нашел глазами цель. "Так... вон там!"
  Полуразворот, и он бросил.
  Треск. Треск...
  Пора уходить. Огонь либо долетит, либо нет...
  Торопливо возвращаясь на берег, Зуко невольно оглянулся на летящую миску и остающийся за ней след лазурного пламени. Спекшийся песок аркой упал вниз и ударил...
  Прямо по носу.
  Разбился.
  Есть такие вещи, при которых даже магия самых темных духов не может удержать в коматозном состоянии. Чуткий нос дернулся, вдохнул огонь...
  Зуко не слышал рева, скорее он почувствовал его: напор, который сплющил мир, расколол лед...
  "Проклятье".
  Он рухнул вниз, во тьму. Холодно, так холодно... он пытался задержать дыхание, но воздух ускользал...
  "Я умираю.
  Как там говорят: духи любят троицу?
  Дядя. Дедушка. Простите..."
  Давление. Не хватка голодной воды. Что-то длинное и острое, похожее на связку мечей.
  Кашель. Мороз. И странная клетка из мечей, сжимающая его... Теплая?
  Огромный золотой глаз, моргая, смотрел на него. Чувствительный нос выдохнул язычок синего пламени.
  :Детеныш?:
  Как Шидан. Как Рюко-химэ. Образы, а не слова.
  Весь дрожа, Зуко потянулся вперед.
  :Мои люди ранены. Спасительная кальдера. Грядущая опасность. Мои люди, против тьмы-что-крадет-души...:
  Слишком много воды. Слишком много холода. Он не мог...
  Тьма.
  И, что странно, быстрое прикосновение теплого языка.
  
  ***
  
  Саолуань рубила и пинала полдюжины стоявших перед ней тел, её веер-щит отбил в сторону ближайшего, а потом она затоптала очередную отрубленную руку ногами, прежде чем та смогла утащить её вниз. Кто мог подумать, что правильное обращение с мечом может так наглядно аукнуться? Отрежь кому-то руку, и о проблемах с его стороны можно забыть.
  Но утонувшие не истекали кровью. Не отшатывались. Не останавливались, их части и куски по-прежнему ползли к ней и лежавшим без сознания покорителям у неё за спиной.
  - Их слишком много!
  - Это не подавляющий числом противник, - тяжело дыша, ответила Тэруко. Её огненный хлыст сбил мокрый труп с уступа, и он с хлюпаньем кувырком полетел вниз. - Это богатая целями среда!
  "Я покажу тебе "богатую целями", ты, ходячая зажигалка..."
  Липкий холод стиснул её лодыжку, и Саолуань споткнулась. "Нет!"
  Она рубанула, даже когда её тянули вниз - длинный разрез, рассекший одного от плеча до бедра. Труп плюхнулся на землю, источая гнилостную жидкость, но утащил её за собой в поджидающие пальцы.
  "Холодно..."
  Похожая на мокрый лед плоть высасывала из неё жизнь. Как много лет назад были высосаны жизни её сестер-воительниц, обратившихся в увядающих старух.
  "Дайте мне умереть. Я должна была умереть".
  Но... рук, пытающихся разорвать её на части, было мало. Слишком мало для...
  "Лангшу!"
  Страх и ярость отогнали наползающую тьму.
  - Тэруко!
  - Агни! - Вспыхнул огонь, с шипением сжигая пропитанные водой тела...
  Земля вздрогнула.
  Внутренности Саолуань скрутил ужас, куда более сильный, чем от царапающих её рук. Монстры были монстрами, но земля была стабильна. Неподвижна. Вечна...
  Трясясь подобно тарелкам с желе из водорослей, ковыляющие тела попадали, как детские шарики. Она почувствовала вибрацию в камне под собой, похожую на звенящий кристалл, на пение...
  Кратер взревел.
  Преодолевая боль, Саолуань повернула голову в холодном как смерть захвате и широко раскрыла глаза, когда дым, пламя и что-то ещё поднялись в небо. "Дракон. Это дракон..."
  Хлопали туманные крылья, посылая теплый ветер, напоминающий о лете и огне. Асагитацу танцевала в воздухе, наслаждаясь свободой полета. Нырнула, перевернулась, развернулась...
  Увидела их. Вдохнула.
  "Лучше поджариться, чем быть выпитой досуха".
  - Давай, - выдохнула Саолуань.
  Огонь волной обрушился вниз. Саолуань дернулась, ожидая боли...
  Давящий на неё вес... осыпался.
  Воительница сморгнула пепел, уставившись на пламя, омывающее её кожу: красное и зеленое танцевало в ярко-синем, и оно было теплым, как солнечный свет. Для живой плоти.
  Утонувшие сгорали, белое пламя даже броню обращало в серый пепел.
  :Дыши.:
  Приказ. Перед её глазами до сих пор прыгали точки, и Саолуань даже не помышляла о неповиновении. Огонь скользнул по её горлу, сжигая...
  :Моя.:
  Каким-то образом она всё ещё дышала, оглушенная, усталая и до странности теплая, словно загорала на полуденном солнце. Но живая.
  - Лангшу!
  - Ой...
  Саолуань похлопала по нему руками для проверки, когда мальчик сел и прищурил глаза от ветра, когда туманные крылья слетели вниз, к поселению.
  - Ты в порядке? Что случилось? - и либо паника играла с ней трюки, либо белая прядь волос стала чуть шире?
  - Мы победили, - хрипло ответил Лангшу. - Я так думаю. - Он обхватил голову руками. - Духи, я и забыл, как это больно.
  - Заметка для себя, - свернувшись калачиком, Широнг даже не пытался двигаться. - Дразнить огромного крадущего лица духа-многоножку - это не хорошая идея.
  - Однако сработало. - Лангшу прижал тыльные стороны ладоней ко лбу и поморщился. - Это дало Зуко время, чтобы... о, нет!
  Тэруко с мрачным выражением на лице прижала ухо к груди принца. Запрокинула его голову назад, прижала свои губы к его и выдохнула...
  Захлебывающийся кашель, и Зуко перевернулся на бок, выплевывая воду.
  Только тренировки позволили Саолуань удержать в руках меч. Зеленый халат на спине покорителя огня обуглился, оставив длинные полосы вздувшихся пузырей.
  - Что, черт побери, с тобой стряслось?
  Реакция Лангшу включала куда более цветастые выражения. Саолуань глуповато улыбнулась, когда узнала свои собственные пьяные ругательства.
  - Я же велел тебе держаться подальше от воды! - закончил Лангшу.
  Всё ещё кашляя, Зуко показал ему палец.
  - Если вы можете двигаться, сэр, - протянула ему руку Тэруко, - вам надо увидеть это.
  - О, черт. Беженцы... - Саолуань заскользила вниз по склону.
  Лангшу схватил её за запястье.
  - Думаю, кое-кто об этом позаботится.
  Белое пламя вспыхивало и умирало в расположенной внизу кальдере, раздуваемое крыльями из дыма и летнего ветра. Асагитацу ещё раз совершила круг над своим владением, её украшенная красной гривой голова выискивала последние остатки немертвой плоти...
  Взмыв вверх, довольная, она спланировала и обхватила крыльями кратер. Дымные золотые глаза уставились на них с расстояния, горячие, как солнце.
  :Можете попробовать.:
  
  ***
  
  - Можете попробовать, - пробормотал Айро, наблюдая за Амаей и своим потрепанным племянником. - Не самое теплое из приветствий.
  - После того, как она упокоила неупокоенных мертвых в столбах пламени? По мне так это достаточно тепло. - Амая водила обернутыми водой руками над обожженной спиной Зуко, превращая красноту в целую кожу. - Мы хотели шанс. Иногда духи дают нам именно то, о чем мы просим.
  - Хм-м, - кивнул Айро. - Как ожоги?
  - Поболят пару дней, - деловито ответила Амая. - Но я волнуюсь не о них. - Она опустила руки чуть ниже, ощупывая лопатки Зуко. - Ему надо отдохнуть, Айро. Даже если кому-то придется сесть на него сверху, чтобы заставить. Легкие обязанности - думаю, так это называют ваши морпехи. Никаких подъемов тяжестей, никакого продолжительного покорения. Если возможно, я хочу, чтобы он при любой возможности спал на солнце.
  Айро нахмурился.
  - Разумеется, его ожоги не настолько серьезны.
  - Говорю же тебе, дело не в ожогах. Он утонул уже во второй раз. - Амая прижала ухо к коже, прислушиваясь к сонному дыханию. Снова выпрямилась. - Я волнуюсь за его легкие. Вам, покорителям огня, нужно ваше дыхание.
  Тревожная мысль.
  - Но он же поправится.
  - Если отдохнет, - отправив воду в таз, Амая отстранилась от своего спящего пациента. - Интересно, как он убедил Асагитацу.
  - Я уверен, что он нам расскажет. Потом, - Айро пошарил в рукаве, чувствуя себя непривычно застенчивым. - Возможно, сейчас не лучшее время, но если судить по сегодняшним событиям, то мы ещё какое-то время будем жить в опасности. Так что лучшего времени не будет. - Он держал на ладони резное дерево на золотой цепочке, чувствуя каждый изящный изгиб, который он выжег на рубиновой древесине за прошлую неделю. - Леди Амая, вы окажете честь старику, дав честный ответ?
  - Я всегда честно отвечаю тебе, Айро... - она увидела, что у него в руках, и застыла в испуге. - О.
  "Не смейся", - с печальной иронией подумал Айро. - "Я переживу любой ответ, кроме смеха".
  Она медленно улыбнулась. Запустила руку в свой медицинский набор и вытащила знакомую красную нить.
  - Ты знал, что Саолуань превосходно разбирается в вине? И у неё щедрое сердце, если приходится идти на жертвы ради её маленького брата.
  К черту мертвые тела и весь кавардак. Это был изумительный день.
  - Это "да", моя леди? - отважился спросить Айро.
  - Ах ты, старый негодяй! - синие глаза танцевали. - А кого ещё я смогу найти, кто оставался бы со мной рядом, какая бы беда ни стряслась? Разумеется это "да"!
  Широко улыбаясь, Айро обнял её. А, сколько же времени прошло...
  Их ласки и объятия прервал чих.
  Покусывая ухо, Айро замер. Посмотрел через плечо Амаи, когда та затряслась от молчаливого смеха.
  А. Раздраженный светло-золотой взгляд.
  - Племянник, мы просто...
  - Гонялись за бабочками? - закашлялся Зуко, всё ещё ворчливый, как разбуженный посреди зимы утконос-медведь. - Пересчитывали ниточки на халате? Практиковали дыхательный контроль?
  Амая засмеялась.
  - Вы так это называете?
  - Спросите рядового Рикию. Когда он будет в вежливом настроении, - сердитый взгляд пропал, сменившись чем-то... усталым. - Всё в порядке? Если вы... заняты... скорее всего, всё в порядке...
  - Обо всех позаботились, - заверила его Амая. - Ты - худший из тех, кому требуется лечение.
  "Из тех, кто вообще поправится", - мрачно подумал Айро.
  - Наши люди держат всё под контролем. Огни Асагитацу восстановлены, и мы получили её разрешение жить здесь. Лангшу говорит, что у Похитителя Лиц больше нет сил, чтобы нанести по нам удар, и он не сможет их собрать ещё некоторое время. Хотя, чтобы укрепить печать от злых сил, нам понадобится имя.
  - Драконьи Крылья, - пробормотал Зуко и закрыл глаза. - Она назвала меня "детенышем"... И это то, чем мы являемся - укрытием для тех, кто в этом нуждается. - Он поморщился и медленно покачал головой.
  - Зуко? - спросила Амая.
  - Продолжайте ваши занятия, - пробубнил Зуко. - Просто... - он сглотнул. - Я устал.
  - Тогда отдыхай, племянник, - Айро подоткнул вокруг него простыню и положил руку на всклокоченные черные волосы. - Каждому человеку нужно отдыхать.
  Тихо вздыхая, он позволил Амае увести себя.
  - Он расстроен, - пробормотала покорительница воды.
  - Не из-за нас, - уверенно ответил Айро. - Просто он скучает по матери. И по тому, что он хотел бы получить от отца, не будь мой брат таким слепым идиотом.
  - Он расстроен, - повторила Амая, бросив на него серьезный взгляд. - Оставшийся вдовым родитель часто снова вступает в брак. Ты закончил оплакивать Нацу. Теперь ему надо оплакать её память. - Она строго погрозила ему пальцем. - Восприми это всерьез, друг мой. Детям сложно отпускать такие чувства. Он - юный воин, и мы не должны позволять ему быть эгоистичным... но у него есть право на печаль.
  Хм-м. Они позаботятся об этом.
  - Только друг? - поддразнил её Айро.
  - Найди более уединенное место, и мы посмотрим, насколько дружелюбным ты можешь быть, - подмигнула Амая.
  - Ах, как пожелает моя леди, - предложив ей руку, Айро улыбнулся. "Воистину изумительный день".
  Глава 52 Содержание Глава 54 Глава 54
  9 октября 2013, 12:18
   Публичная бета включена Выбрать цвет текста Выбрать цвет фона 100% Выбрать размер отступов 70% Выбрать размер шрифта
  Призрачный хохот разбудил Пиандао в темноте.
  "Наверное то, что я уже даже не дергаюсь - плохой признак", - подумал мечник, прислушиваясь к другим посторонним звукам в тишине его спальни. Соловьиный пол поднял бы тревогу при большинстве вторжений: его замки-подпорки были вынуты на ночь, чтобы пол пел под неосторожными ногами. Но покоритель воздуха может ступать достаточно легко, чтобы избежать ловушки.
  - Старый друг? - просто на случай, если это не Темул.
  Знакомый призрак проявился в ночи, слабое синее сияние осветило её усмешку.
  - Асагитацу пробудилась.
  С таким же успехом она могла сунуть лед ему за шиворот.
  - Насколько всё плохо? Агни, нам понадобятся все целители-покорители воды, которых нам удастся выпросить, чтобы лечить раненых, а Пакку уехал на юг. Переговоры с Северным Племенем Воды будут убийственными...
  Темул терпеливо подняла руку.
  - Я не сказала, что она изверглась.
  Пиандао, прищурившись, посмотрел на неё. Потратил секунду на то, чтобы протереть заспанные глаза.
  - Что произошло?
  - Макото слишком часто полагалась на украденный огонь, - улыбнулась Темул. - Юный принц выкрал его. - Уголок её губ изогнулся, показав зубы. - Пусть Аватар трепещет. У Асагитацу снова есть Вор.
  - Кузон не захотел бы этого, - возразил Пиандао, кутаясь в одеяло от призрачного холода. "Ещё один день. Ещё только один, и они уйдут подобру-поздорову".
  Темул была его союзницей, всегда была ею. Но это не делало его слепым. Она вела себя тихо все эти дни, что он тренировал Сокку. Слишком тихо.
  "Киоши, а потом Року, а теперь Аанг. Три Аватара, которые не слушали".
  Дух Аватара против призрака Народа Огня. Даже отдаленно не смешно. Дух целого мира был более чем способен противостоять одной человеческой душе...
  "Но она не просто человеческая душа, так?" - признался сам себе Пиандао. - "Она была драконьим дитя. И Агни любит её".
  - Он не захотел бы, да? - легко переспросила Темул. - За кого ты принимаешь юного Зуко?
  Она уже намекала раньше, но он по-прежнему чувствовал потрясение каждый раз, когда слышал.
  - Он не помнит...
  - Помнит, - тон Темул быль стальным. - Он - нож Агни. Он знает, кто он. Кем он был. И почему Агни предложил ему такой выбор.
  "Дело куда хуже, чем я думал". То письмо Катаре со всей его аккуратно воспроизведенной злобой... и Зуко знал?
  - Кузон потратил жизнь на поиски Аватара...
  - Он потратил жизнь на поиски Аанга, - перебила его Темул. - Покорителя воздуха, лишь на несколько лет младше себя. Он до последнего считал своего друга живым... и бодрствующим. Страдающим вместе с нами от приливов войны. Учащимся. Не только покорению, но и человеческой доброте, и злобе, и отчаянию выживания. И что мы имеем в Аватаре Аанге? Не покорителя в возрасте Кузона, который знает, что даже лучшие из нас совершают ошибки, а двенадцатилетнего ребенка, который может понять Агни Кай не больше, чем я могу летать!
  Её ярость холодным ветром шевельнула его волосы, вызвав снег посреди лета. Пиандао противостоял ей, как он противостоял бы мечу.
  - Это не вина Аанга.
  - О? И он был слеп и глух к миру с тех пор, как проснулся снова? - глаза Темул прищурились, когда она подкралась ближе. - Посмотри на это письмо, Пиандао. Принц знал, что она была учительницей Аватара, и всё равно постарался разобщить их. Ярость капает с тех страниц, старый друг. И это не озлобленность избалованного принца. Ты знаешь разницу.
  Он знал.
  И это пугало его.
  
  ***
  
  "Парировать, уклониться, выпад... о-ох!"
  Угу, от такого останется след. Даже если Пиандао просто шлепнул его плоской стороной клинка.
  Несколько дней назад Сокка мог бы потереть синяк, может даже с преувеличенным вскриком, сражайся он с кем-то вроде Тай Ли, которая на самом деле не хотела ранить людей, а просто убрать их с пути Азулы. Сейчас, перед его учителем? Он лишь немного отступил, опустив клинок.
  - Что не так?
  - Способность читать противника. Ценное умение, - вздохнул Пиандао и отправил меч в ножны. - Как у тебя дела с поэзией?
  Ладно, это уязвляло побольнее синяка.
  - Ребята, у вас самые странные буквы на свете.
  - Не буквы. Акшара, - улыбнулся Пиандао, развеселившись. - Ты понимаешь, что послание Раскрашенной Леди было тестом. Я могу помочь тебе получить инструменты, чтобы пройти его - каждый мечник должен быть джитакшара - но я сомневаюсь, что духи хорошо воспримут моё прямое вмешательство. - Его улыбка сменилась серьезностью. - Как вмешиваешься ты.
  - Аанг, сидящий над книгой? Да ни в жизнь, - с печальной иронией ответил Сокка. - И он - тот единственный парень, которому положено спасти мир? Это неправильно. - Он бросил на Пиандао решительный взгляд. - Она написала то послание на берегу перед всеми нами. Если бы она хотела, чтобы оно досталось одному Аангу, то могла бы поступить как-то по-другому.
  - Достаточно верно, - уступил Пиандао.
  - Кроме того, - улыбнулся Сокка, - любой язык, где можно сказать "её руки деловито срывали цветы" одним словом, довольно крут. - Он задумчиво сморщился. - Значит, вы беспокоитесь о духе? Темул показалась мне излишне милой.
  Пиандао взволнованно выпрямился.
  - Ты встречался с ней.
  - Нечасто, - признался Сокка. - Она приходит по ночам, когда я сплю. Тоф говорит, что она водит их по долине и показывает разные вещи. Разные виды камней. Как вода может скрываться в странных местах - никогда бы не подумал, что растение может топить жуков и пожирать их... - Он посмотрел на своего учителя. - Это плохо? Она держалась от Аанга подальше. Мы следили за этим.
  Пиандао нахмурился.
  - Полагаю, ты не знаешь историю о собакольве, который не рычал?
  - Нет, но, думаю, я догадываюсь, - поморщился Сокка. - Значит, она что-то задумала. Что?
  - Если бы я знал, то волновался бы меньше. - Темно-серые брови задумчиво сошлись. - Куда именно она водила вас?
  
  ***
  
  - Ладно! - Тоф почувствовала легкое как перышко смещение земли, которое означало, что Аанг ударил кулаком по воздуху. - Мы собираемся всем показать раз и навсегда, что нет ничего плохого в том, что Аппа ходит по земле.
  О, будет здорово. Откинувшись на теплый камень, Тоф почувствовала, как трава щекочет её ноги. Она решила проверить, сможет ли шевелить пальцами в унисон с дыханием Катары. Не слишком давно кто-то держал здесь загон для страусовых лошадей: девочка чувствовала, что они царапали землю, добираясь до жуков, и слегка притоптали некоторые участки, где были гнезда. Однако сейчас здесь было тайное убежище для одного ворчливого летающего бизона, любившего траву, но не корнеплоды, предложенные фермерами Пиандао вместе с тюками соломы.
  Учитывая, что у неё не было других дел, кроме как учить Аанга и нежиться на солнце, Тоф принялась считать тюки соломы. Старая привычка: может, она была слепой и крошечной, и её родители хотели спрятать её от мира, но она всё же была купеческой дочерью. Считать для неё было как для Сокки проверять бумеранг, или для Катары подсчитывать провизию. Это было то, что ты делаешь, чтобы убедиться, что твой мир в порядке.
  Считать тюки соломы... Ну, она не любила цифры. Совсем.
  "Может быть, я неверно запомнила подсчеты".
  Она надеялась на это. Потому что если она подсчитала правильно... Её папа имел долю во владении как минимум дюжиной ферм. Он всегда подсчитывал, что необходимо, чтобы прожить зиму. И Аппа съел достаточно тюков, чтобы прокормить небольшое стадо коалаовец в течении недели. Если Темул говорила правду о бизонах, падающих с неба, а Сокка верил ей... Ух!
  "Тао сказал, что Царство Земли просто отвернулось. Позволило резне случиться".
  Шаман считал, что это произошло из-за Чина Завоевателя. Тоф не была так уверена. Чин был старой-престарой историей.
  "Земля хранит обиды, это так. Но чтобы все так долго обижались? Когда знакомые им люди умрут практически у них на глазах? Я так не думаю".
  Если бы Тао спросил её мнение, Тоф поставила бы деньги на кучу разозленных фермеров. Которые раз и навсегда решили, что не собираются допускать, чтобы их урожаи снова сожрали. В конце концов, все говорили, что Народ Огня убил Воздушных Кочевников.
  "А что случилось с бизонами? Они могли улететь. Должно быть, некоторые из них сбежали и одичали. Почему их нет?"
  Потому что их не было. Если только они не спрятались лучше, чем кротобарсуки под горой...
  Аанг замахал руками как ветряная мельница, нарушив её ход мыслей.
  - А теперь поразительный Аппа пройдет по этой совершенно обычной земле!
  Кормившая Момо ягодами Катара засмеялась.
  - Он и так тут всё затоптал, Аанг.
  - Даже лучше! Идем, приятель.
  Раскатистое ворчание, и несколько тонн летающего бизона на цыпочках прошли по траве.
  - Вот! - удовлетворенно сказал Аанг. - А теперь... - он подпрыгнул.
  Подготовившись, Тоф укрепилась как скала, когда его ноги ударили по земле, взрыхлив землю, траву и камни как ветер, взлохмативший её волосы.
  Катара вскрикнула, миска чуть не выпала из её рук, когда её сидение сместилось. Момо накинулся на просыпанные ягоды.
  - Аанг!
  - Прости, Катара. Но видишь? Всё отлично!
  Всё было плоским, конечно. Как блин. Но подобно блину, сними с него шкурку, и внутри всё будет совсем по-другому.
  Знакомые шаги направились в их сторону. Хорошо - хотя бы двое должны понять то, что она собиралась сделать.
  Тоф впилась пальцами в землю, потянув вверх и укладывая как любимое одеяло.
  - Эй... Тоф!
  Она не знала, как это выглядело, но знала, как это ощущалось. Всё давление, что пришлось на землю, зеркальным отражением вспучилось вверх, и отпечатки следов Аппы стали круглыми, как пончики.
  - Вот что осталось в земле, ребята.
  Тишина. Она почувствовала, как Катара тревожно заерзала, а сердце Аанга забилось чаще.
  - Но... но... Кузон никогда ничего не говорил!
  - Кузон не был покорителем земли. - Сокка обошел вокруг отпечатков лап, склонив голову на бок, словно осматривая их. - Ого, это сделал Аппа?
  - Ну, а что ему ещё делать? - Аанг развернулся по направлению к уверенным шагам, его мускулы напряглись. - Не ходить по земле? Мы постоянно это делали, когда навещали Кузона!
  - Это заставляет меня задуматься, где именно ты навещал Кузона, - потер подбородок Пиандао. - Из того, что я знаю о Бьякко, они столь же осторожны со своими террасами, как мы с нашими пастбищами. Единственное место, которое не пострадало бы, это лавовые плато.
  Судя по тому, как напряглись пальцы ног Аанга, Тоф поняла, что мечник попал в яблочко.
  - Темул ненавидит летающих бизонов, - напомнила Катара. - Ты знаешь, что она преувеличивает.
  Мечник сел на корточки, чтобы провести пальцами по траве.
  - Правда. Один летающий бизон не вытопчет здесь землю навсегда. Десять? Пятьдесят? Это стало бы проблемой. - Он выпрямился. - Аанг, есть ещё одна вещь, о которой ты должен подумать, и это время. Живая или мертвая, но Темул приглядывает за этой землей более трех столетий. Одна волна налетает на берег, и ничего не изменяется. Смотреть на эти волны десятилетие и более? Могут исчезнуть целые острова.
  - Тогда вы должны были сказать нам! - выскочил вперед Аанг, весь вибрируя. - И вы должны были продолжать говорить, пока мы не услышали бы!
  - Глазами или ушами, - раздался знакомый невесомый голос, - ваши люди не слушают.
  "Темул". Тоф вскочила на ноги, стараясь не вспотеть. Она не чувствовала веса призрака, не слышала её дыхания, не чувствовала ничего. Кроме странной уверенности в том, что Темул стояла прямо перед Аангом, мрачно нахмурившись в наступившей тишине.
  - Вы этого не знаете, - крикнул в ответ Аанг. - Вы ненавидите покорителей воздуха. Вы ничего не знаете о том, как мы живем!
  - Но я знаю, как вы умираете, - от хохота призрака Тоф вздрогнула. - Хочешь, покажу последних, кто умерли здесь? Думаю, то, что они делали, покажется тебе... интересным.
  Посреди удушающей летней жары Тоф застучала зубами. "Так холодно..."
  
  ***
  
  "Соберись", - повторял в голове урок Тао Аанг. "Будь как смерч - пусть видение несет тебя, но продолжай касаться земли. Не дай видению затянуть тебя внутрь, мост должен касаться обеих сторон".
  Он до сих пор видел пастбище, хотя трава стала прозрачной, как туман. Но он видел и что-то ещё. Чувствовал что-то ещё: отдачу шагов, когда Темул бежала сквозь шторм, то, как гравитация отступала, когда призрак запрыгивала на мокрые от дождя крыши. Молчаливые проклятия, когда она проклинала ныне мертвых Мудрецов Огня и шаманов онмицу лежать в водных могилах - они её связали её же собственными семейными свитками, украденными в лунной тьме...
  "Онмицу", - подумал Аанг. "Убийцы? Как Ши?" И как можно было убить призрака...
  Вспыхнула молния, и он увидел то, что видела она. Узнал то, что знала она.
  "Нет! Нет, нет, этого не может быть, не может..."
  Ряды убийц. Ждущие, чтобы убить Кузона. Наблюдающие, как Кузон убил стольких, скольких смог, из их числа, потому что таковы были приказы старейшин. Потому что им нужен был секрет, который Кузон унесет с собой, если умрет... и потому что каждый павший онмицу уже был отомщен. Потому что...
  "Нет, нет, прекратите, это не может быть по-настоящему!"
  ...Кузон уже подпустил их достаточно близко, чтобы его убили. Она видела это по огню, не вспыхивающему с каждым ударом, по крови, пузырящейся при каждом вздохе...
  "Прекрати, прекрати, ты врешь!.."
  ...потому что Кузон знал их, как она знала их. Даже лучше - она видела их родителей и дедушек и бабушек всего пару дней на корабле и никогда не встречала этих детей в жизни...
  "Нет, Воздушные Кочевники не..."
  -... Джа Аку...
  Он узнал имя в ту долю секунды, когда Темул призвала молнию как выражение смертоносной ярости самого Агни. Он знал его, а не Темул. Слышал, когда вспоминал худший день в своей жизни столетие назад и улыбку, которая не была улыбкой.
  - Только так и будет честно.
  Его воспоминание. Не Темул. И было больно... но любая боль была лучше, чем смотреть глазами призрака, которая убила его людей, а сейчас смотрела, как умирал Кузон, не столько со скорбью, сколько с чистой, беспощадной яростью...
  - Прекрати!
  Дневной свет. Трава. Аппа у него за спиной, рука Катары на его плечах, и все они дрожали.
  Стоявший в нескольких футах от него Сокка был почти белым.
  - Кузона убили покорители воздуха?
  - Его убили онмицу, потомки Воздушных Кочевников. Сомневаюсь, что более одного или двух были обученными покорителями воздуха. Это самый строго охраняемый секрет Хозяина Огня. - Пиандао стоял между ними и окутанным штормовой тенью призраком с мечом наголо. - Хватит. Ты сломаешь мальчика.
  - Тогда пусть ломается, - в светло-золотых глазах мелькнула молния. - Я осуществлю свою месть. Хозяину Огня. Аватару. Наши смерти лежат на них обоих! - Синий огонь вспыхнул вокруг её рук...
  И подобно льду разбился о щит из поднятой земли.
  "Тоф?"
  - Я не позволю тебе, - маленькая покорительница земли встала рядом с Пиандао, её босые ноги были такими же точными, как и клинок мечника. - Я понимаю, что тебе нужна месть. Я верю тебе. Но ты говоришь, что хочешь ранить Аанга ради Кузона? Ни за что! - Её руки были подняты, готовые сложиться в кулаки или блок. - Ты не спросила его!
  - Тоф? - Катара сняла пробку со своего меха с водой, готовая ткать ледяные щиты или острые сосульки вокруг них обоих. - Что ты делаешь?
  Тоф даже ухом не повела.
  - У Кузона есть право на собственную месть, - её незрячие глаза были устремлены на Темул. - Ты не можешь совершить её за него.
  - Умная девочка, - шепот, похожий на порыв ветра перед штормом. - Но ты даже представления не имеешь. Он здесь. Он мой враг. Я должна.
  - Хватит уже! - Тоф отмахнулась от её слов как от москитов. - Ты показала ему - ты показала нам - мы верим тебе, ладно? Кузон... он никогда... он пытался и... - Она сглотнула и покачала головой, не говоря ни слова.
  Прищурив глаза, Катара вмешалась в разговор.
  - Вы не можете преследовать Аанга, когда Кузон выбрал смерть.
  Сокка поморщился.
  - Катара...
  - Он мог солгать! - Покорительница воды сердито посмотрела на Темул, туманна они или нет. - Он мог сказать им то, что они хотели услышать, и жить, чтобы помогать Аангу! Но нет, он же покоритель огня, лорд, и ему надо было умереть из-за вашей глупой-преглупой чести...
  - Катара, - прохрипел Аанг. Он не хотел ничего говорить. Это было так больно. - Он... не мог солгать им.
  Она замерла. Повернулась к нему с растущим недоверием.
  - Их учил... их учил кое-кто, кого я знал, ещё в храме, - выдавил Аанг. Они бы узнали. Что бы он ни сказал... они бы услышали ложь. - "Покорители воздуха обучали наемных убийц. Покорители воздуха обучали убийц. Кузон умер, потому что... потому что..."
  Он не хотел об этом думать. Он не хотел знать то, что знал. Не хотел, чтобы это было реальностью.
  Но Кузон никогда не встречал Джа Аку. Не до его побега. Если Темул знала его имя сейчас...
  "Это не может быть правдой. Но это так".
  Он не знал, что ещё Темул собиралась сделать с ним. Ему было все равно. Ничто не причинит большей боли.
  - Аанг? - Катара обернула руку водой, готовая исцелять. - Не дай ей одолеть себя. Ты этого не делал. Ты не совершил ничего из этого, - она сердито посмотрела на призрака. - А все, кто сделал, мертвы. Вы получили свою месть.
  - Наглая ложь из уст той, кто с радостью смотрела бы, как утонет мой народ, из-за убийства одной женщины, - взгляд Темул был таким же безжалостным, как лава. - Ты всех нас заставила бы расплачиваться за зло одного человека. - Она указала длинным костлявым пальцем. - А кто заплатит за него? Ты предложишь свою жизнь, маленькая покорительница воды?
  Аанг ахнул. Потому что разумеется Катара предложила бы. Она была идеальной, она была доброй, она была просто-напросто хорошей...
  Она... ничего не сказала.
  Сокка выступил вперед.
  - Я предложу.
  - Сокка! - Аанг не знал, кто из них закричал первым.
  - Ты играешь с огнем, сынок, - тихо сказал Пиандао, его серые глаза потемнели от тревоги.
  - Нет. Я предлагаю временный альянс другу Кузона, - мрачно произнес Сокка. - Потому что Кузон был другом Аанга, а Аанг - мой друг. И я верю Аангу. - Он ответил на яростный взгляд своим яростным взглядом. - Вы не хотите ранить Аанга. Вы хотите ранить Аватара. Знаете что? Пока Аанг не засветится, Духа Аватара здесь нет. Всё, чего вы добьетесь своей местью, это раните парня, который ничего вам не сделал. - Он вдохнул. - Вы были другом Кузона. Если вы можете мучить кого-то и называть это местью... тогда никто из нас не знал его.
  "Не надо!" - хотелось закричать Аангу. Потому что если Темул была другом Кузона...
  "Значит, я не знал его", - понял Аанг. Его горло перехватило из-за страха и... он не знал от чего. Но это причиняло боль. От его друга-покорителя огня не осталось ничего в том старике, убивающем - и умирающем - в темноте. Убивая покорителей воздуха. Убитый покорителями воздуха.
  "Я больше никого не знаю".
  Ему хотелось выкрикнуть это, но он не мог. Темул была призраком, а не духом, и он мог давить на Ботинки, но он не мог давить на неё, даже при желании. И если каждый призрак Народа Огня был таким страшным, то он не мог винить Киоши за то, что она хотела сковать их, он просто не мог. Как мог Аватар поддерживать в мире баланс, если простой призрак мог преградить ему путь?
  - Ты веришь в своего друга, - задумчиво проговорила Темул. - Предупреждаю, молодой человек. Вера без верности - всё равно что прижимать скорпионогадюку к груди. Пока ей холодно, ты ей нужен. Но когда она согреется...
  Сокка не дрогнул.
  - Это моя проблема.
  Аанг задохнулся. Дважды. Темул назвала его... И Сокка согласился с ней? Не может быть, чтобы он спустил...
  Тоф наступила ему на ногу.
  Темул мельком взглянула на него, когда Аанг завопил, и, кажется, шторм над ней несколько рассеялся.
  - Ты храбрый, но ты не понимаешь месть, - призрачные пальцы приподняли подбородок Сокки. - Ты поймешь.
  Треснул гром, и призрак исчез.
  Сокка свернулся, как брошенное одеяло.
  - Сокка! - Катара оббежала Аанга, ощупывая своего брата обернутыми водой руками, пока Пиандао уложил его голову к себе на колени. - Что она с ним сделала?
  - Я не знаю, - Пиандао приложил пальцы к шее Сокки. - Его пульс ровный, его чи звенит, как ударенный колокол, но я не думаю, что он ранен.
  - Откуда вам знать? Вы не целитель!
  - Я побывал на большем числе полей битв, чем ты видела лет, юная леди. Я кое-что знаю о том, кто выживет, а кто умрет, - с суховатой иронией ответил Пиандао. - Он сделал Темул предложение. Думаю, она его приняла.
  Тоф хрустнула пальцами и направилась назад к поместью.
  - Куда ты? - выкрикнул Аанг.
  - Паковать вещи, - кинула она через плечо.
  - Что? Сокка ранен!
  Она остановилась на миг.
  - Если Катара сможет починить его, она это сделает. Если Мастер Пиандао может починить его, он это сделает. Сокка очнется. Или нет, - она сглотнула. - Как ни верти, нам надо уходить. Чтобы увести тебя отсюда.
  А вот это уже было нечестно.
  - Я этого не делал!
  - Нет, - отрезала Тоф. - Но ты это не остановил.
  Её ноги ударили по земле, и она уехала на зеленой волне.
  "Нет", - признался сам себе Аанг. "Не остановил".
  Почему?
  Потому что... Темул была чем-то таким, с чем он ничего не мог поделать. Он не мог покорять, чтобы остановить её. Он не мог давить на неё так, как он делал с другими духами. И он не мог улететь от призрака.
  И так не должно было быть! Он был Аватаром, а Тоф ожидала, что он выступит против призрака как кто-то, кто даже не мог покорять?
  "Как Сокка?"
  Нет, это было не то же самое. Духи не сделали Сокку покорителем. Это было их решение, и Сокка должен был с ним жить. Но они сделали его Аватаром. Ему полагалось обладать силой, чтобы исправлять положение.
  "Призраки просто неправильные".
  Тоф была права. Им надо было уходить отсюда.
  Но когда-нибудь, когда он будет знать достаточно, он вернется сюда. Потому что он был Аватаром.
  И Темул никогда снова не причинит зло одному из его друзей.
  
  ***
  
  Сокка моргнул. Крепко зажмурил глаза. Моргнул снова.
  "Что за черт?"
  Пять взволнованных лиц смотрели на него сверху, пока он лежал, прислонившись к садовому камню. Одно из лиц было зеленоглазым и пушистым, уши Момо дернулись, когда лемур счел, что один чесатель лемуров только что вернулся в мир живых, после чего вспрыгнул на плечо Аанга. Тоф была бледной, Аанг был откровенно мрачным, а глаза Катары были красными и распухшими, что значило, что она плакала.
  "Что я пропустил?"
  Стоп. Темул, подозрения Пиандао, встреча с Аангом...
  - Снова с нами? - спросил Мастер Пиандао, его брови изогнулись с намеком на предупреждение.
  - У-угу, - выдавил Сокка, сев. Он не знал, почему Великое Имя Шу Джинга захотел использовать "суниюктабхаша" вместо "Укканьяядая", но надо всегда следовать туда, куда ведет учитель...
  "О, нет. Не может быть..."
  И Катара кричала на него, и Тоф вздыхала с улыбкой облегчения, и Аанг воспрял духом и донимал его дюжиной вариантов "что случилось?"
  "Хороший вопрос".
  Даже это мысль казалась неправильной, набором слов, которые должны были быть знакомыми, и звуками, которых он не должен был знать, и... ой.
  - Апи кузалам?
  - Найва, - ответил Сокка. Его мозг всё ещё пытался его догнать. - И мнится мне, со мной она что-то сотворила...
  О, черт. Четыре пары глаз уставились на него, и только один понял, что он сказал.
  - Наверное, я слишком сильно гонял тебя, - легким тоном сообщил Пиандао. - Цитированье поэзии во сне может довести тебя до беды, молодой человек, - он подмигнул. - Хотя совсем не до такой, как если ты будешь цитировать, бодрствуя.
  - Это была поэзия? - скептически спросила Катара. - Звучало так, будто кто-то пытался спеть, как тюлень.
  - Тюлени не разговаривают, - вздохнул Сокка. Постарался сделать так, чтобы его скачущие галопом мысли не отразились на его лице. "Что, черт возьми, она сделала?"
  - Это ты так говоришь.
  - Ты в порядке, Лежебока?
  Тоф. Ноги, как обычно, прочно уперты в землю. И как это он никогда не понимал, что означает этот точный баланс - готовая стойка, которая позволит ей сделать что угодно, если понадобится нанести удар...
  Сокка закрыл лицо руками.
  - Аанг? Думаю, твоя головная боль перешла ко мне.
  Это как ножом отрезало болтовню покорителя воздуха.
  - Ты хочешь сказать, что после всех тех жутких угроз и разговоров о мести и скорпионогадюках... она просто устроила тебе головную боль? - возмутился Аанг.
  - Прости за скорпионогадюк, - несколько глуповато извинился Сокка. Ощущая - так же четко, как острый край бритвы - всё, что он не говорил. "Аанг может слышать ложь, но если я не лгу..." - Я решил сделать ставку, основываясь на том, что знаю. Она злилась и просто хотела, чтобы её кто-нибудь послушал. Поэтому я не стал с ней спорить. Но только про всякие неважные вещи.
  - Неважные? - пальцы Катары коснулись её пояса в дюймах от её кожаного мешка для воды.
  - Она и так ненавидит покорителей воздуха, - напомнил Сокка. - Ты же точно так же поступила с Раскрашенной Леди, так? Позволила ей отомстить, но так, чтобы большинство людей не пострадало. - Он потер голову. - Я переживу головную боль. - "Я надеюсь".
  - Ага, - засмеялся Аанг. - Но ты знаешь, что это было безумием.
  - Эй, пусть это безумие, но оно сработало... - Встав на ноги, Сокка подождал, пока мир снова не выправится. Посмотрел мимо друзей туда, где фыркал огромный бело-коричневый комок шерсти. - Вы уже сложили вещи на Аппу? Я думал... ну...
  - У тебя есть основы и цепкий ум, - отметил Пиандао. - Возвращайся, когда у тебя будет преимущество времени. - Он улыбнулся. - Я понимаю, что у вас расписание.
  Здорово. Ему этого никогда не забудут.
  - Брось, давай уйдем до того, как она набросится на Аппу за то, что пожевал сад, - поторопил Аанг, ухватив его за руку.
  - Иду, - ответил Сокка, нетерпеливо избавившись от захвата под удивленный вскрик Аанга. - Дай мне минутку, ладно?
  Наконец-то. Все они залезли на Аппу, подальше от зоны слышимости. Сокка сглотнул.
  - Мастер Пиандао...
  - Даже будучи призраком, Темул остается драконьим дитя, - прямо ответил мечник. - Есть старые истории о том, что они могут сделать с разумом людей. - Серые глаза посмотрели в его. - Как сильно она тебя ранила?
  - Не так сильно, как она ранила бы Аанга, - в этом Сокка был абсолютно уверен. - Она влезла мне в голову. Я справлюсь. Аанг... он Аватар. Он нужен нам целым.
  Пиандао наблюдал за ним.
  - Из-за его силы?
  - Нет, - твердо возразил Сокка. - Потому что все остальные думают, что он единственный парень, который может исправить мир. Это безумие, он просто ребенок, но они этого не видят. Всё, что они видят, это легенда. Он им нужен. Так что да, лучше я, чем он.
  - Слова истинного тактика, - кивнул головой Пиандао. - Будь осторожен. - Он подошел ближе и...
  "Что за черт?"
  Его не обнимали так неделями.
  - Выжигание знаков на шелке - тонкое искусство, мало практикуемое покорителями огня в наши дни. Но раньше все Великие Имена использовали его для ведения семейных свитков, а Темул настолько старомодна, насколько это вообще возможно, - сказал Пиандао, всё ещё удерживая его. - Ты должен знать, что Темул вернула те свитки от онмицу. Моё имя значится в них вместе с записью о моем усыновлении. И начиная с этого утра... там значится и твоё.
  - Чего? - Это был не вопль. Скорее мужественный вскрик. - Но... но разве у вас не спрашивают перед тем, как похитить кого-то в свое племя, и я не девушка, и... О, духи, Теруко рассказывала, что у вас есть похищение мужей, и Темул слишком стара для меня, не говоря уже о том, что она мертвая...
  - Ты не муж. Ты - военная добыча, - усмехнулся Пиандао. - А она уже очень давно воюет с Аватаром.
  "Она хотела отмстить Аангу. И она отомстила".
  - Я из Племени Воды!
  - Не думаю, что ей есть до этого дело, - улыбнулся Пиандао, отступив назад. - Поэтому будь осторожен с героическими деяниями в присутствии впечатлительной молодежи. Особенно молодых покорителей огня. Сомневаюсь, что Аанг будет счастлив, если ты создашь собственный клан.
  "...Папа меня убьет".
  
  Примечания автора:
  
  Акшара - буквы алфавита, а ещё меч.
  Апи кузалам? - Ты в порядке?
  Нийва - едва ли; нет!
  Джитакшара - тот, кто овладел письмом. Или, если кто-то пошутит (а это в духе Пиандао) - тот, кто овладел мечом.
  Суниюктабхаша - построенный язык
  Укканьяядая - дворцовый диалект
  Глава 53 Содержание Глава 55
  
  
  Имя
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 1."(Уся (Wuxia)) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) Л.Хабарова "Юнит"(Научная фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"