Безбашенный: другие произведения.

Античная наркомафия 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
 Ваша оценка:

   6. Философия.
  
   - И что же это во мне такого неправильного? - спросила Аглею по-гречески её собеседница, тоже довольно эффектная брюнеточка, которую мы видели впервые.
   - Да я и сама не поняла, что Юлия имела в виду, - ответила ей бывшая гетера, - И кажется, она сказала не "неправильная", а "не такая".
   - И при этом ещё и улыбалась. Шутка это, что ли, какая-то?
   - Похоже на шутку, но её смысла я не уловила...
   - А о чём вы при этом с Юлей говорили? - поинтересовалась Велия, когда мы вышли с ней к ним на балкон.
   - Да ни о чём ещё даже и не успели, - ответила Аглея, - Я только представила ей Клеопатру...
   - Клеопатру?! - мы с супружницей переглянулись и расхохотались.
   - Ну да, это Клеопатра Милетская, она из прошлогоднего выпуска коринфской Школы гетер. И что в этом смешного?
   - А Юля точно сказала "не такая"? Может, "не та"?
   - Правильно, вспомнила - "не та"! Именно так она и сказала!
   - Ну так правильно сказала - на самом деле не та, - хмыкнул я, - Но переживать из-за этого никчему - оно, пожалуй, и к лучшему.
   - А которая тогда - та? - озадачилась милетянка.
   - Та - в Египте, в Александрии.
   - В Александии? Что-то... Гм... Постой - это Сирийка, что ли? - так в Гребипте прозвали - за глаза, конечно, попробовал бы только кто в глаза - Клеопатру нумер Один, супружницу нынешнего Птолемея Эпифана, и правильно в общем-то прозвали, потому как сирийка и есть - дочка покойного Антиоха нумер Три.
   - Ну да, кем же ей ещё быть-то? - я не стал распространяться, что эта Клеопатра нумер Один, Сирийка которая, хоть и "уже из тех", но всё-таки тоже не Та Самая, которая "и Цезарь с Антонием", потому как у той будет инвентарный нумер Семь, и прозвана она будет Филопаторшей. Но все они, начиная со Второй, вот от этой Первой пойдут, которая Сирийка. А посему, хоть она и не Та Самая, но для вот этой ейной тёзки будет просто Та. Хватит с ней и этого, потому как она и сама ни разу не та, и форма допуска к информации под грифом у ней тоже ни разу не та.
   - А почему это к лучшему? - поинтересовалась та, то бишь Не Та.
   - Ну, во-первых, Та - всё-таки царица, а иметь дело с царицами всегда тяжело, - включилась и Юлька, как раз освободившаяся от хлопот со слугами, - А во-вторых, тебе и самой вряд ли захотелось бы быть похожей на неё, - наша историчка продемонстрировала медный гребипетский обол из коллекции - с чкеканным профилем Сирийки, на котором чётко просматривались и "слишком греческий" нос, и двойной подбородок. Показывает гостье Сирийку, а нам подмигивает - мы-то видели на её аппарате фотки и Той Самой. В смысле, фотки монеты с ейным профилем и ейного же скульптурного портрета - ага, с таким выдающимся "кавказским" шнобелем, что по сравнению с ней и вот эта нынешняя Сирийка ещё очень даже ничего...
   []
   - Не красавица, конечно, - констатировала Клеопатра Не Та, - Но за царство и я бы уж как-нибудь смирилась с такой внешностью.
   - Боюсь, что царство ей дали всё-таки не за внешность, - заметил Серёга, тоже как раз высвободившийся от принятия и размещения новых гостей, - За такую внешность я бы царства точно не дал.
   - Я тоже столько не выпью, - поддержал я, - За осмотрительность ей царство, скорее всего, досталось. Она была ОЧЕНЬ осмотрительна в выборе своих родителей.
   - Ты говоришь прямо как орфики и пифагорейцы, которые верят во множество жизней одной и той же человеческой души. Ты разделяешь их учение?
   - Ну, не до такой степени. Считать, что человеческая душа может воплотиться и в животном и на этом основании не есть мяса - это уж чересчур. А если кто-нибудь вдруг придумает, будто человеческая душа может воплотиться и в рыбу, так что же нам тогда, и рыбу больше не есть?
   - А если серьёзно?
   - Я разделяю учение о карме и перерождениях в соответствии с наработанной кармой, но не думаю, чтобы несовершенные люди перерождались в животных - для этого вполне хватает и людей с неблагополучной судьбой. Хотя - это заблуждение индийцев и перенявших его у них орфиков с пифагорейцами я понять тоже могу. Судя по тому, какие глупцы иной раз встречаются среди людей, нетрудно предположить, что в прежней жизни их души обитали в баранах, - милетянка с Аглеей расхохотались, - И если, предположив и не найдя резонных возражений, принять это как истину, то почему бы тогда не посчитать верным и обратное? - тут уж мы поржали всей компанией.
   За столом, конечно, все не на ложах развалились, а расселись - даже в элитных инсулах комнатам далеко до настоящих залов, но у нас ведь и не официозный помпезный пир, даже не греческий симпосион, а так, неофициальный междусобойчик "по простому", на которых и те же рафинированные греки нередко насыщаются сидя, так что места всем хватило с запасом, и никаких неудобств никто не испытывал. А компания собралась, надо отметить, представительная, хоть и без Фабриция, который зашился с государственными делами, и без Васькина, который был занят расследованием очередной обезьяньей бузы кое-кого из "блистательных". Да и другая у нас тут сейчас специфика, и основные гости - ей под стать. Обе гетеры, например, как бывшая, так и новенькая, ни разу не по млятской специализации приглашены, а как весьма хорошо образованные и по части культа жрицы греческой Афродиты. Финикиянка Телкиза - тоже не кто ни попадя, а верховная жрица финикийской Астарты. Ну и турдетанка Вирия - правильно, чужие здесь не ходят - тоже их коллега, то бишь верховная жрица турдетанской Иуны, которая тоже не бездельничает, а работает по той же самой специальности. Несколько выбивается из этого божественного профсоюза жриц любви Ретоген, верховный жрец Нетона, но и он приглашён не просто так, а по поводу - всё-таки главный бог на Турдетанщине, и без его служителя культовые вопросы решать - не по понятиям было бы. Да и с ним кое-что заранее обсудить надо, чтоб не было потом дурацких дрязг по второстепенным вопросам, в которых тонет суть...
   - Я всё-таки не понимаю, для чего у входа в НОВЫЙ храм Иуны установлены СТАРЫЕ статуи, - рассуждала Клеопатра, - Если уж вы обновляете культ, объединяя её с Афродитой и Астартой, то разве не должна новая богиня и выглядеть по-новому?
   - По-новому - это как? - насторожилась Вирия, - Как ваша Афродита? Вам дай палец, так вы норовите отхватить всю руку!
   - Сближение с эллинским культом неизбежно, святейшая, - вступилась Юлька, - В Кордубе римляне уже сейчас чтут Венеру, которая и есть Афродита, так что в Бетике при власти римлян её культ рано или поздно втянет в себя и культ Иуны, и с этим ничего уже нельзя поделать. Мы же не хотим раскола единого турдетанского культа? Тогда, раз так - можно только опередить их в этом, сделав то же самое, но самим и по-своему, и это должно оказаться лучше, чем у них, чтобы не у нас подражали им, а у них - нам.
   - Лучше - это значит ещё бесстыднее? Начиная с Афродиты Книдской, греки всё чаще изображают свою богиню в том виде, в котором приличной женщине пристало показываться только мужу, - турдетанская жрица, хоть и говоря по-гречески с трудом, продемонстрировала недюжинное для Испании знание предмета.
   - Культ Астарты гораздо древнее культа Афродиты, и уже много столетий она предстаёт в наших храмах нагой, а мир от этого так и не рухнул, - заметила Телкиза.
   - Мир не рухнул и от того, что ваши женщины служат Астарте телом - ты и это предлагаешь нам перенять у вас?
   - Да ладно тебе, Вирия! Ты и сама знаешь не хуже меня, как нелегко отменить старинный обычай, если он соблюдался веками. И сейчас мы говорим не об этом обычае, которого тебе никто и не навязывает, а об изваяниях богини любви. Разве не должна она выглядеть желаннейшей из женщин?
   - Может быть и должна, может быть ей и пристало пребывать нагишом внутри храма, раз уж к этому идёт дело у греков и римлян, но не снаружи же! Раздевать богиню на улице посреди города - где ты видела женщин, разгуливающих по городу голышом?
   - Я кое-где видел, но не по эту сторону Моря Мрака, - вставил и я свои двадцать копеек, имея в виду кубинских гойкомитичек в финикийском Эдеме и в нашей Тарквинее.
   - За Морем Мрака - может быть, но наш народ этого не поймёт.
   - Здесь, конечно, это никчему, святейшая, - согласился я, - Статуи старого типа на улице будут уместнее новых.
   - Если цель этого скульптурного бесстыдства - показать красоту богини, то не очень-то хорошо это получается ни у финикийцев, ни у греков, - Вирия, конечно, видела и статую Астарты, и привезённые нами из Коринфа маленькие копии самых знаменитых из греческих Афродит, - Астарта - не обижайся, Телкиза, но при её очень хорошей фигуре проработана она похуже наших статуй...
   - Старинный канон, Вирия - сейчас её изваяли бы получше, - возразила та.
   - А у Афродит при хорошей проработке никуда не годные фигуры и совсем уж жиденькие волосы - лучше бы они их не показывали вообще, чем показывать такие...
   - Канон, - отмазала своих и Аглея, - Могут и лучше, если захотят.
   - И гораздо лучше, - подтвердил я, - А теперь это могут уже и у нас.
   - Твой скиф, досточтимый - вообще бесстыжий! Лучше бы он совсем голой эту девчонку показал, чем вот так НАПОКАЗ раздевающейся...
   - Но многим нравится, святейшая, - отмазал я своего похабника.
   - И мне нравится, - одобрил Ретоген, - Хороша! Был бы я помоложе...
   - Хороша, я разве спорю? Но ТАК богиню никто и никогда ещё не изображал!
   []
   - Ну, если тебе не подходит - закажи другую, - хмыкнула финикиянка, - А эту - ну, мой храм Астарты, конечно, не так богат, но может быть, как-нибудь в рассрочку?
   - Обойдёшься, Телкиза! - жрицу Иуны задавила жаба, - Я разве сказала, что не подходит? Необычно, бесстыдно, но раз уж мир катится к этому - не будем отставать от него и мы. Особенно, если в рассрочку, - когда речь заходит о самом святом, духовенство самых разных конфессий и культов становится поразительно единодушным, гы-гы!
   Фарзой, конечно - стервец ещё тот. Просил же как человека свой эротический зуд маленько поумерить и сваять свою зазнобу ну хоть немножко поблагопристойнее - ага, примерно в таком духе, как и Вирии бы хотелось. Куда там! Нет, он, конечно, честно занялся и тем, чем сказано, но - млять, беда с этими творческими натурами - не пошло у него, хоть и разрешил я ему работать с зазнобой евонной, а не с бабёнкой пофигуристее, которую сам хотел ему навязать. Но раз уж парень увлёкся, то тут в приказном порядке навязывать - только портить всё дело. Попросил его только добавить форм, где следовало - немного, тут буквально сантиметры рулят. Слепить-то он модель честно слепил, и будь это не он, а обычный подражатель-ремесленник, так я был бы даже и доволен его трудом, но ОН-то ведь - знаю же прекрасно, на что он способен, когда "в ударе". А мы с Серёгой как раз в Мавританию собирались прошвырнуться, где тот припомнил выход нефти на поверхность. Маленький и говённенький, откровенно говоря, до хорошей-то нефти там бурить надо, а чем бурить прикажете? Да и не сама нефть нам нужна была, а как раз вот этот приповерхностный битум - и на битумную бумагу для изоляции электропроводки, и на битумный лак, и на много чего ещё. В общем, не до опеки фарзоевского творчества мне как-то оказалось, и дал я ему карт-бланш творить "как видит". Ну так он, стервец эдакий, и "увидел"! Нашли мы тот битум в Мавритании, порешали там вопросы с его добычей и поставками, возвращаемся домой с сознанием честно и хорошо выполненного долга, ведь без дураков большое и нужное дело сделали, а тут - ага, скиф тоже лучится от счастья и тоже с сознанием выполненного долга. Он как раз уже чеканил и полировал свою отлитую "стриптизёршу", а "правильная" модель так и стояла незавершённой. Доделать-то он мне её пообещал, но с такими тусклыми глазами, что я махнул рукой - посредственную работу и без него есть кому делать. Да и понравилась мне эта, если честно - решил даже, что если храму Иуны её в рамках религиозной реформы впарить не прокатит, так себе оставлю - и дома прекрасно смотреться будет. Фарзой ведь и волосы статуе зачернил, сделав её эдакой заправской жгучей брюнеткой, и тряпку ейную патиной выделил - и сам ведь, главное, до всего этого додумался, хрен кто так делает в античном мире. Собственно, как я понимаю, как раз эта повышенная натуральность Вирию и шокировала, как и тех греков в Коринфе, помнится, но здесь не Коринф и вообще не Греция ни разу, и каноны классические так не довлеют, а ценить красоту умеют и у нас, так что - прокатило. Даже и жаль как-то храму её уступать, уже ведь и дома мысленно пристроил, ну да ладно - заставлю этого стервеца "в качестве наказания" уменьшенную копию сваять...
   - В Коринфе, конечно, не одобрили бы - слишком далека от канона, а главное - слишком хороша для большинства коринфянок, - высказала своё мнение Клеопатра Не Та, которая, приехав в Оссонобу, пока я с семейством в Лакобриге был, успела уже и увидеть эту фарзоевскую Иуну, и заценить её, - Оригинальны и очень красивы работы Леонтиска, но и на них иногда смотрят косо, а ещё оригинальнее были, как мне говорили, работы его раба-ученика, и мне очень жаль, что я их не застала. Говорят, что старик сильно ревновал к его мастерству и избавился и от этих работ, и от него самого. Представляете, он продал талантливейшего ученика какому-то заезжему варвару!
   Аглея, переглядываясь со мной, держалась, сколько могла, но в конце концов сложилась пополам от хохота, а вслед за ней заржали и мы.
   - Я разве сказала что-то смешное? - не въехала милетянка, - Это же трагедия!
   - Ну, во-первых, Леонтиск продал парня не из-за ревности к его мастерству, а оттого, что иначе ему грозили неприятности, а парню - ОЧЕНЬ большие неприятности, - ответил я ей, - Во-вторых, парню не пришлось жалеть о переменах в своей судьбе - ему живётся очень даже неплохо. А в-третьих, у тебя хорошие шансы увидеть его работы.
   - Ты уверен? Почему ты так думаешь?
   - Я не думаю, а знаю точно. Видишь ли, Клеопатра, мир тесен - этот купивший парня "какой-то заезжий варвар" сидит сейчас перед тобой, - мы заржали всей компанией при виде её изумлённых глаз.
   - Прости, досточтимый, я не хотела оскорбить тебя, - пролепетала гетера.
   - Пустяки, мне правда в глаза не колет. А статуя, которую мы сейчас обсуждали - как раз его последняя работа...
   - Судя по ней, Эллада потеряла великого мастера, которым могла бы гордиться.
   - В теории, Клеопатра, - заметила Юлька, - А на деле что ожидало бы варвара в любом из эллинских полисов? Ну, получил бы он свободу, допустим, но так и остался бы бесправным метеком - не всякий эллин получает гражданство в ЧУЖОМ полисе.
   - И это ещё в САМОМ лучшем случае - если бы случилось такое чудо, что его не затравили бы за его неканоническую оригинальность, - добавил я, - На деле же как раз от этого мы с Леонтиском его и спасли. Тоже своего рода чудо для парня, но для Эллады он потерян в любом случае. Да и сам Леонтиск разве не являет собой похожий пример, хоть и в более мягкой форме?
   - Ну, с ним пока ещё ничего не случилось. Его порицают, но никто не трогает.
   - Леонтиск - эллин и полноправный гражданин Коринфа. Да и ему ли не знать своих сограждан-эллинов? Ему не нужно объяснять, как опасно быть НАМНОГО лучшим, чем любой из окружающей его толпы. Я думаю, он и сам ничуть не менее талантлив, чем купленный мной у него парень-скиф, но он с детства приучен "уважать общество" и не раздражать сограждан СЛИШКОМ ярким превосходством над ними. Поэтому он жив и не затравлен, но в результате Коринф и вся Эллада имеет в его лице не ВЕЛИКОГО, а просто очень хорошего скульптора, а великий потерян для них точно так же, как и вот этот скиф, которого я увёз из Коринфа. Так что не он первый и наверняка не он последний...
   - Глупцы, конечно, - согласилась милетянка, - Вот так же примерно и афиняне затравили Сократа.
   - И Сократа, и Алкивиада, и Фемистокла, да и сам Перикл избежал остракизма только за счёт потакания толпе. Для этого он притеснял и доил союзников, а такое разве могло кончиться добром? Не просто глупцы - обезьяны! Ты была уже в нашем зверинце?
   []
   - Ну, уж туда-то Аглея сводила меня в первый же день - интересно, конечно! Но вот эти с их собачьими мордами не очень-то похожи на людей.
   - Это те самые псоглавцы, которых ваши географы с лёгкой руки Гесиода где только не помещали, - пояснила ей моя, - А на самом деле они живут только в Африке, и как ты могла убедиться, это никакие не люди, а обыкновенные обезьяны. И ты не только на головы их пёсьи смотри, а ещё и на их поведение - ничего не напоминает?
   - Верно, оно очень похоже на поведение дурно воспитанных людей, - признала гетера, - Ваши дети поэтому и дразнят друг друга обезьянами?
   - Да, мы для того и привезли их из Африки, чтобы показывать нашим детям, на кого похож дурно воспитанный человек, - ответил я ей.
   - Но внешнее сходство не так уж и велико.
   - Есть и более похожие, - я имел в виду макак-маготов, тоже в нашем зверинце уже имевшихся.
   - Да, я видела и их, но и они не настолько похожи на людей, чтобы объяснить эту вашу странную философию, по которой люди произошли от обезьян.
   - Ну, не от таких обезьян - ещё более похожие на людей и покрупнее, близких к людям размеров, водятся южнее, в глубине Африки. Их встречали там моряки Ганнона Мореплавателя и приняли за диких волосатых людей, но живыми захватить не смогли и привезли в Карфаген только их шкуры. А были когда-то и совсем человекоподобные, мы бы с трудом от человека отличили, но это было настолько давно, что и памяти о них не сохранилось. Те из них, которые не развились в людей, давно вымерли, поскольку люди - даже голопузые дикари - оказались совершеннее их и лучше приспособленными к жизни.
   - Меня вот и удивляет в вашем учении то, что у вас всё живое меняется...
   - Погоди, я ей сейчас покажу, - сказал мне Серёга, пока я прикидывал, как бы ей подоходчивее разжевать, - Вот, смотри, - геолог принёс из другой комнаты две каменюки и показал милетянке одну с крупной раковиной аммонита, - Что это такое по-твоему?
   - Ну, похоже на бараний рог, кажется...
   - Да, похоже. А вот это? - он показал вторую каменюку.
   - Такой же, но только... Таких маленьких бараньих рогов не бывает...
   - Вот именно. А на раковину улитки не похоже?
   - Ну, есть некоторое сходство, но именно вот таких улиток я никогда не видела и даже ничего о них не слыхала.
   - Правильно, сейчас таких нет нигде. Когда-то очень давно их было много, но они все вымерли, и от них остались только вот такие окаменевшие раковины. Теперь есть только современные моллюски, которых не было во времена этих, - Серёга не вдавался в тонкости вроде той, что аммонит - не брюхоногий моллюск, а головоногий, родственный современным кальмарам и каракатицам, а не улиткам - по раковине это хрен докажешь.
   У Клеопатры Не Той серёгины образцы забрала посмотреть Аглея, а уже у неё - духовенство. Рассматривают, меж собой переглядываются, качают головами.
   - Так что же это получается? Что история создания богами мира, которую они сами открыли нашим предкам, неверна? - спросил Ретоген, - Возможно ли такое? - сам он наверняка считал свой вопрос чисто риторическим, так что отвечать на него следовало как можно аккуратнее.
   - Я не знаю, святейший, всех подробностей, открытых богами тем людям, что жили на земле задолго до нас. Знаю только, что в те незапамятные времена люди жили гораздо проще, чем теперь. Не было у них городов, не было и учёных, а сильно ли знания простого тёмного крестьянина об устройстве мира отличаются от знаний малого ребёнка? И тебе ли не знать, святейший, что детям надо всё объяснять проще, чем взрослым - так, чтобы им было понятно, но упрощение - это всегда и невольное искажение точности, и то, что мы рассказываем детворе, не так уж и редко бывает далеко от правды? Боги поведали людям то, что сумели объяснить им просто и понятно для их малых знаний, а их дети и внуки, наверное, и запомнили не всё, а только то, что поняли, и только так, как поняли из пересказов своих отцов и дедов. Стоит ли удивляться всем накопившимся за множество не владеющих письменностью поколений неточностям? И стоит ли порицать за это предков? Как сумели, так и передали будущим поколениям, и уже за это они достойны похвалы, - мы с верховным жрецом Нетона не настолько были оба сильны в греческом и говорили, конечно, уже по-турдетански, а гетере переводила Аглея.
   - То есть боги открыли людям истину, но люди поняли её неверно?
   - Ну, так уж прямо и неверно. Очень кратко и неточно, скажем так.
   - Верно, но неточно? - жрец рассмеялся, и это был хороший признак, потому как обычно, когда "не могут поступиться принципами", то и чувство юмора отключается.
   - В Элладе сейчас очень многие разочарованы наивностью нашего эллинского мифа о создании богами мира, - добавила милетянка, когда ей перевели, - А это ведёт в свою очередь к разочарованию и в самих богах. Все, кто достаточно образован, понимают, что истина должна быть сложнее, и философы ищут её, но то, что они находят, нелегко примирить с простой и наивной верой предков. А ваше новое учение, если я правильно его поняла, даже и на их фоне какое-то - ну, СЛИШКОМ новое, что ли? Гелиоцентризму учил Аристарх Самосский, и я слыхала, что его взгляды разделял и Архимед, но даже он при всём своём авторитете не осмеливался учить этому открыто. А у вас ещё и атомистика Демокрита Абдерского, тоже не очень-то одобряемая большинством. Демокрит, правда, не разделял аристархова гелиоцентризма, но Млечный Путь считал густым скоплением звёзд, которые сливаются для наших глаз в единое целое по причине их близости между собой и удалённости от нас. Вы тоже так считаете?
   []
   - Да, мы тоже разделяем это учение Демокрита. То большое звёздное скопление мы называем Галактикой, в которую входит и наше Солнце, и ближайшие к нему звёзды, а Млечный Путь - более удалённая от нас её часть, - объяснил ей Серёга.
   - А его учение о множественности обитаемых миров?
   - При нашем уровне знаний его нельзя ни доказать, ни опровергнуть, - ответил я, - Предки не оставили нам сведений о них, и мы не знаем, открывали ли им его боги, но существование других миров, во многом подобных нашей Земле, не противоречит логике. Верить в них или нет - личное дело каждого, но приходится, по крайней мере, допускать возможность их существования, как допускал её и Демокрит.
   - Личное дело каждого? В эллинских полисах так не считают. Ваш Абсолют, как я его поняла, напоминает Анаксагора Клазоменского - его Мировой Ум. Но и судьба Анаксагора не очень-то завидна - его обвинили в безбожии и осудили, и только Перикл едва убедил судей заменить смертный приговор изгнанием из Афин. Обвиняли и судили и Аристарха Самосского за то, что "двигает Землю", и его счастье, что он хотя бы уж не отрицал богов, иначе ничто не спасло бы и его. А Демокрит, хоть и сумел оправдаться перед судом сограждан, не избежал репутации умалишённого, и только Гиппократ смог вернуть ему его доброе имя. Судьба Сократа вам известна, и хотя сейчас, конечно, уже не те времена, но ведь и судили его за гораздо меньшие разногласия с общепринятым.
   - Ну так ничем хорошим это для Эллады и не кончится.
   - Многие и в самой Элладе так считают, но традиция слишком сильна, и никто не хочет повторять судьбу Сократа и Анаксагора.
   - У нас здесь, хвала богам, не Эллада. ПОКА ещё не Эллада, - выделение слова "пока" я адресовал, конечно, не столько этой здорово подкованной в философии гетере, сколько представителям турдетанского жречества, - Но римляне, конечно, принесут и в Испанию культуру Эллады, которую сейчас перенимают у неё сами, а вместе с ней - и её богов, и все её нынешние болезни. Что в этом изменится от того, что Зевс прибудет к нам под именем Юпитера, а Афродита - Венеры? - означенного Зевса - он же и Юпитер - я упомянул уже специально для Ретогена - не по прямой профессиональной аналогии, а по аналогии главенства в местном пантеоне.
   - Не нужно повторять того, что Юлия уже объясняла Вирии о будущем слиянии культов Иуны и Венеры, - предвосхитил он мой плавненький переход, - Я всё это хорошо расслышал и прекрасно понял, что сказанное касается ВСЕХ богов, включая и Нетона. По своей морской части он будет сливаться с греческим Посейдоном и римским Нептуном, а по части подземных сил - с Гефестом и Вулканом. Эта вторая часть для нас даже важнее - как для народа в основном сухопутного. Но это вполне нормально и естественно - ясно же, что каждому народу боги являлись в самом подходящем для этого народа обличье. А в чём ты видишь опасность?
   - Опасность кроется в детской наивности всех традиционных мифов о создании мира, святейший - что турдетанских, что греко-римских. А слившись в одно целое, они из-за множества несовпадений в мелочах сложатся в ещё более наивную картину, верить в которую станет ещё труднее. И как греки сейчас, разочаровываясь в устаревших мифах, неизбежно тем самым разочаровываются и в самих богах, так же случится когда-нибудь и у нас. Римлян пока ещё спасает их слабая образованность, но с её ростом то же ждёт и их, а вслед за ними и вместе с ними - и нас. Тебе ли, святейший, не понимать, что когда народ разуверивается в СВОИХ богах - на их место неизбежно приходят ЧУЖИЕ, часто ничем не лучшие прежних, просто не успевшие ещё разочаровать в себе людей?
   - Ну, боги могут ведь и ПОСТЕПЕННО меняться. Наши боги - не стану этого скрывать - тоже не с самого начала выглядели так, как выглядят сейчас.
   - Это если у них будет время, святейший. Но что, если чужой культ окажется СЛИШКОМ чужим и не склонным к слиянию со здешними?
   - Судя по этой вашей идее Абсолюта, ты намекаешь на единобожие наподобие египетского культа Атона? Но он ведь и в самом Египте продержался недолго.
   - Есть страна на самом восточном краю Внутреннего моря, где культ Единого держится уже много поколений.
   - А, этот иудейский Яхве? Ну и что же в нём такого уж опасного? Маленькая страна с маленьким и малокультурным народцем, и расположена по ту сторону мира, и бог у неё самый обыкновенный, и сами иудеи слишком слабы, чтобы навязать своего бога силой, да и не проповедуют они его культа даже ближайшим соседям.
   - Но они ждут пророка, святейший, которого называют Мессией. И он, как они считают, должен вознести их и их бога над всеми прочими. А раз ждут - всегда найдутся и желающие стать таким пророком. Что, если какой-нибудь очередной из них предложит вдруг новое учение, соблазнительное для тёмных масс, да ещё и в момент разочарования в прежних богах у соседних народов? - и у нашего высшего духовенства "форма допуска" не та, чтобы посвящать его в наше послезнание, так что приходится шифровать его в духе "если бы, да кабы".
   []
   - Ты хочешь сказать, что их проповедники вместе со своим богом принесут и своё учение о создании мира? Но ведь и оно тоже наивно, и ничем оно у них не лучше ни нашего, ни греческого.
   - Главное, святейший, что оно и НЕ ХУЖЕ, и у него будет притягательный для ротозеев эффект НОВИЗНЫ. А бог проповедников с Востока будет ведь ещё и нетерпим к другим богам, как нетерпим к ним и нынешний иудейский Яхве. И поэтому нам особенно важно, чтобы где-то на полпути к нам их проповедь столкнулась с философией, намного превосходящей иудейскую основу их учения - настолько, чтобы им пришлось выбирать между сменой этой основы и неудачей проповеди своего нового учения на Западе. И тогда - пусть выбирают, что хотят, и что бы они ни выбрали, нас это вполне устроит.
   - И в качестве вот этой НОВОЙ основы ты предлагаешь вот это ВАШЕ учение?
   - Я бы с удовольствием выбрал какое-нибудь из уже известных, если бы среди них нашлось подходящее. Но такого нам не попалось.
   - Среди известных мне таких нет, - подтвердил жрец, - И я понял смысл вашего. Его не опровергнут ни опыт народа, ни открытия учёных, а многие из них - как вот эти раковины древних моллюсков, например - будут только подтверждать его, - он протянул оба образца обратно Серёге, - И богов, культы которых примут такое учение, народ будет продолжать чтить ещё множество поколений. Но всё-же мне кажется, что для широких масс ваше учение слишком сложно. Чтобы понимать его правильно, нужно хоть какое-то образование, а откуда оно у неграмотного крестьянина? Не получится ли так, что это ваше так хорошо продуманное и такое логичное учение проиграет наивному и нелогичному, но зато простому и понятному для любого глупца?
   - Так и будет, святейший, если чужое учение поновее и пособлазнительнее для простецов, чем традиционное, появится уже завтра или в ближайшие двадцать лет. Если случится так, то мы опоздали, и сделать уже ничего нельзя. Но если наша судьба не столь плоха и отпустит нам хотя бы двадцатилетний срок - а я надеюсь, что она отпустит нам и больше - за двадцать лет мы успеем ввести школьное образование для всего народа. Не все способны понимать так легко и быстро, как понял ты, святейший, но за месяцы учёбы поймут многие, а за годы - почти все. Останутся, конечно, совсем уж безнадёжные дурни, но это будут единицы из сотен. Пускай себе живут на неподвижной и неизменной плоской Земле, вокруг которой вертятся маленькие Солнце, Луна и звёзды, и пускай над такими смеются все, кого боги не обделили умом. Так же точно будут смеяться и над приезжими с Востока - из этого плоского мира, сотворённого иудейским Яхве за неделю и с тех пор пребывающего неизменным, - тут уж расхохотались и наши, и обе гречанки, и жречество.
   - С этим понятно, - резюмировал Ретоген, - Ну а учение об едином Абсолюте, создавшем мир и явившем людям самих богов - к чему оно? Мы и так прекрасно знаем о единой Высшей Силе и о том, что боги, которых мы почитаем - просто её части, явленные нам для нашего же удобства. Но зачем перегружать этим знанием простой народ, если Высшей Силе или, если угодно, вашему Абсолюту, нет дела ни до Земли, ни до людей на ней, и милость надо вымаливать всё равно у богов?
   - Так в этом-то ведь и вся суть замысла, святейший. Такое знание народа никак не повредит его почтению к богам. Абсолют выше их, и ему нечего с ними делить. А чего его чтить, собственно, когда до него всё равно не докричаться, и есть специальные боги, как раз на то им и явленные? Зато над любыми проповедниками ОБЫКНОВЕННОГО бога, объявленного ими Единым и не терпящим никаких иных богов, хорошо знающий об истинном Абсолюте народ только посмеётся, как и над теми неучами, что так и не сумели осилить школьной учёбы. Захотят, чтобы и у нас чтили их обожествлённого пророка - пусть выбирают между ним и своим Яхве. Выберут пророка - пусть принимают вместо Яхве нашего истинного Абсолюта, и тогда нам нетрудно и не жалко принять их пророка в число наших богов. Всё равно их много, и одним больше, одним меньше - какая разница? Ну а те, кому дороже их Яхве, пусть и возвращаются вместе с ним туда, откуда пришли - нам он здесь такой не нужен, у нас истинный Абсолют есть.
   []
   - Ну а зачем нам тогда их пророк, учение которого они, как ты считаешь, будут проповедовать всем, в том числе и нам? Не проще ли выпроводить и его вместе с их Яхве?
   - Мы прекрасно обошлись бы и без него, святейший, если бы не Рим. Ты же и сам знаешь, как топорно и неуклюже римляне боролись с сектой адептов Вакха. Поймали только часть, а остальные продолжают отправлять свои обряды тайно и втягивать в них всё новых и новых людей. Счастье римлян в том, что сами их обряды безобразны и не для всякого привлекательны. А теперь представь себе, что там появилась новая секта, гораздо благопристойнее этих, и учит правильным вещам, против которых нет возражений ни у тебя, ни у меня, да ещё и обещает за их исполнение вечное блаженство в загробной жизни, и единственный её недостаток - нетерпимость их бога ко всем прочим богам. Ну так для простого малограмотного обывателя это разве недостаток? Разве ему не дешевле одного единственного бога чтить и одного только его жреца кормить, чем десять жрецов десяти разных богов? Представляешь, как легко такая секта будет вербовать новых адептов? А римляне слишком прямолинейны и бороться с ней будут, скорее всего, так же неуклюже, как боролись и с культом Вакха...
   - И могут проиграть, - закончил за меня въехавший Ретоген, - Не сразу, но в конце концов очень запросто могут и проиграть. И наши боги, слившиеся со старыми римскими, окажутся тогда на проигравшей стороне, враждебной богу-победителю.
   - Да, если мы не устраним причин для этой враждебности заранее. Рим велик и силён, и враждовать с ним в случае вражды наших богов мы позволить себе не можем...
   - Да понял я это, понял. Но как ты предлагаешь это предотвратить?
   - Для этого НАША новая философия должна преградить путь иудейскому Яхве и его нетерпимости не на наших, а на римских границах. Ещё лучше - на греческих. Сами римляне ничего внятного не придумают, а греки хоть и придумают, но не сформулируют просто и понятно для масс, а когда спохватятся - не договорятся меж собой, чей вариант лучше, так что ни на римлян, ни на греков в таком деле полагаться нельзя - или проспят, или провалят. Лучше уж заранее подарить им готовое учение, о котором, как только оно им понадобится, они давно уже будут знать. Сумеют вообще выпроводить новый культ взашей - прекрасно, тогда он и нам не нужен, а не сумеют - он будет, по крайней мере, пересажен с иудейской основы на нашу и терпим к греко-римским и к нашим богам, а мы - готовы к мирному приёму нового бога в число наших.
   - Мне кажется, Максим, что ты преувеличиваешь опасность иудейского бога. И страна его далека от нас, и не проповедуют иудеи его культа другим народам, и этому их обычаю уже много веков. С чего бы им вдруг менять его? Если и найдутся вдруг такие, то сколько их таких будет среди всего их народа, и разве не угомонят их сами же иудеи? Но вот кое в чём другом я согласен с тобой полностью. Римская культура и сейчас уже выше нашей и этим привлекательна для многих наших соплеменников в Бетике. А когда они и греческую культуру переймут, которая ещё выше их собственной - мне страшновато даже представить себе, как притягательна она будет для наших людей. Вот эта опасность ближе и понятнее. Их мифы так же стары и наивны, как и наши, но вот сами их боги - крепкие, величественные и выглядят живее и достовернее наших, а их богини гораздо женственнее и привлекательнее наших в своей бесстыдной наготе. Как греческая гетера манит сильнее, чем греческая же домашняя затворница, так же и их богини в сравнении с нашими, а с ними становятся привлекательнее и их мифы. Наша традиция не в силах противостоять такому натиску, и раз уж эллинизация нашей культуры неизбежна - будет лучше, если она придёт к нам не через римлян, а так, как предлагаешь ты - по нашей собственной воле и напрямую от греков, минуя римское посредничество и раньше его, а главное - пусть она будет такая, какую выберем мы сами, и гораздо лучшая, чем та, что принесут римляне.
   - Я рад, что ты понимаешь это, святейший.
   - Понимаю, как видишь. Но при этом я понимаю и Вирию с её колебаниями - ведь эта новая статуя Иуны по-гречески бесстыдна и абсолютно не в наших традициях, но она лучше и совершеннее греческих - с ТАКИМИ богами нам уже не будут страшны ни греческие, ни римские. Я надеюсь, Иуна не единственная из наших богов обновит своё обличье? Я, конечно, не могу не радоваться тому, как чтут Нетона за Морем Мрака, но не пора ли и здесь почтить его надлежащим образом? - жрец намекал на давешнюю статую Нетона, отлитую для храма на Азорах.
   - Там, святейший, маленькие острова посреди бескрайнего моря, и Нетон для них нужен морской - трудно ли было "срисовать" его с греческого Посейдона? Здесь же, как ты сам говоришь, у Нетона разносторонняя деятельность, и нельзя упустить ни одной из сторон. Это гораздо труднее, и без твоей помощи нам тут, боюсь, никак не обойтись. Хорошо ли будет, если в спешке или по незнанию мы упустим что-то важное?
   - Я понял тебя, - благосклонно кивнул Ретоген, - Конечно, поспешность в столь большом и важном деле только повредила бы ему, и разумеется, мой долг как служителя Нетона помочь вам изобразить его новое обличье хорошо и правильно. Что же до картины создания нашего земного мира...
   - Разве не должна и она у нас быть гораздо лучшей, чем всё, что только сумеют придумать греки? Пусть уж лучше они обсуждают НАШУ философию и сравнивают её со своей, чем мы будем выбирать из их плохо продуманных и непригодных для нас учений.
   - Но ведь римляне же всё равно будут насаждать в Испании их.
   - Конечно будут, святейший. Поэтому нам и важно, чтобы наше учение успело стать одним из них и именно так и воспринималось самими римлянами. И тогда мы, как бы уступая им и принимая насаждаемую нам греческую философию, на деле примем то, что нужно нам самим. Своё, но через греков, и таким образом как бы греческое.
   - Мне кажется, греки обязательно чего-то недопоймут и всё переврут.
   - Да и пускай, святейший. А мы и сами тоже в свою очередь где-то чего-то не так поймём, где-то что-то с греческого на турдетанский не так переведём, и в результате тоже переврём "их" учение так, как нужно нам. Мы ведь варвары, и нам это простительно.
   []
   - То есть мы изобразим повышенное рвение малограмотных, но ревностных в своих устремлениях быть правильнее всех неофитов? - окончательно въехал жрец.
   - Именно, святейший. И если мы сделаем это раньше, чем до этого дойдут руки у самих римлян, у нас будут хорошие шансы если и не повлиять по этой части на сам Рим, так хотя бы уж охватить этим добрую половину Испании, включая и Бетику. И тогда уже поздно, да и незачем будет что-то менять в учении, ПОХОЖЕМ на греческое, а главное - УЖЕ "открытом" своим благочестивым почитателям богами, ОЧЕНЬ ПОХОЖИМИ на греко-римских - гораздо больше похожими, чем те похожи сами на себя...
   - Это вы хорошо придумали, - признал Ретоген, когда отсмеялся, - Благочестие римляне смогут только одобрить, а благочестивый человек разве спорит с божественной истиной? Богов надо чтить, а вместе с ними - и явленные ими священные откровения. То, что ты предлагаешь - очень ново и очень непривычно, и ты хорошо сделал, что заговорил об этом впервые здесь с нами, а не на Большом Совете. Всё это нужно ещё хорошенько обдумать и мне самому, и моим жрецам...
   После того, как договорились о главном, Телкиза ещё поканючила на предмет статуи для ейного храма Астарты, и Вирия тут же забеспокоилась, не окажется ли она лучшей, чем статуя Иуны. Понятно, что позволить финикийской диаспоре, подлежащей в перспективе ассимиляции, переплюнуть титульную нацию было никак нельзя, так что сошлись на компромиссе - новую статую Астарта получит, и она будет сопоставимого с турдетанской Иуной качества, но существенно меньшего размера. Насколько существенно - моя супружница хохотала, когда финикиянка, баба достаточно эффектная, скосив на неё взгляд, завуалированно намекнула мне на свою готовность обсудить размер новой статуи Астарты прямо на месте, то бишь в своём храме и без свидетелей, а когда её турдетанская коллега, попросив Велию для приличия заткнуть ухи и ничего не услыхать, высказалась прямо открытым текстом, что хоть сама она уже и не в том возрасте, чтоб в постели такие вопросы решать, это абсолютно не значит, что у неё в храме не найдётся жриц помоложе, посмазливее и ничуть не уступающих кое-кому в постельных навыках, наши ржали все. Потом, когда Аглея перевела всё это Клеопатре Не Той на греческий, то и гетера, развивая хохму, поинтересовалась, нельзя ли и для Афродиты статую заказать, а размеры она тоже готова обсудить, и не за одну ночь, поскольку вопрос ведь большой и серьёзный, и она это прекрасно понимает - тут уж до слёз хохотало и духовенство. В общем, Телкизе пришлось удовольствоваться тем, что новая Астарта будет не в натуральную величину, как Иуна, а в две трети от натуральной величины. Впрочем, учитывая, что в натуральную величину в её оссонобском храме была только старинная терракотовая статуя, неоднократно битая при землетрясениях и склеенная, живого места практически не найти, мраморная поновее её была, но только половинного размера, а бронзовая - вообще в локоть, то бишь примерно полуметровой, и ни одна из них даже отдалённо не тянула на наше качество, обижаться финикиянке оснований уж точно не было.
   Затем прибыл посыльный с сообщением, что дети возвращаются с экскурсии на водокачку, духовенство откланялось думать свои мысли и шушукаться в своих кулуарах о предложенной нами религиозной реформе, да и мы сами разбежались по домам задавать потомству корм. Отужинали молодняк, выслушали их впечатления от системы городского водоснабжения и от водохранилища, выглядевшего с водокачки солидно, созвонились по радиотелефону, да и вывели семьи на вечерний выгул. Мы детвору ведём к парку, бабы следом, болтая "о своём, о женском". Как раз и Васькин освободился и тоже своих вывел, да и Фабриций со своими ожидался...
   - Когда мне рассказали, что у вас в Оссонобе многоэтажные дома как в Тире и Карфагене, я ожидала увидеть финикийский город, где будет тесно и пыльно, - щебетала сзади по-гречески Клеопатра Не Та, - В Риме, когда я увидела эти их инсулы, я и вовсе пришла в ужас - как в этих муравейниках можно жить?! Эта теснота, эта грязь, этот шум и эти грубые и бесцеремонные мужланы на улицах! И это нынешние гегемоны Эллады?! Я с ужасом думала, что же я тогда увижу здесь, но увидела вполне приличный город. Это не Коринф, конечно, и не мой родной Милет, но даже и эти ваши огромные многоэтажные дома на множество жильцов выглядят совсем иначе, чем в Риме - просторнее и красивее, гораздо чище, даже на улицы никто не выплёскивает нечистоты - я уже заметила, как вы совершенно без боязни ходите прямо у самых стен домов.
   - Ну, и у нас не все улицы и не все дома так просторны и красивы, как эти, здесь ведь живут не совсем уж простые горожане, но тех ужасов, которые ты рассказываешь о римских инсулах, здесь не ищи - это Оссоноба, - ответила ей сменившая Аглею в качестве её гида Хития, - Разве только Старый город, ещё финикийский, ну и в Гадесе ещё есть не очень хорошие кварталы, а Новый с самого начала строился по образцу самых лучших кварталов Карфагена, и даже ещё лучше. А как тебя в Рим занесло?
   - Да я и не собиралась сперва. Но в Коринфе при выпуске мне намекнули, что я в городе лишняя, в других хороших городах тоже хватает своих гетер, и мне там рады не будут, а в какую-нибудь дыру не хотелось самой. Ну, чтобы перекантоваться на какое-то время, пока не определюсь с планами, попросилась к Гелике Фиванской...
   - А почему именно к ней? - фиванка была как раз из их с Аглеей выпуска, так что обе её прекрасно знали.
   - Ну, у неё как раз её напарница приболела, а мне ведь прозрачно намекнули, что мой самостостоятельный промысел добром не кончится. А кроме того, ты же и сама знаешь, каковы эти симпосионы - играй на флейте, танцуй, развлекай эту пьянь плоскими шутками, а они тянутся к тебе лапами и норовят затащить на ложе.
   []
   - Знаю, конечно. Ну так а чего ты ожидала?
   - Так в том-то и дело, что Гелику не только на такие, а иногда и на симпосионы философов приглашают - она ведь самая умная...
   - Самая умная? - спартанка расхохоталась, - Ну, среди тех, кого не выперли из Коринфа - может быть, и самая умная. И долго ты у неё продержалась?
   - После пятого симпосиона она придралась к пустяку и выгнала меня взашей...
   - За то, что ты оказалась умнее её и не сумела этого скрыть?
   - А ты откуда знаешь?
   - Нам ли с Аглеей её не знать! - снова расхохоталась Хития, - Неглупа, но особо уж в нашем выпуске умом не блистала! В Рим ты после этого подалась?
   - Ну да, тут как раз и объявили, что Сципион Азиатский приглашает эллинских поэтов, актёров, танцовщиц и музыкантов в Рим на большие Игры, а мне деваться некуда, и что было делать? Собралась и поехала в качестве танцовщицы и флейтистки. Надеялась, конечно, за время Игр подыскать поклонников поумнее и покультурнее, но куда там! Ведь были же там и такие, как раз из сципионовского кружка, но как раз сейчас у них в Риме не лучшие времена - многие разорены и едва сводят концы с концами, Луций Азиатский в их числе, а сам Публий Африканский удалился из города и, как говорят, не намерен больше в него возвращаться. А преуспевают такие, что перед ними даже танцевать противно - не то, что ноги для них на ложе раздвигать. Того, что заработала на Играх, хватило на зиму самой, но рабынь-помощниц, хоть они в Италии и гораздо дешевле, чем у нас в Элладе, купить было уже не на что. Весной поехала в Кампанию, там всё-таки много эллинов, но и там спрос на настоящих гетер оказался невелик, а опускаться до уровня обыкновенной порны не хотелось. Совсем на юг Италии мне ехать отсоветовали - там нашли сбежавших из Рима вакхитов, многих схватили, и никто теперь больше не устраивает симпосионов с гетерами - все боятся, как бы их не приняли за Вакханалии и не донесли властям. Думала о Карфагене, но мне сказали, что тоже велика конкуренция, посоветовали Кордубу, но в Гадесе я услыхала, что и там тоже все в страхе перед обвинением в вакхических оргиях. Случайно встретила эллина из Гасты, и он посоветовал податься с ним и его друзьями к вам в Оссонобу...
   - Ураниды Деметрия?
   - Да, а ты откуда знаешь?
   - Так ведь они же от нас в Гасту и перебрались. Им их вера воевать не велит, а нам здесь такие не нужны, ну наши и спровадили их в Бетику. Большая часть, правда, уже свою веру пересмотрела и обратно к нам вернулась, не заладилось у них что-то и там, а с десяток из них уже и отслужили первую кампанию. С тобой сколько их приехало, трое? Интересно, остался ли там с Деметрием хоть кто-то?
   - Двое. Говорят, оба боятся крови - чуть ли в обморок при виде её не падают. А о вас говорят, что вы жестоки, когда считаете это необходимым, но избегаете ненужного кровопролития. Деметрий и сам склоняется уже к мысли, что хоть это и зло, но совсем его не избежать, а у вас оно - наименьшее.
   - Ты с ним общалась? - так, это уже юлькин голос.
   - Да, перед отъездом сюда я побывала у них в Гасте. С Деметрием мы говорили о многом - он ведь очень мудрый человек, и если не обращать внимания на эти его мечты о несбыточном, то в остальном ведь его взгляды очень близки к вашим. Вам ведь, как я поняла, нужен эллинский философ, который будет учить тому же, чему учите и вы?
   Мы с Володей переглянулись и едва сдержали рвущийся наружу хохот. Святая простота, млять! Как раз в этих мечтах означенного Деметрия о несбыточном, на которые нам предлагается не обращать внимания, мы с ним и расходимся так, что лузитанский или кельтиберский дикарь куда ближе нам по взглядам и роднее, чем этот в остальном очень даже неплохой и очень неглупый грека. Одумается и выбросит из башки блажь - дайте боги, буду только рад, но пока-что этого не произошло, а я предпочитаю иметь дело ну никак не с теми, кто подставляет вторую щеку, схлопотав оплеуху по первой. Нет, ну в принципе-то можно и так, но только с небольшой поправочкой. Сперва с ухмылочкой ломаем ущербному уроду все пальцы на той руке, которой он осмелился нам оплеуху влепить, а потом - ага, можно с ещё более широкой ухмылочкой и вторую щеку ему под вторую руку подставить. Типа, евангелие от меня, прошу любить и жаловать, гы-гы!
   Я ж чего эту Клеопатру Не Ту только сегодня и увидал, хоть и кантуется она тут уже с неделю? Алиби у нас с семейством, в Лакобриге мы осенние каникулы детей проводили, только вчера и вернулись. Велия и Софониба с детьми отдыхали, а я - ну, не то, чтоб перетрудился, но между отдыхом и делом иногда занимался - налаживал обжиг цинковой обманки для её перегонки не в окись, а в сульфат. Тот гигантский самогонный аппарат, в котором современная промышленность нашего прежнего мира цинк из окиси получала, нам не по зубам, а он, сволочь, восстановившись углём, сразу же испаряется, так что не подходит нам его угольное восстановление из окиси, а подходит электролиз его сульфата, который я и буду теперь в Лакобриге нарабатывать, да в азорский Нетонис на тот электролиз и в дальнейшую работу отправлять - ага, вместе с тем оборудованием, что тоже в Лакобриге делается. Ведь цинк в товарных количествах - это латунь, а латунь - это не только листовой прокат, это ещё и прессование, и штамповка. Массовое производство, короче, тех ништяков, которые только в массовом виде и делают погоду. Хотя бы тех же самых унитарных патронов к огнестрелу, например, без которых немыслимы ни быстро перезаряжающийся револьвер, ни скорострельная винтовка, ни пулемёт.
   []
   И из латуни-то нормальной вменяемую патронную гильзу в один присест хрен отштампуешь, там куча промежуточных операций, и об отжигах между ними для снятия напряжений в металле тоже забывать не след, и наемся я ещё с этим говна, пока оснастку с оборудованием отлажу, но с латунью это уж всяко полегче будет, чем со сталью, а нам, хвала богам, не сотни миллионов патронов нужны, а сотни тысяч. Не современный мир, чай, в котором среднестатистический боец-призывник приходит в ужас от одной только мысли о том, что сейчас человека убить придётся, из чего и растут ноги, как мне сильно мнится, у той сотни тысяч выстрелов, что приходится по статистике на одного убитого ими в современных войнах. Античный боец живёт в другом мире и воспитан иначе, а для того, кто меч в брюхо противнику всадит без особых душевных терзаний, всадить в него же пулю - дайте ему ту пулю, дайте ружжо, научите стрелять и не путайтесь после этого у него под ногами, а просто покажите ему, в чьей тушке дырку сделать надо. Есть, конечно, и такие, как эти ураниенутые, но мизер, хвала богам, основной же массе не нужно очень уж долго разжёвывать, чем обезьяна в человеческом обличье отличается от нормального человека, и какая философия для неё наиболее проста и доходчива - правильно, "у нас есть пулемёты, которых у вас нет"...
  
   7. Зима.
  
   - Царёныш, мать твою за ногу, ты охренел, что ли?!
   - Ууууу! Мыылять! Ты, обезьяна, я тебе в твою бестолковку случайно попал, а ты мне - нарочно! Получи-ка!
   - Ууууу! Урод ты, млять, хоть и "блистательный"!
   - Так, ну вы тут ещё, млять, подеритесь! Куда?! На! Кайсар, оттаскивай на хрен вот этого бабуина, млять, а ты, Мато - вот эту макаку! Мелкий, тебя-то куда, млять, несёт! Тут снежок в башку словить - как два пальца обоссать! Так, теперь успокоились, млять! Договаривались в башку не метить или не договаривались?
   - Так я и не метил, а он пригнулся, ну и словил!
   - Ну так мог бы и извиниться - не стёрся бы от этого!
   Голоса у детворы звонкие и разносятся далеко, а царский дворец не так уж и велик, так что слышно всё прекрасно и со двора, где они в снежки играют.
   - Мне кажется, Максим, что твой сын научил моего не самым лучшим словам вашего языка, - заметил Миликон-старший, ухмыляясь.
   - Так и есть, великий, - не стал я отрицать очевидное, - Но ведь и игра у ребят - военная, а на войне разве до хороших манер?
   - Да и не на турдетанском же языке они сквернословят, в конце-то концов, - поддержал меня и Фабриций, спиногрыз которого там тоже отметился вместе с моим и миликоновским, - А плотный снежный комок, да ещё и пращой - это больно.
   - Ну, если так, то на войне - как на войне, - заключил наш венценосец, смеясь вместе с нами, - Ну а что у нас там с кварталами инсул? Отчего люди мёрзнут?
   - Эту ночь уже будут спать в тепле - должно к вечеру разогреться, - ответил я, - Народ тоже таков, что иногда сам себе враг - многие так и не поняли или забыли, что эти дома МОЖНО отапливать, а из тех, кто и знал - кто побогаче, у тех бронзовые жаровни есть, а кто победнее, слишком уж привыкли терпеть и не жаловаться. Пожаловались бы сразу - давно бы уже разобрались и всё бы уладили, а им сперва не хотелось больших людей "по пустякам" беспокоить, а потом перед Олоником стушевались, когда он даже слушать их не захотел. Вот так и терпели все три дня, пока дети болеть не начали, и моя только случайно сегодня утром на рынке услыхала...
   - Так а что, дома разве не отапливали?
   - Отапливали, великий, пока оставался хворост, но он кончился, а истопникам, как оказалось, никто даже и не объяснил, что уголь в мешках - тоже топливо. Мы когда Олоника спрашивали, получил ли он уголь, так он ответил, что и получил, и по инсулам распределил, ну мы и успокоились, а он развезти-то уголь по домам приказал, но рабам-то откуда знать, что это такое и зачем привезено? Им приказали разгрузить с воза и в подвал занести, они разгрузили и занесли, а объяснить - никто им так ничего и не объяснил. Он и валит теперь всё на них - он, вроде как, обо всём своевременно позаботился, а эти тупые орясины и сами ничего не соображают, и не спрашивают тех, кто знает...
   Я ведь уже упоминал, кажется, что городские инсулы НАШЕЙ Оссонобы мы с самого начала предусматривали с системой отопления по римскому образцу? Ну, не один к одному, конечно. Во-первых, у самих римлян таким манером только роскошные частные домусы отапливаются, да наиболее солидные виллы, а инсулы будут отапливаться только в имперские времена, да и то, только в северных провинциях, где иначе зимой просто не выжить. А во-вторых, у нас система немного посложнее - прогреваются не только полы и стены, но и чердак с крышей. А нахрена нам, спрашивается, скапливание на крышах снега и постоянное обивание свисающих со всех её краёв сосулек со вполне реальным риском падения людей с верхотуры? В конце концов, лучшее решение любой проблемы - это её недопущение, а героизм - мы и на войне стараемся его по возможности избегать, а уж в нормальном повседневном быту - сами боги велели. И оттого - тем омерзительнее дурь высокопоставленной бестолочи, неспособной нормально управиться и с тем, что ЕСТЬ.
   []
   - Такое, великий, безнаказанным оставлять нельзя, - заметил Фабриций, - Его для того и поставили начальником служб городского района, чтобы таких безобразий не происходило, а он всё на подчинённых свалил, да на рабов, а сам и проверить их даже не соизволил. Так разве делается?
   - Ну, я его отругаю, конечно, на Большом Совете, - пообещал Миликон, - Так отругаю, что нескоро забудет. А серьёзнее наказать - вы же сами понимаете, что Большой Совет за него горой встанет.
   - Как и всегда, когда провинится кто-нибудь из "блистательных", - проворчал наш непосредственный, - Хул, делаем тогда, как и наметили на такой случай.
   - Понял, - отозвался наш мент, ухмыляясь.
   - А что вы наметили? - озадачился царь.
   - Я арестовал его "до выяснения". Оснований подозревать Олоника в воровстве я не обнаружил, но действие или бездействие, вызывающее массовое недовольство и этим способное спровоцировать в городе уличные беспорядки - это попахивает заговором...
   - Заговором? Да что ты несёшь, Хул? Что я, Олоника не знаю? Ну какой из него к воронам заговорщик? Дурак и разгильдяй, это верно, спесив больше, чем следовало бы, но чтоб в заговоре участвовать - ты сам-то, Хул, веришь в эту чушь?
   - Дайте боги, великий, чтобы это оказалось чушью, но вопрос ведь серьёзный - у меня уже несколько сотен жалоб, и с ними продолжают обращаться, так что мои писцы едва справляются. Учитывая не столь уж и давний заговор, я должен хорошенько во всём этом разобраться, - и сам едва сдерживает смех.
   - И сколько ты разбираться будешь?
   - Ну, люди сколько по его милости мёрзли? Три дня? Вот и он у меня посидит в холодной камере столько же, пока я не "разберусь". Потом, конечно, извинюсь и отпущу.
   Глядя на вылупленные глаза нашего конституционного монарха, мы прыснули в кулаки все втроём. Потом, въехав во все нюансы, заржал он сам, и ржал не меньше, чем перед тем ржал Фабриций, когда мы с Васькиным, давясь от смеха сами, согласовывали с ним эту затею. Ну, нас только с ним они оба, конечно, в этом плане не превзошли. Самое же интересное, что я, придумав этот способ возмездия, настраивался на долгий рассказ Хренио о том, какой дубак бывал в наших современных подмосковных квартирах осенью, пока отопление ещё не включено, но оказалось, не надо ему это разжёвывать - он въехал сходу и ржал не меньше моего. Тёплый испанский климат имеет ведь и свою оборотную сторону - если мы, горожане холодной России, привыкли к центральному отоплению, то в субтропической Испании оно отсутствует как явление - слишком дорого, и если окна не на солнечную сторону или соседним домом затенены, то не жарко зимой в такой квартире даже в тёплой и солнечной Испании, и греются там либо электричеством, либо газом из баллона, и стоит это столько, что выйдя из дому на улицу, например, ни один испанец не оставит отопление включенным, а всевозможные ночные пижамы и одеяла становятся зимой в испанских магазинах весьма ходовым товаром. Короче говоря, у меня возникла мысля, и я заржал, начинаю объяснять ему суть, и он ржёт уже после третьей моей фразы, демонстрируя полное понимание, и разжёвывать в результате мне пришлось ему не это, а совсем другое - обоснование ареста версией злонамеренной провокации массовой бузы. Тут - опять же, по причине отсутствия в современной Испании центрального отопления - подобная ассоциация для него не была так самоочевидна, как для меня, но зато, когда я ему её растолковал, притянуть за уши чисто теоретически возможную связь "провокации" с недавно раскрытым и пресечённым вполне реальным заговором он сходу сообразил и сам. После этого мы с ним долго и дружно ржали, представляя себе в цвете и в лицах, как этот Олоник в кутузке дрожит не только от холода, но и от ужаса перед вполне логичным и правдоподобным обвинением, чреватым уже виселицей.
   Я рассказывал уже о судьбе хреново кончившего Крусея, сына Януара? Ну так история с ним имела продолжение. В смысле, не с ним уже, конечно, потому как жмурики сами ни у кого уже под ногами не путаются, а с Януаром, папашей евонным. Тот, конечно, был свято убеждён, что с его отпрыском обошлись несправедливо, потому как где ж тут справедливость, когда с благородным человеком и целым "блистательным" обращаются как с каким-то грязным мужланом? Где ж это видано такое, чтоб законы, данные тупому и неучёному быдлу, были обязательны и для людей важных и уважаемых, не говоря уже о людях царских кровей? Когда же это такое бывало в старые добрые времена? В общем, изобиделся "блистательный" крепко, и осенила его гениальная идея, что так жить нельзя. Действовал старый бабуин, конечно же, не сам - ага, дурака нашли, своей собственной драгоценной шкурой рисковать. Подзуживал других, помоложе и поглупее, но с такими амбициями, что всегда будут чем-то недовольны, и сводился его гениальный замысел к эдакой сословно-самодержавной революции - все благородные люди жестоко угнетены неправильными законами, но больше всех угнетён ими царь, связанный этими законами по рукам и ногам - где ж это такое видано, и как с подобной несправедливостью можно мириться? Разве не на то и существует монарх, чтобы его воля была выше любого закона - его, а не этих проклятых олигархов, маскирующих под своими неправильными законами свою губительную для страны и народа волю?
   Сдавая Фабрицию вышедших на него незадачливых заговорщиков, Миликон не строил из себя преданнейшего сторонника договора с Тарквиниями и ограничивающей его власть Хартии, подписанной им вынужденно, а был предельно откровенен. Он бы с удовольствием поддержал и возглавил ведущий его к самодержавной власти переворот, если бы за ним стояла сила, равноценная Тарквиниям - равноценная во всех смыслах. У Тарквиниев деньги, которых вечно не хватает оссонобской казне, у Тарквиниев планы - пусть и не во всём такие, как ему бы хотелось, но ведущие государство к процветанию, росту территории и росту культуры, у Тарквиниев и их правительства есть наконец те знания, которые и позволяют претворить эти планы в жизнь, а теперь ещё и заморские колонии, ничем не сдерживаемая мощь которых будет только расти, и эта мощь всегда будет готова оказать помощь государству, послушному воле Тарквиниев. А что у этих "державников" кроме их мечты о "правильном" государственном устройстве? Буквально на глазах усиливается Рим, и с каждым годом всё прочнее и прочнее его власть в Бетике, а с властью - и его культура, о которой с ним недавно говорил святейший Ретоген, и это тоже опасно - разве устоять перед ней куда более примитивной культуре турдетан? А из Бетики культура Рима неизбежно придёт и сюда, и долго ли после этого просуществует государство, народ которого захочет жить "как у римлян"? Тарквинии же и такую беду предусмотрели, и получается, что с ними турдетанское государство уж точно не пропадёт, а с государством - и его цари, пусть и не полновластные в нём, но и не те царьки-вожди, безраздельно правящие своими городами, но всецело зависимые от Рима, с каждым годом всё меньше и меньше нуждающегося в них. С Тарквиниями - надёжнее.
   Васкес знал о зреющем заговоре задолго до того, как о нём узнал сам Миликон, поскольку две с лишним тысячи лет искусство охраны порядка не стояло на месте, а эти античные горе-революционеры были и конспираторами сугубо античными. Да и действия свои они планировали так, что их ещё добрых полгода можно было бы не арестовывать, а просто наблюдать, что и делалось до тех пор, пока в заговоре не отметились все наиболее обезьянистые среди "блистательных", а тут и венценосец наш правильный выбор сделал, и Фабриций после негласного совещания - раз уж и свидетелей, и доказательств у Хренио уже достаточно - решил, что хватит уже играть с ними в кошки-мышки. Накрыли их всех разом, в один день, и уже в тот же вечер многие на допросах запели соловьями...
   []
   И мы-то ржали с этих горе-конспираторов, слушая доклад об аресте их главных шишек, а уж как ржали сами арестовывавшие их бойцы! Так и ворвались со смехом, так и вязали их всех со смехом, так и вели их в кутузку, то и дело хохоча. Выдвигаются, короче, к и так давно уже засвеченной конспиративной хате, а там - прямо у входа совершенно открыто стоит их охрана, даже не пытаясь хоть как-то замаскировать свою функцию "на шухере", наши хату окружают, подходят, а их старший: "Стой! Пароль "царь настоящий" знаешь?" Умора, млять! Каковы сами "блистательные" вожди, таких же точно дебилов и в свиту себе набирают, гы-гы! Впрочем, окажись даже и поумнее старший их охраны, их бы это один хрен не спасло - как придумали эти оригиналы себе пароль, так и не меняли его с тех пор ни разу, так что за два с лишним месяца вызубрили его назубок как все рядовые участники заговора, так и работавшая с ними агентура нашего мента. Я хренею без баяна, как говорится. И эти человекообразные, млять, собирались на полном серьёзе захватить власть и управлять государством! Как раз пару недель назад осудили и вздёрнули шишек с их наиболее замаранными приспешниками, и только кое-какую мелкую шушеру Хренио ещё раскалывал на какие-то тонкости, такого уж принципиального значения не имеющие, но могущие пригодиться в будущем. Олоник к этим делам, естественно, никаким боком, иначе давно бы уже его сдали, и уже висел бы, но - удобный случай наказать раззяву по простому и понятному народу принципу "зуб за зуб, глаз за глаз". Официально-то такое в сословном социуме к "блистательному" хрен применишь, если тот совсем уж чего из ряда вон запредельного не отмочил, так что приходится, пользуясь случаем, вот так вот, слегка завуалировано. Это уж не столь важно - один хрен все всё поймут правильно. Поморозил людей, дубина - помёрзни теперь за это сам.
   Как я уже упоминал, у нас похолодание климата наметилось - небольшое, если с хорошо известным Малым Ледниковым его сравнивать, и совсем уж смехотворное по сравнению с настоящими оледенениями типа Вюрмского, не говоря уже о Рисском, но и на сельском хозяйстве оно, конечно, скажется, и просто на погоде. И похоже, что это как раз оно и даёт о себе знать - сколько живём уже здесь, не помню случая, чтобы снег, едва выпав, не стаял бы в тот же день, а тут - на тебе, третий день уже и ветер промозгленький такой для субтропиков, и снег стаивать хрен успевает. Понятно, что это кратковременно, не бывает такого в средиземноморском климате надолго, но - всё-таки показатель. Ведь похолодание климата на полградуса, допустим - это в среднем по шарику и в среднем за много лет, а реально это значит, что где-то ни хрена не изменится, а где-то и на несколько градусов похолодает - хвала богам, Испании это не грозит, потому как Атлантика рядом. И это похолодание тоже нестабильно - не станет КАЖДАЯ зима холоднее ровно на эти положенные конкретному региону "по разнарядке" конкретные градусы, а станут чаще аномально холодные зимы и холодные не целиком, а за счёт вот таких кратковременных похолоданий вроде этого. По опыту Подмосковья - пик холодов, далеко не каждую зиму бывающий, редко когда больше недели длится, а вот характерные холода могут и на две недели затянуться, и на три. Сейчас, похоже, как раз один из таких пиков, который только пару-тройку дней от силы ещё продержится, но ведь и за несколько дней немало может случиться бед. И мёрзнут, и болеют, а у финикийцев в Старом городе и пожар случился оттого, что все жаровнями грелись, и кто-то не уследил за огнём...
   Как раз для таких хоть и кратковременных, но вполне вероятных холодов у нас и предусмотрено отопление инсул, и в наших элитных кварталах оно показало себя очень даже неплохо. Всего полдня только и пришлось греться жаровнями, пока разогревались толстые стены, но это уж неизбежное зло, когда весь этот античный "прогноз погоды" - исключительно по "народным приметам", ещё более-менее адекватным для нормальной погоды, но уж никак не заточенным под аномальную. Вот накопится драгоценный опыт - будут, наверное, и такое предсказывать, и тогда заранее начинать топить будем, с учётом инерции процесса, а пока - ага, реагируем уже на свершившиеся факты. Детворе нашей по приколу, в снежки вон играет в кои-то веки, а озябнуть и не боится, потому как дома-то ведь тепло, и согреться недолго - особенно, когда матери их горячим травяным отваром с мёдом или вареньем напоят. И зло берёт, как прикинешь, что абсолютно то же самое было бы сейчас и в кварталах простонародья, не поленись один идиот элементарно проверить, поняли ли его люди, для чего им доставлен уголь и почему не поступил своевременно уже привычный им хворост. Ничего, с Васькиным договорились, что и он, отпуская через три дня продрогшего и простуженного Олоника, слово в слово то же самое и ему скажет - ага, в своём тёплом хорошо протопленном кабинете - что хворост-то кончился, нового так и не подвезли, а про уголь этим орясинам-истопникам - ага, именно в этом крыле с камерами - никто не объяснил. Если не совсем дурак - поймёт, а если совсем - тогда уж Миликон ему разжуёт подробно и популярно. Раз настаивал на назначении "блистательного" - пущай и учит тогда своего тупорылого протеже уму-разуму. Мы ж разве просто так предлагали из самих жильцов тех инсул кого-нибудь назначить, чтобы если облажается, так оказался бы и сам с семьёй в числе первых же пострадавших? Не май же месяц, млять, на дворе, и то, что нормально и естественно высоко в горах, ни разу не норма для прибрежной низины.
   []
   - А зачем вам ещё какие-то острова на юге? - спросил венценосец, имея в виду Острова Зелёного Мыса, а точнее - людей-переселенцев из Бетики, которых недополучит из-за их колонизации его материковое царство.
   - Они на пути к нашей Тарквинее за Морем Мрака, и на них нашим морякам будет удобно набирать воду и свежую пищу на добрый месяц плавания, а заодно и чинить поломки, если корабли потреплет штормом уже в самом начале пути, - объяснил ему наш босс, - А кроме того, там можно выращивать те ценные растения из далёких жарких стран, для которых слишком холоден климат Островов на западе.
   - Вроде тех бананов, которыми ты угощал меня, когда приезжал твой отец? Мне они не показались такими уж вкусными, чтобы ради этого стоило с ними возиться. Ну, я не хочу сказать, что гадость, всё равно вкусны, конечно, но по тем восторженным отзывам о них, которые я слыхал, я ожидал от них гораздо лучшего.
   - Это оттого, великий, что они выращены вблизи Карфагена, - пояснил я царю, - Там хоть и гораздо теплее, чем здесь, и уж точно никогда не будет так, как у нас сейчас, но даже там не так тепло, как в Индии, и бананы из-за этого вызревают мелкими и не такими сладкими. Климат южных островов будет привычнее для них, и вряд ли они там будут вырастать хуже индийских.
   - Хорошо, пусть так, и я желаю вам в этом всяческой удачи, но несколько сотен человек! Куда вам столько? Это же легионная когорта!
   - Одинарного состава, великий, а не тройного, - уточнил Фабриций, - У тебя уже Первый и Второй Турдетанские укомплектованы полностью и с двойным резервом, а Третий - наполовину.
   - У МЕНЯ или у нас с вами? Вот Острова - как раз у ВАС, а не у НАС, и эти новые тоже будут ВАШИМИ. Я понимаю ваши резоны, но для чего вам на тех островах нужны именно турдетаны? Почему бы вам не набрать туда тех же финикийцев, например? Я слыхал, что в Карфагене живут чуть ли не пятьсот тысяч человек - если это не выдумки, то как они все помещаются в ОДНОМ городе? Наверное, на головах друг у друга стоят? Ну, это я шучу, конечно, но ведь теснота же наверняка? Что вы, не найдёте там желающих переселиться туда, где попросторнее?
   - Из Карфагена - вряд ли. Предложи своей семье переселиться из Оссонобы в глухую деревню, а потом расскажи нам об их реакции, - мы расхохотались все втроём.
   - Ну, я же не о солидных людях говорю, а о той голытьбе, которой удобства большого города всё равно не по кошельку. Я слыхал, там сейчас не очень-то хорошо с работой и заработками для мастеровых.
   - А в глуши её ещё меньше, великий. Но не в этом суть. Пусть и не из самого Карфагена, но из каких-нибудь захолустных финикийских городков и деревень мы могли бы легко набрать достаточно желающих - особенно с пограничных земель, сопредельных с нумидийцами, от которых только и жди, что очередного набега.
   - Ну так и почему вы тогда не наберёте на свои острова этих финикийцев?
   - Потому что тогда это будут ФИНИКИЙСКИЕ острова, а нам надо, чтобы они стали ТУРДЕТАНСКИМИ. Сколько-то финикийцев и сколько-то разноплемённых рабов мы туда, конечно, тоже отправим, но большинство должны составлять турдетаны.
   - Вам-то это зачем?
   - Не только нам, но и тебе, великий, - уточнил я.
   - Мне?!
   - Ну, не тебе самому, а твоим потомкам. Разве повредит им то, что далеко за морем будут жить СВОИ, говорящие со здешним народом на одном и том же языке и чтящие одних и тех же богов, которые уже в силу этого не откажут при необходимости в помощи? А через века она может оказаться немалой. Здесь культура, конечно, будет не ниже римской, даже немного выше - так, чтобы не проиграть ей, но и не сделать страну слишком лакомой ДОБЫЧЕЙ в римских глазах. А там, за морем, вдали от римских глаз, ничто не будет сдерживать развития переселившихся туда турдетан. На Островах у меня уже сейчас есть то, чего нельзя строить и разворачивать ни здесь, ни даже в Лакобриге, а будет ещё больше. Совсем другие знания, другие возможности, а значит - и другие силы. Разве тебе всё равно, финикийскими они будут или турдетанскими?
   - Ну, не всё равно, конечно. Но СОТНИ людей! И почему Горгады, а не Острова Блаженных, которые гораздо ближе?
   - Потому что Острова Блаженных ЗАСЕЛЕНЫ дикарями, великий, и их надо ЗАВОЁВЫВАТЬ, а это уже тысячи людей, а не сотни. А Горгады пусты, и кто их первым займёт, тот и получит их безо всякой войны, и нескольких сотен переселенцев достаточно, чтобы занять и освоить среди них два нужных нам острова - всего только два, великий, а остальные всё равно пусты и никуда не убегут, так что вполне могут и подождать...
   []
   Торгуемся мы с царём посреди зимы оттого, что агентура в Бетике ещё с осени желающих переселиться вербует, да с пропретором дальнеиспанским Гаем Кальпурнием Пизоном и его квестором... тьфу, проквестором договаривается, чтобы отпустили, но и в Бетике ведь турдетаны с бастулонами не кроличьими темпами размножаются, и хотя у нас с Пизоном отношения налажены превосходные, обезлюдить провинцию не позволит и он. Тысячу, ну полторы тысячи семей от силы - это максимум, и надо заранее с Миликоном к общему знаменателю прийти, потому как ещё зимой прибудут первые сотни, а по весне уже и основание колонии на тех Горгадах намечено - вместе с акобаловской флотилией отплывает основная масса, а первая партия - ещё до неё. На будущий год, сто восемьдесят четвёртый до нашей эры, хвала богам, никакой войны нам Тит Ливий не предрекает, так что самое время хорошим и перспективным делом заняться.
   В том, что с точки зрения близости тропических плантаций к Средиземноморью Канары гораздо лучше Островов Зелёного Мыса, он нам, само собой, никакой Америки не открывает. Географию-то мы, чай, получше его знаем, в том числе и то, что на Канарах и климат повлажнее, и источников пресной воды побольше, так что плантации там развести можно было бы и посерьёзнее, если бы не эти, млять, канарские гуанчи. Ведь земли под хорошие плантации немало требуется, и не абы какой, а очень хорошей, а кто ж хорошую без боя отдаст, да ещё и много? Они там, как размножатся сверх меры или неурожай у них случится, так часть собственных детей убивают, а уж между племенами свару учинить по вопросу, кому земля нужнее, и чьи притязания на неё справедливее - это для них и вовсе святое. Так это даже между своими у них такая хрень, а наших там в очереди и вовсе не стояло, так что без сильного войска на участие в переделе тамошней земли претендовать дружески не рекомендуется. А острова гористые, местность пересечённая, и правильный строй не везде ещё и развернёшь, а с гуанчами без строя воевать - ищите дураков. Нет, ну есть и у нас, конечно, штучные мордовороты, но в том-то и дело, что у нас они штучные, а у них - хоть и тоже не все подряд, конечно, но во вполне товарных количествах. Хоть и не знают они там металлов, да и неоткуда им взяться на вулканических островах, деревянный дрын в руках здоровенного бугая, умеющего довольно ловко с ним обращаться, тоже не подарок, так что в рукопашку с ними где-нибудь на каменистом горном склоне вступать - пущай такие же тупоголовые бугаи таким спортом занимаются, у которых и черепа такие, что не всяким дрыном проломишь, а нам головы даны на то, чтобы ими думать, а эдаких горилл урезонивать дистанционно. Проблема, правда, в том, что гуанчи - ещё и пращники выдающиеся. Может, и не такие они снайперы, как балеарцы, но среднестатистическому испанскому иберу уж точно не уступят, а учитывая их дурную силу, так в дальнобойности ещё и превзойдут, так что пращниками с ними воевать - занятие ещё неблагодарнее той рукопашки. Строю, кстати, тоже под их плотным обстрелом не поздоровится, если он из лёгкой пехоты с маленькими цетрами будет состоять, а не из тяжёлой одоспешенной с большими фиреями, которые можно сомкнуть в полноценную "черепаху". Но смысл ведь войска в чём? Завоёвывать и приводить в порядок выбранный под колонию остров или служить учебно-тренировочной мишенью для его голопузых дикарей?
   В реале испанцы завоёвывали Канары силами, сопоставимыми с численностью противостоящих им гуанчей, но значительно превосходящими их в вооружении, и даже при этом завоевание каждого острова растягивалось нередко на годы - это если в каждом случае последнюю попытку считать, которая успехом увенчалась, а если с самой первой неудачной отсчёт вести, так это уже десятилетия. Огнестрел - и тот не очень-то помогал, потому как хрен ли это был за огнестрел? Ага, мушкет на плечо, курок взведи, полку открой, патрон скуси, затравку сыпь, полку закрой, курок спусти, мушкет к ноге, порох сыпь, пулю оберни, в дуло вложи, забойник достань, пулю забей, утрамбуй, забойник вынь, забойник вставь - и тэ дэ, и тэ пэ. А там ведь ещё и не мушкеты были ни хрена, а аркебузы, и хрен бы даже с этим, конструктивно-то разницы нет, просто послабже, но хватило ведь в конце-то концов. Не в этом была проблема, а в том, что и заряжание было не патронным ни хрена, а раздельным - пули у стрелка отдельно, пыжи отдельно и порох тоже отдельно, и не факт ещё, что отмеренный на заряды в пенальчиках бандольеры, а не просто в пороховнице. Скорострельность была соответствующей, то бишь удручающей, и изобразить пулемёт, как это делала караколирующая мушкетёрская рота, аркебузирам не светило в принципе, отчего и не сводил никто аркебузиров в роты - не было смысла. А каменюки гуанчей летели сплошным густым градом и брались ими прямо из-под ног.
   []
   Технически-то мы, конечно, уже и сейчас в гораздо лучшем положении, чем те реальные исторические завоеватели Канар. Средневековая Европа роговых луков почти не знала, а лучники тарквиниевских наёмников все уже с роговыми луками критского типа - тугими и дальнобойными, но короткими, растягивающимися до глаза и позволяющими бить прицельно, а не залпами по площадям как те хвалёные аглицкие лонгбоу. Вспоминая давний спор с Юлькой о бумаге, которую она хотела лощёную иметь или хотя бы вроде ватмановской, а я на грубой обёрточного типа настаивал, я теперь могу с полным правом довольно ухмыльнуться. Простой и недорогой серовато-коричневатой бумаги хватает и на писчие материалы для школоты, и на бумажно-битумную изоляцию для электропроводки, и на бумажные "дульные патроны" для огнестрела - ага, большой привет тем заряжавшим всё по отдельности героям-аркебузирам. И сам огнестрел у нас тоже не дульнозарядный, ни разу не "мушкет к ноге, заряд забей", да ещё и нарезной, о котором в эпоху Конкисты и не помышляли, и с нашими винтовками Холла-Фалиса уже не рота, а взвод без особого труда пулемёт изобразит, причём не в пример прицельнее и дальше того мушкетёрского исполнения. А на взвод мне их наделать не проблема - больше уже на Кубу отправлено, где они нужнее всего, уже и на Азоры кое-что идёт, и за год или за два элементарно и пару взводов теми винтовками оснащу. Но во-первых, мало там будет пары взводов, мало будет и роты, а во-вторых, слишком уж близки эти Канары к античному Средиземноморью и западным финикийцам неплохо известны, так что засвечивать на них винтовку Холла, в грубом гладкоствольном варианте античными технологиями ещё в принципе более-менее воспроизводимую и работающую для здешних греко-римских мозгов достаточно понятно, мне категорически не хочется. На хрен, на хрен, подождём лучше унитара на бездымном пироксилиновом порохе и стволов под него, который эти хитрожопые греко-римляне уже хрен воспроизведут, поскольку сам принцип действия уже ни хрена не самоочевиден. Но главное - даже не это, а численность. Чтобы надёжно контролировать территорию, хоть ты всех своих бойцов-оккупантов винтовками вооружи, чего я уж точно не потяну, одной сотней хрен обойдёшься - реальный живой человек не вездесущ, и нельзя растягивать его внимание на большую площадь. А экспедиционного корпуса легионной численности - дабы до гуанчей дошло, что есть кому их бузу подавить, хоть и не прямо сей секунд, если не на их острове действуют, а на соседнем - даже Тарквиниям наскрести и сформировать не так-то просто. Лузитаны, например, с их неплохими для античного мира луками, как и кельтиберы с их превосходными навыками рукопашки, подошли бы неплохо, если бы им самим подходил тропический климат, но увы и ах, не подойдёт он основной их массе как не подошла в реале Сицилия норвежским викингам, а турдетан с бастулонами разве на все колонии напасёшься? Вот и выходит, что при всём нашем качественном превосходстве не по зубам нам пока столь близкие и удобные Канары, и первыми будут осваиваться не они, а гораздо более далёкие и засушливые, зато пустые и бесхозные Острова Зелёного Мыса.
   Почему мы рассматриваем сценарий именно завоевания Канар, а не их мирной колонизации? Да потому, что не вытанцовывается мирная. О земле уже сказал - и за так не отдадут, и за ништяки не продадут, потому как при их примитивном хозяйстве она вся им самим позарез нужна. А учиться более продвинутому хозяйству они добровольно едва ли захотят. Наших-то легко ли было от подсечного земледелия отучить? До сих пор ведь ворчат. Или североамериканских чингачгуков нашего современного мира взять - к концу двадцатого века практически восстановили свою прежнюю доколониальную численность, хоть и занимали уже лишь ничтожно малую часть своих прежних земель - вот что значит современный жизненный и хозяйственный уклад! Но для того, чтобы приучить их к этому "американскому образу жизни", тогдашним колонистам пришлось истребить и выморить подавляющее большинство их предков, а уцелевших загнать в резервации и там держать их в ежовых рукавицах. С гуанчами будет, конечно, не так тяжко, как с теми чудами в перьях, потому как и с возделыванием зерновых знакомы, и с разведением коз и овец, но один хрен придётся через колено их прежний образ жизни ломать, а кто ж согласится на такое добровольно? Ещё один важный фактор - религия и связанные с ней обычаи. Они там в одних пещерах сами живут как в общагах, а в других жмуров своих мумифицируют, то бишь кладбищами они им служат, а нам пещеры для добычи селитры нужны будут, и жмуры ихние под ногами - ни в звизду, ни в Красную Армию. Смола драконова дерева, опять же - драгоценнейшее лекарство и прекрасный эластичный лак для тех же роговых луков, а эти дикари её на своих жмуров расходуют - ни себе, ни людям, как говорится. Ну и как тут мирно вопрос решить? Испанцы в реале принудительным всеобщим крещением эту проблему решали - ага, сугубо в рамках церковной программы спасения заблудших дикарских душ от геенны огненной. Кое-кого для этого, надо думать, прямо в его земной тушке на костёр спровадить пришлось, но тут уж у инквизиторов логика была железная - бессмертная душа, ясный хрен, важнее смертной тушки. Мы к чужим богам и обычаям хоть и терпимее, но не тогда, когда от них вполне реальные проблемы - геенной огненной грозить не будем, тушку на кострах жечь - тем более, но пристрелить мешающегося под ногами упрямца или повесить его высоко и коротко не заржавеет и за нами. Ну и болячки наконец. Хоть и не такие канарские гуанчи дохляки, как заокеанские гойкомитичи, какие-то материковые хвори будут косить и их. Юлька как-то, кажись, про детские болезни типа ветрянки и свинки говорила - что якобы от них многие гуанчи поскопычивались, так это было в условиях УЖЕ под властью испанцев, с которыми не забалуешь, и дикарям только и оставалось, что молча терпеть и надеяться на более счастливую судьбу. Но тут - в нашем случае - болячки проникнут на Канары явно раньше, чем у нас до их колонизации руки дойдут, и гуанчи эти болячки, конечно, с нашими торгашами свяжут, что тоже ну никак не прибавит взаимоотношениям с ними конструктива. А ещё - их козы, которые щиплют всё, но особенно обожают листья кустов и деревьев, а пролезть способны и там, где человек хрен пролезет, и когда они начнут портить насаждения наших плантаций, а охрана их за это отстреливать - тоже ведь вполне реальная причина для конфликта...
   []
   - Вот разведёте вы там ваши плантации всех этих заморских вкусностей, так это ваши колонисты обжираться ими будут, да римские богатеи, а здешний народ так их и не попробует! - ага, наш венценосец и гарант вспомнил о народных массах.
   - Поначалу - да, пока их будет мало, - подтвердил Фабриций, - Но со временем будет выращиваться достаточно, чтобы хотя бы в праздники можно было побаловать и народ. Почему бы и нет, когда будет возможность?
   - А платить за эти привозные лакомства чем? Моё с вами царство, знаете ли, не настолько богато, как римские толстосумы!
   - Оно богато металлом, великий, которого нет ни на Горгадах, ни на Островах Блаженных, ни даже на наших Островах посреди Моря Мрака. За металл твои потомки будут получать от островных сородичей всё, что захотят, из всего, что МОЖНО.
   - Да, но вы ведь говорили как-то раз, что за Морем Мрака тоже много металла. Что, если люди с ваших Островов предпочтут покупать металл оттуда?
   - Тамошняя земля тоже богата металлом, но она гораздо дальше, чем Испания, - пояснил я ему, - На наши главные Острова везти оттуда металл смысл ещё есть - ветры и течения попутные, а вот на Горгады и Острова Блаженных проще возить его из Испании.
   - А здесь никак нельзя ничего этого разводить? Ну, пусть не так вкусно будет, но будет ведь хоть что-то!
   - Ну, во-первых, всё, что можно вырастить в Испании, можно точно так же и в Италии, и римляне такой возможности не упустят, - разжевал ему Фабриций, - Мы тогда потеряем доходы от продаж, а государственная казна - таможенные сборы за эти грузы. Зачем же мы с тобой будем сходить с ума и сами себя грабить?
   - А кроме того, великий, не всё здесь и можно вырастить, - добавил я, - Ты же сам прекрасно видишь, что творится за окном, - там как раз снова пошёл снег.
   - И что, так теперь будет всегда?
   - Не всегда, будем надеяться, но довольно часто, а для вымерзания растений, не выносящих холод, достаточно и одного раза.
   - И урожая фиников, значит, в этом году не будет? - оссонобские финикийцы как-то ухитрялись даже здесь выращивать финиковую пальму, и хотя местные финики были похуже африканских, так зато и дешевле.
   - Да, пальмы могут помёрзнуть, так что рассчитывать на урожай с них я бы не стал. Придётся закупать больше африканских, и тем важнее иметь наконец собственные плантации всего, что не растёт здесь.
   - А урожаи пшеницы и ячменя не снизятся? - забеспокоился Миликон.
   - Снизятся, но не сильно - хуже будет у северных лузитан и у кельтиберов, и от этого они станут ещё воинственнее, а у нас - так, слегка. Мы у себя уже не первый год выращиваем македонские сорта, а с прошлого года - и боспорские. Там зимы похолоднее, чем у нас, так что выдержат они и это похолодание. А вот всё, что теплолюбивее - что-то сохранится, будем надеяться, но нужна и возможность подвоза из-за моря.
   - А для создания такой возможности - турдетанские переселенцы куда угодно, только не сюда к нам? - подытожил царь с весьма кислым видом.
   - Ты догадлив, великий, - подтвердили мы с Фабрицием, опуская его монаршее настроение вообще ниже плинтуса.
   Понять Миликона, конечно, тоже можно. Мы тут прямо на глазах у него целую колониальную империю создавать начинаем, в которой его царство - метрополия только по названию, так что никакого императорства за морями ни ему самому, ни его потомкам уж точно не светит, потому как не та у нас модель колоизации. Не испано-португальская, если с реальной исторической сравнивать, а скорее англо-голландского типа. Мы же не просто так шутим, называя клан Тарквиниев и иже с ними Турдетанской Вест-Индской компанией, а очень даже по поводу. Колонии - означенной компании, а не царства, и это нагляднейшим образом демонстрируется хотя бы тем, что и в самой Оссонобе, и вообще в границах царства "хайль Миликон", да и то, у знающих расклад Тарквинии в уме, а уж на Островах - "хайль Тарквинии", без вариантов, и никакого Миликона в уме уж точно нет. Его там не стояло. Ему бы царство своё новыми переселенцами усилить, в котором он хотя бы уж номинальный правитель и уж всяко не последний человек в числе правителей реальных, а мы и тут ему "гадим", вытаскивая чуть ли не из-под носа часть переселенцев для своих колоний. Буржуины и самые натуральные мироеды-олигархи, гы-гы! А ведь он ещё даже и не подозревает всей глубины нашего коварства. Нашего - в узком смысле, то бишь именно НАШЕГО пока-что, а не тарквиниевского. Ведь Острова Зелёного Мыса - это своего рода "аэродром подскока" не только в Вест-Индию, но и к югу Африки. Он не единственный, конечно, но оттуда ветром может вынести к бразильскому "углу", и там тоже промежуточная база напрашивается, а уже от неё и ветры, и течения понесут к Мысу Доброй Надежды, давая нашей Турдетанской Вест-Индской компании хорошие шансы стать заодно до кучи и Ост-Индской...
   []
   Птолемеи ведь гребипетские, эти олухи царя небесного, сидят практически на Суэцком перешейке, и даже канал какой-никакой из нильского рукава в Красное море у них там имеется, но они и сами его толком не используют, и другим не дают - у тестя вон из-за этого столько уже попыток индийские ништяки добыть сорвалось, что не советовал бы я текущему Птолемею мне в лапы попадаться. Убить - наверное, не убью, а вот морду его царственную набью, млять, однозначно. Причём, не за то, что нам в наших поисках мешает, монополию свою оберегая - это-то я как раз и понять могу вполне, и оправдать. Тарквинии, что ли, в этом плане не такие же? Но, мать твою самодержавную за ногу, ты самодержец гребипетский или нахрена? Ты на что самодержцем поставлен - о державе своей заботиться или на лаврах самодержавных почивать? Ведь выход же к Индийскому океану через Красное море имеешь, из Эфиопии слонов себе возишь, так какого ж хрена в Индию шпиенов не направляешь и ништяки тамошние к себе хотя бы не коммуниздишь, дабы у себя в подходящем климате выращивать, а не переплачивать посредникам? Мог бы уже и сахарный тростник иметь, и те же бананы, и цитрусовые нормальные типа тех же лимонов с апельсинами, и пряности индийские те же, и шеллак наконец, не говоря уже о множестве не столь известных мелочей, о которых я вот так вот сходу без наташкиного списка даже и не вспомню, мог бы, если до Китая добраться кишка тонка, хотя бы в той же Индии китайские товары закупать, имея на том же китайском шёлке в пару-тройку раз больше, а он с транзита только свои таможенные сборы стрижёт, в остальном позволяя торгашам обирать страну. В общем, тоже ни себе, ни людям, хуже тех средневековых арабов с турками, которые хотя бы уж об интересах собственных стран не забывали.
   Европе, впрочем, от этого было не легче, отчего и пёрлась сперва в Крестовые походы - ага, на Восток окно рубить, а затем, обломавшись с тем окном, вспомнила, что нормальные герои всегда идут в обход. Африканские ништяки типа золота, слоновой кости, чёрного дерева и самих черномазых - это ведь не было самоцелью, это просто как бонус дополнительный воспринималось и не очень-то радовало, потому как лучше бы та Африка поскорее кончалась - ага, как на старых античных картах, открывая вожделенный обходной путь в Индию. Колумб вон, отчаявшись Африку обогнуть, аж через Атлантику в ту Индию попасть вознамерился, открыв в итоге вместо неё Америку, и не самую богатую её часть, так что схлопотал незачёт, а там уж и Васька Гамский подоспел, обогнул таки ту Африку и добрался наконец до той Индии. Ну и похулиганил там, конечно, не без того, но то уже проблемы индусов с арабами, а для нас важно то, что означенный Васька рискнул отдалиться от африканского берега, дабы идти по ветру, и не прогадал, а Кабрал следом за ним ещё западнее взял и открыл по пути Бразилию, угловой выступ которой как раз на маршруте удобных ветров оказался. Ну, строго говоря, он не тот ближайший её выступ открыл, на который я намекаю, а следующий, поюжнее того, но это уже тонкости не столь принципиального характера, поскольку и он тоже на маршруте. Плыл себе в Индию, как и Колумб, и никакой Бразилии открывать не собирался, да только, поди ж ты, нарисовалась - хрен сотрёшь, ну и раз так, то не пропадать же добру, верно? Он и не дал ему пропасть, само собой - нанёс на карту, высадился, объявил - попугаям, наверное - о присоединении этой земли к владениям португальской короны, да и поплыл себе дальше в Индию, как ему и было велено. В отличие от Колумба успешно до неё добрался, ну и тоже там слегка похулиганил - ага, уже традиционно. И опять же, нас его хулиганские выходки на Востоке не шибко волнуют, главное - бразильский "аэродром подскока" для нас наметил, за что мы ему и премного благодарны. Причём, для нас это даже в разы важнее, чем для тех португальцев, потому как они-то, имея каравеллы и вековой опыт их использования, и без той бразильской стоянки могли обойтись, что Васька Гамский и продемонстрировал на практике, а у нас и суда от океанского оптимума далеки, и опыт подобных путешествий отсутствует как явление, так что нужны нам будут промежуточные базы и у бразильского выступа, и на юге Африки. Это у португальских королей тех каравелл и мореманов было до хрена, а я у себя любимого один единственный, и у остальных наших точно такая же хрень, так что рисковать без крайней нужды мы уж точно не будем и везде, где это только возможно, соломки себе подстелим...
   Таким образом, отрешившись от сопутствующих эмоций, что мы имеем в сухом остатке? Что путь в обход рассевшейся не по делу прямо на сене гребипетской собаки по кличке Птолемей Очередной лежит через Острова Зелёного мыса и, как показали в реале хулиганистые граждане Гамский и Кабралов, через бразильский выступ.
   []
   Тут, конечно, тоже есть свои тонкости. Вряд ли на том бразильском выступе - в смысле, на самом материке - найдётся что-то настолько ценное и уникальное, чего совсем уж нет ни на Антилах, ни на берегах Карибского моря, ради чего однозначно стоило бы - ага, вот прямо щас, бросив всё - заморачиваться там материковой колонией. Нам ведь там не плацдарм для будущего завоевания Бразилии в первую очередь нужен будет, а просто "аэродром подскока" к Южной Африке, где можно пресной воды набрать, свежей жратвы, починить поломки а заодно и ноги матросне размять на твёрдой земле. То бишь вода там нужна, хороший строевой лес, селение земледельцев, скотоводов и рыбаков, ну и гавань с какой-никакой ремонтной верфью. И, будем уж реалистами, надо таверну и бордель ещё до кучи, потому как изголодавшаяся по вину и бабам матросня - это что-то с чем-то, а нам безобразий не надо, и значит, накопившийся пар должен выпускаться тихо и мирно через специально предусмотренный предохранительный клапан. Это - необходимый минимум, без которого не обойтись. А вот крепость с сильным гарнизоном и военной эскадрой - на материке без них тоже хрен обойдёшься из-за бразильских гойкомитичей, понимающих только силу, и если мы Канары по аналогичной причине до лучших времён откладываем, то такая же хрень и с Бразилией. Хвала богам, есть там и острова неподалёку от выступа, но достаточно далеко для каноэ дикарей, и это решает проблему. Финикийцы ж не просто так на островах свои фактории строить предпочитают. Они опытные торгаши, не дураки и прекрасно понимают, что дополнительные военные расходы испортят любую даже самую прекрасную бухгалтерскую отчётность.
   Беда в том, что в следующем промежуточном пункте - в самой Южной Африке - уже хрен таким манером схитрожопишь. Нет там подходящих необитаемых островов с водой, лесом и плодородными почвами, а есть только безводные скалы с таким прибоем, что не стоит к ним даже соваться без крайней нужды. Там из-за этого уже полноценную колонию городить придётся - ага, с крепостью и гарнизоном, и на вооружении гарнизона экономить нельзя, потому как бушменоиды тамошние - ещё не те загнанные черномазыми в Калахари деграданты, а пока ещё достаточно сильные племена и вдобавок, очень даже недурно владеющие луком. Те же зулусы нашего исторического реала разве просто так свои здоровенные щиты таскали, а перед атакой норовили в плотный строй скучковаться? Против пуль мощных и скорострельных винтовок такая тактика самоубийственна, каждая пуля свою жертву находила, но от стрел бушменоидов эти щиты защищали их неплохо, а длилась эта экспансия банту на юг не одно столетие, и зулусы - как раз потомки тех, кто все эти века был на переднем крае натиска под этим ливнем стрел бушменоидов - ага, за родной Бантустан от моря до моря. Так что большие фиреи тяжёлой линейной пехоты там однозначно нужны, доспехи тоже лишними не будут, а главное - жизненно необходимы винтовки и скорострельные пушки. И люди там нужны в соответствующем количестве, ведь не только крепость охранять придётся, но и поля, и стада на пастбищах, а значит, не обойтись и без конницы. А нужны ведь ещё и бабы на всю эту ораву, и их тоже надо туда везти. Это среди гойкомитичек красножопых можно отобрать бабёнок и на европейский вкус, можно даже среди негритянок черномазых сколько-то симпатичных подыскать, но эти бушменоидки южноафриканские - брррр! Так что крупномасштабным и недешёвым проектом эта южноафриканская база оборачивается, а главное - требующим немалых людских ресурсов, и пока мы по этой причине даже с Фабрицием на эту тему не говорим. Рано. Впрочем, и технически мы пока-что не готовы.
   Тут ведь ещё и навигация наклёвывается уже посерьёзнее трансатлантических плаваний по течению маршрутом Тура Хейердала, а у нас того же нормального морского хренометра как не было, так и нет. Приёмниками-то детекторными для ловли сигналов точного гринвичского времени оснастить корабли нетрудно, но чтобы им было чего теми приёмниками ловить, нужны вышки монструозных антенн радиопередатчиков. Строится одна такая в устье Анаса, где ради неё целый форт городить пришлось, строятся такие же и в азорском Нетонисе, и в кубинской Тарквинее, но ни одна из радиостанций полностью ещё не готова. Да и корабли - ну, не вдохновляет как-то идея путешествия через целых два океана на модификациях финикийско-римской корбиты по сути дела. У тех же самых Гамского с Кабраловым каравеллы были с вылизанной за столетие конструкцией, и один хрен нелегко им приходилось, а кое-кто из их последователей и вовсе пропадал в океане без вести. Нам оно такое надо, спрашивается?
   []
   Пока производство полудизелей на Азорах освоим и отработаем, пока годную конструкцию судна под такой привод спроектируем и до ума доведём, пока кубинская верфь в твёрдом махагони проект воплотит, пока унитарные боеприпасы и оружие под них спроворим - это годы, а за эти годы, глядишь, и с людскими ресурсами проблема решится. Во всяком случае, будет уже о чём и с Фабрицием говорить, и с тестем...
   - Максим, а ты точно уверен, что на Горгадах нужны эти пять или шесть сотен человек? - спросил босс, когда мы, закончив совещание у Миликона, вышли из его дворца на площадь, - Это же очень много. Мне кажется, и пары сотен хватило бы.
   - На первое время - да, хватило бы. Собственно, и сотни для начала достаточно, но я считаю с женщинами, которые там всё равно нужны. А вот когда эта сотня семей там обустроится и сможет принимать пополнение - понадобятся ещё люди.
   - Так это когда ещё будет?
   - Ну, те же бананы, например, плодоносят через полтора года после посадки.
   - Но ведь их же не семенами разводят, как я понял? Значит, рассады будет не так много, и рост плантаций будет не таким быстрым.
   - Там же будут не только бананы, досточтимый. Да и база там нужна хорошая.
   - Брррр! Ну ты нашёл, когда об этом думать! - порыв ветра забросил начальству хлопья снега и в морду лица, и за шиворот, - Кажется, я начинаю понимать твою странную шутку про каких-то фрицев, которые не взяли какую-то Москву. Там холодно было?
   - Ага, и кто туда с мечом придёт - с ним там и замёрзнет.
   - Это тоже шутка?
   - Ну, на самом деле, конечно, не только поэтому и даже не столько поэтому, но и не без того. Не готовы они были к ТАКОЙ зиме.
   - Но здесь-то, надеюсь, так не будет?
   - ТАК - не будет. Здесь тебе - не там. Не жил ты у нас, Фабриций...
  
   8. Подготовка.
  
   - Прежде всего вам там будут нужны растения-галофиты, - просвещала нашу компанию Наташка, - На нормальном человеческом языке галофиты означает растения, способные расти и плодоносить на засолённых почвах, в том числе и на морском берегу. Коколоба ягодная, она же - ваш кубинский "морской виноград" - как раз из их числа, и её обязательно нужно посадить на обоих островах. Но её косточек у вас не так уж и много, а тянуть с озеленением побережья нежелательно, поэтому особое внимание я бы советовала уделить манграм. Сенегальские мангры имеют в основном кустарниковую форму, но и их легко опознать по воздушным корням. В принципе они могут уже и быть на ближайших к материку островах, как и сенегальский тамариск - вот вам фотки, смотрите, - она нашла на своём аппарате и раскрыла нам снимки имеющих характерный видок зарослей.
   - Вот это есть и на наших крайних островах, - припомнил Володя, тыча пальцем в фотку с тамариском, который с виду не враз даже и определишь как лиственное, а не хвойное, чем он, собственно, и запомнился, - А вот этих мангровых кустов не помню.
   - Что-то и я тоже, - присоединился к нему и я, - Такое ведь хрен с чем спутаешь. Наверное, течением проносит мимо?
   - Скорее всего, - согласился Серёга, - У нас же самый северо-запад архипелага, так Сенегал даже чуток южнее, а течение и ветер - с северо-востока на юго-запад, так что однозначно мимо. Ну, разве только на самых юго-восточных ещё есть какие-то шансы.
   - Боавишту, Маю и Сантьягу? - уточнил спецназер.
   - Ну, Боавишту тоже практически отпадает, тоже в стороне от пути по течению, и я бы даже время на проверку тратить не стал, а вот Маю и Сантьягу - шансы есть.
   - Вот только хрен ли нам на них делать?
   - Я вам сразу так и сказала, - напомнила наша ботаничка, - Там их искать или сразу в Сенегал за ними сплавать - это уж вам на месте виднее будет...
   []
   - Ну, на материк ведь один хрен придётся заходить, - заметил я, - Даже за теми же самыми лесоматериалами хотя бы, и тут однозначно напрашивается Сенегал.
   Говорили мы, если кто не въехал, об Островах Зелёного Мыса, а конкретно - о двух крайних северо-западных, на которых уже высаживались мельком с Акобалом, то бишь о Сан-Висенти с его гаванью Минделу и месторождениями угля и о Сант-Антане, который повлажнее и позеленее. Ну, по сравнению с "лунными" пейзажами Сан-Висенти, во всяком случае. Мы бы и не заинтересовались этим клочком пустыни посреди океана, если бы не означенная гавань, удобнее которой на архипелаге просто нет, да не этот уголь, для вулканического острова парадоксальный, но и в реале, и для нас оказавшийся на нём весьма кстати, поскольку климат и на соседнем Сант-Антане такой же точно, и лесом он зарос, мягко говоря, не густо. По сравнению с Азорами выглядит удручающе, скажем так. А без нормальной горячей пищи и в тропиках не обойтись, так что даже для этого нужно топливо, а ещё оно нужно для строительства каменных зданий и сооружений - известняк обжигать на тот же строительный раствор. Мы и на балки-то строительные, не говоря уже о рыбацких судёнышках и о древесине для ремонта проходящих кораблей подумываем с африканского материка лес туда возить, дабы немногочисленную канарскую сосну на том Сант-Антане поберечь, как и драгоценное драконово дерево, так что уж с топливом-то без ущерба для хрупкой островной экологии вопрос решить сами боги велели. А то ведь дай только волю дурачью, так и на Сант-Антане такой же "лунный" пейзаж организуют...
   - Я как раз на это и пытаюсь вам тонко по-английски намекнуть, - усмехнулась Наташка, - Вам же не только побережье озеленять, но и внутренние районы островов, и тут кроме галофитов нужна ещё и обычная засухоустойчивая растительность. Ну, такую вещь, как марокканское земляничное дерево вы уже знаете и без меня. Я бы советовала именно марокканское как самое засухоустойчивое из всех - у него будет больше шансов прижиться на Островах Зелёного Мыса. Обязательно посадите там финики - финиковые пальмы там хорошо прижились и в нашем реале...
   - А гребобабы? - напомнил Серёга.
   - Да не гребобабы, а бабогрёбы! - поддержал хохму Володя.
   - Можно и баобабы, - согласилась его благоверная, - Но вообще-то те же самые баобабы есть и в Сенегале, и скорее всего, как раз эти сенегальские и завезли на острова в нашем реале - вместе с неграми для работы на плантациях. Баобабы - это не только тень от тропического солнца, но и съедобные мучнистые плоды, а главное - большие запасы воды в дуплах на сухой сезон. Древесина у него, правда, ни на что путное не годится, и поэтому я рекомендую вам поискать там ещё и хайю сенегальскую. Это местное красное дерево, называемое ещё африканским махагони - у него тоже очень твёрдая и плотная древесина, используется для всех тех же самых целей, что и американский махагони, и как раз вот этот сенегальский вид - самый твёрдый и самый засухоустойчивый из них. Кроме того, у него ещё и целебная кора - её отвар облегчает лихорадку при малярии, помогает при расстройстве желудка и при головной боли. При наружном применении способствует заживлению ран и лечению сыпи. Растёт как в лесах, так и в саванновых редколесьях, так что если не поленитесь, то найдёте наверняка. Есть там в редколесьях ещё так называемая хурма мушмуловидная - родственная известной вам кавказской хурме, и она тоже имеет съедобные плоды. Кора тоже помогает при поносе и кровотечениях, а её древесина - это "сенегальское чёрное дерево". Свойства - как и у всех эбеновых и такое же применение. И тоже самое засухоустойчивое из эбеновых. Так что запоминайте и не вздумайте забыть - сенегальский баобаб, сенегальское красное дерево и сенегальское чёрное - вот, смотрите фотки, - она раскрыла и показала нам эти сенегальские ништяки, - Здесь показаны те, что из редколесий, а в лесу они стройнее и не с такой раскидистой кроной. Семена и саженцы лучше взять в саванне и лучше не от одного дерева, а от десятка минимум - там, считайте, гарантированно пройдён жёсткий отбор на засухоустойчивость, ну а деловая древесина, сами понимаете, в лесу будет и длиннее, и прямее...
   []
   С этим озеленением полупустынных островов выигрыш ведь вовсе не в одних только конкретных ништяках от конкретной способной выдержать их засушливый климат растительности, хотя и они сами по себе весьма важны. Есть тут и дополнительный бонус - озеленение, если его удастся сделать устойчивым, создаст в свою очередь свой местный микроклимат, более влажный по сравнению с исходным. Во-первых, за счёт задержания листьями и возвращения в местный островной круговорот воды, испаряющейся из почвы, которая пока просто улетучивается в воздух и уносится ветром, а во-вторых - разрастаясь, зелёные насаждения начинают уже притягивать и дополнительные осадки. Ту же Сахару если взять, так на современную ведь без слёз не взглянешь, а нынешняя - сухая, конечно, но всё-таки скорее саванна, чем пустыня. Я когда у Паршева вычитал, что немалая часть Сахары получает в среднем за год почти столько же осадков, как и наше Подмосковье, так прихренел, но по делу-то ведь так оно и есть. Разница между ними только в том, что тут тропики, в которых и солнце тропическое, а облачности над Сахарой с гулькин хрен, и что не успело просочиться в грунт, то испаряется во много раз быстрее, чем у нас, и если есть растительность, которая хотя бы часть этих испарений задержит, то мы имеем античную Сахару, а если её нет, то имеем Сахару современную, а точнее - она имеет нас. Ну, не нас персонально, хвала богам, а бедуинов сахарских, чьи козы как раз и жрут всю едва только проклюнувшуюся зелень моментально, не давая восстановиться степной растительности, и в этом смысле население современной Сахары - сами себе злобные буратины.
   - Во многих местах Сахары осадков и грунтовых вод достаточно, чтобы саванна восстановилась и сама, если территорию объявить заповедником, огородить и охранять, - кажется, у Наташки имеются какие-то задатки телепатии, - Сначала вырастет трава, затем она задержит испарения и тем самым увлажнит почву и для собственного разрастания, и для роста кустарников, а тень от них будет способствовать ещё лучшему микроклимату у поверхности зёмли. Кое-где могли бы со временем вырасти даже леса, если бы...
   - Если бы не эти грёбаные обезьяны, возомнившие себя "тоже типа людьми", - закончил за супружницу спецназер, - Чтобы эти уроды не выжрали траву своими козами и не вырубили кусты на топливо, там надо в натуре, млять, всё забором огораживать, а через каждую сотню метров ставить вышку и сажать на неё бойца с пулемётом, чтоб стрелял на хрен всякого, кто подойдёт к забору ближе пятидесяти метров.
   - После чего возмущённые массы восстанут и сметут проклятый антинародный режим, не дающий правоверным попользоваться посланным для них Аллахом ресурсом, - хмыкнул Серёга.
   - Ага, без кровавой диктатуры - хрен выйдет, - подтвердил я, - Причём, в натуре антинародной, потому как пришлось бы препятствовать означенному и СВОЕМУ, кстати, народу в самом для него святом - жрать и безудержно размножаться. Ну, о либерализме показушном ещё не забывать и с Западом дружить, чтоб в "недемократичности" ни одна сволочь за бугром не обвиняла, гы-гы!
   - То есть делать противоположное тому, что делал Каддафи? - уточнил геолог.
   - Ага, типа того. Никакого популизма, никакой Великой рукотворной реки, от которой драгоценные невозобновимые артезианские запасы воды расходуются, вообще никакого водного демпинга, никакой вспышки размножения африканских масс, жрущих драгоценные природные ресурсы, а сугубо столь любезная Западу экология, - мы ведь "попали" как раз вскоре после той ливийской заварухи, так что ливийский пример был достаточно животрепещущим, - Вот такой как раз проект, мне сильно мнится, прокатил бы запросто - при условии дружбы с Западом и опоры на его поддержку, конечно. Ну, запросто - в том смысле, что ему бы ПОЗВОЛИЛИ осуществиться, а не задавили бы в зародыше, поскольку не посчитали бы опасным. Не так быстро, не так наглядно, не так популярно внутри страны и у соседей, зато продолжалось бы и потихоньку наращивалось, а главное - надёжно, поскольку рост озеленения - за счёт естественного увлажнения климата, а не за счёт расходования невозобновимых ресурсов.
   - Так говорили же, вроде, что там тех артезианских запасов чуть ли не на пять тыщь лет, - заметил Володя.
   - Точно замерить объёмы месторождения невозможно, так что любая такого рода оценка прикидочна и почти всегда ещё и сознательно завышена в целях рекламы и пропаганды, - пояснил Серёга, - Та цифирь запасов, которую прикинул исследовавший месторождение геолог, и та, которую официально озвучивает его руководство - могут различаться в разы. А к этому добавь ещё и неизбежный при таком изобилии халявной воды взрывной рост и населения, и поголовья скота, которого никто обычно при таких оценках не учитывает. Плюс - многократный рост среднедушевого потребления той воды, поскольку всем хочется не просто жить, а жить получше. А чем они хуже Запада, чтобы жить хуже его? За что такая дискриминация? И это, прикинь, не в одной только Ливии, а и у всех её соседей, которых Каддафи тоже агитировал присоединяться к его затее. Скорее всего - ну, представим себе на миг, что Запад отнёсся к его затее похренестически - воды хватило бы где-то на полвека, за которые население бы удвоилось, если не утроилось, а потом запасы иссякли бы, и наступил бы грандиозный швах всей малины...
   - Мы с вами не о Сахаре вообще-то говорим, - напомнила Наташка, - Я привела её просто в качестве наглядного примера зоны засушливого климата, который можно при желании сделать и поприличнее. У вас на Островах Зелёного Мыса и случай не настолько тяжёлый, и образ жизни колонии закладывается с нуля, да и сама колония маленькая, так что обучать правильному хозяйствованию надо небольшую горстку, а не многотысячную толпу. Кстати, в саванне - без разницы, мавританской или сенегальской - не забудьте прихватить и акацию кручёную. Выдерживает любую засуху, способна расти и на голом песке, хорошая древесина, хоть и довольно кривая и страшно колючая, но главное - тоже создаёт тень и этим уменьшает иссушение почвы, а заодно, как и многие другие бобовые, обогащает почву азотом. Вот она, ни с чем не спутаете, - на фотке перед нами предстало характернейшее дерево африканских саванн с уплощённой "зонтичной" кроной.
   []
   - Кстати, нам там зловредный кусючий мух не попадётся? - поинтересовался я.
   - Цеце? Главное - сами ей не попадитесь, - схохмила она.
   - В принципе Сенегал входит в ареал её обитания, - прокомментировал геолог, - Но с самого его краю. И цеце страшна не сама по себе, а в сочетании с бородавочником, который и носит в себе возбудителя сонной болезни. Но он не любит ни полупустынь, ни густых лесов, а цеце не активна днём, так что надо просто избегать ночёвок в саванне.
   - Вероятность малярии на порядок выше, так что не забудьте хину. Ну а раз уж речь зашла о животных - что никаких коз туда везти нежелательно, надеюсь, понимаете и сами. Если уж на Азоры решили их не везти, так Острова Зелёного Мыса ещё уязвимее, и там им тем более делать нечего. Овец, кстати, лучше везти не отсюда, а из Мавритании. И порода тамошняя лучше адаптирована к тропическому климату и к сухим полупустынным кормам, и везти их оттуда ближе.
   - Можно даже отдельным рейсом их захватить, - прикинул я, - Тогда в основной больше другой живности возьмём. Свиньи и тягловый скот, значит?
   - Свиньи - да, а вот насчёт тяглового я не уверена. Там же всё равно ни ячмень не приживётся, ни пшеница - подо что поля распахивать собираетесь?
   - Ну, каменюки на участках под плантации из земли корчевать - тоже тягловая сила нужна, - пояснил я, - Помнишь, азорские колонисты жаловались, что иной раз и ишак на такое дело слабоват, а нужны волы?
   - А грузы возить? Тот же уголь, тот же строительный камень, тот же пуццолан для цемента, те же лесоматериалы? - напомнил Серёга.
   - Если так, то да, нужны. Но тогда - с учётом тех же кормов и перевозки - я бы посоветовала тоже африканский скот. Те же мавры вряд ли запросят за него дорого.
   - Согдасен. А главное - здоровенные рога, - оживился я.
   - От летучих мышей и ящериц отбиваться? - пошутила Наташка.
   - Ага, а то мало ли, вдруг там ещё и не замеченные нами в первый раз вараны типа комодских окажутся? - отшутился я, - А ещё - на луки. За деловой древесиной на материк плыть, а там - черномазые, и надо иметь перед ними убедительное преимущество в дистанционном оружии. Дротики они мечут так, что нашим испанцам в этом уж всяко хрен уступят, а вот лучники они голимые, хвала богам.
   - Так это тогда надо, получается, лузитанских рабов туда отбирать, - прикинул спецназер, - Климат-то им там подойдёт?
   - Посмуглее и почернявее надо из них отбирать - таким точно подойдёт.
   Я ведь уже упоминал, кажется - правда, применительно к южноафриканским бушменоидам, но суть-то ведь от этого не меняется - что люди, вооружённые и хорошо владеющие сильными дальнобойными луками, становятся для не владеющих ими негров весьма серьёзным противником? Даже бушменоиды, из каменного века пока-что так и не вышедшие, а что тогда говорить о прекрасно вооружённых и для рукопашки испанских иберах? Ещё лучше был бы, конечно, огнестрел, и сколько-то его мы, конечно, на острова доставим, но так, на всякий пожарный, а не для широкомасштабного применения. А то, неровен час, слухи по Африке разнесутся, об этих белых демонах с моря, что громом и молнией владеют, да и докатятся до тех, до кого не надо бы. Пока у нас только единичные экземпляры, и применяем мы их лишь изредка, наша "официозная" версия для лиц не с той "формой допуска" о крайне редком, страшно дорогом и засекреченном жрецами до грифа "перед прочтением сжечь" гребипетского "грома Амона" вполне прокатывает, но при сколько-нибудь массовом применении заведомо рядовыми бойцами она рассыплется как карточный домик и проверки на вшивость, конечно, не выдержит. А финикийцы из Гадеса и Тингиса о Горгадских островах хоть и краем уха, но наслышаны, так что о нашей колонии на них знать будут и слух о людях с громом и молнией непременно с ней свяжут. А оно нам надо, спрашивается? Роговой лук "критского" типа - тоже оружие серьёзное, и на первое время хватит его вполне...
   - Первое время, пока местное хозяйство не наладится и скот не размножится, с нормальной полноценной едой будут проблемы, как это было и на Азорах, - предсказала Наташка, - Да и пастбища ограничены, так что много скота на них и не разведёшь. Рыбная ловля - это, как я понимаю, то густо, то пусто, да и приедается ведь рыба, как вы сами же и рассказывали. Но учитывая дефицит земли и её засушливость, всё равно надо больше использовать дары моря. Догадываетесь, на что я намекаю?
   - Не на морскую капусту, надеюсь, которая ламинария? - встревожился Серёга, - Не то, чтобы я имел что-то против неё, но всё-таки это не самая лучшая замена мясу.
   - Но Сэм, песок - плохая замена овсу! - поддержал его хохмой Володя.
   - Вдобавок, её там и не разведёшь, - усмехнулась его благоверная, - Слишком тёплая вода. Атлантическая вообще только северные моря признаёт, а японская - где мы с вами, и где та Япония? А даже если и достанем, так тропических вод и она не любит - на Азорах только, да у испанских берегов приживётся, а на Островах Зелёного мыса - нечего и думать. Но я не на неё намекаю, а на мидий с устрицами. На Азорах - согласна, не до таких мелочей вам тогда было, хотя если бы внедрили сразу, то и ситуация с кормёжкой людей там наладилась бы быстрее. Но теперь-то, на этих островах, я бы не советовала с этим делом тянуть. Южная мидия, которую мы называем черноморской, прекрасно будет там размножаться, поскольку обитает и в Индийском океане. Думаю, что и устрицы там местные тоже найдутся, так что не пренебрегайте организацией мидийной и устричной ферм - там они даже нужнее, чем на Азорах.
   []
   - Хорошо, уговорила, - хмыкнул я, делая пометку подыскать для экспедиции сведущего в этих съедобных моллюсках рыбака.
   - И кстати, Макс, раз уж ты так деловой древесиной для островов озабочен, то её ведь в нужных количествах с материка не навозишься, так что нужна быстрорастущая для посадки на них. Лучше всего были бы, конечно, австралийские эвкалипты...
   - Опять! - простонал я, - Ну сколько ещё десятков раз тебе повторить нужно, что не приплывёт их рассада к нам сама, и семена ветром не принесутся, и альбатросы их не принесут? - спецназер с геологом едва не легли со смеху, потому как это было уже не только не впервые, но даже и не в пятый уже раз. Ага, вот прямо позарез надо сплавать до Австралии и привезти оттуда посадочный материал пары-тройки видов тех эвкалиптов, поскольку - дальше неизменно следовала длинная лекция о всевозможных мыслимых и немыслимых достоинствах означенного эвкалипта, и мы реально утомились объяснять ей, что все эти его достоинства, в натуре впечатляющие, без балды, перечёркиваются всего лишь одним единственным недостатком - в Австралии он, сволочь эдакая, а она, зараза - на противоположной стороне шарика, и сплавать туда за теми эвкалиптами нам банально не на чем, а посему и нехрен сыпать нам соль на рану.
   - Да не опять, а снова, - схохмила эта мучительница, - Но раз уж вам это не под силу, то попробуйте каменный дуб там посадить. Из всех больших средиземноморских дубов он самый быстрорастущий, и если приживётся, то станет хорошим подспорьем. Но вот приживётся ли - не уверена, так что надо пробовать. Нет, жаль всё-таки, что в Южную Азию вам никак не добраться. Слушай, Макс, а может ты тогда хотя бы тестя напряжёшь на предмет индийского бамбука?
   - А чем тебе южноамериканский не нравится? - спросил супружницу Володя, пока я хватал ртом воздух от возмущения, - Видела бы ты его!
   - Большой, с короткими коленцами и с колючками на перемычках?
   - Ага, точно - с колючками. Прикинь, какая живая изгородь получается!
   - Скорее всего, гвадуя узколистая, но я же говорю о НАСТОЯЩЕМ бамбуке.
   - А эта, как ты её там обозвала, чем тебе не бамбук? - не въехал я, - По мне, так всем бамбукам бамбук.
   - Род Бамбук - это одно, а род Гвадуя - совсем другое. Нет, ну при отсутствии нормального бамбука это тоже вариант, конечно - я же не говорю, что вы зря её на Кубе посадили. Просто это не бамбук в строгом смысле.
   - Наташ, ну не будь ты ракетно-космическим ОТК! Нам же не шашечки, нам ехать. Если эта хрень выглядит как бамбук и имеет свойства бамбука, то для меня она - бамбук и есть. Чем он тебе по делу не такой?
   - Ну, во-первых, твёрдость у него поменьше и прочность на разрыв. Во-вторых, колется хуже - планок из него наколоть будет нелегко. В-третьих, скорость роста у него пониже - у азиатских бамбуков семьдесят сантиметров в сутки не предел, а у этой гвадуи около двадцати - в три с половиной раза меньше, считай.
   - Тебе мало? - съязвил я, - Эвкалипт твой хвалёный быстрее, что ли, растёт?
   - Нет, ну по сравнению с настоящими деревьями выигрыш многократный, я же разве спорю? И растёт хорошо, и строительный материал хороший. Но вам на Островах Зелёного Мыса засухоустойчивость, например, важна, а у гвадуи с этим плохо - считай, амазонский вид. Холодостойкость тоже слабенькая, так что и на Азорах или совсем расти не будет, или будет совсем чахлый. В общем, только для Кубы и годится.
   - Да я, собственно, и не планировал аж с Кубы его на Острова Зелёного Мыса переть. Надеюсь, ты не скажешь сейчас, что в Африке своего бамбука нет?
   - Ну, если в широком смысле, как и с гвадуей, то есть, конечно - окситенантера абиссинская. Не пугайся, абиссинская - просто оттого, что в Абиссинии впервые описана, а так это самый обычный африканский саванновый бамбук, который есть и в Сенегале. Но если ваша колючая гвадуя окультурена и как стройматериал возделывается даже в Азии, то африканская окситенантера ни в одном справочнике деловой древесины не фигурирует. На месте, конечно, используется во всех "бамбуковых" целях, но как экспортный товар - вообще не котируется.
   - А в чём с ней засада?
   - Из-за отсутствия коммерческого интереса достоверных сведений о ней мало, так что уверенно ничего сказать не могу. Могу только предполагать, что очень слабый прирост. Читала, что вырубка полноценных стволов производится лет через шесть после посадки кусков корневищ...
   - Что, НАСТОЛЬКО медленно растёт?
   - Да нет, дело не в этом. Растёт, скорее всего, побыстрее, но все бамбуки даже при максимальном размере ещё не сразу дают полноценную по прочности древесину - годы нужны как раз на то, чтобы она "дозрела". Вашу гвадую тоже только на пятый или шестой год от посадки заготавливают, но учти разницу в размерах. У гвалуи двадцать, а то и тридцать метров высота и до двадцати пяти сантиметорв диаметр, а у окситенантеры и высота метров двенадцать, и диаметр сантиметров десять. Если округлить, то в два раза меньше по линейным размерам, а по объёму и массе это уже два в кубе, то есть в восемь раз. А если учесть, что некоторые азиатские виды бамбука "дозревают" даже за три года, а большинство, включая и гигантский сорокаметровый из Бирмы, уж всяко за пять лет, то в сравнении окситенантеры с ними смело округляй разницу в приросте до десяти раз. Не знаю, что у окситенантеры с качеством древесины, но даже одной только этой разницы в приросте достаточно, чтобы забраковать её при наличии настоящего азиатского бамбука.
   - Которого у нас нет, - заметил Серёга, - А этот - пускай и хреновый, зато под боком. Что у него, кстати, с засухоустойчивостью?
   - Ну, раз в саванновых редколесьях растёт, то засушливый сезон выдерживает.
   []
   - Так или иначе, колонию желательно обеспечить хоть каким-то бамбуком, и за неимением лучшего вполне подойдёт и этот, - резюмировал я.
   - И кстати, бамбуковые, как и баобаб, тоже запасают воду в дождливый сезон, - добавила Наташка, - И это тоже в какой-то мере способствует увлажнению микроклимата возле них в период засухи...
   На Сан-Винсенти в реале колонисты вообще постоянных источников воды не обнаружили, и пока на нём не нашли уголь, там и не было постоянного населения, а было только на Сант-Антане. Так, возили только время от времени скот попастись, чтоб трава зря не пропадала, так что вопрос запасения воды с дождливого сезона там встанет ребром. И хотя, как я понимаю, всего один матёрый гребобаб запасёт её поболе целой бамбуковой рощи, нету у нас времени ждать, пока вырастут из семян те матёрые гребобабы - пить-то каждый день хочется, и не по одному разу. Надо будет обязательно и нормальные крытые колодцы рядом с сухими руслами оборудовать, и хорошие каменные цистерны для отбора излишков воды в дождливый сезон, когда там целый местечковый потоп происходит, но большая часть той воды безо всякой пользы стекает в океан - бесхозяйственность, млять, самая натуральная. Такое транжирство однозначно ни в звизду, ни в Красную Армию, и всё, что способно задержать и сберечь воду для сухого сезона, тамошней колонии всяко пригодится. Почему бы и не бамбук, который даже и в своей африканской разновидности и вырастет многократно быстрее тех гребобабов, и по древесине выхлоп даст пообильнее любого нормального дерева?
   Но конечно, и бамбук далеко не сразу нужный эффект даст. Вырасти-то может и быстро вырастет, но воду раньше ближайшего дождливого сезона и он хрен запасёт. И ежу ясно, что из-за безводья не выйдет сразу же постоянное поселение на Сан-Винсенти организовать, а придётся с Сант-Антана тот Минделу вахтовым методом строить, но воды для работяг и рабочего скота с него не очень-то навозишься, а эффекта от озеленения не очень-то дождёшься, так что надо там и морскую воду опреснять. Дистилляция воды её перегонкой - школьный опыт по природоведению в младших классах, да и самогонный аппарат принципиально не сложнее той школьной схемы, просто змеевик закручен ради большей эффективности, но нам порациональнее надо - смешно же в самом-то деле жечь топливо, имея халявное тропическое солнце! Не надо нам и сложнонавороченной хрени, которую и делать загребёшься, и учить не особо-то грамотный античный контингент её эксплуатации и обслуживанию, а надо нечто простое, как три копейки, чтоб и до негра из племени мумбо-юмбо дошло, как оно устроено и за счёт чего работает. И собственно, не проблема это ни разу. Нужна по сути дела наклонная плоскость над ёмкостью с солёной морской водой, по которой и будут стекать вниз капли конденсата, и вот под этой нижней частью как раз и предусматривается ёмкость для его сбора. Элементарно? Собака же тут, как и всегда, порылась в нюансах.
   Чтобы эта система давала хороший выхлоп, а не в час по чайной ложке, надо, чтобы эта верхняя поверхность стока нагревалась меньше, чем бассейн с солёной водой под ней. В нашем современном мире эта проблема решается просто - поверхность стока делается прозрачной, а поверхность бассейна с солёной водой - чёрной. Но стеклянного листа больших размеров мы здесь не производим, да и нежелателен он в сейсмически активной зоне, а не боящиеся землетрясений оргстекло и целкофан - увы, не по нашим пока-что зубам. Это уже органическая химия, которая посложнее неорганической. Там ведь как, если с режимами ошибёшься? Либо реакция не идёт вообще, либо идёт еле-еле, лучше бы вообще не шла, чем так издеваться. А в органической в одной и той же реакции целая куча близких по составу соединений может синтезироваться, а нужно только одно из них, и чтобы выходило у нас в результате именно оно, в наших античных условиях надо точный технологический режим подбирать экспериментально, а кому и когда его у нас подбирать? Катастрофически не до того! Решётчатая же античная рама с небольшими стекляшками хоть и не так хрупка, но и ровной поверхности стока не образует - дотечёт капля конденсата до ближайшей рамки, да и капнет с неё вниз, так до водосборника для дистиллята и не добравшись. В малом-то типоразмере можно хоть слюдой обойтись, хоть бычьим пузырём, как мы и обходились в наших экспериментальных опреснителях при нашем с Васькиным первом плавании в Вест-Индию. Но там такие размеры были, что хрен помогли бы эти три штуки, если бы вдруг не хватило взятых на борт запасов воды. На островах же этих засушливых посерьёзнее агрегаты нужны, потому как первое время - ну, до ближайшего дождливого сезона - только они и будут единственным источником воды на Сан-Винсенти. Ничего так задачка?
   []
   - Как опреснять-то воду будем? - в Серёге тоже, кажется, телепат проклюнулся, - Оргстекла-то у нас как не было, так и нет, а мелочью с бычьими пузырями пол-острова уставить придётся, да ещё и загребёшься соль из них вычищать, да новую морскую воду в них подливать.
   - Так дело не пойдёт, конечно, - согласился я, - Надо суметь обойтись без стекла и его заменителей.
   - А как тогда воду солнцем греть? - спросил Володя, - Через зеркала, что ли? До хрена зеркал понадобится, и где их столько взять?
   - Нет, никаких зеркал, - я как раз мозговал, как бы тут схитрожопить, - Что-то эдакое напрашивается, типа того пустынного с целкофановой воронкой, что у Воловича приведён, только без целкофана...
   - А как он тогда работать будет?
   - Так у нас же не пустыня будет, а морской берег. Вместо сплошных боковых стен делаем стойки, и ветер несёт к воронке влажный воздух.
   - С боков ещё ветряки приспособить, чтоб и оттуда гнали, - предложил геолог, - а вот как воронку охлаждать? Вот на ней как раз зеркальную поверхность не мешало бы...
   - Млять, нержавейки на большой размер хрен напасёшься, - проворчал я, - Так, стоп! В звизду зеркало! Тот же самый вентилятор от ветряка. Даже несколько, чтоб уж как следует обдувало и побольше влажного воздуха несло.
   - Думаешь, хватит? - засомневался спецназер.
   - Ни хрена, конечно, не хватит, и один хрен до дождливого сезона придётся с Сант-Антана воду на Сан-Винсенти возить. Так, конструкцию только на светлое будущее отработаем разве что...
   - В светлом будущем в манграх можно будет конические вёдра подвешивать, - заметила Наташка, - И не мешало бы это светлое будущее по возможности приблизить.
   - Да понял я, понял, говорили же уже о манграх, - напомнил я, - Обязательно их в Сенегале поищем и привезём побольше.
   - Я говорю не об одном рейсе и не только о саженцах. Мангры скоростью роста не блещут - это вам не бамбук.
   - А что тут с этим можно поделать? - развёл руками спецназер, - Если совсем уж быстрорастущих нет, придётся ждать, пока обычные вырастут.
   - Замучаетесь ждать. Вы так и не поняли, ребята, на что я намекаю? Вы часом не забыли, что мангры вообще-то в МОРСКОЙ воде растут?
   - Предлагаешь привезти ВЗРОСЛЫЕ деревья? - въехал я, прихреневая, потому как тут же в цвете и в лицах представил себе эдакий плавучий ботанический сад.
   - Ну, не взрослые, конечно, а подросшие, и не деревья, а кустарники. Один вид только и есть подходящий, так что не ошибётесь - авиценния блестящая.
   - И чего она из себя представляет?
   - Кустарник, не более трёх метров в высоту, чаще меньше. Это один из самых солестойких мангровых видов. Листья могут выводить соль через нижнюю поверхность, и по её кристалликам на ней вы его тоже опознаете. Не очень любит сильные ветер и волны прибоя, но в принципе выдерживает, так что ризофору мангле везти не обязательно...
   - А это ещё чего за хрень?
   - Её ещё называют красным мангровым деревом.
   - Красным? - оживился Володя, - Так может тогда есть смысл?
   - Красным ризофора мангле названа не за цвет древесины, а за цвет луба под корой, - обломила его надежды супружница, - Древесина твёрдая, тяжёлая,очень крепкая, ценится на местных рынках как хороший строительный материал, но драгоценной вроде чёрного или красного не является. Так что на перспективу смысл есть, конечно, но чисто для местных нужд. Вы легко опознаете его по широко разветвлённым ходульным корням. Саженцы, конечно, прихватите, в зонах сильного прибоя прикроют от волн авиценнию, и тогда она будет в них расти лучше, но не проявляйте с ним особого фанатизма. Дорасти оно и до тридцати метров может, но случится это ОЧЕНЬ нескоро. Ну, если на то пошло, то можно заодно уж и лагункулярию кистевидную прихватить. Это так называемое белое мангровое дерево - названо так, опять же, не за цвет древесины, а за выступающую на листьях соль. Где-то до двенадцати метров дорастает, и у самой кромки зарослей вы её не увидите - она всегда прячется от прибоя за ризофорами и авиценниями...
   - Вперёд, орлы, а я - за вами! Я смело постою за вашими спинАми! - схохмил Серёга, - И за каким хреном она тогда такая нужна?
   - Во-первых, для расширения полосы прибрежного влажного микроклимата, не требующей орошения пресной водой. А во-вторых - это дополнительное место для сбора конденсата, хотя ходить там будет не очень-то удобно - корни у этой лагункулярии ещё разветвлённее, чем у ризофоры. Но, опять же, рост у неё не из быстрых, так что саженцы возьмите, а основной упор надо делать прежде всего на авиценнию.
   []
   - Ну ты нас и загрузила! - прикололся я, - Ты думаешь, я хотя бы половину до тех островов запомню?
   - Такого героического подвига я от тебя не жду! - хохотнула Наташка, - Так что не парься, уж к отплытию-то я вам подробные шпаргалки приготовлю...
   Судя по вернувшейся домой ейной Ленке, занятия в школе закончились, и мы с Серёгой тоже разошлись по домам. Дома Волний с Ремдом обед уплетают, а Велия то и дело одёргивает обоих, чтоб за столом не болтали - ага, когда я ем, я глух и нем, гы-гы! Ну, мы-то и у Володи перекусили, так что я - так, больше чисто символически отобедал. Доел, прикуриваю сигариллу - дети давно всё слопали, и Волний ждёт не дождётся, когда ж я докурю - явно о чём-то страшно важном для него поговорить или попросить хочет.
   - Ну, не мнись уж, рассказывай, - предлагаю ему, выпустив дым от последней затяжки и раздавив в пепельнице бычок.
   - Папа, а ты не мог бы договориться с тётей Юлей, чтобы я всё, что нужно до конца года, выучил по учебникам и ответил заранее?
   - Что-то я не замечал за тобой раньше, чтобы ты так уж любил учить уроки, - ухмыльнулся я.
   - Мог бы быть круглым отличником, если бы все домашние задания выполнял, - добавила Велия, - Ладно бы способностей не было, но ведь такие - поискать ещё!
   - Ну мама, ну скучно же зубрить, когда давно и так всё понял!
   - Что схватываешь на лету - молодец, и за это тебя и тётя Юля всегда только хвалит и другим в пример ставит, но ведь надо же и учить уроки, а ты - лоботряс.
   - Ну вот я и хочу заранее всё выучить, ответить и освободиться от этой скуки. Я же не прошу никаких поблажек. Если плохо выучу и отвечу, тётя Юля не зачтёт, и тогда мне придётся переучивать, так что в моих интересах будет выучить сразу хорошо.
   - Колись уж, что задумал?
   - Ну, ты ведь весной отплыть на Горгады собираешься, и если я не доучусь ко времени отплытия, то ты меня туда с собой уж точно не возьмёшь...
   Мы с супружницей переглянулись и расхохотались. Ну ни хрена ж себе, млять, заявочки! А доучится, так тогда типа могу и взять, значит, если в настроении окажусь?
   - Об этом и речи быть не может.
   - Ну папа, ну почему? Я обещаю хорошо себя вести и не путаться под ногами!
   - Волний, если папа сказал, что нет, значит, вопрос закрыт! - одёрнула его мать, не акцентируясь на том, что ещё и сама бы упёрлась рогом, окажись я вдруг сговорчивее.
   - Нет, на вопрос "почему" я ему отвечу, поскольку он не совсем уж малое дитя, а разумный человек и имеет право знать причины запрета, - решил я, - Но сперва объясни мне ты, Волний, почему Горгады? Если бы ты попросился со мной, скажем, на Кубу - об этом, конечно, тем более, не могло бы быть и речи, но по крайней мере я бы хоть понимал твой интерес - другой мир, для тебя абсолютно новый, зелёный, красочный, масса новых впечатлений - конечно интересно и хочется побывать. Но Горгады? Маленькие и пустые острова посреди океана! Что интересного ты надеялся на них увидеть?
   - Ну папа, ну на Азорах же интересно было! А тоже ведь маленькие острова.
   - Так в том-то и дело, что это - Азоры. Зелёные, с плодородной землёй, с лесом, с ручьями и водопадами - смотреть приятно. И уже целый город на них есть - для тебя новый, необычный, с новыми людьми и новыми впечатлениями. А Горгады - я ведь почти не преувеличиваю, когда называю их пустыми. Там не только людей нет, там нет вообще почти ничего. Ну, немного деревьев в долинах, кое-где кусты, местами трава, а в целом - пустыня пустыней. Чёрный песок разве только на пляжах - ну так ты его видел вполне достаточно и на Азорах - точно такой же, ничем абсолютно не отличается. Ну, день ты прозагорал бы на чёрном песке, за пару дней облазил бы остров, четвёртый день половил бы крабов и ящериц, пятый попутался бы под ногами у строителей, на шестой сплавал бы с нами на соседний остров посмотреть угольные пласты, на седьмой, допустим, рыбалкой бы поразвлёкся - и всё, неделя самое большее, а на вторую ты бы уже заскучал и захотел домой, а как тебя домой отправишь, когда нет попутного рейса?
   - Ну папа, с вами же разве бывает скучно? То ты сам мне что-то интересное расскажешь или покажешь, то дядя Серёжа, то дядя Володя. Или дядя Велтур, или дядя Бенат. Там и пострелять с вами можно из винтовки или револьвера, и петарду бабахнуть...
   - Ты уже бабахнул разок! - напомнила ему Велия, - Мало тебе того ремня, что ты за это схлопотал? - было дело на прошлой неделе, и всыпал я ему не за то, что взорвал, а за то, ГДЕ взорвал. В школе-то нахрена было, спрашивается? Неужели так трудно было дождаться поездки в Лакобригу, а там и попросить, и хрен бы я отказал, потому как один хрен там в кузнечном цеху молоты грохочут, и все давно к тому грохоту привыкли, а что интересно пацану чего-нибудь рвануть - что я, сам мелюзгой не был и не понимаю? Кто сказал, что нормальный мальчишка должен быть другим? Тем более, что и петарда-то - так, чисто сигнально-шумовая, ни разу не настоящий фугас. А уж линза зажигательная в поясном кошеле - ну, в годы моего детства если какой пацан не имел при себе складного ножика и спичек, то на него и смотрели все сверстники как на убогого, а реально не одни только хулиганистые сверстники, но и те самые взрослые, которые официально всей этой хулиганки как бы даже и не приветствовали...
   []
   - Что сам придумал, как и из чего сделать - молодец. Что правильно всё учёл, и сам цел, и никого другого не поранил - тоже молодец! Надеюсь, ты понял, Волний, что я совсем не за это тебя тогда высек?
   - Конечно понял, папа! С тобой ведь даже и интереснее всё это проделывать, чем тайком самому - и показываешь всё, и рассказываешь.
   - Ну так в Лакобригу вот как раз съездим на днях, там и постреляем с тобой, и петарды повзрываем, и что ты там ещё хотел?
   - А со мной? - встревожился Ремд, отчего мы рассмеялись всей семьёй - типа, все в Лакобригу уедем, а его одного дома на слуг оставим? Или типа, Волнию дам свой револьвер стрельнуть, а ему ни хрена не дам?
   - Ну папа, я же не только ради стрельбы и взрывов петард, - снова заканючил мой наследник, - Вы же не только на этих пустынных Горгадах высаживаться будете, но и в Африке, а там уж точно будет интересно.
   - А почему ты решил, что мы непременно высадимся в Африке? - и ухмыляюсь.
   - Очень просто, папа. О том, что Горгады очень сухие и почти без леса, ты и раньше говорил. О том, что деревья там надо поберечь, и для этого нужен тот земляной уголь, ты тоже говорил. Но ведь вы там будете строить пусть и небольшой, но город, и даже если жечь только земляной уголь, всё равно нужны деревянные балки. Что ж я, по стройкам не лазил и из чего дома строятся не видел? И этих балок понадобится много, и на строительные машины тоже нужно много хорошего дерева, а они громоздкие, и отсюда их везти неудобно. Ну и где вы возьмёте столько хорошего дерева, если не в Африке?
   - Молодец, соображаешь! - одобрил я его дедукцию, - Но вот именно поэтому, Волний, я тебя взять в это путешествие и не могу. Не потому, что не хочу там с тобой возиться - всё равно ведь придётся позже, когда ты взрослее будешь, а потому, что будет опасно. Не плавание - оно почти всё вдоль берега, и не Горгады - они пустые, а именно Африка. Причём, главные опасности в ней - не те, о которых ты сейчас подумал. Не львы, не леопарды, не слоны, не носороги и даже не дикари. Мы будем хорошо вооружены, и если уж я сам без охраны там лишнего шага не ступлю, то и тебя без неё тем более никуда не выпустил бы. Главная опасность там - мелкая, невзрачная и малозаметная. Я ведь уже рассказывал тебе о нашем походе в стране за Морем Мрака за хинной корой? Там один человек погиб от укуса змеи, которую он не ловил и не дразнил, а просто не разглядел её вовремя в зарослях. Это только на картинках у дяди Серёжи опасные змеи показаны очень яркими и хорошо заметными, чтобы показать их характерные признаки понагляднее, а в жизни они бледнее и невзрачнее, и заметить их среди веток, да ещё и в полумраке густого леса, гораздо труднее. Даже взрослому и опытному человеку - тот финикиец вовсе не был зелёным новичком, но не повезло именно ему.
   - Ну папа, нам же делали всем прививки от яда гадюки.
   - От нашей здешней гадюки. Ну, от яда гюрзы или эфы эта прививка, конечно, тоже поможет - по крайней мере, ты теперь от их укуса уже не умрёшь, но болеть всё равно будешь - их яд хоть и такой же, поскольку они - тоже гадюки, но гораздо сильнее. А кроме гадюк там есть ещё и кобры, а у них яд совсем другой, и от него не поможет ваша прививка. Но и змеи не так страшны - можно целыми днями ходить, но так и не встретить ни одной. Малярия, которую называют ещё болотной лихорадкой, там тоже пострашнее здешней, а подцепить её можно от обыкновенного комариного укуса. Но если от малярии помогает отвар привезённой нами из-за Моря Мрака хинной коры, то есть в Африке ещё одна болезнь, от которой нет исцеления, а разносит её обыкновенная муха вроде нашего слепня. Вот от этих маленьких и невзрачных комаров и мух тебя не спасёт никакая даже самая надёжная охрана, и я не хочу рисковать без необходимости. А взять тебя с собой на безопасные, но скучные Горгады, но не взять с них в красочную и интересную Африку - разве это не было бы ещё хуже, чем не взять тебя с собой вообще?
   - Я понял, папа, - он, конечно, насупился, хоть и честно старался не показать виду, - А на лодке мы в выходные хотя бы покатаемся?
   - Как он себя вёл? - спрашиваю супружницу.
   - Дома-то хорошо.
   - А в школе?
   - Ну папа, ну тёте Юле же всё равно не угодишь!
   - Так, ясно. Ну-ка, рассказывай сам, чем ты ей на этот раз не угодил? Ты же понимаешь, что лучше будет, если я узнаю об этом от тебя самого?
   - Понимаю, папа, - и тяжко вздыхает.
   - Ну так и чего ты натворил?
   - Ну, в общем, был урок истории...
   Тут затрезвонил радиотелефон, и я кивком попросил Велию послушать, кому там не терпится что-то супер-пупер-важное нам сообщить, а спиногрызу говорю:
   - Ты рассказывай, рассказывай, я весь внимание.
   - Ну, тётя Юля меня вызывает и спрашивает...
   - Максим, Юля тебя просит, - доложила супружница.
   - Папа, я же начал уже рассказывать!
   - Успокойся, чистосердечное признание тебе засчитано, - подымаюсь с кресла, иду к аппарату, усаживаюсь:
   - Рассказывай, Юля.
   - Макс, я тебе сейчас на твоего Волния жаловаться буду.
   - Да я уж понял. Что он сделал-то?
   - Ну, жертв и разрушений нет - физических, во всяком случае, а вот в учебном процессе он мне опять набедокурил. А всё ты, Макс!
   - Об этом я тоже уже, представь себе, начинаю догадываться.
   - В общем, на прошлом уроке истории я им про минойский Крит рассказывала. А сегодня вызываю его отвечать, а он...
   - Ответил, что на минойском Крите жили минойские кретины?
   - Естественно, хи-хи! Но это-то ладно, шутка как шутка, класс посмеялся, я не против. Но основы-то при этом ниспровергать зачем?
   - Какие основы?
   - Какие, какие... Каменные! Кносский дворец, между прочим!
   - Так это ж разве он? Это всё проклятый Санторин наворотил, гы-гы! - отмазал я своего наследника от облыжных обвинений в разрушении этого шедевра минойского зодчества, - А потом ещё и землетрясения добавили. Ну и ахейцы, кажись, с дорийцами тоже между делом похулиганили.
   - Макс, я же не об этом! - ответила Юлька, когда отсмеялась, - Я рассказывала детям, что дворцы были выстроены из монументальных каменных плит, а Кносский был самым великолепным из них, а твой идеологический диверсант сказал, что эти плиты на фасаде - тонкая облицовка, а внутри - мелкий бесформенный булыжник на глинистом растворе, из которого весь этот знаменитый критский Лабиринт на самом деле и построен.
   []
   - Ну Юля, это вообще-то правда. Что ты, сама фоток интернетовских не видела?
   - Да знаю я об этом, Макс! Но детям-то зачем об этом говорить?
   - А зачем им врать? Чтоб комплекс неполноценности перед "седой стариной" вырабатывался, от которого руки опускаются и делать уже ни хрена не хочется? Нет, ну ты-то тут, само собой, ни при чём, не от тебя эта дурацкая традиция приукрашивания и возвеличивания всего древнего пошла, но нам-то она на кой ляд сдалась? Да и так-то если разобраться, разве этой облицовкой Кносский дворец знаменит? Он знаменит размерами, фресками, ваннами и канализацией, и это что, хоть раз умаляется кладкой стен из этого бесформенного булыжника? Как умели, так и строили, и на том им спасибо - вон, до сих пор некоторые части стоят и не развалились, а когда новенький был, так и не было видно той кладки под облицовкой и штукатуркой с фресками. Ну так и смысл приукрашивать?
   - Ну Макс, ну ты уж прямо сразу в такие дебри лезешь!
   - А нельзя иначе. Сейчас - да, детвора всё схавает, но через несколько лет она поумнеет и призадумается, а с чего бы это вдруг всё это великолепие рухнуло, да так и не восстановилось, если всё было так прекрасно и замечательно? С того, что натуре все они кретинами были, прямо весь народ поголовно?
   - Ты и на социальные моменты заодно намекаешь?
   - А как же? Дворец - это ещё и склад, на котором всё у всех "околхозивается", выдаются пайки и премии тем, кого "завхозы" достойными посчитают, а всё остальное сгноят, но хрен кому раздадут, и смысл всего этого - в том, чтобы все вокруг зависели от Дворца и прожить без его милости не могли. В этом ведь твоя вторая претензия к моему оболтусу по поводу минойских "кретинов"?
   - Ну, в общем-то да, шокировало, если честно. Это-то детям зачем?
   - А чтоб знали, чем такое кончается, и на такие грабли не наступали. У нас вон с Ретогеном, "святейшим" нашим, на днях разговор на эту тему был. Прикинь, его жрецы такую историю Тартесса обрисовали, что прямо сусальная картинка получилась - и круче вкрутую сваренных яиц тот Тартесс у них был, и жизнь в нём была - прямо рай на земле. Непонятно только, отчего ж тогда вся Испания в очередь за "грин-картами" в тот Тартесс не выстроилась, и какого хрена всё это райское величие под натиском каких-то там Гадеса с Карфагеном развалилось? Нельзя строить государство на такой дебильной пропаганде - разочарование придёт неизбежно, а к чему оно приводит - ты сама не хуже меня знаешь. Один такой проект, помнится, и века не продержался при всей своей грандиозности, а у нас - и десятой доли тех масштабов нет, но на многие века замахиваемся, иначе смысла нет, так что тщательнЕе надо, ребята...
  
   9. Керна.
  
   Трудно сказать, что это за место на современной карте - береговая линия за две с лишним тысячи лет изменилась, конечно, до полной неузнаваемости, а уж о ландшафте и говорить нечего - ага, Сахара называется. Серёга терялся в догадках, но определённо мог сказать только, что это уж точно не Нуадибу, мелкий рыбацкий городишко, но при этом второй по величине город Мавритании - современной, конечно, а не марокканской античной. Тут он был уверен на все сто, поскольку полуостров Рас-Нуадибу с его Белым мысом мы таки миновали, и будущий "тоже типа город" остался к северо-западу от нас, но вот Арген это или что-то ещё, наш геолог определиться не мог. Где-то на побережье Аргенской банки, то бишь отмели, и скорее в средней её части, чем в северной или южной - таков был его вердикт, вынесенный им после немалых раздумий. Но мы здесь, конечно, вовсе не ради исследования означенной Аргенской банки, а просто потому, что именно здесь триста с гаком лет назад Ганнону Мореплавателю вздумалось основать последнюю из своих колоний на западно-африканском берегу - Керну. То ли колонистов дальше к югу у него уже не хватило, то ли те просекли, что дай ему волю, так вообще на край света завезёт черномазым людоедам на поживу - в общем, финикийская Керна, расположенная южнее Канар, но севернее Горгад, то бишь Островов Зелёного Мыса, так в конечном итоге и осталась самым крайним форпостом финикийской экспансии в Западной Африке. Да и куда уж дальше-то? Это в наше время и сюда добралась пустыня, в которой только берберы и ухитряются обитать, а сейчас, в античное, это уже самая натуральная Чёрная Африка. Негры тут, короче, коренная и титульная нация, а они - подарок ещё тот. Ну, ещё мавры набегают время от времени за добычей в виде золота со слоновой костью и рабами, но на постоянное место жительства не обосновываются - тоже ведь понимают, что к чему. Фиников же, как и того фраера, жадность губит - давно бы уже наплевали на ту светлую память того Ганнона и уплыли бы отсюда на хрен, оставив только посещаемую купцами в торговый сезон факторию вроде тех, что имеют и южнее, если бы не добываемое где-то в этих местах здешними черномазыми золото. Золотая лихорадка - тяжкий недуг, и кто её подцепит - и из нормальных-то людей мало кто излечивается, а это ж финики, помешаные на барыше потомственные торгаши. Нет, ну поначалу-то Ганнон и земледельцев привозил и высаживал, но надолго те пейзане в Керне не задержались - не дают здесь нормальных урожаев ни пшеница, ни даже неприхотливый ячмень, на одних финиках хрен проживёшь, а сорго это, пшено африканское - ну, как-то на любителя оно, да и вообще, пшено - оно и в Африке пшено. Финикиец вам что, птичка? Но то нормальный финикиец - ну, по нашим меркам нормальный, который от тесноты и нищеты карфагенской за моря с тем Ганноном отправился, а финик-торгаш, для которого весь смысл жизни в "товар - деньги - навар" - этот всё стерпит ради блеска золота. Ну, не одного только золота, конечно, там и слоновая кость, и ценное дерево, и прочие африканские ништяки, но прежде всего - золото.
   []
   Самое смешное, что и выигрыш-то от этого - иллюзорный. Ведь подсев на эти самые ценные ништяки, здешние торгаши не занимаются больше вообще ничем другим - типа, будет золото - всё остальное купим. Покупают, конечно - втридорога, и богатеют на этом не столько они сами, сколько предприимчивые гадесцы и тингисцы, возящие для них сюда за их золото это "всё остальное" - вот нагляднейший пример того, как в наибольшем выигрыше оказывается не тот, кто золото добывает, а тот, кто его у этих незадачливых добытчиков зарабатывает. Но это ж думать надо, хрен к носу прикидывать, а иногда даже и считать, а на торгаша золото оказывает магическое воздействие - вот оно, перед носом, и ценнее его ничего нет во всём мире, и пока дурак будет думать, прикидывать и считать, умный сразу же выменяет его у этих черномазых на цветные стекляшки, тряпки и медные бубенцы, да и увезёт, оставив дурных мыслителей с носом. А обзаведясь золотом - надо же и жить соответственно. И вина хочется хорошего, а не той кислятины, что с хреново обихоженного виноградника получилась, не говоря уже о горчащем туземном просяном пиве, и хлеба хочется пшеничного, а не сорговых лепёшек, и одеться хочется не в грубую домотканину, а в тонко выделанное египетское полотно, но ведь всё это не здешнее, всё привозное, и в тот же Тингис за всем этим плыть - дураков нет. Это только время терять, за которое можно ещё разок к тем черномазым наведаться, которые наверняка ещё золота намыли, и опять же, нехрен тут думать, выменивать его поскорее надо, покуда другие не опередили. Вот так и живёт Керна уже третье столетие, обогащая не столько себя, сколько других - прямо как Испания и Португалия нашего реала, обогащавшие американскими драгметаллами и индийскими пряностями не столько себя, сколько нидерландских купцов с мануфактурщиками. Сокровища приходили и уходили - ага, за голландский ширпотреб. Масштабы разве только не те, чтобы золото окрестное кончилось, а в Средиземноморье - "революция цен" грянула, и в этом маленькое местечковое счастье тутошних подсевших на это золото алчных придурков. По доходам и расходы, как говорится...
   Здесь у финикийцев всё посолиднее, конечно, чем в кубинском Эдеме - есть и каменные постройки, хватает и глиняной посуды, но в целом Керна не так уж и далеко от него ушла. Как там практически во всех есть примесь гойкомитичей, так и тут негроидная примесь просматривается невооружённым глазом. А с примесью - и менталитет, и даже кое-какие обычаи. Любят, допустим, черномазые яркие и пёстрые тряпки, да блестящие побрякушки, так и финикийцы тутошние во всё это рядятся с удовольствием. Негры не могут не шуметь, так и эти - куда там до них карфагенской черни, тоже не особо ценящей тишину! У туземцев в племени жёсткая иерархия, все на цырлах перед вождём, а тот как надутый павлин шествует и всех прессует, чтоб не забывались, так и в Керне суффет один, пожизненный, и наследственный, что твой царёк, а городской Совет Двадцати Трёх - ну, не то, чтобы его совсем не было, собирается и о чём-то там даже дискутирует, говорят, но вообще-то все вопросы с суффетом решаются, и никто не помнит и случая, чтобы Совет хотя бы раз поперёк что-то решил. О том, что когда-то в городе два суффета было, на год только избиравшихся, как и во всех прочих финикийских городах - в принципе-то помнят, но смысла давно уже не понимают - типа, зачем двух тиранов терпеть, да ещё и ежегодно меняющихся и не пресытившихся ни богатством, ни властью, когда и один-то бессменный задрочит всех до поросячьего визга? Да и вообще, правитель должен быть "настоящим", чтоб если не в духе, так у всех очко жим-жим - вот это настоящий правитель, уважаемый, которому и подчиняться не стыдно, не то, что у других. Ну так и правитель означенный, ясный хрен, тем в основном и озабочен, чтобы настоящим выглядеть - обожает пышные церемонии с обязательными богатыми подношениями, и сдаётся мне, что не сильно от них отличались аналогичные приёмы у ассирийских или там вавилонских царей тысячелетие назад. Ну, с поправкой на масштабы, конечно. Но раз тутошний суффет весьма уважаем, то ему и оказывается такое "уважение", которое даже на традиционно жополизательском Востоке, наверное, омерзительным холуйством посчитали бы - уж в нынешней Финикии наверняка, не говоря уже о Карфагене, всё-таки средиземноморская цивилизация, а тут - даже не азиатчина континентальная, тут - Африка в чистом виде.
   []
   С другой стороны, впрочем, так на Востоке и в Африке племенной солидаризм демонстрируется, то бишь сплочение всего племени вокруг вождя против всех чужаков, и в этом смысле оказываемое пахану подчёркнутое раболепное "уважение" - эдакий своего рода показатель сплочённости, а значит, и силы племени. За века они привыкли к этому настолько, что у них даже и мысли об унизительности подобного поведения не возникает. Тем более, что демонстрация лояльности и солидарности через лизание жопы любимому вождю, олицетворяющему, ясный хрен, горячо любимую родину - пожалуй, единственная забота "лучших" семейств Керны. Будь лоялен и уважителен, не жадничай на подношения персонифицированной родине, и никто не раскуркулит тебя и не ввергнет в нищету, никто не вышвырнет тебя и твою семью из роскошной усадьбы за пределы пусть и глинобитных, но крепких стен, за которыми не страшны ни набеги мавров, ни окрестные черномазые - не то, что живущему в основном снаружи оборонительного периметра простонародью. Ну, пока-что, во всяком случае...
   В городе мы заметили интересный, но в то же время и настораживающий, если вдуматься в ситуёвину, расовый парадокс. Верхушка местного социума, конечно, белые - настолько, насколько это вообще возможно для африканских финикийцев. Негроидная примесь встречается и среди них, но как исключение. А вот тутошний так называемый средний класс - ну, не все сплошь мулаты, даже не большинство, пожалуй, но близко к половине, и нередко они и одеты побогаче, и ведут себя повысокомернее белых горожан. Не все, конечно, но некоторые - очень даже заметно. Оказалось же всё, как нам пояснил Катунмелек, постоянно торгующий в Керне купец из Тингиса, до тривиальности просто. Это детки местной элиты - незаконные, от наложниц-негритянок, но оттого для своих высокопоставленных папаш не менее родные, а о родной крови как же не позаботиться? Из их числа большинство мелких городских и портовых чиновников, добрая половина городской стражи, они же и первые кандидаты на любое непыльное и выгодное дело, если уже пристроены все законные сынки-зятьки-племяннички больших и уважаемых дядек. И в результате чистопородный белый финикиец из того же социального слоя оказывается по своему положению и шансам "выбиться в люди" сплошь и рядом ниже этих мулатов. Среди простонародья Керны тоже, конечно, мулатов немало, да и чистопородные негры не так уж редки, но процент белых финикийцев и берберов всё-же заметно повыше, чем в этой средней прослойке. Ну, среди свободных горожан, имеется в виду, потому как рабы почти поголовно чёрные, и лишь изредка среди них встречаются берберы и мулаты. А по причалам и рынку между всей этой пёстрой толпы прохаживаются с единобразными, но вполне африканскими по стилю копьями и щитами - правильно, чистые черномазые без малейшей финикийской примеси. Ну и чего в этой Керне при таком раскладе прикажете ожидать через какую-нибудь пару-тройку поколений?
   - Добром всё это не кончится! - предрекает Катунмелек, - Ладно эти, они хотя бы уж по воспитанию наши, хоть и не слишком хорошо воспитаны, - эти слова относятся к расфуфыренным мулатистым "тоже типа финикийцам", - Но вот вы посмотрите только на стражу! Это же дикари! Сейчас они, конечно, выполнят любой приказ и подавят любой бунт, а обходятся дешевле наших воинов, но что будет дальше? Да разве ж это тот случай, когда уместно экономить? Эти наполовину чёрные, кто достаточно богат, тоже набирают себе чёрных наложниц, и те рожают им уже почти чёрных детей! Керна чернеет прямо на глазах! И когда чёрные составят большинство в городе, то на чью же сторону встанут эти чернокожие копейщики? Вот увидите... ну, вы-то сами, может быть, ещё и не увидите, но ваши дети или внуки увидят наверняка, как в этот город войдёт и воцарится в нём кто-то из окрестных чёрных вождей! Не нынешних, конечно, а их детей или внуков, но таких же точно ленивых, жадных и жестоких дикарей, как и эти нынешние!
   - Такая же прямо хрень, как и в ЮАР намечается, когда там апартеид отменили, - прокомментировал Володя по-русски, - Сейчас эти грёбаные финики, млять, тупорылые этими черножопыми обрастают в качестве слуг, а потом сами от них разбегутся кто куда, кто успеет - кого раньше не убьют на хрен или рабом не сделают.
   - Ага, точно. И даже те финики, которые чудом спасутся, на новом месте будут никчемной голытьбой, потому как абсолютно никто их там не ждёт, и никому они там на хрен не нужны, - добавил Серёга, - Везде своей собственной шантрапы хватает, и чужой никто нигде не рад.
   - В общем, надо к народцу тутошнему приглядываться попристальнее - ага, на предмет сманить кого-нибудь, кто потолковее и для нас полезнее, - констатировал я, - А то чего-то мне сильно мнится, что не одни только мы с вами на эту тему думаем.
   - Как ты шутишь в таких случаях? Пока ты семь раз отмеришь, другие давно уж отрежут и унесут? - припомнил Велтур.
   - Ну, и типа этого тоже, - ответил я шурину, - Но это ещё не в ближайшие годы, а попозже, когда у них уже под жопами жареным запахнет. А пока я имею в виду другое - местные тоже, надо думать, не все поголовно дебилы, и некоторые наверняка ситуёвину просекают, да только податься им некуда, и если предложить дельный вариант, так на все наши условия согласны будут, лишь бы от этих черножопых не совсем с пустыми руками слинять и семьи увезти поскорее, пока ещё можно это всё втихаря и без кипежа.
   []
   Поскольку ничего эдакого супер-пупер-секретного в наших рассуждениях не было, я перевёл их суть для Катунмелека на финикийский, дабы тингисец не ощущал себя используемым втёмную. И так-то его сограждане, как и могадорцы, нервничают при виде нашей эскадры и нашего вынюхивания, что тут к чему в этой Керне. Собственно, он как раз по этой самой причине на нас и вышел. У финикийцев ведь с их бизнесом как? Как в Гадесе и Карфагене - так, собственно, и везде. Всё, что только приносит прибыль - давно схвачено и поделено. Каждое купеческо-олигархическое семейство какой-то свой бизнес имеет, в котором признано своими согражданами монополистом - типа, это ваша делянка, а это наша, мы в вашу не лезем, и вы в нашу тоже не лезьте, а если вдруг надо вот прямо позарез, так не крысятничайте втихаря, а придите и попросите по человечески - обсудим и договоримся. Даже с коллегами-конкурентами из других городов финики по возможности тоже договариваться предпочитают, дабы монопольных цен друг другу не сбивать и дел прибыльных не портить. Кому это нужно, спрашивается? Будь мы и сами тоже финиками, правила игры заведомо знающими, он бы особо не переживал, но испанские дикари, до сих пор в море не совавшиеся и в морской торговле не участвовавшие - хрен нас знает, что мы по этому поводу себе думаем, и чего от нас следует ожидать. Сам Катунмелек по части ценного дерева типа красного и чёрного промышлял, и когда мы вдруг как раз на его делянке и начали вдруг расклады вынюхивать, не встревожиться он, конечно, не мог. Прибудь мы на одном малом кораблике с малочисленным экипажем - могли бы вполне и сходу неприятностей схлопотать, но наши силы его впечатлили, а наведя о нас справки, он выяснил, что мы и по финикийским меркам не сами по себе, а тарквиниевские, то бишь гадесских и карфагенских Тарквиниев люди, и в этом смысле вроде как даже и в какой-то мере свои - можно поговорить и об общепринятых правилах напомнить.
   Встретился он с нами, обозначил проблему, поговорили с ним, обсудили дело - отчего ж нам и не прийти к общему знаменателю, если антагонизма по сути-то и нет? Мы ж не бизнес типа "купи-продай" делаем, а для собственных нужд закупаться хотим, без перепродажи в Средиземноморье, и это основную проблему снимает автоматически. А второстепенная - что из-за нашего дополнительного спроса, которого никто заранее не учитывал, здешняя закупочная цена подняться может - ну, обсудили и договорились, что и по мелочи друг другу пакостить тоже не будем. Он здесь давний покупатель - пущай покупает первым, а мы даём ему закупиться по обычной цене и не вмешиваемся, а он нам, закупившись для себя, "концы" даёт, чтоб и мы себе заказали. На следующий день снова встретились - уже в расширенном составе, то бишь со всем "деревянным профсоюзом" - купцами из Ликса, Сале, Гитта, Могадора с Арамбисом, Акры, Фимиатирии и Мелитты - всех финикийских городов западного побережья Африки. Права свои перед нами качать пытались только торгаши из Мелитты и Фимиатирии, расположенных к Керне ближе всех и со Средиземноморьем практически не торгующих, захотев посредниками встрять, и с ними, конечно, пришлось по этому поводу маленько полаяться, но в конце концов их и остальные пристыдили - так разве делается? Продаёте своим постоянным покупателям, ну и продавайте дальше, испанцы же в ваш бизнес не лезут и цен вам не сбивают, ну так и вы имейте совесть. В общем, договорились, проставились финикам хорошим вином и таким манером в "профсоюзе" ихнем тоже "прописались". Пришлось, конечно, и тутошнему одному чинуше "занести", потому как хоть это и запад Африки, а один хрен Восток, где не подмазав, хрен поедешь. Но это было уж всяко дешевле, чем официальным путём - я ведь сказал уже, что суффет Керны - вообще царёк царьком, и значит, его и умасливать пришлось бы по-царски, а мы люди маленькие, и дела у нас маленькие, и разве ж годится такого большого человека такими мелкими делишками беспокоить? Мы уж с чинушей как-нибудь вопросы свои порешаем. Понятно, что и он наверх отстёгивает, ну так не с одних же нас, а со всех понемногу, и в целом не так уж и мало выходит, так что и нехрен баловать. По чину - дадим, мы ж тоже с понятием, а не по чину - не положено.
   По поводу негров тутошних - ну, сказать, что совсем уж ни хрена не делают, а только сидят на пальмах и жрут бананы, было бы несправедливо. Во-первых, с пальм они таки слезли, хоть и не слишком далеко от них отошли и поваляться в тенёчке, конечно, любят. Во-вторых, не растут бананы на пальмах и вообще в Африке ни на чём пока не растут, и по этой причине не жрут их черномазые. То бишь, они-то хрен отказались бы, конечно, да только кто ж им на халяву-то бананов даст? Нехрен их баловать, у нас и у самих их нет, а есть только рассада для колонии, и ей мы, тем более, делиться с чёрной Африкой не собираемся. Они и на сорго своём со скотом размножаются неплохо, вот и хватит с них в самом-то деле. На сорговых полях у них бабы в основном работают - ага, примитивное мотыжное земледелие, но на этих плодородных и не истощённых пока ещё почвах саванны хватает и этого. Мужики скот пасут, хотя детвора в основном, а взрослые, кто не занят охраной баб с детьми, либо охотой развлекаются, либо войной с соседями, либо настоящим делом - пива соргового попить, песни попеть, да под тамтамы сплясать. Наверное, и в футбол с удовольствием бы поиграли, да вот беда - напряжёнка в Африке с каучуконосами. Но и тут мы им тоже не помощники - как без бананов обходятся, так и без каучука обойдутся, а то ведь если ещё и на футбол подсядут - работать им, бедолагам, уж точно некогда будет. А цивилизация вменяемая не футболом создаётся и не плясками под тамтамы, а арбайтен, арбайтен унд дисциплинен.
   []
   О том, что ландшафт окружающей Керну местности далеко ещё не сахарский, я уже сказал? Сахара нынешняя античная вообще на современную мало похожа. Ну, разве только где-то совсем уж в середине материка, если туда успели добраться эти черномазые земледельцы со скотоводами, из года в год выжигающие одни участки саванны под поля, а другие - вытаптывающие своим скотом, то там - да, местами уже и настоящая пустыня вполне могла образоваться. Ну, возле Гребипта ещё, где растительность вне долины Нила выжигалась целенаправленно, дабы соседям в набеги на долину ходить стало потруднее, а самим верноподданным гребипетским феллахам - разбегаться к тем соседям от родной и горячо любимой власти. Пропаганда пропагандой, религия религией, но когда "граница на замке" - оно как-то надёжнее, и это фараоны со жрецами понимали всегда. Например, со стороны запада от ливийцев до того довыжигались, что там потом даже войску Камбиза нашлось где без воды передохнуть - ага, ПОСЛЕ успешного завоевания им того Гребипта, что самое-то смешное. Здесь до подобных методов строительства цивилизации то ли ещё не додумались, то ли пример Гребипта на подражание не вдохновил, но саванна вокруг Керны от этого только в выигрыше.
   Мы-то ведь первоначально как замышляли? Не зная толком реального расклада и исходя из более современного, мы в Сенегале хотели тамошним черномазым деловую древесину заказывать, для чего и Наташка нам подробнейшую шпаргалку по ней сделала, но когда я в Гадесе с Волнием-старшим эти телодвижения согласовывал, старик кое с кем поконсультировался и отсоветовал нам такую самодеятельность. Во-первых, как раз в том Сенегале купцы из Керны своё золото выменивают, и чем больше мы будем там маячить, тем сильнее это будет их нервировать - ага, с труднопредсказуемыми последствиями. Я ведь рассказывал уже, почему агентура тестя в Индии никак до бенгальского сахарного тростника добраться не может? Знаменитый жемчуг Тапробаны, то бишь Цейлона! Ну и кто в здравом уме поверит, что человечек тестя не за жемчугом тапробанским туда клинья подбивает, а всего лишь на бенгальских купцов там выйти хочет, чтобы рассаду какого-то несчастного сахарного тростника им заказать? Вот и с Сенегалом из-за тамошнего золота точно такая же хрень получается - кто поверит, что не за золотом ни хрена, а всего лишь за лесом и за рассадой означенного леса? Во-вторых, возят оттуда финикийцы в Керну и ценное дерево - не всем же золотом промышлять. Но ценным оно уже в Средиземноморье становится, через пару-тройку посредников пройдя, а в Керне - ну, тоже не копейки, само собой, но уж всяко раз в десять дешевле, и стоит ли ради мелочной экономии этих грошей собачиться с тамошним устоявшимся бизнесом? Рассада - вообще не проблема, потому как все, кто в теме, прекрасно знают, как медленно растут эти ценные деревья и насколько выгоднее выменивать у туземцев готовые брёвна, чем сажать и выращивать самому, так что сбор посадочного материала никого не напряжёт и не насторожит, можно и вообще самих торговцев попросить привезти - никто не усмотрит шкурных причин для отказа. А вот брёвна - это хоть и не золото, но тоже товар, с которого целые купеческие семейства кормятся, и кто ж пустит чужака на свою делянку-кормилицу? В-третьих, тут ещё и чисто транспортный фактор - от Сенегала к Горгадам поперёк пассата идти надо, а на суточном ночном бризе далеко ли от берега отплывёшь? Сами же финикийцы или с лавированием мучаются, или вообще на вёслах в Керну возвращаются, что для прибрежного каботажа вполне приемлемо, но так лучше порожняком тяжёлый лесовоз гнать, чем с грузом, если выбор есть, а с грузом - лучше уж из Керны на попутном пассате. И наконец, в-четвёртых - климат будущей Сахары ещё не столь сух, и саванновые редколесья есть пока-что и близ Керны. Есть даже и кое-какие леса, в нашем современном мире начинающиеся лишь на юге Сенегала, и не обязательно искать далеко то, что вполне может найтись и поближе. Мангры - да, за ними - только в Сенегал, а хорошей деловой древесины и возле самой Керны заготавливается немало, и масштабы лесозаготовок ограничены только спросом. Поставки в Средиземноморье не наращиваются, чтоб цены не сбивать, и местным никто не заказывает больше, чем собирается увезти, а если заказать - что ж они, от заработка дополнительного откажутся? Только не финикийцы!
   Стар дед моей супружницы - столько не живут, как говорится, и конечно, силы у него "уже не те", но котелок на плечах варит так, что всем бы молодым так соображать! Что-то, конечно, выспросил у сведущих людей, но чего-то ведь не знали точно и они - не их делянка, и не в обычае у финикийских купчин все секреты своего бизнеса посторонним разбалтывать. Многое он сопоставил и вычислил сам и как вычислил - так оно почти всё на деле и оказалось. Чёрное дерево, правда, повырублено уже в основном в ближайших окрестностях, и проще в натуре из Сенегала его бревно привезти, чем по суше несколько дней тащить. Но на рассаде это никак не отразилось - не так уж и редки молодые деревья, уже плодоносящие, но ещё не доросшие до интересующего лесоторговцев размера. Нашу задумку посадить и выращивать у себя разгадали мигом, но только посмеялись и показали нам десятилетнее деревце - где-то в руку толщиной, после чего нас клятвенно заверили, что до того дня, когда его уже будет смысл рубить, ни один из нас уж точно не доживёт. С красным деревом ситуёвина оказалась получше - и сведено в округе ещё не всё, так что вполне реальны и местные поставки, и растёт несколько побыстрее - деревце того же размера, что и показанное нам ранее чёрное, оказалось шестилетним, да и наши шансы дожить до дня его рубки были признаны вполне реальными. Реакция на наше желание обзавестись саженцами была аналогичной - ну что ты будешь делать с этими испанскими чудаками, гы-гы! То же самое касалось и саженцев гребобаба, начинающего цвести и плодоносить лет в двадцать пять, а то и в тридцать, едва ли раньше. Сперва нам объясняли - ну, после того, как отсмеялись - что его древесина даже на дрова не годится, а если нам нужны плоды, так их и в Керне сколько угодно за сущие гроши купить можно - продукт настолько дёшев, что ни один из местных купцов им и не занимается - ну никак не тот бизнес, на котором состояния сколачиваются, так что заказывать лучше всего сразу черномазым. А нас просто для разнообразия семена интересовали, поскольку мы их уже и из Марокко везли, и в Сенегале тоже приобрести собирались - мало ли, какой из них для Островов Зелёного Мыса наилучшим окажется? Да и просто побольше их надо, потому как сажать их на всём архипелаге будем - тоже уж больно медленно он, сволочь, растёт, так что заранее надо острова "огребобабить", типа на вырост. А вот что для нас особенно приятным сюрпризом оказалось, так это ироко, называемый ещё африканским тиком. О нём Наташка ближе к последнему моменту вспомнила, да и глава Тарквиниев как-то не в курсах был, потому как не драгоценное это дерево ни разу и в Гадес не возится, не говоря уже о Средиземноморье. Строго говоря, это и не тик, настоящему индийскому тику даже и не родственно, просто древесина близка по свойствам, хоть и похуже. Ну так зато и цена на неё оказалась вполне себе приемлемой - используется вместо уже не растущего здесь атласского кедра и в аналогичных ему целях, и кто ж покупать-то его станет, если цену на него задрать? Ну, немного таки подороже кедровой, поскольку уж очень тверда и рубится тяжело, ну так тут всё понятно и справедливо. Ироко это нам хоть в любой момент готовы были отгрузить, поскольку спрос на него хоть и сугубо местный, но устойчивый, и запас у продавца имелся. А нам ведь как раз что-то наподобие этого на острова и требовалось - крепкое, не гниющее, но при этом массовое и недорогое. Недурно для античной Сахары?
   []
   Помня о совете Волния-старшего не нервировать почём зря золотодобытчиков и не шляться по Сенегалу слишком уж деловито, мы и бамбук этот африканский решили здесь сперва поискать - не особо рассчитывая в этом на успех, но мало ли, вдруг повезёт? И правильно сделали, поскольку вскоре нашли и его. Учитывая наличие и даже достаток в не опустыненной ещё части Сахары и нормальной древесины, он не особо-то у местных популярен. Финики его вообще всерьёз не воспринимают, и ни о какой торговле им даже речи нет, да и негры в основном только корзины из его молодых побегов плетут, да каркас плетёный для своих глинобитных хижин. Естественно, против нашего желания разжиться рассадой возражений не нашлось ни у кого, но смеялись ещё хлеще, чем даже по поводу гребобабов - всё допытывались, что же мы там в корзины-то собирать планируем на этих пустынных Горгадах? Потом, впрочем, сообразили, что раз Горгадские острова пустынны, то быстрорастущий бамбук будет там полезен и на рыболовные ловушки, и на хижины для колонистов, а главное - на топливо для костров. Разубеждать в этом фиников мы, само собой, не стали - тем более, что и для этих целей он, конечно, тоже применяться будет.
   Если достаточно удалиться от города и вообще от увлажняемой ежедневным морским бризом прибрежной полосы, а заодно и от галерейных лесов вдоль всех рек и речушек, то на совсем уж цветущий сад и нынешняя Сахара, конечно, не похожа. Когда мы на экскурсию на днях прогулялись - ну, вообще-то за семенами местного гребобаба, да за рассадой уже упомянутого бамбука и этой зонтикоподобной африканской акации, так и заценили как раз означенную Сахару. Ну, нормальная в принципе саванна, и если не знать, что в нашем современном мире здесь самая натуральная пустыня будет - песчаная, с барханами и верблюдами, то окрестный ландшафт выглядит - вот как для моего шурина, например - вполне себе в порядке вещей. Ему, впрочем, настоящих пустынь никогда и не видавшему, и это пустыней кажется. Но мы-то с Володей и Серёгой в курсах и увиденное волей-неволей воспринимаем как сюрреализм, эдакое "очевидное-невероятное". Вот тот же галерейный лес вдоль речушки - и лесок-то рахитичный, и сама речушка - так, ручей по сути дела, но ведь не должно его тут быть, и самого ручья этого быть тоже не должно, потому как не дождливый ещё сезон, а засушливый, и на месте этого ручья полагается быть сухому руслу - вади, а вдоль него - жалким кустикам того же тамариска и клочкам пожухлой травы, кое-как отросшей после последнего визита прожорливых коз бедуинов и не успевшей ещё на своё счастье дождаться следующего. Газели - ещё ладно, им много-то и не надо, и если не всё козами сожрано, то и они кое-как прокормятся, и гепард, который как раз их и промышляет, тоже выглядит вполне в пределах допуска, но когда замечаешь вдали антилоп гну с зёбрами - пускай немного, ни разу не Кения, но нарисовались - хрен сотрёшь, то это для Сахары уже чересчур. Для гепарда, кстати, тоже, даже для леопёрда, а вот для кого в самый раз, так это для львиного прайда, так что поаккуратнее надо. Перед финиками винтовки светить однозначно не стоило, и мы их не взяли, а револьвер на льва слабоват, да и его тоже засвечивать не резон. Это если черномазые вдруг начнут болтать про громы и молнии в руках белых демонов, так кто ж не знает этих суеверных дикарей? А вот если финикийцы вдруг о том же болтать почнут, то и слух об этом гораздо дальше распространится, и отнесутся к нему совсем иначе, а оно нам надо? Мы же не на сафари настоящем ни разу, а так, на экскурсии.
   - Слушай, Макс, я тут знаешь чего подумал? - оживился вдруг Серёга, - Юлька как-то говорила, что Мавритания - ну, античная, Марокко нынешнее в смысле - только при императорах римской провинцией станет, да и то, как-то не сразу. Вроде бы, сперва Октавиан туда Юбу Второго царьком-клиентом посадил вместо окончательно отобранной Нумидии, а тот даже и сыну в наследство престол передал, и только уже после его смерти, когда династия пресеклась, Калигула это царство к Империи присоединил.
   - Так суть-то в чём? - отозвался я.
   - Ну, получается-то ведь, что эта Мавритания сама по себе римлянам и на хрен не была нужна, а взяли просто чтобы бардака в ней не допустить с неизбежным в таких случаях бандитизмом и набегами на всех соседей, включая и римскую уже Нумидию. А раз она им не нужна, так может нам её - того, самим оприходовать?
   - Самим, говоришь? - я заскрипел мозговыми шестерёнками, - И ты что, всерьёз полагаешь, что римляне выпустят из рук свой полный контроль над Гибралтаром?
   - Да и хрен с ним, с Гибралтаром, пусть подавятся.
   - Я вообще-то имею в виду пролив, а не скалу.
   - Это я понял. Хрен с ним, с проливом, пусть и Тингис себе берут, и даже Ликс, а нам не помешает то, что южнее - атлантическая часть Марокко.
   - А смысл?
   - Ну, во-первых, марокканские фосфаты и наш источник битума - римлянам их дарить как-то не хочется. Во-вторых, слоны - сколько-то к нам на Турдетанщину, ясный хрен, сколько-то на Кубу, но ведь и базовое же марокканское стадо будет немалым, и его тоже жалко. А в-третьих - юго-западный отрог Атласа с его лесами. Тебе не кажется, что под нашим контролем эти леса сохраннее будут? Для мавров бамбук посадить, пусть его на кострах жгут, а рубку нормального леса запретить. От сохранившихся лесов тогда и местный климат останется повлажнее, и саванны поустойчивее и не такие засушливые. Ну и южнее всю вот эту прибрежную полосу тогда уже "законно" возьмём и опустынить её тоже не дадим. Ты же сам видишь, что тут сейчас, а что будет - тоже знаешь. Жалко!
   []
   - Жалко ему, - проворчал я, - Мне, что ли, не жалко? Ты думаешь, это поможет и предотвратит опустынивание?
   - Ну, территорию надо брать под контроль вплоть до истоков рек и беспощадно карать за сведение лесов вокруг них и по берегам.
   - Так это тогда каждого третьего черномазого вешать придётся.
   - В идеале лучше всего вообще негров берберами заменить - для засушливой саванны только кочевое скотоводство приемлемо, а это умеют только берберы. Где негры - там истощение почв под посевами и вытаптывание травы из-за постоянного перевыпаса скота на одних и тех же пастбищах поблизости от деревни. А из-за того, что поначалу-то урожаи хорошие, да и скот тучнеет, они и размножаться привыкают без удержу - всегда же, думают, можно переселиться на другое место, где земля ещё не испоганена. А когда всю вокруг испоганят - поздняк уже будет метаться...
   - То бишь сделать то же, что вышло и в реале, но не дожидаясь опустынивания?
   - Ну да, вроде того. Один же хрен их тут не останется, а страну займут берберы, так может пускай лучше поскорее?
   - Тем более, что и так уже этот процесс идёт, - добавил Володя, намекая на ту часть античной Мавритании, где у нас имелись разработки фосфатов с битумом и паслись наши слоны, - Оттуда они уже черномазых вытурили, и опустынивать землю некому.
   - Ага, затерроризировали набегами и ловлей рабов, - уточнил я, - Предлагаете на работорговлю их подсадить, как и нумидийцев? Так потом отучать их загребёшься!
   - Так Макс, в этом же и вся суть - черномазые от такой напасти на юга сбегут, где климат повлажнее, и опустынивание от их способа ведения хозяйства не грозит, ну и работорговцы туда же вслед за ними потянутся, - пояснил Серёга, - А тут останутся одни только нормальные кочевые скотоводы, которые будут торговать с финиками и с нашими испанскими колонистами.
   - Где бы их набрать ещё, тех испанских колонистов? На Острова Зелёного Мыса - сам знаешь, с каким трудом их наскребаем.
   - Ну, я ж не говорю, что вот прямо в ближайшие годы. Время-то в принципе и до Цезаря терпит, но потомкам не мешало бы такую задачу поставить.
   - А удержат потомки? Вандалы там всякие с аланами нарисуются, потом арабы - это тебе уже не черномазые. В Испании-то за проливом удержаться можно - ну, я очень надеюсь, что её наши всю к тому моменту прихватизируют, а вот тут - ты представляешь себе протяжённость границ?
   - Да можно будет и оставить на какое-то время, если удержать не получится, - заметил спецназер, - За несколько лет эти хулиганы местность ещё не опустынят, а наши - соберутся за морем с силами, снова высадятся и вломят им по первое число. Главное - черномазым не дать начать, а римлянам - продолжить. Всю Сахару - ёжику понятно, что хрен мы её всю спасём, но уж тут-то хотя бы - я думаю, можно и нужно.
   - Ну, как тебе сказать-то? - возражения типа "да тут и старик Алоизыч нервно курит в сторонке" вертелись у меня в башке, но глянул я на саванну с лесными рощами и разнообразной живностью, какой в наше время севернее экватора вне зоопарков, небось, уже и не встретишь, глянул на галерейный лес у НЕПЕРЕСЫХАЮЩЕЙ речушки, потом представил себе на её месте вади, на месте саванны - голые барханы с вараном в тени облезлого кустика, парой скорпионов и одиноким бедуином на верблюде вдали, и как-то улетучились куда-то все мои возражения, - Наверное, ты прав...
   В общем, дообсуждались мы в конце концов в этой экскурсии до таких планов по "новому порядку" на западе Сахары, что наверное, с нас бы и в самом деле прихренел один ефрейтор и очень неплохой художник-пейзажист, и хвала богам, что по-русски хрен кто посторонний вокруг нас понимает. И финикам-то наши соображения едва ли шибко понравились бы, потому как и берберы для финикийских городов - тоже подарок ещё тот, и как неровно дышат карфагеняне к нумидийцам Масиниссы после их захватов, набегов и бесчинств, здесь тоже наслышаны - по сравнению с этим ещё не почувствовавшие себя силой и не начавшие наглеть сверх меры негры представляются пока куда меньшим злом. А уж о самих неграх и говорить нечего - если бы вдруг прознали, что мы тут в отношении их потомков обмозговываем, так весьма неуютно бы нам тут пришлось. Дикари - они и так-то весьма обидчивы, когда их против шёрстки ненароком, а уж когда и более веская причина имеется, то и вовсе туши свет, сливай воду, если пулемёта нет.
   К счастью, ни о чём таком тутошние черномазые и не подозревают. Некоторые из них - городские, конечно, а не из окрестных деревень - так даже и работать пробуют, особенно в городе, точнее - в порту. Ну, грузчиков-то портовых, как и прочую основную массу всевозможных разнорабочих, то бишь "подай-принеси" и "раз-два-взяли" в расчёт не берём, потому как это рабы в основном, которых никто не спрашивает, чего они хотят, а просто погоняют тростью или плетью. Но вот кто нас изрядно позабавил - не в самом порту, конечно, а неподалёку - так это негры-рыбаки. Не все чистопородные, половина мулаты, ну так оно и понятно - не всем же незаконными отпрысками шишек тутошних быть, чтобы на непыльную работу претендовать, но факт тот, что ни одного "белого", то бишь финикийца или бербера мы среди них так и не увидели. Это ж вдуматься только - негры-рыбаки в ФИНИКИЙСКОМ городе! Рыбачат они, конечно, не по-финикийски, а на свой манер. Рыбы полно, и как мы заметили, здесь водится и промышляющий её тюлень - кажется, абсолютно такой же, как и в Средиземноморье. Так тюлени за рыбой гоняются, та аж из воды от них выпрыгивает, а черномазые, войдя в воду кто по пояс, а кто и по плечи, дубасят ту рыбу увесистыми дрынами. При случае, конечно, и тюленя прибьют, если тот зазевается. Хороший признак, кстати, эти тюлени. При нашей кратковременной первой высадке на Сант-Антане и Сан-Висенти мы их там не увидели, но мы ведь тогда толком архипелаг и не исследовали, так что шансы найти их там представляются теперь неплохими. А тюлени - это ведь ворвань для полудизелей. Гораздо более традиционно выглядят те, что ловят рыбу сетями, но как раз они-то и заставляют призадуматься - не на гаулах ведь ни разу, пускай и малых, а вообще на утлых долблёнках, которые хорошей волне захлестнуть или опрокинуть - раз плюнуть, но уже освоились и ни хрена не боятся, а вот финикийских малых рыбацких гаул совсем негусто, и похоже на то, что вытесняют черномазые фиников уже и в сугубо морской экологической нише. Симптоматично...
   []
   Собственно, наш коллега по древесным закупкам и гид Катунмелек как раз об этом и говорит, и что тут возразишь? Нам всё это даже резче в глаза бросается, чем ему самому, поскольку он это из года в год наблюдает, и его глаз в немалой степени замылен, да и что за год-то заметно изменится, а мы видим впервые - не абстрактный финикийский город, которых насмотрелись уже достаточно, а вот именно такой, с хорошо заметным негритянским засильем, и картина маслом вырисовывается перед носом впечатляющая. А здешние финики не только всё это наблюдают и уж всяко не со стороны, они тут живут и во всём этом варятся. И не знаю, что себе думают те, кто живёт под защитой городских стен цитадели и пока ещё лояльной чернокожей стражи, там мы не гостили и их тамошних настроений не выспрашивали, а вот тут, вне стен, многим финикам из простонародья уже не на шутку тревожно и неуютно.
   - Эти дикари размножаются как саранча! - жаловалась вечером Кама, весёлая и разбитная дочка владельца постоялого двора, где мы остановились на время пребывания в Керне, - От них и так уже не продохнуть, по улице пройти нельзя так, чтобы на чёрных не наткнуться, от их шума покоя нет, колотят и колотят в свои барабаны! - отдалённая дробь тамтамов в самом деле слышна, хоть и не настолько, чтобы так уж раздражать, но то меня, приезжего на время, а у здешних фиников их дробь порождает нехорошие ассоциации, - Я их ненавижу! Видел бы ты только, что у нас здесь в праздник Астарты происходит! Эти чумазые и вонючие бабуины давно знают о наших обычаях и нагло пользуются ими! Они стекаются отовсюду и проникают во двор святилища первыми, и куда от них деваться?! Хвала Астарте, уберёгшей меня от самого худшего, но одна из моих подруг подцепила от них скверную болезнь, а другой пришлось делать выкидыш, чтобы не вынашивать и не рожать от гнусной черномазой обезьяны! - самое забавное тут то, что и в ней самой, если повнимательнее приглядеться, небольшая негроидная примесь видна, - А что ей ещё было делать? Кто её с чёрным ублюдком на руках замуж возьмёт кроме той обезьяны, что ей его и сделала? Больно нужно ей такое счастье! И так-то нормальные женихи от неё теперь морщатся и нос воротят! А на хорошее приданое заработать...
   Я ведь ещё одного важного момента не упомянул. Храмов как таковых в Керне нет. Есть только стелы с барельефом божества и алтарём, окружённые двориком, и такое святилище здесь даже у Мелькарта, самого почитаемого как-никак западными финиками, сам Гибралтарский пролив - и тот евонными столбами прозван, так что не положено здесь настоящего храма и Астарте, а обычаев-то ведь архаичных никто не отменял. Это в Гадесе или в Карфагене вольнодумство вроде замены служения богине звиздой просто денежным пожертвованием в порядке вещей, но чем глуше и захолустнее дыра, тем крепче в ней за седую старину держаться принято, и никого не гребёт, во что встаёт людям соблюдение святоотеческой традиции. Храма-то как закрытого здания нет, как не было его и у далёких предков, и стало быть, финикиянкам здешним прямо у открытого алтаря, на виду у всей толпы, звиздой Астарту ублажать приходится, и если какой из них не очень-то повезло с "помощником", так это на глазах у кучи народу происходит, а языки-то ведь без костей, и уже на следующий день весь город обо всех подробностях в курсах, да ещё и, как водится, в "стандартные" три раза преувеличенных. И хотя - как в давней карфагенской колонии - здесь сохраняется и давний карфагенский обычай, давно похеренный в самом Карфагене, не считать предосудительным, если баба передком на приданое себе зарабатывает, сам факт того, что "оно таки было" - это одно, а вот когда в конкретную невесту полгорода тычет пальцами и рассказывает в подробностях , как именно это конкретно у неё было - это уже совсем другое. Такого старинный карфагенский обычай не предусматривал, да и не мог предусматривать в принципе, поскольку в Карфагене и в те времена нормальный храм Астарты имелся, в котором всё это дело втихаря происходило - все обо всём знали "в общем", но никто посторонний не видел конкретики. Конфуз, короче говоря, самый натуральный для молодых финикиянок Керны из этого обычая проистекает, но традиция есть традиция, и даже думать о её пересмотре - святотатство.
   - Дочери больших и уважаемых людей с женихами приходят, за руки держась, и им, как и их женихам за них, после служения Астарте в её праздник стыдиться нечего, - Кама плавно переехала на обличение социальной несправедливости в одном отдельно взятом городе, - А когда мы с нашими женихами тоже хотим сделать так же, верховная жрица говорит нам, что это неугодно Астарте. Те, богатые и знатные, тратят ту милость богов, которую унаследовали от своих благочестивых предков, но им есть что тратить, а нам - нечего, мы должны эту милость заслужить своим благочестием, и тогда она зачтётся нашим потомкам. Вот только старшая сестра той моей подруги, что подцепила скверную болезнь, после трёх выкидышей не может больше рожать, и кому зачлось её благочестие?
   []
   - Не позавидуешь вам с такими обычаями, - констатировал я.
   - На всё воля богов, испанец. Но зачем вы так торопитесь на эти пустынные Горгады? Почему бы вам не задержаться в Керне до праздника Астарты? Черномазые не упускают случая, так зачем же вам его упускать? У нас многие предпочли бы вас...
   - Нет, у нас поджимает время - к лету надо успеть очень многое, так что как только нам доставят наши заказы, мы погрузимся и отплывём.
   - А нас опять оставите этим диким обезьянам?
   - Что значит "опять"? Когда это МЫ успели оставить вас им впервые? - сказать ещё прямее - что мы их вообще сюда не завозили, а привёз их сюда к черномазым Ганнон, к которому по справедливости и все их претензии должны бы быть адресованы - это было бы абсолютной правдой, но не слишком дипломатичной, - А почему вы не поставите ещё одно святилище Астарты внутри городских стен и не начнёте справлять её праздники там?
   - Но ведь это же против священного обычая! Астарте всегда поклонялись вне городских стен, чтобы храм могли посетить и чужеземцы.
   - Ну, вот они вас там и посещают, - я опять-таки решил дипломатично опустить, что вообще-то ну никак не негры являются чужеземцами в этой части Африки, а как раз некоторые "понаплывшие тут", в которых не будем тыкать пальцами.
   - На жертвеннике Баала я хотела бы видеть ТАКИХ чужеземцев! - прошипела финикиянка, - Тебе бы, испанец, пообщаться с ними так, как общаемся с ними в этот день мы... Прости, не хотела обидеть...
   - Пустяки, я на правду не обижаюсь. А почему вы тогда не хотите построить Астарте НАСТОЯЩИЙ храм с нормальным зданием и обнесённый стеной?
   - Но ведь такого храма нет в Керне даже у самого Мелькарта! Кто же в городе посмеет ТАК прогневить его?
   - Ну, раз так, то постройте тогда настоящий храм сначала ему, а потом ей.
   - Нельзя, испанец. Поклоняться Мелькарту нужно там, где стоит его священный алтарь, построенный самим Ганноном.
   - А почему нельзя построить храм прямо вокруг него? - не въехал я.
   - Как можно, испанец?! Ведь тогда кровля храма окажется выше изображения бога, а разве для этого сам Ганнон воздвиг его на самом высоком месте?
   - Тогда вам не позавидуешь...
   Млять, ну хоть стой, хоть падай! Ну вот кто им доктор, спрашивается? Сами же от своих устаревших обычаев визжат, но модернизировать их - низзя! Сами же на своём религиозном благочестии помешаны, но храмы нормальные построить, а заодно с этим и кое-какие проблемы от своих дурацких обычаев порешать - низзя! Сами же черномазым давать не хотят, но изобрести причину - естественно, со священным обоснуем от самой Астарты, по которой ейный праздник "только для белых" или, если уж им откровенный расизм в падлу, так хотя бы "только по приглашению" - тоже низзя! И в Карфагене такого рода проблемы давно решены, и в Гадесе, даже в совсем уж занюханном глинобитном кубинском Эдеме - и то где-то в чём-то на давно назревшие реформы сподвиглись, а тут - низзя! Млять, ну прямо сами себе злобные буратины, и спасать их тут не столько от этих черномазых надо, сколько от них самих!
   - А с Горгад вы не приплывёте сюда ко дню праздника Астарты? - млять, ну вот прямо опять двадцать пять!
   - Ко дню праздника Астарты я рассчитываю вернуться домой к семье.
   - К семье?
   - Разве я скрывал от тебя, что у меня есть семья?
   - Ну да, ты говорил... А среди ваших людей есть неженатые?
   - У тебя разве нет жениха?
   - Есть, конечно, но... Я бы предпочла...
   - Кого-нибудь побогаче и живущего не здесь?
   - Да, это было бы лучше всего! Найди мне такого, и я буду ОЧЕНЬ благодарна!
   - И где же я тебе такого найду?
   - Ну, у вас же много людей...
   - Ты же понимаешь, что богатые все и так имеют хороших невест, даже если ещё и не женаты? Разве у вас не так же? - млять, ну так и прёт из неё протопоповский "принцип незаменимости самки"!
   - Ну да, конечно, - похоже, что призадумалась об этом впервые в жизни, и типа, открытие совершила, - Ну ладно уж тогда, пусть будет небогатый, - ага, типа снисходит к моей беспомощности и одолжение делает, - Но чтобы он обязательно увёз меня отсюда! Найди мне хотя бы такого! Я заслужу! - и прямо сходу принялась "заслуживать".
   Млять, ведь был же триста лет назад нормальный и вполне себе благополучный финикийский город! Он и сейчас таким выглядит, если издали на него взглянуть, а внутри - вон оно, чего творится...
   []
   - Отец-то тебя отпустит? - спрашиваю её после того, как "заслужила".
   - Я упрошу его. Он же тоже всё видит, знает и понимает.
   - А как насчёт твоих подруг или просто знакомых? Ты одна хочешь уехать или есть и ещё желающие?
   - Да почти все!
   - И тоже все готовы "заслужить"?
   - ЭТИМ - может быть, и не все. Но я не знаю ни одной, которая отказалась бы наверняка и сходу, не подумав и даже не взглянув на того, перед кем заслуживать...
   Млять, уму непостижимо! Это ж до чего надо было здесь ситуёвину довести, чтобы молодые смазливые бабёнки - старым и страхолюдинам ведь один хрен "просьба не беспокоиться" - были готовы на всё, лишь бы только "замуж за бугор"?
  
   10. Горгады.
  
   - Какой смысл в этом костлявом банане? - поинтересовался Акобал, - Его же и есть приходится осторожно из-за этих косточек, и от этого почти всё удовольствие от него пропадает. Разве не лучше везти в Тарквинею сразу нормальные бананы?
   - У нас мало их рассады, и нет уверенности, что ты довезёшь её живой через всё Море Мрака, - пояснил я ему, - Сюда её довезли - и хвала богам, посадим и пусть растёт. И еда для людей будет, и рассады от здешней плантации будет побольше. Через пару лет ты повезёшь отсюда уже десятки ростков в горшках, и ничего страшного, если живыми ты довезёшь хотя бы несколько из них. Каждый год по нескольку - тоже неплохо.
   - Ну, если так - тогда это другое дело. А костлявый вы даёте мне сразу оттого, что косточек много, и их гораздо легче довезти?
   - Да, один только этот рейс - и к тому времени, как ты привезёшь в Тарквинею уже нормальный банан, там будет уже большая плантация вот этих костлявых, которые - благодари Арунтия за то, что их можно ещё и есть. Я боясля, что он так и не выведет не горчащий сорт, но его садовник даже это сумел.
   - То есть, если бы боги не послали ему в этом удачи, то этот костлявый банан ещё и горчил бы? Ну и зачем он тогда вообще нужен? Индийский, правда, тоже не так уж и намного вкуснее, но он хотя бы уж без этих надоедливых косточек!
   - Здесь и там, в Тарквинее, будем надеяться, он станет и крупнее, и слаще, как и в Индии. А этот кострявый африканский - ну, можно теперь и плоды есть, если косточки выплёвывать не лень, но вообще-то не ради плодов он, а ради волокна на пряжу. Можно ткать, можно верёвки вить. Тебе разве не надоело каждый год менять льняные якорные канаты, а каждую пару лет - все остальные? А волокно этого костлявого банана гораздо устойчивее к морской воде, и канатов из него будет хватать на несколько лет.
   - Тогда это большое и нужное дело! - оценил главный мореман Тарквиниев.
   Говорили мы с ним, если кто не въехал, о так называемом абиссинском банане, который на самом деле, если строго, то и не банан даже, который в Африке вообще нигде не растёт, а его достаточно дальний родственничек, но на африканском безбананье и это за банан сойдёт. За текстильный, по крайней мере. Гораздо лучше его, конечно, был бы настоящий текстильный банан - филиппинский абака, в листьях ложного ствола которого того текстильного волокна побольше, но где мы и где те Филиппины? А судя по тому, что в самой Эфиопии и к нашим современным временам его как-то внедрить не удосужились, вполне устраивал, видимо, эфиопов и свой местный суррогат. Раз так - волокно его, надо думать, едва ли хуже, и почему бы ему тогда и нас не устроить за неимением лучшего?
   - А вот те другие семена, которые вы мне дали - они для чего?
   - Это масличная пальма. Не знаю, удастся ли нам вырастить её на Горгадах - уж очень она дожди любит, так что тут вся надежда на тебя. И кстати, Акобал, ты не все их в Тарквинею вези - даже там дождей для неё может и не хватить, а её семян мы тебе дали достаточно - не сочти за труд сделать крюк до северного побережья острова, где хотя бы небольшие дожди бывают почти всё время, чтоб половину там посадить. Не вырастут в Тарквинее, так там хотя бы вырастут, и оттуда в неё пальмовое масло уж всяко поближе возить будет, - Наташка предупредила нас, что хотя африканская масличная пальма и в культуре уже у черномазых, сделать её засухоустойчивой не удалось и в наши времена. А культура из всех масличных по выходу полезного продукта вообще вне конкуренции.
   []
   Я упоминал уже о тюленях возле Керны? Вполне возможно, что где-то есть их лежбища и на Островах Зелёного Мыса, но на Сант-Антане они нам пока-что не попались. То ли вообще их на нём не водится, то ли не сезон для них сейчас. Ворвань можно и из рыбы вытапливать, конечно, но отсутствие тюленей, для которых, как мы теперь знаем, и тропические воды вполне подходят, это ведь ещё и косвенный показатель того, что рыбы здесь негусто. Будь её полно - наверняка были бы и обожающие её тюлени. Ну, совсем-то её не быть, конечно, не может, и если мало подходящей для тюленей - это не значит ещё, что мало и подходящей для людей. У нас, в отличие от тюленей, и сети есть, и гарпуны. Тем не менее, есть вероятность, что на еду-то её людям хватит, а вот на ворвань - уже нет. А ведь мы не просто так Горгады осваиваем, мы - с дальним прицелом, и морская база не только для нынешних парусно-гребных кораблей предусматривается, но и для будущих парусно-моторных. И поскольку паропанк нас как-то не вдохновляет, моторы будут не на угле, а на жидком топливе, в качестве которого напрашивается пальмовое масло. Дизель нормальный, кстати, в отличие от полудизеля, на ворвани работать и не будет, так что на перспективу один хрен никакой ворвани, а только оно, родимое...
   - Дожди, говоришь, любит? - переспросил гадесец, - Так ведь тогда её можно и возле водопадов сажать - чем их водная взвесь отличается от дождя? Это значит, ближе к горам надо, где водопады есть - там наверняка будет расти. И кстати, у вас же здеть тоже есть горные ручьи с хорошим перепадом высот...
   - Млять, в натуре! - мы переглянулись и рассмеялись, - Акобал, тебя послали к нам сами боги! - соорудить импровизированный водопровод от бурного горного ручья для снабжения колонии водой мы планировали в числе первоочередных задач, и вариант, предложенный нам только что моряком, был технически ничуть не сложнее.
   Даже по ту сторону цепочки гор, на засушливой южной стороне острова, всё-же имелось в горах несколько непересыхающих ручейков, хоть и довольно слабеньких и в засушливый сезон так до берега моря и не доходящих, а уж здесь-то, в северной части Сант-Антана, и сам воздух влажнее, и ручьи полноводнее, так что за глаза хватит и на водопровод к строящемуся на месте реального Рибейро-Гранди городку, и на рукотворные водопады, а как вырастет уже посаженный африканский бамбук, то и на дождевальные установки. Пусть немного, ну так по мере налаживания инфраструктуры сбережения воды после дождливых сезонов и прироста бамбука мы для начала всю северную часть острова дополнительно оросим, а затем, отработав эту технологию, и за сторону, обращённую к Сан-Висенти, возьмёмся - всё-таки в гавань, где в нашем реале был Порту-Нову, уголь из Минделу возить гораздо удобнее. Сейчас в гавань Рибейро-Гранди надо оттуда немалый крюк вдоль берега делать, как и обратно, так что посёлок на месте Порту-Нову один хрен настойчиво напрашивается. Да и воду на тот же Сан-Висенти возить для работающих на нём людей и животных - ну не с Рибейро-Гранди же её туда переть, в самом-то деле. И с той стороны острова сухих вади хватает, а сама равнина между горами и морем гораздо шире, и озеленив её - начиная с горных истоков тех вади, естественно - мы сперва хоть немного продлим срок их заполненности водой, а значит, и пополнения водохранилищ, а там потихоньку и непересыхающие участки под тенью растительности появятся, а затем уж и подлиннее станут, и до моря в конце концов дотянутся. Настоящими то реками им, конечно, стать не сульба, слишком мала площадь водосбора, а нормальными ручьями - нескоро, но со временем вполне реально. И прилично их там будет, судя по замеченным нами при обходе побережья многочисленным сухим вади. Вот там-то и раскинутся после нормализации островного микроклимата основные товарные плантации тех тропических вкусняшек, что пойдут по баснословным ценам на пиры римских толстосумов, а пока на ближайшие потребности - колонию жратвой обеспечить и под небольшие плантации для выращивания рассады того, что не семенами размножается - типа того же банана - нам и более влажной северной части острова хватит. Пшеницу один хрен североафриканскую будем возить, чтобы пшеном этим негритянским люди не давились, а несколько опосля и кукурузу завезём, и ананасы, и много чего ещё.
   Вот Сан-Висенти - это да, тяжёлый случай. Есть, конечно, вади и на нём, и не приходится сомневаться, что в дождливый сезон не будет там проблем с водой, но дожди закончатся, а растительности там - кроме отдельных пучков рахитичной травы - больше никакой и нет, и задержать воду в почве, не дав ей испариться безо всякой пользы, нечем. Там можно пока-что высадить разве что тамариск, да эти зонтикоподобные африканские акации, которые только и способны выдержать засуху и дать ну хоть какую-то тень для лучшего разрастания травы. И только после превращения пустыни в хоть какую-то степь можно будет думать о посадке на обделённом влагой острове чего-нибудь посерьёзнее.
   []
   Ну, тамариск с акациями - это для внутреннего островного пространства, туда же и гребобабы африканские из самых засушливых мест - семян их у нас много, так что какой-то их частью можно и рискнуть, а на побережье Сан-Винсенти, конечно, вполне можно высаживать и сенегальские мангры, и кубинский "морской виноград", которые в пресной воде не нуждаются вообще и могут высаживаться на всём архипелаге в любом подходящем для них месте. Это, собственно, уже и делается понемногу на берегах обоих островов. Понемногу - оттого, что сколько тех мангров за один-то рейс привезёшь? Это программа на годы, а для всего остального архипелага - и на десятилетия.
   Мы ведь чего в Керну-то финикийскую первым делом сунулись? Не только по древесному вопросу, дабы потом сенегальские операции максимально от этого вопроса разгрузить и поменьше там шляться, промышляющих там золото фиников из Керны без нужды не нервируя. О сборе географической информации речи тем более не шло - ага, так прямо и бросились означенные финики-золотодобытчики свои "рыбные места" всяким там испанцам понаплывшим выдавать! О вербовке баб и вовсе не помышляли - заранее-то откуда нам было знать, до какой степени там всё запущено? Так что помимо вопросов о закупке нужных нам товарных партий деловой древесины, а заодно уж до кучи и ейного посадочного материала, следующей по значимости задачей было обзавестись толковым переводчиком, а заодно и хоть каким-никаким гидом сенегальского побережья. Местным, в смысле, то бишь тамошнего сенегальского происхождения, но и финикийским хорошо владеющим, потому как языки черномазых зубрить - увольте. Ведь если в каком-нибудь буржуинском фильме про африканские приключения переводчик комментирует длинный поток негритянской тарабарщины короткой фразой "говорят по-африкански", то это ж не просто так, а очень даже по поводу. Банту они или ни разу ещё не банту, хрен их знает, но если даже и банту - нам-то от этого сильно легче?
   Нам же не только мангры из Сенегала нужны, которые мы и сами безо всяких черномазых и опознаем, и выкопаем, сколько надо, нас ведь и масличная пальма весьма интересует, которая в диком виде может там и не найтись - Наташка говорила, что и в наши времена она там только культурная, и это юг Сенегала, а не север - как и мангры, кстати. Нам же нужно и само готовое масло, и семена пальмы для посадки, а легендарной финикийской "немой торговлей" разве получишь нужное, если дикари понятия не имеют, что нам вообще нужно? Финики и сами, где регулярно торгуют, давно уже такой хренью не страдают, а переводчиком местным обзаводятся. В общем, нам требовался для наших целей сенегальский черномазый раб какого-нибудь из местных финикийских купчин - без разницы, на чём "сидящих" и свой хлеб с маслом зарабатывающих, лишь бы работничек был не из новеньких, а из уже нормально шпрехающих по-финикийски. Ну, хотя бы для черномазого нормально - хрен с ним, пусть ломаный будет, лишь бы понять можно было. А поскольку контачили мы в Керне в основном с лесоторговцами, то у одного из них и купили подходящего негру - разнорабочего с трёхлетним стажем, в целом за эти три года на нормальном счёту, но вот как раз недавно забузившего, изобидевшись на то, что не его повысили до "бригадира", а отработавшего вдвое меньше хозяйского любимчика. А кому нужен смутьян? Едва услыхав, что нам желателен сенегальский толмач, хозяин тут же нам его и сбагрил - не просто дёшево, а чуть ли не впридачу к хорошей партии африканского тикозаменителя, который ироко.
   В Сенегал мы сплавали практически сразу же, как только на Сант-Антане дела организовали и на работы людей распределили. Лагерные палатки армейского типа не все ещё были поставлены, когда мы, объяснив будущему "генерал-гауляйтеру" колонии круг и специфику стоящих перед ним задач и передав ему оперативное командование всеми работами, уже грузились для отплытия. Во-первых, я вообще задерживаться на островах сверх необходимого не собирался, как и сказал давеча в Керне финикиянке Каме - и дома есть чем заняться, так что следовало наладить здесь уже не требующий нашего участия процесс поскорее. А во-вторых, из первой ходки в Сенегал желательно было вернуться - и по возможности не с пустыми руками, а с семенами масличной пальмы - к прибытию на острова Акобала, который тоже не мог задерживаться на них долго. Опоздай мы оттуда вернуться к его прибытию и разминись с ним - ну, семена абиссинского банана, гребобаба и даже ироко этого тикообразного для Кубы ему вручили бы и без нас, а вот с закладкой на ней масличных плантаций пришлось бы тогда ждать следующего года.
   Как я и говорил уже, мангры и масличная пальма - это не север, а юг Сенегала. Ну, строго говоря, если исключительно в границах современных государств африканские страны рассматривать, так это даже и не сам Сенегал, а врезавшаяся в него узкой полосой в пределах долины одноимённой реки Гамбия. А Сенегал-река, давшая своё название и одноимённой стране, проходит по северной границе, отделяющей Сенегал от современной Мавритании, которую попрошу не путать с нынешней античной. То золото, на которое так подсели самые крутые из кернских фиников, в основном в верховьях Сенегала-реки негры намывают, так что основного конфликта - с золотодобытчиками из Керны - мы избежали уже чисто географически, выправив сразу на будущий Дакар, то бишь на тот материковый Зелёный Мыс, от которого и острова наши своё название получили. От него и свернули к югу, к Гамбии. Ну, там не обязательна именно она, там и севернее её речка Салум в море впадает, и южнее такая же речка Казаманс, и нас любая из них для начала устраивала, так что промазать не страшно. Нужные нам мангры, по крайней мере, имеются в устьях всех трёх. Обе крайние, кстати, не Гамбии, а Сенегалу принадлежат, но это чисто для привязки к современной карте, а по делу - нет и долго ещё не будет здесь ни того государства, ни другого, а есть пока-что только племена родственных по происхождению и близких по культуре - ну, для негров и это культура - тутошних черномазых. И природа тут схожая - если в районе Керны саванна с небольшими вкраплениями лесов, то тут - уже, а точнее, ещё - леса с небольшими вкраплениями саванны.
   []
   Идя от самих Горгад под малыми латинами, мы и не стали непременно до той Гамбии добираться, а свернули сразу в эстуарий Салума, где и накопали тех мангровых кустиков, выбирая небольшие, потому как и с ними-то мороки оказалось немало - надо ж было корни по возможности не повредить. Закрепили их к бортам обоих наших лесовозов снаружи, дабы корни всё время забортной водой омывались, да и отправили их обратно, проинструктировав навигаторов, где и как их на месте сажать. Ещё хренову тучу таких рейсов придётся сделать, прежде чем хотя бы Сант-Антан и Сан-Висенти полноценными мангровыми зарослями обрастут, но начало этому процессу - положено. Отпустив их, мы пошли на двух нормальных псевдокорбитах вверх по реке. Тут, правда ветер уже был ни в звизду - стоило углубиться так, что морской бриз уже не действовал, как преобладающим стал "вмордувинд", так что паруса пришлось свернуть и идти на вёслах, но хвала богам, на черномазую "титульную нацию" наткнулись быстро. Её представители, правда, как-то не сходу самоопределились, с какой ноги они сегодня встали и добрые они или злые, так что пришлось им подсказать, расстреляв плывшую перед нами большую крокодилу даже не из винтовок, а сразу из крепостных ружей. Это перед финиками нам наши "громы и молнии" засвечивать было нежелательно, а тут этим детям природы следовало сразу же задать правильную линию поведения, чтобы не учить их потом, что такое хорошо, а что такое больно. Это ведь по классической культурной традиции в белых пробковых шлемах делать полагается, а мы пока ими обзавестись как-то не удосужились. В общем, дали мы им понять, что нас им один хрен не перешуметь, после чего они мигом вспомнили о своём "всегдашнем" миролюбии - ну, во всяком случае, с теми, кого им перешуметь не удаётся. После этого наш негра переговорил с тутошними уже словесно, и они с ним вполне друг друга поняли.
   Первым делом они, не поверив, что нас такие пустяки, как пальмовое масло и просто спелые плоды пальмы интересуют, с десяток брёвен чёрного дерева нам захотели предложить, которые у них уже наготове были, явно для обмена и припасены, но мы тут же сообразили, что готовилось-то это не для нас, а наверняка какой-нибудь ушлый финик из Керны и сюда плавает, и ссорить нашу только что основанную колонию с финикийской уж всяко не стоило. Так оно и оказалось, когда наш толмач выяснил расклад у туземцев. "Финикийская купца, господина. Весь чёрный дерево менял, ничего не оставлял" - так он нам перевёл результаты их опроса. Поэтому выменивать у них их брёвна мы не стали, да и от пяти леопардовых шкур и трёх пар слоновых бивней тоже отказались, выменяв у них только пять корзин - из предложенных нам пятнадцати - орехов, величиной с грецкий, но приплюснутой формы и разноцветных, в которых по наташкиной шпаргалке опознали знаменитые орехи кола. Негры хотели от нас взамен оружия, и прежде всего, конечно, "громы и молнии", но мы объяснили им, что в этих железяках обитает страшный злой дух, которого не так-то легко удержать в узде, чтобы он поражал только врагов, а не всех подряд без разбору - мы и сами-то его с трудом сдерживаем от безобразий. В качестве доказательства, пока я показушно проверял заряд винтовки, не забывая бубнить похабные "заклинания", Володя втихаря уронил в костёр сигнальную шумовую петарду - мы едва сдержали смех, когда посеревшие с перепугу черномазые, включая и нашего тоже ни во что не посвящённого переводчика, повалились ничком и минуты три потом приходили в себя. Двое при этом ещё и сходить под себя, млять, соизволили. Но это уж - хрен с ними, главное - прониклись и осознали. Шаман ихний, правда, заявил, что он мог бы вселить в такую штуку другого злого духа, послушного его воле, и вождь загорелся попробовать. Я объяснил обоим, что два злых духа в одном жилище уж точно не поладят, и тогда вот эта выходка нашего покажется детской шалостью, так что лучше уж пусть они для своего сами новое жилище сделают, при этом железяку надо будет непременно отполировать до зеркального блеска, чтоб ни единого следа ковки видно не было, а его деревянную часть вырезать из самого твёрдого дерева, какое только в их лесах произрастает, и обязательно каменным инструментом, никакого железного, иначе дух вселиться не пожелает, ну и тоже, само собой, отполировать затем как у кота яйца. Ну, что духа туда исключительно в сильную грозу вселять надо, шаман, конечно же, должен прекрасно знать и без меня. Едва удержали серьёзное выражение морд лиц, покуда эту чушь им впаривали, а потом, пока их художник тщательно и скрупулёзно зарисовывал во всех подробностях мою винтовку, дабы сделать её потом безошибочно, мы объясняли вождю, что наши мечи ему продать тоже не можем - в каждом дух поселён такой, что только хозяина и слушается. Из одного, впрочем, где дух послабже, можно его временно в другое жилище переселить, и тогда шаман, возможно, сумеет вселить в него другого духа, который будет слушаться вождя. В общем, после проведения торжественного очистительного обряда мы подарили ему один из наших запасных, а свои пять корзин орехов он с удовольствием сменял нам на столько же примерно метров ярко-красных ленточек и маленькое бронзовое зеркальце, и судя по его хитрой харе, явно пребывал в уверенности, что облапошил нас как последних лохов.
   О масле и плодах пальмы с ним договорились тоже до смешного легко и за смешную цену - пальмовое масло финики у них, как выяснил наш переводчик, вообще не покупали, и вождь только от нас и узнал впервые в жизни, что и это, оказывается, тоже может быть товаром. Ну а пока посланные им люди занимались сбором тех пальмовых плодов и тыквенных сосудов с пальмовым же маслом, вождь объявил по случаю удачной сделки празднество. Негры вообще обожают что-нибудь праздновать, и повод тут сугубо второстепенен. Как за нашей современной алкашнёй не заржавеет и Новый год вторично отметить посреди глубокой весны, если ничего злободневнее не наклюнулось, так и для этих - практически без разницы, в честь чего, лишь бы только попить вволю - и не воды, конечно, попеть, да поплясать до упаду, ну и пошуметь при этом, ясный хрен, так, чтобы все окрестности были в курсах. И похрен, что повседневная жизнь проходит в мазанках, а то и вовсе в тростниковых хижинах, крытых пальмовыми листьями, похрен, что от грязи и некипячёной воды одолевают глисты, похрен, что от дури окончательно сбрендившего на своём величии вождя, в каждом твоём телодвижении или вообще чихе так и норовящего усмотреть непочтительность, ни на день никакого продыху нет, а шаман давно задрочил всех нравоучениями под страхом гнева сверхъестественных сил. Это всё проза жизни, в празднествах же - её красота, а красиво жить разве запретишь?
   []
   На пиво их просяное мы, конечно, особо не налегали - и на вкус оно довольно омерзительно по сравнению с нормальным виноградным вином, и доверять дикарям тоже как-то не с руки. Негры в плане эмоций - как малые дети или как цыгане, допустим, себя ведут, такова уж их натура, но то основание социальной пирамиды, а верхушка - она и у них себе на уме, иначе не стала бы верхушкой, и когда с тобой, заведомым чужаком, эти хитрожопые вдруг включают "душа нараспашку", то подозрительно это. Нигерийских писем так называемых никто не получал, в тексте которых так прямо и жаждщий тебя "облагодетельствовать" самозваный адвокат из Нигерии или Того - сама заботливость и доброжелательность? Вот, типа того. Поэтому, продегустировав немного для приличия, мы сослались на религиозный обычай не пить больше одной чаши вдали от дома и ушли на пришвартованные к берегу суда, а вечером выставили удвоенные караулы. Вождь было включил обиду, но видя, что этим только усиливает нашу подозрительность, обижаться передумал и подал знак нескольким своим, здорово смахивающий на отмену какого-то запланированного дела. Негры гудели где-то до полуночи, а судя по гвалту, назюзюкались в хлам, причём - поголовно, и наши мореманы ворчали, что верный шанс поразвлечься упускаем, потому как среди черномазых баб мелькали и симпатичные, а пьяная баба, как известно, звизде не хозяйка. Читать особо озабоченным лекцию о пресловутом СПИДе, которым в некоторых африканских странах нашего современного мира чуть ли не до четверти населения заражено, не позволяла их форма допуска, поэтому им напомнили, что и у культурных античных народов какой-нибудь зачуханный пастушок, которому хрен какая баба даст, нередко козу или овцу по бабскому назначению применяет, а тут - ещё и Африка, в которой и заразы всевозможной больше, и зачморённых больше, которым бабы не дают, но то когда трезвые, а по пьяни запросто, а празднества черномазые любят...
   Замышлял ли вождь нападение с целью грабежа на случай, если бы ему удалось напоить наших, так и осталось, конечно, его тайной. Зато в чём мы на следующий день убедились, так это в том, что не зря проявили сдержанность в приобретении тутошних ништяков. Только завершили договоренную накануне сделку, загрузившись тыквенными сосудами с пальмовым маслом и большими гроздями спелых плодов в обмен на несколько ниток цветных стеклянных бус, как к вождю прибежал один из его негров и залопотал ему чего-то такое, отчего тот повеселел, что-то крикнул, и вся черномазая толпа обрадованно загалдела. "Финикийская купца, господина. Только что приплывал" - так нам пояснил наш негра-толмач это оживление туземцев. И точно, вскоре на реке показалась небольшая гаула, идущая на вёслах. Собственно, это главная причина, по которой тутошние финики продолжают плавать на архаичных гаулах, не переходя на давно уже известные и гораздо более совершенные суда типа корбит. На юг-то вдоль берега и течение помогает, и пассат, а вот обратно только на бризах суточных и лавировать, и далеко не всегда это проще, чем тупо грести. Гаула же для гребли приспособлена значительно лучше корбиты.
   Купчина вновь прибывший, конечно, в осадок выпал, когда увидал, что место евонное уже другими занято. Пристал к берегу, не доходя до нас, десантировал на берег пешую разведку, та кустиками в нашем направлении - ну, на выходе из кустиков наши её и встретили. Сказали им, чтоб кончали дурью маяться, а причаливали рядом с нами, и если какие претензии к нам имеют, так всё обсудить можно - после чего к их изумлению вернули им их оружие и отпустили обратно к их купчине. Ну, тому уже деваться некуда - подплывает, причаливает, швартуется. Купчина, хвала богам, из числа знакомых оказался - ну, относительно знакомых. Напрямую с ним мы в Керне не контачили, поскольку нас интересовали крупные поставщики, но мельком и мы его видели, и он нас, и уж справки о нас он там, конечно, навёл. Поэтому и общий язык с ним нашли достаточно легко. Наш такт в отношении здешних товарных ништяков, предназначенных как раз для торговли с ним, он оценил и пять корзин орехов кола, которые мы продавать нигде не собирались, нам простил - главное цены не сбивать, а по всему остальному договориться можно. Ну, выговорил нам, правда, за то, что слишком щедро на его взгляд с черномазыми меняемся - нехрен их баловать, хватило бы с них и двух третей того, что мы им дали. Надо было ещё в Керне на него выйти и поговорить, и договорились бы обо всём заранее, как всегда в подобных случаях и делается. Нашего интереса к пальмовому маслу финик вообще не понял - зачем оно нужно, спрашивается, когда есть оливковое, которое нетрудно привезти хоть из Гадеса, хоть из Тингиса? Мало ли, что эти дикари здешние едят? Они тут, между прочим, и личинок всевозможных едят, так и в этом им, что ли, теперь уподобляться? Вот золото, слоновая кость, чёрное дерево - это да, за этим стоит плавать в Чёрную Африку. До недавнего времени ещё чёрные рабы неплохой спрос имели, пока проклятые дикари нумидийцы не начали массово гнать их в Карфаген, сбив этим давно устоявшиеся цены. Ну разве ж так у благоразумных и культурных людей делается? Дикари!
   []
   По случаю масштабной по местным меркам торговли с фиником вождь снова празднество устроил. Нападения наш финикийский коллега из Керны не опасался - давно торгуют, и давно уже все оценили преимущества регулярной торговли. В соблазн просто не надо черномазых вводить, привозя гораздо больше, чем они в состоянии выменять по устоявшейся цене - в этом случае могут, конечно, польститься на очень крупную для них разовую добычу, и когда только начинаешь с ними дела вести, то ухо с ними, само собой, держать надо востро. Слишком уж хочется им всего и сразу - вот даже по этому второму уже туземному празднеству видно, что не очень-то они о завтрашнем дне задумываться склонны. Сожрут сейчас запасы, сделанные на долгое время, поскольку ведь не столько даже сожрут, сколько перепортят спьяну, а потом сами же пойдут к соседям, чтобы вот эти самые вымененные у него товары, по поводу которых сейчас празднуют, на жратву самую обычную менять. Дикари! Но для него-то всё это давно уже не актуально, с ним-то ведь давно уже торгуют. Правда, слишком уж усердствовать в соревновании с неграми, кто кого перепьёт, не стали и финики. Сейчас-то, пока они пьяны, а будут ещё пьянее, так казалось бы, можно и дать матросне порезвиться, но ведь назавтра же негры протрезвеют, а они ж обидчивые! И как потом с ними торговать? Да и вообше, это делается не так - вот сейчас он покажет.
   Он показал. Просто подошёл к вождю и поговорил с ним через своего толмача. Вождь, будучи уже слегка под мухой, не устоял перед зрелищем разноцветных бус, хоть и на себе имел таких же ничуть не меньше, и сделка состоялась - бусы перекочевали в его руки, а по его окрику перед финикийцем выстроилась шеренга молодых баб, из которых тот и выбрал три штуки. И кивает нам - типа, вот так это делается. Мы прихренели - типа, а завтра-то что будет, когда протрезвеет и поймёт, чего наворотил? А купчина смеётся - если даже вдруг и передумает, что весьма маловероятно, так пусть обратно меняется, а пока бабы обратно не выменены, купивший их вправе делать с ними всё, что пожелает. Наши страждущие от хронического сухостоя морские волки при виде столь простого и элегантного решения проблемы тоже неподдельно оживились, так что пришлось и нам тоже пойти навстречу чаяниям трудящихся масс. Были, конечно, опасения на предмет связанных с этим делом малораспространённых местных болячек, но знавший здешние расклады финик помог нам с выбором, забраковав парочку внушавших ему сомнение. С его помощью мы отобрали и тоже выменяли пять штук посимпатичнее - у нас-то ведь и людей больше, да и если не передумают черномазые назавтра, то ведь и у нас на Горгадах лишние пять баб будут не такими уж и лишними. К прибытию первых турдетанских семей рабы должны въехать, что будут со временем бабы и для них - возможность есть.
   В общем, и у негров свой междусобойчик, и у фиников свой, и у нас тоже свой наметился. А наутро выяснилось, что и тут финик абсолютно прав оказался. Не то, чтобы проблем совсем уж не возникло - как им не возникнуть, когда самых смазливых выбрали, которые и у черномазых бесхозными не бывают? Да только возникли они не у нас и не у финикийцев, а у самих черномазых, да и то ненадолго. Вождь-то, конечно, и сам охренел, когда к нему жалобщики протрезвевшие понабежали, но когда ему напомнили, как дело было, и свидетели подтвердили, что хренеть-то ему с себя же самого и следует, он хренеть как-то передумал и решил, что всё сделал правильно, а недовольные сами виноваты - не столь важно, в чём конкретно, главное - виноваты. Или кто-то ЕГО виноватым считает?! Таковых не нашлось, и он успокоился. Ну, племянницу, правда, зря продал, так что вместо неё - самой невзрачной, кстати, из пяти "наших" - он нам любую на выбор предложил, и мы, конечно, выбрали уж всяко покрасивше. Нельзя сказать, чтобы наш выбор привёл его в восторг, но слово-то ведь сказано - ЕГО слово - и сказано в присутствии всей толпы, а раз он вождь, то стало быть прав по определению, а раз прав, то с хрена ли ему тогда своё заведомо правильное решение менять? Абсурд ведь, верно? Мы с этого дела в осадке, а финик ухмыляется - типа, ведь говорил же я вам, что едва ли эта расфуфыренная горилла передумает. Мы, значится, племянницу - уже хорошо попользованную, конечно, за ночь - вождю взад возвертаем, взамен другую тутошнюю красотку берём, свеженькую, а она ж тоже не бесхозная ни разу, и из-за неё аж трое черномазых загалдели - видимо, не придя толком в себя с тяжкой похмелюги. Зря это они, потому как в Африке это не оправдание - вождь зыркнул неодобрительно, а когда это не помогло, то и рявкнуть изволил, и самого голосистого из троицы тут же копьём продырявили - ага, молча и не отходя от кассы...
   []
   По случаю мудрого решения возникшей - по вине вот этого только что убитого, разумеется - проблемы и образцово-показательного наведения порядка вождь объявил уже третье празднество, и толпа, радостно вопя, занялась приготовлениями. Ну а мы с фиником, переглянувшись и прикинув, что тут и без нас неплохо управятся, а нам пора бы и честь знать, откланялись быстренько, погрузились, да и отчалили, не мешкая. Не оттого ли черномазые так праздновать обожают, что трезвым умом Африку не понять? Но то их трудности, это они там живут, а не мы, и не мы им беспредел этот насадили, а они сами его в обычай ввели и терпят, а раз терпят - значит, судьба у них такая. Мы-то тут при чём?
   Уже в самом устье реки, на последнем привале, который мы решили сделать перед окончательным отплытием, финикийский купчина - глазастый таки - увидел одну из наших винтовок и сопоставил её с тем изделием, что в поте лица вымучивали чёрные кузнецы и резчики по дереву под руководством шамана. Демонстрировать ему действие агрегата мы, конечно. не стали, а отбрехались, что это у нас жезл такой магический для призывания дождя. Поможет или нет, сами не знаем, но пренебрегать и такими шансами не хотим. Острова-то ведь у нас сухие, и дожди в сухой сезон очень пригодились бы. Ну, финик посмеялся и сказал, что и в Керне дождь в сухой сезон не помешал бы, да только ни жертвы богам, ни молебствия жрецов, ни обряды с плясками негритянских шаманов обычно не помогают, пока сезон дождей не начнётся. На том и расстались - финик к себе в Керну поплыл, мы - к себе на Горгады.
   Вернулись, хвала богам, как раз за пару дней до прибытия Акобала, так что во всех смыслах сплавали в Африку успешно. Лагерь - несколько поодаль от того места, где нормальный портовый городок строиться будет, на берегах вади набережные небольшие возводятся, чтоб в дождливый сезон потопа не случилось, водохранилище сооружается с отводным каналом из вади и сваями для навеса, дабы отведённая туда вода почём зря не испарялась, водопровод с горного источника - в сторону строящегося города, но уже от стройки временное ответвление к лагерю, дабы с вёдрами обслуга строителей не бегала. Пока-что означенный водопровод, конечно, ещё не достроен, так что приходится воду от источника в амфорах на ишаках возить, поэтому основные усилия строителей, конечно, на него направлены. Там же и запруда строится, чтобы вода не столько в вади ближайшую стекала, где один хрен между валунами и галькой в грунт просочится, сколько для более полезного применения накапливалась - лесок там есть для этих островов неплохой, так что под тенью сильно испаряться не будет. Собственно, водоснабжение - первоочередная задача, потому как пожить первое время можно и в палатках. Народу всё объяснили, и все всё понимают. Все печи и очаги чёрным дымом чадят - видно, что жгут в них уголь, да и подвозящая его с Сан-Винсенти малая гаула не просто же так трудится.
   Привезённые нами "шоколадки", конечно, в шоке были от увиденного ими на островах ландшафта, и им тут же растолковали для вразумления, что как раз от таких вот черномазых вроде их соплеменничков пустыни и образуются - не уточняя, что говорят не об этих конкретно островах, где у негров вообще-то алиби, а о материке. Зато от этих пяти "шоколадок" в шоке были привезённые ранее финикиянки, две из которых даже истерику закатили - типа, для того ли они из более-менее обжитой Керны от чёрных обезьян в эту дыру подались, чтобы и тут они их настигли?! Самое же смешное, что и финикиянки-то они чисто номинальные, а вообще-то мулатки, и из двух, закативших истерику, одна была ничуть не светлее самой светлой из негритянок. Вышло ведь как? Кама и её подружки, что Володю с Серёгой и Велтуром ублажали, сагитировали знакомых, и те, конечно, захотели было слинять все, но когда мы им объяснили, что вольные турдетанские поселенцы будут прибывать семейные, а острая нехватка баб касается только нынешних рабов, которым ещё предстоит заслужить своё освобождение, то финикиянки, конечно, скисли. Несколько иначе они представляли себе "замуж за бугор", и если соглашаться не обязательно строго на "прынца" им реализма ещё хватило, то ведь не раба же, в самом-то деле! Были и слёзы, конечно, и негодование, и мы уж думали, что звиздец вербовке баб в Керне, но как раз не в меру обидчивые-то волей-неволей нам и подыграли. Баба ведь, изобидевшись на того или иного мужика, редко когда удержится от того, чтоб посудачить со знакомыми на тему "какие ж все мужики сволочи". И вот, проходит буквально день, и к нам прибегают на "собеседование" с десяток мулаток из "тоже типа финикийских" семей. И вопрос у них у самих к нам только один - рабы-то наши там хотя бы не черномазые? Им ответили, как есть - что рабы там будут испанцы и берберы из Мавритании, финикийцев не будет ни одного, так что кто поедет, должны сразу настраиваться на общение исключительно на турдетанском языке, который придётся учить. В остальном же - пусть присматриваются к контингенту и выбирают людей подисциплинированнее и потрудолюбивее, потому как такие и будут освобождаться первыми. Понятно, что и эти в восторге от предложенной перспективы не были и ушли хорошенько подумать, но ещё через день начали приходить уже с отцами и с подружками для более подробных распросов, а ко дню отплытия их уже два десятка набралось. Самый прикол был, когда они уже грузились - проталкивается через толпу провожающих одна из белых подружек Камы, в своё время здорово на наши условия негодовавшая, да спрашивает, будут ли ещё рейсы, и хорошо бы ДО праздника Астарты. Начали просекать, короче, что пока они, никак цену своей звизде не сложив, по семь раз отмеряют - другие сходу отрезают и уносят, сужая выбор оставшихся...
   []
   - Вы ещё в самой Керне парочку чёрных рабынь для отправки сюда купите, и чем чернее они будут, тем лучше, чтобы тем там думалось побыстрее, - посоветовал нам Акобал, когда понаблюдал истерику самой тёмной из мулаток, а затем выслушал рассказ о вербовке белых финикиянок и отсмеялся.
   - А это мысль! - одобрил Володя, - Народ тут на безбабье и на этих-то дикарок облизывается, а уж более-менее воспитанных цивилизацией оторвёт с руками!
   - А если ещё и парочку десятков мавританок или нумидиек сюда забросить? - добавил Серёга, - И обязательно с заходом в Керну на пару дней!
   - И с обязательным выгулом на берегу! - конкретизировал Велтур.
   - И подгадать этот рейс с выгулом так, чтобы оставалось не более пары недель до праздника Астарты! - моё уточнение потонуло в нашем общем хохоте.
   - Чем поить их всех прикажете? - охладил наше веселье "генерал-гауляйтер" строящейся колонии, - С учётом первой партии поселенцев воды ещё хватает, но если и вторая будет такая же, то я боюсь, что даже на одно только питьё её будет не вдоволь, а людям надо же ещё и мыться. Грязь, конечно, можно смыть и морской водой, но хотя бы через раз надо смывать с себя соль.
   - Вторая партия прибудет только в середине лета, когда воды у тебя здесь будет более, чем достаточно, - успокоил я его, - Проследи, чтобы к началу дождей были готовы набережные и хорошо проветриваемое зернохранилище под непромокаемой кровлей...
   - С сезоном дождей всё понятно. А что мне делать в следующий сухой сезон? Людей и животных прибавится, и им понадобится больше воды, а дожди ведь кончатся...
   - Один крытый бассейн для воды, я вижу, уже заканчивают. Заложи ещё два, а ещё лучше - все пять таких же и, пока не закончишь их, не отвлекайся на строительство каменных жилых домов. Можно и дожди в палатках пересидеть, но нельзя оставаться без воды в засуху.
   - Но людям ведь понадобится и больше горючего камня. Значит, в следующий сухой сезон я должен буду посылать больше людей на тот засушливый остров, где воды нет вообще. Работа тяжёлая, пить надо больше, и даже если воды будет хватать здесь, её не очень-то навозишься туда.
   - Я же объяснял тебе и даже показывал, - напомнил ему Серёга, - Подготовь до начала дождей хотя бы фундаменты, трубы и большие колодцы.
   - Но ведь тогда ни один из них не будет закончен, и какой в этом тогда смысл?
   - Смысл в том, чтобы раствор УСПЕЛ схватиться и застыть до дождей, а камни сверху будут накладываться без раствора, и их можно будет спокойно складывать уже и между дождями. Колодцы прекрасно наполнятся и дождями, даже избыток воды будет, а за дождливый сезон люди сложат и камни. Начни с одного, доведи его до конца, затем всех людей на второй - даже если они и не закончат все, готовые всё равно уже будут давать воду для их питья, и работы можно будет продолжать и в сухой сезон...
   Серёга говорил о каменном конденсаторе воды из воздуха, сведения о котором скачал из интернета и сохранил для форумных срачей года за два до нашего "попадания". Суть там в том, что даже в самой сухой пустыне воздух один хрен содержит хоть какое-то количество водяных паров, и если сложить кучу камней, то вода из воздуха в ней будет конденсироваться. Особенно ночью ближе к утру, когда камни охладятся за ночь и станут холоднее окружающего их воздуха. И чем больше собранная куча, чем больше суточный перепад температур и чем сильнее эта куча продувается ветром, тем больше в ней к утру конденсируется воды, и тогда задача встаёт чисто техническая - не дать этой воде уйти в грунт, а собрать её для использования. То бишь кучу камней надо не абы где собирать, а на водонепроницаемой площадке с уклоном к центру, из которого неплохо бы ещё трубу для слива воды в ёмкость типа колодца вывести, дабы кучу эту не разбирать и снова не собирать. В той серёгиной статье кучу рекомендовалось строить в виде пирамиды, да ещё и с соблюдением классических гребипетских пропорций - типа, чтобы конденсируемая вода ещё и тонкими энергиями от той пирамиды заряжалась, во что верить можно, но не обязательно - воду будет конденсировать куча любой формы, лишь бы только она была устойчива к осыпанию, да объём имела достаточный, потому как именно им при равных прочих определяется её производительность. В статье заявлялось, что при высоте этой пирамиды из каменюк в два с половиной метра, что соответствует для ейных пропорций объёму почти в тринадцать кубометров, её суточная производительность - в зависимости от влажности воздуха и от суточного перепада температур - от ста пятидесяти до трёхсот пятидесяти литров воды, то бишь чуть меньше трёх сорокалитровых канистр, если брать по минимуму. Нехило для простой каменной кучи?
   []
   Почему мы тогда не заинтересовались этой системой сразу, а ломали головы над опреснителями морской воды? Ну, во первых, цифирь заявленной в той статье - для такой небольшой в общем-то кучи - производительности вызвала сомнения. У Юльки на ейном аппарате нашлась другая статья - про реальную подобную конструкцию в Крыму, построенную в начале двадцатого века одним лесничим с немецкой фамилией - где и кем конкретно, это уж у неё такие подробности спрашивайте, потому как я не их запоминал, а суть. Суть же там в том, что пока бетонный фундамент строения того головастого мужика не треснул, оно выдавало в сутки около тридцати шести вёдер воды или до четырёхсот с чем-то литров, что больше даже заявленного в статье про пирамиду максимума, но там и объём кучи был порядка трёхсот кубометров, то бишь в двадцать с лишним раз больше, чем у предлагаемой в серёгиной статье пирамиды, для которой, кстати, ещё и никакой экспериментальной проверки не приводилось, и складывалось впечатление, что цифирь и в лучшем-то случае чисто теоретически для каких-то идеальных условий вычислена, а в худшем - вообще высосана из пальца. Ну так и чему верить прикажете? Ну а во-вторых, "серёгина" пирамида для нашей средней полосы предлагалась, а "юлькина" куча - это южный берег Крыма, да ещё и где-то на горной вершине, если не путаю - там приличная высота, короче, была, а ветер ведь обычно чем выше, тем сильнее. Но главное - влажность воздуха. Ни наша средняя полоса, ни южный берег Крыма - это всё-таки как-то ни разу не пустыня. Надо кому-нибудь растолковывать, где воздух влажнее, а где - суше?
   У нас же с одной стороны не центр Сахары, а остров посреди моря, но с другой - полгода дует сухой пассат с африканского материка и летний материковый муссон, так и не успевающие увлажниться над морем, так что показатели лучше крымских нам тут уж точно не светят, а вот насколько худшие? Боюсь, как бы не в разы. И тут получается, что более сложные по устройству, зато компактные и не требующие серьёзного капитального строительства солнечные опреснители эффективнее уже в силу того, что конденсируют пар не из сухого воздуха, где его с гулькин хрен, а из морской воды, которой туда долить недолго, потому как море - вон оно, плещется рядом. Из пяти наших экспериментальных опреснителей три работают на Сант-Антане и два на Сан-Висенти, и по результатам их работы будем запускать в серию наилучший. А конденсатор из каменюк - ну, учитывая пустынный ландшафт Сан-Висенти и обилие на нём означенных каменюк, почему бы и не занять часть его один хрен пустынной площади на вершинах холмов парой-тройкой таких каменных куч? Опреснитель всё-таки обслуживания требует - морскую воду всё время подливать, да от соли периодически очищать, а тут хоть и потрудиться надо ударно, но как закончил ударную стройку, так и пользуйся результатами на халяву. В общем, надо оба варианта пробовать, смотреть и сравнивать...
   - А где вы берёте этот чёрный горючий камень? - поинтересовался Акобал.
   - На том пустынном острове, - ответил ему Серёга, - Его залежи у восточного берега большой гавани выходят на поверхность почти рядом с берегом, - как он давеча рассказывал нам, город Минделу, собственно, и разросся не столько как удобный для большегрузов порт, сколько как неиссякаемый угольный склад, без которого не могли обойтись пароходы, и пока их не вытеснили дизельные теплоходы, Минделу процветал.
   - Удачно получается - в двух шагах, и можно поберечь лес на острове. А возле Тарквинеи этого горючего камня нет?
   - Могут и найтись какие-нибудь очень маленькие пласты, - тех, которыми мы пользуемся в метрополии, ни на каких общеизвестных геологических картах нет, потому как по своим размерам они промышленного интереса не представляют, но это нисколько не мешает им существовать, так что и зарекаться от них без тщательной разведки нельзя, - Но больших залежей там точно нет, так что рассчитывать на ископаемый уголь я бы не советовал. Есть бурый уголь на соседнем большом острове, но он гораздо хуже чёрного, да и какими силами его завоёвывать? - Серёга имел в виду буроугольное месторождение на Гаити, - Пусть бамбука сажают побольше и используют на дрова его. Зря мы, что ли, с материка его везли?
   - Большое дело сделали, - подтвердил мореман, - Там, где вы его посадили, он вымахал уже почти в длину корпуса наших новых кораблей, а его толщина у земли - вот такая! - показанный им руками размер превышал виденный нами на материке реальный где-то раза в полтора, но - спасибо и на том, что не в "стандартные" три, - Но только он почему-то мягче тех образцов, которые вы привозили.
   - Это оттого, что зелёный ещё, - просветил его Володя, вспомнивший, как нам эти тонкости объясняла Наташка, - Несколько лет ещё надо ждать, чтобы он дозрел и стал крепким как и те образцы. Скажи там, чтоб потерпели и дали хорошо разрастись, да в разных местах ещё куски корневища с побегами посадили. Как разрастутся - хватит и на дрова, и на строительство, и на водопроводные трубы, и на многое другое.
   - И на посуду, и на ножи - красножопые точно оценят, - добавил я.
   - На ножи? - озадаченно переспросил гадесец.
   - Ага, если коленце вдоль расколоть на щепки, так у тех щепок режущие края будут. С одного конца только на длину ладони притупить, чтоб руку не порезать.
   - Так ведь затупится же быстро.
   - Да и хрен с ним. Их из одного коленца и десяток выйдет. Затупился - в костёр его на растопку, а пользоваться следующим.
   - Его тогда эдемцам давать нельзя, - пошутил Акобал, - И так-то, с тыквенной посудой, глиняную лепить и обжигать ленятся, а если им ещё и бамбуковые ножи дать, так они и железные делать перестанут, - мы все рассмеялись.
   - Так кто ж им виноват в том, что им и полезные вещи не на пользу? Жаль, что тут он расти не будет - слишком сухо для него на Горгадах...
   - Ну так вы же, я смотрю, африканский здесь посадили?
   - Ага, за неимением лучшего. И размеры у него будут не те, и растёт медленнее, но хотя бы уж засуху выдерживает.
   - Да, я вижу, один только этот остров ещё более-менее зелёный, да и то, одна только вот эта северная сторона - на ней ещё более-менее неплохо.
   - Для того и заморачиваемся с углём и привозной древесиной, чтобы поберечь.
   [] В горах нередко бывает так, что по одну сторону хребта хватает родников, и весь склон поэтому в зелени, а по другую хрен ты хоть один родник обнаружишь, и сам склон из-за этого - пустыня пустыней. Такая же хрень и на Сант-Антане. По северному склону гор родники есть, хоть и не хватает их в сухой сезон на то, чтобы до самого моря ручьи дотекли, но долины между отрогами всё-же зелёные - глаз радуется, глядя на них. Вот только коротенькие они совсем, потому как ближе здесь горы к берегу, чем по южную сторону. Нет бы наоборот! Там и склоны поположе, и долины длиннее и шире, и ближе к берегу в равнину сливаются, но родников постоянных, в сухой сезон не иссякающих - ну, нельзя сказать, чтоб совсем уж ни единого, но мало их там и совсем слабенькие, и хрен ли толку от этой ровной, но совершенно безводной части острова? Ведь без воды, как говорится - и не туды, и не сюды...
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) А.Холодова-Белая "Полчеловека"(Киберпанк) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) С.Панченко "Ветер. За горизонт"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"