Занг: другие произведения.

Теневые нити 1

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa

  
  
   Пролог.
  
   Сарутоби Хирузен с наслаждением опустился в удобное мягкое кресло в гостиной кланового имения и позволил себе немного расслабиться, почти сразу потянувшись к спрятанной в кармане трубке и небольшому пакетику с травяным сбором из Кусагакуре. Прошедшие со времени прекращения войны пять месяцев оказались едва ли не более выматывающими, чем последний год непосредственных боевых действий. Набив трубку смесью, лидер Конохи поджег ее с кончика пальца небольшим выбросом катон чакры и глубоко затянулся, чувствуя, как постепенно успокаиваются нервы и отступает усталость. Пусть последние отчаянные нападения Ооноки и нанесли немало урона оставшимся в тылу немногочисленным силам, но Ивагакуре но Сато не один десяток лет будет восстанавливаться после поражения в войне, а огромные отступные позволят Конохе подняться на ноги намного быстрее. Вспомнив три месяца переговоров и что последовало за ними, Сарутоби поморщился и подавил желание сплюнуть - огромные-то огромные, а до непосредственно казны деревни мало что дошло.
   Очень жирный кусок пришлось отстегнуть в пользу кланов, сильно недовольных большими потерями прошедший войны и уже начавших посматривать на других кандидатов предводителя Конохи. Пока что на время этого хватит, но в ближайшем будущем следует подсократить имеющийся список соперников, тем или иным способом. Самый опасный уже выбыл благодаря Орочимару, а новый ухажер Тсунаде сумел убиться в Аме без всякой посторонней помощи, лишив Сенджу желающих надеть шляпу лидера. Саннины пока еще слишком молоды и не дотягивают по силе, не говоря уж о том, что против учителя ни один из троих не пойдет, а из остальных более-менее подходит только Сакумо Хатаке с которым обещал разобраться Данзо.
   Старый друг тоже получил вместе с советниками неплохую долю откупных, предназначенных в том числе и на восстановление Анбу "Не" до прежнего размера. Не то, чтобы Хирузен забыл про собственный клан, отхватив сумму с множеством нулей, несколько торговых договоров и привилегий, а так же права на небольшой железный рудник около сдвинутой заключенным договором границы, но обладай остальные кланы меньшим влиянием и силами, конечная сумма, попавшая в бюджет деревни оказалась бы куда значительней. Учитывая неизбежные траты на восстановление Анбу до прежнего значения в тысячу человек (преимущественно из не клановых, что увеличивает затраты на обучение раза в полтора) и другие столь же важные дела повышения порядком упавшего боевого потенциала, казна покажет дно раньше, чем начнется стабильный приток средств от выполненных миссий. Не говоря уж о необходимости выделить хоть что-то на госпиталь, поскольку одноглазый Хьюга на заседаниях совета не раз поднимал вопрос о катастрофической нехватке квалифицированных ирьёнинов даже для обслуживания шиноби, не говоря уж о простых жителях.
   Выпустив несколько дымных колец изо рта, Хирузен поморщился от этой мысли - часть совета деревни, как раз и состоящая из не шиноби, начала слишком наглеть, пытаясь получить больше власти и влезая в не касающиеся их дела. Учиха уже намекали, что за время боевых действий и отсутствия непосредственного руководства деревни, некоторые лавки и заведения не совсем честным образом поменяли своих хозяев, причем, это относилось и к доходным местам, чьи владельцы, погибли на войне. Отделу Пыток и Дознания найдется чем заняться в ближайшее время, но в то же время не стоит перегибать палку - некоторые из состоящих в совете торговцев имеют очень хорошие связи среди аристократов, в том числе - в чиновничьем аппарате страны Огня и даже вхожи во дворец Даймё, так что прежде чем принимать радикальные решения, следует все внимательно обдумать.
   Еще одной большой и очень деликатной проблемой стал сам Даймё, точнее, не он сам, а его недовольство возросшим уровнем преступности в стране за время войны и как результат - отказ выделения средств на послевоенное восстановление Конохагакуре но Сато в дополнение к обычной финансовой поддержке. Вот только это не дело одного или даже нескольких месяцев. Доступные во время войны команды генинов под предводительством чунинов или токубецу джонинов не способны достойно противостоять бандам, что часто имеют в своем составе сразу несколько нукенинов, пусть и низкого уровня силы. Сводки о потерях это ясно отображают - более ста убитых и столько же серьезно раненых только в этом году и полторы сотни убитых в прошлом. Учитывая, что выпуск из академии в лучшие времена не превышал двух сотен, а приток со стороны пока прекратился, придется проводить агитацию среди мирного населения и довольствоваться понижением уровня выпускников. Конечно, с возвращением основных сил с фронта, проблема преступности решится сама собой с увеличением заказов на зачистки, вот только на это требуется время, а деньги нужны уже сейчас. Значит, придется лично ехать в столицу и умасливать Даймё до тех пор, пока он не согласится поддержать Коноху дополнительными деньгами. Парочка смазливых и фигуристых куноичи в охрану на пару ночей могут помочь.
   Пыхнув трубкой, Сарутоби устало потер лоб и отвлекся от тяжелых мыслей на легчайшие шаги за спиной. Обычный человек, да и тренированный чунин не заметил бы их, но он не зря считается сильнейшим бойцом деревни, не говоря уж о том, что с обладательницей этих шагов Хирузен прожил не один десяток лет.
   - Что-то случилось? - повернулся он к Бивако.
   Обычно, жена давала ему возможность немного отдохнуть и спокойно выкурить пару трубок после тяжелого рабочего дня в одиночестве, прежде чем привлекать к семейным делам. Учитывая молодость старшего сына, приходилось совмещать должность Хокаге и главы клана, перекладывая львиную долю каждодневных забот именно на плечи жены.
   - Посыльный принес тебе документы, - сообщила Бивако, сочувствующе улыбнувшись обреченному выражению лица мужа.
   - О ками, я уже и дома не могу избавиться от этой писанины! - раздраженно воскликнул шиноби, тем не менее, принимая от нее свиток со штампом канцелярии.
   Сломав печать, Сарутоби быстро пробежал глазами текст и поморщился.
   - Что-то важное?
   - Уведомление о дате экзамена на чунина в Суне, - ответил хокаге, откладывая свиток в сторону, - как будто и так дел не хватает!
   - Хмм, понятно, - Бивако мудро не стала продолжать тему, - ужин будет через пол часа, так что не буду тебе мешать.
   - Спасибо, - кивнул Хирузен, провожая ее взглядом.
   Грядущий первый экзамен на чунина - та еще проблема. Пусть на недавнем собрании пяти Каге и было решено использовать такой заменитель военных действий между деревнями, но это легче сказать, чем сделать. Сейчас, когда зеленые команды еще не получили достаточно опыта, чтобы достойно представлять свою деревню перед потенциальными клиентами и соперниками, выбор из имеющегося списка сработавшихся генинов очень мал не только из-за многочисленных потерь, но и из-за того, что все достойные кандидаты в чунины получили повышение практически сразу после войны или во время нее, оставив в основном не полные команды, где один или два генина получили серьезные ранения или пополнили списки убитых. И как будто этого мало, достаточно ценных клановых детей тоже не отправить - никто не даст гарантий, что Суновцы решат играть честно, а не воспользуются шансом сократить подающих надежды генинов. Учитывая, что сейчас вообще в обороте около шести десятков генинов из двадцати трех команд, что имеют за плечами хотя бы год выполнения миссий, выбор очень мал. Вот только как одна из ведущих сил среди большой пятерки, Конохагакуре но Сато должна послать хотя бы пять команд, чтобы не ударить лицом в грязь перед остальными. И вот тут-то начинается настоящая головная боль для Хокаге - необходимо сберечь имеющих наибольший потенциал детей и в тоже время послать тех, кто достойно сможет представить свою деревню и пробиться хотя бы к финалу. В то же время, необходимо оглядываться на кланы и принимать во внимание их реакцию. Как все было бы проще и спокойнее, будь у Хокаге вся полнота власти...
   Тяжело вздохнув, Хирузен грустно взглянул на полностью прогоревшую трубку и выбив пепел в специальную подставку, принялся набивать ее по новой.
   Конечно, работу по выбору можно спихнуть на старейшин, ни чуть не меньше подкованных во внутренней политике деревни и потом просто поставить подпись, но оставался еще и выбор сопровождающих для генинов. Учитывая огромные потери убитыми и ранеными во время войны, а так же нехватку хороших ирьенинов для быстрого восстановления последних, не занятых заказами и патрулями шиноби очень мало. Отправлять сопровождающими фактически некого. А не будет достаточно сильных сопровождающих и группа вполне может "потеряться" в пути, ведь "сейчас развелось так много нукенинов"! Сунагакуре вполне может пойти на подобную подлость, если будет большая вероятность зачистить все хвосты и не потерять при этом много народу. Пустыня отлично справляется с сокрытим всех следов сама по себе.
   Покачав головой, шиноби затянулся трубкой, наслажаясь ароматным дымом от трав и выдохнул длинного белого дракона, что извиваясь поплыл по комнате, повинуясь желанию своего создателя. Немного чакры и хороший контроль - вот и весь трюк. Позади раздался восхищенный вздох и Хирузен довольно улыбнулся, оборачиваясь к своему младшему сыну.
   - Ты что-то хотел, Асума-кун?
   Маленький мальчик несколько мгновений с открытым ртом еще наблюдал за дымным зверем, что постепенно начал рассеиваться, но затем встряхнулся и перевел взгляд на добродушно улыбавшегося отца.
   - Ка-чан звала к столу, - отрапортавал он, явно пытаясь кого-то копировать, но любопытный взгляд, буквально прилипшей к дымящей трубке, смазывал все впечатление.
   - Отлично, тогда не будем ка-чан заставлять себя ждать, - кивнул Хокаге, выбивая тлеющий пепел на тарелочку и пряча любимый курительный инструмент в карман, - пошли.
   В конце концов, решить вопросы с экзаменом может и Хомура, а сейчас время законного отдыха.
   - То-сан, а я так тоже смогу? - спросил мальчик, хватая взрослого за руку и с энтузиазмом таща прочь из гостинной.
   - Конечно, только сперва тебе следует подрасти немного и не говорить об этом Бивако-чан, иначе не поздоровится нам обоим.
   - Почему?
   - Потому что она и так относится к моей привычке с недовольством, а уж если и ты станешь курить вслед за мной, то мне придется ночевать в башне.
   Припомнив день, когда Бивако обнаружила смолящего сигарету старшего сына, Хирузен едва сдержал дрожь - мало того, что целый месяц пришлось обходить дом стороной и еще два спать на диване, так разозлившаяся куноичи умудрилась настолько разойтись, что сломанную руку и пару ребер Хокаге пришлось залечивать ирьёнинам в госпитале. И ему вовсе не хотелось повторения не таких давних событий.
  
   Глава 1.
  
   Приветственно кивнув паре смутно знакомых шиноби, что с удобством расположились с другой стороны горячего источника, я переступил каменное заграждение и с довольным вздохом погрузился в горячую воду, чувствуя, как тепло проникает в каждую клеточку усталого тела. Небольшое намоченное полотенце заняло свое место на голове и я прикрыл глаза, не обращая внимание на несколько любопытных взглядов, что сейчас осматривали мое тело. В конце концов, в Конохагакуре но Сато не осталось мастеров фуиндзюцу, что способны наносить печати на тело десятками без каких-либо негативных последствий для носителя. А что в процессе моя грудь, спина, плечи, руки и ноги покрыты многочисленными рисунками и иероглифами? Так это издержки профессии и отсутствия необходимых ресурсов - становящиеся после нанесения невидимыми чернила, изготавливались только в Узушиогакуре. И естественно, неожиданность такого вида вызовет любопытство, особенно если учесть, что я не люблю появляться на публике в открытой одежде. Балахон с контролем температуры рулит! Радует только то, что сегодня на моем любимом горячем источнике мужской день, а не общий. Спасибо, но чувствовать себя сочным куском мяса за которым пристально следят голодные волки, мне очень не нравится! Двух раз такого посещения для меня хватило, чтобы избегать общих дней и выбирать исключительно время для шиноби.
   По крайней мере, в окружении мужиков можно было расслабиться, а не дергаться и подавлять рефлекс ответить на каждый слишком пристальный взгляд кунаем или сенбоном. Последствия войны, однако. А расслабиться мне требовалось срочно и как можно полнее в те редкие разы, когда появлялось несколько свободных часов. Ну и немножко раскинуть мозгами без постоянной нужды куда-то бежать и что-то делать. Ха, когда я думал, что по возвращении домой у меня действительно будет время отдохнуть и заняться вплотную не только нормальными тренировками, но и попытаться воплотить в жизнь множество роившихся в голове идей, что я не забывал переносить на бумагу, не говоря уж о разборе пленных, свитков трофейных техник, пусть и в малом количестве, а так же материальной добычи и мертвых тел для дальнейшего использования, я очень сильно ошибался! Буквально на следующий день в клановый квартал заявился старый одноглазый пердун и почти силком утащил меня в госпиталь оформляться на полную ставку ирьёнина, не слушая никаких возражений. Единственным плюсом из этого стало почти мгновннное повышение до второй степени ирьёнина - Мейдо-сан озаботился с пересылкой документаций отправить и бумаги полевого лазарета под моим руководством, потому белоглазых хрычь просто глянул на длинный список пациентов с кратким описанием травм и без вопросов оформил новое звание. Впрочем, это была только ложка меда в бочке дерьма! Более-менее втянувшись в работу на скорую руку восстановленного госпиталя, я долго и много ругался - если до моей отправки ситуация была буквально аховая, то теперь она стала еще хуже! Несмотря на полное сворачивание контингента фронта со стороны Суны и возвращение выживших ирьёнинов, что должно было уменьших нагрузку на основной персонал в главном корпусе и отделениях, последняя атака Ивы обошлась слишком дорого - многие врачи если не оказались убиты, то потеряли конечности или получили другие тяжелые ранения, препятствующие продолжению практики. Учитывая тот факт, что снабжение лишь немного улучшилось, а запасы тел на органы для замены давно закончились из-за нескончаемого потока пациентов во время войны, вполне очевидно, что за несколько месяцев не получилось вернуть в строй хотя бы треть образовавшихся инвалидов от медицины. Сократившийся на треть персонал госпиталя(именно квалифицированных ирьёнинов, а не сиделок и медбратьев) банально не справлялся со всеми калечными, что поступали из главных лагерей в больших обозах. Потому, совершенно неожиданно для себя, я оказался в числе десятка квалифицированных докторов второй и первой категории, по горло заваленных работой. Причем последних оказалось всего трое вместе со старым Хьюгой - в этой войне сообщество ирьёнинов понесло порядка шестидесяти процентов потерь своего состава со смертельным исходом и еще около семи процентов с надеждой восстановления. Для медика главное - руки для использования Шосен но Дзюцу, и даже если пришить чужую конечность на место оторванной, то требуется опыт по восстановлению и объединению чакросистемы и не менее нескольких месяцев работы, после чего пострадавший должен достаточно долгое время восстанавливать контроль для нормального применения медицинских техник. А для этого требуется квалификация второй степени и выше. Понятно, почему глава госпиталя лично примчался восстанавливать меня на службу в госпитале.
   Учитывая почти четырнадцатичасовой рабочий день(пусть и полностью оплачиваемый), на отдых остается не так много времени, как хотелось бы. Не говоря уж про то, что у меня имелось много других проблем, требовавших немедленного внимания. И первым в этом списке стоял пункт полного излечения Саи и восстановления ее прежнего внешнего вида. Пусть я и успел за короткий визит позаботиться об отрубленной руке и поврежденной ноге, но кейракукей и безобразным рубцом на лице и теле серьезно заняться не успел, как и общим восстановлением изрядно подорванного здоровья. А ведь имелась еще и Мито, Линли со своей малышкой и уже не такая маленькая Кушина-чан!
   При мысли о пухлой рыжеволосой малютке, которой совсем скоро должен исполниться годик, я огромным усилием воли сдержал счастливую улыбку, но это не помешало мне испытывать внутри огромное чувство нежности и любови к пока единственной дочке. Благодаря небольшой махинации старшей Узумаки, я теперь официальный врач куноичи Сенджу и ее дочки взамен нанимаемого ранее, что позволило мне на вполне законном основании посещать малютку и ее маму, не опасаясь вляпаться в кучу дерьма под названием политика, едва появится тень подозрения, что на данной ниве попасся именно я. Несмотря на общую расслабленность Нара в отношении интрижек на стороне и даже вне брачных детей (за явным отсутствием настоящего кеккей генкая), это не касается сильных шиноби вроде меня. К тому же, у нас из старейшин всего один мужчина и аж две женщины, что несколько пугает даже меня, если учитывать темперамент женщин клана. Эти шестидесятилетние гиперактивные экс-куноичи способны выесть мозг практически любому своими нотациями и указаниями даже по незначительным поводам, а уж если обнаружится ребенок в другом клане, то легче утопиться, чем продолжать жить в клановом квартале. Поэтому ма и не знает, что стала бабушкой в возрасте тридцати четырех лет. Хотя жаль - ее помощь очень даже пригодилась бы Линли и мне. Учитывая, что посещать квартал Сенджу больше трех-четырех раз в неделю было крайне не желательно, а уделять хотя бы один день в неделю для Мито-чан было совершенно необходимо не только ей, но и мне, а лучше и все два, то Линли приходилось обходиться моими короткими визитами и парочкой клонов, державшихся около суток и бравших на себя заботу о Кацуми. Учитывая, что для моей подруги это первый ребенок, опыт отцовства в прошлом мире и навыки ирьёнина пришлись как нельзя кстати. Ну и техника каге буншин как благословение для занятых родителей. И при такой куче дел, приходилось еще выделять время на возвращение прежней физической формы, изрядно подточенной отвратным питанием на фронте и чрезмерными нагрузками на резервы организма. Ну и как вершина айсберга - обеспечение стабильных поставок различных печатей во вновь на постоянной основе открывшуюся лавку фуиндзюцу, приносящую основной доход нашей семье. Пусть это требует огромного количества чакры, значительного даже по моим меркам, но пока есть возможность накапливать жировую прослойку в финансовом смысле - следует это делать даже под угрозой регулярного чакроистощения. В конце концов, запас в несколько десятков миллионов рё позволил продержаться на плаву не только самой Сае и подкармливаемым мной нескольким детским приютам во время войны, но и десятку знакомых ма, не принадлежавших к большим кланам или вовсе к кланам (занятые несколько десятков тысяч рё не такая крупная сумма для нас, но обычная семья может прожить не один месяц, если экономить). Впереди еще третья мировая война шиноби и необходимо это учитывать, пусть даже в ущерб всему остальному.
   А не так давно - месяца полтора назад, когда отвели войска из Аме - появилась и еще одна забота. Тоже кстати связанная с женщиной - за очень долгое время я впервые уловил знакомую мне чакру. Чакру Кейко! Пусть ее источник был не настолько сильным как я помнил по нашей последней встрече, но никаких сомнений не имелось - это именно она, живая! Вот только выкроить время посетить давнюю знакомую и бывшую любовницу у меня получилось только через полторы недели.
  
   ***
  
   Переместившись шуншином (учитывая рабочий цейнот, я пользовался этой техникой чаще, чем просто ходил ногами как белый человек) на крышу здания, где до сих пор квартировалась Кейко и зацепившись рукой за козырек, одним мягким движением спрыгнул перед дверью. Поскольку, никаких кеккаев или иных защитных техник на желище не наблюдалось, я ясно ощущал чакру куноичи в квартире, потому, глубоко вздохнув, сделал шаг и постучал в дверь. Потянулись томительные секунды ожидания... Вот только спустя минуту никто так и не открыл мне. Хммм...? Озадаченно наклонив голову, я прикинул расположение чакры куноичи со смутным планом типового жилища такого дома и убедился, что она находится на кухне, а не спит. Учитывая, что все чувства пользователей чакры раза в два лучше обычного человека, то не услышать меня было нельзя. Постучав более настойчиво, я скинул капюшон и стянув маску, снял очки, избавляясь от маскировки и своей сандартной защитной экипировки для головы. Почему-то мне кажется, что старая подруга больше обрадуется, увидив не закрытое лицо. Впрочем, подобные приготовления оказались не нужны - через пару минут ожидания мне так же никто не открыл дверь. Постучав в третий раз и уже собравшись перебежать на другую сторону здания, чтобы заглянуть в кухонное окно и разобраться в происходящем, как изнутри послышались звуки шаркающей походки и стука дерева по дереву, а источник чакры стал смещаться. Я нахмурился - что за фигня? Даже раненые и больные шиноби передвигаются почти неслышно!
   Но времени поразмышлять над данным фактом у меня не осталось, так как дверь открылась и на пороге квартиры показалась куноичи.
   - Кейко?
   Хоть ощущение знакомой чакры (пусть ослабевшей и немного изменившейся) меня не обманывало, но с первого взгляда я подругу даже не узнал. Очень худая, с ввалившимися щеками, блеклыми волосами, впавшими глазами и глубокими синяками под ними, уверенно указывавшими на сильный недостаток сна, куноичи мало походила на ту полную жизни женщину, что я запомнил при нашей последней встрече. С некоторым облегчением отметив присутствие всех предназначенных природой конечностей, я нахмурился, когда понял, что Кейко использует палку для того, чтобы поддерживать себя в вертикальном положении и чуть подрагивающие под, на самом деле небольшим, весом колени явно намекают на проблемы. Простое светло-серое платье с короткими рукавами так же не скрывало обширные шрамы на руках, оставшиеся от огня...? Нет, скорее от попавшего на кожу сильного яда или слабой кислоты. На некогда белой, а сейчас сероватого цвета коже были видны бледные полоски новых шрамов, особенно мне не понравился вздувшийся с левой стороны шеи багровый рубец, что еще не сошел, указывая на относительную недавность повреждения. В общем, я видал некоторых мертвецов, что выглядели лучше, но больше всего меня обеспокоили глаза - встретившись с ней взглядом я едва сдержался чтобы не вздрагнуть. За время войны мне довелось повидать много всего, но такой взгляд был только у тех, кто окончательно потерял волю к жизни и существует лишь по иннерции. Большинство из таких погибали очень быстро или совершали самоубийство. И сдается мне, что Кейко не далека от последнего толчка в пропасть.
   - Р-рью? - раздавшийся слабый шепот куноичи неожиданно глубоко отозвался в сердце.
   Нахмурившись, я тряхнул головой. Ну уж нет, только не люди, к которым мне довелось привязаться! Пусть даже мне понадобится сначала вышибить мозги, а потом вправить их обратно! Шагнув вперед, я осторожно притянул Кейко за талию и крепко обнял.
   - Я рад что ты жива, Кейко-чан, - прошептал ей на ухо.
   Некоторое время мы стояли неподвижно и не видя ее лица, я начал опасаться худшего, но спустя пару минут палка выпала из ослабевшего захвата, а руки медленно поднялись, смыкаясь у меня на поясе. Облегченно вздохнув, я покрепче обнял Кейко и шагнул в квартиру, закрывая за собой дверь тонкой нитью из чакры.
   - Я рядом и все будет хорошо, - успокаивающе прошептав, я добился в ответ только сдавленного всхлипа, после чего подхватив куноичи на руки, пошел к дивану жилой комнаты.
   Впереди были долгие часы тяжелой работы психотерапевтом для не безразличной мне убийцы. Одной из нескольких.
  
   Глава 2.
  
   Вспомнив, сколько времени мне понадобилось, чтобы Кейко смогла хотя бы заснуть без присутствия меня или клонов поблизости, я передернулся. Можно с уверенностью утверждать, что куноичи была в шаге от полного слетания катушек, не говоря уж о частичном, что присутствует в той или иной степени у всех ветеранов, прошедших полноценную войну. Несмотря на все свое могущество, необходимо помнить, что все пользователи чакры по-прежнему остаются людьми, значит - существами социальными и нуждающимися в поддержке и общении. Вот только в отличии от обычных людей, профессия убийц накладывает свои ограничения и шиноби обычно крепко привязываются только к членам семьи или тем, с кем буквально росли и работали рядом на протяжении всей жизни. Своеобразные столпы поддержки в трудные времена и возможность остаться относительно нормальным в отношении психики. Но стоит этих столпов лишиться и очень велика вероятность поехать крышей или попросту превратиться в машину для убийств, не способную испытывать чувства. Кейко своей поддержки - напарников и друзей - лишилась полностью, как и многих просто знакомых, так что моя поддержка пришлась очень кстати. Особенно учитывая крах карьеры после поражения части наших сил в Аме от рук Ханзо Саламандры и его людей. Вытянутая из куноичи история пробрала даже меня, несмотря на всю броню профессионального цинизма и общей осведомленности о неприглядных подробностях войны.
   Если коротко, то воспользовавшись наступившей паузой в сражении с силами Ивы, командующий (не Нара) контингентом наших сил в стране дождя, решил захватить более удобную позицию для второго лагеря, выделил силы в количестве сотни штук шиноби, из которых только четверть была джонинами. Разведка докладывала о наличии только двух десятках аме-нинов, потому в атакующую группу решили не включать лучших бойцов, так что когда шиноби Конохи добрались на место, они встретили обещанные два десятка вражеских джонинов И Ханзо Саламандру (который вообще должен был быть у противоположной границы страны) в придачу, то все планы полетели в задницу к биджу. Против одного из сильнейших каге с поддержкой и огромного босса саламандр, их просто уничтожили, даже не дав возможности сбежать. Из всех относительно уцелело только двое - Кейко и один Учиха, вовремя смотавший в начале боя. Моей подруге так не повезло. Выложившись по полной на защитные техники в самом начале, она заработала ожоги от яда призыва и пропустила удар по горлу от поддержки Ханзо в самом конце, перед этим узрев брутальную зачистку товарищей и друзей. Обычно, получив такие ранения и сильное чакроистощение, шиноби откидывает копыта практически моментально, но потерявшую сознания куноичи спасла моя печать, пусть и находившаяся на последнем издыхании, но все же сумевшая спустя некоторое время почти полностью затянуть опасную рану. Вот только на все остальное медицинской чакры уже не хватило.
   Тоже, то еще достижение - за несколько лет войны умудриться не разрядить далеко не бесконечный запас Ияку Фуин. Я и раньше знал, что подруга далеко не слабая куноичи, несмотря на то, что по чакре до клановых и сильнейших бойцов не дотягивает, но пройти множество сражений не получив по настоящему серьезных ранений очень сложно даже для лучших из лучших. Для этого необходима не только голая сила, но и солидный опыт с огромной удачей. Впрочем, и в Аме ей улыбнулась удача по сравнению с остальными, пусть последствия этого оставили отчетливый след.
   Учитывая отсутсвие клановых знаков на одежде и очевидные признаки отсутствия кеккей генкая, тело Кейко просто никого не заинтересовало, потому победители бросили ее вместе с остальными убитыми в одну кучу после мародерки и оставили в таком виде просто гнить, не потрудившись даже сжечь останки. После чего покинули место боя, не став дожидаться ответного хода сил Конохи. А полумертвая куноичи очнулась только через несколько часов, под грудой мертвых тел, без чакры, с большой потерей крови и отравлением весьма пакостным ядом. Учитывая огромную слабость, она просто не смогла выбраться из-под навалившегося веса трупов и дожидалась прибытия помощи почти сутки. Даже не буду пытаться представить всю глубину беспомощности и отчаяния, что пришлось ей познать, медленно умирая в такой ситуации. От такого точно можно слететь с катушек только так. Повезло, что прибывшие коноховцы не стали сразу избавляться от тел как положено поступать на вражеской территории при невозможности вернуть их домой, а сперва решили опознать погибших, что позволило куноичи подать голос и оказаться услышанной.
   Спасти-то Кейко спасли, вот только жизнь, но не карьеру - яд оказался скверно действующим не только на мышечные ткани и нервную систему, но и на кейракукей. В обычной ситуации ничего бы не произошло кроме небольших повреждений чакроканалов, вот только вместе с сильным истощением, результат оказался фатальным для карьеры куноичи. Даже по самым положительным прогнозам осматривавших ее ирьёнинов, понадобится только год работы над кейракукей, чтобы появилась возможность использовать слабые дзюцу без риска для организма. И работы не какого-нибудь идиота, а таланта на уровне Тсунаде или где-то рядом. Естественно, деревня таких денег тратить на простого джонина не готова и Кейко пару месяцев продержали в полевом лазарете, подлечив до способности самостоятельно передвигаться, после чего выпнули на улицу с мизерным пособием и небольшой суммой денег за участие в войне. Учитывая, что первого не хватало даже на оплату однокомнатной квартирки, она как раз подумывала вогнать кунай под подбородок, чем начинать собирать вещи.
   Вспомнив битву, которую мне пришлось пережить с Саей, чтобы получить возможность переселить Кейко на второй этаж домика с лавкой, я поежился - пришлось признаться, какого биджу я настолько заинтересован в благополучии еле знакомой куноичи, а потом не дать разъяренной ка-чан эту самую куноичи порубать на куски подвернувшимся под руку оружием. В итоге, решающим фактором стал довод о получении помощницы в лавку. Учитывая, что приходилось стоять за прилавком каждый день недели, возможность отдыхать показалась Сае более привлекательной, чем возможность прирезать не способную сопротивляться калеку, но от испепеляющих взглядов это мою подругу не спасло. Мне даже пришлось напомнить, что положительное влияние столь раннего знакомства с женским телом однозначно пошло на пользу, когда началась охота на меня клановых девушек. Да и не клановых тоже. Пусть Сая с такой логикой нехотя согласилась, поубавив враждебности, но мне пришлось задабривать ее походами по магазинам. Пусть мой кошелек опустел на почти сотню тысяч рё за раз и неколько часов из своей жизни я предпочел бы не вспоминать, но оно того стоило.
   Сняв с головы начавшее подсыхать полотенце, я погрузил его в воду, как следует намочив, а затем вернул обратно, с довольным вздохом вновь откинувшись на горячий камень и вернувшись к размышлениям.
   Слава всем богам, послевоенный ажиотаж постепенно начинает спадать и нагрузка на госпиталь со временем немного уменьшается вместе с количеством инвалидов и увеличением активных ирьёнинов, что возвращаются на службу восстановившись после ранений. Еще месяца три и можно будет перейти работать на пол ставки и наконец заняться не только клановыми калеками, что еще не успели пройти через просто гигантскую очередь госпиталя, но и заняться медицинскими исследованиями, благо, материала предостаточно - что живого, что мертвого. Правда, сто тел пришлось пожертвовать на нужды пациентов госпиталя, но у меня и так скопилось достаточно свитков со свежими телами. К счастью, их делать лишь немного сложнее, чем пищевые, в отличие от содержащих живых пленников и в лавке такие продаются, но популярностью не пользуются, в отличие от пищевых. Хотя, будь такой хотя бы у каждого десятого шиноби на фронте и госпиталь не испытывал бы недостатка в органах для пересадки, убрав необходимость клянчить из отдела Пыток и Дознания ненужных пленных. Но разве это кого-то колышит кроме персонала? Конечно нет! Хокаге и старейшинам напевать на калек и раненых, ведь всегда можно обучить новых! Не зря же среди простых жителей развернули пропаганду отправления детей в академию шиноби. А Мито мне рассказала, что сразу после войны, Сенджу принялись мягко и ненавязчиво отстранять от управления обучением будущих шиноби в пользу людей верхушки деревни. За последние пять лет клан основателей постепенно стал возвращать утраченные позиции как во влиянии, так и в живой силе, заключив несколько выгодных браков с сильными бойцами из потомственных семей шиноби, соблюдавших политический нейтралитет. Да и новое поколение уже подросло. Вот только никому не нужны слишком сильные Сенджу, так что, как Хокаге со своими дружками, так и другие главы кланов прикладывают довольно серьезные усилия, чтобы вернуть до военное положение политического равновесия, при котором клан первых хокаге не обладал слишком большим влиянием. Да, и Нара со свими союзниками тоже не остались в стороне. Пусть я и пытался поговорить с Шенесу на счет подозрений в намеренном саботировании медицины и распределении неугодных клановых бойцов на худшие участки фронта, но ничего из этого не вышло. Дядя признал некоторую вероятность существования такой теории, но очень солидные куски контрибуций Сунагакуре и Ивагакуре надежно заткнули рты недовольных кланов. Увы, даже шиноби являются людьми со всеми присущими им пороками вроде алчности, жадности и глупости. Данных пороков не избежали и самые умные, вроде тех же Нара. Вместе с не желанием идти против пока еще полного сил Хирузена, очень щедрой взяткой и разумным ожиданием потерь во время войны в любом случае, мои догадки спустили на тормозах. К другим кланам, даже союзным, я соваться не решился, поскольку ответ и так заранее известен.
   Вообще, до войны силы Конохи превышали двадцать тысяч шиноби и на семьдесят процентов состояли из клановых бойцов. После заключения мирных договоров с Ивой и Суной, у нас осталось чисто клановых бойцов уже половина. Если такая тенденция продолжится и после третьей мировой войны шиноби, то кланы будут играть в политике деревни уже далеко не главную роль, как было при создании деревни. Учитывая навязчивое желание Данзо поставить кланы под контроль и подозрительные движения Хирузена, целенаправленное увеличение потерь именно элитных сил с последующей заменой на более многочисленное, но легче управляемое мясо, это не выглядит чем-то нереальным. Та же Ивагакуре со своими тридцатью пятью тысячами именно подобную стратегию и использует (несколько кланов-основателей, занимающих важные посты, а остальные просто расходные силы). Пусть качество бойцов у них намного ниже, но использовать три сотни джонинов в суицидной миссии для Тцучикаге вполне приемлимо по сравнению с достигнутым результатом. Даже если Ооноки проиграл, у Ивагакуре все равно сейчас больше войск, чем у нас - девятнадцать тысяч против двенадцати, а значит, испытывать послевоенных проблем с исполнением заказов они не будут, в отличие от Конохи, растягивающей свои силы между добыванием денег и попытками полноценно прикрыть границы по наиболее опасным направлениям. Учитывая, что все остальные великие страны находятся вокруг нас, то это еще та по геморройности задача.
   К сожалению, после возвращения с войны, как старейшины Нара, так и старшая Узумаки, потихоньку стали натаскивать меня разбираться в политике как между кланами и различными фракциями деревни (вроде союза торговцев, чиновьичего аппарата и представителей Дайме), так и ближайшими странами. Учитывая мою принадлежность к правящей семье Нара, случись что с Шикаку и я унаследую место главы, так что разбираться во всей этой кухне мне совершенно необходимо. У Мито же более личные причины - как будущему хранителю Храма Масок и ближайшему кровному родственнику джинчурики на случай отсутствия самой Узумаки, мне стоит знать основных игроков на политической арене. А уж у нее опыта таких игр и лавирований между интересами различных сторон - вагон и маленькая тележка, правда, с позиции личной силы и родственных связей. Отсюда и моя осведомленность в некоторых аспектах жизни Конохи, которые обычному шиноби ниже ранга полноценного джонина и не известны.
   Бросив взгляд на начавшее потихоньку сползать с небосвода светило, я окунулся на мгновение под воду с головой и фыркнув из носа попавшие капли, поднялся на ноги и потопал к выходу из онсена, перекинув мокрое полотенце через плечо - время отдыха вышло, а сегодня мне необходимо еще пробежаться по магазинам для закупки бумаги и чернил для опять начавших истощатся запасов печатей в лавке. Ну и проверить здоровье только недавно начавшей полноценно двигаться Кейко, после чего поспешить на ужин домой и заняться уже шрамами Саи.
  
   Глава 3.
  
   Медленным шагом ползя по улице давно проложенным маршрутом "госпиталь - клановый квартал" просто потому, что сил на шуншин уже не оставалось, я широко зевнул и неожиданно зацепился взглядом за знакомое лицо в тоненьком ручейке спешащих мимо людей. Приглядевшись лучше, я узнал того самого шиноби, что постоянно брал для своей команды мою миссию по предоставлению бойцов для тренировки в тайдзюцу.
   - Эй, Шибатори-сан! - повысив голос, чтобы привлечь внимание, я перешел на другую сторону улицы, не обращая внимания на шустро начавших расползаться с дороги прохожих.
   Повернувшийся на оклик, шиноби позволил более полно себя осмотреть. И первое, на что я обратил внимание - белесый вертикальный шрам через левый глаз, явно нанесенный каким-то острым лезвийным оружием. Пустующая глазница, закрытая темно-серой повязкой, придавала ему немного пижонский вид. Вот только усталый вид смазывал впечатление, но это не мешало симпатичной девушке за прилавком булочной лавки, не далеко от которой остановился шиноби, кидать на него заинтересованные взгляды. А так, за исключением новенького джонинского жилета, Кей выглядел почти так же, как и три с лишним года назад, разве что немного более широким в плечах и плотным на вид. Впрочем, учитывая его специализацию - ничего удивительного. Я и сам за последние годы не только подрос в высоту, но и в ширину. Не настолько, чтобы меня можно было назвать очень мускулистым, но само строение тел большинства мужчин Узумаки тяготеет к силовому варианту развития и приходится прилагать изрядные усилия, чтобы скорость тоже постоянно была на уровне.
   - Нара-сан? - почти сразу опознал меня парень.
   Наверное потому, что в черте деревни я хоть и продолжал носить маску с очками, но надевать балахон спешил не всегда, тем более скрывать волосы под капюшоном.
   - Он самый! - кивнул в ответ, приветственно хлопая джонина по плечу. - Как жизнь? Вижу, шрамов у тебя прибавилось...
   - А у кого их не прибавилось? Но пока живой, как видишь, - усмехнулся он. - Сам-то как? От знакомых слышал, что тебя законопатили в самый глухой и мерзкий уголок в стране Травы почти на полтора года? Сочувствую.
   - А, да чего уж там! Дело даже не в увеличенном сроке службы, а в том, что на месте не оказалось ни одного самого зачуханного ирьёнина и контингент лагеря сменялся почти полностью чуть ли не за несколько месяцев в результате не только потерь убитыми в поле, но и от простой невозможности оказать первую помощь доставленным раненым! И это я еще не упоминаю совершенно отвратное обеспечение лекарствами! Дошло до того, что я должен был обменивать медикаменты в Кусагакуре на свои печати, чтобы не оказаться с голой жопой! И как будто этого мало, я еще должен был не только отвечать за полевой лазарет, но и обучать себе подручную и ходить на миссии со своей командой, пусть и не так часто, как другие!
   Глубоко вздохнув, я загнал поглубже раздражение, что неизменно начинало меня преследовать при мысли о саботаже работы медиков на фронте и покосился на знакомого.
   - Извини, для меня это больная тема, потому иногда хочется выплеснуть накипевшие чувства.
   - Ничего страшного, бывает, - сочувственно покивал Шибатори, - а уж о бедственном состоянии медицинского обеспечения я знаю не по наслышке.
   - Учитывая тот поток раненых и калек, что через меня прошел за последние пол года работы в госпитале, я скорее удивлюсь, если бы ты от этом не знал, - насмешливо фыркнул я. - По моему, вся деревня знает, но никто ничего не делает, а просто мизерное количество персонала должно обслуживать больше десяти тысяч шиноби и хренову тучу гражданских, выбиваясь из последних сил.
   - То-то ты не очень выглядишь, - отметил он, - и это заметно даже с маской и очками.
   - Четырнадцать часов работы и около трех-четырех часов на сон в сутки, - ответил я, безуспешно пытаясь подавить очередной зевок. - Вот думаю вообще уволиться к ёкаевой матери и наконец заняться своими делами, а то как с фронта вернулся - так и пашу как самый натуральный вол и на собственное развитие совсем времени не остается, не говоря уж о нормальном отдыхе!
   - Давно надо было так и сделать, а то себя посто угробишь, - похлопал меня по плечу Кей.
   Проводив взглядами парочку патрульных Учиха, что потащили напившегося в зюзю шиноби, мы отошли к краю дороги, чтобы не мешать прохожим и уже там продолжили разговор.
   - Ладно, что мы все о мне да о мне, как твои спиногрызы? - сменил я тему.
   - Которые из? - усмехнулся шиноби.
   - У тебя их уже несколько? И когда успел? - удивился я. - Нашу команду держали в генинах почти два года и выдали патенты на чунинов только перед самой отправкой на фронт.
   - Ну, мои примерно столько же просидели в генинах, а потом уже бегали всей командой на более сложные задания, - вздохнул джонин, - а недавно меня повысили и сразу впихнули воспитывать еще троицу малолеток, вот только на четвертом месяце нам не повезло налететь на нескольких нукенинов, организовавших банду разбойников.
   - И?
   - А, чего тут рассказывать - четверо чунинов против джонина с троицей сопливых выпускников академии, результат - сам понимаешь, - махнул рукой знакомый, скривившись и машинально проведя рукой по повязке, - тогда я и потерял не только одного паренька, но и глаз в придачу, оставшись с двумя тяжело ранеными на руках. До Конохи-то их дотащил, вот только полное лечение Хьюги оплатил клан, а девчонка же из простых оказалась с поврежденным позвоночником и после посещения госпиталя еле ходит с костылями. Дальнейшее лечение стоит слишком больших денег для бывшей воспитанницы приюта, да и для обычного джонина тоже.
   И такой безысходностью был наполнен его голос, что я даже скривился, невольно вспомнив похожую ситуацию с Саей. Передернувшить от одной только мысли об увеличении и так громадного количества работы, я обреченно вздохнул, но не стал молчать.
   - Знаешь что, Кей, завтра хватаешь в охапку свою малявку и в шесть часов утра как штык чтобы был у госпиталя - посмотрю на нее и попытаюсь подлечить, за одно и замену твоему уничтоженному глазу подберу, если хочешь.
   - Правда? - вскинувший голову, джонин с надеждой всмотрелся мне в лицо. - Но ни у нее, ни у меня нет денег на такие операции...
   - Какие деньги? По знакомству постараюсь помочь, так ты потом мне поможешь, если случай подвернется, - отмахнулся я от него, - как-нибудь сочтемся, в общем.
   - А у тебя не будет неприятностей на работе?
   - Пфф, и что мне этот одноглазый хрен сделает? Уволит? Да ради всего святого! А на чиновников из канцелярии мне вообще плевать!
   - Спасибо, Рью-сан, я этого не забуду, - воспрял духом парень.
   Мда, похоже он сильно на этот счет переживал, если судить по немного выпрямившейся спине и развернувшихся плечах, что словно сбросили огромный вес.
   - Я же говорю - сочтемся! Лучше скажи мне - ты сейчас что, с одним Хьюгой бегаешь?
   - Да не, мне перевели пацана Сенджу из почти полностью погибшей команды, так я с ними хожу на не слишком опасные задания и теперь, если ты поможешь, нас могут с полным составом и на экзамен отправить.
   - Экзамен? Что за экзамен? - не врубился я, в очередной раз зевая.
   День стремительно переходил в вечер, а я все больше хотел оказаться около своего футона и завалиться поспать часиков на пять.
   - Ты не знаешь? - удивленно на меня воззарился шиноби.
   - Знал бы - не спрашивал! - раздраженно ответил ему.
   - Хах, да об этом уже вся Коноха судачит больше месяца! На прошедшей недавно встрече каге большой пятерки, решили проводить экзамен на чунина как своеобразную замену войне, способу показать подрастающее поколение и продемонстрировать будущим клиентам возможности шиноби каждой скрытой деревни, - разъяснил Шибатори, - первый экзамен выпал на долю Суны, так что сейчас ищут более-менее целые и сработавшиеся команды, которые можно направить представлять Коноху.
   Оу, уже пришло время экзамена на чунина? Я уж и думать про этот фарс забыл, а тут вдруг кучка старых пердунов разразилась такой идеей сразу после войны, где каждую деревню хорошо потрепало. Нет, отличный маркетинговый ход, но уж слишком большие преимущества имеет принимающая сторона, а уничтожить молодую поросль противника до того, как она станет представлять значительную угрозу - так вообще сам бог велел! В общем, будет весело, но только не для вовлеченных.
   - И что, много нашли? - спросил я, чувствуя как квакнул пустой желудок.
   Покосившись на очень аппетино выглядевшие пирожки с ягодной начинкой за стеклянной витриной булочной, я вздохнул и сделал собеседнику жест подождать, а сам начал рыться в карманах в присках мелочи - едва ли в такой небольшой лавке найдется сдача с золотой пластинки в пять тысяч рё или хотя бы тысячи. К сожалению, мелочи не оказалось. Я смутно припомнил, как плетясь утром в сторону госпиталя, на ходу зажевал несколько порций такояки не разлипая глаз. Туда наверно вся мелочь и ушла. Блин. Ну и ладно.
   - Слушай, давай перебазируемся к той лавке и купим чего-нибудь пожрать, а то обедал я еще в два часа и для ужина надо дойти до дома, а живот уже подводит от голода, - предложил озадаченно наблюдавшему за мной шиноби.
   - Не возражаю, - понимающе усмехнулся он и мы сместились на десяток шагов вниз по улице и устроились за одним из пары крохотных столиков, находившихся перед лавкой для решивших быстро перекусить покупателей. Несмотря на свое название "булочная", лавка продавала не только хлеб и производные, но и большой ассортимент различных пирогов и пирожков. Учитывая, что многие шиноби даже ели на ходу в последнее время из-за огромной занятости, то подобного типа лавки пользовались популярностью и к концу дня оказывались с почти пустыми лотками. Нам повезло застать хоть что-то и я заказал у тут же подскочившей к нам девушки все остатки мясного, творожного и сладких пирогов.
   - И чайничек чаю, если можно, - добавил к заказу, кладя золотую пластинку на стол.
   Бумажными банковскими векселями я предпочитал не пользоваться, поскольку еще с прошлого мира испытывал отвращение к подобным заменителям туалетных подтиралок. Другое дело - золото! А учитывая наличие печатей, вес не такая уж большая проблема даже при большом количестве денег.
   - Ты уверен, что мы все это съедим? - с сомнением покосился Рей на собираемую продавщицей на поднос гору жратвы.
   - Легкий перекус перед ужином не повредит, - наставительно поднял палец я, провожая каждый накладываемый кусочек голодным взглядом, - при слабом истощении чакры необходимо кушать плотно и много, я же сейчас почти пустой.
   - Как хочешь, - пожал плечами парень, - на халяву пожрать я всегда готов.
   Пфф, покажите мне на того, кто откажется!
   Не успела еще девушка опустить поднос на столик, а я уже ухватил оказавшийся сверху мясной пирог, порезанный квадратиками и стянув маску, принялся набивать живот, на несколько минут оказавшись оторванным от мира.
   - Так что ты там говорил про команды? - продолжил я прерванный разговор, лениво прихлебывая довольно неплохой чай и наслаждаясь приятной тяжестью в желудке.
   - А, сейчас советники ищут подходящие команды для экзамена, но пока нашли только две подходящие - слишком много только недавно сформированных и еще не обкатанных команд, а те, что такой опыт имеют либо получили повышение сразу после окончания войны, либо как моя - потеряли кого-нибудь из генинов убитым или тяжело раненым, став не полными, - устало вздохнул шиноби, отрываясь от еды, - а не притершиеся команды посылать не имеет смысла, да что там говорить, если у многих наставников успел полностью смениться состав команды только за прошедший год.
   Понятливо покивав на слова собеседника, я отмахнулся от порывавшейся вернуть сдачу девушки и продолжил запихивать в себя еду, намеревая прикончить содержимое подноса до того, как Кей сможет освободить место под хотя бы еще один кусочек.
   - Ну ты и жрать! - восхитился парень, глядя как последние куски выпечки исчезают у меня во рту.
   - Это ты еще ничего не видел, - пробубнил я с набитым ртом, - я в обжираловках с Акамичи на равных держусь, так что этот легкий перекус даже за еду не считается!
   И я ничуть не бравировал! Когда весишь под девяносто пять килограмм (а в отъеденном состоянии за сто) и твой рост немного превышает сто девяносто сантиметров, то и питаться необходимо много и сытно, чтобы тело имело достаточно энергии для постоянного движения и использования чакры. Толстяки запасают питательные вещества в жировой прослойке, а я - в мышечных тканях. Пусть в первом случае результат достигается намного быстрее, зато мой способ позволяет получить не только большую отдачу, но и ускорения производства чакры без особых последствий. Ведь не зря же считают общую развитость тела отличным способом увеличения ян-компоненты производимой чакры.
   - Спасибо, присутствовал я как-то на одном таком событии - так потом кусок в горло не лез целый день, - скривился джонин.
   Ну да, несколько десятков толстяков, спешно пожирающих все вокруг себя - не очень эстетичное зрелище. Но только если ты в нем сам не участвуешь! Тогда обращать внимание на манеры окружающих как-то нет времени, больше приходится следить за тем, чтобы тебя самого не обожрали, пока отвлекаешься, смотря по сторонам. А Акамичи это могут, уж мне ли не знать за столько лет общения с троицей Ино-Шика-Чо.
   - Ладно, поболтать было приятно, но мне уже пора спешить домой, - вздохнул я, допивая остаток чая в чашке, - и не забудь, завтра с утра со своей калеченной чтобы был как штык!
   - Непременно, - кивнул Шибатори и тут же добавил до того, как я успел взлететь на крышу ближайшего здания и двинуться к клановому кварталу верхними путями, - если хочешь побывать в Суне на законных основаниях - можешь записаться в сопровождающие, уж медика твоего уровня точно возьмут, за одно и немного отдохнуть сможешь.
   - Буду иметь в виду, - кивнул ему, после чего запрыгнул на крышу и устремился в сторону дома.
   Суна, хах? В принципе, неплохой вариант, да и когда еще я смогу посмотреть на житье-бытье другой скрытой деревни без опасения за собственную шкуру? Значит, завтра после работы накатаю заявку и буду надеяться, ее удовлетворят. Хотя, чего я туплю - скину ее Шенесу и он пошлет меня от имени клана, если кто из наших будет участвовать на вполне законных основаниях, не оставляя решение на волю чиновников концелярии хокаге. А старого Хьюгу можно будет просто послать на неприличный орган - и так пашу за несколько человек! И пригрозить увольнением, если попробует не отпустить. Все равно от госпиталя кто-то будет вынужден отправиться - доверять чужим ирьёнинам жизни наших генинов не станет даже последний идиот.
  
   Глава 4.
  
   - Я дома! - откинув капюшон с головы и сняв балахон, я встряхнул его в сторону открытой двери на улицу, чтобы избавиться от лишней воды на одежде, после чего повесил на вешалку.
   Пусть в стране Огня (точнее, около Конохи, поскольку площадь страны довольно большая) сильный и продолжительный дождь является редким событием, но если уж начинает лить, то может зарядить на целую неделю, как это случись сейчас. Нет, я ничего не имею против дождя, особенно учитывая мою предрасположенность к суйтону, но защитная одежда и обувь шиноби не особо предназначена для удобства пользователя в случаях непогоды любого типа. Скорее, во главу ставится эффективность сражения в подобных условиях. Потому, при передвижении во время сильного ливня даже со скоростью генина, непромокаемость одежды не очень-то помогает, оставляя мокрым с головы до ног.
   Следом за балахоном пришла очередь маски и чунинского жакета с рубашкой и майкой, которые я хорошенько отжал на крыльце, стараясь не подставляться под задуваемые ветром капли воды. Потом их нужно будет кинуть в стирку, а пока могут и повисеть на вешалке в прихожей. Расправив второй отличительный знак каждого шиноби любой деревни после хитай-те, а так же заменитель бронежилета и разгрузки в одном лице, я недовольно поморщился - все еще жилет чунина, в то время, как Тсуме свой получила вместе со званием токубецу джонина практически сразу после возвращения в Коноху. Учитывая нашу разницу в силе, это выглядит почти насмешкой и саботированием карьеры со стороны Хокаге. В конце концов, сам факт получения награды за голову Горо "мясника" уже должен был обеспечить звание, поскольку этот лысый ублюдок числился в нашей книге розыска как А-ранговый шиноби с наградой в десять миллионов рё. Конечно, не самая большая награда из существующих подобного уровня, да и я его застал уже порядком выложившегося после начала штурма, но сразить в одиночку подобного бойца не каждый из наших джонинов сможет, не говоря уж про токубецу джонина или вообще чунина. И даже если этого мало, вторая степень ирьёнина и стаж успешного ведения боевых действий почти в полтора года должны обеспечить повышение! Которого все нет уже больше полугода... Учитывая некоторых ирьёнинов третей степени, не имеющих и десятой доли моих боевых возможностей, но с гордостью носящих жилет элитных шиноби, это выглядит хреново с какой стороны не посмотреть. Непонятна только причина - вроде с Хирузеном я не встречался ни разу и уж тем более, не переходил дорогу, так не должен был привлекать особого внимания...
   Хотя, если подумать, это не такая уж правда - разрекламированный дедом и дядей гений нового поколения клановых бойцов, один из лучших оставшихся пользователей фуиндзюцу (до Мито мне как до луны пешком, несмотря на все старание), да еще к тому же и держащий специализированную лавку печатей, личный ученик жены первого хокаге и близкий друг джинчурики, отличный ирьёнин и возможный глава Нара в случае непредвиденных обстоятельств, не говоря уж о потенциальном ранге эС лет через десять. Мда, как-то после взгляда под таким углом я уже не кажусь столь безобидным как считал себя ранее. По одиночке такие достижения смотрятся не особо выдающимися среди клановых талантов, но вот вместе...
   Покачав головой, я вытер ноги специальной тяпочкой и надев любимые тапки, направился к себе в комнату переодеваться и затем принимать душ. По здравому размышлению, подобный мне перспективный кадр, не находящийся под пятой правителя, опирающегося в основном на силу для удержания своего трона, должен изрядно обеспокоить. Всего в Конохе на данный момент пятеро сильнейших бойцов, способных занять кресло Хокаге - Сарутоби Хирузен, троица саннинов и Хатаке Сакумо, поскольку калечного Данзо можно даже не упоминать. Узумаки Мито со свистом пролетает, как не активная куноичи и принадлежащая всего лишь к условно "союзному" клану, а не родившаяся в Конохе, несмотря на свой брак с Хаширамой, вместе со слишком старой Сенджу. Учитывая предположительное схождение с дистанции Сакумо в результате какого-то темного инцидента, остаются только ученики Хокаге, что против своего учителя не попрут, поскольку отношение к Учителю (не просто наставник, что предоставляется каждой новенькой команде а именно человек, вкладывающих в учеников огромные объемы личных знаний) в этом мире почти как ко второму отцу. Из следующего за саннинами поколения никто не тянет на достаточно сильных шиноби, чтобы претендовать на трон. Главы кланов, как настоящие так и будущие, тянут на солидную А-шку, типа Икки, Фугаку, Хиаши, Шенесу и остальных, но не более того. В отличие от меня. Минато и Кушина еще не подросли, хотя первого скоро заберет под свое крыло извращенец, а джинчурики никто не допустит до управления деревней пока имеются другие варианты из-за обретения излишне большого влияния.
   - Привет, ка-чан, - махнул я рукой, краем глаза заметив Саю, пьющую чай в гостинной, - я мыться.
   И не дожидаясь ответа, потопал к себе в комнату за стопкой чистого белья, а потом в ванную, стараясь не сбиться с ухваченной за хвост мысли. Если Хирузен действительно устраняет конкурентов на свой пост (учитывая отсутствие прямых доказательств, за которые его давно бы сами кланы закопали и оперируя косвенными данными канона, полной уверенности нет и не будет), то я вполне могу попасть под определение угрозы вместе с главой Хатаке. Предположим, Сарутоби действительно занимается такой подчисткой и послужил причиной смерти Наваки Сенджу и даже Дана Като, как ставленников клана основателей, значит, Хокаге не гнушается устранять угрозу на опережение, но предпочитает действовать чужими руками или подстраивать наиболее неблагоприятные условия для выживания.
   Устало потерев лицо и стараясь не падать духом от подобных размышлений, я скинул оставшуюся одежду на пол ванной и, проведя рукой по паре печатей активации душа, стал под упругие струи горячей воды.
   Если следовать моим выводам, то отправка нашей команды на наиболее неблагоприятный участок фронта - первая попытка избавиться от меня, кроме давней попытки похищения. Конечно, шансы на это небольшие, если не подключать сюда здоровую паранойю, но они все же есть. Значит, блокирование моего повышения без видимой причины может быть из той же оперы. Сейчас, когда война закончилась, убрать меня на прямую и не вызвать подозрений будет значительно сложнее. Я вижу только три относительно надежных способа это сделать. Первый и самый надежный - кунай в спину при выполнении задания от напарника или просто отсутствие помощи в критический момент и очередная потеря подающего надежды таланта. Второй способ - устроить засаду на каком-нибудь одиночном задании и концы в воду. Ну и третий - просто подставить и обрушить репутацию. Попытаться отравить опытного ирьёнина не станет даже полный идиот, а убрать по тихому ирьёнина-Узумаки с запасом чакры больше чем у каге получится не лучше, чем носителя биджу. А наши стариканы в совете и Хокаге могут быть прямыми солдафонами, предпочитающими убирать возможные проблемы вместе с источником, страдать отсутствием глобального мышления и считать свои решения истиной в последней инстанции, но четверка стариков идиотами отнюдь не являются и знают больше способов убить человека, чем я прочитал книг в этой жизнях.
   Так что о конкретных способах можно только гадать, но я точно знаю, что воспользоваться первым и третьим способом намного проще, когда жертва является чунином. В отличие от джонинов, которые более вольны в выборе заданий, чем стоящие ниже в пищевой цепочке званий. По законам деревни, каждый джонин сам должен решать, когда он будет выполнять миссии, но за год должно набираться не меньше десятка С-шек или выше. Типа, чтобы на людей не давить, но и квалификацию не терять. Вот только это филькина грамота - если шиноби хочет хорошо и много кушать, вкусно пить и сладко спать, не забывая про другие развлечения, то вынужден много пахать и чуть ли не выхватывать из под носа у других самые удачные задания. А вот чунинов сколотить под началом джонина могут как нефиг делать и даже отказаться нельзя без веской причины. Конечно, занятого ирьёнина никто не будет дергать, иначе можно повстречаться с одноглазым Хьюгой и потом месяц питаться через трубочку и ходить в утку на больничной койке, но сама такая возможность изрядно напрягает. Что касается второго способа - попробуйте догнать обладателя большей, чем у вас выносливости, с огромными запасами чакры и возможностью почуять источник чужой чакры (не то, чтобы об этом кто-то знал кроме Саи) задолго до появления его носителя в зоне видимости и возможностью не задерживаться, прикрывая команду. Так что в ближайшие пару лет придется смотреть в оба глаза и искать подвох при любых непонятках. Если тебе кажется, что за тобой следят, то это не значит что у тебя разыгралась паранойя, возможно - за тобой действительно следят! Так сказать, профессиональная болезнь, без которой в среде наемных убийц выжить трудновато. Конечно, как один из вариантов - можно попробовать выйти в отставку и полностью посвятить себя делам клана, госпиталя и лавки, но учитывая грядущие события, проще сразу перерезать себе горло, чем дожидаться неминуемого песца в гости. Да и отпускают со службы раньше десяти лет стажа только калечных, да надорвавших кейракукей, как никак, доживший до двадцати пяти шиноби уже считается ветераном и почти стариком, как бы странно это не звучало. Если по возвращении из Суны я не получу свой законный жилет токубецу джонина, то придется подключать Шенесу и союзников, от которых уже так просто не отмахнешься.
   Вздохнув, я выключил воду, отжал тяжелую гриву волос и одним выбросом чакры из всех тенкецу, пустил пленку с поверхности всего тела, одновременно тренируя контроль, возможность в будущем использовать кайтен и разрабатывая все тенкецу, не говоря уж о мгновенной просушке. Чакра позволяет творить не только чудеса, но и значительно упрощает быт пытливого разумом пользователя. Как следует протерев полотенцем волосы, я надел чистое белье и накинув сверху халат, потопал в гостинную. За всеми тяжелыми размышлениями, я как-то даже сразу не заметил, что Сая не ответила ни на одну мою реплику, что было довольно странно.
   - Ка-чан, я голодный как волк! Что у нас на ужин? - спросил, входя в гостинную и тут же остановился в некотором замешательстве.
   Сая по-прежнему сидела на диване и цедила чай, не обращая на меня внимания с совершенно спокойным выражением лица. Но смотря на казалось бы довольно мирную картину, я буквально жопой почувствовал грядущие неприятности, а так же буквально кричащие об опасности инстинкты, и это без всякого там использования КИ. Мда, удивительная способность женщин заставить противоположный пол почувствовать себя очень неуютно без всякой чакры. Гены наверное. Вот только подобный фокус со мной не пройдет благодаря многолетнему общению с почившей женушкой, иногда превращавшейся в ту еще ведьму. Потому, вместо того, чтобы устроиться как можно дальше от неминуемого взрыва, я как ни в чем не бывало плюхнулся рядом и взяв свободную чашку, налил себе чаю, изрядно сбив ма с настрою.
   - Ну, и чего мы так насупились? - осведомился у нее, притягивая к себе за плечи и чмокая в макушку.
   Было забавно наблюдать, как по лицу Саи мелькает выражение удивления, недовольства, возмущения, злости и наконец обреченности. Даже при всем своем желании, она не может долго на меня злиться какой бы ни был повод. Главное, вовремя избежать точки кипения, что я невольно и сделал, показавшись и быстро прошмыгнув в ванную.
   - Рью, - начала куноичи, повернув голову ко мне и забавно нахмурившись, - недавно до меня начали доходить слухи...
   Только огромным усилием воли я не вздрогнул и не поменялся в лице. Неужели кто-то догадался о моем отцовстве малышки Сенджу? Ну мне дядя и старейшины устроят!!!
   - ...что тебя несколько раз видели вместе с какой-то куноичи Хьюга из побочной ветви клана, ты ничего не хочешь мне рассказать?
   Украдкой облегченно вздохнув, я лишь спокойно улыбнулся в ответ на грозный взгляд.
   - Ну, это не неизвестная куноичи, а Канаде-сенсей, про которую я тебе не раз рассказывал во время обучения, - сообщил ма, - она у меня что-то вроде официальной любовницы, подсунутой под меня по приказу главы ее клана.
   - Что? Ты об этом знаешь и все равно общаешься с этой шалавой?! - вскинулась ма.
   - Ну-ну, Канаде-чан вполне приличная девушка, у которой просто не оставалось другого выхода, - успокаивающе похлопал я по плечу Саю, - с проклятой печатью на лбу не особо поспоришь, знаешь ли. И поверь, даже самые грозные шиноби не выдерживают и пол часа работы подобной штуки, сходя с ума от боли и превращаясь в бешенных зверей, согласных на все, лишь бы пытка прекратилась. Не хочу такой судьбы и для нее.
   - Но ты же старался держаться подальше от клановых девушек! - возмутилась ма.
   Вздохнув, я прижал ее к себе по крепче и уткнулся лицом в темные шелковистые волосы.
   - Ты же знаешь, что я становлюсь слишком значимой фигурой, чтобы другие кланы оставили свои попытки иметь хоть какое-то влияние на меня, - тихо фыркнул я, - иметь возможность воспользоваться услугами лучшего работающего знатока печатей, среди оставшихся в Конохе бездарностей дорогого стоит.
   - Ты еще забыл по ирьёнина второй степени, - недовольно хмыкнула Сая.
   - Ну и это тоже, - согласился с ней, пожимая плечами, - к сожалению, союз Ино-Шика-Чо не настолько силен, чтобы просто послать лесом самый многочисленный клан деревни и рано или поздно, Хьюги или Учихи своего бы добились.
   - И все равно...
   - Посмотри на это с другой стороны - как только у меня завелась официальная любовница и об этом стало известно в деревне, другие охотницы здорово поубавили пылу, а я помог хорошей девушке и получил возможность использовать объект влияния в обратную сторону. По крайней мере, это намного лучше, чем не знать, через кого тобой пытаются манипулировать. Так как Канаде втянули во всю эту фигню насильно, мы просто договорились о чесности с обеих сторон и теперь она просто рассказывает, чего хочет глава Хьюга, а я уже решаю о целесообразности требуемой услуги.
   - Значит, никаких детей на стороне? - нахмурилась ма.
   - Это первое, о чем я завел разговор, - утвердительно кивнул ей и добавил, - ну и как бонус - убрались из лавки те личности, что опять стали появляться после восстановления твоей красоты до прежнего вида.
   - Л-личностей? - внезапно начала запинаться Сая, слегка покраснев.
   - То, что я на работе - вовсе не значит, что не в курсе о твоих делах, - ухмыльнулся я, - сколько там десятков ты уже отшила?
   - Рью! - медленно, но верно Сая начала наливаться краской, а я решил продолжить ее дразнить, раз имелась такая отличная возможнось.
   - Конечно, я могу понять желание почувствовать себя королевой в окружении большого количества мужчин, что жаждут твоего внимания, да и потребности тела никуда не делись, - на это Сая дернулась и неверяще повернулась ко мне, словно не веря своим ушам, - да-да, двери надо плотно закрывать и не оставлять на распашку, поскольку я вполне могу придти с работы на пару часов раньше, а звуковые кеккай существуют не просто так. Да и игрушки свои следует прятать куда надежней и не забывать в ванной комнате.
   Я вполне ясно намекал куноичи о позавчерашнем дне, когда получилось придти пораньше и застать Саю за очень интересным делом, а полность открытая дверь в спальню обеспечивала прекрасным видом во всех подробностях. Не будь она так занята, то наверняка почуяла бы случайного наблюдателя. А так, я смог немного насладиться зрелищем, тихо удалиться и вернуться домой в обычное время не подав виду о случившемся. Все же, несмотря на то, что я привычно зову Саю ка-чан или ма, но настоящая мама у меня была всего одна и ее могила осталась в другом мире. А эта покрасневшая как помидор молодая красивая женщина пусть дороже всех в новой жизни, даже можно сказать, я ее люблю и готов уничтожить любого, причинившего ей боль, вот только действительно считать своей матерью... не получается. Скорей уж я сам вырос с минимум посторонней помощи от тогда еще молоденькой девчушки.
   - Т-т-ты... ви-вид-д-дел!? - почти взвизгнула Сая, потрясенно смотря на меня огромными глазами.
   Ого, не думал что такие размеры бывают в обычной жизни. Впрочем, буквально пылающее лицо и уши куноичи доставляли мне не меньшее наслаждение. Можно сказать, это моя маленькая месть за скандал с Кейко, стоивший мне немало нервов. А тут такая прекрасная возможность отыграться и за одно отвлечь внимание от ситуации с Канаде.
   - Видел-видел, все и даже чуть больше - пару дней назад в спальне, чуть больше недели в ванной, еще две недели назад здесь на диване, примерно месяц назад на кухне и еще до этого не мало раз, - спокойно перечислял я, едва сдерживая вырывающийся из груди смешок от панического выражения на лице Саи, от кожи головы которой можно было практически прикуривать. - И за собой вообще-то следует убирать, а не ждать, пока я использую очищающие печати и проветрю воздух.
   Это стало последней каплей. Сая пару раз открывала и закрывала рот, но выдавить из себя ни звука так и не смогла, смотря на меня огромными глазами, после чего неожиданно вскинулась и с практически рычанием обрушила на меня град ударов своими кулачками! Со смехом отбиваясь от доведенной до точки кипения фурии, в которую превратилась Сая, мне только и оставалось порадоваться, что чакру она не использовала.
   Но все равно я отомщен - в конце концов, не все же ей выносить мне мозги, а так, счастливо избежал разборок на счет очередной любовницы. Да и не припомню уже, когда мне доводилось настолько вогнать девушку в краску. Разве что в далекой первой молодости, что уже и не вспомнить толком. Вскинув руки в универсальном жесте сдачи и ими же прикрываясь, я прекратил смеяться.
   - Все-все, пощады!
   - Рью-ку-у-ун, это было жестоко! - прекратила свою атаку куноичи и потешно надувшись, скрестила руки на груди.
   Краска смущения еще не до конца сошла с лица и такой она показалась мне в тот момент милой, красивой и по-домашнему теплой, что я еле сдержал возникшее желание затискать куноичи.
   - Зато весело! - ухмыльнулся я, но издавший рев желудок напомнил о самом главном. - Ладно, шутки в сторону - где моя еда?!
   - Не заслужил, - фыркнула ма, но все же отправилась на кухню.
   Провожая ее взглядом, я откинулся на спинку дивана и подумал, что очередной день моей жизни прошел не так уж плохо.
  
   Глава 5.
  
   Отведя в сторону молниеносный удар по горлу, я сделал быстрый выпад ногой, заставив Мито отпрянуть назад или оказаться с раздробленной коленной чашечкой. Такой долгожданный момент заминки, длившийся едва ли больше десятой доли секунды, позволил мне сделать свой ход - легчайшее качание к правому плечу куноичи длилось еще меньше, прервавшись пинком, способным дробить камни. Но, несмотря на резкую боль в груди, куда пришелся удар и подозрительно хрустнувшие ребра, я все же добился своего - стиль раншиншо позволил мне лишить противницу возможности использовать основную руку. Отлетев на несколько метров назад, и восстановив сцепление с землей, я приземлился уже складывая короткую серию ручных печатей.
   - Катон: Эндан!
   Выдохнув большой клуб огня, я тут же опустил левую руку на грудь, начав залечивать полученные повреждения, а правой выпустил слабую версию другой техники в догонку.
   - Футтон: Реппушо!
   Пусть ветер и огонь не мои стихии, но освоенные дзюцу работают ничуть не хуже, чем у обладающих к ним склонностью, если использовать в полтора или два раза больше чакры, а уж сила объединенных стихий заставит понервничать и большинство джонинов. Вот только для Мито Узумаки получившаяся огненная волна не проблема даже без возможности использовать одну руку. Так что это всего лишь небольшая тактика отвлечения внимания, что очень хорошо сработала в небольшом пространстве личного полигона, подарив мне несколько секунд передышки и возможность помочь печати в лечении наиболее неприятных ран, типа пробитой кунаем икры правой ноги или поврежденной печени, не говоря уж о многих более мелких ранениях. Ничего особо серьезного для нормального ирьёнина, но вместе, они здорово влияют на мою подвижность, а постоянная прессура со стороны Мито не позволяет отвлекаться, рискуя получить почти смертельный удар. Пусть это тренировка, но удары ни она, ни я не сдерживаем, за исключением наиболее разрушительных и смертоносных техник.
   - Ксо!
   Стена огня, на пару мгновений скрывшая от меня противницу, начала стягиваться в центр и медленно исчезать в одной точке на уровне моего пояса. Смотря на мерцающую в воздухе печать из чакры перед раскрытой ладонью левой руки куноичи, мне оставалось только раздраженно скрипеть зубами и концентрироваться на лечении.
   - Ара-ра, Рью-чан, ты мог бы уже и выучить, что такие дешевые трюки на меня не подействуют, а то расслабился на фронте с более хилыми противниками, - насмешливо улыбнулась Узумаки.
   Как будто я этого не знаю! Против достигшего мастерства пользователя фуиндзюцу, подавляющее большинство стихийных техник просто бесполезны, поскольку нет ничего проще, чем поставить защитный барьер или просто запечатать атаку. Постоянный источник раздражения для шиноби, активно использующего ниндзюцу, не говоря уж о том, что затраты чакры не сопоставимы по эффективности. И даже не это самое противное, а просто бесящая возможность...
   - Посмотрим, как тебе понравиться это, - усмехнулась Мито и повернула ладонь по часовой стрелке, мгновенно перестраивая не имеющую физического носителя фуин.
   ...повернуть технику против своего создателя! В то время, как мне до такого уровня еще шпарить и шпарить! Наблюдая, как небольшая яркая точка посередине печати начинает разрастаться и стена пламени несется уже в обратную сторону, я скривился, но отменил Шосен но Дзюцу, сложив печать концентрации одной рукой. Из четырех тенкецу на плечах буквально выстрелили золотистые цепи чакры и сформировали прозрачный кеккай вокруг меня, как раз и рассчитанный на защиту от пламени. Не успела возвращенная техника испробовать на прочность защиту, как я начал складывать другой рукой серию печатей - не думаю, что Мито-чан удовольствуется только этим. И оказался совершенно прав, так как едва волна огня прокатилась мимо, не сумев причинить какой-либо вред, барьер лопнул со звуком разбитого стекла от простого прикосновения, вдруг оказавшейся очень близко куноичи. Кто бы сомневался, что умея ставить подобные преграды, красноволосые мастера фуиндзюцу отлично знают и как их разрушать! Вот только и я подготовился.
   - Чидори сенбон!
   Несколько десятков образовавшихся в воздухе игл из молнии обрушились на Узумаки, но мгновенно возникший перед ней барьер остановил неожиданную атаку, как и несколько десятков золотых цепей, что волной ринулись следом. Теперь уже я разрушил кеккай, действуя на голой силе за неимением лучшего, но это оказался единственный достигнутый успех. Вполне знакомая с моей тактикой за множество проведенных боев, Мито просто заключила себя в золотистый кокон таких же цепей, запаковавшись в практически неуязвимую скорлупу. Пусть она и могла использовать всего десяток своих тенкецу для этого, в отличие от моих нескольких десятков, но опыта в оперировании цепями Узумаки имеет явно больше меня. Увы, война не лучшее место для тренировок и дальйшего оттачивания техник. Даже не став пытаться пробить кокон своими "тентаклями", я только устало вздохнул и опустился на землю, развеивая золотистые конструкты.
   - Охо-хо, уже сдаешься, Рью-кун? - насмешливо спросила Узумаки, так же убирая защиту.
   - Учитывая не первый раз возникновение подобной ситуации, мы оба знаем, что дальнейшее противостояние переходит в имеющийся объем чакры, - хмыкнул я, - и выиграть на данном поле у джинчурики девятихвостого, пусть и бывшей, способен только Хаширама или такие монстры, как древние Узумаки, но только не полукровки вроде меня.
   - Ну-ну, давай я тебя пожалею, дитятко, - усмехнулась красноволосая куноичи, подходя ближе и начиная гладить меня по голове.
   Послав ей раздраженный взгляд, я отвлекся на мелькнувшую в прорихе тренировочной одежды бархатную кожу куноичи и мгновенно переключился со своего поражения на совсем другие мысли.
   - Я знаю, как ты можешь меня пожалеть, - буквально промурлыкал Мито в ответ, пробежавшись руками по длинным и стройным ножкам, следом взяв в плен пару упругих ягодиц.
   - А то я этого не знаю, - насмешливо фыркнула куноичи, отвешивая мне символический подзатыльник, - вообще, кто-то жаловался, что он слишком устает на работе, чакры не хватает на полноценную тренировку и тому подобное!
   Но судя по стремившимся расползтись в улыбке уголкам губ, красноволосая красавица была вовсе не против провести некоторое время в постели вовсе не для сна. Широко улыбнувшись, я поднялся на ноги - Ияку Фуин как раз закончила свою работу - и, подхватив на руки куноичи, помчался к дому.
   - Но сначала мы наведаемся в ванную, - заявила Мито, слегка наморщив носик.
   Учитывая только что проведенную тренировку, от меня действительно немного попахивало - ирьёнин, не ирьёнин, а охлаждать разогревшееся тело приходится по старинке - и замечание справедливое.
   - Ну, в ванной тоже можно много чего придумать, - не растерялся я, движением ноги сдвигая входную дверь.
   Оставалось только порадоваться, что Куши-чан до вечера гостит у Микото и никто не помешает нам немного пошуметь.
  
   Спустя несколько часов, расслабленно в кровати и гладя шикарные волосы Мито, достававшие ей до попы, я старался не поддаться желанию уснуть - на обратном пути необходимо было забежать проверить дочурку и Линли, а так же смыться до того, как вернется Кушина.
   - Тебе следует заглядывать почаще, - едва слышно пробормотала Мито, уютно пристроив голову у меня на плече.
   - Я бы с радостью, Ми-чан, но между госпиталем, лавкой, маленькой Кацуми с Линли и заботой о Кейко с Саей, у меня не хватает времени даже на нормальные тренировки, не говоря уж про все остальное, - вздохнул я, покрепче прижимая к себе фигуристую куноичи, - я даже с Канаде вижусь хорошо, если раз в три недели и это несмотря на то, что она моя официальная любовница!
   Мито ничего не ответила, но краем глаза я заметил, как помрачнело ее лицо на краткое мгновение. Но переведя взгляд с потолка на Узумаки, увидел лишь так знакомое мне выражение спокойного довольства. Показалось? Решив не заморачиваться, я подавил зевок. Еще минут десять можно полежать, а потом стоит начать собираться. Приняв решение, я вернулся мыслями к словам обнимавшей меня куноичи. Вообще, с тех пор, как я вернулся с войны, Узумаки стала как будто немного более... привязчивой, что ли? Раньше она избегала столь открыто демонстрировать свое желание видеть меня рядом и меньше показывала свои настоящие чувства. Нет, мы вместе отлично проводили время, как в постели, так и вне ее, на тех же тренировках, но всегда оставалось ощущение, что мы лишь друзья с привилегиями и ничего больше. Сейчас же это небольшое, но всегда присутствовавшее расстояние между нами начало стремительно исчезать и у меня появилось ощущение, что Мито хваталась за меня, как утопающий за соломинку. Хотя, это немного не точное сравнение, скорее как умирающий за те немногие ниточки, что связывают его с жизнью... Черт, это чувство очень трудно выразить словами, но одно я понял точно - Узумаки Мито нуждается во мне как никогда раньше.
   Хмм, если подумать, то не такая давняя потеря Наваки должна была сильно по ней ударить - красноволосые мастера фуиндзюцу очень семейные существа и смерть не только всех детей, но и внука должна была сильно сказаться на куноичи. Да еще недавно пробежал слух, что Мито сильно рассорилась с Тсунаде и даже надрала ей задницу. Не знаю, в чем там дело, поскольку у нее не интересовался, но вроде бы призывательница слизней хотела свались из Конохи не считаясь с мнением главы Сенджу и заслуженно получила трепку от бабушки. Сомневаюсь, что это способствовало улучшению их отношений. Таким образом, из близкой родни по крови осталась только Кушина-чан да я. Не очень внушительное количество по сравнению с огромными семьями в несколько поколений на Узушио. Учитывая то, что Мито провела детство и молодость на острове, смена места жительства на Коноху должна была лечь тяжким грузом на плечи, не говоря уж про ношу джинчурики. Пусть Узумаки понимают неизбежность потерь в профессии наемных убийц, но смертность у них намного ниже просто за счет большей выживаемости, чем у других шиноби и ориентированности на поставку продукции фуиндзюцу как основного источника дохода, нежели выполнения миссий. И даже если кто из семьи и погибнет, как тот же Рюта, рядом всегда будут многочисленные родственники, что помогут справиться с горем. В Конохе же подобного нет с тех пор, как Узукаге отозвал всех членов клана, оставив Мито в относительном одиночестве. Да и отношения с внучкой у нее и так были не ахти с момента появления Кушины по очевидным причинам. Не удивительно отсюда и чувство одиночества. Конечно, я знаю, что Мито обменивается письмами с родней на регулярной основе через призыв, но это не заменит личного общения и возможности ощутить тепло близкого человека.
   Вздохнув, я бросил взгляд в начавшее темнеть окно и ласково погладил задремавшую куноичи по плечу.
   - Мито-чан, мне пора.
   - Что? Уже?
   - Увы, да, - грустно улыбнулся я и погладив по щеке, чмокнул ее в губы, - как бы не хотелось остаться, но дел на сегодня еще хватает.
   Отыскав разбросанные по полу вещи, я быстро начал одеваться, но на мгновение замер, бросив взгляд на чуть приоткрытую дверь - разве мы ее не закрыли? Порывшись в памяти, я не смог выудить конкретный ответ и выбросил мимолетное любопытство на этот счет из головы, продолжив натягивать одежду. Последними заняли свое место маска с очками, после чего я послал воздушный поцелуй зевающей красноволосой красавице и в темпе слинял из дома, не забыв плотно закрыть за собой двери.
  
   Глава 6.
  
   - Ну что, как мы себя вели? Слушались маму?
   - Удя!
   - Слушались? Какая молодец!
   - Гьяхахаха!
   Подкинув счастливо взвизгнувшую малышку в воздух, я расплылся в блаженной улыбке - пусть получается заглядывать к Кацуми и Линли не так часто, как хочется, но беря на руки долгожданную дочь или играя с ней, каждый раз буквально таю от умиления. Это стоило смерти и перерождения в другом мире!
   - Рью?
   - Да-да, - повернувшись к слегка улыбавшейся Сенджу, я передал ей малышку, - никаких отклонений от нормы я не обнаружил и кейракукей развивается без каких-либо аномалий, пусть и несколько быстрее обычных детей у использующих чакру родителей, но учитывая наши гены - ничего необычного.
   Вздохнув, Линли погладила немного успокоившуюся малявку по голове и хотела уже опустить в детский манежек, но у Касуми-чан имелось на это свое мнение, поскольку она начала тянуться своими коротенькими пухлыми ручками к груди мамы.
   - Кушать?
   - Дя!
   Пусть ей еще не исполнилось и двух, но доча уже начала пытаться говорить и даже запомнила несколько коротких слов, более-менее понимая простые предложения, заставляя меня законно раздуваться от гордости и давить желание хвастаться всем встречным о такой умнице. Пусть такая же красивая как мама, но умом пошла в папу! Хотя, уровень скорости развития детей шиноби поражает по сравнению с обычными карапузами, если не знать причину подобного феномена. Впрочем, вспоминая собственное детство, можно было бы и не удивляться, но наблюдая все это со стороны, а не на собственной шкуре, разница воспринимается более четко. Я уж не говорю о том, что более-менее нормально ходить без поддержки, Касуми научилась сразу после того, как ей стукнул годик. Готов поспорить, к двум она будет носиться как метеор к ужасу своих родителей. Уж я-то помню, какими неугомонными могут быть даже обычные дети - не каждый взрослый сможет за ними поспеть, несмотря на очевидные преимущества в скорости и росте. А уж если с чакрой... Содрогнувшись, и подавив побежавшие вдоль позвоночника мурашки, я порадовался наличию барьеров, которыми можно ограничить площадь перемещения излишне резвых отпрысков. Пусть Нара от подобного не страдают, но я точно знаю, что другие кланы огородили свои кварталы не только для защиты, но и чтобы не выпускать малолетние исчадия ада в деревню без нормального сопровождения. Не даром же только после семи-восьми лет можно увидеть клановых детей вне родного квартала одних. Простым семьям шиноби в данном отношении намного тяжелее - не даром же приюты принимают малявок на время за небольшую плату. Примерно к семи годам родители обычно вбивают в гиперактивных чад хоть немного ответственности и их уже можно отправлять гулять одних.
   - Дяй!
   - Шшш, подожди немного, сейчас будешь кушать, - принялась успокаивать малышку, начавшую мусолить ткань на груди, Линли.
   Куноичи уселась на диван и ни чуть не стесняясь моего присутствия, приспустила с плеча хакама, оголяя упругую грудь молочного цвета. Только и ждавшая этого, Касуми мигом присосалась к источнику живительной влаги и начала довольно активно чмокать. И никакого тебе сцеживания с остальными заморочками кормящих мам, до дрожи знакомые мне еще по прошлой жизни! Тут скорее будет проблема оторвать от еды, чем наоборот. Присев рядом, я погладил рыжую головенку и обнял Линли за талию, слегка прижав к себе. Монументальное чувство удовлетворения и довольства, возникающее в подобные моменты, стоили того, чтобы завести ребенка в моем небольшом возрасте и ответить согласием на предложение знакомой Сенджу. И огромная улыбка, растянувшаяся на моем лице тому свидетельство. Конечно, для полноты довольства, хотелось бы присосаться к другой полной груди, но боюсь, моя конкурентка на молочном фроне этого не оценит. И так пришлось для Линли составлять особую диету и увеличивать производительность молочных желез, поскольку маленькая Сенджу-Узумаки отличалась огромным аппетитом. Сейчас, когда ей стало можно кушать тертые овощи, кашки и другие вещи, что не повредят работе животика, только начавшего переходить с полностью жидкой пищи на что по тверже, еще ничего, а вот до года приходилось нанимать кормилицу, чтобы накормить досыта. Помнится, я тоже в детстве жрал как не в себя, хотя у Саи молока было все же больше, смотря на несколько менее пышные формы, чем у Сенджу.
   - Лин-чан?
   - М?
   Я вырвал куноичи из своеобразного транса, с которым она кормила дочь, так что пришлось немного подождать, прежде чем Линли очнулась и сосредоточила вопросительный взгляд на мне.
   - Как ты насчет выйти замуж годика через два-три?
   - Ва...?
   Хмыкнув, я улыбнулся открывшей рот рыжеволосой красавице и уточнил:
   - За меня, я имею в виду.
   - Но... разве тебе старейшины и глава клана не подбирают невесту? - растерялась она.
   - Подбирают, но пока еще ничего не решено, да и до восемнадцати никакой женитьбы не будет, - отмахнулся я, - к тому времени я почти наверняка получу ранг джонина и стану еще сильнее, так что проблемой будет только обзавестись согласием старейшин Сенджу на вывод тебя из клана, а уж наши точно не откажутся.
   - Это может быть проблемой, - пробормотала куноичи, покрепче прижимая малышку к себе.
   Ага, значит согласна! Я с трудом подавил желание подхватить ее на руки и закружить по комнате.
   - Не такая серьезная, как ты думаешь - в конце концов, можно подключить к данной проблеме Мито-чан, которая сама является старейшиной, а так же давней приятельницей Токи-сама, против двух других старейшин этого должно хватить, - успокоил я начавшую кусать губы Линли, - а способных возразить близких родственников у тебя нет, так что при должной подготовке у нас все может получиться.
   Высказав свои доводы, я дал куноичи время подумать.
   - А как же сама Мито-сама? Или твоя Кейко? И Хьюга, если слухи верны? - тихо спросила Линли. - С чего ты вообще завел разговор о женитьбе на мне?
   Полностью развернувшись ко мне, куноичи приподняла голову, требовательно и с какой-то непонятной надеждой посмотрев мне в глаза. Вздохнув, я нежно погладил ее по щеке, раздумывая как лучше всего ответить.
   - Понимаешь, если взять всех женщин с которыми на данный момент я встречаюсь, то получается довольно неприятная для меня ситуация. Мито-чан наверняка тебе говорила, что между нами отношения исключительно на уровне постели и общих интересов Узумаки. Хотя я и думаю, что она немного лукавит в этом отношении, но суть в том, что детей в ближайшем будущем она от меня не заведет, а даже если и заведет, то расти они будут в деревне Водоворота, учитывая несколько напряженные отношения с Хирузеном и его кодлой. Сама понимаешь, что такой вариант мне не слишком нравится, хотя и вполне возможен. Как и тот факт, что Мито слишком большая политическая фигура, чтобы имелась хотя бы мизерная возможность не использовать давление на нее через меня. Учитывая большие повреждения кейракукей у Кейко, не говоря уж о телесных, заводить детей хотя бы в ближайшие три-четыре года просто противопаказано для ее здоровья, не говоря уж о предполагаемом ребенке. Конечно, с введением в клан никаких проблем не будет по определению, даже если не в качестве законной жены, поскольку сильных бойцов привечают даже Нара, но учитывая ее возраст и отсутствие особенностей тела Сенджу и Узумаки, больше одной беременности не получится. Канаде вообще можно исключить из возможных кандидаток в матери моих детей, даже будь между нами что-то большее, нежели "рабочие" отношения - она принадлежит к побочной ветви Хьюга, а ставить своим детям проклятую печать на лоб и позволять каким-то придуркам их пытать при любом удобном случае я не дам. Вывести же ее из клана не реально, без того, чтобы белоглазые сами это захотели сделать - Хьюги никогда не отпустят на сторону даже такой дерьмовенький бьякуган как у нее, и это при очень низких шансах передать нормальное додзюцу потомству даже при браке с другим членом клана. Собственно, именно поэтому Канаде и решили подвести ко мне в качестве рычага влияния. Так что из всех имеющихся кандидаток на роль жены ты подходишь больше всего, да и малявке нужен нормальный отец, а не заглядывающий пару раз в неделю непонятный дядя.
   На последних словах я усмехнулся и погладил Касуми по голове.
   - К тому же, появление еще одной женщины означает, что мне придется еще меньше видеться с вами, уделяя лишнее время ей и неминуемым детям, так что лучше немного подождать сейчас и сделать своей женой тебя, а не кого-то еще, ну и..., - я сделал паузу, заставив внимательно меня слушавшую Линли податься вперед, - кто сказал, что я становлюсь на одной Касуми? Еще как минимум одна девочка или мальчик!
   И подтверждая свои слова, я тоже подался вперед и впился в податливые губы куноичи. Прервать поцелуй нас заставило только недовольное кваканье малявки, требовавшей продолжения банкета. Немного покрасневшая и запыхавшаяся рыжеволосая красавица освободила от ткани другую грудь, пересаживая маленькую обжору, а я облизнул мигом пересохшие губы и подумал, что дому придется еще подождать часик-полтора. Оставалось только порадоваться относительно невысоким постельным запросам будущей жены, поскольку иначе пришлось бы оставаться ночевать здесь.
  
   ***
  
   - Добрый день, Сасаки-сан на месте? - вежливо осведомился я у знакомой пожилой куноичи, открывшей мне дверь приюта.
   Поскольку заявился я во время обеденного перерыва в госпитале, когда маленьких обитателей ветхого здания так же сгоняют кушать, то мне получилось избежать излишнего внимания со стороны детей, при каждом посещении буквально норовивших погрести под настоящей кучей малой в попытке заставить поиграть. Учитывая загруженность рабочего дня, тратить чакру на пару клонов мне просто не хотесь. Да и зашел я не для того, чтобы поиграть с мелкими и пожертвовать деньги управляющей, как поступаю в начале каждого месяца, а по совсем другой причине.
   - Да Нара-сама, она у себя, - кивнула воспитательница, уважительно кланяясь и без дополнительных вопросов пропуская меня внутрь.
   - Просто Рью-сан, - обреченно вздохнул я.
   Женщина только улыбнулась в ответ, закрывая за мной дверь и возвращаясь к своим делам. Почему-то, вскоре после того, как я вернулся с фронта и продолжил лично заносить в приюты пожервования (несколько увеличившиеся, поскольку лавка вновь начала приносить солидный доход, а почасовая оплата в госпитале приносила довольно серьезные даже для элитного шиноби деньги), и раньше очень вежливый персонал, резко взял новую высоту в выказывании своего почтения. Впрочем, после того, как настоятельница одного из приютов показала смету финансового обеспечения за прошедшие два года, ситуация стала ясна - фактически, в конце войны и до момента получения контрибуции от Ивагакуре, я практически полностью содержал все шесть приютов (вовремя эвакуированные дети и персонал разрушенного распределились в не пострадавшие), поскольку у деревни не хватало денег в казне, а выполняющим миссии шиноби порой самим не хватало на что-нибудь еще, кроме резко подорожавшей еды. Сейчас ситуация немного выправилась, но я по-прежнему жертвовал около половины бюджета большинства приютов. Подумать только, ведь именно отсюда в большинстве случаев набирают начинающих шиноби в академию для обучения, выживать приюты должны на такие деньги, что и подумать смешно. Какого хрена думают Хирузен и Ко? Особенно с учетом поддержки безклановых? И ладно бы на это требовалась большая сумма, но выделить вместо жалких двадцати тысяч рё хотя бы шестьдесят? Для месячного налогового оборота Конохи это даже не сотые доли процента, а десятитысячные! И это не считая поступления с каждой выполненной миссии! Оставалось только качать головой на подобное отношение к будущему поколению бойцов. А ведь в зависимости от того, как питались в начале своей жизни дети, зависит их общий потенциал развития как физически, так и умственно. Впрочем, что в прошлом мире было полно мразей, идиотов и просто равнодушных к чаяниям зависящих от них людей во власти, гребущих все только под себя, так и в этом таких личностей хватает. Может чуть поменьше, ввиду огромного отсева при взбирании по вертикали власти, но суть от этого не меняется.
   Вздохнув, я выбросил тяжелые мысли из головы и постучал в дверь кабинета, до которого добрался практически незаметно для себя.
   - Войдите, - донеслось изнутри.
   Нажав на ручку, я вошел и увидел вполне обыденную картину - бывшая куноичи сидела за столом и с переменным успехом боролась с кипой бумаг, наваленных небольшими горками почти на всем свободном пространстве. По долгу службы вынужденный заполнять кучу бумажек и отчетов кроме медицинских архивов пациентов, я только мог посочувствовать ей.
   - Добрый день, Судзука-сан, - поздоровался я.
   - Добрый день, Рью-сан, - ответила удивленная начальница приюта, вовсе не ожидавшая увидеть меня в середине месяца, - чем я могу помочь?
   - Скорее, это я могу, - усмехнулся ей в ответ, - все готово и тебе осталось только явиться в госпиталь.
   Сначала бывшая Анбу только вопросительно приподняла бровь, но потом до нее дошло о чем я говорю и еще вполне симпатичное, но обычно хмурое лицо куноичи буквально засияло, питаемое надеждой. Что не говори, а для пользователя чакры стать калекой намного страшнее, чем для обычного человека.
   - Конечно, не стоит рассчитывать на использование чакры новой конечностью сразу же после операции, в отличие от глаза, - предупредил я, - но несколько сеансов лечения и будет как родная.
   - Как новая?
   - Ну, разве что придется заново привыкать к наличию руки после столь долгого срока и разрабатывать атрофировавшиеся мышцы некоторое время, вот только это единственный минус, - пожал я плечами и положил на стол извлеченный из кармана номерок с указанием даты и времени, - в регистратуре я уже выбил время на вторую половину среды, так что не опаздывай.
   - Спасибо, - Сузука столько чувства вложила в это простое слово, что я даже почувствовал себя немного неуютно.
   Печальная правда практически каждого практикующего ирьёнина, это отсутствие благодарности большинства пациентов - если твоей работой является лечение, то мало кто станет благодарить за то, что является само собой разумеющимся. А учитывая, что некоторые личности и вовсе стремяться смотаться как можно быстрее из-под опеки мед персонала не долеченными, так и вовсе приходится запугивать больных, чтобы не рыпались с коек до полного выздоровления.
   - Пожалуйста, - кивнул ей и бросив взгляд на часы, начал прощаться, - к сожалению, остаться поболтать не могу, поскольку сбежал из госпиталя только на обед и сейчас мне пора возвращаться. Всего хорошего и до встречи через два дня.
   Спустившись на первый этаж, я вышел на улицу и подавил норовивший вырваться обреченный стон - мелочь уже покушала и вывалила на улицу играть под присмотром воспитателей.
   - Рью-нии-сама!
   Вот один из сорванцов меня заметил и уже все три десятка малышей от двух до семи лет обоих полов облепили со всех сторон, повиснув на ткани одежды. Фыркнув на засмеявшихся над моим положением женщин, я со вздохом присел на корточки, даже так возвышаясь над окружающей малышней почти на две головы и потрепал ближайших по головам.
   - Здорово разбойники, надеюсь, вы слушаетесь воспитательниц?
   - Да!!!
   Немного потряся головой, чтобы избавиться от звона в ушах, образовавшегося после звонкого вопля окружающей ребятни, я вздохнул и распечатал небольшой кулек со сладостями (для меня небольшой, а для мелких и на три десятка найдется чего пожевать).
   - В таком случае, за ваше хорошое поведение я оставляю Нури-сан этот кулек со сладостями, которые вы получите к чаю на ужин, - передав подарок мгновенно оказавшейся рядом женщине под дружный разочарованный стон малышни, я поднялся, - к сожалению, у меня еще хватает дел, потому всем пока.
   Детишки огорченно затихли.
   - А поиграть? - пропищала какая-то светловолосая крохотулька с огромными глазищами непролитых слез. Решимость в этот раз не тратить напрасно чакры получила буквально физический удар от такого зрелища, а когда к ней присоединились остальные, строя глазки, взревел мгновенно проснувшийся родительский инстинкт и у меня не осталось иного выхода, кроме как сдаться.
   - Ладно, ладно, будет вам поиграть, - вздохнул я, собирая минимальное количество чакры, необходимое для создания техники.
   Рядом появился каге буншин, оставленный на растерзание детворы, а я помахав всем на прощание, поспешил покинуть игровую площадку перед приютом, пока и меня не загребли. Клон их на пару часов займет, а больше и не надо. Вот только планы планами, а подходя к закрытой калитке, я обнаружил, что рядом с ней на земле сидит крохотная фигурка и что-то грустно чертит прутиком по земле. Девочка, судя по внешнему виду, три или четыре годика, в опрятном, но потрепанном бежевом платьице с цветочками и легких сандаликах. Короткие темные волосы немного закрывают лицо, не позволяя его четко разглядеть, а коленки и локти покрыты царапинами и ссадинами, количество которых показывает активность ребенка. Остановившись рядом, я секунду боролся с собой, но все же решил вмешаться - минута-другая ничего не решают, а остаться безучастным как-то больше не получается. Присев, я потрепал девочку по колючей шевелюре.
   - И почему мы тут сидим одни, вместо того, чтобы идти играть с друзьями? - спросил я как можно более мягким тоном.
   - Папу жду, - печально пропищала кроха, по-прежнему не поднимая головы.
   - Ну, если бы ты его просто ждала, точно не с настолько печатьным видом, - пожурил я девочку.
   - Он задерживается, хотя должен был вернуться еще три дня назад.
   Черт, обычно, если шиноби задерживается на трое суток, то остается очень маленький шанс, что он вернется живым. В девяти случаях из десяти, отца этой девочки нет в живых. Конечно, есть еще вероятность его нахождения в госпитале, но в таком случае всем родным об этом сообщают, в том числе и детям, даже если они находятся в приюте.
   - А твоя ка-чан? - попробовал зайти с другой стороны.
   - Ка-чан сильно болеет и не может за мной следить, потому то-сан отводит меня на время миссии сюда, а затем забирает домой.
   Мда, ситуация - фигня.
   - Как тебя зовут-то, чудо? - со вздохом спросил, залечивая царапины и ссадины, вызвав восхищенный вздох ребенка.
   - Анко, - сообщила мелочь, поднимая на меня взгляд своих темных глазищ, а мое сердце поропустило удар.
   Ну ни х** себе! Немного отойдя от шока и удивления - разве она уже должна была родиться? - порадовался наличию маски и очков, далающих мою мимику лица трудно читаемой. По крайней мере, никто из окружающих не заметил моего охреневания и зеленое свечение шосен но дзюцу даже не дрогнуло. Но случайно наткнуться на одну из хорошо знакомых девушек из манги Наруто так внезапно, несколько выбило меня из колеи, как и возможность увидеть крутую куноичи в столь нежном возрасте. Конечно, на что-то подобное я и рассчитывал, начиная эту возьню с приютами, но если честно, результата не ожидал. Попробуй узнать взрослого нарисованного персонажа в совершенно обычном ребенке. С учетом мира, конечно. А уж какая Анко милота получилась! Так бы и затискал, если бы не опасался негативной реакции. Черт, сейчас совершенно нет времени разбираться с ней, а оставлять ее просто так в приюте не хочется - у бедняжки и так тяжелая судьба впереди, если не вмешаться.
   - Хмм, знаешь что, Анко-чан, давай я забегу сюда денька через три и если твой то-сан до тех пор не появится, то дам тебе возможность повидать маму, - предложил ей, - ты ведь помнишь дорогу домой?
   А там и посмотрим, чем она болеет.
   - Помню, - серьезно кивнула она, я почувствовал как буквально расплываюсь в умилении, глядя на эту серьезную мордашку.
   - Отлично! Раз мы договорились, то давай беги играть с остальными, - потрепал ее по голове, закончив с лечением.
   Энергично подскочив на ноги, малявка деловито отряхнула платье от земли и побежала к толпе ребятишек, что развлекал мой клон, показывая чудеса контроля чакры и сводя малышне мелкие ранки.
   - Спасибо, ни-сан! - прокричала Анко, на мгновение остановившись и помахав рукой.
   Помахав в ответ, я вздохнул и собирался уже уйти, как раздавшийся сбоку голос заставил меня вздрогнуть.
   - Вы будете прекрасным отцом, несмотря на свой юный возраст, Рью-сама, - сморщенное лицо пожилой женщины, неожиданно оказавшейся совсем рядом, хотя я готов был поклясться, что еще мгновение назад она находилась рядом со входом в здание приюта, расплылось в понимающей улыбке.
   Блин, проклятые ветераны и их способность подкрадываться, несмотря ни на какие сенсорные способности! И нечего мне тут намекать на двух любовниц! Проклятая сеть слухов Конохи распространяет свежие сплетни едва ли не быстрее скорости света!
   - Да уж стараюсь, - пробурчал я в ответ, не зная что на это сказать.
   - Акико хорошая девочка, которой сильно не повезло и сейчас ей необходима любая поддержка, какая только возможна, - вздохнула воспитательница, - в том числе и дочери.
   Я вопросительно приподнял бровь.
   - Похоронка на отца Анко, Шиори Ро, пришла вчера, - печально пояснила пожилая куноичи, - мы ее не показывали, чтобы излишне не расстраивать.
   Шиори Ро? Погоди-ка, а я про него слышал - чел довольно сильный шиноби и одногодка Хатаке Сакумо. Говорят, здорово зажигал против суновцев, а потом и против Ивагакуре, заработав на свою голову солидную нараду в десяток миллионов рё и А-ранг. Входил в сотню лучших джонинов деревни после окончания войны и его даже прочили на место в совет джонинов. По крайней мере, теперь понятно, откуда у Анко талант к стезе шиноби. Сейчас если еще и мать ее помрет, то Митараши в приюте пропишется на постоянное место жительства и история пойдет по накатанной колее. Лучше этого не допускать.
   - Спасибо за информацию, - кивнул я, - я ей воспользуюсь с толком.
   А теперь пора и честь знать - на работу уже опаздываю и одноглазый хрен точно выговор вкатает, если обнаружит задержку!
   - Шуншин!
  
   Глава 7.
  
   Раздавшийся стук в дверь отвлек меня от заполнения формуляров на прошлого посетителя, но ощущение знакомой чакры стоявшего перед моим кабинетом человека, позволило вернуться к документам. В конце концов, именно для этого пациента у меня все давно готово.
   - Открыто, - крикнул я, не отрываясь от работы.
   Дверь открылась и закрылась, пропуская в кабинет бывшую куноичи, а ныне управляющую небольшого приюта.
   - Рью-сан?
   - Да-да, я сейчас закончу и буду полностью в твоем распоряжении, - ответил ей, на секунду отрывая взгляд от бумаг.
   Момента мне хватило мельком осмотреть посетительницу и опустить взгляд обратно, но как только увиденное осозналось, я вновь невольно взглянул на Судзуку. А посмотреть было действительно на что - в отличие от своей обычной одежды, которую Анбу в отставке предпочитала носить на службе, из довольно мешковатой куртки и штанов, практически закрывавших все тело от взглядов и скрадывавших выпуклости фигуры, на этот раз Судзука одела простое светло-синее платье с длинными рукавами и белыми сандаликами на босу ногу. Плотно облегая фигуру, оно выгодно выделяло точеную фигурку женщины и подчеркивало довольно приличные достоинства, оказавшие вовсе не такими маленькими, как мне казалось раньше. Несмотря на свободно болтающуюся нижнюю часть правго рукава и то тут, то там показывавшиеся из-под ткани части шрамов на коже и закрытый повязкой глаз, выглядела она очень даже симпатично. Во всяком случае, я более чем уверен, что любая обычная женщина ее возраста плакала бы от зависти, не имея возможности выглядеть так же привлекательно. В этом мире. Прошлый, где подавляющее большинство не следит за своей формой, даже вспоминать не желаю. Мда, со сменой одежды и самой капелькой косметики (используемой в основном богатыми людьми по причине большой дороговизны), Судзука выглядела на тридцать с лишним, нежели на свой настоящий возраст. Впрочем, это характерно для большинства пользователей чакры, старевших несколько медленнее обычных жителей, если не вспоминать тех же Сенджу и Узумаки.
   Заметив, что я ее пристально осматриваю, задерживаясь на вполне приятных мужскому взгляду выпуклостях, экс куноичи довольно улыбнулась.
   - Отлично выглядишь, - совершенно искренне похвалил я.
   Несмотря на то, что платье не имело глубокого выреза, видимый краешек груди смотрелся очень соблазнительно, а довольно тонкая ткань не так много оставляла воображению. Со вздохом оторвав взгляд от зрелища, на которое можно было любоваться долго (кобелиную натуру не переделаешь, со сколькими женщинами не встречайся), я вернулся к работе, указав посетительнице на кушетку у стены, застеленную простыней.
   - Присаживайся пока - сейчас закончу с бумагами и можно будет заняться тобой.
   Собственно, оставалось не так много формуляров, потому, уже через пару минут я положил заполненные листы в толстенькую папку и убрал ее в шкаф к делам остальных моих пациентов. У каждого шиноби или куноичи имеются подобные личные дела с описанием полученных травм и способов лечения на случай возможных осложнений при операциях, причем у подавляющего большинства переживших хотя бы один десяток лет службы - очень толстые, не упоминая про монстров, типа добровольно вышедших в отставку по причине возраста. Что поделать, профессия боевиков и убийц весьма травмоопасна. Вообще, с возрастом у военных сил деревни настоящая чехарда - по общим понятиям, достигший четверти века боец считается чуть ли не стариком и вполне может выйти в отставку на законном основании. Между тем, достигший сорока или пятидесяти лет, шиноби может выглядеть на тридцать-тридцать пять (Хаширама, в свой полтинник тянувший едва ли на половину своего возраста, если судить по фоткам Мито, является наиболее ярким примером, не считая Узумаки), в зависимости от общего количества полученных за всю жизнь ран и степень их опасности. Среди кланов вообще не редки случаи, когда вышедшие в отставку бойцы не только заводили семьи в таком возрасте, но и успевали понянчить праправнуков, если хроники в клановой библиотеке не врут. И это без всяких плюшек к продолжительности жизни со стороны кеккей генкай или генома. Впрочем, дед погиб на войне в шестьдесят три года и по общему состоянию здоровья должен был протянуть как минимум еще полтинник, если не больше. А не будь войны и опасных миссий, картину четырех-пяти поколений одной семьи можно было бы наблюдать повсеместно, нежели только у законопатившихся на острове Узумаки.
   - Ну что, начнем? - спросил я, поворачиваясь к бывшей Анбу. - Закатывай рукав до предплечья, снимай повязку и ложись - буду тебя усыплять.
   - Усыплять? - удивилась Судзука, тем не менее, выполняя приказ.
   - Подсоединение нервов к новым частям тела - довольно болезненная процедура, - пояснил я и внезапно расплылся в ухмылке, подмигивая, - или боишься, что я не только займусь непосредственной задачей, но и дам волю рукам?
   - Для этого вовсе не обязательно меня усыплять, - насмешливо фыркнула бывшая куноичи, укладываясь на кушетку, - и в отличие от остальных пациентов, меня отвлекать вовсе не требуется, хотя внимание такого симпатичного молодого человека мне откровенно льстит.
   Досадливо цикнув языком, я кивнул.
   - Тогда спать, - положив окутавшуюся зеленой чакрой руку Сузуке на лоб, я погрузил ее в глубокий сон.
   А теперь, по всем законам жанра я должен воспользоваться оказавшейся в моей власти беспомощной женщиной и удовлетворить свои низменные инстинкты... Господи, что за чушь лезет в голову! Вздохнув, я достал из кармана свиток и распечатал емкость с глазом, плававшим в консервирующей жидкости. Заменить поврежденный на почти такой же целый не составило никакого труда и заняло всего пол минуты. Главное преимущество запланированной операции перед проводимой в полевых условиях - возможность подготовиться. Убрав дефективный орган в банку, я запечатал ее обратно (хорошая возможность на досуге попытаться его восстановить), я проверил общую работоспособность с помощью нескольких ложных импульсов и удовлетворившись результатом, переключился на руку. Как я говорил, все отличие в возможности подготовки - отторжение органов в большинстве случаев происходит из-за несовпадения типа крови и чакры в новом куске тела, вот только при наличии всего двух стандартных (для опытного фуин-пользователя) печатей, используемых в госпитале, их можно просто вытянуть и получившийся кусок плоти подсоеденить калеке, позволив чакре и крови нового тела циркулировать по нему.
   Потому, пережав кровеносные сосуды на ладонь выше обрубка, я аккуратно срезал полтора сантиметра плоти и кости от зажившего места, после чего распечатал конечность и принялся за работу. С моим опытом лечения различных травм и ранений, срастить мышцы, кости и кожу не составило никакого труда, как и сосудов. Восстановив кровоснабжение в руке и наблюдая, как тоненькая и почти прозрачная в своей белизне кисть постепенно восстанавливает свой природный объем и цвет, я принялся за нервы, проверяя основные очень слабыми импульсами райтона и по подрагиваниям пальцев отслеживая результат. Впрочем, это было не самым сложным и спустя пол часа убедившись в относительной работоспособности новой руки на сигналы новой нервной системы, я приступил к более сложной задаче - соединению обрывков кейракукей в одну гармоничную структуру. Учитывая чакроканалы на грани разрушения с одной стороны и давно не использовавшиеся с другой, приходилось быть очень осторожным, чтобы надежно их соединить и не разорвать к чертям собачьим одним неосторожным усилием. Кто пытался вытащить большим пинцетом видимую только в лупу занозу, меня поймет. Радовало только то, что эти чакроканалы не приходилось восстанавливать с нуля и было их не так много как в туловище. Убив полтора часа и все же добившись приемлимого результата, я снял наведенный сон с Сузуки и облегченно присел рядом. Утомился не физически, а скорее умственно, полностью сосредотачиваясь на деликатной задаче. Не представляю какой должен быть бешеный контроль чакры у Тсунаде, если она без проблем может не только быстро соединять порванные чакроканалы, но и восстанавливать их с нуля за сравнительно короткое время. Уж на что у меня хороший контроль, выстраданный многолетними потом и кровью, но для подобной легкости он требуется как бы не на порядок лучше, чего мне в ближайшие годы не добиться, если вообще какой-либо шанс имеется с моим огромным объемом чакры. Все же сенджу хоть и превосходят в данной категории многих, но даже до полукровок Узумаки не дотягивают.
   - Рью-сан?
   Повернув голову, я увидил как сонная Сузука удивленно рассматривает обоими глазами свою новую руку. Конечно, пигментация кожи кисти несколько более темная, чем остальная часть конечности и отчетливо видна граница, но и только.
   - Первое время желательно руку не напрягать и упаси боги - использовать чакру, но с постепенным восстановлением моторики и привыканием, должна слушаться как родная, - сообщил я женщине, улыбаясь. - Глаз же должен работать хорошо уже сейчас.
   Согнув и разогнув еще плохо слушавшиеся пальцы, Сузуме совершенно неожиданно шмыгнула носом, а глаза заблестели влагой.
   - Спасибо, даже не знаю, как смогу тебя отблагодарить, - улыбнулась она, бросив такой взгляд, что мне неожиданно стало жарко.
   - Не стоит благодарности, отмахнулся я.
   Все же, только ради таких вот взглядов стоило выбрать профессию ирьёнина. Я скромно не стал упоминать, что ее вписали в увеличенный обеденный перерыв со скандалом чиновников администрации и угрозами уволиться к демоновой матери с моей стороны. К сожалению, протащить управляющую приютом до начала рабочего дня не получилось, в отличие от Шибатори и его ученицы. Блядские бабы, сидящие в регистратуре и на кассе (отрыжки аппарата Хокаге, никогда не бывшие шиноби) не поленились дойти до одноглазого Хьюги с таким "безобразием", но были посланы и благополучно заткнулись. Будут эти шавки мне еще указывать, кого принимать в первую очередь, а кого отдвигать в конец или вообще не принимать за отсутствием денег. А что у бывшей Анбу их нет - это и спрашивать не надо. С таким ублюдочным отношением к собственным людям, я все чаще подумываю о создании своего небольшого медицинского учереждения на клановой основе. Толку явно будет больше, а цены меньше. Набрать молодняк из приюта, хорошенько подучить пару лет и потом постепенно повышать квалификацию во время практики на живом примере.
   Внезапный поцелуй, прервавший мои размышления, заставил обратить внимание на настоящее. Не сказать, что я оказался очень удивлен, но руки совершенно самостоятельно сошлись на талии сидящей рядом женщины, прижимая крепче.
   - Не то чтобы я жаловался, но это было вовсе не обязательно, - сообщил я, после того как со вздохом сожаления отстранился.
   - Я знаю, вот только оставить тебя даже без поцелуя в награду за полноценное возвращение к нормальной жизни, вместо постоянного ощущения себя калекой, стоит намного большего, уж можешь мне поверить, Рью-кун, - усмехнулась Сузуме.
   - Вообще-то, у меня уже две любовницы имеются, - сообщился я с сарказмом, намекающе бросая взгляд на ее руки, так и не выпустившие мою шею из объятий.
   - Знаю, потому и ни на что не претендую, все же наша разница в возрасте слишком велика для нормальных отношений, - пожала плечами бывшая куноичи, но вдруг оказалась очень близко и зашептала на ухо, - только покувыркаться пару раз в постели вовсе не возражаю, если появится такое желание.
   Чувствуя упругие выпуклости, я непрозвольно опустил взгляд в вырез платья и убедился в отсутсвии какого бы то ни было нижнего белья на посетительнице, а организм тут же сделал попытку отреагировать вполне понятным способом, но к счастью я успел пресечь конфуз и сохранить внешнее спокойствие. Вот только Сузуку оказалось не так просто обмануть, ее знающая улыбка ясно показала осведомленность моей реакции на столь прямую провокацию. Впрочем, комментировать она не стала, предпочтя удалиться, оставив последнее слово за собой. Уже через пару мгновений, когда я более-менее взял под контроль разгулявшиеся мысли и даже придумал достойный ответ, высказывать его оказалось некому. Мда.
   - Кто это был? - внезапно засунул голову в дверной проем Еши.
   - Хорошая знакомая, которой необходимо было помочь, - отстраненно ответил я и встрепенувшись, спросил, - ты что-то хотел?
   - Да так, посмотреть на ту, из-за которой поднялась недавно такая буча, - хмыкнул Куминари, - на еще одну любовницу не похожа.
   Подавив желание спрятать лицо в ладонях, я лишь еще раз вздохнул.
   - Всего лишь заведующая приюта, куда я часто жертвую деньги, к тому же старше меня на два с половиной десятка лет, так что твоя теория на счет любовницы не состоятельна. И вообще, хватит тут зря болтаться - лучше зови следующего пациента и сваливай к себе, - огрызнулся на знакомого.
   - Ва! Рью страшный, - изобразил испуг ирьёнин и быстро смылся, а в кабинет шагнул шиноби с замотанными руками.
   Наверняка очередной идиот, пострадавший во время тренировок катона. Че, не люблю ожоги - возни много, а хорошая противоожоговая мазь готовится достаточно долго и требуется ее много.
  
   Глава 8.
  
   - Привет, Анко-чан, - присел я возле малявки, так и сидевшей около калитки в то время, как все остальные дети бегали и весилились на площадке перед приютом.
   - Рью-сан, - подняла голову девочка.
   - Как и обещал, сегодня мы пойдем проведать твою ка-чан, - улыбнулся я.
   Ради большего успокоения ребенка, я даже не стал использовать свою обычную маскировку, стянув маску с лица на шею и запихнув очки в карман неизменного плаща.
   - Правда?! - вскочила на ноги кроха, смотря на меня полными надежды глазищами.
   - Правда-правда, - кивнул я, - надеюсь, ты помнишь дорогу до дома?
   - Да! То-сан часто отводил меня и наш дом не так далеко отсюда, - радостно закивала Анко.
   - Тогда пошли, - подхватив пискнувшую малышку на руки и усадив на плечо, я кивнул пожилой воспитательнице и вышел с территории приюта на улицу, - ну давай, командуй!
   - Сначала мы идем прямо, потом направо и еще раз на право, затем на лево и прямо до конца улицы, там поворачиваем налево и через несколько домов будет наш! - возбужденно затараторила девочка, едва немного освоилась и крепко обхватила мою голову для большей устойчивости.
   Впрочем, я и так придерживал ее ладонью просто на всякий случай. Память у мелочи действительно оказалась хорошей и спустя десяток минут петляния по улочкам и переулкам жилой части не самого бедного района Конохи, мы добрались до места... Не без жертв с моей стороны - я и забыл насколько болтливы маленькие дети в таком возрасте с дружелюбными взрослыми. Миллион и один вопрос "почему?", "как?", и "зачем?" натурально выели мне мозг и почти заставили оглохнуть на правое ухо. А еще Анко жутко понравились мои волосы и не сходя с места эта неугомонная егоза попыталась заплести мне косички, чуть не свалившись в процессе этого увлекательного занятия со своего насеста. С ужасом ожидаю того момента, когда подрастет моя доча и превратится в такой же жужащий моторчик. Ха, я даже удостоился сочувственного взгляда и кивка от патрульного чунина Учиха, мимо которого мы проходили - наверняка у парня свои такие же маленькие кошмарики есть.
   Впрочем, до маленького аккуратного двух этажного домика, несколько меньше моей лавки мы добрались и сняв Анко с плеча, я постучал по обычной деревянной двери, какую можно встретить и среди современных домов. Никакой старины, сдвижных дверей и панелей древне-японского стиля, что так популярен у подавляющего большинства кланов и наиболее состоятельных жителей Конохи.
   - Твоя ка-сан точно дома? - спросил я у девочки, когда никто нам не ответил и из дома не донеслось ни звука.
   Учитывая, что и мои чувства сенсора не смогли обнаружить человеческого присутствия внутри, а мать девочки точно куноичи, судя по тому, что я слышал, то это очень тревожный знак. Правда, что-то такое есть на границе чувствительности, но даже люди с полностью неразвитой системой чакры ощущаются лучше. Странно...
   - Да, ка-чан еле передвигалась по дому, так что не могла никуда уйти, - обеспокоенно сообщила малышка, начав шмыгать носом и в паре шагов от слез.
   - Хмм, тогда мы поступим как настоящие шиноби, - заговорщицки прищурился я, наблюдая как лицо Анко моментально просветлело и она чуть ли не завибрировала на месте от предвкушения.
   Эх, я уже и забыл как легко отвлечь детей чем-нибудь захватывающим. Не став обманывать ожидания малявки, я поднял вверх указательный палец правой руки и сформировал из него короткий столбик сияющей синей чакры чакры, вызвав восхищенный вздох.
   - А сейчас мы вставляем его в замочную скважину и..., - преобразовав чакру внутри замка, я повернул руку до щелчка и вынул почти точную реплику подходящего к нему ключа, - открываем дверь!
   Подергав ручку вроде бы открытой, но не желающей поддаваться двери, я вопросительно посмотрел на хихикающее дите.
   - Там еще крючок, - сообщила с огромной улыбкой малявка.
   Надменно хмыкнув к вящей радости маленькой спутницы, я сформировал тонкое лезвие и просунув его в едва заметную щель между косяком и торцом, провел с низу вверх до тех пор, пока не встретил небольшое сопротивление и на другой стороне не звякнул металл.
   - Вот так! Никакому крючку настоящего шиноби не остановить! - триумфально ухмыльнулся я, играя на публику.
   Анко счастливо запрыгала на месте, хлопая в ладоши и смеясь, а древний старичок, устроившийся на лавочке у противоположного дома неодобрительно покачал головой, хотя я заметил смешинки в его прищуреных глазах.
   - Ну что, добро пожаловать домой, - сказал я, распахивая дверь, - время проверить твою маму.
   Несмотря на это, первым вошел все же я.
   - Э-э-эй, есть кто дома? - позвал я в тишину, после чего повернулся к мелкой. - И где твоя ка-чан может быть?
   - Она в последнее время очень плохо себя чувствовала и почти не вставала с постели, - ответила моментально погрустневшая Анко, вцепляясь мне в штанину и таща за собой из прихожей глубже в дом.
   Я скинул сандали у порога и только после этого позволил себя увлечь, поскольку мысль о молявке едва ли больше пятнадцати килограмм весом тянувшей за собой сто килограммовую тушу способна вызвать только улыбку, но ни как не реальное положение дел. Протащив меня по небольшой уютной гостинной, малявка целеустремленно бросилась к одной из двух замеченных дверей, игнорируя ведущую на второй этаж лестницу и еще один коридор с другой стороны, а за ней пошел и я, явственно морщась от запаха болезни и немытого тела.
   - Ка-чан, я дома! - звонко провозгласила она, распахивая дверь в... спальню.
   - А-анко-чан? - донесшийся до меня от двуспальной кровати слабый сонный шепот подтвердил, что дом действительно обитаем.
   Вот только тот факт, что я ощущал меньше чакры, чем от самых небольших животных от лежащей на кровати женщи... присмотревшись получше, я едва сдержал рвущееся сквозь зубы ругательства - лежащую на кровати можно было назвать как угодно. Девочкой, подростком, с некоторой натяжкой девушкой, но никак не полностью сформировавшейся женщиной, хотя ее откровенно плачевное состояние буквально живого скелета, пока еще обтянутого кожей, все равно намекало на когда-то присутствовавшие внушительные достоинства слабого пола. Мать Анко оказалась очень молодой.
   - То-сан долго не приходил, а я все ждала и ждала, а он все не приходил, а ты тут и уйти мне не разрешали воспитательницы, но потом появился Рью-нии и пообещал сводить домой! Он такой классный! Я прокатилась на его плече! Так высоко! У него такие красивые и шелковистые волосы, но заплести косички не дал! И много знает! А еще он может доставать из пальца светящуюся штуковину и ей открывать замки и крючки! Именно так мы попал домой. Мы постучали, но ты не отвечала, так что как настоящие шиноби, мы проникли внутрь! Все в приюте говорят, что Рью-нии здоровский доктор, может он вылечит тебя? А то ка-чан все лежит и лежит, и не гуляет! А папа все не возвращается, а в приюте хоть и здорово, но я скучаю и хочу домой! - обрушила поток сознания на Акико мелкая, подскочив к кровати и ухватив за костлявую кисть.
   Видя, что это может продолжаться еще долго, пока девчушка не выплеснет все свои переживания, я подошел поближе и опустившись на колено, потрепал ее по голове. Учитывая внешнее состояние больной, едва ли она вообще понимает что-либо из слов своей дочери кроме самого факта ее присутствия рядом.
   - Анко-чан, прекрати болтать и дай мне спокойно осмотреть твою ка-сан, - обратился я к недоуменно замолчавшей малышке.
   Подхватив ближайший стул, я поставил его около кровати и присев, активировал шосен но дзюцу. И первые же результаты обследования заставили меня пожалеть, что вообще удалось наткнуться на Анко и вляпаться в это посещение. Пожалеть ровно до тех пор, как я краем глаза заметил полное надежды личико девчушки, по прежнему вцепившейся в руку своей полумертвой матери. А суровые факты заключались в том, что Акико была уже почти мертва. Источник вырабатывал такой мизер чакры, что даже в одной моей волосинке имелось больше, и практически был готов потухнуть. Кейракукей оказалась почти полностью уничтожена, а те немногочисленные остатки, что все же каким-то чудом смогли уцелеть, даже стыдно было называть чакроканалами. Тело было на последней стадии истощения и могло похвастаться критической потерей массы. Высокая в общем-то девушка на данный момент весила что-то около двух с лишним десятков килограмм и находилась на грани коллапса организма. Про присутствие каких-то мышц я вообще не заикаюсь. Кое-как еще работающие органы пока выполняли свои функции, но без нормальной подпитки, находились в шаге от отказа. В общем, мама мелкой вполне могла протянуть день, ну может два при большой удаче, но и только. И вот это мне предстояло лечить. Просто прекрасно! Самое страшное, что девушке действительно оказалась около восемнадцати лет, если судить по костям. Ну и как их тут бросить?
   - Вы...
   Слабый шепот отвлек меня от тяжелых размышлений, заставив обратить внимание на саму будущую головную боль.
   - Я Рью Нара и на данный и неопределимо долгий момент - ваш ирьёнин, - представился, мимолетно удивляясь тому, что жутко истощенная куноичи вообще способна шептать.
   - По... жалу... а... Анко...
   Вглядшись во впавшие глаза девушки, я вздохнул.
   - Сейчас твоя задача лежать и не отвлекать меня, молча, - веско произнес я, после чего обратился к встревоженно стаявшей рядом малявка, - Анко-чан, принеси мне какую-нибудь кружку для воды.
   - Сейчас! - получившая задания девчушка стремительно умчалась, а я порылся в карманах и достал несколько своих особых кровяных пилюль, всегда таскаемых с собой на всякий случай и пару пищевых производства Акамичи. Учитывая крайнее истощение и обезвоживание организма, сейчас лучше всего напоить ее, совместив с вводом питательных веществ.
   - Вот!
   Прибежавшая Анко вручила мне большую деревянную чашку, раскрашенную какими-то цветочками и точно не применявшуюся раньше по прямому назначению, если судить по тонкому слою пыли внутри. Протерев емкость платком, я активировал печать во рту и наполнил ее примерно на две трети, заслужив восхищенный вздох маленькой наблюдательницы, после чего раскрошил пять пилюль в воду. Немного подумав, я достал еще одну кровяную и отправил ее следом. В отличие от обычных кроветворных, имеющих весьма неприятный побочный эффект истощения ресурсов организма ради восстановления потерянной крови, мои подстегивают общее состояние и дают энергию на более результативное самолечение, не забирая ничего в замен. Самое то в данном случае с пищевыми пилюлями.
   Приподняв голову девушки, я заставил ее выпить всю жидкость, после чего приступил к более прямым методам восстановления.
   Первая и самая главная - отсутствие чакры, без которой тело просто не способно нормально существовать. Увы, таков закон этого мира. А учитывая состояние источника, на самостоятельное восстановление надежд мало. Вообще, весь вид энергетики и поврежденного источника буквально кричит об отсутствии должного ухода во время беременности - Анко скорее всего ее просто высосала почти досуха при своем развитии, а после рождения почему-то никто не озаботился смягчить последствия для девушки, разом переставшей быть куноичи. Скорее всего, рожала Акико либо дома, либо в обычной больнице для обычных людей. Самое отвратительное, что у девчонки был огромный потенциал - в ином случае она бы не протянула и года с таким плачевным состоянием кейракукей, а простое невежество молодой пары родителей почти стоило жизни матери. И сомневаюсь, что ей когда-либо удастся полностью восстановиться даже при моей помощи. Прямо хоть огромный плакат вешай на стене госпиталя у входа, чтобы уж точно никто не пропустил.
   Вздохнув, я одной рукой принялся закачивать чакру по капле прямо в источник, стимулируя его работу, а второй - накачивать органы медицинской чакрой. По большему счету, ничего другого пока и не требовалось делать, поскольку истощение всех видов просто нельзя воспринимать как ранения. Чтобы тело продолжило жить, необходимы ресурсы, постепенным восстановлением которых я и занимался. Пусть это не такая сложная задача, но и перебарщивать, особенно с моей плотной чакрой не стоило, иначе вместо помощи, я только быстрее угроблю девушку.
   Потратив около четырех часов, я убедился в том, что Акико в ближайшее время помирать не собирается и только после этого позволил себе немного расслабиться и обратить внимание на ни разу меня не побеспокоившую малявку. Анко обнаружилась на другой стороне кравати, мирно посапывая рядом с мамой. Умница какая! Сообразила, что мне лучше не мешать.
   Потянувшись и похрустев затекшими суставами, я отыскал чашку на полу и повторил создание энергетического напитка, после чего разбудил заснувшую почти сразу после начала процедур больную.
   - Пей.
   Выдув вторую чашку воды и заметно оживившись, куноичи даже попыталась приподняться, но я довольно чувствительно шлепнул по лбу, заставляя принять горизонтальное положение.
   - Лежа, - тихим, но не терпящим никакого возражения голосом, скомандовал я.
   - Кто... вы?
   - Рью Нара, ирьёнин, притащенный сюда Анко из приюта, - решил я сразу поставить все точки над "i", - благодаря чему вы все еще находитесь в мире живых.
   - Почему...? - прошептала больная.
   - Почему помогаю? Это довольно сложный вопрос, - задумчиво почесал я затылок, после чего широко улыбнулся, - наверное, просто не смог отвернуться, смотря в полные надежды глаза вот этой малявки.
   - Анко-чан?
   Девушка повернула голову туда, куда я указывал и слабо улыбнулась. На мгновение прикрыв глаза, она вновь посмотрела на меня.
   - Я не умру? - едва слышный шепот содержал в себе столько надежды, что мне стало даже как-то неудобно.
   - Мы все умрем, вот только разница в сроках, - мрачно пошутил я, но чтобы не пугать, тут же добавил, - после моих усилий тебе должно полегчать, так что в ближайшую неделю не умрешь, а если удастся собрать воедино ошметки от твоего кейракукей и провести от источника к органан, то даже до пожилого возраста при удаче дотянешь. Конечно, тем, что не занялась своим здоровьем сразу после беременности или даже во время нее, десяток лет с высшей планки ты однозначно себе скосила, как и на корню уничтожила всякий шанс вновь стать шиноби, но жить жизнью обычного человека ничего не должно помешать. Поэтому, сейчас лежи смирно и дай мне сделать свою работу.
   Акико устало прикрыла глаза, а я принялся за дело. Слава богам, работа источника девушки начала стабилизироваться вместе с осторожной накачкой и поступлением питательных веществ в тело, так что я приступил к более тонким манипуляциям. Небольшое количество основных чакроканалов вокруг очага еще сохранилось, как и те, что ведут к голове, так что постепенно стягивая ошметки с разных мест, я начал формировать грубое, очень грубое подобие кейракукей для подводки к органам и по одному каналу в каждую конечность. На фоне того, что делал у Кейко - небо и земля, но сейчас мне вовсе не требовалось восстанавливать в идеальном состоянии кейракукей, а всего лишь сделать так, чтобы чакра вообще могла распространяться по телу, без непосредственной возможности выхода наружу. В конце концов, тенкецу требуются для использования дзюцу, а не для нормальной жизни. Эх, но какую потенциальную куноичи просрал Ро - даже с учетом неразвитости, подорванный беременностью, долгой болезнью и истощенностью тела, ее источник уже начал восстанавливаться и оставался на уровне крепкого чунина. Подожди ее муж годика два-три и Акико смогла бы рожать детей даже от сильнейших шиноби без особых проблем. Все, что требовалось - время. Хотя, я в некотором роде понимаю Ро. Получи девушка возможность полноценно развиваться и через пару лет кланы бы ее заметили, став окучивать. Всего лишь потомственный шиноби против такого не потянет.
   Провозившись буквально до вечера с грубым подобием чакросистемы, я все же справился с задачей, хоть и работал на скорую руку. Наблюдая, как девушка начинает намного бодрее шевелиться и уже не кажется высохшим скелетом, я удовлетворенно кивнул и с наслаждением размял плечи, хрустя суставами. Ну, хоть и грубая замена, но и такая сойдет за место уничтоженной. Хотя... В голову закралась очень интересная мыслишка. Учитывая, что я уже достаточно натренировался на Кейко и месяца через три-четыре с ней закончу, то подвернувшаяся мне под руку девушка с практически уничтоженной кейракукей может прийтись очень кстати, только сперва следует сводить ее на осмотр в госпиталь для документирования текущего состояния. Можно даже к тому же Куминаро. Зато потом...
   Подумав о том, что через пару лет вполне вероятно получить высшую степень ирьёнина, я усмехнулся. В конце концов, на вторую требуется латание того, что есть, а вот на первую - уже полноценное выращивание чакроканалов и будущая подопытная у меня уже появилась. По крайней мере, это лучше, чем заниматься благотворительностью направо и налево при первой возможности. Так никакого здоровья не хватит. А что очередной больной оказался девушкой, так не мужиков же мне спасать бежать. Если мужчины, то сами должен выпутываться, а не сможешь, так другие найдутся. Чистка генофонда называется.
   - Так, чакры клону хватит примерно на полтора дня, - потребовалось не только отвлечь проснувшуюся Анко, но и накормить, пока я занимался делом, - и примерно тогда же тебе можно будет подниматься с кровати, так что как оклемаешься через недельку, то загляну и свожу тебя в госпиталь на обследование.
   - Спасибо, Рью-сама, - попыталась приподняться на локте и склонить голову Акико, но я легонько треснул ее по лбу парой пальцев, заставив остаться в лежачем положении.
   - Не стоит, я помогаю пусть и из сочувствия к Анко-чан, но и не забываю преследовать свои собственные цели, - покачал головой.
   Ага, отдавать такую светлую голову как у нее, не ценящему это Орочимару, вовсе не хочется. Если посмотреть, то Анко пусть и не на уровне гения Какаши или Итачи, но очень даже близко и не будь поганого клейма змеиного саннина со всеми сопутствующими последствиями, вроде отношения окружающих и потери нормального учителя, эта жизнерадостная девушка вполне могла бы пробиться в элиту джонинов как и ее отец. А может и до низшей планки эС-класса дотянула бы при должном обучении. Не-е-ет, такими кадрами никто, кроме политиков вроде Хирузена, не разбрасывается. К тому же, выползшие на высокий уровень ученики - это охренеть какой политический капитал среди шиноби. Достаточно посмотреть на того же обезьяна, власть которого в том числе держится и на поддержке трех сильнейших бойцов деревни к поддержке старейшин и клана с союзниками. Будь иначе и его попросили бы с трона сразу после окончания этой войны. А так переть против четырех бойцов из сильнейших нет желания ни у кого, не говоря уж про огромные отступные. Конечно, будь жив Дан и войди в силу Наваки - Сенджу бы могли попытаться сковырнуть Сарутоби с бездействием Тсунаде, поддержкой Мито и хотя бы Учих или Хьюг, но уж очень они своевременно скончались для Хирузена. Зуб даю, что без подставы здесь не обошлось.
   В конце концов, уже давно известно, что я являюсь учеником Мито и будь в этом необходимость, Сенджу поддержали бы не только Нара, но и Акамичи с Яманака. Добавим сюда дружбу джинчурики с Учиха (а нелюбовь к ним Хокаге и Ко вполне может подтолкнуть гордецов на союз), а так же ее учителя - Хатаке Сакумо, то получается очень даже мощная коалиция. Скорее всего, сюда же можно добавить и Инузук, если я попрошу об этом Тсуме, что готовится примерить на себя мантию лидера клана в ближайшем будущем от сильно сдавшей матери. Учитывая, что Тока Сенджу хоть и постарела, но по-прежнему остается одной из сильнейших куноичи Конохи, уступая только Мито-чан, то и по боевым показателям получается очень даже серьезно. И Хирузен с советниками могут быть недальновидными политиками, предпочитающими самые очевидные решиния (нет человека - нет проблемы), но никак не идиотами и должны были заметить, что я являюсь связующей нитью среди слишком многих сил деревни, чтобы оставить это просто так. Че, ненавижу политику, хоть уроки клановых старейшин и Узумаки все же приучают потихоньку смотреть на все с разных точек зрения и распознавать не очевидные с первого взгляда расклады.
   Попрощавшись с растерянной девушкой, так и не понявшей как реагировать на чудесное спасение, а так же Анко, я отправился домой. Оставалось только гадать, когда я успел так размякнуть, что начал переживать за, в сущности, посторонних мне людей, если еще недавно беспокоился по-настоящему только за одну Саю. Мда...
  
   - Рью-сама, - склонился в поклоне паренек-генин Нара, стоящий у ворот кланового квартала, стоило мне только приблизиться.
   Угу, после возвращения с фронта, моя репутация даже среди родного клана стремительно взлетела вверх, а уж после получения следующей степени ирьёнина, даже мужики старше меня раза в два стали относиться очень увожительно, пусть и не сгибаются подобно молодняку. Пошедшие слушки о смене кандидата в главы клана после дядиной отставки особенно раздражают, а Шикаку только погано ухмыляется и норовит спихнуть все на меня, ленивец ёкаев!
   - Да, Такаги-кун, в чем дело?
   - Шенесу-сама просил передать послание, как только вы вернетесь, - протянул генин свиток.
   - Спасибо.
   Взяв свиток, я тут же сломал печать канцелярии Хокаге и неспешно шагая по клановому кварталу в сторону дома и отвечая кивком на приветствие немногочисленных Нара по пути, принялся просматривать содержимое. Так, "Рью Нара, решением совета..." бла-бла-бла, ага, вот "принимаем вашу заявку на включение в состав сопровождения генинов на время проведения Экзамена на Чунина в Сунагакуре но Сато от клана Нара...". Отлично! Шенесу все же смог пропихнуть меня в сопровождающие! Пусть от нас идет только один человек, но это позволяет отправить наблюдателя. Экзамен начинается через две недели и выход за шесть дней, так что у меня еще пять дней на сборы (чтобы у кандидатов имелось хотя бы пара дней на отдых после прибытия) и завершения дел. Думаю, справлюсь. В конце концов, не на год покидаю деревню, а всего на пару недель, после чего перерыв в месяц перед началом третьего этапа, если мне память не изменяет. Понятия не имею, как это будет оформлено в Суне, но затем я и рвался на первый проводимый в этом мире экзамен - так сказать, историческое событие, при котором я буду присутствовать. Ну и возможность взглянуть на заочно знакомых личностей, что уже должны были родиться, не на поле боя.
  
   Глава 9.
  
   - Какого биджу! Что это такое, я тебя спрашиваю!? Сейчас, когда у нас только начала более-менее налаживаться работа, немногие восстановившиеся раненые смогли вновь выйти на работу и хоть чуток снизить нагрузку на остальных, я вдруг получаю вот ЭТО!
   Потряся смятым в кулаке свитком перед самым моим носом, одноглазый Хьюга с силой запустил его в мусорную корзину и продолжил орать.
   - Какая нахрен Суна! У тебя что, здесь дел не хватает?! Так я мигом обеспечу, чтобы прекратил маяться дурью! С сопляками можно было бы отправить любого практиканта, но отдавать ирьёнина твоего уровня, когда у нас и так не хватает квалифицированного персонала? Что за придурь!
   - Хиши-сан..., - устало вздохнул я, вынужденный выслуживать крики взбешенного старика уж около пятнадцати минут подряд с самого момента вызова в кабинет начальства.
   - Молчи! Все, что ты хочешь сказать я и так прекрасно слышал! Не глухой пока! - отмахнулся Хьюга.
   - Но...
   - Да-да, я прекрасно знаю, что работаешь за троих, а то и за четверых, вот только ты получаешь свой отпуск, а мне придется искать такое же количество ирьёнинов, чтобы заткнуть дыру в расписании, утвержденном на пару месяцев вперед! А нормально обученные медики на деревьях не растут, знаешь ли, как бы мне этого не хотелось! И денег на обучение в ближайшие годы Хокаге не даст, все самим приходится! А ты тут видете ли, прогуляться захотел, новые места посетить!
   Голос одноглазого старика буквально сочился сарказмом, а активированный в порыве чувств бьякуган, казалось, способен просверлить дырку своим взглядом.
   - Хиши-сан, не ожидаете ли вы, что я буду работать в госпитале все время? - в очередной раз вздохнул я, массируя переносицу. - У меня кроме работы ирьёнином на шее висит куча дел, включая и лавку с фуиндзюцу, которая вообще-то, доход приносит намного больший! Мало того, что сразу по возвращению с фронта я не имел возможности отдохнуть и неделю, восстановившись по вашей просьбе, но и работать приходится по четырнадцать-пятнадцать часов в день всего с одним выходным. Конечно, я понимаю, что и другие работают много и не щадя себя ради нужд шиноби Конохи, но всему должен быть предел! Мало того, что у меня не было времени как следует восстановить свою физическую форму, но в последние пару недель я заметил, что не набираю вес, а его теряю. Извините Хиши-сан, но жертвовать своими боевыми способностями ради других я не собираюсь! Мне за это слишком мало платят!
   Скрестив руки на груди, я выпрямился и ответил таким же интенсивным взглядом ветерану. Уступать я не собирался.
   - Хорошо, твои условия? - наконец сдался Хьюга после пяти минут напряженного молчания и попыток друг друга переглядеть.
   - Во-первых - я иду в Суну и до окончания финала экзамена считаюсь в отпуске за девять месяцев непрерывной работы, во-вторых - перехожу на рабочий день из восьми часов в сутки и не минутой больше, - начал я перечислять, - в третьих - два дня выходных в неделю и никаких сбрасываний на меня срочных случаев в любой момент времени! Почему я должен каждый раз заканчивать рабочий день почти без чакры? Уж у меня найдется, куда ее потратить и вне госпиталя, чем на "еще одного клона"! В конце концов, за работу каге буншинов мне никто не платит! А то чуть что, так Рью дай клона! Там не хватает, здесь не хватает! Надоело! Мне гораздо проще вообще уволиться к биджувой матери и опять ходить на миссии, чем так вкалывать, загоняя себя! Пусть я и наполовину Узумаки, но столько пахать и быки дохнут!
   Закончив ответную тираду, я глубоко вздохнул и постарался успокоиться, чувствуя, как около дверей кабинета собираются любопытствующие. Приперлись, сплетники! Ни я, ни Хьюга в громкости голоса себя не ограничивали, так что нас наверняка было слышно на всем этаже. Устало потерев лоб, старик отрубил свое додзюцу и проковыляв к столу, тяжело опустился в кресло.
   - А работать-то кто будет, Рью-кун? Обладающих твоей квалификацией можно пересчитать на пальцах и остальные еще большей нагрузки не выдержат. Ты же не хочешь, чтобы твои коллеги падали от чакроистощения прямо на рабочем месте?
   - А я, значит, должен выдерживать? - вскинул я бровь на попытку использовать чувство вины.
   - У тебя такая нагрузку потому, что можешь ее выдержать, - нахмурился старик.
   - Плевать! Либо я получаю меньшую нагрузку, либо вообще увольняюсь, - надоело мне спорить с одноглазым упрямцем.
   Еще немного посверлив меня взглядом, видимо в надежде на то, что передумаю, Хьюга махнул рукой.
   - Хорошо, будет тебе отпуск, будет, но если надеешься на прежнюю оплату, то лучше губу закатай - и так денег мало.
   - Денег у меня и так хватает, - хмыкнул я в ответ, - это все?
   - Почти, что там за дело с недавно притащенной тобой на обследование девчонки? Зачем тебе понадобилось официальные бумаги о ее состоянии
   - Девчонки? А, Митараши... Там не очень приятная история - у девушки был огромный потенциал, но из-за ранней беременности в четырнадцать лет и отсутствия должного в подобных случаях ухода, ребенок ее высосал досуха и практически уничтожил кейракукей...
   Старик ругнулся, вполне себе представляя последствия.
   - ... когда она попала мне в руки, то больше напоминала обтянутый кожей скелет, нежели человека, так что немного ее подлатав, я подумал - почему бы не использовать девочку в качестве моего экзамена на первую степень? В конце концов, если Акико протянула в таком состоянии три года, то заслужила шанс на нормальную жизнь, да и не хочется отправлять в приют еще одного ребенка.
   - Три года? - присвистнул Хиши и прищурился. - Так это из-за нее ты развешивал те плакаты?
   - Да, учитывая поголовное не желание наших бойцов обоего пола добровольно приближаться к госпиталю, кроме как в крайнем случае, лучше уж расклеить везде плакатики с предупреждением женщинам, чем потом вытаскивать их из могилы, - скривился я, - не думаю, что такие случаи редки.
   На самом деле я набросал текст, а уж рисовала иероглифы ма, так что мне только оставалось расклеить десяток плакатов около входа во все отделения госпиталя и обычные больницы. Буду надеяться, это хоть немного поможет.
   - Понятно, бумаги я посмотрю, так что готовься - буду лично принимать, если к тому времени еще буду на этом месте, - кивнул старик и пояснил на вопросительно приподнятую бровь, - давят на меня сильно уйти по возрасту, вот только на кого же вас, засранцев, оставить? Поставит Хокаге какого-нибудь идиота и все окончательно развалится.
   - Как будто осталось чего разваливать, - насмешливо фыркнул я и быстро пригнулся, уклоняясь от четверки сенбонов, просвистевших там, где еще мгновение назад была моя грудь.
   - Иди уже отсюда, прохвост, - махнул рукой Хьюга, - глаза б мои тебя не видели.
   - Хо? Вы себе вставили новый глаз, сенсей? А я и не заметил..., - спросил, ухмыльнувшись в ответ и предусмотрительно отступив к самой двери.
   Одноглазый ветеран дернул рукой, но я уже выскользнул из кабинета и успел уйти от проема, когда еще восемь сенбонов впились в противоположную сторону. Старик-то старик, а навыков не растерял!
   - Рью!
   - А? - не обращая внимание на застывший в коридоре персонал и пару посетителей, я рискнул заглянуть к главе госпиталя одной головой.
   - Не забудь, что для повышения необходимо работать с центральной нервной системой и головным мозгом, а не только уметь проращивать новые чакроканалы, - серьезно напомнил Хиши.
   - С помощью печати пойдет?
   - С печатью и осел сумеет, а ты попробуй все ручками делать, а не с помощью подручных средств, - покачал головой старик.
   И прежде чем я успел слинять, он взмахнул рукой и больше десятка нитей чакры выдернули воткнувшиеся в стены сенбоны и вернули их хозяину. Ха, выпендрежник! Я тоже так умею, пусть и не из одной тенкецу пока. Вот только сравнивать коптящего небо девятый десяток лет Хьюгу и мой пятнарик просто смешно. Доживу до его возраста - и не так буду уметь.
  
   Поскольку меня вполне официально отправили на отдых, я решил использовать появившееся время с толком и заглянуть к женщинам Узумаки, тем более, Кушина вроде должна была сегодня отдыхать и если я что-то знаю о характере Мито, то помидорку сейчас гоняют до седьмого пота. Каким бы не был грозным учителем Хатаке, но с бывшей джинчурики он не сравнится - я почувствовал это на собственной шкуре.
   Когда нет нужды экономить чакру, перемещаться по деревне получется очень быстро, так что уже через несколько минут я был на территории клана Сенджу и не особо торопясь, продвигался в сторону дома Узумаки, отвечая на приветствия знакомых. После стольких лет посещения клана основателей, я оказался хотя бы шапочно знаком как минимум с половиной населения. Не то, чтобы это оказалось сложно - изрядно подсократившийся за две войны, клан насчитывал около полутора сотен активных бойцов и примерно в половину от этого числа стариков, детей и обычных людей вместе с оставившими службу. Учитывая большие преимущества перед обычными шиноби, военную стезю выбирали почти все, с вполне очевидным результатом. Лишь в последние пару лет у женщин Сенджу стали более часто рождаться дети, начав перекрывать естественные потери. Впрочем, состояние Нара еще хуже - за время боевых действий потеряна треть бойцов и за последние пару лет родился только один ребенок. Может в мирное время ситуация будет получше, но повелители теней никогда не отличались многочисленностью, как и мозголомы, в отличие от тех же толстяков.
   Пройдя защитный кеккай, я выбросил тяжелые мысли из головы и улыбнулся, увидив несколько маленьких красноволосых фигурок, усиленно мутузящих друг друга в тайдзюцу и наблюдающую за этим Мито неподалеку. И судя по отсутствию дополнительной защиты перед домом, ниндзюцу они не тренируют.
   - Эй, привет Кушина-чан, Мито-ч...сан, - помахал я рукой, привлекая внимание и еле успел поправиться, словив предостерегающий взгляд от старшей красноволосой красавицы.
   - Здравствуй, Рью-кун, - кивнула Мито.
   Второго приветствия не последовало и я повернулся к Кушине... Кушинам, которые остановились и сейчас пристально на меня смотрели. Вопросительно приподняв бровь, я удостоился весьма занятного зрелища - встретившись со мной взглядом (поскольку очков я не надевал), оригинал начала медленно наливаться краской практически до уровня своих волос, после чего невнятно квакнула и смылась в дом.
   - Э?
   Несколько прифигевший, я вопросительно повернулся к Мито, но обнаружил ее почти в таком же состоянии.
   - И что это было?
   - Не знаю, но Куши-чан в последние дни была сама не своя, - недоуменно пожала плечами красавица.
   - Меньше надо было изображать кроликов без поднятых барьеров, - достаточно тихо, но отчетливо пробурчал один из клонов, отворачиваясь, - стоны слышно было на весь дом и босс естественно не удержалась полюбопытствовать - на свою голову, разглядев все подробности...
   Второй клон резким ударом развеял первого и, судя по виду, старательно желал провалиться сквозь землю от смущения, а я же почувствовал, как сам начинаю медленно краснеть, несмотря на все свое мастерство в ирьёдзюцу. Оставалось только порадоваться наличию маски. Впрочем, и старшая Узумаки не особо отличалась от меня, спрятав лицо в ладонях и тихо застонав, а я понял, почему взгляд Кушины все время с момента встречи норовил соскользнуть с лица в район пояса. Судорожно начав припоминать, чем же конкретно мы занимались в прошлый раз с Мито в постели, подавил желание тоже застонать - достаточно будет сказать, что одной классикой мы не ограничились и полностью поглощенные друг другом, чувств не сдерживали. По крайней мере, только по этой причине можно пропустить поблизости огромную батарейку чакры, которой является джинчурики девятихвостого. Черт, стыдно-то как! Старший брат, со всем жаром наяривающий наставницу в разные места - не то, что стоит демонстрировать впечатлительной девушке, только вступившей в пору полового созревания. Пусть в свои не так давно исполнившиеся двенадцать она выглядела немного старше и по росту перегнала большинство сверстников на пол головы, заметно округлившись в нужных местах, но все еще оставалась слишком юной для чего-то большего, чем только начавший просыпаться интерес к противоположному полу. Оставалось радоваться, что Кушина уже отучилась в академии и знала, что делают мальчики с девочками для получения детей, пусть пока и в теории, иначе эмоциональная травма была бы обеспечена. Предчувствую, что наши последующие встречи будут наполнены незабываемым ощущением неловкости с обеих сторон. Вздохнув, я посмотрел на старшую Узумаки, явно не знавшую что полагается говорить в подобном случае, несмотря на весь свой опыт. Похоже, огонь придется принимать на себя.
   - Извини, малявка, вовсе не так мы хотели, чтобы ты обнаружила наши отношения, - потрепал я смущенного клона по голове.
   - Я не малявка, - привычно вскинулась она, но встретившись с моим насмешливым взглядом, стушевалась и отвернула пылающее лицо, - ...отношения?
   - Ну, из-за достаточно напряженных отношений между Узушио и властями Конохи, а так же чтобы исключить влияние на тебя, Мито-чан очень ограничена в выборе возможных партнеров, - осторожно подбирая слова, как можно правдивее ответил я, - фактически, на мне список начинается и заканчивается.
   - То есть, вы... поженитесь? - нерешительно спросила копия.
   - Нет-нет, хоть между нами и имеется сильная симпатия, мы всего лишь помогаем друг другу сбросить напряжение, - нервно хмыкнул я, косясь на застывшую статуей Мито с немой просьбой о помощи.
   Вот только паршивка, уже немного восстановившая душевное равновесие, только еле заметно ухмылялась в ответ, наслаждаясь моими мучениями.
   - Заниматься любовью можно не только ради детей, - пояснил я на озадаченный взгляд девушки, - но и ради удовольствия, а так же для повышения самочувствия, чем мы собственно и занимались, когда подрастешь на несколько лет, то сама все поймешь.
   Закрыв таким образом, разговор на смущающую тему, я облегченно вздохнул и повернулся к Мито.
   - Вообще-то, я пришел по делу, а не просто вас проведать - через пару дней я покидаю деревню.
   - Куда? - несколько удивилась она, привыкнув к моей постоянной занятости в госпитале.
   - Я подал заявку на включение в сопровождение участников экзамена на чунина и Шенесу-сан пропихнул меня как представителя клана, - пояснил красноволосой красавице.
   - Осторожнее там - шиноби Суны наверняка попытаются вас задирать, несмотря на подписанный мирный договор - воспоминания о недавно проигранной войне будут еще слишком свежи в памяти, - предупредила Узумаки.
   Как будто я этого не понимаю! Меня об этом предупредила не только Сая, но и наши старейшины, дядя, Сетцура, большинство старших соклановцев и даже некоторые знакомые ветераны из союзников, как только об этом узнало больше народу. Скорость распространения слухов среди шиноби иногда просто поражают. Впрочем, при отсутствии возможности посмотреть новости по долбоящику или послушать по радио, слухи являются чуть ли не единственным способом быть в курсе произошедших событий.
   - По мелочи - не думаю, что Суна решится на что-то крупное, - понимающе кивнул в ответ.
   То, что гораздо большая опасность грозит не сопровождающим, а непосредственным участникам экзамена, мы дружно промолчали, помня о греющем ушки клоне.
   - Собственно, это лишь часть причины, - сменил я тему, - мне требуется от тебя небольшая услуга.
   - Какая? - вопросительно приподняла бровь Мито.
   На объяснение ситуации Акико Митараши с подробностями ушло около десятка минут, оставив слушательниц порядком ошарашенными.
   - А я не знала, - покачала головой старшая Узумаки, а клон Кушины передернулся, явно впечатлившись.
   - Ну так у Сенджу и Узумаки такой проблемы никогда не было, в отличие от остальных кланов, - пожал я плечами.
   - Хорошо, я поговорю на эту тему и думаю, Тока-чан мне не откажет, - кивнула она.
   Отлично, один-два урока в классе куноичи и может, у будущих поколений мам не будет такой хрени, как с Акико. И какого биджу, так не делалось с самого начала?
  
   Глава 10.
  
   Попрощавшись с Саей и пришедшей меня проводить Кейко, я выбрался из кланового квартала и вспрыгнув на крышу ближайшего дома, припустил к западным вратам, где собирались выбранные команды и их сопровождающие. Пусть у меня еще и имелось в запасе около десятка минут до семи утра, когда назначен выход группы, но следовало поторопиться - необходимо было еще поприветствовать командира, отметившись, а так же проверить на наличие среди сопровождающих знакомых лиц. По крайней мере, одно было как раз гарантировано - Шибатори сообщил мне, что после небольшой корректировки командной работы, его ребятишки прошли требуемые для экзамена критерии. Возможно, будет еще кто-то знакомый, но скорее поверхностно. В конце концов, через мои руки прошли многие шиноби, но только некоторых удалось немного узнать, просто за счет того, что данные раненые нуждались в более длительном уходе и восстановлении после операции, чем остальные.
   Спрыгнув через несколько минут недалеко от места сбора, я осмотрел собравшуюся у ворот делегацию Конохагакуре но Сато на первый в мире международный экзамен на чунина и недоуменно нахмурился. Что за фигная? Не беря во внимание силы потенциальных чунинов, сильнейшими из которых совершенно неожиданно оказались ребята моего знакомого, послать на экзамен всего четыре команды? Черт, я уже начинаю беспокоиться за Руи - пацана из моего клана, в напарниках у которого оказалась пара безклановых не шибко великих сил. И если парень по объему чакры еще вытягивал на очень слабенького чунина, то невзрачной худой девчушке в потрепанной одежде, в Суне делать явно было нечего, причем она сама это понимала, если судить по неуверенному выражению лица.
   - Эй, Рью!
   Выцепив взглядом машущего мне рукой приятеля, стоявшего в отдельной кучке джонинов, я неспеша приблизился к ним.
   - Здорово, Кей, - поздоровался с ним, вежливо кивнув остальным шиноби и куноичи, - как глаз?
   - Полный порядок, работает как родной! - расплылся в улыбке он.
   - Ну, если до сих пор никаких проблем не образовалось, то и дальше будет все нормально, - удовлетворенно покивал в ответ.
   - Я тоже так думаю, но довольно - давай тебя представлю, если кто еще не в курсе, - развернулся Шибатори к джонинам, - вот этот вот здоровяк - Рью Нара и наш штатный ирьёнин, сомневаюсь, чтобы кто-нибудь из присутствующих о нем не слышал.
   - Восходящая звезда медицины и вторая Тсунаде, только другого пола, если верить слухам, - усмехнулся низенький черноволосый крепыш с нашивкой Сарутоби на рукаве, явно предпочитающий тайдзюцу, - Нуи Сарутоби, будем знакомы.
   Пожав предложенную руку, я лишь мысленно хмыкнул - таким рукопожатием только камни дробить, но подав в конечность побольше чакры, я спокойно выдержал проверку, заслужив уважительный взгляд ветерана.
   - Кунимару Мейдо, - представился его сосед, молодой красивый парень, едва ли на пару лет старше меня и обладатель впечатляющего запаса чакры даже для кланового в таком возрасте, не считая основателей и красноволосых.
   - Шинджи Учиха, - кивнул легко узнаваемый обладатель додзюцу, довольно почтенного для шиноби возраста - под четвертый десяток.
   - Минами Окуно, - без особых эмоций в голосе назвала себя единственная женщина в компании.
   Последней из пятерки была бесклановая куноичи с весьма примечательным ростом, лишь на несколько сантиметров не дотягивавшая до моего (при моих-то ста девяносто с хвостиком!) и потрясающими голубыми глазами, вот только их пустота мне здорово не понравилась, поскольку не так давно на меня подобным образом смотрела и Кейко. Тц, еще одна жертва войны. Как будто я их мало навидался как на фронте, так и в госпитале. Не она первая, не она последняя. На всех, моих скромных сил не хватит. Кстати, едва ли не три четвертых таких вот случаев приходится на внеклановых бойцов. Все же правильно поставленное воспитание и обработка детей с раннего детства дает о себе знать.
   - Я так понял, почти все здесь имеют под началом команду? - поинтересовался я, едва с представлениями оказалось закончено.
   - Кроме меня, я представляю клан и сопровождаю нашего генина, - лениво махнул рукой обладатель додзюцу. - Пацан только недавно пробудил шаринган, так что старейшины решили подстраховаться.
   - Собственно, именно таким образом я и попал в сопровождающие, - поделился я с джонинами, кивая, - но учитывая огромную нагрузку на персонал госпиталя, вместо официально положенного ирьёнина, задним числом приписали меня.
   Лица окружающих дружно скривились - тема медицинской помощи к концу войны была болезненной практически для каждого третьего бойца.
   - Специалиста второй степени вместо возможного неумехи? - фыркнул Кей. - Дайте двух! По крайней мере, теперь я спокоен за детей в случае серьезных ран.
   - Кстати, насчет детей, - вспомнил я, - на следующем привале притащишь ко мне Наоки-чан и я посмотрю ее спину, а то так заработался в последнее время, что упустил этот момент из виду.
   - Как скажешь, ты у нас ирьёнин, хотя она как раз и не жаловалась ни на что, - согласно кивнул Шибатори и довольно пояснил остальным, проведя пальцем по вертикальному шраму на лице, - Рью-сан вставил мне новый глаз и подлечил покалеченную ученицу, как только узнал о моей встрече с нукенинами на миссии зачистки.
   То, что я при этом не взял ни рё денег, он не сказал, но весьма прямо намекнул, заслужив несколько завистливых взглядов. Конечно, кланы типа торгашей Сарутоби или богатых Учиха способны оплатить подобные, очень дорогостоящие операции для своих членов, но вот остальным это будет трудней, не говоря уж о безклановой куноичи, которой ничего не светит в принципе, кроме использования имеющихся личных накоплений.
   - Так, народ, начальство подтянулось, - оборвал общение Шинджи, смотря мне за спину.
   Впрочем, и без его подсказки я ощутил прибытие шуншином двух солидных источников чакры позади, так что развернувшись, смог рассмотреть тех, кто будет командовать парадом в ближайшее время. К моему удивлению, обоих мужчин я знал лично. Первого джонина, с бледно желтым цветом волос и знаменитым клинком, не узнать было невозможно, поскольку Хатаке Сакумо был известен как бы не больше саннинов, а под руководством второго джонина я уже ходил на миссию - все такой же стойкий оловянный солдатик с длинными темными волосами в белых одеждах своего клана, Хьюга Хизаши узнавался мгновенно. Удивленно хмыкнув, я двинулся им на встречу, отметив, что и остальные потянулись следом.
   - Не ожидал, что руководить сопровождением поставят именно вас двоих, - пакачал я головой, подойдя поближе.
   - Рью-сан? А ты что здесь делаешь? - удивленно вскинул бровь Белый Клык, после небольшой заминки.
   Учитывая, у кого он сенсей, для нас было бы странно не знать друг друга хотя бы на шапочном уровне.
   - Сопровождающий от клана и ваш медик на время экзамена, - ответил я, пожимая руки мужикам, - запарился с работой и решил использовать шанс посмотреть Сунагакуре не опасаясь получить кунай в спину. А вот вы как попали сюда, Сакумо-сан, тайчо?
   - Я отвечаю за разведку, а Хатаке-сан с нами как раз на случай возможных неприятностей по пути в деревню и из нее, - негромко пояснил Хьюга, вполне осведомленный о любопытных ушах генинов неподалеку.
   После того, как представились остальные, Сакумо пересчитал присутствующих по головам, сверяясь с имевшимся у него свитком, после чего дал команду на выдвижение, отметившись в бумагах у привратников. Будущие чунины и не очень двигались в центре группы, а семь джонинов по бокам и впереди на случай внезапного нападения, со мной замыкающим. Хотя Белый Клык знал, что меня не следует сравнивать с остальными держателями данного звания, но протокол для ирьёнинов и юнитов поддержки написан не зря и подтвержден морем крови, не зависимо от силы последних.
   Благодаря тому, что двигались мы хоть и со скоростью беременных улиток, точнее, обычных генинов, но по знакомой местности и напрямик, к границе пустыни получилось выйти уже к позднему вечеру, делая лишь короткие остановки перевести дыхание будущим участниками экзамена и перекусить пайками буквально на ходу. Пусть при остановке на ночлег они оказались почти полностью обессиленными (за исключением хорошо державшегося Сенджу), но перед входом в пустыню у нас появилось время на подготовку - передвигаться по песку, это тебе не по монументальным деревьям прыгать, мигом выдохнешься без должного подхода.
   Найдя подходящий пятачок земли, Хьюга сперва проверил окрестности бьякуганом и лишь после этого мы начали разворачивать лагерь. Сперва Хатаке хотел обойтись лишь футонами, но после того, как я предложил поставить защитный кеккай на время ночлега, разрешил использовать палатки. Учитывая, что война закончилась и едва ли кто из нукенинов решится приблизиться к настолько большой группе, случайного нападения можно было не опасаться, а намеренное достаточно задержится, чтобы успеть проснуться и подготовиться как следует. Тем более, зря я что ли тащил палатку, чтобы ночевать на голой земле?! Пусть сейчас и не зима, но так спать не очень удобно и летом. Справившись за несколько секунд (запечатывать палатку в собранном состоянии, когда это не влияет даже на количество затраченной чакры?), я с удовольствием наблюдал за мучениями полумертвых от усталости генинов, просто рухнуть и заснуть которым не давали сенсеи, отхлебывая из кружки горячий травяной отвар и буквально купаясь в завистливых взглядах молодежи - им-то еще и костер разводить для разогрева пищи! Не у всех есть возможность покупать волшебные свитки и тем более их делать.
   - Эй, Рью, сейчас будешь проверять? - отвлек меня Кей от небольшой тренировки контроля, таща за собой на ходу спящую маленькую куноичи.
   Я только в последние несколько дней ощутил все блаженство засыпания с не полностью вычерпанным источником, так что хоть и занимался поддержанием формы, но не фанатично, стремясь в первую очередь как следует отдохнуть и нагнать все те потерянные часы сна за последние месяцы.
   - Давай ее сюда, - усадив ребенка перед собой, я активировал шосен но дзюцу и прошелся вдоль ее позвоночника рукой, внимательно отслеживая любые сомнительные места там, где раньше была безобразная рана.
   Хоть это заняло не больше пары минут, Наоки успела заснуть, и сенсей придерживал ее за плечи, чтобы не завалилась на бок, помешав моей работе.
   - Вроде все нормально, но через пол года приведешь ее еще раз, - наконец выдал я вердикт, прерывая технику, - можешь забирать.
   - Отлично, спасибо, Рью, - кивнул джонин и легко подняв куноичи на руки, пошел к палатке своей команды.
   Размяв плечи и похрустев шеей, я тоже решил закругляться и отправляться спать, но довольно тихий спор неподалеку привлек мое внимание, заставив подать чакру к ушам.
   - ... Я Такеши, сенсей! - устало вздохнул низкий паренек с коричневой банданой на голове и носом картошкой.
   Судя по обреченным ноткам в его голосе, говорил он эту фразу не первый раз.
   - Тодороки-кун, ты решил сменить имя? С чего бы это? - почти безразлично удивилась Окуно, не отрывая взгляда от плящущих в костре языков пламени.
   Сидевшая рядом с ним куноичи, выглядевшая примерно на год старше своих напарников и на столько же младше меня, пихнула соседа локтем, заставив подавиться возражениями.
   - Просто захотелось, но вы меня можете звать Тодороки, сенсей, - проворчал генин под бешеным взглядом напарницы, - всем пока, я пошел спать.
   - Да, время отдыхать, - словно очнулась джонин, - долго не сидите, завтра рано всем вставать.
   После чего, удалилась в свою палатку вслед за учеником. Следом потянулась и девушка, оставив последнего члена команды сидеть в одиночестве. Пару секунд поборовшись с ленью, любопытство победило и я поднялся на ноги. Вздрогнувший при моем довольно шумном (исключительно ради его спокойствия) приближении, светловолосый паренек вздрогнул, подняв голову.
   - Сенсею паталогически не везет с заданиями, - ответил он на мой безмолвный кивок в сторону удалившейся куноичи и вопросительно приподнятую бровь, - мы с Такеши-куном у нее третья замена и от второй команды осталась в живых только одна Анзу-чан, так что не удивительно, что сенсей немного того...
   На такой ответ я только мрачно кивнул и ободряюще похлопал мальца по плечу. Ха, мальца, сам то всего на пару лет старше в этом мире! Но оказаться в ведении начавшей съезжать крышей куноичи... не повезло, что тут скажешь?
   - Крепись, парень, профессия шиноби не самая приятная как для нервов, так и для душевного здоровья - среди доживших до начала третьего десятка или участвовавших в войне, едва ли найдется кто-нибудь без своих тараканов в голове и это еще в лучшем случае.
   - Даже у вас? - понял мою метафору генин.
   - Я - один из немногих, кто не только осознал наличие собственных "тараканов" и смирился с этим, но и с переменным успехом пытается с ними бороться как у себя, так и у окружающих, - грустно поведал еще не видевшему жизни собеседнику, - специализация ирьёнина обязывает, вот только срабатывает подобное только со знакомыми, а остальные могут и попробовать покрошить на мелкие кусочки даже за попытку влезть в душу.
   С надеждой вскинувшийся за время моей речи, пацан разочарованной сдулся в конце.
   - Почему? - спросил он.
   - А здорово кто-то хочет пускать Яманака в свою голову? Вот и тут что-то вроде этого - требуется доверие, которое к совершенно чужому человеку ни у одного ветерана на пустом месте не возникнет. Да и не на пустом месте тоже - подозрительность у нас в крови, - пояснил собеседнику, присаживаясь рядом, - кстати, я Рью Нара.
   - Тога Макуми, очень приятно, - так же представился парень, - и в каком смысле, типа Яманак?
   - Ну, чтобы помочь человеку - пусть будет примером твой сенсей - без вскрытия черепной коробки, требуется понять как он думает и что заставляет звучать нотки его души, - пожал я плечами, - а это не такая простая задача, как может показаться даже для близких друзей. Тем более, все мы разные и подход должен различаться, тем более, то, что приминимо к женщинам, не подходит в большинстве случаев к мужчинам.
   - А? - обозрев недоуменную физиономию генина, я вздохнул.
   - Если на пальцах, то едва ли ты хочешь обнимать и утешать мужика, позволяя плакаться на своем плече или делить с ним постель, не говоря уж о чем-то более интимном, хоть это и очень даже действенное средство для потерявшего близких бойца.
   - О-о-о! - порозовел лицом Тога, уловив мысль.
   - Да, я говорю исходя из собственного опыта, - ухмыльнулся, буквально читая по его физиономии следующий вопрос, - вот только это малая часть и каждый человек едет крышей по разному и часто просто не способен осознать и принять предлагаемую помощь.
   И это еще мягко сказано - как вспомню, сколько в прошлом мире было ментальных болячек в придачу к физическим, так плохо становится. А здесь слетают с нарезок практически всегда по одной и той же причине, неизбежной в среде шиноби - избыток сметри вокруг. И если кто-то из генинов Окуно вновь погибнет, то не думаю, что ей удастся удержаться на краю пропасти.
  
   Глава 11.
  
   Генинов мы подняли еще до того момента, как взошло солнце и стало окончательно светло. После быстрого завтрака рационами и горячего чая с быстро смастеренного костерка, пришло время учебы - передвижение по песку. Даже столь выносливым существам как пользователи чакры, бегать по песку довольно сложно и утомительно, потому шиноби Сунагакуре но Сато для этой цели используют технику, на подобии хождения по воде. Конечно, сравнивать жидкость и песок несколько опрометчиво, но с практической точки зрения, песчинки только менее охотно расползаются под ногами, чем вода. Потому, уже давно знакомые с двумя видами данной техники, генины освоили новый способ передвижения примерно за пару часов. Впрочем, с моим хорошим контролем чакры, я с этим справился за десяток минут, а остальным спутникам и этого не пришлось делать - две трети из джонинов успело успешно повоевать против Сунагакуре но Сато в недавно закончившейся войне.
   Кстати, как показали осторожные расспросы Сакумо, он отметился на данном фронте лишь символически, а потом немного воевал с Ивой, защищал родную деревню и опекал Кушину и еще парочку спиногрызов. Так что ожидать настолько негативного отношения к главе Хатаке, какое было в каноне, не стоит. Собственно, его именно потому и приставили наседкой для нашей группы, что все остальные сильнейшие бойцы успели "примелькаться" выжившим в войне суновцам, включая не только Хокаге и его учеников, но даже и Данзо. Остается только надеяться, что такой рассчет себя оправдает и особо сильно нам пакостить не будут.
   Как только генины уже более-менее уверенно стали передвигаться по незнакомой местности, но проваливаясь на каждом третьем шаге, группа двинуласть вглубь страны Ветра, не особо быстро, но методично поглощая расстояние между нами и еще недавно враждебно настроенной деревней, где проводится первый совместный экзамен на звание чунина. Не то, чтобы меня интересовали махачи малолеток, но именно на этом экзамене будут присутствовать все пять Каге больших деревень, на которых хотелось бы взглянуть поближе. А то стыдно сказать, я собственного Каге еще ни разу не видел собственными глазами, в отличие от того же Данзо.
   В чем преимущество передвижения по пустыне с помощью чакры, так это тот факт, что песка в воздух практически не поднимается, позволяя путешествовать плотной группой даже на большой скорости. А попробуйте это сделать обычным способом - и столб мелкой взвеси в небеса обеспечен, что, в свою очередь, увеличивает возможность обнаружения. Учитывая не совсем дружелюбную обстановку данной страны по отношению к выходцам из Хо но Куни, лучше не давать лишней возможности желающим.
   Собственно, передвижение под палящим солнцем и представляло основной вид нашего занятия на протяжении этого и следующего дней. Обстановку на ночлег мы делали около небольшой группы скал, предварительно укрепив небольшую площадку дотоном и поставив мой защитный кеккай. К сожалению, генины лучше переносили жару, чем ночной холод, так что небольшим собранием было решено не двигаться в более темное время суток. Небольшие проблемы появились только ближе к концу третьего дня путешествия - следующий впереди группы и время от времени активирующий бъякуган, Хизаши засек шестерых обладателей чакры, что продвигались примерно в том же направлении, что и мы, и вполне могли пересечься, отклонись они на пару градусов в нужную сторону. Поскольку только один из непонятной (а то, что это были не шиноби Суны или такие же как и мы сопровождающие кандидатов из других деревень, было совершенно ясно из их числа) группы мог представлять опасность, скорее всего, являясь джонином, а остальные едва ли дотягивали и до чунинов, то Сакумо принял решение провести разведку боем, и при необходимости уничтожив мутных личностей до того, как они смогут добраться до наиболее уязвимых генинов. В ударную группу вошел сам Хатаке, как наиболее сильный боец, способный пачками уничтожать даже достаточно сильных врагов, Хизаши как способ их быстрого находжения, специалист по ниндзюцу Учиха и в качестве поддержки я. Остальные джонины должны были обеспечивать охрану и продолжить вести отряд прежним курсом. Учитывая, что выбранная четверка могла их нагнать буквально за считанные минуты и Хьюга продолжал мониторить окружающую обстановку на километры вокруг, очень взвешенное решение.
   Так что мы совершенно спокойно отделились от остальных и увеличив скорость бега раза в три от первоначальной, устремились наперерез неожиданным попутчикам. После нескольких минут движения, Хизаши неожиданно подал знак внимания и начал замедляться.
   - Они нас засекли, - сообщил обладатель бьякугана, предостерегающе подняв руку, после чего сразу же добавил, - и развернулись в противоположную сторону, увеличив скорость.
   - Похоже, их сенсор меня заметил, прошу прощения, - вздохнул я.
   Из нас четырех я действительно оказался наиболее заметным в плане сокрытия чакры. Самый лучший результат, которого мне получалось добиться даже с помощью плаща - уровень слабого джонина, в отличие от того же Хьюга, которого даже вблизи можно бы перепутать с очень слабым генином или просто обычным человеком, обладающим чуть большим источником, нежели другие. Да что там говорить, если и Сакумо свой резерв уровня каге скрывал намного лучше меня и только вблизи можно было определить его настоящий объем. И в два с лишним раза больше количество чакры, чем у нашего лидера оправданием не служило совершенно. Все же кровь Узумаки в жилах несла не только множество плюсов, но солидный такой минус гарантированного обнаружения при наличии в округе хотя бы одного паршивого сенсора. Без кучи очень неприятных печатий шпионом и бесшумным убийцей никому из мастеров фуиндзюцу не стать. Учитывая тот факт, что четверть всех типовых заданий относятся именно к стезе плаща и кинжала - минус довольно существенный.
   - Сейчас это не существенно - отпугнули и ладно, - хмыкнул Учиха, сверкнув включенным шаринганом с тремя томоэ.
   - Преследуем?
   - Нет, - покачал головой Хатаке на вопросительный взгляд разведчика, - нашей задачей является охрана команд генинов, а не погоня за непонятными шиноби на территории чужой страны, пусть суновцы сами с этими разбираются, а мы будем делать свою работу.
   Пожав плечами, Хизаши развернулся в сторону немного ушедшей дальше группы и стартанул, взяв неплохую скорость даже для джонина. Вот только слабаков среди нас не было, так что мгновенно нагнав его, мы уже через пять минут соединились с остальными, восстановив начальный походный ордер с наиболее слабыми внутри и сильнейшими снаружи. А дальше была опять скучная и утомительная дорога по морю песка. Смотря на обливающихся потом шиноби и куноичи, стойко переносящих тяготы шпарящего солнца, мне оставалось только радоваться собственному наряду - плащ с капюшоном хорошо держал температуру и защищал от прямых лучей, маска позволяла немного остужать раскаленный воздух, а очки не только позволяли защитить глаза от бросаемого ветром в лицо песка, но и не ослепнуть от избытка света. Регулирующие печати, предусмотрительно нанесенные мной на боковую поверхность очков, отлично работали светофильтрами. Остальным же... Остальным приходилось пользоваться чакрой, чтобы хоть немного сгладить особенности местной погоды. Ну и подручные средства шли в ход, вроде намотанных на голову полотенец или других подходящих тряпок у генинов. Наученные опытом, джонины о головных уборах позаботились заранее, щеголяя светлых цветов банданами - на нашей скорости движения шляпы было довольно сложно удержать на месте даже при помощи чакры.
   Оставалость только радоваться, что подобная пытка жарой закончится уже в конце следующего дня, когда мы наконец прибудем в место назначения. Хотя, не думаю, что в самой Суне окажется намного прохладнее, но там можно будет хотя бы отсидеться в тени зданий или огромных стен деревни, а не находиться под палящим солнцем, где тень способны дать лишь очень редко встречающиеся огрызки камня, торчащие из песка в совершенно случайных местах. То ли здесь когда-то были горы, позже превращенные в песок, то ли это остатки чьих-то дотон техник и во второе предположения я верю куда охотнее.
   Вот только планы планами, а жизнь часто подкидывает сюрпризы, в эти планы просто не укладывающиеся. Ближе к вечеру почти мгновенно поднявшийся ветер и очень быстро потемневшее со всех сторон небо заставили нас остановиться и я еле успел возвести пять на пять метров барьер вокруг всех, как нас накрыла бешеная песчаная буря. Буря и буря, буйством природы шиноби было не запугать, вот только что мне очень не понравилось, так это излишне быстро начавший проседать запас чакры в барьере. Намного быстрее, чем ему полагалось бы даже при сильнейших порывах ветра, несущего целые горы песчинок, способных стесать плоть с костей за считанные минуты. Очень странно... Своими опасениями я не поленился поделиться и с начальством. Но чего я не стал говорить, так это странного ощущения от так быстро налетевшей на нас буре.
   - Хизаши? - повернулся к так же меня внимательно слушавшему заместителю Белый Клык Конохи.
   Вены на висках шиноби уродливо вздулись, сигнализируя активацию додзюцу, после чего Хьюга неожиданно поморщился.
   - Эта буря блокирует мне взгляд уже через пару сотен метров, так что можно с уверенностью говорить о ее не слишком естественном возникновении, чем и обусловленно подобная нагрузка на барьер, - сообщил он, - вот только и на дело рук обычных шиноби это тоже не похоже.
   - Ну и что это может быть? - недоуменно спросил Учиха, так же рассматривая шаринганом сквозь барьер буйство стихии.
   - Учитывая непохожесть следов чакры в песке на человеческую и размах бури, то остается только один вариант - биджу или джинчурики, - пожал плечами Хизаши.
   - Своеобразный способ выразить свое отношение прибывающим представителям других деревень? - предположил, задумчиво скребя подбородок. -Убить такая буря способна только не обладающих дотоном, а вот подгадить таким образом можно здорово почти любому, ну и возможность вывести из игры хоть кого-нибудь из делегаций без всякой возможности их в этом обвинить.
   - Вполне возможно, - кивнул обладатель бьякугана, - содержание чужеродной чакры в песке настолько мало, что даже мне трудно определить ее наличие без сильной концентрации, и даже хорошие сенсоры способны это пропустить, если раньше не сталкивались с похожей чакрой биджу.
   Хо-о-о, значит тайчо довелось столкнуться с Шикаку или его носителем... Неожиданно, поскольку я вообще не слышал, чтобы Суна стремилась использовать Ичиби даже в войне, не говоря уж о таком способе применения. В конце концов, их Казекаге со своим железным песком заменял однохвостого в условиях пустыни на ура и без всяких побочных эффектов вроде сопутствующего безумия, а нормальных практикующих фуиндзюцу у Сунагакуре никогда не было и большинство знаний печатей относилось к тем, что применяют кукольники при создании своих кукол, то есть немного измененные запечатывающие как в свитках хранения и укрепления материала.
   - Раз дальнейшее продолжение пути невозможно, то останавливаемся на отдых до окончания самума, - скомандовал Хатаке.
   Правда, в квадрате пять на пять разместиться именно на отдых кучке шиноби оказалось несколько проблематично, не говоря уж про развертывание палаток, но растягивать и так жрущий чакру барьер еще на больший размер я не собирался, так что спутникам пришлось немного потесниться, устраиваясь сидя. Впрочем, шиноби к невзгодам не привыкать, так что никто не жаловался, сосредоточенно хрустя походными пайками, а я с сожалением подумал о футоне, что остался запечатан вместе с палаткой, вместо отдельного свитка и который теперь было не подложить под попу, как поступили многие генины. Впрочем, с таким заданием справился и сложенный в несколько раз плащ, так что напитав четыре бумажные печати барьера до предела, я погрыз паек, привалился к стенке и почти мгновенно заснул.
  
   Глава 12.
  
   Не сказать, чтобы ночь прошла спокойно - приходилось пару раз вставать и буквально по головам пробираться к печатям, чтобы подпитать постепенно теряющий чакру барьер до момента полного истощения - но я успел более-менее выспаться даже в таких условиях. К счастью, поднятый песчаный ураган через несколько часов после рассвета начал затихать и часам к двенадцати оставил после себя не такую жаркую, как в первый день пустыню и вновь начавшее жарить солнце. Полюбовавшись на окружающий нас песок, что намелся буквально под самый потолок кеккай и оставлял открытым только верх, я порадовался про себя, что уже достаточно владею фуин, чтобы без лишних хлопот открыть свободную сторону и позволить всем шиноби и куноичи выпрыгнуть наружу, не рискуя оказаться погребенными в песок по самые уши при снятии печатей. Правда, ими пришлось пожертвовать, поскольку копаться среди тонн рухнувшего на освободившееся место песка, у меня не имелось никакого желания. Не говоря уж про возможные повреждения бумаге. В отличие от влаги, в этих версиях защиты от физического урона было не предусмотрено.
   Более-менее приведя себя в порядок и как следует размявшись после долгого сидения в тесноте, Сакумо определил примерное направление Сунагакуре но Сато и мы возобновили движение. Поскольку, для не местных жителей и хоть немного знакомых с территорией путешественников найти саму деревню сразу (да и после нескольких дней блуждания тоже, как показала практика наших разведчиков) не представлялось возможным, нашей задачей было добраться до любого из патрулей, что должны были охранять дальние подходы, после чего уже суновские шинобы превращались в проводников для всех гостей из других деревень. Конечно, было бы намного проще, дежурь их силы на границе страны Ветра, как поступают все соседи, включая и нас, вот только охранять границы пустыни не имеет смысла, если проще и менее затратно использовать патрули. Особенно в свете недавнего проигрыша войны и потери большей части боеспособных сил.
   Несмотря на однообразие простирающейся вокруг картины и многочисленные неудобства, мы споро продвигались вперед, рассчитывая быть на месте уже через два дня или около того. Небольшой запас времени, изначально выделенный для всевозможных непредвиденных ситуаций, пришелся как раз кстати - мы не только не опоздаем из-за небольшой задержки, но и для генинов останется довольно времени для отдыха перед испытаниями. Джонины-то намного выносливей, а вот у нескольких кандидатов мне уже пришлось залечивать до крови натертые песком ноги. Все же, что не говори, а сандали не для подобной местности, здесь скорее подходят закрытые ботинки с высоким верхом, что я все же смог себе достать через странствующих торговцев. Конечно, дорого отдавать за две пары аж сорок тысяч рё, зато сейчас можно не маяться дурью с покрытим ног слоем чакры, одновременно с бегом, как поступают все из группы. Генины скорее пытаются с переменным успехом, поскольку, для этого требуется больший контроль, чем для беганья по стенам.
   К счастью, ни в этот день, ни на следующий, новых песчаных бурь не началось - видно, гонять джинчурики устраивать подобные приветствия несколько раз подряд не получается, а возможных встречь с предполагаемым противником удавалось обходить благодаря додзюцу Хьюги. Впрочем, таких случаев было всего два, когда Хизаши засек аж десяток шиноби в перечеркнутых протекторах, двигавшихся в противоположном направлении и когда вдалеке показалась банда разбойников под предводителем пары шиноби.
   Каждый раз Хатаке вел группу по широкой дуге вокруг и ставил заслон из трех джонинов между потенциальной угрозой и подопечными на случай внезапного рывка. Пестраховывался, конечно, но логика в таком решении была, ведь даже опытный чунин с легкостью перебъет группу генинов за пару секунд, так что уж говорить о джонинах? Площадная техника помощнее и никто даже смыться не успеет. Не зря же миссии по защите считаются намного сложнее, чем на устранение цели - убить любой дурак сможет, а вот защитить заказчика от всевозможных угроз, в том числе и от своих коллег по ремеслу не каждый сможет.
   Внезапно, следующий первым Хьюга показал знак внимания и начал замедляться.
   - Хозаши-сан? - подал голос командир.
   - Довольно большая группа шиноби справа от нас, - ответил отрядный разведчик.
   - Детали?
   - Они на границе моего бьякугана, так что пока не знаю, - пожал плечами он, - если продолжим двигаться с прежней скоростью, то смогу рассмотреть через пару минут.
   - Тогда мы сдвинемся немного вперед, а остальные чуть позади просто на всякий случай, - скомандовал Сакумо.
   Взяв с собой еще Учиху и Мейдо, четверка мгновенно ускорилась, оставляя остальных сопровождающих на охрану возбужденно загалдевших генинов, что услышали короткий разговор и мгновенно принялись спорить, кто же это нам попался. Впрочем, я и сам уже ощутил на границе чувствительности пару десятков источников разной силы, вот только, даже несмотря на большое расстояние, было понятно, что не все у них ладно - некоторые шиноби ощущали очень слабо, будто все силы тела уходили на борьбу с ранами. Уж здорового человека от больного я смогу разлечить всегда, практикой на фронте нажрался по самые уши. А вот кто и почему - лучше подождать отчета тайчо.
   Через несколько минут неспешного бега, мы нагнали четверку и их нахмуренные лица мне не понравились, а жопа почувствовала грядущие сложности.
   - Кумо, - ответил Хатаке и кивнул обладателю бьякугана.
   - Очевидно, это делегация на экзамен чунина, вот только состояние у них откровенно плачевное, - пожал плечами Хьюга, - очевидно, они тоже попали в самум и в отличие от нас, нормально защититься от него не смогли...
   - И что будем делать? - прервал я грозившее затянуться молчание.
   - Как тайчо решит, - пожал плечами Шинджи, бросая вопросительный взгляд на упомянутого.
   - Ну, между нами войны нет, так что считать их врагами будет направильно..., - хмыкнул Кунимару, - встречаем?
   - С политической точки зрения, помочь представителям нейтральной на данный момент деревни будет очень неплохим ходом, - кивнул Сарутоби, - но на практике, это плодить себе конкурентов на экзамене.
   - Едва ли их генины окажутся в состоянии проходить экзамен, если они действительно попали под песчаную бурю без нормальной защиты, а вот если мы предоставим помощь, то их Каге в долгу не останется в любом случае, - пожал плечами Кей, - тут уж дело престижа.
   Мысленно я с ним согласился - даже мизер демонической чакры слабейшего из биджу хорошенько напряг мой барьер, а уж что такой песок сделает с живым человеком без должной защиты... Пусть своя чакра должна защитить от наиболее неприятных результатов, но и стесанная кожа доставит немало неприятных моментов для тех, кто не способен ее укреплять до твердости брони. У джонинов это почти условный рефлекс в любое время суток, а вот менее опытные бойцы будут испытывать затруднения.
   - Так, мы им поможем, - решил командир, - тем более, если получилось столкнуться с делегацией Облака, то мы вполне могли и отклониться в сторону от Суны.
   - Зря конечно, - вздохнул Шинджи, - облачники здорово нам попили кровушки в первую войну, не говоря уж о смерти Тобирамы-сама...
   - Как и мы у них, сейчас не время вспоминать давние обиды, - нахмурился Сакумо, - Нара и... Мейдо, за мной, остальные следуйте следом через пару минут.
   Пожав плечами, я рванул вслед за Хатаке, сразу взявшего приличную скорость и через несколько минут мы затормозили метров за тридцать от ощетинившихся оружием облачников, своими телами прикрывавших подопечных.
   - Спокойно, мы здесь не для драки, - вышел немного вперед Сакумо, успокаивающе поднимая руки.
   Вот только, вместо того, чтобы успокоиться, шиноби Кумогакуре но Сато еще больше напряглись, очевидно, узнав в нашем командире знаменитого Белого Клыка Конохи. Но я почти не обратил на это внимание, прикипев взглядом к одному конкретному экземпляру - огромному смуглому качку с бледно-блондинистыми волосами, зачесанными назад. Неужели Эй? Райкаге отпустил своего сына в сопровождение или у него своя команда? Да и ощущения от него... у мужика один из самых больших резервов чакры, что я встречал вне Конохи и Узушио. Где-то на уровне Линли, а это очень приличная заявка на элиту из элит вооруженных сил. Сразу понятно, что из клановых.
   - И что же от нас нужно Белому Клыку? - подал голос один из джонинов, наименее потрепанный из их компании.
   Уже проявившиеся намеки морщин у него на лице ясно показывали возраст, а с ним и опыт говорившего.
   - Учитывая ваше состояние - мы предлагаем помощь, - развел руками командир.
   Я еле сдержал смешок - настолько забавные лица скорчили некоторые из восьми кумовских шиноби, когда услышали причину нашего появления. Полумертвые от усталости и полученных от самума ран, генины оказались не столь сдержаны, во все голос выражая недоверие... те, что были на это способны.
   - Коноха и предлагает помощь? Вот уж чего трудно ожидать! - фыркнул будущий Райкаге, пристально отслеживая каждое наше движение.
   Очевидный предводитель их делегации кинул на бугая пронзительный взгляд, заставив заткнуться, но сам промолчал, ожидая ответа.
   - Учитывая ваше состояние, помощь вам как раз пригодится, - успокаивающее проговорил Сакумо, - не говоря уж о том, что при желании на вас напасть, мы бы сейчас спокойно не разговаривали.
   А выглядели они действительно не важно - если более старшие шиноби Облака отделались в основном потрепанной одеждой и покрасневшей кожей, то у некоторых генинов позади них (придерживаемых товарищами) я заметил стесанную до мяса кожу на открытых участках тела. Заметно было, что их пытались как-то лечить, но результат был откровенно плачевный - кровь из ран не шла, но влияние местности и невозможность как следует отбработать пораженные места, вызвали воспаления. Даже такие живучие твари как пользователи чакры долго в подобном состоянии не протянут.
   - И как же ты сможешь помочь, Хатаке-сан? Едва ли у тебя под рукой окажется бригада ирьёнинов, - устало вздохнул джонин, убирая ладонь от рукояти меча, - а некоторым из наших генинов только бригада и поможет.
   Несмотря на некоторое недовольство среди его коллег, никто не стал возражать на столь откровенное признание.
   - Я думаю, одного ирьёнина второй степени будет достаточно, - пожал плечами командир.
   - Второй степени? Да кто бы его отпустил в чужую деревню хоть и в составе сопровождения команд, - подал голос другой джонин Кумо.
   На это я громко фыркнул, привлекая взгляды противоположной стороны.
   - Я думаю, Нара-сан с вами не согласится, - усмехнулся Сакумо, - так каково ваше решение?
   На лице ветерана отразилась секундная борьба гордости и ответственности за подчиненных, после чего он махнул рукой, приказывая остальным убрать оружие.
   - Я, Коши Хакуро, джонин Кумогакуре но сато и глава данной группы, принимаю твое предложение, Белый клык, - устало кивнул мужик, - и помощь вашего ирьёнина не помешала бы прямо сейчас.
   - Принимать помощь этих обезьянников! - пробурчал Эй, но заткнулся, когда получил от старших соседей кулаками под ребра.
   В их сопровождении он вообще оказался самым молодым на вид - остальные джонины были ветеранами под тридцать или больше. Потому видно и послали, как самых надежных.
   - В таком случае, предлагаю становиться на стоянку, поскольку заниматься ранеными на открытой местности все же не стоит, да и до вечера всего пара часов осталась, - предложил Хатаке. - Это Рью Нара, наш штатный ирьёнин на время проведения экзамена и высококлассный специалист, один из лучших в своем деле.
   - В таком случае, прошу позаботиться о наших раненых, Нара-сан, - склонил голову облачник, а за ним и остальные, джонины кроме смуглого блондина, скривившего брезгливую рожу.
   Кивнув в ответ, я распечатал свою палатку, не обращая внимание на несколько удивленные лица окружающих кумовцев и обернулся к предводителю:
   - Заносите самых тяжелых, а остальными я займусь немного позже.
   - Хорошо, Нара-сама, - Хакуро сделал знак и несколько джонинов тут же бросились к своим командам, подхватывая висевших на товарищах подростков на руки и таща в мою сторону. Создав пару клонов, я принял двух мальчишек и девочку и уже хотел занести вслед за своими копиями внутрь (учитывая размер палатки, разместиться в ней шестером не представляло особой проблемы), но упавшая мне на плечо тяжелая рука заставила развернуться.
   - Ты, теневик, я за тобой слежу, - практически прорычал мне в лицо будущий Райкаге, - и если с них хоть волос упадет, то я не посмотрю, что ты пока союзный ирьёнин и переломаю все кости или вообще башку оторву!
   Мельком отметив, что и не настолько оказался ниже, как считал сначала, я небольшим усилием создал еще одного клона, передал пациента. Под напряженными взглядами окружающих, я скинул плащ с плеч и всучив его несколько прибалдевшему, ближайшему облачнику, развернулся к Эйю и быком попер на него, выпятив почти не уступающую мускулатуру груди и выпрямившись во весь свой немаленький рост. Разница между нами в три-четыре сантиметра даже не очень бросалась в глаза.
   - Ты че, думаешь вымахал выше всех и накачал мышцу, так можно на любого наезжать, да?! Так ты тут не один такой! Если не захлопнешь пасть, так мигом отделаю физиономию так, что мама родная не узнает, несмотря на то, что ирьёнин!
   - Что?! - взревел не растерявшийся противник, сталкиваясь со мной лбом. - Подрасти сначала до моего уровня, сопля!
   - Это кто тут сопля?! - не менее громко взревел я в ответ, не уступая ни шагу. - Да через пару лет это ты будешь ниже, а в плечах я и так уже шире на пару пальцев, не говоря уж про рельефность, по сравнению с твоими жировыми складками!
   - Жировыми складками?! Я сейчас тебе покажу мои жировые складки!
   Сдвоенный шлепок заставил нас на мгновение отвлечься и посмотреть в сторону, откуда донесся звук - оба предводителя практически синхронно друг с другом заехали себе ладонью по лицу.
   - Ну ладно Рью - ему, в конце концов, пятнадцать лет, - со вздохом сказал Сакумо, опуская руку, - но твоему-то уже под двадцать!
   - Не спрашивай, просто не спрашивай, - точно таким же усталым голосом ответил Коши.
   - Эй!
  
   Глава 13.
  
   Дразнить смуглого блондина, пока созданные клоны работали, оказалось очень забавно - еще не набравшийся достаточно опыта (первую войну он пролетел, а во второй скорее, просто не успел поучаствовать, иначе был бы мертв), привыкший к своему превосходству в физической силе и размерах, вспыльчивый и ненавидящий издевки над собой, а так же наличие похожих по статям конкурентов, Эй производил впечатление молодого быка, у которого машут красной тряпкой перед глазами.
   Видя наше поведение, оба командира просто плюнули и не вмешивались, предпочитая не обращать внимание, тем более, что рамки приличия мы не переходили. Ну подумаешь, будущий райкаге пытался съездить мне кулаком по лицу или провести свой любимый Лариат! До скорости той же Мито-чан ему пока было далеко, так что я достаточно просто блокировал такие попытки, обладая даже большим запасом чакры, чем у него и немного выигрывая в укреплении тела. Если честно, блондин мне импонировал своим характером, который не должен был измениться и за пару десятков лет - предпочитающий все решать кулаками, а не разговорами, прямой как шпала в общении и столь же упрямый в отношении своих убеждений, с ним получалось неожиданно просто общаться... Ну, или дразнить. Главное, он сразу заявлял свое отношение к собеседнику и можно было не ожидать чего-то другого. И при этом он не был откровенно тупым - в шиноби Кумо можно было разглядеть довольно живой ум. Скорее, он просто не считал решение проблем, кроме как способом силы, достойными себя. Как и изворачиваться, хитрить, лгать, искать большую выгоду. Да резкий, да прямой и нарочито грубый, но такая простота подкупала и неожиданно располагала к себе. А еще, Эй категорически не переваривал умников, в число которых сразу зачислил и меня. Впрочем, это не мешало ему уважать мою силу и мастерство ирьёнина. Вот такой вот забавный человек даже в среде шиноби.
   Но это что касается личных впечатлений, на уровне работы же был тихий ужас - такое ощущение, что большинство генинов пропустили через наждачку, стесывая все, что не оказалось хоть немного прикрыто одеждой, у четверых оказались повреждены глаза, у двоих почти до кости сточены руки (очевидно, использовавшиеся для защиты наиболее уязвимых участков) и почти у всех слегка деформированы наружные чакроканалы из-за контакта пусть и с мизерным количеством, но чакры биджу. Это я еще не говорю про воспаления и тому подобную бяку открытых ран. В общем, работы хватало, а рядом еще наворачивали круги сенсеи генинов, попеременно интересуясь результатом. Что самое печальное для облачников, так это невосполнимые потери - в семи отправленных командах не хватало аж пятерых человек, что загнулись раньше нашей встречи. Не повезло детворе, что тут скажешь - подавляющее большинство генинов были года на два-три младше меня и в большинстве своем, выглядели сущими детьми. Умом-то я понимал, что и сам возрастом тела далеко не ушел, к тому же, достаточно скоро вот эти девочки и мальчики подрастут и вполне возможно, будут воевать против Конохи, вот только родительский инстинкт так просто было не заткнуть, особенно в отношении девочек. У самого малявка растет. Потому клоны не сачковали, выкладываясь на полную, убирая боль, чистя раны, сводя воспаления, наращивая кожу и пытаясь хоть немного поправить глаза. Конечно, проще было бы пересадить целые, но раскрывать такие вещи, как запас тел и не самые дешевые свитки фуиндзюцу точно не собирался, а свои и так не проболтаются.
   Закончив основную работу уже глубокой ночью и выбравшись из палатки, я с удовольствием потянулся, разминая порядком затекшие мышцы и хрустя суставами. Несмотря на позднее время ошивавшиеся рядом облачники тут же собрались вокруг, желая услышать вердикт. Было видно, что за своих подопечных они сильно переживают.
   - Жить будут все, пусть самые серьезные ранения не позволят некоторым вернуться на службу без длительного восстановления, но добиться лучших результатов смогла бы только Тсунаде Сенджу, до уровня которой мне еще далеко. Теперь что касается глаз - у девочки я смог полностью восстановить один и позволить хоть немного видеть другим, а вот у блондинистого паренька не все так благополучно - немного функционирует только один, а второй поврежден слишком сильно. Лучше всего, по возвращению в деревню вам провести замену органа на рабочий. У остальных случаи не столь серьезные и глаза приведены в порядок, так же я обработал раны и даже нарастил тонкий слой кожи для защиты от песка, но дальше восстанавливаться лучше естественным путем и под присмотром нормального ирьёнина. У двух генинов с поврежденными руками сухожилия и жилки целы, так что нарастить мышцы они смогут, вот только для того, чтобы появилась прежняя подвижность кистей, следует их очень хорошо разрабатывать сразу после восстановления, иначе о ниндзюцу придется забыть. Ну и в ближайшие несколько недель никому желательно не пользоваться большим количеством чакры, иначе возможна деформация поверхностного слоя кейракукей. С остальными мелочами разберутся уже ваши ирьёнины. На этом у меня все.
   Буквально впитывавшие мои слова, джонины практически синхронно кивнули.
   - Благодарю за вашу помощь, Нара-сан, - пожал мне руку ближайший облачник, - мы можем их забирать?
   - Конечно, только осторожней - новая кожа очень чувствительна в первые дни, - кивнул я.
   Остальные джонины так же пожали мне руку, а единственная женщина (смуглая, со светлыми волосами и третьим размером! Ням!) среди них даже обняла.
   Подождав, пока шиноби Кумо перетаскают из палатки всех усыпленных раненых генинов в расположенный шагах в ста от нашего лагерь, я кивнул стоявшим на часах Учиха и Мейдо и установил кеккай (доверяй, но проверяй!), после чего отправился спать, радуясь возможности свалить работу часового на остальных.
   А рано утром на нас наткнулась патрульная команда Сунагакуре и выяснилось, что мы проскочили мимо деревни и редкой сети патрулей еще пол дня назад, а делегация Кумогакуре вообще после попадания в песчаную бурю отклонилась далеко в сторону от нужного направления. Гребанная пустыня! Впрочем, на этот раз можно было быть уверенными, что нас приведут именно туда, куда нужно самым коротким путем не выписывая петли по округе.
   Быстро собравшись, объединенная делегация Кумо и Конохи двинулась за проводниками и уже через четыре часа можно было заметить далеко впереди дрожащую в раскаленном мареве сухого воздуха темную точку, постепенно начавшуюся разрастаться. В одно неуловимое мгновение, она внезапно разрослась в десятки раз и превратилась в кольцо гор даже выше, чем стены Конохи. Немного поскрипев мозгами, я понял, что это был не какой-нибудь феномен пустыни или мгновенного перемещения, а практически незаметная даже для сенсоров (я почувствовал ее только приблизившись) объемная иллюзия, наложенная и закрепленная на саму местность, а не на человека. По крайней мере, теперь стало понятно, как мы могли пробежать мимо, не заметив такую громадину даже с относительно небольшого расстояния. Странно, что ни о чем подобном не было упомянуть в оригинальной истории. Хотя, за два десятка лет все могло и измениться не один раз - не зря же Орочимару заходил в Коноху как к себе домой даже будучи нукенином, в то время, как еще недавно печати Узумаки даже и подумать о подобном не позволяли без использования очень специфических техник, типа моего перемещения через тени. Да и то не уверен, что подобное получится провернуть живьем не привлекая внимание команды барьерщиков. Ха, Мито содрала с Хирузена очень кругленькую сумму за нанесение печатей на восстановленном участке стены, что порушила внезапная атака Ивагакуре. К сожалению, работать на таком уровня я еще не умею.
   Не давая нам как следует рассмотреть возможную полосу защиты, проводники повели нас дугой, на солидном расстоянии от каменного пояса к единственному видимому входу в деревню, где уже появились команды встречающих аналогов Анбу. На виду стояли только четыре, но поблизости я ощущал раза в два больше, не считая обычной охраны. У предводителей делегации проверили бумаги и только после этого и пересчета голов по спискам, нас стали запускать тоненьким ручейком сквозь длинное ущелье в Суну.
   От количества одних только питаемых чакрой ловушек, у меня по коже побежали мурашки, несмотря на жару вокруг, и это если не вспоминать про десятки прикрытых иллюзиями бойниц, сквозь которые нас провожали вовсе не доброжелательные взгляды. Даже обычно не чувствительные к подобным вещам генины, до этого заинтересованно крутившие головами при виде другой скрытой деревни, испуганно притихли и скучковались поближе к старшим товарищам. Но через несколько минут опасный участок был преодолен и мы под конвоем оказались в самой деревне песка. Правда, долго глазеть по сторонам нам не дали, поведя к большому трехэтажному зданию, построенному буквально в ста шагах от начала ущелья, но даже то, что удалось рассмотреть, внушало небольшое чувство жалости к местным жителям - по сравнению с Конохой, Суна казалась пустынным и неприятным местом, с минимальным количеством зелени на улицах, уродливыми зданиями из спрессованного песка, в большинстве случаев покрашенных в белый или светлый цвет. Если сравнивать по духу, то Коноха видится мирной лесной поляной, а Суна - стойкой суровой скалой, что противостоит натиску ураганов и бурь. Ну и жители под стать.
   Собственно, и наши сопровождающие были эдакими стойкими оловянными солдатиками, не произносящими ни слова. От всех шести шедших с нами джонинов, несколько слов произнес только их главный, остальные же как в рот воды набрали. Впрочем, начинать разговор никого не тянуло - уж больно ненавидящие взгляды они кидали на нашу делегацию. А что еще ожидать от проигравших войну?
   Разглядывая предоставленные комнаты - в правой половине гостиницы для иностранных посетителей, где нам отвели часть второго этажа - я вздохнул и покачав головой, шлепнул на пол печать, призванную изгнать из помещения всевозможных паразитов, и начал распаковывать спальные принадлежности. Как заявил шиноби, ответственный за нашу охрану (или присмотр, если брать ближе к сути), осмотреть достопримечательности или даже просто прогуляться по улицам не получится - до начала экзамена на чунина всем обитателям гостиницы запрещенно выходить наружу. А даже если кто-то проскользнет мимо видимых охранников, всегда имеются еле ощутимые Анбу, заныкавшиеся на соседних домах.
   - Горячий прием? - хмыкнул Учиха, так же размещаясь в совершенно пустой комнате, лишенной даже какого либо намека на комфорт, если за таковой не считать каменный пол.
   Джонина поселили со мной, поскольку для каждого по отдельной комнате не оказалось, так что сенсеи расположились со своими командами, командир и заместитель в отдельной, а мы как клановые представители забрали последнюю. Не то, чтобы была какая-то разница между помещениями четыре на три метра и с одним небольшим окном.
   - И почему я ожидал, что только проигравшие нам войну, суновцы будут более дружелюбны? - саркастически поинтересовался я, падая на футон.
   - Эй, нам до сих пор не попытались сунуть кунай в спину, - хмыкнул в том же тоне Шинджи, - вот только генинам подобного отношения ожидать не стоит, как только начнутся испытания, будут трупы, и много.
   - Ну, для того я и нахожусь здесь, чтобы с нашей стороны их было меньше, - пожал я плечами.
   - Не думаю, что Казекаге решится на откровенный саботаж, но что команды других деревень попытаются не только поставить в невыгодное положение, но и уничтожить при случае, это и гадать не надо, - кивнул джонин, - так что твоя помощь точно понадобится.
   - Думаешь, сразу будет что-то серьезное? - вопросительно приподнял я бровь.
   - На первом этапе? Едва ли, а вот дальше - почти наверняка.
   В принципе, он прав, осталось только дождаться и увидеть все своими глазами. А это еще полтора дня безделья. Мда...
  
   Глава 14.
  
   - Что скажете по поводу наших неожиданных помощников?
   Отряд Кумо так же разместили в гостинице, но уже на третьем этаже, как самым многочисленным отдав целый этаж и сейчас, после быстрого распределения состава по комнатами, джонины собрались на небольшое совещание у командира. Как раз и задавшего вопрос.
   - Довольно неожиданно, что дуболомы решили помочь - спроси кто заранее, я бы поставил скорее на то, что они попытаются нас добить, а не предложат свои услуги, - хмыкнул один из ветеранов, - и ведь с подобным составом у них вполне могло бы получиться, пусть и не без потерь.
   - У нас на данный момент мир между деревнями и поступи они подобным образом, сама идея экзамена на чунина оказалась бы под угрозой, - покачал головой Харудо, - тут замешана политика и влезать в планы Каге не станет даже такая большая рыба в мире шиноби, как Хатаке Сакумо, а остальным уж и подавно не стоит рыпаться.
   - Кстати, кого вы узнали кроме Белого Клыка? - подала голос куноичи. - Например, тот белоглазый Хьюга точно один из детей главы клана - Хизаши или Хиаши, если я правильно помню книгу розыска.
   - Неплохая подобралась компания, - фыркнул сидевший в дальнем углу пожилой шиноби с повязкой через левый глаз и наполовину обрезанным правым ухом, - я вот узнал Учиху - это засранец Шинджи! Мы с ним пару раз сцеплялись еще в первой мировой и в одной из таких схваток я потерял половину уха и чуть не лишился головы, удрав только чудом. Пусть на вид он и не внушает, не говоря уж про не самый большой запас чакры, но любой кто его недооценивает, очень быстро отправляется к Шинигами. Очень опасный сукин сын!
   - Я понял тебя, Риши-сан, не заводись, - кивнул командир, - еще?
   - Остальные джонины Конохи еще слишком молоды, чтобы знать их в лицо, а имена услышать не довелось, - пожал плечами другой ветеран, расслабленно привалившись плечем к стене около двери, - а по клановым нашивкам еще Сарутоби, Мейдо и знакомый нашего Эя - Нара, хотя из него Нара как из меня биджу!
   - Да, у парня точно второй родитель Узумаки, если судить по красноволосой шевелюре и ощущаемому объему чакры, - поморщился Харудо, а за ним и остальные присутствующие.
   Несмотря на то, что позорный разгром армий Кумо и Кири против Узушиогакуре произошел едва ли не десятилетие назад, подавляющее большинство населения Кумогакуре но Сато по-прежнему скрипело зубами при одном упоминании о исчезнувших вместе со своим островом красноволосых мастеров фуиндзюцу. Редкий боец в армии облачников не потерял близкого человека среди уничтоженной почти под корень армии, но за отсутствием непосредственных виновников, Узумаки старались не упоминать, чтобы не бередить раны.
   - То-сан будет кипятком ссать, когда услышит доклад, - вздохнул Эй, эффективно развеивая сгустившееся напряжение.
   Присутствовавшие джонины встрепенулись и заулыбались, представляя реакцию Райкаге, вынужденного выбирать между собственной репутацией, требующей по достоинству оценить помощь и вполне естественным желанием послать полукровку ненавистных Узумаки куда подальше.
   - Ставлю на то, что одной доской и дверью дело не обойдется, - подала голос куноичи, заговорщицки прищуриваясь, - ваши ставки?
   - Ставлю на то, что как минимум три доски за первые пару дней Райкаге разнесет в щепки, - с готовностью поддержал инициативу одноглазый ветеран, протягивая вынутые из кармана деньги.
   - Да чего там мелочиться - ставлю на то, что стену точно придется ремонтировать!
   - Пол раздолбает по любому - принимай!
   Командир посмотрел на сразу оживившихся подчиненных, начавших гадать различные степени повреждения башни Райкаге и мудро решил промолчать - учитывая разрушительные тенденции правящего клана и как под копирку буйных выходцев из него, что становились правителями скрытой деревни, такая забава превратилась чуть ли не в национальный вид спорта среди пользователей чакры Кумогакуре но Сато. И вместо того, чтобы переживать провал совместно с начальством, куноичи и шиноби любого ранга и силы принимались биться об заклад на степень разрушения, учиненного Райкаге при известии об очередном косяке подчиненных.
   - Эй-кун, ты ставить будешь? - окликнула джонин спрятавшего лицо в ладонях парня.
   - Ставлю на то, что верхний этаж башни придется отстраивать заново, - обреченно отозвался он, убирая руки.
   И если для всей остальной деревни подобные ставки служили источником развлечения, то представители правящего клана (кроме Каге, конечно) молча терпели и всеми силам старались не допустить, чтобы знание об этой небольшой забаве дошло до виновника, потому что пытаться запретить просто не имело смысла - тогда пришлось бы подвергать взысканиям чуть ли не все наличные силы деревни.
   - Так, банк собран и наиболее близко предсказавший разрушения получает куш, - подвела итог куноичи, - судьей назначается тайчо как незаинтересованное в ставках лицо.
   - Если вы закончили, то продолжим, - покачал головой Харудо, но по предложению возражать не стал, - потенциал генинов мы увидим на экзамене, а вот к Нара следует присмотреться - в пятнадцать лет иметь уже вторую степень ирьёнина - это уже очень серьезная заявка.
   - Не говоря уж о способности блокировать удары Эй-куна, пусть и не в полную силу, - хмыкнул одноглазый ветеран, - если ничего не предпринять, то через десяток лет Коноха получит вторую Тсунаде, только с яйцами.
   Джонины согласно кивнули. Сражаться с высокоуровневым ирьёнином, способным не только почти мгновенно себя вылечить, но и с огромным боевым потенциалом - настоящий кошмар практически для любого, и это может подтвердить любой, кто сражался с Сенджу, а если противник при этом обладает запасами чакры Узумаки, то проще заказывать могилу заранее. И лучше устранить подобную проблему до того, как она станет настоящей угрозой, чем потом пожинать последствия.
   - Значит, пока просто наблюдаем, оцениваем возможности и высматриваем слабости, а уж что с этой информацией делать дальше - пусть решает Райкаге-сама, - заключил командир. - Больше я вас не задерживаю - можете идти отдыхать.
  
   ***
  
   - Что ты делаешь?
   - А? - отвлекся я от свитка.
   - Я спрашиваю, что ты делаешь? - повторил Учиха, с любопытством рассматривая почти нарисованную печать на раскатанном полуметровом свитке.
   - Кое-что, способное повысить шансы моего соклановца на выживание в грядущих испытаниях, - ответил я, возвращаясь к медленному и аккуратному рисованию на бумаге.
   - Хмм, очень похоже на свиток припасов, - потер подбородок Шинджи, - но чем он поможет сейчас?
   - Запечатывать можно разное, - едва слышно хмыкнул я, - можно оружие, еду, воду или даже технику, а можно и кое-что более полезное в данной ситуации.
   - Например?
   - Например клона, - ухмыльнулся я и с последним штрихом закончив печать, повернулся к соседу по комнате.
   - Клона? Ну и чем это поможет? - недоуменно приподнял бровь владелец шарингана.
   - Обычного стихийного? Практически ничем. Каге буншина с запасом уровня каге и большинством умений оригинала, пусть и несколько ослабленного физически? Всем!
   Глаза Учихи медленно, но верно поползли на лоб.
   - Как думаешь, будет пользоваться спросом подобный свиток "последнего шанса"? - усмехнувшись, спросил я.
   - Это же...гениально! - воскликнул он, но внезапно нахмурился. - Постой, но каге буншин всегда имеет лишь часть запаса чакры создателя, а не весь?
   - Для не очень знакомого с техникой шиноби, - поправил я его, - у меня же за плечами десяток лет опыта использования, так что закачать в одного клона девять десятых резерва не так уж сложно. Конечно, много их не сделаешь, но три-четыре в месяц тоже будет неплохо.
   - Да их с руками будут отрывать, - покачал головой Шинджи, - сколько раз на миссии у меня умирали товарищи из-за отсутствия поблизости ирьёнина.
   - Зато, теперь можно будет носить личного ирьёнина с собой на любую миссию не оглядываясь на его защиту, - хохотнул я, но через несколько секунд остановился и задумался.
   А что, если с собой можно будет носить не только один свиток? Допустим, поднакопил деньжат, купил несколько и вот у тебя уже команда из дальней поддержки наготове совершенно без затрат чакры. Как насчет своей бригады саннинов на самый крайний случай? Или какого-нибудь другого ниндзя высшего ранга? Да, пусть каге буншины развеиваются после хорошего удара, но ты попробуй сначала попади по немного ослабленной копии сильнейших бойцов деревни, способных применять практически все свои умения кроме основанных на инь и ян энергиях, так что ино-шика-чо пролетают мимо... Даже становится немного страшно представить последствия подобного применения повсеместно. И почему никто раньше такого не придумал? Ладно другие деревни, где нет как подобной техники, так и мастеров для создания специализированного свитка, но Узумаки-то чем думали? Это же прямо в их огород! Впрочем, я сам раньше запечатывал и оставлял Сае клонов на всякий случай, но подумал про боевое использование только сейчас, хотя такой способ использования буквально напрашивался с самого начала. И тем не менее, самые простые вещи часто - самые сложно обнаруживаемые. Вроде бы элементарно, но попробуй догадаться!
   - Далай второй, - отвлек меня от размышлений сосед.
   - Зачем? - удивленно вскинул брови я.
   - Куплю у тебя для своего подопечного, - предельно серьезно ответил Учиха, сверля меня взглядом.
   - Э? Хорошо, Шинджи-сан, но тогда с тебя несколько способов тренировки райтона и одна техника Б-ранга той же стихии, - почти сразу согласился я.
   У ветерана чакра ощущалась именно огнем с примесью молнии, так что можно было получить нормальные способы тренировать вторую стихию, а не практически самостоятельно придуманным Саей способом. Все же, суйтон у меня на довольно высоком уровне даже для токубецу джонина, а вот райтон в сравнении откровенно слабоват и те же дзюцу чидори получаются сильными в основном из-за количества вкладываемой чакры, нежели развития преобразования стихии. Что такое вообще это самое сродство со стихией - это возможность превращать свою чакру в стихийную без потери чакры и возможность использовать внешние элементы стихий с меньшими затратами. Ни больше, ни меньше. Конечно, контроль тоже играет немаловажную роль, иначе бы дзюцу других стихий мне давались намного затратнее, но это скорее второстепенный фактор, призванный облегчить и так затратный процесс.
   - По рукам, - не раздумывал долго сосед.
   Впрочем, я просил не так уж много, а для обладателя шарингана узнать новую технику вообще не составляет труда и ценится она не так сильно, как у других шиноби, не имеющих возможности копировать все приемы врага.
   - Только у твоего клона запас будет немного поменьше, поскольку полностью восстановиться я могу и не успеть, - сразу предупредил я ветерана, доставая еще один чистый свиток.
   - Пусть и так, но лишний шанс выжить все равно не помешает, так что делай, - отмахнулся он и спросил, - свиток использовать обычным образом?
   - Нет, я несколько модифицировал стандартную печать для транспортировки пленных, добавив несколько особенностей с небольшой защитой от копирования, - покачал я головой, - чтобы вынуть клона теперь не надо разворачивать бумагу, достаточно подать короткий импульс чакры в него и бросить на землю, после чего каге буншин появится, а свиток самоуничтожится.
   - И ты создал фактически новую печать, пусть и на основе старой, всего за несколько часов? - изумился Учиха.
   - Ну... да, а что тут такого? Вон, Мито-сама способна менять рисуемую печать прямо на ходу, подстраивая под текущие нужды, или вообще превращать готовую в нечто противоположное по действию буквально несколькими штрихами. Не то что я.
   - Так нашел с кем сравнивать, - насмешливо фыркнул Шинджи, - другим пользователям фуиндзюцу не из Узумаки и о твоих способностях остается только мечтать!
   - Можно сказать, разрыв в способностях между мной и ними примерно равен разнице между Мито-сама и мной, так что мне тоже есть чему завидовать и куда стремиться.
   Если вообще есть шанс достигнуть к концу жизни возможностей наставницы на данный момент. Все же, талант - это одно, а предрасположенность и много упорства - несколько другое и лучше их не сравнивать.
  
   Глава 15.
  
   Сидеть все время взаперти до самого начала первого этапа экзаменов на чунина было тоскливо и скучно, так что кроме двух свитков с каге буншин, я еще и нанес лечащую печать на соклановца просто на всякий случай - схватки даже генинов могут протекать очень быстро и парня способны убить раньше, чем он сумеет воспользоваться имеющимся шансом. Конечно, это не панацея, но и при критическом ранении есть большая вероятность остаться на пару минут в сознании, а уж как вытаскивать пациентов с порога Шинигами я знаю получше многих.
   Впрочем, занимался я не только этим, но еще и шлянием по гостинице, как в нашем секторе, так и в чужих - просто из любопытства посмотреть на представителей других деревень. Конечно, это было немного опасно ввиду не самых дружелюбных взглядов практически всех чужих шиноби за исключением Кумо (с их стороны были оценивающе-настороженные, как и с момента знакомства) и малых союзных Конохе деревень, но нарушать заключенное перемирие не решились даже подчиненные Ооноки, хотя и шибали при виде хитай-те с листом совершенно убийственным количеством КИ. Хотя, может сдерживающим фактором послужило и наличие пары десятков песчаного аналога Анбу-шников внутри и вокруг здания, следящих за каждым движением гостей. Но удовлетворяя собственное любопытство, я подметил и некоторые интересные факты - в то время, как все бойцы Ивагакуре но Сато выглядели в общем счете прилично даже с учетом путешествия по столь недружелюбной местности как пустыня, среди представителей Кири выбирались из своих комнат исключительно джонины, выглядящие довольно потрепанно - пусть было заметно, что одежда их была относительно новой и без следов путешествия, но некоторое измождение на физиономиях и вполне мне заметные признаки усталости так просто не замаскировать. Да и чувства сенсора подсказывали истощение практически у каждого второго, а те немногие присутствовавшие кандидаты в чунины вообще были не совсем здоровы, да и их количество (восемь штук) прямо указывало, что шиноби Тумана изрядно досталось в недавней песчаной буре и явно более крупно, нежели Облаку. Учитывая почти поголовную специализацию их бойцов на суйтоне и кендзюцу, защититься в таких погодных условиях могли немногие, пользователей Хьетона заметно не было, а уж тренирующих дотон вообще можно среди них не искать.
   Значит, основными конкурентами на экзамене для наших генинов будут именно Суна и Ива, что не есть хорошо - после окончания войны, я сомневаюсь, что даже сравнительные новички будут сдерживать удары, чтобы обойтись без убийств. Скорее, потерявшие родных и друзей во время боевых действий решат свести счеты и удовлетворить желание мести. Впрочем, они в этом будут не одиноки - те из наших генинов, кто под предводительством наставников все же решался выбраться из комнат, бросали очень пристальные взгляды на будущих соперников в поле зрения. Мда, потери и у нас не хилые, несмотря на победу, так что этого можно было ожидать. У того же Иши Нара жив только отец, а мать погибла на фронте, как и дед с дядей.
   Когда томительное ожидание наконец закончилось и всех гостей Суны собрали вместе и повели вглубь деревни, я вздохнул с облегчением, да и мои коллеги тоже - все же находиться в довольно замкнутом пространстве, под круглосуточным наблюдением и с соседством далеко не дружелюбных конкурентов, изрядно действует на нервы и заставляет расцветать профессиональную болезнь пышным цветом. Потому возможность оценить Сунагакуре но Сато несколько отвлекла и дала чуточку расслабиться, вот только и здесь отличие от Конохи буквально бросалось в глаза. Случись подобное шествие дома и вокруг было бы не протолкнуться от любопытствующего народа, пришедшего посмотреть на гостей, здесь же нас встречали пустынные улицы, прикрытые ставнями окна округлых домов и практически гнетущая тишина, хотя буквально в паре улиц в сторону слышалась обычная утенняя суета занятого города и скачущие по крышам бойцы в масках в дополнение к тем джонинам, что сопровождали нас по земле. Не очень приветливая встреча. Вот только другую так скоро после войны ожидать трудно. Не знаю на что рассчитывали Каге, но пытаться проводить нечто подобное с участием всех пяти больших деревень, а так же нескольких малых (насколько я понял, команды от Амегакуре но Сато, Такигакуре но Сато, Кусагакуре но Сато и другими, появились намного раньше основных игроков и потому успели проскочить песчаную бурю без последствий) так скоро после окончания боевых действий и не дав свежим ранам потерь хоть немного закрыться.
   Тоскливо оглядывая пустые улицы, явно недавно закрытые лавки и магазины, я лишь печально вздыхал - жизнь вражеской деревни таким образом посмотреть и не удастся. Облом. Конечно, я немного даже понимаю подобные предосторожности Казекаге по отношению к делегациям на экзамен чунина и сам бы на его месте так поступил, вот только ходить под конвоем от гостиницы до цели и быть постоянно под наблюдением даже во время сна - не самое завидное времяпрепровождение, не говоря уж о покупках сувениров для ожидающих меня дома.
   Конечный маршрут нашего шествия пришелся на большое круглое здание с куполообразной крышей светлого цвета. У входа провожатые разделили команды участников и всех остальных, после чего получившуюся кучку джонинов и редких чунинов повели в одну сторону, а участников в другую. Главный из шиноби Суны завел нас в большую комнату на втором этаже и предложил присаживаться. Небольшой кучкой, мы заняли дальний угол комнаты и приготовились внимать. Его помощники шустро пробежались по рядам заранее выставленных стульев и раздали всем листовки. Пробежав глазами редкие строчки текста, я убедился, что это действительно программка этапов экзамена и первый пунктом идет запугивание кандидатов с небольшим психологическим давлением. Проще говоря, проверяют на "слабо" и настраивают на намного более жесткий второй тур. Небольшая пометочка чуть ниже первого пункта так же указывала о подписании документа отказа претензий к организаторам в случае смерти. Неплохой такой дополнительный ход для первого этапа.
   - Уважаемые гости, первый этап экзамена на чунина начнется через пару минут, - тем временем подал голос джонин Суны, совершенно безразличным тоном выдавливая из себя слова, - продлится он всего час, после чего выбывшие команды удалятся со своими наставниками в гостиницу, а с остальными будет предоставлена возможность увидеться для последних наставлений перед вторым этапом. Результаты будут передаваться сюда, номер вашей команды можно посмотреть на выданной бумаге. На этом все.
   После заключительного слова, джонин просто молча покинул помещение почти со всеми своими подчиненными, совершенно не обращая внимание на оживившихся шиноби и куноичи.
   - Вот задница биджу, опять ждать! - простонал откинувшийся на стуле куса-нин через пару мест от меня на нашем ряду. - Как будто сидения в гостинице почти пять дней подряд было мало! Хоть бы развлечение какое подогнали...
   - Угу, ты еще скажи - жратву с выпивкой предоставить! - фыркнул я, так же принимая позу поудобней и настраиваясь на ожидание.
   - Мда, сейчас бы покурить, - мечтательно закатил глаза сосед, оправдывая славу своего клана как заядлых курильщиков.
   - Как будто ты свою комнату всю травами не продымил, - фыркнул так же сидевший рядом Учиха, - я уж не говорю про то, что твою команду теперь по одному только запаху можно будет найти.
   - Эй, эта смесь как раз травами и пахнет, а не табаком, - вскинулся джонин.
   - Ага, в пустыне, травами, - саркастически ввернул Шибатори, устроившийся позади нас.
   - Так, неверные, руки прочь от священного курева! - шутливо замахал на нас Нуи.
   - Учитывая где мы находимся - их раньше увидят, чем смогут унюхать, - покачал головой я, - а учитывая неумение нормально маскироваться в такой местности, слабый запах трав большой роли играть не будет.
   Сарутоби просветлел лицом, заслышав, что кто-то не хаит его обожаемую привычку, но что он хотел сказать так и осталось не ясным, поскольку в этот самый момент распахнулась дверь и на пороге возник чунин.
   - Команда номер восемь вылетела, - громко сообщил он и тут же исчез.
   - Надеюсь, это не наши, - тихо пробормотал Шинджи, - у вас какие номера?
   - Шесть.
   - Двадцать два.
   - Восемнадцать.
   - Тридцать четыре.
   - Два.
   К счастью, это оказалась не наша, так что мы на мгновение расслабились. Вообще странно, что кто-то так быстро слился с самого начала - всего минут пятнадцать прошло и уже поражение.
   - Интересно, что конкретно в первом испытании? - я задумчиво потер подбородок. - Общие слова насчет сути в этом листочке много не говорят.
   - Ну, способов надавить и заставить провалиться хватает, но чтобы без вредительства, то либо мастерски наложенные гендзюцу, воздействие КИ вместе с угрозой или заворачивание мозгов, а может и все вместе, - пожал плечами Учиха.
   - С чего ты взял, что без вредительства? - выгнула бровь куноичи, так же присоединяясь к нашему разговору.
   Небольшое время безделия и отдыха вместе с учениками явно пошло ей на пользу и она выглядела уже не такой измученной, хотя и продолжала рыскать глазами по окружающей обстановке каждую пару секунд.
   - Все очень просто - второй этап идет как выживание вместе с выполнением поставленной задачи, так что генины должны быть в форме, чтобы до финала дошел хоть кто-то, - пояснил Шинджи и я согласно кивнул, - а учитывая, что и их генины будут практически в равных условиях на первых порах, но потом будут иметь преимущество в знании местности, не имеет смысла делать первый этап очень сложным.
   - Скорее, в нем отсеют откровенных слабаков, чтобы на втором этапе отобрать лучших из прошедших и в финал выпустить действительно что-то умеющих кандидатов, - согласился Кей.
   - Вы забываете, что на финал приглашено большое количество потенциальных клиентов из знати, крупных землевладельцев, зажиточных купцов и тому подобной публики, говорят, прибудут даже некоторые Даймё, включая нашего и Казе но куни, - со скучающей миной напомнил нам до этого молчавший Сакумо, - это уже политика и от того, насколько хорошо продемонстрируют свои силы добравшиеся до финала генины, будет зависить куда именно пойдут со своими деньгами новые клиенты или к кому переберутся старые, к тому же, Суне в копилку упадет и тот факт, насколько хорошо они организовали все это представление.
   - И учитывая уже имеющееся преимущество у их кандидатов в чунины, Казекаге необходимо отсеять посредственностей и отобрать лучших из лучших для финала, чтобы его генины смогли показать класс против сильных противников, - подхватил обладатель шарингана, - вот только в отличие от нас и других деревень, не отправивших своих сильнейших клановых детей, подходящих по возрасту и званию, можно быть уверенным, что Суна действительно выставит элиту, выстоять против которых смогут только сильные клановые или действительно талантливые дети.
   - Чего про подавляющее большинство наших генинов сказать нельзя, - вздохнул Шибатори, да и остальные наставники синхронно поморщились, ясно осознавая способности своих учеников.
   Внезапно дверь распахнулась и головы всех присутствующих повернулись на звук.
   - Команды тринадцать, два, семь, десять, девятнадцать, пятнадцать, тридцать три, двадцать девять и четыре вылетели! Команды один, тридцать четыре, пять, двадцать девять, двадцать один, три, одинадцать, шесть и двадцать прошли! - объявил чунин.
   - Смотри-ка, а мои прошли! - удивился друг. - На самом деле не ожидал - на чунина по настоящему тянет только Хьюга, а остальные не настолько сильны и опытны, чтобы действовать в одиночку на миссиях.
   - Хироки действительно способный мальчик, пусть пока и не раскрывший весь свой потенциал, - подтверждающе кивнул Хизаши.
   - А вот я даже не знаю, переживать из-за их провала или радоваться, - вздохнула Окуно, но я заметил, что это был скорее вздох облегчения, чем расстройства.
   Впрочем, как она трясется над своей командой - лучше не рисковать, иначе деревня может потерять очередного джонина, а у нас их и так не очень много после войны осталось.
   После второго объявления сообщения о провалившихся и прошедших командах пошли сплошной чередой и я с некоторым удивлением узнал, что подопечные Мейдо провалились, несмотря на двух клановых в команде, а вот у Сарутоби прошли, изрядно обрадовав Учиху. После озвучивания остальных команд, мы еще немного подождали до того момента, как все тридцать шесть команд пройдут первый этап, после чего разделились на две части и одних увели переговорить со своими командами, а остальных повели к выходу, где дожидались наставников проигравшие команды.
   Пока нас вели обратно в гостиницу, все расспрашивали у генинов, что же было на первом этапе, после чего мне оставалось только качать головой на придумки Суновцев. Достаточно сказать, что они подошли даже к первому этапу с энтузиазмом и изрядной долей фантазии. Не знаю, кто послужил генератором идей и исполнителем, но снимаю перед ним шляпу - получилось очень интересно и довольно сложно для генинов.
   Первый этап экзамена оказался разделен на несколько частей, первая из которых требовала работы мозгов. Каждой команде предоставили помещение, выдали задачу-ребус и дали двадцать минут на ее решение, после истечения которых или раньше они должны предоставить ответ приставленному чунину. У одних это были паззлы, у других головоломки, в общем, задача на наблюдательность (подсказки имелись в комнате) и умение быстро думать. Вторая часть этапа уже была сложнее и заковыристей. Каждая команда за десяток минут должна была выбрать из своего состава одного человека, которого отправят на продолжение испытания, причем уже начинались запугивания и давление, что выбранный генин может и не вернуться обратно, хоть и купив своей команде право на продолжение экзамена. На лицо попытка заставить спаянные тройки внести разлад при выборе, а так же выделить самого бесполезного. И если кого-то все же выбирали, то перед отправлением на третью часть заставляли подписать отказ от претензий в случае превращения в калеку или смерти... Нехилая такая психологическая нагрузка для двенадцати-тринадцати леток. Но дальше еще интересней - всех выбранных разводили по отдельным комнатам и оставляли там мариноваться некоторое время в одиночестве, после чего по одному отводили на место следующего испытания, где больше похожий на маньяка, нежели шиноби мужик задавал очень простой вопрос - хочет ли кандидат войти в дверь, что находится за его спиной? Казалось бы, ответ очевиден для любого, вот только потеки крови из-под двери, приглушенные вопли с глухими ударами по плоти и хруст ломающихся костей уверенности как-то не внушали. Кто-то отказывался сразу, проваливаясь, кто-то более хладнокровный осведомлялся о происхождении звуков и получал вполне закономерный ответ - доламывают прошлого кандидата. Вполне естественно, что и так на нервах, генины предпочитали свалить куда подальше, нежели занять место следующего несчастного. И только те, кто распознавал очень качественно наложенную на комнату иллюзию, проходили дальше и выигрывали для своих команд переход на второй этап. В общем, по сравнению с первым этапом Конохи, что известен по оригинальной истории, впечатление производит даже на повидавших виды шиноби, особенно учитывая тот факт, что Суновцы даже не особо давили кандидатов КИ, предпочитая создать напряженную и откровенно пугающую атмосферу, в которой испытуемый сам делал за них всю работу. Уважаю. Это же надо было все настолько точно рассчитать и провести, чтобы суметь запугать уже нюхнувших пороху убийц, пусть и малолетних. Не удивительно, что из тридцати шести команд прошло только четырнадцать. Не у всех яйца из стали, особенно, если отправляли слабейшего. Дурацкий тест Морино на фоне такой организации выглядит просто жалко.
   Зато, после возвращения парочки в гостиницу, стало понятно каким образом прошли команды Кея и Сарутоби - в обоих самостоятельно вызвались идти обладатели додзюцу как негласные лидеры команд после сенсея и вполне ожидаемо, раскусили иллюзию мгновенно. По крайней мере, теперь ясно, почему слился Иши-кун у Мейдо - Нара хорошо шевелят мозгами в тиши кабинетов или в тылу фронта, составляя отличные планы, вот только помести их под давление, где придется рассчитывать только на себя и нельзя будет поставить кого-нибудь как защиту и основную ударную силу, и многие просто теряются, особенно не самые опытные члены клана.
   От вернувшихся мы узнали и о втором этапе экзаменов - как и было написано в бумажке, это было выживание с выполнением поставленной задачи. Всем прошедшим командам выдавалась половина цилиндра, а вторую половину необходимо было разыскать в пустыне за три полных дня начиная от момента отправки и при этом было запрещено возвращаться в гостиницу и собирать припасы. Необходимо было обойтись только тем, что имелось с собой. И в отличие от Коноховского экзамена, отобрать предмет поиска у другой команды не получится - цилиндры у каждой команды индивидуальны и приписаны к получившим их в руки. Видно, организаторы не думают, что пройдет хотя бы половина из имеющегося количества и я с ними склонен согласиться - найти на огромном выделенном расстоянии жалкий кусок цилиндра не больше двух ладоней в длинну чертовски трудно даже с полностью подготовленными припасами и без лимита времени. Едва ли кто вообще сможет этот этап пройти, если не будет каких-нибудь подсказок или саму половинку выданного цилиндра нельзя будет использовать для поиска второй части. К сожалению, чего-то более конкретного прошедшим командам до встречи с наставниками не сообщили, так что опять остается только ждать.
  
   Глава 16.
  
   Поскольку сопровождающим опять пришлось ожидать результата прохождения второго этапа в гостинице, я решил заняться полезным делом - тренировками. К счастью, для тренировки контроля чакры не требовалось много места или отдельный полигон, так что с успехом подошла и обычная комната. Несмотря на практически каждодневное создание двух каге буншинов именно на это дело, мой контроль чакры оставлял желать лучшего.
   Нет, по сравнению со средне статическим джонином я был более чем неплох, а уж если сравнивать с Узумаки того же возраста, то дело вообще обстояло отлично, вот только для ирьёнина второй степени мой контроль едва укладывался в допустимую минимальную планку. Я выигрывал в основном за счет огромного резерва, который можно было тратить не особо сдерживаясь, в отличие от вынужденных экономить каждую каплю коллег и за счет "многорукости" применения клонов тогда, когда в одиночку я просто не справлялся. Да, штопать и даже заново создавать кейракукей я мог практически без проблем, вот только вмешательство в головной и спинной мозг на одних только своих возможностях мне было недоступно. К сожалению, необходимая для этого тонкость манипуляций без вспомогательной печати, что я задействовал при лечении Саи, пока оставалась делом будущего.
   Оставалось завидовать Тсунаде, что при своих не маленьких резервах обладала практически идеальным контролем и могла за секунды исправить даже не очень серьезные повреждения мозга. Очень хорошим примером может послужить момент лечения Какаши и Саске, угодивших под Тсукуёми и валявшихся в госпитале до возвращения Сенджу, поскольку имевшиеся на тот момент ирьёнины ничего не могли сделать. То есть, Коноха тогда попросту не имела у себя ни одного ирьёнина первой степени, кроме давно свалившей из деревни саннина. Сильнейшая деревня моя задница, блин. Учитывая отношение верхушки деревни к медицине сейчас, даже удивляться не стоит. Но я буду не я, если хотя бы в ближайшие три года не заполучу себе повышение. Один год - все же несколько оптимистичный прогноз даже с учетом моей трудоспособности, упорства и скорости усвоения информации, вот только кто сказал, что я должен сдавать все пункты одновременно? Покажу одноглазому пердуну Кейко, как только закончу с ней, благо, ее медицинская карта до сих пор лежит у меня в шкафу вместе с сотнями других, потом придет черед и Акико, а работу с главными частями нервной системы можно будет продемонстрировать после того, как подтяну контроль на нужный уровень, поскольку теория и необходимые навыки уже имеются.
   Тренировки ирьёнинов весьма отличаются от тренировок контроля большей части шиноби, кроме, может быть, клана Хьюга. Прилипание листков (и различные вариации на тему), хождение по стенам и хождение по воде - вот три этапа упражнений, которые проходит каждый пользователь чакры, не зависимо от направленности своих способностей и специфик кеккей генкая. До уровня чунина или даже токубецу джонина этого вполне хватает практически всем как для применения дзюцу, так и для усиления тела чакрой в схватке. Те, кто сремится взобраться повыше в иерархии боевиков деревни, уже тренируют не чистый контроль, а преобразование чакры в стихийную, попутно получая улучшение владения своей чакрой.
   Ирьёнины идут несколько другим путем, как и обладатели бьякугана, у которых отличный контроль необходим для лучшего владения стилем тайдзюцу мягкой руки. Учитывая достаточно простой процесс преобразования нейтральной чакры в медицинскую, в отличие от стихийной, основной упор делается на внешнюю манипуляцию. Проще говоря, продемонстрированные старым одноглазым пердуном нити чакры - классический вариант. Учитывая, что у подавляющего большинства шиноби и куноичи чакра представляет собой нечто газообразное по плотности и столь же быстро улетучивающееся при выходе из тела в неизменном состоянии, то это более чем подходящее упражнение, вот только в силу особенностей Узумаки, плотность моей чакры раза в полтора больше и более смахивает на воду, нежели газ. Соответственно и результативность такой тренировки падает. Потому, я несколько увеличил себе сложность задачи и создавал не нити чакры вне тела с непосредственным контактом через тенкецу, а пытался манипулировать отделенным сгустком чакры в разные фигурки или изображения между ладоней с как можно более точными деталями. Учитывая отсутствие непосредственного контакта с кейракукей, оч-ч-чень непростая задача, но я уже научился расплывчато формировать простые геометрические объемные фигуры вроде куба или пирамиды практически без потерь в количестве чакры и уже недалек тот день, когда можно будет перейти на новый уровень сложности.
   А ведь мне еще тренировать не только это, но и использование ин-ян составляющих чакры для лучшего применения кланового хидзюцу и цепей чакры, вот только это уже нельзя переложить на клонов и приходится впрягаться самому. Как подумаю, сколько у меня впереди порядком заброшенных в последнее время задач, так на глаза наворачиваются слезы и даже использование десятков каге буншин нельзя считать за панацею. Это только то, что касается моего развития как шиноби и ирьёнина, а ведь есть же еще и исследования десятков интересных идей, планы по нескольким коммерческим проектам, способным значительно улучшить как мое собственное материальное благополучие, так и клана в целом. А создание совершенно необходимой разведывательной сети для отслеживания важных событий и интересных личностей в других деревнях?
   Я прекрасно понимаю, что всех спасти не реально, особенно в таком кровавом мире как этот, но почему бы не попытаться, когда имеется такая возможность? Если опираться на оригинальную историю, то имеется довольно много симпатичных лично мне товарищей, которые довольно рано ушли из жизни в результате сложившихся обстоятельств или банальной подставы со стороны тех, кому доверяли. За примерами далеко ходить не надо - в Сунагакуре сейчас должна жить обладательница любопытного кеккей генкая Пакура, которую просто отдали на растерзание шиноби Киригакуре по приказу Казекаге. Или массово уничтожаемые кланы Тумана после взятия Ягуры под контроль шарингана. Ладно, вырезание мужиков, но женщины и дети? Мне этого не понять, даже не смотря на то, что я живу в этом мире уже больше полутора десятков лет. Некоторые принципы остаются неизменными на протяжении всей жизни и я являюсь убежденным сторонником идеи, что мужчина должен сам решать свои проблемы, а вот даже обученные убивать, дети и женщины остаются детьми и женщинами, которым следует помогать и защищать. И я стараюсь следовать данному убеждению, не говоря уж о том, что куноичи гораздо приятнее на вид, нежели шиноби. Думаю, многие меня поймут. Собственно, это одна из причин, почему первых я предпочитаю не убивать, а захватывать в плен и хранить в свитке. Излишняя роскошь и риск по местным меркам, но уподобляться хладнокровным убийцам, что не моргнув глазом способны вырезать целые деревни очень не хочется, не говоря уж о том, что профессия ирьёнина требует в первую очередь спасать, а потом уж убивать.
  
   Внезапный поток воспоминаний выдернул меня из глубокого сосредоточения и заставил потерять контроль над медленно преобразовывавшемся в кольцо сгустком чакры. Вот только я почти не обратил на это внимания, слишком занятый усваиванием информации от развеявшегося каге буншина. И то, чему стал свидетелем клон, заставило меня выругаться, невольно пробудив от легкой дремы Учиху, предпочитавшего отслеживать в пол глаза окружающую обстановку даже на условно безопасной территории и с установленным защитным барьером в комнате.
   - Чего ругаемся? - лениво осведомился Шинджи, заразительно зевая.
   - Похоже, Казекаге решил играть грязно, выставив в кандидаты хотя бы одного бойца уровня токубецу джонина и нашим командам не повезло на него налететь, - поморщился я, вновь опускаясь на пол, с которого успел вскочить.
   - Потери? - мгновенно скинул сонное состояние джонин, принимая сидячее положение.
   - Обошлось, слава Ками, вот только состояние обеих команд оставляет желать лучшего, - поморщился я.
   - Команд? - сразу выделил ключевое слово сосед по комнате.
   - Им хватило ума объединиться и уже вместе продолжить выполнение задания второго этапа, благодаря чему и получилось выжить даже при обратной дороге, несмотря на несколько засад, - пояснил я, - собственно, последняя и оказалась самой серьезной, вынудив твоего подопечного использовать мой свиток.
   - И какой результат?
   - Слишком сильного "генина" и его команду каге буншин уничтожил, вот только и нашим порядком до этого момента досталось - из команды Кей-куна на ногах остался только Сенджу, а твой парень потерял руку от воздушной техники вместе со своим напарником, так же лишившемся ноги. Конечно, я их как следует подлатал и конечности прирастил, но сомневаюсь, что они смогут продолжать экзамен, если после второго этапа запланировано что-то еще, кроме большого турнира через месяц.
   - Далеко они от деревни? - спросил джонин.
   - Сам я не смог определить, но Сенджу сказал, что осталось около пары часов пути, вот только достоверность этого утверждения..., - я пожал плечами, - если это действительно так, то за нами могут придти, как только команды покажутся в поле зрения дозорных.
   Как оказалось немного времени спустя - я был прав.
   - Нара-сан, Учиха-сан, команды Конохи засекли недалеко от деревни и наше присутствие необходимо у финишной черты, - сообщил заглянувший в комнату Сакумо.
   Не став мешкать, мы присоединились к командиру и ощутимо нервничавшим наставникам, после чего джонин Суны повел нас ко входу в деревню. Прибыв на место, я первым делом порадовался тому факту, что у организаторов хватило ума сделать хоть какие-то прикрытия от палящего солнца, возведя с помощью дотона несколько дающих тень навесов и небольшое здание для работы ирьёнинов. Осмотревшись, я обнаружил, что на финише были не только мы, но и один из знакомых мне джонинов Облака, а так же шиноби Ивагакуре но Сато. Благоразумно усевшись подальше от последнего, мы принялись ждать. Похоже, во время этого дурацкого экзамена на чунина мне только и приходится это делать. Учитывая, что меня с полным на то правом можно назвать трудоголиком, такое бездарное использование времени очень действовало на нервы. Чтобы немного отвлечься, я даже рассказал про информацию, полученную от развеявшегося каге буншина тем, кто был не вкурсе, изрядно этим успокоив друга и Нуи.
   - Хах, "последний шанс", да? - заинтересованно наклонил голову Хатаке, усевшийся справа от меня, - собираешься продавать?
   - Скорее нет, чем да, - вздохнул я, - слишком способ их изготовления затратен по чакре.
   - Ну, я не очень хороший сенсор, да еще и этот твой плащ здорово мешает, - прищурился джонин, - но на мой взгляд, у тебя запасы чакры уже раза в полтора-два больше моих, так что два свитка за раз сделать вполне возможно.
   - Может быть, но это все равно не больше восьми-десяти экземпляров в месяц, а уж желающих будет намного больше, - пожал я плечами, вглядываясь в появившуюся на горизонте точку, - вот только брать за подобный уникальный товар деньги - слишком глупо, так что в лавку едва ли попадет больше пары свитков, а остальное будет расходиться по знакомым и друзьям.
   - Как Ияку Фуин? - хмыкнул Сакумо, так же приобретший в свое время лечащую печать после нашего знакомства.
   По сниженной цене благодаря просьбе Мито-чан, между прочим. Да и другими печатями не брезговал регулярно у меня закупаться, получая скидку в полтора десятка процентов как хороший знакомый и сенсей малявки Кушины.
   - Почти, все же наиболее обеспеченные шиноби изредка печать покупают, но по сравнению с продажами обычных печатей, это очень малая доля получается, - кивнул я.
   Учитывая, что клан Хатаке держал несколько кузниц и один оружейный магазин, на тему бизнеса и ведения дел мы разговаривали с ним не раз.
   - Идут, - прервал нас Учиха, светя активированным шаринганом.
   Я посмотрел на постепенно начавшуюся разрастаться точку и кивнул - хоть показавшиеся генины еще не вошли в границы моей чувствительности чакры, но различить количество приближающихся участников уже было можно. Мда, едва ли кто-то еще из другой деревни способен объединиться для выполнения поставленной задачи - скорее уж подставят конкурентов, нежели помогут, а шиноби Киригакуре даже прирезать союзника способны, если верить слухам, не говоря уж об остальных.
   Обе команды добежали (хотя, скорее доковыляли) до финиша примерно за десяток минут, буквально повалившись в песок как только наблюдатель Суны получил целые цилиндры и засчитал им прохождение, пусть последний рывок и выпил все силы. Точнее, некоторых из них - Сенджу тащил на закорках обоих бессознательных товарищей и на ногах держался исключительно за счет силы воли и сжигании остатков чакры. Учиха же щеголял перевязанной рукой с отрезанным рукавом, а так же бинтами поперек груди, что просвечивали сквозь порванную одежду, а его сокамандника тащила на себе девчушка, выглядевшая лишь немного чище остальных. В общем, они не сильно отличались от того, что видел мой клон перед развеиванием, а значит - дополнительной медицинской помощи не требовалось.
   - Ваши команды прошли в финал, который состоится через месяц, - сообщил джонин Песка, - как только ваши участники восстановятся - прошу покинуть деревню.
   - Ара, а как же жеребьевка на финальные бои? - не удержался я от вопроса, недоуменно вздернув брось.
   Не говоря уж о том, что мы так и не узнали не только о личности прошедших в финал, но и просто количество команд.
   - Жеребьевка будет проходить перед самым началом третьего этапа, - безразлично ответил шиноби и отошел от нашей группы.
   Проще говоря, нас стараются выпихнуть как можно быстрее.
   - Полагаю, до завтра мы отдыхаем, а потом уже готовимся в обратный путь, - вздохнул Сакумо, оглядывая лежащих генинов, что пытались перевести дух.
   - Не скажу, что я не доволен этим фактом, - покачал я головой, подхватывая двух генинов за шкирку и закидывая на спину, - быть наблюдателем оказалось очень скучно.
  
   Глава 17.
  
   На следующий день, генины более-менее оклемались с моей посильной помощью и делегация Конохи поспешила покинуть не гостеприимную деревню. В отличие от пути в Суну, обратный путь неожиданностями не баловал, как и неожиданными песчаными бурями с примесью чакры биджу. Учитывая, что наиболее целыми заявились как раз те, на кого эта атака была направлена (как недавних врагов), то Казекаге скорее всего решил не дергать енота за хвост лишний раз. Уж не знаю, в джинчурики он находится в данный момент или в камне.
   Из интересного можно было отметить разве что ненавязчивые подкаты друга к единственной женщине в небольшом коллективе наставников, а так же моя небольшая помощь в добыче информации о цели от знакомого генина. К сожалению, неплохую бесклановую куноичи прямо преследовал в последние годы злой рок - не только не везло с заданиями и генинами, но и в не такой давней атаке на Коноху женщина потеряла сразу и дом, и мужа с маленьким сыном, что находились буквально в ста метрах от пролома и оказались буквально сметены взрывом. Даже тел не нашли. Когда я это узнал, то даже преисполнился уважения к Окуно - многие, пережив подобное, вскрывали себе горло или слетали с катушек и погибали в первом же бою. Похоже, только ответственность за подопечных и была той ее последней ниточкой к реальности, так что немного подумав, я дал добро Кею на использование моей помощи - было заметно, что друг здорово запал на статную и высокую наставницу. А уж за три Ияку Фуин (лечащая печать) ее генинам будет должен, да и Минами реально требуется плечо, на которое можно опереться. Шибатори же не самый худший вариант из возможных. Конечно, и мне она приглянулась (среди довольно низкорослых жителей страны огня считанные единицы достигают метра девяносто и тем более, женщины), вот только здесь требуется не перепихон на одну ночь, а нечто более серьезное, мне и имеющихся связей хватает с лихвой. Боюсь, если Сая услышит про еще одну любовницу, мое мужское достоинство окажется под огромной угрозой.
   К огромному облегчению всех в делегации, из пустыни мы выбрались намного быстрее, чем потратили на движение по стране Ветра туда, а уж территорию страны Огня большинство джонинов знало как свои пять пальцев, потому на обратной дороге мы выиграли целый день и прибыли домой довольно быстро. Всем уже хотелось как следует помыться и избавиться от песка во всех мыслимых и немыслимых местах. Даже постоянно мной поддерживаемый слабый покров чакры по всему телу (отличная тренировка всех тенкецу и контроля) не спасал. Оставалось только пожалеть остальных, у которых и моей экипировочной защиты не имелось, не говоря уж о чакровой. Возле ворот распрощавшись с джонинами и согласовав время сбора для отправки на финал экзамена, я вспрыгнул на ближайшую крышу и поскакал в сторону квартала Нара, радуясь, что после этой миссии не требуется писать отчет. Конечно, представителю клана и зарплату не платят (мизерная ставка ирьёнина не в счет), но это дело десятое.
   Кивнув стоявшим на входе чунинам, я ускорился и коротко отвечая на приветствия немногих встреченных по пути соклановцев, буквально влетел в калитку, уже предвкушая возможность прыгнуть в заполненную до краев ванную, но меня отвлекли звуки схватки, что доносились с расположенного за домом полигона. Пару секунд желание поплескаться в воде боролось с любопытством, но особо громкий звук удара, от которого даже содрогнулся воздух, поставил точку в колебаниях и я свернул с дорожки к крыльцу и обогнув по саду дом, вышел к площадке с полигоном, где и проходила драка. И судя по отсутствию поднятого барьера - только в тайдзюцу. Впрочем, будь иначе и я накрутил бы обеим хвосты, поскольку сражавшие были мне хорошо знакомы. На очень хороших даже для джонина скоростях, передо мной махались конечностями Сая и Кейко, настолько сосредоточенные друг на друге, что даже проморгали мое появление.
   Впрочем, заставило поползти вверх мои брови вовсе не это, а то, с какой... э... ожесточенностью лупили друг друга обе женщины, включая и критические точки кроме головы (обязательная защитная одежда, созданная мной именно для этой цели, не закрывала только голову, равномерно распределяя получаемые удары по всей поверхности), попадания в которые способны покалечить или даже убить. И были обе куноичи практически равны. Если Сая была немного быстрее противницы, то Кейко чуток превосходила в силе и оказалась более опытной, зато ма использовала лучшую форму тайдзюцу, чем все наработки бесклановой куноичи. Именно поэтому они продолжали сражаться на равных и совершенно не сдерживали удары, стремясь завались соперницу и раньше набрать большее количество прошедших ударов. Воздух буквально дрожал от скорости и силы обрушиваемых на блоки ударов, невольно завораживая - все же что-то есть в драке красивых женщин, одетых в очень облегающую одежду. Обратив внимание на свирепую радость на лице обеих куноичи при выбивании дерьма из противницы, я удовлетворенно кивнул.
   Отлично! Просто великолепно! Как же я сам раньше до подобного не додумался!? Пусть в последнее время я был очень занят на работе, но даже присматривавшие за домом клоны тени замечали, что Сая постепенно начала терять свой задор и жизнерадостность, не имея возможности приложить все свои силы во что-то более важное и интересное, нежели лавка печатей. Сейчас же выражение ее лица было намного более живое, да и Кейко от нее не отставала. Вот что значит возможность набить морду не нравящемуся тебе человеку, а то что за моей спиной эти две цапаются (пусть до этого момента словестно) при любой возможности - тут и сомнений нет. Конечно, цепляется в основном Сая с высоты своей позиции хозяйки дома, а Кейко старается сдерживаться, особенно, если есть вероятность моего нахождения поблизости, но судя по всему, они договорились разрешить свои разногласия кулаками. Ну, чем бы дитя ни тешилось... Подождав еще пару минут, пока дерущиеся не отпрыгнут назад, заметно подустав и тяжело дыша, я невольно обратил внимание на бурно вздымающуюся под тонкой тканью грудь каждой, но усилием воли подавил полезшие в голову мысли и сделав пару шагов вперед, захлопал, привлекая к себе внимание.
   - Прекрасная схватка! Просто прекрасная! У меня имеется только один вопрос - почему вы не демонстрировали нечто подобное против меня?
   Обе куноичи вздрогнули и синхронно повернули головы в мою сторону, расцветая улыбками, хотя с подбитыми глазами, синяками и разбитыми от ударов губами, смотрелось это не очень.
   - Ты вернулся!
   - Рью-кун!
   Впрочем, как и ожидалось, мой вопрос просто проигнорировали, предпочтя резко сократить дистанцию.
   - Уфф!
   Сдавленный с двух сторон костедробильными для обычного человека объятьями, я лишь покачал головой на умудряющихся при этом посылать друг другу убийственные взгляды женщин и принялся лечить их симпатичные мордашки, сейчас способные только напугать. Впрочем, подобный вид для местных очень привычный и никто из шиноби на это не обращает внимание. Свести свежие и уже успевшие пожелтеть синяки заняло буквально пол минуты, как и затянуть мелкие ранки, так что скоро я любовался нормальными лицами, привычно пропуская мимо ушей трескотню и посыпавшийся град вопросов от обеих. Эх, что не говори, а дома всегда лучше.
  
   Пару дней после возвращения я просто отдыхал душой и телом, на полную катушку используя неожиданно полностью свободные дни, бездельничая и навещая немногих друзей и уделяя внимание женщинам. Но очень скоро такое проматывание времени надоело и я как следует взялся за усиленные тренировки в дополнение к обычным, повысив нагрузку на тело печатей, чтобы вернуть себе хотя бы прежнюю физическую форму, а так же возобновил работу с райтоном, стремясь добиться того же уровня сродства, что имелся у меня с суйтоном. Подогнанный Учихой свиток тренировок оказался как нельзя кстати. Конечно, с моими запасами чакры потери четверти (в сравнении) вкладываемого в технику объема не очень существенны, но это только для тех дзюцу, что ниже Б-ранга, а вот теми, что выше уже так просто не побросаешься подряд, не оглядываясь на затраты. Остававшееся свободным время, я посвятил исследованиям. Точнее, исследованию одной конкретной техники, найденной в завалах библиотеки госпиталя - Шикон но дзюцу (техника мертвой души). Еще когда я только заполучил ее в руку, у меня зародилась одна небольшая идея, как можно модифицировать и использовать эту технику. Пусть для нее годилось только недавно умершее тело, которое на время "оживлялось" ирьёнином и бралось под полный контроль для различных действий, но я не все запасы трупов потратил на госпиталь или разбор на запчастей, так что было с чем работать.
   Суть же Шикон но дзюцу заключалась в том, что ирьёнин стимулировал начавший затухать источник тела и с помощью собственной внедренной чакры, брал под контроль нервную систему, позволяя еще не остывшему телу вновь вернуться к подобию жизни, но уже под внешним управлением, независимо от состояния мозга. Такой способ можно даже сравнить с кугутсу но дзюцу (управление куклами) Сунагакуре, вот только кукловод обычно не способен смотреть глазами подконтрольного создания. Но эта техника оказалось неожиданно сложной для освоения - не говоря о требовании очень хорошего контроля, для одного только срабатывания, необходимо было отлично знать анатомию человеческого тела, чтобы движения марионетки получались плавные и размеренные, а не напоминали дерганья паралитика. И это я не упоминаю о необходимости контролировать одновременно двойной набор чувств. Очень дезориентирующее ощущение. По крайней мере, теперь понятна приписка в самом низу свитка, рекомендующая пользователю мимикрировать под труп или очень хорошо спрятаться, чтобы не отвлекаться на собственную безопасность и сосредоточиться на технике. Даже несмотря на постоянное использование каге буншинов, что-то отдаленно напоминавшее нормальный контроль у меня получилось использования после тридцатого - все же применять для движения чакру, стимулируя чужую нервную систему, очень сложно и явно не для обычного шиноби. Примерно за неделю я освоил Шикон но дзюцу на должном уровне и изучил способ работы, после чего начались эксперименты. И если я представлял себе конечный результат довольно четко - подконтрольное, условно живое тело, без внешнего управления, за место которого использовалась основа каге буншина, способная мыслить не хуже оригинала - то как к нему прийти, оставалось загадкой, которую необходимо было решить.
   А долговременные марионетки, не отличающиеся от обычных шиноби, производящие чакру и способные существовать годами в отрыве от меня, в тоже время предоставляя собираемую информацию, необходимы были как воздух - множество ключевых событий происходили и в других деревнях, а не только в Конохе или стране Огня и необходимо было иметь своих агентов влияния на эти самые события, поскольку лично присутствовать везде просто невозможно, а выбраться из деревни для первоклассного ирьёнина незамеченным просто не реально, не говоря уж о том, что есть риск стать нукенином при обнаружении. Да и просто информация о других странах пригодилась бы сильно, как и своя шпионская сеть. И хотя я сомневаюсь, что удастся создать много таких клонов, но даже парочка принесет огромную выгоду. Осталось только создать. И к сожалению, материал для исследования тратится слишком быстро - до трупного окоченения, а новых крупных поступлений тел не ожидается до следующей войны.
  
   Глава 18.
  
   Если кто-нибудь говорит, что создавать что-нибудь новое или хотя бы сильно модифицировать старое под конкретные задачи легко - можете смело плевать такому человеку в рожу, а потом еще и ногой добавить! Эту довольно простую истоину я осознал на собственном опыте, когда принялся переделывать уже готовую технику под необходимую задачу. И первый камешек на пути к успеху заключался в том, что я довольно пространно знал о том, как это делать. Просто потому, что в клане освещали этот вопрос довольно мало при обучении, в академии вообще такому не учат, а сам я больше по медицине штудировал трактаты после получения звания генина, чем разбирался, как именно стоит модифицировать цепочку ручных печатей, чтобы достигнутый результат не только не повредил кейракукей или убил , но и совпадал с задуманным результатом.
   Стоит ли говорить, что после того, как подопытных клонов (сам проверять я не рискнул, иначе как минимум раз пять остался бы гарантированным калекой и пару раз мертвым, даже со всей живучестью Узумаки) уничтожило раз двадцать, я полез в клановую библиотеку и с головой зарылся в теорию складываемых печатей, как список из стандартных, так и более узкоспециализированных, коих оказалось в два раза больше. И только более-менее разобравшись, я вновь вернулся к экспериментам, но теперь уже со знанием дела разбирал тридцать одну печать Шикон но дзюцу, подстраивая тринадцать из них, что обеспечивали пользователю связь с подконтрольным трупом, его управлением и возможность воспринимать сигналы чужой нервной системы одновременно со своей, но не накладывая ощущения друг на друга. Впрочем, банальное подставление печатей оказалось путем в тупик, следовало так подобрать их последовательность, чтобы матрица каге буншина брала управление на себя, ничем не проявляясь со стороны.
   К сожалению, я до этого простого факта дошел только через два дня упорного перебора различных вариантов. Самому себе можно было признаться, но постоянно слыша со стороны о собственной гениальности, а так же относительная легкость, с которой у меня получилось воссоздать "оригинальные" техники, невозможность добиться сразу хоть какого-то положительного результата, сильно сказалось на моей самооценке и прибавило уважения к тем, кто действительно создавал что-то новое в дзюцу, а не копировал чью-то работу, вроде меня. Конечно, у меня имелись и оригинальные задумки, но ничего сложного в них нет - нормальный мастер фуиндзюцу может подобные задачи, вроде модификации запечатывающего свитка или стабилизации клона, трескать как орешки, если об этом подумает, конечно.
   Определив после множества попыток, что наиболее вероятные цепочки печатей не подходят, я сообразил посмотреть на задачу с другой стороны - если переделка Шикон но дзюцу не подходит, то проблема может быть не только в ней, но и в Каге Буншин но дзюцу. Дойдя до этого простого факта с помощью подсказки клона, я испытал желание побиться башкой об стену! Ну конечно! Нафига воплощать чакру с копией сознания в теле, когда требуется эту чакру всего лишь закрепить на уже имеющемся трупе, а не создавать подобие! После небольшого озарения, дело явно пошло на лад, и вскоре я подобрал более-менее подходящую комбинацию из сорока шести ручных печатей (а так же жрущую запасы просто неимоверным образом) и подконтрольный труп мог не только резво передвигаться, но даже с некоторым трудом разговаривать под контролем искусственного сознания, вот только сразу выяснилась одна небольшая деталь и огромный минус. Замкнув все ощущения на сознание клона, я лишался какой-либо связи с работающей техникой, но это можно было бы пережить или обойти другими способами, если бы получившаяся техника действительно нормально работала, вот только уже через десяток минут оживленный труп возвращался в свое исходное состояние. Немного побившись над данной проблемой, я установил, что сознание на чакровой основе банально теряет весь вложенный запас по той простой причине, что находится не в своей кейракукей и нет медиума в лице шиноби, который и удерживает в рабочем состоянии технику. Купированный каге буншин просто не может удержать свою чакру без ограничителей в чужой системе и она развеивается в пространстве. Поломав над этим голову и ничего не добившись (а так же потратив просто неприличное количество тел на эксперименты), я решил зайти с другой стороны - если нельзя все это провернуть с помощью одного ниндзюцу, пусть и с частичным уклоном в ирьёдзюцу, то почему бы не воспользоваться другой, хорошо знакомой мне областью пути шиноби? Как следует подумав, я порылся с помощью клонов сначала в собственных библиотечных запасах, что достались от отца, а потом и в полученной от Мито-чан груде, буквально за пару часов забацав довольно замысловатую по сути, но не исполнению печать, способную играть роль якоря для вкладываемого сознания и моей чакры. Конечно, для этого сперва ее следовало нанести, а потом уж и использовать новую технику на подходящем трупе, но это едва ли большая цена за полностью автономную марионетку, способную действовать на любом расстоянии от создателя и при этом не имеющую слабостей всех клоновых техник. Вот только ранее требовавшее исключительно время сложения печатей для создания, новое дзюцу требовало достаточно большого времени на подготовку и инструментов на нанесение фуиндзюцу. Учитывая тот факт, что я постепенно начал с Мито изучать перенос некоторых простых печатей на ручную основу (первая ступень создания печатей простым касанием, подобное использовали два из троих саннинов при первой встрече с Наруто), этот недостаток можно было исправить, чем я с вновь вспыхнувшим энтузиазмом и занялся. Не скажу, что это было особо сложно, но кое-какая практика у меня уже имелась, потому преобразование замысловатого рисунка в еще одиннадцать ручных знаков прошло без особых проблем.
   Получив более-менее вменяемый результат в пятьдесят семь ручных печатей и без видимых на первый взгляд недочетов, я только облегченно выдохнул - за те полторы недели, что я почти полностью занимался разработкой и экспериментами (кроме тренировок, само собой), было потрачено столько нервов, чакры и материалов (а ведь клонам еще приходилось и разделкой не годных тел заниматься, чтобы минимизировать потери), что откровенно радоваться просто не получалось. Была удовлетворенность от окупившихся ресурсов и небольшая толика гордости за свою работу, но почти постоянно сопровождавшая меня головная боль от развеянных клонов, поглощавших информацию в огромных количествах даже по моим меркам, хотелось забыть обо всем и просто отдыхать. Что не говори, а без постоянного использования каге буншинов, сокращавших затраченное время в десятки раз, проделанная мной за одиннадцать дней работа могла бы занять месяцы, если не годы, учитывая обычно имеющееся у меня свободное время. Мда, и это только один достаточно небольшой проект среди множества других, требующих моего пристального внимания.
   Не думал, что когда-нибудь это скажу, но после прочувствованных на своей шкуре сложностей нормальных исследований силами одиночки и без должных знаний, на голом энтузиазме методом проб и ошибок, я начал лучше понимать Орочимару - мало того, что вечно не хватает как материальных ресурсов, так и просто банального времени на множество различных интересных идей, так еще и всякие идиоты стремятся оторвать от важной работы и отправить на какую-нибудь дурацкую миссию, с которой и несколько джонинов справится. А ведь змеиный саннин еще и клонов не использует, в отличие от меня, да и мир шиноби к таким ученым не очень дружелюбен - тут попробуй не сдохнуть, когда одна за одной следуют масштабные войны и в перерыве основные игроки устраивают небольшие междусобойчики на границах или территории малых стран, в которых даже жизни элитных шиноби что дрова для костра, а потом уже пробуй заниматься исследованиями, пока опять кто-нибудь не решил попробовать на зуб. Если посмотреть под таким уголом, то Орочимару хотел стать Хокаге вовсе не потому, что стремился властвовать над всеми, а потому, что несмотря на большой объем работы и очевидные минусы жирной мишени на спине в большой политике, данная позиция была способна обеспечить ему нормальные условия для занятий наукой, а так же достаточное количество подопытных, за которыми не придется бегать самому и не появится вполне очевидных проблем с законностью их добычи в родной деревне (иначе стал бы он создавать свою Отогакуре и тратить на нее драгоценное время). Последняя проблема кстати и меня очень даже касается - если эксперименты будут с такой скоростью пожирать имеющиеся запасы тел, то содержимого запасенных свитков надолго мне не хватит.
   После частичного успеха (потому что это только первая часть - даже дурак догадается, что реанимированный таким способом труп долго не пробегает, несмотря на количество затраченной чакры и мощь примененной техники), я посвятил пару дней общению с семьей, простому отдыху и переменному наблюдения за работой нового дзюцу. Потому, тот факт, что стимулируемые кое-как запущенным источником мышцы постепенно подвергаются отмиранию и становятся действительно мертвыми, для меня неожиданностью не стал. Всего такая марионетка продержалась чуть больше полутора суток, по мере разрушения тканей замедляясь и начиная потреблять все больше чакры. Конечно, вложись я при создании больше и срок полезного действия можно было бы увеличить раза в два, а если немного подлечить раны, то и в четыре, но факт остается фактом - в таком виде измененная Шикон но дзюцу имеет конечный срок действия, пусть и не настолько короткий, как у оригинала. Ну и при прекращении действия техники я не получаю памяти клона, как было без использования якоря, поскольку привязка к печати сохраняется постоянно и требуется ее разрушение, чтобы ин-составляющая чакры вернулась к хозяину. Небольшое неудобство, которое, вполне возможно, можно будет использовать на пользу, но об этом следует подумать потом.
   Поскольку первая часть эксперимента на мертвых телах себя исчерпала, пора было приступать к использованию живых пленных. Если я хотел, чтобы у меня появились действительно долговечные клоны, пусть и с другими телами, то это был единственный путь. Использование Шикон но дзюцу на мертвых конечно, но вот если использовать модифицированную версию на живом... Появившаяся у меня теория на самом деле проста и в какой-то мере очень цинична - если техника действует на трупах, то должна подействовать и на живых, вот только для этого у живого шиноби должна отсутствовать сама возможность сопротивляться подобному подселению. Добиться же этого проще простого даже не очень опытному ирьёнину - превратить любого человека в растение с нулем мозговых функций можно за пару десятков минут. Вызванная искусственно кома, из которой уже никогда не выйти просто потому что мозги сами по себе не восстанавливаются - вот и получится требуемая кондиция тела.
   Но по здравому размышлению, я решил воздержаться от немедленных экспериментов и проверке своей теории на практике - дата финала экзаменов на чунина стремительно приближалась и затевать что-то время затратное не имело смысла, к тому же, при неудаче, на подопытном можно будет отточить свои навыки по работе с головным мозгом и основной нервной системой, а это лучше делать не торопясь и без лимита времени. Все равно я добьюсь успеха рано или поздно, даже если мне придется привлечь к теме стороннего специалиста - это я имею в виду Мито-чан. По крайней мере, с ней я могу быть уверен в отсутствии каких-либо моральных вопросов использования пленных в экспериментах. Опытная Узумаки весьма практична в таких случаях - не наш? Твори что хочешь, при условии, что это честно взятый в плен или выкупленный у товарищей враг. Очень правильная жизненная позиция в мире убийц. Конечно, хотелось бы оставить подобный козырь в собственном кармане, чтобы ни единая душа не оказалась в курсе (в том числе и Сая), но это уже можно будет решить после возвращения в деревню, а пока стоит заняться вопросом, в чем-то более простом - обеспечение двусторонней связи между марионеткой и мной, с возможностью передачи чакры в обе стороны (небольшая подстраховка никому еще не повредила, как и некоторое количество чакры в запасе). И по-моему, что-то подходящее я видел в отделе пространственных печатей...
  
   Глава 19.
  
   В этот раз, в Сунагакуре но Сато встретили нашу делегацию немного дружелюбнее, чем в прошлый. Не было никакого "почетного" караула со всех сторон, едва сдерживаемого негатива от охранников и сверлящих со всех сторон подозрительных взглядов. Нет, ловушки, секреты и прочие гадости никуда из длинного прохода в толще камня не делись, но небыло того ощущения массовости, что я почувствовал в первый раз проходя сквозь защиту. Сейчас нам дали всего двух хмурых провожатых в ранге чунинов и походя мазнуло несколькими подозрительно-настороженными взглядами, но и только. Впрочем, причина такого несколько ослабленного отношения стала понятна только тогда, когда намного сократившаяся группа конохских шиноби, к которым относился и я, вышла в саму деревню. И если первый раз нас встретила тишина и аналоги Анбу на крышах зданий, то сейчас везде вокруг буквально кипела жизнь - пустынные улицы наполнились народом как местным, так и приезжим, несмотря на висящее в вышине солнце и привычку отдыхать в полдень внутри, а не показываясь снаружи зданий, стихийно образовавшиеся лоточки, навесы и прилавки по краям площади служили как сувенирные лавки для всех, кто решил посетить финал первого Экзамена на чунина. А на площади можно было увидеть одежды практически каждой страны континента, пусть и несколько адаптированные под местную погоду. Похоже, аристократы со всех уголков земли решили понаблюдать за боями начинающих убийц. Также как и купцы, землевладельцы и прочий богатый люд, что мог позволить себе путешествие в центр пустыни. А где богачи, там и их охрана, у кого состоящая из самураев, а у кого и из команд шиноби своей страны. И среди бурлящей толпы можно было выцепить нин-ов Суны буквально на каждом шагу. Создавалось впечатление, что Казекаге отозвал в деревню с заданий на эти несколько дней всех имевшихся бойцов! Учитывая, какое количество народу и охраны должно было приползти только с Даймё только пяти самых крупных стран, не говоря уж про всех остальных, это очень даже рациональное решение. А ведь заполненная людьми, животными и повозками площадь служит лишь как точка прибытия для большинства, а гостиницы для богачей и их свиты точно расположены куда ближе к сердцу деревни, чем у шиноби, то это лишь малая часть из гостей, оставленная возиться с транспортом и животными.
   - Да, не плохо развернулся их Каге, - присвистнул справа от меня Кей, останавливаясь на мгновение.
   - Думаю, в этот раз нас пустят погулять по деревне, - кивнул я, двинувшись дальше.
   - Хаа, ты по этому пеклу еще и гулять собрался? - вяло изобразил шок друг, утирая рукавом вспотевший под палящими лучами солнца лоб.
   - А ты опять предлагаешь сидеть в заперти все время пребывания в Суне? - вопросительно приподнял я бровь.
   - Ну почему все время, на финал-то мы завтра пойдем, - пожал плечами Шибатори.
   - Отпускать генинов гулять по деревне практически перед самыми схватками? - хмыкнул с другой стороны Сарутоби. - Да им достаточно сожрать что-нибудь не то, и завтрашняя победа может помахать ручкой, так что будут сидеть, никуда не денутся.
   Помалкивавшие во время разговора кандидаты в чунинов разочарованно переглянулись, услышав это, а я только насмешливо хмыкнул и предпочел согласиться.
   - Ладно бы еда, их же еще и конкуренты могут попробовать устранить до финального турнира, не говоря уж о участниках ставок, - покачал я головой.
   - Ставок? - недоуменно нахмурился джонин.
   Я только обреченно вздохнул - иногда простые бойцы, пусть и добравшиеся до высоких рангов, не видят под носом и очевидного.
   - Что ты видишь вокруг? - я широким жестом указал на образовавшийся стихийный рынок и народ вокруг нас.
   - Э... толпу?
   - Заколачивание денег! - насмешливо фыркнул Сарутоби, практически сразу понявший намек, но ничего другого от промышлявшего торговлей клана можно было и не ожидать. - Для Суны, после выплаты больших контрибуций, этот Экзамен является настоящим золотым дном под добыванию денег в изрядно истощившуюся казну и Казекаге будет настоящим простофилей, если не организует ставки на участников сражений среди гостей.
   - Вот именно, а ведь все прибывшие гости и их охрана где-то будут спать, что-то будут есть и пить, тратить деньги на различные развлечения, сувениры, уникальные для Сунагакуре товары и прочую дребедень, - подтверждающе кивнул я, - так что искушение повлиять на участников боев ради огромного куша появится у многих личностей как среди хозяев, так и среди гостей, даже несмотря на то, что это мероприятие проводится в деревне наемных убийц и угрожать даже владеющим чакрой малолеткам довольно опасно. Впрочем, гораздо надежнее отравить или еще как ослабить бойца, против которого ты поставил.
   - Никаких прогулок до турнира, - на мгновение обернулся к нам Сакумо, окинув насупившихся генинов строгим взглядом.
   - Вот закончатся бои, тогда и сможете осмотреть деревню, если на ногах еще будете держаться, - насмешливо хмыкнул друг.
   - Вот так вечно мимо всего пролетаем, - тихо проворчал пацан Сенджу, но получив локтем под ребро от сокомандницы, быстренько заткнулся
   Как и в прошлый раз, нам выделили часть уже знакомой гостиницы, вот только ввиду меньшей численности делегации, каждый взрослый шиноби получил по комнате в личное пользование, а мелких устроили в двух соседних таким образом, чтобы они не могли пробраться мимо нас незамеченными, впрочем, было верно и обратное - чтобы добраться до участников, следовало сперва пройти мимо комнат джонинов. Конечно, суновцы следят за всеми и чтобы не подмочить свою репутацию, им необходимо сделать все так, чтобы и комар носа не подточил, вот только рассредоточенные по деревне силы следят за всеми и какой-нибудь рисковый отморозок может попытаться решить исход боя еще до его начала. С пользователями чакры никогда нельзя в чем-то быть уверенным. Именно поэтому, я и поставил барьеры в комнатах генинов, чтобы уж точно исключить возможность чего-нибудь неприятного даже со стороны защищенных ставнями окон.
   Позаботившись о безопасности подопечных и позаботившись о небольших натертостях ног еще не привыкших передвигаться по песку детей, я занялся обживанием и своей комнаты, когда колыхнув занавеску входа, ко мне заглянул Кей.
   - Рью, Сакумо-тайчо с Сарутоби идут за списками участников, - сообщил друг, - отправишься с ними?
   - Нет, я отправлюсь гулять немного позже, чтобы не оставлять тебя одного с малышней, - отрицательно помотал головой, - тем более, лучше это делать ближе к вечеру, а не в самый солнцепек.
   - Отлично! - обрадовался джонин. - Пусть я и доверяю Хизаши-сану присмотреть, чтобы никто чужой не пробрался мимо, но еще один боец не помешает просто на всякий случай.
   Согласно кивнув, я махнул другу рукой падать на расстеленный футон рядом, поскольку никакой другой мебели в пустой комнате не имелось.
   - Кстати, в пути я у тебя не спрашивал, но как успехи на личном фронте? - поинтересовался у него.
   - За неделю до отъезда я наконец добился своего, пусть и с некоторыми жертвами в процессе, но такая женщина стоит и большего, - на лицо усевшегося рядом друга мгновенно наползла мечтательно-радостая улыбка, а сам он поднял взор к потолку.
   - Раз за тебя, - усмехнулся я, - вот только дружеский совет - не затягивай с детьми.
   - М?
   - Просто сейчас она наиболее уязвима эмоционально, так что несмотря на вновь появившуюся поддержку, может не выдержать смерть даже одного своего генина. Уж я на фронте таких успел навидаться. Потому, как только проявится беременность, следует твою подругу перевести в запас. Ты же сможешь содержать троих?
   - Даже с обучением спиногрызов я получаю достаточно, не говоря уж о не маленькой сумме на черный день, - отмахнулся Кей.
   - Вот и отлично, пусть перебирается к тебе, а так будущее материнство послужит достаточным якорем, чтобы ее психика стабилизировалась до приемлемого уровня, - сообщил ему, - в идеале, Окуно-сан вообще стоит забросить карьеру куноичи и поменьше волноваться, но это уж как получится. После такой череды неудач и несчастий, что на нее обрушились, вернуться к нормальной жизни будет довольно трудно, но тут уж все зависит от внешних факторов, так что будь предельно аккуратен, не затрагивай болезненные темы, и всячески демонтрируй свою поддержку и чувства.
   - Постараюсь, - кашлянул в кулак Шибатори, смущенно отворачиваясь.
   - Это не шутки, Кей, после таких потрясений крыша иногда едет даже у клановых бойцов, с детства прошедших очень неплохую подготовку в том числе и к таким событиям, а Минами пусть и относится к потомственным шиноби, но имеет за плечами лишь академию и никого из близких родственников, способного ее поддержать, - наставительно произнес я, - потому я и прошу тебя действовать очень осторожно и предусмотрительно, если действительно с Окуно-сан у тебя все серьезно.
   - Спасибо, Рью, я приму твой совет к сведению, - серьезно ответил он, - к сожалению, я не слишком разбираюсь в этих заморочках, так что если появятся вопросы, буду спрашивать у тебя, учитывая имеющийся упыт.
   - Обращайся.
   Довольно кивнув - я рассказывал ему про Кейко - я перевел немного неудобный разговор на тему учеников. Пусть принадлежность к кланам мальчишек говорила сама за себя, но кто лучше учителя знает их сильные и слабые стороны, а мне дополнительная информация из первых рук позволит сделать наиболее результативную ставку после того, как станут известны противники. Не то, чтобы мне нужен был выигрыш, учитывая доходы от продаж печатей, но появиться на первом Экзамене на чунина и не поставить на наших...? По меньшей мере - не спортивно. Да и Кей собирался воспользоваться тотализатором в надежде подзаработать немного деньжат для обустройства скорой семейной жизни.
   Хатаке вернулся только через пару часов, но принес с собой турнирную сетку боев. Из нее мы узнали и количество прошедших в финал команд - девять штук, четыре из которых принадлежат суновцам, по одной из Такигакуре, Ивагакуре и Кумогакуре, так что большинство наших генинов в первом своем бою выйдут против хозяев арены, лишь в паре случаев сражаясь против шиноби камня и молнии. Пробежавшись глазами по именам, я не узнал никого знакомого, пока не зацепился взглядом за одного генина Суны - Сасори. Неожиданно.
   - Не знаю на счет остальных, но один бой мы уже гарантированной проиграли, - немного разочарованно хмыкнул я.
   Гений кугутсу против бескланового генина? Исход ясен заранее.
   - О? И почему же это? - вздернул бровь Сакумо.
   Да и остальные джонины повернулись ко мне, ожидая ответа.
   - Если мне не изменяет память и верить слухам, то это внук старейшины Чиё, благодаря навыкам которой у нас образовалось столько потерь от яда в прошедшей войне, - задумчиво потер я подбородок через ткань, - если он будет использовать ее наработки в своих боях, то будет достаточно одной царапины, чтобы определить победителя. Собственно, больше мне ничего не известно, но до завтра можно успеть раздобыть о нем хоть какую-то информацию.
   - Не думаю, что это будет так просто, - покачал головой Сакумо, - но можешь попробовать.
   Именно это я и собираюсь сделать, но сперва небольшая подготовка. Кивнув джонинам, я вернулся в свою комнату и сосредоточился, разделяя в своем источнике чакру на составляющие и направляя большей частью инь-энергию на создание техники. Возникшая рядом парочка темных двойников тут же утонула в моей тени, став совершенно необнаружимыми для всех, кроме создателя, после чего я покинул гостиницу и устремился в сторону центра деревни. Самое время немного разведать обстановку, а за одно и поискать интересующих меня личностей, точнее, одну конкретную личность - Пакуру.
  
   Глава 20.
  
   Несмотря на то, что никто не стремился набиться мне в сопровождающие при прогулке по скрытой деревне Песка, я буквально кожей ощущал направленное внимание со стороны спрятанных на каждой улице шиноби и одного конкретного, что пытался незаметно следовать от самого выхода из гостиницы. Впрочем, это не мешало мне окунуться в атмосферу праздника и суеты, что царила на улицах с таком наплывом богатых и выжных гостей, их свиты и охраны. В отличие от шиноби, обычные жители Суны видели не угрозу, а отличный способ нажиться на чужаках. Должен признаться, я и сам не удержался от покупок - приобрел довольно большой набор специй, что поставляются из страны Ветра, несколько бутылок различных настоек и ликеров, поскольку все имевшиеся запасы сливовой настойки домашнего производства были давно выпиты, а участие в войне и огромная занятость после не давали заняться еще и этим делом. В любом случае, отличный подарок Сае, вынужденной опять переключиться на потребление сакэ. Так же я взял несколько литров популярного местного напитка, оказавшегося особым образом приготовленным соком кактуса, весьма необычного кисло-сладкого вкуса и отлично утолявшего жажду.
   Так же мое внимание привлекла лавка, занимавшаяся продажей стеклянной посуды отличного качества и очень красивой на вид. Цена в почти три десятка тысяч рё соответствовала, но торговец клялся и божился, что весь его товар сделан при помощи чакры и прослужит не одно десятилетие, отличаясь завидной стойкостью к повреждениям. Собственно, мужик тут же это продемонстрировал, жахнув воздушного вида чашечку об пол. Повертев в руках совершенно не пострадавшее изделие, я обнаружил на дне крохотную замаскированную печать укрепления в качестве части торгового клейма, но ничего не сказал - здесь подобные маленькие секреты считаются семейным наследием и передаются на протяжении поколений от родителей к детям. Так что отдав за набор посуды приличную сумму, я все же не промахнулся - такой будет стоить в Конохе не меньше ста тысяч.
   Так же мое внимание привлекли традиционные для Суны веера из чакропроводящего метала и особым образом обработанной бумаги, служащие прекрасным проводником для преобразованной стихийной чакры ветра. Сперва я здорово удивился тому факту, что уникальное оружие (по моему первоначальному мнению) может купить любой желающий, обладающий достаточной суммой рё, но немногословный пожилой мужик, что стоял за прилавком оружейного магазина, пояснил в чем дело - создавать настоящие ураганы бойцам Суны позволяет отнюдь не не такое уж уникальное оружие, которое способен сделать любой, достаточно опытный мастер, а уникальные методики тренировок в использовании стихийной чакры, повторить которые едва ли получится даже у имеющих подходящее сродство с футоном. Так что, пусть я и косился на здоровенный веер мне по пояс, но в качестве сувенира взял небольшой, длинной в полторы моих ладони. Для пробы сойдет, а тратить три сотни тысяч рё на совершенно не нужное оружие не имеет смысла.
   Там же я приобрел и две небольшие человекоподобные куклы отличного качества, используемые начинающими практикантами кугутсу для тренировок в контроле. Управлять такими у меня едва ли получется, но как подарок той же Кушине-чан точно сойдет. К тому же, меня заинтересовали использованные при создании кукол печати, которые я обнаружил, пропуская свою чакру через них, так что одну подарю, а вторую разберу на части при первой же возможности.
   Кроме траты кругленькой суммы, предусмотрительно взятой с собой именно для этих целей, я занимался и менее приятным, но несомненно нужным делом - сбором сведений и слухов в барах и забегаловках, куда заскакивал, спасаясь от жары и с целью пропустить стаканчик чего-нибудь прохладного. Конечно, в большинстве своем, разговоры шли о финале экзамена на чунина и разных кандидатах, на которых стоит ставить, чтобы сорвать куш, но и кое-что другое удалось уловить - из-за недавнего поражения в войне, положение Казекаге очень шаткое и старейшины, принадлежащие к другим кланам, стремительно набирают политический вес, особенно Сабаку, имеющего в своем составе наиболее подходящего кандидата на пост, владеющего золотым песком. Вот и будущий четвертый показался. А проводимый экзамен - отличная возможность для каге Суны укрепить свое положение на троне и поправить изрядно подорванный бюджет деревни. К сожалению, узнать что-нибудь о Пакуре и Сасори не удалось, поскольку местным хватило мозгов вообще не начинать подобные темы, но с легкостью подсаженные к другим людям клоны теней смогут узнать куда больше за счет одной только своей незаметности, так что и напрягаться излишне не стоило. Особенно учитывая постоянное наблюдение и так нервных суновцев. Не став искушать судьбу, я еще немного побродил по деревне, поставил на победу генина Сенджу из команды друга в первом туре, после чего, перекусив в одной из забегаловок, вернулся в гостиницу. Первоначальное любопытство я удовлетворил, а остальное подождет до возвращение клонов.
  
   Новая информация появилась только к самой ночи и принесла достаточно много противоречивой информации не только по самой Сунагакуре, но и порядком расходясь с имевшейся у меня информации от прошлой жизни. Пусть за столько лет мелкие подробности и детали успели размыться и забыться, но я точно был уверен, что гениальный кукольник Сасори являлся сиротой и из всех родственников у него должны были оставаться только бабка Чие и ее братец. Ага, как же! Десять раз! Пусть у мальца мать погибла в середине недавней войны, но сын старейшины чувствует себя очень даже неплохо, является одним из сильнейших пользователей кугутсу и года два назад женился второй раз, практически сразу заделав Сасори сестренку. Ах да, самому возможному будущему члену Акатсуки одиннадцать лет и он даже успел поучаствовать в войне (прославившись своими талантами не только в управлении парой лично собранных кукол, но и созданием заковыристых ядов лишь немного хуже бабкиных), пусть и всего пару месяцев, а генином стал уже в восемь и в будущем грозит стать большой занозой в заднице врагов Суны, если свои не прихлопнут. Хотя, при таком крутом папаше это маловероятно (как и отступничество, к слову), да и парочка старейший порвет на клочки любого за любимого внука.
   Раньше я думал, что в Суне или другой скрытой деревне не будет такого бардака и подсиживания среди приближенных к власти с целью сиюминутной выгоды, но доставленная клонами информация меня здорово покривила - люди везде остаются людьми, даже в другом мире стараясь урвать больше для себя или свалить свою вину на других, желательно с профитом. Пара разговоров чунинов, что скучали на крышах домов, наблюдая за толпами народу, дали очень даже много в плане информации, как и сплетни местных торговцев, что распространялись исключительно между собой и когда поблизости не имелось лишних ушей. Сейчас в Песке образовались три достаточно солидных фракции, что боролись за влияние и власть между собой, хотя до поражение таких было всего две и стоящие отдельно нейтралы. Вот только после проигрыша в войне, Казекаге "гениально" решил свалить всю вину за поражение на кукольников, действительно продувших обладателям Бъякугана большое количество схваток и лишивших войска привычного "мяса" из древесины и металла, обычно бравшего первый удар врага на себя. В другой реальности подобный ход мог бы и сработать из-за того, что занимались куклами в основном потомственные шиноби и обычные бойцы, но не кланы, вот только наличие достаточно харизматичного и сильного лидера, поддержки двух старейшин и сплотившихся мастеров кугутсу обернулось созданием третьего полюса силы и задумка Казекаге провалилась. Вот и грызлись между собой эти фракции, две из которых старались сместить каге и не дать противнику поставить своего. К своему несчастью, наиболее реальным кандидатом была только не так давно перевалившая за второй десяток обладательница Шакутона - Пакура, наиболее близко подобравшаяся к планке эС-ранга. Другие возможные варианты пока были слишком малы, вроде Сасори и чуть более старшего повелителя золотого песка, слишком стары, как Чиё с братом и еще несколько старейшин или погибли в недавшей мировой войне шиноби от руки Ивы или Конохи. По крайней мере, теперь понятна причина, по которой подающую большие надежды куноичи прихлопнули даже в ущерб сильно поредевшим силам деревни. Избавься Казекаге от такой проблемы и как минимум семь-восемь лет на укрепление своей власти у него будет - сажать на трон будет просто некого. Как это знакомо...
   К сожалению, найти саму куноичи у клонов не получилось толи потому, что в сенсорике они ограничены, толи потому, что ее нет в деревне, но это не такая срочная задача. Пусть мне и хочется заполучить в свои руки девушку, что не в таком уж отдаленном будущем сможет потягаться на равных с такими мастодонтами женского полу в мире шиноби как Сенджу Тсунаде или Мей Теруми, но вот как это провернуть? Ясно дело, что рыпаться до того, как ее сольют Кири не стоит, но этот момент отследить будет очень не просто даже несмотря на тот факт, что Туман уже восстановился и начинает многозначительно поглядывать на ослабевшего соседа, а значит, это будет в ближайший год-два. Конечно, у меня имеется возможность приставить к ней стабилизированного (печатями, что изрядно уменьшило отток чакры на простое существование) клона теней с огромным резервом и не сильно волноваться рисками обнаружения, поскольку додзюцу в Песке не водятся, но хватит ли этого? Впрочем, другого способа все равно не имеется, так что если повезет, то повезет, а нет - значит судьба. Да и риск получить по мозгам месяцами памяти изрядно уменьшается с расстоянием и количеством потраченной клоном чакры.
   Не став откладывать дело в долгий ящик, я предварительно установил еще один кеккай внутри уже имеющегося, но теперь направленного на подавление всплесков чакры от содержимого, после чего приступил к делу. Несмотря на постоянную практику в хидзюцу и хороший контроль, не так-то просто выделить в источнике только ин-составляющую и накапливать ее в огромных количествах для исполнения техники. До этого момента, я как-то не задумывался на сколько имеющийся у меня запас превышает средне статического джонина или даже такого монстра, как Хатаке Сакумо, но сам факт, что мне пришлось целых десять минут просидеть, "фильтруя" необходимое количество, здорово открыл глаза. Конечно, почти поголовно все Узумаки обладают сопоставимыми запасами чакры, а то и большими чем у меня, вот только это жнергия тела, но никак не разума. Пусть у Нара перекос именно в сторону последнего, но даже у сильнейших шиноби клана до подобного результата очень далеко, даже если сложить их резервы. Я же с легкостью использую такое количество на всего лишь шпионскую технику. Мда... Правда, осознание данного факта не помешало мне создать клона теней, нанести необходимые фуин и вручить ему свиток на пять пленных (просто на случай, если будет возможность поживиться не только Пакурой, но и кем-нибудь еще) и сняв барьеры, отправить на охоту, мимоходом отметив для себя галочку на необходимости проверить максимальную площадь применения теней по окружности от своей персоны. Интересно, сколько продержится шпион? Как-то раньше не доводилось проводить подобные замеры на экспериментальных техниках (двойник и длительное погружение), все возможности которой еще толком не изучены. Оставалось только пожалеть, что обработка подходящей двойной печати пространства для передачи сведений так и осталась в начальной стадии до путешествия в Суну. Но думаю, на пару-тройку месяцев рассчитывать можно, при большом везении - больше полугода, учитывая печати. В любом случае, как только чакры останется меньше одной сотой, клон постарается вернуться ко мне, а там можно будет отправить и следующего. И не одного, если эксперимент окажется успешным и без неучтенных последствий. А уж способ не заработать повреждения мозгов от количества передаваемой информации можно найти, в крайнем случае - запечатать и уничтожить свиток. Впрочем, это дело будущего.
  
   Глава 21.
  
   Наконец, наступил день третьего этапа экзамена на чунина и изрядно перенервничавшие кандидаты, под понуканием наставников, быстро собрались и были готовы покинуть гостиницу за пол часа до назначенного времени. Но прежде чем мы вышли под палящее пустынное солнце, я воспользовался шансом сказать напутственное слово двум командам.
   - Прежде всего, хочу сказать, что все молодцы, раз смогли дойти до третьего этапа при таком большом проценте отсева кандидатов, - обведя взглядом серьезные мордашки ребятишек, я продолжил, - и напомнить, что это не важная миссия, на которой надо сражаться до конца, а всего лишь турнир на потеху возможным клиентам и небольшой показатель силы деревни, соответственно, сражаться до смерти нет нужды и предпочтительнее ваша сдача в трудном положении, нежели смерть, тем более, каждый шиноби должен знать, когда стоит сделать ноги и когда стоять насмерть. Этот случай как раз относится к первым.
   - А вам приходилось так поступать? - спросил Сенджу.
   - Мне приходилось прятаться и драпать даже в составе сильной команды, тайчо не даст соврать, - повел я рукой в сторону прислушивавшегося Хьюги и получил от него кивок в ответ, - тем более, ирьёнины знают подобную истину лучше других по очевидным причинам и пусть мне доводилось делать это очень редко, но факт от этого не изменится - шиноби должен знать, когда следует отступить и вернуться позже или вызвать подкрепление. Вы и так показали себя очень хорошо, дойдя до финала и умные люди это оценят, так что если использовали все свои возможности и противник не побежден, возможно, стоит отступить.
   - Рью-сан говорит дело, - подтвердил Хатаке, - пусть экзамен позволит деревне получить новые заказы, но поле недавней войны у нас и так их хватает, а вот терять перспективных бойцов, на которых затрачено много ресурсов и времени для Конохи намного хуже, так что не слишком рискуйте.
   - Теперь, что касается противников по деревням вам наверняка рассказали уже наставники, так что я пройдусь только по наиболее опасному кандидату Суны - марионеточнику Сасори. Пусть вас не смущает его возраст - этот пацан очень рано получил титул генина и даже успел немного поучаствовать в недавней войне, так что боевого опыта у него больше, чем у вас шестерых вместе взятых.
   Все же, выживание в мясорубке войны стоит больше, чем все наставники и охота на бандитов и сопровождение караванов. Уж это я познал на собственном опыте.
   - Учитывая его отца - сильнейшего кукольника деревни и бабку Чиё, гениальную отравительницу, можете быть уверены, что любая полученная царапина окажется точкой в сражении. Что касается его боевых кукол - насколько мне удалось выяснить, их две и как в большинстве случаев, способные разбираться прямо посреди боя, превращаясь в отдельное оружие под контролем создателя. Так что готовьтесь к тому, что конечности и головы кукол смогут отделяться от тел в стремлении вас достать, в разные их части будут встроены метатели сенбонов и кунаев, возможны газовые атаки распыляемого яда, взрывные печати и тому подобное. Ни в коем случае не приближайтесь к большой кукле - если вас удастся в нее поймать, то смерть практически гарантирована, так что держите дальнюю дистанцию, атакуйте с помощью ниндзюцу кукол или сразу самого Сасори и если почувствуете действие яда даже от небольшой царапинки - сразу сдавайтесь, потому что чем меньше прошло времени с момента отравления, тем больше у меня шансов вас вылечить без серьезных последствий для здоровья. На этом у меня все.
   - Спасибо за информацию, сенсей, - генины дружно поклонились.
   - Вот что значит - правильно воспользоваться сбором информации по цели, - наставительно заметил Сакумо, - пусть вам это послужит уроком, а сейчас все на выход - у нас осталось два десятка минут до начала.
   - И как ты умудрился столько раскопать всего за один вечер? - хмыкнул Кей, шагая рядом.
   - Ты не поверишь, сколько можно почерпнуть из болтовни двух скучающих чунинов, вынужденных следить за толпой целый день, - ухмыльнулся я, - а уж на слух я никогда не жаловался.
   Конечно, возможности кукол я почерпнул вовсе не из одних разговоров, но эту информацию вполне можно приписать к упомянутому источнику, а генины получили лишний шанс победить или хотя бы выжить. Пусть я и забыл уже названия кукол, но некоторые их особенности вспомнить все же удалось. К сожалению, чем дальше, тем больше забываются всякие мелочи.
   - По крайней мере, я теперь чуточку менее буду волноваться за своих, - вздохнул друг, - и за это тебе огромное спасибо.
   - Пустяки, я всего лишь уменьшаю себе работу, - отмахнулся от благодарности, - будет не очень хорошо, если опять придется латать твою Наохо-чан по новой уже после сражения с Сасори-куном.
   - Не убедил, - усмехнулся и понизил голос Шибатори, - я прекрасно знаю о твоем отношении к смертям и ранениям куноичи.
   Досадливо цикнув языком, я не стал продолжать спор. Друг на то и друг, чтобы быть в курсе таких нюансов.
   Для проведения последнего этапа, суновцы отгрохали не плохой такой куполообразный стадиончик, пусть по размерам и уступающий нормальному футбольному полю, но не более, чем раза в два-три. По крайней мере, десятки тысяч зрителей поместились нормально и еще осталось немного места. Сама арена находилась метров на шесть ниже трибун и ничего на себе кроме утоптанного песка не содержала. Впрочем, а что еще там должно быть, если мы находимся посреди пустыни и нормальную зелень здесь можно увидеть очень редко, в отличие от страны Огня. Собственно, сам стадион, трибуны и стены с крышей были сделаны дотоном, лишь сектора для богачей отличались чуть большим уровнем удобства, чем каменные скамейки. Впрочем, народ не жаловался, а шумел в предвкушении кровавого зрелища и возможности заценить силы пусть и молодых, но шиноби. Что не говори, а для обычного человека все техники и тому подобное выглядят слухами и преувеличением - едва ли простой крестьянин или ремесленник за всю свою жизнь увидет больше десятка пользователей чакры в мирной обстановке, а уж конкретно сражение между ними - вовсе из области невероятного. Тем более, посторонние наблюдатели в большинстве случаев или ничего не успевают заметить как все закончится, или превращаются в труп как случайная жертва разборок. Потому и такой ажиотаж в Суне, что народ приперся даже в пустыню, чтобы полюбоваться на такое зрелище как сражение шиноби.
   На нескольких входах в круглое здание стояли чунины и распределяли посетителей по секторам, обычных зрителей отправляя в одни места, а всех шиноби в другие. Нас сразу же разделили, уведя кандидатов готовиться к началу турнира, а всех остальных кроме меня отправив в сектор шиноби. Собственно, меня тоже хотели, но Сакумо придавил излишне ретивого чунина взглядом и потребовал предоставить в мое распоряжение палату, где будут лечиться генины Конохи. Пацан едва ли старше меня сначала пытался возражать, но тут же появившийся рядом джонин разрулил ситуацию и привел меня по путанице коридоров к коллегам в небольшое помещение при довольно большой лазаретной палате с кучей мест для раненых. Сразу видно, что люди ожидают скорый наплыв клиентов в свою вотчину.
   Осмотрев присутствовавших в помещении людей, я слегка поклонился.
   - Рью Нара, ирьёнин второй степени, - представился всем.
   Всего в своеобразной комнате отдыха имелось четыре человека - три мужчины довольно приклонного для шиноби возраста за тридцать в точно такой же форме что и у нас в госпитале и одна крохотульная (полтора метра максимум) девушка, даже младше меня на вид, скорее всего стажерка или самой низшей степени. Собственно, из ответного приветствия, кроме имени последней (Такаями) я и не запомнил никого, поскольку лица у мужиков были не особо запоминающиеся, без всяких выделяющихся примет, а цвет волос скрывался одеждой. Впрочем, мне с ними не работать, тем более, первое впечатление оказалось верным - мелкая девица действительно только учится, а ирьёнины все дошли только до четвертой степени несмотря на возраст.
   - Очень приятно, - вежливо ответил суновцам, а затем поинтересавался, - какие койки я могу занять для своих подопечных и откуда можно посмотреть бои?
   - Бери все дальние от входа, а смотровая зона по коридору направо со спуском вниз к выходу на арену, - сообщил главный, после переглядывания с коллегами.
   - Благодарю, - кивнул и покинул комнату, отчетливо ощущая неприязнь ирьёнинов.
   Впрочем, мне с ними тут не чаи гонять, так что и обращать внимание не стоит. Следуя полученным указаниям, я действительно попал на крохотную обзорную галерею чуть ниже уровня трибун, прямо напротив которой находилась ложа каге. Я как раз успел к выходу всех участников и речи четверых (поскольку никто из Киригакуре не прошел, соответственно и Мизукаге не появился) каге. Пока они толкали речи, в основном пропускаемые мной мимо ушей, появилась возможность подробно рассмотреть каждого из могучей кучки, тем более, своего непосредственного начальника я видел только на фотках. Хирузен уже приближался к полтиннику и обзавелся немалым количеством седых волос в бороде (шевелюра у всех четверых скрывалась шляпами с надписью соответствующих стихий) и морщин на лице, но даже слепой не решился бы назвать его немощным - пыхал он чакрой в моих ощущениях сенсора не хуже соседей и даже добрая улыбочка не могла скрыть исходящего ощущения опасности даже в расслабленном состоянии шиноби. Сидевший справа от него Райкаге очень напоминал повзрослевшего Эя - такой же массивный смуглый блондин с бородой, мускулы которого не смогли скрыть даже довольно просторные одежды правителя скрытой деревни. Сидевший с другой стороны Ооноки на таком фоне казался еще меньше, чем был на самом деле. Вот только даже не смотря на несуразный вид, более чем почтенный для шиноби возраст и размеры резерва чакры не уступающие коллегам, заставляли его воспринимать очень серьезно. Учитывая способность летать и владение соединением трех стихий, он был среди четверых как бы не самым опасным. Соседствуя со столь неоднозначными личностями, Казекаге даже немного терялся, являясь самым слабым из четверки, несмотря на свой кеккей генкай магнетизма. Да и был моложе всех - если я не ошибаюсь, то ему должно было быть около тридцати с хвостиком и первую мировую войну шиноби он не застал, в отличие от остальных соседей.
   Проявляемое любопытство к лидерам не помешало мне отслеживать и выделять главное в словах выступающих сильнейших шиноби, именно потому я дошел до важной причины того, что Сарутоби по-прежнему сидел на своем троне даже после бешеных потерь в последней войне - он умел говорить с толпой! Вроде бы ничего такого не произнес (мир, дружба, табак и тому подобное), а положительное впечатление осталось даже у меня, имевшего огромный иммунитет к агитации политиков с экрана долбоящика. По крайней мере, теперь понятно, как он сумел отбрехаться от недовольных кланов, получить дополнительное финансирование от прижимистого даймё Хо но Куни и поучаствовать в продавливании проекта международного экзамена на чунина среди своих коллег и высших чинов других стран. Талант, блин! Был бы он еще чуть-чуть более дальновиден и не так последовательно пытался сосредоточить всю власть в деревне в своих руках, попутно избавляясь от конкурентов, то получился бы очень неплохой правитель.
   Последний из каге закончил свою речь и вновь поднявшийся на ноги Казекаге объявил, под восторженный гул толпы, начало третьего турнира. Порядком заскучавшие финалисты мигом очистили арену, оставив на ней только две фигуры.
   - Учиха Котоко, Конохагакуре но Сато против Руши, Сунагакуре но Сато, хаджиме! - рубанув рукой воздух между подобравшимися пацанами, судья отпрыгнул на стену и уже оттуда приготовился наблюдать за ходом драки. Ну-ну, посмотрим, что они продемонстрируют зрителям.

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Верт "Пекло 3"(Киберпанк) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга вторая"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези) В.Свободина "Демонический отбор"(Любовное фэнтези) А.Рябиченко "Капитан "Ночной насмешницы""(Боевое фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"