Занг: другие произведения.

Тень водоворота 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa

   Глава 17.
  
   - Фух, готово, теперь осталось только проверить, - с облегчением вздохнул я отставляя в сторонку баночку с чернилами и откладывая кисточку.
   Передо мной сидел почти полностью раздетый клон, с множеством символов, струящихся от центра ладоней до плеч и от солнечного сплетения по груди, бокам, животу и спине. Это была основа двух откопанных печатей, которые я намеревался дать Сае. Конкретно это была тринадцатая попытка после первого успешного применения. Пока что срабатывали только три из пяти, но когда это число дойдет до пяти из пяти, то предстоит последняя стадия - испытание на мне самом, а затем уж, при окончательной уверенности и на маме.
   - Каге Буншин!
   Я отошел на несколько шагов и приготовился наблюдать за результатом своей работы. Чем мне нравится это дзюцу, так это некоторой вариативностью - использовать его можно по разному. Если просто сложить печать и подать чакру, то имеющиеся запасы будут ровно разделены на общее количество клонов и тебя, а вот если сконцентрировать строго определенное количество чакры и только затем использовать дзюцу, то можно разделить именно это количество на создаваемых клонов, таким образом регулируя имеющийся запас у каждого каге буншина, не рискуя остаться почти пустым в критический момент. Тем не менее, даже таким способом приходится тратить изрядное количество чакры для всех, не имеющих запасы Узумаки.
   - Ты знаешь, что делать, - кивнул созданному клону.
   - Так точно, Босс!
   Он подошел к исписанному символами клону и приложил пальцы к вытянутым вперед ладоням.
   - Фуин!
   С вливанием чакры в чернила, символы налились светом и стали сползаться к кистям, сливаясь и образуя черные канджи. На правой ладони - "шурикен", а на левой - "сенбон". Данные печати являются сложной модификацией печатей, использующихся для хранения предметов в обычных свитках. Вот только эти подходили только для запечатывания строго определенного оружия. Какого - и так понятно. Но главная их особенность была в распечатывании. При подаче короткого импульса в печать, оружие распечатывалось и в ту сторону, куда была направлена раскрытая ладонь, вылетал с огромной скоростью крутящийся сюрикен или вращающийся сенбон. Очень неприятный сюрприз противнику. Но и это было еще не все. Печать включала в себя "защиту от дурака" - кроме импульса, необходимо было еще и четкое желание распечатать предмет в печати, иначе ничего не получится. Таким образом, при использовании ручных печатей исключалась опасность ложного срабатывания. Именно все это повышало общую сложность. И поскольку приходилось рисовать печать на теле, а не на бумаге, имелся большой шанс ошибки, а следовательно и оторванных рук, как я убедился на примере подопытных копий. Еще хорошо, что они сразу развеиваются, не испытывая боли и не передавая ее вместе с воспоминаниями.
   - Давай главную.
   - Фуин!
   Клон приложил обе руки в центр не активированной печати и вбросил всю свою чакру, после чего развеялся. А я уже наблюдал знакомую картину возникновения печати. Вот только в этот раз это было канджи "жизнь" в обрамлении трех кругов символов вокруг нее.
   - Похоже, и тут все сработало, - обрадованно сообщил подопытный, - осталось проверить работоспособность.
   Он приложил ладони с активированным шосен дзюцу и подождал, пока печать высосет достаточно медицинской чакры для первой активации, после чего послал импульс. Канджи мгновенно запульсировало, а три круга символов расползлись по всему телу, мягко светясь зеленым. Если бы имелась рана, то они собрались бы вокруг поврежденной плоти и приступили к регенерации. Не слишком глубокие раны должны исчезать буквально в считанные секунды. Кстати, очень похоже на технику Кабуто, только исполненную с помощью фуиндзюцу. Отличная фуин с встроенной диагностической частью, срабатывающая как при получении критического повреждения, так и по команде. Вот только имеются у нее два недостатка - одноразовое срабатывание, после расхода чакры печать должна быть нанесена заново и медицинская чакра опять запечатана, и общая сложность в создании. Даже являясь давно не новичком в фуиндзюцу, после пяти лет каждодневного изучения и практики, я испытывал большие трудности в ее правильном нанесении.
   Но главное преимущество подобного рода "спящих" печатей - это отсутствие выделения чакры до момента срабатывания, в отличие от постоянно активных, так что обнаружить их не сможет даже самый лучший сенсор, в отличие от большинства кеккайдзюцу.
   Впрочем, и те фуин, что я собирался нанести на одежду ма, не особо фонили и требовали относительно мало чакры на свое поддержание, особенно для меня, но превращали не особо прочные тряпки и жилет в броню, сравнимую с хорошими кожаными доспехами, что раньше любили носить самураи, больше ценившие подвижность. Сенбоны, кунаи и сюрикены не повредят, а вот мечи уже представляют определенную опасность, как и стихийные ниндзюцу. Слава Ками, эти не такие сложные и большие, потому практиковаться пришлось с ними мало. На собственной одежде работает - уже проверил.
   - Ну что же, еще четыре раза перед генеральной репетицией, - пробормотал себе под нос и развеяв клона в одних трусах, создал нового.
   Поехали дальше!
  
   - Ма, - замахал я рукой, входя на полигон и привлекая внимание Саи.
   Точнее, нескольких Сай, поскольку она сражалась против сразу четырех клонов. Учитывая изрядно возросшую за последние пять месяцев скорость, уследить было далеко не просто. Но тренировки с джонинами постепенно подготовили меня к такому, так что и я за последнее время улучшил свое тайдзюцу, став еще быстрее. По словам Сетцуры-оба-чан - приближался к уровню среднего чунина. Эх, на Какаши и Итачи с их повышениями пока не тяну. Впрочем, оно мне надо?
   - Да, Рью-кун?
   - Во-первых, заканчивай тренировку, поскольку до завтра тебе следует отдохнуть как следует, а во-вторых - мне надо успеть нанести тебе кое-какие фуин, так что бегом в дом и приводить себя в порядок!
   - Печати? Какие печати?
   - Порывшись в папиных и привезенных из Узушио свитках, я обнаружил несколько подходящих, кроме укрепляющих одежду, - ответил ей, - сейчас покажу.
   Нацелив ладони в направлении ближайшей мишени примерно в шестидесяти шагах, я выпустил снаряды. С глухим стуком, сенбон и сюрикен почти полностью ушли в древесину, едва заметно промелькнув в воздухе. Сомневаюсь, что большинство джонинов сможет увернуться от такого на близком расстоянии.
   - Самое интересное, что при распечатывании начальный импульс уже задан и оружию не надо набирать скорость - оно и так уже летит очень быстро, в отличие от тех, что ты можешь бросить сама, - похвастался я, с гордостью демонстрируя ладони удивленной маме.
   - Впечатляет, - покачала головой Сая, развеивая своих клонов и вытирая рукавом жакета пот со лба. - Есть что-то еще?
   - Укрепление одежды и это, - задрав рубашку, я продемонстрировал печать чуть выше живота. - Одноразовый ирьёнин, может залечить даже очень серьезные раны, а если не хватит чакры на все, то будет поддерживать жизнедеятельность тела, так что будет возможность доставить в госпиталь.
   - Хмм, тоже полезная вещь, в нашей профессии даже такой шанс дорогого стоит, - покачала головой ма.
   - Тогда марш в душ и чтобы через двадцать минут была готова, а я пока подготовлю новые чернила. И занеси мне свой комплект полевой формы, буду наносить печати.
   - Так, кто из нас тут главный? - принялась бурчать себе под нос Сая, устало бредя в сторону дома.
   - Конечно я! - отозвался на реплику и бросив последний взгляд на тренирующегося с мини разенганами каге буншина, потопал следом.
   Слава Ками, все необходимое для процесса у меня подготовлено, осталось только смешать кровь ма с чернилами и можно приступать.
  
   - Босс, просыпайся! У меня получилось! Просыпайся, говорю!
   - А?! Что?!
   Дернувшись, я чуть не свалился со стула, и начал оглядываться по сторонам, пытаясь сообразить, что случилось.
   - Да говорю же - у меня получилось! - затряс меня за плечи... я?
   Удивленно моргнув, я потряс головой и еще раз посмотрел на свою копию. А, клон! Приняв во внимание обстановку и лежащие передо мной свитки, я сообразил, что заснул за изучением очередных свитков, что передала мне Сая от Узумаки Мито.
   - Получилось? - сообразив о чем говорит клон, я вскочил на ноги. - Показывай давай!
   Бегом, мы направились на тренировочный полигон. Преодолев проверку барьера, я сразу обнаружил постепенно затягивающиеся кратеры в земле по всей поверхности.
   - Смотри, Босс, у меня получилось! Теперь у нас есть управляемая бомба!!!
   Не дожидаясь моего ответа, клон сформировал за пол секунду мини разенган, только немного более плотный на вид и направив палец в сторону еще не тронутых тренировочных кукол "выстрелил" им!
   - Ва! - не удержался я от удивления, даже зная, как это должно в теории выглядеть.
   Маленький сияющий шарик, прикрепленный к невидимой чакронити рванулся вперед быстрее любого куная, что я мог кинуть и изобразив зиг-заг и петлю, врезался в куклу сбоку. Вот только я успел заметить, что разенган не вгрызся в цель, как сделал бы нормальный, а сжался в точку и после этого рванул! Разинув рот, я уставился на последствия разрабатываемой техники - во взрыве исчезла не только одна деревяшка, но и соседние оказались повреждены хлестнувшими во все строны потоками чакры и откинуты на пару десятков метров! Сам же образовавшийся кратер был примерно в полтора метра! Это от мини разенгана, а что было бы с нормальным или большим?!
   - Как у тебя это получилось?! - развернулся я к клону.
   - Достаточно просто - утром я вспомнил первые две ступени создания разенгана и вместо попыток удержать нить на потоках, создал слабенький барьер вокруг вращающихся потоков чакры, препятствующий ее излишней потере и поддерживающий вращение, а уже к нему прикрепил нить!
   - Хмм, нужно было с самого начала об этом подумать! - треснул я себя по лбу.
   - Конечно, теперь он не вгрызается, но благодаря сжиманию оболочки на доли секунды и последующей отмены контроля, чакра взрывается и в дополнение к этому, рассекает все вокруг освободившимися потоками, нанося дополнительный урон! - кровожадно оскалился клон. - Конечно, сложность контроля и объем вложения в технику возрастает раза в два, если не больше, но наличие управляемой бомбочки это окупает полностью!
   - Мда, это уже и не Разенган получается, - пробормотал я, качая головой.
   По скорости новая техника очень близка к ветру и молнии, как самым быстрым стихиям и при этом менее затратна и более быстра в создании, являясь обычной манипуляцией чакры. И это не упоминая возможности управления!
   - Сколько ты можешь сделать за раз? - спросил я клона.
   - Пока только один, - вздохнул он, - но думаю, с постоянными тренировками можно это число увеличить, как и с мини разенганами. Кстати, я эту технику назвал Бакхацу Разенган!
   Взрывной? Подходящее название.
   - Хорошо, а сейчас давай подготовимся к передаче всей накопленной информации, - довольно кивнул я и присев на землю, принял позу для медитации.
   - Как скажешь, Босс! - Каге Буншин так же уселся передо мной и прикрыл глаза.
   Спустя полчаса я поднялся с земли и отряхнув штаны, бросил взгляд на небо - солнце уже почти зашло за горизонт и на улице стало темнеть. Подняв руку, я создал на указательном пальце бакхацу разенган и запустил его в одну из восстановившихся деревянных кукол, детонировав технику практически в сантиметрах от цели. Полюбовавшись взрывом и хлестнувшими жгутами чакры, я удовлетворенно кивнул - передача опыта прошла успешно!
   Главная проблема каге буншин - не способность передавать всю память в полном объеме. И чем больше прожил клон, тем больше процент потери при передаче. В идеале, часовых копий можно развеивать без всяких опасений, у двучасовых уже теряются некоторые незначительные детали, и чем длиннее "жизнь", тем больше теряется при передаче. И это не вспоминая очевидного недостатка в виде слишком большого потока информации за раз. Способ этого избежать нашли все те же Узумаки, - медитация. Как оригинала, так и копии. И если первый должен сосредоточиться на приеме и раскладыванию по полочкам полученные знания, то второй должен сосредоточиться на прожитой "жизни", вспоминая каждую мелочь и как бы запечатлевая в своей чакре все известное, только после этого развеиваясь. Как показала практика, передача необходимого знания практически стопроцентная.
   Несколькими движениями размявшись, я потянулся и покинул полигон. Созданная сегодня техника вне всякого сомнения может претендовать на Б класс, учитывая мощность и маневренность, вот только использовать ее смогут в большинстве своем только ирьёнины или кто-то с подобным уровнем контроля. Учитывая почти год, потребовавшийся на освоение обычного разенгана в полном объеме и около полугода на его разновидность, далеко не каждый джонин сможет создать бакхацу версию, и уж тем более воссоздать механизм манипуляций без посторонней помощи. Так что даже Учихи со своими глазками капитально обламываются. Эх, теперь бы приступить к созданию элементальных версий, но учитывая отсутствие у меня даже представления о своих стихиях, данные эксперименты откладываются на год вперед. Именно к тому времени я планирую начать тренировку ниндзюцу. Как раз каналы тела достаточно окрепнут для пропуска большого количества чакры, как обычной, так и преобразованной. Впрочем, у меня и до этого найдется чем заняться - разрешение на доступ к клановым лабораториям я уже получил. Правда, пока только первого уровня, но сейчас мне большего и не надо - исследовать влияние собственной чакры на различные объекты можно и там. Может быть, некоторые мои предположения и идеи окажутся верными, принеся немалую пользу.
  
   Глава 18.
  
   Узумаки Мито спокойно сидела в своем любимом кресле около дома и грелась в лучах только поднявшегося солнца. С приходом старости, ее кости все больше начинали мерзнуть даже в теплую погоду, так что солнечные ванны по паре часов в день были любимым занятием куноичи. Все окружающие о подобной небольшой слабости были отлично осведомлены и в ясные дни принцессу Узумаки никто не рашался побеспокоить зря в утренние часы. Тем неожиданнее для нее оказался негромкий хлопок и возникшая буквально в паре шагов на земле, небольшая пантера со свитком в зубах.
   Пусть контракты призыва очень редки и даже опасны из-за высоких требований к владельцам, такой древний клан как Узумаки, обладал более чем одним свитком призыва. Среди которых имелись и пантеры. И именно Узумаки Мито являлась одной из старейших призывающих этих гордых созданий. Не то, чтобы в Конохе об этом знали - секретность является первым правилом хорошего шиноби. И тем удивительней для нее оказалось обнаружить призванного зверя в роли посланника. Все кошки по своей сути являются капризными и своевольными созданиями, не исключением из этого правила были и пантеры, считающие работу посланников слишком унизительной для себя. И если одна из них все же соизволила доставить свиток с печатью Узукаге, должно было случиться нечто неординарное. Естественно, Мито была осведомлена о разрыве союза между Узушиогакуре и Конохогакуре, но ничего сверх этого - простые письма с соколами могли перехватить.
   - Мито-сама, вам послание, - сообщила пантера, выплюнув свиток под ноги пожилой куноичи и не дожидаясь ответа, исчезла в клубе дыма, показывая свое презрительное отношение к исполненному заданию.
   Подняв свиток с земли, Узумаки капнула каплю наполненной чакрой крови на печать и развернув бумагу, быстро пробежала глазами текст. Один раз, второй раз, третий... Просто чтобы увериться в правильности прочитанного - не каждый день тебе сообщают, что родной клан разгромил силы двух великих деревень и смылся вместе со всей принадлежащей землей в складку пространства, эффективно избежав последствий данного действия.
   - Значит, мальчик был прав, - покачала головой Мито, вспоминая записку, полученную от полукровки.
   - Пожалуй, следует передать ему приглашение уже ко мне в гости, тем более, Кушине-чан скучно одной. Да и подтянуть его навыки в фуиндзюцу стоит. Пока у меня есть время, следует позаботиться о родной крови.
  
   ***
  
   Спустя пару дней.
  
   - Хокаге-сама, вам послание от Данзо-сама.
   Посреди кабинета правителя Конохогакуре появился Анбу, вот только в отличие от прятавшейся в помещении двойки телохранителей, он носил простую маску с небольшим канджи "Не" без изображения какого либо животного. Шиноби достал из кармана свиток, поклонившись, передал его Хокаге и исчез в шуншине. Отложив документы, над которыми он работал, Сарутоби Хирузен развернул свиток и принялся его читать. И чем больше он читал, тем больше хмурились его брови и каменело лицо. В конце концов, он свернул свиток и отложив в сторону послание, достал трубку, набил ее ароматным табаком из Кусы и закурил, пытаясь успокоиться. Спустя десяток минут Хокаге поднял руку и щелкнул пальцем.
   - Старейшин ко мне немедленно! - скомандовал он появившейся паре Анбу.
   Буквально через пару минут, Хомура Митокадо и Кохару Утатане влетели в кабинет с крайне встревоженным выражением лиц.
   - Что случилось, Хирузен?! - почти синхронно воскликнула парочка.
   - Анбу, вон! - повинуясь приказу, охрана исчезла из кабинета. - А вы садитесь, нам многое предстоит обсудить.
   Проследив за советниками, Хокаге глубоко затянулся и выпустил колечко дыма.
   - Вы ведь в курсе, куда направился Шимура? - спросил он, сверля давних товарищей взглядом и получив подтверждающий кивок, Сарутоби продолжил. - Буквально пятнадцать минут назад он прислал мне отчет.
   - И?
   - Узушиогакуре но Сато отбила нападение Киригакуре но Сато и Кумогакуре но Сато, уничтожив практически тридцать тысяч шиноби всех рангов из сорока тысяч коалиции двух великих деревень, после чего, их остров просто исчез.
   - Что? Как исчез?!!
   - Но как они смогли уничтожить столько шиноби, всего лишь со своими двумя тысячами?!!
   Проигнорировав выкрики шокированных старейшин, Хокаге в очередной раз затянулся трубкой и кинул им свиток. Читая его, стареющие шиноби только и могли, что хватать ртом воздух, не в силах произнести ни слова.
   - Но как? Чтобы поднять волну хотя бы в пару метров вокруг ВСЕГО острова, потребуется просто немыслимое количество чакры, не говоря уж о добавлении райтон-чакры огромной силы! - наконец оправилась от шока Кохару. - Данзо же сообщает про СЕМИМЕТРОВУЮ волну!!!
   - Которая, ко всему прочему, практически превращала нападавших в обугленный трупы под воздействием райтона! - добавил Хомура. - Не говоря уж об исчезновении огромного острова! Какое, в задницу биджу, исчезновение?! Как может раствориться в воздухе огромный остров?!! Данзо бредит!
   - Не думаю, - покачал головой Хирузен, - наши шпионы до своего раскрытия сообщали об активном шевелении Узумаки, полагаю, именно для приготовления подобной ловушки понадобился целый год.
   - А что начет исчезновения целой страны без следа?!
   - Я знаю не больше вашего! - наконец взорвался Хокаге. - Нам еще повезло, что волна угасла после десятка километров, иначе все прибрежные поселения и наши посты оказались бы уничтожены!
   В кабинете повисла напряженная тишина.
   - Зря мы решили сбросить Узумаки со счетов, - внезапно покачал головой Хомура, - если они способны на подобные сюрпризы, то в один прекрасный день мы можем получить под бок нечто подобное просто потому, что попытались их подставить!
   - Пока в деревне имеются Сенджу и огрызки от их клана - мы можем этого не опасаться, - раздраженно ответил Сарутоби, - а это значит - никаких планов по ослаблению Сенджу.
   - Провоцировать Узумаки будет самоубийством, - нахмурилась старейшина, - я никак не ожидала, что Узушио обладает подобной мощью.
   - Зная Данзо, он занесет всех красноволосых в список потенциальных угроз деревне и попытается воплотить планы по их уничтожению, - поморщился Митокадо. - Конечно, если они вновь появятся.
   - Пока что мы можем только ждать и наблюдать, - кивнул Хокаге, - и я ожидаю от вас содействия в отсрочке планов ослабления Сенджу, если вообще не их отмене. Мы не можем рисковать еще одним предательством только ради укрепления позиции Хокаге по отношению к кланам. Грядущая война и так это сделает за нас в любом случае.
   - Возможно, следует послать для виду отряд помощи? Просто чтобы продемонстрировать нашу озабоченность исчезновением бывшего союзника, - предложил Хомура.
   - Хорошая идея, по крайней мере, это отведет от нас возможный гнев Мито-сама и Токи-сама на явное бездействие, вопреки союзническому договору, - согласился Хокаге, пробурчав, - не то чтобы кланы были о его разрыве офицально оповещены.
  
   ***
  
   - Хмм... Похоже, даже без печати концентрации можно использовать тени, - подумал я вслух, сидя в углу полигона и мысленным усилием манипулируя своей тенью. - Вот только для этого постоянно требуется изрядная сосредоточенность и высокий контроль над чакрой.
   После продолжительных практик, мне все же удалось освоить хидзюцу на приемлимом уровне даже без использования рук. Свою лепту внесли и попытки увеличить скорость движения теней, а так же максимальную площадь. Благодаря развитому с рождения интеллекту, сильной воле, почти непрерывному поглощению большого количества информации и увеличению навыков концентрации, я обладал большими запасами не только ян энергии, но и ин, превосходя в этом даже взрослых Нара.
   Для сравнения, соотношение смешиваемых энергий у местных гениев составляет примерно условная единица ин, на три условные единицы ян, что является явным перекосом в сторону использования клановых хидзюцу и гендзюцу, нежели ниндзюцу. У тех же Узумаки соотношение бывает в среднем один к пятнадцати, опять же делая использование тех ниндзюцу, к которым нет предрасположенности намного более сложным, нежели у нормальных шиноби, которые балансируют около одного к восьми. Учитывая имеющийся у меня при рождении перекос энергий в сторону ин, а так же наследственность Узумаки, то применение как хидзюцу, так и других дзюцу не составляет проблем, в отличии от той же Кушины, что была вынуждена опираться только на свои навыки в фуиндзюцу, цепи из чакры, а так же тайдзюцу с кендзюцу. Ввиду большого количества ян энергии в ее чакре, элементальные преобразования становились очень трудны или вообще невозможны. Пожалуй, если представится случай, то нужно будет обсудить эту проблему с Мито.
   Впрочем, это пока подождет. Следующая моя цель в клановых техниках - научиться их применять в движении, поскольку неподвижный шиноби очень уязвим. Хотя, теперь понятно, почему при обучении столько времени уделяют умению маскировки как себя самого, так и своей чакры. Учитывая постоянно истекающие из тенкецу потоки чакры, делать это при больших резервах довольно трудно даже с ирьёнинским уровнем контроля. К счастью, благодаря умению разделять энергию на составляющие, таким же образом можно было препятствовать образованию и смешиванию чакры в источнике - процесс, обычно происходящий на подсознательном уровне. Конечно, были и другие способы, как замкнутая циркуляция кейракукей, но возростающее давление на чакраканалы и сами тенкецу, делало это довольно неприятным способом. Да и долго маскировку таким способом не продержишь. Именно поэтому Узумаки и не приспособлены к шпионажу - слишком уж много приметных характеристик. Можно было бы использовать поглощающие печати, типа Инфуин, но растянуть их на все тело без остатка и одновременно сделать возможным применение дзюцу пока никому еще не удалось, несмотря на многочисленные попытки, что велись среди мастеров фуиндзюцу. Даже я, со своим инженерным образованием и поверхностным знакомством с компьютерными программами - не представляю, как это сделать. Впрочем, у меня есть и более насущные проблемы, которые нельзя переложить на плечи клонов, кроме разработки новых фуиндзюцу и тренировки хидзюцу. И самая значительная из них - сенсорика.
   Казалось бы, в чем тут проблема - ходи себе, а шестое чувство само определит, кто находится вокруг тебя и сколько у обнаружающих личностей чакры, а так же, какого она типа. Вот только кто видел Хьюга с постоянно включенным Бьякуганом? Я вот не видел. А все почему? Потому что количество поступаемой в мозг информации больше, чем он сможет переработать в достаточно длительный отрезок времени. Потому глазастики даже со своим кеккей генкаем активируют додзюцу лишь на относительно короткое время, в зависимости от личной приспособленности к использованию. И это при расстоянии, не превышающем двух-трех километров, у средних представителей клана! У меня же радиус приближается к отметке двух с половиной уже сейчас! Учитывая тот факт, что я нахожусь в большом городе, пусть и сельского типа, где проживают толпы шиноби, то у меня на "радаре" возникают десятки ТЫСЯЧ целей!!! И как в таком случае обрабатывать поступающую информацию, не впадая в ступор от ее наплыва? Пусть у меня разум изрядно развит как прошлой жизнью, так и этой, но дольше получаса использования своих способностей сенсора я не выдерживаю - начинает зверски болеть голова. Естественно, ни о какой тренировке или работе в таком состоянии не может идти и речи. Одного обморока прямо во время тренировки разенгана, взорвавшегося мне в лицо, хватило за глаза. К сожалению, ограничивать свою чувствительность я пока не научился, в отличие от разделения имеющихся рядом и далеко целей. Так что сенсорику приходится подавлять для более-менее нормального существования. Но часа в день на тренировку этой способности явно недостаточно, вот только свободного времени нет вообще, особенно сейчас, когда Сая вернулась в доблестные ряды активных куноичи. Хорошо еще, никто ее на фронт не послал, ввиду долгого отсутствия практики, отправив патрулировать внутреннюю территорию страны огня, зачищать обнаруженных бандитов и вражестких диверсантов вместе с командой чунинов.
   Если судить по папиным записям, то только годам к тринадцати он научился ограничивать свой радиус сенсора, и мне до этого еще далеко. А ведь даже в практике ирьёнина мне пока не применить свои способности - к лечению кейракукей я еще и не приближался, ограничившись пока только телесными ранениями. В ближайшие несколько лет, до получения следующей степени, об это можно даже и не думать. Но что самое неприятное - чем больше я улучшаю свой контроль, тем больше растет чувствительность, а с ней и расстояние, на котором я могу обнаруживать чужую чакру. Па повышал контроль плавно и равномерно, в течение многих лет. Я же, благодаря клонам, интенсивным тренировкам с разенганом и манипуляцией чакры, делал большие скачки в этом направлении, не успев привыкнуть к усилившимся способностям. Из-за чего и страдаю. Причем, я думаю, у меня будет большее расстояние, чем у Рюты просто благодаря тренировке на ирьёнина. Значит, расстояние в семь километров для меня не предел! Впрочем, если вспомнить сенсоров во время четвертой мировой войны... Они покрывали сотни километров, пусть и при помощи различных устройств, так что есть куда стремиться. Так что, до поступления в академию стоит подтянуть именно свои способности в сенсорике. Думаю, года с лишним мне хватит, чтобы хоть немного привыкнуть. В крайнем случае два. Опять же каге буншин в этом помагает. Кстати, интересная особенность - клоны обладают намного меньшей чувствительностью, нежели оригинал. Триста с хвостиком метров, против двух с половиной километров. И даже непонятно, почему такая большая разница. Единственное, что приходит мне в голову - необходимо наличие полноценного источника для смешивания ин и ян, вместо некоторого его подобия, имеющегося у каждого двойника. Впрочем, и такой маленький радиус помогает моему клону, постоянно обследующему Коноху, не соваться в места, где его могут развеять. Конечно, добавление еще одного постоянно действующего каге буншина к имеющимся шести изрядно напрягает, но знание местности, а так же расположение различных учреждений, магазинов, лавок, административных строений и тому подобного, изрядно пригодится мне в будущем. Та же Момо должна будет работать в одном из приютов после окончания второй всемирной войны шиноби. Да мало ли вообще ключевых персонажей вышло оттуда? Сразу можно вспомнить Джирайю, Орочимару, Минато, Кабуто и Анко. Впрочем, насчет последней я не уверен, там точно знает только Орыч, но так как она еще и не родилась, то все еще может измениться.
   Следующая серьезная проблема, требующая большого количества времени - увеличение скорости циркуляции чакры по каналам и напитывание чакрой тканей тела и кожи. Узумаки традиционно полагаются на мышцы, когда стремятся повысить скорость своих движений, нежели на ускорение с помощью чакры. Помимо очевидного препятствия в виде повышенной плотности чакры, что увеличивает трудность более быстрой циркуляции по каналам, для данного действия требуется так же отличный контроль. Таким образом, ускориться более чем в три раза могут только немногие Узумаки, достигшие изрядных успехов в контролировании своих огромных резервов чакры. С другой стороны, данная слабость с лихвой компенсируется более чем отличным результатом укрепления тела - где обычный шиноби получит довольно глубокую рану даже напитав область удара, Узумаки отделается только небольшой царапиной на коже, благодаря особенности своего кеккей генкая. Самым наглядным примером такой неубиваемости может послужить Хошигаке Кисаме - благодаря морю чакры, его тело даже не нуждается в дополнительном укреплении, отсюда и подобная живучесть. Можно сказать, при наличии меча, залечивающего раны, он наиболее близко приблизился к Узумаки в деле выживаемости. Конечно, годам к двадцати-тридцати и я таким стану, но хотелось бы пораньше, ввиду надвигающихся войн. Я сейчас смогу выдержать намного больше повреждений, чем даже средний чунин, но следует довести эти процессы до условных рефлексов тела - тогда и процент выживания существенно повысится в процессе роста силы. По крайней мере, можно быть уверенным, что к двенадцати годам даже опытным джонинам и Анбу придется изрядно выложиться, прежде чем закопать меня в могилу. Если вообще получится. Проще говоря, хорошо вбитые в раннем возрасте основы гарантируют, что ранг джонина я получу раньше, чем те, кто сейчас бьет баклуши и тренируется спустя рукава, как Шикаку. Именно поэтому направление ирьёнина у меня выбрано основным - способных самостоятельно лечиться во время схватки противников намного трудней убить, чем всех остальных противников. Доказано Тсунаде.
   К тому же, в тайдзюцу я буду практически непобедим - клановые хидзюцу обеспечат возможность остановить противника хотя бы на пару секунд, а там Чакра но Месу по горлу, парализация нервной системы парой касаний, что я уже сейчас неплохо умею, старый добрый пинок по яйцам или нанесение подавляющей печати, позволяя сразу сделать противника не намного опасней обычных бандитов. Конечно, это если не принимать во внимание таких монстров как Гай и Ли, способных в тайдзюцу некоторое время обойтись вообще без чакры. Сомневаюсь, что таких маньяков может найтись больше нескольких штук на все элементальные страны... Если не считать весь клан Узумаки с их чудовищными тренировками!
  
   Глава 19.
  
   - Куши-чан, я пришел, - я громко оповестил окрестности, едва оказался внутри барьера, закрывавшего жилище женщин Узумаки.
   - Рью-нии! Ты пришел!
   С таким воплем, из-за расположенных недалеко кустов вылетела красная молния и одним прыжком врезалась в меня.
   - Уфф!
   Отступив на шаг назад, я подхватил на руки красноволосую малявку и закружил в воздухе, чем породил довольные визги и хихикание.
   - Ну как, ты не доставляла лишних хлопот Мито-ба-чан? - спросил я ее, наконец опустив на землю.
   - О-хо-хо, не волнуйся Рью-кун, Кушина примерная девочка и отлично себя ведет, особенно когда знает, что ты придешь в гости, - сообщила древняя Узумаки, выходя из дома и приветливо улыбаясь.
   С тех пор, как ма стала пропадать на миссиях, дома стало довольно скучно и тоскливо, не говоря уж о понижении качества питания, так что еще одно приглашение в гости, теперь уже от Мито Узумаки, оказалось очень кстати. Сначало одно, затем еще одно вместе с предложением подучить фуиндзюцу и мои посещения дальних родственниц стали постоянным явлением. Проще говоря, когда у меня появлялось свободное время или хотелось поучиться в печатях, я отправлялся в квартал Сенджу к Мито и Кушине. Стоящие на воротах охранники давно меня уже запомнили и стали пропускать без всяких вопросов. Конечно, это не значит, что я у них практически поселился, но раза два-четыре в неделю появлялся точно.
   Вот только сильно возросшая за последние пол года нагрузка в госпитале сжирала много времени, из-за чего мне пришлось даже сократить количество клонов до четырех, исключив исследователя и изучающего фуиндзюцу, а остальных перераспределять на несколько различных задач вместо какой-то одной. Учитывая почти полное истощение чакры к концу рабочей смены, отправлять каге буншина просто не имело смысла - он развеивался буквально через несколько часов работы. И ладно бы количество обслуживаемых пациентов возросло только в два раза из-за уменьшившегося количества ирьёнинов высокого уровня, так еще и в связи с войной, стали поступать тяжело раненые, но уже немного подлеченные на фронте, которым предстояло дальнейшее выздоровление под присмотром медиков, а так же те команды, что занимались отловом вражеских шиноби-диверсантов, что пробирались мимо пограничных застав. Даже ма уже оказывалась на госпитальной койке пару раз со средними ранениями, и это несмотря на мою медицинскую печать, наносимую заново практически после каждого второго выхода. Нет, ну какого хрена она лезет вперед?! Для полноценного джонина, ее уровень тайдзюцу немного не дотягивает до среднего уровня и каждый раз рисковать против более опытных противников - просто самоубийственно! И ведь продолжает так делать даже после того, как я устраивал ей на эту тему выволочки! А то, что у меня каждый раз замирает сердце и становится невозможно дышать, когда вижу ее раненой, так это ничего!
   Единственный плюс в сложившемся положении, это увеличение моего опыта ирьёнина - когда просто не хватает рук, к сложным операциям допускают даже новичков. А учитывая мои огромные для этой профессии резервы и способность создавать каге буншин, иногда я работаю в четырех палатах одновременно. Так что, если такой аврал продлится еще немного, то до следующей степени будет недалеко! По крайней мере, с кейракукей я уже научился немного работать, в том числе, латать небольшие повреждения каналов и кое-как восстанавливать пережженые слишком большим током чакры тенкетцу. Ну и восстанавливать нервные окончания в поврежденных различными дзюцу конечностях, что тоже неплохо.
   Конечно, забрасывать фуиндзюцу не стоило, но возникшая в лице Мито-ба-чан альтернатива, оказалась намного результативней. Именно под ее руководством я осознал разницу между талантливым самоучкой с учебниками и учеником мастера. И тот и другой способны достичь мастерства, вот только первый исключительно методом проб и ошибок, а второй - подчиняясь направляющей руке учителя. Понятно, в каком случае будет более быстрый результат. Для сравнения - своими силами я вышел на уровень твердого подмастерья, способного использовать достаточно сложные и многофункциональные печати, модифицировать имеющиеся и создавать с нуля довольно простые. Обычный же Узумаки к девяти годам способен СОЗДАВАТЬ комплексные печати, которые у меня пока получается только изменять. Разница в уровне видна сразу. Опять же, где мне требуется нарисовать печать и испытать ее в деле, чтобы обнаружить какие-нибудь ошибки, после чего рисовать ее повторно, много раз повторяя процесс, чтобы добиться положительного результата, обучаясь у Мито, достаточно показать ей свиток и через пару мгновений Узумаки просто ткнет пальцем в погрешность и объяснит ошибку. Мне остается только исправить и печать готова.
   Так что в доме ба-чан я частый гость. Отдельным плюсом идет общение с Кушиной, которая почти не имеет друзей и не может выходить без сопровождения в деревню по очевидным причинам. Конечно, тут играет и факт того, что она является не коренным жителем, а в скрытой деревне это не приветствуется. Ну и редкость красной шевелюры играет свою роль. Я-то от этого особо не страдаю, в первую очередь из-за бешеного распорядка дня и интенсивных тренировок, а вот обычный ребенок, тем более девочка, может от этого страдать довольно сильно. Отсюда и первоначальная застенчивость при встрече со мной и ма у достаточно веселой, активной и жизнерадостной малышки. Потому и роли доброго старшего брата вместе с еще одним внуком прилипли ко мне практически мгновенно. Да я и не возражал особо, поскольку в компании двух Узумаки я начинал чувствовать себя как дома, в отличие от дома в квартале Нара, ставшего унылым и пустым без Саи. Тем более, кроме ма и Сецуры-оба-чан я не привязался к соклановцам настолько, чтобы считать их одной большой дружной семьей. Если сравнивать отношения ко мне дедов с разной стороны, то Ишар выглядит намного более холодным и отстраненным, хотя ребенку заметить это будет довольно сложно. В копилку минусов можно добавить и тот факт, что Нара при каждой встрече пытался чему-нибудь активно научить, замаскировав это дело под игры и "секретные" тренировки. Это только потом, задним умом я собрал все предпосылки - разглядев не типичные для клана качества, дед решил повлиять на раннее развитие будущего талантливого шиноби. Полагаю, некоторая холодность под излишним дружелюбием была не в последнюю очередь из-за натянутых отношений Саи с Ишаром. О причине легко догадаться. Ну и не последнюю роль так же сыграло удержание информации от Узушиогакуре даже с учетом родственности кланов через меня. Проще говоря, глава Нара не считает па и его семью достойными своей поддержки, иначе бы небольшое письмецо с предупреждением накатал бы. Так почему я должен чувствовать по отношению к лентяям что-то другое? Ха, да в Узушиогакуре мне подарили больше подарков за один раз, чем здесь за всю жизнь просто из простой радость встретить еще одного Узумаки! И это не зная о моем вкладе в защиту клана. Естественно, после такого становится очевидно, кого следует считать за настоящую семью и помогать любым способом.
   - Приятно об этом слышать, оба-чан, - улыбнулся я в ответ, вынырнув из небольшого экскурса в воспоминания, и потрепал Кушину по голове. - Чем хочешь заняться сегодня?
   - В парк! Хочу в парк! - с энтузиазмом отозвалась малявка, тут же схватив меня за руку и принявшись тянуть прочь от дома.
   Хм-хм, парк у Сенджу действительно классный, а так же примыкающая детская площадка(совмещенная с тренировочным полигоном) к нему вызовет зависть даже у взрослых. Слава Ками, я к ним пока не отношусь и могу играть с Кушиной не опасаясь косых взглядов и смешков от окружающих. Не то, чтобы меня это когда-нибудь волновало даже в прошлой жизни, не говоря уж об этой.
   - Хорошо, хорошо, сейчас пойдем, только дай мне взять комплект твоих кунаев и шурикенов, - отозвался я.
   Я кивнул с улыбкой наблюдающей за нами Мито и вошел в дом. Через пару минут только что созданный клон водрузил на плечи жутко довольную Кушину и помчался в сторону парка, сопровождаемый веселым визгом малявки.
   - Итак, о чем ты хотел поговорить? - раздался у меня над ухом голос, почти заставив подпрыгнуть от неожиданности.
   - Ба-чан! Не подкрадывайся так со спины!
   Развернувшись, я наткнулся взглядом на чрезвычайно довольное лицо родственницы. Блин, столетние шиноби и их приколы! И ведь ей нравится меня так пугать!
   - Ну-ну, не надо так резко реагировать, - усмехнулась Мито, потрепав меня за щеку.
   Огромным усилием воли, я удержался от естественной реакции надуться на подколку, но тихий смешок показал всю тщетность моих усилий. Ну и ладно! Распечатав из запястья в локоть шириной свиток, я кинул его Узумаки.
   - Что это?
   - Плод моих усилий за последние три месяца, - ответил я.
   - Это... - удивленно протянула Мито, развернув свиток и изучая печать.
   - Соединение Инфуин и Ияку Фуин, - кивнул я.
   - Но зачем...
   - Эта печать позволит тебе прожить дольше пары жалких месяцев после перемещения лиса.
   - Откуда? - от внезапно потяжелевшего взгляда куноичи я немного поежился, но встретил прямо.
   - От деда, а про биджу я и раньше читал, - ответил ей, - учитывая само наличие здесь Кушины, не трудно предположить причину, особенно с практически одинаковой чакрой.
   - И печать...?
   - ...должна обеспечить некоторую стабильность кейракукей после перезапечатывания и в идеале позволить нашему кеккей генкаю подарить тебе хотя бы еще несколько лет жизни без противодействия ядовитой для тела чакры биджу.
   - Хм, вроде бы печать ты сделал без явных ошибок, - задумчиво постучала себя пальцем по губам Узумаки, - насколько ты уверен в результате?
   - В положительном результате - стопроцентно, а вот сколько дополнительного времени получится восстановить - понятия не имею, - честно ответил я. - Свойства нашего кеккей генкая никто не изучал по понятным причинам, а уж в случае с джинчурики вообще сказать что-либо конкретное очень сложно.
   - Учитывая, что я первая джинчурики Кьюби, тем более, среди клана, то не удивительно, - покачала головой Мито.
   Немного подумав об этом, я задался вполне закономерным вопросом - почему принцесса Слизней ничего не делает? Вдвоем они бы смогли придумать что-то лучшее, нежели моя грубая поделка.
   - Ты обследовалась у Тсунаде или разговаривала на эту тему?
   - Зачем? Узумаки почти никогда не болеют и даже раны на нас заживают быстро, так что я даже в госпитале ни разу не лежала, - пожала плечами престарелая куноичи, - тем более, становиться подопытным ни один Узумаки не пожелает, а раскрывать возможности нашего кеккей генкая посторонним, пусть это и союзники, не стоит. Внучка внучкой, но она ученица Сарутоби.
   - Значит, Тсунаде и не пыталась продлить тебе жизнь после извлечения девятихвостого, считая такой возраст вполне подходящим для смерти от старости, - покивал я.
   - Именно! Учитывая обострившиеся отношения между Конохой и Узушио последние четыре года, было как-то не до этого, - грустно усмехнулась родственница, - да и смирилась я уже.
   За время разговора, начавшегося около окна, из которого я наблюдал за удалявшимся клоном с Кушиной, мы переместились в гостинную и удобно расположились в мягких креслах, около которых были поставлены круглые столики. На каждом, специально для таких случаев, были вазочки с печеньем, так что немного похрустев печенюшками, я продолжил разговор.
   - А зря! За прошедшее время, я провел ряд экспериментов с нашей чакрой как над разными живыми существами, так и над собственной плотью, - вырезать из себя куски мяса было очень больно и стремно, но чего не сделаещь ради науки, - и обнаружил некоторые особенности.
   Мито впросительно приподняла бровь, ожидая продолжения.
   - Не буду описывать, чего мне стоило добиться искусственного старения без отмирания плоти и отсутствия воздействия остатков чакры, но результат получился отличным - при воздействии моей чакры на состарившуюся ткань, клетки снова начали делиться, избавляясь от отмерших и восполняя отсутствующие, что привело к восстановлерию почти до того состояния, какое было при извлечении. Совершенно очевидно, что кеккей генкай Узумаки действует на тело, регенерируя до определенного предела даже признаки старости. Подобный эффект был замечен только в данном случае, в отличие от других живых существ, послуживших подопытными.
   - И как это поможет мне? Ведь мой кеккей генкай должен работать подобным образом, но из-за ядовитой чакры Киюби этого не происходит, - спросила Мито. - Скорее всего, только из-за свойств своей чакры я до сих пор жива, в то время, как обычный шиноби давно уже умер бы.
   - Все это верно, но у меня есть одна теория, - покачал я головой. - Ты стареешь быстрее обычного Узумаки вовсе не потому, что просачивающаяся чакра девятихвостого повреждает тело, а кенкай генкай его не достаточно быстро лечит.
   - Что ты имеешь ввиду? - наклонилась вперед куноичи, с нетерпение ожидая моего ответа.
   - Выходящая из печати чакра биджу, смешиваясь с твоей, скорее всего, просто нейтрализует почти все ее положительные свойства, из-за чего старость наступает как и у нормальных людей. Таким образом, после извлечения Кьюби имеется возможность обратить данный процесс вспять. Своими силами у тела это сделать не получится из-за почти гарантированного повреждения кейракукей, огромного стресса и общей истощенности после ритуала. Вот тут и вступает в действие моя печать - с дополнительным вливанием в поврежденные каналы схожей по свойствам чакры не только удалятся остатки ядовитой и начнется регенерация, но и появится возможность восстановить все положительные свойства кеккей генкая до того, как наступит критический момент, после которого тело начнет просто разрушаться.
   - Я почти ничего в медицине не понимаю, но твоя теория выглядит логично, - устало потерла переносицу Мито и откинулась на спинку кресла. - Я готова попробовать, тем более, никакого риска нет - в худшем случае, я умру через месяц после перезапечатывания.
   - А в лучшем случае, впереди будет половина жизни и мне придется звать тебя Мито-чан, - хитро усмехнулся я.
   - Ну, помечтать об этом можно, - усмехнулась она.
   - К тому же, Кушине потребуется вся поддержка, какую она сможет получить, - посерьезнел я, - принцессу Узумаки, почетную старейшину клана Сенджу и жену первого Хокаге никто не посмеет тронуть, чего не скажешь о Узумаки Кушине - всего лишь джинчурики без поддержки семьи и родителей. Конечно, есть еще и я, но не думаю, что хокаге и старейшины обрадуются тому, что кто-то будет влиять на "оружие деревни" без их согласия. Так что ба-чан, выход у тебя только один - оставаться в живых как можно дольше. А там кто знает, как все повернется...
   Не говоря уж о том, что один раз меня уже пытались похитить и давать лишних поводов для второго никак не хочется.
   - Я понимаю, Рью-кун, - тяжело вздохнула Мито, разом став выглядеть еще более старой, чем была на самом деле, - Тока-чан смогла бы позаботиться о Кушине, но даже она далеко не всесильна в Конохе, несмотря на все влияние Сенджу. Война сняла свою жатву даже с сильнейших кланов.
   - Вот поэтому и следует попробовать дальше улучшить печать, а не останавливаться на достигнутом, - подвел я итог. - Когда планируется перенос?
   - Через две недели, позже не получится - очень уж Хирузен и его свора волнуются из-за моей медлительности, - хмыкнула Узумаки, - да и чурбаны Данзо вокруг слишком часто шныряют.
   - Тогда, пока есть время, я попробую придумать еще что-нибудь, - кивнул ей.
   В конце концов, над собственной кровью я еще не экспериментировал. Кто знает, какие результаты можно получить, приложив толику фантазии, усердия, знаний и идей. В конце концов, может насыщение крови медицинской чакрой и есть искомый вариант воспроизведения техники Карин. Необходимо будет порыться в билиотеке, как госпиталя, так и клановой, и почитать об общих свойствах крови. Может быть пригодится и способ создания крове-восстанавливающих пилюль, если идея увенчается успехом.
   - Ба-чан, мы вернулись! - прервал молчание звонкий голосок Кушины снаружи дома и хлопнувшая дверь.
   Быстро прыгнув на потолок, я прилип с помощью чакры и немного пробежав по нему, завис над дверью, скорчив рожу начавшей хихикать в ладонь Мито. Из коридора послышались торопливые шаги и в гостинную влетела Кушина, а за ней и мой клон, ступавший совершенно неслышно.
   - Каварими, - тихо прошептал я и сложив печать, поменялся местами с копией.
   Небольшое облачко дыма под потолком быстро развеялось, а я поймал подсумки с тренировочным оружием и как ни в чем не бывало последовал за мелкой, бросившейся к бабушке, сортируя полученные воспоминания.
   - Хорошо погуляли? - спросила Мито.
   - Да, Рью-нии такой быстрый и сильный!
   - А еще я умный и красивый! - добавил в тему, широко улыбаясь.
   - Я тоже такой буду, когда вырасту, даттебане! - выбросила в воздух кулачок малышка.
   О ками, опять она со своим словечком!
   - Ты уже сейчас красивая, Куши-чан, - успокоила ее Мито.
   - А чтобы стать такой же умной, тебе надо много читать и играть в шоги, - подхватил я, - как начет небольшой игры?
   - Давай, теперь я выиграю, даттебане!
   Вздохнув, я распечатал доску для шоги и фигурки, бросив быстрый взгляд на старшую Узумаки. Несколько месяцев назад у нас было содержательный разговор насчет использования ниндзюцу Кушиной и с тех пор мелкая большое количество времени посвящает различным умственным занятиям, включая чтение и шоги.
  
   Глава 20.
  
   - Спасибо! - бросив на стойку деньги, я вышел на улицу и сыто отдуваясь, неторопливо поплелся в направлении кланового квартала.
   После очередного ночного дежурства в госпитале, в этот раз выдавшегося на удивление хлопотным, я решил прогуляться ранним утром по пустынным улицам и к своему удивлению, обнаружил удивительно знакомую небольшую закусочную. Подающую рамен. И называлась она Ичираку Рамен. Естественно, не заглянуть туда было бы кощунством! К моему удивлению, за стойкой оказался не только молодо выглядевший Теучи, но и некая молодая особа, жутко похожая на его еще не родившуюся дочь. В общем, очередной сюрприз на основе имеющихся у меня знаний. Впрочем, особенно зацикливаться на этом я не стал и устроил себе плотный завтрак из пяти порций рамена разного содержания и порции мисо супа с сухариками. И именно тогда я понял одержимость Наруто данной пищей - по сравнению с нашими бомж-пакетами, вкус был просто божественный! Конечно, постоянно там жрать не будешь, но если вспомнить условия детства последнего Узумаки, то другого выхода и не будет. Да и дешево по сравнению с другими забегаловками в центре деревни, где мне доводилось кушать. Однозначно стоит заходить туда почаще и Чозе показать местечко, уж он всегда готов опробовать новое заведение.
   Широко зевнув, я потер слипающиеся глаза и взглянул на вывеску находящегося справа от меня здания - Горячие Источники Имашиба. Собственно, а почему бы и нет? Как раз расслаблюсь в горяченькой воде, хорошенько прогреюсь, а потом в кровать и баиньки, дрыхнуть до следующего утра.
   Выходные все же устраивать следует почаще, но когда на носу война и четко понимаешь, что от собственных способностей зависит сохранность родной шкуры, об этом просто забываешь. Учитывая большую благополучность в данном отношении прошлой моей жизни, данный факт изрядно напрягает и служит хорошим стимулом. А вообще, в последнее время я стал все больше задумываться о собственном настоящем возрасте. Причина довольно проста - если первые три-четыре года я себя ощущал стариком в теле ребенка и зачастую вел себя соответственно, хоть и не очень отличаясь от ленивых и гениальных сверстников из клана, то чем дальше, тем больше моя психика стала подстраиваться под имеющееся тело. И по здравому размышлению, началось это после того, как воспоминания о прошлой жизни начали тускнеть. Имеющийся опыт и знания никуда не делись, но появилось очень сильное желание выйти из заданного "шаблона поведения", что я наметил себе в самом начале. Эпизод с будущими саннинами говорит сам за себя. Хотя, так весело мне уже давно не было! Не думаю, что и в будущем мне удастся сопротивляться позывам над кем-нибудь приколоться, особенно с начавшими просыпаться гормонами.
   Потряся головой, я избавился от слишком глубокомысленных рассуждений для раннего утра и обнаружил, что уже несколько минут стою и тупо пялюсь на небольшую табличку "только для шиноби", расположенную чуть ниже названия источников, а так же приписку "понедельник, четверг, суббота - совмещенные дни". И сегодня как раз четверг.
   А и пофиг, чего я там не видел? Самому же мне стыдиться нечего - чудовищные физические нагрузки и выматывающие поединки с превосходящими по всем параметрам противниками сделали свое дело, практически избавив меня от имеющихся у каждого ребенка жировых прослоек, оставив в большинстве своем мышцы. На мой вкус, их было даже многовато для шиноби, не отдающего предпочтение тайдзюцу, но короткий разговор с Сетцурой успокоил - когда начнется период усиленного роста, излишняя мышечная масса только пойдет на пользу.
   Войдя внутрь горячих источников, я кинул сонному мужику деньгу и прихватив готовый набор для купания, состоящий из небольшой деревянной бадейки, полотенца, простыни и помывочных принадлежностей, прошел дальше в раздевалку. В подобном заведении я бывал всего один раз еще в прошлой жизни, хоть и не в Японии, но с процедурой был заочно знаком, так что после того, как вся одежда оказалась в шкафчике, не помчался прямиком к парящему источнику, а неторопливо проследовал к ряду помывочных мест, где уселся на табуреточку и после парочки ополаскиваний принялся намыливаться.
   Таких вот заведений по всей Конохе всего около десятка и только два из них исключительно для шиноби. Довольно мало, если учитывать общее количество населения, но для одного места довольно приличное количество выхода подземных источников. Сразу возникает вопрос - а не поэтому ли братья Сенджу выбрали подобное место для основания деревни? Или они умудрились искусственно создать такие места? Учитывая искусство владения Суйтоном младшего брата и Дотоном старшего - данная мысль может оказаться не так далека от истины. В конце концов, ниндзя гораздо больше ценят комфорт и различные блага цивилизации, не в последнюю очередь благодаря опасности и нервности своей профессии, не упоминая уж о проценте доживающих до старости. Не многие это знают, но различные увеселительные и развлекательные заведения Конохи принадлежат не богатым торговцам, как считают обычные жители, а именно кланам, кроме их обычных направленностей. Те же Нара, кроме производства медикаментов и разведения оленей, имеют так же неплохой доход от различных питейных заведений. Акамичи - кроме своих ресторанов и пилюль, занимаются еще и торговлей алкоголем. Данный горячий источник, как и еще несколько самых лучших - принадлежат Сенджу. Ну и так далее. Конечно, деревня большая и торговля в ней процветает, так что даже кланы не в состоянии подмять под себя все, но примерно тридцать пять процентов бизнеса Конохогакуре но Сато принадлежит кланам, еще около двадцати процентов - бюджету деревни, около десяти - ушедшим со службы шиноби или потомственным семьям, а уж все остальное отдано на откуп простым людям. Чего только не найдешь в дальних уголках клановой библиотеки! В том числе и прошлогодние сводки по финансам, предназначенные совету деревни. Пусть Хокаге единоличный правитель военной деревни, но и он не может охватить разом все направления, иначе никакого совета и не существало бы в помине.
   Опрокинув на себя пару бадеек воды, я смыл с тела все мыло и наконец потопал к источнику, расположенному под открытым небом, в отличие от всего остального. Расположенные по периметру водоема и в нем самом, огромные покатые камни предоставляли достаточно комфорта для того, чтобы тебя не беспокоили остальные посетители, так что выбрав укромный уголок, где вода сидя доставала мне до плеч, я откинулся на камень и расположился поудобней, прикрыв глаза. Горячая вода отлично расслабляла напряженные мышцы, а полная тишина вокруг, ввиду отсутствия других посетителей, навевала дремоту, так что немного посопротивлявшись чисто из принципа, я просто взял и уснул.
   Разбудило меня прозвучавшее неподалеку сдавленное хихикание. Широко зевнув, я потер глаза и с удовольствием потянулся, чувствуя небольшой заряд бодрости. Судя по шуму за стенами горячего источника, проспал я как минимум пару часов и большинство жителей уже проснулось, спеша по своим делам. Да и посетитилей значительно прибавилось, если судить по стайке болтающих куноичи лет восемнадцати, паре поджарых пожилых мужиков с огромным количеством шрамов на теле, медитирующих в воде и тройке впечатляющих женщин под тридцать, одна из которых принадлежала к побочной ветви Хьюга, если судить по глазам и печати на лбу. И главное, никто меня не разбудил до сих пор, что значит - понимают. Откуда-то неподалеку опять раздалось хихиканье и я завертел головой, в попытках найти источник звука. Когда это не удалось, я на пару мгновений воспользовался даром сенсора и сразу же уставился туда, где ощущалась оч-чень знакомая чакра... За забором, в паре метров от меня находился никто иной, как сам Джирайя! Не трудно догадаться, чем он занимался в подобном месте. Приглядевшись, я нашел небольшую дырочку в дереве, направленную как раз в сторону взрослых куноичи. Дибил! Он что, не знает про совмещенный день? Хотя, с его ракурса мужиков и меня не видно. Конечно, я его понимаю и где-то даже поддерживаю как представителя одного пола, поскольку женщины не использовали даже полотенец, чтобы хоть как-то прикрыться, что явно случилось бы, появись внутри жабий отшельник... Но он разбудил меня своим мерзким хихиканием после тяжелой и утомительной ночи как раз тогда, когда отдых мне совершенно необходим! И я буду не я, если не возмусь отомстить!
   Не обращая внимания на взгляды привлеченных движением посетительниц, я немного сместился поближе к дыре и набрав в сложенные ладони воды, пропитал ее чакрой и хорошенько прицелившись, выстрелил! Когда тугая струя врезалась в дырку и с другой стороны забора раздался болезненный вопль, я злорадно захихикал.
   - В следующий раз я туда отправлю разенган, если этот козел еще раз меня разбудит! - пробурчал я, плюхаясь обратно на свое место.
   Правда, насладиться дальнейшим отдыхом мне помешало более чем пристальное внимание окружающих, причем, даже один из мужиков прервал свою медитацию и с интересом уставился на меня.
   - Да? - вопросительно приподнял я бровь, ни капли не смутившись.
   - Кхем, ты ведь знаешь, кто это был? - скорее утвердительно спросил шиноби.
   - Среди всего контингента извращенцев я знаю только одного, кто имеет привычку хихикать как маленькая девочка, - фыркнул я, - конечно, это мог быть и его учитель, если верить слухам, но пока он ни разу не попадался, так что слухи остаются слухами. А вообще, нечего мне мешать спать!
   Тут неожиданно заржал глубоким басом второй мужик и открыв глаза, выдавшие в нем еще одного представителя Хьюга, как и длинные волосы, показал мне большой палец.
   - Молодец пацан, далеко пойдешь! - заявил он, широко скалясь.
   Чем меня несколько удивил - не думал, что кто-то из их клана способен на столь открытое проявление чувств. Или в бане все равны? Хотя, если дожил до седин, то может себе позволить не обращать внимание на мнение окружающих, особенно, если он из главной ветви, судя по чистому лбу.
   - Я тоже так считаю, - ответно ухмыльнулся я, повернувшись в его сторону, но почувствовал, как кто-то приблизился ко мне сбоку.
   Развернувшись, я встретился взглядом с одной из взрослых куноичи. Раньше мне была видна только часть спины и бок, так что сейчас я смог рассмотреть ее более подробно, особенно в свете того, что на ней по-прежнему не оказалось ни клочка одежды, кроме мокрого полотенца на голове, как и у всех остальных. Коричневые волосы до плеч, серо-зеленые глаза, довольно плотное телосложение с четко вырисовывающейся мускулатурой, указывающей на специализацию в тайдзюцу, длинные крепкие ноги, плоский живот с кубиками пресса и выдающийся вперед третий размер, плавно колыхавшийся при каждом шаге. В общем, было на что посмотреть. Особенно когда она присела рядом со мной и я заметил длинный широкий шрам чуть выше груди.
   - Ого, - невольно вырвалось у меня.
   - Тебе еще рано туда смотреть, - легонько щелкнула меня по носу куноичи.
   - Вообще-то, я смотрел на шрам, - хмыкнул в ответ, - чем это оставили?
   - Кукри.
   Хм, редкое оружие, в основном шиноби предпочитают использовать мечи различных видов или основной набор в виде кунаев и шурикенов. А уж что-то экзотическое, типа косы Хидана, встречается не так часто, особенно на уровне владения, представляющего достаточный уровень угрозы для опытного шиноби.
   - Итак...? - понимающе кивнув, я вопросительно на нее посмотрел.
   - Меня зовут Рейко, - представилась куноичи, - и если мне не послышалось, ты сказал Разенган? Единственный, кто умеет применять подобную технику кроме Саи - ее сын. Значит ты - Рью Нара?
   - Собственной персоной, - подтвердил я, не понимаю, к чему она ведет.
   - Тогда и ее печати тоже ты наносил, включая и ту, что на солнечном сплетении? - продолжила Рейко.
   - Ну да, а ты откуда о них знаешь? - подозрительно прищурился я.
   - Мы с твоей ка-сан были в совместном патруле, закончившемся вчера вечером, вот от нее лично и узнала - ответила она, - и я хотела бы уточнить, сколько будет стоить нанести мне такие же?
   - Ка-чан дома?! - подскочив, выделил я главное и подхватив свалившиееся полотенце, ринулся из воды, напоследок крикнув удивленной женщине. - Насчет печатей спроси у нее, а потом уже подходи ко мне!
  
   Несколько ошарашенные, посетители горячих источников только смотрели вслед исчезнувшему красноволосому пареньку, в то время, как поднятые им в воздух брызги продолжали опадать в воду.
   - А малец-то очень быстр для своего возраста, - хмыкнул Хьюга.
   - Завидный жених растет для кого-то, - вторил ему другой шиноби и усмехнувшись в сторону шушукавшихся молодых куноичи, подмигнул, - за такого и кланам не грех подраться будет.
   - А про печати-то договориться и не успела толком, - досадливо цикнула Рейко.
   - Думаешь, Нара дадут ему на сторону их отпускать? С тех пор, как все Узумаки покинули Коноху, настоящего знатока печатей у нас найти практически невозможно, - покачала головой третья куноичи.
   - Кто знает? Пока он их наносил только своей ка-сан, так что если добиться ее разрешения, то может получиться, - пожала плечами в ответ Рейко, завершая тему.
  
   Глава 21.
  
   - Мито-ба-чан, я пришел, - постучав по косяку входной двери, я вошел в дом, не обращая внимание на неприятное ощущение прохождения чудовищно сильного и сложного барьера.
   Готов поспорить, он способен выдержать прямое попадание даже бомбы биджу в исполнении девятихвостого пару раз, если не больше. Все Узумаки по прошествии определенного времени предпочитают специализироваться на каком-то одном направлении фуиндзюцу просто потому, что на более глубокое изучение других направлений не хватает времени, даже учитывая знаменитое долгожительство красноволосых. И пусть жена первого хокаге не достигла даже середины жизненного пути Узумаки ее силы, но и она, выбрав барьеры, достигла огромных высот. И особенно меня радует тот факт, что почти вся собранная ей библиотека по печатям досталась мне. Как пояснила ма, все ожидают смерти бабули почти сразу после перезапечатывания Кьюби и уж на ее знания есть кому наложить лапу. Блин, готов поспорить на мою подарочную катану, что именно оттуда растут корни данзовской проклятой печати молчания, а так же экспериментов Орочимару с печатью неба. Кстати, интересно, Джирайя станет мастером печатей или же обламается с моим вмешательством? Надо бы вдолбить в башку Кушине, что знания Узумаки можно передавать только своим, а все остальные могут идти лесом, даже если это будет будущий муж, если вообще будет. И Мито подключить к этому. Конечно, это зарубит Хирайшин но Дзюцу на корню, но если уж я стибрил Разенган, то что мне мешает продолжить традицию? В конце концов, без помощи Куши-чан, "гений" Минато не придумал бы ни одного своего знаменитого дзюцу. Вот пусть и попробует создать что-нибудь свое только с имеющимися возможностями, а не опираясь на Узумаки. Впрочем, до этого еще дожить надо, так что есть и другие заботы на данный момент.
   - Ба-чан, ты где? - позвал я в который раз, бродя по дому - с помощью дара сенсора мжно даже пробовать, поскольку установленный барьер вокруг дома многосекционный и обламывает даже владельцев бьякугана, не говоря уж о подобных мне.
   Проверив второй этаж, я уж было решил, что парочка Узумаки ушла гулять, как послышался дробный топот и после звука открывшейся двери, в коридоре показалась Кушина.
   - Рью! - с этим боевым воплем она прыгнула на меня. - Ты пришел! А ба-чан готовит подвал! Ты ведь будешь меня поддерживать, когда придет время перепечатывания девятихвостого!? Я так боюсь!
   Еле устояв на ногах по весом повисшей на шее почти шестилетней мелочи, я привычно обхватил ее руками и успокаивающе погладил по голове и спадающим на спину роскошным алым водопадом волосам.
   - Это уж как Мито-ба-чан решит, но я уверен, что все у тебя получится, - тепло улыбнулся я встревоженной малышке.
   И почему дети такие милые, когда маленькие? А когда выростают - становятся задницами. Говорю из личного опыта.
   - Она разрешила тебя привести в подвал, - радостно сообщила Кушина и спрыгнув с рук, потащила меня за собой.
   Оказывается, вниз вела неприметная дверца под лестницей на второй этаж, совершенно сливающаяся со стеной, особенно когда рядом нет окон или светильников, чтобы ее обнаружить. И это не говоря уж об огромном количестве мелких символов и иероглифов, покрывавших как полотно двери, так и весь косяк.
   За то мгновение, что у меня было на осмотр, я заметил, что комплексная печать представляла из себя смесь барьера и иллюзии, делая нахождение прохода практически невозможным для не знакомого с фуиндзюцу и гендзюцу человека. Думаю, во всей Конохе не найдется никого, кто смог бы взломать подобную комбинацию кроме старейшины Узумаки. Мне до такого уровня еще пилить и пилить долгие годы, если не десятилетия... И ведь за разборку подаренной библиотеки я даже не засел по причине простой нехватки времени. Так, кой-чего по мелочи брал почитать, но и только.
   - Ба-чан, я привела Рью! - провозгласила Кушина, как только втащила меня в подвал.
   - Молодец, Куши-чан, - кивнула старшая Узумаки, внимательно осматривая что-то под ногами. - Привет, Рью-кун, я почти закончила.
   - Хорошо, - кивнув, я только после этого оглянулся и поразился окружающей обстановке.
   Точнее, ее отсутствию - в довольно просторной комнате меня окружали голые стены, пол и потолок, вот только то, что было нанесено НА них, с лихвой искупало все остальное! Сотни и сотни печатей, связанных в неимоверно сложную систему, которая концентрировалась вокруг двух свободных от символов на полу кругов! Из всего разнообразия я распознал только подавляющие на стенах, высасывающие чакру и ее же передающие. Об остальном можно было только догадываться. Я почувствовал себя ужасно тупым, несмотря на все свои годы изучения фуиндзюцу.
   - Полагаю, вся подготовка к созданию следующего джинчурики завершена? - спросил я, когда Мито закончила через пару минут.
   - Да, все приготовления почти завершены, через три дня я проведу ритуал смены носителя Кьюби но Ёко, - кивнула она, - осталось только сообщить об этом Хирузену и увеличить защитные барьеры и печати на доме до максимума.
   - Я так полагаю, барьер защитит и от пространственных техник? - ради проформы поинтересовался я.
   - Естественно, - кивнула Узумаки.
   Что и требовалось доказать! Минато был простым недоучкой, несмотря на всю похвалу своему фуиндзюцу, впрочем, то же можно было сказать и про Кушину - в оригинале ба-чан умерла вскоре после извлечения девятихвостого, а остальные красноволосые - отправившись на помощь погибающей Узушиогакуре. Без Сенджу все ценное, включая и свитки, наверняка растащили власть имущие, оставив последнюю чистокровную Узумаки в Конохе с говняной съемной комнаткой и пособием от деревни, если мне не изменяет память. Ясен пень, со всеми войнами и смертью любимых, Тсунаде не было дела до какой-то очень дальней родственницы. Скорее всего, именно поэтому она так прилипла к Минато, позднее согласившись сделать Наруто новым джинчурики ради победы над Мадарой. Ха, не смешите мои тапочки! С таким же успехом он мог бы запечатать всего Кьюби в животе Шинигами, а не только половину. Посмотрел бы я на того, кто посмеет вытянуть оттуда девятихвостого! А нету самого сильного биджу - нету никакой возможности восстановить Джуби. Как говорится, и волки сыты и овцы целы, в данном случае - Наруто.
   - А что насчет печати?
   - Я ее немного модифицировала и уже нанесла, - кивнула Мито, обнажив живот с той самой экспериментальной печатью.
   Поскольку она была в длинной бюке и простой белой рубашке, сделать это было довольно просто.
   - Осталось только заполнить ее чакрой и все необходимые приготовления будут завершены.
   - Полагаю, моего полного запаса для начала процесса хватит, - пробормотал я.
   - Скорее всего хватит и половины, но лучше перестраховаться, - согласилась Мито.
   - Вы это о чем? - внезапно напомнила о себе Кушина.
   - Мм, Рью предложил способ, который возможно позволит мне пожить подольше после извлечения Кьюби, нежели я предполагала раньше, - пояснила ей старейшина.
   - И насколько?! - огромные синие глазищи с надеждой уставились на меня.
   - Э, как минимум пару лет печать должна обеспечить, это в худшем случае, - пожал я плечами, - в лучшем же случае, ба-чан вновь станет относительно молодой, где-то под три с половиной десятка, как и должно быть у Узумаки ее силы.
   - Ого! - только и смогла выдавить потрясенная мелкая.
   - Кстати, пока не забыл, - достав из кармана пакетик пилюль, я кинул его старшей Узумаки.
   - Что это? - удивленно посмотрела она.
   - Экстракт моей крови, обработанный медицинской чакрой с некоторым количеством добавок из пищевых пилюль Акамичи. Тебе следует принять как минимум три штуки до и столько же после всего процесса - это поможет телу намного легче восстановиться, если мои предположения верны.
   - Хм, я об этом не подумала, тогда осталось только наполнить печать.
   - Я готов, так что не вижу проблемы, - пожал плечами.
   В отличие от оригинальной печати, требовавшей около двадцати минут, здесь будет не меньше трех-четырех часов, особенно учитывая огромное количество чакры у меня, по сравнению с детьми моего возраста. Я бы сказал, на уровне опытного чунина или даже специального джонина. Так что впереди куча нудных часов, которые я проведу довольно скучно.
  
   ***
  
   - Хокаге-сама?
   Оторвав взгляд от документов, Сарутоби Хирузен жестом пригласил своего посетителя присаживаться.
   - Сегодня утром ко мне зашла Узумаки Мито и сообщила, что процесс передачи биджу новому сосуду будет проведен завтра, - сообщил глава деревни, после того, как раскурил свою любимую трубку и сделал пару затяжек. - Поэтому четверка твоих лучших людей будет стоять на страже с двумя группами Анбу, начиная с этого вечера и заканчивая вечером следующего дня.
   - А как же...
   - С Узумаки я уже договорился, - перебил главу "Не" Хокаге.
   - Значит, скоро мы избавимся от одной из главных заноз для наших планов? - обрадовался Шимура. - Слишком уж она имеет большое влияние в совете деревни, особенно с поддержкой Сенджу.
   Получив в ответ многозначительное молчание, Данзо нахмурился.
   - Хирузен, что происходит?
   - Мито-сама вовсе не выглядела готовящейся покинуть этот мир, - ответил Хокаге, - и даже на мой вопрос, кому она завещала свое имущество, ответила довольно однозначно.
   - Однозначно?
   - "Заботиться об этом в ближайшее время мне не придется" ее конкретные слова.
   - Но как? Ей уже за сто лет и после извлечения Кьюби сосуд не должен долго протянуть, даже обладай он уникальной чакрой! - процедил сквозь зубы Шимура, уже практически почувствовавший в своих руках бесценную библиотеку фуиндзюцу.
   - Не забывай, что она является чистокровной Узумаки из правящей семьи, а они известны своей живучестью и долголетием, - пыхнул клубами дыма Сарутоби. - к тому же, пусть и не известны до сих пор джинчурики, выжившие после извлечения биджу, да и Кьюби до этого ни разу не запечатывался, но нам необходимо учитывать все варианты.
   - Подготовить ее уничтожение? В ослабленном состоянии она не сможет противостоять моим лучшим шиноби, - предложил Данзо.
   - Не стоит, нет никакой гарантии успеха, - отмахнулся Хирузен, - ее не зря называли сильнейшей куноичи Конохи, способной задать жару сенсею и его брату. Не думаю, что ее силы настолько сильно уменьшились, чтобы не дать отпор нападавшим в ее собственном доме.
   - Можно подловить ее вне дома.
   - И устроить прямо посреди деревни схватку высокоуровневых шиноби?! - изумился Хокаге. - Похоже, последняя вылазка для тебя даром не прошла!
   Намекал он на побоище, устроенное бойцами "Не" остаткам сил Кири и Кумо, в которой глава теневого Анбу получил несколько неприятных ран в правый бок. Несмотря на очевидное превосходство в количестве, вражеские шиноби просто не успели организовать достойный отпор на неожиданную атаку. Вместе с большим количеством раненых от ловушки Узумаки, это оказалось вполне достаточно для поражения. Всего несколько сотен смогли сбежать, в то время, как почти десять тысяч оставшихся бойцов полегли, забрав с собой лишь одного противника за десятерых. Учитывая две с лишним тысячи под командованием Данзо - отличный размен и полная гарантия невмешательства в ведущуюся войну со стороны двух оставшихся великих деревень.
   - К тому же, скоро и мне придется выйти на передовую, - продолжил Хирузен, затягиваясь, - и лишняя куноичи эС класса в деревне нам не повредит. На тот случай, если враг сможет проваться сквозь нашу оборону и мы не успеем заткнуть дыру.
   - Без помощи Сенджу на передовой, мы не имеем подавляющего преимущества над Песком и Камнем, так что ничего удивительного, все к этому и шло, - покачал головой Шимура, - правда, их главенство над академией уже начинает приносить свои плоды - смертность среди выпускников сократилась в три раза и некоторые из лучших уже через год становятся отличными чунинами. Если так пойдет и дальше, то года через три войны у нас будут солидные подкрепления, в отличие от противников.
   - До этого еще дожить надо, не дав перебить подающих надежды генинов, как поступают твои люди и пытается делать Ива. К тому же, меня беспокоит Аме - недавно целый отряд исчез у самой границы с ними, как бы Ханзо не начал мутить воду.
   - Достоверно известно, что все шиноби Суны и Ивы, ступив на их землю, оказались уничтожены. Пока только небольшие отряды, но скоро терпение Казекаге и Тсучикаге лопнет и с той стороны на нас пойдут значительные силы, сдержать которые Ханзо не удастся. Нам придется ответить и опять полем битвы станет Страна Дождя со всеми вытекающими последствиями - Саламандра слишком большая угроза, чтобы его можно было просто проигнорировать, как показала практика.
   - Мы войдем в эту реку когда придет время, не раньше, - ответил Сарутоби, - а пока ты знаешь что делать.
   - Как прикажете, Хокаге-сама, официально поклонился Шимура и покинул кабинет своего давнего друга и соперника.
  
   Глава 22.
  
   Наступил день ритуала. День, когда решится вопрос, сколько ей осталось жить и будет ли маленькая Кушина полной сиротой в Конохе.
   Узумаки Мито глубоко вздохнуло и уняла внутреннюю дрожь, не проявившуюся только благодаря десяткам лет опыта активной куноичи. Узумаки никогда не были знатоками медицины, поскольку их кеккей генкай справлялся лучше иного ирьенина и если уж помощь требовалась, то было нанесено смертельное ранение, которое могли вылечить только лучшие, каких среди клана никогда не водилось по очевидным причинам. Потому джинчурики приходилось опираться только на предположения умного ребенка, здравый смысл и небольшую надежду, что все пойдет подобно задуманному.
   Никто еще не исследовал подобным образом особенности Узумаки из-за исключительности ситуации, да и не многие знали о самом факте наличия основанного на чакре кеккей генкая в клане, больше обращая внимание на мастерство в фуиндзюцу, так что шанс был относительно приличным - около тридцати процентов. И даже если ожидания полностью не оправдаются, у нее впереди как минимум пара лет жизни, вместо жалких пары месяцев. Хотя, прожить положенную каждому Узумаки длинную жизнь было бы неплохо.
   Мито опять вздохнула, поправила простое белое кимоно, надетое специально для этого дня, и постучала в дверь своей юной подопечной.
   - Куши-чан, пора.
   Послышались тихие шажки и дверь приоткрылась, позволяя рассмотреть усталую девочку, одетую почти так же, кроме собранного на затылке пучка красных волос, вместо двух седых клубков, что были на голове старшей женщины.
   - Плохо спала? - участливо спросила старейшина, когда малышка уткнулась ей в ноги, обняв.
   - Совсем не спала, - пробурчала она.
   - Не бойся, это будет не больно, - попыталась успокоить Кушину Мито, когда та стала мелко дрожать.
   - А тебе?
   - Ну... может быть чуть-чуть, - женщина поморщилась от мысли о выжженных силой Кьюби чакраканалах.
   - С тобой точно все в порядке будет? - подняв голову, девочка уставилась на пожилую куноичи огромными голубыми глазищами, полными неуверенности и страха.
   - Конечно! Рью-чан и я позаботились об этом! - присев на корточки, Мито обняла ее и потрепала по голове. - Но не будем терять времени.
   Взяв за руку немного успокоившуюся Кушину, женщина спустилась в подвал, предварительно убедившись, что полная защита дома активирована, а неприметная дверца вниз тщательно закрыта, отсекая внешний мир мощнейшим барьером, сквозь который быстро проникнуть не сможет никто, даже если преодолеет внешний периметр - Узумаки Мито ничего не осталяет на волю случая. На секунду ей вспомнился вопрос Рью о пространственных техниках. Может в тоне вопроса было что-то настораживающее, но она на следующий же день обновила печати, добавив еще несколько слоев барьера к уже тем, что были ранее исключительно ради препятствию пространственного перемещения любыми техниками. Лучше уж перестраховаться, чем потом сожалеть.
   - Куши-чан, ложись в малый круг, - строгим голосом приказала Мито и тут же немного успокоила задрожавшую девочку, - и ничего не бойся - все будет хорошо.
   - Д-да.
   Проследив за малышкой, принцесса клана вынула из кармана кимоно баночку с бурыми пилюлями и с сомнением на нее посмотрела. После некоторого колебания, она пожала плечами, дала одну проглотить мелкой, а еще три взяла себе. После чего устроилась на своем месте, чувствуя, как по телу разливается приятная теплота и увеличиваются силы. Не мешкая, женщина поставила рядом баночку и простым импульсом активировала печати. Сотни и сотни символов, иероглифов и знаков, покрывавших все стены, пол и потолок комнаты, разом вспыхнули и начали пульсировать, постепенно изменяясь и стягиваясь вокруг двух неподвижных фигур. Когда вокруг двух Узумаки собрались овалы печатей, в комнате внезапно возникло давление и из живота старшей из двух стала выделяться темно-рыжая, почти красная чакра, собираясь в небольшое облачко, от которого отчетливо тянуло жаждой убийства. Пару минут данный процесс продолжался, концентрируя силу биджу, но затем печати, окружающие девочку, стали наползать на ее тело, концентрируясь в районе живота, после чего, парящую в воздухе чакру стало затягивать в проявившуюся под материей сияющую печать - близнеца той, что просвечивала сквозь ткань на животе Мито. Сначала медленно, но чем больше проходило времени, тем все быстрее шел процесс. Несмотря на то, что одна из участниц испытывала сильную боль, если судить по исказившемуся лицу, в комнате не прозвучало ни звука, благодаря предусмотрительно подготовленным парализующим печатям. Одно неверное движение может все испортить, потому лучше быть предусмотрительной.
   Через десяткок минут процесс подошел к своему логическому концу и именно к моменту исчезновения всех печатей, новая джинчурики потеряла сознание. Для нее все закончилось. Для второй Узумаки об этом было нельзя сказать - осыпавшаяся материя, уничтоженная чакрой сильнейшего биджу открыла взгляд на постепенно исчезавшую печать на животе, но вместо нее проявилась новая, только немного выше и от нее стремительно начали распространяться символы, покрывая обнаженную куноичи с ног до головы. И одновременно со стоном боли Мито, чернила вспыхнули ослепительным синим светом, заполняя поврежденный, почти уничтоженный кейракукей женщины огромным количеством чужой чакры. Трясущимися руками, преодолевая боль и приятную дрожь, волнами прокатывающиеся по телу, куноичи дотянулась до баночки с пилюлями и рывком опрокинула все ее содержимое в рот, проглатывая остававшиеся пять штук. От такого простого действия всякие силы оставили ее и она могла только ждать, стараясь не потерять сознания от огромной усталости, постепенно угасающей боли, разгорающегося внутри жара и волн блаженства. Потеряв счет времени, Узумаки только и могла лежать на полу в своеобразном трансе, борясь со сном. Вот только все это слетело в один момент от внезапного осознания простой истины - находящаяся перед лицом рука стала меняться! Медленно, но верно, пергаментная старческая кожа стала наливаться жизнью, избавляясь от дряблости и морщин, становясь все более упругой и гладкой. Не веря своим глазам, куноичи пошатываясь поднялась с холодного каменного пола и с изумлением посмотрела на происходящие с руками изменения. Печать уже исчезла, но свою работу она выполнила - источник вновь вырабатывал не тронутую посторонним вмешательством чакру, сейчас стремительно работавшую над телом.
   За последние двадцать лет Мито настолько привыкла к подступающей старости, что с трудом верила всем изменениям, даже когда проводила вновь ловкими и подвижными пальцами по гладкой коже... До тех пор, пока не опустила взгляд ниже. С громким взвизгом, солидная в прошлом куноичи подпрыгнула как девчонка и с удовольствием сжала вновь упругую и крепкую грудь, еле помещавшуюся в ладонях. Вскоре подобная участь постигла и ягодицы, вызвав новую волну радостных визгов. В конце концов, невероятно счастливая Мито выдернула спицы из своих волос и с удовлетворением обнаружила, что их цвет вновь стал бардово-красным, как и положено всякой настоящей Узумаки!
   - Рью-чан все-таки оказался прав! - разносся по комнате счастливый смех, ничего общего не имевший с прежде немного дребезжавшим старческим голосом. - Просто поверить не могу! Я снова молода! Ох Ками, как же это приятно!
   Немного успокоившись, теперь выглядящая всего на тридцать с лишком, старейшина обратила внимание на Кушину. Быстрое обследование показало, что запечатывание прошло успешно и печать джинчурики держит биджу вполне надежно. Подхватив девочку на руки, обновленная Мито Узумаки направилась к выходу из подвала - в связи с произошедшими изменениями появилось множество дел. И не последнее из них - восстановить прежние боевые навыки. Пусть кеккей генкай вновь работал в полную силу, но практически торчащие ребра и слишком худых конечности намекали на хороший обед и необходимость тренировок. Конечно, даже в таком состоянии она способна доставить немало неприятностей даже нынешнему Хокаге, но до пика возможностей, когда она могла на равных драться с Тобирамой и перед проигрышем задать жара Хашираме, было еще далеко. И следовало это как можно быстрее исправить!
  
   ***
  
   Сарутоби Хирузен впервые в жизни чувствовал себя выброшенной на берег рыбой, выпучивая глаза и хватая ртом воздух, одновременно держась за сердце и судорожно размышляя не упасть ли в спасительный обморок. И причина у него для этого была более чем серьезная - перед его столом стояла, хищно усмехаясь, Мито Узумаки собственной персоной! Нет, не та Мито Узумаки, что являлась грозной высохшей от времени старушкой, тем не менее обладавшей даже в таком возрасте немалой мощью, сравнимой с лучшими бойцами деревни, а та Мито Узумаки, что могла задать трепку как своему мужу, одному из сильнейших шиноби в мире, так и его брату, недалеко отставшему по силе! Та, что походя покоряла сердца даже самых закаленных ветеранов своей красотой! Та, что единолично запечатала самого могучего из биджу за какие-то пару жалких секунд! Та, что могла одним касанием уничтожить своего врага и с легкой улыбкой на прекрасном лице, переступить через павшего и опять ринуться в гущу сражения! Перед ним, во всем своем великолепии и пике силы стояла принцесса клана мастеров фуиндзюцу Мито Узумаки! Ну и не маленькую долю потрясения добавлял тот факт, что извлечение Кьюби должно было повлиять на сосуд в худшую сторону, а не возвращать молодость!
   - Ка-как?! - наконец смог выдавить из себя Хокахе, выйдя из ступора и трясущемися руками набивая трубку - его нервам срочно требовалась хоть какая-нибудь передышка.
   - Как выяснилось, девятихвостый ускорял своей ядовитой чакрой мое старение и вместе с его удалением, процесс обратился вспять, так что я теперь выгляжу именно так, как мне и положено в подобном возрасте, - весело хмыкнула Узумаки, сознательно умолчав о помощи со стороны своего... внука...? друга...? ученика...?
   - Я полагаю, запечатывание в новый сосуд прошло успешно? - спросил наконец взявший себя в руки Хокаге.
   К сожалению, это оказался неправильный ход с его стороны, о чем свидетельствовала неожиданная волна тяжелейшего КИ, пошедшего от жены первого Хокаге. Сарутоби внезапно стало очень трудно выглядеть спокойным, а прятавшиеся за иллюзиями на потолке Анбу не выдержали давления и попадали на пол, в натужных попытках втянуть так необходимый воздух.
   - Как-как ты назвал Кушину-чан? - приторно сладким голосом осведомилась внезапно растерявшая всю свою радость Мито.
   - Я... я хотел сказать, как прошел процесс передачи лиса твоей родственнице? - выдавил начавший обильно потеть Хирузен, внезапно четко вспомнив пару жестких трепок, заданных ему в молодости именно этой красноволосой фурией, а так же состояние Хаширамы, когда его попытки заигрывать с другими женщинами были обнаружены женой.
   После его слов давление КИ внезапно исчезло, позволив заметно дрожащим Анбу вернуться на свои позиции, а Хокаге вздохнуть с облегчением. Когда он обсуждал с главой "Не" первую джинчурики, то не слишком верил, что Мито протянет достаточно долго, чтобы лишить его возможности влиять на новый сосуд даже с учетом Сенджу. И уж тем более, никто из них не рассчитывал на внезапное возвращение сильнейшей куноичи Конохи во всем своем великолепии, заранее списав ее с политической арены. Всю критичность данной ошибки ему пришлось познать на собственной шкуре. Хирузен не испытывал напрасных иллюзий по поводу исхода сражения между ним и Узумаки. Несмотря на все свое могущество и восхваление окружающих, он даже в лучшие свои дни не мог сравниться с Тобирамой - слабейшим из братьев, как бы не постыдно было это признавать. Подобное можно было бы сказать и о Данзо. Так что в будущих планах на новую джинчурики теперь следовало учитывать и огромный фактор живой и здоровой Узумаки Мито.
   - Запомни раз и навсегда, Сарутоби Хирузен, Кьюби принадлежит не тебе или Конохе, а клану Узумаки и только лишь из-за договора с Сенджу я оставалась в деревне, защищая вас от вражеских джинчурики. И если ты думаешь, что я потерплю отношение к моей родственнице, как к безмозглому оружию, "сосуду", то лучше забудь об этом, иначе трепки, которые я тебе задавала в юности, покажутся нежными шлепками!
   Подтвердив свои слова новой, еще более мощной волной КИ, принцесса Узумаки бросила последний взгляд на Хокаге и убедившись, что ее предупреждение достигло адресата, использовала шуншин, исчезнув в вихре листьев и пламени.
   Слишком потрясенный произошедшим разговором, Хирузен не заметил нездорово тонкую фигуру Узумаки, даже старательно спрятанную одеждами, еле заметные круги под глазами или почти незаметные по шуншину признаки плохого контроля над чакрой у куноичи. Все это ясно демонстрировало, что выдирание девятихвостого из печати не прошло для нее без следа, как Мито стремилась показать.
  
   ***
  
   - Хирузен! Мои люди доложили, что у тебя в кабинете видели женщину, очень похожую на помолодевшую Мито Узумаки! Какого биджу происходит?
   Ворвавшийся к Хокаге глава "Не" отнюдь не выглядел спокойным, несмотря на всю свою выдержку. Немного отошедший от предыдущего "визита" - не в последнюю очередь благодаря любимой трубке - Сарутоби насладился видом всклокоченного давнего друга, после чего покачал головой.
   - Это действительно была Узумаки Мито собственной персоной, - вздохнул он, - передача девятихвостого оказалась успешной, о чем ты можешь догадаться, но с непредвиденными последствиями. Вместо того, чтобы тихо и мирно умереть в постели, бывшая джинчурики взяла и помолодела после исчезновения лиса!
   Последнее предложение он произнес с изрядной долей сарказма и капелькой зависти. Несмотря на не такой большой возраст, его молодость уже прошла и груз прожитых лет ощущался с каждым годом все больше, незаметно подтачивая мощь Хокаге.
   - Так значит моим людям не привиделось! - хлопнул себя по лбу Шимура. - Проклятье, как ей это удалось?
   - Полагаю, печально знаменитая живучесть Узумаки и большой срок жизни всех, вышедших из этого клана сыграли свою роль в результате отсутствия ядовитой силы биджу, - пыхнул трубкой Хирузен, - и теперь нам придется иметь дело со всей мощью Мито-сама, если мы предпримем слишком очевидные действия в отношении нового сосуда.
   - Б**ть, нужно было разобраться с ней сразу после ритуала! - не сдержался его собеседник, падая в кресло.
   - Барьеры ты бы не пробил, а потом оказалось бы поздно, - покачал головой глава деревни, - да и не справился бы ты даже с поддержкой своих ребят, или уже забыл, как она тебя избила без особых проблем, даже не находясь на пике своей силы?
   - Но надо что-то делать, иначе кланы усилятся еще больше и наши планы их укоротить можно будет выбрасывать псу под хвост!
   - Возможно, но ты забываешь, что у нас идет война как минимум с тремя деревнями, среди которых две великих, а во главе малой стоит Ханзо, - напомнил Хокаге, - тут стоит беспокоиться как бы выйти победителем, а все остальные проблемы отложить на более мирное будущее.
   - Мы в любом случае не проиграем, - заявил Шимура, сверля взглядом давнего соперника.
   - Вот только останется ли у нас достаточно сил, если за этой войной последует новая? И на этот раз подставить Узумаки не получится! - раздраженно отозвался Сарутоби. - Я согласен с большинством твоих идей, но сейчас не время! Кохару и Хомура считают так же, так что своих чурбаков используй для нашей победы, а не ослабления наличных сил, и это приказ! Только нам не хватало уничтожения половины Конохи из-за схватки с Мито, раздраженной твоими попытками от нее избавиться!
   - Как прикажете, Хокаге-сама, - поморщился глава "Не", - но с этой проблемой нам все равно придется разбираться, иначе о влиянии на джинчурики можно забыть!
   - Всему свое время, а пока готовь свои силы к выдвижению, - кивнул Хирузен, внутренне добавив, глядя на закрывающуюся за посетителем дверь, - "а там и твои амбиции можно будет поумерить, если ты не способен критически оценить сложившуюся ситуацию, старый друг. Видно, последние неудачи тебя сильно задели".
  
   Глава 23.
  
   Отломив палочками небольшой кусочек торта, я вздохнул. Юбилей десяти лет в новом мире неожиданно оказался тусклым и унылым. Сая была в очередном патруле, вылавливая бандитов, что в последнее время еще больше активизировались, а так же лазутчиков и диверсантов. Сетцура вместе с мужем подалась на фронт, а за ними и дед Ишар, решивший тряхнуть стариной и показать, как надо воевать молодежи. Учитывая то, что он прошел всю первую мировую войну почти без ранений, то у него это явно получится. Думаю, не последнюю роль сыграла возможность убраться подальше от бумажных дел заместителя главы клана. Шикаку и кодла только выпустились из академии и усиленно постигали азы работы в команде, приползая домой полностью измочаленными, так что пара поздравлений и набор шурикенов с кунаями - все, что я от них получил. Правда, в выходные мы договорились как следует отметить, но все же...
   Конечно, еще оставалась Мито-об... -чан, по другому ее теперь не назовешь, и Кушина-чан. Блин, все эти суффиксы меня убивают! При мысли о первой я начал погружаться в нирвану, вспоминая полученный в награду за все свои усилия поцелуй. Глядя на нее, как-то забываешь про возраст и то, как она выглядела еще вчерашним днем. Готов поспорить, через несколько лет я буду ронять слюни на ее фигуру под действием гормонов. Жаль, что полученная "награда" была именно в благодарность за мой вклад и ничего больше... Потряся головой, я прогнал начавшие двигаться в вполне определенном направлении мысли. Помолодев, старейшина Узумаки вернула большую часть своей ослепительной красоты, даже несмотря на плачевное состояние тела. Боюсь подумать, что случилось бы без моих пилюль. И так мне пришлось лечить достаточно большое количество мышц, оказавшихся поврежденными по той простой причине, что организму просто не хватило имеющихся ресурсов, чтобы привести себя в положенное состояние и на восстановление органов и костей, пошла мышечная ткань. Так что к Узумаки я ходил только раз в неделю - помощь даже такого начинающего ирьёнина как я, значительно ускоряла этот процесс - чтобы не слишком привлекать внимание окружающих и иметь возможность наблюдать за восстановлением Мито. Сейчас на меня обращают внимание не больше, чем на любого одаренного ребенка, пусть и несколько отличающегося от представителей моего клана. И в моих же интересах оставить все как есть, чтобы у сидящих на верхушке пищевой цепочки деревни не возникло внезапно мыслей о моей причастности к некоторым ключевым событиям, свершившимся ранее. Все-так Итачи с Какаши еще не появились и отношение к начинающим шиноби, не достигшим звания генина соответственно. Когда у тебя и так полон рот забот, не слишком обращаешь внимание на копошащуюся под ногами мелочь, высматривая действительно серьезных противником,вчто могли оказаться ответственными за произошедшее. Меня такая ситуация полностью устраивает, поэтому следует держаться от Мито некоторое время в стороне, не слишком отсвечивая. Даже через пару месяцев, поднявшаяся среди знающих шиноби шумиха о чудесном омоложении Узумаки не утихала. Еще хорошо, перед обычными людями особо не болтали, а учитывая общую скрытность в нашей профессии и особенно у кланов, посвящены оказались только относительно знакомые с женой первого Хокаге. В лицо ее помнили не многие, еще меньше было знакомых лично, так что с ее затворническим образом жизни, постоянно видели ее только Сенджу. Только благодаря этому, подавляющее большинство жителей Конохи оказалось не в курсе последних новостей. Кстати, к слову о слухах и прочем - видел гуляющего с коляской Хатаке Сакумо - зрелище уморное! Особенно его улыбка от уха до уха, когда он принимается сюсюкать с младенцем!
   Был еще госпиталь и коллеги, но я зарание взял три дня отдыха, чтобы немного отвлечся от работы и сбросить напряжение. Это значит и отсутствие клонов на тренировках, кроме клановых занятий, конечно. Их я пропускать не намерен. Конечно, такое отмечание праздника несколько удручающе - уж будь я в Узушиогакуре, точно бы оказался посреди огромного праздненства и получил бы гору поздравлений, но слишком огорчаться по этому поводу не буду. Все равно мне необходимо немного времени для себя - подумать о паре возникших проблем, точнее, даже трех, но последняя не столько проблема, сколько ожидаемый результат.
   Пожалуй, самое неприятное из трех открытий - у меня практически перестал в последние месяцы расти резерв. Точнее, он все же растет, но только с обычной для равзрослеющегоиноби скоростью. Скорее всего причина в том, что к вечеру я не успеваю израсходовать всю имеющуюся чакру, как было раньше, несмотря на интенсивность дежурств с госпитале. То, что я чакру все же трачу, имеет свое воздействие, но не тогда, когда ты находишься на пороге истощения. И с этим надо что-то делать, поскольку останавливаться на уровне среднего джонина я не планирую, даже несмотря на трудности с контролем. Может быть, использовать печати? Высасывающие или подавляющие, как на преступников накладывают? Естественно, немного модифицированные. Нужно будет порыться в библиотеке Мито, скорее всего, там что-нибудь подходящее найдется, несмотря на ее специализации в барьерах и удерживающих печатях. Только нужно будет посмотреть, чтобы они не конфликтовали с уже имеющимися на теле фуин. А у меня их набралось приличное количество. Каго Рисей Фуин - защищающая разум, две тренировочных - Тейко Фуин отвечает за сопротивление и Тайджу Фуин за тренировочный вес, две Шиире Фуин для запечатывания предметов, Ин Фуин, Ияку Фуин для лечения и Эй Фуин на руках как у мамы, а так же Какеру Фуин - ключ к защите дома. Целых десять штук. Конечно, большинство печатей не конфликтуют друг с другом, но если область их действия совпадает, как у тренировочных, то приходится это учитывать заранее.
   Вторая возникшая проблема так же довольно значима. Проработав в госпитале уже довольно долгое время, смя ог собрать довольно большую статистику поступивших шиноби. Точнее, типы их ранений - почти шестьдесят процентов с лишним доставляются с ранами от рукопашной схватки, вроде различных переломов или повреждений от оружия. Все оставшееся приходится на дзюцу и тяжелейшие случаи истощения чакры. И такая статистика несколько удручает, заставляя усомниться в выбранном направлении развития в искуствах шиноби. Ставить развитие скорости и тайдзюцу на последние места может оказаться смертельно опасно. Нет, владения стихиями безусловно необходимы для дальнейшей карьеры, но и скорость может оказаться решающим фактором не меньше, чем различные техники. Просто ради собственного спокойствия, нужно поднять утренние упражнения раза в полтора-два, тем более, я способен уже подобную нагрузку выдержать. Да и новых партнеров по спаррингам необходимо найти, поскольку ма и Сецура едва ли смогут заниматься со мной во время войны. В принципе, имеется вариант с подачей Д ранга миссии команде генинов, способных составить мне конкуренцию в тайдзюцу, типа Инузуки или Хьюги, поскольку сейчас из академии стали выпускать достаточно приличных кандидатов в шиноби. С последним повышением зарплаты в госпитале, раза два в неделю я смогу позволить себе нанимать команду примерно на пол дня.
   Ну и имеется третья проблема, наиболее серьезная. С увеличением нагрузки в госпитале, мне приходится участвовать во все более сложных случаях. Само по себе, это меня только обрадовало бы наличием дополнительной практики и совершенствованием навыков ирьёнина, но в данном случае, имеется просто огромный минус - я начал чуствовать, что очень нехватает контроля для наиболее интересных и сложных случаев! Например, восстановление сильно поврежденных органов, когда их приходится выращивать из остатков, а не сшивать из кусков. Для подобного требуется координированная работа четырех отличных медиков или использования определенных техник, типа той печати, что использовалась для лечения Неджи в каноне. Последний способ используется достаточно редко, по причине большой потребяемости чакры и хоть какого-то поверхностного знакомства с фуиндзюцу для контроля за работой. Даже моего резерва не хватит, так про что говорить о оббычных ирьёнинах, обладающих отличным контролем, но имеющих резервы, обычно не превышающие среднего чунина? Придется пока забить использование клонов для чего-либо, кроме повышения контроля хотя бы в ближайшие пару месяцев. По крайней мере, теперь я понимаю предупреждение деда начет необходимости уделять контролю большое количество времени. Тем более, с моим выбором профессии ирьёнина контроль чакры намного важнее всего остального. Значит, следует поискать в библиотеке упражнения уровня джонина, раз работа с разенганом и его вариациями больше не помогает, как и обычные техники хождения по деревьям и воде, используемые генинами. Возможно, стоит проконсультироваться с Ичимару-сенсеем, благо, его пока никуда не отправляли. А уж потом можно будет заняться и стихиями - необходимая бумага у меня уже год как припасена. К тому же, я уже почти догнал в росте Саю, осталось буквально пыть сантиметров, так что можно начинать осваивать клинки. Конечно, начинать следует не с Курочи, а с обычного танто, но к тому времени, как я окончательно выросту, переучивать стойки и движения сильно не придется. В принципе, можно это будет совместить с утренним комплексом, выделив дополнительных пол часа каждый день. Осталостьтолько покопаться в моих свитках, что из Узушиогакуре и найти подходящее оружие и стиль. Пожалуй, начать можно с базового стиля Узумаки и дальше, если он мне подойдет, то перейти на более сложный вариант. И хоть большого результата подобным способом не добьешься, но начальные стойки и движения не требуют учителя, так что обойдусь спаррингами с клоном для начала, а потом уж буду решать возникшую проблему с помощью взрослых. В конце концов, можно попытаться найти генина, изучающего кендзюцу и договориться с ним о спаррингах. Отлично, так и сделаю.
   Наметив примерный план, я решительно кивнул и опустил взгляд на тарелку, когда палочки шкрябнули по пустоте. Хм, задумавшись, я слопал целиком весь кусок торта! Ну и ладно, мне сегодня можно! Отнеся посуду в мойку и сполоснув ее, я помчался в свою комнату - следовало составить новое расписание на основе утвержденного плана. Думаю, ближайшие месяцы у меня окажутся тяжелыми...
  
   С трудом досидев утренние занятия по общеобразовательным предметам и тактике, я поспешил домой. Сегодня день, на который я наметил начало знакомства с элементальными техниками, точнее, пока только опознание своих стихий, а там уж посмотрим. Перекусив оставшимся с завтрака рисом с овощами, я захватил с собой пару листков бумаги и устремился на тренировочный полигон. Вид десятка клонов отрабатывавших контроль над чакрой не был в последнее время чем-то необычным, как и один, заучивающий до автоматизма ката с танто. Учитывая, что большинство каге буншин не заучивали ничего нового, я решил повысить их количество в два раза, чтобы достигнуть обходимого результата быстрее, а так же получить попутно небольшую выгоду. Правда, для этого использовались далеко не обычные методы - перебрав несколько методов чакраконтроля, в том числе для чунинов, джонинов и ирьёнинов, я решил обойтись двумя собственного производства, по сути, не сильно отличающихся, но преследующих еще и побочные цели. Первая пятерка пыталась управлять уплотненной чакрой, преобразовав ее в нечто вроде щита, а вторая пятерка пробовала создать знаменитые цепи Кушины. В конце концов, пока она их не использовала, значит и научить не сможет. Приходится разбираться самому, руководствуясь только знанием, что это возможно, так как сам процесс в манге описан не был. Конечно, я прекрасно осознавал, что цепи, способные подавлять чакру, создавались из ян энергии, но если никто этого до меня не пробовал, то это не повод отступать. Тот же Нагато из своей чакры создавал металлические стержни, пусть и с помощью риннегана, но учитывая плотность чакры Узумаки, это теоретически возможно и без легендарного додзюцу. К тому же, чакра-нити не далеко ушли, а их могут создавать и обычные шиноби из той же Суны, с успехом управляя марионетками. Цепи - всего лишь следующая ступень. Ну и нельзя забывать, что если у меня это получится, то уж создать оружие, подавляющее чакру биджу будет намного легче. И вообще, кто сказал, что на этом придется остановиться. Ведь появление в самый неожиданный момент в руках оружия может оказаться решающим фактором в битве. Хм, если подумать, у меня таких вот штучек набирается уже немало, особенно для ближнего боя. Надо бы выучить что-нибудь и для дальнего, иначе имеется слишком большой риск оказаться в неприятной ситуации именно с мастерами ниндзюцу, которых можно подловить или в близи, или если не получилось - использовать их собственные правила. Поэтому, время проверяться на привязаность к стихиям!
   Достав из кармана листок особым образом обработанной бумаги, я влил в нее небольшое количество чакры. Почти мгновенно, бумажка промокла и начала слегка съеживаться, символизируя наличие у меня двух стихий. Немного неожиданно, но ничего странного - практически у каждого шестого шиноби вторая стихия проявляется в академии. Другое дело, что не все имеют возможность о них узнать еще во время обучения. Как правило, только Учихи стремятся использовать огненные ниндзюцу с малого возраста, остальные же кланы сосредоточены на собственных хидзюцу. Это только с подачи Сенджу на четвертом курсе стали изучать элементальные ниндзюцу, собственно, из-за чего я и планирую поступать на последний год. Ну и еще, чтобы не выпнули, заставив выпуститься досрочно. Конечно, можно было бы до двенадцати обучаться в клане и уже полес этого становиться генином, но просрать обучение у клана, знаменитого своей разносторонностью талантов, в том числе и ниндзюцу?! Ищите другого дурака! Да и специалисты по гендзюцу у них хорошие, не то что в нашем клане. К тому же, изучаемым на третьем году стратегии и тактике меня лучше научат Нара, простые предметы тем более, а в тайдзюцу мне не больно-то помогут, если судить по Шикаку. Нет, техника у него имеется, но по сравнению со спаринргом против джонинов это просто не катит - лишняя трата времени. Я смогу использовать его гораздо более эффективно.
   Итак, главная стихия - вода, а второстепенная - молния. Первое вполне ожидаемо, поскольку у па имелась такая же предрасположеность, по словам деда, весьма сильная даже для Узумаки, а вот с молнией немного неожиданно. У Рюты вторая была землей. Полагаю, эта стихия досталась мне от Саи - у нее основная является огнем, а тренированная позже - молнией. Странно. По логике, должен быть огонь. Но с этими привязками к стихиям никто не может сказать что-то определенное, поскольку они могут достаться как от родителей, так и проявиться совершенно неожиданно. В каждой стране существует своя основная стихия, но бывают и различные варианты, как у Асумы и Наруто, получивших предрасположенности к воздуху вообще непонятно от кого.
   Я надеялся, что у меня будет огонь и вода, поскольку тогда бы арсенал ниндзюцу оказался намного большим, если учитывать, где я нахожусь, но и так сойдет. Уже хорошо, что у меня имеется большое количество суйтон техник из водоворота. Вот с райтон придется обломаться - кроме чидори и различных вариаций, я не могу припомнить больше парочки техник, исключая кирин. А вообще, такие стихии мне подходят - спокойная и могучая вода, стачивающая все на своем пути и небольшие искры молнии, случающиеся совершенно спонтанно.
   А теперь главный вопрос - что выгоднее будет осваивать первым делом? Суйтон будет мне даваться легче и у меня имеются техники, а так же несколько способов тренировки от Узумаки - признанных знатоков в этой стихии. Райтон пойдет тяжелее, но у ма есть определенный опыт в освоении, можно будет заняться созданием и использованием вариаций чидори, что очень даже привлекательно, особенно с бонусом обучения их Саи. Немного подумав на вдыбором, я решил - займусь прокачкой молнии, поскольку ма это будет нужней, а заучиванием нескольких простеньких суйтон ниндзюцу будут заниматься клоны. К тому же, видел я тут недавно одну печать, как раз в тему придется.
  
   Глава 24.
  
   - Рью! У нас ЧП! - распахнувшаяся вместе с криком дверь врезалась в стену, вспоров царившую тишину шумом занятого госпиталя и изрядно меня напугав.
   В мой кабинет влетела запыхавшаяся Минами - одна из стажеров с прошлого года.
   - Что случилось? - спросил я спокойно.
   Несмотря на ночное дежурство, смена была относительно тихой и я взялся оформлять бумаги на пациентов, скопившиеся у меня за последние несколько дней.
   - Там патрульные команды принесли, из восьми человек трое уже скончались от ран по пути в деревню, а еще трое в критическом состоянии! - выпалила куноичи. - Из наиболее подходящих сейчас ирьёнинов присутствует только Ёши-сенсей и ты!
   - Патрульные?! - опять!?
   Сердце предупреждающе екнуло, и я выскочил из-за стола, отбросив бумаги в сторону. Насколько я знаю, всего патрулей в постоянном обороте не превышает двенадцати, поскольку больше выделить просто не получится ввиду и так сократившихся из-за войны почти в три раза наличных сил. В последний раз, две команды наткнулись на целую шайку нукенинов и потеряли половину состава, вчетвером еле добравшись до деревни!
   - Да, выжившие говорят, что еще как минимум две команды вырезаны подчистую, - обернулась на мгновение спешащая по коридору передо мной стажерка. - Они как раз подоспели на помощь добиваемой команде и там уже были тела наших.
   В этот раз сердце пропустило удар, а в низу живота поселился тяжелый ком недоброго предчувствия. Почти половина, а может и больше патрульных подверглись нападению... И каков шанс, что Сая окажется среди погибших или раненых?
   - Подобравшая раненых команда Анбу наткнулась на целое побоище, там была куча убитых шиноби Ивы вместе с нашими и небольшое количество раненых, которых со всей скоростью доставили к нам, но трое умерли в дороге, - продолжала вываливать информацию Минами.
   Проклятье! Страх и беспокойство от слов девушки подскочили до небес, а по лбу начали сползать капельки холодного пота. Только не Сая, только не Сая! Взлетев по лестнице, мы бросились к концу коридора, лавируя среди носящегося туда-сюда персонала.
   - Куда?
   - Двести девятнадцать и двести восемнадцать! Сенсей уже в палате рядом, а остальных полегче взяли на себя другие ирьёнины.
   - Каге Буншин!
   Кивнув двум клонам на восемнадцатую палату, я рванул к той, что напротив - приоткрыв свои чувства, я уловил знакомую чакру, которая едва чувствовалась, смешанную со свою. Сообразив, что это так ощущается Сая с работающей печатью, я чуть не запнулся от осознания этого факта, но быстро подавил начавший панически увеличиваться страх, взамен вызвав в себе злость на урода, оставившего госпиталь неукомплектованным! Б*я, да кроме главы, на весь госпиталь только двенадцать ирьёнинов четвертой степени вообще осталось, а сейчас всего двое присутствуют на смену, включая меня, остальные только пятые или стажеры! О чем только думал Хокаге, когда забирал столько персонала на фронт?!
   - Состояние?! - рыкнул я, влетая в комнату и создав еще трех клонов, начал складывать печати для Шосен Дзюцу.
   Только большое количество злости не дало мне замереть на месте, когда я увидел состояние ма. Собственно, ее было даже не узнать внешне.
   - Месиво, - мрачно отозвался единственный врач, обильно потевший над переломанным и покрытым кровью телом на столе, лишь отдаленно напоминавшем человека под маской крови, - позвоночник сломан в двух местах, половина ребер так же сломана, остальные треснули, осколками проткнуто левое легкое, разорвана печень, смещены и деформированы почки, в какой-то степени повреждены практически все внутренние органы, трещина в черепе и сотрясение мозга, правая рука раздроблена с множеством осколков, ноги переломаны как минимум в трех местах каждая, а сквозь левую ключицу прошло какое-то оружие, про менее серьезные раны я вообще не упоминаю! Она жива только благодаря этой странной печати.
   - Е**ть, да тут нужна как минимум третья степень! - в сердцах выругался я, старясь подавить панику и переключиться в профессиальный режим.
   Повреждения позвоночника - самые тяжелые даже для опытных медиков, что уж говорить про остальных!
   - Я возьму на себя эту пациентку, а ты помоги моим клонам в двести восемнадцатой.
   С его возможностями все равно здесь многого не сделаешь.
   - Хорошо, минут десять у тебя есть, а дальше уж все зависит от крепкости организма, - отозвался мужик и выбежал из палаты.
   - Что стали - за работу! - крикнул я клонам, застывшим в ступоре около операционного стола. - Один занялся легким, второй печенью, а третий накачивает печать, чтобы у нас была хоть пара часов в запасе!
   Первым делом я убедился, что во всех открытых ранах перекрыты разорванные сосуды, поскольку Ияку Фуин не всесильна и львиная доля силы уходит просто на поддержание жизни и оттягивания времени отмирания тканей без должного питания кислородом. Остановив внутреннее кровотечение в районе желудке, я принялся за работу, стараясь как можно быстрее восстановить работу остальных жизненно важных органов и про себя благодаря Ками, что сердце работает нормально, пусть и в замедленном раза в три режиме - иначе без поступающего в мозг кислорода можно было бы и не дергаться! Внезапно образовавшийся комок в горле помешал нормально дышать. Так, спокойно, я абсолютно спокоен и собран! Сначала работа, потом все остальное!
   Четко и быстро вернув в положенное природой положение органы и стараясь не мешать клонам, я взялся за восстановление кровеносных сосудов, ведущих к ним, после этого - лечением селезенки и желчного пузыря, к счастью, оказавшегося пустым. Восстанавливать его, попутно избавляясь от разлившейся внутри желчи просто ахрененно трудно! Работая практически на автомате, поскольку данные действия за последние месяцы стали рутинными, пусть и не в подобных масштабах, я не мог не оценить внешний вид лежащей на столе Саи - вся фигура ее была как будто только что из пресса, такое ощущение, что две каменные плиты взяли и сплюснули, превратив тело в месиво костей, а лицо в кровавую маску, какую можно увидеть только в фильмах ужасов.
   Пронесшаяся в голове последняя мысль внезапно прорвала так тщательно поддерживаемое полотно безразличия и я почувствовал, как по щекам побежали обжигающие потоки слез, а изо рта вырвался непроизвольный всхлип. Так б*я, никаких истерик! Краем глаза я заметил, что трое каге буншинов продержались меньше, чем я и сейчас молча ревели. Ревели, но работали.
   - Третий, брось печать и займись головой и лицом, - бросил я, через пару минут восстановив контроль над эмоциями.
   Спустя три часа работы, основная опасность миновала и я вздохнул с облегчением, разминая трясущиеся руки. Все, жить будет! Не описать словами всю радось от такой простой уверенности, что растопила холодный ком на дне живота. Повезло, что повреждения были хоть и очень обширными, но не такими уж смертельными, в основном, только сильнейшие ушибы, разрывы, да переломанные кости с сопутствующими последствиями. Шиноби от такого не умирают. По крайней мере, при своевременной квалифицированной помощи. Вот будь ранения проникающими - я бы не справился даже с десятью копиями. Как правило, около семидесяти процентов летальных исходов после выигранной битвы приходится на критическую потерю крови, а не отказ каких-либо органов. Конечно, не в том случае, если имеются гарантированно смертельные ранения. Благодаря чакре, наши тела намного более стойкие.
   Глубоко вздохнув, я воспользовался помощью клонов, чтобы очень осторожно перевернуть Саю на живот и занялся позвоночником, в то время, как копии принялись каждый за свою конечностью. К сожалению, спинной мозг я не смогу восстановить, но хоть кости сращу и вылечу порванные мышцы с кожей. Для того, чтобы ма снова смогла хотя бы ходить, не говоря уж о продолжении карьеры куноичи, потребутся ирьёнин второго или вообще первого ранга, каких в обозримом будущем рядом не появится точно. И как назло, Тсунаде отправилась воевать против Суны еще несколько месяцев назад - от яда кукольников умирало намного больше народу, чем от обычных ран, так что всех ирьёнинов с опытом борьбы с отравой отправили к ним. Шмыгнув носом, я печально ухмыльнулся - хоть будет повод списать ма по инвалидности и уж после такого я позабочусь о том, чтобы она оставалась дома, а не опять решила удрать воевать! Пожалуй, единственная на сегодня хорошая новость. Деревне гораздо выгоднее в данный момент списать всех, ниже джонина по званию, чем отзывать квалифицированных медиков с фронта, где они спасут гораздо больше жизней и позволят большей части раненых снова встать в строй. К сожалению, ма будет не первой такой и не последней. Еще хорошо, что пособие выплачивают более-менее приличное - вполне хватает на содержание семьи из двух человек, иначе некоторые чунины оказались бы в совсем плачевном положении. Но клянусь, я восстановлю Сае способность ходить, даже если мне придется разрезать себя на части!
   Из палаты я выполз ближе к утру, полностью обессиленный, но немного довольный - собираемые буквально по крошке кости конечностей удалось сложить и срастить, а поврежденные мышцы проблемой уже не стали. Рухнув на скамейку в коридоре, я вытер мокрое от пота лицо рукавом запачканного кровью халата и проводил взглядом медсестер, повезших на каталке укутанную в простыню ма. Отмыть ее от крови они уже успели, так что хоть лицо можно было узнать. Слава Ками, нос у нее оказался всего лишь свернут набок, а не вбит в череп, иначе вогнанная в мозг кость переносицы убила бы мгновенно.
   - Закончил? - повернувшись, я увидел, как из двести семнадцатой палаты вышел Ёши Куминаро, молодой парень девятнадцати лет, имевший ту же степень, что и я.
   - Угу, - желания говорить не имелось совершенно.
   - И каков результат?
   - Жить будет, но с двумя переломами позвоночника, ходить будет только под себя, - ответил я как можно спокойней, задавив всякие чувства, - у тебя?
   - Выживет и даже через пол года сможет вернуться на службу, если будет соблюдать режим.
   - Повезло - трое вот не дожили до получения помощи, - вздохнул я, - как дела у остальных доставленных пациентов?
   - Медсестры сказали, что их лечение закончили еще четыре часа назад.
   - Да, вот что значит вовремя попасть в руки ирьёнинов, - покачал я головой.
   - Да, это точно... С тобой все в порядке, Рью? Как-то ты очень вымотанно выглядишь? - неожиданно спросил Ёши.
   - Собственную мать будешь оперировать - тогда поймешь, - огрызнулся я.
   Операция выпила все силы, как физические, так и эмоциональные, так что я почувствовал лишь небольшое раздражение на несколько не к месту заданный вопрос.
   - Ооо..., - коллега сочувственно промолчал.
   Да и что тут скажешь?
   - Ладно, пойду я оформлять бумаги, - кряхтя, я поднялся и помял спину, - все равно хрен усну сейчас.
   - Будешь списывать?
   - Ага, хоть теперь можно будет не беспокоиться каждый раз, когда она отправляется на задания, - вздохнул я.
   - У тебя хоть вернулась живой, а другие вообще тела не получат, - покачал головой Куминаро.
   - И то правда.
   Может быть, это покажется несколько бесчувственно с моей стороны, но я даже немного рад, что ма не сможет в ближайшее время ходить - вылечить-то вылечится, даже если придется охотиться за Тсунаде, зато теперь Сая будет дома. Некоторым из клана уже прислали похоронки даже без тела, так что один факт возвращения живой уже считается благословением. А уж отсутствие конечности или неспособность ходить не так значительны, когда дорогой человек жив. Хуже было бы отстоять в очередной похоронной процессии.
   - Кто у тебя? - сочувственно спросил у коллеги, видя далекий от реальности взгляд.
   - Отец, в самом начале всей этой байды, от тела практически ничего не осталось, - отозвался Ёши.
   - Повезло, у меня погиб еще и четырех не было, а мать?
   - После рождения моей двойни ей даже спать некогда бывает, не то что думать о возобновлении карьеры куноичи, впрочем, как и жене! - блеснул злорадной улыбкой парень.
   Блин, а это идея! Конечно, сейчас о подобном думать рано, но годика через четыре Саю можно обеспечить орущими бедствиями, чтобы никуда не рыпалась! Если учесть, что со мной она не особо нянчилась, являясь тогда еще слишком молодой, то после тридцати будет самое время!
   - Отлично придумал!
   Расплывшись в похожей злорадной улыбке, я кивнул коллеге и поспешил в кабинет - следует заполнить бланк на Саю, а потом... Потом просто на всякий случай вздремнуть в ее палате. Спокойней на сердце будет, поскольку руки у меня все еще дрожат. За прошедшую ночь наверное килограмм нервов сжег.
  
   Дернувшись, я чуть не свалился со стула от прозвучавшего почти рядом тихого стона. Вскочив на ноги, я тут же оказался около кровати с Саей, встревоженно отметив невидяще уставившиеся в потолок глаза.
   - Ма, как ты? - нежно погладив по щеке, я привлек ее внимание.
   - Рью? - голос у нее оказался хриплый и еле слышный. - Я... Жива? Больно...
   Было бы удивительно, если бы после таких травм ничего не болело! Взяв с расположенной рядом тумбочки стакан, я налил в него из кувшина воды и осторожно приподняв голову Саи, дал напиться.
   - Конечно жива, ма! Как будто я дам тебе умереть! По кусочкам целую ночь собирал!
   Желание накричать на нее и расплакаться от облегчения было непреодолимым, но я гигантским усилием воли подавил совершенно детский порыв и остался спокойным. Ей сейчас нельзя сильно волноваться и моя истерика на данный момент никому не поможет.
   - Ма, ты не звал меня так с двух лет, - прошептала, слабо улыбаясь Сая, но затем в уголках ее глаз стала собираться влага. - Прости, что чуть не оставила тебя одного, Рью-чан!
   Она попыталась вытащить руку из под одеяла,чтобы погладить меня по щеке, но мне пришлось помочь ей в этом, поскольку своих сил у Саи оказалось недостаточно. Язвительный ответ буквально вертелся на языке, но я опять сдержался, лишь тепло улыбнувшись в ответ и прижав ее руку к щеке своими.
   - Все хорошо, главное, что ты осталась жива, а все остальное не важно, - позитив и только позитив!
   Ма ничего не ответила, лишь прикрыв глаза, но копившиеся слезы прорвали запруду и хлынули полноводным ручьем.
   - Шшш, все хорошо, и незачем плакать, - присев на край кровати, я осторожно приподнял ее и прижал к себе, вдыхая такой знакомый и родной запах.
   Через пол часа она успокоилась и я отстранился, вытерев потоки влаги со щек и ободряюще улыбнулся. Ненавижу такие ситуации! А так же зрелище плачущих женщин! Особенно таких, что дороже всех на свете.
   - Ну вот, из-за кое-кого у меня теперь халат мокрый, - со вздохом пожаловался, осматривая мокрое пятно на груди.
   А я ведь только его поменял!
   - Ну извини, - дурашливо надулась ма, и немного отвернулась в смущении.
   Ну и кто из нас ребенок? Хотя я рад, что она больше не испытывает желания плакать. Сая должна быть веселой и энергичной, какой я ее помню всю свою жизнь!
   - По... почему я не чувствую ног? - нервно сглотнув, спросила она.
   - Перелом позвоночника в двух местах, после такого просто так не встают, - немного неуверенно ответил я, - все остальное, включая и кости я восстановил, но на спинной мозг у меня умений не хватило, да и в ближайшие пару лет едва ли хватит. Тут необходим ирьёнин не меньше второй степени, а то и более опытный.
   Нервная система всегда была наиболее сложной для лечения, на равне с системой чакры.
   - Понятно, - от подобного ответа лицо ма окончательно побледнело, хотя и до этого не отличалось особым здоровьем, но новость была воспринята относительно спокойно.
   Учитывая, как Сая гордилась своей профессией и упорно занималась повышением навыков даже будучи в запасе большое количество времени, это был тяжелый удар. Особенно с невозможностью встать на ноги и самой справлять естественные надобности. Для куноичи, ранее способной покрывать огромные расстояния за абсурдно короткое время, прыгать по деревьям на высоте многих метров над землей, бегать по воде и взбираться без всяких проблем по отвесным стенам, участь неподвижного инвалида действительна страшна. Что наиболее печально в данной ситуации, так это тот факт, что при списании по инвалидности, шиноби теряет возможность получать качественную медицинскую помощь бесплатно. Таким образом, если в течении пары дней такого уровня ирьёнин не появится в госпитале, ма станет обычным жителем с небольшими привелегиями и будет вынуждена покупать услуги докторов. Учитывая сложность операции и тот факт, что чем дальше, тем труднее будет лечение, к тому времени, как Коноха выиграет войну и весь персонал вернется домой, может пройти больше года и у нас банально не хватит денег на операцию и последующее восстановление даже со всеми запасами наличности. И ма это отлично понимает. В конце концов, деревне гораздо выгодней списать слишком сильно пострадавшего бойца с небольшим пособием по окончанию службы, чем гонять туда-сюда в военное время высококлассного специалиста, который за это время сможет спасти жизнь и поставить в строй несколько бойцов такого же уровня. Несмотря на так называемую "Волю Огня" и якобы превознесение товарищества, Коноха относится к своим шиноби удивительно равнодушно, если они оказываются бесполезными. Конечно, клан поспособствует выздоровлению, но после этого Сае придется вновь идти на службу, чего я допускать второй раз не намерен! Только через мой труп!!!
   - Ничего, в ближайшее время я обо всем позабочусь, а там у меня имеется парочка идей, как помочь тебе встать на ноги, - попытался я приободрить ма, - так что выше нос и никаких соплей!
   - Спасибо, Рью-чан, - слабо улыбнулась она.
   - Эй, я уже вырос из -"чан"! - притворно возмутился я и покопавшись в кармане штанов, извлек небольшую баночку.
   Вскрыв ее, я порадовался собственной запасливости и вынув пару пилюль, протянул их больной. Остается только надеяться, что на не Узумаки они подействуют с такой же эффективностью.
   - Выпей, они помогут тебе смягчить последствия ранений.
   Вопросительно посмотрев на странные с ее точки зрения пилюли, она их, тем не менее, проглотила.
   - Что это?
   - Мой небольшой медицинский эксперимент, оказавшийся удачным, - пояснил я, не вдаваясь в подробности.
   Тот факт, что основной ингредиент - моя кровь, обработанная медицинской чакрой, я не собирался раскрывать даже в защищенном от прослушивания помещении, не говоря уж о палате в госпитале. Не хватало мне только охоты за кровью Узумаки, если пилюли окажутся такими же эффективными, как и способность Карин. Хмм, можно попробовать и этот способ, когда я заберу ма домой. Жаль, вливание нашей чакры не дарует регенерацию простым людям, но это уже было бы слишком. И так наш кеккей генкай удивительно полезен. Интересно, не от Рикудо Сеннина ли получена такая уникальная чакра, если судить по способности подавлять биджу?
   - Ладно, отдыхай, а я пошел домой - необходимо предупредить учителей, что в ближайшую неделю я буду сильно занят и присутствовать не смогу, - встал я с кровати, мимоходом отметив, что лицо Саи немного порозовело, сообщая о некотором положительном результате.
   - Почему?
   - Нечего валяться в госпитале - я и дома смогу о тебе позаботиться, - сообщил я, - к тому же, кое-какая подготовка необходима, если простейший способ не сработает. Я зайду за тобой завтра, документы о выписке скорее всего уже будут готовы.
   Напоследок улыбнувшись, я вышел из палаты. Эх, теперь на мне целых двое больных, и все это в течение каких-то полутора месяцев! Конечно, Мито не калека, но как минимум год ей будет требоваться постоянная медицинская помощь для наилучшего восстановления, как тела, так и кейракукей, да и после придется как минимум раз в пару недель обследоваться, чтобы потом не проворонить что-нибудь важное. А ведь через месяц будет новый набор в академию шиноби, куда пойдет Кушина, в октябре ей исполнится шесть, а значит и начинать обучение можно будет без проблем. Тем более, как сказала Мито, Хокаге потребовал как можно более раннего поступления и она не стала отказываться. Учитывая некоторую уязвимость мелкой в ближайшие пару лет - вполне здравое решение, насмотря на тот факт, что большинство учеников из кланов поступает в восемь лет, чтобы выпуститься в двенадцать-тринадцать. Надо будет сходить на открытие учебного года, поддержать малышку. Ничего, примерно через год и я туда пойду, а значит - смогу за ней присматривать.
  
   Глава 25.
  
   Из госпиталя я забрал Саю через два дня, а не раньше, как рассчитывал - бумаги глава подписал только после полного личного обследования и подтверждения поставленного диагноза. Увы, но родственная связь здесь сыграла отрицательную роль, в отличие от обычных случаев. Переодев ма в притащенный из дома комплект одежды - и первый раз в жизни став действительно похожим на помидор ввиду того, что пришлось помогать одевать все, включая и белье - я подхватил ее на руки и осторожно поскакал по крышам, через двадцать с лишним минут оказавшись у ворот кланового квартала. Кровать дома уже была предварительно подготовлена, как и любимая пижама, так что мне только оставалось доставить ма в спальню.
   - Значит так, ка-чан сейчас мы попробуем кое-что необычное, но предположительно способное помочь, - уложив ее поудобнее, я перешел к делу, не обращая внимание на смущение обоих - роли поменялись и теперь я выступал в роли старшего.
   - О чем ты говоришь?
   - Прежде чем начнем, пообещай мне выполнить все, что попрошу, независимо от бредовости идеи, - попросил я.
   Сая уставилась на меня с недоумением, но все же кивнула.
   - Хорошо.
   Закатав рукав на левой руке, я выставил ее вперед.
   - Кусай, и не беспокойся - я сегодня утром мылся.
   - Что? Зачем? - кинутый на меня удивленно-недоумевающий взгляд ясно показал, что в моем душевном здоровье сомневаются.
   - Кто-то обещал повиноваться, - напомнил я.
   - Эээ, ладно, - после некоторого колебания, все же наклонила голову и укусила за внутреннюю сторону руки.
   - И? - спросила она, после того, как отодвинулась, оставив едва заметные следы зубов.
   - Ну кто так кусает? - раздраженно отозвался я. - Кусай глубоко, до крови и сделай хотя бы несколько глотков.
   - Рью, у тебя все в порядке...? - "с головой" даже не надо было договаривать.
   - Да! Я в полном порядке, а теперь делай, что сказано, - не выдержал и взорвался я. - Я здесь врач, так что слушайся без возражений! Потом все поясню, если сработает!
   - Как скажешь, - Сая пожала плечами и в этот раз укусила как следует.
   Не обращая внимание на боль, я начал преобразовать чакру в месте укуса на медицинскую, чрезвычайно радуясь собственной предусмотрительности в повышении контроля - иначе подобная фишка мне просто не удалась бы. Присосавшаяся к засветившейся зеленым ране, ма тихо застонала и начала пить кровь. Время от времени по ее телу пробегали волны судорог и перехватывало дыхание, судя по всему, от блаженства. Учитывая обезболивающее действие такой чакры, в этом нет ничего удивительного. Пару минут я подождал, после чего аккуратно отобрал руку. Одной десятой резерва как не бывало, и примерно стакана крови я лишился. Учитывая, что этого же объема мне хватало на полностью заряженную медицинскую печать и еще немного оставалось, то очень затратный метод лечения получился.
   - Ну, как себя чувствуешь? - осведомился я у пытавшейся отдышаться ма.
   - Я почти не чувствую боли! Что это было? - откинувшись на подушку, Сая с изумлением рассматривала свою правую руку и даже потыкала в нее пальцами другой пару раз. - Удивительно, только что я еле могла ей двигать и это было очень больно! Сейчас же рука слушается как будто и не была сломана!
   - Ну, это один из способов использования кеккей генкая Узумаки, предназначенный для лечения, - пояснил я, рассматривая след от укуса, уже затянувшийся, но оставивший после себя несколько небольших шрамиков от зубов.
   Странно, они должны были исчезнуть, особенно с подспорьем в виде медицинской чакры. Накрыв место укуса ладонью, я убрал шрамы, с некоторым трудом восстановив целостность кожи - данный участок активно сопротивлялся какому-либо изменению. Интересно, что повлияло на возникновение данного эффекта? Обычно, все полученные шрамы со временем сходили, не оставив и следа, даже если я не прилагал никаких усилий для этого.
   - Так, а теперь время обследования, - объявил я, после того, как закончил с рукой.
   Возился я недолго, всего десяток минут, но результаты оказались хорошими.
   - В общем, все небольшие трещины в ребрах затянулись, кости, которые я сращивал - окрепли достаточно, чтобы ты смогла без опасений переносить свой вес даже на раненую руку, пропущенные мной мелкие ушибы так же рассосались, как и восстановились деформированные мелкие мускулы, органы стали намного лучше работать, - объявил я ма, - даже некоторый урон позвоночнику в первом месте слома стал намного меньше, так же это можно сказать и о спинном мозге.
   - Ого! Какой полезный способ!
   - А теперь перейдем к минусам - повреждения нервной системы, которые не позволяют тебе ходить или хотя бы чувствовать ноги восстановились лишь в нескольких местах. Похоже, это наилучший результат, который можно получить данным образом. Судя по всему, моя кровь вместе с влиянием медчакры просто ускоряют работу организма по восстановлению повреждений, а не придают на время свойства регенерации кеккей генкая. То есть, примерно через пол года подобный результат получился бы и естественным образом. Собственно, нервные клетки не восстанавливаются огромными количествами сами по себе, потому и не сработало на всем.
   - Уже то, что боль почти исчезла - достижение само по себе, - успокоила меня улыбающаяся ма.
   - Хмм, - еще раз вспомнив результаты обследования, я попросил, - попробуй пошевелить ногами.
   - Не получается, - вздохнула Сая через пару минут.
   - Так, а если попробовать...
   Потянувшись, я сжал рукой левую ногу ма под одеялом, чуть выше колена, чем вызвал неожиданный вздох.
   - Чувствуешь?
   - Д-да! Слабо, но ощущается!
   Следующие пару минут я ощупывал ее ноги по всей длине и обнаружил, что чувствительность относительно вернулась, но чем ниже, тем хуже ощущались прикосновения, у ступней совсем без реакции. Ну что же, по крайней мере, теперь можно не опасаться пропустить время посещения уборной, что случается с парализованными ниже пояса людьми.
   - Ну хоть что-то, - вздохнул я с облегчением. - Нужно будет опробовать еще один способ, и если не получится, ждать, когда появится медик подходящей квалификации.
   Заметив грустный взгляд, брошенный на меня, я вопросительно приподнял бровь.
   - Я была не идеальной в твоем воспитании, - покачала головой Сая, - не успела оглянуться, а ты уже вырос и полноценный ирьёнин, заботящийся уже обо мне.
   Заметив первые признаки опять начинающихся слез, я покачал головой и опять обнял ее, стараясь успокоить.
   - Ничего подобного, о лучшей ка-чан можно только мечтать!
   Мое гордое заявление заставило ее улыбнуться, хотя "побитое" выражение из глаз полностью не исчезло. Со вздохом, я взобрался на кровать и устроился рядом с Саей, покрепче прижав к себе. Конечно, родительница мне досталась не идеальная, но кто может ее обвинить в этом? Уж точно не я! Ей и сейчас-то не так много лет, а уж когда я родился, вообще не было еще и девятнадцати - почитай еще совсем девчонка. А ведь поди ж ты, не сделала аборт, как у нас поступили бы многие. Выносила, вырастила в меру своего невеликого опыта, заботилась и даже занималась тренировками, несмотря на возможность оставить это учителям клана. И это при том, что пришлось оставить любимую профессию на долгие годы и преодолеть тягу к жажде сражения. Данному эффекту подвержено большинство шиноби, подсевших на адреналиновую зависимость. Некоторые могут контролировать это, другие - нет. В частности, данная причина, одна из основных, почему очень мало шиноби умирает в своей постели от старости. Большинство просто не может вернуться к мирной жизни. А психологов и психиатров вправлять мозги в этом мире просто не существует. В первую очередь потому, что любой нормальный шиноби этого самого психиатра просто прибъет после лечения - чтобы не разболтал поведанные сведения. Или уже самому доктору придется прирезать пациетна, чтобы обезопасить себя после услышанного. Собственно, наиболее близки к этому Яманака, но пробовать лечить ментальные недуги с помощью их техник - как пробовать с помощью дубины собрать автомобиль, так же тяжело и бессмысленно. Они только стирать память, просматривать ее, да ставить закладки хорошо умеют. Здоровый шиноби, хоть что-то соображающий, в их руки живым не дастся. А иллюзиями едва ли чего-то можно добиться, да и посмотрел бы я на того, кто различные ментальные травмы будет лечить Тсукуеми или иной подобной гадостью. Собственно, именно по данной причине среди шиноби много не совсем здоровых на голову людей, и это еще не упоминая маньяков и садистов, процент которых так же достаточно велик на фоне обычных людей. Постоянное убийство себе подобных на пользу никому не пойдет, несмотря на подготовку с самого детства большинства шиноби.
   Вздохнув, я посмотрел на Саю, уже тихо сопевшую, уткнувшись мне в бок. Теперь вот и ее на ноги ставить, как в буквальном, так и переносном смысле, впрочем, хорошо хоть не убили, как многих других. А насчет лечения у меня уже есть план - нужно будет раздобыть полную информацию по Чикатсу Сайсей но Дзюцу и воспроизвести ее в подходящем помещении. Сама по себе печать очень сложна и объемна, к тому же, мне придется встроить еще и накопительную функцию в нее, чтобы клоны смогли поддерживать контроль на должном уровне без боязни, что в них не хватит чакры на всю процедуру. Так же неплохо бы глянуть в медицинскую книгу Нара - может там что полезное найдется. Хотя едва ли - клан в основном специализируется на травах и всяческих лекарствах, а не хирургии и восстановлении. По любому, впереди меня ждут "веселые" деньки. Пожалуй, взять отпуск на несколько месяцев в госпитале все же стоит, иначе даже клоны меня не спасут. Черт, теперь все планы на тренировки придется пересматривать заново или прибавить к создаваемым копиям еще парочку, исключительно для ухода за Саей. А ведь есть еще и проблема с моими сенсорными способностями, которые с увеличением контроля над чакрой только будут усиливаться, еще более затрудняя их освоение!
  
   Проснулся я довольно неожиданно и прямо посреди ночи. Не то чтобы я так выспался, как раз наоборот - со всей этой кутерьмой в госпитале, огромным волнением и чисто физической усталостью, веки казались вылитыми из бетона, а разум отказывался воспринимать подаваемые телом сигналы. Вот только железные объятья, точно переломавшие бы обычному человеку кости, мокрая рубашка и тихие всхлипы под боком точно не способствуют полноценному отдыху. Обреченно вздохнув, я опустил задранную под голову правую руку на плечо Сае и нежно погладил.
   - Что случилось ма? - внятного ответа услышать мне не довелось, только какое-то бормотание пополам с всхлипами.
   - Ка-чан, почему ты проснулась посреди ночи и решила вдруг удушить меня в объятьях и залить слезами? - попровал я еще раз.
   К сожалению, и в этот раз разобрать ничего не удалось, кроме слова "умер". Вздохнув, я потер глаза и немного сместился на кровати, прижав Саю к себе так, что она оказалась почти на мне и начал успокаивающе поглаживать по спине и коротким волосам(к сожалению, свою косу она состригла, когда вернулась на службу). В данной ситуации все, что оставалось - подождать, пока успокоится. Спустя десяток минут поток слез прекратился и можно было попытаться спросить снова.
   - Итак?
   - Мне приснился кошмар, что я осталась совсем одна, а ты умер вслед за Рютой, - тихо прошептала ма, вытирая рукавом пижамы лицо.
   Не то, чтобы я это видел, но костедробящий обхват разжался и по движению воздуха можно было определить ее движения.
   - Не волнуйся, никуда я исчезать не собираюсь, - вздохнул я, в душе проклиная шиноби Ивы и начавшуюся войну.
   Похоже, травма головы просто так не прошла, хотя очевидных повреждений, кроме сотрясения мозга, не обнаружилось. Или это просто нервное - не каждый сможет пережить без последствий столько времени на краю смерти.
   - Угу.
   - Ну, раз мы разобрались, что исчезать я никуда не собираюсь, то можно и поспать еще пару-тройку часиков до рассвета! - с немного преувеличенным энтузиазмом заявил ма.
   Не дожидаясь ответа, я сцепил руки в замок на талии Саи и уткнувшись носом в макушку лежащей у меня на плече головы, закрыл глаза. Блаженное небытие сна пришло мгновенно.
  
   ***
  
   Настырные солнечные лучи, что смогли пробиться сквозь щели между закрытых штор, медленно двигались по расположенной на полу постели, высвечивая спящую пару. По мере движения встающего светила, яркие лучи медленно двигались по полу, пока не достигли лица женщины, заставив поморщится и попытаться отвернуться. К сожалению, попытка не увенчалась успехом и яркие зеленые глаза, подернутые поволокой сна, открылись.
   Прищурившись от яркого света, бившего в глаза, Сая Нара приподняла голову и сонно осмотрелась, пытаясь понять, где она оказалась. Но знакомая обстановка и пряди таких узнаваемых красных волос на груди мужа успокоили ее. С удовлетворенным вздохом, Нара опустила голову обратно на плечо и удовлетворенно вздохнула, наслаждаясь знакомым запахом и теплом объятий Рюты. Они любили понежиться ранним утром в обществе друг друга, пока сын еще не проснулся.
   Что-то в последних мыслях показалось Сае очень неправильным, но сонный разум никак не мог ухватить причину. До тех пор, пока воспоминания о событиях последних нескольких дней жесткой реальностью не смели иллюзорную завесу счастья, заставив собраться влагу в уголках глаз. Рюта давно мертв и сейчас рядом с ней лежал не он, а Рью, весь вечер и ночь находившийся рядом. Шмыгнув носом, Сая вытерла выступившую влагу рукавом пижамы и мысленно себя поругала за момент слабости. Несмотря на полученное увечие, жизнь продолжалась и шанс на выздоровление имелся довольно солидный, если не с помощью сына, так воспользовавшись услугами более опытных ирьёнинов, когда они появятся в деревне. Благо, запас денег имелся достаточный, несмотря на неоплачиваемость миссий во время войны, когда все необходимое предоставляет деревня.
   Вздохнув, Сая убрала в сторону несколько прядей волос, что оказались на лице сына и нежно провела пальцами по щеке. С каждым годом он все больше становился похож на точную копию отца и деда, унаследовав от нее только пронзительные зеленые глаза, что так нравились Рюте. Десять лет пролетели почти одним мгновением и если раньше она носила сына на руках, то теперь он был почти с нее ростом и даже шире в плечах. А его успехи в учебе и тренировках заставляли всех немногочисленных подруг исходить завистью и наполняли грудь теплым чувством гордости. Даже отпрыск брата, считавшийся гением клана, оказался позади, несмотря на очевидное преимущество в возрасте. Если взглянуть на прошедшие годы, то она не видела Рью играющим с другими детьми почти никогда. До трех лет он был всегда уморительно-сосредоточен на познании окружающего мира, ведомый неистощимым любопытством. Научившись читать и писать, почти сразу же загорелся желанием изучать фуиндзюцу и пытался впечатлить своими успехами Рюту. Потом пришло письмо из Узушио и Рью сосредоточился на ее поддержке, позволив пережить тяжелый период в несколько месяцев. Погрузившись в воспоминания, Сая счастливо улыбнулась - тогда они были практически неразлучны и даже спали в одной постели, несмотря на недовольное бурчание служившего пилоном Рью и тот факт, что уже год как у него была своя комната. Следом шло путешествие на родину красноволосых мастеров печатей и больше полугода смеха и улыбок среди дружелюбной родни, окруживших морем заботы и сочувствия. Оглядываясь назад, куноичи понимала, что этот отрезок не только помог ей справиться с потерей, но и заложил основание для развивающегося характера сына - встреча с реальностью бытия шиноби всегда оставляет свой след, а уж когда это происходит в столь раннем возрасте, последствия бывают в большинстве случаев тяжелыми. У Рью они выразились в неудержимой тяге к тренировкам и познанию нового, не малую роль в чем сыграл Рюджи Узумаки, взявшийся за тренировки внука. Не худший вариант из возможных, учитывая обстоятельства, да и шансы на выживание при становлении с шиноби становятся куда больше. Рью никогда не отвечал на вопросы о причине такой одержимости, но что-то было в его ответном взгляде такое, что заставляло Саю оставлять данную тему и испытывать двойственные чувства волнения и беспокойства. Пронзительный взгляд зеленых глаз очень напоминал ей еще живого деда из далекого детства. Такой же теплый, знающий, заботливый и понимающий, буквально согревающий изнутри. Как будто это Рью заботливый взрослый, а она снова пятилетняя малявка, ждущая очередную сказку или похвалу. Даже отец, всегда уделявший больше внимания Шэнесу, таких чувств не вызывал.
   Непоколебимое упорство, не свойственное ленивым и аппатичным Нарам, не исчезло по мере взросления, лишь закалившись и приведя к закономерным результатам. Но кто бы мог подумать, что семилетний ребенок сможет в таком малом возрасте не только пройти начальную подготовку в госпитале, но и получить карточку ирьёнина пятой степени, когда большинство кандидатов отсеивается еще на начальных этапах?! Чтобы ребенок смог поглотить и усвоить необходимое для этого количество информации? Невиданное дело! Тем больше был для нее сюрприз, когда еще даже не став генином, Рью создал полностью оригинальную боевую технику, а так же ее различные вариации. Сая просто не знала что сказать - даже признанные гении, вроде братьев Сенджу или Сарутоби не славились подобным в таком малом возрасте, несмотря на все свои достоинства. Конечно, слухи об этом событии сразу не разошлись по деревне исключительно из-за секретности кланов, но Разенган был как минимум техникой В класса и не раз выручал в трудных ситуациях, привлекая взгляды союзников. Как и многочисленные печати, сильно облегчавшие последствия долгого периода вне службы. И даже результат недавних печальных событий наполнял грудь Саи огромным чувством гордости за сына, несмотря на полученное увечие. Пусть, в самом худшем случае, она не сможет больше ходить оставшуюся часть жизни, но даже один тот факт, что Рью оказался настолько талантлив и трудолюбив, заставлял с оптимизмом смотреть в будущее!
   Смахнув очередную непрошенную слезу, теперь уже счастья, бывшая куноичи мысленно пообещала себе не сдаваться и поддерживать сына несмотря ни на что. И никакие кошмары не будут этому помехой!
  
   Глава 26.
  
   На следующий день, выйдя из госпиталя, я печально вздохнул. Отпроситься на несколько месяцев в отпуск не получилось. Вспомнив жаркий спор, проигранный буквально пару минут назад, захотелось сплюнуть. Глава госпиталя со скрипом дал две недели отдыха и то под угрозой окончательного увольнения с моей стороны, а так же осободил от одной смены в неделю, сократив их до четырех. Причина такой несгибаемости заключалась в скором прибытии обозов тяжело раненых с фронта - наши увеличили давление на Иву и стали теснить их основные силы к изначальным границам страны Камня. Отсюда и довольно серьезные потери с кучей раненых. Так что скоро в госпитале станет еще больше работы и потеря даже одного ирьёнина моего уровня и способностей, серьезно скажется на эффективности. А вот нехрен было отправлять всех хороших медиков в полевые госпиталя! Итак всех боевых ирьёнинов услали на фронт, так еще и обычных надо было столько забрать! Утешает только тот факт, что без повязки шиноби, Хокаге не может командовать остальными медиками, включая и меня. Таких немного, но они есть.
   Покривившись, я пнул со злости оказавшийся на дороге камешек и побрел к библиотеке за главным корпусом госпиталя - пусть я и сомеваюсь, что удастся разобраться с Чикатсу Сайсей но Дзюцу всего за пару недель, но порыться стоит. Видимо, придется попросить об услуге Мито, как лучше разбирающуюся в печатях, особенно относящихся к хранению чакры. Может и сам чего нового от нее почерпну.
   Показав на входе свою карточку ирьёнина охраннику, я прошел в здание и направился к общей секции библиотеки, располагавшейся в самой большой комнате. Ну что ж, десятка каге буншинов, думаю, хватит.
  
   Домой я вернулся только под вечер, уставший как собака и надышавшийся книжной пыли на месяцы вперед. Но поиски оказались не безрезультатны - один из клонов все же нашел необходимую печать в небольшом свитке, оказавшемся закопанным на верхней полке последнего обследованного шкафа. В основном там хранился различный хлам и устаревшие исследования. Правда, обнаружилось еще кое-что интересное, но об этом потом. Искомая печать являлась совместной работой первого Хокаге и Мито Узумаки еще до их замужества и была предоставлена только открытому госпиталю в качестве дара от клана Сенджу, если судить по выцветшей приписке в самом низу свернутой бумаги. Учитывая одаренность Хаширамы в медицинских науках, верится без труда. Тогда и не удивительно, что Тсунаде ее знала - наследство как никак.
   Сдвинув входную дверь, я вошел в дом.
   - Ма, я дома! - объявив о своем приходе, я сбросил в прихожей сандали и немного озадачился отсутствием ответа.
   Утром я оставил на хозяйстве двух клонов - одного на кухню, а второго заботиться о Сае - и хоть кто-нибудь ответить мне должен был. Но пока звук доносился только со стороны закрытой двери в кухню. Войдя в гостинную, я не сразу заметил сидящего на диване "меня", красного как рак, с блаженной улыбкой до ушей и уставившегося в никуда со стеклянным взглядом.
   - Эй, чел, что случилось? - махание рукой перед лицом ничего не дало, как и тряска за плечо.
   Что за фигня? Несколько мгновений я решал не развеять ли его, но от данной идеи пришлось отказаться - может я тоже приду в подобное состояние. Пожав плечами, я открыл дверь в кухню и мгновение понаблюдав за жарящим овощи клоном у плиты, привлек его внимание.
   - Что там случилось с этим, пока меня небыло дома? - поинтересовался у него, для верности ткнув пальцем за спину.
   - Эээ... Я догадываюсь, но лучше тебе узнать об этом самому, - пожал плечами близнец с небольшим налетом румянца на щеках, но тут же добавил, - только развеивай его не раньше, чем я приготовлю ужин, иначе останешься голодным!
   Нич-ч-чё не понимаю! Ладно, пойду поговорю с ма.
   - Ка-чан, я вернулся! - ее я обнаружил в постели, с горой подушек под спиной, читающую книгу.
   - О, привет Рью-кун, как прошел день? - улыбнулась ма.
   - Нудно, долго и тяжело, но необходимую печать я нашел, так что осталось ее модифицировать под наши нужды и возможности, - вздохнув, я присел рядом с постелью на корточки, - вот только отпуск получить удалось всего на две недели.
   - Почему?
   - Большие потери, с фронта должно много раненых поступить, - сообщил ей, - так что меня благополучно обломали, правда, одну смену сняли ввиду обстоятельств и оплату добавили.
   - Добавили? - удивилась ма.
   - Ага, учитывая моих каге буншинов, я работаю как минимум за двоих во время поступления большого количества пациентов, - пожал я плечами и перевел разговор на другую тему. - Что мы все обо мне, да обо мне - как у тебя прошел день?
   - Да так... ничего особого, - в этот раз уже Сая пожала плечами и опустила взгляд на свои руки.
   Если бы я знал ее чуть хуже, то подумал, что она стесняется.
   - Так, что тут произошло, пока меня не было? И что случилось с клоном? Более блаженной и идиотской улыбки я никогда не видел! И почему он цвета вареного рака до кончиков ушей?! - начал раздражаться я.
   - Ничего особенного, - пробормотала ма и еще ниже опустила голову, избегая встречаться взглядом.
   Вот только уши у нее предательски заалели. Почесав затылок, я открыл было рот, но сдвинувшаяся дверь избавила Саю от дальнейших расспросов.
   - Кушать готово! - объявил клон, заглядывая в комнату.
   - Ок, принеси ка-чан тарелку, а я поем на кухне, - кивнул ему, уловив едва слышный вздох облегчения позади.
   - Как скажешь босс! - отсалютовал клон и скрылся.
   - Ладно, поболтаем потом, а сейчас пора кушать, - я поднялся с колен и улыбнувшись ма, вышел из комнаты.
   Мда, похоже, зависшую копию все же придется равеивать, как бы я не опасался последствий. Хотя, мучают меня смутные догадки...
   - Э! Подожди, пока я отнесу! - остановил опускавшийся на голову дефектного каге буншина кулак, окрик второго, несущего тарелку с едой и чашку чая.
   Вздохнув, я кивнул и присел на диван, решив подождать.
   - Вот теперь можно! - объявил вернувшийся двойник с широкой улыбкой.
   Не глядя, я двинул пялящегося в никуда идиота локтем под ребра, успешно превратив в клубы дыма, а мое сознание начали бомбардировать воспоминания! И как только я осознал, что это за воспоминания, то спрятал лицо в ладонях! А в штанах неожиданно стало тесно.
   - Во б**! - невольно вырвалось.
   Как я мог забыть о такой детали, когда уходил!? Сая же сама даже сесть как следует не может без посторонней помощи, не говоря уж о ходьбе! Отняв ладони от пылающего лица, я поднял взгляд на клона в точно таком же состоянии, на что он мне подмигнул.
   - Впереди еще месяц! - и сложив печать, развеялся.
   - Вот гад!
   Какого хрена клон меня еще и подначивает?! Из-за того, что проблему решать не ему? Откинувшись на спинку, я прикрыл глаза и еще раз прокрутил воспоминания. Блин, гормоны скоро из ушей попрут от такого зрелища! Вот и думай теперь, зря не пошел на пару смен медбратом работать или нет. Может, хоть подготовился бы. Раз уж ма ничего сама не может делать, то клону, кроме обязательного утреннего массажа, приходилось ее таскать в уборную и... кхем... помогать. И если это он выдержал с честью, несмотря на огромное смущение, то после недавно принятой ванной... завис. А ванная у нас не такая как в обычной японии, мелкая и еле вмещающая в себя одного человека, а большая, больше похожая на джакузи на уровне пола, только без пузырьков. И благодаря наличию печатей, никаких проблем с ее наполнением и нагреванием нет. Рюта постарался. Вот только в такой ванне кого-то не искупаешь, без того, чтобы самому не влезть. Не в одежде, как можно догадаться. Естественно, фигуристое обнаженное тело с бархатистой кожей и впечатляющим набором прелестей, покрытое мыльной пеной, не оставит равнодушным и камень! А тут еще и помогать надо! В общем, "мужское достоинство" от такого зрелища очень впечатляюще проснулось, послужив причиной ступора для обоих. Хоть и по разным причинам.
   Врезав себе по лбу ладонью, я покраснел еще больше, стараясь избавиться от настолько провокационных картинок перед внутренним взором. Проклятый мир шиноби без привычной морали! Да и тот факт, что это вторая жизнь - никак не помогает! Но грудь у нее определенно увеличилась с последнего раза, когда мы вместе принимали ванны года четыре назад... Вскочив с дивана, я ринулся в ванную. Так, мне необходимо срочно принять душ! И как можно холоднее!
   Выйдя из ванной комнаты, я вздохнул с облегчением, вновь взяв под контроль свои эмоции и избавившись от излишнего прилива крови к голове... и не только! Но с проснувшимися гормонами надо что-то делать - слишком уж мыслительный процесс затуманивается под их воздействием. И если раньше такой проблемы не возникало по причине малолетства, то теперь каждая приличная задница будет притягивать взгляд. По себе знаю - когда был еще подростком, то за юбками волочился уже с одинадцати и на учебу не обращал особого внимания. Здесь же такого нельзя себе позволять ни в коем случае, поскольку подложит мне кто из кланов сипатичную девочку и прощай свобода! Не даром же в академии шиноби преподают искусство соблазнения, пусть Коноха и предпочитает говорить с позиции силы. Вражеские же деревни в этом отношении не пренебрегают возможностью заполучить ребенка от сильного противника у одной из своих куноичи. Конечно, последний год покрывает и этот аспект, но охота на меня начнется уже в начале семестра. По крайней мере, Шикаку рассказывал, что его уже пытались окрутить, но огромная лень, присущая всем Нара, оказалась внушительным препятствием на пути соблазнительниц. Полагаю, немалым дополнительным фактом стало и то, что никто из одноклассниц лентяя не мог сравнится с большинством учительниц в аспекте фигуры.
   Из размышлений меня вырвало ощущение приблизившейся к дому группы людей, состоявшей из шести человек. В защиту дома были включены не только барьеры, атакующие и распознающие печати, но так же и сенсорные, связанные с ключевой печатью. Очень удобная штука, если ты не обладаешь подобными способностями. И судя по узнаваемости сигнатур чакры, большинство из них я знаю, по крайней мере, четырех и оставшиеся две смутно знакомы.
   - Рью? - донеслось из спальни.
   Ага, ма тоже почувствовала.
   - Не волнуйся, открою, - отозвался я и потопал к входной двери.
   Правда, оглядев себя, я несколько поколебался, но потом махнул рукой - дома можно ходить и в домашнем кимоно на голое тело, если не нравится, то пусть сваливают. Деактивировав ключевую печать на двери, я открыл ее и вышел наружу.
   - Хэй, люди! По какому поводу собрание? - спросил, оглядывая собравшихся.
   В нескольких шагах от крыльца остановилась практически неразлучная троица Ино-Шика-Чо, немного потрепанная и уставшая, но относительно целая, Ёнсуи, так же уже получивший звание генина, еще одна маленькая Нара с клановых занятий и низенькая темноволосая женщина лет сорока, в которой я признал Нару Нами - хорошую подругу ма. Именно она шагнула вперед и взяла слово, сочувственно улыбаясь.
   - Добрый вечер. Мы слышали, что произошло, Рью-кун, - слегка поклонившись, она продолжила, - нас пришло бы и больше проведать Саю-чан, но учитывая ее состояние, решили ограничиться одним представителем, чтобы не мешаться. Позволь передать тебе соболезнование всех соклановцев и небольшие подарки с пожеланием скорейшего выздоровления для Саи-чан.
   Вынув из кармана свободных брюк свиток, она распечатала довольно приличных размеров корзинку, забитую всевозможными штуками, среди которых как были просты фрукты, так и особая мазь для массажа неподвижных больных.
   - Спасибо!
   - Не за что! И помни, что ты всегда можешь попросить о помощи, если сам не справляешься, всего хорошего и скорейшего выздоровления, - сказала Нами и еще раз поклонившись, удалилась.
   Вот что у Нара не отнимешь, так это чувство такта - пришел, выразил поддержку, отдал подарки и удалился, не навязываясь.
   - Проблемно! - почесал затылок Шикаку. - В общем, мы пришли тебя поддержать и узнать, как дела и не нужна ли наша помошь в чем-нибудь.
   - Да, чел, хоть у нас и не так много времени имеется, но для тебя мы найдем всегда, - поддержал приятеля Чоза, - оджи-сан просил передавать наши соболезнование и пожелания скорейшего выздоровления.
   - Очень приятно, спасибо, я передам все ка-чан, - кивнул в ответ, слегка улыбаясь.
   - От моих почти то же самое, - вздохнув, сказал Иноичи, - старики как всегда надоедают своими поручениями, как будто сами не могут придти, но в данном конкретном случае я не возражаю.
   - Пфф, да ты точно заразился ленью от этого лодыря, - фыркнул я, тыкая пальцем в брата.
   - Эй, мы только недавно с тренировки и все мои желания заключаются в падении на кровать и крепком сне до утра! - вскинулся блондин.
   - Эй, хватит тупить, Ино-чи! - хмыкнул Ёнсуи и повернулся ко мне. - Как ты Рью?
   - Неплохо, устал за последние дни сильно, но в целом жаловаться не на что, - почесал я затылок, одаривая всех легкой улыбкой. - Особенно теперь, когда ка-чан дома, а не на миссии.
   - А как же...? - поколебался спросить напрямую Шика.
   - Ну, немного ей полежать придется, но я уверен, что к концу года или около того, смогу поднять на ноги. Конечно не так, чтобы бегать по стенам, но с небольшой поддержкой она ходить точно сможет, - пожал я плечами.
   По крайней мере, я на это надеюсь, если приписанные печати возможности не врут.
   - Ну, хоть что-то хорошее, - вздохнул Чоза.
   - Посещать похороны слишком проблемно на мой вкус, - подтверждающе кивнул брательник, - чем меньше я на них буду ходить, тем спокойней буду себя чувствовать.
   В этом я мог с ним полностью согласиться - присутствовать на похоронах хоть немного знакомого тебе человека всегда тяжело и депрессивно, особенно, если он из одного клана.
   - Ладно, не будем тебе больше надоедать, всего хорошего Рью, если что - зови, всегда поможем, - помахал рукой Иноичи и вместе с остальной кодлой попрощавшись, удалился.
   Проводив взглядом четверку, я повернулся к последней посетительнице, застенчиво и нервно стоявшей немного в стороне.
   - Чем я могу помочь тебе, Лина-чан, - внимательно приглядевшись к ней, я отметил припухшие губы, синяки под глазами и едва заметные следы слез на лице.
   Хм, судя по всему, последние дни были у нее не самыми счастливыми... Немного задумавшись, я пропустил момент, когда малявка неожиданно стартовала с места и буквально прыгнула на меня, заключив в объятья и орошая кимоно слезами.
   - Спасибо, спасибо, спасибо, спасибо!
   - Ну-ну, - успокаивающе похлопал я по макушке Лины, - за что ты меня благодаришь?
   - Медсестры в госпитале сказали, что это ты спас Рена-нии!
   - Э?
   Единственный, кого я лечил за последние несколько дней, это тот парень, которого прошило насквозь земляным копьем, в палате напротив маминой, которого взяли на себя клоны и тот ирьёнин.
   - Это был твой брат? - для верности спросил я, надеясь, что это отвлечет мелочь от дальнейшего пролития слез.
   Уловка сработала, поскольку маленькая Нара отпустила меня и утерев кулачками слезы, радостно улыбнулась, излучая всем видом обожание и смотря с буквально сверкающими глазами. О черт, похоже, у меня образовалась еще одна почитательница! Утешает только то, что она младше меня почти на год и данное обожание обычная штука между детьми разного возраста. Помнится, я точно так же восхищался парнями из соседской секции бокса, пробивавших деревянные доски в пару сантиметров толщиной ударом кулака. Для не имеющих чакры челов - большое достижение. Может и в медицину пойдет следом.
   - Ка-сан так же передает благодарность, - внезапно черезчур формально поклонилась девочка.
   - Это моя работа, так что все хорошо, - отрицательно помахал я, - передавай от меня своей семье наилучшие пожилания.
   - Обязательно! Когда я вырасту, я тоже пойду учиться на ирьёнина! - сверкнула улыбкой Лина. - Пока.
   Кивнув в ответ, я вернулся в дом, таща с собой подарки. Ничего особенного, но приятно ведь!
   - Рью, кто это был? - спросила ма, улышав, что я вернулся.
   - Шикаку и компания заходили проверить наши дела, а так же выразить соболезнования и вручить небольшие подарки от клана, - сообщил я, входя в ее комнату и показывая корзинку. - Точнее, как представитель клана приходила Нами-оба-сан и вручила это, а остальные просто за компанию, как я понимаю.
   - О, неплохо, - Сая тут же ухватила пакет с яблоками и принялась его опустошать.
   - Так, время для массажа, но перед этим..., - я замялся и отвел взгляд в сторону, - насчет этого дня и клона...
   - Кхем, - смущенно кашлянула ма и немного покраснела.
   - Давай остановимся на том, что это была естественная реакция организма и не будем обращать внимание в следующий раз.
   По крайней мере на ближайшие пару лет, проскользнула непроизвольная мысль, но я быстро ее задавил.
   - Без проблем! - согласилась с облегчением Сая.
   - Вот и отлично, а теперь время массажа, как раз и подаренную мазь опробуем, - кивнул я с облегчением.
   Да, чувствую, ждут меня впереди веселенькие деньки. Ха, кого я обманываю - здорово быть молодым опять! Конечно, это звучит бредово от десятилетнего парня, но кто сможет меня в этом обвинить?
  
   Глава 27.
  
   - Привет, Мито-оба-чан, Кушина-чан!
   Едва продавившись сквозь еще более плотный барьер вокруг жилища Узумаки - повышенный уровень защиты так и остался со времен запечатывания лиса, так что даже включенные в небольшой список посетители должны терпеть не малые неудобства при его преодолении - я сразу заметил парочку за тренировкий в саду и приветственно помахал рукой.
   - Рью! Ты пришел!
   Приостановив выполнение стоек тайдзюцу, мелочь кинулась ко мне и с разбегу прыгнула на шею. Наученный горьким опытом, я отставил левую ногу назад и принял удар худенького тельца, едва не опрокинувшись на землю. Подхватив безобразницу, я закружил Кушину в воздухе, смеясь вместе с ее счастливым верещанием.
   - Ну, как твои дела? Не доставляла хлопот оба-чан? - спросил ее через пару минут, опуская на землю.
   - Да! Мы тренировались, даттебане!
   Услышав это, я не ударжался от смешка - чем дальше, тем больше появляется в речи Кушины такое словцо.
   - Здравствуй Рью, как у тебя дела? - подошла поближе Мито, дав нам пообщаться немного между собой. - Слышала про Саю, сочувствую.
   - Спасибо, скоро ее рассчитываю вылечить, так что не стоит беспокоиться, - слабо улыбнулся я, помахав рукой. - Лучше скажи, как сегодня себя чувствуешь?
   - До пика силы еще далеко, годы вне активной жизни дают о себе знать, - поморщилась Узумаки, - но даже лучшим джонинам деревни придется постараться, чтобы выиграть против меня в рукопашной.
   - Хм, примерно нижняя планка эС-класса? - вопросительно поднял я бровь и получил в ответ кивок. - Тогда очередной осмотр и можно будет посмотреть на состояние твоего кейракукей.
   - Без проблем! Не могу дождаться того момента, когда снова смогу использовать чакру в техниках, а не то мизерное количество, что необходимо для тайдзюцу.
   - Здесь или в доме?
   - Здесь, на улице слишком хорошая погода, чтобы уходить в помещение для такой простой задачи.
   Отойдя от тренировочной площадки, где Куши-чан вновь начала выполнять ката, иногда с любопытством поглядывая в нашу сторону, мы выбрали место под раскидистым молодым дубком с коротким травяным ковром и прохладной тенью от листвы, подходящее как нельзя лучше. Мито улеглась на траву и я применил технику мистической руки, сначала обследовав тело, а потом уж переключившись на чакроканалы. Вся процедура заняла не больше часа, разительно отличаясь от времени, необходимого мне в начале карьеры ирьёнина. Со вздохом прекратив технику, я улегся рядом на спину и подложил руки под голову.
   - Каков диагноз?
   - Почти такой же, как и в прошлый раз - несмотря на стремительное восстановление мышц по обычным меркам, для Узумаки кеккей генкай работает довольно медленно, так что еще как минимум два месяца до возможности начать интенсивный курс тренировок.
   Конечно, обычные люди и шиноби назвали бы его самоубийственным, но красноволосые мастера фуиндзюцу намного крепче, чем окружающие могут подумать.
   - Но даже после обозначенного срока я посоветовал бы воздержаться от резкого увеличения нагрузки, повышая ее постепенно и не спеша. Тот факт, что даже восстановленные мускулы не могут похвастаться особой крепостью, только добавляет плюс к неторопливому подходу. Имевшиеся небольшие повреждения я залечил, так что остальное за тобой.
   - А что насчет использования чакры? - перевернувшись на бок ко мне лицом, Мито оперлась головой о подставленную руку.
   Данное положение спровоцировало движение тренировочного белого кимоно и я успел заметить краешек белоснежной груди, выглянувшей из ставшего более глубоким выреза. Быстро отведя глаза на нечто менее провокационное, как ветки дуба над нами, я с некоторым усилием сосредоточился на обсуждаемой теме.
   - Что касается кейракукей, то тут все несколько хуже - несмотря на мою печать и действие кеккей генкая, до полного восстановления чакроканалов еще далеко. Перемещение лиса оказалось слишком разрушительным даже для Узумаки. Более мелкие каналы я подлатал в меру своих возможностей, но более толстые мне не подвластны, так что придется ждать, пока они сами вернутся к прежнему состоянию. Пока нельзя применять ничего выше С-ранковых дзюцу, иначе только начавшие утолщаться стенки каналов могут не выдержать напора. Примерно через месяца четыре станут доступны дзюцу В-ранга, но пока лучше не рисковать зря, иначе за конечный срок я не отвечаю.
   - И какой он на этот раз? - задумчиво спросила Мито.
   - Я бы сказал - около двух лет, может и меньше, если не тревожить кейракукей слишком часто.
   - Несколько месяцев назад ты говорил про два с половиной или три года...
   - Это был самый худший вариант, - открестился я, - но судя по повышающемуся с каждым месяцем уровню восстановления, и этот срок может измениться на более короткий.
   - Ну, хоть какие-то хорошие новости!
   - Несомненно! Кстати, я тут порылся в библиотеке госпитался в поисках возможного лечения для травмы ма и наткнулся на одну старую печать. Называется Чикатсу Сайсей но Дзюцу. Ничего не напоминает?
   - Хм, это же та печать, что я создала под руководством Хаши-куна! - воскликнула после пары минут размышлений Мито.
   - Именно, и я хотел бы попросить тебя попробовать встроить в нее элементы накопления чакры, поскольку мне одному не осилить подобный объем чакры, особенно используя теневых клонов, - достав из кармана потрепанный свиток, я протянул его старейшине. - Для меня она слишком сложная, чтобы даже пытаться что-то изменить, не говоря уж о добавлении новых элементов без нарушения работы печати.
   - Насколько я помню, даже с текущим размером фуин уменьшена и вылизана до минимального размера и потребления чакры, - пробормотала Узумаки, исследуя свиток, - так что даже я могу оказаться бессильной в этом отношении. Основные принципы разрабатывал Хаширама-кун, поскольку я в медицине настолько не разбираюсь, так что не стоит ожидать особо положительного результата.
   - Учитывая, что все лучшие ирьёнины задействованы в войне, то это моя единственная надежда на ближайшее время, - пожал я плечами, - не получится этот способ - буду искать другой, в крайнем случае, через пару лет сам смогу провести необходимую операцию.
   - Я подумаю, может найдется и другой выход из ситуации, - кивула Мито.
   - Отлично! Как дела у Кушины? Готова к первому учебному году в академии? - перевел я разговор на более приятную тему, бросив взгляд на махающую конечностями маленькую фигурку с развевающимися красными волосами.
   - Для ее возраста Куши-чан очень сильна, как и все Узумаки, но думаю, ты это и сам заметил на собственной шкуре? - подмигнула Мито.
   Да уж блин, бегает она быстро и прыгает далеко! Я из-за таких приветствий несколько раз валялся на земле, пока не привык к новому способу здороваться со стороны малышки.
   - Что касается тайдзюцу, то академический стиль она почти полностью изучила и должна быть в десятке сильнейших учеников, если не самой сильной.
   - А ниндзюцу? Учитывая рыжее добавление, с этим должны быть проблемы.
   - Буншин но Дзюцу можно сразу вычеркивать, а вот остальные две техники получаются хорошо.
   - А как насчет скорости применения?
   Лично я использовать каварими смогу и во сне, без печатей и проговаривания техники. Два месяца интенсивных занятий принесли свои плоды после того, как контроль над чакрой начал повышаться с семи лет. Ну и клоны тут однозначно помогли.
   - Пока не очень, но дополнительная практика это исправит, - ответила старейшина, и приподнявшись на локте, помахала мелкой, - Кушина-чан, иди отдохни немного с нами.
   - Хорошо, ба-чан!
   Спустя пару секунд тяжело пыхтящая малышка бухнулась на траву между нами и принялась отдуваться. Впрочем, это не помешало ей тут же начать болтать.
   - Рью, ты проводишь меня в академию первый раз?
   - Конечно провожу, куда же я от тебя денусь, - улыбнулся я в ответ и потрепал Кушину по голове. - но до начала еще несколько недель, так что за это время тебе надо получше подготовиться, чтобы оказаться среди верхушки класса.
   - Я буду лучшей, даттебане!
   - Если постараешься, то обязательно будешь! - серьезно подтвердил. - А если кто будет говорить обратное - не верь! Я себе еще в раннем детстве поставил цель вырасти сильнейшим шиноби, и сейчас, еще не являясь генином, вбиваю в землю большинство недавних выпускников, а так же и большую часть чунинов из нашего клана, с которыми доводилось драться. И это просто одним тайдзюцу!
   - Ого! Ты очень сильный, да, Рью-нии?
   - Не самый сильный, но я к этому стремлюсь, - гордо выпятив грудь, я стукнул по ней кулаком.
   На некоторое время разговор затих и мы втроем просто лежали и наслаждались хорошей летней погодой и шелестом листвы.
   - Рью-нии, ба-чан, а я смогу завести в академии друзей? - неожиданно робко спросила Кушина, продолжая смотреть в небо.
   - Конечно! Может быть не сразу и немного, но один настоящий друг намного лучше ста приятелей, - ответила Мито.
   - Учитывая количество поступающих в каждом году, то ты несомненно сможешь завести друзей, - поддержал я старейшину, гладя мелкую по волосам, - главное запомни, если кто вздумает дразниться из-за цвета твоих прекрасных волос - устрой им хорошенькую трепку! Или еще лучше - позови меня, я им устрою развлечение! Нет ничего лучше хорошей трепки, чтобы заткнуть несколько болтливых ртов и внушить окружающим уважение!
   Сопровождая свои слова, я грозно потрясь кулаком в воздухе, чем заслужил хихиканье от присутствующих. А чего смеяться, если я усвоил это на личном опыте, поставив на место нескольких одноклановцев одного возроста, что попытались издеваться надо мной из-за не соответствующего большинству цвета волос. Дети есть дети, даже в клане ленивых гениев.
   - Но только если тебе дадут повод, - строго предупредила Мито.
   - Хорошо, ба-чан!
   - Главное, ни в коем случае не срезай свои роскошным волосы, как поступают некоторые будущие куноичи, - добавил я, - и никогда их не стесняйся демонстрировать - это твоя гордость и знак принадлежность к клану Узумаки, никогда не забывай про этот факт!
   - Охо, Рью-чан имеет слабость к длинным красным волосам, - хитро улыбнулась Мито, - смотри, Куши-чан, если хочешь, чтобы ни-чан тебя любил - ни в коем случае не обрезай коротко волосы, иначе он на тебе не женится!
   На покрасневшую как помидор Кушину приятно было посмотреть, но я тоже не стал отмалчиваться.
   - О-о-о! Вот значит почему ты ходишь с распущенными волосами, хотя раньше всегда укладывала их в прическу, - парировал я, довольно ухмыляясь. - Смотри Кушина, оба-чан опередит тебя в погоне за моим сердцем!
   Теперь уже пришел черед стерпеть подначивания самой старшей Узумаки - не то, чтобы это можно было понять по выражению лица, но на мгновение отведенный взгляд я заметил и победно улыбнулся. Один-ноль в мою пользу!
   После запечатывания девятихвостого, Мито взяла в привычку подтрунивать и всячески смущать мелкую в моем присутствии. Я так понимаю, чтобы немного расшевелить и отвлечь от размышления о полученном с биджу бременем силы. Правда, имеются у меня подозрения и насчет другой причины, именуемой браком, но пока это только подозрения и ничего больше. В общем, чтобы не одной Кушине краснеть, я взял за правило подтрунивать и над самой принцессой Узумаки, наслаждаясь самим процессом и теми мельчайшими признаками, что служили свидетельством потери самообладания опытной куноичи. Конечная цель - заставить ее покраснеть, но сдается мне, это нереально. А вообще, после омоложения, с Мито стало гораздо веселей и интересней проводить время. Как будто с ее плеч свалился тяжкий груз. В каком-то смысле, так оно и было.
   А уж истории о ее жизни мы вдвоем слушали по несколько часов не отрываясь!
   - Рью! Ба-чан!
   О, мелкая достигла точки кипения, ха-ха-ха! Маленькие кулачки замолотили по мне, на что я мог только смеяться, отбиваясь от сердитой малявки. Изловчившись, я повалил ее на землю и принялся немилосердно щекотать, чем вызвал волну визгов и верещания, когда удрать от меня не получилось. В итоге, мы угомонились только через десяток минут, когда я заметил чрезвычайно довольный взгляд Мито. Впрочем, он быстро изменился на веселый, и если бы не едва заметная улыбка на ее губах, то я бы решил, что мне померещилось. Мда, точно старейшина имеет на меня определенные планы. Бросив взгляд на положение светила, я вздохнул и поднялся.
   - Кушина-чан, хочешь со мной погулять? - час-другой у меня в запасе был до занятий по хидзюцу, а значит можно было и развлечь мелкую.
   - Да!
   - Куда хочешь пойти?
   - Парк!
   Кивнув Мито, выразившей благодарность коротким взглядом, я подхватил Кушину на руки и потопал к выходу из квартала Сенджу. Ей будет полезно встретиться с другими детьми, а за безопасностью я присмотрю. Хотя, в главном парке Конохи всегда полно родителей, в том числе и шиноби, так что шансы нападения на новую джинчурики довольно малы. К тому же, патрули Учиха оказываются там тоже довольно часто. Впрочем, пол часа использования дара сенсора я выдержу, так что никто незамеченным не прошмыгнет.
   Благо, я начал постепенно привыкать к нагрузке, но головная боль стала моим постоянным спутником в последнее время.
  
   Глава 28.
  
   Очередной день Кея Шибатори, шиноби Конохогакуре но Сато, был уныл, монотонен и однообразен, почти не отличаясь от предыдущих. С тех пор, как ему вручили команду генинов на обучение полтора месяца назад, брать ничего выше Д-ранговых миссий оказалось невозможно, львиная доля дня отнималась их выполнением и тренировкой команды. Конечно, оплата была неплоха и после реорганизации академии шиноби кланом Сенджу, выпускались хоть что-то умеющие генины, относящиеся серьезно к выбранной профессии, но возиться с зелеными новичками не было занесено в список любимых занятий молодого токубетсу джонина.
   Обычно сенсеями назначали полноценных джонинов, но благодаря войне, все наиболее сильные и опытные оказались отправлены на фронт, а те что остались - вместе с Анбу обеспечивали охрану деревни и ее окрестностей, временами отправляясь патрулировать территорию страны Огня, что обычно ложилось на плечи шиноби рангом пониже. К тому же, приказы командующего Анбу, замещающего Хокаге, не обсуждаются. Так что двух мальчишек и девчонку придется терпеть до их становления чунинами или прямого приказа начальства.
   Вздохнув, Кей достал из кармана сигарету, прикурил от возникшего на пальце огонька и оглядел пустое тренировочное поле, где обычно собиралась его команда - до девять было еще около пяти минут и никто из детишек еще не показался. Затянувшись ароматным дымом, токубецу джонин покачал головой. У сложившейся ситуации имелся один огромный плюс, почти перевешивавший все остальные - пытки можно было назвать тренировками, а значит и слова поперек сказать никто не мог. Припомнив выражения лиц троицы, когда им надо было пробежать десять километров без помощи чакры и с огромным чурбаком на спине, шиноби не удержался от тихого смешка. Оставалось только жалеть, что фотоаппарат он догадался принести намного позже! Представив, как он будет смущать уже выросших учеников памятными фотографиями далекого детства, Кей рассмеялся злодейским смехом.
   К сожалению, команда генинов выбрала именно этот момент, чтобы появиться на площадке и удостоилась чести лицезреть своего садистского учителя во всей красе процесса формирования злобного плана, отчего у каждого из троицы побежали мурашки по всему телу.
   - Се-сенсей..., - после подавления невольной дрожи, решился привлечь внимание сенсея генин.
   - А, мои подопы... кхем... ученики появились! - с преувеличенной радостью отозвался Шибатори. - Давайте десять кругов по площадке для разогрева, а потом займемся миссией.
   - Да, сенсей! - прозвучало в ответ и троица тут же припустила выполнять упражнение.
   - Молодцы, - покивал учитель и довольно улыбнулся.
   Свою команду он вымуштровал отлично и любые упражнения они стремились выполнять в рекордно короткие сроки, не щадя себя. Или этому виной небольшое райтон дзюцу для не слишком усердных? Нет, просто попались упорные и трудолюбивые. Да, именно так! Главное, чтобы была мотивация проявить эти качества!
  
   - Эй, Кей, за заданием? - поприветствовал токубетсу джонина знакомый отставной ветеран, выдававший миссии.
   - Ага, что-нибудь достаточно быстрое и достаточно сложное, - кивнул шиноби, одарив свою команду широкой улыбкой.
   - Опять молодняк пугаешь, - покачал головой чиновник и покопавшись в горе свитков, вынул один и отдал его учителю, - вчера пришла заявка, как раз по профилю твоих оглоедов.
   - Хмм, команда с тайдзюцу специалистами для проведения спарринга? - удивленно приподнял бровь Шибатори читая миссию. - Да еще из Нара? У нас что, конец света наступил?
   - Как видишь нет, за последние месяцы такие запросы стали поступать постоянно.
   - Ладно, посмотрю я на это чудо, - хмыкнул шиноби и засунув свиток в карман жилета, скомандовал, - за мной!
  
   Во владения клана команда прошла достаточно просто - надо было только предъявить свиток с миссией. А вот дальше начались странности - работодателем оказался красноволосый мальчишка около одинадцати-тринадцати лет на вид, буквально излучавший уверенность в каждом движении, который и объяснил миссию, как возможность приобрести опыт в сражениях с разными противниками в тайдзюцу спаррингах. Кей на это только пожал плечами, подивившись причуде кланового ребенка. Вот только равнодушное отношение испарилось спустя пару минут, когда пацан в несколько движений и короткую связку ударов уложил отдыхать генина, на три года старше его самого. При этом достатьчно долгое время избегая атак и подгадывая подходящий момент. Конечно, она была самой слабой в команде по тайдзюцу ввиду достаточно хрупкого телосложения, но результат был все равно неожиданным.
   - Тайда, следующий! - приказал ученику шиноби, а сам принялся наблюдать на красноволосым феноменом Нара.
   В этот раз схватка продлилась около четырех минут, но победитель по-прежнему не изменился. Впрочем, это оказалось не самым удивительным. После пары минут, Кей заметил, что в отличие от противника, Нара не использует чакру для ускорения своих движений или усиления ударов. И все равно физическое превосходство было не в пользу генина, хотя должно было бы быть наоборот. К тому же, опытный глаз шиноби отметил некоторую скованность движений красноволосого паренька. Совсем немного, но этого хватило для определения наличия утяжелителей или тренировочных печатей. На этой мысли сенсей команды генинов немного завис, не в силах поверить, что настолько сильно ограниченный Нара способен победить неплохо подкованного в тайдзюцу соперника, на три год старше его, да еще как будто походя. Приводил в недоумение и используемый стиль - плавные движения и отводы ударов в сторону практически без блоков, как будто обтекая все попытки нанести урон, сменялись молниеносными и сокрушительными выпадами при малейшей возможности.
   - Сен, давай.
   Последний генин продержался около шести минут, прежде чем получил сокрушительный удар в живот и оказался на земле, сигнализируя окончание спарринга.
   - Что-то слабоватые генины у тебя, - немного разочарованно обратился Нара к Кею, - прошлая команда продержалась около получаса.
   - Хм, похоже, мне придется поднять их тренировки, раз результат оказался настолько плачевен, - покачал головой Шибатори, с удовольствием отметив три стона от валявшихся на земле учеников, - как насчет спарринга со мной?
   - Если честно, то я надеялся именно на это, - широко улыбнулся парень, разминая руки.
   - Только без тренировочных тяжестей и с использованием чакры, - кивнул Кей.
   Услышав слова учителя, генины широко раскрытыми глазами уставились на намного младшего противника, который уложил их без всяких трудностей и со столькими ограничениями.
   - О, так ты заметил? - неколько удивился красноволосый. - Джонин до тебя оказался не столь наблюдателен.
   - Для шиноби, специализирующегося на тайдзюцу, это довольно очевидно, особенно, если учесть излишнее напряжение мышц при каждом движении.
   - Хм, уважаю, - смерил его взглядом малец, - как тебя зовут?
   - Кей Шибатори, - кивнул токубецу джонин, - а тебя?
   - Рью Нара, приятно познакомиться, Кей-сан.
   - Взаимно, Рью-сан, - кивнул шиноби, усиленно размышляя, где он мог слышать это имя.
   Внезапно в голове как будто врубился преключатель и Кей вспомнил ходившие около пары лет назад слухи про гения из Нара, получившего карточку ирьёнина в семь лет. Что несколько удивляло, поскольку юный гений выглядел старше своих лет и гораздо более развито физически, чем обучающиеся в академии сверстники.
   - Значит, ты тот самый Рью Нара, - понимающе кивнул шиноби, - не знал, что и в тайдзюцу ты настолько хорош.
   - Стараюсь, - пожал плечам парень, после чего закатал рукава, продемонстрировав всем кучу печатей, как с внешней стороны рук, так и с внутренней.
   Приложив пальцы к одной на внешней стороне, он проговорил:
   - Тейко Фуин: Кай!
   После чего повторил операцию с другой рукой.
   - Таджи Фуин: Кай!
   Фуиндзюцу? Вместе с цветом волос, все указывает на одного родителя Узумаки, невольно отметил Шибатори, но отбросил непрошенную мысль прочь. После небольшой пробежки и разминки, Нара встал в стойку и кивнул.
   - Вот теперь я готов.
   - Отлично.
   Оценив готовность противника, Кей несколько мгновений подождал и определив, что Нара отдает первый ход ему, в одно мгновение покрыл разделяющее их расстояние и попытался пробить ногой в бок. Конечно, его скорость была на уровне опытного чунина, но использовать на малолетке все возможности с самого начала было бы просто оскорбительно. Впрочем, Нара оказался достаточно опытным и быстрым, чтобы податься назад, пропуская удар и с неожиданно большой скорость рвануть вперед, теперь уже попытавшись ударить самого токубецу джонина. И ему это удалось. Никак не ожидавший подобной прыти от десятилетки, Шибатори замешкался и не успел вовремя увернуться, заработав очень болезненный пинок в бедро. Но заточенные годами рефлексы не подвели и следующий выпад в живот пришелся на блок рукой. Отпрыгнув назад, шиноби удивленно покачал головой, тряся немного ноющей кистью - несмотря на результативный блок, сила за ударом стояла не шуточная и если бы не влитая в мышцы чакра, то повреждения оказались бы намного более значительны, нежели небольшое онемение.
   - Для твоего возраста подобная сила и скорость удивительны, - похвалил он Рью, - генина тебе можно давать прямо сейчас, если принять во внимание твою лицензию ирьёнина.
   - Спасибо, я задницу рвал, чтобы добиться такого результата, - ухмыльнулся в ответ парень.
   - Посмотрим, что ты еще можешь показать, - кивнул Кей и бросился в атаку, уже почти не сдерживаясь.
   Около пары минут противники обменивались ударами, не попадая по цели, пока более крупный шиноби не подловил момент, и используя физическое преимущество и рост, сделал подсечку и пробил левой прямо в живот, отбросив Нара на десяток шагов. И только спустя пару мгновений до него дошло, что подобным ударом можно убить не только ребенка, но и неподготовленного взрослого.
   - Ох, б*я!
   Но не успел Кей испугаться, как отлетевший Рью пошевелился и с некоторым трудом поднявшись на ноги, приложил засветившуюся зеленым ладонь в место удара. Спустя несколько мгновений он встал в стойку как ни в чем не бывало, и бросился в атаку. Отбиваясь от достаточно умелых комбинаций ударов, пусть и несколько простоватых, Шибатори отстраненно отметил, что это будет долгая Д-ранговая миссия, на которой придется выложиться не только ученикам, но и ему самому.
  
   Спустя три часа, пять человек отдыхали на земле, тяжело дыша и все покрытые начавшими проявляться синяками и ссадинами. Точнее, покрыты были четверо, поскольку пятый все свои повреждения просто вылечил, к явной зависти всех остальных. Уставший несколько меньше своей команды, токубецу джонин покачал головой, поражаясь выносливости Нара - даже для чистокровного Узумаки это было уже слишком. С учетом профессии ирьёнина, парень через пять лет станет неубиваемой машиной на поле боя. Ему бы еще годика два-три практики для совершенствования стиля, и за результат следующей их схватки не поручился бы никто. Конечно, звание специального джонина дают не за красивые глазки, но потенциал десятилетки был просто поразительный, как и сила воли. Вставать после каждого избиения, лечиться, а затем снова бросаться в бой, смог бы не каждый.
   - Так генины, эту миссию можете считать за тренировку, - сообщил учитель, вставая с земли и отряхиваясь.
   Ответом ему послужили протяжные стоны не способной даже пошевелиться троицы. После двух часов спарринга с учителем, настал и их черед. Генинам пришлось использовать командную работу, чтобы попыталься хоть как-то достать намного более сильного и быстрого противника. Вот только и получали они в ответ намного сильнее, нежели в первый раз.
   - И не стонать мне тут, а то вы у меня до обеда будете тренироваться! - нахмурился Шибатори и под его взглядом команда живо поднялась на ноги.
   - Неплохая тренировка, - удовлетворенно кивнул Рью, - надеюсь, в следующий раз мою миссию возьмете тоже вы, обычно я их заказываю раз в неделю или полторы.
   Ответом ему послужили полные ужаса взгляды генинов и смех их учителя.
   - Можешь быть уверен, парень, - кивнул Кей, улыбаясь, - может я заскочу к тебе и без всякой миссии - не часто мне доводилось столь сильно выкладываться на тренировках. Особенно в последние дни.
   - Не возражаю, - кивнул Нара, - давайте ваш свиток.
   Выжигя с помощью чакры отметку на свитке, чем немало удивил токубецу джонина, он попрощался с командой и отправился вглубь кланового квартала. Покачав головой, Кай показал ученикам знак следовать за ним и направился с тренировочных площадок клана к воротам. Пока что, это была самая лучшая миссия Д-ранга и он сделает все возможное, чтобы следующая такая же досталась именно ему.
  
   Глава 29.
  
   В выдавшуюся свободной минутку, когда не надо было никуда бежать, ни о ком заботиться или делать различную работу по дому, я уселся за столом в своей комнате и развернув старый потрепанный и кое-где порванный свиток, стал его внимательно изучать. Обнаружился он почти в том же месте, что и искомая мной печать, но выглядел намного более поврежденным. То ли такой и попался, то ли это последствие хранения в достаточно неблагоприятных условиях, но я рад, что содержимое было различимо достаточно хорошо. Потому что данный свиток содержал очень знакомое, по крайнем мере мне, заглавие - Шикон но Дзюцу. Собственно, именно его использовал Кабуто, когда пытался подобраться в госпитале поближе к Саске. Судя по едва различимым пометками на некоторых полях, данная техника была создана Тобирамой Сенджу и послужила прообразом к Эдо Тенсей, по крайней мере, в начальной теории перемещения частицы чакры в мертвое тело и придание ему подобия жизни. Самое интересное, что Акацуки использовали нечто очень похожее - Шотен но Дзюцу - только на более высоком уровне. Скорее всего, Орочимару передал им необходимую информацию для техники во время своего членства в организации или уже сам приложил руку в совершенствовании. Во всяком случае то, что свиток я пронес без записи, в одной из печатей, играет мне на руку. Может быть, это единственный экземпляр в свободном доступе и Орычу придется обломаться на еще одну толику знания. В любом случае, подобное дзюцу мне пригодится в будущем.
   Свернув свиток, я положил его в шкаф к остальным, что составляли мою личную библиотеку техник. Пока что всего две полки, но это только начало - у многих чунинов и того нет, не говоря уж о только выпустившихся из академии шиноби и куноичи. Учитывая, что дзюцу в мире шиноби ценятся намного больше денег и даже жизней, то каждый клан старается сохранить свои секреты и любыми способами не допустить попадания их в чужие руки, так что выходцам из народа приходится довольствоваться мизером в общественной библиотеке, куда попадают только широко известные техники или те, что пожертвовали по каким-либо причинам более опытные товарищи. Так что подаренная мне в Узушиогакуре библиотека ценится очень высоко, не говоря уж об уникальных знаниях печатей. И я намерен продолжать ее пополнять дальше. К сожалению, Нара предпочитают опираться на свои хидзюцу и умение обмануть или перепланировать противника, так что даже полноценные джонины не обладают большим арсеналом элементальных атак. Та же Сая знает только пять катон и две райтон. И все. У отца только суйтон арсенал внушал уважение, а дотон начинался и заканчивался тремя достаточно простыми ниндзюцу, ни одно из которых не оказалось даже Б-ранга, не говоря уж про что-то более мощное. Учитывая, где он жил, то ничего удивительного. Интересно, а с Учихами можно будет обменяться? Например, я им печати, а они мне техники. Готов поспорить, за время последней войны они много чего наворовали. Сотни и сотни ниндзюцу...
   От мечтаний меня оторвала небольшая головная боль и наплыв информации от развеявшегося клона. Наконец-то! Я в привкушении потер руки и сосредоточившись, принялся за испытание. Тренировавшие увеличение контроля, каге буншин получили четкие указания развеяться первому, кто сможет исполнить свою задачу, не взирая на время.
   В поднятой вверх ладонью правой руке постепенно собралась небольшая светящаяся точка концентрированной чакры. Повинуясь моей воле, она начала расти и вскоре из ладони у меня начала выходить цепь. Темно-темно синие звенья, толщиной в палец, на взгляд выглядели очень прочными, хоть и не имели материальной основы, но это требовало проверки. Левой рукой я осторожно потыкал их, убедившись, что спрессованная до твердого состояния чакра не собирается исчезать, после чего взялся за острый наконечник цепи, больше похожий на острие копья, и со всей силы дернул. Цепь выдержала! Да, у меня получилось! И это только после двух месяцев работы! Учитывая, что создание разенгана - тоже манипуляция и уплотнение чакры, то такой результат ожидаем. Жаль, щит пока выходит всего в три ладони, а после дальнейшего увеличения распадается.
   В своей радости, я упустил необходимую степень концентрации и цепь тут же исчезла с громким хлопком. Блин! Успокоившись, я повторил процедуру создания и определил длинну, на которой у меня выходило выпускать чакру из тенкецу, не теряя над ней контроль. Получилось около метра, а дальше звенья начинали распадаться. Ну ничего, все поддается тренировке, особенно с помощью клонов. Создав одного, я тут же его и развеял, отдавая приказ тренирующимся на полигоне копиям. Хорошо, что с годами искользования каге буншинов, я несколько привык к минусам техники. Полагаю, развитый разум играет в этом не последнюю роль. Конечно, до сотен постоянно действующих клонов мне еще далеко, но благодаря кеккей генкаю Узумаки, я уже мог осилить около пятнадцати собственных доппельгангеров без вреда для себя, как недавно выяснилось. Учитывая лимит в пять штук еще четыре года назад, готов поспорить, конечное число постоянно будет расти, естественно, если я не заброшу подобный способ тренировок, чего в ближайшем будущем точно не произойдет! Еще немного испытав новую технику, я обнаружил, что создаваемая цепь имеет почти те же свойства, что и Чакра но Ито, подчиняясь моей воле. Хоть узлы из нее завязывай. То есть, если получится выпускать такую штуковину из каждой тенкецу и на достаточно большое расстояние, то с моей способностью сенсора получится убойная вещь! Подумать только - почти пол тысячи с лишним целей, которыми можно поразить даже на большом расстоянии от меня! Конечно, контроль для этого потребуется на уровне лучших Хьюга или даже Тсунаде, но на то клоны и существуют. Или можно разработать последовательность печатей, берущих на себя часть нагрузки. Не в ближайший десяток лет, но поставленной задачи добиться можно, тем более, это и в карьере ирьёнина очень пригодится. Хмм, а что, если попробовать кое-что другое? Развеяв цепь, я сосредоточился и в этот раз растянул созданную точку в короткий шест сантиметров семьдесят. Получилось это неожиданно просто. Намного проще цепей. В принципе, оно и верно, учитывая намного менее сложную форму. Покрепче сжав в руке шест, я взмахнул им, а потом увеличил длинну до двухметрового расстояния. Потом еще чуть-чуть и обнаружил, что контроль не пропадает даже после пересечения отметки в метр от используемой тенкетцу.
   Значит, чем проще форма, тем проще создавать конструкты из чакры. Полагаю, не последнюю роль играет и природная плотность чакры Узумаки. Интересно, если у меня сейчас получится создать из энергии тела цепи, насколько я буду их контролировать? Впрочем, экспериментировать сейчас не стоит, но обучаясь клановым хидзюцу, я уловил одну достаточно простую истину - отделяясь от тела, выделяемая чакра всегда рассеивается, если не используется в каком-нибудь дзюцу. Но составляющие чакру энергии продолжают подчиняться шиноби даже вне тела, в большинстве случаев - при условии, что связь с выделенной энергией не теряется. Именно этим и обуславливается способность Нара вытягивать свою тень на сотни метров от источника, впрочем, как и цепи Кушины. Если подумать, то Рикудо Сеннин так же создавал из своей энергии предметы и они оставались в заданной форме, приобретая физическую форму. Металлические штыри Нагато можно отнести в тот же список, как и совершенные иллюзии воскрешенного в четвертой войне Нидайме Мизукаге, состоящие из энергии ин. И ведь он даже не имел легендарного додзюцу, в отличие от двух других. Главная проблема при применении подобных техник, это разделить внутри своего источника чакру на две составляющие и использовать только одну из них. Нара около трех-пяти лет только обучаются этому процессу, а потом уж начинают учить сами секретные техники. Не даром же Шикамару к выпуску знал только одну единственную технику, хоть и умел ее использовать на достаточно высоком уровне. Конечно, этому виной может быть банальная лень, но и я тоже пока знаю только одно хидзюцу и еще не добился от его использования желаемого результата. Пусть мои сверстники и контролируют свою тень намного хуже, но двигать захваченного клона одним только желанием, а не своими движениями, у меня до сих пор не получается. Радует только то, что скорость растягивания тени у меня больше, даже без использования концентрирующей печати. Нда, около четырех лет потрачено на выделение ин, а сколько будет нужно на ян? То, что я научен их различать - уже огромный плюс, но тренировки все равно будут необходимы. Полагаю, в манге Кушине это удавалось намного легче только по причине огомного перекоса в ян составляющей, исключая использование нормальных дзюцу, но на этот раз подобного не случится из-за моего вмешательство в ее развитие. Точнее, нарабатывать ин составляющую ее заставляет Мито, но с моей подачи. Значит, чем раньше я смогу разобраться с созданием золотых цепей из ян энергии, тем раньше можно будет научить их создавать Кушину и Мито.
   А теперь вопрос - чем жертвовать во имя нахождения дополнительного времени в моем и так загруженном распорядке дня? И ведь даже клонов использовать нельзя, что самое обидное, поскольку создавать их можно только из готовой чакры, а все попытки использовать ин энергию заканчивались провалом - техника просто не предназначена для такого. Кстати, за годы использования Каге Буншин но Дзюцу, я обнаружил не мало полезных фактов о принципе работы данной техники. В частности - причины возникновения усталости при использовании большого количества копий или способность получать всю память развеявшегося теневого клона. При повреждении внешней оболочки из тонкого слоя чакры, техника прерывается и имеющаяся энергия ян развеивается, в то время, как ин возвращается к создателю клона, передавая ему весь приобретенный опыт. При этом смещается баланс энергий в теле и возникает усталось, как умственная, из-за наплыва информации, так и физическая, из-за измененного соотношения энергий. Конечно, путем тренировок, данные минусы можно свести к минимуму, но для не имеющего регенерацию шиноби, процесс получается слишком долгим, да и не у всех имеется достаточно чакры. Страшно подумать, каким монстром стал бы Хошигаке Кисаме, имей он возможность подобным образом тренироваться. Или другие джинчурики, обладающие огромными резервами чакры. Что в очередной раз подтвеждает правильность действий Конохи, Кумо и Кири(с их точки зрения) по отношению к клану Узумаки. Будь их хотя бы тысяч пятнадцать вместо двух, и соединенных сил пяти великих деревень могло бы не хватить для уничтожения Узушиогакуре но Сато. И даже джинчурики не шибко помогли бы, учитывая подавляющие печати и поглощающие барьеры, способные удержать даже девятихвостого лиса, как наглядно продемонстрировала Кушина в манге. Учитывая ее состояние - очень показательное достижение. Подумав о двух тысячах бойцов, способных использовать цепи из ян энергии, мне захотелось заржать во весь голос. Интересно, какими фигурами будут срать от страха враги, когда я перешлю свиток с техникой деду! Если меня не подводит память, впервые данную технику применила пока еще малявка Куши для подавления Кьюби, но Мито прекрасно обходилась всю жизнь без нее, справляясь одной силой своей чакры, значит, ее цепи будут еще более сильные!
   Я поймал себя на том, что начинаю мерзко хихикать подобно Орочимару, осталось только облизнуться и картина будет полной. Бррр! Поспешно стерев нарисованную воображением картину перед внутренним взором, я вернул размышления в нужное русло. Как бы не хотелось мне получить возможность мгновенно возводить щит из чакры, но придется от этого проекта на некоторое время отказаться - слишком медленный прогресс по сравнению с теми же цепями, не говоря уж про изучение кендзюцу, пока продвигающееся очень даже продуктивно. Во всяком случае, все начальные стойки, движения и удары я заучил и отработал до автоматизма как лично, так и с помощью клонов. Да и с партнерами по схваткам проблем особых нет - мизу буншин способны пережить мелкие порезы или царапины при большом количестве влитой чакры, уничтожаясь только при серьезном ранении. Конечно, помять их не возвращается и сила составляет одну десятую от создателя, но если не отключать тренировочные печати, то даже против двух противников мне приходится изрядно выложиться, не говоря уж про большее количество. Жаль, таким способом мастером не станешь - рано или поздно придется искать партнера по тренировкам, но учитывая некоторую холодность большинства шиноби Конохи к отличному от кунаев и шурикенов оружию, это будет не такая простая задача. Пусть в Анбу и есть специалисты, но из Нара таковых не наблюдается.
   И как бы мне не хотелось идти в академию шиноби, но это еще один плюс к необходимости поступления, кроме множества других причин. К сожалению, в этом мире даже самым крутым медикам следует уметь постоять за себя, иначе крутить тобой будут все, кому не лень. Еще хорошо, что Хокаге со старейшинами и Данзо умотали сражаться на фронт, иначе все шансы попасть к должным образом проинструктированному учителю соответствовали бы ста процентам. А так, если верить слухам, команды стали вручать уже и токубецу джонинам, хотя я видел пока только двух. Готов поспорить, если бы не необходимость выполнять миссии в стране Огня и держать сеть патрульных, то и последних джонинов отправили бы сражаться, оставив охрану деревни на командующего Анбу и его порядком уменьшившиеся силы.
   Если честно, не понимаю логики Хокаге. Меньшая безопасность на территории страны так же угрожает и Конохе, подвергает опасности идущие обозы с продовольствием и ранеными, косвенно влияя на обстановку на фронте. Или он надеется на оставшиеся силы кланов в обеспечении безопасности деревни в случае прямого нападения? Учитывая постепенное выздоравливание раненых, может это и даст необходимое преимущество в силе на фронте, но по-моему слишком рискованно. Впрочем, не один я так думаю, у большинства оставшихся Нара имеется похожая точка зрения. Интересно, не подобной ли рисковой стратегией во время войны, Сандайме перемолол кучу кланового народу на передовой? В таком случае, понятно по каким причинам затравили Хатаке Сакумо к окончанию второй мировой войны шиноби - чтобы не образовался новый конкурент на пост Хокаге, которого недовольные потерями кланы поставили бы вместо Сарутоби. Не считая внезапно помолодевшей Мито, уже пожилой Токи Сенджу и пока еще не калеки Данзо, сейчас в Конохе нет никого, сравнившегося бы по личной силе с этими двумя и одинаково хорошо подходившего на пост главы деревни. Как хорошо работать в госпитале - всегда в курсе новых событий, вестей с передовой от раненых и расстановки имеющихся политических сил.
   Ладно, пока лично меня война не касается, можно отставить размышления на подобную тему. Лучше продолжать тренироваться и надеяться, что при получении звания генина, у меня будет достаточно шансов остаться в живых в случае непредвиденных ситуаций. Во всяком случае, я слышал, что уже появились команды зеленых новичков, что полностью сменили составы несколько раз за последние пол года. Большинство причин - смерть от кровопотери на поле боя, но и несколько десятков павших от успешных неожиданных нападений так же не внушают уверенности в завтрашнем дне. Страшно даже представить количество потерь среди новых команд, не возьмись Сенджу за реорганизацию обучения. Как говорила ма, сейчас уровень навыков выпускаемых шиноби и куноичи примерно соответствует недавно получившему звание чунину. И только серьезный недостаток опыта в поле отличает их от чунинов вражеских деревень.
   Потому - тренировка, тренировка и еще раз тренировка. Благодаря клонам, можно получить достаточно разнообразное обучение на приличном уровне, чего нет у большинства поступивших в академию. Хорошо усвоенные основы - кирпичики в основании фундамента моего будущего могущества, и чем больше я буду уметь, тем лучше. Сейчас до конца года мне необходимо сосредоточиться на Сае, но десяток каге буншинов, каждый день отряженных на увеличение мастерства в создании чакроконструктов, так же будут быстро поднимать и контроль. А я тем временем лично займусь исключительно способностями сенсора и попытками выделить энергию тела. Достаточно будет создать даже пару звений, чтобы иметь представление о процессе, а потом уж предоставить свиток с тренировками и самой техникой красавицам Узумаки. Учитывая необходимость начинать с нуля, обучение может занять несколько лет, потому - чем раньше, тем лучше. К тому же, имеется вполне шкурный интерес - мне не придется одному выдумывать все способы использования подобного оружия из чакры. В конце концов, взрывающийся разенган на ниточке использовать как управляемую гранату никто не додумался, хотя вроде бы очевидная идея. А в три головы можно придумать много чего полезного, да и не знаю я, как можно ставить барьеры без применения нарисованных печатей. Мито в этом больше разбирается, вот пусть и думает, как подобного результата добиться, предоставив мне только конечный результат. Только надо бы узнать, сможет ли она переправить послание деду? Клану моего отца явно пригодится подобный козырь в рукаве на будущее, и пусть не все красноволосые мастера фуиндзюцу обладают такой уникальной чакрой как мы трое, но и тех, что имеются, должно хватить на противостояние биджу и джинчурики. Или хотя бы на временную задержку, чтобы использовать печати.
   Слава Аматерасу, даже больше десятка клонов для меня сейчас не проблема, поскольку мой резерв вновь начал заметно увеличиваться, как только я поднял физические нагрузки в два раза, и прибавил еще один уровень тренировочных печатей, доведя до шести. Вместе с попутным изучением новых материалов по восстановлению нервных клеток и лечению травм позвоночника, такого результата можно было ожидать. Жаль, что я раньше этого не сообразил - поднятие уровня энергии тела и разума приводит к увеличению объема доступной чакры и одними шлифованиями навыков этого не добиться. Да, тупость изрядная и потеряны несколько месяцев, что тут можно сказать. Пусть я и "гений" с большим количеством личного опыта от прошлой жизни, но все же человек, которому свойственно ошибаться и забывать.
   Самое главное, резерв чакры можно увеличивать без особых последствий только до тех пор, пока тенкецу сохраняют свою гибкость и эластичность, если можно так выразиться, способность к деформации и увеличению с последующим восстановлением. А это свойство сохраняется только до пятнадцати-семнадцати лет и чем старше человек, тем труднее ему наращивать объем. Еще одна из причин, почему Узумаки начинают обучение детей так рано. Правда, это не относится к восстановлению достигнутого объема. Если бы Сандайме по-прежнему уделял большое количество времени тренировкам, вместо сидения над бумагами, он бы Орочимару порвал как Тузик тряпку и даже трупы прежних Хокаге проблемой этому не послужили бы. Собственно, Ооноки этому главный пример, а ведь два этих каге почти одинакового возраста. Очередной пример того, что в мире шиноби нельзя расслабляться даже после наступления старости, точнее, особенно после ее наступления, иначе скушают и не подавятся.
  
   Глава 30.
  
   После одного из тех редких моментов, когда я подбирал себе новые вещи, поскольку старые уже начинали жать и становиться слишком маленькими, я заскочил в одну из оружейных лавок шиноби, посмотреть просто ради интереса, а так же оценить разнообразие выбора и качество продаваемых печатей. Несмотря на достаточное количество денег у нас в запасе, дополнительный доход никогда не помешает и одним из очевидных способов заработка являлась продажа печатей. И именно чтобы оценить качество и выбор, я и заглянул в лавку. К тому же, еще с малого возраста, когда занятия по фуиндзюцу только начались, где-то на задворках сознания начала крутиться мыслишка о своей собственной лавке по продаже фуиндзюцу. Семейного дела у меня не имелось даже в прошлой жизни, так что в этой хотелось бы попробовать себя в новом отношении, тем более, в Конохе это гораздо проще провернуть, чем в Российской Федерации, да и всякие уроды не будут пытаться вымогать деньги или захватить дело.
   - Мда, качество не очень, но на безрыбье и рак - рыба, полагаю, - пробормотал я себе под нос, вертя в руках пачку еще не активированных взрывных печатей.
   - А что ты хочешь - с тех пор, как все мастера фуиндзюцу покинули Коноху, даже такие средненькие печати расходятся как горячие пирожки, - пожал плечами стоявший неподалеку продавец. - В первый год вообще и таких не имелось. Слава богам, собрали и подучили знающих основы, так хоть взрывные печати и свитки для хранения появились в продаже. Вот если что посложнее требуется, так только по запросу в хранилище арсенала, и то, если там еще что-то осталось с начала войны.
   Хм, значит, даже простейшие печати будут пользоваться спросом, не говоря уж об остальных... Буду иметь ввиду. Не сейчас, но в ближайшем будущем стоит подумать над подобным вариантом. К тому же, после того, как Сая встанет на ноги, необходимо ее чем-то занять, а что может быть лучше заботы о семейном деле? Уже сейчас, кроме практики в клановых хидзюцу и контроле чакры, один из моих клонов обучает ма основам фуиндзюцу. Разумеется, основам в понимании Узумаки. Ничего экстремального или сложного - каллиграфия и совсем простенькие печати для детей, к тому же, в Конохе подобный уровень сейчас считается довольно высоким, но надо же чем-то занять ее время! На костылях не особо походишь с переломанным позвоночником, а колясок здесь нормальных не производят, я проверял. К тому же, Сая и смотреть в сторону имеющихся деревянных убожеств не хочет, не желая выглядеть беспомощной калекой. Или ей просто нравится, когда носят на руках.
   В любом случае, прицениться и разузнать пользующийся спросом товар необходимо уже сейчас. По мере продолжения войны, все будет только дорожать и даже с моей зарплатой ирьёнина много денег не накопить, особенно, когда ма уже не работает и получает небольшое пособие, способное прокормить только пару обычных людей, но никак не двух активных шиноби. А ведь есть еще и другие хлопоты, требующие бабла, как та же одежда, обувь, лекарства или учебные принадлежности к академии. Список можно продолжать практически до бесконечности. Еще хорошо, что большинство жилищных услуг возложено на печати, типа вырабатывания электричества и воды, главное, вовремя вливать в них чакру. Собственно, это была одна из основных статей дохода для мастеров Узумаки, на равне с возведением защитных барьерных систем как для кланов, так и отдельных шиноби. После поступления в академию, я не смогу уделять работе в госпитале много времени, потому вопрос стабильного заработка весьма актуален.
   - Скажите, а укрепленная печатями одежда или оружие у вас продается? - спросил я, после того, как положил пачку взрывных печатей на место.
   - Почти ничего не осталось, - покачал головой продавец, - несмотря на имевшиеся раньше запасы, все давно выгребли.
   - Печально, - кивнул я.
   Хотелось бы посмотреть на качество такого товара и сравнить со своими попытками, но видно - не судьба.
   - Ладно, раз нет, то нет. Дайте мне пожалуйста полный академический набор.
   Хоть поступление только в следующем году, но лучше подготовиться заранее. Один из таких наборов я уже презентовал мелкой несколько дней назад на отмечании дня рождения. Еще немного и Кушина отправится постигать основы науки убийства. А ведь вроде только недавно познакомились... как бысто время летит.
   - Пять тысяч, четыреста рё, - пробил цену продавец.
   - Спасибо.
   Отсчитав необходимую сумму, я забрал коробку и запечатал ее в свиток. Поскольку дел особых на сегодня у меня не оказалось, а с теми, что имелись, прекрасно справятся клоны, я решил немного себя побаловать и отдохнуть. Тем более, после утренней тренировки мышцы только отходили и требовалось расслабиться. А где лучше этим делом заняться, как не в горячих источниках!? Пожалуй, стоит навестить тот, что мне так понравился в прошлый раз. В конце концов, не часто я выбираюсь отдохнуть вне дома, особенно сейчас. Определив свое нахождение, я определил кратчайший путь к цели назначения и вспрыгнув на ближайшую крышу, подал чакру в ноги и начал кузнечиком прыгать в нужную сторону.
   Добираться пришлось не далеко и уже через пять минут спрыгнув недалеко от забора с обратной стороны источника, я устремился ко входу. Точнее, попытался это сделать, так как после первых шагов вполне отчетливо услышал за небольшими кустиками недалеко вполне знакомое хихиканье пятилетней девочки.
   О нет, только не он! Вот какого хрена в каждое мое посещение, рядом оказывается этот извращенец? Может быть, это карма? Устало вздохнув и обогнув зелень, я уткнулся взглядом в спину беловолосого мужика, буквально прилипшего лицом к забору. Мда, кто бы сомневался? Вот только, что делает в Конохе будущий саннин, если он должен в данный момент находиться на войне с Суной? И если он здесь, то не появилась ли с ним и Тсунаде? Ну что ж, стояние за его спиной ничего не даст. Не став придумывать ничего оригинального, я просто громко прочистил горло. Слишком погруженный в свое занятие, Джирайя вздрогнул от неожиданности и повернулся с испугом на лице. Мда, нельзя же быть настолько озабоченным, чтобы забыть обо всем окружающем. Увидев меня, лицо жабьего отшельника расслабилось, но спустя пару мгновений осветилось узнаванием, а затем и злостью.
   - Ты!!!
   Подпрыгнув, он обвиняюще уставил на меня палец.
   - Я? - вопросительно указал на себя.
   - Да ты! Ты хоть знаешь, что я из-за тебя стал посмешищем для всей Конохи благодаря подбитому глазу! И что еще хуже, Тсунаде-чан отказалась его лечить!
   Ух, а он до сих помнит! Во память у человека - я про тот случай уже и забыть успел. Но прикольнуться на данную тему мне это не помешает!
   - Ты! Ты! - подпрыгнув в похожей манере, я ткнул в его сторону пальцем. - Ты... Ты кто такой?!
   Саннин мордой вписался в землю, но очень быстро отошел и вскочил на ноги.
   - Как, ты не знаешь великого Джирайю?!
   - Зачем мне знать какого-то старикана, - пожал я плечами, скучающе теребя хвостик своей косы.
   - Я не старикан!
   Дразнить ученика Сарутоби оказалось неожиданно забавно и весело, так что я не устоял перед искушением.
   - Пф, не надо врать, вон у тебя все волосы уже поседели.
   - Это мой натуральный цвет!
   - Угу, ты еще скажи, что и глаза не красил, - скептически хмыкнул я. - Ты случаем за другую команду не играешь? А то приближаться, и тем более поворачиваться спиной к тебе я не рискну.
   На лицо Джирайи посмотреть было просто приятно и я еле сдерживался от откровенного ржача. Интересно, это первый раз, когда кто-то предположил, что известный мега извращенец и любитель женского тела - гомик. Судя по выпученным глазам и упавшей на грудь челюсти, то да. Последней мысли выдержать я уже не мог и рухнул на землю в истерическом припадке смеха, колотя руками по земле и подвывая от избытка чувств.
   Впрочем, повеселиться мне удалось всего несколько минут, поскольку вокруг стало несколько людно.
   - Джирайя!!!
   На месте событий появились разгневанные фурии, одетые только в банные полотенца и с убийственными выражениями лиц. Правда, несколько необычная сцена перед ними немного приглушила праведный гнев, сменив место удивлению и любопытству.
   - Что здесь произошло? - спросила одна из предводительниц толпы, судя по клановым маркам на лице - Инузука.
   Немного успокоившись, я встал с земли, отряхнулся от пыли и утер с лица потеки слез. После чего сложил печать и создал двух клонов, из-за чего удостоился множество недоуменных взглядов. Впрочем, это чувство быстро исчезло, как только один клон превратился в Джирайю и произошедшая недавно сценка имела место быть во второй раз.
   - Примерно так все и было, - сказал я, широко улыбнувшись после того, как каге буншин сделали свое дело и исчезли.
   Все это время извращенец благополучно простоял в ступоре. Наверное, потрясение оказалось слишком велико и его мозг этого не выдержал... Ха-ха-ха, я "поломал" саннина!
   Толпа мои усилия оценила усмешками и кое-где откровенным ржачем, но от заслуженного наказания Джирайю это не спасло и в чувство его привели укрепленные чакрой кулаки. Не став смотреть на последовавшее избиение и игнорируя вопли боли за спиной, я развернулся и потопал ко входу в горячие источники. Хорошо, что не пришлось идти отмокать в другое место - был понедельник и висящая табличка оповещала о совмещенном дне.
   После уже знакомых процедур, я выбрался к горячей воде и оценив присутствующих - чуть меньше десятка мужиков разного возраста, преимущественно после двадцати и одна женщина с двухлетним ребенком - вошел в источник и выбрав местечко поудобней, погрузился в блаженство, ощущая расслабляющиеся мышцы. Нет ничего лучше для расслабления после тренировки, чем горячая вода, а уж если она насыщена минералами, так и вовсе великолепно! Смочив полотенце, я сложил его и не обращая внимания на любопытные взгляды, водрузил на голову, погрузившись почти по шею. Впрочем, любопытство присутствующих понять можно - на моей верхней половине туловища можно было различить множество печатей. Учитывая нехватку в деревне мастеров фуиндзюцу, то такое проявление внимания со стороны шиноби вполне понятно. Оперевшись спиной на большой покатый камень и использовав сцепленные замком руки как подушку для головы, я прикрыл глаза в блаженстве и перестал обращать внимание на окружающий мир. Время воспользоваться своим даром сенсора пока тело отдыхает. Перестав глушить свои ощущения, я сначала определил положение окружающих шиноби, а затем толпу избивавших Джирайю куноичи. Радиус моего внутреннего радара стремительно расширялся и через несколько мгновений вся Коноха оказалась под колпаком. Не обращая внимание на мелкие и средние огоньки чакры, я выискивал самые крупные из тысяч остальных. Конечно, первые опознанные гигантские чакры принадлежали Мито, извращенцу и Токи Сенджу. Некоторые я не узнал, как с двумя в башне Хокаге, но на территории всей деревни, такой знакомой чакры Тсунаде не оказалось. Конечно, многочисленные барьеры здорово мешали опознанию, но Мито я смог обнаружить даже за ее супер навороченным барьером, так что просто так спрятаться Сенджу не могла, тем более, что и к скрытности дома она особо не привыкла, в отличие от своих напарников, успешно подавлявших истечение чакры из тенкецу почти до уровня генина. Разочарованно вздохнув, я вернул блокировку шестого чувства и расслабился, полностью отдавшись неге горячего источника.
   Спустя час, когда все напряжение покинуло тело, я решил, что достаточно времени уделил отдыху, встал и не придавая значения оценивающим взглядам некоторых женщин, выбрался из воды. Подавляющее большинство шиноби и куноичи к наготе относится без особого пиетита, нежели обычные люди. Для кое-кого это является основным оружием для отвлечения внимания врага, так что смущаться я и не подумал, тем более, совместные купания с Саей меня закалили на этот счет. Да и показать мне есть чего, благодаря усиленным тренировкам. Кстати, живущие в Конохе люди удивительно гладкокожие, практически без волос по телу. На голове, внизу живота и все, больше нигде волосы не растут. Наводит на определенные мысли об искусственном создании или планомерном изменении генотипа местного человека. Не в курсе про другие страны, но скорее всего и там ситуация похожа. И кто-то будет еще рассказывать мне про естественность появления улучшенных геномов! Хрена с два! Навеняка выводили солдат, а с крахом прошлой цивилизации они сильно расплодились.
   Размышляя на такую интересную тему, я забрал свою уже почищенную одежду и надев ее, вышел на улицу. А теперь можно и домой, тем более, время близится к обеду. Ответственный клон наверняка уже что-нибудь готовит. Вот только мои планы не приняли во внимание одно обстоятельство - стонущую на земле тушку Джирайи. На короткое мгновение я даже почуствовал укол вины за такое его состояние. Да и как мужик мужику сочувствую, пусть сам в такую ситуацию и не попадал. В конце концов, все мы похотливые извращенцы внутри, но только некоторые умеют полностью контролировать свои порывы. Данный конкретный экземпляр наоборот выпускает их на волю при любом удобном случае. Вздохнув, я присел рядом с жабьим отшельником и принялся за лечение его синяков и ушибов. Не похоже, чтобы он самостоятельно смог добраться до госпиталя. Но крепость высокоуровневых шиноби подтвердилась в очередной раз - несмотря на то, что в ход пошли даже усиленные чакрой удары ногами, как явственно указывали следы, Джирайя отделался очень легко. Ни единого перелома или треснутой кости! Вот что значит мощная и развитая чакросистема. Конечно, я и по себе это замечал, но у обычного шиноби генов и выносливости Узумаки не имеется.
   - Теперь лучше? - спросил я у стонущего извращенца, заканчивая сводить следы женского гнева.
   - Да, спасибо, - с кряхтением поднявшись на ноги, Джирайя бросил злобный взгляд в мою сторону, - хотя это твоя вина, что я оказался в подобной ситуации!
   - Пф, как будто это я тут разорался на всю улицу, - пожал плечами, - тут и глухой бы услышал.
   - В любом случае, меня зовут Дж...
   - Я знаю, - перебил его, - Джирайя, жабий отшельник, ученик Сарутоби Хирузена и не меньший извращенец, чем учитель.
   - Я больший извращенец, - тут же гордо заявил он, но быстро сдулся, когда дошел полный смысл сказанной мной фразы, - эй, значит ты меня знаешь!
   - Именно, - усмехнулся я в ответ, - и изображал незнание просто ради прикола.
   - Совсем никакого уважения к старшим! - надулся на мгновение отшельник, но вдруг расплылся в пошлой улыбочке. - Но великий Джирайя не обидчив и прощает тебя. Моя миссия - нести свет знаний подрастающему поколению, и я посвящу тебя во все таинства женского тела, о мой юный друг!
   - Нарываешься еще на одну трепку? - скептически покосился я на забор.
   - Да, надо бы нам переместиться в другое место, - кивнул саннин и в следующий момент оказавшись около меня, положил руку на плечо. - Шуншин!
   Вшух!
   Секунда тянущего чувства и мы стоим на одном из холмов около протекающей в Конохе речке.
   - Быстро! - я впервые почувствовал на себе действие этого дзюцу.
   - А то! Все джонины обязаны знать и выполнять шуншин на большие расстояния без особых проблем! Я же - великий Джирайя и намного сильнее обычных шиноби даже высокого ранга!
   - Да, да, я знаю, - помахал рукой, как будто отгоняя муху, - что ты хотел?
   Саннин хитро прищурился.
   - Еще впервые увидев тебя рядом с принцессой, я понял, что вижу родственную душу, - широкая похотливая улыбка расплылась на его лице в мгновение ока, - вот только ты это скрываешь, в отличие от меня!
   - Рыбак рыбака видит из далека! - усмехнулся я. - Раскусил, признаю. Но если бы ты вломился тогда в комнату позже, то не разрушил бы мой первый шанс ощутить грудь Тсунаде, так что случаи у горячего источника считай расплатой.
   Конечно, это не полная правда, но лучше завязать с извращенцем дружеские отношения, тем более, сейчас он еще не прошел сквозь две мировые войны шиноби и гораздо больше расположен дурачиться в свободное от службы время.
   - Тц, а я так до сих пор и не помацал эти божественные груди, - немного упал духом отшельник, но тут же воспрянул, - зато я видел их в первозданном виде, в отличие от тебя, пацан!
   - Может у тебя и фотография имеется? - я заинтересованно посмотрел на него.
   - Я великий Джирайя, у меня все есть, в том числе и такая фотография! - гордо заявил жабий отшельник, сверкая глазами.
   На мгновение мне показалось, что у него над головой появился нимб, но я отнес это на совесть больного воображения. Надо признаться, одна только мысль оценить Сенджу во всем великолепии естественной наготы, очень возбуждала. Покажите мне того, кто отказался бы от подобной возможности позырить?!
   - Точно есть? Если бы она узнала хотя бы о возможности наличия таких фотографий, то ты давно был бы мертв, - хмыкнул я немного скептически.
   - Ты разговариваешь с мастером скрытности! Даже учитель не всегда может меня обнаружить, если я действительно настроен оставаться незамаченным! И уж тем более, не стоит попадаться под руку принцессе, - Джирайя подавил внезапно пробежавшую по телу дрожь, - мне одного грандиозного избиения хватило этого понять.
   - Как же, слышал - говорят, ты после этого три месяца пролежал в госпитале, - кивнул ему.
   Я тогда еще только начинал учиться на ирьёнина, и слышал учиненную Тсунаде бойню. Кроме уделанного до полусмерти напарника, она еще и уничтожила пару домов, вместе с куском дороги.
   - Единственное, что меня порадовало в данном инциденте, так это красивые медсестры, - усмехнулся саннин. - После этого у меня получилось сделать только пару снимков, зато каких!
   Жестом фокусника, извращенец вытащил откуда-то пару фотографий и торжественно вручил их мне. Одного только взгляда на них мне хватило для возникновения обильного слюнообразования и стальной твердости определенной части тела! На первой фотке обнаженная Сенджу стояла под душем немного боком к объективу и подняв руки к голове, заправляла волосы назад, открывая отличный вид на все свои достоинства. На второй был вид сзади справа, когда блондинка наклонялась за упавшим мылом. На некоторое мгновение мозги у меня отключились, перегревшись. Будь это манга, то потерей жалкого литра крови из носа я бы не отделался! Немного оклемавшись, я отдал фотографии скалящемуся Джирайе и в душе поклялся, что не остановлюсь ни перед чем, лишь бы заполучить Тсунаде в свою постель. Черт, да Дан точно придурок - помереть и оставить одной такую красотку! Но внезапно я вспомнил знакомую рыжеволоску и сравнивая ее с блондинкой, затруднился определить, кто будет красивее. С одной стороны, Линли более домашняя и уютная в общении, с роскошным телом и симпатичным лицом, но Тсунаде обладает полным набором "недоступной красотки" и выигрывает по очкам за счет звания принцессы, обладая таким же желанным телом. Картину портит ее несколько холодное отношение к окружающим и аура надменности, буквально говорящая "я выше вас".
   - Если выбирать между Линли Сенджу и Тсунаде Сенджу, ты бы кого выбрал? - спросил я Джирайю.
   - Трудный вопрос, - почесал затылок саннин, - обе отпадные женщины, но для меня более желанна принцесса, хотя и от второй бы я не отказался!
   Хихикнув как школьница, он погрузился в фантазии.
   - Если бы не столь очевидная сущность извращенца, то к тебе бы липли поклонницы, - покачал я головой, возвращая собеседника на землю.
   - Эй, за мной и так бегают!
   - Угу, чтобы побить за подсматривания, - отрубил я. - Когда я вхожу в горячий источник, никто не спешит прикрывать свои прелести, но сомневаюсь, что и при твоем появлении подобная реакция сохранится.
   - Да что ты понимаешь в женщинах, малявка, - обиженно пробурчал Джирайя.
   - То, что они ненавидят, кагда на них так откровенно пялятся - гораздо больше можно увидеть, если показывать свою незинтересованность, - вздохнул я, - уж за столько-то лет можно было понять довольно простую истину.
   - Хмм, интересная идея, можно и попробовать, - пробормотал шиноби и достав откуда-то блокнот с ручкой, принялся яростно писать, рассуждая в слух, - холодный персонаж и увивающиеся вокруг него женщины, стремящиеся растопить ледяное сердце жаром своих тел! Да, отличный набросок получится!
   - Что ты там строчишь? - подавшись вперед, я попытался заглянуть в блокнот, хоть и имел стойкое подозрение о возможном содержании.
   - Да так, наброски для книги.
   - Ты пишешь книги?
   Странно, я считал, что он написал свою первую книгу только к концу третьей войны, не говоря уж про серию "Ича Ича".
   - Точнее, уже написал черновик, можешь посмотреть, только не приставай, - отмахнулся саннин, сунув мне в руки толстую потрепанную тетрадь.
   Заголовок носил очень знакомое название и прочитав первую страницу, я убедился, что это действительно книга про Наруто. Присев рядом с отшельником, я погрузился в чтение. История была написана довольно неплохим языком и неожиданно увлекла, несмотря на довольно бредовую идею мира во всем мире. Не успел я оглянуться, как два часа пролетели без следа, а листы тетради закончились.
   - Ну как? - было видно, что Джирайя здорово волнуется, желая услышать оценку своему творчеству.
   - Отличная, я бы сказал - прекрасная книга, - заявил я, отдавая ему черновик.
   От такого заявления саннин расцвел в настоящей широкой улыбке.
   - Вот только есть два небольших недостатка, - уронил я ложку дегтя.
   - Какие?
   - Первое - сама идея мира во всем мире.
   - А что с ней не так?
   - Чтобы добиться настоящего мира, придется истребить всех шиноби и как минимум половину остального населения, чтобы в ближайшие годы не случилось никаких войн, - хмыкнул я, - и то, люди всегда найдут причины воевать, это в нашей сути и ничего тут не изменить.
   - Неожиданно глубокий взгляд от кого-то столь молодого, - посерьезнел Джирайя.
   - Ой, вот только не надо! Шиноби с малого возраста учатся искусству убийства, так о каком мире может идти речь? Если нет войны, то как люди поймут ценность мира?
   - Пусть это так, но всегда стоит надеяться на лучшее, - печально вздохнул жабий отшельник. - Пожалуй, именно надежда позволяет жить в этом мрачном, полном крови, мире.
   - Ну, и вторая проблема книги - ее некоторая несвоевременность, - решил я свернуть на более безопасную тему.
   - В смысле?
   - Книга подходит для мирного времени, когда обыватель может на сытый желудок поразмышлять над смыслом жизни и концепцией мира, - покачал я головой, - во время войны никто не будет загружать голову дополнительными проблемами, людям требуется что-нибудь легкое и простое, позволяющее отвлечься от трудностей. Например, порно-новеллы.
   Я расплылся в улыбке и подмигнул удивленному саннину.
   - Мда, зря я не верил слухам и Тсунаде, - покачал он головой.
   - Слухам?
   - О гениальности нового поколения Нара, - хмыкнул шиноби, - едва ли кто из твоих сверстников задумывался над столь сложными темами. Да что там говорить - я и сам любитель действия, а не глубоких размышлений.
   - Ну, гений, не гений, а мозги имеются, - пожал я плечами и взглянув на начавшее покрываться тучками небо, поднялся на ноги. - Ладно, приятно было поболтать, но мне уже пора домой. Еще увидимся!
   Пожав саннину руку, я помахал на прощание и спустившись с холма, направился в сторону клановых кварталов, размышляя над произошедшим разговором.
   Хоть и хотелось спросить о причине его появления в Конохе посреди войны, но любопытство удалось унять - нечего пытаться узнать информацию, для посторонних ушей не предназначенных. А так, подтвердил свой статус "развитого" ребенка, подающего большие надежды, но ничего больше. Конечно, саннина не так просто обмануть, ну так я и не обманывал, показав одну из граней своего характера. К тому же, общие интересы, хоть и при разном подходе, сближают. А с Джирайей нужно дружить или хотя бы поддерживать дружеские отношения - один из сильнейших шиноби листа в любом случае пригодится. Может, после более близкого знакомства и обмен техниками устроим к взаимному удовлетворению. Жаль, мои попытки воссоздать его волосяные техники пока к желаемому результату не привели, кроме постепенного превращения и так не особо мягких и хрупких волос в настоящую проволоку даже без подпитки чакрой. Тут необходимо подбирать ручные печати, а я в создании таких техник не силен, в отличии от простой манипуляции чакрой. Впрочем, учитывая короткое время экспериментов - ничего удивительного. Пока достаточно свободного времени у меня просто нет, а еще больше теневых клонов я создавать не могу не только из-за излишней нагрузки на мозги, но и потому, что в больнице выдохнусь уже к середине смены. Увы, очередная полезная вещь будет ждать своей очереди до появления возможностей и времени. Вот только есть у меня стойкое ощущение, что это произойдет не в ближайшие пару лет. А вообще, чем дальше, тем больше мне кажется, что время в сутках начинает укорачиваться - даже многие полезные тренировки приходится откладывать на будущее, несмотря на бешеное использование клонов. Я уж не говорю о других делах и занятиях, не связанных с будущей карьерой.
  
   ***
  
   Проводив взглядом удалявшуюся красноволосую фигурку, Джирайя покачал головой - впервые ему встретился ребенок, рассуждавший намного более здраво и логично, нежели подавляющее большинство взрослых. Не зря Тсунаде обратила на него пристальное внимание после более близкого знакомства на почве медицины - в парне действительно чувствуется внутренний стержень и железная воля. Такой далеко пойдет, если жизнь раньше не обломает. Впрочем, навязчивое ощущение, что это жизнь обломает об такого зубы, не оставляло Джирайю даже после расставания с полукровкой Узумаки. Знакомство с таким человеком несомненно пригодится в будущем. И лучше относиться к категории друзей, нежели врагов, когда парень войдет в силу. А что это случится, будущий саннин практически не сомневался - достаточно было вспомнить про личности его отца и дедов, и принять во внимание уже сейчас ощутимую ауру силы и уверенности, окружавшую Рью. Взгляд опытного шиноби без труда подметил как грацию движений паренька, так и наличие определенного опыта в схватках, несмотря на очевидно малый возраст жизни. К тому же... братья по разуму должны держаться вместе!
   Расплывшись в похотливой улыбке, Джирайя склонился над блокнотом и принялся воплощать подкинутые идеи в более конкретной форме, изредко подхихикивая как малолетка и заставляя передергиваться оказавшихся неподалеку прохожих.
  
   Глава 31.
  
   - Извини Рью-кун, но тут я ничем не могу помочь, - вздохнула Мито, возвращая свиток, - печать и так слишком сложная, чтобы попытаться втиснуть в нее что-нибудь еще.
   - Понятно.
   Я немного разочаровался результатом, но ожидал чего-то подобного, поскольку сомневался, что излечение Саи пройдет без всяких проблем.
   - Но у меня есть другое решение - почему бы тебе не использовать самих клонов как хранилища? - неожиданно предложила Узумаки. - Если в каждом будет хотя бы твой полный резерв, то можно будет не опасаться нехватки чакры.
   - Интересное предложение, но для набирания необходимого объема мне потребуется не менее пяти дней, а каге буншин за такое время становятся очень нестабильными, а кроме этого, чем дальше, тем больше отличаются от оригинала, почти всегда - в худшую сторону.
   - Все, что тебе нужно сделать, это запечатать их после создания, а потом распечатать в нужный день, - улыбнулась Мито. - Тут подойдут свитки для раненых или захваченных пленных, но так как процесс создания таких очень сложен и затратен не только в чакре, но и материалах, я взяла на себя смелость подготовить тебе один такой из своих запасов.
   - Я так понимаю, печать включает в себя похожие временные функции как и в продуктовых свитках? - уточнил я, принимая в руки короткий тубус в пятнадцать сантиметров, защищенный множеством печатей.
   - Именно, только в гораздо более сложном варианте.
   - Спасибо, Мито-оба-чан, для меня много значит твоя помощь, - встав с дивана, я поклонился женщине.
   - Ох, Рью-кун, не стоит, это самое малое, что я могу для тебя сделать, - вздохнула Узумаки и нежно потепала меня по голове, - только благодаря тебе у меня имеется возможность прожить весь отпущенный срок жизни и вновь ощутить себя молодой.
   - Это было всего лишь предположение, - смущенно улыбнулся я, чеша затылок.
   - Тем не менее, результат превзошел все ожидания, - усмехнулась куноичи, бросив мимолетный взгляд на свою грудь. - К тому же, благодаря тебе, присматривать за Кушиной-чан стало намного легче, да и она получила возможность общаться с кем-то еще помимо меня, избавившись от имевшейся робости и чувства одиночества.
   Черт, как приятно слушать заслуженную похвалу! Я даже немного собой возгордился. Немного, самую чуточку.
   - Это не говоря о намного повысившейся уверенности в себе и своих силах под потоками твоей похвалы и горами комплиментов, - продолжила Мито, хитро усмехнувшись.
   - Ну..., - тут уж я не выдержал и слегка покраснел.
   И пусть подобное поведение в отношении Кушины сначала было просто частью плана по приближению к будущей джинчурики и попыткой с ней подружиться, но буквально сразу же чувства умиления и сочувствия к трогательно-робкой и неуверенной малышке, что насильно оторвали от семьи, заставили крепко привязаться к Кушине. Да и как тут не проникунуться чувствами к подобной пухленькой очаровашке?! Еще в прошлой жизни я испытывал определенную родительскую слабость к девочкам и мечтал о дочке, поскольку у самого в семье росли только парни, так что не удивительно, что данная слабость перенеслась и в этот мир. Потому и взялся всячески баловать, хвалить и заботиться о маленькой Узумаки. Буду надеяться, она окажется более подготовленной к грядущим жизненным неприятностям, чем в манге. Во всяком случае, более-менее счастливое детство и заботу семьи я обеспечил, а так же от одного ее кошмара уже избавился - разрушение Узушиогакуре не произошло.
   Наблюдая за моим смущением, Мито довольно захихикала, вполне очевидно, наслаждаясь своей победой. Черт!
   - Как будто ты сама чем-то от меня отличаешься! - пробурчал я, отворачиваясь.
   - Я просто "ба-ба", а ты любимый "нии-чан" - есть же разница?! - довольно ухмыльнулась эта ехидна.
   - Все-все, сдаюсь, - поднял я руки в знаке поражения.
   - То-то же! Мал еще со мной тягаться, - задрала нос собеседница.
   - Как будто ты сейчас не подпадаешь под данную категорию, - фыркнул я в ответ. - Ладно, мне еще надо подготавливать печать для ка-чан, так что пойду я.
   - Давай, только не забудь заглянуть к первому дню занятий в академию шиноби, иначе Куши-чан очень расстроится, - напомнила Мито, - ты же не хочешь, чтобы она расстраивалась?
   - Естественно нет! - передернувшись от парочки воспоминаний, я замотал головой.
   Нет уж, спасибо, пусть найдет себе другую жертву! Знаменитый темперамент Узумаки воплотился в Кушине полностью, а с добавкой от лиса, разозленная малявка способна на многое, что я имел несчастье наблюдать при появлении во время прогулки в парке двух идиотов, попробовавших насмехаться над ее лицом и цветом волос. В общем, даже учитывая разницу в два-три года, придурки оказались в госпитале на несколько месяцев. После данного случая, мелкая начала изучать основы медитации с моей подачи. И стать новым объектом гнева Кушины мне совсем не хочется, несмотря на полную уверенность в способности защититься от нее.
   - Вот-вот, так что в твоих интересах появиться намного раньше, чем мы отправимся в академию.
   - Обязательно, тем более, раз обещал - появлюсь! - кивнул я.
   - Передавай привет Сае-чан, - улыбнулась Мито, - и если печать не справится, я пришлю к вам Тсунаде, как только она появится в деревне.
   - Буду очень признателен, - я поклонился старейшине и кивнув на прощание, покинул дом.
  
   - Ма, я пришел! - оповестил я свое появление, скидывая сандали и проходя из коридора в гостинную.
   - Как прошли дела? - откликнулась из своей комнаты Сая.
   - Нормально, посетил Мито-сан и наконец решил проблему с чрезмерным потреблением чакры Ияку Фуи...
   Переступив порог, я замолчал. Причиной этому послужила в какой то мере привычная в последнее время картина - сидящая на постели ма, поглощала содержимое тарелки, которое ей скармливал мой клон! Причем, оба буквально светились от довольства! Покачав головой, я только тяжело вздохнул - и почему мои клоны настолько податливые?
   - Ма, ты так скоро вообще разучишься о себе заботиться, - ухмыльнулся я.
   За то время, что прошло со времени ранения, Сая вполне освоилась со своим положением и буквально купалась в заботе, обрушенной на нее клонами. Нет, я понимаю, что у Саи не было возможности почувствовать себя принцессой, каждый каприз которой мгновенно выполняется, но стоит учитывать, что это только на время болезни! А то войдет в привычку, и будет еще один лентяй Нара, только теперь уже женского рода. Конечно, если подумать, я бы тоже не отказался заботиться о ма подобным образом лично, но не до такой же степени! Это было бы слишком смущающе! Впрочем, я давно заметил, что при сохранении личности оригинала, каге буншин более податливы влиянию окружающих людей, по крайней мере, дорогих для меня, и более открыты в проявлении испытываемых чувств. Интересно, с чем связан подобный феномен? Помотав головой, я отбросил в сторону досужие рассуждения и вернулся к насущной теме, не обращая внимания на удивленно-ехидные взгляды присутствующих
   - Что я хотел сказать... ах да, уже сегодня можно начинать подготовку к созданию Чикатсу Сайсей но Дзюцу, благо, подходящее помещение в подвальном этаже я уже почистил и освободил от хлама.
   - Отлично! - обрадовалась ма.
   - Что ты сможешь ходить без посторонней поддержки - это я обещаю, но на полное возвращение прежних возможностей лучше не рассчитывать, - сразу предупредил ее. - Шансы есть, и они не маленькие, но лучше исходить из худшего варианта, чтобы потом не разочаровываться зря.
   - Уже одна возможность ходить самостоятельно, а не просить тебя меня таскать многого стоит, - так же серьезно ответила она, - не будешь же ты меня носить на руках всю оставшуюся жизнь.
   - А я бы не отказался, - пробормотал клон, отворачиваясь,
   Услышав слова копии, я залился краской не меньше, чем ма.
   - Кхем, так вот, с этого дня я приступаю к начертанию печати, - решив не обращать внимание на болтливого двойника, продолжил, -так что недели через две, когда наберется необходимое количество чакры, можно будет разобраться с твоим позвоночником.
   - Скорей бы, а то несмотря на твои изумительные массажи, все время находиться в сидячем или лежачем положении становится все сложнее, - пожаловалась Сая, преодолев смущение, - да и от неподвижности у меня на боках и бедрах стали появляться жировые отложения!
   Ну, кто о чем, а женщина о внешнем виде или фигуре! Вздохнув, я покачал головой.
   - Тебе мерещится, а даже если что-то и есть, то сойдет за пару недель даже легких разминок, - пожал я плечами, - к тому же, я всегда смогу свести все лишнее, если будет такая необходимость. Чакромассаж можно использовать по разному, а не только для сохранения тонуса лежачих больных.
   - Хмм, а я и не знала..., - протянула ма.
   - Фишка бытия ирьёнином, - ухмыльнулся я, - даже большинство шиноби не знает всей полноты возможностей медицинской чакры и опытного медика. А мы не спешим сообщать, иначе потом не отбиться будет от простых жителей, требующих "убрать то", "подтянуть здесь" и подобная фигня.
   - Ну да, никто из настоящих куноичи не заботится о фигуре, поскольку интенсивные тренировки сделают это за нас, достаточно только правильно и хорошо питаться, - кивнула Сая.
   - Ладно, наслаждайся обедом, а я пойду готовить чернила, - естественно, после того, как сам поем.
   После поглощения большой порции макаронов по флотски (которые начал готовить после начала службы ма, порядком устав от традиционной японской кухни), я переместился в подвал. Точнее, это был не столько подвал, сколько подземный этаж, состоявший из нескольких комнат различного размера. Использовались они в основном как кладовые для всякого хлама с тех пор, как па вернулся в Узушио, но раньше здесь располагалась мастерская производства печатей и хранилище свитков по той же теме. Хранилище осталось, хотя один большой шкаф сложно так называть, а вот стол и все принадлежности для рисования печатей я перетащил наверх. Так что до недавнего времени комнаты захламлялись всяким ненужным барахлом. Вот которую побольше из пяти я и расчистил. Чикатсу Сайсей но Дзюцу занимает достаточно большое пространство, так что лучше перестраховаться, чем потом плеваться на зря проделанную работу.
   Емкости с чернилами были у меня подготовлены заранее, так что готовить их не понадобилось и спустя десяток минут кропотливого подметания пола и избавления помещения от пыли с мокрой тряпкой в руках, я создал четырех клонов и с их помощью принялся за работу, изредка сверяясь со свитком. Слава Ками, длительное обучение фуиндзюцу подготовило меня для создания столь сложной печати просто отлично, и то, что рисовать приходилось на расстеленной на полу ткани вместо бумаги - никак не отразилось на качестве. Но приходилось соблюдать большую осторожность, поскольку любая ошибка привела бы к порче полотна, поскольку чернила мгновенно впитывались в особым образом обработанную ткань. Пожалуй, единственная хорошая новость, это возможность использовать Чикатсу Сайсей но Дзюцу еще несколько раз, главное, вовремя подновить чакропроводящие чернила и иметь достаточные запасы чакры.
   Работа завершилась только к глубокой ночи, когда я проверил и еще раз перепроверил кажую линию, завитушку, иероглив или символ вместе с клонами. Поскольку даже мельчайшая ошибка может стоить если не жизни, то большего увечия для Саи, лучше не оставлять все на волю случая. Усадив клонов по углам рисунка, я активировал Чикатсу Сайсей но Дзюцу, проверяя работоспособность. Судя по тому, что чернила начали наливаться бледным светом с оттенками синего, вся конструкция работает отлично. Вздохнув, я поднялся с пола и создав еще одного клона, занял место в центре - без подопытного все равно не обойтись, даже в режиме обследования, так что необходим доброволец-подопытный. Пленников под рукой что-то не наблюдается, как и толпы желающих, так что уж лучше самому им стать, чем использовать Саю. В конце концов, если что, я себя вылечу или сработает кеккей генкай Узумаки.
   - Готов, Босс? - спросил у меня каге буншин.
   - Давай.
   От внезапного ощущения пробегающей сквозь тело медицинской чакры, я покрылся мурашками, но спустя всего пару минут это ощущение исчезло, а четверо клонов по углам исчезли в небольшом хлопке и клубах дыма. Блин, кончилась чакра! Пусть я много в них не вкладывал, но как минимум на один обычный разенган хватило бы!
   - Босс, все работает отлично, но печать пожирает просто бешеное количество чакры даже при простом обследовании!
   - Ух, да при таком расходе я и за месяц не наберу необходимого количества! - поднялся я с пола и развеял клона.
   Полученная от него информация окончательно убедила меня в работоспособности печати - полное обследование моего тела прошло идеально, обеспечив меня несколькими открытиями. Кеккей генкай и усиленные тренировки поддерживали тело на пике активности, а процесс роста протекал практически без проблем, кроме излишнего напряжения на кости из-за имеющихся тренировочных печатей, но и эта проблема исправлялась без всякой необходимости вмешательства со стороны. Проще говоря, имеющаяся регенерация не позволяла излишним нагрузкам повлиять на мой рост, как случилось бы с обычными шиноби без вмешательства квалифицированного ирьёнина. Еще один обнаруженный факт меня порядком удивил - при большом желании и усердии, я могу стать отцом уже сейчас. Мда, гормональная система сформировалась гораздо быстрее положенного, очевидно, вслед за стремительным ростом организма. Не, я понимаю, что дети здесь растут и взрослеют быстро, но не настолько же! Вот и еще одна проблема назрела, и главное, даже спустить пар будет негде до двенадцати лет - даже в борделе обслуживают только по достижении шестнадцати или наличии звания генина. Мораль блюдут, так ее! И главное, на малолетку клюнут разве что подосланные подстилки от других кланов или поклонницы, а не по настоящему интересные мне женщины. Значит, привет правая рука... Эх, тяжела жизнь в подростковой шкуре при бурлящих гормонах! Печально вздохнув и изгнав провокационные мысли в дальний уголок сознания, я вышел из комнаты и отправился на кухню - почти вся чакра истрачена, потому стоит подкрепиться как следует перед медитацией. Учитывая час ночи на будильнике, как только закончу с обработкой полученной от клонов информации, спать мне останется часа четыре, и это если у Саи опять не будет кошмаров. К сожалению, они случаются как минимум пару раз в неделю и приходится служить плюшевым мишкой и успокаивать, благо, опыт имеется. Учитывая, что нас уже научили на клановых занятиях сохранять ощущение окружающей обстановки даже во сне, то при снящемся ма кошмаре, я всегда просыпаюсь и приходится идти ее будить. Пусть у меня имеется регенерационный кеккей генкай, а использующие чакру существа вообще меньше нуждаются в отдыхе, тренированные же шиноби и вовсе могут обходиться без сна неделями, но крепкий сон необходим любому, тем более, растущему организму! И желательно больше пары часов в сутки, а то со времени ранения Саи я стал достаточно часто лишаться своего законного сна.
   Покачав головой, я принял от "хозяйственного" клона полную тарелку риса с фруктовым салатом и разломив палочки, принялся за еду. Надо бы снизить немного нагрузки и сократить список плановых тренировок, иначе даже хваленой выносливости Узумаки не хватит при недостатке полноценного сна. Спасают только три выходных вместо двух, уж в один день получается полноценно выспаться, но режим необходим во всем и сбой его не ведет ни к чему хорошему. Все чаще ко мне приходят мысли переместить свою постель в комнату к Сае, чтобы не бегать каждый раз, а поступить как в первый день. Удерживает только врожденная упрямость, остатки морали и тот факт, что утром имеет место быть буквально титановая твердость "маленького Рью". Не далеко и до вполне определенных снов с известным результатом, свидетельства чего мне хотелось бы избежать. И при всем этом, времени ни на что не хватает даже с клонами! Освоены только основы кендзюцу, контроль чакры и рядом не стоит с желаемым результатом, а на занятия по фуиндзюцу и ниндзюцу хорошо, если пару раз в неделю удается выкроить несколько часов. Единственное, что не пострадало от повисших на мне подопечных, так это клановые занятия, тренировка в тайдзюцу и хидзюцу, а так же практика в госпитале. Ужас.
  
   Глава 32.
  
   До поступления Кушины в академию шиноби оставалась одна неделя и я уже с нетерпением считал дни, когда рано утром к нам заявился немного неожиданный посетитель.
   Вопросительно приподняв бровь, я смотрел на стоящую около ворот в клановый квартал смутно знакомую мне женщину, гадая, где же мы могли встречаться... После пары секунд, я вспомнил встречу в горячих источниках и тот факт, что смотрящая на меня джонин интересовалась печатями, нанесенными на Саю.
   - Доброе утро, Рью-сан, - с улыбкой поклонилась куноичи.
   - И тебе не хворать, Рейко-сан, - ответил я.
   - О, так ты помнишь меня, - буквально засветилась от радости джонин.
   - И даже догадываюсь, по какому поводу был затеян данный визит, - вздохнул я, после чего сделал знак следовать за мной, - и лучше обсуждать это в более приватной обстановке, чем улица.
   Проведя ее через ворота и кивнув хорошо знакомым чунинам, я потопал к нашему дому, краем глаза наблюдая за державшейся рядом спутницей. При прошлой нашей встрече она выглядела намного лучше, чем сейчас - темные круги под глазами, немного осунувшееся и заострившееся лицо, а так же опущенные плечи и немного сгорбившаяся спина, указывали на огромную усталость куноичи. Помыться и переодеться в чистое успела, а вот как следует выспаться - нет. Скорее всего, только с миссии и если судить по подволакиванию правой ноги, без ранений не обошлось. Дойдя до дома, я внутрь гостью приглашать не стал, а свернул в сторону небольшой беседки в саду. Защита тут была чуть похуже, но зато не пришлось отключать барьер вокруг дома, чтобы провести гостью.
   - Итак, хоть я и догадываюсь, о чем пойдет речь, но хотелось бы услышать от тебя, - начал я, устроившись вместе с куноичи в плетеных креслах.
   - Не буду ходить вокруг да около - я хотела бы узнать о приобретении печати последнего шанса, - посерьезнела джонин.
   - "Печать последнего шанса"? Может быть Ияку Фуин? - немного неуверенно спросил я.
   - Такое прозвище ей дали среди шиноби, - пояснила Кейко.
   Блин, похоже, слухи о данной фуин уже разошлись! А ведь просил же соклановцев не болтать и вообще стараться не афишировать сам факт ее наличия! Вскоре после происшествия с Саей, ко мне заявился поблагодарить за спасение брат Лины и невзначай осведомился о возможности приобрести лечебную печать. Естественно, отказывать соклановцу я не стал, но деньгу с него неплохую взял. А через пару недель появился еще один чунин. Затем один знакомый джонин Нара. В общем счете, Ияку Фуин я поставил восьми соклановцам, из которых двое были женщинами. Учитывая сложность, долговременность и затратность данной фуин, можно радоваться, что не больше. И если сейчас кто-то прознает, что я продаю их и шиноби вне клана, меня завалят просьбами! Учитывая общую занятость, такой вариант событий для меня не очень приемлим. Но и Рейко отказывать не очень хочется - лучше уже сейчас нарабатывать репутацию. Ну и нравится она мне внешне. Мда, дилемма. Ладно, прежде чем отказывать, лучше узнать, что она может предложить в оплату. С Нара-то я брал деньгами исключительно для соблюдения принципов торговли, чтобы не ждали халявы, а вот с постороннего человека уже совершенно другой спрос.
   - Допустим, я могу нанести тебе эту печать, но какой будет оплата? - вопросительно приподнял я бровь. - Деньги можно не предлогать - и так неплохо зарабатываю в госпитале.
   - Хм, что может быть равноценно шансу на жизнь? - нахмурилась и скрестила руки под грудью куноичи. - К какому рангу относится Ияку Фуин?
   - Точно не знаю, но по сложности выше Б, почти А ранга. То же самое касается и используемого запаса чакры - обычные ирьёнины едва ли смогут такую создать, даже если и получится преобразовать минимально необходимый объем медицинской чакры для наполнения.
   Учитывая, что средний медик третьей степени обычно обладает чуть большим запасом чакры, чем только получивший звание чунин, почти никогда не дорастая до уровня джонин-ветеранов, закаленных в боях, то в деревне только я могу наносить подобные печати, остальные не будут даже пытаться ее освоить. Для такого потребуется не только знаток фуиндзюцу, но и медик с большим резервом, а последнее бывает довольно редко. Не считая Тсунаде, конечно.
   - Ого! - немного удивилась Кейко, но после нескольких секунд раздумий, неожиданно поморщилась. - Учитывая, что ты Нара, то не думаю, что высокоуровневые ниндзюцу тебя заинтересуют, особенно огненные - твой клан больше тяготеет к земле, если вообще не обходится своими тенями.
   - Даже если бы интересовали, как ты знаешь, это у ка-чан предрасположенность к Катон, но не у меня, - пожал я плечами. - Как насчет Футон или Райтон? В Конохе это довольно редкие элементы и иметь хотя бы одно достаточно сильное дзюцу этих стихий будет неплохо, - задумчиво потер я подбородок.
   - Увы, вторая предрасположенность у меня к Дотону, да и из него я знаю всего пару слабых техник, - покачала головой куноичи, - похоже, мне нечего тебе предложить, а для другого способа оплаты ты еще мал...
   Быстрый взгляд, брошенный вниз, на ее внушительную грудь, показал, что она имела ввиду. Э... Шанс? Смущенно кашлянув, я отвел взгляд в сторону.
   - Вообще-то, в этом отношении у меня уже все работает...
   В беседке повисла неловкая тишина.
   -К-как? Тебе же всего десять?! - отвесила челюсть Рейко, смотря на меня широко раскрытыми глазами.
   - Ну, скоро будет одиннадцать, но ответ на самом деле довольно просто - гены Узумаки. Вместе с ростом тела, гормональная система у меня так же развивается быстрее обычных людей, - пожал плечами на ее удивление. - В конце концов, я уже сейчас всего на пару сантиметров ниже тебя, так что ничего удивительного в этом нет.
   - Тогда... ты принимаешь мое предложение?
   - Ничего не имею против, - прямо заявил я, - но ты уверена, что хочешь расплатиться за печать подобным образом? Насколько я слышал, для куноичи, прямо говоря, торговля телом считается унизительной, особенно тогда, когда этого не требует миссия?
   - Ты многого еще не испытал, Рью-кун, - печально покачала головой собеседница, - когда следующий день может быть последним, то даже за мизерный шанс на жизнь, можно отдать намного больше, чем немного удовольствия для благодетеля и растоптанную женскую гордость. Гордость вообще вредна в нашей работе, многие сложили головы просто из-за того, что оказались слишком гордыми копаться в дерьме. Клановым в этом отношении проще, а таким как я приходится рассчитывать только на себя и любая мелочь может помочь, не говоря уж о подобной печати.
   Я понимающе кивнул. В госпитале довелось пообщаться с ветеранами, придерживавшимися похожей точки зрения. Учитывая сводки потерь и количество раненых с фронта, все действительно начинает казаться незначительным, особенно когда может появиться увереннось, что даже в случае смертельных ранений, тебя успеют дотащить до медика и спасти жизнь, пусть даже ценой некоторых потерь для здоровья.
   - Собственно, если бы ты оказался уродливым и вонючим старым пердуном, я бы еще подумала предлагать себя, а так, имеется симпатичная мордашка и тренированная фигура, единственный недостаток - возраст, - усмехнулась Кейко, - но учитывая проводимые кланами скрещивания и селекции, это не такой уж большой проступок. Возраст в среде профессиональных убийц практически ничего не значит.
   - Это точно, - согласился я, вспоминая Какаши, ставшего генином в шесть лет.
   И в отличие от будущего послевоенного времени, редкий генин обходится без убийства сразу после академии в наше время. А если готов убивать, то почему отказываться от всего остального, что позволено с получением хитай-те?
   - Ита-а-ак, когда мне исполнять свою сторону соглашения, а Рью-ку-у-ун? - практически промурлыкала мне на ухо Кейко, неожиданно оказавшись очень близко и вжимаясь в бок своей внушительной грудью.
   С трудом сглотнув, я немного отстранился и попытался взять под контроль бушующие гормоны и не обращать внимание на провокационно блуждающий по моей груди изящный пальчик. Сразу как-то на ум пришел тот факт, что вынужденный целибат продолжался больше десяти лет, пусть и не по моей вине.
   - Кхем, не сейчас и уж тем более не тогда, когда поблизости может оказаться ка-чан, - сожалеюще покачал я головой, - и сперва я предпочту разобраться с Ияку Фуин.
   - Ну как хочешь, - показательно надулась куноичи, но спустя пару мгновений улыбнулась и подмигнула, - но попасться на глаза Сае-чан, во время совращения ее сына я действительно не захотела бы.
   Представив перед мысленным взором такую сцену, я не мог выбрать адекватную реакцию на подобное событие - между содроганием в страхе или нездоровым предвкушением. В итоге победила первая - не ясно, кому от Саи достанется больше, но мне-то бежать будет некуда! Помотав головой, чтобы избавиться от представленной провокационной сцены, я вернулся к разговору.
   - Ладно, пошли наносить печать, а потом уж решим проблему о твоей части сделки - как не попасться мне и не нажить соответствующих последствий тебе, - вздохнул я, поднимаясь на ноги.
   Оповестив ма, что у меня очередной клиент, хоть и не уточнив личность, я подготовил чернила и начал вырисовывать Ияку Фуин, расположив чуть ниже, чем обычно. Ввиду небольшого роста куноичи и внушительной груди, на которой, к сожалению, очень неудобно рисовать симметрично с остальными сторонами, свободное пространство вокруг живота было несколько меньше, чем у мужчин или не столь "выдающихся" женщин, создавая дополнительные проблемы с расположением всего рисунка на теле. Не стоит так же забывать о дополнительных кругах иероглифов и символов, служащих для маскировки структуры истинного вида и работы печати, применяемых всеми пользователями фуиндзюцу. В результате, передо мной стояла не такая уж легкая задача. Но за два часа кропотливой работы и стойкого игнорирования аппетитных прелестей, я справился.
   - Фуин!
   Повинуясь моей воле и чакре, нарисованная печать принялась стремительно сползаться по шелковистой коже в небольшой кружок символов с канджи "лечение" в центре. Наполнив ее минут за двадцать преобразованной чакрой, я облегченно вздохнул и уселся на полу рядом с лежащей на моей постели Кейко.
   - Должна признаться, ощущения при нанесении печатей на голое тело довольно своеобразные, - призналась она, поднимаясь и начиная одеваться.
   - После некоторого времени начинаешь привыкать, - пожал я плечами.
   Ощущения действительно довольно своебразные - как будто тысячи маленьких тупых иголочек пытаются проникнуть под кожу в местах нанесения чернил.
   - Ладно, пошли провожу тебя до ворот, а там подумаем, как не слишком привлекать внимание со стороны моих соклановцев к нашей встрече, - вздохнул я, поднимаясь и маня за собой куноичи.
   - А что тут думать, - хмыкнула Рейко, выходя из дома, - Хенге знаешь?
   - Да.
   - Вот через пару часиков и появишься у моей квартиры, превратившись в кого-нибудь по старше, держи адрес, - она протянула мне бумажку.
   - Отлично, так и поступим, только у меня одно условие - о печати молчать! Мне не надо огромной очереди желающих получить такую же под окнами!
   - Само собой, без умения молчать в нашей среде долго не проживешь, - согласилась джонин и помахав мне на прощание, покинула пределы квартала, а я поплелся домой, не в силах сдержать довольную улыбку, что сама собой выползала на лицо.
   Осталось только найти подходящую к случаю печать, а то становиться отцом в столь юном возрасте как-то не хочется - сначала стоит как следует погулять! Но возможность сбросить пар подвернулась как нельзя вовремя! Может, хоть теперь можно будет полностью сосредоточиться на совершенствовании своих навыков шиноби без отвлекающих факторов и соответствующих им мыслей при виде особ противоположного пола. Ох уж мне эти юношеские годы...
  
   Глава 33.
  
   Поздним вечером прыгая по крышам в направлении квартала Нара, я не мог сдержать выползающую на лицо широченную улыбку, полностью отражавшую мое внутреннее состояние после более чем жаркой встречи с Кейко. Вот когда можно было начинать молиться на доставшиеся в наследство гены Узумаки, обеспечившие огромную выносливость даже в столь деликатном деле! Учитывая, что профессия ирьёнина позволяет творить чудеса с телом человека, остается только пожалеть тех, кто не имеет и половины подобных возможностей. Я подавил желание маниакально заржать во все горло и вновь вернулся мыслями к божественному телу куноичи и своему первому разу в этом мире. Могу сказать только одно - я не посрамился... а потом еще раз не посрамился, еще, еще и еще! Учитывая интенсивность многочасового марафона, сомневаюсь, что завтра моя партнерша сможет куда-то пойти на подгибающихся ногах, если вообще окажется способна проснуться до обеда. Но напряжение сбросил я знатно, да и Рейко не жаловалась, не смотря на мою молодость. Ол хайль Узумаки!!!
   Но на более серьезной ноте - теперь у меня появилась возможность сбрасывать накопившееся напряжение с помощью новой знакомой как минимум раз в пару недель, если она будет присутствовать в деревне, так что про необходимость посещения борделя можно забыть, по крайней мере, до получения символа шиноби. Конечно, в свою очередь, я обязуюсь обновлять печать в случае ее использования до самого выпуска из академии шиноби. Учитывая незаконность растления малолетних в Конохе, очень даже выгодное соглашение. Да и мой дар сенсора очень в тему - проследить подобные отлучки ни у кого не получится, так что на этот счет можно быть спокойным. Впрочем, и не будет никто за мной следить - слишком мелкая сошка пока. Тем более, когда идет война и лидеры деревни на фронте, не о похождениях мелкого Нара будут волноваться оставшиеся силы Анбу. Собственно, именно по этой причине ко мне еще никто не заявился насчет постановки Ияку Фуин регулярным силам или хотя бы элите. Будь здесь Данзо или Хирузен - давно бы попытались раскрутить. Хотя, может, все еще впереди и командующий Анбу, оставленный замом Хокаге, пока не в курсе, но как только его достигнут ходящие о печати слухи, то может и заявиться. Впрочем, учитывая мой клановый статус и отсутствие звания шиноби, подобная верояность сильно понижается. Права кланов в Конохе четко прописаны и раскрытие любых имеющихся знаний с их стороны может произойти только на добровольном основании, иначе потребовавшего безвозмездно поделиться, просто разорвут на части не считаясь с должностью, будь то Хокаге или глава Анбу.
   Но учитывая мои успехи как в области медицины, так и в личном развитии, рано или поздно, но я все равно попаду под изучающий взгляд верхушки власти. Учитывая, что к тому времени война должна будет подходить к своей финальной стадии, лучше мне пока особо не светиться в чем-нибудь, кроме уже выделенных дисциплин. Значит, это ирьёдзюцу как основа, тайдзюцу - что для любого медика практически обязательно по многим причинам, и немного фуиндзюцу с клановыми техниками. Никаких особых навыков в ниндзюцу или кендзюцу. С Чидори и вариациями придется подождать до звания чунина или излишне опасной ситуации. Если подумать, то репутация многостаночника может только повредить мне в дальнейшей перспективе, если меня всегда будут воспринимать всерьез. А так, я уже достаточное количество раз сталкивался с пренебрежительным отношением к боевым способностям ирьёнинов от бывающих в госпитале шиноби. Конечно, не со стороны матерых ветеранов, но и много опытных бойцов считают медиков хорошими только в быстром латании раненых, даже не представляя себе возможности подкованного в схватках ирьёнина и что он может сделать с врагом одним мимолетным касанием. То же самое можно сказать и о фуин мастерах. Блин, да Кабуто таким боевым ирьёнином и являлся, умудрившись почти завалить Тсунаде и Нарика с Шизуне в одиночку.
   Погруженный в размышления, я кивнул охранникам на воротах и вошел в квартал Нара, направившись в сторону нашего участка земли. Но преодолев внешний защитный периметр, свернул не в сторону дома, а к тренировочному полигону.
   Несмотря на офигенно проведенную вторую половину дня, я просрал запланированную тренировку на скорость реакции и если изучение медицинского трактата по работе головного мозга еще можно отложить, как и тренировку хидзюцу, то жизненно важный для избранной профессии навык не должен страдать. Так что опять придется пожертвовать парой часов сна. Учитывая то, что сейчас уже около одиннадцати, то отправиться спать где-то в два часа ночи у меня вполне получится, даже с учетом медитации. Опять не удастся поймать обязательные восемь часов сна, но всегда приходится чем-то жертвовать - я предпочитаю сон жизни.
   - Так, тренирующие контроль оторвались от своего занятия, а вы можете продолжать с кендзюцу, - скомандовал я клонам, подойдя поближе и хлопнув в ладони, привлекая общее внимание.
   - В чем дело, Босс? И почему сегодня не оказалось тренировки? - задал вопрос один из них, в то время, как пара с боккенами продолжала выполнять связки ударов, обозначив кивками приветствие.
   - Это сейчас не важно, - отмахнулся я, - раз уж пропустил днем, то будем играть в выбивание сейчас, за одно и симуляция ночного боя при скудном освещении.
   Учитывая, что из источников света имелась лишь полная луна на небе, задача усложнялась как для клонов, так и для меня. Впрочем, подача чакры к огранам зрения и слуха немного решала эту проблему.
   - Держите, - распечатав несколько свитков, я кинул их копиям.
   В качестве снарядов в своеобразной игре на выбывание с одной стороны, я использовал затупленные учебные кунаи без острого кончика и режущей кромки. Таким невозможно поранить и повредить одежду, но синяки остаются впечатляющие. Резиновые мячики, что использовались в самом начале, я прекратил кидать еще в прошлом году. Следующий этап тренировки представляет собой переход на настоящие сенбоны, кунаи и шурикены. Собственно, помимо самой тренировки рефлексов и избегания брошенных колюще-режущих предметов, тренируется и бросок по движущимся целям. Очередное применение каге буншинов для самосовершенствования в действии, благослови Ками его создателя, кто бы это не оказался!
   - С печатями или без, Босс?
   - С, без них будем отдельно.
   Чтобы повысить получаемые результаты и снизить количество ненужных телодвижений, я не снимал с себя печати, повышающие вес и сопротивление движениям, принуждая себя точно высчитывать траекторию броска просто по звуку или мимолетному взгляду. Боль очень даже стимулирует адаптацию к ситуации и интуицию. Беспощадно к себе, но несомненно результативно, значит - мне подходит.
   - Давайте, - быстро размявшись и приготовившись, я кивнул клонам.
   После чего сделал кувырок в сторону и сразу же сальто назад, избегая волны кунаев. Ну, начали.
  
   К часу ночи, немного побитый и очень уставший, я с помощью буншинов вполз в дом и пока они занимались лечением моего тела, жадно пожирал подогретую тарелку риса с мясом, что сообразил домашний клон. Теперь только часик медитации с развеиванием копий и можно отправляться баиньки! Несмотря на казалось бы привычное использование каге буншинов в течение многих лет и выработавшуюся привычку к наплыву информации от них, я все еще продолжал подобную практику, хотя уже мог обойтись и без этого. Помимо лучшего усвоения полученных воспоминаний, медитация очень помогала распределить получаемую ин энергию по телу, почти сводя на нет физические эффекты техники, улучшала циркуляцию чакры в теле и контроль над ней, хоть и меньше, чем при упражнениях, нацеленных именно на подобный результат. Не забудем так же о стимуляции способности запоминать изучаемую информацию и намного более полно сосредотачиваться на требующих решения задачах. Но главная причина траты большого количества времени каждый день была даже не в этом, а совсем в другом - медитация годами позволяла мне бороться с накапливающейся умственной и моральной усталостью. Никто не способен день и ночь, из года в год, тренироваться почти без выходных и праздников, без какого либо метода расслабления. Нервы, они не железные даже у Узумаки. Окажись на моем месте обычный ребенок, прошедший через то же, и готов поспорить, с головой у него точно будет не все в порядке. Это при условии, что он выдержит подобный стресс. Во всяком случае, некоторые слухи о себе, что удается подслушать в госпитале, не очень приятные. В принципе, если бы я раньше услышал о девятилетке-десятилетке, оперирующем людей после какой-нибудь катастрофы или чего подобного не моргнув и глазом, то не поверил бы или решил, что он не совсем нормален в голове. Во всяком случае, в госпитале я самый молодой ирьёнин в истории, даже стажеры как правило, старше на два-три года, и это когда мне уже десять, а не семь. Обычный ребенок просто не обладает достаточным интеллектом для подобного достижения и большая нагрузка может привести к нервному срыву. И именно медитация, и в меньшей степени знания о прошлой жизни, позволяют мне оставаться относительно нормальным ребенком. Именно поэтому, каждый день, вне зависимости от ситуации, я медитирую, пусть даже и в ущерб сну. Аминь.
  
   Раскрыв глаза, я перевернулся на другой бок - только недавно же лег! Так какого хрена проснулся, когда на улице еще глубокая ночь?! Немного полежав в темноте, я уж собрался опять попасть в объятья Морфея, но в тишине дома уловил звуки, подозрительно похожие на шмыгания носом. Вот ***ть, пере***ть, вы***ть! Когда же это кончится! Эти гребанные кошмары задолбали не только ма, но и меня вместе с ней! Похоже, в этот месяц мне просто суждено страдать от недостатка сна! Откинув одеяло, я сел и помотал головой, пытаясь прийти в себя. С этим необходимо что-то делать, а то лишаться как минимум трех дней в неделю возможности нормально поспать, меня ну совсем не привлекает, особенно после выматывающей тренировки. Со вздохом встав на ноги, я практически на ощупь заправил постель и свернул ее в рулон, после чего подхватил его под мышку и потопал в комнату к Сае. Несмотря на практически доскональное знание дома и всей обстановки, я умудрился отбить себе палец ноги, споткнувшись об косяк собственной двери, когда еле вписался в проем со своей ношей. Желание выругаться было почти непреодолимым, но учитывая отношение ма к сквернословию, решил не рисковать. Доплевшись до ее спальни, я сдвинул дверь в сторону и вошел внутрь. К счастью, в комнате оказалось немного светлее благодаря паре одиноких лучиков лунного света, что пробивались сквозь шторы на окнах.
   - Рью-кун? - подала голос Сая.
   - А кто еще? - пробурчал я, опуская принесенный сверток на пол рядом с ней.
   Расправив постель, я не мешкая нырнул под одеяло и протянув руку, сграбастал ойкнувшую Саю за талию, притянул к себе как в самый первый раз, когда только забрал ее из госпиталя.
   - Если уж тебе так необходима грелка, чтобы нормально спать, то я согласен послужить в данном качестве, лишь бы больше не прошлось успокаивать тебя после кошмаров, - вздохнул я, - а теперь давай дрыхнуть, а то завтра придется вставать совсем разбитым.
   - Спасибо Рью... за все.
   - Пфф, было бы за что, - фыркнул я и сонно пробормотал, - главное, чтобы больше не пришлось тебя по кусочкам собирать, а все остальное - побоку.
   Закрыв глаза и постепенно погружаясь в сонную негу, я вырубился почти мгновенно.
  
   Глава 34.
  
   - Эй, Кушина-чан, Мито-чан, вы готовы? - позвонил я в дверной колокольчик дома женщин Узумаки. - Академия начинается через сорок минут и мы можем не успеть на приветственную речь Токи-сама и главы академии!
   Начало занятий в академии шиноби приходилось на первое число сентября и к сожалению, данный день являлся вторником и моим рабочим днем. Пришлось изрядно постараться, чтобы добиться смены его на пятницу, но посредством небольшого шантажа и умоляющих выражений, против которых могут устоять только женщины с огромным опытом, я добился желаемого результата от заместительницы главы госпиталя. С клановыми учителями получилось еще проще - в этот день занятия были отменены для провода поступающих учиться. Подозреваю, это был просто повод немного отдохнуть от кучи ребятни для ленивых Нара. Учитывая, что большинство обучающих нас ветеранов являлось мужчинами, данная теория звучит наиболее правдоподобно.
   - Куши-чан, Рью уже здесь! - послышалось изнутри дома и спустя пару мгновений дверь распахнулась и моему взгляду предстала немного потрепанная Мито в перекошенном кимоно и копной нечесанных волос. - Извини, мы только недавно встали и еще собираемся, не мог бы ты подождать немного в гостинной?!
   - Эээ... ладно, - выдавил я из себя, немного оправившись от шока - ни разу я еще не видел старшую Узумаки в столь неподобающем для старейшины виде.
   Правда, благодаря этому, я удостоился оч-ч-чень интригующего зелища - у небрежно подхваченного поясом кимоно оказался куда более глубокий вырез чем обычно и открывшийся вид заставил меня нервно сглотнуть набравшуюся слюну. Заметив, куда опустился мой взгляд, Мито усмехнулась и щелкнув меня по носу, развернулась и пошла в глубь дома, очень выразительно виляя бедрами. Блин, готов поспорить, она сделала это специально - пусть это звучит невероятно, но я убедился на собственном опыте, что женщины каким-то образом чуют, кто и каким образом на них смотрит, определяя наличие вполне определенного опыта у мужчины или отсутствие такового вовсе.
   Пристроившись на одном из диванов в гостинной, я приготовился к длительному ожиданию, поскольку даже в этом мире натура женщин не изменилась, несмотря на выбранную профессию. Вопреки предполагаемому, парочка Узумаки справилась в рекордно короткое время и через десять минут обе предстали передо мной во вполне приличном виде. На Кушине красовался стандартный набор одежды куноичи из сандалий на босу ногу, обтягивающих синих штанов и черной майки с такого же цвета жилетом, а надетая поверх него коротенькая зеленая с красным курточка довершала наряд. Сумка с кунаями и шурикенами располагалась на левом бедре, а на запястье правой руки красовалась печать, в точности повторяющая пару моих собственных. Волосы малявки свободно спадали на спину и плечи, удерживаемые единственной заколкой спереди и не позволяя прядям спадать на лицо. В руках у нее был небольшой портфель. Переведя взгляд на вторую Узумаки, я обнаружил, что Мито и в этот раз не отказалась от традиционного одеяния, только уже бардово-черного цета, с золотистым поясом. Ее волосы так же оказались распущены и спадали на спину роскошной волной. Полагаю, сматывать их в клубки времени не оказалось.
   - Шикарно выглядите, - выдал я совершенно искренний комплимент.
   - Я всегда так выгляжу, - смешно задрала нос малышка.
   Я покачал головой - и где та застенчивая девочка, что повстречала меня два года назад?
   - Вот только осталось у нас около двадцати с лишним минут и стоит поторопиться, если хотим успеть вовремя.
   - Тогда чего мы ждем? - хмыкнула старшая Узумаки и потянула за собой малявку. - Здесь идти не так уж долго и мы должны успеть как раз к началу вступительной речи!
   Я пожал плечами и последовал за парочкой. Пока старейшина запирала дом и устанавливала защитный барьер на полную мощность, мелочь смущенно потянула меня за низ майки и молчаливо уставилась своими большими глазищами. Вздохнув, я присел и подхватил ее на руки. Учитывая, что Кушина пока росла медленно и не превышала ста пяти сантиметров против моих ста семидесяти двух, проблемы это не составило.
   - Кто-то слишком привык на мне кататься, - по доброму усмехнулся я, потрепав ее по пухлой щечке.
   - Рью-нии! - мелкая оттолкнула мою руку и надулась как мышь на крупу.
   - Ладно-ладно, больше не буду, - рассмеялся я.
   Из квартала Сенджу мы выбрались буквально за несколько минут и направились в сторону академии шиноби. Несмотря на ранний час, улицы кишили народом, несколько нас замедляя. Учитывая, что времени у нас оставалось около десяти минут, а добираться такими темпами раза в полтора дольше, я развернулся к Мито.
   - По крышам?
   - Хмм, думаю, я доставлю нас быстрее, - покачала головой старейшина.
   Положив руку мне на плечо, она второй сложила печать и у меня в животе образовалось уже знакомое тянущее чувство.
   - Шуншин.
   Шух!
   Появились мы чуть сбоку от ворот в стене, огораживающей академию шиноби. Немного подождав, пока мы придем в себя, Мито уцепила мою руку и потянула за собой. Впрочем, мы оказались не первые и не последние, кто прошел в большие ворота - внутри уже стояла толпа народу, будущие убийцы и их родители продолжали подтягиваться, кто прибывая с помощью техник, а кто и по старинке - пешком. Мы встали недалеко от трибуны, на которой уже находились учителя академии и принялись осматриваться по сторонам. Несмотря на идущую войну, лица окружающих были не слишком обеспокоены, хотя одна небольшая деталь от меня не ускользнула - подавляющее большинство поступающих детей сопровождал кто-то один из родителей или близкий родственник, как брат или сестра. Были и исключения, но они в основном касались только обычных горожан. Высмотрел я и несколько одиночек, а так же группу приютских детей под руководством двух чунинов. Среди них я высмотрел подозрительно знакомую блондинистую голову. Мда, Минато уже стал на путь шиноби... Несмотря на то, что в академию обычно идет не так много клановых, в этот раз нашивки присутствующих пестрели как бы не на каждом втором ребенке. Интересно, это из-за того, что патронаж над академией перешел к Сенджу?
   От дальнейшего разглядывания окружающих меня отвлекла появившаяся на трибуне Тока Сенджу, немного постаревшая по сравнению с нашей первой встречей, но тем не менее, всем своим видом буквально излучавшая силу и уверенность.
   - Тока-ба-чан! - обрадовалась Кушина и замахала рукой, привлекая внимание окружающих.
   За свои старания малявка получила теплую улыбку и едва заметный кивок, прежде чем Сенджу начала свою приветственную речь. Внимательно слушать ее я не стал, поскольку сам скоро буду здесь стоять, так что оставалось просто глазеть по сторонам, высматривая все кланы Конохи. Хьюги и Абураме стояли каждые своей кучкой недалеко от нас, в своих неизменных белоснежных нарядах одни, и закрытых плащах другие. Наших в зоне видимости не оказалось, да и из подходящих по возрасту детей было только двое, родители которых решили обучать своих чад дома. Одна семейка Акамичи возвышалась над остальными довольно заметно и я даже узнал их по часто проводимым банкетам трех кланов. Неподалеку от них пристроилась симпатичная блондинка из Яманака (которая мне подмигнула) с двумя мальчиками, а в самом дальнем углу площадки внимательно слушали Инузуки со своими хвостатыми партнерами. Сарутоби я не увидел, как и Учиха, что было несколько странно. И если про последних еще понятно, то клан Сарутоби не такой маленький, чтобы никого не прислать учиться. Конечно, больше всего среди будущих учеников оказалось Сенджу, судя по всему, полностью перешедших на обучение в академии. В принципе, для них очень даже верное решение, позволяющее клановым детям не только найти себе друзей, но и с ранних лет приобрести определенное влияние среди следующего поколения шиноби и куноичи. Да и для клана это полезно.
   На трибуне Сенджу закончила свою речь и, пожелав будущим защитникам Конохи успехов в учёбе, попрощалась и отправилась по своим делам. Родители оживившихся чад медленно потянулись на выход, а дети ко входу в главное здание академии.
   - Какой у Кушины-чан класс? - обратился я к Мито.
   - 1-Б на первом этаже, - ответила она и присев на корточки перед малявкой, обняла ее на несколько секунд, - давай Куши-чан, покажи им всем из какого теста сделаны Узумаки!
   - Правильно, а если кто сам не сообразит - не гнушайся вбить в головы твоих однокласников, что с Узумаки не шутят! - продолжил я, расплывшись в широченной улыбке и врезав кулаком по ладони.
   - Я буду сильнейшей из всех учеников, даттебане! - просияла малявка.
   - Правильно! Я тебя многому научила и уж надрать задницы нескольким дуракам тебе не составит труда! - расплылась в не менее кровожадной улыбке Мито.
   Ха-ха, теперь пусть кто-нибудь только заикнется про ее круглое личико и выделяющийся цвет волос - я идиотам не завидую! Помахав нам на прощание, маленькая Узумаки подхватила портфель и целеустремленно потопала к дверям академии.
   - Мне почти жаль всех одноклассников, что будут с ней учиться, - покачала головой старейшина, - несмотря на разницу в пару лет, она уже сейчас сильнее подавляющего большинства детей шиноби одного возраста и сможет постоять за себя.
   - Не вижу в этом ничего плохого, - покачав головой, ответил я, - с ее ношей необходимо быть не только сильной, но и не бояться применять эту самую силу.
   - Может быть, ты и прав, судьба джинчурики никогда не будет легкой, - тихо вздохнула Мито, предварительно убедившись в отсутствии поблизости любопытных ушей.
   Покинув территорию академии, мы прогуливались несколько минут молча, каждый погруженный в свои мысли.
   Если вспомнить оригинальный сюжет, то действительно, жизнь каждого последующего джинчурики становилась намного хуже, чем предыдущего. Мито отделалась сравнительно легко благодаря своему статусу сильнейшей куноичи и жены первого Хокаге. Кушине уже пришлось терпеть нападки со стороны окружающих по причине своего внешнего вида и иностранного происхождения. Уничтожение клана и смерть последнего оставшегося члена семьи только увеличили количество неприятностей, обрушившихся на нее. Похищение можно даже не упоминать. Ну и добивающий удар - необходимость жертвовать жизнью ради защиты не такой и родной деревни, запечатывая лиса в собственного сына. Такого и врагу не пожелаешь. Третий же джинчурики, Наруто, оказался в еще более удручающем положении. Без родителей, без семьи или близких родных, даже без попечителя, что можно было бы ожидать от Хокаге. Нищий сирота, ненавидимый большей частью деревни со всеми вытекающими последствиями и безразличный всем остальным, полностью один и без друзей подавляющую часть своей жизни. Мда, отвратная тенденция намечается, однако. Даже думать не хочу, что должно случиться с четвертым, если он вообще будет.
   - По крайней мере, Кушина избежала двух огромных потрясений в своей жизни, а остальное в ее руках, - хмыкнул я, многозначительно взглянув на спутницу.
   Сначала Мито вопросительно приподняла бровь, но через мгновение понимающе кивнула. Почесав затылок свободной рукой, я выбросил мрачные мысли из головы и осмотревшись, потянул Узумаки в небольшую кафешку.
   - Перекусим? До обеденного перерыва еще далеко, а вы, насколько я понял, даже не завтракали сегодня?
   - Не возражаю, я действительно проспала сегодня и встала буквально за пять минут до твоего прихода, - пожала плечами старейшина.
   Учитывая, что последние годы ей некуда было торопиться, ничего удивительного. Заняв небольшой столик в углу у открытого по летнему времени окна, я заказал две порции яичницы, фруктовый салат, несколько тостов с джемом и две чашки горячего бульона. Несмотря на большое предпочтение японской кухни, жители Конохи не чурались и других блюд, рецепты которых пришли из окружающих стран. В большей степени это касалось шиноби - для полноценного функционирования тренированного бойца требуется нечто большее, чем различные супы, рис и морепродукты. Именно поэтому мясо очень ценится и является роскошью на столе обычных людей, в то время, как для шиноби оно является нормой, несмотря на высокую стоимость. Оплатив заказ, несмотря на протест спутницы, я вгрызся во второй завтрак - с моим количеством потребляемой пищи, небольшая добавка погоды не сделает.
   - До которого часа у Кушины академия? - спросил я, после того, как опустошил свои тарелки и принялся за тост.
   - Сначала вступительный урок, а затем небольшой тест на физическую подготовку, на этом сегодня все, - ответила Мито.
   - Если хочешь, я могу встретить Кушину после занятий и отвести домой, - предложил ей.
   Все равно, на сегодня я освободил большую часть дня, так что можно провести его рядом с малявкой. Учитывая, что сейчас удается навещать парочку Узумаки всего раз в неделю на несколько часов, то это будет большой радостью для Кушины.
   - Благодарю, но сегодня ее день и перекладывать свои обязанности на тебя я не собираюсь, - покачала головой Мито.
   - Тогда чем нам заняться до назначенного времени? - вопросительно приподнял я бровь.
   - Просто погуляем, тем более, я давно не гуляла по Конохе просто так, наверняка, многое могло измениться, - пожала плечами Узумаки и неожиданно усмехнулась, - к тому же, компания симпатичного молодого человека только добавляет плюсов к этой идее! Прямо как свидание, правда, Рью-кун?
   Блин, тут она меня поддела!
   - Один - ноль, - вздохнул я, поднимая руки в знаке поражения.
   Может, эти несколько часов ожидания и не будут такими скучными, учитывая личность моей спутницы.
  
   Три часа пролетели практически мгновенно за то время, что я прогуливался под руку с Мито. Учитывая, что она застала само возведение Конохагакуре но Сато, как и прожила здесь огромный отрезок своей жизни, у бывшей жены первого Хокаге нашлось чего интересного рассказать. Так, я узнал, что Хаширама был почти таким же жутким бабником и повесой, что и не безызвестный Джирайя. Собственно, именно от него "заразился" нынешний третий Хокаге, в последствии передав эстафету собственному ученику. Однажды попавшийся на подглядывании за Мито и еще несколькими женщинами Узумаки, старший из братьев Сенджу получил настолько тяжелые раны от рук разъяренных красноволосых фурий, что даже с опытом в медицине, Хашираме потребовался почти месяц на полноценное излечение полученных ранений. Именно по причине излишней разгульности он изрядно получал от Мито, хотя с принятием титула Хокаге, Хашираме пришлось укротить собственные порывы, чему навалившаяся ответственность весьма способствовала. И вместе с тем, в отличие от брата, почти в любой ситуации остававшегося серьезным и прямым, первый Хокаге любил повелелиться и подурачиться, обладая и рядом других вредных привычек, часть которых переняла и его внучка Тсунаде. Правда, свой чудесный всевидящий хрустальный шар для подглядываний он все же создал. Вспоминая шарик, с которым Хирузен мог осматривать всю Коноху, я особенно веселился. Кстати, Данзо по характеру и отношению к благополучию деревни - практически точная копия своего учителя, так что можно было даже не гадать, в которого из братьев он пошел. Учитывая отношение Тобирамы к Учиха, можно предположить, что у главы "Не" были и личные мотивы в уничтожении клана обладателей шарингана и давних соперников Сенджу.
   Но все хорошее когда-нибудь кончается, кончились и часы нашего ожидания. Подоспев как раз к концу второго урока, ознаменовавшегося отлично слышимым на территории академии звонком, мы принялись ожидать Кушину недалеко от выхода вместе с другими родителями. Я даже успел перекинуться парой слов с симпатичной Яманака (оказавшейся вдовой с парой двойняшек на руках) прежде чем толпа детей хлынула наружу, растекаясь ручейком по площадке перед зданием, где их ожидали родители. Кивнув на прощание женщине, я с Мито поспешил ко входу.
   - Мито-ба-чан, Рью-нии!
   Обреченно вздохнув, я приготовился и стойко приняв удар прыгнувшей малявки, подхватил ее на руки и закружил под радостное хихиканье.
   - Как тебе академия? - улыбаясь, спросила старшая Узумаки, когда я опустил радостную Кушину на землю и потрепал по голове.
   - Отлично! Я одна из лучших в классе! Даттебане! - вскинула кулачок в воздух девчушка.
   - О-хо-хо, кто бы сомневался - ведь именно я тебя тренировала, - рассмеялась Мито, прикрывая рот тыльной стороной ладони.
   Я почувствовал, как по позвоночнику невольно пробежала волна дрожи и передернулся - ненавижу, когда она так заливается. Если до омоложения такой смех звучал очень беспокояще, сейчас же он стал откровенно пугающим. К человеку, который веселится подобным образом, я бы подходить не стал даже за деньги! И если судить по передернувшейся Кушине, она с моим мнением полностью согласна. К счастью, подобное настроение у теперь молодой на вид красноволосой женщины возникает не часто.
   - Ну что, понравились тебе преподаватели? - спросил я, чтобы немного отвлечь Мито от восхищения собственным талантом преподавателя.
   Да и мне самому было немного интересно, поскольку раньше эти посты занимали немного невнятные чунины, если вспомнить день поступления будущих Ино-Шика-Чо, на котором довелось побывать до отбытия на родину Узумаки.
   - У нашего класса преподавала красивая джонин с помощником чунином, - закивала головой Кушина, - которые сразу предупредили, что в стенах академии принадлежность к клану не имеет никакого значения, и учить нас будут одинаково, не обращая внимание на значимость родителей или толщину их кошелька.
   - Хм, узнаю руку старой подруги, - ухмыльнулась Мито и сделала жест продолжать.
   Угу, представляю, как вопили некоторые толстосумы деревни, когда их детишек выкидывали пинком под жопу! Несмотря на разные миры, и здесь хватает уродов, что считают деньги мерой всему, в том числе и званию шиноби.
   - Будут приниматься во внимание только показываемые индивидуальные знания и умения, и если кто-то не будет соответствовать стандартам академии, то таких будут отчислять сразу!
   - Ну, это понятно, - кивнул я, - а что насчет твоих одноклассников? Успела завести друзей?
   Кто знает, может по другому сложилось с моим присутствием, хотя сомневаюсь - дети всегда останутся детьми, даже если их начать учить убивать. Судя по резко погрустневшей Кушине, мои предположения оказались верными.
   - Ха, да все они вредные, - надулась мелочь, - обзывали меня помидором за красные волосы и круглое лицо!
   Не удержавшись, я хрюкнул, до боли закусив губу. Буквально пылающий взгляд малявки меня совсем не успокоил и я рассмеялся уже в полный голос. Мелодичный смех Мито вторил мне.
   - Рью-нии! - шевелюра Кушины внезапно зашевелилась и стала разделяться на девять частей, становясь жутко похожими на лисьи хвосты.
   Упс.
   - Ладно, ладно, не надо заводиться, - успокаивающе помахал я ладонью, - только малая часть моего смеха относится к твоему прозвищу.
   - А к чему тогда? - подозрительно спросила мелочь, сжимая кулачки.
   - Твоим одноклассникам конечно! - улыбнулся я и одним движением подхватил девочку, усадив на сгиб локтя. - Ведь они не знают, что буквально через пять-шесть лет из тебя получится настоящая красавица и толпы поклонников будут укладываться к ногам, умоляя обратить внимание!
   - Правда? - застенчиво спросила Кушина, как-то сразу растеряв всю свою злость и немного покраснев.
   - Конечно! Разве я когда-нибудь врал тебе? - притворно возмутился в ответ, за спиной показывая свободный кулак тихо хихикающей в стороне Мито.
   - Ара, похоже, один поклонник у тебя уже есть, - с ехидной улыбкой обратилась к мелкой старшая Узумаки, буквально упиваясь ситуацией, - и значащий куда больше будущей армии!
   - Ба-чан! - окончательно смущенная малышка зарылась лицом в мою одежду, не в силах выдержать насмешливый взгляд родственницы.
   Да и я себя как-то не очень уютно почувствовал. Но в следующую секунду, вспомнил кое-что и расплылся в до нельзя ехидной усмешке - на ум пришла замечательная идея, как мне отыграться и при этом окончательно убедить Кушину в собственных словах.
   - Знаешь, у меня даже есть способ продемонстрировать тебе собственную правоту, - заговорщицки обратился я к девочке.
   - Да?
   - Сама сможешь оценить! Так как, интересно?
   - Конечно, даттебане!
   - Тогда отойдем к качелям, чтобы никто нам не мешал, - хмыкнул я, покосившись на насторожившуюся Мито.
   Поскольку академия хоть и обучала профессиональных убийц, но прежде всего, они оставались детьми, поэтому немного в стороне от главного корпуса, под сенью нескольких огромных деревьев, была расположена игровая площадка с качелями, турникетами и парочкой скамеек, куда мы и направились. Устроив у себя на коленях малявку, я приложил к печати на правом запястье кончики пальцев и спустя пару мгновений перебора содержимого, распечатал небольшой альбом с фотографиями. Не теряя времени, я пролистал несколько деятков страниц и наконец нашел искомое изображение - в сторону снимающего на фотографии улыбалась маленькая девочка лет пяти-шести, почти с таким же пухлым лицом, что и у Кушины, но с волосами, свернутыми в два клубка.
   - Никого не напоминает? - расплылся я в ухмылке до ушей, наблюдая, как Мито с ужасом узнает себя на снимке.
   - Это же... ба-чан, даттебане! - поразилась мелкая. - И ты тоже была пухлой в детстве!
   - А у меня тут не только эта фотография есть, но и несколько других, гораздо более интересных, - мерзко захихикал я, переворачивая страницу.
   На ней наблюдалась еще более мелкая Мито, только теперь в неглиже на небольшом пляже с кучей других Узумаки. И тут я узрел так долго ожидаемое зрелище - Мито Узумаки, сильнейшая куноичи Конохи, жена Первого Хокаге и старейшина клана Сенджу, заливающаяся краской до самых кончиков ушей!
   - Вот видишь, твоя ба-чан тоже в детстве была похожа на помидор, но выросла в ослепительную красавицу, - потрепал я по голове Кушину, - так что через несколько лет ты тоже вытянешься в симпатичную девушку, даже оглянуться не успеешь!
   Правда, долго наслаждаться не получилось. Мы с развеселившейся мелкой успели просмотреть еще пару фотографий провокационного характера, когда сбоку неожиданно повеяло арктическим холодом.
   - Рью. Где ты взял эти фотографии? - щелочки на месте глаз и омерзительная ухмылка плотно сжатыми губами ясно показывали, что кому-то скоро будет больно.
   Только все впечатление портил так до конца и не сошедший румянец со щек. Я подавил желание сглотнуть и поспешил ответить.
   - Джи-жи подарил альбом с семейными фотографиями, среди которых обнаружились и эти, предусмотрительно подписанные.
   - Ну Рюджи, ты у меня при встрече получишь! - процедила Мито, с хрустом сжав кулаки и излучая не маленькое количество КИ в окружающее пространство.
   Незаметно и тихо ссадив мелочь, я запечатал материалы для шантажа обратно и стал потихоньку делать ноги.
   - Рью, а ну стой! Вернись и отдай мне эти форографии!
   Раздавшийся за спиной крик и заливистый смех Кушины только прибавили мне скорости и через пару секунд, я выскочил с территории академии шиноби на всей доступной скорости и вспрыгнул на крышу ближайшего дома, не в силах избавиться от растянувшей рот ухмылки. Действительно, не такой скучный день!
  
   Глава 35.
  
   Пару раз подкинув в воздух чехол со свитком, в котором находились пять моих запечатанных клонов с почти полным запасом чакры, я вздохнул - наконец наступил день, когда можно будет заняться восстановлением позвоночника Саи.
   Казалось бы, набрать пятерых каге буншин с как можно большим количеством чакры проще простого, но на практике, данная задача потребовала пары с лишним месяцев. Учитывая мой график тренировок, обучения и работы - подобного можно было ожидать. Остаться почти без чакры, когда впереди полный день хлопот и забот - в высшей степени недальновидно. Конечно, всегда можно использовать пилюли Акамичи, вот только побочные эффекты меня никак не устраивали. Возможно, в будущем придумают более пригодные для применения препараты, но пока чакровосстанавливающие пилюли довольно сильно опустошают резервы организма, чего мне, с моими интенсивными физическими тренировками и несколькими часами сна, допускать никак нельзя, даже со всей выносливостью Узумаки. Единственная хорошая новость - резерв стал расти еще быстрее с повышением нагрузок, но контроль в результате этого не повышается вообще, с трудом оставаясь на прежнем уровне. Десятка буншинов уже явно недостаточно.
   Хмыкнув про себя, я распечатал свиток и развернув его, осмотрел пять канджи "человек" в середине сдерживающих печатей, расположенных друг за другом.
   Очередной повод позавидовать мастерству неведомого Узумаки, создавшего подобное чудо фуиндзюцу. Хотя, подозреваю, это Мито так отличилась, поскольку в ее бибиотеке, так и оставленной мне в награду за "помощь в выживании клана", я нашел подробный процесс создания свитков, способных содержать в себе живых людей с развитыми каналами чакры или артефакты, подобные Самехаде. В общем, возникшая мысля о поставке на поток создания таких переносных тюрем или раздача запечатанных клонов в качестве поддержки, благополучно сдохла при подсчете стоимости необходимых материалов, хотя бы на один. И это еще без защитного чехла, являющегося почти неуничтожимым. Так что, небольшой подарок Мито, оказавшийся у меня в руках, стоил как приличный домик в не самом дешевом районе Конохи. Да и до мастерства создания требуемых печатей мне еще далеко, не говоря уж о нанесении фуин простым касанием, что требуется в некоторых этапах создания. Про количество затрачиваемой чакры лучше вообще не вспоминать...
   Распечатав клонов, я свернул свиток и убрал его в чехол, отложив в сторонку.
   - Время, босс? - спросил один из каге буншинов. - Для меня не прошло и мгновения.
   - Трудно было бы ожидать иного, - пожал я плечами, - иначе заключенные просто передохли бы с голодухи и отсутствия воздуха.
   - Печать повторно проверял? - спросил другой клон.
   - Несколько раз, - кивнул ему, - дуйте вниз, а я за Саей, пора применить все полученные знания на практике.
   Прошедшее время я использовал не только на сбор чакры, но и на более углубленное изучение работы спинного мозга, его восстановление, а так же взаимосвязанность нервной системы в организме, добавив знаний к уже прочитанным трактатам на схожие направления. Не самые легкие темы даже для получивших медицинское образование. К счастью, ирьёнины в этом мире довлеют к практическим знаниям, вместо заумной теории, имевшей место в прошлом мире, так что это в некоторой степени облегчало мою работу.
   В очередной раз изучая трактаты различных светил местной медицины, я поражался однобокости имеющихся знаний - практически все проводившиеся исследования захватывали только несколько областей, напрямую связанных с деятельностью шиноби. Например, опытный ирьёнин способен в полевых условиях приделать обратно оторванную конечность, но в то же время, он не способен вырастить ее заново даже при предоставлении всех необходимых условий. Трансплантировать глаз? Да хоть сейчас! Вырастить или восстановить его после тяжелого ранения - невозможно! Главнейшая задача хорошо обученного медика - вылечить товарища и по возможности защититься от врага. Все. Лечить различные пакостные заболевания способны только лучшие ирьёнины, да и то, если вспомнить Хаяте и его хронический кашель, это не всегда получается. Генетикой и евгеникой занимаются все кланы поголовно, но опять же на уровне проб и ошибок, не подводя твердое научное обоснование. Им просто не приходит в голову, что создание исследовательских институтов принесет намного больше пользы, чем закрытые клановые исследования. И едва ли что-то изменится в ближайшее время - извечная подозрительность шиноби и желание сохранить обнаруженные знания даже от самых ближайших союзников способствует возникновению серьезого тормоза на пути развития всей науки. Иногда знания просто теряются с вымиранием живых носителей, поскольку многие секреты бумаге просто не доверяют. Специфика мира. И не скажу, чтобы это меня огорчало - хоть нету такой клоаки испражнений в окружающую среду, как в прошлом мире. Нет модифицированных продуктов и воздух с водой кристально чистые, а люди почти поголовно здоровые и даже не слышали об огромной куче заболеваний, что стали спутниками человека в прошлом мире. Местным жителям этого не понять, но я готов цепляться за имеющуюся жизнь любой ценой, несмотря излишнюю на суровость этого мира за стенами Конохи.
   Отогнав непрошенные мысли, что полезли в голову в преддверии важной операции, я вздохнул и направился в комнату ма. Несмотря на уверенность в собственных силах и положительном конечном результате, беспокойство все равно не исчезало. В конце концов, оно и понятно - она ближе всех подобралась к категории незаменимых людей в моей жизни.
   - Ка-чан, время.
   Нервно мнущая руки, Сая вскинулась.
   - Все готово?
   - Да, пора.
   Подойдя, я легко подхватил ма на руки и направился к лестнице в подвал, успокаивающе улыбнувшись на ее взволнованный взгляд. Почти прозрачная больничная юката была заранее надета с самого утра, так что мне оставалось только поместить Саю в центр Чикатсу Сайсей но Дзюцу и занять свое место для контроля над операцией.
   Усыпив ма касанием, я кивнул клонам и начал отсчитывать пальцами секунды до активации печати.
   - ...три, два, один - поехали!
   Тщательно вычерченные на полу линии, знаки и символы послушно вспыхнули и я ощутил, как информация о состоянии тела ма начала поступать ко мне как при использовании мистической руки. Но в этот раз мне не нужно было поддерживать концентрацию на использование техники - этим занимались каге буншин, предоставив мне в большинстве своем руководящую роль. Учитывая сложность операции, очень к месту. Может Хаширама и умел применять свои навыки в медицине без печатей и усилием мысли, но данная фуин принимала во внимание возможности обычных людей. И сейчас передо мной стояла задача восстановить связь в поврежденных местах позвоночника, не допустив деградации используемой нервной ткани. Работа, достойная третей степени ирьёнина вне всякого сомнения! Глубоко вздохнув, я успокоился и отрешился от всех ощущений и чувств, способных отвлечь от поставленной цели, после чего медленно и осторожно подвел медицинскую чакру к первому участку и запустил процесс принудительного деления клеток, не забывая подводить под это питательные ресурсы. В данном случае, преобразование тканей как при операции с Неджи себя не оправдывает и требует куда большего чакроконтроля, чем я сейчас способен.
  
   Спустя три часа, когда вся одежда на мне промокла от выступившего пота, а доступные объемы чакры начали заканчиваться, я в последний раз проверил проделанную работу и облегченно вздохнув, не удержался на ногах и бухнулся на пятую точку, наблюдая, как гаснет исчерпавшая себя печать.
   - Поздравляю босс! У нас получилось!
   - Ха, да мы круче всех!
   - Наконец-то ка-чан снова окажется на ногах!
   - Угу, и ее больше не надо будет носить на руках, - немного выбился из строя радостных голосов последний двойник.
   Покивав копиям, я вытер пот со лба рукавом рубашки и поднявшись на ноги, шагнул к Сае. Легким касанием ко лбу, я убрал навеянный чакрой сон и через пару мгновений она зашевелилась, просыпаясь.
   - Как себя чувствуешь? - спросил я, убедившись, что меня заметили.
   - Ммм, да вроде нормально, - неуверенно приподнявшись на локте, ма удивленно посмотрела на свои пошевелившиеся ноги, - я их чувствую полностью!
   - Да, мы это сделали!! - комната содрогнулась от рева четырех каге буншинов, принявшихся прыгать от счастья и обниматься.
   Еле удержавшись от подобной реакции, я обхватил Саю за талию и поднял, поставив рядом с собой. Твердо держаться на ногах она еще не могла, но закинув руку мне на плечи, смогла сделать пару шагов самостоятельно, ослепительно улыбаясь. Пусть я сделал все возможное для предотвращения атрофирования мышц при длительном лежании, но восстанавливать моторные функции конечностей все равно придется заново по крайней мере несколько месяцев. Хоть я и приложу все усилия для скорейшего протекания данного процесса, но скакать как раньше ма сможет еще не скоро, несмотря на полный успех операции.
   - Поздравляю с выздоровлением, - тепло улыбнулся я Сае.
   - Учитывая приложенные тобой усилия, это мне следует приносить поздравления, мой маленький гений, - улыбнулась в ответ она и погладила меня по голове, - я горжусь тобой!
   - Да уж ни в каком месте не маленький, можешь лично проверить и пощупать, а может и попробовать, - почти неслышно пробурчал один из клонов, но стоявший рядом с ним другой двойник поспешно обрушил ему на голову кулак, успешно развеивая.
   Ничего не услышавшая, Сая удивленно посмотрела на теперь уже тройку каге буншинов, что усиленно старались выглядеть невинно и просто махали в ответ. Получив вполне определенные воспоминания и желания, я подавил желание воспроизвести жест рука-лицо свободной конечностью и только гигантским усилием удержал нейтральное выражение лица, мысленно благодаря клановую науку о выдержке. Проклятые клоны и их болтливые языки! На вопросительно-подозрительный взгляд ма я только пожал плечами.
   - Ладно, пойдем-ка мы отсюда, - с этими словами неожиданно подхватив ее на руки, я покинул комнату и направился к выходу из подвала.
   Отставив в сторону очевидную радость от выздоровлению Саи, у этого события было еще несколько очевидных плюсов. Уже через пару недель мне можно будет переложить большинство домашних дел на нее, освободив хотя бы пару клонов, а через месяца три и заполучить постоянного партнера для тренировки тайдзюцу без постоянного нанимания команд, тем более, это и ма пойдет на пользу. Конечно, сейчас я уже перерос ее в умении, но опыта схваток мне по прежнему не хватает. Ну и еще одна из основных причин - возможность наконец заняться тренировкой моего райтон-элемента и соответствующих дзюцу. Учитывая, что у меня пока заучены и отработаны до приемлимого уровня только две техники суйтон, изучение другой стихии не помешает и учитывая оставшиеся одиннадцать месяцев до поступления в академию шиноби, следует подтянуть традиционное ниндзюцу хотя бы до уровня выпускающегося генина, а то я что-то запустил данное направление в угоду другим аспектам шиноби.
  
   Глава 36.
  
   Развеяв очередной каге буншин, я вздохнул и покосился на ближайшую макивару, раздумывая над вполне закономерным вопросом - сейчас начинать стучаться или чуть погодить? От собственной тупости хотелось сгореть от стыда. После использования клонов столько лет, разобраться в их странности только сейчас и почти случайно!
   - Ум, босс, не надо так реагировать, - попытался меня успокоить соседний буншин, на несколько мгновений отрываясь от формирования оружия из чакры.
   - Гений, гений, а на самом деле тупица!
   - Ну, у всех случаются проколы, в конце концов, на то мы и люди, чтобы совершать ошибки и на них же учиться, - пожал плечами клон, - никто не совершенен.
   - Но все равно обидно - если бы я обнаружил это раньше, то использовал бы технику намного эффективней, - вздохнув, покачал я головой.
   Чем гадать о странности некоторых моих копий, стоило бы вспомнить об особенности дзюцу. Несмотря на создание из обычной чакры, энергия распределяется в моем двойнике вполне определенным образом. Ян идет на создание подобия тела и системы кейракукей, благодаря чему даже Хьюга не могут различить разницу, а ин идет на создание самосознания, обеспечивая способность мыслить, запоминать и принимать решения как настоящему человеку. И вот тут-то и кроется проблема - ментальная энергия обеспечивает и определенное поведение, следовательно, создавая каге буншин с определенным настроением или мыслями, я передаю их клону. А он уж действует соответственно своей сути, хоть и имея некоторые ограничения в рамках указанной задачи. Соответственно, если я полностью настроюсь на тренировку и применю дзюцу, то и созданные копии получатся более сосредоточенными и целеустремленными, намного повысив качество тренировки. По аналогии, получится и со всем остальным. Вот такие вот пироги с котятами. Со сложными техниками, использующими чистую чакру всегда следует быть более внимательным и осторожным.
   Потряся головой, я отбросил лишние мысли и вернулся к тренировке. Повинуясь моей воле, тень из под ног внезапно выстрелила отросток и присоединилась к тени, отбрасываемой подопытным клоном. Отлично, даже некоторым джонинам будет сложно вовремя среагировать и уклониться. Все изматывающие тренировки принесли свои плоды. А учитывая мои огромные даже для элитных шиноби резервы, количество затрачиваемой энергии ин практически не имеет значение на расстоянии меньше ста меров. Пока мой рекорд состоял в ста тридцати восьми при максимальном напряжении с печатью концентрации. Без нее - сто семнадцать. А теперь - главная попытка.
   Увеличив нитку тени до размера толстого каната, я попытался своей волей сдвинуть клона, самому оставаясь абсолютно неподвижным. Руки цели задрожали и начали очень медленно подниматься к подсумкам кунаев, но спустя десяток секунд остановились. Вздохнув, я развеял тень. Результат получился как обычно - минимальный. И дело даже не в силе воли, что у меня хоть ложкой ешь, а в ущербности хидзюцу для данной задачи. Как черпать бульон дырявой ложкой - что-то до рта донесешь, но хрен тарелку выхлебаешь!
   - Какие-нибудь дельные мысли? - со вздохом поинтересовался я у клона.
   - Определенно технике не хватает силы, чтобы заставить двигаться без имитации движений, - покачал головой тот, - пусть наша чакра намного плотнее и мощнее обычных шиноби, но в данном случае это свойство не поможет.
   И как же мне выкрутиться из данного положения? И ведь даже ускоренную тренировку в десяток человек не устроишь из-за не способности клонами использовать хидзюцу!
   Сплюнув, я решил заняться другим делом - выделением ян составляющей чакры для создания цепей. Сам процесс у меня пока получался с грехом попалам, и то только из-за специфики клановых техник, а вот создать что-нибудь из выделенной энергии пока не удавалось. Точка выхода на коже просто начинала светиться, показывая положение тенкецу и на этом все заканчивалось, несмотря на огромные усилия с моей стороны. Промучавшись с данной задачей больше двух часов, я уж хотел, было, переключиться на отработку единственного заученного райтон дзюцу, как неожиданно пришедшая в голову мысль заставила замереть, а после пары минут обдумывания, начать биться лбом об дерево ближайшей цели. Как можно быть таким тупым!
   - Босс?
   - Босс, что случилось?
   - Босс? Эй, прекрати уничтожать макивару!
   Окрестные клоны быстро оттащили меня в сторону, но я не обратил на них особого внимания.
   - Как можно пропустить такое очевидное свойство?! Тело ведет разум, без тела, разум слаб, без направления тела разумом, тело бесполезно! - простонал я, спрятав лицо в ладонях.
   - Босс? Ты это про что?
   - Про попытки улучшить хидзюцу и создание цепей Кушины! Без направления ин, ян бесполезно! И если в манге было указано, что создаваемые цепи состаяли из ян энергии, то это совсем не значит, что в них небыло самой капельки ин! Кушина имела слишком много первого и слишком мало последнего в соотношениях, чтобы использовать нормальные элементальные дзюцу, но с выделением чакраконструктов и созданием печатей у нее не возникало никаких проблем! Хорошо, что из-за плотности чакры Узумаки, только нам будет доступна подобная техника. Такое же решение должно быть и с Каге Мане но Дзюцу - капелька ян не повлияет на функциональность хидзюцу, но усилит его воздействие на тело врага, позволив мне управлять его движениями одной силой воли!
   Стоны разочарования вокруг показали, что двойники ухватили суть стоявшей перед нами проблемы. Проклятье, сколько временно потрачено совершенно бездарно!!!
   - Так, отставить пораженческие настроения! - взяв себя в руки, я скомандовал раба... эээ, буншинам. - Все за работу, а я буду проверять теорию.
   Подождав, пока моя цель вернется на положенное место, я сложил печать и сосредоточился, стараясь взять не чисто энергию разума, но примешать к ней капельку энергии тела. Главная задача - смешать настолько разные соотношения пропорций составляющих, чтобы получилась не чакра, а ин с небольшими свойствами ян.
   Первая попытка окончилась неудачей, вторая тоже, как и неколько десятков последующих. Привычка делать что-то одно сыграла дурную шутку и вбитые рефлексы оказалось очень трудно перебороть. На семьдесят первом разе у меня все же получилось выделить не чакру или чистую ин составляющую, а требуемую смесь энергий. Протянувшаясь тень зафиксировала цель и с задержанным дыханием я пожелал клону поднять руки.
   - Б-босс! Получилось! - выдал каге буншин, наблюдая свои поднимающиеся конечности.
   Да я и сам видел успех высказанных догадок! Ками, наконец-то идея некольких лет тренировок и попыток принесла свои плоды! Конечно, пока пропорции не идеальны и их еще предстоит высчитывать для оптимального результата, но все решается тренировками и экспериментами. Главный барьер на пути совершенствования преодолен! Блин, не зря Рикодо Сеннин считался мастером интона и янтона! Это какие же возможности открываются, если у пользователя имеется уникальная чакра и идеальный контроль! Если в смесь добавить элементальные чакры, то может получиться нечто еще более феерическое. Вот только жаль, что у обычного человека не получится одновременно выделить определенную смесь энергий и вместе с этим преобразовывать часть этой смеси в какой-нибудь элемент. Для этого необходима нормальная чакра, а источник, к сожалению, имеется у человека только один, так что либо то, либо другое. Конечно, можно попробовать использовать различные ручные печати, но это потребует гигантского количества времени на исследования с сомнительным результатом, которого у меня - в ближайший десяток, а то и больше лет - просто не будет.
   - Босс, а как насчет попробовать создать цепи? Они тоже должны получиться, - подал голос один из клонов с блестящими от предвкушения глазами и широкой "чеширской" улыбкой.
   Да и остальные тоже испытывали нешуточное волнение от наконец достигнутой цели.
   - А что, если попробовать создать каге буншин именно с необходимыми пропорциями? Они смогут использовать Каге Мане или цепи? - подал неожиданную идею другой, задумчиво почесывая подбородок.
   Блин, а я об этом и не подумал! По идее, если техника работает у любого шиноби, лишь бы имелись достаточные запасы чакры, то и данное предположение скорее всего, имеет право на жизнь.
   - Так, сперва я проверю теневого клона с уже опробованными пропорциями, а потом уж примусь за цепи, - кивнул я и посмотрев на вечернее небо, добавил, - вполне может быть, что до ночи получить хоть какой-то результат не успею.
   С первого раза у меня ничего не получилось и техника выдала только пшик, но к пятому разу я смог добиться необходимых пропорций и сложив печать Каге Буншин но Дзюцу, выпустил собранную модифицированную энергию ин. Или может быть назвать ее ин-чакрой? В ту же секунду рядом со мной появился клон. Вот только выглядел н онесколько по другому - форма оказалась скопирована правильно, но цвет оказался только один - тени. Скорее всего, имеющейся ян составляющей хватило только на повторение формы, но никак не имитацию всего остального, включая и фальшивый кейракукей - эта разновидность двойника ощущалась даже в непосредственной близи как однородная масса даже не чакры, а просто "прохладной" энергии, отличная от обычных людей.
   - Как ощущения? - с интересом спросил я оглядывающего себя каге буншина, ставшего в этом случае истинно теневым. Теневик, блин.
   Он открыл несколько раз рот, но не издал ни звука, после чего просто пожал плечами и волнообразно повел перед собой ладонью, показывая что ничего особого.
   - Хмм, на способность говорить тоже не хватило, - покачал я головой, - а что начет использования хидзюцу?
   Кивнув, теневик сложил печать и рванувшаяся ко мне по земле темная нитка коснулась отбрасываемой тени, мгновенно парализовав. С некоторым любопытстом я ощущал, как мое тело двигается само по себе, прыгает, бегает и даже принимает довольно правильные стойки тайдзюцу. Прикольно! Конечно, я не сопротивляюсь этому, полностью уступив контроль, но это всего лишь проверка и степень сопротивления улучшенному Каге Мане можно определить потом.
   - Хмм, много тратится сил? - спросил я, спустя пару минут исследования возможностей техники.
   Каге буншин покачал головой и показал пальцами расстояние в пару сантиметров. Учитывая, что резерв у него не больше обычного клона, это радует. Значит, эта вариация техники сможет существовать столько же времени, сколько и обычные копии. Неплохо. За размышлениями, я только краем глаза отметил, что теневик над чем-то очевидно задумался и потому очень удивился, когда он вдруг ушел в землю. Точнее, не в землю, а в собственную тень, что затем сжалась в точку и исчезла.
   - Ч-что? Какого хрена?
   Долго удивляться я не успел по одной простой причине - сзади кто-то треснул меня по плечу. Причем, еще мгновение назад я ничего с той стороны не чувствовал! Развернувшись, я убедился, что прямо на моей тени стоит теневик, широко лыбящийся провалом рта и с довольной рожей.
   - Б**, как ты это сделал?! - поражен выкинутым фокусом оказался не один я, вот только реакция копий оказалась менее цензурной.
   Клон просто пожал плечами. Похоже, сейчас придется испытать его сопротивление к урону. Протянув руку, я отвесил простой щелбан и в то же мгновение получил все воспоминания развеявшегося каге буншина. Мда, тут даже и одного удара не надо. Рассортировав новые знания и поморщившись от ощущений необычного способа перемещения, выделил главное - теневик смог ощутить в таком состоянии все тени в округе благодаря частично передавшейся способности сенсора, и простым желанием и посылкой чакры, переместился ко мне за спину. Проще говоря, нырнул в свою тень и вынырнул в моей! Что за хрень!?
   - Босс, ты понимаешь, что будет, если мы сможем освоить подобный прием? Особенно с твоим полным радиусом чувствительности? - осторожно подал голос один из клонов. - Это же можно будет проникнуть куда угодно, лишь бы там была тень и плевать на охранные барьеры, рассчитанные на обычную чакру!
   - Угу, и что со мной случится, если подобные перемещения рассчитаны только на таких вот каге буншинов, - покачал я головой.
   - Никто не должен об этой возможности узнать, даже если способность доступна только клонам - всех Нара просто вырежут нафиг! - всполошился другой двойник.
   Да уж, здравая мысль. Идеальные шпионы, способные проникнуть куда угодно никому не нужны, включая и нашу деревню, имеющую достаточное количество грязных секретов. Одного-двух оставят для развода, а остальных под корень, как возможно поступят в будущем с Учиха. Нет уж, нафиг-нафиг!
   - Теперь осталось узнать только одно - сможет ли такой клон использовать Хенге? И будет ли это иллюзия или полная трансформация? - кивнул я.
   Сложив печать, я воспроизвел технику и ожидающе уставился на теневика. Он кивнул и окутался небольшим облачком дыма. Странно, обычно мое Хенге накладывается без таких эффектов, благодаря хорошему контролю. Мы придвинулись поближе, с нетерпением ожидая результатов. Когда завеса от техники развеялась, нашему взгляду предстала небольшая черная мышка. Проведя рукой над ней, я только хмыкнул - удивляться уже устал. Подняв грызуна и щелкнув по нему, я проследил за полетом и последующим развеиванием от удара об землю. Ага, значит и сопротивление урону немного возрастает при уменьшении облика. У меня появился идеальный инструмент шпионажа на подобии чернильных зверей будущего агента Не и Данзо.
   - Так народ, проверили и за работу, время не ждет! - поторопил я окружающих. - А я до ужина постараюсь пропробоватьепи.
   Естественно, с первой попытки у меня ничего не получилось. И с десятой тоже, как и с сотой. Только через два с лишним часа и несколько сотен попыток, я сумел выделить ян энергию и добавить капельку ин, не нарушив концентрации. С огромнейшим вниманием, я вывел получившуюся ян-чакру к тенкецу на ладони и затаив дыхание, наблюдал, как повинуясь моей воле, над кожей набухает золотистый бугорок и томительное мгновение спустя, взрывается вылетевшей золотистой цепью!
   - Ого! - не удержался я от удивленного вскрика и естественно, потерял концентрацию.
   Почти метровая цепь немного продержалась и развеялась в воздухе. Но даже такого короткого отрезка времени мне хватило доказать правильность имеющейся теории. Почти как смешение стихийных чакр для создания элементального кеккей генкая. Принцип почти одинаков. Значит, и цепи можно будет тренировать с помощью клонов. Просто потрясающе! Вот только где бы надыбать необходимое количество чакры на эти тренировки?
   - Рью-кун, иди ужинать! - крик ма со стороны дома прервал мои размышления.
   - Сейчас иду! - прокричал я в ответ, позволив барьеру тренировочной площадки пропускать звук в обе стороны, а не только в одну.
   Ладно, сейчас поесть, потом два часа на медитацию и у меня останется около шести часов на сон - лепота! Кивнув каге буншинам, я поспешил к дому. Как хорошо, что Сая вновь нормально ходит - готовить у меня получается куда менее вкусно! Ну ничего, еще пол месяца и ей можно будет возобновить тренировки, а у меня появится еще и постоянный спарринг-партнер! К счастью, Мито полность пошла на поправку и в данный момент нуждается только в регулярных осмотрах и небольшой медицинской помощи после тренировок. Вспомнив последние, а так же первую схватку с почти столетней Узумаки, я подавил дрожь - еще никогда мне не ломали столько костей всего за какие-то полтора часа! Я бы сказал, на данный момент она на уровне, превосходящем джонинов, специализирующихся во владении тайдзюцу и уверенно движется к уровню Каге. По крайней мере, еще пол года и с Хирузеном в рукопашной она точно сможет потягаться. Конечно, в ниндзюцу я пока запрещаю использовать даже каге буншинов, поскольку кейракукей пока еще достаточно слаба и напрягать не до конца восстановившиеся чакроканалы опасно, но использовать печати в бою Мито уже может без проблем, вернув себе нормальный контроль над резервом. Я с ужасом и предвкушением жду дня, когда смогу сразиться с противником уровня каге. Вот уж действительно будет уникальный опыт. Нужно будет поскорее заняться укреплением скелета и мышц, иначе такими темпами, придется отказаться от спарринга с не привыкшей особо сдерживаться родственницей
  
   Глава 37.
  
   Бубух!
   - Оу-оу! - отлепившись от дерева, в которое вписался, я медленно сполз на землю.
   - Пфф, ха-ха-ха! - сквозь гудящую голову пробился звонкий смех и я поморщился.
   - Ничего смешного тут нет, ка-чан!
   Ух, проклятый шуншин! Уже который раз врезаюсь в эти дурацкие деревья на полном ходу! Быстро залечив свернутый нос и начавшую проступать шишку на лбу, я поднялся на ноги и отряхнулся. Это была шестая попытка освоить технику быстрого перемещения под патронажем Саи. После того, как она окончательно выздоровела, что заняло около полугода, я припряг ма на полноценные тренировки в любое свободное время, в том числе и в техниках, которые в основном дают только чунинам и джонинам. У детей до тринадцати-четырнадцати лет просто недостаточно развито тело, чтобы выдержать нагрузки использования шуншина, но поскольку я обладаю кровью Узумаки и намного крепче многих взрослых, то и выпросить обучение оказалось намного легче. Но это не спасло меня от унизительных ошибок любого новичка, к вящему веселью Саи. Полагаю, со стороны это выглядит действительно забавно, так что обижаться я не собираюсь, но нельзя ли ржать потише?! Раздраженно вздохнув, я в очередной раз сложил печати техники и переместился на сотню метров в сторону на открытое пространство. Так как врезаться было не в чего, прибыл я на желаемое место в целости и сохранности. Самая трудная часть шуншина вовсе не в его исполнении, а в небольшом требовании к пользователю - необходимо четко представлять себе весь путь и конечную цель перемещения. Так как тело движется на огромной скорости под воздействием чакры, глаза и мозг просто не успеют среагировать на возникшее препятствие. Из-за чего и случаются встречи с деревьями. Еще хорошо, что укрепленные чакрой мышцы гасят почти весь удар без проблем, иначе заработать перелом таким образом как нефиг делать!
   - Все, нафиг, не буду сам пытаться освоить, - сплюнул я на землю, - Каге Буншин!
   Рядом со мной появились двадцать клонов.
   - Так, парни, вперед - работать! - выдав ценное указание, я поплелся отдыхать к ма, устроившейся со всеми удобствами на краю тренировочной площадки.
   - Не волнуйся, это дзюцу ни у кого с первого раза не получается, - попробовала она меня утешить, когда я устало плюхнулся на стул рядом. - Я нормально смогла использовать Шуншин но Дзюцу только через неделю активных тренировок и то, два раза попадала в госпиталь с переломами, а ты хочешь освоить за один день!
   - Да-да, я все это прекрасно знаю, но это не мешает мне стремиться к лучшему результату, используя все возможности, включая клонов, - отмахнулся я. - Кстати, ты ведь подумала над моим предложением?
   Недельки так две назад, я поднял вопрос образования семейного дела - продажи печатей в собственной лавке. Поскольку после выздоровления ма я прямо заявил, что ни о каком возвращении на службу и речи быть не может, даже если мне придется применить имеющиеся знания по фуиндзюцу для запечатывания чакры, нам необходимо было искать какой-то другой источник дохода. В данном случае, лавка печатей оказалась идельным решением - у меня голова не болит и Сае есть чем заняться. Ма взяла пару недель на раздумье, которые уже истекли и мне захотелось узнать принятое решение.
   - Учитывая дефицит фуин в деревне, неплохая идея, - кивнула она, - но если ты думаешь, что я весь день буду проводить за прилавком, то лучше придумай что-нибудь другое!
   - Не проблема! На первых порах, конечно, придется постоять, но тебя буду подменять или я сам, или мой каге буншин, - обрадовался я, - а потом можно будет найти кого-нибудь из вышедших в отставку шиноби. В крайнем случае, кто-то из клана согласится поработать.
   - Разве что так, - согласилась ма.
   - Главное - у нас хватит денег выкупить землю и построить саму лавку? Или хотя бы перекупить убыточное место?
   Поскольку я в ценах на землю не разбирался и тем более, пока не мог даже уточнить необходимые суммы легально, ввиду малолетства, в этом вопросе пришлось полностью положиться на Саю, в том числе и как на семейного казначея.
   - Учитывая, что в общем у нас имеется чуть больше четырех миллионов рё, должно хватить на постройку, но впритык, - задумчиво поскребла затылок ма, - а учитывая твое скорое поступление в академию шиноби и еще меньшее количество часов работы в госпитале, то мы можем оказаться в несколько трудном финансовом положении до окончания постройки лавки.
   - Добавь еще двести тысяч - у меня от продажи печатей нашим остались, - добавил я.
   - Все равно получается маловато, лучше поискать уже постренную лавку и выкупить ее у хозяина. Таким образом мы сможем почти сразу начать торговлю и потратить меньше денег на постройку.
   - Еще желательно, чтобы не приходилось добираться на другой конец Конохи отсюда, - добавил я, слегка поморщившись от вернувшихся воспоминаний развеявшегося каге буншина - выражение "убиться об дерево" в данном случае приобрело совершенно буквальный смысл.
   - Тогда, если и искать, то в центре или на окраине около стены с нашей стороны, - согласилась Сая, - на самом деле, местоположение для нас не имеет такого огромного значения, как для других торговцев - это не нам придется искать покупателей, а они нас будут искать. Прелести отсутствия серьезных конкурентов.
   - Тогда, ты этим займешься? Необходимо все успеть провернуть до того, как я поступлю в академию. Наклепать различных печатей с помощью клонов можно и сейчас, только бумаги с чернилами закупить потребуется, а вот устанавливать защиту лавки можно будет только после ее покупки и ремонта, это займет как минимум пару недель работы мне одному.
   - Пожалуй, для поиска придется привлечь кого-нибудь из клана, - вздохнула Сая, - может быть, Нами знает кого-нибудь, способного нам помочь в покупке и оформлении.
   Хмм, я с ней близко не общался, чтобы иметь предстваление о возможностях Нами, но учитывая обширные знакомства этой бойкой представительницы семейства Нара даже за пределами стен клана - вполне возможно.
   - Тогда ты с ней поговори и если будет несколько вариантов, будем уже выбирать, - согласился я.
   - Хорошо.
   - Ладно, все мои клоны уже развеялись, так что пора и самому поработать, - поднявшись на ноги, я кивнул ма и немного размявшись, побрел тренировать шуншин.
   Буду надеяться, что наше торговое начинание увенчается успехом и будет приносить стабильный доход. Конечно, с отсутствием нормальных мастеров фуиндзюцу в Конохе, мы практически обречены на успех, но учитывая практически полное отсутствие опыта в торговле и тем более в ведении различной необходимой документации, неуверенность все равно остается.
  
   Ровно через месяц я с одобрением разглядывал купленный у деревни двухэтажный домик со всеми удобствами и отлично оборудованной лавкой на первом этаже. Кроме самого дома, расположенного на небольшой улице между клановыми кварталами Нара и Яманака, имелся еще и приличный кусок земли позади, оборудованный как полигон. Раньше это все принадлежало какому-то шиноби, но он имел несчастье погибнуть еще в начале войны, не оставив наследников. Учитывая приютское происхождение, все документы на владение землей ушли в казну деревни.
   С открытием лавки вообще все получилось достаточно смешно - едва Нами услышала о пожелании ма, как сразу приволокла к нам хранителя фонда, Тенсея Нара, отвечавшего за финансовые дела клана в отсутствие Шэнесу. Он предложил полностью оплатить покупку земли и постройку здания в любом удобном для нас месте с правом первоочередного исполнения заказа в запасники клана и пятидесятипроцентной скидки всем Нара. Учитывая, что обычно скидка составляет около трети - вполне приемлимое предложение.
   Дальше - больше. Не прошло и пары дней с начала поиска подходящего места, как к нам заявился сам командующий Анбу и наговорив кучу комплиментов ма, узнал, правдивы ли слухи, а так же очень вежливо поинтересовался качеством работы мастера. И едва я продемонстрировал ему пару образцов, тут же спросил, не хотим ли мы заключить договор о поставке печатей Анбу с жирным бонусом освобождения от всяческих поборов. Как оказалось, торговцы, способствующие прямому усилению сил деревни, получали кучи разных плюшек. Начиная с отмены большинства налогов, более полного доступа в закрытую для обычных жителей часть общественной библиотеки при служащих членах семьи, и заканчивая льготными ценами на услуги госпиталя, а так же заказываемые миссии и повышенный уровень исполняющих их шиноби. Разница в оплате погашалась из бюджета деревни, как и в случае с дайме страны. В итоге, получался вполне внушительный списочек привилегий. Вот что значит - поставлять ограниченный ресурс в условиях образовавшегося дефицита. Но кто бы мог подумать, что на качественные фуин имеется подобный спрос и к нам припрется такая большая шишка? Я Сае по первому слову разные печати рисовал пачками и сам впихивал на всякий случай, так что для нас обоих это послужило большим сюрпризом. Именно с подачи командующего, нам в архивах быстренько подыскали бумаги на десяток подходящих мест, из которых мы и выбрали наилучший вариант. Обошлась покупка всего в три миллиона рё, практически даром, если учесть, что реальная цена такого вот домика с землей около восьми, и это еще без наценки.
   Единственное условие такого шикарного подарка - пол года работы на Анбу с условного открытия лавки. Если учесть, что за день один клон с десятой частью моего резерва может нарисовать около сотни различных фуин, то можно представить производимое количество за месяц. И все это будет скупать деревня. Конечно, мне вручили список желаемых печатей, но ничего особо сложного там не значилось. Взрывные, шоковые, простейшие барьерные, подавляющие чакру, парализующие и сенсорные. Все то, что раньше поставляли Узумаки. Учитывая, что в продаже я видел только первые две, готов поспорить, все продаваемые фуин пойдут прямиком на фронт.
   За покупкой последовал месяц ремонта и перестройки, так же оплаченной кланом. Мне даже подвальный этаж вырыли и укрепили по первой же просьбе! Необходимой мебелью занялась Сая, а я взялся за возведение защитных барьеров как на всей территории, так и на самом доме с выделением пространства лавки. Пришлось знатно повозиться, но покопавшись в библиотеке Мито, я нашел типовой способ возведения защиты, что использовался прежде жившими в Конохе мастерами фуиндзюцу. Очень сильно повезло, что среди подаренных красноволосыми родственниками подарков, имелся и небольшой артефакт, предназначенный именно для поддержания и подпитки охранных печатей, барьеров и остальной фигни, требующей для своей работы чакры, как то же освещение или вода. У нас дома используется почти такой же, но побольше объемом. Достаточно в него сливать один мой резерв, обеспечивающий нормальную работу всей системы около полугода, если не считать непредвиденные ситуации, вроде попыток проникновения. Конечно, опять пришлось выкраивать много времени, пусть и с применением большего количества каге буншинов ценой небольшой мигрени, но спустя совсем незначительное количество времени по сравнению с масштабом проводимых работ, дом оказался полностью готов.
   Как небольшой бонус, спецы по гендзюцу из Анбу скрыли все здание под устойчивой иллюзией, позволяющей заметить лавку кроме владельцев, только шиноби и куноичи уровня чунина или выше. Для генинов вполне хватит арсенала печатей, продаваемых в обычных оружейных лавках или выдаваемых в Арсенале, а в случае чего, закупиться сможет и их учитель. По мне, так очень здравая мысль.
  
   Глава 38.
  
   Вырубив назойливо затрезвонивший будильник, я продрал глаза и скинув с себя одеяло, сел. Угх. Что-то мне не хочется вставать, особенно если вспомнить какой сегодня день - день моего поступления в академию на последний курс. Вздохнув, я посмотрел на мирно спящую недалеко Саю и сдерживая ругательства от ломящего от вчерашней интенсивной тренировки тела, выбрался из постели. Нда, не следовало вчера доводить себя почти до полного чакроистощения или ложиться в четвертом часу. Будильник показывал только шесть часов утра и до занятий было достаточно времени для приведения себя в порядок, обычной тренировки и плотного завтрака. Без особого усилия создав пару каге буншин без печатей, я с одним отправился в ванную, а другого направил готовить завтрак на двоих - хоть ма и встанет позже, но небольшая печать на дне тарелки не даст пище остыть.
   На утренние процедуры и помывку с последующей прической и заплетанием своей роскошной шевелюры ушло минут двадцать и когда я переоделся в чистую, заранее подготовленную одежду, завтрак уже был на столе, а клон при моем появлении развеялся. Умяв рис с вареными яйцами и мясным салатом в один присест и запив все это кружкой чая, я помыл за собой посуду и отправился на разминочную пробежку, предшествующую утренней тренировке. Так как тренировочные печати только недавно перешли на очередной уровень нагрузки, через полтора часа я приполз в дом мокрый как мышь и порядком уставший. Так как до момента Х оставалось еще целых шестьдесят минут, я позволил себе роскошь немного поотмокать в ванне.
   Уже как следует вытеревшись после водных процедур и бросив пропотевшую форму в постирочную корзину, я столкнулся с полусонной Саей, идущей почти на ощупь и покачиваясь из стороны в сторону. Ма никогда не отличалась мгновенными побудками, а уж со времени ранения тем более, так что всклоченная шевелюра и полузомбированный вид всегда вызывали у меня желание рассмеяться, подавляемое только осознанием скорой расправы, если не удастся сдержаться.
   - Доброе утро!
   - До... ое, - неразборчиво буркнула ма не раскрывая глаз и начала заваливаться на меня, - купаться.
   Поймав ее и уловив сонное сопение, я только хрюкнул от смеха - подобные сцены утром случаются как минимум раз в неделю. Блин, я бы тоже не отказался, чтобы меня так баловали! Не зря говорят, что к хорошему быстро привыкаешь, вот и Сая не собиралась отказываться от некоторых приобретенных за время болезни привычек. В прочем, можно и побаловать, благо, время в запасе еще имеется.
   Без двадцати девять, я наконец получил возможность достать давно подготовленный комплект формы, состоявший из легких сандалей шиноби на черный носок, штанов в стиле Анбу серого цвета с одним подсумком для шурикенов на поясе, облегающей бордовой майке и свободном балахоне как у некоторых Абураме. Смешно сказать, но мне даже пришлось выспрашивать членов клана, чтобы узнать единственный магазин, где они предпочитают закупаться. Именно там я и приобрел в дополнение к своему наряду еще несколько пар специальных светочувствительных очков, плотно прилегающих к лицу, не оставляя зазоров для прикновения мусора и грязи. Особенно полезно иметь подобные штуки в пустыне или при путешествии на больших скоростях.
   Быстро надев на себя одежду, я осмотрелся в зеркале и остался доволен увиденным. Хотя показалось, что чего-то не хватает. Врезав себе по лбу, когда вспомнил о подарках на прошедшую днюху, я порылся в ящиках и извлек на свет пару черных перчаток с обрезанными пальцами и темносинюю маску, что подарила ма. Усе, к службе готов! Правда, теперь я больше похож на еще одного представителя Абураме, чем на Нара, но кого это волнует!? На часах уже значилось восемь пятьдесят, так что я быстренько подхватил собранную еще на прошлой неделе сумку с писчими принадлежностями и парой свитков с набором на все случаи жизни, и побежал на улицу.
   - Ма, я пошел!
   - Счастливо! И не забудь бумаги на поступление!
   - Взял, - прокричал я в ответ и выбравшись в сад перед домом, сложил печать.
   Шуншин.
   Оказавшись перед воротами в академию и несколько напугав проходивших рядом обычных родителей поступавших малолеток, я порадовался, что защиты дома и кланового квартала позволяют использовать шуншин при покидании охраняемой территории, иначе добраться сюда до девяти часов я просто не успел бы. А так, в запасе еще пара минут перед тем, как глава Сенджу выступит с приветственной речью.
   Не особо вслушиваясь в доносившиеся с трибуны пожелания и прочую пропагандическую фигню про волю огня, я просто осматривал тех, кто поступает в этом году. Что удивительно, в этом году новичков оказалось примерно в половину меньше, чем в прошлом и то, теперь уже две трети состояли не из клановых. Судя по всему, с начала нарастания напряженности между деревнями, дети в кланах начали рождаться намного реже. Оно и понятно - когда не знаешь, что случится завтрашним днем, о продолжении потомства особо не задумываешься.
   Едва закончилась вступительная речь, все медленно потянулись к главному входу в академию шиноби, а вместе с ними и я. Предварительно разведав в каком классе и кабинете будет находиться моя группа, я направился на четвертый этаж, но уже на втором меня чуть не сбили с ног.
   - Рью-нии! - уже по одному этому воплю я опознал неизвестного агрессора, точнее, маленькую и симпатичную красноволосую агрессоршу, что повисла у меня на спине.
   И как только узнала в новом наряде? Хотя, волосы я оставил на виду, а других красноволосых в округе что-то не наблюдается.
   - Привет, Куши-чан, - поздоровался я, потрепав девочку по голове, торчавшей у меня над левым плечом и освободив лицо от ткани. - Как поживаешь? Надеюсь, никто тебя не обижает?
   - Ха, я побила всех, кто пробовал, даттебане!
   - Ну, другого я и не ожидал, - усмехнулся я, снимая с себя малышку и наконец разворачиваясь к ней лицом.
   За прошедший год Кушина наконец начала расти и вытянулась на целых десять сантиметров, достигнув целых метра пятнадцати. Конечно, до моего результата далеко, да и подавляющее количество клановых детей тех же Акамичи или Сенджу она не догнала, но на фоне остальной мелкоты своего возраста и такой рост иметь неплохо.
   - Рью-нии, а почему ты не сказал, что тоже в этом году пойдешь в академию? - внезапно надулась девочка и я почувствовал, как внезапно начинаю усиленно потеть.
   Хуже обиженной Узумаки только разозленная!
   - Я собирался сделать тебе сюрприз, но как видешь, ты меня нашла первая, - пожал плечами, смотря на вновь появившуюся улыбку и с облегчением понимая, что отмазка прокатила.
   - Кушина-чан! Чего ты там застряла? - дальнейший разговор прервал громкий крик, прорвавшийся сквозь гомон спешащих учеников и к нашей компании присоединилась еще одна сторона в лице почти такой же маленькой девочки, что и Кушина. - Ты забыла, что у нас начнется урок? И то, что по коридору бегать нельзя, не говоря уж про прыгание на ничего не подозревающих людей!
   - А, я поприветствовала Рью-нии, так что все нормально! - натянуто рассмеялась Кушина и неловко поскребла затылок.
   - Твоя подруга? - приподнял я бровь.
   - Да, позволь тебе представить - Микото Учиха, мы с ней учимся в разных классах, но быстро подружились.
   - Очень приятно, - поклонилась девочка.
   Черные волосы, темные глаза и веер Учиха на одежде, сразу позволили догадаться о принадлежности к клану обладателей одного из додзюцу Конохи. Интересно, как они подружились - на вид девочке лет десять-одинадцать, значит она всего на класс отстает от меня или даже в парарельном. Но это вряд ли - все клановые попадают в А класс.
   - А это Рью Нара, - представила Узумаки теперь уже меня. - Но он только на половину Нара, а то-сан у него Узумаки, так что мы дальние родственники.
   - Очень приятно и мне, - вернул поклон я.
   Хмм, значит вот как выглядит в детстве будущая мать Итачи и Саске. Должен признаться, с короткой стрижкой ей идет так же хорошо, как и с длинными волосами, немного напоминая маленького Итачи.
   - То, что ты начала заводить подруг - это хорошо, - улыбнулся я, затем хитро прищурившись, - а что насчет друзей?
   Кушина мгновенно опустила голову и стала увлеченно ковырять пол носком, а Микото тихо захихикала в ладошку, избегая смотреть на меня.
   - Ара, неужели тебе кто нравится в классе? - только закончив фразу, я к собственному ужасу понял, что прозвучал очень похоже на Мито.
   Блин.
   - Кто же это может быть? - задумчиво протянула маленькая Учиха, хитро сверкая глазками. - Может быть симпатичный блондин, которого ты единственного из всех мальчишек не побила? Тем более, он ни разу тебя не обзывал?
   - Мико-чан! - возмущенно-смущенно вскинулась Кушина, а я почувствовал, что удерживать улыбку на лице стало трудней.
   Еще раз блин! Это что - судьба? Ладно, детская привязанность пока ничего не значит, тем более, Минато наверняка полностью сосредоточен на учебе и о заведении подружки наверняка даже не задумывается. Возраст не тот. Я надеюсь.
   - Ладно девочки, мне пора идти, да и вам тоже, так что учитесь усердно, а уж задумываться о любовных интересах можете уже после становления генинами, - усмехнулся я, после чего потрепал обеих по головам и натянул маску обратно, - пока, еще увидимся.
   Уже скрывшись из виду парочки и поднимаясь на следующий этаж, я услышал начало их разговора.
   - А твой Рью-нии что, теперь будет преподавать в академии?
   - Да нет, он поступает на последний курс!
   - Ему всего одинадцать!?
   - Ну да, а разве так не видно? Он старше меня всего на четыре года.
   - Но он такой... огромный! Неужели...
   Дальше я не услышал, но поднимаясь на четвертый этаж, не переставал довольно ухмыляться. Не зря так надрывался на тренировках - развитие тела повлекло за собой и бурный рост, только за последний год немного замедлившийся.
   Отыскав необходимый мне класс 4-А, я вошел как раз в тот момент, когда прозвучал звонок повествующий о начале первого урока. Отличная пунктуальность! Не обращая внимания на заинтересованные и любопытные взгляды сидящих за партами детей, я прошел прямо к светловолосой симпатичной женщине в обычной одежде полевой куноичи и жилете чунина, что стояла у учительского стола и предъявил ей свои бумаги. Прочитав вступительные бланки, подтверждающие, что я действительно буду учиться в этом классе, она удивленно приподняла бровь, оглядывая меня с ног до головы. Учитывая тот факт, что я был выше ее на пол головы и шире в полтора раза, это действительно выглядело странно.
   - Одиннадцать? Нара?
   - Одиннадцать, Нара, - кивнул я.
   - И где же таких откармливают? - тихо пробормотала Сенджу себе под нос, не обращая внимание на мой смешок, после чего повернулась к классу. - Внимание всем, похоже, к вам добавился еще один человек, так что поприветствуйте своего нового одноклассника.
   - Рью Нара, будем знакомы и надеюсь на плодотворное сотрудничество, - слегка поклонился я.
   - Отлично, более плотно познакомиться со своими новыми товарищами ты сможешь потом, а пока садись на свободное место и я начну урок, - поторопила чунин.
   Единственное свободное место из первых трех рядов оказалось около лохматого худенького паренька с клановыми знаками Инузуки и небольшим щенком на коленях за третьей партой. Туда я и направился. Кивнув новому соседу и опустившись на жалобно заскрипевшую лавку, я обратил все свое внимание на учительницу.
   - Итак, для начала я представлюсь, поскольку кое-кто здесь меня не знает, а остальные могли и забыть. Канаде Сенджу. Можете называть меня Канаде-сенсей или просто сенсей. И прежде всего, хочу поздравить всех с переходом на следующий год обучения. Этот год будет для всех последним, именно от результатов которого будет зависеть - пройдете вы или нет.
   Остановившись, Сенджу обвела притихший класс серьезным взглядом.
   - Но не надейтесь, что это удастся каждому! В этом году будет проводиться большое количество практики, обучение ниндзюцу в дополнение к уже имеющимся предметам и сачковать не получется! Ваша жизнь зависит от того, насколько хорошо вы усвоите все уроки, так что постарайтесь отнестить со всей серьезностью к будущим занятиям...
   Куноичи продолжала говорить, но я постепенно перестал ее слушать, поскольку понял, что и дальнейшая речь будет стращать учеников и призывать воспринять обучение серьезно. Вместо этого, я принялся незаметно оглядываться, рассматривая своих одноклассников, а возможно - и будущих товарищей по команде. Всего их оказалось чуть меньше двух десятков - восемнадцать, но что в первую очередь бросилось в глаза, так это отличное физическое состояние каждого, не зависимо от пола и размера. Значит, тренируют в академии серьезно даже не клановых детей, не различая по происхождению. Ну, и то хорошо.
   Конечно, единственный Акамичи в группе был больше похож на колобка, но даже у него под кожей и слоем жира перекатывались жгуты мышц. Из нашего клана присутствовал один я, а вот от Яманака сидели два близнеца, смутно мне знакомых - видел их в компании Иноичи несколько раз. Я не очень общительный человек, чтобы знать их имена, но это не надолго. Инузуки так же присутствовали в двойном экземпляре, но второй паренек заныкался подальше на галерку, не давая себя разглядеть подробно. Учиха в классе не было ни одного. Зато Хьюга лидировали по количеству - сразу четыре человека из побочной ветви и один из главной. Причем посмотрев на единственную девочку, мне захотелось протереть глаза - через два места от меня сидела вылитая Хината! Такая же коротенькая стрижка синих волос, такой же маленький носик, и даже похожий жакет, скрывающий фигуру! Вид только портила повязка на лбу, положенная членам побочной ветви Хьюга и закрывающая печать. Странно, вреде бы она должна быть в главной ветви и с чистым лбом, если вспомнить мангу... Тут либо впервые подвело знание сюжета, либо печать можно убрать, и я склоняюсь к последнему. Хмм, надо бы будет разузнать по-подробнее на этот счет.
   Кроме учительницы, Сенджу были представлены двумя парнями и одной девчонкой, причем в отличие от первой - все трое темноволосые. Сидевший справа от меня через проход парень носил знак Сарутоби и жутко напоминал молодого Асуму и Хирузена, слитых вместе. Если я не ошибаюсь, то это будет старший сын Хокаге. Кто бы мог подумать, что мы с ним одногодки. Ну и две закутанные в балахоны Абураме завершали список клановых детей. Вообще, у них в бойцы идут в основном мужчины, а женщины следят за развитием колоний жуков и занимаются исследованиями. Как понятно, что это девочки? Верхняя часть выделяется у обеих даже под одеждой.
   Примерно так и прошел весь урок - я в пол уха слушал, но благодаря очкам свободно разглядывал окружающих детей, а так же оценивал объемы чакры каждого. И признаться, не оказался разочарован. Кроме Абураме, у которых жуки съедали большую часть выделяемой чакры, даже выходцы из народа имели приличое количество, не говоря уж об остальных и Сенджу, имевших примерно четверть от моего объема. Учитывая, что такой резерв обычно бывает только у опытных токубецу джонинов или даже джонинов - есть чем гордиться!
   Едва прозвенел звонок, большая часть класса ринулась к двери, радостно шумя и галдя. Нда, даже обучение на убийц не выбило из них детство. Среди оставшихся на местах оказалась копия Хинаты, а так же мой сосед, с любопытством на меня поглядывавший. Надо бы познакомиться, а потом попытаться разузнать и о Хьюга.
   - Будем знакомы, чел, - протянул я руку, - Рью Нара, предпочитаю, когда зовут по имени без суффиксов.
   Инузука посмотрел на мою руку как на ядовитую змею, нервно задергал глазом, но все же ответил рукопожатим. Вот только в тот же момент я почувствовал, как мне на ногу со всей силы наступили, а щенок на коленях парня угрожающе зарычал.
   - Инузука Тсуме... и я девочка! - представился "парень" немного хрипловатым голосом, скаля зубы в "дружелюбной" улыбке и пытаясь раздавить мою руку.
   Б**, чувствую, год у меня будет веселый!
  
   Эпилог.
  
   Уже привычно проводив сына в академию шиноби, Сая забрала из почтового ящика письма и вернулась в дом - до открытия лавки оставалось еще чуть больше часа, что позволяло немного расслабиться перед началом рабочего дня и подумать. Кто бы ей раньше сказал, что в будущем она будет владеть собственным делом - точно не поверила бы!
   Вздохнув, Нара опустилась на стул, отложила письма в сторону и с наслаждением принялась допивать оставленный чай, мыслями погрузившись в размышления о прошедшем времени и вполне определенном красноволосом ребенке, что так медленно, но неотвратимо изменил ее жизнь, и похоже, останавливаться на достигнутом не собирался. Грудь бывшей куноичи заполняло теплое чувство гордости при каждой мысли об успехах сына. И пусть некоторые моменты в его жизни ей не нравились, но учитывая иногда даже излишнюю рассудительность и серьезность Рью, Сая предпочитала не вмешиваться. Прошедшие два года позволили матери более полно узнать сына и если будущий генин думал, что о его маленьких и больших секретах никто не догадывается - его ожидает большой сюрприз!
   Нара прекрасно осознавала, что все дети когда-нибудь выростают и выбираются из-под родительской опеки, но в отношении Рью, это приобретало совсем новый смысл. Она уже и не помнила времени, когда красноволосый гений был обычным ребенком, а не маленьким самостоятельным взрослым. Хотя бы самой себе можно было признаться, что ко времени рождения Рью, она была совершенно не готова к родительской ноше, хоть и старалась соответствовать, несмотря на некоторую неприязнь к роли примерной жены и матери. Нет, любовь к семье никуда не делась, но в таком возрасте еще не хочется оказаться в клетке возникших обязанностей. Именно по этой причине Сая так радовалась своему идеальному ребенку, не доставлявшему лишнего беспокойства. Попытка опять вернуться на службу была именно таким вот порывом освободиться... И к чему это привело?! Со временем ситуация изменилась, но время оказалось упущено - совершенно неожиданно, очаровательный красноволосый малыш вырос и повзрослел. Ему уже не попоешь колыбельные на ночь или не будешь укачивать на руках. Подобная мысль всегда отзывалась неожиданным уколом боли в сердце.
   Допив почти остывший чай, Сая покачала головой. Пусть Рью уже и не нуждается в ее помощи как матери, сам продолжая заботиться о ней с того страшного инцидента, но со времени полноценного восстановления, она прочно заняла нишу партнера по тренировкам и учителя, собственными глазами наблюдая бешеный рост будущего шиноби. Да что там говорить, если до ранения, она являлась токубецу джонином только на бумажке, на деле приблизившись вплотную к силе нормального джонина, но сейчас, после интенсивных восстановительных тренировок с Рью, куноичи не только вернула утраченные возможности, но и перешагнула порог прежнего уровня, продолжая медленно расти и совершенствоваться.
   Именно эта возможность всегда находиться близко к сыну и позволила заглянуть за навешанный кланом ярлык "гения", немного понять мысли и стремления, бродящие в его голове. Именно что немного, потому что кто может сказать, что знает совершенно все стороны даже самых близких людей, даже прожив рядом много лет? Ну, кроме Яманака, да и те способны только ковыряться в памяти. Впрочем, какая мать откажется проверить дела своего сына? Несколько быстрых взглядов на разбросанные заметки в его комнате только подтвердили твердое убеждение, что разенган - не единственная техника, лично изобретенная Рью. Небольшая записка о технике райтона и приписка "подойдет для ма", выдавала с головой. Отлично понимая, как любой шиноби бережет лично созданные техники, куноичи не позволила своему любопытству взять верх над искренним уважением к способностям сына. В конце концов, как и с разенганом, он все ей расскажет и покажет, достаточно лишь запастись терпением.
   Хмыкнув, Сая взглянула на так и не открытые письма на столе и поморщилась - о их содержимом и гадать не имело смысла. Приглашения в различные кланы на какие-то празднования или мероприятия для нее и конечно же сына. После поступления Рью в академию шиноби и официального открытия лавки, прошло примерно три месяца и вдруг начали приходить подобные приглашения. Сначала от Хьюга, потом от некоторых членов совета деревни, составлявших вторую половину, ответственую за мирное население, являющихся не потомственными убийцами, а клановыми торгашами. Потом постепенно пришел черед и других кланов. Учиха, Инузука, Сарутоби и даже Абураме. Про малые кланы можно даже не упоминать. Давние союзники оказались не столь настойчивы, но появились редкие, но вполне однозначные намеки на укрепление отношений.
   Нахмурившись, Сая вспомнила слухи о "пьяной болтовне" главы клана(ага, покажите того, кто в это поверит!) и сделала заметку как следует настучать брату по голове за такую "рекламу" сына. Хотя, он занялся этим почти наверняка с подачи отца в целях поднятия престижа клана, так что все заинтересованные личности имели возможность наблюдать за успехами Рью очень пристально, а при поступлении в академию появился отличный шанс окрутить настолько талантливого ребенка. В самом деле, в таком возрасте все мужчины начинают думать нижней головой, а не верхней, теряя всякое соображение от возможности пощупать женские прелести. Сая усмехнулась, вспоминая попытки будущих куноичи набиться в друзья к сыну с помощью своих тел - полное безразличие было им ответом, а в некотрых особо настырных случаях, пожелание сначала подрасти, а потом уж пытаться кого-нибудь соблазнять. Впрочем, Нара догадывалась об источнике подобного безразличия - Рью уже нашел себе кого-то. Небольшая забытая отметина на коже, едва уловимый чужой запах и особое выражение довольства на лице, такое знакомое по мужу, выдавали с головой. При мыслы о гадине, запустившей свои когти в ее невинного сына, кровь Саи начинала кипеть, а руки сжиматься в кулаки. К сожалению, попытки выследить и разодрать на клочки эту шлюху не увенчались успехом по причине излишней осторожности Рью. После нескольких попыток и неудач, она оставила эту идею и понадеялась на благоразумность сына. Получить внуков от неизвестно кого, куноичи очень не хотелось, как и приобрести на свою голову политический кошмар, если мать окажется из другого клана. Но окончательно успокоила ее небольшая печать на теле сына, которую когда-то использовал и Рюта, потому, Сая решила не поднимать данную тему, хоть и была несколько обеспокоена ранней активностью в этом отношении. Единственный хороший результат из данного развития событий - попытки соблазнения просто игнорировались. Судя по всему, несколько месяцев неудач истощили терпение заинтересованных сторон и попытки заполучить Рью стали предприниматься через самого близкого человека - мать. Внезапные приглашения и вдруг появившиеся ухажеры сначала порядком удивили Саю, но своевременные предупреждения от нескольких подруг-сплетниц из клана прояснили ситуацию.
   Одним решительным движением сметя со стола в мусор стопку писем, Сая потянулась и довольно ухмыльнувшись, пошла одеваться и готовиться к началу рабочего дня. Пусть пытаются откусить кусок, которым подавятся, а уже не такой маленький Рью по-прежнему больше всех любит и заботится о своей ка-чан! И сейчас уже несколько редкие случаи пробуждения от кошмаров, когда Рью неизменно оказывался рядом и дарил такой нужный покой и утешение, только подтвердили эту уверенность. Ведь не даром говорят, что для ребенка мать является всем миром!
  
  
  
  

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"