Занг: другие произведения.

Водоворот теней 2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa

  Глава 17.
  
   - Эй, Шикаку! Здорово! - бодро поприветствовал я двоюродного брата, как только подошел на расстояние, когда уже не требовалось кричать для нормального общения.
   Лентяй медленной открыл глаза и сфокусировал взгляд на мне.
   - Рью-нии? Проблемно. Теперь и не поспать спокойно!
   - Ой, да ты постоянно спишь, так что поднимай свою ленивую задницу и продирай глаза! Успеешь еще поваляться.
   Тут я заметил на морде Шики новые украшения, помимо начавшей пробиваться бороды.
   - Хмм, и где же ты обзавелся такими шрамами? - спросил я его, пока брательник с кряхтением поднимался и отряхивал штаны.
   Еще красные шрамы указывали на относительную свежесть полученных повреждений и на довольно паршивую работу ирьёнинов, всего лишь грубо стянувших края поврежденной плоти. Больше похоже на работу начинающего ученика, чем квалифицированного специалиста.
   - Да зажали нас неделю назад в патруле каменюки, так Сарутоби-сенсей погиб, прикрывая наше отступление, а мы обзавелись такими вот проблемными отметинами на память, - дернул щекой парень, тут же зашипев от боли.
   - Так, а ну стой ровно! Сейчас я тебя немного подлатаю и полегче станет, - нахмурился я и не обращая внимание на неуверенные возражения Шикаку, использовал мистическую руку.
   До конца залечить только начавшие заживать самостоятельно раны удалось буквально за пол часа, но сами уменьшившиеся в объеме и побледневшие отметины, брательник попросил оставить как напоминание.
   - Между прочим, все это смог бы сделать номальный ирьёнин примерно за то же время, - заметил я, - и не пришлось бы терпеть боль из-за криворукости латавшего тебя болвана.
   - Где его найти, этого нормального медика, - вздохнул Шикаку, - полевой госпиталь был расположен как раз в главном лагере, где всех нормальных специалистов и прихлопнули, одним ударом превратив укрепленное здание в пыль.
   Блин, неужели Тцучикаге сам не поленился?
   - Вот и получается, что у нас остались только те ирьёнины, что находились в мелких опорных пунктах и втором лагере. Рану еще могут залатать в условиях боя или после, но полноценно вылечить - умений уже нехватает. Сейчас их всех стянули сюда, а в других местах остались единицы или вообще никого.
   - Пиз**ц! - выругался я.- И после этого они еще не хотят увеличить финанисирование на обучение нового персонала в госпитале! Да такими темпами у нас на пять сотен шиноби будет всего пара хоть как-то обученных ирьенинов, только один из которых будет способен на что-то серьезное!
   - Думаешь, это кого-то волнует? Уж точно не Хокаге и советников, - грустно ухмыльнулся Шикаку, - на передовой при них всегда найдется личный медик, готовый затянуть малейшую царапину, а остальные пусть выкручиваются как хотят.
   - Когда вернусь в Коноху, буду поднимать в клане вопрос о создании собственного отделения госпиталя для клановых и союзников, - мрачно сообщил я, - и пусть попробует кто возразить - будут работать макиварой для тайдзюцу! Обеспечение в госпитале хуже с каждым годом, а с потерями нормальных специалистов и качество будет ощутимо падать.
   - Не думаю, что ото-сан будет возражать - за время войны он на собственной шкуре почувствовал необходимость нахождения рядом хоть какого-нибудь медика. Как и я. Так что можешь рассчитывать в этом вопросе на мою поддержку.
   Отлично! А то, что в состав этого отделения можно будет потом впихнуть необходимых мне человечков - это дело десятое. Ту же Ноно(или Момо?) можно будет подобрать и никакой Данзо не решится подкатить к куноичи, работающей на кланы. В конце концов, одноглазому старику найдется чем заняться, нежели вербовать обратно бывшую сотрудницу, устроившуюся на теплое место. А где эта женщина, там рано или поздно появится Кабуто. Без влияния Орочимару из него можно будет вырастить вполне приличного человека и гениального медика, одновременно убрав огромную угрозу с горизонта, если змеюка все же вдруг заполучит Кучиёсе: Эдо Тенсей. Собственно, Обито не знаком с этой техникой, а змеинный саннин слишком прижимист, чтобы делиться такой опасной техникой с временными союзниками. Значит, остануться только владельцы мангёке шарингана и риннегана с оравой клонов. Всяко лучше, чем толпа неубиваемых шиноби эС класса и бывших Каге всех деревень. Вздохнув, я отложил подобные размышления на будущее - тут еще две войны пережить надо, а не строить планы на четвертую мировую войну шиноби.
   - Кстати, раз у вас сенсей погиб, то к кому теперь приписана команда? - поинтересовался я у начавшего опять засыпать брательника.
   Не может быть, чтобы за наследниками кланов никто не присматривал.
   - Нас взял под свою опеку Като Дан, один из сильнейших бесклановых шиноби, если слышал, - вздохнул Шикаку, - конечно, не на уровне учеников Хокаге или Сакумо, но посильнее Сарутоби-сенсея будет.
   Ага, имеющиеся знания по-прежнему подтверждают свою полезность!
   - Понятно, - покивал я, - вас когда вообще собираются отправлять обратно в деревню?
   - Шутишь? После таких потерь, что были недавно, отдыхать мы будем только в конце войны! - скривился парень.
   Ну, может, он и преувеличивает, но вполне возможно. Тогда я застрял здесь не на год, как рассчитывал, а на куда большее количество времени. Блин, не хочется на такое время оставлять Саю одну.
   - Кстати, тебя куда приписали? - после небольшого молчания спросил брательник.
   - Пока еще не знаю, мы только сегодня прибыли, но не думаю, что к главному лагерю - у нас команда подобралась сбалансированная во всех умениях шиноби, так что могут отправить туда, где больше всего не хватает народу и постоянно необходим хороший ирьёнин.
   - Скорее всего, у нас сейчас больше всего потерь на опорных точках и в патрулях, так что осторожней - всегда ожидай атаки из-под земли и передвигайся преимущественно по деревьям, - посоветовал Шика. - Нас именно так и подловили - отличная маскировка тех, что на поверхности и неожиданное нападение снизу.
   - Понял, а как вообще потери?
   - Да почти каждый день кого зацепят, кого убьют, на главный лагерь опасаются после прошлого раза нападать большими силами, но небольшими группами жалят постоянно, как и мы их.
   Мда, в такой обстановке мои чувства сенсора точно пригодятся.
   - Жуть! - поежившись, я бросил взгляд на начавшее темнеть небо и решил закруглять разговор. - Ладно, пошел я отдыхать, передавай привет парням.
   - Ага, я обычно бываю около госпиталя или в бараках, так что если припишут сюда - найди меня, - лениво кивнул Шикаку, помахав рукой на прощание.
   Посмотрев, как он медленно бредёт в сторону грубых строений, почти загребая ногами землю, я покачал головой. Сдал брательник за прошедшее время сильно и даже выражение лени на его лице немного стерлось, временами сменяясь усталостью и полным безразличием во взгляде. Как у Линли, но не до такой степени. И ведь он не так долго воюет по сравнению с Сенджу. Блин, неужели и на меня так война подействует? Учитывая, насколько ирьёнины привыкают к крови, раненым и трупам, буду надеяться на профессиональный иммунитет. К сожалению, безнадежные пациенты попадались и у меня, но о таких я предпочитаю не вспоминать и даже не думать, радуясь огромному количеству безнадежных(для менее опытных и обладающих меньшим резервом коллег), выцарапанных из лап костлявой. Вздохнув, я помотал головой и направился в предоставленную нам палатку - все же, пока есть возможность, следует хорошо отдохнуть в безопасности. После получения назначения о такой роскоши придется забыть надолго.
  
   На следующее утро сенсей подняла нас с восходом солнца и всучила в руки свиток с направлением.
   - Вас отправляют с еще двумя командами на небольшой пост, недавно потерявший половину своего состава в неожиданном нападении, - пояснила она на наши вопросительные взгляды. - Меня приписали ко второму лагерю, так что видимся мы с вами последний раз на достаточно большой отрезок времени. Постарайтесь не умереть и всегда держитесь вместе.
   - И вы тоже, сенсей, - ответил я за всех.
   - Уж в этом можете не сомневаться, - слабо ухмыльнулась девушка, - выход через пол часа у западной стены, так что быстро завтракать и собираться.
   Попрощавшись с Канаде, мы быстро сгрызли по уже ненавистной плитке походного рациона, запивая водой из фляжек и собрали походные принадлежности, распакованные вчера вечером. В итоге, к западной стене лагеря мы подошли даже на несколько минут раньше, сразу заметив шестерых шиноби. Очевидно, те две команды, что должны отправиться вместе с нами.
   Наметанным взглядом я сразу вычислил среди четырех шиноби и двух куноичи девушку Учиха, берегущую левый бок. Очевидно, не до конца залеченная рана. И вот таких вот отправляют на фронт? Что-то здесь не чисто. И еще одна особенность в собравшихся командах, так это подавляющее большинство клановых - среди нас из простых только Ротаро и еще один парень, остальные все имеют клановые нашивки.
   - Доброе утро семпай, мы с вами на пост, - поприветствовал я всех, как раз обративших на нас внимание.
   - И вам доброе, - кивнул самый старший из шиноби с титулом джонина, выглядевший примерно на двадцать пять.
   Остальные были намного младше его и выпустились примерно года за четыре до меня, дослужившись только до чунинов, если судить по жакетам. Но практически у всех был приличный запас чакры, чего и можно было ожидать от клановых.
   - Мы кого-то ждем? - спросила Тсуме у присутствующих.
   - Должен подойти джонин, который и проводит нас к дальнейшему месту службы, - отозвалась незнакомая мне Яманака.
   Мда, а вообще, заставляющая задуматься подборка - Учиха, Хьюга(хоть с сенсором повезло!), Яманака, Инузука, Нара(или Узумаки, если учесть мой статус полукровки), Мейдо(один из малых кланов) и Абураме. Почему нет Сенджу - и так понятно, а вот бродя по лагерю и осматривая путешествовавших с нами несколько дней людей, я что-то не заметил клана Сарутоби и их союзника в том же количестве, что и всех остальных кланов Конохагакуре но Сато. Скорее, пара-тройка мелькнет - и все. Подозрительно... Неужели Хирузен тихой сапой начал подставлять соперников на политической арене? В таком случае, и меня с командой могли сюда отправить не просто так - по всем правилам, меня, как ирьёнина третьей степени вполне могли если не оставить в деревне, то хотя бы приписать к походному госпиталю в главном лагере. Чего не случилось. Черт, это уже нехорошо! Неужели дружба с новой джинчурики привлекла внимание Хирузена и Ко? Вот и решили убрать меня подальше на всякий случай. Остается надеяться, что они не знают моих истинных возможностей, а не тех, что были продемонстрированы при выполнении миссий и обучении у "приятелей" Канаде. Опознать в них анбушников не сможет только тупой. Пусть тот факт, что меня обучала кендзюцу Мито не такой уж секретный, но при посторонних я практически никогда не снимал тренировочные печати, демонстрируя скорость и силу новенького джонина, но никак не выше. Так что осталось только решить, в каком качестве от меня избавились - по типу "сам сдохнет, лишь бы под ногами не путался" или мне теперь ждать удара в спину? Хмм... Не малым усилием подавив вспышку паранойи, я встряхнул головой - может, мне все это мерещится и нет никакого заговора по ослаблению кланов, а нашу команду просто отправили на фронт, как набравших достаточно опыта? Ладно, буду держать ушки на макушке, а пока следует заняться другими делами, нежели накручивать себя лишними подозрениями.
   Отметив, как Учиха в очередной раз скривилась, переступая с ноги на ногу, я решил не терять времени. Быстро приблизившись к девушке, я присел на одно колено, чтобы оказаться на одном уровне с местом ранения.
   - Прошу прощения, - осторожно, но быстро приподняв жилет замершей куноичи на боку и майку под ним, я добрался до пораженного места.
   И не удержался от ругательства.
   - Бля, ну кто же так лечит!
   Вспухший и еще недавно кровоточивший шрам производил отвратное впечатление. Конечно, через пару недель организм возьмет свое, но все это время девушке надо лежать в кровати, а не шастать по полю боя! И такое ощущение, что над раной поработал даже не самый слабый и бездарный ирьёнин, а какой-нибудь самоучка! Последняя мысль вкупе с осознанием гордости красноглазиков, заставила преисполниться меня подозрениями. Самоучка?!
   - Девушка, вы случайно не занимались смолечением?! - спросил я самым серьезным тоном, грозно нахмурившись и даже приподняв очки для большего впечатления.
   Покрасневшая и уже открывавшая рот для возмущенного вопля, куноичи подавилась словами и начала стремительно бледнеть.
   - Я не слышу ответа?!
   Я не отрывал взгляда от глаз девушки, не обращая внимания на начавших потихоньку отодвигаться в сторону окружающих.
   - З-занимались, - тихо прошептала Учиха, смотря на меня как кролик на удава.
   Нет, у меня даже слов подходящих нет, как обозвать эту дуру! Это надо сообразить лечить серьезную рану без должного образования и не обратиться к хоть какому-нибудь ирьёнину!?
   - В следующий раз, когда такая "умная" мысль придет в голову, лучше сразу пойти побиться лбом об стену - полезнее выйдет! - не удержался я от ядовитого комментария. - Сейчас я немного подлечу рану для нормального передвижения, но когда доберемся до места - немедленно ко мне на долечивание, понятно?!
   - Д-да, - сглотнув, куноичи быстро закивала.
   - Отлично.
   Я активировал Шосен но Дзюцу и принялся за работу, на скорую руку латая повреждения и попутно снимая боль. Конечно, при достаточно активных движениях(для шиноби) все равно может открыться заново, но хоть так. На все про все ушло около десяти минут, но на лице Учихи вполне заметно проступило облегчение.
   - Эй, Сакки, а кто это такой? - уловил я шепот одного из чунинов.
   - Не Абураме, - короткий ответ куноичи немного развеселил меня.
   - Все, достаточно беречь эту сторону при беге и до нашего места назначения спокойно дотянешь, - произнес я, вставая и отпуская задранную одежду. - И кстати, все сказанное ранее относится и к вам тоже, понятно?
   Я обвел грозным взглядом остальных из двух команд. Закивал как болванчик даже джонин. Так, а чего это они все такие бледные? И только тут я заметил, что придавил окружающий нехилой волной испускаемой КИ. Упс. Похоже, тренировки с Мито оказались не такими уж и бесполезными в данном направлении. Странно, а она говорила, что еле чувствует...
   - Кхем, что здесь происходит?
   - Проведение воспитательной беседы на тему своевременного лечения полученных в битве ранений, - сообщил я и только после этого повернулся к владельцу голоса и приличного источника чакры, приближение которого почувствовал минутой раньше.
   Вполне обычного вида джонин лет тридцати с загорелой кожей и немного восточными чертами лица (по крайней мере, разрез глаз у него оказался ближе к японцам, чем у всех остальных окружающих), одетый в потрепанную полевую форму, что очевидно, и должен был стать нашим проводникам.
   - Ну, это дело полезное, но нам пора выдвигаться к посту, к которому вас приписали, - недоуменно пожал плечами шиноби, - надеюсь, вы готовы?
   - Да.
   - Отлично, - покивал он на хор ответов, - тогда за мной.
   Без всяких усилий вспрыгнув на стену, джонин кивнул караульным и соскочил с той стороны. Нам ничего не оставалось, как последовать за ним. Следуя за проводником машинально образованным с другими командами треугольником, в вершине которого оказался Хьюга с товарищами - уж построения в нас Канаде вбила накрепко - я сосредоточился на обнаружении противников. Не хватало еще вляпаться в засаду на первый же день войны. Думаю, на пару с белоглазым, мы обнаружим любую угрозу.
  
   Глава 18.
  
   Большой совет Конохагакуре но Сато обычно собирается один-два раза в месяц для обсуждения насущных проблем и путей их решения, для которых требуется не только желание хокаге, но и поддержка глав кланов. На этом же совете обсуждаются и наиболее важные новости с фронтов во время войны, а так же отчеты от различных служб Конохи. В этот раз, хоть большинство глав кланов отсутствовало, собрание все равно было назначено - впервые, со времени возвращения Хирузена в деревню.
   Представители торговых кланов прибыли заранее и в полном составе, в отличие от половины совета шиноби. На месте не оказалось глав Нара, Яманака и Акамичи, воюющих на фронте с Ивой. Так же были пусты места Инузука, Хьюга и Учиха, оставшихся охранять границу с Сунагакуре. Из пяти малых кланов присутствовал только глава клана Юрин, союзников Сарутоби. Командующего Анбу тоже не оказалось на своем месте, но его замещал Шимура Данзо как второй в цепочке командования Безликими. Недалеко от него сидел и начальник госпиталя - одноглазый седой Хьюга, весь изборожденный бледными отметинами давних шрамов и глубоких морщин, ясно указывающих на его солидный возраст.
   Хиши Хьюга не только видел своим единственным глазом создание деревни, но и принимал участие в клановых войнах, возглавив ирьенинов клана только после потери левого глаза в сражении. Поскольку, на момент постройки Конохи, именно он оказался наиболее компетентным ирьёнином, обладавшим хоть какими-то организационными навыками кроме Хаширамы, первый Хокаге взвалил задачу создания полноценного госпиталя именно на его плечи. С чем Хиши Хьюга с успехом справился, занимая свою должность на протяжении десятков лет.
   Обычно одноглазый старик отличался изрядным благодушием и редко кто из подчиненных видел его взволнованным или разозленным, что весьма благотворно сказывалось на работниках главного госпиталя Конохи, но в этот раз совету деревни пришлось лицезреть изрядно разозленного Хьюгу, о чем явно свидетельствала слабенькая волна КИ, идущая во все стороны от ветерана и вздувшиеся на правом виске вены активного бьякугана. И пусть для сильных шиноби это воздействие оставалось практически незаметным, но простые люди чувствовали себя очень неуютно и тихо обливались потом в ожидании Хокаге, стремясь отодвинуться от столь беспокойного соседа как можно дальше.
   Впрочем, ожидание продлилось не долго, поскольку уже через пару минут после того, как последний член совета занял свое место, двери в зал распахнулись и появился Сарутоби Хирузен, сопровождаемый неизменными советниками. Ответив на приветствие собравшихся, Хокаге и советники устроились во главе стола и глава деревни подал знак стражам Анбу запереть вход, обозначив таким образом начало заседания. И первое, что сделал Хирузен, так этот устроил разнос простой части совета, растративших неприкосновенный запас деревни, отведенный на самые крайние нужды - в том числе и обеспечение госпиталя. Для шиноби стало новостью, что внушительная сумма денег уже оказалась изъята со счетов решивших провернуть подобное торговцев. Старый Хьюга радостно оскалился и многозначительно прищурившись в сторону мирной части совета, принялся прикидывать, каким образом отомстить людям, виновным в столь плачевном обеспечении его любимого госпиталя. В сладких мечтах о мести, он пропустил мимо ушей обсуждение посольства к Суне и условия подписания мирного договора с побежденной деревней. Да ветерана и не слишком волновали политические ходы руководства деревни. Куда важнее было то, что большинство толковых ирьёнинов отправлялось на фронт и оставшийся персонал просто не мог покрыть потребность в квалифицированном медицинском персонале. Поэтому, старый Хьюга терпеливо дожидался своей очереди и старался не слишком давить окружающих КИ, при воспоминии о количестве не доживших по получения квалифицированной помощи шиноби и тех, кто остался инвалидом из-за недостатка лекарств в госпитале.
   - Хьюга-сан, что вы можете сказать насчет госпиталя? - обратился к ветерану Хокаге, после того, как все более важные вопросы были обсуждены и решения приняты.
   - Сказать могу много чего, и подавляющее большинство этих слов заставят покраснеть даже портовых грузчиков, так что я просто приведу статистику, - скривился ирьёнин. - За прошедший год, триста двадцать девять шиноби скончались, просто не дождавшись своей очереди на лечение или из-за отсутствия необходимых медикаментов на момент операции, еще около семи сотен остались инвалидами просто потому, что весь свободный персонал был занят спасением умирающих.
   Хиши мрачно оглядел совет, задерживая взгляд на представителях обычных жителей Конохи.
   - На данный момент, в главном госпитале и его отделениях работают всего девяносто три ирьёнина четвертой и пятой степени, двенадцать третьей и всего трое второй степени. И ни одного первой. Учитывая, что месяц назад мы и так не справлялись с наплывом пациентов, а после недавнего отправления достаточно большого количества опытного персонала на фронт с Ивагакуре, можно точно утверждать, что потери будут только расти. У меня на столе уже около двух десятков заявлений об увольнении просто потому, что ирьёнины даже не успевают как следует отдохнуть между своими сменами и уже не редки случаи обмороков от банального чакраистощения. При этом, только за последние три года войны количество медиков сократилось более чем в два раза из-за боевых потерь, а новых пришло около двух десятков, никто из которых не поднялся выше четвертой степени. Если данная тенденция будет продолжаться и деревня не выделит денег на обучение новых ирьёнинов, то в скором времени, боевые потери составят намного более значительную цифру и восстанавливаться после войны мы будем не один десяток лет. У меня все.
   После доклада главы госпиталя, в зале совета повисла напряженная тишина. Хокаге и советники, как раз и ответственные за подобное положение вещей, почувствовали себя очень неуютно. Одно дело экономить и так не слишком большой во время войны бюджет, и совсем другое - подрывать обороноспособность деревни, увеличивая и так не маленькие потери на поле боя.
   - Знаешь Хирузен, отказ финансировать медицинскую программу выглядит совершенно иначе в свете предоставленной Хиши-доно информации, - заметила глава Сенджу, подозрительно прищурившись.
   - Возможно, вот только это не отменяет того факта, что Коноха не может себе позволить таких расходов ни сейчас, ни три года назад, - откинулся на спинку кресла Хокаге, затягиваясь раскуренной трубкой. - Возможно, когда мы получим контрибуции с Суны, то ситуация изменится, но никак не раньше.
   - В таком случая, я хочу поднять вопрос о переводе предоставленных чиновникам ирьёнинов в госпиталь на постоянной основе, поскольку имеющуюся ситуации следует как-то выправлять, - нахмурился Хьюга, сверля главу деревни единственным глазом.
   Он не упомянул, что в их число входят и ирьёнины, обслуживающие самого Хокаге и его семью, а так же старейшин и некоторых членов совета, выбивших себе такую привилегию, но присутствующие прекрасно поняли намек.
   - Данная идея несомненно заслуживает внимания, учитывая сложившуюся ситуацию, - поддержал ветерана Абураме.
   - Действительно, Хирузен, медицинскую помощь можно получить и в госпитале, а квалифицированные ирьёнины сейчас нужнее для быстрого поднятия на ноги раненых, чем сведения чирьев с задницы чинуш, - насмешливо хмыкнула Узумаки Мито. - Да и Хокаге будет не зазорно снизойти до положения своих подчиненных.
   Несмотря на очень не регулярные посещения собраний совета, напряженные отношения с Узушиогакуре и малом количестве представителей клана, никто не решился поднять вопрос о лишении Узумаки законного места среди правления деревни. Чем помолодевшая куноичи в последнее время и пользовалась, чтобы быть в курсе событий.
   - Действительно отличная идея, - тут же присоединилась к подруге Тока Сенджу.
   Сарутоби еле удержал гримасу - пусть он и мог наложить свое вето по данному вопросу, но все главы кланов его просто не поймут. Учитывая и так имеющееся недовольство в связи с большими потерями на войне, рисковать потерей большой доли уважения среди своих шиноби ради небольших привилегий вовсе не стоило.
   - Хорошо, до конца военных действий эти ирьёнины будут переведены на работу в госпиталь, - согласился Сарутоби, не обращая внимания на возмущенные лица не относящихся к шиноби представителей совета.
   Правда, им хватило ума не высказывать свой протест вслух, особенно под пронизывающим взглядом одноглазого Хьюги. Старейшины умели держать лицо намного лучше и ничем не показали своего раздражения, хотя потеря личных медиков оказалась неожиданно неприятной.
   - Если ни у кого больше нет вопросов, - Хокаге сделал паузу, позволяя присутствующим высказаться, - то объявляю это заседание совета оконченным. Все свободны. Следующее собрание будет проводиться через месяц в установленном порядке.
   Присутствующие не стали терять времени и спустя несколько минут зал опустел.
  
   - Что б этого старика биджу побрал! - выругался Митокадо, падая в кресло для посетителей в кабинете Хокаге. - Он начинает поднимать очень неудобные темы!
   Четверка учеников братьев Сенджу после собрания переместилась в кабинет к Хирузену, желая обсудить некоторые вопросы между собой и подальше от лишних ушей.
   - Давно пора заменить его на нашего человека, - хмыкнула Кохару, присаживаясь на диван.
   - Хьюги этого не позволят, а Сенджу поддержат, - покачал головой Сарутоби, вытряхивая погасшую трубку и набивая ее по новой. - Да и большинство кланов будут на их стороне, поскольку Хиши-сан давно зарекомендовал себя первоклассным специалистом и управленцем. Учитывая его возраст, проще будет подождать отставки, чем активно способствовать уходу старика с поста главы госпиталя.
   - Тем более, даже со столь умелым руководителем госпиталя, кланы продолжают терять людей, пусть и не так быстро, как мы рассчитывали, - пожал плечами Данзо, - процесс идет и к завершению боевых действий военное влияние кланов значительно ослабнет, увеличивая власть Хокаге.
   - Главное, не слишком торопиться, иначе те же Нара смогут докопаться до истинной подоплеки происходящего и нам всем придется не сладко, - выпустил дым из трубки Хирузен. - А там уж можно будет позаботься и о возникновении конкурентов. Тот же Сакумо набрал порядочный политический вес за время войны с Сунагакуре и вполне может претендовать на мое кресло, если обзаведется поддержкой хотя бы трети кланов.
   - Я этим займусь, - пообещал глава "Не", - не сразу, конечно, и может не через год, но подготовить операцию по его устранению или хотя бы очернению я смогу.
   - Лучше последнее, поскольку устранять шиноби эС-ранга может получиться слишком хлопотно и накладно, а у тебя и так хорошо обученных людей достаточно мало.
   - Да и пока, потеря шиноби такого уровня сможет отразиться слишком сильно на нашей обороноспособности, - добавил Хомура.
   - Хорошо, с Сенджу мы скоро собьём немного спеси, так что подготовься прижать Хатаке, - кивнул Хокаге, - но чтобы даже самый последний генин не заподозрил твое участие в подставе!
   - Исполнители никому и ничего не смогут сказать, - кивнул Шимура, - я гарантирую.
  
   Глава 19.
  
   До места назначения мы добрались примерно часов за пять, так и не встретив возможных противников. И если я не напутал с расстоянием, то мы находились на территории Кусагакуре, свалив от Такигакуре, недалеко от которой располагался основной лагерь. И если честно, то парочка небольших неряшливых зданий, явно возведенных впопыхах техникой дотона, и кучка палаток меня не впечатлили. Оставалось только радоваться, что у этого поста(человек на сто максимум) имелась хоть какая-то стена, пусть и в полтора раза меньше, чем в покинутом расположении войск Конохи. И судя по напряженным караульным и еще одному Хьюга на воротах, периодически использовавшему бьякуган, нападения здесь случаются довольно часто. В любом случае, долго нас держать на "воротах" не стали, явно узнав ведущего джонина в лицо. И вся наша группа направилась к самому большому строению, очевидно, игравшему роль штаба и жилища командования, стараясь не обращать внимание на равнодушно-усталые взгляды оказавшихся поблизости людей. Совершенно очевидно, что участие в войне подобное равнодушие вобьет и в новичков, если удастся выжить. Сделав нам знак подождать, шиноби отодвинул занавеску на входе и проскользнул внутрь.
   - Икки-сан, пополнение прибыло! - несмотря на тихое бормотание спутников и приглушенные стенами звуки, я хорошо расслышал нашего провожатого.
   - Мясо прибыло? Запускай.
   А вот ответная реплика мне очень не понравилась - это значило, что потери среди обитателей этого поста довольно многочисленные и частые, чтобы так относиться к пополнению.
   Вновь появившийся в дверном проеме, шиноби поманил нас за собой. Естественно, никто не стал возражать и мы вошли в местный штаб. Точнее, помещение, пытавшееся за него сойти, поскольку, каменная мебель(состоящая из одного большого стола и кучи стульев) и голые стены впечатления не производили. Единственной достопримечательностью был еще один джонин, сидевший за столом и разбиравший небольшую стопку бумаг. Скорее всего, донесения разведчиков или что-то вроде того. Сам же шиноби ничем особым не выделялся из точно таких же тридцатилетних убийц, что мне уже довелось повидать и если бы не отсутствующее правое ухо, то можно с уверенностью утвержать, что уже через пару дней его лицо вспомнить будет сложновато. Вот только это не относилось к чакре шиноби - местный командир оказался обладателем внушительного резерва, лишь немного не дотягивавшего до размера Каге. Что навело меня на вполне определенные мысли. Быстро осмотрев одежду мужика, так же нас внимательно рассматривавшего, я нашел нашивку клана Мейдо. Ага, значит это и есть его глава. Икки Мейдо. Собственно, небольшой клан из четырех десятков человек держался в совете деревни только благодаря его усилиям и личным заслугам. Талантливый боец, неплохой политик и отличный диверсант, если верить рассказам дяди. А-ранг в книге розыска с приличной наградой как за живого, так и за мертвого. Вот только непонятно, какого демона он забыл в этой дыре? По правде говоря, таких личностей должны держать если не в главном лагере, то уж поблизости наверняка, а не давать под начало вшивую горстку подчиненных.
   - Значит так, Я - Икки Мейдо и с этого дня являюсь вашим непосредственным начальством, - не став разводить политесы, сообщил шиноби, - поэтому, все отданные приказы выполняете точно и сразу, никаких драк между собой и выяснений "чей клан круче", понятно?!
   Придавившая нас волна КИ заставила отнестись к его предупреждению серьезно. Конечно, рядом с моей красноволосой наставницей, Мейдо и рядом не стоял, но если судить по немного дрогнувшим и побледневшим соседям, то чунинам и такого хватит. Кстати, после демонстрации силы командира, я удостоился пристального заинтересованного взгляда, поскольку, даже не обратил внимание на попытку впечатлить новеньких. Еще немного побуравив на тяжелым взглядом, шиноби продолжил.
   - Ваши бумаги я просмотрю потом, сейчас же представьтесь и дайте краткую характеристику своим способностям.
   Вполне стандартная процедура для малознакомых людей, вынужденных работать некоторое время вместе. Пока соседи представлялись, я просто ждал своей очереди, даже не пытаясь запоминать имена и их способности - как правило, чунины всегда выбирали одну специализацию и сосредотачивались именно на ней, повышая навыки в других направлениях во вторую очередь. Даже с учетом обучения у Сенджу ситуация не особо измениласть среди клановых. Все как обычно, чего и можно было ожидать от тех же Учиха или Абураме.
   - Рью Нара, ирьенин третьей степени, неплохое тайдзюцу и фуиндзюцу, так же владею несколькими клановыми хидзюцу и ниндзюцу.
   За время моего короткого представления, брови Мейдо поползли вверх.
   - Тот самый Рью Нара? Странно, что тебя вообще отправили воевать и даже не оставили в главном лагере, - хмыкнул шиноби. - Но отличный ирьёнин и мастер печатей нам и самим пригодится.
   Судя по косым взглядам, обо мне и остальные клановые в курсе. Мда, похоже, одним из массовки мне не быть. Ну, не больно-то и хотелось.
   - Хорошо, на сегодня вы свободны, отдыхаете и устраиваетесь, а завтра в девять ко мне за назначениями, - вздохнул джонин, устало потерев глаза.
   Понятливо покивав, наша кучка чунинов споро потянулась на выход, но голос командира заставил меня остановиться.
   - Рью, задержись пожалуйста.
   - Да? - подождав, пока все выйдут, я повернулся к командиру.
   - Поскольку, на данный момент ты у нас единственный медик хоть с какой-то степенью, принимай руководство над лазаретом, - сообщил мне Мейдо и сразу же пояснил, - это второе здание.
   - Хорошо, медикаменты там же? - кивнул я.
   - Что остались, - ответил немного помрачневший шиноби.
   Ага, значит и здесь обеспечение хромает на обе ноги, а не только в Конохе. Вздохнув, я попрощался с начальством и пошел устраивать свое жилище на ближайшие месяцы. Вот только не к куче палаток с одной стороны лагеря, к зданию лазарета - если уж я буду за него отвечать, то располагаться следует поблизости. Собственно, устройство много времени не заняло, поскольку двухместная палатка со всем необходимым уже была собрана и ее оставалось только распечатать из свитка. Вот в такие моменты и начинаешь по-настоящему ценить все возможности фуиндзюцу. А учитывать, что это была палатка повышенной комфортности с встроенным многофункциональным защитным барьером, произведства мастеров Узумаки, то такую роскошь не всегда могут позволить себе и джонины, лучше устраиваться подальше от излишне глазастых личностей.
   Распечатав из свитка большой кусок мяса, завернутый в особую огнестойкую бумагу и большую кастрюлю с рисом и овощами - все, еще горячее - я как следует пообедал и про себя порадовался, что пищевые свитка забиты готовой едой как минимум на пол года вперед, поскольку, питаться армейскими рационами меня задолбало еще во время пути. Да и терять с таким трудом наработанную мышечную массу не хотелось. На таких пациентов я вдоволь насмотрелся еще в госпитале - все ресурсы организма уходят на многочисленные сражения и в случае получения серьезного ранения, сил и запасов на лечение организму уже не хватает. А потом такие бедняги лежат с капельницей вводимого внутривенно питательного раствора, восстанавливаясь по несколько месяцев.
   Разобравшись с обустройством, я отправился обследовать лазарет. Точно такое же грубое строение, не отличающееся от остальных, сотворенных в походных условиях. Ну и лежанки, поверх которых кинули самые простые футоны. Освещение обеспечивали слабые фуин светильники в количестве пары штук. Все. В принципе, сложно было ожидать большего в подобных условиях. Единственное, что меня порадовало - ящик с самыми необходимыми медикаментами для обработки ран и их перевязки у дальней стенки. В конце концов, обеззараживать рану и использовать останавливающий кровь порошок намного проще и экономнее, чем обходиться одной чакрой и собственными умениями ирьёнина. А ведь могло не оказаться и этого. Нет, я прихватил с собой некоторое количество лекарств, но надолго ли их хватит при постоянном потоке раненых?
   - Нара-сан? - ощущение приближающегося источника чакры и прозвучавший знакомый голос отвлекли меня от перебора содержимого ящика с лекарствами.
   Оглянувшись, я заметил у входа Учиху. Ага, значит мое требование она мимо ушей не пропустила.
   - Проходи и ложись где хочешь, я сейчас закончу с этим и займусь тобой, - кивнул я, возвращаясь к своему занятию.
   Через пару минут я уже имел представление, чего можно ожидать от местных запасов, так что пришел черед выполнять свои прямые обязанности.
   - Значит так, рану я твою сейчас залечу, но имей ввиду, что заниматься самолечением при едва контролируемой технике мистической руки и серьезном ранении - настоящее самоубийство! Лучше не сделаешь и только навредишь себе еще больше. Безопаснее воспользоваться помощью нормального специалиста. Если будет желание, то могу даже дать несколько уроков.
   Куноичи согласно закивала и даже сделала попытку сделать поклон из положения лежа.
   - Позаботтесь обо мне пожалуйста, сенсей.
   Попытку я пресек, слегка треснув ее по лбу. Местные вообще испытывают достаточно большое уважение к учителям, а уж если это еще и ирьёнин... И не имеет значения, сколько учителю лет - даже если я младше куноичи на пять-шесть лет, отношение от этого факта не изменится. Иначе стали бы прислушиваться в госпитале к словам девятилетки! В прошлом мире это было бы абсурдно, в этом же - вполне реальная ситуация, практически не вызывающая удивления у окружающих. Учитывая, что еще совсем недавно кланы отправляли на войну детей с восьми-десятилетнего возраста, на полном серьёзе считая их взрослыми, то чему тут изумляться?
   На окончательное залечивание раны у меня ушло не так много времени благодаря давно уже наработанным навыкам, но все равно, за прошедший час в лазарет набилось достаточно большое количество народу, прослышавших о появлении нормального ирьенина. Закончив с девушкой, я наказал ей хотя бы несколько дней не напрягаться и усиленно питаться, чтобы организм мог нормально восстановиться и переключился на остальных пациентов. Пришлось даже воспользоваться помощью нескольких клонов, иначе с двумя десятками человек я бы и к вечеру не управился. Но что меня больше всего удивило, так это похожесть проблем обратившихся за помощью бойцов(некоторых из них, не взирая на сопротивление, притащили соседи или друзья) - недолеченные или скверно залеченные раны, небрежно сращенные переломы, случаи самолечения без должного образования. Был даже один мужик с только начавшим подживать плечом, вообще не получивший никакой медицинской помощи кроме банальной перевязки. Конечно, на пользователях чакры все заживает намного быстрее обычных людей, но это не повод игнорировать здоровье людей! Причем, подавляющее большинство бойцов с подобными случаями были переведены из страны Ветра на этот фронт после капитуляции Суны, вообще без какого-либо отдыха или очень короткого в неделю-две. В принципе, с учетом недавних потерь и потери большого количества ирьёнинов при уничтожении главного лагеря, это вполне оправданные действия. Вот только почему не отправить уже выздоравливающих или полностью оправившихся от ран вместо недолеченных и не успевших отдохнуть? Да и больно мало среди подкрепления бесклановых и из кланов Сарутоби и Юрин бойцов. Предъявить Хокаге ничего вроде бы нельзя только на основании одних подозрений, но если смотреть на последствия... Хирузен способствует естественному ослаблению кланов. Да и безликих мальчиков Данзо что-то в округе не наблюдается. По деревне ходили слухи, что после ранения старый одноглазый пердун восстанавливает численность своей ветви Анбу после какой-то операции, но к сожалению, узнать ничего конкретного мне не удалось. В любом случае, следует со всей серьезностью озаботиться собственной безопасностью, не подавлять свои чувства сенсора даже во сне и подготовить пути отхода просто на всякий случай - помирать ради какой-то мифической Воли Огня я не собираюсь. Даже если для этого потребуется бросить своих напарников. На жертву в этом отношении может рассчитывать только Сая, а на всех остальных мне по большему счету плевать - именно этим правилом я и буду руководствоваться все грядущие дни войны.
  
   Глава 20.
  
   - Первый, это пятый, - внезапно ожил наушник рации и я скривился в ожидании новостей от второй команды, имевших в своем составе Хьюга.
   Во время войны хороших новостей не бывает, особенно во время первого патруля. Да и немного поболтав с недавними пациентами, я убедился в своих подозрениях - потери и ранения на этом участке фронта случаются довольно часто и за последний месяц лагерь потерял треть состава из положенных пяти десятков человек, в связи с чем сюда и направили пополнение.
   - Обнаружены вражеские шиноби, двигающиеся в нашу сторону.
   - Пятый, это первый, какова численность противника? - тут же отозвался джонин Учиха, приставленный к нашим командам в качестве руководителя.
   - Девять человек, судя по количеству чакры, трое из них джонины, а остальные чунины. Находятся на расстоянии примерно шести километров, но быстро приближаются.
   - Три команды... Это плохо! Отходите в нашу сторону, а мы пока подготовим несколько ловушек, - нахмурился джонин.
   - Есть.
   - Слышали? - он развернулся в нашу сторону. - Перебираемся за тот холм и готовим горячую встречу этим земляным червям.
   Молча кивнув, мы последовали за ним. К сожалению, на территории Травы нет привычных коноховцам лесных массивов, а почти вся местность состоит из многочисленных пологих холмов, заросших кустарником, либо ровной земли с густой травой по пояс взрослому человеку или даже мне по плечи в некоторых местах. Что несколько затрудняет как ориентирование, так и подготовку к грядущей битве. Но это не помешало нашему предводителю обустроить несколько механических ловушек между двумя холмами и прямо перед ними. Думаю, что джонины на такой примитив не попадутся, а вот чунина какого может и задеть. Внес свою лепту и я, пожертвовав десяток печатей в наиболее удобных местах. Может сильные разряды электричества много вреда не причинят, но движения даже обладателей большого количества чакры изрядно замедлят. Да и сработавшие под ногами кибакуфуду доставят немало неприятных мгновений. Как раз когда я на пару с Учихой заканчивал подготовку сюрпризов, вторая команда из Хьюги, Сенджу и Абураме, старше нас примерно на пять лет, наконец присоединились к нам и я смог отследить на самой границе чувствительности несколько сливавшихся вместе источников чакры.
   - Семпай, они нас заметили, - предупредил белоглазый из побочной ветви клана, - и движутся по прямой как раз в эту сторону.
   - Проклятье, еще и сенсор! - по недовольной роже джонина, можно было понять, что наши шансы избежать потерь он оценивает не высоко. - Ладно, на ловушки надежды не много, но даже небольшие раны у противника пойдут нам на пользу. Не буду скрывать, но с тремя джонинам мне не справиться, максимум два, так что кому-то придется взять на себя еще одного, а остальным оттеснить от нас чунинов. Иначе враги задавят количеством, как только смогут вывести из строя хотя бы одного бойца с нашей стороны.
   Переглянувшись с напарниками, я сделал шаг вперед одновременно с Сенджу, заставив семпая вопросительно приподнять бровь. Очевидно, возможности шиноби из другого клана он знал, а вот начет меня испытывал сомнения.
   - На счету четыре нукенина Б-класса, - просто и коротко пояснил я.
   На секунду активировав шаринган и осмотрев меня, Учиха одобрительно кивнул. Пусть из-за большого количества печатей на одежде и коже, объем чакры просто так не определить, но даже так понятно, что не у каждого джонина имеется такой резерв. Да и на мое досье мужик наверняка глянул хотя бы мельком.
   - Минута на подготовку и занимаете свои позиции, сражаться в командах вы все умеете, так что держитесь вместе и не давайте противнику использовать против вас численное преимущество.
   - Да, семпай.
   Кивнув нам, парни из второй команды проверили снаряжение и взобрались на вершину правого холма.
   - Смотри не помри, - пробурчала нахмуренная Тсуме и хлопнув меня по плечу, пошла с псом взбираться на левый холм.
   - Не волнуйся, я с вами клона на всякий случай отправлю, - успокоил я ставшего заметно нервничать Иши.
   Ну да, одно дело мочить достаточно слабых и не организованных нукенинов и совсем другое - сработавшуюся команду из вражеской деревни без самого сильного напарника.
   - Главное, продержись до того момента, как мы разберемся со своими и придем к вам на помощь, -кивнул парень и поспешил с моим буншином за Инузукой.
   Я же выдвинулся вперед к джонину, оказавшись немного впереди полосы ловушек.
   - Сложный план придумывать нет времени, так что как только противник появится в поле зрения, мы отходим назад и стараемся навести на наши сюрпризы, а потом сразу же атакуем ниндзюцу.
   Выдавая инструкции, шиноби даже не повернулся ко мне, сканируя пространство впереди полностью раскрывшимся шаринганом с тремя томое в каждом глазе.
   - Огонь на воздух? - за свою реплику я удостоился быстрого взгляда.
   - Знаком с комбинацией?
   - В команде тренировали.
   - Хм, это радует. Так и сделаем.
   - Семпай, они будут здесь через минуту и команды чунинов заходят с боков, а все три джонина прут прямо на вас, - ожил наушник рации.
   И судя по моим ощущениям, шестеро чунинов по своим запасам немного пониже, чем даже Иши, так что наши справиться должны без особых проблем. С тех пор, как клан основателей взялся за обучение, уровень наших шиноби ощутимо приподнялся по сравнению с той же Ивой, предпочитавшей брать количеством, приберегая сильнейших своих бойцов для выноса мест наибольшего сопротивления.
   - Понял.
   - Если будет возможность, не делайте контрольный удар, - вспомнил я и о собственных нуждах, пояснив вопросительно хмыкнувшему соседу, - мне нужны подопытные для тренировок, а на своих рисковать не хочется.
   - Понял.
   Некоторое время мы просто стояли молча, напряженно высматривая противника. Точнее, этим занимался красноглазый сосед, а я просто чувствовал приближение девяти источников чакры. И если два джонина не внушали особого опасения, то третий шиноби на их фоне заметно выделялся, пусть и не дотягивая до резерва каге, но наверняка не являясь обычным бойцом. Во всяком случае, наш командир по объемам проигрывал.
   - Вот они, - напрягся Учиха.
   Да я и сам уже различил мелькнувшие в траве фигуры. Не став дожидаться их приближения, мы спешно отступили назад и в нужный момент задействовали ловушки, создав череду взрывов и всплесков райтон чакры в дополнение к физическим атакам на тройку вражеских шиноби, после чего джонин начал складывать печати, а за ним и я.
   - Катон: Дай Эндан.
   - Футон: Дайтоппа.
   Наш тихий шепот оказался почти неслышен за ревом пламени, но образовавшаяся и усиленная огненная волна ударила в клубы дыма как раз там, где двигались шиноби Ивы. Вот только сомневаюсь, что от джонинов можно так просто избавиться - за мгновение до срабатывания ловушек я ощутил один солидный всплеск чакры, а затем второй, еще больший. Определить примененные дзюцу сразу не получилось из-за использованного количества чакры с обеих сторон, но взвившийся вверх огонь, встретивший на своем пути преграду, ясно показал, что наши противники далеко не слабаки. Уже прикинув, что мы увидим, когда дым и поднятая пыль развеются, я начал складывать следующую серию печатей.
   - Чидори сенбон.
   Ну и заодно порадовался, что стоял немного позади Учихи и не дал скопировать технику. Отправленные вперед снаряды из райтона с легкостью пронзили проявившуюся, немного подкопченную земляную стену. А донесшийся слабый вскрик показал, что хотя бы один из сенбонов нашел свою цель. Одновременно с этим, я ощутил, как наши и вражеские чунины вступили в схватку, применяя техники. Вот только дальше отвлекаться стало опасно, поскольку на вершине стены возникли три фигуры.
   - Вот дерьмо! - сквозь зубы выругался Учиха.
   - Так, так, неужели нам повезло наткнуться на конохских крыс, - подал голос весьма колоритного вида мужик с совершенно лысой головой, больше похожий на вставшего на дыбы медведя своей комплекцией, нежели на человека.
   Даже на самый скромный взгляд, в нем было чуть больше двух метров и около полутора центнеров одних только мышц. Ускоглазый мужик с небольшой бородкой клином и миниатюрная женщина с короткими темными волосами и матерчатой маской на лице, по обе стороны от него, уже не производили особого впечатления. Последняя, кстати, словила сенбон в руку, если судить по подергиванию конечности.
   - И что же здесь делает Гото "мясник"? Неужели тебя понизили в диверсионные отряды? - насмешливо хмыкнул в ответ сосед.
   - Сам попросился, чтобы не сдохнуть от скуки, вот только я и не ожидал, что получится встретить самого Шигеру Учиха в такой дыре, - кровожадно оскалился лысый, - в Ивагакуре твоя голова оценена в очень значительную сумму и я намерен ее получить!
   - В книге розыска Конохи и Суны за тебя тоже дают прилично, - оскалился джонин, и на мгновение обернувшись, спросил меня, - Рью, двоих потянешь?
   Оценив противников и их некоторую потрепанность от сработавших ловушек, я кивнул. Конечно, сражаться против двух джонинов не то же самое, что против пары чунинов и токубецу джонина, но учитывая количество козырей у меня в рукавах, шансы имеются приличные не только дождаться подмоги, но и самому их завалить.
   - Мой красноглазый, займитесь вторым, - проревел Гото и довольно шустро для своих габаритов кинулся на отскочившего в сторону соседа.
   Ну а мне достались ускоглазый и куноичи. Которые тоже не стали терять времени, бросившись вперед. Отпрыгнув назад от нескольких сюрикенов и кунаев от женщины, я отметил доставшего танто мужика. Судя по всему, эта парочка умеет работать вместе. Пока куноичи довольно резво забрасывает меня железом(обычного чунина уже превратила бы в железного ежика), не давая использовать дзюцу, шиноби сокращает дистанцию, чтобы накромсать жертву на мелкие кусочки. И судя по уверенности их действий, подобная тактика срабатывала без сбоя даже против врагов высокого уровня. Не в этот раз! До того, как ускоглазый успел добраться до меня, я бросил немного позади на землю листок с канжи барьер, замыкая Фуиндзюцу: Сейчуу Ракоу Кангоку(тюремный барьер молний), подготовленный заранее. Державшаяся на значительном расстоянии куноичи осталась за его границей, а вот мечник оказался со мной внутри, один на один. Чего я и добивался. Достав для отвлечения внимания кунай, я подождал, пока он окажется на расстоянии пары метров и использовал Каге Мане но Дзюцу практически вплотную. Подобный фокус срабатывал практически на каждом нукенине, но в этот раз джонин оказался слишком опытен и резво отпрыгнул назад, увеличивая расстояние между нами. Вот только на этот случай у меня был запасной план - швырнув кунай, я одновременно раскрыл ладони вперед и выстрелил из печатей. Первый снаряд удивленный узкоглазый отбить смог, вот только на последующие среагировать полностью не успел - нацеленный в горло шурикен всего лишь чиркнул по плечу, а вот практически незаметный сенбой впился мужику в бедро, почти на всю длинну уйдя в плоть. Я не смог удержать злорадной ухмылки - на запечатанное оружие лично наносил очень мерзкий яд, убивающий буквально за десяток минут и в процессе своей работы, вызывающий судороги в мышцах и общую слабость. Но главное, последствия попадания в кровь проявляются мгновенно! И судя по закаменевшему лицу джонина, он это понял практически сразу. Да, мой нынешний противник быстр, но я все равно немного быстрее даже без подпитки тела чакрой. Бросив взгляд на его партнершу, пытавшуюся пробить барьер с помощью однорукого ниндзюцу , я распечатал катану и не теряя времени, бросился вперед. Самое время проверить мои навыки с мечом не подвергаясь особой опасности.
   - Кендзюцу? - впервые заговорил шиноби, убедившись в отсутствии новых попыток поймать его в тень.
   - Кендзюцу, - кивнул я и рывком приблизившись, нанес горизонтальный удар на уровне груди, в последний момент изменив движение лезвия наскосок.
   Джонин успел среагировать и отпрянуть назад, не рискнув блокировать своим более коротким танто, но тут же шагнув вперед, ударил мне по рукам. Пришлось срочно уходить назад, возвратным движением полоснув укоглазого по плечу. Пусть он меня почти подловил, но скорость у меня выше. Обменявшись еще несколькими ударами с противником и получив пару царапин на руках от внезапно покрывшей танто чакры (типа, небольшой смертельный сюрприз?), я вынужден был признать, что по умению заметно уступаю мужику - если бы не яд и преимущество в скорости вместе с большей досягаемостью ударов, он мог бы меня нашинковать мелкими кусочками... в кендзюцу. Отметив, что ускоглазого уже начало пошатывать за минуту схватки, я напитал мышцы чакрой и одним быстрым рывком отсек сначала оружейную руку, а затем и голову.
   - Нет!!!
   Истошный женский вопль отвлек меня от кровавого фонтана из обрубленной шеи и заставил обратить внимание на оставшегося противника за барьером. Очевидно, куноичи этот мужик был дорог, покольку от исказившей довольно симпатичное лицо (судя по видимой его части) ненависти мне стало немного не по себе. Тем не менее, я не стал дожидаться, пока разъяренная джонин все же пробьет барьер метаемыми кусками земли, а сам принялся действовать.
   - Кунай Каге Буншин но Дзюцу.
   Отправленный в полет кунай, покрытый чакрой молнии, размножился до сотни (да, пусть ма не знала сильных техник райтона, но мастерство в использовании чакры молнии с оружием не пропьешь!) и настоящей волной обрушился на стенку барьера, рядом с которой стояла противница. Точнее, обрушился бы, не убери я барьер за мгновение до этого. Так что куноичи пришлось использовать все свое мастерство, чтобы избежать такого смертоносного дождя, против которого не спасла даже спешно поднятая стена земли. Вот только я и не стремился победить одной только этой техникой - одновременно с запущенным кунаем, по земле скользнула тонкая тень. И как раз в тот момент, когда взбешеннная гибелью напарника куноичи увернулась от последнего снаряда, она приземлилась как раз прямо в поджидавшую ниточку тени, мгновенно принявшуюся утолщаться. Ярость плохой советчик в бою. Слава богам, Мито это хорошо вколотила в меня. Не теряя времени, я побежал навстречу повторявшей мои движения противнице и одним касанием ко лбу, побеспечил потерю сознания. Достать свиток, приложить руку рухнувшей на землю куноичи к печати и подать чакру, а потом опять убрать свиток уже с запечатанной пленницей было секундным делом. После чего, я создал пару клонов в помощь обеим командам, а сам помчался в сторону, где буйство чакры от применения огненных и земляных техник даже не позволяло определить состояние сражающихся - пора помочь красноглазому командиру и что-то мне подсказывает, что сражение идет не в его пользу.
   Но не успел я сделать и пары шагов, как пришли воспоминания от уничтоженного каге буншина, бывшего с моей командой. И вместе с этим, я едва сдержал желание треснуть себя по лицу - это надо было Ротаро купиться на настолько дешевый трюк, причем от последнего противника! В результате, отрубленная рука и жизнь клона в размен на добивающий удар. Вздохнув - посланный клон поможет и подлатает - я побежал на взрывы и грохот камней, свободно вкачивая чакру в мышцы. В жопу незаметность - любой высокоуровневый боец почувствует меня с двумя третями резерва даже в пылу битвы. Значит, теперь можно не экономить чакру, а недостаток скорости в схватке А-ранговых шиноби (и судя по упомянутой награде в книге розыска каждой деревни, тайчо и "мясник" под эту категорию подпадают) может стоить жизни в любую секунду, особенно, если попасть не только под вражеский огонь, но и под дружественный. Спарринги с Мито дали мне очень много.
   Оказавшись поближе и продравшись сквозь начавший распространяться дым от огненных техник в большую обгорелую пустошь, проделанную непродолжительным сражением, я засек двух джонинов, в данный момент находившихся друг от друга на некотором расстоянии. И не теряя времени, ринулся к начавшему выдыхаться Учихе, мысленно порадовавшись за сильно улучшившийся контроль, позволивший худо-бедно начать отличать чакро-сигнатуры отдельных личностей с уникальным кеккей генкаем.
   - Тайчо, как вы?
   Заняв защитную позицию чуть спереди и сбоку от командира, я позволил себе только быстрый взгляд в его сторону ради оценки состояния, почти полностью сосредоточившись на прервавшем атаку противнике.
   К сожалению, первоначальные ожидания оказались верными - Учиха оказался изрядно потрепанным и ощутимо берег левый бок, на ряду с внушительной бороздой вдоль левого же бедра. Очевидно, не успел среагировать на какую-то технику дотона. Укрепленный жилет спас торс, отделавшись ушибом и возможными трещинами в ребрах, а вот на ноге подобной защиты не оказалось. Ну и множество мелких ран с порванной одеждой намекали, что вражеский джонин оказался в тайдзюцу лучше, чем гордый обладатель хваленого шарингана. Вместе с объемами чакры.
   - Бывало и хуже, но ты подоспел очень кстати, - ровно ответил шиноби.
   - Так-так, похоже, моих напарников можно не ждать, - покачал головой лысый, нахмурившись при виде созданного клона, начавшего работать над самой серьезной раной Учихи. - Ирьенин, способный разделаться со сработавшейся парой джонинов... подпускать тебя близко может оказаться слишком опасно, вот только как насчет ниндзюцу!?
   Еще только почувствовав увеличение давления чакры со стороны Гото, я быстро начал складывать печати, не жалея вкладываемых сил. Как раз тогда, когда этот амбал с силой топнул по земле, подбрасывая вверх здоровый кусок земли, а затем со всей силы врезал по нему, отправив кучу шрапнели в нашу сторону, я выплюнул изо рта воду, быстро разросшуюся в стену.
   - Суйтон: Мизуджунхеки.
   Вот только вместо того, чтобы стоять на месте, техника двинулась вперед на подобие волны, без проблем приняв на себя первый удар, благодаря вложенному количеству чакры. А следом полетела вторая техника...
   - Райтон: Кангекиха.
   ... электризуя воду и позволяя ей противостоять дотон-чакре. Благодаря относительно низкому уровню сложности дзюцу и использованию меньшего количества ручных печатей, у меня получилось воспроизвести комбо-атаку куда быстрее необходимых обычно четырех секунд.
   Потому и возведенная на пути волны стена оказалась не способна сдержать напор до конца. Вот только джонина за ней уже не оказалось - он отскочил еще дальше назад и уверенность во взгляде лысого сменилась здравой долей опасения. Вот только, несмотря на превосходную возможность развить атаку, я остался на месте - слишком лакомой целью был командир, чтобы оставить его без прикрытия, занятый клон не в счет. Да и схватываться со столь сильным и опытным шиноби в одиночку слишком рискованно.
   - Ирьенин, да еще и с райтоном, - сплюнул джонин, со скрипом сжимая и разжимая покрытые камнем кулаки, - пожалуй, сейчас поле боя осталось за вами, но мы еще встретимся Шигеру Учиха, а тебя, красноволосый, я запомню.
   Бросив в мою сторону буквально убийственный(за счет КИ) взгляд, мужик "нырнул" в землю и начал быстро удаляться в сторону территории Ивагакуре. Рядом облегченно выдохнул и немного расслабился Учиха, вырубив шаринган как только убедился, что опасность минула.
   - Повезло, что Гото не решился сражаться с нами двумя и отступил.
   - Точнее, опасался, что я закончу лечение до того, как он сможет воспользоваться твоей снизившейся подвижностью, - лаконично уточнил я, оглядывая то, что раньше было частью покрытой травой равнины.
   Дымящая трава, следы подпалин и взрывов, горы земли и огромные ямы, лужи грязи и мутной воды от моей техники - и это все за какие-то пять минут сражения между двумя элитными джонинами. Мда, вода как-то более щадяща в плане воздействия на окружающую природу, нежели огонь и земля.
   - Все, рану на бедре я немного подлатал на скорую руку, но после возвращения в лагерь ко мне на долечивание, - оповестил клон, поднимаясь с колен, - с ребрами заниматься дольше, потому придется потерпеть.
   - Не только ребра, но и руки, - поморщился Учиха, осторожно задирая рукава жилета и любуясь на начавшие наливаться огроменные синяки на внешней стороне рук, - если бы не мощнейшее укрепление чакрой, то я бы сейчас еще и со сломанными руками был.
   Припомнив покрытые камнем кулачищи гиганта-шиноби, я непроизвольно скривился. Да уж, обычный чунин переломится попалам, словив даже один из таких ударов, если уж шиноби А-ранга получил подобные повреждения. Пожалуй, я бы еще мог без особых последствий ставить силовой блок в тайдзюцу против него, просто благодаря преимуществу в общей крепости Узумаки, но другим лучше такие фокусы не пытаться исполнить.
   - Значит, и руки тоже, - кивнул клон.
   - Запечатай тела, - швырнул я копии свиток, пока он не развеялся и кивнул на вопросительно приподнятую бровь командира, - да, я разобрался с обоими.
   А вот то, что дамочка осталась жива, ему знать вовсе не обязательно - могут попытаться отобрать и фиг тогда получишь назад законную добычу, по крайней мере, в целом виде. Мне же она пригодится для проверки кое-каких идей, отработать и применять которые сначала следует на малозначимых подопытных, смерть которых будет не слишком важна, нежели сразу на Сае.
   - Тогда, следует проверить чунинов и если надо - помочь, - вздохнул Учиха, забывая, что и я фактически, являюсь чунином.
   Угу, если сражения джонинов длятся редко когда дольше трех-пяти минут, вытекая в закономерную смерть одного из противников или поспешное отступление более слабого, то чем ниже ранг, тем дольше длятся сражения всех остальных. Просто чем больше ранг шиноби, тем больше за пазухой способов как можно быстрее убить врага до того, как он провернет это с тобой. У каждого своя фишка. Вспомнить того же ускоглазого мечника - при равных условиях он бы меня нашинковал ломтиками примерно за минуту, если не меньше. Я уж не говорю про мое количество неприятных сюрпризов. Увы, но мои напарники подобным похвастаться не могут.
   - Я отправил к каждой по клону, так что помогут и подлатают в случае чего, - покачал я головой, следуя за джонином.
   - И много они сделают? - скептически хмыкнул Учиха.
   - Учитывая, что каждый обладает запасом чакры со среднего токубецу джонина - на поддержку их хватит.
   - А?
   - Нара-Узумаки.
   - Ааа...
   - Ага.
   - В любом случае, у моих напарников все относительно удачно - у Ротаро последний отсек руку, но справиться с ним при поддержке клона Тсуме должна без проблем, - сообщил я командиру известную информацию.
   - И как ты это выяснил? - заинтересованно оглянулся Шигеру.
   - Каге буншину пришлось пожертвовать собой, чтобы вытащить из-под добивающего удара Иши, - пояснил ему, - и вся информация пришла ко мне.
   - Полезная техника.
   - Вот только не для всех - минимальные затраты на одного Каге Буншин примерно равны объему чакры опытного чунина, - остудил я его энтузиазм, спешно шагая следом.
   Все равно торопиться уже некуда - способности сенсора докладывали, что все чунины собрались в том месте, где мы разошлись буквально десяток минут назад с тройкой моих клонов и парой... добавлений. Вот только никого просвещать о своем знании я не собираюсь.
   - Мда, даже для меня это будет расточительством во время боя, - покачал головой командир, раздвигая густую траву на пути.
   Очевидно, он тоже понял, что все драки завершились и торопиться уже не имело смысла.
   - Учитывая, что средний ребенок Узумаки имеет резервы, близкие к джонину годам к семи, - выдал я общеизвестную информацию о клане мастеров фуиндзюцу, - то только для них она и подходит.
   А так же при этом имеет большое значение и плотность чакры пользователя, но об этом знать остальным вовсе не обязательно.
   Не двигаясь на повышенных скоростях, мы выбрались к остальным только через пять минут неспешного шага и сходу смогли убедиться, что все остались целы и относительно живы. Проще говоря, на небольшой вытоптанной площадке развернулся походный лазарет, где все пострадавшие получали помощь от моих клонов, а немного в сторонке лежали два бессознательных чунина Ивагакуре, взятые в плен.
   - Удивительно удачный результат для первого выхода пополнения, - удивился джонин, приняв доклад от Сенджу и осмотрев всех раненых.
   - Удачный?
   Несколько оптимистичный взгляд на результат, учитывая двух тяжело раненых, одного почти инвалида и легкие ранения остальных двух. Не будь здесь меня и Хьюга с Абураме могли бы не дожить до лагеря, а Ротаро пришлось бы оставить карьеру шиноби.
   - Именно! По статистике, каждый шестой патруль теряет половину состава и каждый десятый вырезается полностью, - откликнулся Шигеру, - собственно, против трех джонинов и шести чунинов именно последнее нам и грозило.
   Мне оставалось только покачать головой на это - чувствую, впереди у меня будут еще те деньки. Вздохнув, я решил заняться своими непосредственными обязанностями и направился к Инузуке с Куромару. Пусть раны у них и легкие, но и их стоит обработать и затянуть, ведь нам еще предстоит дорога обратно в лагерь, а двое самостоятельно передвигаться не смогут еще как минимум день даже с моей помощью.
   - Как ты? - спросил напарницу, помогая ей снимать жилет и верхнюю одежду.
   - Терпимо, - поморщилась куноичи, когда ткань прошлась по глубокой царапине на боку, - а вот Ротаро...
   - Подставился по глупому, просто недооценив отчаяние противника, осознавшего скорое поражение, - кивнул я, доставая из походной аптечки обеззараживающее и обрабатывая мелкие ранки, - но через неделю будет двигать как новой, если у меня будет время им заняться.
   Да, опытный ирьенин сможет поставить на ноги даже после тяжелой травмы, вроде потери конечности, примерно за неделю или две сполным восстановлением подвижности, а не за требующийся обычно месяц или два. Вот только для деревни это не выгодно как по времени занятости на одного пациента, так и чисто экономически, поскольку гораздо проще залечить ранение один раз и позволить шиноби восстанавливаться самому. С учетом нехватки медицинского персонала, небрежно и по-быстрому залеченные раны не представляют собой ничего удивительного. Не имей я возможности применять клонов и достаточно чакры, то выдавал бы похожий результат, до некоторых просто не успевая добраться.
   - Все, можешь одеваться, - сказал я, закончив.
   И мысленно усмехнулся, переключаясь на пса - уже четырнадцать лет, а вырос еле-еле второй размер, не то, что одна моя бьякуганистая подруга.
   - Спасибо.
   Кивнув, я бросил быстрый взгляд на все же порозовевшую мордашку девушки, усмехнулся, но ничего не сказал, продолжая работу.
   - Босс, у меня чакра кончается! - отвлек меня через несколько минут один из клонов, занятый с Абураме.
   Учитывая, что это тот самый, занимавшийся командиром, то ничего удивительного.
   - Иду!
   Затянув последнюю царапину на боку Куромару, я поспешил на помощь.
   - В чем проблема? - развеивать копию я не решился, чтобы не отвлекаться на сортироку памяти, потому пришлось узнавать по старинке.
   - Пробито легкое и задет слегка позвоночный столб, - ответил каге буншин, - жуки помогают лечить, но непроизвольно тянут любую чакру, отсюда и проблемы.
   - Угу, понял, перехватываю, - кивнул, активируя Шосен но Дзюцу, - пока не развеивайся.
   Абураме ко мне раньше не попадали в руки, поскольку с небольшими и даже средними ранениями их жуки-симбионты и сами справлялись, а при тяжелых носители раньше от чакро истощения помирали, чем добирались до госпиталя, так что пришлось изрядно потрудиться, чтобы не дать чунину помереть, но спустя пол часа мы готовы были двигаться в лагерь. Не последнюю очередь в этом сыграли и имевшиеся у меня в запечатанном виде носилки, количеством три штуки - Иши тоже пришлось нести, поскольку он успел потерять прилично крови и отлючился еще до того, как клон закончил приращивать руку обратно. Да, и в качестве носильщиков опять же клоны, но теперь водяные, как более экономные.
  
   Спустя неделю после столь удачной(а может и неудачной, как считаю я сам) патрульной миссии, в ходе которой я заполучил трех пленных (хотя одного пришлось отдать начальству) и несколько цельных трупов, заполненную заботой по моей основной профессии, ко мне подошел Шигеру и молча протянул открытую страницу книги в мягком переплете. Сначала я не понял в чем дело, но через пару секунд сообразил, что с фотографии на второй странице на меня смотрит подозрительно знакомая замаскированная рожа в балахоне с капюшоном, маске на пол лица и прилегающих к лицу темных очках с выделявшимися на бледной коже КРАСНЫМИ бровями!
   - Вчера сняли с одного шиноби Ивагакуре, - пояснил Учиха, - очевидно, Гото "мясник" о тебе не забыл.
   Тупо уставившись на страницу книги розыска, я только и смог выразить все обуревавшие меня чувства в одном простом слове:
   - Бл*!!!
  
   Глава 21.
  
   - Рью-сенсей, там еще одного тяжело раненого несут!
   - Пусть кладут на ту койку, что у двери и пока я занимаюсь этим, проведи оказание первичной помощи, - отозвался я, не отвлекаясь от еле слышно стонущего шиноби, правая сторона которого еще совсем недавно была месивом из крови и мяса с осколками переломанных костей из конечностей.
   Не знаю как еще один раненый, а этот может и не дожить до утра, если бросить его сейчас.
   - Хорошо, сенсей, - Учиха юркнула наружу и принялась отдавать приказы доставившим очередного раненого к госпиталю.
   Как-то так получилось, что куноичи, заскакивавшая несколько раз повысить свои навыки в использовании мистической руки, стала моей ученицей, а затем и помощницей, когда поднабралась опыта. А набираться было с чего - последствием нашей вылазки стала не только моя страница в книге розыска с наградой в двести тысяч рё и базовой информацией, но и участившиеся рейды шиноби ивагакуре в нашем направлении. Точнее, в очередной раз участившиеся, поскольку, после разговора с несколькими редкими старожилами лагеря, я обнаружил, что это постоянная практика волновых атак одиночных групп, стремящихся выбить контингент этого опорного пункта перед попыткой стереть его с лица земли. Раньше, когда здесь не имелось даже мало-мальски компетентного медика, потери были просто ужасающи, поскольку раненые умирали без должной помощи до того, как их могли доставить в главный лагерь. Теперь же ими занимался я и потери существенно снизились. Некоторые возвращались в строй через пару дней, а всех остальных раз в неделю отправляли в нормальный полевой госпиталь основных сил. Не скажу, что смог спасти каждого или даже обеспечить большинству нормальную медицинскую помощь как в Конохе, но ни один из моих пациентов не умер после лечения. Только до или во время. Причем, таких случаев получалось больше, нежели при моей работе в деревне. Естественно, в таких жестких условиях я ухватился за возможность получить помощницу железной хваткой и даже выбил у командующего постом возможность для Чифую не ходить в патруль как и мне. Подозреваю, удалось это только потому, что Икки-сан уже оценил спад невосполнимых потерь и отсутствие поблизости недовольных джонинов из Учиха. Ну и благодаря мне, количество шиноби в лагере неуклонно росло - несмотря на уменьшившиеся потери и возвращаемых в строй бойцов, подкрепления продолжали поступать в прежнем количестве, постоянно снижая нагрузку на всех остальных и позволяя командиру распределять смены патрулей с таким рассчетом, чтобы дать подчиненным так необходимый отдых. В смысле, не четыре часа сна и два на все остальное, а полноценные сутки на восстановление потраченных сил. Подозреваю, наш хитрый командующий либо не совсем верные отчеты послылает относительно нашего поста, либо же в главном лагере настолько привыкли к постоянным потерям на данном участке фронта, что просто не сочли нужным изменить количество посылаемых подкреплений. Правда, у меня не раз проскакивала мысля, что данный пост просто служит как место перемолки неугодных власти шиноби из кланов, но без явных доказательств, подозрения так и остались подозрениями. Но безклановых за последние шесть недель прибыло очень мало, по сравнению со всеми остальными, а Сарутоби я здесь вообще не видел ни одного.
   Глубоко вздохнув, я вытер выступивший на лбу пот и тяжело опустился на стоявший неподалеку грубый табурет кустарного производства, заменявший в походном лазарете мебель. Жизнь парня вне опасности, так что можно передохнуть чуток, прежде чем приступать к следующему. Раздробленные кости я собрал и даже чуток срастил, чтобы не разошлись от движения, да восстановил наиболее тяжелые повреждения мышц. Остальное восстановление и заживление придется уже на организм шиноби. За время ирьёнинской практики в лагере, мне пришлось переучивать себя на экономию чакры и обработке по минимуму только угражающих жизни ранений, осталяя все остальное на возможность ускоренного восстановления шиноби. По другому просто нельзя - даже с имеющимся внушительным запасом чакры на уровне каге, меня просто не хватит на всех сразу. А ведь и ма по моей просьбе прислала письмо с запечатанной бумагой для пополнения ассортимента лавки...
   - Рью-сенсей, я закончила!
   - Чифую-чан, этого обтереть и обычную порцию уколов, - скомандовал я, поднимаясь.
   Гораздо легче простимулировать организм лекарствами, чем делать это же медицинской чакрой.
   - Хорошо, уже иду.
   Пропустив ученицу в узком проходе между койками(просто каменные тумбы, покрытые тоненькими одеяльцами и простыней), я принялся за осмотр нового пациента. Учиха уже успела почистить открытые раны и остановить наружное кровотечение, так что я сразу занялся самой неприятной раной от куная напротив сердца. Лезвие вошло буквально на миллиметр и смертельный в других случаях удар стал просто очень опасным. Треснувший череп с раздробленной челюстью и не глубокие колото-резанные раны на верхней части туловища не так опасны. Залатать орган и убрать последствия внутреннего кровотечения заняло не так много времени, после чего я принялся за голову. Зашить другие раны и перевязать пропитанными травяным раствором бинтами позже сможет и ученица.
   Как закончу с этим несчастным чунином, можно будет осмотреть других пациентов и решить, кого из них стоит попытаться поставить на ноги в здешних условиях, а кого стоит отправить выздоравливать в Коноху. Еще один день ирьёнина на фронте.
  
   Выбравшись на свежий воздух без запаха крови и лекарств, что буквально впитался в стены лазарета, я с силой потер лицо и глубоко вздохнул.
   Только теперь, спустя несколько месяцев моего личного участия в войне, я начал понимать выплеснутые таким далеким вечером чувства Линли. Каждодневные стычки, потери, пустые глаза соратников, что в свободное время просто сидят на земле и смотрят в никуда, не редкие случаи самоубийств потерявших всех напарников шиноби, дезертирство людей, потерявших волю сражаться за уже мертвых друзей и приятелей. Довольно закрытое общество не особо общительных убийц, не склонных создавать многочисленные социальные связи, как у обычных людей, имеет свои минусы и недостатки, способствующие развитию различных умственных расстройств и общему съезжанию "крышы" человека. По крайней мере, нормальный и полностью здоровый человек не станет вырезать на собственной коже палочку за каждого убитого врага. Или проверять факт собственного существования, делая в себе дырки кунаем. Я уж не говорю про кошмары и бессонницу, приступы необоснованной паранойи и тому подобные мелкие причуды подавляющего большинства ветеранов. Убийство большого количества себе подобных никогда не способствовало установлению душевного равновесия даже со всей подготовкой к этому. Не скажу, что это коснулось и меня, но смотря на очередной труп скончавшегося пациента, я уже не испытываю ничего кроме равнодушия, даже мимолетного сожаления. Еще один, павший жертвой этой дурацкой войны, в которую оказалась втянута Коноха. Не он первый, не он последний. Но небольшие всплески досады, когда это оказывается симпатичная девушка, меня откровенно радуют - значит, еще не до конца очерствел. Не то, чтобы это бывает часто - выкладываюсь в таких случаях на полную, чтобы такого не происходило.
   Сейчас же хочется просто отдохнуть, ни о чем не думать или поболтать с кем-нибудь на посторонние темы. Посмотрев на начавшее темнеть небо, я заглянул обратно в лазарет.
   - Чифую-чан, с ребятами присмотришь здесь за всем без меня?
   - Хорошо, сенсей. А вы куда?
   - Отдохну пару часов, да и напарники мои уже должны были вернуться с патруля. Если что, ищи меня у палаток.
   Выбравшись на улицу, я побрел через лагерь, кивая знакомым шиноби и куноичи, что спешили по своим делам или просто отдыхали, устроившись недалеко от своих спальных мест. Кто пил, кто курил, небольшой группой играл в карты, некоторые разогревали себе простой ужин на походных плитках. Другие чистили оружие, зашивали порезанную или дырявую одежду - не все могут позволить себе несколько запасных комплектов. В общем, обычный быт воюющих солдат с поправкой на местную реальность. Вот только расслабленность картины нарушалась у некоторых бегающими в поисках опасности глазами, нервными подергиваниями рук к оружию при громких звуках и напряженных мышц тела, готовых сорваться с места при первых же признаках обнаружения врага. Покачав головой, я направился к палаткам напарников, возле которых уже был разведен в яме небольшой костерок, а вокруг устроились знакомые силуэты людей и собаки.
   - Как прошла вылазка? - безразлично поинтересовался я у Тсуме и Ротаро, плюхаясь на землю рядом с Инузукой.
   И только тут заметил, что все трое, включая смутно знакомую куноичи без клановых знаков рядом с Иши, дымят самокрутками.
   - Да никак - пробежали по маршруту, врагов не встретили и вернулись обратно, - пожала плечами Тсуме, глубоко затягиваясь и начиная кашлять.
   - Понятно.
   Покосившись на дым от самокруток, я наклонился в ее сторону и втянул в себя воздух, пытаясь определить содержимое. Но стоило мне почуять знакомый сладковатый, чуть пряный запах, как всю аппатию и равнодушие буквально смыло раздражением и злостью.
   - Тсуме, откуда вы взяли это курево? - сдержанно поинтересовался я у куноичи, решив прежде выяснить, откуда они достали наркоту, а потом уже начинать откручивать шеи и давать по башке.
   - А? Знакомый джонин угостил и сказал, что очень расслабляет, - ответил Иши, - и между прочим, очень даже правильно порекомендовал - отлично действующая штука.
   - Ага, помогает, - поддакнула его соседка.
   Глубоко вздохнув и поглубже загнав злость на малолетних идиотов, я потянулся и одним молниеносным движением забрал у троицы самокрутки, тут же потушив их небольшим плевком воды.
   - Эй!
   Проигнорировав недовольство, я обвел их тяжелым взглядом.
   - А вы знаете, ЧТО именно вы сейчас курили?
   - Какая-то травка из Кусы, - насупившись ответила Тсуме.
   - Точнее, наркотическая травка из Кусагакуре, которая помимо расслабляющего действия на организм, так же здорово замедляет время реакции ее курившего в течение еще как минимум полутора суток, - процедил я, придавив идиотов слабым КИ, - организм джонина очистится за ночь сна практически без последствий, а вот вы рискуете на следующий день здорово уменьшить свои шансы на выживание при встрече с врагом. Поэтому, живо достали все запасы и отдали мне!
   Немного побледневшие курильщики разом сообразившие, что собственными руками чуть не выкопали себе могилу, молча начали копаться в карманах и доставать самокрутки. Экспроприировав их и засунув к себе в походную аптечку - при должном умении, эту травку можно превратить в хорошее обезболивающее лекарство - я вздохнул.
   - Я понимаю, что вы устали и измотаны, но гробить себя наркотой не дам! В конце концов, даже алкоголь не так вреден, как эта дрянь. Уж я таких в свое время в больнице навидался достаточно. Найдите себе другие способы расслабиться или курите уж нормальный табак, всяко меньше вреда будет.
   Некоторое время после моей раздраженной тирады все молчали, но в конце концов, согласно покивали головой.
   - Сам-то ты как? - спросила Тсуме.
   - Устал зверски, но сейчас вроде поменьше работы становится, - хрустнул я шеей, - если Ива не решит опять попробовать нас сковырнуть, сначала выбивая патрули, то и с вами смогу побегать, оставив госпиталь на Чифую.
   - Ммм...
   И мы снова замолчали, наблюдая за пляшущими язычками пламени в костре.
   - Ладно, мы пойдем уже спать, - спустя десяток минут объявил Иши, переглянувшись с соседкой.
   - Спокойной ночи, - кивнул я.
   Проследив за парочкой, вместе удалившейся в одну палатку, я усмехнулся - хоть здесь завел себе девушку, забыв про первую влюбленность в Хьюгу. Оно и верно.
   - Как же я устала, - пробормотала Тсуме, привалившись к моему плечу, - совсем не так я представляла себе свою карьеру.
   - Как будто нас спрашивали, сюда отправляя, - фыркнул я, - хоть и говорят о скором окончании войны и перемирии с Ивагакуре, но нам тут еще долго куковать.
   - Этого я и боюсь, - вздохнула напарница, - если так фигово уже после четырех месяцев войны, то что будет дальше? И каково тем, кто воюет уже давно?
   - Ну, ты не сравнивай себя с ветеранами, кому на пять-десять лет больше, - хмыкнул я, - мы, можно сказать, только из песочницы выбрались и сразу попали на войну. Повезло еще, что не в самый разгар, а то бы вырезали только так. Что касается тех, кто давно воюет, то вон сидят с пустым взглядом. Так что крепись. Хотя бы ради того, чтобы вернуться к тем, кто нас ждет дома.
   Я обнял куноичи и ободряюще похлопал по плечу.
   - Дома... хочу домой, в мягкую постель, помыться в ванной, поесть нормальную еду, а не эту дурацкую плитку походного пайка, - тихо прошептала напарница.
   Домой? Я тоже хочу, да только кто нас отпустит? Казалось, не так давно покинул деревню, а уже соскучился по Сае, которая вечно хочет что-то делать и всюду сует свой нос, по Мито и малышке Кушине, по такой веселой и уютной Линли... Вынырнул из воспоминаний я только тогда, когда с затянутого тучками ночного неба начали падать первые капли дождя, а костер практически прогорел. Бросив взгляд на Тсуме, я обнаружил, что она так и заснула, привалившись к моему боку и положив голову на плечо. А ведь и не скажешь, что еще совсем недавно она относилась ко мне далеко не как к другу или даже товарищу. Если так вот взглянуть на расслабленное лицо, то совсем еще девчонка - такой самое время начать поглядывать на мальчишек, интересоваться нарядами и гулянками, а не убивать людей. Вздохнув, я привстал с земли, придерживая ее правой рукой за плечи, а левой подхватив под колени. Без труда подняв легкую фигурку куноичи, я отнес ее в палатку под присмотром пса, а потом под усилившимся дождем, побрел в сторону лазарета - у меня еще есть работа, только после которой можно будет отправиться спать. Да и отпустить помощников надо - в отличие от меня, они свои палатки рядом не поставили. В конце концов, кому захочется слушать стоны раненых даже ночью? А я привык.
  
   Глава 22.
  
   - Итак, раз все собрались, то начнем, - оглядел собравшихся командир.
   В не такую уж просторную комнату местного "штаба" набилось большое количество людей и последние как раз подтянулись ко времени сбора. Среди собравшихся шиноби и куноичи небыло ни одного чунина, кроме меня, и имелась очень серьезная причина - очень скоро планировалось масштабное наступление. По крайней мере, об этом можно было понять по слухам от последнего прибывшего пополнения. Никто ничего конкретно не знал, но подготовка в главном лагере велась. Возможно, местное начальство было в курсе, не все держали язык за зубами. Собственно, Мейдо и собрал здесь основную ударную силу, чтобы просветить о планах командования фронтом.
   - Прежде всего для тех, кто не в курсе, штаб планирует полномасштабную атаку на всей протяженности фронта, так что и нам придется принять участие в веселье, - оповестил собравшихся Икки.
   - Имеется какой-то конкретный план? Или требуется переть в слепую напролом? - спросил один из джонинов.
   - В этот раз разведке удалось разнюхать расположение ближайшего лагеря Ивы и даже некоторые посты с примерным расположением ловушек на подходе, - ответил командир, - так что у нас имеется всего одна задача - сровнять этот лагерь с землей или хотя бы не дать им соединиться с основными силами.
   - А уж как мы этого добьемся - уже наша проблема, - добавил Итами Инузука, его заместитель.
   - Количество вероятного противника?
   - Около трех сотен, плюс-минус пару десятков.
   - И предполагается это сделать полусотней токубецу джонинов-джонинов?
   - Потери будут слишком большие!
   - Подкрепление из главного лагеря будет?
   - Да даже если взять еще и всех чунинов кроме раненых, то это все равно будет три сотни против наших двух!
   После такого заявления, шиноби начали немного возбужденно переговариваться. В основном в негативном ключе. Учитывая длительное участие в боевых действиях высоких рангов, все просто устали и новость о новой кровавой бане в ближайшем будущем никого не воодушевляла.
   - Да, выглядит такой расклад не очень, но по данным разведки, джонинов из этих трех сотен около полутора десятков и половина вообще генины, - поморщился Мейдо. - Пол сотни достаточно сильных бойцов должны справиться.
   - Угу, потеряв половину состава, - пробурчал кто-то неподалеку и я поймал себя на том, что согласно киваю.
   За время участия в войне, у меня было время оценить силы как врагов, так и союзников.
   - В конце концов, несколько месяцев назад ситуация оказалась бы еще плачевнее, так что надо радоваться, а не возмущаться, - пожал плечами Итами, пресекая ропот собравшихся.
   - В любом случае, мы выдвигаемся завтра вечером, чтобы напасть на лагерь ближе к утру, предварительно уничтожив все посты, - устало потерев лицо, сообщил командир. - Из хороших новостей - штаб виделил пятерых Хьюга нам в помощь...
   Учитывая, что всех наших выбили или достаточно серьезно ранили, то это своевременная помощь - по крайней мере, теперь не придется полагаться исключительно на жуков Абураме и нюх нинкенов Инузук при поиске замаскированных наблюдательных пунктов и ловушек. Учитывая пять кланов отличных следопытов и сенсоров (Хьюга, Инузука, Абураме, Яманака и Учиха), Конохагакуре никогда не нуждалась в программе обучения обычных сенсоров, из-за чего войска начинали страдать в разведке, едва количество шиноби на передовой из этих кланов начинало падать.
   - ...так же наши союзники из Кусагакуре выделили десяток своих джонинов для участия в нападении.
   Учитывая, что на территории травы имеется еще один такой лагерь, это достаточно большое количество для малой деревни убийц, вооруженные силы которой едва ли насчитывают тысячу бойцов, большую часть которой составляют генины на уровне учащихся в академии.
   - Передвигаться мы будем не все вместе, а небольшими группами по десятку человек, к каждой будет приписан один Хьюга и пара джонинов союзников, - продолжил инструктаж Икки. - Команды получат рации для поддержки связи у меня и комлекты оружия из арсенала для своих подчиненных.
   Он указал на пятерых джонинов и помощник передал им списки с именами бойцов их групп.
   - Теперь, что касается нашего единственного достойного ирьёнина, - командир нашел взглядом меня, скромно притулившегося в уголке комнаты, но учитывая мои размеры, я торчал над большинством собравшихся почти на голову, так что потеряться было трудно.
   - Я слушаю?
   - Рью-сан, ваша задача предельно проста - следовать за нашими основными силами под охраной некольких шиноби и организовать походный лазарет перед самым штурмом.
   - Понятно.
   Собственно, это не первый такой выход, хоть и в этот раз намного более масштабный, чем прошлые. Благодаря моим познаниям в фуиндзюцу и наличии запечатывающих свитков, я мог развернуть походный госпиталь буквально мгновенно и накрыть его непроницаемым барьером, способным выдержать даже техники А-ранга, не говоря уж про более слабые, гарантируя всем раненым исключительную безопасность на поле боя, особенно учитывая мою способность заломать практически любого обычного джонина Ивы один на один. Пусть я участвовал в патрулях и боевых выходах не так часто, как напарники, но и тех, что были, хватало для постепенного наращивания опыта и шлифовки моих способностей. Да и меня в большинстве случаев старались страховать, несмотря на усилия врагов избавиться в первую очередь от сенсоров и обнаруженного ирьенина в команде.
   - Собственно, на этом всё, кроме командиров групп все свободны и можете отдыхать до завтра, - закончил Мейто.
   Пожав плечами, я отлип от стены и потянулся на выход вместе с остальными.
   - Эй, Рью, что думаешь насчет этого наступления?
   Оглянувшись, я увидел знакомую физиономию соклановца - Това Нара, токубецу джонин старше меня на пять лет и только месяц назад появившийся в нашем лагере. Учитывая не такой ленивый характер парня по сравнению с большинством лентяев клана и некоторую непоседливость, мы сразу нашли общий язык, несмотря на солидную разницу в возрасте.
   - Скорее всего, пришло солидное подкрепление из Конохи, вот штаб и решил использовать преимущество в силе, чтобы заставить Иву задуматься о целесообразности дальнейшего продолжения боевых действий в этой части фронта, - ответил я, немного подумав. - Додавить до конца мы их все равно не сможем еще года два, а вот заставить заключить мир вполне возможно.
   - Думаешь, старый пердун Ооноки согласится?
   - Все зависит от результативности грядущего наступления, а там время покажет, - вздохнул я, медленно шагая в сторону походного лазарета. - В любом случае, торчать нам здесь еще долго и не думаю, что война сразу так закончится, разве что поспокойней будет.
   - Может быть, - согласился токубецу джонин. - Кстати, ты слышал последние слухи?
   - М?
   - Про учеников Хокаге? Говорят, они в Аме схлестнулись с самим Ханзо!
   - С Ханзо?!
   Оп-па! А вот уже и известный мне эпизод!
   - Ага, с ним самым, причем, они настолько впечатлили старика, что он не только отпустил их живыми, но и дал титул Денсецу но Саннин!
   - То есть, это не они смогли от Ханзо Саламандры удрать, а он их отпустил? Не такое великое достижение, как по мне, - пожал я плечами, - вот если бы победили...
   - Учитывая, что из четырех сотен шиноби, схлестнувшихся с таким монстром, они единственные уцелели, то это безусловно достижение, - фыркнул парень, - другие и того не смогли.
   - Думаю, против шиноби такой силы практически любой окажется бессильным ему что-нибудь противопоставить - гигантские призывы имеются далеко не у каждого высокоуровнего бойца, не говоря уж о необходимом количестве чакры на призыв босса во время схватки.
   - Ага, я слышал, что босс саламандр является самым огромным призывным животным в мире, больше даже Гамабунты Джирайи-сама и Манды Орочимару-сама!
   - Может быть. Спасибо за слухи, пойду я отдыхать перед выходом, а то последний раз нормально спал на прошлой неделе.
   - Давай, я тоже пойду.
   Помахав соклановцу, я добрался до своей палатки и устало рухнул на футон. Впереди еще почти сутки на восстановление и мне этого времени вполне хватит. Но неожиданные новости порядком выбили меня из колеи - со всей этой войной, я уже и забыл следить за ключевыми событиями истории этого мира. Что там дальше должно быть? Смерть Наваки и затем Дана? Конкретные данные никогда не назывались, но это должно произойти уже после битвы в Аме. Значит, и обучение Джирайей трех сирот должно было начаться, если они еще появятся. Проклятье! А такой был бы удобный момент вывести из игры Риннеган, будь у меня возможность остаться в деревне! В конце концов, усиленный клон теней со способностями сенсора способен не только найти чакру Узумаки, но и победить пока необразованного мальца. Главное, правильно применить стабилизирующую чакроструктуру печать. Увы, шанс просран благодаря старой макаке, отправившей очередное подкрепление на фронт и меня в том числе. Неприятно. Как только вернусь в деревню, попробую приспособить печать к каге буншинам просто как задел на будущее. В крайнем случае, можно попытаться создать клонов на материальной основе - пленники для опытов имеются, а теория и исполнение двух замечательных дзюцу, достигающих схожего эффекта у меня имеются. Главное - подменить прямой контроль тела на использование клона и подавление носителя. По хорошему, так вообще выпихнуть прежнего владельца тела и впихнуть на его место клона, примерно как поступал Орочимару при смене тел. Тогда у меня появится источник влияния за пределами Конохагакуре но Сато, способный добиваться поставленных задач самостоятельно, не подвергая мою шкуру излишней опасности. В конце концов, не лично же мне сокращать количество "Не", когда Данзо начнет поголовно ломать своих болванчиков до состояния безэмоциональных кукол. А так появятся один или даже два достаточно сильных шиноби, не принадлежащих ни одной деревне и Рью Нара будет тут даже совсем не причем. Очень даже привлекательная мысль, но требующая тщательной проработки и вполне определенных знаний, часть из которых достать пока неоткуда. Змеиный саннин пока еще не взялся за свои эксперименты или только-только начал об этом задумываться. Вот если бы подобраться к некоему дзюцу печально известного Като Дана... Что-то про него было такое с душой, но вот источник знаний не ясен, несмотря на то, что Чоза об этом знал. Хммм, надо бы порыться еще раз в библиотеке Хокаге или же в общественной части коноховской для джонинов. Судя по всему, эта техника опасна для пользователя, потому может подпадать под категорию запретных. И ведь даже не спросить ни у кого! Слишком опасно - пусть я и клановый, но если засвечусь интересом к подобным вещам, то законопатить в исследовательские группы на благо деревни вполне можно найти способ.
  
   Хорошенько отдохнув за прошедшие сутки, сильнейшие в лагере шиноби и куноичи собрались у западных ворот, в ожидании команды на выступление. Среди них затесался и я, загруженный по самое небалуйся необходимыми вещами для походного госпиталя. Конечно, я имею ввиду не огромный мешок вещей, а кипу свитков, но походный рюкзак был ими забит под завязку. С Ротаро и Тсуме я уже попрощался, так что привалившись к каменной стене, окружающей наш пост, лениво разглядывал коллег. Откровенного мандража ни у кого не наблюдалось, поскольку все присутствующие не один десяток раз участвовали в больших боевых операциях, но атмосфера нервного напряжения буквально ощущалась кожей. Да и угрюмые лица остававшихся чунинов не особо настраивали на положительный лад. В конце концов, если именно в момент нашего отсутствия нападут враги, то отбиваться без поддержки сильных шиноби будет очень тяжело даже несмотря на качественное преимущество бойцов. Что лично меня немного успокаивало в сложившейся ситуации, так это возможность не соваться в мясорубку вместе со всеми. Мое дело маленькое - развернуть госпиталь и латать притащенных раненых под небольшой охраной. Да и не пустили бы меня на передовую - Икки-сан не может позволить себе потерять единственного нормального ирьёнина на две сотни человек, к тому же, несмотря на имеющийся контроль и почти уравновесившиеся составляющие ин-ян в моей чакре, способность подавлять испускание чакры у меня по-прежнему на уровне среднего чунина и хорошие вражеские сенсоры засекут меня на раз. Один из минусов обладания большими запасами куда более плотной чакры, нежели остальные пользователи. Хотя и отличный результат для члена клана Узумаки, контороль которых в юные годы просто отвратный, если сравнивать с другими кланами. Можно сказать, со своим аномально большим количество Ин-энергии я являюсь аномалией среди красноволосых.
   - Нара-сан? - отвлек меня голос справа.
   - Да? - повернув голову, я посмотрел на прервавшего мои размышления шиноби.
   Это оказался довольно пожилой по меркам шиноби джонин из не клановых, обычной для страны Огня внешности, с темными волосами и глазами, неоднократно сломанным носом и выделяющимся тонким белесым шрамом через правую бровь.
   - Губаши Ичия, меня назначили вашим охранником на время проведения операции, - сообщил он.
   - Будем знакомы, - кивнул я, пожимая протянутую руку. - Какой план?
   Раз уж назначили его охранником, то и наверняка посвятили в детали нападения и моего в нем места.
   - Мы выдвигаемся через двадцать минут после всех отрядов и следуем за ними на некотором отдалении, - сообщил джонин, прислоняясь к стене рядом в похожей манере, - раненых в процессе зачистки патрулей и секретов планируется оставлять позади и ты уже должен будешь подлатать их до приемлемого состояния, в зависимости от повреждений оставив возле себя, либо отправив к основным группам.
   Учитывая, что в каждой такой группе по двенадцать сильных бойцов, не думаю, что с зачисткой могут возникнуть проблемы, но на всякий случай, я прихватил с собой подаренный свиточек Мито, куда можно будет запечатать тяжело раненых до подходящего момента.
   - Понял, - я уже хотел спросить у него про средства связи - всмысле, досталась ли и нам рация? - но появившийся командир не дал этого сделать.
   - Команды один и пять, выдвигаетесь вперед на намеченный маршрут и зачищаете все патрули, - тут же принялся раздавать указания Мейто, - команды два, три и четыре на подстраховке, вперед!
   Шиноби рванули с места, перепрыгивая через стену и буквально через пару секунд из все толпы остались на месте только я со своим охранником, а быстро удаляющаяся куча источников чакры постепенно становилась намного незаметней. Оставалось только позавидовать умению хорошо маскировать свои резервы - будь на моем месте худший сенсор и он бы ничего не заметил уже на расстоянии в три сотни метров. Да и для меня сейчас ощущались удаляющиеся коллеги не как джонины, а как обычные чунины, разве что плотность источников казалась большей, чем обычно.
   - Пожалуй, можно и нам выдвигаться потихоньку, - решил Ичия.
   - Не возражаю, - пожал я плечами.
   Перепрыгнув стену, мы сначала некоторое время двигались на запад, следуя досконально заученному пути в лабиринте ловушек эдак местров на пятьсот от лагеря, после чего повернули на север и, двигаясь почти по горло в высокой траве, свернули на север, постепенно совершая большую дугу.
   Конечно, можно было бы попробовать выбраться и с северо-восточной стороны, но даже самый отмороженный шиноби на такое не решится, если еще хочет прожить немного дольше. И на это есть серьезная причина - в отличие от западного направления, где все же имеется один безопасный путь, все другие направления настолько плотно усыпаны всевозможными механическими ловушками, печатями и другими смертоносными приспособлениями, что даже Хьюга не решатся на такой самоубийственный поступок, как преодоление растояния в несколько сотен метров от стен лагеря в других направлениях. Да что уж там говорить, если любые подкрепления или поставки припасов проводятся исключительно с сопровождающим человеком из лагеря, как это было и в моем случае. Так-то со стороны это не особо заметно, но вспоминая свое прибытие сюда, становится понятно, что мы не зря сворачивали в определенных местах, выбираясь к укрепленному посту именно с западной стороны.
   Минут через двадцать, когда вечернее небо начало чернеть, окончательно теряя остатки света от зашедшего за горизонт светила, мой сопровождающий получил сообщение по рации и нам пришлось ускориться, скользя сквозь буйную растительность Куса но Куни на северо-восток. Мне даже пришлось подать солидный поток чакры к глазам, чтобы видеть достоточно хорошо в темноте и успеть среагировать на угрозу.
   К сожалению, страна Травы славится не только разнообразием растительного мира, что используется как средство для изготовления отличных лекарств практически от всех болезней или наиболее смертельных растительных ядов, но так же своим животным миром, а именно - сотнями видов змей, что так любят прятаться в траве, поджидая свою жертву в засаде или устраивать гнезда в подобной местности. Достаточно будет сказать, что одна седьмая всех моих пациентов приходится именно на пострадавших от змей. Несмотря на все свои сверх человеческие возможности, большинство чунинов проигрывает в скорости реакции змеям, не в силах увернуться от стремительного броска ядовитых тварей. Впрочем, змеи не только источник солидного количества проблем для местных жителей, но и один из способов разнообразить рацион сидящих на отвратном армейском рационе бойцов. В конце концов, не все имеют достоточно денег, чтобы сделасть запас готовых блюд хотя бы на несколько месяцев вперед, как поступил я. Да и свитков покупать не напасешься, если только не умеешь из изготавливать. К слову о свитках - Кусагакуре но Сато кроме ядов и лекарств так же поставляет отличную бумагу для пользователей фуиндзюцу, которая уступает исключительно продукции клана Сенджу. А их чернила, выдавливаемые из особо вида травки, уступают только чернилам, поставляемым из Мизу но Куни. В смысле - по качеству удержания вливаемой чакры. В общем, не удивительно, что я изредка отправлял клона закупаться в деревню к союзникам не только за провизией.
   - Нара-сан, нам следует ускориться, - сообщил мне джонин после получаса легкого бега трусцой, - наши силы встретили первые патрули Ивагакуре но Сато и появились раненые.
   - Сколько и характер ранений? - немедленно спросил я, увеличивая тем бега.
   - Двое, ранения легкие, но способные повлиять на боеспособность шиноби, если их оставить без немедленной помощи, Нара-сан, - ответил Губаши без труда держась рядом со мной, - они останутся позади и подождут нас.
   - Хмм, а мы не проскочим мимо них в темноте?
   - Не волнуйтесь, я укажу расположение раненых как только мы окажемся поблизсти, - успокоил меня спутник.
   А-ра-ра, похоже, у меня в напарниках не только опытный джонин, но еще и сенсор. Неплохо! Очень даже неплохо!
   - И в связи с этим, у меня имеется небольшая просьба, Нара-сан, - вдруг продолжил он, - не могли бы вы как можно лучше замаскировать свою чакру? Нам сейчас придется приблизиться к основной группе и имеется немаленькая вероятность того, что вражеские сенсоры смогут вас засечь раньше, чем их смогут уничтожить, со всеми вытекающими последствиями.
   - Я попробую, Губаши-сан, но учитывая количество имеющейся у меня чакры, это будет не так просто, - вздохнул я, между делом вспомнив о правилах приличия.
   - Даже немного будет лучше, чем сейчас, несмотря на ваши одежды, препятствующие нормальному определению имеющихся объемов чакры и создающих приглушающий эффект.
   Понятливо кивнув, я поморщился - существует несколько способов добиться нужного результата. Самый эффективный, но при этом не самый разумный для готового к бою шиноби - замедление выработки чакры из источника в кейракукей. Меньше выделение, меньше ощущаемой чакры. Собственно, девяносто процентов шиноби используют именно этот способ для долговременного сокрытия своего присутствия. В идеале, у мастеров скрыта выработка чакры вообще останавливается, а имеющееся количество циркулирует по каналам кейракукей не стремясь под напором вырваться из тенкецу во внешнюю среду и делая шиноби практически невидимым для подавляющего большнства сенсоров. Собственно, этот способ и есть основная причина болтливости сражающихся шиноби и медленному увеличению уровней применяемых дзюцу - источник за это время "раскачигаривается". Вот только мало кто может добиться настолько идеального результата. Наиболее близким среди вооруженных сил деревни считается Орочимару, благодаря получаемым от своего контракта бонусам. И к сожалению, такой способ не подходит для Узумаки из-за слишком большого количества вырабатываемой чакры и необходимости контроля над вырабатываемыми энергиями тела и разума, к чему требуется еще и хороший контроль. Конечно, это в меньшей степени относится ко мне, но только вышедший из академии генин способен выдать одинаковый результат. Тем более, не очень мудро лишаться возможности использовать дзюцу, требующие большого количества чакры, без нормальной поддержки за спиной.
   Второй способ несколько проще, но в то же время и проблемнее, заключается в том, что джонин должен насильно заблокировать пропуск чакры через ВСЕ тенкецу, становясь невидимым для сенсоров. Вот только поднимающееся давление в заполненном кейракукей не позволяет использовать такой способ бесконечно долго, особенно с полным резервом и не один идиот таким образом повреждал свои чакра-каналы и тенкецу, теряя возможность использовать дзюцу на продолжительный отрезок времени. И опять же, данный способ требует отличного контроля, теряя в эффективности из-за моего наследия Узумаки. Собственно, для нас он еще более сложен, ввиду увеличенного количества тенкецу в кейракукей. Из красноволосых мастеров фуин никогда не выходили хорошие шпионы.
   Решив немного облегчить собственные усилия, я создал теневого клона с приличным запасом чакры и только после этого заблокировал тенкецу. Точнее, попытался это сделать, поскольку на ВСЕ у меня просто не хватило концентрации, одновременно с отслеживанием окружающей обстановки и аккуратным бегом по не такой уж ровной местности в ночное время. Так что в основном, я перекрыл тенкецу, что выделяли чакру в открытое пространство, а не впитывались печатями на моей одежде.
   - Не так легко скрываться с полным резервом, - пояснил я на вопросительный взгляд джонина.
   Что несколько завидно, так это отсутствие у каге буншинов подобной проблемы - фальшивый источник клона выделяет чакру в таком же количестве, что и оригинал, вот только не увеличивает давление в кейракукей, поскольку клон обладает ограниченным объемом чакры. И совсем не важно, где он будет находиться - циркулировать в кейракукей или храниться в источнике, изменения напора на тенкецу не произойдет, соответственно, и маскировка будет куда лучше оригинала.
   Следование за основными силами наступления практически всю ночь не отличалось какими-либо событиями кроме смены местности на более каменистую, вместо заросших травой холмов. Пять команд с легкостью справлялись со всеми попадавшимися врагами, с помощью Хьюг не позволяя улизнуть ни одному, а мне только и оставалось, что подлечивать невезучих шиноби и куноичи, получивших ранения, отправляя их обратно или в некоторых случаях просто запечатывая в свиток, чтобы не терять времени. Но последних оказалось всего трое против двух десятков легкораненых. Все же больше десятка сильных бойцов способны вынести любой патруль, традиционно состоящий у Ивагакуре из трех команд чунинов во главе с одним джонином. Летальных исходов небыло вообще. Правда, следует указать, что и ранения через некоторое время начали сходить на нет - воюющие совместно бойцы притирались друг к другу в полевых условиях и постепенно совершали меньше опасных ошибок, облегчая мою работу. В итоге, когда группы джонинов подобрались на рассвете к, в большинстве своем, спящему лагерю, они недосчитались всего четырех человек и еще семь были оставлены в резерве, как не слишком боеспособные для предстоящего штурма. Склонить чашу весов на нашу сторону в нужный момент? Да. Полноценно сражаться с наспех залеченными ранами? Не очень.
   Пока лагерь шиноби Ивагакуре окружался и убирались препятствия в виде ловушек и часовых, в двух километрах юго-западнее, я подготавливал походный госпиталь в заранее оговоренной с командиром точке, попутно стараясь следить за развитием событий с помощью своих способностей. Распечатать большой тент, необходимые медикамента, места для раненых. Установить небольшой пояс активируемых ловушек просто на всякий случай. Подготовить основной защитный барьер вокруг тента и еще один атакующе-защитного типа чуть больше размером. В общем, сделать все, чтобы избежать дополнительных потерь, если нас вдруг обнаружат враги.
   Минут где-то через сорок вдруг грохнул одинокий взрыв - кто-то наверное не смог обойти ловушку - и поднялся настоящий хаос. Уже не скрываясь и игнорируя защитные меры просыпающегося лагеря, коноховские силы обрушили на врага со всех сторон волны огненных техник солидной мощности, что смели довольно высокие и толстые стены практически мгновенно. Даже как следует сосредоточившись, я не мог выделить четкие картины происходящего из-за поднявшейся бури чакры, используемой сражавшимися с обеих сторон. Вот столкнулись два солидных источника чакры и спустя мгновение один начал быстро затухать, а второй прыгнул дальше и попал под облако техники, исчезнув с "экрана радара". Вот трое сошлись и выжил только один. Столкновения техник скрадывали ощущения от множества очагов чакры, часть от которых появлялась вновь, а все остальные исчезали. А вдалеке слышались только громы взрывов и грохот сталкивающихся скал, разбавляемые воплями боли и ярости, доносимыми ветром даже до нас. А вскоре у меня появился первый пациент - от место сражения отделилась парочка очагов чакры и очень быстро двинулась в нашем направлении.
   - Нара-сан, раненый, - оповестил меня джонин.
   А то я не знаю! Выйдя из-под тента, я стал дожидаться первого из многих раненых. Спустя секунд десять, в неверном свете взошедшей луны и звезд, со стороны разрушаемого лагеря показалась фигура прыгающего по камням человека, тащившего на закорках другого. Не говоря ни слова, один из ранее латанных шиноби сгрузил мне на руки раненого товарища, а сам рванул обратно. Уже занося потерявшего сознание парня с кунаем по рукоятку в боку, я уловил скорое прибытие еще одного.
   Дальше череда пострадавших в достаточно напряженной схватке пошла сплошным потоком, так что мне и созданным клонам оказалось не до отслеживания окружающей обстановки. Поэтому, спустя десяток минут отвлекший меня от работы, обеспокоенный голос Губаши оказался полной неожиданностью.
   - Нара-сан, у нас скоро будут гости!
   Создав еще одного клона и поручив ему лечение травмированной куноичи, я выбрался на улицу.
   - Гости?
   Впрочем, в ответе на этот вопрос я не нуждался, почувствовав к югу от нас группу людей с приличным запасом чакры.
   - Да, десять человек следуют к лагерю как раз через наше расположение и будут тут через пару минут.
   Блин! Ну только мне еще и этого не хватало!
  
   Глава 23.
  
   Время стремительно утекало сквозь пальцы и я раздумывал над возможными вариантами действий не больше секунды. Поморщившись, закинул в рот две восстанавливающие чакру пилюли и создал на половину остававшегося резерва четырех клонов, после чего просигналил напарнику отход к лагерю, не обращая внимание на появившийся над палаткой пурпурный барьер, что возвели копии для защиты раненых.
   - Минут двадцать продержится даже под самыми затратными техниками, - успокоил я джонина, бросившего встревоженный взгляд назад.
   Конечно, если это будет десяток высокоуровневых врагов, то срок жизни такой защиты будет в разы меньше, но среди нежданных гостей едва ли найдется кто-то подобного уровня - стандартная тройка джонинов и две команды чунинов с одним, похожим на разведчика, судя по "мельканию" источника чакры и его периодическому пропаданию. В общем, ничего особо страшного, но на нас точно хватит, если судить по тому, что махач в лагере Ивы еще продолжается. Вот только они слишком торопятся успеть к своим соратникам и это дает нам возможность устроить небольшой сюрприз, потенциально способный сократить количество новых врагов в половину.
   Не размениваясь на слова, я двумя десятками знаков пояснил план Губаши и порадовался, что на небе нет привычного для данного отрезка года покрова из туч, что обычно заслоняют луну и лишают такой необходимой для техник Нара тени. Подходящее место на вершине одного из холмов мы подобрали всего метрах в двухстах от места основного сражения - не так близко, чтобы попасть под горячую руку разошедшимся джонинами или словить случайной техникой в лоб, но и относительно близко для поспешного отступления, если все пойдет хуже ожидаемого. Создав для прикрытия еще двух клонов и с грустью отметив девять десятых потраченной чакры источника и только-только начавшие действовать пилюли, я пристроился в тени большого камня на холме, сложив руки в печати концентрации. Даже самый зоркий глаз не сразу сможет различить мою фигуру в подобном месте, а нам и надо выиграть всего пару секунд. И если судить по траектории движения десятка шиноби, они должны выскочить как раз на нас.
   - Сколько продержишь?
   Пристроившийся рядом джонин даже применил хенге, чтобы оказаться одним цветом со скалой и только после этого поинтересовался доступным ему временем, отслеживая, как почти незаметные ниточки соединяют тени от камней в небольшой ложбинке, создавая настоящую сеть, которую можно заметить только тогда, когда точно знаешь, что именно следует искать.
   - Десять-пятнадцать секунд, не больше, - ответил я, заканчивая создание ловушки и отмечая довольно приличную убыль чакры на поддержание даже столь малой площади собственной техники - все же включать в работу естественные тени больших объемов всегда накладно.
   Может быть, и пятнадцать секунд - слишком оптимистично на столь большое количество целей. Мне ведь еще и некоторое количество чакры необходимо в запасе, чтобы не свалиться от истощения в процессе добивания выживших... Вот только давать время на волнение мне никто не собирался - враждебные источники чакры приблизились вплотную и я уже собственными глазами увидел силуэты шиноби Ивагакуре, перемахнувших на предельной скорости через невысокую каменную гряду и оказавшихся как раз там, где мы и рассчитывали. В десятки раз увеличив напор чакры, идущей в хидзюцу, я смог остановить разогнавшиеся тела, хоть и просел примерно на десятую часть оставшегося резерва.
   - Нимпо: Каге Мане но Дзюцу.
   И ни мгновением позже, с места сорвались мои клоны, преследуя единственного шиноби, что не попался в мою сеть, отпрыгнув далеко в сторону, а напарник ринулся вниз, щедро разбрасывая кунаи по неподвижным целям. А в следующее мгновение враг сообразил, что его убивают и мне пришлось удвоить усилия, чтобы удержать всех девятерых человек, которые начали прилагать бешеные усилия, чтобы вырваться из ловушки теней. Какие пятнадцать?! Здесь бы десяток продержаться!
   С едва слышным звуком пара кунаев вошла в шеи ближайших фигур, а Губаши на лету бросал уже следующие, перепрыгивая пока не отпущенные мной тела(даже смертельно раненый пользователь чакры способен некоторое время сражаться как здоровый, пусть и только несколько секунд) и устремляясь к основным целям, что так неудачно заслонили чунины. На третьей секунде образовалось уже четыре трупа, а на четвертой - пять. Пятую секунду напарнику пришлось потратить на последнего чунина, поскольку шея того оказалась защищена чем-то более приличным, чем просто слой одежды. Дальше же мне пришлось отвлечься, поскольку сначала развеялся один мой клон, а затем и второй. И если смерть первого от мощного удара в голову еще можно было понять, то вот мгновенное прожаривание второго заставляло насторожиться - к сожалению, все произошло слишком быстро, чтобы можно было понять от чего умерла копия, но это точно был не огонь, поскольку никакой вспышки света не произошло, да и Ивагакуре не особо благоволит к огню, предпочитая дотон. Ну а потом резко стало не до размышлений, поскольку недалеко от меня произошел всплеск чакры. Я лишь в последний момент сдвинулся с места, бросая технику и пытаясь увернуться от атаки. Вот только мне лишь удалось оказаться немного в стороне от траектории летящего снаряда... чиркнувшего по спине и оставившего после себя след из спаленной одежды и обугленной кожи! Не обращая внимание на ослепительную боль и запах паленой плоти, я уклонился от следующего снаряда раскаленной лавы и про себя выругался - вот надо было единственному, избежавшему ловушки врагу, оказаться обладателем лавового кеккей генкая, да к тому же еще и сенсором! Отключив чувствительность нервов в поврежденной части спины и про себя порадовавшись выработанному рефлексу постоянно накачивать тело чакрой, благодаря чему пострадал только самый верхний слой мышечных волокон и сгоревшая кожа, я одним движением скинул никуда не годный плащ, рассчитаный на куда менее сильные атаки, и вытащил из подсумка на поясе парочку кунаев, тут же отправив их в сторону джонина. Естественно, не попал, но мне это и не нужно было. Я сложил правую руку в печать змеи.
   - Кибакуфуда кассей!
   Подорванные взрывные печати, прикрепленные на конце снарядов, дали мне достаточно времени для перемещения за достаточно большой камень, чтобы использовать его для укрытия от техник и на мгновение бросить взгляд в сторону напарника, подтверждая собственные ощущения. Ичия успел прибить двух джонинов с гарантией, а вот с последним ему пришлось сражаться без читерской способности Нара. Не зря я держался до последнего даже игнорируя явную опасность, иначе сейчас пришлось бы иметь дело с двумя сильными шиноби на каждого, вместо одного.
   Вот только мой противник не стал дожидаться, пока я проверю состояние напарника и перешел к большим пушкам - на облюбованный мной камень нахлынула волна лавы и мне пришлось срочно сматываться оттуда.
   - Каварими!
   Заменившись на загодя подготовленный камешек, я тут же швынул еще кунаи с кибакуфуда и под прикрытием взрывов попробовал поймать противника в тень. Именно что попробовал - несмотря на некоторое мое превосходство в скорости, этот гад оказался очень подвижным и почти смог уйти из зоны поражения взрывов, одновременно заметив устремившуюся к нему темную полоску. Увернувшись от очереди лавовых плевков, я вынужден был озаботиться сохранностью собственной шкуры, прервав действие хидзюцу и нырнув в ближайшее укрытие. Проклятье, чакры на донышке и дальнейшее использование техник мне на пользу не пойдет! Этот засранец быстрее многих наших джонинов и без ускорения чакрой он вполне может меня достать. Перемещаясь за очередной кусок скалы от раскаленных брызг, накрывших позицию сверху, мысленно пересчитал оставшийся боезапас и поморщился - обычного железа осталось в печатях еще достаточно, а вот кибакуфуду только около десятка, да несколько барьерных и парализующих. Радует, что и у моего противника нет запаса оружия, поскольку он предпочитает тратить чакру вместо того, чтобы забросать меня железом с ровно таким же успехом, но без траты резерва. Впрочем, скоро и у него начнутся проблемы с использованием чего-нибудь затратного, вроде недавней волны. Мне нужно лишь продержаться до этого времени(если наши к тому времени с лагеря не подоспеют, поскольку напарник успел предупредить по рации о новых врагах) и заломать ивагакуре-нина в тайдзюцу, пользуясь своим превосходством в грубой силе и выносливости. Имеется только одна проблема - добраться до рукопашной дистанции не превратившись в жаркое с хрустящей корочкой. И несмотря на имеющееся у меня преимущество, что-то сближаться не особо хочется - пользователь лавы выдает свои техники практически без всяких печатей и автоматических проговоров названия(самотренинг и рефлексы рулят!), а значит, имеется большая вероятность получить комок лавы в лицо уже в полном контакте, как я люблю провернуть с Суйтон: Тепподама. А еще, этот гад лучше использовал местность для укрытия! Вот что значит - знакомая территория!
   Вынырнув из-за защиты невысокого булыжника, я кинул парочку подарков так же ныкавшемуся шиноби и как только он сменил позицию, отправил веер специально приберегаемых отравленных сенбонов в его сторону, искренне надеясь, что хоть парочку в темноте этот гад не заметит и подарит мне легкую победу. Несмотря на работу Чикатсу Сайсей но Дзюцу и неплохую регенерацию, мою рану следует обработать как можно скорее и уж тем более, не прыгать по камням, напрягая и без того поврежденные мышцы. Пока что у нас сложилась патовая ситуация - у него нет оружия, но есть немного чакры на дзюцу, а у меня мало чакры, но хватает метательного оружия для схватки на дальних дистанциях. Ага, и оба мы сенсоры, вынужденные друг от друга держаться неподалеку, чтобы противник не отправился на помощь своему напарнику, но и не способных сойтись в рукопашной. Точнее, я не решаюсь, а он как раз остерегается, помня про мои хидзюцу.
   Вот только разбираясь между собой, мы как-то упустили из виду состояние дел в главном лагере и скорее всего, практически одновременно заметили приближение десятка источников чакры с той стороны, как и общее затухание звуков сражения в целом. Сосредоточившись, я опознал некоторых из джонинов, что обладали наиболее ярким стихийным родством с огнем, однозначно указывающим на парочку Учих. Значит, наши победили и отправились на помощь. Судя по всему, обладатель кеккей генкая пришел к подобным выводам и уже не обращая внимания на меня, развернулся и начал драпать прямо в противоположную сторону со всей доступной скоростью.
   Облегченно вздохнув, я прислонился плечом к холодному камню и вытер пот со лба. Хрен с тобой, золотая рыбка, главное, что остался жив и относительно цел, а то имелся достаточно большой шанс проиграть этому клановому шиноби и остаться в виде прожаренной тушки прямо здесь. Конечно, у меня есть еще пара козырей в рукаве, но даже большое количество чакры не способно помочь, если тебя погребут под толстым слоем лавы. Да и многолетние накопления в печати на лбу следует приберечь для более сильных противников, чем какой-то клановый боец Ивы. К сожалению, мои стихии плохо помогут против такого кеккей генкая, в отличие от того же дотона. Как только вернусь в деревню - займусь постановкой хороших защитных барьеров на основе цепей из чакры, как универсального способа защиты против всяких смешанных стихий, для противодействия которым суйтона с райтоном не хватит.
   - Нара-сан, вы в порядке?
   Приземлившийся рядом шиноби опознал меня практически сразу.
   - Не очень, но скоро буду, - поморщившись, я вернул ощущения спине и создал клона, тут же начавшего лечить спину, - раненые под барьером, но я в ближайшие часы буду мало на что годен, так что чем раньше вы доберетесь до моих клонов, тем больше у них останется чакры на помощь раненым.
   - Понятно, - джонин тут же воспользовался рацией, чтобы передать полученную информацию остальным.
   Ну вот и закончилась для меня очередная вылазка, пусть и несколько большим масштабом чем обычно. Не скажу, что доволен результатом - можно сказать, первая достаточно серьезная рана с опасным даже для шиноби ожогом - но учитывая тот факт, что выйдя против десятка всего с одним напарником, я остался в живых, это достойный результат. Подождав, пока каге буншин истратит всю чакру и немного подлатает меня, я не торопясь направился в сторону разгромленного лагеря Ивы под охраной незнакомого джонина. Всего лишь еще один эпизод войны. А сколько их еще будет? В этот раз нам повезло накрыть лагерь противника неожиданно. Вот только никто не поручится, что через некоторое время шиноби Ивагакуре не подстроят на очередном рейде ловушку, попросту завалив наших в одном из каньёнов лавиной. Такое уже бывало. В отличие от страны Огня, страна Камня подходит для неожиданных нападений и засад куда лучше и у противника здесь изрядное преимущество, несмотря на качественное превосходство наших бойцов.
  
   Глава 24.
  
   С трудом открыв глаза, я даже поморщился от тупой ноющей боли в голове и настоящей пустыни во рту. Ух, как-то мне хреново... И что вчера было такого? Даже не делая попыток пошевелиться, поскольку нутром чуял, что на пользу это не пойдет, я начал преобразование чакры в медицинскую в районе головы и с облегчением почувствовал как боль начала стихать. Коснувшись языком печати, я так же получил в свое распоряжение полный рот чистейшей воды и жадно стал глотать, смачивая высохшее горло. Одновременно с улучшением самочувствия, ко мне начали возвращаться некоторые воспоминания вчерашнего дня и стало ясно - я пил. Пил вместе со всеми, отмечавшими удачный рейд и поминавшими одинадцать погибших шиноби из шести десятков, которым медицинская помощь уже не пригодилась. Еще восемнадцать оказались просто серьезно ранены, причем трое потеряли конечности, а двоим пришлость на месте пересаживать органы из остывающих тел врагов. Я уж не говорю о легко раненных, число каковых было равно количеству оставшихся шиноби - целым не оказался никто. И это - один из лучших результатов, учитывая почти три с половиной сотни трупов шиноби Ивагакуре. Конечно, джонинов среди них оказалось не больше двух десятков, включая и тех, что достались нам с Ичией, а основная масса пришлась на чунинов и генинов, но все равно, соотношение потерь оказалось очень удачным для масштаба подобной операции. Как мне объяснили более опытные коллеги, при других одинаковых условиях, потери обычно составляют больше пятидесяти процентов личного состава ударной группы и едва ли десятая часть тяжело раненых доживала до нашего лагеря без немедленной медицинской помощи. Если даже на поле боя присутствовали ирьенины, то их обычно выбивали не считаясь с потерями. Поэтому меня все поили и благодарили, выражали свою признательность те, кто одной ногой стоял в могиле, но кого я и мои клоны умудрились вытащить и даже сносно подлатать за пару дней после возвращения. Сражаться они будут не скоро, но просто передвигаться по лагерю большинство смогло без проблем, дав мне твердое обещание не напрягаться и не использовать чакру.
   А уж если вспомнить количество усилий, которые просто пришлось приложить, чтобы опьянеть... Медицинская печать большое количество спиртного в теле воспринимает как слабый яд и почти мгновенно нейтрализует. Да и учитывая мою массу тела и повышенное сопротивление токсичным веществам - это тот еще труд даже без отключенной печати.
   Счастливо вздохнув в тот момент, когда последствия дичайшего похмелья прошли, я провел ревизию остального тела, прилагающегося к голове и впал в ступор от проснувшихся ощущений, ранее не принимавшихся во внимание - с боков ко мне плотно прижимались два горячих обнаженных женских тела, буквально заползших сверху в поисках тепла, поскольку в палатке было довольно прохладно, а лежали мы ничем не прикрытые. Опустив взгляд с матерчатого потолка вниз, я обнаружил, что у меня на груди с удобством устроились две темноволосые шевелюры, одна из которых мне очень даже знакома! Тсуме! Меня прошиб холодный пот - ее отец меня кастрирует, если узнает! Да и реакции самой куноичи стоит опасаться, если вспомнить наши обычные отношения вооруженного нейтралитета, несмотря на некоторые потепления в последние месяцы. Осталось только понять, как моя напарница оказалась даже не одна, а в компании с... Хьюга?! Пипец! Как не избегай этого клана, а одна из его представительниц(с чистым лбом!) все же оказалась в моей постели. Впрочем, это же вроде та джонин, что я латал во время боя. И сейчас начинаю припоминать, что к концу совместной пьянки она захотела лично выразить свою благодарность вполне наглядным способом, а я не стал возражать - учитывая, что с самого начала нашей отправки я никого не затаскивал в постель из-за дичайшей нагрузки на единственного нормального ирьенина в лагере, то тут нечему удивляться. Да и куноичи выглядела очень даже аппетитно, несмотря на свой второй размер. Вот только нам не повезло наткнуться на ужратую в хлам Инузуку, принявшуюся допытываться куда мы направились. Я даже немного покраснел, вспомнив, как именно объясняла Тсуме моя спутница, чем мы идем заниматься в моей палатке. Вот только чего я совсем не ожидал, так это напросившейся с нами собачницы, очевидно, под воздействием алкоголя отключившей последние тормоза. Что последовало дальше, вполне можно отнести под значки трех иксов на самой развратной порнопродукции. Достаточно будет сказать, что я оторвался за многие месяцы воздержания и медицинские навыки не сильно потеряли в результативности даже из-за пьяного состояния, так что и куноичи получили весь возможный максимум удовольствия. Оставалось только порадоваться звукоизоляции моей палатки, поскольку девочки были не самыми тихими из моих партнерш. Далеко не самыми тихими.
   Отогнав от себя вполне закономерно возникшие мысли о продолжении банкета, я попытался приподняться и осторожно высвободиться из тесных обятий девушек, но это оказалось весьма затруднительно не только из-за цепкости и силы куноичи, но и неприятно присохшей к простыне коже. Мда, а спину-то мне вчера исполосовали весьма изрядно, особенно Тсуме постаралась, хотя Хьюга тоже хороша. Пусть сейчас уже все само собой зажило даже без включенной печати, но вот присохшая ткань доставляла некоторое неудобство. Вздохнув, я плюнул на начало рабочего дня и просто лежал, наслаждаясь теплом устроившихся на мне партнерш.
   Вот только даже через час сладкая парочка не соизволила вернуться в мир живых. Я уж было решил последовать их примеру, но мне в этом помешали - снаружи раздался очень знакомый голосок моей помощницы по лазарету.
   - Нара-сенсей, вы поднялись?
   И судя по немного нервному звучанию голоса Учихи, новости меня ждут не шибко радостные
   - Да-да, сейчас выйду, - отозвался я, предварительно убрав с помощью печати ключа односторонний звуковой барьер.
   Нежно, но твердо отстранив от себя недовольно заворчавших и начавших просыпаться куноичи, я отыскал в куче разбросанной по палатке одежды штаны и выполз наружу, щурясь от лучей утреннего солнца.
   - Что случилось, Чифую-чан? - поинтересовался у помощницы.
   Вот только Учиха, хотевшая мне что-то ответить, так и застыла с открытым ртом, взглядом пробежав по обнаженному торсу и прикипев к лицу. Я вопросительно приподнял бровь, не понимая причину такой заминки девушки. Вот только в следующий момент это прояснила она сама.
   - Вай, семпай, а я и не ожидала, что вы окажитесь таким красавчиком под своей маской! - у помощницы от восторга разве что глаза не засверкали.
   Я воспроизвел жест "рука-лицо" и только тогда обнаружил, что обычная маска на моем лице отсутствует. И вспомнил, что во время вчерашней пьянки меня уговорили ее снять. Блин! Что я хорошо выучил, так это тот факт, что местные куноичи тоже любят бегать за красивыми парнями, вот только в этом мире они бегают не просто посмотреть, а в прямом смысле затащить в кровать. Причем, как можно скорей и иногда даже с пименением силы. Насмотрелся в свое время на устраиваемые охоты на наиболее симпатичных представителей глазастых кланов.
   - Так, поменьше праздной болтовни и ближе к делу, - обреченно вздохнул я, предчувствуя будущий геморрой, - что ты хотела сообщить?
   - О! Акамичи Яно ближе к утру стало хуже и примерно десять минут назад появились первые признаки отторжения органа, - румянец с лица куноичи мгновенно пропал и вытянувшись в струнку, она поспешно доложила ситуацию.
   - Дерьмо биджу! Постарайся стабилизировать его состояние и воздействовать на печень медицинской чакрой, чтобы замедлить процесс, а я сейчас соберусь и приду, - скомандовал Учихе и уже больше не обращая на нее внимания, поспешно вернулся в палатку и начал одеваться.
   Вот только просто так убежать мне не удалось, поскольку мои девушки проснулись и требовали к себе хоть толику внимания, страдая теми же признаками похмелья, что и я немногим ранее. В том числе, не озаботившись состоянием своей одежды или вернее, ее полным отсутствием и наличием рядом с собой такой же соседки. Избавить их от таких пустяков было делом пары секунд.
   - Мое присутствие требуется в лазарете, так что я побежал, - сообщил я куноичи, едва убедился, что они способны воспринимать окружающую действительность и не дожидаясь ответа, вымелся из палатки, притормозив лишь на пороге, - да, и спасибо за прекрасную ночь!
   Краем глаза я еще успел заметить ошеломленное выражение лица Тсуме, постепенно начавшей приобретать окраску спелого помидора. Хьюга лишь удовлетворенно ухмыльнулась и подмигнула в ответ на мое заявление.
  
   Практически вбежав к тяжело раненым, я сразу же принялся проводить диагностику, стараясь не мешать действиям Чифую. Организм Акамичи действительно отвергал чужую плоть, что была пересажена вместо уничтоженной на поле боя печени. И ладно бы замена оказалась совсем не подходящей, но я специально подбирал тело донора с подходящей группой крови, чтобы сделать адаптацию более простой и щадящей для шиноби. Вот только бывший толстяк перед получением столь серьезного ранения умудрился использовать две из трех запретных пилюль и находился в крайней степени истощения, как физического, так и чакрового, и теперь валялся без сознания на внутривенном питании. Вот ослабленный организм и не смог толком ассимилировать в себя новый орган, начав отторжение. К тому же, после глубокого обследования, я обнаружил небольшую собственную промашку, совершенную скорее от недостатка внимательности на тот момент - пусть группа крови донора соответствовала таковой у Акамичи, но вот предрасположенность чакры была Дотон вместо необходимого Суйтона или хотя бы Катона. Вода может побить землю только при подавляющем превосходстве, иначе все получится наоборот, как и получилось в данном случае. Выругавшись, я жестом приказал помощнице продолжать поддерживать раненого, а сам достал из печати тугой свиток с локоть размером и развернув его, принялся искать необходимую печать.
   - Так, глаза, сердце, почки, руки... ага, печень!
   Найдя необходимую подпись, я достал свиток уже в два раза меньший размером и развернув его на три метра по полу, принялся искать подходящий орган среди сохраненных, внимательно вчитываясь в собственные корявые пометки на полях чуть в стороне от нарисованных печатей. Какой-нибудь горожанин или обычный житель страны Огня почти наверняка осудит подобное отношение к павшим врагам (не говоря уж о свинячем визге про гуманизм из прошлого), но для меня более-менее целое тело врага - лишь набор органов на замену своим. Да, приходится работать мясником после боя. Да, на такое смотрят косо даже в деревнях шиноби, пусть и ничего не говорят в открытую. Но у меня руки по локоть в крови еще с восьми лет, когда мне доверили оперировать довольно сложные случаи, так что я просто не воспринимаю трупы как бывших людей. Есть живые, а есть мертвые и последним уже все равно. Вот только их тела могут спасти еще живых, а то, что это наши бывшие враги - только облегчает мою и так не особо активную совесть, но весьма удовлетворяет чувство справедливости, какое бы гипертрофированное оно ни имелось.
   Примерно на втором десятке я все же нашел подходящую замену, но вот только принадлежащую не мужчине, а женщине... Впрочем, если нормально приживется, то и фиг с ним, это не сердце или легкое, которые могут не выдержать нагрузки в более крупном теле, главное, наблюдать пару месяцев после пересадки и стимулировать печень периодически для лучшей оптимизации работы. Распечатав орган, я со всеми предосторожностями взял замену окутанной тонким слоем чакры рукой (А что вы хотели? В полевых условиях хрен проведешь нормальную дезинфекцию или обеспечишь стерильность рабочего инструмента, вот и приходится извращаться со стерильной чакрой) и скомандовал помощнице подготовиться к операции. Учиха остановила циркуляцию крови по обе стороны от едва видимого шрама, а я одним движением вскрыл его. Затем она перекрыла соединительные сосуды печени к кровеносной системе и одним движением пары пальцев удалила ее. Следом, я тут же опустил на освободившееся место новый орган и прирастил его за пару минут. Небольшая стимуляция и новая печень заработала как своя, а Чифую аккуратно принялась сращивать стянутые моей нитью чакры края раны. На все про все ушло около четырех минут и теперь Акамичи Яно точно будет жить и даже останется шиноби, при должной осторожности в ближайшие пол года и регулярных осмотрах у хорошего ирьенина. А изъятую печень я запечатал в свиток и сделал необходимую пометку всегда таскаемым с собой карандашом.
   - Отличная работа, Чифую-чан, - похвалил помощницу, когда "банк" органов вновь занял свое место в нательной печати.
   - Ничего сложного, сенсей, - отмахнулась куноичи, разминая порядком затекшие от напряжения плечи, - сколько мы таких операций за последние месяцы провели, так теперь это всего лишь рутина.
   Это да, к подобным случаям я подпустил Учиху только тогда, когда убедился, что она усвоила необходимый минимум и не нанесет своими потугами только больше вреда. С тех пор прошло чуть больше двух с половиной месяцев и через ее хрупкие на вид ручки прошли десятки шиноби, естественно, с моим надзором и помощью большую часть времени. Пусть Чифую и не дотягивает до настоящего ирьенина без теоретической базы, но на полевого медика она сдаст с легкостью точно. К этому, еще немного подучил ее проводить улучшения своего тела для большей выживаемости и даже поставил лечебную печать, чтобы не потерять такого ценного помощника - первые месяцы я буквально зашивался, а потом контингент лагеря начал постепенно увеличиваться и количество работы соответственно тоже, пусть сложностью и пониже.
   - Кстати, а где эти два балбеса? - спросил Учиху, отмечая отсутствие еще парочки помощников.
   Поскольку грубая сила в госпитале тоже нужна, то я припахал на место санитаров двух парней, что повредили себе кейракукей и не могли в ближайшее время полноценно пользоваться чакрой. В обмен на качественное восстановление, естественно, а не по доброте душевной. И им хорошо, и мне возможность лишний раз потренироваться на получение следующей степени ирьёнина.
   - Пока вы сегодня отдыхаете, они взяли на себя вторую и третью смены.
   - Хорошо, тогда оставляю все на тебя, - зевнув, помахал помощнице и направился к выходу из лазарета.
   - Ано...
   - М?
   Развернувшись к Учихе, я вопросительно приподнял бровь, но проследив за ее взглядом, хмыкнул. Ладно, поможем малышке.
   - Так, больные, если кто из вас решит удрать, пока меня не будет рядом, то даже и не думайте! Все равно найду и руки-ноги переломаю, что б уж точно никуда не рыпались! Вы меня знаете. Вам все понятно?!
   Дождавшись дружного "хай" от великовозрастных рас***дяев, что были в сознании, я с чувством глубокого удовлетворения покинул лазарет и выбравшись на улицу, побрел в сторону своей палатки. Ну что за люди, а? И ведь большинство не в первый и даже не во второй раз лежат, а все норовят свалить, как только становятся хоть немного способными передвигаться на своих двоих. Одни хлопоты с такими больными. Эх, а мне ведь еще сейчас с Тсуме разбираться... Мдя, жопа.
  
   Глава 25
  
   Как бы мне не хотелось сейчас возвращаться к себе и разбираться с девичьими чувствами, но тут уже ничего не поделаешь. Сам тр**ал, сам и разбирайся. Нечего вчера было думать не той головой под воздействием алкоголя. Если честно, когда Инузука начинает хмуриться, рычать и показывать клыки, то становится реально страшной, со своими-то глазками звериными. Да и сейчас, кристально трезвым и без искажающего воздействия на соображалку, можно хотя бы себе признаться, что я просто побоялся бы затащить ее в постель... Ну, не побоялся, поскольку сильнее напарницы даже не в два раза, так что и вреда не причинила бы при всем желании, но не решился-то точно. Все же Тсуме из той порды женщин, что называют бой-бабами и никак иначе. Пусть сейчас ей всего четырнадцать (или пятнадцать уже есть? С этой войной дерьмовой обо всем забываешь напрочь!), но если вспомнить первоисточник, то там она крепко держала клан в кулаке как лидер, а муж даже удрал от нее, вроде бы подавшись в нукенины. И зачатки такого характера видны уже сейчас.
   Правда, в палатке меня ждала несколько иная картина, чем ожидалась. А именно - издерганная и явно не знающая куда деть руки, одетая Инузука, почти до крови искусавшая нижнюю губу. Учитывая, что она так делает только в минуты сильнейшего волнения или расстройства, то состояние напарницы очень даже понятно. Так что накидиваться с угрозами и чем-то подобным на меня никто не стал, несмотря на подспудное ожидание. К тому же и ее положение тела (ноги под себя, руки на коленях) показывало далеко не агрессию, а готовность к разговору.
   - Хмм, я так понимаю, Хьюга исчезла как только оделась? - спросил я, просто чтобы не молчать на пороге.
   - Хай, - тихо ответила Тсуме, по-прежнему не смея поднять на меня взгляд.
   Ну нет, так дело не пойдет! Уже позабыв про свои страхи, я плюхнулся на застеленный футон (наверняка она же и постаралась) рядом и подхватив за талию, перенес вякнувшую от неожиданности девушку к себе на скрещенные в позе лотоса ноги. А сам еще и обнял, чтобы никуда не рыпалась, пытаясь убежать. В конце концов, я совсем забыл, что приходится иметь дело с эмоционально нестабильным подростком (война, убийства, кровь и все такое, пожительного воздействия на психику женщин точно не оказывают), а не взрослой и опытной женщиной.
   - Значит так, в произошедшем вчера нет ничего страшного или постыдного ни для одного из участников, - начал я, положив подбородок на макушку куноичи и покрепче прижимая ее к своей груди, чтобы даже не думала рыпаться. - Единственное, что жаль, так это то, что твой первый раз произошел в таком состоянии, да еще и в несколько большей компании, чем стоило, но смею надеяться, что хоть удовольствие ты получила?
   Пусть это и был риторический вопрос, но Тсуме промолчала, а я отметил начавшие предательски краснеть ушки. Впрочем, мне ответ и не требовался.
   - Что касается наших отношений после вчерашнего - ничего не изменилось совершенно и не будет меняться до тех пор, пока ты этого сама не захочешь. Мы по-прежнему напарники и никакие шуточки или намеки я отпускать не намерен. Как и повторно пытаться затащить в кровать.
   После моих слов, девушка ощутимо расслабилась, обмякая в моих обятьях. И хоть она все еще ничего не говорила, но молчание стало уже не таким напряженным, как в начале. Мысленно, я похлопал себя по плечу за верно подобранные слова и правильно определенные страхи напарницы. Оставалось только пожалеть, что у шиноби нет профессиональных психологов, которые и должны разбираться с такими случаями, а не мне подрабатывать на пол ставки!
   - Ах да, можешь не волноваться насчет последствий вчерашнего - я стерилен, - впомнил еще одну деталь.
   - Что? - в этот раз Тсуме молчать не стала, попытавшись извернуть шею и посмотреть мне в лицо.
   - Нет-нет, я способен иметь детей, вот только толковый медик способен сделать себя бесплодным без последствий до тех пор, пока не решит оставить потомство, - я мудро умолчал на счет еще и печати, гарантирующей, что меня не расколят на отпрысков при случайной связи в любом случае.
   - А... Понятно.
   - Так вот, на твоем месте я бы относился к случайным связям во время войны или миссий намного проще, чем к тем, что случаются в деревне - близкая опасность всегда стимулирует в человеке гормоны и инстинкты к продолжению рода как своеобразный способ защиты, не позволяющий вымереть нам как популяции. Ведь если бы шиноби не заводили детей настолько рано, то едва ли Коноха сейчас имела бы и половину своего контингента бойцов. К тому же, данный способ получения удовольствия и снятия стресса является одним из главных средств не сойти с ума, не впасть в депрессию или не совершить самоубийство для многих шиноби, познавших ужасы войны. Собственно, если взять как пример недавно бывшую здесь Хьюгу - затащила понравившегося парня в постель, получила желаемое и после спокойно ушла по своим делам. А ведь я могу тебе точно сказать, что она уже вышла замуж. И таких случаев хватает. Так что это один из немногих способов расслабиться и сбросить напряжение, на который смотрят снисходительно, в отличие от наркотиков или алкоголя. Ну и к первому так же относятся особые виды табака, что так любит курить наш Хокаге. И я предпочту, чтобы ты переспала со мной или с кем-нибудь другим (предохраняясь, разумеется), чем вновь решила попробовать употреблять наркотики, не имея возможности быстро очистить организм от этой дряни.
   - Слушай, откуда ты все это знаешь, - дослушав мою небольшую лекцию, удивилась Тсуме, устраиваясь поудобнее, - вроде мы провели на фронте одинаковое время, но ни о чем подобном я как-то не слышала.
   - Так и я все это узнал не здесь, а еще до войны, - хмыкнул я, шутя щелкнув девушку по кончику носа и тут же отдернув руку от лязгнувших зубов.
   - От кого? С тобой в госпитале работает такая же новенькая Учиха, так что это не она просветила тебя, с больными я сомневаюсь, что ты просто болтаешь за жизнь, а появись у тебя кто даже на одну ночь, так я бы точно это учуяла, - проворчала Инузука.
   - Ох-хо-хо, так мы отслеживаем этот момент у своих напарников, - насмешливо протянул я, - неожиданно!
   Сверху мне было прекрасно видно, как куноичи сравнялась лицом со спелым помидором.
   - Н-не отслеживаю, - внезапно стала запинаться она, съеживаясь и опуская голову, как напрудивший лужу щенок, обнаруженный на месте преступления.
   Подобное сравнение меня порядком насмешило и я чуть было не выдал его в слух, но к счастью, вовремя опомнился. Конечно, можно было поприкалываться над бедняжкой немного, но разговор мы так и не закончили, так что в этот раз Тсуме повезло, но пусть и не расчитывает, что я об этом забуду... Когда пространства для маневра будет побольше и убежать не составит особой проблемы.
   - Ладно, я тебе верю... Немного! Оу! - вскинувшая голову куноичи чувствительно заехала мне по подбородку в ответ на подколку. - А узнал я все это от одной опытной куноичи, заранее просветившей меня в реалии походной жизни.
   - Так мне не показалось присутствие на тебе едва различимого постороннего женского запаха еще в академии! - неожиданно воскликнула Инузука. - А потом уже другого во время наших командных встреч! Ты уже тогда шлялся по бабам!
   Мысленно, я проклял излишне чувствительный нос клана собачников и слишком сообразительный ум напарницы, живо сложившей два и два, получив ожидаемую картину.
   - Между прочим, это тебе лечебная печать досталась бесплатно, только по причине нахождения со мной в одной команде, - я шлепнул ладонью по плоскому животику ойкнувшей куноичи, - а вот некоторым девушкам она оказалась не по карману, что и привело к заключению соглашения, устраивающего обе стороны.
   - Ты брал за свою работу натурой? - изумленно-пораженный голос извернушувшейся, чтобы посмотреть мне в лицо Тсуме, выдавил из меня смешок - уж больно забавное было зрелище.
   - Точнее будет сказать, что это было по обоюдному согласию - она не видела в этом ничего зазорного, а я получал желаемое, несмотря на свой возраст и невозможность посетить улицу красных фонарей легально и не засветившись при этом, а так же очень даже полезную информацию о житье-бытье шиноби без прикрас как бонус, - уточнил я.
   - Но чтобы кто-то согласился...
   - Не знаю, в курсе ли ты, но бесклановым куноичи довольно сложно живется и оказаться во время миссии в постели у жертвы, просто чтобы после или в процессе траха кого-то зарезать, вовсе не такое уж редкое явление. А добыча важной информации через постель? Тоже не такое редкое задание. К тому же, многие приезжие аристократы вовсе не прочь заполучить в свою постель смертоносных и стройных куноичи, что не считают зазорным заработать подобным образом. И если отказаться от подобных заданий, то остаются только малооплачиваемые миссии на подобие курьерских или с большим шансом встретить врага, где и помереть женщине куда легче, чем мужчине. Так что лучше попрыгать на красивом молодом мальчике и получить возможность на второй шанс, чем попасть в постель какого-нибудь старого ублюдка. Это не мои слова, а ее собственные.
   От таких откровений, Тсуме немного зависла, переваривая новую информацию. Я же терпеливо ожидал ее реакции.
   - Как-то все это неправильно, - вздохнула девушка, поднимая на меня свой взгляд.
   - Какой мир - такие и правила, пожал я плечами и успокаивающе похлопал ее по спине, - правда, сейчас ситуация будет ощутимо улучшаться.
   - Почему это? - вздернула бровь Инузука.
   - Потому что в академии наконец-то начали давать даже для бесклановых настолько солидную базу, что и не слишком сильные куноичи способны нормально прожить на заработки от боевых миссии, так что "медовые" будут брать только те, кто не видит в них ничего зазорного, предоставляя остальным более широкий выбор. По крайней мере, это тебе не времена клановых войн, когда глава мог вызвать любую подчиненную и просто приказать соблазнить кого-то или даже понести ребенка от сильного вражеского воина. Отказ при таких заданиях даже не подразумевался. Конечно, и сейчас такое может быть, как не трудно догадаться по попыткам привлечь мое внимание в академии, но на сей день девушка имеет возможность сказать нет и в худшем случае стать просто бесклановой.
   Я не стал упоминать Хьюг с их уродской печатью рабства, но общая мысль от этого не изменилась. С созданием скрытых деревень клановые пользователи чакры получили больше личной свободы и возможностей, чем при временах кланов, когда все было подчинено жесткой иерархии.
   - Впрочем, мы немного отклонились от темы - даже во время длительных миссий не редки ситуации, когда напарники оказываются друг с другом в постели при обоюдной симпатии. Тело все равно требует своего, а даже такой незначительный фактор, как излишняя раздражительность, может привести к фатальным последствиям для команды. Не думаешь же ты, что при составлении команд это не учитывается? Хотя бы одна куноичи, но всегда бывает в составе всех новообразованных троек генинов, даже если иногда это оказывается сенсей. Точно такой же логикой руководствуются и при выборе состава на конкретные миссии, важные для деревни. Зачастую, в мужской компании куноичи играют роль своеобразного буфера между не слишком схожими по характерам напарниками. Шансы поубивать друг друга в чисто мужской компании при возникновении каких-либо трений намного выше, чем при присутствии хотя бы одной особы противоположного пола.
   - Ого!
   - Вот тебе и ого! А ты тут так разволновалась из-за одного раза, - хмыкнул я, довольный произведенным впечатлением. - Так что пока ты помнишь, что мы клановые со всеми вытекающими последствиями, я вполне не прочь проводить некоторые ночи в твоей компании.
   С удовольствием понаблюдав, как начинает розоветь и отводить взгляд Тсуме, я вздохнул и снял ее с колен.
   - И раз уж мы все обсудили, то тебе пора бежать искать Куромару - бедный пес еще со вчерашнего дня не кормлен и не заявился на порог моей палатки только потому, что понимает необходимость твоего отдыха.
   - Точно, Куромару! - тут же в панике подскочила девушка. - Я про него совсем забыла!
   И подскочив на ноги, она бросилась к выходу. Но на самом пороге приостановилась и обернувшись, послала мне ослепительную клыкастую улыбку.
   - Спасибо!
   После чего выскользнула из палатки. Ну что ж, с этой проблемой разобрались, пора и просто отдохнуть - я уже и забыл время, когда можно было взять и подремать в постели, ни о чем не думая и не волнуясь. Завтра будет новый день, полный тревог и забот, а сегодня я отдыхаю. В конце концов, гены ленивцев Нара во мне тоже имеются.
  
   Глава 26.
  
   Узумаки Мито неспешно и с достоинством прогуливалась по кварталу Сенджу по хорошо знакомому за две последние недели маршруту. Отвечая на уважительные приветствия соклановцев покойного мужа (Узумаки всегда остается Узумаки), могущественная куноичи сдерживала свое раздражение столь медленным способом передвижения просто потому, что не пристало женщине ее статуса скакать по крышам как малолетке. Вот только с момента обретения второй молодости, Мито хотелось двигаться и чувствовать работу обновленного тела. До того, как Рью отправился на фронт, сдерживаемая энергия выплескивалась в схватках и в постели, теперь же Узумаки оставалось только набираться терпения, проводить достаточно редкие тренировки Кушины (недавно получившей знак генина Узушио из ее рук) и практиковать медитацию, надеясь на скорое возвращение любовника. Правда, совсем недавно появилось еще одно занятие, потреблявшее изрядное количество свободного времени - походы в гости к одной молодой маме, что разрешилась от бремени буквально пару недель назад. Как раз к ней она и шла.
   Аккуратно переступив защитный контур охранного барьера, возведенного ей же при первых признаках округлившегося животика Линли, Мито взошла на крыльцо и позвонила в расположенный слева от двери колокольчик, оповещая о своем присутствии, после чего, не дожидаясь ответа, вошла в дом. Пусть весь квартал Сенджу был окружен защитным и сигнальным барьером, не позволявшим никому пройти на защищаемую территорию без преодоления охраняемых ворот, но за свою долгую жизнь куноичи усвоила один урок - всегда следует быть настороже и принимать необходимые для охраны меры даже при условии полной безопасности. Учитывая же личность отца ребенка, следовало принять необходимые меры независимо от обстоятельств.
   - Лин-чан, я пришла, - подала голос Узумаки, разуваясь в прихожей и ступая белоснежным носочками на полированное дерево пола.
   - Я в детской, Мито-сама, - тут же раздался голос Линли.
   Уверенно следуя по уже хорошо знакомому дому, Мито присоединилась к молодой подруге, как раз в этот момент кормившей розовощекую малышку грудью. Несмотря на только недавнее рождение, маленькая Кацуми уже проявляла истинные черты красноволосых мастеров фуиндзюцу - отличный аппетит в любое время дня и ночи, а так же насыщенный красный цвет тоненьких волосиков, только начавших пробиваться несколько дней назад.
   - Как наше маленькое сокровище поживает, - расплылась в широкой улыбке грозная куноичи, сбросив бесстрастную маску фарфоровой куклы, показываемую на людях.
   - Кушает так, что за ушами трещит, - нежно улыбнулась рыжая Сенджу, буквально излучая любовь к своему чаду.
   - Кто бы сомневался - в папу пошла! - ухмыльнулась Узумаки, умильно наблюдая за старательно чмокающим младенцем.
   Впрочем, это продолжалось недолго, поскольку она вновь вернула лицу сосредоточенное выражение.
   - Я нашла решение нашей небольшой проблемы.
   - И насколько надежное?
   - Обнаружить можно, только зная что искать и при этом иметь очень неплохие познания в фуиндзюцу, - сообщила Мито, - печать поменяет цвет волос на точную копию твоих и только с течением времени будет менять оттенок в сторону естественного окраса. Годам к пятнадцати Кацуми будет обладать своим натуральным цветом, но к тому времени все заинтересованные личности будут уверены, что волосы всего лишь потемнели со временем как бывает у большинства детей.
   Проблема с маленькой Сенджу-Узумаки всплыла относительно недавно. Поскольку Линли обладала достаточными финансами не только на годы жизни вперед, но и некоторыми вложениями в клановых предприятиях (а вопреки тщательно поддерживаемому общественному мнению, клану основателей принадлежали не только все горячие источники Конохагакуре но Сато, но и примерно одна пятая недвижимого имущества деревни, сдаваемого в большинстве случаев в аренду), то ушедшая на покой куноичи могла позволить себе оплату услуг хорошего ирьёнина на последнем месяце беременности, вместо того, чтобы ложиться в родильные палаты, как поступало большинство остальных женщин при подходе сроков. Поэтому, новорожденную малышку пока видело ограниченное количество человек, а уж начавшие рости волосики только мать и названная крестной Мито. Так что после короткого обсуждения, было решено облегчить жизнь Рью и сменить цвет волос девочки на более близкий к матери, а уж потом представлять клану. Ну и отсутствие скандала с кланом Нара при определении отцовства было только дополнительным плюсом. Все же, пусть в деревне и имелись жители с похожим цветом волос ввиду большой любвеобильности бывавших у союзников представителей клана Узумаки, но все они были от простых женщин, в отличие от Рью, являвшегося по обоим родителям весьма породистым представителем породнившихся кланов. Результаты многолетней селекции никогда не проходят даром и детей от таких шиноби главы со старейшинами кланов предпочитают оставлять у себя. В Конохе на данный момент оставались всего два признанных представителя Узумаки - Мито и Рью (к сожалению, Кушина в этот список не относилась, несмотря на чистокровность - джинчуричи в первую очередь считаются стратегическим оружием, а потом уж всем остальным). Все остальные - даже перспективные полукровки в учениках мастеров - покинули деревню по приказу Узукаге. Появление третьего могло вызвать среди кланов ненужное оживление и новый виток интриг за возможность заполучить сильную кровь посредством брака, как до сих пор пытались сделать и с Нара-Узумаки. А то, что Кацуми вырастит сильной куноичи не имелось никаких сомнений для Мито - уже сейчас малышка обладала большими запасами чакры, чем ее ровесники Сенджу. Учитывая явные преимущества крови Узумаки, не только Хьюги и Учихи будут стремиться заполучить ее в свои ряды. Так что скрывая имя гениального отца малышки, куноичи рассчитывали сильно снизить нежелательное внимание окружающих к еще одной Сенджу, пусть и чуточку сильнее сверстников. В мире шиноби лишняя известность в большинстве случаев лишь увеличивает число охотников за твоей головой и не способствует долгой жизни. Мито в этом лишний раз убедилась при недавней попытке похищения Облаком маленькой Кушины. Идиоты не учли полученного ей обучения и небольших секретов авторства Рью. Три десятка золотых цепей и мощи разенгана оказалось достаточно, чтобы превратить нападавших в трудно опознаваемые груды мяса даже до появления Мито по вызову тревожной печати, специально встроенной в печать джинчурики. Данзо с Хирузеном еще неделю вздрагивали от устроенной им женой первого Хокаге головомойки.
   - В таком случае, пока маленькая занята, можно и приступить, - согласно кивнула Линли.
   - О-хо-хо, не беспокойся, моя хорошая, для мастера моего уровня это всего секунда-другая, - с высокомерным превосходством засмеялась древняя куноичи.
   Протянув руку, она прикоснулась кончиком указательного пальца к макушке девочки и от этого места сразу во все стороны разбежались темносинего цвета символы, через пару мгновений буквально утонувшие в кожу головы и исчезая из вида, а редкие волосики сменили цвет на ярко рыжий.
   - Ну вот и все, через несколько месяцев обнаружить под волосами ничего вообще не получится даже при всем желании.
   - Спасибо Мито-сама, - склонила голову Сенджу, осторожно отстраняя задремавшую во время еды дочь от груди и укладывая ее в колыбельную.
   - И не упоминай Лин-чан, мне это ничего не стоило, а девочка получит более спокойную жизнь среди сверстников, - отмахнулась Узумаки, беря под локоть молодую подругу и направляясь в гостинную.
   А там уже клон хозяйки как раз закончил расставлять на небольшом столике перед диванчиком поднос с чаем и вазочкой печенья. Удобно уместившись за ним, женщины отдали должное выращиваемому кланом элитному сорту, после чего продолжили разговор.
   - Как поживает Кушина-чан? После всего произошедшего..., - Линли оставила фразу незавершенной, но и так было понятно, что она подразумевает.
   - На самом деле, после попытки похищения Кушина практически не изменилась и уж тем более не потеряла желание быть куноичи, - покачала головой Мито, слабо ухмыляясь, - не стоило одному из этих идиотов обзывать ее помидором, последние неудачники попытавшиеся это сделать, больше месяца провели в больнице еще три года назад.
   Сенджу не сдержала смешок, оказавшись в курсе деревенских сплетен того времени.
   - Из-за своего бешеного темперамента, Куши-чан и не особо запомнила, как превратила двух джонинов и трех чунинов в кровавое месиво, мне даже пришлось оттаскивать ее от трупов, чтобы позволить провести опознание прибывшим Анбу, - фыркнула красноволосая красавица, - благодаря своему взрывному характеру, она не сомневалась в необходимости убийства очередных придурков, тем более, не из нашей деревни.
   - Мда, а большинство генинов переживают на счет своего первого убийства, - вздохнула рыжая, явно вспоминая свое детство.
   - Какой там переживает?! У нее даже ни одного кошмара не было на данную тему! Все, посмевшие насмехаться над ее прекрасными волосами и лицом - должны умереть! И ни капли сомнений! - сокрушенно вздохнула Мито и мрачно добавила. - Я виню в этом Рью.
   - Рью? - удивленно расширила глаза хозяйка дома. - А он-то тут при чем?
   - При чем? Да он с самого детства промывал ей мозги на данную тему! Сперва я принимала все это за шутку и даже потворствовала, вот только к окончанию академии это уже превратилось в руководство к действию и что-либо делать оказалось поздно.
   - Упокой Шинигами души непосвященных, - согласно кивнула Сенджу, - если уже сейчас она способна уделать двух джонинов, то что же будет хотя бы через несколько лет?
   - Между прочим, тоже вина Рью - это он научил ее разенгану и цепям, - заметила гостья, неспешно цедя ароматный чай и заедая печеньем.
   - Кстати, насчет Рью, - Линли немного замялась, бросая быстрый взгляд на собеседницу, но все же продолжила, - почему вы все же разрешили ему стать отцом моего ребенка, несмотря на имевшиеся отношения?
   - Потому что ты заслужила свой кусочек счастья после не очень-то счастливой жизни даже по меркам шиноби, - ответила Мито после небольшого молчания, - и несмотря на то, что Рью прочно прописался в моей постели до отбытия на фронт, между нами нет любви в принятом значении. Да, мы друг другу нравимся, как в общении так и в телесном смысле. Как ни странно, мальчик очень здравомыслящий и рассудительный, иногда мне даже кажется, что он мой ровесник... Так вот, наши отношения в основном плотские, а не как между влюбленными. И я достоверно знаю, что у Рью имелась еще одна партнерша кроме меня.
   - Но...
   - Поверь, для молодого и активного Узумаки и три любовницы не предел. Уж я-то знаю. Так что по-большему счету, решение принимал он сам, а я всего лишь немного подтолкнула Рью к положительному ответу, руководствуясь своими соображениями. В конце концов, на войне всякое случается и от многочисленных ран умирают даже Узумаки, несмотря на всю нашу живучесть. Будет очень обидно, если такой талантливый юноша погибнет, даже не оставив после себя никакого наследства, кроме нескольких техник. Мы живем в опасное время, милочка, и никто не может гаранировать, что завтрашний день не окажется последним. Пусть я в некоторой степени и обеспечила безопасность Кушины, пропихнув ей в учителя Хатаке Сакумо, Рью же находится вне моей досягаемости, так хоть дочь после него останется, случись самое страшное.
   - И вам ни капельки не ревниво? - осторожно поинтересовалась Линли, переварив озвученные гостьей причины.
   - Ревность? Мне слишком много лет, чтобы заниматься такой глупостью, - усмехнулась Мито, - или ты думаешь, Хаширама не бегал налево? Открою тебе небольшую тайну, которую я поняла за прошедшие годы семейной жизни - нет абсолютно верных мужчин. Как бы они нас ни любили, но мужики всегда будут косить глаза на других женщин и постараются задрать не одну юбку даже при красавице жене. Это в природе мужчин - заполучить как можно больше партнерш. Другое дело, куда они возвращаются после своих загулов.
   - И... и Хаширама-сама тоже?
   - Увы, Хаши-кун был далеко не так идеален, как теперь его предпочитают представлять, - покачала головой гостья, - впрочем, это дело далеких дней, про которые я расскажу как-нибудь в другой раз. Боюсь, пришло мне время возвращаться домой - Кушина должна скоро вернуться с тренеровок.
   - Спасибо за вашу помощь, Мито-сама, - тут же подскочила на ноги и согнулась в поклоне Сенджу.
   - Будет тебе, Линли, для меня это не составило никакого труда, - отмахнулась красноволосая красавица, так же поднимаясь с дивана. - Завтра у меня может не найтись времени вас проведать, но через день загляну обязательно.
   - Буду ждать, Мито-сама, - улыбнулась хозяйка, провожая гостью до порога.
   - И не волнуйся, весточку Рью я отправлю через призыв, так что о дочери он узнает совсем скоро и без возможного перехвата, - напоследок сообщила Узумаки, перед тем, как покинуть дом, - может, это заставит его вести себя более осторожно и дотянуть до отправки домой.
   - Нам остается только надеяться и молить богов, - согласилась Сенджу.
  
   Глава 27.
  
   Вздохнув, я похрустел шеей и потянулся верхней частью тела, стремясь размять мускулы, порядком затекшие от долгого сидения. Что поделать, в полевом госпитале нет удобных кресел, чтобы проводить ночное дежурство в них, а все кровати заняты после вчерашнего возвращения из дальнего рейда по тылам страны Земли. Вот и приходится примащиваться на грубо сколоченных табуретах, рук местных умельцев куная и шурикена. А не бдить нельзя - трое из тяжелых даже после операции еле держались, так что приходится проверять их буквально каждый час в поисках осложнений. Все ухудшает еще и малое количество лекарств - старые запасы тают буквально на глазах, а поставки новых происходят редко и в малых количествах. Чакра чакрой, а важность вовремя примененных медикаментов недооценивать не стоит. При той же кровопотере одним пилюлями не отделаешься, особенно если организм пациента и так находится на грани истощения по всем параметрам.
   Уж насколько я постоянно прессовал командира только заслышав про запрос нового обоза со всем необходимым из главного лагеря, и то получал в лучшем случае какие-то крохи, что приходится экономить и использовать в критических ситуациях. Да что я говорю - те же перевязочные комплекты для использования травяных компрессов приходится доставать из Кусагакуре через знакомых джонинов! Благо, туда всего три часа в одну сторону от нашего расположения и печати бартером принимаются с охотой. Угу, докатился - закупаться на свои тогда, когда все должна предоставлять деревня. Икки-сан краснел, бледнел, но не возражал на мое возмущение таким положением дел - в конце концов, это обязанность командира обеспечивать своих бойцов всем необходимым. Вот и приходится жертвовать сном ради уверенности, что никто из поступивших "тяжей" не сдохнет в мое отсутствие. Конечно, можно было оставить Учиху, но девочка так выложилась днем, что буквально спала на ходу. Не хватило духу навесить на нее еще и дежурство. Вот и пришлось отдуваться самому.
   В принципе, я способен не спать в течение трех суток без малейшего вреда для себя, достаточно делать лишь небольшие стимуляции мозга медицинской чакрой, чтобы не зевать каждые пять минут, но зато у меня появилась возможность подумать в тишине и спокойствии - усыплять раненых уже вошло в привычку, чтобы и им не мучаться от боли, нормально отдохнув, и мне не отвлекаться на каждый стон.
   А подумать была над чем. Пусть я и не так много участвовал в вылазках из лагеря как мои напарники из команды, но за все время участия в войне уже набежал приличный опыт боевых действий как в составе одиночного юнита - команды, так и с поддержкой нескольких троек в составе рейда на вражескую территорию. И только в последнее время мне удалось облечь в слова некоторое ощущения неправильности вокруг. Между тем, причина оказалась до крайности проста и банальна - окружающие меня шиноби и куноичи оказались в подавляющем большинстве расп***ями и болванами! Нет, я не называю их тупицами, поскольку не единичные жкземпляры из большинства очень даже способны шевелить мозгами, вот только делают это не так часто и не настолько хорошо, насколько могли бы. В отличие от тех же ирьёнинов, прочитавших огромное количество книг и постоянно совершенствующихся не только за счет опыта и тренировок, но и за счет поглощения новых знаний, средний шиноби за свою короткую жизнь прочитает разве что десятка три книг, да и то по боевой тематике или различным тренировкам и применению техник. Проще говоря, полученные в академии знания так и остаются базовыми. Совершенствуется только боевой опыт. Так что неудивительно, что очень большая часть пользователей чакры просто не привыкла задумываться над чем-либо достаточное количество времени. Отсюда и некоторая убогость вариантов тактик, стремление сойтись в рукопашной с врагом даже при неблагоприятном развити сражения, вместо того, чтобы отступить и попровать другой подход. Никаких мудреных финтов, замысловатых многоходовых ловушек, все то, что может придумать просто умный человек без образования. Собственно, Нара потому и считаются гениями, что тактическая подготовка у нас головы на три превышает все, что дается в академии шиноби. Ну и предрасположенность шевелить мозгами вместо булок, как у всех остальных. Так сказать, потакание своей лени. Если сравнивать, несмотря на так называемые принципы командной работы, что намертво вбивает в генинов каждый сенсей, тактических схем у каждого из чунинов насчитывается едва ли десятка полтора, в зависимости от замеченных характеристик врагов. У меня их насчитывается около трех сотен... На разные составы команд, особенности их членов и специфики клановых кеккей генкаев с хидзюцу, на различные типы задач, конечные цели и тому подобные нюансы. Что тут говорить, если пятиклашка из нашего мира знает больше здоровых тридцатилетних дядь из этого.
   Помимо нежелания пользоваться мозгами, все шиноби проповедуют культ силы и само только осознание собственного превосходство над обычными людьми здорово лупит по здравому смыслу. Подозреваю, здесь виновато не только воздействие чакры, во многих случаях просто отрубающее осторожность чувством могущества, но и молодость пользователей. По моим наблюдениям, семьдесят процентов воюющих возрастом находится между пятнадцатью и двадцатью годами со всеми вытекающими последствиями. Гормоны, адреналин и чакра с промытыми Волей Огня мозгами - убойная смесь смертника, готового рвать врага до победного. Какие уж тут тактические ходы - дзюцу посильнее шарахнуть и вопрос решен. Настоящие дети-солдаты, вот только подобное считается нормальным. Причем, подобная ситуация наблюдается не только у нас, но и у Ивагакуре, что вынуждена гнать в бой все более неопытных бойцов. Скоро таким макаром придется убивать совсем зеленых генинов, только закончивших обучение. Первые признаки видно уже сейчас.
   Собственно, потому я и перестал удивляться попыткам больных удрать как только получается встать на ноги в ущерб собственному здоровью, наплевательскому отношению к имеющимся ранам лишь бы не попадаться в руки ирьёнинов, попыткам самолечения, оторванным пальцам и кистям при попытке использовать вражеские дзюцу, что удалось запомнить во время прошедшего боя, случаям подрыва на собственных же ловушках или защитном поясе вокруг лагеря. А так же алкогольные и накротические отравления придурков, дорвавшихся во время стресса да расслабона и совсем ничего не соображающих. И я уже не говорю про "чудесную" привычку болтать с противником во время боя, что так прочно вписалась в традиции местных шиноби практически любого возраста. Нет, я понимаю, что на раскочегаривание источника и пускание большего количества чакры по чакраканалам для приминения более мощных техник требуется время, но не в ущерб же здравому смыслу, когда есть возможность прихлопнуть противника по быстрому, вместо того, чтобы предоставлять ему шанс выкинуть какую-нибудь козырную карту!
   Это я еще не упоминаю возможности игнорирования приказов, ненамеренного саботирования, поскольку исполнителю другой вариант показался "круче" и тому подобные случаи, когда подчиненные недовольны действиями командира, даже если они на самом деле правильные, но командир не пользуется большим уважением среди тех, кому отдает приказы. В конце концов, не даром же звания получают лишь те, кто подходят по силам на командные посты, а отнюдь не по способности командовать. Такой непопулярный командир может получить и несколько вызовов от недовольных по возвращению в деревню, если окажется слабее своих бойцов. Вот тебе и последствия культа силы. Угу, и Хокаге становится самый сильный, способный заткнуть рты всем остальным желающим. Пожалуй, единственные исключения из этого - Нара, да и то исключительно за счет сложившейся репутации гениальных стратегов. Таких и послушать не зазорно даже в разгар битвы.
   Да, репутация в этом мире играет очень даже большую роль. Можно как пример даже взять и меня. Несмотря на солидную репутацию отличного ирьёнина, мастера фуиндзюцу и неплохого бойца, среди тех, кто еще не побывал в моих руках, нет-нет, но мелькало презрительное выражение лица к тыловой крысе, не способной выйти на передовую без отсиживания за чужими спинами. Вот только во время недавнего рейда, когда я с охранником не только смог сохранить раненых, но и перебил в пять раз большее количество врагов не в самом хорошем состоянии, все как будто отрезало и теперь мне уважительно кивают даже вчерашние недоброжелатели. Такой вот блин, дурацкий мир шиноби со своими заморочками, выглядящими бредово для любого разумного человека, не росшего в такой среде. Тут это норма. Кстати, здесь даже подразумеваемое значение слова шиноби другое, нежели в прошлом мире - человек, способный использовать дзюцу с помощью чакры, в то время как самурай - пользователь чакры, использующий ее для сражения на мечах. Примерно где-то так.
   Впрочем, это что касается окружающей действительности. Вот только депрессивно-безразличное настроение, что все чаще меня преследовало, в последнее время стало буквально испаряться под напором рвущейся из груди радости и довольства. А виной этому одна маленькая записка, полученная совсем недавно от недовольной кошки и уничтоженная почти сразу после прочтения, содержимое которой можно отразить всего в четырех словах - у меня родилась дочь! Повезло, что я в тот момент находился у себя в палатке, иначе дикий вопль радости вполне мог бы всполошить весь лагерь и вызвать массу неудобных вопросов со стороны окружающих. Собственно, одной мысли об этом оказывалось достаточно, чтобы настроение оставалось на стабильно высокой отметке, а с лица не сползала счастливая улыбка, удачно скрытая маской. Немного омрачал тот факт, что не удалось поприсутствовать при ее рождении, но тут уж ничего не поделаешь. Остается только ждать момента, когда нас отправят обратно на отдых в Коноху, но до этого момента еще как минимум месяц, поскольку стандартная смена - от десяти до двенадцати месяцев войны на пару месяцев отдыха, но десять уже прошло, а никаких намеков еще и нет. Я представил себе как возьму на руки рыжеволосую малышку и счастливо вздохнул. Вот только жаль, ее назвали без моего участия. Правда, Кацуми тоже хорошо звучит, но хотелось бы лично поучаствовать в выборе имени. Впрочем, на одной я останавливаться не собираюсь, так что все еще впереди. Не уверен, что у них будет одна мама, но до второго десятка постараюсь увеличить количество своих отпрысков хотя бы до двух. Тогда будет уверенность, что после меня останется хоть что-то кроме нескольких личных дзюцу, и то, стыренных у других людей, пусть пока и не создавших ничего подобного, а не придуманных своими силами.
   Тут стон раненого отвлек меня от размышлений и я подорвался со стула - чуть не пропустил время проверки, слишком глубоко погрузившись в себя - и кинулся к самым тяжелым пациентам, активировав мистическую руку и став проверять сразу двух находящихся рядом шиноби. После положительного результата пришла очередь и третьего, на котором я и застрял - сильнейшее чакроистощение не прошло даром и сейчас организм молодого парня Инузука находился в пограничном состоянии, нуждаясь в постоянной стимуляции внутренних органов, чтобы обеспечить их более-менее стабильную работу до тех пор, пока не начнет вырабатываться собственная чакра, укрепляя залеченные мной участки. Сюда бы капельницу с парой полезных растворчиков как раз для подобных случаев, но чего нет - того нет.
   Закончив с профилактическими процедурам, я вновь вернулся на свое место. Еще повезло, что большую часть повреждений наши шиноби получаю от использованных дзюцу. За что я как ирьёнин обожаю дотон и суйтой, так это за практически полное отсутствие поврежденных чакроканалов тела. Эти две стихии по своей сути защитные и почти не влияют на тела попавших под техники жертв. В отличие от катона, райтона и футона, не только калечащих тело, но и одновременно повреждающих чакросистему. То же самое касается и различных геномов, соединяющих агрессивные стихии. Например, та же лава, прошедшаяся мне по спине не только повредила некоторые небольшие чакроканалы, но и на некоторое время ухудшила работу тенкецу в поврежденной области. Пусть я смог восстановить все это без особых проблем, но обычный шиноби на такое не способен, как и большинство ирьёнинов даже третьей степени. А повреждение кейракукей, это конец карьеры шиноби и прозябание на нищенское пособие по инвалидности, если не удастся найти другую работу. Увы, деревне выгодней научить новое мясо, чем восстанавливать пострадавших при малом количестве квалифицированного персонала госпиталя.
  
   Глава 28.
  
   - Проходи и устраивайся, Данзо, - кивнул Сарутоби давнему соратнику и другу.
   В этот раз, он принимал главу Корня не в кабинете на вершине башни, а на территории своего клана, где можно было быть уверенным, что никто посторонний не сможет подслушать разговор на довольно чувствительные для других кланов темы. Особая комната, оборудованная специально для ведения важных переговоров, не даст просочиться ни звуку наружу сквозь тонкие стены. В конце концов, излишняя осторожность еще никому не вредила.
   - Удивлен, что ты так долго тянул с личной встречей, Хирузен, - хмыкнул Шимура и занял противоположное от хозяина кресло за небольшим кофейным столиком, накрытом на две персоны.
   - Ты же знаешь, что сперва лучше было дать поутихнуть шумихе, а потом уж строить другие планы, - покачал головой хокаге, - в конце концов, ты же не считаешь Мито-сама настолько глупой, чтобы действительно поверить официальной версии проникновения шиноби Кумогакуре в Коноху?
   Оба могущественных шиноби дружно передернулись, вспомнив обрушившейся на них гнев жены первого Хокаге, весьма недовольной нападением на свою воспитанницу практически в центре вроде бы охраняемой деревни. Именно благодаря этому ей и удалось пропихнуть за место проверенного наставника джинчурики Хатаке Сакумо (весьма обрадовавшегося возможности проводить больше времени рядом с семьей в деревне), отмахнувшись от предлагаемой охраны из Анбу. К сожалению, именно "провал" незримых охранников позволил Узумаки сделать это столь легко, сыграв на страхах совета деревни потерять такое преимущество перед другими странами, пусть и имевших более слабых биджу, но кроме Суны и Таки - выигрывавших количеством сосудов. К сожалению, долго подготавливаемая и очень рискованная операция сорвалась из-за простой недооценки цели.
   - Ты прав, провал операции здорово отодвинул нас назад, - кивнул Данзо, - и благодаря этому, Сакумо оказался на довольно значительное время вне моей доступности.
   Ни одному из присутствовавших в комнате не надо было напоминать, что кланы основателей будут в будущем следить за такой командой еще пристальней чем раньше. К сожалению, Хирузену не удалось отбиться от помещения в команду джинчурики наследницы Учиха.
   - Приходится признать, что идея подвода Минато под видом спасителя для похищенной джинчурики, оказалась провальной, - потянулся к трубке Сарутоби, вспомнив доклад подчиненных об устроенной маленькой куноичи бойне. - Впрочем, это лишь временная задержка. Как продвигается вербовка Намиказе?
   - Ожидаемо - предоставляемые начальные материалы по фуиндзюцу изрядно облегчили задачу, как и обещание пристроить его в ученики к Джирайе как только он вернется в деревню, - удовлетворенно ответил глава "Не". - Да и мечта мальчишки стать хокаге позволяет увеличить количество рычагов влияния на него.
   - Не говоря уж о возможности получить доступ к библиотеке Мито через Кушину в не таком отдаленном будущем, - заметил Хирузен, довольно пуская клубы табачного дыма после глубокой затяжки.
   - Учитывая мой намек на важность Кушины для деревни и увеличение шанса попасть в кресло Хокаге при помощи такой жены, это лишь вопрос времени, - скупо усмехнулся одноглазый шиноби, осторожно потягивая горячий чай из расписной фарфоровой чашки. - Нам повезло, что сосуд пришлась ему по душе и без наших манипуляций.
   - Скорее, тут повлияла заинтересованность Минато в искусстве печатей, где признанными мастерами считаются именно Узумаки, - заметил Сарутоби,
   Юный сирота оказался неожиданно разумным и с легкостью пошел на контакт, стоило только упомянуть некоторые преимущества сотрудничества и полезность для Конохи. Конечно, такой фаворитизм со стороны хокаге неизбежно приведет к возникновению вопросов со стороны кланов, но Данзо отлично справился в качестве временного посредника, заодно проверив лояльность парнишки к деревни.
   - Пожалуй, при следующей встрече намекни Минато о возможности пройти дополнительные тренировки под руководством твоих подчиненных в дополнение к обучению, получаемому от сенсея его команды, - решил Сарутоби, - мальчика следует поощерять за усердие.
   - Как насчет допуска в библиотеку Хокаге взамен добытых свитков по фуиндзюцу? - спросил Шимура.
   - Еще рано - он для джинчурики пока всего лишь хороший знакомый, возможно приятель, разделяющий страсть к фуиндзюцу, - покачал головой собеседник, - Мито-сама может что-нибудь заподозрить и тогда нам придется искать другой подход уже в более сложной ситуации.
   На некоторое время, оба шиноби замолчали, обдумывая дальнейшие планы в тишине. С удовольствием выкурив трубку и выбив пепел в специальную плошку, Хирузен сменил тему.
   - Кстати, как продвигается обучение наших производителей фуиндзюцу? А то мне в последние месяцы вновь начали поступать докладные о нехватке качественных печатей не только от Анбу, но и основных наших сил.
   - Продвигается дело не очень - из почти двух десятков половина выбыла либо со смертельным исходом, либо с увечием, не позволяющем далее заниматься фуиндзюцу, - покачал головой Данзо, - изучать печати по свиткам можно только в самом начале и в наиболее простых случаях, вроде кибакуфуды, а как идет что сложнее, так начинаются проблемы. Нашим людям необходим учитель, который покажет совершаемые ошибки на практике и без отрывания конечностей при неправильном срабатывании создаваемых печатей. А что касается недостатка качественных печатей, то ты сам отправил на фронт владельца единственной лавки, где они продавались.
   - Владельца? Это кто? - нахмурился Сарутоби, перебирая в памяти возможных кандидатов.
   Впрочем, таковых было можно пересчитать на пальцах одной руки и никто не подходил, кроме жены Хаширамы, но этот вариант вычеркивался сразу. Про новую лавку хокаге слышал, но узнать о поставщике в нее просто не удосужился - хватало на то время и более срочных дел.
   - Рью Нара, - раздраженно фыркнул глава Корня, - ты не мог о нем не слышать, поскольку мы в четвером его не раз обсуждали.
   - Нара? Но он же ирьёнин. При чем здесь фуиндзюцу?
   - Хирузен... тебе же командующий должен был предоставить доклад на все команды, время которых пришло отправляться на фронт, не говоря уж о ближайшем окружении джинчурики.
   Тут Сарутоби вспомнил, что действительно держал в руках такой доклад, но мельком просмотрев его, даже не стал листать до конца, только уяснив для себя, что от такого перспективного шиноби следует избавиться. Очевидно, до описания возможностей Нара в фуиндзюцу он просто не дошел. Впрочем, это едва ли повлияло бы на решение отправить такого талантливого и перспективного шиноби на фронт и как можно дальше от сосуда биджу, с небольшой надеждой на летальный исход.
   - Ну, тут уже ничего не поделаешь, - пожал плечами хокаге, - до конца войны осталось едва ли пол года и недостаток хороших печатей на это не особо повлияет, придется использовать те, что есть. Ты лучше скажи мне, что там с Орочимару?
   - Он передал недавно через одного из моих людей записку, где пишет о готовности приступить к выполнению плана, - отчитался Шимура, - подстраховку и "врагов" я обеспечу, так что за тобой только отмашка на начало проведения операции.
   - Тогда, через месяц будет самое время, - кивнул Сарутоби.
   Смерть внука Хаширамы хоть и была необходима для удержания полноценной власти в руках, но все же ложилась солидным грузом на совесть начавшего стареть шиноби. Вот только плюсов от этого было намного больше, чем приобретаемые муки совести. Узумаки Мито и Сенджу Тока на протяжении последнего времени развили слишком уж бурную деятельность, постепенно приобретая все больше влияния, а Тсунаде совсем отбилась от рук и им всем необходимо напомнить, кто в действительности является правителем этой деревни. Смерть Наваки послужит этому как нельзя лучше, а может даже стать причиной устранения с политического фронта главы Сенджу - все же возраст у нее слишком солидный для сильных нервных потрясений. Умереть не умрет, но здоровье сдать может сильно. До своего омоложения и возвращения всей силы, подобным образом можно было бы избавиться и от Мито, но сейчас и сам Хирузен не решился бы схватиться с ней на равных условиях. Едва ли ее теперь свалят новости о смерти внука. В любом случае, три сильных куноичи присмиреют хоть на некоторое время, позволив хокаге не отвлекаться на политические маневры с основателями хоть на какое-то время. Конечно, можно было бы попробовать заручиться поддержкой Учиха как противовеса Сенджу, вот только красноглазые слишком сильно заинтересованы в идущей войне, чтобы отвлекаться на что-либо еще, да и так отношения с ними не очень хорошие, благодаря сдерживающей политике Тобирамы, которую Хирузен полностью поддерживал.
   От размышлений Сарутоби оторвал небольшой свиток, кинутый ему Данзо.
   - Что это? - опытный шиноби с легкостью поймал его, вопросительно посмотрев на гостя.
   - Цена вопроса с Сенджу, - пояснил глава Корня, - или ты решил, что Орочимару будет подвергать себя подобному риску за просто так?
   Конечно, Хирузен ожидал чего-то подобного от самого любимого своего ученика, прекрасно зная исследовательскую жилку змеиного саннина, требовавшую хорошего финансирования. Но все же, предоставление хорошо оборудованной лаборатории, нескольких десятков подопытных и большого списка различных веществ и лекарств, применяемых в медицине и не только, обойдется в кругленькую сумму бюджету Конохи. А это значит, что финансирование программы ирьёнинов опять придется отклонить, несмотря на непопулярность такого решения среди кланов и обычных шиноби.
   - Хорошо, я отправлю Орочимару призыв, так что за тобой обеспечение операции людьми и толковым координатором, о результате будешь отчитываться мне лично, - хокаге наградил одноглазого шиноби тяжелым взглядом, - и чтобы никто даже предположить не мог, что в смерти внука Хаширамы замешана родная деревня, а не удачно выбравшие момент враги.
   - Все вовлеченные не переживут и дня, - подтверждающе кивнул Данзо, даже не поморщившись от мысли о смерти подчиненных. - Вот только со всеми последними событиями восстанавливать потери мне придется еще долго.
   - Не беспокойся, после завершения войны вновь сможешь начать набор в свое "Не", - успокоил его Хирузен.
   Вот только он забыл упомянуть о том, что все сироты из приютов будут в первую очередь идти в академию шиноби на восполнение потерь деревни, а уж неподходящие остатки или не выдержавшие нагрузок отправятся уже во второе подразделение Анбу, значительно ослабляя потенциал всей организации и избавляя хокаге от излишней головной боли со стороны такого проблемного соратника, до сих пор с алчностью смотрящего на трон правителя Конохагакуре но Сато.
   - В таком случае, не стану больше тратить нашего времени, до встречи, Хирузен, - коротко кивнул глава Корня и быстро покинул комнату.
  
   Глава 29.
  
   С наслаждением вгрызаясь в еще шкворчащее мясо и почти не обращая внимание на завистливые взгляды со всех сторон, я изволил вкушать шашлык собственного приготовления, отличающийся по вкусу от этих говняных плиток сухого пайка как небо и земля.
   Последнее время с нормальной едой в лагере стало совсем туго - ближайшую дичь (какая бы ни была в такой каменистой местности) повыбили почти начисто сами обитатели, а в Кусагакуре стало закупаться больно дорого. К сожалению, Трава слишком маленькая, чтобы постоянно поддерживать продовольствием кроме своих жителей еще и лагерь с более чем двумя сотнями шиноби, которые жрут куда больше обычного человека. Вот и приходится торговцам задирать цены не по детски, а сотня свободных рё на обед найдется не у каждого из фронтовиков. Так и приходится выкручиваться, тщательно отслеживая окружающую местность во время патрулей - вдруг кого удастся поймать. В этот раз нам повезло завалить горного козла довольно большого размера,так что килограмм семьдесят чистого (пусть и несколько вонючего, к сожалению) мяса будет очень кстати в ближайшую неделю. А неприятный запах очень хорошо перебился с помощью найденных Тсуме трав.
   Дожевав кусок мяса, нанизанный на чистый сенбон (за неимением шапуров, пришлось выкручиваться), я облизал пальцы от жира и удовлетворенно откинулся на спинку каменного сидения, поднятого мной около костра. Пусть грубо, зато удобней разных там пеньков, что используют остальные шиноби, не владеющие дотоном даже на самом малом уровне.
   - Ну что, еще по порции сготовим? - посмотрел я вопросительно на напарников.
   - Не, хватит на сегодня - это была уже пятая, - лениво отмахнулась Инузука, расположившаяся сбоку, - так мы все мясо слопаем за пару дней и потом опять придется давиться этими плитками.
   - Лучше уж растянуть удовольствие, - довольно покивал Ротаро, - кто знает, когда нам снова улыбнется удача что-нибудь поймать?
   - Ну хватит, так хватит, - пожал я плечами и запечатал остатки приготовленного мяса вместе с миской в продовольственный свиток.
   Несколько слонявшихся неподалеку чунинов, привлеченных ароматным запахом, завистливо вздохнули и начали разбредаться. Наивные, неужели думали, что им что-то перепадет? Не, в деле добывания пищи и ее потребления каждый сам за себя. За прошедшие месяцы противный вкус плиток настолько надоел, что аж блевать хочется. Приходится даже отключать рецепторы во рту, чтобы сожрать двойную порцию, необходимую для нормального поддержания набранной мышечной массы, что у меня несколько больше, чем у обычного шиноби.
   Вот только долго наслаждаться блаженным покоем и полным животом нашей троице не дали - рядом появился шиноби, исполняющий у начальства роль курьера.
   - Нара-сан, вас требует к себе командир.
   Удивленно хмыкнув, все же встал и побежал вслед за посланцем, успокаивающе кивнув напарникам. Интересно, что так срочно понадобилось Мейдо от меня? Вроде недавно виделись и можно было тогда и решить все вопросы.
   У главного здания мы оказались буквально за несколько секунд и не утруждая себя оповещением, вошли внутрь.
   - По вашему приказанию Рью Нара-сан доставлен, - доложился посыльный сидевшему за столом в окружении бумаг шиноби.
   - Отлично, - подняв голову, Икки жестом отпустил его и обратил свое внимание на меня. - Присаживайся Рью-сан, я сейчас закончу и мы перейдем к причине твоего вызова.
   Пожав плечами, я отодвинул от стола свободный стул и уселся на него. Подождать так подождать, хоть мне и интересно узнать все побыстрее, но несколько минут погоды не сделают. Впрочем, долго маяться не пришлось - командир прочитал еще несколько листов докладных, подмахнул их своей подписью, после чего свернул и положил в небольшую стопку уже проверенных свитков, предварительно запечатав воском и поставив фуин печатью (которая обычно применяется для штампов, но с помощью гения Узумаки приспособлена и таким вот образом), которую смогут снять только при наличии такой же, но в главном штабе, куда эта горка мукулатуры в конце концов и отправится. Пусть мы организация убийц, но и здесь бюрократия доставляет изрядно проблем, пусть и не в таких количествах, как при дворе Даймё.
   - Итак перейдем к делу - способности вашей команды требуются для проведения одной небольшой, но важной миссии захвата, - начал командир, устало потерев глаза, - буквально сегодня ночью нашим специалистам удалось расколоть одного из пленных и узнать вероятный маршрут, по которому из Ивагакуре но Сато доставляются приказы на линию фронта.
   - И как это относится к нам? - вопросительно приподнял я бровь. - Особенно учитывая тот факт, что мы только вчера вечером вернулись из патруля...
   - Как относится? Все очень просто - нам необходимо не только захватить доставляемые приказы, но и взять курьера целым или хотя бы живым и способным отвечать на вопросы. А поскольку единственный работоспособный Нара у нас ты, как и наиболее опытный ирьёнин, то послать больше просто некого.
   Поморщившись, я вспомнил, что последнего соклановца действительно еще на прошлой неделе отправил в главный лагерь с обозом раненых. Невезучий Това схлопотал настолько сильное истощение чакры в последнем своем патруле, что оправится в лучшем случае через месяц, если не больше.
   - И зачем же его брать живым? - я все еще не оставил надежды отбрыкаться от чести глубокого рейда на вражескую территорию и хватался даже за соломинку. - Все равно простой переносчик много не знает и приказы гораздо важнее содержимого его головы.
   - Возможно, вот только курьером не выбирают кого попало, а используют исключительно проверенных шиноби, занимающихся этим делом постоянно, - покачал головой Мейдо, - что позволит Яманака вытянуть у него из памяти все маршруты, когда-либо использовавшиеся Ивой для доставки важной документации.
   - Что позволит нам нарушить эти самые налаженные линии доставки приказов на фронт, - вздохнул я, понимая, что отвертеться уже не получится, - тем самым, внося неразбериху в стан противника и позволяя нашим силам воспользоваться моментом для очередного наступления.
   - Именно, поэтому завтра к десяти быть здесь со своей командой для обсуждения деталей задания и знакомством с вашим командиром и сенсором в одном лице.
   - Есть прибыть, - кивнул командиру, вставая.
   Выбравшись на улицу из большого помещения, освещаемого только парой масляных ламп (фуин светильники для фронта слишком дороги, особенно по теперешним временам, когда лавкок Узумаки больше нет) на столе у Мейдо, я отметил начавшиеся собираться тучи, что стали не редкими гостями в это время года и направился к своей палатке, возле которой мы и разводили костер.
   - Ну как новости? - ковыряя во рту заостренной косточкой, лениво поинтересовался Иши, едва я плюхнулся на свое место.
   Тсуме тоже оторвалась от расчесывания шерсти балдевшего Куромару и вопросительно приподняла бровь.
   - Ничего хорошего - завтра новый выход, - ответил им, - рейд в тыл врага для захвата курьера, несущего приказы из Ивы.
   - Но мы же только вернулись! А как же положенный отдых? - тут же вскинулся Ротаро.
   - Покой нам только снится, - хмыкнул я в ответ, - наша команда единственная, что хорошо заточена не только на сражения, но и на захват целей живьем, так что отбрыкаться от задания не получится. Еще скажи спасибо, что нам придадут в команду сенсора, а ведь могли и без него отправить.
   Несмотря на прошедшие годы в команде, я по-прежнему не раскрыл никому собственный дар, предпочтя держать в кармане козырной туз на случай непредвиденных ситуаций.
   - Угу, типа, это нам облегчит поставленную задачу, - фыркнула Тсуме, вновь берясь за гребень.
   - Во всяком случае, шансы вернуться в полном составе это повысит, - не согласился я с ней. - Прибыть завтра в десять утра, так что имейте ввиду.
   - Ну что за дела! Даже отдохнуть нормально уже нельзя, - простонал напарник, выплевывая кость и поднимаясь на ноги, - я к Моми и до завтра меня не трогать!
   Проводив бурчащего под нос парня взглядом, я повернулся к Инузуке с псом.
   - Не знаю как вы, а я сейчас тоже пошел готовиться и клепать печати, что несомненно нам понадобятся в ближайшее время. Тебе что-нибудь надо?
   - Пожалуй, десяток взрывных и ослепляющих, поскольку у меня их осталось меньше десятка, - кивнула куноичи, не прекращая своего занятия.
   - Хорошо, сделаю.
   Ретировавшись к себе в палатку, я принялся рыться в вещах, разыскивая конкретный свиток с остатками бумаги для фуиндзюцу, что прислала ма в начале этого месяца вместе со своим письмом. Пусть большую часть я уже потратил на производство простейших печатей в продажу простаивающей лавки, но на текущие расходы все равно листов чакропроводящей бумаги еще оставалось достаточно. Откопав наконец искомый свиток из-под кучи грязной одежды с патруля, я распечатал десяток больших листов, кинул их на стол и принялся разводить свежие чернила, шедро добавляя в них в процессе своей крови и напитывая чакрой.
   Итак, мне надо взрывные десятка два, ослепляющие, парализующие и блокирующие чакру для пленника или пленников, потом хотя бы один комплект барьерных печатей и еще один барьерно-маскировочных просто на всякий случай - вдруг скрывающие иллюзии Ротаро окажутся не такими действенными против курьера. Отложив в сторону необходимые шесть листов, я запечатал остальные обратно в свиток и взяв в руки кисточку, принялся за работу.
   Давно прошли уже те дни, когда я был вынужден занимать каждой печатью отдельно, используя для этой задачи кучу клонов. С приобретением опыта и навыков хорошего пользователя фуиндзюцу под патронажем Мито-чан, я стал способен массово производить даже довольно сложные печати на одном листе практически без особых хлопот. Покрыть одной большой фуин целый лист ушло едва ли больше часа, после чего я осторожно подул на чернила и убедившись, что они нормально подсохли после того, как впитались в бумагу, опустил руку в центр печати и начал закачивать чакру. Как только предусмотренный объем оказался запонен, печать засветилась синим цветом и начала постепенно меняться. Убрав руку, я в очередной раз как зачарованный стал наблюдать за фантастическим зрелищем происходимых на бумаге изменений. Спустя пол минуты изменения иероглифов, их наползание друг на друга, слияния, возникновения новых рисунков, передо мной предстал лист с двумя десятками кибакуфуда, которые осталось только разъеденить. Впрочем, и это было предусмотрено - проведя окутанной зеленой чакрой ладонью над листом, я разъеденил печати без малейшего труда. Сложив их в стопку и перетянув загодя подготовленной ниткой, я убрал стопку в карман плаща и потянулся за следующим листом.
   Пусть процесс производства порядком ускорился без изменения качества, но я с нетерпением жду того дня, когда научусь производить любые печати простым касанием на любой поверхности, как это умеют все Узумаки, кто решил специализироваться на фуиндзюцу. Благодаря плотности нашей чакры, практически все члены клана способны лучше манипулировать ей намного лучше остальных шиноби, что ясно показывают создаваемые цепи из чакры, порвать которые не всегда под силу даже сильнейшему из биджу. Конечно, даже кукольники из Суны используют нити из чакры для управления своими конструктами в похожей манере, вот только замотать кого-то в кокон, из которого можно будет вытягивать чакру или сдерживать ее у них не получится. Да что там говорить, если Мито способна создавать барьерные печати в воздухе на одной только чакре. То есть это даже не выжигание на поверхности, а чистое создание печати из собственной чакры! И главное, это работает, поскольку в спаррингах она постоянно запечатывала мои техники и тут же выпускала их обратно. Можно сказать, это третий и высший способ наложения фуин. Хотя, мне бы пока добраться до второго - так прикоснешся к листу и все готово совершенно без потери времени.
  
   Глава 30.
  
   На следующее утро, наша команда появилась у здания "штаба" без десяти минут до назначенного срока. Впрочем, Мейдо оказался на месте еще раньше и если судить по виду, не удалялся от рабочего места со вчерашнего вечера. Утомленное выражение лица и синяки под глазами на это явно намекали. Да и не только он, впрочем, поскольку на месте присутствовал и его помощник вместе с вполне узнаваемым мужиком из Хьюга.
   Вот только вместо горы бумаг, обычно расположенной на столе, там теперь лежала несколько грубо нарисованная карта окрестных с Травой стран, в том числе и Землей. Скорее всего, большую часть чертили со слов разведчиков и пленных, поскольку в разных местах виднелись сделанные от руки пометки, обозначавшие расположение сил противника, вероятные окрестности военных лагерей шиноби, примерная линия фронта, перерисованная совсем недавно и небольшие значки деревенек, которые слишком незначительны для предварительного занесения на общую карту, в отличие от хорошо известных крупных городов. Но наибольший интерес представляли небольшие сплошные и пунктирные линии проложенных дорог и любимых маршрутов движения вражеских шиноби. Увы, но даже умеющие лазать по стенам люди, предпочтут обойти наиболее проблемные участки местности, чем пробовать переться напролом.
   - А вот и вы, - оторвался от карты Мейдо, едва мы вошли в помещение, - познакомьтесь, ваш командир с начала и до конца миссии - Хьюга Хизаши.
   Хоооо. Сам будущий глава побочной ветви владельцев бьякугана. Неожиданно! Впрочем, мужик старше меня вроде бы лет на восемь или около того, если не изменяет память, так что однозначно достаточно опытный, чтобы руководить подобной операцией и не угробить нас всех.
   - Нара Рью.
   - Инузука Тсуме и Куромару.
   - Иши Ротаро.
   Представившись и получив в ответ кивок, мы повернулись к командующему за продолжением.
   - Хьюга-сан уже оповещен о ваших возможностях, так что сейчас десять минут на запоминание карты и примерного маршрута движения до цели, после чего вы отправляетесь. Все понятно?
   - Да!
   - В таком случае, подходите поближе к столу, - Мейдо подкрутил фитиль на одной из ламп, прижимавших огромный свиток карты и не дававших ему сворачиваться, - ввиду недавно произведенной зачистки ближайшего к нам опорного пункта противника, скорее всего, первую часть пути вы проделаете без особых осложнений, поскольку количество патрулей Ивы на территории страны Земли упало довольно значительно и пересечь общую границу с Травой не составит труда даже используя кратчайший путь. А от диверсионных отрядов вас с легкостью убережет Хизаши-сан.
   - По донесениям разведчиков, примерно на пол дня пути концентрация шиноби очень мала, - Икки-сан ткнул пальцем в отметку нашего расположения и показал где именно наиболее удобно пробраться на территорию враждебной страны. - Поскольку большая часть военных сил Ивагакуре но Сато уничтожена, а оставшаяся часть сосредоточена на противостоянии с нашими основными силами, количество патрульных возрастает только в наиболее населенных областях или в окрестности крупных городов. Такие как ближайшие к нам Ханкай и Тумеру. Учитывая, что известный нам маршрут курьеров находится за ними, вам предстоих обогнуть опасную местность по большой окружности. Желательно, по одному из этих ущелий.
   Проведя пальцем примерный путь в обход отмеченной легкой штриховкой местности вокруг квадратов названных городов примерно в двух днях пути от нас, он постучал по бумаге в месте отметки горной местности. Поскольку, имеющаяся местность в большинстве своем и так каменистая, то таким вот образом обозначают горы выше двадцати метров. В основном потому, что более высокие даже шиноби преодолеть становится трудней, чем просто оббежать вокруг.
   - Поскольку, там нет не то что городов, а даже самых захудалых деревенек по причине полного отсутствия плодородной почвы, то и шансы наткнуться на наблюдательные пункты или тревожные посты минимальна.
   - А что насчет шахт? - спросил я.
   Пусть у Тсучи но Куни и имеется некоторый недостаток сельского хозяйства, но горнодобывающая промышленность достаточно развита. Пусть в многочисленных шахтах добывается только малый ассортимент металла (железо, медь, серебро, золото), использующегося цивилизацией чакропользователей, но благодаря пользователям Дотона, проблема их обнаружения решается намного легче, чем с помощью различного оборудования в моем прошлом мире. Соответственно, разрабатывающиеся шахты могут быть расположенны где угодно, хоть в самой дикой местности, если окажутся богаты на руду - шиноби отличаются намного лучшей проходимостью, чем обычные люди и способны нести многотонный груз месячной выработки в одном маленьком свиточке.
   - Их тоже там нет, что нам только на руку, - хмыкнул Мейдо, - преодолев эту местность, вы окажетесь сравнительно недалеко от курьерского маршрута, вот только к нему придется пробираться уже по более населенной местности. Пусть рядом нет больших городов, но относительно плодородная земля подходит для выращивания злаков, поэтому вполне можете наткнуться на несколько деревень крестьян и даже усадьбу наместника даймё. Их точное расположение неизвестно, как и присутствие в тех местах шиноби Ивагакуре, так что будете действовать по обстоятельствам. В том числе остается за вами и выбор точки, где следует расположить засаду.
   - Что насчет отхода? - подала голос Тсуме, сосредоточенно рассматривая карту.
   - Лучше всего, если вы вернетесь по своим следам, посколько это наиболее безопасный путь для быстрого отступления на нашу территорию в случае неожиданностей. Даже если будет организована погоня, вам всего лишь потребуется быть немного быстрее. Просто на всякий случай, через пять дней я отправлю две команды джонинов вот в эту точку.
   Командующий ткнул пальцем в местность совсем недалеко от охраняемой территории, куда откатилась нынешняя линия фронта с нашей стороны.
   - Поэтому, даже если кто-то будет наступать вам на пятки, то с подкреплением появится возможность устроить на преследователей засаду, а не стараться оторваться от них до перехода на нашу сторону. Но постарайтесь не ввязываться в схватки, особенно в населенных пунктах, поскольку почтовые птицы есть везде, и ваше обнаружение станет лишь вопросом времени.
   - То есть нам вообще лучше избегать любых поселений на вражеской территории? - вопросительно приподнял я бровь.
   - Учитывая, что за местного из вас четверых может сойти только Ротаро-кун - желательно, - вздохнул командующий, - но я понимаю, что это маловыполнимо, так что приготовил кое-что для такого случая.
   Все это время неподвижно стоявший у него за спиной помощник обошел стол и вручил моему напарнику маленький запечатывающий свиток.
   - Жилет чунина и хитай-те Ивагакуре, - пояснил Икки, естественно чистые и без повреждений. Собственно, на этом все и если у вас еще остались вопросы, задавайте их Хизаши-сан. Удачи.
   Попрощавшись с Мейдо, мы вчетвером вышли на улицу вслед за временным командиром.
   - Собраны? - обернулся к нам обладатель бьякугана.
   Вместе с остальными, я похлопал по подсумкам, где хранились свитки с припасами и дополнительным оружием. Другие (более ценные) свитки находились прямо в нательных печатях. Врубив додзюцу, он внимательно осмотрел нашу троицу и повернулся ко мне.
   - Нара-сан, мы можете скрыть свою чакру еще больше?
   - Это мой нынешний предел даже с плащем, - покачал я головой.
   Пусть контроль у меня постепенно растет, но до маскировки уровня того же Иши мне еще далеко.
   - Тогда мы будем более заметны для хороших сенсоров, чем я предполагал, - покачал головой Хизаши.
   - Конечно, есть один вариант, -я задумчиво потер подбородок, - но тогда на мгновенную боеготовность можете не рассчитывать и при использовании чакры, уровень моей маскировки вернется на прежнее значение.
   - Сейчас нам более важна именно скрытность, а не боевая мощь.
   Пожав плечами, я запустил руку под одежду и коснувшись пальцем небольшой печати напротив источника, активировал ее. В то же мгновение, поступающая в кейракукей чакра заблокировалась. Собственно, это моя небольшая заготовка на подобный случай - если нельзя спрятаться обычными способами и плащ не способен поглотить всю выделяемую через тенкецу чакру, то стоит устранить первопричину. То есть, заблокировать поступление чакры в кейракукей и таким образом уменьшить напор на тенкецу. Не будет напора - не будет выделения. Из минусов только относительно маленький объем доступной чакры, что рано или поздно потратится на движение, оставив меня только с физическими возможностями тела. Конечно, такая блокировка не сплошная и при достаточно сильном напряжении слетит на раз, вот только некоторое время после этого я буду далеко не в лучшей своей форме. А при скоростях шиноби, это практически гарантированная смерть. Ну и как дополнительный минус - способности к сенсорике глушатся довольно сильно, так что применять такую печать можно только тогда, когда имеется поддержка, что обеспечит прикрытие на необходимое время.
   - Готово.
   - Тогда в путь.
   Развернувшись, он стартовал с места в сторону ворот лагеря, откуда был проложен безопасный проход среди пояса ловушек. Привычно упав на хвост ведущему, мы последовали за ним. Посередине Ротаро с Тсуме, а за ними я замыкающим. Поскольку темп изначально был задан Хьюгой достаточно экономный и до границы Травы с Камнем было около часа бега, я решил попытать нашего командира насчет информации, пригодящейся нам в дальнейшем. Поэтому, немного поднажав, я обогнал напарников с псом и пристроился рядом с Хизаши, чем заслужил его вопросительный взгляд. Точнее, судя по приподнятой на миллиметр брови он был вопросительным - белоглазики своей неподвижной рожей могут посоперничать с камнем.
   - Поскольку, в скором времени нам предстоит сражаться вместе, то я хотел бы узнать о ваших боевых возможностях, Хьюга-сан, - пустив немного чакры в голосовые связки для лучшей различимости, пояснил ему.
   Не желая пропустить ни слова, сзади подтянулись и напарники
   - Как и подавляющее большинство Хьюг, я специализируюсь на тайдзюцу и клановых хидзюцу, с этим направлением связанным, неплохо владею метательным оружием и Катоном, но предпочитаю работать на ближних дистанциях, - ответил после секундного размышления джонин, - поэтому, в случае неизбежной схватки будем использовать схемы для двух бойцов ближнего боя с поддержкой.
   Кивнув, я сместился назад и вновь занял свою позицию в ромбовидном построении. Собственно, ничего неожиданного я не услышал, но проверить было необходимо.
   Стандартная тактика четверки с двумя пользователями тайдзюцу и Нара - придержать наиболее мощных врагов, позволив поймать их в тени, в то время, как четвертый принимает на себя дальнобойных юнитов и сдерживает их на короткое время, необходимое для уничтожения неподвижных целей. Конечно, возможны вариации в зависимости от силы и специализации противостоящей команды противника, но учитывая тот факт, что мы можем повстречать в большинстве своем только чунинов и редкого джонина как ведущего, такая схема работает почти всегда.
   Дальше мы немного ускорились и стало не до болтовни. Впереди еще несколько дней пути, так что наговориться успеем.
  
   Глава 31.
  
   Первые пару дней мы двигались, практически не встречая никаких препятствий - вражеских патрулей рядом с границей давно уже не было, а следующие навстречу редкие диверсионные команды с легкостью обнаруживались и обходились на большом расстоянии с помощью бьякугана нашего лидера. Лишь на начало второго дня пришлось сразиться с командой чунинов, имевших в своем составе хорошего сенсора, что умудрился нас засечь и вести своих товарищей на столь слабые источники чакры. Вот только против уровня двух джонинов и двух сильных чунинов противопоставить им оказалось нечего и тройка шиноби Ивы слилась буквально за несколько секунд. Мне даже не пришлось распечатывать источник чакры, так как по скорости я и так превосходил всю троицу еще довольно молодых парней. Непонятно, на что они вообще рассчитывали? Хотя, могли и считать, что преследуют генинов под предводительством слабого чунина, как сейчас ощущалась наша четверка.
   Наблюдение, как Хьюга буквально двумя касаниями разобрался со своими противниками, привело меня к интересной, но несколько печальной истине. Несмотря на то, что выходов в поле у меня не так много, как у напарников, довелось поработать в компании многих шиноби, как клановых, так и бесклановых. Ну и пришлось наблюдать, какое каждый шиноби применял тайдзюцу. Вывод довольно плачевный - более-менее нормальная база рукопашного боя имеется только у некоторых кланов, чьи способности хорошо вплетаются в тайдзюцу, типа тех же Инузук, Учих и Хьюг. У остальных же рукопашка поставлена по типу "не сдохнуть в ближайшие секунды и разорвать дистанцию для применения дзюцу или швыряния острых-взрывающихся предметов". Все. Я уж не говорю про примитив, преподававшийся в академии или всякие стили, работающие только с превосходящей оппонента силой и скоростью. Тот же Го Кен настолько прост и примитивен в своей основе, что прямолинейные и простые удары может предсказать практически любой. Другое дело, что успеть их остановить или парировать еще надо постараться. Собственно, остальные стили в свободном доступе не лучше, а клановые вариации учитывают уникальные возможности своих пользователей, но не подходят всем остальным. Исключение составляют разве что Сенджу, но и у них необходимо обладать большой выносливостью, чтобы использовать стиль тысячи рук. А ведь если бы все кланы и мастера рукопашной схватки собрались вместе и разработали единый проработанный стиль тайдзюцу, подходящий большинству шиноби, то это был бы ощутимый перевес для наших сил, если сравнивать с такой же раздробленной картиной других скрытых деревень. В конце концов, однажды я видел демонстрацию рукопашного боя спецназовцев, специально заточенного на убийство или мгновенную нейтрализацию противника и вот это выглядело намного круче по технике, чем всё, продемонстрированное бойцами этого мира. А если добавить к этому возможность использовать чакру, то к такому монстру лучше вплотную не приближаться. Эх... И почему я не бывший спецназовец? А все виновата эта проклятая скрытность и подозрительность местных, буквально впитанная с молоком матери. Мастера готовы унести свои знания в могилу, чем позволить их раскрытие широкому кругу лиц, никак с ними не связанному. Конечно, и так ясно, что рано или поздно знания таким образом окажутся у врага, но на что тогда гонка вооружения? Мир шиноби остановился в своем развитии практически полностью, несмотря на то, что выражение "война - двигатель прогресса" полностью верно для всех миров. К сожалению, прогресс превращается в регресс, когда носители знаний ими не делятся и предпочитают уносить с собой в могилу. Блин, на большинство многочисленных проблем этого мира имеется одна общая причина. И поделать с этим ничего нельзя - менталитет такой у местных. Конечно, можно подать пример, вот только тебя выдоят досуха окружающие, скажут спасибо, а потом от греха подальше просто прихлопнут. На всякий случай, чтобы с врагами так же не поделился.
   После того, как были закопаны дотоном еще не начавшие остывать трупы, а так же подчищены все следы произошедшего столкновения, мы двинулись дальше, периодически сверяясь с картой, проскольку, приближались границы жилых районов страны Земли и Тсучикаге наверняка не настолько глуп, чтобы оставлять их совсем без охраны даже во время проигрышной войны. Собственно, такие тревожные пункты по стране имеются и у нас на случай диверсантов. Единогласным решением было решено обходить опасную область со стороны Ханкая, как наименее населенного из двух городов. После непродолжительного совещания над нарисованной на земле карте, мы решили сперва отдохнуть в более безопасном месте и потом часа в три ночи продолжить путь, воспользовавшись более трудным для обнаружения временем суток. По примерным рассчетам, к рассвету можно будет постараться выйти к наиболее удобному ущелью и дальше двигаться уже по его дну, не опасаясь визуального обнаружения со стороны вражеских сил. В Тсучи но Куни столько разнообразных каньёнов, ущелий и гор, что отслеживать только десятую их часть невозможно даже силами нескольких великих деревень, не говоря уж про сильно убавившую в численности за последние военные годы Ивагакуре но Сато. Пусть некоторая часть пользователей дотона способна отслеживать врага по полебанию почвы, вот только достоверно известно, что даже самые лучшие шиноби останавливаются на пороге пяти километров вокруг себя, в отличие от имеющего намного большую дальность бьякугана. Что обнаружит чужую чакру намного раньше, чем нас смогут раскрыть. Как и подходящее убежище для ночлега, кстати.
   Обнаруженная небольшая пещерка, где можно было с комфортом разместиться и в два раза большему количеству человек, пришлась как нельзя кстати. Убедившись, что она раньше не использовалась человеком, мы приготовились к кратковременному отдыху и воспользовались шансом нормально перекусить, а не давиться плитками пайка на ходу. Пусть это была всего лишь рисовая каша с вяленым мясом, но даже такая еда кажется изумительно вкусной по сравнению с альтернативой.
   Поскольку до ночи оставалось еще как минимум четыре часа, если судить по затянутому тучками небу, Хизаши принял решение обойтись моими сенсорными печатями и скрывающим чакру барьером, чтобы дать отдохнуть перед сложным переходом всей команде, а не составлять очередь дозорных. Строго говоря, шанс нас обнаружить и так был очень слабый, а уж с использованием фуиндзюцу вообще превратился в нулевой, так что подобное нарушение правил отдыха на враждебной территории было нами принято с пониманием.
   Пока напарники укладывались на распечатанные футоны, я воспользовался возможностью и снял блокирующую печать, вновь позволяя чакре течь в порядком опустевшую за два дня кейракукей. Барьер способен скрыть излучение даже джинчурики, при условии, что он не использует внутри техники, так что и меня самые чувствительные сенсоры не обнаружат, а вот пополнить запасы чакры на завтра определенно стоит. Одной физической силы передвигаться по отвесным скалам определенно не получится.
   Двинулись мы дальше поздно ночью, когда даже редкие зверюшки, обитающие на скудной земле Тсучи но Куни предпочитают спать в своих норах. Предположительно, то же самое делает большенство вражеских шиноби, так что риск обнаружения заметно снижается. Конечно, пробираться по каменистой местности в почти полной темноте, когда даже луна и звезды полностью скрыты облачным небом не так здорово, как может показаться со стороны, но подача солидного количества чакры в глаза позволяет видеть хоть немного. Вот только глаза товарищей при этом кажутся двумя бездонными провалами. За исключением Хьюга - у него они светятся в темноте как два тусклых фанарика от переизбытка чакры. Выглядит прикольно.
   С грехом попалам добравшись отмеченного ущелья за немного большее время, чем было рассчитано (а сами попробуйте найти дорогу, различая только контуры окружающей местности!) и с нескоторыми повреждениями ног о незамеченные булыжники под ногами, мы с облегчением остановились на небольшую передышку и ожидание рассвета. Пытаться достигнуть в полной темноте дна ущелья будут только самоубийцы и идиоты, учитывая практически отвесные стены. Одно неверное движение и можно спокойно свалиться вниз, а до дна как минимум тридцать метров и никто мягкой подушечки на месте приземления не подготовил.
   Сделав нам знак повторять за ним, Хизаши подошел к краю ущелья и спокойно начал слезать по отвесной стене, прилипая к ней руками и ногами, таким образом, используя в любой момент три точки опоры и даже не пытаясь выглядеть круто в попытке прогуляться вниз как наверняка попытался бы провернуть какой-нибудь новичок. Последовав его примеру, я быстро убедился в мудрости такого подхода - камень ущелья оказался песчаным и достаточно легко крошащимся, так что вполне мог оторваться от основной массы под тяжестью шиноби и отправить излишне самонадеянных личностей вниз намного быстрее желаемого. Блин, сразу видно, что глазастику не один год довелось повоевать в такой местности.
   Собственно, несмотря на пластунский способ передвижения, мы довольно быстро достигли дна и дальше двинули практически как по насыпной дороге - песчаник на то и песчаник, что при падении разлетается в дребезги, образуя на дне ущелья довольно удобную полосу щебня, чтобы можно было идти без опасения сбить ноги. Дурацкие открытые сандали шиноби, так популярные в Конохе очевидно не подходят для такой местности. Спасает тонкий слой чакры вокруг ступни, вот только не тогда, когда приходится экономить каждую каплю и скрываться от вражеских шиноби. Именно поэтому иногда приходилось останавливаться и подлечивать спутникам посеченные пальцы на ногах. Такие царапины быстро затягиватся и заживают даже у обычных людей, но нам следовало заботиться даже об испускаемом запахе, ведь кровь способны унюхать на довольно большом расстоянии даже некоторые шиноби, не говоря уж о различных прирученных животных или призывах.
   Поднявшись с колена и отмахнувшись от благодарного кивка Ротаро, я пообещал себе, что как только попадется подходящий шиноби Ивагакуре с нормальными ботинками и подходящим размером - я свою обувь точно поменяю, чтобы больше не мучаться. Да и забивающийся песок и камешки постоянно ощущать не очень-то приятно.
  
   Глава 32.
  
   Примерно через часа три неспешного ходу, мы наконец преодолели сравнительно опасный участок ущелья и после очередной проверки окружающих окрестностей бьякуганом, смогли использовать чакру, чтобы ускориться без риска сбить ноги в кровь и оставить еще больший след, чем есть. Даже на пересеченной местности средний шиноби развивает скорость около пятидесяти километров в час, так что нет ничего удивительного, что мы проскочили остаток и нырнули в следующее ущелье буквально в течение получаса. Еще столько же понадобилось на бег к гористой местности, преодолев которую, мы окажемся практически у цели.
   Вот только и так не ахти какая погода решила подкинуть нам проблем - до этого просто пасмурное небо начало медленно, но верно моросить, буквально за минуту превратившись в достаточно сильный дождь. Пусть мой плащ более-менее защищал от влаги, но ухудшившаяся видимость и опасность подскользнуться на мокрых камнях, заставила повысить осторожностью. И к тому времени, как команда выбралась к предгорью, остальные стали промокшими до последней нитки, включая и пса, и отнюдь не в радужном настроении.
   На небольшом привале перед самые подъемом все молча зажевали свои пайки, я же поднял закономерный вопрос:
   - Может переждать дождь? А то по такой погоде лезть в горы... Убьемся к демоновой заднице!
   - Времени нет, небо все затянуто, так что ждать неколько часов улучшения не имеет смысла, - покачал головой Хизаши, - так можно и ночи дождаться без намека на улучшение, а пересекать гористую местность по такой погоде еще и в темноте точно будет лишним, идем сейчас.
   Пожав плечами, я дохрустел плиткой пайка и вслед за остальными, поднялся на ноги, убирая мусор в один из множества кармашков штанов. В принципе, шиноби не так-то просто разбиться насмерть, а уж все остальное я вылечу или в крайнем случае - запечатаю в свиток.
   - В таком случае, я разблокирую чакру, - сообщил командиру.
   - Сейчас такая стена воды сильно мешает обнаружению даже в пределах сотен метров, не говоря уж о километрах, - кивнул Хьюга, вытирая рукой с лица ручейки влаги.
   - Хоть можно будет как следует прицепиться чакрой к камню, не боясь обнаружения, - проворчала Тсуме, а ее пес согласно гавкнул. - Да-да, Куромару, теперь можешь не сдерживаться.
   Облегченно вздохнув и ощущая как подавленная чакра вновь возвращается в кейракукей, смывая успевшую немного накопиться усталость и принося желание действовать, я с трудом подавил импульс сотворить что-нибудь забавное или безумное.
   Все же, что не говори, а когда распирает от энергии, это здорово дает по мозгам даже Нара, не говоря уж о всех остальных. По себе знаю, что критическое восприятие в таких ситуациях изрядно падает, а вот чувство ложного всемогущества и неуязвимости служит причиной очень частой недооценки противника, приводя к закономерным результатам. Скорее всего, чем больше в чакре янь-составляющей, тем этот эффект сильнее - не даром же джинчурики так башню срывает во время сражений при применении силы своих пленников. У биджу ведь очень сильная жизненная составляющая.
   Через пару минут успокоившись и вернув под контроль желания, я скрыл чакру насколько получилось и кивнул ожидавшему меня Хизаши, после чего мы довольно быстро побежали вверх по склону, изредка, ради меньшего оставления следов огибая зеленые пятачки травы и чахлые кустики, что все же смогли вырасти в такой неблагоприятной местности. На камне отпечатков сандалей не остается, особенно в дождь.
   Любой, кто хоть раз ходил в альпинистский поход, знает как опасно передвигаться даже по крутым склонам в непогоду, несмотря даже на надежное страховочное снаряжение. Так вот, взбираться наверх по отвесным скалам без страховки в условиях непрерывного дождя и мокрого скользящего камня - еще опаснее! Даже если ты шиноби и можешь буквально прилипать к любой поверхности. После некольких шмяканий об незамеченный выступ после прыжка, мне даже пришлось запечатать Куромару, явно не приспособленного для такой акробатики даже со всеми своими тренировками и чакрой. Как же вообще шиноби передвигаются по горам? Пробежками и прыжками, на самом деле. Поскакал по уступчикам, где возможно, просто пробежался по почти вертикальной или наклонной поверхности и прыгнул лягушкой на следующую. При желании, джонин может развивать скорость до ста километров в час, чего не совершить обычному человеку никогда. Тоже самое касается и прыжков в длинну. Тридцать метров? Не проблема! Присел на достаточно устойчивой поверхности, пустил побольше чакры в ноги и как следует оттолкнулся. Все. Летишь как из пушки запущенный даже почти горизонтально. Вся проблема в том, что еще надо приземлиться не впечатавшись мордой в нацеленную скалу. Сильно подозреваю, что такое зрелище очень сильно похоже на комиксы и мультфильмы про супергероев - момент, когда кого-то швыряют в стену, а он, вместо того, чтобы превратиться в кляксу, приземляется на ноги и из горизонтального положения выстреливает обратно во врага. Вот точь в точь. Я даже почти уверен, что в камне после таких запусков появляется неплохая такая сеточка трещин.
   Вот только во всех этих перемещениях есть один небольшой недостаток - шиноби не умеют летать... Ну ладно, не ВСЕ шиноби умеют летать и к положительным качествам нашей четверки умение полета к сожалению, вовсе не относится. Учитывая, что уже через пятнадцать метров вверх среди каменных глыб начинаются нехилые такие порывы ветра и длинный прыжок может закончится вовсе не там, где ты рассчитывал, можно очень хорошо навернуться на острые камни внизу и уметь летать становится просто необходимо. Я-то еще ладно - если вижу, что отклоняюсь, то выбрасываю руку в сторону и выпускаю из тенкецу цепь с заостренным наконечником, что прекрасно вгрызается в камень и держит вес даже моей туши, а вот напарников приходилось несколько раз ловить таким же способом (естественно пеленая, а не на крюк насаживая), чтобы не дать пролететь мимо намеченной точки. И ведь главное, ничего не сделаешь - если спуститься вниз, то петлять придется раза в три-четыре больше по времени, а с вершины на вершину не попрыгаешь, поскольку слишком уж они далеко друг от друга находятся. Конечно, тридцатиметровые скалы не такие громадные, но это как минимум четырнадцати этажный дом, так что еще и порядком страшновато на такой большой высоте скакать. Про нервное и физическое напряжение я уже не упоминаю. После трехчасовой такой чехарды даже сам начал чувствовать усталось и взмок как бобик, чего уж упоминать про напарников, не обладавших подобной физической силой и выносливостью.
   Впрочем, в тот самый момент, когда мне показалось, что Ротаро просто свалится на очередном прыжке, впереди показался просвет и сквозь стену моросящего дождя, в неверном свете начинающегося вечера мы увидели горный склон и размытые очертания обработанных полей на самой границе зрения. Врубивший додзюцу, Хизаши подтвердил, что мы добрались до противоположной стороны и почти вышли в обжитые земли Тсучи но Куни.
   - Наконец-то, а то я уж думала, что эти проклятые скалы никогда не кончатся! - пробурчала Тсуме, тяжело дыша.
   Ротаро ничего не сказал, но тоже согласно кивнул. Командир наш пусть и выглядел получше этой парочки, но тоже дышал достаточно тяжело и по чакре просел на четверть, несмотря на свой филигранный контроль.
   - Поскольку через час по такой погоде ничего не будет видно, то останавливаемся на отдых и уже завтра утром двигаемся дальше, - посмотрев на небо, выдал джонин и принялся осматривать бьякуганом окресности. - Рью-сан, имеется неплохая расщелина неподалеку, но она слишком узкая для нас троих, сможешь ее расширить и закрыть вход?
   Как единственному шиноби в команде, способному вообще применять манипуляцию дотона на местности, пусть и без предрасположенности и должной тренировки, за оборудование убежища в случае отсутсвия поблизости естественных укрытий, пришлось отвечать мне.
   - Высокая?
   - Метра два в высоту и полтора в ширину, не больше, - уточнил Хьюга.
   - А в глубину?
   - Метр - похоже, там образовалась трещина и из нее вывалился кусок, образовав такую щель.
   - Нормально, до небольшой пещерки расширю, но на большее я бы на вашем месте не рассчитывал, - пожал я плечами.
   - Да хоть какое убежище, чтобы не ночевать в луже, скрыться от дождя и немного подсушиться, - фыркнула Инузука.
   Обнаруженное Хизаши место оказалось совсем недалеко, буквально в трехстах метрах от того уступа, где мы остановились, вглядываясь вперед, так что уже через минуту я присел на корточки и приложив ладони к мокрому камню у верхнего начала расселины, равновмерно пропитывал его своей чакрой, преобразовывавшейся на выходе в дотон. Медленно и аккуратно я расширял расселину в глубину и по ширине, переводя лишний камень вверх и вниз, спаивая трещины и создавая более-менее нормальную кубическую пещеру три на четыре с относительно гладким полом и стенами. Минут за двадцать нормальное место для ночевки у нас появилось. Конечно, это не создание гигантских дыр в земле или воздвигание гор, предназначеных сплющить противника между собой, как умеют делать нормальные пользователи дотона, но и так тоже неплохо.
   - Прошу, - поднявшись с колена, я вытер мокрые руки о плащ, но желаемого результата не добился.
   Плюнув на бесполезное дело, я зашел вслед за остальными в пещеру, покопался по карманам и шлепнул на стены три печати, две по обе стороны от входа и одну на боковую стену, после чего почти полностью закрыл проем земляной стеной, оставив только с ладонь шириной щель для доступа воздуха. Портативный чакровый светильник на бумаге позволит не остаться в темноте, а барьерные не дадут хорошим сенсорам обнаружить нас из-за использования чакры, едва только кончится дождь.
   Пока я доводил наше убежище до приемлимой кондиции, напарники уже постаскивали с себя промокшую насквозь одежду не обращая внимания на приличия, переодевались в чистую и сузую, извлеченную из походных свитков вместе с футонами. Хмыкнув, я сосредоточился на воде в одежде, пропитывая ее чакрой, после чего просто собрал в небольшой такой шар с кулак и выплеснул его наружу струйкой. Преимущество сродства с суйтоном во всей красе. Бросив плащ в углу, я тоже достал и расстелил постель, после чего принялся за ужин. К сожалению, все тот же сухой паек.
   - Как будем действовать? Местность здесь довольно ровная и шансы пройти незамеченными днем несколько ниже, чем мне нравится, - поинтересовался у Хьюги.
   - Отдыхаем до трех-четырех ночи и если дождя не будет, то выдвигаемся, - ответил джонин, - до маршрута курьера осталось несколько часов бега, так что до рассвета должны успеть прибыть и оборудовать нормальный секрет.
   Кивнув, я дожевал статок плитки и запил его водой из фляжки.
   - Иши, ты первый на страже, второй Нара, - начал перечислять командир, но я его перебил.
   - Я оставлю караулить клона, так как лучше всем как следует выспаться, чтобы завтра быть готовыми к любому повороту событий.
   Немного помедлив, Хиаши кивнул. Вот и ладно. Едва коснувшись головой валика подушки, я провалился в глубокий сон... ...чтобы подскочить от тычка каге буншина. Он развеялся и я получил воспоминания о дежурстве в темноте. Вот только суть была не в этом!
   - Народ, поднимаемся, походу, наше убежище заметили!
  
   Глава 33.
  
   Мгновенно подхватившись, как будто и не спал мгновением раньше, Хьюга врубил свои додзюцу.
   - Две стандартные команды-тройки во главе с джонинами, - сообщил он, - медленно двигаются в нашем направлении и будут минуты через четыре здесь.
   - Да как они вообще нас обнаружили в такой дождь и с установленными барьерами?! - почти прорычала Инузука, быстро запечатывая постель и вооружаясь для схватки дополнительным оружием.
   Убрав свой свиток с припасами во внутренний карман жилета, я накинул плащ и небольшим импульсом чакры заставив разгореться тлеющий на стене фонарь, принялся внимательно осматривать бумажки барьера. И если первая была в порядке, то состояние второй заставило меня выругаться - должные противостоять влаге чернила, что пошли на печать, сейчас чуть размазались и в одном месте даже потекли!
   - Вот ублюдки! Они продали мне бракованные чернила!
   - Позже, Рью-сан, - одернул командир, - прятаться уже поздно, так что выходим наружу и поджидаем наших гостей.
   Кивнув, я одним хлопком ладони по стене превратил ее в крошево и выскочил вслед за Хьюгой в по-прежнему продолжавшийся ночью дождь. Черт, теперь даже райтон не использовать - спокойно можно долбануться собственной молнией и зацепить союзников. Быстро распределившись на одной из скал с правой стороны от нашего убежища, мы замерли, поджидая вражеских шиноби. Подав чакру в глаза, я постепенно начал привыкать к кромешной тьме, что царила вокруг из-за такой дряной погоды. Разглядеть все детали едва ли удастся, но шансы впилиться в камень существенно уменьшаются. Похоже, впереди нас ожидает та еще схватка, где нормальное преимущество будет только у Хьюга и сенсоров. Ночь и стена дождя надежно скрывают все, дальше десятка метров прямого взгляда. Пшикнув, заработал прикрепленный к левому уху микрофон от рации.
   - Нара-сан, сможете чем-нибудь поприветствовать наших гостей? - негромко осведомился Хизаши.
   - Если бы еще их увидеть получилось, - фыркнул в ответ, нажав кнопку микровона на проводке.
   - Через... двадцать секунд будут прямо перед нами.
   - Понял!
   Не теряя времени, я принялся складывать довольно длинную серию печатей и как раз тогда, когда шесть ощущаемых огоньков приблизились на расстояние тридцати метров, выпустил собранную массу чакры им на встречу.
   - Суйтон: Дайбаку Сошу!
   Выросшая и покатившаяся вперед многометровая волна воды поразила даже меня, не смотря на то, что я ожидал чего-то подобного - с имеющейся влагой вокруг, суйтон техники будут несколько мощнее и менее затратны, чем обычно. И пусть всего через секунду я потерял ее из виду, но способности сенсора позволили мне отследить, как сначала одна тройка, а мгновением позже и вторая, попытались уйти от огромной массы воды, что надвигалась на них, вот только получилось это сделать всего у троих - двух джонинов, развивших приличную скорость, чтобы выбраться из зоны действия техники и заранее обнаружившего опасность шиноби, что стартовал немного раньше остальных. Что касается трех не столь удачливых чунинов... Один просто не добежал до края волны, второго смыло вместе с его жалкой попыткой защититься каменной стеной, а третий успел уйти в землю только на половину и его просто сломало со смертельным исходом. Впрочем, прошедшая масса воды протащила с собой захваченных шиноби и долбанула о стоящую прямо на пути громаду камня, заставив содрогнуться землю под ногами и наверняка превратив пару человек в кровавые кляксы. Во всяком случае, искры их источников мгновенно исчезли на моем внутреннем радаре.
   - Молодец, три уничтожены и остались джонины с сенсором, - оповестил по связи Хьюга.
   Еще бы! По такой погоде вооще чудо, что они смогли выйти из под удара в самый последний момент. Пусть отвратная видимость и стена дождя не давали никому использовать нормально техники, не относящиеся к суйтону, но благодаря присутствию на нашей стороне владельца додзюцу, преимущество в обнаружении у нас. И судя по расположившимся в защитной позиции по бокам от более слабого товарища, те шиноби это хорошо понимают и стараются прикрыть сенсора. В конце концов, сквозь стену воды обнаружить можно только примерное расположение противника, после чего еще надо до него и добраться не навернувшись на каменистой местности. Пусть пользователи чакры и превышают по возможностям обычного человека в разы, но с большими помехами для зрения и слуха, хорошо сражаться не способны даже они. Естественно, если у вас не завалялась в загашнике парочка бьякуганов или хотя бы шаринганов.
   - Запасы пока практически полные, так что могу долбануть еще чем-нибудь площадным, если указать мне примерное их нахождение, - ответил я командиру.
   Спустя пару мгновений, Хизаши спустился по скале, в которой мы плилипли на мой уровень и вскинув руку, указал туда, где я чувствовал источники чакры вражеской троицы.
   - В том направлении, где-то в пол сотни метров от нашей позиции, - тихо подсказал он, едва перекрывая шум падающих капель, - так что ударить нужно чем побыстрее, нежели твое первое дзюцу.
   - Понял.
   Достав из подсумка один из кунаев, я сильно метнул его в указанное место и почти мгновенно сложил несколько печатей.
   - Кунай кагебуншин но дзюцу.
   Я уже не видел, как летящий к цели клинок размножился на полторы сотни, превращаясь в настоящую стену железа, стремительно надвигавшиюся на ива-нинов, но заметив начавшую проступать на лице командира злобную ухмылку, понял, что и в этот раз враги не смогут полностью избежать атаки. Через мгновенье потух самый маленький источник, а два оставшихся стремительно начали ближаться.
   - Инузука со мной, а вы двое в поддержке, - скомандовал Хизаши и тут же спрыгнул вниз и побежал навстречу джонинам.
   За ним, отставая всего на пару шагов, следовала Тсуме с псом, а за ними пристроились мы с Ротаро. Впрочем, преодолеть пришлось всего с десяток шагов, прежде чем из темноты проявились контуры вражеских шиноби, следующих на расстоянии пары метров друг от друга. И несмотря на отвратительную видимость, я успел заметить, что и этим досталось от моей техники, если судить о порезанной в нескольких местах одежде. Впрочем, на это понадобилась только доля секунды, а в следующий момент к нам полетели несколько кунаев, с привязанными к ним кибакуфудами, из-за чего команде пришлось разорвать формацию и отпрыгнуть в разные стороны. Вот только сильные взрывы, в другом случае даже способные нас задеть, сработали раза в два слабее из-за использовавшихся в них чакры катона, а сделать что-либо еще у парочки не получилось - насевшие на них специалисты тайдзюцу просто не дали такой возможности. Махнув Ротаро рукой в сторону напарницы, я последовал за командиром, посчитав, что с донином они втроем справятся.
   Наблюдая на молниеносными обменами ударов между белоглазым и неприметным мужичком в бандане и характерной одежде высокорангового шиноби Ивагакуре, я буквально наслаждался плавными и завораживающеми движениями стиля мягкой руки. Даже против вооруженного двумя ножами противника было хорошо заметно неоспоримое преимущество в мастерстве Хизаши. Впрочем, и его противник понимал, что стоит обладателю додзюцу оказаться поближе для пары прошедших через защиту ударов и схватка будет проиграна. К тому же, вражеский джонин вынужден был следить, чтобы еще и я не зашел ему в тыл, что явно пытался провернуть командир. Тем не менее, он умудрялся держать Хьюгу на расстоянии, опасно чиркая лезвиями ножей перед собой. Вот только я подгадал момент, когда Хизаши почти закрывал меня собой и использовал технику без печатей, стоя чуть сбоку от него.
   - Суйтон: Тепподама!
   Благодаря бьякугану предупрежденный заранее, командир хорошо подгадал момент и отпрянул в сторону в самый последний момент, пропуская мимо ядро воды и подставляя под него шиноби Ивагакуре, уже ничего не успевавшего сделать. Врезавшаяся в живот техника согнула его попалам, а мгновенно оказавшийся рядом, Хьюга одним ударом напротив сердца поставил точку в короткой схватке. Убедившись, что начавший падать джонин больше не представляет угрозы, я перестал фокусираваться на нем и обнаружил, что в нашу сторону движется его напарник. Точнее, прямо на меня, оставив позади Инузуку и Иши. Я успел только развернуть и принять стойку, как промелькнувшая сквозь стену дождя тень оказалась рядом. Практически на одних рефлексах уходя от посыпавшихся градом отчаянных ударов, я мельком отмел, что сражаюсь с очень умелой куноичи. Вот только это не помешало мне подгадать момент, когда противница провалилась вперед чуть больше, чем могла себе позволить, после чего я отвел правую руку в сторону мимо себя и пробил мощным ударом в слонечное сплетение, буквально смяв защиту левой. Слышный даже сквозь шум дождя хруст пострадавших ребер и конечности поставил точку в нашей секундной драке, так что я уже решил, что спокойно смогу взять в плен ошеломленную куноичи, практически не обратив внимания на судорожный взмах целой руки в мою сторону, особенно тогда, когда он ясно не доставал до головы на целую ладонь. Но подобная самоуверенность чуть не вышла мне боком - в следующее мгновение, когда раздался механический щелчок и из рукава выскочил узкий клинок! Лишь в последний момент судорожно отдернутая назад голова позволила мне сохранить зрение и отделаться только разрубленной переносицей! Рефлекторно поймав запястье, я ударил снизу кулаком, ломая руку и не обращая внимания на короткий взвизг боли, тут же развернул ладонь к женщине и активировал печать. Вошедший в глазницу почти на всю длинну сенбон оборвал жизнь куноичи на десятую долю секунды раньше удара подоспевшего на помощь Хьюги.
   - Цел?
   - Почти, - кивнул я, остановив кровь и залечивая пострадавшую переносицу.
   Оставалось только порадоваться, что лезвие оказалось смазано довольно простеньким ядом, на который у меня уже давно выработался иммунитет. Все же хорошо, что в Ивагакуре не настолько популярны яды как у песчанников, иначе сейчас бы пришлось повозиться.
   - Пошли, твоя помошь пригодится остальным, - поторопил меня командир, как только увидел, что я закончил.
   - Кто-то ранен? - сорвавшись с места вслед за ним, я начал беспокоиться.
   Хоть искры источников троицы не собирались угасать прямо сейчас, но некоторые ранения даже будучи не смертельными, способны поставить крест на карьере шиноби. Потеря тех же глаз, например. Хоть я и способен с этим помочь, вот только наша миссия тогда окажется под угрозой провала, не говоря уж об уменьшении боевого потенциала команды в целом, что уже уменьшает наши шансы вообще вернуться живыми.
   - Все трое, - коротко ответил Хьюга.
   Вот черт!
  
   Глава 34.
  
   За короткое время сражения с противниками, мы порядком разбежались в разные стороны, так что даже следуя напрямик, мне с Хьюгой пришлось пробежать примерно пол километра, прежде чем сквозь льющий как из ведра дождь получилось различить фигуры напарников. Даже с первого взгляда стало ясно, что та шустрая джонин порядком их потрепала - Ротаро сидел на пятой точке и зажимал руками приличную рану на бедре, ругаясь сквозь зубы, Тсуме осторожно пыталась вытащить из плеча торчащий клинок и одновременно бросала беспокойные взгляды на скулящего Куромару, у которого из вертикальной полосы, прошедшей как раз через глаз стекала струйка крови. Ну что за невезение!
   Не теряя времени, я на глаз оценил степень повреждений и создав клона, отправил его к самому тяжело пострадавшему - псу, а сам бросился к Иши. Тсуме со своей колотой раной потерпит немного, а вот эта парочка теряет кровь и быстро слабеет.
   - Рью? Вы разобрались со своими? - заметил меня напарник.
   - Да, и с вашей тоже, - кивнул ему, жестом приказывая убрать руки от пострадавшего места.
   - Поделом это шустрой твари с ее клинками! - практически прошипел парень, послушно убрав грабли от бедра.
   Остановить кровопотерю удалось довольно быстро, так как хоть разрез оказался довольно широким, но не таким глубоким как выглядел со стороны, вот только, прежде чем приступить к сращиванию поврежденных мышц, мне пришлось вытянуть небольшое количество яда, уже начавшего медленно распространяться от места ранения, несмотря на то, что большую его часть просто вымыло с обильно хлеставшей кровью.
   - Рью-сан, сколько лечение займет времени? - спросил от Тсуме Хизаши, продолжая мониторить своими глазами окружающую обстановку.
   - Здесь минут двадцать, если качественно и минут пять просто чтобы подлатать для недолгого передвижения, - сообщил командиру, не отвлекаясь от основной задачи.
   - У пса поверхностное ранение, но глаз потерян, так что в ближайшее время его боеспособность сильно понизится, не говоря уж об увеличении слепой зоны, - внес свою лепту клон, заканчивая вычищать глазницу Куромару. - У Тсуме делов на десяток минут - вытянуть слабый яд и зарастить небольшую дырку.
   Кивнув, командир открыл рот и хотел что-то сказать, как вдруг напрягся и равернувшись в сторону примерного прибытия шиноби Ивагакуре, начал во что-то всматриваться. Что-то я жопой чую еще большие неприятности впереди...
   - Две... три команды... нет, четыре команды движутся в нашу сторону! - воскликнул он, после секундного молчания. - Похоже, у нас этих самых десяти минут не будет! Значит, эти патрульные все же передали сообщение перед схваткой!
   - Только этого еще не хватало! - простонал я.
   Нас-то и две команды потрепали, а тут целых четыре!
   - Иши уже может передвигаться? - обеспокоенно обернулся ко мне Хизаши, в кой-то веки, сбросив свою каменную маску безразличия с лица.
   - Еще как минимум семь минут, быстрее просто не получется, - пожал я плечам .
   Увы, я не волшебник и за мгновение серьезные раны залечить не смогу.
   - У меня примерно столько же, - отозвался клон, уже закончивший с псом и как раз начавший обрабатывать плечо Инузуки.
   Вытащить клинок ей удалось самой.
   - Через сколько они буду здесь?
   - Примерно восемь минут, если продолжат передвигаться с прежней скоростью, за оставшееся время мы просто не успеем удрать отсюда достаточно далеко, чтобы дождь успел смыть все оставленные следы.
   Сражаться против четырех джонинов и восьми чунинов вдвоем? Нет, спасибо!
   - Тсуме, Куромару, ко мне!
   Оставив в покое наполовину залеченную рану, я встал и достал из подсумка футляр.
   - Что ты хочешь сделать?
   - Они все равно сейчас не бойцы, так что проще всего запечатать раненых и уматывать отсюда как можно скорей, - ответил я командиру.
   - Тогда быстрей! - раздраженно приказал Хьюга и отвернувшись, сосредоточился на приближающемся противнике.
   Хе, нервничать начал. Не то, чтобы я за это его винил, но вот под руку лезть не стоит. Раскатав по мокрым камням вынутый из футляра свиток, я повернулся к напарниками.
   - Руки и лапы на свободные печати!
   Небольшой импульс чакры в каждую и под дождем остались только два человека.
   - Готово.
   Образовавшиеся после активации облачка дыма быстро рассеялись под каплями, а я скатал совершенно сухой свиток и убрал его обратно в футляр. Как только окажемся в более-менее безопасной местности, можно будет их распечатать и подлечить.
   - Тогда ходу!
   Хьюга сорвался с места, но остановился после моего окрика.
   - Момент! - вытащив стандартный набор печатей, я кинул их клону. - Ты знаешь что делать.
   После чего стартовал вслед за командиром.
   - С несколькими печатями, каге буншин гарантированно задержит преследователей на какое-то время и если повезет, даже сможет кого-то убить, - пояснил я повернувшему ко мне лицо джонину.
   Пусть я и не смог нормально различить его мимику в темноте, но догадаться о самом очевидном вопросе было не сложно.
   - Один клон? - тихий голос владельца додзюцу буквально источал сомнение.
   - Клон с запасом чакры на несколько приличных суйтон техник и печатями, среди которых есть несколько, способных поймать в ловушку даже неосторожного джонина, - поправил я его, - остается только надеяться, что чернила там не из последней партии.
   Хмыкнув, Хьюга не стал возражать, а только прибавил скорости, разбрызгивая во все стороны падающие капли. Чертыхнувшись, я ускорился за ним, до боли напрягая глаза, чтобы не запнуться о торчащие из земли камни или не налететь на встречающиеся у подножия гор большие булыжники. Кажется он забыл, что бьякугана у меня не имеется и видеть очертания окружающей местности по такой погоде и полном отсутствии освещения у нормальных людей не получается. Через десяток секунд я начал ощутимо отставать.
   - Быстрее! - поторопил меня джонин.
   - Когда обзаведусь такими же буркалами - с радостью! - огрызнулся я и буквально чудом успел заметить впереди здоровый камень мне по колено, благополучно его перепрыгнув.
   Я и сам понимал необходимость остави ь позади как можно большее расстояние, прежде чем преследователи окажутся рядом с клоном - теперь и я их ощущал на самой границе чувствительности. И к сожалению, несмотря на слабую надежду, что это окажется всего лишь четверка команд чунинов, оставленных охранять плодородные земли, среди источников были три, что не так уж сильно отличались мощью от командирского. А против даже трех джонинов с поддержкой нам просто не потянуть даже при самом благополучном раскладе.
   - Вот дерьмо биджу! - выругавшись, Хизаши немного сбавил скорость и как только мы поравнялись, положил руку мне на плечо. - Шуншин!
   Меня дернуло, скрутило и перенесло уже на новое месте. Не успел я оправиться от техники, что всегда была по ощущениям хуже, если приходилось служить балластом, как он опять применил перемещение, потом еще и еще. Спустя пятый шуншин и четверть потраченного резерва напарника, мы оказались примерно в четырех километрах от прошлого места. Устало вздохнув, джонин убрал руку и после десятисекундной передышки вновь побежал вперед, но уж с гораздо меньшей скоростью, так что я без особого труда поддерживал заданный темп, не опасаясь свернуть себе шею.
   - Каков план действий?
   - Учитывая сложившиеся обстоятельства и большой шанс организации погони, мы не остановимся до тех пор, пока не окажемся в нужной местности, после чего организуем скрытое убежище и будем дожидаться курьера, - ответил Хьюга, - учитывая, что цель может появиться в течении двух-трех дней, у тебя будет достаточно времени, чтобы привести в боеспособное состояние остальных на случай сопровождения курьера.
   Кивнув, я не стал его больше отвлекать. А спустя минуту, даже сквозь шум ночного дождя, до нас донеслись звуки едва слышных взрывов.
   - Клон?
   - Не, скорее всего, сработала кеккай ходжин, - отрицательно помахал я рукой, - к тому же, в пачке были и обычные кибакуфуда, но судя по тому, что клон еще не развеялся, до него пока не добрались.
   - Будем надеяться, хотя бы чунинов поубавиться, - хмыкнул Хьюга. - Но судя по тому, что никто пока не появился в поле моего зрения, сенсоры у них если и есть, то несколько хуже, чем у уничтоженных команд.
   - Или отвлеклись на приманку, - возразил я, - все же запас каге буншина превышает обычного чунина и могли посчитать, что это остался один выживший после нашего предполагаемого обнаружения.
   Джонин утер лицо рукавом от капель дождя и покосился в мою сторону.
   - Плевать! Главное, что мы успели сбежать и выполнение миссии не поставлено под угрозу очередной бессмысленной дракой. В любое другое время я бы с радостью задержался устроить засаду даже на такое количество врагов, но раздобыть сведения о маршрутах курьеров сейчас куда важнее.
   Пфф, как будто я его обвиняю в поспешном бегстве. Помирать против превосходящих сил шиноби Ивагакуре мне как-то не хочется, так что сражаться до последней капли крови в изначально невыгодной ситуации точно не буду, в отличие от идиотов с промытыми волей огня мозга...
   - Че!
   Пришедшие воспоминания уничтоженного клона заставили меня сбавить ход и поморщится от раздражения - умереть от дюжены вонзившихся со всех сторон земляных копий не очень-то приятно. Похоже, среди джонинов кто-то имеет достаточно сильное родство с дотоном, чтобы суметь воспользоваться техниками даже при такой погоде. Радует только то, что каге буншин до своего исчезновения успел использовать оставшуюся после двух техник чакру на буншин бакхацу, подорвав не только себя, но оказавшегося рядом джонина, а так же наверняка устроив настоящий дождь из каменной шрапнели. Хотя сомневаюсь, что чел от такого умер, но выведен из строя на какое-то время точно.
   - Обманку враги уничтожили, но и сами понесли ощутимые потери, - проинформировал я командира, переходя на шаг.
   - Отлично! Кто?
   - Как минимум два чунина насмерть, еще один ранен, насчет другого не уверен и один раненый джонин точно, может даже покалеченный, если не успел защититься от взрыва.
   - Значит, остались два джонина и три чунина, Хизаши задумался, - могли попытаться их добить - шансы есть.
   - Вот только мы уже порядком потратили чакры, а они все свежие, - заметил я.
   Интересно, что это он такой кровожадный? Потерял на войне с Ивой товарищей?
   - К тому же, - я поднял голову вверх, не обращая внимание на дождь, - начало светать и через десяток минут у нас уже не будет такое подавляющее преимущество в видимости.
   Джонин досадливо дернул щекой, но все же согласился с моими доводами.
   - Тогда вперед, у нас в запасе еще как минимум четыре часа, прежде чем придется искать убежище, чтобы не попасться на глаза местным.
   Ну вперед так вперед, тем более, мы почти покинули предгорья и бежать по относительно ровной земле, покрытой ковром травы стало значительно легче. Скоро пойдут обработанные земли и дороги, по которым мы сможем передвигаться еще быстрее, оставив возможную погоню далеко позади.
  
   Глава 35.
  
   Быстро оставив позади опасную местность с вражескими командами, вы отбросили скрытность и разгоняя чакру в теле, ускорились до скорости бега, которую способен поддерживать не каждый джонин. Едва начавшее светлеть небо хоть и не прекращало лить как из ведра, но позволяло более четко различать окружающую местность.
   Я с облегчением уменьшил напор чакры в глаза, уже начавшие ощутимо побаливать от перенапряжения, да еще и встречный ветер с водой... К сожалению, каналы в столь деликатных частях тела следует развивать очень осторожно даже с преимуществами отличного кейракукея, имеющегося у клана Узумаки. К сожалению, раньше я просто не додумался этим заняться дополнительно, на такой вот случай отвратительной видимости. Обычно, небольшого тока к глазам хватает, чтобы четко различать окружение даже при скудном свете звезд, не говоря уж о луне. Надо запомнить.
   Примерно через пять минут бега, я с напарником выскочили на мощеную камнем дорогу, к которой очевидно и вел Хьюга, после чего побежали уже по ней, благо, вела она в нужную нам сторону. Обычно подобное прямое и безрассудное поведение(ключевые дороги охраняют обычно намного лучше остальных) может привести к весьма неприятным последствиям, вроде опасности напороться на хорошо замаскированные секреты, но это только тогда, когда у вас не с собой представителя клана Хьюга, чьи глазки способны разглядеть мелкие детали на расстоянии нескольких километров. Так что теперь, когда нас больше волновала скорость передвижения, вполне разумно было использовать более удобные пути без дополнительных препятствий в виде рельефов местности. Учитывая, что подавляющее число врагов, наверняка стянутых с всей охраняемой территории, остались позади, а в такое убийственно раннее время и погоду на улицу не выползет ни один местный житель, то мы могли не опасаться обнаружения как минимум еще пару часов, двумя неслышными тенями проносясь мимо обработанных полей и небольших деревушек, где жили крестьяне. Встреченный примерно через час бега замок наместника пришлось огибать по широкой дуге - если в поселениях шиноби ожидаемо не оказывалось, то там Хизаши засек несколько пользователей чакры уровня чунина и естественно, решил перестраховаться. В конце концов, курьер может и сменить маршрут, если вдруг в Ивагакуре придет сообщение о замеченной активности вражеских сил. Чего нам совсем не надо.
   Если честно, то о смене местности и текущей ориентировке я вообще не имел представления, просто следуя за джонином, явно способным отличать нужное нам направление от любого другого. Пусть показанная у командующего карта содержала более-менее подробную детализированность пересекаемой нами вражеской территории, но когда не видно дальше нескольких сотен метров в любом направлении, все обозначенные ориентиры становлятся бесполезными, особенно на такой скорости.
   Монотонно работая ногами и стараясь не оставлять на каменном покрытии дороги следы от использования чакры, я чуть не пропустил знак ведущего, просигналившего смену курса. Последовав за резко сбросившем скорость и свернувшим Хьюгой, я поровнялся с ним и парой знаков поинтересовался причиной.
   "Пост впереди, дорога дальше отклоняется от нашего направления."
   Четыре знака объяснили ситуацию и я лишь пожал плечами - рано или поздно это должно было произойти. И так удалось почти три часа использовать для преодоления огромного расстояния. Не удивлюсь, если ответственный за данный участок командир предпочел стянуть на тревожный сигнал все свои наличные силы просто на всякий случай. И у него бы все получилось, не подгадь так погода. Впрочем, не иди снаружи убежища сильный дождь и хрен бы нас кто заметил с моими барьерами.
   "Еще пол часа и будем на месте."
   "Понял."
   И намного раньше, чем рассчитывали при планировании операции. Курьер вполне может появиться не сегодня к вечеру, а завтра. Учитывая тот факт, что обычно маршрут доставляющих документы и приказы шиноби проходит через посты, то мы обладаем некоторой определенностью в месте расположения засады. Пусть обычно такие посты находятся на довольно большом удалении друг от друга в глубине родной территории, но шанс напороться на партуль как раз во время взятия пленника может ударить по результативности как миссии, так и выживании членов команды. И именно Хьюга будет определять ту точку, где мы засядем в ожидании нашей цели. Непростая задача даже с додзюцу, способным видеть на километры вокруг. К сожалению, расколотый пленный не давал точные координаты вплоть до сотен метров и нам придется полагаться больше на удачу, чем имеющиеся сведения. А потом быстро-быстро удирать, пока не обнаружилась пропажа и не дождавшиеся курьера постовые не подняли тревогу со стягиванием всех наличных сил для облавы на пробравшихся диверсантов с привлечением по настоящему серьезных противников.
   Передвигаясь преимущественно по каменистой земле или редким деревьям(чтобы даже самый опытный следопыт не обнаружил, что здесь кто-то прошел), рощицами иногда появлявшимся на нашем пути, мы достигли намеченной Хизаши точки, оказавшейся небольшим холмом, после чего начали обустраивать убежище, где команде предстояло провести ближайшие пару дней.
   Ну как начали - джонин стоял на стреме как не обладавший необходимыми навыками, а я использовал манипуляцию дотоном, чтобы сделать нору, хоть немного смахивавшую на землянку, где можно было разместиться хоть с каким-то комфортом четырём шиноби без опасности подтопления от по-прежнему не прекращающегося дождя снаружи. Естественно, не забыв поставить барьер, глушащий применение приличного количества чакры. Несмотря на слабое сродство с данной стихией, даже новичок сможет создавать и укреплять полости в земле до каменного состояния, лишь напитав необходимую территорию своей чакрой. Именно таким образом даже один дотонщик калибра джонина способен накопать целую сеть туннелей и бункеров, дай ему достаточно времени и обеспечь незаметность от сенсоров. Все же такой способ будет "светиться" на километры вокруг, если создаваемые полости находятся достаточно близко к поверхности.
   Уплотнив стены и потолок, чтобы небольшой холм не сложился прямо нам на головы, я отодвинул в сторону пласт земли с травой и вытерев мокрые руки о примерно такой же влажности плащ, о легченно вздохнул. Даже с моими резервами чакры, подчинять себе такую непослушную(на данный момент) стихию довольно затратно и тяжело.
   - Тайчо, все готово, - сообщил я Хизаши.
   Работая с несколькими Хьюгами в команде, я давно понял некоторые особенности работы их додзюцу, кроме и так известного заочно "слепого пятна" в круговом обзоре. Пусть белоглазые гордецы и утверждают, что при активации бьякугана видят одновременно все поле зрения вплоть до индивидуальной границы его возможностей, но на самом деле это не так. Хьюга должен сосредотачиваться на каком-то отдельном участке в поле своего зрения, чтобы получить четкую картинку местности и находящихся там объектов. В то время как на других участках он скорее может пропустить не выделяющихся из общего фона объекты или пропустить что-то под самым носом, когда вглядывается вдаль. Здесь скорее уместно сравнение с обычным человеческим зрением, при котором взглял сосредотачивается на одном, а все остальное осознается постольку-поскольку периферийным зрением. Вот и у белоглазых примерно так же. И только с возрастом владельцы додзюцу учатся рассредотачивать внимание на большую площадь обзора. Сомневаюсь, что кто-то достигает ста процентов возможностей бьякугана - слишком большая нагрузка на мозг, не слишком привыкший к поглощению значительных потоков информации. И это не мои догадки, а вполне проверенный на пациентах факт - попадались мне подопы... в смысле, больные. У обоих кланов глазастиков работа мозга немного более активна, чем у среднего шиноби без додзюцу.
   - Отлично, - повернувшись, джонин сосредоточился и единым всплеском покрова чакры избавился от впитавшейся в одежду воды, после чего нырнул в низкий проход убежища.
   Спасибо, блин, за душ! Проводив спину Хизаши раздраженным взглядом, я выпустил чакру из тенкецу, предварительно преобразовав в суйтон, после чего собрал всю жидкость на себе в шар и отшвырнул его в сторону. Собрав барьерные печати, с достоинством выдержавшие испытание влагой, я вошел следом за командиром и налепил на стены уже другие. Отрегулировав освещение слабыми импульсами, я закрыл вход пластом вырезанной земли и срастил края, оставив лишь еле заметную щел для вентиляции. Теперь со стороны холм будет выглядеть полностью нетронутым даже для самого придирчивого взгляда, а отсутствие любого признака чакры живого существа никого не насторожит.
   Распаковав свои спальные принадлежности, я скинул плащ в сторонку и облегченнорастянулся во всю длинну, благо, размер созданного помещения это позволял. Внезапно навалившаяся усталось(ночью-то удалось поспать всего ничего) даже начала навевать дрему, но шуршание бумаги со стороны джонина отвлекло. Повернув голову, я увидел что он достал плитку рациона и как раз начал ее разворачивать. В тусклом свете печати, мне даже показалось, что Хизаши скривился в отвращении, прежде чем начать жевать. Несмотря на практически одинаковые чувства, я поборол желание улечься спать и тоже взялся за перекус - впереди у меня еще достаточно работы, а запасы чакры пополняются быстрее на полный желудок, вне зависимости от вкуса пищи и желания от нее блевать.
   - На месте? - был первый вопрос Ротаро, как только я распечатал напарников в новом убежище.
   - Да, теперь остается только дождаться курьера и свалить отсюда побыстрее, - кивнул я, сразу принимаясь долечивать рану.
   - А где Куромару? - недоуменно спросила Тсуме, как только убедилась в отсутствии среди нас своего питомца.
   - По-прежнему запечатан, - ответил ей, не отрываясь от работы, - учитывая состояние твоего пса, сейчас с Куромару не будет никакого толку в бою, а доставать его только ради простой проверки...
   Инузука сердито заворчала, но возражать не стала, лишь насупившись и раздраженно поведя плечом. Вот только не до конца залеченная рана дала о себе знать и куноичи болезненно скривилась. Вздохнув, я покачал головой, но не стал ничего говорить. К сожалению, у этого клана собачников сдерживать свои эмоции и инстинкты получается далеко не у всех даже во вред себе и моя напарница к их числу безусловно относится.
   - Так, ногу я тебе залечил насколько возможно хорошо в данном случае, но напрягать слишком сильно пока не стоит, - закончил я с Иши.
   - Хорошо, Рью.
   - Тсуме-чан, ко мне!
   - Ты так это сказал, будто я обычная собака, - изподлобья зыркнула девушк, преребираясь поближе под тихие смешки Ротаро.
   - Как будто это будет для тебя оскорблением, - хмыкнул я в ответ, - давай сюда свое плечо.
   Разобраться с ее раной вышло еще быстрее - клон хорошо вычистил рану и вывел яд. Впрочем, и яда-то было как-то слишком мало. Скорее всего, большая часть смылась дождем при сражении и на долю напарницы пришлась очень незначительная часть и так не очень смертоносного яда. К счастью, хороший яд, да еще и не смывающийся с лезвия на раз стоит довольно большие деньги и большинство его любителей предпочитают использовать более дешевые варианты, но которые действуют довольно быстро после попадания в кровь.
   - Все, дырку я залатал, так что можешь отдыхать, - похлопав по плечу Тсуме, я пересместился в сторону своего футона, - лично я именно это и собираюсь сделать, поскольку дежурить все это время придется тайчо.
   - Учитывая, что нам так и не дали нормально поспать после тяжелого дня, полностью с тобой согласна.
   Кажется, я заснул еще раньше, чем голова коснулась валика подушки.
  
   Глава 36.
  
   - Бежит!
   Подскочив с постели, я даже сначала не понял, что происходит, но нажав на пару точек на голове, моментально взбодрился и сообразил, что командир засек нашу цель.
   - Ну наконец-то, - подскочила расположившаяся рядом Тсуме.
   - Как далеко курьер? - спросил Иши, стремительно собирая и упаковывая свои вещи.
   Я от него не отствал, но сперва опустил вход, открыв дорогу солнечному свету дня и содрал со стен печати, после чего запечатал свою постель в походный свиток.
   - Сколько у нас времени устроить засаду?
   - Курьер от нас в восьми километрах на северо-запад и движется немного в стороне от нашего убежища к ближайшему посту и при поддержании имеющейся скорости у нас есть четыре минуты выйти на пересечение с ним и примерно пара минут на организацию засады, - ответил Хизаши, первым выскакивая наружу.
   Мы последовали за ним.
   - Это точно курьер? - уточнил я у джонина на бегу.
   - Учитывая наличие свитков в его заплечном мешке и сильно развитые чакроканалы в ногах по сравнению со всей остальной кейракукей? Несомненно!
   - Похоже, взятый язык забыл упомянуть, что курьер может появиться и немного раньше обозначенного срока, а не позже, - оскалилась Тсуме, отставая от нас на шаг.
   - Возможно, но ночное нападение тода даже сыграло нам на руку, - пожал плечами Ротаро, - в ином случае мы бы просто не успели здесь появиться.
   - И пришлось бы нам дожидаться следующего или валить домой с пустыми руками, - скривился я и повернулся к джонину. - План?
   - Стандартный - Иши-сан прикрывает нас иллюзией, ты ловишь его, я лишаю возможности применять чакру, а Инузука-сан страхует на случай неожиданостей.
   Стандартная тактика отряда, где имеется Нара и Хьюга.
   - Тут, - Хизаши остановился около небольших зарослей кустарника в ложбинке между пары очень низких холмов, - появится с той стороны примерно через три минуты. Приступаем.
   Кивнув, Ротаро начал складывать длинную серию печатей, а я отошел в тень кустов, чтобы облегчить себе задачу и сократить затраты чакры на применение хидзюцу. Порывшись в кармане, я извлек на свет искомую бумажку и отдал командиру, после чего присел на одно колено и сложил печать концентрации, пуская чакру на чуть потемневшую подо мной тень. Как только напарник наложил на нас иллюзию, вся команда расположилась сбоку и чуть позади меня, чтобы не закрывать обзор и не сбить мою технику.
   Бросив взгляд на почти безоблачное небо, сосредоточившись на том месте, откуда должен был появиться уже пару минут назад замеченный мной источник чакры уровня чунина. Оставалось только порадоваться, что даже плодородные земли Тсучи но Куни далеки от плоскости равнины, иначе нас бы засекли еще из далека, похерив все планы и то, что после дождя погода стояла солнечная и имеющейся для работы тени хватит на обездвиживание целой команды без особых проблем, не говоря уж об одном человеке.
   - Сейчас появится, - предупреждающе прошептал Хизаши, напрягаясь для броска вперед.
   А в следующую секунду на дальнем к нам холме показалась фигура человека. Мигом отследив траекторию движения шиноби, я определил, что он пробежит метрах в двенадцати от нашего расположения, тогда и следует атаковать. Пока же у меня появилась возможность за несколько секунд осмотреть курьера. Мужик, лет тридцати на вид, в стандартной форме чунина, небольшим мешком через плечо, пара подсумков на поясе и один на ноге. Повязка со знаком деревни виднеется на левой руке, а на голове повязана темно-синяя бандана, закрывшая брови и почти сползшая на глаза. Обычный шиноби без примечательных черт, каких хватает по обе стороны фронта. Разве что глаза у него оказались немного более раскосые, чем у большинства местного населения. Особо вглядываться я не стал, так, мознул взглядом и стал следить за тенью - даже зеленый генин в курсе, что пристальный взгляд можно отлично почуять, а уж у ветеранов данное чувство развито очень хорошо, иначе не дожили бы до своего возраста. Этот же чел по возрасту как раз подходит - курьеров выбивают достаточно часто даже в мирное время, не говоря уж про войну, так что для достоточно долгой жизни курьер должен обладать не только быстрыми ногами, но и хорошим чутьем на неприятности.
   Что и подтвердил чунин, начав вертеть головой, оказавшись недалеко от наложенного на местность гендзюцу. Вот только поздно!
   - Каге Мане но Дзюцу, - тихо прошептал я скорее для команды, чем для себя.
   Рванувшая вперед тонкая игла тени преодолела два десятка метров практически мгновенно и почти незаметно для глаза, но даже так чунин что-то успел заметить, в последний шаг попытавшись дернуться в сторону и взмахнув руками, но как раз в эту секунду наши тени слились и курьер застыл как вкопанный, а тонкая ниточка на земле превратилась в широкий канат. Попался. Рванувшийся следом Хьюга провел сто двадцать восемь касаний небес, блокируя возможность использовать основные тенкецу и последним штрихом нашлепнул мужчине на лоб печать, заставляя обмякнуть в захвате техники.
   - Как по нотам, - довольно фыркнул Ротаро и начал двигаться к пленнику.
   Убедившись, что дергаться чунин не собирается, я прервал действие хидзюцу, позволяя безсознательному телу шлепнуться на землю, и поднявшись с колена, последовал за ним, на ходу доставая из подсумка на поясе футляр свитка для пленников.
   - Отлично сработано! - повернулся к нам командир, деактивируя свой бьякуган идаже соизволив слабо улыбнуться, - теперь осталось только выбраться с вражеской террито...
   Но его похвалу внезапно прервал тихий свист со стороны тела упавшего шиноби и прежде чем кто-нибудь успел среагировать, вверх взмыла какая-то фигня и с оглушительным грохотом взорвалась над нами красной сигнальной впышкой, прекрасно видной даже в такой солнечный день из далека.
   - Сигнальная ракета! Но когда он успел? - озвучила общие мысли единственная куноичи в отряде.
   - Рью-сан, запечатывай его и уходим! - скомандовал мгновенно посерьезневший Хизаши. - Скоро здесь будут враги и нам необходимо оказаться как можно дальше от этого места!
   Быстро расстелив свиток на влажной траве, я положил руку курьера на свободную печать и после небольшого импульса чакры, подскочил на ноги и бросился за остальными, на ходу убирая его обратно в футляр. Блин, что такое невезет и как с этим бороться!
   - Что будем делать?
   - Удирать от облавы как только каменюки прочухают о наличии нашей диверсионной группы у них в тылу, - заскрипела зубами Тсуме, скорчив довольно страшную рожицу. - Тут даже самый тупой сможет связать недавнее проишествие у скал и нападение с последующим похищением курьера не так далеко от туда. А за одно - и откуда нас ждать!
   - Прежним путем возвращаться нельзя, - веско сказал Хьюга, - там нас точно будут ждать, а вот как пробираться к линии фронта в другом месте...
   - Даже если и сумеем, то подкрепление все равно окажется в другом месте, - заметил Иши и предложил, - может попробовать затеряться среди местных и подождать окончания шумихи? В замке наместника нас точно никто не догадается искать.
   - С таким количеством чакры? Не получится, не говоря уж о цвете волос некоторых, - скосил на меня глаз джонин, - к тому же, местной одежды у нас нет, а комплект чунина пойдет только тебе.
   - И бьякуган так просто не спрячешь, - добавил я и уколол в ответ, - разве что слепого изображать, но таких упитанных калек я что-то не видел.
   У Хизаши задергалась щека, на что я победно ухмыльнулся под маской, но продолжать перепалку он не стал. Впрочем, свою цель она исполнила - напряженные как струна напарники немного расслабились и уже не стремились паниковать.
   - Тогда нам только остается как можно скорее удирать в сторону Травы и надеяться на удачу, - подвела итог Инузука.
   - Точнее, нам следует попробовать добраться до гор, а уж найти там хоть кого-то даже с сенсорами не такая простая задача, - поправил ее командир, - к тому же, не думаю, что у них найдется хоть один, что сможет превзойти меня в своей чувствительности.
   В общем, как и до этого, вот только сейчас на нашей стороне нет дождя, дававшего отличное прикрытие от вражеских сенсоров и большое преимущество бьякугану. Но говорить этого я естественно не стал, чтобы не подрывать боевой дух команды, так что дальше мы бежали молча. И пока работали ноги, я ломал голову, как вытянуть всех из такой непростой ситуации. Нет, сам-то я смогу сбежать практически гарантированно и никто не упрекнет в оставленных товарищах, особенно если миссия выполнена, но оставлять позади людей, к которым уже привязался за несколько лет даже не попытавшись вытащить за собой? Себе я могу признаться что готов пойти на такое, но не думаю, что ма одобрит такое поведение. В тоже время мне не хочется никому раскрывать некоторые особенности хидзюцу с использованием обнаруженных возможностей разделения чакры на составляющие в строго определенных пропорциях.
   Мои размышления прервал Хизаши, что внезапно подал знак остановиться, а через пару секунд рванул в сторону ближайшего клочка леса, что буквально просвечивал насквозь. Возникло искушение поинтересоваться таким торопливым поворотом в ближайшее место, хоть немного подходящее под укрытие, но потом я и сам почувствовал на самой границе своих возможностей около десятка источников чакры, двигавшихся нам навстречу, прямо туда, где взорвалась сигнальная ракета. И ладно бы это были чунины под предводительством двух джонинов - с таким количеством можно было бы справиться при удаче, особенно, если принять во внимание низкое качество бойцов Ивагакуре по сравнению с нашими, но один пульсирующий источник чакры поистине циклопических размеров менял весь расклад. Не даром Хьюга так насторожился. Особенно мне не понравилась некая двойственность и более тяжелое ощущение от чакры этого монстра. Очень знакомое такое ощущение, смахивавшее на одну такую пухленькую помидорку после ритуала перезапечатывания... Джинчурики.
   Проскользнув вслед за командиром мимо очередного деревца к только ему видимой цели, я напряженно обдумывал тактику сражения с джинчурики, если нам крупно не повезет. Самое очевидное решение - при первой же возможности использовать цепи для того, чтобы не дать использовать чакру биджу и применить го фуин, оборвав связь с хвостатым и практически лишив силы самого мощного шиноби. Ничего другое на этих чакромонстров просто не подействует, а если применить тяжелую артилерию, то точно можно заранее заказывать гроб, поскольку сбегутся шиноби со всей округи.
   - Вниз!
   Спрыгнув в миниатюрный овражек, что оказался совершенно незаметен даже в паре шагов, я вопросительно посмотрел на Хизаши.
   - Ставь барьер и молитесь, чтобы нас не заметили!
   Поставить его было делом нескольких секунд, а потом мы все прижались к земле, стараясь сделаться как можно незаметными.
   - Тайчо, что случилось? - осмелилась прошептать Тсуме спустя десяток секунд напряженного ожидания.
   - Роши, - одними губами прошептал Хьюга.
   - Кто? - так же ответила куноичи, состроив недоуменную рожицу.
   - Джинчурики, - ответил командир и всем своим видом показал, что если она не заткнется, то смерть от рук врагов покажется милосердней.
   Впрочем, Тсуме была девочкой умной и оказалась в курсе, кто это такие, поскольку побелела очень заметно и даже начала дрожать. Мда, репутация у джинчурики еще та. Пришлось даже взять ее за ладошку, чтобы немного успокоить. На недоуменное лицо Иши я только беззвучно помахал "потом". Три минуты, за которые Роши и Ко пробежали мимо и скрылись от моих чувств показались буквально вечностью, но когда Хизаши облегченно расслабился и вытер пот со лба, меня внезапно осенила очень даже отличная идея, как нам выбраться без потерь и мне сохранить свои способности в секрете. Главные способности, поскольку кое-что придется раскрыть.
   - Ну и чего все такие дерганные? - недоуменно поинтересовался напарник.
   - Мы чуть не столкнулись с джинчурики - носителем хвостатого зверя, - пояснил я и с некоторым удовлетворением наблюдал за бледнеющим Иши, понявшим, какая большая жопа пролетела мимо нас.
   А ведь могли и вляпаться.
   - Тайчо, у меня идея как нам выбраться отсюда без потерь и намного быстрее, - обратился я к отходившему от напряжения Хизаши.
   - Хуже все равно не будет, так что давай, - махнул он рукой.
   - На самом деле все просто - я запечатываю вас сюда, - я похлопал по подсумку с футляром, - вызываю призыв, который запечатывает уже меня, после чего глотает свиток и бежит на нашу территорию намного скрытней целой команды шиноби, да и быстрее в большинстве случаев, после чего на нашей территории проводит обратную процедуру. Все предельно просто и почти безопасно.
   - У тебя есть призыв? - удивилась напарница, а командир потер подбородок в раздумье и через мгновение кивнул.
   Впрочем, я и не сомневался после недавней разминки с джинчурики, а удобство перемещения раненых в свитке он уже оценил.
   - Это кошки, так что лучше тебе с ними не встречаться, - честно предупредил я буквально начавшую вибрировать от любопытства куноичи.
   Запечатать трех человек было делом нескольких мгновений. Вот только после этого я не использовал призыв, а сосредоточился и создал одного клона. Клона теней.
   - Ты знаешь что делать, - кивнул ему и положил руку на пустую печать на свитке.
  
   В небольшом облачке дыма оставшийся в овраге один, клон, только фигурой напоминавший своего создателя, спокойно свернул и убрал свиток в футляр, забрал печати барьера и заглотил все неестественно широко открыв рот. После чего шагнул в самую густую тень и утонул в ней, не оставив позади ни единого следа своего существования.
  
   Глава 37.
  
   Всего мгновение и я стою не в мелком овраге, а посреди пустынной каменистой гряды с небольшими пятнами зеленой травы в редких местах, что через несколько сотен метров переходит в уходящие в землю расщелины. Мы здесь как раз пробегали на пути в глубь территории Ивы. Вот только время не соответствует - сейчас стояла глубокая ночь и лишь свет полной луны позволял отчетливо видеть окружающую местность. Повернувшись к своему клону, я кивнул и через мгновение получил все воспоминания от развеявшейся техники.
   А-ха, теперь понятно, почему он не дотащил нас до окрестностей лагеря, а был вынужден распечатывать на условно вражеской территории - в отличие от продолжительного времени присутствия теней в мире, момент смены времени суток не позволяет перемещаться по миру теней столь свободно, как при свете солнца или луны. Клон просто потратил на движение в этот отрезок времени столько чакры, что дотянул только до трех часов ночи, после чего был вынужден распечатать меня под угрозой близкого истощения вложенного запаса чакры. Учитывая, какое большое расстояние оказалось преодолено, очень неплохой результат за примерно половину суток. Наша команда потратила явно больше времени на этот отрезок пути.
   Устало вздохнув - усталость, к сожалению, за время запечатывания никуда не делась - я присел перед свитком и развернув его дальше, последовательно приложил к каждой из трех последних печатей палец и послал импульс чакры. Три последовательных хопка с последующим легким дымком увеличили количество человек в округе на три экземпляра.
   - Уже... все? - удивленно моргнув, спросила Тсуме.
   - Все-все, - проворчал я, вытаскивая из-под рук напарников свиток и убирая его в валявшийся рядом футляр.
   Распихав оставшиеся от клона вещи по своим местам, я ответил на кивок командира своим и стал ждать, пока Хьюга не осмотрит местность на предмет врагов, хотя и так знал, что в радиусе семи километров нет ни одного существа, способного использовать чакру, кроме нас, конечно. Определившись с ориентирами на местности, Хизаши без лишних слов, жестом приказал следовать за ним. Образовав ромбовидную формацию, я стартовали за сразу взявшим приличную скорость джонином. Впрочем, наша троица вполне справлялась с этим и даже успевала болтать на ходу. Точнее, мои напарники устроили мне небольшой допрос.
   - Ну, и когда ты умудрился получить призывной контракт? - наконец разродилась куноичи, бросавшая последние пару минут в мою сторону любопытные взгляды. - И почему не использовал раньше?
   - Никогда, - пожал я плечами, - да и не имелось особой нужды.
   - Что значит "никогда"? А как же ты использовал призыв? - удивился Ротаро, тоже прислушивавшийся позади.
   - Очень просто - у меня имеется свиток, с помощью которого можно призвать одного конкретного кота, способного служить курьером для доставки послания, - повернул я голову к Инузуке, - больше он ни на что другое не годится, тем более, учитывая скверный характер, я стараюсь не слишком злоупотреблять данной возможностью.
   - Ладно, с этим все ясно, покивала Тсуме и продолжила допрос, - какая порода и кто тебе дал этот свиток.
   Покосившись на буквально излучавшую любопытство девушку, я вздохнул, но все же решил просветить напарников.
   - Свиток я получил от Мито-сама, которая как раз и владеет данным призывом на равне с некоторыми другими шиноби из клана Узумаки, что касается породы - это пантеры, и они жутко не любят служить курьерами, поэтому я предпочитаю пользоваться обычными способами доставки писем.
   - Должно быть, владеть призывом здорово, даже таким ограниченным, - немного завистливо вздохнул Иши.
   - Ну так кто тебе мешает получить свой? - развел я руками и перепрыгнув довольно большой камень вслед за Хизаши, продолжил. - Необходимые печати можно найти в свободном доступе среди подобной информации в библиотеке деревни, так что дерзай, если так хочется.
   - Пожалуй, можно попробовать...
   - Только не забудь, что примерно девяносто восемь процентов из ста так никогда и не возвращаются обратно и мира своего призыва, - насмешливо фыркнула Тсуме, - это практически гарантированная смерть почти каждому дураку, что захотел получить себе призыв.
   - А как же ученики третьего хокаге и Сакумо Хатаке? - резонно возразил напарник, не особо обращая внимание на язвительный тон куноичи. - Если судить по твоим словам, то остаться в живых должен был только один, а не все четверо.
   - Во-первых, у Сакумо-сама призыв псов передается в клане уже несколько поколений, так что он ничем не рисковал, просто подписав свиток, а во вторых - саннины уже тогда были куда сильнее среднего джонина, так что и шанся впечатлись своих призывных животных был куда выше, чем у многих других кандидатов, - перечислила Инузука, - ну и в-третих - ни у тебя, ни у меня не найдется достоточного запаса чакры, чтобы призвать даже просто большого зверя, не говоря уж про босса, а это является универсальным требованием среди всех призывов.
   - А ты довольно много знаешь о призывах, - заметил я.
   - Учитывая, что наш клан почти с самого основания Конохи пытался купить или обменять свиток призыва псов у Хатаке, то естественно, мы изучили все возможные подводные камни призывов, как и пытались заключить контракт напрямую попав в мир псов, - хмыкнула Тсуме, - про результат вы можете догадаться - из всех пытавшихся ни один не вернулся.
   - Достоверно известно, что намного легче найти уже созданный свиток и попытаться получить согласие призыва с ним, чем пытаться заключить новый путем перемещения в подходящий мир, - неожиданно добавил Хизаши, очевидно, прислушиваясь к нашему разговору, - среди достигших уровня джонина попытка получить контракт считается извращенным способом самоубийства, нежели способом увеличить личную силу, от провала не застрахованы даже шиноби уровня каге. Что касется саннинов, то такой успех большей частью обязан связи их учителя с обезьянами, чем чему-то еще. Будь заключение контрактов призыва столько легкое, то такие свитки десятками присутствовали бы в каждой деревне, вместо имеющихся единиц. Я был лично знаком с двумя, попытавшими удачу. Обратно ни один не вернулся.
   Угу, вот и думай, стоит ли рисковать ради призрачного шанса собственного усиления с почти гарантированной гибелью или лучше обойтись без призыва. После такого не очень оптимистичного пояснения про призывы, энтузиазм Ротаро заметно угас. Впрочем, на его месте я бы тоже задумался. Естественно, болтать на бегу охота у напарников пропала, чего наверняка и добивался Хьюга, так что дальше мы бежали молча.
  
   Несмотря на вяло текущие боевые действия с обеих сторон, мы не наткнулись на обратном пути ни на одну команду шиноби из Ивагакуре но сато и к вечеру следующего дня без проишествий добрались до лагеря. Отсутствие необходимости скрывать свое присутствие ощутимо сказалось на скорости передвижения команды. Под внимательным взглядом караульных на стенах преодолев защитную полосу ловушек, мы оказались внутри и комадир сразу же направился докладывать об успешном выполнении миссии, предварительно забрав у меня бессознательного пленного. Оставалось только порадоваться возможности отдохнуть - несмотря на вроде бы быстрое выполнение задания благодаря моей придумке, постоянное напряжение и невозможность нормально поспать на вражеской территории, явно давали о себе знать, у меня скорее в ментальной усталости, чем физической, как у напарников.
   Вернув Тсуме питомца, я помахал обоим и побрел к своей палатке, машинально отвечая на приветственные кивки окружающих и мечтая только о нормальной постели часикам восьми полного спокойствия и тишины.
   - Семпай! Семпай! Рью-семпай!
   Заслышав такой знакомый звонкий голосок, я мысленно застонал и подавил желание прикинуться глухим - не видать мне теперь любимой подушечки! Развернувшись в ту сторону, откуда раздавались крики, я убедился в своих опасениях - это действительно оказалась спешащая от лазарет Чифую Учиха.
   - Кохай, - кивнул я, обреченно вздохнув.
   - Семпай, вы вернулись! Срочно нужна ваша помощь! - не останавливаясь, куноичи подбежала и схватив меня за руку, потащила обратно.
   Найду, какая тварь донесла - прибью нахрен!
  
   Выполз из лазарета я только через три часа совершенно вымотанный и злой, да еще к тому же и голодный, посколько перехватывали мы рацион на ходу еще часа в три дня, а с тех пор прошло уже больше восьми часов. Так что на первой строке необходимых дествий у меня стояла жратва любого вкуса, а потом уже следовал сон. И если кто еще раз попытается отдалить время законного отдыха, то очень сильно пожалеет!
   - Рью! Рью!
   Только услышав первые звуки своего имени у самого порога палатки, я подавил возникшее желание побиться лбом о ближайшую каменную поверхность. Ну кто меня за язык тянул! Обреченно обернувшись на зов, я увидел спешащего через лагерь очень усталого Ротаро. Причем, вполне определенно выпившего и судя по состоянию одежды, побывавшего в компании подружки. И тем не менее, его обеспокоенное лицо мне сильно не понравилось. Просто задницей вдруг почувствовал если не грядущие неприятности, то неприятные для себя новости точно. Да и не стал бы напарник меня разыскивать просто так в столь позднее время.
   - Рью, ты слышал? - спросил у меня подбежавший парень, после того, как остановился и немного отдышался.
   - Слышал что?
   - Не слышал? Прибывшие подкреплением генины вроде должны были всем уже разболтать...
   - Генины?! - перебил я Иши. - На фронт теперь посылают генинов? Советники и Хокаге что, совсем сбрендили?!
   Какого черта! Сейчас же не настолько серьезная ситуация, чтобы бросать только недавно выпустившихся из академии детей в жернова войны! Да что там говорить, если даже Ооноки стремиться беречь своих генинов несмотря на плачевное состояние своих сил!
   - Да фиг с этими генинами! Командующий не собирается выпускать их дальше ограды лагеря, - отмахнулся друг, - суть в другом - на Коноху умудрились напасть!
   - Что?!!
  
   Глава 38.
  
   Сообщение, что на деревню умудрились напасть, как наковальней ударило поддых. Я только и мог тупо таращиться на напарника, пытаясь уместить в голове тот факт, что при полностью закрытых со стороны Ивы границах, кто-то смог скрытно подвести достаточно сил, чтобы организовать серьезное нападение на Коноху, пусть и при намного ослабленных силах. Да что там говорить, если в деревне постоянно находится как минимум пара тысяч активных шиноби, не говоря уж о силах Данзо.
   - Да-да, у меня был точно такой же ступор от подобной новости, - покивал Иши, оценив мое состояние.
   - Когда это произошло? - выдавил я из себя вопрос, преодолев ступор.
   - Шесть дней назад, потом новость добиралась до главного лагеря и уже оттуда откомандированные в подкрепление генины донесли новость до нас.
   - Количество нападавших? Потери? Разрушения?
   Я старался не думать, что задолбанная рутиной, Сая с радостью ринется в гущу схватки, едва только появится возможность, а не останется защищать клановый квартал. Уж за прошедшие годы я хорошо узнал ее непоседливый характер.
   - Пока ничего конкретно не известно, в том числе и как вообще враг подобрался настолько близко, что патрули никого не обнаружили до последнего мгновения, - пожал плечами чунин, очевидно, не особо волнуясь на данную тему.
   Ну, у него дома родных нет, а девушка в лагере, так что и переживать не имеет смысла. За Мито не имеет смысла беспокоиться, а у Кушины-чан имеется батарейка на мгновенную регенерацию и усиление, не говоря уж о охране для джинчурики, Сая же обычная куноичи без моря чакры и повышенной живучести Узумаки. И что-то мне подсказывает, что она обязательно вляпается в неприятности при первой же возможности.
   - Ладно, если что-то еще станет известно - не забудь рассказать, а то я с лазаретом этим вечно в пролете со свежачком, - вздохнул я, почувствовав себя еще более уставшим, - а сейчас пойду отдыхать, и спасибо, что сообщил.
   Уж в чем я не сомневался, так это в скорости циркуляции слухов и новостей в среде шиноби. В условиях информационного вакуума из-за отсутствия привычного мне телевидения и радио, новости разносятся устно. Превращая настоящих машин для убийства в судачащих кумушек. Да и профессия как бы оправдывает, хоть шиноби и являются здесь не шпионами и убийцами, а излишне выпендрежными магами на местный манер с налетом японского колорита, хотя ускоглазых тут почти не водится. То ли дело было в главном госпитале Конохи - все новости практически с полей от первичных источников.
   - Хорошо Рью, буду держать тебя в курсе событий, - похлопал меня по плечу напарник, - отдыхай.
   Кивнув ему, я несколько запоздало отметил тот факт, парню теперь нет нужды тянуться, чтобы вообще достать до моего плеча - как-то прошел мимо моего сознания тот факт, что Ротаро уже успел вытянуться до солидных метра семидесяти с копейками, а ведь какой-то год назад он не перевалил и ста пятидесяти пяти сантиметров, являясь самым низким в команде. Тут же не успел оглянуться и уже такая оглобля вымахала.
   Проследив за удаляющейся спиной напарника, я устало размял плечи и поплелся к своей палатке. Спать хотелось неимоверно, но перед этим следовал написать ма письмо, чтобы завтра с утра закинуть его к общей куче, что отправят с курьером в главный лагерь и затем уже в деревню. Не очень быстро, но куда надежнее, чем отправлять с птицей.
   Последующие дни тянулись буквально со скоростью улитки, несмотря на то, что работы для ирьенина хватало даже на двоих. Надежно поселившееся в груди чувство беспокойства медленно и верно подтачивало мои бастионы спокойствия и дисциплины. Да что там говорить, если даже нормально заснуть не получалось без лезущих в голову мыслей вполне определенной направленности. Утешал разве что факт невозможности попадания в плен посреди родной деревни, но это слабое утешение по сравнению с альтернативой худшего варианта. Мне вовсе не хочется по возвращении в Коноху присутствовать на еще одних похоронах, только теперь уже Саи. Ну и как это обычно бывает, накапливающаяся эмоциональная усталость заставила совершать ошибки.
  
   Зашипев от боли в пробитой кунаем ноге, я ускорился выбросом чакры и полоснув по шее чунина возникшей из печати катаной, откатился в сторону, уворачиваясь от еще нескольких, посланных в меня его напарником. Пусть ранение и несколько ослабило меня, снизив скорость, но заблокировать ощущения не составило труда, после чего я запечатал оружие и обрушил на оставшегося врага целый шторм железа из наладонных печатей. Низкорослый шиноби в бандане смог уклониться от первого десятка, но вылетающие с огромной скоростью шурикены и сенбоны сперва зацепили плечо, а затем превратили его в настоящую подушечку для иголок. Бросив быстрый взгляд по сторонам, я убедился, что моя помощь не требуется - Тсуме как раз добивала своего противника, Куромару уже перекусил горло подставившейся куноичи, а Ротаро успешно сдерживал своего шиноби мечом - и одним аккуратным движением вытащил из раны кунай, начав залечивать ногу. К тому времени, как напарники разобрались с остатками встреченной команды Ивагакуре, что пыталась прошмыгнуть за линию фронта, я уже смог нормально стоять без блокирования нервов. Подумать только - умудриться пропустить кунай вшивого чунина, когда большинство джонинов не могли меня достать...
   - Рью, ты впорядке?
   Обеспокоенные лица Тсуме и Ротаро заставили меня почувствовать еще хуже - они-то привыкли, что это мне приходится за ними присматривать, а тут против двух чунинов и получил довольно серьезную рану.
   - Да, я уже впорядке, - кивнул им, доставая из разгрузки жилета свиток для тел.
   - Прекращай зависать и побольше уделяй внимание происходящему вокруг, - нахмурилась куноичи, чувствительно ткнув кулачком мне в бок, - будь противники серьезней и подобная ошибка могла бы стоить тебе жизни.
   - Извините ребята, - вздохнув, я поднял очки на лоб и ладонями хорошенько потер лицо, - все, я собран.
   - Надо было так поступить, когда мы только начали патрулировать, - покачал головой Иши.
   К счастью, больше меня шпынять не стали и можно было запечатать тела, после чего продолжить маршрут. Перескакивая с камня на камень, я только пожалел, что последние приличные штаны тоже обзавелись дыркой и вечером придется их зашивать, поскольку замен уже просто не осталось. Впрочем, некоторые бойцы и в худшей одежде ходят - на боевые навыки это никак не сказывается.
  
   Ответные письма пришли только на девятый день, когда я уже извелся весь от беспокойства и не рисковал приближаться к наиболее деликатным пациентам, посколько не далее как вчера чуть не угробил одного пацана из-за дрогнувшей руки. Прийти-то пришли, вот только не мне. Утешало лишь то, что и похоронки не прислали, как некоторым в лагере. Туго закрученная внутри пружина беспокойства начала потихоньку расслабляться - если не мертва, то вылечить всегда можно, даже если для этого потребуется разобрать на запчасти пару тел, вот только не знание ситуации все равно напрягало.
   Между тем, мне прибавилось работы и отнюдь не из-за вражеских действий - получив похоронки, парочка шиноби покончила с собой. Как я выяснил в последствии у Чифую, у одного погибла жена с годовалым дитем, а у другого вся семья с родителями и кучей младших братьев и сестер. Еще один был скручен сокамандниками на пол пути и был притащен в лазарет. Был бы и четвертый случай, но беспокойно наворачивая круги по лагерю, я успел спеленать одну малолетнюю дуру, что попыталась вскрыть себе горло и сдал на руки подоспевшим друзьям. Пусть статус Саи по-прежнему был не ясен, но хоть удалось узнать детали нападения на Коноху - помощница дала почитать часть своего письма, где описывались все обстоятельства случившегося.
   Двести шиноби Ивагакуре но Сато каким-то образом смогли пробраться через территорию Амегакуре и миновав не такие плотные патрули на границе стран, небольшими группами попали на территорию Хо но Куни, где так же не привлекая внимания, двинулись к прекрасно известному расположению скрытой деревни Листа. Учитывая идущий конфликт, внутренних патрулей намного меньше, чем в мирное время, потому и проникших не смогли обнаружить практически до самых стен деревни. Опираясь на логику, всего двести бойцов едва ли смогут штурмовать укрепленную деревню, особенно, если ее защищает несколько тысяч шиноби. Вот только из тех двух сотен почти все были джонинами(практически последними у Ивы, но это объясняло отсутствие большого количества высокоуровневых противников в глубине территории) и их задачей стояло не захватить Коноху, а причинить как можно больше вреда и вынести верхушку руководства, пойдя в суицидальную атаку. Положение оборонявшихся осложнялось еще и тем, что среди большого отряда вражеских джонинов затесались члены бакхацу бутай, известных своими достижениями на ниве взрывов и уничтожения окружающей местности. До Хокаге нападавшие не добрались, но часть стены подорвали, как и повредили многие дома неподалеку и на прорыве к центру деревни. Потери среди мирного населения насчитывают около десяти тысяч только убитыми и неизвестным количеством ранеными. Среди шиноби же - около пятисот убитых и примерно половина от этого числа ранеными. Для всего двух сотен очень значительный результат. К счастью, основной удар пришелся мимо клановых территорий, так что о разрушенном доме волноваться не имеет смысла, чего не скажешь о людях. Пусть друзей у меня мало, но все же имеются и ходить навещать еще несколько могил к тем, что уже имеются вовсе не хочется.
   Впрочем, если мне этого не придется делать, то это не значит, что подобной судьбы избежит кто-то другой - вечером ко мне в палатку завалилась вся в слезах Тсуме.
   - Что случилось? - хоть я и спрашивал ее о причине такого состояния, но в глубине души и так знал ответ.
   - То-сан участвовал в отражении атаки на деревню и попал под один из взрывов, - выдавила сквозь всхлипы напарница.
   Чего и следовало ожидать. Вздохнув, я обнял куноичи и прижал к себе, позволяя выплакаться. А созданного клона отправил заваривать успокаивающий травяной сбор, что и сам пил последние дни, чтобы не сорваться - один из знакомых джонинов посоветовал, поменяв личный запас на пачку печатей. Подхватив Тсуме на руки, я перебазировался на футон и устроил ее на скрещенных ногах, обхватив со спины. Несмотря на то, что за последний год напарница тоже прилично подросла, она все еще оставалась маленькой по сравнению со мной и даже не доставляла никакого неудобства своими сорока килограммами. Гладя по спине и отпаивая ревущую куноичи ароматным напитком, я вздохнул и подумал, что роль жилетки для слез придется исполнять еще не раз... Хочу в отпуск.
  
   Глава 39.
  
  
   Поднявшись рано утром и на скорую руку соорудив себе завтрак из травяного сбора и плитки пайка, я выскользнул из палатки, оставляя позади заснувшую только поздней ночью Тсуме. Прищурившись на только начавшее вставать солнце, я широко зевнул в маску и козырьком прикрыв глаза, оглядел только начавший просыпаться лагерь, после чего медленно побрел в сторону здания штаба.
   Следовало решить вопрос с продолжительностью службы нашей команды. Пусть до этого я не особо задумывался об этом, но стандартная политика деревни в отношении своих сил на фронте - десять месяцев сражений против трех отдыха. Это время может немного колебаться в зависимости от нужд Конохи и результативности протекания военных действий, но я точно знаю несколько человек, которые уже отправились обратно из нашего пополнения. Конечно, не считая тяжело раненых и убитых во время боевый столкновений с врагом. И насколько я помню, шиноби, впервый раз отправленным на фронт, обычно даются послабления по срокам - чтобы не сломались от понесенных потерь и иных прелестей настоящей войны. Вот как раз, чтобы узнать насчет сроков нашей отправки домой я и решил с утра пораньше навестить командующего, поскольку именно он заведует ротацией персонала лагеря. Не думаю, что с нынешним количество шиноби и уменьшением накала военных действий между Конохой и Ивой в последние пару месяцев, Мейдо будет возражать против окончания срока службы Тсуме и Ротаро. В конце концов, контактников и сенсоров у нас пока достаточно, не говоря уж о ранении Куромару. А вот с моей личностью могут возникнуть проблемы по вполне очевидной причине. Именно поэтому я и оставил напарницу позади, решив лично поболтать с командиром. В конце концов, я достаточно изучил ее характер и прекрасно знаю предполагаемый ответ на предложение оставить меня здесь и вернуться в деревню хотя бы на похороны отца. Если же это будет приказ начальства, то шансы на осуществление моего плана по отправке Тсуме домой имеют солидные шансы на осуществление. В таком состоянии, как она заявилась ко мне вчера - погибнет в первой же стычке.
   Несмотря на довольно свежий ветерок и не самую теплую погоду в этой части территории элементальных стран, я все еще не до конца проснулся и на ходу клевал носом, поэтому не сразу заметил суету в дальней от меня части лагеря, где располагалось достаточно большое здание, исполнявшее роль столовой и комнаты общения. Учитывая основное питание, первая функция была чисто декоративной, но в столовой собирались те, кто просто хотел поболтать и обменяться сплетнями не на открытом воздухе или зажевать паек среди компании друзей. Учитывая повальную занятость, бывал я там не часто, в отличие от той же Чифую, что в большинстве случаев посвещала меня в большинство циркулирующих слухов, сплетен или свежих новостей.
   - Что там случилось? - остановил я пробегавшего мимо чунина, машинально отметив нашивку Учиха на плече и традиционные для глазастых темные волосы.
   - Ночью притащили остатки команды Ивы, что вырезала наши патрули и посты последние две недели, Нара-сама, - протараторил пацан явно узнавший меня и после донесшегося до нас приглушенного женского вопля с той стороны, добавил, - было захвачено живыми всего двое из девяти, но один из пленных оказался куноичи, так что все желающие с ней сейчас развлекаются.
   Кивком поблагодарив его, я продолжил брести к штабу, уже не обращая внимание на оживление шиноби и иногда прорывающеся вопли насилуемой женщины.
   После многих месяцев на фронте, я уже давно привык к подобным случаям и перестал обращать внимание на такие действия по отношению к врагу. В конце концов, хоть политика Конохи в этом отношении однозначно отрицательна в мирное время даже при выбивании необходимой информации(особенно потому, что Яманака справляются с этим намного быстрее и чище, чем простые дознаватели), во время войны все запреты отбрасываются в сторону. Как практикующий ирьёнин и на пол ставки доморощенный психоаналитик, могу свидетельствовать, что подобная практика позволила не малому количеству бойцов преодолеть последствия смерти близких друзей и другие ужасы войны. Конечно, это не значит, что и я сам принимал участие в таких групповушках. И признаться, отнюдь не из-за каких-то положительных качеств или жалости, нет. Некоторые виденные пленницы вызвали бы обильное слюноотделение и у полного импотента. Причина достаточно банальна - брезгливость. Быть н-дцатым по счету у одной? Это без меня. К тому же, несколько раз в лазарет притаскивали еле живые тушки, которые и на женщин то с трудом смахивали после сотни мужиков, а мне их приходилось лечить до более-менее вменяемого состояния, чтобы передать для последующего допроса. Так что добавлять себе работы не имелось никакого желания. Пусть это профессиональный риск всех куноичи, но жалеть врага? Особенно тогда, когда мне каждый день приносят полумертвые тела их работы? Это к кому-нибудь другому. К тому же, в отличие от других, делиться своей добычей с окружающими как-то не тянет, хотя в свитке уже имеется достаточно как пленников, так и пленниц на любой вкус. Пусть большая часть из них серьезно ранена или вообще при смерти, но разбираться буду только тогда, когда окажусь у себя дома, в подвале за кучей барьеров и дверей.
   Отчаянно зевая и морщась от особенно пронзительных криков - режут они ее там что ли? - я дошел до штаба и вопросительно взглянул на прислонившегося к стене охранника. Джонин из Сенджу окинул меня внимательным взглядом и молча кивнул - я у командующего бывал достаточно часто, чтобы постоянная охрана штаба пропускала меня без каких-либо вопросов. Полагаю, не последнюю роль в этом играли наши постоянные конфликты и ругань насчет поставок медикаментов, что наверняка слушал весь лагерь. Голос я принципиально не понижал, а звуковые барьеры ставились только для важных совещаний.
   Переступив порог и отметив неважный свет порядком закоптившихся ламп, я перевел взгляд на расположившегося за столом человека. Точнее, спящего на столе и разбросанных вокруг документах, командующего. Интересно, он и ночует здесь же? Неслышно хмыкнув на редкое зрелище, я приготовился и тихонько кашлянул, желая привлечь внимание. Этого едва слышного звука хватило, чтобы Мейдо подхватился со стола и отправил в мою сторону несколько шурикенов и один кунай с двух рук. Не ожидай я чего-то подобного и вполне мог бы пополнить собой отправляемые в свитка тела погибших. А так, уклониться от звездочек и поймать кунай между светящихся покровом чакры пальцев не составило особого труда. Не уверен, что все имеющиеся в лагере джонины пройдут подобный тест побудкой начальства - наученные горьким опытом, посетители и охрана предпочитают будить ветерана первой мировой войны шиноби не отдаляясь от дверного проема.
   Проморгавшись, командующий выглянул из-за стола, куда успел нырнуть и сфокусировал взгляд на мне, после чего со вздохом вернул отлетевший стул на место и тяжело на него опустился.
   - А, это ты, Рью-сан, - проворчал Икки и с силой потерев лицо, досадливо покачал головой, - зачем пришел? Сразу предупреждаю - все медикаменты уже в лазарете, больше просто не прислали.
   - А то когда-то было по другому, Икки-сан, - фыркнул я, вспоминая вчерашнее негодование помощницы, - на самом деле, я здесь по несколько иному поводу.
   - По иному? - командующий с тоской осмотрел кипу свитков и листов на столе и устало вздохнул, подперев голову руками. - Я тебя слушаю.
   - Я пришел узнать насчет смены моей команды, - оповестил джонина, выдвигая ближайший стул и присаживаясь на него, - через неделю будет уже одинадцать полных месяцев, как мы были отправлены на фронт и подошло время отдыха, к тому же, в недавнем нападении на Коноху убили отца Тсуме и я до сих пор не в курсе, что случилось с Саей, так что Икки-сан, это дополнительные стимулы оказаться как можно быстрее в списке сменяемых шиноби.
   Закончив, я спокойно выдержал потяжелевший взгляд командира и стал ждать его ответа, положив пойманный кунай на стол.
   - Сочувствую твоей напарнице, - склонил голову Мейдо и медленно продолжил, аккуратно подбирая слова, - ничего не имею против возвращения Тсуме в деревню как можно скорее, в конце концов, я сражался вместе с ее отцом, но что касается тебя...
   Ну да, я уже и так знаю все причины, по которым мне невозможно дать отпуск.
   - К сожалению, на весь лагерь имеется только один ирьёнин достаточной квалификации, чтобы заведовать полевым лазаретом без опаски за поступающих раненых - ты.
   - Что насчет Чифую-чан? - не пожелал я сдаваться без боя. - Я ее уже достаточно натаскал, чтобы дозволять проводить операции самостоятельно и без опасений за жизнь даже самых тяжелых раненых.
   - Учиха-сан может и достигла за прошедшее время впечатляющих результатов, но по-прежнему является новичком, пусть и имеющим кое-какие навыки в лечении, - помахал рукой командующий, - ее потолок - не больше четырех-пяти сложных раненых в день, после чего просто заканчивается чакра. Не говоря уж о том, что практикантка не сравнится с ирьёнином второй степени.
   - Третьей степени, Икки-сан, - поправил я его, - вторую я не получал и едва ли получу в ближайший год, если не больше.
   - По навыкам именно что второй, - возразил командующий, - в конце концов, я читаю все доклады, в том числе и от тебя.
   Я поднял руки, показывая, что не намерен продолжать этот спор.
   - К тому же, не стоит забывать, что твоя подчиненная прибыла в том же пополнении и ждет свой срок отправки домой. И если выбирать, кого оставить под моим началом, выбор совершенно очевиден. Знаешь, сколько через твои руки прошло раненых за все прошедшее время?
   Я вопросительно приподнял бровь - к чему это он?
   - Эээ... если честно, было не до того, чтобы считать количество, - пожал я плечами.
   - Ты может быть и не считал, вот только списки поступивших и характер ранений хранятся у меня, так что узнать точную цифру практически не составит труда - тысяча двести девяносто три человека за почти одинадцать месяцев, причем, только восемьдесят девять из них с летальным исходом! Это не то что невероятно, это просто немыслимо малый процент потерь для фронта! Более лучшее соотношение потерь со спасенными может быть только в главном госпитале Конохи! И это при постоянной катастрофической нехватке медикаментов!
   Даже немного отодвинувшись от напора вскочившего на ноги джонина, что нависал над столом во время своей речи, я тоскливо вздохнул - выбраться в Коноху легально не получится еще долго, как бы не к самой капитуляции Ивагакуре, если другого ирьёнина не пришлют.
   - Так что извини, Рью-сан, но лишить своих шиноби настолько талантливого ирьёнина я просто не имею право, пусть твои напарники сменяются, но ты - нет. И это мое последнее слово! - словно желая подчеркнуть последнюю фразу, командующий уселся обратно на стул и срестил руки на груди, всей своей позой показывая неумолимость.
   - Как пользоваться моими навыками, так только дайте, а как достать медикаменты для лазарета, так сразу "я ничего не могу поделать"?! - прищурился я, повышая голос и наклоняясь вперед.
   Позволять на себя орать? Я тоже так могу! Теперь настала моя очередь сверлить Мейдо взглядом.
   - А мне тут изгаляйся значит, и проявляй чудеса изобретательности, чтобы пациенты не дохли как мухи!? Интересно, почему я должен менять свои печати в Кусагакуре хотя бы на минимально необходимые вещи для лазарета? Это обязанность командира выбивать обеспечение для своих людей, как и персонал! Почему я должен обучать помощницу себе практически с нуля, когда даже вчерашний стажер намного облегчил бы приходящуюся нагрузку?! То, что у меня намного больше чакры, чем у среднего медика вовсе не значит, что я должен пахать за бригаду с утра до вечера каждый день недели! А теперь еще оказывается, что получить свои законные пару-тройку месяцев отдыха смогу неизвестно когда?! Я уж не говорю о том, что не только заведую лазаретом, но еще и вынужден ходить на задания и рисковать своей задницей в тылу врага, когда у меня и так хватает забот! Не слишком ли много на одного человека? В конце концов, у меня даже нет времени как следует потренироваться и приходится забирать время для сна! Пусть я намного выносливей обычного шиноби, но и у меня есть предел!
   Теперь уже я нависал над столом и орал на Мейдо. Да, я понимаю его резоны и, наверное, именно так поступил бы в подобной ситуации, но в конце концов, я не железный и вся эта непрекращающаяся бойня, нескончаемый поток фарша с костями в лазарет, из которого я должен собирать каждый раз человека, изрядно подтачивает нервы, а тут еще и отсутствие известий от ма... Глубоко вздохнув, я плюхнулся на стул и сжал кулаки, чтобы не выдать дрожь рук.
   - Я все понимаю, Рью-сан, но ничего не могу поделать - в главном лагере ситуация только чуть получше, - устало усмехнулся джонин, - а пополнения медперсонала нам и вовсе ждать не стоит.
   - Что? Почему это?
   - Потому что при нападении на Коноху не только оказалось уничтожено одно из отделений госпиталя, но и пострадало главное здание, - устало потер лицо командующий, - пусть фатальные потери среди персонала оказались достаточно малы благодаря усилиям защитников, но многие ирьёнины получили серьезные ранения, что в свою очередь урезает возможность получить квалифицированного медика в ближейшее время еще больше, чем раньше.
   Пипец! Это значит, если я не получил похоронку на Саю, то она сейчас может где-то лежать с тяжелыми ранениями и умирать? Так, спокойно, если сразу не умерла, то должна выжить даже без помощи ирьёнина - я перед отбытием столько закачал в ее медицинскую печать чакры, что даже самые тяжелые раны должно затянуть. Другое дело, что вполне могла остаться инвалидом. Но с этим можно справиться, да со всем можно, кроме смерти. Значит, план Б. Встрепенувшись, я поднял взгляд на Мейдо.
   - Хорошо, я не буду возражать против продления срока службы, но у меня имеются условия.
   - Считай, они выполнены, - кивнул приободрившийся джонин.
   В конце концов, как клановый боец, я имею право оспорить продление срока своей службы у выше стоящего начальства и мою посьбу точно удовлетворят, не говоря уж о том, что портить отношения с сильным и талантливым шиноби не хочется даже главе успешного клана.
   - Первое - вместо меня возвращается в деревню Томоми Фунзи, второе - полноценный отдых на шесть дней и третье - мой срок службы продляется не больше, чем на четыре месяца, - перечислил я свои требования.
   Думаю, Ротаро порадуется за свою девушку - вроде бы у них все серьезно, так лучше вместе на отдых идут, а то еще пришибут здесь куноичи, а Иши потом будет страдать.
   - По первому и третьему возражений нет, а что касается шести дней - послезавтра устроит? Как раз твоя помощница сможет немного отдохнуть, - легко согласился командующий.
   Хмм, пара дней? Ладно, успею найти и модифицировать необходимую печать, а так же наметить примерный план действий.
   - Устроит, - кивнул ему, - но с отправлением Тсуме стоит поторопиться, чтобы она успела на похороны.
   - Хорошо.
   - Тогда не буду больше мешать, - поднялся я на ноги.
   - Да-да, иди, а я займусь бумагами, - вяло махнул рукой командующий, со вздохом обозревая завал на столе.
   Выйдя из штаба, я кивнул ухмыльнувшемуся охраннику и направился к своей палатке, радуясь, что разговор на повышенных тонах состоялся до того, как все обитатели лагеря проснулись, а суета с пленницей здорово отвлекла ранних пташек - иначе бы снаружи уже давно грели уши любопытные, как бывало не раз. Сейчас же мне осталось придумать способ объяснить Тсуме, что команда отправляется в Коноху на отдых, но без меня.
  
   Глава 40.
  
   - Что значит "я не возвращаюсь с вами"?!
   Поморщившись от крика разозленной куноичи, я только развел руками.
   - А вот так, никто меня не отпустит при отсутствии хоть какой-нибудь замены, - равнодушно пожал плечами, взглянув на раздраженно оскалившуюся Инузуку, - я договорился о вашем немедленном отправлении в Коноху в замен на продление собственного срока службы на четыре месяца.
   - Конечно, я рад, что ты смог похлопотать и за Моми-чан, но мы же команда и бросать тебя одного мне вовсе не хочется, - покачал головой нахмурившийся Ротаро, - в конце концов, четыре месяца не такой уж большой срок.
   - Вот-вот, какого демона ты все решил за нас!? - прорычала Тсуме, не обращая внимания на заскулившего от волны КИ Куромару, так же устроившегося в моей палатке на общем собрании. - Пусть ты и главный, но и наше мнение имеет вес при принятии настолько важных решений!
   - Именно! Так что ты сейчас отправишься к Мейдо-сан и договоришься об отмене нашей отправки, понятно!? - присоединился к ней парень.
   - Правильно, бросать тебя одного тут никто не собирается!
   - Тихо!!! - не выдержал я устроенного напарниками гама.
   Подавленный источник на секунду полыхнул, вырвавшись из под контроля и вспышка чакры, ощутимая даже полными бездарностями в сенсорике, заставила присутствующих заткнуться. Тихо скуля, пес спрятался за свою хозяйку и накрыл морду лапами, а сидевшая чуть в стороне от нашего собрания вторая куноичи еще больше постаралась слиться со стенкой палатки.
   - Значит так, заткнулись и слушаем теперь меня, - бросил я злобный взгляд на напарников. - Пусть вы думаете, что я просто так взял и все решил самолично, но это не совсем верно - имеется довольно веская причина так поступить.
   - Причина? - Тсуме скептически на меня посмотрела, скрестив руки на груди.
   - Именно! Давайте немного подумаем - что недавно произошло и как это повлияет на текущую ситуацию на фронте? - устало вздохнул я.
   И почему иногда приходится разжевывать настолько очевидные вещи, когда они сами должны были понять подоплеку? Ладно Ротаро, он приютский, но Тсуме-то будущая глава клана и воспитываться должна была соответствующе. Хотя о чем это я, это же Тсуме, которая сначала делает, а потом думает. Конечно, у этой парочки нет за плечами моих десятелетий жизненного опыта, но и мозги надо иногда включать!
   - Эээ... Нападение на Коноху? - неуверенно пробормотал парень, переглянувшись с соседкой.
   - Именно! Такое неожиданное нападение не только позволило Ивагакуре но Сато нанести нам большой материальный урон, не говоря уж о погибших жителях и защитниках, но и...
   Я замолчал, предлагая кому-нибудь из присутствующих закончить фразу. Вот только непонимающие взгляды троицы заставили меня спрятать лицо в ладонях - ну неужели так сложно подумать!
   - Нанесли огромный удар по морали наших бойцов, морали! Серьезно подорвали боевой дух! Или вы думаете, верещание недавно пойманной куноичи не замолкало все утро просто так? Народ спускал пар и вымещал свою злобу и отчаяние на ближайшей подвернувшейся жертве! - просветил я напарников.
   - А причем тут это? - недоуменно посмотрела Инузука.
   - А притом, что у Хокаге теперь есть только два выхода из данной ситуации - додавить Иву как можно быстрее или вынудить подписать капитуляцию, второе вполне может последовать за первым. Поэтому, как только ситуация в Конохе начнет стабилизироваться, Сарутоби стянет все силы в кулак и навалится на остатки армии Ооноки, в надежде решить исход войны как можно быстрее, чтобы никто не успел выбить изрядно зашатавшийся трон из под его задницы.
   Тсуме фыркнула на такое упоминание непосредственного командования.
   - А чтобы это сделать, понадобятся все наличные силы, поэтому почти наверняка всех джонинов и токубецу джонинов из нашего лагеря отзовут, - продолжил я, - а оставшиеся чунины и кучка генинов будут патрулировать намного большую площадь, замещая отозванных.
   - С вполне естественным увеличением потерь среди оставшихся, - понимающе кивнула девушка, - даже если принять во внимание еще большее уменьшение активности Ивы во время наступления.
   - Именно, не хочу вас обидить, но против полноценного джонина, имеющего солидный опыт за плечами один-на-один вам не выстоять, не говоря уж о том, что Томоми-чан не обладает выдающимися боевыми качествами даже на общем фоне, уж извини, - покачал я головой.
   Подружка Иши обладала достаточно небольшими запасами чакры и предпочитала специализироваться на метании отравленных сенбонов с применением гендзюцу, оставляя прямой бой другим членам подобранной команды - своих она потеряла еще в самом начале фронтовой службы.
   - Ничего страшного, Рью-сама, - склонила голову куноичи.
   - А то, что эти джонины будут в любом случае, и так ясно - Ивагакуре не может позволить перейти в наступление еще и союзникам Конохи, - кивнула Тсуме, наконец начав думать.
   - Потому я и предпочел отправить вас в Коноху как можно скорее, - подтвердил я. - Все в любом случае решится в ближайший месяц.
   - Но что насчет тебя? - нахмурился Ротаро.
   - Во-первых, Чифую-чан тоже в ближайшие дни возвращается, так что у меня не будет замены в лазарете, а во-вторых, без команды Икки-сан никуда меня отправлять не станет, - отмахнулся я, - к тому же, давайте будем объективны - несмотря на некоторых недостаток боевого опыта по сравнению с ветеранами, я превосхожу даже нашего командующего в запасе чакры в несколько раз, а по скорости не уступаю самым быстрым джонинам.
   Это не говоря уж о куче крапленых карт в рукаве, если ситуация пойдет не в мою пользу или возможности просто свалить через тень, пусть еще и не проверенная на живом пользователе.
   - Хорошо, будь по-твоему, - сгорбилась Изунука, поняв, что меня не переспорить, - но если ты умудришься помереть, то я тебя даже из живота Шинигами вытащу и надеру задницу!
   Прищуреный взгляд вертикальных зрачков куноичи стал настолько тяжел, что я с трудом подавил желание отвести взгляд и понял - эта точно исполнит обещанное, даже если придется заново создавать Эдо Тенсей второго Хокаге.
   - Не волнуйся, Тсуме-чан, я свою шкуру слишком люблю, чтобы подарить ее какому-нибудь шиноби Ивагакуре.
   - Присоединяюсь к прозвучавшему обещанию, - ухмыльнулся Ротаро, поднимаясь на ноги, - береги себя.
   Хлопнув меня по плечу, он вместе с глубоко поклонившейся на прощание подружкой вышел из палатки, оставив меня наедине с Инузукой, пес не в счет.
   - Спасибо, Рью, - после непродолжительного молчания тихо пробормотала куноичи, упорно смотря в пол.
   - Тсуме-чан, не надо меня благодарить - я знаю, что такое потерять отца, пусть и в более раннем возрасте, - покачал я головой и шагнув к ней, приобнял за плечи, - твоя помощь сейчас пригодится не только клану, но и матери, так что нечего тут сомневаться! Тем более, ваши опасения не обоснованы - я буду в тылу и могу пострадать только в том случае, если кто-то нападет на сам лагерь, но у Ивы таких сил скорее всего, сейчас просто нет. Так что давай, иди собираться.
   Улыбнувшись, я развернул девушку и легонько подтолкнул к выходу из палатки. Она сделала шаг вперед и Куромару сразу рванул на улицу, потому резкий разворот стал для меня неожиданностью, как и внезапно повисшая на шее девушка, впившаяся в губы. Впрочем, удивление не помешало мне одной рукой прижать к себе стройное и гибкое тело куноичи, а вторую опустить на упругую ягодицу. Пусть напарница пока не набрала в верхней части желаемых размеров, но нижние девяносто у нее практически идеальны!
   - Продолжение будет, когда вернешься в деревню, - прошептала девушка, отстраняясь.
   Нехотя убрав руки, я проследил за тем, как Тсуме развернулась к выходу и удалилась, соблазнительно покачивая бедрами, заставив меня огорченно вздохнуть. Обломщица! Ночью у нас ничего не было, а сейчас организм внезапно вспомнил, что женщин у меня в палатке не оставалось на приличный срок. Поддаться что ли напору Чифую-чан? Она уже довольно давно пытается пробраться ко мне в футон. С тех самых пор, как умудрилась увидеть голым по пояс без маски и очков. А главное - я могу быть уверен, что это не инициатива клановых руководителей, поскольку раньше Учиха такой заинтересованности не проявляла.
   Помотав головой, чтобы отвлечься от подкинутых воображением картин, я начал искать, куда вчера зашвырнул маскировку - пора идти работать в лазарет, чтобы дать помощнице хоть немного отдохнуть перед почти неделей самостоятельной практики. Пусть клон в сложных случаях поможет, но количество чакры все равно будет ограничено.
  
   После методичного перерывания имевшихся с собой свитков по фуиндзюцу в ущерб нескольким часам сна, я наконец нашел описание необходимой комплексной печати, призванной стабилизировать структуру каге буншин но дзюцу и намного уменьшить количество чакры, затрачиваемое на простое существование клона. Никто не использует эти клоны для длительных задач, превышающих по времени несколько часов просто потому, что такая копия существуя, теряет каждое мгновение некоторое количество чакры просто из-за отсутствия материального носителя, препятствующего испарению чакры. При кратковременном использовании это не заметно, но чем дальше, тем больше нарастает дестабилизация конструкта и появляются потери. Обычный каге буншин не живет больше дня. Частично данная особенность невилируется количеством использованной чакры, но к концу шестого дня клон с чуть меньшим чем мой резерв превратится в генина, что следует исправить. А эта самая печать, которую помогла мне создать Мито еще в бытность генином, намного увеличит срок жизни копии, снизив потери и позволит не развеяться от одного сильного удара.
   Сложив в печать руки, я стал медленно создавать технику, вкладывая все больше и больше чакры. И когда каналы в руках начали болеть от нагрузки, а рядом начало проявляться синее марево, я отпустил технику. С едва слышным хлопком сбоку появилась моя точная копия в майке и штанах, а я облегченно плюхнулся на пятую точку, тяжело дыша. Даже Узумаки будут испытывать огромную нагрузку на кейракукей, если необходимо прогнать по чакроканалам девять десятых полного резерва при использовании одной техники за раз.
   - Босс, как ты? Помощь нужна? - обеспокоился клон, видя мое состояние.
   - Не, сейчас немного отдохну и начнем, - отмахнулся я, - до утра не так уж много времени, а нам необходимо нанести печать не только на тебя, но еще и на меня, а потом как следует выспаться, чтобы хватило чакры на создание клона тени, способного проделать всю дорогу до Конохи.
   - Тогда лучше начать с меня - твоя фуин будет достаточно простой и я смогу ее нанести когда ты уже будешь спать, но никак не наоборот, - кивнул двойник.
   - Пожалуй, так и поступим, - согласился с ним.
   План моего попадания в Коноху достаточно прост и практичен - попасть в запечатанном свитке через следящий барьер вокруг деревни проще простого даже в том случае, если его не разрушили нападавшие, а вернуться обратно можно будет свитком призыва. Для этого необходимо нанести на тело печать якоря и создать свиток с добавлением крови призываемого. Немного переделанный способ призыва животных, но работает безотказно во всех случаях.
  
   Глава 41.
  
   Фуиндзюцу - удивительная вещь. С помощью этого направления искусства шиноби, можно создать практически все, что угодно. Начиная от простеньких барьеров, о которых физикам в другом мире остается только мечтать, до обладающих невероятными возможностями мечей или могущественных печатей, способных удержать огромных демонов без особых проблем внутри живых сосудов. Возможности фуиндзюцу практически безграничны и зависят только от мастерства и фантазии пользователя. На этом фоне, создание пространственно-временного кармана на листе бумаги выглядит не так потрясающе, как это на самом деле является для обычных людей, пусть и с развитой технологией.
   Впрочем, я сам начал потихоньку привыкать к таким возможностям, чем дальше изучал печати, так что исчезновение из палатки и мгновенное появление на... верхнем этаже лавки(?) прошло практически буднично. Хмыкнув, я приложил руку к стоявшему рядом клону теней и развеял его - проще было получить воспоминания, чем гадать о выборе этого места для распечатывания, нежели дома в клановом квартале. Слегка поморщившись от наплыва чакры и знаний от клона, что добирался до Конохи всего полтора дня по пути теней, поймал себя на том, что киваю его выводам на основе имеющейся информации. Первоначально мой двойник хотел пробраться именно домой, но как оказалось, клановый барьер был выведен на максимальную мощность и судя по еще не убранным следам на границе владений Нара, подвергался кратковременному штурму, а значит, проникнуть туда так просто не получится даже с помощью теней. К счастью, сотворенная па защита с честью выдержала испытание, чего не скажешь об окружавших квартал зданиях обычных жителей. То есть, проникнуть внутрь могу только я лично после проверки чакры и крови. Потому и пришлось воспользоваться запасным вариантом, тем более, лавка сейчас закрыта. Моя защита тоже попала под случайные удары сражавшихся шииноби, но к счастью, на прочность более серьезно не пробовалась, так что тоже осталась цела, в отличие от сгоревшего до тла дома рядом и середины улицы, практически переставшей существовать после применения какой-то дотон техники. Оставалось только порадоваться, что стандартная защита Узумаки для своих жилищ включает и землю, на которой здания стоят.
   Была и вторая причина появиться здесь - учитывая участие Саи в конфликте и почти стопроцентное ранение, она могла в данный момент находиться не дома, а лежать в одном из отделений госпиталя или в не разрушенной части здания. Иначе мое письмо не осталось бы без ответа. А начинать сканировать деревню лучше всего там, где не будет особых помех от кучи активных и пассивных барьеров. Крыша лавки для этого как раз отлично подойдет. С помощью управляющего ключа убедившись в работоспособности защиты и заполненности накопителя на две трети объема, я выскользнул через окно и ухватившись за край крыши, забросил себя на нее. Первоначальный план действий подразумевал немедленное начало поиска, а затем и стремительное передвижение к местонахождению Саи, но открывшийся вид на деревню заставил меня застыть на месте и отвесить челюсть.
   Несмотря на не самую большую высоту дома, по сравнению с некоторыми зданиями в других частях деревни, лавка была расположена на небольшой возвышенности с и ее крыши открывался отличный вид на округу, позволяя не только хорошо разглядеть стены вокруг Конохи, но и постройки около них, а так же главные улицы поселения. Именно поэтому, едва оказавшись на крыше, не заметить разрушения я просто не мог. Перезагрузив мозг после пары минут ступора от открывшейся картины, я огляделся по сторонам и приметив недалеко четырех этажную гостиницу, в несколько прыжков переместился к ней, чтобы с большей высоты узреть последствия внезапного нападения элитных сил Ивагакуре но Сато. А последствия были масштабными и в первую очередь в глаза бросалась защитная стена, что зияла огромным проломом и половиной глубокого кратера в земле с другой стороны. Даже на первый взгляд ширина уничтоженной секции была около тридцати метров. Представив силу взрыва, необходимую, чтобы такое сотворить с многометровой толщины стеной, появляется желание передернуть плечами. А ведь перед этим необходимо истощить барьер и вышить под огнем защитников... Старый пердун Ооноки точно отправил в самоубийственную атаку свою элиту шиноби, если они смогли не только прорваться сквозь земли Ханзо Саламандры, но и сохранить силы для такого результата. Впрочем, само разрушение стены не так впечатляет, если смотреть на результат взрыва - вырванные куски оказались разбросанны в радиусе пяти километров от эпицентра и не намного уступая размерами среднему двухэтажному дому, пропахали целые просеки в относительно хлипких жилищах простых обывателей. Наверняка, основной удар приняли на себя те здания, что оказались непосредственно рядом со стеной на том участке, вот только определить это оказалось невозможно - примерно на три километра вглубь осталась одна перепаханная и изрытая воронками взрывов земля. Находившиеся там дома просто стерло с лица земли. Такое ощущение, что какой-то гигант просто взял и долбанул в том месте, сравняв целую часть Конохи. Значит вот что имел ввиду Иши, когда говорил про огромные разрушения и жертвы... Пусть вражеских джонинов смогли остановить, не дав добраться до башни Хокаге, куда они так рвались, если судить по оставшимся от битвы следам, но по пути они смогли здорово разойтись, краем зацепив даже главное здание госпиталя. И порушив все, до чего только смогли добраться. Пусть на руинах и обломках сейчас копошилась куча народу, разбирая завалы и стаскивая еще пригодящиеся материалы в кучу, а остальное сжигая и разравнивая перепаханную землю техниками дотона, но и с первого взгляда было заметно, что работы тут не на одну неделю даже с огромными возможностями шиноби. Так же я с яростью отметил, что один из приютов, который посещал до отправки на фронт, располагался как раз в той области, где не осталось и следа от построек. Оставалось только надеяться, что воспитатели и обслуживающий персонал смогли вытащить детей до того, как туда добрались враги. Шанс на это был достаточно большой, поскольку в приютах в основном работали отставные шиноби, еще способные свалисьтот зоны боевых действий быстрее обычных людей. Инвалидность инвалидностью, а даже бывшие шиноби предпочитали держать себя в тонусе насколько было возможно - многолетнюю привычку не так-то просто изжить.
   Еще раз обозрев разрушения, я покачал головой и уселся на крышу. Пусть состояние Конохи внушает печаль, но для меня гораздо важнее судьба Саи, чем незнакомых мне людей, а значит, пора приниматься за дело. Я сложил несколько печатей техники, как раз предназначенной для поиска людей по чакре.
   - Хиден: Кагура Шинген!
   Первым делом я обследовал полуразрушенный корпус госпиталя, но искомой искорки чакры не обнаружил, хотя некоторые знакомые ирьёнины там обнаружились, вот только персонала таазалось раз в десять меньше, чем до моей отправки. Если после войны хотя бы четвертая часть всех знакомых окажется жива, то я посчитаю это большой удачей. В остальных отделения Схаи тоже не обнаружилось и я начал беспокоиться. Быстренько пробежавшись техникой по всей деревне и наиболее выделяющимся источникам чакры, я убедился, что Кушина, Мито и Линли впорядке и обследовал клановые земли Нара. Точнее, попытался это сделать, посколько количество возведенных барьеров на домах и общая защита изрядно мешали, сбивая чувствительность. Значит, все же дома... или тело просто до сих пор не нашли?
   Потряся головой и усилием воли подавив начавшую возрастать панику, я прекратил технику и встав на ноги, использовал несколько шуншинов, чтобы оказаться у стены кланового квартала. Одним прыжком перемахнув через стену и медленно преодолев два внешних барьера, я оказался недалеко от нашего дома, рядом с тренировочным полигоном. И несмотря на такую близость, все равно не почувствовал чакры Саи. Глубоко вздохнув и вытерев дрогнувшей рукой выступивший на лбу от волнения пот, я медленно пошел к входной двери, мысленно уговаривая себя, что это еще ничего не значит и у ма всего лишь может быть мало чакры на данный момент, чтобы засечь чувствительностью сенсора. Мне одновременно хотелось ринуться вперед, чтобы проверить эту теорию, и не переступать последний рубеж, после которого совершенно точно станет ясно, что Саи нет и здесь. Потоптавшись около крыльца, я собрался с духом, придушил страх и пересек барьер. А в следующий момент чуть не рухнул на пол на вдруг подогнувшихся ногах - она там! Пусть ощущения от очага чакры еле заметны, но Сая жива! Глубоко вздохнув и замерев на минуту, чтобы успокоить зашедшееся в бешеном ритме сердце, я отодвинул дверь и шагнул в прихожую.
   - Ма, я вернулся!
   Донесся звук падения чего-то деревянного со стороны кухни и такой знакомый голос изумленно воскликнул:
   - Рью?! Ты дома!
   Чуть не растекшись лужицой облегчения на месте, я скинул сандали и вихрем пронесся по дому к его источнику. Сая только и успела взвизгнуть от неожиданности, когда я заключил ее в объятья, крепко прижимая к себе.
   - Живая! - счастливо выдохнул в гриву волос, что ма оставила рассыпавшимися по плечам.
   - Рью! Поставь меня немедленно! - возмутилась куноичи, но по полностью отсутствовавшему возмущению в голосе, я понял, что она тоже счастлива меня видеть.
   - Нет уж! Я чуть с ума не сошел от беспокойства, когда не получил ответа на свое письмо и не обнаружив твою чакру при появлении в Конохе, - пробурчал ей в макушку, лишь после этого поставив на пол и чуть отстранившись, по-прежнему не размыкая кольца рук.
   - И-извини.
   Бросив быстрый взгляд на мое лицо, Сая виновато потупилась, а я получил позможность первый раз хорошо ее рассмотреть и непроизвольно нахмурился. В глаза сразу бросился безобразный шрам на лице, что только чудом не задел левый глаз, пройдясь от начала брови по переносице до самого низа подбородка, уродуя нос и губы. Его багровый вид и общая свежесть ясно показывали наличие посторонней чакры в ране и плохую скорость заживления даже с помощью лечебной печати. И судя по видимому краешку такой же полоски через ворот рубашки, повреждением лица удар не ограничился. Так же было невозможно пропустить пустой правый рукав чуть выше запястья и вцепившуюся в мою одежду для удержания равновесия другую руку. Перевязанная стопа левой ноги и лежащая на полу палка ясно указывали, что и ноге тоже досталось. Да и сама Сая выглядела несколько меньше, чем я ее запомнил, с множеством появившихся на лице морщин, впалыми щеками и общей худобой. Она выглядела не ослепительной красавицей двадцати с хвостиком лет, какой её оставлял дома, и даже не на свои реальные тридцать четыре года, а на все сорок пять или пятьдесят обычного человека, да и несколько седых волос в шелковистой гриве появились. Я уж не говорю про сильное чакроистощение, если только сейчас источник стал стабильно вырабатывать чакру. Было хорошо видно, что участие в защите деревни обошлось Сае очень дорого.
   Подавив на мгновение вспыхнувшее раздражение и желание наорать на безрассудную дурочку, что вечно пытается ввязаться в неприятности и когда-нибудь доведет меня до инфаркта несмотря на все здоровье Узумаки и навыки ирьёнина, я устало вздохнул и погладил ее по голове.
   - Ну а написать-то ты чего не смогла? Вторая-то рука рабочая...
   - Я собиралась немного потренироваться ею, чтобы почерк был такой же и ты не волновался...
   Я подавил желание треснуть себя по лбу и застонать - а то я вообще не буду волноваться при отсутствии ответного письма! Женская логика меня убивает!
   - Ладно, фиг с письмом, - вздохнув, подхватил Саю на руки и понес в гостинную.
   - Рью?
   - Что Рью? Я уже пятнадцать лет Рью! - сварливо проворчал в отвел, падая на диван и устраивая ма на коленях. - Сейчас проведу обследование и пойдем в кроватку лечиться. У меня не так много времени, чтобы терять его зря.
   - Не так много? Разве ты не на отдых вернулся? - удивилась куноичи.
   - Интересно, кто отпустит единственного нормального ирьенина на лагерь из двух с лишнем сотен человек? - саркастически фыркнул я, проводя окутанной медицинской чакрой рукой вдоль тела Саи.
   Результат меня не обрадовал - кроме раздробленных костей стопы, что никто не удосужился поправить, оставив неправильно сросшимися, от разрубленной ключицы до левой стороны живота проходил такой же шрам, что и на лице, только чудом (и тройным запасом медицинской печати) не выпотрошивший ее в первые же мгновения. Оказались перерублены четыре нижних ребра с левой стороны, задето легкое и печень. Надвое разрублена грудь. После таких ранений живут не больше пары минут даже шиноби и если бы не мгновенная помощь печати, то мне прислали бы похоронку. Скорее всего, этим же ударом отрубили и руку, если ма пыталась ей заслониться. Сейчас ничего страшного нет и она будет жить даже в таком состоянии, но тут работы как минимум на несколько недель, чтобы привести в порядок внутренние органы и несколько месяцев для уменьшения шрамов.
   - Так ты сбежал с фронта?! - встревоженный голос Саи отвлек меня от работы.
   - Нет, клона я оставил там, а сам выторговал шесть дней отдыха и бросился в Коноху, - пояснил ей, - обратно попаду через призыв, так что четыре дня я буду тебя лечить.
   - Рью...
   Фыркнув на укоризненные нотки в голосе, я шутливо потыкал ее в бок:
   - А кто виноват, что одну тебя оставлять нельзя - вечно куда-нибудь норовишь вляпаться, а мне потом собирай по кусочкам!
   - Неправда! Это было-то всего..., - надулась куноичи.
   - Угу, один раз собирал буквально по кусочкам, а еще несколько раз еле доползала до госпиталя своим ходом, не говоря уж об этом случае, - покачал я головой. - Чего сейчас-то полезла?
   - Когда напали на деревню, я как раз была в лавке и когда какой-то урод попытался ее повредить, бросилась защищать! - пробурчала Сая, старательно отводя взгляд.
   Ага, я вижу как защитила...
   - Да хрен с ней, с этой лавкой! Здание всегда можно отстроить заново, были бы деньги, а вот если тебя убьют, то уже не воскресишь! - вздохнул я, покрепче прижимая Саю к себе и утыкаясь лицом в водопад шелковистых волос
   - Извини.
   - Ты еще добавь, что больше так не будешь, чудо ты мое ненаглядное, - насмешливо хмыкнул в ответ и сменил тему, - отрубленную кисть сохранила или мне придется подбирать тебе новую?
   - Подобравшие меня шиноби из поисковой партии запечатали ее в свиток, - кивнула Сая, - он у меня в спальне лежит.
   - Значит, пошли править твои многострадальные лапки, - усмехнулся я, подхватывая Саю на руки и поднимаясь с дивана.
   Сделать следует много чего, а времени мало.
  
   Проснувшись от тянущего чувства, идущего от крохотной печати на левой стороне груди, я сначала не понял, в чем дело. Вроде ничего болеть не должно, но только через несколько мгновений проснувшись, сообразил, что это сигнал о скором перемещении и у меня есть буквально пара минут на сборы. Блин, но сейчас же только третий день прошел от моего прибытия!? Подскочив с постели, я начал судорожно натягивать одежду и мимоходом порадовался, что все оружие находится в печатях.
   - Ма, я перемещаюсь, - потряся Саю за плечо, сообщил я и тут же умчался в прихожую одевать сандали.
   - Рью? - сонный голос донесшийся из спальни заставил меня на мгновение замереть.
   - Меня клон призывает, так что до встречи через несколько месяцев! - только и успел крикнуть ей, как с громким хлопком оказался посреди своей палатки на большом развернутом свитке с печатью обратного призыва.
   - Что случилось? - обратился к клону.
   - На нас напали!
   Блин, ну что за жопа!!
  
   Глава 42.
  
   Как только я выскочил на улицу вслед за клоном, на меня сразу же обрушился шум схватки и грохот применяемых земляных техник из-за стены, до этого приглушавшихся стенками палатки. Пусть количество распыленной в воздухе чакры несколько мешало точному определению ситуации, но это не помешало мне оценить наши и противника силы, что столкнулись ужпока дальнем бою.
   И первое, что меня удивило, так это количество народу в лагере - два десятка чунинов, половина из которых сейчас оказалась на стенах и вторая туда уже подтягивалась из палаток, на бегу натягивая одежду и проверяя оружие, а так же две команды генинов, что растерянно оглядывались по сторонам. Нет, я ожидал, что всех сильных бойцов заберут на прорыв вглубь вражеских линий, но чтобы не осталось ни одного джонина или токубецу джонина (раненые не в счет)?! Когда во всем лагере самый сильный - мой порядком просевший по чакре каге буншин, то это уже слишком! Впрочем, и у нападавших ситуация оказалась не намного лучше. Один сильный шиноби, что использовал техники для вынесения наиболее летальных чакровых ловушек в защитном поясе вокруг стен, четырнадцать чунинов и... постепенно уменьшающееся количество генинов, используемых как мясо для разрядки многочисленных неприятных сюрпризов перед основными силами нападения. Причем, если судить по откровенно слабому ощущению от их чакры, на убой послали буквально детей только из академии! Ну, если Ооноки хочет вырезать свое молодое поколение, то милости просим.
   - Активируй барьер госпиталя и возьми на себя наших генинов, - я скомандовал клону, едва оценив ситуацию.
   В свое время я позаботился, чтобы укрепить стены наспех возведенного строения печатями и предусмотреть возможность быстрой активации защиты в случае непредвиденной ситуации. Сам же сосредоточился и создал каге буншин с резервом среднего джонина, и перебросив ему футляр со свитком пленных, бросился к остальным защитникам, что сейчас старались сдерживать продвижение нападавших и не дать разрушить стену. Вот только несмотря на смешное расстояние в пол сотни метров до нужного участка, добежать я просто не успел - по чувствам резанула массивная вспышка чакры и земля содрогнулась. Ушедшая из под ног опора и жуткий грохот почти заставили меня пропахать носом землю, но вовремя выставив руки, я сделал сальто вперед и приземлился практически не потеряв скорости. Вот только это не имело значения, поскольку конечно точки моего рывка на месте не оказалось - вместо стены, там теперь пролегала глубокая расщелина шириной метров пятнадцать, тянущаяся за пределы лагеря, куда полетела часть не успевших среагировать защитников. Три чунина успели зацепиться за края и их сейчас вытаскивали более шустрые или везучие товарищи, а вот остальным так не повезло. Уже понимая, что сейчас последует, я прыгнул к краю, выпустив из пальцев нити чакры и прилепив их к ближайшим зацепившимся за стены упавшим, мощным движением потянул на себя. Еще одна сильная вспышка чакры прошла от джонина Ивагакуре и земля опять дрогнула и начала двигаться. Рванув, я не удержался на ногах даже с помощью чакры и начал заваливаться на спину, но девушку и двух пацанов из схлопывающейся расщелины выдернуть все же смог, а вот последнему не повезло - стены с грохотом сомкнулись и вверх взметнулись только брызги крови из раздавленного тела, не успевшего даже закричать перед лицом неминуемой смерти. Шесть источников чакры внизу погасли практически мгновенно и против врага осталось только четырнадцать коноховских чунина. Вот только время на переживания нам никто не дал - нападавшие оправились быстрее и с отсутствием разрушившейся стены на нашем участке, попытались еще больше увеличить разрыв в количестве сил. Зло сплюнув, я одним движением оказался на ногах и воспроизведя дзюцу только с одной печатью, топнул ногой, вкладывая солидное количество чакры. Взметнувшаяся из земли толстая трехметровая стена еле успела защитить нас от нескольких огромных булыжников примерно мне по пояс, что швырнули пользователи дотона, но после этого развалилась, показывая, что до нормального владения землей мне еще пилить и пилить.
   - Я займусь джонином, а на вас остальные, - бросил я изготовившимся к стычке союзникам и напитав мышцы чакрой, рванул по прямой к только начавшей вставать с колена высокой фигуре в бандане, что виднелась за спинами вражеских бойцов.
   Не сбавляя скорости, я проскочил бежавших первыми генинов, отбросив в сторону сломанное тело невезучего паренька, которому не повезло оказаться на пути и одним усиленным чакрой ударом снес голову ближайшему чунину, что все же смог среагировать на мою скорость и попытался задержать. Вот только от наиболее грозного противника подобным образом избавиться не удалось - джонин не только успел подняться, но так же закинуть в рот несколько пилюль и приготовиться к защите. Так что когда я приблизился на расстояние удара и попробовал использовать набранную скорость для таранного удара ногой в торс, он спокойно принял его на поднятые в защитной позе руки, покрытые толстой коркой земли. И хотя защитный покров треснул, а сам шиноби проехался далеко назад, оставляя в земле глубокие борозды, не похоже, чтобы это его хоть немного потревожело.
   - Не плохой удар, - хмыкнул противник, опуская руки, - для ирьёнина! Не думал, что нам доведется вновь встретиться именно здесь.
   Не понял!? Нахмурившись, я пригляделся к лицу мужика, что возвышался даже надо мной почти на пол головы. Но потом принял во внимание комплекцию шиноби и его рост, после чего до меня дошло.
   - Горо!
   С его запоминающейся сверкающей лысиной прикрытой банданой, опознать "Мясника" оказалось не так просто.
   - Да-да, это я, а вот застать тебя живым и вернуть давний должок лично, я уже и не мечтал! - расплылся в кровожадной улыбке джонин, полыхнув жаждой убийства.
   Я на это лишь насмешливо хмыкнул - Мито-чан шибает гораздо круче.
   - Я бы на твоем месте не был столь оптимистен - я полон сил, а вот ты изрядно потратился на недавнюю технику и расчистку местности от ловушек, - покачал головой и неожиданно вскинув руки, обрушил на него настоящий поток железа из печатей.
   - Жалкие фокусы!
   В показушном пренебрежении, Гото не стал даже уклоняться, всего лишь лениво подняв левую руку для защиты глаз, а от остального тела, покрытого каменной пленкой, снаряды просто со звоном отскакивали. Воспользовавшись предоставленной возможностью, я резко сократил дистанцию и ударил открытой правой рукой в грудь, за доли секунды создавая разенган. Вот только шиноби, похоже, ожидал чего-то подобного, поскольку почти успел сместиться в сторону и развернуть торс, отделавшись всего лишь кровавым росчерком поперек груди, видно недооценив мою скорость и опасность. Отпрыгнув назад от второго смертоносного удара, он смерил меня настороженным взглядом.
   - Ксо, еще и в ближнем бою хорош! - ругнулся джонин, становясь полностью серьезным но по-прежнему не стремясь нападать.
   Ага, понял, что я далеко не специалист по ниндзюцу, как можно было бы подумать после первой встречи.
   - Если думаешь потянуть время до того, как подействуют пилюли, то зря, - покачал головой и театральным жестом достав катану из печати, прыгнул вперед.
   К счастью, Гото изрядно потратился и мне не придется опасаться сильных техник еще как минимум несколько минут, а если учитывать еще и его защиту... В моих же интересах как можно быстрее нашинковать "Мясника" на колбасу и поспешить на помощь своим.
   - Че! - джонин заблокировал удар правой рукой, непроизвольно поморщившись, когда лезвие смогло пройти защиту и погрузиться в плоть на несколько миллиметров, а второй рукой заблокировал удар в живот.
   Теперь уже мне пришлось шипеть, отбив костяшки кулака и содрав с них кожу о камень. Ответный удар ногой между ног я чуть было не пропустил, но вовремя отпрянул в сторону и подставил бедро, за долю мгновения до удара напитав область чакрой. Благодаря этому избежав не только большей части урона, но и несколько удивив противника, явно до этого не встречавшего противников, способных выдержать такие чудовищно сильные удары ногами без видимых последствий, я воспользовался моментом и с силой опустил пятку на его ближайшую ногу. Прозвучавший хруст стал музыкой для моих ушей, вот только мгновение триумфа дорого далось - Гото не применул воспользоваться практически незаметной паузой и не обращая внимания на боль в конечности, прописал мне прямой в живот, отбрасывая от себя на несколько метров.
   Покатившись по земле и почти потеряв катану, я едва успел восстановить дыхание и вновь подняться на ноги, когда пришлось срочно отпрыгивать в сторону от груды летящих камней - джонин с толком воспользовался передышкой, ударом здоровой ноги подкинув перед собой землю и сильным ударом отправив в мою сторону.
   - Суйтон: Тепподама!
   Ответное дзюцу без последствий расплескалось по каменной броне, а шиноби почти закончил большую серию печатей.
   - Дотон: Сандо но Дзюцу!
   Ох черт! Сообразив, что уже не получится выскочить от начавшей вздыматься плитами с двух сторон земли, я решил идти на пролом.
   - Одама разенган!
   Почти мгновенно возникший в моих руках огромный шар чакры врубился в плиту камня как нож в масло и я рыбкой выскочил сквозь проделанную дыру за мгновение до того, как две огромные плиты двадцать на двадцать метров с оглушительным грохотом схлопнулись, чуть не превратив в лепешку бедного меня. Вот только новая вспышка чакры с другой стороны предупредила меня, что это еще не все.
   - Дотон: Ива Ядо Кузуши!
   От вставших на дыбы плит начали отваливаться куски и превращаться в настоящую каменную лавину, от которой мне пришлось спешно удирать.
   - Шуншин!
   Появившись в пятидесяти метрах от обвала, я сложил несколько печатей и как раз когда порядком уставший Гото появился на вершине созданной кучи, резко выдохнул.
   - Катон: Эндан!
   А затем, не останавливаясь, выдохнул еще раз, но теперь уже воздух.
   - Футон: Дайтоппа!
   Раздутый ветром, огонь полыхнул и превратился в наступающую огненную стену, заставив джонина отступить, а мне дав пару мгновений на передышку. Проведя засветившейся зеленым ладонью по животу и мгновенно устранив весь полученный ущерб, я рванул вперед. Пора заканчивать с Горо, а то своей последней серией техник он чуть не прибил меня. Узумаки не Узумаки, а две многотонные плиты расплющат и более крутых чуваков, чем я.
   Воспользовавшись тем, что у меня имеется возможность отслеживать местонахождение противника, я рванул следом за начавшей выдыхаться комбинированной техникой и как только жар стал спадать, а огненная волна перевалила насыпанный холм, я ускорился и прыгнул прямо сквозь пламя, предварительно выпустив по всему телу покров чакры, защитивший меня от лебольшинства гких ожогов. Благодаря очкам, мне даже не пришлось зажмуриваться во время этого трюка, как что вылетев из пламени прямо напротив джонина, я получил необходимые мгновения для атаки.
   - Нинпо: Каге Мане но Дзюцу!
   Попавший в мою тень, Горо замер, а я поднял правую руку с печатью.
   - Нинпо: Каге Нуи но Дзюцу.
   Свет от огня предоставил мне достаточно тени для второй клановой техники, так что с земли взметнулись десятки толстых игл, протыкая туловище шиноби насквозь.
   - Ты... Нара..., - пробулькал кровью "Мясник", оставаясь живым еще несколько мгновений, несмотря на проткнутые в нескольких м критическихестах внутренние органы, - ...кс-с-с-о-о-о-о!
   Постояв еще мгновений и убедившись, что Горо действительно помер с последним звуком (контрольный в голову теневым шипом послужил железным гарантом), я развеял хидзюцу, позволяя телу упасть на землю, а сам склонил голову в знак уважения - он был сильным противником и даже имел реальные шансы на выигрыш, повернись удача ко мне другой стороной. Конечно, можно было бы использовать козырные карты с самого начала, но не факт, что он бы не умудрился выжить, а потом и удрать с новой информацией о моем стиле боя, чего мне вовсе не надо. Кинув последний взгляд на поверженного врага, я побежал в сторону лагеря, где сражение только начало клониться к закономерному концу.
   Во время битвы с джонином Ивы мы порядком отдалились от места основной схватки, так что за пол минуты, которые мне понадобились, чтобы добраться до союзников, почти всех нападавших перебили, так что даже двух оставшихся чунинов прикончили бы и без моей помощи. Не факт, что без дополнительных потерь, но пара против шестерых всегда проиграет. Я всего лишь ускорил события, выскочив на них на полной скорости и мощным ударом сломав шею парню, легко вырубил куноичи ребром по затылку. Их попытки защититься против намного более быстрого и сильного противника были просто смешны.
   А потом с пришлось поспешить на помощь раненым, присоединившись к клону - несмотря на качественное преимущество перед нападавшими и поддержку каге буншина, два с лишним десятка генинов все же смогли достаточно отвлечь внимание для проведения маневра дробления и так небольших сил защитников. В итоге, у нас в строю осталось всего пятеро относительно легко раненых чунинов и еще трое тяжело раненых, один из которых свалился только после исчезновения опасности. Остальных смогли убить раньше, чем появилась возможность им помочь.
   Машинально обрабатывая раны потерявшего сознание шиноби, я бросил быстрый взгляд по сторонам и не сдержал гримасы - пол лагеря разгромлено, больше половины остававшихся сил уничтожено, а мне все это разгребать как самому сильному из оставшихся!
   - Кстати, а где Чифую-чан? - спросил я у работавшего неподалеку клона. - Она же вроде должна была заведовать лазаретом, пусть и оставалось там раненых всего ничего?
   - Чифую в патруле - перед отправкой в деревню она решила поднабрать боевых выходов, чтобы хватило на паловой патент токубецу джонина, - пояснил он.
   Понятливо кивнув, я облегченно вздохнул, поскольку отсутствие поблизости чакры ученицы порядком напрягло, несмотря на то, что я в момент переноса об этом не думал.
   - Так, следующий, - помахал я ближайшему шиноби, что сейчас перетягивал себе рану на бедре, после того, как закончил с латанием дырки в груди у предыдущего пациента.
   - Позаботтьесь обо мне, Рью-сама, - пробормотал парень из Сенджу.
   Кивнув, я принялся за работу. В две пары рук, раненые очень быстро закончились и мне пришлось организовывать чуть больше десятка человек (генины выжили все), чтобы хоть немного привести лагерь в порядок и повысить его обороноспособность. Тела своих погибших следовало откопать и подготовить к запечатыванию для опознания и отправки в Коноху, тела убитых врагов необходимо было стащить в одну кучу для того же самого, а еще живых поместить в трофейный свиток. С последним отлично справился мой клон, что и глушил подходящих генинов и подвернувшихся под руку чунинов, но остальные шиноби своих врагов добивали сразу же, так что живых пленных у меня пополнилось всего на четырнадцать единиц. Поскольку из остававшихся чунинов хоть немного владел дотоном только я, то и порушенные десятки метров стены вокруг лагеря пришлось взять на себя, вкладывая огромное количество чакры, чтобы поднять землю хотя бы метра на три вверх и пол вовину толщину, не говоря уж про оригинальные размеры, а потом еще и укреплять этот отрезок барьерными печатями для большей надежности.
   Не умей я создавать клонов, то точно бы зашивался, стремясь везде успеть и все проконтролировать, но даже так работы было завались. Относительный порядок был наведен только через несколько часов, когда серая утренняя хмарь сменилась полуденным солнцем, а в лагерь начали постепенно прибывать на смену патрульные команды. Примерно к двенадцати подошла вторая пятерка и я с облегчением передал оставшиеся дела в руки единственного токубецу джонина, что и заведовал здешним контингентом после отбытия командующего в главный лагерь. Остававшийся в лагере усиленный каге буншин почти потратил всю свою заложенную чакру, так что пришлось готовиться к его отмене.
   Вернувшись в свою палатку, я устроился поудобней и начал медитировать, а усевшийся наапротив клон сложил печать и развеялся, обрушив на меня все свои воспоминания за прошедшие дни и вызвав легкую мигрень. Но зато я почти мгновенно получил ответ на все свои многочисленные вопросы. После того, как почти всех джонинов, токубецу джонинов и наиболее опытных чунинов забрали на подготовку к массированному наступлению, как я и предсказывал напарникам, в лагере осталось всего около шести десятков шиноби и куноичи, не считая генинов. Ввиду того, что наиболее сильные бойцы оказались недоступны, патрульные команды из четверок превратились в пятерки и каждые четыре часа одна из них должна была сменяться на отдыхавших в лагере. Учитывая достаточно большую территорию, что необходимо было патрулировать круглосуточно, не удивительно, что на зажище оставалось всего два десятка чунинов и я. Никто просто не думал, что у Ивы достанет наглости напасть на хорошо укрепленный лагерь при нашем массированном наступлении. И если бы я не убил Горо, то подобный план вполне мог увенчаться успехом, позволив вырезать не только весь контингент этой стратегической точки, но и постепенно возвращавшихся домой партульных команд, просто задавив их массой по одному. Зайти после этого в тыл основным силам или перерезать каналы снабжения фронта не составило бы особого труда. Довольно неприятная перспектива тогда, когда основная масса наших войск находится на вражеской территории и подкрепления просто неоткуда взяться.
   Помассировав начавшие ломить виски с лечебной чакрой, я подумал заняться чем-нибудь продуктивным, но потом махнул рукой и завалился досыпать - учитывая, что меня вытянули из постели этим нападением около пяти часов утра, а в кровать я отправился после двух ночи, то прикорнуть немного отнюдь не помешает. А на случай всяких непредвиденных обстоятельств есть каге буншин, который сейчас бродит по лагерю. В конце концов, несмотря на все случившееся, у меня еще впереди два дня выходных перед еще четырьмя месяцами службы, так что следует воспользоваться моментом и как следует отоспаться, а все остальное подождет. Не думаю, что Иве будет до повторной атаки на наш захудалый пост в ближайшее время.
  
   Эпилог.
  
   Сдав необходимые бумаги в полевой концелярии главного лагеря, я медленно побрел в сторону площадки, где собирались шиноби, готовящиеся к отправке с обозом в Коноху по той или иной причине.
   Нельзя сказать, что прошедшие месяцы пролетели мгновенно, но с уменьшением количества стычек на непосредственно подчиненной нам территории, а после и вообще их прекращение, служба протекала достаточно спокойно и без напряжения, оставляя достаточн освободного времени не только на отдых, но и на возобновление полноценных тренировок с некоторым количеством давно намеченных исследований. Благо, на это дело подопытных хватало - за время войны я заполнил подаренный Мито-чан свиток чуть больше, чем на две трети с его емкостью на четыре сотни заключенных. А уж количество просто недавно умерших тел перевалило за пол тысячи, благо, такие свитки я и сам умел делать, а их достаточно простое в отношений печатей производство не препятствовало хранению в других фуин, как обстояло дело с защитным чехлом подарка.
   Конечно, заключение пакта о ненападении с запросившей мира Ивагакуре но Сато после месяца непрерывного наступления всех наших сил не гарантировало мгновенное прекращение боевых действий, но мы находились слишком далеко от основной линии фронта, чтобы поддерживать полную боевую готовность, что весьма положительно сказалось на обитателях лагеря, включая и меня. Не зря же максимальный срок службы во время боевых действий составляет двенадцать месяцев и ни одним больше за некоторым исключением - чем дальше, тем больше мне хотелось на все плюнуть и смотаться домой к Сае под бок, а не давиться сухим пайком посреди каменных глыб. Последние несколько недель ожидания начали сдавать даже мои практически стальные нервы, заставляя волком смотреть на окружающих и давить желание придушить особо раздражающих личностей. Спасали только редкие девушки, позволяя немного спускать пар - после столько долгого нахождения на фронте я плюнул на все политические заморочки и уже не смотрел на клановые нашивки. скрашивавших мне ночь куноичи. Или мне просто стало все равно? Во всяком случае, я полностью познал на своей шкуре чувства Линли, когда она рассказывала мне про войну. И пусть сражения с Суной были намного более неприглядными с их ядами, пустыней и футон нинзюцу, но и с Ивой я нажрался боевых действий по самое горло. Как и разгребанием их последствий.
   - Эй, Рью! Очнись!
   Рывок за рукав вырвал меня из размышлений и я еле сдержал рефлекс прописать неизвестному кунай под ребро. Жизнь в постоянном напряжении никого не красит.
   Кинув взгляд на задержавшего меня, я первый делом отметил бело-серебристые глаза куноичи и три вертикальных шрама с правой стороны лица как будто от когтей какого-то животного, лишь чудом не задевшие глаз. Хьюга, и судя по повязке на лбу - из побочной ветви. Пару раз моргнув, я присмотрелся к странно знакомому изможденному лицу.
   - Канаде-сенсей? - неуверенно спросил девушку.
   - Приятно, что ты меня не забыл, - чуть улыбнулась она, отпуская мой рукав.
   - Почему ты здесь? Разве время смены нашей команды не прошло давным давно?
   Я-то понятно, а вот девушку должны были сменить если не раньше Тсуме и Ротаро, то хотя бы вместе с ними. К тому же, по лицу видно, что война Хьюге далась далеко не легко, не говоря уж о очевидных шрамах.
   - Я сама продлила срок службы, - скривилась она, - у тебя есть время? Может поговорим у меня в палатке, а не посреди лагеря?
   Оглянувшись на только начавший собираться народ около ворот лагеря, я пожал плечами.
   - Судя по всему, у меня есть пара часов до отправки, так что почему бы и нет?
   - Пошли, - кивнула девушка.
   Палатка Хьюги располагалась около южной стены главного лагеря и совсем рядом от ворот, так что добрались мы до нее буквально за пару минут. Поскольку снабжение у шиноби здесь осуществлялось намного лучше, чем в нашей запупени, Канаде угостила меня чаем и небольшим количеством сушеных фруктов. Учитывая, что за последнее полугодие я пил только воду с сухим пайком (не считая самоволки в Коноху, а припасы сделать до отправки просто не успел), то отказываться естественно не стал.
   - Так почему ты продлила срок своей службы? - вернулся я к прерванному разговору, едва с угощением было покончено.
   - Потому что тогда я предстану перед главой клана, - устало вздохнула куноичи, еще сильнее сгорбившись на своем месте и опустив взгляд в пол, - очень недовольным мной главой клана, а что случается с вызвавшими его неудовольствие членами побочной ветви Хьюга ты наверняка мог видеть, когда работал в госпитале.
   Вспомнив бившихся в припадках несчастных, попадавших к нам после длительного срабатывания печати на лбу, я скривился и передернулся, представив то количество боли, что способно превратить опытного шиноби в потерявшего всякое соображение слабоумного эпилептика, пусть и на время.
   - С чего ему быть недовольным? - удивился я.
   - Потому что я не выполнила его задание, несмотря на довольно большой срок, что мне был отпущен, - шмыгнула носом Канаде, невольно потянувшись к повязке на лбу. - И поэтому у меня будет к тебе просьба.
   - Какая?
   Я вопросительно приподнял бровь, но жопой почувствовал грядущие неприятности. И распростершаяся на полу девушка мои ожидания не обманула.
   - Разреши мне стать если не твоей девушкой, то хотя бы любовницей!
   Если бы я пил в этот момент чай, то точно поперхнулся бы. А так, я просто треснул себя по лбу. Ну кто такие вещи спрашивает!? Да и вообще - какого хрена?
   - Ха?! При чем тут это!? И с какого боку относится твое здание к желанию стать моей девушкой!?
   Прежде чем ответить, Хьюга вновь приняла сидячее положение, но поднять взгляд так и не решилась.
   - Именно это было моим заданием с того момента, как глава использовал все свои связи и назначил меня сенсеем вашей команды.
   С этим небольшим, но таким важным кусочком информации, все непонятки в поведении Канаде за время учебы стали кристально ясны и я подавил желание спрятать лицо в ладонях от нахлынувшего чувства стыда - мог бы и сам догадаться намного раньше! Меня извиняет только то, что я привык к намного более интенсивным попыткам соблазнить со стороны женщин того же госпиталя и просто не разглядел неумелые и скромные попытки девушки привлечь к себе внимание как нечто большее, чем неумелое выражение симпатии. Черт, я слишком привык к более открытым проявлениям желаний и стремлений среди шиноби, вот и проморгал.
   - Извини, но мой ответ "нет", как девушка ты мне безусловно нравишься и характер у тебя почти идеальный для моих вкусов, не говоря уж о фигуре, - вздохнул я, - но принадлежность к Хьюга и эта дурацкая фуин у тебя на лбу перевешивает все положительные качества - я предпочитаю держаться от политики подальше, а девушка, любовница или жена из другого клана неминуемо вовлечет меня в перетягивание каната между желающими власти старейшинам и главами кланов с обоих сторон, не говоря уж о минусах побочной ветви.
   Конечно, это в меньшей степени касается ленивцев Нара, что предпочитают больше поваляться на травке смотря на облака, чем заниматься такими проблемными интригами, но и к ним это относится.
   - Пожалуйста, я не выдержу пол часа активированной печати в наказание, если с трудом отошла от целых пять минут до отправки на фронт, - всхлипнула Хьюга, поднимая на меня умоляющий взгляд, от которого у меня сердце пропустило удар.
   Большие красивые серебрянные глаза не равнодушной (в некоторой степени) мне девушки, полные непролитых слез, как тараном ударили по твердому намерению держаться как можно дальше от клановых интриг. Воспоминания о несчастных Хьюга побочной ветви, что попадали к нам после подобных "наказаний" тоже не прибавляли уверенности. Если быть честным с самим собой, то будь Канаде не из Хьюг, то над подобным вопросом и раздумывать бы не стал, но увы, в этом случае такой ситуции не возникло бы вообще. Тут скорее следует задать вопрос, а стоит ли мое нежелание вляпываться в навозную кучу политики, здоровья и жизни хорошей девушки, попавшей в очень непростую ситуацию? При том, что я видел от нее в своем отношении только лишь добро, да и выполнять наказы главы клана Канаде стремилась куда меньше, чем большинство остальных кандидаток, что несомненно идет в ей плюс.
   - Я... ладно, будешь любовницей, - сдался я, не в силах выдержать умоляющего взгляда, - только есть ря... гях!
   - Спасибо! Спасибо! Спасибо! - прыгнувшая на меня куноичи мгновенно стащила маску и начала покрывать лицо поцелуями, буквально сияя от радости.
   - С-стой, что ты делаешь!? - отстранив от себя девушку, я убрал ее руки от завязок штанов.
   - Пытаюсь получить доказательство нашего соглашения, - шмыгнула носом она, счастливо улыбаясь.
   - Доказательства? Просто скажи, что ты моя любовница и все на этом, - вздохнул я, устало потерев переносицу.
   Хьюга неожиданно отвела взгляд и покраснела так, что стало заметно даже при свете тусклой лампы под потолком.
   - Я девственница...
   Я удивленно вылупился - ей же уже... А сколько ей? Вроде на четыре года старше, значит девятнадцать-двадцать лет. Ахренеть! Подавив желание еще раз заехать себе по лбу, поскольку членораздельных слов уже не хватало, покачал головой - это бразильский сериал какой-то!
   - Значит так, прежде чем ты опять захочешь получить доказательства, у меня есть несколько... условий, скажем так, - поморщился я, - во-первых, в ближайшее время на детей можешь не рассчитывать, поскольку я как ирьенин это могу контролировать в любом состоянии, не говоря уж о специальной фуин, препятствующей любым попыткам получить жизнеспособное семя, можешь своему главе так прямо и передать при случае, во-вторых - ты не будешь пытаться что-то получить от меня с помощью своих прелестей, а скажешь прямо и честно что надо, а я уж буду дальше решать, делать и не делать. Договорились?
   - Хорошо, Рью-сама! - простерлась ниц Канаде. - Любая ваша воля будет выполнена!
   - Канаде-чан, ты издеваешься? - смотря на буквально распластавшуюся у моих коленей девушку, я почувствовал как у меня начала дергаться щека под левым глазом.
   - Как пожелает мой господин!
   Никогда не считал себя верующим человеком, но желание помолиться оказалось невыносимым. Господи, дай мне нервов выдержать еще и это испытание!
  
  
  

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) Ю.Васильева "По ту сторону Стикса"(Антиутопия) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) И.Головань "Тестовая группа. Книга вторая"(ЛитРПГ) А.Вар "Меж миров. Молодой антимаг"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"