Оден: другие произведения.

Стихотворения

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa

Уистен Хью Оден
Ноктюрн
Фокстрот из пьесы
1 сентября 1939 года
Калипсо
Восхваления
Ода отелю 'Джордж Вашингтон'
Ад
Когда бы я мог рассказать вам
Наши склонности
Песня пастушка
Песня-нонсенс
Похоронный блюз (из пьесы 'Восхождение на Ф6')
Тот, кто любит сильней
Один
Важное любовное свидание
Воспринятое обонянием и вкусом
Услышанное и увиденное
Wystan Hugh Auden
Nocturne
Foxtrot from a play
September 1, 1939
Calypso
Lauds
Ode to the George Washington hotel
Hell
If I could tell you
Our bias
Shepherd's carol
Nonsense song
Funeral Blues (from 'The Ascent of F6')
The More Loving One
Alone
Heavy date
Smelt and Tasted
Heard and Seen

Ноктюрн

Пусть будет ночь полна любви,
Луна, над нами проплыви,
Как око. Мир затих.
Меня, меня благослови
И всех друзей моих.

Среди безоблачных высот,
Где одиночество гнетёт,
Во снах увидим мы
Глубины, дали, небосвод
И белые холмы.

Жизнь заявляет: "Встреч не жди".
Ты шепчешь: "Встреча - впереди".
И мы в мечтах порой
Встречаемся, с огнём в груди,
Под ледяной струёй.

Свети же ярко для того,
В ком, не жалея ничего,
Проснётся ярость вновь,
Желая только одного:
Чтоб умерла любовь.

Фокстрот из пьесы

Солдат влюблён в оружье,
   Учёный - в стопку книг.
Крестьянин любит лошадь,
   Кинозвезда - свой шик.
Любовь повсюду в мире,
   У каждого - мечты.
Кому - Мерлин*, кому - Марлен,
   А мне по вкусу ты.

Кого пленяет Цезарь,
   Кого - киноактёр,
У той герой - патлатый,
   У этой - ухажёр,
Кому милей погоны,
   Кому милей кресты,
Кому-то мил такой, чтоб бил,
   А мне по вкусу ты.

Кто без ума от догов,
   А кто - от злых борзых,
От кошек, попугаев
   И свиночек морских.
Больные мнят в дурдоме,
   Что все они - цветы.
У тёти Джун - наследник-вьюн,**
   А мне по вкусу ты.

Кто с носом как картошка,
   Кто жирный, кто худой,
Кто со смещённой почкой,
   А кто с кривой ногой,
Кто с локтем теннисиста,
   А у кого кисты.
Знал кой-кого, кто был У.О.,***
   А мне по вкусу ты.

Гадюка любит солнце,
   А чёрный дрозд - червей,
Медведь полярный - льдину,
   А слон - что повкусней,
Форели любят реки,
   И океан - киты,
Мой пудель Боб - фонарный столб,
   А мне по вкусу ты.
* Анахронизм, умышленно допущенный переводчиком.
** Оригинальная строка:
I had an aunt who loved a plant
В данном контексте слово "plant" может иметь два значения: распространённое "растение" и устаревшее "наследник". Более точным русским аналогом является слово "поросль", поэтому возможен такой вариант перевода:
"О поросль!.." - млел мой дядя Сэл.
*** У.О. -умственно отсталый.

1 сентября 1939 года

В одном из баров сижу
На Пятьдесят Второй,
Напуган, подавлен. Крах
Вполне разумных надежд
Подлых последних лет.
Волнами гнев и страх
Кружат над светлой страной
И той, что лежит во мгле,
Вторглись в частную жизнь.
В сентябрьской ночи разлит
Смерти запах гнилой.

Учёный определит
Плоды одного греха,
Что с лютеровых времён*
Культуру сводят с ума;
Что в Линце** произошло:
Гигантским имаго*** был
Создан бог-психопат****.
И мне известно, и вам -
В школе учили все:
Кому мы сделали зло,
Злом же ответит нам.

Знал изгой Фукидид*****
Всё, что людям сулит
Демократический строй,
А тиранов дела:
Вздор обращают свой
К тем, кто в могилах нем
(Книга его - о том);
Знанья отбросив прочь,
Сделав привычной боль,
Правят на горе всем.
Это нам предстоит.

Нейтралитет небес,
Где любой небоскрёб
Провозглашает мощь
Коллективных Людей,
Пустых сожалений треск
Заполнил на всех языках.
Но дальше нельзя витать
В эйфорических снах.
Скалятся из зеркал
Империализм на нас
И международная ложь.

В баре лица у всех
Выражают одно:
Пусть все лампы горят,
Музыка пусть звучит.
Согласен каждый субъект:
Обставить барный окоп
Домашней мебелью, чтоб
Не видеть того, что мы -
Кучка жалких детей,
Что несчастны вовек
В дебрях дремучей тьмы.

Вопли Важных Людей
Про войну - не страшней
Того, что у нас в крови:
То, что, сойдя с ума,
О Дягилеве писал
Нижинский******, можно сказать
Почти о любом из нас,
Ибо глубже всего
Каждый в сердце таит:
Не нужно вселенской любви,
Пусть любят только его.

Из мглы традиций текут
Пассажиры рекой
В мир морали, обет
Утренний на устах:
"Я буду верен жене,
Работе силы отдам".
Мэры в своих городах
Продолжают игру.
Кто нас избавит от них?
Кто убедит глухих,
Выскажет всё за немых?

Мне же лишь голос дан,
Чтоб из умов стереть
Ложь, которой давно
Тешится индивид,
И ложь, что возводит Власть.
Нет никаких Держав,
Нельзя в одиночку жить.
Прохожий ли, полисмен -
Голоду всё равно.
Ближнего возлюбить -
Или же умереть.

Оцепеневший мир
Беззащитен в ночи.
Точками, словно смешки,
Вспыхивают лучи,
Там, где вдруг зазвучат
Праведные слова:
Я - лишь Эрос и прах,
Я, как и все, объят
Неверием и тоской,
Да смогу утвердить
Пламя веры в сердцах.
* Лютером была заложена идейная основа отделения государства от церкви: "И я настаиваю: так как светская власть учреждена Богом для наказания злых и защиты благочестивых, то круг ее обязанностей должен свободно и беспрепятственно охватывать все Тело христианства, без всякого исключения, будь то папа, епископ, священник, монах, монахиня или кто-нибудь еще... Поэтому светская христианская власть должна исполнять свою службу беспрепятственно, не опасаясь затронуть папу, епископа, священника: кто виноват, тот и отвечай". По мнению Одена, это привело к тому, что государство, перестав ориентироваться на христианские нормы, оказалось беззащитным перед идеологическими доктринами.
** В Линце прошло детство Гитлера.
*** "Имаго - (в психоанализе) внутреннее бессознательное представление какой-либо важной личности в жизни человека, особенно кого-либо из родителей" (Медицинский словарь).
**** Гитлер.
***** "Действительно, у главарей обеих городских партий на устах красивые слова: "равноправие для всех" или "умеренная аристократия". Они утверждают, что борются за благо государства, в действительности же ведут лишь борьбу между собой за господство. Всячески стараясь при этом одолеть друг друга, они совершали низкие преступления, но в своей мстительности они заходили ещё дальше, руководствуясь при этом не справедливостью или благом государства, а лишь выгодой для той или иной партии. Достигнув власти путём нечестного голосования или насилием, они готовы в каждый момент утолить свою ненависть к противникам. Благочестие и страх перед богами были для обеих партий лишь пустым звуком, и те, кто совершал под прикрытием громких фраз какие-либо бесчестные деяния, слыли даже более доблестными. Умеренные граждане, не принадлежавшие ни к какой партии, становились жертвами обеих, потому что держались в стороне от политической борьбы или вызывали ненависть к себе уже самим своим существованием" (Фукидид).
****** "Дягилев не хочет любви ко всем. Дягилев хочет любви к самому себе" (Нижинский).

Калипсо

Мчи же, шофёр, быстрее, быстрей
По залитой солнцем Спрингфилд-лейн.

Лети, как пилот, держись за штурвал.
Наша цель - Нью-Йорк, Центральный вокзал,

Зал ожиданья. Там встречу я
Того, кто дороже всех для меня.

А если его не будет там,
На улицы выйду, дам волю слезам.

Он для меня всех на свете милей.
Он - совершенство. Он всех добрей.

Возьмёт меня за руку, скажет: "Люблю", -
Своего восхищенья не утаю.

Вдоль дороги - яркая зелень кустов.
Они тоже любят, но молча, без слов.

А банкир в роллс-ройсе, жирный и старый,
Не любим никем, лишь своей сигарой.

Мне бы Папою иль президентом стать -
Я бы пудрила нос, заставляя их ждать.

Потому что любовь важней и сильней,
Чем политик или архиерей.

Восхваления

В листве малиновки звенят;
Повсюду петухи кричат:
В уединении, с друзьями.

Льёт солнце свет на смертный род;
Сосед соседа не клянёт:
В уединении, с друзьями.

Повсюду петухи кричат;
Уже в колокола звонят:
В уединении, с друзьями.

Сосед соседу руку жмёт;
Господь, благослови Народ:
В уединении, с друзьями.

Уже в колокола звонят;
У мельниц жернова скрипят:
В уединении, с друзьями.

Господь, благослови Народ;
И бренный мир, раз он цветёт:
В уединении, с друзьями.

У мельниц жернова скрипят;
В листве малиновки звенят:
В уединении, с друзьями.

Ода отелю "Джордж Вашингтон"

В нашу эпоху купли-продажи,
   Когда вас всюду сыщет агент,
И в мире даже Правительства, даже
   Они кричат: "Лучше всех - наш брэнд",
Когда рекламируют нам заборы
   Средство, чтоб запах плохой истребить,
Также лекарство от детских запоров
   И пояс, чтоб сексапильным быть,
И мыло, что сразу всё отмывает, -
   Я иногда размышляю о том,
Сколько рекламщик за всё получает,
   И есть ли хоть слово правды во всём.

О, найду ли тогда приёмы,
   Чтобы отель "Вашингтон" воспеть,
Нисколько не подражая приёмам,
   Которыми "профи" должен владеть,
Семипудовых матрон уверяя,
   Что смогут как пёрышко лёгкими стать?
Итак, в отеле том проживая,
   Намерен правду о нём рассказать.
Адрес его - остров Манхэттен,
   Недалеко от Лексингтон-лейн.
Не моден среди обжор, но при этом
   Есть зал для обеда шумных друзей.

Стены его пока не крошились,
   Но скажем прямо, без обиняков:
Несколько энтомологов злились,
   Что очень редко здесь встретишь клопов,
Нормальным Людям вольготно живётся,
   Они не сердятся в свой черёд,
Узнав, что с кухни еда подаётся,
   А для воды есть водопровод,
На простынях нет следов карамели,
   И, думаю, может любой ожидать,
Что в утреннем кофе не будет форели
   И кобра не заползёт под кровать.

Меж тем персонал, навостривши уши,
   Может породы людей изучить,
Чтобы не спутать Цыпочку с Клушей,
   Зануду от Весельчака отличить;
Ещё объекты для изучений:
   Кто от безденежья стал поджар,
Кто ищет секса и развлечений,
   Кому поможет ветеринар;
И среди пар, одинаково пёстрых,
   Определять, рентгена верней,
Сколько миссис - действительно сёстры,
   А сколько - жёны этих мужей.

А напоследок - пара аллюзий,
   Скромно о том, что известно мне:
Наше Я - одна из иллюзий,
   Слова же нас оставляют во тьме,
Каждый, кто думает, что понимает,
   Что что-то знает, - сошёл с ума;
Итак, где паспорт мне позволяет
   Бывать, отели - мои дома
(Конечно, кроме Британских владений,
   Турции и СССР),
И этот отель, вне всяких сомнений,
   Для остальных - отличный пример.

Ад

Ад - не тут, не там,
Ад - нигде, и сам
Ад трудно вынести нам.

О детях трудно нам мечтать,
О прошлом трудно вспоминать,
Зато легко существовать.

Способность гордость пробудить,
Желанье что-то изучить
Ещё мешают нам хандрить.

Болтать же обо всём подряд
Без слов, что истину таят,
Не смог бы дарвинский примат.

Но мало гордости одной,
И мы надеемся порой:
Реален ад, как я с тобой.

Век притворяется слепым,
Глухим и абсолютно злым.
Любой безумьем одержим.

Когда б никчёмными нам стать,
То было бы de trop* рыдать,
Зато - бездействие и ложь,
Раз не живёшь - легко умрёшь.
* излишне (фр.)

Когда бы я мог рассказать вам

Безмолвно время, я предупреждал,
Оно лишь счёт нам может предъявлять;
Когда б я мог, про всё бы рассказал.

Когда над клоуном рыдает зал
И, не споткнувшись, танца не начать,
Безмолвно время, я предупреждал.

Хоть счастья мне никто не обещал,
Как я люблю тебя - не передать,
Когда б я мог, про всё бы рассказал.

Откуда дуют ветры, кто б узнал;
Зачем-то нужно листьям опадать;
Безмолвно время, я предупреждал.

Желанье розы - чтоб никто не рвал,
Виденье не желает исчезать;
Когда б я мог, про всё бы рассказал.

Допустим, львы шагают среди скал,
Солдатам и ручьям пора бежать;
Безмолвно ль время, хоть предупреждал?
Когда б я мог, про всё бы рассказал.

Наши склонности

Часы песочные рычащим шепчут львам,
Часы на башне отмеряют жизнь дубрав,
Как много промахов прощает время нам,
Как ошибается любой, кто вечно прав.

Но бой курантов, звонкий или же глухой,
И убегающего Времени поток
Не помешают розе расцвести весной,
Но остановят льва стремительный прыжок.

И для такого в жизни важен лишь успех,
А мы в словах звучаньем тешимся пустым,
Для нас запутанный вопрос важнее всех,

Всегда тревожил образ времени умы.
Когда ж прямой дороге к нам самим
Не предпочтём бродить кругами мы?
Песня пастушка

Протяни же свои ручонки,
   Чтобы зимнее небо достать.
Туда, где любовь над горами,
   Красота придёт умирать.

Будь Время мерзким шерифом
   В одной из ковбойских премьер,
Я б ездить верхом научился
   И отнял у него револьвер.

Будь сам я как Валентино*,
   То Фортуну, что как зима
Холодна, подверг бы гипнозу:
   Пусть целует меня сама.

Будь сам я галантным франтом,
   Что злую жену схоронил,
Разводил бы я канареек
   И какао в постели пил.

Но грязны мои манжеты,
   На кухне часы отстают,
Над моей Голубой Мечтою
   Уж давно сорняки растут.

Я не болтаю с цветами,
   Да и вряд ли это изъян,
Мне не нужно живой печали,
   Упакованной в целлофан.

Солидно то, что играет
   Теперь Буги-Вуги-Мэн;
Но кто находил подковы,
   Танцевал на Фиддлерс Грин**?

Протяни же свои ручонки,
   Чтобы зимнее небо достать.
Туда, где любовь над горами,
   Красота придёт умирать.
* Рудольф Валентино - популярный голливудский киноактёр, игравший в вестернах.
** Fiddler's Green (поляна скрипача) - вымышленное место, где находят последний приют погибшие моряки и солдаты.

Песня-нонсенс

Моя любовь - как розы цвет*
Иль для слепых концерт.
Зад - словно тир, а передок -
Сплошной мясной десерт.

Как зеркало, её власы,
А брови - топь, обман,
Глаза - как овцы, что бредут
Сквозь лондонский туман.

С ирландской джигой носик схож,
И как автобус - рот,
А подбородок - в миске суп,
Пусть каждый зачерпнёт.

Подобна карте США
Божественная стать,
И за авто без номеров
Ступню легко принять.

Нас ни шофёр, ни верхолаз
Не смогут разлучить.
Любовь могла бы и вязать,
И корабли топить.
* Пародия на стихотворение Роберта Бёрнса 'A red, red rose':
My love is like a red, red rose
   That's newly sprung in June:
My love is like the melody
   That's sweetly played in tune.

Похоронный блюз (из пьесы 'Восхождение на Ф6')

Стоп всем часам, не нужен телефон,
Псу дайте косточку, чтоб не залаял он,
Молчи, рояль, пусть барабаны бьют,
Выносят гроб, скорбящие идут.

Аэроплан, чей в небе слышен рёв,
Путь настрочит известие: 'Он мёртв'.
Пусть будет креп на грудках голубей,
У постовых - перчатки почерней.

Зонты раскройте, чтоб не замочил
Вас ливень: доктор Вильямс вену вскрыл;
'Угасла жизнь', - изрёк сей консультант.
Схватить того, кто подмигнул, сержант!

А Шоукросс для плачущей толпы
Речь произносит: 'Общества Столпы...'
Лэмп с мощным микроскопом так и сяк
На лицах ищет хоть надежды знак.

И автокатафалком правит Ганн,
Он гонит всех быстрей, как ураган.
Он до упора выжимает газ
И мчит к могиле с девяносто в час.

Тот, кто любит сильней

Глядя на звёзды, я понял сам:
Для них я - вроде 'катись к чертям'.
А на земле безразличия суть:
Людей и зверей бояться чуть-чуть.

Можно ль представить, что им под стать
К нам безответным чувством пылать?
Раз нет любви, равной моей,
Я буду тем, кто любит сильней.

Поклонником звёзд себя возомнив,
Хоть им до лампочки мой порыв,
Я не скажу ночною порой,
Что днём тоскую лишь по одной.

Случись им исчезнуть иль умереть -
На небо пустое стану глядеть,
На полную темноту в вышине,
Хоть к этому нужно привыкнуть мне.

Один

Есть у влюблённых множество доктрин
О способах по-разному страдать,
Когда с любимой и когда один:

С мечтою чувственной во сне един,
При пробужденье должен осознать:
Она - лишь симулякр его личин.

Нарцисс не верит в таинство глубин;
Ему дано свой образ созерцать,
Но слиться с ним нельзя, и он - один.

Кто как дитя, огонь, скопленье льдин -
Способен вред невольно причинять,
Как будто он - вселенной господин.

А кто, как Пруст, дожили до морщин,
В любви обман стремятся распознать;
Сильнее любят - и сильнее сплин.

Всегда доискивайтесь до причин,
Зачем влюблённым нужно создавать
Одну из им не свойственных личин:
Никто из нас, по правде, не один.

Важное любовное свидание

Чётко различим и
Тих, в октябрьском свете
В воскресенье утром
   Город мой лежит.
Из окна смотрю на
Мир, где правит Бизнес,
Так, как лишь любовник
   На него глядит.

Думаю, что каждый,
В лёгком возбужденье
Ожидая нечто
   Вроде рандеву,
Занимает время
Кучей разных мыслей.
К логике влюблённых
   Я не призову.

Дольше, чем возможно,
К своему Объекту
И любовь не в силах
   Мысли приковать.
Гёте же отметил:
Красота заката
Лишь минут пятнадцать
   Будет волновать**.

Без тебя я время
Трачу, сочиняя,
В голову приходит
   Лишь галиматья.
Ну а жизнь, что скрыта
В Личном Подсознанье***
Так легко, восстанет
   Из небытия.

Отчего такая
Нить ассоциаций:
Устлан кучей писем,
   Луг зазеленел
От игры бульдога
На трубе? Не знаю.
Видно, это 'Чело-
   веческий удел'****.

Словно на экране,
Образы проходят;
По фруктовой роще
   На катке летит
Няня, сокрушаясь:
'Ох, Золя, бедняжка,
Неисправной печкой
   Был Золя убит'*****.

Речи св. Франциска******
Я теперь внимаю,
Вместе довелось нам
   Возле ГЭС бродить:
'Птиц любить несложно -
Сможет всякий дурень,
Но, признаюсь, трудно
   Вшей своих любить'.

Малиновский, Риверс,
Бенедикт******* покажут
Действие культуры
   Той или иной.
У матрилинейных
Рас - убийство брата
Матери, женитьба
   На сестре родной.

Интеллектуальный
Представитель класса
Среднего, считаю,
   Пусть и невпопад,
Что без Формы Сущность
Тщетна, хоть свободна,
Знанья и рожденье
   В жизни всё решат.

Кто, в метро на лица
Глядя, изучая
(Все - неповторимы),
   Не спросил хоть раз
Прямо: что за формы,
Отражая склонность
К страсти, к безрассудству,
   Подчиняют нас?

Знаете, как может
Повлиять работа
На людское мненье
   О людской судьбе:
Ящички у клерка
На гнездо похожи,
Брокер же товаром
   Мыслит 'вещь в себе'********?

А когда политик
Думает о милой,
Милую к толпе он
   Станет причислять?
А она 'всё-или-
ничего' заявит?
Купит ли её он,
   Чтоб облобызать?

Странно чувств развитье:
Древняя поэма
О телесных тайнах
   Явно тут и там
В нас перерастает
В интеллектуальну-
ю любовь********* Спинозы;
   Как - неясно нам.

Медленно вникаем,
В то, что изучали,
Что гораздо больше
   Следует забыть,
Пестуем упорно
Всяческие догмы;
А Любовь способна
   Необычной быть.

У Любви в Объекте
Есть необходимость,
Из объектов всякий
   Подойдёт, поверь.
Для меня же в детстве
Паровая помпа
Так была прекрасна,
   Как и ты теперь.

У Любви нет чина,
Это - образ жизни,
Форма отношений
   Между всем живым,
Что возможна только
При одном условье:
Это - sine qua non**********,
   Нужное другим.

Так мы открываем
Тайну, чьё названье
Для одних - Спасенье,
   Для других - Успех.
Можем мы любить лишь
То, что нам доступно.
О луне же плакать -
   Озорство и грех.

Много лет считал я,
Что любовь - слиянье
Двух противоречий;
   Вздор тогда молол.
Юноши боятся,
Что любви не стоят.
Чудо, что в тебе я
   Сам себя нашёл.

Мне сказать приятно,
Что тебя люблю я,
Лишь с тобой возможно
   Счастье обрести,
Но нелепо думать,
Что о том ты знаешь,
Что всегда внезапно
   Можешь ты прийти.

Но зато при встрече
С тем, кого ты любишь,
Позабудь про Мысли
   Умные свои:
Как и перед смертью,
Неуч и писатель -
Все равны в постели,
   Все равны в любви.
* Перевод осуществлён по ранней версии стихотворения, которую Оден впоследствии значительно сократил его, убрав строфы 4, 5, 6, 7, 9, 19.
** Афоризм Гёте: 'Радугу, которая держится четверть часа, перестают замечать'.
*** В оригинале - 'Personal Unconscious (личное бессознательное)', термин, введённый в психоанализ Юнгом.
**** 'Человеческий удел (La Condition humaine)' - роман А. Мальро.
***** Золя умер от отравления угарным газом из-за неисправности дымохода в камине. Позднее выдвигалась версия, согласно которой дымоход был заблокирован умышленно с целью убить писателя.
****** Франциск Ассизский - учредитель ордена францисканцев, католический святой, проповедовавший аскетизм и любовь не только к людям, но и ко всем живым тварям.
******* Бронислав Малиновский, Уильям Риверс, Рут Бенедикт - учёные-антропологи.
******** 'Вещь в себе (Ding an sich)' - философский термин, введённый Кантом.
********* В оригинале - 'Amor intellectualis', подразумевается термин Спинозы 'Amor dei intellectualis (интеллектуальная любовь к богу)'.
********** 'Sine qua non' - необходимое условие; то, без чего что-либо невозможно.

Воспринятое обонянием и вкусом

Не ошибутся нос со ртом
В своих вердиктах обо всём,
Что чувствуют, иль с похвалой,
Иль с осуждением порой:
Наш вкус меняется, о да,
Но только к лучшему всегда.

Хоть ощущенья у людей
Не остры так, как у зверей,
Но чуткие не ощутят
Всю ту мистерию услад,
Когда любви усилит взмах
Химический аккорд в сердцах.

Услышанное и увиденное

Сколь громко - ухо различит,
А дальность не определит,
В услышанном воспримем мы
Тональность, временность, шумы:
Лай, хохот, выстрелов дублет -
Расслышим их, а может, нет.

Что-быть-должно и что-есть-тут
Единство в зренье обретут:
Холм, что мы видим, точно там,
Но ближе кажется он нам,
И это на пути своём
Мы с радостью осознаём.



Популярное на LitNet.com А.Ефремов "История Бессмертного-2 Мертвые земли"(ЛитРПГ) А.Робский "Блогер неудачник: Адаптация "(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) А.Тополян "Проклятый мастер "(Боевик) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 2"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"