Странник Тысячи Миров: другие произведения.

Звездные Воины: Изгой-Один Уничтожение на скорость

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Насколько предпосылки мятежа проникли в структуры империи или это была простая случайность, один из сотен тысяч путей, вариантов, совпадений. Изгой 1 уже вошел в атмосферу, в то время, как дежурный смены станции Скариф завидовал удаче пилота. Ведь что может случиться в еще один скучный и наполненный рутиной день служащего флота, когда на планете раскинулся настоящий тропический рай. Этот фанфик покажет события глазами обычных солдат империи, даст представление о том, кто играл, не раскрыв карты. Все оказалось намного сложнее, чем было показано в фильме, все недостатки были исправлены, а сюжетная линия обрела новые краски. Читайте в фанфике ЈИзгой-один: Уничтожение на скоростьЋ


0x01 graphic

  
   Насколько предпосылки мятежа проникли в структуры империи или это была простая случайность, один из сотен тысяч путей, вариантов, совпадений. Изгой 1 уже вошел в атмосферу, в то время, как дежурный смены станции Скариф завидовал удаче пилота. Ведь что может случиться в еще один скучный и наполненный рутиной день служащего флота, когда на планете раскинулся настоящий тропический рай.
   Этот фанфик покажет события глазами обычных солдат империи, даст представление о том, кто играл, не раскрыв карты. Все оказалось намного сложнее, чем было показано в фильме, все недостатки были исправлены, а сюжетная линия обрела новые краски.
   Читайте в фанфике "Изгой-один: Уничтожение на скорость"
  
  
  
  
   Орбитальная станция особого назначение Скариф-1. Дата xxxx до БЯ 12.01/27.00
   Флот прикрытия из пятнадцати звездных разрушителей класса Император 1 экстренно покинул систему Скариф. Особый регион был усилен после недавней активности мятежников, и, хотя Таркин не учитывал возможность прямого столкновения, количество кораблей планетарного прикрытия было пересмотрено. Приказ пришел откуда-то сверху и имел гриф совершенно секретно, немногие из администрации вообще подозревали об уходе практически всех тяжелых кораблей из системы.
   Обычный день легиона
   Адмирал Эрлен, командовавший группой кораблей, перед переходом на сверхсветовую отдал приказ для двух проходивших модернизацию разрушителей класса Император 1, чтобы они приняли на борт резервные части сил специального назначения и готовились присоединиться к броску. Раузеру и Знамению, именно такие название носили корабли, отводилась роль транспортов прорыва для переброски наземных соединений.
   Весь день к зависшим в непосредственной близости от экваториального дока крейсерам отправлялись шаттлы и канонерки, транспортный поток был настолько интенсивным, что портал энергощита зафиксировали во избежание дополнительных задержек.
   Младший диспетчер Галромс Тэйт заступил на дежурство в полдень по местному времени или 4.00 утра по общеимперскому. Коммутатор буквально разрывался от десятков запросов, приходивших от заходивших на стыковку кораблей, одни из них шли в доки станции, другие сразу же уходили к ближайшему разрушителю. На обзорных экранах непрекращающимся потоком выводились данные, поступавшие с бортовых компьютеров влетавших кораблей. Галромс повторял одну и ту же процедуру запроса к новым и новым кораблям, некоторые пилоты в ожидании разрешения сразу выравнивали корабли на новый курс, но не один из них без его, именно "его" разрешения не пересекал уровень щита. Отчего казалось, что его команды действительно что-то значат. Галромс Тэйт заставил лицо принять невозмутимый вид перед разговором с очередным пилотом, предполагался канал видеосвязи, где-то сзади раздался характерный звук приближающегося дроида, - чего еще? Командор обернулся, привычная атмосфера зала управления казалась настолько затертой в памяти, что старый протокольный дроид D-серии, выглядел яркой точкой двигателей на фоне космоса.
   - Сэр вылет баржи 011IE1-JA задержан из-за выявленных технических неисправностей. Требуется перевод грузовой баржи 027TE-JA на полетный коридор 011IE1-JA, необходимо подтверждение.
   Краткий взгляд в полетный график, взлет грузовозов не требовал пересмотра основных планов.
   - Перенос одобрен.
   Галромс снова повернулся к терминалу управления. Позади него из коммутатора пришел новый запрос, ничем не примечательный голос очередного пилота, это было странно, почему вызов транслировали на главного по смене. - Внешник?
   - Грузовой шатл 0608 - запрос на посадку.
   - Грузовой шатл 0608, вас нет в списке прибытия грузовых судов.
   - Подтверждаю диспетчер, - в голосе явно чувствовалась усталость, - нас завернули с Идула, там космопорт перегружен, - и явно бодрее, - передаю входные коды.
   Пилот уже явно представлял себя развалившимся в кресле или в комнате отдыха с видом на океан. Передача кода заняла еще несколько секунд, после чего, командор, Рей Харсон, как и требовала инструкция, сверился с регистром.
   - Все в порядке!
   Командор еще раз посмотрел на транспорт, после чего открыл внутренний канал связи и сориентировал наземную службу порта.
   Галрос проводил взглядом счастливчика, ему выпал исключительный шанс посетить почти курорт, да еще и в сезон, в котором не предвидятся тропические штормы. Очередной транспортник начал набирать высоту, день обещал быть скучным и полным рутины, впрочем, как и любой другой до этого на протяжении месяца.
  
   Уничтожение на скорость. Интерлюдия
   В главный док разрушителя "Знамение" зашел транспорт двойного назначения. Безымянный корабль с унификационным номером 02122 использовался планетарными службами Скарифа для перевозки шахтеров на добывающие станции, разбросанные в астероидном поясе одноименной звездной системы. Корабль ранее принадлежал к классу корветов Тартан и в недалеком прошлом нес службу в окраинных мирах, где участвовал в десятках рейдов против пиратов, неоднократно доказывая превосходство техники Империи. В одном из них 02122 подорвался на мине, был списан и доставлен на Скариф еще в тот момент, когда система была закрыта.
   Чернил Тофф с любопытством осматривал стыковочный узел разрушителя. До этого ему приходилось выполнять рейсы только к шахтным установкам или вспомогательным крейсерам. Для пилота орбитального транспорта 02122 или Тартан был пределом мечтаний, корабль сохранил все черты боевого, вплоть до оружия посредственного уровня. Тофф осматривал приборную панель, мысленно отдавая приказы наводчикам спаренных лазерных турелей, представляя, как они превращают несущиеся на него пиратские рейдеры в облака пара.
   - 02122, почему задерживается высадка! Транспорт должен был сойти с дока еще семнадцать минут назад!
   Гневный окрик из хриплого транслятора вновь вернул пилота в реальность.
   - Док... Командор, еще идет разгрузка партии провианта, контейнеры достаточно... гхм, скромного размера и дроиды работ...
   - Если ваши дроиды не справляются, задействуйте экипаж!
   Командор несколько замялся, вероятно посмотрев на дисплей.
   - У вас на разгрузку не более 15 минут, Тартан перекрывает стартеры истребителей, что нарушает устав... Вам дали на разгрузку 30 минут, но уже прошло 48! - Ввиду разрешения от капитана, вам позволили пристыковаться, не за-дер-жи-вай-тесь. - После чего отключился.
   Чернил сглотнул, и что ему делать, экипаж и 9 приписанных к кораблю дроидов на ручных гравипогрузчиках перевозили контейнеры, непригодные к транспортировке магистральной линией транспортника.
   Сняв заброшенные на приборную панель ноги, пилот активировал внутренний интерком.
   - Дейл! - В ответ, как и ожидалось, была тишина, - скарм тебя дери, подойди к интеркому! Спустя несколько секунд рубку заполнили ругательства, достойные самых злачных мест Корусканта.
   - Чего тебе!
   - Нам дали 15 минут на разгрузку почти тонны "провианта" в коробках из-под сухпайков, долбанные высокоэнергетические ячейки для каких-то новых бластеров..., ты понимаешь, что это значит?
   Эфир разразился новым потоком брани, между которой послышался визг дроида.
   - Контейнер съехал с направляющей, более спокойно ответил Дейл. Передай в док, что вручную нам это не перетаскать и за час.
   - Нам и не нужно. - Тофф криво усмехнулся, запускай транспортную линию, переместим груз к погрузочному терминалу дока, дальше не наша забота.
   - Гхм, инструкции...
   - Прямой приказ командора, нам нужно убраться отсюда за 15 минут, и мы это сделаем. Прикрепи контейнеры к транспортеру энекргофиксаторами, только не экономь, эта хрень явно мощнее шахтерской взрывчатки. Так что если расплющим один, то об этом узнают даже на мостике Разрушителя.
   - Хорошо, отзываю дроидов. - Дейл сморщил лоб, одновременно вытирая пот грязным рукавом. После чего его изображение пропало с голомонитора.
  
   ***
   Мостик покрывал полумрак, практически все консоли бездействовали или показывали статическую информацию. Из штатной команды на нем находился офицер и смена дежурного состава. "Раузером" занимал орбиту практически рядом со "Знамение", разрушитель был настолько близко, что можно было различить не только его бортовые огни, но и обычное освещение палуб. Саран Грей стоял практически рядом с боковым визором мостика, его внимание еще пол часа назад привлек Тартан, который совершил нештатную стыковку со "Знамение". Корабль развернулся на 35 градусов относительно оси дока и разместился рядом с шлюзовым переходом. Некая модификация Тартана, Саран машинально отметил несоответствие некоторых внешних узлов и двигателей. 180 метровый грузовоз практически полностью занял свободное пространства главного ангара, втиснувшись в непредназначенное для этого пространство.
   - Почему не использовать шаттлы или перевезти персонал через вспомогательные ангары... - Он сказал это, обращаясь к самому себе или планете перед ним. Саран собирался продолжить обход мостика, когда командор-навигатор, отвечающий за контроль ближнего космоса удивлено вскрикнул.
   - Сэр! Приближается флот! Датчики фиксируют множественное отклонение светимости звезд в нашем секторе.
   - Эскадра не могла вернуться так быстро, они что идут в лоб? - Саран остановился, так и не сделав очередной шаг вперед, шаг, который помогал убить время дежурной смены. - Запросить станцию о графиках выхода караванов. - Командор мгновенно сделал запрос.
   - Это не наши! - Лицо сержанта побледнело, - 31,35,45, кораблей! - Саран почувствовал на себе взгляды всей дежурной смены. Все собравшиеся на мостике смотрели на него. Он повернулся к главному визору, демонстративно и спокойно.
   - Время до контакта! Поднять щиты! Связь со Знамением! Одновременно с этим офицер унял дрожь в левой руке, просто заведя ее за спину, такой жест он не раз видел у капитана Карта Эндельса и теперь, в некотором смысле, понял его.
   - Боевая тревога по флоту!
   ***
   Космос озарили вспышки гиперпереходов первых единиц флота, из гиперпространства выходили все новые и новые корабли. После секунды, потребовавшейся корабельным реакторам мятежников на переброску энергии со щитов и гипердвигателей на орудия, авангард дал залп по станции. Два линейных крейсера вышли слева от "Раузера", два средних и один тяжелый - по правому борту. Остальной флот рассеялся в объеме передней полусферы и представлял из себя группу корветов и малых десантных транспортов. Через мгновение огонь разнес часть дефлекторных башен станции еще до того, как они успели вспыхнуть локальными куполами защитных полей, главный дефлекторный генератор все же уцелел и спустя секунду закрыл пылающую станцию щитом. Корабли мятежников развернулись в атакующем порядке и пошли на сближение.
   Саран приказал открыть огонь по флагману и вывести Разрушитель на оперативный простор.
   - Прикройте станцию огнем! - Он не узнавал свой голос. "Раузер" вел неприцельный хаотичный огонь из турболазеров, башни главного калибра, рассчитанные на стрельбу с дистанции, били практически в упор по меркам космоса, из-за чего последовательность выстрелов рассинхронизировалась. Огонь рассеивался на корпусе вражеского крейсера. "Знамение" подтвердил приказ об объединении огня на флагмане мятежников и начал опускать нос, обеспечивая максимальную концентрацию залпа турболазеров.
   Правый борт Раузера озарился вспышками. Пол под ногами содрогнулся.
   - Сэр, прямое попадание протонными торпедами! Бомбардировщики и истребители мятежников в правой полусфере! Одновременно с возгласом тактика на экране возникли десятки маркеров малых целей.
   - Нас глушат?! Саран отдал заученный приказ. Противодействовать, сенсорный пеленг! Но ведь это мятежники...
   - Запустить истребители!
   Мостик неистово вздрогнул, палубу выбило из-под ног, а весь визир заполнило облако плазмы, мгновенно охватившее все обозримое пространство.
   - Попадание в командную башню!
   Слова донеслись как будто из гулкого коридора, что-то холодное на руке, машинально потянувшейся к виску, пот? Визоры закрылись бронешторами, одновременно с этим вспыхнули проекционные экраны.
   - Развернуть все истребителей! Прикрыть мостик!
   Занимавший всю правую полусферу обзора разрушитель класса Император I "Знамение" озарился вспышкой, мгновенно погасшей в целом омуте огней космической битвы.
   ***
   Отгрузка завершилась и можно было уже улетать, но капитан решил дать экипажу возможность добраться до кают-компании при нормальной гравитации. Корабль не мог обеспечить стабильную работу гравигенераторов, а набирать скорость при 0.35 стандартной величины - удовольствие не из приятных. Настроенный на общую частоту приемник выдавал неспешные переговоры пилотов-транспортников, но на секунду в нем повисла тишина, после чего словно разорвалась бомба, шипение и шум помех. Неразборчивые слова, - нна.пие, все..шшшш..зан..атта..пере...атакован! Боевые консоли в рубке корабля вспыхнули многочисленными красными огнями.
   - Ээ, что?
   Тартан выбросило в космос, после чего ангар над ним исчез в облаке плазмы, которая заполнила все видимое пространство визоров. Тоффа выбросило из кресла, но он тут же вскочил, потирая ушибленный подбородок. Разрушитель над ним сверкал разрядами статики. - Какого скарма происходит!? - Крик утонул в сигналах тактических систем мгновенно ожившей боевой части корабля.
   Мимо визоров кабины пронеслись несколько у образных "шатлов", заходивших на второй круг. Неуклюжие машины пытались уйти из сектора обстрела внезапно появившегося Тартана.
   - Мятежники! - Кто-то сказал это за его спиной, пилот не сразу понял, что эти слова принадлежат капитану.
  
   Уничтожение на скорость. Огонь батарей
   Пусковые установки Раузера запустили первое звено истребителей, чтобы поднять таи понадобилось чуть более минуты. Пилоты получили приказ защитить крейсер от атаки бомбардировщиков и перейти в наступление при выходе еще 2-х звеньев.
   ***
   В момент, предшествующий нападению Энрей, Торсон и еще два пилота-новичка переукомплектованного звена Зета-0 были у доков, готовясь сдать вахту. Вой тревоги привлек их внимание только с 3-го боевого гудка, досадная оплошность флотских при назначении сигналов стоила 8 секунд, за которые пилоты истребителей продолжали снимать снаряжение. Торсон успел отпустить шутку о том, что сейчас 4.30 и это лучшее время привести в чувства наземников- штурмовиков, занимавших казармы на нижних палубах.
   ***
   Энрей бежал к пусковым шахтам, на ходу герметизируя скафандр, сзади слышался ритмичный топот, звук тонул в дюрасплаве коридора, но он был первым и не видел других пилотов. Первым занял место в кабине истребителя, первым дал готовность на взлет. Тай оживал на глазах, в одно мгновение на консолях вспыхнули огни систем самодиагностики и вспыхнул индикатор герметизации кабины. Энрей подключил скафандр к системе жизнеобеспечения и положил руку на штурвал, разминая пальцы в показавшейся неестественно жесткой перчатке, истребитель содрогнулся в амортизаторе.
   - Запуск! - Приказ офицера тактической группы и ведущего звена совпали в шлемофоне.
   Перегрузка вдавила в кресло, пусковая шахта мигнула, задержавшись в восприятии смазанным туннелем. Истребитель с ревом вышел в пространство ангара и исчез в безмолвном вакууме.
   ***
   Орбитальная станция светилась локальными защитными куполами, в показавшуюся огромной брешь - открытый док в планетарном щите, проскакивали корабли мятежников. Сквозь помехи прорывались приказы отдельным соединениям на поверхности планеты. В эфире творилась неразбериха, ворвавшаяся в сознание обрывками слов за те две секунды, которые потребовались автоматике ведущей машины для установки связи в локальном диапазоне.
   - Х-крылы в 7 секторе, идут на нас! - Голос принадлежал пилоту новичку, ведомому Торсона. Сканеры молчали и это был плохой знак.
   Х-крылы появились не оттуда, откуда их ожидали, и разворот забрал несколько жизненно важных секунд. Мятежники открыли шквальный огонь по звену Энрея, в первое же мгновение боя его ведомый получил 2 попадания и потерял ход, кувыркающийся в пространстве тай врезался в борт Раузера, вызвав яркую вспышку защитного поля. Имперским пилотам потребовалась еще секунда для фиксации визуального прицела, после чего два из пяти Х-крылов вспыхнули шарами раскаленной плазмы, оставшиеся машины вступили в маневренный бой. ПКО Раузера после сближения целей перенесло огонь куда-то за пределы видимости. Корабль начал опускать нос, позволяя всем орудиям главного калибра вести огонь. Всю правую полусфера обзора заполнили вспышки яростного боя истребителей, станция Скариф, на удалении 17 км смогла поднять свои истребители под перекрестным огнем Небулонов-Б, подошедших практически на расстояние торпедной атаки.
   ***
   Правый ионный двигатель тая Энрея вспыхнул от прямого попадания, на панели распределения мощности зажглись тревожные огни, потеря энергии! Энрей убрал руку со штурвала, лихорадочно переключая цепи питания, одновременно стараясь не выпустить заходивший на него Х-крыл из вида. Отключить правое орудие, перенаправить энергию на двигатель, предупреждение о перегрузке! Игнорировать, питание системы жизнеобеспечения на поврежденную панель правого двигателя. Повстанческий корабль прекратил рыскать по курсу, это означало только одно. Он наводит на меня торпеды! Палец казалось сам собой зажал гашетку, левое орудие отозвалось серией неприцельных выстрелов. Не меняет курс!
   Два истребителя неслись навстречу друг другу, под крылом мятежника вспыхнул торпедный порт, казалось Энрей видел, как в нем мелькнул наконечник торпеды или ему это показалось... Х-крыл разорвало... Это был не выстрел лазерной пушки тая или ПКО крейсера.
   ***
   - Эй на сиде, ты мне должен! - Время вернулось к обычному ходу, прямо под центральным ангаром "Знамения" завис тартан, корвет просто не мог быть в этом месте. Откуда? В колпак кабины забарабанили мелкие обломки Х крыла, в который практически в упор саданули из противометеоритной пушки.
   Маневр уклонения, выполненный на автомате, увел машину из облака обломков. Истребитель отказывал на глазах, правую панель двигателя изорвало до основания, и его работа на 10% была скорее чудом, чем фактом.
   - Восьмой, возвращайся, твой тай рассыпается на глазах! - Голос принадлежал ведущему Зета-0, Катрану Дицу, одному из лучших пилотов "Раузера", его наставника в прошлом.
   - 08, понял, - Энрей переключил канал, - КП правый ангар, запрашиваю аварийную посадку.
   - Отставить 08, ангар занят бомбардировщиками. - По колпаку кабины пошли трещины. Энрей проверил герметичность скафандра, приборная панель светилась багровыми тонами, в сознание ворвались предупреждающие сигналы, до этого просто утонувшие на фоне боя. Двигатели потеряли почти 90% мощности, просаживая реактор.
   - Командир, сяду на Тартан, до главного ангара не дотяну.
   - Делай, что знаешь,- голос потерялся в шуме помех, вновь перестроенной локальной сети.
   Оставшиеся машины Зета-0 присоединились к двум свежим звеньям. По какой-то причине Раузер не использовал башни ГК для уничтожения Небулона. Группа истребителей заняла построение и практически сразу скрылась из зоны видимости. Энрей понимал, что их задача - оттянуть прикрывающие фрегат Х-крылы на себя, после чего в бой войдут бомбардировщики.
   Мятежник висел в оперативном пространстве станции, обеспечивая безопасность проходивших сквозь открытый планетарный щит транспортников, немногие стартовавшие истребители второй волны уничтожались бортовыми орудиями, вспыхивая практически сразу после вылета.
  
  
   Планетарный щит
   Никто на станции не успел опомниться, как вышедшие из гипера корабли открыли огонь, первые же залпы уничтожили силовые генераторы дока и практически полностью сожгли башни дифлекторов левой части кольца. Станция уцелела только благодаря автоматике, которая включила генераторы локальных защитных полей, перекрывших центр управления за мгновение до того, как мятежники сконцентрировали огонь на нем.
   На мостик управления вбежал офицер службы безопасности и двое штурмовиков.
   - Доложить о повреждениях! - Рей Харсон сглотнул ком в горле, это означало, что боевой мостик был уничтожен, как и все, что было в левом полукольце станции. Командор перевел взгляд на панель управления и вывел на голографическом экране схему боеспособности станции. Личный состав все еще пребывал в оцепенении.
   - Дефлекторы на 50%...
   - Щиты, почему не опустили планетарный щит! - Офицер орал, то ли пытаясь перекричать вой сирены, то ли из-за контузии, мундир покрывала сажа, а на голове отсутствовала форменная кепка.
   За панорамным визором расцвела вспышка взрыва, ожила одна из батарей левого полукольца станции. Башня с турболазерной спаркой несколько раз выстрелила в идущий на посадку транспортник мятежников, громоздкий корабль взорвался, полыхнув настолько ярко, что включились поляризационные фильтры, сгладив изображение. Остов GR-75 развернуло кинетической энергией взрыва, после чего станция содрогнулась от мощного удара. В ту же секунду гарнизон турболазерной батареи прекратил свое существование, как и целая секция корпуса, уничтоженная ответным огнем.
   ***
   Карт Эндельсон вошел на мостик центра связи в то время, как большинство техников завороженно смотрели на полыхающий остов. Шок от случившегося или желание насладиться огненным смерчем, в мгновение ока поглотившем мятежника, так присуще людям, первый раз увидевших гибель своего врага. Капитану Раузера было все равно.
   - Отключить сирену, перенаправить энергию на щиты мостика! - Два абсолютно разных по значимости приказа, второй из которых был отдан только для того, чтобы отвлечь дезориентированных людей, на понятную им работу. Автоматика станции перебросила на резервный мостик всю доступную мощность, спустя некоторое время они поймут это, но тогда Карт будет говорить уже с солдатами, выполнившими первый боевой приказ.
   Спокойный голос капитана заставил собравшихся опомниться от произошедшего.
   - Наша цель - закрыть док планетарного щита, - продолжал он, - на что ни один из вас, собравшихся тут, не способен.
   На мостик вбежали штабные офицеры Энгельса и несколько штурмовиков из его личного охранения.
   - Мятежники начали высаживаться в разрушенных секциях левого полукольца станции, поэтому мы должны пресечь их...
   - Откуда такая информация? - Офицер сил безопасности посмотрел в глаза капитану, еще не понимая, что будет сказано после. В его взгляде все еще читалась уверенность.
   - Развернуть турболазеры на доки левого крыла! - Штабисты уже отдавали приказы командорам батарей. Указания об этом они получили еще до того, как Энгельс вошел на мостик.
   - Но, там же наши подразделения, ...?
   - Все просто, офицер, - вопреки обыкновению, Карт обратился напрямую. - На месте мятежников я использовал бы декомпрессию, чтобы очистить зону высадки. - Свяжитесь со своими людьми, и вы поймете мои слова.
   Холодная уверенность, как-то в будничном ключе сказанные слова, офицер понимал, что капитан Разрушителя прав, и то, что он передаст командование, как только согласится с ним.
   Г'еренс - офицер службы безопасности, еще недавно считавший, что он сможет командовать станцией в любой ситуации, учитывая его звание, понимал, что не смог бы отдать подобный приказ. Дрожащей рукой он взял коммуникатор, коммуникатор привычно запросил код допуска и пискнув открыл канал.
   - 7 отсек, пост отвечайте, как слышите... 8 отсек..., рубка управления защитными полями, ответьте...
   - Вы только даете мятежникам время. Энгельс заложил левую руку за спину.
   ***
   Ведущие огонь по Небулонам турболазеры правого полукольца остановились, башенные орудия развернулись на левое полукольцо станции, после чего дали залп по секциям, наиболее близким к пробоинам в корпусе и ангарам. Серия мощных взрывов сотрясла орбитальную платформу. Небулоны ответили синхронным залпом, который, как и прежде растекся плазменными вихрями по куполам локальных генераторов защитных полей контролируемой штурмовиками части станции. Через мгновение турболазеры выстрелили еще раз, пол под ногами вздрогнул, снова завыла сирена.
   - Структурная целостность падает! - Один из штабистов указал на купол защитного поля, вспыхнувший над 9 сегментом станции. - Это не наша полярность!
   - Что находится под куполом? - Капитан посмотрел на покрытую багровыми отметками схему боеспособности станции. Он уже знал ответ.
   - Центр управления доками.
   - Какой уровень доступа систем управления можно получить оттуда? - Этот вопрос был адресован к безопаснику.
   - Полный... сэр.
   - Отключить жизнеобеспечение левого кольца, если потребуется..., и всей станции. В этот раз на мостике повисла тишина, в которой Энгельс слышал каждый свой шаг.
   - Выполнять!
   ***
   Редкие огни еще светившиеся в левом крыле станции погасли, в некоторых местах зажглось резервное освещение. В разгерметизированных отсеках после секундной декомпрессии включились резервные щиты локальной защиты.
   Карт видел, как над левым полукольцом появилось звено У-крылов, бомбардировщики заходили на центр управления связью, готовясь запустить протонные бомбы. 3, 4, 6 машин мятежников - стандартное звено, мысленно отметил про себя капитан.
   - Закрыть бронезаслонки, сконцентрировать огонь на бомберах! - Это уже был приказ одного из штабистов. Другой отдал приказ об усилении щита, что было ошибкой и только ослабило огонь, отобрав энергию из коллапсирующей сети станции кольца. Энгельс достал из подсумка старый коммуникатор, модель вышла из обращения во внутренних мирах более века назад. После чего набрал на пожелтевшем от времени интеркоме короткое сообщение с единственным словом - "мостик", отправил, не глядя на результат положил старый коммуникатор на приборную панель. В его непринужденной позе читалась абсолютная уверенность, но из-под флотской фуражки скатились несколько капель пота. Капитан Раузера смотрел на приближающееся звено бомбардировщиков и попытку одиночного истребителя помешать атаке. Тай вылетел из-за решетчатых конструкций обвода сегмента полукольца и атаковал один из бомбардировщиков. Мятежник, испугавшись, нажал на спуск раньше и череда протонных бом ударила по незащищенной части решетчатых ферм. У-крыл испарился в облаке плазмы, что случилось с тай истребителем Карт не увидел. Звено бомбардировщиков прошло практически рядом с мостиком управления связью, и ускорившись, понеслось к "Знамению", идущему на перерез флагману повстанцев. В тот же момент левый дефлекторный купол Разрушителя был уничтожен, отчего щиты корабля полностью потеряли мощность. Затем огни крейсера погасли, сменив свой ровный ряд на хаотичные переливы статики.
   ***
   Карт связался со своим кораблем, используя шифрованный протокол гиперсвязи и приказал уничтожить Небулоны, зависшие над станцией. Больше медлить было нельзя, за мгновение до этого на экране спец устройства возникла пиктограмма активации канала связи с имперским флотом. Наземная база отчаянно взывала о помощи. Маломощные глушилки мятежников не могли помешать стационарному каналу межпланетной связи, в этот момент исход боя был предрешен.
   Карт обратился к штурмовику-капралу из собственного охранения.
   - 102-ой, собрать ударный отряд и пробиться к системам ручного управления доком щита!
   - Да, капитан. - На наплечнике 102-ого красовался оранжевый знак различия командира отделения. Броня носила ряд уникальных черт, но они ускользнули от взгляда капитана Разрушителя, приказ был отдан и все, что оставалась мятежникам, отступить или быть уничтоженными в теряющих атмосферу отсеках станции.
   ***
   Небулоны закончили высадку десанта и отошли от станции на минимальное расстояние, прикрываясь надстройками кольца от заградительного огня турелей Разрушителя. Имперский крейсер отразил атаку бомбардировщиков, но все еще не восстановил полную боеспособность. Внезапно турболазеры замолчали, орудия левого борта развернулись в направлении станции. Счетверенные стволы турболазерных батарей ГК с минимально возможного расстояния ударили по ближайшему Небулон-Б. Мятежник перебросил энергию на щиты и начал разворачиваться, уходя за башни дефлекторов пулукольца станции, но не успел. Корпус фрегата озарился прямыми попаданиями, обшивка испарилась, открывая ребра жесткости и внутреннюю структуру палуб. Следующий синхронный залп батарей Раузера пробил борт и ушел внутрь отсеков, порождая неистовый плазменный вихрь внутреннего пожара, который в мгновение прошел от носа до кормы фрегата.
   Корабль сразу потерял ход. Немногие выжившие из персонала станции, все еще находившиеся в левом полукольце, видели, как двигатели фрегата несколько раз мигнули, после чего реактор детонировал, разрывая остов на несколько частей. Обломки носового обтекателя Небулона отбросило от станции, корма с развороченными двигателями, игнорируя законы физики, полетела назад. Страшный удар сотряс уходящий из зоны обстрела второй Небулон, корабль чудом увернулся от крупных обломков некогда бывших центральной частью первого корвета и сразу же попал в плотное облако шрапнели, образовавшееся из фрагментов сорванных бронеплит, отброшенных взрывом. Остроконечные обломки титаниума вошли в корпус словно меч уже успевших кануть в лету джедаев, вызвав чудовищную декомпрессию по всему кораблю. Извергающая фонтаны плазмы корма корвета продолжила набирать ускорение и прошла в нескольких десятках метрах над обводом кольца станции. Одному из наблюдавших страшную гибель Небулона пилотов Х-крылов показалось, что за мгновение до удара остова в планетарный щит из обломков вырвалось несколько спасательных капсул, которые скрылись от взгляда в неистовой вспышке аннигиляции материи.
   Транспортник
   Энрей во второй раз пошел на стыковку, тай истребитель практически полностью потерял управление, машина на первом витке ушла влево, заставив уйти на второй круг. Тартан вел непрерывный огонь из противометеоритных пушек, но этого хватало только для того, чтобы заставить Х-крылы отказаться от лобовой атаки. За время, потребовавшееся для повторного захода на посадку, в корвет уже дважды попадали протонные торпеды, но броня выдержала и корабль продолжал отстреливаться. Одно из орудий на несколько секунд захватило в целеуказатель его истребитель, на что пилот выдал в эфир целую тираду. Тай шел по правильному курсу, осталось сбросить мощность двигателей и посадить машину. Энрей привычным движением вывел регулятор тяги на минимум, на что правый двигатель отреагировал скачком мощности, поврежденные цепи питания замкнуло, и истребитель пошел юзом, сминая панели отражателей и внутренние конструкции ангара. Энрей успел вспомнить каждую разновидность скарма, пока вручную отключал цепи реактора в тот момент, когда истребитель швыряло по ангару. Купол кабины не выдержал последнего удара, и пилот повис на ремнях, чудом оставаясь в сознании. На проекционном забрале гермошлема плясали голубые огни, взгляд постепенно сфокусировался, и они сложились в строку самодиагностики системы. Разгерметизация, отказ орудий, перегрев... нестабильность ядра реактора.
   - Так... Нужно выбираться отсюда.
   - Мостик! - Коммуникатор настроился на внутреннюю сеть Тартана. Энрей срезал ремни виброножом и выпал из кабины. Легкое покалывание вернуло пилота в сознание, система жизнеобеспечения скафандра вколола стимуляторы.
   - Эээ, да, на связи.
   - По моей команде отключите экран ангара... Энрей запнулся на полуслове, что будет делать явно невоенный пилот, узнав, что у него в трюме взведенная бомба.
   - Датчики показывают, что истребитель на борту? Пилот преодолел оставшиеся несколько метров до гермодвери, на которой был обычный механический замок. Провернув фиксаторы шлюза Энрей ввалился в тамбурное помещение и захлопнул пинком явно небронированную дверь.
   - Мостик, вышвырните мой истребитель за борт, он сейчас рванет! Реакция последовала незамедлительно, раздался глухой скрежет металла и тишина. Энрей, качаясь, поднялся на ноги, первая мысль, у них нет камеры в ангаре? Какие датчики? В прямоугольном обзорнике двери он увидел, как истребитель зацепился за транспортер внутрикорабельной линии. Контуры двигателей уже начали плавиться, разбрасывая искры. Неожиданно для него из грузотранспортной шахты на огромной скорости вылетел транспортер, увлекая за собой в космос искалеченную машину и остатки транспортных секций. Створки ангара стали закрываться.
   - Мостик, загрузите на мой комтерминал схему корабля!
   - Выполняем.
   Путь на КП занял две минуты, система внутренних лифтов работала исправно, что вызвало некоторое удивление. Корабль пребывал в довольно хорошем состоянии. Пока Энрей поднимался на мостик, к слову, размещенный в резервном центре управления, корпус несколько раз ощутимо вздрогнул от прямых попаданий, после чего корвет начал набирать скорость.
   - Кто капитан? - Пилот отстегнул гермошлем, демонстрируя, как ему показалось уверенность на лице, достаточную, чтобы гражданская команда безоговорочно подчинялась приказам. Мостик встретил его тишиной, все четыре присутствующих человека и вуки смотрели на него с удивлением.
   - Что такое? -Голос предательски дрогнул, выдав невесть откуда навалившуюся усталость.
   - Ваше лицо... - Гир Харб - капитан транспортника 02122 махнул рукой пилотам в сторону консолей, двое почти синхронно обернулись. Вуки издал недовольный рык. Энрей прикоснулся перчаткой ко лбу, маска шлема врезалась в лицо во время жесткой посадки и превратила брови в кровавое месиво.
   - Я в порядке. Выводите корабль в оперативное пространство Раузера. - Энгрей не был уверен, что его поняли.
   - Пилот, - капитан транспортника посмотрел на нашивку, на которой помимо унифицированного кода был только номер звена, Z-08, - мы не боевой корабль и то, что мы еще не облако плазмы заслуга противометеоритным орудиям и автонаводке, оставшейся от боевого прошлого этой посудины.
   - Знаю, но этого не знают мятежники, я видел, как бомбардировщики отреагировали на ваше появление. Энрей, слегка раскачиваясь, подошел к боевой консоли, его глаза вспыхнули блеском.
   - Вы знаете, что это такое?
   - У нас нет допуска к контролю орудий, пробурчал техник.
   - Переключите интерфейс на 312 канал, я дам вашему Тартану автотурели, если флотские коды еще не стерли. Капитан переглянулся с борт инженером. Но ни один не успел, что-либо сказать. На обзорных экранах возник маркер быстроприближающейся цели.
   Гражданские ожидаемо зависли, переключившись на маневры. Корпус снова вздрогнул от неприцельного попадания.
   - Нас застали врасплох, как только мятежники поймут, что Разрушитель неспособен вести эффективный огонь по нескольким целям, они бросят на него бомбардировщики и ваше корыто будет у них на пути. Энрей постарался улыбнуться, отчего его лицо приобрело выражение достойное древнего ситха.
   - Выбор невелик. У них цель мостик, и вы у них на пути, еще раз проговорил пилот.
   - Восьмой, запускай терминал автотурелей, мы выдвигаемся, надеюсь ты понимаешь, что делаешь.
   Капитан транспортника обернулся к вуки, - Зути, принеси ему аптечку.
   - Рыыыы.
   Начало конца
   Штурмовые группы космодесантников ворвались в левое полукольцо, оттесняя повстанцев вглубь отсеков. Безымянный штурмовик с эмблемой 7легиона планетарной обороны выставил бластер из-за угла коридора и разрядил в него всю батарею, абсолютно не целясь. В этом сражении победит не тот, кто может прицельно стрелять, а тот, кто останется жив. Он видел, как пали трое его товарищей, доспехи которых пробило насквозь лучевое оружие неизвестного ему типа. Зеленые сгустки плазмы сжигали все на своем пути, оставляя оплавленные отметены в переборках. Коридор наполнился белыми клубами дыма, то и дело вспыхивали языки пламени, которые тут же гасли из-за недостатка кислорода, все тлело, видимость без приборов была нулевая. Но бунтовщики стреляли настолько метко, что складывалось впечатление, что они использовали боевых дроидов, а не солдат. В проем коридора полетели плазменные гранаты, была вероятность вызвать декомпрессию, но по-другому продвинуться вперед было невозможно. Взрыв термальных детонаторов превратил замкнутое пространство в камеру сгорания всего, что не имело термической защиты. Но огонь не ослабевал. Штурмовики концентрировали силы для прорыва обороны.
   - Автотурели, эти скармы установили в проходе автотурели! Неистово орал интерком, - все напичкано автотурелями!
   - Нужны импульсные гранаты!
   - Мятежники стреляют из боковых отсеков!
   Эфир на основной частоте ревел, когда в него вклинился спокойный голос капитана Энгельса, усиленный коммутатором он был отчетливее криков раненных и гибнущих солдат.
   - Отступить к 4 отсеку и задраить люки, две минуты до столкновения с обломками.
   Штурмовики выполняли приказ, не задавая вопросов, не думая, подчиняясь инстинкту выживания. За ними кипел металл, на забралах, подобно мечам джедаев, пылала казавшаяся неистово голубой линия целеуказателя карты. Солдаты бежали, перепрыгивая оплавленные бесформенные груды. В оплывших от огромной температуры визорах внешнего коридора станции один из штурмовиков успел увидеть бесформенный, пылающий фрагмент корабля мятежников, летевший прямо на них.
   ***
   В зеркально расположенной секции, 9-ом отсеке, продолжался бой, штурмовые группы не получили приказа об отступлении и продолжали наседать на резервный центр управления щита. Перестрелка была настолько интенсивной, что в отсеках кипела гиперпластовая обшивка, испаряясь в фонтанах плазмы. Любое движение сопровождалось шквальным огнем тяжелых лазеров, сметавших нападающих. Командор сборного подразделения приказал остановить самоубийственную атаку и перегруппировать силы. Штурмовые бластеры, плазмометы, гранаты, да и любое другое ручное вооружение не было эффективно против противника, скрывавшегося в развороченном девятом отсеке. 102 -ой подозвал капрала из отряда наземных сил Скарифа, усиленный доспех штурмовика покрывала паутина темных прожилок с выжженным пятном в месте попадания разряда. Имперца спасло лишь то, что заряд плазмы потерял большую часть энергии, пройдя сквозь бронеплиту шлюзовой двери. Мятежник за турелью не выдержал и дал очередь раньше, за долю мгновения до того, как резаки полностью прожгли запорный механизм.
   - Что думаешь на счет противника?
   - Дроиды или тяжелая пехота, - коротко ответил 198-ой.
   - 8-ой отсек был всего лишь уловкой, необученные дикари с планет окраины и простые бластеры, что еще нужно для того, чтобы мы поверили в собственное превосходство?
   102-ой усмехнулся, центральный коридор чуть не стал последним, что он увидел в момент, когда мятежники ударили из глубины перехода следующей секции. Он осмотрел аварийный шлюз на стыке отсека, пол заметно просел, коридор в любую минуту мог начать терять атмосферу или то, что еще просачивалось сквозь дыхательные фильтры и систему жизнеобеспечения костюма.
   - Это были турели аналогичные авиопушкам, тут мы не пройдем. Капрал, твой скафандр имеет полную герметизацию. Обновляю твой номер, - 102-й смахнул копать с тактического компьютера-наруча.
   - 164-й, теперь ты подчиняешься напрямую мне.
   102-й повернулся к группе штурмовиков, оттягиваюшихся на перегруппировку.
   - 164-й и 184-й, найдите 3-го бойца с гермоэкипировкой, для вас будет работа снаружи кольца.
  
   ***
   Над головой висел изуродованный Небулон, экипаж которого все еще боролся за живучесть, корпус фрегата парил, выбрасывая в космос перегретую атмосферу отсеков. В некоторых местах били фонтаны плазмы, но это было так далеко. Десантники с выключенными системами скафандров медленно летели над корпусом станции, подруливая ручными двигателями на холодной тяге. Позади остались последние метры, контролируемые имперцами и в момент пересечения границы ничейной зоны, бойцы внутри станции перешли в наступление, отвлекая врага. 164-й махнул рукой, показывая, что нужно избегать визоров. Десантники заняли пространство над опорными конструкциями поворота кольца и продолжили движение. Пассивные сканеры молчали, что давало некоторый шанс на успех миссии.
   В момент, когда до внешнего корпуса над девятым отсеком оставалось не более двадцати метров, 137-й повернулся к остальным и начал быстро махать свободной рукой в том направлении, с которого они вышли. 184-й обернулся, вскидывая масдрайвер, ведь жест был явно нестандартным и граничил с паникой, что явственно читалось в движениях бойца. Десантник замер, все обозримое пространство забрала шлема занял неистовой яркий шар плазмы, несущийся на станцию. Сквозь свечение угадывались некоторые детали кормы фрегата типа Небулон, которые с каждым мгновением теряли форму. Двигатели проседали внутрь корпуса, обнажая дыры, из которых вырывались потоки плазмы, обломок сотряс внутренний взрыв, совпавший со взлетом спасательных капсул. Две яркие точки вырвались из кормы гибнущего фрегата и мгновенно исчезли из виду имперцев. Десантникам оставалось только смотреть, как остов надвигался на станцию, постепенно набирая скорость за счет фонтанов плазмы, бьющих из пробитых контуров силовой установки. Обшивка станции осветилась зловещим красным цветом.
   - 137-й и 184-й, продолжить движение, голос 164-го был ровным, со стороны могло показаться, что человек отстранился от реальности и хотел выполнить миссию до конца. Радиомолчание было нарушено, но какой в нем теперь смысл.
   - Выполняю, на автомате произнес 137-й.
   - Мятежники отвлечены, с такой же уверенностью продолжил 164-й, но как только пройдет обломок, нас заметят.
   Небулон, прикрывающийся станцией, начал уходить с траектории обломка на полном реверсе. В голове 164-го был только один вопрос, откуда он знает, что обломок не попадет в них? Десантники включили ручные микродвигатели и быстро заскользили над корпусом станции. Преодолев более сотни метров, группа остановилась у полузакрытого панорамного визора. 137-й включил выносной сенсор прицельного комплекса шлема. Сенсор вышел на уровень окна из прозрачного металлокомпозита. Использовать более мощные сканеры было равносильно самоубийству, даже с засветом от пылающего остова их бы сразу засекли. 137-й вывел изображение на шлемы остальных солдат.
   184 присвистнул, - Танк! Они затащили на борт станции странный танк!
   В открытом люке боевой машины можно было разглядеть кудлатую голову вуки или другого покрытого шерстью монстра с окраины. В помещении угадывались контуры переносных генераторов щитов, они были расставлены в наиболее защищенных местах за ребрами жесткости корпуса и полностью перекрывали пространство отсека.
   - В левом углу обзорника еще какое-то оборудование, его размывает..., увеличиваю изображение. - Это система активной маскировки, антенны направлены на наши позиции.
   - Вот почему мы не видели на сенсорах танк.
   - Нужно ставить заряды!
   Обломок фрегата практически миновал станцию, обжигая кольцо в сотне метров от них плазменными фонтанами. Скафандры начали стремительно нагреваться. Десантники установили заряды вокруг панорамного визора, направив ударные боеголовки по периметру защитной конструкции бронезаслонок.
   - Готовность 10 секунд, сразу после взрыва расстреливаем из масдрайверов генераторы защитного поля, все остальное сделает декомпрессия.
   - Отсчет!
   На 3-ей секунде на границе визора шлема 164-го мигнула белая вспышка аннигиляции материи, остов достиг планетарного щита.
   - Взрываю!
   Заложенные заряды сдетонировали, выбивая бронеплиты и сам композит панорамного окна внутрь холла 9 отсека. Одна из бронеплит смела укрывавшихся за переборкой мятежников и остановилась в нескольких сантиметрах от генератора поля. Вторая попала в танк, сбив прицел орудий полоснувших в спины расчетов турелей. Десантники влетели в пробоину, гравитация сразу подействовала, но была настолько мала, что ботинки у 184-го автоматически примагнитились к полу, досадная оплошность, но тратить время на отключение было нельзя. Выстрелы мастдрайверов озарили холл чередой вспышек. Квадратные стволы ручных ускорителей материи выдали очередь высокоскоростных кинетических микрозарядов, поразивших генераторы поля. Повторные взрывы привели мятежников в еще большее замешательство. Несколько техников, занимавших посты возле комплекса маскировки - испарились, возможно им повезло, так как остальных ожидал открытый космос за стремительно разрушающейся стеной обзорной площадки.
   Атмосфера
   После нескольких полных залпов, уничтоживших Небулон, левая батарея Раузера лишилась 3-х орудий главного калибра. Не выдержали спешно переброшенные энерговоды после чего башни ГК потеряли мощности. Исполняющий обязанности капитана Раузера, офицер первого ранга Саран Грей выполнил приказ, зная, какие последствия повлечет залп, но промедление могло привести к потере станции. Он впервые участвовал в настоящем бою, но отыграл свою роль безукоризненно. Корабль оживал, инженерные и технические бригады спешно отключали экспериментальные гипергенераторы нового типа, возвращая мощность на основные системы Разрушителя. Мятежники более не пытались атаковать Раузер и обменивались с ним ударами с предельно малого расстояния батарей ГК. Х-крылы перешли к оборонительным боям, удерживая тай на некоторой дистанции от единственного крейсера мятежников. Саран собирался уничтожить этот корабль, после чего разбомбить Небулоны, когда будут подавлены остатки боеспособных эскадрилий поддержки. Если мятежники останутся на орбите еще 10 минут, оживут орудия ГК и бой закончится практически сразу. На руку играл еще один фактор, он получил под командование Тартан, используемый каким-то идиотом из транспортной группировки Скарифа в качестве шахтерского грузовика. Корабль был переоборудован, но сохранил лазерные турели и систему автонаведения, что еще раз ставило под вопрос компетентность портовых служб. Он почти не сомневался, что шахтеры могли запустить гипердвигатель после незначительной перенастройки и улететь из системы в распростертые объятия мятежа. Но сейчас кораблем командовал один из пилотов тай, каким-то чудом посадивший поврежденную машину в грузовой трюм.
   - Сэр, мятежники заблокированы на планете, планетарный щит восстановлен!
   Офицер тактик увеличил изображение станции на главном экране. Левое полукольцо, занимавшее весь экран оптического умножителя, окутало сверкающее облако атмосферы, выброшенное во время взрыва в 9-ом отсеке.
   - В результате взрыва станция начала схождение с орбиты, до входа в энергетическое поле 28 минут. Ожидаемые действия противника - уничтожение гравитационных стабилизаторов станции кольца и введение ее в плоскость щита.
   - Какие будут приказы?
   - Станции сейчас ничего не угрожает. Пока мы ведем заградительный огонь по крупным кораблям мятежников, они не пойдут на сближение. Остаются только бомбардировщики и поврежденный Небулон. Нужно выиграть время в позиционной дуэли и продолж...
   - На связи капитан Карт Эндельсон! - На мостике повисла тишина.
   - Станция взята! - Голос, звучавший из интеркома, был преисполнен уверенности, спустя секунду возникло изображения капитана, по обыкновению державшего левую руку заведенной за спину. -- Мятежники предпримут попытку прорыва с планеты и вопрос в том, что они рано или поздно получат то, за чем пришли.
   - Они пожертвуют Небулоном, чтобы ослабить щит, потом ударят по станции, капитан запнулся. Ваша задача предотвратить побег противника, уничтожьте все корабли, поднима... с планеты и не... передачу д... данных, коммун...ные ... корв..., вы...ть!
   Голограмма подернулась рябью помех и пропала.
   - Связь глушат. Офицер тактик указал на группу корветов, которые находились в оперативном тылу флота мятежников, сразу после начала атаки они никак не проявили себя. - Есть вероятность, что они использовали малые корабли в качестве постановщиков помех.
   - Заградители? Саран перевел взгляд на тактический экран. - Наши сенсоры и системы наведения практически ослепли сразу после выхода мятежников из гиперпространства.
   - Откуда у этих планетарных оборванцев современные генераторы помех?
   Саран задал этот вопрос самому себе, произнеся в слух несколько неразборчивых слов. Этот вопрос предстояло решить уже имперской контрразведке. Мятежники начали перестраиваться, задействовав резервы малых авиагрупп. Небулоны, занимающие правую полусферу, пришли в движение, направляясь по широкой дуге к станции.
   - Прикрываются крейсером от огня наших лазеров. Готовьте бомбардировщики, скоро бой будет окончен.
   В сравнительной близости от мостика расцвел очередной взрыв, осветив корпус Знамения, детонировала перехваченная контрогнем протонная торпеда.
   - Развернуть корабль на 15-ть единиц, готовность открыть огонь батарей ГК!
   - Цель - мостик, цель - реактор, приоритет на касательный огонь. Подготовить бомбардировщики к вылету, развернуть звено истребителей!
   Исполняющий обязанности капитана Саран Грей, впервые с начала боя подумал, что его эффективные действия по разгрому флота мятежников могут стать поводом к повышению до капитана Раузера, но отбросил эти мысли. Нужно вытащить Энрейа и штаб Раузера со станции. Штурмовые модули легко сбить, он видел, что против него были скорее наемники, чем обычные мятежники-пираты, поэтому они атакуют слабозащищенную цель. Тартан? Шахтерский транспорт все еще выглядел как боевой корвет. Послать на него отряд космодесантников с дополнительными скафандрами... Время... Время играет против него.
   - Установить закрытый канал связи с Тартаном. - На мостике вспыхнула голограмма, в центре которой находились 2 фигуры, ближайший человек был облачен в скафандр пилота со снятым шлемом, второй - капитан Тартана в гражданской одежде. Голограмма подергивалась рябью, искажаясь. Саран начал разговор без вступления.
   - Ваша задача, эвакуировать штаб Раузера и командный состав станции Скариф, после чего совершить стыковку с нами.
   - Да сэр, пилот вышел из зоны действия передатчика.
   - Капитан! Слова принадлежали гражданскому.
   - Слушаю вас, капитан, - формальность, но Грей почувствовал себя двояко, удивившись себе.
   - Обеспечьте нам поддержку, как только мы выйдем из тени Разрушителя по нам откроют огонь.
   Гражданский командир говорил очевидные вещи, но его нужно было воодушевить.
   - Вас поддержат 2 истребителя!
   - Благодарю сэр, канал связи отключился.
   Два тай, это просто ничто, мятежники ввели в бой последний резерв, две полных эскадрильи Х-крылов и одну У-крылов. Этот жест должен был поднять моральный дух гражданского, обычно внутрисистемные корыта сопровождали именно два истребителя...
   - Подготовить штурмовой модуль! Слова застыли, так и не сойдя с губ.
   - Справа! Раздался резкий крик, голос принадлежал навигатору.
   Все, включая находившихся в ямах управления командоров, повернули головы. Лишенное энергии Знамение заваливалось на левый борт. Спустя секунду взвыл ревун сирены.
   - Опасность столкновения!
   Тактические экраны сменили угол обзора, демонстрируя набирающий скорость разрушитель.
   - Отбросьте его с курса!
   - Не хватает мощности!
   - Полный назад, склонение 30 единиц по правому борту. - Сэр, питание двигателей на 5% Вся мощность перенаправлена щиты.
   - К скарму щиты! Не успеваем, не успеваем.
   - 25% на двигателях!
   Перебросить энергию с орудий, чуть было не заорал Грей. Они не успеют уйти от столкновения, но еще одного перенаправления магистрали не выдержат. Разрушитель медленно, слишком медленно начал уходить назад.
   - Не успеем! Навигаторы бессильно склонились над консолями, 53 секунды до столкновения! В мыслях исполняющего обязанности капитана крутился неистовый водоворот чувств, начиная от животного ужаса, сковывающего тело, до разочарования. Из которых всплыл образ разрываемого декомпрессией мостика какого-то древнего корабля и холод космоса, откуда это воспоминание? Декомпрессия, холодная тяга!
   - Реверс резервными!
   - 35 секунд!
   - Связь по кораблю, управления всех систем на мостик. Саран заложил правую руку за спину. Паника на мостики мгновенно прекратилась, командоры склонились над консолями передавая управления всех систем на центральный мостик.
   - Левый ангар сброс щита через 10 секунд! Полный стоп! Всю энергию на левую батарею ГК! - Расчеты ГК, он сделал непростительную паузу, потеряв несколько мгновений.
   - Запрет на эвакуацию! Цель группа корветов мятежников! Отключить гравистабилизаторы по моей команде!
   ***
   Техники готовившие бомбардировщики к вылету побросав все бежали, кто-то махал рукой у раскрытого межсекционного люка. Некоторые, понимая, что не преодолеют 100 метров пространства между ангаром и техническим сектором бросились к шаттлу. Один из заправщиков неторопливо закрыл и отсоединил шланг от коллектора бомбардировщика, после чего сел на ящик и уставился стеклянными глазами в черное пространство космоса, озаряемое вспышками турболазеров. Не дожидаясь команды на старт начали разгон громоздкие тай-бомбардировщики, снося на своем пути технические секции. Освещение мигнув отключился, спустя мгновение пропала гравитация.
   ***
   - Прошло двадцать секунд, он не мог отдать все приказы за столь короткое время, сознание отсчитывало последние мгновения до удара, резервные двигатели на холодной плазме выиграли еще десять секунд. Саран видел, как на "его" корабль надвигается борт Знамения, какая ирония, при 30% мощности корабельной энергосети он мог отбросить падающий крейсер с курса, поменяв полярность притягивающего луча.
   - Сброс! Гравитация на мостике отключилась всего на мгновение, ноги даже не успели оторваться от пола, когда сработали резервные системы. Но затем Раузер сотряс страшный удар. Ангарный щит упал. В зияющую черноту космоса ежесекундно вырывались тысячи кубометров бортовой атмосферы, магистральные секции, связывающие ангар с центральной транспортной сетью, не блокировали взревевший поток атмосферы. Отключенные протоколы безопасности по всей протяженности межангарных магистралей позволили зародится неистовому вихрю. Отсеки сотрясали взрывы раздавленных энергоячеек, транспортных модулей, и всего, что могло гореть, после чего вихрь осветило пламя детонировавших плазменных зарядов. Спустя секунды в межангарном коллекторе бушевал огненный смерч, выбросивший в космос облако пламени, бившее из недр разрушителя подобно реактивному факелу древнего корабля.
   Раузер отбросило в правую полусферу, но слишком поздно. Борт Знамения ударил о верхнюю грань палубы разрушителя вминая в корпус надреакторную надстройку. Но спустя мгновение усилившаяся струя холодной тяги увела пылающий корпус вниз подставляя под удар командную башню. Саран поднялся на ноги, из рассеченной раны капала кровь, стекая по подбородку. Он не слышал, воя серены, голографические экраны слились в единое пятно, на фон которого какая-то тень проскользнула мимо, устремившись к спасательным капсулам. Бессмысленно, башня уцелеет, он нашел в себе силы отдать последний приказ.
   - Корабль, восстановить системы безопасности.
   - Выполняю, раздался металлический голос.
   Восприятие исказилось. Мостик сотряс удар на мгновение поменявший пол и потолок местами, его отбросило на приборную консоль. Где-то невообразимо далеко сквозь лязг разрываемого металла на нижних палубах командной башни, проступили чьи-то едва различимые слова: все сыгранно безукоризненно.
   В трех единицах прямо по курсу гибнущего крейсера вспыхнул первый взрыв. Корвет серии CR70 не имел должной брони и полагался исключительно на генератор щита, энергия которого, как и вся мощность корабельный систем была направлена на сверхмощную станцию гиперсвязи. За несколько секунд до взрыва с поверхности планеты на кодированной частоте началась передача, содержащая в себе имперские архивы. Орудия ГК разрушителя успели сделать только один полный залп, который и достиг цели. Мятежники, видевшие в оптических умножителях вырывающиеся из надстроек безликого имперского крейсера пламя, не ожидали, что теряющий орбиту корабль выстрелит из батареи ГК. Даже после столкновения, одна из спарок счетверенных стволов стреляла. Залпы турболазеров раз за разом достигали цели. Взрывы озарили борт постановщика помех, CR70 перебросил энергию на двигатели уходя с линии огня, но не успел. Развалившийся на две части корпус корвета пылал в потоках плазмы вырывавшихся из пробитого реактора. Третий корвет перешел на сверхсветовую, так и не закончив ретрансляцию данных.
   Темная сторона
   Станция кольца больше не была единой структурой, огромные повреждения во время первых ударов и беспорядочные абордажные бои привели к потере орбиты. Карт Эндельсон видел, как его корабль уклоняется от столкновения, даже потеряв мостик - разрушитель продолжал сражение, единственная башня ГК только спустя минуту захлебнулась в факеле взрыва протонной торпеды. Капитан разрушителя отвернулся от экрана, штабные офицеры, получив стабильный канал связи взяли под контроль разрозненные истребители и бомбардировщики. Помехи, это единственное, что больше не будет мешать. К станции стягивались силы подкрепления, представленные патрульными корветами и канонирками. Древний коммуникатор завершил загрузку данных и издал едва слышный писк. Мятежники не подозревавшие, что группировка коммуникационных корветов уничтожена передали сообщение на имперском канале связи. Какая небрежность, использовать малые корабли для установки межпространственной станции гиперсвязи. Мятежники собрали их в группу в тени крейсера. Даже прикрыв наступающие соединения кораблей шквалом помех и заглушив автоматические системы наведения, они оставались как на ладони для стрелков Раузера, использовавших оптические системы наведения. Карт оценил мастерство командира, заменившего его на посту.
   Время уходило и до завершения сражения оставались считанные минуты. Капитан Раузера окинул взглядом центр управления после чего не сказав ни слова направился к выходу из него.
   - Бластер, капитан обратился к штурмовику из охранения. Солдаты переглянулись, в скрытых под шлемами лицах невозможно было прочесть эмоции. В суматохе боя его отсутствие за тактической панелью никто не заметил. Отступившие к станции истребители атаковали уходивший в сторону остатков флота бунтовщиков Небулон-Б, фрегат перебросил энергию на щиты и вышел из зоны видимости центра связи.
   Темные коридоры станции кольца уже успели покрыться слоем инея, в некоторых местах лежали тела павших штурмовиков, выделяющиеся на фоне однообразной спекшейся массы некогда белой броней. Карт свернул в технический коридор, как близко от рубки шел бой и не единого звука или вибрации. В левой руке он держал бластер, в правой баллон кислородной маски, подобранной на выходе из командного мостика. Штурмовики охранения даже не попытались его остановить, но это играла ему на руку. Спустившись на несколько палуб ниже платформы КП, он повернулся на едва слышный шорох. Маска запотела и разглядеть сквозь нее что-либо на в полумраке было практически невозможно. Открылась дверь отсека, выходившего в коридор, отработанным движение Карт вскинул бластер, но как он и предполагал это ему не понадобилось.
   - Прошу следовать за мной капитан, раздался едва слышный голос.
   Дверь отсека закрылась.
   - Как и предполагалось ваши попытки получить данные провалились.
   Карт снял маску, в отсеке был стабильный уровень атмосферы и температура. С кителя сразу скатилось несколько капель конденсата.
   - Да..., наземные отряды смогли взять под контроль шпиль и провести передачу, но наши корабли были уничтожены..., по вашему приказу.
   В каждой фразе читалась неприкрытая ненависть, собеседник смотрел на капитана из-под низко опущенного капюшона.
   - Ваше командование форсировало события, практически сорвав операцию..., из-за поспешности вы рискуете закончить мятеж даже не начав его.
   Слова заглушил резкий металлический скрежет, возвестивший о деформации несущих конструкций станции.
   - Данные, они у тебя? Собеседник не хотел тратить время.
   - Да, Карт протянул коммуникатор.
   - Глупо было надеяться на то, что вам удалось бы получить весь архив, ценой нескольких кораблей. На его лице проступила легкая улыбка.
   - Мы уничтожим станцию..., собеседник сделал некоторое усилие над собой. Предлагаю пойти со мной.
   - Попробуйте, снова легкая улыбка отразилась на лице капитана. Ваш флот на орбите и все, кто остался на планете обречены.
   - Как ты смеешь! В нескольких сантиметрах от лица Карта вспыхнул ослепительно белый клинок.
   - Ты на правильном пути..., ощути могущество, которое дает темная сторона силы. Ход подсказанный интуицией оправдал себя. Клинок погас.
   - Их не спасти?
   - Спасти их может только чудо. Собеседник развернулся и быстро пошел в глубину отсека.
   - Когда-нибудь мы встретимся снова капитан.
   - За республику.
   В глазах гостя читалось неподдельное удивление, но переходная камера аварийного шлюза закрылась, не оставляя времени на вопросы. Эндельсон покинул складской терминал, от которого спустя минуту отстыковался корабль-призрак.
   Возвращаться на мостик было опасно, мятежники вполне могли уничтожить единственный командный пункт, координирующий действия остатков имперского флота. Энрейон достал из нагрудного кармана еще один спец прибор. Нужно найти спасательную капсулу, глупо погибнуть в момент декомпрессии или замерзнуть в остывающей металлической оболочке станции. В смежной секции раздались быстрые шаги, двое. Бластер опять занял надлежащее ему место. Карт снял маску, чтобы увеличить площадь обзора, недостаток кислорода скажется на нем только через несколько минут. Этого времени будет достаточно, чтобы уничтожить группу мятежников. Шаги приближались, затем и появились мутные отблески фонарей. Спасательная команда?
   - Эй, за переборкой! - Ты кто? Дурацкий вопрос спрашивать такое на станции, в отсеках которой только что стих абордажный бой, результаты которого оставались капитану неизвестными. Гражданские? Логика подсказывала, что мятежники не задавали бы столь глупых вопросов, а начали разговор с гранаты. У них явно был тепловой сканер, который и вывел их на отсек с аномальными показателями. Но перестраховаться стоило.
   - Оператор склада, я, оператор, закрылся на складе и ждал, пока прибудет спасательная команда. - Оператор, говоришь, более грубый голос, покажи руки в проем, станция кишит бунтовщиками. В ответ в проем полетела металлическая карта доступа, заскользившая практически под ноги "спасателей". Реакцией на это был полный ступор.
   - Если бы я швырнул гранату, вы продолжали бы смотреть на нее? Теперь Карт был полностью уверен, в том, что перед ним гражданские. Сзади, кто-то был сзади. Интуиция заставили потянуться к оружию. Внезапно в спину уперлось что-то обжигающе холодное.
   - Для техника ты, слишком умный. - Пошел! Обошли, бесшумно, разряженная атмосфера, скарм! Грубый пинок отправил Эндельса под луч фонаря.
   - Это кто-то из штабистов?
   - Подними карту.
   - У меня спросить не удосужитесь, кто я?
   - Уже, ха ха..., вот это да... "спасатель" замер с идентификационной картой в руке, потом снял маску. Капитан первого ранга Карт Энлем Эндельс Фирн Сенч. Пауза затягивалась.
   - Опустить руки можно? Получить по инерции заряд из бластера все еще направленного в спину было глупо. Державший на прицеле оказался в скафандре пилота. Гражданские смотрели на него. - Извините, капитан, пилот опустил оружие. Внезапно пол покачнулся, слева по коридору с глухим лязгом упала гермопереборка. Сквозь обзорное окно в полумрак коридора прорвалось яркое свечение.
   - Уходите! - Мятежники бьют по нам из турболазеров! Персональный интерком одного из гражданских был выведен на громкую связь, что еще раз подчеркивало всю беспечность ситуации. Карт отбросил лишнее мысли.
   - Доставьте меня на корабль. Мы заберем выживших после боя.
  
   Завеса
  
   После касательного удара Раузер отбросило с курса падающего на станцию Знамения. Разрушитель получил незначительные повреждения верхних палуб, но лишился мостика. Экипаж начал приходить в себя только спустя две минуты после удара и отключения гравитации. Крейсер мятежников нанес удар по левой батарее ГК, вызвав серию внутренних взрывов, подавивших уцелевшие орудие. Враг посчитал корабль не представляющим опасность и сконцентрировал огонь на станции кольца подавляя щиты.
   Невесомость изменяет восприятия чувств, боль, отголоски событий, темнота. Саран дернулся всем телом. Кровь еще не свернулась и небольшими толчками выстреливала в пространства из рванной раны на руке.
   - Запустить резервные системы второго уровня, еле слышный шепот, он казалось не слышал сам себя. Тело с глухим ударом рухнуло на пол, возвращая сознание в спасительную темноту.
   - Гравитация восстановлена, невозмутимый металлическим голос тонул в темноте.
   Сражение на орбите продолжалось 27 минут, огромное время по меркам операций, проводимых повстанцами до и после Скарифа. В бой вступили патрульные и резервные корабль Империи, постепенно вытесняя Небулоны из оперативного пространства экваториальной орбиты. Шквальный огонь с придельных дистанций истощал щиты, но не наносил существенного урона. Планетарные силы мятежников начали отступление синхронно с падением щита. Падающий звездные разрушитель задел левое полукольцо станции и вошел в плоскость щита мгновенно вызвав неистово яркое свечение теряющей структуру материи. Щит полыхнул последний раз и поле отключилось, образовывав локальные вспышки и завихрения плазмы. Небо на линии терминатора планеты озарилась едва различимым сиянием Авроры. В космос устремились уцелевшие истребители мятежников, Х-винги прикрывали единственный уцелевший GR-75 от возможного огня концентрировавшейся орбитальной группировки.
   Мятежники, не дожидаясь выхода на орбиту начали передачу данных, на главный корабль. Транспортник не имел современных навигационных систем, позволяющих совершить прыжок из атмосферы и должен был выйти в космос. Внезапно корпус GR-75 раскололся на две половины извергая потоки плазмы, после чего корабль взорвался.
   Раузер восстанавливал боеспособность, резервные командные пункты на борту корабля взяли под контроль потерявшие координацию боевые посты. Аварийные команды начали борьбу за живучесть, совместно с дроидами устраняя пробоины верхних палуб. Практически не пострадавшие при таране инженерные соединения закончили восстановление энергосистемы, обойдя экспериментальный гиперблок и запустили энергосистему корабля.
   Разрушитель открыл огонь по вновь пошедшим в атаку повстанцам. Расчеты орудий были на постах и успели прийти в себя после тарана. Люди, самое уязвимое дополнение техники, но сейчас именно они взяли под контроль то, что осталось от единой боевой сети разрушителя. Крейсер пришел в движения поворачиваясь к противнику. Прицельные сетки ГК правого борта захватили транспорт мятежников, после чего корабль прекратил свое существование. Уже ставшая бессмысленной бойня вспыхнула с новой силой.
   Надежда не умирает последней
   Карт Эндельсон склонился над тактической консолью. Старый терминал Тартана не давал точного представления о ходе боя. Но успешно передавал команды кораблям поддержки. На коммуникационной панели прерывисто мерцали голограммы трех офицеров патрульный корветов, прикрывавших тартан от возможного преследования. На голокарте вспыхнули несколько маяков, показывающих, что корабль находится в зоне пространственного искажения.
   Мятежники продолжали сражение, не считаясь с потерями. Даже потеряв корабль, на котором, по всей видимости был информационный носитель. На планете остался резервный отряд, тень улыбки погасла на лице Эндельса не успев изменить выражение лица.
   - Поворачиваем, вход в атмосферу! Все находившиеся на мостике смотрели на него. - По во рот! Пилоты выполнили приказ, во взгляде читалась растерянность.
   - Успеем?
   ***
   Саран пришел в себя от укола стимулятора. Команда борьбы за живучесть добралась до мостика, на котором работало локальное гравиполе. Магнитные ботинки солдат с глухими ударами касались пола. Какая незначительная деталь? Но зачем он думал об этом.
   - Сэр. В лицо ударил луч света, за которым проступили очертания шлема солдата аварийной команды.
   - Вы меня слышите? Саран поднял поразительно легкую руку.
   - Отчет. Слова, сказанные на автомате, но они вернули его в реальность.
   - Мостик испытал точечную декомпрессию, большая часть штаба недееспособна. Голос солдата поразительно походил на речевой синтезатор. Дроид?
   - Убери свет. Фонарь погас, все же перед ним был человек.
   - Сэр, наденьте скафандр, мостик теряет атмосферу! Солдат хотел передать его в руки второго аварийщика.
   - Отставить! Саран поднялся на ноги. Займитесь остальными, в поле зрения сначала возникла вытянутая консоль, его отбросило в командную яму. В которой помимо него все еще были двое командоров лежащих в неестественных позах. Стимулятор подействовал, восстанавливая чувства. Перед Сараном открылась сюрреалистическая картина уходившего из уцелевшего визора, диска планеты.
   - Корабль, стабилизировать изображение, вывести полную картину окружающего пространства. Перед ним возникла голограмма затухающего сражения. Мостик отбросило довольно далеко от корпуса и оставался риск скорого схождения с орбиты. Внезапно пространство над ним вспыхнуло, исторгая из себя линейный крейсер Император I.
   ***
   Остатки флота мятежников все еще оставались над планетой. С малого патрульного крейсера, выполнявшего роль флагмана передали срочное сообщение. Из гиперпространства вышел массивный объект.
   Мятежники прекратили огонь и начали формировать последовательность гиперпрыжка. Первыми ушли истребители и единственный уцелевший бомбардировщик, мгновением после в неяркой вспышке погиб GR-75 столкнувшийся с первым из вышедших на перехват имперских разрушителей.
   Послесловие
   Капли дождя громко барабанили по броне скаута, шагоход пробирался по руинам космопорта подсвечивая пространство мощными прожекторами. Луч света выхватил остов транспортного челнока, зарывшегося в песок практически по стабилизаторы, пилоту показалось, что в сторону от него метнулся чей-то силуэт. В руинах все ее оставалась засветка от тысяч коллапсирующих энергосистем и сканеры не давали какого-либо эффекта, скорее автоматически, чем осознанно он перевел машину в режим защиты. Мгновенно взвизгнули целеуказатели обнаружив направленное излучение прицельного комплекса, а через секунду автотурель взорвала практически в упор запущенную ракету.
   Шагаход качнулся от близкого взрыва, отклонив кабину до предельных значений, приводы балансировки жалобно взвизгнув вернули рубку в штатное положение.
   - В четвертом секторе мятежники! Командор запросил поддержку. Стреляй под корпус шаттла! Генс, Эй!
   Пилот молчал. Командор заглянул в его лицо, неестественная белизна, гримаса боли, уводи нас, скарм тебя дери! Он уже перехватил штурвал, когда вторая ракета, пролетев несколько десятков метров полыхнула, отбросив машину назад, шагоход качнулся и рухнул набок, оставляя тонкий шлейф дыма. Единственный чудом уцелевший прожектор выхватил из темноты силуэт, который медленно двигался по серым плитам космопорта.
   Вейдер чувствовал троих, их страх перед неизвестностью, обреченность и надежду. Мятежники и правда считали, что смогут отсидеться и угнать поисковый транспорт или у них были сообщники?
   - Взять живыми, всех. Вейдер, впервые обратил внимание на дождь, который усилился на столько, что заглушил шум скоротечного боя.
  
  
  
  
  
  
   Вырезано
   Раузер дрейфовал в облаке мелких обломков.
   ***
   Сражение на планете затихло спустя 15 минут после начала. Шагоходы поднятые на грузовых платформах пали под ударами у-вингов. Полное превосходство мятежников в воздухе быстро сыграло свою роль, в первые же мгновения были уничтожены защитные турели и все, что могло вести огонь по снижающимся транспортникам. Пилоты GR-75 не глушили двигатели и были готовы взлететь в любой момент, но штурмовые группы все еще не могли взять шпиль. Мятежники несли огромные потери, солдаты без должной экипировки и сенсорных блоков, попадали в засады во внутренних коридорах комплекса. Командный пункт окруженный локальными щитами был недосягаем для атаки с воздуха, а десант высаженный на посадочную платформу верхних секций был уничтожен не считающимися с потерями гарнизоном.
   На десятой минуте штурма пылающий шпиль озарился куполом щита, казавшийся неэффективный против кинетических ударов купол обжог одного из солдат, прорывающихся к парадному входу комплекса, после чего вспыхнул полной мощностью став непреодолимым и для техники бунтовщиков. Внутри коридоров комплекса продолжался бой в тот момент, когда у-винги нанесли бомбовый удар по генераторам кинетического поля, что вызвало перегрузку системы и мгновенное уничтожение энергетического комплекса.
  
   ***
  
   Поврежденный Небулон открыл огонь торпедами с неэффективного расстояние, используя решетчатые конструкции станции как прикрытие, мятежник выпустил рой торпед в направлении разрушителя, после чего включил реверс тяги снеся при этом ажурную конструкцию антенн. Дестроер отреагировал на это несколькими точными выстрелами башен главного калибра ослабив щиты Небулона. Башни турболазеров базы уже не подавали признаки активности, а на борту кипел абордажный бой. Непонятно на что рассчитывали бунтовщики, высаживаясь на станцию, ведь после прихода подкрепления они не успеют отступить. Но сражение продолжалось.
   Центр связи станции Скарифа зафиксировал как один из корветов повстанцев резко набрал скорость уходя из зоны сражения, его место сразу занял CR70 вышедших из резерва.
   ***
   Бой на планете достиг апогея, все пространство вокруг башни связи пылало к группе островов направилось подкрепление из основных гарнизонов планеты. В воздухе проходил неравный бой между десятками прорвавшихся Х-вингов и остатками поднятого по тревоге звена Тай. С самого начала сражения гарнизон башни попытался заглушить частоты мятежников, но станции ретрансляторов были практически сразу уничтожены.
   ***
   Внезапно антенна пришла в движение, поворачиваясь...
  
   No

 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Д.Вознесенская "Жена для наследника Бури" (Попаданцы в другие миры) | | О.Гринберга "Отбор для Черного дракона" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Д.Вознесенская "Убить. Забыть. Любить" (Приключенческое фэнтези) | | Н.Самсонова "Предавая любовь" (Любовная фантастика) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | С.Бушар "Неправильная" (Женский роман) | | Д.Дэвлин, "Жаркий отпуск для ведьмы" (Попаданцы в другие миры) | | Л.Сокол "Сердце умирает медленно" (Молодежная проза) | | М.Боталова "Землянки - лучшие невесты!" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"