Странный Странник: другие произведения.

Горечь чужой смерти (новая версия)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Его способности к Силе настолько малы, то он был сослан в сельхозкорпус... Откуда совершает довольно удачный побег.


Точки излома. Горечь чужой смерти.

Окончание пути - всегда начало другого.

Или продолжение.

Нулевая точка.

   Страх. Страх смерти. Страх разлит в воздухе настолько, что сквозь него приходится продираться. И этот страх - мой. И его источник - позади, где был оставлен корабль. Там - моя смерть. Смерть со световым мечом. Ярко зелёным. Или голубым. Не важно, там - джедай. Один из тех, кем я не смог стать.
  

Точка приговора.

   - Его способности слабы, и развить их почти невозможно, - фраза была произнесена тихим тви'леккским голосом. Странно, обычно рыцарь-джедай не испытывает эмоций вообще. Особенно, когда дело касается обучения. Сейчас же в голосе наставницы была какая-то грусть.
   День, с которого всё началось, я помню до сих пор. Это было год назад.
  

Точка несбывшегося.

   В нашу первую встречу я, как обычно, нарушал распорядок и тренировался в одном из внутренних двориков храма. Тогда тви'лекк не обратила на меня внимания. Впрочем, это было обычное явление почти для всех рыцарей Храма, когда я прибегал к Силе и хотел быть не пойманным. Но в случае с ней ещё накладывалась усталость после задания. Я чувствовал это.
   Обратно рацарь-джедай шла где-то через час. По всей видимости, у неё был разговор с Магистром Йодой, тви'лекк выглядела более свежей. Учитель учителей славился своей проницательностью и не редко подпитывал вымотавшихся до предела Силой. Мы, "ясли", просто обожали его. Увлечённый своими мыслями, я не заметил, как рыцарь-джедай оказалась рядом, и мой тренировочный меч едва затормозил у её виска.
   - Ого! - сказала тви'лекк. В Силе джедай ощущалась чем-то вроде ледяного пламени. Спохватившись, я принялся извиняться.
   - Тренируешься? - не слушая заученных извинений, спросила она,
   - Они, - я кивнул в сторону нашего корпуса для "малышни", - с помощью Силы быстрее двигаются. Я не хочу отставать...
   - Но ведь ты сейчас тоже использовал Силу, - удивилась тви'лекк. - Когда почувствовал меня.
   - Я умею чувствовать, - кивнул я. - Но вот использовать...
   Рыцарь-джедай просканировала меня, используя Одарённость. Я знал, что она увидела: слабое отражение в Силе, почти как у не Одарённых, но очень сильную чувствительность.
   - Как же для разведки... - тви'лекк оборвала высказываемую мысль. - Сколько тебе лет?
   - Семь, - с обрывками детской гордости ответил я.
   - Ты... у тебя уже есть учитель? - спросила она, затаив дыхание.
   - Нет...
   - Как твоё имя?
   - Эйс Гентура, - ответил я.
   - Ты будешь отличным джедаем. Когда получишь настоящей меч, - тви'лекк осмотрелась, словно хотела убедиться, что никто не станет свидетелем чего-то... недостойного рыцаря, и спросила: - А что ты скажешь, если я буду твоим учителем?
   - Кодекс же запрещает... - решив поскорее стать отличным джедаем, ответил я. И, почувствовав изменение в Силе, добавил: - Сюда идёт Магистр Йода, - сделал два шага назад и, снова зажмурившись, продолжил тренировку.
   Рыцарь-джедай встала за секунду до того, как открылась дверь, и из главной башни показался Магистр Ордена.
   Доковылявший до тви'лекк Йода минуту понаблюдал за движениями, а затем молвил:
   - На медитации сейчас время падаванам быть, ммм?
   - Слушаюсь, Магистр, - мгновенно остановившись, я наклонил голову и умчался в сторону зала для тех самых медитаций, невольно слушая разговор за спиной.
   - Парень странный очень этот, - задумчиво сказал Магистр Йода. - Очень является своевольным... ммм. Хороший вряд ли получится джедай из него.
   - Я хотела бы взять его в падаваны, - рассеянно отозвалась тви'лекк. - Нравится он мне чем-то...
   - Против кодекса это! - категорически запротестовал Йода. - Привязанности джедаю нельзя иметь!
   - Он должен стать мне противен? - удивилась рыцарь.
   - Нет, - Магистр Ордена покачал мудрой головой. - Боятся потерять будешь его, нравится если слишком будет. К гневу страх ведёт, к ненависти ведёт гнев. На Тёмную сторону уводит ненависть, - Йода развернулся и направился обратно к башне. И разговор стал неслышным.
  
   Утренняя медитация проходила, как обычно. Ученики сидели, одинаковые в своей неподвижности, но внимание Учителя Учителей всё равно было сосредоточено на мне.
   - Не получается, падаван, у тебя что-то? - наконец спросил Магистр.
   - Боль... - за месяц, во время которого я приучил себя к полному отключению эмоций, к рези в глазах при использовании Силы добавилась головная боль. В открытых глазах - уже знакомая краснота от крови. И привычный вопрос в голове: "почему другие не чувствуют того же?" - Но я...
   - Не для себя старайся, падаван. С Силой стремление слиться должно у тебя быть, - Йода поднял вверх палец. - Уроком для всех должно это стать.
   - Да, Учитель, - хором отозвались ученики.
  
   Рыцарь-джедай не веряще смотрела на двух Магистров. Наконец один из них откашлялся и сказал:
   - Да, мы решили всё-таки сделать небольшое исключение... - Магистр Мейс почти незаметно скривился, произнося последнее слово, но тут же вернулся к своей обычной невозмутимости: - С завтрашнего дня можете приступать.
   - Да пребудет с вами Сила, - всё ещё сомневаясь, пожелала тви'лекк.
   - И с тобой, - ответил Мейс. Дверь закрылась .
  
   Магистр Йода прервал медитацию.
   - Рыцарь-джедай Айала Секура падавана взять хочет, - объявил он.
  
   Почему-то при виде меня почти бежавшая тви'лекк замедлила шаг. Интересно, что её смутило, ведь, если не считать прибавившегося роста, я почти не изменился. Разве что моя чувствительность упала почти до обычного падаванского уровня.
   - Ничего, всё исправится, - сказала рыцарь-джедай сама себе и, убрав любой проблеск эмоций, прибавила шагу.
   Только вблизи я почувствовал, какое произвожу впечатление: мальчишка... точнее, маленький бесстрастный джедайчик без Силы поприветствовал свою наставницу по всем правилам Кодекса.
  
   Дверь отрезала келью от внешнего мира, и, убедившись, что вокруг никто не воспринимает её эмоций, тви'лекк позволила отчаянию вырваться наружу.
   - Мы всё делаем правильно! - она ударила кулаком по стене. - Что же происходит?
  
   На десятой минуте, увидев, как у меня носом пошла кровь, рацарь-джедай прервала медитацию.
   - Иди к себе, отдохни, - почти приказала Айала. И тихо добавила, когда я скрылся из виду. - Похоже, так мы скоро тебя убьём. Как бы не хотелось...

Точка приговора.

   Так и не став примерным джедаем, я иду к выходу.
   - Ученицу возьмёте? - вопрос Мейса к рыцарю-джедай звучит как раз тогда, когда моя рука касается двери.
   - Прошу послать меня на новую миссию, - немного резко отвечает Айала.
   - Проводить до корабля падавана бывшего нужно, да, - понимающе кивает Йода. Он действительно - Великий Магистр.
  
   Перед самым входом на корабль я ловлю отблеск слов-мыслей Айалы: "Что же, значит, я буду джеданм за двоих..."
  

Нулевая точка.

   Страх... да, страх за свою жизнь мне более, чем хорошо знаком. Он уже давно туманом укутывает меня. Очень давно...
  

Туманная точка.

   Каждую ночь мне снится один и тот же сон: медленно утопающий в трясине Храм и бегущая оттуда Айала Секура. И когда самый высокий шпиль уже скрывается в недрах Корусканта, та же топь вдруг оказывается под моими ногами, а затем и вокруг. И каждый раз видение остаётся всё тем же, будто память и подсознание упорно цепляются за прошлое.
   А наяву я тону в другой трясине.
   Страх. Липкий, ни чем не оправданный страх за свою жизнь. Он словно пропитывает насквозь при первом же глотке воздуха Тантри и невидимым туманом стелется над полями потайры. Страх связан с одним существом - главой местного отделения сельхозкорпуса, Матаве. Сила знает, о чём думал Совет при этом назначении, но сложилось так, что единственный гамореанец-джедай стал безраздельным хозяином планеты. И положение "сильнейший из слабых" представителю и без того слабой на мозги расы окончательно вывихнуло извилины. Но и в этом состоянии он понимает, что любое происшествие может привлечь лишнее внимание, и физически нам почти ничего не угрожает. Но осознание своего полного бессилия рядом с полноценным одарённым, некая незримая оболочка власти вокруг него невольно порождают ощущение полной зависимости от Матаве. И вызывает тот самый липкий, густой страх за свою жизнь.
   Но тот же страх становится моим спасением. В нём словно вязнет режущий глаза свет. И я всё глубже ухожу в туман.
   И тянутся, неотличимые друг от друга в своей вязкой серости, дни.
  

Нулевая точка.

   Правая рука отодвигает с пути очередную лиану. Левая, сжатая в кулак, прижата к груди. Бросаю очередной взгляд на кисть, и вспоминаю, что там зажато, и как оно попало ко мне.
  

Точка находки.

   Звездопад был настолько красивым, что невольно хотелось загадать желание. Но на ум лезло только одно: завтра опять придётся ползать по грязи в поисках небесных гостинцев. Всё дело в том, что на месте астероидного кольца когда-то вращалась планета, на которой росли кристаллы для мечей. Что с нею случилось, неизвестно, джедаи всё валят на природные катаклизмы и ситхов, те разумеется, ответить ничего не могут, но в результате получилась груда булыжников. Из которой, вместе с метеоритами, и падали кристаллы. Ссыльные, попавшие на Тантри после испытания на Илуме, говорят, что кристаллы идеально подходят для боевых мечей. И непонятно с чего, но Матаве вбил себе в голову, что сбор этих "гостей с неба" как-то повысит его статус в глазах Совета. Что ещё взять с гаморреанца, пусть даже и одарённого. Так что после каждого звездопада мы выходим на утренние поля и обыскиваем каждый булыжник в поисках кристаллов.
  
   Едва Кенет показалась из-за горизонта, как гамореанец трубным голосом провозгласил подъём и чуть ли не пинками выгнал нас на поля. Одетый в неизменную джедайскую робу, с лайтсейбером на поясе, Матаве производил двойственное впечатление. Разбив нас на пять отрядов, он назначил "старожилов" командирами и, распределив между отрядами сектора, сам возглавил поход в "центральный". Там обычно было больше всего кристаллов. Я попал в "северный" отряд, самое бедное на кристаллы направление. Кроме меня туда вошёл командир, парочка его товарищей и ещё десяток. Среди последних была и прибывшая два или три дня назад новенькая, десятилетняя тви'лечка, почему-то выбравшая меня в напарники.
   - Меня зовут Рекена Туокугэва, - представилась она, пока мы шли к участку. - А ты - Эйс Гентура? Куда мы идём?
   - Искать метеориты, - ответил я. Странно, но рядом с ней туман съёживался и отступал, но и свет был не таким острым. Стало чуть легче, и окружавшие нас тельмы** как-то свежее стали выглядеть.
   - Поня-атно, - протянула девочка. И принялась неуёмно рассказывать о последних событиях в галактике. Пока мы шли, тельмы сменились еглями***, а я о многом узнал. О Геонозисе, где "полегло немереное количество рыцарей". О войне между дроидами и клонами под командованием генералов-джедаев. Об Избранном, который должен найти ситха и убить его, тем самым восстановить равновесие в Силе.
   - Я думаю, это Мэйс, - поделилась своими мыслями по поводу Избранного тви'лечка. - Он - самый лучший из джедаев! Хотя все думают на Анакина... - в её голосе прозвучала обида. А я постарался припомнить. Кажется, про этого парня кто-то рассказывал, но в памяти не отложилось даже лицо рассказчика, только шевелящийся туман, да то ли имена, то ли названия: Скай Уокер, Татуин и Дартсидиус. Поэтому мне осталось лишь пожать плечами. - Ты прав, - вздохнула Рекена. - Теперь уже без разницы. Мы здесь навсегда... - она замолчала вплоть до выхода на место.
   На усыпанной щепками свежей лесной поляне валялось штук двадцать камней и живописно разбросанные останки какого-то крупного лесного зверя. Поскольку нашим единственным мясным блюдом был корм неизвестного назначения, здесь экономили на всём, на чём только нельзя, у всего отряда тут же загорелись глаза.
   - С меня шашлык, с вас - камень! - тут же заявил командир. Акир был одним из тех, кто попал на Тантри в самом конце обучения, и обладал опытом приготовления чего угодно в полевых условиях. Поскольку в корпусе, где и так каждый был сам за себя, я и вовсе был где-то с краю, то, пока отряд дружно кивал, молча отправился к камням. И тви'лечка, скорчив недовольную рожицу, отправилась следом за мной.
   - Туо? - окликнул её Акир.
   Рекена передёрнула леккми, мол, "отвалите все".
   - Ну, Туо! - Далед не отставал. В ответ девочка вспрыгнула на самый крупный камень и, приложив лекки козырьком к глазам, посмотрела куда-то на северо-восток. - Ладно, ладно, и твоего бантой пришибленного напарника угостим!
   Вместо ответа Рекена, резко развернувшись, взмахнула кистью. Сорвавшаяся с её пальцев яркая голубая молния вонзилась в сваленные кучей щепки. Деревяшки разметало взрывом, но самое крупное полено осталось на месте, и на нём заплясали язычки огня.
   - Спасибо, Туо! - отозвался Акир, и большая часть отряда заметалась вокруг костра, кидая в него дрова и давая Даледу ценнейшие указания.
   - Ого! Что это было? - спросил я у спрыгнувшей с камня тви'лечки. Она нервно дышала и сжимала кулачки.
   - Молния. Силы, - разделяя слова, ответила Рекнема. - Именно. Из-за. Них. Меня. Сослали! - закончила она отрывистую речь и, с рычанием, совсем не подходящим маленькой девочке, ударила соседний камень. Рукой.
   Второй взрыв потряс лес.
   Осколок метеорита ударил меня в лоб и, отбросив на спину, усвистел куда-то в ближние кусты.
   - Ой! - тви'лечка опустилась рядом со мной на колени и принялаь заживлять полученную ранку Силой. - Извини, я не хотела.
   - Ни-че-го, - выдохнул я, медленно поднялся, стараясь обойтись без её помощи, и осмотрелся. Тем же занимался и привлечённый взрывом наш отряд. Лесная тишина длилась несколько секунд.
   - Ситх побери! - высказался Долеш Ни'яул, уроженец Ботавуи, глядя на разбросанные взрывом десятка три кристаллов. В основном, зелёных, хотя попадались голубые, и даже парочка розовых. - Матаве - ни слова! Камень взорвался сам!
   С этим согласились все. Ведь с гаморреанеца вполне станется послать дробить все метеориты, когда-либо упавшие на Тантри.
   - Я придумаю, что сказать, - заверил Акир и вернулся к мясу. А остальной отряд принялся собирать кристаллы.
   Внеся свою лепту в общую кучу, я прислонился спиной к самому большому булыжнику. Рядом присела на корточки Рекена, ещё фыркающая раздражённой кошкой, но сцепившая руки в замок.
   - На дальнюю поляну звали, - немного поколебавшись, тви'лечка все-таки поделилась переживаниями. - Потайру печь... ходячую зажигалку нашли, банта их забодай! - глубоко вдохнув, она вернула самоконтроль и спросила: - Ты ведь всё равно не пойдёшь?
   - Нет, - ответил я. Никогда не было желания. Вообще, из всех желаний было лишь одно: собрать меч, стать джедаем и... и всё. Чем отличается джедай от падавана, я не знал. Но желание было. Когда-то...
   - Ладно, - я встал на ноги и, слегка пошатываясь, сделал пару шагов в сторону самой высокой егли.
  
   Окружающее становится пронзительно чётким. Так уже было, когда испортившийся вконец комбайн чуть не отправил меня по кусочкам в Силу. Такой же смертельной опасностью веет из кустов. И туман во мне так же кричит "Нет! Это смерть!" Но что-то глубоко во мне, оставшееся ещё с "ясель", толкает к самому источнику опасности. Ещё в меня будто вливается упрямство спорящей с Акиром по поводу полян Рекены.
   Лежащий под раскидистым кустом кали-юквы**** осколок метеорита даже с потёками моей крови на одном из выступов совсем не похож на смертельно опасный механизм. Обычный каменный обломок. Даже в его происхождении нет ничего особенного. Туман визжит, как потерявшая цепь мотопила, отчего не выдерживают нервы правой руки, её сводит.
   Поднимаю камень левой рукой.
   От воплей тумана меня уже почти парализует, сил остаётся только на то, что бы развернуть ладонь.
   Камень крошится и бесшумно осыпается горсткой мелкого песка на ладони. Посреди которой лежит некрупный, меньше обычного, тёмно-синий кристалл для меча.
  

Точка отсчёта.

   Чувствую себя, словно обрёл второе сердце. Нет, точнее, словно раньше в левой части груди была опухоль, но теперь её вырезали и вставили настоящее сердце. Это - мой кристалл. Нет, не просто мой, это часть меня. Лишиться её - хуже смерти.
   Сжимаю руку в кулак. Никогда!
   Сделав шаг в сторону довольной своей победой Рекены, я замечаю, что туман больше не имеет надо мной прежней власти. Но заставить себя разжать левый кулак не могу.
  
   Акир действительно знал, что и как говорить. Когда мы вернулись, он рассказал Матаве о чисто случайно взорвавшемся метеорите. А когда гаморреанец спросил по поводу всплеска Силы, Далед сделал очень изумлённое лицо и доложился, что никто из отряда ничего не почувствовал, и "видимо, всплеск был столь незначительным, что его мог учуять только такой продвинутый джедай, как Вы". Неизвестно, что принесло Матаве больше удовольствия, добыча или столь искусная лесть, но он даже позволил нам отдохнуть после похода, а не погнал на поля воевать с коррелианским жуком*****. Хотя в своих оранжевых комбинезонах мы от этого самого жука отличаемся только размерами. И гораздо большим ущербом для полей.
  
   Весь остаток дня я не выпускаю из рук кристалл. Так и встречаю вечернее построение.
   Стоя в самом конце строя, до боли сжимаю кулак. Сейчас мне проще отрубить руку, чем разжать пальцы. Впрочем, я не обольщаюсь, против джедая моей воли недостаточно. И это заставляет руку ещё сильнее сжаться. Да ещё и зажмуриться.
   Судя по звукам, Матаве кому-то обрывает карман, и что-то падает на пол. Похоже, я не одинок в своих незаконных действиях. Сквозь рёв гаморреанца "Не будь ты новичком, в ближайшей грядке закопал бы!" не слышно собственного дыхания, не то, что оправданий преступника.
   Скоро подойдёт и моя очередь. И я не желаю, что бы меня видели. Точнее, я до рези в глазах и боли в носу, той, падаванской, желаю, что бы меня никто не видел.
   Гаморреанец, грозно сопя, останавливается рядом со мной, набирает воздуха и... рявкнув "Разойтись!", гулко топает в свою комнату.
   Всё ещё не веря в происходящее, открываю глаза, смотрю в спину удаляющегося Матаве. Затем - на захлопнувшуюся дверь.
  
   Пошатываясь, я добрался до своей койки и уставился в потолок. Он был в каких-то темно-красных переливах, которые, впрочем, быстро потускнели. Потихоньку меня уносило в дрёму.
   - Как тебе это удалось? - восторг внезапно появившейся рядом Рекегы, хоть и был высказан шёпотом, но сон разрушил напрочь. - Тебя вообще не было!
   - Не знаю, - вяло ответил я и шмыгнул носом.
   - Погоди, у тебя кровь идёт, - тви'лечка провела небольшой сеанс лечения, заодно немного поделилась Силой. - Драпать мне отсюда надо. Поможешь?
   - А в чём дело? - приподнялся на локтях я.
   В ответ она подсунула мне под нос кулак и раскрыла его. На ладони лежал кристалл. Красный.
   Захихикав, я откинулся на подушку.
   - Ага, этот боров попался на приманку в кармане, - весело подтвердила девочка. - Но то, что ты сделал... кстати, почему?
   Решив, что Рекене можно доверять, я разжал кулак.
   - Да, ты тот ещё фрукт, - оценила тви'лечка, отсмеявшись в ладошку. - Тихий-тихий, а что вытворяешь! Ладно, - она взяла серьёзный тон, - что будем делать?
   - Баржа, - подумав, ответил я. Благодаря климату Тантри, корпус собирал урожай каждый месяц, а корабли и вовсе грузились каждые два или три дня. - Вчера мы ничего не грузили, значит...
   - Завтра, - кивнула Рекена. И, поскольку "свободное" время закончилось, ушла на женскую половину, пожелав спокойной ночи.

Грузовая точка.

   Как и ожидалось, на следующее утро мы пошли грузить потайру. Неожиданностью не было и то, что Матаве преступления не забыл, и тви'лечке, на пару со мной, досталось самое паршивое место: трюм. Да ещё и корабля... "Генерал Дерюгин" выглядел старым даже на фоне остального каботажного хлама. Его грузоанализатор не только не определял, что находится в трюмах, он с сообщением о критической массе запаздывал после лишней тонны, а то и двух. Из-за чего погрузка длилась на пару часов дольше обычного. Конечно, основную работу выполняли автогрузчики... но легче и быстрее было бы перетащить всё вручную.
   Где-то посередине погрузки Рекена обратила моё внимание на тихую беседу Даледа с членом экипажа корабля, во время которой что-то маленькое, сверкнувшее зелёным, сменило владельца. Затем тви'лечка же заметила, что предпоследний автогрузчик вместе с лишней потайрой вынес с корабля и кое-что, к полям Тантри имеющее очень отдалённое отношение. Пока остальные "грузчики" провожали это что-то взглядами с различными эмоциями, причастные - с предвкушающими, непричастные - с завистью, Рекена оказалась рядом со мной и прошептала "пора". Кивнув, я положил правую руку ей на плечо, а второй нашарил за подкладкой кристалл. И тут перед глазами вспыхнула картинка ближайшего будущего: нас обнаруживают, обыскивают...
   Я зажмурился. Вчерашнее желание вспыхнуло с новой силой, с теми же ощущениями, только в этот раз оно касалось двоих.
   - Ну, пора же! - прошептала тви'лечка, пытаясь увести меня с самого открытого места. Но моё тело словно парализовало.
   - Похоже, эти двое уже смотались, мррря, - голос Ни'яула перекрыл шёпот девочки. Она замерла и, кажется, перестала дышать. - А значит и нам пора.
   - Жаль, что Туо отказалась с нами идти, - заметил чей-то голос, и ещё остававшиеся грузчики покинули трюм.
   Через минуту Рекена позволила себе чуть громче вздохнуть. В этот момент в трюм вломился рычащий нечто нечленораздельное Матаве. Остановившись в десятке метров от нас, он ненадолго замолчал. Послышался шорох потайры, затем гаморреанец снова выругался. До этого такие выражения я слышал от Силой занесённого на Тантри хатта, когда тот обнаружил, что здесь ему ловить нечего. Высказывая, что кому оторвёт и куда засунет, когда нас найдёт, Матаве покинул трюм.
   От напряжения у меня подогнулись ноги.
   - Держись, - прошептала Рекена и, положив свою ладонь мне на кисть, поделилась Силой.
   - Матаве, - пробулькал я, затем сглотнул слюну с солоноватым привкусом и заставил себя открыть глаза. Узкими щёлочками, но они открылись.
   - Да где ему, - пренебрежительно отмахнулась девочка. Выскользнув из-под моей руки, она осмотрелась и негромко хмыкнула.- Если бы он был Мейсом, тогда да. А то, какого ситха он сюда полез? - брезгливо взмахнув лекками, она направилась к лестнице, по которой лазали члены команды. - Пошли, нам ещё нужно найти место, переждать эту пару суток.
   Стараясь не терять тви'лечку из виду в красноватых сумерках, я заставил тело двигаться.
   - Ну, я так и думала! Открыто! - известила сверху Рекена. - Да, этот драндулет ещё хуже, чем тот, что меня сюда вёз! Залезай, Эйс!
   Поход к лестнице размял мышцы, так что вверх я залез более-менее нормально. То есть, не сорвался с металлических скоб.
   - Здесь тоже перевозили наших, - сообщила тви'лечка, вытянув меня Силой наверх. Как оказалось, пока я карабкался, она успела обследовать коридор и обыскать обнаруженные помещения. - Пошли, - она потянула меня за руку, - тебе необходимо прилечь.
   Кое-как протащившись по почти не освещённому коридору, я свалился на койку двухместной каюты. Рекена закрыла дверь и включила свет.
   - Да-а... - протянула тви'лечка, рассматривая валяющееся на койке тело. - Ситуёвина от слова ситх, - небольшой сеанс лечения придал мне немного сил, и я смог наконец-то нормально открыть глаза. - Ого, у тебя белки прямо оранжевые! Ну вылитый ситх из страшилок! - я слабо кивнул. - Так, лежи, а ещё лучше - поспи. А мне нужно кое-что ещё сделать...
   Не успела Рекена выключить свет, как я провалился в глубокий сон.

Точка решения.

   Из пропасти сна меня вытащил запах чего-то съедобного. Продрав глаза, я приподнялся на койке и осмотрелся. На откидном столике исходила паром вскрытая банка с этикеткой "Та-Ту, Татуинская Тушёнка - N1 в галактике! Теперь с автоподогревом!", чей запах и разбудил меня. За банкой, точнее, на противоположной койке, подобрав ноги, сидела тви'лечка, грызла кончик пластмассовой вилки и изучала какую-то обтрёпанную книжицу.
   - Ты проснулся? - Рекена вынырнула из книги.
   - Ахха, - прохрипел я.
   - Тогда чего ждёшь? Ешь давай! - почти приказала она. - Мейс всегда говорил, что голодный воин - плохой воин. А уж джедай - ещё хуже.
   Схватив вторую вилку со стола, я накинулся на тушёнку. Пока банка опустошалась до абсолютно чистых стенок, тви'лечка процитировала ещё несколько высказываний Магистра и заключила, что Йода, конечно, очень мудр, но его мудрость не всегда понятна, а вот Мейс как-то ближе к народу.
   - Я тут подумала, - девочка положила книгу на стол, и я смог прочитать название: "1001 звёздная система. Справочник навигатора", - нам следует на время разделиться. Там на поле есть несколько трофейных кораблей, ты взлетишь на одном из них. А я проберусь в космопорт и...
   - А не слишком ли это опасно? - спросил я. - Может, наоборот?
   - Нет, если ты опять воспользуешься своей невидимостью, то просто свалишься. Да и где находится порт, ты не знаешь. А я знаю, и умею нормально отводить глаза.
   - Ладно, - согласился я.
   В этот момент корабль дрогнул, и появилось ощущение, словно мы куда-то падаем.
   - Заходим на посадку, - уверенно сказала Рекена.
  
   По всей видимости, посадка в исполнении "Генерала" отличалась от падения тем, что находящиеся в корабле остались живы, а сам корабль - относительно целым. Во всяком случае, страх примерно таким же, как при происшествии с комбайном.
  
   На сей раз команда в трюм вообще не совалась, со всем процессом разгрузки дроиды справились самостоятельно.
   - Та-ак, - протянула Рекена, оглядываясь. - Ага, вон они стоят, - твилечка кивнула в сторону площадки со всевозможными маленькими кораблями. По всей видимости, трофейными истребителями. - Эйс, тебе какой больше нравится?
   - Вон тот, - я указал на истребитель с красным передним стеклом. На первый взгляд он производил не очень броское впечатление.
   - Трофей Скайуокера, - хмыкнула девочка. - Пусть попрыгает, - она как-то не по джедайски улыбнулась. - Ладно, - прикрыв глаза, тви'лечка прислушалась к Силе. - Как бы нам пройти мимо клонов, они, - Рекена произнесла какое-то слово из Матаве-хатских речей.
   - Что? - спросил я.
   - Это хаттез. Извини, я не хотела выражаться, - отозвалась Рекена. - Просто клоны очень плохо внушаемы.
   - Самый надёжный способ спрятать вещь - положить её на самое видное место, - припомнил я трюки Акира со компанией, - лучше всего - среди таких же вещей.
   Новая улыбка тви'лечки была ещё менее джедайской.
   - Гениально! - провозгласила Рекена. - Учитель, позвольте проводить Вас на миссию.
   - Что? - не понял я.
   - Что-что, пошли, говорю. Главное, делай вид поуверенней... - и девочка, с видом "Матаве на утренней поверке", зашагала к выбранному мной кораблю.
   Замешкавшись на пару секунд, я поспешил было за ней, но через пару шагов Рекена оглянулась.
   - Сила, ну не так же! Сделай хотя бы задумчивый вид... - в попытке понять, что всё это значит, я задумался. - Ну, да, так сойдёт, - кивнула тви'лечка и вновь устремилась к истребителю. Не оставляя попытки догадаться, я последовал за ней.
   То ли непонятная задумка сработала, то ли вид куда-то спешащих существ в оранжевых комбинезонах был здесь привычным, но до кораблика мы добрались без проблем. Клоны, которыми оказались одинаковые люди в одинаковых белых доспехах, ненадолго задерживали на нас взгляд, но не прекращали свои дела.
   - Да, учитель, в следующий раз я буду пилотировать аккуратнее, - нарочито громко сказала Рекена.
   Стоявшие неподалёку клоны перебросились шуточками на тему девушек, которые первым делом портят космолёты, а потом - учителей, и расхохотались. От группы отделился один, с несколькими коричневыми полосами на костюме и большим гребнем на шлеме, подошёл к нам.
   - Что, падаван Туокугава, нашёлся ещё один безумец? - сняв шлем, поинтересовался клон. - И это после рассказов Ахшета?
   - Приветствую, коммандер Амид, - наклонила голову Рекена. - Как видите, - она пожала плечами, - рыцарь Шахотава отпугнул не всех.
   - Будем надеяться, что человеку повезёт больше, чем Вашему сородичу, - усмехнулся коммандер, и направился к своему отряду. Проходя мимо меня, он сказал мне краем рта: - Сочувствую.
   Демонстративно передёрнув лекками, Реккена фыркнула и открыла блистер.
   - Сила не подвела Вас, учитель! - сообщила тви'лечка, заглянув внутрь. - Этот кораблик и без астродроида нормально полетит, - забравшись в истребитель, она понажимала на какие-то клавиши. От клонов донеслось "они и астродроидов тоже портят!" и новая волна гогота. - В общем, встречаемся на условном месте, - проигнорировав шутки, Рекена спрыгнула на транспортил взлётной площадки.
   Я забрался внутрь и с опаской застегнул ремни. Колпак закрылся, отрезая меня от внешнего мира, и истребитель оторвался от "земли". Тем временем внизу все спешно стали разбегаться, словно... Я посмотрел в сторону грузового космолёта. Так и есть, "Генерал Дерюгин" начал взлетать. А это такое событие, от которого даже каррелианские жуки, в принципе ничем не выводимые, старались держаться подальше.
  
   Перед тем, как кораблик нырнул в гиперпространство, лампочки на пульте как-то странно мигнули, и я почувствовал, что события пошли не так, как планировалось.
   Посадка подтвердила мои предчувствия: окружающие джунгли на "отдалённую индустриальную планету, где можно пересидеть", никак не тянули.
  

Нулевая точка.

   Страх давит, не даёт вздохнуть. Преследователь гораздо лучше готов к продвижению по джунглям, чем почти падающий от истощения человек, да и световой меч больше приспособлен для расчистки пути, чем голые руки.
   И, какая-никакая, но - почва куда лучше подходит для ног, чем внезапно открывшаяся пропасть.
   Торможу у самого обрыва и медленно разворачиваюсь в сторону гнавшего меня двое суток джедая. Вывалившийся из стены джунглей гаморреанец мне более чем хорошо знаком.
   - Рад, что нашёл тебя, - улыбается всем рылом Матаве. И выключает меч. Страх окончательно парализует и волю, и тело. - Хочу тебя обрадовать, твоей подружке тоже не повезло. Она попалась на Коррусканте... со смертельным исходом, как понимаешь. Но сопротивлялась неплохо. В отличие от тебя... - он как бы отмахивается от меня, и оплеуха Силы сносит меня со скалы. - Передавай ей привет в Силе! - смеётся гаморреанец вслед.
  

Точка вне времени.

   Парализованное страхом тело так и летит головой вниз. И вдруг до меня доносится отголосок чужой эмоции, и я вижу, падающий впереди небольшой грузовой корабль. Только падает он гораздо медленнее, словно его кто-то удерживает Силой. И вскоре я настигаю корабль и могу посмотреть в рубку. Сидящий за штурвалом клон бездумно смотрит вперёд. Он под гипнозом Силы. А за ним стоит женщина. Трудно рассмотреть всё, но я вижу, что у неё на голове нет волос, но есть несколько застарелых шрамов. И её эмоция бьёт через край. Страх. Но, в отличие от моего, этот страх заставляет сжимать волю в кулак и вырывать у времени новые и новые мгновения жизни. А затем женщина замечает меня, и в меня лезвием лайтсейбера врезается её чувство.
  
   Она выдыхает одно слово.
  
   И я узнаю: ненависть.
  
   И вокруг закручивается чёрная воронка Силы.
  
   Кажется, мы так висим целую вечность.

Точка перерождения.

   Удар о камни выбил дух, и первые минуты я ничего мог сделать, только пытался вдохнуть. Что меня спасло, если бы я смог встать, то разлетающиеся осколки рассекли меня напополам. Наконец я справлся с дыханием, встал, и, пошатываясь, увидел выбирающуюся из разбитой кабины женщину.
  
   Её глаза залиты кровью из рассечённого лба, она тоже шатается, но делает четыре шага, выставив раскрытую ладонь в мою сторону. Останавливается, сжимает ладонь, и Сила сдавливает моё горло и прижимает спиной к скале.
   - Воин должен умирать на поле битвы, Оби-Ван, - сипит она. - Ты хотел меня лишить этого...
   - Я не Оби-Ван, - хриплю.
   - Когда уйдёшь в Великую Силу, джедай, эту фразу ему передай...
   - Я... не... дже... - три слога выдавливаю вместе с кровью. В глазах окончательно темнеет, похоже, всё-таки умираю. Как странно...
  
   Я пришёл в сознание от текущей за шиворот холодной воды. Очень неохотно открыл глаза. Шёл мелкий дождь. Шагах в пяти от меня лежала та женщина. Примерно в том же состоянии.
   - Вставай, джедай... - медленно поднимаясь, просипела она.
   - Я... не... дже... дай... - выдохнул я.
   - Тогда, вставай, не джедай, - она была уже на ногах. - Даже не знаю, что хуже... - смотря, как я отрываю тело от камней, женщина задала вопрос: - А почему?
   - Оказался непригоден и был сослан в сельхозкорпус, - ноги меня не держали, поэтому я прислонился к камням.
   - Вот как... - её сипение было задумчивым. - Ладно, пока стой здесь, я проверю, что там с едой.
   Женщина скрылась в корабле, а я принялся ловить открытым ртом падающую с небес воду. От корабля донеслась короткая фраза на хаттезе, затем появилась женщина и с оценивающим прищуром осматрела меня.
   - НЗ хватит только на десять дней. Для одного...
  
   В который раз в моей жизни мир становится звеняще отчётливым, а время как-то странно замедляется.
   Почти вижу, как ко мне тянется жгут Силы. Но страха нет, вместо него - моя новая знакомая - ненависть. Ко всему миру. К сбросившему меня с обрыва гаммореанцу. К этой... холодной убийце. Ненависть пробуждает во мне огонь, но совершенно иной, чем раньше. Он будоражит нервы, ускоряет восприятие и придаёт Силу. И стекает в кончики пальцев правой руки. Жгут почти касается шеи, но я поднимаю руку, и с пальцев срывается ослепительная в этом сером дожде молния. Она ударяет женщину, и та отлетает от меня. Жгут Силы развеивается.
  
   И всё становится вполне обыкновенным.
   Тяжело дыша, чувствуя опустошение, я смотрел на лежащую сломанной куклой женщину и понимал, что она жива. Что нужно добить. Но... ненависть ушла. Никогда не умел ненавидеть сломанные куклы. И ненавидеть на заказ.
   - Ситх... - выдохнула она. Это не ругательство, это - признание факта. Женщина подняла голову, и я почувствовал: меня больше не собираются убивать. - Ты не джедай. И не слабый. Просто светлая техника... Что ты чувствовал, когда пытался использовать Силу в Храме?
   - Огонь сжигал меня... - подбирая слова, ответил я. - Свет резал глаза... А когда избавлялся от чувств, сильно болела голова.
   - Ситхёныш, - сиплое одобрение. Пока я говорил, женщина встала на ноги. - Не удивительно, ведь чувства питают твою силу. Думаю, я попробую тебя учить... - с этими словами она вернулась в корабль и вскоре показалась с двумя упаковками еды. - Держи, - одна из упаковок была протянута мне.
   Протянув левую руку, я вдруг обнаружил, что она до сих пор сжата в кулак.
   - Что там? - спросила обещавшая учить. Я нехотя разжал кулак. - Очень интересно... - женщина осторожно протянула свою руку, дотронулась кончиком пальца до кристалла. - Он для тебя тёплый?
   Подумав, я рассказал ей всю историю находки.
   - По джедайским меркам, ты мог бы уже собирать свой меч, - хмыкнула она. - Когда будут подходящие материалы, займёмся этим. Ладно, ешь.
   Запивая дождём, мы съели свои порции. Когда еда закончилась, женщина встала, отряхнулась и сказала:
   - Хоть ты и сохранил себе жизнь и стал моим учеником, не жди, что я буду тебя жалеть.
   Почему-то меня передёрнуло от мысли, что меня могут жалеть.
   - Буду только благодарен.
   - Хорошо... как тебя зовут?
   - По разному. "Эй ты, грязная тварь", "Ко мне, тупой ублюдолизок", "Бегом, гунган безухий"... - я пожал плечами. - У Матаве очень богатая фантазия.
   - Смешно, - хмыкнула женщина. - А имя у тебя есть?
   - Эйс Гентура, - странно, но имя звучит так, словно относится к кому-то ещё. - Учитель, а у Вас есть имя?
   - Есть, - отвечает. - Асажж Вентресс. И давай на "ты", идёт?
   - Хорошо. А почему у тебя такой сиплый голос?
   - От природы. Ладно, хватит болтать, нам нужно выбираться наверх. Бегом!
   Эта команда мне хорошо знакома.
  

Точка насыщения.

   Весь следующий день мы карабкались наверх. Точнее, карабкался я, а Вентресс прыгала от стены к стене, непринуждённо демонстрируя, что значит мастерство в Силе. При этом ещё и страховала меня на самых трудных участках.
   - Ну, как? - дождавшись, пока я перевалюсь через край обрыва и растянусь на земле, спросила Асажж. Сама она выглядела так, словно поднималась на лифте.
   - До сегодняшнего дня я думал, что разбираюсь в нагрузках, - ответил я, прекратив хватать ртом воздух.
   - А что ты сейчас чувствуешь? - сразу после рассказа про обучение в Храме Вентресс поставила себе задачу обучить меня эмоциям.
   - Ничего, - я пожал плечами. - А что, должен что-то?
   Вентресс произнесла что-то на хаттезе, с изрядной долей злости. Эту эмоцию она неоднократно испытывала, когда я едва не срывался.
   - Пить хочешь? - на бейсике спросила Вентресс и, видя энергичные кивки, протянула флягу. - Тогда держи.
   Захлёбываясь водой, я ловил новое чувство: желание моего состояния и одновременно осознание - сейчас так не получится.
   - Что это было? - спросил я, отрываясь от фляги.
   - Зависть, - последовал ответ. - То чувство, что движет вперёд.
   Некоторое время мы молчали. Я принимаю новое чувство, она о чём-то думала.
   - Ого, какой тут закат! - вдруг воскликнула Асажж, смотря мне за спину. Обернувшись, я увидел, как солнце скрывается за горизонтом. И, наблюдая, впитывал новое чувство: не физическое наслаждение.
   - Что это? - тихо спросил, когда диск звезды скрылся окончательно.
   - Чувство прекрасного, - ответила она, кидая в приготовленную ранее кучу веток маленькую искру Силы. Огонь быстро разгорелся, и я новым взглядом посмотрел на сидящую напротив меня Асажж.
   - Нравлюсь? - насмешливо.
   - Да... почти как закат...
   - Не жалеешь, что вчера чуть не убил?
   - Нет. Не умею. Да и такое ощущение, что тебе это... не нравится.
   - Умный мальчик, - улыбка не сделала её привлекательнее. Примерно так же улыбался Матаве, находя причину выдернуть кого-нибудь из кровати посреди ночи.
  
   Утро началось с завтрака, а затем Вентресс, с кличем "За мной!", вломилась в джунгли. Через некоторое время я понял, что световой меч - ничто по сравнению с Силой, когда нужно пробраться сквозь завалы. И путь стал гораздо легче, когда я начал примерно копировать движения Асажж, проходя по тем же местам.
  
   Понимаю, что попадаю в один ритм с нею. Движения, дыхание, чувства, эмоции ...
   Злость...
   Любопытство...
   Ненависть...
   Гордость...
   Страх...
   Зависть...
   Презрение...
   Гнев...
   Калейдоскоп понятий и ощущений доходит до глубины мозга и... заполняет его до отказа...
   И мир вокруг становится таким же ярким, как в детстве, до того момента, когда я приступил к изгнанию из себя эмоций. Во мне просыпается та самая восприимчивость, за которую Айала меня заметила, и каждая частица джунглей расцветает в моих мозгах. Ловлю ощущение выкарабкавшейся из куколки невероятно цветной бабочки. Они невероятно похожи... и в то же время безумно отличаются. Её кокон был снаружи. А мой - внутри.
  
   Когда первая радость утихла, я внимательнее присмотрелся к действиям Асажж. И с изумлением понял: это же простейшие толчки и захваты Силой. Только натренированные до самого настоящего искусства. На волне радости я Силой оттолкнул попавшееся мне под руку, точнее, под ногу, бревно.
   Вентресс почувствовала угрозу для своих ног вовремя, и поэтому кусок коряги пролетел под сделавшей Силовой прыжок женщиной... точнее, девушкой, увиденный в Силе её возраст оказался совсем не таким большим, как казалось внешне.
   - Ну и кто ты такой после этого? - спросила она после довольно длинной тирады на хаттезе.
   - Я - ситхёныш! - со смесью гордости и небольшого испуга ответил я.
   - Что точно... - невольно улыбнулась она. - Ладно, пошли... только больше самодеятельности не надо.
   Улыбнувшись в ответ, я кивнул. И больше "самодеятельности" не устраивал.
  
   Пока я сидел у собранного для костра сушняка, Асажж устроила охоту. До корабля, который, почему-то, очень смутно ощущался в Силе, оставалось где-то пара суток пути, и НЗ нужно было экономить.
   - Что же ты не зажигаешь? - спросила она, появившись на полянке с какой-то птицей подмышкой.
   - Не умею, - пожал я плечами. После утренней выволочки на тему "как же я буду тебя учить, если не знаю, что ты умеешь, а что - нет?", я признавался сразу.
   - Совсем забыла, - а от самой - ощущение удавшейся мелкой мести. - Держи, - кинула мне зажигалку и принялась разбираться с птицей. - С твоей корягой у меня всё из головы вылетело. Слушай, а как ты здесь вообще оказался? Вроде, Фасиира в Республику вообще не входит. Или она вдруг стала планетой вашего корпуса? В смысле, мы здесь на твоих товарищей не наткнёмся?
   - Не, не должны, - отозвался я, просканировав окресности. Из одарённых в округе были только мы с Асажж. - Вообще-то, я бежал. С Тантри... - я коротко рассказал о своих "приключениях".
   - Интересно, - задумчиво сказала Вентресс. - Я раньше про такие способности не слышала. Дай кристалл!
   - Держи, - пожав плечами, я протянул ей камень. После возвращения способностей меня ещё носило на волнах некоторой эйфории.
   - Да мне не он нужен! - кристалл вновь врезался в мой лоб. Только на этот раз - без каменной оболочки. Было даже больнее. - Мне нужно увидеть тот фокус!
   - Понял, - отозвался я. На этот раз спрятаться было легче, словно Сила мне помогала.
   - С-ситх! - выдохнула Асажж. - Я о таком ни от одного учителя не слышала! А ты интересный зверёк!
   - Вот только... - я проверил одно предположение и прекратил прятаться, - в этом состоянии нельзя Силой пользоваться, - как можно аккуратнее притянув к себе кристалл, я плюхнулся обратно на пенёк. - Кстати, а что у тебя за браслет?
   - Где? - спросила Вентресс. - Это? А, ерунда. Контроль дроидов, а это, - она небрежно ткнула на кнопку с изображением космической шлюпки, - для вызова моего истребителя. Только его Скайуокер угнал.
   - Кто? - спросил я.
   От цели нашего маршрута в Силе донеслись какие-то колебания.

Точка души воина.

   Доставивший меня на Фасииру кораблик завис над нашей полянкой, явно не находя места для посадки.
   - Нет, это надо же! Мой личный истребитель! Какая джедайская... - несколько экспрессивных слов на хаттском, - на нём летала?
   - Я, по всей видимости, - признался я, на всякий случай отодвигаясь от Асажж подальше.
   - Понятно... - резкими взмахами Силы расшвыряв окружающий полянку бурелом, Венресс "пригласила" истребитель на посадку.
   Едва дождавшись, пока кабина откроется, Асаэж наполовину залезла внутрь и с радостным возгласом достала оттуда две рукоятки световых мечей.
   - Запасные, - пояснила она. - Я себя без них почти голой чувствую, - Вентресс снова нырнула в корабль.
   Я подошёл с другой стороны, с любопытством заглянул в кабину и пронаблюдал, как владелица кораблика двигает кресло как можно глубже.
   - Кажется, уместимся, - вытерла она пот со лба. - Залезай, я - следом. Усядусь тебе на колени... не ты же ко мне, не маленький, в конце концов. Да и мешать управлять будешь.
   - На колени?
   - Не маленький, потерпишь...
  
   В кабине было тесно, локти Асажж то и дело врезались в мои рёбра, к тому же меня преследовало ощущение какой-то неправильности ситуации. Словно я должен чувствовать что-то ещё, кроме неудобства. Как будто есть что-то вне тех чувств, что получил от Вентресс.
  
   Кораблик вынырнул неудачно. Мало того, что за поясом астероидов, так ещё и планета оказалась на противоположной стороне Кенета
   - Республиканских кораблей не чувствую, - сказала Асажж, разворачивая истребитель для нового прыжка. - Скорее всего, нас здесь не ждут.
  
   Вошедший в атмосферу Тантри истребитель сложил крылья и мягко приземлился на самом краю космопорта для гостей, поближе к заброшенным ремонтным мастерским. Асажж открыла колпак и выпрыгнула на старое, потрескавшееся покрытие. Я выполз из кабины, и стоя под полуденными лучами Кенета, принялся разминать затёкшие ноги. На ум лезли неприятные ощущения, словно сейчас прозвучит геморреанский голос: "На поле, забрак безрогий!" Но площадка была абсолютно пуста, Асажж скрылась в одной из мастерских, пилоты двух остальных кораблей проводили время в кантине, механики прятались от жары кто в кораблях, кто - в той же кантине. Я закончил озираться и решил присоединиться к Асажж.
  
   В воздухе душной мастерской перемешались пыль и хаттез, а источник последнего наполовину зарылся в запчастях. Судя по новым и новым этажам речи Асажж, а так же по упоминанию, на бейсике, различных родственников железяк, нужное ей никак не желало находиться.
   - Что ищешь? - спросил я, уворачиваясь от летящей в голову особо выгнутой детали.
   - Уже ничего, - выпрямилась Вентресс, сжимая в руках плазменную винтовку с доисторическим, ещё оптическим прицелом.
   - Вообще-то, оружие здесь как-то запрещено... без лицензии. Тантри - мирная планета...
   - Мне, вообще-то, не нужен вот он, - Асажж оторвала оптический прицел. - Давай кристалл, сейчас будем из тебя джедая делать.
   - Что? - не понял я, на всякий случай отступая на шаг.
   - Сам же рассказывал, джедаи - те, кто имеет настоящие мечи. Вот сейчас и будешь его собирать.
  
   Осторожно нажимаю на кнопку, держа меч вертикально, и из торца вырывается тёмно-синий луч. Он ничуть не короче нормального луча, как опасалась Асажж, только на волосок тоньше. Делаю несколько падаванских стоек, оглядываюсь на Вентресс.
   - Сойдёт для сельской местности, - хмыкает Асажж. Она ненадлолго умолкает, а затем торжественно произносит: - Конечно, это нужно было сделать раньше, ну да ладно. И так, поскольку ты собрал свой меч, по праву учителя, даю тебе новое имя: Сайк Хартресс.
   Пробую на вкус. Мне нравится.
   - Вообще-то, тебя по правилу Бейна нужно было обозвать Дарт кем-то, - добавляет Вентресс, - но на Тирануса или Сидиуса ты не тянешь. Да и... - она махнула рукой. - Неважно.
   На задворках сознания мелькает мысль, что имена ситхов иногда имеют какой-то смысл.
   - А это имя что-нибудь значит? - интересуюсь.
   - Мммм, труднопрячущийся, - подбирает слова Асажж. - Тот, кого трудно найти... Кстати, о поисках. Ты можешь так ходить?

Точка накала, она же - точка пустоты.

   Новая секретарша в приёмной смотрит на внезапно оказавшуюся рядом с ней Асажж Вентресс и не замечает, как в дверь к её боссу проскальзывает ещё кто-то. Матаве сидит в своём излюбленном кресле рядом со стеклянной стеной и, как всегда, изучает график поставки сельхозпродукции.
   - Рад тебя видеть, - тихо говорю я и включаю свой меч. Давний враг вскакивает с кресла, настольная лампа слетает с его стола и разбивается, оставляя в комнате почти полный полумрак. Он кажется каким-то усохшим, но вспыхнувший в руках гаморреанца световой меч говорит сам за себя: здесь готовы защищаться. Я перебрасываю меч в левую руку и отвожу её вниз, открывая своё лицо свету его меча. И Матаве меня узнаёт.
   - Ты?! Нет! Это неправда! Это невозможно! - вскрикивает он, отступая к окну. - Ты! Ты же упал в пропасть!
   Гнев, ненависть, ярость переполняют меня и опять стекаются в правую руку. Только на этот раз огнём наполнены не только кончики пальцев, но и вся ладонь.
   - Да, - киваю. И возвращаю ему давние слова. - И, думаю, на тебя энергию лучше не тратить... - поднимаю руку, и с неё срывается настоящий поток молний. Они сносят Матаве с места и, разбив окно, выбрасывают надзирателя из кабинета. Всё ещё переполненный Силой, я прохожу сквозь искрящийся от лопнувшей проводки кабинет, подхожу к окну и смотрю вниз. Изломанное тело гаморреанца лежит на крыше остановившегося комбайна, и я чувствую сквозь Силу: Матаве мёртв. И... в груди расползается ещё большее опустошение, чем тогда, когда я использовал молнию ярости на Асажж. Не ощущаю никаких эмоций вообще. Кроме одного: у меня больше нет в жизни цели.
   - Ладно, - говорю вслух сам себе, - у Асажж есть, она подскажет...
  
   Асажж стоит в приёмной, и в её глазах отражается та же пустота.
   - Дуку убит, - голос Вентресс безжизнен. - Кеноби и Скайуокер - тоже. Орден джедаев - распущен, джедаи - мертвы, - она замолкает ненадолго и добавляет: - Мы провели в воронке Силы тридцать лет...

Конец.

  
  
  
  
  
  
  
  
  


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Бюте "Другой мир 3 •белая ворона•"(Боевое фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) О.Коротаева "Моя очаровательная экономка"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 3. Чумной мор"(ЛитРПГ) О.Мансурова "Идеальный проводник"(Антиутопия) А.Тополян "Механист"(Боевик) А.Субботина "Проклятие для Обреченного"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"