Странный Странник: другие произведения.

Колтервенция

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 4.77*9  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    В средние века того мира магов загнали под плинтус. И колдуны решили вторгнуться в соседний. 27/03/2020 Небольшая прода


Колтервенция

   В начале девяностых НИИ СМ - научно-исследовательский институт строительных материалов - чтобы выжить в новых условиях сдал часть своего здания в аренду. Среди кучи фирмочек ничем не выделялся один арендатор - магазин "Наш хардбол". Исправно оплачивал аренду и счета за свет, более-менее регулярно продлевал договор на две смежные комнаты, демонстрационный зал и склад, и принимал посетителей-покупателей.
   - О, Арсенал, добро пожаловать, - обратился продавец к постоянному клиенту. - Покупать или как всегда?
   - Приветствую. Как всегда, а там посмотрим.
   Да, не стоило посещать магазин в форме с шевронами. Вообще-то, меня зовут Арсений, "Арсенал" - это позывной. Хотя изначально это было просто прозвище. За то, что на страйкбольные игрища таскаю с собой кучу оружия как какой-нибудь персонаж шутера. Штык-нож, пистолет, пистолет-пулемёт, дробовик, автомат с подствольником, ручной пулемёт и простой гранатомёт (мало ли, в сценарии будет бронетехника). В последнее время облизываюсь на миниган, правда, придётся опять переделывать разгрузку.
   И да, носить всё сразу, включая магазины и аккумуляторы к этому хозяйству, я пробовал. Могу со всей ответственностью заявить: можно. Только оружие менять довольно долго, особенно длинноствольное, без укрытия не обойтись. Тут реал довольно далёк от игр.
   Ну а магазинчик, в котором я постоянный посетитель и чуть менее постоянный покупатель, помимо товаров для собственно хардбола продаёт холодное и страйкбольное оружие. Пусть и не так дёшево, как в "Хорьке" или "Герильясе", зато ассортимент очень богатый. Тот же миниган - стоит на витрине, а не "под заказ", как у всех остальных. Плюс ремонт, тюнинг и переделка с 4,5 миллиметрового калибра на 6 и наоборот.
   Вдобавок ко всему магазин расположился близко к работе, отчего я мог регулярно заходить. Полюбоваться на оружие поболтать с продавцом, пополнить запас "клюквы" или ещё чего по мелочи.
   В тот день я поздоровался с продавцом дядей Гошей, как обычно, посмотрел на новинки, потом на ножики разных размеров, от пятисантиметрового перочинного до полуметрового мачете, затем стал бороться с соблазном. Два красавца-револьвера монструозного размера, один чёрный, второй серебристый. Единственное, что меня пока останавливало от приобретения - они были пулевыми, переделывать под "страйк" душа не лежала, а для красоты оружие покупать не хотелось. Хотелось с пользой.
   Кто там говорил "будьте осторожны в своих желаниях..."?
   Комнату заволокла светящаяся дымка, в которой утонули все звуки. Не было слышно даже собственного дыхания и пульса.
   Тишину разрушил потусторонний стон, заставивший вздрогнуть всем телом. Только через полминуты я опознал звук местного лифта.
   - Что... это... было? - вставив пару неопределённых артиклей, спросил продавец.
   - Понятия не имею, - ответил я.
   Встряхнул головой и обнаружил, что дымка исчезла, а вот звуков не особо прибавилось. Гул лифта, шуршание чего-то ищущего дяди Гоши и деревянный стук в коридоре.
   Заслышав стук, я непроизвольно переместился так, чтобы меня из двери не было видно и начал судорожно искать на витринах что-нибудь пригодное. Долго искать не пришлось, почти сразу попалось самое большое мачете. Обернувшись к продавцу, хотел окликнуть его, но со смятением понял, что тот мне совершенно незнаком. Через секунду, правда, вспомнил.
   - Дядя Гоша, подкинь ключ.
   - Что? А, держи.
   Связка ключей от витрин перелетела мне в руки, и я с недоумением уставился на них. Зачем мне вдруг понадобилось то мачете? Подумаешь, стук... тело само развернулось к витринам, методом перебора был найден нужный ключ, рука быстро выхватила приглянувшийся клинок. После чего я развернулся и замер, стараясь дышать потише.
   Вовремя. Стук затих прямо напротив двери. Дядя Гоша с явно читаемым изумлением замер, глядя в коридор. Откуда со свистом вылетел толстый тёмно-зеленый провод, ударил концом в грудь продавца и прижал его к стене.
   В следующий момент я бросился вперёд и перерубил провод. После чего посмотрел в коридор.
   Сознание поделилось на две равные части. Одна половина знала, что стоит в коридоре, другая с недоумением смотрела на помесь ската с табуреткой. То есть нечто условно плоское с двумя полукруглыми дополнениями по бокам, длинным хвостом и четырьмя деревянными ногами-подпорками. Хвост, кстати, и был мною перерублен. Ещё это создание имело впереди большой стеклянный глаз, который в данный момент смотрел на меня.
   "Уйдёт", - мелькнула мысль в знающей половине сознания. Рука рванула засевшее в прилавке мачете, но скабурет уже прыгнул вбок и помчался по коридору.
   Позади раздался голос продавца. Если отбросить некоторые эпитеты, то он спросил: "Что это сейчас было?"
   - Жизнесос, - ответил я. Вернее, понимавший происходящее кусок меня. - Кстати, они по одиночке не ходят. Дверь можно закрыть понадёжнее? - в следующую секунду я вспомнил, что дверь запирается изнутри решёткой.
   Потирая грудь сквозь прореху в свитере и рубашке, Дядя Гоша выбрался из-за прилавка.
   - Жжётся? - спросил я, понимая, что без продавца мне здесь мало что светит. Хотя из обрубка хвоста жизненная эссенция и не испарялась, но мало ли.
   - Нет, просто болит, - ответил он.
   - Значит, не успел. Тогда всё нормально, - я отошёл вглубь комнаты и прислонился к витрине с оружием.
   Продавец запер дверь, затем загородил её решёткой. После чего обернулся ко мне.
   - Это вторжение, - сказала та же часть меня, не дожидаясь вопроса.
   - Америкосы, что ли?
   - Не, янки и дома хорошо. Франки, скорее всего. У бриттов своих проблем хватает, гансы ещё от войны не отошли. А остальные таких химер не делают.
   - Химер?
   - Химер. Големов. Псевдо живых организмов с заранее заданным поведением, - взглянув на продавца, я заподозрил, что он ничего не понимает. - Это будет долгий рассказ. Что Вам известно о теории множественности миров?
   - Это фантастика. Выдумка.
   - А у нас это... - я посмотрел по сторонам, - н-да, уже практика.
   - У вас? Так ты из другого мира? Этот, как его, попаданец?
   - Нет, подселенец. Ваш Арсений тоже здесь, тоже о... недоумевает.
   - А, понятно, почему ты себя так по-разному ведёшь. То выкаешь, то как обычно.
   - Ну да. Так вот, маги нашего мира...
   - Так у вас там маги есть?!
   - А у вас нет?
   - Нет.
   - Вам хана. Хотя, может, мясом их закидаете, колдунов не так уж и много, реваншистов ещё меньше, а уж мастеров среди них по пальцам можно пересчитать. Да и не все из них в этом идиотизме участвуют.
   - Что-то я совсем запутался. Что за "реваншисты"?
   - Вкратце история такова. В Средние Века нормалы загнали колдунов под плинтус. Мол, они сидят в своих резервациях не высовывая носа и не смущая народ, а их за это не добивают. Колдунам оно не сильно понравилось, самые отмороженные из них пытались взять реванш. В последней такой попытке сорок лет назад магов чуть не помножили на ноль, они едва успели выдать предводителя за отщепенца и вообще исключение из правил, но урок наконец-то усвоили и стали искать другие способы. Один из которых сейчас и реализовывается. Найти дорогу в другой мир, устроить там гекатомбы, зарядить накопители на полную, быстро смыться, пока местные не засекли, и наконец-то взять реванш.
   Той части меня... местному мне захотелось узнать историю поподробнее.
   'Потом', - пообещал подселенец.
   - А откуда стало известно про этот план? - спросил продавец.
   'Дядя Гоша', - поправил я.
   'Спасибо', - ответил подселенец мне а вслух ответил: - Разведка. Аналитика. Внедрённые агенты и поумневшие реваншисты. Кроме того, идиоты, желающие воевать с двумя мирами сразу, совсем не умеют держать язык за зубами. Этот их план в учебниках истории нового времени написан.
   - И всё-таки у них получилось.
   - Что я могу сказать... Дуракам везёт. Правда, никто и подумать не мог, что им так повезёт. Мир без колдунов! Я бы на их месте вообще здесь остался и устроил ту "естественную власть магов над простецами", которую они так желают.
   - Теперь чуть понятнее. Дальше что?
   - Если правители выжили, то - военное положение. Если нет, то полный хаос. Ну или "мёртвая рука" и ядерные сумерки мира. У нас бы такое было.
   Меня прервал писк из кармана рубашки.
   'Мобильник', - я достал телефон.
   'Чудо враждебной техники!', - восхитился подселенец.
   'Китайской', - поправил я, с недоумением глядя на экран.
   "Просмотрите обращение президента", - гласила СМС-ка с короткого номера 041 и приглашала перейти по ссылке на "Ру-тьюб" .
   Пожав плечами, я ткнул в экран.
   Мобильный браузер предупредил, что видео будет жрать много трафика, но ролик запустил.
   - Граждане! - на экране появился сам обладатель чёрного пояса по президентству. Весь мятый, будто только что с кем-то дрался. И в то же время словно помолодевший. - В связи со вторжением на территорию неизвестного врага я объявляю военное положение.
   'Оперативно', - оценил я.
   - ... и принимаю на себя всю полноту власти. И приказываю. Первое: армии, милиции, внутренним войскам, подразделениям особого назначения - боевая тревога, в обязательном порядке вооружиться электрошоковым оружием. Второе: гражданскому населению разрешить приобретать, переносить и использовать в качестве самообороны ручное неавтоматическое огнестрельное а так же пневматическое и холодное оружие. Порядок покупки будет в скором времени... - президент на мгновение запнулся, ссутулился и будто постарел, - опубликован на официальном сайте, - он вновь выпрямился. - И да поможет нам Перун, - ролик закончился.
   'Кажется, я здесь не один', - заключил подселенец.
   - Да, - задумчиво сказал дядя Гоша. - Игрушки кончились.
   Словно в ответ в дверь начали стучать чем-то деревянным. Или что-то деревянное.
   Я взвесил в руке мачете.
   'У них хвосты тридцать метров', - сообщил подселенец. - 'Нужно что-то дальнобойное', - и грустно посмотрел на ближайшую витрину с пулемётами.
   'А они очень крепкие?' - мне вспомнилось, как мой первый автомат разбивал бутылку из-под водки.
   'Деревяшки', - уныло ответил тот я. Однако в следующий момент уже бодрее: - 'А вот глаза у них - хрупкие. Стоит повредить, и всё. Давай сюда свой автомат!'
   'У меня есть идея получше', - сказал я, переводя взгляд на револьверы. И несмотря на ситуацию, счастливо улыбнулся.
   Пригодятся.
   'А чем они лучше?' - немедленно спросил подселенец.
   'Раза в три мощнее и стреляют пулями', - пояснил местный я и оглянулся в поисках Дяди Гоши.
   Тот стоял рядом с прилавком, на котором расстелил свитер, и зашивал дыру. А на стук, казалось, совсем не обращал внимания.
   - Дядя Гоша, - окликнул я. - Пара минут найдётся?
   - Чего тебе? - отозвался он.
   - Покупку хотелось бы сделать.
   - Ключи у тебя, набирай, что нужно.
   - Так с витрины не продаются же.
   - Тогда потерпи минут пять.
   'Как раз уложимся', - сообщил подселенец.
   'В смысле?'
   'История противостояния колдунов и нормалов. Устраивайся поудобнее'.
   Я сел на пол, прикрыл глаза и приготовился слушать.
  
   Примерно семь тысяч лет назад из иных миров пришёл Дивный Народ. Фейри, фаэруни, альвы, эльфы - как их только не называли. Так как Дивные владели магией, а люди нет, да и было последних не особо много, фейри легко установили своё господство. Оттого их чувство собственной важности взлетело до небес, и обладатели его провозгласили себя высшей расой.
   По прошествии пары сотен лет господа обнаружили, что некоторые из "низших" тоже что-то такое могут, и стали их обучать. На свою голову. Ибо могшие переняли у благодетелей не только магию, но и высокомерие, по которому больно било положение чего-то среднего между слугами и дрессированными домашними зверушками.
   Первое, чисто магическое, восстание закончилось полным провалом. Уцелевшие колдуны разбежались по щелям, а фаэруни озаботились антиколдовскими сторожами. Василиски, драконы, тролли и тому подобные слабо уязвимые для магии создания. Правда, довольно часто они вырывались на волю, жрали всё, что попадалось, да ещё и поля портили. Перспектива сдохнуть в зубах какого-нибудь монстра или попросту от голода благодушия простым людям, почему-то, не добавляла, и после очередного такого загула терпение лопнуло. Стража - новую модель василиска - ценой пяти охотников отправили в страну вечной охоты. После чего освежевали, полюбовались красивой шкурой и нацепили на себя. В этот момент на шум явился десяток фейри, которым сильно не понравилось, что их зверушку обижают только потому, что этим низшим, понимаете ли, жить охота. Вот только охотники к гласу мудрости оказались глухи, приносить себя в жертву высшему, то есть эльфийскому, благу эгоистично не захотели, вместе этого схватились за оружие. И первый после долгого перерыва нетоварищеский матч охотники - Дивный Новый окончился со счётом десять - два. Людей так мало полегло из-за того, что противомагическая шкура василиска - внезапно! - неплохо блокировала магию. Да и организованы охотники были лучше.
   Новость быстро разлетелась по соседним племенам, и на общем собрании люди решили, что хватит с них этих высокомерных Дивных.
   Вскоре альвы с удивлением обнаружили, что некоторые низшие отвергают просвещённое правление. Посланные в ту область с миссией милосердного усмирения карательные отряды обратно если и возвращались, то в сильно уменьшенном составе.
   А область ширилась, и люди всё больше организовывались. Пока не появилось государство. Которому клановое общество фаэруни противостоять могло примерно так же, как чуть ранее мамонты загонщикам. То есть среди загонщиков будут покалеченные или даже убитые, но шашлык из мамонтятины племя поест. А чтобы жизнь фейри мёдом не казалась, из спасительных щелей повылезали колдуны, тут же примкнувшие к побеждающим в качестве жрецов и тому подобных войск поддержки. В добавок ещё открылось, что от металлов, особенно от железа, как самих альвов, так и их магию некисло колбасит, в отличие от человеческих волшебников.
   Спасало Дивный Народ только бегство в менее цивилизованные и бедные людьми районы северо-западной Европы. Пока цивилизация не добиралась и туда.
   Римская Империя поставила окончательную точку в решении эльфийского вопроса. Большинство фейри бежало в иные измерения, те, кто не успел, скрылись внутри "Холмов", специальных карманах пространства.
   В это время и далее волшебники начали попытки переписать историю, мол, они сами всему научились (самые осторожные говорили про озарения свыше), но иногда выбиравшиеся "из Холмов" фаэруни сдавали бывших учеников со всеми потрохами.
   Помимо не смогших удрать на Земле остались результаты их экспериментов, как уже упомянутые, так и кентавры, русалки и тому подобные результаты дивной фантазии. Кроме того в горах обнаружились гоблины и цверги, тоже пришельцы извне, только чуть более благоразумные.
   Тем временем Римская Империя распалась, а колдуны возомнили себя новой Высшей Расой. Они подмяли под себя волшебные народцы, гоблинов (цверги наглухо заперлись в своих горах) и замахнулись на остальное человечество.
   Однако, к вящему недовольству волшебников, про защиту от магии люди не забыли. Мало того, что всякие Зигфриды с Георгиями исправно поставляли материалы для противоколдунских бронежилеток из шкуры с жоп драконов, так подле... "простецы" ещё узнали секрет так называемого "Хладного железа". Колдуны подозревали гоблинов или цвергов, ведь не могли же бездарные сами заметить, что в присутствии этого сплава гасится вся магия. Но как бы то ни было, рецепт стал известен любому деревенскому кузнецу, и начал использоваться повсеместно, от подковы над дверью деревенской халупы и до королевских корон. Так что даже на деревенском уровне попытки волшебников поправить обычно кончались вилами в бок. Правда, ещё оставались зелья и обычная человеческая хитрость, с подлостью, но и то и другое немаги отлично могли использовать и сами. Кроме того, окольные пути занимали много времени и зачастую заводили не совсем туда, а то и совсем не туда, куда колдуны хотели. На плаху там, или в темницу. Разумеется, правители, с которых маги пытались снять бремя власти, не скупились на стильные украшения из прохладного металла. Из благодарности, да.
   Помимо всего прочего, дар магии пусть и сопровождался манией величия, но способностей к управлению не добавлял. И к захватившему трон магу рано или поздно наведывались либо собственные доведённые до ручки подданные с пресловутыми вилами в руках, либо соседи с дружеским визитом и армией, которую никто не останавливал.
   Бывали, разумеется, исключения. К примеру, Влад Цепеш, гениальный маг крови и не менее талантливый господарь и полководец. Однако, даже вампиры смертны, на детях гениев природа отдыхает, а на внуках вообще уходит в запой. В общем, магических правящих династий не сложилось.
   Правда, существовали придворные маги, целители, звездочёты и прочие работники гомеопатии и гороскопов, но есть один нюанс: это они были при дворе, а не двор при них.
   Однако колдуны, особенно европейские, не сдавались, и изобретали всё новые и новые способы "поставить жалких людишек на место". Эпидемии, пожары, наводнения, землетрясения, извержения вулканов, чудовища.
   В ответ государства и церковь организовали свои особые отряды. В Западной Европе "Орден Искариот", "Жрецы Иуды" или "Александерцы", по бессменному имени главы. В Восточной - "ведьмаки". На Руси "богатыри" или "витязи". На Урале волхвы и сами не бузили, и другим не давали. Как и шаманы Сибири, Дальнего Востока и Америки. В Китае и прочей Азии монахи Шаолинь и тому подобных монастырей. На Ближнем Востоке "янычары" и "мамелюки". Центральная и Южная Африка с Океанией - разговор отдельный, ибо там цивилизацией со времён бегства Дивного Народа не пахло. В Австралии колдунов и связанных с ними проблем почти не было.
   Большинство колдунов намёк поняло. Лишь западноевропейские маги, дальше всех продвинувшиеся в волшбе, полнее всех же унаследовали эльфийский менталитет. Некоторые рода вообще с оставшимися фаэруни скрещивались. И на почве "мы - высшая раса, а низшие вконец обнаглели" росли, цвели и пахли соответствующие деревца, которые давали свои плоды.
   В конце концов терпение у церкви и светских владык лопнуло. Закованным в "хладное железо" от копыт коней до макушки, с поддоспешниками из драконьей шкуры и вооруженным помимо антиколдовского оружия вековым опытом сражений и осад отрядам дали отмашку с напутствием "выбить из этих всю дурь. Вместе с зубами".
   Хруст выбивания стоял на всю Европу. От "Искариотов" не спасали ни ручные монстры, ни зачарованные стены замков. Тем более что простое население зачастую было на стороне "Ордена". Нельзя сказать, что "Жрецы Иуды" обходились без потерь, опосредственный урон никто не отменял, но лишившиеся большей части боевого арсенала колдуны платили за одного убитого десятками.
   Кроме того, сами волшебники не были однородным монолитом. Магические рода упоённо резали друг друга ("простецы", впрочем, в этом от них не отставали). Постоянно вспыхивали восстания гоблинов. И, самое прекрасное, "грязнокровки", рождавшиеся у обычных людей дети-маги, почему-то несильно радовались отношению к себе как ко второму сорту и нередко переходили на сторону нормалов.
   По всей западной Европе горели костры с устрашающим содержимым. Нет, находились экстремалы, которые наложив на себя огнеупорные чары, нарочно попадались, чтобы дожидаться, пока огонь догорит, показать язык и аппарировать. Но заканчивалось это на втором-третьем костре арбалетным болтом из "хладного железа" в коленку, после чего дорога приключений для волшебников резко заканчивалась.
   Оставшиеся прониклись и хлебнув для храбрости кто "зелья удачи", кто ещё чего, "Повелители зверей", "Великие Владыки Стихий" и "Сотрясатели реальности" гордо, на коленях, некоторые на бровях, приползли в Ватикан. На входе они сдали посохи, жезлы, волшебные палочки, амулеты, флаконы и пустые бутылки, после чего были допущены в Собор Святого Петра. Где в ходе непринужденных переговоров безоружных магов с одной стороны и до зубов вооружённых "простецов" с другой выяснилось главное: колдуны идут на волшебный посох с нехилым набалдашником. То есть подписывают договор, по которому обязываются сидеть у себя в резервациях и не смущать простых людей. Секретный статут в дальнейшей колдунской мифологии трансформировался в "Статут Секретности", а для внутреннего употребления маги выработали легенду, что это не их, а они сами ушли, "чтобы "простецы" не докучали своими просьбами поколдовать".
   Возможно, подписывая "Статут", волшебники рассчитывали, что без полезной магии "простецам" не выжить, и те сами приползут на коленях, но - "наболдашник - это туда и чуть-чуть налево". У обычных людей без, говоря прямыми словами, зловредных козней, бурным цветом расцвёл научно-технический прогресс. За пару жалких веков огнестрельное оружие с лихвой заменило боевую магию, а паровики и двигатели внутреннего сгорания покрыли транспортные заклятья как василиск головастика. Застрявшим в средневековье магам осталось предложить разве что продвинутые медицинские услуги, но колдуны не желали предлагать, они ждали, когда у них попросят. Желательно, сняв перед этим всю защиту от волшебства. Однако знающие люди подобной доверчивостью отягощены не были, а незнающие просто не знали.
   В двадцатом веке на колдунов обрушился очередной удар. Сначала на почве "некоторые от рождения равнее других" два одиночества, один из магов, второй из "простецов", встретились, спелись и поставили весь мир на уши. Миру это не слишком понравилось, и через шесть лет войны "простец" отравился свинцовой пилюлей в висок, а своего отморозка маги только чудом успели спасти от наматывания на танковую гусеницу, устроив показательную колдовскую дуэль.
   Затем особо наблюдательные представители спецслужб заметили, что из-за колдовства сбоит тонкая электроника. После года наблюдений выяснилось, что магическая непереносимость электричества зависит от напряжения в сети. Чем выше, тем электроника устойчивее. Дальше обнаружилось, что очень сильное напряжение начинает негативно влиять на саму магию. Вблизи трансформаторных будок и высоковольтных линий некоторые заклинания давали осечки, а около АЭС сбрасывались даже высшие чары. Выводы были сделаны моментально. Нашлось ещё одно средство защиты от магии. "Хладное железо", конечно, хорошо, но мало. Из закромов вытащили разработки Ван де Граафа и Попова, Теслы и Уимшурста, Хюльсмайера и Эрвина Маркса, и работа закипела.
   Первый "ЗПТ" - защитный прибор Теслы - занимал целый подвал, мог выдать антимагическое поле на несколько минут, после чего перезаряжался сутки от специального генератора. Но уже пятое поколение вмещалось в дипломат, могло защищать восемь часов и примерно столько же заряжалось от простой розетки. Работа же на этом не остановилась. Кроме того, параллельно разрабатывалось и наступательное оружие.
   Чистокровным магам сильно повезло, что они ещё были нужны для обучения рождённых в обычных семьях волшебников.
   Многократно ушибленное самомнение это переносило с большим трудом и порождало желание и планы реванша.
  
   'Весело', - оценил я. - 'Даже хорошо, что у нас магов нет'.
   'Пока нет. Ваше магическое поле было спокойно, и магические гены спали. Как в нашем мире до прихода Дивного Народа. Теперь будут рождаться'.
   От такой перспективы моё настроение упало почти до нуля.
   - Ну, чего ты там хотел? - обратился ко мне довольный собой Дядя Гоша в починенном свитере. Скорее всего, рубашку он тоже зашил, но это прошло мимо меня.
   - Застрелиться, - озвучил я своё состояние.
   - Чего тебе подселенец такого страшного понарассказывал?
   - Историю магов, которые к нам припёрлись.
   - Всё настолько плохо?
   - Представь себе Аненербе с реальной магией...
   - Это слишком пессимистично, - поспешил успокоить подселенец. Судя по виду Дядя Гоши, перебивающий самого себя я представлял забавное зрелище. - Наши маги довольно адекватные в своей массе.
   - Те, которые сюда вторглись? - поинтересовался я.
   - Слишком оптимистично, - моментально поправился иной.
   Как ни странно, меня такая оценка ситуации немного подбодрила.
   - Ладно, - я встал с небольшим затруднением, всё-таки от сидения в неудобной позе ноги затекли. - Если предаваться унынию, то проще всего лечь и помереть, - говоря банальность, я подошёл к прилавку и положил на него мачете. - А у меня ещё деньги не потрачены. Покупка номер один. И ножны к ней.
   - Огласите весь список, пожалуйста, - процитировал Дядя Гоша, не сдвигаясь с места.
   - Чтоб он у меня был. Так, наброски.
   - И что туда кроме сестёр Дансон входит? - с насмешкой спросил продавец.
   - Сестёр? Каких сестёр? - с недоумением спросил я.
   - Ты на них каждый приход пялишься, - с усмешкой ответил Дядя Гоша.
   - А почему "сёстры"? - поинтересовался подселенец.
   - Во-первых, потому что пушки, - пояснил продавец. - А во-вторых - "Анаконды".
   - В жизни не слышал о таких, - признался иной.
   - Да, это дикая редкость, - сказал Дядя Гоша. - А про "Кольт питон"?
   - Кто ж про него не слышал.
   - Так вот, "Дансон" выпустила в ответ "Анаконд". Ограниченную серию, после чего продала Кольту бренд.
   Ещё какую ограниченную, всего около сотни штук. Ктулху ведает, где ребята из "Шикотан Индастриз Корпорейшн" умудрились найти один из них, чтобы скопировать, но они сделали это. И когда выкупили права на "Дансонов", в числе прочих запустили и реплику этой модели. Причём в отличие от прошлых владельцев марки, реплики "ШИК" делали полноценные, то есть с кнопкой экстракции впереди барабана, а не позади, и с полной копией внешности. Единственное, что оставили, это унифицированный с остальными фальшпатрон.
   Я мечтательно посмотрел на будущие приобретения. Девятидюймовый ствол, барабан объёмом в восемь патронов, кожух ствола с плавным скосом в нижней передней части.
   И это скоро будет моим!
   Размышление про оружие перетекло на главное правило страйкбола: "Ты привод можешь не иметь, глаза же защитить обязан".
   - Очки, - я показал на тёмно-оранжевые, копии тех, что лежали дома. Кстати, здесь же и купленных. От защиты глаз мысль перешла к защите вообще, тем более что Дядя Гоша до сих пор временами непроизвольно потирал грудь. - И кевлар-сьют.
   - Есть новинка получше. То же самое, но из армоса.
   - Ого, уже испытали? - хоть в хардбол я и не играл, темой всё-таки интересовался. Особенно учитывая, что некоторые тюнинговали своё оружия так, что по силе удара хардбольные стволы оставляли далеко позади. - Беру. Плюс такт-перчатки.
   - Приличная покупка. Всё?
   'Боеприпасы', - пришла подсказка от подселенца.
   - Двадцать баллончиков по тринадцать грамм, пачку пулек и... - я замешкался, подсчитывая необходимое количество, - сто сорок четыре фальшпатрона. Всё.
   - А таскать как будешь? - с насмешкой спросил Дядя Гоша. - Второй пары рук я у тебя что-то не вижу.
   - Тогда две кобуры и ремень... - я представил, как буду искать патроны по карманам. - И ещё патронташ.
   - Патронташей под такое количество патронов нет, - огорошил Дядя Гоша. - Но есть разнокалиберный патроллер на сто патронов, возможно, он подойдёт.
   - Который эластичный? Глянем, - согласился я. Судя по информации из "сети", самый маленький калибр кармашков патроллера диаметром был чуть меньше фальшпатрона, а самый большой - чуть меньше диаметра двенадцатиграммового баллончика. Так что получилось бы хранить и то, и другое. - Если подойдёт, то возьму два.
   - Сейчас принесу, - продавец удалился на склад.
   Стоило мне остаться одному, как в поле зрения попался стеллаж с аккумуляторами. Оставив мачете на прилавке, тело самовольно подскочило и носом упёрлось в стекло.
   'Можно посмотреть поближе?'
   Только после этого я понял, что это подселенец проявляет любопытство. Недоумевая, что он там увидел, открыл стеллаж.
   Рука сама схватила аккумулятор, поднесла к глазам, после чего меня заполнило восхищение характеристикам.
   - Чего там? - спросил выглянувший на подозрительный шум продавец.
   - Если у вас так развилась электроника, то я беру слова про "вам хана" обратно. Шансы у вас есть.
   - И много?
   - Пятьдесят на пятьдесят. Или отобьётесь или нет.
   - Утешил. На пока, примеряй, что там хотел, - Дядя Гоша положил на прилавок патроллеры, один чёрного цвета, второй камуфляжной расцветки, коробку с фальшпатронами и ушёл обратно.
   Вернув аккумулятор на место, я открыл коробку, полюбовался шестью рядами по десять "картриджей", как их ещё называют, после чего вытащил один и всунул в кармашек. Информация подтвердилась. Патрон сел как влитой и не вывалился ни от переворота, ни от тряски.
   Из склада вышел Дядя Гоша с двумя чёрными непрозрачными пакетами в руках. Видимо, с кевлар... то есть армос-сьютами.
   - У тебя ведь пятьдесят второй размер? - уточнил продавец и, дождавшись подтверждения, протянул один из пакетов. - На, примерь.
   Взяв пакет, я направился в примерочный уголок, по пути читая приклеенную к целлофану бумажку с описанием "Комбинезон бронированный из армосового плетения с хлопковой подкладкой. ГОСТ Р 50744-95. Размер 52-Н. Срок годности 1 год. Рекомендуется носить под верхней одеждой поверх нижнего белья. Производитель: Россия, Кострома, трикотажная фабрика "Красный Комиссар"..."
   Хмыкнув на сроке годности, и не став читать адреса и телефоны, я задёрнул штору кабинки, аккуратно вскрыл клапан, достал зелёный комбинезон и прикинул, как он будет сидеть на мне. Выглядело совсем недурно, так что мне осталось примерить по настоящему. Разделся до трусов и носков, как рекомендовалось, и натянул возможную покупку. Сильно надеясь, что подойдёт - не люблю возвращать уже почти своё. Комбинезон сел, как на меня шился. Даже штанины были без лишних четырёх-пяти сантиметров. Радость внутри мне сдержать не удалось.
   - Ничего удивительного, - отозвался Дядя Гоша. - Их специально укороченными делают, чтобы открывали сустав и не мешались в берцах.
   - А как же защита?
   - Считается, что обуви достаточно.
   - Бред. Защиты лишней не бывает, - мне вспомнились "снайперы", которые умудрялись попадать по указательному пальцу, который, вообще-то, закрыт скобой перед спусковым крючком.
   - Я тоже так думаю, потому и дал тебе нормальный, а не укороченный.
   Мне осталось только поблагодарить. После чего я застегнул молнию и замкнул вокруг шеи стоячий воротник. И всё-таки заглянул в зеркало. Не люблю в них смотреть, но иногда приходится. Стекло честно отразило зелёного человечка, как это обтекаемо говорится, со склонностью к полноте. А если прямо, то с жирком. И ведь не берёт этот "животик" ничего! Ни плаванье, ни качалка, ни страйк. Даже отбывание гражданской задолженности почти не сказалось. Казармия прошла, жирок остался.
   Вздохнув о несовершенстве себя, я надел черную футболку, натянул синие джинсы и пристегнул подтяжки. Такой вот бзик с армии, не люблю ремни, хотя носить приходится. Потом обулся и зашнуровал берцы. Как и предполагалось, штаны комбинезона ни капли не помешали. Следом накинул и застегнул рубашку в крупную белую клетку, затем то же самое проделал с синей джинсовкой. Поприседал, понагибался немного, прислушиваясь к ощущениям. Движений добавка к одежде не стесняла, но добавляла небольшую тяжесть. Впрочем, не тяжелее бронежилета, а ощущение защиты давала гораздо больше. Посетовав про себя, что не купил такую вещь раньше, я взял серый плащ- дождевик с капюшоном и вышел.
   На прилавке уже лежали все заказанные вещи. Даже больше. Сам Дядя Гоша красовался в бронежилете, видимо, не желая по новой рисковать жизнью и любимым свитером.
   - Может, целиком возьмёшь? - предложил, показывая на третью коробку фальшпатронов.
   Вспомнив мудрость "боеприпасов бывает либо очень мало, либо всё ещё мало, но больше уже не унести" и прикинув что разница по цене не такая уж и большая, я согласился. К тому же карманов патроллеров как раз хватало.
   - А подсумок зачем? - спросил я насчёт ещё одной добавки.
   - А "гильзы" ты куда складывать собрался? - задал встречный и вполне логичный вопрос продавец. - Или каждый раз новыми закупаться будешь?
   Оставалось только согласиться и начать снаряжаться.
   Первым делом я распаковал и нацепил обе кобуры на типичный солдатский ремень с двойным рядом дырочек, затем надел его поверх джинсовки. Затянул как следует. И с волнением открыл невзрачную на вид коробку, в которой лежала чёрная "Анаконда". Вблизи она выглядела ещё прекраснее, чем на витрине, а взятая в руки и вовсе вызвала всплеск счастья, заставивший забыть меня обо всём. Плюнув на мысленно составленный план сначала полностью снарядить один револьвер, я с неохотой отложил пушку, чтобы вскрыть вторую коробку и достать её сестру. С двумя "Анакондами" в руках я стал вдвое счастливее.
   - Не хватает "стетсона" для полноты картины, - разрушил всё очарование момента Дядя Гоша.
   'А ещё сапогов со шпорами и какой-нибудь клички вроде "Кид два ствола"', - добавил подселенец.
   - А есть? - спросил я про шляпу. Потому что летом меня часто посещала идея купить себе такую.
   - Только на заказ. Немного не наш профиль.
   'Алё, ты не забыл? У нас тут вторжение прямо за дверью. Ты и вооружаешься, вообще-то, ради него".
   Откровенно говоря, почти забыл. Удары по двери ещё к окончанию рассказа про колдунов стали привычным фоном, как ремонт у соседей - не среди ночи и хрен с ним - а больше про вторжение ничего не напоминало.
   Вторженец в мою голову на это хмыкнул, положил серебряную "Анаконду" на прилавок, поднял с пола обрубок хвоста и водрузил рядом. Для наглядности.
   'Не стоит расслабляться. Пусть реваншисты и не гении интеллектуального труда, но от этого безобидными они не становятся. Как обезьяна с гранатой, никогда не знаешь, выдернула ли уже кольцо и когда и куда швырнёт".
   'Ну, ты же бдишь'.
   'Я всего лишь гость в твоём разуме. Могу заметить только то, что попало в твоё поле внимания'.
   'Ладно, буду почаще вращать головой', - мне осталось только согласиться и продолжить снаряжаться. Задавив эмоции, я сдвинул у чёрного револьвера стилизованную под змеиную кожу накладку на рукояти, вытащил из кучи на столе баллончик, всунул его в предназначенный отсек и слегка закрутил винт, который прижал сопло баллона к клапану подачи газа. После чего достал идущие в комплекте с пистолетом фальшпатроны и попросил пули.
   - "Экзекутор", - Дядя Гоша положил жестяную коробку с закруглёнными гранями, - Специально для МакКлаудов.
   - В хардболе они тоже есть? - удивился я. По моему, "не заметить" удар подобной силы очень сложно.
   - Уже нет, - со всей серьёзностью ответил собеседник, помахав коробкой с силуэтом цельнолитого самурайского шлема на крышке. Посмотрел на мою понимающую физиономию. И усмехнулся. - Шучу. Вообще-то они снайперские. Летят дальше и точнее, лучше всего подходят для однозарядного оружия. Как раз твой вариант.
   Улыбнувшись, мол, шутку понял, я стал заряжать. Пуля в "гильзу", патрон в барабан. И так восемь раз. Затем засунул "Анаконду" в кобуру и повторил процедуру с её сестрой. После чего тупо уставился на парочку забытых мелочей. Маленьких таких, всего полметра длиной каждая. Мачете с ножнами. Помянув Ньярлатотепа, я попытался пока мысленно пристроить клинок на ремень. По любому выходило, что либо будет мешать доставать и убирать один из револьверов, либо быстро выхватить само мачете не получится. Да, это не штык-нож. С другой стороны, им нельзя в один удар перерубить какую-нибудь хищную лиану, а мачете для того и предназначено. В результате я принял решение чуть сдвинуть вперёд левую кобуру и повесить мачете сразу за ней. Как и поступил. Затянул опять ремень. И ощущая себя полным идиотом, уставился на грязно-коричневый подсумок. Его надо было пристраивать на все тот же многострадальный аксессуар.
   - Лямка есть, через плечо вешать, - с добродушной насмешкой просветил Дядя Гоша, наблюдавший за моими метаниями.
   Лямка оказалась запрятанной внутрь и крепилась с помощью карабинчиков. Проделав это, я повесил сумку для магазинов под РПК через левое плечо, задвинул за спину и начал снаряжать "картриджи" и впихивать их в чёрный патроллер. Через пятьдесят шесть снарядов в очередной кармашек был засунут газовый баллончик.
   'Зачем?' - спросил иной.
   'Баллончик нормально стреляет от восьми до десяти барабанов', - продолжив снаряжаться, ответил я. - 'Могу сбиться, а так будет...' - подобрать слово у меня не получилось, но подселенец понял и без того.
   Вложив тридцать четыре патрона и девять баллончиков, я повесил патроллер через правое плечо и занялся вторым. Чтобы с удивлением уставиться на два пустых кармашка. Однако прежде чем глупый вопрос "А где ещё два баллончика?" успел окончательно сформироваться, моя рука похлопала по рукоятке револьвера. Поняв, где "пропажа", я повесил патроллер через левое плечо. Радуясь окончанию покупок, подвинул к себе коробки из-под "Анаконд". Там ещё оставались планки вивер, инструкция и ускоритель заряжания. Последние вызвали две мысли. Одну на тему дополнительных покупок.
   Вторую: "Я выйду отсюда вообще?"
   - Дядя Гоша, а четыре ускорителя заряжания для "Анаконд" найдутся?
   - Аппетит пришёл во время еды? - оторвавшись от составления счёт-фактуры и прочих актов купли-продажи, спросил продавец.
   - Ага. А ещё коробку картриджей и пачку пуль. Две пачки.
   Несколько секунд Дядя Гоша смотрел на меня, немного наклонив голову. Потом пробормотал "На Шикотане будут просто счастливы", пообещал "Сейчас всё будет" и удалился на склад. Пробыл Дядя Гоша там буквально пару минут, но я решил время зря не терять и тренировался доставать оружие и убирать обратно. Получалось удручающе медленно, особенно с мачете: меня страшила мысль отрезать что-нибудь нужное типа кобуры. Только после третьего раза я догадался перевернуть клинок остриём назад. Правда, теперь приходилось делать дополнительное движение после извлечения, но его более чем компенсировала скорость извлечения.
   Вернувшийся из склада Дядя Гоша поставил коробки передо мной и снова засел за бухгалтерию. Я быстро снарядил патроны и уже привычно загнал их в кармашки патроллеров, доведя за счёт баллончиков численность до девяносто шести на каждом, попутно перенеся "ограничитель" с пятьдесят седьмого места на тридцать третье. Оставшиеся пустыми ячейки, по три на потроллер, заняли газовики. Затем ускорители заполнились и заняли свои места в трёх отделах подсумка. Оставшиеся десять баллончики отправились в карманы плаща. Который я наконец-то надел на себя. Попрыгал, проверяя не брякнет ли чего, а то не люблю издавать лишние звуки.
   Словно издеваясь, в карманах звякнуло.
   Помянув ктулхову матерь, я обхлопал остальные карманы. Нагрудные были заняты ключами и телефоном, задние джинсов - кошельком и паспортом, в передних баллончики будут мешаться больше, чем известно что плохому танцору, а из оставшихся свободных вещи имели обыкновение выпадать при резких движениях.
   - Так и знал, что пригодится, - сообщил Дядя Гоша и протянул пристяжной десятиместный патронташ.
   Это было отличное решение, только с одним "но": вешать сию вещь предполагалось на приклад, на руку или... на ремень. Так как руки мне не хотелось стеснять, а приклада как-то не было, мне остался последний вариант. Помянув на этот раз тёщу Дагона, я впихнул баллончики, после чего снял злосчастное кожгалантерейное изделие и стащил с него кобуру.
   'Давно хотел уточнить: а зачем столько баллончиков?' - задал вопрос подселенец, пока патронташ залезал на предназначенное место. - 'Ведь на снаряжённые патроны более чем хватает'.
   'Их и в поле можно снарядить', - ответил я, вешая кобуру. - 'А вот баллончики уже нельзя', - застегнул ремень.
   'Примерно это я и предполагал'.
   Хмыкнув, я поправил снаряжение и вновь попрыгал.
   На этот раз лишнего звона не раздалось.
   - Ну, я готов расплатиться.
   - Думаешь, сработает? - с недоверием посмотрев на выращенную мной карту, спросил Дядя Гоша. Тем не менее, терминал был включен.
   - Сейчас узнаем, - я приложил карточку к считывателю.
   Тот послушно обработал информацию и попросил ввести пин-код, а после введения сообщил "Успешно". Через пару секунд на телефон пришла смс-ка о списании средств. Открыв, чтобы единица не мозолила глаза, я с удивлением уставился на сумму. Та была на четверть ниже не то что закупочной - себестоимости покупок.
   - Ты мне, вообще-то жизнь спас, - просветил Дядя Гоша, правильно оценив мою пантомиму, и отдал мне чек.
   Крыть мне было нечем, так что оставалось лишь взять бумажку и вместе с карточкой спрятать в кошелёк.
   После чего я развернулся лицом к выходу. Наконец-то я уберусь отсюда!
   Удар в дверь моментально вернул меня с небес на землю.
   - Сейчас закончу, и выйдем через склад, - сообщил продавец.
   - Выйдем? - удивился я
   - Думаю, как минимум до завтра новых покупателей не будет. Да и потом большинство побежит за огнестрелом. Ты то как?
   - У него отдача, привыкать надо. Лучше зайду к Синеме, - мне вспомнился известный в наших кругах любитель тюнинга, известный превращением даже самого слабого привода в натуральную вундервафлю. Главное, потом по ошибке на игру не взять, а то из меня самого вундербублик сделают.
   - Дело твоё, - довольно сказал Дядя Гоша, дождался выключения компьютера, и встал. - Пошли.
   И мы пошли.
   На складе до сего дня мне бывать не приходилось, так что с трудом удавалось держать голову прямо и не смотреть по сторонам. Но и попавшего в поле зрения хватило, чтобы внутренний мальчишка - это не про подселенца - почти захлебнулся слюной. Пистолеты, винтовки, автоматы и, разумеется, вожделенный миниган. Пока я старательно держал себя в руках, Дядя Гоша закрыл решётку, дверь и ещё решётку, после чего чуть ли не за ручку провёл меня к выходу и, фигурально выражаясь, вытолкал в коридор.
   Поскольку здание института при виде сверху напоминало букву "г", по стенам которой выстроились помещения, а "Наш хардбол" располагался на внутреннем углу, складскую дверь было невозможно увидеть от основной. К счастью, ибо я от впечатления опять забыл про скабуреты.
   Коридор встретил полутьмой и ощущением неправильности. То ли были лишние мелочи, то ли напротив, чего-то недоставало.
   'Да, сразу видно, что ваша проводка к магии не устойчива', - заявил иной. - 'Половина ламп не горит, треть оставшихся мигает, треть светит вполнакала'.
   'Это не от магии, это от жадности. Руководство...' - я скривил губы перед следующим словом, - 'экономит'.
   'На лампочках?' - изумился подселенец. - 'Они же стоят копейки!'
   'В здании десять этажей, десять коридоров'.
   'А что же контрольные органы?'
   'Частная лавочка'.
   'Ну, сами себе виноваты'.
   Тем временем Дядя Гоша запер последнюю решётку.
   - Ну, осталось только отогнать, - он взвесил в руке шестигранный полутораметровый лом, - этих и закрыть вторую дверь.
   А до меня дошло, что же не так: стук прекратился.
   - Да их там и нет, - заявил я и смело завернул за угол.
   И жестоко ошибся. Жизнесос стоял в десяти метрах от угла, и не успел я удивиться, как в грудь прилетел удар хвоста. Меня согнуло пополам, и я попятился, силясь вдохнуть. Под ногу что-то попалось, отчего и без того шаткое равновесие окончательно исчезло и моя задница всё-таки встретилась с полом.
   На этом успехи скабурета и закончились. Появился Дядя Гоша и, пользуясь тем, что хвост оказался в моём непроизвольном захвате, убедительно показал, что против лома нет приёма. Заодно отомстил за одежду. Правда, чуть дальше оказалась ещё парочка жизнесосов, и я, решив, что нечего тут рассиживаться, схватил первую попавшуюся под руку вещь и вскочил на ноги. Вот только создания не стали дожидаться, пока их побьют, развернулись, подпрыгнули и... уплыли по воздуху. Довольно шустро. Мы с Дядей Гошей настолько растерялись, что даже просто стояли и смотрели им вслед. Опомнились только когда скабуреты скрылись из вида, свернув на лестничную площадку.
   - Магия, - сплюнул продавец. После чего посмотрел на мою руку, вернее, на сжимаемый в ней предмет. - Забавно. А почему не мачете?
   - Схватил что под руку попалось, - ответил я и перевёл взгляд на обсуждаемую вещь. Ею оказалась фомка, выкрашенная в красный цвет. Видимо, с какого-нибудь пожарного щита.
   - Точнее, под ногу, - усмехнулся Дядя Гоша и принялся запирать решётку.
   Крутанув в руке инструмент, я хмыкнул. А что, символичненько. Кругом вторжение из иного мира, институт, причём по английски тоже "БМ", хоть и не "Блэк Меза". Правда, по разговорчивости мне до Фримена далеко, да и по вооружению тоже. Плюс, не я во всём виноват.
   'Да, а ещё не доктор по физике', - добавил подселенец. - 'Да и с монорельсом и системами безопасности здесь тоже не ахти'.
   'Будем облегчённой версией', - приняв окончательное решение, я заткнул фомку за пояс.
   'Ага. За нами роль главного героя, Дядя Гоша вместо охранника. Ещё бы учёного какого-нибудь...'
   Не успел иной закончить мысль, как приоткрылась дверь угловой комнаты, единственного на весь этаж помещения, выполняющего изначальную функцию института, то есть служащего лабораторией по тестированию железобетона. Из неё осторожно высунулась женская голова. Всё остальное, и весьма, надо сказать, симпатичное, к ней, разумеется, тоже прилагалось, но пока скрывалось за дверью.
   - Гамаюн Фениксович! - радостно воскликнула девушка. - Подождите, я с вами! - и скрылась в помещении.
   - Что-то мне подсказывает, что я рано закрылся, - пробормотал Дядя Гоша и принялся открывать всё обратно.
   Тем временем дверь лаборатории распахнулась нараспашку и лаборантка выбежала в коридор. Как обычно, она была одета в белый халат поверх чёрной кофточки и длинной, до середины икр, синей юбки, закрывающей голенища высоких остроносых сапог на широком каблуке. Однако сегодня облик дополнялся огромным чёрным яйцом в красную крапинку, которое девушка прижимала к животу.
   'Драконье!' - восхищённо сказал подселенец. - 'Теперь понятно, почему жизнесосы её не тронули. Наверняка дракона почуяли и даже входить не стали'.
   - Гамаюн Фениксович! - так же радостно повторила лаборантка, пробежав мимо меня.
   Продавец поморщился. Да уж, как говорит древняя мудрость, ваши дети отыграются на ваших внуках. И именно поэтому он предпочитал сокращение имени.
   - Гамаюн Фениксович! - в третий раз радостно повторила лаборантка. Как говорили знающие люди, она испытывала к нему как минимум глубокую приязнь. Приязнь проходила испытание стойко, мужественно, лишь изредка скрипя зубами.
   - Жанна Леонидовна, - отозвался Дядя Гоша, открыв замок на двери и занявшись внутренней решёткой.
   - Просто Жанна, - улыбнулась лаборантка, пару раз хлопнула ресничками и попыталась поправить причёску, не выпуская яйцо из рук. Как ни странно, получилось.
   Дальнейший диалог оборвал обитатель яйца, решив как раз в этот момент вылупиться. Оно содрогнулось раз, другой, по поверхности побежали трещины, затем лапа пробила дыру, вторая, ещё секунда - и скорлупа опала на пол. Почти вся, на голове кусок остался. Ненадолго. Резкое движение - и он улетел вглубь коридора. В руках лаборантки осталось только существо, выглядящее как смесь пингвина с ящерицей. Голова рептилии с острым то ли клювом то ли носом, птичье тело, но не по птичьи толстые лапы, узкие крылья - плавники и куцый хвост. Всё это покрывала чешуя, за исключением бровей и хохолка на макушке, состоявших из перьев. Дополняла картину расцветка: белые живот и грудь, красные ноги и клюв, жёлтые брови и хохолок и чёрное всё остальное.
   - Да-а, - протянул Дядя Гоша, чудом избежавший попадания скорлупой.
   'Да-а...' - одновременно с ним, только у меня в голове, протянул подселенец. - 'В первый раз такое вижу!'
   - Куарк! - блеснув острыми треугольниками зубов, отозвался свежевылупившийся, вывернулся из рук лаборантки и шлёпнулся на пол. Там он проскользнул пару метров на брюхе, встал на ноги, осмотрелся и вперевалочку направился ко мне. Точнее, к павшему скабурету.
   - Прелесть, правда? - сложив ладони у щеки, сказала лаборантка. - Птенчик!
   'Если он линяет, надо будет попросить шкурку', - подселенец рассматривал "прелесть" с сугубо практической точки зрения.
   'Зачем?' - удивился я.
   'Ну, тебе же нужна магическая защита во время магического вторжения. Слабенькая правда, но всё же лучше, чем ничего.'
   Ещё не ведающий о своей участи поставщика шкурок птенчик добрался до цели, примерился и ударом ребра крыла отрубил ножку. В памяти шевельнулась ассоциация - что-то мне это действие напомнило.
   - Шкипер! Я буду звать тебя - Шкипер! - воскликнула Жанна.
   - Куарк?
   - Я знала, что тебе понравится!
   - Осталось только найти ещё трёх и отправить их в Африку, - хмыкнул я. И получил в ответ взгляд, говорящий, что если ещё раз заикнусь об этом, то в Африку отправлюсь сам. В четырёх посылках.
   'Молодец!' - саркастично сказал иной. - 'О шкурке теперь лучше не заикаться. А то твою же и спустят'.
   Новонаречённый же предпочёл внять древней мудрости "Когда я ем, я глух и нем" и начал грызть добычу.
   'Похоже, в его организме чего-то не хватает', - переключился подселенец. - 'То ли целлюлозы, то ли магии'.
   'Еды', - предположил я. Желудок уже слегка напоминал, что подходит время ужина, а Шкипер хрустел с таким аппетитом, что мне невольно вспомнилось, как в школьные годы чудесные, пришедшиеся на святые девяностые, я зачастую жевал бумагу, чтобы заглушить голод.
   'Тоже вариант', - согласился иной. - 'Интересно в таком случае, с кем его скрестили? С бобрами, что ли?'
   Меня терзало смутное сомнение, что бобры деревья не едят, но высказать его я не успел.
   - Жанна Леонидовна, заходите, - позвал продавец, открывший наконец решётку.
   - А как же птенчик? - вопросила лаборантка.
   - За ним Арсенал приглядит. У него и мачете, и револьверы есть.
   Девушка молча, но очень выразительно пообещала много чего мне оторвать, если с "птенчиком" что-нибудь случится, но ушла. И уже в магазине спросила, а зачем её собственно позвали.
   Однако мне было уже не до неё. До меня медленно дошла одна мысль.
   На звук шлепка ладони по лбу Шкипер даже оторвался от еды.
   - Да Ктхилла меня...
   'Может, поостережёшься?' - специально глядя на неведомо откуда взявшееся древоядное существо, спросил подселенец. - 'Реальность сейчас очень зыбкая, накличешь ещё'.
   Представив такую перспективу, я пообещал себе отныне ругаться только матом.
   'Кстати, чего ты там вспомнил?'
   'Ах, да...' - я отнял ладонь ото лба и достал серебряную "Анаконду". Сдвинул накладки на рукояти и до упора закрутил газовый винт. После чего надвинул накладки обратно.
   И только поднёс револьвер к кобуре, как в коридор вплыла пятёрка скабуретов.
   Вплыла. Встала на ноги. И во все глаза уставилась на Шкипера.
   'Вовремя', - оценил подселенец. - 'Прямо тир с доставкой. Готовсь. Целься. Пли'.
   Положив дуло револьвера на левое предплечье, чтобы не тряслось, я прицелился в глаз ближайшего жизнесоса, взвёл курок и нажал на спусковой крючок.
   Хлопок выстрела. Звон разбитого стекла. Падение скабурета.
   Почти одновременно с выстрелом произошли два события. Первое - на пороге магазина появилась Жанна с "десертным"... то есть "пустынным орлом" в руках. Причём целилась она в меня. Второе - самый задний скабурет развернулся и поспешно уплыл. Кстати, тот самый, напавший на Дядю Гошу.
   Оставшиеся начали судорожно переводить взгляды с меня на девушку и обратно. Не теряя времени, я прицелился в крайнего справа и вновь нажал на спусковой крючок. Жизнесос пал. Как можно быстрее я выстрелил в его соседа. Но тот успел подставить бок, и пуля застряла там. Второй тоже развернулся, и я решил выстрелы зря не тратить. Скабуреты же последовали примеру куцехвостого товарища: ретировалась.
   Девушка смерила подозрительным взглядом меня, ласково посмотрела на Шкипера, который не отвлекался на всякую там ерунду, и скрылась в магазине.
   Мысленно утерев пот со лба и в реальности поправив очки, я ненадолго задумался, стоит ли перезаряжать три патрона или лучше и быстрее будет потом сразу восемь. Решил, что лучше иметь полный запас, меньше шанса остаться посреди боя остаться без патронов. Но для начала стоит подготовить к стрельбе второй револьвер. Приняв решение, я опустился на колени и положил "Анаконду" рядом.
   'Зачем?' - тут же спросил иной.
   'Поднять быстрее, чем доставать из кобуры', - ответил я, извлекая чёрную "Анаконду", дабы довернуть баллончик и ей. Что и было проделано. После я передвинул подсумок вперёд, поменял револьверы местами, откинул барабан, вытащил пустые гильзы, высыпал их в пустое отделение подсумка, который убрал за спину. Затем вставил патроны и задвинул барабан на место.
   Закончив заряжать, я встал на ноги и поочередно прицелился в дальнего павшего скабурета.
   'Умеешь стрелять с двух рук?' - поинтересовался подселенец.
   'А что в этом сложного? Точно так же прицеливаешься и нажимаешь на гашетку'.
   'А одновременно и в разные стороны?' - с предвкушением "и я тоже так смогу?" спросил тот я.
   'А смысл? Если нужно одновременно стрелять в разные стороны, значит меня окружили, и сейчас прибьют'
   'Ну, по приколу', - сказал иной. Почувствовал моё неодобрение, мол, зачем тратить время на всего лишь прикольное умение, огорчённо добавил. - 'Скучно! Надеюсь, я таким не стану'.
   Это заявление заставило меня задуматься: а когда таким скучным стал я?
   Ненадолго, так как подселенец задал очень интересный вопрос:
   'Кстати, о "когда". А какой у вас тут год? Ну и про возраст хотелось бы услышать '.
   'Две тысячи двадцатый', - ответил я насчёт даты, после чего добавил неуверенно, ибо до сих пор не верил, что мне больше двадцати: - 'Сорок'.
   'Теперь понятно, почему такой скучный. А у нас двухтысячный ровно', - иной помолчал с полминуты. - 'Интересно, это просто совпадение или реваншисты в символизм ударились ко всему прочему?'
   'Ну ты спросил. Я ж о них знаю только с твоих слов', - отозвался я, стараясь отвлечься от мыслей, каким был в двухтысячном. Тогда казалось, что вся жизнь впереди, планов громадьё... а потом случилась армия, и все планы перечеркнуло желание выспаться. - 'Кстати, а почему их жизнесосы такие хрупкие?' - мне вспомнился переживший выстрел скабурет. - 'Ну, относительно. Огнестрел они не выдержат точно'.
   'Сам понимаешь, точно сказать я не могу, только предполагать. Скорее всего, портал сделан по эльфийским разработкам, а то и самими эльфами. Энергии опять же мало, чтобы тяжести массово перебрасывать. Так что остаются только они. Да и против простых людей вполне эффективно, особенно если неожиданно', - в качестве подтверждения мне вспомнилось нападение на Дядю Гошу. - 'А вот во второй волне големы будут уже посерьёзнее'.
   'Думаешь, будет вторая волна?'
   'Зависит от их аппетитов. Но на твоём месте я бы готовился к худшему '.
   Я решил последовать совету и зайти к Синеме сразу, как только выберусь из института.
   Тем временем из магазина вышла лаборантка. И выглядела она... как человек, до сего дня видевший что-либо военное только по телевизору. Криво, несмотря на все лямки и застёжки, висящий бронежилет. Скособоченный шлем, из-под которого во все стороны торчали волосы. И всунутый в кобуру задом наперёд пистолет.
   Следом показался продавец. Судя по появившейся кобуре с репликой "Гризли" от канадской "Полярис Урсус", Дядя Гоша тоже сильно сомневался в боевом таланте Жанны.
   'Или в твоём', - намекнул подселенец на моё столкновение со скабуретом.
   Ответить это провокационное заявление я не успел. Сверху раздался удар, сотрясший всё здание и едва не уронивший на нас потолок. Трещины, во всяком случае, пошли.
   - Надо посмотреть, что там, - заявила Жанна. - Вдруг ещё выжившие.
   - Пошли, - согласился Дядя Гоша. - Арсенал, ты первый, я за тобой, за мной Жанна Леонидовна.
   Девушка кивнула, подошла к "птенчику" и подняла его на руки. То ли он признал "мамочку", то ли просто нажрался до неспособности оказать сопротивление, но возражать не стал.
   Я тоже кивнул, убрал серебряную "Анаконду" в кобуру и извлёк мачете. Мало ли, придётся в рукопашную вступать, а правой рукой мне орудовать холодным оружием сподручнее.
   'То есть обоеруким бойцом ты так и не стал', - подколол иной. - 'А так дышал, так дышал!'
   'Да некогда было...' - попытался оправдаться я.
   'И на что была потрачена жизнь? А то мало ли, и меня ждёт то же самое'.
   'Дома расскажу', - пообещал я и двинулся вперёд.
   Жёсткий удар по груди и по самолюбию не прошёл бесследно и привил осторожность. Так что по коридору я крался, а на лестничную площадку сначала выглянул из-за угла, убедился, что там ничего нет, и только потом вышел. Позади одобрительно хмыкнул Дядя Гоша. Я же, стараясь не шуметь, стал подниматься вдоль стены. Только вот подселенец почему-то скептически хмыкал.
   'У жизнесосов нет слуха. Только зрение и чутьё на жизненную энергию ', - просветил он, когда я поднялся на лестеичный пролёт.
   'Зато у меня есть ', - огрызнулся я. - 'И чем меньше я шумлю, тем больше шансов их услышать'.
   Сверху действительно слышался топот табуреточных ножек. Вкупе со звуками ударов железа по дереву и бетону. А вскоре открылся и вид на коридор. Стены в трещинах, пол усыпан бетонной пылью, кое где более крупные куски. И железобетонная плита, из-под которой торчал хвост скабурета.
   'Вот это я понимаю - из пушки по воробьям!' - оценил подселенец.
   Как говорила одна книжная героиня, "Чем дальше, тем интереснее". Однако интерес интересом, но бежать сломя голову я не стал. Опять же, на помощь не звали. Осторожно выглянув из-за угла, увидел сцену, достойную какого-нибудь боевика. В глубине коридора некто - подробнее рассмотреть мешало расстояние и полутьма - успешно отбивался от двух жизнесосов молотом на длинной ручке. Впрочем, на нашем появлении сражение закончилось. Почувствовав поход подмоги к противнику, скабуреты поднялись в воздух и попытались скрыться. Однако одинокий воин прорычал что-то вроде "Врёшь, не уйдёшь", врезал своим оружием по стене и метнул его в противоположную. От мест ударов вверх пробежало по паре трещин. Которые на стыке с потолком разделились на три каждая. Четыре продолжились перпендикулярно стенам, а оставшиеся пары устремилась вдоль. Через мгновение восьмёрка соединилась, образовав почти идеальный прямоугольник. В следующее мгновение с уже знакомым грохотом железобетонная плита прихлопнула обоих скабуретов.
   Пока я стоял с разинутым ртом и собирал мысли в кучку, человек прошёл к молоту, поднял и положил на плечо.
   - Это. Как? - мне удалось всё-таки сформулировать вопрос.
   - Эх, молодёжь, - добродушным басом прогудел боец. - Сопромат учить надо!
   - Александр Николаевич? - высунулась Жанна.
   - А, Жанночка, - обрадованно отозвался он, подходя поближе. - А с тобой кто? Второй, с Гошей я знаком.
   - Арсенал. В смысле, Арсений, - представился я и замолк, не зная, что ещё говорить.
   К счастью, среди нас была девушка.
   - Это Александр Николаевич, завлаб архитектуры, - прощебетала она. - Старейший сотрудник Института, ещё с Союза!
   'Ещё один учёный' - прокомментировал подселенец.
   - Просто Шурик, - добродушно сказал тот. - Шурик Хан. Фамилиё такое, - и протянул ладонь для рукопожатия.
   - Очень приятно, - я пожал руку и, пользуясь возможностью, рассмотрел нового знакомого.
   Пожилой, но ещё крепкий. Гладко выбритое лицо с волевыми чертами, крупным носом и слегка раскосыми жёлтыми глазами. Очень короткие седые волосы на непокрытой голове. Видимая даже сквозь толстовку довольно внушительная мускулатура. Кроме толстовки из одежды были черные брюки, заправленные в мотоциклетные ботинки и вымазанный оранжево-красной краской лабораторный халат. Завершала облик сурового советского учёного защищавшая центр груди пластина в форме щита с выпуклой черепушкой. От щита за спину уходили четыре ремня.
   - Семейная реликвия, - заметив мой интерес, щёлкнул по черепушке завлаб. - Как чуял, с собой на работу взял.
   - А молот уже здесь нашёлся? - прозорливо спросил Дядя Гоша.
   - Свалился прямо перед дверью, - кивнул завлаб.
   - Понятно, - продавец задумчиво оглядел следы побоища. - Люди ещё здесь есть?
   - Эти тунеядцы и бездельники ещё до обеда разбежались.
   - Значит, и нам больше здесь делать нечего, - заключил Дядя Гоша. - Ты с нами?
   - А куда я денусь?
   - Тогда будешь замыкающим. В остальном порядок тот же. Арсенал, пошли.
   Я кивнул, напоследок окинул взглядом развалины этажа, повернулся и пошёл к лестнице.
   Быстро осмотрев наш этаж, мы не нашли там никого и ничего интересного. Разве что новый сопартиец отказался от дополнительного оружия и защиты, заявив, что ему и имеющегося достаточно. Так что наш путь пролёг дальше.
   Третий этаж снимал штаб местного отделения организации с пафосным названием "Трибунал. Общество войны с коррупцией". Лично у меня эта компания не вызывала никакого доверия. Почему-то название наталкивало на один интересный вопрос: а против кого "Трибунал" с коррупцией воюет? По логике, против честных чиновников, либо против обычных людей.
   'Какая-то иезуитская логика', - оценил иной. - 'Неужели ты не веришь в добрые намерения людей?'
   'Знаешь, когда "люди с добрыми намерениями" призывают шатать режим, который то чиновника за взятки арестовывает, то генерала за воровство сажает, это волей-неволей вызывает некоторые подозрения. Особенно когда те самые лица только и делают, что видеоролики с расследованиями, рассчитанные, судя по всему, на школьников. На тупых школьников', - тут мне вспомнилось содержание одного интервью от их лидера. Точнее, его гениальная фраза: "Ну да, я был не прав. И чо?"
   Подселенец не нашёл слов.
   Вход на этаж преграждала монументальная металлическая дверь. Выгравированный в центре знак качества всемирно известной швейцарской фирмы тонко намекал, на что именно идут пожертвования от фанатов "Трибунала". Обычно я проходил мимо этой двери, старательно не обращая на неё внимания - дабы не портить настроения. Но даже так не мог не заметить тщательно наклеенный листок с начерканной жирным зелёным маркером надписью "Мы здесь - закон!". До сего дня думалось, что это очередное напоминание их лозунга. Однако наступило необычное время, я оказался к листку совсем близко и разглядел, что под надписью есть совсем иной, печатный, текст. Он гласил: "Во исполнение Федерального закона N 123-ФЗ от 22.07.2008 "Технический регламент о пожарной безопасности" администрация института просит сменить данную дверь на более пригодную для эвакуации".
   'Вопросов больше не имею', - сообщил иной.
   Впрочем, дверь произвела впечатление не только на меня. Хотя и в другом смысле.
   - А эти... создания могли туда проникнуть? - нахмурив бровки, спросила Жанна.
   - Лифт, - коротко ответил я. Вернее, иной.
   - А они умеют? - поинтересовался Шурик Хан, на всякий случай оглянувшись назад и поудобнее перехватывая молот.
   Словно в подтверждение по зданию пронёсся стон сработавшего механизма.
   - Во чёрт! - выругался Дядя Гоша. - Их что, по всему зданию отлавливать придётся?
   - Не, сами на нас выйдут, - "успокоил" подселенец посредством меня.
   И лифт остановился как раз на третьем этаже.
   - К чёрту дверь, - скомандовал продавец.
   - Посторонись, - сказал завлаб. И пояснил: - Я постараюсь, чтоб она упала внутрь, но не гарантирую.
   Мы отошли к ступенькам.
   Суровый советский учёный постучал рукояткой молота по двери, по стене, прислушался к только ему понятным отзвукам, хмыкнул, и с пафосным "Готовься пасть, железка!" ударил точно по букве "ы". После чего, не отрывая взгляда от двери, ретировался к нам.
   А посмотреть было на что. Дверь слегка вогнулась, выпрямилась, от косяка по стене отбежали трещины, и наконец преграда с грохотом обрушилась. Туда, куда нужно. И на кого нужно.
   - Дабблкилл, - оценил Шурик Хан торчащую из-под двери пару хвостов.
   Вот только правее обнаружились шестеро абсолютно целых, хоть и зависших - в обоих смыслах - скабуретов. Пять обычных, и ещё один повыше, с шестью ногами и светящийся призрачным красным светом.
   Ступор продлился пару секунд.
   - Огонь, - выхватив свой пистолет, негромко скомандовал продавец.
   Почти инстинктивно я принял позу "стрельба с колена" и одним выстрелом отправил ближайшего конструкта в страну вечного отсоса. Отстав на мгновение, туда же отправился ещё один, с билетом от Дяди Гоши.
   Оставшиеся было зашевелились, но - поздно. Жанна уже отпустила своего "птенчика", достала "Десертного орла" и трижды выстрелила. Хотя скабурету хватило бы и первой пули.
   Четвёртого уложил продавец.
   Пятый пал от моей пули.
   А вот с шестиногим вышел облом. Посланные в него пули затормозили и лишь слегка стукнули по глазу.
   - Защита, - озвучил очевидное иной с моей помощью.
   - Магия, - сплюнул Дядя Гоша.
   'Заметил? От твоих пуль стекло слегка треснуло. Нужно больше силы', - кажется, подселенец окончательно решил записаться в войска очевидности
   Остальные срелки пришли к тому же выводу и прекратили палить.
   Жизнесос со своей стороны не спешил атаковать. Похоже, и он находился в затруднении.
   Зато среди нас оставался боец, ещё не сказавший своё слово. Вернее, фразу.
   - Познай гнев Шурика Хана! - с этими словами завлаб крутанулся и запустил молот в полёт.
   От удара снаряда конструкта снесло и впечатало в стену. Звон стекла, хруст дерева и погасшее свечение дали понять, что этот жизнесос потрачен.
   - Ну вот, - завлаб растолкал нас, подошёл к молоту, поднял и взвалил на плечо, - а говорили, пистолет, пистолет...
   - Блестяще, абсолютно блестяще, - Дядя Гоша изобразил аплодисменты. - А что бы ты сделал, - указал дулом "Гризли" назад, - с ними?
   Мы развернулись и увидели плывущую снизу семёрку скабуретов. Замыкал её наш старый куцехвостый знакомец.
   - Как будто по нашему этажу это не ясно, - хмыкнул учёный.
   Семёрка тем временем заметила нас и зависла на одном месте. За исключением куцехвостого, который поспешно нырнул вниз.
   Опасаясь, что и остальные улизнут, гоняйся за ним потом, мы открыли пальбу. Успешную, больше никто не ушёл, ни обиженным, ни каким-нибудь ещё.
   - Ух, а это весело! - заявила девушка, когда скабуреты закончились, и перезарядила пистолет.
   - И мы голодны, - закончил фразу одного американского комика я.
   - Куарк! - добавил пингодракон и откусил ножку шестиногого.
   'Кстати, а это что за?' - спросил я у иного.
   'Сам первый раз такое вижу', - ответил подселенец. - 'Может, новая модель, может, мутация из-за переноса.'
   'Значит, сегодня к Синеме однозначно. А то мало ли', - решил я и принялся перезаряжать револьвер.
   - Так, Арсенал, вы с Жанной Леонидовной пока постойте тут, покараульте, а мы с Александром Николаевичем осмотрим этаж, - распорядился Дядя Гоша.
   - Сказал же, просто Шурик, - нарочито недовольно буркнул завлаб. Посмотрел на меня, прикинул в уме. - Если что, можешь считать позывным.
   - Позывной, так позывной, - пожал плечами продавец.
   - А мой - просто Жанна, - быстро сориентировалась девушка.
   - Ладно, - вздохнул Дядя Гоша и вопросительно посмотрел на меня.
   - Арсенал, - пожал плечами я.
   После чего мы дружно посмотрели на пытающегося доесть ножку драконопингвина.
   - Куварк? - соизволил оторваться от еды он.
   - Шкипер, - озвучила позывной Жанна.
   - Шкет, - со смешком поправил учёный. - До шкипера ещё не дорос.
   Девушка возмущённо фыркнула.
   'Кажется, в полку пролетевших со шкуркой прибыло', - прокомментировал подселенец.
   'Если бы она ещё была нужна', - возразил я.
   'Не нужна сегодня, будет нужна завтра', - философски сказал иной.
   - Ладно, мы пошли, - произнёс тем временем Дядя Гоша, гася намечающийся конфликт. Свой позывной, кстати, он не озвучил.
   Жанна для успокоения перенесла внимание на "птенчика" и стала смотреть, как он пытается одолеть ножку. Ножка пока побеждала.
   Я же решил, что отъезд и приезд лифта пропустить будет сложно, сел на скабурет и сосредоточился на лестнице.
   Тем временем Дядя Гоша и Шурик Хан обыскали прилегающую к лифту территорию, прошли мимо и скрылись за поворотом. Пару минут ничего особенного не происходило. Лифт стоял, пингодракон хрустел, на лестнице царила пустота. А затем разведчики вернулись. Причём не одни, а в сопровождении активиста "Трибунала" из среднего звена. И, похоже, бывшего, ибо крыл он верхушку в таких выражениях, какие и не снились последнему кремлеботу.
   - Его на съедение бросили, а сами в кабинете закрылись, - с усмешкой объяснил Шурик Хан поведение трибунальца.
   - Чему он возмущается, это же их обычная практика - бросать соратников в зубы кому-нибудь, - усмехнулась Жанна. - Небось, ещё выставили бы жертвой режима, мол, допустил.
   В глазах активиста отразилась вся гамма эмоций Цезаря той самой минуты, когда ему знаменитое сечение делали. Похоже, Дядя Гоша и Шурик Хан уже что-то подобное высказали.
   - Наверное, не ожидал, что с ним так же поступят, - предположил я.
   "Трибун" окончательно впал в уныние. Интересно, как вообще выжить умудрился.
   'Спрятался рядом с чем-нибудь особо электрическим', - предположил иной.
   - Успокойся, выведем мы тебя и сдадим силовикам в целости и сохранности, - подбодрил Дядя Гоша спасаемого. - А верхушку предлагаю оставить там, где она есть. Дверь прочная, сквозь решётки на окнах не пролететь, пусть посидят, - он хмыкнул, - подумают о своём поведении.
   На том и порешили. После чего пошли на второй этаж.
   На облюбованном всяческими юристами с переводчиками и прочими дизайнерами, этаже царил натуральный разгром, лишь немногим уступающий пятому. Двери нараспашку, обломки мебели и обрывки бумаг на полу. И никаких тел, кроме останков пятёрки скабуретов. Это давало некоторую надежду.
   'Они тела аннигилируют', - мрачно сказал иной.
   'Зачем?'
   'Понятия не имею. Колдуны, что с них возьмёшь...'
   Услышав эту информацию, спутники помрачнели.
   - Значит, все, кого объявят пропавшими без вести, скорее всего будут сожранными, - заключил Дядя Гоша.
   Минуту мы помолчали, отдавая дань памяти.
   - Ладно, - вздохнул продавец. - Пошли дальше.
   На первом этаже посреди обломков турникетов валялся вертолет, похожий на американский "Чинук", но более зализанный. На крыше вертолёта сидел самый натуральный индеец и курил бамбук. Для полноты картины не хватало только томагавка, а так всё было на месте. Мокасины, меховые штаны, кожаная жилетка поверх льняной рубашки и боевая раскраска, почему-то зелёная. Увидев нашу компанию, индеец погасил своё курево и убрал во внутренний карман жилетки.
   - Кого я вижу! - воскликнул. - Кх... - закашлялся, - Хан! Я так и думал, что каким-то ходячим стульям тебя не одолеть.
   Только по голосу я опознал местного вахтёра, а по висящему на кармане бейджику узнал фамилию, имя и отчество: Анатолий Анатольевич Ягуаров.
   - Официально заявляю: они - полный отстой, - с долей пафоса сказал Шурик Хан, после чего ехидно поинтересовался: - А ты почему не по форме одет?
   - Да я только пришёл, а тут - на тебе, военное положение, вертолёт откуда-то. Ну, я запрыгнул, нанёс раскраску, вооружился чем Солнце послало... а враги всё мимо и мимо.
   - Ха! - сказал на это Шурик Хан. - На моём счёту уже шесть штук.
   - И вот так всегда, - тихо вздохнул Дядя Гоша. - Сколько помню, они тут отношения выясняют, - после чего громко спросил: - А куда они проплыли?
   - Последний раз - в подвал, - ответил вахтёр, взял на манер меча обломок лопасти и одним прыжком очутился рядом с нами. - Пошли, покончим с ними.
   Сохраняя прежний порядок, только в арьергард добавился боец ближнего боя, наш отряд отправился в подвал.
   Этажом ниже перед нами предстала преграда - дверь, в нижней половине которой красовалась дыра. Из краёв дыры торчали крупные щепки. Судя по всему, именно через неё скабуреты проникли в здание.
   - А я говорил! Говорил, вместо этого фанерного убожества надо нормальную дверь ставить! - услышав выводы, воскликнул Анатолий Анатольевич. Казалось, его возмущению не было предела.
   - Нормальные они пробивают, - просветил Шурик, - а бронированную здесь ставить нельзя. Сам знаешь.
   - Я то знаю, по должности положено. А вот ты откуда?
   - Откуда, откуда. В ранешние времена туда каждые полгода учебную эвакуацию проводили.
   - И что там? - поинтересовался Дядя Гоша.
   - Бомбоубежище, - в один голос ответили спорщики. Переглянулись.
   - Потому и дверь такая, - продолжил Шурик Хан, - чтобы эвакуацию не затруднять. Не то, что у некоторых.
   - Давайте уже побыстрее, - выходец из "некоторых" отлично понял, в чей камешек огород.
   Повинуясь "гласу народа", я попробовал открыть остатки двери, но заклинивший замок не дался. Удар ногой тоже ни к чему не привёл.
   - Пусти, - учёный оттеснил меня и с рыком "Ррах!" вышиб дверь плечом. - Жалкая. Деревяшка, - заключил напоследок. Вгляделся в темноту подвала. - Так, где там этот выключатель?
   - Что, склероз? - с усмешкой спросил охранник и пошёл вперёд.
   На этот раз я успел уйти с пути, так что почти не пострадал. Только током шарахнуло.
   'Статика! Вот почему жизнесосы его не трогали!' - произнёс вселенец.
   - Да уж, - пробормотал я, глядя вслед. И брякнул: - В жизни бы не подумал, что он индеец.
   - Политкорретно говорить "коренной американец", - поправил воин с коррупцией.
   - Ну, если учитывать, откуда в Новый Свет пришли мои прапредки, то я вообще истинный ариец, - весело отозвался вахтёр, включая свет.
   - Что, уже не чистокровный ольмек, а, Т'оакль, сын Т'оакля? - подначил Шурик Хан.
   - Девочкам своим про родственные связи рассказывать будешь! - огрызнулся индеец.
   - Ну да, Катя с Мариной приёмные. Но у тебя и таких-то нет...
   - Может, хватит уже!? - у Жанны явно не выдержали нервы.
   - Действительно, давайте сначала закончим, а потом уж ругаться будете, - поддержал Дядя Гоша.
   Выстроившись в классическое "женщины, ослы и учёные в центре" - хотя именно учёный встал в арьергарде - мы пошли.
   Далеко не пришлось. Миновав тридцать девять ступенек и открытую чудовищно толстую круглую дверь, мы увидели на полу деревянную плиту размером где-то метр на метр, исписанную зелёными рунами. На первый взгляд они выглядели абсолютно невзрачно, как у каких-нибудь ролевиков, но стоило присмотреться, как в голове отдавалась хаотичная пульсация. Да и растворившийся над плитой скабурет тоже тонко намекал.
   Удар боевого молота разнёс и эту жалкую деревяшку в щепки. А мы пошли осматривать подвал, дальше. Обыск дал нам ещё пяток фрагов, но только жизнесосов. Больше порталов не было. А когда мы поднялись на первый этаж и стали обсуждать, стоит ли ещё раз обыскать здание, в него ворвались солдаты. Стрелять, к счастью, не стали, но своё оружие я на всякий случай убрал.
   Вошедший следом за солдатами лейтенант переговорил с Дядей Гошей и отпустил наш недоотряд на все четыре стороны. Вахтёр поспешил занять свой пост, а оставшаяся шестёрка поспешила на улицу. Правда, продавец, попытался вручить командиру взвода борца с коррупцией, но военный смог отбиться от такого счастья.
   Наконец-то покинув НИИ, мы распрощались. Шурик Хан отправился вверх по улице в сторону центра, Дядя Гоша с двумя навязавшимися попутчиками - на стоянку, подбросить их до дома. Он и мне предлагал, однако я отказался. Думалось, что пешком быстрее, чем в вечерних пробках.
   Постояв немного на месте, и посмотрев в чистое небо с редкими осенними облаками, я вздохнул и - направился к Синеме. Хотя организм уже вовсю хотел домой, ужинать и спать.
   Вопреки ожиданиям, дороги оказались гораздо свободнее, чем обычно. Я даже пожалел о своём решении. Но немного. И возвращаться не стал.
   Путь до куска бывшей деревни, ныне частного сектора, хоть и приходилось держаться начеку, прошёл быстро. Всего-то две автобусные остановки. А так же без особых проблем. Скабуреты попадались, конечно, но уже подбитые или вообще в виде щепок.
   С десяток относительно целых валялось у участка Синемы. Не удивительно, учитывая четыре самодельных турели на угловых кирпичных столбах забора. Удивило другое: ни во дворе, ни за воротами не стояло ни одной машины.
   - Похоже, я первый, - подойдя к калитке пробормотал я.
   - Не, третий, - поправил голос оружейника из домофона, после чего замок в калитке щёлкнул и она открылась. - Проходи.
   Вопрос "А кто?" решился сам собой. Из дома вышел один из лучших штурмовиков команды собственной долговязой персоной. В полной боевой экипировке - камуфляж, бронежилет, шлем - с наганом в руках и туристическим топориком за поясом.
   - А, Сеня, - он протянул руку для пожатия, - Я так и думал, что следом за Норманном придёшь.
   - Привет, Галеон, - убрав мачете, я пожал руку.
   - Был в своём любимом месте? - со смешком спросил он. - И мечта сбылась?
   - Как видишь, - мне оставалось лишь признаться, внутренне испытывая смущение. Ибо про револьверы прожужжал уши всей "Титановой Роте".
   Тут на крыльцо вышел и наш пулемётчик. Тоже в камуфляже, в бронике и каске. Только в руках он держал дисковую бензопилу, а в кобуре красовался пневматический "Стечкин". Видимо, рискнул таки Норманн отдать свой "Корд" в чужие руки, хотя обычно возился сам. И небезуспешно. Многие игроки узнавали этот пулемёт по одному звуку, и давили огневую точку с ним как минимум тройкой бойцов. А что с орудием сделает Синема - даже представить было страшно.
   Повторив ритуал рукопожатия, я поспешил распрощаться и скрыться за дверью. Пока опять подкалывать не начали.
   Внутри меня ждал сюрприз. Нет, прихожая, дальше которой клиентов не пускали, оставалась всё той же. Среднего размера комната с четырьмя яркими лампами по углам, оббитые вагонкой стены без окон, линолеум на полу. Забитые всяческими запчастями шкафчики вдоль стен, гостевые кресла у двери и верстак для осмотра и срочного ремонта в центре прилагаются. В общем, типичная мастерская-в-гараже, которая, однако, вопреки утверждениям апологетов капитализма за двадцать лет так и не стала индустриальным гигантом или хотя бы преуспевающей фирмой. Почему-то.
   Вот только сегодня мне было не до ёрничанья, поскольку мною всецело завладело удивление. Вместо Синемы за верстаком стоял незнакомый подросток. На вид вполне обычный, только лицо лишённое не только усов и бороды, но и бровей, да бесцветные волосы выглядели опалёнными. Одетый в такую же спецовку, что и оружейник, он не глядя, по-хозяйски, перекладывал инструменты туда-сюда, хотя до сегодня я ни разу его не видел.
   Причём вселенец удивился не меньше меня, хоть и по другой причине.
   'Ого! Цверг!' - воскликнул он и взял контроль над телом.
   - Крепкого свода и... - что уж иной хотел сказать ещё, не знаю, так как высказывание было прервано жестом "тайм аут" от предполагаемого цверга.
   - А простое "Здрасте" уже не котируется? - едко осведомился он.
   - Эм... Привет, - сказал я, пока подселенец от неожиданности потерял дар речи и контроль.
   - Привет, привет, - "подросток" вышел из-за верстака и протянул руку. Машинально я её пожал. - Вот так-то лучше, - проворчал он, возвращаясь. - А то начитаются всякой чуши и начинают вести себя, как на приёме у Лорд-президента.
   С минуту мы простояли молча. Я не знал, что говорить, а цверг смотрел куда-то в район моей переносицы.
   - Ладно, начитанный ты наш, - наконец сказал он. Увидев, как я дёрнулся, пояснил. - Это не тебе, одержимый, а одержавшему. Чего хотел?
   Подселенец взял контроль на себя и неуверенно сказал:
   - Ну... высказать уважение к традициям.
   - Ну высказал, дальше что? Скидку? Так не могу, не я здесь хозяин.
   - А где? - быстро спросил я.
   - Подбирает детали, - пояснил цверг.
   - Ладно, тогда я присяду, - сказал я, сделал пару шагов, почти рухнул в кресло и с облегчением вытянул ноги.
   'Да, выносливость у тебя никуда не годиться. С этим надо что-то делать', - сообщил подселенец, - 'И я знаю, что'.
   Мне заранее стало страшно.
   'Не бойся, больно не будет', - заверил иной. - 'Почти'.
   Оставалось только смириться и надеяться на лучшее. И готовиться к худшему.
   'Обидно, знаешь ли. Стараешься ради общего тела...'
   'А что ты вообще задумал?'
   'Ведьмачий эликсир, специально для ускоренного восстановления физической формы'.
   'Мы, вообще-то, не в твоей реальности'.
   'Не думаю, что ваша фармацевтика столь сильно отличается от нашей и не может сделать основной набор витаминов. А уж смесь я сделать могу. У нас про неё каждый школьник знает'.
   'И каждый пробует?'
   'А как же', - подселенец сожалеюще хмыкнул, видимо, и сам пробовал. - 'Только вот на школьников этот эликсир не действует почти, у них и так растущий организм".
   Я обмозговал сказанное. Вывод напрашивался очень весёлый.
   'Это что, мне придётся заново испытать прелести подросткового периода? Прыщи, гормоны, шило в заднице?'
   'Ну, прыщей точно не будет', - почти успокоил меня иной.
   'Ладно,' - сдался я. В конце концов подселенец был прав, у нас с ним одно тело.
   'Вот и замечательно', - оценил иной. - 'Надо будет зайти в аптеку и посмотреть'.
   От возможности, что ужин и отдых ещё отложатся, мне весьма поплохело. Однако, выход быстро нашёлся.
   'Чтобы посмотреть, ходить не надо', - с этими мыслями я положил револьвер на колени, достал смартфон. - 'Сейчас будет', - запустил браузер, открыл поисковик, набрал "лекарства" и нажал кнопку поиска. - 'Смотри'.
   Однако, сразу утонуть в глубинах интернета нам не дали. В прихожей появился Синема. Как всегда, одетый в рабочую робу и увешанный инструментами. Даже за ухом торчала маленькая крестовая отвёртка. Взгляд маньяка от тюнинга был направлен на "Анаконду".
   - О, неужели мне доведётся, подержать эту прелесть в руках? - спросил оружейник.
   - И подержать и прокачать, - и, не веря в собственные слова, собственное намерение, я произнёс, - по максимуму.
   После чего встал и протянул револьвер рукояткой вперёд.
   - На слишком многое не рассчитывай, - Харон взвесил пушку в руке. - Но эти ходячие табуретки с любой стороны валить будет.
   - Будут, - поправил я и показал вторую сестру. - Принесу на смену.
   - Так и думал, что ты без защиты не останешься, - усмехнулся Синема.
   - Если только мутанты не попадутся, - отозвался я. И на вопрос "Что за мутанты?" описал встреченного шестиногого.
   - Да, это проблема, - согласился оружейник и покосился на цверга.
   - Могу помочь, - заявил тот. - За отдельную плату.
   - Здорово, - отозвался я. - Как?
   Цверг достал пластиковую бутылку, почти по горлышко заполненную янтарной слизью.
   - Гремлинская желчь! - возвестил. - До этого вашего хладного железа не дотягивает, - сожалеющий вздох, - но слабую защиту пробивает на раз. Да и обычным заклинаниям тоже вредит.
   Меня передёрнуло от одной мысли, что нужно будет иметь дело с таким веществом. А ведь придётся!
   'Это просто название', - принялся утешать подселенец. - 'Цверги так называют всяческие пакостные штуки. А гремлины, по их суевериям, это духи, которые вселяются в механизмы и портят. Когда механизмы, когда их хозяев. По тем же суевериям некоторые их даже видят'. - в этот момент представитель обсуждаемой расы с поистине нечеловеческой иронией посмотрел мне в глаза. - 'А может и не суеверие', - сказал иной неуверенно.
   - Хорошо, - принял решение я. - Сколько стоит и что с ней делать?
   Цверг с некоторым сомнением покосился на Синему. Тот кивнул цвергу и ответил мне первую часть вопроса. После чего пообещал включить ту вполне вменяемую сумму в общий счёт и удалился работать.
   - Сейчас за полчаса пропитаем твои пули, - перенял эстафету ответов цверг.
   - Она впитывается в металл? - удивлённо спросил я. - Как?
   - Секрет фирмы, - хитро ответил цверг, достал стакан, наполнил его водой и стал капать туда слизь пока жидкость не приобрела красноватый оттенок.
   Зрелище завораживало.
   - Меня, кстати, зовут Гровр, - голос цверга донёсся будто издалека.
   - Арсенал, - на автомате выдал позывной я. После чего встряхнул головой и сосредоточился на собеседнике.
   - Умный, - усмехнулся цверг. - Не стал имя называть. Уважаю, - и перешёл на деловой тон. - Пули давай.
   Подумав немного, я отдал остатки первой пачки, после чего вернулся в кресло, достал телефон и позволил подселенцу взять на себя управление телом.
   Разобрался с управлением иной фактически моментально. Хотя, чего там сложного, ткнул пальцем и всё. Да и моя память была к услугам. Так что подселенец почти сразу запустил браузер, нашёл в закладках сайт аптеки, где я иногда закупался снотворным и стал читать состав всяческих поливитаминов. Минут через пятнадцать заявил, что всё замечательно сходится, забросил выбранное в корзину и завис над выбором "самовывоз" или "доставка".
   Перехватив управление, я выбрал самовывоз. Аптека располагалась в моём доме. Правда, в связи с колдовской интервенцией она могла и не работать, но никто не мешает повторить заказ в любой другой.
   К счастью, не пришлось. Буквально через минуту после оформления пришло сообщение о принятии заказа. А стоило мне оплатить, как тут же позвонили и сообщили, что всё будет собрано в течение часа.
   Оставшееся для пропитки время я убивал с помощью "зумы", а иной просто скучал. Отчего нас обоих тянуло на зевоту. Но ничто не длится бесконечно. Пули наконец сменили цвет с седины на лёгкую блондинистость, и цверг высыпал их на стол.
   - Ну вот, теперь любого гарма уложить сможешь, - с довольным видом сказал Гровр.
   - Гарма? - невольно вырвалось у меня. Не то, что бы я был большим знатоком мифологии, но про этого коллегу Цербера, стража Хельхейма краем глаза читал.
   - Это маги так своих химер называют, - пояснил цверг.
   Назвать ходячую табуретку именем огромного четырёхглазого волка - это надо уметь.
   'Это ещё что. Английские колдуны вообще вывели расу мелких лопоухих магических рабов и назвали их эльфами', - поведал подселенец.
   Слов у меня не нашлось. Потому я молча убрал телефон, подошёл к прилавку, перезарядил фальшпатроны с револьвером и ссыпал оставшиеся пули в подсумок. После чего распрощался и покинул мастерскую.
   *прода*
  
  
   На улице уже зажглись фонари, хотя небо ещё было светлым. Устало вздохнув - до дома как минимум сорок минут хода - я достал мачете и двинулся в путь. Старательно держась подальше от тёмных углов. Но предосторожность оказалась излишней, первые полчаса прошли совсем спокойно. На эту безымянную улочку, точнее даже широкую асфальтовую дорожку, выходила лишь дверь Синемы. У его дома вообще было единственное место, где пара легковушек могла разминуться. В остальном сюда даже неуёмные мальчишки забегали летом, видели, что ничего нового не появилось, и возвращались в свои дворы. Так что, не встретив никого и ничего, я расслабился и позволил себе беззаботно повернуть за угол. Обошёл джип. И увидел бегущую на меня парочку: тевтонского рыцаря и русского витязя. Причём крестоносец воздел над головой меч, а богатырь размахивал булавой.
   Зрелище настолько порвало мне шаблон, что уплывающий от средневековых воинов жизнесос был замечен только секунд через пятнадцать. Это вывело из ступора.
   Я возвёл курок.
   Тщательно прицелился в глаз скабурета.
   Нажал на спусковой крючок.
   Хлопок.
   Цель свалилась на асфальт.
   Преследователи пробежали по инерции несколько шагов, после чего остановились, упёрли кулаки в колени и принялись переводить дыхание.
   - В следующий раз... - первым, хоть и с перерывом, заговорил русич, - возьмём арбалеты.
   - Вроде бы... последний был, - возразил рыцарь.
   Тот факт, что оба средневековых воина говорили на современном русском языке, снова вогнал меня в ступор. Впрочем, почти сразу я вспомнил про реконструкторов, которые обосновались через дом от моего жилья и как раз сегодня собирались на обычную сходку.
   'Да, тут у вас и без вторжения весело', - заметил иной.
   - Спасибо, парень, - обратился ко мне крестоносец и вогнал меч в ножны.
   - Ага, оно самое, - согласился витязь, в пять шагов дошёл до жизнесоса и нанёс контрольный удар. Во все стороны полетели щепки и осколки.
   - Не за что, - ответил я.
   - Ну, бывай тогда, - витязь забросил булаву на плечо, развернулся и направился вдоль улицы в сторону клуба.
   Рыцарь махнул рукой прощальном жесте и последовал за товарищем по хобби.
   'Я тут подумал', - заявил тот я, с лёгким восторгом глядя вслед тевтонцу, - 'а что если нам всё-таки купить броню на грудь?'
   Идея была, хоть и запоздалой, но неплохой, да и клуб реконструкторов всякое такое продавал. Вернее, его магазин под названием "Лавка Старины Глубокой". Но - домой я вообще сегодня дойду?
   'Не сегодня, завтра', - тут же поправился иной.
   Но я представил себе, как утром придётся пораньше вставать, упрямо сжал губы и пошёл за воинами. Правда, мне под ноги попались останки жизнесоса и чуть не заставили пропахать носом асфальт. Но - удалось удержать равновесие.
   - Гарм, - проворчал я, пинком отправив обломки под джип. - А шестиногих, наверное, вообще слейпнирами называли.
   'Вполне может быть', - согласился подселенец. - 'Надо будет завтра у цверга спросить'.
   'Вряд ли он в курсе, иначе бы сказал ', - возразил я, возобновив свой путь до "Лавки" - 'А вот сам он откуда взялся - спросить точно стоит'.
   Чем ближе я подходил к клубу, тем больше по дороге попадалось разрубленных, расплющенных и пробитых насквозь скабуретов. У любителей помахать оружием позапрошлого тысячелетия выдался сегодня отличный шанс и куча целей. Полсотню штук я насчитал, пока не дошёл до зелёного восемнадцатиэтажного здания, в полуподвале которого расположился нужный магазин.
   Осторожно спустившись по лестнице, перила которой вечно били статическим электричеством, я потянул на себя стальную дверь и шагнул внутрь лавки. Изнутри она выглядела просто мечтой для любого фанатика "Короля Артура" и прочих рыцарских романов. Даже я, хоть и не являюсь поклонником средневековой тематики, каждый визит невольно замираю на входе. Вид завораживает. Всевозможные доспехи, мечи и прочее холодное оружие всех размеров и форм, луки, арбалеты и даже аркбаллиста и онагр под потолком. Единственное, что ограничивало разнообразие товара, это его европейский вид. Никаких катан, нунчаков и прочих пришельцев с востока, а так же порохового оружия.
   А в этот раз на моё обычное восприятие наложилось потрясение подселенца.
   Долго, впрочем, как всегда, простоять не удалось. Подтолкнув меня в спину, дверь закрылась, и сверху звякнул колокольчик.
   Хозяин лавки, белокурый сероглазый парень лет тридцати отложил в сторону бумажную газету под названием "ИзвъстникЪ", устроил трубку на специальной подставке, и встал с кресла-качалки. Как обычно, он был одет в стилизованную под семнадцатый век одежду, из которой я мог уверенно опознать только камзол.
   - Внимательно, - произнёс парень.
   Я объяснил цель моего прихода.
   - Значит, кираса на современную одежду, - кивнул лавочник и достал портной метр.
   - Пятьдесят второй размер, - быстро сказал я. Не очень люблю, когда вторгаются в личное пространство.
   - Здесь не магазин ширпотребной одежды, - сказал хозяин магазина и погрозил пальцем. - Да и ваше бронебельё этот размер на пункт как минимум увеличивает.
   Опровергнуть аргумент я не смог, и на время лишился права голоса, плаща, амуниции и был безжалостно измерен.
   Отпустив меня на волю, лавочник ненадолго скрылся за доспехами. Но не успел я надеть свою сбрую, как он появился с железным "бронежилетом".
   - Уже? - удивился я. После всех этих обмеров ожидалось нечто другое.
   - Временно, - заявил хозяин магазина. - Но размер подходящий, - и вручил доспех мне.
   Вес у него оказался небольшой, килограмма три. Наверное, сказались современные металлы и сплавы. Так что мне осталось лишь надеть броню. Не скажу, что она села на меня как влитая, скорее я в неё влился. Но неудобств новая защита принесла самый минимум, чуть больше чем обычный бронежилет. Так что я внёс залог-аванс за доспех, оставил свой номер для сообщения, когда будет готово, нацепил обратно сбрую, надел плащ, попрощался и направился к выходу.
   И возле самой двери на глаза попался шкафчик с сувенирами. Солдатики, фляжки, брелоки и прочие изделия из металла. Но самое главное, что привлекло внимание подселенца - значки. Точнее, один конкретный.
   В форме каплевидного щита с направленным вниз мечом, половина рукояти и кончик которого выходили за края. Поле щита было тёмно-синим, края - бронзовыми. В центре поверх меча красовалась бордовая звезда, а снизу - алая лента с пятью буквами. "СМЕРШ".
   'Давай купим. Символично будет', - предложил иной.
   'Смерть шаманам?' - предположил я.
   'Нет, шампаньцам', - последовала поправка. На моё недоумение последовало объяснение: - 'Я же говорил, что вторженцы, скорее всего, франки, а их гнездилище реваншистов находится как раз в Шампани. В их столице, Трау. Тьфу ты, Труа, всё время их путаю. Трау - это "Холм" рядом, где чёрные эльфы обитают'.
   'Может, тёмные?' - переспросил я.
   'Сам ты тёмный. А они - чёрные. Чернокожие, если быть точнее. С белыми волосами и красными глазами...'
   Перед моим мысленным взором возник схематичный - видимо, подселенец сам видел только на картинках - образ. Который сразу превратился в изображение Руби Рода из "Пятого элемента" только с заострёнными ушами.
   Следующую минуту иной ничего сказать не мог из-за смеха.
   'Я больше никогда не смогу думать о них по-прежнему!' - справившись с собой, простонал он. - 'В общем, воевали они с белыми собратьями со страшной силой, но от комплекса неполноценности это всё равно их не уберегло. Представляешь, какая там квинтэссенция ушибленного высокомерия?'
   Я представил. Содрогнулся.
   Но значок решил не брать. Во-первых, не по чину. Во-вторых, и без того задержался, уже сообщение про готовый заказ пришло. Так что я вторично попрощался, вышел из лавки и направился его забирать.

Оценка: 4.77*9  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"