Странный Странник: другие произведения.

Хаос заказывали?

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Оно действительно начинается с третьей части.


Хаос заказывали?

Часть третья. Отличительный признак.

Испытание.

Я из повиновения вышел...

В. Высоцкий.

"Охота на волков."

   Вокруг стула горела сфера, переплетённая многими красно-фиолетовыми молниями, а за ней ходил кругами полупрозрачный силуэт, внешне напоминающий человека.
   На самом стуле сидел молодой парень. Не смотря на видимую надёжность защиты, в его глазах горел ужас, немного замутнённый плохими предчувствиями и подозрениями. Последнее вызывали старцы, стоящие за огромным и толстым стеклом, спокойно наблюдающие за происходящим и обмениваясь мнениями.
   - Достаточно. - Устало произнёс один из них. Он сделал несколько резких, отменяющих жестов, и паутина молний вокруг стула исчезла.
   Сидящий испуганно - обречённо зажмурился.
   Силуэт удивлённо повис в воздухе, обрадовался, кинулся к парню и... рассеялся.
   - Хм. Небольшая задержка с исчезновением духа, но в остальном всё нормально. Поздравляю, парень, ты прошёл испытание. Ты нормален. В прочем, никто в этом и не сомневался. Формальности, понимаешь?
   Парень, пошатываясь, вышел из помещения и со вздохом опустился на траву, окружающую садовый домик...
   Действие могло бы происходить в любом садовом участке умеренного климата, если бы не несколько "но."
   - "Вот это вляпался. Магическое испытание, духи..." - Шевелились в голове ленивые мысли, пока парень вяло осматривался.
   По правую руку от парня действительность милосердно охлаждало вытянутое светило, придавая ситуации комнатную температуру.
   От небольшого озерка зеленоватой воды, лежащего прямо напротив домика, доносился иссушающий ветерок, слабо покачивая синюю траву.
   На фиолетовых деревьях, заставляя колыхаться красные листья, весело прыгали белые дождевые червяки, распугивая полосатых кузнечиков.
   И даже котёнок тигровой раскраски, развалившийся в жарковатой белой тени дома, производил впечатление необычности...
   - Надо же, я угадал. - Произнёс голос, чужой голос, внутри парня. Он подпрыгнул вверх, затем встал на стену, на которую упал, больно ударившись левой стороной затылка, и стал беспомощно оглядываться. - Брось, я внутри. - Принялся успокаивать парня тот же голос. - Внутри тебя.
   - Ты кто? - Дрожащим, голосом спросил тот.
   - Я? Сложный вопрос. Скажем так, на данный момент - я мысли духа призрака демона.
   - Кто, кто?
   - Я говорил, что вопрос сложный. Спускайся со стены, и я всё объясню.
   - Парню деваться было некогда, тем более, что котёнок, единственный успокаивающий элемент пейзажа, куда-то смылся, и он последовал совету. - Когда-то я был демоном. - Принялся объяснять голос. - Меня звали Гор...
   - А может, богом? - Спросил парень, слегка подкованный в мифологии.
   - Нет, меня назвали в его честь. Ладно, я продолжу. Затем меня убили, и я стал призраком.
   - А как убили?
   - Больно. Не перебивай, а то не закончу. Так вот, несколько веков спустя один свихнувшийся миссионер провёл в моей местности обряд изгнания, и я умер вторично. Разумеется, в этой проклятой реальности я уже появляться не стал, но тут мой дух захватили здешние великие маги и заставили работать на себя в качестве определителя магического потенциала. Теперь я нашёл тебя и поселился.
   - Как?
   - Очень просто. Ты - моё тело.
   - А... как же я?
   - Поясняю ещё раз - ты - моё тело.
   - А моя душа?
   - У тебя её нет. Не было. Теперь будет. Я - твоя душа. Успокоился?
   - Но... я же знаю, что у меня душа...
   - Та-ак. - Произнес Гор. И тело парня взмыло в воздух. - И где же она? В пятках? - Изнутри пяток пробежала щекотка. - Нет. Так где же?
   - Я её видел... - Слабеющим голосом заметил человек.
   - Так. - Тело парня опустило на землю, и он ощутил, как из него что-то выходит. Если бы в своё время он продолжил занятия йогой, то знал бы, что это ощущение приходит после выхода души из тела. Его зрение раздвоилось, одна часть смотрела в небо, а вторая глядела на него самого с недоверием и каким-то ужасом. Затем с ментальным всплеском вторая часть вернулась в него и заговорила, - А ты был прав. У тебя присутствует душа. Но знаешь, в чём проблема? Я с ней слился воедино. И теперь я - это ты.
   - То есть, я изменюсь?
   - Куда? Тебе некуда меняться. Я - это ты. Гм. Прощай и здравствуй. - Голос затих.
   - Гор? Гор. Гор! - Как ни кричал парень, но голоса внутри уже не было. Тогда он встал и пошатываясь побрёл к озеру. Около него он упал на колени и стал вглядываться в своё отражение. Обычное отражение обычного землянина. Несколько успокоившись, он подмигнул самому себе. И замер. Его глаза изменились. Если раньше они привычно разделялись на белки, радужницы и зрачки, то теперь они напоминали плёнку бензина на поверхности воды, постоянно изменяющую свои цвета, посреди которой стояла точка зрачка. Парень замер и стал разглядывать себя ещё пристальней. Первые мгновение его взгляд ничего не цеплял, но затем в поле зрения попали уши, точнее, их мочки. Они выглядели так, будто кто-то вырезал из них два клинышка. - Ничего. - Подумал парень. - Волосами прикрою. - Тут же его ослепительно белые, блистающие серебром волосы, вытянулись и закрыли уши целиком. До этого он был тёмным блондином. Выругавшись, он встал, и только после этого обратил внимание на две чёрные точки на языке. - К чему бы это? - Не успел подумать он, как они принялись вытягиваться и образовывали раздвоенный конец длинного змеиного языка. После небольшого усилия он высунул свой невероятно вытянувшийся язык и дотронулся им до пальцев на босых ногах. Затем язык изогнулся, и оставив изгиб около земли, помахал кончиками у глаз хозяина. И стремительно втянулся обратно в рот. Когда он снова рискнул открыть приёмник пищи, то увидел свой обычный язык. Только две чёрные точки портили ощущение. - Блеск. - Сказал он вслух. - Ну, кто теперь скажет, что я не урод?
  
   - Продолжение следует? - Недовольно спросила Файри, увидев последней знак вопроса. - Вообще-то неплохо написано, Седой. Как будто ты сам там присутствовал. Этот парень тебе знаком?
   - Даже очень близко. Не сбивай, Файри.
   - Продолжай. - Милостиво разрешила она.
  

Объявление.

Сниму порчу, сглаз, приворот.

Гарантия 500 %.

Газетное объявление.

   - Что же дальше? - Спросил себя... Гор. Пока парень взял себе это имя, надеясь, что в ближайшем будущем он не встретится ни с кем, кто будет претендовать на него. Особенно его мысли занимал бог - тёзка. Мало кто хочет вызывать гнев бога, получившего прозвище "мститель."
   - А ничего. - Ответила ему неправильная реальность, и парень получил магический пинок такой силы, что его просто выкинуло оттуда. Полученный в довесок подзатыльник отправил его в неприятном направлении. Дальнейшее взяла на себя сила тяжести и преуспела в выполнении своей работы. Испугавшись до потери сознания, полудемон жёстко приреалился в другом месте.
   Сперва он подумал, что гром сверху ему почудился из-за звона в ушах. Затем что-то внутреннее заставило его поднять правую руку. Раздался звук раскрываемого зонтика-автомата, и сверху полился дождь. Обычная вода падала на землю, нисколько не смущаясь, что какая-то невидимая преграда мешает ей достать до парня, поднявшего вверх свою руку и изумлённо смотрящего на результат.
   - Ого. - Сказал он, наблюдая разноцветные разводы невидимой защиты от падающей сверху воды. - Вот это называется магией... наверное. Интересно, а что я ещё умею? Ладно, это пустяки. Думаю, что мне надо возвращаться домой,
   а то родственники волноваться будут.
   А что же нужно? Деньги, наверно.
   А для этого надо работать.
   И так, работа. Но что же может парень, приобретший необычные способности за тот страх, что поселился в его теле? Ощущать необычное, властное похлопывание по плечу.
   - По какому праву вы занимаетесь магией? - В голосе звучал приказ. Гор медленно повернулся, осмотрел спросившего с ног до головы. Тот под пристальным взглядом разноцветных глаз несколько съёжился, и, пробурчав что-то вроде "клятый урод", ушёл.
   - Гм, а со спины не видно. - Задумчиво пробормотал полудемон.
  
   - А зачем это важно? - Спросила Файри.
   - Не мешай, а?
   - Нет, скажи!
   - Дай продолжить, узнаешь.
   - Ну, ладно.
  
   Город утопал в зелени, как не умеющий плавать человек, уже даже не надеющийся спастись. Чтобы найти в нём ближайший дом, надо было пройти немалое расстояние. Если бы не дорожное покрытие со следами резких тормозов и светофоры, можно было подумать, что находишься среди какого-нибудь леса.
   Гор подошёл к доске объявлений. Это была та доска, у который он во второй раз сбивался со счёту. И всё равно не мог найти то, что ему было бы по вкусу.
   Дом явно был либо из самых дешёвых, либо в нём располагалась какая-нибудь контора. Близко к дороге, почти рядом с тротуаром, со специальной площадкой для подхода. Только на таких висели доски объявлений.
   - Так, приворот, отворот, изгнание нечисти... А, нашёл. Экспедиция в Запретный Храм. Нужны... Как раз для меня! - Он прочитал адрес, Передпретная ул, дом Недесять. Огляделся вокруг, что бы посмотреть название улицы и сразу же увидел на стене ближайшего дома: Передпретная улица, дом Недевять. Побегав по округе, он нашёл два соседних дома. К его радости, последний был именно то, что ему нужен.
   В передней была небольшая толпа, снаряжённая для незаконного проникновения куда-то в нехорошие места. Скользя сквозь неё, он подошёл к небольшой стойке, за которой и сидел главный человек в этом шумящем бедламе. Он говорил с кем-то по подозрительно похожему на сотовый телефон устройству.
   - ... Нет, пока мы не найдём... да нет, ещё никто не откликнулся... сам бы пошёл развешивать... да иди ты с этими спецами знаешь... да она здесь... - В этот момент он заметил стоящего рядом Гора. - Подожди. - Сказал он своему телефонному собеседнику. - Да? - Обратился уже к Гору. И сразу же увидел его глаза.- Только не говорите мне, что случайно шли мимо!
   - Да нет, я прочёл объявление...
   - Серьёзно... - Он поднял трубку, лежащую на столе микрофоном вниз, и завопил: - Мы выходим... тебя так же... Пока!
   - Я... - начал было Гор.
   - Молчи! Здесь важны дела, а не имена. Так с нами? - Пожатие плечами в ответ. - Просто нужна работа, да? Что ж, приветствую...
   Плата была небольшая, но для начала и она сошла. Тем более, при успешной экспедиции всё могло измениться в лучшую сторону. Получив экипировку, в состав которой вошли ещё и солнечные очки, Гор стал участником экспедиции.
  
   - Ты обещал!
   - Значит выполню.

Встреча в яме.

34. Я не буду пpевpащаться в змею.

Это никогда не помогает.

Кодекс злого властелина.

   На площадке позади дома полудемона и всех остальных поджидал странный самолёт. Когда все расселись по своим местам, он поднялся вертикально вверх и, взяв направление на полуденное солнце, резко увеличил скорость.
   В салоне царило недоверчивое молчание, объектом которого, кроме Гора, к его удивлению, была ещё одна женщина.
   Женщине было около сорока, и она была довольно красивой. Едва почуяв его взгляд, она повернулась в сторону Гора и с холодной расчётливостью посмотрела ему в глаза. Если бы на нём не было чёрных очков, то парень готов был бы поклясться, что её взгляд упирается прямо в его зрачки. Полудемон слегка смутился, не заметив ни следа эмоций. Но она отвернулась, и через некоторое время всё стало почти как обычно. Только полупрозрачные нити магического происхождения повисли между двумя очагами отчуждённости.
   Взлёт был мягким. Не запрашивая никаких разрешений, летательный аппарат направился в южном направлении. От нечего делать Гор стал смотреть в окно. Скука заставила его зевать, пока сознание милостиво не выключилось.
   Разбудило полудемона предчувствие чего-то нехорошего. Некий толчок в плечо заставил его буквально выскочить из кресла в проход. Тут же на него налетела та самая женщина, а в следующий момент Гор опять ощутил на себе неприятную заботу гравитации о нелетающих существах. То есть, чувство свободного падения. Кроме того, женщина обхватила сзади, полностью лишив его тем самым манёвра. Внизу стояли джунгли.
   Через пару секнунд падения джунгли оказались воркруг них.
   - Хватайся. - Равнодушно сказала женщина ему в ухо, не забыв при этом сжать руки ещё сильнее. Перед ним промелькнула ветка, и он уцепился за неё языком.
   Через некоторое время оглушающей боли женщина стала подниматься вверх. Дождавшись, пока она ухватиться за ветку, Гор последовал её примеру.
   Когда полудемон уже поднялся на ветку, женщина не обращала на него никакого внимания. Это его обрадовало, так как ему надо было примирить в себе те очаги боли, что слиплись у него во рту в одну нескончаемую полоску. Сверху послышались раскаты грома, и Гор уже сам поднял руку вверх, заставив зонт раскрыться.
   - Спасибо. - Сказала она, прячась под зонт, заставив его инстинктивно передёрнуться.
   - Не за что. - Он попробовал ответить так же безэмоционально, но рот его плохо слушался.
   Дождь скоро прекратился.
   - Хорошая магия. Откуда узнал о дожде?
   - Каждый раз, когда я попадаю в другую местность, идёт короткий дождь. - Сказало за Гора воспоминание.
   - Запомню. Нам туда. - Она указала направление, в котором улетел их транспорт.
   Несколько часов они пробирались всё дальше и ближе к земле, пока полудемон окончательно не проголодался. Его спутница, казалось, слово "голод" вообще не знала, но к его словам прислушалась.
   На построение простой ловушки ушло совсем мало времени. И ещё меньше времени, что бы в неё попался... сам Гор. Но благодаря ошибке в расчётах, распрямившееся дерево не подвесило его вверх тормашками, а просто бросило вверх и вперёд.
   На тот раз он успел заметить полупрозрачную стену, сквозь которую, ничто не могло пройти, и которой в то же время не существовало. Полудемон и здесь оказался паршивой овцой, и пролетел сквозь несуществующую непроходимую стену насквозь.
   Приземлился он на спину, и достаточно мягко. Только место его приземления отнюдь не совпадало с местом взлёта.
   Услышав знакомый гром с неба, Гор не стал ничего делать, подставив лицо падающей сверху водой. Но сверху падала отнюдь не вода, а что-то липкое, не приятное. Первая же капля, шлёпнувшаяся на лоб, заставила его всё-таки раскрыть магический зонт. Тяжело вздохнув, он встал и отправился к деревне, которую увидел неподалёку.
   "Неподалеку" оказалось довольно большим расстоянием. Всё это время он шлёпал по грязи, не закрывая зонт, с неприязнью глядя на стекающие по нему языки грязи. Порывы ветра заставляли его ёжиться, напоминая, что мягкой посадкой он обязан большому, но мелкому болоту. Ветер был отвратительно холодным.
   Его встречали. Жители деревушки во всём походили на людей, кроме роста около трех с лишним метров. Четыре таких великана, окружив его, не двусмысленно указали полудемону в центр деревни. И начали сопровождать его, представляя из себя то ли стражу, то ли охрану. Вокруг суетились полуголые жители, украшенные многочисленными следами дождей.
   По мере продвижения Гора к месту назначения, дождь прекращал свою работу, а когда конвой остановился, полудемон смог отключить зонт и опустить руку.
   На крыльце, или чём-то подобном, сидел лохматый, белобородый великан, "староста", как его окрестил про себя Гор.
   - Олчи. - Сказал "староста". - Я гоорить уду. - Во время речи его губы не касались друг друга. - Разъеру тоё поедение. - Он задумчиво посмотрел на пришельца:
   - Ты не есный. Это - лохо. - Сказал он и, после небольшой заминки:
   - Но ты ринёс на дождь. - Это - хорошо. - Добавил "староста." И, помолчав, сказал:
   - Но ты не житель дерени. Это - лохо.
   Чуть погодя:
   - Но ты - аг. Это - хорошо.
   Позже:
   - Но ты ришёл издалека. Это - лохо.
   После пары минут:
   - Но уный. Это - хорошо.
   Примерно через полчаса, перебрав такие положительные черты в Горе, о которых тот даже не подозревал, вроде терпения и почтения, и просклоняв на все лады отсутствие местной прописки, "староста" пришёл к выводу:
   - Но у тея нет естной жены. Это лохо. Ты - лохой. Сросить его у яу. Сопровождающие великаны утвердительно кивнули и повели Гора к
   противоположному краю деревни.
   Из глубокой ямы, к которой подошли все четверо, доносились странные, шуршащие звуки.
   - Что за яма?- Спросил Гор, оказавшись на её краю.
   - С ядохвостами. - Ответил один из них.
   - Да? - Переспросило нечто, сидящее внутри полудемона. Оно заглянуло в яму глазами Гора и произнесло его же ртом: - Хесеха охшехашша.
   В тот же момент двое великанов, стоявших сзади, которым не понравилось нерешительность жертвы, просто толкнули пришельца вниз.
   Гор не успел испугаться короткому падению на шевелящееся внизу дно просто потому, что его заинтересовали странные обитатели ямы.
   Но сами обители были заинтересованы в другом...
   Падение полудемона произвело эффект взорванной бомбы, при котором почва взлетает вверх. Примерно так поступили неизвестные обитатели ямы, которые, по мере падения взрывчатого вещества, то есть полудемона, с той же скоростью, и даже с большей, покинули яму. Они просто выпрыгивали оттуда.
   Когда Гор оказался на дне ямы, она оказалась пуста. Зато вверху вовсю бушевала паника. Вопли "Ядохвостые!" "Берегись!" сотрясали деревеньку.
   - Ашхесс. - Прошипел сам Гор неизвестное ему слово, облизнулся раздвоенным языком, прислонился спиной к стене ямы и принялся нетерпеливо поджидать продолжение.
   Но оно пришло не с верху, куда был направлен взгляд недовольного узника ямы.
   Внезапно сама яма всей пятиметровой глубиной заполнилось шипением. Неизвестно откуда, скорее всего из скрытых дыр, в кратковременное жилище полудемона начали заползать змеи.
   Гор встал, немного напуганный этим визитом. Но поднявшаяся волна узнавания, смешанная с радостью, не дала ему поступить так же, как и деревенским жителям при виде ядохвостых, кем бы те не были.
   - Хессехшаа. - Произнесла его внутренняя сущность.
   - Шешшуххаа. - Ответил ему голос из темноты.
   - Ххаа. - Отозвалось то, что оставляло Гора на месте. - Шсяа шсухешс ссяах шсехшессш.
   - Хессехшаа шсухешс.
   - Хашшс сшаххесшесх.
   - Сшесхахашшс ашхесс.
   - Ссяах ашхесс.
   - Ашхесс...
   В разговор вступил новый голос, перебив прежний.
   - Шсехшессш хессехшаа шсухешс ссяах ашхесс. - В дальнем от Гора углу ямы зажглись два ярких глаза.
   - Хшессшаххешс. - Разнеслось со всех сторон на разные голоса. И змеи начали потихоньку уползать.
   - Хашшсаххешс. - Прошипело внутреннее "я" Гора с облегчением, и он привалился обратно к стене и буквально стёк по ней. Больше у него не было сил ни на что.
   - Да, Шассеххаххешс. Я пришла, как только узнала о твоём возвращении. - Змея, сотканная из огня, выползла из укрытия. Было заметно, как ей трудно достаются человеческие слова. - Хашшс ашхесс сшаххессшесх. - Гор не понял.
   - Хессехша ссяах. - Голова змеи вспыхнула и начала преобразоваться. Через несколько мгновений на её шее сидело нечто похожее на человеческий череп, окружённый огнём. - Теперь я смогу кое-что объяснить. - Полудемон вяло кивнул. - Ты - то, что могло получиться из Гора, если бы он после смерти стал человеком. То есть, переродился в человека. Но вместо этого он пошёл по проторенному пути, на котором и прогорел. Но его часть, ставшая душой этого человеческого тела, всё-таки привела тело по назначению, но к тому времени из него вышибли самое мощное, единственное что-то стоящее, оружие - Силу огня. Эту Силу ты, полудемон, видишь перед собой. Я стану твоей частью и соединю между собой тебя человека и воспоминания Гора, которые тебе так необходимы. Ведь ты так и не понял, о чём сейчас шла беседа между тобой и хаашс. - Он кивнул. - Встань. - Полудемон с рудом встал и отковылял от стены. Змея, вернув себе обычную голову, окружила его многими кольцами. Гора бросило в жар, затем голова змеи ткнулась в правую ладонь и вошла в руку, прошла сквозь неё в тело и поднялась в голову. Сначала было больно, но затем в памяти вспыхнул феерверк воспоминаний.
   Горы, окружающие небольшую речную долину, где он родился...
   Обучение Силам, когда в него вошёл огонь, да так и остался навсегда... Жуткую первую смерть от пришедших в долину богов...
   Вторую смерть от случайно забрёдшего экзорциста...
   Поимку в сети и долгое, в несколько сотен лет, служение своеобразным "счётчиком" для определения магического уровня.
   Приход недоумённого человека, который, казалось, не знал, куда он угодил. И изумление, как этот человек похож на него самого. Только надо чуть-чуть подкорректировать...
   И исчезновение, растворение в этом человеке...
   Вобрав в себя это всё, полудемон почувствовал, как змея растворяется в нём.
   - Сахше ашхесс. - Прошипел он.
   - Ссяах. - Данеслось из мыслей.
   - Шсяа аххешс хессехшаа.
   - Ссяах.
   - Шсухешс шсехшессш.
   - Хашшс сшаххесшесх.
   - Хессехшаа шсухешс. - Прошипел Гор, и, немного подумав, сказал: - Мне нужна ты.
   - Ссяах.
   - Я бы сейчас прикрылся словами о секретном оружии и всём таком. - Полудемон прервался.
   - Ссяах.
   - Но на самом деле - мне одиноко. Ссяах ашхесс.
   - Шсухешс шсехшессш ашхесс.
   - Я имею ввиду сейчас, но не прошлое и будующее. Шсехшессш.
   - Шсехшессш ашхесс сахше.
   - Поживём - увидем. Но я не думаю, что... Шсухешс шсехшессш.
   - Шсухешс аххешс.
   - Хессехшаа шсухешс. - Согласился Гор. - Слушай, ты начала растворяться во мне. Можешь ли ты делать обратные действия?
   - Ссяах.
   - Можешь ли ты выйти из меня?
   - Шсехшессш сшаххехашшс.
   - А можешь ли ты научить меня растворяться...
   - Сяяах.
   - ...в тебе.
   - Хашшс аххешс сахше.
   - Я хочу стать ненадолго хашшсаххешс.
   - Сяяах.
   - А затем снова стать сшаххехашшс.
   - Шсехшессш шассеххаххешс.
   - Хессехшаа шсухешс.
   Секунду спустя Гор вспыхнул, как бочка с бензином, не ощущая жара. Затем его голова стала подобна змеиной, тело стало вытягиваться и утоньшаться к низу, пока в яме не оказалась огромная змея, сотканная из огня.
   Без особого труда Гор-змея поднял голову к краю ямы и выглянул. Деревня была пуста. Жители сидели по домам и тряслись там от страха.
   - "Интересно, а где ядохвосты? И кто это?" - И тут же память посоветовала взглянуть повыше.
   Ядохвосты, а точнее - очень крупные скорпионы, сидели на макушках деревьев и с ужасом смотрели на высунувшуюся из ямы змеиную голову.
   - Хесеха охшехашша. - Прошипел Гор последнюю знакомую ему фразу на общем шипящем и пополз через ещё больше притихшую деревушку к тому месту, откуда явился.
   Пока он полз сквозь ужаснувшуюся деревушку, он рассматрнивал причины, по которым хашшс недолюбливают сшаххесшесх, а так же ашхесс и аххешс. Именно в таком порядке.
   Шассехха сахше недолюбливают сшесхахашшс за неоправданную ненависть к хессехшаа шассехха. И это не смотря на ту пользу, что шсехшессш шсухешс приносят самим шассехха ашхесс, поедая грызунов и прочих вредителей сельского хозяйства. Не говоря уж о том, что ссяах вовсю используется в медицине. Пусть даже всякие мыши и кузнечики служат шсухешс хашшс для хессехшаа шассехха. А про шсухешс, который можно получить от хашшс, то в этом сами сшесхахашшс виноваты. Ни один из шсехшессш хессехшаа в здравом уме не набросится на человека. Уточнение - шсехшессш шсухешс с отдавленным хашшс здравомыслящим не является из-за дикой боли.
   Ашхесс же шассехха сахше не любят за то, что он является временем активности сшаххесшесх.
   Аххешс вызывает у хессехшаа шассехха двоякое чувство - страх и уважение. Страх - за очень болезненную шсехшессш, а уважение - за полную справедливость ко всем. Если сгорать, то без поблажек.
   Пока полудемон в виде змеи так думал, деревня оказалась позади его довольно длинного тела, а впереди появилась та самая стена, сквозь которую он умудроился попасть в данную местность.
   - "Теперь прыжок." - Подумал он и тело легко оторвалось от земли и... врезалось в прозрачную стену. От удара из носа посыпались искры. Точно такие же, если ударить по костру палкой. - "Видимо, барьер не попускает чистую Силу. Попробую в основном облике." - И через короткое время перед стеной оказался полудемон в облике человека. Гор прыгнул, но эффект оказался тем же.
   Потирая нос, Гор положил ладони на стену и попытался опереться. Но и тут стена его подвела, пропустив ладони и остальное тело сквозь себя, так что полудемон, подняв тучу грязных брызг, свалился в болото. Фыркая, он встал. Стена оказалась за его спиной. Пытаясь отряхнуть свою одежду, он поднял взор и замер. В его сторону, направляясь к деревне, шли три великана. Все трое были вооружены довольно примитивным, но всё равно грозным оружием. Особенного внимания заслуживала дубинка в руке впередиидущего, которую тот сделал из толстенного бревна, толщиной с бочонок, и длинной в самого Гора. Заметив чужака, великан не стал раздумывать.
   - Пришелец. - Завопил он и с невероятной скоростью бросился к полудемону. Тот не успел никак среагировать, как ему по рёбрам засветило дубинкой, оторвав на полметра от болота и послав в непродолжительный полёт. Который закончился ударом затылка об дерево. Разноцветные алмазики, что устроили соревнования по прыжкам из глаз, смыло водой, которая свалилась сверху в виде дождя, обойдя при этом очки. Они, вопреки всем неприятностям, остались на своём законном месте.
   Цель экспедиции.
   Гор открыл глаза.
  
   - Так. - Сказала Файри, прочитав предыдущую главу. (При этом оторвав меня от следующей) - "Ты наверно не понял, о чём шёл разговор между тобой и хашс..." Не знаю, как насчёт твоего Гора, а я точно ничего не поняла.
   - Хорошо. - Отозвался я. - Давай я сделаю тебе словарик...
   - Если можно, - ядовито добавила она, - то после каждой главы.
  

Словарик N1.

   Хесеха охшехашша - что-то вроде "деликатесс". (Обще шипящий)
   Ашхесс - Зд. - Ругательство. (Змеиный)
   Хессехшаа - Зд. - Одобрение. (Змеиный)
   Шешшуххаа - Букв. - "Тёплая ночь" - Приветствие. (Обще шипящий)
   Ххаа - Букв. - "Ночь." - Ответ на приветствие. (Обще шипящий)
   Шсяа шсухешс ссяах шсехшессш - Букв. - "Яд смертельно необходим жизни." - Просьба о помощи. (Змеиный)
   ( *Шсехшессш - В разл. знач. "слово", "смерть", "шипение". Букв. - "Слово смерти." (Змеиный))
   ( *Шсухешс - В разл. знач. "слово", "жизнь", "укус". (Змеиный))
   ( *Ссяах - Подтверждение ядовитости. Подчинённое слово. Букв - "Яд?" (Змеиный))
   ( *Шсяа - В разл знач. "необходимость", "личность". Используется при определении личной заинтересованности. (Змеиный))
   Хессехшаа шсухешс - Букв. - "Тёмное слово" - Согласие. (Змеиный)
   ( *Хессехшаа - В разл. знач. "тьма", "ночь", "погода", вобще что-то хорошее. Букв. - "Тёмная погода". (Змеиный))
   Хашшс сшаххесшесх - Букв. - "Рот двухвостых." - Просьба говорить на языке человека. (Змеиный)
   ( *Хашшс - В разл. знач. "рот", "зуб", "тело", "род". Букв. - "Открыт". (Змеиный))
   (Сшаххесшесх - Букв. - "Двухвостые" - название людей. (Змеиный))
   ( *Сшахх - Букв - "Неодин." (Змеин))
   ( *Сшесх - В разл. знач. - "Хвост", "Конец".)
   Сшесхахашшс ашхесс - Букв. - "Смерть хвосторотым." - Выражение ненависти к людям. Зд. - Резкий отказ. (Змеиный)
   (Сшесхахашшс - Букв. - "Хвосторотый" - Презрительное название человека. (Змеиный))
   Ссяах ашхесс - Букв. - "Светлая смерть без яда" - Признание беспомощности, одиночества. (Змеиный)
   ( *Ашхесс - В разл. знач. "свет", "убийца", "отрицание". Букв. - "Слепящий" (Змеиный))
   Шсехшессш хессехшаа шсухешс ссяах ашхесс - Букв. - "Шипение ночного слова отвергло жизнь". - Сомнение в ранее высказанном. (Змеиный)
   Хшессшаххешс - Букв. - "Смертельный огонь". - Почтительное отношение к сильному. (Змеиный)
   ( *Аххешс - В разл. знач. "свет", "смерть", "полное уничтожение". Букв. - "Сжигающий" (Змеиный.))
   Хашшсаххешс - Букв. - "Тело огня". - Огненная змея. (Змеиный)
   Шассеххаххешс - Букв. - "Покрывало огня". - Защитник огня. (Змениный)
   (*Шассехха - В. разл. знач. "чешуя", "защита", "незаметность", Букв. - "Кожа" (Змеиный))
   Хашшс ашхесс сшаххессшесх - Букв. - "Светлый рот двухвостых." - Неприятие человеческой речи. (Змеиный) Змеям трудно говорить на человеческом.
   Хессехша ссяах - Букв. - "Яд тьмы". - Огорчение. (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - "Змея". (Змеиный)
   Сахше ашхесс - Букв. - "Убей движение". - Просьба остановиться. (Змеиный)
   ( *Сахше - В разл. знач. - "движение", "шуршание", "изгиб". (Змеиный))
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Шсяа аххешс хессехшаа. - Букв. - "Нужда чёрного огня". - Просьба не оставлять в одиночестве. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Шсухешс шсехшессш. - Букв. - "Смерть слова". - Затруднение в словах. (Змеиный)
   Хашшс сшаххесшесх. - Букв. - "Рот двухвостых." - Предложение говорить на языке человека. (Змеиный)
   Хессехшаа шсухешс. - Букв. - "Тёмное слово" - Согласие. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - "Но?" (Змеиный)
   Ссяах ашхесс - Букв. - "Светлая смерть без яда" - Признание одиночества. (Змеиный)
   Шсухешс шсехшессш ашхесс - Букв. - "Дневная жизнь ночи".- Обвинение во лжи. (Змеиный)
   Шсехшессш - Зд. - "Сегодня". (Змеиный)
   Шсехшессш ашхесс сахше - Букв. - "Движение светлой тьмы". - Сомнение в завтрашнем дне. (Змеиный)
   Шсухешс шсехшессш - Букв. - "Смерть слова". - Затруднение в словах. (Змеиный)
   Шсухешс аххешс - Букв. - "Убей слово". - Предлжение завершить этот разговор. (Змеиный)
   Хессехшаа шсухешс - Букв. - "Тёмное слово" - Согласие. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Шсехшессш сшаххехашшс - Букв. - "Слово двуязыкого". - Слушаю и повинуюсь. (Змеиный)
   ( *Сшаххехашшс - Букв. - "Двуротый" - Двуязыкий. Одно из прозвищ Гора, за его способность говорить на змеином языке. (Змеиный) Второе - Шассеххаххешс - было дано ему, когда он впервые дал своей Силе облик змеи.)
   Хашшс аххешс сахше - Букв. - "Кожа ползёт в огонь". - Непонимание. (Змеиный)
   Хашшсаххешс - Букв. - "Тело огня". - Огненная змея. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Сшаххехашшс - Зд. - "Двуязыкий". (Змеиный)
   Шсехшессш шассеххаххешс - Букв. - "Слово защитника огня". - Слушаю и повинуюсь. (Змеиный)
   Хесеха охшехашша - что-то вроде "деликатесс". (Обще шипящий) Третья и последняя фраза этого языка, которую знает полудемон. Первые две - Шешшуххаа. - Букв. - "Тёплая ночь" - Приветствие и Ххаа. - Букв. - "Ночь."
   - Ответ на приветствие.
   Сшаххесшесх - Букв. - "Двухвостые" - название людей. (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - "Змея". (Змеиный)
   Ашхесс - Зд. - "Свет". (Змеиный)
   Аххешс - Зд. - "Огонь". (Змеиный)
   Шассехха сахше - Букв. - "Изгибающаяся чешуя". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Сшесхахашшс - Букв. - "Хвосторотый" - Презрительное название человека. (Змеиный)
   Хессехшаа шассехха - Букв. - "Чешуйчатая тьма". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Шсехшессш шсухешс - Букв. - "Шипящий укус". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Шассехха ашхесс - Букв. - "Светлая чешуя" либо "Без чешуи". - Полупрезрительное название человека. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - "Яд". (Змеиный)
   Шсухешс хашшс - Букв. - "Тело для жизни". - Добыча. (Змеиный) Иногда используется в презритеьлном смысле.
   Хессехшаа шассехха - Букв. - "Чешуйчатая тьма". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Шсухешс - Зд. - "Укус" (Змеиный)
   Сшесхахашшс - Букв. - "Хвосторотый" - Презрительное название человека. (Змеиный)
   Шсехшессш хессехшаа - Букв. - "Ночной шипящий". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Шсехшессш шсухешс - Букв. - "Шипящий укус". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - "Хвост", "Тело". (Змеиный)
   Ашхесс - Зд. - "свет". (Змеиный)
   Шассехха сахше - Букв. - "Изгибающаяся чешуя". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Сшаххесшесх - Букв. - "Двухвостые" - название людей. (Змеиный) Шсехшессш хессехшаа - Букв. - "Ночной шипящий". - Одно из
   самоименований змей. (Змеиный)
   Шсехшессш - Зд. - "Смерть". (Змеиный)
  
   - Ну вот, у змей появился собственный язык. Надо будет поговорить. - Она усмехнулась.
   - "Нет, с этим надо что-то делать." - Подумал я, когда Файри ушла. - "Её надо как-нибудь отвратить от чтения... Придумал! Надо написать про нашу встречу."
  

Часть вторая. Беда познаётся в друзьях.

Град.

Неблагоприятные полётные условия.

Метеопрогноз.

   Надо было спешить, тем более, что явно надвигалась гроза, возможно, с градом. Крылья быстро несли в укрытие, но тут с неба донёсся гром и первые капли ударили в летнюю землю. Прогноз оказался верным, и следом за водой с неба полетел лёд. Первая градина прицельно ударила в голову, совершенно отключив сознание и прервав полёт. И дождь радостно накинулся на упавшее тельце, вбивая его в грязь...
   И была ночь, и было утро. День... Шесть миллиардов умножить на триста шестьдесят пять плюс-минус несколько тысяч... И ещё один.
  

Находка в моркови.

Ищу того аиста, что уронил меня

в капусту.

Младенец.

   В тот знаменательный день (эти самые шесть миллиардов лет) я поднялся необычайно рано, когда все в доме ещё спали, а солнце только-только показало свой край из-за горизонта. Ночью прошёл сильный дождь, под который так хорошо спалось, так что песчаные дорожки были мокрыми. Выйдя на крыльцо, я надел "шлёпки" и направился бродить вокруг дачного дома. Делать было абсолютно нечего. Пока.
   Сразу за углом начинались грядки с морковью, и тут, между ними, я увидел два крыла, напоминающие крылья бабочки, только большие. Осторожно взяв их, я поднял неизвестное существо, которое напоминало невероятно грязную гусеницу, только с крыльями.
   - "Куда катится экология?" - Насмешливо подумал я, положив эту грязь на ладонь и отправившись к умывальнику, что бы ополоснуть и рассмотреть гусеницу поподробней. Пложив её на столик, я сперва вымыл свои руки, а затем захотел провести эту операцию и с находкой. Но когда я посмотрел на это нечто, оно стояло вертикально и смотрело на меня непропорционально большими глазами. Самое интересное, что глаза были совсем человеческими, небесно-голубого цвета.
   - Наполни банку. - Сказало существо женским голосом, кивнув в сторону трёхлитровой банки из-под маринованного ассорти. Банка быстро наполнилась, и я поставил её напротив попросившей. Та, плотно сложив крылья, так, что зазора между ними не было видно, подпрыгнула на три своих роста вверх и нырнула в импровизированный водоём. В воздух полетели холодные брызги.
   Я зачарованно смотрел на эту картину, пока вся грязь не переместилась с купальщицы на дно банки. И только когда она, именно она, сквозь намокшее платьице хорошо проглядывалась обалденная (6-3-6, при росте в 13 см) фигура, вылезла из банки и с укором посмотрела в мою сторону, я спохватился и отвернулся. Впрочем, любопытство победило, да и она сама предложила обернуться, довольно быстро. Платье на ней уже высохло, да и вообще она была настолько сухой, что не верилось в её недавнее купание.
   Мы играли в гляделки довольно долго, и она сдалась первой:
   - Ты меня видишь? - Задала миниатюра Мисс-совершенство абсолютно ненужный вопрос. Причём он звучал на чистейшем русском. Я кивнул головой. Она зажмурилась, широко раскрыла крылья, окуталась коконом из маленьких язычков огня и посмотрела на меня всё с тем же вопросом. Кроме него во взгляде проскальзывала полумёртвая надежда, что ответ будет отрицательным. Чувствуя себя по меньшей мере эсэсовцем при исполнении, я опять кивнул. Угасающая мольба заставила меня ощутить себя поочерёдно палачом на казне и пытающим инквизитором. Затем она тяжело вздохнула, внеся в меня ощущения грешника на православной исповеди.
   - И что ты видишь? - Как мог, косноязычно описал. Под конец фразы она смущённо прятала румянец на щеках.
   - А в чём дело? - Спросил я напоследок.
   - Вы называете нас феями и не должны, по идее, видеть. Я нарушила сейчас кучу законов, которые регламентируют пребывание нашего народа в среднем мире. Так что когда... - Она замялась. - если я попаду домой, мне грозит ужасная участь.
   - А зачем тебе домой? - Спросил я.
   - Там всё. Всё родное. - В её глазах стояли слёзы.
   - А почему "если?"
   - Я потеряла всю пыльцу. А для того, что бы открыть портал, нужна прорва энергии.
   - Ммм. - Я задумчиво пожевал губами.
   В этот момент к умывальнику подошла бабушка.
   - Доброе утро. - Сказал я.
   - Доброе утро. - Отозвалась она, ставя тарелки почти на фею.
   - Эй, ты что, ослепла?! - Вскричало маленькое существо, но бабушка не услышала. Она начала расспрашивать меня о самочувствии, и вообще заботиться, выполняя то, что составляет суть всякой бабушки, одновременно ополаскивая тарелки, размахивая тряпкой и чудом промахиваясь при этом мимо феи.
   Когда бабушка удалилась, напомнив, что чай уже готов, малышка выглянула из-за банки и поинтересовалась:
   - С ней всё в порядке?
   - В смысле?
   - Ну, она не глухая?
   - А, вообще-то, нет. А что?
   - Тогда чего она не видела и не слышала меня? Неужели... - Она развернулась спиной ко мне и распахнула крылья. - Посмотри!
   - Крылья. - Неуверенно ответил я. - Прозрачные. Только... - Присмотревшись повнимательней. - Рядом с телом остатки узора...
   - Ура! - Вскричала фея. - Значит я ничего не нарушаю! Ты просто видишь меня! Я никому не показываюсь... Правда, придётся долго ждать, пока... - Она закружилась в диковинном танце, напевая что-то себе под нос, прикрыв глаза, не заметила противоположного края стола. - Ай. - Раздалось с земли. Я обогнул стол и поднял её на ладони.
   - Что дальше? - Поинтересовался я.
   - Давай познакомимся... Меня называют Файри. Только имя не говори...
   - Хорошо... Седой.
   - Ты? Ни одного белого волоса.
   - Это в кампании. - Ответил я и, своим "старым голосом", - Вот и годы мои прошли. Стар я стал, совсем поседел...
   - Здорово! Ты актёр?
   - Немного. Так, дурачусь в компании...
   - Всё равно здорово. Слушай, Седой, помоги мне выжить. Пока пыльца не восстановится.
   - Хорошо.
  

Часть третья. Отличительный признак.

Цель экспедиции.

Пришёл, увидел, стащил.

Индиана Джонс.

   Гор открыл глаза.
   - Ессехаешсс. - Прошипел полудемон с радостью.
   Он поднялся, не забыв раскрыть зонт. И сразу же увидел оглядывающуюся женщину-попутчицу. Она моментально оказалась под зонтом, впрочем, дождь быстро кончился.
   - У меня хорошее известие. - Бесстрастный тон контрастировал с её словами. - Мы совсем недалеко от Храма.
   До Запретного Храма было около семи часов ходу.
   Взмокший полудемон с завистью смотрел на попутчицу, которая, несмотря на своё сложение, казалось, просто не знала усталости, как состояния.
   К Храму дошли затемно. И при входе наткнулись на уже разорённый лагерь остальной экспедиции с мёртвыми телами вокруг и следами поспешной эвакуации.
   С полдесятка разбросанных кусочками на малое расстояние трупов лежали перед входом в здание, который затягивала искрящаяся в свете разожженного Гором костра потусторонняя преграда. Пока женщина обыскивала окрестности, он внимательно изучал переход в другую местность. Опыт ему подсказывал, что с ним не всё так гладко, как хотелось бы. А точнее, полудемона смущало то обстоятельство, что за преградой, вполне проницаемой для его тела, он даже попрыгал туда - обратно несколько раз, не было ни следа крови. За рассматриванием пола коридора его застала спутница.
   - Есть спасательная капсула, которую можно восстановить. - Сообщила она. И, без перехода. - Будь осторожен, здесь обязательный портал в другую местность. Прямо рядом со входом.
   - А что внутри? - Заинтересованно спросил Гор.
   - Где? - Спросила она.
   - В Храме. В другой местности, как понимаю, нечто ужасное.
   - Как положено. - "Кем?" - Подумал полудемон. - Несметные сокровища.
   Она подошла ко входу и протянула руку. Рука исчезла.
   - Ты прошёл? - Спросила она просто для информации. - Тогда нам целесообразно разделить усилия. Ты будешь вытаскивать сокровища, а я починю спаскапсулу.
   Гор согласился, но настоял на небольшом отдыхе.
   Утром работа закипела. Напоминая носильщика, полудемон таскал из Храма мешки, набитые драгоценными камнями и прочими сокровищами, а женщина ковырялась внутри чего-то, напоминавшего смесь трёхместного самолёта с ракетой. Маленькие треугольные крылья, по два с каждой стороны, торчали по бокам округлого стального тела с тремя изначальными сиденьями внутри. Самое заднее в самом начале ремонта было выдрано с корнем, и на его место сваливались несметные сокровища. Всё это закрывала стеклянная крыша, убранная на время работы до самых кормовых дюз числом в четыре штуки.
   В полдень женщина сообщила о том, что работа завершена.
   Гор отыскал в разгромленном лагере, последней экспедиции и нашёл НЗ, часть которого пошла на подкрепление его сил, а остальное - в объёмный, но удобный рюкзак, вместивший, кроме этого, ещё кучу драгоценных камней. Точно такой же женщина набила до отказа золотом, серебром и прочим ценным металлоломом. Единственное, что сам полудемон захватил из подобного, был удобный браслет из сплетённых золотых, серебряных, платиновых и стальных полос, закрывший часть правого предплечья, совсем рядом с кистью.
   Наконец Гор без сил плюхнулся в кресло. Нос капсулы был направлен подпирающими брёвнами в небо. Когда они там появились, он не мог сказать.
   - Тебя как зовут? - Задала вопрос женщин, усаживаясь на место пилота.
   - Сшаххехашшс. - Прошипел Гор своё прозвище, едва успев подумать, что настоящее имя называть не стоит. В прочем, назвать это прозвище, тоже было не лучшей идеей.
   - Как? - Ровно переспросила она.
   - Шассеххаххешс. - Ответил он вторым прозвищем, и, немного подумав, выдал перевод на нормальный язык. - Зонт.
   - Хорошо. - Отозвалась, она и в этот момент капсула стартовала, и, вдавив сидящих внутри в кресла, понеслась в небо, в ту сторону, куда ранее бежали их недавние попутчики.
   Наученный горьким опытом, Гор смотрел, насколько позволял обзор, в переднее стекло, и поэтому увидел стену.
   - Сворачивай! - Выкрикнул он, но женщина даже не шевельнула ухом. Ему осталось только закрыть глаза и вцепиться в ремни безопасности, когда джунгли снизу исчезли, а рёв двигателей заглох, послав капсулу в вынужденную посадку.
   Попрыгав некоторое время по барханам, транспортное средство зарылось носом в песок.
   - Граждане пассажиры, наш самолёт совершил посадку в пункте назначения, просим покинуть салон. - Горько сказал Гор. Он поднялся, благо стекло сверху улетело при первом прыжке, взял свой рюкзак и спрыгнул в песок. Тот взметнулся вверх радостной тучкой пыли и принялся оседать на мгновенно выступившем поту.
   Женщина тоже выпрыгнула из капсулы, нимало не заботясь весом мешка, и поднялась следом за Гором на бархан.
   - Нам туда. - Указала она направление рукой. Он только пожал плечами, устраивая рюкзак поудобней. Закончив с ним, Полудемон поднял правую руку вверх и раскрыл зонт. - Здесь нет дождей. - Произнесла женщина, но сразу после этих слов сзади раздался гром и на них обрушился... уступим представительнице прекрасной половины, град из мелких обломков и драгоценностей.
   Когда пыль рассеялась, оставив на полудемоне ещё один слой из себя с потом, женщина отвернулась от места посадки и пошла в ранее указанную сторону. Гор поспешил за ней.
   Вскоре солнце зашло, и они устроились на привал. Гор достал флягу-холдодильник и нахлебался воды. Затем, выудив из творящегося внутри рюкзака хаоса он выудил еду и предложил женщине и то и другое. Она отказалась.
   - Я - Сайби. - Представилась она, когда Зонт впился зубами в сухарь. - Андроид. Мне не нужна еда и питьё. - Двуязыкий подавился. - Завтра окончательно разрядятся аккумуляторы. - Продолжила она. - Меня надо будет оставить, в тело вмонтирован маячок, в затылок, так что скоро за мной прибудут. До города около трёх суток.
   Зонт откашлялся и заявил:
   - Я давно это подозревал. Ещё когда увидел внутри твоей руки всякие железки. Ты тогда пыталась пройти за мной. - Андроид утвердительно кивнула.
   - Спокойной ночи. - Пожелал Гор и отключился.

Словарик N2.

   Ессехаешсс - Зд. "Дождь" (Змеиный)
   ( *Ессехаешсс - В разл знач. "вода", "дождь", "грязь", что-либо жидкое. Букв "Жидкая земля". (Змеиный))
   ( *Хаешсс - В разл знач. "Твердь", "Земля", вообще что-либо твёрдое. (Змеиный))
   Сшаххехашшс - Зд. - "Двуязыкий". (Змеиный)
   Шассеххаххешс - Букв. - "Покрывало огня". - Защитник огня. (Змениный)
  
   - Что?!! - Гневу Файри не было предела. - КТО?!! "...неизвестное существо, которое напоминало невероятно грязную гусеницу, только с крыльями..." - Она укуталась в кокон, состоящий из огня. - Ты знаешь, что я с тобой за это сделаю?
   - Превышение... - Попытался защититься я, припёртый к стене.
   - Плевала я на него.
   - Ты дальше прочитай....
   - Только поэтому ты ещё жив. - Пламя погасло и она кокетливо повернулась в воздухе. - Ну?
   - Готов хвалить бесконечно. - Отозвалася я. - Только это будет...
   - Коснязычно, знаю. Уже говорил, описывал. Ладно, обойдусь. Ты бы про себя написал, а.
   - Шсехшессш аххешс. - Прошипел я.
   - Позволь, догадаюсь... Слово огня?
   - Огненное слово. - Улыбнулся я. - А точнее, слушаю и повинуюсь.
   - Валяй.
  

Часть первая. Чёрные тени.

Дитя преисподней.

Моим родителям, без воспитания которыми

я бы не стал таким, какой есть,

посвящается.

   Как и все дети преисподней, я родился на рубеже веков. Рубеж века, что б вы знали, это не года завершения и начала, а ещё плюс-минус двадцать лет. Так что в прославленном вашими астрологами двухтысячном мне бы исполнилось только девяносто три года, а не ровно сто. Как вы уже догадались, тогда шёл тысяча девятьсот седьмой год. Родился я не вовремя, нет, это не означает, что должен был родиться веком раньше или веком позже, все дети преисподней рождаются в тот век, когда их рождение оптимально, просто мои родители, будучи долгое время агентами на Земле, точнее - мамочка, да будет её существование вечным, но подальше от меня, устроили мне человеческий вид. Должен был родиться демоном-оборотнем, но из-за такого решения увеличился срок беременности, и вместо положенного года я пробыл в утробе восемнадцать месяцев. Я преклоняюсь перед матерью, так как при суматошной жизни моих родителей это был поистине подвиг. Сейчас объясню, почему.
   Как я уже говорил, они были эмиссарами на Земле, среднем Мире, и естественно, райские силы объявили их вне закона. Они всегда так делали, когда убеждались, что добро от действий чертей, "Чёрных теней", как мы называем себя сами, превышает добро, идущее от их слов. И хвала Тьме, что Преисподняя ещё лежит в юрисдикции её шефа, так как ненависть к своим родным и близким ещё не проникла, вопреки евангелию от Луки, в наши сердца.
   Но это не преградило пути проникновения вестников Света, которые требуют от нас соблюдения их законов. В частности, так отнеслись к моим родителям, потребовав от Ада их выдачи. Но до осознания этого момента от моего детства было далеко. Что ж, на Земле им приходилось нещадно маскироваться, матери - из-за более, чем двухметрового роста, а отец прятал лишнюю пару рук и направленные назад колени. В среднем мире им и довелось встретиться. Так что Земля оказалось для меня в двойном долгу, и как благо, и как проклятие.
   Детство моё, до пятнадцати лет, наша семья провела в постоянных разъездах, что до десятого класса создавало мне сплошные неприятности. Всё дело в том, как меня назвали. Фамилию, отличную от Лисковых, что бы ангелы не потребовали и меня, они придумали сразу: Творьнов. От слова творить, творчество. Но чиновник из аналога российского ЗАГСа был настолько пьян, что не только перепутал букву "о" с "а", но и припечатал это всё печатью высшей пентаграммы. (Круг, внутри - пятиугольник, в нём - звезда) Была традиция, наверное, она есть до сих пор, давать имена, начинающиеся с букв В, Д, Л, С. Родители ей следовали и выудили откуда-то чудное имя (ударение - как хотите): Самуил. Откуда? Они не знали, что я попаду в школу? Нравы школьников никогда и нигде не меняются. Последнее, что меня добило - это имя отца. Не знаю, что было ту полутысячу лет назад, когда он рождался, но мой дедушка дал ему имя Скорпион. Наверное, он и сам проклял себя тогдашнего, так как в один прекрасный год я остался у него на каникулы.
   Но школьные годы чудесные были безнадёжно испорчены.
   Нормальный срок обучения - это период с пяти до двадцати пяти лет. И мне пришлось пережить кошмарную десятилетку начального образования, когда детки находятся в самом разгаре устного народного творчества, то есть обожают давать прозвища, и чем обиднее оно звучит, тем смешнее.
   Моё первое прозвище закрепилось ещё в первом первом классе, из-за переездов родителей я сменил столько школ, что и не пытался их вспомнить. Умные детки вывели его из моей фамилии. Первой части. Где-то в пятом, когда мы изучали биологию среднего Мира, к нему добавилось и имя папочки... При моём миролюбивом нраве поначалу это сходило им с рук, тем боле, что неокрепшее в этом юном возрасте сознание стремиться к стадности. Обычно. Некоторые исключения, а я был не единственным, просто становились изгоями.
   Когда мне было десять-тринадцать лет все школы с ужасом смотрели за событиями, происходящими в России. Как раз тогда началась дикая паника среди взрослых, и безошибочными детскими инстинктами мы определяли, что её источник находится именно там, в неизвестных для нас странах.
   Под самый конец волнения, в третьем году от поколения, я отселился от родителей, так как посланники Света на меня уже внимания не обращали, да от родителей немного отстали, события в среднем Мире заслонили от всех такие мелочи, как вражеские агенты. И началась новая жизнь. Наконец то у меня была своя школа, свои знакомые, свои увлечения... в общем, своя жизнь. Иногда родители навещали меня, но в основном я был сам по себе.
   Чуть не забыл. Ещё одной дополнительной чертой, отравляющей моё школьное существование, благодаря неправильному рождению, оказались мои глаза. Точнее - левый глаз. Правый был нормальным, человеческим глазом, а вот с левым всё обстояло наоборот. У него был чёрный белок, красная радужница, и белый зрачок. Что дало ещё кучу кличек вроде "разноглазый." И лишний повод ворчания учителей о моих поступках. "В белых очках сидеть в помещении не принято." Учителя, средние, имеют одну интересную особенность - они стремяться к коллективизации. Особенно в младших классах, где оценки ставятся не по знаниям, а по соответствии их определённой программе, которую чаще всего создаёт конкретный преподаватель. Изредка - соседствующее с ним госучреждение. А о "не принято..." Мало ли что не принято... Может мне ещё и рождаться нельзя было? А то старики, так и не нашедшие за всю свою жизнь подходящего занятия, имеют склонность бурчать, что в их время так плодиться не было принято. Особенно громкие бурчания развелись с тех пор, как золотая молодёжь умудрилась протащить со среднего мира мотоциклы, довести их до ума, и принялась гонять по ночным улицам. Что значит "до ума"? Это значит сделать их быстрее и громче.
   Этот промежуток обучения длиной в двадцать лет государство, если можно так назвать устройство Преисподней, скрепя сердце и скрипя зубами, обеспечивало за счёт нашей будущей работы. Точнее, надеясь, что в будущем мы будем работать, а не сидеть на пособии и рассуждать, что все места давно заняты.
   Тогда я хотел пойти по стопам дедушки... стать консультантом по магии... Мечты...
   После окончания вышки я с удивлением обнаружил, что несмотря на мои неплохие знания и всё прочее, все места уже полностью забиты и работающими, и кандидатами, ещё с предпоследнего поколения.
   Моим решением оказалось продолжение образования. Волк-одиночка, а скорее котяра, я не прибился ни к какой стае, поэтому мне не хотелось просто проедать ту дотацию МДЕ (магических духовных единиц), а приобретать новые знания и всё такое прочее. Естественно, как сыну разведчиков-шпионов на среднем мире, больше всего меня интересовал именно он.
   Чем больше я читал относящуюся к среднему миру литературу, тем большее недоумение вызывало у меня учение о единственности трёх миров. Мне казалось, что невозможно насочинять столько вещей при отсутствии образов. Олимп, Валгалла, Ирий, Египет... всё это казалось до жути реальным. Иногда даже приходили мысли о не изначальности Преисподней, как и Эдема, а об их сотворённости людьми. Особенно такие мысли скользили после того, как мне довелось почитать некоторые запрещённые трактаты про влияние силы веры. Но, чтение чтением, а ничего особенного, кроме ночных кошмаров о не существовании, мне эти знания не добавляли.
   То ли дело земная магия! Вот где был настоящий полёт мысли... пока не врезаешься в каменную кладку ближайшего небоскрёба.
   Это продолжалось до тех пор, пока мне не исполнилось тридцати трёх лет, когда во всю бушевала война фашистов со всем остальным миром.
   Я шёл спокойно по улице то ли пятого, то ли шестого, поколения, в общем, по улице, довольно близкой к административному городу, когда случайно натолкнулся на кого-то в толпе. В прочем, при такой толкучке было неудивительно столкнуть с места затемнитель. Этот индивид при всём этом извинился передо мной, спросил адрес и испарился при моей попытке сделать то же самое.
   Каково же было моё удивление, когда на следующий день ко мне пришло письмо с просьбой в любое удобное время прийти лично к Сатане. И ещё большее, когда милая секретарша - ведьма, не мешкая и секунды, пропустила меня в кабинет властителя Преисподней, и там я обнаружил сидящего в кресле именно того чёрта, что так запросто извинялся.
   - Приветик. - Дружелюбно обратился ко мне верховный владыка. - Так ты - именно Тварьнов... или, точнее, Лисков. Что ж, наслышан о твоих родителях, да и твои личные данные меня впечатляют. Присаживайся. И чуть подожди, я сменю облик. - Он стал меняться. Среди множества личин, к моему удивлению промелькнула Каплан, но только на несколько секунд. Наконец, Вельзевул приобрёл тот облик, что знаком каждому жителю преисподней. - Чему удивился? - Спросил он. - А, ей. Ничего удивительного. Мне не дали... - Он помолчал немного, переживая неприятность, затем продолжил. - Не важно. Куда больше происходит здесь. Не успел я прибыть в Преисподнюю после многих лет блуждания по среднему миру, как тут же натыкаюсь на сына одних из самых
   лучших своих агентов на земле. На твой счёт у меня имеются кое-какие планы, если ты не возражаешь. - Я заворожено кивнул. - Так, похоже, у тебя отнялся язык... Это не страшно, хотя и неприятно для меня. Разговаривать можешь?
   - Да. - Пришлось ответить.
   - Тьфу ты. Тратишь время на то, что бы вырастить личности, проходит немного, как среди падших ангелов выводятся такие... - В его голосе послышалось презрение. Ко мне.
   - Вы... - Начал я, но Денница перебил.
   - Именно это я и имел в виду. Чинопочитание. Думаешь, мне приятно слышать от - он подыскал слово, - сограждан это "Вы"? Нет. Если мне и нужно что-то от вас, так это настоящая самостоятельность. Личности. А, ладно. Надеюсь, что мой пример выбьет из тебя всю эту дурь. Я приглашаю тебя на работу. Кем ты хочешь быть, консультантом или ещё кем? - Искуситель, профессионал знал, какую струну задеть во мне.
   - Конечно. - Ответил я.
   - Вот и ладно.
   И пошла работа. Потихоньку, полегоньку его пророчество сбывалось, особенно когда ему была сверхсрочная консультация. В критических моментах не приходилось особенно раскланиваться. Но потом я нередко ловил лукавые искры в глазах шефа.
   А работы было достаточно. На некоторое время отвлёкшись от своих интересов, "лучший отдых - это смена занятий", Люцифер буквально прошерстил Преисподнюю на предмет нелегальных, незаконных, ненужных и прочих лиц, не отвечающих его вкусам. Всякие там призраки, белые мертвяки, рабоподобные, поклоняющиеся, наводнившие низший мир вымётывались из него огненной метлой, нередко оказывая сопротивление, но всё же высшие круги Ада вспомнили, что и над ними есть командование, не смотря на всю мягкость его позиции. Кое-что Велиал не терпел.
   Пять следующих после начала работы лет пролетели незаметно в выпихивании умерших душ обратно на землю. Всё это проводилось под ворчание шефа. Что-то насчёт реинкарнации.
   Затем навалилась та работа, о которой я уже упоминал - чистка преисподней от нежелательных элементов.
   Затем... Оторвав меня от чтения редчайшего трактата по Вуду, пришёл срочный вызов. От начальства. Официальный.
   Прогулявшись в магазин, я купил выходной костюм и в этом виде предстал перед хозяином преисподней. Почти предстал.
   - Подождите немного. - Сказала ведьма-секретарша, когда я прошёл мимо заключённого в бетон белого мертвяка.
   Белые мертвяки, бывшие слуги Света, отличались от призраков полной неуязвимостью, злобностью, тремя острейшими длинными когтями и неумением проходить сквозь препятствия. Этим их и побеждали, затачивая в глыбы из твёрдых предметов, пока до них не дошло, что с вернувшимся в Преисподнюю её владыкой лучше не спорить, а тем более не устраивать кровавые побоища среди его поданных.
   Со скукой я рассматривал своё отражение в стоящем напротив меня зеркале, всё более раздражаясь. Традиция... Ненавижу их. Всю жизнь мне испортили, а теперь ещё треплют нервы.
   Выходной костюм состоял из серых одежд, плаща "последний писк моды", и трезубца. Особенно меня раздражал последний.
   - При официальном приёме черт должен иметь при себе оружие. - Процитировал я продавца. - К Раю это должность, почему именно эту неудобную вещь?
   - Да. - Поддержала меня ведьма. Во время последнего налёта на кабинет шефа, организованного двумя белыми мертвяками, она серьёзно пострадала, и если бы не моя помощь, то боссу пришлось бы искать себе новую секретаршу. - Это пахнет не современностью. Слушай, пока он занят, давай исправим всё? - Она звякнула в колокольчик, и тут же явились мелкие чертенята. - Переодеть, согласно его вкусу. - приказала она. Малыши кивнули в знак согласия, и работа закипела.
   Первым делом на мне возник новый костюм чёрного шёлка, отороченный кровавым серебром и украшенный золотой монограммой из переплетённых букв "S", создающих восьмёрку, за которыми стояла буква "Л".
   Затем появился чёрный плащ с фиолетовой изнанкой, а тот, что мне продали в магазине, я отдал чертенятам, сказав, что, если мне захочется писка, я приобрету мышей. Завершив свой наряд двумя пистолетами "Берета", которыми мог неплохо управиться, я сжёг к ангельской матери трезубец и стал окончательно готов к приёму.
   - Проходи. - Сказал селектор на столе секретарши.
   Я зашёл и увидел, к чему был этот официоз. Обычно я вваливаюсь в кабинет в излохмаченных до колен джинсах, кожаных, легко снимающихся, сандалиях и водолазке-безрукавке. Всё это, разумеется, защитного чёрного цвета. Вокруг туловища обычно обмотаны патронташи с различными ядовитыми иглами, а за спиной болталась трёхстволка - духовушка.
   В кабинете собрались представители высших кругов Преисподней. Они оглядели меня со всех сторон, и по залу прошёл шёпоток, среди которого я уловил одно слово, немедленно выведшее меня из себя - традиции.
   Удар грома отозвался где-то в моих рёбрах, и только затем я сообразил, что ничего не вижу из-за пляшущих в глазах белых кругов - дьявол ударил по своему столу молнией. Его, кажется, тоже вывели из себя. Умудрились. Перебрав нетрадиционные сексуальные пристрастия святой троицы, апостолов и извращения матери божьей, он включил в эти высокохудожественные построения то самое слово и замолчал. В абсолютной тишине послышался удар об пол изжаренной молнией мухой.
   - Господа. - В голосе властителя Ада звучал холод. - Я представляю вам того, кого попрошу заняться делом. Если у вас есть свои кандидатуры, то вы вольны поступить по вашему усмотрению. Больше нет нужды вас задерживать. - Черти испарились. - Ладно. Слухай сюда. У меня к тебе очень необычное задание. Знаю, что ты весь внимание, поэтому не перебивай. Ты должен отправиться на Землю. И возродить христианство. - Он подождал, пока я подниму с ковра очки, которые столкнули вылезшие из орбит глаза, и продолжил. - Сейчас всё объясню. - Сатана щёлкнул пальцами и мы перенеслись куда-то за город. Рядом гудел генератор. - Это - верогенератор, работающий на вере людей. Именно на ней основана практически вся магия в Преисподней. Ну а от магии ты сам знаешь, что зависит. Пока наши умники придумывают, как к этой цели пристроить атомную и прочую ядерную энергию, наблюдая за испытаниями на Земле, наши МДЕ зависят полностью от веры человеческой. Ну как?
   - Я попробую...
   - Не ты. Точнее, не совсем ты. Твоей телесной оболочкой придётся пожертвовать, эти светлые сейчас слишком внимательно следят за моими действиями. Перерождение. Вижу, согласен. Я вселю тебя в одного почти мёртворожденного, замаскировав, конечно. Готов? - Я сглотнул. - Готов. Пошёл.
   Была первая половина последнего года моего поколения...
  
   - Это что, потуги на оригинальность? Добрый Сатана и всё такое?
   - Добрый? Ты бы посмотрела, что творилось тогда...
   - Ха! Три раза. А как же "...что добро от действий чертей..."?
   - Просто пути чертей совпадали...
   - Не верю!
   - Вызывай Денницу и убедись.
   - Его? Лжеца и отца Лжи?
   - А кому тогда ты поверишь?
   - Да какое мне вообще дело до этого?
   - Не знаю, не знаю...
   - Ладно, продолжай. Я пошла.
  

Часть вторая. Беда познаётся в друзьях.

Фея и цивилизация.

Наладим работу компьютера.

Скорая компьтерная помощь.

   Выходные закончились, и я уехал в город до следующих. Файри, обретаясь на плече, невидимая и неслышимая для остальных, скептически комментировала плоды технического прогресса, начав со встреченного нами по дороге к станции "Ниссана", сменив ему букву "и" на "а", и заканчивая лифтом.
   Но дома она быстро нашла общий язык с компьютером: он более-менее работает, а фея не лезет в открытый корпус и не устраивает там короткого замыкания, и открыла для себя И-нет по безлимитному тарифу. Я мог находиться где угодно, когда она двигала всем телом мышку и прыгала по клавиатуре, так что во мне нужды не было никакой, и я просто гулял по Москве.
   Но лето заканчивалось, и приближался кошмар под названием учебный год, в котором для чудес не было места.
   И однажды на прогулке меня осенило. Я пришёл домой, нагруженный пакетом сахарной пудры. Файри увлечённо прыгала по клавишам, ругаясь с кем-то в чате. В результате её собеседник ушёл, и я наконец мог завладеть вниманием феи.
   - Слушай, у меня грандиозная идея.
   - Да? - Скептически отозвалась она, с сожалением отключая питание перегретого компа.
   - А что, если тебе восстановить пыльцу с помощью магии?
   - Для этого нужна очень питательная среда. Много калорий. И крылья тоже нужно опылить. - Именно этого я и ждал, и сразу же поставил перед ней пакет. - Класс! - Воскликнула она и нырнула в него. В воздух поднялась сладкая пыль. - Ты гений! - Возвестил вылетевший из пакета огненный шар её голосом. - Пока, Седой, я тебя как-нибудь навещу!
   - Жду с нетерпением.- Облегчённо сказал я, сваливаясь на стул без опасения раздавить чьё-то хрупкое тело.
  

Часть третья. Отличительный признак.

Через пустыню.

Дождь и снег в любое время года

Буду благодарно принимать.

Молитва бедуина.

   Зонт встал с рассветом. Сайби подождала, пока он позавтракает, и они вновь отправились пересекать пустыню.
   Около чётырёх часов они продвигались молча, когда андроид без слов свалилась лицом на песок.
   - Ашхесс. - Прошипел Зонт. Шелестевший мимо ветер растрепал волосы Сайби, открыв её затылок. Гор смотрел около минуты, прежде чем понял, что он видит. В затылке торчал осколок от капсулы. Двуязыкий осторожно вытащил его, и увидел пробитую плату с антенной. - Ессешахашшс. Как же. Ессешахашшс аххешс. Что же делать? Бросить здесь её значит... - Он прикинул варианты, по которым выходило, что ему крепко достанется. К тому же, реализация драгоценностей из рюкзака без привлечения внимания была невозможна. Оставался один выход. - Эй, Хашшсаххешс.
   - Ссяах. - Отозвалось из глубин сознания.
   - Ты можешь стать хашшс?
   - Ссяах. - В голосе огня послышалось изумление.
   - Обычной хессехшаа шассехха. Телесной.
   - У Силы нет тела. - Сказала она на человеческом.
   - А как насчёт Сшаххехашшс?
   - Ссяах.
   Гор закрыл глаза и представил ей схему "Хашшс _ Аххешс _ Хессехшаа шассехха"
   - Шсехшессш сшаххехашшс. - Согласилась Сила.
   Двуязыкий сбросил рюкзак, загорелся, и в следующее мгновения вокруг отключённой женщины лежала огромная змея из огня.
   - "Гм, а я большой." - Подумал Гор-змея.
  
   - "Она опять здесь". - Подумая я, увидев, как Файри просматривает свежие строчки. - Нельзя отлучиться, как в недописанное уже суют нос.
   - Ладно тебе. Вроде неплохо, только слишком приземлёно...
   - Хочешь, напишу, как с твоей помощью нашёл остальных?
   - С моей помощью?
   - Да, когда тебе потребовалась помощь.
   Она смерила меня укоризненным взглядом. Вздохнула:
   - Валяй.
  

Часть вторая. Беда познаётся в друзьях.

С помощью...

Против лома нет приёма.

Народная мудрость.

   Холодным осенним выходным меня разбудил громкий хлопок над ухом. Не очень приятный хлопок, как и голос, что за ним последовал:
   - Внимание, нарушительница Файри приговорена к страшной смерти. Если найдётся тот видящий, который, по её словам, только и видел её, то ему вменяется в обязанность доложить об этом. Апелляционная комиссия рассмотрит его заявку в течении месяца. Казнь состоится через семнадцать часов.
   Всё время я смотрел на лицо фея, что объявлял это, пока до меня не дошло, что от Файри собираются просто избавиться. Наконец фей исчез с тем же неприятным хлопком, зато я заметил лёгкое дрожание воздуха рядом с тем местом. Вспомнив слова о прирученных, я одел своё любимое обмундирование, о котором родители говорили, что, если они увидят меня в таком виде на улице, то их хватит удар, и, подхватив железную полутораметровую полосу, нырнул в это марево.
   Шлёпнулся на густую, но короткую траву. Встал. Огляделся. И мой взгляд тут же наткнулся на стоящее рядом строение, напоминающее скворечник, плакат над которым, написанный мелкими русскими буквами, возвещал: "Аппеляционая комисия."
   Оглядевшись и заметив, что вокруг меня стоят точно такие же "скворечники", я вежливо пощелбанил в нечто, закрывающее дырку в здание.
   - Ну? - Отозвалась высунувшаяся лохматая голова фея.
   - Доброе утро. - Поздоровался я. - Вызывали?
   - А ты кто?
   - Седой.
   - А-а. Сейчас все заняты. Заходи через недельку.
   - Что?
   - Свободен. Через неделю. Понял?
   - Ага.
   Дверь захлопнулась.
   Я постоял немного, подумал. Огляделся. И наконец увидел то, что мне с самого начала нужно было - указатель.
   Разобрав, что к чему, и найдя стрелку, указывающую на место казни со страшной смертью, я пошёл в том направлении.
   На выходе из селения путь мне преградил шлагбаум в сине-зелёную полоску. На шлагбауме сидел фей со скучным лицом.
   - Проход в сторону казни запрещён. - Сообщил он.
   - Почему?
   - Согласно закону, освобождение подвергающейся казни персоны карается тем же наказанием. Лица, которые имеют волшебное оружие, положенные героям-спасателям, обязаны пройти проверку на достаточную магичность.
   - Это какую же?
   - Попытаться пробиться сквозь фея, имеющего защиту против магических вещей.
   - А где искать такого фея?
   - Ты что, правил не знаешь? Конечно же, это охранник казни. Я.
   Я взвесил в руке свою полосу. Как оружие она годилась. Рука ушла на замах, затем железо повернулась и... плашмя ударила фея. Со звуком шлепка его снесло с шлагбаума, при чём раздался характерный треск неудачной магии. Фей слетел со своего насеста и врезался в ближайшее дерево. С удивлением я осмотрел своё оружие, на котором ничего не отразилось. Только краска слезла с места соприкосновения с противником. Нагнувшись, я прошёл под шлагбаумом и оглядел неудачливого фея. Он впечатался в кору дерева, образовав вокруг себя выжженный след. Фей дышал, что меня успокоило.
   - Плюнь на него. - Раздался голос в ближайших кустах. - Выживет.
   - Интересно... - Протянул я. - Откуда знаешь?
   - Живучие, мелкие тварики. - Из кустов вышел гном. Ростом мне по колено, он был обвешан оружием гуще, чем дерево листьями, даже вокруг головы у него была обмотана боевая цепь, завершающаяся шаром с шипами. - Могучая магия. - Заметил он, осмотрев мою железяку. У этих паршивцев отражатели, обращающие магию против себя. Если бы она была послабее, то скорее всего тебе оторвало руку. Или просто испепелило бы.
   - Гм. - отозвался я. - А откуда ты знаешь?
   - Мой друг как-то погиб от этого. Меня зовут Гервольд, Зелёный Дом Атаки. А ты?
   - Здесь - Седой.
   - Правильно мыслишь. Слушай, у тебя нет способа выбраться отсюда?
   - Способ есть. Но его надо добыть.
   - Я помогу. А то всё это мне давно надоело.
   И мы вместе отправились по тропинке.
   - Слушай, - Внезапно меня осенило вопросом. - А почему ты говоришь на русском?
   - Потому, что мы в Руси. И это мой родной язык. Был бы ты за границей, и разговаривал бы с гоблином или каким-нибудь гремлином - пришлось бы общаться на английском. Или ещё как-нибудь, на иностранном. Вник?
   - Ага.
   За этим разговором мы подошли к месту. Правда, сначала мы не поняли, что это нужное место, просто я увидел висящую в воздухе большую белую
   бабочку.
   - Красивая бабочка. - Сказал я, рассматривая узор на её крыльях, который напоминал разноцветные сполохи огня. Гном скользнул мимо одного из двух деревьев, что стояли по обе стороны тропы и развернулся.
   - Да, бабец классссссс... - Он заметил удивление на моём лице. - Иди сюда, только как я. - Я повторил его манёвр и увидел "бабочку" спереди. Это была замотанная в паутину фея. - По-моему, мы уже пришли. - Сказал Гервольд и указал на плавающие в воздухе слова "Страшная смерть."
   - Стоять! Человек арестован за превышение магических сил! - Раздался вопль на весь лес. - Я замер, а гном плюхнулся на землю. - Повернись! - Я развернулся. В воздухе, примерно на высоте моего живота, болтался охранник казни. - Брось оружие! Учти! Меня! Прикрывают! Все! Феи!
   Я и бросил своё оружие. В него. Как городошную биту. Железка крутанулась и опять плашмя врезалась в него. Треск магии разнёсся по всем окрестностям, и охранник снова влип в ближайшее дерево. Полоса шмякнулась на то место, над которым он висел, а летящая в меня молния промахнулась лишь потому, что Гервольд дёрнул ногу. Сандалю, если быть точнее. Я шлёпнулся, будто поскользнулся на шкурке от банана, электрический разряд пронёсся надо мной и ударил прямо в замотанную фею. Паутина не выдержала такого надругательства и сгорела. И там, где раньше висела незнакомая бабочка, оказалась вопящая от ужаса Файри. Её крик заложил уши, забетонировал их, сорвал листья с ближайших деревьев и, закончив с причинением телесных и прочих повреждений, удивлённо стих. В лесу воцарилась звенящая в ушах тишина.
   Мы с гномом вскочили и бросились в разные стороны. Он подбежал к железке, что немного погнулась и рассталась с небольшой порцией краски, а я - к Файри, которая с изумлением оглядывалась вокруг. Некоторое спокойствие ей принесли плавающие в воздухе буквы, а остальную его часть - возникшая перед её лицом моя персона. Гном тем временем схватил мою железку и побежал в нашу сторону.
   - Седой, что ты здесь... - Начала она
   - Бери своё ору... - Прокричал он.
   Я схватился за железку и скомандовал:
   - Файри, уноси нас отсюда!
   Нас троих объяло пламенем, и наша компания освободили поляну от нашего же присутствия.
  
   - Слушай, это более-менее близко... Только не скомандовал, а завопил, перебивая. Да, вопросик. С чем тебя, говоришь, послали на землю? Что-то не видно следов усердной деятельности...
  

Часть первая. Чёрные тени.

Возвращение в Преисподнюю.

Уйду от вас к людям,

ко всем чертям.

В. Высоцкий.

"Переворот в мозгах из

края в край."

   Погожим летом того года мне надоело сидеть за компом и захотелось немного развеяться. Пока моя рука тянулась к телефону, чтобы позвонить друзьям, в голову пришло моё же изречение по поводу стадности среднестатического обывателя и решение прогуляться в одиночестве. Из-за стоящей на улице хорошей погоды мне не пришлось много одеваться, всего лишь накинул кроссовки и, дождавшись позволения "виндов" выключить комапютер, я вышел.
   Спустившись на лифте, я побрёл к универсаму, что располагается рядом со станцией метро. Пошлявшись без цели немного по пустым, вследствие рабочего дня, улицам, я решил, что стадность, оно, конечно, стадностью, но и скука не особо приятная подруга, и задумал зайти всё-таки к одному из друзей, чтобы поспорить с ним на философские темы. Приняв такое малодушное решение, моя голова дала ногам команду на разворот, и тут же получила профессиональный удар спереди в левое полушарие и выключилась не хуже компьютера.
   Очнулся я от резкой боли на запястьях, что перебивала даже стон большой шишки на темечке.
   Оказалось, что на них были надеты наручники, перекинутые через поручень салона автобуса, из которого убрали все кресла, а окна были закрашены белой краской.
   Я поднялся на ноги, от чего боль немного отступила, и попробовал хоть что-то сделать, идти в неизвестность, подражая какой-нибудь глупой скотине, мне не хотелось. И хотя я, даже ещё не зная о возложенной на меня миссии, был неверующим ни во что, слова мысленного обещания чего-нибудь кому-то там всплывали в голове. Тогда казалось, что главное - освободиться от оков. Абсолютно не разбираясь в магии, то есть имея представление почти на уровне обычного обуваемого гражданина, только с иммунитетом, я всё своё желание сфокусировал на проклинаемые браслеты.
   То ли мои мысли были услышаны кем-то с жестоким чувством юмора, то ли мои возможности совпали с желанием, но автобус сильно тряхнуло, я всем весом повис на наручниках, и их цепь со звоном лопнула. Разумеется, это радостное событие отнюдь не отменило закон гравитации, что почти молниеносно притянул мою голову к полу автобуса, в то время, как ноги летели в обратном направлении, и она предпочла заново выключиться.
   Включили меня невежливые удары окваных железом носков сапогов, владельцам которых не нравились ни мой длительный сон, ни обрывки цепи на моих руках.
   На заплетающихся от неработающей головы ногах я проковылял к открывшейся в слабоосвещённую местность, куда открылась дверь. Мои неспешность и глубокое раздумье над тем, какую ногу поставить на верхнюю ступеньку не прибавили к поднявшим меня доброжелательности, и, получив жесткий пинок, я спустился со ступенек одним махом и встретился с небрежно уложенными булыжниками вовсе не тем местом, каким обычно люди наступают на всякие полы. И опять отправился в страну весёлых разноцветных звёздочек.
   Поросшие травой каменные плиты неизвестного строения были не очень комфортабельны для транспортировки меня лицом вниз, так что неудивительно, что, очнувшись, я предпочёл шагать сам. Более-менее. Два "шкафа", идущих рядом со мной, не только не давали сделать шаг влево-вправо, но ещё и загораживали большую часть горизонта в этих направлениях.
   Когда меня подвели к камере, у её порога валялся стражник... чертёнок. Натуральный чертёнок, как я их себе и представлял. Нормальное лицо, никаких свиных пятачков, козлиные ноги, и всё остальное, кроме лица, покрыто чёрной шестью.
   - Нажрлся "Твикса", скотина. - Злобно высказался правый конвоир, который был чуточку помассивнее своего левого собрата, пнув "скотину" ногой в бок. - Жрут черти, а работать не хотят. Вставай!
   - Ест. - Пискляво выкрикнул чертёнок, вскакиая на ноги, вытягиваясь в струнку и покачиваясь на ногах от такой неуверенной позы.
   - Ключ гони. - Наклонившись, гаркнул ему в жалобно дёрнувшееся ухо конвоир.
   Ключ был отдан и, пока амбал, пыхтя от неудобного положения, открывал дверь, чертёнок с любопытством рассматривал меня.
   Наконец камера открылась, и меня забросили внутрь. Естественно, позаботиться о мягкости посадки они и не подумали...
   - Как мне не везёт. - Вздохнул я, самостоятельно выплывая из беспамятства и ощупывая четвёртую за день шишку.
   Дверь камеры со скрипом отворилась, не взирая на на замок, который остался закрытым, и в неё проскользнул чертёнок, украшенный красняками за нарушение местного трудового законодательства. Дверь закрылась за ним.
   - Вечер. - Начал он. - Только молчите. Не думал, что сюда попадёт такая важная персона... хотя вы ничего не понимаете. Плохо... И кто только выдумал эту историю с переселением... - Его речь прервалась прислушиванием к чему-то за пределами камеры. - Ой. - Пискнул он и испарился.
   В камеру ввалились четверо представителей рода людского, не уступающие размерами конвоирам, которые сопровождали меня до неё. Двое выволокли меня из неуютного временного пристанища, а оставшиеся, судя по звукам, сконденсировали чертёнка обратно и продолжили вбивать в него уважение к труду.
   Зал, в который меня привели-притащили, был большим, но скромным. Без ярких цветов, украшений, с малым световым сопровождением в исполнении факелов. Одним словом, идеальное место для обитания упырей, мышей, крыс и...
   - Именем православной Инквизиции... - Начал главный...
   ... и этих инквизиторов, которые расселись по трибунам.
   Меня, ранее довольно вежливо, для предыдущего обхождения, усаженного на скамейку, заставили прекратить вращение головой.
   Инквизитор продолжил свои обвинения. Я не особенно прислушивался, кроме всякого вздора вроде "проповеди сатанизма", он ничего так и не сказал. С трудом растянув обвинение на десяток минут, от нечего делать, я их считал (около двух тысяч), он провозгласил приговор:
   - Сожжение.
   Моя попытка встать самостоятельно закончилась встречей с чем-то твёрдым, то ли полом, то ли дубиной одного из конвоиров, и пятой шишкой, которую я ещё почувствовал.
   Когда я очнулся на нарах, на голове насчитывалось семь шишек. Меня усердно обмахивали мокрыми полотенцами два чертёнка, один из которых из чёрного превратился в бордового.
   - Сёбекон. - Представился он.
   Про себя я восстановил события так: дубинка, пол, стена камеры.
   Стояла глубокая ночь. В безмолвии окружающей среды изредка раздавался писк грызунов.
   Обрадовавшиеся моему возвращению из мира насильственных грёз, чертята вежливо вывели меня мимо двери с развороченным замком в коридор.
   В коридоре стоял отряд... маленькая по количеству живого состава, но внушительная по качеству вооружения армия. Около сотни представителей Ада были обвешаны оружием и боеприпасами, о которых какой-нибудь Рембо или Робокоп могли только мечтать. Не поручусь за точность, но, по моему, у одного четырёхногого демона был станковый гранатомёт. Увидев меня, весь отряд в едином порыве наклонил головы, приветствуя.
   - Веди нас. - Выдохнула сотня глоток.
   Поражённый увиденным, я только и смог, что кивнуть в ответ. Вся масса демонов с радостными, но тихими криками, ринулась к выходу.
   - Слушай, а что здесь делают черти? - Спросил я у бордового чертёнка, который всё время держался рядом. То ли телохранитель, то ли гид.
   - Рабы. - Ответил он. - Люди попадают сюда только в двух категориях - охранники и те, которых охраняют. Вторые долго не живут, а первые... - Он сплюнул на пол. - Вы же не ожидаете, что они будут выполнять грязную работу.
   - А это откуда? - Я указал на оружие. Кроме двух "калашов" за спиной, он держал в руках нечто похожее на РПК.
   - Есть каналы... - Уклончиво ответил он.
   - Почему же вы раньше не сбежали? - Продолжил удивляться я.
   - Раньше... Видите ли, лорд, раньше мы никак не могли найти предводителя, достойного вывести нас отсюда.
   - Угу. - Не заостряя внимания на слове "лорд", отозвался я. - Козла отпущения.
   - Козла? - Переспросил он.
   - На которого всё свалить можно...
   - Тем более, смертника.
   Да, черти - мастера на чужом горбу в Ад ездить.
   И сразу после моих последних мыслей впереди вспыхнуло нечто магическое.
   - Отступаем? - Предположил я.
   - Да, но куда? - Спросил Сёбекон, оглядываясь назад. На обратной дороге светилось нечто подобное.
   Я припомнил путь, по которому меня вели на "суд".
   - За мной. - Сказал я, вдохновляя своим примеров всех остальных. Несмотря на некоторые пробелы в новейшей биографии, память меня не подвела, и мы ввалились в зал как раз тогда, когда останавливающие нас обнаружили неприятные последствия манёвра и перешли от защиты к нападению.
   Коридор перед уже не пустым помещением окрасился разноцветными производными от столкновения магических и механических средств уничтожения себе подобных и неподобных. Звуковое сопровождение в виде свиста пуль и ругательство также приложило свою руку к созданию батального полотна.
   В запале перестрелки я потерял Сёбекона, но нужное мне существо отыскал без труда. Оно, как и ещё около семи созданий разнообразного вида, не участвовало в сражении.
   - Что у вас? - Прокричал я.
   - У меня слишком убойное оружие. Может задеть своих.
   - А что насчёт противоположной стены? - Спросил я, кивая в сторону той части зала, куда не долетало ничего из творящегося в коридоре. И которая выглядывала на улицу маленькими зарешёченными окошками.
   - Что стена? - Спросил меня демон.
   - Ваше оружие её пробьёт?
   - Не уверен. Ну-ка, разойдись! - Прикрикнул он на окружающих. Мгновенно вокруг него стало пусто. Он взвалил оружие на своё двойное плечо, прицелился, удерживая ствол пятью из шести рук, и нажал на курок.
   Из оружия вырвался столб огня, и взрыв, разворотив пол стены, на мгновение заглушил грохот остальной битвы.
   - Как тебя зовут? - Спросил я, стараясь хоть так избавиться от звона в ушах.
   - Шолад. К вашим услугам, лорд. - Ответил он. Я кивнул и опрометью бросился к нашей надежде на спасения.
   Надежда не подвела. Овальная дыра выходила на окружающий строение ров, в котором плавали оглушённые взрывом и упавшими камнями крокодилы. Рядом со мной возник Сёбекон.
   - Интересно, с чего это вокруг рва растут такие громадные дубы? Это место что, никогда не осаждали? - Поинтересовался я.
   - Цитадель Света? Нет никогда. Здесь всё равно ничего отсюда никому не нужно.
   - В смысле?
   - Они просто никогда не борзели до такой степени, чтобы привлечь чьё-любо особое внимание. В общем, какие деревья, такие и обитатели.
   - Эй, Шолад. - Обратился я к демону, который тоже оглядывал результаты своей работы. - Кто-нибудь может аккуратно завалить дубок в нашу сторону?
   Он немного подумал и кивнул.
   - Эй, Кнона, здесь для тебя ювелирная работка.
   Рядом с нами соткалась из ничего некая птицеподобная особа.
   - Что, силы уже не достаёт? - Шутливо поддела она Шолада, смахивая кровь с различных порезов на лице.
   - Нужен мост. - Коротко информировал её Сёбекон.
   - Всего-то! - В её руках появилось нечто, похожее на кнут. Один взмах, и стоящий напротив меня дуб пересекла огненная полоса, отчего он стал заваливаться. Сёбекон поглядел на неё с уважением. - Всё? - Спросила она, пряча свой "кнут" и доставая из воздуха СВД. - Тогда я пошла.
   - Хорошо. - Отозвался я. - Зови остальных. Побег продолжается.
   Когда армия, изображая непрерывное присутствие, покинула под прикрытием точного снайперского огня судебный зал, шедший последним Шолад несколькими выстрелами обрушил потолок зала.
   - Сёбекон. - Сказал я опять оказавшемуся рядом со мной чертёнку. - Кто-нибудь может восстановить дуб?
   Он отдал несколько коротких приказов. Из отряда вышли несколько лёгковооружённых, по сравнению с остальной массой, демонов, и через несколько мгновений дуб стал целехоньким.
   - Ни чего себе. ? - Поразился я. - А раньше?
   - А раньше мы были в Цитадели. Там наша магия блокируется.
   Не тратя ни слов, ни боеприпасов на бессмысленные пререкания с беспомощно засевшими в цитадели инквизиторами, что матерились на нас со стен, боевой отряд бодрой походкой покинул окрестности столь негостеприимного места.
   На рассвете мы вышли к полустанку, на котором уныло стоял поезд из пяти вагонов, прицепленный к паровозу. Вокруг не было ни души.
   - И это все достижения цивилизации? - Поразился я.
   - А другая им вовсе не нужна. - С ухмылкой отозвалась Кнона, ненадолго сменившая Сёбекона в качестве моего сопровождающего. - Развитие - это грех.
   - Интересная логика. Интересно, он под охраной?
   - Был. - Ответил подошедший Шолад. - Несколько крестоносцев.
   - Прошу, лорд. - Рядом опять возник Сёбекон.
   - Хорошо. - Произнёс я. - Объявляйте посадку.
   Мне отвели отдельное купе, что было неудивительно, каждый вагон был рассчитан на тридцать человек. Я лёг на полумягкую вагонную полку и стал задумчиво смотреть в потолок.
   Поезд мягко тронулся с места.
   Под тихий перестук колёс я заснул.
   На этот раз меня разбудил вежливый стук в дверь.
   - Да? - Потянувшись, отозвался я. Впервые за всё время вынужденного приключения моё тело чувствовало себя более-менее нормально.
   - Конечная остановка, лорд. - Отозвался из-за двери Сёбекон.
   Поезд стоял. В окне виделся остаток вывески "ция Ад", потускневшее от магии зимнее солнце и чьи-то рога с дулом ружья. Рога медленно поднимались вверх. Вскоре появился лоб, а затем и всё лицо полностью. Лицо встретилось глазами с вошедшим в купе Сёбеконом, несколько раз моргнуло, и исчезло из моего поля зрения.
   - Кажется, это мой брат. - С этими словами Сёбекон подбежал к окну. - Да, это он. Вы только взгляните, лорд!
   Я выглянул в окно. Поезд был полностью окружён армией. Уже расходящейся армией.
   Повелитель Преисподней встретил меня с неопределённым выражением лица, спрятанным за книжкой. На обложке было написано название "Тактика проведения допроса НКВД 1937-1940 годы". На всем столе лежали книги, как я догадался, подобного содержания, среди которых выделялся готическим шрифтом "Молот ведьм".
   - Привет - Буркнул он. - Память вернули? Нет? Бездельники. - Одного сердитого шевеления мизинцем было достаточно, что бы в моих мозгах вспыхнул настоящий фейерверк. - Только магию не пробуй. Пошли.
   В соседней комнате располагалось много чего, из этого особенно выделялся стол с растянутым на нём чёртом высокого ранга и различные ручные пыточные приспособления.
   - Я не спрашиваю тебя, почему. - Начал дьявол, перебирая звенящими ножами, щипцами, и прочими устрашающими вещами. - Я не спрашиваю, за сколько и где. Меня только интересует одно: когда. Хочу понять, сколько моих агентов пропали от твоей глупости, а сколько - от твоего предательства. Если не хочешь, что бы я начал, начинай сам.
   Демон проглотил слюну, но смолчал.
   - Выйди. - Обратился Сатана ко мне. - Видимо, тебе лучше не присутствовать.
   Я вышел.
   В кабинете дьявола сидеть из-за криков было фактически невозможно, я ретировался в приёмную, а оттуда, под руку с секретаршей, в ближайший ресторан.
   Прошло около часа, прежде чем Вельзевул присоединился к нам, к величайшему изумлению посетителей.
   - В общем, твоя миссия оказалась полным бредом. Люди настолько глупы, что и без всякого вмешательства поверили в то, что нужно. Ну и Дух с ними. - Он помолчал немного. - Я не буду тебя здесь оставлять. В конце концов, ты жив. И память я тебе оставлю. И пусть они заснут свои правила себе... В прочем, с тобой ещё не всё ясно. Ты пошёл? - Я кивнул в ответ. - До встреч.
   Выйдя из ресторана, я недоумённо оглянулся. За мной захлопнулась дверь моего собственного подъезда. Пожав плечами, и подсчитав, сколько МДЕ ушло на это перемещение, я отправился к метро.
  
   Примечание. Не стоит путать чертей, как вид, проживающий в Преисподней (Рога, копыта, хвост), и чертей, как самонаименование всех жителей Ада.
   - Слушай, в первой главе "воспоминаний" ты хотя бы был оригинальным. - Заявила критикесса, ознакомившись с моими последними строчками. - А сейчас съехал на штампы.
   - Файри, ты хотя определись. То тебе моя оригинальность не нравится, то, что по шаблонам.
   - Нет, Седой, это ты определись...
   - Я? Я пишу то, что знаю...
   - То, что придумываешь... ну, во всяком случае, в этом случае.
   - Не веришь? Как хочешь. Уступить комп или тебе некогда?
   - А ты собираешься продолжить?
   - По меньше мере, про Зонта.
   - Ладно. - Дозволила она.
  

Часть третья. Отличительный признак.

Через пустыню.

   Двуязыкий сбросил рюкзак, загорелся, и в следующее мгновения вокруг отключённой женщины лежала огромная змея из огня.
   - "Гм, а я большой." - Подумал Гор-змея.
   По огню пробежали огненные сполохи и скоро полудемон с изумлением и восхищением оглядел своё отливающее зеленью чёрное чешуйчатое тело. Лёгким взмахом хвоста он забросил на себя андроида, рюкзаки и, оставляя за собой
   извилистый след, пополз в сторону города.
   День в пустыне был жарким, как и всегда, поэтому хладнокровное животное разогрелось и передвигалось гораздо быстрее, чем человек на своих двоих, распугивая своим видом всю живность вокруг. Когда на горизонте, видимом с роста зарытой в бархан змеи, окончательно сформировался город, Зонт облегчённо вздохнул, стряхнул с себя поклажу и превратился обратно.
   Вертолёт нашёл его почти сразу. И моментально доставил к ближайшему участку.
   Сайби зарядилась через десять минут, пока Гор опустошал ближайший графин с холодной водой.
   - Офицер. - Сказала она, увидев вблизи себя стража порядка. - Я прошу арестовать этого человека за нелицензионную магию.
   Офицер повернулся к Двуязыкому.
   - Это правда? - Спросил он. Гор лениво кивнул и стянул с глаз очки. И впервые увидел в глазах андроида намёк на эмоцию. На удивление.
  

Словарик N3.

   Ашхесс - Зд. - Ругательство. (Змеиный)
   Ессесшахашшс - Букв. "Электрическое тело". Общ. название механизмов сложнее паровоза. (змеиный)
   ( *Ессесш - В разл. знач. "Удар", "Молния", "Боль".)
   Ессешахашшс аххешс. - Букв. "Сожжённое тело молнии". - Поврежение в электронике. (Змеиный)
   Хашшсаххешс - Букв. - "Тело огня". - Огненная змея. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - "Змея". (Змеиный)
   Хессехшаа шассехха - Букв. - "Чешуйчатая тьма". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Сшаххехашшс - Букв. - "Двуротый" - Двуязыкий. Прозвище Гора. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - "Тело". (Змеиный)
   Аххешс - Зд. - "Огонь".
   Хессехшаа шассехха - Букв. - "Чешуйчатая тьма". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Шсехшессш сшаххехашшс - Букв. - "Слово двуязыкого". - Слушаю и повинуюсь. (Змеиный)
  
   - Я так и думала, что это будет слишком легко. - Заявила Файри. - А про помощь продолжать будешь?
   - При одном условии.
   - Ну?
   - Ты не будешь смотреть, пока я буду это писать.
   - Валяй. - Сказала она, испаряясь.
   - Что значит "валяй"? - Спросил я пустоту.
  

Часть вторая. Беда познаётся в друзьях.

Помощь номер два.

Люркер ищет место, где поглубже,

а маринер - где нет люркера.

"Старкрафтотизмы."

   Земля неласково встретила колени, локти и подбородок. Проморгавшись и проругавшись, я встал и огляделся. То, что было мной принято за Землю, оказалось почти плоской чёрной поверхностью. Вдалеке виднелся огромный сверкающий сталью столб. Всё это было на фоне серого, бессолнечного неба, куда столб и уходил своей верхушкой. То ли мне казалось, то ли поверхность действительно вращалась налево.
   Я развернулся, и понял, что, несмотря на лёгкую боль, мне крупно повезло - в двадцати сантиметрах поверхность обрывалась. Подойдя к самого краю и взглянув вниз, я отпрыгнул, задом, метра на два, плюхнулся на живот. И только потом осторожно подполз к краю.
   Впечатление не обмануло, там оказалась бездна, заканчивающаяся далеко внизу чуть видным краем такой же поверхности. Я рискнул, протянул руки вниз и покрылся испариной. Толщина поверхности была меньше, чем длина моих рук. Так, иногда высовываясь из окна своей панельной многоэтажки, я осознавал меленькую толщину железобетонной плиты.
   Встав, я с удивлением обнаружил, что моё головокружение было ни при чём. Поверхность действительно вращалась. На этот раз направо.
   Пожав плечами, я пошёл в сторону столба, подальше от бездны, чувствуя за спиной её недоумённый взгляд..
   Через десяток шагов на моём пути возникла полупрозрачная стена, на которой попеременно мигали красные надписи "Read only!" и "Do not rewrite!"
   - А перевод? - Спросил я, хотя совсем не нуждался в нём.
   Надпись "Do not rewrite" озадаченно моргнула и сменилась на "Только для чтения!", на смену которой пришла "Перезапись запрещена!"
   Я скептически хмыкнул и перелез через стену.
   Каждые несколько десятков шагов безупречно ровную поверхность пересекали продольные борозды. Идя по этой поверхности я усиленно размышлял, куда это меня занесло.
   Мои размышление прервало необычное явление - огромная кротовина, которую, с изрядной осторожностью, я начал огибать.
   Но обитатель воронки меня, наверное, услышал, так как через пару секунд из неё вынырнуло огромное тело, оскалившее на меня шесть клыков, три верхних и три нижних.
   - Ты кто и откуда? - Спросило оно на моём родном языке. У меня отвисла челюсть. - Отвечать будешь? - В голосе существа появились дружелюбные нотки.
   - Седой. - представился я.
   - А-ф. А я - люркер.
   - Кто?
   - Ты про "Starcraft" что нибудь слышал? - Поинтересовался он. Я припомнил эту хитовую некогда игру.
   - А где я?
   - В магическом представлении винчестера.
   - А ты здесь откуда?
   - Я попробую объяснить. По какому-то сбою в программе меня сюда забросило, когда винт с игрой отформатировали. Кстати, про вопрос о языке, я из русифицированной версии. А всё остальное для меня загадка. А что ты здесь делаешь?
   - Меня тоже сюда забросило, но только из-за непонятной магической ошибке.
   - Товарищ по несчастью. Слушай, если ты можешь удрать отсюда, забери меня. Чувствую, это место скоро автоматически отформатируется.
   - Не знаю. Я здесь не из-за своего заклинания. Его произвела фея.
   - Стой, стой. Сейчас на полдороге к стержню спорит какой-то гном с феей. Может, это она?
   - А как?...
   - Его зовут Гервольд. А она не назвалась.
   - Это, наверное, они. Как туда поскорее попасть?
   - Садись на меня.
   Я сел на его спину, и он огромными скачками помчался в нужную сторону. И только я услышал знакомые голоса, оспаривающие принадлёжность какой-то необычной штуковины, как вокруг вспыхнула огненная сфера, и я оказался на полу собственной комнаты.
   - Ура! - Воскликнули мы хором втроём. Файри тут же метнулась к компьютеру, который недовольно включился, а Гервольд отозвал меня в сторону:
   - Слушай, мне назад дороги нет. Можно я останусь у тебя.
   - А как?
   - Домовым поработаю. - Я кивнул. - Вот здорово. Отдохну. - В его голосе послышалась мечтательность. - Да, давно на Руси наше племена так и называли, по роду занятий. Домовые, лешие... Благодарю! - Крикнул он, скрываясь в глубине шкафа.
   Файри дождалась амнистии для меня. Через месяц, когда её сородичи поняли, что иными средствами её уговорить вернуться нельзя...
   Я подошёл к зеркалу, что возникло из смеси пресловутой железки и занавески на двери.
   - Жаль, люркер там остался.
   - А я думал, что ты про меня забыл. - Донеслось из зеркала. И из отражения пола вынырнул, иного слово подобрать не могу, персонаж игры. - Слушай, я здесь единственный представитель моего вида, называй меня просто - Люрки.
   - Согласен. - Кивнул я.
  

Часть третья. Отличительный признак.

Чувство благодарности.

Совесть - удобная штука, когда она есть у других.

Спроси кого хочешь.

  
   Зонт оказался в затруднении. Денег была такая куча, что потратить их не было физической возможности, А где искать нужного специалиста, никто не мог сказать.
   Прометавшись полдня по городу, он в отчаянии уселся на скамейку.
   - Здравствуй, Двуязыкий. - Раздался за его спиной голос Сайби. Он повернулся. Андроид смущённо стояла в тени деревьев. - Знаешь, я хочу извиниться. Ты желаешь скрыть своё уродство, это понятно. Держи. - Она протянула Гору тёмные очки, точь-в-точь такие, что он отдал нанимателю. - Это - за заботу в пустыне. - Двуязыкий надел очки. - Щёлкни по дужке.. - Он подчинился. - Смотри. - Женщина протянула зеркальце, и полудемон увидел там своё отражение. Сначала он не понял, но секунду спустя из груди вырвался изумлённый присвист. Из зеркала на него смотрел он сам. Точь-в-точь такой, каким был до испытания. - И ещё, держи адрес. Он тебе поможет.
   Нужный дом принадлежал аж восьми улицам, образовавших правильный восьмиугольник, в центре которого он и стоял.
   - Молчи. - Сказал маг, поднимая голову от большого свитка. - Я примерно знаю, что тебе надо. Откуда? Во первых, телепатия, а потом, я - уникальный специалист по перемещению в пространстве. Так что ко мне приходят только за одним. За возвращением. Портал видишь? - Зонт кивнул. - Это странно. Обычно их видят те, кто и сам может пройти. Наверно, тебе нужна консультация. А-а, непроизвольное перемещение. - Он взмахнул обеими руками, измазанными чернилами, и стена прыгнула на полудемона.
   Проморгавшись, Гор увидел перед собой странный плакат. На нём был изображён заяц в чёрно-белую полоску и с копытами. Он стоял на фоне белого неба, копытами на тёмно-серой земле. Плакат гласил "Все краски мира!"
   Некоторое время Двуязыкий недоумённо смотрел на плакат, пока не узнал в зайце зебру. А затем - переход с Арбатской на Бородинскую. Внутренне возликовав, он отправился домой.
  

Часть вторая. Беда познаётся в друзьях.

Заклятье перехода.

Каждый - кузнец своего...

Жизненное наблюдение.

   На полу комнаты, почти на ровной окружности, лежали листки с нарисованными на них рисунками. Казалось, что художник хотел в каждом изобразить слово "острое". Это так и было. Эти рисунки изобразил я сам, и в них было два слова - заклятье перехода. Побывав в непонятных местах, приобретя необычных друзей, я пресытился обыкновенной жизнью. Мне хотелось ещё больше впечатлений.
   Реальность пошла мне навстречу. Не успел я встать почти в середину круга, как листки вспыхнули тёмно-синим пламенем, и действительность потеряла все нормальные очертания.
   Очнулся я среди нескольких таких же искателей неприятностей.
   - Если вы обладаете какими-либо магическими качествами, вы пройдёте обучение. Иначе вы не сможете использовать их по закону. Так как вы все выглядите нормальными. Если бы вы были какими-нибудь уродами, то ваши способности были бы обусловлены... что поделаешь, закон бумеранга.
   На испытание я попал последним.
   Вокруг стула горела сфера, переплетённая многими красно-фиолетовыми молниями, а за ней ходил кругами полупрозрачный силуэт, внешне напоминающий человека.
   Я сидел на стуле. Не смотря на видимую надёжность защиты, во мне блуждал ужас, немного замутнённый плохими предчувствиями и подозрениями. Последнее вызывали старцы, стоящие за огромным и толстым стеклом, спокойно наблюдающие за происходящим и обмениваясь мнениями.
   - Достаточно. - Устало произнёс один из них. Он сделал несколько резких, отменяющих жестов, и паутина молний вокруг стула исчезла.
   Я испуганно - обречённо зажмурился.
  
   - Ты там и познакомился с Гором? - Спросила Файри, когда на её вопрос о завершении рассказа я ответил утвердительно. Я повторил кивок. - Врёшь ты всё. И о каком-то чудовище тоже. Я никого в твоей занавеске не видела, только себя.
   - Вру? - Переспросил я. - Пошли.
   Из шкафа выглянул заинтересованный спором Гервольд. Он был одет в белую рубаху, подпоясан кушаком, из-под длинных полов рубашки выглядывали синие штаны. В общем, выглядел гном как... обычный русский домовой.
   - Эй, живая легенда, тут в тебе сомневаются.
   - Что? - Донеслось из зеркала. - Кто?
   - Файри. - Ответил я. Та удивлённо смотрела внутрь зеркала, не веря своим ушам. Люрки вынырнул, повергнув её в окончательное смятенье.
   - Ещё сомневается? - Насмешливо спросил он.
   - Да, ещё. Помнишь, я исчез на несколько дней.
   - А как же, Гервольд столько ругался, убирая пустые бумажные обрывки, что ты разбросал.
   - А про моё произведение ты ничего не слышал?
   - Я его читал. Оно же электрофицированное. Более-менее.
   - Да? - Спросил я и щёлкнул себя по виску. Подаренные Сайби очки исправно сработали. Домовой задумчиво провёл пальцем по лезвию неожиданно возникшей в его руках секиры, остальные смотрели на меня с вытаращенными
   глазами.
   - Так, это правда? - Опомнилась Файри.
   - Я бездетен. - Ответил я, снял очки и вылизал веки раздвоенным языком.
   - Шутка непонятная. Как там, смерть слова?
   - Шсухешс аххешс. - С удовольствием прошипел я, предлагая на этом закончить.
   - Надо поболтать со змеями. - Задумчиво сказала Файри.
   - Только не стань шсухешс хашшс.
   - Я и не подумаю кокон снять.
   - Тогда они не станут с тобой разговаривать.
   Но феи в комнате уже не было.
  

Часть четвёртая. Вроде по сю сторону.

Переподготовка.

Кстати! Почему именно кошек (легко ли найти

бездомную кошку? По улицам все больше собаки

бегают)? Не собак (которые представляют

большую опасность), не змей (оригинально),

не хомячков (совсем оригинально)...

Warrax, Den-M.

"Образ Тьмы в современной литературе."

   От Файри не было известий почти неделю. Наверное, она гонялась за змеями. Только, чтобы поговорить...
   Люрки возник неожиданно.
   - Слушай, юзер, тут по зазеркальям приглашение ходит. - Он вытянул коготь, на котором был наколот кусок бумажки. Коготь свободно прошёл сквозь зеркало. Остолбенев ненадолго, я снял бумажку. Люрки исчез.
   Я осмотрел бумажку, которая гласила:

Для повышения квалификации чёрных магов.

Вас приглашают по следующему пространственному адресу для прохождения курсов по повышению квалификации.

Добро пожаловать!

??Центр подготовки??

   - Эй, а что дальше?
   - Проходи. Зеркало открыто для тебя.
   Мой неуверенный шаг вперёд перенёс меня к внушительным дверям.
   - Чёрный маг? - Спросила жуткая морда неизвестного мне чудовища, чьи клыки заменяли ручку двери. Я кивнул. Дверь скрипнула и открылась.
   За зарешёченной стойкой, очень напоминающую гардероб в общественном месте, сидел злобнолиций старикашка, выставивший всему миру свои лысеющие брови, из под которых виделся выдвинутый в злобе подбородок.
   - Все магические вещи принято сдавать.
   - Но у меня ничего магического.
   - Пройди сквозь рамку.
   Я прошёл. Чего бы не ожидал гардеробщик, этого, к его ещё большей злобе не произошло.
   - Топай. - Буркнул он, переставая обращать на меня внимание.
   Отдельная комната напоминала келью. Келью, которую какой-нибудь великан использовал в качестве камеры для пылесоса. Пыль не просто лежала покрывалом, а стала вторым полом, на котором даже не отпечатались следы. Смесью из паутины с дохлыми мухами и хозяевами, что свалилась от тяжести на кровать, можно было накрываться.
   Первым моим желанием было спалить всё это по известному адресу. Но я побоялся задохнуться в дыму, и пришлось искать другой выход из положения. И решение было найдено. Взглянув в коридор, я почти сразу увидел нужное. На кой понадобился пожарный кран в полностью каменном здании, где "кровати" представляли из себя гранитные плиты, я до выхода из профучилища так и не узнал. Зато для идеи он подошёл в полной мере.
   Струя воды очистила пол, ложе, случайно смыла занавески, которые представляли из себя ещё висящий вариант одеяла, и вскоре я смог полюбоваться относительно чистым местом обитания. Правда, коридор стал грязнее, но тут запах меня не волновал, и через некоторое время я выполнил пожелание Брэдбери. "Сожги до пепла, а затем сожги пепел." И закрыл дверь.
   - Сидеть, писать, чтобы ни одного слова не пропустил. Проверю!
   - Кто там интересовался практикой? - Ага, месяц прошёл. Зачёты.
   - Так, Седой, стол номер семнадцать. - Я почти последний из двадцати.
   На столе был растянут варан. Я взял скальпель. И почувствовал, как от жертвы пахнуло страхом. Разумным страхом. Приглядевшись, я заметил несомненные искры разума в глазах. И нечто, похожее на заклятье запрета на горле. Вокруг уже лилась разноцветная кровь, переподготавливающиеся старательно выцеживали крохи пропускаемой энергии. Дебилы. На меня, вроде, никто не смотрел.
   - Шешшуххаа. - Прошипел я. Жертва сглотнула.
   - Ххаа. - Ответила она.
   - Молчи. - Сказал я уже на человеческом. - Ты кто?
   Она что-то прошипела в ответ. Я огляделся, не видит ли кто, протянул руку к горлу. В глазах светился ужас. Снять заклятье мне не удалось, но изменить получилось.
   - Ссяах ашхесс. - Прошипела она фразу страха, по которой я сумел определить её пол. Ящерица.
   - Учитель! - Подозвал я препода.
   - Что тебе.
   - Как я помню конспект, начало надреза идёт от половых органов, треугольником... - К моменту окончания энергоприёмник, слегка подправленный моими силами, просто перегорел, настолько его переполнило страхом. Если бы жертвой был человек, от него бы очень неприятно пахло.
   - Верно. - Согласился принимающий зачёт. - И в чём дело?
   - Это не варан. Это самка.
   - Серьёзно? - Не поверил мне преподаватель. Он внимательно осмотрел обмякшую на путах ящерицу, и был вынужден согласиться. - Точно, самка. Твой зачёт не принят.
   - Это почему?
   - Где жертвоприношение?
   - Я не могу же переиначить конспект.
   - Как хочешь... - Он удалился.
   Вечером, с тремя выговорами, первый за пожар в коридоре, второй - за несданный зачёт, третий - за испорченный аккумулятор, я стоял перед решёткой, что отделяла меня от выхода.
   - Хашшс аххешс сшесх. - Прошипела моя Сила.
   - Безголовый хвост? - Переспросил я.
   - Хессехшаа. - Подтвердила огненная змея.
   - Хашшс сшаххесшесх. - Предложил я.
   - Идиот. - Пошла она на встречу. - Что ты здесь вообще делаешь?
   - Прохожу...
   - Ты хотя бы перед собой будь честен. Кто распространяет такие слухи о тёмных, что воплощаются здесь в жизнь? Кому нужен такой отвратительный образ Тьмы? И, в конце концов, чья эмблема украшала приглашение?
   - Я не заметил эмблемы...
   - Слепец. Треф - Смерть. Вини - Тьма. Черви - Жизнь...
   - Бубни... Это что, что-то вроде цитадели света?
   - Это она и есть.
   - Ашхесс. - Выругался я. - Пошли отсюда.
   - Как? Через решётку?
   - А как же. Шассеххаххешс. Хашшсаххешс.
   - Так думаешь?
   - Да. Как?
   - Шсехшессш сшаххехашшс. - Согласилась она.
   Огненное тело легко прошло сквозь решётку. Но на половине тела я остановился и развернулся. Мой путь лежал к "лаборатории".
   Охраняющий путь собакоподобный вурдалак заметался, скуля, по своей цепи, пока не убежал от двери на длину привязи.
   - "Зачарованная". - Ухмыльнулся я про себя, повышая температуру до нестерпимого для глаз блеска. Удар носа, раскалённого до температуры поверхности солнца, проломил дверь насквозь, остальная древесина вспыхнула от двойного огня, как моего, так и лопнувшего заклинания.
   Если бы я был в телесном воплощении, то попытался лететь. Ни одна живущая душа здесь, кажется, так и не подумала прибраться в комнате. Вокруг испарялась ещё не застывшая кровь. Счастье ещё, что в этом виде у меня не было обоняния. От смрада, что клубился вокруг, очнулась даже оставленная до следующего зачёта ящерица. К ней я и полз.
   - Ссяах шассеххаххешс. - Вопросительно прошипела она моё первое прозвище.
   - Шешшуххаа. - Позоровался я.
   - Ххаа. - Ответила она.
   - Ссяах сахше шсухешс. - Теперь уже спрашивал я.
   - Шсухешс ашхесс. - Ответила она недоумённо. И предложила: - Хашшс сшаххесшесх.
   - Хашшс ашхесс сшаххессшесх. - Я невольно вспомнил встречу с хашшсаххешс в яме. И порадовался за то, что ящерица оказалась одного хашшс со мной. - Сохласен. - Никогда не думал, что верхней челюстью так трудно ворочить при разговоре на человеческом языке. - Thежшатсь хочешь?
   - Шсухешс шсехшессш ашхесс. - Усомнилась она.
   - Я? - Я едва не вывернул челюсть. - С чшеthо? - Говорить без губ оказалось не легче.
   То ли заклятье накрылось, то ли просто не смогло перевести, но в ответ было только непонятно шипение на общем...
   Ясно. Вместо повторного вопроса я сжёг её ложе. Первым делом она поправила своё украшение на шее.
   - Наконец-то. - Произнесла она на человеческом. - А то уже сама не понимала, что говорю. Змеиный... И чего безлапые в нём находят.
   - Ссяах хашшс сшесхахашшс. - Изумился я,
   - Что? - Спросила она.
   - А человеческий чем лучше? - Мне пришлось повторить давний трюк своей Силы, чтобы говорить нормально.
   - К нему есть переводчик.
   - А? - Вот это номер. Значит, с общего можно, а с змеиного нельзя? - Ладно, ползи за мной. Там поговорим. - Я с облегчением вернул своей голове привычный облик. И мы пошли на выход.
   Но на выходе нас ждали, с нескольким пожарными шлангами.
   - Ашхесс. - Выругался я. Ладно, импровизируем.
   Струя, ударившая из рукавов, встретилась со странным, голубоватым языком пламени, что я послал навстречу, и превратилась в сосульку. Импровизация удалась. Язык протянулся к шлангам, и они заткнулись. Ответный испуганный крик, реактивный, наверное, вымел противников.
   Я замер. Сзади нетерпеливо ждала бывшая жертва.
   - Шсухешс ссяах. - Спросил я.
   - Что? - Переспросила она.
   Проклятье, пришлось опять переображаться.
   - Как зовут? - Повторил я вопрос.
   - Умник. - Буркнула она. - Знаешь, как спросить. Пока - Лизарда. - Представилась она почти по английски.
   - Лиза, значит. Сахше. - Обратное превращение, и я устремился к двери. За дверью, куда я выполз первым, уже собрался весь магический совет, надеющийся скрыться от Силы под заклинанием невидимости, хотя его громких слов о слежки не услышал бы только мёртвый.
   - Следим до кельи. - По моему, это высказался тот самый "маг", что принимал у меня зачёт.
   Мечтатели. Я прополз мимо своей комнатушки прямо к решётке. Лиза проскользнула по потолку. Перед решёткой я был вынужден остановиться.
   - Чего застрял? - Спросила вараниха. Ответом была провалившаяся попытка сжечь преграду. - Огнеупорная? Ты-то пройдёшь?
   И не только. Второй опыт по управлению огнём показал, что эта преграда от противоположности огня не застрахована. Когда мой хвост оказался за ней, Лизарда слегка прикоснулась к железу, и оно рассыпалось.
   - Я даже ничего не попробовала. - Возмутилась она. Я ответил оскалом человеческого черепа. Дверь открылась сама.
   - Не буйствуй. - Остудила меня дверная харя. - Я и так вижу, что маг. Иди к себе.
   Я вернулся в своё тело.
   - Я слышала про тебя, Зонт. - Сказала спасённая. - Но то, что ты настолько глуп, что сюда сунуться... Зачем?
   - Я хотел научиться...
   - Никто тебя учить твоей магии не может. - Она помолчала. - Вообще, это чисто человеческая черта - искать готовые рецепты. И не упоминай про переводчик, это лишь облегчает жизнь. Я прекрасно могу обойтись без него.
   - Ссяах. - Насмешливо спросил я. - Хашшс хшассш шассехха сахше. Шсухешс хшассш. Ссяах шсухешс хашсс. Сшаххесшесх шсухешс хашсс. Ссшахх сшесш.
   - Что? Ты на общем можешь?
   - Нет, я его не знаю.
   - А тёплая ночь?
   - Приветствие? Три фразы из языка не считаются.
   - Тебе бы подучиться. Или обзавестись переводчиком.
   - Лучше первое. Но...
   - Что но?
   - Шсяа хшассш ашхесс хашшс. - Попробовал ответить я.
   - Что?
   - Ограниченность рода. Я не могу, наверное, выучить ещё один шипящий.
   - Ты же человек...
   - Я? Ошибаешься. Только примерно на треть. И я никогда не мог бы стать хессехшаа шассехха, если бы не был хотя бы частично одним из шсехшессш шсухешс.
   - Ты бы не мог говорить всё время на человеческом?
   - Хашшс ашхесс сшаххессшесх. - Повторил я. - Ну что тут непонятного?
   В ответ было простое шипение.
   - Эй, вы, долго торчать здесь будете? - Прервало наш диспут дверное изображение. - Обратно захотелось?
   - Пошли. - Пожал я плечами. - Всё равно не переспорим друг друга.
   Шаг вперёд ничего не принёс, кроме того, что поверхность из-под ног исчезла, а вокруг разлилось непонятно что в виде серого тумана.
   - Шсяа хшассш, что у нас сшаххесахше. - Заявил я.
   - По людски. - Прошипела она.
   - По моему, наши пути должны разойтись. Кстати, встречный вопрос, а почему ты вместе с переводчиком не знаешь змеиный?
   - Сложный вопрос. Моё заклинание просто с ним не справляется. А я... просто не могу запомнить...
   - У меня тоже самое.
   - А третье слово, что ты знаешь?
   - Хесеха охшехашша. - Через мгновение её рядом не было. - Ты где?
   В ответ донеслось непонятное, но испуганное шипение.
   - Не понял. Эй, Лизарда, ты где?
   - Здесь. - Ответила пустота метра за два.
   - Я тебя не трону. Что случилось?
   - У тебя вполне приличный словарный запас. Этих трёх фраз вполне достаточно. И дружелюбие и... ужас.
   - В чем же дело? Я никак не могу понять третью фразу.
   - И не надо. Для того, кто говорит на общем, это значит, что ты - опаснейший хищник, и от тебя надо держаться подальше.
   - Гм, а я всегда думал, что эта фраза обозначает нечто съедобное. Что-то вроде деликатеса.
   - Ага. И этот деликатес - твой собеседник.
   - Понятно... - Я вспомнил скорпионов, что залезли на деревья. - Что насчёт тебя? Как ты попалась сшесхахашшс?
   - Куда?
   - К людям.
   - Простая история. А ты потом скажешь дословный перевод этого слова? Я его слышала от одной змеи.
   История действительно оказалась простой:
   Экспедиция людей с целью отлова жертв, опытная магичка, ушедшая в создание высоких иллюзий настолько, что узнала про них от удара по голове. Дальнейшее - лабораторный стол, затыкающее заклятье, и наша встреча.
   - Такого ужаса, как при твоём рассказе про ритуальные пытки, я с детства не испытывала.
   - На то и рассчитано было. И, чтобы закончить, а то мне надоело здесь болтаться, про слово. Сшесхасхашшс - это, буквально, - хвосторотый, презрительное название человека.
   - Гм. Хвосторотый... Надеюсь, запомню. А это тебя не унижает, как человека?
   - Я полудемон. И потом, у меня есть собственное прозвище, Сшаххехашшс. И оно довольно точно.
   - Перевод?
   - В данном случае, Двуязыкий. За знание змеиного.
   - Гм. Теперь понятно... Только два языка?
   - Нет, ещё кое-что. Я недавно вляпался в приключение, и в нём "заработал" возможность заниматься магией...
   - Постой, это с внешним уродством никак не связано?
   - Хессехшаа. - Облегчённо вздохнул я и снял очки.
   - Гм, значит тебя обзывали неугодным в миражных новостях. Что-то связанное с андроидом.
   - А что с Сайби?
   - Сбежала. - Лаконично ответила Лиза. - И мне не с хвоста крутиться рядом. Пока.
   Ящерица сделала шаг в сторону и исчезла. Что же, и мне было пора.
   Мой путь окончился там же, где и начался месяц назад. Но перед колышимся изображением из подсознания дыхнуло огнём.
   - Шеххеше сшаххехашшс. - Раздалось из подсознания.
   - Ссяах. - Спросил я. - Хашшс сшаххесшесх.
   - Хашшс хшассш шассехха сахше. - Вернула моя Сила.
   - Сахше хшассш ашхесс. - Пожаловался я. - Шеххеше аххешс.
   - Шсехшессш сшаххехашшс. - Согласилась она с доводами. - Пока ты был хашшс, я от нечего делать просмотрела твои хшассш. И наткнулась на область, кем-то запечатанную. Хочешь, я её открою?
   - Хессехшаа шсухешс - Согласился я.
  

Часть полуторная. Забытая.

Подарок.

Доверчивую смерть вкруг пальца обернули.

Замешкалась она, забыв взмахнуть косой.

В.Высоцкий. "Пожары."

   Тогда я был молод, можно сказать, только начинал сознательную жизнь. У меня, как и у всех мальчишек, было много забав, одной из которых были так называемые "Домики на деревьях", которые мы строили из всякой всячины, начиная с досок, и заканчивая полиэтиленом для парников.
   И для этого я себе высмотрел одно наинеобычайнейшее дерево, которое смахивало одновременно на дуб, сосну и берёзу, с удобной развилкой из трёх макушек, в которую и была прикручена проволокой доска для сидения.
   Мрачным, не по летнему нахмуренным утром я с прекрасным настроением, вприпрыжку, пошёл к тому дереву. Впереди маячили два месяца каникул, которые можно было провести на даче, а не в каком-нибудь надоевшем лагере. Моё радужное настроение сменилось удивлением, недоумением и разочарованием, когда моим глазам открылась выжженная просека от места, где стояло дерево, и до дороги. Дерево лежало кроной к дороге, открывая мне сложный узор своих колец.
   Рядом с деревом стояла странная фигура, одетая в абсолютно черные одежды, как в траур. Обойдя её, я направился к остаткам своего домика. Полиэтиленовая крыша оказалась разорванной, проволока лопнула в нескольких местах, от досок ничего не осталось, кроме щепок.
   - Твоё? - Сочувственно спросила неизвестная, неслышно оказавшаяся рядом. Её голос оказался красивым.
   Я кивнул.
   - Проволока. Что же не прибил?
   - Жаль. Оно живое.
   - Да... Мне тоже жаль. Бесполезная гибель. Я любила делать из него древко. - Незнакомка кивнула на едва видимый след от ветки, чей диаметр был чуть больше моего запястья.
   - А вы кто? - Удивленно спросил я.
   - Смерть. - Спокойно ответила она. По моей спине пробежали табуны зимних мурашек. - Не бойся, не за тобой. Интересно играют события... в прочем, тебе ещё не время об этом знать. - Я присмотрелся. Она оказалась молодой красавицей.
   - А-а-а. Вы не врёте?
   - Что? - В её руке очутилась коса.
   - Вы молодо выглядите.
   - Льстишь? В прочем, не умеешь. Люди, люди, что же вы делаете... Казалось бы, столько десятков тысяч лет... А всё мрёте, как мухи, не достигнув и ста... А детская смертность... Я удивляюсь, что ещё не выгляжу твоей ровесницей.
   - А. А зачем вы тут?
   - Вообще-то, я хотела узнать, что случилось с деревом. А ты вообще обязан был не видеть меня. В прочем... - Она повращала в ладони свою косу - А, в принципе, это неплохо. Его же растащат остальные... Слушай, обещай мне как-нибудь заскочить... потом. А сейчас... - Она вытащила из воздуха гладко отполированную палку около двух метров длинной. - Метр девяносто девять и восемь. В прочем, ты ещё мал, но потом вспомнишь. Оно будет тебя ждать. И, запоминай. - Она взяла палку за середину, отмерила треть от одного конца и резко повернула руку. Треть палки расцвела восемью лезвиями, отходившими от центрального. - Шестьдесят шесть и шесть градусов. - Сказала Смерть, осмотрев получившийся "цветочек". - Это ещё не всё. - Она провела ту же процедуру с другим концом, который обнаружил под собой одиночное лезвие из той же стали. - Держи малыш. - Она протянула мне оружие и исчезла.
   - Ух ты. - Восхитился я, осматривая лезвия. Они были необычайного синего цвета. Я повторил действия Смерти в обратном порядке и палка восстановила свою цельность. Домой её тащить не хотелось, поэтому я подумал, что неплохо бы спрятать... и она исчезла. Захотелось вернуть, и подарок очутился в руках. - Здорово!
   Детство... События меняют друг друга, как в калейдоскопе. Я всегда был скрытным, поэтому никто так и не узнал про эту встречу. А сам постепенно забыл, как и свойственно подросткам.

Норик.

Мы в ответе за тех, кого приручили.

Сент-Экзюпери.

"Маленький принц".

   Выйдя из ресторана, я недоумённо оглянулся. За мной захлопнулась дверь моего собственного подъезда. Пожав плечами, и подсчитав, сколько МДЕ ушло на это перемещение, я отправился к метро.
   Скука... Как ни было это приключение бессмысленным, но оно, заняв около полвины дня по меркам среднего мира, посеяло в мою душу тягу к перемещениям. Куда-нибудь, лишь бы за горизонты этого скучного существования.
   Это стремление, вкупе с прочитанными ранее фэнтезийными книгами, меня понесло в подмосковье.
   - "И где всё это?" - Шутливо думал я, перепрыгивая поваленные брёвна, которые преграждали мой путь. - "В книжках... ну, не считая моего "путешествия", приключения сваливаются на голову..." - Мои размышления прервало падения на голову чего-то мягкого. - "Приключение?" - Язвительно осведомилась циничная часть моего я. - Нет. - Отозвался я вслух. - Обычный зверёк. Белка что ли?
   - Сам ты белка. - Отозвался комок. - На колени, когда разговариваешь с королевским горностаем.
   - Это из которых мантии делают? - Поинтересовался я.
   - Человек... Царь природы... Побывал бы ты где нибудь в мифах... Сразу бы по другому заговорил.
   - Не угрожай. Я, между прочим, лишь недавно из такого вот мифа.
   - А кто ты? - Спросил горностай, разворачиваясь.
   - Я - лорд Преисподней.
   - Шутишь? С каких пор такие важные шишки посылаются её правителем на занюханный средний мир?
   - Случайность. А ты кто?
   - Я уже говорил.
   - А имя есть?
   - Ты что, сумасшедший? Кто же разглашает своё имя? Зови пока Нориком.
   - А-а. А я...
   - Молчать. А то повстречаешься со Смертью раньше срока...
   Дрожь давней встречи была очевидна даже для него. А перед моим взором промелькнула фигура, одетая в абсолютно черные одежды.
   - Уже встречался. Преждевременно...
   - И остался жив? Как это?
   - У неё тогда было другое дело...
   - Так ты видящий? Стало быть, не врал... Если сейчас не врёшь.
   Я пожал плечами. А затем вспомнил. Желание ощутить в руках оружие, то самое, из детства, прошло мурашками по кистям, а затем в них оказался подарочек. Длина сто девяносто девять и восемь десятых сантиметров. Я улыбнулся, глядя на зверька.
   - Нормально... - Протянул он. - И всё?
   - Нет. - Ответил я, отмеряя нижнюю треть шеста. Шестьсот шестьдесят шесть миллиметров. И, понимая тогдашние слова Смерти, я повернул руку. Беззвучно освободилось лезвие.
   - Т-ты поосторожней. - Отскочил горностай. - Это вещь опасная.
   Я улыбнулся и освободил верхние лезвия.
   - Красиво. - Оценил зверёк. - А дальше? По моему, вращать такую махину не очень удобно.
   Пожав плечами, я правой рукой, что была внизу, снял одиночное лезвие, на что ушло две трети оставшегося древка. Другой остаток, правда, оказался таким же. Магия. Или просто оно было раскладным...
   - Избавься от зонтика. - Предложил Норик. Я отослал "цветочек" в неизвестность. - Знаешь, по моему, тебя так и следует звать, Зонтом. Идёт?
   - Согласен. Слушай, я живу в городе...
   - Мне туда лучше не соваться. Зонт, а что если мы пойдём в другие миры?
   - Как? - Недоумевая спросил я.
   - У тебя в руках огромная сила. Разрежь пространство.
   Одного движения, подкреплённого моей волей, оказалось достаточно, что бы в воздухе появилась истекающая красным цветом синяя расщелина. Норик тут же прыгнул в неё, а я последовал за ним.

Истина.

Никто из тех, кто вскормлен в истине, не сможет

умереть.

Евангелие от Филиппа

   - Дурацкий заказ. - Сказал я.
   - Ты это уже в десятый раз говоришь. - Заметил Норик.
   - Всё равно. Что ты мне вручил? Даже моё прежнее приключение было более разумным...
   - Ты ищешь в приключениях смысл? Зря-а.
   - Всё равно. Это преступление.
   - Что?
   - Истребление видов, близким к вымиранию.
   - Че-го? Ты где этого нахватался? Видишь - враг, бей его! И нечего жалеть!
   - Слушай, а если это не он?
   - А какое ещё чудовище так может?...
   Речь шла о заказе, что Норик устроил мне, приведя в дворец местного царька. Тот заказал убийство близживущего василиска.
   - Вот она, пещера. - Заявил горностай.
   Окружающая местность никак не сочеталась с названием. Обитель монстра окружал с любовью возделанный сад. Вокруг одурительно пахло созревающими фруктами.
   - Слушай, мы говорим об одном и том же?
   - Ты о чём?
   - Я? О василиске. Это ведь змей с четырьмя ногами, обращающий в камень своим взглядом, с ядовитой слюной и так далее?
   - Ну, это про меня. - Заявил кто-то со спины. - Продемонстрировать?
   Я резко развернулся и увидел перед собой василиска в чёрных очках и тяпкой в левой лапе.
   - День добрый. О, горностай. Королевский... Опять на меня охотятся? - Монстр сплюнул на ближайшую скалу. Зашипел растворяющийся камень. Норик пискнул и спрятался за мою спину. - Выйдем за пределы сада, ладно? А то после боя ещё придётся заново рыхлить.
   - Пока не начали, - вставил я, - это не вы ведь безобразничаете в соседнем королевстве.
   - Если скажу нет, вы мне поверите?
   - Не знаю. Но, кажется, что это будет правдой.
   - С чего ты так решил? - Пискнул горностай.
   - Что бы натворить такое, необходимо оторваться от сада. Ты себе это представляешь?
   - А. Ну если так. - Норик высунулся из-за плеча. - Васька? Что ты здесь делаешь?
   - Норик? Извини не признал. Нашёл хозяина?
   - Прошу прощения, вы знакомы?
   - Ну. - Обидевшись на "хозяина", ответил Норик.
   - Не надо. Я знаю, ты сродни кошкам, так что абсолютно свободен. Зайдёте?
   - Зайдём, зайдём. Не бойся, он гостеприимный. - Успокоил меня Норик. Пещера соответствовала окружающему великолепию. На полу лежал ковёр, стояло пять штук кресел, в которых можно удобно свернуться клубком. Платиновая плевательница. Камин. Люстра со свечами. Дорогущее огромное остеклённое окно, сквозь которое лился свет полуденного солнца. Стол с исцарапанным лаком.
   - Слушай, что здесь происходит? - Спросил горностай, устраиваясь в кресле. - Какое-то новое чудовище?
   - Ну. Оно живёт к восходу. Я покажу путь, но в драке участвовать не буду. Оно очень опасно. Вы сначала перекусите.
   На столе лежали залежи из разных фруктов.
   - Мяса нет. Я вегетарианец.
   - Как это? - Поинтересовался я.
   - Сложновато есть то, что каменеет.
   С полными желудками мы вышли из дома. (Норик поохотился в пещере за мышами) Путь пролегал по каменистой местности, что я успел возненавидеть ещё по пути к василиску. Камни выскакивали из-под ног, а заходящее солнце припекало спину. Норик прыгал рядом, радуясь полноценной жизни.
   - Пришли. - Наконец обрадовал меня Вася.
   - Великолепно. - Отозвался я.
   - А чем ты собираешься с ней драться? Против этой твари никакое оружие не поможет.
   - Гляди. - Гордо отозвался Норик, когда в моих руках возник шест.
   - Волшебный. Не поможет. Оно сломает его одним движением.
   Тем временем я подошёл к пещере.
   - Что дальше? - Окликнул я сотоварищей. В ответ из пещеры донеслось шипение.
   И чудовище выпрыгнуло. Хорошо, я ещё успел поставить перед собой своё оружие, как оно снесло меня с ног и больно приложило спиной о камень. Но дальше продвинуться не смогло. Бессильно вцепившиеся в палку зубы и опирающиеся в неё же передние лапы, пока оно было неподвижно в стремлении добраться до меня сквозь преграду, что позволило мне внимательно разглядеть нападавшее.
   На василиска оно никак не походило. Его собачья головы была с тремя глазами, расположившимися треугольником, во рту сверкали белым двадцать четыре зуба, по двенадцать сверху и снизу, по шесть лап по бокам, с семью когтями каждая, и растроенный хвост. Белая тварь хрипела в своём изумлённом свирепом состоянии.
   Мне надоело испытывать удачу, и я пнул ей в брюхо на выдохе. Тварь потеряла дыхание на пару мгновений, и моё тело выкатилось из под неё. Левая кисть сделала вращательное движение, освободив "зонтик", тварь налетела уже на него, но, невероятно изогнувшись, изменила траекторию и отпрыгнула назад.
   Я оглянулся вокруг, и увидел, что сопровождавшие меня забрались на высоченный обломок скалы. По моему, это не спасало их предшественников, так как скала была бурой от засохшей крови. Но, к счастью Васьки и Норика, чудовище пыталось пока добраться только до меня, кружа вокруг, как Луна вокруг Земли.
   - Бей её! - Завопил Норик, увидев меня невредимым.
   Я перешёл было к нападению, но тварь, испуганно взвизгнув, исчезла в ослепительной вспышке.
   - Что это было? - Спросил я их, но в ответ послышался шум падающих в обморок тел.
   - Истина. - Раздался несколько позади знакомый до холодка голос. - Пожирательница жизни. Тебе крупно повезло.
   - Чем? - Спросил я, развернувшись и увидев саму Смерть.
   - Тем, что успел подготовиться. И не направляй подарок против меня, не сработает.
   - А. - Я сообразил, что шест всё ещё в моих руках, и отослал его. - Вы за мной?
   - Нет, я просто проходила мимо. Какая чушь так спрашивать? Ты что, не видишь, что вокруг тебя разбросаны ошмётки твоего тела, огрызки одежды и осколки костей?
   - Н-нет. - Ответил я, для надёжности оглядевшись вокруг.
   - Значит, нет. Будь спок, если ты умрёшь, то первым об этом узнаешь.
   - А зачем вы...
   - Давай на ты. Я довольно демократична. В смысле, для меня все равны.
   - Зачем ты здесь?
   - Поинтересоваться. В конце концов, это мой подарок сейчас прошёл испытание. Бывай, малыш. - И она испарилась
  

Киска.

- В зоопарке тигру не накладывают мяса!

Попугай - правозащитник.

   - Поздравляю, поздравляю. - Отозвался король, когда я отчитался ему о проделанной работе. Разумеется, о том, что василиск остался целым и невредимым, я умолчал. - Слушай, если ты так хорошо разбираешься со ВСЯКИМИ монстрами, - Он подчеркнул слово "всякими", - не мог бы помочь мне немного. За хорошую плату, разумеется.
   - А в чём проблема? - Спросил я.
   - Да тут завелась киска одна. Всё бы хорошо, но вот никого не признаёт за хозяина. Не мог бы ты увести её отсюда. А я за всё заплачу.
   - Где это? - Спросил я.
   - В загородной резиденции. Тебя доставят в карете.
   Никогда не думал, что езда в каретах может быть такой неудобной.
   Загородная резиденция царя представляла собой большой парк с симпатичным замком.
   - Она в подвале. - Любезно сообщил кучер, намереваясь смотаться куда подальше, с тоской глядя на меня.
   Мне поездка в этой тряской коробке уже обрыдла.
   - Назад сам. - Таким было моё заявление. Кучер хлестнул лошадей и скрылся в клубах пыли. - Ну? - Спросил я у Норика. - Что дальше?
   - Подвал, наверное. - Ответил он, устраиваясь на плече.
   Очарование сумрака замка разрушил звук моих шагов. Норик что-то насвистывал, я искал вход в подвал.
   - Вот он. - Обрадовано сказал горностай, указывая на лестницу вниз.
   Она заканчивалась двустворчатой дверью с сорванным засовом, на котором виднелись следы от громадных когтей.
   - Это чьи? - С интересом спросил я своего зверя.
   - А кто их знает... Входи.
   Я послушался, делать больше было нечего.
   - Кис, кис, кис. - Позвал я, пока глаза привыкали к полумраку. В ответ по подвалу раздалось непонятное рокотание. "Киска" открыла свои огромные глаза метрах в десяти от меня, встала на ноги и мягко двинулась в мою сторону. Её морда оказалась чуть ниже моего роста. - Вот это киска. Какие же здесь собачки? - В ответ раздалось рычание, и она вышла на одинокий луч света.
   - Секирица. - Ахнул Норик и, сорвавшись с плеча, пушистой молнией вылетел из подвала.
   - Киска? - Спросил я себя, рассматривая кошечку, пока она внимательно следила за моими движениями. Сине-красная полоска покрывала всё её тело, от острых ушей до кончика хвоста. От обычных представителей кошачьих её так же отличали два выроста из лопаток, напоминавших лезвия секиры, вытянутых вдоль тела. Быть безоружным при таком противнике явно было глупостью. Мой шест вернулся в руки. Секирица рыкнула на это и прыгнула на меня. В ответ я поступил так же, как при встрече с истиной. Противница вцепилась в шест с явным стремлением перегрызть его. Непонятно как, мои руки перекрестились, и я оказался верхом на кошке. Это оказалось впечатляющим родео. Слететь мне не давали только обратные стороны лезвий, оказавшиеся, в отличие от острых кромок, довольно удобными. Шест я выпустил из рук, отослав от ошибок подальше.
   Внезапно секирица остановилась, как вкопанная.
   - Слазь. - Заявила она.
   Интересно, здесь нормальные звери есть?
   - Зачем? Что бы меня слопали?
   - Не наглей. То, что я не могу тебя достать, ещё не означает вседозволенности.
   - Дашь мне убраться из подвала? - Спросило я.
   - Если скажешь, любимчик судьбы, что у тебя за оружие.
   - Я не любимчик несуществующего...
   - Как это? Только тёмные могут утверждать такое... правда, справедливо утверждать. Они никогда не набрасывали на себя добровольных мягких оков.
   - Я и есть тёмный... во всяком случае, в нижнем мире меня таковым признали.
   - Это в каком? Нижних миров в мифах множества.
   - А у среднего не на столько. И все связаны с тьмой...
   - Ты с какого?
   - С одного из нижних.
   - А что ты говорил про средний? И вообще, не кажется тебе, что наша беседа ушла от схватки? Слезай. - Я слетел с неё, одновременно вызывая своё оружие и высвобождая одиночное лезвие. Отомкнув его от ещё скрытой ромашки, я стал готов к худшему. - Убери. И так явно, что магия.
   - Извини, но у нас ещё не было перемирия...
   - Я его объявляю. Доволен? - Я пожал плечами, но оружие отослал. - И так, по пунктам. Что за оружие, откуда ты, и что здесь делаешь.
   - Подарок Смерти, из Преисподней, по приказу царя.
   - Коротко и бессмысленно. Хотя и понятно. Царю я не угодила. А ведь говорила же ему, подыщи подходящего... Может ты и есть?
   - А шут его знает. Так что будем делать?
   - Я, пожалуй, за неимением подходящей кандидатуры тебя выберу. Давай, веди меня отсюда.
   - Мне ещё отчитаться перед царьком надо. Давай так сделаем. Здесь бегает зверь...
   - Королевский горностай по прозвищу Норик?
   - И кто его не знает? Найди его и ждите меня, договорились?
   - А ты?
   - А я пройду к его величеству. - Ответил я, возвращая шест.
   - Удачи. - Пожелала она мне.
   - Постой, как тебя зовут?
   - А тебе ли не всё равно?
   - Назову Карой.
   - Божьей?
   - Нет, подземной... беги, беги.
   - О'кей. Увидимся. - Она выпорхнула из подвала.
   А передо мной открылся синий разрез, истекающий красным цветом.
   Я шагнул внутрь, намереваясь оказаться в приёмном зале царя, но вместо этого мой обзор залило ярким оранжевым светом...
  

Ударная амнезия.

Тяжело в лечении -

легко в раю!

Из заметок патологоанатома.

   - Хвала... кому-то там, вы живы. - Сказал незнакомый женский голос. - Полдня в коме. Это было невероятно опасно... Лежите, лежите, вам надо полежать ещё около часика и всё будет нормально. Вы что-нибудь помните, до удара?
   - Нет, а что? Я и удара не помню...
   - Всё в порядке, ничего и не было. На голову просто упала ветка... Ничего, сейчас всё пройдёт. Голова кружится?
   - Да нет.
   - Совсем хорошо. Значит, можете уже встать. - Я встал. Самочувствие было нормальным, только в памяти было всё смазанным. - Хорошо, хорошо, просто замечательно. Сюда, пожалуйста...
   Поблагодарив, я вышел из коттеджа и отправился домой.
  

Часть четвёртая. Вроде по сю сторону.

Переподготовка.

   - Ашхесс. - Выругался я, вываливаясь из зеркала.
   - Привет, языкастый. - Отозвалась Файри. - Где пропадал?
   - Дурью маялся. Хшассш шсяа аххешс.
   - Ммм. А по-русски? Знаешь, я так и не смогла поговорить...
   - Угу. Хшессшаххешс. А что ты ещё ожидала? Ты сама представь себе, разговор между лесом и дровосеком. Ты же не хашшс, что бы с тобой говорить на равных.
   - Что ты имеешь в виду?
   - Что в облике аххешс ты с ними поговорить не сможешь.
   - А в обычном виде я для твоих шассехха сахше просто шсухешс хашшс. Слушай, где тебя носило-то? - Поморщившись, я протянул ей приглашение. - Ну, зонтик - пулемёт, и ты там был? Как там это? В словарике не было.
   - Хшассш шсяа аххешс. - Повторил я.
   - Угу. Хшассш шсяа аххешс.
   - Про себя ты так сказать не можешь...
   - Шсяа... а, отображение личности... впрочем, то, что я пыталась поговорить с хессехшаа шассехха... Гм, не будем. Тут тебя письмо дожидается...
   - Где? - Спросил я.
   - На мыле. - Отозвался голос из зеркала. - Приглашение на аудиенцию. От повелителя преисподней. Путь тебе известен.
   Я подошёл к зеркальной занавеске и, сделав глубокий вдох-выдох, шагнул в неё.
  

Ещё словарик. N1.

   Шешшуххаа - Букв. - "Тёплая ночь" - Приветствие. (Обще шипящий)
   Ххаа - Букв. - "Ночь." - Ответ на приветствие. (Обще шипящий)
   Ссяах ашхесс - Букв. - "Убитый яд." - Страх за жизнь. (Змеиный)
   Хашшс аххешс сшесх - Букв. - "Безголовый хвост." - Обвинение в идиотизме. (Змеиный)
   Хессехшаа - Подтверждение. (Змеиный)
   Хашшс сшаххесшесх - Букв. - "Рот двухвостых." - Предложение говорить на языке человека. (Змеиный)
   Шассеххаххешс - Букв. - "Покрывало огня". - Защитник огня. (Змениный)
   Хашшсаххешс - Букв. - "Тело огня". - Огненная змея. (Змеиный)
   Шсехшессш сшаххехашшс - Букв. - "Слово двуязыкого". - Слушаю и повинуюсь. (Змеиный)
   Ссяах шассеххаххешс - Букв. - "Яд покрывала огня?" - Ты Зонт? (Змеиный)
   Шешшуххаа - Букв. - "Тёплая ночь" - Приветствие. (Обще шипящий)
   Ххаа - Букв. - "Ночь." - Ответ на приветствие. (Обще шипящий)
   Ссяах сахше шсухешс - Букв. - "Движение слова?" - Предложение побега. (Змеиный)
   Шсухешс ашхесс. - Букв. - "Светлое слово." - Недоумение. (Змеиный)
   Хашшс ашхесс сшаххессшесх - Букв. - "Светлый рот двухвостых." - Неприятие человеческой речи. (Змеиный)
   Хашшсаххешс - Букв. - "Тело огня". - Огненная змея. (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - Род.
   Шсухешс шсехшессш ашхесс - Букв. - "Дневная жизнь ночи".- Обвинение во лжи. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Ссяах хашшс сшесхасхашшс - Букв. - "Ядовитый рот хвосторотых?" - А что про человеческий? (Змеиный)
   Ашхесс - Зд. - Ругательство. (Змеиный)
   Шсухешс ссяах. - Букв. "Ядовитое слово?" - Как тебя зовут? (Змеиный)
   Сахше - Зд. - "Двигаемся". (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Хашшс хшассш шассехха сахше - Букв. - "Мысль рта изгибающейся чешуи" - Сомнение в знании змеиного языка. (Змеиный)
   ( *Хшассш - В разл. знач. "Идея", "Знание", всё, что означает внутреннее
   познание. (Змеиный))
   Шсухешс хшассш - Букв. - "Познание слова" - Переводчик. (Зеиный)
   Ссяах шсухешс хашшс - Букв. - "Ядовитое тело для жизни?" - Добычей стать не хочешь? (Змеиный)
   Ссшаххесшесх шсухешс хашсс. - Букв. - "Тело для жизни двухвостых." - Людская добыча. (Змеиный)
   Ссшахх сшесш. - Букв. - "Многохвостая." - Название для других рас. (Змеиный)
   Шсяа хшассш ашхесс хашшс. - Букв. - "Смертельное понимание моего рода"
   - Непринятие племени. (Змеиный)
   Хессехшаа шассехха - Букв. - "Чешуйчатая тьма". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Шсехшессш шсухешс - Букв. - "Шипящий укус". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Хашшс ашхесс сшаххессшесх - Букв. - "Светлый рот двухвостых." - Неприятие человеческой речи. (Змеиный)
   Шсяа хшассш - Букв. - "Моя мысль" - У меня ощущение. (Змеиный)
   Сшаххесахше - Букв. - "Двойное движение." - Два пути. (Змеиный)
   Хесеха охшехашша - что-то вроде "деликатесс". (Обще шипящий)
   Сшесхасхашшс - Букв. - "Хвосторотый" - Презрительное название человека. (Змеиный))
   Сшаххехашшс - Букв. - "Двуротый" - Двуязыкий. Прозвище Гора. (Змеиный)
   Хессехшаа - Зд. - Одобрение. (Змеиный)
   Сшаххехашшс шеххеше - Букв. - "Слух двуязыкого" - Просьба обратить внимание. (Змеиный)
   ( *Шеххеше. - В разл. знач. - "Слух", "Зрение", "Осязание", ч. л. связанное со познанием внешнего мира. Букв. - "Внимание". (Змеиный))
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Хашшс сшаххесшесх - Букв. - "Рот двухвостых." - Предложение говорить на языке человека. (Змеиный)
   Хашшс хшассш шассехха сахше - "Мысль рта изгибающейся чешуи" - Сомнение, с издёвкой, в знании змеиного языка. (Змеиный)
   Сахше хшассш ашхесс - Букв. - "Смерть движение мысли" - Усталость мозга. (Змеиный)
   Шеххеше аххешс - "Букв. - "Уничтожение внимания." - Перегрузка впечатлениями. (Змеиный)
   Шсехшессш сшаххехашшс - Букв. - "Слово двуязыкого" - Слушаю и повинуюсь. (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - "Змея". (Змеиный)
   Хшассш - Зд. - "Мысль." (Змеиный))
   Хессехшаа шсухешс - Букв. - "Тёмное слово" - Согласие. (Змеиный)
   Ашхесс - Зд. - Ругательство. (Змеиный)
   Хшассш шсяа аххешс - Букв. - "Мои сгоревшие мысли" - Саморобвинение в идиотизме. (Змеиный)
   Хшессшаххешс - Букв. - "Смертельный огонь". - Почтительное отношение к сильному. (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - "Змея". (Змеиный)
   Аххешс - Зд. - "Огонь". (Змеиный)
   Шассехха сахше - Букв. - "Изгибающаяся чешуя". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)
   Шсухешс хашшс - Букв. - "Тело для жизни". - Добыча (Змеиный)
   Хшассш шсяа аххешс - Букв. - "Мои сгоревшие мысли" - Саморобвинение в идиотизме. (Змеиный)
   Хессехшаа шассехха - Букв. - "Чешуйчатая тьма". - Одно из самоименований змей. (Змеиный)

Лжец и отец лжи.

Это и так все знают.

   Путь привёл меня отнюдь не в кабинет, знакомый по прошлым посещениям, а в уютную комнату, увешанную различными пейзажами.
   Дьявол сидел в удобном кресле рядом с камином, держа в руке тонкий бокал, наполненный тёмно-красным вином.
   - Здравствуй, присаживайся. Это ведь ты навёл шороху в этой цитадели? - Поздоровавшись, я присел. Внимательный взгляд Сатаны дружелюбно окатил меня. - По моему, в тебе что-то не так.
   - А в чём дело?
   - На тебе слишком высокая технология для среднего мира. Ты путешествовал?
   - И слишком много. - Я содрогнулся, машинально касаясь подарка Сайби.
   - Доверишься? - В моих мозгах, неизвестно откуда, прямо по самой поверхности, пронеслись слова "лжец... и отец лжи..." Вероятно, Вельзевул их уловил и нахмурился. - Всё-таки, заронили... Лжец и отец лжи? - Я неуверенно кивнул. - Ну, это только часть правды. - Он, разглядев корни слов, не видимые даже мне, расслабился и улыбнулся. Затем покосился в сторону двери, ведущей, как мне показалось, в спальню. Я взглянул туда же. - Ладно, Ложечка, выходи.
   - Па, ты уверен? - Отозвался оттуда женский голос.
   - Да. Мне нужно его сотрудничество. А значит - доверие.
   - Хорошо, только за последствия я не отвечаю.
   Она вышла, и я её узнал.
   - Так, вижу, вы уже встречались. - Оценил наши взгляды Белиал. - Обстоятельства?
   Девушка взглянула на меня, вздохнула и сказала.
   - Шест.
   Повелитель Ада подался вперёд.
   - Серьёзно? Тот самый? - Мы с нею синхронно кивнули. - Великолепно. - Он откинулся на спинку кресла. - Жаль, не знал, что эта сила подвластна одному из нас.
   - Ммм. - Подал голос я.
   - В чём дело? - Вынырнул из рассуждений дьявол.
   - Я...
   - Изменился? Растёшь, растёшь, никуда не деться. И?
   - Боюсь, не помню, как ею управлять. - Я помолчал немного. - И, о доверии. - Моя рука щёлкнула по выключателю.
   - Мать моя. - Ахнула дочь Сатаны. - Какие волосы...
   - А кто мать? - Не смотря на ситуацию, поинтересовался я.
   - За давностью не помню. - Слегка смутился Вельзевул. - То ли египтянка, то ли шумерка...
   - Я пойду. - Проинформировала она, растворяясь в воздухе.
   - А имя?
   - Тут отцы церкви не соврали... отец Лжи. Сюрпризы все?
   - Нет. - Вздохнул я, снимая очки и убирая волосы с ушей.
   - Неужели.. Зонт? За всем не уследишь...
   Я кивнул и прошипел:
   - Шассеххаххешс.
   - Наслышан.... - Повелитель Ада задумчиво посмотрел на сполохи тьмы за окном, затем хлопнул себя по колену. - Ладно, это в прошлом. - Он обернулся ко мне. - Что собираешься делать?
   Я пожал плечами:
   - Жить...
   - Забирай. - Отвечая на невысказанный мной вопрос, он вернул шест. - Загляни в арсенал. Если никто не научился с ним управляться. Скажи, что за Стихия? - Я ничего не понял. - От кого ты его получил?
   - От Смерти? - Неуверенно ответил я, недоумевая по поводу допроса.
   - И что этой младшей Силе неймётся? - Он нервно встал с кресла, прошёлся по комнате. Посмотрел на моё недоумённое лица, вздохнул. - Да, с вами, людьми, и обычно-то трудно, а теперь, когда меняются эпохи... Ладно, я тебе кое-что объясню. Сядь поудобнее.
   - Мироздание, по крайней мере то, что мне доступно, - Начал дьявол, - состоит из девяти компонентов, из места и великой восьмёрки. Великая восьмёрка, или просто Стихии, это Хаос, Вода, Воздух, Огонь, Молния, Земля или Твердь, Свет и Жизнь. Здесь, в этой вселенной, их старшинство проявилась так: Хаос - старшая, Жизнь - младшая, остальные - средние. - Он хитро прищурился. - Не слышу вопроса.
   - Гм, - Отозвался я, - вроде всё в понятно. Единство и борьба противоположностей? Свет - Тьма, Жизнь - Смерть, Хаос....
   - А вот в последнем ты не прав. Нет Силы порядка. Порядок - это постоянно изменяющаяся точка равновесия всех восьми. Или абсолютное преобладание одной.
   - Ладно. Но... если Жизнь действительно старше Смерти, то Свет ведь младше...
   - Это в тебе говорит чрезмерная гордость. Пусть эти рабовладельцы подавятся. От названия суть не меняется. Назови кирпич пушинкой, если он на тебя упадёт...
   Я улыбнулся и мысленно плюнул на эту проблему. И решил прояснить оставшийся невыясненный вопрос
   - А время?
   - Время - это место. - Парадоксально ответил он.
   - А что про символику?
   - Есть. Это десять различных пар мастей. Двойная треф - Хаос, черви и пики - Вода, бубны и черви - Воздух, бубны и крести - Огонь, крести и пики - Земля, двойные бубны - Молния, бубны и пики - Свет, крести и черви - Жизнь.
   - А остальные две?
   - Двойная пика - Время, двойная черва - Пространство. Всё?
   - Боле менее. Только вот я знаю обычное обозначение: Треф - Смерть. Вини - Тьма. Черви - Жизнь. Бубны - свет.
   - Слушай, будешь рассказывать это кому-нибудь, расставишь и названия, и обозначения как тебе удобно. И не забывай, мне подвластна не Сила, но Стихия.
   - О'кей, Светоносный. Как я думаю, это всё.
   - Если у тебя нет ничего, что сказать, то пока... Зонт. Никак не привыкну...
   - До встреч, Повелитель.
   - Иди, иди... подхалим несчастный. "...когда убеждались, что добро от действий чертей..."
   - И когда меня перестанут тыкать в эту строчку.
   - Так я не первый? Слушай, откуда ты вообще взял это? Родителей в своё время наслушался?
   - О конспирации. - Добавил я ехидно. - Лондонская чума...
   - Брысь отсюда.
   - Цель оправдывает средства, даже чересчур нравственные...
   - Сгинь, я сказал. - Шутливо приказал он. - Свалился тут на голову.
   - Сами пригласили, мол, аудиенция.
   - Валяй, она уже закончена. - Я кивнул и сгинул в портале. - И что бы ни одной строчки. - Донеслось до меня. - Хотя, это я уже размечтался.
  

Слово.

   Шассеххаххешс - Букв. - "Покрывало огня". - Защитник огня. (Змениный)
  

Ночная сталь.

...я готов за определенную плату принять

участие в ритуальном жертвоприношении

(в качестве жертвы).

Из воззваний к Warrax'у.

   Переход промелькнул перед глазами яркими всполохами.
   Я проморгался и обнаружил себя растянутым на какой-то отдающей холодом железа изогнутой поверхности. Руки и ноги были в стальных захватах, а в душе поселилось чувство опустошения.
   В помещение вошёл некто, оглядел меня хищным взором и удовлетворённо кивнул.
   - Заходите, барон. - Обратился он в дверной проём. - наконец-то мы поймали какого-то бродягу.
   - Мне обязательно присутствовать? - Брезгливо отозвался барон из-за двери.
   - Да, барон, иначе магия может не сработать.
   - А мне? - Попытался я вернуть себе уверенность шуткой.
   Маг промолчал. Тем временем в комнату вошёл барон, перед которым внушительная внешность мага терялась напрочь. Барон оказался зверем, едва протиснувшимся боком в дверной проём. По всему было видно, что ему более пристало крошить людей и прочих врагов каким-нибудь двуручником, чем скальпелем. Но, несмотря на мою неприязнь, как к одному из пленителей, я был вынужден признать, что барон был весьма красив. Прямо звезда бодибилдинга, мечта девушек. Мелкоплетённая кольчуга не могла скрыть его внушительную мускулатуру.
   - Бродяжка какой-то. - Недовольно буркнул он. Я посмотрел на себя и обнаружил, что моя любимая чёрная водолазка превратилась в ворот и рукава.
   - Тогда отпустите? - Спросил я.
   - Всё равно, ваша светлость, чья кровь. - Сказал маг, полностью игнорируя меня.
   - Это вам всё равно. А мне за меч своей рукой браться.
   - Вытрем, не беспокойтесь. - Тем временем маг рисовал на моём теле крестики зелёным маркером.
   Затем он достал откуда-то из рукавов четырёхгранные кинжалы и принялся пронзать моё тело точно по крестикам. То ли на теле были выбраны особенные точки, то ли действовала некая магия, но боли не было. Когда из меня торчали двенадцать рукоятей, маг прекратил своё занятие, с равнодушием наблюдая за вытекающей куда-то мне за голову моей же кровью.
   - Всё, три литра. - Сказал маг, и к его руке подплыл раскалённый меч, от которого, кроме жара явно веяло огромной силой. По-моему, он мог годиться барону как длинный кинжал. Надо мной взмыл кроваво-красный пузырь, в который маг и погрузил меч. От пузыря в разные стороны пошёл пар.
   - Во мне кровь осталась? - Слабо спросил я. Пузырь лопнул, и мне пришлось в ней выкупаться.
   - А сейчас меч запросто проткнёт этого бродягу. - Гордо заявил маг и ударил мення мечом в грудь.
   Меч звякнул и отскочил.
   - Так и убить можно. - Запротестовал я.
   - В чём дело? - Спросил недоумённо маг, ударяя меня на этот раз лезвием.
   - А меньше надо было в серебренную кровь макать. - Отозвался меч женским голосом.
   - Куда? - Переспросил маг.
   - В серебренную кровь. Я теперь ему слишком многим обязана.
   - Ладно. - Заявил маг. - Но, если ты думаешь, что это спасёт ему жизнь, то... - меч улетел в противоположную сторону, а в руке мага зажёгся огненный шар. - Готов к смерти?
   - Нет. - Честно ответил я. - Я её не вижу.
   - Ха. - Заявил маг. - Если ты надеешься на помощь...
   - Да здесь он, я тебе говорю, шкафной недоделанный. - Заявил из-за двери голос, подозрительно напоминающий Файри.
   - Я - гном! - Взревел в ответ голос Гервольда. - Клан зелёной атаки!
   - Заметно. - Ехидно отозвалась Файри. - Обвешался оружием.
   Дверь задрожала от удара. Затем раздался далёкий шлепок и голос феи, несущий в себе такой эмоциональный заряд в виде ругательств, что я позавидовал слонам, которые могут сворачивать уши трубочками.
   - Дай-ка я. - Объявил бас гнома.
   Раздался ещё более сильный удар по двери, шумный лязгающий шлепок и ещё более громкие ругательства моего домового. Хотя его ругательства были послабее, чем у феи.
   - Не пробьются.- Ухмыльнулся маг. - Дверь магически защищена. И кто там?
   - Свита. - Донёсся из-за двери голос Люрки. - И это защита? - Раздался звук плевка... - ... на неё. - Дверь ответила шипением, и в помещении разнёсся запах разъедаемого кислотой дерева.
   Барон метнулся к выходу с двухметровым мечом, но встречный плевок превратил клинок в жалкий огрызок.
   - Привет, лорд. - Заявился Люрки собственной персоной. - Мы тут решили немного поволноваться.
   Мимо люркера прокатился железный ёжик в исполнении гнома, а над ними пролетела Файри внутри огненной оболочки.
   - Не подходить! - Истерически заверещал маг. Барон вообще исчез.
   - Не буду. - Ответил Люрки и плюнул на мага. Огненный шар растаял в воздухе следом за своим хозяином. - Кажется, перестарался. - Смущённо заметил мой монстр.
   Висевший у стены меч свистнул в полёте и срезал оба ножных кандала, как бумагу, даже не поцарапав ноги, и вонзился по рукоять в стену.
   - Ничего себе оружие.- Присвистнул гном. - Это почище того лома будет.
   - Чего рассуждаешь?! - Разразилась Файри. - Доставай из стены и руби оковы. Всего два осталось.
   Гном взял меч и с огромным трудом вытащил из стены.
   - Прямо король Артур. - Пошутил он. - Постараюсь не порезать.
   - Если тебе удастся мной порезать... - Говорящий меч оказался на полу. - Эй, что за новости? Подними меня!
   - А чего это оно? - Испуганно спросил гном из-за спины Люрки.
   - Много знать надо? Освобождай лорда, недоросток. - Заявила Файри. - С мечом потом разбираться будешь.
   Гервольду ничего не осталось делать. Он поднял замолкший меч и двумя ударами рассёк мои ручные оковы, для чего ему пришлось обежать алтарь.
   Я с трудом встал.
   - Пошли отсюда. - Прохрипел я, чувствуя головокружение.
   - Постойте, лорд. - Заявил меч, опять брошенный на пол.
   - В чём дело? - Обернулся я.
   - Посмотрите наверх.
   Мой взгляд обратился в указанном направлении. И там обнаружил нечто сферическое, заполненное огненной змеёй.
   - Что это? - Я сел обратно на алтарь.
   - Ваши магические силы. - Ответил клинок. - Поднимите меня, я попробую достать сферу.
   Я прислушался к словам меча, поднял его, взобрался на алтарь и попытался ударить. Вспышка света чуть не ослепила меня. Когда я проморгался, меча в руке не было.
   - Где меч? - Слабо спросил я. Сил на удивление уже не было.
   - Там. - Указал гном на торчащую из стены рукоять.
   - Оно мне не по плечам. - Ответила та. - Здесь нужна особая сила, которая может рассекать пространство.
   - Пошли, потом... - Попыталась выкрутиться Файри.
   - Нет. - Ответил Люрки. - Он умрёт...
   - "Смерть..." - Пронеслось в мозгах. И умирающие мысли понеслись в никуда. И то же мгновение в руке оказался шест, за которым я в принципе и собирался отправиться после аудиенции.
   - Что за...? - Изумилась "свита".
   Моя правая рука сделала нужный жест и обнажилось одиночное лезвие. Протянувшаяся за ним синеватая полоса рассекла сферу напополам, обрушив на меня огненный водопад.
   - Хессехшаа. - Прошипела Сила, впитываясь в моё тело. По шесту пробежал огненная волна, но больше ничего не произошло. Видимо, Силы признали друг друга.
   - Я проведу, лорд? - Спросил Люрки.
   - Не надо. - Ответил я, спрыгнув с алтаря, подошёл к рукоятке меча. Повторять усилия гнома мне не пришлось, меч чуть ли не сам выпрыгнул из стены.
   - А теперь точно Артур. - Заметил Гервольд.
   - Лорд? - Отозвалось лезвие. - Я знала, что вы меня не бросите... Нет, имя Экскалибур мне не подойдет.
   - Откуда? - Изумился домовой.
   - Из крови. Меня окунули в кровь лорда. Вообще, я должна была стать светлым лезвием, но сейчас, из-за неопределённости, что принесла серебренная кровь, моя сущность зависит от имени. И от владельца.
   - Выбор за нами... - Я задумался. - Что скажете?
   - Я - против. Говорящее оружие - это... сплошные проблемы, в общем. - Заявил гном.
   - Я - за. - Объявила фея, представая перед нами в своём обычном облике.
   - Воздержусь. - Ответил Люрки.
   - Возьму. - Решил я. - Не стоит разбрасываться таким оружием.
   - Задержать их! - Раздался голос барона из-за двери.
   - Наш переход! - Испуганно вскрикнула Файри. - Отсюда нам никуда...
   - Ты так думаешь. - Улыбнулся я, взмахивая обнажённым лезвием шеста. - Прошу...
   - И чего ты так боишься разбрасываться оружием? - Изумился гном.
   - Можешь поднести меч барону на блюдечке, а мне Ночная Сталь нравится.
   - Благодарю за имя, лорд. - Отозвалась она. - Прибыли?
   Сталь оказалась права, мы были в моей комнате.
   - Хорошо дома. - Объявил Гкервольд, исчезая в шкафу. Из его глубин донеслось лязганье сбрасываемого железа.
   - Отлично. - отозвался Люрки. - Я у себя. - И он исчез за зеркалом.
   - По моему, ты что-то хочешь мне сказать. - Заявила Файри. - Например, откуда взялась эта палка, которую ты отослал в никуда.
   - Я напишу, идёт?
   - Ладно.

Слово.

   Хессехшаа - Зд. - Одобрение. (Змеиный)
  

Возвращение зверинца.

Грызуны, тараканы.

Услуги.

   Описание моих превратностей с Нориком не заняло много времени, и, когда всё было завершено, а от Файри всё равно не было известий, я призвал подарок Смерти и, привыкая к новой мощи в руках, рассёк пространство, отправляясь туда, где оставил двух зверей. На заработок мне было полностью наплевать.
   - Зонт! - Раздалось сверху обрадованное верещание. - Ты пришёл наконец­-то! Где тебя крысы носили? - Я наконец-то увидел его, сидящим на макушке высокого берёзоподобного дерева, на которое секирица, как ни старалась, залезть не смогла. - Убери этого зверя отсюда!
   - Сам зверь. - Отозвалась Кара. - Привет, хозяин. Действительно, где тебя добыча носила?
   - Шсухешс хашшс здесь ни причём. Это, наверное, царь постарался. Мне память отшибло.
   - Незнакомые ноты под подозрительным запахом. - Секирица оказалась на ногах. - Змеиный изучал?
   - Вместе с биографией.
   - А если ты просто приманка? Загрызу ведь.
   - Можешь попробовать, ссшахх сшесш. Хесеха охшехашша.
   - Давай, Зонт. - Подбодрил Норик, взлетая ещё выше от произнесённой фразы. Только он не учёл, что выше макушки прыгать было некуда, и с визгом приземлился прямо между секирами Кары. Она недовольно стряхнула горностая на землю. И прыгнула.
   Змеиным движением я выскользнул из-под атаки. Секирица приземлилась метрах в двух, мгновенно развернулась и опять полетела в мою сторону. Но в этот раз перед ней оказался моя огненная личина.
   Я лёг на землю, чтобы не опалить киску. Кара от неожиданности поскользнулась на траве, перекувыркнулась через голову и застряла пузом вверх.
   - Сила огня, крысы меня раздери. - Охал Норик на другой вершине.
   - Помочь? - Спросил я, подходя к секирице уже в человеческом облике.
   - Ты это серьёзно? - Спросила она. - Ты - это ты?
   - Ну, Норик же признал. Какие же тебе нужны доказательства?
   - Особое оружие...
   - А, это? - В моих руках оказался шест.
   - Да, его ни с чем не спутаешь. Извини...
   - Ничего. У меня были и похуже встречи в последнее время. Встать можешь?
   Она изогнулась и встала на четыре лапы.
   - Что дальше? - Спросила она.
   - Сейчас дозревший фрукт стряхнём с дерева.
   - Верно... - Плотоядно облизнулась она. - Эй, фрукт, сам спрыгнешь, или тебе помочь?
   - Предательство! - Заверещал сверху Норик. - Зонт, как ты мог?
   - А как ты мог его бросить в подвале? - Спросила Кара.
   - Я... каюсь, Зонт, только не скармливай ей меня!
   - Слезай, пушнина, так и быть, есть не буду.
   - Утихомирьтесь вы оба. Я просто хотел навестить вас и узнать, всё ли здесь в порядке.
   - Возьми меня с собой. Моя первая обязанность - быть с хозяином.
   - Ладно. Норик, ты как? Здесь остаёшься?
   - Охотников тут слишком много. - Ответил он, оказываясь на моё плече.
   - Только погодите идти за мной, надо всё разведать. - Я заглянул в комнату. Так и есть, за время моего отсутствия Файри успела пролистать всё, что я успел написать про переподготовку, подарок Смерти и аудиенцию.
   - А, Зонтик. - Сказала она. - Где шляешься? Знаешь, неплохо придумано, очень неплохо. - Она снисходительно похлопала по столу. - Но где же этот зверинец располагается?
   - Сейчас он собирается ввалиться в комнату. А дальше - посмотрим.
   - Секирица - это бабкины сказки. - Авторитетно заявила Файри.
   - Может, у вас и так, - заявил Норик, перескакивая в комнату, - но мне этот зверь в последнее время кровищи напортил...
   - А-а, новосёлы. - Отозвался Люрки из зеркала, показывая свою морду. - Ну что ж, добро пожаловать. Кара следующая? - Никак не могу привыкнуть, что содержимое моего компа ему известно лучше, чем мне самому.
   - Заходи, киска, будь как дома.
   Кара величественно зашла.
   - А-а, фея. - Заявила она, окидывая Файри презрительным взглядом. - А я то думала, что это всего лишь сказки. - Секирица раскинулась на моём диванчике. - Это все сюрпризы? Или ещё кто здесь водится?
   - Я. - Отозвался Люрки из зеркала.
   - Интересный зверь. Ты откуда? - Спросила Кара. - Норик, слезай с люстры, он свой. Я не думаю, чтобы к лорду Тьмы кто-нибудь посторонний мог бы так запросто проникнуть.
   - Я из игры... - Ответил Люрки.
   - Что-то новенькое. Виртуальность?
   - Ага. - Согласился он. - Откуда вам известно?
   - Ну, я же не просто так имею разум... Раз уж есть реальность, то там просто обязаны быть существа.
   - Логично. - Кивнул монстр. - Как-нибудь захаживай. Да, отвечая на твой первый вопрос, тут ещё живёт гном, в качестве домового.
   - Я всегда думала, что это одно и то же.
   - Разные подвиды. - Отозвался Гервольд, который ознакомился с главой про Кару и Норика в процессе написания. - И разные эти... ремёсла.
   - А что ты тут делаешь тогда?
   - Живу... - Пожимание плечами гнома было почти незаметным.
   В комнате зародилась тишина. Взгляды начали скрещиваться на мне.
   - И что дальше? - Прервала молчание Сталь, разрушив очарование неудобной тишины.
   - Мне пора. - Отозвалась Файри и исчезла в клубе огня.
   - У меня это, дела. - Поддержал её исчезновение гном, ныряя в шкаф.
   - Тебе письмо. - Заявил Люрки. - Интересное письмо. Почитай. Ну а я пойду.
   - Все смылись. - Улыбнулась Кара. - Ты представь их, кто есть кто.
   - Фея - Файри, гном - Гервольд, в зеркале был Люрки. - Пошёл я на­встречу.
   - А меч? Говорящее оружие, как никак.
   - Ночная Сталь. - Я призадумался.
   Из глубокого раздумья меня вырвало негромкое мурлыканье незаметно оказавшейся рядом со мной Кары.
   - Думаешь о будущем? Прочитай для начала письмо, что тебе пришло, а там посмотрим.
   - В чём-то ты права. - Ответил я, запуская Microsoft Outlook.
   - Долго читать будешь? - Спросила она, заглядывая мне через плечо.
   - До Штирлица не дошло письмо из центра. - Ответил я старинным анекдотом.
   - Что?
   - Он перечитал его ещё раз, но всё равно не дошло. - Закончил я. - Ты ведь сама можешь это прочитать.
   - Я не понимаю.
   - Это связано с обретением Стали, наверное. - Сказал я.
   - Что там насчёт меня? - Спросило оружие.
   - ... за заслуги перед Преисподней награждается ... - Киска потёрла нос лапой. - А как это связано с Ночной?
   - Была небольшая заваруха, когда она досталась мне. При этом погиб белый маг.
   - Ага. Мой создатель. - Подтвердила Сталь.
   - Ты вовсе не похожа на светлое оружие.
   - Серебренная кровь. Высшая тьма преисподней.
   - А как это связано с тобой? А-а, магия. Ну что, Зонт, идёшь туда? А я останусь здесь. - Она хитро прищурилась. - Буду тихой, как мышка.
   - Game over, чувак. - Процитировал Гервольд рекламу и съёжился под пристальным взглядом Кары. - Вы это, лорд, захватите с собой какую-нибудь визитку или что ещё. - Меня отвлекло жужжание принтера. - Люрки балуется. - Объяснил гном.
   - Взаимовлияние зеркальных отображений. - Вставил умную фразу Норик.
   Я взял отпечатанные визитки, одну со старинным гербом Лисковых, вторую - с нужным мне адресом. Если вторая не вызвала никаких подозрений, то первая...
   - Неплохой маячок. Чья задумка? - Обнародовала мою мысль секирица. - Рыжая? То есть, Файри?
   - Нет, она шатенка... - Сконфуженно промямлил Гервольд, которому пришлось отдуваться за остальных.
   - А крылья с зелёным узором. Я не дальтоник. Назвала по огню...
   Поняв, что это затянется надолго, я разрезал пространство и тихо исчез.
  

Ещё словарик. N3.

   Шсухешс хашшс - Букв. - "Тело для жизни". - Добыча (Змеиный)
   Ссшахх сшесш. - Букв. - "Многохвостая." - Название для других рас. (Змеиный)
   Хесеха охшехашша - что-то вроде "деликатесс". (Обще шипящий)
  

Личная частица Тьмы.

Встречаю я Серёжку Фомина

А он - Герой Советского Союза.

В. Высоцкий.

"Песня про Серёжку Фомина".

   Я ожидал увидеть всё что угодно, но только не обыкновенный прилавок магазина. В прочем, продавец, скрывавшийся под магической личиной, быстро развеял мои сомнения.
   - Учёт. - Сказал он будничным тоном, даже не взглянув в мою сторону.
   - Привет, Сёбекон. - Я подошёл и облокотился на прилавок.- Что здесь делаешь?
   Чертёнок испуганно взглянул в зеркало, проверяя, не забыл ли он чего в своём облике, а затем узнал мой голос.
   - Лорд! - Обрадовался он. - Вы откуда?
   - Из дому. Меня сюда пригласили. - Я оглянулся. - Где дочь его величества?
   - Уж не меня вы имеете в виду? - Спросила Ложь откуда-то из района подсобки. - Проведи его, чертёнок.
   - Слушаюсь. - Отозвался он. - Пошли, лорд, вас ждёт нечто...
   Я прошёл к ней. Ложь стояла у закрытых дверей, производящих впечатление, что они ведут на улицу. Скорее всего в том среднем, где маленькая планетка вертится вокруг жёлтого карлика, так оно и было, но моё чутьё подсказывало нечто иное. Предчувствие меня не обмануло.
   За дверью стояли в два ряда огромные, в человеческий рост, стеклянные сосуды, внешне напоминающие банки, в которых плавало нечто чёрное.
   - Что это? - С интересом спросил я дочь Сатаны.
   - А ты прочитай. - Посоветовала она.
   Я пригнулся и прочитал:
   - "Личный кусок мрака. Ёмкость 554 545 МДЕ..."
   - Маловато. - С сомнением сказала Ложь. Я согласился. - Дальше пойдёт лучше. Надеюсь...
   Дальше пошло лучше. Скоро ёмкость перевалила за миллион, но капсулы с содержимым всё больше оказывались пустыми. Шедшая впереди девушка недовольно говорила про взявших "личные куски", про оставшиеся... Сёбекон шёл молча, как и я, он не понимал смысл происходящего.
   Внезапно моё внимание привлекла одна капсула. Уже пройдя две штуки, я понял, что её отличало от остальных и попросил Ложь вернуться.
   Табличка гласила: "Личная частица тьмы" и ничего более. Ни ёмкость, ни область применения, ни скорость перезарядки...
   - Эту можно? - Спросил я.
   - Зачем? Там дальше пойдут такие... пальчики оближешь. Тем, что были до тебя, просто не хватало терпения... Хотя, не знаю, в арсеналы может зайти кто угодно... Вот что, если ты сможешь её достать самостоятельно, то пожалуйста.
   Я достал шест, и лезвие... отскочило от стекла.
   - Зря стараешься. - Она улыбнулась. - Здесь иные Силы не действуют.
   - На стёкла? - Спросил я очевидное, наблюдая за стягивающимся разрезом.
   - Ты прав. Это помогает избежать воровства.
   - Перестраховщики. - Улыбнулся я, делая маленький разрез, достаточный для того, что бы просунуть в него руку. Моя ладонь прошла, нащупала нужный предмет, и единым движением он разрезал непроходимую для остального оружия преграду.
   - Интересно... - Протянула Ложь, осматривая появившийся в моей руке клинок. - И это, стало быть, твоих рук дело? Чем тебе тот маг не угодил?
   - О, он только хотел убить лорда в ритуале жертвоприношения, больше ничего. - Вмешалась Сталь.
   - Та-ак. Магия, серебренная кровь... Что в тебе ещё заложено? Имя?
   - Да. - Просто ответила Ночная.
   - Блестяще. Кстати, Зонт, возьми всё-таки. - Ложь подняла с пола частицу и протянула мне. - Заслужил. Один недоносок почти подобрался к твоему шесту, а это принесло бы весьма неприятные последствия. Ты Магелона помнишь? Того, что посоветовал отослать тебя в средний мир? Его помощничек расстарался, пытаясь освободить хозяина. Ему шест и был нужен.
   - А сам этот?
   - Сидел в заключении, пока отец придумывал, что с ним делать.
   - И что дьявол?
   - Плюнул, отправил в верхний, нанимателя порадовать. Остальные, как об этом узнали, так всё. Скорее руку себе отгрызут, чем божественную полижут.
   - Круто. - Оценил я. - А что с ней делать?
   - Она должна дать инструкции. По идее.
   - Молчит. - Ответил я.
   - Попробуй ей приказать.
   - Был бы неплохой плащ. - Сказал я. Частица Тьмы, обернувшись вокруг меня, соткалась в плащ.
   - Остальное узнаешь потом, ладно?
   Согласившись, я отправился домой.
   - Отличная штука. - Восхитилась Кара, когда я явился в собственной комнате. - И какая ёмкость? - Больше в помещении никого не было.
   - Там не было надписи...
   - Ещё интересней. Значит, это она... может быть. Попроси её впустить меня внутрь. Мысленно.
   Я послушался, и секирица прыгнула в плащ. И без всякого эффекта исчезла. Тихо положив одеяние на стол, я принялся ждать.
   Через час мне окончательно надоело пялиться на неё без всякого дела, так что я принялся вбивать свои воспоминания в комп.
   - Слушай, а где эта, плотоядная? - Спросил Норик с люстры.
   - Там. - Я кивнул на частицу, всё ещё пребывающую в виде одежды.
   - Ты решил фокусами заняться? Лучше бы побродил по мифам.
   - Да нет, я серьёзно. - Развернувшись, я тоже посмотрел на плащ, подобно всякой обычной одежде валяющийся на столе.
   - А что она там делает?
   - А я знаю? Попросила впустить и исчезла.
   - А попробуй её вытряхнуть.
   - Ага. А ты сам где был? - Я посмотрел на его довольную мордочку.
   - В шкафу. Охотился...
   - Там что, мыши водятся?
   - Чего там только нет... Слушай, когда собираешься?
   - А тебе-то зачем? - Мне самому стало тревожно, поэтому я взял плащ в руки и встряхнул, одновременно прося выпустить Кару.
   Киска вылетела из плаща и приземлилась на все четыре лапы. Видок у неё выл ошарашенный.
   - Ну? - Спросили мы с Нориком хором.
   - Что "ну"? Там петля Мёбиуса. Я вся измучалась. В общем, вполне можно использовать в качестве хранилища. Что дальше?
   - Я собираюсь на дачу. Кто со мной?
   Они согласились.
   Я упаковал в частицу зёркало, куда запрыгнула Кара, послал туда же Сталь и обернулся к Гервольду. Тот, облачившись в своё оружие, спросил:
   - Там шкафы есть?
   - Да.
   - Тогда я буду там самостоятельно.
   - Хорошо. - Согласился я.
  

Хаос. Заказывали?

При выходе из поезда, не забывайте свои вещи.

Объявление в метро.

   - Одежду носим мы не для удобства.
   Просто мы не видим толку в нём.
   Объёмом скрыть пытаемся уродство,
   Уродство под названием объём.
   Напевал я себе утешающую песню собственного сочинения. Тихая, спокойная, а главное, скучная жизнь взялась за моё тело и превратила в нечто, напоминающее осеннего медвежонка. Я сидел рядом с дорогой, надеясь, что кто-нибудь из моих дачных друзей плюнет на жару, тушащую всё окружающее в собственном соку. Зря, остальные жались поближе к кондиционерам.
   Невидимая на свете частица, заменяя Кару, что грызла за домом особо вкусную мозговую кость, обвилась вокруг меня смесью змеи и пледа, чуть ли не мурлыкая, когда я поглаживал её голову. Даже не верилось, что внутри этой ласки кроется одно из страшнейших оружий.
   - Приветик. - Раздался голос Файри, которая неожиданно появилась рядом с моим ухом. Она осмотрелась кругом. - Ты зачем в тропики перебрался?
   - Тебя удивит, но мы находимся в Подмосковье.
   - Чего? - Она посмотрела мне в глаза. - Это серьёзно?
   - Ага. Пятое время года - пекло.
   - Смеёшься?
   - Конечно... нет. Сама же чуешь.
   Она поводила плечами, её фигура смотрелась в эти моменты просто оглушающе. Только раньше на это реагировала плоть, а в эту жарищу - мысли. И то с трудом. Вообще жара куда-то смыла всё её очарование. Фея заметила отсутствие привычных огоньков в моих глазах и спросила:
   - Седой, с тобой всё в порядке? - Или мне послышалось, либо в её голосе действительно послышалось неожиданное участие. Раньше там было всё, что угодно, от насмешки до озлобленности. - Это связано с твоим телом. - Я смущённо промычал что-то. - В чём дело? - продолжала выпытывать она всё с теми же нотками заботы.
   - Жара, скука... - Вяло начал я отвечать.
   - Ага. С этой игрушкой от Смерти... рассказывай. Скука. Когда тебе доступны... Нет, это что-то в тебе самом. Признавайся.
   - Не знаю, Файри. Просто не знаю. Моя Сила молчит. Сталь тоже. Кара просто наслаждается природой вместе с Люрки. Гервольд с Нориком...
   - Мда-а. А я то думала, что тебе безразличны окружающие и их мнение.
   - Да нет, я бы и сам отправился...
   - Жаль, что у тебя не доступа к настоящей силе Тьмы. Ты бы вызвал вагонетку, прогулялся по Стихиям. Самое оно, проехаться к Хаосу.
   - А ты то откуда знаешь? У тебя есть эта Сила? Или доступ?
   - Тут и нужно всего ничего, тонкая манипуляция с Силой огня. Тебе... у тебя просто грубая сила, которой в добавок ты не умеешь пользоваться. - Фея сделала точный жест, и в воздухе, очерченные четырьмя полосами огня, возникли два рельса, состоявшие из чистой Тьмы.
   - Так? Остальные выжигаются, что ли?
   - Мало что устоит перед силой Огня. - Хвастливо сказала она.
   - Ну да, только некоторые двери. - Фари покраснела. А я укутался синеватым огнём. Подёйствовало, мне стало значительно прохладнее.
   - Как это? - Поинтересовалась фея, когда до неё донеслась волна прохлады.
   - Грубая сила. - Усмехнулся я. Вот, оказывается, что мне нужно было, всего лишь нечто новое. Ощущение прикосновения к новому, вызывающее мурашки по спине.
   - Ха, ха. - Отозвалась она. - А как насчёт моего фокуса?
   - Вряд ли, без тренировки. Но кое-что другое у меня в запасе есть. Если всё получится, предупреди... В общем, ты поняла, да? - Файри кивнула, ожидая от меня чего-то нового. Я улыбнулся в ответ, и личная частица Тьмы начала разматываться в бесконечно тонкую нить, ища то, что фея назвала вагонеткой. Через мгновения она дёрнулась, как леска с вцепившейся рыбиной. Второй мысленный приказ, и передо мной явились пока невидимые рельсы. Со скоростью поляроида они проявились в воздухе и спустились к моим ногам. Я поглядел на них с чувством недоумения. Это была не простая пика, а двойная, что теперь ощущалось отчётливо. Брошенный взгляд на фею принёс мне её изумление, вознаграждающее за все затраченные усилия.
   - Блеск, Двуязыкий. - Выдохнула она. - И давно у тебя это?
   - Месяц. - Ответил я.
   - И ты за это время себя так запустил? А не мог...
   - Как мне сказала одна ссшахх сшесш, - возникший змеиный сказал мне о проснувшейся от использования Силы, - сшесхасхашшс всегда ищут готовые решения.
   - Умно. Можешь познакомить? - Я прикрыл от стыда глаза. Новые и хорошо забытые силы несли в себе огромные возможности, а мне об этом подсказывает какая-то, пусть и хорошо знакомая, "посторонняя личность". В смысле, мне это и голову не пришло, пытаться... - Так, самоанализом потом займёшься. Она приближается.
   Мне и самому надо было догадаться, так как проложенные моей тьмой рельсы сменялись чем-то другим. И вот из воздуха появилась... появился вагон, неотличимый от метрополитеновского.
   - А? - Спросила фея. - Я и сама удивилась, впервые увидев ваше метро.
   Но дверь открылась только одна.
   - Ты как? - Спросила Файри.
   - Как, как. До Хаоса. Наверное.
   - Удачи. - Пожелала она, наблюдая, как за мной закрываются двери.
   Вагон был пуст. Пугающе пуст. Лампы мерцали в такт внешним красным всполохам. Вскоре они стали сменяться изредка моргающей тьмой, Тьмой, как почувствовал я, и вагонетка начала притормаживать. Я, на всякий случай, закутался в свою частицу, как в кокон, став практически невидимым.
   Вагон остановился, открыл все восемь дверей. В них ввалилось полтора десятка подданных Преисподней.
   - Адский мобильный отряд наблюдения! - Выкрикнул один из них, сжимая аж три пистолета, освободив одну руку для всего остального. - Всем стоять! - Я и так стоял, но ему этого не было видно. - Что за ангельщина! Здесь никого нет. И остановок после среднего не было. Кто же сел?
   - Куда едем? - Осведомился динамик на его головой.
   - Никуда! Где пассажир?
   - Должен быть внутри. Вы не ослепли?
   - А как он выглядел?
   - А как ещё выглядит житель среднего? Две руки, две ноги, голова, тело...
   - Описать можешь?
   - Я уже. Вы что, его не видите?
   - Нет тут никого. Хорошо, как он тебя вызвал?
   - Это странно, но я могу поклясться, что это был обычный тёмный вызов.
   - Тёмный? Там же наших эммисаров раз-два и обчёлся. Скорее всего, этот мир станет очередным верхним, и тогда опять вмешаются хаоситы.
   - Демиурги?
   - Да нет, зачем это им? Говорю же, хаоситы. Либо будет очередная разборка, в ходе которой один из верхних займёт место... Ты мне зубы заговариваешь?
   - В чём тут дело?- Раздался голос Сатаны прямо из воздуха. - Вы что, так ничего не установили? Дарррмаеды. - И повелитель Ада явился самолично. - И что была за тревога?
   - Вызов из среднего мира, лорд. Тёмный вызов.
   - И что? Это ещё не повод... а, вот он где. - Взгляд дьявола остановился на мне. Он широко улыбнулся. - Это всё объясняет. - Всё оружие отряда оказалось нацеленным на меня. - Угу, попробуйте. - Протянувшиеся в мою сторону полосы тьмы обманули все их ожидания, просто поглотившись моим невидимым пологом. Во время короткой заминки, когда отряд ожидал результаты выстрелов в виде трупа или кровавых ошмётков, я просчитал все могущие последовать за следующими военными действиями последствиями, и решил просто обезвредить. Повинуясь нескольким моим приказам, частица выстрелила лентами с заданием связать АМОНовцев и свилась у меня за спиной в виде плаща. В несколько секунд всё "сражение" закончилось моим полным и безоговорочным триумфом. Они просто не могли его оспорить, превратившись в тщательно замотанные чёрными бинтами больных, у которых свободными остались только глаза.
   - Привет, Седой. Ты так предпочитаешь?
   - Как угодно...
   - Так у тебя ников почти как у меня.
   - У вас побольше будет.
   - Почитание, всюду это почитание. Может, хотя бы ты?
   - Что я?
   - Ты же меня почти век знаешь. С промежутком. Совместная работа, опять же.
   - Ладно. - Я догадался, куда он клонит. - Слушай, а что ты здесь делаешь? Неужели с моего нынешнего мира так мало вызовов?
   - А ты там найди того, кто вообще захочет мотаться по двойной червонной. И кто обладает достаточными навыками. И прочая, прочая, прочая.
   - Неужели... даже не знаю, как сказать. - Я с трудом удержал во рту шсухешс шсехшессш.
   - В общем, тебе есть чем гордиться. Заслуженно. Да, отпусти отряд. И до встреч.
   Я кивнул, возвращая ленты обратно в частицу. Убедившись, что всё в порядке, Денница исчез.
   - Лорд? - Спросил меня главный, жестом приказывая остальным исчезнуть. - Вы...
   - Я. - Он получил подтвердительный ответ.
   - А-а. Извините за задержку...
   - И всё такое до кучи. - Я широко улыбнулся. - Там ещё что будет?
   - Да. Райский отряд десантный, особого назначения.
   - Свободен. - Кивнул я, унимая головокружение от власти. - Извини, вырвалось. - Это АМОНовец поймал спиной и обернулся. - Нет, правда. Не люблю командовать. Потом как-нибудь это обговорим?
   - Как скажете, лорд.
   - Седой. Тебя как?
   - Меня? Коверд.
   - Что ж, буду знать, как окликнуть. Ты всё время на службе?
   - Да нет, только в ЧП.
   - А ладно, потом. Пока.
   - До встреч, лорд.
   Постепенно вагон заполнялся, кто-то входил, кто-то выходил, но моей остановки ещё не объявляли. Половина сидячих мест была свободна. По сравнению с нашим метро это были хессехшаа условия.
   - Троица. - Пробормотал я себе под нос. - Интересно, слово "традиция" не от этого происходит? А то у меня от обоих одинаковое отвращение.
   РОДОН ввалился именно в таком количестве в единственную открывшуюся дверь, но разыскивать меня не стал. Один из них, самый главный, сел на сидение, второй, переговорив по спецустройству с вагонеткой, занял место у двери, третий примостился наискосок от него.
   Вскоре вагонетка опять начала тормозить.
   - Хаос. - Объявил динамик. - Кто заказывал? - Он и так об этом знал, но всё равно перед каждой высадкой спрашивал, если найдётся кто-то, изменивший свои планы. Я пошёл к двери. Что-то мне было подозрительно, что единственная открывшаяся дверь была та, где стоял РОДОНовец, своими габаритами напоминавший охранников из пленившей мне ненадолго цитадели.
   - Обойдёшься, тёмный. - Молвил он. - Ты доедешь с нами. - Но дверь не закрылась.
   - Дай я. - Взмолилась из частицы слышимая только мне Сталь. - Устрою вырезание.
   - И чей же это властью? - Спросил я. Невидимая при свете частица обернулась вокруг моей ладони, вкладывая в неё рукоять меча.
   - Света. - Надменно сказал он, делая жест стоящему сзади меня худяку.
   - Я подчиняюсь только Повелителю Ада. Уйди с дороги.
   - По-хорошему не хочешь. - Усмехнулся он.
   В тот же момент Ночная Сталь вышла из частицы, и я всадил её в грудь прыгнувшего на меня ловкача. Клинок застрял в рёбрах оседающего на пол, и я остался почти безоружным. Почти. Удар карающего меча наткнулся на шест, второй - на "зонт" из лезвий. Попытка главного налетела грудью одиночное лезвие и съёжилась под своим весом. В несколько секунд преграждавший путь оказался в неприятном одиночестве. Я вытащил Ночную Сталь из тела, пришлось наступить на ещё шевелящуюся грудь, и против одного меча РОДОНовца оказалось десять лезвий...
   Меч полетел на пол, а его обладатель вжался в угол между дверью и сиденьем, старательно освобождая мне как можно большее пространство для выхода.
   Я вышел, дверь за мной закрылась, отрезав изумлённых пассажиров. Шест вернулся в никуда, меч во тьму. Вагонетка продолжила своё продвижение в двойную черву. Я смотрел ему в след, пока две полосы из двойной пики не растаяли в одиночной.
   За моей спиной раздалось покашливание, пока вежливое, но таящаяся в нём хриплая угроза заставила моё тело развернуться.
   В том, что заменяло здешний воздух, в полуметре от переливающейся всеми известными и неизвестными мне цветами поверхности сидел двухцветный человек в общеизвестной всем йогам позе. Его левая половина была белой, правая - чёрной, причём цвета неуловимо перетекали друг в друга прямо по середине.
   - Кто? - Спросил он.
   - Я? Простой турист... - Начал отвечать я.
   - Ага, простой турист. А то, что ты отправил двоих из верхнего в реанимацию, думаешь, ничего мне не говорит7 Говори, зачем приехал?
   - Мне посоветовали развеяться. - Честно ответил я.
   - Драка входит в это понятие?
   - Ну, они просто хотели выяснить... я со среднего мира...
   - А, так это ты... Понятно. Тёмный, верно? Хотя, будь ты хоть откуда, они всё равно прицепились. Кто не с ними, то против них, знаешь... Знаешь. И так, тебе крупно повезло. Сегодня в Арсеналах Хаоса идёт аукцион. Цена, можно сказать, бросовая, для тебя и просто бесплатно. Раздают легендарное оружие. Иди туда.
   - Ты и впрямь возьмёшь? - Спросила Ночная, когда я пошёл в указанном направлении.
   - Только если приглянётся. Как с частицей, помнишь?
   - Меня там в начале не было. Слушай, сделай, как с Файри, набери.
   - Хессехшаа шсухешс - Согласился я. - А теперь - шсухешс аххешс.
   - И со словариком.
  

Ещё словарик. N4.

   Ссшахх сшесш. - Букв. - "Многохвостая." - Название для других рас. (Змеиный)
   Сшесхасхашшс - Букв. - "Хвосторотый" - Презрительное название человека. (Змеиный))
   Шсухешс шсехшессш - Букв. - "Смерть слова". - Затруднение в словах. (Змеиный)
   Хессехшаа - Зд. - Одобрение. (Змеиный)
   Хессехшаа шсухешс - Букв. - "Тёмное слово" - Согласие. (Змеиный) Шсухешс аххешс - Букв. - "Убей слово". - Пожелание завершить этот
   разговор. (Змеиный)

Чёрная Ксаоса.

Бесплатный сыр!

Реклама мышеловки.

   Аукцион проходил в огромном зале, в высоту достигавшем двадцатиэтажку. Но меня мало волновали выставляемые слоты, я приглядывался к экспонатам, что лежали в отдельных застеклённых витринах. Там лежало всё, от каменных топоров до чего-то, напоминающее огнемёт с обоймой. Рядом с каждым стояли по стойке "очень смирно" по два охранника в разноцветных мундирах.
   И я увидел. Меч, очень похожий на Сталь, но выглядящий ещё опасней.
   - Ого. - Восхитился я, разглядывая рукоять в виде одетой в доспехи женщины. Она выглядело донельзя реалистичной. Затем мой взгляд упал на табличку. - Чёрная Ксаоса. - Прочитал я вслух ласкающее слух название.
   - Бесплатно, сэр. - Сказал охранника, даже не посмотрев на меня.
   - Если сумею взять? - Спросил я.
   - Почему? Берите, открыто.
   Я поднял стеклянную крышку и прикоснулся к клинку. Сквозь меня словно прошла молния. Примерно тоже я почувствовал, когда впервые взял подарок Смерти, но здесь это было сильнее. Гораздо сильнее.
   - Больше ничего? - Спросил стражник.
   - Нет, благодарю. - Ответил я.
   - Хорошо. - Кивнул он.
   Я ответил кивком и, развернувшись, посмотрел на далёкий выход. И сделал по направлению к нему пару шагов.
   И оказался в маленьком узком коридоре. Руки судорожно сжали только приобретённый клинок. Левой повезло, что он был в ножнах. Не раздумывая, я извлёк его оттуда, отбросив ножны подальше и вставая в стойку.
   - Так их. - Удовлетворённо сказал женский голос с примесью стали и молнии в голосе. Я огляделся, но быстро додумался посмотреть на меч. - Ага, правильно смотришь. Только не туда. - Я перевернул его у уставился на рукоять. Она в ответ опёрлась локтями на мой большой палец, положила подбородок на сплетённые пальцы и посмотрела мне в глаза. - Ну? - Спросила она меня. - Влип?
   - Куда? - С интересом спросил я. Хотя вопрос был риторическим. Куда ещё может влипнуть субъект, у которого в критиках фея, гном в качестве домового, неизвестный науке зверь в зеркале и настоящий зверинец в комнате. Кроме того, говорящий, нет уже два говорящих меча, страшное оружие от самой Смерти и личная частица Тьмы. Только в очередную неприятность.
   - Сюда. - Коротко ответила Чёрная Ксаоса. - Зачем ты вообще меня взял?
   - Гм. Ты мне понравилась. А что?
   - А ничего. От тебя не останется. Эти дорожат мной, как не пойми чем. Ещё бы, почти единственная, кто сочетает в себе три Силы, да ещё и не живая. Таких, как я, едва десяток на всю старшую.
   - А-а. Какие Силы?
   - Как какие? Разрушение, Тьма и Молния.
   - И на тебя есть управа?
   - Как ты догадался? Именно здесь живёт одна из инфернальных змей.
   - Инфернальных? Это как?
   - Они неуязвимы для таких, как я. Просто глотают личности. А я - личность, ещё какая. А эта тварь меня ненавидит. Ещё бы, именно от неё я и получила личность. Чуть не убив. - Моя попытка вызвать шест не осталась незамеченной. - Ничего снаружи не позовёшь. - "Успокоила" меня Ксаоса.
   - Ну, тогда, прощай, Чёрная Ксаоса. - Отозвался я, и в это время пол передо мной лопнул, показалась разноцветная чешуя, каждая чешуйка с моё тело. Я отшвырнул Меч подальше и преобразился.
   - Зря. - Равнодушно сказала упавшая. - Для этой Силы она неуязвима... Мы со змеёй сплелись, ударяя друг друга об стены, оставляя на стенах трещины и подпалины. К моему изумлению, Сила чувствовала боль, а вместе с ней и я. Мои зубы клацали по чешуе, действительно не оставляя ни царапины. Но личная частица никуда не делась и, повинуясь моей команде, она обернулась вокруг моих клыков, и я вцепился в шею змее. Молчавшая до тех пор змея взвыла, размоталась и принялась биться по стенам, не обращая внимания на меня. Наконец на один из её ударов моя голова оказалась между её и стеной, и сильный удар выключил моё сознание. Ныряя в плещущеюся теплыми волнами небытие, я заочно распрощался с миром.
   - Хозяин? - Раздалось вокруг меня. Вопреки моим ожиданиям, загробный мир оказался тёплым, ласковым и абсолютно тёмным. Но вот кто называет меня хозяином, я не понял, голос был бархатным, женским и незнакомым.
   - Да. - Я решил отозваться, всё равно худшее, наверное, было уже позади.
   - Вы живы. - В голосе было облегчение.
   - Жив? - Удивился я. - Надо же. А где я? - Попытка обернуться отозвалась болью по всей голове. - Болит... Значит и вправду, живу.
   - Вы во мне. - Отозвалась незнакомка. - Змея уползла, а вы были без сознания, мне пришлось закрыть...
   - В тебе? - Изумился я. - Это где? В утробе?
   - Нет. Во мне... У меня нет имени... Я только недавно стала такой...
   - Обрела личность? Как Ксаоса... Так ты моя личная частица Тьмы?
   - Верно, хозяин.
   - Имя... Ты как хочешь, что бы тебя называли?
   - Не знаю, хозяин. Вам виднее.
   - Ашхесс. - Выругался я и тут же поправился. - Нет, это ещё не имя.
   - Я чувствую. - Отозвалась моя тьма.
   - Гм, будем плясать от названия. Личная... Лика, нет, близко к лику, Частица... ничего на ум не приходит. Тьма... Тома...
   - Тома. Мне нравится.
   - У меня пока голова болит, потом придумаем... Слушай, а какие у тебя функции? Я что-то не разобрался окончательно, у сейчас, наверное, и вообще новые появились
   - Я и сама всех не знаю. Просто не вижу предела.
   - Когда дойдём до него, скажи. А пока выпусти меня.
   - Как скажешь, хозяин. Осторожно, там весь пол изуродован.
   И я очутился снаружи. Первым делом я бросил свой взгляд туда, где должна была оказаться Чёрная Ксаоса. И увидел половину её лезвия, торчащую из под камня.
   - Что делать будем? - Спросил я Сталь и Тому.
   - Разрушать. - Отозвалась Тома. - Только прикажи. - Я представил себе нечто вроде булавы, падающую на глыбу, которая рассыпается на куски от удара. - Слушаюсь. - отозвалась частица и камень разлетелся в пыль, поднявшуюся выше макушки.
   - Ножны где-то там. - Сказала Чёрная Ксаоса пустым голосом. Она лежал затылком ко мне.
   - Тут Сталь интересуется, зачем тебе ещё одно говорящее оружие.
   - А почему я ее не слышу? - Спросил я, понимая, что верная Тома просто перекрывает слова, что могут меня огорчить. И обратился к лежащему мечу. - Нет, Чёрная Ксаоса, мне ножны не понадобятся. - Я аккуратно поднял её с пола. - У меня свой собственный арсенал.
   - Вы живы? - Изумилась она, от неожиданности переходя на другой тон.
   - Приходится. - Отозвался я. - А что поделаешь.
   - Могу помочь прекратить. - Она вернулась к своему прошлому тону. - Особенно, если окажешься слишком глупым. Первое, раз уж мы с тобой надолго, если не навсегда, это: не называй меня "Чёрной", это не имя, а кличка. Его придумали после того, как верхние создали Хаону.
   - Я сам пользуюсь кличками, грубо говоря. - Я пожал плечами. - И это меня не волнует.
   - Ага. - Неожиданно согласилась она. - Но ведь эти клички не несут в себе обидное? - Я покачал головой. - А мне обидно, когда считают, что я - серийное оружие. Ведь Чёрные, из арсеналов Мрака, Сумрака, Ночи и так далее - всё серийное.
   - Понял, понял. Что второе?
   - Второе? Тебе надо выбраться отсюда.
   - Это трудно?
   - Да нет. Просто надо научиться проходить сквозь стены и всё. Предупреждаю, для меня они непробиваемы.
   - А для меня нет. - Гордо сказала Тома. И ближайшая стена пошла трещинами, а затем стала рассыпаться в крошку.
   - Что она приобрела личность и силу Хаоса, мне понятно. Что это сила Разрушения, тоже. Но у меня точно такая же. В чём секрет?
   - Теперь в старшей находится, пока, ещё одна вещь, обладающая тремя Силами.
   - Как? - Изумилась Ксаоса.
   - Просто Седой вонзил меня в две чешуйки. Ты тогда попала в одну, верно?
   - Прекратите дисскусию. - Попросил я. - Тома, ты можешь переместить меня туда, где можно перемещаться в пространстве без помощи вагонетки?
   - А в чём дело? - Спросили они.
   - Мне неохота снова сталкиваться с верхними.
   - В принципе это везде возможно, но... а, поняла. Мне просто надо создать... Призывай, хозяин.
   Я понял её и в следующее мгновение в руках оказался шест, высвободил одиночное лезвие и через секунду опять оказался на своей даче. Вечерело.
   Внутри дома гремел спор, и, судя по всему, какой-то бабочке грозили оторвать крылья.
   - Что за шум... вместе с дракой? - Спросил я, ввалившись в дом, где четверо ругали одну, и всё грозило перерасти в свалку. Немая сценка. Файри лежала под лапой Кары, рядом стоял гном с любимой секирой в руке, Норик возбуждённо прыгал вокруг. Даже Люрки стоял там, с видом надгробного памятника.
   - Ревизор приехал. - Ухмыльнулась Ксаоса.
   - Седой? - Выдохнула компания.
   - Ага. - Ответила Сталь, зажатая в левой руке. Я решил быть предельно осторожным.
   - Общий привет. Отпустите девушку, она не виновата, я сам пошёл.
   - Полез. - Ухмыльнулась Кара, отпуская фею. - Не зная броду в горящую воду.
   Всё постепенно нормализовалось. Гервольд, узнав о Ксаосе, от неё самой, стекая "Говорящее оружие..." ввалился в шкаф.
   - Напишешь? - Взяв с меня обещание, Файри испарилась.
   Люрки, зная, что от него ничего не уйдёт, просто нырнул в зеркало.
   Норик смылся на охоту.
   Только Кара, развалившись на полу, потребовала от меня полного отчёта.
  

Слово.

   Ашхесс - Зд. - Ругательство. (Змеиный)
  

Команда.

Тем временем в аду сам

Вельзевул...

В. Высоцкий.

"Переворот в мозгах из

края в край."

   - "Нет, неправильный я лорд. У правильных замки, войско... казна какая-нибудь, а у меня? Уродливая внешность." - Я с выключенными очками рассматривал себя в зеркале. - "Куча неприятностей за плечами, и..."
   - Нет, это перешло все границы! - Раздался в воздухе голос Повелителя Ада. - К кому не загляну, занимается самоанализом. Что предпочтёшь? Верёвку,
   яд, груз на шею?
   Я удивлённо обернулся. Люцифер сидел в простеньком креслице, которого до этого в моём дачном домике не наблюдалось.
   - Ты о чём?
   - А ты? Меланхолия? Смысл жизни?
   - Смысл смылся.
   - Прямо скороговорка. Ладно, если у тебя есть свободное время, можешь меня выслушать?
   - Могу. Всё равно мне пока вагонеткой пользоваться нельзя. Её от прошлого раза не отмыли.
   - Шутник. Слухай сюда. В одном из мифов стоит цитадель. В ней сидят дубовые стражники. И только что туда в спешном порядке прибыл один небезызвестный тебе барон, и ещё лучше знакомый ренегат. А сколько там народу скопилось... Ладно, лирику в сторону. Я прошу, делай что хочешь, как хочешь, когда хочешь, но избавь меня от этой занозы. Иначе туда пойду я сам и... Ты понял.
   - Понял. А самому не хочется светиться?
   - Да не то, что бы не хочется... Хотя, ты прав. Но с моей стороны - любая поддержка.
   - А в чём дело?
   - Понимаешь, слишком уж удобный пункт дислокации. И рельсы близко. Известные тебе рельсы.
   - Апокалипсис?
   - Нечто вроде. Хотя мне-то ничего не грозит, но остаться победителем на пепелище как-то не улыбается. Ну?
   - А с чего я?
   - У тебя на это место крупный зуб. Дважды.
   - Я вроде только один раз там был...
   - В физическом - да. А магически... переподготавливался ты тоже там.
   - Так вот почему мне келья с решётками показалась знакомой. Уж не та ли самая камера...
   - Не, ту бы ты сразу узнал.
   - Гм. Интересно, а как я туда попал, если всё-таки...
   - Парадный вход.
   - А, понятно. Знаешь, мне бы хотелось видеть при себе четверых.
   - Только?
   - А зачем больше-то?
   - Твоё желание. Кто?
   - Сёбекон, Кнона, Шолад и Коверд. Если не заняты.
   - Запросы у тебя... - Присвистнул Вельзевул. - Но я обещал.
   - Ого, неужели такие ценные?
   - Лучшие. Хорошо, они тебя будут ждать. Когда?
   - А чего медлить, послезавтра.
   - Сорок восемь часов, значит. Что ж, удачи. - Пожелал он и исчез.
   - Эй, почему не сразу? - Выскочил из шкафа гном, уже вооружённый по своему обычаю.
   - Заскочить кое-куда надо.
   И так, куда? Мне нужно было успеть в три места. Я подумал и расположил их в хронологическом порядке.
   Сад перед Васькиной пещерой был всё в том же буйстве, а значит, владелец сада должен был быть где-то неподалёку.
   - А, это ты. Кто меня заказал? - Он был сразу за моёй спиной.
   - Да никто. Хочешь немного поразвлечься?
   - В каком смысле?
   - В одном мире есть цитадель, которая очень мешает моему знакомому.
   - Людская? Интересно. А что с этого буду иметь я?
   - Запасное место жительства. В принципе, на строение никто не претендует, так что...
   - Ты там будешь?
   - Ага, иначе бы не приглашал. Я не мальчик на побегушках.
   - Тогда возьмусь бесплатно. - Он уловил моё непонимание. - За ту тварь.
   - Отлично. Пошли пока за мной. - Мы вернулись в мою дачу, где уже были все, даже Файри.
   - Кто следующий? - Именно она поинтересовалась, пока те, кто не был знаком с василиском, ошарашено смотрели на него.
   - Увидишь. - Отозвался я, вспоминая нужный облик.
   Место, где я очутился, было похоже на заброшенный склад, в котором устроили хорошую огнестрельную разборку. Сайби была поблизости в отключенном состоянии, скрученная проводами, по которым бегало видимое простым глазом высокое напряжение. Откуда-то доносились голоса, докладывающие о завершении операции.
   - Слушай, хозяин, - высказалась Тома, - давай её просто завернём и утащим. - Это просто.
   - Прячь нас обоих.
   - Вечно ты выдумываешь себе сложности. Поставил бы перед фактом... - Она послушно выполнила указание.
   Я достал Сталь, которая уже помирилась со мной, и, боюсь, подружилась с Ксаосой.
   - Гм. - Сказала она, посмотрев на андроида. - Если нас не испепелит, то может получиться. Предай дело Ксаосе, она разбирается лучше.
   А что я думал?
   - В лёгкую. - Отозвалась та, и путы слетели с пленницы. - Что дальше? Женщина открыла глаза и метнулась в мою сторону, пытаясь ударить в самое больное место. Только на полпути её укутали чёрные ленты.
   - А, Зонт. - Она разглядела меня. - Что ты с ними делаешь?
   - Я? Ничего. Ни какие "они" ко мне отношения не имеют.
   - Хорошо, тогда я уточню вопрос. Что ты здесь делаешь?
   - Пытаюсь завербовать сторонника в предстоящей схватке.
   - Это кого, меня?
   - Ну да.
   - Что за схватка?
   - Так, захват одной небольшой цитадели.
   - Техника там действует?
   - Паровозы - да. Остальное - не видел.
   - Скорее всего, действует. Дай подготовиться, захватить кое-какие вещички. Мы в складе? - По моим мыслям в Тому попало всё пространство склада. - Маскировочное поле? Тогда я своё брать не буду. Так, что тут есть у меня? О, контролер, на всякий... - Через пять минут она превратилась в подобие Гервольда, только вместо оружия на ней висела сплошная электроника.
   - Я готова.
   - Пошли. - Сказал я, прорезая щель в пространстве.
   - Кажется, я догадываюсь, кто будет следующим. - Прокомментировала моё появление Файри.
   - Кто? - Заинтересовались остальные.
   - Не хочу портить... - Отвертелась фея.
   - Знакомьтесь пока. - Сказал я. - А мне надо...
   Опытную магичку, ушедшую в создание высоких иллюзий, видимо, прошлый опыт ничему не научил, так как я возник не то, что рядом с ней, а прямо впереди неё. Пришлось чуток обождать, пока Лизарда не открыла глаза и не увидела моей дружелюбной физиономии. Ждать я никогда не любил.
   - Шешшуххаа. - Однако мой голос этого не выдал.
   - Ххаа. - Оторопело отозвалась она. - Ты как сюда попал?
   - Шёл мимо, думал, как бы устроить в одной цитадели Света небольшой погром, дай, думаю, зайду.
   - Цсыthаthель - Прошипела она. - Сслучщайно не thа ссамая?
   - Она, она. - Подтвердил я. - Идёшь?
   - А как же - Она перешла на нормальный язык. - Вдвоём, что ли? - И на критичность мысли.
   - Да нет, ещё немного народа будет.
   - Надеюсь, не очень.
   Правильно надеялась.
   "Войско" притёрлось друг к другу на удивление быстро. Впрочем, все осознавали, что это ненадолго, да и цель была одна.
   Ровно через сорок восемь часов я разрезал многострадальное пространство и оказался в спортзале. Конечно, что могли делать мои знакомцы, если не говорить, друзья, как не спорить до хрипоты. Шолад спорил с Кноной, Сёбекон - с Ковердом, а все вместе создавали отнюдь не лёгкий гул. Коверд увидел меня первым. Затем увидел всех остальных и остолбенел.
   - Привет. - Дружески обратился я к нему и Сёбекону.
   - Лорд? - Осторожно осведомился он, не сводя глаз с Кары.
   - Разними Кнону с Шоладом. - Попросил я, но они и сами утихли. - И так, я прошу всех выстроиться в нечто, напоминающее одну шеренгу.
   - По росту. - Ехидно добавила Файри.
   - И выслушать последний инструктаж...
   - И на кого ты собираешься нас покинуть? - Не унималась она.
   - ...до прибытия на место. Там начнётся боевая обстановка, так что, возможно, будет не до слов.
   Фея увидела направленное на неё дуло АК и предусмотрительно закрыла рот.
   - Ладно, попробую добросить как можно ближе. Оружие, вижу есть у всех, о нём напоминать не надо. - Взгляды всех сконцентрировались на смутившемся гноме. - И все рвутся в бой.
   Я вздохнул и вновь вспорол пространство.
   Первой туда прыгнула Кара. И тут же выпрыгнула обратно, только вся мокрая.
   - Понял, чуть дальше. - Вздохнул я.
   Следующая попытка была удачной, и мы высадились рядом с дубом, на котором до сих пор виднелись отметки, оставленные Кноной.
   - Опять резать? - Поинтересовалась демонесса.
   - Нет. - Ответил я, выстилая дорожку из тьмы до пролома, который только-только начали заделывать. - Ну что ж, наша задача - найти и обезвредить, желательно с летальным исходом, одного высокопоставленного перебежчика. Попутно утолив жажду разрушения, мщения и какую пожелают ещё. Вперёд.
   - Гениальная речь. - Восхитилась Файри, вися над моим левым плечом. - Так и пышет патриотизмом.
   - Не ехидничай. - Отозвался я, вытаскивая оба клинка. - На абордаж!
   Но дальше мы молча, чуть ли не на цыпочках, пробежали по дорожке и Тома, повинуясь приказу, накрыла цитадель.
  

Цитадель.

Демонтаж в короткие сроки.

Реклама.

   Обидно, но нас не ждали, о чём сильно пожалели, когда я выяснил, что блокировка на стандартную магию на посторонние Силы не действует, и устроил крематорий прямо в том коридоре, что ещё помнил предыдущую перестрелку.
   Тревогу они отыграли знатную. Но, как показала практика, знакомство, и не понаслышке, с силой Огня, которую, переняв эстафету, демонстрировала Файри, отнюдь не способствовала пониманию двойственной сути Стихии. И вскоре коридор украсили ледяные статую инквизиторов. Ненадолго, так как вскоре они попадались нам некстати под руки, ноги и прочие орудия труда по уничтожению себе подобных. Особенно людствовала Лизарда, которая своим нюхом безошибочно распознавала пленителей. А остальным попадало заодно.
   Так, на волне Стихии, мы взлетели на второй этаж, где были вынуждены слегка остановиться. Преградой служила та решётка, что мне была знакома по обучению. Ни огонь, ни холод взять её не смогли.
   - Я смогу. - Спокойно, будто вокруг ничего и не происходило, заявила Ксаоса. Под прикрытием огненного щита Файри я подбежал к решётке и, действительно, силе Разрушения та противостоять не смогла. Завидев знакомые коридор, ящерица взъярилась так, что потеряла над собой контроль. Зеленоватой полупрозрачной молнией она пролетела по нему, оставляя за собой либо трупы, либо обломки. Мы старались не отставать от неё, пока не добежали до конца коридора.
   - Лестница за скрытой панелью . - Сказала Сайби. И указала место.
   Возиться с панелью никто не стал, и отряд поднялся по ступенькам.
   Мы вошли в зал и остолбенели. Нет, нас не впечатлило количество направленного оружия, как и держащих его рук. И не удивили полупрозрачные поля, закрывавшие каждого человека. Нас поразила та роскошь, что окружала всё это. Но засматриваться нам не дали.
   - Уничтожить! - Раздался голос барона, завертелась кровавая карусель, не оставляющая от себя в памяти ничего, кроме отдельных фрагментов, вскриков, стонов... Грамотное оборонное построение, перейдя в наступление, тут же поломалось, и в него первым влетел Герволд, устроив там красный водоворот. Смятый первым натиском противник не успел опомниться, как туда же ворвалась Адская четвёрка и, стараясь не задеть своего, навела ещё большего шороху. Следом, на уже в другом месте, нырнул я, действуя только мечами, так что действий остальных не увидел.
   До барона добрался Люрки, просто вынырнув у него из-под ног и искрошив за пару мгновений в приличную горку фарша. Его способность ходить под поверхностью просто спасала в безвыходных ситуациях.
   До Магелона долетела Кара, проскочив сквозь сад каменных скульптур. По-моему, она просто оторвала ему голову.
   Не знаю, кто тут ещё был за начальства, но противники с воплями стали разбегаться.
   - Неужели всё? - Изумилась Сайби, разорванная напополам чьим-то особо удачным выстрелом. Я осмотрел свой отряд. То, что ещё держалось на ногах, представляло собой жалкое зрелище. А стояло чуть больше половины.
   - Ищем остальных - Приказал я.
   Первой нашли Файри, которая лежала без сознания в куче пепла. Затем я заметил гнома, неуклюже ворочавшегося и проклинающего перелом обеих ног. Кнону нашёл Шолад. Она была почти вплавлена в одну из немногих колонн. Кара нашла Лизарду с оторванными ногами. Вася, который был самым целым из компании, нашёл Сёбекона. Чертёнок со сломанным позвоночником старался не шевелиться.
   - Тома?- Позвал я.
   - Да? - Отозвалась частица Тьмы.
   - Что с блоком?
   - Почти пропал.
   - Действуй.
   И в зале наступила невесомость.
   - Что ты сделал? - Спросил Коверд.
   - Я подумал, что, раз цитадель такой важный стратегический пункт, то её надо убрать.
   - Разрушить?
   - Нет, на месте разрушенного Светлые возвели что-нибудь новое. А так там теперь озеро. Крокодилье озеро. - Я поморщился, потирая правую часть груди. Видимо ребро было сломано.
   - Замечательная работа. - В зале явился Люцифер. - Тринадцать... шестнадцать личностей, и у преисподней проблемой меньше.
   - Лорд. - Поклонился Коверд.
   - Не беспокойся, я обо всём позабочусь.
   И это было последним, что я слышал, отдаваясь тёплой заботе Томы...
  

Часть пятая. Тапочки с крыльями.

(Мундир для героя)

Выписка.

А теперь лежу в палате, на кровати,

весь в бинтах.

В. Высоцкий. "Госпитль."

   Сознание вернулось вместе с ощущением, что лежу на чём-то мягком. Глазам надоело рассматривать изнанку век, и они раскрылись. И зря. Взгляд в приятную, успокаивающую тьму ничего нового не принёс. Зато уши уловили лёгкий щелчок, и мелодичный голос произнёс:
   - Пациент пришёл в полное сознание. Подбор оптимального освещения.
   В помещении начало светлеть, перебегая от цвета к цвету. Наконец гамма остановилась на приятном фиолетоватом сумеречном оттенке. Я привстал и огляделся.
   Комната походила на палату для очень высокопоставленного чиновника. На противоположной от меня стене висел громадный плоский экран, в спинку кровати встроен жидкокристаллический монитор, на котором светились данные моего физического состояния, сама кровать и не думала скрипеть, цвета стен были выбраны с таким расчётом, что бы умиротворять. И последнее немедленно вывело меня из себя.
   - Что со мной? - Спросил я.
   - Вы в норме, но необходим курс реабилитации.
   - Полные данные.
   - Полные данные выведены на монитор.
   - Ага. - Сказал я, плюхнулся на живот перед монитором и начал внимательно изучать. Не найдя ничего особенно угрожающего, я спросил: - Когда будет выписка?
   - После реабилитации. К вам посетитель, примите? - В голосе явно чувствовалась рекомендация отказа.
   - Приму. - Отозвался я.
   Дверь открылась, и в комнату влетела Файри. Я первый раз видел, что она именно летит, машет крыльями.
   - Что с тобой? - Спросил я. Было очевидно, что настала моя очередь беспокоиться.
   - Ничего. - Бесцветным голосом отозвалась она. - Ничего хорошего. - Фея села на моё колено.
   - А если начистоту?
   - Я же говорю... - Файри махнула рукой. - Ты не поймёшь. У тебя никогда не было такой неудачи.
   - Ссшахх сшесш хашшсашхесс. - Произнесла моя Сила. - Шеххеше ссяах.
   Я вспомнил своё лежание на алтаре и вздрогнул.
   - Нет, Файри, отсутствие Силы мне знакомо.
   - Откуда? - Изумилась фея.
   - Помнишь Ночную Сталь?
   - А-а. Но тогда это было кратковременно...
   - Но всё же. Слушай, это можно поправить?
   - Ага. Но там, где это возможно, мне теперь не выжить. Сгорю. Что ты делаешь? - Я пытался призвать Тому, у которой остались оба моих клинка, но потерпел неудачу. О чём и сказал. - Она тебя не слышит. - Я пожал плечами. - Зонт, ты и в самом деле собираешься помочь мне?
   - Да.
   - Тебя отсюда не выпустят до полного восстановления.
   - А кто их будет спрашивать? - Я достал из ниоткуда свой шест. Но мой разрез сошёлся, как кисель.
   - Блокировка желания. - Сказала фея.
   - Моего? - Я начал злиться. - Садись на шест, сейчас отправимся. - Она устроилась на шесте. Я вызвал свою Силу и окутал её огнём. - Думай, куда нам нужно податься. Ощутив дрожь пространства, окружающего шест, я провёл ещё одну черту. Кисель вспыхнул и разошёлся, выплёскивая на нас волну огня.
   Окутав нас холодом, я шагнул внутрь.
   - Хессехшаа. - Вырвалось у меня из груди. Вокруг нас бушевало настоящее море из огня.
   - И кто не был записан в книге жизни, тот был брошен в озеро огненное. - Произнесла ошарашенная Файри. Заметив гримасу отвращения, она извинилась: - Прости, Седой, вырвалось.
   - Сам потрясён. - Отозвался я. Мне и самому в голову пришло Иоанново Откровение. - Потрясающее ессехаешсс аххешс.
   - Давай по-русски. - Попросила фея.
   - Прости, вырвалось. - Вернул я. - Куда дальше?
   - Надо лететь, пока не встретишь кого-нибудь. Если тот, кого встретишь, сочтёт тебя достойным, то... Извини, ты же не фей. Тебе здесь не двинуться.
   - Ты думаешь? - Улыбнулся я, отпуская шест. Файри оказалась на руке. - Тогда нам нужно транспортное средство, способное здесь передвигаться. Я окружил её отдельным коконом, а сам вызвал обличье огненной змеи.
   Словарик. N9.
   Ссшахх сшесш хашшсашхесс - Букв. - "Бестелесная многохвостая" - Зд. Пустая оболочка. (Змеиный)
   ( *Хашшсашхесс - В разл. знач. "Пустой", "Отсутствующий". Букв. - "Бестелесное". (Змеиный))
   Шеххеше ссяах - Букв. - "Отравленное внимание" - Разве не видишь? (Змеиный)
   Хессехшаа - Зд. - Восхищение. (Змеиный)
   Ессехаешсс аххешс - "Огненное озеро" (Змеиный)
  

Саламандра.

Спички детям не игрушка.

Покупайте зажигалки фирмы Kriket!

Реклама.

Пожары над страной всё выше, злее, горячее.

Их отблески плясали два прихлопа три притопа.

В.Высоцкий. "Пожары."

   Я быстро плыл в окружающем меня огненном буйстве. Файри была где-то рядом с затылком и, вроде бы, вопила что-то восхищённое.
   Впереди показался очередной твёрдый сгусток огня, который надо было обогнуть. Подплывая, я уже рассчитывал, как бы получше мне обогнуть его
   сверху, как он сам всплыл и обратился к фее.
   - Файри? - Спросил сгусток. - Что это за шуточки? Почему ты пользуешься таким экзотическим транспортом? Это оскорбительно для меня, сидеть верхом на безлапой.
   Оставив фею на том же уровне, я скользнул вперёд, окружая говорившую. Рзглядев ящерицу в сполохах огня, я обратился к ней, минуя приветствия:
   - Шсухешс аххешс. - Грубо прервал я её. - Сшесш хашшс. Сшесх хашшс аххешс.
   - Ссяах. - Изумилась та. - Хашшсаххешс сшаххехашшс. Сахше... Ссяах... Шсухешс шсехшессш. Хашшс сшаххесшесх.
   - Ашхесс. - Ответил я. - Хессехшаа шсухешс.
   - Что "нет"? - Спросила ящерица.
   - Ашхесс. - Выругался я, преображая голову. - Я не Сила. Я - сам Шассеххаххешс.
   - Да? - Изумилась ящерица. - И что же ты тут делаешь?
   - Да вот, притащил хашшсашхесс.
   - Я бы хотела смотреть на настоящее лицо собеседника.
   - Хорошо. - Ответил я и вернулся в своё тело.
   - Действительно, Гор. Хм. Обладающий силой Огня... ой, что я говорю. - Она взглянула на синие огненные языки, что позволяли нам чувствовать себя комфортно. - Так, обладающий стихией Огня, что ты желаешь... как там у вас, у хашшс, Хшессшаххешс, ты обладаешь правом желания.
   - Моё желание совпадает с желанием феи. - Отозвался я.
   - А что с ней?
   - Я потеряла Силу. - Сказала Файри. - Мы штурмовали одну цитадель, и меня там высосали.
   - Кто? - Спросила ящерица.
   - Он мёртв.
   - Согласна. Но вы уйдёте отсюда, ладно? Некто очень хочет лишить полудемона сил и поддержки. Пусти меня, Гор.
   Я пропустил волю ящерицы сквозь защиту, и Файри охватило пламенем. Через секунду языки огня превратились в привычный кокон.
   - Пусть фея уйдёт. - Попросила ящерица, и та послушалась.
   - В следующий раз ты сам можешь сделать то же самое. Ты владеешь Стихией, не забывай. Иди.
   Я разрезал пространство и переместился к Файри.
   - Кто это был? - Спросил я, оглядывая поляну, где мы оказались.
   - Ты не знаешь? Это была саламандра. Что она тебе говорила?
   - Ничего особенного. - Ответил я. Не признаваться же в своей глупости.
   - Заешь, я думаю, что тебе необходимо завладеть большими Силами, чем у тебя осталось. Хочешь, покажу дорогу к Воздуху?
   - Хорошо.
   - Но с тобой не пойду. - Предупредила она, когда начало сквозить из разреза.
   - О'кей. - Отозвался я, шагая через пространство.
  

Словарик N10.

   Шсухешс аххешс - Букв. - "Убей слово". - Заткнись. (Змеиный)
   Ссшахх сшесш - Букв. - "Многохвостая." - Название для других рас. (Змеиный)
   Сшесх хашшс аххешс - Букв. - "Безголовый хвост." - Обвинение в идиотизме. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Хашшсаххешс сшаххехашшс - Букв. - "Двуротое огненное тело" - Сила двуязыкого. (Змеиный)
   Сахше - Зд. - "Движение" (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Шсухешс шсехшессш - Букв. - "Смерть слова". - Затруднение в словах. (Змеиный)
   Хашшс сшаххесшесх - Букв. - "Рот двухвостых." - Предложение говорить на языке человека. (Змеиный)
   Ашхесс - Зд. - "Нет". (Змеиный)
   Хессехшаа шсухешс - Букв. - "Тёмное слово" - Согласие. (Змеиный)
   Шассеххаххешс - Букв. - "Покрывало огня". - Защитник огня. (Змениный)
   Хашшсашхесс - Зд. - "Пустая" (Змеиный)
   Хашшс - Зд. - "Змеи". (Змеиный)
   Хшессшаххешс - Букв. - "Смертельный огонь". - Почтительное отношение к сильному. (Змеиный)

По воздушным следам.

Седок - поэт, а конь - Пегас.

В. Высоцкий. "Пожары."

   Я шагнул через постранство и сразу же понял опрометчивость поступка. Под ногами не оказалось ничего. Перейдя в огненное состояние, я поплыл по воздуху к едва заметной платформе, при этом медленно, но неумолимо падая вниз. Она приближался медленно, но быстрее, чем заканчивалось моё тело, и наконец я вцепился зубами в неё.
   Сократив тело, я забросил его на платформу. Отдышавшись, я превратился обратно, обернулся и невольно залюбовался извилистым огненным следом своего продвижения.
   - Браво. - Сказал голос за моей спиной. - Не зря я убрал оттуда платформу.
   - Так это было нарочно? - Спросил я, оборачиваясь. Шест, что непонятно как удерживался рядом со мной во время "полёта" до платформы, был в правой руке.
   - А как же. Сразу вычисляешь, кто здесь достоин, а кто - турист. - При последнем слове он сплюнул вниз. - Ты подходишь под первое. И так, что здесь надо отмеченному печатью Агни?
   - Кем? - Спросил я
   - Слушай, от тебя за километры палёным пахнет.
   - Естественно, я только что из Огня.
   - Из Стихии, что ли? И что ты там делал? Нет, не говори. Помогал. Какой-нибудь фее. То-то вышел через их выход. Ладно, вид твоей Силы был лучшей рекомендацией... - Я наконец перестал напрягаться и рассмотрел не только его стальные глаза, но и сандалии-крепиды с крыльями и жезл-кадуцей, обвитый змеями.
   - Интересно, а что здесь делает один из олимпийцев? Ты Гермес, верно?
   - И никакого пиетета. - Он поднял вверх глаза. - Сам-то кто? И что здесь делаешь?
   - А кто его знает? Меня зовут Зонтом. Можно Седым...
   - Можно Гором. - Дополнил бог. - Лорд Преисподней, Двуязыкий, владелец личной частицы Тьмы, двух тёмных клинков, хозяин секирицы... Я должен был сразу догадаться. Мало кто шеголяет оружием от младшей Силы. И это подводит к вопросу. Что ты здесь делаешь? Впрочем, сюда вваливаются либо за Силой, либо в качестве туристов. - Он смерил меня взглядом. - Так вот, просто так ничего не бывает.
   - И что же я должен сделать? - Я прекрасно понимал эти слова. Шест был проплачен, во время штурма цитадели, сила Огня досталась ценой боли.
   - Ничего особенного. Поймать гиппогрифа. Только учти, он должен остаться живым, а не стать фаршем или жарким. - Гермес погрозил пальцем. - Там дальше летающие сандалии, бери. Но только на время охоты, учти.
   К крепидам я привык быстро, хотя они значительно отличались от моей обычной обуви. Более того, они оказались значительно удобнее.
   Мягко поднявшись с платформы, я осмотрел бескрайние воздушные просторы и увидел маленькие перемещающиеся точки. Кроме них в воздухе плавало много чего, начиная с облаков и заканчивая скалами и островами травы. Крепиды уловили моё намерение и понесли меня в сторону предполагаемых гиппогрифов.
   Уже через какой-то десяток минут я был над их стадом. Если меня не обманывали мои скудные знания, то это были именно они: лошади с огромными птичьими крыльями. Мне особенно понравился один из них, вороной, чьи крылья переливались от чёрного до красного, через синий и фиолетовый. Его я и избрал для охоты.
   Испуганные крылатые лошади кинулись врассыпную, когда я камнем упал сверху на избранную жертву, но та не хотела так просто сдаваться, понеслась прочь.
   Гиппогриф решил укрыться среди летающих скал. Он летел подобно истребителю, я следом. Скала слева, справа, сверху, снизу, мёртвая петля, бочка, пике, я ногами вперёд в какую-то пещеру, оттолкнулся от её стены, впереди мелькнул конский хвост... Вот он приземлился на какое-то летающее поле и помчался по нему, прижимая себя крыльями к поверхности, как болид "формулы 1". Здесь мне уже было не угнаться...
   Вороной гиппогриф настороженно шёл где-то посередине травяной равнины, ему ещё не верилось, что охотник за его свободой отстал. Трава шуршала успокаивающе под копытами, как бы говоря, что никто не может подобраться незамеченным. Внезапно шуршание изменилось и конь настороженно поднял уши. Его глаза обшарили окрестности, ноги неуверенно переступили на месте и... поверхность под ним взорвалась гибким чёрным змеиным телом, мгновенно обвившем ноги, крылья, и змеиная пасть оскалилась клыками перед конской мордой.
   - Ессеш. - Прошипела змея, размахивая хвостом.
   - Ладно, человек, ты выиграл. - Сказал гиппогриф.
   - Как ты узнал? - Спросил я, для чего мне пришлось преобразить свою голову в огненный череп.
   - Здесь змеи не водятся. - Ответил конь. - Ладно, седлай. Поймал, так поймал.
   Я вернулся в человеческий облик и невольно залюбовался добычей. Он вздохнул.
   - Ох, как я бы бегал в табуне. - Вспомнилось мне. - Но не под седлом и без узды.
   - Что. - Спросил он.
   - Ты линяешь? - Спросил я.
   - Почему такой вопрос?
   - Перья твои нравятся. Чёрное, синее, фиолетовое, красное.
   - Держи. - Сказал гиппогриф, взмахнув крыльями, отчего в воздухе закружилось восемь перьев, по два на цвет..
   - Благодарю. - Отозвался я. - Лети.
   - А... как же Сила? - Спросил конь.
   - А зачем? - Спросил я. - Сила приносит свободу, это верно, но... не за счёт чужой неволи.
   - И как ты отсюда выберешься?
   - Просто. - Моя улыбка повторила контур разреза пространства.
  
   Слово.
   Ессеш - Зд. - "Больно" (Змеиный)
  

Вторая сторона медали.

Мы не умрём отравленною жизнью,

Мы лучше верной смертью оживём.

В. Высоцкий.

"Окованные шофёры."

   Я оказался совсем не там, где ожидал. Вокруг были только синие всполохи с красными жилками. Я задержал дыхание и попробовал опять, но на этот раз выбрал другую цель. Цвет синего разреза был неразличим среди своих собратьев. Ощущение того, что попался в чью-то колбу, начало выводить из себя вернее, чем успокаивающая расцветка больничной палаты.
   - Ну уж нет. - Прорычал я, подражая Каре. - Есть нечто, что пройдёт во всё. - Воспоминание из детства проплыло перед глазами, и среди сине-красных цветов появился огненный разрез. И меня всосало туда, как пылинку.
   - Ушёл. - Произнёс довольный, знакомо красивый голос. - Молодец. Хотя нельзя назвать приход добровольным, но рано или поздно... Только вот не все спешат. - Я порморгался и увидел его хозяйку. Отослав шест, поклонился Смерти как мог. - Красиво и с достоинством. - Сказала она. - Здравствуй. Ты ещё жив, сообщаю на всякий случай.
   - А что было? - Спросил я.
   - Ловушка, что ещё. Блокировка всех "разумных" желаний.
   - В каком смысле, разумных?
   - В таком. Она думает, что добровольно встречаться со мной никто не хочет.
   - Да... я предпочту умереть свободным... впрочем, я ведь жив, верно, младшая? Стихия.
   - Сила, не Стихия. - Поправила она. - Не льсти.
   - Не умею. - Покачал я головой. - Сказал только то, что думаю.
   - Хм. Я не могу быть всей стихией, я же враг жизни.
   - Ага. И себе заодно. Неужели думала, что отговорка про раннюю смерть, годная для детских мозгов, сейчас пройдёт?
   - Пройдёт, пройдёт. - Сказал ещё один голос, и рядом с той, что я считал олицетворением стихии, явилась её точная копия. - Хотя про врага себе ты заметил верно.
   - Здравствуй, сестра. - Сказала Смерть. - Упрямец, верно?
   - Нормальный тёмный. А вот его враг точно сумасшедший, та воронка мне больно досталась. Давай перья. - Обратилась Жизнь ко мне. Я вытащил из-за пазухи перья, которые остались такими же блестящими, как на гиппогрифе. - Вот видишь? Он вовремя ушёл, пока враг не сообразил, что твой подарок может означать. А если бы задержался до официоза?
   - Вы о чём? - Спросил я.
   Но Жизнь не обратила на меня внимания.
   - У тебя ещё остались те, нерождённые? - Спросила она у сестры.
   - А зачем?
   - Ты сама знаешь, что бы было, если бы Зонт остался в ловушке.
   - Да. Отплатишь? Держи.
   Рядом с ними сплёлся большой алый шар, куда Жизнь бережно опустила перья. Следом за ними в шар нырнули четыре тени, напоминающие змеиные, но с непонятными выростами на спинах, которые были похожи на зачатки крыльев. По одному на тень.
   Шар погас, и перед нами оказались висящие в воздухе крылатые сандалии. Чёрные крепиды, застёжками которым служили змеиные головы.
   - Знаешь, что означает пойманный гиппогриф, независимо от того, что потом с ним стало? - Спросила Жизнь у меня.
   - Нет. - Неуверенно ответил я.
   - Только то, что ты овладел силой Воздуха. Только Силой, а не Стихией, она никому не подвластна. И доказательство - это. - Она протянула крепиды.
   - Владей, Двуязыкий. И лети отсюда, тебе надо кое-кого выручить.
   Сандалии сами защёлкнулись вокруг лодыжек. Вытянув крылья вокруг ступней, они стали неотличимы от обычных кроссовок, только оказались куда
   теплей. Я поклонился на прощание обоим Силам и опять рассёк пространство.
  

Стилистка.

...и они породили постыдную судьбу,

то есть последнюю из оков изменчивых:

она такая, что (в ней) все изменчиво.

И она тягостна и сильна, та, с которой

соединены боги и ангелы, и демоны,

и все роды по сей день.

Апокриф Иоанна.

Навылет время ранено, досталось и судьбе.

В.Высоцкий. "Пожары."

   На сей раз я присовокупил к разрезу свою Силу, и поэтому ничто не смогло противостоять средней Стихии на моём пути. Это было то место, где я надеялся вернуть себе остальные подвластные мне Силы. Что-то говорило мне, что времени осталось слишком мало.
   - Хозяин? - Разнесся голос частицы по главному залу цитадели.
   - Да, Кася. То есть...
   - Мне нравится это имя.
   - Хорошо. Возвращайся ко мне. Где говорящие? Здесь.
   - Здесь мы, здесь. - Пробурчала Ксаоса. - Рядом. - Кася обволоклась вокруг меня, а я подошёл к мечам и подобрал их. Тома бережно обернула их, помещая в себя.
   - Я так и думал, что ты окажешься здесь. - Разнёсся по залу голос Денницы. - Рано или поздно.
   - У нас опять проблемы, Повелитель?
   - Верно отметил, у нас. Можешь подойти ко мне?
   - У меня вроде ничего срочного. Сейчас подойду.
   - Жду.
   - Подожди, Седой. - Остановила меня Кася. - Тебе надо переодеться. - И я впервые обратил внимание, что до сих пор больничной одежде. Конечно, она была неотличима от нормальной повседневной, но не для тех, кто отлично знает, как эта самая одежда выглядит. - Твоё любимое. - В голосе Томы была лёгкая улыбка. И на мне действительно оказалась моя водолазка и обтрёпанные джинсы. - Прошу. - Сказала Кася, открывая передо мной настоящий портал.
   - Привет. - Поздоровался владыка Ада. - Неплохо выглядишь, хотя должен ещё реабилитироваться. Знаешь, какой шухер навёл в больничке?
   - Представляю. Ладно, какая у нас проблема?
   - Вот это. - Вельзевул махнул рукой и над его столом вспыхнула голограмма с изображением Сёбекона, Шолада, Кноны и Коверда. Далее раздался голос:
   - Для обмена пришлите так называемого Двуязыкого. Только он должен оставить всё своё оружие и то, что можно использовать в этом качестве.
   - Ловушка. - Сказал я очевидное. - Но я пойду. - Тома стекла на пол кабинета. - Посторожи.
   - Удачи. - Сказал Сатана. - Портал видишь?
   Я кивнул и шагнул в полупрозрачную стену.
   Мелькнувшие знакомые по пленению бароном разноцветные сполохи не оставили никакого сомнения, что и силу Огня из меня выдернут. Что и произошло. Переход закончился, и я оказался опустошённый, закутанный в цепи и лишённый желаний, стоящим около стены.
   - Сбрось цепи. - Пронёсся шепоток. - Признай себя судьбоносным...
   Я расхохотался:
   - И всё? Сбросить одни цепи ради других? - Я пошевелил пальцами ног и обнаружил, что моя обувь ещё на мне. - Жди! - Продолжал смеяться я, принимая силу Воздуха в себя и становясь ею. Становясь воздухом, вихрем. Как ни цеплялись цепи за пустоту, они всё равно оказались на полу.
   Вряд ли кто заметил, как в вихре мелькнуло одиночное лезвие моего шеста, но исчезновение этого вихря не увидел бы только слепой.
   - Здесь? - Спросил я дьявола про пленников.
   - Разбежался. Не успел ты пройти, как мне тут же объявили, что у тебя с собой оружие...
   - Наверное, имелась в виду моя Сила. Которая ещё там. Ладно, не хотят по хорошему, будет как всегда. - Я укутался Касей и перешёл прямо туда, где оставались пленники. Там оказалась вся десятка, пока здоровые, и тот же нашёптывающий голос.
   Кроме них на полу сидела белая тварь.
   - Истина. - Сплюнул я на пол.
   - А ты наблюдателен. - Ехидно заметила Кара, тряся стильной цепочкой. - Что нибудь ещё замечаешь?
   - А как же. Не идущие всем украшения.
   Истина оскалила все свои зубы, но рисковать прыгать на девятку лезвий не решилась.
   - Сейчас тебя поймают. - Полусломленно простонала Кнона. Я улыбнулся в ответ и разъединил половинки шеста.
   - Всё здесь идёт по моей воле. - Произнесла женщина, ранее не замеченная мной, стоящаяя рядом с дверью, ведущей во внутренние помещения.
   - Если ты освободишь их от оков - это в моей власти, нет - тоже. Уйдёшь или останешься - моя прихоть, хоть ты и думаешь, что свободен.
   - Теперь я тебя узнал. - Улыбнулся я. - Ты - Судьба. Скажи, а если я тебя убью, это тоже по твоей воле?
   - Ты? Убьёшь? Бред. - Она рассмеялась. - Мне подчиняются всё и все.
   - Посмотрим, что ты будешь делать с инерцией. - Я вернул ей смешок и метнул "ромашку" из лезвий. - Цветочек даме.
   - А? - Выдохнула она, когда среднее лезвие проткнула её точно по середине груди. Прыгнувшая было истина, увидев в моей руке одиночное лезвие, благоразумно вернулась на место.
   - Можешь погадать. - Рассмеялся я, направившись к своим боевым друзьям с Ксаосой в правой руке, но держа Судьбу в поле зрения. Хрипящую в бессилии истину накрыла решётка из тьмы.
   Цепи со звоном падали на пол. Люрки сразу нырнул в пол, остальные столпились вокруг меня, и я ощутил неприятное чувство, что поставлен на командную должность. Причём только Кнона оказалась вооружённой, остальные, кроме моих зверят, остались с пустыми руками.
   - Ну, по домам? - Спросил я команду, разрезая пространство.
   Сёбекон первым нырнул в разрез, за ним последовал Норик верхом на секирице, Шолад с Ковердом, Лизарда, Вася, Гервольд, Люрки...
   - Смотри, лорд. - Привлекла моё внимание Кнона. - На Судьбу. - Та менялась, постепенно слезая с лезвия.
   - Если она скажет, что это по её воле, значит она мазохистка. - Пошутил я, пока не чувствуя неприятности.
   - И? - Не приняла моего тона Кнона.
   - Когда попросит, что бы её ударили, замучаем отказом.
   Тем временем Судьба сползла с лезвия и села рядом со стеной. Я отослал шест и призвал его снова, восстановив целостность. Разрез пространства, конечно, сросся. Но я не обратил на это внимание, делая новый и, исчезнув из зала, оказался рядом со сферой, в которой плавала сила Огня.
   - Повторение пройденного? - Улыбнулся я, но на этот раз лезвие отскочило от кажущейся стеклянной поверхности. Ту же участь постигло и Ксаосу. - Прожечь, конечно, невозможно. - Змея, следившая за моими губами, покачала гоолвой. - А наоборот? - Змея пожала шеей, но попробовала. От сферы понесло холодом, и она рассыпалась в крошки. И Сила вернулась в меня. А я - в зал.
   Кнона всё наблюдала за Судьбой, которая уже стояла на дрожащих ногах.
   - Уходим. - Сказал я. Демонесса кивнула.
   - Именем Света стоять! - Раздалось в помещении.
   - РОДОН припёрся. - Проскрипел я зубами. - Кнона, следи за ней, прикроешь спину. - Чёрная тень кивнула. - Тома, назад. - Я спрятал мечи во тьме и достал шест. Держа в обоих руках десять лезвий, я нашёл приказывающего и нехорошо ему улыбнулся. - Одного столкновения мало?
   Кроме командира в воздухе висело ещё пара десятков ослепляющих личностей.
   - Уничтожить его. - Негромко приказал тот.
   От шквала огня я закрыл нас огненным куполом,
   От волны - ледяным.
   Падающие глыбы унесло вихрем.
   От молний пришлось уворачиваться несколько секунд, пока не соединил шест и не достал Ксаосу, которая их поймала и впитала.
   Столкнувшиеся циклон и антициклон погасли самостоятельно.
   От слепящих лучей укрыла Кася.
   Недолгая передышка позволила оглядеться. Зал был завален опалёнными, мокрыми, крошащимися глыбами камня, на многих из которых виднелись следы ангельской крови, отряд потерял около пяти членов, а я ещё не перешёл в наступление.
   Только командир открыл рот, как Кнона вскрикнула, и её куда-то поволокло. Я обернулся. Демонессу, опутывая цепями, влекло к Судьбе. Звякнувшее рядом с ухом одиночное лезвие, вошедшее на половину в камень, та поняла правильно, и цепи растаяли.
   - Зонт! - Успела выкрикнуть Кнона, но удар молнии уже достиг моей груди и сбил на землю.
   - Извини, - сказала явившаяся Смерть, - но это...
   Её слова прервал шквал огня, разметавший ангелов по углам.
   - А вот и авиация. - Заявила Файри, явившаяся позади них.
   - Истребитель. - Восхищённо произнесла Смерть. - Видимо, поторопилась. Сорри. - И исчезла.
   Я почти встал, наблюдая за воздушной схваткой. Сгруппировавшиеся ангелы иногда отвечали фее другими Силами, начинали побеждать.
   И закончили.
   Командир носом вниз спикировал на устилавшие пол обломки. Причиной падения служила арбалетная стрела, выпущенная гномом. Ангелы растерялись, но явившиеся вслед за Гервольдом бывшие пленники Судьбы - нет, и в сторону птицекрылых полетели пули вперемешку с заклинаниями, стрелами и плевками. Я не успел вмешаться, как оставшиеся жалкие остатки РОДОНа отступили и исчезли...
  

Часть шестая. Сила есть...

(По разным сторонам)

Неожиданное откровение.

(Лирическое отступление)

   - Что ты делаешь, Седой? - Спросила Файри, зевая. С чего она вбила себе в голову, что "лучший мой подарочек, это ты", я не знаю, но после столкновения с Судьбой фея фактически поселилась в моей комнате. Четыре дня бесполезных намёков про бесценную помощь заставили меня смириться с её, Файриным, присутствием в комнате.
   - Хашшсашхесс. - Прошипел я, не прекращая своего занятия. Фея переварила заявление.
   - Шсухешс шсехшессш ашхесс. - Даже сквозь шипение проступало ехидство. Впрочем, обвинение было справедливым. - Ссяах сахше ашхесс. - Продолжила она расспрос.
   - Ссяах. - Я перестал размахивать своими чёрными когтями в тридцать сантиметров, созданные на время Касей, и обернулся. - Сахше ашхесс. Шеххеше хшессшаххешс. Шсяа сахше. - С трудом избежав вставку в последнюю фразу "шсухешс ", что вместо усиления изменило бы фразу. Кардинально.
   - Шсяа шсухешс сахше? - Спросила она. Сказала, едва не сломав язык. Я посмотрел на неё, не приняв, не поняв вопросительного тона, а затем в диком хохоте свалился на пол. - Что смешного? - Обиделась она. - Неправильно сказала? - Она прошевелила губами. - Вроде правильно. Необходимое для жизни дело.
   - Т-точно. - Ещё не отдышавшись, сказал я. - Не-обходимое. - Отдышавшись. - Извини. Шсяа шсухешс сахше, - Я повторил подвиг по ломанию языка, - действительно означает движения, необходимое жизни. Но несколько в другом смысле. - Я объяснил.
   (Шсяа шсухешс сахше - Букв. - "Движение, необходимое жизни". - Личная охота. (Причём не за дичью, а за партнёром, брачная пора) (Змеиный))
   - То есть? - Файри покраснела. - Именно это я сказала?
   Я кивнул. Фея смутилась окончательно, и я не стал продолжать. Подобрав неоконченное дело, я перестал соблюдать тишину, и Тома измочалила низ почти новых джинсов до ужасающего состояния. Почти по колено штаны превратились в сплошные лохмотья. Та же участь постигла часть джинсовой безрукавки, что от пояса и ниже. Потом от неё был отрезан воротник. Одевшись во всё это, я подошёл к зеркалу. Не к занавеске, а к настоящему. В нём отразился оборванец, в тёмных очках и стильной причёской. Устроив на голове нечто вроде репейника, заставив сверхпослушные волосы переплестись так, что им бы позавидовали пресловутые змеи в брачной поре (если им было бы до этого). Получившееся сплетение было понадёжнее иного шлема (я как-то шутки ради с помощью волос, которые вытягивались почти до метра, забрался на крышу со своего последнего этажа). Затем я оглянулся на ещё дувшуюся девушку.
   - Ну ладно, Седой, я сморозила глупость. Но что в этом смешного?
   - Ну-у. - Протянул я. - В общем, ничего. Только по размерам ты мне не подходишь.
   - Чего? - Изумилась она.
   - Ну, понимаешь. - Я на всякий случай подготовил свою Силу. - Когда это говорит змея другого пола, первой, она предлагает... - Я не стал говорить, а сделал характерный жест обоими руками. Файри его поняла правильно. Она вспыхнула, и только моя готовность, выразившаяся в поставленной ледяной стене, не дала струе пламени, которая вылетела в мою сторону, превратить меня в жаркое.
   - Пошляк. - Выплюнула фея слово, остывая. Я пожал плечами.
   - Извини, Файри. Но против языка...
   - Ладно, претензии сняты. Но... - Она снова смутилась. Так, начались откровения. Я повернулся обратно к зеркалу. - Понимаешь, фраза полностью права... - Настала моя очередь краснеть.
   - Может, тебе надо к своим? - Предположил я. В ответ с её стороны послышалось сопение. Я посмотрел в её сторону. Файри висела, смущённо опустив голову. - Ну, это твоё дело. - Ободряюще сказал я и попытался выйти из комнаты. Но путь мне преградила Кара, стоявшая в дверях.
   - Знаешь, Зонт, тебе надо дослушать фею. - Категорически заявила она. - И закрой дверь. - Я подчинился. При этом Секирица осталсь снаружи. Удалявшийся двойной шорох в шкафу показывал, что остальные тоже не желали мешать разговору. Происходило нечто странное. Я развернулся и обнаружил фею перед самым моим лицом. Каким бы не был шуточным предыдущий разговор, мой организм положительно отозвался на это зрелище. Особенно змеиная его часть.
   - Меня там уже не ждут. - Всхлипнув, сказала Файри. - Всё.
   - Это ещё не повод... - Начал было я. - А, ладно. Что ты хочешь от меня?
   - Ты ведь куда-то собираешься? В одиночку. Возьми меня с собой, а?
   - Хорошо. - Сдался я. - Я собирался немного поправить своё финансовое положение. Думаю, что ты будешь достаточно незаметной.
   - Как мышь... то есть, тише воды, ниже травы.
   - Пошли. - Но что-то ещё тревожило меня, что-то оставалось недосказанным.
  

Словарик N11.

   Хашшсашхесс - Зд. - "Ничего" (Змеиный)
   Шсухешс шсехшессш ашхесс - Букв. - "Дневная жизнь ночи". - Обвинение во лжи. (Змеиный)
   Ссяах сахше ашхесс - Букв. - "Отсутствие ядовитого шевеления?" - Не делаешь ничего? (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Сахше ашхесс - Букв. - "Убей движение". - Просьба остановиться. (Змеиный)
   Шеххеше хшессшаххешс - Букв. - "Слух смертельного огоня". - Просьба обратить внимание. (Змеиный)
   Шсяа сахше - Букв. - "Моё движение". - Зд. - "Нужное мне дело". (Змеиный)
   Шсухешс - Зд. - "Жизнь" (Змеиный)
   (Шсяа шсухешс сахше - Букв. - "Движение необходимое жизни". - Личная охота (Причём не за дичью, а за партнёром, брачная пора) (Змеиный), либо Шсяа сахше шсухешс - Букв. - "Моё слово изменилось" - Признание во лжи. (Змеиный))
  

Место в двойной тьме.

Переворот в мозгах из края в край,

В пространстве масса трещин и течений...

В.Высоцкий.

"Переворот в мозгах из

края в край."

   Кара проводила нас подозрительным взглядом, но навязываться не стала. Файри сидела на моём плече.
   - Слушай, Седой, - К фее вернулось хорошее настроение, - не замечал, что в вашей юмористической фэнтази имеется некоторая тенденция.
   - Что? - Изумлённо спросил я, перебарывая свои гормоны. Ляпнутая Файри фраза, вкупе с её внешностью, делала своё дело, мешая сосредоточению. К счастью, до приезда лифта было ещё время.
   - Ну сам посмотри, как в них всё однообразно. Некто попадает в прошлое и начинает там наводить свои порядки, на этом и строится весь сюжет. - Всё-таки критик вылез наружу. Моё описание взятия цитадели и последовавших за этим событий она прочитала молча.
   - И? - Подначил я её.
   - Что "и"?
   - На этом ведь строится вся фабула. Всё смешное.
   - Да. - Она немного помолчала. - Ну, с этим ладно. А вот то, что разные чудовища становятся положительными персонажами, тебе как?
   - В смысле? - Заинтересовался я.
   - Ну, в этой, "Терапия чесночной пустыни(1)" которая, всё понятно, там герой здорово задурил противнику голову. Но вот в "Пешеходе заката(2)", вспомни, ты же читал. - Файри прикрыла глаза и процитировала:
   "Увидев пентаграмму, Горыня Змеевна подпрыгнула.
   - Ура, хозяйка, ты всё-таки пришла! Я тебя уже пять минут жду!"
   - И что? Тебе не нравится? - Спросил я.
   - Слишком натянуто. - "Легковой" лифт приехал, и мы вошли внутрь. Фея нажала кнопку. - Слушай, это ты до конца прочитал?
   - Ага. - Ответил я.
   - Как смог? - Ужаснулась она. - Тем более, после "Героя...(3)" Олди?
   - Там иногда попадались смешные моменты. Хотя ты права, вся книга построена на выдуманном конфликте. И полемике с "Терапией..."
   - А, твоя привычка смеяться над чужой глупостью. А чем там конфликт надуман?
   - Слишком детская обида. А отношение тёмного к амулету, буквальное поклонение перед ним тебе как? А надежда на высшую помощь? Ты себе представляешь, чтобы я обиделся на такую чушь? Тем более, по отношению к другу.
   - А к врагу?
   - Вражда - это продолжение дружбы другими средствами.
   - А, "Чёрное тело квазианархиста(4)". Хорошая вещь.
   - Вот видишь.
   Вдруг свет в кабинке мигнул, и лифт исчез.
   - Ничего не вижу. - Откровенно отозвалась Файри, и тут тьма вокруг нас развеялась.
   - Временный перенос. - Произнесла Кася. - Ловушка, однозначно.
   - Откуда знаешь? - Поинтересовалась фея.
   - Змею в воздухе видишь? На грани.
   - А, вижу. А что она там так извивается? - Отозвался я.
   - Я её заарканила.
   - Выдернуть можешь? - Я поинтересовался с некоторым волнением.
   - Что-то удерживает.
   - Как только, так сразу. - Отдал я точный приказ.
   - Ага. - Отозвалась частица и замолчала.
   - Я не поняла вашего разговора. - Заявила Файри.
   - Инфернальная змея. Я же про это писал. - Она кивнула. - Исчезни.
   - Совсем?
   - Стань невидимой.
   Фея послушалась. А затем обладатель заслышанных мной шагов явился на поляне, где мы вели разговор.
   Обладательница мужского шага явилась, ведомая под руку крылатой женщиной.
   - "Ника." - Догадался я. - "А значит за забралом скрывается Афина. Интересно, что за золотистая нить проходит сквозь левую половину её груди?" - Я проследил за нитью, уходившей вверх. Над поляной парил миленький крылатый пузатый мальчишка, целившийся в меня из лука. - "Амур?" - Богиня сняла шлем, и я невольно залюбовался её красивыми, властными, сильными чертами. В её глазах плескалось недоумение.
   - Смертный? - Спросила она с удивлением Нику. Но та покачала головой и улетела.
   - Здравствуй, смерт... - Начала она, но Амур выпустил в меня стрелу, я хлопком перехватил её на пути к своей груди. От стрелы тянулась та самая нить, золотая, перевитая синей с красной.
   - "Свободно." - Послала мне мысль Кася.
   - "Давай." - Приказал я.
   Меня выдернуло с полянки, на которой находились удивлённые боги, крутануло вокруг собственной оси, обернув нить вокруг шеи, и бросило на стену. Нить, по-моему, растаяла.
   - В чём дело? - Спросила Файри, шмякнувшаяся рядом с моим плечём.
   - Путь свободен. - Отозвался я. - Рыба улизнула? - Спросил я Тому.
   - Она же здесь живёт. Это для вас время преграда. - Отозвалась Кася.
   - Я имела в виду эту встречу на поляне. - Возразила фея.
   - Не знаю. - Просто ответил я. - Но нам пора домой. - Я обзавёлся когтями на руках и ногах, вонзил их в стену, и Тома отцепилась от змеи. Меня потянуло вниз, когти скрипнули, но удержались. И я пополз вверх. Файри попыталась взлететь, но с удивлением обнаружила, что не может, и села на моё плечо.
   Я лез и лез, Кася отсчитывала года и века, изредка мы проламывали прозрачные потолки. Вдруг на очередном потолке, уже ставшем полом, меня кто-то схватил за низ штанины и потянул. Я оглянулся назад. Там, вцепившись в один из лоскутков, сидел громадный, ростом с меня, пёс красного цвета и увлечённо тряс мою ногу. Понимая, что спорить со зверем здесь бесполезно, я повис на стене и стал дожидаться неизбежного.
   - Знаешь, Файри, чем удобны лохмотья, кроме маскировки необычных для чужих пространств одежд?
   - Нет. Расскажи?
   И произошло неизбежное. Пёс сделал сильнейший рывок и... сел с куском ткани в зубах на пол.
   - Они лёгко рвутся, оставляя остальную одежду почти целой. - Я кивнул на пса, который мотал головой, соображая, куда девалась остальная добыча. - Надо бы его занять. - Я спрыгнул на пол и, вызвав шест, разъединил его пополам. - Хороший пёсик. - Он выплюнул тряпку и завилял хвостом. - Нюхай. - Он понюхал половинку шеста, затем, на всякий случай, вторую, и гавкнул так, что мне чуть не заложило уши. - Апорт! - Крикнул я и метнул "палочку". Пёс развернулся и кинулся вслед за ней. - Нехорошо, конечно, обманывать, - посокрушался я, - но придётся. - И отослал шест обратно. Пока пёсик вынюхивал исчезнувшую добычу, я, подобрав обрывок ткани, уже лез дальше.
   - Червонный пёс. - Восхищённо сказала фея. - Я думала, что это только легенда. Пёс, который может странствовать по пространству.
   - Интересно, а что ещё говорят ваши легенды? - Спросил я, припоминая тёмные пятнышки-сердечки, разбросанные по всему телу собаки.
   - Ну-у, трефовые волки, пиковые кошки и бубновые овцы. Пиковыми кошками иногда называют секириц, но это одна из разновидностей.
   - Они похожи на леопардов? И мы можем с ними здесь столкнуться?
   - Не знаю. - Ответила фея. - Я уже ни в чём не уверена с тех пор, как увидела Кару.
   Повисло молчание, прерываемое моим пыхтением.
   - Мы на месте, Седой. - Наконец Сказала Кася. - Я откры...
   - Остановитесь. - Тихо произнёс голос, сотрясший пространство. - Я прошу. - Я оглянулся. За моей спиной стоял... висел... находился некто, ростом в шесть метров. Он держал в руках обиженного пёсика. - Прошу прощения, что устроил эту затею без вашего ведома.
   - А ты кто? - Нагло поинтересовалась Файри.
   - Крон Уранид. - У нас с феей отвисли челюсти.
   - Но вроде бы вы должны быть в Тартаре. - Рискнул заметить я.
   - Кто остановит повелевающего временем? Только на время. - Улыбнулся он своему каламбуру. - Да, там рассыпалось всё. - Он пренебрежительно махнул рукой. - В общем, хаосит, я вынужден принести вам свои извинения.
   - Кто? - Ахнули мы в три голоса.
   - Ты ведь владеешь силой Хаоса. Но дело не в этом. Я поместил вас в прошлое, но всё пошло наперекосяк. Мало того, что вы втроём нарушили весь план, вы ушли из ловушки. - Он вздохнул. - Я могу попросить вас вернуться и дать сыну Эос ещё одну попытку?
   - После которой мы уже не сможем уйти? - Саркастически заметил я.
   - Видите ли, это жизненно необходимо. Ваше присутствие...
   - Нет. - Ответил я.
   - Жаль. - Сказал Крон. - Тогда возьми этот подарочек. - Он протянул мне пса. - Его зовут Тереф. - Титан исчез.
   - Слушай, это было бы грандиозно! - Воскликнула Файри. - Ты был бы великим, там, в прошлом... - Она осеклась, увидев моё покачивание головой. - Но почему?
   - Я не хочу предопределённости. - Мне вспомнилось окончание "Пешехода заката". - Круче всего было бы оказаться собственным предком, тогда вообще труба.
   - Объясни.
   - Это сделало бы напрасным всю работу моих предков. И бессмысленным моё существование.
   - В смысле?
   - Ну, ты представь, три тысячи лет, по крайней мере, для того, чтобы мои потомки породили меня же.
   - Полная глупость. Теперь я поддерживаю твоё решение. А с чего ты решил, что именно столько времени?
   - Троянская война, после которой олимпийцы прекратили лично вмешиваться в жизнь Эллады, произошла именно в это время. - Тьма перед нами разошлась створками лифта. К счастью, там никого не было.
   Кара встретила Терефа спокойным взором, развалившись на диванчике. Пёс в свою очередь смерил её взглядом с головы до хвоста, но промолчал.
   ===============================
   1. Операция у "Лукоморья..." - Прим. авт.
   2. Всадник рассвета. - Прим. авт.
   3. Герой должен быть один. - Прим. авт.
   4. Алая аура протопарторга. - Прим. авт.
  

Правдивые гены.

Если постричь волка под пуделя, то...

вы получите разозлённого волка,

только что подстриженного под пуделя.

Запоздалое прозрение парикмахера.

   Наконец пришёл беспокойный сон, в котором вовсю переругивались кошка с собакой. Наконец они пришли к соглашению, и кто-то из них приказал мне перенестись туда, где мне не будет доступна никакая стихия.
   - Шсяа шсухешс сахше. - Прошипел кто-то за моей спиной. Я перекатился на другой бок и... свалился в воду, которой не должно быть в моей комнате.
   - Ашхесс. - Прошипел я ругательство неизвестно кому.
   - Ссяах. - Осведомился тот же голос. Я зацепился за нечто твёрдое и вытянул голову вверх. Открывшееся зрелище на увеличеную до моих размеров копию Файри немедленно довело до моего сознания её предыдущую фразу.
   - Ашхесс. - Отказался я, больше для себя. Втянувшись на это нечто зелёного цвета, я встал и огляделся. Что-то зелёное было похоже на большую фигурку сердечка. А вокруг простиралась безграничная водная поверхность. А затем на меня обрушилась собственная пустота, Силы не было. Я поспешно попробовал вызвать шест, но не получил никакого отклика. - Хессехшаа. - Язвительно прошипел я, оседая на зелёную поверхность.
   - Ну что? - Осведомилась лежащая рядом со мной неизвестная.
   - Хессехшаа аххешс. - Ответил я.
   - Знаешь, Седой, здесь уже скрывать нечего. Да, если не узнал, я не собственная копия.
   - Хессехшаа. - Мрачно улыбнулся я в ответ.
   - И я не шутила. Повторить? - Файри слегка шевельнулась, и её мокрое платье выдало ещё больше информации про тело феи. - Да. Хашшс сшаххесшесх - Потребовала она.
   - Ага. - Отозвался я убитым тоном. - Всё равно уже не могу высказать все мысли. - Я старался не смотреть на неё, что бы не выполнить желание наших тел. - Что произошло?
   - По моему, нас забросили в Стихию. Тебе ещё повезло, ты попал на эту кувшинку, а я сразу в воду. Каюк магии.
   - Не только твоей. - Мрачно ответил я, глядя на частицы пыльцы, что ещё улеживались на крыльях. - Кстати, ты можешь высохнуть?
   - Нет. - Файри покачала головой. - Я попробовала призвать Силу, но не удалось. Наверно, всё смыло.
   - Нет, ты выглядишь лучше, чем при нашей первой встрече.
   - Сёрьезно? Тогда почему не я могу ничего делать?
   - Наверно, из-за того, что изменилось не только наше расположение, но и размеры.
   - Что ты имеешь в виду? - Поинтересовалась фея.
   - Тебя явно не собирались сюда забрасывать. - Я начал чувствовать себя идиотом. Разговаривать с девушкой про магические проблемы, когда она прямо заявила, что ей хочется другого. - Неумелая переброска... - Файри оборвала все объяснения, просто растянувшись на спине.
   - Шсяа шсухешс сахше. - Прервала она мои объяснения. - И про размеры уже не отговаривайся. - Она закрыла глаза. Прошло несколько секунд нашего бездействия. - Ну где ты там?
   - Мне немного мешает твоя шассехха.
   - Кожа? - Спросила Файри потрясённо. - Ты...
   - Нет, одежда. - Успокоил я её...
   Дальнейшее нет нужды расписывать ((c) инстинкт самосохранения).
   Мягко покачивающийся лист бесшумно рассекал воды. Я бездумно глядел на близкое, на уровне двух-трёх метров, дно. Фея удовлетворенно лежала рядом.
   - Есть охота. - Сказали мы одновременно. Традиционная еда женатых нам уже приелась.
   - Гляди. Рыба. - воскликнул я. - Большая.
   - Где? - Воскликнула Файри, переворачиваясь и чуть не сбивая меня в воду.
   - Тиш-ше. - Прошептал я. - Спугнёшь.
   - А как ты собираешься ловить? - Спросила она шёпотом, разглядывая зелёный хвост, торчащий из-под камня.
   Я не ответил, а вытянул в воду свой язык, подражая хамелеону, и окутал хвост добычи. Резко вскочив, я втянул язык в себя. Рыба взлетела над водой, ударила меня хвостом по лицу и шлёпнулась на листок, выбросив с него меня. От неожиданности я выпустил её хвост, рыба извернулась ещё раз, смахнув в воду фею и с плеском ушла в воду. Я выскочил на поверхность воды, что бы увидеть, как фея планирует обратно на наше судёнышко. Одежда осталась на листе.
   - Отлично, Седой, очень вкусно. - Саркастически высказалась Файри. Я пошевелил челюстью, проверяя её целостность. - Ладно, залезай обратно.
   - Тебе легко говорить. - Простонал я, вваливаясь на сырую и колыхающуюся "твердь".
   - С чего ты взял? Я такая же голодная.
   - Ага. Тебе сейчас куда попало?
   - В бок. - На её "вторых девяносто" был отлично виден отпечаток хвоста рыбины.
   - А мне едва челюсть не свернуло...
   - И зря. - Вмешался новый голос в нашу беседу. Мы взглянули туда и увидели голую женщину лет сорока пяти. - Надо было сильнее.
   - А ты кто? Гринпис? - Осведомилась фея.
   - Нет. - Ответила незнакомка, плеснув в сторону Файри хвостом. - Я - ваша бывшая добыча. Учтите, я пожалуюсь своему отцу, и вам не поздоровится.
   - Нептуну что ли? - Поинтересовалась Файри.
   - Нет, Тритону. - Ответил я за русалку. - Путь валит, сырые русалки невкусные.
   - Ага, вали отсюда. Мутированный карась.
   Русалка захлебнулась ответом, плеснула нам на прощанье хвостом и исчезла во взбаламученной нами воде.
   - Ты чего одеваешься? - Спросила девушка.
   - На всякий. Обитатели Стихий обычно не очень вежливы с обидчиками.
   - И с ворами эксклюзивных экспонатов вооружения. - Я взглянул на неё. - Чего смотришь? Я тебя имела ввиду.
   - Про Ксаосу что ли? Так её мне сами отдали. А что было дальше, я уже не виноват. Могли бы и предупредить.
   - Ага. И... - Её слова прервал взлетевший из воды зверь. - Что... Зверь вылетел ещё раз и смел меня с листа, вцепившись в левую руку, которую я инстинктивно подставил под его зубы. Он ударил передними лапами мне по рёбрам, оставив длинные царапины, отцепился от руки, и тут я его заарканил языком за горло. Обвив его тремя кольцами, я начал медленно сжимать удавку. В конвульсиях зверь ударил меня по уху, и я отключился.
   Очнулся я оттого, что мне на рану капало нечто солёное. Язык был вытянут на всю длину и скрывался где-то под водой, обернув чьё-то неподвижное тело. Первым делом я отпустил это тело и втянул язык в себя. Затем, морщась он боли в груди, открыл глаза и посмотрел на колено преклонную Фари. Она плакала.
   - Прекрати, жжётся. - Слабо сказал я. Фея глянула мне в глаза.
   - Ты бы видел, что у тебя с телом. - Всхлипывающим голосом сказала она.
   - Ничего хорошего. - Слабо улыбнулся я в ответ, зачарованно глядя на падающую с её ресниц каплю. Она ударилась о мою грудь, взволновав всё тело. - Знаешь, в чём сила Воды? - Неожиданно для себя, спросил я. - В каждой капле. Вода - это изменение, так же, как скорость Молнии, лёгкость Воздуха, твёрдость Земли, неудержимость Огня, творение Хаоса, познание Тьмы и движение Жизни. - С каждым словом, и каждой каплей, неведомая до того Сила вливалась в моё истерзанное тело. Я приподнял голову, взглянул на разорванную грудь, и края ран устремились друг к другу, слились в одно и исчезли. Я встал и взглянул на воду.
   В воде, глядя на меня едва живыми глазами, лежал зверь, неотличимый от обычного волка, только его уши были треугольными. Я направил обретённые силы к нему и стал наблюдать, как тело постепенно оживает, наливается силой.
   Наконец зверь уцепился лапами за край нашего листа.
   - Благодарю, за жизнь, тёмный лорд. Вы имели полное право добить, но за вашу щедрость я, дарю вам облик трефовых волков...
   - Так вот ты кого мне напоминаешь! - Воскликнула фея.
   - Вы бы помолчали, девушка. - Сказал волк, поднимая лапу с невесть откуда взявшейся на ней тростью. На трости была изображёна верхняя половина волка, передние лапы которого напоминали боковые кругляши крестовой масти.
   - Она ещё содержит в себе силу Воды. Это не то, чем Вы овладели, она может призвать Воду хоть в пустыне. А Вы - только в непосредственной близости. - Я взял трость. - Попробуёте.
   Трость растеклась по мне тонкой плёнкой, и я преобразился. Встряхнувшись по волчьи, я огляделся. Чувство было такое, будто все пространство было подвластно моему изменению. Сделавший мне подарок нырнул в воду и исчез.
   - Превосходно. - Выразилась Файри, когда облик вернулся в трость. Но моё желание поменяло облик вещи на браслет, обернувшийся вокруг левой руки.
   - Что теперь, когда нам подвластны такие Силы?
   - А ничего. - Ответил я. - Нечего нам тут делать.
   Вода вокруг нас закрутилась, и её столб поднял нас до небес. А там мне стал доступен подарок младшей Силы, и я вспорол пространство. Файри подхватила мокрое платье, и мы шагнули в мою комнату.
   Браслет на руке заледенел и растаял, Огонь вошёл обратно в моё тело и примирился с этой силой. Я облегчённо вздохнул. И огляделся в поисках Файри.
   Фея, в своём обычном размере, металась под потолком, выкрикивая ругательства в адрес неизвестного шутника. Из неё клубами валил пар. Окружив её щадящей завесой из всех доступных мне Сил, я осторожно поднялся к девушке.
   - Что с тобой? - Тихо спросил я.
   - Всё. - Коротко ответила Фея. - Я умираю, во мне две противоречивые Стихии. - Я огляделся, но Смертью вокруг и не пахло.
   - Какие? - Пон6тересовался я.
   - Как какие? Огонь и Вода. - Недоумённо ответила Файри. - Что с тобой, Седой, задаёшь такие глупости? - Я пригляделся к девушке и заметил на её левой руке браслет, в точности повторяющий мой.
   - Нет, Файри, так просто из жизни ты не уёдёшь. - "Пригрозил" я фее. - Для этого тебе придётся постараться.
   - Я тут умираю, а некоторым только бы шутить.
   - Слушай, я же ещё жив, хотя сила Воды для меня внутрь... А, ясно. Что там мне говорила саламандра... - Из моих рук вырвался язык синего пламени и окутал фею, перемешавшись с её исконным огненным коконом, и сросся с ним. Пар утих.
   - Что ты сделал? - Поинтересовалась Файри.
   - Ничего особенного. Просто дал тебе ещё одну Силу.
   - Холод? - Девушка направила в мою сторону язык этой силы, который я с трудом отклонил. - Ого. И с каких это пор ты можешь делиться силами?
   - Не всеми. - Отозвался я. - По сути, только стихией Огня. В прочем, этому ты и сама могла научиться, если бы не экстремальная ситуация, то...
   - Жадничаешь?
   - Нет. Это, по-моему, унизительно, тыкать носом в то, что и без меня было очевидно.
   - Ладно, не вешай лапшу на уши. Кстати, если будешь это всё описывать, то...
   - Да понял я, понял. Но сейчас я не буду этого делать. Охота немного отдохнуть.
   - А-а, ладно. Только, - она приблизилась к моему уху, - гному об этом ни слова.
   - Он же прочтёт. Потом. А где твоё платье?
   Файри ойкнула и принялась лихорадочно разыскивать свою одежду.
   Я улыбнулся, выглянул в коридор, где два представителя животного царства обменивались недружелюбными взглядами. Махнув рукой на них, я подошёл к зеркалу в взглянул на своё отражение. Отражение ответило мне разноцветной плёнкой глаз.
   - Демон-оборотень. - Улыбнулся я себе. - Сколь верёвочка не вейся, а совьёшься ты в петлю. Гены не обманешь. Кстати. - Я попробовал вызвать силу Воды через браслет, но он остался нем к просьбе. - Вот Файри счастье-то подвалило. - Но преобразоваться в трость он соизволил. - Хоть что-то.
   - Что ты про меня сказал? - Осведомилась фея, уже одетая в сухое.
   - Ничего особенного. - Я позвал Кару и Терефа. - Идём на дачу.
  

Словарик N 12

   Шсяа шсухешс сахше - Букв. - "Движение необходимое жизни". - Личная охота (Причём не за дичью, а за партнёром, брачная пора) (Змеиный)
   Ашхесс. - Зд. - Ругательство. (Змеиный)
   Ссяах - Зд. - Вопросительный знак. (Змеиный)
   Ашхесс - Зд. - Отрицание (Змеиный)
   Хессехшаа - Зд. - "Замечательно" (Змеиный)
   Хессехшаа аххешс - букв. "Сожжённая тьма" - отвратительное положение (Змеиный)
   Хессехшаа - Зд. - "Замечательно" (Змеиный)
   Хашшс сшаххесшесх - Букв. - "Рот двухвостых." - Предложение говорить на языке человека. (Змеиный)
   Шсяа шсухешс сахше - Букв. - "Движение необходимое жизни". - Личная охота (Причём не за дичью, а за партнёром, брачная пора) (Змеиный)
   Шассехха. - Зд. - Одежда. (Змеиный)
  

Собачья верность.

Известный чёрт, с фамилией Черток,

Агент из Рая, ночью, внеурочно.

Отстукал в центр: "В Аду чёрт знает что."

Что именно, Черток не знает точно.

В. Высоцкий.

"Переворот в мозгах из

края в край."

   Мы с Файри расположились в шезлонге, ловя горячие лучи солнца. Нам было наплевать, что вокруг было, мягко говоря, пасмурно: шёл ливень.Созданная Касей отводящая воду полусфера, создавала атмосферу тропического дня для нас, а шелест дождя успокаивал. Говорить не хотелось, разве что иногда перебрасывались фразами про разные пустяки. Ленивые мысли в моей голове обкатывали идею похожести Воды с Землёй. Точнее, переход из жидкого состояния в твёрдое.
   - А ведь это может быть интересным. - Сказал я вслух.
   - Что именно? - Испуганно спросила фея. Мой последний эксперимент спокойную тёплую погоду превратил в тот кошмар с потоками воды с небес, что окружал нас. - Опять эксперимент?
   - Локальный...
   - Тот тоже ничего не обещал по поводу дождей.
   - Ладно, отойду подальше. Только дождь кончится.
   - Тогда ладно. - Она с благодарностью взглянула на тучи. - Что б он не кончался.
   - К ночи утихнет. - "Успокоил" я Файри.
   Мой прогноз оказался ошибочным, уже к обеду дождь прошёл на убыль, а к пяти часам выглянуло солнце. Прихватив с собой Ксаосу, я отправился за забор, окружающий дачный посёлок. Фея отказалась идти со мной, что было только на руку.
   Выбранное мной место окружил непроницаемый купол тьмы, чья мощь была усиленна силой Молнии, подвластной Ксаосе. Усевшись рядом с ведром воды, я подсыпал туда немного песка и устроил водоворот. Подхваченные песчинки создали полную иллюзию вихря. Я отрешился от окружающей обстановки и стал ловить каждую песчинку, улавливать их слабые всплески Силы. Затем над ведром вспыхнул холодный огонь и движение продолжилось. Вопреки законам физики, остывал весь объём ведра, не выходя из-под контроля. И в один бесконечный миг я поймал её, Твердь. И ведро подчинилось моей воле, свернувшись в забавную спираль. Затем из почвы поднялся стальной столб, изогнулся, связался бантиком и вернулся обратно. Я замёл следы эксперимента и поднял целёхонькое, но пустое, ведро.
   - Седой, слушай. - Прошептала Кася, прерывая ощущение триумфа.
   - Что? - Спросил я.
   - Чужие мысли.
   - "Интересно, что он там затеял? Закрылся от всех. А эту палку я..." - Я узнал хозяина мыслей.
   - Где? - Спросил я у Томы.
   - Сзади.
   Я развернулся и уставился в невинные с виду кусты.
   - Выходи, Тереф, поговорим.
   Пёс вышел из кустов, прикидываясь глупым домашним животным.
   - "Ага, сшахша, так я тебе и поверил." - Подумал я, а вслух сказал: - Слушай, может скажешь, с каким заданием тебя послал повелитель времени? - Тереф помахал хвостом. Но тут в моих руках появился шест. Я разделил его пополам. - Какую предпочтёшь?
   - "Я, потомок трефовых волков, и такое унижение."
   - О'кей, апорт. - Улыбнулся я, зашвыривая правую половину куда-то в кусты. Терефу ничего не оставалось делать, кроме как кинуться вслед за ней. А по мне тонким слоем разлился браслет, превращая в предка червонных псов. И пёс выбежал, столкнувшись со мной нос к носу.
   - Мама! - Взвизгнул он человеческим языком, роняя "палку". - Седой, на помощь! - Я улыбнулся ему широкой ухмылкой, чуть не доведя до обморока. - Я во всём признаюсь!
   - Начинай. - Предложил я, превращаясь обратно.
   - А... э... у... - Начал он.
   - Да, я благодарю тебя за перенос к стихии Воды. - Бежавший за его спиной ручеёк стал дыбом. - Это был шикарный подарок в мою коллекцию Сил. - Вода окружила нас огромным кольцом и сменилась льдом, который накрыл нас куполом.
   - Хорошо. - Сказал Тереф убитым голосом. - Меня и в самом деле послал Крон, с просьбой забросить тебя туда, где не будет доступа к твоим Силам. Он надеялся, что рано или поздно ты позовёшь на помощь.
   - И только он мог бы прийти туда. - Закончил я. - Знаешь, что я с тобой сделаю?
   - Нет. - Сказал пёс.
   - Я тебя пожалуй, отпущу. В благодарность.
   - Что?
   - Ничего. Беги. И, если не знаешь нашего философа, что не убивает - делает сильнее.
   - До свидания, лорд. - Тереф исчез. А мне предстоял тяжёлый разговор с остальными по этому поводу.
  

Слово.

   Сшахша - Зд. - "Собака". (Змеиный)
   (*Сшахша - Домашнее животное. Букв - "Безвольный". (Змеиный))
  

Требуется чудовище.

Значит, нужные книги ты в детстве читал.

В.Высоцкий. "Баллада о борьбе."

   Дети расходились. Игрушки, превратившееся в еду, истерзанной грудой лежали на алтаре, постепенно исчезали. Внезапно пространство содрогнулось, будто некто пробил новый коридор, и на поляне возник незнакомец в странных одеждах. Он не был похож ни на игрушку, ни на няньку, но от него так и било непонятной юным гигантам необоримой силой, которую почувствовали даже их детские умы. Человек сделал шаг к алтарю. Бросившийся к нему охраняющий детей одержимый отшатнулся от лица незнакомца. Глаза человека были спрятаны за чёрными овальными камнями, а перепутанным серебренным волосам могла позавидовать покойная Медуза. В руке человек сжимал трость, рукоятка
   которой была похожа на верхнюю половину волка.
   Я подошёл к алтарю, огляделся. Флегры. Выжженная земля, сочащееся кровью небо, подростки, испуганно жмущееся к нянькам, выглядят огромными гигантами по сравнению со взрослыми людьми. Мрачный миф.
   А предыстория моего появления в колыбели гигантов была проста.
   Файри перечитала о происхождении крылатых сандалий и заявила:
   - Знаешь, Седой, а ведь ты владеешь ещё одной Силой.
   - Нет, Файри, представляешь, не знаю.
   - Верно. Так вот, к тебе проявила благосклонность Жизнь, верно?
   - Да. Ну и что?
   - Как что? Ты теперь бессмертный, тем более, что и Смерть к тебе благоволит.
   - Да? - Переспросил я. - И что я теперь с этого имею? К тому же, когда меня едва не пришили у Судьбы, Смерть явилась за мной.
   - Гм. Тогда тебе название "бессмертный" не подходит.
   - Нет. И я никогда не хочу становиться действительно бессмертным.
   - С чего это?
   - Что бы не потерять вкус к жизни.
   - Тогда как тебя называть?
   - Живущим.
   - Ага, живучим. А ведь ты можешь не только жить, но и дарить жизнь другим. И не только этим, - она повторила мой давний жест, - путём.
   - Обрадовала. - Я наконец оторвался от перечитываемой в который раз книги.
   - Слушай, а что ты перечитываешь?
   - "Героя"... Слушай, а это идея.
   - Что идея?
   - Эксперимент. - Улыбнулся я, и она тут же потеряла интерес.
   А мой разрез перенёс меня в цитадель, в которую просто не было иного пути. Спустившись на первый этаж, где было больше стен, а значит и исходного материала, я, с помощью Каси, начал преобразовывать окружавшую меня твердь. Первым делом я расширил коридор до восьмиугольного зала, диаметром около двадцати метров. Затем были созданы две капсулы, разместившиеся в соседних гранях фигуры. Разогнавшись, я начал преобразовывать весь первый этаж, остановившись только тогда, когда внешняя стена бывшего зала суда, ставшего огромной лоджией, превратилась в огромное стекло, выходящее в никуда.
   - Кася, тебе ничего не помешает переместить эту глыбу камня на три с половиной тысячи лет?
   - Ничего, но я бы не отказалась от помощи ещё парочки Сил.
   - Всё, что угодно. Бери мечи, шест и Огонь. Да, пожалуй, ещё Воздух. Хватит?
   - Должно.
   Нечто за стеклом превратилось во тьму, в которой метались огненные сполохи с молниями. Раскрутившись, это нечто приобрело ещё более тёмный оттенок, и цитадель двинулась вперёд, в прошлое.
   По случаю мы оказались как раз над нужным местом. Я с отвращением наблюдал, как маленькие дети разрывают двух монстров. Как в бессилии стоит человек, являющийся отцом одному из детей и любовником одной из чудовищ.
   Наконец дети успокоились, и я решил высадиться.
   Кончик моей трости наткнулся на нечто круглое, и я наклонился. Алтарь был уже пуст, только разводы крови напоминали происшедшее. Нечто оказалось глазом, завёрнутое в обрывок призрачной тени. Он едва держалась за глаз.
   - Хессехшаа. - Прошипел я одобрительно. И ушёл обратно в цитадель. Но на этом удача закончилась.
   - Здравствуй, живучий ты наш. - Улыбнулась мне Смерть. - Ты мест для гостей не предусмотрел, когда занимался перепланировкой?
   - Гм, я думал заняться этим на втором этаже, превратив его в первый. После...
   - Именно об этом я и хочу с тобой поговорить. Видишь ли, разорвали не только её тело, но и тень. Так что тебе может достаться только её оболочка. Впрочем, она была в своё время красавицей.
   - Благодарю. Это всё?
   - Да. Так что оставь мёртвых мёртвым. Кстати, мне тут недавно один титан жаловался. На твою неуправляемость. Просил повлиять.
   - А ты?
   - Я что, похожа на девушку по вызову?
   - Но ведь ты здесь...
   - Только предупредить. - Сила погрозила мне пальцем. - Да, некоторые, превышающие тебя по силам, очень хотят поболтать накоротке.
   - С возможным летальным исходом. - Она утвердительно кивнула. - Благодарю ещё раз. Что ж, но я поступлю по своему, ладно?
   - Упрямец. Ну, я пошла. - Смерть исчезла.
   - Кася, когда скажу двигай, тихо начинай возвращаться в родное время.
   - Скажешь или прошипишь?
   - По обстоятельствам.
   Перейдя в зал для опытов, я положил глаз в пустую капсулу.
   - Ашхесс. Придется собирать осколки. - Я устроился поудобнее во второй капсуле. - Как? - Я прикрыл глаза. - Просто! Аххешс. - Я заковался в чёрный, почти прозрачный кристалл. - "Кася, когда подопытная начнёт оживать, возьми на себя труд обучить её. Если не будет сложно."
   - Нет, не будет.
   - Хессехшаа. - Я сосредоточил своё внимание на собственной личности. - Сахше.
   Моя тень разлетелась одновременно с началом движения.
   - Что ты говоришь, Танат! - Прогремел голос подземного бога над одной из моих частиц. - Что значит, нет тени? Её сестра уже здесь!
   - Извини, владыка, но её тень разбросало ещё больше, и, боюсь, один из кусочков оказался вне Геи.
   - Как это возможно?
   - Не знаю. Но я допрошу одержимых. Они же не вечны...
   К моему осколку присоединился искомый, и движение цитадели по времени выдернуло нас обоих...
   - Он всё-таки поступил по своему. - Сказала младшая Сила, явившись перед моим кристаллом. - Странно, вроде не жив, но и не мёртв. Что ж, я подожду, пока равновесие не качнётся в одну сторону. - Заслышав трёск сбоку, она удивлённо повернулась в ту сторону. Там на куски распадалась капсула. - Это ещё что? - Удивлённо спросила Сила окружающее. - Она живая? - Младшая посмотрела на кристалл. - Хитёр, нечего сказать. Ладно, ещё поговорим.
   Женщина изумлённо села в гробоподобной капсулы, передёрнувшись от мрачного и нового сравнения. Её взгляд обежал пять граней восьмиугольника и остановился на противоположной стене.
   - Где я? - Спросила она.
   "Прав был писатель." - Появились на стене слова. - "Самый популярный вопрос." - Буквы исчезли. Женщина удивлённо осознала, что поняла неизвестный текст. - "Ты здесь и ты жива." - Появились другие буквы. - "Больше пока я ничего не могу сказать, пока хозяин не проснулся."
   - Кто? - Спросила женщина.
   "Черная тень." - Ответила надпись. - "Слева от тебя кристалл с ним."
   - Чернай? - Спросила женщина, вставая из капсулы. Слева от неё находился огромный, в два человеческих роста, кристалл, в центре которого находился человек в необычных одеждах. - Это он?
   "Да, только его зовут не так."
   - Но ведь было написано "Тень Черная".
   "Нет. Это было его... наименование, не имя. Хотя он предпочитает ники, прозвища."
   - А ты кто?
   "Я не имею права ничего рассказывать, пока он не очнётся. Хотя кое-кто в этом сомневается. Интересно, почему? Кстати, ты что предпочитаешь носить?"
   Женщина посмотрела на себя.
   - Не знаю. Ой, это я? Зеркало есть? - Там, где возникали слова, появилось зеркало. И женщина вглянулась в своё отражение. - Я не такая. Это ложь...
   "Я не знаю." - Зеркало заменили слова. - "Надо спрашивать виновника. А что с ним, я не знаю. А как тебя зовут?"
   - Сфено Горгона.
   "Заметно. Твоё имя проступает в каждом движении. А, я поняла, откуда красота. Тебя убили, как чудовище, но воскресило, как чудо."
   - Я вспоминаю, как века назад видела себя такой. Это действительно чудо. Как же это произошло?
   "Глаз. Он поместил глаз. Зеркало души."
   - Интересная логика. Он хотя бы жив?
   "Не знаю. Мы прибыли. Если хочешь, можешь походить, эту уже не так опасно, как во время перемещения."
   - Где мы?
   "В настоящем. В прочем, для тебя это будущее."
   Женщина вышла в коридор, что завершился огромным балконом, отгороженным от внешней пустоты хрустальной стеной.
   - Стеклом. - Поправила себя Сфено вслух, наблюдая, как вихрь темноты снаружи постепенно прекращается, исчезают огненные росчерки, ветви молний и синеватые разводы, постепенно становясь простым куполом из тьмы.
   В окружающем пространстве раздался чужой голос:
   - Надеюсь, он жив...
  

Часть седьмая. Кенотаф.

Я не люблю фатального исхода.

От жизни никогда не устаю.

В.Высоцкий "Я не люблю..."

Итого.

Но был и в этом опыте изъян.

В.Высоцкий

"Баллада о Кокильёне."

   Титанша отвернулась от стекла, за которым купол из Тьмы сменился пустотой, чей цвет, пришедший на смену настоящей черноте, был куда бледнее неё, и отправилась в зал с восемью углами. К удивлению Горгоны в зале, кроме кристалла с тем, кого неизвестная сущность назвала Чернаем, слева от коридора стояла молодая на вид женщина, взгляд которой был обращён на тело в прозрачном камне. При виде неё бессмертное создание пробила дрожь. Слух неизвестной для Горгоны сущности был выше всех похвал, она обернулась и посмотрела на Сфено пронзающим взглядом, от которого дрожь перешла на пол, создав видимость микроземлятресяния, а по самой титанше пробежал табун холоднокопытных мустангов.
   Внезапный огненный порыв справа согнал конеподобных мурашек и заставил смертельный ужас ослабеть и спрятаться где-то в районе левого лёгкого.
   - Осади назад. - Прозвучал нагловатый голос откуда-то из-под потолка. Сфено преодолела паралич и поглядела в ту сторону. Из огненной пасти "пространственного коридора", как услужливо подсказала новая память, один за другим выныривали неизвестные, но от этого не становившиеся менее устрашающими существа.
   Первым вскочил-вбежал маленький человечек, угрожающе размахивая огромной, по сравнению с ним, секирой.
   Следом за ним ползло возвышающееся над полом метра на три существо с метровыми лезвиями вместо кистей, с трёх верхних клыков которого капала зелёная слюна, разъедающее непонятное покрытие пола.
   За существом элегантно вошла огромная кошка в сине-красную полоску, из лопаток которой торчали лезвия секир, вытянутые вдоль тела. Между секирами злобно скалился какой-то зверёк.
   Сразу после ввалилась ощетинившиеся "огнестрельным", всплыло из памяти нужное слово, оружием тройка существ, один из которых был похож на сатира, второй, громадный, четырёхногий и шестирукий, ни на кого, а третья была подобна птице.
   Вверху висел маленький сгусток огня, от которого и доносился голос.
   - Ого, сколько вас. А могло быть и больше, было бы время, так? - Отозвалась женщина, переводя, наконец, взгляд с оттаивающей Горгоны на появившихся. - Слушай, огонёк, на тебя...
   - Я и сама знаю. - Огрызнулся огонь тем же голосом.
   Мгновением позже по залу пронеслась зелёная вспышка и явилась неотличимая от первой женщина. Но, в отличие от страха своего двойника, она вызывала одновременно и восхищение, и ужас перед открывающейся впереди бездной.
   - Что, сестра, тебе не доверяют? - Насмешливо спросила она.
   - А ты здесь зачем?
   - За тем же. Полюбопытствовать, что ещё выкинул...
   Её слова перебил треск кристалла.
   Последний клочок моей личности, притянутый из невероятных глубин бесконечности, влетел на своё место, и внутренний взрыв перешёл вовне. В непроницаемой оболочке вокруг моего тела пошли трещины, и тюрьма кристалла медленно осыпалась к моим ногам.
   Сквозь полуприкрытые веки я за несколько мгновений осмотрел набитый недоверием зал и медленно вдохнул сладостный воздух оживления.
   - Ого, какая делегация. - Выдохнул я.
   - Как всегда, язвит. - Отозвалась Файри с верху, отнюдь не переходя в человеческую форму.
   Два зелёных всплеска сообщили, что занятые представительницы Младшей ушли по делам.
   - И куда...? - Ошарашено спросила фея, втягивая свою Силу внутрь. В прочем, я не обольщался, зная, что её достаточно секунды, что бы снова вспыхнуть. Или шарахнуть ещё чем-нибудь.
   - По делам. - Пожал я плечами.- Привет, друзья, рад вас всех видеть. - Я впрыгнул прямо в свои крепиды. Ответом был шорох осторожно расходящихся с невидимой линии огня существ.
   Фея смотрела в начало коридора на стоящую там незнакомку, и вокруг неё уже явственно поступала огненная аура.
   - Её зовут Сфено. - Прошептала Кася, обвивая меня невидимым коконом.
   - Значит, всё удалось. - Глубокомысленно высказался я. Файри развернулась, и только то, что я был наполовину Воздухом, спасло меня от участи забытого на огне шашлыка.
   - Горячее приветствие. - Заметил Шолад.
   - Тихо. - Прошипела Кнона, озираясь в поисках путей отхода.
   - Ну, вы пока тут развлекайтесь, - заявил я, размышляя о том, как фее удалось пройти в это место, - а я пошёл.
   - Куда? - Едва успела выдохнуть Кара, но я уже растворился в Воздухе.
  

Помолвка.

- Тогда понятно, почему жених в чёрном.

Популярный анекдот.

   И кой ангел меня понёс в Грецию? Хоть в современном полуатеистическом обществе боги уже не имели прежней силы, но это, как никак, была территория "врага". Условного.
   Я стоял в отреставрированном главном храме Афинского акрополя. Да, мастера постарались. И это оценил не только я. Но что-то было неправильно.
   Толпы народа кругом...
   Вспышки фотоаппаратов...
   Еле слышное жужжание видеокамер...
   И глаза статуи. Глаза, обшаривающие всё вокруг.
   И неестественная пустота вокруг, как на заброшенном кладбище.
   Вздрогнув от мёртвого взгляда статуи, я развернулся и направился к выходу. И тут же ткнулся носом в шею женщине.
   - Успокойся, Чернай. То есть Зонт. - Сказала незнакомка. Я сделал шаг назад и смог разглядеть её.
   - Сфено? - Вопрос был глупым, но больше ничего на ум не пришло.
   - Да. Можно, я тебе объясню. Где-нибудь, не здесь.
   - О'кей. - Согласился я.
   Мы вышли и сели в уличное кафе.
   - Для начала объясню, что тебя сюда притянуло. Недавно, по твоему времени, кое-кто попытался нанизать тебя на нить, что сильнее любой стихии. Ему это частично удалось, в том смысле, что нить тебя достала. Помнишь? - Я помнил. И понял. - А теперь, как я тебя нашла. Когда ты возрождал меня, то вложил в это дело часть себя самого, что несло в себе кончик той же нити. Теперь ты не можешь никуда исчезнуть, так как я могу учуять любое проявление твоей Силы. Ну, если только на время. И... ты свободен. Иди, куда хочешь. - Девушка исчезла.
   На следующий день меня не мог найти только ленивый. Я лежал дома, на диване и смотрел телевизор. Внутри было почти так же пусто, как без Силы.
   Пробежку по каналам остановил голос диктора, расхваливающего достоинства какой-то женщины - экстремалки.
   - Хшессшаххешс шеххеше сшахша сшесх сахше хашшс. - Прошипел я с удовольствием, вспомнив поговорку, из-за которой, частично, люди получили своё обидное прозвище. И тут же насторожился. Настроение подскочило не от вовремя произнесённой, для себя одного, остроты, а вследствие увиденной жертвы восхваления. - Ашхесс. - Выругался я.
   - Расшипелся. - Произнёс знакомый голос, и моя комната вывернулась на изнанку. - И всё я должен за всех делать...
   - Шсяа cахше шсухешс шсехшессш. - Ответил я пустоте вокруг, улетая в неизвестность.
   Полёт длился недолго. И завершился вполне предсказуемым результатом - искрами из моих глаз.
   - Смертный. - Презрительно сказал женский голос. Я посмотрел на обладательницу. Афина, даже во вполне мирных кроссовках, джинсах, футболке и куртке производила впечатление закованного в броню мечника.
   - Ашхесс. - Ответил я, перетекая в огненный образ.
   - Что? - Спросила Афина, но я уже нависал над ней, обвив богиню четырьмя кольцами. В ответ она напрягла свою волю, раздвинув кольца от себя на метр, но дальше никто из нас ничего сделать не мог. - Ты кто?
   Прошедшая по нам острая искра разбросала нас по разным углам площадки. Как нашкодивших щенков.
   - Достаточно. - Произнёс голос, услышать который никто из нас не ожидал. Женский голос.
   Мы с богиней взглянули в оставшийся угол треугольника. Там стояла Сфено.
   - Ты откуда? - Спросила Паллада. - Тебя же убили.
   - Вот именно! В чём дело?! - Прогремел сверху голос.
   - А, здравствуй, временщик. Твоих рук дело? - Спросила Горгона.
   - Скорей всего. - Ответил я за первого бога Греции.
   - Парень прав. - Ответил Крон и явился посередине площадки в свой двадцатиметровый рост. Одновременно с этим я принял свой человеческий облик и вызвал шест. - Интересная игрушка. - Хмыкнул повелитель времени. В ответ на слова распустилась ромашка. Одиночное лезвие я пока спрятал за левый бок, став к Крону правым. - Магическая. - Усмехнулся тот. - Брось, поцарапаешься.
   Сфено отвернулась, а девятка лезвий полетела в просящего.
   - Просите и обрящите. - Высказалась библейской фразой богиня, когда рука главного титана, выставленная для предупреждения угрозу, оказалась проткнутой остриём. Взвыв от боли, Крон исчез.
   - Хессехшаа. - Прошипел я, облизнувшись раздвоенным языком. И осёкся. Нить, золотая, перевитая синей с красной, была видна невооружённым глазом, создавая необычный треугольник.
   - Ну, - произнесла Сфено, окидывая меня взглядом и улыбаясь плотоядной улыбкой, - как делить будем? - Обратилась она к Афине.
   Та повторила её взгляд с улыбкой и кивнула Сфене. Я зябко поёжился, почувствовав себя, почему-то, обнажённым . Девушки обменялись взглядами и пригвоздили меня ими к углу, как древнеримского преступника к кресту. Разве что длинные гвозди их проходили не сквозь руки-ноги, а через сердце (Сфено) и горло (Афина).
   - Смотри, он дрожит. - Обратилась богиня к подруге. - Давай согреем.
   Горгона кивнула в знак согласия, и они сделали одновременный шаг в мою сторону.
  

Словарик N13.

   Хшессшаххешс шеххеше сшахша сшесх сахше хашшс - Букв. - "Завидя сильного, виляет языком, как собака хвостом". (Змеиный)
   Ашхесс - Зд. - Ругательство. (Змеиный)
   Шсяа cахше шсухешс шсехшессш - Букв. - "Смертельный укус я должен сделать сам." - В данном случае аналогич. след поговорке: - Хочешь хорошего выполнения - сделай это сам. (Змеиный)
   Ашхесс - Зд. - "Нет". (Змеиный)
   Хессехшаа - Зд. - "Отлично" (Змеиный)
  

Бегство от счастья.

Теперь у тебя выходного не будет.

В воскресение я тебя иметь буду.

Ещё один анекдот.

   Штирлиц проснулся около двух. "Хорошие девушки." Подумал русский разведчик, когда они оделись и ушли. Примерно в такой же ситуации оказался и я, проснувшись между двумя "обогревателями", лёжа на спине и попытался осмыслить сложившуюся ситуацию. То, что после произошедшего ночью, как честный че... индивидуум, я обязан жениться, сомнения не вызывало, но мучило меня другое. На какой из двух? И какая из них меня после этого простит? А ещё сложности со всякими церемониями, обрядами, ЗАГСами...
   - Шсусахшесса. - Прошипел я неосмотрительно.
   - Змейчик проснулся! - Оповестила нас восторженным шёпотом Афина.
   - Чернай... - Простонала Сфено, сжимая мою бренную оболочку в сокрушающих рёбра объятиях. - А у меня есть для тебя сюрприз. Угадай, кто?
   Обычно результатом такой угадайки было быстрое набирание веса месяцев на девять (ну или около этого) с последующим прибавлением семейства, но этот случай оказался исключением из правил. Приятным на вид.
   - Заходи. - Позвала Паллада. Двери открылись, и в комнату вбежала Файри. Поддерживая демократические традиции, то есть по примеру большинства, она была без одежды и крыльев. И, что меня ошарашило ещё больше, того же размера, что и все остиальные.
   А моему взору ещё открылась странная тёмная нить, идущая от центра моего лба к её сердцу.
   - Привет всем. - Радостно заявила она, шлёпаясь тем местом, что пониже спины, на мои ноги. - Не помешаю? - И, прищурившись, глядя мне в глаза, что бы добить, прошипела. - Шсяа шсухешс сахше.
   - Что? - Сфено разжала объятия.
   Мне только этого и надо было. Не дав никому опомниться, я обернулся трефовым волком, вывернулся из-под не ожидавших такого оборота девушек, цапнул зубами валяющуюся рядом с кроватью Касю и позорно бежал с поля битвы.
  

Словарик N14.

   Шсусахшесса - Зд. - "Долгие проблемы" (Змеиный)
   (*Шсусахшесса - В разл. знач. "традиция", "бюрократия". Букв. "Змея, глотающая свой хвост" (Змеиный))
   Шсяа шсухешс сахше - Букв. - "Движение необходимое жизни". - Личная охота (Причём не за дичью, а за партнёром, брачная пора) (Змеиный)
  

Новоселье.

Но в замке счастливо мы не пожил с ней...

В. Высоцкий.

"Про любовь в средние века."

   - "Нет, лорд как лорд." - Подумал я, разглядывая своё отражение в новеньком зеркале. - "Замок..."
   - "По которому до сих пор гуляет запах палёного от очистительного огня." - Вмешался внутренний голос моего циничного я.
   - "Войско..."
   - "Три чёрные тени, три зверя, один гном и три обиженных претендентки на руку и сердце." - Продолжил тот же голос. - "И главное что? Их тут нет. А про пустую казну..."
   В дело вмешался непредсказуемый фактор, ударив меня по затылку. Второй удар метательным снарядом пришёлся по виску.
   - "Сфено" - Разворачиваясь, догадался я, как только понял, что львиную долю силы удара приняла на себя Тома. И увидел, что снарядами послужили мои собственный летучки, сжавшие опалённые крылья. Но через мгновение мне прямо по лбу засветил щит богини войны, с изображением лика Медузы, отправив в мечту звездочётов. Наверное, первыми чемпионами Олимпийских игр по метанию диска были всё-таки женщины, только метали они тогда сковородки. Ну или их древнегреческие аналоги. И не исключено, что в своих мужей, промахиваясь и попадая по судьям, отчего им и запретили выступать в играх.
   - Попался. - Вынесла приговор Сфено, когда вода, вызванная Файри, смыла с моих глаз последнюю звёздочку. - Где этот зверь?
   - Я здесь. - Отозвался Люрки из зеркала.
   - Веди протокол. Гервольд, Кара, Норик, будете свидетелями. - Горгона нахмурила брови. - Зачитывай, Файри.
   - С этого момента, властью, данной мне Стихиями я обявляю вступившими в законный брак Зонта и Афину. Продолжай, Паллада.
   - С этого момента, властью, данной мне Стихиями я обявляю вступившими в законный брак Черная и Сфено. Продолжай, Горгона.
   - С этого момента, властью, данной мне Стихиями я обявляю вступившими в законный брак Седого и Файри. Гм?
   - Всё записал. - Отозвался Люрки. - Что дальше?
  

Эпилог.

Конец печален, плачь и стар и млад...

В. Высоцкий.

"Переворот в мозгах из

края в край."

   - И всё?
   - А что ты ещё хочешь?
   - Как что? А эпилог? Во всяком нормальном произведении должен быть эпилог.
   - Нормальном? Ты считаешь это нормальным? То, что началось с третьей части, а закончилось неизвестно чем?
   - Так положено!
   - А чем тебе новоселье не подходит? Вроде всё нормально. И стали они жить поживать и добра наживать... Чего тебе не хватает?
   - Эпилога. Тебе русским языком сказали, эпилога...
  

Часть восьмая. Демиурги.

Последняя стихия.

Чем больше цифр, тем больше не надо.

В армии услышишь и не такое.

   Продравшись сквозь один из разрушающих потоков Хаоса, я наконец перестал мучать синими разрезами розовую изнанку пространства и вынырнул рядом с общественной линией, ведущий в нужное мне пространство. Заявления скептической части меня самого о скудности казны погнало меня на поиски самого древнего из существующих сегодня эквивалента общественно-полезного труда, любимого "пуха" для лежбища драконов, причиной одной из смертельных лихорадок и тэ дэ и тэ пэ, в общем - за старым злобным золотом, что кусается больнее иной кобры и душит сильнее удавов.
   Но главной причиной были три прекрасных представительницы моей "ячейки "общества", устроившие медовый месяц
  
   - Ай! Файри! Ты же ... чего дерёшься? - Я потёр висок. Огненный шарик применил две стихии и уронил на меня льдышку. Больно.
   - Не будешь писать чего попало. - Файри явилась телесно. К счастью, в исходном, минимальном виде. - Мне и так пришлось этому типу доказывать... - Она повторила трюк.
   - Ай! Больно же.
   - Ты... Смотри... А то выдам твоё убежище... Сфено к примеру. К стати, а почему мы тебя теперь не чувствуем?
   - Я об этом... Серьёзно?
   - А...
   - Люрки, меня не выдавать! - Я обернулся Касей и стал невидимым.
   - Седой... Ты где? - Файри обиженно посмотрела на "пустое" место. И испарилась.
   - Ашхесс. - Выругался я, проводив взглядом чёрную нить. - Угораздило же меня обзавестись гаремом. Хотя это ещё вопрос, кто и кем обзавёлся.... Мысли вслух? Займись делом, Зонтик, пока из Седого лысым не стал. Итак...
  
   Три красавицы устроили мне медовый месяц. Эротика? Ничего подобного. Что бы у меня и мысли не возникало об измене, жёны сменяли друг друга на боевой вахте... в общем, за неделю я из осеннего медвежонка превратился в ходячий скелет...
   Улучив момент, когда вокруг моих вещей никого не было, я подхватил их и смылся.
   Появившись в нужном пространстве, я глянул на экран эфирника, поразившись в очередной раз здешней смеси техники с магией. Разумеется, мой человеческий портрет, в обоих видах, светился на экране. С солидной суммой вознаграждения. "Лучше мёртвым" - говорила надпись. Хмыкнув, я начертал высшую пентаграмму.
   Экран моргнул, покрылся чёрной рябью и ударил меня молнией. Та оплела меня силовой сеткой и втащила внутрь.
   Забавное представляла собой зрелище змея, полупридущенная синим браслетом, шлёпнутая трижды по голове последовательно одним мечом и двумя крылатыми крепидами, закутанная плащом из абсолютной Тьмы.
   - Он тут был. - Высказалась закованная в броню богиня, останавливаясь рядом.
   - Ясное дело. Иначе его вещей здесь бы не было. - Отозвалась, сотрясая пространство Силой Сфено.
   - Вы знаете, что это? - Спросила Файри, вытаскивая уже обмякшую змею из-под плаща. - Нет? Это значит...
   - ... что ты опять влип. - Объяснила Ксаоса, отвечая на вопрос: "Ну и что это всё значит?" - Вообще-то я ожидала несколько другой вопрос: "Где же это я?"
   - Это и так понятно. - Отозвался я.
   - Да? И где же ты? Да и я заодно. - Съехидничала она.
   - В очередной неприятности. Или внеочередной. Как больше нравится.
   - Мудро. А конкретней?
   - Конкретней... Раз уж тут нет остальных, то это Жизнь, либо Молния.
   - А говорил, знаешь!
   - Знаю. Мы в Молнии. Точно.
   - А, значит определился? Как же? - Сарказм не унимался.
   - Попытался вызвать оружие.
   - Тебе меня... а-а. Спрячь меня! - Она начала извиваться, но почти тут же обвисла. - Нет. Поздно...
   Передо мной открылись огромные, с моё тело глаза. Они были похожи на телевизор без антенны, разве что моргали.
   - Иди по жёлтым плитам. - Приказал механический голос.
   Я глянул вниз. Там, подо мной, наискосок, уходила куда-то вправо дорога из жёлтых плит.
   Чужие глаза исчезли.
   - Шеххеше хшассш. - Прошипел я. Посмотрел ещё раз под ноги. Прошипел в добавок "Ашхесс", и пошёл прямо.
   - А по человечески?
   - А я не человек.
   - Да? А кто?
   - Сшаххехашшс. - Насмешливо отшипелся я.
   - Гм. Переведёшь. Ведь писать будешь?
   - Ессесш шсухешс. - Согласился я.
   Ксаоса закатила глаза, но промолчала.
   Минуту, может чуть больше, я уверенно шёл вперёд, пока не понял, что плита под ногами не спешит заканчиваться неизвестностью и взглянул вниз. Дорога осталась под моими ногами. А то, что я не ощущал движения воздуха, наводило на мысль, что ходьба была на месте.
   - Не страшны дурные вести.
   Мы в ответ бежим на месте. - Задумчиво пропел я и действительно побежал вперёд, наблюдая, что происходит под ногами. А под ногами плиты бежали назад, что бы снова появиться впереди. Интерес, сколько можно пробежать, захватил меня целиком, заставив двигать ногами в темпе рока.
   Долго издеваться над плитами мне помешала стена, в которую я налетел лбом.
   - Ашхесс. - Выругался я. Но впереди ничего не было. Разозлившись, я ударил преграду Ксаосой. Полетели искры в разные стороны.
   - А вот это зря-а. - Протянула Ксаоса, но меня уже швырнуло вперёд.
   Приземлился я носом на уже надоевшие плиты.
   - Сшесх шсухешс. - Пожелал я неизвестным приколистам.
   - Тишше. - Прошипела по-человечески Ксаоса, проскользившая чуть вперёд и оказавшаяся лицом к лицу ко мне. - Прислушайся.
   Я подчинился.
   Неподалёку раздавались громовые раскаты хохота. Пожалев, что не могу измениться, я подхватил оружие и пополз на брюхе в ту сторону. А жёлтые плиты продолжили свою игру.
   Постепенно сквозь хохот стали пробиваться слова.
   - Шеххеше хшассш. - Повторил я. Один из голосов был смутно знаком.
   - Змеи! - Воскликнул этот голос, и в мою сторону полетели молнии. Но Ксоса оказалась на высоте и поймала большинство из них. Чахлой, плоской растительности вокруг меня повезло меньше, она разлетелась по кусочкам, подражая графике плохой трёхмерной стрелялки.
   - Нет там никаких змей, Зевс. Честное слово, твоя боязнь собственной дочери меня уже не прикалывает.
   Зевс?
   - Но, Перун, у тебя же таких деток нет.
   Перун?
   - Ессесш. - Понимающе пошипел я для себя.
   - Ззаткнисьсь. - Прошипела Ксаоса, но от новых молний защитила.
   - Кто там? - Прогремело два голоса.
   - Шассеххаххешс. - Ответил я, пытаясь подняться. У моего меча кончились слова, и она только жестикулировала.
   - Щас... сях... А по-человечески? - Спосил Перун.
   - Шассеххаххешс? - Спросил Зевс. - Это много объясняет.
   - Ну? - Спросил Перун.
   - Похоже, это мой несостоявшийся зять. - Объяснил эллинский громовержец. - Эй, Двуязыкий, выходи. С чем пожаловал?
   - Вообще-то я здесь случайно. - Ответил я.
   - Ага. Случайно нарисовал на экране пентюху. - Ухмыльнулся Перун, выглядящий гладковыбритым медведем.
   - Это он свой портрет на экране пытался скрыть. - Отозвался Кронид, почти копия русского бога, только более худой и нервный. - Успешно, кстати. Если бы не ловушка...
   - Чья? - Одновременно поинтересовались мы с Перуном.
   - Как чья? Его Единственности, разумеется. В прочем, что-то мне подсказывает, зятёк не просто так сюда приполз.
   - Сеть? - С интересом спросил славянин.
   - Да, всё-таки Инталл не может на неё полностью действовать.
   - А он что, под Изиным контролем?
   - Ну ты даёшь. Давно в "Нете" не был? "Интернет - слуга Антихриста" не читал?
   - Как я помню, вассал моего вассала...
   - Угу. А раб не может иметь рабов.
   - Ну, тогда Инти влип крепко. - Кивнул Перун. - Глянь под ноги Зонта.
   - Сеть. Да, она. Наверняк, сказала идти по плитам. А наш упрямец пошёл туда, куда хотел. - Я кивнул. - Заходи, присаживайся. - Предложил Зевс. - Наливай.
   Час спустя, вытащив из меня историю "бракосочетания", Юпитер уверенно называл меня сыном, а я в ответ его назвал папашей.
   Ещё немного...
   - Слушшшай ссюда. - Покачиваясь в кресле (не качалке) пытался втолковать мне что-то важное Перун. Зевс, достойный отец одного из своих сыновей, такой степени пьянства не выказывал. - Там. - Показал бог направление четырьмя руками. - Пассёцсся эта, лошать...
   - Рогатая? - Промычал я, испытывая некоторое дежа вю (эту историю мне рассказали уже раза четыре).
   - О. - Поднял Зевс палец. - Соображет. - И отключился.
   - Ага. - Кивнул cлавянин и поступил по примеру эллинского коллеги. Ксаоса, почтительно молчавшая, пока боги заливали меня своей истиной, вместе с вином, очнулась от полусна и ударила меня током. Хмель вышибло моментально.
   - У? - Спросил я, перестав изображать эпилептика.
   - Ты всё понял? Вбираешь в себя мою силу и вперёд.
   Я вышел, слегка покачиваясь, на проложенную желанием богов тропинку и стал молнией. Повисев недолго в образе шара, я вытянулся, и, преодолевая желание ткнуться в землю, доставшееся от природной тёзки, зигзагами ринулся вдаль.
   Вверх-вниз, вверх-вниз, вверх-вниз...
   Хорошо, что в этом образе мне не полагался вестибулярный аппарат...
   Я едва успел увидеть конец тропинки, как впереди мелькнула вспышка, обратившаяся молнией большего размера и полетела от меня.
   Через вечность гонки я понял, что скорость преследуемой равна моей, и потянулся вперёд не телом, а волей.
   Подобие тверди отозвалась, выросло впереди резиновой стеной, в которую мы врезались.
   Я заново узнал, что Сила может чувствовать боль. В последнем всплеске разума я создал вокруг себя огромный купол, на ощупь напоминающий резиновый, отключился.
   Придя в сознание, я обнаружил, что окружающая местность разительно изменилась. Вокруг выросла ядовито-алая растительность, опутав стоящие рядом лошадиные ноги.
   - Не нравится мне это. - Сказал я. - Ксаоса, двигаем отсюда в более насыщенные Стихиями края.
   - Согласна. - Отозвалась Ксаоса, опутала меня сеткой электрических разрядов и рванула в сторону.
  
   Отдышавшаяся змея, спокойно лежавшая, вдруг рванула в сторону, и в то место вонзилась Ксаоса.
   Три жены беглеца посмотрели на рукоять меча.
   - Ашхесс. - Вырвалось из трёх красивых ртов.
  
   - Ашхесс. - Прошипел я, сжимая культю на месте оторванной руки. Кровь подчинилась моему приказу, обрадовав, что контроль над изменчивой Стихией никуда не делся, остановилась.
   - А с виду обычный человек. - Отозвалось сбоку. Я развернулся. Гм, пора бы уж привыкнуть, что в моих приключениях обычным животным места нет, но я до сих пор, оказывается, сохранил способность удивляться. Передо мной стояла кобыла, из головы которой были два рога, вместо гривы - гребень, похожий на рыбий спинной плавник, а хвост её состоял из тончайших серебряных нитей. - Бинара. - Наклонила она голову. - А ты?
   - Зонт. - Отозвался я, пытаясь достучаться до тверди.
   - Бесполезно. Здесь действует только закон крови. Посмотри вниз. - Под ногами извивались в отчаянии гибнущие растения, напоминая обрубленные кем-то щупальца. - А разрушит темницу жертвоприношение.
   - В смысле, в живых должен остаться только один?
   - Да.
   - В чём смысл жертвы?
   - Я так и знала... Ты должен будешь стать молнией.
   - А-а. Значит, молния может отсюда уйти.
   - Да.
   - Просчёт, просчёт. - Я вспомнил рассказ моего деда, чёрной тени, о гербе Лисковых. И слова Сатаны о том, что мне пора обзавестись собственным. Заработал. Мой взгляд остановился на культе, и струйка крови поднялась, стала подобно змее, распахнула пасть, изогнулась буквой S, за ней повторила вторая, они развернулись мордами друг к другу и образовали восьмёрку с двумя головами сверху и двумя хвостами снизу. И застыли. Я поднёс образовавшийся рисунок к правому плечу и наложил на него. - Ударь сюда - Попросил я Бинару. Удар молнии выжег тот же рисунок на моей коже, но вместе с ним в тело вошла новая Стихия. И я рассмеялся, наблюдая, как клеймо блекнет и исчезает. - Пока, ловушка! - Воскликнул я, становясь самой резкой из Восьми.
   - Если я понадоблюсь, ударь в небо. - Пожелала Бинара мне вослед.
   И передо мной открылся портал в безумие нормальной реальности, в сплетение великой девятки.
   Змея вползла в браслет, тьма окутала и её, и всё что принадлежало мне.
   - Что происходит? - Поинтересовалась Афина.
   В то же время огромная молния ударила в вещи, отразилась от земли и рикошетом ушла в небо. Вещи исчезли.
   Будучи ещё наполовину Стихией, я рассёк пространство и влетел в Запретный Храм. Гора сверкающего сумасшествия возвышалась на своём месте.
   Сотворив самый огромный портал в своей практике, я охватил сотую часть сокровищ и начал забрасывать их в свою казну. Через считанные минуты она переполнилась, и портал поблек.
   - Пора и мне.- Задумчиво сказал я, смерил взглядом Гималаи сокровищ и отправился вслед за золотом.
   С трудом заперев засов сокровищницы, которую уже ни один критик не посмел бы назвать неполной, я отправился в одну из четырёх сдвоенных крайних башен и свалился там отоспаться перед очередным изнасилованием.
   К моему удивлению, мне удалось не только выспаться, но и начать описывать произошедшее, пока не Файри огорошила меня новостью. Совладав с этой радостью, я закончил описание и задумался.
  

Творцы мирков и того, что покрупнее.

Отделить твердь небесную

от тверди земной...

"Творение мира за шесть дней.

(Пособие для чайников)"

   Не успел я как следует обдумать последнюю мысль и её последствия, как вокруг зашелестели тени, и некто повис на моей шее.
   - Что, кто...- Опешил я.
   - Спецкурьер. - Отозвалась Кнона. - Ты бы не мог сделать пространство поровнее? Пока сюда дотянешься, все ноги отобьёшь. Да и тени шелестят. Где это видано? Держи пакет. Тебя ждут.
   - Персонализированное заклятие?
   - Правильно. Ну?
   - Что "ну"?
   - Что сообщить?
   - Уже отбываю. - Ответил я, активизируя заклятье и переносясь куда-то.
   Местность потрясала. Она была заполнена силами до отказа, черпай - не хочу, не прикладывая никаких усилий.
   - Гор?! - Сотряс твердь голос, заставивший меня окутаться огнём не хуже Файри, и приготовить все остальные Силы. И только потом я обернулся и посмотрел на громыхавшего. - Старая добрая реакция. - Ухмыльнулся Далгет, демон ветров и туч, давний соперник из долины демонов. - А ты почти не изменился, только слегка подрос в мастерстве. - Чем-то был похожий на Перуна, он был гораздо массивнее, и напоминал не медведя, а скорее слона. И вокруг него уже начал закручиваться его излюбленный вихрь. Демон в очередной раз захотел расставить нас по местам: он выше, я ниже.
   - "Хм" - Подумал я и ударил в Далгета молнией. В чём-то это было нечестно, она была его оружием, к тому же считалась мне недоступной. Демон охнул, отлетая на порядочное расстояние. Вихрь развеялся. Я убрал мешающий кокон, а вместо него из пальцев правой руки вытянулись полуметровые когти, символизирующие пять Стихий: полыхающий всеми оттенками красного огонь, переливающуюся воду, закрученный тем же вихрем воздух, стальной клинок тверди и метающуюся туда-сюда молнию.
   - Силён стал. - С невольным уважением сказал Далгет и прикрылся от возможного удара полупрозрачным щитом.
   - А то. - Отозвался я и сотворил сгусток чистого хаоса, повесив его рядом с головой.
   В ответ в руке демона появился прямой световой луч длинной метра в два.
   Мне надоело, и моё сознание потянулось по еле заметной пульсирующей красным линии жизни прямо к сопернику. Далгет схватился за горло, силясь вдохнуть, и повалился на землю, теряя сознание.
   - Да, просто. - Сказал кто-то, таящийся в очень похожем на мою частицу личном куске тьмы. - Почти самый короткий поединок на моей памяти. Моло... где вы?
   - Мне бы тоже хотелось видеть собеседника. - Отозвался я.
   - Ого. Это чем же вы... Уберите её! - Моя огненная сила окружила место, из которого доносился голос и замерла, ожидая моего приказа. - Так вы тот самый Гор? То есть Зонт? Или как вы предпочитаете себя называть?
   - Да как угодно. - Заявил насмешливый голос владыки Преисподней. И он явился перед нами. - Ваш протеже провалился, как я вижу?
   - Да что вы понимаете? - Наш собеседник вынырнул из тьмы и оказался седобородым старичком. Моя змея влилась обратно в меня. - Ваш ставленник только и умеет, что действовать грубой силой!
   - Ну да, ну да. Если учесть, что грубой силой сквозь полущит пройти почти невозможно... может, обойдёмся без испытания, если уж Седой обладает подобным умением?
   - Да нет, признаю, чего там, Далгет сплоховал. Ему надо было учесть, что кандидаты равны в своих возможностях, тем более здесь.
   - Ладно, Намлок, мы пошли.
   - А что тут происходит? - Спросил я с интересом.
   - А-а, пустяк. Посвящение тебя в самый тайный орден Вселенной.
   - Не понял.
   - Пройдёшь испытание, поймёшь.
   - Пройду?
   - А как же? Это легче лёгкого...
   Легче лёгкого? Стать между двумя тенями. А если?
   - Эй, а тут четыре тени. - Сказал я, указывая на пол. Там и в правду были четыре тени.
   - Что за... - Успел выругаться механик, как свет вокруг меня мигнул, и я почувствовал, как время раскручивается вокруг меня взбесившейся спиралью.
  

Часть минус первая. Варкен.

Раздвоение личности - серьёзное психическое

заболевание, ограничивающие многообразие

личностей всего лишь двумя.

Справочник психиатра.

   Интересно было наблюдать за собственным телом, вращающимся по спирали, пока внизу не замаячила твёрдая на вид поверхность. Спохватившись, я попытался превратить своё тело во что-нибудь летающее, но никакая стихия не отозвалась. Точнее, мне отказали имеющиеся Силы. Но стоило мне обратить внимание на правую руку Тьмы, как я стал этой, в общем-то, противной моей натуре Силе. Упав на зеркальную воду и отразившись от неё по всем физическим законам, я спохватился и вернул человеческое тело обратно. Вот только... с пустой памятью.
  

Кандидат.

Приятная болезнь, склероз.

Ничего не болит, и каждый день

что-нибудь новенькое.

Из личного опыта.

   - Так, так. - Произнёс голос за спиной. - Кандидат Варкен, почему вы находитесь здесь, а не на занятиях?
   Варкен резко обернулся. Честно говоря, он не знал, что ответить Апполону, так как совсем не знал, что от него требуется. Но Апполон, временный наставник, не стал ничего слушать, и вскорости нерадивый кандидат оказался в помещении, и принялся внимать кому-то из забытых о древней истории профессии. Профессии богов...
   Время текло незаметно. И вскоре...
   - И так? - Хмуро спросил Зевс, олицетворявший верховную власть в северном Средиземноморском регионе. - Я бы очень хотел знать, на что ты рассчитываешь в моём окружении, если со своим патроном умудрился поссориться? - Варкен покаянно потупил очи земле. На самом деле с Гермесом они быстро поладили, но знать об этом никому не полагалось, богу мошенничества был нужен несвязанный с пантеоном подельник. Кроме него них двоих этом знал ещё только один бог, Дионис. - Вот то-то. - Зевс назидательно показал пальцем, и тут до несостоявшегося божества дошло, что громовержец, мягко говоря, не совсем трезв. Такой расклад более чем устраивал экс-кандидата.
   - Ни на что. - Ответил он.
   - Так вот, напоминаю, что остальные от тебя тоже не в восторге. Учти! Твоя единственная возможность стать богом была... И вся вышла! Какого сатира ты полез к моей дочери?! - У Варкена вылезли глаза на лоб. Вообще-то он думал, что об этом свидании никому неизвестно. - Что теперь... Вот что! Ты лишаешься своих способностей! - По изумлённому прошли маленькие мурашки, и он ощутил себя простым смертным. - Так что подумай! - Многочисленно молвил бог и исчез.
   - Ну, что? - Вышеупомянутая дочь появилась, что бы увидеть на месте своего героя непонятно кого. - Ты не горюй, Варкен, у отца теперь... не всё клеится.
   - Римляне? - Спросил он непонятным голосом.
   - Ага. - Согласилась она. - Атеисты проклятые. Своих богов им не хватает!
   - И тебя? - Заинтересованно спросил Варкен.
   - Нет, обошлось. - Слушай, а что с тобой сделали то?
   - Лишили способностей. Зато немного проявляется память.
   - И?
   - Ничего, Юп мне сам... добровольно и с песней...
   - Ты о чём?
   - О своём.
   - Юп, Юп, Юп... Кто такой?
   - Узнаешь ещё.
   - Кто-то идёт. - Богиня исчезла.
   - Ну что? - Спросил появившийся бог. - Извини, Вар, но больше я дать тебе времени на свидание не мог.
   - Операция под условным названием "Атеист" прошла успешно. - Отозвался зловеще улыбнувшийся Варкен. - Это ты ему рассказал?
   - А то! - Воскликнул бог.
   - Это стоит отметить. - Отозвался третий и последний участник заговора. - И так?
   - Приступаем к очередной операции. Кодовое название - "Отпуск". Вар, у тебя кто есть?
   - Один имеется. Кто его на собеседовании поддержит?
   - Я. - Отозвался бог виноделия. - В случае чего, Аид... будет не в форме.
   - Я подстрахую. - Добавил бог торговли.
   - А я - направлю мысли в нужное русло. - Отозвался Варкен.
   - Ну, с Ураном. - Сказали все трое и разошлись.
  

Нянька для глупца.

Если ты мёртвый, это надолго.

Если дурак - это навсегда.

Мудрость народа.

   - Привет, Оззи, - сказал Варкен, бесцеремонно ввалившись нему в храм.
   - Слушай, Варкен, - Сказал Озирис, - Ты же отказался от права быть богом. Разве не так?
   - Ну и? - ответил вопросом Варкен, отхлёбывая вино, пожертвованное Озирису благодарными египтянами.
   - Тогда какого Анубиса ты позволяешь себе фальми... фамиль...
   - Украйнского.
   - Не перебивай, когда старшие разговаривают. Какого Сета тебе здесь надо?
   - Вообще-то мне нужен ты, но раз ты занят, то и Сет сойдёт.
   - Хам. Пришёл, выхлебал полкувшина, расфамильярничался, не имея на это права, и ещё чего-то хочет.
   - Остальные полкувшина и закуску.
   - ......
   - Ладно, остынь. У Юпа сейчас хандра, - сказал Варкен и потянулся опять к кувшину.
   - После своего переименования он хандрит каждые третьи сутки. Если трезвый. Как это относится ко мне и почему ты здесь, Сехмет тебя побери! Оставь кувшин в покое!!
   - Не сердись, Оззи. Я заскочил к тебе на минутку.
   - Наверное у Зевса всё выхлебал. Так?
   - Да у него я не был.
   - Тогда при чём тут его хандра!? И чего от меня тебе надо?!
   - Изю знаешь?
   - Ну?
   - Этот кретин - кандидат.
   - Почему кретин? По твоему все кандидаты кретины? Кроме, разумеется, тебя.
   - Да не в этом дело. Он, как бы тебе это сказать, думает, что он - единственный. Владыка небес. Повелитель всего сущего. И тэ дэ, и тэ пэ.
   - Дам-с, кретин.
   - А я о чём?... Закуска у тебя есть?
   - Какая закуска?... Что?! Всё выхлебал?
   - А что, больше нет?
   - ........на тебя не напасёшься.
   - Ну ладно, пока. Я ещё заскочу через пару неделек.
   Варкен вышел. Озирис, посмотрев ему вслед, подумал про себя, что других таких хамов он не видел не то что среди кандидатов, но и среди вавилонских, крайне глупых, богов.
   - Даже профсоюзу не пожалуешься - сказал он вслух. - Где это видано, что бы несостоявшийся мог вот так грубить старшим?
   Оставив Оззи, возмущённо рассматривающего пустой кувшин, размышлять о непочтительном поведении, Варкен поплёлся туда, где оставил Изю.
   - Хэй, Варкен, ну как? Видел этого самозванца, говорящего, что он бог?
   - Услышь Оззи, как ты про него выражаешься, он из тебя точно котлету сделает. Несмотря на твоё кандидатство.
   - Ну ты-то позволяешь себе называть его Оззи.
   - Не путай уменьшённое имя и ересь о непринадлежности. И вообще, не забывай, что ты ещё кандидат, а я - уже нет.
   - Ты тоже самозванец? То бишь бог?
   - Хвала Урану, нет. И не собираюсь. Такая тягомотина.
   - Ммм. А что такое?
   - Есть два способа узнать это. Первый - самому стать богом...
   - Неплохо!
   - ... и второй - общаться с теми, кто уже не одно тысячелетие тянет эту волынку.
   - Фу, второй способ мне лично совсем не подходит.
   - Мало кто на это соглашался...
   - Прерви своё словоблудие. Лучше пошли искать ночлег.
   С этими словами Изя встал с камня, стряхнул с себя пыль и пошёл в сторону стоявшего неподалёку города. Варкен потянулся, встал и не спеша пошёл за ним. Его протеже впереди ждали две тысячи лет единобожия. Если считать срок его кандидатства.
   - "Однако," - подумал Вар, - "Изя возомнил о себе. Единственный бог. А ведь может. Особенно с поддержкой его папаши, Яхве. Или как его там? Не помню."
   Отвлекшись от мыслей, бывший кандидат увидел, что Изя почти дошёл до ворот города. Прокляв ещё раз Зевса, выдравшего у него кандидатские способности, он побежал за другом. Если Изю можно было так назвать. Догнав его, Варкен спросил:
   - А что ты будешь делать, когда станешь богом?
  
   Было видно невооружённым взглядом, что Зевс не то что под мухой, а под гигантской, с переливающимися крыльями, длинным чёрным брюшком, шестью тонкими, трёхсуставчатыми лапами, мощными челюстями и двумя большими, фасетчатыми глазами стрекозой. Она явно ждала, что бы Зевс допился до очередной мухи, тогда она схватит её и отправит к себе в пасть. Таким образом стрекоза рассчитывала подрасти ещё.
   Вооружённым же оптическим прицелом Трезубца глазом было видно, что если Зевс тяпнет ещё пару кувшинчиков Амброзии, он не удержится на ногах и полетит с лестницы вниз. Неизвестно, чем вооружили свои глаза сатиры, но они уже ждали внизу это событие.
   Посейдон отставил в угол Трезубец, помянул добрым словом Текно - бога из будущего, прилетевшего на тусовку пару сотен лет назад. Посмеялся снова (в который раз?) его шутке: на банкете он, Текно, подкинул в тунику Венеры двигающуюся модель тарантула.
   - Бедный братан - подумал он вслух, - его можно понять, когда какие-то аппенинцы разрушают породившую тебя цивилизацию, и, не спрашивая твоего мнения, делают тебя СВОИМ богом и ПЕРЕИМЕНОВЫВАЮТ. Правда вот Варкен сказал что в честь Зевса-Юпитера назвали крупнейшую планету в этой системе...
   Его размышления прервал звук сочного удара. Подумав, что это Зевс, он схватил свою оптику. Но Зевс, хотя и не твёрдо, держался на конце лестницы. Проведя же свой взор вниз, Нептун увидел и причину звука удара, и причину отпечатка ладони на Зевсовой щеке. По лестнице, кипя от негодованиея, спускалась жена Зевса - Гера. Она испускала сильные, но, к счастью, фигуральные молнии гнева. Сатиров внизу как ветром сдуло. После падения эллинов Гере на глаза лучше было не попадаться.
   Внезапно Посейдону показалось, что одна из молний стала настоящей и вонзилась ему в затылок.
   - Привет, Неп. - стандартно - фамильярно прозвучало приветствие.
   - Слушай, Варкен... - начал было Посейдон.
   - Ты же отказался от права быть богом. - прервал тот его тираду, - знаем, знаем, Оззи меня уже так приветствовал. Лучше дай посмотреть, как покатится Юп.
   - Не знаю, чего в тебе больше, хамства или храбрости. Но в любом случае ты себе позволять фамильярничать не имеешь права.
   - Слушай, с Изей надо что то делать.
   - А что? Он не доволен своим положением?
   - Нет, Неп, не в этом дело. Позавчера он позволил себе обозвать Оззи самозванцем. При этом, на моё замечание, он ответил, что я позволяю себе называть Оззи уменьшённым именем.
   - Ну и в чём же дело? Вы сравнились в дерзости, и, что бы он не смел подняться на ту же высоту, ты пришёл пожаловаться взрослому дяде, дабы он напугал мальчишку своим величием?
   - Что ты городишь, Неп. Разве я хоть раз позволял себе это делать?
   - Насколько я знаю - нет. Да у тебя и причин для этого не было. А сейчас появилась.
   - Ау, есть хоть какая память? Герма уже забыл?
   - Гермеса? Ах ну да. Но тогда ты был один из кандидатов. И просто не имел тогда возможностью.
   - Но имел причину.
   - А сейчас нет?
   - Не-а, не имею.
   - Я ж её выше привёл. Забыл, что ли?
   - Если бы это была причина, я бы к тебе не обращался.
   - А что бы ты сделал?
   - Вернул бы себе кандидатские способности...
   - Это маловероятно.
   - Как и обращение к тебе по такому пустяку, как этот.
   - Так что же ты от меня хочешь?
   - Пригляди за Изей. У него мания величия. Как бы его кто не прихлопнул. За самомнение.
   - Ты хочешь, что бы я стал его нянькой?!! - Посейдон явно начал злиться.
   - Ну ладно, я пошёл. Пока.
  

Судилище.

- Подсудимый, ваше слово.

- Пятьсот тысяч!

- Суд удаляется на совещание.

Памятка, как обойтись без адвоката.

   Едва Варкен вынырнул и отдышался, к нему тут же подошёл Иисус. Видок у него был такой, будто он побывал на свалке и там дрался не на жизнь, а на смерть.
   - Где ты был? - вопрос прозвучал одновременно.
   - Я первый спросил! - тоже в унисон.
   - Ну и что? - спросил Варкен.
   - Ты первый отвечай! - сказал Христос.
   - Я плавал.
   - Да ну, в одежде?
   - А ты предлагаешь стоять перед богом в чём мать родила?
   - И к какому самозванцу ты ходил?
   - Не бойся, не к тебе.
   - Естественно, я под водой не живу... Эй, погоди минутку, только что ты обозвал меня самозванцем!!
   - По той же причине держись подальше от воды. А то я не гарантирую твою безопасность.
   - А что такое?
   - Сейчас моя очередь задавать вопросы. Что с тобой-то произошло?
   - А что?
   - Да видок у тебя!...
   - Какой?
   - Посмотри... А ну да, ты же не можешь. А жаль.
   - Чего я не могу?
   - Неважно. Посмотрись лучше в зеркало.
   Всё-таки Изя был не самым плохим кандидатом. Он смог сотворить зеркало. Но он не мог скрыть свои эмоции. Поэтому Варкен наслаждался видом его лица. Это было классное шоу. Но кандидат, увидев веселье, серьёзно обиделся. И эту обиду он скрыть сумел. Варкен знал будущее только по своей предкандидатской жизни, и то частично, и поэтому не знал мстительный характер Изи настолько хорошо, как...
   Где-то в середине самого интересного сна у Варкена появилось ощущение перемещения. Проснувшись и открыв глаза, он поблагодарил (раз пятый) свою предусмотрительность за то, что в любых условиях спал одетым: он лежал на скамье обвиняемых. Подумав, что лежать, да ещё на виду, здесь, на скамье, несколько неудобно Варкен сел и огляделся. На местах судей сидели: Юп, Ра и, к его удивлению, Перун. Далее он увидел Одина и ещё несколько более мелких главных богов.
   Заметив, что подсудимый проснулся и сел, Юпитер встал и, страдающим от похмелья голосом объявил:
   - Встать, суд идёт. - И шлёпнулся обратно.
   - Сесть, суд ушёл. - Это, конечно, сказал Варкен, оставаясь, как и все, в сидячем положении.
   - Не дерзить в зале суда.
   - Так вот куда я попал! А я то думал, что в цирк. Все так наряжены.
   - Варкен, ваши замечания никто не слушает. - деликатно заметил Амон. - Так что замолчите и не мешайте проводить процедуру.
   Ра Варкен не решился дерзить. Он в отличие от Зевса был не выспавшимся, злым и трезвым. Снова, собравшись с мыслями, встал Юп и объявил:
   - Слушается дело о дерзости. Обвиняемый Варкен дерзит всем и каждому. Что он может сказать в своё оправдание? - Варкену не дали слова вставить, а Зевс тем временем продолжил. - Он дерзил Озирису и Нептуну. А так же кандидату, известному нам как Иегошуа. Его дерзость заключается в том, что он, Варкен, произносит их имена в уменьшённом виде. Таким образом...
   Дальше Варкен не слушал. То, что он называл богов уменьшенными именами, было известно со времён кандидатства, как выразился Зевс, всем и каждому. Но ему было непонятно, почему они опомнились только сейчас?
   Размышления Варкена прервал стук молотка.
   - Подсудимый, вы меня слушаете?
   - Нет, а что?
   Такого ответа Юпитер точно не ожидал. Его челюсть отвисла до шеи. В зале воцарилась тишина. Мёртвая. Примерно через пять минут Зевс, он видимо был защищён бронёй пьяного состояния, сказал голосом, подтверждающим это состояние:
   - Не понял.
   От его голоса опомнился Ра:
   - Объясни, Варкен.
   Очнулись и остальные. Поднялся галдёж. Варкен, пожалев свои голосовые связки, встал и подошёл к Ра. Ему пришлось стоять ещё пять минут, прежде чем он заметил, что перед ним кто-то стоит. Он так был увлечён спором о!!!!
   умственном состоянии Варкена.
   - Ра, послушай меня. Кто, я спрашиваю, кто устроил весь этот цирк? - Спросил подсудимый у бога.
   Видимо не ожидая от Варкена здравого смысла, Ра впал в прострацию. А тот вспомнил, что, если помянешь метеор, услышишь его свист, и спросил у Амона: - Ты не знаешь, случайно, где найти Оззи. Или, на худой конец, Герма?
   Гермес, видимо, помнил поговорку о дураках, которую Варкен рассказал ему при знакомстве. Оззи её не рассказывали, и поэтому его обида на это имя дала Вакену неплохой результат. Сверкнула молния, и не успела она ещё
   погаснуть, как из неё донёсся обиженный голос:
   - Варкен, сколько раз я просил меня так не называть?
   - Очень много, а что? Изя ведь не обижается.
   - Он не имеет ещё право обижаться на пустяки.
   - А ты на пустяки тоже не обижайся.
   - ...
   - И не ругайся при старших.
   - Варкен, какого Ану... О Ра, как я рад видеть вас здесь. А что тут происходит?
   - Суд. - ответили мы с Ра одновременно.
   - Какой суд? Над кем?
   Этот вопрос реабилитировал Озириса в глазах Варкена окончательно. Оставались только две кандидатуры: Нептун, которого Варкен сразу исключил, и этот будующий великомученик.
   - Оззи, разразись пожалуйста своим великолепным ругательством, и адресуй его, прошу тебя, Изе. А то я, несостоявшийся, не хочу осквернять слух богов.
   - Ого, Варкен,как ты заговорил. А я думал, что ты умеешь только хамить. Убрать вот только "Оззи", и эту фразу можно посылать на конкурс "Самая вежливая фраза не"...
   - Оззи, после делай с этой фразой, что хочешь, а сейчас мне нужно, что бы он был упомянут в ругательстве.
   - Зачем?
   - Просканируй мои мысли, и узнай, что я с ним сделаю в обратном случае. - Да, в мозгах Варкена уже прокручивался план, в котором у Изи была печальная участь.
   - Коварно, коварно. - Включился в наш разговор Ра. - И как ты думаешь это осуществить?
   - ... Иегошуа. - донеслось со стороны Оззи. - Такого я и тебе, Варкен не пожелаю.
   - Не ужели ты так...
   - А в чём этот кандидат так перед тобой провинился?
   - А по чьей милости, как вы думаете, я здесь нахожусь? По-твоему, извиняюсь, по-вашему, по милости Непа? Или Юпа?
   - Знаешь, Озирис, когда ты мне рассказал про него в первый раз, я тебе не поверил. Но теперь я знаю, что он может. Особенно, если он сейчас подойдёт к Зевсу и назовёт его...
   - Ну, Ра, вы размечтались. Эй, Варкен, ты куда?
   Варкен тем временем подошёл к Юпитеру:
   - Алё, Юп, приём. Отдохнуть хочешь? Парочку тысячелетий.
   Зевс сразу врубился в разговор:
   - Только не говори мне, что ты сможешь это устроить.
   - Я нет, а вот Изя, этот может. Он способный.
   - Объясни, что ты имеешь в виду.
   - Допустим, что он стал единым богом, владыкой всего сущего, и тэ дэ, и тэ пэ. Ну и ответственность, разумеется, на нём. За всё. А все остальные отдыхают. Думаю, что пары тысячелетий ему точно хватит. Чтобы узнать, что такое ответственность. И с чем её едят. Ну как?
   Юп мгновенно протрезвел и торжественным тоном сказал:
   - Варкен, в свете тобой сейчас сказанного, с тебя снимается обвинение. И как ты думаешь это сделать?
   - Очень просто. Через сорок девять лет, поправь меня, если я ошибаюсь, он рождается в свою предкандидатскую жизнь. Так?
   - Ну?
   - Убеждаем, что для полного могущества ему надо пройти эту жизнь заново, но с одним исключением.
   - С каким?
   - Там, где я жил перед кандидатством, есть книжечка: Библия. Сказать тебе, как по ней Изя стал богом?
   И Варкен рассказал ему содержание соответствующей главы из вышеозначенной книги. Зевс пришёл в восторг. А когда Варкен рассказал ему, что именно из-за Христианства распалась Римская империя, он даже не стал спрашивать, зачем Варкену это надо. К ним подошли Ра с Озирисом.
   - Ну как, Ра, теперь вы верите? - Спросил Озирис.
   - Это лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать. Зевс стерпел своё уменьшённое имя, и Варкену ни чего не стало!
   Стук молотка. Юп объявил приговор:
   - Приговариваю Варкена к высшей мере наказания: вечной жизни!
   Судилише разлетелось со скоростью молнии. А то и быстрее.
   Целый день Варкен бегал по городу в поисках. Где-то после полудня он нашёл Изю. Он сидел в паршивой забегаловке, и, не будь там кандидата, Варкен бы туда не зашёл никогда, а выбрал бы чего-нибудь получше. Помойку, например.
   - Привет, Изя, вот ты где! А я тебя везде ищу. Пошли в ночлежку, я тебе кое чего расскажу. А то здесь подслушать могут.
   Когда мы выходили, Варкен как бы споткнулся о порог, и сделал жест, снимающий любой, даже самый сильный гипноз. Бедный Изя, как же ему досталось, когда оказалось, что он пил за счёт заведения.
   Дотащив беднягу домой, Варкен, невзначай, уронил его на жёсткую доску, заменявшую кровать. Это надо было видеть и слышать. Что было!
   -...
   - Ой, извини. Слушай, я тут раскопал в библиотеке одну вещь...
   - ... Мог быть и поосторожней, Варкен. - Простонал он. - Какую вещь?
   Любопытство погубило кошку. Рыбка клюнула, и Варкен ответил:
   - Я был в библиотеке богов. Там разыскал секрет, как стать всемогущим. Но это настолько сложно, что никто не делал этого. В общем дело обстоит так....
   И Варкен рассказал доверчивому Изе то, что рассказывал Юпитеру.
   Внезапно чьи-то руки схватили Варкена за шею и выдернули в когда-то.
  

Творцы артефактов.

Часть первая. Плеть.

Бегство из рая.

Я покидаю вас, я полюбил другой гарем.

Анекдот.

   - There you are! Thanks to grandfather for help in time!
   - What? - Удивился я, осматривая сжимающий мою шею плазменный хлыст, который сжимала Афина. Насколько я помнил вообще, у неё такого оружия не было. По крайней мере, до нашей эры... - When am I?
   - Left him. - Сказала Сфено, внимательно смотря мне в глаза. - Do'nt you see, it is not he is. It's another...
   - Rihgt you are. - Согласилась богиня, и я выпал оттуда.
  

Хаос заказывали?

Часть минус первая. Варкен.

Праздник.

Был бы повод, а выпить найдётся.

Старая пословица.

Было бы выпить...

Обновлённый вариант.

   Рыба заглотила наживку и уже лежала в корзинке. Варкен, сказав, что ему нужно подышать свежим воздухом, тем более, что собеседник из Иегошуа был никакой, а сейчас - тем более, вышел из дому. У порога Варкена поджидал Меркурий.
   - Привет, Герм. - Беззаботно поздоровался Варкен. У бога на лице просто светилось радость. Кроме того, после того столкновения, они стали друзьями, и Килленец был один из немногих, кто не обижался на высказывания Варкена.
   Вторым был... - О, Ди, а ты что здесь делаешь?
   - Как что? Я отлично знаю, что если Вар и Кил собираются вместе, то они точно что-нибудь задумали. Или уже сделали и сейчас будут это обмывать.
   - Скорее второе. - Посмеиваясь, ответил Гермес. - Знаешь, какую штуку учудил Варкен? Он отхватил у нашего отца вечную жизнь.
   - За что?
   - В таверне объясню. - Сказал Варкен и повёл их прямиком в трактир.
   Заведение оказалось сортом повыше, чем то, откуда Варкен вытащил Изю. Вино тоже было там неплохим, а после рассказа Варкена (при каждом упоминании какого-нибудь значительного лица или события Дионис заставлял выпить за него), Варкен уже не помнил, сколько в себя влил.
   Утро встретило Варкена головной болью, напомнив, что попытка перепить бога виноделия всегда была безнадёжной. Единственным утешением, и то слабым, было осознание того, что у Гермеса были такие же проблемы. Дионис же, насколько всем было известно, то ли не испытывал похмелья вообще, то ли опохмелялся сразу же.
   Иегошуа, как оказалось, и след простыл. А Варкен, внутренне посмеиваясь, переместился к Зевсу. Тот уже всё знал и радовался, как мог, то есть весь Олимп был залит амброзией, повсюду валялись обглоданные бычьи, бараньи, куриные и прочей дичи кости, во дворце же Зевса творилось и вовсе нечто невообразимое: Юпитер пил на брудершафт с Герой и Афродитой одновременно, рядом с входом Марс спорил с Афиной о достоинстве копья перед мечом, а Гермес в одной туфле гонялся за второй. По столу, между блюд, шагали оловянные, деревянные, железные, бронзовые и прочие игрушечные солдатики, вырвавшиеся из под контроля Ареса. Гефест отбивался от них своим молотом, защищая визжащую Артемиду. А Посейдон нашёл остатки того самого паука, и теперь безуспешно пытался скрепить их. Прочие олимпийцы тоже вносили свою посильную лепту в веселье.
   Когда Варкен вошёл и закрыл дверь, ему пришлось уворачиваться сразу от трёх вещей: железного солдатика, летящего словно мяч, отбитого мощным ударом Гефеста, обломков паука и туфли, которая надеялась попасть в дверь до её закрытия. От солдатика он шагнул вбок, обломки паука поймал, а из-за туфли и летящего за ней Гермеса пришлось броситься на пол. Раздался звук соприкосновения Герма с дверью. Туфля была поймана. От изрядной доли адреналина в голове прояснилось.
   - Не огорчайся, Неп, тут не хватает нескольких деталек. Где Геф? Я думаю он сможет нам помочь... Пригнись!
   - Благодарю.
   Чем ближе они подходили к Вулкану, тем чаще нам приходилось отклоняться в сторону, нагибаться и бросаться на пол от летящих от Гефа солдатиков всех мастей и размеров. Внезапно солдатики прекратили наступать на Артемиду, построились, смотря, кто кем был по национальности, и маршем двинулись со стола. Это Марс, прекратив бесполезный спор, в котором он и Паллада всё время меняли свою точку зрения, взял над ними контроль. Варкен подошёл к Вулкану.
   - Слушай, Геф, Юпу надо починить вот эту штучку.
   - Сейчас сделаем. - Кивнул Вулкан, взял молот, и ка-ак вмазал по обломкам. От них осталась одна лепёшка. После он взял в руки эту лепёшку, и надул её. Тарантул получился как новенький. Обрадованный Юп взял его (тарантула) и нажал незаметную кнопку на брюхе.
   К счастью Варкена, тот представлял, так как был трезв, что будет, и успел спрятаться за колонну. Визг, который подняла Артемида, не услышал бы только мёртвый, да и то если его успели к тому времени закопать. К ужасу своему Варкен ощутил, как колонна за его спиной пошла трещинами и грозила вот-вот рассыпаться. Визг смолк ненадолго. Видимо Посейдон догадался убрать паука с глаз долой. Но тут же продолжился, но уже тише. Выглянув из-за колонны, Варкен увидел, что Арес из-за визга опять потерял контроль над солдатиками, а довольный Нептун крадётся к Венере.
   Визг, издавшийся из горла Афродиты, не идёт ни в какое сравнение с визгом Артемиды. Визг Артимиды казался перед ним, как мяуканье голодного котёнка перед сиреной воздушной тревоги. Колонна всё-таки не выдержала и погребла Варкена под своими обломками. Выкопавшись из-под развалин, он увидел, как Афродита с визгом носится по всему помещению, которому теперь срочно стал требоватся капитальный ремонт. Промчавшись мимо Варкена в третий раз, она придумала что-то, и побежала к двери. Тарантул не удержался на ней и слетел, Нептун же бросился его поднимать под летящими солдатиками.
   Варкен подошёл к Палладе.
   - Ой, привет, Варкен! Какими судьбами ты оказался тут?
   - Да так, шёл мимо, дай, думаю, зайду.
   - Это из-за тебя Зевс устроил сегодняшний банкет?
   - Ммм, частично... Оззи не придёт?
   Это лучший способ вызова Озириса. Он явился одновременно с возвращением Афродиты, которая, едва не взрываясь от ярости, вдавила Гермеса опять в пол, откуда он только-только выкарабкался, направлялась к Посейдону, который не знал, куда деваться. Озирис стоял на её пути, по этому Варкен не услышал его гневную тираду, так как он оказался в обломках, из-под которых недавно выбрался сам Варкен. Выкарабкавшись оттуда, Озирис стал свидетелем зрелища, от которого невозможно было оторваться из-за какого-то там уменьшённого имени.
   Зевс продолжал пить на брудершафт с Герой, Марс бегал за летящими на все четыре стороны солдатиками и восстанавливал над ними контроль, но самое смешное из этого было то, как Нептун убегал от Афродиты. Венера, достойная дочь своего отца, хотела пролить кровь своего дядюшки так, что бы он забыл о всяких шуточках с паучками. И всё это действо происходило под визг Артимиды. В конце-концов Посейдон вспомнил, что он - мужчина, и Афри пришлось самой убегать от него. Когда они оба выдохлись, к Венере подошёл Юпитер и предложил ей выпить с ним и Герой на брудешафт. Сладкая троица удалилась. Марс взял солдатиков под контроль и выслал их всех вон из зала. Все понемногу успокоились. К Варкену подошёл Апполон и предложил выпить за здоровье. Варкен ответил, что по праздникам не пьёт, и Апполон пошёл искать кого-нибудь.
   - Варкен, в прошлый раз ты меня... в общем ты понял. И что тут происходит?
   - Банкет в честь Изи.
   - В честь кого???
   - Повторяю по буквам: И.З.И. Понял?
   - Варкен,как ты так можешь? - в разговор вмешалась Афина. - Разговаривать так с богом. Он может и обидеться.
   - На такие пустяки? - Возразил Варкен.
   - В честь Изи? - Продолжал изумляться Оззи.
   - И, немножко, в честь меня. Ну ладно, я пошёл. Меня дела ждут.
   - Какие дела?- Удивилась Паллада. - Во время банкета?
   - Ну-у, да. А что? Нельзя, что ли?
   - В каком смысле в честь тебя, Варкен? - Спросил Оззи, видимо переварив первую сенсацию.
   - Спроси у Юпа.
   - Варкен!!! - Закричала Афина. - Ты же обещал, что не будешь называть моего отца так!!
   - Не кричи ты так. Я же могу оглохнуть!
   - Ты сейчас не только оглохнешь, ты сейчас ослепнешь и онемеешь.
   Афина потеряла контроль над собой и, вытащив свой меч, бросилась на Варкена. Увернувшись от меча, он сделал опасный пируэт, который кому-нибудь другому стоил бы сломанной шеи, и оказался неподалёку от выхода. И переместился.
   Через несколько дней Варкен пришёл к выводу, что надо уточнить, как понимать это понятие: вечная жизнь. Его задачу облегчил Зевс, вызвав его к себе в только-только отремонтированный храм, так что ему не пришлось тратить свою нервную энергию.
   - Слушай, Варкен, - прогрохотал Юпитер, - У меня серьёзный вопрос. Если поддерживать тебя энергетически, то... ммм, это же будет наша постоянная головная боль!
   - У меня есть одно предложение. Регенерация.
   - Ты имеешь в виду восстановление тканей? Остроумно. Сойдёт!
   Провести операцию на клетках Варкена оказалось весьма просто. Ведь, как потом признался Юпитер, они просто были созданы для этого. Теперь Варкен мог делать что угодно, не опасаясь за своё здоровье. Поблагодарив Юпитера, Варкен переместился за город. Он назывался Еросалим или Иросалим, в общем что-то в этом духе.
   Как только Варкен отдышался, он понял, какого дал маху. Перед ним стояла Паллада, сжимавшая в руке своё любимое копьё.
   - Защищайся! - крикнула Афина, делая выпад, который до разговора с Юпитером, стоил бы ему если не жизни, то уж большой крови точно. Копьё, с треском разрывая плоть, вышло на волю. И оказалось, что Юпитер умеет делать операции. Рана зажила мгновенно. - В чём дело?
   - Знаешь ли, меня приговорили к вечной жизни.
   - Про приговор я знаю. Какое отношение он имеет к только что произошедшему?
   - Ну просто твой отец подумал, что ему не хочется тратить энергию на меня. И вот.
   - Что вот? - Наконечник её копья упёрся мне в живот.
   - Как тебе сказать...
   - Честно и откровенно.
   - Регенерация.
   - Что?!! Восстановление тканей? Варкен,я не знаю, что и говорить!.. А ты его долго уговаривал на это?
   - Минуты две, три. Юп увидел первый же выход из положения, ну и клюнул. Как ранее Изя.
   - Заносчевый, глупый, но способный кретин.
   - Знаешь,вы с Оззи единодушны в этом вопросе.
   - А на что он клюнул?
   - Изя? На одну мелочь.
   - Какую мелочь? Только не увиливай от ответа, а то знаю я тебя.
   - Единовластие.
   - Что-о-о? Он ещё больший кретин, чем я думала. Единый господь?
   - Да, мы с Зевсом уже всё обговорили....
   - Что, за наш счёт? Ну ты даёшь... А Изе так и надо... Ой, здравствуй, Озирис. Как дела?
   После того, как Варкен очнулся от не хилого удара Озириса чем-то не очень лёгким и мягким по голове, бог помог Варкену встать и сказал:
   - В следующий раз я возьму меч, и ты, Варкен, так скоро не очухаешься. Афина, Вы чуть не сорвали мне весь план.
   - Я думаю... Ой, Варкен, как не стыдно. Такая поговорка - верх глупости, но ведь ты же не глупец.
   - Очень может быть. Но в данный момент эта поговорка сработала, ведь так? И к тому же есть более приемлемый её вариант. Да, Оззи, насчёт меча, я думаю, что очухаюсь ещё быстрей.
   - Афина, дайте мне копьё. Он сейчас точно калекой станет. Несмотря на свою вечную жизнь.
   Получив копьё, он так быстро атаковал, что, несмотря на коронный трюк уворачивания, нога Варкена всё-таки была задета. Во второй раз Варкен убедился в мастерстве Зевса и поклялся самому себе не называть его Юпом. У Озириса лицо было, как у Афины. Она даже рассмеялась.
   - Озирис, он сейчас неуязвим.
   - Как, почему?
   Ответ Афины был таким же коротким,как и мой ей:
   - Регенерация.
   - Что-о-о? Откуда?
   Варкен сжалился над Озирисом и всё ему рассказал. Всё равно, рано или поздно, это бы перестало быть секретом. После этого бог спросил:
   - Но почему ты уворачивался?
   - Знаешь, боль - неприятная штука. К тому же не хотелось пачкать копьё Афины во второй раз. Оно её любимое.
   - Варкен! - Афина выхватила у Озириса копьё. - Как ты посмел?
   Варкен, не долго думая, открыл остатки прохода Озириса и смылся.
   Варкен оказался в самом центре библиотеки всех богов на данное время. Что он там делал неизвестно да и не интересно. Он провёл там сорок восемь лет и триста пятьесят дней. Выйдя оттуда, он отправился к Юпитеру.
   Войдя в главный храм Зевса, Варкен увидел примерно то же самое, что и на прошлом банкете. Только солдатиков было не в пример больше прежнего, и Артемида визжала громче. Арес дождался, когда Гефест напьётся, и толко тогда отпустил их. В общем Артемиде пришлось убегать от них. К удивлению Варкена Зевс был трезв. Почти. Заметив это, Варкен подошёл засвидетельствовать своё почтение. При виде Варкена Афина сделала такой вид, что тот понял: Юпитер запретил приносить в зал оружие, помня о последнем банкете. Дальше Варкену оставалось лишь следовать протоколу. Афина подошла к нему, и он сделал вид, что ужасно рад её видеть. Заметив это, она наморщилась:
   - Варкен, тебе не идёт лицемерие. Где ты был, что даже Гермес не смог найти тебя? - Смог, смог. План вступал в решающую фазу, и отвлекать верховного бога от предстоящей операции такой мелочью, как амурные развлечения его дочери не стоило.
   - Секрет. А то в следующий раз мне в библиотеке спрятатсья не удаться. - И Варкен, сделав вид, что проболтался, нарочито прикусил себе язык.
   - Ну и шуточки у тебя, Варкен! Там не придёт в голову спрятаться не то, что тебе, но и Изе. Но пытать тебя я не буду.
   К ним подошёл Ра (Видимо Зевс пригласил всех, кто пришёл):
   - Здравствуй, Варкен. Кстати я невольно услышал ваш разговор. Не­плохая шутка. Но можно выдать и лучше.
   - Например?
   - Я тебя там видел.
   Афина:
   - И что он там делал? Варкен, как не стыдно думать такие пошлости! Жаль у меня ничего нет, а то... - Афина возмущённо прервала фразу, прислушалась к моим мыслям и сказала шёпотом, что б Ра не услышал - В следующий раз я не дам копьё Оззи...
   Появившийся Озирис, возмущённо, даже не успев поздороваться:
   - И вы туда же, Афина? Ра, вы видите, как меня тут называют? Сет знает что, а не воспитание! Чему их тут учат? И учат ли вообще?...
   И Озирис начал распылять своё краснословие, да так увлёкся, что не заметил, как Афина с Варкеном потихоньку открыли проход и переместились в другой конец зала. А Нептун решил устроить ещё один паучковый забег.
   На этот раз вопль Афродиты застал Варкена абсолютно неожиданно. Поблагодарил, в третий раз, и опять мысленно, Зевса и, устно, Афину, заташившую его за колонну, он принялся наблюдать, как Афродита, не тратя времени на стряхивание паука с туники, сразу принялась гоняться за Непом.
   - Слушай, Варкен, а что ты дейсвительно делал в библиотеке? Я никому не скажу ни словечка.
   - Не поверишь.
   - Поверю.
   - Пытался вернуть себе кандидатские способности. Оказалось, что мне не надо этого делать.
   - А что надо?
   - Вспомнить, как они действуют. Твой отец всё-таки сильно сглупил.
   - Варкен, как ты посмел!!! - И, осенённая догадкой. - Регенерация? - Увидев подтверждающий кивок. - Ты точно не глупец. Далеко не...
   Рядом объявился Перун:
   - Варкен, сколько лет! - Прогрохотал он. - Если, конечно не считать этого цирка, то есть суда. Приговор, я скажу, был знатный. Везуч ты. Можно сказать, стал богом без названия тебя таковым. Кстати, я принёс мёд, твой любимый, без хмеля. Держи. И без благодарности, это я должен тебя благодарить. Ведь Христос освободит, как ты знаешь, не только Зевса. А ведь это ты его уговорил на эту глупость, разве не так?
   - Не-а.
   - Что-о-о?
   - Я его не уговаривал. Он сам меня уговорил, что бы я раскрыл секрет.
   - Варкен, я не знаю, что и говорить! Хитрющ же ты. Д-а-а, у меня бы ты был бы богом хитрости. Вы, кажеться, Афина? Примите моё поздравление. Такого, как он, нигде не найти.
   - Ну что вы, не стоит. Это......
   Не известно, что хотела сказать Паллада, ведь было рождество, и Варкен хотел лично, своими глазами, посмотреть на рождение единого бога и переместился в пещеру под видом пастуха, ведь Варкен вспомнил, как что действует. Раздался писк новорожденного.
   И под пищание меня закрутило в спираль, по мере вращения которой ко мне стали возвращаться воспоминания.
  

Часть восьмая. Демиурги.

Творцы мирков и того, что покрупнее.

   - Нет, нет и нет! Испытание прошло неправильно! Откуда взялись две лишние тени?! - Голос Намлока прервался.
   - А мне понравилось. - Усмехнулся Сатана.
   - Естественно. - Вскричал сидящий напротив... Иисус. - Такое толкование...
   - Тихо, тихо, коллега. - Улыбнулся Намлок. - Никуда ваш Небесный Иерусалим не денется, даже если эта история станет достоянием общественности. Но испытание придётся признать сорванным... по техническим причинам. К тому же, уважаемый Люцифер, ваш протеже слабо управлятся с одной из стихий. Не будете же вы возражать, что Свет слегка выходит за пределы его личности.
   - Вы имеете в виду его личную частицу тьмы? - Улыбнулся Вельзевул. - Но это не наказуемо...
   - Я имею в виду, что эта Стихия для него внешняя. В отличие от многих, здесь присутствующих. К тому же, Далгет, пока вы хлопотали вокруг этого... кандидата, и развлекались его вольным переложением истории, прошёл испытание. С честью.
   - И что? - С лёгкой угрозой в голосе спросил Денница. - Это значит, что Зонт по вашей...
   - Нет, конечто нет. Вот давайте просто спросим у вашего протеже... Честно говоря, дальше я уже не слушал этих спорщиков, а разглядывал сидящих вокруг. И абсолютное большинство мне не было знакомо. И только Изя, то есть Христос мерял меня гневным взглядом.
   - Молодой кандидат, отвечайте! - Вернул меня на место Намлок.
   - Что? - Преспросил я.
   - Вот, показатель его внимательности. Ладно. Вы хотите стать богом?
   - Нет. - Ответил я.
   - Чего вы от него хотите? - Ухмыльнулся Сатана. - Он же на испытании уже так же ответил.
   - В таком случае, вы окончательно провалили попытку. И общим голосованием заинтересованных мы не допускаем вас называться демиургом.
   - И что? - С интересом спросил я. - Что я от этого теряю?
   Намлок завис. Дьявол победно улыбнулся и добил его:
   - А кем он тогда будет.
   И тут высказался ещё один демиург:
   - Если протеже уважаемого Люцефера сможет без посторонней помощи воспользоваться той Стихией, - Он хитро подмигнул мне. - Я поддерживаю включение обоих кандидатов.
   - Согласен. - Поддержал его... Иисус.
   - Я тоже. - Отозвался Сатана.
   - Тогда предлагаю незаинтересованным... - Гомон голосов, говорящих, что здесь всем всё интересно, прервал оратора. - Хорошо, демонстрируйте.
   Я пожал плечами и вспыхнул чистой световой вспышкой.
   Из проклятий было ясно, что этого от меня ожидали всего трое: неизвестный демиург, Сатана, прекрасно знавший, что от меня можно ждать любых сюрпризов и Христос, знавший это не хуже.
  

Финал?

   В общем, пошумели, пошумели, признали и разбежались. Я так и не понял, ради чего всё это затевалось. Со скуки, наверное. Когда даже Люцифер, поздравив, ушел по своим делам, ко мне подошёл тот самый демиург.
   - Ты меня не узнал. - Улыбнулся он.
   - Ну, я понял только то, что ты лишь выглядишь человеком.
   - Я - Инталл. И сегодня ты помог мне уйти из-под опеки одного бога.
   - Понятно. Чем, не поделишься?
   - Нет. А напоследок:
   Послушай, что тебе скажу я, друг.
   А я скажу, нет в жизни больше счастья,
   Чем просто-напросто сказать: "Я демиург".
   Сказать, "Я демиург", и топать дельше. - Пропел он. - Бывай.
   Буду.
   Я лежал на крыше своего дома и смотрел на звёзды. То, что за пределами моего купола лежал снег, меня не трогало абсолютно.
   Вселенная. Как же я люблю её. За что? За жизнь, что она подарила моему миру, а значит и мне. За победы и поражения, за боль и здоровье, за всё.
   Я вздохнул ещё раз, полюбовался падающей звезд... спутником, и встал.
   И потопал. Дальше...
   Тьфу ты, ноут забыл...

Sla.

Минус первая часть - 1999 г.

Первая часть - 2000 г.

Всё остальное - 2003 г.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Светлый "Сфера 5: Башня Видящих"(Уся (Wuxia)) Т.Ильясов "Знамение. Начало"(Постапокалипсис) В.Кретов "Легенда 4, Вторжение"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик) К.Воронова "Апокалиптические рассказы"(Антиутопия) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Г.Крис "Дочь барона"(Любовное фэнтези) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Уся (Wuxia)) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"