Стрелец Женя: другие произведения.

04 Гермафродит. Глава 23

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:


   Эйр-марблс всегда были неприятны Биг-Буро из-за его чувствительности, как Морского Чудовища. Игра мыльными пузырями в довольно хаотичном стиле, а это мыло оно на ощупь... - бррр... И базовый запах мегаустойчивого состава пробивается сквозь любые отдушки.
  
  
   Прежде катастрофы на Морской Звезде фестиваль принимал Мелоди Рынок, как море принимает полноводную реку, окрашиваясь в устье цветом её воды, но невдалеке перемешивая до неразличимости: гастрольное - с местным, веселье - с весельем.
   Вымазанные, разноцветные, лоснящиеся, утонувшие в сладостных и пикантных, фруктовых, цветочных, химически-неземных ароматах, игроки заканчивали партию беспорядочной перестрелкой мыльными пузырями все против всех и эротически насыщенными, буйными развлечениями до утра.
   Для самой игры требовалась недлинная, но обязательно широкая дорожка. Залов подобного размера в относительно безопасных облачных рынках по пальцам сосчитать. Выбрали любезное приглашение того же Рынка Рулетки, нижний зал, где обычно устраивают улиточьи забеги.
  
  
   Играли в эйр-марблс так...
   Дабы сравнять шансы и воспретить добавление морочащих ядов, мыльный состав выдаётся организатором - эйр-баем, а вот соломинки и кольца, через которые пузыри выдувают, игроки приносили с собой. Сделаны они бывают по последнему слову скрытой механики. Единственное что запрещено, резервуары, подмешивающие какой-либо ингредиент в мыльный состав. Но воздуходувные сопла так сложны на макро и микро уровне, что эйр-марблс выходил их них с невероятными новоприобретёнными качествами: вращением, неравновесностью, многослойностью, благодаря которой оболочки при столкновениях лопались одна за другой, и мыльный пузырь хитреца успевал пролететь в десять раз большее расстояние, чем суждено простому.
   Управляли ими посредством трубок, дудок. Тоже любую конструкцию приноси, лишь бы воздухом дула и была не длинней локтя.
   Так повелось, что трубы используют звучащие, какофония получается невообразимая!
  
  
   Водящий, эйр-ван встаёт на старте, в начале дорожки спиной к стене. Отбегать ему нельзя, он, несчастный - мишень.
   Противники делятся на две команды: справа и слева дорожки.
   Эйр-ван выдувает пузырь, насколько удаётся мелкий. Крепкий, многослойный, не меньше кулака и со всей силы, дуя в трубу, направляет его к финишу. Задача, прямо скажем, невыполнимая, но есть нюансы. Дорожка поделена на зоны. До которой ван-марблс уцелел, засчитывается. Пока его радужный марблс летает, целиться в эйр-вана нельзя.
   С обеих сторон марблс-ван пытаются сбить. Мелкими марблс удобнее лопать чужие шары. Большими удобней захватывать. Дуя в трубу, толкать свой громадный мыльный пузырь проще.
  
  
   Мероприятие весёлое и многолюдное.
   Участников притягивала радуга красок и ароматов эйр-марблс, чьё многообразие давало непредсказуемо прекрасные эффекты. Личный яркий цвет подкраски базового раствора присваивался каждому игроку.
   Переливчатые, узорчатые сферы сталкивались, отлетали, поглощали, деформировали, вмещали друг друга, лопались и сливались в бесформенные громады, плавали китами, медленно оседая на пол... Они разбивались на стаю меньших, на целое облачко, сохранившее внутреннее протяжение.
   Относительно последнего варианта, условия постоянно корректировались: с какого момента игрока выбывшим считать. Как правило, с момента, когда хоть один из тучи лопается с характерным хлопком, остальными управлять игрок теряет право.
  
  
   Суперприз - залепить ван-марблом обратно в эйр-вана, но, не дуя, а своим шаром толкнув его. Дуть можно прямо лишь на свои марблс.
   Суперприз номер два - лопнуть ван-марблс.
   Очки в минус: когда в тебя попали марблс противоположной команды.
   Когда в тебя попали твоим же, это выбывание. Что полагает разумные пределы количеству выдувания своих пузырей. За сколькими уследишь, чтобы тебе обратно в лоб не прилетели? Ну, если честно, то не полагает оно эти пределы...
   В реальности судейство на фестивале дудок, ароматов и красок - сложнейшее дело! Невыполнимое.
   Как чинно заходят в партию, и каким непотребством она оборачивается под конец! Хаос! Варево ведьминское, вскипающее многоцветными пузырями, отовсюду: завывания, свист, вой, топот... Крики судьи и его помощников: "чёт!" - засчитано, "нёт!" - засчитано в минус, "кам!" - выбыл.
  
  
   До определённого момента, Буро всё это не нравилось и не подходило, но маятник качнулся в обратную строну.
   "Жутко неудобная игра! Глупо, липко, медлительно, вонюче, неловко и так всепоглощающе азартно... Тьфу, прелесть какая!"
   Не помнил, зачем пришёл, пробыл до рассветного эйр-лунданса.
  
  
   Разговор, приведший Биг-Буро на фестиваль, получился краток, настолько и трагичен.
   Выбросил из головы до следующего дня, потому что понятия не имел, что делать с открывшейся ему картиной. Слов утешения или ободрения для Араваны не нашёл. "Обмозгуем. Не суетись, время терпит". Чушь. И оба-двое понимали это. Чего оно терпит, когда для монады и времени как такового нет? Когда запас влаги не бесконечен даже в Великом Море, а метаморфозе-ача, хищной монаде по вкусу влага в совершенно иных резервуарах.
   Скрипучие виселицы, инфернальные крюки безмолвных вопросов качались за пределами добра и зла. Их секундное прорастание и гибель по определению не могли вместить двойственную оценку.
   Дроид желания сказал это Меме, будучи в Филис, в гостях.
   - Желание допредельно. Оттого шут и держит нас стальными клещами! Попробуй, нас отпусти! Мы сами не знаем, во благо станцуем или во зло, узнаём, уже совершив!
   Вот так-то.
  
  
   Буро с Араваной играли двумя трубами, в тандеме, один гонит марблсы, другой прикрывает. Поочерёдно отбивались от пузырей с той стороны дорожки.
   Их трубы - простая механика, воздух нагнетают рукой, вроде клаксона, сквозь шум разговаривать можно.
   Но вскоре оба услышали свои "кам! кам!", утёрлись мыльными руками от лопнувших марблс и переместились с переднего рубежа игры в закуток, где перевёрнутые зрительские скамьи громоздились в беспорядке и плетистый кактус цвёл яркими, алыми, ромашкового устройства цветками. Забаррикадировались там, укрылись от близости беспорядочного сражения.
   - Почему Агава не пришёл? - спросил Буро, хотя очевидно, мероприятие на любителя.
   - На эйры никогда не ходит, - подтвердил Аравана его догадку.
   Помолчали, слушая хаос игры.
  
  
   Запутаны взаимосвязи надежд и недоверий.
   Если б Злотый не сходил с ума тогда на гонках по поводу Яри-ускользающей, Яри-недоступной, Эйке не увидел бы его слабость борца, человека, не гермафродита... Не увидел, что вот люди, человек тоже бывает растерян и безоружен...
   Так отвечал Эйке, мятущемуся, проклинающему своё рождение Араване. "Не в рождении дело". - "К кому же тогда идти за помощью и советом?"
   Наедине с собой Аравана предполагал... Возможно, к Чудовищу Моря, такому могущественному на вид, столь благополучному в раскованных цокки-связях? К Бутон-биг-Надиру, который счастливо пребывает в обществе одного из них - Эйке-Ор, золотого-Эйке.
   Аравана решил открыться. Вдруг все вместе они что-нибудь придумают? Жест отчаянья.
  
  
   Буро огорошил энке встречным вопросом. Хищники, Карат с Буро, предполагали, что сословное может быть главней личного, а цепи снаружи крепче цепей внутри!
   Пальцем в небо:
   - Бай-шель, Аравана, твой партнёр ограничил твою свободу от полётов до языка? Ты - должник ему? Дорогая тебе коллекция в его руках или важная для тебя тайна?
   Аравана изумлёнными глазами ответил и головой замотал. А потом вдруг кивнул:
   - Да, уважаемый!
   - Я что-то сказал странное для тебя? Как-то неловко сказал?
   - Нет, уважаемый!
   - И ты просишь нас, Большого Фазана, меня, это вернуть тебе? Сделать обоюдным контроль?
   - Уважаемый Биг-Буро, да и нет, и снова да! Не гневайся, сейчас скажу, попытаюсь! Мне трудно...
   - Не говори про тайну. Предмет шантажа не всегда обязательно знать, довольно слабых мест шантажиста. Я любопытен, но готов смириться! Ваше дело, что он отдаст тебе или про что замолчит навсегда.
  
  
   - Биг-Буро, уважаемый, твоя мудрость не уступает твоему великодушию, но как тут скрыть! Агава, он сам - дорогая для меня коллекция и страшная тайна! Сам и шантажист... Он не шантажист, увы... Он, он суицидник!.. Снова и снова он заходит туда, куда нельзя заходить, и я не могу не пускать его! Меня в дрожь... В ледяной ужас... Он говорит, или мы вместе, раз так, раз не случилось по-другому... В тайне, чтобы никто не знал... Агава не хочет, чтобы хоть одна живая душа... Он боится, что кто-то Зеркальную Каллу... Выкорчует... Но пока что это она пожирает весь континент! И она не - не Лючия! Не Лючия! Я знаю! Я чувствую это!.. Он - нет, он говорит, я хочу, чтобы навсегда. Хочет отдаться ей навсегда, расти из одного корня... А я боюсь её! Чёрт, Биг-Буро, я боюсь её! Я не хочу видеть это ещё и ещё раз! Он же пьян ею! "Ты не с Лючией, а я - да!" Я знаю, почему, Бутон-биг-Надир, он всегда сильно-сильно хотел быть не энке, обычным человеком! Но это ошибка, оставаться собой не то, чтобы гладкий путь, а без вариантов, единственно возможное направление. Говорит, когда мы окажемся с той стороны, будем трое, как одна метаморфоза. Говорит, однажды Зеркальная Калла отразит беспрепятственно всю ойкумену насквозь, с ней станцуют все и каждый! Не сомневаюсь! - Аравана рассмеялся сухо и горько. - О, дроиды светлые, непреклонные, Биг-Буро, он заложник моего молчания, но я больше не могу!
   - Немножко назад отъедем. Некий артефакт, корень вот этих виселиц, называемый Зеркальной Каллой, приглашает вас на вечеринку без выхода? Зовёт вас присоединиться к его забавам на Морской Звезде и выше? Ненависть энке к обоим лагерям воплотилась в том прелестном существе с портрета и бьёт теперь молнией без разбора?
   - Что?
   - Монада уничтожает людей, приблизившихся к энке. К любому из вас. Это факт, ты не можешь отрицать его. К моему большому сожалению, он уже подпортил вам жизнь. Что лично я считаю большой несправедливостью.
   - О нет! Я понял! Нет-нет, Зеркальная Кала промахивается! Она просто постоянно промахивается! Если точней...
   Аравана опустил лицо. Бензиново-мыльные разводы и обычная для гермафродитов пудра и делали его ненастоящим, пластмассовой грустной куклой... Удивительно, что голос его так отчётливо донёсся в вое труб.
   - Точней, никогда не промахивается, но и насытиться не может.
   - Ещё шаг назад, Аравана, а превративший Лючию, тот клинч...
   - Не было никакого клинча! Агава его выдумал!
   - Кто же был?
   - Я... И это было ужасно. Если б я не смотрел в глаза Лючии, если бы отвёл взгляд... Мне кажется...
   - Тебе правильно кажется, Агава. Был прецедент, но с противоположным результатом: никто не превратился в артефакт.
   - В чём же разница?!
   - Тайна.
   - И отвернись я, стал бы вещью? Просто вещью, обычным цветком, отцвёл и завял бы... Но однажды мы должны были выйти из отношений цокки-днеш?!
  

 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"