Стрельцова Мария: другие произведения.

Смесь бульдога с носорогом

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.66*10  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Первая книга из серии о ведьме Магдалине. Мое название - Библия ведьмы, но в издательстве дали другое название. Издано в ЭКСМО, в октябре 2004г.


Маша Стрельцова

Смесь бульдога с носорогом

В книге использованы фрагменты заговоров и заклинаний

из учебников по магии Натальи Степановой.

  
  
  
   Дверь попинали и бодро гаркнули:
   - Открывай, Марья!
   Вообще - то я Магдалина, только никто про это уже не помнит - люди с малолетства переиначили меня в Машу и успокоились на этом. А мать родная и того хлестче - Маняшей зовет. Впрочем, про мать, мою самую большую неудачу в жизни - разговор отдельный. Как бы то ни было, я спихнула кота с коленок и, теряя тапки, понеслась открывать. На пороге стоял Никаноров, держа огромного, почти в его рост нежно - голубого игрушечного зайца.
   - Привет, - сказал он, заходя и неловко протягивая мне его, - только не смейся, ладно?
   - Прелесть! - оценила я презент.
   За что Саню уважаю - так это за то что он никогда не приходил ко мне без подарков.
   - Опять ты не спрашиваешь, кто пришел, украдут тебя однажды - хмуро сказал он, снимая куртку
   - Так все ж свои, кому я нужна? - удивилась я, домик у меня навороченный, внизу охрана, незнакомого человека просто так сроду не пустят.
   Никаноров оглядел мою скромную квартирку на три этажа, упакованную по самое не хочу, потом меня, иронично хмыкнул и сменил тему.
   - Зая моя, а ведь я по делу.
   - Ясно. Тебе чего узнать или помощь? - поинтересовалась я.
   - Ой, только без этих твоих штучек - дрючек, - поморщился поклонничек. - Мне просто надо расклад по человечку.
   - Человечка - то я знаю?
   - Наверняка, - кивнул Саня и вытащил из кармана фоту. Я кивком пригласила его следовать за мной, и пошла в гостиную. По пути я изучила фотографию. Как ни странно, это был не очередной бритоголовый амбал, это была женщина. Бальзаковский возраст, благородные черты лица, одним словом - это была Леди.
   - Кто такая? - не отрывая глаз от изображения, спросила я.
   - Тварь и змея, каких еще свет не видывал, - серьезно ответил Саня.
   - Ааа, будущая теща, - догадалась я.
   - Это твоя мать? - изумился Никаноров.
   - Я за тебя не пойду! - отрезала я. - И вообще, сходи в кухню, хлебни из поллитровой баночки на столе, свежий отворот, вчера готовила, и даже денег за это не возьму!
   - Смешная ты, - хихикнул Саня. - Я ж к тебе со всей душой.
   Я покачала головой - с Саней я дала маху в привороте. Дама я на язык несдержанная и потому врагов моих не счесть, неприятностей у меня было от этого - вагон и маленькая тележка, пока я не додумалась до простой идеи. Я всех на меня рассерженных - а были они все как на грех ребята серьезные и авторитетные - стала привораживать. Теперь они у меня как шелковые и нужды больше в приворотах почти нет - имея таких поклонников, никто на меня сердиться и обижаться не смеет.
   В приворотах я, честно признаюсь, особо не сильна, у меня только охранки железобетонные получаются, поэтому со временем страсти поутихли, мы стали просто добрыми друзьями, но Никаноров же прилип ко мне намертво. А все почему? Потому что когда я Никанора привораживала, мужику уже неделю никто не давал, вот приворот и дал такие буйные ростки.
   - Полный расклад или просто общие события?- поинтересовалась я, доставая коробку с картами.
   - Мысли и события, - немедленно ответил Саня, - и со мной связь посмотри.
   - Ага, - кивнула я и принялась за раскладку на мысли.
   Мысли у дамы были о бизнесе, дальней дороге, перемене места жительства и двух королях. Причем об одном она думала что он слабовольный козел, а о короле постарше - о том что он полное дерьмо и она ему кое - чего вовек не простит. И думала весьма эмоционально.
   Я покосилась на Саню. Неужто второй король - это он? Дама, конечно, холеная, но ведь Саня привороженный и стоит у него только на меня, прошу прощения за откровенность. И тут меня осенило. Ну разумеется! У Сани с ней ничего в постели не получилось, дама и осерчала! Эх, надо б Сане сегодня дать! Подобное милосердие я проявляла редко, но все ж проявляла, памятуя о том, что мы в ответе за тех, кого приручили.
   - Ну? - нетерпеливо спросил Саня.
   - Баранки гну, - задумчиво ответила я. - Погоди немного.
   Быстренько разложила следующую колоду на Саню и убедилась - думала дама именно о нем.
   - Ну? - снова нетерпеливо возопил Саня.
   - Что ж ты с дамами - то так себя плохо ведешь? - вздохнула я, разглядывая карты.
   - Она первая начала! - сразу замкнулся поклонничек.
   - Думает она о тебе, и весьма интенсивно, видать, запал ты ей в душу, - усмехнулась я.
   - Мстить будет?
   Ого, подумала я. Он что, ее еще и послал??
   - Будет, Саня, и мстя ее будет страшна, - вздохнула я. - Только об этом и думает. Ты б все ж пошел, из баночки - то хлебнул, а?
   - Да ну тебя, - отмахнулся он,- а еще что видно?
   - Еще, Сашенька, дама твоя пакует манатки, если хочешь сказать ей последнее прощай перед долгой, а главное, внезапной разлукой, то поторопись.
   - Все верно, - угрюмо кивнул Саня, - я так и думал что к тому идет. А насколько торопиться с прощанием?
   - Неделька, - пожала я плечами, взглянув на карты. - Максимум две, и от твоей пассии останутся лишь воспоминания.
   Саня, кивнув, привычным жестом ухватил свои любимые индийские карты и принялся тасовать, после чего протянул их мне. Я взяла колоду и принялась раскладывать.
   Выложила первый ряд и сообщила
   - Срочная весть, после нее - дорога.
   Не успела договорить, как у Сани зазвенел сотовый.
   Он коротко переговорил и в который раз с уважением на меня взглянул.
   - Не соврала, не соврала, как в воду глядела. Бежать мне надо!
   - Погоди, я еще раскладку не закончила!
   - Потом, зая моя! - Саня встал, чмокнул меня в щечку и снял с руки номерной ролекс. - Это пока задаток тебе, приеду, догадаешь, и рассчитаюсь по - нормальному. А не приеду, - тут Саня странно усмехнулся, - так это на счастье.
   Я нацепила часы на руку, посмотрела как они болтаются на тонком запястье и с сомнением произнесла:
   - Сань, вещь дорогая. У тебя что, сотки нет? - За гадание я брала 100 баксов, потому как бесплатно карты отвечать напрочь отказывались, и тут я с ними была полностью согласна.
   - Все- все, я побежал, дорогая! - Саня еще раз чмокнул и пошел на выход.
   - В кухню, в кухню заскочи! - крикнула я ему вслед
   - Щаз! - весело засмеялся наш крутой мафиози, и только дверь схлопнула.
   Я в растерянности еще раз поглядела на часы, достала листочек с ручкой и принялась выкладывать следующий ряд. Девушкой я являюсь крайне серьезной, и деньги зря не беру. Догадаю, запишу, приедет Саня с сотней, я ему листочек этот и всучу. Так... После известия, значит у нас тут короткая дорога. Очень короткая дорога... Хмм..... Такое ощущение, что только из подъезда моего выйти.
   Я выложила следующий ряд и заледенела. Мало что соображая от ужаса, я потянулась за телефоном, чтобы набрать Санин сотовый, потом опомнилась и выскочила на лоджию.
   - Саня!!!!! - что есть силы закричала я.
   Саня, уже вышедший из подъезда, посмотрел на меня, помахал рукой и пошел к своему джипу.
   - Не ходиии!!! - закричала я.
   Саня еще раз поглядел на меня и помахал рукой. Второй он открыл дверцу машины и спокойно сел в нее.
   И я как в замедленной съемке увидела, как машина тут же превратилась в столб ревущего пламени, ее подбросило и перевернуло, меня отшвырнуло к стене, где я сидела, выла и сквозь слезы повторяла:
   - Ну я же сказала не ходи, Сашенька, ну почему ж ты меня не послушал....
   Кое - как встав, я пошла в комнату, налила минералки и выпила ее, чувствуя как стучат зубы о край стакана. Потом взгляд упал на раскладку и знак смерти, которой закончилась эта Санина дорога.
  
  
   Похороны у него были шикарные. Могилка в престижном месте, гроб красного дерева с бронзовыми ручками, народ убивался вполне натурально, в церкви его отпевали на совесть. Братки из его команды переминались с ноги на ногу и выглядели весьма потерявшимися.
   - Маш, - отозвал меня один из них, - а чего сейчас будет?
   - Пельменей из тебя налепят, по семьдесят рублей килограмм, - задумчиво сострила я, однако, увидев вмиг посеревшее лицо, тут же поправилась. - Шучу я. Главным у вас будет Ворон, знаете уже, за ним не пропадете.
   Братки к моим словам относятся очень серьезно, и шутка насчет пельменей тут шуткой не воспринялась.
   - А ты?
   - А что я? - удивилась я.
   - Ну... - замялся парень, - в общем, ребята интересуются, ты нас не бросишь?
   - Не брошу, не брошу, у меня квартплата и коммунальные услуги дорогие, куда ж я без вас, - отмахнулась я.
   Тут зазвонил сотовый.
   - Привет, Марья, - поздоровался Ворон.
   - Привет. Встретиться хочешь? - я была в городе спецом по охранкам, и все власть имущие ко мне косяками валили. Ворона же однако проняло только сейчас.
   - Ну да, - неохотно подтвердил он. - В восемь устроит?
   - Ворон, - вздохнула я.- Давай Саню проводим по - человечески, не чужой он мне. Вот прослежу за поминками, и позвоню, как домой приеду, ладно?
   - Хорошо, - коротко ответил он.
   Поминки оставили тягостное воспоминание. Жены у него не было и я, его последняя любовь, воспринималась всеми как безутешная вдова. Через час меня от соболезнований уже тошнило. Народ я разделила на две категории - крутики и мирские. Так вот. Крутики были серьезны и вели себя соответственно ситуации. Мирские же под конец настолько забылись где они, что мне пришлось их осадить, и весьма жестко - в подпитии они уже начали петь песни и пытаться поплясать. Совсем ополоумели. Психанув, я вышла на крыльцо Санькиного ресторана, подышать воздухом и тут я внезапно увидела ее.
   Шикарный мерс лишь на мгновение притормозил на повороте, и в приоткрытом окне мелькнул профиль Саниной дамы. Машинально я запомнила номера - память у меня на всякую фигню железобетонная. К тому же они были с тремя А, с такими у нас областная власть ездит, что тут не запомнить. Я хмыкнула - непростая штучка та леди.
   Тут пискнул телефон, подвешенный на шнурочке на шее.
   - Маняша! - гневно начала мать, - ты где шляешься?
   Ну вот! Я уже упоминала как меня родная мать кличет??? Маняша!!! Дурацкое имя, подходящее скорее девочке - дебилке, а не стильной девице типа меня, как обычно обозлило.
   - То есть - где я шляюсь? - переспросила я, стараясь не выдать эмоций. Мне уже двадцать восемь лет, живу я отдельно, и подобные вопросы были мне странны.
   - Тут Анна Константиновна со своим Николяшей пришли, тебя ждем! Я ведь тебя за неделю предупредила! - холодно произнесла мать.
   Я внутренне застонала.
   - Мамочка, милая, - залепетала я, - ты знаешь, а ведь я сейчас Сашу Никанорова хороню.
   - Да ты что? - ахнула она. Никанор ей жутко нравился - он при встрече всегда демонстрировал готовность сделать ее любимой тещей. - А что случилось?
   - Убили, - сдержанно ответила я. - Сейчас вот поминки.
   - Жалко - то как, - запричитала она, - такой молодой, жить бы еще да жить. Ну ты давай после поминок, ко мне езжай, Николяша подождет.
   - Мама!!! - воскликнула я, поражаясь ее черствости.- Ты дай мне Сашку хоть похоронить - то!
   Мать с минуту помолчала, после чего, едва сдерживая рыдания, произнесла:
   - Вот так ты разговариваешь со своей матерью!
   - Мама, - начала я.
   - Прощай, - тоном оскорбленной королевы сказала она и отсоединилась.
   Вот черт! Мать моя, сухонькая и маленькая, работает учительницей русского языка и литературы, и держит в кулачке свой подопечный класс. Юные раздолбаи в ее присутствии становятся тише воды, ниже травы, навсегда уяснив, что спорить с ней бесполезно, Ольга Алексеевна всегда права. Ну а уж меня, свою дочурку, мать построила железной рукой. Я всю жизнь в отчем доме ела, ложилась и вставала по расписанию, четверка приравнивалась к ограблению магазинчика, с тройками меня слава богу пронесло. Когда я смогла переехать в свою собственную квартиру, да еще и на другом краю города от отчего дома, я долго не могла опомниться от счастья. Да не тут - то было.
   Сначала мать закатила истерику - я видите не стала учиться в педагогическом институте, предпочтя карьеру ведьмы. Что там было - словами не описать. Она звонила мне каждый час, и, завывая как пожарная сирена обрушивала на мою голову рассказы о том, какая я гадкая и неблагодарная дочь. Она яростно повторяла это по вечерам соседкам на лавочке, и те дружно ее поддерживали. Она не постеснялась сходить к участковому и нажаловаться на меня. Так же она грозила мне парткомом, видимо, по старой привычке, однако вовремя опомнилась - времена коммунизма - то кончились!
   Участкового я напоила чаем, написала оберег от врагов и сунула в нагрудный кармашек. Он ушел довольный - по слухам, жена с тех пор перестала его колотить, после этого претензий в мой адрес он больше не принимал. А мать я отправила на пару недель во Францию - от такого презента она отказаться не сумела. Я понимала, что она бесится из-за того что я в одночасье стала "буржуйкой" и ей обидно, что я - в трехэтажной квартире, а она как и прежде в своей хрущевке. Новую квартиру я ей покупать не стала - у матери все подружки в этом доме, и она разумеется категорически откажется от переезда - разве что в мою квартиру, но от одной этой мысли мне тут же сделалось дурно. Посему, пока мать прогуливалась по Елисейским полям, я сделала шикарный евроремонт в ее квартирке и сменила мебель. Она же, вернувшись, из вредности и привычки ради забилась в истерике - оказалось, старый интерьер ей нравился куда больше. Я пожала плечами и выразила готовность привезти старую мебель, которую я предусмотрительно вывезла не на помойку, а соседке в гараж. Мать тут же смешалась, перевела разговор на другую тему, и больше к этому вопросу не возвращалась. Во всяком случае у нас воцарилось подобие мира.
   Однако недолго я радовалась. У матери периодически возникает новый повод придраться ко мне. Теперь, например, ей взбрела блажь выдать меня замуж. С этой целью она собирает чаепития и я, внутренне крепясь, любезничаю с предполагаемым женихом, поражаясь, неужели она и вправду за таких придурков хочет меня отдать.
   Я пыталась действовать на мать сухой логикой и приводила результаты исследования доктора Сатоши Канадзавы из Кентерберийского университета в Новой Зеландии. Он проанализировал двести восемьдесят биографий великих ученых и выяснил - практически все они совершали свои открытия до того как женились. А женились они в преимуществе после тридцати пяти лет. Так что раньше этого срока я попросила мать меня не беспокоить - меня ждут великие дела!
   Мать подняла меня на смех - какой из меня ученый. А я обиделась - мне всего двадцать восемь и вся жизнь впереди, но дело - то не в этом! А в том, что вывод - брак действует отупляющее! Доктором Канадзавой доказано, не мной от нечего делать сказано! Мать заявила что мне ум девке ни к чему, а вот внучок ей не помешает.
   Я поймала себя на мысли, что я почти благодарна Никанору за то, что он так вовремя умер, и его похороны отменили сегодняшние смотрины. Потом, вскинув запястье с болтающимися часами, Саниным последним подарком, я посмотрела на циферблат и решила что помянули мы Саню достаточно. Подошла к охране, сказала ресторан прикрывать, и поехала домой.
   По дороге позвонила Ворону, велела ехать ко мне, будем думать, как жить дальше. Во дворе нашего дома я бросила машину у забора и, погруженная в свои мысли, побрела к подъезду.
   - Здорово, Марья!- гаркнул кто - то мне под ухо. Я чуть не подпрыгнула от неожиданности, отвлеклась от дум и обнаружила компанию молодняка, оккупировавшие обе подъездные лавочки.
   - Здорово, - буркнула я в ответ, проходя мимо.
   - Ты, Марья, того, - заискивающе сказал рыжий пацан, - машинку - то запри, или в гараж поставь, а то вдруг кто не знает...
   - Да? - я обернулась и посмотрела на него. - Вот ты ее и посторожи, раз душа за моё добро болит.
   Нужно больно кому - то со мной связываться. Дом у нас хороший, внизу в холле охрана, мощеный двор отлично освещается по ночам красивыми ажурно-коваными фонариками, да и видеокамер натыкано - мышь незамеченной не проскочит. Покажите мне воришку, который в такое место машины потрошить полезет! К тому же - первый и последний раз, когда на мою БМВ кто-то покусился - я тогда бросила машину около материного дома - незадачливые представители мелкого криминала сами прийти не смогли. Явились родители. Четверо парней, польстившихся на магнитофон и прочие прибамбасы просто сошли с ума. Один порывался спрыгнуть с балкона, второй с него все же спрыгнул и лежал в реанимации, двоих других родители предусмотрительно свезли в психушку. Я прощать была не намерена - характер у меня не сахар, сразу говорю, однако родители вместе со всеми родственниками валялись в ногах и устроили около моего подъезда дежурство. Это было весьма утомительно - родственники не давали прохода мне, моим соседям, и пугали воплями клиентов. Я сочла, что это плохо действует на бизнес и личное спокойствие дороже, так что порчу сняла, предварительно взяв с родни неслыханные откупные.
   Эта весть, плюс то что я у местной мафии что - то типа тайного советника позволяет мне не бояться покушения на свое добро. Однако охранки, и весьма жестокие, я поставила на все, что имею. У меня дурной и подозрительный характер, я уже упоминала об этом. О! Кстати о добре. Я остановилась меж этажами и прикрыла глаза, мысленно сосредоточившись на Сашкином ролексе, и прошептала охранку. Охранка простенькая, у вора просто сгниют руки по локоть, если в течение недели не принесет мне его обратно и не уговорит полечить. А на второй неделе вор начнет умирать - долго, примерно на полгода страданий.
   Так вот... Обычно я не лечу.
   Дом меня встретил тишиной. Все правильно. Кот, Бакс, товарищ важный и неразговорчивый. Мама - папа живут своей жизнью, муж или бойфренд не предвидится. Я одинока, независима, скучать мне как - то некогда, и это мне по душе. Не разуваясь, прошла в гостиную, достала из комодика сушеные травы, эмалированный банный тазик - я его вместо курильницы юзаю, и свечи белого воска. Потому что скоро приедет Ворон, и я буду колдовать.
   И тут Бакс как обычно возопил полным страдания голосом. Что это означает - я прекрасно понимала, так что недолго думая пошла в ванную, вытряхнула его лоточек, насыпала свежий наполнитель и посмотрела на Бакса. Бакс посмотрел на лоточек, на меня и протяжно, с надрывом, мявкнул. Вот гад! Я пошла в спальню, взяла с полки последнюю пачку баксов, вернулась в ванную и бросила в лоток несколько бумажек. Кот мгновенно устроился поверх них, всей своей мордочкой выражая сосредоточенность процессом. Разбаловала дармоеда!
   Подумав, что придется ему еще долларов напечатать, я пошла в гостиную, достала заветную тетрадку с заклинаниями, после чего села в кресло и расслабилась.
   Профессиональной ведьмой я стала случайно. Мне тогда было всего семнадцать -я только закончила школу, поступила в пединститут и пошла на лето подрабатывать в официанткой при гостинице "Заря". Я тогда молодая была и еще неленивая, так что целую смену пробегать по залу и ни разу не присесть мне было нетрудно. И была я тогда наивной и доброй девочкой с определенными идеалами что немаловажно для дальнейшего повествования. Как на грех, приглянулась я крыше этого заведения. Некто Стадольный поначалу был весьма корректен. То есть меня по - хорошему просили поехать на дачку в баньке попариться. А я была, как я уже говорила, с идеалами и по - хорошему не понимала. Посыпались угрозы и неприятности. Девчонки меня жалели, да и дирекция, но сделать ничего не могли. Матери пожаловаться - об этом и речи быть не могло. Я попробовала уволиться, однако гад Стадольный отловил меня перед домом и велел на работу ходить как на праздник. И я ходила. Только вот зарплату я не получала.
   Апофигей наступил в День города. Абсолютно пьяный Стадольный со товарищи закатил к нам в ресторан, содрал с меня юбку и велел плясать на столе. В голове у меня что - то помутилось, я схватила бутылку и от души огрела его по тупой башке. После чего подхватила юбку и ринулась бежать. Дома я позвонила в ресторан и от девчонок узнала, что Стадольный, очухавшись, сказал твердо - нам с ним в одном городе тесно. Я с этим согласилась и высказала необоснованное ничем предположение что останусь тут я.
   Мать как раз уехала погостить к родственникам в другой город, папик где - то пил, так что никто не мог помешать мне сделать то, о чем я мечтала с тех пор, как Стадольный начал меня преследовать. Я не торопясь достала тетрадку с заклинаниями и сделала чернейшую порчу на своего мучителя. Как сейчас помню - я произносила слова обряда и четко понимала что все что я желаю - сбудется. И спокойно легла спать, я была уверена что все решилось.
   И Стадольный действительно в течение нескольких часов попал как кур в ощип. Пара гостиничных путан попросили его разобраться с клиентами, которые им не заплатили. Стадольный, у которого кулаки всегда чесались, а после водки - особенно, тут же задрав хвост понесся на разборки, вот только номера комнат он, бедолага, перепутал. Но это его не смутило, он до полусмерти избил двух командированных мужиков, которые там были, а так же забрал все деньги и ценности.
   И вот за это он к своему удивлению с легкостью загремел на нары, и адвокат не помог.
   Но суд - это было уже потом, а пока я на следующий день с пережитого хлопнула стаканчик шампанского и все рассказала паре подруг по работе. Поверили они или нет, не знаю, но дружки Стадольного меня отловили, и поставили на бабки.
   "Ребята, не доводите до греха",- умоляла я их. Ребята не послушали. Пришлось проклясть и их - благо ни мать, ни папик еще не вернулись.
   На следующий день один попал под машину, второй на своей машине упал с моста в реку, у третьего сожгли магазин. Оставшиеся в живых одумались, и пришли ко мне со следующим требованием - про них забыть. И тут я уперлась рогом в землю, у меня бывает такое. Зла я тогда была на весь свет. Достали меня эти козлы, честное слово. Сначала Стадольный измывался, теперь эти дружки. И над кем? Над девчонкой, за которую по идее заступиться некому. Я им твердо пообещала, что это все цветочки были. И тут дружков проняло... Схватившись за голову, они ягодок ждать не стали, сходу подарив мне эту квартирку в качестве мирного жеста. Я его оценила и уверила, что больше к ним претензий не имею.
   И тут ко мне неожиданно повалила клиентура.
   В эпизоде со Стадольным я нечаянно доказала что магией можно ох какие дела воротить, и стадольновские же дружки первыми об этом сообразили, решив со мной не воевать а дружить, и напросились "поговорить" со мной о своих проблемах. Когда я поняла, чего они хотят, я не долго думая схватила свою тетрадку, потрепанную колоду карт, погадала, поставила охранки и открыла им удачу. Как не странно - но они мне за это заплатили. Дали целых пятьсот баксов - совершенно запредельная для меня тогда сумма! - и пообещали мне ноги оторвать, если они деньги зря отдали. Несколько дней я тряслась и боялась тратить свалившееся на меня богатство. Потом сияющие от счастья парни занесли мне в дом домашний кинотеатр - только что из магазина и тут же настроили. Эти ребятки умели быть благодарными. Пока устанавливали аппаратуру, мы посидели, попили сока, и кое - о чем договорились. Так я и стала профессиональной ведьмой и правой рукой местной мафии - потому как квартиру мне надо было обставлять, да и астрономические счета за квартплату и коммунальные услуги мне за красивые глазки никто отменять не собирался.
   Ведьма я не очень сильная - потому как рассчитывать приходится только на собственные знания и силу. Мое главное достижение - то что я изобрела заклинание фриза. Вернее, не то что изобрела, а просто сообразила, что при определенных условиях силу можно трансформировать в сгусток ледяной энергии, мгновенно замораживающей при прикосновении. Физика в школе была мной выучена досконально, как и остальные предметы - слава богу, хоть что - то пригодилось. Со временем я познакомилась и с другими ведьмами и с досадой обнаружила, что я рядом с ним - как моська со слонами. Просто у них у каждой была своя Книга Магии, которая переходила из поколения в поколение. И каждая ведьма, открывая в первый раз унаследованную Книгу, смешивала свою силу с силой всех ведьм в роду, и в качестве бонуса ей полагались еще и заклинания на страницах Книги. У меня же была только толстая ученическая тетрадка, в которую я с детства на слух записывала заклинания, элементарно шпионя за бабушкой - она была сильным Мастером, царствие ей небесное. Впрочем, тетрадку ту я уже давно не открываю - настоящий Мастер должен знать рабочие заклинания наизусть! Ровно восемьдесят четыре обряда были мной выучены назубок, но я все же перед работой всегда достаю ее, на всякий случай. Однако все же как жаль, что бабуля не передала мне родовую Книгу! Но я могла утешаться тем, что охранки я ставила мощнейшие, лучше всех ведьм с их Книгами. И к тому же у меня хоть какая - то сила, а своя, и никто ее у меня не отберет. А "книжницы", как я их называла, все время ходили по краю пропасти - ведь если бы украли у такой ведьмы Книгу, то украли бы и хранящуюся в ней силу. Хотя на самом деле я конечно жутко завидовала книжницам и отчаянно мечтала о своей собственной Книге - но чего нет, того нет. И кстати нет ее у меня опять же из-за матери! Вечно она мне все портит!
   Тут мои воспоминания были прерваны наглейшим образом. То есть - в дверь как обычно попинали и гаркнули:
   - Открывай, Марья!
   Бакс тут же сам соскользнул с коленок и лениво перебрался на диванчик. Молодец, парень, у ведьмы должен быть умный кот! Я открыла Ворону дверь и проинформировала :
   - Около двери вообще - то есть звонок. Пинать было не обязательно.
   - Ага, в следующий раз позвоню, - пообещал мой новый подопечный.
   - Проходи в гостиную, чудо, - вздохнула я.
   Сама я немного притормозила - выстраивала его ботинки по ранжиру - я крайне педантична, есть такой грешок.
   - Кого парить собралась? - донесся до меня голос Ворона.
   - Эт не парить, - объяснила я, входя в комнату и кивая на тазик с вениками. - Это обряд будем делать сейчас.
   - Какой? - заинтересовался парень. Ох уж эти мужики, прямо как малые дети, все им сказку подавай.
   - На самом деле обрядов несколько, ты у меня тут на всю ночь, - улыбнулась я.
   - О- о... - Ворон явно подумал не того и тут же сориентировался. - Может я для начала в магазин за шампанским сгоняю?
   - Послушай, - отбросив приветливость, я стала строгой и деловитой, "ты мне не нравишься" тут просто сочтется за дешевое кокетство. - Я не пью, когда колдую. Выпью хоть каплю - и не смогу даже маломальский сглаз сделать. Секс в программу тоже не входит - после оргазма я также не смогу колдовать. А этой ночью мы с тобой будем работать. Надо будет сначала тебе расклад сделать на будущее, потом снять все порчи- проклятия, потом оберег на год, потом - обряд на высокое положение. Работы много. Стоить тебе это будет пятнадцать тысяч долларов.
   - Что - то многовато... - протянул Ворон.
   - Пятнадцать тысяч за год удачи и неуязвимости? - усмехнулась я.
   - Идет!- тут же согласился парень.
   - Тогда приступим.
   Я вытащила первую колоду карт, дала ее Ворону и велела хорошенько перетасовать.
   Задумчиво посмотрела на расклад и произнесла:
   - Слушай... А Никанору - то, покойничку, ведь ты проводы на тот свет устроил.
   Парень хищно посмотрел на меня и сделал какое - то движение.
   - Успокойся, - взмахом руки я снова усадила его в кресло, - мне абсолютно без разницы кто мне деньги платит. Мы сейчас решаем за твои деньги твои проблемы, так что не волнуйся. А про Никанора - я к тому, что чувствовал он свою смертушку, похоже. И приготовил тебе большую неприятность.
   - Какую? - глухо спросил парень.
   - Что - то пропало с его смертью, - я вглядывалась в сочетание карт и в конце концов сказала. - Ворон, у меня неприятная правда. За это пропавшее ты умрешь.
   - А обереги твои? - видно было, что парень не на шутку перепуган несмотря на всю крутость.
   - То что пропало, имеет слишком большую ценность для множества людей, - пожала я плечами. - Такое направленное желание мести и ненависть никакой оберег долго сдерживать не сможет.
   - А за что я 15 штук - то отдаю? - подозрительно сощурил он глаза.
   - Я_объяснила, - жестко ответила я. - Стандартный набор. Можешь отказаться - но тогда тебя сразу похоронят. Ну а если после обряда потребуется большее - обращайся, не брошу. За отдельную плату.
   - Какая ты, Марья, жадная, как таких только земля носит! - зашипел он.
   - Я свои услуги никому не навязываю, сами приходите. Ищи другую ведьму, возьмет с тебя со скидкой, - с достоинством ответила я. - А у меня не благотворительный фонд, сам понимаешь.
   Ха! Жадная! Да вообще - то это он чего - то попутал - остальные платили и еще и сверху тыщонку кидали - принято было так в их среде. Жмот!
   - Так- так... а когда я узнаю- то, что пропало?
   Я раскинула следующую раскладку и твердо пообещала:
   - Завтра. И через 2 недели ты за это должен будешь умереть.
   - А так ты сказать не можешь что это?
   - Не могу, - покачала я головой.
   Ладно. Ситуация по новому дону ясна, пора браться за обряды. Ох и люблю ж я это дело... Абсолютное ощущение власти и уверенности - как я сказала, так и будет... Реки пойдут вспять, черное станет белым, грешник раскается и по моему слову человек станет богат, как Мидас. Единственное что у меня получается из рук вон отвратительно - это заклятья напрямую на себя. Нет, я разумеется, делаю это, однако получается слабенько и частенько - с неожиданным результатом. Однажды, сделав обряд на богатство, я моментально попала в чернейшую полосу - клиенты вмиг пропали, машина ломалась каждый день, меня саму в собственном дворе чуть парень из соседнего подъезда не придавил с пьяных глаз своим джипом. Я кое - как пережила этот период, мудро не прибегая к обрядам на то, чтобы это все поправить и зареклась с тех пор колдовать на себя. Хотя с другой стороны перед этим я отлично снимала себе зубную боль ну и так, по мелочи.
   А на самом деле я рассудила - зачем мне обряды на богатство? Моя профессия дает мне доход без всяких денежных обрядов, а привороженные защищают лучше оберегов.
   - Раздевайся, - приказала я парню. Сама достала стопку новых хрустящих простыней и расстелила одну на ковре.
   - Ложись,- так же не глядя велела я.
   Ворон с готовностью лег на пол.
   - Бог мой, - закатила я глаза. - ВСЁ снимать!!
   - А секс точно не предусмотрен? - поинтересовался он, стаскивая трусы- боксёры.
   - Точно, - отрезала я.
   Ох и грешен же был он... Самое большее я за сеанс использовала шесть простыней - это когда смотрящего за Питером ко мне привозили. На Ворона ушло восемь... Я не успевала вытаскивать их из-под него, залитые темным потом, они едко пахли, и мне хотелось вымыть руки. Но это - потом. Процесс прерывать нельзя. И я отливала Ворона воском, выкатывала яйцом, стегала травами, сыпала солью, окуривала ладаном. Бакс в середине процесса разлегся на Вороновом животе и замурлыкал. Все правильно. Парень тут же впал в транс.
   Закончила я с него снимать черноту только к двум ночи.
   Не села - бухнулась в кресло и объявила :
   - Перекур 15 минут!
   Ворон тут же бухнулся в соседнее кресло, сорвал салфетку с двух стаканов на столике и любезно протянул мне один. Я быстро взглянула на оставшийся бокал и внутренне усмехнулась. Новый дон, не подозревая, сам выбрал себе стакан с заговоренным соком на любовь ко мне. Приворот всех сильных мира сего, переступавших порог моей квартиры (а другим сюда ходить не по карману) - это я считаю само собой разумеющимся... А то мало ли чего. В этом мире все так сложно - сегодня друг, завтра враг. И лишь влюбленный человек будет играть на стороне любимой. Очень удобно.
   - Чувствую себя как младенец, - фыркнул пациент.
   - Слушай, младенчик, - внезапно заинтересовалась я, - а за что на тебе грехов - то столько?
   - Сколько? - вскинулся он.
   - Сам знаешь,- серьезно посмотрела я на него. - Просто я не пойму, сколько людей и каким образом нужно было загубить для такой ауры.
   - Маш, я в монахи не подписывался идти, всякое в жизни бывало, но теперь другие времена, со старым беспределом покончено, - спокойно сказал парень. Внезапно он поменял тему, сосредоточил внимание на моей груди и наконец изрек:
   - Как насчет того чтобы встретиться и познакомиться поближе? Насколько я знаю, у тебя давненько не было секса.
   Я аж поперхнулась от возмущения. Ворон как ни к чем не бывало явственно раздевал меня глазами.
   Медленно взглянула ему в глаза, собираясь дать хаму достойный отпор. И тут ледяная волна страха, нет, даже не страха, а ужаса прокатилась по мне. Много раз слышала выражение "у него были глаза зверя", но только сейчас я поняла в полной мере что это означает.
   - Нет, - медленно ответила я, отводя взгляд. - У тебя неверные сведения.
   - Но ведь у тебя нет бойфренда, - настаивал он. - Как же ты сексом занимаешься?
   Никак сок подействовал, черт возьми. Но я уже взяла себя в руки.
   - Я мальчиков на дом заказываю, - спокойно взглянула я на него. - Дать телефончик?
   - Да не, спасибо, - хмыкнул он. - То есть у тебя есть с кем спать?
   - С какой целью интересуешься? - хладнокровно спросила я.
   - Я не интересуюсь, я предлагаю. Себя, - пакостно улыбнулся он.
   - Меня не прельщает твой тип мужчины, так что приступим к дальнейшему обряду,- указала я на стул.
   Ворон разочарованно хмыкнул, но на предложенный стул сел.
   - А какие мужчины тебе нравятся? - спросил он через некоторое время.
   - Умные, - отрезала я. - Помолчи, ради Бога, я работаю.
   - А я значит дурак? - обиженно вскинулся он.
   Я уже начала читать заговор, потому лишь запрещающим жестом приложила к его губам указательный пальчик. Мерзавец тут же его чмокнул, зато заткнулся.
   Далее я как и обещала - на совесть сделала ему оберег, памятуя о его проблемах, замотала его в толстый кокон из охранок, дыма ладана и аромата освященной свечи. Потом провела тестирование - сделала нехилый сглаз и с удовольствием поглядела как аура Ворона играючи его отфутболила ко мне обратно. Не зря я деньги беру, не зря...
   И наконец на рассвете я сделала ему обряд на вознесение над людьми и удачу. Из последних сил сходила с ним на пустырь и там мы сожгли использованные простыни. Впрочем, при получении долларов я повеселела и, быстренько поднявшись к себе в квартиру, разделила их на две неровные пачки. Полторы тысячи - это десятина в церковь, душа кровью обливается, конечно, до того их жалко, а что делать? Господь велел каждые десять процентов от прибыли отстегивать на церковь, и самая скупая ведьма свято блюдет эту заповедь - ну его, с начальством связываться! И оставшиеся - снесу в банк, у меня там ячейка арендована.
   Как я добралась до кровати - не помню. У меня собачья работа, и устаю я как собака. Но зато мне платят такие бабки, что я могу себе ни в чем не отказывать. А это для меня важно. У меня детство трудное было!
  
   Разбудил меня звонок в дверь. Сквозь сон я проанализировала ситуацию - это кто - то левый, мои бандиты просто пинают дверь, а я никакая и мне необходимо восстановить силы. Придя к такому заключению, я перевернулась на другой бок, нахлобучила на ухо вторую подушку и попыталась звонок проигнорировать. Как бы не так! Кому - то было невтерпеж меня увидеть.
   Через полчаса, злая как собака я распахнула дверь и рявкнула:
   - Ну?????
   - Что ну? Сына моего отпусти!- надвинулась на меня бабенция под сто пятьдесят кило весом.
   - Леди, внятнее, ибо я в данный момент социально опасна, - сказала я хоть и сквозь зубы, но максимально вежливо, насколько возможно в данной ситуации.
   Дама моего жеста не оценила. Проигнорировав мое предупреждение, она заголосила так, как будто ее режут:
   - Сына моего отпусти, с вечера твою чертову колымагу сторожит, не жравши, не пивши!
   Ее маленькие, близко посаженные глаза буравили меня, и такая ненависть была в них, казалось, прожжет.
   Я досчитала до десяти, вздохнула, мысленно произнесла короткие слова повиновения и приказала :
   - Сына - отпускаю, теперь сторожи ты.
   И захлопнула дверь.
   Черт. Как - то с этим рыженьким нехорошо получилось, совсем я про пацана забыла. Хотя черт его знает, чего он сторожить - то подрядился, я точно помню, что я его не заклинала, просто брякнула и все. Ну да ничего. Ночь на свежем воздухе полезна для растущего организма. Укладываясь обратно, посмотрела на Санин ролекс - было всего 11 утра. Еще спать да спать! Совсем офигели - в такую рань меня будить.
   Сон не шел. Вокруг меня кругами бегал мерзкий Бакс и душераздирающим мявканьем требовал сменить ему лоток. Все в это утро было решительно против меня. Проворочавшись пару часов, я со стоном встала и пошла умываться. Как не вовремя эту бабу- то принесло. С учетом того что сегодня  Ворону явно потребуется моя помощь - мой недосып был форменной катастрофой... Походя двинув наглого кота тапкой в жирный бок, я все же поменяла ему лоточек. В отместку кот потребовал чуть ли не полпачки долларов сверху наполнителя. Черт, надо срочно печатать новые, завела дармоеда !
   Не успела я почистить зубки, как зазвонил телефон.
   - Общак пропал, - без предисловий сказал Ворон тусклым голосом.
   - Плохо, - сделала я вывод. - И тебе дали две недели, верно?
   - Верно, - еще тусклее согласился он.
   - Сам найдешь? - говоря это, я уже прикидывала, сколько мне с него содрать за помощь.
   - Пока сам, но если что - поможешь? - ответил он.
   "Денег жалко за мои услуги", - поняла я. Помолчала и внезапно спросила:
   - Сколько там было - то, в том общаке?
   - Два лимона.
   - Зеленых? - тупо переспросила я.
   - Зеленых...
   Я присвистнула. Вот это сумма...
   - Ну ты это, Ворон, если что, свисти, помогу, - сочувственно сказала я.
   - Свистну, - вздохнул он. - Только за меньшие суммы людей хоронили.
   - Я же сказала - обращайся если что! - повторила я и положила трубку.
Не поможет ему тут никакая охранка, даже моя. Только если  то что я ему удачу открыла - может, сработает Помочь ему теперь может лишь одно - эти самые 2 миллиона. Где б их только взять... Ну
Никанор, ну удружил переемничку...
   Однако сумма в два миллиона завораживала...
   Причем деньги в данный момент вроде как и ничьи. Если бы какая - нибудь ловкая особа смогла их аккуратненько найти и при этом чтобы на нее никто не подумал...
   Взяв бутылку "Мистер Мускула", тряпку и пылесос, я принялась тщательно убираться в доме. Однако - черт возьми! - все то время, что я надраивала мебель и полы, я думала только об одном. О том, что где - то валяются абсолютно бесхозные два миллиона долларов.
   Закончив с уборкой я поднялась снова наверх в гостиную, достала карты, прикрыла глаза и спросила у них - где лежит этот мешок с баксами?
   Карты вредничали...
   Показали что лежат они - совсем рядом, только руку протяни, есть правда определенные сложности. Я оставила раскладку на незаконченном втором ряду и победно улыбнулась - моё! Ворон тоже рвет и мечет на ходу - Run, Lola, run! Надо успеть. Ну и что, что сложно! Меня это устраивало.
С малых лет я уяснила, что просто так ничего не дается. И чем больше выигрыш, тем больше шишек по пути к нему набьешь.
   Я быстренько натянула джинсы, сделала легкий макияж, заплела волосы в косу и поехала по делам.
У подъезда сидела давешняя тетка.
   - Вы можете идти, - светло улыбнулась я ей. У меня сегодня было на редкость отличное настроение - в перспективе получения двух миллионов зеленью.
   Та недобро поглядела на меня, дождалась, пока  я сяду в машину и только тогда поднялась и, тяжело переваливаясь с бока на бок пошла по тротуару вдоль дома. Сев в машину, я потихоньку вырулила со двора и обнаружила две неприятные вещи. Первая - что крякнул мой кондиционер. Вторая - что на улице больше тридцати градусов по Цельсию и я за пару минут покрылась крупными каплями пота. Пожалев, что не одела шорты, я мужественно поехала дальше. Возвращаться - примета плохая.
   Первым делом я заехала в магазин для рукодельниц и купила несколько метров черного сатина, а то мои запасы совсем уже закончились, пантаклю сотворить не на чем. Потом я задумалась. Необходима была курица, причем живая. Ну где я в городе возьму живую курицу, а? Ладно, фиг с ним. Об этом я подумаю потом. Свечей у меня еще навалом, трав тоже, а теперь поеду- ка я к Ворону, поспрашиваю, чего ему насчет моих денег известно. Беззаботно напевая песенку, я двинулась в центр, где располагался офис конкурента - вражины. Знала б что тут такие деньги, фиг бы я стала ему вчера удачу поворачивать и охранки ставить. Уехала я недалеко.
   Дяденька с волшебной палочкой решил на этот раз осчастливить меня своим вниманием. А надо вам сказать, что гаишники всего города меня люто ненавидели из цеховой солидарности. Однажды мы с девчонками прикончили в сауне пару ящиков термоядерного пива, одиннадцатиградусной "Балтика N9" и потому я была абсолютно никакущая. Девчонок разобрали мужья, а меня, одинокую алкашку, согласился довезти до дома из доброты душевной друг чьего - то мужа. Я ему вручила ключи от своей бэмки, назвала адрес и полуотрубилась на заднем сидении, не забывая прикладываться к прихваченной бутылочке пива. Парень потом рассказывал что поездка была просто кошмаром. Минут через десять после того как мы отъехали от сауны, я начала методично долбиться в окно локтем. Получалось у меня плохо, и я утроила усилия, уговаривая себя что еще чуть - чуть... Парень, онемевший от такого варварства, наконец обрел дар речи и нервно спросил, зачем я пытаюсь разбить окно. "А мне жарко", - простодушно улыбнулась я и саданула локтем посильнее. Парень, матерясь, нажал на кнопку и стекло отъехало вниз. Довольная, я уселась поудобнее и принялась попивать пивко и думать о глобальных проблемах человечества. Была ночь, сияли звезды и фонари, свежий ветерок обдувал меня, да видать плохо. Потому как когда я обдумала все проблемы и практически наметила пути их устранения, пиво кончилось. Ничтоже сумнящеся, я размахнулась посильнее и выкинула бутылку в окошко, что б не дай Бог она не разбилась на дороге. Послышался какой- то звон, парень в голос заматерился, а я обиделась - кто же так при дамах выражается? В общем, долетела я после того до дома очень быстро, парень буркнул что - то злобное и ушел, хотя я предлагала вызвать ему такси.
   На следующий день не успела я выехать на своей машинке, как меня остановили злющие - презлющие гаишники. Оказалось, что бутылку я вчера очень прицельно запулила в их будочку, стоящую у дороги. При чем настолько прицельно, что попала в окно, а затем и в какого - то гаишника, который теперь мается фингалом под глазом и порезами от разбившегося стекла. К несчастью, его напарник успел запомнить номер моего БМВ. Как я задабривала гаишников - отдельная и очень долгая песня. Однако полностью стереть этот случай из их памяти мне не удалось, и потому практически каждый встреченный гаишник с тех пор с удовольствием меня тряс.
   Итак, нацепив на лицо светлую улыбку первоклассницы, получившей первую в своей жизни пятерку, я притормозила около дядечки и выразила восторг от встречи с ним. Дяденька нахмурился. Ясен пончик, он тут не к девочкам приставать поставлен, а жене на булавки, деткам на памперсы зарабатывать должен. Мысль обо мне как об источнике дохода для его семьи мне не понравилась напрочь. Гиббон осмотрел меня мельком, потом - пристальнее - номер машины, и начал весьма нехорошим голосом:
   - Документики ваши !
   - Нет проблем! - лучась улыбкой, я выдала ему требуемое.
   Тот их тщательно изучил и нудно продолжил:
   - Аптечка есть?
   - Конечно! - я просто лучилась от счастья, легко перегнулась к бардачку и, достав аптечку, продемонстрировала ее дяденьке. Ты смотри - ка, новенький, а уже в курсе про мою машину, то - то он номер так внимательно изучал! Гиббон нахмурился еще больше, немного подумал и наконец придумал:
   - Почему без ремня ехали?
   Я аж потерялась...
   Лет пять уже как эту статью дохода - в пределах города - у гаишников официально прикрыли. Однако, памятуя, что спорить с ними бесполезно, я просто возмутилась:
   - Да вы что??? Такую красоту - и ремнями??? - и  скосила глаза на обтянутую тонким топиком грудь. Грудь у меня и правда выдающаяся, причем в прямом смысле, за что на меня некоторое время назад пытались навесить кликуху Саманта Фокс. Мне это не понравилось, а люди к тому времени уже поняли, что с моим мнением лучше считаться. Гиббон невольно проследил за моим взглядом и принялся тщательно исследовать глазами открывающиеся ему просторы в низко вырезанном декольте. Для закрепления успеха я открыла дверцу и вышла. Гиббона определенно чуть удар не хватил. Мне вообще нравятся крайности. Сама - то я всего - навсего сто семьдесят пять ростом, однако обожаю носить обувь на пятнадцатисантиметровых шпильках - догадайтесь, сколько это в сумме рост выходит? Люди обычно в шоке. Этот не стал исключением. Я потянулась всем телом, разминая мышцы, после чего с надеждой посмотрела на гиббона:
   - Так ко мне претензий я так понимаю нет?- кончиком косы я принялась смахивать с джинс несуществующие пылинки. Мне было жарко.
   - Нет, - промямлил гиббон, с трудом отрывая глаза от вознесшейся теперь выше его макушки груди.
   - Тогда я поеду? - обрадовалась я.
   Он промычал нечто утвердительно - отрицательное, я потеребила кончик косы    и предложила :
   - Тогда вам следует дать мне ..., - тут я вздохнула, и за эту паузу лицо бедного гиббона совсем посинело, - мои документы, - скромно закончила я.
   Тот молча протянул мне права и я отчалила дальше по делам. Нечасто мне удается так просто ускользнуть из лап мстительных гаишников. Новенький, повезло мне!
   Немного отъехав, я вытащила пару салфеток и промокнула выступивший по всем открытым участкам тела крупный пот. Жара была просто удушающей (ну почему я не одела шорты !) Потом я непроизвольно посмотрела в зеркало заднего вида. Гиббон с потерянным видом не отрывал взгляд от моей машинки. Я так понимаю, панорама моей груди чуть выше уровня его макушки сниться ему будет долго. Хоть с этим мне повезло, а то на лицо я просто кинозвезда в стиле Вупи Голдберг.
  
  
   Секретарша у Ворона была оригинальная. Не тратя время на ее описание, скажу, как ее звали.
   Клавдия Никитична.
   Типичная учительница и по повадкам и по виду. Примерно лет сорок пять, на фейсе написано высшее педагогическое образование и долгая трудная работа с малолетними преступниками младшего школьного возраста. Компьютер, стоящий на ее столе, она любовно протирала мокрой тряпкой, и непонятно было, как он от такой ласки до сих пор не загнулся. Впрочем, включенным я его и не видела - всю документацию она вела по старинке на бумаге. Ее вид предусматривал полное отсутствие какой - либо личной жизни, высокоэротичные шерстяные панталоны зимой и всесезонные застиранные лифчики с пришпиленной булавкой бретелькой. Кофе она варила по собственному эксклюзивному рецепту - одна столовая ложка размолотого порошка на литр воды, видимо сказывалось тяжелое детство времен тотального дефицита. Впрочем, я несправедлива - сахара и молока она никогда не жалела. В первый раз, когда я заглянула в этот офис, я громогласно заявила, что секретарша, вместо кофе подающая разведенное молоко с пятью ложками сахара на маленькую чашку, должна быть немедленно уволена. Ворон же махнул рукой и сказал что она по крайней мере пишет без ошибок, но Клавдия Никитична оказалась дьявольски злопамятной.
   Я постоянно задавала себе вопрос - ну почему, почему она, а не модельного вида девица, как у других? Ответа я не находила, а задавать этот вопрос Ворону мне почему - то категорически не хотелось. Ворон вообще из тех людей, в общении с которыми невольно начинаешь сначала думать, а потом говорить.
   - Здравствуйте, Клавдия Никитична, Ворон у себя? - холодно спросила я. Никитична меня, как я уже упоминала, не любила, и я отвечала ей тем же.
   - У себя, но с минуты на минуты к нему придут, - не поднимая головы от бумаг процедила она. Хамка, прости господи.
   - Да я ненадолго, - ответила я и решительно двинулась к кабинету. Игнорируя ее гневный вопль, я внезапно остановилась у двери, бодро ее попинала и гаркнула:
   - Налоговая!
   Ворон, увидев меня, заметно расслабился и недоуменно спросил:
   - Ты чего?
   - С кем поведешься, - улыбнулась я, - а как вы ко мне в дверь ломитесь, забыл?
   Я оглядела его заваленный бумагами стол, и внезапно гениальная идея посетила меня. "Это же мои любимые джинсы!" - взвыл благим матом внутренний голос. "Заткнись!", - сурово рявкнула я и схватила со стола ножницы.
   - Слушай, Машка, - поморщился Ворон, - тут ко мне люди серьезные должны подъехать, невовремя ты.
   - Помоги, - попросила я, вспарывая ткань на правой ноге.
   - Ты чего? - удивился он.
   - Жарко, - исчерпывающе объяснила я и повернулась к нему спиной, - отрежь там ровненько, будь ласка.
   Ворон молча щелкнул ножницами, я дрыгнула ногой, освобождаясь от ампутированной штанины и застонала от блаженства, почувствовав обнаженной кожей кондиционированный воздух кабинета.
   - Теперь вторую так же, - сладострастно простонала я. Таким голосом говорят "я хочу тебя, милый, еще раз".
   По окончании я художественно брякнулась в кресло и спросила:
   - Так что ты там говорил про встречу без свидетелей? А как же эта?- кивнула я в сторону приемной.
   - Клавдия Никитична уже уходит. Маш, ты пойми, я к тебе замечательно отношусь, но ты б лучше ушла. Для тебя же лучше.
   Вот тебе раз. И это он мне говорит после того, что только что произошло меж нами! Взглянув на валяющиеся на полу брючины, я демонстративно вытянула освобожденные ноги, полюбовалась их формой и спросила :
   - Кого ждем? По бизнесу или по твоей проблемке?
   - Зырян придет, - скучным голосом сообщил Ворон. Однако формой моих ног он тоже не упустил случая полюбоваться. Привороженный, что с него взять.
   - О- о...., - удивилась я.
   Зырян, насколько я знаю, был из старой гвардии - авторитетный коронованный вор. Жил он сейчас тихо - мирно, это раньше о его подвигах песни слагались. Ему - то чего надо?
   - Слушай, я ведь тебя спросить кой о чем пришла. Вот ответишь и сразу уйду, ладно?
   - Хорошо, только быстро, - мольба в вороновом голосе меня прямо растрогала.
   - Я вот чего не пойму, с чего общак с тебя - то спрашивают?
   - Потому что некоторые мудаки за день до смерти сообщают Зыряну при свидетелях, что он мне, если что бригаду оставляет и за общак я в курсе. А я не в курсе, черт возьми!- зло выкрикнул парень.
   - Да не переживай ты так, - посочувствовала я. - Саню ж ты убил, значит, считай, отомстил.
   - А теперь убьют меня, - глухо сказал Ворон. - Откуда ж мне знать, что Никанор как чуял и на меня стрелки - то перевел? Узнаю, кто сдал - живьем похороню.
   А я с сожалением подумала о том, какому все же дураку досталось Санино место - ведь ясно - понятно, что прорицатель, вернее, прорицательница у нас одна. Приходил за гаданием Саня за недельку до смерти, я как обычно выдала ему порцию ужастей. У меня вообще принцип - ребята мне эти как родные, так что я им выдаю прогнозы пострашней, что б не расслаблялись. У них жизнь такая потому что, каждый день как на войне. Вот Саня, умничка, и не сплоховал, дотумкал, откуда к нему беда придет.
   - Да, Ворон, вот кто - то свинью - то тебе подложил, - лицемерно посочувствовала я.
   - Маша, я тут подумал и решил что мне твоя помощь нужна, - вдруг жарко заговорил Ворон. - Ты же все можешь, все умеешь, посмотри мне по своим картам, где эти чертовы деньги лежат! Озолочу, с ног до головы озолочу!
   Я посмотрела на него как на придурка.
   - Не рассчитывай на меня!
   - Час назад предлагала свою помощь! - упорствовал он. - Что изменилось за это время?
   - Ворон, - снисходительно посмотрела я на него, - да если б я знала где они лежат, я б и без тебя озолотилась.
   Я ничем не рисковала, выдавая свой план. То, как я легкомысленно произнесла эти слова - гарантировало, что всерьез их никто не воспримет. Однако Ворон остро взглянул на меня и покачал головой:
   - Даже не думай об этом. Эти деньги надо отдать, собственная жизнь гораздо дороже двух миллионов. Ты не успела бы их даже начать тратить.
   - Глупо, - фыркнула я. - Кто б узнал - то, что они у меня?
   - Опомнись, Маш. Твоя жизнь и твой куций умишко - против матерых братков, прошедших огонь и воду. Даже не думай о том чтобы их присвоить, ты еще молода, жить да жить. А если поможешь мне - двести тысяч твои.
   - Звучит роскошно, - бесстыдно соврала я. Нашел дуру - два миллиона променять на двести тысяч. А вот "умишко" - я тебе еще припомню, тоже мне, Нобелевский лауреат.
   - Вечером встретимся? - сразу ухватился он.
   - Зачем? - удивилась я.
   - Обсудим ситуацию, наметим план, как действовать.
   - Я не уверена что буду свободна, - протянула я. - Позвоню тебе, котик.
   Зубы Ворона явственно скрипнули. Вероятно, это аллергия на "котик", но ответить он не успел.
   В приемной раздались голоса, возмущенно взвыла Никитична, в ответ ей раздался трехэтажный мат. Дослушивать я не стала. Быстрей молнии я вскочила и ринулась к неприметной дверке напротив. Моя легендарная интуиция часто действовала впереди моего куцего, отравленного "Космополитеном", "Менс хелсом" и сладковатым запахом диоровской "Дольче виты" умишка. И вовремя.
   - Что, браток, за бабой прячешься? - раздался голос, который иначе как гнусным я назвать не могу. Сразу было понятно что у его обладателя землистый цвет лица, прокуренные щербатые зубы и повадки орангутанга.
   - Проходи, Зырян, садись, - спокойно пригласил его Ворон. - Сейчас нам секретарша моя перед уходом коньячку поднесет.
   - Ушла уже твоя секретарша - захихикал еще один не менее гнусный голос.
   Так... Все ясно... Когда орлы разговаривают, курицы молчат и быстренько отползают в сторону. Я огляделась в поисках путей отползания.
   Как я и думала, за дверцей был санузел. И в нем было почему - то окно. Наверно потому, что он был по площади не положенные полтора квадратных метра, а с нормальную комнату. На цыпочках я подошла к окну и очень медленно начала его открывать, потому как чувствовала, что делать мне тут и правда нечего. Зыряна - то я не привораживала, он ко мне не ходит, шлепнет меня, и не поморщится - у старых урок повадки такие есть. Сосредоточившись, я буквально по миллиметру отодвигала створки.
   А в кабинете меж тем шел "серьезный разговор".
   - Ну так что, Воронок, по общаку - то решим? - вальяжно вопрошал обладатель мерзкого голоса.
   - Искать будем, - равнодушно ответил мой вражина. Да уж спасибо, без тебя найду, помощничек.
   - Хороший ты парень, Ворон, никто за тебя плохое сказать не может, - вздохнул Зырян, и я поняла - ну точно убьют Ворона за этот общак.
   Я приоткрыла наконец створки и тихо скользнула на улицу - благо первый этаж.
   - О покойниках вообще плохого не говорят, - язвительно донесся до меня напоследок менее гнусный голос, подтверждая мои догадки.
   Я аккуратно прикрыла створки, поздравила себя с успешным спасением шкурки, поймала на себе изумленные взгляды прохожих и бодрой рысцой двинулась к машинке.
   Самое мое большое желание было отчалить как можно дальше от сего места. Чего я в жизни опасаюсь - так это вот таких старых урок, живущих по понятиям.
   Однажды, перед встречей с одним таким уркой, меня ребятки долго и подробно инструктировали. Выяснилось, что куда ни кинь - каждый твой шаг может быть расценен как косяк. Попросила сигарету- это косяк. Что общего может быть у меня и у коронованного вора с понятиями? Если даст - то получится, что он меня как равную воспринял, а так как я близко в криминалу не стояла, и вообще женского рода, то он автоматически опустится до моего статуса - статуса бабы, и к тому же лохушки по их понятиям. То есть за эту свою просьбу я отвечу. Как отвечают, мне тоже рассказали, и мне это не понравилось. Я по наивности сказала, что это ерунда, я же не курю и сигарет мне его не надо. Мне тут же разъяснили, что при желании и это как косяк можно расценить - раз не берешь его сигареты, значит, брезгуешь. А это страшное оскорбление. И за это я тоже отвечу.
   У меня голова пошла кругом, и когда пришел этот вор, я ему честно сказала - дяденька, я ваших понятий знать не знаю, не в Семье родилась. Наверстывать уж поздно, может, я просто сделаю свою работу и все, а если что не так, он меня убивать за это не будет, так как я по незнанию, а не от недостатка уважения. Старый вор выслушал, сухо кивнул и я приступила. Надо ему было узнать, что с его сыном - внебрачным, разумеется, у таких жен, семьи и уютного дома быть не может.
   Сынишку держали в плену чеченская группировка, и по всему выходило, что если он на их требования не пойдет, убьют. Выслушав, старик выложил мои 100 баксов и не прощаясь ушел. Меня после его ухода еще долго трясло, до того вид у старичка был неприятный. Потом я узнала - не уступил он, а парня и впрямь убили.
   Я наконец добралась до машинки и, недолго думая, поехала за город - срочно нужна была живая курица, чтобы сегодня сделать себе вещий сон. А то конкуренты - то вон, не дремлют.
   Пока складывалось все удачно. О том что я претендую на эти два миллиончика, не знает никто. Ворон, который их по должности искать должен - занят. Если я не ошибаюсь, Зырян его запрет в каком - нибудь подвальчике до тех пор пока Ворон не сознается где деньги. Три ха- ха. Если б он еще это знал...
  
   Итак, в самом радужном настроении я приехала в Парфеново, деревеньку, в которой я куриц второй год покупаю.
   - Здравствуйте, баб Галь! - крикнула я, подъехав к знакомым воротам, выкрашенным темно - зеленой краской.
   Баба Галя, приветливая старушка лет шестидесяти, разогнулась над грядкой, отряхнула подол и подошла к забору.
   - Ну здравствуй, - ответила она. - С чем пожаловала?
   - Птичку б мне, - улыбнулась я.
   - Ох, милая моя, заболели что - то они у меня, - сокрушенно ответила баба Галя, пряча от меня глаза, - извини, но продать не могу.
   - Хмм... А что с ними случилось? - на мой взгляд, пеструшки, носившиеся по двору, были здоровей здорового.
   - Дак эта, ынфекция какая - то, - смутилась старушка.
   - Да ладно, мне ж не в суп, - я протянула ей сотенную купюру, но та испуганно замахала руками
   - Нет, нет, не буду я греха на душу брать!
   Я только открыла рот для дальнейших переговоров, как старушки и след простыл.
   Странно... Я пожала плечами и, сев машину, поехала вдоль домов, высматривая на подворье курочек. Буквально через пару домов я остановилась возле белёного домика, и, высунувшись из окошка, крикнула старушке на крылечке :
   - Бабушка, курочку не продадите?
   Та степенно отложила недовязанный носочек, томительно медленно достала откуда - то из складок халата очки, водрузила их на нос и внимательно меня оглядела.
   - Чего - чего тебе, доченька? - наконец приветливо отозвалась она.
   Я решила что невежливо разговаривать сидя и, выйдя из машины, разогнулась во все свои почти два метра (помните о сумме роста и каблучков?), и двинулась к калитке, как обычно на ходу смахивая кончиком косы пылинки с колена.
   - Курочку, бабушка, не продадите, говорю?
   А бабушка с той минуты, как я вышла из машины, смотрела на меня, как будто у меня пара рожек на макушке. Внезапно она резво подхватилась и побежала в дом, оставив меня без ответа. Я посмотрела на брошенное вязание в глубоком изумлении. Странные они все сегодня, чего эт с ними?
   Я снова села в машинку и поехала вдоль домов.
   Странно, но куриц мне никто не продавал. Везде история продолжалась - от меня шарахались. В глубокой задумчивости я присела на лавочку и задалась резонным вопросом - Что, черт побери, здесь происходит?
   И тут словно в ответ из калитки вылетел мальчуган лет пяти, за ним следовала женщина в синем ситцевом платье.
   Мальчуган, увидев меня, притормозил, распахнул глазенки и завопил:
   - Мама, мама, смотри, опять ведьма приехала!!! Завтра ветрянка начнется, и я в садик не пойду!!!
   Малыш был явно в восторге от подобной перспективы.
   Мать, увидев меня, побелела как полотно и, схватив мальчугана, поволокла его обратно в дом.
   - Да какая она тебе ведьма, - бормотала она, испуганно косясь на меня.
   - Ну как, тетя Клава ж сказала, что она высоченная и коса до коленок, не спутаешь, - простодушно поведал мальчонка.
   - Погодите, - медленно произнесла я, - вы же только что вышли, зачем вам возвращаться?
   - А, я это..., - беспомощно залопотала она, пятясь от меня и знаете, такой ужас был у нее на лице.
   - Что тут происходит? - спросила я ее.
   Женщина молчала. Я огляделась. С каждого крыльца на меня смотрели лица селян. Недобрые лица.
   - Какие у вас ко мне претензии? - крикнула я им.
   И тут их прорвало.
   - Никитичну кто на тот свет отправил? - взвизгнула старушка в белом платочке с крыльца ветхого дощатого домика.
   - А младенца у Дерягиных кто придушил? - возопил следующий голос с голубого домика.
   - Картошку потоптал...
   - Муж к соседке ушел...
   - Сын утонул...
   Гневные вопли летели со всех дворов. Зеленый домик - умершая корова, кормилица для всей семьи, младенец остался без молока. Трухлявый деревянный домик - сына отправили служить в Чечню, понятно что не вернется. Основательный дом из белого кирпича - непонятный мор, уничтоживший в три дня отару овец, шерсть и мясо которых должны были погасить кредит, так что теперь семейство белокаменного домика пойдет по миру побираться. Меня обвиняли буквально во всех несчастьях, выпавших на эту деревню.
   - Хватит! - наконец не выдержала и крикнула я.
   Меня не слушали.
   Люди упивались возможностью сгрузить все на новоявленного козла отпущения, они выходили за ограды и надвигались на меня. И тут я вдруг почуяла свежий и нежный запах озона. Запах колдовства. Я не физик и хоть убей не могу объяснить, отчего при работе с магией воздух становится - словно только что прошел дождь. И я окунулась в этот запах, словно в горный ручей, текущий от снежной Фудзиямы, где я была в прошлом году, с хрустальной водой и розовыми лепестками сакуры на поверхности, слегка пахнущий духами "Вода" от японца Кензо. На меня напало дремотное состояние, и мне стало без разницы что около меня - беснующаяся толпа.
   Куцый умишко вдруг взбунтовался, утверждая что уже месяц, как снег на Фудзияме растоплен нежными лучами Восходящего солнца. И следующего снега, а также ручьев и всего прочего ждать не меньше пары- тройки месяцев.
   Почти равнодушно я с трудом повернула заледеневшее тело на восток и увидела мадам Грицацуеву. Звали ее конечно не так, родители назвали ее Клавдией, а фамилию у нас не спрашивают, однако на сию небезызвестную даму она походила как родная сестра - близнец. Была она ведьмой средней руки, но при этом - стопроцентно черной. На периферии сознания я удивилась - за что она меня так? Мы ж не ругались. Но действовала она при этом грамотно и тщательно. Я автоматически считала с людей слои заклинаний. Сначала - на доверие - так, она распускала про меня жуткие слухи. Потом - имплант моего образа в каждой душе. Потом - на коллективную ненависть. Умно. Толпа - слепое и жестокое существо.
   Гомон не умолкал - он становился громче и громче. Я задыхалась от этой ненависти. Я оборачивалась, смотрела в лица людей и меня корежило, меня ломало от их свирепости.
   Я снова отстраненным взглядом посмотрела на Грицацуеву и поняла - живой она меня выпустить не планирует. Дама плела сложные руны заклинания Жажды Крови.
   "Сейчас они сложат костер и меня сожгут", - отстраненно подумала я. Круг людских тел, охваченный безумием, сужался
   И тут толпу прорезала куча поддатых мужиков с вилами. И я поняла. Меня не сожгут. Меня сейчас просто заколют этими вилами, как бешеного пса, к которому опасно прикоснуться. Безумие селян достигло предела.
   ... А лепестки сакуры - нежнейшие розовые лепестки падали на хрусталь воды, когда парк Фудзи-Хаконе-Ицзу основательно встряхнуло, нарушая прозрачное спокойствие, подобное смерти.
   В Японии часты землетрясения, как сказал наш отчаянно косящий под англичанина гид сразу по прибытии, улыбчивый узкоглазый абориген в английских очочках, английском костюме и с безупречным английским, с головой выдававшего, что он родился никак не в Англии.
   И я встряхнулась вместе с колебаниями земли. Вопреки наложенному на меня заклятию фриза мне до жути захотелось жить. С трудом преодолевая оцепенение, я вскинула руки и застонала от боли. Я только что сделала невозможное...
   В теле поднялась знакомая волна силы, замешанная на обжигающе холодной, талой снежной воде Фудзиямы. Она застряла рвущимся наружу комком где - то в горле и я хлестнула ей в разные стороны. Те, кого прикоснулась сила, остановились. Те, кто потом прикоснулся к ним, заморозились тоже. Шла цепная реакция.
   Я присела на корточки, загребла руками полные горсти дорожной пыли и слегка на нее подула.
   - За далекими далями на острове буяне лежит камень Алатырь, под ним лежит моя печаль, - шепнула я, доверчиво и нежно, почти касаясь губами пыли, словно губ любимого. Тоненькая струйка песка завихрилась от моего дыхания наверху холмика в моих руках.
   - Плачет моя печаль - обида, надрывается, к тем, кто меня обидел, рвется- плачется, - чуть громче произнесла я, и вихрь в моих руках набрал силу, потянулся ниточкой к замершей толпе.
   Я оглядела толпу. Мне не было их жалко в этот момент. Это придет потом. Медленно распрямляясь, я шептала песку, не сводя глаз с Грицацуевой - ей персонально я вломила слоновью дозу фриза.
   - И трясется от печали моей земля, гора рушится, гора каменна, так разрушатся тела и судьбы на кого я обижена, - голос мой набирал силу, я прикрыла глаза, отдавая словам свою силу - и свою ярость к неприятно щекочущим прикосновениям лепестков, и то что сейчас придет японец и сделает мне харакири за то что я посмела купаться в талом снегу священной Фудзиямы.
   - В жилах кровь станет их калеными иглами, и прольются слезы их, и не высохнут, - мои руки, на которых покоилась кучка пыли, разделились надвое, песок, скользнувший меж ними, не достиг земли, а влился в общий вихрь.
   Мое тело давно жило само по себе под властью силы. И в заключительном аккорде оно закрутило меня в безумном фуэте, тело стало легче пушинки, опираясь всего лишь на большой палец ноги. Песок с ладоней летел по кругу, а я запечатывала заклинание. И смешивались слова с песком в неразрывную смесь, ввинчиваясь в созданный мной вихрь. Потом, когда я уйду, он осядет на людях - не на коже и не на ресницах - на душах.
   - Наказываю я вас на три месяца и на три дня и на три часа. Слово мое - заклинание Мастера, а дело будет от слова.
   Ладошки мои опустели, и я начала чувствовать свое тело. Ощутила, как давит вес тела на палец правой ноги, на который я опиралась в своем фуэте.
   - Аминь, - сложила я ладони в молитвенном жесте и склонила голову. Постояв несколько секунд в неподвижности, я, наконец, опустилась на стопу и, не глядя, пошла к машине. Меня не держали. Через пару часов люди отойдут от заморозки и смогут двигаться. Но три месяца неудачи и горестей - они заработали, видит Бог.
   Выезжая, я оглянулась - вихрь из пыли держался над толпой, опускаясь все ниже и ниже.
   Расстроенная до чертиков, я не притормаживая, на автопилоте пролетела через пост ГАИ при въезде в город, за что материально пострадала.
   - Какие у вас духи классные, - застенчиво сказал гаишник, пряча сотню в карман, - как называются?
   Я машинально поднесла запястье к лицу и сосредоточенно обнюхала.
   - "Вода " от Кензо, - наконец определила я. И даже не удивилась этому.
   - Ну я понимаю, что туалетная вода, - брякнул гаишник, - а называется - то как? Жене куплю, пусть также пахнет.
   - А так и называется, "Вода", - пояснила я, и не удержавшись, ехидно добавила, - три тысячи в "Парадизе", в другие магазины не ходите, там дороже.
   Гашник на миг нахмурился, после чего взглянув мельком на часы и лицо его разгладилось. "До конца смены нагребу", - большими буквами сияло на нем.
   - Спасибо, учту, - поблагодарил он. А я поехала дальше, понимая, что никогда больше не куплю этот парфюм - мечту оппозиционной партии гаишников и нежно - свежий запах смерти.
   Потом поехала в "Айболит" и купила там здорового попугая за двести баксов вместо курицы.
   Потом остановилась в каком - то дворе и тяжело навалилась грудью на руль.
   Если бы я могла себе это позволить, я б надралась сейчас до чертиков - не каждый день выпадает случай быть почти убитой. Меня слегка потряхивало если честно.
   Почему - то мне, старой и черствой обезьяне, было до слез жалко этих дурных крестьян. И особенно - мальчика, который мечтал о ветрянке.
   И даже Грицацуеву. И еще я теперь знала, кто меня ей заказал.
   Ворон.
   Черт!
   Мозги мои, осознав это, мигом заработали. Да, если я сейчас умру, Ворон навсегда останется под моей охранкой, и она всегда останется свежей и сильной, как и в день моей смерти. Но не может он желать этого. Ворон - привороженный, и он должен мою персону наоборот оберегать! К тому же ему на данном этапе элементарно необходима моя помощь. И тем не менее ухваченные куски сознания Грицацуевой ясно показывали, как утром Ворон положил перед ней тугую пачку долларов.
   Нелепица...
   Полнейшая...
   Зазвонил телефон. Я посмотрела на экран и тяжко вздохнула - высветился материн телефон. Нет, я ее люблю, но в свете вчерашнего - мало мне не покажется.
   - Алло, - тоном приговоренного к смерти буркнула я.
   - Маня, это тетя Капа, - раздался в трубке голос материной подружки. Безответная, до глупости простодушная тетка, ей как и матери сорок восемь лет, а выглядит на все шестьдесят.
   - Здравствуйте, тетя Капа, - выжидательно поздоровалась я и заткнулась, ожидая продолжения.
   - Маня, я конечно понимаю что у вас с матерью отношения плохие, но все ж мать, - начала она издалека.
   - У нас отличные отношения, - слегка удивилась я.
   - Да? - запнулась она и помолчала, видимо, собираясь с мыслями. - Маня, ну я не знаю, просто посчитала нужным сказать, что мать в тяжелом состоянии. Ты бы приехала, мало ли что.
   - Тяжелое состояние в чем выражается? - перебила я ее.
   - Вчера ей поплохело сильно, давление было ужасное, а сегодня вот встать не может - сердце.
   - Скорую вызывали?
   - Нет, Ольга Алексеевна запретила, сказала что все врачи от дьявола, и что если и умрет - то на все воля Божья.
   Мать у меня последние несколько лет стала ярой последовательницей Свидетелей Иеговы, так что подобные закидоны меня совсем не удивили.
   - Я сейчас приеду, тетя Капа.
   - Вот как хорошо - то, - обрадовалась она, - а то я вот боялась, вдруг Ольга - то помрет, а ты и не попрощаешься.
   "Типун тебе на язык", - злобно подумала я, отключаясь.
  
   В материной квартирке стояла непривычная тишина. Тетя Капа, на цыпочках выпорхнувшая из спальни, шепотом сказала :
   - Вовремя, она как раз в сознании.
   "Бог мой, настолько плохо?" - мелькнула молнией мысль и я пулей рванула к матери.
   - Мамочка, это я, - покаянно шепнула я, садясь около нее на краешек кровати.
   - Здравствуй, доченька, - тихо ответила она.
   - Я тебе конфеток привезла, - я поставила на тумбочку ее любимые "Рафаэлло".
   - Спасибо, - ее глаза наполнились слезами, - перед смертью всегда сладенького хочется.
   Я молча держала ее руку в своих ладошках, пуская свои жалкие остатки силы хотя бы проверить материн организм.
   - Маняша, доченька, - после долгой, очень долгой паузы, там и не дождавшись от меня ни слова, спросила мать, - у тебя как дела- то хоть?
   - Мам, - я встряхнулась и посмотрела на нее. На диагностику у меня сил хватило, слава Богу, с матерью было все в порядке, так, обычное воспаление хитрости в левой пятке и жажда внимания и сочувствия. - У меня все нормально. Выздоровеешь - давай съездим на какие - нибудь Канары, развеешься хоть, а? А то мне тебя так жалко, ты ведь со своими ученичками скоро в могилу раньше времени сойдешь.
   - Да какие мне Канары, - поджала она губы. - Ноги бы не протянуть на этой неделе.
   Но видно было, что ей мои слова приятны.
   - Не протянешь, я тебе лекарств привезу, и все нормально будет.
   - На все воля Божья, - твердо ответила мать, - никаких мне лекарств не надо. Захочет Бог к себе забрать - так кто я такая, чтобы ему противиться?
   - Мамочка, а что у вас со сквериком? - торопливо спросила я, боясь, как бы она снова не начала мне проповедовать. Нет, я ни в коем случае не воинствующая атеистка, у меня с Богом нормальные, уважительные отношения - мы учитываем интересы друг друга. Он мне частенько отвечает на молитвы и дает требуемое, я же строго отношу его десятину в церковь и стараюсь жить по его заветам. Последнее не всегда получается - ну да и он не всегда отвечает на мои молитвы. Так что все честно.
   - Да вот вчера как раз была в мэрии, - на глазах ожила мать, и глаза ее запылали праведным гневом. - Развели тут порнографию, понимаешь ли! Детям погулять негде! Ну да я на них нашла управу! У самого Добржевского была!
   - Да ты что? И что - то решилось? - материна активность меня всегда поражала. Скверик наш и правда был в аховом состоянии, фонтан пересох и в нем вольготно чувствовали себя всякие травки, деревья росли как попало, неподрезаные и небеленые, а в мощеных тропинках отсутствовала половина плиток. Вот мать и взъелась на власти.
   - Да, как выяснилось, его и так ремонтировать запланировали, и сегодня должны были начать. Ты мимо него не проезжала? - беспокойно спросила она.
   - Нет, я с другой стороны подъехала.
   - Не начудили б они с этим ремонтом, еще сделают вкривь - вкось, - задумчиво сказала она, поглядывая на меня. Я про себя ухмыльнулась - все идет как надо, мне везет. Сейчас меня выпроводят, чтобы я не видела, как умирающая вскочит и побежит инспектировать ремонтные работы
   - Что ж, Маняша, спасибо, что забежала, попроведовала, - спохватилась мать и снова приняла вид умирающего лебедя. - Беги уж теперь по своим делам.
   - Мамочка, дел у меня невпроворот, если честно, но неужто я тебя в таком состоянии брошу? Нет уж, буду кормить тебя с ложечки и подтыкать одеяло.
   Мать в беспокойстве взглянула на меня.
   - Да мне гораздо лучше, - пробормотала она. - Ступай.
   - Нет уж, - твердо ответила я. - Как подумаю, что это ты из - за меня слегла, так убила бы себя. Я тут останусь столько сколько нужно, пока на ноги не встанешь.
   Мать глубоко задумалась. В наступившей тишине со стороны сквера отчетливо послышались какие-то удары, вой моторов и это решило дело.
   - Я здорова, - объявила мать. - Мне гораздо лучше. Ты вчера конечно поступила отвратительно, чуть в гроб меня не вогнала, но раз ты раскаиваешься, значит мать тебе еще немного дорога.
   - Конечно дорога, - улыбнулась я.
   - Подай халат, - велела мать.
   Я помогла ей одеться и мы еще попили чаю с ней и тетей Капой. Матери не терпелось меня выпроводить, по всему было видно, однако я с честью выдержала минут двадцать разговоров о благодати Божьей и ужасном описании того, что ждет меня после смерти, если я не покаюсь.
   - Ладно, мамик, я побежала, не скучай, - наконец на двадцать первой минуте встала я и чмокнула мать в щечку.
   - Ты осознала, как ты гадко себя вела вчера? - уточнила она напоследок.
   - А что, не видно? - я и правда не хотела ссориться, мать ведь. - Там на кухне пакеты с продуктами оставила, там же деньги лежат, разберешься.
   - Ну вот как раз, соберем чаепитие с Анной Константиновной и Николяшей, - обрадовалась она. - Ты бы видела, что за чудо тот Николяша, умен, начитан, стихи пишет.
   - Увидим, - кивнула я, понимая, что от судьбы не убежишь. - Только предупреди заранее, вдруг у меня дела.
   - Какие у тебя могут быть дела, - фыркнула мать, - ты вроде на работе нигде не числишься.
   - Ладно, мамик, я убежала, - предпочла я не вдаваться в подобные темы - мать все равно не переспоришь.
  
  
   Выйдя из подъезда, я посмотрела на часы, завела машину и поехала в спортклуб. Пару часов я злобно накачивала мышцы немыслимыми нагрузками, пока усталость не вытеснила все остальное. Потом полчаса поджаривалась в сауне, изредка булькаясь в бассейн со льдом. Наконец я решила что время до вечера я убила с пользой и поехала домой готовиться к ритуалу.
   У подъезда меня ждала Маруська, моя непутевая подружка. Радостно улыбаясь, она замахала руками и завопила при виде меня:
   - Машка, мать твою! А я тут вся прям тебя заждалась, заждалась!
   Люди во дворе с интересом обернулись на ее вопль.
   Я улыбнулась еще радостней - Маруську я здорово любила. Подруга детства, из одной песочницы выползли, что тут говорить!
   - Куценко! - завопила я. - А ты чего не предупредила, что приедешь?
   И мы рванули навстречу друг дружке, обнялись, похлопали друг дружку по спине, и взявшись за руки пошли домой. Детский сад, вторая группа, ей Богу.
   - Марусь, а ты чего не позвонила что приедешь? А если б я сексом в это время занималась, допустим? - попеняла я ей.
   - Оделась бы и вызвала такси любовнику, - легкомысленно ответила она.
   Мы посмотрели друг на друга и рассмеялись. Люблю я Маруську до ужаса.
   - Пошли в дом скорее, - потащила я ее к подъезду.
   - Легостаева замуж за своего наркомана выходит, знаешь? - поведала она в лифте. Мы с Маруськой давно придерживаемся принципа "как это - я знаю, а ты нет!".
   - Ха- ха! - мерзко засмеялась я, - этой задаваке так и надо - помнишь, как она в классе из себя королеву строила?
   И мы быстренько перемыли кости Женьке Легостаевой.
   - А у Букинского машину угнали! - вспомнила Маруська. - Просил с тобой поговорить.
   Я поскучнела. О Букинском я имела сомнительную честь вздыхать до выпускного бала. Потом он оказал мне честь и меня дефлорировал, после чего я сделала аборт. И я его тут же разлюбила.
   - А чего со мной говорить? - прикинулась я дурочкой.
   - Ну как чего, старушка! - вытаращила на меня глаза Маруська, - помоги парню, свои ж.
   - Разговора нет, - внезапно развеселилась я, - для своих сделаю скидку - пусть приходит, всего за штуку машину верну!
   Тут двери лифта разъехались, но Маруська столбом стала в проеме в слегка обалдевшем виде и осторожно спросила:
   - Рублей?
   - Долларов, - насмешливо уточнила я и слегка ее подтолкнула.
   Маруська вышла из лифта и задумчиво произнесла
   - А я в своей шарашке полторы тысячи получаю.
   Потом взглянула на меня и уточнила :
   - Рублей.
   - А я так тебе разве не помогаю? - обиделась я. - Я ж тебе постоянно денег даю и продукты привожу, неужто я тебя, Марусь, на 50 баксов жить оставлю?
   И чмокнула ее в щечку.
   Люблю я ее, паразитку, как родную сестру.
   В квартире Маруська тут же ринулась на кухню, а я - в ванную, после тренировки меня как с мусорки подобрали.
   - Ты чего сожрать хочешь, старушка? - бодро возопила она.
   - Паэлью сделаешь? - крикнула я.
   - Ага, - гаркнула она. - А ты что сейчас делаешь?
   - Я в ванной, приходи спинку тереть!
   - Ага, я вот только прям поставлю все жариться - париться, и приду!
   Бог мой, как я люблю Маруську! Я бы очень хотела чтобы она жила со мной, но вот парадокс. Места тут - роту селить можно с комфортом, но для Маруськи места нет. Потому что моя работа и круг общения слегка небезопасны, однако я - то от семи собак отлаюсь, а у Маруськи могут быть проблемы. Да и к тому же наша дружба осложняется наличием у нее мужа.
   Мы с Маруськой всю жизнь были вместе. Мамы - подруги родили нас с интервалом в два дня в одном роддоме, жили мы в соседних домах, сидели рядом на горшках в детсаде, и разумеется вместе пошли в школу. Мы никогда ничего не делили, одежда у нас была общая, карманные деньги мы решали вместе как потратим, и неважно было, что мне родители могли давать гораздо меньше чем Маруське А если быть честной, то денег мне в детстве давали всего один раз - целых семь рублей, тайком от матери сунутых мне подвыпившим отцом в восьмом классе. Однако вопрос, на чьи деньги мы идем на дискотеку или в салон делать химию никогда не возникал.
   Шло время, мы росли, я вымахала в тощую дылду с длиннющей косой, которую тщательно полоскала ромашкой добела - джентльмены предпочитают блондинок! Супердлинные волосы мне были позарез нужны - я уже в детстве увлекалась магией, а ведьме такие волосы необходимы, как программисту компьютер. Однако гадкие волосы росли из рук вон плохо и мне пришлось с двенадцати лет им "помогать" - читать на растущий месяц специальный заговор. Волосы и вправду стали расти с околосветовой скоростью, однако черт возьми! Мой и без того невыразительный фейс отчего - то стал вовсе никаким. Глазки вроде как уменьшились и собрались в кучку, нос потерял идеальную прямоту, а на подбородке вылез здоровенный прыщ. Вот так я расплатилась за обладание роскошной косой. Те кто меня не видел хотя бы год - напрочь отказывались во мне признавать меня.
   Потом, уже после школы, Маруська на год уехала к тетке, а вернулась она уже с мужем - тихим художником Серегой, который тут же полюбил меня чистой и страстной любовью. Нет, он не приставал ко мне, не лез потными руками под юбку в отсутствие жены. Он просто молча страдал и писал с меня портреты маслом. Маруська все видела, но на отношении ко мне это никак не сказывалось. Один раз на вечеринке мы здорово набрались и он меня попросил его поцеловать. Я поцеловала, но ходить к Маруське домой я перестала.
   Я наконец разделась, кинула одежду в стиральную машинку и забралась в наполненную горячей душистой водой ванну.
   - Ну ты прям тут без меня не соскучилась? - с грацией паровоза Маруська впорхнула и уселась рядом на стульчик.
   - Соскучилась, соскучилась, - усердно закивала я, намыливая голову шампунькой.
   - Слышь, старушка, я к тебе с ночевкой, родня понаехала, на головах спим.
   - Урря! - выразила восторг я и намылила пятки.
   - Башку помассажировать? - спросила Маруська, и я радостно закивала.
   Тут же Маруськины сильные пальцы развернули мое лицо на 180 градусов и впились в кожу головы, двигаясь с энергичностью бетономешалки.
   - Мммм.... Марусик, я тебя так люблю, - зажмурилась я от блаженства и шампунной пены, летящей из - под ее пальцев в разные стороны.
   - Мне надо что б меня ценили! - наставительно ответила подружка.
   - Так я ценю, - уверила я ее и поскребла мочалкой правую ногу. - У тебя - то дома что нового?
   - Да гости третью неделю, сил уж нет, - пожаловалась она.
   - Что за гости, много их?
   - Мама и моя вздорная бабуся, - мрачно ответила Маруська.
   - Бог мой, - охнула я,- и как вы там умещаетесь?
   У Маруськи была маленькая однокомнатная хрущевка.
   - А вот так и умещаемся, - буркнула та. - Спинку потереть?
   - Ага, потереть. Слушай, а чего ты раньше ко мне не приехала?
   - Да раньше еще терпимо было, а тут бабусины закидоны меня уже допекли. Представляешь, я не успеваю готовить, как она из рук все рвет, никак наесться не может, и потом ходит и всем рассказывает по двору, что ее не кормят абсолютно, не даст ли ей кто корочку хлеба.
   - Ничче себе, - присвистнула я. - А чего это с ней?
   - Так она сошла с ума, вот мать ее и привезла у нас тут в областной к доктору, сами уже там с ней замучались, а тут по крайней мере есть надежда что ей станет получше.
   - Марусь, я это больше не лечу, - тихо сказала я. Как - то раз я лечила сумасшествие и чуть его на себя не перетянула, теперь к этому даже подступиться боюсь.
   - Да я знаю, - вздохнула та, надраивая мочалкой мою спину. - Если б ты могла, я б тебе давно бабусю притащила.
   Из кухни донесся звон микроволновки и Маруська, всплеснув руками, опрометью бросилась из ванной.
   Я подобрала мочалку, задумчиво еще раз намылилась, хорошенько ополоснулась холодной водичкой и закуталась в белый махровый халат.
   Не успела открыть дверь, как на пороге нарисовался Бакс и мерзко мявкнул, косясь на лоточек. Вот гаденыш!
   Я быстренько вытряхнула лоточек, снова насыпала наполнитель и бросила сверху баксы.
   - Вот ничего себе! - за моей спиной Маруська потрясенно смотрела на деловито устраивающемся поверх долларов коте. - Это что, последний писк в вашей тусовке?
   - Да какой к черту писк! - я злобно посмотрела на своего кота, - баксы фальшивые. Просто я когда этого дармоеда из зоомагазина принесла, наполнитель для лоточка купить забыла, а под руку пачка баксов напечатанных попалась - мы накануне в монополию ими расплачивались. А этот гад с тех пор и привык!
   - Вот гад! - выразила солидарность Маруська и тоже злобно посмотрела на кота. Тот, забив на нас и прикрыв глаза, сосредоточился на процессе.
   - Тьфу! - плюнула я и посмотрела на вконец отощавшую пачку долларов в моей руке. - Паэлья - то скоро?
   - Полчасика подождать надо.
   - Тогда пошли печатать этому дармоеду баксы, - велела я.
   Выходя, я кое-как удержалась от желания двинуть тапком в жирный черный бок. Маруська, по-моему, тоже.
   Оставшиеся полчаса мы с Маруськой усердно печатали доллары на принтере и упаковывали их в пачки.
   - Что за фигня, - сердилась она, ровняя стопочку и оборачивая ее банковской лентой. - Сложи кучкой в коробку, не все ли равно твоему коту!
   - Маруська, ничего ты не понимаешь, - объясняла я, разрезая листы. - Это ж такой прикол - приходит кто, а у тебя на полочке - ровные ряды баксов!
   - Понторезка ты, Маня, как и твой кот, - осудила она меня. - Все равно все сразу поймут что баксы настоящие так не лежат. Да и откуда у тебя столько их может быть?
   - Дай хоть помечтать, - отмахнулась я.
   Мы дружно оглядели ровные ряды пачек на полочке, я подошла, тщательно их пересчитала и удовлетворенно сказала:
   - Больше миллиона гринов. И это все для моего кота!
   - Ну и хватит! - постановила Маруська. - Пошли на кухню!
   И мы дружненько потопали вниз.
   - Мне, кстати, отдельную спальню, - предупредила она по дороге, - ты во сне дрыгаться начала.
   - Дрыгаться? - изумилась я.
   - Ногами, - подумала и уточнила Маруська.
   - Блин, так у меня кровать большая, просто ложись от меня подальше да и все, - посоветовала я. - И мы перед сном зато сможем как обычно поболтать.
   Маруська задумалась на минуту, помешала паэлью и наконец согласно кивнула.
   После чего погнала меня зачем - то мыть руки и споласкивать чистейшие тарелки.
   Наконец она усадила меня за стол и поставила тарелки с паэльей.
   - Люблю повеселиться, особенно пожрать! - довольно заявила она, берясь за ложку.
   Что меня в Маруське всегда поражало - так ее речь. И это при родителях - филологах.
   Впрочем, паэлья на моей тарелочке пахла столь заманчиво, что я просто кивнула головой, пряча улыбку и в очередной раз подумала о том, как я люблю Маруську.
   А когда наливала ей сок, то капнула туда немного клофелина. Незачем ей видеть все что я сегодня буду творить.
   Маруська быстренько расправилась со своей порцией, шумно вздохнула и встала:
   - Пойду я, старушка, со своим программистом початюсь хоть, что ли...
   - Ага, иди, - кивнула я, - он меня и так уже достал - где АнгелДива да где АнгелДива.
   AngelDiva - такой претенциозный ник Маруська выбрала себе в интернете. Всем желающим рассылалось изображение - моя едва прикрытая фигура с моими же волосами и Маруськиным лицом. Все это я однажды слепила ей в фотошопе, и получилось на редкость удачно, прямо супермодель, на что повелось куча народа программистского пола и один физик. О том, что она имеет также и мужа, Маруська благородно умолчала, и бедные компьютерщики пачками валятся у ее виртуальных ног, умоляя составить им счастие все жизни. Одного же, некоего Алекса из Швейцарии подружка выделяла особо, потому что он раз в месяц обязательно присылал ей презенты на ее имя, но на мой адрес, потому как подружка моя пока разводиться не собиралась.
   Маруська утопала в кабинет на втором этаже, а я помыла посуду и задумалась, чем заняться. К счастью, думать мне пришлось недолго - звякнул телефон.
   - Алё, - раздался в трубке тонкий подростковый голос.
   - Здравствуйте, - скучающе ответствовала я.
   - А скажите, я вот парня приворожить хочу, можно? - манерно растягивая гласные, произнесла девушка.
   - Сначала надо пройти гадание, проверить совместимость, это стоит сто долларов, если все в порядке - то надо фото привораживаемого, желательно, но не обязательно его личная вещь, - скучающе перечислила я. - Стоит это полторы тысячи долларов, девушка.
   - Я не девушка, - оскорбился голос отчетливо прорезавшимся пацаньим дискантом.
   - Извините, - ошеломленно пролепетала я, однако трубку уже бросили. Видимо, цена не устроила.
   Кстати, интересно - а и правда, однополая приворожка сработает? Если еще и привораживаемый - стопроцентный натурал? Надо будет как - нибудь поэкспериментировать. Вопрос - где взять гея или лесбиянку? И к тому же в порядке эксперимента придется работать бесплатно. Эта мысль мне сильно не понравилась, я тут же выкинула ее из головы и двинулась в кабинет - посмотреть, как там Маруська, скоро клофелин должен подействовать.
   Снова зазвонил телефон. Если это мальчик - гей, то я его все же возьму в работу, просто результатов гарантировать не буду, и заплатит он мне, только если все получится.
   Это был не гей, а Максим, мой старый клиент, один из первых.
   - Маняша, - после обязательных приветствий добрался он до сути дела, выручай.
   - Выручу, - пообещала я, - если смогу, конечно. В чем дело?
   - Да у меня брательник сегодня откинулся, двадцать пять лет всего парню.
   - И в чем проблема?
   - Да понимаешь, я и сам по молодости чудил, тоже пару ходок за спиной имею. Но теперь - то не то время, теперь деньги делать надо, а не на нарах париться. А брательник как залетел в четырнадцать лет, так и из тюрьмы не вылазит. Только откинется - месяц- два на свободе - и опять по этапу. Не нравится мне это, можешь помочь?
   Я подумала и нехотя кивнула:
   - Могу сделать только что б он тюрьмы как огня боялся, а вот чтобы он туда не попал не могу. В жизни - то всякое бывает, я его сегодня заговорю, а он завтра случайно собьет в пьяном виде пешехода, и никакого ему условного с такой биографией. Понимаешь, что я хочу сказать?
   - Я понял. Если честно, я думал ты какой оберег ему сделаешь, чтобы он от тюрьмы отвертелся в случае чего, но так получается даже лучше. Раз будет бояться тюрьмы как огня - значит чудить да нарываться перестанет.
   - Но мне нужна его рубашка, в которой он из тюрьмы явился. Нестиранная, - уточнила я.
   - Погоди,- он положил трубку около телефона и понесся вглубь дома, на ходу крича, - Галька!!!
   - Чего тебе? - донесся до меня голос его жены.
   - Олежкины обноски ты часом не стирала ?
   - А там чего стирать - то? Выкинула я их.
   - Куда? - завопил Максимка.
   - Как куда? Ты сам недавно ведро вынес.
   Слышно было, как Макс заматерился, жена за словом в карман не полезла, и я недолго думая повесила трубку. Разберутся - перезвонит.
   Через пять минут телефон снова зазвонил.
   - Маняша, - это был конечно же, Макс. - А без рубашки никак? Платок его носовой есть.
   - Никак, - твердо сказала я.
   - Да понимаешь тут какое дело, жена его вещи на помойку выкинула, где я их теперь возьму.
   - Выкидывал когда?
   - Да пару часов назад, - настороженно ответил Макс.
   - Вот там и возьми, - спокойно сказала я. - До утра мусорный бачок точно не вытряхнут.
   - Мне - ковыряться в помойном бачке, как бомжу? - не поверил Максим.
   - Ну не мне же, - пожала я плечами, - твой брат.
   - По- другому никак, еще ведь светло, люди ходят? - несчастным голосом спросил он.
   - Никак, - равнодушно ответила я. - Вытащишь рубашку - приезжай с ней ко мне.
   - Ладно, - уныло сказал он и мы попрощались.
   Я нарезала Баксу телятинки, налила молочка и с удовольствием посмотрела, как он все с аппетитом слопал. Бакса я в зоомагазине купила за пять рублей, скучно чего - то стало, решила хоть котенка завести. А котеночек за полгода вон в какого слона вымахал.
   - Маня, я спать пойду, чего - то глаза слипаются, - крикнула мне сверху Маруська.
   - Поняла, приятных снов, - крикнула я ей, подхватила Бакса, сунула ноги в тапочки и пошла вниз - я почему - то решила что коту требовался моцион и единение с природой. Чуть поодаль от моего домика была роскошная березовая роща, настоящая, не оскверненная ландшафтными архитекторами. Тропинки там были просто протоптаны, березы росли как попало и давали густую тень в жаркий день, трава там была до колен, и слава богу никто ее стричь и не помышлял.
   Бакса я высадила в траву, и он тут же, прижавшись к земле, пополз на разведку. Сама же я присела на самодельную лавочку и принялась листать захваченный из дома Космополитен.
   - Мяу! - жалобно завопил мой бравый дома кот, глядя на меня полными отчаяния глазами из травы.
   - Гулять, Бакс, - наставительно приказала я. - А то сидишь дома, света белого не видишь.
   - Мяу! - еще более душераздирающе вякнул он.
   - Никто тебя тут не съест, - уверила я его и продолжила чтение о том, как правильно уводить чужих мужей.
   Бакс подумал и пополз куда - то на северо-восток, с шелестом раздвигая траву.
   За десять минут он, следуя своей мужской породе и все время отклоняясь влево, сделал круг, приполз с другой стороны вцепился в мою лодыжку, ощутимо трясясь от беспокойства - не оставят ли его навечно в этой травке?
   Тут откуда ни возьмись, появилась симпатичная серенькая кошечка и мой котяра мгновенно преобразился. Прижатые ушки встали торчком, хвост трубой, глаза загорелись! Бакс призывно мявкнул и пошел на сближение. На соседней лавочке сидела девушка с книжкой, мы с ней синхронно посмотрели на кошек, потом друг на друга и улыбнулись. Видимо, хозяйка серой кошки.
   Время потекло дальше, медленно и тихо. Я листала журнал, набиралась ума, кошки резвились в густой траве, ветерок ласково обдувал меня. Идиллия! Через минут пятнадцать девушка встала, забрала свою кошку и ушла с ней домой. Бакс тут же снова приполз ко мне и вцепился в лодыжку.
   Я тяжко вздохнула - одному коту прогулка явно не нравилась. Ну что ж, раз так, то я подхватила его под пузо, и пошла обратно.
   Не успела я подойти к подъезду, как тут же во двор влетел шестисотый мерс, тормознул около меня и донельзя довольный Максим вылез ко мне навстречу.
   - Марья, я нашел! - ликующе протянул он мне дурно воняющую тряпку. Из нее на наш мощеный дворик упала картофельная шелуха и обгрызенный хвостик селедки. Сидящие в двух шагах у подъезда пацаны на нас как - то странно посмотрели и дружно скривили носы. Надо же, неженки какие, вы бы гнойные раны полечили, вот где запашок с ног сбивает! Да, кстати - насчет дворика - завтра надо идти в управление, подопнуть работничков, чтобы нового на работу приняли. Старого, дядю Васю, забрали родственники в деревню, и за прошедшую неделю наш двор стал смахивать на филиал главной городской свалки, что за городом. А ко мне, между прочим, такие люди ездят!
   - Пойдем, - кивнула я Максимке, взяв у него добытую рубашку.
   Мы поднялись в квартиру, я налила ему чая, поставила пирожные, сама пошла на второй этаж в кабинет. Заклинание простенькое, никаких громов и молний, так что нечего мне разрушать имидж великой и ужасной.
   В кабинетике после Маруськи на столе стояла батарея пивных бутылок, на рабочем столе компьютера висело с десяток аськиных мессаг с общим содержанием: " куда подевалась", а в тарелочке лежал кусочек торта. Пиво и торт? Странно...
   Не долго думая я сдвинула бутылки в сторону, разложила рубашку на столе и провела по ней руками. Рубашку не стирали несколько лет по виду. Это было как раз то, что и требовалось - накрепко впитавшая за это время в себя пот, слезы, мысли и эмоции, рубашка была идеальным промежуточным звеном между моей магией и своим хозяином.
   Я встряхнула ладошки и завязала рукава узлами, роняя на ткань капельки силы.
   - Стоят амбары из осины, замки на них - сильны ... - шептала я заклинание. Бакс сидел рядом и смотрел на меня настороженными глазами. Я нараспев читала слова, и старалась не думать о том, что моей толики силы, оставшихся после всех треволнений, может и не хватить. Слава Богу, я дотянула до конца, запечатала заклинание и, подхватив рубашку, пошла вниз. Максимка лопал пирожные, пил чай и пытался поболтать с купленным сегодня попугаем.
   - Чего - эт он у тебя некачественный? - недовольно спросил он.
   - А что такое? - подняла я бровь.
   - Кроме "дурак" ничего не знает.
   - Макс - дурррак! - подтвердил попугай.
   - Познакомились? - изумилась я не на шутку.
   - Да не, я его просто учил говорить - здравствуй, Макс, здравствуй, Маша.
   - Машшка - дурра! - снова вякнул попугай.
   - Убил бы! - сплюнул Макс.
   "Он и так долго не проживет", - подумала я и протянула ему рубашку:
   - Хранить дома, если с ней что случится - ко мне никаких претензий, умаялась я, всю себя грохнула. С тебя полторы тысячи.
   - Не вопрос, - Макс вынул бумажник и отсчитал баксы. - Кстати, Марья, Галку - то и правда как подменили. Она у меня через три недели рожает, ты в курсе?
   - Ну вот в следующий раз слушай меня, а то все считаете, что мне б с вас только баксы состричь, - проворчала я.
   Галка, Максимкина жена, была самой сварливой женой, какую я только видела за свою жизнь. Она была отличной хозяйкой, дома у них все сияло и блестело, Максимка вкусно накормлен и ухожен, но ее скандалы из - за малейшего его опоздания парня чуть в гроб не свели. И боже сохрани было ему, бедному, посмотреть на какую - то девушку более двух секунд! Я давно предлагала Максу ее утихомирить, да только вот месяц назад уговорила.
   - Представляешь, меня с мужиками на рыбалку без звука отпустила, и не орет каждые пять минут, как раньше.
   - Ну а ты на рыбалке, конечно, и оторвался, - ехидно сказала я.
   - Ну не без этого, - самодовольно ответил он. - Там такие девочки были, какая рыбалка. На обратном пути купили у бабок по ведру карасей на нос, женам предъявили в доказательство, и все нормально.
   - Может тебе импотенцию на всех, кроме жены сделать, а, орел? - задумчиво спросила я, резко пересмотрев взгляды на поведение Галки.
   - Да ты что? - чуть не шарахнулся он. - Это ж так, просто. Это даже не измена, так, способ поднять настроение, что б не скучно было. Чистая физкультура - упал, отжался. А Галке сейчас все равно нельзя - девятый месяц, не лезти же мне к ней со своими потребностями.
   - Мда? - еще задумчивее протянула я.
   - Ну ладно, Маш, побежал я, - опасливо косясь в мою сторону, Макс нырнул в прихожую, быстренько обулся и только дверь за ним схлопнула.
   "Никогда не выйду замуж", - подумала я. Беременность жены как убедительнейший аргумент для измены. Тьфу!
  
  
   Вечером я прикрыла пледом сладко спящую Маруську на нерасправленной кроватке, чмокнула в лобик и задумалась.
   Маруську, бедную, я усыпила, надо б обряд делать, да вот только сил - то у меня нисколько не осталось. Но ведь и время поджимает. Ворон, вражина, явно не дремлет.
   Следовало срочно сделать доброе дело.
   Подумав, я надела старенький спортивный костюм, я в нем в походы ходила, взяла веник с совком и ведро со шваброй и пошла вниз - убирать двор. Слава богу, около подъезда молодежи уже не было - на лавочке одиноко сидела бабулька.
   - Добрый вечер, - поздоровалась я, сгружая свои ведра - метелки.
   - Добрый, - отозвалась она. - А ты чегой - то делать собралась?
   - Двор убирать буду, а то совсем ни на что не похож.
   - Ой, молодец, внученька, - похвалила меня бабка, и я почувствовала, как сила тут же возросла на несколько пунктов.
   Наши старушки меня поражали. Дом навороченный, охрана, видеокамеры, дорогущие сверкающие мерсы, и среди всего этого такой анахронизм как почти ежевечерние посиделки трех бабулек на изящной лавочке у подъезда. Они преспокойно сплетничают, вяжут, выгуливают внучков и покрикивают на своих сыновей - владельцев тех самых мерсов. Чудно все это как - то.
   Первым делом я собрала со двора в пластиковые мешки для мусора банки и бутылки из - под пива, потом я долго и нудно мела домашним веником наш немаленький дворик. А что делать? Хочешь баксы - надо и ручками поработать. Бабульки давно уж убрались по домам, однако шляющиеся по двору жильцы с удивлением на меня смотрели. Две подвыпившие девчонки, брюнетка и блондинка красивые и стройные, но явно не наши, прошли мимо, громко что - то обсуждая. Меня это не касалось - я знай мела себе веничком.
   Тут зазвонил телефон.
   - Ало? - устало разогнулась я.
   - Маняша, завтра Николяша с матерью придут, будь добра к пяти вечера быть у меня.
   - Хорошо, а что так рано? - удивилась я.
   - В семь у нас в церкви собрание, как раз нас туда и отвезешь.
   - Конечно, мама.
   - Ну все тогда, до завтра, - сказала она.
   Я снова взялась за веник, как услышала голос одной из девчонок.
   - Нет, ты видела? Видела? Какая - то задрипанная дворничиха, а сотовый имеет!
   - Ха! Сотовый! Да сотовый сейчас первоклашки и те имеют!
   - Ага, если у них папы - мамы миллионерши, сотовый недорого стоит, счета оплачивать дорого, - огрызнулась первая. - Я ведь помнишь, хотела пойти в дворники!
   - Ну и будешь с метлой не разгибаясь как это чмо махать, - презрительно ответила ее подруга.
   Я разогнулась и в упор посмотрела на девиц. Те на меня даже не посмотрели как на пустое место и дальше продолжили :
   - Да зато им квартиры дают! Ну и что толку, что ты меня в фирму к себе пристроила? Денежки, да идут, но текут сквозь пальцы - квартиру съемную оплати, косметику да тряпки купи, не пойдешь же к клиенту как эта, - брюнетка не глядя кивнула в мою сторону, и облокотилась об мою БМВ.- А еще и субботники, попадаловы, с ментами трахайся, с крутиками трахайся, и все бесплатно! Никакого покою, у меня уж ноги вместе не сводятся!
   Как эта??? Чмо?
   Что это она имеет в виду? Да еще и на моей шушлайке чуть ли не разлеглась.
   - Девушка, вы от моей машины не отойдете? - сквозь зубы приказным тоном сказала я.
   Девушка вообще не поняла, что я это ей говорю. С минуту она таращилась на меня, потом нахмурив лобик, нехотя отошла, а я села в машину, намереваясь ее поставить в подземный гараж.
   - Пойду завтра же в дворники устраиваться! - пораженно выдохнула брюнетка, когда я открывала дверцу.
   - Завтра к нам в управление к десяти подходите, нам как раз надо, - кивнула я и завела машину.
   Когда я вышла из гаража, девчонок уже след простыл. Я спокойно домыла двор, полюбовалась на дело своих рук и проверила уровень силы. Недостаточно, черт возьми! Если бы я Максу обряд не делала - хватило б, а так... Я вскинула руку и посмотрела на Ролекс - двенадцатый час ночи, где я буду теперь доброе дело искать? Ну Грицацуева, ну подвела! Придется мне на завтра все отложить. Я собрала все свои ведра и метелки и уныло поплелась обратно домой. Ну что за суматошный день!
  
  
  
   - Напилася я пьяяяно!!!! Не дойдууу я до домууу!!! - вопил мне кто-то около меня.
   - Ты кто? - не открывая глаз спросила я.
   - Маруська я, ты что, старушка, своих не узнаешь? - удивилась подружка.
   - Маруська, пой в другой комнате, я сплю.
   - А убираться кто будет? Мне песня строить и жить помогает! - заявила та. - Я вот только пропылесошу тут и уйду.
   Я застонала:
   - Брысь на кухню пирожки печь! Дай поспать!
   - Да пожалуйста, - оскорбилась Маруська. - Хотела как лучше.
   Она хлопнула дверью, а я нахлобучила на ухо подушку и уснула сном младенца. Через часик встала как белый человек, умылась и поплелась на кухню. Маруська увидев меня, язвительно сощурилась:
   - Барыня встать изволили?
   - Отстань, юродивая! - прошипела я.
   - А я, как вы и приказывали пирожков на завтрак вам нажарила, - сладко пропела она и кивнула на поднос с горой пирогов.
   - Окстись, кто ж на завтрак пироги ест? - удивилась я.
   - Я, - ответила Маруська, - я все ем. А ты что, воду родниковую?
   - О! Спасибо что напомнила! Надо воду заказать сегодня!
   - Еще воду я не покупала, - буркнула Маруська.
   - Дело твое, - пожала я плечами, - здоровье твое, гробь.
   Я залезла в буфет, сыпанула в керамическую мисочку мюслей, бросила горсть малины и лесной земляники и залила все это молоком. Расстелила на столе накрахмаленную льняную салфеточку и поставила на нее свой завтрак.
   - Какая гадость, - сморщила нос Маруська. - Как ты это можешь есть.
   - Да черт его знает, - я задумчиво повозила ложкой в мисочке. - Тут куча витаминов, микроэлементов и клетчатка.
   - Ну ты даешь! А ты вкус - то за всем этим чувствуешь?
   - Чувствую.
   - И как он тебе?
   - Витамины, микроэлементы и клетчатка, какой тут вкус, - слегка пожала я плечами. - Зато у меня нет прыщей, кожа у меня гораздо лучше чем несколько лет назад и я чувствую моральное удовлетворение!
   - Ну и фиг с тобой, а вот я сейчас съем пирожок и почувствую от него удовлетворение! - фыркнула Маруська.
   Я с тоской посмотрела, как она лопает пирожок, съела свои мюсли и потянулась за телефоном. Надо было решить насчет воды.
   - Чистая вода "Кристалл", слушаю вас, - отозвался бодрый женский голос.
   - Добрый день, мне бы водичку у вас заказать на дом.
   - К сожалению, сегодня доставка по техническим причинам производиться не будет, - жизнерадостно чирикнул голос. - Но вы можете подъехать к нам в офис и приобрести воду здесь.
   Я аж поперхнулась. Кристалловская вода продавалась в огромных бутылях по пятьдесят литров. Ко мне домой их заносила парочка бравых ребят, как же я одна - то поволоку?
   Поразмыслив, я решила:
   - Примите в таком случае на завтра заказ!
   - К сожалению, мы в субботу и воскресение не работаем, - заявила мне девушка.
   Я скосила глаза на циферблат часов, где в окошечке показывался день недели. Пятница! Вот тебе раз. Три дня без чистой воды я точно не выдержу.
   - Маруська, а Маруська, - жалобно посмотрела я на нее.
   - Ну? - подозрительно посмотрела она на меня, догадываясь, что я от нее что - то хочу.
   - Маруська, ты со мной за водой не съездишь, а?
   - А сама? - удивилась она.
   - Я не дотащу, - еще жалобнее протянула я и указала на пустую бутыль.
   - Е - моё! - прифигела Маруська, оценив размеры. - И ты что же, хочешь чтобы я ЭТО тащила???
   - Марусь, я хочу чтобы ты мне помогла МНЕ это тащить. Одна точно не дотащу.
   - Ладно, убогая, - со стоном вздохнула она. - Собирайся, поехали, куда тебя девать.
   Обрадовавшись, я махом натянула джинсы, после вчерашнего ставшие шортами, топ, заплела косу и схватила пустую бутылку, их почему - то требовали назад.
   - Готова, - отрапортовала я.
   Бакс надрывно-многозначительно мявкнул.
   - Да ладно, иди, выводи машину, я ему баксов свежих сама насыплю, - сказала Маруська, перехватив мой взгляд.
   - Я тебя люблю! - облегченно воскликнула я. - Ключи около зеркала, запрешь квартиру.
   После чего спустилась на лифте в гараж, вывела машину и остановилась около подъезда, поджидая Маруську.
   Невидимые за кирпичной стеной, обрамлявшей парадный вход, бабульки как обычно сидели и балакали о своем, о девичьем. Я бы и не прислушивалась, если бы вдруг не прозвучала моя фамилия.
   - Потёмкина - то из двенадцатой квартиры по миру пошла, слышали? - прошепелявила одна.
   Потёмкина - это я, если кто не знает.
   - Да ты что! - дружно ахнули ее товарки.
   - Это которая тут Потёмкина? - переспросила одна.
   - Да ходит тут, каланча одна, коса у нее длиннющая.
   - Ааа, - вспомнила бабулька,- поняла я, бабоньки, про кого вы тута говорите. А что ж по миру - то пошла, она вроде вся из себя?
   - Уж не знаю что у нее стряслось, а только служит она теперь дворничихой у нас! - радостно оповестила всех первая бабулька.
   - Да ты что? - усомнился кто - то. - Она ж вон какая цаца, машина у нее ненашенская, и вообще.
   - Истинный крест, сама вчера видела, как она тут метелкой махала! - уверила ее сплетница. - И вышла она не днем убирать, а ближе к темени, видно, людей стесняется. Правда на совесть убрала, я за ней присматривала с балкона, все чистенько смела, а потом шваброй двор вымыла, дядя Вася сроду плитки не мыл.
   Тут я не выдержала. Ноги сами меня вынесли из машины, и я нарисовалась, фиг сотрешь, перед остолбеневшими бабульками.
   - Добрый день, бабушки, - вежливо поздоровалась я. Бабки молча кивнули, глядя на меня, как кролик на удава. У всех на лбах была практически написана одна - единственная мысля - слышала я или нет.
   - Бабушки, я к вам по делу, - похлопывая кончиком косы по коленкам, начала я. - Дядя Вася - то, дворник, уехал, и площадка перед домом вчера настолько была замусорена, что мне пришлось от важных дел отрываться, и убирать двор. Вы бы сходили в управление, дали там разгона, а?
   - Ну можно, - неуверенно ответила одна, переглянувшись с остальными.
   - Иначе, - продолжила я, - не остается ничего другого, как последовать моему примеру и установить дежурство поквартирно. Так сказать, своими силами. Каждому жильцу - по одному дню дежурства.
   Бабки снова переглянулись, на этот раз гораздо тревожнее.
   - Ты погоди пока, - в конце концов произнесла одна, - сейчас сходим в управление, решим. Если что, то день, второй двор и неубранный постоит, ничего не случится.
   - Вы вроде из первой квартиры? - обратилась я к ней, узнав по голосу главную сплетницу. - Августа Никифоровна вас зовут?
   - Ну? - настороженно посмотрела она на меня. Бабулька выглядела сегодня на редкость аристократично - легкий летний костюмчик, соломенная шляпка, гордая посадка головы.
   - Я к вам вечерком тогда зайду, скажете, что насчет дворника решили, хорошо?
   Ответить бабка не успела. Из двери вылетела Маруська:
   - Ой, старушка, извини, прокладку меняла, - громогласно объявила она. Я чуть не застонав от ее простоты, быстренько схватила ее в охапку и поволокла в машину. Этим бабулькам только тему дай, вон как меня махом в дворничихи определили!
   - Не забудьте, я вечером зайду! - напоследок крикнула я.
  
   Без приключений мы доехали до тихой улочки, где располагался Кристалловский офис. Воду мы купили, и нам даже неслыханно повезло - какой - то парень донес гигантскую бутылку до машины. А дома, я надеюсь, будут сидеть у подъезда не слабосильные старушки, а юные гаврики, и уж они - то мне никак не откажут в такой малости, как занести домой воду.
   Маруська страдальчески на меня посмотрела и велела:
   - Сходи хоть сникерс мне в утешение купи, что ли.
   - Маруська, дома все есть, - идти мне не хотелось, жара действовала расслабляющее.
   - Я сейчас хочу, - капризно надула она губки.
   - Ох, горе ты мое горькое, что ради тебя не сделаешь, - вздохнула я и пошла к светофору. Хоть я и водитель, однако перехожу дорогу строго по правилам - я абсолютно убеждена, что половина водителей - ненормальные, и нет им большей радости, чем придавить зазевавшегося пешехода. Дорога была пустынна, лишь плелся где - то вдалеке красный жигуленок, однако я честно дождалась зеленого света, и лишь потом двинулась на другую сторону. Черт его знает, чего я посмотрела влево. Жигуленок, еще секунду назад такой далекий, был в нескольких метрах и несся на меня на бешеной скорости. Ноги вдруг стали ватными, мысли в голове разбежались, там что - то тонко зазвенело, и я лишь с ужасом глядела на летящую на меня машину.
   Неведомая сила отшвырнула меня вдруг назад. Жигуленок, в ту же секунду проехав по месту на котором я только что стояла, скрылся за поворотом.
   - Ты что, не видишь, куда прешь? - стоял надо мной и орал парень, который помог донести нам бутылку. - Жить надоело???
   Странное дело, спасти от смерти, а потом кричать, будто я миллион баксами должна.
   - Я на зеленый переходила, - тихо ответила я.
   - Да какая разница, - продолжал разоряться парень, - жизнь - то твоя, могла б по сторонам лучше смотреть!
   Я молча собрала разбросанные конечности и встала. Посмотрела по сторонам. Мир не перевернулся. Улица была по-прежнему сонная, Немногочисленные пешеходы как шли, так и шли, некоторые, правда, со сдержанным любопытством поглядывали на меня. Неслась Маруська ко мне с белым от ужаса лицом. Только ей и было дело, что от меня чуть мокрое место не осталось.
   - Маняяя! - завывая, она бросилась мне на шею. - Ты жива???
   - Жива, - ткнулась я ей в макушку лицом и заревела. Так мы и стояли на тротуаре, рыдая во весь голос. Маруська утиралась моим белым топиком, а я - ее волосами.
   - Тьфу, истерички, - сплюнул мой спаситель и пошел к магазину.
   Зазвенел сотовый.
   - Алло, - сквозь слезы сказала я.
   - Это что там у вас за вой? - осведомился Ворон.
   - Меня чуть не убили! - всхлипывая, выдала я.
   - То есть?
   - Машиной чуть не сбили.
   - Переходить надо осторожнее, - равнодушно ответил он. - Ты где? Я тебя у дома жду.
   - Да, конечно, - я тут же перестала реветь от злости. Нашла кому жаловаться.
   - Так ты когда приедешь? Мне тебя надо, - как ни в чем не бывало, заявил Ворон.
   - А мне напиться надо, у меня стресс, - злобно рявкнула я и нажала кнопку отбоя.
   - Пошли, Маруська, до хаты, - решительно поволокла я подружку к машине.
   - А ты вести сможешь? - пролепетала она.
   - Я все могу, - мрачно ответила я. - В горящую избу, коня - все что угодно!
   Маруська молча села на переднее сидение. А у меня снова зазвонил телефон.
   - Ну? - нелюбезно ответила я, увидев на экранчике номер Ворона.
   - Маш, а ты номер - то той машины запомнила?
   - Да. К 086 ДУ, еще вопросы?
   - Вопросы потом.
   Психанув от этого наглого и самоуверенного тона, я резко нажала на кнопку отбоя.
   - Маняяя, - всхлипнула Маруська. - Ты чего?
   - Дома, все дома.
   Дома я напьюсь, пореву и расскажу Маруське что меня каждый день повадились убивать. И что я хочу жить, потому что меня кот, Маруська, вздорная матушка и папа, который без меня пропадет. Да что папа, все они без меня пропадут - и мать, которая не проживет на зарплату учительницы, и папа, как алкоголик не имеющий возможность трудиться, и Маруська, получающая полторы тысячи, и кот Бакс - сдаст его мать на живодерню, как пить дать сдаст. Мать, единственная кто по идее в случае моей кончины жила б хорошо - блаженная, и мигом определит все наследство в церковь.
   А я сама, двадцати восьми лет от роду, не успела еще увековечить свое имя абсолютно ничем, не написала докторской диссертации, не получила Нобелевскую премию ( по Канадзаве до 35 лет у меня время есть!), не посадила березу и в общем - то ничего в жизни толком не видела, кроме плохо выбритых по нынешней моде фейсов клиентов и заклинаний в ученической тетрадке на 98 листов, написанных моим старательным, тогда еще детским почерком.
   Жуть!
   В общем, у меня были веские причины чтобы не желать моей безвременной кончины.
   Мы молча доехали до дому и ярость всколыхнулась во мне удушающей волной, когда я увидела долговязую фигуру Ворона, покуривающую у своего серебристого джипа. Кровавая пелена застлала мне глаза. То что жигуленок - дело его рук, я не сомневалась. Тварь, убийца, недоносок, motherfucker, bloody bastard, merde, - стучало у меня в висках набатом. Я бросила машину в его сторону, страстно желая смять его, почувствовать глухой удар о бок дорогущего лексуса, смягченный прослойкой в виде его тела.
   - Мама! - протяжно закричала Маруська у меня над ухом.
   Неимоверным усилием воли я в последний момент затормозила, буквально в нескольких сантиметрах от него, и застыла, в ненависти наблюдая за своим убийцей.
   "Не пори горячку, - холодно велел внутренний голос, - на дворе полно народа, которые тут же стали бы свидетелями, если ты б его раздавила, никакой адвокат не поможет. Загремишь на нары, как пить дать загремишь". Я с ненавистью наблюдала, как Ворон выкидывает длинное поджарое тело из слишком узкой щели меж нашими машинами. Когда он выбрался, я, уже почти спокойная, вышла из своей бэмки и от души залепила ему пощечину, так, что его голова мотнулась в сторону.
   -Ты чего?
   - ошеломленно пробормотал он.
   "Тварь, убийца, недоносок, motherfucker, bloody bastard, merde", - билось у меня в голове.
   "Вот и умница, за это точно не посадят, - одобрил внутренний голос, - а сейчас - руки в ноги, и быстрей несись домой, дядя злой".
   "Конечно, - отстраненно согласилась я, - только сначала..."
   И я снова размахнулась, желая, чтобы от моих ударов темноволосая голова Ворона безвольно моталась из стороны в сторону, чтобы в его совершенном накачанном теле что - то сломалась, как в механизме часов, чтобы этот механизм перестал равномерно тикать, отмечая минуты и часы.
   Но Ворон меня обманул. Он перехватил мою руку, я тут же молниеносно подняла вторую, но невесть откуда вероломная Маруська с воем повисла на ней, а Ворон отвесил мне звонкую пощечину, так, что МОЯ голова мотнулась в сторону, нарушая ход мыслей. Изумление - он-меня-ударил!!! - вытеснило и кровавую пелену и "тварь, убийца, недоносок, motherfucker, bloody bastard, merde".
   - Успокоилась? - зло спросил он.
   Я злобно посмотрела на него и промолчала, посчитав что я в невыигрышном положении.
   - Ты мне за это - должна, - лишенным эмоций голос продолжил мой убийца.
   - Через две недели это обсудим, - цинично усмехнулась я, уверенная что через две недели я буду пить кисель на его поминках.
   - Не тебе выбирать. Ты ей кто? - обратился он к Маруське.
   - Подруга, - проблеяла она, с ужасом глядя на разыгравшиеся страсти.
   - Домой ее уведешь?
   Маруська только кивнула.
   - Что, - с ненавистью глядя на него, - не получилось меня сегодня уконтрапупить? Не мог попрофессиональнее нанять людей, денег пожалел?
   -Ты о чем? - бесстрастно спросил он.
   - Святая простота, - злобно улыбнулась я. - О твоем знакомом с жигуленка, госномер К 086 ДУ. Только, Ворон, теперь ходи и оглядывайся - ты не на невинного младенчика напал, я тебя самого сожру, и без гарнира. Ты меня знаешь. Уж не удивляйся если завтра с тобой чего случится.
   - Дура, - бросил он. - Насчет жигуленка твоего я уже позвонил знакомым ребятам, его на Горького задержали, водитель пьян в усмерть, с трехдневной попойки по случаю свадьбы у друга возвращался.
   - Ну-ну, - саркастически бросила я. - А я тогда принцесса Диана.
   - Пошла к черту, - раздельно бросил он. - И на принцессу ты рожей не вышла, уж извини за правду.
   Я в оцепенении наблюдала как он загрузился в свой джип и, с места газанув, проехался по острым носкам моих туфель. Несколько сантиметров левее - и минимум у меня были бы тяжкие телесные повреждения.
  
   - Это кто? - пискнула Маруська, когда он скрылся за воротами.
   - Ворон, - кратко ответила я. - Бери бутылку с того бока.
   Люди во дворе, пока мы надрываясь, несли баклажку с кристалловской водой к подъезду, очень пристально на меня смотрели. Также пристально, затаив дыхание, они смотрели и на почти исполненное мной смертоубийство Ворона. Или наоборот? Бабульки на лавочке, все как одна замолкшие при моем приближении, прятали глаза, лишь Августа Никифоровна попыталась меня остановить:
   - Эээ, Машенька, мы в домоуправлении ...
   - Потом, - невежливо отмахнулась я. Зайдя в подъезд, я села по ступеньку лестницы, достала сотовый и набрала номер Витьки Корабельникова, с которым мы выросли в одном дворе, а ныне мента.
   - Витя, привет, это Маша Потёмкина.
   - О! Сколько лет, сколько зим! Чем обязан?
   - Вить, а ничего если я по делу? Без китайских церемоний?
   - Ну говори, - вздохнул он.
   - Послушай, меня интересует водитель красного жигуленка, госномер К 086 ДУ, по моей информации он на Горького недавно задержан.
   - Подписаться за него хочешь? - неодобрительно спросил Витька.
   - Не, хочу узнать что за фикус, и почему его задержали.
   - Минутку, - бросил Корабельников и в трубке повисла тишина.
   - Маруська, дай сигарету, - попросила я.
   - Ты же не куришь, - страшно удивилась она.
   - Так котенок сдох, - невпопад ответила я.
   - Какой котенок? - Маруська смотрела на меня как на умалишенную. Я дотянулась до ее сумочки, достала "Золотую Яву", выбила сигарету и прикурила. Потом послушала тишину в трубке, от души затянулась и пояснила :
   - Да анекдот такой старинный есть. Приезжает Чапаев из боя, а во дворе сидит Петька и горько плачет. "Петька, - говорит Василий Иванович, - ты чего ревешь? Ты ж боец красной армии, стыд и срам!" А Петька шмыгает носом и говорит: "Котенок у меня, Василий Иванович, сдох". " Отчего же?" "Да вот, конины объелся". "А где ж он столько конины взял?" - удивляется Чапаев. "Конюшня сгорела, а он там потом лазил, маленький, дурной, что с него взять". "Как - конюшня сгорела? - бледнеет, сереет и зеленеет Чапаев. - Кто виноват? Расстреляю!" "Да Фурманов сигарету непотушенную бросил, сразу занялось". "Ну а вот тут ты, Петька, врешь, Фурманов же отродясь не курит!" "Закуришь тут, когда знамя полка белые сперли".
   - А в чем прикол? - не поняла Маруська.
   - Да черт его знает, - снова затянулась я и поперхнулась дымом с непривычки. Откашлявшись, задумчиво сказала. - Вроде как потеря знамени была самым страшным событием для полка, абсолютной катастрофой в то время.
   - Ааа, - с умным видом протянула подружка.
   Трубка сотового ожила и Витькиным голосом спросила:
   - Лис, ты тут?
   - Тут, тут, - откликнулась я. Лис, Лисица, Лисонька и Лисёночек - так меня зовут друзья еще со школьных времен. Различные недоброжелатели правда зовут не иначе как Лисищщщей, непременно шипя при этом. Когда меня спрашивают, откуда это пошло, я мило улыбаюсь и скромно заявляю : "Умная я очень". Хотя на самом деле Лисом я стала после того как в седьмом классе свистнула у матери пачку хны и явилась в школу с ярко - оранжевыми волосами.
   - В общем, владелец сего транспортного средства - Ломеко Станислав Иванович, 1954 года рождения, трудится токарем на моторостроительном заводе. Полчаса назад совершил наезд на "Волгу" в состоянии сильного алкогольного опьянения и потому задержан прибывшим патрулем. Что еще тебя интересует?
   - Витя, можно на него взглянуть?
   - Он тебе вообще кто? - поинтересовался Корабельников.
   - Никто.
   - Тогда приезжай завтра, посмотришь, - почему-то сразу согласился он.
   - Витенька, мне сегодня, сейчас надо.
   - Не, сейчас не могу, и не проси, у меня обед, - отрезал он.
   - Покажешь мне его - и съездим, пообедаем как раз, я угощаю! - предложила я.
   - В "Патио", - не колеблясь, предложил он. Там делали просто фантастическую пиццу и на любой вкус - помимо традиционной с мясом - колбасой были и пиццы с ананасом, семгой, отличное пиво и коктейли.
   - Здорово, - обрадовалась я. - Куда подъезжать?
   Витька объяснил, я достала ключи из сумочки и кинула Маруське.
   - Я по делам, как видишь, дождешься?
   -Ага, - пожала она плечами. - Только ты уж пришли мне из охраны снизу мальчиков посимпатичней, мне твою воду одной не уволочь!
  
  
   Товарищ Ломеко Станислав Иванович, раскрыв рот, храпел в маленькой камере, распространяя удушающий аромат давнего перегара. Непрезентабельные черные штаны, грязная футболка из тех, что бесплатно раздают заезжие американские проповедники с надписью "Together in Christ", сальные волосы и лицо - немолодое лицо, потрепанное неумеренными возлияниями, вечно брюзжащей женой и парочкой детей - двоечников, которые твердо именуются им как "спиногрызы". Черт меня возьми, но Ломеко Станислав Иванович, 1954 года рождения на киллера не тянул никак. Максимум на что он способен - это на травлю тараканов и битье собственной жены по случаю ее недовольства "Опять пришел пьяный, скотина!".
   - Посмотрела? - нетерпеливо спросил Витек.
   Понятно, дружочек, обед у мужчин - святое, а тут я чего - то торможу у немытого тела этого дядьки.
   - Дай мне его адрес, - попросила я.
   - А что сразу не сказала? - поскучнела я.
   - Адрес - и сразу в пиццерию! - клятвенно пообещала я.
   - И пустишь меня за руль, - уточнил он.
   - Пущу, пущу.
   - Тогда иди в машину, я сейчас! - обрадовался Корабельников.
   Не успела я устроиться на непривычном мне пассажирском кресле, как на крыльце появился Витек в сопровождении товарищей - тоже в форме.
   - Вы уж меня прикройте, может подзадержусь, - вещал мой школьный друг.
   - Прикроем, какой разговор, - ответил молодой светловолосый парнишка и достал сигарету.
   - А что у тебя стряслось? - спросил второй.
   -Да вот с девушкой в пиццерию на обед договорился съездить, - небрежно бросил Витек и не торопясь подошел к моей бэмке, по хозяйски уселся на мое бывшее место, по хозяйски хлопнул дверцей и привычным жестом повернул ключ.
   "Далеко пойдет", - улыбнулась я про себя.
   - Держи, - кинул он мне на колени сложенный тетрадный листок.
   Я развернула - корявым почерком было написано "Новогодняя, 45".
   Значит, Новогодняя...
   В голове пронеслась крамольная мысль - с лихвой выдать Витьке денег на такси и пиццу и рвануть по адресу, однако я решительно ее прогнала как недостойную. Кое - как промучившись час, отведенный на обед, я с облегчением высадила Витьку около его ментовки и рванула на Новогоднюю. Улочка оказалась на краю вселенной и моя машина, притормозившая на ней около сорок пятого дома оказала магическое действие на пару малолетних аборигенов, щелкающих семечки на лавке.
   - Бээмвэ, - авторитетно заявил длинноволосый тинейджер и сплюнул под ноги.
   - А вы к кому, тетенька? - бесхитростно спросил круглоголовый пацанчик лет восьми.
   - К Ломекам, - кивнула я на дом.
   - А мама только вечером будет, - ответил пацанчик.
   - Работает что ли?
   - Санитаркой в больнице, это на соседней, Волочаевской, если сильно надо, то можете к ней туда съездить, - тут же выдал он все секреты семьи.
   - Да ладно, - неопределенно протянула я, - отец - то где?
   - А он еще не приехал, он у дяди Игоря пьет с пятницы, дядя Игорь - он с работы папкиной, они на моторостроительном вместе работают, - обстоятельно разъяснил на этот раз тинейджер.
   - Братья, что ли? - задала я глупый вопрос. Уж очень похожей была их манера делиться информацией.
   - Ага, это Жорка, братан мой старший, он за меня кому хочешь в нос даст, - объяснил пацанчик.
   Я посмотрела на бедно одетых ребятишек, покосившийся домишко и вздохнула. Нет, киллерами тут и не пахло, в том что меня чуть не сбил Ломеко Станислав Иванович, непутевый отец этих детей - Ворон точно не виноват. И похоже зря я за проделки Грицацуевой на него думаю - мало ли за что он ей деньги отдал.
   - Матери скажите, что отец в милицию загремел, авария на нем, - сказала я и пошла к машине.
   - Мать его убьет, - авторитетно вынес вердикт разговорчивый младшенький.
   - Так понятно, - согласился старший.
   Черт. В любом случае не нравится мне этот наезд - что - то пошло не так.
   Не так.
   Плохая примета, хуже выскочившей наперерез черной кошки. Пусть Ломеко Станислав Иванович и не имел в мыслях меня лишить жизни, только это ясно показывало что удача не на моей стороне, а с учетом того, на что я решилась - выглядело и правда страшновато.
   Подумав об этом, быстренько доехала до дому, и первым делом рванула в гостиную, где осталась незаконченная раскладка со вчерашнего дня. Через полчаса, помучив карты и так и этак, я прикрыла глаза, откинувшись в кресле. Ну что мне стоило закончить раскладку сразу же, не было бы напрасных надежд и феерических планов. Карты были тверды - деньги взять несложно, да и лежат они - рядом. Но около них - смерть меня или самого дорогого мне человека (читай - Маруська), вор (читай - Зырян со своей братией), но даже если я их и найду, они мне не достанутся через вероломство близкого человека, ни центика ( читай - матушка их заберет у меня, пока я сплю и сдаст в церковь).
   Надежды не было - я перепробовала все способы гадания, и везде результат был на диво однообразен. Мне хотелось растоптать гадкие картонные бумажки, сжечь их в банном тазике для курения трав, а ветер пустить по ветру.
   - Машка, пошли есть, - заглянула ко мне Маруська.
   - Маруська, оставь меня, - глухо выдавила я из себя.
   Прахом все надежды! Я уже в воображении переехала в Барселону, жаркую благословенную Испанию, где живет чудовищно толстая Монсеррат с чудовищной фамилией Кабалье и ангельским, невыразимо прекрасным сопрано. Там бродят горячие испанские парни с бронзовыми сильными телами, жесткими членами и римскими профилями. И любая блондинка там - затаенная мечта любого их них, орошенная спермой и бурлением гормонов в крови. Я бы поставила в новом доме огромную кровать, в ванной было бы великое множество полуоплывших свечей, освещавших темные тела моих мачо, и в моем доме пахло бы не сожженной полынью, а жаркими испанскими признаниями на шелковых простынях, смешанной с моим телом спермой и моими оргазменными стонами. И никто мне не скажет что я рожей на принцессу не тяну. А в перерывах я бы разводила в оранжерее экзотические орхидеи и разноцветных попугаев. И никакой магии - даже самой простенькой! Я не выдержала и слезы покатились из глаз.
   A poco dinero poca salud - беднее бед, когда денег нет, говорят в жаркой Барселоне.
   Мои горькие рыдания прервала трель сотового.
   - Извини, - буркнул Ворон. - Я обозлился, когда ты на меня налетела и наговорил черт знает чего.
   - Да ладно, - вяло отозвалась я, - чего надо?
   - Я около тебя сейчас, можно зайду?
   - Ну заходи.
   Me da lo mismo, - сказала бы я, если бы была в Испании.
   Мне все равно.
   Снова запиликал сотовый.
   - Маняша, - не терпящим возражения голосом начала мать. - Времени полпятого, ты почему еще не приехала?
   Я тут же забыла про Испанию, облилась холодным потом от ужаса и проблеяла:
   - Так ты же на пять назначала, вот я к пяти и собираюсь.
   - Могла бы и пораньше приехать, матери помочь на стол накрыть, ради тебя же стараюсь, - недовольно попеняла мать.
   - Мамочка, я скоро буду и все сделаю!
   - Да ладно уж, времени в обрез, хоть сама объявись.
   Я положила сотовый на коленки и глубоко вздохнула - если бы я забыла и не приехала, мать бы с меня три шкуры спустила. Вдалеке на первом этаже едва различимо запиликал домофон. Ладно, Маруська откроет. Я же ринулась в спальню, раскрыла платяной шкаф и обозрела развешанные на плечиках тряпки. Мне было необходимо платье. Мать терпеть не могла меня в джинсах, по библии носить мужскую одежду был страшный грех, потому брюки мать заклеймила как непотребные. Я пыталась ей объяснить, что когда Богом был утвержден этот мораторий на внешний вид, мужчины носили длинные бабские халаты, а одежда их жен включала обязательные брючата. Я в этом вопросе я Бога понимала - понятно, что если б было наоборот, горячие палестинские парни испытывали б меньше проблем с проникновением в "Запретный женский сад удовольствия". Одно дело - халатик, поднял подол и все дела, другое дело - сложная конструкция из пары шаровар, тройки рубах и отлично все фиксирующего сыромятного пояса. Берег свое стадо Господь от блуда, слов нет, все до мелочей предусмотрел. Мать же меня слушать не стала, обозвала еретичкой и нехристью и велела в бесовской одежде не являться.
   Выбрав голубое платье, я вытащила его, критически оглядела и вздохнула - оно было всего лишь до колен, а следовательно - бесовское. Выгонят. Не то что я была этому не рада, но потом же проблем с матерью не оберешься.
   Снова запиликал сотовый.
   - Ну? - спросила я, увидев на экране номер сотового Ворона.
   - Меня твоя подруга не пускает, - проинформировал он.
   "Правильно делает", - подумала я, а вслух сказала:
   - Ворон, подожди меня у подъезда, я сейчас выйду, кое - что поменялось.
   - Хорошо, - коротко ответил он.
   В конце концов я выбрала унылое коричневое платье до щиколоток, произведение трудолюбивых китайцев, купленное для сельхозработ на материной даче, быстренько переоделась и пошла вниз.
   - Машка, - выглянула из кухни Маруська - Тут к тебе бандит этот, Ворон ломился, так я его на ... послала.
   - А вот это ты зря, проблемы будут, - я с умилением поглядела на подружку. Вступилась за меня, не побоялась.
   - А нефиг ему было руки на тебя распускать. Ты куда?
   - Мать на смотрины велела явиться, - уныло поведала я.
   - Вот старая карга, неймется ж ей, - сплюнула она.
   - Не смей так про мою мать! - возмущенно заорала я.
   - А что? У нас демократия, что хочу то и говорю, она мне в детстве всю плешь проела. Кто на этот раз? Опять припадочный скрипач?
   Припадочным скрипачом был предшественник Николяши - Владик, чрезмерно полный, одышливый мужчина лет сорока в роговых очках и светлыми волосенками, сквозь которые просвечивала розовая кожа и покрывающие эту кожу чешуйки перхоти. Смотрины закончились вызовом скорой - Владику я понравилась чрезвычайно и его от переизбытка чувств скрутил эпилептический припадок.
   - На этот раз - Николяша, он стихи пишет.
   - Тьфу! - от души снова сплюнула Маруська, - и как у таких мамаш как твоя нормальные дети рождаются.
   Ответить достойно я не успела - подружка хлопнула дверью в кухню.
   Самое гадкое - что я готова была с Маруськой согласиться. Однако родителей не выбирают, какие есть, таких любить и надо, и точка.
   Я обулась и пошла вниз, однако сверху схлопнула дверь и Маруська догнала меня.
   - Хоть провожу, - хмуро сказала она на мой вопросительный взгляд.
   - Хоть проводи, - вздохнула я.
   Ехать отчаянно не хотелось, и я с большим удовольствием променяла смотрины на вечер с хамом и убийцей Вороном.
   Хам и убийца Ворон стоял и покуривал перед своим джипом.
   - Ах ты козел! Я ж тебе сказала сюда дорогу забыть! - рванула к нему Маруська.
   Я перехватила ее в броске и яростно ей шепнула :
   - Он извинился!!!
   Потом посмотрела на Ворона и с нажимом произнесла:
   - А ты ничего не слышал.
   - Не слышал. Ты куда в таком виде, картошку копать?
   - Почти. На вечер поэзии.
   - Гони в ж... этого женишка - поэта! - рявкнула Маруська. - Вместе с матерью, она мне в детстве ведь дневник цвайками заставила! (Прим. Цвайка - двойка, искаженный немецкий)
   - Женишка? - поднял бровь Ворон.
   - Не обращай внимания, - устало сказала я. - Просто я хотела сказать что сейчас мне срочно надо к матери, и после семи если хочешь, встретимся.
   Ворон постоял, подумал и произнес:
   - Устраивает, но с большой натяжкой. Давай я тогда тебя довезу до матери, а в семь заберу.
   - Согласна! - почему - то гаркнула Маруська вместо меня.
   - Ты чего? - удивилась я, - у меня своя тачка есть, нафиг мне извозчики?
   - Дура ты, - зашептала мне Маруська, одновременно распахивая джип и запихивая меня внутрь, - уж лучше этот бандит, он хоть красивый, чем урод - Николяша.
   - А ты откуда знаешь что он урод? - спросила я, когда она заботливо пристегивала меня - видимо, чтобы не сбежала.
   - А кого еще твоя мать надыбать может? - яростно прошипела она. - Ну все, - повернулась она к Ворону, - что б в восемь привез обратно.
   - Как получится, - хмыкнул он.
   - Из-под земли достану, урод!
   - А только что говорила что я красавец, - захохотал Ворон и уселся рядом со мной в джип. Я, перебинтованная ремнем безопасности, опасливо отодвинулась. Ворон внимательно посмотрел, заметив это, но спросил только:
   - Куда ехать?
   - Мира, 36, - кратко ответила я.
   Мы проехали минут пять, когда Ворон спросил:
   - А что это ты так странно одета для встречи с женихом?
   - Да я его знать не знаю, - брякнула я.
   - А почему жених тогда? - поднял бровь парень.
   - Потому что мать меня замуж мечтает сплавить, - мрачно буркнула я.
   - Неплохая идея!
   - Отвянь, урод, - разозлилась я.
   - А твоя подруга сказала что я красавец и лучше Николяши, - вовсю веселился парень.
   Я молча отвернулась и стала пристально изучать проносящийся за окном пейзаж.
   - Приехали, - сказал парень через десять минут.
   Я поглядела за окно, увидела родной с детства двор и брякнула, поглядев на свои окна на первом этаже:
   - Вот урод!
   - А на этот раз за что ты меня так? - осведомился Ворон.
   - Да я не тебе, - с досадой сказала я, - вон на первом этаже в окне мама, около нее какая - то тетка и видать тот самый Николяша за столом в кухне сидят.
   Ворон потянулся к окну с моей стороны, внимательно осмотрел пасторальную картину и с сочувствием поглядел на меня. Николяша был хрупким мужичошкой с узенькими плечами, круглым личиком с мелкими неправильными чертами кукишем. И все - мать, тетка и Николяша - внимательно глядели во двор.
   - Ты это, погоди, не выходи, устроим им сейчас! - невнятно буркнул Ворон и вышел из джипа. После чего он открыл мою дверцу, со всевозможными ужимками практически вынес из джипа и крепко обнял. Потом подумал и начал лобызать щечку, одновременно поглаживая меня по спинке и пониже спинки.
   - На окно не смотри, главное, - прошипел он, - пусть урод облезет.
   - Ты все-таки добрый и хороший, - прочувствованно шепнула я. - Только мать уже запомнила твои номера и завтра придет к тебе с требованием на мне жениться - ты меня только что скомпрометировал.
   Ворон отшатнулся и недоверчиво спросил:
   - Ты пошутила?
   -Увы, нет, - вздохнула я. - Ты иди, я тебя прикрою уж как - нибудь.
   - Ну ладно, позвонишь как соберешься обратно, а я поехал, - Ворон наскоро потрепал меня по плечу и быстренько отчалил.
   А я пошла сдаваться.
  
  
  
   Кухня встретила меня гробовым молчанием.
   - Так, - оживленно сказала я, меня зовут Магдалина Константиновна, прошу любить и жаловать.
   Тетка в белой блузке с халой на голове разомкнула губы и изумленно сказала :
   - Магдалина?
   - Ага, - весело согласилась я, - в честь библейской проститутки.
   - Оно и видно, - невежливо выдавила тетка, слегка качнув головой в сторону окна.
   - Но можно просто Машей,- великодушно разрешила я.
   Мать, обычно языкастая, наконец открыла рот, чтобы изречь:
   - Маняша, познакомься, это Анна Константиновна и ее сын Николай.
   - Очень приятно, - радостно улыбнулась я.
   На минуту я мать пожалела, однако потом вспомнила, что выдать меня за Николяшу - было ее идеей. Все равно сейчас она будет синеть, бледнеть, но на людях мне скандала не закатит, а к концу вечера я что - нибудь придумаю, чтобы мне от нее не сильно попало.
   - А что это вы тут сидите? - бодро сказала я. - Кухня маленькая, нам будет тесно, да и вообще в Европе принимать гостей на кухне считается дурным тоном! Мать, давай - ка в гостиную перебазируемся!
   Мать молча встала и мы пошли в гостиную, раскладывать стол. Николяша, увязавшийся за нами, глядел, как мы пыхтели, раздвигая тяжелые дубовые створки, помочь даже не попытался. Наконец мы с этим справились и я принялась споро таскать салаты из кухни в гостиную.
   - А вы были в Европе? - светски проблеял Николяша, когда я пробегала мимо него с селедкой под шубой. - Что - то вы про порядки в Европе упоминали.
   - Я бы не стала утверждать, что всю Европу прошла, - я поставила селедку на стол и почесала за ухом. - В Германию и Швейцарию меня не пустили - на таможне анашу заначенную нашли. А так - в Швеции была, шведы очень нетемпераментные, жуть, хуже только латыши и финны, во Франции винишко пила с клошарами под мостом, мило там, в Дании мне правда совсем не понравилось - за курево там несусветные деньги дерут. Зато в Амстердаме три раза была - там наркотики и гомосексуализм узаконены. Класс!
   - Маняша! - тонко вскрикнула мать.
   - А что это за молодой человек вас привез? - слегка кашлянув, осведомилась Анна Константиновна.
   - А вы его что, не знаете? - вытаращила я глаза.
   Матери переглянулись и синхронно покачали головами :
   - Нет.
   - Так это ж Ворон, крутой товарищ, - закатила я глаза. - Я только знаю про шесть человек, которых он пришил, а так наверняка больше.
   - Ты шутишь? - нервно спросила мать.
   Я уселась за стол, неинтеллигентно ковырнула ложкой салат прямо из салатницы, и помотала головой.
   - Но почему же он не в тюрьме? - с ужасом спросила Анна Константиновна.
   - Вы его джип видели? - спросила я, прожевав салат.
   Матери опять синхронно кивнули.
   - Девяносто девять тысяч долларов, самолет, а не машина! И он не последние деньги за нее отдал, кто ж его посадит? - рассудительно сказала я. - Салатик - прелесть, кстати. Мама, тебе положить?
   - Да я чего - то не хочу, - проблеяла она, хватаясь за сердце.
   - А вы, Николяша?
   - Да я бы чаю попил, - замялся он.
   - Заварка и чайник на кухне, - проинформировала я.
   Мать, с ужасом на все глядевшая, наконец собралась с духом.
   - Эээ, Николяша, а не могли бы вы почитать нам свои стихи?
   - Конечно, - он поднялся из-за стола с готовностью, свидетельствующей о сонме поклонниц и отсутствию критики. Поэты - они обычно застенчивы, пугливы и одна - единственная нелестная фраза может заставить навеки бросить стихоплетство. Может и правда чего путнее пишет?
   Николяша встал в центр комнаты, сложил руки на впалом животике и начал с пафосом декламировать.
  
   - Когда весной зеленеет трава,
   Ей внемлет душа моя.
   Когда вижу набухшие почки
   Рождаются дивные строчки.
  
   Я аж салатом подавилась, слушая это. Отложив ложку, я стала ждать продолжения.
   - Это было мое последнее стихотворение, "О влиянии весны на мое творчество " называется, - застенчиво поведал Николяша.
   Я перевела взгляд на начинающие желтеть деревья за окном и поняла - может, в мае месяце Николяша и правда чего путнее пишет, но вот по августам ему точно творческий отпуск надо брать.
   - Какие чудесные эпитеты, - вдруг растроганно произнесла мать. Я внимательно посмотрела на нее - шутит, что ли. Нет, мать, воспитавшая меня на Ахматовой и Пушкине с восторгом смотрела на исключительно - весенне-одаренного Николяшу. Потом она перевела значительный взгляд на меня и я с пронзительной ясностью поняла - она просто хочет меня выдать замуж. Как можно скорее, и все исключительно из добрых побуждений - порядочная девушка в двадцать восемь лет должна варить борщи и вынашивать младенцев.
   - Спасибо, - с видом утомленного славой маэстро небрежно ответил Николяша и уселся обратно за стол.
   - Попробуйте, Николяша, тортика, любимый Маняшин тортик, как знать, может и вам понравится, - прощебетала мать.
   Я быстренько доскребла селедку под шубой, стараясь не думать о том, сколько тут вбухано жуткого холестеринового майонеза, отодвинула пустую салатницу и громогласно велела:
   - Мать, мне тоже тортика!
   Мать положила по кусочку Николяше, себе и Анне Константиновне, и, подчерпнув лопаточкой кусочек с жуткой маргариновой розочкой на блюдце, пододвинула его ко мне.
   - Мать, ну что ты как по карточкам хавчик выдаешь, не сорок первый год, - укоризненно сказала я и махом уставила блюдечко узкими треугольниками нарезанного торта. На автомате подсчитав, мозг выдал - четыре кусочка по сто двадцать грамм и каждый на 734 калории, преобладающее содержание жиров, потом идут углеводы, никаких клетчаток и витаминов. Конец моей фигуре.
   Мать позеленела и затравлено посмотрела на гостей - она всегда считала проявления аппетита вещью неинтеллигентной и шокирующей. Гости, к сожалению, сделали вид что все в порядке.
   - Ты ж знаешь что меня легче убить, чем прокормить, - спокойно заметила я и принялась за торт.
   - А где вы работаете? - наконец собралась с мыслями Анна Константиновна.
   - Да лохов развожу, - невнятно буркнула я с полным ртом.
   - Простите - что разводите? - переспросила она.
   Я прожевала и пояснила :
   - Лохов. Типа знахарка я. Придет ко мне человек, я перед ним картами потрясу, бубном побренчу, наобещаю скорую печаль и нежданное счастье, а дурачки верят и бабки отстегивают. Тем и живу.
   - Каким бубном побренчите? - судя по всему тетка находилась в шоковом состоянии.
   - Обыкновенным, игрушечным, расцветочка у него такая приятненькая - малиновый с зеленым, - флегматично ответила я, запихивая в себя последний кусочек торта. Диатез мне обеспечен.
   - Постойте, Маня, но ведь это незаконно! - возмутилась она.
   - Да с чего? - удивилась я. - Статьи нет, а значит законно! В любом разе, кто недоволен, тому лучше не жаловаться - видали, с кем я приехала? То - то же!
   Анна Константиновна беспомощно дышала, словно выброшенная на берег рыба. Видимо, не находила слов для достойного ответа.
   - Пойду в подъезд, покурю, - небрежно бросила я, подхватила блюдо с жареными окорочками и была такова.
   По моим замыслам, трехминутного таймаута им хватит, чтобы Анна Константиновна с Николяшей интеллигентно раскланялись с моей матерью и сбежали под шумок от такой невесты.
   В подъезде я поднялась на пролет и уселась на подоконнике. После пары минут, которые я откровенно скучала, дрыгала ногами, и кидала двум подъездным кошкам курятину, дверь нашей квартиры приоткрылась. Быстро ж они управились.
   Однако дверь открылась, пропустила Николяшу и закрылась. Анна Константиновна чего - то задерживалась.
   - Маня, вы где? - шепотом сказал он, озираясь.
   Я промолчала - авось не заметит. Однако противный стихоплет наконец взглянул вверх по лестнице и обрадовался :
   - Вот вы где!
   В три прыжка он преодолел ступеньки и встал напротив меня, чересчур близко, на мой взгляд. От него несло чесноком.
   - Маня, у вас такая талия! - польстил он мне и положил руку мне на бок. Я слегка опешила - никак не ожидала от такого червя такой прыти.
   Николяша погладил бок, ловко втиснулся между моими ногами и ткнулся чесночным ртом мне в шею.
   - У вас такая кожа, - прошептал он восторженно. Видя, что я не сопротивляюсь, стихоплет судорожно рванул на себя ворот платья, только пуговки посыпались, сдернул чашечки бюстгальтера вниз и, застонав от счастья, ухватился за сосок. Мигом восставший член заелозил у меня меж бедрами.
   - Простите, - кашлянула я.
   - А? - он нехотя оторвался от соска и посмотрел на меня.
   - Трахаться прям здесь будем? - тоном девочки из воскресной школы осведомилась я.
   - А что?
   - Да как - то неудобно, - смущенно призналась я.
   - Бандиту ж своему поди везде даешь, так чего ломаться? - рассудительно ответил Николяша, освобождая из штанов подрагивающий от нетерпения член. - Мы быстро!
   - Мама!!!! - завопила я и вцепилась в Николяшу, что б не дай бог не сбежал.
   Мама не подкачала. Через три секунды обе мамаши вылетели на площадку.
   - Мамочка, - заливаясь слезами, лепетала я. - Ты же знаешь, я никогда не с кем, я ж просто выделываюсь, а он, а он!!
   Впрочем, картина была ясна и без моих комментариев. Я в разорванном платье и Николяша со стремительно скукоживающимся голым членом.
   - Вызывай милицию! - рыдала я.
   - Да помолчала бы! - вдруг заорала Анна Константиновна, - ты, прошмандовка, уж поди всему городу дала, а целку строишь. Насмотрелась я на тебя за этот вечер!
   - Мать, зови милицию! - отчеканила я. - И я согласна пройти экспертизу, которая установит что ваш Николяша только что меня дефлорировал.
   - Я тебя - чего? - изумился парень.
   - В словаре посмотришь потом это слово!
   - Да как вы смеете на мою дочь такое говорить! - мать, слава богу, оказалась на высоте. Сразу аристократически выпрямившись, она смотрела на Анну Константиновну как на парвенюшку, выскочку, тварь живородящую. Мать, к чести ее, даже и не заподозрила, что ее двадцативосьмилетняя дочь, будучи не замужем, не понаслышке знает что есть секс. Святая простота!
   - Сучка не захочет, кобель не вскочит, - запальчиво бросила Анна Константиновна.
   - Вы мне противны, - медленно выговорила мать. Она поднялась по лестнице, вытерла мне, отчаянно рыдающей, слезы и спросила:
   - Доченька, ты как? До дому дойдешь?
   Я кивнула, а она поправила мне задранный подол, кое - как прикрыла грудь остатками платья и от души залепила Николяше пощечину.
   - Прикрой эту... пиписку, - презрительно сказала она моему несостоявшемуся жениху.
   - А я что? Я ничего? - ошеломленно выдавил он, застегивая штаны.
   - Твоя проститутка еще ответит за это! - выкрикнула Анна Константиновна. - Пойдем сыночек, родненький, отсюда.
   - А проституткам платят, вы разве не знали? - выжав слезу, заметила я. - Так что приготовьтесь, что ваш сыночек за это ох как заплатит.
   - Тварь! - выплюнула она и пулей вылетела из подъезда, волоча за собой Николяшу.
   Мать же, бормоча что - то ласково - утешительное, обняла меня за плечи и повела домой. Я едва сдержала удовлетворенную улыбку - все получилось лучше, чем я могла даже предполагать. Больше - никаких Николяш, мать мне не устроит скандал за мое поведение, и даже будет надо мной кудахтать как над малым дитем. Мне нравилось, когда она бросала свой педагогический тон и была мне просто матерью. Вот только теперь следовало подумать как поизящней обойти вопрос с милицией, которой я так стремилась поведать о якобы совершенном изнасиловании.
   Мать уложила меня на диван в гостиной, и накапала валерьянки, когда в прихожей раздался звонок.
   - Я быстро, только спрошу кто, - погладила она меня по головке и пошла к двери.
   Анна Константиновна явно одумалась за это время. Ибо ее голос и зачастил из прихожей:
   - Ольга Алексеевна, милочка, не губите, сама не знаю что на меня нашло, зачем я такие слова говорила, один он у меня, сын - то.
   - Анна Константиновна, разговаривать после сегодняшнего мы будем только в кабинете у следователя, - отчеканила мать, - у меня Маня тоже единственная дочь.
   - Не губите, - истово взмолилась мать Николяши, - он покроет грех, женится.
   - Ну, это другой разговор, - помолчав, сказала мать.
   Чего? Я ужом соскользнула с диванчика и выбежала в прихожую.
   - А меня вы спросили? - разъяренно зашипела я. - А я за вашего урода замуж хочу??
   - Но, Маняша, он же согласен, - залепетала мать.
   - А я нет!
   - Милочка! - бухнулась вдруг передо мной на колени Анна Константиновна и обхватила мои ноги. - Не губите сердце материнское, одна я его растила, от себя отрывала, все ему отдавала. Я тут же умру, если вы его посадите!
   Я посмотрела на рыдающую тетку и слегка отодвинулась.
   - Не моя вина, что вы насильника воспитали! - отрезала я. - Мать, звони в милицию, чего ждешь, пока его сперма во мне прокиснет?
   Анна Константиновна взвыла по новой и залепетала:
   - Дачу продам, шесть соток, баня, все посадки, место чудное, мотоцикл от моего отца остался, озолочу, милочка, только не губите моего дурня.
   - Вот уж точно дурень, - вздохнула я. - Встаньте, негоже вам валяться.
   - Что делать будем, доча? - робко посмотрела на меня мать.
   - Да пусть катятся со своим сыночком, сделанного не вернешь, - горько вздохнула я.
   - Но позвольте, - возмутилась мать, - я это так не оставлю.
   - Мать, считай что ее мольбы меня растрогали и я вспомнила твои проповеди. Пусть идет, поступим как подобает христианам.
   - Вы не заявите на Николяшу? - недоверчиво спросила Анна Константиновна.
   - Бог ему судья, - поджала я губы, - и пусть больше никогда стихов не пишет.
   - Миленькая вы моя, - снова кинулась она ко мне.
   - Идите, - отодвинулась я, - а то передумаю.
   Дверь за ней тут же схлопнула, а мать утерла выступившие слезы и растерянно сказала :
   - Маняша, но как же это оставить без ответа, доченька?
   - Мать, ты Ирку Бочарикову помнишь? Хочешь чтобы и со мной так же было?
   Мать молчала, глядя на меня глазами больной собаки. Ирка Бочарикова, моя одноклассница, была изнасилована одним подонком в восьмом классе, и оказалось, что это еще полбеды. Бедная Ирка боялась выйти на улицу - окрестная ребятня принималась скандировать "Ирка - рваная дырка", в школе от нее сторонились, а суд стал настоящим кошмаром. Бедную девчонку раз двадцать заставили описать прямо в зале суда при всем честном народе тот насильственный половой акт в мельчайших подробностях - как он ее повернул, под каким углом ввел член и сколько раз им двинул внутри нее.
   - Хочешь чтобы как у нее получилось? - переспросила я с нажимом.
   - Но что же делать? - мать схватилась за сердце и заплакала.
   - Мама, - твердо сказала я, - больше - никаких смотрин, я помру старой девой, потому что смотреть после сегодняшнего на мужчин я не смогу. А теперь я пошла домой, мне надо принять ванну и вообще... осмыслить.
   - Манечка, - губы у матери дрожали, - если бы я только знала, кого привела в свой дом, если бы я только знала. А таким приличным казался.
   - Мама, не переживай, - я чмокнула ее в щечку. - Я это перенесу. Я большая девочка, не волнуйся.
   Не хватало чтобы у матери давление поднялось из - за моей шалости.
   - Постой, дам тебе хоть какой халат, не в этом же рванье пойдешь, - мать как всегда была права. В пылу я чуть не ушла в разодранном платье. Не долго думая, мне выдали ситцевый застиранный халат в гнусную фиолетовую клетку, я переоделась и вышла во двор. Там я набрала номер сотового Ворона и попросила меня забрать.
   - Ого, - ухмыльнулся он, смерив меня взглядом с ног до головы, - ты я смотрю все хорошеешь и хорошеешь. Где платьице отхватила?
   - Не твое дело, - огрызнулась я. - Ты насчет дела поговорить хотел? Так говори!
   - Ну, я думал посидеть в ресторанчике, обсудить, не с наскока ж решать.
   - В ресторан меня в этом рванье не пустят, - отрезала я, - так что придется в походных условиях. Для начала - за двести тысяч я и с кровати не встану. Четыреста меня устроят.
   Я надеялась что на эти деньги я все же смогу устроить себе Барселону и мальчиков с темной кожей и жесткими членами.
   - Маш, не зарывайся, - ровным голосом произнес он. - Двести тысяч - за глаза. И то если от тебя действительно будет толк.
   - Тебе может и за глаза, а мне нет, у меня запросы большие, - объяснила я ему. - А насчет толка - так все знают, что я работаю честно и за просто так денег не беру. Если взяла - значит, заработала.
   - Двести, или согласна или нет. Я тебе не хачик с мандаринами, так что никаких торгов, - спокойно сказал Ворон.
   - Значит, мы не договорились, - констатировала я.
   Ворон ничего не сказал.
   До самого дома мы ехали молча. Я кляла себя на все корки - решила сорвать побольше, а нефига не получила! Что, двести тысяч зеленых на дороге валяются? Однако взять и просто так сказать - черт с тобой, давай свои деньги - мне гордость не позволяла. Приходилось надеяться, что Ворон все же еще повторит свое предложение.
   - Как жених? - спросил Ворон, когда мы въехали в мой двор.
   - Изгнан с позором.
   - А мама что? - осторожно спросил он.
   - О тебе вряд ли вспомнит, - улыбнулась я.
   - Насчет двухсот тысяч ты так и не подумаешь?- не меняя тона спросил он.
   - Ладно, черт с тобой! - лениво ответила я. - Сделаю тебе скидку на бедность.
   Проклятая жадность, ну почему я не откусила себе в тот момент язык или временно не онемела?
   - В таком случае объясни, что ты планируешь сделать, чтобы заработать эти двести тысяч?
   Ворон к этому времени припарковался перед моим подъездом и повернулся ко мне. Я на миг задумалась и наконец сказала:
   - Все просто - основная проблема в том, что никто не знает где пропавший общак, так?
   - Ну, - нетерпеливо кивнул Ворон.
   - Так что моя задача - просто выяснить это и сказать тебе. Все. Этим я тебе деньги отрабатываю полностью. Согласен?
   - Надо подумать..., - протянул он.
   - А что тут думать? - удивилась я. - Сказать где они - я тебе скажу, но вот если они окажутся, допустим, в личном особняке губернатора, я туда что, сама прорываться должна? Нет уж, я девушка слабая, хрупкая, все силовые решения - на тебе, дружочек.
   - Ну а если ты мне скажешь неверное место, где они лежат?
   - Не задавай глупых вопросов, - отрезала я. - Если бы я так халтурила, меня бы давно закопали, я что, первый день с вашим братом работаю?
   - Ну так - то да, - задумчиво протянул он.
   - Тогда завтра созвонимся и приготовь деньги, - велела я.
   - Что, сразу так и скажешь где бабки лежат? - недоверчиво нахмурился он.
   - Все возможно, может и скажу. Но в любом разе половина суммы в задаток не помешает.
   - Будет результат - будут и деньги, - усмехнулся он.
   - Я тебе не хачик с мандаринами, чтобы торговаться, - ехидно процитировала я его же. - Так что приготовь деньги, и не волнуйся, со мной не пропадешь.
   И я не дожидаясь ответа выпрыгнула из джипа.
   - Во сколько позвонить? - донеслось вслед.
   - Сама позвоню, - небрежно помахала я рукой.
   Дома меня встретила Маруська, мирно стучащая по клаве ноутбука в кухне.
   - Как встреча прошла? - хмуро поинтересовалась она.
   - Отлично, жених скомпрометирован, больше смотрин не будет.
   - Мда, молодец, - меланхолично протянула она, отстукала мессагу и спросила: - Слушай, мож с Серегой - то развестись, как думаешь?
   - А зачем?
   - Так у меня вон какие мальчики к себе зовут, - кивнула она на ноутбук. - Швейцария, Франция, Германия, выбирай любого.
   Я щелкнула кнопкой чайника и вскользь заметила:
   - А как планируешь собственные короткие ноги и отсутствие моей талии объяснять?
   - Мдааа, об этом я и не подумала, - приуныла она. - Но, может, не заметят?
   Я красноречиво промолчала. Мои абсолютно модельные ноги, особенно на пятнадцатисантиметровых каблучках и талию в пятьдесят восемь сантиметров трудно попутать с Маруськиными данными.
   - Или скажу что поправилась, делов - то!
   - А так же съежилась до полутора метров, - понимающе кивнула я, насыпая в чайничек липтон из железной банки. - Кружки сполосни лучше.
   - Блин, я ничего не понимаю, - досадливо сказала она, - почему мы раньше были одинаковыми, маленькими и черненькими, а теперь тебе и ноги от ушей, и коса до колен, а я как была такая и осталась.
   - Так ты тоже обесцветься, не будешь черненькой, - предложила я.
   - Ага, и ноги нарасти, - усмехнулась она.
   - Зато у тебя мужиков как грязи, а у меня так, случайные редкие связи, - ухмыльнулась я в ответ.
   Маруська повеселела, нехотя оторвалась от лэптопа, а я заварила чай, подождала пару минут и разлила его, ловко кинув в Маруськину кружку клофелинку - прости меня, дорогая подружка, второй день травлю, но что поделаешь?
   Спустя полчасика я подоткнула Маруське пушистый плед, послушала ее сонное дыхание и пошла на лоджию - деньги следовало начать отрабатывать. Там я расстелила отрез черного сатина и принялась споро чертить по нему тонкой свечой из церкви. Первым делом я начертила два круга, один в другом и написала в нем имя: Рафаэль. Несколькими взмахами проставила в углах маленькие крестики, перевернула ткань, сделала то же на другой стороне, однако в маленьком кружке написала на этот раз свое имя. Потом достала из клетки припухшего попугая, поморщившись, отрубила на чурбачке ему голову и окропила кровью пантаклю. Самая жуткая часть - в первый раз я несколько часов не могла топорик опустить, рыдала над той курицей. Сейчас не рыдаю, но один фиг считаю что это мерзко.
   После чего прикрыла глаза и отпустила силу. Чувствуя, как заструилась она по венам, я прошептала:
   - О славное имя великого Бога живого...
   Сила моя изменила направление.
   - ... которому от начала времен принадлежит все существующее, и я, твоя слуга Магдалина.
   Сила отколола и впитала в себя кусочек моей души...
   - Предвечный отец, - благоговейно шептали мои губы, - умоляю, пошли мне твоего Ангела сновидений, имя которого написано в круге пантакля.
   Сила свернулась, как змея, приготовившаяся к броску.
   - Покажи мне как найти пропавшие 2 миллиона долларов, - простодушно прошептала я и отпустила силу.
   - Да будет так. Аминь. - Мысленно я проводила взглядом мое послание наверх. С ангелами шутки плохи и лишний раз их тревожить просто опасно. Но тут - без них никак, придется рискнуть.
   Немного постояла, приходя в себя и, сложив пантаклю, зашла в комнату. После чего быстренько разделась, сунула пантаклю себе под подушку и легла под одеяло. Бакс лениво приподнял голову со спинки кровати и вопросительно посмотрел на меня.
   "Скоро мы будем жить в Испании, малыш", - твердо пообещала я ему и провалилась в сон.
  
  
   Бабку мою на деревне крепко уважали, хоть и была она по их понятиям ведьмой. Но никто ее так не называл - только Мастером. Именно так - с большой буквы. Родители мои, люди беспечные, как водится в российских семьях, подкинули меня ей. Видимо, я им чем - то мешала. Впрочем, у меня к ним претензий не было.
   Баба Нина, мудрая и строгая старушка, меня любила гораздо больше чем папа с мамой. Днем она вела прием, а я сидела в уголочке и быстро - быстро писала на слух заклинания на кусочках бумаги. Уже потом я, старательно выводя буквы, переписывала их в ту самую тетрадку с заклинаниями и пыталась применять на практике. Бабушка меня не заставляла, но и не препятствовала. А мне все это казалось жутко увлекательным.
   Незаметно к девяти годам я уже знала как делать и снимать такие сложные вещи как порча на крест, петля рабства, вызов духов. А уж всякие псориазы и начальные стадии рака я щелкала как семечки. Бабка хмурилась мол, мала еще такие вещи знать. А как тут не знать такие вещи, когда магия стала моим единственным спасением?
   У меня были серьезные проблемы. Почему - то меня здорово не любили люди. Может быть и из-за внешности. Была я тогда толстенькой, носила тяжелые роговые очки и волосы мои, и цветом и видом походившие на подопревшую солому, были неровно подстрижены под горшок. Взрослые меня просто не замечали, однако сверстники были куда более жестокими. Димка, здоровый обалдуй старшеклассник, фамилию я уже и не вспомню, от которого плакала вся школа прицепился именно ко мне. Он дал мне милую кличку Манька Облигация, и все охотно ее подхватили, произнося нарочито издевательским тоном. Мой ранец он выхватывал из рук и забрасывал на ветку дерева повыше зимой и посередине глубокой лужи во дворе - весной. И при этом все дружно ржали - ни одна душа за меня не заступилась.
   Так продолжалось года два, пока я Димку не приворожила. Вы не поверите, но я все это время была влюблена в своего мучителя светлой детской любовью. Парадокс, но повзрослев, я сделала вывод из своих ошибок - к моему сердцу теперь достучаться нелегко.
   Первое, что меня поразило на следующее утро после приворота - это то, что от вчерашнего отчаянного желания нравиться Димке у меня не осталось и следа. А Димка в тот день настороженно на меня покосился при встрече и прошел мимо, даже не залепив по обыкновению смачный и обжигающе - больной щелбан. Через минуту кто - то крикнул "Манька - Облигация" и сильно толкнул меня, так что я упала и здорово ударилась головой об батарею у стены. И тут произошло невероятное. Димка кинулся к обидчику и принялся его избивать.
   В общем, все в школе к обеду знали что Маньку Облигацию так называть больше низзя, только Магдалиной - и никаких сокращений, так же низзя ее колотить, подкладывать кнопки на стул и швырять меловой тряпкой. Из парии я стала королевой.
   Димку мне до пятого класса, пока меня родители наконец не соизволили забрать к себе, пришлось терпеть. А что делать? Он обеспечивал мне уважение и безопасность.
   А я после этого стала с утроенным усердием изучать магию. Я осознала, насколько я незащищена в этом поганом мире, населенном здоровенными Димками, и что рассчитывать на кого - то не приходится. Сфотографируй собственное плечо, как я посоветовала сама себе уже будучи взрослой, и опирайся на него, когда станет невмоготу.
   Через полгода после этого произошел такой случай. Бабы Нины дома не было, она уехала в соседнюю деревню, как издалека приехала женщина, привезя на поклон к бабушке своего мужа.
   - Вот, - плаксиво сказала гостья, - все анализы в норме, а все деньги только на лекарства уходят. Придуривается, козел. Я б его в жизни не повезла, да он мне всю плешь проел, скорей бы уж помер.
   И она с ненавистью взглянула на мужика. Я проследила за ее взглядом и ахнула - по всему выходило, что мужик помрет у меня на руках, не дождавшись помощи. Мужик был на кресте. Есть такая порча, очень страшная для проклятого. Кто - то слепил куклу и окрестил ее черной свечой, нарекая именем этого мужика, а потом прибил ее к кресту и отчитал заупокойную. И оставил ее, садист, на сорок дней, чтобы продлить мучения. Обычно эти куколки сжигают на девятый день, после этого человек пострадает месячишко - и готов. Этот же мужик был обречен на полгода.
   - Тебе страшно? - спросила я тогда мужика.
   - Всегда, - прохрипел он. - Аж давит.
   - Да не слушай ты его, придурка, - прошипела женщина, - и вообще, где бабка?
   И это тоже было последствие порчи - все люди отворачивались от распятого на кресте. Все, даже родная мать, даже любимая жена.
   - Неприятности были? - снова спросила я.
   Он слабо кивнул.
   - Неприятности! - взвилась баба, ей было все равно перед кем драть глотку, - ферма сгорела подчистую, а мне его корми, таблетки покупай! Дочь развелась, соседи в суд подали, а по мелочи сколько всего! И не упомнить, как проклял все кто, а как жили, как жили, никто на селе лучше не жил! Ууу, скотина, скорей бы сдох!
   Я кивнула головой - все правильно, порча влечет разрушение всего созданного человеком, человек теряет все что нажил.
   - Да я и сам хочу умереть, только ты да дочь держат, - глухо сказал он.
   Последний штрих - мысли о самоубийстве. Все верно. И загибается вот так человек, а врачи руками разводят - все в норме было, чего это он так?
   - В общем так! - повелительно припечатала я. - Вы, женщина, идите - ка в комнату, поспите до утра. А вы, мужчина, скажите свое имя и тоже спать ложитесь.
   - Иван, - сказал он и я облегченно перевела дух - если б он был каким Эдиком, которых у нас отродясь на деревне не водилось, я бы не смогла помочь. Самое интересное, что не баба, ни мужик со мной спорить не решились, разбрелись по углам, а я выудила из - под клеенки кухонного стола помятую трешку и побежала к соседям, Карасевым.
   - Баба Аня, пусть Зойка мне сорок яиц продаст, только у меня всего три рубля, хватит? - выпалила я разбуженной Карасихе.
   Меня и бабку на деревне знали, и она и не подумала разораться, что ее средь ночи подняли. Подняли - значит надо кому - то помочь.
   - Так я сама их тебе так дам, - сонно моргнула она.
   - Нет, надо что б купить и у младшей по возрасту, - уперлась я.
   Через пять минут я уже произвела обмен трех рублей на сетку яиц и побежала в летнюю кухню. Посмотрела на часы - было как раз без десяти три, самое время, и поставила чугунок на газовую плиту. Яйца быстро сварились, я сунула туда скорлупки от яиц с Пасхи и соль с чистого четверга, потом сбегала в сарай, взяла топор и выбрала в курятнике хромоногую пеструшку. Еще час ушел на безрезультатные попытки ее зарубить. Курица, вскоре смирившаяся со своей участью, лежала на чурбачке в кухне, посматривая на меня полуприкрытой пленкой глазом, а я ревела и гладила ее. Ну не могла я ее зарубить, не могла! А яйца так и кипели в чугунке. В конце концов я плюнула и вернулась в дом. Придет бабуля и все сделает.
   Но бабули дома не было, а мужик глядел на меня больными глазами, глазами человека, который через час умрет. Предсмертная серость уже залила его щеки, заострила нос, и я почувствовала как он мне неприятен. И именно это решило дело, я поднялась, вернулась на кухню, крепко зажмурилась и рубанула по шее все так же лежавшей на боку курицы. Она только дернулась, а я уже держала ее тушку над чугунком и тупо смотрела на стекающие из шеи капли крови в бурлящую воду и читала заклинание, изо всех сил стараясь не зареветь.
   Потом я вычерпала яйца, взяла фонарик и пошла на кладбище - следовало управиться до утра. Ночь, вроде должно быть страшно - но тогда я даже и не подумала об этом. Потом, став взрослее и из триллеров узнав, что мертвецы имеют обыкновение совершать прогулки под луной - бояться стала жутко. А тогда я спокойненько добежала через лес до кладбища, с фонариком методично обошла его, разыскивая могилы с тезками моего пациента и оставляя там по одному яичку. Положив последнее яйцо на могилу дяди Вани Никишева, утопшего по пьянке в прошлом году, я не оглядываясь побежала по узким тропинкам меж могил домой - я боялась, что придет бабушка раньше меня и заругается, или мужик помрет. Или все вместе.
   Мужик еще не помер, когда я появилась на пороге, а вот бабушка и правда была дома. Для начала мне всыпали хорошего ремня, потом выслушали, потом холодно отправили спать.
   Я легла на кроватку, и крепко заснула, утомленная первой рабочей ночью.
   Утром мужик проснулся здоровым.
   Бабка велела жене, которая теперь истово хлопотала над своим Ваней, заказать в трех церквях годовую службу о здравии, и на этом я рассталась со своим первым клиентом. Как сказала мне бабушка - я практически сдала экзамен на третью ступень.
   После этого она принялась меня учить всерьез. Через год моих родителей почему - то обуяла совесть и меня забрали в город. Мне было одиннадцать лет и у меня была пятая ступень Мастера. До двенадцатой, последней, ступени, бабушка не успела меня доучить - в ту зиму она умерла. Потом уже мать говорила, что она за месяц до смерти слала телеграммы, просила меня привезти, но я должна была посещать школу и мать мне те послания просто не показала.
   Вспомнилось мне, как в последний вечер сидели мы с ней на лавочке, щелкали семечки и болтали ногами. Димка дефилировал взад вперед по другой стороне дороги от нашего дома, хмурым видом давая понять что моему отъезду не особо рад.
   Баба Нина задумчиво наблюдала за ним, потом наконец вздохнула, поднялась и велела мне идти за ней. Привела она меня свою комнату, строго на меня посмотрела и укоризненно произнесла :
   - Кружишь головы всем без разбора, Магдалина. Не хорошо.
   И не дожидаясь ответа подошла к большим, в человеческий рост часам из темного дерева. На них я еще в девять лет написала ручкой на гладком участочке - Дима + Магдалина. Глупая выходка. Бабуля повернула их задом наперед и нажала на выпуклость в резном узоре наверху. Задняя дверца, слегка скрипнув, отворилась.
   - Видишь? - показала она на углубление.
   Я заглянула. Большая, толстенная книга лежала там. Черный кожаный переплет был украшен белой надписью - "Библия ведьмы".
   - Твое, - сухо сказала бабушка. - Никому в руки не давай, передать можно только дочери или внучке. Да повидайся с Сашкой своим, измаялся парень, только о тебе и речь.
   - Магда - дурра, - раздался надо мной пронзительный голос и я изумленно подняла глаза. Надо мной на балке сидел здоровый попугай и чистил перышки.
  
  
   С минуту я непонимающе таращилась в пустоту. Реальность в виде моей собственно квартиры и меня, лежащей в кроватке, была слишком контрастной. Только что я держала руку бабушки. Только что Димка неловко чмокнул меня в щечку, сказал что он меня все равно найдет и опрометью убежал. Странный сон... Я заново пережила свое детство. Но про то что есть Библия Ведьмы - я узнала только что. Бабушка так и не успела передать мне родовую Книгу, не успела благословить... А все мать, которая не соизволила отвезти меня к умирающей старушке.
   - Машка, - тихо позвал меня чей - то голос.
   - А? - отозвалась я.
   - Чего на завтрак будешь?
   Я подумала, и сообразила - Маруська. Приподнялась на локте, и увидела ее на другом конце кроватки.
   - Кофе, как обычно, но сварю сама, ты его слишком крепким варишь, зубы сводит.
   - А я тосты поджарю тогда. Тебе чем их помазать?
   - Йогуртом, - ответила я. - Черничным.
   Маруська встала и в одних трусиках прошлепала в ванную умываться, и я завистливо посмотрела ей вслед - именно такую форму груди я всю жизнь хотела - третий размер, и плотная, словно ей силикона накачали. У меня ж она сначала была маленькая и невыразительная, потом я подколдовала и она стала невыразительной, но очень большой. Зато у меня талия пятьдесят восемь сантиметров, и а не семьдесят два как у Маруськи!
   Я сладко потянулась и тут увидела ЭТО. Крошечное белое пёрышко лежало слева на моей подушке. Снежно - белое, оно искрилось, словно бриллиант высокой чистоты. Бог мой!
   Я осторожно подхватила пёрышко, благоговейно полюбовалась на него и убрала в стенной сейф.
   У меня дома побывал Ангел....
   Мой проводник в мой сон...
   Подойдя к окну, я раздвинула шторы, вышла на лоджию и несколько минут просто стояла, наблюдая за рассветным городом. В такое время, на заре, когда тишина стоит на улицах и свежий ветер шелестит листвой, хорошо творить светлую магию. Лечить малышей, возвращать в семью любимого мужа, делать удачу.
   Только вот на сегодня у меня нет клиентов. Поэтому я просто постояла, наслаждаясь рассветом, вернулась в спальню и накинула халат.
   Умываясь, я анализировала сон. Детские воспоминания - шелуха. Бабушка открыла мне, где лежит Книга и велела повидаться с неким Сашей. Каким Сашей ? У меня Саш много.
   Беда с этими пророчествами - никогда не скажут ясно, мол, сделай то - то и то - то. Нет, все приходится домысливать.
   Ладно. Для начала навестим бабушкин дом, а там видно будет.
   Быстренько набрав номер Ворона и сказала:
   - В общем, первое звено у меня есть, до обеда меня не будет, а там встретимся.
   - Ты всегда так лаконична? - хмуро спросил он.
   - А чего вату - то катать? - хмыкнула я, откручивая кран и затыкая пробкой ванну. - Мне не за это деньги платят. Кстати - ты аванс приготовил?
   - С тобой неприятно иметь дело, - произнес он.
   Плеснув от души пены, я добавила горячей воды и рассудительно заметила:
   - Ты определись, я должна тебе нравиться или деньги искать? Если нравиться, то это гораздо дешевле, 500 рублей в час и не ко мне, но телефон знакомых девочек по вызову подскажу без проблем.
   - Если таких же страшных как ты - то лучше не надо, - не полез за словом в карман Ворон.
   Я молча нажала на кнопку отбоя.
   Потом кое - как засунула волосы под полиэтиленовую шапочку и залезла в ванную. Телефон тут же зазвонил.
   - Да, - спокойно отозвалась я, намыливая левую ногу.
   - Ты что, обиделась? - раздался покаянный голос Ворона.
   - Потом обсудим. Приготовь аванс, - бесстрастно сказала я и нажала на отбой.
   Козел!
   Тварь, убийца, недоносок, motherfucker, bloody bastard, merde!
   - Машка! - раздался вопль Маруськи через несколько минут.
   - Ну? - лениво отозвалась я.
   - Старушка! - Маруська возникла на пороге ванны и бросила мне полотенце. Пока я вытиралась, она села на стул и поведала :
   - Короче, мне домой нельзя.
   - Вот и славненько! - обрадовалась я.
   - Представляешь, Сереге своему сейчас позвонила - на меня там все старушки ополчились, вчера чуть ли не митинг устроили около подъезда.
   - А чего им надо? - удивилась я.
   - Так права моей сумасшедшей бабули отстаивают, - мрачно отозвалась подруга, - кто б мои права на спокойную жизнь у нее отстоял.
   - Отстоим, не переживай, - подбодрила я ее, и натянула халат.
   - Ты меня кофеем сегодня поить будешь? - улыбнулась Маруська.
   - Блин, ну а куда ж я денусь? - ответила я и мы пошли на кухню. Через десять минут мы попивали кофе и думали как жить дальше.
   - Мне б отоспаться, - мечтательно заявила Маруська.
   - Ага, спи, а я по делам скатаюсь, - кивнула я.
   - Когда приедешь? Давай я к твоему возвращению персиковый пирог испеку?
   - И коту баксы поменяешь? - уточнила я.
   - Поменяю, - согласилась она.
   - Тогда к пяти часам я наверно приеду обратно, - взглянула я на свой крутой ролекс.
   За что Маруську люблю - готовит гениально. От меня же все бойфренды, которых я вовремя не приворожила, посбегали. Потому как парни - создания странные. Точно знаю, что когда они живут одни, то способны питаться чуть ли не сухой перловкой. Однако стоит им завести девушку - и все меняется. На завтрак нам надо телячью отбивную, на обед - комплекс из трех блюд минимум, ужин - это вообще святое и приравнивается к празднику. А я готовить не умею и потому спокойно пью кофе на завтрак и заказываю пиццу на обед. Поэтому я и живу одна, наверное.
   Выпив кофе, я потянулась за трубкой и позвонила матери.
   - Алло, - раздался в трубке ее голос.
   - Мам, эт я. Ты в бабушкином доме давно была?
   - Ну здравствуй, ты там как ? - осторожно спросила мать.
   - Я нормально, не переживай, - успокоила я ее.
   - Точно? А то давай я приеду?
   - Точно - точно! - перепугалась я. - Я, собственно, в деревню собралась, отцу чего передать?
   - Что б он сдох скорей, алкоголик чертов! - выкрикнула мать.
   - Ага, ясно, целую, - быстренько протараторила я, но мать была начеку.
   - Погоди, - велела она, - когда приедешь?
   - Вчера была, - удивилась я.
   - Ну спасибо, уделила матери минутку, - вредно произнесла она.
   Я, памятуя, что спорить с ней бесполезно, заканючила:
   - Ой, мам, ну ты же знаешь - поспать не успеваю...
   - А кто виноват? Пошла б в педагогический, как я хотела, жила б сейчас спокойно, - ответила мать. Моего занятия она категорически не одобряла.
   - Ну мам, - предупреждающе буркнула я. Я тоже не одобряла ее нотации.
   - Ладно, большая уже. - Скрепя сердце мама остановила поток нравоучений и спросила : - Так ты чего в деревне - то хотела?
   - Да вот, надо съездить.
   - Зачем?? - изумилась она.
   - Позагорать, - буркнула я. - Там все нормально, не знаешь?
   - А что может случиться?
   - Бог мой, - я начала терять терпение, - возможно, там уже на крыше березки растут, или вообще местные на дровишки разобрали. Я ж там четыре года не была!
   - Отец твой там живет, так что ни березкам ни дровишкам я не удивлюсь, - сухо обронила она.
   - Хм, все еще? Ну ладно, пока тогда. На днях заеду, - и я отключилась.
   Слово "твой отец" мать произнесла таким укоризненным тоном, словно за этот факт я несу персональную ответственность. Папа был алкоголиком по складу души. Во всяком разе вылечить я его так и не смогла. Для этого надо хоть немного желания самого подопечного избавиться от тяги. Но этого мне бабушка не сказала, пока я сама не поняла потом на собственном опыте. За несколько лет я перепробовала все до единого заклинания на отце. Причем неудачи я объясняла тем что у меня недостаточно силы. Каждый раз чувствуя, что я стала опытнее и сильнее, я заново принималась за папу. Но потом я разделила с ним его душу по праву кровного родства - есть такое сложное заклинание - и за то краткое мгновение я его поняла полностью. Отцу нравилось пить. Нравился вкус водки, нравилось как она обжигающей струей бежит по пищеводу. Но больше всего - нравилось то, что она дает - его собственный мир, где он - умный и сильный мужчина. В этом мире все легко и просто, женщины - красивее, проблемы не имеют значения, а значит, их нет. В этом мире ему было светло и спокойно, и алкоголь был единственным проводником в него. Поэтому мой папа любил водку.
   Мать же моя, как я уже упоминала, до невозможности правильна. Отцу приходилось очень тяжко. Мать его пилила денно и нощно, пока наконец бедный папик не догадался сбежать в деревню в бабушкин дом. Я была за него очень рада - папик наконец- то зажил счастливо и спокойно. Самогона в деревне навалом, картошка и огурчики соленые на закусь свои - чего еще ему надо для счастья?
   Как бы то не было, я насыпала нарезанной телятинки Баксу, одела легкие шорты с майкой, чмокнула любимую подружку и отчалила в деревню.
   По дороге я заехала в магазины, и теперь я везла для отца новую чистую одежду, все для бритья, шампунь и мыло. Я конечно понимала что папику в его иллюзорном мире это не требуется, однако упорно каждый раз при встрече пыталась придать ему человеческий вид. Багажник я забила продуктами - деньги, какие и были, он явно давно пропил и питается теперь стопроцентно огурцами с огорода. Если их еще кто - то посадил, конечно.
   Путь был неблизкий - почти 200 километров.
   Пока выехала из города, основательно изжарилась и похвалила себя за предусмотрительность, что практически ничего на себя не надела. Да еще и купила десяток бутылок ледяной газводички. Я быстренько вскрыла пряжкой от ремня безопасности металлическую крышечку и блаженно принялась попивать "Буратино". Где - то я читала, что в стеклянных бутылках из темного стекла напитки лучше сохраняют температуру, чем в тонких жестяных баночках. Истинный крест, моя газводичка была ледяная - и именно в такой вот пивной стеклотаре.
   Движение на трассе по мере удаления от города все затихало и затихало. А жара прибывала так, что мне оставалось только проклинать свое невезение - как невовремя кондиционер - то сломался! Было ощущение, что я еду в большой духовке, и курочка для запекания сегодня я. Ощутив, как струйки пота стекают уже и по ногам, я не выдержала. Воровато оглядев пустынную трассу, я вытянула левую ногу в окно и с наслаждением ощутила, как здорово ее обдувает ветер. К черту! У меня все равно коробка - автомат, угрозу я потому не представляю, да и некому ее представлять. Поддав газку, и подложив под высунутую ногу свитер, что б не резало ребром окошка, я понеслась дальше, попивая следующую бутылку газводички - на этот раз "Дюшес".
   Гаишников я увидела слишком поздно. Выворачиваю из-за поворота, а они тута! Ну никак я не ожидала их увидеть, Богом клянусь! Не знаю, кто больше был потрясен - я их коварством, или они - моей наглостью, но я как с добрым утром проехала мимо них с торчащей из окошка ногой и на 150 км/ч. Они даже среагировать не успели. Правда, потом я увидела, как они очнулись и сделали мне знак, чтобы я остановилась. Вот черт! Я мудро решила сделать вид, что я в зеркало заднего вида не смотрела, а значит ничего не видела. Однако враги мои не успокоились и, быстренько вскочив в машину с мигалками, догнали меня и по матюгальнику приказали остановиться. Вот черт!!!
   Что делать мне было, бедной сиротке? Припарковалась и жду неприятностей.
   Из машины тут же высыпали все три гаишника, и один, сурово представившись, грозно на меня посмотрел.
   - Ну? - выжидательно спросила я. Грозно смотреть я еще лучше него умею вообще - то. К тому же это не злые на меня городские гаишники, хотя я и с теми в половине схваток победительницей выходила.
   - Нога почему высунута? - хмуро спросил он.
   - Вам не нравится моя нога? - поразилась я и бодро перечислила : - Вы только посмотрите, изумительно стройна, длинна, гладка и загорела!
   - С ногой из окна - не положено, - нахмурился еще больше гиббон, даже не взглянув на мою изумительно стройную, длинную и так далее ногу.
   Я озверела и тут же навсегда занесла гаишников в свой черный список. Ноги - это вообще единственное, что у меня есть красивого, и проигнорировать их - значит навлечь на себя неприятности.
   - Значит, не положено?- нехорошим голосом переспросила я.
   - Не положено, - твердо ответил гиббон.
   - И где ж это сказано? - сощурилась я.
   - В документах! - слегка задумавшись, ответил он.
   - Документ мне этот покажите сначала, где сказано что водителю запрещается ездить с высунутой ногой из окна, потом будем разговаривать, - холодно отпарировала я.
   Гиббон надолго задумался. Выручил его другой гаишник, заявив:
   - По правилам, если из автотранспорта выдается наружу негабаритный инородный предмет, на его конце должен висеть красный флажок. А у вас я такого флажка не вижу!
   Я поразилась его изворотливости, и наобум ляпнула максимально пренебрежительно:
   - Дорогой мой, так это в случае, если инородный выдающийся предмет больше метра! А у меня из окошка торчало не больше пятидесяти сантиметров!
   Гаишники дружно сникли. Мой блеф удался, то ли я случайно угадала такое правило, то ли они эти правила еще хуже меня знали.
   - Я могу ехать? - холодно спросила я.
   - Нет, - отозвался первый гиббон, - платите штраф за превышение скорости.
   - С чего же баня - то упала? - удивилась я.- Что - то я у вас радара не заметила. Где доказательства превышения?
   - Какой радар? - возмутился гиббон, - там и на глазок было видно, что вы ехали на скорости под 150 км/ч.
   - Да мне начхать на ваш глазок, - лениво отозвалась я. - Если вы на него мне предъявите сертификаты и постановление, что он у вас официально вместо радара используется - нет проблем. Однако я лично ехала на скорости 30 км в час, и попробуйте меня убедить в обратном. Все, ребята, мне честное слово некогда.
   Я помахала им ногой и поехала дальше. Все три гиббона с ненавистью смотрели мне вслед.
   Через минут пятнадцать, уже у поворота в деревню, они меня настигли снова.
   - А это что у вас? - радостно завопили они, указывая на бутылку в моих руках.- Вождение в нетрезвом виде налицо! Мы ее сразу увидели, да ты нас с ногой заболтала.
   - Ээх! - посмотрела я на них как на умственно отсталых, повернула бутылку этикеткой к ним и спросила:
   - Читать - то хоть, горемычные, умеете?
   Они в молчании посмотрели на надпись "Дюшес" и переглянулись.
   - А мы откуда знаем что там не пиво налито? - выдал в конце концов мыслю самый вредный. Я молча достала пластиковый стаканчик, нацедила в него газводички и подала ему:
   - Угощайтесь, ледяная. А теперь прощайте - мне и правда пора.
  
   Деревня встретила меня сонным видом. По улицам лениво бродили редкие коровы, и тихий шум моей машины казался тут оглушительным. Из народа мне встретилась только ветхая старушка с ведерком у колодца.
   Я припарковала свою шушлайку у ворот, подергала, убедилась что они заперты изнутри на засов и недолго думая перемахнула через них поверху.
   Папик мирно спал на крылечке. Я посмотрела на его скрючившуюся фигурку на голых досках, ощутила густое сивушное амбре от него и, вздохнув, слегка отодвинула его от двери. Пройдя по комнатам, я совсем расстроилась - папик наведением чистоты себя не утруждал. Я пошла к колодцу во дворе, набрала воды, и тут услышала как к дому подъехала машина и громко посигналила. Удивленная, я высунулась за ворота и обомлела. Около моей машины снова стояли гаишники.
   - Девушка, медицинскую экспертизу надо все же пройти, - хмуро сообщил мне один.
   - Да? - сказала я.
   - Да, - подтвердил он, - в салоне то у вас вон сколько бутылок валяется, и наверняка не все из- под газировки. Собирайтесь, поехали на экспертизу.
   - Щаз, - кивнула я. - Шнурки поглажу.
   - Девушка, это недолго, всего полчаса, - подал голос второй.
   - Ну можете и здесь штраф заплатить, - поддакнул третий.
   - Мужики, - решительно заявила я. - Прием гаишников на сегодня закончен, машина в тенечке и водителем я больше не являюсь. Хоть водкой я наливайся теперь - вам это должно быть до лампочки.
   - Но у вас же весь салон в бутылках, - разозлились гаишники.
   - Ребята, вы перегрелись, - с жалостью я посмотрела на них. - Брысь отсюда, пока я не разозлилась совсем, достали вы меня уже сегодня, честное слово.
   И я захлопнула калитку.
   Хлопцы там о чем - то посовещались, но наконец завели машину и уехали.
  
   Следующие два часа я потратила на то, чтоб вычистить дом и заставить бесчувственного отца вымыться и побриться. Только после этого я уложила мало что соображающего папу в чистую постель. Потом наконец - то поставила чайник и выпила чашечку душистого жасминового чая. Настроение было мерзопакостное. Я постаралась себя утешить тем что родителей не выбирают, и папик, когда трезвый - хороший и добрый. Только вот уж очень редко он был трезвым. И очень, очень мучался всегда от своей трезвенности. Так, что хотелось на последние деньги купить ему бутылку.
   Подумав, я достала тортик и отрезала кусочек. Сладкое всегда подбадривает меня в минуты уныния. Я колупнула его чайной ложечкой и внезапно подскочила. Пробежала по трем комнатам домика и неверяще посмотрела на похрапывающего отца. Часов не было нигде. Напрашивался вывод - что отец их пропил. Стараясь не впадать в панику, я еще раз тщательно осмотрела все закоулки, включая сени и кладовку. Часов не было.
   Потом я пошла и хорошенько обыскала многочисленные сарайки во дворе и огороде.
   Часов не было!!!
   Решительным шагом я двинулась к колодцу, набрала там ведро воды, занесла в дом и быстро окунула голову отца в ледяную водичку.
   - Аааа!! - забулькал он, мгновенно очухиваясь.
   - Пап, извини, - серьезно сказала я.
   - Магдалина! - вытаращил он на меня глаза. - Ты откуда?
   Папа был единственным человеком на свете, который звал меня полным именем. Наверно, за это я всегда ему симпатизировала.
   - В гости заехала.
   - А у тебя на хлеб денежки не будет? - тут же застенчиво спросил он. Папик почему - то очень стеснялся прямо попросить на бутылку и всегда просил на хлеб.
   - Я тебе полный холодильник продуктов навезла, и буфет тоже забила, - успокоила я его.
   Отец беспомощно на меня посмотрел, а я быстро его спросила :
   - Пап, а где часы? Большие такие, из резного дерева.
   - Часы? - переспросил отец.
   - Часы, - подтвердила я.
   - Не знаю, - быстро ответил отец. Я поняла - он их просто пропил, но признаться отчаянно стесняется.
   - Пап, - начала я ласково. - Ты пожалуйста вспомни, куда они делись. Пусть они уже и не у нас эээ... дома. Мне просто очень нужно знать, пап. Очень.
   - Нууу, - замялся отец.
   Я поняла что надо его срочно дожимать.
   - Папа, ты тут в общем вставай, я сейчас кофе сварю, - я распаковала новый махровый халат, положила ему на кровать и побежала в кухню.
   Через несколько минут папа пил со мной кофе и задумчиво молчал.
   - Пап, а пап, - осторожно позвала я.
   - Дима, твой школьный товарищ заходил, ну и уговорил меня их ему продать. Уж больно они ему понравились, - наконец глухо отозвался отец.
   - Чего? - поперхнулась я кофе. Я уж про того хулигана давно забыла, а вот поди ж. - А как так получилось?
   - Ну..., - замялся отец, - он ко мне частенько забегал тут.
   - Зачем? - автоматически переспросила я. Глупый вопрос. Ясно дело что попьянствовать.
   - Ну это, - застеснялся отец, - фотографии твои школьные посмотреть да поболтать, как ты там. Он очень интересуется, все просил твои нынешние фотографии, да мамка твоя мне их не дает. Она мне вообще из дома ничего не дает, - пожаловался он.
   Ничего себе! Я слегка присвистнула. Если отец не врет - то приворожка действует уже около двадцати лет. Мне стало стыдно и я сделала пометку себе в памяти - надо его отворожить.
   - Он хоть женился? - осторожно спросила я.
   - Да не, ты что? - вытаращил на меня глаза отец. Я слегка пожала плечами - множество мужчин ежедневно женятся, что тут такого?
   - Ладно, пап, я тебя люблю, ты там в холодильнике пошарь, а я побегу до того Димы сбегаю, ладно?
   Папа согласно кивнул, проводил меня мутным взором, а я торопливо пошагала на край деревни.
   Дойдя, я в оторопении оглядела заколоченный Димкин дом. Рядом высился какой - то новорусский особняк в стиле "рашен клюква", и покосившаяся избушка в его тени выглядело особенно убого. Я задумчиво похлопала кончиком косы по коленкам и уныло поплелась обратно. Ну и что теперь делать?
   Отец сидел, пил кока - колу и отчаянно страдал.
   - Дочь, я ведь тут совсем без денег, мало ли что, ты б подкинула, - просительно поглядел он на меня.
   - Я тебе навезла всего на месяц, - отмахнулась я. - Послушай, а где тот Дима теперь живет?
   - Да где и жил, - ответил тот.- А если со мной что случится? Лекарство не на что купить.
   - Пап, в буфете лежит аптечка, там все есть - и нитроглицерин, и эффералган, и аспирин, - пресекла я его попытку разжиться финансами на водку.- А что касается Димы - я только что была у него, не живет он там.
   Папик беспомощно на меня посмотрел, видимо, стараясь сообразить, что б еще придумать.
   - Как это не живёт? - переспросил он.
   Я с сожалением поглядела на него. У папика налицо потеря чувства реальности.
   - Пап, а если подумать? - настаивала я. - Где ты последний раз Димку видел?
   - Он сам сюда всегда приходит, - ответил он. Я молча встала, сходила на речку и отворожила Диму. Отворот, сделанный на месте приворота - самое верное и сильное средство.
  
   Смеркалось. Я проехала пост ГАИ и въехала в черту города, как запиликал сотовый.
   - Здравствуйте, Маня, - раздался незнакомый голос. Мужской, несомненно но при этом по - бабски писклявый. В итальянской опере прошлого века ему б цены не было. "Друг мой, Кастраччо Кастракини", - говорили б ему венецианские дожи и прочие шишки.
   - Представьтесь, будьте добры, - сухо попросила я.
   - А вы разве меня не узнали? - тоненько удивился голос. - Я сейчас трубку положу, - отрезала я.
   - Ну как же так, - продолжил голос, - совсем не узнаете?
   Я нажала на отбой и положила сотовый в предназначенное для него гнездо на панели. Терпеть не могу эти глупые игры в угадайку - взрослые люди, а ведут себя как кретины. Телефон, ясен пончик, зазвонил снова через полминуты.
   - Слушаю, - спокойно отозвалась я.
   - Это Николай Марьянович, что ж вы, Манечка, меня не признали? - укоризненно сказал мой недавний собеседник.
   - А вы номером не ошиблись? У меня нет в знакомых никакого Николая Марьяновича, - сухо сказала я и потянулась к кнопке отбоя.
   - Нет-нет, не ложите трубку, - снова возопил голос. - Вы ведь Маня Потёмкина?
   - Для кого Маня, а для кого и Магдалина Константиновна, - отрезала я. - Если вы по работе, то я вам заранее отказываю, вы мне очень неприятны. Заочно.
   - А вы на меня неизгладимое впечатление произвели вчера, - заявил голос. - Нам надо поговорить.
   Я подумала с секунду и недоверчиво спросила:
   - Николяша никак?
   - Ну вот видите, признали наконец - то!
   - Ну говорите, - велела я.
   - По телефону не очень удобно, Манечка. Сразу хочу сказать что хотя вы и возвели на меня напраслину, никаких у меня претензий к вам нет! Ни-ка-ких! Могу я пригласить вас в ресторан, Манечка?
   - Николяша, верите нет, но я с вами общаться не желаю, - поморщилась я.
   - Маня, просто один вечер со мной, только один вечер! В качестве компенсации.
   - За что??? - поразилась я.
   - Так с меня мать чуть шкуру не содрала, - смущенно признался он. - У меня сейчас проблемы-с. Большие.
   - Сочувствую, - равнодушно сказала я.
   - Манечка, всего один вечер! - взмолился он. - Я взял на себя смелость столик в "Лагуне" заказать.
   Я молчала. Я помнила непрезентабельный вид Николяши, и помнила цены в "Лагуне". Бедный парень, чтобы провести там со мной один вечер должен как минимум два месяца бесплатно поработать, если взять за ориентир среднюю городскую зарплату. А на более высокую зарплату Николяшин вид и не тянул.
   - Вы меня очень подведете если не согласитесь, - тихо сказал он и этим меня окончательно добил.
   - Хорошо, я согласна! - решила я. Если по совести, так я вчера Николяшу использовала на полную катушку. Парень просто зазевался и не заметил асфальтный каток, который в итоге по нему и проехался.
   - Отлично! - обрадовался парень. - Тогда через полчаса я буду ждать вас у входа в "Лагуну".
   - Вы на какой машине?
   - Какая машина? - удивился он. - Я сейчас на остановку, на автобусе и доеду.
  
  
   У "Лагуны" я была через двенадцать минут. Минуты текли медленно, вязко, и я от нечего делать откинулась на кресло и слегка задумалась. Вопрос на повестке дня был один - что делать. Умных мыслей не приходило. С тоской подумала о жаркой Барсе - "Те кьеро, мучачо!!!". Дура! Тут не о мальчиках думать надо, а как из этой истории выпутаться. Нарушить своего обещания помочь Ворону я не могла. Ну кто меня тянул за язык! Прибавки к пенсии мне, видите ли, захотелось!
   Ладно, фиг с ним! Доеду до дома, там прогадаю еще раз хорошенечко и определюсь, что делать!
   Я определенно воспряла духом от этих мыслей, открыла глаза и огляделась.
   Николяша уже торчал около дверей, вводя в столбняк вышколенного швейцара у дверей своим видом. Слава богу что у нас не Москва и не Нью-Йорк, а вполне демократичный город, фейс - контроля нет и все понимают, что за мятыми джинсами и несвежей китайской рубашкой могут стоять приличные деньги.
   В общем, нас пустили.
   Метрдотель проводил нас к маленькому столику на двоих и тут Николяша не растерялся. Стул напротив меня он махом переставил сбоку, уселся и ловко облапал мою коленку.
   - Я о вас весь день думаю, Маня, - он жарко задышал чесночным запахом мне прямо в лицо.
   Я смахнула руку и поинтересовалась:
   - Послушайте, Николяша, а вы не напутали с рестораном? Здесь не подают вашей любимой итальянской кухни.
   - Итальянская кухня? - озадаченно переспросил он. - У нас на кухне стоит обыкновенный гарнитур, советский, стул, шкафчики, и все такое.
   Я не выдержала и рассмеялась.
   - Или вы вампиров боитесь? - продолжила я.
   - А в чем дело? - бедный стихоплет что - то начал подозревать.
   - Да просто от вас так несет чесноком, - наклонившись к нему, интимным шёпотом произнесла я.
   Николяша смутился и тихо сказал:
   - У меня желудок больной.
   И мне сразу до ужаса стало стыдно. "Ты над кем глумишься? - укорил меня внутренний голос. Вылезла из грязи в князи, так можно и простых людей зазря обижать?"
   Бесшумно подошедший официант положил перед нами две папки меню в тяжёлых кожаных обложках. Николяша первый открыл папку, пробежался по строкам и наконец обратился ко мне.
   - Маняша, что же вы сидите? Открывайте папочку да выбирайте что вашей душеньке угодно! Ни в чем себе не отказывайте, я помню про ваш отличный аппетит! - и он неожиданно подмигнул мне.
   Есть хотелось зверски, однако я посмотрела на Николяшин вид, и благородно ограничилась салатом кинозвезд и супермоделей - "тонко нашинкованная белокочанная капуста и немного моркови. И никакой соли!". Ну и чашку кофе, его здесь варили гениально.
   - Что с вами? - озаботился парень, услышав мой заказ.
   - Да ПМС замучал, кусок в горло не идет, - лениво сообщила я.
   Николяша же, видимо, решил оторваться за двоих, проставленные цены напротив заказанных им блюд его нисколько не смутили. Официант принял заказ, исписав почти два бланка и удалился, а я потрясенно спросила:
   - Николяша, а вы где, собственно работаете?
   Я явно ошибалась насчет его финансовых возможностей.
   - В школе, - невозмутимо ответил он и поинтересовался в свою очередь: - Маняша, простите мою серость, но что такое ПМС?
   - Вам это не грозит, - успокоила я его. - Предменструальный синдром.
   - Ооо, - с умным видом сказал Николяша.
   Черт меня возьми! Как я не пыталась относиться к нему по человечески, памятуя о своем вчерашнем к нему отношении, но он был противен. Да, он был мил, и изо всех сил старался мне понравиться. Однако, друзья мои, что вы скажете о гадкой бородавчатой жабе, изо всех сил растягивающей в улыбке жабьи губы и старательно выговаривающей хорошие и приятные вещи? Где - то на подсознательном уровне я причислила его к жабам и потому все мои попытки смотреть на него как на милого зайчика провалились.
   Он был мерзок. Весь - от несвежей одежды до редких сальных волос и детсадовской нитки с бисером на запястье. От грязи под ногтями до нечистой кожи на лице с крупными мерзкими порами. Носки у него, ясен пончик, мерзко воняют, а под джинсами у него стопроцентно мерзкие застиранные серые трусы. Вернее, как раз нестиранные. И они, разумеется, мерзко воняют.
   "Кто хоть ему дает - то", - подумала я с неожиданной жалостью. После этого стало гораздо легче общаться. Жалость перевесила. К тому же как ни странно Николяша отлично управлялся ножом с вилкой и не разу не запутался в столовых приборах. Я это оценила - сама я разбиралась в этом через пень - колоду.
   - У вас есть девушка? - мягко спросила я его.
   - Вы знаете, я ведь об этом и хотел с вами поговорить, - Николяша промокнул узкие губки салфеткой и вперил в меня взгляд. - Разумеется, мне не нравится причина, по которой мать категорично настаивает, чтобы я на вас женился, однако по здравому размышлению, все взвесив, я считаю что у нас получится неплохая семья.
   - С чего вы так решили? - в крайнем удивлении воскликнула я.
   - Вы девушка молодая, темпераментная, и мой опыт и зрелость будут сдерживать вас и направлять в нужном направлении.
   Сказав это, он значительно поднял палец и плотоядно посмотрел на мою грудь.
   "Я хочу тебя трахать каждую ночь", - сказали его жабьи глаза.
   - Простите, Николай Марьянович, - кашлянула я. - А вам сколько лет?
   - Мне тридцать семь, и я работаю учителем химии в средней школе, - отрекомендовался он.
   "Жить будем на мои доходы", - поняла я.
   Старше меня на девять лет - девчонки меня засмеют. Куда, черт возьми, смотрела мать, собираясь меня ему сплавить???
   - Эээ, видите ли..., - начала я.
   - Подождите, - он мягко положил свою птичью лапку поверх моей ладошки и сказал, - не торопитесь с решением, Манечка. Я понимаю насколько неожиданно мое предложение, и не настаиваю на немедленном ответе. Подумайте, завтра я позвоню, вы посетите мой дом, мать пироги завтра будет печь. Погуляем по городу, поговорим, узнаем друг о друге побольше. Хорошо?
   Я очумело потрясла головой, пытаясь понять - это сон или нет? Что за бред?
   - Вот и хорошо, - покровительственно погладил он мою ладошку и попросил счет.
   Моими стараниями он выглядел не так уж безобразно - шесть тысяч с копейками. Николяша похлопал себя по левому карману, потом подумал и похлопал по правому. Официант выжидающе застыл у стола.
   Я подкрасила за это время губки и пошла к выходу.
   - Эээ, Манечка, - окликнул он меня. - У меня возникли трудности.
   Я обернулась и вопросительно на него посмотрела.
   - Манечка, я только сейчас обнаружил пропажу портмоне, о времена, о нравы, - горько сказал он и в доказательство вывернул карманы своих штанов. Два автобусных билетика и несколько смятых десятирублевок плавно спланировали на пол.
   - Пропажу, значит? - повторила я, наблюдая как он собирает десятки с пола.
   - Бывает, - мягко сказал он.
   - Вы собственно и не обязаны носить с собой деньги, не так ли? - пожала я плечами, достала из кошелька деньги, расплатилась по счету, не забыв оставить чаевые и попросила официанта:
   - Будьте добры, "Би- 2" молодому человеку.
   - Будет сделано, - кивнул он и исчез.
   - А вы не торопитесь, Николяша, - сказала я поднявшемуся стихоплету.- Сейчас вам коктейль принесут, чтобы вы не огорчались из - за портмоне.
   Я небрежно бросила на столик несколько купюр и пошла к выходу.
   "Украли, значит", - усмехнулась я.
   В машине я первым делом занесла его телефон в черный список на сотовом. Пусть завтра звонит, на здоровье. Да и не забыть на домашнем телефоне то же сделать.
   По дороге остановилась около любимой французской кондитерской и купила огромный торт - потому что опять вспомнила о том, что я ничего не сделала по пропавшему общаку, и потому у меня резко развился стресс. Что говорить Ворону после вчерашних бахвальных речей - непонятно. Нехорошо получилось, за такое могут и по кумполу. И вообще, если Ворон про это расскажет - клиентуры мне не видать. Впрочем, я повторяюсь.
   Полностью погруженная в свои мысли уж не помню как я доехала до дома - слава Богу что ночью на дороге движения почти нет, иначе не миновать бы мне беды. На автопилоте выгрузилась у подъезда, взяла торт и медленно пошагала по ступенькам на свой этаж. Пройдя пару этажей, я насторожилась. Явственно слышалось какое - то бормотание. Я встряхнулась, и на цыпочках, бесшумно взлетела на свой этаж. Спиной ко мне у моей собственной двери стояла Грицацуева и аккуратно втыкала иглы под косяк двери.
   - ..., - сказала я от неожиданности. Обычно я не матерюсь.
   Грицацуева вздрогнула, обернулась, и тут же метнула в меня фризом. Я в отчаянии подхватила торт и метнула его в Грицацуеву. И я увидела, как торт прорывает здоровую дыру в несущемся на меня комке фриза и, мгновенно покрываясь коркой льда, впечатывается в мою врагиню.
   - Маруська!- завопила я. А что мне оставалось делать? Торт уберег от замораживания только лицо, рукой - ногой я двинуть не могла, и сейчас меня Грицацуева безнаказанно и размажет по стенке.
   - Маруська! - завопила я еще громче, предчувствуя скорую смерть.
   Дверь распахнулась и подружка вылетела на лестничную площадку.
   - Ты чего? - буднично спросила она. - Ой, а это кто?
   Я посмотрела в направлении ее руки и истерично расхохоталась. Грицацуева, карга старая, аж инеем покрылась! И то верно - замороженный торт, прикоснувшись к ней, вернул ей часть своего же заклинания - а такое бьет гораздо сильнее.
   - Ох, Маруська, тащи из холодильника водку! - радостно заявила я.
   Маруська странно на меня посмотрела, но тем не менее в квартиру убежала, оставив распахнутой дверь.
   - Водки нет, - донесся через минуту ее голос,- мартини бьянко подойдет?
   - Подойдет! - крикнула я.
   - Тебе с апельсиновым или с яблочным соком сделать?
   - Чистое тащи, - возмутилась я. Кто ж фриз снимает слабеньким коктейльчиком?
   Маруська притащила бутылку, маленькую рюмочку и принялась меня отпаивать. Ну Грицацуева, ну сильна! Половина большой бутылки ушла, прежде чем я смогла пошевелиться!
   - А с этой кикиморой что делать? - осторожно спросила Маруська.
   Я подумала, потянулась всем телом и решила - в Каморку ее!
   Каморкой я называла маленькую комнатушку - не более четырнадцати квадратных метров - в центре моей квартиры. То есть - она была прямо посередине второго этажа, со всех сторон зажатая другими комнатами, никаких окон, естественно. Ранее в моей квартире жил музыкант и тут у него была маленькая, но навороченная звукозаписывающая студия. И там была, разумеется, отличная звукоизоляция.
   - Машка, ее б связать! - прошептала Маруська.
   - Здравая идея!
   И я осмотрелась. Комната, увы, была пуста. Я внимательно осмотрела Грицацуеву - но на ней было только пестрое летнее платье. Хоть бы поясок!
   - Ну так чем бум связывать? - опять спросила Маруська. Я посмотрела на нее и тут мне пришла гениальная идея! На Маруське были чулочки, белые, кружевные, сама их пару раз всего одела, жалко на Грицацуеву переводить, да что делать.
   - Скидывай! - радостно завопила я.
   - Да ты что? - обиделась Маруська. - Такую красоту на нее? Не дам!
   - Блин. Тогда сторожи, если что - бей по кумполу, - я вручила ей валявшуюся тут электрогитару и побежала в спальню.
   Там я достала из тумбочки наручники, широкий рулончик скотча и быстренько побежала обратно. Не дай боже наша подопечная отомрет от заклинания.
   - Не шевелилась?- озабоченно спросила я.
   - Нет вроде, - ответила та, держа гитару, словно звезда бейсбола - биту.
   - Тогда надевай на нее наручники, а я ей пока рот заклею, еще проклянет нас, как отомрет, - посоветовала я и вручила ей наручники.
   - Ооо, - протянула Маруська, - ничего у тебя вкусы. Это тебя ими? - осторожно спросила она, рассматривая наручники. А что их рассматривать. Широкие кольца обернуты шкурой леопарда, по краям стразы. Очень нужная в хозяйстве вещь. Пятьдесят баксов в секс шопе стоят.
   - Когда как, - пряча улыбку, ответила я.
   Ловко отмотала полоску клейкой ленты, налепила ее на губы Грицацуевой. Та насторожено при этом на меня смотрела. Заклинание фриза - странная вещь. Все мышцы как льдом сковывает, однако глаза все видят и выражают кучу эмоций, если в них смотреть. Я подумала, посмотрела на нее и, оторвав еще пару полос скотча, наклеила их поперек. Для надежности. И без того морщинисто - отвислая кожа некрасиво залегла плиссированными складками под клейкой лентой.
   - Да, бабушка, вам на круговую подтяжку срочно надо, - посетовала я.
   Грицацуева недоуменно на меня воззрилась.
   - Ну это, морщины убрать, операция такая, сейчас совсем недорого берут, - объяснила я ей по доброте душевной.
   Ведьма прожгла меня полным ненависти взглядом из - под пегой, в завитках химии челки. Мда... Мне если б сказали что я старая и морщинистая, я б тоже наверно не обрадовалась.
   - Я все, - раздался Маруськин голос. - Я еще и цепочку через батарею пропустила, не дернется.
   - Умница, дочка, - похвалила я. - Так что там насчет персикового пирога?
   - Готов, - отрапортовала та.
   - Ну тогда не томи, пошли на кухню, мне необходимо сладкое, стресс у меня, - и я не тратя времени понапрасну рысцой двинулась на кухню.
   - А что такое? - спросила Маруська, шагая позади меня.
   - Как это что? - на ходу всплеснула я руками. - В деревне меня Грицацуева пыталась убить, да и сегодня тоже, жигуленок чуть не сбил, а там еще папа часы пропил.
   - Как пропил? - вскрикнула Маруська.
   - Да вот так! Взял и пропил, папу моего не знаешь!
   - Козел! - припечатала Маруська.
   - Папа не козел, - обиделась я, - просто так получилось, не обзывайся.
   - Ладно, прости, - вздохнула та. - Руки помой сначала.
   Пока я мыла руки, и названивала вниз охране, чтобы убрали нашу площадку от остатков торта, Маруська нарезала пирог и подогрела утренний кофе. Наверно что - то есть в упорядоченной семейной жизни - приходишь домой - а там тебя кто - то ждет, для тебя лично пироги печет. Руки мыть заставляет.
   Я встряхнула головой. Чего эт за мысли ко мне в голову лезут? Я одинока, независима и мне это очень нравится. Вот так - то!
   - Ты долго? - спросила Маруська.
   - Все, иду, - откликнулась я и уселась за стол.
   - Ну, рассказывай, кого ты мне в дом - то приволокла? - выжидательно посмотрела она на меня.
   Я ухватила кусочек восхитительного персикового пирога, плеснула сливок в кофе, и, зажмурившись от удовольствия, откусила кусочек.
   Была б я мужиком, я б на Маруське однозначно женилась, пофиг что у нее ноги кривые и короткие! Зато как она готовит!!!
   - Ну? - подогнала меня подруга.
   - Это Грицацуева, - объяснила я и откусила еще кусочек. Ну точно женилась бы!
   - Кто такая?
   - Ведьма тоже, на днях меня чуть не убила. Представляешь??
   - Как так - чуть не убила? - поразилась Маруська. - Она ж старая и неповоротливая.
   - При чем тут это? Магией, - объяснила я, помахала пальчиками, стряхивая крошки и ухватила следующий кусочек.
   - Вот сволочь! - с чувством сказала подружка.
   - И не говори, - поддержала я. - Поехала в деревню по делам, а она меня там в засаде ждала. Еле отбилась, блин!
   - А сегодня - то ты ее где нашла?
   - Ты не поверишь, Марусь. Я ее у порога встретила. Иголки нам в дверь втыкала.
   - Вот ничего себе, - всплеснула руками та.
   - Сейчас поедим - и пойдем допрашивать, - постановила я.
   - Тогда я уже поела!- воскликнула Маруська. -Я, старушка, ни разу не видела как ведьм допрашивают! Жечь ее бум?
   Я подумала и с сожалением возразила:
   - Классная мысля, но прецедент создавать опасно. А то кто его знает, как жизнь повернется!
   - Как скажешь, - вздохнула подружка. - Пошли?
   - Ну пошли, - согласилась я, - только ты будешь держаться позади, чтобы она тебе ничего не сделала, ладно?
   - Ага, и гитару возьму, если что - буду бить по кумполу!- воодушевилась та.
   Я быстренько перемыла посуду, подхватила мартини и мы отправились в Каморку. Грицацуева сидела, недобро на нас посматривая.
   - Леди, - произнесла я. - Сейчас мы вас совсем - чуть - чуть полечим, однако если я пожалею о своей доброте - имейте в виду - в гневе я неприятна. От вас требуется рассказать почему вы жаждете моей смерти. Надеюсь на понимание.
   И я, сняв ленты скотча, влила в нее рюмочку мартини. Очень маленькую рюмочку.
   - Можешь говорить? - вопросительно посмотрела я на нее.
   Та подумала и нехотя открыла рот.
   - Что валандаешься, все равно меня утром на помойку свезешь в мешке.
   - Ах мы решили поиграть в Зою Космодемьянскую? - подняла я бровь. - Маруся, моего благородного порыва не оценили. Будь добра, напиши ей табличку на шею "ОНА УБИВАЛА ДОБРЫХ ВЕДЬМ " и неси утюг. На помойку конечно не свезу, но помучаться придется.
   - Ага, - шагнула она к двери.
   - Ворон тебя заказал, - как - то устало произнесла ведьма. - Но я не хотела, Мария, твоей смерти.
   Вот ничего себе! Я неверяще посмотрела на нее - Ворону я нравлюсь, несмотря на все его нелестные высказывания, слепой надо быть, чтобы этого не почувствовать! В конце концов - он приворожен, не бог весть как, но на пару месяцев - результат гарантирован. К тому же у него сложная ситуация и я ему элементарно нужна, чтобы сохранить шкуру - товарищам типа Зыряна бить себя в грудь копытом и каяться "Ну не шмогла я, не шмогла!" - бесполезно.
   - Маруся, в прежнюю позицию, - велела я, и она тут же встала за Грицацуевой с гитарой в руках. - Расскажи подробнее, - посмотрела я на ведьму.
   - Он позавчера пришел ко мне и положил передо мной задаток за твою смерть, - монотонно начала Грицацуева.
   - А ты сразу и ухватилась, - кивнула я. - Сколько хоть дал?
   - Пять тысяч, но я от них отказалась. Сказала что у нас баксы так не зарабатываются, и если убью я тебя, следом за тобой в могилу сойду.
   - Верно, - кивнула я. Ведьму убивать - себе дороже, дух ее потом не успокоится, пока убийцу на тот свет за собой не утянет. А уж как там убитый и убиенный разбираться будут - никому не ведомо. - И как же он тебя уговорил ?
   - Мария, у тебя дети есть? - спросила вдруг Грицацуева.
   - Нет конечно, - пожала я плечами. - Я ж незамужем.
   - Тогда не знаю, поймешь ли, только не уговаривал он меня, - качнула она головой и слезинка скатилась по ее щеке.- Сын мой, 16 лет парню всего, у него залогом. Потому и пляшу под его дудку, ослушаться боюсь.
   - Вот тебе раз, - удивилась я. - А ты на Ворона магией - то не могла повлиять?
   - После твоих оберегов? - горько усмехнулась та.
   Я задумалась. Ситуация была отчасти комичной - я сама лично сделала Ворона неуязвимым. А мои охранки еще ни одна ведьма не пробила.
   - Послушай, Грицацуева, - начала я.
   - Как ты меня назвала?? - поразилась она.
   - Ну мы же не знакомились, это я тебя для себя так обозначила.
   - Я Клавдия Никитична, - вскинула она голову.
   - Еще одна, - бормотнула я озадаченно, вспомнив секретаршу Ворона. - Нет уж, раз так, то оставайся- ка ты лучше Грицацуевой. Так вот. Объясни, а почему ты со мной из вон рук плохо работала? Несерьезно меня заморозила в деревне, да и сегодня не прогадала, когда я точно буду отсутствовать и тебе не помешаю работать с моей дверью?
   Этот вопрос меня здорово мучил. То что Грицацуева воспылала ко мне симпатией и потому спустя рукава работала - я отмела сразу. Но тогда - почему?
   - Любит тебя кто - то сильно и прикрывает тебя это, как щитом, - обвиняющее произнесла ведьма. - А работала я на совесть, сына надо выручить хотя бы, я то что, моя жизнь пройдена, - махнула она рукой.
   - Вот видишь, какая я умная, что кучу мужиков напривораживала, - наставительно обратилась я к Маруське.
   - Да нет, тут как раз никаким приворотом не пахнет, настоящее, - отрезала Грицацуева.
   - Как не пахнет? - растерялась я.
   - На тебя посмотреть, так тебя будто без приворота и не любили, - буркнула Грицацуева.
   Я промолчала. Не любили потому что и в самом деле. Ни разу. Не было у меня не свиданий с мальчиками. Никто меня не провожал до дому, не приглашал в кино или на футбол. Все мои сверстницы давно уже замужем и растят детей. А я смирилась с тем что буду одна. Потому что привороженные - не вариант. Когда привораживаешь - отдаешь этому человеку все до капельки хорошее отношение, что есть у тебя в душе персонально к нему. Закон сохранения энергии, сэр. Из ничего - даже любовь не рождается. И уж там, в душе привораживаемого твои эмоции прорастают и растут буйным цветом. А сама я остаюсь ни с чем. Мне просто-напросто нечем любить тех, кого я приворожила.
   Кто ж меня так любит по настоящему, а я не знаю? А, к черту! Наверняка я поразила воображение какого нибудь маргинала, кто на такую обезьяну как я поведется.
   - Что ты, Мария, делать со мной будешь? - просительно взглянула на меня Грицацуева.
   - Отпустить - тебе придется меня по любому убить, - начала я размышлять вслух. - Не отпустить - значит надо с тобой что - то решать...
   - А Ворон другую наймет, - подала вдруг голос молчавшая до этого Маруська.
   - И то верно, - погрузилась я в неприятные размышления.
   - Надо с ним урегулировать как - то, - опять подала голос Маруська.- Съезди да трахни его хорошенько, что ли. Он тебе тут же все простит.
   - Думаешь? - протянула я.
   - Ага, - кивнула та. - И платье белое одень. Прикинься красивой невинной овечкой, помогает здорово.
   А еще немного подумала и пришла к выводу что в Маруськиных словах резон есть. Идти и напрямую выяснять, чего ему от меня надо - придется.
   - Хорошо, - кивнула я. - Этой - матрасик выдать, руки сковать, рот заклеить.
   - Не по-людски, - нахмурилась Маруська.
   - Если по-людски, то она тут же как я уйду колдовать начнет, хочешь с ней остаться тогда? - предложила я.
   - Нет, - быстро ответила Маруська. - Потом подумала и упрямо мотнула головой. - Не могу я так. Не по-людски!
   - Ладно, - кивнула я. - В крайнем случае - напои ее хорошенько мартини и сними скотч с губ. Колдовать она не сможет нетрезвая.
   - Вот это уже лучше! - обрадовалась сердобольная Маруська.
   Я вздохнула и пошла звонить Ворону.
   Сотовый он долго не брал. Наконец, раздался его сонный и недовольный голос :
   - Алло!
   - Привет, - я тяжким вздохом произнесла я. - Как дела?
   - Мария? - недоверчиво спросил он.
   - Мария, - призналась я, - ничего что я в такое время звоню?
   - Да нет конечно, - горячо заверил он меня. - У тебя проблемы?
   В голосе его явственно слышалась забота и желание оградить меня от всех невзгод.
   - Нет, вернее да, - призналась я. - Можно я к тебе приеду? Надо поговорить.
   - Конечно, приезжай, - сказал он и добавил, - ты на меня еще обижаешься? Я днем насчет внешности твоей проехался.
   - А тебе это важно? - снова тяжко вздохнула я.
   - Наверно.
   - Обижаюсь, - честно сказала я. - Мне не очень повезло с внешностью, Ворон, и я сама об этом знаю, наверно не надо меня все же тыкать в это.
   - Извини, я веду себя как мальчишка. Это сродни дерганию за косичку девчонок в школе, - вздохнул он и положил трубку.
   Вот черт! За косичку меня дергал только Димка, когда она немного отросла к одиннадцати годам. И я понимала - это все его невысказанные мечты и желания, как мне об этом рассказать, он просто не знал, и потому страдали мои волосы. Дергая меня за косичку, Димка рассказывал мне, как он мечтает сходить со мной в кино, посидеть на берегу нашей речки, что ему хорошо около меня. Я это понимала, и не обижалась на него.
   Вряд ли Ворон имел это же в виду. Как можно любить человека, и в то же время хотеть его смерти - я решительно не понимала.
   Но тем не менее воспоминание о Димке меня взбодрило, и я почувствовала себя гораздо увереннее.
  
   За следующие полчаса я успела одеть белое открытое платье, распустить волосы, сделать макияж и побрызгаться из баночки заготовленной водой с заклинанием красоты. Повертелась перед зеркалом и пошла на тестирование к Маруське - она в Каморке спаивала Грицацуеву.
   - Супер, - пораженно вздохнула Маруська. - Ты как это делаешь?
   - Да я краситься просто умею, - самодовольно отозвалась я. - Ну и гламарией облилась немного.
   - А ты чего тогда всегда страшненькой - то ходишь?
   Я посмотрела на нее, во все глаза рассматривающую меня, вздохнула и честно призналась :
   - Лень мне каждый день красоту наводить. Я ж блондинка, пигмента нет, вот и получается, что я не страшная, а просто бесцветная. С макияжем - то я о-го-го! Ты мне просто скажи - я трону его сердце? Мне нужно сейчас пробудить в нем нежность, а не страсть. Получится?
   - Такой - получится, - серьезно заверила меня Маруська, чокнувшись с Грицацуевой. - С Богом.
   И я пошла.
   Пацаны на лавочке все как один замолкли, увидев меня. Ночь на двор, чего людям не спится? Я скромно опустила очи долу и проплыла к своей машине. Нежная, беззащитная овечка - только этот имидж мог сейчас сработать. Ворон привороженный. Он должен меня захотеть охранить и защитить.
   Не зря я мучалась со своей гламарией! Ох не зря! Все эти русские заговоры, "что б понравиться", - полная туфта, эффект небольшой и чисто психологический, а если глаза закрыть, так половина дурнушек и без гламарии окажутся чертовски привлекательными! Да вот только всем вокруг глаза не завяжешь. Я что сделала - первым делом приготовила основу - родниковая чистейшая вода, ну и так, немного ее приправила. Масло ландыша, в аромате которого сплелись, словно любовники в жарком объятии цикламал и буржонал. На что ведутся глупые сперматозоиды, ускоряя свое движение. Сандал, притягивающий своим неприкрытым эротизмом, теплым и чарующим, заставляющий бурлить кровь в жилах и мечтать о несбыточном. Пачули, обволакивающий запах пачули проникает в душу, разъедает все выстроенные кордоны и иланг - иланг после такой атаки проникает людям прямо в сердце - что бы легко войти в распахнутые ворота выбросившей белый флаг крепости. Заполировала я эту адскую смесь заклинанием оморачивания, обычно использовавшийся для того, чтобы заставить парня жениться на определенной девушке. Вышло, как ни странно, просто чудесно. И несмотря на то что я деру по пятьсот зеленых за пол-литровую банку, обычную плебейскую банку из - под кабачковой икры, до краев залитой гламарией, желающих ее купить не переводится. За все это время претензии предъявила только одна дама, которая почему - то решила что сей ценный продукт надо употреблять внутрь, еле успокоила ее муженька.
   Охрана дома Ворона пропустила меня беспрепятственно. То ли он их предупредил, то ли они просто на меня засмотрелись. Второй вариант мне неожиданно понравился и я робким взглядом лани посмотрела на охрану из- под ресниц, не прерывая шага. Я однозначно произвела впечатление. У меня даже слегка закружилась голова - настолько неожиданно приятно оказалось быть поразительно красивой и нравиться. Бог мой! А может права Маруська и макияж с чарами нужно накладывать почаще? Заготовить впрок трехлитровую банку лично для себя - на пару месяцев хватит. Мысль меня вдохновила, однако пока я поднималась на лифте, скептически хмыкнула. Я стану предметом насмешек всех ведьм в округе, скажут мол, Машка совсем голову потеряла. И правда это выглядело как - то смешно - ходить постоянно под гламарией.
   Двери лифта распахнулись. Подперев стенку плечом, напротив стоял Ворон, босой, слегка взлохмаченный, в длинном махровом халате.
   - У охраны глаза при виде тебя на лоб наверно вылезли, - ласково улыбнулся он, увидев меня.
   - Вылезли, - подтвердила я и мы рассмеялись.
   - Пойдем? - он вопросительно кивнул на дверь квартиры.
   - Приглашаешь? - далее взмах ресницами, нежный взгляд.
   - Приглашаю, Мария. Ты у меня еще ни разу не была.
   Он подошел, взял меня за руку и внезапно приложил мою ладошку тыльной стороной к своей щеке. Ладошка моя пахла ванилью, сандалом, пачулями и перцем, и Ворон слегка прикрыл глаза, вдыхая дурманящий аромат. "Ангел" от Мюглера поверх гламарии - я собиралась бить наверняка. Аромат раскаленной адской страсти и неземной невинности - в одном флаконе. Плюс заклинание оморачивания, не забывайте. Медленно, словно нехотя он провел моей рукой по щеке и коснулся губами моих пальчиков. Это было какое - то наваждение. Он легко касался губами моей ладошки, и от каждого прикосновения меня словно током дергало.
   "Возьми себя в руки, - возмутился внутренний голос, - ты чего раскисла, это он должен раскиснуть, а ты его - ловко подсечь".
   "Не могу, "- отрешенно отозвалась я.
   В мою смятенную душу вплелся отрывок далекого разговора.
   "- Зря ты этого балбеса приворожила, - бабушка ругала меня за Димку. - Мала еще, чтобы понять, твой это человек или нет. Всю жизнь парню испохабишь, кому это надо.
   - Да он нормальный, бабуль, вот вырастем, и окажется, что он как раз мой человек. Узнаем друг друга получше как раз к тому времени.
   - Дура ты, Магдалинка, - в сердцах бросила бабка. - Хоть полжизни ты с человеком проведи, но если тебя сразу в сердце не кольнуло да душа не потянулась, не прибавится любви меж вами. За своей половинкой на край света пойдешь, ни на кого больше не посмотришь и жить только ради него будешь. Так ли тебе мил твой Димка?
   Я подумала тогда - мы с Димкой на северном полюсе - край света по географии был там, я точно помнила, вокруг нас некормленые белые медведи а я - о, ужас! - в домашнем халатике и тапочках.
   - Мама! - я передернула плечами. - Бабуль, а как его узнать, того человека?
   - Сердце не обманет, иглой каленой вонзится в тебя это знание, внученька. Оно подскажет, слушай его".
   Внутренний голос что - то еще лепетал, ругался, плакал, увещевал, но я ничего не слышала за звуком дыхания Ворона, которое я ощущала на своей ладошке.
   Сердце - оно кольнуло.
   Сердце - дало сбой.
   Подсказало...
   Стало до жути обидно за то, что был у меня Букинский, Никанор и несколько последствий нетрезвых вечеринок. Хотелось стереть их из памяти, хотелось, чтобы никогда не было их в моей жизни - с их прикосновениями и обладанием моим телом.
   В какой - то момент я перестала себя контролировать, медленно, словно во сне подняла вторую руку и провела по его груди, раздвигая складки халата. Ворон глухо застонал. Мне понравилось. Это было такое... удовольствие - чувствовать под его ладошкой теплую, загорелую кожу. Бог мой... Он еще толком ко мне и не прикоснулся - а я уже умирала от желания обладать им.
   Так вот ты какая, половинка моя...
   - Поцелуй меня, - прошептала я, скользя по коже ладошками за спину, и припадая к нему всем телом.
   Потом подняла глаза и обмерла. У него опять были глаза зверя. Он медленно сжал в своей лапище мою руку, которую ласкал, и неимоверная боль обрушилась на меня. Мои пальцы словно дробились под его сжатием, и я застонала, заплакала от этой боли, уткнулась ему плечо, целуя обнаженную кожу. Я не вырывалась - я делила с ним мою боль, прижимаясь к нему всем телом, впечатываясь в его тело своим.
   - Что... что ты делаешь? - наконец глухо произнес он.
   - Я тебя, кажется, люблю, - беспомощно сказала я сквозь слезы.
   Ворон яростно посмотрел на меня и непроизвольно усилил нажим, и мы оба вскрикнули от синхронной пронзившей боли.
   - Перестань, ты сломаешь себе и мне руку, - выдохнула я.
   - Что ты делаешь? - закричал он.
   - Я тебя люблю, - преодолевая боль сказала я, - и ты меня тоже. А любящие делят все пополам, и боль тоже.
   - Ты врешь! - перекосился он. - Я - тебя - не - люблю!!!
   Я промолчала, лишь вскрикнув от новой острой вспышки боли.
   - Вот видишь...
   И тиски на моей ладошке разжались. Ворон нежно - нежно коснулся пальчиков губами, слегка дуя на них.
   - Что еще делят? - требовательно спросил он, ненавидяще глядя на меня. - Говори сразу, чтобы я знал. Счет в банке, квартиру, что ты еще со мной делить собралась???
   - Все...
   - А ты разве не знаешь, что я смертник? - издевательски сказал он. - Детка, если так, то через две недельки ты умрешь, вместе со мной!
   - Это очевидно, - устало сказала я.
   Ворон внимательно посмотрел и внезапно распахнул дверь.
   - Разделишь мой дом?
   - Конечно, - сквозь слезы кивнула я. - Я буду твоей гостьей сегодня.
   - А навсегда никто и не зовет.
   - Где у тебя кухня? - Я сделала вид что не расслышала и храбро шагнула через порог его квартиры.
   - Пойдем, я тебе покажу, - он взял меня за руку и отвел на кухню.
   Я оглядела большую и светлую кухню, села за стол и попросила:
   - Свари мне кофе. В джезве. Умеешь?
   - Леди, - поднял он бровь. - Это вообще единственное, что я умею готовить.
   - Только мне слабенький, светло- коричневый и соли пару крупинок, - предупредила я.
   - Извращенка, - покачал головой Ворон, и принялся за дело.
   А я сидела, положив локти на холодную мраморную столешницу и рассматривала его. На него было приятно смотреть, странно что я раньше этого не замечала. Он был высокий - даже выше меня, по виду - старше меня лет на семь - восемь, а еще у него был потрясающий профиль - четкий, очень красиво выписанный. С такого профили надо было чеканить древние монеты. Мои уголовники по большей части красотой не блистали, но Ворона можно было спокойно снимать в рекламе Мальборо. Черные густые волосы сзади были коротко подстрижены, спереди падали до бровей. Единственно что его портило - прядь седых волос в челке. На виске я углядела белый шрамик, выделявшийся на загорелой коже, и меня это почему - то умилило. А еще я вспоминала, как он обнаженный лежал у меня в комнате. Я хотела вернуть тот момент, сидела на Вороновой кухне в двух метрах от него и жалела о той бездарно проведенной ночи. Уж теперь бы я не растерялась, я бы поцеловала каждый кусочек невыразимо притягательной смуглой кожи, я бы вырвала стон из этого самоуверенного безупречного тела, и проснулась бы на его плече наутро, в кольце его рук. Неосознанно я потянулась к своей руке и коснулась губами кожи, там, где касались ее губы Ворона.
   - Мария? - тихо позвал он.
   И я встрепенулась. Неверяще посмотрела свою руку. Что со мной?? Он привороженный !! Он не мог, просто не мог всколыхнуть во мне весь этот эротический бред. Но тем не менее...
   - Ты хотела о чем - то поговорить?
   - Да, - наконец собралась я с мыслями. - Послушай, меня хотят убить.
   - Кто? - автоматически спросил он, помешивая кофе в джезве.
   - Ты, - робко призналась я.
   Он молча болтал ложечкой, сражаясь с поднимающейся пенкой, минуты шли, а я молилась про себя "Скажи, скажи, что это не ты, и я тебе поверю".
   - Бред, - наконец коротко ответил он и разлил кофе по крохотным фарфоровым кружечкам.
   - Мне в большую кружку и с молоком, что ты мне наливаешь, коленки мочить, - бесцветно сказала я.
   Он мне соврал.
   Это было так же очевидно как и то, что меня зовут Магдалиной.
   - Ворон, не надо. Я все знаю, у меня сидит связанная ведьма, которой ты меня заказал. - Мой голос был тих и невыразителен. - Я не знаю, почему ты так решил, но я не опасна тебе. Особенно ... после сегодняшнего...
   Он молча поставил передо мной большую кружку.
   - Ворон, - безнадежно позвала я. - Убивший ведьму долго не живет, спроси хоть у кого. Живая - я тебя люблю и все для тебя сделаю. А мертвая - это буду не я, а просто дух. Мстительный дух. И тебя от него никому не уберечь.
   "Что ты делаешь? - застонал внутренний голос. - Ты что ему так прямо говоришь что его любишь? С мужчинами так нельзя!"
   "Это очевидно", - устало ответила ему я.
   Ворон спокойно поглядел мне в глаза, поморщился и попросил:
   - Маш, а ты мне насчет Зыряна не можешь погадать? Мне б мыслишки его знать.
   Он ставил меня на место. Мое дело - ворожить и колдовать. Все что ему от меня надо - это мой дар. Никаких бессонных ночей, полных обожания и нежности, никаких совместных завтраков. И у меня не будет его сына - темноволосого прехорошенького малыша, которому я буду лучшей на свете матерью. Я бы никогда не ругала малыша с его четким монетным профилем, ни за промоченные ботинки, ни за плохие отметки, непедагогично разбаловала бы его и во всем бы ему потакала. Ничего не будет этого. Никакой долгой - долгой жизни вместе, никакой смерти в один час - что может быть лучше. Никакого "forever together".
   - Приходи завтра часиков в три, прогадаем без проблем, - мертвым голосом сказала я. А что мне оставалось делать? Он меня приговорил - непонятно за какие грехи, но приговорил, и не мне было оспаривать его решения.
   - Нет, завтра наверно не устроит, вот если б ты сейчас могла, - отказался Ворон.
   - Послушай, а как Зырян тебя отпустил? Я думала он тебя в подвале запрет, пока ты ему два миллиона не отдашь.
   Кофе был почти допит, отпадал повод оставаться в его квартире. Но уходить отчаянно не хотелось. Хотелось пройти по комнатам и посмотреть на вещи, в окружении которых он живет, к которым прикасается - все это почему - то мгновенно исполнилось для меня смысла. Хотелось остаться навсегда в этой квартире.
   - В подвале? - высокомерно поднял он бровь. - Мария, не путай. Я - не шестерка, что б меня в подвале запирать.
   - Ясно. А что с общаком?
   - Искать надо, - сухо сказал он.
   - Я красивая сегодня ? - внезапно выпалила я. Черт меня дернул за язык. Однако я не рисковала нарваться на обычный язвительный ответ - гламария, заполированная " Ангелом" от Мюглера - адская смесь, сам папа римский не устоит.
   - Не вижу существенных отличий от тебя вчерашней, - пожал плечами он.
   Все ясно. Что с гламарией, что без - я для него интереса не представляю.
   В неловком молчании мы допили кофе и я стала собираться домой. Ворон меня не держал. У лифта я обернулась, и посмотрела на него. Как и час назад, он стоял босой и подпирал собой стенку. Внезапно я не выдержала, подбежала к нему и припала к нему всем телом. Что - то шепча, я словно в бреду его целовала, и таяла как воск под его ответными поцелуями. Он обнимал меня, словно я самое драгоценное в его жизни, и целовал, словно мечтал об этом годами. Внезапно он оторвал меня от себя.
   - Твой лифт подошел, - подтолкнул он меня.
   - Любимый, - прошептала я.
   - Не знаю что ты там вообразила, но я тебя даже не хочу, - цинично оглядел меня сверху донизу и указал на лифт, - надо особое приглашение?
   - Я же тебя люблю, - неверяще прошептала я.
   - Твои проблемы, - равнодушно обронил он и затолкал меня в лифт. - Еще раз так сделаешь - убью.
   - Тогда ты разделишь и мою смерть, - спокойно кивнула я и створки лифта сомкнулись, прервав разговор.
   Потом кинулась в машину и долго там рыдала. Произошло невероятное. Я влюбилась в привороженного, буквально с первого прикосновения. И он меня отверг.
  
   Весь следующий день я хандрила. Сидела в интернете, листала журналы, съела с Маруськой и Грицацуевой огромный торт. Те мучались с похмелья и ползали по дому, как сонные мухи. Грицацуеву Маруська, кстати освободила подчистую, только двери заперла. И как не странно - та не наделала гадостей.
   - Мария, можно я домой позвоню? - не выдержав, попросила Грицацуева меня.
   Я равнодушно кивнула. Мне ее проблемы были до фени. Да и свои тоже. Если бы Грицацуева на моих глазах высыпала подозрительный порошочек в воду и поднесла мне ее, за версту отдающую запахом миндаля - вылакала бы беспрекословно. Меня ломало, как последнюю наркоманку. Я хотела Ворона рядом.
   Грицацуева набрала номер и, присев на кресло, вдруг завопила:
   - Сыночек?!!
   Я поморщилась от резкого звука. А Грицацуева не переставая вопила.
   - Родненький мой, ты жив - здоров? Что там с тобой эти ироды сделали? Ничего? Игоречек, в холодильнике суп, разогрей только, а я сейчас прибегу.
   Она положила трубку и умоляюще на меня посмотрела:
   - Мария, отпусти. Сына моего Ворон отпустил, значит нет мне нужды тебя убивать. Если не веришь, позвони, поговори с моим Игорюшей, дома он, живенький!!
   Я равнодушно кивнула и произнесла:
   - Иди куда хочешь, только иглы и заклинания сама с моей двери сними.
   - Ага, я быстренько, сейчас все сделаю, еще и оберег мой фирменный наложу от воров, золотая ты моя!- обрадовалась ведьма и унеслась.
   - Машка, ну что с тобой? - верная Маруська устроилась рядом и испытующе посмотрела.
   - Влюбилась, - со вздохом констатировала я.
   - Да ну нафиг, - поморщилась Маруська. - Когда?
   - Вчера. В Ворона, - уточнила я.
   - Да ну нафиг?????? - пораженно вскричала Маруська. - Ты с дуба упала? Он что, настолько хорош в постели?
   - Не спала я с ним, - печально призналась я.
   - Ну- ка, давай по порядку, откуда он вообще взялся, я его имени раньше от тебя даже не слышала, а тут такое!
   - Ну как, - начала я, - тут Никанора убили, и Ворон - его преемник, вот и пришел первым делом ко мне, я ему стандартный набор обрядов сделала. Да и приворожила заодним. А ты же знаешь, что если я человека приворожила - все, он для меня считай как мужчина вообще не существует.
   - В курсе, - кивнула Маруська. - Так чего ты сейчас стонешь?
   - Что - то пошло не так, - напряженно размышляла я.- Он почему - то меня коснулся с нежностью, и похоже я ее у него перехватила. Все как в классической приворожке - я после этого с ума по нему схожу, и я ему не нужна. Но как это могло случиться?
   - Слушай, а может все правильно, и он как раз тот кто тебе нужен? - осторожно сказала Маруська, невольно снова меня возвращая к тому разговору с бабушкой.
   - Бред, - отрезала я. - Если "тот самый" - то все должно быть обоюдно! А он мне сам сказал что меня ненавидит!
   Последние слова дались мне очень тяжело. Грудь сдавило подступающими рыданиями.
   "Да поплачь, не притворяйся, легче будет, - с жалостью сказал внутренний голос".
   "Пошел к черту!!!"
   - Может его еще на раз приворожить? - подала голос Маруська.
   - А как я его еще раз затащу сюда? Он меня видеть не хочет. А по воздуху - так когда еще дойдет.
   И тут перед глазами встала сцена - Ворон сдергивает салфетку со стаканов сока и один предлагает мне.
   - Маруся, я поняла, - потрясенно воскликнула я. - Я нашла глюк. Я сама выпила стакан с приворотом. Он не привороженный!!! Зато приворожилась каким - то образом я.
   "Ты что, дура, такой бред несешь?" - недоуменно спросил внутренний голос. Понятно, что я сделала вид что ничего не слышала.
   Следовало срочно отворожиться. Я подскочила и немедленно начала готовиться к обряду.
   - Могу помочь? - спросила Маруська.
   - Конечно, - рассеянно отозвалась я, наливая родниковую воду в ведерко, - брысь отсюда на кухню, и не показывайся пока не позову.
   - Только я готовить не буду, - предупредила Маруська, - мне лень.
   - Правильно, пиццу закажем, - согласилась я.
   Маруська убежала, я снова сняла оковы с силы, раскрылась и начала по крупинкам сыпать в воду соль, обволакивая каждый кристалл силой и словом.
   - Три раза крещусь, - прошептала я, накладывая на себя трижды крестное знамение, - три раза молюсь, три раза заклинаю...
   Сила дробила кристаллики соли и с моей руки тонкой струйкой текла соляная пыль в воду. Я не спеша наговаривала слова.
   - ... земля ты моя земличка,
   есть на тебе место,
   где нам с Вороном будет тесно,
   будем мы с ним плеваться,
   никогда не будем целоваться, - тут мне стало отчаянно жалко расставаться с любимым.
   - Тебя я не жду, проклинаю,
   Дверь на замки закрываю,
   постель для тебя - не расстилаю,
   и крепко тебя - не обнимаю, - печально читала я.
   С тяжелым сердцем я дочитала слова обряда, в ванной вылила на себя соляной раствор и не вытираясь пошла в спальню. Там упала на кровать и почему - то долго рыдала.
   - Мань, - раздался голос Маруськи от порога, - тебе твой Ворон звонит.
   - Алло!- счастье и покой снизошло на меня. Он_мне_позвонил...
   - Мария, - спокойно сказал Ворон, - ты вчера попросила у меня помощи.
   - Какой? - Его голос был для меня райской музыкой
   - Насчет того что тебя убить хотят, - усмехнулся он. - Проблемы больше нет. Поняла?
   - Так я знаю, что ты у Грицацуевой сына отпустил, спасибо тебе большое, - светло улыбнулась я. То что он передумал меня убивать - было для меня добрым знаком, какой - то надеждой, что все у нас будет хорошо.
   - Маша, - сказал он, не обращая внимания, - наша договоренность в силе, общак надо искать, как не крути. Могу я к тебе приехать?
   - Конечно!- радостно сказала я.
   - Через полчаса?- уточнил он.
   - Не, я сейчас немного не в форме, - растерялась я.
   - То есть?
   - Ну непричесанная и вообще...
   - Сила на месте? - сухо спросил Ворон.
   - На месте.
   - Тогда через полчаса.
   И он отключился. Я какое- то мгновение в оторопении слушала короткие гудки, потом с силой швырнула трубку в стену. Мерзавец только что дал понять что ему моя внешность и я сама до лампочки.
  
   Приехал Ворон не один. Модельного вида, раскрашенная как ирокез перед битвой куколка висла на его руке и отпускать не собиралась. Что - то знакомое было в ее личике.
   - Это кто? - в упор спросила я.
   - Настя, - представил он ее.
   - Что это у вас грязь - то такая? - вместо приветствия девица брезгливо оглядела слегка натоптанный уличной обувью паркет в холле. - Я разуваться в таком месте не намерена.
   Она вздернула прехорошенький носик и прошла на кухню, оставляя следы.
   - Маруся, тебе не трудно комья грязи за нашей гостьей смести в уголок? - холодно обратилась я к подружке, не сводя глаз с нахалки.
   - Да тут нужен моющий пылесос, дождь прошел, у нее все подошвы в жидкой грязи, - скептически заявила Маруська.
   Гостья побагровела.
   - Куда ты меня привел? - гневно спросила она у Ворона.
   - Не переживай, котеночек, мы ненадолго, - успокоил он ее.
   - Вот я после ее ухода и уберу, - заявила Маруська и подмигнула мне, - замоем за ней пол, да?
   Маруська намекала на простейший обряд на то, чтобы человек сюда больше не ходил. Правильно, да только вряд ли она и так сюда придет.
   Я была зла. "Котеночек", черт возьми???? Хорош котеночек, мымра недомытая! Да на ней косметики килограмма два, умыть - так там такая обезьяна окажется!
   Злая на весь свет, я пошла в гостиную, Ворон потопал за мной.
   - Говори что надо, - сухо попросила я.
   - Посмотри, как мне найти общак, - попросил любимый.
   - Гадала уже, - отрезала я.
   - Это ты себе гадала, а мне нет, - резонно заметил он.
   Я спустя рукава и явно халтуря погадала ему, сказала что дела у него хреновые и ничего он не найдет.
   - Как это - ничего?
   - Да вот так, - злорадно сказала я. - Карты говорят что ты с этими деньгами никогда не встретишься.
   Он задумчиво потер подбородок, посмотрел на меня и тихо сказал
   - Ты мою смерть разделишь тогда.
   Это была не угроза. Странно - но это звучало как ... предложение... Руки и сердца. Как обещание...
   - Разделишь?- прошептал он и внезапно потянулся ко мне.
   "Сейчас он меня поцелует!" - со сладким ужасом подумала я и тут дверь распахнулась.
   - Ой, смотри какая прелесть! Я такую же хочу! Купишь? - задыхаясь от восторга, в комнату влетела Настя. В руках она держала мой браслет из крупных прямоугольных изумрудов, каждый в рамке из маленьких бриллиантиков.
   - Куплю, конечно, - улыбнулся ей любимый и у меня все в душе похолодело.
   - Пятьдесят тысяч баксами, она того стоит? - подняла я бровь, глядя в глаза Ворона.
   - А когда его тебе дарили, ты тоже задавала себе этот вопрос? - в упор спросил он и нежно улыбнулся подружке. - Настя, браслет положи на место и подожди меня там еще немного, я скоро.
   - Ну сколько можно тебя ждать!- она очаровательно надула пухлые губки.
   - Еще немного, котенок, хорошо? И завтра купим тебе браслет.
   "Значит, считает что стоит", - отстраненно подумала я. Сердце мое было разбито на мелкие кусочки. Может быть, Ворон и найдет общак, но не с моей помощью. Мне легче по субботам рыдать на его могилке, чем видеть около него девиц.
   - Мария, - требовательно посмотрел он на меня, - ты мне толком так ничего и не сказала.
   - Можешь не платить мне за сеанс, - холодно ответила я.
   Он задумчиво посмотрел на меня.
   - Послушай, мы все гадания прошли?
   - Нет, мы еще тени не смотрели, - неохотно признала я.
   - Делай, - велел он.
   Я нехотя принесла металлический поднос, прочитала на лист бумаги заклинание и дала его Ворону. Потом задернула шторы и стала наблюдать, как парень смял тонкий лист, положил на поднос и поджег от тонкой свечки. Мы молча смотрели, как полыхает маленький костер, постепенно угасая. Я взяла свечку и поставила ее позади хрупкой сожженной бумаги, так, чтобы она отбрасывала тень на стену.
   - Что видишь? - спросила я Ворона.
   Вопрос был неуместен. Очень четко на стене прорисовался профиль плейбоевского зайчишки.
   - Да зайца какого - то, - неуверенно сказал любимый. - И что это значит?
   - А что ты спрашивал, когда бумагу мял?
   - У кого баксы.
   - Ну вот тебе и ответ, - ехидно резюмировала я. - Потряси знакомых Зайцевых.
   Ворон нахмурился.
   - Черт меня подери, если я что - нибудь понимаю. Нет никаких знакомых Зайцевых.
   Я не скрывая радости развела руками.
   - Послушай, а ты сам - то чего делаешь для поисков? Или все на мои плечи переложил?
   - Это было бы неосмотрительно, от тебя никакого толка, - жестко сказал он.
   - А ты сам что выяснил? - в тон ответила я.
   - Ничего, - спокойно сказал он. - Как и не было этих денег. В доме у Никанора все перевернули, ни в одном городском банке этих денег тоже нет. На запад он их перевести просто не мог - они всегда должны были быть под рукой, из общака ежедневно изымались суммы на разные нужды.
   - Весело, - резюмировала я.
   Он коротко кивнул и поднялся.
   - Ты куда? - встрепенулась я.
   - Пора, - коротко бросил он. - Настя, собирайся!
   - Останься... - почти беззвучно шепнули мои губы.
   Но он услышал.
   - Мне надо к матери.
   Коротко и четко.
   Странно, что у таких бездушных тварей могут быть матери.
   - Ну наконец- то, - недовольно протянула Настя, выпархивая из кухни.
   - Браслет оставь, - холодно сказала я.
   Для меня пятьдесят тысяч баксов - большие деньги, и никто мне его не дарил, сама покупала. Кому нужно изумруды с бриллиантами дарить той, что рожей на принцессу не тянет. А тянет разве что на бесцветную моль вследствие того, что я блондинка... Пигментонедостаточная - чем не оскорбление?
   Настя удивленно на меня посмотрела и я взглядом указала на ее руку, в которой она машинально крутила мой браслет, поверх ее дешевой бисерной феньки.
   - Да больно надо, - швырнула она его на столик в прихожей и высокомерно повела плечами.
   Так они и ушли. Ворон, кстати, не расплатился, и меня это неприятно покоробило. Ну да ладно, прощу как будущему покойнику, что с него теперь взять. Злая на весь свет я пошла в ванную и долго там отмывала шкурку. Ну и пусть он своей мымре изумруды дарит, а я себе подарю пару миллиончиков баксов! Хотя была ведь у меня мыслишка найти эти деньги и выручить любимого. И пусть мать их в церковь снесет - все к черту! Не хочет - как хочет. Я устрою ему шикарные похороны, пусть радуется с того света. Потом я долго сушила феном свои волосы, за это время хорошенько подумала.
   Я снова анализировала сон. Что я узнала? Что мне необходимо найти часы, в часах - необходимая мне книга. Зачем мне она? С ее помощью я смогу найти деньги, хотя Книга - и сама по себе для меня как для ведьмы - голубая и недостижимая заветная мечта. Еще необходимо найти и поговорить с неким Сашей. А какой Саша может иметь отношение к баксам? Я напрягая извилины думала, и тут внезапно картинка сложилась. Я поздравила себя с поразительной тупостью - то, до чего я додумалась, с самого начала лежало на поверхности.
   Я многое чего еще не знаю из магии, в основном для меня некромантия черный лес. Обряды по работе с мертвыми, и они наверняка описываются в Библии Ведьмы. Единственный человек, который знает где лежат эти баксы - Саня Никаноров. Мертвый в данный момент.
   Библия мне была нужна, чтобы иметь возможность спросить у мертвого Никанора, где деньги лежат. Бог мой! Мне аж поплохело. Необходимо срочно проводить обряд, Никанор то в могиле это... разлагается. Если уж поднимать, так пока он еще в божеском виде, дабы инфаркт не заработать.
   Кое - как я досушила свои длиннющие волосы, быстренько смазала свою шкурку кремами и, накинув халат, и пошла в гостиную. Достала мешочек с костями, спросила где мне найти часы и бросила их на стол. Выпало 45+15+1 - "Вы вчера были рядом с целью". Все ясно, значит надо снова двигать по вчерашнему маршруту.
   Я выглянула в окно, оценила похолодание и натянула джинсы. Потом заплела косу и спустилась на кухню. Маруська деловито резала здоровенную пиццу.
   - Молодец, - обрадовалась я, - когда успела заказать?
   - Да когда ты еще в ванной отвораживалась. Вот только привезли. Кстати - получилось отворожиться?
   Я ухватила кусочек пиццы, налила в стакан сока и задумалась.
   - Маруська, ты не поверишь. Но когда он пришел, я его ревновала к этой Насте. И жутко хотела поцеловать.
   - Значит плохо отвораживалась, - постановила та. - Чего халтуришь, старушка?
   - Да не халтурила я. Понимаешь, когда заклинание получилось - я это чувствую. Я правда отворожилась. Только почему - то я его все равно люблю.
   - Фигня какая - то получается, старушка.
   - Фигня. Ладно, любовь любовью, а баксы надо искать, - встряхнулась я наконец.
   - Какие баксы? - недоуменно воззрилась на меня Маруська.
   - Ты что, ничего не знаешь??
   - Нет.
   - Вот ничего себе, - присвистнула я. - Как это так - я знаю, а ты нет. Так вот, пропали тут два миллиона долларов. И никто не знает где они! Надо найти, пока не опередили.
   Про то что от этих двух миллионов зависит жизнь Ворона, я благородно умолчала, решив не травмировать нежную Маруськину душу. Маруськины глаза сделались похожими на два чайных блюдца и она медленно повторила:
   - Два миллиона...
   - Именно!
   - А как ты их искать будешь?
   - Да есть у меня кой какие наметки, Марусь. Найду я их - стопроцентно, это и карты говорят. Заживем тогда, - мечтательно протянула я.
   - Да ты и так вроде не бедствуешь.
   - Маруся, денег мало не бывает, - наставительно сказала я. - Мне уже двадцать восемь лет, скоро пенсия не за горами, надо подумать о будущем! Так что я сейчас поеду по делам, а ты чего делать будешь?
   - Ну, я не знаю... Дома уберусь, да в ванной понежусь.
   - И приготовишь чего - нибудь, наверное, да? - с надеждой уставилась я на нее.
   - Приготовлю, - усмехнулась она. - И даже баксы коту поменяю.
   - Ура! - взвизгнула я и чмокнула ее в щёчку. Люблю я ее.
   - Эксплуататорша, - пожаловалась она.
   - Ага, к вечеру буду, - согласилась я и отчалила.
  
  
  
   Путь мой опять лежал в бабушкину деревеньку. Часы следовало найти по - любому.
   Приближаясь к вчерашнему месту знакомства с новыми представителями семейства гаишников, я внутренне напряглась, и чуть было не скинула скорость.
   "Маня, - укоризненно заявил внутренний голос, - бомба в одну воронку дважды никогда не падает, успокойся. К тому же сегодня элементарно не их смена, никто там тебя в засаде не ждет".
   Я подивилась, насколько этот голос умен и спокойненько проехала зловредный поворот. И только вывернула, как из кустов вылетела парочка гаишников со спидганом. И все бы ничего - но один из них был моим вчерашним знакомым.
   - Ты чего это опять на посту? - кисло спросила я его.
   - Да друг попросил подменить. Слышь, это она, та самая вчерашняя баба! - ликующе сообщил он своему напарнику.
   -Да ты что! - ахнул он, а из кустов выскочил третий гаишник и принялся с интересом меня изучать.
   - Это, что ли, та самая умная? - пренебрежительно спросил он, не отводя от меня злобных близко посаженных глазок.
   - Ага! - ликование в голосе вчерашнего гаишника так и плескалось через край. Он многозначительно помахивал спидганом, приближаясь ко мне.
   Тем временем злобный гаишник его опередил, подошел ко мне и процедил:
   - Документики ваши предъявите. Сколько, Витек, там скорость - то?
   - 106 кэмэ как с куста! - радостно оповестил вчерашний недруг.
   "Во попала", - мысленно простонала я.
   Внутренний голос молчал, забившись в норку.
   Гад!
   Я вздохнула и глядя в глаза гаишнику, максимально прохладным голосом сказала:
   - Я - то свои предъявлю, но и вы свои документики покажите.
   - Какие тебе документы? - опешил гаишник.
   - На спидган ваш, - невозмутимо ответила я. Краем уха я слыхала, что радар должен не реже одного раза в год проходить поверку в органах стандартизации и метрологии, о чем выдается свидетельство о поверке.
   - Умная больно, да? - скривился гаишник и повернулся к Витьку. - Дай на радар сертификат.
   - Да ради бога, - с видом пренебрежительного превосходства тот достал из нагрудного кармана свернутую вчетверо бумажку и дал мне.
   Я ее развернула, секунду посмотрела и сказала:
   - Это что?
   - Сертификат, - слегка недоуменно ответил гаишник.
   - Это КСЕРОКОПИЯ сертификата, - припечатала я.
   - И что? - начал заводиться гаишник.
   - Да ничего! А если я тебе сейчас выложу ксерокопию своих прав и техпаспорта???
   - Умная, да?? - чуть не хором воскликнули они и с ненавистью на меня уставились.
   - Ну я же вам говорил! - плачуще воскликнул Витек.
   - В общем, я поехала, - резюмировала я.
   - А штраф? - возмущенно воскликнул молчавший до сего момента гаишник.
   - Какой штраф? - посмотрела я на него как на придурка. - У вас сертификат на радар отсутствует.
   И уехала.
   Папик встретил меня как не странно лишь слегка поддатым. Стол был накрыт как на праздник - черная икра, бутылка Бейлиса, фрукты, копчености. Проблема в том, что я не привозила ни Бейлис, ни черную икру. Что у папика за собутыльники?? То что папик сам своими руками купит сливочный ликер за штуку вместо того чтобы набрать полную сумку дешевого бухла - в это я категорически отказывалась верить.
   - Здравствуй, Магдалиночка, - радостно поприветствовал меня отец. - А у меня тут Дима был, твой школьный товарищ, посидели тут с ним немного. Ты его не встретила?
   - Нет, - медленно сказала я, садясь на стул. Вот это невезуха так невезуха.
   - Ты смотри- ка, - сокрушенно сказал папа, - а он так мечтает тебя увидеть, посмотреть, какой ты выросла. Кстати, дай мне свой городской адресок, Димка уж очень его просил.
   - А ты разве не помнишь? - на автомате спросила я.
   - Нет, - развел руками отец, - я ведь и был - то у тебя всего пару раз, когда из деревни приезжал.
   - Ты про часы его не спрашивал?
   - Нет, он заезжал на десять минут буквально, - растерялся отец, - а надо было?
   Черт. Я со злости саданула кулаком в стену и не глядя на отца вышла во двор. Я боялась что не сдержусь и вымещу свою ярость на отце. Так нельзя - папа мне родной. Его мои проблемы коснуться не должны.
   - Доча, ты чего? - выбежал следом отец.
   - Пойду, прогуляюсь, - кое - как сдерживаясь, сказала я не глядя на него и вышла на улицу. - Из багажника продукты достань, перенеси к себе.
   Я шагала по деревенской дороге, загребая трехсотдолларовыми туфельками песок, и злая на весь свет. Папаша козел, правильно Маруська сказала. Только б глотку свою залить, об этом все мысли. Часы бабушкины, память о ней пропить - это ж надо! Да мать его с носками сожрет, если узнает об этом. Не будь он мне родным отцом - конец бы ему пришел. Пьет с кем попало - надо еще выяснить, кстати, что за фрукт тот Димка. В его чистые и светлые чувства после стольких лет и вчерашнего отворота верилось если честно с огромным трудом. И с какой целью он моего папика подпаивает - это еще разобраться надо.
   Черт, как же я хотела посмотреть на того Диму! И ведь разминулись - то мы совсем чуть- чуть.
   Черт!
   Попался бы он мне - махом бы и дорогу к отцу забыл, и про любовь свою сверхпрочную. И часы б вернул.
   Внезапно я одумалась. Что со мной? Я ведь из - за этих баксов так скоро и облик человеческий потеряю. На собственного отца держу черные мысли только за то, что он нечаянно сделал мне помеху на пути к ним. Но горечь все же в душе осталась. Я не то что готова была найти эти баксы любой ценой - в руках я их еще не держала, и такая сумма мне до сих пор казалась несколько абстрактной. Но тем не менее я знала что я сделаю с ними, когда найду.
   Я куплю на них жизнь Ворона. Какая к черту Испания и смуглые члены! Я все- таки любила этого мерзавца и хотела разделить с ним долгую жизнь, дом и кучу ребятишек, а вовсе не его смерть.
   Оглядевшись, я поняла что в задумчивости дошагала до края деревни. За околицей начинался лес, в детстве я любила ходить сюда за земляникой. А еще я помнила, что там между двумя корабельными соснами были сделаны качели. Кто - то просто высоко - высоко на стволах намертво вбил штырями две толстые цепи и закрепил внизу меж ними широкую доску. Деревенская молодежь летними ночами постоянно собиралась здесь, жгли костры и качались на качелях. Ночной лес оглашался веселыми визгами, когда девчата усаживались по пять - шесть на доску и парни старались раскачать их посильнее.
   Однажды мы с Димкой перед самым отъездом пришли сюда вечером, и на удивление тут никого не было. Довольные, мы раскачивались, стараясь взлететь высоко - высоко, и дух захватывало, когда мы возносились выше березок, растущих рядом, а потом с головокружительной скоростью неслись к земле, чтобы снова испытать чувство полета, стремясь вверх. Если б рядом были взрослые, нам за такое бы точно накостыляли - это было небезопасно.
   А потом наступил момент, который я буду помнить всю жизнь. Качели в очередной раз вознесли нас на верхнюю точку, я визжала от ужаса, одновременно улыбаясь, и Димка крепко держал меня за руку. Слегка задержавшись, качели ринулись вниз, и тут я почувствовала, как опора под моими ногами проваливается куда - то вниз, и я падаю со страшной скоростью. Димка мгновенно, как котенка, схватил меня за шиворот, притянул к себе, и я успела схватиться за цепь с его стороны. Мимо со свистом что - то пролетело, я машинально присмотрелась - и похолодела - это продолжала свое движение по инерции вторая цепь, у которой теперь был закреплен только один конец. А мы стремительно продолжали нестись к земле.
   - Прыгай, - отчаянно крикнул Димка, таща меня за собой. И я послушно оторвала руку от спасительной, как мне казалось, цепи и прыгнула вслед за ним. Удар был настолько силен, что я потеряла сознание. Когда очнулась, то цепи все еще бешено метались между соснами, одна - сшибая свободным концом березки на пути, вторая - таща за собой закрепленный на ней конец доски.
   Димка лежал рядом, и лицо его было все в крови. Оказалось, он пропорол кое - где кожу сучками, я как могла, оттерла его лицо платочком и мы на подгибающихся ногах пошли в деревню. Происшедшее так и осталось тайной, мы никому не сказали. То что Димка пришел домой в подобном виде - никого не удивило, у него образ жизни был такой. А качели на следующей неделе починили.
   Подумав, я шагнула в лесок и нашла качели. Все было как и прежде - выжженный круг земли для костра немного в стороне, две мощные цепи и вроде та же самая потемневшая от времени широкая доска на них. Я улеглась на ту досочку, скинула туфли и задрала босые ноги вверх, пересчитывая пятками звенья цепей. Прошло семнадцать лет с того момента, когда под нами лопнула цепь. Слава Богу, хоть жива осталась. Тут я скосила глаза вправо - так и есть! На вытоптанной лесной земле валялась непотушенная сигарета. "Парламент", между прочим! Я поморщилась от дыма и подумала - неплохо однако живут деревенские, раз такие сигареты себе позволяют. Потом встала и нехотя обулась и пошла в деревню. Мне не понравилось, что тут кто - то был перед самым моим приходом. И возможно, судя по тлеющей сигарете, был там и наблюдал мои выкрутасы. Ну да Бог с ним. Неспеша я двинулась по пыльной дороге обратно в дом. Тяжелый осадок от черных мыслей об отце если честно, здорово жег душу.
   Я шла, рассматривая знакомые с детства улочки, и радовалась, замечая какое - то изменение. Будь то новый забор или покрашенные в другой цвет ворота. За больницей, на пригорке, углядела молитвенный дом местных баптистов и внезапно вспомнила - а ведь десятину - то за Ворона я в церковь так и не отдала! Вот черт! С этим я никогда не затягивала, ну его, с высшими силами ссориться. Так что сегодня у местных праздник, благо я отложенные на это полторы сотни долларов при себе держала.
   Я быстренько взобралась на холмик, толкнула оградку и вошла в чистый, опрятный дворик. Дед Федор, сидевший на крылечке, увидел меня и здорово пригорюнился.
   - Приветствую! - радостно сказала ему я.
   - Здравствуй, - степенно ответил он мне.
   Странно, но и ведьм и у протестантов одна деталь общая - отлученных и прочих "не своих" приветствовать запрещено. Меня не отлучили от церкви по одной простой причине - местный пастор ни в какую не смог уговорить меня принять крещение. Я в этом смысле была упертая. В Библии сказано, что все крещеные составляют единое тело Церкви, и оттого грех одного падает на всех. Ибо если болит палец, то больно всему телу. Поразмыслив об этом, я решила что креститься мне пока рановато, от меня еще не дай боже всему телу тропическая лихорадка приключится. Пастор Тимофей же настаивал, страстно желая меня во что бы то ни стало окрестить, я уж грешным делом думала что с него из области начальство план требует. Однако однажды он все же признался. Мечтательно закатив глаза, пастор Тим сказал: "Загнать бы тебя, Мария, хворостиной в речку, окрестить! - тут он сделал сладострастную паузу, полностью отдавшись давним грезам и наконец с чувством закончил: - и тут же на берегу тебя наконец- то отлучить!!!" В общем, относились ко мне тут неплохо. Кто - то недолюбливал, считая отпетой еретичкой, однако я сама твердо считала что принадлежу к этой церкви - и точка. Дед Федор был из тех, кто не знал как ко мне относиться - вроде я и своя, а вроде - и еретичка. Я поглядела в его выцветшие голубые глаза и спросила:
   - Пастор - то тут?
   - Да вроде видел я его туточки, - раздумчиво ответил дед Федор. - Ты сходи, в хате посмотри.
   Из приоткрытого окошка раздался взрыв смеха.
   - Молодежка идет, что ли? - оживилась я.
   - Ну да, - кивнул дед.
   Молодежные собрания я любила, ребята в деревеньке подобрались на диво продвинутые и умненькие. А уж про их лидера, Павла, я наглядеться не могла. Парень был хорош собой, словно голливудская звезда, харизматичен, весел и вообще непонятно было чего он тут забыл. Однако христиане - это другой менталитет... Павел мог много добиться в жизни - однако предпочел быть священником и поднимать церковь в родной деревеньке.
   Однако на молодежку я не попала.
   Из дверей вышел пастор и заулыбался при виде меня:
   - О! Какие люди!!! Каким ветром?
   - Попутным! Десятину завезти и к вам на исповедь, - заулыбалась я в ответ. Пастору было лет сорок, однако он у нас был молодцом - строен, высок и фейсом очень даже ничего. Однако местные кумушки зря точили на него коготки - он ни на кого кроме как на свою жену Татьяну, располневшую после трех детей, и не смотрел.
   - Ну, заходи, чадо, - вздохнул пастор и посторонился, пропуская меня в дом. Войдя, я сразу повернула налево, там на подоконнике стоял деревянный ящик с надписью "Доброхотно дающему дает Бог". Ну я не то что доброхотно даю, да только куда денешься? У каждого своя крыша. Если, допустим, владелец ларька откажется отстегнуть крыше (кстати, криминалитет тоже берет десять процентов от прибыли, странное совпадение!) - то ларек у него сожгут. Господу же если не отстегнуть - так лучше сразу по себе панихиду заказывать - он обидчивый! В любом разе я затолкала в прорезь ящика пятнадцать стодолларовых бумажек, и мы с Тимом пошли наверх, нашли свободную комнатку и устроились на диванчике.
   - Нагрешила я сегодня, - с тяжким вздохом призналась я.
   - Рассказывай, - посерьезнел он.
   - Да на отца сегодня наорала, - с досадой сказала я. - Он у меня все так же пьет, зараза.
   - Какие бы не были родители - а почитать их надо, знаешь ведь?
   - Тим, ты вообще помнишь что я Библию чуть ли наизусть знаю? - раздраженно сказала я. Не надо мне нотаций, мне б грехи отпустить.
   - Знала, - выделил Тим последний слог. - Когда Библию в последний раз брала?
   Я пристыжено заткнулась. Этого я не помнила.
   - А насчет твоего отца я тебе скажу одно - один он тут так и будет пить. Почему ты его себе в город не возьмешь?
   - Тим, а то ты не в курсе, какая у меня работа? Крутики, бандиты...
   - В курсе, - неодобрительно сказал Тим. - Первый псалом помнишь?
   - "Блажен муж, не входящий в собрание нечестивых", - без запинки процитировала я. - Тим, только давай не будем к старой теме возвращаться, ладно? Я в курсе всего, что ты мне скажешь. У каждого свой путь, Тим. Все, что меня сейчас беспокоит - это висящий на мне грех недовольства папенькой.
   - А других грехов у тебя нет? - с неприкрытой иронией спросил он.
   - Есть, но это уже наше с Богом личное дело, - спокойно ответила я.
   - Помолимся, - сухо подвел итог Тим.
   Я согласно склонила голову...
   Потом, когда Тим меня провожал, он напомнил:
   - Мария, ты хоть добрые дела не забывай делать, чтобы хоть как - то компенсировать свои грехи.
   - Отличная мысль! - согласилась я и пошла дальше.
   Доброе дело себя ждать не заставило. Из церкви я решила сходить еще раз к бывшему Димкиному дому, да порасспрашивать, где он сейчас обитает. Я уже подходила к тому заколоченному домишке, как из особнячка вышла ветхая старушка с палочкой и простукивая перед собой дорогу, двинулась по своим делам.
   Я осмотрелась, села перед домиком на лавочке и стала ждать, пока кто - то появится, старушка скорей всего имени - то своего не помнит, какой из нее информатор. От нечего делать я принялась наблюдать за этим божьим одуванчиком. А одуванчик по миллиметру продвигался к своей неведомо мне цели, аккуратно переставляя сухонькие ножки и мелко простукивая палочкой место впереди себя прежде чем ступить.
   Откуда взялась та овчарка - я как-то и не заметила, настолько была увлечена наблюдением за старушкой. Но она встала перед ней молча, нехорошо на нее смотря, и желтая слюна падала с ее клыков.
   "Мама", - отчаянно подумала я, чувствуя беду, а ноги уже сами подняли меня и несли к старушке.
   - Стойте, - кричала я на ходу, но старушка как и не видя собаки продолжала путь перед собой. И когда мне оставалось совсем чуть - чуть, палочка старушки резко ударила по морде овчарки. Коротко и злобно взрыкнув, та в мгновение подмяла ее под себя. Я была уже рядом. В отчаянии я ухватилась обеими руками ей за холку, и, напрягая мышцы, дернула ее на себя. Собака, перелетев, упала на дорогу, но и я не удержалась на ногах. Тут же она вскочила и кинулась на меня. Недолго думая, я схватила крепкую бабулькину палку и принялась охаживать пса. Удары сыпались на него как горох, и наконец пес не выдержал. С воем он убежал вдоль по улице, а я обернулась к старушке и охнула. Благое дело оборачивалось большими проблемами. Старушку явно хватил инфаркт. Вот черт!
   Тут же, на пыльной дороге, я принялась накладывать чары. Бедный Тим наверно никак не подозревал, что благое дело, которое он мне посоветовал сделать, потребует применения магии - греха, между прочим!
   Как бы то ни было, а я стояла на коленях на пыльной дороге и вливала свою силу с заклинанием в старушку. О, черт, я в последнее время слишком много ее расходую!! Причем - по пустякам! Недовольная этим, я быстро закончила обряд, убедилась что лопнувший кровеносный сосуд сила залатала и сердце снова ее работает. Осмотрела ее, приподняла веко и увидела там пятнышко глаукомы. На другом зрачке было то же самое. После чего поднялась с колен, и обнаружила, что еще и джинсы мои безнадежно испорчены! Вот черт!
   Однако доброе дело следовало довести до конца. Я легко подняла старушку на руки и понесла ее в особнячок.
   - Дома есть кто? - громко крикнула я, входя во двор.
   Старушка вздрогнула и открыла глаза.
   - Доченька, одна я живу, - слабо сказала она. - Ключ под половичкой, открой, будь добра, не дойти уж мне сегодня никуда.
   Я так и сделала. Открыла дом, завела ее в него и спросила:
   - Бабуль, почки березы есть?
   - Есть! - закивала она.
   - Вы попейте, столовую ложку на стакан кипятка, хорошо? А я скоро заеду, и глазки ваши полечу.
   - Ой ну спасибо тебе, доченька, - умилилась старушка. - Сынок- то у меня хороший, дом мне вон какой построил, а приезжает редко, так ты уж заходи, очень буду рада. А глазки мои он самым лучшим докторам показывал, помирать мне слепой, я уж привыкла. Но ты ведь зайдешь еще?
   - Обязательно, - пообещала я и пошла из дома. Там я снова уселась на скамейку у ветхого домишки и терпеливо прождала несколько часов. За это время мимо прошло три пьяных мужика, молодая мамаша с чадом и мальчонка - пастушок. Про Димку никто не знал.
   Наконец я решила - чего я ради Ворона тут страдаю? Он там Настю трахает, а я ему баксы ищу. Да пропади все пропадом - я еду домой!
  
   А на обратном пути я почти весело поджидала знакомый поворот. Предчувствия меня не обманули - все три гаишника ждали меня, злобно улыбаясь.
   - Ну, сколько там на этот раз, Витек? - не отрывая от меня мстительного взора, спросил злой гаишник.
   - 102! - радостно оповестил он.
   - Документики ваши, - припечатал он.
   - Сертификатом обзавелись? - понимающе спросила я.
   - Да! - ликующе заявил третий гаишник, - специально за оригиналом ездил!
   - Ну давай, милок, его сюда, - улыбнулась я. Фигня какая, ну заплачу штраф, ничего страшного, зато сколько они за два дня от меня натерпелись - то, бедные?
   От нечего делать я внимательно принялась изучать документ.
   - Сто рублей с вас штрафа! - заявил в это время Витек. - Платить будем в кассу или как?
   - Или никак, - меланхолично заявила я, не отрывая глаз от сертификата.
   - То есть это как - никак? - дружно озадачились гаишники.
   Я поманила пальчиком ближайшего гаишника и ткнула длинным когтем в бумажку.
   - Что тут написано?
   - Действителен по пятнадцатое августа две тыщи третьего года, - слегка недоуменно прочитал он.
   - Сегодня шестнадцатое. Адью, - я решительно вернула бумагу и закрыла окошко.
   - Я не понял, а штраф? - безграничное изумление плескалось в глазах Витька.
   - Какой штраф, если у вас документы просрочены, - буркнула я, отчаливая.
   - Ну я же вам говорил, я же говорил! - несся мне вслед плачущий голос Витька.
   На миг я поймала в зеркальце лица гаишников, смотрящих мне вслед.
   Видели бы вы их глаза!
  
   Домой я вернулась в четвертом часу ночи. Тихонечко открыла дверь и удивилась - из кухни доносился ласково - воркующий голос Ворона. "Он и Маруська???" - пронеслось у меня в голове, и я похолодела. Тихонько скинув туфельки, я на цыпочках молнией метнулась к кухне и застыла в дверях.
   Ворон, стоя на четвереньках ко мне спиной, приговаривал:
   - На, зайчик, скушай- ка муксунчика!
   Я замерла, в изумлении воззрившись на его оттопыренный зад. Очень привлекательный, между нами, зад.
   - Вот как мы кушаем - то хорошо! - сюсюкал парень, - еще муксунчик вот тебе!
   Я обошла его и увидела, как мой флегматичный Бакс с увлечением лопает рыбку с фарфорового блюдца, а Ворон на соседнем тщательно убирает кости из очередного кусочка.
   - Что тут происходит? - изумленно спросила я.
   - Привет, ты где шлялась до четырех утра? - нахмурился он, словно ревнивый муж, увидев меня. Бакс, предатель, даже на меня и не посмотрел.
   - По делам ездила, - ошеломленно ответила я. Ворон был ко всему и полураздетый - то есть на нем были одни джинсы! - А ты как здесь оказался?
   - Мне необходима твоя помощь, вот тебя и дожидаюсь, подружка твоя сказала что скоро будешь, извинилась и спать ушла, - объяснил Ворон. - Дай - как мне кусочек курочки из холодильника!
   - А это что?? - задала я идиотский вопрос, показывая рукой на Бакса.
   - Кота своего кормить иногда надо, - недовольно буркнул он.
   Я потерялась. Выглядело это как какой - то сюр.
   Я взяла из холодильника лоток с куриными грудками, вскрыла упаковку и, отрезав кусочек от одной, мелко его порезала.
   - Столько хватит? - спросила я у Ворона.
   - Будем надеяться. Кушай, зайчик! - парень высыпал кусочки перед котом и с увлечением наблюдал, как он их махом слопал
   - Что у тебя по баксам?
   - Глухо, - спокойно сказал он.
   - Послушай!- взорвалась я. - Какого черта ты такой спокойный!!! Осталась почти половина срока, а у нас еще конь не валялся! Почему ты кормишь моего котенка на моей кухне, а не рвешь и мечешь, и не рыщешь по всему городу?
   - Но ты же обещала что с тобой не пропадешь!
   И ухмыльнулся. Мерзавец меня цитировал!
   - Шутки шутками, но ведь тебя убьют если не найдешь!
   - Плакать будешь? - спросил он.
   - Буду, - честно ответила я.
   - Все будет нормально, Маш, - бросил он и снова повернулся к Баксу. Ага, знаю я вас. У вас до последней минуты все нормально, а потом на венки деньги трать...
   Я увидела стоящий на столике кувшинчик с молоком, налила себе стаканчик и, попивая, наблюдала за представившейся мной идиллией. Угомонился зайчик нескоро... Зайчик за милую душу сожрал и курочку, и муксунчик, и печеночку, попил молочка, закусил сливками, и наконец от Данона зайчик нос отворотил.
   - Будешь молоко? - спросила я поднявшегося Ворона.
   - Гадость какая. Пиво есть?
   - В холодильнике пошарь.
   Ворон залез в холодильник и, ворча, извлек оттуда бутылочку Миллера. И устроился около меня с Баксом на коленках. Кот, по сути еще котенок, ему еще года нет, от счастья мурлыкал, словно трактор "Беларусь".
   - Ты же любишь котят, что ж ты себе не заведешь? - поинтересовалась я.
   - А давай я лучше тебя заведу? - прямо в глаза посмотрел мне Ворон и я почему - то вздрогнула от накатившего ужаса.
   - Так я ж у тебя растолстею махом, если ты меня так же как Бакса кормить будешь! - фальшиво рассмеялась я.
   - Устраивает, - кивнул медленно Ворон, взглядом ощупывая меня.
   - Слушай, то ты меня гонишь, то предлагаешь черте что! - не выдержала я.
   - Любовь зла..., - мудро улыбнулся он. И потянулся ко мне. Медленно, очень медленно, на одно краткое мгновение его губы прикоснулись ко мне.
   С минуту я ошеломленно молчала, после чего зло спросила:
   - Настю так же целуешь??
   - Ревнуешь? - поднял бровь Ворон.
   И тут зайчик мяукнул. Мы на него дружно посмотрели. Зайчик подумал и мяукнул еще раз - гораздо жалобнее...
   - Что это с ним? - удивился Ворон.
   - А ты разве не знал что котят тискать нельзя после обеда? К тому ж ты силушку - то немерянную не рассчитываешь.
   Зайчик жалобно - жалобно посмотрел на меня и принялся безостановочно вопить.
   - Чего делать? - растерялся Ворон.
   Вот черт! А силу - то я всю на бабульку грохнула!!
   - Срочно к ветеринару!
   И мы понеслись. Я, в домашних тапочках на босу ногу, Ворон - в джинсах, и рубашке, так и не застегнутой впопыхах на обнаженном торсе. А что было делать? Зайчик явно вознамерился помереть.
   К ветеринару мы влетели, как будто черти за нами гнались. Несмотря на поздний час, у кабинета сидели пара женщин с кошками и здоровый мужик с ротвейлером. Зайчик, и так не замолкавший, взглянул на ротвейлера и вовсе завопил дурниной.
   - Что это с ним? - поразилась одна из тёток.
   - Помирает! - чуть не плача сообщила я.
   Очередь еще с минуту выслушивала зайчиковы вопли, и наконец женщины не выдержали:
   - Да проходите вы вперед, вон как кот мучается.
   - Да, - завозникал мужик, - все в очереди топчемся, с какой радости их пропускать - то!
   - Да вы что, мужчина, совсем у вас сердца нету, что ли, - накинулись на него тетки, - помрет же животина!
   - Ну если вам охота до полудня тут просидеть - да ради Бога! - пошел на попятную мужик.
   В это время открылась дверь кабинета и вышел интеллигентного вида мужик с обезьянкой на руках.
   - Следующий!- донеслось из - за двери.
   - Идите, идите, - замахали на нас женщины.
   Мы с Вороном дружно шагнули в кабинет.
   - Здравствуйте, - обратилась я к докторице. - У меня тут с котенком что - то случилось.
   Та взглянула на нас и приказала.
   - Кота - на столик, а мужу придется выйти.
   Ворон, поднявший бровь при слове "муж", молча нас покинул.
   Женщина забрала у меня Бакса и принялась осматривать. Когда она стала прощупывать ему животик, Баксовы вопли достигли ультразвука.
   - Ранее случались приступы? - спросила доктор.
   - Нет,- ответила я.
   - Чем кормили и когда в последний раз?
   - Да с полчаса назад, он съел муксунчик, курочку, печеночку, молочко и сливочки, - перечислила я, подумала и добавила, - а вот йогурт от Данон уже не стал.
   Ветеринарша с изумлением посмотрела на меня и принялась доставать из шкафчика какое - то кишкообразное приспособление.
   - Объелся ваш котенок. Будем делать промывание.
   О, черт! Давайте я лучше не буду описывать эту процедуру. Через несколько минут после ее начала я не вынесла и выскочила в коридор.
   - Ворон, иди и ассистируй, я не могу, мне его жалко!
   Тот не слова не говоря исчез в кабинете.
   - Помрет? - участливо спросил мужик.
   Я прислушалась к воплям из кабинета, прерываемым бульканьем, и честно ответила
   - Не знаю.
   Еще минут через 15 Ворон вынес еще вопящего, но уже заметно похудевшего зайчика и мы, под сочувственные взгляды очереди поехали домой.
   - Нафиг ты его обкормил, - ругалась я в машине.
   - Так я ж хотел как лучше, - оправдывался парень.
   - Чуть котенка не угробил мне!
   - Ну не ругайся, Мария, я сам чуть не помер от страха
   - За Бакса? - помягчела я.
   - Не, боялся что ты меня убьешь, - признался парень.
   Я скосила глаза на него, иронично осмотрела крепкую двухметровую фигуру и хмыкнула:
   - Тебя убьешь...
   - Хочешь попробовать? - ухмыльнулся он.
   Я въехала в свой двор, как обычно бросила машину у заборчика - в гараж заезжать сплошной геморрой, и, выходя из машины, бросила:
   - Послушай, ты часом не садомазохист?
   - С чего ты взяла? - удивился он, выбираясь из машины. Припухший Бакс на его руках с диким видом озирал окрестности
   - Да замашки у тебя какие - то странные.
   - Нормальные замашки, - пожал плечами Ворон.
   Я посмотрела на алеющее рассветное небо, вскинула руку с болтающимися часами на узком запястье. Шестой час утра.
   - Слушай, а тебе чего от меня надо было, что ты среди ночи явился? Я тебе не назначала вроде? - я устала и хотела спать. А потому была стервозной.
   - Да я мимо ехал, смотрю - свет горит, решил заехать. Твоя подруга открыла и сказала что ты с минуты на минуту будешь. Ну я и решил подождать.
   - В ее постели? - уточнила ревниво я.
   - С чего ты взяла? - недоуменно вытаращился он.
   - Ты был полуголый!!! - негодующе возопила я.
   Он внезапно рассмеялся, притянул меня в себе и расцеловал.
   - Машка, мы пока не женаты для семейных сцен, - ласково шепнул он. - Я сок на рубашку пролил, прошлось снять.
   Я счастливо вздохнула и обняла его покрепче. Все было предельно просто. Он меня любит - это было понятно. И его "пока " внушало определенные надежды.
   - Спать хочешь? - спросил он меня.
   - Угу, - промычала я, абсолютно счастливая в его объятиях.
   - Тогда держи своего зайчика, - сунул он мне Бакса.- Извини, что ты сегодня из - за меня не выспалась.
   Я стояла и смотрела как Ворон усаживается в свой лексус и думала о том, что я взрослая женщина, мне двадцать восемь лет, и ничего страшного не будет, если я попрошу его остаться со мной.
   - Я завтра позвоню, - помахал мне Ворон, заводя машину.
   - Постой! - приказала я.
   Ворон вопросительно на меня посмотрел. Я вздохнула, залезла к нему в машину и решительно сказала:
   - Послушай, нам надо поговорить. Ты знаешь, что ты мне нравишься, очень. Я тебе тоже нравлюсь. Так какого черта???
   - Это все что тебя интересует в шесть утра? - резко спросил он.
   - Это - меня в любое время интересует, - твердо ответила я.
   - У нас ничего не выйдет, - в тон произнес он.
   - Почему?
   - На мне заклятье, - невнятно пробормотал он.
   - Заклятье? Очень интересно, а я как раз специалист по снятию их!!! Что за заклятье?
   - Меня однажды приворожили, - нехотя начал рассказывать парень, - и эта девочка меня бросила. Я очень страдал, пока одна колдунья не сжалилась и не сняла приворот. И поставила на меня заклятие - что я полюблю только свою половиночку. Родную мне во всем. Которая не бросит. А остальные мне противны, как жабы, особенно кто ко мне клеится. А я не хочу так с тобой. Ты хорошая, Машка.
   Я молчала. Ощущение было такое, как будто я пропустила сильнейший удар под дых.
   - А откуда ты знаешь, что я - не половиночка? - наконец с трудом спросила я. - Ты знаешь, я так как к тебе ни к кому не относилась.
   - Потому что я знаю, кто моя половиночка, - мрачно ответил он.
   Я отвернулась, рассматривая в окно залитый утренними лучами двор. Чья - то кошка пробежала...
   - Не плачь, - тихо сказал Ворон, и прижал меня к себе. Я так же молча пыталась склеить разбитое сердце, а слезы сами струились по щекам.
   - Она красивая? - глухо спросила я.
   - Она родная, - поправил он.
   - Кто она?
   - Тебе не надо это знать, Мария.
   - Ты меня поэтому убить хотел?
   - Нет, - нехотя признал он. - Я тебя тогда плохо знал, и решил тобой пожертвовать, чтобы твои охранки на мне вечными были.
   - Гад, - глухо простонала я. Хотя что это я? Это и так понятно было! Одно из соображений в пользу приворотов всех клиентов - это как раз то, чтобы они не додумались именно до такого. Другие заклятья со смертью ведьмы исчезают без следа, но охранки - охранки становятся вечными.
   - Не плачь, я дураком был, - тихо сказал он, неумело стирая с моего лица слезинки.
   - Давай я сниму заклятье, - тоскливо попросила я. - Я без тебя жить не могу.
   - Это пройдет, - терпеливо ответил он, вытирая мне слезы. - А снимать заклятье не надо. Я ХОЧУ, понимаешь, хочу любить только ту девочку. Не обижайся, пожалуйста. К тому же не забывай, что у меня эээ... неприятности, ты знаешь. Что со мной случится - не хочу, чтобы это и на тебе отразилось.
   Я молча кивнула, и вышла из машины. Ворон ничего не сказал. А что говорить? Все было сказано. А последняя фраза про якобы заботу обо мне вообще была бредом. Я пришла домой и в одиночестве на кухне выхлестала бутылку водки для спиртовых настоев. Мне было погано как никогда в жизни.
  
  
  
   Разбудил меня телефонный звонок. Я было попыталась нахлобучить на ухо подушку и дальше спать, как вдруг опомнилась - определитель проговаривал номер Оксаны - моей коллеги, тоже ведьмы. По пустякам мы не звоним друг другу. Я протянула руку и схватила трубку.
   - Алло!
   - Мария? Это Оксана.
   - Я поняла, Оксана. Слушаю тебя.
   - Мария, Галина просит собрания.
   - Хорошо, - медленно произнесла я. По идее каждая из нас имела право попросить ведьм собраться и решить ее проблему, с которой она сама не справляется. Но мы практически к этому не прибегали - слишком в большом долге тогда ведьма оказывалась перед кучей народа. То есть - ведьмы, которые ей помогли, примерно год могли ей вертеть по своему усмотрению.
   - Тогда собирайся и приезжай к ней домой, я тоже сейчас туда еду. Адрес знаешь?
   - Разумеется, буду через сорок минут, - ответила я и отключилась. Что такое случилось у Галины, что она пошла на такое рабство?
   Я нехотя встала с постельки, прошлепала в ванную, быстренько приняла душ и умылась. Башка после вчерашней водки трещала немилосердно.
   На кухне Маруська читала Космополитен и энергично чистила мандаринчики.
   - О, старушка, ну ты и спать! - поприветствовала она меня.
   Я в недоумении вскинула руку с ролексом, посмотрела на часы и ужаснулась:
   - Уже три часа????
   - Точно! - подтвердила Маруська. - Сережка мой звонил, едет нас с тобой попроведовать.
   - Я сейчас уезжаю, дела, - быстро сказала я. Встречаться с влюбленным в меня Маруськиным мужем я совсем не хотела. Мужиков - их, знаете ли, как грязи. А подруга у меня всего одна - это я твердо уяснила.
   - Сначала поешь, в микроволновке пицца только что разогретая и кофе свежесваренный.
   Я кивнула, быстро позавтракала и бегом спустилась вниз.
   Бабульки на лавочке, увидев меня, здорово оживились.
   - А ведь мы сделали все, - гордо заявила бабулька в строгом сером платье. - Вон, наняли дворничиху, работает уже.
   Я посмотрела за ее вытянутой рукой и хихикнула - та самая темненькая девчонка, что позавчера рассуждала о преимуществах работы дворничихой перед благородным трудом жрицы любви стояла и говорила с каким - то плюгавеньким мужичонкой у забора. Впрочем, девушка сейчас была пепельной блондинкой, что ее нисколько не изменило.
   - Теперь - никаких поквартирных дежурств, не так ли? - подала голос Августа Никифоровна, озабоченно глядя на меня.
   - Ну разумеется, - поспешила я ее успокоить.
   Путь ко брошенной с утра бээмвушке проходил как раз около новой дворничихи и я, не утерпев, остановилась.
   - Ну что, все же устроилась, я смотрю.
   Парочка обернулась ко мне как по команде и я присвистнула - мужичонкой оказался Николяша. Вот козел, уже и дома меня нашел!
   Николяша на меня посмотрел долгим взглядом и церемонно произнес:
   - Здравствуйте, Маняша, как ваша мама поживает?
   - Спасибо, отлично, - брякнула я.
   - Мы тут с мамой хотели к вам в гости бы прийти, как вы на это посмотрите?
   - А, это к ней, - махнула я рукой. - А вы тут чего делаете?
   Глупый вопрос - понятно, что меня выпасает.
   - Да вот, свою ученицу повстречал, - он кивнул на дворничиху. - Можно вас на кофе пригласить, Маня?
   Я машинально полезла в сумочку, поискала кошелек, не нашла и огорчилась:
   -Увы, Николай. У меня дела.
   - Ну тогда разрешите откланяться, - он и правда слегка поклонился и засеменил со двора.
   - Урод, - припечатала я ему вслед.
   Девчонка удивленно поглядела на меня и сказала:
   - Вы что! Это же Николай Марьянович!
   Произнесено это было с придыханием и имя Николяши прозвучало с благоговейной интонацией.
   Я внимательно на нее поглядела. Вроде не придуривается. Она тоже внимательно на меня посмотрела и сказала:
   - А я тебя помню! Ты тут раньше работала, да?
   - Ну, типа того, - уклонилась я. - А ты вроде темненькой была?
   - Была, - кивнула она и с обидой сказала, - а этому козлу блондинки нравятся, вот я и перекрасилась!
   - О! Кстати насчет блондинок - подружка твоя беленькая что, тоже в дворники?
   - Не, - махнула она рукой, - Насте, дуре, повезло, она себе кекса богатого отхватила на днях! А я вот до первого сентября поработаю, хоть папашу пьяного не видеть.
   - Настя? - переспросила я.
   Вот тебе раз! Держите меня крепче, да ведь эта блондинка около моего Ворона - и есть ее подруга! Как я сразу не сообразила!
   - Ага, Наська Солодовникова, мы учимся вместе в школе, а меня Натахой зовут. Сигареты не будет?
   Я порылась в сумочке и вытащила стибренную вчера у Маруськи пачку "Явы".
   - Фу, дрянь какая, - скривила Натаха носик, - "Парламента" - то что, нет?
   - Да говори спасибо что хоть такие есть, - возмутилась я.
   У меня вообще как у некурящей сигарет в сумочке отродясь не водилось.
   - Да, подруга, у всех у нас бывают хреновые времена, - философично сказала она и выбила из пачки несколько сигарет. Одну она сунула в рот и тут же прикурила, остальные заныкала в нагрудный кармашек.
   - Как работа? - спросила я.
   - Да ниче, но вот как ты тут на такую тачку заработала - непонятно, - с сожалением окинула взглядом она мою бэмку.
   - А что тут непонятного? Ты на дом посмотри, тут знаешь какие кексы живут? - подмигнула я ей.
   - И что? Подарили? - затаила она дыхание.
   - Дарят только подарки на Новый год и День Рождения, и то в пределах стольника, а я - заработала!- отрезала я.
   - Поняла - поняла, - с умным видом кивнула она.
   - Ну я пошла.
   - Ага, еще встретимся.
   Кажется, я только что создала филиал местного борделя в нашем милом домике. Ну да что делать - я всегда одобряла асоциальные поступки.
  
  
  
   В доме Галины стоял запах горя. Сразу же было понятно - здесь кто - то умер. Зеркала были занавешены черной тканью, слышался какой - то безнадежный плач, кроме меня собралось достаточно много ведьм и просто незнакомых мне людей. И все ходили на цыпочках и разговаривали вполголоса.
   Я зашла в комнату - пожилая женщина у окна в черном навзрыд рыдала, спрятав лицо в ладонях.
   - Мама, ну мама, - безнадежно тянула ее за подол кроха лет пяти. На столике стоял портрет юной девушки в траурной рамке, и перед ним горела одна свеча. Со смешанным чувством я всмотрелась в прехорошенькое ненакрашенное личико, светло улыбающееся с портрета. Бог мой... Немного краски - и я ее знаю... Жгучая ревность, свившая гнездо в самом сердце, медленно растаяла, оставив вместо себя жалость. Совсем дитя, не пожила еще толком, Наська, Наська...
   Я осторожно закрыл дверь и пошла разыскивать Галину. Нашла я ее в прихожей. Вежливо и спокойно ведьма прощалась с мирскими. Увидев меня, она мне кивнула:
   - Здравствуй, Мария. Спасибо что пришла.
   - Здравствуй, - тихо сказала я. - Что произошло?
   - Мария, пять минут, хорошо? - показала она глазами на мирских. - Подожди пока с остальными в гостиной.
   Я кивнула и пошла обратно в гостиную. Собравшиеся ведьмы, человек десять, тихо переговаривались, ожидая хозяйку. Наконец она явилась, строгая и печальная.
   - Сестры, - начала она. - Спасибо вам, что откликнулись вы на мою беду, не оставили меня и пришли.
   - Погоди благодарить, Галина, - прошамкала Пелагея из уголочка, - я как - то сделала сбор, так все на свете прокляла потом.
   - Пелагея, спасибо за совет, но я все же намерена просить вас помочь мне, - склонила голову хозяйка. - В моей семье горе. Настя, дочь моей сестры, шестнадцать лет всего ребенку, убита. Сегодня нашли тело в карьере.
   Ведьмы сдержанно ахнули. Я поймала себя на том, что я ехидно думаю, как я скажу Ворону о его пассии - что ж мол не уберег - то, герой - любовник?
   - У меня тоже тогда сына убили, - прошамкала снова Пелагея. - И изнасиловали, отмщения я хотела, а руки коротки были.
   - Настю тоже изнасиловали, и жестоко избили до смерти. Помогите, сестры, сыскать и наказать убийцу и насильника.
   Изнасиловали? Смутные подозрения, от которых - мороз по коже, зашевелились в моем куцем умишке... Ворон не похож на человека, любовницу которого можно изнасиловать. Чем она тебе не угодила, Ворон, Ворон?
   Нет, это бред. Этого не может быть К черту послав все свои умозаключения, я отвлеклась от них и попыталась прояснить ситуацию.
   - Галина, - спросила я. - Я лично сочувствую твоему горю, так что давай разбираться. Что менты говорят, когда ее по времени убили?
   Галина коротко вздохнула и ответила:
   - Сегодня ночью.
   Сегодня ночью Ворон был у меня дома, правда после полуночи. Убил Настю и приехал ко мне. Зачем?
   - В таком случае, кровь ее еще не остыла на руках убийцы. Ты кровную нить делала? - подала голос Лора - Святоша. Мое сердце трепыхнулось, застыло и упало куда - то вниз с глухим стуком. Я не перенесу если Галина сейчас назовет имя.
   - Делала, - вздохнула снова Галина. - И гадала, и в зеркало глядела, и душу моей Настеньки призывала.
   - И что?
   - А ничего. Ноль. Настенька только сказала что от руки злодея погибло двадцать две девчушки, она двадцать третья. Но имени злодея сказать не могут - защищен он сильно.
   Что у меня в душе творилось - не передать. Я полюбила убийцу.
   Вспомнилась и его попытка убить меня. Черт! Черт! Я ясно поняла почему меня оставили в живых - два миллиона. Пока они не найдены - я жива.
   - Кто ж его так от твоих заклинаний- то прикрыл? - недовольно буркнула ведьма Вера.
   - Ой, ну ты спросила, - отмахнулась Оксана, - да мы сами с вами всех бандитов в городе за их деньги в охранки закутали.
   Я его закрыла, я...
   И вы не пробьете мои охранки, ни одна...
   И я умру...
   - Точно, - прошамкала Пелагея. - Но найти его надо. Не дело невинных девиц губить.
   - Вот поэтому я вас и позвала, - сказала Галина. - Надо снять охранки с клиентов и посмотреть на них. Кровь Настеньки, да и остальных девушек должна быть отомщена.
   И тут я встрепенулась. Потому как на автомате проанализировала ситуацию, пути ее решения и все вероятные последствия - и мне ничего из этого не понравилось.
   - Бог мой, Галина! Ты понимаешь, о чем ты просишь? - подала я голос. - Мы ведь не сможем найти насильника никак - он под охраной. Придется составить список наших клиентов и снимать с них чары со ВСЕХ, иначе их вины не проверить никак.
   - Я это и предлагаю, - с достоинством сказала она. - Другого пути нет.
   - Мало того что мы грохнем на это всю силу - мы еще и гарантированно лишимся дохода, - продолжила я. Я не стала упоминать, что у меня - то и Книги нет, чтобы пополнить запасы силы.
   - Это почему? - испуганно вскрикнула Пелагея. Оксана диким взглядом посмотрела на меня.
   - А кто к тебе пойдет, если все поймут что все твои охранки не работают? - усмехнулась я. - Никому не надо объяснять, что в этом случае на наших клиентов обрушится поток невезения, выполняя закон равновесия? Сестры, нас с колготками сожрут, клиенты - то у нас сплошь нервные.
   Наступила гробовая тишина. Без денег жить не хотел никто, тем более что занятия магией приучили всех жить на широкую ногу. А со своими клиентами - по большей части отморозками связываться и вовсе ни у кого не было желания.
   - Ты - то чего переживаешь? - злобно посмотрела на меня хозяйка дома, оглядев насторожившихся ведьм. - Твои охранки все равно никто снимать не будет - и удар обратный, и бесполезно. Ты - то без денег на помады не останешься!
   Ведьмы дружно посмотрели на меня, не менее злобно. А я ощутила прилив гордости за себя - так вам, книжницам, носы задираете, а лучше моих охранок в городе нет! По нашим законам они не могли отказать Галине, но перспективы, нарисованные мной, были жуткими. И то что я стою особняком - им не понравилось. Как будто я на глазах всего "Титаника" спустила шлюпку, села и поплыла прочь, напевая "Я на солнышке лежу и ушами шевелю".
   - Да я все равно приму участие посильное, буду снимать чужие охранки, - успокоила я их.
   Шлюпка вернулась на тонущий корабль, и все перевели дух. Мою помощь никто не отверг - работы предстояло много. А мне надо было быть в курсе этой истории по понятным причинам.
   - А по-другому никак? Чтобы не снимать охранки? - с перекосившимся лицом спросила Оксана. До денег она была легендарно жадна.
   - Я не знаю как по-другому, - пожала я плечами. - А ты, Вера?
   - Тоже что - то ничего на ум не приходит, - развела руками она.
   Остальные ведьмы тоже ничего не сказали путного.
   - А ты, Пелагея, чего молчишь? Самая старшая ты из нас, неужто жизнь ничему не научила? - отчаянно выкрикнула Галина.
   - Думаю я, - проскрипела Пелагея.- Бабка моя говорила, был такой же случай, но они его решили по-другому.
   - Как? - загорелась Галина надеждой.
   - Книга одна им тогда подсказала, как аспида из - под охранок узнать, не пришлось им с невинных чары снимать.
   Ведьмы зашумели.
   - Что - то я про такую книгу в первый раз слышу, не может быть такого, - поджала губы Оксана.
   - Зря не веришь, доченька, - отозвалась Пелагея. - Сильная книга, из сильного колдовского рода, а кличут ее Библией ведьмы. Чудеса по ней хозяева творят.
   - Да ты что? - всплеснула Оксана руками. - А заклинания на комариного царя там часом нет?
   Заклинание то было легендарным, из разряда много слышали - никто не видел, и давало оно десять лет роскошной жизни. Деньги сыпались чуть ли не из воздуха, удача чуть - ли не нимбом светилась над головой заговоренного. Заманчиво, понятно, да только где б то заклинание взять? К тому же я из курса физики крепко помнила то, про что ведьмы частенько забывали. Великий закон сохранения энергии - она может превращаться во что - то другое, но ее величина при этом всегда постоянна. То есть - из ничего тебе яблочко в руки не упадет. А если упало - значит оно где - то сорвано и хозяин сада его недосчитается. А кто его знает, откуда та удача придет? Ладно если от мерзкой Грицацуихи отнимется, а если не дай бог - от Маруськи или моих родителей?
   - Есть, - кивнула Пелагея, - только там и сохранилось.
   Оксанины глаза загорелись жарким огнем.
   - В общем! - решительно поднялась я, пресекая разговоры о моей, между прочим, книге. - Библии ведьмы у нас все равно нет и не будет, так чего воду в ступе толочь? Галина, я тебе последствия твоей просьбы сказала.
   - И все же я прошу вас об этом, - твердо сказала она.
   - Хорошо, - кивнула я, отказать мы ей не могли. - Чем ты расплатишься с нами за это?
   - Год рабства, стандартная плата, - пожала она плечами.
   - Нестандартная ситуация, - отрезала я. - Мы, помогая тебе, здорово пострадаем. Три года рабства - раз. И твои магические книги - каждой из нас по ксерокопии.
   - Ты никак ополоумела, Мария, у меня такое горе, а ты торгуешься, как на базаре, - поморщилась ведьма. - К тому же не тебе договариваться - ты - то не рискуешь, чего глотку дерешь?
   - Не, ты говори, доча, - кашлянула Пелагея.
   Надо полагать, что Галине это не понравилось. Три года еще куда ни шло, они пройдут. А вот книги свои другим в руки дать собственноручно - после этого на ней можно будет как на ведьме ставить крест. Отдавая свою книгу - отдаешь и свою силу тоже. Всю. Вот только не знаю, перейдет сила и к ксерокопиям? Скорее всего нет, однако и описания заклятий - огромное богатство.
   - А ты в уме? - отпарировала я. - Ты людей оставляешь без силы, без куска хлеба, и с большими проблемами. Подумай. Мы тебе эту услугу оказать совсем не рвемся, не забывай об этом и с большим удовольствием разойдемся по домам, прямо сейчас.
   - А что скажут уважаемые сестры? - посмотрела Галина на собравшихся.
   Наступила тишина, после чего Пелагея твердо прошамкала:
   - Права Мария. Мне внуков поднимать надо.
   - И я с ней согласна. Это более чем справедливо, мы все очень рискуем, - согласилась Оксана.
   Одна за другой собравшиеся ведьмы согласились с моими чудовищными условиями.
   - Ладно, сестры. Галина, мы свое слово тебе сказали, подумай хорошенько, - обратилась я к ней.
   - Я согласна, нечего думать, - помертвелыми губами прошептала она.
   Ах черт... Хоть мои охранки и были железобетонными, но черт его знает что они тут накопают. А с Вороном, моей половинкой и убийцей, я буду разбираться сама.
   Больше я ничего не могла сделать. Осталось только сделать хорошую мину при плохой игре.
   - Тогда завтра в девять утра, всех устраивает? - посмотрела я на ведьм. Все согласно кивнули.
   - Хорошо, тогда я поехала, дела, - поспешила я откланяться. А то знаю я - сейчас начнутся нескончаемые посиделки за чаем, перемыванием косточек и слезными сожалениями об убитой Настеньке. Нет, косточки - то помыть и я люблю, но если учесть что самая молодая ведьма из собравшихся, Оксана, старше меня на девять лет - понятно было, что общих тем мы не найдем. А что касается погибшей Насти, которой досталось тело Ворона, в котором мне было отказано - простите, но с чего мне по ней убиваться? А скорбеть напоказ словно она тебе любимая родная сестра только потому что так положено - извините, но это маразм.
   Я уже успокоилась.
   С чего я так огульно обвинила Ворона на основании того что он с Настей переспал - в том что он ее и убил? Это еще неизвестно!
   Усевшись в машину, я набрала номер Корабельникова.
   - Это Потёмкина, привет, - сказала я.
   - Привет - привет! Что на этот раз?
   - Ох, ты меня насквозь видишь, я по делу.
   - Так понятно что не на свидание пригласить, - хохотнул он.
   - Вить, сегодня девушку убили, Настю Солодовникову, можешь сказать чего говорят?
   - Настя, Настя... Ну знаю я, и что именно тебя интересует?
   - Наверно то, какие версии.
   - Пока еще рано про версии говорить, - уклончиво отозвался он и пошелестел бумагами. - А ! Вот нашел протокол. Обнаружили в карьере, на ней платье синего цвета, сумочка из кожзама, в ней косметика и бумажник с общей суммой 648 рублей, черные туфельки на ногах и браслет желтого металла с тремя зелеными камнями на левой руке.
   - Что за зеленые камни? - не поняла я.
   - Да это мы так пишем, но понятно что это дорогущий браслет с изумрудами, - отозвался он.
   Он ей купил браслет! Если бы мерзавка была жива, я бы ее укокошила сама сейчас по второму разу. Кое - как справилась и спросила:
   - А что по маньяку, который 22 девушки убил?
   - А ты откуда знаешь? - удивился он.
   - Знаю, - уклончиво ответила я.
   - А спрашиваешь почему? - не отставал Корабельников.
   - Потому что Солодовникова - двадцать третья! - рявкнула я.
   - Батюшки - светы, - опешил он. - С чего ты взяла?
   - Так сама она сказала.
   - Кто сказала? - не понял он.
   - Солодовникова! - разозлилась я.
   - Маня, ты чего? Рехнулась? Ее ж убили, - осторожно сказал он.
   - А ты чего? - рявкнула я.- Забыл, кем я работаю? Говорю, она двадцать третья, ее тетка сегодня ее дух вызывала!
   - Дух - это конечно серьезно! - хмыкнул он.
   - Ты по маньяку дашь мне инфу или нет?
   - Маньяк этот убивает девушек до семнадцати лет уже шесть лет. Довольна?
   - А двадцативосьмилетних что, не убивает? - с затаенной надеждой спросила я.
   - Никогда! - Отрезал он. - Строго от пятнадцати до семнадцати! Все они подвергались насилию, все блондинки, все не девственницы.
   - Корабельников, я тебя люблю! - обрадовалась я. - Ты чего хочешь?
   - Ящик пива я хочу! - Мгновенно сориентировался он. - "Сибирской короны", классической!
   - Сейчас привезу!
   - Сейчас не могу, уезжаю, - поскучнел он.
   - Так я на проходной оставлю, а то потом забуду.
   Корабельников помолчал, а потом сказал:
   - Тогда скажи что это вещдоки по отравлению на Мурманской, ладно? А то выжрут, гады, как пить дать выжрут! Не забудешь?
   - Конечно! - поклялась я.
   Мне явственно похорошело. Я маньяку не подходила.
   "Быстро же ты забыла как тебя Грицацуева чуть не прихлопнула по его наущению, - хмыкнул внутренний голос".
   Я молчала. Сказать было нечего.
   "Будь настороже. Он тебя убьет".
   "Пошел к черту!" - рявкнула я. Надо еще доказать, что это Ворон убивал девушек.
   "Это он. И мы оба это знаем".
   Ответить я не успела, телефон снова зазвонил - высветился мой собственный домашний номер.
   - Старушка, ну ёкалэмэнэ!!! Где тебя носит?
   - Дела, Марусенька, сейчас домой еду. Тебе чего - нибудь купить? - отозвалась я.
   - Ничего не покупай, а мухой лети домой, тебя менты тут уже час караулят, весь чай у меня выпили, - распорядилась подружка.
   - Менты? - поразилась я.
   С правоохранительными органами у меня было все замечательно - они мне ничего плохого не делали, и я поэтому не понимала, почему к ним такое негативное отношение в народе. Но тем не менее их присутствие в моем доме обескураживало. Я ничего вроде не натворила. Или все же у них другое мнение есть по этому поводу?
   - Маруська, - осторожно спросила я. - А они чего хотят?
   - Поговорить только, не переживай!
   - Буду через двадцать минут, жди, - пообещала я и рванула домой.
   Раньше сядешь - раньше выйдешь, как говорят мои уголовники. То есть возникшие проблемы надо решать тут же, все равно от них никуда не деться.
   Выезжая от Галининого дома, я вдруг вспомнила, как недавно я ругалась с Сережкой, Маруськиным мужем, объясняла ему что он женат и мы не пара. В разгар ссоры он жалобно на меня посмотрел и растерянно сказал:
   - Машенька, у тебя уже речь как у твоих новых русских, через каждое слово "конкретно" вставляешь.
   Вот гадость! Надо следить за своей речью, нечего обогащать свой язык всякой дрянью!
   И твердо решила с сего момента говорить исключительно языком Пушкина.
   Однако, проехав пару светофоров, я призадумалась. Пушкина я всегда здорово уважала. Поражало то, какой легкостью и грацией веяло от его строк, как четко он выражал в стихах свои мысли. Любимым стихотворением у меня было, естественно, посвящение Анне Керн. Помните?
  
   Я помню чудное мгновение,
   Передо мной явилась ты,
   Как мимолетное видение,
   Как гений чистой красоты.
  
   Потрясающие по красоте строки, когда я в первый раз их прочла - была абсолютно очарована. Мне, разумеется, никто таких стихов не напишет - какой из меня гений чистой красоты, моль я пигментонедостаточная. Но чувство какой - то зависти к женщине, которой писали такие стихи - осталось надолго. Лет до восемнадцати. Как раз в тот период я наткнулась на труд, посвященный переписке Пушкина, и обнаружила там интересное письмецо. Вернее - его фотографию, и должна вам сказать, с таким почерком ему б врачом - терапевтом работать, выписывать рецепты, я его каракули еле разобрала. Уж не помню кому оно было адресовано, однако одну фразу я запомнила на всю жизнь. "Вчера, - писал Александр Сергеевич, - с Божьей помощью е... л Анну Керн ". Да уж, такую женщину - только с Божьей помощью и в самом деле. Я дочитала письмо с пикантными подробностями и навсегда избавилась от зависти к Керн.
  
   Менты меня не дождались. Пока я завозила Корабельникову упаковку пива, им кто - то позвонил и они, извинившись, уехали.
   - Так им чего надо - то было? - спросила я, разуваясь.
   - Да насчет Ворона твоего приходили.
   - Чего?? - подняла я на нее глаза. "Твоего Ворона" - звучало божественно.
   - Да интересовались, где он вчера ночью был, он сказал что у нас, вот я и подтвердила. А насчет тебя сказала что ты все равно утром заявилась и подтвердить это не сможешь.
   Тварь, убийца и недоносок Ворон обеспечил себе алиби, ничего не скажешь.
   - А чего это они им заинтересовались? - безмятежно спросила я. - Натворил чего? У него неприятности?
   - А вот этого, старушка, они мне не сказали, - развела руками Маруська. - Сама вон спроси, - кивнула она куда - то вглубь квартиры.
   - Он тут???? - шепотом спросила я в изумлении. После вчерашнего объяснения встречаться с ним было неудобно, после того что я узнала о Насте - страшно.
   - Ага, тебя дожидается, - кивнула она, - чай на кухне с Серегой пьют.
   Еще и Серега!!
   Вот черт! А я как на грех страшней атомной войны. Вернее в случае с Серегой это кстати, но Ворону - то я хочу нравиться! Несмотря на то что он тварь, убийца, недоносок, motherfucker, bloody bastard, merde. От этого он не перестал быть половинкой.
   Я заскочила в ванную, поглядела на свое бледненькое невыразительное личико. Макияж делать некогда - мое пятнадцатиминутное отсутствие будет замечено, и мне вовсе не хочется, чтобы хоть кто - то из них решил что я делала это для него. Вот черт!
   В общем, я недолго думая плеснула из баночки с гламарией на ладошку, умылась и пошла к гостям.
   - Мария, - умильно посмотрел на меня Серега. Бедный парень был совершенно не в моем вкусе - маленький и худенький, мне хотелось его прижать к своей большой груди, ласково погладить по голове и от души накормить. Уж не знаю, что в нем Маруська нашла, а меня его влюбленность всегда обескураживала - примерно как если бы пухлый розовощекий ангелок младшего детсадовского возраста изъявил вдруг желание меня трахнуть.
   - Мария? - поднял бровь Ворон.
   - Ага, Мария, - кивнула я. - А вы чего тут делаете?
   - Я тебе картину принес, - Серега достал свернутый трубочкой холст и принялся разворачивать.
   - А ты? - посмотрела я на Ворона.
   - А я ничего не принес, я мимо ехал, - признался он.
   - Ладно, с тобой значит потом разберемся, что - то ты часто мимо ездить стал, - пообещала я и поглядела на картину.
   Так я и думала. Снова вариация на тему эпохи Марии - Антуанетты. Серега всегда изображал меня в старинных платьях. И почему - то я всегда выходила на его холстах юной и красивой королевой. Серега объяснял что у него такое видение композиции, вот и все.
   На этой картине на мне было нежно - голубое платье, почти не прикрывающее огромную порнозвездную грудь, бледно- золотые локоны волос почти стелились по земле, а у ног моих стояли копилкой две борзые. На голове переливалась корона, в правой руке держала скипетр подозрительно-фаллической формы, и левой рукой я рассеянно гладила по голове голенького амура. Из сгустившихся на заднем плане облаков выглядывали призрачные бородатые граждане, я так понимаю какие - то боги и похотливо глядели мне в спину. Серегино видение композиции наверняка предусматривало там декольте до середины попы.
   - Эээ... Сергей, - осторожно начала я, люди искусства критики не выносят, могут и творить бросить. - Тебе не кажется что грудь ты зря так откровенно прописал? Она у меня самая неудачная часть тела.
   Парни как по команде с интересом уставились на мою грудь.
   - Нормальная у тебя грудь, - сообщил наконец Ворон после тщательного визуального исследования. Ага, чары красоты в действии.
   - Просто класс, - подтвердил Серега.
   - У твоей жены лучше, поверь, - строго посмотрела я на Серегу. Тот виновато посмотрел на Маруську, но та лишь улыбнулась. Вот терпение у человека! Да я б своего давно убила за такое.
   - Ну неважно, - продолжала я, - факт тот что мне не нравится. Почему бы тебе лучше не прорисовать мои ноги? Вот они мне нравятся точно.
   - Так у меня только фотография груди, - объяснил Серега, - а ног обнаженных нет, не с чего рисовать. Ты ж вечно в джинсах.
   Ворон поперхнулся чаем и внимательно на меня посмотрел.
   - А обнаженная грудь, значит, есть? - медленно спросил он.
   - Ну не совсем, а вот по это, - Серега показал на портрете полосу ткани, прикрывающей мой бюст, - помнишь, ты на мое день рождение пришла в платье с большим вырезом? Вот я по тем фотам и пишу картины.
   - А можно мне те фотографии тоже? - ухмыльнулся Ворон.
   - Короче, - прихлопнула я рукой по столу, - хорош мне тут порнографию разводить! Ну- ка живо говорите чего надо и скатертью дорога! У меня еще дел невпроворот!
   - Да я картину принес, - смешался Серега.
   - И с женой пообщаться, - подсказала я, пнув его под столом.
   Он опять виновато поглядел на Маруську и бодро уверил:
   - Так это само собой.
   - А ты чего все мимо ездишь? - бесцеремонно посмотрела я на Ворона.
   - Злая ты, Мария, - осудил меня он. - Вон в сказках даже Баба Яга гостей сначала кормила - поила, в баньке парила, а потом уж кушала.
   - Она хорошая, - вступился Серега.
   - Конечно хорошая. У тебя картин много ? - внезапно поменял он тему разговора.
   - Шесть пейзажей, восемь натюрмортов, и двадцать шесть портретов, - отрапортовал Серега.
   - Этой? - кивнул он в мою сторону.
   - Не все, - покачал Серега головой, поняв Ворона с полуслова. - Один - тещи и три портрета жены.
   - Выставлялся уже?
   - Не, какое, - махнул рукой наш живописец.
   Ворон задумался, после чего достал визитку и положил ее перед Серегой.
   - Знаешь, позвони - ка по этому телефону, это моя сестра, она вчера плакалась что один художник картины отозвал, и не знает что делать - стенды, что под него заготовлены, пустые. А выставка со дня на день открывается. Скажешь что от меня.
   - И выставят? - недоверчиво посмотрел на него Серега.
   - Выставят, выставят, там еще и не такую мазню выставляют, - успокоил его Ворон. Я б после такой оценки моего творчества его послала к черту. А Серега заулыбался от счастья.
   - Вы в ближайшее кафе пройти не хотите, чтобы обсудить условия сделки? - язвительно проговорила я. - Мы вам с Маруськой тут наверно мешаем?
   - Злая ты, - обиделся Серега.
   - А я про что! - поддакнул Ворон.
   - Спелись, - ахнула Маруська.
   - Серега, ты от него держись подальше, - хмуро постановила я.- Он нехороший дядь.
   - Почему? - удивился Ворон.
   - Забыл сколько я простыней на тебя грохнула? - напомнила я. Теперь я могла понять почему их было столько.
   Ворон замолчал. Маруська с Серегой озадаченно на нас посмотрели. Какое отношение простыни к скверному характеру имеют - никто из них не понял.
   - Простыни? - ровно сказал Серега. - Это что, твой бойфренд?
   Серегу снедала ревность, это было видно невооруженным взглядом.
   - Бойфренд? - я беспомощно посмотрела на всех, ожидая поддержки. А и правда, кто он мне? Все вежливо молчали, ожидая продолжения.
   - Ну мы... В общем у нас...
   - Деловые отношения, - наконец подсказал Ворон.
   - Да!!! - с облегчением подтвердила я. - У нас - деловые отношения! Деловее не бывает!
   И радостно улыбнулась.
   Маруська хмыкнула.
   Серега побагровел и судорожно хлебнул чаю.
   Ворон откровенно ухмылялся, демонстрируя безупречный фарфор зубов.
   Я психанула.
   - Кстати - тебе чего надо, зачастил ты чего- то? - накинулась я на него. Хотя и так понятно чего ему надо было - доллары найти хочет.
   - Пойдешь со мной в ресторан? - внезапно спросил он.
   - В ресторан точно не пойду, - убежденно ответила я.- Мещанство это.
   - А куда пойдешь? - прицепился он к словам.
   - В кино! - объявила я. - Меня еще никогда мальчики в кино не приглашали!
   - Совсем? - изумилась Маруська
   - Один раз, - помялась я. Тогда меня Димка пригласил в деревенский клуб уж не помню на какой фильм. - Но это было давно, в детстве и поэтому не считается! Но я пойду только если Маруська с Серегой пойдут!
   - Да! - громко заявил Серега, - мы, разумеется, тоже пойдем в кино, правда, Марусь?
   Все ясно, маленький художник собрался за мной элементарно шпионить.
   - Отлично, собирайтесь, - согласился Ворон. - Я тоже за свою жизнь только один раз, в детстве девочку в кино приглашал. Остальные предпочитали казино и рестораны.
   - Минуточку! - предупреждающе объявила я. - А расскажи ка нам, за что менты - то тобой интересуются, а? Чего натворил?
   - Мария, у меня жизнь такая, что не случись в городе, сразу бегут ко мне. Хотя теперь- то я честный бизнесмен! - горячо поклялся он.
   Ага, знаем мы этих честных бизнесменов от криминала. Пока я обувалась и мы рассаживались по машинам, вспомнилась мне история, в интернете где - то вычитала. В общем, жила - была тихая и очень интеллигентная дама. И вот однажды ее дочь угораздило выйти замуж, да не за кого попало, а за местного "авторитета". Такой себе добродушный двухметровый паренек. Какое то время их молодая семья жила в доме тещи. Дама, еще раз повторюсь, была интеллигентная, поэтому к блатным товарищам зятя, заходившим в гости, привыкала с трудом и часто вздрагивала. Все криминальные события, происходившие в том городе, она (не без основания) приписывала именно им и немало от этого страдала. Зять, в свою очередь, категорически отрицал свою связь с указанными событиями, и клялся что он уже год, как честный бизнесмен.
Однажды в городе произошла крупная перестрелка в одном из баров.
Трое представителей "бывшей" бригады зятя погибли. Он, как старый товарищ, взялся помочь с организацией похорон. Он лично заказал три машины для перевозки тел погибших друзей из морга на кладбище. И вот, через 15 минут после отправки тестя на машинах в морг, дама (Д) стоит во дворе своего дома и в глубокой задумчивости поливает цветы. И тут к воротам дома подъезжает микроавтобус, из него выходит амбал (А), происходит следующий диалог:
   А: Здравствуйте, а ваш зять дома?
   Д: Нет, он уехал.
   А: А я вот за трупами приехал.
   Д: Да ребята ваши уже поехали за ними в морг, догоняйте их.
   А: Вы меня не поняли, я за теми трупами, что у вас в гараже лежат.
   Д: ГДЕ?!!!!
   А: В гараже, в яме под машиной. Ваш зять сказал, что если его не будет дома, то я могу забрать их сам.
   Д : (потихоньку теряя сознание) Без него я вас в гараж не пущу!!!
   А: Ну Извините, тогда я попозже заеду.
Борясь с накатывающимся желанием упасть в обморок, дама (мужественная женщина) идет в гараж, заглядывает в ремонтную яму и видит большую вязанку пластиковых канализационных ТРУБ, которые зять заготовил для своего строящегося дома.
  
   До кинотеатра я не доехала.
   Не успели мы рассадиться по машинам, как белугой взревел сотовый.
   - Доченька, - навзрыд рыдала мать, - Костенька умирает.
   Я с минуту помолчала, соображая, кто такой Костенька, и внезапно мое сердце словно ледяная рука сжала. Потому что я - Магдалина Константиновна. Просто мать его при мне кроме как алкашом проклятым сроду не называла.
   - Как умирает? - тупо переспросила я, полная нехороших предчувствий. Отец у меня один, и я его люблю.
   - Да вот так, - закатывалась в плаче мать, - приезжаю сюда грядки прополоть, а он лежит на крыльце и шевельнуться не может. Паралич разбил моего Костеньку!
   - Мама, успокойся, перетащи его на кровать пока, а я выезжаю прямо сейчас, - велела я.
   - Как перетащи? - всхлипнула мать. - Ты же знаешь что мне более трех килограммов врач запретил поднимать.
   - Хорошо, тогда ни в коем случае не трогай, он кстати не падал перед этим? - мне пришло в голову, что паралич может быть вызван переломом позвоночника.
   - Нет, говорит что уснул, проснулся - и встать не может, - рыдала мать.
   - Ты пока я еду вызови врача, пусть осмотрит.
   - Да я уж сбегала в больницу, там у главврача день рождения, вплоть до медсестер все ходят пьяные, - мать рыдала в трубку, словно отец уже помер.
   - Все, выезжаю, пока присматривай, - я отсоединилась и посмотрела на народ.
   - В общем я по делам, буду поздно.
   - Вот тебе раз, - огорчился Серега. - Раз в жизни в кино решили съездить, и такой облом.
   - А что случилось? - хмуро спросил Ворон.
   - Отца паралич разбил, - сдержанно ответила я.
   - Ни хрена себе, - присвистнула Маруська. - И что теперь?
   - Ничего, лечить поехала, вы уж тут без меня, - буркнула я и поехала снова в деревню.
  
  
   Когда я подъехала к бабушкину домику, дурные предчувствия одолели меня с новой силой. Бабки толпой стояли у ворот, а материны надрывные рыдания разносились далеко окрест.
   Не чуя под собой ног, я выпрыгнула из машины и понеслась к воротам.
   - Живой? - притормозив на мгновение около бабушек, спросила я.
   - Пока да, - скорбно ответили они.
   Я добежала до крыльца и склонилась над отцом. Папик жалобно на меня посмотрел и застонал:
   - Ну здравствуй, доча, спасибо что уважила, проститься приехала.
   - Папочка, - заревела я, - ты чего? Ты у меня еще сто лет проживешь.
   - Все, доча, отжился я, - скорбно ответил отец.
   - Папочка, родной, где болит, покажи, - сквозь слезы спросила я.
   Вид отца, в одних драных тренировочных штанишках был непереносим. Не должны так люди умирать. В мягкой и чистой постельке, в окружении детей и внуков - но не на голых досках деревенского крыльца.
   - Да спину мне дюже жжет, доча, - пожаловался отец.
   - Папочка, мне тебя надо перевернуть будет и осмотреть, ты точно не падал? А то если перелом позвоночника, то позвонки могут сместиться.
   - Ох, Магда, может и падал, - беспомощно посмотрел на меня отец. Я оценила концентрированный аромат перегара и поняла что рассчитывать на его показания не приходится. Достав иголку из сумочки, я быстро вонзила ее в папанино бедро.
   - Б...!!!! - взвыл отец и хорошенько пнул меня ногой. Я отлетела в сторону, а старушки у забора зашелестели "Все, помирает, сейчас отмучается, судороги начались ".
   - Ты что делаешь, иродка? - налетела на меня мать, хлеща меня полотенцем. - Совсем отца угробить решила??
   - Славненько, - я отбежала от матери подальше, потирая ушибы. - Позвоночник не сломан, раз ноги чувствуешь. А руки?
   - Не надо колоть, я сам, - испугался отец и помахал рукой в воздухе.
   - Отлично, теперь второй, - велела я.
   Папик беспрекословно махал теперь уже и двумя руками.
   - Ничего не понимаю, - нахмурилась я. Паралич туловища, при котором сохраняется двигательная активность рук и ног?
   - Ой, Костенька, на кого ты меня оставляешь? - зарыдала мать.
   Я подошла и внимательно осмотрела отца.
   - Все, мать, сейчас он у меня отмучается, - радостно заявила я. - Тащи нож!
   - Нож? - завопила она как скорая помощь. - Родного отца ножом? Какой нож???
   - Поострее желательно, - бросила я матери, продолжая осматривать отца.
   Бабки за оградой, услышав это, припухли, боясь пропустить хоть один момент из нашей драмы.
   - Аааа! - завыла вдруг мать. - Он же тебе отец!
   Я посмотрела на нее, поняла, что помощи не дождусь, молча прошла в дом, выбрала прочный короткий нож и вышла обратно к отцу. Мать, увидев меня, затряслась.
   - Доченька, ну ты что делаешь? - просительно зарыдала она, - я понимаю, что у тебя образ жизни такой, ритуалы там всякие, но ведь он тебе родной отец.
   - Ой, мать, уйди ради Бога, - поморщилась я.
   - Не дам! - мать внезапно вцепилась в руку с ножом и принялась отбирать.
   - Мать, ты в своем уме? - удивилась я. - Иди- ка погуляй, пока я с отцом заканчиваю.
   И я махом выставила ее за ворота. Заперла понадежнее дверь и принялась соскабливать папика с крыльца.
   - Доча, что ты делаешь? - тревожно спросил отец.
   - Ты на тюбике с клеем моментом уснул, раздавил его своим весом, а пока спал, спина и дерево намертво схватились, - объяснила я. - Сейчас я аккуратненько ножичком тебя с крыльца и отскребу, не дергайся.
   - Ох, грехи мои тяжкие, - вздохнул отец, - надо ж было так напиться.
   А я меленько скребла ножом и дипломатично молчала, не дело в такой ситуации нотации читать, он и так почти в могиле себя ощутил.
   - Ты это, Магда, правильно мать - то выставила, ой, больно! - дернулся он.
   - Пап, извини, - я случайно порезала ему кожу.
   - Поаккуратнее, - робко попросил он. - Так вот, мать ведь если про клей узнает - со свету сживет.
   - Сживет, - согласилась я и нечаянно порезала его снова.
   Папик поморщился, но промолчал.
   - Ты уж ей скажи что из могилы меня в последний момент вытащила, - попросил папик.
   - Придется, - вздохнула я и снова его порезала.
   - Доченька ты моя золотая, - обрадовался он.
   А за папика мне мать вряд ли спасибо скажет, это она сейчас белугой ревет, а вообще - то она сколько себя помню, всегда стонала, что б он сдох поскорее.
   Папика я минут через двадцать отодрала, он встал, кряхтя, осмотрел кровавую лужу на досках и заметил:
   - Как поросенка на крыльце резали, прибрать бы.
   - Мать потом замоет, - махнула я рукой.
   - Ты ее домой - то запусти, доча, - попросил отец.
   Я выглянула за ворота, покрутила головой и удивилась - ни матери ни бабулек не было.
   - Нету ее, - объявила я. - Я пойду баньку затоплю, тебе помыться надо, ты ж в крови и клее с ног до головы.
   - Да я сам потом, - засмущался папик.
   - Сиди уж, - вздохнула я.
   В сарайке где хранились дрова были только чурбачки, и их следовало поколоть. Я тщательно обследовала все углы, однако топора не нашла.
   В это время схлопнула калитка и мать, да не одна, толпой, завалила во двор.
   - Мам, - высунулась я, - а где топор, не знаешь?
   - За дверью, - автоматически ответила она, перевела глаза на крыльцо и протяжно завизжала на одной ноте. Бабы, пришедшие с ней, посмотрели на крыльцо и тоже заголосили.
   - Гражданочка, пройдемте, - шагнул ко мне здоровый усатый мужик.
   - Зачем? - буркнула я, - не видите что у меня тут творится?
   - Участковый Акимов, - представился он, - где тело?
   - Какое именно? - осведомилась я.
   - Убилаааа !!! - тоскливо выла мать. Бабуськи старательно ей подвывали.
   - Слушай, успокойся, а? - раздраженно завопила я, пытаясь перекричать разноголосый вой. - Ты чего тут цирк устраиваешь?
   И тут на крыльцо тихо вышел отец.
   Вой стих.
   - Живой еще? - удивленно ахнула соседка, Кузьмовна.
   - Да не жилец все равно, вона на нем места живого нет, - авторитетно заявил то - то.
   - А вы чего это? - робко спросил отец и вопросительно на меня посмотрел.
   - Жену свою спроси, - рявкнула я, - а то меня сейчас за твое убийство в кутузку сволокут!!
   - Какое - какое убийство? - не понял он.
   - Мать! - рявкнула я. - Ты чего тут перед людьми меня позоришь? Папика надо просто вымыть, и он как новенький будет!
   - Так а нож тебе зачем нужен был? - смутилась она.
   - Лечила я нашего папика!!!
   - Так он сейчас здоровый? - переспросила она.
   - А сама не видишь? - гавкнула я. - Все, граждане, расходитесь, кина не будет!
   - Так он же помирал, - ахнула Кузьмовна, - сама видела, а теперь смотрит - ко, ходить!
   - Таблеток дала! - ответила я, успокаиваясь.
   - И каких? - спросил участковый, - у меня вот теща тоже не встает.
   - Марвелон! - ляпнула я первое попавшееся умное название. Хватит с меня уже парфеновских крестьян, узнавших что я ведьма. Будем надеяться что никто из крестьянок этими таблетками от беременности не пользуется.
   - А от чего они?
   - Да от всего, - отмахнулась я.
   - Дорогие поди таблетки? - не успокаивался местный представитель власти.
   - Пятьсот рублей пачка! - загнула я.
   Бабки, с интересом прислушивающиеся к нашему разговору, дружно ахнули.
   - Это ж что такое делается, почитай всю пенсию на них отдать! - загалдели они.
   Неохотно, но деревенские все же разошлись, жарко матеря правительство, при котором старушки 80 лет от роду вынуждены отказывать себе в жизненно необходимых им оральных контрацептивах.
   - Доча, - просительно посмотрела на меня мать.
   - Уйди, - поморщилась я.
   - Я ведь не подумавши.
   - Слушай, мать, - разозлилась я. - Ты у меня заслуженная учительница, женщина неглупая. Ну как ты могла подумать что я отца убью???
   - Так ты ж сама сказала что сейчас он отмучается, - робко сказала она.
   - И к тому же - ну ладно, подумала такое, - распалялась я. - Но милицию привести в такой ситуации и народ - это вообще не по-родственному!!!
   - За Костеньку перепугалась, - снова зарыдала мать. - Прости меня, дуру старую!
   Я посмотрела на нее, маленькую, седенькую, и сердце мое дрогнуло.
   - А чего - это ты так? Ты ж всю жизнь ему смерти хотела.
   - Он, доча, не такой ведь был раньше, - тихо ответила она.
   - Мать, вернешься в город - запишу тебя к психоаналитику, ты и отца довела до такой жизни и меня поедом ешь, никакой жизни от тебя нет,- постановила я и поднявшись, пошла на улицу.
   - Доча, ты куда? - вскрикнула мать.
   - К знакомым, - буркнула я.
   На мать я была зла - так меня перед людьми ославить, и потому решила сходить попроведовать бабусю - одуванчика.
  
   Бабуся воплощала мою мечту о достойной старости. Она сидела в садике за круглым, накрытым белой скатеркой столиком и пила чай с пирожками. В окошке телевизор показывал очередную серию мыльной оперы, и старушка сосредоточенно не глядя слушала о том, что Хосе Фернандес не должен был говорить маленькому Хуанито что его подменили в роддоме. Антураж довершали два резвящихся в траве котенка.
   - Бабушка, здравствуйте, можно к вам? - через заборчик поприветствовала я.
   - Ааа, доченька, - встрепенулась обрадовавшаяся старушка, - глазки - то не видят, зато по голосам вас всех помню. Заходи, милая!
   Пока я обходила заборчик, старушка налила мне в чашечку душистого чая и положила рядом на блюдечко пару пирожков.
   - Как хорошо, что ты зашла, а то сижу тут, кукую одна, - приговаривала старушка. - Ты тут к кому приехала - то? Вижу, не местная ты, девонька.
   - Да я папу навещаю, - я с удовольствием откусила пирожок, отцепила от джинс серого котенка и взяла его на руки.
   - Вот ты посмотри, какая внимательная, - всплеснула руками старушка, - а ко мне сейчас соседка забегала, говорит, одна тут девица отца родного только что зарезала! Что делается!
   Я поперхнулась пирожным. Все ясно, сейчас на деревне будут лет тридцать вспоминать - "Это было в тот год, когда Магдалинка Потёмкина отца своего зарезала".
   - Эээ, - осторожно начала я, - прямо так зарезала?
   - Истинный крест, - поклялась старушка, - Анисимиха сама видела, как та девица из сарайки вышла с окровавленным топором - видать, на части отца - то рубила, а на крыльце отрубленная нога в луже крови плавала!
   Вот черт! Я в полном изумлении уставилась на бабульку. Нога?? Окровавленный топор?? Они что тут, с ума посходили??
   - А ты, милая, по делу али так зашла? - полюбопытствовала старушка.
   - Да я смотрю, вы одна живете, - улыбнулась я, - вот и решила - может вам пол помыть или постирать надо?
   Благие дела каждая ведьма старается совершать по мере своей испорченности. Мало того что они грехи компенсируют - так еще и сила возрастает от этого.
   - Ох, милая, - вздохнула старушка, - сын - то у меня хоть и охламон, а о матери позаботился. Хочешь, покажу, чего он мне понавез?
   И такое выражение лица у нее было, как у малого ребенка, которому не терпится похвастаться новой игрушкой, что я не вынесла и улыбнулась:
   - Конечно покажите!
   Бабулька осторожно поднялась, взяла свою палочку и бодро постучала ей перед собой. После чего довольно резво повела меня в дом.
   - Вот, посмотри, милая, какая кухня у меня! - лицо ее сияло гордостью и ликованием, - Прямо как в телевизере! И за водой к колодцу не ходить, краник открыл - и все дела!
   Кухня и правда была отличная. Странно немного было видеть в деревенском доме натуральную кухню из дуба от Скаволини, не поскупился сынок на бабульку, и в самом деле.
   - А вот это - видишь - машинка такая стиральная, - с видом первооткрывателя указала она на "Электролюкс ", вмонтированную между плитой и посудомоечной машиной.
   - Да, бабушка, мои поздравления, сын у вас что надо, - слегка потрясенно отозвалась я.
   - Конечно, - с гордостью отозвалась она. - А ведь первым охламоном на деревне был! Все соседки меня жалели, а теперь рты позакрывали и мне завидуют! А пойдем - ка я тебе гостиную покажу!
   И она понеслась дальше по коридору.
   - Погляди- ка, как все не по-нашему! - распахнув резные створки дверей, сказала она. Я зашла в комнату. Бежевый пушистый ковер, огромный телевизор, роскошный мебельный гарнитур, большие напольные часы в углу.
   Часы в углу...
   Не веря своим глазам, я рванула в тот угол, осматривая каждую завитушку резного узора. Ну конечно!
   "Магдалина + Дима", - гласила надпись на них, коряво выведенная моей рукой много лет назад.
   - Вашего сына зовут Димой..., - в полной прострации сказала я. Дура! Ведь мне тот Дима во сне являлся, нет что б сразу сообразить, что неспроста!
   - Конечно Димой, я тебе ведь говорила, - согласилась бабулька. Нет, этого она мне не говорила. Это я только что сама поняла. И дальше я, не слыша что она говорит, медленно ощупала выступы на часах и нажала на нужный. Задняя дверца бесшумно отворилась. Не дыша, я осторожно заглянула внутрь.
   Книга лежала там.
   Покрытая толстым слоем пыли, много лет меня дожидавшаяся.
   Благоговейно я протянула руку и взяла ее. Крепко прижала к груди и вздохнула. Вот черт! Я не сплю?
   - ... А вот пол мне не нравится, досочки маленькие, мыть неудобно, - ворвался в мое сознание голос бабульки.
   - Бабушка, у меня срочное дело, вы извините если я уйду? - пытаясь сдержать радость, проговорила я.
   - Ну, милая, а ты придешь еще?
   - Конечно приду, - пообещала я, направляясь к выходу. На миг меня кольнула совесть - пользуясь бабушкиной слепотой, я выношу из ее дома вещь. Однако внутренний голос тут же на нее цыкнул - молчи, несчастная, вещь - то Магдалинкина!
   Не чуя под собой ног, я побежала домой. У ворот я быстренько отперла машину, села и неверяще посмотрела на книгу. Она была точь в точь такой, какой я ее запомнила во сне. В толстом кожаном переплете и с белой надписью "Библия ведьмы" на обложке. Вот черт! У меня в руках - моя Книга! Как я о ней мечтала, кто бы знал!
   Благоговейно я отрыла ее и тут у меня в глазах потемнело. Сила моя, почуяв Книгу, мгновенно снесла все препоны и заклубилась в венах. От неожиданности я попыталась наложить на нее оковы, только какое там! С таким же успехом я могла тормозить снежную лавину. Сила стремительным потоком неслась к кончикам пальцев, держащих Книгу, и без следа впитывалась в нее. Миг - и я практически в первый раз за много лет почувствовала, каково это быть - простой смертной. Я была осушена до предела. Но не успела я оплакать потерю силы, как Книга засияла и в меня начала вливаться другая Сила. Крепкая, настоянная, многовековая. Было такое ощущение, словно я всю жизнь пила Жигулевское пиво, и вдруг перешла на коллекционное вино по нескольку сот долларов за бутылку. Словно меня кто выдернул из трущоб, где я прожила всю жизнь и внезапно поселили во дворце. Процесс слияния сил завершился. Отныне мне доступна вся Магия, но и я завишу от Книги. Ибо в ней теперь в ней хранится вся моя сила. Я перелистнула страничку и увидела вложенный исписанный листик.
  
   Внученька!
   Кончилось моё время, и на этом свете мы с тобой уже не свидимся. Этой ночью приберет меня Господь, и я очень сожалею, что не всему я тебя обучила. Ты, Магдочка, у меня очень талантливая, сильной ведьмой будешь, сильнее меня. Не хотела я тебе такой судьбы, да что теперь. Нелегок путь Мастера. Бесконечные посты, строгость и воздержание на протяжении всей жизни не каждому дано безропотно снести. И если ты нашла эту книгу - значит ты и впрямь стала практикующим Мастером. В книге этой - сила всего нашего рода Мастеров. На протяжении всей жизни писали все мы сюда свои заклинания и делились опытом на сих страницах. А умирая, оставляли в книге свою силу для других поколений. И моя сила скоро перейдет в эту книгу для тебя. Начинала ее писать еще Прасковья, восемь поколений назад. Теперь ты ее продолжай.
   И еще, внученька, хочу сказать тебе, что рада, что последние годы мои ты со мной прожила. Словно солнышко ты мне была, не хотела я тебя родителям отдавать, но не в моей это власти. Неласкова я была с тобой, да для твоей же пользы.
   Береги эту книгу, внученька, в руки никому не давай, да наложи на нее охранку покрепче, беда будет если откроет ее другой Мастер.
  
   С любовью и благословением -
   Бабушка твоя, Антонина.
  
   Я еще раз перечитала строки, чувствуя, как непрошенные слезы наворачиваются на глаза. Неправа ты, бабушка, я всегда знала что ты меня любила. А строгости твои воспринимала как нужное. Я была разумным ребенком.
   Откинувшись на кресло, я успокоилась и решила не откладывая наложить заклятье. Подумав, я выбрала заклинание на охрану сокровищ, его действие заключается не только в том, что оно не дает взять то, что сторожит, но еще и через примерно 8- 10 часов начинает дробить кости рук.
   Одна моя клиентка пришла ко мне в сильном волнении и в слезах - ее тринадцатилетняя дочь повадилась брать из сейфа бесценные ювелирные украшения, и, обвесившись ими, убегать на дискотеку. Естественное стремление выделиться среди сверстников заканчивалось печально. В пылу танцев девчонка не замечала, как бриллиантовые кольца, совсем ей не по размеру, спадают с тонких пальчиков, а серьги от Тиффани выскальзывают из ушек. Я естественно посоветовала задать ей хорошего ремня, однако дама поведала, что дочь эта ей неродная, она от первого мужниного брака, и все свои проделки негодяйка спихивает на мачеху, а муж предпочитает верить дочери. Я не стала озвучивать свои мысли о необходимости развода в такой ситуации, а просто заговорила для нее шкатулку и велела хранить драгоценности в ней. Дама недоверчиво ее осмотрела, и указала мне на то, что у шкатулки даже запора нет. Я улыбнулась и спросила - много ей сейф помог? Пусть делает как говорю. Никто кроме нее ничего из этой шкатулки не возьмет, да еще и впредь наука вору будет.
   На следующий день дама ни свет ни заря приволокла мне мерзавку на отчитку, и очень вовремя - кости рук у нее только начинали дробиться. Та, подсмотрев, где теперь драгоценности, вечером перед походом в клуб ринулась за очередной порцией украшений. Но открыть шкатулку просто не смогла. Так ее и застала дама вместе с мужем - пыхтящую от усердия и порядком взмокшую. Отец мгновенно прозрел, и не отходя от кассы наконец- то всыпал дочурке ремня. А к утру она их с ревом разбудила и показала на окровавленные руки. Еще хорошо что мачеха ее пожалела и привезла ко мне. Я бы ни за что не повезла, например - сначала б выспалась. Так что я сочла, что это заклинание мне очень даже подходит.
   Я быстро расплела косу, вытянула вперед две прядки, на одной быстро стала вязать узелки, шепча
   - Завязываю я, раба Магдалина, на 13 узелков свое дело...
   Потом быстро разделила вторую прядку на тринадцать прядей и начала их переплетать.
   - ...Из тринадцати прядей плету сеть свою смело...
   Теперь я выпустила силу и обволокла ей сплетенные волосы. Бог мой... У меня было ощущение что я подожгла большой дом, чтобы поджарить яичницу. Столько силы у меня прежде никогда не было. Книга щедро поделилась ей со мной.
   - ... На ловца или молодца, на старого и малого, на всякого охотника до моего добра. Оплетаю - сетями... - шепнула я. Сила моя струилась по волосам, и я ими быстро обернула книгу.
   - ...отхлестываю - плетями, бью, приговариваю, намертво наговариваю.
   Сила окутала книгу и волосы одним тугим коконом.
   - Будь, рука, мертвой, как у покойника - у вора- разбойника, - прошептала я и, открыв книгу, положила обе прядки - сплетенную и с узелками - на первую страницу.
   - Не откроется книга, отнимется у вора сила, сила костяная, встанет кровь жиляная, и раздробятся кости в пыль и прах.
   - Аминь, - запечатала я заклятие.
   Потом захлопнула книгу. Обе прядки так и остались внутри, впечатанные в обложку силой. По краю их как отрезало. Длинные густые волосы для ведьмы - не украшение, а необходимость.
   А заклятие классное - пока они там, вор книгу не откроет. А чтобы снять заклятие, прядки надо извлечь. А чтобы извлечь, надо открыть. Замкнутый круг!
   Крепко прижав к груди книгу, я забежала в дом. Мать с отцом выглядели странно. Пили чай с пряниками и мирно разговаривали. Вот чудеса! Сколько я себя помню, мать и минуты с ним ласково себя не вела. Теперь же она смотрела на него с нежностью необыкновенной и подкладывала ему пряники на блюдце.
   - Мам, пап! Я домой поехала!
   - Ой, доченька, - всплеснула руками мать. - А мы тут с Костенькой баньку затопили, думали что ты останешься.
   - Не, мам, - помотала я головой. - У меня дел по горло. Ты сама в город уедешь или приехать за тобой?
   - Да наверно сама, я тут еще подзадержусь немного. Грядки пополоть надо да и с Костенькой по грибы собрались сходить. Лето - то уж кончается, скоро опять в школу обормотов учить.
   Я в недоумении воззрилась на мать. Что это с ней? Костенька???
   Чудеса!!!!
   - Ну тогда пока, если что звоните... Да, кстати, мать, отца не пили, я его сегодня с того света вытащила. Покой, никаких скандалов, усиленное питание - запомнила?
   - Ну конечно, конечно Манечка, - истово поклялась мать. - Как за младенцем ходить буду.
   Отец смущенно кашлянул.
   - Ты это, Магда, давай к нам субботу приезжай, за малиной сходим все втроем, я такие места знаю!
   В глубокой задумчивости я дошла до машинки, завела ее и поехала на трассу. Одно я помнила точно - матери я приворота не давала!!! Чего это с ней?
  
   Дома было подозрительно темно и тихо. Я включила свет, разулась и позвала :
   - Маруська!!
   - Ироды проклятые! - гневно прошепелявил кто - то сверху.
   Я в недоумении замерла, потом пошла по квартире, зажигая свет. Маруськи нигде не было. Я пошла еще раз в прихожую. Странно... Маруськины туфельки мирно стояли рядом с какими - то ужасными вонючими тапочками. Не знаю, как они в моей прихожей очутились, но я брезгливо двумя пальчиками подцепила их и скинула в мусоропровод, такая гадость. Потом еще раз посмотрела на Маруськины туфли. Черт возьми, не босой же она ушла!
   - Маруська! - еще раз жалобно позвала я.
   - Ты чо орешь, дура? - сварливо донеслось с потолка.
   - Ты кто? - хладнокровно спросила я.
   - Тетя Грапа.
   Я поднялась на второй этаж и толкнула дверь Каморки - единственное место, куда я не догадалась заглянуть.
   Там на раскладушке лежала чрезмерно полная, какая - то неряшливая старушка и подслеповато на меня щурилась. Я присмотрелась - и похолодела. Клычки у старушки выдавались на пару сантиметров. А рот был вымазан от носа до подбородка в чем - то красном. Красные же пятна алели на светлом платье. "Маруська!!!", - ужас парализовал меня. Она высосала Маруську!!!
   - Ввы т - тттеття Грап - ппа? - заикаясь спросила я. До сего момента я и не подозревала что вампиры существуют на самом деле.
   - Я.
   - А вы к - ккак в моей к - квартире оказались?
   - Вот она, старость проклятая, - визгливо отозвалась старушка. - Приходится жить у людей из милости, кто хочет, тот тебя этим и попрекает! Попрекаешь???
   С другой посторонней старушкой я б в такой ситуации в два счета разобралась. Но тут... Я посмотрела на ее вымазанные клыки и невольно попятилась:
   - Нет, нет, конечно нет.
   - Я есть хочу, накорми меня,- проникновенно сказала старушка и клыки ее призывно блеснули.
   - Холодильник на кухне, - быстро брякнула я и опрометью побежала наверх.
   В спальне я лихорадочно забаррикадировала дверь мебелью и стала думать как спасаться от вампира. Вот черт! Откуда только она на мою голову взялась!!!! Порыскав по комнате и не найдя не крестов не чеснока, я решила позвонить в милицию. А что делать? Пусть ее задержат, с вампиркой ночь куковать до утра я не собираюсь - времени еще только- только двенадцать пробило! К тому же она есть хочет!!!!
   Подумав об этом, я схватила трубку и быстро набрала 02.
   - Милиция, - недовольно - сонно отозвалась трубка.
   - Здравствуйте, запишите адрес, у меня в квартире посторонняя бабушка.
   Рассказывать о том, что на самом деле эта бабушка вампирша и похоже убила мою подругу я благоразумно не стала.
   - Какая такая бабушка? - было такое ощущение, что трубку дежурный сейчас бросит.
   - Я пришла домой только что, а у меня в квартире обнаружилась пожилая женщина, я ее не знаю, и уходить она не собирается, - скороговоркой проговорила я.
   - Так может родственница дальняя, их разве упомнишь всех? - лениво отозвался голос.
   - Послушайте! - рявкнула я. - Я как налогоплательщик прошу помощи, приезжайте и выясняйте!
   Мда... Насчет налогов - то я загнула, официально я безработная. Хватает того, что я десятину в церковь уношу, каждый раз как ножом по сердцу.
   - Адрес, - так же лениво сказал дежурный.
   Я продиктовала, но в конце предупредила:
   - Эта гражданка буйная, и я, опасаясь за свою жизнь, забаррикадировалась в спальне. Так что дверь открыть не могу.
   - И как к вам люди попадут? - удивился дежурный.
   - Ваши проблемы, - отпарировала я. - Пусть по крыше через окно спальни лезут, у меня седьмой этаж, за окошко вывешу красную тряпку, чтобы не ошиблись. Через пятнадцать минут я вам перезвоню, поинтересуюсь как идет процесс.
   Я бросила трубку и прислушалась. Вампирша, завывая, бродила по квартире. Вот черт! А у меня противовампирского ни одного заклинания. Хотя - а что это я? У меня же есть Библия ведьмы, неужто за восемь поколений до меня никто с вампиром не столкнулся? Стопроцентно найдется что нибудь! Я вскочила с кровати и тут с ужасом поняла что я растяпа каких свет не видел. Я оставила драгоценную книгу в машине.
   Вот черт! Украсть - то ее не крадут, но она мне нужна!!!
   На глаза попались оставшиеся от Маруськи белые чулочки и я, не выдержав, упала на кровать и разрыдалась
   - Открой мне, - постучала вампирша в дверь. - Я малость подкрепилась, но мне еще надо.
   "Щаз ", - подумала я с ненавистью, встала и пошла к гардеробу. Там нашла алый шелковый халат и, подойдя к окошку, закрепила его на створке наружу.
   - Я же знаю что ты тут, - тарабанила в дверь вампирша так, что моя баррикада угрожающе заскрипела, а комод у двери отъехал на пару сантиметров. - Впусти меня и накорми!!!
   Дама я неробкого десятка, но тут я просто похолодела. Мне было откровенно страшно. Я осторожно приблизилась к двери и налегла на комодик, водворяя его обратно.
   - Ты тут! - взвыла от радости вампирша, заметив шевеление мебели. - Ну ужо теперь я до тебя доберусь, тебе придется меня накормить!
   И она налегла на дверь. Я со своей стороны налегла на комодик, не давая ему съехать ни на сантиметр, отчаянно матерясь.
   - Сквернословка! - возопила вампирша, - тебе молиться надо, а ты!
   Совет был очень кстати, хотя и странный было его слышать от нечисти. Я заткнулась и стала читать "Отче наш". На вампиршу это не действовало. От полной безнадежности я попробовала помолиться на английском.
   - Father,- страстно начала я, подняв глаза к потолку.- Hallowed be thy name. Thy kingdom come. Give us day by day our daily bread. - На потолке была только люстра, но я все же таращилась и прилежно молилась. - And forgive us our sins; for we ourselves also forgive every one that is indebted to us.
And bring us not into temptation.
   - Вот дура - то. Ладно, не хочешь по-хорошему - будем по-плохому, - объявила вампирша, и потопала вниз. Я обмерла. А как у них по-плохому?
   Тут окно резко распахнулась, и со мной чуть не приключился инфаркт. Обернувшись, я заметила влетевшего на раскачивающейся веревке эмчеэсника - спасателя.
   - Ты мой родненький! - не сдержав слезы, кинулась я ему на шею.
   - Гражданочка, успокойтесь, - спокойно сказал он, отцепляя последовательно меня, потом веревку с пояса. Тут влетел второй товарищ в синем комбинезоне и надписью на груди МЧС.
   - Где бабушка - то? - спросил первый.
   - Там, - дрожа, указала я на дверь.
   Бравые парни ни слова не говоря махом разбаррикадировали дверь и устремились на поиски вампирши. Буквально через пять минут они ее нашли, скрутили, открыли дверь внизу и забрали ее с собой. Ко мне же поднялся очень милый дядечка - милиционер, после вампирши мне все живые казались на редкость симпатичными людьми, и я написала заявление.
   После чего я попыталась его охмурить, мне страшно было оставаться одной. Капитан оказался непокобелимым и мне пришлось трясущимися руками закрыть за ним дверь. Потом тщательно осмотрела квартиру, но останков Маруськи я там не нашла, к счастью. Я пыталась утешить себя что наверняка это означает что Маруська жива и здорова, однако сердцем чуяла, что я ее больше не увижу. Я нашла и повесила у двери связку чеснока, там же села и горько разрыдалась. Бедная моя Маруська. Не помню сколько я так просидела... В конце концов веки стали как резиновые от слез, я пошла в кухню и выпила там клофелин. После чего добрела до кровати и упала в черный, без сновидений сон.
  
   - Ёкалэмэнэ, старушка!!! - проснулась я от гневного вопля.
   - Что тут у тебя творится? - на пороге стояла Маруська и орала благим матом. - Почему мебель где попало стоит? Почему все разбросано?
   Я глупо улыбнулась и, взвизгнув от счастья, кинулась ей на шею.
   - Ты жива????
   - Жива, - подтвердила она, - только ты уж оденься, а то Серега тут.
   Я осторожно посмотрела за Маруську, и увидела Серегу, с интересом рассматривавшего меня в одних трусиках. Какое счастье что я хотя бы их на ночь не сняла, с меня станется - живу-то я одна, стесняться некого. Взвизгнув, я снова метнулась под одеяло. Представляю, какую он картину следующую напишет!
   - Дай халат, - сдавленно попросила я.
   - Ага, - она сняла с окна красный халат, которым я семафорила вчера, и кинула мне на кровать. - Так что тут случилось, старушка? А главное - где моя бабка??? Я ее вчера в твоей квартире оставила.
   "Значит, вампирша съела бабку", - с облегчением подумала я.
   - Маруська, - осторожно произнесла я, - а бабуся тебе вроде как не особо дорога была?
   - Как это не дорога? - взвилась она, - да я на ее коленках выросла, она пока на голову слаба не стала, знаешь какая мировая бабуська была!
   Я помолчала, собираясь с мыслями. Задача несколько осложнилась.
   - Послушай, а с чего ты ее оставить решила у меня? - так ничего и не сообразив, спросила я.
   - Так у нас же соседи, алкаши проклятые, пожар устроили!!! - злобно завопила Маруська. - Мать с сестрой к знакомым отправились, мы с Серегой к его мамаше, а бабку никто брать не захотел, ну да я знала что ты не откажешь! Вот уроды!!!
   - Кто уроды? - автоматически спросила я.
   - Соседи!!! Ну так где моя бабуська, Мань?
   - Послушай, а ее у тебя как звали? - безумная мысль мелькнула у меня в голове.
   - Агрипина Петровна!
   - Сокращенно Грапа, - полуутвердительно - задумчиво сказала я.
   - Точно!
   - Послушай, Маруська... А почему ты мне не говорила, что она у тебя вампир?
   Маруська с Серегой переглянулись и заржали.
   - Ты чего, Магдалинка! С дуба упала? - у Маруськи аж слезы текли от смеха. - Это ты из - за зубов так решила?
   - Ну, - нахмурившись, посмотрела я на них.
   - Ну вот выросли они у ней такие к старости почему - то и все тут! Серега, подтверди! Никакой она не вампир!
   - Ага, - сквозь смех согласился тот. - Друзей прикольно разыгрывать - приходят они к нам, а их бабуся встречает в прихожей, они аж бледнеют и трясутся от ужаса!
   Мне их идиотский смех надоел и я решила им настроение немного подпортить.
   - В милицию я твою бабусю сдала, - буднично сообщила я.
   Они разом на меня посмотрели и Маруська обиженно спросила:
   - Нафиг?
   И тут я разозлилась. Накинула халат, встала, подбоченившись, открыла рот на 56 сантиметров и завопила:
   - Нафиг, говоришь??? А что мне оставалось делать?? Прихожу домой - а тут у меня незнакомая гражданка с клыками и все лицо в крови вымазано!
   - Томатный сок, облилась она им немножко,- пискнула подружка.
   - И еще она орет что голодна и что я ее должна собой накормить!!!! - бушевала я.
   - При чем тут ты? - возмутилась Маруська. - Ей вполне продуктов из холодильника хватило бы.
   - И ты оставляешь свою сумасшедшую, кстати, бабуську у меня, и даже не предупреждаешь!!!
   - Я предупреждала!!!! - Маруська метнулась вниз, и тут же вернулась, таща лист бумаги, - вот, я тебе на холодильнике магнитом записку прилепила!!!
   Я взяла ее и прочитала ее корявое послание:
  
   Маня !
   По семейным обстоятельствам оставляю тебе свою бабу Грапу, я тебе про нее говорила, она немного сумасшедшая. Вернее она так - то ничего, только постоянно есть хочет и блажит, я ее в Каморке устроила, она тебе не помешает. Если начнет блажить, дай поесть. Особо она любит колбасу с томатным соком.
   Утром буду.
   Маруся.
  
   Я хмуро прочитала ее и, подхватив со стула одежду, пошла в соседнюю комнату.
   - Ты куда? - всполошился Серега.
   - Куда, куда... Бабуську вашу поедем из ментовки забирать, - ответила я.
   Я быстро оделась, заплела косу и мы пошли вниз. Маруська с Серегой со мной не разговаривали, Маруська здорово злилась на меня за бабку, а Серега вообще много не говорит.
   Возле моей машины стояла Натаха - дворничиха и громко разорялась.
   - Извращенцы проклятые, а мне что, эту падаль убирать теперь прикажете? - вопила она. Я в недоумении подошла поближе - и кровь отхлынула от моего лица. Около машины лежала собака со вспоротым крест накрест брюхом. Ничего не замечая, я отпихнула Натаху, рванувшись к машине, лихорадочно открыла дверь и ворвалась в салон. Я до последнего момента на что - то надеялась, хотя и точно знала, для чего нужно жертвоприношение. С машины сняли охранку.
   Книги не было.
   Из меня словно воздух выпустили. Я села на асфальт и в голос зарыдала.
   - Мария, ты чего? Сейчас я эту собаку уберу, - недоуменно воззрился на меня Серега. Натаха бочком - бочком поскорее смылась.
   - Не в собаке дело, - сквозь рыдания сказала я. Маруська бухнулась со мной рядом на асфальт и обняла меня за плечи.
   - Что - то случилось? - шепнула она на ушко.
   Я кивнула, уткнулась ей в шею и зарыдала пуще прежнего. В последнее время на меня навалилось слишком много. Смерть Никанора, эти два миллиона, отец со своими выкрутасами, вчерашняя бабка - вампирша. Потеря книги же была вообще катастрофой. В чужих руках оказалась вся моя сила, и Ворона убьют. Потому что теперь я никогда не найду ему два миллиона. Не остановила колдунью охрана машины, так что и на охранку книги нечего рассчитывать. Подумав об этом, я зарыдала пуще прежнего. Маруська с мужем сидели рядом и терпеливо ждали, когда я выревусь.
   Зазвонил сотовый.
   - Алло, - сдерживая рыдания, взяла я трубку.
   - Мария, мы уже все собрались, тебя ждем, - это была Галина.
   Я нехотя вскинула руку, освобождая часы из плена рукава - времени было без двадцати девять. У меня из головы совсем вылетело, что я сама на сегодняшнее утро назначила сбор.
   - Сейчас буду, - безжизненно сказала я и отключилась.
   - Маруся, Сережа, меня люди ждут, так что по бабульке сами, мне через двадцать минут надо на месте быть.
   - Давай ты не поедешь, иди домой и в постельку ложись, ты ж никакая, - с сомнением сказала Маруська, глядя на меня.
   - Я не могу!!! - в отчаянии сказала я. - Хотела бы, но не могу. Такие встречи не отменяют! Меня осудят и запретят практиковать тут же!!!
   - Ну тогда конечно, - сомнения в голосе Маруськи не уменьшилось, - только ты уж на дороге поосторожнее, ладно?
   - Конечно, - потерянно ответила я.
  
   Дороги до Галины было ровно двенадцать минут, и за это время я смогла взять себя в руки. Оплакивать свое горе я буду потом. Да, мир рухнул. Скоро у меня не останется силы даже ангину вылечить. Скоро убьют парня, без которого я жизни не мыслю.
   Вот только другим это знать необязательно.
   Я вошла в дом и пошла сразу пошла в зал. Меня уже ждали. Ведьмы сидели в круге из сорока толстых свечей и тихо переговаривались.
   - Приветствую, сестры, - обратилась я.
   - Приветствуем, Мария, - нестройно отозвались они.
   Ведьмы потеснились и я села на освободившийся кусочек деревянного пола.
   - С чего начнем? - спросила я.
   - Может, начнем снимать охранки с клиентов? - тяжело вздохнула Лора - Святоша. - В состоянии эгрегора за час с десяти - пятнадцати сниму, например. Потом и проверить можно будет.
   - Так прям с пятнадцати и снимешь? - недоверчиво спросила Вера. - Ты забыла что на одного их по нескольку часов ставят?
   - Ты у нас из новеньких, и в коллективе не работала еще, - прошамкала Пелагея. - Если мы объединяемся, так и не то можем, права Лора.
   - Тогда может, начнем? - подала голос Оксана.
   - Давайте начнем, - устало согласилась я. - Пелагея, я с тобой буду, ладно?
   - Правильно, неча воду в ступе толочь, садись рядом, Мария, - пододвинулась она, - мы с дочерью еще огурцы солить собрались сегодня.
   Остальные ведьмы также разбились на пары.
   - Предлагаю начать с клиентов давних, - предложила Оксана. - Лет восемь назад - нормально будет.
   - Да ты что, девонька, с ума сошла, - перекрестилась Святоша, - это ж сколько силы надо угрохать, а толку? С последних начнем, а там и дойдем до ирода.
   - Неправильно, Лора, - спокойно отозвалась Оксана. - Ирод, как ты говоришь, не за последнюю неделю двадцать три девчонки грохнул, явно много лет этим промышляет. И все это время под охранкой.
   Ведьмы переглянулись
   - Оксана, ну ты умная когда надо! - с уважением произнесла Галина.
   - И глядишь до последних клиентов не дойдет, а то у меня недавно такой тип был - зарезать пообещал, если он деньги зря отдаст! - перекрестилась Святоша.
   - Точно! - поддержала ее тихоня Ираида из Демидовки. - Надо с давних начинать, если клиенты начнут предъявлять, скажем им что срок действия закончился.
   - И сдерем деньги за новую охранку! - закончила мысль Оксана и победно улыбнулась.
   Ведьмы явно обрадовались такому решению. А я подумала что они забыли что за восемь лет у них у всех было столько клиентов, что никаких Сил на всех просто не хватит. Ну да их дело, я - то знала кто убивает. И не хотела, чтобы знали они.
   "Ну и что ты с ним делать - то будешь?" - с жалостью спросил внутренний голос.
   -Давайте начнем, - вместо ответа ему призвала я ведьм.
   И мы начали.
   Сначала мы освободили силу. Тонкое призрачное сияние повисло в круге, огражденном свечами. Я закрыла глаза и кожей начала его впитывать, словно купаясь под потоками силы. Это было непередаваемое ощущение. Ощущение всемогущества. Эгрегор не только усиливал силу, но и давал потрясающий подъем духа. Я решила, что буду тратить не более четверти от полученной силы сегодня, у меня тяжелая ситуация, надо попытаться найти книгу.
   Почувствовав, что я полна до краев, для начала мысленно выстроила и кинула Пелагее нить. Состояние эгрегора не требовало вербальных заклинаний, тут было многое невозможное возможным. Нить от меня пошла ввысь, ища там отклик Пелагеиной силы. И довольно быстро нашла. Я улыбнулась - надо же, губернатор - подлюга! С удовольствием сняла с него охранку, так - то тебе, посмотрим как ты теперь крутиться будешь. Все в городе знали что за 8 лет двойного срока губернаторства он обзавелся недвижимостью за границей, счетом в Женеве и отправил своих идиотов - сыночков, один наркоман, другой просто дурак и лентяй, учиться то ли в Кембридж то ли в Гарвард.
   Я хлестнула нитью в другую сторону. Прошло еще пару минут и я нашла следующего пациента. Старичок, которому Пелагея вылечила радикулит. Не то. Поискав еще, я уловила следующую охранку, присмотрелась и присвистнула - гад Стадольный! Без разговоров сняла охранку.
   Я зачерпнула силу в эгрегоре и снова кинула нить. Практически тут же я наткнулась на следующего клиента. Почему он поставил охрану - я не знаю. Он это оплатил - Пелагея сделала. Особо не мучаясь угрызениями совести я сняла охрану и с него.
   И тут крик прорезал тишину комнаты. Равновесие тут же нарушилось, все открыли глаза, и марево над свечами мгновенно растаяло.
   Оксана, скрючившись, корчилась на полу. Прижав руки к животу, она выла как волчица, ее ломало и выгибало. Ногами она посшибала все свечи около себя, но вряд ли это заметила.
   - Что это с ней?- испуганно вскрикнул кто - то.
   Оксану снова выгнуло, и она покатилась по полу, оставляя за собой кровавую дорожку.
   И я тут я все поняла.
   Молнией я метнулась к ней, ухватила за руку и с силой потянула ее к себе. Так я и думала.
   Ладонь представляла из себя сплошное месиво из окровавленной плоти и торчащих осколков костей.
   - Ах ты тварь!- взревела я. - Где моя Книга??
   Та безумными от боли глазами посмотрела на меня и снова отчаянно завыла. Я отчетливо услышала тихий треск и увидела как новые осколки костей пропоров плоть, вылезли наружу.
   - Мария, это что? - круглыми от ужаса глазами посмотрела на меня Вера.
   - Моя охранка подействовала! - рявкнула я.
   - Мария, - сквозь боль вымолвила Оксана, - Христом Богом молю, помоги.
   - Неет, милая. Сначала Книгу, - пакостно улыбнулась я.
   - Мария, прости, бес попутал, избавь от напасти, - кое - как вымолвила Оксана, корчась от невыносимой боли.
   - Как тебе мысль такая пришла вообще? - брезгливо спросила я.
   - Сон вещий делала, - с трудом вымолвила Оксана, - нужна мне эта Книга очень.
   - Это МОЯ Книга, - наставительно сказала я и попинала ее по окровавленной руке. Оксана, вскрикнув почти на ультразвуке, потеряла сознание. Снова раздался хруст, и из руки полезли новые обломки.
   - Галина, принеси воды холодненькой, - буднично попросила я.
   - Ага, - она ошарашено кивнула и метнулась из комнаты.
   - Мария, она что, взяла твое? - прошепелявила Пелагея.
   - Да, взяла, - медленно ответила я, пристально вглядываясь в Оксану. - Книгу она мою украла, вот охранка и сработала.
   - Нелюдь ты, Мария, - в сердцах бросила Лора Святоша. - Ты посмотри, что с ней творится, меня того и гляди вырвет.
   Лора была раньше монахиней, ну и выглядит соответственно. Вечно в чем - то черном, длинном, бесформенном, платок в любую погоду по глаза завязан, увидишь - шарахнешься, в общем. Однако Лора сейчас - самая светлая из нас. Ей не лень по три раза на дню бегать в церковь на службы, по полгода проводить в монастырях. И магия ее - только белая, благостная. Но мы ее всегда дружно избегаем - та при каждом удобном случае норовит прочитать проповедь и всучить православную книжонку. Хуже моей матери, ей - богу.
   - Лора, а у тебя Книгу крали? - задумчиво спросила я. - Вместе с силой, а?
   - Да нет, слава Богу, - осторожно ответила она.
   - А я сегодня это пережила, врагу такого не пожелаю.
   В это время пришла Галина, неся бидончик с водой. Я молча взяла и выплеснула его на Оксану. Та со стоном открыла глаза.
   - Книга где лежит? - спокойно спросила я.
   - Сними заклятье, я ж без рук останусь, - прохрипела она.
   - Нет, милая, я тебе уже сказала что сначала деньги, вечером стулья. Чем быстрее я возьму свою Книгу, тем быстрее тебя расколдую. Хочешь поторговаться?
   - Не обманешь?
   - Не знаю, - честно сказала я. - Только у тебя выбора нет, не скажешь - сдохнешь.
   - В доме моем, под подушкой на кровати, - вымолвила, Оксана, пытаясь справиться с чудовищной болью. Я ей немного помогла - хорошенько наступила снова на руку, почувствовав сквозь подошву выпирающие осколки костей. Она дико закричала и снова потеряла сознание.
   - Садистка, прости господи, - плюнула в мою сторону Святоша.
   - Отчего же? - паскудно улыбнулась я. - Анестезия, она должна славить мою доброту.
   На душе у меня было светло и хорошо. Я взяла Оксанину сумку и, порывшись, взяла оттуда увесистую связку ключей.
   - Я скоро, без меня не продолжайте, - бросила я и пошла к выходу.
   - Иди, внученька, удачи, - прошамкала Пелагея, - а я за иродкой - то присмотрю.
   - Кто еще иродка тут, - буркнула Лора.
   Я резко остановилась и развернулась.
   - Лора, - едва сдерживая ярость, обратилась я, - ты часом на стреме не стояла, пока Оксана собаку резала около моей машины да Книгу крала, а??? Что - то ты уж больно за нее заступаешься!!!
   - А как не заступаться, божье же создание, - тихо вымолвила она, испуганно косясь на меня.
   - Я тоже Божье создание, - рявкнула я, - а Оксана воровка!!!
   И не слова не говоря я пошла на улицу. Черт бы побрал этих святош!!!
   Впрочем, какая - то там Лора не могла мне совершенно испортить настроение. Я нашла Книгу!!! Я села в свою шушлайку, завела мотор и поехала домой к Оксане. По пути я напевала песенку и была совершенно счастлива.
   Дом ее производил странное впечатление. Ну не должны ведьмы жить во дворцах! Однако Оксана именно таким свой дом и построила. Вероятно, она перегрелась у телевизора, просматривая мексиканские сериалы. Из белого камня, с резными башенками и с навороченной электронной охраной, естественно!
   Вот черт! До меня только сейчас дошло, что фиг с ним, с электроникой, у меня ключи есть, но ведь там каждый сантиметр под охранкой! Ругая себя на чем свет стоит, я оглянулась по сторонам. Увы, ни кошки, ни дворняжки для жертвоприношения мне никто любезно не припас. Ну что ж, сама дура.
   Я достала маникюрные ножницы, закатала рукав и решительно воткнула их в вену на запястье. Так же быстро их выдернула и алая кровь ручейком побежала по коже. И тут я начала действовать очень быстро - потому что кровь должна течь все время, пока я в Оксанином доме, если замешкаюсь - умру от кровопотери. Я бегом двинулась к воротам, доставая ключи и бормоча :
   - Кровь моя, возьми проклятье на себя...
   Когда я преодолела ворота, кровь внезапно стала падать со странным шипением. Я оглянулась - капли ее, долетая до земли, вскипали отвратительной буро - зеленой пеной. Вот черт! Оксана применила заклинание мгновенной смерти на вора. Любой другой на моем месте умер бы тут же. Я стрелой понеслась к двери дома, на ходу протыкая вену на другом запястье. Оксана - дама серьезная, как оказалось, тут пожалуй нужно больше крови на откуп. Лихорадочно открыв дверь, я метнулась наверх, ища ее спальню. Кожа моя начала гореть, я задыхалась - кровь сдерживала заклинание из последних сил. Не помогла бы мне тут жертвенная собака, а тем более кошка. Дай Бог если своей кровью спасусь.
   Мне казалось, что спальню я искала невероятно долгое время. На самом же деле мне всего - то потребовалось подняться на второй этаж - вторая дверь и была дверью спальни. Я быстро схватила мою драгоценную Книгу из- под подушки, проверила оберег - слава Богу, прядки лежали на месте. Воровка не смогла ее раскрыть. Чувствуя что я сейчас прямо тут умру, я ринулась на предельной скорости из дома. На ходу я снова пробила вены - кровь на первых ранках почти запеклась. Еле живая я выскочила из дома и в изнеможении упала на сидение машины. Какое счастье, успела я подумать, что обивка из черной кожи, кровь легко смоется. Немного посидев с закрытыми глазами, я встряхнулась. Раны следовало срочно перевязать. Достала аптечку, нарвала бинтов, помогая зубами - левая рука почти не действовала, видимо, я задела какой - то нерв. Потом сделала надежную перевязку. Можно было и заговорить раны, но я чувствовала себя вымотанной до предела. Пока перевязывалась, поняла что ехать я пока никуда не смогу - руки тряслись крупной дрожью.
   Я откинулась на спинку кресла и, взяв драгоценную Книгу, начала ее листать. Меня интересовало, какого черта Оксана решила так рисковать, дабы завладеть ей? Конечно, дополнительная сила никому не помешает, однако амбиций на мировое господство я за Оксаной не замечала. Единственное, чем она отличалась - она была невероятно жадна. Она никогда никому не давала в долг, никогда никому не помогала материально, даже родителям, называя их захребетниками. Правда и пахала она как вол. У нас у всех в основном сложилась устойчивая солидная клиентура, никто к нам зубы заговаривать за сто рублей не бегает. Мы примем клиента - другого в неделю, каждый от тысячи долларов до трех, бывает и больше, как у меня обряд с Вороном на пятнашку потянул, и живем - поживаем. Получается что - то около десяти тысяч долларов в месяц. Иногда больше, иногда меньше. Оксана же принимала по записи, лечила за копейки помимо солидных клиентов, утверждая, что курочка по зернышку клюет.
   И тут меня озарило.
   "- Зря не веришь, доченька, - всплыл в моей голове голос Пелагеи, - Сильная книга, из сильного колдовского рода, а кличут ее Библией ведьмы. Чудеса по ней хозяева творят".
   И что ответила на то Оксана?
   Она спросила, есть ли там заклинание на комариного царя...
   Вот черт!!!
   Я принялась быстро листать книгу, пока наконец не наткнулась на этот обряд.
   "Взять десять тысяч сушеных комаров... - начиналось оно". О- о... Мне вспомнились рассказы, что несколько лет назад за мешок комаров машину давали, прямо объявлении об этом печатали в газетах. Вон оно для чего! Я дочитала заклинание и до невозможности паскудная улыбка расплылась на моем лице. Ну, вражина, ты у меня в своей жадности не раз покаешься!
   У меня аж вся дрожь в руках прошла!!! Я завела машину и ринулась к Галининому дому.
   Оксана почти умирала от шока и кровопотери. Я взглянула на ее серую, в испарине кожу и начала действовать. Мастера мне ее смерти не простят. Одно дело - наказать, другое - убить. Дисквалифицируют к черту еще. И я принялась действовать. Быстро заговорила стакан с водой и напоила ее. После чего ринулась во двор, с наговором наломала веток березы и быстро обернула в них руки Оксаны. Потом не мудрствуя лукаво, достала димедрол и щедро впихнула его в рот вражине. Выпрямившись, я устало побрела в кухню попить воды. Все ведьмы сидели там, за большим круглым столом. Когда я вошла, они замолчали и выжидающе посмотрели на меня.
   - Оксана в норме, выживет, можем продолжить, - преувеличенно бодро сказала я.
   - Креста на тебе нет! - снова начала Лора.
   - Нет, - спокойно согласилась я, - я баптистка.
   - Тьфу! - в сердцах плюнулась она.- Нехристь!
   - Успокойся, Лора, - внезапно вступилась за меня Галина. - Оксана сама виновата. Мария просто наложила охрану на свою вещь, нечего было лезть.
   - Конечно Мария права, - поддакнула Вера. - Я б за свою Книгу вообще б убила.
   - На самом деле я ее только получила, еще и в руках толком - то не подержала, - призналась я.
   - Надо же, - ахнули ведьмы.
   - Ээх, молодо - зелено, - подала голос Пелагея, - мы в свое время силы за такое лишали.
   Я была слегка обескуражена. Ведьмы меня не осуждали!!!
   - Ну уж нет, - смиренно отозвалась я, - не надо к Оксане строго относиться. Она и так наказана, бедняжка.
   - Вот это я понимаю, дочка, - умилилась Святоша.
   "Погодите, - мстительно подумала я, - она у меня еще попляшет!"
   - Так может, продолжим? - я вся горела трудовым энтузиазмом.
   - Какое там, - махнула рукой Галина, - настроя нет совершенно. Вы уж фото Настеньки с собой заберите, дома поработайте с ним, да завтра еще раз соберемся, так же к девяти.
   - Дело говоришь, Галина, - согласились мы и ведьмы быстренько разъехались. Я осталась.
   - А ты чего задержалась? - приветливо спросила хозяйка. - Дело есть?
   - Так не оставлю же я у вас Оксану, - помялась я. - Вы мне ее в машину занести не поможете, домой ее отвезу?
   - Конечно помогу, - согласилась Галя. Вдвоем мы уложили Оксану на заднее сидение и я аккуратно довезла ее до ее дворца. У дома ее я сняла с Оксаны оковы сна и бесцеремонно ее потрясла. Та со стоном открыла глаза.
   - Что тебе?
   - Охранки с дома снимай, заносить тебя буду, - велела я.
   Она вытянула голову, увидела в окошко свой дом и, прошептав несколько слов, снова упала на подушки.
   - Ну?- поторопила я ее.
   - Все, сняла уже, - слабо ответила она.
   Я вытащила врагиню и легко занесла ее в дом. Кстати, я так и не заперла ни одного замка со своего прошлого визита, все двери стояли настежь. Слава Богу что никто не сунулся.
   Особо не церемонясь, я сгрузила Оксану на ее кровать, та слабо застонала и открыла мутные глаза.
   - Ну и зачем ты это сделала? - сурово спросила я.
   - Тебе не понять, - бормотнула та. - Ты в нищете не росла.
   И она снова отрубилась. Ах не понять! Как легко мы свои поступки приучились скидывать на тяжелое детство. А у кого оно было безоблачным? Потихоньку зверея, я вспомнила, как смеялись надо мной в школе - я была одета буквально в обноски. Папина зарплата моментально пропивалась, а на мамину учительскую зарплату мы должны были жить всей семьей. Причем папик, когда ему требовалось выпить, был ловок, хитер и дьявольски умен, разыскивая припрятанные мамой деньги. Понятное дело, что тут стоял только один вопрос - что мы завтра будем есть? Не до нарядов было. И не до деликатесов. И мне после этого говорят о нищем детстве???
   Я решительно подошла к столу, ища ручку. Оксана явно увлекалась рукоделием - весь стол был завален нитками, бисеринками, иглами и крючочками. Но ручку я там все же нашла, и даже почти чистый листок. Посмотрев на бессмысленные каракули, похожие на химические формулы, я перевернула лист и написала:
  
   Оксана!
   Хоть ты и поступила со мной очень нехорошо, я тебя прощаю за это. Знаю я, зачем тебе нужна была моя книга. Оставляю тебе этот заговор, клянусь, ни одной буквы я в нем не убавила, ни прибавила по злобе.
   Однако отныне мы враги.
   Мария.
  
   Ниже я написала обряд на комариного царя и положила записку на столик около кровати. И спокойно поехала домой. Книга как ни в чем не бывало лежала в моем рюкзачке, наполняя меня тихой радостью. В заговоре я и правда ни слова не поменяла. Просто забыла написать, что следует двадцатую часть всей прибыли отдать на благотворительность, иначе отнимется десять лет жизни. Ну что ж, мне уже двадцать восемь лет, и неудивительно, что склероз дает о себе знать. К тому же Оксане всего тридцать семь, и я с высоты своих лет не понимала особой разницы между тридцатью и сорока семью. Уже сейчас у нее были глубокие морщины, лишний вес, общая неухоженность - она должна быть мне благодарна, любители сорокасемилетних женщин на это смотрят гораздо снисходительней.
  
   Во дворе моего дома почему - то стояла толпа. Я вышла и спокойно пошла к подъезду.
   - Вон она, вон, - визгливо завопил чей - то голос. - Иродка, послал Бог внучку на старости лет.
   Я непроизвольно обернулась. Тетя Грапа, босая, в грязном кургузом платьице и с растрепанными седыми волосами стояла и простирала руку в мою сторону.
   - Вот, посмотрите, люди добрые! - вопила она. - Сама на машинах раскатывает, а мне корочку хлеба жалеет, босой хожу!
   Я в ужасе оглядела собравшихся. Соседка снизу, Августа Никифоровна, аристократичная бабулька. Молодая женщина с младенцем, тоже из нашего подъезда, иногда здороваемся. Да и остальные - человек пять - семь, все из нашего дома, все тут живем уж не первый год. В бурный восторг при виде друг друга не впадаем, однако понятно, что раз здесь живем - значит достойны уважения к достигнутому в жизни. И все они смотрели на меня со странным выражением брезгливости и недоумения - мол, как так можно поступать. Представляю, что теперь обо мне говорить будут.
   - Тетя Грапа, домой пошлите, там разберемся, - ледяным голосом сказала я. Мне главное Маруське отрапортоваться, что ее сумасшедшая бабулька тут, в целости и сохранности, и пусть она ее забирает к черту.
   - Вы откуда в таком виде? - ахнула наконец Августа Никифоровна, разглядев меня. Я осмотрела себя - черт возьми, я вся была вымазана в крови, руки вообще покрывала корка засохшей крови.
   - Не ваше дело, - спокойно ответила я. - Тетя Грапа, вы идете или нет?
   - Да, чтобы ты опять меня в ментовку сдала, за то что я покушать попросила? - завопила бабулька.- Я всю ночь провела с бомжами, это, знаете ли, ужасно, - поведала она собравшимся.
   - Тетя Грапа!
   - А еще она меня бьет, - тихо и жалостливо заплакала она, - и совсем не кормит. Может, у вас найдется хоть немного хлебушка, я так есть хочу?
   И тут чаша моего терпения переполнилась. Я развернулась и пошла в подъезд. К черту!!! Так меня перед людьми позорить! Шагая по ступеням, я набрала Маруськин сотовый и не здороваясь сказала:
   - Езжай сюда, твоя бабулька во дворе блажит, позорит меня на чем свет стоит.
   - Ага, - удовлетворенно ответила она, - теперь поняла чего я к тебе сбежала?
   - Поняла, только если она со двора убежит куда - я не виновата, - буркнула я.
   - Так ты ее в дом - то заведи, - всполошилась та.
   - Только что она сообщила всем что я, ее внучка, ее не кормлю, бью, и вчера сдала в ментовку, - методично перечислила я.
   - Так ты ее и правда сдала, - укоризненно заметила Маруська.
   - Поторопись лучше, - рявкнула я и отключилась. Ну что за напасть, проклял меня кто - то, что ли?
   Дома я сбросила туфельки, расшвыряв их по углам, и пошла на кухню. Бакс копилкой сидел на холодильнике и вопросительно на меня смотрел.
   - Чего тебе? - устало спросила я.
   Кот спрыгнул и подбежал к пустой мисочке на полу.
   - Ах, ты про это, - сообразила я и насыпала ему вискас. Потом села и налила себе из кувшинчика стакан сока. Принесло же эту сумасшедшую снова ко мне! Теперь я в полной мере осознала положение Маруськи. Я после кратких мгновений с бабулькой готова ту придушить или повешаться самой, а она с ней три недели жила!
   В дверь позвонили. Я проанализировала и поняла - кто - то левый, уж очень интеллигентно позвонили. Нехотя встала и открыла дверь. На пороге стояли все те же соседи, что и во дворе.
   - Послушайте, Мария, - начала Августа Никифоровна, - мы вашей бабушке дали покушать, так что с этим проблем не будет, вы бы ее до завтра не могли все же приютить? А я к тому времени решу вопрос с местом в доме престарелых.
   Баба Грапа стояла тут же, усердно жуя булку с маком.
   - Вон! - сквозь зубы рявкнула я. Августа Никифоровна отшатнулась, а я схватила свою сумасшедшую за руку и резко втащила в дом, захлопнув двери.
   - Ах ты иродка! - заверещала она.
   - Сил моих больше нет! - рявкнула я. - Лучше молчи, несчастная, я в ярости!!!
   Бабка икнула и заткнулась, глядя на меня испуганными глазами. Я схватила ее за руку и потащила как тряпичную куклу за собой. Бабка не поспевала, хныкала и вопила. Я обернулась и коротко зыркнула нее. Бабка тут же припухла, а я по пути прихватила свой рюкзачок. Придя в Каморку, я не церемонясь усадила ее на стул и гневно сказала:
   - Бабуля, дернешься - по стенке размажу! Чтоб пока я не скажу встать - сидела как мышка. Ты меня поняла???
   - Поняла, доченька, как не понять, - зачастила она.
   - Молча! - рявкнула я. Уж очень меня бабуся взбесила, себя от ярости я не помнила.
   Из рюкзачка я достала Книгу, раскрыла ее и ощутила, как сила ворвалась в меня. Напитавшись, я медленно отложила ее в сторону, достала из рюкзачка все необходимое для ритуала, и начала колдовать. Первым делом я размашисто очертила углем круг около стула. Потом покрыла бабкину голову новым белым платком, сложила ее руки на коленях и зажгла свечу белого воска. Встав за спиной бабки, я медленно начала читать древнее старорусское заклинание.
  
   На Окияне - море, на острове Буяне,
   Плоский камень лежит,
   На том камне атаман Кияш сидит.
   За спиной его атаманша Кияша сидит
   Я прошу их и молю их:
   Соберите своих змей со всех волостей,
   Братьев и сестер,
   Сыновей и дочерей,
   колдунов и чародеев,
   нечистых сил и бесноватых духов,
   скликните их, съаукните,
   спросите их, допросите их,
   Кто из них разум помутил?
   Кто из них его подурил?
   Кто на чистую сиду усадил?
   Кто отнял здравие у рабы Агриппины?
  
   Бабка в это время полуобернулась и завопила:
   - Я хочу есть! Накорми меня !
   Я, почти не прерываясь, слегка коснулась ее фризом и отчитывала дальше.
  
   - Чем отняли ее здравие и ум?
   На хлебе? На воде? На соли? На еде?
   На земных плодах? На грязных водах?
   На траве? На росе? На песке или на земле?
   На ветре? На огне?
   В постель ли подложили?
   Кутьей ли обкормили?
   Прошу вас, молю, атаман Кияш и
   атаманша Кияша,
   выгоньте дурноту из головной кости,
   из серых мозгов, из - под темени,
   с висков, с затыльни, со всех волосков.
  
   Бог мой... Я расходовала очень много силы. Требовалось окутать бабку плотным коконом силы, пропитанной заклинанием, а бабка была немаленькая. А еще и заклинание длиннющее, я его почти две недели учила, оно четыре листа заняло в тетрадке. И все это время надо было следить, чтобы сила равномерно, без дыр покрывала бабку. Весьма некстати вспомнилось то, что в прошлый раз, когда я лечила сумасшествие, я его чуть было не перетянула. Но останавливаться было нельзя.
   Когда я на третий раз отчитала бабку, от толстой белой свечи в моей руке остался жалкий огарок в пару сантиметров. И я устала как собака. Но я все же нашла силы перетащить бабульку на раскладушку и снять с нее фриз. Впрочем, с этим можно было не торопиться - она и так спала сном младенца. С удовлетворением я отметила цвет кокона - он стал призрачно- белым, значит все в порядке, сейчас заклинание впитывается в бабку и работает, перенастраивая ее глючные мозги.
   После я не мешкая пошла в ванную и, расчесывая волосы, защитила себя от переноса болезни. Я не хотела быть сумасшедшей. Если честно, то я за то время пока проводила обряд, сто раз покаялась в этом, но отступить уже не могла. Остается только надеяться, что через недельку я не стану кукарекать и объявлять себя Великой Клеопатрой или фрейлиной Кодзайсё.
   После этого я посмотрела на часы - было всего два дня, однако я плюнула на все, взяла в руки Библию ведьмы и пошла в спальню. Пришла пора подумать о мешке с баксами. Поэтому я улеглась в постельку восстанавливать силу и заснула, предварительно сунув Книгу под подушку. Интересно, почему все ведьмы держат их там?
   Естественно, поспать мне не дали.
   Телефон звонил и звонил, врываясь в мой сон. Прошло по крайней мере минут десять, пока я с тоской не осознала - придется встать и взять трубку.
   - Да? - буркнула я нарушителю моего сна ничего не предвещающим хорошего голосом.
   - Лиисонька, - рыдала трубка, - Лисонька...!
   - Кто это? - опешила я.
   - Это Алка, помнишь меня, Алка Кротова.
   Алку я помнила - в детстве она постоянно успевала перед контрольной занять место со мной за партой раньше всех. Я всегда поощряла пороки и без слов давала списать всем нашим лентяям. Помню, как однажды после экзамена я встретила у школы свою подружку классом старше, мы поболтали и я, наконец, не выдержав, возмутилась "Слушай, Саблина, почему ты меня не спросишь, как я экзамен сдала?" "А чего спрашивать? - усмехнулась та. - Я только что ваших видела, они довольные и всем рассказывают, как удачно у тебя русский списали". В результате такой политики я как и ожидалось, здорово подгадила своим соученикам - что такое деепричастный оборот не знал никто, и слово "Девчонка" все дружно писали через "ё".
   - Привет, Алка! - брякнула я. - Как дела?
   - Можно я приеду? - тоскливо спросила она.
   - Зачем? - насторожилась я. После того как я стала неплохо зарабатывать, люди наивно решили что я просто жажду раздать свои средства всем знакомым. На выпивон и вообще на поддержание штанов.
   - По делу, - так же тоскливо сказала она.
   - Если по делу, то мои услуги стоят дорого, подумай, надо ли тебе это, - сразу сказала я. Потому что другие наивные люди решили что я жажду работать на них бесплатно из - за того что мы: а) жили в одном дворе когда - то б) учились в одной школе когда - то в) они знают мою маму, они когда - то стояли со мной в очереди к зубному, катались на горке и т.д.
   - Пофиг, - сказала она и снова взахлеб зарыдала.
   - Так, Алка, если по делу, то как можно быстрей дуй ко мне, пока я не передумала.
   - Хорошо, - всхлипнула она.
   - Через сколько тебя ждать?
   - Минут десять.
   - Все, жду, - сказала я и пошла в кухню варить кофе.
   Школу я закончила много лет назад и тогда же в последний раз видела Алку. Девахой она была разбитной, носила короткую стрижку и такие же короткие юбки. Но вот чего у нее не было - так это денег в нужном количестве, чтобы стать моей клиенткой. Вернее не у нее а у ее родителей. Будем надеяться, что фортуна благоволила ей эти годы, иначе ей придется ограничиться чашкой отличного кофе и беседой по душам, что очень неплохо, на мой взгляд. Кофе - потому что кофе само по себе отличная вещь, а беседа по душам... Что ж, возможно кто - то и сочтет это вещью незначительной, но вот в Америке люди платят сто долларов в час, когда хотят поговорить по душам. И называется это - визит к психоаналитику. Только потому, что там не принято забегать к подругам и плакаться им на кухне за чашкой чего - нибудь.
   А я обожаю препарировать души.
   И давать умные советы.
   Бросил муж - значит надо похудеть до размера двенадцатилетней девчонки (пишется через "о") и покрасить волосы.
   На работе не клеится - тут надо похудеть до размера шестнадцатилетней девчонки, работа- это все же серьезно, надеть мини и соблазнить начальника.
   Вот и все основные проблемы моих подруг. Вот только следуя моим советам, они, наивные, забывают, что у меня - ни мужа ни начальника отродясь не было. Но все довольны, потому что их выслушали, погладили по головке, сунули в ручонку шоколадку и посочувствовали.
   В дверь позвонили.
   - Заходи, открыто! - заорала я.
   Сквозь открытые двери кухни я увидела, как открылась входная дверь и вошла зареванная, но роскошная девица.
   - Алка ты, что ли? - признать в ней мою школьную подружку было сложно. Алка была одета в дорогущие вещи, на фейсе наблюдались следы дорогущего макияжа. Несколько портило впечатление обилие золота, однако главное было не в этом. Главное было то, что Алка - платежеспособна.
   - Я, - жалобно отозвалась она.
   Я вскочила, подбежала к ней и мы с ней крепко обнялись.
   -У тебя проблемы? - тихо спросила я.
   - Ага, - все также жалобно ответила она.
   - Ну тогда пошли кофе пить, рассказывать будешь, - постановила я.
   Мы вошли на кухню, Алка оглянулась, икнула, последний раз всхлипнула и слегка завистливо сказала:
   - Шикарно живешь, подружка. Что за папик тебе все это оплачивает?
   Я усмехнулась.
   - Алка, когда я тебе скажу сколько в долларах стоит решение твоей проблемы, тогда и поймешь, кто мне все это оплачивает.
   - Ясно, ты все такая же сука, - с оттенком восхищения сказала она.
   - Хуже, я прогрессирую, - светло улыбнулась я. - Скидок на свои услуги я не делаю даже школьным подругам, уж извини.
   - Какое счастье, что я тут по сусекам наскребла немного баксов тебе на бедность, - еще светлее меня улыбнулась она.
   Мы как и прежде стоили друг друга.
   Я поставила перед ней наперсток, по недоразумению названный кофейной чашкой и велела:
   - Ну, а теперь рассказывай, чего у тебя стряслось.
   - А чего рассказывать? - вяло прихлебывая обжигающий кофе, начала Алка. - В общем муж у меня позавчера исчез...
   - Ты замужем? - неприятно удивилась я. Не дай бог еще и ребенок есть. Меня всегда задевало, что мои одноклассницы уже почти все обзавелись семьями. Как - то странно это звучало.
   - Ну да, вышла, два года назад, дочка Ленка растет.
   Я внутренне застонала. Якая пасторальная картина, мать вашу!
   - Ну и?
   - Ну так вот, мой Женька позавчера, как я уже сказала не вернулся, но я сначала и не удивилась, только обрадовалась, мне и без него неплохо. И вчера тоже не пришел.
   - И сегодня не пришел, - заключила я. - Извини, но поиском бродячих собак и мужей не занимаюсь. Могу, но не буду.
   Она как - то внезапно посерела, съежившись, словно проколотый воздушный шарик.
   - Да мне плевать на него, - снова зарыдала она. - Дочка....
   - А что дочка? - я спокойно смотрела на ее судорожные рыдания. - Плачет и перед сном папу зовет, что ли?
   - Заткнись, или я за себя не ручаюсь!!! - рявкнула она, яростно взглянув на меня.
   Я молча встала, достала из шкафчика свежее кухонное полотенце и подала ей.
   - Утрись и рассказывай.
   Она хлебнула кофе, растерла полотенцем тушь по лицу и продолжила.
   - В общем, вчера пришел ко мне амбал и сказал, что мужа я не получу пока два миллиона зеленью не насобираю. И срока - три дня.
   Я присвистнула - и от величины суммы, и от сакраментальной цифры в ровно два миллиона, моих два пропавших миллиона долларов.
   - Ну, я конечно сказала куда ему катиться вместе с мужем, и никаких денег он от меня не получит. А сегодня Ленку из песочницы украли, не успела я отвернуться на минуту, - снова зарыдала она.
   - Ничего себе, - удивилась я.
   Алка опять хлебнула кофе, растерла тушь полотенцем и сказала:
   - Выручай, Лисонька. Нету у меня двух миллионов, но вот с тобой расплачусь, сколько скажешь отдам.
   Я посидела, подумала и спросила:
   - Ал, а у мужа может эти деньги есть? Братки - они неспроста денег требовать не станут.
   - Да нету у него таких денег, - с отчаянием сказала она. - Я в семье финансами заведую, от меня фиг доходы сокроешь! Не бедствуем, но мой еще и миллиона - то не наворовал.
   - Так, Алка, утирайся и пошли гадать! - велела я.
   Алка с готовностью размазала тушь и поднялась.
   - Шикарно живешь, - причитала она, пока мы поднимались в гостиную.
   - Да не переживай, я тоже миллиона еще не наворовала, - поддела я ее.
   Мы уселись около гадального столика, я достала деревянный ящичек с картами и объяснила:
   - В общем, Ал, тут четыре колоды, каждая на свою раскладку. Действуем так - я тебе даю колоду, ты ее тасуешь, сосредоточенно думая о муже, потом отдаешь мне. Все ясно?
   - Ясно, но можно я буду думать о дочери?
   - Нельзя, она маленькая и Ангел - Хранитель еще у нее слабенький, на мужа вернее будет. И вообще - какого черта не разводишься?
   - А жить я на что буду? - удивилась она.
   - Мда..., - только крякнула я. Вот они, издержки замужней жизни. Никогда не выйду замуж.
   "А никто и не предлагает, - ехидно вякнул внутренний голос".
   - "Цыц", - рявкнула я на него и голос заткнулся.
   - Вперед, - я подала Алке карты и она, прикрыв глаза принялась их перемешивать.
   Через полчаса я вынесла окончательный вердикт.
   Мужа и дочь Алка никогда не увидит. Или она найдет деньги.
   Третьего не дано.
   Обычно я в таких случаях отправляла клиентку домой, к любящим родственникам, которые помогут ей справиться с горем, и результаты сообщала по телефону. Но Алку дома никто не ждал.
   Я зажмурилась и брякнула:
   - Алка, их убьют. Все будет как тебе амбал сказал.
   Алка не зарыдала. Алка открыла сумку и вывалила на стол тугие пачки долларов.
   - Помоги, Лисёночек, ты все можешь, мне про тебя рассказали! - лихорадочно блестя глазами, зашептала она.
   - Ал, я не Господь Бог, - покачала я головой, - и деньги я за просто так не беру.
   И тут Алка позорнейшим образом разревелась. Некрасиво сморщив лицо, полностью отдаваясь своему горю.
   - Ну ты же можешь, Лисонька, - сквозь рыдания выталкивала она из себя.
   - Я пойду, новопассит тебе принесу, - вздохнула я.
   Похудение и короткая юбка тут не помогут, точно. И я ее понимала, мне тоже скоро терять любимого, если я не найду такие же деньги. Хотя...
   Я застыла около холодильника с открытой дверцей, где я хранила лекарства. Додумать мыслю я толком не успела, а руки уже схватили сотовый, висящий на шнурочке на шее и быстро натыкали номер Ворона.
   - Привет! У меня к тебе вопрос.
   - Здравствуй, здравствуй. Говори, только быстро.
   - Если быстро - то сколько у тебя денег всего?
   Ворон помолчал и наконец спросил:
   - А тебе зачем?
   - Ну ты ж просил быстро, вот я и говорю быстро! Есть такая идея - отдать свои деньги, нехай Зырян подавится, зато ты жить будешь.
   - Резко ж ты моими деньгами распорядилась! - сухо сказал он.
   - Но это на крайний случай, разумеется.
   - Маленькая поправка - у меня нет двух миллионов и мне как смертнику никто в долг не даст.
   - Сколько у тебя есть? - настойчиво переспросила я.
   - Мария, тема закрыта, - лед в его голосе проник через мембрану и ожег щеку.
   Дурак! Я прикинула - если все сложить что у меня есть - продать украшения, квартиру, машину - тысяч триста - триста пятьдесят наберется спокойно. Жаль, что деньги у меня не держатся, все спускаю, ну да что теперь горевать. Еще тысяч пятьдесят я займу. Но это все, потолок. Если у Ворона нашлась бы недостающая сумма, то возможно, мои мечты о совместном будущем и темноволосом малыше с чеканным профилем не так уж нелепы.
   До моего слуха донесся внезапный стук входной двери.
   Я вышла в прихожую и пристально поглядела на щель между дверью и косяком, через которую виднелись пальма и диванчик в стиле Людовика Четырнадцатого, выставленных около лифта. Перевела взгляд на подставку для обуви и мои догадки подтвердились - алкиных туфелек там как и не стояло.
   Наверно, я была этому рада. Не пришлось смотреть на агонизирующую Алку, которой я не в силах была помочь. Сочувствия тут были как мертвому припарки, а как утешить женщину, у которой ребенок еще жив, но через два дня она знает что его убьют - я не понимала.
   Я пошла на кухню, налила в ложку приготовленный новопассит и одним махом выпила противную вязкую жидкость, запив стаканом воды. Потом не торопясь сварила крепчайшего черного кофе, чтоб зубы сводило, и пошла в гостиную, карты следовало убрать обратно в ящик.
   Поверх карт, разложенных в последней раскладке, лежали те же самые три пачки долларов. Итого тридцать тысяч. Неплохо, но ни Алку ни меня они не спасут. Я подошла поближе, уселась в кресло около столика и увидела поверх денег белый картонный прямоугольник.
   Отставив кофе, я схватила визитку и прочитала.
   "Зайцева Алла Геннадьевна, менеджер"
   Далее следовали телефоны - рабочий и домашний. Перевернув, я увидела неровные строчки, накарябанные кое - как.
   "Я тебе заплатила - отрабатывай".
   Вот так. Алка, Алка, ты меня сделала все-таки. Поставила буквой зю и без вазелина трахнула в извращенной форме. Деньги получены, как не крути. В нашей братии жесткие законы, либо люди тебе доверяют, либо нет. Ты можешь быть каким угодно гадом, избивать бездомных собак и страдать некрофилией, чаще всего люди мудро скажут что это, мол не наше дело. Но если ты обманул одного единственного клиента - на тебе можно ставить крест. Доверие - самая твердая валюта, и если пронесется слушок что я взяла деньги и наколола клиентку, ко мне никто больше не обратится. И я пойду работать техничкой в продмаг, потому что выучиться я не позаботилась. Я кончу жизнь на вокзале.
   Сука! Какая же ты сука, Алка!
   Если научиться глотать шпаги, можно худо-бедно заработать на хлеб с кабачковой икрой, подвизаясь в цирке. Глотать пакетики с контрабандным героином еще более прибыльно, хотя и по идее вредно. Какая польза от проглоченной обиды, скажите мне?
   Алка, ты у меня попляшешь, я не я буду! Но как не крути - а заказ должен быть выполнен.
   Взгляд раз за разом возвращался к визитке. Чего - то я в Алке упустила, какую - то деталь, которая лежала на поверхности. Мозг мучительно думал над этим. Так ни к чему и не придя, я пошла в спальню, упала на кровать и достала свою Книгу из - под подушки.
   Заклинаний на вызов потерявшихся людей было сколько угодно, но вот толку - то что с того? Алкин муж с дочкой и так через три дня объявятся в виде хладных тел. Не катит.
   Подумав, я решила сделать вещий сон, увидеть где конкретно они находятся, и попросить Ворона помочь их освободить. Через секунду я сама над собой посмеялась - я в прошлом - то сне неделю разобраться не могу, а у Ворона и без меня проблем по самое горло.
   Что делать....
   Дверь в прихожей схлопнула, раздался бодрый топот и Маруська ворвалась в мою спальню.
   - Вот ты где! - заорала она. - А где бабка? Весь двор прочесала, нет ее нигде!
   Я посмотрела на нее и буркнула:
   - Не вопи, в Каморке она спит.
   - Ах ты моя золотая, все же приютила старушку, - умилилась Маруся.
   - Моей вины в том нет, - крайне недовольно отозвалась я.
   - А ты чего в кровати, спишь что ли? День на дворе.
   - А чего б мне и не поспать, если ночью я с твоей бабкой воевала и не выспалась?
   Я перевернулась на другой бок, нахлобучила на ухо подушку и решила поспать, а то голова уже пухнет. Сны мне почему - то никогда не снились, кроме заказанных, но я была не в претензии и поспать любила всегда.
   - Манька!!! - возопила снова Маруська через полчаса.
   Я слегка вздрогнула от неожиданности и покрепче прижала подушку к уху.
   - Манька, мать твою! - Маруська не долго думая подскочила и сдернула с меня подушку. - Ты оладушки будешь?
   - Не буду, я сплю, - сквозь зубы сказала я. Черт возьми, мне дадут спокойно помереть или нет??
   - Да спи ради Бога, я еще и тесто не завела, - успокоила меня Маруська и пошла на кухню. Злая как сто чертей я снова надвинула подушку и тут же провалилась в сон.
   - Манька! - через полчаса снова раздался вопль и я не вынесла. Я от злости проснулась, встала, открыла рот на 56 сантиментов и принялась орать:
   - Черт возьми, мне будет покой в собственном доме или нет??? Ты сгрузила на меня свою сумасшедшую бабку, я не спала ночь, у меня своих проблем выше головы - так могу я хотя бы спокойно поспать ???
   Хотя на самом деле я сказала все это более эмоционально и нецензурно.
   - Я тебе только трубку хотела дать, - испуганно сказала Маруська, протягивая телефон.
   - Чё делать, - скулил в трубку неверный Макс.
   - В смысле? - буркнула я.
   - Галка рожает!!! - натурально зарыдал он.
   - Ну... я поздравляю, - неуверенно сказала я. - Ты чего ревешь - то?
   - Так она, мать ее за ногу, попросила меня ее в лес по грибочки напоследок свозить, ну я как дурак поперся, ей до родов еще две недели оставалось, а тут в яму заехал да поддон пробил, машина не едет, ясно дело!
   - И что, тебя дернуть приехать, что ли? - осторожно спросила я. Хоть убей, но чего ему от меня надо - я не могла понять.
   - Какое дернем, она рожает, и 140 км до ближайшего райцентра!
   - Так, от меня чего надо?
   - Ну как, ты же женщина, скажи что делать! - простодушно заявил он.
   Я офигела. Мне всего двадцать восемь лет и о родах я знаю примерно столько же, сколько о программировании на С++. То есть - знаю кучу программистов, которые это делают, но самой как - то недосуг, страшновато и нет диска для инсталляции.
   - Ну? - требовательно прервал он мой столбняк. - Так чего делать - то?
   - А это... Галка - то что говорит? - неуверенно промямлила я.
   - Орет она, чего ей говорить!
   И он выжидающе заткнулся. В трубку доносились душераздирающие вопли Галки, и я наконец решилась.
   - Ну ты как - нибудь приподними ее немного, спинку кресла там повыше чуть сделай или еще как, - промямлила я.
   - А зачем? - не понял Макс.
   - Так сила тяготения, ребенок со скоростью 9 же пойдет, - ляпнула я.
   - Ну ты Мария, голова! - обрадовался он.
   Некоторое время он покряхтывал в трубку, выполняя указания.
   - Чего делаешь, идиот! - заорала Галка между схватками.
   - Галочка, мне Мария так велела, потерпи немного, - просюсюкал он и вдруг заорал :
   - Мария!!!
   - Что случилось? - похолодела я.
   - Голова показалась!!!! Что делать? Тащить?
   - Ты что, дурак?- Перепугалась я.- У новорожденных же говорят вместо костей головы чуть ли не кисель! Быстро подкладывай тряпки Галке между ног, что б ему приземляться мягче было! И тряпки чтобы укутать!!!
   - Так тепло же, - неуверенно возразил он. - Пусть лежит на солнышке, обсыхает!
   - Придурок, - завопила я. - На улице 22 градуса, а в Галке - 36,6! Да для него это мороз крещенский.
   - Ну Маняша ты и умная, - почтительно сказал он. - Моя футболка пойдет?
   - Чистая? - Подозрительно спросила я.
   - Да позавчера только надел, конечно чистая! - побожился он.
   - А еще что есть?
   - Ну штаны спортивные, трусы, носки.
   - Из тряпок!
   - Еще тряпки для машины есть.
   - Тогда в футболку заворачивать будешь, - вздохнула я. - А штаны скидывай и Галке меж ног ложи.
   - Ага, я сейчас.
   - Маняша!!- снова завопил он.
   - Что? - холодея, слабо спросила я. Если что с ребенком случится, придурочный Макс меня закопает, и на дружбу многолетнюю не посмотрит.
   - Плечики показались!!!
   - Ну, теперь уж недолго, - авторитетно заявила я, вспомнив, как я принимала роды у материной кошки. Голова с плечиками показались - считай все вышло, пойдет сейчас младенец как по маслу, со скоростью 9 же в секунду.
   - Ой мамочки! - с ужасом в голосе завопил Макс спустя какое - то время. - Вышел! Пацан, кстати!
   - Что случилось? - хватаясь за сердце, прошептала я.
   - Так он с кишками Галкиными вышел, жуть какая, Галка не жилец после такого!
   - Придурок! - пропечатала я. - Это послед и пуповина.
   - Это не Галкины кишки? Ты уверена? - заорал он.
   - Уверена!!! - заорала я.
   - Слушай, а младенец - то не того, - вдруг сказал он.
   - Чего не того?
   - Лежит, молчит и синеет. Чего это с ним?
   Я вспомнила как я принимала котят - рядом со мной лежала книжка и я периодически с ней сверялась. Так вот, каждого принятого котенка следовало взять за задние ноги и резко встряхнуть, пока он не закричит. Потому как дыхательные пути у него слизью забиты. Но встряхивать младенца за ноги?
   - Слушай, - неуверенно сказала я, - тресни - ка его слегка по попке.
   Я надеялась, что младенец обидится и по своей обидчивой младенческой природе огласит лес трубным гласом.
   - Ты че, Марья, рехнулась? - нехорошим голосом спросил Макс.
   - Делай чего говорю!!! - заорала я.
   - Ну треснул, - через секунду сказал он.
   - Не заорал? - с глупой надеждой спросила я. И так было слышно, что малой молчит.
   - Нет, - подтвердил молодой отец.
   - А Галка что?
   - А Галка отрубилась, - сказал он.
   - Открой ему ротик, - велела я. - Что видишь?
   - Фигню какую - то. Смотреть не очень приятно.
   - В общем так, - решительно сказал я. - Сейчас ты берешь и эту фигню у него отсасываешь, изо рта и из носа, иначе он у тебя задохнется и помрет. Галька тебя как очнется тогда на месте закопает. Понял?
   - Понял, - с ужасом сказал Макс. - А чем отсасывать?
   - Ртом, придурок! - заорала я.
   Через десяток секунд в трубку полетел долгожданный трубный глас.
   - Ути - пути, какой горластенький, - умиленно заворковал Макс, отплёвываясь изо всех сил. - Я его в майку - то завернул, слышь, Марья? С кишками - то чего делать?
   - А, с кишками... - задумалась я. - Надо нитку с ножницами, есть?
   - Да уж найду.
   - Вот как найдешь, так пуповинку младенцу перетягивай покрепче ниткой на расстоянии сантиметров 15 от животика, и отрезай.
   - А чего с кишками потом?
   - Выкидывать!! - заорала я и утерла пот со лба.
   Вот черт, не одно так другое.
   Через несколько минут трубка опять ожила и Макс заорал.
   - Ну все, а что теперь делать?
   - Все! - облегченно выдохнула я. - Можешь читать словарь имен. За вами наверно приехать надо?
   - Да не, я уж тестю позвонил, несутся сломя голову! Ох, Марья, как же хорошо что я тебе догадался позвонить! Без сучка без задоринки все прошло, только Галка вот чего - то в отрубе.
   - Ну это не ко мне, вези в больницу, но после родов это вроде нормально. Слушай, а чего ты мне - то звонить кинулся? - устало спросила я.
   - Да как - то сама рука номер набрала, - озадачился он.
   - А в больницу или скорую позвонить что, не судьба была?
   - Да как - то и в голову не пришло, если честно. Ути - пути, зайчоночек мой!!!
   Лес снова огласился трубным гласом.
   - Зайчоночек? - медленно проговорила я.
   - Ага, - счастливо подтвердил Макс. - Мордочка славненькая, ушки как у папы, ути - пути.
   - Ну ладно, Макс, счастливо вам, звони если что.
   - Крестной теперь у нас будешь! - пригрозил Макс.
   Я положила трубку и с минуту тупо глядела в потолок, обдумывая пришедшую мыслю. Потом взяла визитку Зайцевой Аллы Геннадьевной и набрала ее домашний телефон.
   - Алка, твой Женька где вообще работал?
   - Шофером он у одного фикуса работал, - обрадовалась она мне. - Что - то получается у тебя?
   - Фикуса - то как звали?
   - Никаноровым Александром, только его убили недавно, - ответила она.
   - И погоняло у него конечно Заяц, - задумчиво сказала я.
   - Нет, Никанор, ты что?
   - Я говорю, у твоего погоняло Заяц.
   - Ну, - буркнула она.
   - Все, ладно, Ал, пока.
   Я нажала на кнопку отбоя и снова набрала номер.
   - Что тебе? - холодно спросил Ворон.
   - Надо встретиться.
   - Я не дома.
   - Знаю. И даже не в городе. Небольшая деревенька, дом на отшибе, не так ли? Ворон, это срочно. Говори куда ехать, - твердо сказала я.
   - Халтуришь, я на даче в коттеджном поселке. Езжай в Богандинку, Лесная 9.
   Я вскинула руку, отогнула рукав и посмотрела на ролекс.
   - Буду через полчаса, - пообещала я.
   Я быстренько встала и понеслась вниз. Надеюсь, за это время Зайца не убьют.
   - Ты куда это не обедавши- то понеслась? - высунулась из кухни Маруська.
   - Некогда, по пути пирожок куплю, - пообещала я и одела обувь.
   - Погоди, - Маруська скрылась в кухне и тут же появилась, неся два гигантских яблока, - на хоть, горе, а то и так худая, как доска стиральная.
   - А тебе и завидно, все раскормить пытаешься, - ехидно сказала я и понеслась вниз.
   В Богандинку я внеслась, будто за мной черти гнались. Ворон, покуривая, стоял у ворот.
   - Что за срочность?- он щелчком откинул сигарету в сторону и недовольно посмотрел на меня.
   - Ворон, Женя Зайцев, которого ты держишь в этом доме, в глаза не видел Никаноровских денег! - выпалила я.
   - Какой Женя Зайцев? - равнодушно поднял он бровь.
   - Ворон, - Я Подошла поближе и взяла его за руку. - Я на твоей стороне, ты что, забыл? Я тебе гадала и сказала что деньги у зайца. И водитель у Никанора оказался Зайцевым. Ты сложил два плюс два, но поверь, это неверно.
   - Позволь мне самому решить что верно, а что нет, - бесстрастно произнес он, выдергивая руку из моей ладошки.
   - Ах вот как? - злость затопила меня, как прилив песчаный пляж. - Решил не мытьем так катаньем деньги найти, так? Только он общак не брал и у его жены таких денег нет, понял? Даже если она все продаст! Или тебе необходимо кого - то убить, ты, урод???
   Я уже кричала ему в лицо, еле сдерживаясь, чтобы не взмахнуть рукой. Увидеть как красиво рука по красивой амплитуде полетит к нему, моей красивой глючной половинке, и соприкоснется с его кожей. Красивой смуглой кожей.
   - Ты что несешь? - рявкнул он. - Сколько его жена тебе заплатила, чтобы ты сюда приехала, говори?
   - А что, тебе Насти мало? - уже совсем себя не контролируя, завопила я.- Полнолуние, кровушки хочется, так???
   - Брысь отсюда и на глаза мне не показывайся, кошка драная, - холодно сказал он и скрылся за воротами.
   Я бессильно колотила по ним минут двадцать, пока не отбила кулаки. Злые жгучие слезы комом стояли в горле, и наконец я не выдержала. Залезла в бээмвушку и горько заревела. Лучше бы он меня ударил.
   Потом я кое - как доехала до дома, наорала на Маруську, невовремя попавшуюся под руку и закрылась в своей комнате. Гладила по шкурке Бакса и рассказывала ему какая у него мама дура. Бакс неодобрительно молчал. Я еще с часик повалялась, малодушно оттягивая звонок к Алке. Наконец я мысленно перекрестилась, деваться некуда, надо звонить и хотя бы вернуть деньги, взяла телефон, визитку и натыкала Алкин номер.
   - Ал, - нерешительно сказала я. - Это Лис, я насчет денег звоню.
   - Больше нет, - категорично сказала она. - Все свободные деньги отдала, уж не обессудь, сейчас волосы на одном месте деру, да что поделаешь, если я их тебе уже выложила.
   В трубку донеслись какие - то голоса, и я спросила:
   - Гости, что ли?
   - Да в ... таких гостей! - заорала она куда - то в сторону. - Поставь бутылку на место, урод, или вали отсюда вместе с манатками! Это не тебе, - спохватившись, буркнула Алка в трубку.
   - А кому? - я была слегка сбита с толку. Что это у нее там творится? Да и на Алку утреннюю, убитую горем она не походила.
   - Да уроду своему, - фыркнула она.
   - Мужу в смысле? - осторожно спросила я, боясь поверить в такую удачу.
   - Ну а кому еще? Ты, Лисонька, чего хотела - то? Спасибо что помогла, но если денег еще, то я сказала, больше нет.
   - Ну тогда пока.
   - Ага, встретимся, - легко согласилась она и повесила трубку.
   Чудны дела твои, Господи.
   Чудны.
   Еще через полчаса зазвонил телефон.
   Я вздохнула, подняла трубку к лицу и ровным голосом сказала:
   - Алло?
   - Успокоилась? - не утруждая приветствием спросил Ворон.
   - Спасибо тебе, - сказала я.- Спасибо, что поверил мне.
   - Поверил? - удивился он. - Парни тут носом землю рыли, оказалось что он и правда не виноват, и последние две недели при офисе был, Никанора не возил и вообще не видел.
   - Я тебя люблю, - снова улыбаясь, сказала я.
   - Вот дурочка, - хмыкнул он. - Вечером свободна?
   - А ты что - то хочешь предложить?
   - Конечно, если ты не против, то пора начинать знакомить тебя с моими родственниками.
   - С кем? - ошеломленно сказала я.
   - Со старшей сестрой в частности, - ухмыльнулся он.
   - Не пойду, - уперлась я.
   - Почему? - Ворона мой ответ здорово обескуражил.
   - Потому что нудное чаепитие с выяснением моей сомнительной подноготной меня не прельщает, - отрезала я.
   - А она у тебя сомнительная? - с любопытством спросил парень.
   - Знаешь, у меня отец алкоголик и мать зануда. А сама я - десять классов образования и работаю ведьмой. Вряд ли твоя сестра одобрит твой выбор.
   - Какой выбор? - сухо спросил он.
   Я помолчала, наконец в тон произнесла:
   - Умеешь опустить с небес. Приятно отдохнуть.
   - Погоди, - мерзавец почувствовал что я собралась отключиться. - Я ведь так и не нашел деньги.
   - Меня это должно волновать? - холодно спросила я.
   - Мария, да, я допускаю что не все делаю как тебе хочется, однако подумай о том что мне возможно осталось жить совсем немного.
   - Вряд ли. Ты слишком спокоен. Наверняка у тебя есть запасной вариант, - подумав, сказала я.
   Ворон замолчал, и мне внезапно стало страшно.
   - У тебя есть этот запасной вариант??? - закричала я.
   - А ты как думаешь? - глухо спросил он.
   - Хорошо, - внезапно успокоившись, сказала я. - Я иду с тобой. Когда быть готовой?
   - К девяти вечера, дорогая. Вечернее платье и все такое - мы идем на вернисаж!
   - Ясно, - ответила я. - Но я буду с тобой только час - у меня дела.
  
   На остаток дня я заперлась в спальне и читала Библию ведьмы. Мне не понравилась мысль что Ворона убьют. Библию я нашла, так какого черта тянуть? Я наметила крайне простой план - сначала беседа с мертвым Никанором, потом забираю баксы, потом их с триумфом отдаю их Ворону. И мы с ним живем вместе, долго и счастливо. Черт его знает как так получилось, но он мне почему- то стал необходим как воздух. Все бы отдала, чтобы он был со мной. И в данном случае имелась конкретная цена - два миллиона долларов.
   Нашла я заклинание вызова покойного в этой Книге, прочитала и разочаровалась. Я - то представляла совсем по- другому - ночь, на кладбище разверзается могила и пред моими очами оттуда вылазит оживший Никанор. Увы, все было не так. Я еще на раз внимательно перечитала ритуал и принялась действовать. Первым делом я заехала на кладбище и положила в полиэтиленовый мешочек горстку земли с могилы Никанора. Потом поехала в церковь и купила там ровно сорок свечей. Сделав это, я направилась домой.
   - Слушай, ты что с бабкой - то сделала? - встретила меня Маруська с порога вопросом.
   - А что с ней? - спросила я, скидывая обувь.
   - Так она не просыпается и дышит как - то редко.
   - Да лишь бы не блажила, - отмахнулась я.
   - Клофелина что ли ей дала?
   - Клофелина, клофелина, - кивнула я. - Маруська, сегодня ты куда - нибудь уходи на ночь, нельзя тебе тут оставаться.
   - Поняла, - кивнула она. - Я тут оладушек напекла, пошли есть.
   - Нельзя,- покачала я головой, - мне колдовать сегодня, слава Богу что не завтракала.
   - Ясненько, - сникла Маруська.
   А я вооружилась плоскогубцами и принялась методично снимать картины, зеркала в прихожей и выдирать все гвозди на стенах.
   - Ты что делаешь? - всплеснула руками Маруська, увидев плоды моих рук.
   - Надо, Маруська, - спокойно отозвалась я, перенося картины и зеркала наверх. - Заключительная часть марлезонского балета. Баксы надо срочно найти.
   - Раз так - то конечно, молчу в тряпочку, - уважительно сказала она и начала обуваться.
   И она ушла. А я особо не загружаясь посмотрела на часы и не торопясь принялась готовиться к выходу в свет. Сделала тщательный макияж, распустила волосы и осталась вполне довольна. Третий сорт, знаете ли, не брак.
   Потом ближе к девяти я спустилась, нашла в дворницкой Натаху и спросила:
   - Стольник хочешь?
   - Давай, - согласилась она.
   - Но не просто так.
   - Женщин не обслуживаю, - отрезала она и с сожалением поглядела на купюру в моей руке.
   - Дура, - припечатала я. - Ты не в моем вкусе. Сейчас парень подъедет, посмотри в окошко, это Наськин кекс или нет? Ну как?
   - Так бы и сказала, не тянула кота за хвост! - фыркнула она и быстро выхватила сотку.
   - Что это у вас за хиппи - клуб? - спросила я, глядя на бисерную феньку на ее руке.
   Натахины ноздри внезапно расширились и она злобно спросила:
   - Хиппи клуб? А у кого ты еще видела такую же?
   - У Насти, - удивилась я ее реакции.
   - Вот тварь! - ненавидяще прошипела она.
   - Эй, да она же умерла, ты чего?
   - Ее счастье!
   Я внимательно посмотрела на нее и какая - то мысль мелькнула у меня в голове. Вот черт - да Наташка - то в бешенстве! Причем от ревности.
   - А у тебя это откуда? - осторожно кивнула я на бисерный браслетик.
   - Любимый дал на память! - гордо ответила она.
   - Любимый мог дать на память любимой девушке чего и посолиднее копеечной феньки, - резонно заметила я.
   - Да много ты чего понимаешь! - фыркнула она. - Эта фенечка нас связывает!
   - Это как? - не поняла я.
   - Душевно, - пояснила она. - Ну, мы чувствуем теперь друг друга, как близнецы.
   Я слегка провела рукой по фенечке и заржала. Предприимчивый парень, кто бы он ни был, молодец! Фенька была увешана заклятьями, словно студент - несданными "хвостами". Приворожка, оморачивания, послушание - чего тут только не было! Такими фокусами у нас Оксанка занимается, но очень редко, говорит, много сил уходит. Ну и дерет бешеные деньги за это, понятно. Около двух тысяч гринами такой браслетик стоит, видать богатый поклонничек у нашей дворничихи.
   Тут зазвонил телефон.
   - Ты готова, дорогая? - спросил Ворон.
   - Конечно, - ответила я. - Ты далеко?
   - У твоего подъезда. Можно зайти?
   Я выглянула в окно и сказала:
   - Не стоит. Я сейчас спускаюсь, хорошо?
   - Ладно, - слегка разочарованно отозвался Ворон.
   - Натаха, иди сюда, - позвала я девчонку, - видишь кекса около джипа?
   Натаха посмотрела на Ворона и без колебания определила:
   - Он!
   Я внимательно следила за ней. Никакого волнения при встрече с любимым. Взгляд не задержался на Вороне дольше ни на секунду положенного. Или я дура, или я гениальная актриса, или я ошиблась и Ворона они не делили.
   - Спасибо, Наташ, - медленно проговорила я и пошла к любимому.
   Ворон был сногсшибательно красив. Черный смокинг и аромат моего любимого одеколона "XS" разили наповал. Я чопорно уселась на заднее сидение и спросила как можно беззаботнее:
   - Как дела?
   - Нормально,- в тон мне ответил он.
   Мы оба знали что это не так.
   По дороге мы болтали о каких - то пустяках, впрочем, и ехать было недолго - минут десять.
   Когда мы вошли, Санина дама с фотографии, вся с ног до головы в бриллиантах, поприветствовала нас кивком головы:
   - Я рада, что ты явился.
   "А я пустое место? " - закипая, подумала я.
   Ворон, однако и ухом не повел.
   - Галина, это Мария, - представил он меня ей.
   - Мария, это Галина, - представил он ее мне.
   А я стояла столбом - я уж и позабыть о ней успела - а вот надо же. Но вот фото, которое принес мне Саня за несколько минут до смерти - помню четко.
   Я светло улыбнулась даме, выражая восторг от встречи с ней, потому что мама учила меня быть вежливой, а она, мельком на меня взглянув, тут же подхватила Ворона под руку и потащила его вглубь зала.
   Я точно была тут пустым местом.
   - Послушай, - говорила она, - тот художник, которого ты прислал, произвел настоящий фурор. Ты его откуда взял?
   - Да случайно его работы увидел, решил что тебе подойдут брешь заполнить, - спокойно ответил Ворон.
   Я уныло плелась за ними и спрашивала, какого черта я тут делаю.
   - Подойдут? - воскликнула дама, - Да он тут лучший! Я сама - то в этом ничего не понимаю, но тут у нас парочка столичных критиков в полном восторге! Через две недели в Москве какая- то жутко престижная выставка, и твоего Куценко там хотят!
   - Рад, - коротко ответил Ворон.
   Дама же наконец остановилась перед полотном, на котором я по пояс высовывалась из окна средневекового замка, и косы мои спускались до земли, а в руке я держала белую розу. Этакая Рапунцель, черт возьми. Слава богу что Серега не изобразил себя, поднимающегося по этим косам в мою темницу, рыцарь хренов. Невинное выражение лица, которого у меня отродясь не было, здорово контрастировало с едва прикрытой грудью размера DD. Единственное, что меня утешало - я на картине была хороша, зараза, так что сходство ограничивалось лишь цветом волос.
   - Ты посмотри, какая красота! - воскликнула она.- Обязательно куплю эту картину!
   Ворон внимательно осмотрел картину, потом обернулся и сверился с оригиналом.
   - Талант! - наконец изрек он.
   - Посмотри, как его модель хороша, - разливалась соловьем дама.- Похожа на кого - то из знаменитых, не пойму на кого.
   - На Памелу Андерсон, - подсказал Ворон.
   - Совершенно верно! - подтвердила дама.
   Я побагровела и хорошенечко его пнула.
   - Дорогая? - поднял он бровь.
   Я молча показала ему кулак. Так надо мной издеваться!
   - Галина, - обратился он к ней, - ты нас извини, мы наверно походим и посмотрим другие работы.
   - Остальное - сущая мазня по сравнению с работами Куценко, поверь, - пренебрежительно ответила она.
   Мы отошли на пару метров, и я наконец спросила:
   - Это кто???
   - Моя сестра, - улыбнулся парень.
   - Ну и родственники у тебя, - приуныла я.
   - Да она нормальная, просто у нее стиль жизни такой, - объяснил Ворон, но в Галинину демократичность я абсолютно не верила. К тому же мне теперь было ясно, чего Никанор с ее фотографией ко мне пришел. Напару с братиком она его успокоила - то, это без вариантов. Но вот чего ей от него надо было? Не пойму, хоть убей.
   - Слушай, а она у тебя вообще кто? - спросила я.
   - Жена Добржевского, - ответил Ворон.
   О- о... Добржевский был нашим губернатором, Бог и царь на площади равной трем Франциям. По городу ползли о нем нехорошие слушки, однако он с блеском переизбрался на второй срок. Правда, несколько человек при этом похоронили, и все знали, кому они мешали, однако никто не посмел ткнуть пальцем и обвинить всесильного губернатора. Жену его и правда звали Галиной, это даже я, далекая от политики знала точно. И дама эта не сидела сложа руки - она была президентом банка.
   - Ничего себе у тебя родственники, - вырвалось у меня.
   - На самом деле Галка только в последние годы вознеслась, они со своим рано поженились, всего в жизни досыта хлебнули, - как - то оправдывающее сказал Ворон.
   - Я вижу как она... хлебает, - медленно проговорила я, вспоминая о Никаноре. Внезапно я поняла, что я так не разу и не задалась вопросом - а почему, собственно, убили Никанора? Я как аксиому приняла то, что Ворон его взорвал, чтобы получить его место. Только ведь он не мог знать наверняка, что оно ему достанется, это не от него зависело. Насколько я знаю, и без Ворона было два кандидата. Да, он сейчас у руля, но ему просто повезло! Вот черт! Так какого ж черта убили Саню?
   Тут мы увидели раскрасневшегося Серегу. Стоя перед моим портретом, (я в алом длинном платье, рубиновой диадеме, победный и ясный взор, грудь размера DD как всегда еле прикрыта, на руках - белоснежный крольчонок с рубиновым ожерельем на шейке) он беседовал с двумя пожилыми хмырями в очках.
   - У меня просто замечательная модель, - объяснял он. - Красавица редкая, она меня так вдохновляет!
   Тут он полуобернулся, увидел меня и воскликнул:
   - Да вот же она!
   Хмыри обернулись, посмотрели на меня, и я увидела, как они крайне недоуменно посмотрели на меня. Потом на портрет. Потом на меня. Вот черт... Ну не повезло мне со внешностью, и без вас знаю!
   - Пошли отсюда, - прошипела я Ворону, и красная как рак рванула в сторону.
   Каблук внезапно подвернулся и я, на виду у всего зала весьма неэстетично шлепнулась, нелепо взмахнув руками. И уже в полете встретившись взглядом с безмятежными глазами нарисованного крольчонка, меня озарило...
  
  
   Домой я ворвалась буквально через десять минут после своего позорного падения. Как смерч я пронеслась по лестнице в гостиную, схватила скромно притулившегося в углу голубого игрушечного зайца и принялась изучать на нем швы. Изучив его вдоль и поперек, я поняла - зайку этого никто не вспарывал, не начинял и не зашивал по-новой. Вот черт!! Но не могла ж я ошибиться...
   Я схватила с полки ножницы, с намерением растерзать игрушку на мелкие тряпочки, когда меня вторично за сей вечер осенило. Я сунула руку глубоко в улыбающийся рот зайцы и с трепетом что - то нащупала в районе желудка. Мгновение - и с некоторыми проблемами вытащила пластиковый пакет, набитый восхитительно - тугими пачками долларов.
   "Ай, молодца", - мелькнуло у меня в голове.
   Я села на кресло, прижимая к себе этот пакет. С ума сойти - два миллиона баксов... Я вытащила одну пачку из пакета, достала купюру и повертела ее так и эдак. Как ни крути, а баксы сильно смахивали на настоящие. И тут мой параноидальный характер себя проявил во всей красе.
   "Сопрут их у тебя", - истерично вопил внутренний голос.
   "Да кто знает - то?" - резонно возражала я, невольно начиная просчитывать вероятность этого.
   "Да все! - визжал голос. - Ты ж Ворону гадала и русским языком объявила - баксы - в зайце, бери кто хочешь!!!"
   "Так про гадание-то один Ворон знает, а он даже если и догадается - так деньги все равно его!" - парировала я.
   "А если Настя подслушивала?"
   "Настю убили!"
   "А ты откуда знаешь что она никому не рассказала, а? Не забывай, что и у стен есть уши! И вообще, хата у тебя богатая, вдруг кто залезет на дурнину!"
   "Никто ко мне не полезет!" - все слабее и слабее отбивалась я. Абсурдно, но я и сама теперь непонятно чего опасалась.
   "Нэ спор со мной, жэнчына!" - вдруг грозно рявкнул голос почему - то с грузинским акцентом.
   Я спорить не стала. Надоел мне этот голос хуже горькой редьки - как он меня тогда с гаишниками - то подставил? "Бомбы в одну и ту же воронку не падают", как же! Встала, сложила баксы в зайца и задумчиво проследовала в ванную - надо было тщательно вымыться перед обрядом. До полуночи оставалось не так уж много времени, мне было страшно, но я сама принесла к себе в дом земли с могилы Никанора. Выхода не было - все восторги завтра, а сейчас мне надо было завершить вызов. Иначе моему домику никакие кресты на дверях и настойки чеснока не помогут, мерзавец Никанор будет беспроблемно приходить по ночам в гости. Причем не в виде невинного бестелесного привидения - а как и полагается, разлагающимся и жаждущим крови мертвяком.
   Завтра я с утра вызову Ворона и торжественно вручу деньги. А сегодня надо подчистить торчащие хвосты.
   Так, за размышлениями, я тщательно вымылась хозяйственным мылом, мертвецы не любят парфюмированных мыл и гелей для душа, вытерлась и накинула на обнаженное тело простое светлое платье из ситца, в котором я обычно колдовала. Распустила волосы и сняла все заколки. Проходя мимо Каморки, я нарисовала на двери печать Соломона, и сверху - знак, отпугивающий нечисть. Деть мне бабку было некуда, а нелюдь мой дом сегодня посетит. Если со мной что случится - то так хотя бы бабкой не закусят. Потом позвала Бакса, открыла дверь и велела:
   - Иди отсюда, дорогой, завтра придешь, сегодня помешать мне можешь.
   Бакс, недовольно моргнув, задрал черный хвост трубой и не торопясь вышел на лестничную площадку. Я оставила дверь приоткрытой и принялась готовиться. Следующие два часа я кипятила золу, раскидывала ключи по паркету холла, нашла в фотоальбоме Никаноровскую фотографию и долго смотрела, запоминая его черты. Потом взяла Книгу и устроилась на кухне, наизусть заучивая ритуал. То что я сейчас делаю, было крайне опасным. Некромантов в мире - по пальцам пересчитать можно было. И не потому, что их услуги никому не требуются - требуются, еще как требуются. Многие с удовольствием заплатят кругленькую сумму за возможность спросить у покойного дедушки, куда он, подлец этакий, все же сунул фамильные бриллианты во время революции. Просто некромант - он как сапер. Ошибается всего один раз в жизни.
   Причем Книга предупреждает - что покойники обладают своей, слабенькой, но дьявольской магией. Вроде так просто - не тяни руки к ним - а почти все начинающие некроманты тянут руки и открывают круг. Так просто скинуть хлеба и прервать ритуал. Но отчего же тогда некроманты гибнут один за другим? Нелюди, они оморачивают людей. Затуманивают разум, по злобе желая умертвить того, кто их потревожил.
   Я еще на раз наизусть произнесла слова заклинания. Не ошиблась. На двадцать раз повторила - нельзя тянуть к покойному руки и просить остаться. Задавит тут же.
   Вскинув руку, я посмотрела на часы. Пять минут двенадцатого. Еще есть время не раз повторить заклинание. Малейшая ошибка недопустима. И я опять уткнулась в Книгу.
   ".. От венка, что на лбу, от цветов, что в гробу", - монотонно талдычила я то, что и так знала наизусть. Но я не хотела умереть во цвете лет, и потому я прилежно повторяла строки заклинания.
   ".. с глаз пятаки упадут, и холодные ноги придут...".
   ЧЕГО?? Я заглянула в Книгу, сверилась и похолодела. Союза "и " там не было! Вот черт! Так и копыта отбросить недолго! И я снова принялась учить заклинание, чтобы каждая буковка и запятая не были искажены, когда придется выкликать Никанора.
   Наконец без пятнадцати двенадцать я очертила в просторной прихожей круг углем, поставила стул для себя и рядом - стул с двумя стаканами, в которых плескалась родниковая вода и двумя хлебами. Это - на случай если пойдет все не так, следовало успеть скинуть хлеба со стула. Зажгла сорок свечей, и расставила их по очерченному кругу. Вот и вся моя защита на сегодня. Спохватившись, сняла часы - Санин подарок, кстати, и положила их на столик. Никаких украшений и предметов кроме платья на мне быть не должно было. Быстро заплела тонкую косу из нескольких волосков, шепча заклинание, удаляющее страх. Ибо я смертельно боялась, если честно. Потом достала пакетик с могильной землей, села и крепко задумалась.
   Книга предупреждала, что может случиться беда. Человек, которого вызывают, уже не тот что при жизни, все его симпатии и чувства умерли. Единственная эмоция - злость на то, что его подняли от вечного сна. Покойники, судя по откровениям Книги, были злобной нежитью. Правильно сделанный ритуал вызова поднимал их и заставлял прийти, они стремились отвечать на вопросы кратко и по существу, после чего они снова торопились в свои могилы. Однако если некромант хоть в чем - то давал им лазейку в своей обороне - покойник этим тут же пользовался с дьявольской проворностью и хитростью. Причем если оборона мага была сильна, покойнички, особо не мудрствуя, эти лазейки создавали сами. В лучшем случае некромант терял рассудок. Но чаще - его хоронили...
   Я все это взвесила, однако делать было нечего. Кладбищенская земля красноречиво лежала в блюдце на столе, требуя моего действий. Лучше один раз перетерпеть, чем потом каждую ночь отбиваться от мертвяка. И понятно, что однажды не отобьюсь. Я открыла дверь своей квартиры пошире, погасила электрический свет, оставив только пламя свеч освещать прихожую. Потом вздохнула, решительно шагнула в круг и зачерпнула с блюдца могильной земли.
   - Вызываю и выкликаю из могилы земной, из доски гробовой... - тихо шепнула я земле на моих ладонях. От нее неприятно тянуло сыростью и гнилью.
   - От пелен савана, от гвоздей с крышки гроба, от цветов, что в гробу, от венка, что на лбу ...
   Сила моя растеклась маревом около меня, подрагивая в пламени свечи. Время замедлило свой ход. Или мне казалось?
   - ... от монет откупных, от червей земляных, от веревок с рук, от веревок с ног...
   Сила моя закрутилась вихрем и внезапно, сорвавшись, скользнула в приоткрытую дверь.
   - ... от иконки на груди, от последнего пути, от посмертной свечи...
   Время практически остановилось. Вихрь силы, вырвавшийся за дверь, не отделился совсем, тоненькая ниточка тянулась за ним от облака силы, очерченном сорока свечами.
   - С глаз пятаки упадут, холодные ноги придут по моему выкрику, по моему вызову. К кругу зову - зазываю, с кладбища приглашаю!!!
   Мой голос с шепота поднялся до крика, я громко и уверенно вызывала покойника. Не может мне Саня ничего плохого сделать, не может!
   - Иди ко мне, раб Божий Александр! - приказала я. Я была полна силой до краев, она комом стояла у меня в горле. Я чувствовала себя - ВПРАВЕ. Вправе творить то, что творю.
   - Гроб без окон и гроб без дверей, среди людей и среди нелюдей! Сюда, сюда, я жду тебя!!! Отпустите его, силы сна, хоть на полчаса, хоть на минуточку. Слово и дело...
   Аминь, - уверенно закончила я и победно улыбнулась. У меня все получилось, я знала это.
   Я села на свободный стул в круге и принялась спокойно ждать. Сила свернулась у моих ног, словно золотистый пушистый котенок, и слабо мерцала в сиянии свеч.
   Так прошло часа полтора. Марево силы в круге вдруг развернулось до потолка, вспыхнуло багровым отсветом и я услышала медленные, шаркающие шаги по лестнице.
   "Черт, он что, с кладбища сюда добирался?", - в изумлении подумала я. В моем понимании после заклинания он должен был явиться сей же час в образе какого - то духа. На порог упала сначала тень, потом показались ноги в черных брюках и лаково сияющих ботинках, впрочем, основательно измазанных землей. Ноги, тяжело ступая, словно каждый шаг давался с превеликим трудом, дошли до края очерченного круга и, потоптавшись, остановились. Неприятный запах тления подсказал мне что это именно то, о чем я подумала. В двух шагах от меня стоял труп.
   - Что звала? - раздался глухой голос Никанора.
   Я через силу подняла глаза и обомлела. Весь в кладбищенской земле, кожа почти вся сгорела, кость правой скулы просвечивает. От страха я потеряла дар речи.
   - Спросить, - едва вымолвила я.
   - Хорошо, я знаю, - пошевелились обгорелые мертвые губы. - Сильно мне тяжело, не перебивай меня. Деньги у тебя дома, в игрушечном голубом зайце, что я тебе подарил. Дома я их хранить не мог, и решил, что если удачно все будет - потом заберу. Но теперь они твои. В банке Галины их не храни. Дмитрия остерегайся, иначе завтра рядом со мной ляжешь. А в доме твоем сейчас посторонний человек, опасайся.
   "Баба Грапа, и без тебя знаю", - ворчливо подумала я.
   - Постой, - велела я, - а почему ты их дома хранить не мог?
   - Деньги хранились в банке Галины, и она их никак не хотела отдавать, говорила, что все деньги в деле, крутятся, и такой суммы наличкой нет. Оттягивала передачу средств более полугода, обещала неслыханные проценты. Братву я привлекать не мог к этому, так как прокручивал я эти деньги от всех тайком, проценты шли только мне. Потом я сложил в уме факты и понял, что они со дня на день уезжают за границу и ищи - свищи их вместе с деньгами. Я свои деньги взял обманом, за это и поплатился.
   "Вон оно что!" - присвистнула я. Теперь было понятно, чего он ко мне с фотографией банкирши явился и Ворона, ее брата, подставил.
   - Так тебя убил не Ворон? - удивилась я.
   - Галина, из-за денег тех. А теперь не держи, тяжко мне.
   Сказав это, он развернулся и пошел обратно.
   Я смотрела, как он уходит, и невольно в памяти калейдоскопом пронеслись картинки. Вот Саня, ласковый и добрый, учит меня кататься на роликах. Саня, на всех вечеринках сидящий около меня как приклеенный. Вспомнилось все хорошее, все цветы и подарки которые он мне подарил. Все его признания... Жгучая тоска по прошлому, которое уже не вернуть, обожгла слезами щеки.
   - Сашенька! - вскрикнула я вслед, простирая руки. - Сашенька, ты куда? Снова на кладбище, да? Ты же уже живой, не надо!
   Я что - то лепетала ему в спину, это был тот единственный шанс, который выпал мне, чтобы изменить то, что нельзя уже изменить. С тоской я звала его и понимала - он вернется, и все будет хорошо. Только сейчас я осознала, насколько он мне был дорог, и насколько я его не ценила.
   - Сашенька, вернись, пожалуйста, - рыдала я.
   Никанор обернулся, дьявольская торжествующая улыбка зазмеилась на его устах, и он резко распахнул глаза. Я взглянула и почувствовала, как пол уходит у меня из - под ног. Ни радужки, ни зрачков у него не было. Пустые белые глаза внимательно посмотрели на меня и Никанор уверенно шагнул в запретный прежде круг. С меня как пелена спала.
   "Так вот она какая, магия мертвых", - успела подумать я, проваливаясь от ужаса в обморок.
  
   - Ну, жива? - кто - то сильно тряс меня за плечи.
   Я с трудом открыла глаза и непонимающе уставилась на Ворона.
   - Ты откуда здесь взялся? - медленно спросила я.
   - Да я так, мимо ехал, - ответил он. - А у тебя ожоги, - произнес он. - У тебя тут как баллон с газом взорвался.
   Я огляделась. Стены прихожей и правда выгорели, отличные шелковые обои, стоят столько, что проще удавиться, чем еще раз разориться на такие же при ремонте. Жестко подавив набежавшую слезу и перевела взгляд на Ворона
   - Ты Никанора не видел? - тревожно поинтересовалась я.
   Ворон недоуменно на меня посмотрел и спросил:
   - Какого Никанора?
   - Ну Сашку!
   Парень присел около меня на корточки, погладил по голове и преувеличенно - заботливо сказал:
   - Ты вставай, Марья, а я сейчас кофейку сварю, ладно?
   Я молча кивнула, и он ушел.
   А я кряхтя, как старая бабка, потихоньку встала с пола и оглядела прихожую.
   Около меня лежал на боку опрокинутый стул, и хлеба валялись на полу. Значит мне, дурочке, неслыханно повезло. Сама - то я ни в жисть бы про них не вспомнила, чтобы прекратить ритуал, а когда лишилась чувств от ужаса, видимо нечаянно хлеба и скинула. Я сразу повеселела, забыла про обои и продолжила осмотр.
   Около круга из огарков высилась горка пепла. Я пригляделась - черт возьми, из- под него торчал сгоревший ботинок! Никаноровский, видать.
   Я кряхтя и держась за поясницу прошлепала на кухню, взяла веник, совочек и смела остатки от моего обожателя в пластиковый мешок для мусора. После чего не мучаясь угрызениями совести спустила его в мусоропровод.
   "Это не Саня", - твердо сказала я себе. Саня никогда бы не попытался меня убить.
   Потом опять пошла на кухню, села и задумчиво спросила :
   - Ворон, Ворон, а как тебя зовут?
   Он не торопясь налил мне в большую кружку кофе из джезвы, поставил передо мной и спокойно ответил:
   - Митя. Устраивает?
   - Дункан Маклауд звучит круче, - буркнула я.
   - У тебя тут что творилось? Допрыгалась? - недовольно спросил он.
   - Да, поколдовала чуток, - бросила я.
   - Что сейчас делать собираешься?
   - В ванну надо, - глубокомысленно изрекла я, поглядев на покрытые копотью руки.
   - Могу спинку потереть, - небрежно бросил он.
   - Вы так любезны, - великосветски ответила я. - На самом деле, Митя, я чудом осталась жива. Я с Никанором встречалась.
   У меня была какая - то потребность ему все рассказать, поделиться. Пусть он поймет меня, погладит по головке, скажет что теперь все хорошо и поцелует меня.
   Ворон передвинул стул поближе ко мне, взял меня за руку и переспросил:
   - С Никанором?
   - Ага, - я всхлипнула. - Мало того что он сейчас труп, так он еще и сгоревший, знаешь как страшно было!
   - Бедная ты моя!- он порывисто обнял меня и я радостно уткнулась ему в грудь. - Тебе надо завязывать с этой работой.
   А я жмурилась от удовольствия, до того мне было хорошо - любимый меня обнимает. Любимому я не безразлична.
   - Тебе здесь нельзя находиться, - решительно произнес он, отстраняя меня, - поехали ко мне.
   Я кивнула, и мы пошли вниз. Я не сопротивлялась. Хочет меня вести в свой дом - да ради Бога. Хоть на Чукотку - только бы с ним. Ворон обращался со мной как с тяжелобольной. Или как с драгоценной вазой эпохи Минь - кому как больше нравится. Бережно поддерживая, он довел меня до машины, усадил.
   Секьюрити в его доме слегка недоуменно покосились на меня, явно не узнавая. Я слегка улыбнулась, наслаждаясь присутствием рядом любимого. В лифте я не выдержала, приподнялась на цыпочки и поцеловала его. На миг я ощутила, как он откликнулся, его губы впились в меня, и я радостно потянулась навстречу. Но в следующий миг он меня оттолкнул.
   - Не делай так больше. Никогда, ладно? - сухо попросил он меня.
   Я потерянно кивнула. Я бы поняла, если бы он был импотентом, но когда мы целовались - увы, всего два раза - его руки прижимали меня к себе настолько сильно, что я бедрами ощущала - не импотент. Ничего не изменилось. Он так и хранит верность этой своей половиночке.
   Двери лифта разъехались и мы молча вышли.
   - У тебя водка есть? - решительно спросила я. К черту его с его верностью, но я его сейчас соблазню. Напьюсь и соблазню! Будет хоть что вспомнить. К тому же у меня в сумочке есть виагра - глупый подарок-шутка Маруськи, озабоченной моим целомудрием. Против этого не устоит.
   - Есть, - он отпер дверь и пропустил меня вперед. - Ты же вроде не пьешь?
   - А я колдовать не собираюсь, - мрачно ответила я.
   - Правильно, вчера наколдовалась, - кивнул он. - Сейчас снимем твой стресс.
   - Хочу коктейль с мартини, не хочу водку, я передумала, - сказала я. - Есть мартини роза, лимон и сок синего винограда?
   Конечно, - кивнул он и достал требуемое.
   Я махом выпила первый коктейль тут же смешала следующий. Соблазнять парня - на это я в трезвом состоянии была неспособна. А соблазнить требовалось.
   Пили мы с ним часа два.
   - Маш, а мы ведь с тобой никогда так не сидели раньше, - протянул Ворон.
   - А не приглашал потому что, - хихикнула я, споласкивая бокалы и кидая на дно его бокала кусочек виагры. Стоя к нему спиной, я хорошенько растерла ее в порошок и смешала коктейли. Скоро надо будет соблазнять - эта таблетка уже заканчивалась.
   - Черт, с тобой так легко, как будто сто лет друг друга знаем! - расчувствовался Ворон.
   - Вот и замечательно, - снова хихикнула я. - Тогда на брудершафт.
   Ворон, бедный, ничего и не понял, а я уже махом выпила свой коктейль и целовала его. Медленно, томительно. Я была абсолютно трезва. И мне очень хотелось плакать. Оттого что приходится вот так, обманом, срывать его поцелуи. И если он и сейчас меня оттолкнет, я просто не переживу. Он не оттолкнул. Он не отрывая губ от меня мягко пересадил меня к себе на колени и крепко - крепко обнял. Теперь уже не я, он меня целовал, исступленно и жарко.
   - Любимая, любимая... - шептал он, с щемящей нежностью целуя мою кожу. - Линочка моя....
   Я вздрогнула, как от удара.
   Не меня он целует, не меня.
   Краем глаза я посмотрела на три здоровых бутылки из - под мартини, которые он в одиночку и выпил, вздохнула и решила - ну и к черту. Даже лучше, что я его упоила до такого состояния, зато он будет со мной нежен. И достала из холодильника водку.
  
   Потом, ночью, лежа в спальне без сна я приподнялась на локте и долго смотрела на него в лунном свете. Он был так красив. Так я смотрела на него всю ночь, любуясь его точеными чертами и иногда нежно его целуя. Слушала его ровное дыхание, прижавшись щекой к груди. Все что было до него хотелось вычеркнуть. Всех парней, что были у меня до него - я так об этом жалела. А еще я страстно хотела, чтобы он был последним. Хотелось быть ему верной, пока смерть не разлучит нас.
   Под утро он внезапно открыл глаза от моего поцелуя и непонимающе с минуту смотрел на меня.
   - Что бы тут делаешь? - наконец жестко спросил он.
   - Догадайся, - хмыкнула я. - Трамвая жду.
   И потянулась обнаженным телом.
   - Ты меня... соблазнила? - неверяще спросил он.
   - Ага, - кивнула я. - я коварная куртизанка, а ты прям теленочек малый, которого обидели, насильно запихав ему в рот свежей травки.
   Мне не понравился его взгляд. Значит как секс делать - так с радостью...
   Он помолчал с минуту, уставившись потолок, после чего встал, достал из джинс сотку, бросил ее на стол и велел:
   - Закажи себе такси.
   И пошел из комнаты, так и не взглянув на меня.
   - Постойте! - возмутилась я.
   Он не обернулся.
   Кипя от злости, я оделась, зашла в ванную, умылась, расчесалась и пошла искать его.
   Он сидел на кухне, в одних джинсах и меланхолично пил кофе. В левой руке дымилась сигарета.
   "Черт возьми! Надо ему сказать чтобы он всегда ходил в одних джинсах!" - подумалось мне. Он был до ужаса сексуален в этом виде. Или у меня все еще гормоны в крови бродят?
   Я взяла чашку, налила кофе и села около него.
   - Еще тут? - равнодушно посмотрел он на меня.
   - Ага, - согласилась я. - Слушай, ну чего ты так остро это воспринимаешь?
   Он молча пил кофе и курил сигарету.
   - Или после красавицы Насти я вовсе не котируюсь?
   Сказала и поморщилась. Хотела произнести это легким, слегка циничным тоном, а получилось - жалко. Как скулеж собачонки, которую пнул любимый хозяин.
   - Настя - это так, просто секс, - пожал он плечами.
   - Ты все же спал с ней, - вырвалось у меня. Почему - то мне до последнего не хотелось в это верить. То что ей так легко досталось то, что я вырвала обманом. Я не ревновала - я завидовала.
   - Разумеется, - усмехнулся он.
   - Гад, - тоскливо сказала я.
   - За базаром следи, девочка, - посоветовал он мне.
   Мы помолчали.
   "Господи, - думала я, - я устала так жить, устала ждать от него милостей - улыбки, доброго слова. Я хочу чтобы он меня любил... Я хочу чтобы у него больше никогда никого не было... Пусть все изменится, Господи... Пожалуйста..."
   - Ты собирайся, мне по делам надо, - ворвался в мои мысли голос Димки.
   Я пошарила в кармане, положила на стол брошенную им сотку и попросила:
   - Отвези меня сам, а то ты меня в таком виде вчера вытащил что люди испугаются.
   Он оглядел мое платье для колдовства, больше напоминающее грязную ситцевую ночную рубашку и поморщился.
   - Хорошо, я отвезу тебя. Подожди, сейчас оденусь.
   Он ушел, бросив недокуренную сигарету, а я сидела, подперев подбородок руками и размышляла. Вот тебе и ночь с любимым человеком. Помимо воли в голову лезли воспоминания о совершенных формах Насти. И о ее прехорошеньком личике. Повернувшись, я посмотрела в зеркальную дверцу шкафа, внимательно изучила отражение и со вздохом отвернулась. Моль пигментонедостаточная.
   Шансов ноль.
   Я протянула руку, взяла из пепельницы недокуренную Димкой сигарету и осторожно затянулась. Подержав дым во рту, выдохнула и затянулась снова, на этот раз уже увереннее. Мне нравилось касаться губами сигареты, которой касался губами любимый. Словно я прикасаюсь к его губам... Дым едким облачком завис где - то посередине шеи, и я отчаянно раскашлялась.
   - Не умеешь курить - не берись, - сказал появившийся в дверях Димка. - Пошли.
   Я затушила сигарету, встала и пошла за ним. Мы молчали.
   Сказать было нечего.
   Джип свой он оставил на месте, и повез меня на какой - то раздолбанной девятке - где он только ее взял. Словно подчеркивая, насколько он меня не уважает. Так же ни слова не говоря сел в нее, воткнул мобильник в подставку на панели, воткнул ключ, завел свой тарантас и поехал. Меня словно не существовало.
   Я ехала, медленно закипая.
   Ладно, я ему не нравлюсь. Но неужели нельзя было это как - то по другому показать? Поцивилизованней, черт возьми!!!
   Мы уже выехали со двора, как зазвонил его мобильник. Я взглянула на подсвеченное окошечко и черная злоба затопила меня - определитель вместо номера загрузил фотографию девушки, по виду - родной сестры Синди Кроуфорд.
   Значит, так?
   Я не думая быстрей молнии схватила трубку и сладким голосом произнесла:
   - Аллё!
   - Положи трубку! - каменным голосом сказал Ворон.
   - На дорогу смотри, - закрыв ладошкой динамик, прошипела я.
   - Это кто? - недоуменно спросила красотка в трубке.
   - А вам кого? - снова сладким голом произнесла я.
   - Мне Диму.
   - Дима рядом, но он занят, а это кто звонит? - моим голосом можно было мазать тосты вместо джема.
   - Марья, я не знаю что я с тобой сделаю, - сквозь зубы сказал Димка.
   "Главное что ты теперь мне ничего сделать не можешь", - холодно подумала я. Не бросит же он руль и не полезет отбирать у меня мобильник. Мы уже ехали по улице с плотным трафиком, ему не припарковаться, ни остановиться.
   - Это его подруга звонит, Марина! - прошипела в ярости девушка.
   - Слышь, Димочка, Марина какая - то звонит, ты такую знаешь? - в сторону сказала я. - А я невеста его, Марин. Так что лучше ты сюда больше не звони.
   - Убью! - ненавидяще сказал Ворон.
   - Невеста, тебя как зовут? - насмешливо спросила Марина.
   - Невесту, то есть меня, зовут Магдалиной Потёмкиной, - скучающе произнесла я. - Претензии принимаются по адрес...
   Я успела поймать дикий взгляд Ворона, машина крутанулась, что - то глухо стукнулось, она завертелась, на меня что - то надвинулось, кольнуло, словно тысячью игл, и я уснула.
   - Очнись, говорят тебе, ну же! - услышала я потом сквозь темноту. Тело словно положили на матрасик из торчащих гвоздей, очень уж больно было.
   - Ну же! - яростно кричал на меня Димка.
   Я открыла глаза и заплакала от боли.
   - Как тебя зовут??? - не обращая внимания кричал он.
   - Мне больно, Димочка.
   - КАК ТЕБЯ ЗОВУТ, ЧЕРТ ВОЗЬМИ!!!!
   - Марьей, неужто не знаешь.
   - А по паспорту???
   - Магдалина Константиновна Потёмкина, только я сейчас помру, отстань от меня.
   Он сел около меня, заревел и начал тыкать в сотовый.
   - Дура, что ж ты раньше не сказала, какая же ты дура!!! Але, скорая? Это с Ленина, долго вы там тащиться будете? Да мне пофиг, у меня девушка сейчас умрет! Ваши бы слова... Линка, ну что ты такая дура, а? Трудно было сказать а? Я ж не думал... Ведьма Марья и все, никогда и в голову не приходило что полное имя Магдалина.
   Он ревел, большой и сильный, сидя около меня на асфальте, гладил меня по голове и ревел.
   - Ворон, ты чего? - я от удивления даже про боль забыла.
   - Разбились мы с тобой, - ревел он. - На мне - то не царапины, а вот ты плохая. Ну да ничего, сейчас скорая приедет, вылечим тебя и заживем с тобой! Линка, а ты меня совсем не помнишь?
   - Помню конечно. Ты Ворон. Ты чего ревешь - то?
   - Какой к черту Ворон! Ты помнишь как мы с тобой в кино ходили и на качелях катались? У меня шрамик на виске остался, помнишь, мы с них звезданулись, вот, смотри!
   Он суетливо повернул ко мне лицо - слева и правда белел шрамик.
   - Офигеть, - только и сказала я сквозь боль.
   - Линочка, а ты чего так изменилась? Ты бы не сказала, я бы и не признал, - улыбался он сквозь слезы.
   - Так я операцию сделала на глаза, и очки не ношу, ну и похудела, да волосы отросли. Эх ты!
   - Дурак был, - радостно кивал он головой. - Сейчас скорая приедет, Линочка, ты уж потерпи, родная.
   - Какая скорая? - тяжко вздохнула я. - Глупо - то как все получилось. У меня травмы, несовместимые с жизнью, я знаю, я же ведьма.
   - А раз ведьма - вылечи себя!
   - Не могу, - попыталась пожать я плечами. У меня перед глазами уже начали мелькать черные точки и я знала, что скоро отрублюсь. - Сейчас - не могу, ведьмы после секса или алкоголя не могут колдовать. Но ты не представляешь как мне хорошо оттого что ты меня одну всю жизнь любишь, без всякой магии.
   - Линочка, не умирай, пожалуйста, - плакал парень, - я о тебе так мечтал, я не смогу без тебя жить.
   - Сможешь, - шепнула я из последних сил, - бабушка умерла, и ее чары рассеялись. Ты свободен в выборе, уже давно свободен. Но все равно спасибо. Сегодня съезди ко мне домой найдешь там игрушку, большого голубого зайца, в нем Никанор деньги и спрятал. Они твои.
   - Не надо мне выбора и денег, ты обещала разделить со мной смерть, - донеслось до меня и сознание уплыло в сторону. Хотя я еще почувствовала, как любимый ложится рядом со мной, обнимает меня и целует.
   У зыбкой пелены на грани миров я увидела бабушку, и радостно побежала к ней.
   - Ты меня ждала? - спросила я. - Так хорошо умереть, мне перед смертью было очень больно.
   - Внученька, большая стала, - с нежностью бабушка посмотрела на меня. - Красавица!
   - Ну, бабуль, насчет красавицы ты немного загнула, - рассмеялась я. - Как тут?
   - Явишься, узнаешь, всему свой срок, - ласково сказала она и подтолкнула меня назад. - Иди отсель покуда, Магда.
   - Как это - иди отсель? - непонимающе сказала я. - Я же умерла.
   - Димка, охламон, за тебя умер, - вздохнула бабушка. - Сколько раз я его шпыняла, что не доведет его эта любовь до добра.
   - Как это - за меня?
   - Вы - половинки. Богу без разницы, какую именно часть от целого, правую или левую он получит. Ты иди, Магда, иди.
   Пока я молчала, переваривая, силуэт бабушки истончился и пропал. Я хмыкнула и побрела обратно. По пути я внимательно рассматривала все вокруг, но было ощущение, что я лечу в каком - то облаке. Навстречу мне брел Димка.
   Я обняла его, целуя и тоскливо шепча:
   - Димочка, ну зачем ты это сделал? Как же я без тебя буду жить- то теперь?
   - А как бы я без тебя жил? - тихо спросил он.
   - Ты большой и сильный, ты бы справился. А я еще маленькая и слабая. Ты обо мне подумал?
   - Я не оставлю тебя, - прошелестел он.
  
   Я открыла глаза и поморщилась от боли. Прислушалась себе - внутренние разрывы почти заросли, кости же лишь чуть - чуть срослись. Крепко обнимая меня, рядом лежал Димка. И извернулась в его объятиях, прижала ухо к его сердцу.
   - Тук... тук...
   Медленно выбило оно.
   - Туук...... Туууук....
   Я зажмурилась, пытаясь сдержать рыдания.
   - Туууук............
   Сердце в последний раз стукнуло и остановилось.
   Я положила его голову себе на колени и взахлеб рыдала, гладя его волосы.
   ...Ворон, стоящий на четвереньках и кормящий зайчика.
   ...Я помнила, какое невинное выражение лица было у него, когда Серега упомянул о фотографиях, по которым он пишет с меня портреты.
   ...Ворон, всегда отдававший мне свои бутерброды в школе.
   ... Как мучительно - нежно он целовал меня несколько часов назад, и я таяла в его объятиях.
   Память услужливо подсовывала мне картинки, и тогда я горько улыбалась. Он меня любил всю жизнь, вопреки всем приворотам и отворотам, а я этого не знала. Какой нелепый мир...
   Господь исполнил мою молитву.
   Димка меня любит.
   И у него никогда больше не будет никого.
   ... Стекло треснуло и брызнуло во все стороны крошечными осколками. Не склеить...
   Меня кто - то тронул за плечо. Я резко обернулась. Полная тетка в белом халате с чемоданчиком требовательно спросила:
   - Кто пострадавший?
   - Пошла на..., - четко сказала я. - Он умер.
   Тетка убралась.
   Я сидела на асфальте около покореженной девятки, гладила кончиками пальцев Димочкино лицо и рыдала. В паре метров на тротуаре уже собралась толпа зевак, жарко обсуждавших происходившее.
   - Кто там помер - то, не пойму?
   - Смотрю, а девятка кааак выскочит на встречную - и под джип тут же!
   - Да сначала парень убивался по девке, точно помню.
   - Пьяный на девятке ехал, понятно. Как таким права дают, такой джип попортил.
   - А чего сейчас он лежит?
   - А спроси...
   - Так там кто помер - то?
   Чуть позже приехали гаишники. Краем глаза я замечала, как громко кричит владелец джипа, в который мы врезались, как размахивает руками и тычет в насмерть "поцеловавшиеся" машины.
   Мне было все пофиг, я тоскливо выла, прижавшись щекой к Димкиной. Меня дергали, чего - то от меня хотели, я сквозь зубы коротко посылала. Это было мое _ последнее _ свидание. От меня отстали.
   Я смотрела сквозь мокрые ресницы как крупные отчаянные слезы - мои - катятся по Димкиной щеке, скатываясь на грязный асфальт дороги. Казалось, что это он и плачет. На миг мелькнула безумная мечта, и я быстро прильнула к его еще теплым губам. Чуда не произошло. Димка ушел, ушел от меня, совсем.
   Вскоре тетка с санитарами все же отодрала меня от Димки и его унесли. Меня попытались допросить, но я была невменяемая. В конце концов гаишники сжалились надо мной и отвезли меня домой.
   Я молча доехала до дому и так же молча вышла. Благодарить гаишников за то что они меня не бросили и довезли сил не было.
   - Маняша, - раздался тонкий голос.
   Я с трудом повернулась и увидела Натаху и Николяшу, идущих от соседнего подъезда.
   - Что с вами, Маняша?
   - Пошел в ..., урод, - бесцветно сказала я.
   На автопилоте, почти теряя сознание от боли - физической и душевной я поднялась к себе в квартиру, правда у подъезда встретила Августу Никифоровну. Та посмотрела на меня диким взглядом, но ничего не сказала.
   Дома я пошла в ванную, умыться. Там стояло большое, в мой рост зеркало, я равнодушно отметила, что я вся в крови, волосы висят красными сосульками, платье порвано. Умывшись, я пошла на кухню. За клофелином. Жить мне не хотелось.
   - Скоро мы будем вместе! - улыбнулась я разбитыми губами и крикнула в пустоту: - Ты меня слышишь?!!
   Пузырек с клофелином я нашла на столе. Он стоял, прижимая лист бумаги. Я машинально его взяла, прочитала. Непонимающе посмотрела на него и еще раз перечитала.
  
   Машка, любимая моя!
   Я знаю, ты меня проклянешь, за то что я сделала, но все равно прошу - прости меня, свою непутевую Маруську. Я ведь вернулась, после того как ты с Вороном уехала, потому что каблук на туфле сломала. Решила тихонько переночевать в дальней комнатке, и тебе не мешать. Слышала я все, о чем говорилось. До утра вот мучалась сомнениями, а сейчас решилась. Выпотрошила я твоего зайца, Магдалиночка. Я ведь ничего в жизни хорошего не видела, муж урод и бабка шизофреничка, всю кровь выпили. Денег нет и не предвидится, муж у меня только мазней заниматься горазд. Да тебе не понять, ты вон в баксах купаешься. А я хочу хоть немного пожить как белый человек. А в милицию ты на меня все равно заявить не сможешь - откуда баксы, что скажешь? Не я эти деньги взяла, бедность моя проклятая.
   Не поминай лихом.
   Маруся.
  
   "Я же говорил, перепрячь баксы!" - отрешенно сказал внутренний голос.
   Я пожала плечами - кому теперь эти деньги нужны? Часы вот Маруська взяла зря - на них же охранка, сгниет. Потом я решительно открыла пузырек и вытряхнула на ладонь таблетки. Одинокий белый кругляшок выкатился на ладонь.
   "Я за тебя умер", - словно послышался укоризненный Димкин голос.
   - Поняла, Дим, - серьезно ответила я и, налив стакан воды, выпила эту единственную таблетку. Потом добрела до кровати и получила то, что мне было необходимо - черное, без сновидений забытье.
  
  
   Я тяжело выздоравливала. Иногда, выплывая из спасительной бессознательности, я видела перед собой полузабытое лицо бабушки и хныкая, жаловалась ей на то, что у меня все болит. Та ласково обтирала мне лоб холодным полотенцем и пела песенки, убаюкивая, потом поила бульончиками и какими - то отварами, пахнущими солнечными лугами. Я покорно все пила, пока снова не проваливалась в черноту. "Бабушка, - постоянно спрашивала я, - а Димку ты не видишь?" Она качала головой и я радовалась - значит, это я умерла, а не он, раз я общаюсь с покойной бабулей.
   А однажды я проснулась совсем.
   Осмысленно оглядела свою спальню, первым делом сунула руку под подушку и облегченно вздохнула, нащупав толстенный том Библии Ведьмы. Я встала, покачиваясь, накинула халат и пошла вниз. Зверски хотелось пить. В кухне я расслышала голоса и нахмурилась. Кто бы это мог быть? За маленьким столиком для завтрака у окна сидели баба Грапа и Грицацуева, замолчавшие с моим появлением.
   - Встала, ты смотрит - ко! - всплеснула руками старушка.
   - А вы как тут оказались? - непонимающе спросила я.
   - Я тебя попроведовать зашла, - ответила Грицацуева, - Агрипина уж сильно за тебя переживала.
   - А я как знала, что встанешь - засуетилась баба Грапа, - шанежек испекла.
   Черт, выходит это сумасшедшая Маруськина бабушка меня выхаживала. Хотя мое лечение ей явно пошло впрок - выглядела она абсолютно нормальной и по - домашнему уютной. Меня усадили за стол и поставили передо мной поднос с горой шанежек.
   - Это вы за мной ухаживали? - спросила я ее.
   - Ну а кто ж еще за тобой присмотрит, - кивнула старушка.
   - И сколько вы за мной ... присматривали? - осторожно спросила я.
   - Да почитай пару недель, - ответила та.
   Я прикрыла глаза, собираясь с мыслями.
   - Ворона... похоронили? - глухо спросила я у Грицацуевой.
   - Давно уж, - кивнула она.
   Я закрыла глаза. Все, пути назад нет. Безумная надежда, что мне это приснилось, рассыпалась мелким песком.
   - Ты чего это, милая? - раздался испуганный голос бабы Грапы.
   Я собралась с силами и проговорила:
   - А Маруська, внучка ваша, где?
   - А вот спроси ее, лахудру, - ответила та. - Оставила мужу записку, что б не искал, а третьего дня бумаги с разводом пришли.
   - Серега как это воспринял?
   - Да никак, ему сейчас некогда, он почитай все картины продал, по выставкам мотается да новые пишет. Меня не гонит, слава богу, хотя кто я ему теперь, сердешному? Квартиру ниже тебя этажом купил, вот я и заскакиваю к тебе, присматриваю.
   - Спасибо, - искренне ответила я. До меня дошло, что я могла запросто загнуться - две недели одной и почти в коме - это вам не баран чихал.
   В дверь позвонили.
   - Я открою, - вскочила баба Грапа. Что - то уж больно по - хозяйски она тут ведет себя, отметила я про себя. Но это, как ни странно, мне понравилось. Моему дому, оказалось, очень не хватало уютной заботливой бабушки.
   На кухню зашел энергичный, перемазанный красками Серега.
   - О, модель моя очнулась! - неподдельно обрадовался он.
   - Очнулась, - кивнула я.
   Окинула взглядом Серегу, заметила часы Лонжин и мокасины от Гуччи и внутренне улыбнулась - дурочка Маруська, ей всего - то пару дней до честного богатства дотерпеть оставалось. - А у тебя говорят дела отлично идут?
   - Ага, мы теперь почти родственники, под тобой живу, - засветился он. - Теперь можешь меня безнаказанно затопить.
   - Рада, Сереженька, твоим успехам, - искренно и тепло сказала я.
   - Да что ты, - засмущался он, - это ведь все ты.
   Ответить я не успела.
   В дверь попинали.
   - Я открою, - вскочила я и побежала к двери, надеясь непонятно на что.
   За дверью стоял Зырян.
   - Заходи, - разочарованно посторонилась я.
   - Привет, - кивнул он, - выйди, поговорить надо.
   Мы спустились вниз и сели в его машину.
   - Послушай, ты с Вороном была на момент его смерти, ты часом не в курсе за общак - то?
   Я с минуту помолчала, пытаясь справиться с нахлынувшими слезами.
   Димочка, любимый...
   - В курсе, - наконец кивнула я.
   - Да ты что? - поразился он. - Ну, рассказывай тогда.
   - Деньги эти лежали в банке у Галины Добржевской, - бесстрастно начала я, - Никанор, покойничек, решил преумножить их процентами. Когда же он собрался их забрать, Галина начала юлить и оттягивать срок выплаты, а потом его убили.
   - То есть деньги у Галины? - нахмурился Зырян.
   - Да, она их так и не отдала, - кивнула я с честным видом.
   - То - то она и удрала, паскуда, - злобно стукнул Зырян по рулю. - Ну ничего, на каждую хитрую гайку есть свой винт с крутой резьбой.
   Я промолчала. Я просто хотела наказать Галину за Сашку. Отвести разборки от себя. Осветлить память Димки.
   - Ворон знал об этом? - встрепенулся Зырян, словно прочитав мои мысли.
   - Нет, - твердо ответила я. - Саня ко мне гадать пришел, и я ему сказала что его врагиня оставит его с носом и сбежит в другую страну. А когда он от меня вышел, его во дворе моем и взорвали.
   - Ну точно! - с видом озаренного гениальной мыслью воскликнул Зырян.- А что ж ты раньше молчала? - недовольно спросил он.
   - Никто не спрашивал, - пожала я плечами.
   Сидевшие у подъезда бабульки, когда я возвращалась, остановили меня.
   - Маша, что по дворничихе - то будем делать?
   - А что по дворничихе? - равнодушно спросила я.
   - Так нету дворничихи - то! В ЖЭК идти, что ли?
   - В ЖЭК, - так же равнодушно кивнула я. Я бы согласилась с ними, даже если бы они сказали что за дворничихой надо идти в Зимбабве. - А что с Натахой, прежней? Уволилась?
   - Свят- свят! - перекрестились они. - Убили же ее, вчера похоронили. Менты говорят, двадцатая с чем - то жертва какого - то маньяка!
   - Надо же, - бесцветно сказала я и пошла в дом. Значит, Ворон все же не маньяк, зря я на него подумала.
  
   Потихоньку я отошла и начала снова вести прием.
   Первым делом мне позвонила Оксана.
   - Прости, - прохрипела она.
   - За что? - искренне удивилась я. В свете последней свистопляски все мои прежние события и обиды казались такими далекими.
   - Сама знаешь. Помоги мне, Мария, умираю я.
   - Сейчас я приеду, - ровно сказала я. Я вообще стала другая. Ровная. Прежняя задиристая, слегка циничная девчонка исчезла, я больше не смеялась по каждому поводу, больше плакала, в одиночестве глядя на фотографию Димочки. Мое горе сконцентрировалось где - то глубоко внутри и цепко держало жгучими клешнями мое сердце. Все что я могла сделать - абстрагироваться от всего. Стать ровной ко всему.
   Во дворе ведьмы меня ждала еще одна странная встреча. На крыльце Оксана провожала Николяшу. Он тоже ходит по ведьмам?- слегка удивилась я.
   - Маняша! - жарко начал он, прикладывая руку к сердцу. - Вам не дозвониться, не достучаться. Какая удачная встреча!
   Я внимательно поглядела на его руку с поросшими волосами пальцами, на болтающуюся на запястье бисерную нитку и некая мысль забрезжила в моем мозгу. Потом перевела взгляд на Оксану - и обратно на Николяшу. Черт возьми! Как я раньше не догадалась!
   - Маняша! - снова продолжил мужик, - так как же нам встретиться?
   - Завтра я дома буду, позвоните, - ровно ответила ему я, чтобы он только от меня отвязался.
   - Непременно! Непременно позвоню, Манечка!
   - Какая я вам Манечка? - раздельно проговорила я. - Я Магдалина.
   - Простите ради бога, если чем обидел,- зачастил он, но я обогнула его и зашла в дом.
   - Вы знакомы? - спросила меня Оксана, заходя следом.
   - Немного, - скривилась я, - это материн знакомый. Рассказывай, что у тебя тут случилось.
   У Оксаны оказался рак матки.
   - Не знаю что и делать, - сказала резко постаревшая ведьма, роняя слезы на кольца с крупными бриллиантами. - Словно за одну ночь вся в метастазах оказалась. Погадала - от тебя это идет, Марья. Уж сильно я перед тобой виновата, но не губи, умоляю.
   - А что это у тебя с лицом ? - непонимающе спросила я. Раздутое, густо усеянное красными мелкими точками, рак тут точно не при чем.
   - Комаров в тайге собирала, - стыдливо призналась та.
   - И сколько собрала? - затаив дыхание, спросила я.
   - Все десять тысяч! - гордо призналась она. - Уже и обряд давно провела!
   Я не сдержалась и улыбнулась. Ай да Оксана! Люди за год не могут нужное количество комаров набить, а она за пару недель управилась! Вот как жадность трудолюбию способствует!
   - Как у тебя фамилия, кстати? - внезапно спросила я.
   - Грушко, - недоуменно сказала она. - А при чем тут это?
   - Да это я так, о своем, - рассеянно отозвалась я. - А ты отдай сорок процентов всей прибыли за месяц церкви, да потом по тридцать процентов от прибыли ежемесячно в течение десяти лет отчисляй либо церкви, либо помогай бедным. Поможет.
   Я конечно загнула, но Оксане это полезно.
   - А что так много? - недовольно спросила она.
   - Ой, не жмись, а? - поморщилась я в ответ. - Ты и так с этого заклинания поднимешь столько, что не унесешь. А пожадничаешь - тебя рак сожрет. Выбор за тобой.
   - А кроме этого - какие обряды надо сделать?
   - Ну, рак свой полечи, - пожала я плечами. Рак для ведьмы - неприятно, но не смертельно.
   Дома я позвонила Корабельникову.
   - Здравствуй, Лис, - хмуро сказал он, заслышав меня. - Что тебе на это раз надо от бедного мента?
   - Так уж и бедный, - не поверила я. - А ящик Сибирской короны?
   -А я б его еще увидел, - жалобно ответил он. - Сперли, гады, на проходной!
   - Я ж сказала что бутылки с подозрением на цианистый калий, - нахмурилась я.
   - Вот то - то и оно! С подозрением! А надо было прямо говорить - ребята, сама только что в пивко отраву положила!
   - Рисковый у вас народ, - только и смогла вымолвить я. - Так ты мне поможешь?
   - А что мне за это будет? - вредно отозвался он.
   - Звездочка, Корабельников, тебе за это будет, - вздохнула я. - Иди смотри файл на Грушко Оксану, это ведьма из наших. Посмотри, кто у нее в родне числится.
   Он пощелкал по клавиатуре и выдал:
   - Мать, Груш...
   - Мать пропускаем, - прервала я. - Дальше.
   - Брат, Грушко Николай Марьянович, ба! Да они родились в один день - 14 октября 1966 года!
   - Звездочку хочешь? - равнодушно сказала я. Жалко что до меня раньше не дошло что Оксана и Николяша практически на одно лицо.
   - Хочу! А за что? - обрадовался он.
   - Грушко Николай Марьянович - и есть тот самый маньяк - многостаночник, на котором двадцать четыре девушки.
   - На маньяке их уже двадцать пять, - поправил меня Корабельников. - А с чего ты взяла?
   - Давай без вопросов, ладно? Я тебе сказала, а ты уж сам крутись, доказывай, это твоя работа, - бесцветно сказала я и положила трубку.
   Не могла же я сказать ему, что я все поняла только на основании того, что Грушко Николай Марьянович до ужаса похож на свою сестру и носит на правом запястье нитку заговоренного бисера от Оксаны, которая стоит не одну тысячу долларов. Как Настя. Как Наташа. А его сестра его покрывает, ставит охранки - я успела просканировать на крыльце Оксаниного дома Николяшин бисер - на его нитке навязана куча мощнейших оберегов, потому он и не пойман. Как она ловко провела ведьм - давайте начнем с давних клиентов! Восемь лет назад Николяша девочек не убивал.
   Через несколько дней раскрасневшийся Корабельников появился у меня на пороге с бутылкой дешевого пойла, именуемого шампанским. Газированная сладко - кислая водичка, ничего общего с французским аналогом. Но я была Корабельникову очень рада. Он, такой радостный, с брызжущим через край счастьем был словно солнышко в моей унылой жизни.
   - Лисёночек, милый мой, я на тебе женюсь, - приговаривал он, открывая бутылку. - Ты меня махом генералом сделаешь!
   - Получилось?- слабо улыбнулась я.
   - Просто отлично! Главное - он все жертвы насиловал, и образцы спермы совпали! Ну и в его квартире нашли вещи, принадлежавшие жертвам, по мелочи, но это все ерунда перед образцами! Лисёночек, выходи за меня, а?
   - Пошел к черту, - беззлобно ругнулась я.
   И мы напились.
   Напились, пошли в Каморку, и до утра терзали гитару - наследство сгинувшего музыканта.
   Потом жизнь потекла так же вяло как и прежде.
   Баба Грапа живет на два дома - Серегин и мой, я к ней привыкла и давно забыла, как я на нее когда - то злилась. Она и правда оказалась мировой бабуськой. Правда однажды меня чуть инфаркт от нее не хватил. Заметив, что мой гадкий кот опять заметался в районе ванной, вопя при этом дурным голосом, бабулька резво вскочила с креслица, схватила с полочки нераспечатанную пачку баксов и ринулась менять ему наполнитель в лоточке. Меня чуть кондрашка не хватила и я заорала дурниной, не хуже Бакса:
   - Стой! Стой! Ты куда???
   Бабулька подняла на меня перепуганные глаза - раньше я сроду на нее голос не повышала, и робко ответила:
   - Тык кот - то твой придурошный на газетку - то не ходит, а я еще раньше поняла что ты ему энтих бумажек нарезала специально, вот и пользую.
   Я схватилась за голову и со стоном произнесла:
   - И давно вы ему этой специальной бумажки подстилаете???
   - Тык вот как хозяйство стала вести, тык и подкладываю. Я что? Я в чужое хозяйство не лезу, как у тебя заведено, так и делаю, не то что моя свекровка, царствие ей, собаке, небесное, - ответила бабулька, смутно осознавая, что сделала что - то не так.
   Я чуть не взвыла, отобрала у нее пачку денег и пнула крутившегося под ногами кота. Дармоед извел не менее пятидесяти тысяч долларов за три недели.
   Тихо матерясь на трех языках, я собрала баксы в пакет, засунула их обратно в зайца от греха подальше, и пошла печатать фальшивые баксы для лоточка своего зажравшегося кота. Черт возьми! Все так замечательно было придумано - фальшивые баксы отправились в зайца, настоящие - на полочку. Маруська смылась с резаной бумагой, а настоящие достались мне, спасибо моему истеричному и подозрительному внутреннему голосу, настоявшему на обмене. Ну кто ж знал что у меня дома бабулька заведется, а?
   Бабка с тех пор поумерила свой пыл в ведении моего домашнего хозяйства и кота стала недолюбливать.
   С Грицацуевой мы почти подружились, часто встречаемся и чешем языками, перемывая кости знакомым. Она оказалась великолепной хозяйкой и пытается научить меня готовить.
   Серега стал за короткое время очень модным художником, заколачивает бешеные деньги, но тем не менее ничуть не изменился.
   А я сама каждую субботу ношу розы на Текутьевское кладбище и бессильно плачу, глядя на портрет Димочки на памятнике.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
   мени
  

Оценка: 5.66*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Верт "Нет сигнала"(Научная фантастика) М.Боталова "Принесенная через миры"(Любовное фэнтези) Е.Белильщикова "Иной. Время древнего Пророчества."(Боевая фантастика) Write_by_Art "Хроники Эдена. Книга первая: Светоч"(Антиутопия) Л.Малюдка "Монк"(Уся (Wuxia)) Д.Деев "Я – другой 5"(ЛитРПГ) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"