Стриковская Анна Артуровна: другие произведения.

Горсть Песка

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 7.08*75  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    ЗДЕСЬ В СООТВЕТСТВИИ С ДОГОВОРОМ С ИЗДАТЕЛЬСТВОМ ВЫЛОЖЕН ОЗНАКОМИТЕЛЬНЫЙ ФРАГМЕНТ. АДРЕСА, ГДЕ МОЖНО БУДЕТ СКАЧАТЬ ВЫЧИТАННУЮ И ОТРЕДАКТИРОВАННУЮ КНИГУ ПОЛНОСТЬЮ. СООБЩУ ПОЗДНЕЕ, КОГДА ТЕКСТ В РАЗЛИЧНЫХ ФОРМАТАХ БУДЕТ ДОСТУПЕН ДЛЯ ПРИОБРЕТЕНИЯ И СКАЧИВАНИЯ. Что такое горсть песка? Какое она может иметь значение? Да никакого.... А если сахарного? А если в бензобак? Далекое-далекое будущее. Люди давно расселились по Галактике, встретили там братьев по разуму и даже нашли с ними точки соприкосновения. Государства теперь — не клочки суши, а целые планеты, и даже миры. Как всегда, большие политики и бизнесмены хотят перекроить карты в свою пользу. Их коварные планы вторгаются в жизнь простого человека. Как тут выжить маленькой женщине, которой нужно-то всего-ничего: жить, работать, любить и быть любимой? А что делать, если попала в эти жернова, и они не успокоятся, пока не разотрут в порошок? Выход один: выживать, оставаясь собой Они еще очень пожалеют, что связались! Поясняю про горсть песка. Сахарного. Если бросить ее в бензобак, то весь бензин превратится в желе, от которого потом топливную систему не отчистишь. Машину смело можно выбрасывать на помойку.

  
  Анна Стриковская
  
  ГОРСТЬ ПЕСКА
  
  
  Два солидных господина сидели в удобных креслах перед огромным панорамным окном, пили кофе, курили сигары и любовались видом. Правда, вид этот только условно можно было назвать красивым, но интересным — наверняка. Превращенный в сад внутренний двор шикарного отеля был заполнен людьми. Элегантные дамы в роскошных нарядах, мужчины в традиционных серых в полоску праздничных костюмах для свадьбы, оркестр и официанты в белых униформах занятно смотрелись среди экзотических растений. Помещение, в котором сидели и курили наблюдатели, находилось на втором этаже гостиницы, поэтому им было прекрасно видно все: от лиц и нарядов дам до наклеек на бутылках с винами.
  Панорамное окно было из стекла с односторонней видимостью, так что никто из присутствующих в саду не мог заметить мужчин в креслах. А если бы мог... На первый взгляд они производили впечатление ровесников, принадлежащих к одной расе и одной социальной группе. Оба высокие, видные, с красивыми лицами и прекрасными фигурами богатых людей, могущих заплатить за самые лучшие модификаторы. Но, присмотревшись, можно было понять: тот, что был чуть пониже и посубтильнее, старше второго лет этак на сорок-пятьдесят и относится к практически чистокровным потомкам землян. А второй, более высокий и мощный, гораздо моложе. Да и к чистокровным людям его трудно отнести. Но в описываемый момент они казались удивительно схожими, потому что сидели с одинаковыми выражениями лиц. Они только что заключили взаимовыгодную сделку, причем каждый полагал, что нагрел на ней партнера. Это привело обоих в благодушное настроение. Мужчины отдыхали после трудных переговоров, пили кофе с коньяком, курили сигары, не потому, что так уж это любили, а просто по обычаю, и болтали о пустяках, пытаясь лучше узнать друг друга. Им теперь предстояло работать вместе, а знать о партнере что-то личное всегда полезно.
  Старший, Сирил Вязовски, был местным, уроженцем мира Четверки. Только что он продал часть своих акций Дилмару Дейтону, одному из самых богатых и влиятельных магнатов Галактической Империи. Теперь дело Вязовски, сеть отелей и торговых центров, можно будет расширить и прибавить к ней несколько транспортных компаний, используя влияние Дейтона в Империи да и во всей Галактике.
  Сирил глянул на Дейтона и улыбнулся. Несмотря ни на что имперец ему нравился. Умный, жесткий, холодный, выгоды своей не упустит, но и не стремится вытянуть из души три души. Вменяемый. Пожалуй, лучший из тех, с кем Сирил вел переговоры за свою долгую жизнь. Если бы его сын был таким... Любой из двух... Сирил бы знал, на кого оставить созданную им огромную компанию торговли и развлечений, покрывшую сетью все планеты Четверки. Но сыновья пошли не в него. Пустоцветы. Их уровень - начальник отдела. Вязовски любил свою семью, но не закрывал глаза на истинное положение вещей. Да, сыновья подкачали, чтобы не дать своему детищу развалиться, нужен кто-то другой. Так почему бы и не Дейтон. Главное. чтобы он обеспечил мальчиками безбедную жизнь и в будущем приглядел за внуками и правнуками. Его надо прибрать к рукам, мягко и незаметно. Первый шаг уже сделан, контракт подписан, а следующий… Привязать к семье? Но как? Внучку за него выдать не удастся, у той уже есть жених. Да и репутация Дейтона в этой сфере скорее пугала: трахает все, что шевелится, предпочитает мимолетные связи, трижды был женат и трижды бросал своих жен, мотивируя тем, что «эта дура ему надоела». Зная свою внучку, он понимал, что Лидия надоест Дейтону даже раньше, чем он на ней женится. Что ж, придется привязать его договором и надеяться, что потомков Вязовски эта мера обеспечит по гроб жизни.
  Конечно, роскошный красавец Дейтон по галактическим меркам ближе всего к людям, но все же не совсем человек. Есть в нем и эльфийская кровь, и гены орков, даже что-то вампирское. Сам Вязовски гордился чистотой земной крови, но понимал, что такие, как он, доживают в галактике последние дни. С тех пор как люди нашли во Вселенной братьев по разуму, расы разумных существ получали названия по тем литературным персонажам, какие имели с новооткрытыми существами хоть малейшее сходство. Нашлись эльфы, дроу и гномы, орки и гоблины, вампиры и дриады (или друиды), все вполне себе человекообразные, а также разумные рептилии, получившие название драконов, и забавные роевые организмы с коллективным разумом, которых земляне окрестили колесниками, хотя у тех не было никаких колес. Только оборотней не оказалось. Все расы были не слишком похожи на свои прототипы. Эльфы, как и следовало ожидать, не были бессмертными, орки дикими, а вампиры не пили кровь, вместо этого они отсасывали жизненную энергию. В обшем, все расы отличались от того, что им приписывало человеческое воображение, но названия прижились, а выработанный для межмировых контактов всеобщий язык закрепил их. Кроме имеющих литературные прототипы во Вселенной жило еще много рас, но, как ни странно, регулярные контакты с людьми наладили именно эти самые, с названиями из старых романов.
  Так как ничего, кроме таблицы Менделеева, во всем космосе не нашлось, то и существа эти были белковыми, а генетический материал состоял из ДНК и РНК. Природа два раза одно и то же выдумывать не любит, пользуется проверенными клише. Вот и оказалось, что все эти расы при желании скрещиваются между собой. Если не напрямую, то через посредника. Так эльфы оказались универсалами, от них рождались дети у представителей любой расы. А уж эльфийские полукровки помогли соединить несоединимое, например, орков и вампиров. А конкретно красавчик Дилмар Дейтон явно был результатом дружбы галактических народов. Кроме того, в его досье была очень занятная деталь. Это не афишировалось, но официальный отец Дейтона Роннан не был ему родным по крови. Все указывало на то, что его родным отцом являлся один из самых влиятельных существ Галасктики: император Эрголион. В общем, с этим типом надо дружить.
  
  Дилмар тоже поглядывал на своего нового компаньона. Головастый мужик, хоть и допотопный. В этом мире Четверки народ пользуется всеми благами современной цивилизации, а вот стиль жизни здесь отстал от передовых миров этак на тысячелетние. Местные очень гордятся, что являются прямыми потомками переселенцев с Земли и блюдут чистоту расы. Тоже мне, преимущество. Во всей Вселенной люди не считаются первосортной расой, потому что относятся к кокроткоживущим, у них слишком быстро накапливаются ошибки репликации ДНК. Но на Четверке этим кичатся. Каждый может проследить свою родословную хрен знает до какого колена. Здесь держатся за традиции, позаимствованные с родной планеты, хоть и говорят на всеобщем, но до сих пор называют экоры — глайдерами, КСК — бластерами, а своты — сейрами. Так, видите ли, их называли земные фантасты. Да и традиционные межпанетные обращения «эдер», «эдра» и «эдри» (искаженной эльфийское «эдейерэ» и «эдейера») на Четверке не прижились. Здесь всех называют «мистер» и «мисс». В общем, древность ходячая, анахронизм.
  Вот и этот Вязовски из таких. Мягкие старомодные манеры, доброжелательность в каждом движении и любезность в каждом слове, а внутри — самый высококачественный металл, который только можно найти во Вселенной. Вести с ним дело — одно удовольствие. В свое время, когда Дейтон выбирал, с кем работать в этом мире, с Вязовски или с его главным конкурентом Годером, он выбрал совершенно непохожего на него самого законопослушного чадолюбивого семьянина Сирила и не ошибся. С помощью этого мозговитого старичка он подломит под себя всю Четверку, возможно, сделает ее частью Империи. О том, что договор с Сирилом может стать ступенькой в достижении его заветной мечты, Дилмар старался не думать.
  Мир Четверки на окраине Галактики земляне заселили одним из первых, потому что их родина - Земля находилась всего в паре сотен парсеков. Тут можно было найти прямых потомков легендарных капитанов прошлого. Но окраина - она и есть окраина. Удаленная от основных галактических центров и путей, Четверка жила очень обособленное. Этот захолустный мир особо никого не интересовал до недавнего времени, когда Советом Миров одна из его планет Илимейна была объявлена рекреационной из-за удивительно чистой атмосферы и потрясающих природных условий, подходящих большинству рас. На ней, как грибы, выросли отели, торговые центры и увеселительные заведения. Стоило начаться строительству, и к Четверке присоединились еще две независимые планеты, одна из которых тоже могла претендовать на звание рекреационной. Мир с двумя рекреационными планетами — это такая редкость, что сюда народ валом повалил. Если еще учесть, что две планеты Четверки сельскохозяйственные… Дешевая и качественная еда еще никому не помешала. Четверку в Шестерку переназывать не стали, но ценность мира возросла в разы. Интерес таких акул как Галактическая Империя, Союз Миров и Вселенская Республика из осторожного стал навязчивым. Но жители Четверки стойко держались, не позволяя себя присоединить. Здешние политики прекрасно осознавали, что силой их никто присоединять не будет. Военное вмешательство разрушит ценность этого мира, а зачем кому-то чемодан без ручки? Местные использовали это обстоятельство, не пуская на свои рынки тех, кого подозревали в желании захватить власть, а значит, практически всех крупных игроков галактического рынка.
  Дейтон гордился тем, что первым из всех сумел проникнуть на внутренний рынок Четверки и заключил договор с ее самым влиятельным предпринимателем. Он знал свои возможности: стоит ему всунуть хоть палец, он и все остальное паровозом протащит. А этот Сирил Вязовски будет его... как это называется? Флагманом? Форпостом? Нет, что-то другое, не на «ф». Троянским конем! Точно! Эти выходцы с Земли так привержены своим древним мифам и легендам... Дейтон прочитал большой сборник этих сказок прежде, чем соваться на Четверку, и не жалел об этом. Древние жили в другом мире, но хорошо разбирались в природе человека.
  На сегодня Дейтон влез только в рекреационный бизнес, но завтра весь мир Четверки будет под его рукой.
  Он дружелюбно улыбнулся своему новому компаньону. Да, лет ему много, уже внуки взрослые, но выглядит мужик отлично, да и хватка у него, любой молодой позавидует. А что внизу происходит?
  Дейтон уже довольно давно наблюдал за перемещениями людей по саду. Там играли свадьбу. Окно не пропускало звуков, но можно было догадаться, что музыканты стараются вовсю. Только пока напрасно: никто не танцует. Приходят, поздравляют жениха и невесту, стоящих по центру, дарят подарки и расползаются по углам, взяв напитки у официантов. Скукота. Он снова глотнул превосходного кофе, затянулся сигарой и глянул еще раз. Его внимание привлекла только что пришедшая женщина. Она подошла к молодым, поздравила, и сейчас направлялась в дальний угол. Лица ее он не видел, но то, как она шла через толпу, не могло не восхищать. Она разрезала ее как нож масло, как ледокол торосы, как... Можно и дальше подбирать эпитеты, но люди расступались перед ней, а она целеустремленно двигалась к одной ей известной цели.
  Странно, ростом она не вышла, одета не так чтобы шикарно... Простенько и серенько. Обращает на себя только идеально прямая спина и облако пепельных волос. И все же толпа богато одетых людей расступается перед ней с почтением. Они не отшатываются от парии, а дают дорогу королеве. Дейтон мог поклясться, что обратившая на себя его внимание дама обладает огромным влиянием, не связанным ни с ее происхождением, ни с высокой должностью. Кто она?
  Он задал этот вопрос Сирилу, надеясь получить краткий и недвусмысленный ответ. Но старый хитрец прищурил глаза и сказал:
   - Друг мой, я с удовольствием отвечу на ваш вопрос, но чуть позже. Давайте немного понаблюдаем. Мне тоже интересно, что привело дорогую Ри в это общество.
  Он ее знает. Отлично. Значит, расскажет. Похоже, история обещает быть интересной. А пока...
  Привлекшая его внимание особа целеустремленно шла в дальний правый угол, где около стены в странной изоляции стояла небольшая группа мужчин из трех человек. Все трое были одного роста, сложения и похожи между собой. Вероятно, братья или отец с сыновьями, на таком расстоянии возраст не определить. Рядом с ними никто не останавливался, никто не заговаривал, даже официанты не предлагали им напитков. Именно в их сторону и направлялась женщина. Они тоже смотрели на нее и, казалось, ждали. Но когда она с ними поравнялась, Дейтону пришлось поменять свое мнение. Дама прошла мимо, не замечая никого, добралась до стены и уселась на банкетке под экзотическим растением в огромной кадке, сложив руки на коленях и вытянув ноги. Сев так, она повернулась к залу лицом, и Дилмар смог ее рассмотреть. Ничего особенного. Обычная земная женщина. Даже скорее девушка, слишком молода. Симпатичная, но не больше. Неправильные милые черты: чуть длинноватый, но аккуратный носик, рот несколько больший, чем этого требует канон красоты... Глаз не видно: далеко, да и смотрит она в сторону. Такие лица бывают у служанок из богатых домов или у девиц, поднявшихся из низов и добившихся успеха, но отнюдь не у дам из общества. В ее лице не видно следов от использования модификаторов. То ли она не стремилась к идеальной красоте, то ли, что более вероятно, ее семья не имела на это средств. Похоже, на этой вечеринке она была одна такая. С тех пор как земляне освоили методику достижения идеальной красоты путем вживления модификаторов в тела и лица своих отпрысков, все мало-мальски состоятельные люди были изумительно хороши собой. От этого спасала только бедность. Видно, у этой крошки детство прошло в не слишком зажиточном семействе. Так что красоты из каталога у нее нет, а вот выражение лица говорит о том, что она сюда пришла скорее из чувства долга, чем ради удовольствия. Поздравила молодых, теперь посидит немного, отдохнет и уйдет.
  Как только девушка уселась, троица мужчин, мимо которых она продефилировала с таким достоинством, засуетилась. Стали толкать друг друга локтями и что-то оживленно обсуждать. Потом самый субтильный отделился и сел рядом с молодой женщиной. Она не обратила на это ни малейшего внимания. Продолжала смотреть прямо перед собой, ни одна мышца на лице не дрогнула. Человек между тем заговорил. Он сидел в той же позе что и его собеседница, на нее не смотрел, но губы его двигались. Это продолжалось долго, минут пять, затем мужчина умолк, а девица повернулась к нему всем корпусом, произнесла каких-то три слова и снова вернулась в исходное положение.
  Парень вскочил как ошпаренный, отошел к своим, и вся троица тут же покинула праздник. Девушка так и осталась сидеть, как будто ничего не произошло.
  Именно этот момент Сирил Вязовски нашел подходящим для того, чтобы просветить Дейтона:
   - Вас заинтересовала Ри? Вон та милая девушка в одежде, напоминающей утренний туман?
  Прекрасное описание. Сиреневато-серый комплект из туники и широких брюк, сшитых из чего-то воздушного, действительно казался клочком тумана, укрывшим стройную фигурку… Как ее там? Ри?
   - Вы правы, Сирил, она меня действительно заинтересовала. Нетипичная особа. Кажется, она не прошла модифицирования? Почему? Если из-за бедности, то что она делает на этой явно очень богатой свадьбе?
   - Надо же, Вы много разглядели. Прекрасное зрение и отличная наблюдательность, можно только позавидовать. Эта девушка — легенда нашего мира. Риала Макридис. Дивное существо, я люблю ее как собственное дитя. А на этой, да и на любой другой богатой свадьбе она привилегированный гость. Ведь только благодаря ей брак состоялся.
   - Она что, устроитель?
  Вязовски усмехнулся.
   - Нет, она частный сыщик.
   - Что? Не может быть. Эта девица?
   - Да, дорогой друг, Риала Макридис — создатель и владелец единственного в своем роде сыскного агентства. Может, Вы видели рекламу в наших журналах? «Знаете ли вы кто ваш жених?», « Знаете ли вы кто ваша невеста?» Для богатых семей важно, чтобы избранник или избранница не принесли в дом позора и разорения или не отдали семейное достояние во враждебные руки. Этим Ри и занимается. По заказу собирает полное досье на жениха или невесту, кого закажут. Если собранные ею сведения заказчика удовлетворят, бракосочетание состоится.
  Ну надо же, девица-сыщик! Забавно, такие Дейтону до сих пор не встречались. И занятие у нее довольно странное: зачем сыщик женихам и невестам? Хотя, надо признать, это разумно.
   - А если к ней обратятся и те, и другие? Родные жениха и родные невесты?
   - Соберет два досье. Подробных и достоверных. Как ни странно, в этом случае нет конфликта интересов, ей безразлично, состоится брак или нет.
   - Занятно. И давно она этим занимается?
   - Восемь лет. И не стоит так саркастически улыбаться. Я сам дважды воспользовался ее услугами, и очень доволен. В первый раз семь лет назад, когда женил младшего сына, и в начале этого года, когда решался вопрос с замужеством старшей внучки.
   - Ну и что она Вам нарыла? Вернее, зачем Вы вообще ее наняли?
   - В случае с сыном я не был уверен в искренности чувств невесты, но Риала сумела найти доказательства ее любви. А вот с внучкой... Она связалась с неподходящим парнем. У меня были готовы для нее два хороших на мой взгляд жениха, а тот, с кем она встречалась, был явным жиголо.
   - И что?
   - Ри собрала досье на всех троих, на основании которого я сделал свой выбор. После чего она организовала полное разоблачение гаденыша перед Лидией, а также сумела показать ей, кто из претендентов достоин любви и доверия. Сейчас моя внучка готовится к свадьбе, и на ней Ри будет почетной гостьей.
  Дейтон снова хмыкнул. Девица сейчас вела себя не как почетная гостья, а как особа, пришедшая сюда по каким-то свои личным делам, воспользовавшаяся предлогом для встречи... хотя бы с теми тремя типами, один из которых с ней говорил. Что там сказал о ней Сирил? Легенда?
   - Вы говорили, она легенда вашего мира? В чем это выражается?
   - Ни в чем. Она вполне обычная девушка. А вот ее история легендарна.
   - Никогда не видел живых легенд. Обычно так говорят о давно ушедших: «он был живой легендой», а тут вполне молодая особа. Что же за история с ней приключилась?
  Вязовски вздохнул, но как-то так, что стало понятно: он охотно поведает историю этой Ри своему новому компаньону, и не только потому, что тому интересно, а потому, что сама история Сирилу близка и дорога.
   - Если Вам действительно интересно, я расскажу. Начну издалека, уж простите старого и пристрастного к ней человека. Я был влюблен еще в ее бабушку. Хотя начинать надо не с этого. Риала — девушка из очень хорошей семьи. В какой-то степени легендарной.
   - Что-то все у Вас легендарное, Сирил. Девушка, ее семейство... Никаких легенд о Макридисах я не слыхал.
  Вязовски лукаво улыбнулся:
   - Уверен, даже вы в вашей Империи знаете о капитане де Леонвиле.
   - О Гийоме де Леонвиле? Знаменитом космическом пирате прошлого? Комиксы о приключениях которого продают на каждом углу? Вы его имеете в виду??
   - Именно. Риала не носит этого имени, но по матери происходит из рода де Леонвиль. Не секрет, что знаменитый Гийом был родом с Земли, но мало кто помнит, что в конце жизни он осел как раз здесь, на Илимейне. Награбленное в космосе он тратил на освоение наших планет, а здесь жили его жена и дети, хотя, говорят, своих внебрачных детей он рассеял по всей Галактике. Я учился в школе вместе с его далеким, но прямым потомком, Жюльеном де Леонвилем, и одной очаровательной девушкой по имени Сильвия. Мы оба были в нее влюблены, но она, естественно, предпочла романтичного раздолбая де Леонвиля скучному отличнику Вязовски. Почему-то девицы всегда выбирают плохих парней.
   - Это Вы верно подметили. Думаю, по глупости, не иначе. Вот я — типичный плохой парень, и что? Вечно они виснут у меня на шее. Ах, простите. Продолжайте, Сирил, я Вас внимательно слушаю.
   - Моя история тут так, сбоку припека. В результате Жюльен и Сильвия поженились, а я остался за бортом, хотя сейчас и не жалею об этом. У моей любимой оказался очень тяжелый характер. В общем, Сильвия родила своему мужу троих детей, двух сыновей и дочку Леонтину. Мне очень нравилась Сильвия, но Леонтину я полюбил так, как может полюбить взрослый мужчина юное нежное создание. Если вдуматься, я до сих пор ее люблю, хотя ее уже много лет нет в живых. Между нами не было романтических отношений, о чем я могу теперь только сожалеть. Для нее я на всю жизнь остался дядей Сирилом. К тому времени как Леонтина подросла, я был весьма плотно женат, у меня рос сын на несколько лет ее старше. Я настолько любил Леонтину, что был готов сделать что угодно, чтобы она вошла в мою семью. Если бы она согласилась выйти за Лукаса, моего старшего, я был бы счастлив и этим. Сильвия и Жюльен очень благосклонно смотрели на такой вариант развития событий. Но тут Леонтина выкинула фортель. Сбежала из дому и выскочила замуж за Корса Макридиса. Он был не из местных, откуда-то из Союза Миров. Красавец, балабол и прощелыга. Он-то думал, что, женившись на девице де Леонвиль, получит место в здешнем обществе и доступ к деньгам семьи... Но Леонвили знать его не захотели, а Леонтину вычеркнули из списка семьи и лишили наследства. Когда это случилось, Макридис исчез, оставив ее с двумя новорожденными дочками-близнецами.
   - Одна из них была Ваша Риала?
   - Да. Риала и Тиана, Тиа и Риа. Близнецы, только не однояйцевые. Очень разные девочки, как внешне, так и по характеру. Тиа была красавица. Без всяких модификаторов она дала бы фору любой из здесь присутствующих красоток. Вылитая Сильвия в молодости. Золотые волосы., синие глаза, идеальная фигура и точеное лицо. А Риа такой красотой не обладала, но...
   - У их матери не было денег для того, чтобы вживить менее красивой девочке модификаторы?
   - Вы все поняли. Леонтина еле сводила концы с концами. Я, естественно, пытался помочь, но она не хотела принять от меня ни гроша. Мне все равно удалось кое-что для нее сделать. Подсунуть нормальную, прилично оплачиваемую работу. Ее взяли администратором салона красоты в один из моих отелей. Пришлось провести целую операцию, чтобы она не догадалась, что это произошло с моей легкой руки. Жалеть о своем поступке мне не пришлось. К концу жизни она руководила всей сетью таких салонов здесь, на Илимейне. У нее была хватка, у крошки Леонтины. Если бы не вышла за своего придурка Макридиса...
   - Вы говорите о ней как о покойной.
   - Да. ее больше нет. Она покончила с собой. Вот тут-то и начинается история Риалы. Хотя не так, история ее началась немного раньше. Когда им с сестрой было по девятнадцать, Тиана влюбилась. В точности повторила поступок своей матери: сбежала из дома с любимым. Но этот самый любимый оказался куда хуже Тианиного папаши. Он работал на межпланетный преступный синдикат, похищавший женщин из наименее защищенных миров. Их сбывали в гаремы Лериссы, Легумы или бордели Шиэртана. Такая красавица как Тиа была для них ценностью, ведь похищать богатых девушек с модифицированной внешностью себе дороже, богатая и влиятельная семья всю галактику на уши поставит, а тут совершенно беззащитная красота. Тиана исчезла. Через некоторое время стало ясно, что ее вывели из мира Четверки и куда-то продали. Когда Леонтина узнала о судьбе дочери, она покончила с собой.
   - А Риала?
   - Риала? Она наняла детектива. Не знаю, на какие деньги, но наняла. Он нашел Тиану, но... было поздно. Девочку продали в бордель Шиэртана. В мир орков. Сила духа у малышки оказалась поразительная. Она покончила с собой очень экзотическим способом. Откусила себе язык и умерла от болевого шока. Ри поклялась отомстить. Вместе с нанятым ею детективом они раскрутили всю цепочку и нашли мерзавца, который погубил ее сестру. Оказалось, он работал на межпланетную корпорацию, погубил не одну девушку, и при этом был примерным семьянином. Его жена знала о том, как ее муж зарабатывает деньги, и считала, что в этом нет ничего предосудительного. Ри добилась, чтобы их обоих отправили на урановые рудники, а детей усыновили люди из другого мира.
  Дейтон с трудом удержался от того, чтобы не присвистнуть. Добрая девочка. И сильная.
   - После этого Сильвия де Леонвиль предложила Риале взять родовое имя и вернуться в лоно семьи, а та наотрез отказалась. Все, что ей оставила мать, потратила на детектива, и оказалась практически без гроша. Я хотел ей предложить помощь, но и от меня она ничего не приняла.
  Гордая. Очень гордая. Видно по посадке головы. Похоже, это у них семейное. Сирил тем временем продолжал свой рассказ:
   - А тут вдруг сама Риа познакомилась с очень привлекательным юношей. Он потрясающе красиво за ней ухаживал. Я уже ждал, что она выскочит замуж и пропадет, как ее сестра, а она...
   - Неужели красота на нее не подействовала?
   - Подействовала. Только не так, как парень предполагал! Потом Ри мне рассказывала, что его знаки внимания вызывали у нее только вопрос: «Что ему от меня нужно?» Она принимала ухаживания, а в это время ее детектив, с которым они к тому времени сдружились, рыл и копал. Когда он понял, что лезет слишком высоко, наша Ри пошла к одному полицейскому и договорилась с ним о совместной операции.
   - Да, непростая девочка. Сколько ей тогда было?
   - Двадцать, Дейтон, всего двадцать. Красавец, который за ней ухаживал, оказался агентом той же корпорации, которая погубила ее сестру. В мире Четверки интересы этой корпорации представляла одна из старейших и богатейший наших семей: Коберн. Естественно, это не афишировалось. Они натравили своего агента сначала на Тиа, а потом и на Риа. Их желание ее заполучить было вызвано еще и местью за одного из своих лучших агентов, которого она отправила на каторгу. Но они просчитались.
   - Кажется, я слышал эту историю. Юная дева разрушила всю сеть торговли женщинами в мире Четверки и отправила на каторгу богатейших людей своей планеты.
   - Все верно. Поэтому я и говорю, что она у нас личность легендарная. Кстати, никто из Кобернов и их людей не долетел до рудников. По официальной версии звездолет столкнулся с крупным астероидом. Все погибли.
   - А на самом деле?
   - Никто не знает, что там было на самом деле, но звездолет действительно взорвался в открытом космосе. А Риа после этой истории открыла свое агентство вместе с тем детективом, который так ей помог. Теперь она называет себя Ри и заявляет, что никогда не свяжет себя браком, но готова на все, лишь бы девушки выходили замуж на приличных мальчиков, а не за мерзавцев, которые разрушат их жизнь.
   - А тот полицейский? Ну, тот, который помог ей?
   - Сейчас он начальник полиции Илимейны, входит в Совет Четверки, и вообще один из наших молодых перспективных политиков. Собирается балотироваться на должность члена Верховного суда. Кстати, вот он. Видите высокого брюнета, который подходит к Ри? Это Грег Даркиан. Если Вы будете вести дела здесь, то обязательно с ним познакомитесь. Очень порядочный парень. Делает политическую карьеру и старается, чтобы даже тень на него не упала.
  Действительно, через весь зал прошел рослый смуглый мужчина в форме. Высокий полицейский чин. К тому же еще красавец: видна гоблинская кровь. Вот как так получается: сам гоблины только что не уродцы, но добавление их генов делает человека необыкновенно привлекательным внешне. Мужчина остановился возле девушки и практически закрыл ее своей широкой спиной. Явно что-то сказал, хоть отсюда и не слышно. Потом сел рядом с ней и подозвал официанта. Тот возник из пустоты с бокалами шампанского на подносе.
  Даркиан снял с подноса два бокала и протянул один из них Риале. Она улыбнулась, взяла вино и пригубила. Между ними завязалась беседа. Дейтон тем временем спросил компаньона:
   - А она хороший детектив?
   - Лучший. Ее напарник — руки, она — мозги. Хотя он тоже не дурак. За восемь лет у них не было ни одного прокола. А Вы можете представить, что информацию приходилось добывать самую разную. Кого-то волнует девственность невесты, а кого-то — недвижимость, суммы недоплаченных налогов, долги и секретные счета в других мирах.
  Это и самому Дейтону было очень даже интересно. Он не собирался останавливаться на достигнутом, а значит, информация о возможных партнерах и контрагентах не помешает. Если девочка умеет искать и находить достоверные данные… Ей цены нет! А значит, она дожна работать на него.
   - Интересно. А если предложить ей заняться тем же, но не в интересах женихов и невест...
   - Экономический шпионаж? Откажется. Думаете, вы первый ей это предложите? Были желающие, но она всегда отвечает «нет».
   - Ну я бы не стал так резко: «шпионаж». Скажем, проверка контрагентов и клиентов. Думаю, я мог бы предложить ей интересные условия.
   - Ей все равно. Ри своим бизнесом зарабатывает достаточно и не заинтересована в расширении.
   - Жаль. Я все же как-нибудь попробую ее убедить. Нам с Вами понадобится такой специалист, да еще на нужном уровне, вхожий во все лучшие дома Четверки. За восемь лет не должно было остаться семейства, с которым бы она не имела дела. Так что давайте так: сейчас я улетаю, но через месяц вернусь и Вы меня с ней познакомите. Договорились, Сирил?!
  Вязовски кивнул и прикрыл глаза, выражая понимание и одновременно с тем сомнение. Ясно, он не верил в возможный успех Дейтона у этой девушки.
   - Договорились, Дилмар. Но если с ней ничего не выйдет, не обижайтесь, я Вас предупреждал.
  Дейтон кивнул и снова бросил взгляд в тот угол, где сидела Ри. Она опять была одна, полицейский, как его там, Даркиан, ушел. Да и она, кажется, собралась на выход.
  Действительно, девушка встала, расправила одежду и медленно пошла по направлению к жениху и невесте. Постояла с ними минуту-другую, и быстро покинула вечеринку. Разумно, Дилмару и самому пора собираться. Принять душ, забрать вещи и ехать в космопорт. Его рейс на Энотеру через два с половиной часа. На второй сельскохозяйственной планете Четверки он задерживаться не собирался, даже посещать ее не хотел, но ее почему-то включал в себя маршрут, разработанный для него начальником службы безопасности. Ну ничего, там он проведет меньше суток. зато имеет шанс отведать местных блюд, приготовленных из свежайших, а потому особенно вкусных продуктов.
  
  Дейтон распрощался с любезным хозяином, вышел в коридор и поднялся на свой этаж. Открывая дверь в свой номер, он бросил беглый взгляд направо и замер. У запасного выхода стояли двое. Свет в углу не горел, и рассмотреть лица было невозможно, но этого и не требовалось. Парадный мундир полицейского генерала и облако кудрявых пепельных волос он узнал бы где угодно. Грег Даркиан прижимал к стене Риалу Макридис, обнимал ее и целовал, а она нисколько этому не противилась, ее руки обвивали мощную шею бравого полицейского, ее колено скользило по его ноге вверх и вниз. Хорошо еще, что оба не голые. До Дейтона доносились прерывистое дыхание и стоны. Казалось, любовники не обращают внимания ни на кого в целом мире. Затем послышался голос мужчины:
   - Ри, Ри, дорогая, ты сводишь меня с ума. Останься сегодня, умоляю.
  Ответ женщины Дилмар не разобрал. Она шелестела чуть слышно, шептала своему партнеру на ухо, и до слуха Дейтона донеслось только несколько слов: «Нехорошо... прости... не надо... репутация... пожалуйста... нет...» Дальше он слушать не стал, открыл наконец дверь, вошел в номер и захлопнул ее за собой посильнее. Может, ему удалось-таки спугнуть сладкую парочку? Интересно, о чьей репутации так печется эта малышка, о своей, или Даркиана? Пожалуй, речь шла о мужчине. Это он у нас перспективный политик. Молодец, Дил, совершенно случайно ты нарыл отличный компромат. С его помощью ты сможешь держать в руках и эту милую девицу, и ее кавалера. Поздравляю. Если они оба такие уважаемые персоны, это не будет лишним.
  В глубине души Дейтон был уверен: случайности не случайны. Если ему попала в руки нужная информация, значит, это так и должно было быть.
  Он принял душ, переоделся и спустился на стоянку. Его большой серебристый экор стоял недалеко от входа, а рядом приткнулся маленький красный спортивный, как здесь их называют, глайдер. Хорошенькая игрушка, она бы подошла красивой девушке, подумал Дейтон, сел в свою машину и включил мотор. До вылета оставалось еще много времени, поэтому он не торопясь вел экор к космопорту, как вдруг уже на подлете маленький красный глайдер обогнал его и ввинтился прямо перед носом как раз в тот порт для личного транспорта пассажиров, куда собирался влететь Дейтон. Когда он вылез из экора, рядом с красной игрушкой стояла Риала Макридис и разговаривала со служителем. Она что-то щебетала, а тот тупо отвечал: «Да, мисс Ри, да, мисс Ри, конечно, мисс Ри...». Мисс — это такой земной эквивалент вселенскому «эдри», вспомнил Дил. Странно, но Дейтон с самого начала был почему-то уверен, что красный глайдер принадлежит этой легендарной мисс, и потому ни капли не удивился. Удивило его другое: зачем красотка летит на Энотеру? Что она там забыла? Ну что ж, до места назначения челнок движетсяя часа четыре после разгона, будет время поболтать и все выяснить. Не так много пассажиров летят первым классом. Раз крошка прибыла сюда на собственном глайдере, то летит всяко не экономом. Дейтон поднялся в салон бизнес-класса и удостоверился: кроме него там всего один пассажир. Та самая Риала Макридис, девушка с пепельными кудрями.
  
  
  ***
  Ненавижу официальные мероприятия, особенно свадьбы. А хуже всего то, что я должна, просто обязана не менее десяти раз в год на оных присутствовать. А то мои клиенты обидятся.
  Видели в журналах мою рекламу: «Знаете ли вы кто ваш жених? Знаете ли вы кто ваша невеста? Сделайте свой выбор с открытыми глазами». Агентство «Открытые глаза», Риала Макридис. Это я.
  Конечно, бедным людям наше агентство не нанять, моя работа обходится дорого. Зато все богатые семейства заказывают мне полное досье на жениха и невесту, это стало чуть ли не традицией. Если только сами не знают их как облупленных. Бедным мы тоже помогаем, но уже в качестве благотворительности, и только если есть причины подозревать, что дело нечисто. Хотя с тех пор, как мы с Симом и нашими друзьями разоблачили синдикат Кобернов по продаже рабынь с Четверки, такие случаи становятся все реже и реже.
  Если учесть, что я работаю не только на своей родной планете Илимейне, а во всем мире Четверки, где этих планет уже шесть, то ясно, что без дела не сижу. Восемь лет назад, когда мы только начинали, у меня гроша за душой не было, одни долги, зато сейчас я могу себе многое позволить. И если не позволяю, то просто потому что не хочу. Есть пара-тройка парадных платьев для таких, как сегодня, случаев, есть дом, где удается проводить от силы месяц в году, офис в центре Илиминара, столицы Илимейны, место для сна и средства на качественную еду. На все остальное не хватает не столько денег, сколько времени. Из текущих расходов больше всего я трачу на транспорт. Перелеты по всей Четверке бизнес-классом обходятся недешево. Самая дорогая моя покупка за последние три года — спортивный глайдер. Выбираю бизнес-класс еще и из-за него: так можно игрушку всюду с собой таскать. Люблю скорость. А все остальное... Драгоценностями я не интересуюсь, дорогие шмотки мне на фиг не нужны, дом я купила себе на Энотере, в сельскохозяйственной зоне. Все ребята смеялись, а зря. Дом шикарный, а заплатила я за него сущие гроши. Главное его достоинство: народу вокруг никого. Практически никто, кроме соседей и агента по недвижимости не знает, где он расположен.
  На моей родной планете находится только офис моего агентства и крошечная квартирка, которую я снимаю. И тот, и другая расположены в доме, принадлежащем дорогому дяде Сирилу, господину Вязовски, который когда-то был влюблен в бабушку, потом в маму, а теперь обожает меня. Естественно, он делает мне огромную скидку. За те деньги, что я ему плачу, в Илиминаре можно снять разве что сортир. Но мы оба делаем вид. Он — что берет с меня нормальную плату, я — что верю ему.
  Сегодня я приперлась на очередную свадьбу не только для того, чтобы поздравить жениха и невесту, а потому что один человек попросил меня о встрече. Ну хорошо, не один человек, а Грег. Грег Даркиан, красавец-мужчина, глава илимейнской доблестной полиции и мой старый друг. Мы знакомы уже восемь лет, и все эти годы у нас вялотекущий роман. Хотя, наверное, наши отношения нельзя охарактеризовать словом «вялотекущие». Скорее «перемежающиеся», как лихорадка. То «люблю, не могу», то вдруг он вспоминает, что женат, и собирается делать политическую карьеру.
  Поначалу я и сама по нему с ума сходила. Еще бы… Красивый, сексуальный, очень и очень неглупый, в постели просто ураган. Я млела от одного взгляда, от одного прикосновения. Умирала от страсти и мечтала. что он бросит свою мымру и женится на мне. Но через какое-то время я поняла: он делает политическую карьеру и развод ляжет пятном на его безупречную биографию. Тем более что женился он на богатой, влиятельной и очень стервозной бабенке. Сколько слез я тогда пролила. А теперь... Наверное мне надоело. Устала я от такого счастья. Пусть уж что-нибудь одно. Или любовь, или политика. Мне волнений и адреналина на работе хватает. Вот именно. Если бы не работа, я давно перестала бы встречаться с Грегом. Он один из самых важных источников информации. Ради меня он неоднократно нарушал все, что только можно, добывал совершенно секретные данные абсолютно бесплатно. Конечно, он был уверен, что я не стану злоупотреблять его доверием, и могу сказать: мне не в чем себя упрекнуть. Но... Послать его теперь мне совесть не позволяет. Но и рушить его политическую карьеру я не хочу. Это, а не только низкая цена, и было причиной того, что дом я себе купила на Энотере. Так далеко от вверенной ему планеты Грег не бывает, а я очень ценю покой и уединение.
  Пришла я, значит, на свадьбу, поздравила жениха и невесту, прошла в дальний угол и села отдохнуть. Грега еще не было. Зато рядом со мной нарисовались три красавца по фамилии Ирдинкот: Аркел, Рикел и их папаша Кармел. Они уже дано меня обхаживают, хотят чтобы я дала по одному из их парней положительное заключение. Имеется в виду, что если он надумает жениться на порядочной девушке из хорошей семьи, то этой семье надо предоставить досье. где не будут фигурировать некоторые особенности его биографии. Надо сказать, внешне все они очень ничего: высокие, стройные, красивые. Еще бы, с такими деньжищами в наше время некрасивых просто нет. Но если копнуть, оттуда такая мерзость полезет... Шантаж, вымогательство, контрабанда, наркотики и сутенерство... в общем, жуткая жуть. И этакие милашки хотят жениться на девушках из благородных семей. Папаша их женился в свое время на бывшей проститутке, и мальчики не облезут поискать себе невест вборделе.
  Не успела я присесть и расслабиться, как Аркел ко мне подсел и стал уговаривать. На этот раз он нацелился на дочь сенатора с Гайларды. Я слушать не стала, рявкнула, и они ушли.
  Зачем они стали ко мне лезть прямо на чужой свадьбе, куда людей, подобных Ирдинкотам, ясен пень, не приглашали и пригласить не могли? Надо сказать, на их месте я бы не стала этого делать в людном месте на глазах у всех. Как их в зал-то пропустили? Метрдотель здесь что, взятки берет?! А теперь из-за разговора с этими отщепенцами я сама как прокаженная. Полчаса никто не решался подойти ко мне, кроме официантов.
  Но вот наконец появился Грег. Все-таки он очень красив. Высокий, мощный статный, волосы черные, глаза синие, черты лица правильные, кожа смуглая — глаз не отвести. Во всем великолепии, то бишь в парадном мундире. Поздравил молодых и их родителей и тут же прямиком отправился ко мне. Хорошо хоть у всех на глазах целоваться не полез. Выпил со мной шампанского и предложил встретиться через полчаса после его ухода около номера 1929. Значит, этаж девятнадцатый, номер около запасного выхода. Такие номера его ведомство снимает по всем большим гостиницам как оперативную базу. Я так понимаю, он надеется меня туда заманить и развлечься. Ничего не выйдет, у него перевыборы на носу, а я ни себя, ни его скомпрометировать не дам. Хотя поговорить не при свидетелях нам не помешало бы. Поэтому я согласилась на встречу.
  Грег ушел, а я еще посидела, попрощалась с молодыми и пошла себе на девятнадцатый этаж. Он меня уже ждал. С ходу попытался открыть дверь и затянуть меня внутрь, но я прислонилась к стене и не дала ему этого сделать. Тогда он прижал меня в углу и начал целовать, сначала в шею, а потом в губы.
  Почему мы, женщины, такие глупые и слабые? Вот все знаю и понимаю, но когда Грег прижимается ко мне, и я чувствую тепло его тела и запах, то теряю голову. И уже сама его обнимаю, целую, трусь об него как кошка и совершенно перестаю себя контролировать. У него тоже крышу сорвало, потому что он сказал:
   - Ри, Ри, дорогая, ты сводишь меня с ума. Останься сегодня, умоляю.
  Я стала ему объяснять, что не могу, что его репутация пострадает, что так нельзя, но уже готова была сдаться, как вдруг громко хлопнула дверь одного из номеров. Даже не так: дверь соседнего с 1929 номера, 1928. Нас видели вместе. На Грега это подействовало как ведро холодной воды на голову. Все-таки этот роскошный самец страшно боится за свою репутацию. Он тут же меня отпустил. Я не стала дожидаться неприятностей. Прыгнула в лифт и спустилась на седьмой, где сняла номер на полдня. У меня билет на челнок до Энотеры на сегодня, в нарядном платье я там буду как полная дура. Зашла к себе, приняла душ и переоделась. Сменила туфли на удобные ботинки, шелковый костюм на джинсы и рубашку. Надо съесть что-нибудь, а то на этой дурацкой свадьбе я не ела, не пила. Два канапе и пара бокалов шампанского не считаются. Расположившись в баре, я потягивала сок и жевала горячий бутерброд с беконом, когда увидела, как на лифте спустился Грег, слава богу, не в своем церемониальном мундире, а в нормальных брюках и футболке. Одновременно с ним появился дядя Сирил. Они вышли каждый из своего лифта, поздоровались и направились в бар. Ко мне. Если Грега я сейчас предпочла бы не видеть, то дяде Сирилу всегда рада. Вот с ним-то я и заговорила:
   - Привет, дорогой! Как я рада тебя видеть! Жалко, что не удастся как следует поболтать, я сейчас улетаю.
   - Домой, дорогая?
   - А куда же еще?! А ты что тут выискиваешь, уж не меня ли?
   - Нет, к сожалению. Ты не видела тут моего нового компаньона Дилмара Дейтона?
  Дядя Сирил уже больше года вел переговоры с этим самым Дейтоном, сам летал в Империю, не раз встречался с ним на космической базе-звездолете, но сам знаменитый богач прибыл в наши палестины впервые. Так что я подыграла Сирилу.
   - Великого и ужасного Дейтона? Того самого? Не видела. Ты все-таки договорился с ним, Сирил?! Здорово. А он тебе нужен?
  Мою двусмысленность Сирил предпочел не заметить.
   - Да не особо. Мы уже обо всем договорились. Хотел проводить, вот и все. Но, думаю, он обойдется без старомодных реверансов с моей стороны. Если у тебя есть минутка, я предпочел бы твое общество, Ри.
  Мы весело болтали, а Грег стоял рядом, как дурак, и пил кофе. Он явно хотел смне что-то сказать, но при Сириле не мог. Мне это на руку, ненавижу выяснять отношения. Если бы Грег лет пять назад развелся и предложил мне руку и сердце, я бы умерла от счастья. Если он захочет это сделать сегодня... Не знаю, не знаю. Скорее всего, я бы отказалась. В постели он просто потрясающий, а вот жить с ним — удовольствие сомнительное. Перспективный политик — это та еще сволочь. А может я просто привыкла к своей свободе и не хочу ее терять.
  Я слопала еще один горячий бутерброд, на этот раз с копченой индейкой, выслушала отчет дяди Сирила об успешных переговорах с Дейтоном, и откланялась. Не опоздать бы на рейс!
  Естественно, я не опоздала. Мой красный спортивный дружочек не подвел, а на подлете к челноку я даже умудрилась подрезать какого-то важняка на жутко дорогой машинке представительского класса и проскочить в порт перед самым его носом. Знакомый служитель поздоровался со мной, и я сочла необходимым сказать ему пару слов. Летаю я этим рейсом как минимум раз в неделю, надо поддерживать хорошие отношения с персоналом.
  Полеты на челноке, пожалуй, самый мой большой расход, я предпочитаю везде иметь с собой средство передвижения, поэтому летаю бизнес классом, здесь можно взять с собой глайдер. Но расходы на полеты я всегда провожу через агентство, чтобы не платить лишних налогов. Даже шикуя, предпочитаю экономить.
  В салоне я отметила, что все как всегда. В эконом-классе не протолкнуться, в бизнес-классе никого. Почти никого. На самое, на мой взгляд, неудобное место в салоне, в переднем углу, прошел и сел высокий мужчина в черной футболке. Грег тоже такие носит: черные без принтов, из чистого хлопка, очень дорогие. Но это был явно не Грег, плечи такие же широкие, но мускулатура значительно менее мощная. Волосы у мужчины светлее, кожа не смуглая, а светлая, покрытая легким золотистым загаром ... Мышцы на руках не перекатываются под кожей, как шары в боулинге, хотя хилыми их не назовешь, скорее жилистые. Другой тип телосложения. Грег, дай он себе волю и перестань следить за собой, скоро стал бы жирным, а этот к старости высохнет. Я хорошо в этом разбираюсь, так как по роду деятельности мне частенько приходится экстраполировать по одной точке: по фото юноши узнать взрослого, а подчас и старого человека.
  Своего попутчика я со спины идентифицировать не смогла. Интересно, кто такой? Обычно те, кто летает с Илимейны на Энотеру бизнес-классом, знают друг друга хотя бы в лицо. Новые люди появляются крайне редко, и поболтать с таким, вызнать все и расспросить за четыре часа полета — отдельное развлечение. Обычно это начальники отделов крупных корпораций, которые летят проведать свой энотерский филиал и навести там шорох. Но этот мужик на такого не похож: те вечно цепляются за свои офисные костюмы и ни за что не наденут футболку. даже очень дорогую. Мне уже интересно. Неплохо бы этого деятеля рассмотреть поближе.
   Пока он сел не слишком удобно. Ну ничего, после разгона у меня еще будет шанс. Да, это его серебристый экор я обогнала на подлете. Зуб даю, при первой же возможности он пожелает на меня посмотреть, значит, даже суетиться не придется, сам подойдет. Я задернула шторку, которой в бизнес-классе отделены друг от друга ложементы, и откинулась на спинку. Отдохну, пока не взлетели.
  Почему-то во время разгона я всегда отключаюсь. Напрочь. Это единственное время, когда меня можно застать врасплох. Поэтому, придя в себя, я не очень удивилась. Мой попутчик не сидел больше впереди, а располагался на соседнем ложементе на расстоянии вытянутой руки и смотрел на меня весело и с вызовом. Шторка была отдернута.
  Хорошенькое дело. А ведь я его знаю. Тот тип, что заключил контракт с Сирилом. Дилмар Дейтон собственной персоной. Конечно, я его никогда не видела живьем, но, собирая бесчисленные досье, не могла не наткнуться на информацию об этом галактическом пирате современного бизнеса. Интересно, за каким лешим его понесло на Энотеру?
  Надо сказать, вживую он гораздо симпатичнее, чем на фото или видео. На лице нет ненавистного мне выражения «Все вы тут грязь под моими ногами», да и выглядит он менее холеным и... моложе, что ли. Причем не годами, а сущностью.
  Что он тут делает, спрашивать не нужно. Все равно не расскажет, хотя ответ скорее всего до крайности прозаичен. Подписал контракт с дядей Сирилом и решил лично проверить, как обстоят дела на местах. Или хочет встретиться со своим агентом на Энотере. Есть и другие предположения, но они скорее из области фантастики. В конце концов меня это не касается. Он мне никто.
  А вот поболтать он явно хочет, да и я не прочь. Так почему бы не провести время с пользой и удовольствием? И я приветливо улыбнулась господину Дейтону.
  Он тут же представился:
   - Простите мою навязчивость, юная леди. Дилмар Дейтон к Вашим услугам. Ужасно не люблю скучать в одиночестве, вот и решился нарушить Ваш покой.
   - Ничего, господин Дейтон, я не в обиде. Ничего не имею против столь занимательного знакомства. Риала Макридис. Агентство «Открытые глаза».
   - Рекламное агентство?
  Ой, а глаза какие хитрые! Он знает, но прикидывается. Подыграем.
   - Детективное.
   - Ого, молодая красивая девушка — детектив?
   - В сущности, не такая уж молодая и не слишком красивая. Модифицирования я не прошла и сознаю, что моя внешность далека от идеала. А что детектив... Вас это удивляет?
  Мужчина рассмеялся:
   - Скорее восхищает. И не прибедняйтесь, Риала, Вы привлекательная. В Вас что-то есть. Что-то, что отличает Вас от всех.
  И когда успел рассмотреть? Пока я в отключке валялась? Этму парню явно что-то от меня надо. А он силен, поменять место во время разгона может не каждый. Продолжаем кокетничать.
   - Ого! Наступаете, даже не объявив о начале военных действий?!
   - Ну что Вы, Риала. Я просто сразу хочу прояснить ситуацию. Вы симпатичная девушка, Вы меня заинтересовали, и я хочу провести четыре часа полета весело и интересно. Сам не люблю скучать, и Вам не дам. Все просто.
   - Предлагаете мне место подружки на четыре часа?
   - Собеседницы, дорогая. Всего лишь собеседницы. Ну как, подходит?
   - Чего уж там. Подходит. А зачем Вы летите на Энотеру? Там, кроме бескрайних полей и заводов по переработке сельскохозяйственного сырья, ничего нет.
   - Вот и лечу полюбоваться. Люблю, знаете, сельское хозяйство. А Вы, судя по всему, в курсе, кто я такой.
   - Да кто ж этого не знает. Ваши портреты уже всем глаза намозолили. К тому же Вы представились собственным именем. Дилмар Дейтон, современный пират от бизнеса.
  Дейтон откинулся на свой ложемент и снова расхохотался.
   - С Вами забавно, Риа. Вот так в лицо еще никто не рискнул назвать меня пиратом. Хотя за глаза так называют многие, я в курсе. Разрешите угостить Вас бокалом вина?
   - Разрешаю. Вино выпью с удовольствием. Здесь оно очень неплохое. особенно белое. Только не нужно звать меня Риа. Просто Ри. Мне так приятнее.
   - А меня просто Дил и на «ты». Договорились?
   - Хорошо. Так даже лучше, Дил. Легче общаться.
  Вино приятное, один из лучших Энотерских сортов. А он мастер в игре по перебрасыванию репликами. Одно удовольствие играть с таким, но не надо расслабляться, тотчас проиграешь. Он уже приготовился меня съесть, еще не зная зачем ему это надо. Четырех часов красавцу хватит чтобы обольстить девушку, трахнуть, бросить и растоптать. Просто так, для тренировки, чтобы навык не терялся. Ри, держи ухо востро.
  Я окинула Дейтона оценивающим взором, отчего он машинально подобрался. Затем перешла в наступление:
   - Ну а все-таки, зачем выдающемуся представителю деловых кругов понадобилась захолустная Энотера?
   - А тебе, Ри, зачем туда надо?
   - Я — другое дело. Я там живу.
  Мужчина, казалось, был поражен.
   - Как живешь? Разве твой дом не на Илимейне?
  Интересно, откуда у него информация? И зачем она ему? Такие в мое агентство не обращаются. Я сделала вид, что меня ничего не напрягает, и просто ответила на вопрос:
   - На Илимейне я работаю, а живу на Энотере. У меня там дом. Люблю тишину и покой.
   - Никогда бы не подумал. Ты не похожа на сельскую жительницу, Ри.
   - Уж какая есть. А ты не ответил на мой вопрос. Что ты потерял на Энотере?
   - Раз уж ты рискуешь в лицо называть меня пиратом, открою тебе маленький секрет. На Энотере я пересяду на челнок моего звездолета. Моя служба безопасности рассчитала для меня именно такой путь.
  Я на несколько минут замолчала, потому что задумась. Забавно. Или врет, или...
   - По-моему, глупость беспримерная. С Илимейны каждую минуту улетают корабли во все стороны Вселенной, все-таки главная планета мира, крупнейшая рекреационная зона этого сектора Галактики. Там легче улизнуть незамеченным. На Энотере сообщение очень ограниченное. Деревня. Все на виду. Улететь от нас, не привлекая внимания, тем более такой знаменитости, как ты, просто невозможно. Вариантов несколько. Или ты мне врешь в глаза, или твоя служба безопасности что-то неправильно посчитала, или...
   - Ну, договаривай, девочка.
   - Или тебя собираются крупно подставить, если не убить.
  Вот так. Теперь вместо того, чтобы меня окучивать, Дейтон будет о своих делах думать и заботиться.
   Он уставился на меня, как на неизвестное науке животное. Помолчал немного, затем произнес:
   - Ты и впрямь должна быть очень успешным детективом, Ри. Твои выводы безупречны. Я маялся именно этим вопросом.
   - И что же? К какому выводу пришел?
   - Пока ни к какому. Надо идти вперед и ситуация сама себя покажет. Я привык встречать вызов лицом к лицу.
   - Это пока живой.
   - Естественно. Но мертвому мне все будет безразлично. А ты беспокоишься за меня, моя маленькая леди?
   - Так, немножко. Вид твоего трупа не доставит мне эстетического удовольствия.
   - А вид живого доставляет?
  Хороший вопрос. Стоит задать его самой себе. Он мне нравится? Как мужчина? Пожалуй да. Хорош собой, ну, для богача это банальность. Они все хороши. Видно, что он не совсем человек. Есть кровь других рас. В предках эльфы, орки и пожалуй вампиры. Но при том он именно человек с примесью. Не эльф и не орк.
  Когда-то наши предки, начитавшиеся Толкиена и других авторов фэнтези, дали имена встреченным во вселенной расам живых существ по любимым произведениям. Как ни странно, названия понравились и прижились во всеобщем языке. Наверное потому что люди, хоть и не самые многочисленные, зато самые активные жители Галактики.
  Эльфы действительно красивые, высокие, стройные, белокожие и сине- или зеленоглазые, у них потрясающая, хотя и недоступная в полном объеме человеку культура. Эльфийская музыка - вообще нечто запредельное. А еще они с одной стороны бешено любвеобильные, а с другой — очень закрытые. У красавца-эльфа может быть туча любовниц по всей Галактике, немерено внебрачных отпрысков, но в семью он неэльфийку не введет никогда. Они не бессмертные, бессмертных до сих пор нигде не обнаружено, но долгоживущие. Люди с учетом достижений медицины имеют активной жизни лет сто двадцать — сто пятьдесят, а эльфы, соответственно, два раза по столько да еще полстолька. Лет пятьсот эльф вполне может протянуть. Метаболизм у них какой-то специфический.
  Орки здоровые, зеленовато-смуглые, чем-то похожие на неандертальцев из старых книг про нашу историческую родину — Землю, но посимпатичнее за счет ума. Эти ребята далеко не дураки, но и интеллектуалами их при всем желании не назовешь. У них очень высоко развита техника, а вот гуманитарной культурки не хватает. Простые, как дверной проем, и незатейливые, как грабли. На Илимейне живет несколько орков. Лучшие технические специалисты. Хорошие по большому счету ребята. Честные. Если с ними подружишься, они за тебя в огонь и в воду. Вообще орки во Вселенной самые многочисленные. Их главный мир называется Шиэртан, так он насчитывает восемь светил и восемнадцать населенных планет. Самый большой мир, населенный людьми, Кайтэй, - всего пять светил и десять планет. В нашей Четверке, для сравнения, три светила, зато планет целых шесть. Населения, правда, маловато, поэтому мы и считаемся миром второго, если не третьего сорта.
  Так, о чем это я? Да, об орках. Есть точка зрения, что с людьми они напрямую не скрещиваются. И в этом засада. Человеческие женщины очень ценятся в борделях Шиэртана, якобы не надо заботиться о контрацепции. На самом деле скрещиваются они неплохо, почти так же как с эльфами. Зато болезни людей оркам не передаются, и соответственно оркские болезни не страшны людям. Значит, имеет место быть безопасный секс без презерватива. А женщин можно гормональными контрацептивами снабдить, это несложно.
  Орк, как и эльф, никогда не возьмет в семью человечку.
  Гоблины по сравнению с орками меньше габаритами. Они очень смуглые, черноволосые, и вообще волосатые. А еще хитрые, злобные и коварные. Хорошо, что многочисленностью они не отличаются. Не люблю я гоблинов, что тут поделаешь? Хотя... У Грега есть толика гоблинской крови, он этого не скрывает, а мне все равно нравится.
  О вампирах я знаю не так много, но что кровь не пьют, в этом уверена. Они вообще вегетарианцы. Клыков у них нет. Вместо крови они пьют напрямую жизненную энергию. В зависимости от способа: контактного, бесконтактного или дистанционного, они делятся на низших, обычных и высших. Низшие забирают энергию при прямом контакте, предпочтительно половом. Увлекшись, могут действительно выпить партнера до дна, так что он в течение суток даст дуба. За это их и ненавидят. Обычные работают в малых группах: возбуждают страсти и ими питаются. А высшие - особый разговор. Обычно они идут в политику или шоу-бизнес. Работают с огромными аудиториями. Действительно, если у целого стадиона взять по капельке, это же целое озеро выйдет! Кстати, вампиры могут как пить энергию, так и делиться ею, поэтому они непревзойденные лекари. Красивые как эльфы, но немного в другом стиле. Худые, бледные, с горящими глазами, одним словом готичные. И очень сильные менталы. Любого читают на раз и могут подчинить. Кстати, они охотно женятся на человеческих женщинах, потому что дети всегда рождаются вампиренышами.
  Дроу, ну это вообще особый разговор. Можно порассуждать и про другие расы, но в другой раз.
  А тут передо мной сидит плод дружбы народов. Эльфийские глаза и уши. Мощный подбородок с ямочкой и физическая сила орков, а от вампиров бледность и, как мне кажется, ментальный дар. Уж больно взгляд у него проникновенный. Не пытается ли он меня подчинить? Ну тут он где сядет, там и слезет. Мой знаменитый предок Гийом де Леонвиль прославился тем, что вампирьи чары на него не действовали. То есть абсолютно. Это свойство закрепилось в его потомстве. Проявляется, правда, не у всех, но мне передалось. Так что Дилмар Дейтон, красавец-пират современного делового мира может расслабиться и заняться своими делами. А вообще мужик видный. Даже не столько красивый — значительный. Зелено-карие глаза смотрят остро и внимательно, вырезанные как эльфийский лук губы чуть дрожат в усмешке. Не монументальная внешность, как у Грега, но гораздо более тонкая, манящая и … опасная.
  Ой, что-то я долго паузу держу, он может что-то заподозрить. Ну вот.
   - Ри, ау! Ты не заснула? Или задумалась?
   - Залюбовалась. Да, ты производишь приятное впечатление. Эстетическое чувство прямо-таки радуешь. Могу сказать, в жизни ты гораздо симпатичнее, чем на картинке.
  Искренность — убойное оружие. Мужик аж покраснел от удовольствия. Или не от удовольствия? Ну не мог он смутиться, не мог. Такие не смущаются. Или все-таки? Но разговор Дил перевел.
   - Слушай, я хотел тебя спросить. Ты наверняка хорошо училась в школе. Знаешь, что означают названия планет Четверки? Красивые, но непонятные: Энотера, Ипомея, Гардения, Илимейна...
   - Энотера, ипомея и гардения — это названия цветов. Они у меня в саду растут. А вот Илимейна — от фамилии первооткрывателя. Элмер Илимейн его звали. У нас в его честь деньги илмерами кличут. Кроме того, что он открыл наши панеты, он еще был сумасшедшим садоводом-любителем. Своим дочерям дал цветочные имена, а планеты в их честь назвал.
   - Я был прав, ты хорошо училась.
   - Не хорошо, а отлично, можешь мне поверить. Кстати, присоединенные новые планеты тоже названы в честь цветов. Гайларда и Астильба.
   - Прямо клумба какая-то, а не мир. А ты когда-нибудь бывала в других мирах, не таких... цветочных?
   - А как же! И в Империи, и в Союзе миров. Даже Республику, и то посещала.
   - И как тебе там, понравилось?
   - Не особо. Везде одно и то же, с небольшими вариациями.
  Дейтон удивился. Естественно, Имперские миры, системы Центра Галактики, Тариатан, Альдебаран, миры Веги и Сириуса, тот же Щиэртан или Легума сильно друг от друга отличаются. Сказать, что везде одно и то же могла только очень странная, ненаблюдательная, равнодушная особа. Но я не стала рассказывать, что видела все эти миры, так сказать, с обратной стороны. Космопорты, пакгаузы, склады, офисы, а еще трущобы и притоны везде более-менее одинаковые Я познакомилась с разными мирами именно с этой стороны, когда сестру искала, и потом, когда собирала материал для обвинения. Если рассказать, что я тогда видела, то, с одной стороны, и суток не хватит, а с другой непривычного человека просто наизнанку вывернет от неаппетитных подробностей. Так что эту дверцу я держу на запоре, лишний раз не вспоминаю даже.
  А мужика мое пренебрежительное отношения к красотам Вселенной кажется задело.
   - Ри, неужели тебе ничего не понравилось? А в столице Империи, на Лигете в системе Альдебарана ты была?
   - Нет, так далеко меня не заносило. Ну так какие мои годы? Может, еще съезжу. Хвала драконам, у нас есть теперь методика проколов пространства.
  Из всех разумных рас Вселенной драконы, иначе разумные рептилии, самые разумные, если можно так выразиться. До их технологии далеко и оркам, и эльфам, даже если причислять к ним дроу. Причем все их методики не только высокотехнологичны, но и экологически чисты. Они живут довольно обособленно, их миры, а таких несколько, не входят ни в один союз. До недавнего времени они единственные владели телепортацией, то есть проколом пространства, позволяющим перемещаться на огромные расстояния за считанные секунды. Лет десять назад они передали эту методику сразу руководству Империи, Республики и Союза миров. Хитрые ящерицы! В мире четверки ни один дракон никогда не был, а вот на Шиэртане я их видела. В борделе. Нет, нет, не будем об этом. Слишком противно.
  Интересно, почему он смотрит на меня как на чудо в перьях? Что я такого сказала?
   - Дорогая, если ты уже знаешь, кто я такой, давай пойдем дальше. Приглашаю тебя в столицу Империи. Будешь моей личной гостьей.
  Я усмехнулась про себя, но вслух ответила вежливо, как полагается:
   - Спасибо. С удовольствием как-нибудь воспользуюсь твоим любезным приглашением.
  Ага, воспользуюсь после дождичка в четверг. В Империи меня схватят и будут судить за убийство. Дейтону я этого сообщать не стала. Надо быть скромной и любезной. Но он не считал что тема закрыта.
   - А не хочешь сделать это сейчас?
  Я просто обалдела.
   - Сейчас? Как это сейчас?
   - Ну, я неправильно выразился. Я имею в виду не откладывая. Прилетим на Энотеру, ты соберешься и полетишь со мной. Обещаю вернуть тебя обратно целой и невредимой.
   - Нет.
   - Нет?
   - Сейчас не полечу. Тем более, тебя то ли подставить, то ли убить собрались. Что-то мне в эти разборки встревать не хочется. Потом как-нибудь.
  Черт, он явно попробовал на мне свой вампирский гипноз, и пролетел как фанера в пространстве. Вон глаза какие круглые стали. Не ожидал? Наше вам с кисточкой. Впрочем рано я радовалась. Такие, как Дил, так просто не сдаются.
   - Тогда может быть ты меня к себе пригласишь? Тем более мы все равно летим на Энотеру.
  Я чуть не ляпнула: «ты что, офигел?!», но вовремя поймала себя за хвост. Сначала хотела изобразить изысканную вежливость, но передумала. Вежливость может завести туда, куда вовсе и не хотелось. Лучше прямо сказать:
   - Ага, щаззз! Не гони коней! А то у тебя получается: «Тетенька, дайте попить, а то так есть хочется, что переночевать негде!»
  Дил закатился хохотом.
   - Тебя так просто не обойдешь. Дала старому хитрецу от ворот поворот. Не ожидал. Молодец, Ри! А что это ты там говорила про попить, поесть и переночевать? Какая-то старинная землянская байка? Мне понравилась. Разрешаешь взять на вооружение?
   - Да бери, не жалко. Тебе записать?
   - Не стоит, я запомнил.
  Правильно я говорила, очень ловкий и опытный игрок. Сдает назад и переменяет фронт с такой скоростью, что и не уследишь. Но теперь меня терзают смутные сомненья: что ему от меня надо? Не переспать, а глобально? Не знаю, говорил ли ему Сирил про меня, и что именно, но явно мужик под меня клинья подбивает не просто так. Может, он жениться собрался? Или дочку собирается выдавать? Стоп, какая дочка? Ты же собирала на него информацию, должна все помнить. Разведен три раза, детей нет. Отец жениха Сириловой внучки очень хотел знать про перспективы бизнеса дедушки. Когда узнал, какая акула на него пасть разинула, даже отступиться собрался. Но мальчик молодец, не повелся на папины резоны. Захотел девочку, и получил ее. А заодно получит долю в дейтоновских капиталах.
  В сущности о чем это я? Ах да, о Дилмаре Дейтоне. Жениться он не собирается, детей у него нет, значит, мои услуги ему без надобности. Что же тогда?
  
  ***
  
  Дейтону повезло. В салоне первого класса кроме него и Риалы Макридис никого не оказалось. Он сел на довольно неудобное место впереди, чтобы раньше времени не спугнуть рыбку. А вот когда закончится взлет, он будет рядом. Обычно человеческие девушки плохо переносят перегрузки, отключаются и не сразу приходят в себя. Полукровка в этом отношении имеет огромные преимущества. У него будет время занять место и приготовиться.
  Действительно, стоило разгону закончиться, как он одним прыжком занял соседний с девушкой ложемент. Крошка лежала в прострации, и Дейтон успел ее разглядеть. По сравнению с тем, что он видел из окна гостиницы, ничего нового кроме одежды. Но вот мелкие подробности его заинтересовали.
  У девочки был удивительно юный и невинный вид для особы под тридцать с таким послужным списком. Никакой косметики, это он понял сразу. Нежное личико сердечком, чуть тронутое конопушками на аккуратном носике, приоткрытые губы так и хочется обвести пальцем по четкому контуру. Спящая она кажется такой трогательной, что хочется заслонить это беззащитное создание от всего коварного и злого. Легендарная героиня, разгромившая концерн торговцев живым товаром просто не может быть такой уязвимой. На свадебной гулянке ее костюм из чего-то шелкового и летящего скрывал фигуру, а вот сейчас она обтянута скромными джинсами и майкой, и в них выглядит еще более хрупкой. Облако пепельных волос, ,тонкая шейка, небольшая но выразительная грудь, талия, которую он мог бы обхватить руками... А вот попка у нее должна быть круглой и упругой. Жаль, она так лежит, что этой детали не видно. Ноги тоже спрятаны, но можно догадаться, что они не кривые. Стройные ножки. Зря она прячет их под брюками.
  Вообще-то она не в его вкусе. Пожалуй, он любит фигуры более... крепкие, что ли. Такие нежные тонкокостные крошки не отличаются выносливостью в постели, а он любит заниматься любовью долго и разнообразно.
  Тут он вспомнил, как эти самые тонкие руки обнимали Грега Даркиана, как эта ножка сгибалась и разгибалась, лаская... Дил представил себя на месте полицейского, и его как будто кипятком окатило. Он чуть не застонал от возбуждения. Именно этот момент девушка выбрала чтобы открыть глаза.
  Кто нибудь слышал о том, что серый — яркий цвет? У Риалы были пепельные волосы и бледное личико, но как только она открыла свои большие темно-серые глаза, Дейтон чуть не зажмурился от хлынувшего на него света. Она оказалась яркой, как звезда первой величины, и это сияние шло изнутри.
  Он обрадованно впился в нее взглядом, прикидывая, хватит ли ему четырех часов, чтобы завлечь малышку в постель. Если уж его от одной только мысли в жар бросает, то грех было бы не испытать это чудо в деле. Увести легендарную девушку у красавца-полицейского - это будет отдельное удовольствие. Широко улыбнувшись, Дилмар представился.
  Она хлопнула глазами и вдруг Дейтон понял, что она прекрасно знает, кто он такой. Конечно, его портретами только общественные туалеты не обклеивают. А вот хорошо это или плохо, предстояло выяснить. Она тоже назвала свое имя, не забыв упомянуть агентство. «Знай, кто я такая. Меня голыми руками не возьмешь». Профессиональный подход. Он сделал вид, что понятия не имеет о ее профессии. Не очень натурально удивился, узнав, что она детектив, и тут же осыпал комплиментами. Она с легкостью их отклонила, заставив Дила приоткрыть свои карты. Ну, не приоткрыть, он показал только самый краешек, но и этого хватило.
  Ее ответ продемонстрировал, что девица хорошо знает игру в ни к чему не обязывающий флирт и легко сдаваться не намерена. Кровь Дейтона закипела. Мало чести выиграть у слабого игрока, который складывает лапки практически в начале партии, а удовольствия и вовсе никакого. Эта крошка будет сопротивляться до последнего. Конечно, на стороне Дейтона опыт и некоторые ментальные способности его предков, но легкой победы не будет. Здорово! Чем труднее бой, тем ценнее приз!
  И тут крошка перешла в наступление. Спросила в лоб, что он потерял на Энотере. Дил ответил вопросом на вопрос, но ничего этим не выиграл. Ответить все равно пришлось. Попутно узнал, что девочка летит домой. У нее дом на Энотере? В сельской местности? А он был уверен, что она - столичная штучка, из тех, кто уверен - булки растут на деревьях. Занятно. Ну, если здесь, на борту челнока, ничего не случится, есть куда перенести военные действия. Когда крошка все же настояла на ответе, он решил раскрыться, чтобы завлечь наступающую чуть дальше, чем позволяет осторожность. Но она не поддалась, не стала включаться в его заигрывания. Наоборот, ее ответ удивил: она сформулировала ту самую проблему, над которой он бился уже несколько дней. В его службе безопасности сидят лохи или туда проникли враги? А если враги, то кто именно? Конкуренты из Союза Миров? Имперская служба безопасности? Внутренний враг из тех, кто хочет занять его место? Или кто-то еще? Он гнал от себя эти мысли, а вот девочка спокойно и уверенно сформулировала: тебя хотят подставить либо убить, Дилмар Дейтон.
  Прав Сирил, мозг у этой Ри работает как часы. Она будет ценным приобретением даже если не удастся затащить ее в постель. Может, лучше так и сделать? Ее дружба и лояльность могут оказаться дороже самой пылкой страсти. Нет уж, для этого он слишком сильно ее хочет. Лучшим решением будет все совместить. На страстного любовника она будет работать с двойным пылом. Тем более что Дейтон никогда не экономит ни на любовницах, ни на специалистах.
  Если вдуматься, это даже не будет ему стоить больших денег: мир Четверки сам по себе недорогой. То, что лежит у него в кармане на мелкие расходы, здесь является неплохим состоянием. На Лигете это была бы всего-навсего месячная зарплата специалиста среднего звена. Что ж, пора переходить к более активным дейстиям.
  Он снова увел разговор от своих проблем. Стал делать комплименты теперь уже уму девушки, которым она гордилась гораздо больше, чем внешностью. Хотя мордашка у нее очень миленькая. Нестандартная, но прелестная именно своей неординарностью. И эти глаза... А лифчика она не носит, пронеслась в мозгу очередная мысль, и Дилмар вступил на минное поле — попытался пригласить ее, да не куда-нибудь, а в столицу Империи. Он забыл только упомянуть, что ему самому там появляться нежелательно, по крайней мере до той поры, пока все его неприятности не разрешатся. Звал так настойчиво, как будто от этого что-то зависело. Даже попытался надавить, используя ментальную силу. И с удивлением отметил, что девушка никак на это не отреагировала.
  Она даже не смутилась, отклонила его предложение, сославшись именно на то, о чем он хотел бы хоть на минутку забыть. И тут он, неожиданно для себя, вместо того, чтобы предложить продолжить знакомство в ресторане на Энотере, попытался навязаться к ней в гости. Глупость страшная: он раскрыл свои намерения раньше, чем она была готова их принять как должное. Идиот. И ответ он получил для таких вот идиотов:
   - Прости, Дил, но я лечу к себе домой не для того, чтобы гостей принимать. Я хочу побыть одна и, мне кажется, имею на это право.
  Вот так. Зарвался и получил, что заслужил. Не надо было торопиться. Он еще что-то пытался сказать, острил, шутил, но преимущество было потеряно. Интерес в ее глазах постепенно уступал место откровенной скуке. Ты проиграл первый раунд, Дилмар Дейтон. Глупо проиграл девчонке, и винить за это можешь только себя самого. Ну и ладно. Начнем сначала. Она у нас кто? Детектив? Вот и подбросим ей задачку для ума. Это дурочек ловят на подарки и комплименты, для умной женщины нужны другие ловушки. В конце концов, если не удастся переспать, то хоть время пройдет с пользой.
   - Ри, извини, сейчас я не самый занимательный собеседник. Я все время думаю о том, что ты сказала. Что меня хотят либо подставить, либо убить. Есть какие-то идеи, кто бы это мог быть?
  В ее глазах зажегся интерес, она даже привстала на своем ложе, на которое откинулась несколько реплик назад. Но ответ прозвучал не слишком обнадеживающий.
   - Ни малейших. Я не знаю ни твоих обстоятельств, ни твоих врагов, ни друзей. Делать выводы на ровном месте... Это, по меньшей мере непрофессионально.
  Но Дейтон не сдавался.
   - Хорошо, поставим вопрос по-другому. У меня есть три варианта потенциального убийцы. Как выяснить, кто именно?
   - Это относительно несложно. Надо создать ситуацию, в которой враг себя проявит. Покажет свое лицо. Самое простое: дать всем одну и ту же информацию с одной отличающейся деталью и посмотреть на их действия.
   - Если попросту, одному сказать, что нужная ему вещь лежит в комоде, другому — что в письменном столе, а третьему что в цветочном горшке.
   - Примерно так. Только в твоем случае не знаю, как это можно организовать. Ценной вещью являешься ты, а рисковать своей жизнью неразумно. Она тебе еще пригодится. Да и время на это требуется...
  Оба надолго замолчали, а потом вдруг одновременно обернулись друг к другу и хором произнесли:
   - А если так?!
  И расхохотались. Уж больно синхронно у них получилось. Отсмеявшись, Дейтон предложил Ри высказаться первой.
   - Нет, Дил, давай ты. Твои соображения бесплатные, и критиковать я их буду даром. А моя работа денег стоит.
   - То есть, если твой план будет лучше моего, я должен буду тебе заплатить?
   - Естественно. Я даром не работаю.
   - Не думал, что ты такая меркантильная. Какая сумма тебя устроит? Я привык договариваться на берегу.
   - Пятьсот имперских кредитов нормально?
  По здешним меркам это была очень серьезная сумма, полмиллиона в деньгах Четверки. Но за свою жизнь, да еще этой девушке Дилмару было ничего не жалко. Любому имперскому сыщику он бы заплатил как минимум в десять раз больше. Только такого сыщика тут нет. Но и показывать, что она продешевила, он не стал.
   - Договорились. Недешево, но за жизнь Дилмара Дейтона не такие уж большие деньги. Если твой план окажется лучше моего, ты их получишь.
   - Тогда рассказывай.
  
  На Энотере я встречаюсь со своим здешним агентом. Если меня хотят убить, а это проще, чем подставить, особенно здесь, на Четверке, то убийцы обязательно вышли на моего человека. Ему я говорю, что по каким-то причинам хочу задержаться здесь. Снимаю номер в гостинице. В самой лучшей.
   - В Эно-сити есть три гостиницы, которые можно так назвать. Две из них принадлежат господину Вязовски, а одна — его конкурентам Годерам.
   - Отдадим предпочтение компаньону. А потом я закажу три билета на три разные планеты, сам спрячусь и посмотрю, что будет.
  Ри усмехнулась и сказала:
   - Будет ничего. Те, кто тебя караулят, поймут, что ты что-то заподозрил, и перенесут время и место действия. Если только у них не цейтнот.
   - Боюсь, ты права, моя милая. Цейтнота никакого нет, хотя такого удобного случая может еще долго не представиться. Но как тогда?
   - Давай пойдем поэтапно. Где и как тебя могут убить? Первый и очевидный пункт гостиница. Там ты ненадолго, сложное покушение организовывать некогда. Киллер придет к тебе в номер и выпустит всю обойму прямо в лоб. Или взорвет в твоем номере боевую гранату.
   - Сомневаюсь. Им невыгодно себя раскрывать. Убийство должно быть замаскировано под несчастный случай, чтобы не было разбирательства.
   - Чем им грозит разбирательство? Раскрытием?
   - Нет. Дело тут в деньгах. Если моя смерть признана насильственной и есть повод подозревать убийство, то счета всех моих предприятий блокируются на время расследования. А в Империи в таких случаях на время не смотрят: год, два, три, пока не будет назван виновный и суд не определит ему меру наказания.
   - А если это спецслужбы?
   - Ты рассматриваешь и такой вариант?
   - А что, этого не может быть? Имперская служба безопасности у тебя в кармане? Или они в восторге от твоей деятельности?
  Умная малышка. Бьет не в бровь, а в глаз. И это она еще всего не знает.
   - Имперская безопасность так топорно не играет. Они заинтересованы в том, чтобы прибрать к рукам Четверку, так что убить здесь меня — плохая идея. Пойми, если бы их интересовали здешние полезные ископаемые или промышленность, то убить уважаемого человека, а потом развязать войну из-за этого убийства было бы неплохим ходом. Но Четверка ценна как рекреационная зона и источник продуктов питания. Воевать с ней — погубить то, что составляет ее ценность, а значит все дело.
   - Поняла. Значит, твоя смерть должна выглядеть как несчастный случай. Вариант — терроризм, но чтобы террористов сразу поймали. Тогда только челнок. Ну, возможно, катастрофа с твоим глайдером. Пардон, экором.
   - Про катастрофу ясно. Но я могу не пользоваться экором на Энотере. А вот челнок... Что ты имеешь в виду?
   - Самое лучшее для твоих врагов, чтобы ты исчез между планетой и звездолетом. А это челнок. Его можно взорвать в космосе, а потом списать на что угодно. Все будут гадать, была ли это неисправность, столкновение с метеоритом или теракт, но никто не станет ловить осколки по всему пространству, чтобы установить истину.
   - А взорвать звездолет?
   - Да? А сами твои злоумышленники где? Они что, самоубийцы? Я не верю, что они так самоотверженны, что готовы погибнуть, только чтобы погубить тебя. А если они на Илимейне или Энотере, то взорвав звездолет дистанционно, они застрянут здесь надолго, что вряд ли входит в их планы.
   - Так, девочка, ты уже заработала половину из своих пятисот кредитов. Излагай свой план.
   - Первое. Приехать и поселиться сразу в трех отелях. Во всех взять номер и что-то в нем оставить. В одном из них поставить экор на стоянку. Там же сообщить, что завтра улетишь на том самом челноке, который тебя ожидает. В остальных заказать билеты. В одном обратно на Илимейну, в другом… на Ипомею, например.
   - А дальше?
   - Дальше я свяжусь с одним парнем. Лучший специалист на Энотере и мой хороший приятель. Его ребята будут за тобой следить. Не столько за тобой, сколько за теми, кто будет тобой интересоваться. Заплатишь ему двести кредитов когда получишь результат. Мы же хотим понять, кто за тобой охотится.
  Она сказала «мы»! Значит, теперь она в его команде! Дилмар обрадовался этой оговорке как ребенок. Но дело-то серьезное. То, что поначалу казалось емцу игрой, приобретало все более грозные очертания в его сознании. Надо слушать дальше.
   - Хорошо, заплачу. В таком деле это не деньги.
   - Тогда я свяжусь прямо сейчас, чтобы он был готов. Нам еще лететь часа два, да час на торможение... Как раз Рей успеет выставить своих ребят на объекты.
  Она вытащила из сумки сейр и стала ожесточенно лупить по клавишам. Дилмар ждал, что она соединится с этим своим парнем, поговорит, и он получит возможность увидеть того, кого сейчас нанял, но Ри просто писала сообщения и получала ответы. Наконец она успокоилась, закрыла сейр и откинулась на спинку своего ложемента.
   - Ри, скажи, почему ты не поговорила с ним по видеосвязи?
   - Потому что с борта межпланетного челнока нельзя сделать звонок по закрытой линии.
   - А ваша переписка?
   - Идет по специальному шифрованному каналу. Не волнуйся, у меня с секретностью все в порядке. Вряд ли кому-то придет в голову, но даже если придет...
  Она не собиралась сообщать, что даже после расшифровки для постороннего ее переписка будет выглядеть как болтовня двух сексуально озабоченных подружек, обсуждающих мужчин и шмотки в рабочее время. Дил сказал:
   - Понятно. А ты хорошо его знаешь? Это твой напарник? Компаньон?
   - Нет. Мой напарник на Илимейне. А с этим парнем мы сотрудничаем уже лет пять, если не больше.
  И опять она не сказала всей правды. С Рейно ее связывала дружба с тех самых пор, как они пытались вырвать его сестру и других девушек из рук мафиозного синдиката по торговле живым товаром. Что они тогда пережили вместе чужому знать не следует, тем более имперцу. Она отогнала воспоминания и продолжила:
   - Он специализируется на сексуальных скандалах и супружеской неверности, но, в отличие от меня, берется и за другие дела. Работает очень тонко, просто ювелирно. До сих пор ни одного дела не провалил. Да и твои злоумышленники вряд ли могут быть с ним связаны. Им в голову не придет такого нанять, да он и не подпишется, у него в штате убийц нет.
   - Хорошо. Предположим, этот твой сыщик выследит тех, кто обо мне расспрашивал. А дальше?
   - Дальше будем спасать твою жизнь. Для начала ты на своем экоре отправляешься на челнок.
   - И там?
   - Экор оставляешь, а сам незаметно покидаешь челнок и прячешься. Когда прилетим, подскажу, где лучше всего это сделать. Немножко придется побыть в тесноте, но жизнь дороже. Челнок улетит, а ты тихонько выберешься из космопорта и уедешь из Эно-сити. Например в Градель. Очень милый городок. Там поселишься под вымышленным именем и свяжешься со мной.
  Она сунула ему визитную карточку, на которой от руки был написан код почты.
   - А как я выберусь из порта и попаду в Градель?
   - Да, задача. В сущности я сама могу тебя отвезти. Тогда и связываться отдельно не придется. Только надо будет взять старый глайдер, новый слишком приметный, во всем Эно-сити один такой. А потом я уж как-нибудь переправлю тебя на твой звездолет.
  Дейтон смотрел на нее горящими глазами:
   - Ри, если ты все это провернешь, я заплачу тебе не пятьсот, а тысячу.
   - Здорово. На эти деньги я смогу год не работать. Да что год, если их в хороший банк положить... Хоть всю жизнь можно больше не вкалывать. Брать только те заказы, которые интересны. Или вообще поменять сферу деятельности. Я ведь по образованию адвокат, чтобы ты знал. У меня даже лицензия есть, жаль, просроченная.
  
   ***
  У девушки вдруг сделалось удивительно вдохновенное лицо, глаза затуманились, и она возвела их кверху. Надо же, как малышка размечталась. Оказалось, девочку можно купить, и не так чтобы задорого. Правда, продавать она хотела исключительно свою работу. Ну что же, пусть не любовница... Все равно ему одному не справиться, это ясно. Крепкий профессионал вытащит его из дерьма, а потом... Потом будет работать на него и дальше, никуда не денется. Четверка должна стать полностью подконтрольной территорией, и ключ к этому — информация. А она увлечена своим делом, как загорелась-то, как только запахло расследованием. Вслух он сказал:
   - Ри, ты достойна большего, я готов помогать тебе, чем смог, и в дальнейшем. Только помоги мне справиться сейчас.
  Она махнула рукой, мол, ничего, все обойдется, и предложила до посадки немного отдохнуть, а то потом времени на это не будет. Задернула занавеску, надела наушники и отключилась. Что угодно можно ставить, она сейчас не спит, а напряженно думает. Дейтон решил последовать ее примеру и тоже расслабился, лежа на своем кресле.
  Он заснул, даже не заметив, как прошло торможение и челнок перешел на орбиту Энотеры. Открыв глаза, он увидел, как девушка деловито собирает свои вещи. Заметив, что Дейтон проснулся, она приветливо улыбнулась.
   - Через четверть часа будем в космопорте. Слушайте и запоминайте. Отели «Энотера», «Космо-Рид» и «Илимейн Плаза». Экор оставите в «Энотере». Ваш челнок улетает завтра рано утром. Это хорошо. Около стартового порта есть несколько подсобных помещений, в частности для скафандров. Правый отсек будет наполовину пуст, дверца не заперта. Спрячетесь туда, закроетесь изнутри, там для этого есть ручка. Обязательно сразу наденьте скафандр. Подождите минут двадцать после отлета челнока, берите в руку чемоданчик с инструментами, они внутри шкафа на стене висят, и выходите.. Там как раз никого не будет, в порт после отлета минут сорок заходить нельзя. Выйдете через шлюз, попадете в служебный отсек. Скафандр не снимайте, чемоданчик не бросайте. Будете выглядеть как работник, чинящий двигатели. Я встречу у выхода. Постарайтесь меня узнать.
  Она действительно все продумала пока делала вид что спит. Одно непонятно.
   - А почему на «вы», Ри?
   - Вот выберетесь, опять перейдем на «ты». А пока мне так удобнее. Не надо, чтобы кто-то заподозрил нас в сговоре. Для стюардесс картина должна быть такая: Вы пытались меня трахнуть, Вам не удалось, и теперь Вы на меня злитесь. А я на Вас соответственно. Вы же подкупили одну из них, чтобы нам сначала принесли вина, а потом не мешали?
  Дьявол, и это заметила. Похоже, работать с нею легче, чем романы разводить. Легче и приятнее. Дейтон изобразил усмешку:
   - Что ж, будем думать, что и это было сделано в соответствии с коварным планом. Это фантастика, Ри. Я всегда гордился своими, скажем, талантами, но ты все время идешь впереди меня на полкорпуса.
   - Это временно, уверяю. Я объясню Вам почему, но потом, если свободная минутка найдется. Хорошо?
   - Договорились.
  Из салона Ри ушла первая. Когда Дейтон спустился к своему экору, красной игрушки уже не было. Улетела. А вот возле его серебристого красавца стоял местный агент его компании. Зеррико, так его зовут. Раньше он работал специалистом-логистиком на одном из звездолетов. Дейтон помнил без малого десять тысяч своих работников, это было одним из его сильных качеств. Он приветливо кивнул клерку и указал место рядом с собой в кабине.
   - Зеррико? Едем в отель. «Энотера», кажется. Надеюсь, номер мне найдется.
   - На всякий случай я его забронировал. Президентский люкс.
   - Отлично. Вы предусмотрительны. Я улетаю завтра. Потрудитесь передать мне все материалы по здешнему сельскому хозяйству. С образцами. Через десять дней на Илимейну прилетит мой представитель, он с Вами свяжется и выдаст дальнейшие инструкции. Пока я Вашей работой доволен.
  Мужик всячески закивал, выражая понимание, и полностью переключился на указывание дороги. Минут через десять экор Дейтона приземлился перед отелем. Агент порывался было рвануть за ним внутрь, но был остановлен холодным взглядом шефа, говорившим: «Вам тут делать нечего».
  У стойки регистрации терлось пять человек. Высокий тощий старик хотел сдать ключ от номера, роскошная брюнетка неопределенного возраста спрашивала, нет ли ей сообщений, парень с девушкой выкупали билеты на концерт, мальчишка лет пятнадцати принес посылку в номер 369 и не мог вспомнить, кому именно ее нужно доставить. В баре тоже сидело несколько посетителей, которые уставились на Дейтона, едва он вошел.
  Кто из них подослан врагами, а кто следит по поручению Ри, догадаться было невозможно. Дейтон назвал себя, взял ключи от номера 1120 и прошествовал к лифту. Номер он получил роскошный, соответствующий его статусу, но важнее всего то, что из него имелось три выхода. Четыре его чемодана обогнали хозяина и уже ждали его в номере. Сервис в отелях Вязовски был на уровне. Дилмар принял душ и переоделся, постаравшись чтобы его костюм ничем не напоминал то, в чем он прибыл в отель. Затем взял два чемодана, оставшиеся засунул в шкаф, а сам вышел через пожарный выход. В этом отеле пожарный выход был сделан в виде шахты, вдоль которой надо было скользить, зацепившись за трос специальным карабином. Дил порадовался, что надел брюки с подходящим ремнем, прицепился к карабину, и через мгновение уже выходил на улицу за отелем. Такси не заставило себя ждать. Следующим пунктом в его путешествии был «Илимейн Плаза», второй отель Вязовски в городе. Там все повторилось. Он снова глазами искал в холле того, кто за ним следит, но никого не смог обнаружить, отчего паранойя просто взвыла. Казалось, все вокруг участвуют в заговоре, обложив его со всех сторон. Портье, блондинка у стойки, супружеская чета постояльцев с кучей чемоданов, участники научного симпозиума, бармен, лифтер и горничная, все казались ему подозрительными.
  Улизнув из «Плазы» по длинной металлической лестнице, заключенной в железный короб, он появился в «Космо-Рид», в очередной раз снял номер, выпил коньяка в баре, поднялся к себе и тихо исчез. В этот раз спустился по лестнице для персонала. В обоих отелях он оставил по чемодану, обозначив свое присутствие. С собой забрал только небольшую сумку с нижним бельем и умывальными принадлежностями. Плевать на барахло, купить новое не проблема. В «Энотеру» он сумел вернуться незамеченным через служебный вход, который приметил, когда убегал. До второго этажа дошел пешком. А там выбрался в коридор для чистой публики и сел в лифт.
  Войдя в номер, он первым делом все осмотрел, но не нашел ничего подозрительного. Заказал себе обед, затем растянулся на кровати и стал ждать. Дождался звонков. Сначала с ним связался капитан звездолета и попросил подтвердить челнок на завтра. Подтвердил. Затем с тем же вопросом к нему обратились: его первый заместитель, начальник службы безопасности, его второй заместитель, знакомый банкир, через банк которого шли все официальные деньги Дейтона, секретарь главы Союза предпринимателей Четверки, Вице-Президент Общества Рекреационного бизнеса Союза Миров И еще куча всяких галактических чиновников и предпринимателей.. Все они хотели встретиться с ним на борту звездолета, и всем им он встречу обещал. На вопрос, где на Энотере он остановился, дейтон отвечал по-разному, называя гостиницы вразбивку. Подойдя к ситуации как к игре и одновременно как к делу. от которого зависит его жизнь, создал файл и записывал позвонивших, отмечая их вопросы и свои ответы. Записи вел по горячим следам, боясь забыть, кому что соврал.
  Вопрос долго ли он еще планирует пробыть в мире Четверки ему задали: его последняя любовница, несколько приятелей, в которых он подозревал шпионов Союза Миров и Республики, старый приятель, про которого он точно знал, что тот является высоким чином Тайной полиции Империи, вторая бывшая жена, а еще бывшая любовница, которая случайно отдыхала на Илимейне и узнала, что он здесь.
  Тем, кто спрашивал про челнок, он сообщал, что решил на пару дней задержаться на Энотере, есть интересные перспективы. Некоторым выдавал большой секрет: он собирается посетить еще одну здешнюю планету и называл то Ипомею, то Гардению, то Гайларду. Только капитану такую ересь говорить не стал, просто сказал, что пока не принял решение. Скорее всего завтра прилетит, но возможны варианты. В конце концов, звездолет принадлежит ему, Дейтону. а капитан всего-навсего его наемный служащий.
  Тем же, кто спрашивал, надолго ли он на Четверке, отвечал по-разному. Любовнице сказал, что задержится, бывшей жене — что вылетит завтра на Илимейну, шпионам — что улетает завтра в Империю, Тайной полиции Империи — что улетит послезавтра, а бывшей любовнице — что уже улетел.
   Глубокой ночью, покончив с последним звонком, он лег совершенно вымотанный, но довольный. Забавное получилось приключение. Если не считать того, что его собираются убить, все здорово. Кровь кипит, жизнь снова обретает вкус, запах и цвет, а ведь еще недавно ему казалось, что самое большое приключение — это подписание очередного контракта. Он как будто снова окунулся в атмосферу своей бурной молодости, когда на него охотились, и он охотился. Ему казалось, что все это в прошлом, что он достиг того уровня, когда все взлеты и падения совершаются в тиши кабинетов и выражаются в суммах прописью. Но вот на него снова объявили охоту, и он снова готов с замиранием сердца сидеть в засаде или пробираться тайными тропами. Молодец эта девчонка Ри, составила отличный план, а главное, раззадорила его. Теперь те, кто хочет его подставить, очень об этом пожалеют.
  Укладываясь спать, он вдруг вспомнил, что Ри как раз ему так и не позвонила, да и номера ее у него нет. Конечно, она может с ним связаться через администрацию отеля, но это вряд ли. Она опытная, не станет светиться так глупо. Сказала, что будет ждать его в порту, значит будет. А что она имела в виду. когда говорила: “Только вы меня узнайте”?
  Утром он уехал в космопорт так рано, как только смог. Собирался до отбытия челнока обследовать местность. Как же! Так ему и дали! Первый, кого он увидел, покидая экор, был его собственный начальник службы безопасности. Что его купили, было понятно с самого начала. А вот кто купил? Это Дилмар хотел знать больше всего. А дя этого надо как минимум себя не выдать. Поэтому он весело улыбнулся и приветствовал предателя:
   - Привет, Фэрис, рад Вас видеть. Мы летим вместе?
   - Утро доброе. Нет, эдер Дейтон, к сожалению, я должен остаться. Получена странная информация, и я хотел бы разобраться...
  Дейтон облегченно вздохнул. Значит, челнок, Ри правильно вычислила. Фэрис выглядел встревоженным. Еще бы, если он руководит операцией, по-другому и быть не может.
   - Понятно. Разбирайтесь. По результатам доложите. Я сейчас собираюсь позавтракать, до отлета челнока еще есть время.
   - Вы могли бы перекусить на борту.
  Ага, он не успокоится, пока не усадит Дила в челнок. Пусть поволнуется, гаденыш.
   - Нет, дорогой. Мы с Вами находимся на сельскохозяйственной планете, здесь потрясающе вкусная еда. На наши корабли они ее не поставляют, да наши повара и готовить так не умеют. Так что я пошел в ресторан. Надеюсь, тут найдется молоко и творожная запеканка. Вчера за ужином пробовал - это что-то божественное. А еще я закажу что-нибудь на обед и возьму с собой. Вылетаем, как и было запланировано, через полтора часа. А пока, не в службу, а в дружбу, загоните мой экор в челнок. Или нет, я сам. Ужасно не люблю, когда кто-то садится за его штурвал. Все равно как кто-то лапает мою женщину.
   - Хорошо, шеф. Порт для экора будет открыт через сорок пять минут.
  Дейтон кивнул, обозрел взлетную площадку, на которой пока не было никакого челнока, заметил дверцы шкафов для скафандров, определил, какой из них правый, и отправился в ресторан. Местная кухня полностью оправдала его ожидания. Хозяин заведения отлично сознавал, что еда должна быть визитной карточкой планеты, поэтому нашлись и свежие молочные продукты, и фрукты, и пышный только что выпеченный хлеб, и очень неплохой кофе. Ровно через сорок пять минут Дейтон покинул ресторан и спустился к своему экору. Челнок уже ждал на старте с открытым грузовым портом. Служащие заносили в него коробки с продуктами. Тележки с пирамидами ящиков ждали разгрузки. Рядом с ними стоял еще один служащий Дейтона и наблюдал за процессом. Увидел хозяина и поздоровался.
   - Добрый день, шеф.
   - Добрый. Что тут происходит, Мелон?
   - Видите, продукты грузим. Мы решили разнообразить наш рацион на звездолете. Удачно, что Вы выбрали для отлета сельскохозяйственную планету, мы закупились на месяц вперед.
   - Это решение капитана?
   - Да, эдер Дейтон, капитан так решил.
   - Ну-ну, а идею кто подал?
  Мелон покраснел.
   - Эдер, идея, признаюсь, была моя. Уж очень я люблю вкусно покушать, а в космосе...
   - Молодец, Мелон. Я, скажу по секрету, тоже люблю вкусно покушать.
  Дейтон похлопал парня по плечу и забрался в кабину своего экора. Здорово, что Мелон решил закупить провизию. Среди ящиков и всей этой суеты легче будет скрыться. Он нажал на старт и торжественно въехал в грузовой порт мимо тележек с продуктами и суетящихся служителей. Вышел, продефилировал к шлюзу во внутренние отсеки, улыбнулся преданно глядящему на него Мелону, приоткрыл дверцу, и, как только парень отвернулся, совершил прыжок под стать пантере и оказался между двумя рядами контейнеров. Прополз вдоль них к стене, двинулся к выходу. Заслуживающий доверия свидетель видел, как Дейтон сел в челнок. А что его там не оказалось, это уже следующий вопрос.
  Пока он тихо пробирался к выходу, рабочие под руководством Мелона погрузили продукты. На площадку привезли еще несколько контейнеров, и сопровождавший их человек развил бешеную деятельность. Дейтону это было на руку. Он совсем было собрался выскочить из челнока и рвануть к заветной дверце, как заметил своего начальника службы охраны. Тот подошел к сверяющемуся со своим свотом Мелону и задал вопрос. Хоть на площадке было шумно, но Дейтон отлично услышал:
   - Шеф уже на борту?
   - Да. эдер Фэрис, он поднялся минут пять назад. Вон его экор стоит.
  Фэрис тут же вытащил из кармана свот. Проверяет, сволочь. Свот Дейтона завибрировал в заднем кармане. Пришлось отползти за ближайший контейнер и принять вызов.
   - Вы на борту, шеф?
   - А Вы хотели меня проводить, Фэрис? Опоздали.
   - Отлично, шеф. Можно дать разрешение на взлет?
   - Не имею возражений. Хорошо бы взлететь как только закончат погрузку. Все, я Вас не задерживаю. Выполняйте.
  Дейтон отключился и глубоко вздохнул. Хорошо быть боссом. Можно прекратить разговор в любую минуту, и это не вызовет ненужных вопросов. Фэрис ждал, когда он окажется на борту. Так, погрузка заканчивается, пора линять.
  Дейтон увидел, как Фэрис идет прочь со взлетной площадки, Мелон же прошел внутрь челнока. Следом за ним поехала платформа с большим контейнером, и под ее прикрытием Дил шмыгнул наружу. Вовремя. Если бы он повременил еще пару минут, выскочил бы на всеобщее обозрение на пустую площадку. Пока тут еще стояло два последних контейнера. Пригибаясь и прячась, он добрался до дверцы скафандрового отсека и нырнул туда. Ри не соврала: из шести штатных скафандров там было только четыре. Попробовав выглянуть в крошечное круглое окошко, Дилмар осознал, что спрятался в последний момент: мимо его убежища толпой шли рабочие. Сейчас закроют шлюзы, и стартовую площадку заполнят ядовитые продукты сгорания топлива разгона. Скорее! Он лихорадочно начал паковаться в скафандр, благословляя своего школьного инструктора. Навык, полученный много лет назад, оказался бесценным. Он сумел надеть спасительную защиту практически в последний момент. Все, теперь надо выждать. Через двадцать минут можно будет открыть шлюз и выйти в служебную зону. А там опознать Ри при встрече. Интересно, как она будет выглядеть?
  Служебную зону удалось пройти без проблем. А вот на выходе... На выходе стоял Фэрис и разговаривал с незнакомцем. Высоким, худым, и явно не местным. На мужика в скафандре никто из них внимания не обратил, но Дейтон инстинктивно замедлил шаг. То, что произошло дальше, явилось для него полной неожиданностью. Он столкнулся сразу с двумя. Вернее, с ним столкнулись сразу двое: вульгарная девица с кошмарной ярко-зеленой прической и фиолетовой помадой и уборщик с тележкой, на которой стояли ведра с грязной водой и какие-то бутылки с моющими средствами. Девица дико завизжала, тележка перевернулась, моющие средства разноцветными пятнами украсили пол, а затем Дейтон в своем скафандре поскользнулся ( или ему подставили ножку?) и плюхнулся во все это цветастое великолепие.
  Все, он погиб. Сейчас его поднимут, разденут, и Фэрис увидит...
  Дальнейшее происходило так стремительно, что Дейтон не успевал соображать. Фэрис и его собеседник брезгливо посторонились от лужи грязной воды с моющими средствами, которые не делали ее чище. Визжащая девица стала вставать, и грязной рукой случайно схватила Фэриса за рукав. Он с отвращением оторвал ее лапку от своего безупречного костюма, а его собеседник открыл дверь из служебного отсека и сделал шаг наружу. Фэрис поспешил за ним. Какое счастье! Хвала этой придурочной! - подумал Дейтон, продолжая валяться в луже. Встать мешал скафандр. Уборщик позвал своего напарника, вдвоем они подняли Дейтона и повели его в подсобку. Как только дверь за ними закрылась, он попытался вырваться... И тут следом за ними в помещение ворвалась та самая кошмарная девица с зелеными волосами. Захлопнула за собой дверь, повернула ключ в замке и рассмеялась.
   - Снимите с него скафандр, ребята, - сказала она голосом Ри, - а то у эдера Дейтона сейчас крыша съедет.
   - Ри! - только и сумел выговорить Дилмар, когда шлем скафандра перестал ему мешать.
   - Ну, здорово мы все провернули под носом у твоего шефа безопасности? - спросила со смехом наглая девица.
  Она потянула себя за волосы, и в руке остался парик. Потом почесала около уха и сдернула тонкую пленку, неузнаваемо изменявшую ее лицо. Под всей этой бутафорией скрывалось милая мордашка его недавней знакомой. Она добавила весело:
   - Хорошо, Дил, что ты не стал орать от ужаса. Выдержка у тебя что надо.
   - Спасибо за комплимент. Теперь понял, что ты имела в виду, когда говорила: только ты меня узнай. Не узнал, каюсь. И снимаю шляпу: такого представления я не ожидал.
  Парни, изображавшие уборщиков, расхохотались и подняли большие пальцы вверх. В человеческой культуре Четверки это жест, кажется, означает высшую степень одобрения. Ри ответила.
   - Надо признаться - это была сплошная импровизация, пан предусматривал другое, но этот твой Фэрис просто засох у двери со своим приятелем.
   - Ты знаешь, кто этот... «приятель»?
   - Давай об это где-нибудь в более безопасном месте. Познакомься, это мои друзья Рейно и Кайр. Ты должен им двести кредитов.
  Дейтон усмехнулся и полез в карман. Достал бумажник, из него извлек карточку и протянул Рейно.
   - Этот счет открыт на предъявителя. Открыл не я, а господин Вязовски, со мной его не свяжешь. Я положил сюда небольшую сумму на текущие хозяйственные нужды, чтобы использовать их в вашем мире. Тут немного больше чем двести имперских кредитов.
  По высоко поднятым бровям парня было понятно, что он не представляет себе таких сумм на текущие расходы. Но вслух Рейно произнес только:
   - Мы рядились за двести.
   - Лишние за секретность.
   - Что ж, не буду уверять Вас, что они мне не нужны. Спасибо за прибавку.
  Кайр подтвердил его слова кивком.
  Дейтон пожал обоим руки, затем посмотрел на Ри: она с невероятной скоростью переодевалась и стирала с лица косметику. Эффект оказался поразительным: буквально через минуту перед Дейтоном стояла не вульгарная девица, а паренек лет пятнадцати в форменной одежде разносчика из ресторана. Мальчишка хлопнул глазами и протянул Дилу огромную сумку:
   - Одевайся, Дил, не стоит выбиваться из образа.
  В сумке лежал форменный костюм работника транспортной компании, которая привезла на челнок контейнеры. Бесформенный комбинезон Дейтон надел поверх собственной одежды. Надвинул кепку пониже и сказал:
   - Я готов.
   - Отлично. Мы уезжаем. Мальчики, я жду финальной информации.
  Подсобка оказалась с двумя дверями. Вторая дверь выходила на узкую лестницу, не столько грязную, сколько пыльную. Ри скользнула вниз, Дил за ней. Этажом ниже она открыла дверь ключом странной формы, и они вышли на улицу, вернее, на стоянку экоров, или тут их следует называть глайдерами? Прямо у выхода были припаркованы огромные дерры, перевозившие крупногабаритные грузы. Ри махнула рукой и показала: идем туда. Под защитой дерров они прошли вдоль стены и спустились по маленькой лесенке на другую стоянку. Там стоял специальный транспорт космопорта, а в углу притулились три маленьких глайдера с ярким логотипом здешнего ресторана. Ри села в крайнюю машинку, хлопнула по сиденью рядом с собой, и, не успел Дейтон занять свое место, стартовала.
   - Снимай обмундирование, Дил. Сейчас пересядем в нормальный глайдер, только завезем заказ.
   - Заказ? - Дейтон был поражен.
   - А что ты хочешь? Все должно быть натурально. Так пришлось бы бросить глайдер, это могло привлечь ненужное внимание, а так... Мой приятель Лес развозил заказы. Он встретит нас у заказчика, вернется и приведет машину обратно.
   - А заказчик?...
   - Сестра Рейно. Мы летим в ее салон красоты.
   - У тебя все продумано, Ри. Я поражаюсь.
   - Чего там поражаться. На Энотере у меня все в кармане. Вот если бы дело было в Империи, тогда да.
   - А куда мы от сестры твоего приятеля? В Градель?
   - Можно и в Градель. Но потом. Оказалось, с тобой все не так-то просто. Вернее, очень сложно: тебя пасут не двое-трое, а толпы. Сутки, пока не соберем информацию, побудешь у меня. Там безопасно. Вот я тебя и пригласила, как ты хотел.
   - Я и не мечтал. Очень рад, Ри. Правда. Ты хороший друг.
   - За тысячу кредитов? А как же! Отличный.
  Ехидная девица. Он ей от всей души, а она... Но то, что она везет его к себе домой... Что бы это значило?
  
  ***
  Как я успела провернуть всю операцию по спасению Дилмара Дейтона, сама не знаю. Хорошо, что у меня есть верные друзья. Без Рейно я, естественно, провалила бы все дело. Он злился, бурчал, ругался, но все сделал отлично. Даже лучше, чем я могла мечтать. Поднял все силы. Еще бы! Двести тысяч илмеров - он со своей конторой столько за полгода не заработает. Десять человек следили за Дейтоном в городе, меняясь по методу «карусель». Трое отличных ребят контролировали выходы в сеть всех, кого засекли наши наблюдатели, их программы записывали все разговоры и скачивали переписку. Еще один парень шерстил межгалактическую сеть. А мы с Рейно и его братом Кайром готовили операцию в космопорте.
  Она удалась как нельзя лучше. Дил меня совершенно не узнал, но вел себя отлично. Никакой паники и лишних звуков. Больше всего я боялась неправильной реакции его долбаного шефа безопасности. Он застрял на выходе с очень сомнительным типом с большой долей эльфячей крови, явным имперцем. Ну, Рей его зафиксировал, потом выяснит личность. Устраивая кучу малу я боялась, что этот Фэрис сунет туда свой любопытный нос. Обошлось. Как только вульгарная девица вцепилась грязными руками в его идеальный костюм, он вполне предсказуемо слинял со сцены и дружка своего за собой утащил. Вернее, слинял дружок. Испугался, что следующий обляпанный костюм будет его.
  Дальше была немая сцена, когда Дил понял, что девка с зелеными волосами — это я. Потом мы выбрались из космопорта и на ресторанном глайдере отправились к Мире, сестре Рея, где нас ждал Лес, хозяин этого самого глайдера. Там вернули Лесу его машину, а сами сели в мою старую лоханку. Это я ее так любя называю, отличная тачка. Считается, что я ее продала, на мне она не числится. Спасибо дяде Сирилу, он сделал вид что купил эту рухлядь для одного из своих хозяйств на Энотере. На самом деле она как стояла, так и стоит в гараже у Рея. Теперь там отдохнет моя красная малышка.
  Мы выбрались из Эно-Сити, стараясь не привлекать к себе внимания. Зато за городом я оторвалась по полной, насколько позволил мне аппарат. Глайдер даром что не новый, но, когда я его покупала. был одним из лучших. Мощный, приемистый. Я гнала во весь дух несмотря на то, что мы летели достаточно низко, чтобы нельзя было засечь. Дейтон сначала молчал, но когда мы были уже далеко от города, начал задавать вопросы. Хотел знать сразу все. С трудом удалось ему объяснить, что информацию мы сможем получить только завтра, когда к нам прилетят Рей с Кайром. Пришлось рассказать, как организована слежка, и Дил восхитился тем, как профессионально ребята работают. Ага, они у себя в Империи полагают, что тут дикие живут. А по мне так половина имперцев — дикари, если не хуже. Они даже книг не читают, а еще в Империи процветает рабство и никто с этим не борется. Но я ничего не сказала.
  Мой дом далеко от столицы, лететь пришлось часов пять. Конечно, можно было воспользоваться переместителем, ну, если бы нам жизнь надоела. От ближайшего переместителя в Граделе мой дом всего в каком-нибудь часе полета. Тоже не ближний свет, но и не дальний.
  Пока летели, раза три останавливались в лесу. Я захватила с собой бутерброды и воду, на остановках пили и ели, ну и остальное. Надо же иногда и отдать долг природе. Дейтон никогда не пользовался кустиками в этих целях и был поражен, что так можно. Что с него взять, в городе вырос, природу только на видео видел. Я на это намекнула и получила ответ: нет, он с природой знаком, только не с такой. Конечно, на Лигете она есть только в парках и оранжереях, но когда Дейтон проходил положенный имперским студентам курс молодого бойца, учения были организованы не в городе. Поговорили, оказалось, на той планете в Империи, где он проходил учения на природе — каменистая пустыня. Для такого наша Энотера — рай.
  А вот когда мы долетели... Дилмар Дейтон обалдел. Это так явно было написано на его лице, что я получила удовольствие. Имперец никогда не видел деревянных домов. В Империи таких не строят, дерево — слишком дорогой для них материал. А мой дом полностью деревянный. Внешне. Внутри, конечно, вполне современная начинка, но стилизованная под земную старину. Прежний хозяин скопировал эту прелесть из какого-то древнего землянского фильма. За это я его и купила. Люблю все древнеземлянское, и даже подделку под древность. Дом замечательный, не большой и не маленький, с верандой по всему периметру и огромным балконом на втором этаже. Очень симпатичный и уютный. Я не стала ничего менять, только поставила современную систему безопасности, да оборудовала под домом вместо погреба бункер. Теперь даже при прямом попадании ракеты в мои пенаты, я смогу автономно продержаться под землей не меньше месяца. Рассказывать об этом Дилу я, разумеется, не стала.
  Еду мы привезли с собой, и я получила удовольствие, заставив великого и ужасного Дейтона таскать продукты из глайдера в кухню. Потом отвела его на второй этаж и показала гостевую спальню, сообщив, что моя напротив. У мужика на лице появилось такое кошачье выражение. что стало ясно: он принял мои слова как руководство к действию. Ночью можно ждать гостя. Говорить ему, что я в своей спальне оставаться не собираюсь, не стала. Пусть себе губы раскатывает, будет время их закатать.
  Потом мы прогулялись. Вокруг дома в окружности радиусом полкилометра у меня парк: роща, озеро и цветник. Ухаживать за ним некогда, этим занят мой арендатор. Поместье огромное, но все земли, кроме парка, я сдаю Роберту Сандо. Хороший мужик, у него шесть сыновей и три дочери от двух жен. Старшие и младшие с ним, работают на земле, а два средних сына и две дочери в городе. Учатся. Роб мне не мешает, я ему тоже. Когда прилетаю, даю знать, и получаю каждый день корзины со свежими овощами. Корзины, кстати, стояли тут же. На веранде. Зелень немного подвяла: по мнению Роба я приехала еще вчера.
  Дейтон таращил на меня глаза всю дорогу, а когда мы вернулись в дом, сказал:
   - Я не представлял себе, что ты такая богатая женщина, Ри.
  Я вытаращила на него глаза. Этот набоб говорит, что я богатая? Интересно, сколько раз он может меня купить за свои деньги?
   - Богатая? По-твоему, это богатство? Мое поместье куплено в кредит, который я выплачиваю из доходов от аренды. Того, что остается, хватает на налоги и поддержания здания в порядке. Со всего этого я имею только убежище. Место, куда никто против моей воли не сунется, где могу побыть одна и отдохнуть.
  Он тяжело вздохнул:
   - Ты жалеешь, что пустила меня сюда?
   - По большому счету да. В обычной ситуации ты бы здесь не оказался. Но у меня не было времени подготовить убежище и для тебя тоже.
  Он задумался. Мы прошли в гостиную, сели, я налила нам сока. Потом покопалась в шкафчике, вытащила бутылку крепкой настойки на травах и предложила Дилу.
  Он добавил бальзам прямо в сок, выпил залпом и спросил:
   - Ри, скажи, почему ты мне помогаешь? Я вдруг понял: тебе это ни для чего не нужно.
  Не нужно? Мне не нужны полмиллиона илмеров? Он что, офигел? Я подняла в удивлении брови, поощряя его высказаться до конца.
   - Да, я хорошо плачу, но тебе особо не нужны деньги. А от меня неприятностей может быть больше, чем дохода. А если с тобой что-нибудь случится... Мертвому никакие деньги не помогут. Ты это прекрасно понимаешь, и все равно ввязалась.
   действительно это понимаю, Он прав на сто процентов. Я потому так и шифровалась, вылетая сюда, в поместье. Не думала об опасности, но делала все, чтобы ее уменьшить. Почему я в это ввязалась? Почему? Потому что дура! Надо было сразу его послать куда подальше. Прикинуться дурочкой, хихикать и не связываться. Деньги тебе понадобились, Риала Макридис? Да обошлась бы прекрасно и без них! Мужик понравился? Ерунда! Интересно стало? А вот это верно. Давно у меня не было интересных дел, давно адреналин по мозгам не шарахал. А потом... Эта моя дурацкая склонность защищать. Человек под ударом, значит, надо грудью бросаться, а стоит он того или нет, потом разберемся. Глупо, конечно. У меня нет никакой информации о мотивах его врагов. Возможно, знай я все, еще бы им помогла. Но он попался мне в удачную для себя минуту. Вслух я сказала:
   - Знаешь, Дил... А, ничего ты не знаешь. Чтобы ты понял, мне придется тебе кое-что рассказать. А желания трепать языком у меня сейчас нет.
   - Хорошо, Ри, я подожду твоих объяснений. Я ведь знаю, кто ты.
   - Откуда? И кто я, по-твоему?
   - Вспомнил. Мне показалось знакомым твое имя: Риала Макридис. Читал в донесениях агентов. Уже восемь лет от вас не поступает живой товар. Человечек в притоны и гаремы теперь привозят преимущественно из Кайтея. У нас в Империи ходили слухи про девушку, которая в одиночку расправилась с кланом Коберн, который торговал человеческими девушками из мира Четверки. Ее как раз звали Риала Макридис. Это ты, я правильно понял?
  Он и вправду знает. Не все, не точно, но представление имеет.
   - Правильно. Только я это сделала не одна. Мне помогали.
   - Кто же например?
   - Одного ты сегодня видел. Это Рей. Но на самом деле таких было много. Везде. Нам помогали люди, которые не приемлют саму идею рабства. И здесь, на Четверке, и в Империи, куда шел основной поток, и в Союзе Миров. Так что я везде побывала. Наших девушек куда только не продавали, в основном в Империю. Кстати, зря вы так кичитесь своей цивилизацией и культурой. У вас там до сих пор рабовладение процветает, а у нас на Четверке этого отродясь не было.
  Дейтон мрачно возразил:
   - Там, откуда я родом, рабов нет.
   - Ага. Так у вас в центральном мире, Лигете. А в большинстве подвластных императору миров, таких как Шиэртан, Ровда, Ампелис, Легума рабство узаконено, особенно женское. Да я назвала только то, что сразу в голову пришло, подумаю — еще вспомню.
  Он вдруг заинтересовался:
   - Ты была на планетах мира Шиэртан?
   - Была дважды. На Бэре и Рикосе.
   - И как тебе удалось уйти оттуда?
   - Удалось. Расскажу как-нибудь. А в общем... Мне помогли. Учти, я не рабыней туда приехала.
   - А как?
   - Вот так. Нелегально, в грузовом трюме. Искала сначала сестру, а потом доказательства незаконной деятельности Кобернов. Сто сорок восемь часов видео на одном Шиэртане. Ничего гаже никогда не видела.
  Дейтон помолчал, а потом ляпнул:
   - Вот поэтому Империю все ненавидят. И наши технологические достижения не кажутся чем-то потрясающим по сравнению с тем, что попав на тот же Шиэртан или Ровду можно потерять свободу, а возможно и жизнь.
   - Рада, что ты это понимаешь. Обычно имперцы относятся к нам как к существам низшего порядка. Тот же твой Фэрис. Он смотрел на нас как на грязь под ногами, а находился в нашем мире, на нашей земле.
   - Я не такой, Ри.
   - Наверное поэтому я тебе и помогаю. Ладно, хватит болтать, пора поесть приготовить.
   - А кто будет готовить?
   - Ну, повара тут нет, из ресторана тоже не закажешь... Тебя в пристрастии к готовке я подозревать не смею. Выходит, что я.
  Тут у Дейтона глаза совсем на лоб полезли. Странно, чему он так удивился? У нас в семье девушки традиционно учатся готовить. Бабушка Сильвия непревзойденная кулинарка, мама тоже готовила прекрасно, да и я лицом в грязь не ударю. Когда мы планировали операцию по уничтожению Кобернов, то собирались в моей кухне, и я по ходу дела всех кормила. Так и Рей, и Сим, мой постоянный напарник, все никак мои котлеты и супы забыть не могут. Жену Сима даже пришлось научить готовить такие же, а то она обижалась, что ей меня в пример ставят.
  Дейтон поплелся за мной на кухню и стал наблюдать, как я режу мясо и лук, пережариваю муку, солю, перчу, добавляю специи. Потом ему надоело и он вытащил свой сэйр, или, кажется, имперцы это называют свот, но я велела ему положить штучку обратно. Если его включить и начать шарить по Сети, враги быстро поймут, что он жив и здоров. Все-таки Фэрис производит впечатление профессионала. Если поймут, то запеленговать его местонахождение труда не составит. А нападения мой дом не переживет! Он деревянный!
  Мужик был недоволен, но послушался. Я предложила ему пошерстить сеть с моего старого сэйра. Если не вводить свой пароль, то, прикидываясь мной, он может остаться незамеченным и получить нужную информацию. Только почту посмотреть не получится, да и вызов никому не пошлешь.
  Мой сэйр лежал у меня в спальне в тумбочке, я его за ним послала. Пока будет бродить, я салат порежу и овощи потушу.
  Дейтон вернулся нескоро, а вернувшись спросил:
   - Ри, у тебя такая допотопная модель свота. По твоему... глайдеру я ожидал чего-то более продвинутого.
  Он что-то другое хотел у меня спросить, но не решается. Делаем вид, что не понимаем.
   - Более продвинутое лежит в моей сумке. С ним я работаю. А этот старый, я его использую как книгу. Люблю почитать перед сном.
   - У тебя очень уютная спальня, Ри. Стиль немного допотопный, но очень, очень уютно. Мне понравилось.
  А, это ты к тому, что своей спальне предпочитаешь мою, да еще и с хозяйкой в качестве постельной принадлежности? Обломись.
   - Это ты к тому, что и сэйр у меня допотопный, и спальня, и вообще я люблю все допотопное? Да, я такая. Люблю старину. Земную. И стараюсь воссоздать ее в своей жизни.
   - А на Земле ты была?
   - Нет. Ты же знаешь, двадцать лет назад ее закрыли на очередной карантин. Восстановление биосферы. Я тогда была маленькая, а у мамы не было денег чтобы свозить нас туда.
   - А все представления ты черпаешь...
   - Из книг и фильмов. На Земле была замечательная гуманитарная культура.
  Мужик вдруг почему-то разозлился:
   - Да фиговая была эта культура, и технологии подкачали. Иначе бы земляне не загадили уникальную планету, на которой смогла самостоятельно развиться разумная жизнь, до такой степени, что ее уже четвертый раз приходится закрывать на карантин.
  Я обиделась. Этот-то сам человек как минимум наполовину, что же он так нос задирает? Хотя по большому счету он прав. Даже гоблины не портили так окружающую среду, как простые люди. Человеки. Технологии эльфов, орков, драконов и даже вампиров более экологичные. Они больше берегли свою среду обитания, хотя природные условия на их родных планетах ничуть не лучше, а зачастую и хуже, чем на Земле. Хотя... родную планету орков Шиэрту они вообще умудрились взорвать на фиг. Хорошо, что к тому времени орки уже успели колонизировать планет десять.
  Земляне в свое время действительно загадили материнскую планету так, что дальше ехать некуда. Поэтому и стали искать возможности расселиться по иным мирам. Земля же подвергалась рекультивации и восстановлению биосферы трижды. Судя по всему этот процесс ни разу не довели до конца, стремясь скорее снова заселить несчастную давшую нам жизнь планету. Каждый раз репатрианты ухитрялись сбить все настройки, если можно так выразиться, и система скатывалась к очередной катастрофе, причем с каждым разом все быстрее. Последнее закрытие произошло двадцать, а точнее девятнадцать с половиной лет назад. Было принято решение не ограничиваться, как обычно, периодом в тридцать лет карантина, а выдержать все сто. Если учесть среднюю продолжительность жизни... Шансы посетить историческую родину у меня появятся только в глубокой старости, если только я до нее доживу. Да что я все о несбыточном... Меня сейчас другое волнует. Я сумела увести разговор от постели. И это уже хорошо. А изобразить обиду стоит.
  Я и изобразила. Поджала губы и вздернула и без того вздернутый нос. Отвернулась и углубилась в процесс нарезания зелени.
  Не люблю манипуляций, и хотя к тем же клиентам зачастую их применяю, но с близкими никогда до этого не опущусь. С Симом, Рейно, Кайром я всегда открыта. А вот Дил мне никто, поэтому можно себе позволить. Дейтоном оказалось довольно просто манипулировать. Как только я обиделась, он сел за стол, врубил мой сэйр и стал шарить по Сети, делая вид, что на меня не смотрит. Мне это только на руку. Я свалила последние кусочки баклажан в сотейник и сунула нос в то, что он там изучает. Издалека. Деликатно.
  Он залез в материалы семилетней давности и читал данные о Риале Макридис и деле Кобернов. Ну и наглый же тип! Прямо при мне. Но я сделала вид что ничего не увидела (экран-то мелкий) и спросила:
   - Дил, что там в новостях? Еще не передавали, что ты погиб при невыясненных обстоятельствах?
   - Хороший вопрос. Сейчас посмотрю. А, вот: «Челнок звездолета «Пламя Темной Звезды», совершавший рейс между планетой мира Четверки Энотерой и звездолетом, внезапно перестал отвечать на запросы как звездолета, так и планетарной системы навигации. До сих пор не выяснено что произошло. На борту находился один из видных деятелей Империи, знаменитый предприниматель миллиардер Дилмар Дейтон, владелец звездолета «Пламя Темной Звезды». Вместе с ним на борту находился экипаж и несколько служащих его аппарата.». Итак, Ри, я пока пропал без вести.
   - День еще не кончился, к полуночи они тебя похоронят.
   - Хорошо, что у нас в Империи идентификация личности ведется по ДНК.
   - У нас тоже. Так что доказать что ты — это ты не составит труда. Но хотелось бы увидеть интервью твоего шефа безопасности. Интересно, что он врать будет.
   - Я бы тоже с удовольствием посмотрел. Ри, а что дальше?
  Это он о чем? Хочет знать, когда ему доставят всю инфу на блюдечке?
   - Дальше мы пообедаем. Еще минут пятнадцать, и все будет готово.
   - Я о другом.
   - Вечером с нами свяжется Рей и передаст все, что удалось нарыть. Легенды, явки, пароли.
   - Это юмор?
  Мужик явно начал сердиться. Пришлось кое-что рассказать.
   - Примерно. Его люди следили за несколькими объектами, которые тобой интересовались. Но не только следили: они искали на них материалы: кто, что, по какой причине. Думаю, нашли, у Рея по-другому не бывает. Ты их получишь не сегодня, так завтра. И мы полученное обработаем. Да, забыла спросить, тебе кто-нибудь вчера звонил?
   - Все кроме тебя.
   - Я сама не стала звонить и тебе свои координаты не дала, чтобы никто не мог нас связать. Мы виделись только однажды: когда вместе летели с Илимейны на Энотеру. Но мы в салоне были не одни.
   - Как это?
  Дейтон обалдел: захлопал удивленными глазами. Конечно, кроме нас в салоне бизнес-класса никого не было, но это в жизни. А по документам можно изобразить что угодно. Неужели этот великий бизнесмен не знает?
   - Понимаешь, если бы мы были там одни, тот же твой шеф безопасности, когда вскроется, что ты жив, может меня заподозрить. Еще хуже будет, если об этом узнает имперская безопасность. Но если в салоне было пять пассажиров разного возраста и пола, проверять их всех не будут: ни с кем у тебя не было шанса поговорить наедине. А я очень не хочу, чтобы твой Фэрис или кто другой решил за мной поохотиться.
   - Понятно. А откуда взялись еще четыре пассажира?
   - Элементарно. Еще четыре фамилии списка этого рейса были перенесены из эконом-класса в бизнес. Так как несоответствие теперь может заметить только бухгалтер, а он не заметит, то я не волнуюсь.
   - Почему не заметит?
   - Финансовые ведомости уже ушли в бухгалтерию транспортной компании. Теперь списки пассажиров имеют исключительно архивный интерес.
  Дейтон воззрился на меня с уважением. Наконец-то.
   - Ты очень предусмотрительная, Ри. Мне тоже не хотелось бы навлекать на тебя неприятности. То, как ты все организовала, и как позаботилась о моей и своей безопасности, произвело на меня впечатление, должен признаться.
  Ага, понял с кем дело имеет. Я махнула рукой и пригласила его за стол. Салат, сыр, тушеное мясо с овощами, фрукты и вино. По-моему, неплохо для сельской местности. Дейтон просто набросился на еду, как будто сутки ничего не ел. Вроде, по дороге мы перекусывали, да и утром парень позавтракал. На минутку оторвавшись от еды, он мне заявил:
   - Потрясающе! В жизни не едал ничего вкуснее. Даже просто ради этого стоило подвергнуть свою жизнь опасности. Ты никогда не думала о том, чтобы открыть ресторан, Ри?
   - Нет. Я люблю готовить по настроению для своих. Тогда мне это в радость. А для чужих и за деньги — типичное не то. И кстати, до моей бабушки мне как до звезд. Вот она готовит так готовит. А я так, продукты перевожу.
  Дилмар налил вина в бокалы, поднял свой и посмотрел на меня:
   - Ри, предлагаю выпить за самую потрясающую девушку этого мира — за тебя.
  Приятно. Я не стала отказываться. Скромно опустила глазки и выпила бокал. Вино хорошее, с виноградников предгорий Кольцевых гор Северного полушария. Легкое, нежное, с приятным ягодным ароматом. Сама выбирала. Мне тут же налили еще.
   - А теперь я хочу выпить за то, чтобы у нас все получилось, дорогая.
  Двусмысленный тост какой-то. Он имеет в виду, чтобы у нас получилось вывести тех, кто против него злоумышлял, на чистую воду? Тут я обеими руками за. Или он хочет, чтобы у нас с ним что-то было в постели? Обойдется. Я продаю свои мозги, а не свои тело и душу. В принципе, если не будет выбора, телом можно пожертвовать, но ведь такой им не удовольствуется, он же и всю душу вынет, а потом на помойку выбросит. И потом, в случае чего у меня же Грег есть. Так что пусть не мечтает. Хотя Дейтон мужчина красивый, видный, и обалденно сексуальный.
  Я кивнула и выпила. Пусть понимает как знает. И снова бокал оказался полон. А вот бутылка пуста. Я, кажется, немного захмелела. Все-таки пью я очень редко, так что с непривычки мне и одного бокала достаточно, а тут уже третий на подходе. Дил снова поднял тост:
   - За чудо, которое я нашел в этом мире.
  Это он меня имеет в виду? Да, я чудо. Но что-то я сомневаюсь, что он меня нашел. В смысле, я сама по себе чудо, он сам по себе. Но вино превосходное, так что я выпила и этот бокал. Потом откуда ни возьмись (хотя я знаю откуда — из сумки, я полдюжины бутылок взяла) появилась еще одна бутылка, и снова мой бокал полон. Споить меня вздумал, а потом воспользоваться ситуацией? Ничего не выйдет. Пьяная я куда хуже трезвой. Трезвая я интересуется мужчинами, пьяной мне секс никаким боком не нужен. После второго бокала я тут же вспоминаю все плохое, что со мной было, становлюсь мрачной, жалуюсь на жизнь, потом плачу, а потом засыпаю. Этим все заканчивается. Приставать ко мне в это время бесполезно: только спровоцируешь рыдания, и все. Пьяная я самая приемлемая когда сплю. Если Дил не побрезгует трахать мое бесчувственное спящее тельце... Но это вряд ли, он не дикий гоблин. Так что его ждет конкретный облом.
  Он как будто что-то почувствовал. После четвертого бокала подливать перестал. Зато рассказал, как и кто ему звонил и даже записи показал. Надо будет их сравнить с материалами Рея. Мы немножко пообсуждали перспективы расследования, а потом он вдруг ткнул в больное место.
   - Ри, а почему Ри а не Риа? Такое сокращение более распространенное, звучит красивее, да и тебе больше подходит.
  Сперва мне удалось сдержаться и не зареветь. Ответила:
   - Ри, а не Риа, потому что РИ!!! Восемь лет назад я перестала быть Риа. Навсегда!
   - Но почему?
  Зачем я напилась? Трезвая справилась бы с ситуацией, а тут я сорвалась и закричала:
   - Да потому что Риа больше нет! Как нет Тиа! Ее нет, и я не могу слышать это имя — Риа!
  А потом меня понесло и я уже не могла остановиться. Говорила тихо, как бы с трудом, но на самом деле слова рождались сами и неудержимо стремились наружу:
   - Нас было две сестры. Понимаешь? Тиана и Риала. Тиа и Риа. Нас все так и звали. Близнецы, но не однояйцевые. Совсем разные девочки. Она была лучше меня. Объективно лучше. Красивее, добрее, умнее, талантливее. Все мальчики влюблялись в нее, на меня никто не смотрел. Она училась легко и была первой в классе, а я... Нет, я была не последней, я была второй. Но чего мне это стоило! Она пела и играла на шести музыкальных инструментах. У меня есть слух, но петь я не умею, и ни на чем не играю. У меня не было времени научиться, все съедали занятия, потому что я не могла отстать! И я ей жутко завидовала. Виду старалась не подавать, но завидовала страшно. Всю школу. А потом этот красавец Грей... Мне он тоже понравился, но на меня он и не глянул. Да, он был явным проходимцем, но разве девчонка в восемнадцать лет об этом думает! Я смотрела на то, как Тиа танцует с Греем и думала: хорошо бы чтобы с Тиа случилось что-то плохое, и Грей достался мне! Я тогда пожелала ей смерти! А потом она пропала. Мама слегла с сердечным приступом, все крутились вокруг нее, а я понимала: сестру надо найти, только так можно спасти маму. Не хочу рассказывать, как я ее нашла. Только опоздала: она была уже мертва. минут за пятнадцать до моего появления. У меня есть запись момента ее смерти. Запись с камеры наблюдения там, на Бэре. Она убила себя сама. Вычитала этот способ в книге про своих обожаемых японцев. Ты знаешь что-то о японцах?
   - Кажется, это кланы выходцев с Земли. Они живут в мире Кайтэй и занимают в нем лидирующие позиции. У них очень интересные традиции, вывезенные с исторической родины. Они их сохраняют.
   - Ага, правильно.
   - У меня обширные связи с миром Кайтэй на самом высоком уровне.
  Он похвастался, но мне это было неинтересно. Я уже не могла остановиться:
   - Так вот. Подробностей я не знаю, объясню как поняла. У японцев существуют кланы воинов-убийц. Их бесполезно связывать, они всегда носят свою смерть с собой. Если они попадаются врагам, то, чтобы никого не выдать, они убивают себя, откусив собственный язык. Не представляю себе, как это возможно. Я бы так никогда не смогла. А Тиа сумела. Ее связали так, что пальцем не пошевелисть, но когда ее попытались изнасиловать, она убила себя этим жутким варварским способом.
   - Откуда ты знаешь?
   - Я же тебе говорила. У меня есть запись. Она с камеры видеонаблюдения в том самом притоне. Я ее никогда не смотрю. Мне больно, когда меня называют Риа. Потому что если есть Риа, есть и Тиа. Самое страшное — пожелать кому-то плохого и видеть, что оно сбылось. Я не сделала ничего, но я виновата. Нет, не говори, что я не виновата. Я всегда буду чувствовать себя виноватой! Я не успела, и Тиа больше нет. Я хочу, чтобы меня называли Ри. Я не хочу думать о моей сестре, которая даже в смерти была лучше меня.
  Тут я разрыдалась. Меня трясло, слезы лились без остановки, под конец я стала икать... Дейтон перепугался. Вообще перестал называть меня по имени, зато пересел поближе, обнял за плечи и стал гладить по спине, стараясь успокоить. Видно было, что мои слезы ему нож острый.
   - Прости, малышка, я не знал. Прости, храбрая девочка. Я не хотел. Правда. Прости.
  В общем, он меня уговаривал, я ревела... Успокоилась я нескоро, а когда перестала плакать, извинилась и ушла к себе. Почему?! Не почему я вдруг так разнюнилась, это как раз понятно, а почему я так раскрылась перед совершенно чужим человеком? Или это синдром попутчика? Вздор, никогда в жизни, как бы ни хотелось, не стала бы я перед незнакомым душу выворачивать. Напилась, дура. Не надо было идти у этого красавца на поводу и хлебать бокал за бокалом. Вино всегда выворачивает из памяти то, что я загнала на самое дно и высовываться не велела.
  А теперь вот валяюсь на постели и вспоминаю всякое. И даже дверь не закрыла. Почему я вспомнила про дверь? Потому что этот демон в нее вошел, даже не постучавшись.
   - Ну что, успокоилась?
  Покивала в ответ. Хотя где это я успокоилась? Плакать больше не хочется, хочется рвать и метать. Настроение как тогда на Шиэртане, когда я пятерых порешила. Ой, об этом лучше не думать! Я спокойна, я спокойна, я абсолютно спокойна.
   - Плакать больше не будешь? Давай поговорим о чем-нибудь отвлеченном. У тебя красивый дом. Мне здесь нравится.
  Хорошая тема. Свой дом я люблю, с ним не связано ничего плохого.
   - Мне тоже, как ни странно.
   - Забыл, ты его построила или купила?
   - Купила. Как раз кризис был и цены на недвижимость упали.
   - Ты практичная. Молодец. Когда-нибудь ты увидишь мой дом. Надеюсь, тебе понравится.
  Черт дернул меня за язык:
   - Вряд ли я его когда-нибудь увижу. После того, что я вытворяла в Империи, я там персона нон грата.
   - Миллионов и миллиардов ты там награбить не могла... Девочка моя, неужели ты разыскиваешься за шпионаж или за убийство?
  В точку попал.
   - Разыскиваюсь. Или думаю, что разыскиваюсь.
   - Забавно. И за что же, позволь тебя спросить?
  Забавно ему. Вот настырный! Он что, хочет чтобы я на него сорвалась? Или думает, что это поможет заманить меня в койку? Решила напугать.
   - Не надо, а то опять реветь начну.
  Напугался, но не так, как мне хотелось бы. Присел рядом на кровать и стал гладить по волосам, приговаривая:
   - Не надо, не плачь, хорошая девочка, умная девочка, храбрая девочка., не плачь, все хорошо...
  Я хоть и пьяная, а заметила: он совсем перестал меня называть по имени. А ведь раньше чуть не через слово обращение лепил. Видимо что-то понял. И тут я действительно успокоилась. Так хорошо стало...
  И вовсе не хорошо. Как только я расслабилась этот змей наклонился и попытался меня поцеловать. Не в губы, лежала-то я на пузе. В затылок, потом в шею... Ой! Тут я вскочила и заехала ему этим самым затылком по зубам. Смотрю, он сидит, за челюсть держится и глаза такие задумчивые... А я, как будто ничего не было, говорю:
   - Дил, напрасно ты меня вином напоил. Оно на меня плохо действует. Прости. Я устала, а завтра будет тяжелый день. И... просьба. Не в службу а в дружбу: сунь всю грязную посуду в посудомойку, а то мухи налетят. А я сейчас быстренько. Душ приму и спать.
  У него глаза стали... Круглые до неприличия. Он другой реакции ожидал. Ну нет у меня для него другой реакции. Мой подход — ошарашить все равно чем. Там разберемся.
  Я даже пьяная могу его просчитать. Несмотря ни на что хочет он меня трахнуть, но по-благородному. Воспользовавшись моментом. Не будет у тебя этого момента, красавчик. А то я без тебя тут тосковала, можно подумать. Не нужен ты мне триста лет. И никто не нужен. Найду я тебе заказчика, переведешь мне денежки, и все. Привет Империи! Я зачем его на кухню услала? Для того, чтобы слинять по-тихому.
  Как только под его ногами заскрипела лестница, я, вместо того, чтобы идти в душ, скользнула за ним. Но повернула не в кухню, которая у меня еще и столовая, а на задний двор. Открыла незаметную дверку в цоколе и нырнула в подвал. Только у меня там не подвал, а бункер. Огромное помещение, где есть все: спальные места, стол и стулья, пульт управления системой наблюдения и безопасности, санузел, силовая установка и хранилище для вещей и продуктов. А еще там отличная система вентиляции и климат-контроль. Я задраила входной шлюз. Теперь Дейтону до утра меня не найти.
  Вот тут я действительно расслабилась, приняла душ, улеглась и вместо того чтобы спать стала вспоминать...
  
  ***
  Сначала вспоминала, как искала Тиа. Собрала все деньги, какие смогла и пошла по агентствам. Восемь детективов со мной даже говорить отказались. Девятый, Сим Аржинби, мне ответил на мое предложение: «Найти не обещаю, но можно попробовать». Сам потом рассказывал: у него был тяжелый период, ни гроша за душой. и он был готов на все ради лишнего илмера. Парень не знал, на что подписался. Думал, я заплачу немного денег, он их израсходует на жизнь, а потом скажет мне, что ничего найти не удалось. А я села на него и не слезала до самого конца. По сути, от него мне была нужна только лицензия на сыск. Сначала мы разыскивали с ним Грея, и чем дольше разыскивали, тем больше убеждались в том, что сестра моя попала в сети торговцев живым товаром. Тиа была настоящая красавица, ей никакие модификаторы не были нужны, она и без них любую на десять голов превосходила. У нас в семействе вообще женщины красивые, что бабушка Сильвия, что мама, но Тиа была лучше всех. За такую красоту могли дать много. Очень много. Даже страшно подумать сколько. Но не в нашем мире. Для этого ее должны были вывезти.
  Мы стали искать путь, которым вывезли сестренку, и нашли. Ее вывезли через имперский звездолет «Астрину». Система сообщений в Галактике сложная, но есть ключевые узлы. Из нашего мира в любой другой можно попасть через звездолеты. Они огромные, на планеты никогда не опускаются, висят себе в космосе как этакие станции-передатчики около какого-нибудь пространственного тоннеля и сообщаются со всем доступным пространством посредством челноков. Каждый из них кому-нибудь принадлежит и обслуживает определенные направления. Их бы стоило называть межзвездными станциями, если бы при необходимости они не могли летать самостоятельно. Кстати, звездолет Дейтона «Какое-то там Пламя» время от времени улетает, а потом возвращается. Он обслуживает как раз все, что нас связывает с Империей. Когда его нет, на это место прилетает другой дейтоновский звездолет, называется «Урания». Восемь лет назад все рейсы в Империю шли через «Астрину». Не знаю, кому она принадлежала, но не Дейтону, это точно.
  В сущности, сестру могли вывезти куда угодно, но миры Республики мы даже рассматривать не стали. В Республике рабство запрещено и строго карается, вплоть до смертной казни, хотя в остальном там дикий бардак. Поэтому тамошние нелегальные торговцы дают гроши, и им поставляют только бросовый товар. Я тогда думала, что в Союзе миров рабства тоже нет. Ошибалась. Но миры, где оно узаконено, слишком далеко находятся, накладные расходы не окупаются. Оставалась Империя. Вон она, считай, под боком. А там есть гоблинская Легума, где красивую девочку с удовольствием купят в гарем и оркский Шиэртан, где ее ждет бордель. Мы с Симом проанализировали все, что могли добыть о межмировом сообщении, и пришли к выводу: Тиа на Шиэртане. Планета Бэр. Это их центральная открытая планета, там раньше была столица, но до сих пор там банковский центр, увеселительные заведения, а главное, там проходят основные торговые пути этой части Галактики.
  Как ни странно, это внушало надежду. Во-первых, туда легче проникнуть. У орков везде бардак, и мы сможем проскочить незамеченными. Я и сейчас невысокого роста, а тогда была совсем тощенькая, похожая на мальчишку. Обрезала волосы и стала пацан пацаном. Сим где-то добыл два скафандра полного выживания, в таких в открытом космосе можно трое суток продержаться, правда, крышу сорвет навсегда, но живой останешься. В них мы и пробрались на «Астрину». И вот там я стала свидетельницей разговора Гена Коберна с шиэртанским работорговцем. Гена я знала хорошо: он вечно к моей маме клеился, пытался в постель затащить, соблазнить деньгами, а она его терпеть не могла и гоняла.
  Так вот, я увидела Коберна вместе с каким-то богато одетым орком. Что орк торгует девушками стало ясно из разговора. Они зашли в шлюзовую, чтобы все обсудить без свидетелей. Там есть отсек для скафандров. Никому и в голову не пришло, что один из скафандров — это я, а мне было слышно каждое слово. Они ругались, никак не сходясь в цене, и полностью разоблачили себя. Ген рассказал орку, что специально дал приказ своему агенту Грею увезти Тиа. Для того, чтобы насолить маме, ну, и денег срубить побольше: такая красавица стоит много. А орк жаловался, что она слишком строптивая, за дорого такую не продашь. Ген удивлялся и уверял, что такое нежное создание просто не может быть строптивым. Это он мою сестру не знал.
  Тиа всегда на вид была нежная и ласковая, не то что я, пацанка-хулиганка. Но только домашние были в курсе, какой у нее характер. Несгибаемый. Я, несмотря на весь мой задор, никогда не пойду в лоб на имперскую гвардию. Буду искать обходные пути, совершать маневры, пока не добьюсь своего. А Тиа лабильностью принципов не страдала, всегда шла напролом, готова была умереть за идею. При виде зла и несправедливости она могла максимум промолчать, и то если мы с мамой висели у нее на обеих руках и шептали в оба уха: «Не лезь!». Честная, благородная, прямая, бескомпромиссная и абсолютно негибкая. Чудесные человеческие качества, но плохая стратегия выживания. Я часто задаюсь вопросом: что было бы, если на месте сестры была я? Пожалуй, я бы выжила. Трахалась бы с этими орками, терпела и каждое мгновение готовилась к побегу. А потом обязательно убежала бы. Меня могли убить при попытке бегства, но самой на себя руки наложить? Никогда!
  О чем это я? Ах, да. Из этого разговора мы узнали все, что нужно. Тиа везут на Бэр, там держат неделю в карантине, потом за ней придет заказчик. Богатый орк, скупает красоток, желательно девственниц, пользуется, потом, как надоедят, продает в бордели. Значит, нам надо ее вытащить пока она в карантине.
  Как мы с Симом летели на Шиэртан в грузовом отсеке, я рассказывать не буду. Фильмы ужасов, которые почему-то любили наши далекие предки, отдыхают. Чуть не погибли пока летели по пространственному тоннелю. В грузовом отсеке нет системы жизнеобеспечения в этих условиях, так что нас скрутило основательно, я уже с жизнью попрощалась. Хорошо, Сим раздобыл качественные скафандры, военные. Благодаря им удалось выжить. Но страху я тогда натерпелась на всю оставшуюся жизнь, наверное с тех пор больше ничего не боюсь. Прибыли на шиэртанский звездолет, перебрались на челнок, который привез нас на Бэр, и стали в недрах космопорта искать карантин, где содержалась моя сестренка. Это мир орков, они здесь начальники. Люди на Шиэртане в основном рабы и прислуга. Мы с Симом стащили форму уборщиков и стали шнырять по всей территории, пытаясь подобраться к ангарам, где, по всем приметам, держали рабов в карантине. Сим некрупный парень, я и того мельче, на нас внимания никто не обращал. Работают мальчишки-уборщики и работают. Даже пару раз удалось поесть в столовой для персонала. Вот она мне понравилась, кормят на убой и бесплатно. Мы оттуда кое-что стащили и припрятали, чтобы не голодать.
  На третьи сутки мне все же удалось проникнуть на территорию, принадлежащую тому самому рабовладельцу. Тут же, на задворках космопорта, он держал большой ангар, поделенный на клетушки, где сидели наши человеческие девчонки. А еще гад для богатого клиента организовал красивые апартаменты, чтобы тот мог с куколками поразвлечься не отходя от кассы.
  Пробраться удалось под видом уборщика, и только мне, Сим остался снаружи. Я ехала по коридорам на моющей установке и все разглядывала из-под козырька фирменной кепки. Сначала объехала все клетушки и осмотрела их обитательниц. Там, как в тюрьме, двери были наполовину зарешеченные, что облегчало задачу. Мимо меня ходили орки, время от времени вытаскивали из клетушки очередную девчонку и куда-то ее уводили. Другие, наоборот, притаскивали девочек на место. Я думала, они тут плачут и визжат, но было тихо, как в склепе. Девушек явно запугали до полусмерти.
  В тюремной части я сестру не нашла, и что-то мне подсказало, что ее увели как раз в те самые апартаменты. Вспомнилось, что, когда я входила со своей мойкой, то видела у входа шикарный глайдер, или по-ихнему экор, на котором приехал богатый клиент, но поначалу не придала значения.
  В апартаменты мне ходу не было, пришлось думать, как туда попасть. Вспомнила то, что мне рассказывал за время полета Сим, и решила воспользоваться вентиляцией. Она в ангарах общая, а я маленькая и худенькая. Нашла венткороб побольше, встала около него и сделала вид, что у меня проблемы с мойкой. Крутила отверткой какие-то винтики, а заодно снимала заслонку вентиляции. Она была высоко, но не очень, как раз на уровне моих глаз. Как только коридор оказался пустым, я заслонку отодвинула и нырнула в открывшееся отверстие.
  Передвигалась я по вентиляционным ходам быстро, благо рост и вес позволяли. Сейчас я бы там, наверное, не пролезла. Попу отъела, да и грудь выросла. Конечно, фигура у меня довольно стройная, но за пятнадцатилетнего тощего пацана уже не сойду никаким боком. А тогда в любую щель могла пролезть. Ползу я к цели по венткоробу, проходящему над коридором, и вдруг вижу сквозь решетку, что из апартаментов двое уборщиков выносят пластиковый мешок с застежкой, в котором у нас только трупы таскают. Оказывается, на Бэре точно так же. Из комнаты вынесли труп. А сквозь зубцы застежки высунулись две длинные золотистые пряди. У меня сердце остановилось: я сразу поняла, что это труп Тиа. Только у нее такие роскошные золотые волосы! Она погибла! У меня не было сомнений что теперь делать. Отомстить и выяснить, как это произошло. В таком именно порядке.
  Я проползла дальше, оказалась над апартаментами и заглянула внутрь. Там стоял и кланялся знакомый работорговец, а перед ним на диване сидел огромный орк в богатом наряде и орал. Что мол такого ужаса он и представить себе не мог, надо думать, кого клиентам предлагаешь, что он не платил за самоубийство девицы, что у него от такого может потенция нарушиться, и тогда он мерзавца, подсунувшего ему бракованный товар, засудит, и всякое такое. Два охранника, побросав свои лучевые пушки, суетились вокруг хозяина, протягивали ему стаканы с водой и вином, чтобы стресс запить. А на полу была лужа крови и в ней лежала заколка. Дешевая пластиковая заколка с камушками. Я сама ее сестре подарила. Сомнений у меня не осталось. Я прыгнула вниз, схватила ближайший бластер, и пока все пытались очухаться и сообразить, что происходит, расстреляла всю компанию. Всех пятерых. А потом меня вырвало.
  Счастье, что лучевое оружие бесшумное. Тревогу подняли не сразу. А я вытащила из блока наблюдения носитель информации и бросилась бежать. Удалилась уже прилично, дошла почти до выхода, когда навстречу мне ломанулась охрана. Я сумела юркнуть и свернуться клубком в шкафчике пожарного устройства, благодаря всех Богов всех миров за свой маленький рост и тощую комплекцию. Когда все пробежали мимо, выбралась оттуда и рванула на улицу. Сим поджидал меня снаружи, я шепнула ему: «Бежим», он все понял, и мы побежали. В шлюзовой надели наши скафандры и собрались уже спрятаться в ближайшем челноке, неважно куда он направляется, как вдруг откуда ни возьмись появились стражники и один из них стал кричать на всеобщем: «Сдавайся, ты окружен!».
  Ага, они думают, что преступник один и не представляют себе, что это женщина.
  И тут я учудила. Подумала, что Сим ни в чем не виноват, это я его втравила, а никто не поверит, что троих охранников и двух видных здешних граждан положила маленькая девочка. Надо отвлечь огонь на себя, тогда Сим сможет пробраться на звездолет и улететь домой. Денег теперь от меня он не получит, но хоть живой останется. И я бросилась к стоявшему там патрульному катеру. Знаю, они могут летать как челноки, а обшивка выдерживает удар метеорита, не то что какой-нибудь луч бластера. Рассчитан такой катер на шестерых, но им и в одиночку нетрудно управиться. Если глайдер водил, проблем быть не должно, а я за рулем с пятнадцати.
  Правильно я говорила, что у орков бардак. К тому же, увидев, что гонятся за каким-то мелким пареньком, они отнеслись к делу спустя рукава. Думали, что малец от них никуда не уйдет, деваться ему некуда. Просчитались. Пока сообразили, что я собираюсь сделать, я уже сидела в кресле пилота и запускала двигатели. Повезло, горючим он был заправлен под завязку, видимо, местные собирались на нем в патрулирование.
  Вот я нажала на старт. Мои преследователи не были к такому готовы, прибежали в обычных мундирах, от горячий и ядовитых продуктов сгорания смогли защититься только бегством, что они и сделали. А я вылетела и успела проскочить раньше, чем включилась защита. Хорошо, что Бэр — открытая планета, купол над космопортом только силовой. Надо сказать, на патрульном корабле такая защита не очень страшна, но тогда я этого не знала.
  С Симом вышло так, как я планировала. Его не поймали, потому что не ловили. Он добрался до Илимейны в грузовом отсеке корабля, и всю дорогу прорыдал, по его собственным словам. Был уверен, что никогда больше меня не увидит.
  А я летела все дальше, совершенно не соображая куда, и думала что делать. Рассуждала примерно так. Я не звездолетчик, водить глайдер могу только на планете, там, где видно, куда двигаться. Навигации не знаю, залечу куда-нибудь не туда и наверняка погибну. А может и не погибну. Хорошо бы добраться до какого-нибудь звездолета, а там уж я сумею попасть в свой мир. Все-таки я оптимистка. Только ни еды. ни питья у меня с собой нет.
  Через некоторое время я заметила, что за мной гонятся. Пришлось увеличить скорость. Я летела по прямой в неизвестность и только молилась, чтобы меня не догнали.
  И тут катер остановил Звездный патруль дроу. Оказывается, я случайно залетела в их сектор. Честно? С тех пор я их обожаю, жалко, они никогда не прилетают на Илимейну. Их корабль схавал мой катер как первоклашка карамельку. Просто засосал в свои недра, и все. Шлюз открыли снаружи и в кабину пилота вошли два красавчика. Абсолютно черные и совершенно прекрасные. Я видела таких впервые, поэтому таращилась во все глаза. Они тоже на меня вылупились. Не ожидали молоденькую девушку увидеть. Так мы пялились друг на друга минуты две, потом один из них сказал другому несколько непонятных слов. А тот другой спросил на космолингве:
   - Ты кто, дитя человеческой женщины? Это тебя нас просили поймать ребята с Шиэртана?
  Я опустила голову и ответила:
   - Видимо меня.
   - А что ты натворила, дитя?
  Я перепугалась насмерть, но какая-то частичка мозга все еще продолжала работать и размышлять. Ой, сдадут меня оркам, и жизнь моя будет кончена, толком не начавшись. Одна надежда - дроу вроде не дружат с орками, по крайней мере я об этом слышала краем уха. Если им все рассказать… Но говорить надо с тем, кто принимает решения.
   - Давайте я все расскажу вашему капитану, а он уже решит, что я натворила, натворила ли вообще, и что со мной делать. Если виновата, решит, как меня наказать.
  Парни переглянулись:
   - Клянешься подчиниться его решению?
   - Клянусь.
  А что мне оставалось делать? Про дроу ходят разные жуткие легенды, но одно все знают твердо: женщины у них окружены не просто уважением, почитанием, а рабовладение осуждается. Так что передав себя под покровительство капитана я теряла немного, а обрести могла жизнь и свободу.
  Меня вытащили из моего скафандра и отвели прямо в каюту капитана. Он был такой же черный и прекрасный, как и его подчиненные, только еще лучше. Высокий, стройный, легкий, изящный, с необыкновенными сиреневыми глазами и странными треугольными зрачками. Хоть по земной традиции дроу считают темными эльфами, но они ни с какого боку не эльфы. Союзы с людьми у них потомства не дают, поэтому на человеческой Илимейне их не встретишь. Делать им там нечего. А тут я имела возможность разглядеть этого божественного красавца вблизи и от этого у меня просто язык отнялся.
  А он спросил, почему меня ловят всем Бэром. Я ответила, что прибыла на Бэр нелегально в поисках похищенной сестры. У меня нет ни отца, ни братьев, так что пришлось действовать самой. Нашла ее, но опоздала: она погибла. Я за нее отомстила и теперь готова умереть. А в подтверждение своих слов протянула капитану носитель с записью видео наблюдения. Вот тогда я первый и единственный раз видела смерть своей сестры, а потом и сцену как я покосила орков. Мы с капитаном сидели рядом и смотрели не отрываясь, и его сиреневые глаза с каждой минутой становились все больше и больше... Я даже испугалась. А потом глаза сузились, и он сказал:
   - Ты остаешься здесь. Беру тебя под защиту.
  Вышел из каюты, закрыл ее снаружи и ушел. Потом я узнала, что оркам вернули их патрульный катер и уверили, что он был пуст, только скафандр валялся. Мой скафандр им тоже, кстати, отдали. Главный орк орал, что этого не может быть, но дроу спросил его вежливо:
   - Вы не доверяете моим словам?
  Такой вопрос со стороны дроу — это вызов. Их мир от мира орков ближе, чем центр Империи. Шиэртану с ними собачиться невыгодно. От ерунды может война начаться, и пока император пустит в действие свою армию, от оркского мира выжженные планеты останутся. Тем более, что орки залетели дальше, чем им положено, и находились теперь в пространстве дроу. Поэтому капитану орков пришлось брать свои слова обратно и сваливать. А я осталась на корабле дроу без скафандра, без средства передвижения, без вещей и без денег. Одна и совершенно беззащитная.
  Капитан вернулся в свою каюту, напоил меня успокоительным и велел ложиться спать. Я кротко повиновалась, потому что от всего пережитого устала как собака, да и успокоительное подействовало почти сразу. Отрубилась полностью, ничего не слышала и не видела. А потом проснулась и поняла, что капитан лежит рядом и обнимает меня. Просто обнимает и все. Пахнет от него приятно, но так, как от людей не пахнет никогда. Тогда меня это не испугало, наоборот, я почувствовала себя защищенной и заснула снова.
  Наше путешествие продолжалось три недели, и все это время я провела с ним. Его звали капитан Эшес Аольо. На следующую ночь мы снова спали в одной постели, и тогда все и произошло. Он был очень нежен со мной, и я нисколько не жалею, что первым моим мужчиной стал это дроу, к которому я не испытывала ничего кроме горячей благодарности. В сущности, я все еще ее испытываю и очень рада была бы узнать, что у моего капитана все в порядке в этой жизни. Он доставил меня на звездолет близ Илимейны, с которого шли рейсы в миры Республики, дал денег и подарил одежду. Когда мы прощались, наговорил очень много хороших слов, восхищался моим мужеством и сожалел, что не сможет оставить меня себе, потому что брак человечки с дроу бесплоден, и ему не разрешат.
  Естественно, после такого я стала изучать культуру этой удивительной расы и поняла: то, что я отомстила за сестру, сделало меня в его глазах героиней древнего эпоса. Месть для дроу священна. Есть еще одна тонкость. Когда в клане не остается мужчин, клан теряет общественный статус. Но та из женщин, которая принимает на себя обязанность отомстить, обретает столь высокий личный статус, что, если выживет, то самый сильный клан будет счастлив принять ее и дать старшего сына в мужья. Так что Эшес мною восхищался, а то, что я спала с ним и отдала свою девственность, было для него особой честью. А поступок Тиа для этих идеалистов вообще оказался чем-то запредельным. То, что я - ее сестра. поднимало меня на недосягаемую высоту. Если бы во мне была хоть капля крови эльфов, Эшес бы меня не отпустил. Но чего нет, того нет. Я не жалею. Каким бы он ни был замечательным, с дроу мне не ужиться. Слишком разный менталитет.
  В общем, пересадил меня капитан Эшес Аольо с патрульного корабля на большой звездолет и исчез в глубинах космоса. И тут произошла вторая счастливая встреча. Мой любимый дядя Сирил летел откуда-то из Республики, где проводил очередные деловые переговоры. Он меня увидел и взял под свое крыло. Я все ему рассказала. И про Тиа, и про Шиэртан, и про торговлю девушками в нашем мире. Назвала имя Коберна и спросила, что можно с ним сделать.
  Сирил Кобернов ненавидел. Чувство полностью взаимное: они всегда готовы были ему палки в колеса вставить. Он пообещал узнать, есть ли меры борьбы, но так ничего и не узнал.
  А когда мы вернулись на Илимейну, произошло следующее. Во-первых, я нашла Сима, который оплакивал меня, и заплатила ему из денег капитана Аольо. А во-вторых я рассказала маме, что Тиа не вернется. Показать ей видео у меня духу не хватило. Казалось, она стойко перенесла это известие, а утром ее нашли мертвой. Она приняла сразу целую коробочку своего сердечного средства, и сердце не выдержало, остановилось.
  Тогда я поняла, что буду мстить. За сестру, за маму и за всех девушек, которые сгинули в сетях работорговцев. Не успокоюсь, пока Коберны кровавыми слезами не заплачут. Взяла видео с Шиэртана и пошла в полицию.
  Там я и познакомилась с Грегом. Он был молод, красив, а кроме того был очень перспективный офицер, собиравшийся сделать блистательную карьеру и имевший для этого все предпосылки. И вот к такому я пришла со своим видео и с тем же вопросом, который задала Сирилу: что можно сделать с Коберном и им подобными?
  Оказалось, ничего. Моего свидетельства недостаточно. Слово против слова. А вот Грея можно посадить в тюрьму. Связать его со смертью Тиа несложно. Но заняться этим — перейти дорогу Кобернам, которые в нашем мире представляют силу. Грег явно колебался. Для того, чтобы он пошел до конца, его нужно как-то мотивировать... Я думала он о деньгах, которых у меня не было, а он… В общем, я стала любовницей капитана Даркиана. Терять мне было нечего, да и сам Грег мне нравился. Неприятно было то, что он ставил свою помощь в зависимость от постели, но я очень хотела отомстить и пошла бы на что угодно. Дя начала он помог мне собрать улики и доказательства против Грея, после чего передал дело в суд. На суде нанятый Кобернами адвокат очень красно говорил, пытаясь опровергнуть обвинение, а потом выступила я. Наверное, я забыла сказать, что тогда я была на втором курсе юридического, и на процессе выступала не как свидетель, а как помощник адвоката. Вместо этого самого адвоката вышла и закатила речь. А потом показала видео. Пока все смотрели, стояла, закрыв глаза руками. Когда изо рта Тиа хлынула кровь и она упала, за ней упало ползала. К счастью, обошлось без жертв, но после этого жалеть злодея не смог никто. Естественно, те кадры, где я мочила орков, мы вырезали. Парня приговорили к пятнадцати годам урановых рудников за торговлю свободными гражданами Четверки и убийство первой степени. Если учесть, что никакого убийства не было, Тиа покончила с собой, это был беспрецедентный вердикт, но Верховный Суд его утвердил. Грей не выжил на рудниках и двух лет, сдох, туда ему и дорога.
  После процесса я стала героиней, меня везде приглашали, пытались чествовать, от чего я была не в восторге. Семейство де Леонвиль предложило мне перейти под их крыло. Я бы не стала отпираться, все-таки родственники, а у меня никого на этом свете не осталось, если бы не одно «но». Мой дядя решил выдать меня замуж по своему разумению. А я к тому времени влюбилась в Грега. То, что начиналось как сделка, переросло в страсть. Я хотела его ежечасно, а он шел на любые ухищрения, чтобы побыть со мной. И все бы хорошо, если бы не то, что блистательный Грег Даркиан был хорошо и прочно женат на богатой наследнице. Женился по расчету, но расчет, оправдавшийся в одном, в другом был неверен. Жена Грегу попалась с очень и очень тяжелым характером. И тут он влюбился в меня, а это окончательно все запутало. Он готов был обойтись без денег Мелинды, но мстительная сучка не позволила бы ему сделать карьеру. Может, на самом деле все было не так, но тогда я верила его словам. Я не хотела ломать ему жизнь. Мы приняли решение расстаться, и тут как раз подоспело предложение моего так называемого знатного семейства. Они рады принять в свое лоно народную героиню, но она должна проявить добрую волю и выйти замуж в соответствии с интересами семьи. Я даже не стала выяснять, за кого меня выдают, послала всех на фиг, хлопнула дверью и ушла.
  Говорят, дядя долго орал потом, что я такая же неблагодарная сучка, как была его мать, но бабушка Сильвия заставила его замолчать. Не потому, что поддерживала меня, просто считала скандал позором. Она сделала-таки для меня доброе дело: оплатила всю мою дальнейшую учебу на юридическом, но предупредила, что больше денег от семьи мне не видать. Плевать: оплаты учебы было более чем достаточно. Это дало мне возможность какое-то время продержаться на плаву. Затем дело опять дошло до полного нуля. Я продала все, что осталось от матери, экономила на чем только можно, но мои финансы старательно пели романсы.
  В это время и появился Диан Лемар. Красивый как молодой бог, стройный и широкоплечий, синеглазый и золотоволосый, верхом на роскошном спортивном глайдере. У девочек от одного взгляда на него слюна начинала ручьем бежать. И вот все это мужское великолепие начинает за мной ухаживать. Красиво, с размахом: цветы, конфеты, поездки на природу, роскошные рестораны и т. д. Мне бы растаять, а я в его присутствии все время была напряжена и только и думала: что тебе, парень, от меня надо? Кто тебя заслал? Уж не Коберн ли? В один из дней, когда Лемара заведомо не было на планете (он говорил, что ездит по делам фирмы на Энотеру), я отправилась к Симу. Сначала он и слушать меня не хотел, но потом передумал. И передумать его заставили вовсе не деньги. Он копнул информацию на этого Лемара и выяснил, что зовут его вовсе не Лемар, он одна из ключевых фигур в торговле живым товаром и близкий родственник Гена Коберна. Тут Сим взвился: меня явно хотели продать в рабство, а после наших приключений для парня эта тема стала больной. Но, чтобы сдвинуть дело с места, нам нужны были доказательства. Железные. Неопровержимые. Значит, нужно видео. Я взяла кредит под мою будущую практику и накупила спецоборудования: камеры, носители, средства связи, скафандры и так далее. Сим собрал команду. Оказалось, от действий работорговцев пострадали многие, и далеко не все они были нищие и обездоленные. Рейно приехал с Энотеры искать свою сестренку, а нашел нас и влился в наши ряды. Бывший космодесантник, он привлек таких же ребят: смелых, ловких, грамотных и выносливых. У кого сестра пропала, у кого невеста, кто просто хотел покончить с этим злом в нашем маленьком мире. Все они были согласны работать и рисковать не требуя денег, за идею. Наоборот, они собрали приличную сумму и вложили в наше дело. И все смотрели на меня как на знамя. Лучшей команды я не могла и желать.
  Когда все было готово, я пошла к Грегу посоветоваться. Он сказал: снимайте все, что сможете, но, ради всего святого, не начинайте разборки, не пытайтесь никого спасти. Помочь вам ничем не смогу. А если вернетесь с достаточными доказательствами, пойду на риск и возбужу дело.
  Думаю, уже тогда он понимал, что победа над Кобернами принесет ему всенародную любовь и обеспечит политическую карьеру. Потом, правда, я слышала, что Коберны не дали денег на его избрание в Совет местного самоуправления и он на них обиделся.
  Мы послушались его и отправились добывать доказательства. Сначала на нашей планете, потом на звездолетах, потом там, куда доставляли девушек. Шли группами по два, камера была у каждого. Размером с пуговицу, но с отличным разрешением. Карман со сменными носителями мы приклеивали к собственному животу.
  Чего я только не навидалась! Пару раз была на грани провала, потому что зрелище было настолько тошнотворное, что с трудом удалось удержать свой обед в себе. Никогда не думала, что на свете столько разнообразных извращенцев. Во многих местах самые гнусные жестокости считаются милым местным колоритом. Сколько раз мне хотелось не снимать, а схватить бластер и покрошить всех в капусту! Двое ребят засыпались, потому что не выдержали и начали стрелять. Их убили сразу. Думаю, это хорошо, они не мучились и никого не сдали. Съемки велись на Легуме, а гоблины — мастера жутких пыток. Я потом жалела что не настояла на запрещении брать с собой оружие. Может живы бы остались.
  Моим напарником стал Рейно. Замечательный парень. Умный, сильный, профессиональный. Сколько раз он нас вытаскивал, что называется, в последнюю минуту, и не перечесть. Но в самый последний раз спасла его я. Когда патруль дроу вытащил нас из скафандрового отсека очередного челнока, Рей решил, что для нас все кончено. Я же назвала себя, попросила связаться с капитаном Аольо и передать ему: «Моя месть не окончена». Они удивились, но так и сделали, после чего нас не просто отпустили, нас отпустили с почетом, спрашивая, не нужна ли помощь. Рей потом мне сказал, что прощался с жизнью: дроу к безбилетным пассажирам относятся как к врагам, оскорбившим их дом, и в лучшем случае выбрасывают в открытый космос.
  Мы вернулись и привезли море отснятого материала. Там было все: внутрисемейные обсуждения бизнеса, когда все называется своими именами, процесс передачи товара, тайные переговоры Кобернов в самых разных местах. Их разговоры с агентами, и самое жуткое: кадры с девушками-рабынями. Как их бьют, мучают, насилуют, а рядом стоят работорговцы и обсуждают качество товара. И это те же хари, с которыми ведут переговоры Коберны. Оказалось, этим занималась мужская часть семейства в полном составе. Мы ничего не стали убирать. Просто расположили все материалы тематически, и я отнесла их Грегу. Тот чуть не спятил, пока смотрел. Надеюсь, он видел хотя бы половину. Просмотреть это все было нереально. Шесть групп денно и нощно снимали на протяжении почти полугода, так что количество часов съемки впечатляло. Картинка впечатляла еще больше.
  Дело было возбуждено, для суда подготовлена нарезка, которая полностью изобличала преступную деятельность благопристойного семейства. Адвокат требовал экспертизы, уверяя, что съемка подложная, но несколько сотен часов видео оказались на весах правосудия тяжелее, чем все золото Кобернов, тем более, что кое-какие материалы мы передали журналистам и они прокрутили их по местному телевидению. А потом выступила я и сказала все, что могла сказать по этому поводу. Вспомнила свою сестру, рассказала, что слышала на «Астрине», и соединила это с тем, что люди увидели сегодня. Всю семейку отправили в рудники, но туда они не долетели. Каким-то чудом челнок с Кобернами исчез в глубинах космоса. После этого я получила букет черных роз, красивый платиновый браслет и записку: «Теперь твоя месть завершена». Надеюсь, это подал голос капитан Эшес Аольо.
  Кстати, тогда по результатам нашего расследования удалось вытащить около четырехсот девушек из четырех тысяч пропавших. Четверка заявила протест и выдвинула требования, ей побоялись возразить: еда нужна всем. Империя принесла извинения и отправила несчастных домой за свой счет. Лучше отдать девчонок, чем лишиться продуктов питания и возможности отдохнуть на шикарных пляжах. Этим достижением я до сих пор горжусь. Десять процентов — неплохой результат.
  Лемара судили отдельно. Он отвечал не за «массовку», а за эксклюзив: красивых девушек из хороших семей. Оказалось, что у него есть молодая беременная жена, которая все знает и помогает ему чем может: ищет подходящих девушек через Сеть, переписывается с ними по сэйру от лица самого Лемара и дает красавчику наводку. Адвокат умолял ее простить и помиловать. Я настаивала: такая дрянь не может воспитать достойных граждан. Ребенок родился и его отдали на усыновление куда-то в Союз Миров. Тогда и пошла обо мне слава как об очень злобной и мстительной.
  Во время суда над Лемаром выяснилось, что большинство агентов обольщали девиц под видом женихов. Это оказывалось особенно удобно, если заказчик требовал девственницу. Я готовила курсовую, описывая наше дело, и тут мне в голову пришла мысль: а что вообще люди знают о женихе или невесте, когда женятся или выходят замуж? Собирают ли они информацию, а если да, то каким образом и какую? Ладно, молодые девицы и влюбленные юнцы на это не способны, им гормоны глаза застят, а родители? Думаю, как моя мама в случае с Тиа, чувствуют подвох, но ничего не могут сделать. Кричать, что жених козел и подлец, ищет приданого, а не любви? Можно, но у них нет доказательств, поэтому все это пустые слова, не оказывающие на влюбленных идиотов никакого воздействия. А если собрать информацию...
  Отправилась к Симу, одолжила денег у Сирила, и через месяц мы открылись. Название конторе дали «Открытые глаза». Слоган «Под венец с открытыми глазами». Сначала клиентов было немного, но после того, как я собрала досье на невесту Марка, младшего сына дяди Сирила, и он меня за это принародно поблагодарил, говоря, что я раскрыла ему глаза, у нас заказы полились рекой. Примерно в то же время Рей открыл свою контору на Энотере и стал нашим здешним контрагентом. Сейчас у меня все хорошо, но стоит напиться, и в памяти всплывают картины бойни на Шиэртане, смерть моей сестры, смерть матери, мучения девушек, ужас, испытанный мной во время прохождения пространственного тоннеля в грузовом отсеке... Мне есть, что вспомнить, и среди этого не так много хорошего, поэтому я стараюсь не пить больше одного бокала.
  Под утро я заснула тяжелым сном, а когда проснулась, первым делом посмотрела на мониторы. Дейтон метался по дому как дикий зверь, посаженный в клетку. Пора вставать и разбираться с нашим заказчиком. Кто там его убивать собрался?
   http://andronum.com/product/strikovskaya-anna-gorst-peska/
Оценка: 7.08*75  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"