Стройков Геннадий Геннадьевич: другие произведения.

Не всё так плохо...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 6.58*38  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все комментарии приветствуются... продолжение после пробела... 26.01.18 Вроде как боевик...

  Человек я обыкновенный, до недавнего времени, жил в небольшом провинциальном рабочем городке. В юности некоторыми специфическими видами спорта занимался, повоевать пришлось в горячей точке. Но когда это было! Лет тридцать прошло. Потом всё некогда было здоровьем заниматься. После пятидесяти, лишний вес и прочие прелести нашего сидячего образа жизни.
  Предчувствие его не обмануло. Так говорят, когда смутное томление и бессонница по ночам, переходит в стремительный бег событий и жизнь начинает бить ключом, причём газовым третий номер и по голове. Я перестал спать по ночам, а если засыпал, то снились цветные кошмары. Конечно понимаю, шизофрения и прочее, подсознание на психику давит. Опять же на всякий случай, а случай, как известно, бывает разный, да и жизненный опыт настойчиво шептал в ухо.
  Как там, захочешь жить, ещё не так раскорячишься! Бег по утрам, груша и теннисный стол в подвале. В общем, попал я в эту историю немного подготовленным. По этой причине или по везению, не без этого конечно, всё могло бы кончиться, так и не начавшись, но всё не так плохо.
  
  Вступление.
  
  День как день. Суббота. Погода с утра задалась. Утро было не жарким, с небольшим ветерком. На небе не облачка. Но часов в десять разогрело. На градуснике тридцать. Парило к дождю. С женой поехали в Космопорт. Это у нас в Самаре торговый центр такой есть. Не самый лучший день, для подобного мероприятия. Жара, народу море, машину не приткнёшь. Но куда деваться, в будние дни работа. Повезло, как раз логан выезжал, успел сунуть нос в парковочное место. Поход по магазинам, то бишь шопинг, не лучшее средство сбросить давление денежной массы и нервное напряжение, из хорошего, кондиционеры работают везде. И это делает мероприятие не совсем уж таким издевательским.
  Я на дни рождения уже давно беру деньгами, потом конвертирую их в разные нужные мне штуки. В основном инструмент. Как бы юбилей, однако. Потому сумма набежала не маленькая. Добавили, конечно, из общесемейных, тем более финансовый директор, моя жена, она же киса, всегда к этому благосклонно относилась. Мы с ней уже довольно долгое время строим дом. Это не хобби, и не какое либо другое занятие, это образ жизни.
  Начали с Леруа. Вот кто-то не верит в предчувствие, а вот теперь я так думаю, оно было. На бессознательном уровне присутствовала необычная лёгкость, с которой тратили деньги. В общем, купили бензогенератор Хонда. Я на него давно облизывался, обалденная штука, при весе двенадцать килограмм выдаёт пять киловатт и главное моторесурс три тысячи часов. Задавил жабу здравым смыслом, купил масло, синтетику. Движок четырёхтактный, пузырька на пятьсот часов хватает. Бензопилу, Хускварна, старую тестю отдал, и тоже масло для двухтактного двигателя. Как раз по акции, четыре литра, шуруповёрт Макита, у старенького Боша аккумуляторы помирать начали, колун, топор, трёхсот граммовый молоток, ножовку по дереву с алмазной заточкой, ручной инструмент набором и кучу всяческого крепежа.
  У нас ещё есть домик в деревне, и основная точка приложения усилий постепенно смещалась туда. Домику лет шестьдесят. Сделан из толстых деревянных плах дедушкой жены. Сейчас так не строят. В общем рукоприложения нужны были основательные. В Ашане накидали тележку продуктов. Каждый раз пытаемся сдержаться, но словно с голодного края. Продолжая про деревню, купили туда двадцать банок тушенки, и собаке пуд гречки, как раз опять же по акции скидка была. С некоторых пор колбасу не едим, но копчёной грудинки взяли аж три килограмма. День рождение, я обычно отмечаю в очень узком кругу, но жена на всякий случай накидала Хайнца с Бандюэлем, вдруг кого принесёт. Там же в отделе электроники увидел комплект китайских раций. Четыре штуки. Конечно мощность маленькая и радиус действия соответственно, игрушки, в сущности, но и цена четыреста рублей! Это считай, даром! Купил! Уже на выходе затянул жену в Золинг, набор кухонных ножей, мечта! Я люблю готовить, а вот ножи точить не умею, ну-не даётся это, хоть ты плачь. Кованные, заточка фирменная, и точило для них, пару раз шаркнул и всё. Денег осталось впритык до зарплаты, но сожалений от этого не было, всё в дом, на нашу пользу. В машине завалили и багажник и заднее сиденье.
  Выползли со стоянки, вволю наругавшись матом. А что ты хотел?! Пробка на Дыбенко, пробка на Авроре, Потом на Южном. Час двадцать, отдай и не греши! Как хорошо, когда в машине кондишен! Зашёл на кольцо, так сказать оперативный простор и... На обочине стояла Марина. Ну, точно она! Хороша Маша, да не наша! Нога сама придавила педаль тормоза. Бывают необдуманные поступки!
  - Ты чего?
  - Это! Сотрудница с работы! Живёт в Новокуйбышевске!
  - А куда посадим?
  - Э...! Да сейчас раскидаю!
  Выскочил из машины, махнул рукой. Она вгляделась, узнала, неторопливо подошла.
  Немая сцена. Жена увидела её, а она жену. В принципе оснований как бы ни было, хотя заочно знакомы они были. Но некое напряжение присутствовало. Жёны обычно шестым чувством чует, ты ещё сам не в курсе, а они уже сковородкой по голове. Хотя если честно, я к ней давно дышал неровно. Конечно, влип и отгребу по полной. Но или джентльмен, или как. Под осуждающим взглядом жены расчистил край сидения. Марина села в машину, поздоровалась. У жены на этом пунктик. Если с ней здороваются, то она относиться к человеку благожелательно, вне зависимости от прочих обстоятельств. Начало вроде нормальное. Я их представил друг, другу. Жена спросила.
  - Каким ветром?
  - Да с работы. Привезти привезли, а обратно вахты ждать долго! Вот и подбросили попуткой до кольца.
  Про нашу работу жена изрядно моими стараниями в курсе, потому то сочувственно кивнула.
  Через двадцать метров заправка. Роснефть. Завтра бросок до деревни и обратно. Отвезти накупленное, траву покосить и так хозяйским глазом на фронт работ, глянуть. У меня бак слева, удачно колонка свободная. Залил под горлышко. Сел в машину. Уф! Они мирно беседовали. Может, пронесёт. Жена у меня ещё та штучка, особенно когда чего под хвост попадёт. Вывернул на дорогу. Проехали буквально с километр и, не доезжая Яицкого перед глазами вспышка!
  
  Прибытие
  
  Вот чёрт! Ой! Резкая боль в боку. Опять! Да меня пинают! Открыл глаза. Двое абреков. Иначе и не назовёшь. Хорошо не бритые, щетина с неделю, носатые. У того, кто пинает, под локтем укорот на ремне. У второго, на плече, стволом вниз, двустволка. Первый одет в камуфляж и берцы. Вот этим берцем, он меня и охаживает. Похоже с целью придания моей тушке удобного для себя , положения. Лежу, подсунув под себя руки, и меня элементарно таким способом переворачивают. Похоже выдернули из машины, я и завалился так. Я далеко не супермен и рядом не стояло. Но по жизни некоторый опыт действий в экстремальных ситуациях есть и уставка, лучше пусть судит один, чем понесут шестеро. Это я сейчас долго и нудно об этом говорю, а тогда даже не подумал, сплошные инстинкты и рефлексы.
  Последовательно увидел, у того, кто мне пытается придать другое положение организма, в ладони зажат пучок пластиковых хомутов. Если им соединить, например мизинцы, то освободиться практически невозможно. На поясе у него ножик, с полметра длинной, в петле, без ножен, болтается. Вроде как по типу мачете. Немного в стороне третий стаскивал с моей жены штаны. Вот это и отбросило все сомнения, жена это святое. Я из-за неё убью, не задумываясь, были по жизни примеры. В глаза плеснуло красным. Прошло примерно пол секунды. Это в принципе очень долго. Привстал, опираясь на руки, начал выпрямляться и извините блеванул. Бурно, резко и обильно. Вот, а говорят, что фаст фуд для здоровья вреден, но не в этот раз! И не такое уж, прошу извинить, простое дело без двух пальцев.
  Футболист отшатнулся, дав мне приподняться и встать на колено, опять задрал ногу, но! Кто как, но есть у меня одна коронка, очень хорошо получается, захват левой рукой под пятку, рывок вверх и на себя, правой рукой, ладонью в лобок, со всей дури. Знаю, очень больно и неприятно когда лобковый шов расходится. Обратным ходом рванул мачете из петли. Выпрямился, чуть довернул лезвие и тычок концом, в лицо рядом стоящему. Он отшатнулся и приподнял подбородок, я крутанул кисть, и лезвие рассекло ему горло. Резко обратно и сверху по плечу, тупой стороной лезвия, скорчившегося первого. Теперь последний. Они здесь совсем не пуганные! Ноги у меня в кроссовках, так что в копчик со всей дури по голой волосатой жопе. Он кувыркнулся, в два шага догнал и потом по упавшему, опять же тупой стороной мачете по голове. Три ноль. Я победил! Один труп и двое годные, чего спросить. Стянул живым мизинцы на руках хомутами. Обувь сдёрнул и на ногах большие пальцы то же самое.
  Организм дрожит, руки трясутся, перед глазами плывёт, но ещё не вечер, однако старею. Жена простонала, начала приходить в себя?! Бледная моя киса. Когда я ей предложение сделал, предупреждал, влипнуть в историю на пустом месте, это про меня! Но так?! Проковылял к машине, она рядом стоит, на заднем сиденье Марина лежит. Извините, но! Члены семьи на первом месте. За моим сиденьем вода в бутылках всегда. Хлебнул сам, побрызгал жене на лицо. Открыла глаза.
  - Ты как?
  - Это что было?
  - Не знаю! Но точно чертовщина!
  - Ой! А это кто?
  - Наверное, местные. Неудачно познакомились.
  - Блин! А кто с меня брюки снял?
  - Ну, я его уже как бы наказал!
  Вроде пришла в себя. Я обратно к машине. Мокрой ладонью Марину по лицу хлопну. Глаза открыла. Шарахнулась.
  - Как себя чувствуете?
  - Мутит, а что случилось?!
  - Пока не знаю! Ты посиди пока. Может водички. Вон упаковка.
  - Спасибо.
  Жена как раз закончила приводить себя в порядок.
  - Вот козёл, пуговица оторвалась!
  -Ладно, что-нибудь придумаю! - пошарил в пепельнице, я не курю и держу там всякую мелочёвку, булавку для прочистки жиклёров омывателя лобового стекла. Отдал, она зацепила джинсы.
  Абреки пока отдыхали. Можно и оглядеться.
  У меня есть свойство, когда припекает, внутренне собираюсь и становлюсь довольно внимательным и собранным, хотя в обычной жизни, раздолбай ещё тот. Вот и на этот раз присел на корточки, несколько раз глубоко вдохнул, собирая мысли в кучу.
  Огляделся, пустырь или большая поляна. Кому что больше нравиться. Вокруг как бы лес. Деревья, по низу кустарник. Не наш лес, и кустарник не наш. По краям разобранные кузова машин, именно в этом смысле, все, что можно свинчено. В тени под огромным раскидистым деревом УАЗ буханка камуфляжной раскраски, в смысле выкрашен тёмно бурой краской и очень небрежно, кистью, с распахнутыми дверками. Жарко. Градусов за тридцать есть. Солнце почти в зените. Небо, бросилось в глаза, зеленоватого оттенка. Обернулся к машине. Глянул в зеркало. В горячке не почувствовал, кровь капает, но нос целый. Что же произошло?!
  Ладно, мы люди не гордые, можем и спросить вежливо. Один у нас с переломом ключицы и лобковой кости пока в отключке, а тот, которого по голове шарахнул, уже заворочался.
  - Тебя как зовут болезный?
  - Я твою ма....
  Товарищ не понял! По голени мачете плашмя. Относительно безвредно для здоровья, но очень больно.
  - Я спросил?
  - Да пошёл ты?
  Ещё раз, но уже посильнее.
  - Ай!
  Он не прав, любую беседу нужно начинать с знакомства.
  - Так как тебя зовут дорогой?
  - Аслан!
  - Это что за местность Аслан. Мы где?
  - Это не Земля! Вас все равно поймают! Будите умирать страшно! Отсюда дороги нет! А нас здесь много!
  - Так! ТАК! Так! Сказал пулемётчик. Ты чего гонишь!
  - Я, правда, говорю! Мы здесь лет пятнадцать!
  - Давай не торопясь и поподробней.
  - Ну, я совсем всё не знаю. Рассказывали, у нас в каком то институте горец открытие сделал. В результате дорогу сюда открыл. Если какие неприятности на Земле, наших сюда отсылают. Нас здесь, правда, много!
  - Сколько.
  - Тысяч двадцать!
  - И всё! Больше ни кого нет?
  - Рабы ещё есть! Жёны, дети!
  - Сколько рабов и прочих.
  - Рабов тысяч пятьдесят. Нас всех, я уже сказал двадцать тысяч!
  - Боеспособных мужчин сколько?
  - Тысячи четыре!
  - А мы как сюда попали?
  - Я точно не знаю, но старший говорит когда. Мы приезжаем. Вспышка, появляются машины, и мы берём рабов и всё остальное.
  - Живёте где?
  - Три крупных посёлка и фермы.
  - Животный мир как.
  - Тут бизоны и кошки большие, но человека бояться, хотя собак воруют. Падальщики ещё с кошку, стаями, они ночные.
  - Бояться, говоришь. Кто бы сомневался. Местность вокруг?
  - На восток море, на запад горы. Юг и Север равнина.
  - Радиус обследованной территории?
  - Чего?
  - Далеко забирались посмотреть?
  - Не знаю!
  Жена стояла рядом, слушала. Марина под конец то же приковыляла на своих каблуках.
  - Девочки, а это что там?
  Я показал на лес. Они повернулись, и я ударил абрека рукояткой мачете в висок. Он дёрнулся. Теперь в бровь пальцем ткнул, проверить. Так! Не жилец. А что у нас с оставшимся. Подошёл и наклонился. Раньше надо было шустрить. Пытался ударить меня ногами и взвыл от боли.
  - А ты думал я тебя просто так бил. Я тебе ключицу сломал и мочевой пузырь разорван. Оставлю в кустах. Будешь умирать долго, очень долго и больно. Да же если найдут, вряд ли здесь тебя кто спасёт. Так что хороший выход для тебя умереть быстро. Или как скажешь. Я вообще по жизни добрый. Так что рассказывай!
  В принципе всё совпало. Второй раз девицы не купились и пришлось бить при них.
  - А зачем ты его в лицо пальцем ткнул? - Спросила жена.
  - Там троичный нерв. Если дёрнется, значит ещё живой.
  - Слушай, а ты где этому научился.
  - Книжки читаю.
  - Ну да!
  - Ну, что ты дзюдо занималась, я то же через два года после свадьбы узнал.
  Эмоций столько, что честное слово, с трудом сдержался. Чуть не описался! А вы как думаете?! Я уже тридцать лет как домашний пёс. А тут раз! Одни три трупа чего стоят! И все своими руками. И мысль такая гадливая, а может зря! Есть одна фишка, думаешь, что будет хуже. Типа гопники, когда гонят, кричат, стой, а то хуже будет. Но хуже будет, когда догонят, если бы не дёрнулся, то точно было бы очень, очень плохо! Так что будем поглядеть.
  Что мы имеем! Мы попали. Есть, конечно, вероятность, что нас развели, и сейчас выйдет Пельш и скажет, вас разыграли. Но есть некоторый скорее не опыт, просто здравый смысл и он подсказывает. Всё не просто плохо, а очень плохо! Ладно! Желающие могут постучать головой, по чему найдут, только быстро.
  Что делать, многократно описано, и тут думать не надо. Хотя нет, как раз и надо! Дурная голова, ногам покоя не даёт, все, что сейчас не додумаю и не сделаю, потом ещё как аукница!
  Первым делом обыскал и раздел убиенных. Со снабжением здесь очевидно проблемы! Так что, два комплекта одежды, у третьего всё кровью испачкано, но он мелкий и его ботинки как раз Марине, а то она на каблуках.
  Отдельная песня, как уговорил её одеть их. Похвалил себя, двоих без крови завалил. Из огнестрела, автомат и двуствольное охотничье ружьё. С патронами плохо. К укороту магазин. К ружью десять патронов в самодельном патронташе. Будем надеяться, что там не бекасиная дробь. Ножички, один, лезвие сантиметров сорок, мачете, это которым я тут махал, кинжал, и вроде как финка, оба в самодельных же ножнах. Всё самопальное, грубо сделанное, но острое блин! Восемь презервативов. Обшарпанный бинокль китайский, двенадцать крат. Одни наручные часы. Кстати кварцевые со стрелками. Забыл про время здешнее узнать. И всё.
  Теперь буханка. Самое то для сельской местности. Покрашена кистью в болотно бурый цвет. С отгороженным отсеком в задней части. В салоне диван, два кресла и столик. Рация импортная автомобильная, одна. Китайская. Выключена. Великолепный набор инструментов в пластиковом кофре. Дорогой зараза. Можно что угодно разобрать. Канистра бензина на двадцать литров. Две пятилитровые баклажки с водой. Корзинка с едой. Мясо жаренное, мягкий сыр, грубого помола хлеб. Котелок с треногой! Закопчённый чайник, три кружки. Жестяная банка с чаем. Чай крупнолистный. Сахар, бурые комки, в тряпочку завёрнут. Негусто. А ты чего хотел. Магазинов здесь, похоже, нет. Они наверняка рассчитывали на добычу. И всё вместе явный признак, что живут в основном на самообеспечении.
  В буханке ключ в замке зажигания, повернул, двигатель затарахтел, а что у нас с бензином? Вылез, посмотрел. Два бензобака. Указатель уровня не работает, промерял веточкой, в одном половина, который побольше, второй пустой. Откинул солнцезащитный козырёк. Если где и держит шоферня бумаги в машине, то именно здесь. А это уже удача, и едва ли не самое ценное. Под козырьком нашёл здешнюю карту, вернее это схема. Нарисована от руки, на листе плотной бумаги, формата эдак с газету. Но есть масштаб и кружочки, где кто живёт, подписаны и что интересно на русском языке! Разноцветными карандашами населённые пункты обведены в группы. Это я так понял, хутора. Напротив аккуратно подписаны фамилии. Дороги красным. Одна из них оканчивается красным же крестиком и надпись. 'Поле чудес'. С юмором ребята. Повертел, по всему выходит, что мы как раз здесь и находимся. С краю обитаемой зоны. Горы у нас? Вот они толпятся, километров с десяток до них, высокие заразы. Повернул карту.
   В принципе с краю. Если так проехать, потом свернуть через речку, то если масштаб не переврали, километров двадцать и будем в поле, потом опушка и дальше лес, там так и написано. Лес, это банально хорошо, все партизаны там обитают. А здесь горы. Просто декорация из фантастического фильма. Стоят зазубренной стеной, снег на вершинах. Так, задерживаться, здесь не стоит! В темпе покидал из спектры все, что нажито непосильным трудом. Вопрос о том, что бы ехать на ней, даже не стоял. Просвет семь сантиметров. До первой кочки. Основное время ушло перелить бензин. Жену чуть инфаркт не хватил, когда я бензобак монтировкой пробил. Полсотни литров в нашем положении, это здорово! Канистра одна, да самотёком. Пока всё с доил, упарился. И главное, что трясло, а вдруг кого принесёт. Но обошлось.
  Перед отъездом сел на корточки. Всё сделал?! Конечно, нет! Вокруг машины набросаны, и это очевидно место, где всё сюда валиться. Значит? Свой сотовый, сотовый жены. Минут десять бегал по окрестностям, снял надеюсь всё, что может пригодиться в будущем, если оно у нас есть.
  
  Начало.
  
  Медленно и осторожно поползли. И руль без гидроусилителя, и коробка дубовая, и педали не поймешь как. Но понемногу приноровился.
  Пока в суете и заботах, вроде отпустило, а сейчас опять накатило. Рефлексии, куда без них! В голову всё равно не лезет, это не Земля! Сколько раз читал про это, ну сказка она и есть сказка, а вот кушайте, не обляпайтесь. Женщины молчат. Лица, зарежут и съедят без соли, завёз нас сволочь! Спасибо, похоже, ещё будет, по крайне мере за моей точно не заржавеет. Да и Марина в грустях и думах.
  Эх! Как там, поехали! Сказал попугай, когда его кошка потащила из клетки. Местность, типа лесостепь. Вроде и ровно, но машину ощутимо качает на кочках. Отдельные рощицы, деревьев, где два, три, а где небольшой лесок. Напоминают наш дуб, листва как у акации, но у нас я таких больших не видел. Высота, метров пятьдесят на глаз. Крона диаметром как высота, на кривом бугристом стволе. В низу подлесок и кусты. Сплошные заросли. Трава сантиметров тридцать. Всё какого-то грязно бурого оттенка. А вот и местная живность. Огромный чёрный бык, заметив нас поднял стадо в галоп. Здесь похоже всё немного больше, чем на земле. Тонны две будет. Рога как раз мне размахнуться. Стадо, штук пять так сказать коров и три телёнка. Подпустили кстати шагов на двести. Немного пробежали и замерли.
  - Смотри, какая киска!
  У жены это пунктик, кошки. Вот одна устроилась на дереве. Ветка параллельно земле на высоте метра четыре. Раскраска как у гепарда, телосложение леопарда, размеры? Ну, килограмм на семьдесят. У меня собака больше будет. Или была. Мысль мелькнула, и они для нас, кто на Земле и мы для них, в сущности, умерли! Проводила нас ленивым взглядом. Зевнула, показав великолепные клыки. Да! Ночью здесь без костра не поспишь. И эти, которые падальщики до кучи. Как это всё называется. Вельд?! Дикая природа. Горы здесь, вершины снежные. Тысяч пять есть, в Африке Калиманжаро как бы так же выглядит?! И климат, как там, африканский, жарко и сухо. Стоят стеной из края в край. На небе не облачка. Солнце с виду вполне земное, ослепительный диск. На ходу достал трофейные часы, вроде всё как обычно. Двенадцать часов. Судя по ним, три часа по полудни. Жена вертит в руках айфон. Приёма нет. Сдох Иохим, да и х... с ним!
  Из плюсов, воздух! У меня на Земле в тёплое время аллергия и нос постоянно забит, а здесь раздышался. Его ножом можно резать и на вес продавать!
  Доехали до речки. Шириной метров пять, мелкая, но берега топкие. Остановился. Залез на крышу, посмотрел туда, сюда. На горизонте, где на карте ферма, жиденький столбик дыма. Берега, поросшие тростником, немного напоминает наш циперус. Ладно, пойду, пройдусь. На право, в сторону гор, не нужно вызывать не нужные ассоциации. Минут десять, берег стал посуше, но появился небольшой обрыв с нашей стороны. Обратно. Женщины вылезли из машины, сидят в теньке.
  - Там не переправимся! Пойду в ту сторону схожу.
  Жена махнула рукой.
  Через пять минут нашёл брод, берег вытоптан и изъезжен. Кстати за нами по траве довольно заметный след! Так что надо будет прокатиться по колее и где-нибудь по тихому свернуть. Вернулся, как сидели, так и сидят.
  - Поехали! Я брод нашёл!
  Вяло поднялись. Обе сели в салон. Жена полезла в сумки, достала бутылку посольской. Вот и кружки трофейные пригодились. Марине.
  - Будешь!
  Та кивнула. Свернула пробку, набулькала грамм по сто. Они чокнулись и морщась выпили. Тёплая зараза. Выудила кусок сыра, отломила кусочек, отдала Марине. Пожевали.
  - Эй! А мне?!
  - А ты за рулём!
  - Да здесь если и встречу кого с полосатой палочкой, так сразу убью!
  - Езжай! Убивальшик хренов!
  Вот у них нервы, а у меня, их нет! Ладно, я это припомню и отмщу. И будет, мстя моя страшна!
  По спидометру проехали километров пять. Дорога въехала в очередную рощу. Свернул, остановился. Вышел из машины и посмотрел. Вроде как не видно следа и между деревьями проехать можно. Сел и объезжая деревья пополз дальше. Вот и опушка.
  Ехал медленно, вроде ровно и даже трясёт не очень, но из-за травы видно буквально метров на десять и иногда попадаются ямы, как раз машину на корпус посадить. Одна такая и можно стреляться. Пешком здесь ходить, ну его в пень. Опять же имущества сколько, на себе не утащишь.
  Вечер, солнце практически село на горы, минут двадцать и спрячется и будет темно. С не привычки руки отваливаются, да что там руки, всё тело болит, пот глаза заливает. Остановился, холм, пологий, высота метров двадцать. У основания очередная рощица. Вот здесь и заночуем.
  Марину на крышу машины, пусть посидит пока, заодно и по сторонам посмотрит. Сам с биноклем на холм бегом. Жену с собой.
  Старею! Задохнулся. А всего то ничего пробежался. Очень внимательно прошёлся взглядом по кругу. Кроме местных бизонов, вокруг ни кого. Теперь опять бегом вниз к деревьям. Пока жена восстанавливала дыхание, набрал вязанку дров. Уже не торопясь обратно. Догнала.
  - Слушай! И что теперь будет?
  - Пока определённо не скажу. Повезло, что эти придурки расслабились через края. Сюда попадают, потеряв сознание. Вяжут хомутами, и ни куда не денешься. Вот и отгребли по полной. Есть надежда, что некоторое время эта тенденция сохраниться, это я про расслабленность. Завтра, послезавтра нас догонят. Есть рабы, они, как и положено бегают. Значит, есть и охотники. Я вот думаю, место очень удобное. Наверное, здесь подождём.
  - А Марина?
  - А что Марина. В наших условиях лишний человек подарок божий. И не заводись.
  - Но!
  - Мне её что зарезать? Всё! Пока вопрос снимается.
  Дальше шли молча. Жена дулась, но оно и к лучшему. Пусть голова будет этим занята.
  Вернулись, уже темнеть начало. Запалил костерок. Женщины совместно начали хлопотать насчёт поесть. Я со спектры варварски выдрал аккумулятор, противотуманки и немного провода. Есть из чего соорудить фонарь. Разборка, сборка и изучение оружия. Это сейчас важнее всего.
  Да охламоны они изрядные, были. Автомат откровенно загажен, однако, Калашников он и в Африке Калашников. Несмотря на размеры, и калибр, из укорота умеючи, можно дел натворить изрядно. Но одно но, умеючи. В жизни в руках не держал. Как мог, почистил, смазал моторным маслом. Ну, нечем больше! Разрядил магазин. Восемнадцать патронов, застрелиться с гарантией. Внимательно осмотрел каждый патрон, как будто понимаю. Конечно, руки за такое отношение к оружию отрывать надо, но человек либо дятел, либо мне бы точно не обломилось. Так что сижу и радуюсь судьбе. Ружьё вроде как чистое. Патроны, пыжи часть бумага, часть тряпка, парочка фабричных. В принципе в упор, чем хочешь, неприятно. Вот и будем стрелять в упор! И сам не промажешь, и в ответ, меньше мучатся.
  Пока возился, женщины на костре, покушать сготовили. Вот ведь, обе городские, а варево получилось, два раза добавки просил, впрочем и нервы здесь присутствуют. Заедать стресс нормально. Почесал затылок и достал ополовиненную женщинами бутылку. Посольская, Московского завода Кристалл. Что характерно не палёная. Есть у меня секрет, как с первого взгляда это определить. Разлил по двадцать грамм. Жена сказала наш традиционный семейный тост, про толстеньких и здоровеньких. Выпили. Самое то в свете последних событий.
  Время не ждёт. Есть познавательный фильм про Рембо. Основная мысль, всякие хлопоты по изобретению подлянок, не только делают жизнь интереснее, но и существенно её удлиняют. Женщин озадачил. Маникюрными ножницами делали дырки в трофейных, рубашке и штанах, и завязывали лоскутки, отрезанные от других штанов и рубашки. В итоге должно было получиться вроде костюма лешего. Ткань у всего этого, грязно-серого цвета. И опять же при деле.
  Сам занялся охотничьими патронами. Расковырял один. Крупная дробь. Порох сизый, крупинками. В остальных аналогично. Как мог аккуратно сделал как было. На фабричных, для особо одарённых, маленькими буквами написано картечь. Их расковыривать не стал. И вроде как тирания альтернатив. Был в жизни случай, по мне пол магазина высадили и не попали. А из охотничьего ружья? Ни разу ни охотник, раза три за всю жизнь стрелял, но из разговоров и мельком в литературе, при выстреле образуется конус довольно большого диаметра. И в кино из дробовиков, от бедра палят.
  Костёр давно прогорел. А вот запах дыма остался и вряд ли кто из любопытных хищников сунется проверять, что тут за гости. В буханке диван и из спектры, не пропадать добру, заднее сиденье выдрал, кое как затолкал в салон, часа в три по полуночи, когда вроде все закончили, уложил женщин на них спать. Не наша любимая кровать, но в данных обстоятельствах пойдет, сам побрёл на вершину холма. На небе не одной тучки и ни одного знакомого созвездия. И луны нет. Посмотрел в бинокль, сначала панорама, потом до рези в глазах, откуда приехали. И не напрасно, мелькнул огонёк. Костёр, а чего им упираться, по ночам гонять, днём догонят. Выставил будильник на сотовом. Надел наушники, и провалился на два часа.
  Будильник сработал, как по затылку шарахнули. Небо на востоке посветлело. Опять в бинокль минут десять смотрел. Пока ничего. Пошёл сказать женщинам доброе утро. А чего я парюсь. Они обе с утра в таком состоянии, что порвут всех. Главное на пути не становиться. Шутка!
  Пока позавтракали, начало светать. Старательно раскидал мусор, разорвал пару буклетов и накидал там же. Отошёл. Заметно из далека. Кострище дымится, трава вытоптана. Завёл буханку и отогнал шагов на триста за холм. Немного потряхивало, но это нормально, главное не перегореть.
  Обратился к женщинам с речью. - Значит так! Я в засаду. Бегать бесполезно, догонят. Они местные, всё вокруг знают. Вроде и путал след, а всё равно выследили. Если у меня не получиться, то вот вам автомат. Сами решайте, но жить можно везде. Сидите в машине. Или я, или они придут.
  
  Первая батальная сцена.
  
  Обнял и поцеловал жену, махнул рукой Марине. Не оборачиваясь, ушёл. К стоянке вышел через лесок. След на траве от машины, слепой увидит. Из чего исходил. Они утром, как и мы, чаю попили, должны остановиться! Отлить и посмотреть. На случай если нет, то план Б. Метрах в двадцати по ходу, кусты. Если тормознут, как раз позиция, если нет, то проедут практически рядом. Сам взял брёвнышко, присмотренное ещё вчера. Ещё когда в юности из воздушки стрелял, усвоил, если хочешь гарантированно попасть стреляя, делай это с упора. Так вот отсюда вид, хороший, если они встанут по ходу. А вот если развернутся, то надо будет переместиться вот сюда. Тут впадинка, по ней и поползу. Вот для чего и нужен леший. Конечно, если в движении увидят, засекут, ни чего не поможет. Но тут и вот тут кустики и поросль. Не должны. Тем более ехать будут на солнце, а здесь тень. Ладно, да поможет нам великий Манумба!
  Тут есть один момент. В любом деле надо использовать свои преимущества, и недостатки противника. Максимально сосредоточиться и не пускать на самотёк. Особое внимание к мелочам. Тогда всё будет хорошо, и победа будет за нами. План , при всей его простоте, мной был продуман и как я считал, имел все шансы сбыться.
  Через час услышал звук мотора. Из-за рощи выехал пикап. Мазда ВТ-50. Остановились ровно там, где предполагал, метра три до мусора. Машина грязная через края, но вроде как серебристая. Балованные, ножками в лом им ходить. Захлопали двери, вышло трое. Огляделись, зевая. Видно что не пуганные, и это очень хорошо! Что интересно, двое держали в руках вроде как Калашников, но магазин короткий, и у одного из них, на шее висел бинокль. Присели на корточки, посмотрели на мою икебану, тот, что постарше без оружия, повернулся и ткнул пальцем в крайнего с биноклем, мотнул головой в сторону холма. Тот не торопясь, пошёл на холм. Там ещё кустики росли, как раз место действия прикрывали. Дождался, когда скроется за ними. Оставшиеся двое, негромко переговариваясь, приступили к утилизации утреннего кофе. Хорошо встали! Практически рядом! Досчитал про себя до десяти.
  Упёр ружьё в плечо. Медленно потянул пальцем спусковой крючок, грохот ударил по ушам. В плечо, как кувалдой саданули. Ни когда не надо стрелять из двустволки сразу из обоих стволов! Стоящих буквально снесло. Старый так и остался лежать неподвижно, второй перевернулся на живот, пытался приподняться на руках, и вдруг заорал. Пригнувшись, метнулся к Мазде, спрятался за ней, перезарядил ружьё. Застыл. С моей стороны степь, с одной стороны вроде как в голову не придёт, что кто-то за машиной спрятался, с другой жутковато так открыто сидеть. Вернее я лежу, выставив ружьё, и гляжу под кузов. Раненый продолжал орать. Тот, что ушёл, как сквозь землю провалился. Потею и боюсь! Из кустов с другой стороны крикнули, раненый замолчал, опять застонал и крикнул в ответ. Потом опять заблажил. Вечность прошла, прямо от туда, где я в засаде сидел, выполз третий с ружьём. Опять окликнул раненого. Тот, подвывая, ответил. Ползущий приподнялся, замер, оглядываясь вокруг. На корточках, гусиным шагом подскочил к раненому, схватил его за воротник и потащил к машине, спиной ко мне. Вот в эту спину, вернее ниже спины, остальное кузов заслонял, я и влепил. На этот раз сначала из одного ствола, потом из другого, нажав на курки последовательно. Совсем другое дело. Ещё отметил отстранёно результат попадания, выбило красное облачко и брызги полетели. Его выгнуло, как будто в поясницу пнули, приподняло, и он рухнул на бок. И раненый заткнулся. Похоже добавки не выдержал. Опять перезарядил ружьё. Выглянул. Все трое лежат. Обошёл машину и из-за капота выглянул, что характерно крови море. Все тела в ошмётках красного и на земле наляпано. Не отводя стволов от, я надеюсь, убиенных, медленно подошёл.
  Смерть от нарушения целостности организма, это, прежде всего падение давления и остановка сердца. Как следствие, кровь перестаёт вытекать, она сочиться. Но всё равно потыкал стволами в брови, всем троим. Чёрт! Да я опять жив и победил!
  Состояние из сейчас лягу и сдохну спокойно, перешло в щенячий восторг. И это ни чего хорошего. Сел на корточки, посидел, успокаивая сердце. Поймал себя на мысли, не тошнит. И эмоций особых по поводу массового убийства нет. И чего я сижу. Там женщины с ума сходят. И не дай бог кто услышал.
  Так! Первым делом заглянул в машину. Опа! Ещё один автомат на заднем сиденье. Быстренько обыскал машину на предмет оружия. В бардачке картонная пачка патронов. Схватил всё оружие в охапку и бегом к женщинам.
  Стрельбу они слышали, сидят бледные. Меня увидели, охнули. Я задохнулся от бега, только палец большой показал. Кинул оружие на пол, залез в буханку, завёл двигатель, развернулся и поехал к стоянке.
  Не доезжая метров тридцать, остановился. Встал так, что бы трупов не было видно. Не зачем им депрессию усугублять.
  - Так! Девочки! Обе бегом на холм и смотрим по кругу! Вот кстати рация. Нажал и говоришь, отпустил и слушаешь! Поняли! Так попробовала!
  Это я жене. Раз пять она нажимала на кнопку и говорила. Потом подносила к уху и слушала. Они пошли, не оглядываясь. Шло брело и ехало. Крикнул, что бы бегом. Марина обернулась, показала мне средний палец, поймала споткнувшуюся жену и они поддерживая друг друга убрели на холм. Ну вроде поладили, и это хорошо.
  Первым делом машина. Ключи в замке зажигания. Коробка механическая. Сел, повернул ключ. Мотор заурчал. Заглушил. Заглянул опять в бардачок, блокнот с записями, не понять, что написано. Ручка. Фонарик. Щёлкнул. Работает! Ножик складной. Отвёртка. Всё!
  В салоне, за сиденьем водителя корзинка. Они, похоже, в таких продукты таскают. Куски жареного мяса, сыр, хлеб. Помидоры. Варёная картошка. Соль в стеклянной банке. Сахар в жестяной. Чай в другой, такой же.
  Кузов с кунгом, что тут у нас? Набор туриста. Палатка, три спальных мешка, очень кстати, по ночам здесь свежо. Маленькая печурка с плитой. Котелок, чайник, топор. Три спортивные сумки с одеждой. Автомобильная аптечка. Это хорошо, а то моя года три как просрочена. Буксировочный трос и бухта шнура. Метров сто будет. Бочка литров на сто с бензином. Кофр с инструментом. Две запаски. Всё своё возили с собой.
  Теперь самое неприятное. Одежда вся в крови, обувь вроде как самодельная, но всё равно снял. Выдернул пояса. Кожаные, грубой выделки. У всех троих небольшие, но острые ножи в ножнах. В карманах трубки, бензиновые зажигалки и кисеты с табаком. Всё самодельное. Скудненько! А вы чего хотели! Перегнал машины за холм, сначала буханку, потом мазду. Теперь можно и перед дамами похвастаться!
  - Как там!? Приём! Что видно?
  Жена ответила. - Ни кого нет!
  - Спускайтесь!
  Когда они подошли, спросил.
  - Кто из вас сможет Мазду вести?!
  Жена ответила.
  - Я! если немного потренироваться.
  
  
  
  А мы уйдем на север?
  
  В своё время, я жене права подарил, она кстати сама, раз заплачено, отучилась, правила сдала и даже ездила со мной по трассе, но потом забросила это дело, типа зачем, когда муж есть. Но сейчас села, потыкала передачи. Завела, тронулась, заглохла, снова заглохла. Поехала. Хрустнув, переключилась. Остановилась и опять поехала. В общем, через десять кругов решили, что вроде как получается. В сущности, самое то для здешней местности. Полный привод, руль с гидроусилителем.
  До конца дня, проехали километров сорок. К вечеру спрятались в очередной рощице. Речка с озерцом. Место весьма живописное. Дно здесь, я так понял всё больше песчаное, вода прозрачная, видно как рыбы плавают. Они вполне земного вида, чешуя и прочее. От деревьев тень. Кусты всё заслоняют. И нас не видно, и мы ничего не видим. Лепота! Есть ещё один очень нехороший фактор. На здешней траве след оставался весьма четкий, и найти нас совершенно не проблема. Ночь переночуем, а утром к горам.
  Женщины, похоже, договорились и объявили мне, что-то вроде бойкота. Просто праздник, какой то. В противном случае давно бы уже замучили, про планы и перспективы нашего существования.
  У меня голова разболелась. Можно конечно уйти подальше и просто по старой русской привычке выпить стакан и спрятаться от проблем. Но нет, мышка продолжала шевелить лапками.
  Подошёл к воде, тёплая. А не искупаться ли мне. Весь грязный и потный. О чём и объявил. Перед этим слазил на дерево и внимательно оглядел окрестности. Местное зверьё, встревоженное нашим появлением, успокоилось и занялось своими делами. Пока ходил, женщины уже залезли в воду. Жена показала кулак. Понял и отвернулся. Потом они затеяли постирушку. Вот опять же, как чувствовали. В Ашане пару банных полотенцев купили, шампуня и мыла. Они завернулись в них и милостиво разрешили мне приступить к помывке. Пока плескался, стемнело. На этот раз костёр разводить не стали, всё сварили на печурке. Потом разобрался с рацией в буханке, включил на приём и сканирование. Громкость приглушил. Бережёного бог бережёт. Тихо, и звуки разносятся далеко.
  Занялся оружием. Как мог, почистил ружьё. А вот с автоматами сюрприз. Это и не автоматы вовсе! Три нарезные, как я понял, Сайги. Причём 7.62. В магазинах по десять патронов. Ну и в пачке двадцать. Негусто! Вообще, похоже, тут бедно живут, убого!
  Женщины категорически отказались спать в буханке. Если моя впритык, но умещалась, то Марина вообще с поджатыми ногами спала. Пришлось поставить палатку. Они забрались в спальные мешки и тут же уснули. Ночью тут зябко. У меня сна не в одном глазу. Так и провалялся. Заснул под утро. Проснулся, как толкнули. Приподнялся. Метрах в десяти местная кошка. На лапах присела, смотрит. Сайга на груди лежит и с предохранителя снята. Патрон в стволе. Осторожно палец на спусковой крючок, ствол приподнял и выстрелил. Бедная кошка, кувыркнулась и после пары судорог, застыла. Женщины из палатки выскочили. Голые. Очень интересно, особенно Марина. Да и по жене соскучился. Кошку увидели, даже ругаться не стали. И что интересно, вроде как, ну жена понятно, но и Марина вроде как не стесняется, хотя низ живота ладонью прикрыла. Подошли, на убиенную посмотрели. И мне.
  - А убивать обязательно было?
  - Так с перепугу! И ружьё в руках.
  Повернулись, сверкнув белыми попками и полезли в палатку одеваться. Я посмотрел вокруг. Кого бы ещё, на тех же условиях грохнуть. Уж больно интересным получилось утро.
  Жена отродясь не завтракала, да и я через два на третий. А вот сейчас аппетит прорезался. Первым делом, конечно, все, что скоропортящееся добили. Марина то же от нас не отстаёт. Аппетит на свежем воздухе зверский!
  Я тушку посмотрел. А кошак женщина и похоже кормящая. Походил по окрестностям и слышу из кустов ворчат. Сунулся, два котёнка. Маленькие, слепенькие ещё. А уже так и норовят за палец типнуть. Принёс, жена в восторге. Она кошатница ярая. На жевала им, что сами ели. Сожрали с превеликим удовольствием. Одну корзину под них выделили. Вот вырастут, помощники будут.
  В восемь часов тронулись. По бездорожью ехать сложно, особенно с непривычки. Переползли через ещё через две речки, доехали до предгорий. Начались каменистые пустоши, следов вроде не оставляем, но из-за камней движение стало очень хлопотным. К вечеру опять свернули на равнину. На глаз, километров тридцать по прямой отмахали. По спидометру в общей сложности, все сто. Бензина буханка сожгла литров шестьдесят, Мазда вдвое меньше. Очередная речка оказалась с дном из галечника и мелкая. Попробовал ехать по ней. Километра три проползли. В одном месте вильнула и коса каменистая, по ней выехали и в лес. Нормально, здесь и приткнёмся.
  Вопросы быта, они такие. Ни куда не денешься. Чем хороша печурка. Топится сухими дровами. Дыма практически нет и всё готовиться быстро. На всякий случай приткнул её вплотную к большому дереву. В расчёте на то, что дым ещё и сквозь крону пройдёт и рассеется. Набил в неё щепок, разжёг. Чайник поставил. Отошёл метров на сто, посмотрел, всё как и задумал. Ни чего не видно. Озадачил женщин припасами. На сколько хватит. И не только еды. Современный человек живёт в окружении множества вещей, отсутствие которых замечает, только когда они пропадают. Я, например, обратил внимание, что все встреченные нам местные извините, без трусов. Я так подумал, это не потому что им так удобнее, а возможности нет. И у нас из одежды, что на теле было одето. Ну, мы с женой в джинсах и майках. Кроссовки. Марина в платье и берцах. А не плохо смориться! Гламурненько так. Одежда из сумок в Мазде, у нас бы даже для работы в огороде не подошла бы. Грубая ткань, сшито, правда, тщательно. Жена сказала, это всё домотканое. Типа на дому сделано. Вот и думай, как жить. Можно уйти, конечно, километров за! Пока бензина хватит, а что потом?! Жить охотой, хорошо, зверья здесь много. Но та же соль. И патроны кончаться. Где взять?! Первобытно общинный строй, это не для нас.
  Так что выхода нет, только лапками сучить. И как тут барахтаться! Ну, хорошо, справился и первый раз и второй. Ну, не пуганные идиоты! Из автомата последний раз стрелял лет двадцать назад и что характерно, ни разу не попал! То, что за нами сразу погоню организовали, это хорошо. Почему? А значит, есть у них кому гоняться и за кем, это с одной стороны, а с другой, судя по поведению, этого всегда достаточно было и очень может быть, что больше таких нет, и пока нас гонять не будут.
  И как же дальше? Хутора грабить?! Даже если хозяева не подстрелят, соберут толпу и просто задавят! Как хорошо в Америке. Клубы стрелковые! Учись, не хочу. А тут! Эх! Знал бы, давно бы разрешение оформил. В общем, полный сумбур в голове.
  Женщин позвал. - Так барышни, дамы, паненки и синьоры! Судьба дала нам передышку. Тема разговора, как нам выжить здесь! Ну, если я завтра кого нибудь убью, в смысле охота пойдёт, продержимся ещё пару месяцев, на подножном корме. Корешки, мясо диких животных и это пока патроны не кончаться. С одеждой опять же проблемы. Сразу скажу, я лично в рабы не пойду! Да и вряд ли возьмут после того, что я тут наделал. В лучшем случае, просто зарежут!
  - Да и я не собираюсь! - Это жена.
  Марина поддержала - И я!
  - Так один вопрос порешили. Консенсус это хорошо. Есть два варианта так сказать снабжения. Грабить местных или прибывающих. Второе так же проистекает из первого!
  - Местные, я так поняла люди не очень обеспеченные. Разве, что насчёт оружия. И я вот думаю, люди нам нужны! - Добавила жена.
  Так что особо ни чего не решили. Типа в драку ввяжемся, а там посмотрим.
  
  Оружие наше всё.
  
  Во время учёбы в техникуме, я на первой перемене бегал в тир. Он располагался в подвале дома пионеров. Через дорогу две минуты. Командовал там отставной военный. Плотный такой дедок с вечно красным лицом гипертоника. Всегда в офицерской рубашке. Я у него покупал десять пулек, он вешал мне мишень. Принтеров тогда не было и я старательно рисовал их циркулем на тетрадном листе и закрашивал центр карандашом. Винтовка была одна и та же, порядком разболтанная, но потихоньку пристрелял и сорок пять с рук, выбивал. Дедок месяца два смотрел, как я с упорством маньяка дырявлю бумагу.
  Потом всё же спросил.
  - Вы почему с рук стреляете?
  - Так это вроде как труднее.
  - А вам это зачем? Вы вообще что? Попасть или как?
  - Ну я стрелять хочу научиться!
  - Если так, то первое. Максимально облегчайте себе задачу. Как правило стреляйте с упора. С рук стреляют, когда прицелиться нет времени и это просто напугать и отогнать. Хотя есть специалисты, в цирке не увидишь. Но исключение, лишь подтверждает правило.
  Я пристроился локтями на прилавок. Результат резко попёр. Сорок восемь! У нас в тирах, купив за пятьдесят копеек мишень, можно было пострелять на приз. Выбил пятьдесят очков, пять рублей. Сорок девять, четыре. Сорок восемь, три. А это тогда для меня были очень большие деньги. Билет в кино стоил двадцать пять копеек. Мороженное десять. Так что и это тоже думалось в перспективе.
  Потом он вынес мне другую винтовку. В отличие от тех, что лежали на прилавке, она была по внешнему виду, муха не сидела.
  С третьей серии выдал пятьдесят. И кучно так, под копейку. Он посмотрел. И открыв дверь, поманил меня. Вот чего бойся. Дальше там вполне себе нормальный тир на двадцать пять метров. В три позиции. Сходил в кондейку и погремев ключами, вынес мне мелкашку. Огнестрел, это совсем другое дело. Из десяти пуль, три я вообще в мишень не попал. И лучший шестёрка.
  Он мне лекцию прочитал, как надо учиться стрелять. Всё сводиться к правильному прицеливанию и сохранению направления в момент выстрела. То есть не уводить ствол в сторону. Основное не дёргать спусковой крючок, хотя и при плавном нажатии, иногда клюёт. Всё остальное от лукавого. Главный критерий стрельбы, попал. Если нет, то всё уже обычно не важно. При обучении есть два направления. Интенсивный, когда палят кучу патронов, в надежде что ошибки уйдут сами собой. Но это дорого и громоздко. К выстрелу, звуку, отдаче, и волнению, человек привыкает очень быстро. А вот научиться в любых условиях, при любом состоянии задерживать дыхание и правильно двигать пальцем, это есть методики с общеизвестной практикой ни чего общего не имеющие. Он учил меня стрелять сначала из мелкашки, потом из пистолета. Здоровый такой, с уродливой рукояткой. Марголин. Ну деньги, я потом по тирам немного настрелял. Пока не примелькался. Всё что в голове по этому поводу сохранилось, я вроде как по полочкам разложил и план составил. Как из нас сделать стрелков.
  
  Ходим парой.
  
  Чем правильный партизан от бандитсвующего отличается, первый ведёт праведный образ жизни, не пьёт, не курит, занимается боевой и политической подготовкой. То бишь не пускает всё на самотёк, старается работать не с последствиями, а с причиной. Ну и так далее, общее направление понятно.
  Сегодня после завтрака мы с женой идём в обход. Смысл этого мероприятия, посмотреть что вокруг. Например, как в случае чего смыться, или вдруг рядом дорога, или того хуже кто живёт. Идём пешком, опять же не просто так, а с целью развития навыков и улучшения физического состояния. А то жирком заросли изрядно.
  Оружие вчера я девочкам показал, и пешим по конному постреляли. Весь день посвятили. Разборка, разборка, чистка, заряжание, удаление патрона давшего осечку, собственно выстрел. Это всё с Сайгой. Укорот я покрутил, покрутил да и спрятал неподалёку в тайник. Немного продуктов, обувь, на всякий случай, а случай бывает разный. Полторушку из-под минеральной воды, набил туалетной бумагой, изолентой прикрутил, одев на ствол. Кончиком ножа, нагретого в костре, наделал в пластике, бутылки, дырок. Перекрестился и пальнул в дерево шагов с тридцати. Бутылка в клочья, но поставленные в шагах пятидесяти и ста женщины однозначно сказали, на выстрел не похоже. Жена восприняла, скорее как удар доской по доске. Причём Марина стоящая дальше, сказала, что реально тихо и вроде как ветку сломали. Это хорошо! Значит можно кого-нибудь застрелить по тихому. Скажем что-то съедобное или кого полезное. В листок формата А4 я попал. Правда, в нижний правый край, но попал. Это значит, что дёрнул.
  Идём ногами. Не торопясь. У меня на, кстати, как её назвать!? Ружьё, винтовка, карабин, пусть будет карабин. Так вот на стволе карабина, примотана бутылка глушитель.
  Шли не просто так, а карту рисовали, отбивая расстояние шагами. Очень тщательно осматривая окрестности. Я впереди, жена, отстав шагов на пятьдесят. Если что, тангеткой щелкнуть. По сторонам смотрели, под ноги. Старались всё примечать. Выбирать места, что бы следы не оставлять. Очень утомительно так гулять. Но деваться некуда. Надо осваивать здешний образ жизни. В котором от того как мы ходим, наша жизнь зависит. Страх, он мобилизует и заставляет. И это каждый день.
  После обеда застрелил телёнка местного бизона. Мы сели передохнуть, уже вставать собрались, стадо прямо на нас и вышло. Я как сидел, так и стрельнул метров с пятидесяти. Попал ему в, у нас это плечо. Он было взбрыкнул, потом лёг. Бык видимо почуял кровь, поревел, потоптался рядом и погнал стадо дальше. В телёнке весу килограмм триста. Нарезал кусков пуда два. Ну и потащили в лагерь. Там в тупую, часть в похлёбку, часть на костре пожарили. Всё равно половину выбросили потом. При такой жаре стухло моментально.
  Неделю спустя обследовали участок, десять на десять километров подробно. И вдоль реки и в сторону, где живут, побольше. Наметили пути отхода, как на машинах, так и пешком. Загорели и похудели. Марина взбрыкнула, ей сидеть и ждать надоело. Так что пошёл с ней. Жена ижицу читать не стала, сначала просто пальцем по горлу провела, а потом вздохнула и потыкав указательным пальцем в кольцо из большого и среднего на другой руке, показала этот же указательный палец. Похоже мне разрешили, но только один раз. То ли экология повлияла, то ли общая обстановка, но с женой мы так сказать, общались каждый день и Марину ощутимо это напрягало.
  Задача, пройти вдоль реки двадцать километров туда и обратно. Достаточно сложная задача пешком, да по лесу. Вышли по холодку, едва солнце встало. Первые пять уже знакомы. Прошли быстро, дальше помедленнее с остановками. К обеду по шагам три четверти отмахали. Остановились отдохнуть, окунулись в речку. Ну и там же всё и случилось. Губу прокусил, как накатило, но не оставил Марину без сладкого.
  
  Местные. Та ещё Санта-Барбара
  
  И буквально метров через триста после привала, Марина услышала, вроде кто-то бубнит и на этом фоне стонет. Негромко так. Уже практически мимо прошли. Она щелкнула рацией. Вернулся, постояли, послушали. Осторожно пошли на звук, вышли на полянку. Стоит Кашкай. Прикольно, когда такую машину красят кистью в болотный цвет. У них это похоже повсеместно. Выглядит ужасно, но заметили её, буквально наткнувшись. Я остановился как вкопанный, руку поднял. Потом сел на корточки. Марина присела как я, сзади. Прислушался. Вроде как за машиной. Осторожно практически на четвереньках уползли обратно. Что здесь хорошо и плохо. На земле слой опавшей листвы, а вот веток очень мало. И при ходьбе без особых усилий, звуков мало. В принципе, если медленно и смотреть под ноги, нет совсем. Так мы и поступили, и через пол часа выглянул из кустов с другой стороны поляны. С боку у машины кусок брезента, на нём прислонившись к дверке, сидит паренёк. Про таких у нас говорят, чёрный, хотя ему до негра далеко, ярко выраженный кавказец. Лет восемнадцать будет. У него на коленях, головой, боком лежит девушка. Это она стонет, а паренёк ей что-то бубнит. Оружия на виду нет. От нас буквально шагов двадцать. Нашептал Марине на ушко, встали и наведя оружие на паренька пошли приставным. Как в кино. Он нас увидел, дёрнулся было. Но девушка как-то особо жалобно застонала, и он безвольно откинулся, глядя на нас.
  - Марина, обойди машину и глянь в салоне.
  - Ружьё на заднем сиденье!
  - Давай сюда!
  Три шага назад, Марина встала, рядом наведя ствол на парочку. Перехватил Сайгу подмышку, взял ружьё. Помповое, вроде как импортное. Потыкался, потянул переднюю, часть на себя, поехала и клацнула. Вылетел стреляный патрон. Ещё раз. Пусто!
  - Держи их!
  - Там ничего нет. Убейте её сразу. - Это паренёк сказал.
  - Это зачем?!
  - А вы кто?!
  - Ну вроде партизан!
  - Кто-кто?!
  - Не важно, но убивать мы вас не собираемся. Что с девушкой?!
  Паренёк скривился, из глаз покатились крупные слёзы. Марина вдруг положила Сайгу на землю, присела на корточки и потянула девицу на себя, переворачивая. То, что я думал вроде рубашки, просто кусок ткани соскользнул.
  - Мама дорогая!
  - Ой!
  Белое тело всё в синяках и ссадинах. В паху и на бёдрах запеклась кровь.
  - Это кто её?!
  - Мои братья! Я их убил! Всех троих убил!
  - Хорошо, хорошо! Бензин есть?!
  - Да!
  - Ладно! Давай её в машину осторожно!
  Вдвоём положили девицу на заднее сиденье, он сел на корточки между сиденьем и спинкой переднего кресла. Марина метнулась в машину, я сел за водителя. Ключи! Повернул, двигатель завелся. Хорошо на ручке! Потихоньку поползли. Через пол часа вползли в лагерь. Жена, увидев кашкай, спряталась за дерево, но тут Марина выскочила, ей махнула.
  Вынесли скулящую девицу, положили на спальный мешок. Женщины погнали нас прочь. Отошли.
  - Ну, рассказывай!
  - Она у нас рабыня была, я её люблю! Братья на до мной смеялись, я же с ней так сидел, просто говорили, а они трахни её и все дела! Ну и утром затащили её в сарай. Я как раз с рабами на покосе был. Сестра моя, мы с ней друзья, прибежала и сказала. Я бегом домой, самый старший меня схватил сзади и держит. А другие двое её насиловали и били. Потом брат меня отпустил и сказал, что я не мужик. В дом ушли. Я следом, взял ружьё. И всех троих пристрелил, как собак! Потом её в машину затащил и уехал!
  - Вопрос, братья родные?
  - Нет, троюродные. Они сюда недавно попали!
  - И чего делать собираешься?!
  - Не знаю! Но если она умрёт, то я то же!
  - Ладно! Посиди здесь.
  Сам прогулялся по следам машины. Вроде особо не наследили. Хотя видно, что вдоль реки ехали. Блин! Вот свалилось! Вернулся, он всё так же сидел, привалившись к дереву.
  Жена подошла.
  - Ну что там?!
  - Да нормально! Не она первая, не она последняя. Пиписки у них маленькие, не сильно порвали! Мы её помыли, хорошо пантенол есть! Водки в неё стакан влили, спит!
  - Это хорошо!
  Рассказал про паренька и его братьев. Вместе подошли к нему.
  - Эй! Всё нормально! Жить будет! Тебя как звать?!
  - Бишу.
  Назвал себя и жену, махнул в сторону подходящей Марины. Представил и её.
  Пошли. Мы её в палатку положили, там ещё спальник есть, ложись рядом и поспи, проснётесь, тогда и будем думать.
  Он залез в палатку, через минут пять заглянул туда. Спят оба! И это хорошо!
  - Да! История!
  - Что делать будем?!
  - Не знаю! Лагерь переносить надо. Пока ехали, наследили. Их точно будут искать.
  - Да дела!
  Пока детки спали, всё собрали и погрузили в машины. Уже стемнело, когда они выползли из палатки.
  - Привет!
  - Здрасте!
  - Есть хотите?!
  Оба синхронно кивнули головами. Вот если есть аппетит, то есть воля к жизни, если есть воля к жизни, то жить будут!
  
  Жизнь налаживается.
  
  С меня сняли буквально последнюю рубашку, для Лены. Майку так же забрали, из неё женщины сшили себе трусы. Так что я теперь щеголяю в местной одежде, ткань грубовата, кожу царапает. Мешковато сидит, но не жмёт, не тянет. Мои тоже переоделись. Были дамы, стали два пацанёнка. В попах штаны им маловаты и обтягивает весьма соблазнительно.
  Всё зависит от точки зрения, конечно тушенка с гречкой начинает приедаться. Мы не разу не скауты. Похлёбка из всего, что есть и не солёная к тому же. Позавчерашнее жареное мясо. Но голод лучший кулинар. Последний кусочек хлеба, шепотка соли. Сахар и кофе ещё есть. Спасибо местным и французам.
  Утренний приём пищи это у нас уже ритуал. Марина нам задвинула, что если очень тщательно жевать, то можно насытиться даже рисовым зернышком. Но всё хорошее очень быстро кончается, в том числе и завтрак. Продолжал осваивать пращу. Здешние птички не пуганы и съедобны.
  Но это я так, по ныть. Всегда мечтал похудеть. Но не так!
  
  Маленькие детки, маленькие бедки.
  
  По нашей речке, дно слежавшийся галечник, берега каменистые, и уровень воды позволяет ехать. Это мы пешком разведали, Вот по ней мы, я надеюсь, сбили погоню со следа. Наши гости были не здесь, мы им не мешали, время и слова лечат всё, было бы желание.
  На новом месте поставил палатку. Молодежь, поставив кашкай за кустами, устроилась там. Печку запалил. Ободрав и разделав, заложил в котелок тушку добытой мной, не отходя от стоянки птички. Спросил у Бишу, как у них с солью. Так море рядом, выпаривают. В котёл воды и кипятят.
  Женщины разлеглись в тенёчке дремать.
  Через пару часов сходил, позвал на поздний обед. Вот! Хоть кому-то хорошо! Покушали, сидим, пьём жиденький кофе. Это нам оно так, а этим в радость. Они уже и забыли вкус. Слово за слово. Вот ведь. Переживает.
  У них там кроме него племянник двенадцати лет из мужиков остался. Отец два года как погиб. Так что семья без защиты.
  - А женщин сколько?
  - Мама, бабушка, тётка, две сестры.
  - Значит так! Если ты с нами вернёшься, это чем кончиться?!
  - Я про это даже и не думал!
  - А если подумать!? Ещё родственники есть?!
  - Нет!
  - То есть по вашим обычаям, ты теперь глава рода!
  - Ну да!
  Все беды из-за отсутствия информации и не подумал. Если, моё любимое слово, подумать, то чего он подорвался. Король умер, да здравствует король. И я в который раз на грабли наступил.
  - Так! Собираемся! Здесь с голоду помрём, а там побарахтаемся.
  
  Геноцид
  
  Вечером подъехали к хутору. Забор в рост человека из толстой доски, за ним большой деревянный дом и пара амбаров. Ворота открыты, задом к крыльцу стоит газель фургон. Небритый по местному мужичонка, носит узлы.
  - Это что!
  - Соседи!
  - Я так понял, имущество выносят! Ладно, пошли!
  Когда мужичонка в очередной раз зашёл во двор, бегом вдоль забора забежали с Бишу за машину и когда тот в очередной раз, появился с узлами, выскочили и наставили на него стволы. К винчестеру Бишу вполне охотничьи патроны подошли. Тихо сказал.
  - Стоять! Медленно, раскинув руки, лег на землю. Вот так!
  Когда он прилёг, без фанатизма ударил прикладом по затылку.
  Жена, как будто всю жизнь этим занималась, стянула хомутом ему мизинцы. Оставив её с Мариной сторожить, пошли в дом. Дверь распахнута. Около порога боком лежит пожилая женщина, голова в крови. Присел на колено, палец на шею. Похоже мертва.
  Бишу бледный, трясётся. Погрозил ему пальцем, он кивнул. Дальше в комнате кто-то бормочет. Заглянул, у стены на полу сидят, прислонившись к стене, две маленьких девчонки и взрослая женщина. На кровати в углу сидит четвёртая с задранным подолом, перед ней на корточках сидит мужичок и шарит у неё между ног. Бандитствуют в самом разгаре. Оглянулся на нас, вскочил. Рядом грохнул выстрел, и его опрокинуло на спину. Шустрый это Бишу. У лежачего в руке пистолет. Прошёл в комнату, наклонился и забрал от греха подальше, вот Рембо прямо таки. В одной руке сайга, в другой пистолет. Лезет всякое в голову. Женщина сидевшая на кровати, увидев Бишу, заорала, вскочила, подскочила, и начала лупить его по чему попало кулаками. Он съежился, подставляя плечи, втянул голову. Так, похоже, мамочка дорвалась. Остальные участия не принимали, как и я молча глядели. Интересно, здесь поп корн есть?!
  Вот она начала выдыхаться, обняла его и заревела. Навзрыд, такими крупными слезами. Похоже, с этой стороны его простили.
  А где этот, который мальчик! Только подумал, с улицы крик. Выскочил. Вот он. Стоит, в руке граната зажата. Весь белый, глаза выпучил. Трясётся. Похоже срыв сопровождения. Тот, кого он хотел что-то учудить, лежит.
  А две незнакомые тётки с ружьями над ним стоят. Следом Бишу с матерью выскочили. Мать тут же подскочила, кулак с гранатой зажала. Спокойно так ему по своему говорит, успокаивает. А мальца, похоже, судорога скрутила. Ладонь разжать не может. Я у него пальцы по одному распрямил, лимонка, без взрывателя! Вот такие дела!
  Труп из дома вытащили, в машину погрузили. Следом мужичонку закинули. Бишу своим сказал.
  - Мы сейчас!
  Отъехали немного в лощинку. Выкинули труп, вытащил второго.
  - Так девочки! Сейчас вам надо будет кое-что сделать. Киса, вот тебе нож! Ткнёшь его.
  - Куда!
  - Куда попало! В бок!
  Жена бодро взяла финку в руку, присела и замахнулась.
  - Не могу!
  - Надо! Иначе это может убить и тебя, и нас!
  Зажмурилась и ударила. Потом ещё два раза. Вот хорошо кляп вставил. Мужичонка дёргается и мычит.
  - Теперь ты!
  Марина вынула небольшой кинжал, который был у неё на поясе. Скривила лицо и ударила в шею. Мужичонка напрягся и затих. Вот как!
  - Молодец!
  Она уронила кинжал и согнулась. Её вырвало. Моя то же стоит бледная.
  - Ладно! Поехали!
  Всё равно проверил зарезанного, а то вдруг, а оно нам надо.
  Вернулись на хутор. Я бы не сказал, что там все рады. Тётка сидит, глазами зыркает. Мамочка та в основном Лену взглядом долбит. А как же рабыня вроде как, и основной виновник пришедшего. Детки в сторонке. Бишу всех вроде как в курс дела ввёл. У них, кстати, ещё рабы есть. Жилистый и сухенький дедок. И вся, какая то землянистая женщина, не поймёшь сколько лет.
  Я вот по жизни понял, все проблемы из-за того, что не сказали и подумали. Потому то после того как покушали, сели рядком и поговорили ладком. Скрывать ни чего не стал. Нет смысла. Да и народ здесь к таким делам по другому, чем у нас относиться. Вариант освоения дикого запада и нравы простые, или ты, или тебя. А всё толкование закона в пользу сильного. Вон вроде как с соседями жили мирно, а как поняли, что мужиков нет, так всё, зашакалили. Их дом километрах в пяти. Там женщин трое, пятеро детей и пять рабов. Я сразу спросил, ответный визит, это как. Мамочка, женщина весьма жёстко сказала. Что надо и как можно быстрее, во избежание проблем, кровная месть, здесь обычное дело, как известно, нет человека, нет проблемы. Всех убить. Рабов и имущество забрать. Откладывать не стали. Сели впятером в газель.
  Подъехали, увидев свою машину и зная за чем, поехали, там открытого места с километр, все три женщины вышли встречать. По людоедски получилось, конечно, но практика нужна. Я за руль. Вполне смог. Они стоят и не глядя на приближающуюся машину болтают между собой. Остановился метров за пятьдесят. Откинув полог спереди, Бишу и мои женщины, начали стрелять. Во первых когда не в упор, я честно говоря сам за себя не скажу, что смог бы, а уж женщины подавно. Во вторых, у двоих в руках ружья. Могут и в ответ. А так по три выстрела и они легли. И кто попал не ясно. С детками вообще жесть. Пока ехали, не думал, а когда их во двор вывели, чувствую не смогу. Вот не смогу и всё. Там три пацана и две девчонки, маленькие, а смотрят волками. Загнали их в сарай.
  Вот ведь рабы, вроде как имущество. Беречь надо. Но выгладили они так, как будто сейчас помрут. Худые, грязные, еле шевелятся. И вроде как других взять негде, а вот так относятся.
  Основное имущество, что там по ценнее в два рейса забрали сегодня. Вечером ещё раз, уже подробнее обсудили создавшееся положение с матерью и тёткой. Была мысль поселиться отдельно, но люди мы городские, да и другие соседи есть. Тут так и смотрят, где чего, у кого прибрать. В общем, решили пока все вместе поживём, а там посмотрим. Что с детками делать, голову сломал. Сказал об этом. Тётка молча встала, нож кухонный взяла, в полотенце завернула. Типа поехали.
  Приехали на соседский хутор, я открыл сарай. Все пятеро рядком лежат. Старший младших зарезал и себя потом. Взрослых мы падальщикам оставили, а вот деток я похоронил. Спасибо этим сказал, что не дали грех на душу взять. Холмик безымянный в роще по соседству.
  
  Селяне как вариант
  
  Хутор состоял из хозяйского дома и пристроек. Пары амбаров, сараев и сарайчиков. Вот в одном из них мы и поселились. Чем он был хорош. Можно было удрать через заднюю стенку. Два шага и кустики, не сильно густые, но если ползком, то скроют. Или через боковую стенку, там щель между амбарами. По ней, дальше забор, доска на гвоздике и опять же ползком. Полы грунтовые, из досок сколотил три лежанки. На них спальники, вполне можно жить. Стол, чурбаки сидеть. В углу за перегородкой ведро с крышкой, удобства. Это если лень на улицу выйти. А так скворечник за углом. Не Хилтон, но пойдёт.
  Надо сказать, что хозяева были людьми зажиточными, как ни как четыре с половиной мужика было. Коров десять, бык. Овцы, козы, куры, кролики. С упором в животноводство. И две верховые лошади. Работали все, с утра и до ночи. Ну, мы соответственно то же. В здешние дела не лезли. Одеждой не выделялись, у соседей себе подобрали, выглядели с пятидесяти шагов как местные. Буханку спрятали в сарае, интересно, что уазики здесь ценились, раз в пять, против других. Проходимость, простота конструкции, ремонт на коленке. Вот такие дела, вроде пока всё хорошо.
  На оружие, что у Бишу после убиенных родственников осталось, мы не претендовали, а вот у соседей. Пистолет ТТ. Патронов, правда, двадцать штук и всего один магазин. Сайга и две двустволки. Всё двенадцатый калибр. И для них целый сундук припасов. Дымный порох, я так понял местного производства, упакован в пластиковые мешки, латунные гильзы, капсюли, штук пять сот. Приспособления для набивки патронов и литья дроби и пуль. Почувствуй себя Али Бабой.
  
  Геополитика.
  
  Здесь присутствовало некоторое разделение труда. Фермы и три посёлка, живущие в которых специализировались на ремёслах. В принципе делали очень многое. То же бензин гнали. Нефть в одном месте, ямку выкопал, и льется. Она здесь не такая как на земле. После примитивной перегонки, хорошего качества бензин! За октан не скажу, но двигатели работают, в том числе и импортные.
  Мама Бишу разрулила ситуацию с остальными соседями. Типа были разборки, Они первые начали, но мы победили. Хотя и потерли троих. И не надо к нам лезть. Обычное дело.
  Неделя была довольно тяжёлой. Пока наладилось всё, устали через края. Попробуй без навыка почисти навоз хотя бы за теми же коровами. А травы накоси. Выпускать пастись при здешних кошках, чуть зазеваешься, и нет животины, её уже кушают. Так что каждое утро мы втроём в лучших традициях рабовладельческого строя тащили на себе тележку, накашивали стожок, и привозили его на хутор. Потом два, три часа прополка на полях у соседей. Местные сорняки лезли как на дрожжах. Сбор урожая в здешнем климате, был постоянным мероприятием и за работу не считался. Ну и остальное по мелочи. С утра и до позднего вечера.
  Перед сном после ужина мы обычно сидели рядком на бревнышке. Особняком втроём.
  Жена.
  - Слушай! А что происходит! Мы под что подписались!
  - А чем ты не довольна!? Кормят хорошо. Не стреляют.
  - Кормят, конечно, лучше, чем рабов, но в остальном мы, чем отличаемся. Вон у меня, что с руками! Тупиково всё это!
  - Ага! Созрела!
  - Ты это о чём?!
  - Не что не ново в мире людей! Кто-то работает, не разгибаясь, а кто-то берёт кинжал и... Тоже вроде как занятие древнее и где-то даже благородное.
  - В смысле?!
  - Есть мнение, все богатые люди на Земле имели в основании рода человека с кинжалом. Трудом праведным, не наживёшь палат каменных! Народная мудрость!
  Марина.
  - Да! Банда! Один старый пенёк и две дамочки с опытом руководящей работы!
  - Не скажи! Как там! Во! Главное системный подход. Что мы имеем! Главное условие любой партизанской деятельности. Поддержку местного населения. То есть база у нас есть.
  - Ага! Вон оно местное население как смотрит! Как волки на овцу!
  - Ну куда же деваться, менталитет! Они так на всех смотрят. Особенность зрения у них такая. Ладно! Одно верно, так жить нельзя!
  - Что предлагаешь!
  - А предлагаю я следующее....
  
  Солнце, воздух, о... укрепляют организм.
  
  Чем отличается профессионал от любителя. Первый делает то, что в данный момент нужно на основе отработанных ранее навыков, он всё знает и результат прогнозируемый. Любитель то же самое сделает медленнее, хуже и в итоге не совсем то, что хотелось. Результаты иногда просто поражают. Что мы должны уметь. Грубо говоря, достигать поставленных целей. Цели у нас специфические. И навыки должны быть соответственно.
  Абсолютное большинство народу пускает всё на самотёк. Нет воли к жизни. И когда такой заводиться рядом, обычно злобствуют и брюзжат. Ему что больше всех надо. Вот вы попробуйте утром пробежаться. Кроссовки, шорты, майка, плеер. Спать хотите!? А кому сейчас легко! То же самое сделать в ботинках, и местной грубой одежде, да ещё в здешнем климате. Сайга в руках, за плечами вещмешок, не рюкзак! И туда десять килограмм местного грунта насыпано. На поясе нож, подсумок, фляжка. Сколько вы пробежите?! А сколько надо, что бы оторваться от погони. Да! В тупую убежать. Это же самое простое, безопасное и эффективное. Ни какого риска для жизни. Запыхались, сердце того и гляди, выскочит, руки трясутся! Какой ты на х.... танкист!
  Утром, ещё сумрак только, только сменил ночную тьму, мы выбежали. Дистанция от и до того дерева, потом обратно. Плохо, что не пьём и не курим. Вот если бы бросили, то точно бы добежали. А то обратно буквально приползли. А всего пять километров! Дальше завтрак, потом сено. Обед стрелковая подготовка.
  
  
  
  
  
  Накануне я сделал нам три обреза. Отпилил сначала приклады, загладил осколком стекла, получилось как шлифовальной шкуркой. Рукоятки под женскую руку. Но и мне не плохо. Потом стволы. Имея инструменты, раз плюнуть. Кстати все женщины в семье Бишу однозначно с нами смирились, когда я им сделал душ во дворе. Снабдили их шампунем и включив электрогенератор, дали посушить феном волосы после водных процедур. Генератор вообще всё упрощал. Подключил шур машинку и отхватил две трети стволов у ружья. Были вопросы по длине стволов, здесь уже просто что бы удобно было на бедре, и висел и выхватывать можно было. Пошёл пальнул картечью. С десяти шагов, их штук семь в патроне, все легли в круг, метр диаметром. Так сказать не промахнёшься. Лучшее враг хорошего. Мудрить не стал, по образу и подобию, и отпилил стволы у остальных обеих ружей. Женщины сшили под них открытые кобуры на бедро. Веровочкой к поясному ремню, и ногу сверху и снизу. Сидит как влитой.
  Дальше сплошная физиология. Упражнение простое, выдёргиваешь правой рукой, взводишь курки левой ладонью, стреляешь. Это в кино у ковбоя револьвер сам в руку прыгает, а у нас в районе двух секунд, лучший результат. У Марины. Потом отстрелили по четыре патрона. С десяти шагов в пенёк попали. Ещё один момент, стрелять от пояса или поднимать и целиться. Попробовали и так и так. Лучше всё же целиться. Дальше каждый день, когда свободная минута, дёргали и дёргали обрезы из кобуры. Женщины вроде хотели держать в кобуре с взведёнными курками, но я из соображений безопасности, категорично запретил, ещё чего нибудь отстрелят! Через две недели просто как в вестерне, хлоп и бум! Заодно все научились снаряжать патроны. Тоже умения и усидчивости требует.
  Потом огород. Затем рукопашный бой. Зачем военным рукопашный бой?! Ну, если вы прое... автомат, нож, сапёрную лопатку, каску, словом всё! И вам встретиться такой же идиот. То вот в этом случае вам он пригодится. Обезьяна не зря в руки палку взяла. Так что первое. Нож хорош для того, у кого он есть, и плох для того, у кого его нет. В кино можно увидеть, как махают ножиком, можно сказать фехтуют. Вот японцы, мудрые люди. Самураи как это делают, один удар, один труп. Тот, кто промахнулся, тот и остывает. Хотя я женщинам удар поставил, причём исключительно свинцовым самодельным кастетом, а жена с Мариной пару бросков разучила. Тут ведь что главное, решительность!
  Мачете, у греков такие мечи были. Можно рубить, можно колоть. Выражение рубить с оттягом, в книжках встречали?! Когда просто, как топором, это одно, а если в момент удара лезвие ещё и потянули на себя, результат значительно лучше! Но этому надо учиться. Чем мы и занялись. Для этого идеально подходят кусты, типа нашей вербы, растущие около речки. Дальше колющий удар. Самое эффективное место, это лицо. И клинок не застревает, и объект от шока на несколько мгновений выключается, позволяя добить себя. Фишка в том, что бы всё это делать быстро, что бы противник ни успел увернуться. Что-то типа Иайдо. Потом навоз почистить, смена занятия, отдых.
  Дальше стреляем из Сайги. Стрельба занятие донельзя примитивное. Навёл и выстрелил. Почему промахнулся?! А не правильно потянул за спусковой крючок! Буквально микроны и промазал. Нам от бедра стрелять, можно конечно научиться, но не в этой жизни. Потому с упора, лёжа, с воткнутым в ствол фломастером. У Марины набор был. Листочек висит и чуть касается. Нажал! Щёлк! Посмотрел, ага смазал. По новой. Очень сложно по началу, главное стабильности нет, то туда, то сюда. Другой фактор, сам момент выстрела, он волнует и сбивает с толку. Потому то так важна практическая стрельба. А это патроны. А у нас их штук тридцать осталось. Не густо!
  Поговорил с Бишу. Здесь денег нет, все, что нужное меняют. У нас одна Сайга вроде как лишняя. И у него по оружию образовался некоторый избыток. Патроны, как он сказал, для нарезного оружия, здесь дорогие. Очень дорогие. За одну Сайгу сто штук. Это максимум. Ну и от себя он полсотни пообещал.
  После поездки на местный рынок, обещание выполнил. Я в далёкие времена занимался стрельбой. Даже деньги этим зарабатывал. Но сейчас с открытым прицелом, чисто физически не способен. Зрение, тут вижу, а тут нет. Картинка плывёт. А вот женщины! Женщины, у них это дело пошло! Не зря во время войны у нас снайперами, они в основном были. Кропотливость в подготовке выстрела, терпение, усидчивость. Внимание к мелочам, уже после полусотни выстрелов они обе за двести метров попадали в грудную фигуру. И следующим десятком ни разу не промахнулись по кругу диаметром двадцать сантиметров. Дальше перешли к движущейся мишени. На пикап поставил на палке чурбачок с голову. Ещё по двадцать патронов с расстояния сто метров. Что порадовало, если стреляли одновременно, то из четырёх выстрелов одно попадание было всегда. Осталось по обойме, но тут, если попадут и этого хватит, а не попадут и ящик не в пользу.
  Уж очень мне хотелось на полянку попасть. Я так понял, но это в принципе на уровне гипотезы, что с одной стороны ловят на переносе, таких как мы, это в определённом смысле вопрос везения. Другой вариант, переселенцы. Именно они везут оружие и прочее, ну и рабов, наверное. Вот таких, как Бишу рассказал, обычно встречает и провожает сильный конвой. Это нам пока не по зубам. А вот так как нам прилетело, можно рискнуть.
  Ещё одно, Марина химик. И мы с ней смогли сделать напалм. Стеклянные бутылки, здесь дефицит. Зато глиняная посуда стоит дёшево. Подобрали несколько маленьких кувшинов. Это уже я. Примерные по размеру и весу муляжи из дерева кидал в день раз по триста. Рука к вечеру отваливалась. Но зато через две недели, за двадцать шагов из положения, лёжа, в машину попадал.
  
   Вторая батальная сцена. И нас стало больше.
  
  Тянуть с операцией сильно нельзя. Патроны на исходе, держать форму нечем. Так что месяц спустя, после прибытия сюда, мы на буханке, которую немного переделали и перекрасили с целью, ну что бы кто знакомую машину не опознал, поехали на поле чудес. Отдельно про перекрасили. У жены был айфон, у меня Ленова. С игрушками. Зарядка USB через машину. Вот и поменялись с мамой Бишу, для его сестрёнок, айфон на три литра тёмно зелёной масляной краски. Вообще куркули ещё те. Я так думаю, у них запрятано много чего. Ну да ладно!
   Сделав большую петлю, подъехали не к дороге, их здесь нет, к направлению, по которому ездят машины в сторону поляны. Вот ведь, вроде равнина, но тут лощинка, там деревья и в паре мест можно проехать в довольно узком пространстве. Здесь кусты на опушке рощицы. Дальше уклон и ложбина. В этом месте единственно колею наездили.
  Долго решали, когда нападать. Или туда, или обратно. Туда были моральные соображения, понятно как они рабов ломают по прибытию. Но обратно уже с добычей, расслабились. И ещё фактор, я же не знаю, когда перебросят. Сколько там сидеть и ждать. В общем, решили, как получиться. Вчерне операция запланирована так. Женщины с расстояния пример восемьдесят шагов, там, рядом два дерева подходящих, гасят водителей и потом всех, до кого дотянуться. Если не получается, слезают и на четвереньках бегут километр к буханке, а я кидаю горшки, и беспорядочно стреляя из автомата, присоединяюсь к ним.
  Вечером выкопал окопчик и ход из него длинной шагов двадцать через кусты. Опять же с целью смыться. Забрал у жены её обрез. Патроны зарядил крупной дробью. Немного хуже по поражению, чем картечь, но накрывает лучше. Как голову не ломал, но всё фактически свелось к, ввяжемся в драку, а там посмотрим. Хотя некоторые технические штучки приготовил.
  
  Сергей.
  
  Начало светать, девочки полезли на деревья, я ещё раз оглядев окоп, хорошо ли замаскирован, устроился в нём.
  Первый день бестолков, и второй аналогично. С деревьев просматривали направление подъезда километра на два. Поэтому была возможность дежурить попеременно. Кто-то сидел на дереве, остальные дремали внизу. На третий день, как раз жена дежурила, она тихонько крикнула, что едут!
  Марина бегом на своё дерево, я в окопчик. Рации на приём. Если щёлкну два и ещё раз, то стреляют.
  Кто-то и здесь живёт хорошо! Свежи помытый, блестящий Ленд Ровер Вог ехал впереди, за ним Амарок с огромными колёсами и установленным в кузове пулемётом. За пулемётом сидели двое. Во дают! В касках! Всё тут по взрослому!? Да! Порвут и не заметят! Проползли мимо. Лежать под здешним солнцем, радости мало. Женщинам попроще, их листва закрывает. Через четыре часа обратно показались те же, легковой уаз, газель фургон и автобус ПАЗ с занавешенными окнами.
  Как говориться, дурная голова всем остальным частям организма покоя не даёт. В числе разных подлянок, я приготовил несколько вариантов, как остановить машины по тихому. Просто проколоть колесо. В запасе две доски с торчащими гвоздями и одно произведение искусства. Я над этим куском дерева с торчащим из него кованым ржавым гвоздём неделю колдовал. Ведь что будет, прокололи колесо, остановились. Место для засады удобное, посмотрели, чем прокололи, и поняли, сейчас прилетит. А если найдут такую вот икебану, с виду здесь лет десять пролежавшую, то моральный климат измениться, расслабляться немного. Чисто на пятую точку приключений, ну больно уж жаба укусила, подложил икебану на дорогу.
  На этот раз Амарок ехал впереди. Ой, ли! Как говориться, они на эти грабли наступили! Честно говоря, я не думал, что именно ему обломиться. Колесо низкого давления и прочее, но не повезло! Амарок, припав на правое переднее колесо, остановился. Колонна встала, двое в кузове за пулемётом шарят стволом по рощице. Из кабины выскочили ещё двое, посмотрели колесо. Один пошёл по дороге, глядя под ноги, другой рысью к Вогу. Там стекло опустилось, ему видимо указали и рассказали. Тут первый заорал, держа в руках икебану. Тоже подошёл к Вогу, повертел, показывая.
  Тихо чавкнула дверь Вога. Джентльмен в местном представлении об этом. А что, если в машине кондиционер, можно носить чёрный в мелкую полоску, костюм и шляпу. Усики и сигара. Этакий мафиози! И каблуки у него сантиметров пять. Но всё равно метр с кепкой. И голос у него противный. После его внушения, эти двое нарезали ещё пару кругов вокруг машины и развели руками. Из уазика вышли двое, восточного вида. В кепках. Видно, что здешняя жара их не угнетает. Люди привычные, южане. Из газели и автобуса к ним присоединились ещё четверо. Столпились рядом, судя по всему, начали обсуждать и советовать.
  Но либо гранаты не той системы, либо бог не за них сегодня. На Амароке ни чего не получилось.
  После трёхминутной словесной перепалки, двое, что из пикапа, перехватив укороты, подошли к автобусу. Залезли в него и вывели троих мужиков. Да, это не мы, их подумав стреножили. Руки стянуты сзади, на голове чёрные мешки. Мешки с них сняли, руки развязали. Двоих положили на землю, третьего один из автоматчиков погнал к деревьям. Минут через десять вернулись, пленник тащить здоровый дрын. Да! До меня метров пятьдесят, и я отсюда вижу, что гнилое и сухое. Что и подтвердилось, при попытке приподнять им машину, дрын сломался. Опять непереводимая игра слов. Вот вызвался доброволец из лежащих. Уже с ним опять пошли. Вернулись, он тащит толстый сук, не сильно толстый, на мой взгляд, даже через, чур. Подошёл к машине, присел, примеряясь, встал, мотивировано перехватил сук в руках. Такое только в кино и видел! Сук пошёл по кругу, зацепил по шее одного автоматчика, другого. Стукнул по плечу стоящего в кузове пулемётчика. Ещё мгновение и в руках у шустрого пленника оказался укорот. Но он не успевал, второй пулемётчик уже поднял пистолет. И тут же его выронил, завалившись на бок. Сдвоенный выстрел бухнул по ушам. Девочки без команды! Убью обоих! Пользуясь тем, что все внимание на происходящее и публика ко мне спиной, выскочил и держа в руках по обрезу, рванул к машинам. Шустрый крутанулся на месте, и выстрелил раза три или четыре. Однако! Ударенные им трое, похоже, получили ещё по разу. Тут маленький доказал, что в главарях он не зря, вытянул руку и пальнул из пистолета. Шустрый как тот надломился, начал валиться, поворачиваясь. Далековато, но тут я вступил, выстрелил, сначала с одного, потом с другого обреза, что характерно последовательно, все четыре ствола. Гости и маленький стояли рядом, так что досталось всем. Основной целью был маленький и его просто смело. Как пинком. Оставшиеся двое пленников, было, начали двигаться, но опять два выстрела и они мешками осели на землю. Молодцы девочки, здесь друзей нет! Бросил обрезы, нет, не на землю, я их верёвочкой к поясу привязал. Рысью до пикапа. Шустрый лежит, уткнувшись лицом в пыль.
  - Свои! Лежи спокойно! Пять секунд!
  Выдернул нож, в шею контрольный, следующего так же. Этот точно труп и этот то же. Хлопнул выстрел. Один из гостей дёрнулся. Так молодцы девочки, держат!
  Шустрого перевернул. Под правой ключицей майка промокла от крови, вытекает медленно, не пузырится, значит крупные сосуды и лёгкое не задеты. На спине чисто, ранение не сквозное. Что сознание потерял, резкое понижение артериального давления. К ранениям мы готовились, и домашняя заготовка на этот случай была. Выдернул из кармана завёрнутую в тряпку подушечку, прижал к ране. Чистая, продезинфицированная в чаче, и вроде как для таких случаев и приготовлена. Очнулся! Молодец! Я ещё раз огляделся. Вроде все чисто! Показал пальцем в сторону лежащих гостей и маленького. Провёл им по горлу и махнул рукой. Хлопнули пять выстрелов. Потом ещё один. Через минуты прибежали. Обе.
  - Так! Перевязать!
  Это я жене. В универе на военной кафедре их действительно научили первую помощь оказывать. Даже звание есть. Младший лейтенант медицинской службы.
  Бегом к автобусу, передняя дверь открыта. Внутри сюр. Человек двадцать сидят с мешками на головах. Меня услышали, орать начали. И затейливо так.
  - Это налёт партизанского отряда! Прошу всех сохранять спокойствие и вы останетесь живыми и здоровыми!
  Выскочил обратно. К газели, открыл дверь фургона, стоя с боку потянул. Битком ящики, тюки, бочки. Ладно! Будем посмотреть! Закрыл обратно.
  Опять бегом. Подобрал лежащий рядом с маленьким пистолет. И сам он маленький и пистолет у него маленький. Но бьёт хорошо. Женщины уже перетащили болезного в тень. Срезали с него майку. Жена ковырялась ножиком в ране. Видно ему очень больно. Руки сцепил в кулаки. Зубы сжаты, хрипит. Глаза зажмурил. Весь потный. Моей жене в руки только попади, есть у неё, любит поковыряться. Вот, наконец, зацепила и поймала в ладошку. Пуля! И не больно то покорежена, блестит. Маленькая, чуть больше чем у мелкашки. Вылила на рану чачи из фляжки, заткнула тампоном, начала перевязывать. Тут он открыл глаза.
  - В автобусе зеки!
  И опять отрубился. Вот оно что, а я то думаю, чего меня насторожило. Вот сиделых почуять, почуял, а не осознал! И точно у тех двоих, что рядом с пикапом положили, на пальцах наколки! Публика ещё та! Жена осталась с шустрым, Марина бегом за буханкой. Меня торкнуло. Обошёл Вог, присел и, вытянув руку, потянул ручку задней двери. Медленно потянул на себя. Хлопнул выстрел. Дверь открыта настежь, ни кто не выпрыгивает и прочее. Осторожно, краем, одним глазом заглянул. Ещё подумал, как бы маленькое зеркальце пригодилось! Лежит женского полу. На сиденье рядом такой же пистолет, как и у маленького. Застрелилась! Думая о неких обстоятельствах, осторожно вытащил её. Вот о чём нормальные люди думают, вытаскивая из машины только что, застрелившуюся молодую женщину, не знаю! А я о том, что Марина, сколько её знаю, именно о таком Воге и мечтала! Вот как хорошо! И сиденье не запачкало. Почти.
  Жаба скрутила. Аж дышать нечем. Это вам не уравнение Ферми доказать, тут всё гораздо труднее. Пять машин. Ну пикап, не в счёт. Мы его с места не сдвинем. Уазик, Вог, газель, автобус и наша буханка. Допустим три водителя. Полный автобус зверья. Так жабу тапкою по голове. Но газель, это главное. И в любом случае прибраться надо. Вернулся к жене. Шустрый лежит, глаза закрыты, дышит вроде как спокойно.
  - Как он!?
  - Понятия не имею! Пулю вынула. Практического опыта лечения у меня нет! Давление бы померить, но нечем. Лекарств то же нет.
  - Не дождётесь!
  - О! Ожил! Значит так, кого можно оставить из зеков!
  - А остальных куда!?
  - Я бы их всех в женский монастырь садовниками бы сдал, но одно но! Нет здесь женских монастырей!
  - Да они все святые люди! Всё осуждены несправедливо и невинны как младенцы.
  - А ты!?
  - А я накурился и искалечил одного из штаба. Он маршруты боевикам сливал. Так что сидел за дело.
  - Значит, грех на душу брать не хочешь?! Ладно!
  Вот так, я и раньше подозревал, что публика эта ни к чему для жизни, а вот так сказать из первых рук. Марину отправил на дерево, смотреть. Жена сидела с раненым. Всё на мне!
  Пятнадцать минут, снял пулемёт вместе с турелью, два магазина автоматных. Патроны с виду к Сайге подходят. А магазин не вставляется. Выщелкнул десяток, снарядил жене, бегом к Марине, то же самое. А то они практически безоружны! Оружие и что с трупов снял, свалил в уазик. Ещё двадцать. Подогнать автобус и всех убиенных сложить туда. Столько же. Коленки уже трясутся и подгибаються.
  Пять минут на разграбление Амарока. Что не съем, то надкушу. Изрезал боковины у колёс, стёкла все разбил, выломал дверцы. Снял аккумулятор, что мог, покорёжил на двигателе. Ломаю и плачу! Что за судьба, ну очень хорошая машина! Итого час. Отогнать газель и уазик к буханке с Мариной, там овражек пологий, весь заросший. Бегом вернуться. Погрузить шустрого, которого зовут Сергеем в Вог. Марину за руль. Смотри то как поехала, словно всю жизнь ездила, вот что значит мечта! Всё же автоматическая коробка передач была изобретена для женщин.
  Теперь в автобус. То ещё развлечение. Зеки орут, вырваться пытаются, я их, как могу, успокаиваю, хорошо привязали их крепко. Присмотрел я на речке, что по пути, одно местечко. Палку в педаль газа и на первой передаче, автобус полностью ушёл в омут. Так сказать спрятал концы в воду. Вот пускай местные голову поломают, что произошло.
  К вечеру было такое чувство, что уже умер. Однако уазик спрятал в одной из лощин. Газель отогнал на промежуточную стоянку в предгорьях. Марина туда же Вог загнала. Жена изрядно пожгла сцепление, но всё же так же привела буханку. Учитывая, что по сложным местам, все машины гнал я, то чувствовал себя как та собака, которой семь вёрст не круг.
  Гормонов в крови столько, что сел на брёвнышко и меня колотит. Чем моя жена молодец, меня лучше, чем я знает. Спальный мешок под мышку, меня под локоток и в кусты утащила. Я поначалу думал, что шевельнуться не смогу, а потом так разошёлся, что жену похоже удивить сумел. Вот так стресс снимать самое то! Я точно помню, что жену потом поцеловал и как провалился.
  
  Мародёр.
  
  Проснулся, жена тормошит. Я оказывается вчера строго, настрого как начнёт расцветать, разбудить наказал. Подольше положишь, лучше сохраниться, и двигаться, постоянно двигаться. Тем же макаром, колонной из трёх машин, поползли дальше. Я на буханке впереди, следом жена на газели. Замыкала Марина с раненым на Воге. На ровных участках следовали так, если же встречался сложный участок, ложбинка, речка или уклон, я перегонял и газель то же. Марина вроде как сама справлялась. Ехали целый день. Несколько раз приближались к горам, путали следы на каменистых пустошах. Вроде как второе дыхание пришло. Один раз при переправе через речку газель всё же села, часа два провозились. Сам виноват, на секунду расслабился и чуть сильнее, чем надо нажал на педаль газа. Пришлось рубить деревья и под колёса совать. В общем если бы к вечеру нас кто-либо настиг, я бы руки не поднял, не из вредности, а просто сил не было.
  Женщины выглядели не лучше, у шустрого поднялась температура, лежит на заднем сиденье, вроде как живой, но не очень. Уже смеркалось, приткнулись на опушке. Газель загнал с разгону в заросли. Машина набита битком, люди переселялись. С собой брали самое нужное. А что самое нужное всегда. Это здоровье! Или они непроходимые дебилы или должны быть медикаменты. В четвёртом ящике всё и нашли. Женщины при свете фар, инструкции по применению прочитали. Антибиотик, это даже я знаю. Рана вся воспалилась, порошком засыпали и в попу ему ударную дозу вкололи. Я бы точно умер, а этот к утру метаться перестал, лежит, сопит. Спит! Всё же женщины молодцы, вчера так на кувыркались, а поспать мне три часа дали, и лишь убедившись, что я встал и начал умываться, отрубились. Спать под утро хотелось зверски, но сначала мачете помахал, потом финкой вместо утренней зарядки, вроде сон и разогнал. Вот интересное наблюдение, почему иррегулярные формирования регулярным проигрывают? А потому что утреннею зарядку не делают, полагаясь на природное здоровье, которое изрядно портят отсутствием дисциплины, и как следствие излишествами и кураж. Я при любой возможности сам не сижу и женщин гоняю. Они по первости, жена потом сказала, на полном серьезе обсуждали, зарезать меня или немного потерпеть. Даже на голосование ставили. Прикол Марина против, а жена воздержалась. Так что выхватил финку из ножен, продолжая движение, выпад вперёд, потом крестом полоснул и убрал. И опять, и так раз сто. С мачете круговое движение кистью, с выпадом вперёд. То же раз сто. Потом отдых минуты три и по новой. Но уже левой рукой.
  Всё равно не садился, сколько читал, как сон незаметно сносит и спящий часовой подарок для человека с нехорошими намерениями. В принципе договорились, что бужу через четыре часа, но потом вроде как расходился. И дотерпел аж семь часов. Руки чесались в газель забраться, но что единственное сделал, это покушать сварил, и на опушку без конца выскакивал. Природная трусость делала мою жизнь невыносимой но, похоже, существенно удлиняла её.
  Раненый проснулся, до ветру приспичило. Вот я и уже санитар. Опираясь на меня, отковылял за дерево. Потом обратно. Снова задремал.
  Когда девочки проснулись, я прогулялся по окрестностям. Место вроде глухое, закрытое. Метрах в ста очередная речушка. Трава выправилась. Решил, что сутки точно здесь пробудим, да и сил, честно говоря, не было. Женщинам указание, на досуге газель потрошить, но если что тяжёлое не упираться, проснусь, сам сделаю. С чем и вырубился.
  
  Счастья много не бывает.
  
  У кого утро, а у кого и вечер. Встал, газель, как стояла, так и стоит. Женщины сидят у печки, раненый там же к дереву привалился. Меня ещё его поза чем-то напрягла. Тихо о чём-то разговаривают. Подошёл, присел рядом. Мне тарелку с варевом дали. Вкусно!
  - Это что?!
  - Рис с тушенкой.
  - Из газели?
  - Из неё.
  - В кабине файл со списком между сиденьями, что там есть и где лежит. Поешь, почитаешь.
  - Дай!
  - Сначала кашка, а потом сказка.
  - Так всё хорошо!
  - Наверное.
  Вот такие они женщины, и после этого кушай себе с аппетитом. А потом ещё компот был из местных ягод. Обжигаясь, допил по быстрому. Взял листочек бумаги. Пробежался глазами. Везёт дуракам и пьяницам. Одних Сайг нарезных под патрон семь шестьдесят две, десять штук. И патронов к ним аж три тысячи. Похоже, стараются, что бы было более, менее однообразно. Ящиков с медикаментами три штуки. Бензогенераторы, пять! Солнечные батареи! аккумуляторы разные и зарядки к ним. Запчасти. Капсюли для охотничий патронов. Ткань. Рулонов десять. Дальше тюки с фамилиями и вес. Где сто, где двести килограмм. Шесть всего. Это вроде как посылки? Больше двух тонн, а я то думал, чего она еле ползёт.
  Ящик с патронами мы вытянули, там ещё с магазинами коробка. Сорок штук. Двадцать штук набили. Оружие почистили. Обрезы и автомат тоже.
  - Стоп! А чего это у него руки хомутами связаны?!
  - А Марина ему Сайгу без патронов подсунула, он и купился. Хотел уехать на Воге.
  - Стрелял?!
  - Нет, конечно, если бы попытался, мы бы его сами убили.
  - И что?
  - Так тебе решать, кто у нас командир.
  Да как всё запущено, уже Сергею.
  - И зачем ты это сделал?
  - Да смотрю, вы какие-то странные, не от мира сего! Чего думаю обременять! Выбрал машину похуже, и того.
  Марина возмущённо фыркнула. Да он, как ни когда был близок к смерти. За Вог она убьёт и скажет, при попытке к бегству сам застрелился.
  - Женщины про здешние реалии тебя просветили?
  - Да. Понял, что не Земля, и что бежать здесь некуда! Да я Сайгу даже с предохранителя не снял вон, как положил, так и лежит!
  
  Сергей эпизод второй.
  
  Посмотрел, и в правду на предохранителе. Вот ведь гад! Глаза честные, а поди, пойми, что он на самом деле задумал. Хотя я ведь автобус полностью живьём затопил и ни чего. Тот ещё душегуб! Это я уже про себя. Кто хочешь задёргается.
  - Нет, мы тебя не держим. Я тебе даже карабин с обоймой дам, могу подвести до жилья, если хочешь?
  - Спасибо не надо! Я чего дёрнулся. Спросил у твоей жены, куда зеки делись, а она и объяснила куда. Вы ведь, честно говоря, на всю голову отмороженные, зачем топить то было?
  - А затем, что местные теперь как версию имеют, что это зеки освободились и всех положили. Может и не прокатит, но попытка есть. И не надо мне мораль читать.
  - Понял! Есть сэр! Больше не повториться сэр!
  - Да пошёл ты! Клоун!
  Разрезал хомуты, потом поговорили о делах наших насущных. Он о себе рассказал. Пёс войны. Помотало. И за этих и за тех. Хотя против России ни разу. В последнем случае поймал штабного на сливе информации противнику. Ну и искалечил рукопашно. Дали двенадцать лет. Вообще зеки не из России. Соседняя страна, вот оттуда и выдернули.
  А Марина та ещё штучка! Коварная! Я с ней три года общался, а что она такая и предположить не мог, хотя здесь вам не там и хочешь жить, умей вертеться, эта поговорка теперь имеет несколько другой смысл.
  Прошла неделя. Лекарствами жена его малость переколола. Он сыпью покрылся и чесался отчаянно. Зато рана заживает как на собаке. Как, имеющий большой опыт в практической стрельбе, он женщинам навыки в этой сфере подправил. С трёхсот метров они с открытого прицела по грудной фигуре уже не промахивались. В тюках посылках нашли четыре оптических прицела и шесть коллиматорных. Три четырёх кратных стандартных охотничьих российских и один мудрёный иностранный. Десяти кратный. С оптическим прицелом с корректировкой диоптрий дела у меня со стрельбой стали лучше. А то или прицел или цель, а всё вместе не вижу. В комплекте ещё был лазерный дальномер. Мудрая вещь! Он ещё и ветер мерит. И всё на экранчик выводил. Мы с Сергеем два дня его тыкали, пока под Сайгу настроили, и пользоваться научились. Жена, конечно, обиделась, когда я импортный прицел и дальномер Марине отдал. Но у неё стрельба лучше получалась. Тут по дальности с оптикой четыреста метров максимум, но она с этого расстояния в голову попадала девять из десяти. Талант. Эдак повздыхает, потом прицелиться и как гвоздь вобьёт. Но особенно мне понравились коллиматоры. Да и жене тоже. Мы с ней на пару, сеанс одновременной стрельбы освоили. Сергей научил. Пятнадцать секунд, два магазина, половина в цель.
  Параллельно лагерь обживали. Нашли недалеко место получше. Ручей, деревья, овражек, кусты и деревья. Выкопал маленькую землянку под генератор. Его с десяти метров не слышно. В Воге был автомобильный телевизор с плеером. И три флешки. Исключительно с индийскими кинофильмами. Женщины, как не заняты, садятся и смотрят.
  Так что вроде всё спокойно. Спустя две недели доехали до Бишу. Зеков ищут, землю роют. Опять же думают, что кто-то местный причастен. По хуторам обыски. Народ на измене. Награду объявили. Джентльменский набор, оружие, патроны.
  Кого мы там завалили? Та, что застрелилась, дочка самого главного здесь. Маленький её муж. Очень моторный зверёк был. Из своего пистолетика, за интересы тестя, немало народу положил. Так что папа очень зол. Суммируя догадки и слухи, что мама Бишу рассказала, готовилось переселение вроде как азербайджанцев, большая группа. Я её на добычу информации поставил, и про наш дела с очень большой осторожностью выведывал. Эти на разведку прибыли и попутно по списку привезли. Так что мы считай и конфетку вдобавок из рта вынули. А в газели ещё много чего хорошего и вкусного. Одних специй килограмм двадцать. Очень здесь большой дефицит. Опять же ткань в рулонах, в том числе и трикотажное полотно, нитки. И две электрические швейные машинки. Жена и Марина шить на уровне пуговиц. А здесь деваться некуда, сидят, осваивают. Ещё консервы, немного алкоголя. Бутылок десять. Запчасти для машин целевым назначением. Инструменты разные. Любопытные складные канистры, на тридцать литров. Я такие первый раз увидел. Двадцать штук.
  Бишу отдали электрогенератор, наш, который у нас был. В замен, бензин триста литров и пятьдесят патронов дал. Соль десять килограмм. Патроны, в сущности, не нужны, но с целью отвести подозрения, именно за них долго торговался. Соль здесь на берегу выпаривается, не дефицит. Очень доволен был. Очевидно, думает что обманул. Но нам без разницы. Если что и подозревал, то скорее всего успокоился. Не вводи во искушение! И всё будет хорошо.
  
  Житие бытие
  
  Четыре человека, это не три. Дежурства теперь, с утра Сергей сидит на дереве, я ему там насест и лестницу пристроил. Когда нужен, его подменяем. Руками он пока не очень. Больше научить и показать. Ночью все спим. Окрестности заминировали маленькими колышками. Вроде как вьетнамцы в своё время придумали. Банки пустые развесили, в здешней тишине за двести шагов слышно прекрасно. Кое-где накидал, вернее Маздой натаскал стволов упавших деревьев. Не больно то и днём проедешь, а уж ночью тем более. И котята, как что почуют, начинают мяукать и возиться. Они с женщинами спали, им так теплее. Вот охрана появилась.
  Жизнь проста и незатейлива. Два раза в день кросс со стрельбой, по пять километров с полной выкладкой. Как раз на повороте стрельбище, на опушке выкопал ямку и перекрыл ветками, сверху земли насыпал. Получился туннель метров семь длинной. Вот в нём и стреляем. Звук глушит прекрасно. Интересно, что стрелять в покое, или после бега, две большие разницы. Почувствуй себя Уле. Дрова рубить, необходимости нет. Сухих веток хватает, а вот что такое биатлон, я теперь немного по другому думаю. Железные люди! Потом обратно и женщины своими, я своими делами занимаются. Не посидишь.
  
  Технически.
  
  Планирование операций выявило одну не то что бы проблему, так вроде как особенность мышления. Сергей, ему бы полежать в кустиках и посмотреть, ну что с него возьмешь, военный. А можно технически. Есть у меня фотоаппарат Сони. Маленький. В бардачке лежал, жена его, когда из машины всё выгребали, к себе в сумочку положила, а я думал что в этот раз с собой его не взял. Она опись всего имущества составила, перед сном почитал, наткнулся. Устраивать скандал не стал, уж больно рад был. Великолепная штука. Разрешение восемнадцать метров. Думал аккумулятор разрядился, а он ещё теплится, хотя почти два месяца прошло. Тут же на зарядку. Проделал эксперимент. Заряда хватает на триста снимков. Это если через десять минут, двое суток непрерывной съемки. Вот и съездили к поляне. С Сергеем обсудили процедуру подхода и отхода. В результате буханку оставили километров за семь. Он сторожит. Марину мы в лагере на хозяйстве оставили. Сам с женой осторожно, где по кустам, где ползком по траве, где лесом. Подобрались поближе. Там с одной стороны прогал, часть поляны видно. Замаскировались, лежим, смотрим. Дистанция метров шестьсот. Солнце над головой, а все равно на бинокль насадку противобликовую сделал из картона. Дальше лощинка поросшая кустиками, туда и пополз. Четыреста метров ползком, это развлечение специфическое. Да всё как положено, именно на животе, и пятую точку не поднимать. Дополз, лежа на спине, примотал к ветке скотчем. Включил и тем же макаром обратно. Камеру не просто так поставил, а с учётом опять же, как солнце проходит, а то блеснет объектив и спалимся. Сами очень осторожно, так же как пришли, ушли. Это все, возможно, было из-за моей предусмотрительности. Самовосхваление повышает самооценку, а то от женщин не дождешься! Снимки на сотовых, сделанные по прибытию, позволили проложить маршрут.
  Сделали петлю и оставили Сергея в рощице на пути к полю чудес. Его задача смотреть, кто туда и оттуда ездит. Припасов ему на неделю, хотя забрать планировали через два, три дня.
  Как и планировали через два дня к обеду приехали, втроём. Марина категорически отказалась оставаться, типа скучно и боязно. Сначала забрали Сергея. У него результаты наблюдения следующие. Первый день пусто, вчера проехала такая же, как у нас буханка. Кстати очень здесь популярный автомобиль. Водитель, на переднем сиденье пассажир, и в салоне вроде как кто есть. Через час проехала обратно, пассажир уже другой. Разглядеть толком, не разглядел, но ощущение было. Очень может быть, они секрет здесь держат. А что время, непуганых идиотов кончилось, так что очень может быть.
  Сползал за фотоаппаратом. Буханка со стоящим на крыше и глядящим в бинокль абреком получилась прекрасно. Разрешение большое, и увеличив, можно его узнать в дальнейшем. На втором снимке, он рядом с машиной, но вот с правого края краешек чего-то мохнатого. Сергей однозначно сказал, что это леший, не нечистый, а костюм. Точно там засада. Да и я сам к этому же склоняюсь. Справа небольшой подъем и кусты. Вот они и устроились. Скорее всего, двое.
  Весь день просидели, ни чего. На другой, сменили диспозицию, забрались в кустарник напротив засады. Втроём. Здесь немного схитрил. На поляну глядели сквозь кусты. Ветки и листья конечно обзор частично перекрыли, но нас то точно не разглядят. Кто смотрел сквозь прозрачную занавеску в оптику на улицу, знает, что она как бы расплывается, а с улицы тебя не видно. Здесь явление того же плана.
  Опять после полудня, шум мотора. Та же буханка приехала. Остановилась, на крышу залез тот же абрек, минут пять глядел в бинокль. Топнул в крышу ногой. Дверь открылась и вышли двое, у обоих в руках винтовки и мешки, одели маскировочные костюмы, те самые лешие, пошли вправо. Абрек им что-то крикнул вдогонку, шедший первым покрутил кулаком над головой. Скрылись в кустах. Через пять минут вышла другая парочка, всё так же, оружие, маскировка. И бегом к машине, застоялись хлопцы. Сели, абрек слез, нырнул в машину, она тронулась.
  Марина, глядя в оптический прицел.
  - Я их засекла! Вон видишь куст самый большой, шагов десять влево. Чернеет.
  - Увидел! Ну что? Лежим, ждём?
  Обе кивнули.
  - Ну, давай до вечера, а там посмотрим.
  Ещё шагов на десять вглубь отползли, там небольшой холмик, за ним и спрятались. Лежим смирно, конечно, что почесать, можно. А вот пописать лежа, это сложно. Но кому сейчас легко. В сумерках ушли через заросли метров на двести, там деревья погуще, устроились на ночь. Двое спят, один сторожит. Нет не внешнюю угрозу, а чтобы не захрапел кто.
  Небо засветилось, вернулись обратно. Лежим тихо, не высовываемся. Самочувствие отвратительное, ночёвка на земле, сухомятка. Живот бурчит, пить хочется. И очень хочется кого-нибудь убить. Часа через два, около девяти мотор затарахтел. Буханка приехала, опять вылез на крышу, посмотрел в бинокль и сел, скрестив ноги на крышу. Ещё через полчаса приехали две газели, бортовые с тентом. Из них высыпали человек двадцать. Все с укоротами, двое ещё и с пулемётом. Расположились, кто прилёг, кто остался стоять.
  Минут через двадцать вспышка, следом другая. КИА Сорента и китайский пикап.
  Я женщин за затылки взял и к земле прижал. Следующие полчаса очень познавательны были в смысле воспитания чувств. Трёх женщин и одного парнишку изнасиловали. Человек по шесть на каждого. Двух мужиков отпинали и заставили смотреть. Крики, вой, хрип. Мои женщины дёргаются, еле удержал. Самого трясёт. Когда понял, что они себя начали контролировать, отползли подальше.
  Под прикрытием деревьев и кустов ушли. Вот что характерно, когда убивал, эмоций практически не было, а сейчас колотит. Зато все комплексы в отношении к местному населению как рукой сняло.
  
  Третья батальная сцена
  
  Вернулись на стоянку, рассказал всё Сергею. Он, всё правильно сделал, и людей не спасли и сами бы погибли. Налил коллективу по сто грамм, для снятия стресса под жаренное мясо. Сели думать.
  Мозговой штурм. Ну секрет Марина снимет. А как с этой шоблой разобраться!? Двадцать человек, плюс водители, плюс из буханки, там их трое. Так расклад такой, секрет выбивает Марина, я с женой гасим буханку. Сергей с пулемётом обращаться умеет, но ранение не позволяет, да и ручной он, магазины только автоматные, две штуки. Зато укоротов, пять, и магазинов к ним девять. Патронов штук двести. Как он сказал, была бы монка, а лучше две. И проблем бы не было. Но нет, так нет.
  В принципе если бы?! Так, допустим, гасим секрет и тех, кто в буханке. Газели приехали через полчаса, антенны на буханке нет. И что, нам это без разницы, в любом случае сопровождение приедет. Там есть участок открытый. Метров четыреста. В три Сайги, сразу снять пулемётчиков. Повредить машины. Полчаса продержаться. Бред. Там автоматчики, просто закидают пулями, в тупую стреляя. А если повредить машины, и пускай гоняться, часть погонится, а часть на поляну. Стоп, а чего это мы. Один раз же получилось! И это! Стреляем прилично, Марина так вообще снайпер. Бегаем, километр по сельской местности, пять минут, это хорошо! Чего ещё надо!?
  
  Война.
  
  Утром заползли на позицию. Утро свежее, ветерок лёгкий, Солнце выглянуло, он стих. Хороший денёк для чёрных дел! Настроение дурацкое и юмор у меня дурацкий! Проверили секрет, сидят там же, Марина видит обоих. Буханка приехала, хоть часы проверяй. Остановилась, абрек зевая, полез на крышу. Жена прицелилась, Марина то же. Шепотом скомандовал. Два выстрела слились в один. Абрек кувыркнулся, водитель, дремавший за рулём, вскинулся и тут же осел. Марина приникла к прицелу. Губы сжаты, лицо бледное. Выстрел! Ещё один. Жена выдала двойку, потом ещё раз одиночный.
  - Всё! Попала! Двое! - Это Марина.
  - У меня трое! - Жена.
  А третий откуда взялся?!
  Вскочил и бегом, забирая в сторону, не зачем сектор закрывать. Буханка. Абрек лежит, рядом с открытой дверью ещё один, так же. Водитель кулём на руле, голова вдребезги. По два попадания в тушки. Дальше к секрету. Ну молодец! Обоих в голову! В лицо!
  Рацию достал, три раза щёлкнул тангетой. В ответ два щелчка. Сергей раскидал по дороге, вернее тщательно разложил куски дерева с гвоздями. Мы бегом сквозь лес, на опушку. Через луг, до следующей рощи. Бежим налегке, в руках только карабины. Сергей уже ждёт. Окопчики я вчера вырыл. Автоматы приготовил. Нас увидел, махнул и навстречу мимо быстрым шагом. Он у нас комитет по встрече вновь прибывших, Ну, а мы соответственно местных встречающих, то же вроде как комитет.
  Через десять минут из-за леска выбежала толпа. Чёрт! Их сегодня больше! Но в драку уже ввязались! Так точку не возврата пробежали, чуть приподнялся над бруствером и начал бить короткими из автомата. На всякий случай, их приготовил два. До бегущих метров триста, они пригнулись, некоторые начали стрелять ответ, но продолжали бежать. Для меня главное шум создать, внимание отвлечь. Клацнул затвор, схватил другой и так же. Пуля сбила ветку, спрятался, выставив ствол, и продолжил переводить патроны. Бегущие позади падали, один за другим. Один такой заорал, перекрывая треск очередей, у кого то из женщин рука дрогнула. Так похоже до них дошло, легли, начали стрелять в сторону женщин. В рации три раза щёлкнуло. Побежали! Лесок пролетел, как на крыльях, в стороне женщины выскочили, вместе пересекли луг. Залегли на заранее приготовленных позициях, окопчики, всё я и всё в одну лопату. Успокоить дыхание и сосредоточиться. Великая вещь окоп, я женщинам ещё по два мешка с песком положил, совсем как в доте сидят.
  По рации.
  - Слева от третьего дерева пулемётчик! Марина не спеши, пусть выскочат.
  Ага! А сектор обстрела они ему закрыли! И народу половина точно! Начали стрелять. Попали! Попали! Промах! Абреки залегли. Пулемётчик уткнулся головой. Молодец Марина! Отползают обратно. Перед деревьями рощи, из которой они только что выскочили, преследуя нас, небольшой подъём, они как на ладони. Ещё один, второй.
  - Раненых не добивать! Пусть орут!
  Из-за дерева затрепетало пламя. Чёрт! Второй пулемёт! Тут же оборвалось, девочки достали!
  Лежим! Вернее поменяли позицию и лежим. Время как тянется! Два сдвоенных щелчка. Из леса опять начали стрелять. Но как-то беспорядочно.
  - В обход пошли!
  Я, согнувшись, в сторону, там трое обходят.
  Вовремя! Бегут, потные, дышат загнано. Насадил на ствол бутылку, скотчем наживил. Прицелился по центру. Попал, заднего сложило пополам. Оно так, когда в живот. Стрелял в отставшего и впереди бегущие чуть замешкались, успел ещё выстрелить и опять попал. И чего орёшь, больно! Ну! Ну! Третий пополз, вот зашелестел листвой, я высунулся из-за дерева и пальнул из обреза, крупная дробь, как бритвой смахнула листву. Он успел спрятаться, но когда опять высунулся, добавил из второго ствола и попал. Ящеркой ввинтился сквозь поросль. Кураж поймал! Куда и усталость делась. Однако, главное в воинском деле, вовремя убежать! Вот потому-то так много внимания в армии уделяется бегу.
  Бежать по лесу, с карабином, обрезом, двумя укоротами, удовольствие ниже среднего, но жаба она ведь загрызёт! Хлопотно, но лучше чем по открытому месту. Потому, когда показалась опушка, повернул и дальше вдоль кромки по кустам. Женщины уже в буханке, мотор завели, передняя дверь открыта. Шлёпнулся на сиденье, рванул, закрывая дверь. Машина не торопясь тронулась и разгоняясь полетела вперёд. Через полкилометра перевалили через холмик, всё ушли!
  - Сергея видели?
  - Нет!
  - Он передал, что гостей забрал.
  По нашему коду два сдвоенных щелчка, гости прибыли и убыли. Дальше пустырь был, мы его старательно объезжали, а сейчас специально проехали. Ещё первый раз напоролись, когда ехали, пыль от машины столбом. Проехали до предгорий, заехали на возвышенность. Постояли, посмотрели. Никого. Но всё равно по петляли изрядно, путая следы. С Сергеем была договорённость, прибывших он ведёт на заранее оборудованную стоянку. Не зачем базу светить, кто его знает, как всё повернётся.
  Подъехали, два сдвоенных щелчка, мы прибыли. В ответ так же. Машину на всякий случай оставили метров за шестьсот. Пошли, там овражек кустам зарос, вот по нему и подобрались.
   Если всё продумать заранее и подготовить, то можно вот как сейчас выглянуть из-за дерева и посмотреть. Кроме нашей мазды, два уазика и ещё одна буханка. Около нашей стоят трое. Сергей и двое в камуфляже. На груди автоматы, все в ремнях. На ногах и руках, наколенники и налокотники. Автоматы, тут торчит, там торчит. Похоже и оптика и подствольные гранатомёты. Жилеты топорщатся. На поясах то же висит. На головах шлемы в виде сферы. Короче не то, что мы лохи. Как говорят в военных книжках, прокачанные через края. Стоят и вполне мирно беседуют. Сергей автомат под мышкой держит, в положении типа я сейчас стрелять не собираюсь. И вообще впечатление, что они друг друга знают.
  Вот он голову поднял, точку наблюдения вместе готовили, так что прямо на меня посмотрел. Вот глазастый, увидел! Рукой махнул. Вот чёрт, а это очень нехорошо!
  - Так! Девочки сместились влево и разобрали цели, если что огонь открываете сами! Я пошёл!
  Встал, Сайгу оставил, укорот за спиной болтается. А вот обрез в набедренной кобуре. И курки взвёл. Что то тревожно мне! Подошёл.
  - Знакомься! Это Саша, это Али! Я с ними воевал.
  Поздоровались, представился. Спросил.
  - Каким ветром?!
  - С властью повздорили, на нас наехали, а мы народ гордый, не стерпели!
  - Сколько вас.
  Девять! В машинах сидят. А вас?!
  - Да мы двое! - что-то торкнуло, вспомнил провокацию Марины с карабином для Сергея.
  - А что дома ни как пересидеть нельзя было?
  - Нет!
  - Ну, теперь поздно что-либо менять.
  Один из них повернулся к машинам, крикнул, потом начал поворачиваться обратно.
  Время остановилось. У него указательный палец, до этого охватывающий рукоятку, лёг на спусковой крючок, венка на запястье проступила, и предохранитель спущен. Подпрыгнул, валясь назад и разворачивая тело параллельно земле, рука дёрнула обрез, чуть приподнял. Нажал, выстрел! Дробь ударила в ему в ноги. Коротко стукнул автомат. Мимо! Тут же из шеи плеснуло красным. Спина коснулась земли, вышибая дух, вот засада, упал на автомат, бок боль прострелила, но уже поймал второго. Тот вроде как в Сергея хотел, но я цель приоритетная и он повёлся на выстрел, как раз стволом на меня. Но дёрнулся, это кто-то из женщин попал ему в корпус. Пуля в бронежилет, как лошадь копытом. Выстрелил, на этот раз в лицо. Оно взорвалось красным.
  В ушах ещё гулял грохот, сломал стволы, выкинул гильзы, выдернул из патронташа на поясе пару и вогнал, щёлк! Готово!
  Тихо то-как! Сергей пошевелился, и когда он залёг?!
  - Ты как?!
  - Нормально!
  - Почему?!
  - Да хрен его знает! Нормально же всё было. Воевали вместе!
  - Держи машины, дёрнуться, стреляй!
  - Принято!
  Обернулся, показал два пальца, потом большой. Ткнул в сторону машин и крутанул кистью. В переводе на нормальный язык. Оба убиты, вы молодцы, держите машины и смотрите по сторонам.
  Сам перекатился в сторону, гусиным шагом вдоль колонны, оказался сбоку, сзади. Бок горит невыносимо. Вздохнуть больно. Вот невезуч, сам себя калечу. Самая позиция, копы в Америке так к машинам подходят. Буханка, впереди уазики. У буханки, сверху багажник и завален тюками с метр. Посмотрел в боковое зеркало. Сидит. Бледный какой, и глаза нехорошие, покачал головой, потом кивнул в сторону. Выходи мол! Водитель, сидевший за рулём, кивнул, щелкнул замок и он сполз на землю. Молодец! Руки за головой, жить хочет. Качнул стволами. Он лёг на землю.
  - В машине кто ещё есть?
  - Ннннет!!!
  - Лёг на живот, руки за спину!
  Коленом в немного выше пятой точки, мизинцы хомутом.
  - В уазиках кто?!
  - Я не знаю!
  Что за чертовщина! Мы тут людей убиваем, а они сидят и ни гу-гу. В детстве кино видел, новые центурионы, там мужик у машины дверь открывает и ему в живот стреляют. Так что и вспотел и извиняюсь, но немного не удержал, по маленькому. Окна сзади за тонированы в хлам. Снизу дотянулся до замка, потянул, потом сместился назад и дверь толкнул. Заглянул.
  Да мешки на голове, это местная традиция. Только они не только голову закрывают, но и всё остальное тело. На заднем сиденье трое. Жуткое зрелище кстати! Сидят, скорчившись. Чуть приподнялся, на передних сиденья пусто.
  Следующая машина, живот внизу режет ножом, ну ни герой! Опять ручку вниз, стволом дверь толкнул, заглянул. Ещё трое! В мешках! Есть такое развлечение, бег в мешках, а здесь вот возят в мешках. Махнул Сергею. Тот со стоном встал. Тот ещё герой, с раной. Рацию включил.
  - Девочки посмотрите вокруг!
  В ответ два щелчка. Молодцы! Нет, это терпеть нельзя, отвернулся и спас себе остатки чести, а заодно и жизнь. Из первой машины вытянул крайнее в мешке. Запуталось и чуть не грохнулось, наклонился, взяв за низ, и потянув вверх, стащил мешок.
  Да! Это же, как надо! Голый парень, весь сине-желтый от синяков, порезы, ожоги похоже от сигареты. Руки смотаны скотчем, рот так же замотан. Его колотит, глаза безумные. Я ножик вытащил, он бедный весь сжался. Немного написал. Рефлекс, однако! Разрезал на руках.
  - Ото рта сам отцепляй! Сказал, что бы понял, ни кто его убивать не собирается.
  Он головой кивнул, начал отдирать. Я следующее вытащил. Так! Дамочка! Лет на сорок. Вид в точности такой же. Реакции аналогичные. Третья помоложе, лет вроде на десять, хотя они все так покоцаны, вид, словно кошки драли, что можно и ошибиться и в ту, и в другую сторону. Другая тройка. Ещё один мальчик, шестнадцати точно нет, без сознания. Дышит и сердце стучит. И две девицы, худые, как из Бухенвальда, но моторные изрядно. Тут же принялись хлопотать вокруг остальных. Интересный народ поняли, что их не только убивать, не собираются, но и вообще намерения самые мирные тут, же начали требовать медицинскую помощь, одежду, еду и представителей правопорядка, и что бы перестали пялиться. Именно так. В таком порядке.
  Начал сначала. Позвал женщин. Жена с Мариной быстренько привели пацаненка в чувство, посредством ватки с нашатырем. Осмотрели всех на предмет повреждений. Выдали заключение, это больно, но вроде как жить будут. Их за последнюю неделю кормили два раза. Посоветовался с женой. Она достала из своего рюкзачка банку сгущенного молока. Развели в воде, добавили сахара, дали попить. Нам только заворота кишок не хватало. Проблему одежды хотел решить, проделав в мешках дырки для головы и рук, и подрезав нижний край, но жена тормознула. Женщина хозяйственная. Они просто обмотались мешками вокруг тел.
  По ходу процесса прочитал им лекцию о том, куда они попали. У той, что постарше случилась истерика, остальные вроде как восприняли спокойно. Одна из сильно худеньких, рассказала. Их род имел долг крови к другому, долг взаимный, с пол века как. Года три назад, тот другой род исчез. А неделю назад на село, где они жили, ночью напали вооружённые люди, почти всех убили, а их вот оставили. Как им сказали, для предъявления в качестве доказательств и последующего действа в рамках удовлетворения чувства мести, так сказать успокоили.
  Пока я тут разбирался, Сергей водителя поспрашивал. Члены банды бывают разные, кому то надо просто баранку крутить. Вот он этим и занимался. Двое хороших друзей Сергея, которых я угробил, грабили и убивали в составе довольно крупной банды. Когда им начали наступать на хвост, решили уйти. Водителя ни кто не спрашивал. Семьи у него нет. Прибывшие его видели, но в пытках и издевательствах, он участия не принимал. А вот водитель от бога. Я нашу буханку при переезде через речку, засадил. Уже тоскливо выбирал взглядом деревца, которые надо срубить. Ну надоело мне это занятие изрядно. А он молча сел за руль и вытащить машину с раскачки, ухитрился и остальные четыре автомобиля перегнал без проблем.
  Да! Купила баба порося! Где пусто, где густо. В смысле вот Сергей, вроде и опыт, но раненый, и при его приобретении положили жуткое количество народу. Теперь народу побольше, но они нам такое нужны?! Четыре бабы и два в сущности пацана. И все брюнеты. Вот в этом, ни каких сомнений, хотя обе худые вроде как на голове рыжие. Опять же профессиональный водитель теперь есть. Но тоже неопределённый фактор. Ну да ладно плакать! Кому сейчас легко! С вновь прибывшими у нас какая-то аналогия с чем-то таким шумным и бестолковым, типа цыганского табора, прослеживается. Привык я к спокойному и размеренному существованию.
  Машины перегнали к ещё одной запасной стоянке. Там распотрошили. В одном из уазиков нашли ящик гранат к подствольнику и два ящика патронов. Они же кстати и к укоротам подходят. Пространство за задними сидениями в легковых уазиках, было забито запчастями к продукции ульяновского автомобильного завода. Там же два рюкзака, с личными вещами.
  А вот буханка внутри коробками со стиральным порошком, средствами для мытья посуды, шампунями и мылом. Два новых, в упаковке лодочных мотора. Сил по десять. А точнее девять и девять лошадей. Я с таким сталкивался. Это так называемые придушенные моторы. На самом деле по объёму цилиндров сил двадцать развивают легко, но из-за особенностей российского законодательства ставят прокладку в карбюратор. Разобрал один и точно. Стоит прокладка. Моторы японские Тахацу, для стран третьего мира, бензин лишь бы горел. В тюках сверху рыболовные сети и две большие надувные лодки, 'Гладиатор' с алюминиевыми сланями. Похоже, кто-то здесь остался грязным и без рыбы.
  Одежды у нас в запасе было. Смогли более, менее всех одеть, обуть. По обуви размеры большеваты, но лучше, чем нечего. Всех заставили помыться. Хотя им реально было больно. На телах живого места нет. Издевались над ними изобретательно. Мешки набили травой и уложили спать в теньке, опять покормив бульоном, сваренным из местной птички.
  Сергей рад новым игрушкам. Автоматы блеск! Комбинированные оптические прицелы с лазерным целеуказанием, подствольники. Один ему, один мне. Но почесав место, где у обычных людей прячутся мозги, решили отдать обе пушки женщинам.
  Голливуд отдыхает, жена с коллиматорного прицела, одиночными за триста метров магазин высаживает за минуту с двумя, тремя промахами. Марина та спец по большим дистанциям, попадая с оптикой за шестьсот в тушку. Как сказал Сергей, идеальная парочка.
  С оружием у нас просто замечательно. Ни что так не греет душу, как пересчёт трофеев.
  Пулемёт Калашникова, правда магазина только два, АК-74 с подствольными гранатомётами два, пять укоротов, тринадцать карабинов сайга, три обреза, и три пистолета. Патронов завались. Мыть посуду, стирать одежду, мыться самим, готовить дичь, ездить на уазах, ближайшие лет много, легко. Вот и думай, может ну его всё, откачивать километров на двести и жить себе.
  Реал политик! Всё что вы хотите знать, но не знаете как спросить. Водитель, это очень информированный человек. Его как правило воспринимают как предмет мебели, говорят при нём, не думая. Он и сам порой не знает, что обладает очень важной информацией.
  Во первых интересовало, эти двое сами по себе или часть какой-то банды и какие планы. Второе, как организована переправа сюда. Словом принцип, не пускать на самотёк и много информации не бывает.
  Банда, тридцать пять человек. Похоже, готовятся к переправе целенаправленно. Уж очень жестоко рубят концы. Пример, налёт на банк, убили и служащих и посетителей неудачно подвернувшихся. Что в принципе, скорее всего, означает, что в любом случае они переберутся суда, даже если не будет подтверждения прибытия. Припекает. Сергей по описанию опознал нескольких, с которыми сталкивался в горячих точках. Те ещё волки. Вооружены очень хорошо.
  Непосредственно о процедуре переноса. Несколько раз водитель видел одного человека, после встречи, с которым члены банды обсуждали тему ухода. А сам переход произошёл в Самарской области, куда их привезли. В каком-то ангаре их ждали машины, сели, выехали наружу, кругом ночь, потом вспышка. Это всё общее, а подробности, я у него два дня выцеживал. По нескольким косвенным признакам, переправа планируется через две недели. Тут вопрос, банду поджимает, и изрядно. И похоже технологически, перебрось целиком со стороны Земли, так сказать. Пойдут они, или нет. Ещё один момент, с той стороны здешних каким то образом предупреждают о прибытии. Так же связь есть и с этой стороны. Уходить будут?! Каким образом?! Неопределённый фактор. Ещё одно, водитель опять же по обрывкам фраз и словам думает, что есть некоторое количество пленников, которых планируют прихватить с собой.
  Сам процесс может выполняться с довольно большими объектами, тот же автобус ПАЗ. Но видимо лучше, когда машины не очень большие, бортовая газель или вроде того.
  Короче, если так, то эдак, а если не так, то вообще хрен его знает!
  Если человеку повторить десять, раз то он вам поверит, а если сто, то он будет думать, что это так и было всегда.
   С прибывшими, каждый день с утра до вечера разговоры. Не зря следователи об одном и том же по много раз спрашивают. При таком подходе обязательно вылезет скрытое. Ни чего не ожидаемого. Водителя вроде просчитали. Пока он с нами, то за нас. Но если что, то лучше сразу пристрелить, пока не поздно. Ребятки после того, что с ними сделали, за возможность отомстить сделают всё, а потом посмотрим. Женщины вроде как домашние, и тоже местью пылают. А вот две девицы, студентки. Молодежь она такая, ни чем не удивишь. Однако обе к Сергею явно не равнодушны. Он то, к Марине неровно дышит. Словом та ещё Санта-Барбара.
  Не забываю про местных. Бишу очень аккуратно и ненавязчиво пытаю про то кто здесь, что контролирует. Как вообще здесь политика формируется. Его мать и тётка в этом деле очень хорошие помощники. Женское любопытство, оно кажется безобидным и подозрений не вызывает.
  Центров силы, здесь три. Это посёлки. Два вроде как на само обеспечении, все, что с Земли идёт через третий. Там можно даже заказать по некой таксе. Где-то в течение месяца, двух обычно доставляют. Пользуются спросом, оружие. Но дают только Сайги и охотничьи ружья, боеприпасы к ним. Запчасти к технике, электрогенераторы, лекарства. Ткани, мыло. Словом всё что не могут сделать сами.
  Денег нет, всё на обмен. Вплоть до того, что например за уазик тебе построят дом с хоз постройками. А за китайский бензогенератор, дают корову. Рабов меняют только на них же или на оружие.
  Нравы здесь дикие, нередко, когда нападают и убивают. Каждый сам за себя. Совсем уж бешеных, когда достанут, собираются и мочат сборные отряды из одного из посёлков.
  И нас ищут, причем, похоже, видели неоднократно. Появились описания. Моё и женщин. Вот ты думаешь, что тебя ни кто не видит, а это не так. Народ здесь копошиться, деревня кругом. Одно радует, репутация. Вроде пока ни кто на прочность проверить не рискует. Да и мы стараемся не светиться, хотя это вот, как холодный душ.
  
  Разбойники.
  
  Похоже, мы стремительно обрастаем имуществом. Все три уазика в тайниках, еда, одежда, медикаменты. Запасных стоянок еще три штуки организовали. Подходы к тому месту где постоянно находимся, прикрыли индикаторами. Например, тонкие веточки натыкали от рощи, до рощи. В траве незаметно, а если машина проедет, видно. Словом не спим, бдим. Сергей мне удивляется, он хоть и профессионал, а некоторые вещи ему в голову не приходили. Например, берега речек глядим постоянно там, где песок, где грязь топкая, по любому, следы остаются. Что-то вроде контрольно следовой полосы. Раз в два, три дня проходим по маршруту, смотрим. Вот и в это раз, идём. Марина, как самая глазастая впереди, следом жена. Смотрит берег. Я следом, берег и по сторонам. Прошли километров десять, жена ладонью по ноге хлопнула. Это не громко, но мы все слышим и если что, сразу не поймёшь, что за звук.
  Следы, на этой стороне они по лежащему на половину в воде бревну в речку зашли, а вот там, вылезая немного траву, надорвали и ногой соскользнули в грязь, она повяла и видно. Очень осторожно, женщины прикрывают, а я, смотря вперёд до рези в глазах, перебрался на ту сторону. Да берег в воде топкий, что бы залезть, надо ухватиться за траву. Я совершенно неверная рука и не друг индейцам, но сломанную веточку увидел. Дальше вот сквозь кустарник продрались. А на опушке грунт мягкий, они постояли, потоптались, прежде чем на открытое место выйти. Трава примята. Мы специально учились следы читать. Конечно, следопытами не стали, но что прошли вчера, определить не трудно. Два человека. Рост, вес. Ребята поджарые, а значит опасные вдвойне. Интересно как обратно пойдут? Место здесь удобное, лесок языком в большой открытый участок выдается. Все деревья осмотрели, надо исходить из того, что не одни мы такие умные. На одно из стоящих на опушке залезла Марина. Мы с женой устроились неподалёку.
  Если прошли вчера с утра, то дальше через пять километров опять лес. Пока там пошарят, пока обратно. К вечеру могут и вернуться. Это как повезёт. Через два часа Марину жена сменила.
  А ещё через час щёлкнула рация. Идут!
  Двое. Камуфляж. Шляпы с широкими полями. Бороды. Колоритные личности. Прям техасские рейнджеры. Двигаются уступом, шагах в двадцати от друг, друга. Сайги в руках. Настороже. Показал девочкам, правого обе в плечи. Сам заднего в живот прицелился, рацией щелчки, на третий, залп! Их как ветром снесло. Тут самый сложный момент. Человек существо живучее. Смотрю на жену, она на дереве сидит, сверху видно. Показала два пальца и большим вниз. То есть оба лежат. Марина с соседнего дерева подтвердила, кивнув. Так, девочки обоих держат. По дуге, не закрывая сектор, гусиным шагом пошёл, это на корточках, согнувшись. Метров за тридцать привстал. Один на боку, скрючился, это мой. Второй на спине. Руки раскинуты, ладони вижу. Боком, приставным, потею и боюсь. Так хорошо попали! В область суставов. Разворочено хорошо, но крови мало. Ногой откинул карабин. На поясе нож. Следующий! Застонал. Стукнул легонько прикладом, по затылку. За спиной у них рюкзаки. Что характерно одинаковые. И одеты одинаково. Оглушенного за шиворот и оттащил метров на тридцать. Руки сзади за мизинцы хомутами. Укол. Вернулся к другому. Ему два укола. Подождал. Открыл глаза. Это уже было?!
  - Здравствуй дорогой! Как тебя зовут?
  - Хаим! Больше ни чего не скажу! Собака!
  Сказал, и подельник его сказал. Всё что спросил, рассказали. Экстренный допрос в полевых условиях очень жестокая штука. Я же не садист. Только и потыкал ножиком в бровь, где троичный нерв. Хотя и вколол им обезболивающее, что бы из шока вывести, но им хватило.
  Не радостные известия. Хотя как посмотреть. Сдала нас тётка Бишу, за долю малую своим дальним родственникам. Они резонно полагая, что живыми нас взять трудно, решили проследить. Уж больно за нами трофеев много числилось. Приехали на машине, втроём. Ребята поселковые, сами по себе, охотой промышляют.
  Снятие отдельно стоящего часового в исполнении моей жены. Вернее сидящего, привалившись к дереву. Блин! А я с ней сплю ночью! Первый раз, но отрабатывали до автоматизма. Движение руки средним кухонным ножом из набора и брызнуло. Сделала всё чётко, даже дёрнутся не успел. И так как была сзади, крови не попало. Порадовало, что посидела бледная, подышала. Жестоко, по отношению к ней, но я её люблю и хочу, что бы она прожила долго, очень долго. А здесь либо ты, либо тебя.
  Итого три Сайги, причём одна под охотничий патрон двенадцатого калибра. И раздолбаный уазик. Наш водила за три дня его как новый перебрал. Запчасти то, есть.
  
  Шершеля фам.
  
  Тётку трогать не стали. Так между делом при ней сказал Бишу, что троих завалили. Застрелили издалека.
  Сергей тот ещё ходок, к ней подкатил. По-тихому её в сарай с сеном затащил. Часа через два выползли. Вот как женскую стервозность лечат. То шипела как кошка, а теперь крутиться вокруг, не знает, как угодить.
  А у меня хоть вешайся, у Марины с женой развлечение появилось, Вог мыть и прихорашивать. Загонят в речку, и голышом блеск наводят, а я сиди, сторожи. Каждый день вечером, когда жара спадает. Там на перекате вода тёплая.
  Жену спросил. И чего она добивается таким вот поведением. Она в ответ, а ты как думаешь?!
  Думаю то я понятно о чём, но боязно! Зарежет сонного и всё! Я Сергею про Марину. Он мне, типа ты совсем без глаз. И ему то же ещё жить хочется! Вот так ему хочется, а мне нет?!
  Он день у Бишу пропадает, по хозяйству там и тётка опять же, день мы с ним боеготовность повышаем. Как то вроде как невзначай Марине, они рядом лежали, стрельбу отрабатывали, ладонь на попу положил. Она пистолет ему в бок и сказала, что больше обсуждать это не будет, сразу пристрелит.
  
  Новые люди раз.
  
  С прибывшими и смех и грех. У меня пунктик нычки. Как, ну не буду говорить кто. Жена через это сусликом обзывается. Большие, это с машиной и маленькие, продукты, оружие, одежда и снаряжение. Вот в одном таком месте и пристроили их.
  Как там. Мы в ответе за тех, кого приручили. В данном случае освободили. Если дальше в том же роде продолжать. Не откладывай на завтра, то что можно сделать сегодня. Вот и на другой день я им скомандовал подъём в шесть утра. Мы кстати вставали в четыре. Правда, в обед три часа прихватывали подремать, типа сиеста.
  Выстроил их в ряд. Душераздирающее зрелище! Это мы ходим в плотных штанах и рубашках с длинными рукавами из местных тканей. Все местные так ходят. Вчера выдали новичкам, что под рукой было. С ребятками и девушками проблем не было. Им старенькое даже немного великовато. Среди местных толстых я пока не встречал. А вот двум женщинам мои рубашки оказались немного малы, в области ниже пояса, хоть и похудели от жизни такой, но всё же изрядно широкое там. И выглядели они как персонажи первых российских порнофильмов. Полы рубашек не сходились. И немного ожившие пацанята смотрели с большим интересом.
  Им, в сущности, повезло, всё до чего мы доходили своим носом, им на блюдечке.
  С чего начали?! С гигиены. Простая операция, если есть Жилет, превращается в смертельный аттракцион, когда для бритья используют тщательно наточенный нож. Что само по себе-то ещё приключение. В горах местные добывают точильный камень. Сначала режик затачивают на нём, потом на куске кожи наводят. Занятие нудное, требует терпения и усидчивости. Во время бритья нужно систематически, если сталь не очень, подправлять лезвие. Слава богу с мылом проблем не было. А то без него, полный завал.
  Так что через полтора часа все шестеро были побриты. Везде, в том числе и головы у женщин. Промыть и расчесать то что у них там было, не удалось, так что жена взяла ножницы и просто обкорнала всех, а я под предлогом, расти будет лучше и заставил их побрить друг друга, не говоря уже о всех остальных местах. При такой жаре днём и постоянном потоотделении, лучшее средство от потёртостей при условии каждодневной процедуры. Многочисленные порезы заклеили листочками одного местного растения. Оно вроде как заживляет хорошо. Потом сели шить. Тут уже всё гораздо лучше. Две электрические швейные машинки, большой запас ниток и прочего. Наличие тканей. В течении трёх дней женщины не только себе пошили бельё, но и нас снабдили. Из кусков местной ткани на кроили себе и штаны и рубашки.
  С обувью, местные носят чуньки из грубо обработанной кожи бизонов. Под них портянки. Всё это перевязывается верёвками. Получается довольно крепко, не сползает и ноге комфортно. Причём заготовки из кожи, здесь стоили очень дёшево.
  Так что скоро, все семеро включая водителя, выглядели довольно аккуратно и однообразно.
  Женщин я не планировал привлекать к чему-то военному, их задача кормление и поддержание порядка в местах нашего пребывания, включая одежду. А вот оба мужского полу и девушки, это обязательно. Хотя курс молодого бойца, это для всех. Здесь и зверушки повсеместно и кого принесёт, так хоть не как барана зарежут. Так что график для них очень плотный.
  Следующим утром после утренних процедур женщины занялись готовкой, под присмотром Сергея, а мы все пробежались, потом занялись оружием и его применением. Сборка, разборка, обслуживание, имитация стрельбы сначала, потом практическая стрельба. К сожалению таких талантов как моя жена и Марина среди них не было. Следствие некоторой разболтанности и повышенной моторности. Тут некий уже подзабытый тактический приём. Стрельба залпом. В четыре ствола, по одному магазину. Как я думаю хороший сдерживающий фактор в психологическом плане. При дистанции до полкилометра. Пули свистят, бухает. Конечно, на сто метров по грудной они попадали. Не всегда, но попадали. Словом для часового пойдёт. И бег. Это главное. Первое время их хватало метров на сто, потом потихоньку втянулись.
  Я постоянно им капал. Оружие постоянно под рукой и в любой момент готовы его применить. Карабин, если его носить на спине, неудобен, натирает. Мешает и сползает. Но строго следил, что бы даже в туалет с ним ходили. Спереди таскать, это от лукавого. Вот и отрабатывали до автоматизма, выдёргивание из-за спины.
  
  Технически.
  
  Иногда, когда в обитаемую зону заезжали, гонял автомобильную рацию, которая на буханке стояла, эфир слушал. Переговоры были, но понять эту смесь местных и русских слов мне невозможно. Дал послушать это прибывшим. Всё же, как я понял, рядом жили. Пробную запись, они всем колхозом переводили. Особенно пацанчик старался, после того что с ним сделали, он меня замучил предложениями взять с собой, как он говорил на дело.
  Как мы понял, рации есть только у тех, кто здесь на переходе сидит, то бишь про меж собой их называем, центровых. И им вроде как прятаться не от кого, да и язык проблема не решаемая, как у японцев во время, войны, когда американцы для шифровки индейцев использовали. Но и на старуху, бывает проруха. Коллективными усилиями удавался вполне читаемый перевод. А так, сколько полезного можно узнать, без всякого риска для жизни и здоровья.
  Подобрались мы к центральному посёлку километров на пятнадцать, Рацию с машины снял и вместе с антенной затолкали на дерево. Тут как раз мальчонка пригодился. Стар я обезьяной работать. Он верёвку затащил, потом деревянный ящик, затем вместе в него уже собственно всё и аккумулятор поместили. Высота метров сорок. Упарились через края. Полчаса ходили вокруг, глядели, если не знать, то с земли и не разглядишь. Конечно всё на соплях. Однако работает. Машинка хоть и китайская, но сканирует диапазон, пока что-нибудь не поймает. Потом когда частота пропадает, опять переходит в сканирование. Типа рыбу ловит. Звук через сотовый по вай фаю идёт на второй сотовый. И либо сиди и слушай рядом в кустах, либо включил режим записи и гуляй.
  Первые несколько дней в пустую, ни чего интересного, но потом поймали разговор о том, что какой-то Магомет совсем оборзел, это слово по-русски и его надо наказать. Ну, здесь не так много Магометов, которые ведут себя дерзко и независимо. Бишу слышал о таком. План был простой, он должен был приехать на рынок и там его со товарищи, коих пять человек повязать, а если что, просто пристрелить и всего то делов! Последнее тоже по-русски!
  Рынок здесь каждый день, с огромным трудом пришли к ощущению, что всё намечено на завтра. Поэтому сегодня, вечером Бишу с тёткой съездили к общим знакомым, и через них предупредили Магомета. Разборки шли постоянно, но одно, когда всё ограничивалось угрозами и криками, а другое, когда убивали. Кровная месть здесь в порядке вещей. Жаль, трактиров здесь нет, всё проще было бы. Но были торговые ряды. А чуть в стороне выстраивались машины и с них торговали. Вроде как удалось выяснить, на какой машине они приедут. ГАЗ-66 кунг. Вот и подкараулили, когда мимо проехали, сразу следом и наша газель встала рядом, но не совсем, а через машину. В брезенте проделали маленькие дырочки, и пока Бишу с тёткой торговали молоком и прочим, мы втроём смотрели по сторонам.
  Через час к машине Магомета подошёл мужичок. Мне его жена показала. Ну если мозгов в голове нет, то на ноги кроссовки одеть можно. Их здесь носили только те, кто имел очень хорошие отношения с известной группировкой. Остальные чувяки местной работы. Его и ребята Магомета приметили, когда он отошел, они закивали в его сторону, что-то бурно обсуждая. Ещё через полчаса мы заметили, что человек десять с укоротами, как им казалось, незаметно окружили машину Магомета. И что интересно у машины остался один он, остальные как то рассосались.
  Дальше было как в индийском кино, он выхватил пистолет и начал стрелять, вдруг откуда непонятно, появились его люди и открыли пальбу из ружей. Буквально несколько секунд и всё кончено. Автоматчики лежали сломанными куклами. Победители быстро забрали трофеи и уехали. Вот, а мы тут к войне готовились, потели и боялись.
  Время от времени здесь вспыхивали конфликты, народ горячий, да и попадали сюда определённой категории, типа дурные. Однако абсолютно подавляющее преимущество в вооружении и возможность содержать сто хорошо вооружённых бойцов на постоянной основе и ещё порядка четырёх сот ополченцев обеспечивало контроль и поддержание сложившегося статус-кво. Эти получают основные ништяки, остальным по минимуму. Да и политика разделяй и властвуй, проводилась. Но похоже все, же на этот раз несколько родов сумели договориться.
  Мудрый в горы не пойдёт, мудрый дома пересидит. После перестрелки мы тут же уехали с рынка. Обсудили всё с семьёй Бишу. Что-то типа мозгового штурма. Вот ведь менталитет подо что заточен. Будет заваруха. Центровые, против окраины. Вот и под шумок можно нажиться и разжиться. Тем более вроде как послезавтра должна прибыть основная часть банды. Есть вероятность, что встретят не очень большими силами, и будет возможность половить рыбку в мутной воде.
  
  Вестерн.
  
  Про кровную месть, здесь это всё без башки. Понятия секретности здесь нет. Кто-то из окружения Магомета проговорился или специально слили, не важно. Но когда мы опять, уже по своим делам поехали следующим днём, на рынок, нас уже ждали. Женщины мои в хиджабах, одеты по местному, длинные платья. Сверху вроде свободной накидки. До колен. Вполне обрезы скрывает. Не носят местные бабы огнестрела в открытую. Ножи да.
  Я бородой оброс, правда нос картошкой, но у многих так же. Одет по местному. Словечек нахватался, конечно не всё, но что говорят понимаю. Тем более здесь всё просто. Купи продай. И что язык не знаю, так их здесь с полсотни. Типа с гор слез и сразу сюда. Хотя как я посмотрел, на русский переходят легко, и ни чего зазорного в этом нет.
  Как всегда встали с краю. Мать и тётка Бишу торговать стали, мы по рынку прогуляться решили. Больше от скуки, чем по надобности. Таких праздношатающихся здесь много. Марина жену побрякушками заразила, вот они и встали у лотка. Серебром торгуют. И вещички смутно знакомы. Не совсем стандартный дизайн. Где то видел, и причём на Земле.
  Тут меня в спину ткнули. По местным меркам, весьма не вежливо. Обернулся. Стоят четверо. Один рядом, а остальные метрах в пяти. Вооружение обычное. У двух двухстволки, у того что постарше Сайга. А тот кто толкнул, в руке на отлёте тоже Сайга, а на поясе наган. Ну ножики это у всех, ножики это святое. И как то вокруг гомон стих. Народ довольно грамотно прятаться начал. И правильно, прилетит случайно, кому претензии опосля? Разве что Аллаху!
  Блин! Плохо я своих женщин гонял, встали рядом, смотрят из под лобья. А этот придурок лопочет что-то и скалиться. Рукой на обрез тычет. Эти тоже заржали. Потом который постарше мне и говорит по русски.
  - Дуэль! Если он тебя убьёт, то заберёт твоих женщин!
  - А если я?! Мне то какой прибыток?
  - Это вряд ли!
  - Э нет! Дорогие вы мои! Так дело не пойдёт, вы что такие бедные, что и поставить нечего?
  Старый лицом сбледнул. Глаза выкатил. Желваками играет. Придурок вестернов обсмотрелься, скрючился, руки растопырил. Медленно назад шагов пять, ногами пыль загребает.
  Я к своим обернувшись подмигнул. А те стоят, руки под накидками. К гадалке не ходи, курки уже взвели. Старый отсчитал пятнадцать шагов. Провёл по земле носком две черты. Ну встали. Кстати народ по вылазил, похоже им развлекуха сегодня. Вон и тётка Бишу подошла. С моими словом перекинулась.
  Встали напротив. Я руку на обрез положил, большим пальцем курки взвёл. Стою, глаза опустил, на ноги ему смотрю. Движение завсегда с ног начинается, доли секунды, а все в копилку. Тот напрягся, пальцами рукоятку нагана поглаживает. Старший встал в середине, руку поднял. Типа готовсь. Потом рявкнул. Этот сначала вздрогнул, потом наган из кобуры потянул, не себе не людям, нет что бы от пояса выстрелить, тут всего метров с дюжину, так он его на уровень груди поднял, и не целясь выстрелил. Я качнулся в сторону и развернулся при этом. Обрез уже удар сердца как смотрел вперёд. Плавно потянул спусковой крючок. В руку толкнуло. Вот что значит дробь в контейнере. Из него как пыль из ковра выбило, брызнуло, опрокинуло и об землю шмякнулся. Даже не дёрнулся. В груди всё посекло, кровь полилась. Ковбой, м... его за ногу. Прости меня грешного.
  Старый на секунду замер. Потом как-то крякнул и Сайгу на меня, но тут три выстрела, практически слились. Это девочки отработали. Жена дуплетом, Марина одним стволом. Тут всего ничего, в упор. И тут же жена стволы переломила, гильзы экстрактором выкинуло. У неё в ладони два патрона зажато, воткнула и вздёрнув обрез, закрыла. Ещё про себя отметил. Очень, очень быстро. Следом Марина так же ствол добила.
  Вот сходили на рынок. Поторговались. Руб за порося! Четыре трупа и толпа народу вокруг. Тут тётка крикнула и в ладони захлопала. Все загалдели и начали расходиться. Выдохнул наконец. В голове пчёлки жужжат. Староват я для таких переключений. Пока стоял, в себя приходил. Марина меня под локоть потянула. К нашей Газели вернулись. Там мама Бишу уже всё уложила. Вот чего я бы без баб делал?! Лёг бы и помер!
  Мамаша за руль, мы в кузове на лавке. Тронулись, едва на дорогу выползли, следом ещё одна Газель пристроилась, жена за рулём!
  Приехали на хутор. Жена вышла и истерику закатила. И чего это я сразу не стрелял, ведь ясно чем кончиться. В мачо поиграть захотелось!
  - Милая, у этого придурка кобура, наган вверх не выдернешь. Чуть на себя, а уже потом вынул. То есть, он ни хрена не стрелок. Если и выигрывал подобные дуэли, то только за счёт того, что у него револьвер, против ружья. Вот и на обрез не подумал. Он когда ствол поднял, я уже пальцем свободный ход выбрал. Да ещё по стволу направление углядел. Вполне успел сместиться. Просто как в кино. И ещё одно. Одно дело из засады палить, совсем другое вот так, глаза в глаза. Это вам женщинам не понять! Это чисто для себя. Либо самец, либо так суслик по жизни.
  - Ёпт! Клинт Иствуд не до стреляный!
  Тут тётка Бишу вмешалась.
  - Он всё правильно сделал! Иначе нельзя! То первый выстрелил.
  Конечно нельзя, но вывод один нехороший есть, я по жизни псих, и так сдерживать себя, мне вредно.
  Нет ну повезло мне с ба... женщинами! Пока я рефлексиям предавался, они и трупы обобрали, в смысле оружие собрали. И Газельку приватизировали.
  Как там, всё страчнее и страчнее.
  Я с Бишу, про дуэль, пообщался. Да появился такой обычай. Особо не прижился, но вот некоторые балуются и добаловались.
  Опят же эта история подтвердила простую истину. Тяжело в ученье, легко в бою. Сколько пота я пролил на этом вроде простом упражнении. И отдельно порадовало, я действительно успел уйти с линии выстрела. Это кстати не так уж и сложно. Человек существо однозадачное. Сначала прицелился, а потом на спусковой крючок нажал. Пока нажимает, ствол неподвижен. Примерно три десятых секунды, вполне уложиться можно. История имела продолжение. Ночью. Первый раз в жизни сразу с двумя. Сказать что было хорошо, это ни чего не сказать. Первый раз здесь проспал. Глаза открыл, первый час. Потянулся, зашуршал. Полог палатки откинулся, жена.
  - Проснулся? Как себя чувствуешь?
  Насторожился. - Хорошо, вроде как!
  - Не напрягайся. Ты же у нас. - Нас, она выделила голосом. - уже не молодой, беречь надо.
  О как! Вспомнил что ночью творили, и похоже рожу не сдержал.
  - Но помни, Марина это... так и быть, но если что, ты меня знаешь! - И выползла из палатки.
  Вот ещё и дураком обозвали. Это я в смысле, от них двоих на строну... Дураков нет. Во первых здоровья не хватит, во вторых... рад буду, если просто зарежут. Выполз следом, стоит спиной. Подошёл, обнял, прижал к себе. Побрыкалась, но потом затихла. Тяжко ей, жалко до слёз.
  
  Сделал пакость, на сердце радость.
  
  Есть такое понятие идеологическая диверсия. Вот и решил я провести её в отношении водителя. Его кстати звали Хасан. Парень вроде как нормальный, но нет внутреннего стержня. Руки у него золотые. Вся техника в идеальном порядке. Но как говорится, неблагонадёжен. А вот если его, на какой нибудь виртуальный кол посадить, что бы возможности соскочить не было, тогда будет служить, нет не за совесть, а за более сильное чувство. За страх!
  
  В принципе это и было единственной целью операции. Рана у Сергея под жила, хотя и беспокоила, но стрелять он уже мог полноценно. Очень осторожно, через третьи руки, тётка Бишу купила ещё два магазина под патрон семь шестьдесят две. Так что пулемёт можно было использовать. Сергей, моя жена и Марина устроились на опушке одной из здешних рощиц. Кусты растущее перед ними, надёжно скрывали их от посторонних глаз. Деревья, находящиеся рядом, давали тень. В общем, всё для вас. Местность для наших игр, крайне удачная, как по заказу.
  На одном из уазиков я с Хасаном поехал, как ему сказал, повидаться с человеком. Из перехваченных радиопереговоров, знал. Центровые ввели практику блуждающих патрулей. Две машины с пулемётом, пять-шесть автоматчиков, перехватывали шатающийся по дорогам народ, допрашивали и дальше по результатам личного досмотра и собеседования. Либо отпускали, изрядно попинав, но иногда кончали на месте или увозили в свой посёлок. Тактика запугивания ужасно старая. Вот и выяснив примерный маршрут, поехали навстречу. Пока очень большое преимущество давало возможность подслушивать переговоры. Очевидно, совершенно уверенные, что не у кого больше раций нет, центровые совершенно не шифровались. Обсуждали всё!
  Подъехали в якобы условленное место, встали на опушке. Хасан, открыв капот, возился там, заверив меня, что машина будет готова к движению секунд через десять после команды, я залез на крышу и смотрел в бинокль. Место было выбрано не просто так. То направление, а дорог здесь почти нет, с которого должен был показаться патруль, пересекала заболоченная лощинка с ручейком.
  Через полтора часа, из-за холма выскочили два уазика, увидав нас, резко свернули в нашу сторону. Меня как мухой с крыши сдуло, Хасан, хлопнув капотом, вскочил за руль. Мотор взревел и мы рванули. Преследователи, было, хотели на прямую, но люди они местные, в болото не полезли, обогнули его и за нами. Хасан оторвался примерно на километр, но здесь или по траве след, либо пыль столбом.
  Однако уазики бывают разные, несмотря на класс нашего водителя, нас начали нагонять. Стрелка спидометра доходила до ста километров в час, по здешней местности на грани безумия. Километров через десять, мы их увидели.
  Подъехали к речке, проскочили брод. Проскочили прибрежные кусты, дальше подъём по открытой местности, седловина между холмами переходящая в овраг и тупик. Мы у них как на ладони. Надо думать они это место знали, стрелять не стали, позволив нам съехать в овраг. Сами с разгона влетели в речку. Когда первая машина, въехала в воду и была на середине, я дал длинную очередь из укорота. Не целясь. Марина, как и было задумано, под шумок, застрелила шофёра. Тут же заглох мотор, уазик встал и народ в нём сидящий, высыпался в воду и спрятавшись за машиной начали беспорядочно стрелять. Второй уазик, с пулемётом, благоразумно держа дистанцию, сдал назад. Пулемётчик за турелью водил стволом, выглядывая нас. Там то же все выскочили и залегли.
  Через минуту, в застрявшем уазике осторожно стянули водителя с кресла, севший на его место, завёл двигатель и, пригнувшись за приборной панелью, сдал назад. Выехал из речки и заехал в лесок.
  Спустя ещё минуты две через речку, пригибаясь, перебежали четверо и, растянувшись цепочкой, двинулись к оврагу.
  К тому времени, я типа поняв, что заехали, изобразил панику, схватил карабин и мы побежали вглубь оврага, но склоны там крутые и в тоже время рыхлые, не заберешься. Пока бегали в конец, а потом обратно, автоматчики уже добрались до середины склона и мы как раз выскочили на них. Молодцы, своё дело знают туго, две короткие очереди положили нас на землю. Потом с боку раздались выстрелы и все четверо попадали. Это девочки уже не скрываясь, отработали. Место открытое и всем прилетело. Я за шиворот поднял Хасана, добежали до двух крайних, я ему сунул нож и показал на крайнего. Он, было, замешкался, но я поднял карабин. Как всегда выбрали себя любимого. Два удара и готов. Мой был уже мёртв, сдёрнул разгрузку, подхватил автомат, к убиенному Хасаном подскочил, опять разгрузку, сунул обе Хасану. В одной руке карабин, в другой автоматы и дай бог ноги.
  Гулкая очередь и вслед нам ни кто не стрелял, Сергей убил пулемётчика. Вломились в лесок, проскочили его. В кустах ждал второй уазик. Через минуту все пятеро благополучно отбыли.
  - Марина, ну как?!
  - Нормально! А вы чего оставшихся не добили?! Я попала одному в правое плечо, второму в живот.
  - Ну я же не предполагал, что Сергей так удачно смахнёт пулемётчика!
  Вообще-то я на это надеялся, в противном случае могли и не добежать. Сергей, так и сказал по этому поводу, что не промахнется. Жена застрелила ещё одного, тяжело ранив четвёртого, это которого добили. Станиславский отдыхает. Два свидетеля, как Хасан зарезал раненого. Пьеса разыграна как по нотам. Хасан бедный, сидит потный, переживает. Ну ничего, ещё и не такое будет! Я сказал.
  - Блин! Опять укороты! Нет что бы что нормальное.
  Сергей в ответ
  - Вроде как слышал краем уха, лет двенадцать назад в Краснодаре склад МВД распотрошили. Стволов с тысячу уплыло. И что характерно, до сих пор ни один не всплыл!
  Теперь закрепить успех, вечером Хасану выдал трофейный укорот и разгрузку. Типа хватит, как лох бродить, деваться теперь не куда, или ты с нами или вот тебе лопата, закопайся сам.
  Конечно, уазик жалко, но это дополнительный гвоздик, ему и в голову не придёт, что машиной пожертвовали ради того, что бы его повязать.
  
  Чудеса на поле чудес или попёрло.
  
  Вечером убедились, из радиоперехвата, у Хасана теперь кровники. Я ему, типа, что там за дела, руки дойдут, зарежешь всех, всего то и делов! Но судя по лицу радости у него от этого не наблюдается. Но очень старательно занялся освоением оружия. Как огнестрельного, так и холодного. В разговоре сказал, что как барана себя убить не даст. Что собственно и добивались.
  Ещё внимание привлекли два сообщения, один из патрулей получил сведения о месте где собираются для нападения силы Магомета, второе что проверили поле чудес, всё чисто, оставили там группу прикрытия. Возвращаются.
  Покой нам только сниться. Волка ноги кормят. Ещё не расцвело, выехали. Хорошая штука фирма Сони. Высоко на дереве прилажен мой фотоаппарат. Вдоль ствола два проводка. Через один от автомобильного аккумулятора, фотик питается, а другой удлиненный кабель USB. Подключил взятую поносить, мою бывшую Ленову. Интервал снимков три минуты. Двадцать в час. Почти пятьсот в сутки. И это при весе кадра в восемнадцать метров! Зато всё прекрасно видно при увеличении! Вот приехали, выгрузились, эти сюда, те туда. Вот землю копают, пулемёт тащат. Да! Вот бы въехали! По самые помидоры!
  Засада по принципу против лома нет приёма. Десять автоматчиков цепочкой вдоль леса. Пулемёт под отдельно растущим кустом в окопе. Похоже пулемётчик бывалый. Окоп по всем правилам, с бруствером. Две пары с винтовками, похоже, снайперы, в корпусах от машин. Здесь и здесь. Машины, которые их всех привезли, отогнали вон в ту сторону. Продолжая, если нет другого лома!
  Гранаты из подствольного гранатомёта особенно хороши на открытой местности. Автоматчики лежат просто в кустах, лень окопчики вырыть. Те кто в бывших машинах сидят, могут и скорее всего уцелеют. Вот это жене с Мариной задача. Сергей давит автоматчиков, я пулемёт на отшибе. Но сначала машины, там и рация, её точно снести надо. Здесь не так уж и много удобных для стоянки мест. То слишком открыто, то в лес не въедешь. Да и далеко не отъедут.
  Пробежались с Сергеем по округе. Нашли остальных на машинах, километрах в трёх. Вот обалдуи. Замаскировались хорошо, даже маскировочной сеткой закрыли, но сигаретный дым здесь, как сигнальную ракету дать. Сначала его учуяли, а потом и остальное нашли. Бортовая газель и два уазика. Над одним антенна. Стоят в ряд. Совсем не кстати вспомнил первую засаду.
  Подобрались поближе. С тыльной стороны привалившись к дереву, дремлет молодой парень с неизменным укоротом на самодельном ремне. За машинами слышно бормотание. В наглую встал и смотря под ноги, ступая на носки пошёл к часовому. Похоже, он так и не успел проснуться, получив обухом мачете по шее. Мешком осел на землю. Осторожно выглянул. Пять человек сидят кружком, вернее полулежат. Двое играют в нарды, остальные болеют. Вот один повернувшись, что-то сказал, потом громче. Да это он часового зовёт! Повернулся к остальным и скривив лицо опять сказал пару слов, похоже, подколол, остальные заржали. Встал, пружинисто так, нырнул между машинами. Получил мачете на пол клика в желудок, напрягся, пытаясь выдохнуть, так и умер.
  Сергей тенью выступил из-за машины. Лицо в саже, одежда лохмотья, выглядит как чёрт из озера. Молча, стоит, и целиться, я сзади также. Положили их, стреножили хомутами. Рацию баллонным ключом разбил. Типа мы поняли, что это такое, но оно нам не нужно. Рысью по дуге по лугу, дальше через лес.
  Время! Время! Трава здесь высокая, Сергей видит пулемётчиков. Когда они смотрят вперёд на поляну, он нажимает на тангетку, я ползу, приподнялись, посмотреть по сторонам. Щелчок, я замер. Марина меня страхует, но главное это снайперы. Ей сказал, что если выстрелит в пулемётчиков, пока я живой, замучаю до смерти и сделал страшное лицо. В ответ она показала средний палец. Жена головой покачала. Ни какой дисциплины и уважения к старшим! Тут хлопнуло по ушам и посередине поляны сверкнуло. Меня как пинком подбросило. Оговаривали мы этот момент, не может же везти постоянно. Пулемётчики уставились на появившийся из воздуха Фольксваген транспортёр. Пока у них уши заложило, бежал, даже дышать забыл. Прыжками. Почуял под часок, голову повернул и получил с оттягом по лбу мачете, второй дёрнулся в сторону, но его, тоже по спине достал. Чёрт! Опять весь в крови. Хлопнул разрыв, второй, третий. Это Сергей равномерно сеял вечное среди автоматчиков из подствольника.
  Рванул к микроавтобусу, считая про себя.
  Тридцать..., сорок..., пятьдесят..., шестьдесят...!
  Рванул дверь водителя на себя. Выдернул его. Влетел в салон. Восемь мужиков как киборги, в камуфляже, все в ремнях, шлемы с очками, между ног зажаты автоматы, за рулём девятый.
  - Семьдесят...!
  Укорот на одиночные, в упор в лицо, выстрел, по ушам хлопнуло, второй, третий!
  - Восемьдесят...!
  Четвёртый, пятый, шестой, седьмой. Сухо щелкнуло. Осечка! Передёрнул, выкидывая патрон. Восьмой! Обратно из автобуса. Прыжком наружу. Чёрт! Ногу подвернул! Слева опять вспышка. Второй Фольксваген. Обернулся и застрелил водителя. Хромая, бегом туда. Тоже девять! Всё так же но, не так торопливо. Блин! Весь салон кровью забрызгал! Отметил, вроде тихо, осторожно вылез наружу. Рацию, два щелчка. В ответ жена.
  - Сергея подстрелили!
  - Жив?!
  - Да!
  - Как противник?
  - Снайперов мы сняли, автоматчики молчат.
  Ну что молчат, и я слышу. Опять вспышка. Вторая. Два фургона. Грузовики не поймёшкакоймарки. Открыл дверь, выдернул водителя, хомут на мизинцы. К второму, эко он неловко упал, головой. Но на всякий случай стреножил и этого. Опять вспышка. Пазик! Выдернул водителя, заглянул в салон. Чёрные мешки. На всех.
  - Кис! У вас что?!
  - Я Сергея перевязываю!
  - Марина свободна!
  - Да!
  - Бегом сюда!
  Через пару секунд из леса выскочила Марина и бегом ко мне. Тяжело дыша остановилась.
  - Держи автобус, кто полезет, гаси без раздумий. Праведники сидят тихо, остальные по умолчанию грешники!
  Опять вспышка! Ещё один Пазик! Опять грузовичок! Два уазика!
  Марина крутиться волчком с карабином. Вздрагивает бедная при каждом моём выстреле. Из уазиков, распахивал двери, выдергивал и стрелял уже в лежащих. Там по четыре человека было.
  Вроде всё! Так считаем девять плюс девять, плюс четыре, ещё четыре, водители пять! Всего тридцать один! А их там тридцать три! Двое как пить дать в автобусах. Засадный полк!
  - Марина, бегом за Хасаном!
  То ещё удовольствие, пять километров по пересечённой местности. Но это если он уснул, а так зеркальцем посигналила, в ответ зайчик увидела и всё. Сам бегом к жене с Сергеем. Вот как не хорошо! В шею попало. Белый весь. Всё в крови.
  - Ну что?!
  - Сквозное! Кровь остановила, но вытекло ужас сколько!
  - Кто его?!
  - Снайпер!
  Вот получается Сергей ещё мне и жену с Мариной спас. Снайпер отработал по приоритетной цели.
  - Он после ранения ещё пару раз выстрелил. Хорошо эта сволочь стрелял, мы его уже сквозь железо загасили.
  - Так! Так! Так! Сказал пулемётчик!
  Бегом к автобусам. Первый с краю. Ножом поддел ткань, полоснул. Небритый, с синяком под глазом, моргает от света.
  - Встал!
  - Нннееемогу!
  Дёрнул на себя, наклонил. Руки торчат из под мешка, тянуты хомутами, аж два не пожалели и к вокруг трубки спинки ещё одним прихвачены. Ножом полоснул. Раз, два!
  - Нннноооги!
  Вжик! Свободен!
  - На нож! Режешь мешок, потом хомуты! Делаешь это сбоку, если увидишь что не стреножен, валишься в сторону! Понял!
  - Дддаада!
  - Пошёл!
  А шустрый мужичок, вон как старается, правда пару раз задел по живому, но народ, похоже, замордован качественно, не пикнули. Освобождённые выходили по одному и садились на землю кучкой. Женщины, мужчины, вид изнеможенный и замученный, одеты кто во что, все босые. Уже в конце когда из автобуса не вывалился, я ещё отметил, выпрыгнул, мужик лет сорока, сидевшие вскинулись, тот начал поворачиваться и надломившись упал, получив от меня пулю. Ещё раз выстрелил, контрольный.
  - Сидеть! Не двигаться!
  - Так! Все! Вышел и сел рядом! Вы были вместе! Так!
  - Да! - это шустрый подал голос, уже прокашлялся.
  - Кого не знаете?!
  - Вон которого убил! Только мы его знаем, он в банде был!
  - Встал, бегом к тому автобусу.
  Да он младше меня, а выглядит лет на семьдесят!
  Залез через дверь водителя в автобус. Открыл дверь в салон. Мужичок зашёл, ножик в руке. Вот как бывает в запарке! Он сам проявил инициативу, начал резать мешки на голове. Где-то во втором десятке, сунулся в сторону. Повернул бледное лицо.
  - Это кто?!
  - Главарь!
  Опа! И не учёл болезный, что в мешке не дёрнешься!
  - Шевельнешься, стреляю! Руки высунул, за голову! Встал! Наклонился, вот так и стой!
  Шустрому. - Стяни с него мешок. Хорошо. Что там у него?!
  - Вот! - Протянул мне, держа за ствол большой пистолет.
  - Положи на сиденье! И вышел из автобуса.
  - Так! Теперь ты, засунул руки в штаны, глубже. Пошёл, дернешься, стреляю! Вышел! Лёг на землю! Лицом вниз лёг! Руки за спину!
  Уперев обрез ему в поясницу, стреножил руки, потом ноги. Сдёрнул до колен штаны вместе с трусами. Натянул рубашку на голову. Вот теперь пусть полежит. Совместно с шустрым вывели из автобуса остальных, тут подъехали Марина с Хасаном.
  - Хасан! Везёшь Сергея и женщин. Нежно везёшь. Всё!
  Жена вскинулась.
  - Я что сказал! Быстро!
  Губы закусила, но потащили Сергея в машину.
  - Стоп! Врачи есть!?
  Плотный мужчина в годах поднял руку.
  - Я хирург!
  - У нас раненый!
  Вчетвером они положили Сергея на заднее сиденье и уазик уехал.
  - Так! Военные есть, руки подняли!
  - Четверо! Хорошо! Из того микроавтобуса берёте по автомату и рысью. Двое в те кусты. Живых сюда, мёртвых раздеть, всё забрать и сюда. Вы двое. В тех корпусах от машин четверо, всё так же, бегом! Водители есть?! Кто из вас сможет что вести?!
  Десять человек, нужны девять. Раскидал наобум. Так. Заволокли связанных в автобусы! Сами сели! Всё потом!
  От машин запалено дыша, вернулись посланные. В руках, рюкзаки, две Сайги с оптикой, длинное древнее ружьё и даже на вид, хищная винтовка с здоровенным прицелом.
  - Бросили в уазик! Бегом к кустам!
  Уковыляли. Там выстрел хлопнул. Через три минуты выскочил один.
  - Можно машину подогнать, а то протаскаем дольше?!
  - Давай вон тот уазик!
  Чёрт! Про местных забыл!
  Через пять минут колонна выехала с поляны. Быстро мы, в час уложились. Вся техника прибывших полноприводная. На пять минут остановились около леска, где были машины местных, закинули всех, кто там был, и мёртвых и живых в кузов газели и поползли дальше. Жабу тапком, чем дольше местные будут думать, что у них монополия на связь, тем на лучше, так что машины оставили, в том числе и с разбитой рацией.
  
  Уходим.
  
  Я ехал в первом автобусе. Народ таращился по сторонам. Тут один худенький такой, сказал.
  - Послушайте! А мы ведь не на Земле!
  - И это так!
  - А!
  - Знаешь! У меня был очень тяжёлый день, и он ещё не кончился, давай всё потом.
  Посмотрел на указатель уровня бензина, почти полный и это радует. Через два часа привал. Раздели трупы и сложили их рядком, то то радости местному зверью. Кровь можно отстирать, а такое снаряжение мы здесь отжали, вряд ли ещё где возьмем. Главаря оставили в автобусе, остальных живых, вставив кляпы во рты, затащили в газель. Четырём военным выдал более менее не запачканные разгрузки, им и водителям подобрали обувь. Сам умылся, а то люди на меня глядя, дёргаются.
  Колонна поползла дальше, во время стоянки обшманали все машины, кроме грузовиков. Набрали некоторое количество продуктов, узнав, что народ скудно, но кормили, разделили на всех. Покушав, большинство задремало. Через каждый час остановка пять минут, выгонял водителей и два прихлопа, три притопа. Зарядка.
  Петляли, запутывая следы. Хоть и было некоторое ощущение, что предупреждённый нами Магомет, не даст сосредоточиться центровым на поиске нас, но на аллаха надейся, а верблюда привязывай, как местные говорят. Хотя на всю колонию, он один всего горбатый.
  За час до захода солнца, остановились на ночёвку. Костры не жгли, перекусили в сухомятку, чем было. Распределил людей по машинам, конечно, спать сидя не очень, но это с чем сравнить. На голой земле ещё привольнее.
  Перед сном собрал всех и произнёс речь.
  - Ну что мы не на Земле, это всем понятно. Что хорошо, экология здесь прекрасная! Что плохо?! Здесь порядка двадцати тысяч представителей южных республик и пятьдесят тысяч рабов. Другими словами, фактически рабовладельческий, феодальный строй с господами и смердами. Поясняю, мы при любом раскладе или рабы, или свободные люди с оружием. Люди страдающие толерастией и приверженцы общеевропейских ценностей есть!?
  Шустрый вскинулся. - Нет! Всё вышибли!
  - И слава богу! Завтра опять едем целый день, так что всем спать. Военные останетесь, остальные разошлись! Место здесь глухое, и ночью здесь обычно ни кто не бродит, но! Вы двое на холмик, а вы спать. Через три часа сменим. Потом опять три часа дежурим. Ещё одно, сидите и ждёте, пока я смену не приведу. Дальше, если что заметите, один остаётся, другой бежит ко мне. Нападут, стреляйте на поражение. Здесь либо ты, либо тебя. Война короче! Вопросы есть!? Вопросов нет.
  Проследил, что бы военные, которые отдыхали, легли на задние диваны в Пазиках. Там спать удобно, значит за три часа более, менее выспятся и не будут сильно носом клевать.
  Сам выловил шустрого и отойдя в сторону метров на двадцать присел на поваленное дерево, похлопал по стволу.
  - Присаживайтесь! Как вас звать, величать.
  - Кузьмич!
  - Ну, Кузьмич рассказывайте, как вы суда прибыли?!
  - Так получилось?! Я кстати бывший подполковник ФСБ, на пенсии.
  - Ого! Правда, подполковник?!
  Он развёл руками. - Совершенно верно! Ещё когда служил, лет десять назад началось, обратили внимание. Пропадают люди в Самаре. Причём в машинах. Едут себе и раз, и нет! Это одно. На юге начали скупать людей. Рынок работорговли там существовал всегда, но родственники в принципе могли за деньги выкупить пленника, а это они как бы растворялись. Народ у нас работает здравомыслящий, в сказки не верит. Основная гипотеза, что на органы разбирают, а оно вон как оказалось! Как раз банда завелась, бывшие дикие гуси организовали. Явно на покой собирались, другой вопрос куда? Уж больно нагло себя вели. Недели три назад начали захватывать людей, причём специалистов. Здесь два хирурга, две операционные сестры и врач общей практики он, кстати, второе высшее фармацевт. Водители здесь не простые, все автомеханиками работали. Есть ветеринар, и не по кошечкам, а сельский, считай зоотехник. Агроном. Они его на предмет что можно хорошо выращивать в здешнем климате пытали. Парень такой патлатый, по всему электронному. Военные служили в армейской ремонтной мастерской, всё что стреляет, делали. Врачей с госпиталя, прямо среди бела дня забрали, я в коридоре на приём сидел. Один из бандитов меня узнал, пересекались как то. Ну и прихватили до кучи. Девушек десять человек, понятно для чего. Остальные просто молодые здоровые ребята, в футбол играли, вот обе команды и сгребли. По банде информация кое какая собрана, доложить?!
  - Не сейчас, ладно Кузьмич! Давайте спать, завтра день тяжёлый. Стоп! Один вопрос?! А как получилось, что вы первым сидели?!
  - Ну, это просто, когда сажали, держался сзади, а потом вообще якобы сознание потерял. Вот и получилось. Этому кстати нас ещё в школе учили. А что?
  - Да так, кое-что вспомнил.
  Он ушёл, а я сидел и морщил лоб. Если не врёт про ФСБ, то не всё так просто. У них вроде как бывших не бывает. Хотя всякое случается. Намекнул, что про явление знают и работают. И что интересно в курсе последних новостей. Мягко так пощупал. Не похож он на засланного. Но с другой стороны, на кого должен быть похож засланный! И как там, и Серёжа то же! Есть что-то общее!
  По банде, главаря сам спутывал, всех предупредил, пока отмашку не дам, он лицо неприкасаемое. Если что, выстрелю в живот и оставлю умирать.
  Через час пошёл проверить часовых. Тихо здесь, не доходя метров пятьдесят, легонько стукнул лезвием ножа два раза по стволу автомата, в ответ три раза. Подошёл, доложили, происшествий нет. Посидел рядом, вглядываясь в тьму. Ни огонька. Жуть! На небе всё незнакомое, звёзд против Земли раз в десять больше. Часовые на смену десять минут попеременно глядят, один так, невооружённым глазом, другой в бинокль. Глаза утомили, поменялись. Вот молодцы, чувствую вопросов у них вагон и маленькая тележка, но раз их военными назвали, то положение обязывает. Все четверо, дядьки в возрасте, солидные, без суеты. Молчат.
  Встал и ушёл в лагерь. Обошёл, все спят. Проверил пленных, эти в отношении себя иллюзий не питают. Хоть и лежат неподвижно, но чувствую не спят. Да и уснёшь, когда у тебя руки с ногами стянуты, и тело таким образом, выгнуто в обратную сторону.
  Три часа прошло, разбудил военных, Сменил часовых, привёл обратно. Опять всё обошёл, тихо. Сел немного в сторонке на корточки, ноги затекают и болят, зато не уснёшь. Спустя час из Пазика выскользнула тень. Постояло, ни чего не заметив, двинулось в сторону газели. Заглянуло через борт, подтянулось и перевалилось внутрь. Ну! Ну! Два шага, через опушенное стекло дотянулся до тумблера, щёлкнул. На пришлых уазиках люстры из четырёх галогенок. Вот её и включил. Как раз главарь прыгать собрался. Не хотелось ему здоровым помирать. С двадцати шагов, в ногу! Легко! Упал на бок, скорчился, держась за бедро. Двинул пальцем переводчик и короткую на метр выше пола в кузове газели. Заорали. Так, в кого-то попал!
  - Выходим по одному! Медленно и плавно. Я человек через края нервный, палец на спусковом крючке, и вы мне так много не нужны. Не давайте повода и проживёте дольше!
  Вот один выглянул, прыгнул с поднятыми руками. Встал рядом с бортом. Кинул ему пакетик с хомутами.
  - Выходим, ты вяжешь ноги руки за мизинцы! Поехали!
  Начали выпрыгивать, один, второй, третий. Всё!?
  - Остальные?!
  Тот, который вязал. - Один убит, девка там сидит и местных мы не трогали.
  Народ, разбуженный стрельбой, в лучших российских традициях вышел посмотреть.
  - Эй! Милая выходи!
  Вот зараза! Сидит и молчит!
  - Значит так, я в кузов, пока там кто-то живой есть, не полезу. Чисто из почтения к женскому полу считаю до трёх, потом всаживаю два магазина.
  - Раз! Два!
  О! Вылезла! Подозвал Кузьмича, он захомутал её, того кто вязал и главаря. Потом, указанный им второй хирург, обработал рану, забинтовал, я дал обезболивающее, которое он же и вколол. Не захотели спать в кузове, пусть на травке полежат. Разогнал всех спать, выключил люстру, оставив Кузьмича. Положив ему руку на плечо, заставил сесть. Интересно через сколько, они заорут.
  Пятнадцать минут, девица завизжала. Опять включил свет. В темноту метнулось несколько падальщиков. На ноге у неё кровоточил укус. С Кузьмичом, откинув борт, закинули всех обратно в кузов газели. Девицу освободил и отправил спать.
  Кузьмич на это только хмыкнул. Уж больно её колотило. Мужика бы сразу пристрелил, а эта пусть живёт. Странный народ женщины, тут и думала, что принца встретила и Стокгольмский синдром перемешаны. Ну ничего, в себя придёт, мужичков здесь много, кто-нибудь да успокоит.
  
  Не доводи до греха.
  
  Дальше всё спокойно было. За час до рассвета поднял, утренняя зарядка, водные процедуры в ближайшей речке, лёгкий завтрак. С первыми лучами двинулись. К обеду доехали до лагеря кровников. Женщины должны были их предупредить.
  Так и есть, когда остановив колонну, вышел из машины, обнаружил, заграждения убраны. Пожар в дурдоме, во время наводнения. Это следующий час. Рассовать машины по лесу, посмотреть, что в грузовиках, организовать людей на строительство лагеря, озаботиться питанием, помывкой, стирка опять же, всё снаряжение хоть и целое, но всё в крови. Я без зазрения совести, всё что смог, спихнул на Кузьмича. Это именно он всем и занимался, я просто стоял рядом. Убедившись, что всё хорошо, ушёл, вернее, убежал в наш лагерь, где в данный момент находились жена, Марина, Сергей, Хасан и хирург.
  Семь километров, это час , быстрым шагом по пересеченной местности. Сергей спит, рану обработали и даже зашили. Хирург дремлет рядом. Хасан занять не любимым делом, потея и вздыхая, пишет на всех, кто уцелел от банды, всё что знал. Кстати про то, что у главаря есть женщина из рабов, он в курсе, но кто бы это спросил. Жена и Марина заняты любимым делом, моют Вог, на этот раз слегка одетые.
  Жена поморщилась, ну да весь потный и грязный. Это уже не первый случай, когда мы вчетвером принимаем водные процедуры. Какие же они все же разные. Моя маленькая, кругленькая. Марина стройная, но с широкими бёдрами. А Вог присел, как будто сейчас сорвётся с места. Про всё остальное и свою реакцию на это зрелище промолчу.
  
  Всё сладкое.
  
  Везучий чёрт, этот Сергей. Хирург у него ещё четыре ранения начитал, кроме того, что здесь отгрёб. И опять, миллиметров пять и готов. А так, неделю полежит, две походит осторожно, ещё две и здоров. Всё же, какой молодец! В него попали, а он продолжал стрелять, и это не на спусковой крючок у автомата, вынуть гильзу, вставить новую гранату, прицелиться. Раза три это он проделал точно и что очень нас всех выручило, да что говорит, спасло.
  Убедившись, что всё под контролем, пошёл обратно. Как говориться, ни что не предвещало беды. Кузьмич начал разбирать грузовики, а там Алибаба курит в сторонке. Люди целенаправленно готовились к переселению, полностью отдавая себе отчёт, что их здесь ждёт.
  Военные парами наблюдали за окрестностями. Обстановку внутри лагеря ни кто не контролировал. И когда южане узнали, кого им бог принёс, пытались элементарно пленных вырезать. Хорошо, старшую на поговорить пробило. Пока она речь произносила, перед тем как горло главарю перерезать, его девица добежала до Кузьмича, тот поднял отдыхающую пару военных. В общем, отбили, причём у Кузьмича на лице, по щеке царапины. Когда старшую оттаскивал, она ему ногтями полоснула. Всё это происходило при полном одобрении остальной части народа. Хоть и устал до потери пульса, но как чувствовал, обратно шёл быстрым шагом, и успел буквально в последнюю минуту, когда Кузьмича со товарищи буквально блокировали толпой. Очередь поверх голов. Очень доходчиво.
  - В чём дело!? Кузьмич что тут у вас?!
  - Самосуд!
  - Так! Значит теперь мы смелые! Да! А мозг у вас в голове есть?! Или уже высохли! Я что сказал! Не трогать!
  Люди стояли, набычившись и похоже ни как не могли смириться с тем что добычу вырвали изо рта. Ах, так! Выдернул из разгрузки гранату, которую отобрал у брата Бишу, она, кстати, без запала и кинул под ноги.
  - Граната!
  О! Как ломанулись! Главное с мысли сбить, а там уже легче. Ещё пара пинков и толпа превратилась в группу людей, смутно представляющих, что им собственно надо. Тут главные застрельщики женщины кровников и девицы их поддержали, короче во всём виноваты бабы. Выдернул всех водителей, они кстати после дороги ещё в себя не пришли, потому особо не упирались. Раздали им оружие, сразу надо было сделать! Разбил их на тройки. Первую выставил сторожить пленных, вторую около грузовиков, третью отдыхать.
  Сам с Кузьмичом отошли в сторону.
  Дурдом! А если бы я не подошёл! Нам на блюдечке с голубой каёмочкой подарки падают. А мы их головой о пенёк! Тут Хасан, водитель, написал кое-что. Двое из водителей, этот и этот, такие же, как он. Вон того, я что бы остальные осознали и прониклись, сейчас замучаю до смерти. Другие двое и главаря под допрос. Особое внимание, как они сюда пробились. С кем там контактировали, процедура переноса, в общем командуй!
  Да кровавая гебня, прозвище заслуженное. Отъехали километров на пять, что бы не наносить психологические травмы остальным. Кузьмич начал с того что попросил у меня молоток, тому, которого и он и Хасан описали как садиста, рядышком, что бы всё было хорошо видно и слышно, молотком разбил пальцы на руках и ногах, потом коленные чашечки и оттащили его метров на сто. Минут через тридцать к воющему бандиту из кустов выпрыгнула местная кошка, и начала его жевать, потом к ней присоединилась вторая. Тот орал ещё минут пять, потом заткнулся. Типа съели!
  После этого, Кузьмич замучился повторять, по медленнее, я записываю!
  Информации много, как он сказал, у него теперь смысл жизни весточку на Землю передать, спасибо сказать. Основное, у нас в Самаре вроде как уже очень долго живут, выглядят совершенно и не подумаешь, как это говорят, не последние представители одной диаспоры. Благообразные, до синевы. Вот они всё и контролируют. Все кто в курсе из силовиков, в доле. Главарь, понимая пока говорит, живёт, рассказал и свои предположения на этот счёт. Похоже, установка расположена на территории Самарской области. Так как переправа идёт исключительно там. В общем, сдал и тех с кем договаривался, и кто его на что пограбить наводил, словом всех. Кузьмич его к кустам повёл, и не доходя шагов пять, стукнул в основание шеи кулаком. Тот упал как подкошенный. Опять же остальным стимул. Будешь вести себя хорошо, умрёшь легко. Может и со стороны это жестоко, но на главаре только за последний год лично душ двадцать загубленных. Так что где-то так.
  Как с Кузьмичом повезло, он знал что спросить. До самого вечера строчил в блокнот. Уже стемнело, вернулся.
  - Значит так, здесь всё по Земле. А здесь по, как ты их называешь, центровым. Конечно картина не полная, и там и там. Но есть ниточки...
  
  Новые люди.
  
  Вот в чём я офигенный специалист, так это в организации и главное в практическом воплощении места стоянки. Поясню. Если вы хотите просто переждать некоторое время, то просто можете забиться в кусты, и там просидеть сколько нужно, но если требуется место для постоянного проживания полсотни человек, это совершенно другое. Хотя бы место для оправления естественных надобностей. Во первых должно быть и не далеко и не близко. Почему пояснять, я думаю лишнее. С другой стороны здесь есть дикие звери с хорошим аппетитом и не дай бог кого из двуногих принесёт. Классика жанра, захват языка со спущенными штанами, мечта любого диверсанта. Но и учитывая специфику должно присутствовать некое уединение. Хотя бы по принципу мальчики и девочки. Когда нас было мало, обходились кустами. А теперь пришлось строить целое фортификационное сооружение с постоянным постом и системой регистрации входящих и выходящих.
  Опять же людям надо спать, в здешнем климате конечно достаточно шалаша, но эти падальщики иногда наглеют, и у меня был случай, когда я носился по окрестностям с дрыном и укусом на ноге. И кстати долго потом заживало, зубы то они не чистят и жрут что не попадя. Кушать тоже проблема, одно дело сварить на четыре, пять человек, другое того же супа, тридцать литров. Шанцевый инструмент, нашёлся. Это про ложки, вилки, тарелки. С запасом. И кому готовить определились. Однако костёр под пяти ведерным котлом дымит как паровоз и пришлось сооружать целую печку, следить за тем, что бы топили сухими дровами и это только малая часть проблемы. Одеты все, так сказать в чём были. Опять же гигиена.
  Про четырёх военных уже упоминалось, они все в армии и на пенсии. Всем, как и мне за пятьдесят. Как говорят, не дураки выпить, но в основном здоровые, хоть и с лишним весом. Взяли их с инструментом, в основном с ручным. Но был и маленький токарный станочек и пресс. На вопрос, смогут ли наладить производство боеприпасов, обещали подумать.
  Врачи, два хирурга, две медсестры и ещё один врач. Учитывая, что по медицине было очень много всего, с этим проблем обещало не быть.
  Водители. Девять человек, этих с двух автосервисов изъяли вместе с инструментами. Мужики за тридцать жизнь повидали.
  Девиц просто нахватали на улице.
  Отдельно спец по электронике и вообще по всему, что связано со связью и компьютерами. Его нашли по объявлению. Просто подали объявление, что нужен такой, широкого профиля, на выезд, со своим оборудованием. Он и купился.
  А вот молодежь, учились в одном институте. Всем по двадцать лет. Поиграли в футбол, называется. Я ещё спросил, а почему их двадцать. Ну вот так получилось. Секция спортивная у них. Команда институтская. С ними особые разборки. Студенты, народ немного разболтанный, с несколько специфическим взглядом на жизнь. Им поначалу, как поняли, что вроде соскочили, немного в голову ударило. Пришлось объяснить, что они пока просто мясо, и кто их хочет и как хочет, с чем им уже пришлось столкнуться. Может, кто и не проникся до конца, но ворчать перестали.
  Вечером, когда всё немного устаканилось, собрал всех. Тут главное, правда и ни чего кроме правды. Описал обстановку, с упором, что наш колхоз дело добровольное, захочут, примем, нет, расстреляем. Потом, как мне видеться будущее. В том числе и ближайшее. То есть вопрос выживания научиться военному делу настоящим образом. Студенты основная группа, специализация стрелки, но и машины водить, починить, да и всё остальное для выживания в здешних условиях. Водители всё так же, но с упором на машины. Врачи понятно. Девушки, это обеспечение, но стрелять и прочее, то же нужно.
  Сразу сказал, будет нелегко, но не можешь, научим, не хочешь, заставим. Каждый должен быть в состоянии выжить сам и что не маловажное, дать пожить другим. Не быть тем слабым звеном, которое порвётся.
  
  Быт, дело наживное.
  
  Так что с утра подъём, утренняя зарядка, побриться, умыться, одеться. Покушать. Мне пришлось встать на два часа раньше и поднять обеих женщин кровников и трёх девушек им в помощь. Проследил за приготовлением пищи. Вчера жена завалила бизона. Кстати молодец! Она его подранила и потом они с Мариной отбили животину от стада и затем своим ходом подогнали к месту разделки почти в плотную, где и добили. То то развлечение для котят, вволю наорались и потом требухи навалили. Обожрались до полной потери ориентации. Лежат с раздувшимися животами. Они кстати подросли изрядно, кормить и играть, только жена и Марина, на меня и Сергея шипят, но терпят. Остальных похоже видят в качестве добычи. Держат дистанцию.
  Для людей меню на завтрак, простое, каша с мясом. Компот из здешних ягод. Для женщин всё плавно переходило в обед. Для остальных знакомство с оружием. Началось с вручения собственно. Потом подгонка обмундирования и снаряжения. Затем всех, включая и работников кухни, заставили пробежать километр, потом отжаться, подтянуться, и ещё с десяток упражнений. Так что к вечеру было ясно кто на что способен. Сегодня ещё успели сборку разборку, заряжание, ну и теорию выстрела. Хороший начальник коим является в армии командир, всегда найдёт на кого свалить. Задействовал и Кузьмича, и врачей и оружейников. И сам ни минуты не сидел, и другим не дал.
  Параллельно разобрались окончательно с кухней, в караул пока ходили один оружейник и двое водителей, в четыре смены. Из жизненного опыта, элемент здравомыслия присутствует у всех, главное не зажимать и результат приятно удивит.
  
  Лирическое отступление за жизнь.
  
  Просто удивительно как многое пускается на самотёк, проще говоря не думается не перед, не во время, не после. А потом гребём и разгребаем. Всё очевидное старался переосмыслить на предмет не как получиться, а как надо. Пока нас не дёргали, старался всё делать до конца, любую проблему решать и приводить к максимально удобному результату. Я по службе в армии помню, что уставом весь быт, все действия военных были максимально расписаны. Так что и сейчас старались всё продумать до мелочей.
  Конечный результат, выполнение поставленных задач. И при этом сохранение личного состава в целости и сохранности. Соответственно подготовка велась с учётом всего этого. После тестирования, всех разбили на пары, из которых в свою очередь были сформированы четвёрки и восьмёрки. С учётом и физических кондиций и способности соображать. С первого дня начали тренировки и обучение. С упором на индивидуальный подход. Бог создал людей разными и из-за этого все сложности и проистекают.
  Одни хорошо бегают, у других со стрельбой лучше, есть с задатками лидера и повышенной соображаемостью. Словом каждую пару натаскивали на то что у них лучше получалось, при том что должны выполнять и общие нормативы. В планах было, потом формировать группы под конкретные задачи.
  Ну и идеология, когда человек знает, зачем мучается, отношение совсем другое. На первом этапе всё просто. Выжить. А вот на перспективу, учились всему, что может пригодиться и в мирной жизни. Например, у одного из студентов, папа сапожник. Как в еврейском анекдоте, докторскую защитить я тебе не мешаю, но сбацать пару ботинок ты просто обязан. Ну и с обовью свои заморочки. Ботинки пока были, именно пока. Но для них нужны носки. Тоже пока есть. Подумав, решили немного переделать местные чуньки, приделав к ним голенища. Получились мягкие полусапожки. К ним лучше портянок ни чего не придумали. За три дня добились, тут мужики армию вспомнили, что бы наматывали качественно. И решили проблему. И так везде. Где старое вспомнили, где новое придумали.
  
  Ништяки.
  
  Бывшие друзья Сергея очень ответственно отнеслись к переселению. Кузьмич через неделю после полного разбора груза, подошёл ко мне в сопровождении Василича, это как бы старший над военными из армейской мастерской по ремонту оружия, и продемонстрировал длинноствольное ружьё. Приклад они сделали уже здесь, а вот стволы и прочее из железа в количестве ста штук было очень компактно упаковано в одном из грузовиков.
  - Это что?
  - Кремневое ружьё! Причём мы его опробовали. На местном порохе свинцовая пуля не уступает оболочной из Сайги!
  - Это как?
  - Ствол с нарезкой и длинный.
  - Стоп! Кузьмич, это получается...!
  - Ну я не думал!
  - Он не думал! Это я про это могу не думать, а ты у нас на заговорах сидишь, должен был!
  Василич вертел головой, силясь понять, а чего нас так возбудило. Потом не выдержал.
  - А чего собственно произошло?
  Показал Кузьмичу кулак, что в прочем совершенно излишне. Отправили Василича с наказом срочно довести до ума все сто комплектов и попутно изготовить по сто пуль на ствол. Запасы свинца позволяли. Сели в сторонке.
  - Так, это что же получается, эти сволочи за собой калитку захлопнули!
  - Похоже так!
  - Как!?
  - Ну, я не верю в то что горец сделал феноменальное открытие, а вот наложить лапу вполне. Эти псы войны выследили где установка переноса в Самаре смонтирована и наняли кого для разовой операции. Здесь они пятнадцать лет установку на одном месте держат, значит просто некому очевидно перенастроить. А уж тем более восстановить. Из гранатомёта пальнул и всё!
  - И что?!
  - А ничего! Как ты там говорил, будем шевелить лапками.
  
  Геополитика.
  
  Разделяй и властвуй, старый как мир принцип. Магомету не удалось переломить ситуацию в свою сторону. Центровые не особенно церемонились с остальными и постепенно образовалась прослойка кровников, на которых он и опирался. Люди всегда охотно дружат против, вот их он и объединил. Но техническое превосходство сказалось. Для нарезного оружия боеприпасов было мало, а с охотничьим против автоматов не очень. Несколько успешных вылазок по началу привлекли на его сторону ещё несколько родов из тех, кто победнее, но центровые под суетились. Пару хуторов показательно вырезали, остальным подкинули ништяков. А через две недели Магомета убили. По описанию стреляли с километра или больше, из тяжёлой снайперской винтовки. Его пулей разорвало буквально пополам, калибр не меньше двенадцати миллиметров, а то и четырнадцать. До этого вроде такое не применялось. Всех его родичей и тех, кто поддерживал до конца и оставшихся в живых, продали в рабство.
  
  Снайперы. За и против.
  
  Вялотекущая шизофрения характеризуется упёртостью в достижении поставленной цели. Пуля на расстояние километра, летит пару секунд, а то и больше. Все знают после чтения приключенческой литературы, что такое качать маятник. Но, то что есть антиснайперское поведение, это широкой публике известно меньше. Снайперский прицел, у него основной недостаток, узкое поле зрения. И чем больше дистанция, тем больше влияние вибрации и перемещения. Потому то на сверх большие дистанции стреляют даже не с сошек, а со станка. С упора как Марина, даже на пятьсот метров, уже сплошное шаманство. И дыхание задержи и между ударами сердца последние пол миллиметра пальцем выбери. При этом сочетание полного расслабления с плотным хватом оружия, иначе нельзя. Но однако из семьдесят четвёртого она после того как его пристрелял Василич, из отобранных им же патронов, на пятьсот метров в голову попадала девять из десяти. Процесс выстрела у неё занимал с минуту. Лазерным дальномером вычислить расстояние, учесть ветер и температуру. Здесь жарко и восходящий поток горячего воздуха отклоняет пулю сантиметров на десять. Обычно этим занимается второй номер в снайперской паре. Вот они с моей женой и были такой парой. У жены на автомате стоял комбинированный прицел, низ оптика, верх коллиматор. В отличии от обстоятельной и неторопливой Марины, она, вот темперамент прорезался, стреляла быстро и через коллиматор попадала два из трёх на дистанции вдвое меньше. Задачи не промахнуться, не было, она ребят натаскивала, стрелять быстро и иногда попадать. Скажем каждый третий раз. То есть магазин на десять мишеней. Как гвозди вколачивала.
  Человек он либо стрелок, либо нет. Это не зависит, не от каких факторов. Либо попадает, либо нет. Из почти шестидесяти человек таких набрали с дюжину. Три четвёрки, это группы огневого подавления и поддержки. В наступление нам ходить, боже упаси. А вот перестрелять из засады и отбить охоту к преследованию, именно это их задача. Это наша элита. На хоз дела их не привлекают но, ни кто им не завидует.
  Бронежилет, каска сфера, шесть магазинов и двести патронов россыпью. Автомат, нож. И моё изобретение, щиток. Размером двадцать на тридцать сантиметров, два листа автомобильного железа с прослойкой в три сантиметра из дерева, держат пулю из Сайги с двухсот метров. Ещё по мелочи, и общий вес тридцать килограмм. Вот во всём этом каждый день биатлон. Пять километров до стрельбища, там стрельба, и обратно. Причём норматив каждый день на пять секунд уменьшается. Не уложился сто отжиманий, уложился, пятьдесят. И это два раза в день. Тяжело? А доктора на что. Утром и вечером медосмотр, каждые три дня кардиограмму снимают, при такой нагрузке сердце посадить, раз плюнуть, но иначе нельзя. Это только в американской поговорке Кольт сделал людей одинаковыми, а у нас, наши должны быть точнее, быстрее, выносливее и сильнее!
  На стрельбище тоже не всё так просто. По жребию делятся на две половины и стреляют друг в друга с расстояния в четверть километра. Конечно не непосредственно, а попеременно в мишени, которые держат над головой. Во первых этим убирается основной недостаток практической стрельбы, отсутствие огневого противодействия и привыкают к свисту и стуку пуль, во вторых всё максимально приближено к реальному бою.
  Помня о том, что здесь есть море, всё не как не доедем посмотреть, на одном из озёр, отработали посадку, передвижение, высадку и прочее на надувных лодках. Пока научились выпрыгивать на берег, не замочив ног. Очень важный навык, в мокрой обуви не побегаешь. Изрядно попотели.
  Вундерфафля, это подствольники. Отдельный навык. Все, у кого они были, по две гранаты отстрелили. Наша дюжина по пять. Опять же талант нашёлся. Один из бывших студентов со ста метров другие пять, все в круг диаметром в метр положил. Как Сергей сказал, пойдёт. Чем эта штука хороша, особой точности не требуется. Каждую гранату, завернули в промасленную бумагу и потом в полиэтилен. Последний довод в случае чего.
  Ещё одна группа, в которую входил старший из кровников, Али и двое из вновь прибывших, натаскивалась на работу холодным оружием. Именно оружием, а не балетом, коим является фехтование, и махание руками и ногами. Не зря придуман анекдот про голой пяткой на шашку. Тут и Кузьмич, и оживающий Сергей и я со своими садистскими наклонностями, совместно учили их как бесшумно вырезать часовых или даже отдыхающую группу вооружённых людей. Очень непростая задача. По опыту снять по тихому, грамотно поставленного и несущего службу по уставу часового, задача из области фантастики. Но где их здесь таких взять, которые на посту бдят. Однако с целью облечить себе жизнь в этом вопросе, стреляли из арбалетов, которые мастеровые Василича сделали в количестве пяти штук, один я себе забрал. Бросали метательные ножи, их же производства. Рубили до посинения мачете. И тыкали финками. Стучали кистенями и бросали камни пращой. В общем, непосредственно так сказать военные, в том числе я, жена, Марина, двенадцать стрелков и трое ниндзя занимались боевой подготовкой по шестнадцать часов в сутки каждый день, без выходных. Остальные по шесть, но на них были и хоз задачи.
  Не комбаты, тоже стреляют, но в гораздо более щадящих условиях. Задача прижать огнём противника или отогнать оголодавшую кошку, или пристрелить бизона. В сущности, на всякий случай, что бы было. В общем, месяц пролетел насыщенно и быстро.
  Так вот про шизофрению и антиснайперское поведение. Пару раз в день, что характерно без объявления, для всех без исключения, один из арбалетчиков начинал стрелять болтом с тупым концом и на трети мощности по всем подряд. Через неделю передвигаться начали бегом, резко меняя направление, если и замирали неподвижно то, только убедившись, что спрятались. Это не только приучало к антиснайперскому поведению, но и воспитывало нервную систему. Представьте, вы нагнулись, что бы снять кипящий четырёх ведёрный котёл с огня и вам ниже спины прилетело, а у вас за спиной укорот с досланным патроном. Пару раз женщины не сдержались. За что были при людно наказаны пятью ударами сложенного вдвое ремня по голой попе. За то что во первых не сдержались и стреляли, два удара, во вторых, что не попали, остальные три.
  Это собственно боевая подготовка. Про дела лекарские. Запасов медикаментов и оборудования хватило на небольшой госпиталь. Пятеро собственно медицинских работников и все остальные, которых они научили оказывать первую помощь при ранениях и травмах. Это пользовалось популярностью, особенно дыхание изо рта в рот, как правило, с представителями противоположного пола. Медикам выделили две большие палатки. Это то же наша вторая Вундерфафля.
  Мастерская, четыре оружейника и все водители. Общим числом шестнадцать человек. На них всё железное. Их стараниями Вог Марины был доведён до монстроподобного состояния. Люстра с багажником. Кенгурятник с лебёдкой. Пороги. Шноркель. Дополнительные боковые зеркала. В салоне крепления для оружия. В багажнике укладка под девизом, я не знаю, что туда ещё можно запихать. Остальные машины так же были вылизаны до упора. Хотя нет пределу совершенству. Из одного из грузовиков было сделано подобие броневика.
  Агронома с ветеринаром, со всем что было, отправили к Бишу. Главный ништяк ветеринара, емкость с замороженной спермой элитных быков, баранов и козлов. Как он сказал с учётом дополнительной ёмкости с жидким азотом, срок хранения полгода. Может немного больше. Здесь отдельный проект. И тут тётка Бишу развернулась. Пользуясь огромным количеством знакомых, она по-тихому выменяла не только с десяток рабов из потерпевших поражение родов, но и целых двадцать коров, и стадо овец, и коз. Это на будущее. Просто поражало, как она лихо меняла моющиеся средства на натур продукты, а их уже на нужное.
  Отдельно было подразделение радиотехнической разведки. Технический специалист и пацаненок переводчик позволяли нам быть в курсе всех основных новостей и намерений центровых.
  
  Рыбаки и рыбалка.
  
  Инициатива наказуема. Среди взрослого населения российской федерации рыбалка на втором месте по популярности после литербола. Впрочем учитывая что обычно это неплохо сочетается, то образовалась некая группа посидеть с удочками. Всё за счёт личного времени и сна, не в ущерб так сказать основным занятиям. И рыба здесь очень вкусная, не уступает земным. Так что и уха, и солёная, и копчёная, и сушеная очень хорошо шла, разнообразя питание. Местные кстати рыбу потребляли в очень маленьких количествах. И просто руки не доходили, и навыков не было. В общем решили выйти на здешний рынок с рыбной продукцией. В реках её особо не было, только для нас самих, а вот море, оно под боком. И сетки есть, и лодки. Вот и предложил инициативной группе освоить промышленный лов.
  Рыбацкий лагерь расположили в изрядном отдалении вдоль берега, километров на сто. Так далеко местные не забираются. Но всё как положено. Бухточку выбрали закрытую, с окрестных скал местность контролируется очень хорошо. С моря опять же из-за скал, вход видно только когда уже подойдёшь вплотную, с суши тропа через расселину. Обнаружили с моря, берег здесь весь изрезан, но такого удачного места больше нет. Подъехать по суше можно километра на два, дальше пешком. В общем идеальная позиция для лагеря. И по рыбачить, и просто спрятаться.
  Морская рыбалка сетью, это вам не с удочкой сидеть. Первый раз едва сетку вытащили, вся была забита рыбой и прочей живностью. В отличии от животного мира суши, который был до нельзя примитивен. Бизоны, кошки и падальщики, в море на первый взгляд было сотни видов. Тут насчёт съедобно и не съедобно определяли так. Во первых отсеяли всяких, вроде наших медуз и прочих выглядевших не по земному. Потом ту рыбу, на которую было приятно смотреть. Ну в самом деле был например экземпляр, состоящий из хвоста и пасти. Её раскладывали в прерии кучками и смотрели как кушали падальщики. Если охотно, то это потом пробовали сами. Всё прочее на выброс. В пищу отобрали видов пять, похожих на земные виды. Немного поиграли с установкой сетки. Экзотика лезла, когда край сетки был близок ко дну, если поднимали низ метра на три от дна, количество резко падало. Сетки выбирали в рукавицах, понятно что тяжело и неудобно, но некоторые обитатели оставляли весьма неприятные ожоги.
  То что отобрали, потом коптили и сушили. И кстати от коптильни запах стоял обалденный. Подержав прикормленную стайку падальщиков на рыбной диете, убедились, что ни токсинов, ни прочей гадости в нашей продукции нет, начали понемногу пробовать сами. Так сказать, за уши не оттащишь.
  Через месяц первую партию продукции выставили на рынок. Физически он располагался на отшибе, около одного из дальних хуторов. Туда стекались все, кто не ладил с центровыми. И что характерно, можно было купить всё. От рабов, до автоматического оружия. За свою цену. Нам нужен был бензин, это основное. И порох. Это запасы на будущее. Ну и так по мелочи. На что глаз ляжет.
  Первая партия рыбы ушла влёт. С разносолами здесь очень скудно. Похоже цену выставили низкую. За вторую подняли раза в полтора, но всё равно разошлось до обеда. И договорились на опт. За бензин.
  Нефтью здесь занимались несколько семей и центровые их не трогали. Была попытка, но тогда нефтяники пообещали сжечь всё, отстали. Когда рыбу им привезли, Марина попросила показать ей оборудование, причём в работе. Походила, посмотрела, потом с час что-то считала и затем долго втолковывала так сказать главному технологу, мелкому мужичку в засаленной спецовке. Тот сначала качал головой, потом начал почёсывать затылок, а затем крикнув двух помощников, опять же при участии Марины долго крутили вентили, меняли, как она мне потом объяснила параметры технологического процесса. В результате получился бензин, который похоже можно было заливать даже в её Лендровер.
  Мне тут же предложили продать Марину, причём цену сказали определить самому. Я ответил, что во первых у них денег не хватит, заплатить мне за то что бы я её взял обратно. Во вторых и продавец и покупатель проживут очень не долго. И в третьих, а вернее это как раз во первых, я жёнами не торгую.
  Другой источник дохода, это целиком заслуга Марины. Мы, когда стало ясно, что калитка на Землю захлопнулась, организовали не что вроде комитета по переходу к жизни в условиях прекращения поставок всего что нужно для обеспечения цивилизованного существования. Ну обработку металла местные здесь наладили, какие ни какие запчасти для автотранспорта делали. Бензин хоть и низкооктановый, но без примеси серы и прочих вредных компонентов. А вот с маслом беда. Пытались делать, но не получалось. Здешняя нефть отличалась низким содержанием парафина, и он весь шёл на свечи. Когда за контачили с теми, кто гнал бензин, то договорились, что они привезут нам осадок, который образуется в резервуарах, где хранилась нефть. Вот с этим и химичила Марина. Во первых здесь нет отрицательных температур, это сняло проблему присадок. Во вторых моторы не гоняли на больших оборотах и масло меняли как можно чаще. И это то же составило изрядную часть наших доходов. К нефтяникам мы ездили как на войсковую операцию. Публика больно уж специфическая. Там такие подобрались, местные боялись. С другой стороны другие бы не усидели. Бензин он здесь в большой цене, в очень большой цене. Через неделю Марина немного в стороне занималась любимым делом, полировала Ровер. Ей это, как она говорила, нервы успокаивало. Я после обеда придремал и тут как толкнуло, проснулся. Покрутил головой, пытаясь понять что не так. Встал, огляделся. Все при деле. Жена с женщинами обсуждает что на ужин приготовить, а Марина...
  Машина стоит, тряпки лежат на капоте. Марины нет. Поднял весь лагерь по тревоге. Прочесали окрестности, ни каких следов, как испарилась. Собрал всех.
  Понятно что выкрали, у горцев это народный промысел. Ещё раз проверили часовых. Нашли две мёртвые зоны, при желании ползком, можно прийти и уйти. Сам на коленях всё излазил, чисто по направлению прошли. Километрах в пяти нашли. Три лошади. Судя по навозу два дня стояли. С одной стороны с Мариной полная жопа. С другой это можно группу боевиков в центр лагеря заполучить. Орать не стал. Бестолку. Расслабились, зажирели. Что стоило немного ответственней к перекрытию доступа отнестись. Посмотрели, вроде видно, а поползать и посмотреть поленились. Сели думать.
  Общее мнение, нефтяники, больше некому. Именно за Мариной приходили. Горячку пороть не стали. Выставил с нашего направления три секрета. Километрах в десяти. На всякий случай. Днём, из далека, с деревьев в оптику за территорией наблюдали. Не больно что разглядишь, но что-то делать надо было.
  Визит ни чего не дал, пожали плечами, знать ни чего не знаем. В общем готовили налёт. Охранялось всё там очень хорошо. Заборы, колючая проволока, ночью всё освещено. И неизбежно жертвы будут, но со всех сторон надо. И сама по себе Марина, молодёжь сплошь в неё влюблены. И авторитет потеряли.
  На четвёртую ночь, я в секрете сам с женой сидел, слышу кто-то пыхтит в нашу сторону. В ночник виден силуэт, идёт пригнувшись человек, шатается. Как пинком вышибло, побежал навстречу. Точно она. Меня увидела, упала и ревёт навзрыд. Жена подбежала, ребята. Я её на руки и понёс. На адреналине, как пушинка. Затащил в рощу, за деревья. Положил на землю, включили фонарики. Матерь божья! Одежда порвана и с ног до головы кровью залита, я ещё когда тащил, она вроде как мокрая и запах характерный. Дал из фляжки хлебнуть, она жадно так крупными глотками как воду, а там самогон крепкий. Носилки поднесли, положили и бегом. Ребята несут, я рядом её за руку держу. Она лежит, глаза закрыты. До машины добрались, жена с ней на заднее сиденье, обняла, Марина прижалась, тихо так сидит.
  В лагерь вернулись, её в землянку к врачам. Нас выставили. Через полчаса вышли.
  После перечисления того, что с Мариной сделали, мальчики кровавые в глазах заплясали. Ей успокоительного вкололи, заснула. Самого колотит, за ночь посты раза три обошёл, под утро жена обняла, сели рядом и заснул.
  Разбудили, от нефтяников дедок пришёл, с белым флагом. Его в рощу завели, обыскали, руки ноги связали, тут и я подошёл. Здороваться не стал. Он сидел, прислонившись к дереву. Поздоровался.
  - Нехорошо получилось, молодёжь, ребята горячие дурные. Мы можем заплатить!
  - Нет. Вы их не выдадите. Мы сами придём и заберём их головы.
  - Она их зарезала. Всех пятерых.
  - Ладно. Я с ней поговорю, как она скажет, так и будет.
  Вот что жизнь с человеком делает. Я помню занозу в палец засадил и её вытащить попросил, так она отказалась, вида крови не переносит. А здесь вот оно как.
  На другой день смог поговорить с Мариной. Очнулась уже у нефтяников. В сарае, пол земляной. Вбили колья и распяли верёвками за руки и ноги. Особо не издевались. По пинали, когда укусила, это в первый день. Не кормили, пить кружку в день. На четвёртый день, вернее ночь, смогла протащить в верёвочную петлю кисть правой руки. Жене спасибо, после броска через бедро, первый лёг со свёрнутой шеей. А потом уже с кинжалом в руках, оставшихся четверых зарезала как баранов, встав сбоку от двери и нанося удары в шею. В своё время не мало попотели, отрабатывая, вот и пригодилось. Потом проползла под проволокой и примерно в направлении пошла.
  Вечером опять дедок пришёл. Боятся они. Ох боятся! Нефтяные ямы, ёмкости, сами перегонные кубы. Одна искра и всё. Конечно старшие знали, не могли молодые сами по себе это провернуть. Кладбище у них за территорией. Могилы мы раскопали и трупы утащили. Свиней по вере тут не держали, но были у одних. Украинцы из УПА воевали, вот и занесло. Они нам пять свинок зарезали и шкуры сняли.
  Сам лично трупы в шкуры завернул, потом выложили в ряд, что бы видно было. Кошек рядом привязали. Как расцвело, жена колышки перебила и котята понеслись к нам, обиженно мяукая. Через десять минут появились первые падальщики, а через полчаса они набежали со всей округи. Когда нефтяники поняли что происходит, было пара выстрелов, но Марина прострелила обоим нервным плечи. И больше желающих не было. Через три часа даже кости растащили. Славное угощение мы устроили.
  
  Проблемы? А у кого их нет!
  
  Наблюдение за полем чудес, похоже наше предположение подтвердило. За месяц не одного переноса. Цена оружия и патронов, да и всего прочего, что здесь сделать не могли, на здешнем рынке начала резко возрастать. Центровые начали скупать нарезное оружие и патроны к нему, меняя на ширпотреб. Это кстати позволило замаскировать наши продажи. Например, мыло переплавляли и меняли без упаковки.
  
  Текучка.
  
  Однако можно сколько угодно учиться военному делу, и только первый бой подтвердит, военный человек или нет. Для наших дел мы сделали пару набегов на поле чудес, забрать корпуса машин на металл. Это было замечено. Как раз с оппозицией разобрались и дошли руки до нас.
  На военном совете, в который входили я, жена, Кузьмич, Сергей, Марина и Василич пытались спрогнозировать, что там будут делать. Исходили, что основное представление о нас у центровых есть. Но пару групп охотников за удачей мы перехватили и уничтожили, несколько раз засекали наблюдение издалека. Ну что будет так, ни как не предполагали. Снобизм, это главный грех. Мы, почему то считали, что абреки в прошлом веке застряли. Снайпер, который застрелил Магомета с километра, был первый звоночек, не услышанный нами.
  Так что когда во время традиционного мытья Вога, Марина вдруг метнулась к автомату и, пару раз стрельнув в воздух, досадливо, топнула ногой и показала рукой на неторопливо улетающий самолётик, я был в шоке. Не факт, что он прилетел первый раз. И что он там кроме голых женщин наснимал. БПЛА здесь!? А что я собственно хотел. Они здесь пятнадцать лет крутятся. И как показал опыт войн на Кавказе и Ближнем востоке вполне смогли противостоять белой расе.
  Окрестным пернатым, которых мы до этого добывали сидящими на ветках, пришлось туго. Особенно здешним ястребам. Они были идеальной мишенью. Попасть, когда они выписывают свои пируэты очень сложно, но потом уже по БПЛА есть шанс.
  Удвоили посты наблюдения. Сменили маршруты передвижения. Как чувствовал, к Бишу только по ночам. Так что его мы, похоже не спалили. А вот про поле чудес, сразу подумал, похоже, ждут. И что характерно, прослушивание эфира ни чего не дало. И это не радует.
  
  Очередное боестолкновение.
  
  Сидя на пятой точке, ни чего не дождешься. Активность и только она залог успеха.
  Два дня ломали головы как исключить организационно потери от боестолкновения. Ну не хотелось лезть на чужую территорию. До рези внизу живота не хотелось! Наш электронный мальчик из моей Альпины и сотового сделал сканер. Практически все диапазоны. В сумерках подобрались километров на пять к полю чудес, спрятались в кустах на окраине одной из здешних рощ. Ночь и день просидели. Какой молодец! Мало кто знает, что включенный приёмник довольно сильно фонит в эфире. Как и любое другое электронное устройство. Засекли три сигнала, сместившись на триста метров в сторону, сделали пеленг. Карта за предыдущие визиты поля чудес и окрестностей была весьма точной. Все три точки локализовали. Плохо, что мой фотоаппарат, похоже, накрылся. Сигнал вай фай исчез, хотя и пытались поймать на пределе, но в предыдущем случае наличие с этого расстояния фиксировалось.
  Из системы зажигания буханки и СВЧ печки, мы с электронным мальчиком, сделали глушилку, что совершенно не мешало её использованию в качестве транспортного средства, а в СВЧ печке разогревать продукты.
  После демонстрации карты Сергею и Кузьмичу, они однозначно высказались, что те кто сидят на отшибе это, скорее всего основные силы и снайпер там же. Другие два, секреты. И не исключено, что есть ещё. Так что соваться туда, дело безнадёжное. Но вот дорога, это интереснее. Попасть туда можно по тому маршруту, где мы уже устраивали засаду, можно и с другой стороны, там надо в объезд, но уже гораздо больше места для того что бы подъехать. Человек существо ленивое, и абреки, скорее всего с разных направлений к полю чудес подъезжают, а вот десятком километров раньше где и всегда. Вот там и устроились. Место открытое, небольшая возвышенность, поросшая редкими кустами. По краю дорога, с другой стороны немного подальше болотце. Вечером заползли, рассредоточились вдоль дороги, накрывшись сплетёнными на манер больших корзин крышками с в плетёной травой, опять же опыт вьетнамских партизан. Именно так с корнями в горшках. Её систематически поливали. При разглядывании с дерева наша икебана совершенно сливалась с окружающей местностью.
  День просидели без толку. Проскочили туда-сюда несколько местных. Так что как стемнело, ползком обратно, Дали всем кто в засаде, поспать. Перед рассветом все были как в предыдущий раз, забрались в ячейки. Часов десять, жена меня толкнула. Летит беспилотник. Метров триста будет.
  Пролетел мимо, дышать забыл. Через минут десять катит колонна. Ой! Ёй! Впереди пикап с ДШК в кузове. За ним инкассаторский броневик. Дальше три Газели, потом Тайота Прадо, и снова пикап с пулемётом. Между машинами дистанция метров по сто. Конвой за металлом. Мы от дороги, метров сто пятьдесят. С дистанцией немного не угадали, но это не критично. Практически в упор.
  План боя прост как три копейки. Если молчим, то и остальные не стреляют. Мы открываем огонь. Пары разбирают цели с головы колонны. Стреляет первый номер, потом второй. Непрерывный огонь. При полном подавлении переносят огонь на соседнюю цель. Показал Марине на броневик, жене на первый пикап. Шепнул.
  - Огонь!
  
  
  
  Жена двумя выстрелами снесла тех кто был в кабине, потом двоих в кузове. А те между прочим успели пулемёт развернуть! Марина всадила пять или шесть пуль в лобовое стекло броневика и пробила его. Он вильнул, потом выправился и развернулся к нам задом. Тем временем Прадо осел на все четыре пробитых колеса, стекла по вылетали. Похоже, там все приехали. Так же и с Газелями. По ним стреляли две пары. Задний пикап было, ускорился, потом вильнул и перевернулся. Сзади броневика открылись две бойницы и из них открыли огонь. Как раз по паре напротив. Марине бойницы под углом, она стреляет, но огонь не прекращают. Остальные тоже перенесли огонь на броневик. Он немного постояв, поехал, колёса антивандальные не сдуваются. Когда стреляют много, кто-нибудь и попадёт. Одна амбразура замолчала, потом видимо сменили, опять начали. Из двух боковых поддержали.
  - Редуктор заднего моста! Девочки он внизу!
  - Принято!
  Все трое начали стрелять. Вот одно колесо заклинило. Броневик начало разворачивать, потом выправился. Дёрнулся и встал. Похоже, просто заглох, плюнул дымом из выхлопной трубы и, взревев мотором, опять пополз. Дальше болотце, вот туда он и впёрся, сев на днище. По стоящему Марина пристрелялась быстро сначала одна, потов вторая бойница замолчали. Схватил горшок с напалмом и бегом. Чуть сторонкой. Бегу, а над головой пули посвистывают. Это она бойницы держит. Бег на средние дистанции самый противный, добежал, поджог и кинул кувшин. Он жирно лопнул и тут же за чадило. Лёг и в сторону ползком. Передняя дверь распахнулась и из неё выскочили двое, пригнулись и в вполоборота стреляя, высоко поднимая ноги рванули через болотце. Но метров через десять как сбитые шаром кегли, упали.
  Броневик быстро разгорелся, минута и весь уже охвачен пламенем. Через ещё пару минут внутри затрещало. Патроны от жара начали стрелять. Пошёл обратно. Там уже свинчивали пулемёты с пикапов, из газелей на землю по выкидывали трупы. Подъехали уазики, всё погрузили туда.
  Жена крикнула.
  - Воздух!
  Все вскинули оружие и начали стрелять по самолётику, он было развернулся и со снижением начал уходить, но как то подпрыгнул, перевернулся через крыло и шлёпнулся на землю. Один из уазиков рванул к месту падения. С момента открытия огня прошло пятнадцать минут, и мы уже неслись прочь.
  Одна контузия, пуля попала вскользь по сфере одному бойцу, второму из этой же пары попали в грудь, но бронежилет выдержал, хотя синяк впечетляет. Это из броневика их достали.
   Восемь в пикапах, человек шесть в броневике, трое в Прадо. И шестеро в Газелях. Из трофеев семнадцать укоротов, их уже солить. Два ДШК, правда по одной ленте, но и то очень жирный кусок мяса. В Прадо прикольный маленький автомат. И два очень, я прямо скажу элегантных пистолета. Биретта. Такие у нас уже есть. И глянул наспех, патроны от автомата подходят к пистолетам.
  Все кто не за рулём смотрят по сторонам и в небо. Дорога отхода была проложена и при внешней не проходимости, три речки, осыпь, пустошь с камнями и овраг с болотом, для нас проблем не составила.
  Через два часа остановились на привал. Ребятки весёлые, возбуждение ещё не спало. Ну и дал пи... по свежему. Почему ни кто, кроме моей жены не стрелял по первому пикапу?! Почему по лобовому стеклу броневика стреляла одна Марина. Какого хрена шесть человек долбили по не бронированным машинам, три из которых вообще огрызнуться не могли. И почему я старый больной человек должен был бегать как заяц с горшком напалма, когда они есть у всех. И какого чёрта поймавший пулю в грудь высунулся, когда находился под огнём. Вывод, если бы они были одни, то вполне возможно, что там бы и остались! И их что всегда под ручку в сортир водить!
  - И расход патронов. По три магазина. У кого из них дядя на патронном заводе?! Я кому говорил, что если нет ответного массированного огня, то стрелять одиночными и мы ли, это не отрабатывали?!
  Закончил так!
  - Слава богу, они стреляли хуже нас, и все живы! Но так жить нельзя! Умереть можно, а жить нельзя!
  Сел в уазик, хлопнув дверью. Женщины ржут. Воспитатель! Нашёлся! Великий воин!
  По прибытии сели в кружок и каждый описал, что он делал во время боя. Вот по заднему пикапу стреляла последняя пара и, если бы он не перевернулся, всякое могло быть. ДШК страшная штука. По броневику стреляли очередями. А ему это как слону дробины. Похоже, его практически одна Марина и загасила.
  В общем, женщины пять, мне как командиру кол с плюсом, остальным три с минусом.
  
  Сбитый самолётик со всеми предосторожностями доставил в лагерь, электронный мальчик осмотрел останки. Любопытная конструкция. Две видеокамеры. Одна с малым разрешением путевая, работает непрерывно, ей собственно БПЛА и управляется. А вот вторая, в сущности больше фотоаппарат метров на шестнадцать, снимки передаются раз в минуту. Дальность приёма и управления при высоте полёта метров триста, километров десять. Всё можно купить в любом специализированном магазине. Сам самолётик обыкновенная большая модель. Хотя и доработанная. Приделан неплохой глушитель на двигатель. Настолько неплохой, что днём его практически, когда летит не слышно.
  
  Как в сказке, всё чудесатие и чудисатие.
  Подёргай тигра за усы. На другой день над лагерем появился самолётик, очень высоко, с километр будет. Покружил, еле слышно жужжа моторчиком и улетел.
  У нас весь быт заточен на лёгкое перемещение, хотя как с этим не боролся, а эвакуация в итоге заняла два часа. Пять человек оставили, их задача изображать, что люди здесь есть. Два секрета на деревьях, выдвинутые вперёд в сторону заселённой зоны . Учитывая что солнца днём здесь навалом, сигналить они должны были зеркальцами.
  По одному из заранее проложенных маршрутов, перебежками от рощи к роще. Очень внимательно наблюдая за небом, и стараясь не оставлять следов, караван с мастеровыми и прочими, кто у нас военными не числился, хотя за себя постоять могли, ушёл в горы. Вот не зря в своё время там всё облазили. Здешние горные речки, вода ледяная. Есть и такие, что из пещер текут. Я на Земле на отдыхе в Турции по одной такой полазил. Вот и здесь метров семьдесят бредёшь по пояс в воде, потом открытое место и опять пещера. На это раз немного длиннее. А потом небольшая долина. Через верх там чёрт ногу сломит, а кто всё же доберётся, очень удобно пристрелить из далека. Под скалой грот, сделали настилы из досок, под палатки, маленькие печки по образцу трофейной. Это когда я охотников за головами в самом начале извёл. Создали запас всего необходимого. У нас так сказать главный схорон. Конечно, добираться не совсем удобно, но подальше положишь, лучше не найдут.
  Остальные разбившись на семь групп, припрятали свою долю имущества в известные только им места, и к вечеру собрались в условленном месте.
  После обеда один из секретов подал сигнал, вижу противника. Много! На этом их задача кончилась, деревьев здесь хватает, все высокие с густой кроной. Если не стрелять, не кричать и прочим к себе внимание не привлекать, заметить практически не возможно. Ещё через полчаса увидели разворачивающихся в цепь людей. Очень много! Прикидочно с тысячу. Как только цепь двинулась, появился самолётик и в лагере начали рваться мины. Оставшаяся пятёрка со всех ног рванула прочь.
  Вот он кошмар любого партизанского отряда. Войсковая операция. Тупо валят числом. А тут ещё и миномёты! И БПЛА. И что ещё у них есть!? Так что применяем главное оружие, это ноги. Их берём в руки и ходу!
  Опыт, сын ошибок трудных, плюс вялотекущая шизофрения, в виде мании преследования гласит, все усилия которые будут приложен до события, ни в какое сравнение не идут с тем, что приходиться испытывать во время события. Вот сейчас литры пота, пролитые на подготовку тайников, маршрутов отхода, бесконечной беготни с полной выкладкой начали приносить свои плоды. Совершенно без суеты начали отступать вдоль гор. При этом, когда появлялся БПЛА, начинали изображать роение. Перемещаясь так, что бы создать впечатление вдвое большей группы. Проще говоря, уводили абреков за собой.
  В ночь расстояние между нами составило километров пять. И вся толпа остановилась на ночлег.
  
  Война.
  
  Вот теперь начинается психологическая война. Часов в двенадцать, только все угомонились. А часовые еще, зная что обычно нападают перед рассветом, были расслаблены, моя троица доморощенных ниндзя, по тихому вырезала секрет из двух местных и надрезала колёса у пяти машин. Через час убитых обнаружили. Постреляли наугад для самоуспокоения. Ещё через два часа, лежащая под машиной на территории стоянки троица, придушили спящего в кабине водителя. Матерясь про себя и подавляя рвотные позывы, сняли с него кожу и повесили за ноги, на дереве за машиной. Ещё через минут пятнадцать одуревшие от капающей крови падальщики подняли такой гвалт, что кто-то решил посмотреть. Стрельба не затихала минут двадцать. Ребята смогли ещё даже вернувшись поспать часа три. А вот в стойбище абреков гарантированно ни у кого сна точно не было.
  
  Едва расцвело, над нами опять появились самолётики. Успели даже кофе попить, наблюдатели сообщили, абреки опять развернулись в цепь и неспешно пошли дальше. Они пешком и мы так же. Через двое суток вышли на границу обследованной зоны. Местность изменилась. Предгорья сменились обрывом высотой метров триста, лес кончился. Дальше равнина усеянная валунами, скрытыми в траве. Скорость движения упала до двух, трёх километров в час.
  Похоже, они знали, что делали. И что обидно, мы в своё время километров семь не дошли, думали, что леса с пустошами ещё далеко тянуться. Недодумали!
  Особенно не поспешаем. На третий день увидели море, один в один наше чёрное. Так же лениво перекатываются грязно-серые волны. После обеда, немного отстал, посмотреть, кто за нами увязался. Длинная змея вилась по нашим следам. Вот меня заметили с беспилотника. Человек двадцать отделились и бегом бросились вперёд. И место хорошее! Слева скалы, справа обрыв. Поверхность в этом месте, метров двести по ходу, как будто скомкали гигантский лист бумаги, а потом небрежно расправили, разгладив ладонью. Дальше опять скалы. Похоже, здесь давным-давно спустился к морю лавовый поток. Тёмный, почти чёрный цвет, и звенящий монолитом камень. Хорошее место для засады. Дождался когда самолётик пролетел к уходящим, лёг и забился под скалу. Вот он вернулся, покрутился, не обнаружив меня, было, пошёл на снижение, потом вдруг испуганно свалился на крыло и метнулся в сторону моря. Через минут двадцать на лаву выскочили, загнано дышащие загонщики. Да! Больше бегать надо!
  Перевёл на одиночные, поводил стволом выцеливая то одного, то другого. Вот первый уже метрах в пятидесяти. Бегут немного рассыпавшись.
  Начали! Палец плавно нажал на спуск, ударил выстрел, тут же следующий, попал, попал! Попал! Начали стрелять. Пуля щёлкнула по щитку, не зря я его на себе пёр! Первые повалились, некоторые замерев, а некоторые, корчась от боли. Задние упали, прячась за упавших. Чуть приподнял автомат на верхним краем щитка, вон скала торчит, как раз как надо. Граната ударилась и хлопнула, осыпав лежащих осколками. Двое вскочили и тут же получили по пуле в живот. Ещё одна граната и скользнув в щель между камнями, побежал. За мной ни кто не гнался.
  Через два часа догнал ребят. Эх! Знал бы прикуп... есть у нас две надувные лодки, лежат себе в тайнике, если бы взяли, то сегодня ночь вполне по тихому обошли морем и привет всем!
  
  Сергей, несмотря на то что ещё не совсем восстановился после ранения, ушёл с нами. Чуть отстав, ждал меня.
  - Как?!
  - Нормально! Человек пять с концами, остальные пятнадцать подранил. Половина точно тяжёлых.
  - Что дальше делать будем? Они нас не очень торопясь гонят, похоже знают куда!
  - Что там дальше?
  - На пару километров так же.
  - Ну вроде хорошее место, открытое, не спрячешься. Здесь и остановимся. Кадры решают всё. Тебя может завалить ништяками по самые уши, но если нет людей, которые могут пользоваться, то о чём тогда разговор. Ну, нет у нас не одного альпиниста, а немного снаряжения есть. Я только в книжках читал и в кино видел, как по скалам ползают.
Оценка: 6.58*38  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Григорьев "Проклятый-3. Выживание"(Боевое фэнтези) Т.Мух "Падальщик"(Боевая фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) Т.Мух "Падальщик 3. Разумный Химерит"(Боевая фантастика) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) В.Бец "Забирая жизни"(Постапокалипсис) Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) И.Иванова "Большие ожидания"(Научная фантастика) Л.Огненная "Академия Шепота"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"