Стройков Геннадий Геннадьевич: другие произведения.

Раз, два, три...

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние конкурсы на ПродаМан
Открой свой Выход в нереальность
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Peклaмa
Оценка: 7.15*17  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Все комментарии приветствуются... продолжение после пробела...28.08.17 Скорее приключения, чем боевик... но то же стреляют... Смена сюжета...

  
  Как там говориться, не вьебенно повезло! Нет у них всё продуманно. Что бы пот не больно заливал глаза и голову солнцем не припекало, на голове повязана бандана. Из одежды ещё шорты, опять же ткань мягкая, вроде как на ощупь из крапивы, из местной водоросли делают. Скользкая, ерзаешь на лавке, жопу не натираешь. Всё остальное моё, из мамы. Уже две недели как, в пару с мрачным и неразговорчивым седым мужиком, мы на раз, два, три занимаемся водно-моторным спортом, гребём. Веслом. Оно метра три длинной, с тонкой лопастью. И вроде не так уж и тяжело, но за день так на махаешься, что потом вечером с час тупо сидел на лавке, привалившись к борту, в себя приходил. Сейчас привык, человек такая скотина, если не сдохнет, то привыкает. Похудел, живот исчез, загорел до черноты. Мышцы проступать начали. Сейчас бы на пляж, залез бы под зонтик и сидел бы там до одурения, на девочек глядя. Эх! Пивка бы! Холодного! Но его здесь нет. Здесь и вода по норме, тёплая и безвкусная, из опреснителя.
  Про девочек, их здесь хватает. На всех. Каждому по одной. Это одно из правил. В небе солнце палит, вокруг вода. Говорят что есть где-то суша, но ни кто её не видел. Небо голубовато зеленоватого цвета, и вода так же, только тоном погуще. Стараюсь не смотреть, глаза устают на раз.
  Наш корабль вроде греческого, из дерева, смесь джонки и ещё чего то, в основном гребной, два ряда вёсел, пятнадцать в ряду. Гребцов соответственно сто двадцать. Причём половина женщины. Они в нижнем ряду, там вёсла меньше. Одеты кто как. Моя жена в мою майку, а есть и топлесс. Но на это ни кто внимания не обращает. И привыкли, и не до того.
  Почему вроде... греческого?! Это я про корабль. Так у греков они были узкие, скоростные, а этот похож на перекормленную утку. Хотя идёт легко и километров пять держим. Ни кто не прикован, зачем? Не хочешь грести, борт рядом. Перевалился и всё, тут такие рыбки, мы им на один укус. Порядки вроде как у викингов. На вёслах все, кроме капитана, он без дела не сидит, рулит. В корме, самый настоящий штурвал. Это если поворот неспешный, но можем веслами практически на месте развернуть. Смотрящая на мачте, жена седого и жена капитана лупит в большой барабан, задаёт темп. Ветра здесь редки и парус, на мачте висит, похоже так, на совсем крайний случай.
  Про викингов, у меня копьё и шит. Каждый вечер, перед сном с полчаса тыкаю им в компании новичков под командованием моего соседа. Вот у него удара копьём не видишь, настолько быстрое движение. Иногда приходиться драться за добычу.
  В первый день нам всё объяснили и разъяснили. Планета по типу земной, полностью покрыта водой. Вода солёная, пить нельзя, но солнечные опреснители, учитывая безоблачное небо, справляются. Так что от жажды не умрём. Еда, стопроцентно рыба и водоросли. Причём рыба вяленая, а водоросли сушеные.
  Оп! Смотрящая что-то заметила! Женщины втянули вёсла и положили вдоль борта на специальные кронштейны. Темп гребли снизился, а вскоре лупящая в большой барабан фигурка опустилась на палубу. Корабль пошёл по инерции, вот в борт стукнуло. Палубная команда загалдела, вываливая за борт стрелу крана.
  Моя доля и доля мой жены, один балл. Как впрочем и у остальных на корабле, кроме девицы, которая долбит в барабан, задавая ритм, у неё два. Она же женщина хозяина. У капитана и владельца в одном лице, сто. Сегодня повезло, огромное бревно метров пятнадцать длинной и в мой размах рук, толщиной. На бирже за него много чего можно купить. Повисший на верёвке худой малый, накинул на бревно петлю троса и теперь нам его два дня тащить на буксире.
  Жизнь на корабле проста и не затейлива. Днём гребём, ночью спим, примерно раз в неделю выпадают двух часовые вахты. Дежурим парами, тут у каждого в основном своя женщина, или наоборот, с какой стороны посмотреть, свой мужчина. Кстати женщины в этом деле предпочтительнее, они как бы ответственней. Вот и сейчас жена меня разбудила. Бедная моя, осунулась, похудела. Она у меня боец и смириться с тем, что выхода нет, ей трудно.
  Сели на смотровой площадке, спина к спине. Руки в замок, я ей ладошки пальцами глажу. Жалко её до слёз.
  А вокруг, эх если бы по другому, так посмотреть, красиво до безумия. Луны здесь четыре, и все разных цветов. Это на земле по воде, отражение, или серебро, или золото. А здесь такая цветомузыка, нереальные краски. Небо тёмно фиолетового цвета, как бы оттеняет, буйство внизу. Но что плохо, глаза замыливает на раз. Перед глазами расплывается, это я плачу. Вдруг жена напряглась.
  - Посмотри, что это?
  - Где?
  - Вон!
  Показала пальцем. По поверхности, как тень, скользила, сразу и не поймёшь, вроде большой низкой лодки. О чёрт! Дернул за верёвку. Она привязана к ноге капитана.
  Чем мне нравиться наш капитан , он мне сегодня вечером сказал.
  - За ложную тревогу ты получишь в рожу, а если проспишь, то умрёшь. В любом случае.
  Это пираты. Лодка у них, в сущности большая пирога. Их там немного, человек двадцать. Тактика проста, есть здесь зверушка, смесь краба и медузы. Ядовита настолько, что просто коснуться, смерть в течение минуты. И при том ужасно шустрая. Их ловят в специальные клетки, потом забрасывают несколько штук в корабль, они принимаются носится, и через минуты три, все мертвы. Оборона, принять клетку на шит, что бы упала в воду. Вот потому и стараются пираты застать врасплох.
  Капитан через несколько секунд рядом, глядит, напрягая глаза. За бортом уже присели все мужики. Женщины сбились в кучу в середине, что бы под ногами не путаться. Копий здесь не кидают, ещё утонет, убыток большой. Но был у меня один навык с Земли, увлечение. Это праща. Имущество у попаданцев, как правило, забирается в общий котёл, кроме личных вещей и оружия. У меня она была, сам делал и четыре шарика от подшипника. Клетка с тварью при ударе разваливается, требуется навык, что бы удачно кинуть. Я заложил шарик и завертел пращу, бросил. Поблескивая он улетел, всплеск там, куда задумал, значит можно попробовать! Клетку бросают метров с десяти, я очень стабильно попадаю в голову, с двадцати. Вот пирога медленно, бесшумно и плавно подошла к кораблю метров на пятнадцать. Праща уже раскручена, ускоряюсь. Два оборота режут воздух. Бросок! Прямо в тыковку! Высокий худой мужик, вскрикнув, падает за борт. Клетка в его руках удачно падает в лодку, из пироги начинают орать, двое вообще выпрыгнули в воду, два всплеска и их нет. Сурово всё здесь. Лодка по инерции подошла близко, кто-то зацепил её веслом. Потеряв бросальщика и ещё человек пять, пираты, остальные сидят на лавках, согнулись, обхватив голову руками, это здесь поза подчинения. Зажгли фонарик, луч высветил две клетки.
  Капитан заорал.
  - Выкинули! Ну ка выкинули за борт! Быстро!
  Сидевший рядом мужичок, в два движения, утопил тварей, и опять согнулся. Пирогу подтянули к борту. Люди в лодке, встали и перелезли на корабль. В лодку спрыгнули двое наших и начали внимательно осматривать её. Вроде все и открыто, но барахла навалено и как мне шепнул жена, успевшая пообщаться с товарками, всякое может быть. Живность здесь разнообразна и агрессивна.
  На палубе тем временем происходил допрос. Капитан негромким голосом спрашивал, ему отвечали. Потом одного из гостей подхватили под руки и просто выбросили за борт. Оставшиеся сгрудились в носу, там немного свободного места было.
  Капитан подозвал меня.
  - По правилам, тебе за лодку половина. Твоя жена, ещё доля. Так что у тебя контрольный пакет. Это шанс. Новеньких дюжина, я бы тебе их брать не советовал, а вот из команды добровольцев можешь набрать. Десяток.
  До меня начало доходить. Так как я грохнул хозяина этой пиратской пироги, то теперь она фактически моя.
  - А с остальными долями как?
  - Придём на биржу, там всё имущество оценят. Примешь на себя долг, отдашь постепенно.
  Вот засада! И хочется, и колется! Тут на корабле, как я понял, жизнь без особых хлопот. Голова болит у капитана, а у меня например, всё просто. Греби себе и греби. А тут ещё от попаданства отойти не успел, опять смена декораций.
  Вечером, когда легли спать, обнял жену и на ушко. Соседи и справа и слева вплотную лежат. И не только лежат, но ещё и шевелятся. По началу напрягало, опять же привык. Шепотом рассказал про предложение капитана. Она мне.
  - А почему он лодку просто не продаст?
  - На таких пирогах в основном пираты ходят. Топить плавсредство, здесь святотатство. Вот и хочет посадить своего человека.
  - А чем мы будем заниматься?
  - Ну так же ништяки собирать. Правда плавать далеко придётся,
  - Почему?
  - Здесь у каждого свой участок. Ближе или дальше от биржи.
  - А что такое биржа?
  - Супертанкер. Они в округе шишку держат. Всё скупают, всё продают. С Земли постоянно что-нибудь валиться, как вон бревно. Лодки и корабли там же делают.
  - Слушай, а обратно ни как?
  - Нет! Тут мне рассказали, что мы на Земле живём, как жили. Сюда попадают копии. Вон мой сосед седой, в прошлом году приятеля встретил. Тот с ним буквально за сутки до переброса виделся, а он здесь уже пятый год, и таких случаев здесь много. Может и мы кого встретим. Так что финиш.
  Ну опять заплакала, слёзы мне на плечо и соскользнув, на палубу.
  - Кис! Ну что ты, в самом деле! Вон видишь как повезло. Люди здесь за веслом годами живут и умирают. А мы две недели и лодка своя.
  Начал шептать всякие глупости, она по хныкала и затихла. Заснула. Мне не спалось. На Земле я в юности пробовал своё дело и помню, как это хлопотно. Особенно вначале. Один был бы, даже и не рыпнулся. Но жена, это святое. Ради неё стоит рискнуть.
  Утром сказал капитану, что согласен. Потом он объявил, что отпускает десять человек. Вместо них, те кто был на пироге. Они простые гребцы, но во избежание. Кто его знает. Команду в таких случаях меняют полностью. Добровольцев вызвалось вдвое больше, в том числе и седой. С ним маленькая восточная женщина. Капитан упёрся, именно из-за женщины. И по нашей доле нас напряг, формально прав, выдав доли всякой ерундой, а по существу сволочь. Долго уговаривал седого, но тот молча качал головой. Я и не помню, что бы она что-то говорила. Весьма молчаливая пара. Я сразу не понял, что это в сущности самый ценный член команды. Остальные, всякого по паре. Тут я это всё, отдал на откуп жене, она в силу своей профессии в людях разбиралась гораздо лучше. За седого мы проголосовали оба. Две пары я сам, отбраковал. В итоге осталось пять пар. Маловато конечно для этой лодки, но люди сюда сыпятся постоянно, наберу.
  На бирже, мы первый раз. Публика здесь бандитская, и следуя совету, в трущобы не ходили. Вся палуба и борта были забиты маленькими халупами, по другому и не скажешь. В кормовой надстройке живёт здешняя элита. Там у них все блага цивилизации. Посередине от носа, до кормы улица, метра два шириной. На ней лавки скупщиков. Здесь можно купить всё. Кроме оружия, это в обязательном порядке в надстройку. Около неё находиться сарайчик, там вроде нотариуса. Он регистрирует кому, какое имущество принадлежит. Раньше был беспридел, а сейчас немного успокоилось, хотя в десятке шагов могут ограбить или изнасиловать. Но это здесь, а на море кроме пиратов, ни кто не грозит. Те кстати тоже не от хорошей жизни на промысел выходят. Я подписался на долг, а на него проценты капают. И тут как повезёт, как добыча пойдёт.
  Люди сюда попадают в основном налегке. Как мы с женой. Прогулялись к озеру. Сам не пойму, чего я пращу прихватил. Два роскошных махровых полотенца отдал за мазь против ожогов. Жена в первый же день обгорела до волдырей. Свою одежду и обувь обменяли на местные шорты. Жена мою майку оставила, ей неудобно было топлес, как все женщины здесь ходят. Сам процесс прост. Очнулись на бакене. Так здесь называют платформы, диаметром метров десять, которые всплывают на поверхность и на которых появляются попаданцы. Некая система в их всплытии присутствует и спасают в основном всех.
  Бакен плавает двое суток, через каждые пять минут оглашая окрестности довольно громким рёвом. Слышно километров за десять. Потом тонет, и если снять не успели, то морские обитатели получают сытный ужин. Нас к примеру сняли через часов двадцать. Сотовые телефоны посоветовали выкинуть, а вот за мои часы. Тиссон со свежей батарейкой, я и получил копьё. Вот пожалуй и все про наше появление здесь.
   У нотариуса подписал бумагу, в которой было указано, что я должен семьсот восемьдесят три оба. Это местная валюта. Об, от обязательства. Капитану нашего корабля. Каждый день сумма увеличивалась на восемь обов. Один процент в день, это круто. Но благотворительностью, здесь ни кто не занимается. Стандартный контракт. Как только сумма долга увеличивается вдвое, мою лодку продадут и нам ничего не останется, как опять идти в гребцы.
  Лодка досталась мне выпотрошенной до блеска. Единственно, что оставили, это вёсла. Капитан заявил что имущество, что было в лодке, принадлежит всей команде, оговорёнными долями. Основное, что нам нужно, это опреснители, и емкости для воды. Последние не дефицит. Пластиковых бутылок суда сыпиться просто огромное количество. Опреснитель купить не на что. А вот кучу разнокалиберной пластиковой тары с пресной водой, я выменял на своё обручальное кольцо.
  Еда за бортом, вот от голода точно не умрём. По поверхности плавают комки водоросли. Немного подсуши и можно есть. Про вкус конечно, лучше не думать, но за неимением чего получше, пойдёт. Рыбу, которую сможешь вытащить, тоже можно есть. Нарезаем на тонкие полоски, пару дней на солнце и пригодна для употребления.
  Местную разновидность летучей рыбы, даже ловить не надо, она сама в лодку прыгает.
  Обитаемая зона вокруг биржи, три дня пути. Это примерно сто пятьдесят километров. Конечно большие корабли, уйдут и дальше, но здесь они чем больше, тем ближе к бирже. Так что тянуть не стали, сам не знаю, почему, но поплыли на восход. Наверное так проще ориентироваться.
  По пути, до выхода из обитаемой зоны, можно снимать людей с бакенов, но нельзя подбирать плавающую добычу. Вернее можно, но если поймают, первый раз штраф тысяча обов. Под десять процентов в день. А второй, отправят купаться.
  Как только отплыли, я остановил команду.
  - Значит так! Я узнавал, процент по добыче не регламентируется, поэтому добыча делиться так. Нам с женой тридцать процентов, остальное на всех поровну. Но это после выплаты долга. Пока он висит, всё уходит на его погашение. Я предложил, вы думайте!
  Это, результат довольно бурного обсуждения с женой, как мотивировать команду.
  По местным меркам, очень хорошие условия. Если не считать, что долг фактически вешается на всех.
  
  На больших кораблях, ритм задают барабаном, а на руле капитан. Мы гребли все. Ход у лодки довольно лёгкий, километров семь давали легко. Это учитывая, что в день получалось часов десять. Первый день ничем примечательным не отметился, ночь тоже прошла спокойно. С утра прошло часа три, когда жена седого подняла руку вверх и показала ладонью направление, немного левее нашего движения. Седой разжал губы.
  - Она слышит бакен.
  Я как раз сидел слева, чуть придержал весло и нос лодки занял направление, куда она показывала, хотя я например ни чего не слышал. Но через час вой уже бил по ушам.
  А вот и серое пятно. Ещё десять минут и уже можно различить четверых лежащих на бакене людей. Два мужичка, как говорят в теле, шорты, гавайки. И две девицы в такую жару раскрашены как куклы. Подошли, они бурно обрадовались, первый мужичок прыгнул в пирогу, ещё вплотную не подошли, потерял равновесие и едва не свалился в воду. Хорошо кто-то то успел его поймать. Остальные спустились без приключений. Они сразу начали приставать с расспросами, куда это их занесло. Но я в довольно грубой форме послал их, типа всё вечером, а сейчас некогда. Как назло по дороге попадались всякие предметы. От надувных матрацев и пластиковых бутылок, до небольшой гребной лодки.
  Зажал жабу, она многих сгубила. Изредка проплывали мимо других искателей добычи. С высоты палубы, они внимательно оглядывали нас. Но кроме кучи бутылок с водой и четверых свежевыпавших, ни чего у нас не было.
  На третий день, в обед попалась такая же лодка. Подошли поближе и нам прокричали, что дальше чисто, можно собирать.
  В принципе, бакены дальше вроде как появляются редко, да и всякий плавающий мусор тоже, но как нам рассказал капитан, бывает по всякому.
  Моя жена и жена седого расположились на носу, мы удалялись от границ обжитой зоны, и они время от времени оборачиваясь осматривались по курсу. Но всё как вымерло. Одно хорошо, прошли через косяк летучей рыбы и в лодку шлёпнулись, изрядно напугав новичков штук двадцать рыбин. Двоих женщин снял с вёсел, на разделку. Новеньких посадил на весла, но они быстро выдохлись.
  Вот что значит новенькие, нам и в голову не приходило смотреть что там за бортом. Одна из девиц, которых сняли накануне с бакена, сидела и тупо смотрела в воду. Вроде что увидела, было вскинулась, но потом махнула рукой. Я всё же тормоз, только через пять минут спросил.
  - Чего то увидели?
  - Да, там под водой толи дно, толи ещё чего.
  - Стоп! Разворачиваемся!
  Однако прошёл почти час, пока мы не нашли это место. Глубины здесь разные. Биржа стоит на местом, где между дном моря и дном супертанкера пара метров. Это порядка пятнадцати метров. Есть ещё несколько мест с такой глубиной, обычно же значительно глубже. А тут похоже вершина подводной горы. Метров сто пятьдесят в диаметре и глубина метра полтора. Встал и посмотрел вокруг, малая глубина распугала обычных обитателей и рискнул, осторожно сполз в воду. Так и есть, скала. Из чего было, соорудили вешку. В сущности пластиковая баклажка с палкой, на которой приделана другая банка и всё это привязано за выступ на дне. Не факт конечно, что найдём, но и так бросать жалко.
  Через час после того, как отплыли от скалы, жена седого опять молча показала направление. Тем же порядком повернули и не торопясь пошли на рёв. Уже темнело, когда подошли к бакену. Ну всем не везёт по разному. Довольно крупная девушка в свадебном платье, с фатой. Несколько мельче её жених в белом костюме. Я думал про ужин, для местных хищников, это образное выражение, но когда бакен начал погружаться буквально через пару минут, после того как новобрачные перебрались в лодку, понял что это конкретное указание на время ухода под воду.
  Бакен утонул плавно, но всё же образовалась волна, качнувшая лодку. Тут по дну стукнуло, лодку повело и рядом всплыло бревно. Вполне себе, метров шесть длинной и сантиметров сорок в диаметре. Чуть погодя рядом всплыло ещё одно, потом ещё и ещё.
  Ветра здесь почти нет, течений тоже. Но в свете двух сотовых, собрали восемь брёвен, в плот. Жутко было, всё делали не опуская рук в воду. Веслом заправляешь верёвочную петлю и затягиваешь. Пока мы возились, жена ввела всех шестерых в курс дела, в объёме что сами знали.
  Народ русский, ко всему привыкший, истерики устраивать не стали, хотя по лицам радости не наблюдалось.
  Утром из воды подобрали штук сорок разных пластиковых бутылок, большой, квадратов двадцать кусок полиэтилена и секцию рыболовной сети длинной метров тридцать. С поплавками и грузилами. Это разом сняло проблему верёвок. В принципе за брёвна таких размеров уже можно было получить обов шестьсот. Дерево здесь, как алмазы, за величину цена растёт в квадрате. Вода ещё была и я решил подождать. Бакен всегда всплывает в одном и том же месте, но вот время по разному. Есть и месяц интервал, а есть, кстати рядом с биржей, через день. То что при погружении выбрасывает ништяки, этого не знал.
  Из сети где связали, где сплели довольно прочный канат, длинной метров сто, привязал два грузила и попытался измерить глубину. Получилось на глаз, метров семьдесят. Нащупали бакен.
  Мысль пришедшая в голову была как бы безумной, а с другой стороны, почему бы и нет! Здесь километров десять, максимум. Осадка его, когда плавает, с метр. И полтора над водой. Вроде должно получиться.
  Опять поставили поплавок. Пошли к бирже, с брёвнами максимум километра три. Достигли обитаемой зоны, кончилась вода, пришлось на одно бревно выменять у встречных на корабле. Что интересно, если бы шли пустыми, то дали бы просто так, а вот с добычей пришлось платить. Конечно форменный грабёж, но насильно не заставляют. Переплатили раз в тридцать.
  Новички прониклись и поняли. Как ни странно, когда окончательно дошло, эти две девицы были рады. На Земле они этих двух мужичков обхаживали, но похоже им не светило, а здесь уже этим деваться некуда. Женская логика странная вещь. Мужички себе на уме, но когда разошлись с судном, капитан которого продал нам воду и я им растолковал, что здесь и по чём, почесав в затылках, согласились остаться в экипаже. Да и молодожёны, в принципе не горевали, поняв что на них ни кто не покушается, вполне себе были счастливы друг с другом.
  У обоих девиц были при себе дамские сумочки. Там самое ценное, маникюрные наборы. Ну и золота со всех четверых грамм триста. А вот у жениха и невесты китайские сотовые телефоны с солнечными батареями и функцией рации. Я про такие и не слышал.
  Просто грести на пустой в сущности лодке или тянуть плот, как мы. Это две очень большие разницы. Во первых по времени. Почти неделя, во вторых, усилие на вёслах больше. Тупое это всё же занятие.
  Когда наконец показался танкер, радости не было границ. По прибытии я сдал золото и четыре бревна, остальные на местной лесопилке, распустил на брус и доски. На лодке решил сделать навес, на манер как на востоке в джонках. Причём такого я здесь не видел. Прикупили ножи, ещё три наконечника для копий. Древки сделали сами, длинной метра три. Опять сам придумал. Ну и так по мелочи. Но основное, два опреснителя. В общем удалось отдать только треть долга, но и то, это по здешним меркам, выдающиеся достижение.
  Одна из пар экипажа имела печальный опыт пребывания на бирже и довольно легко отговорили новичков от ознакомительной экскурсии. Тему закрыл седой, сказав.
  - Идите, идите. Найдите на свою ж... приключений.
  Вообще здешние мореплаватели старались у биржи не ночевать. Подошли, продали, купили и в море. Восемнадцать человек, это практически полный экипаж. Отошли километров на пять и легли в дрейф рядом с тройкой других судов.
  Я копьями занимаюсь, ко мне подсел один из мужичков, его Виктор звали.
  - А чего вы делаете?
  - Копья. Здесь их делают довольно короткими, я подлиннее. По принципу, если у тебя кинжал длиньше, то ты круче. Пираты ту встречаются. Есть здесь зверушка, закинут и каюк всей команде. Вот навес сделаем, сеткой закроем и пусть кидаются.
  - Слушай, я тут с приятелем рыбалкой с гарпуном увлекался. Конечно наконечники не те, соскользнёт, но если верёвку привязать, то и бросить можно и не утопишь.
  - Хм! А это мысль!
  - И вообще странного здесь много, корабли вроде как хорошо сделаны, а с метательным оружием напряг. А это на два порядка проще!
  - Ну про корабли, тут лет двадцать назад мастер попал, он и верфь организовал. Про метательное, эти которые из надстройки весь огнестрел скупают, года два назад бунт был, с большой кровью задавили. С тех пор не поощряют, на бирже однозначно запрещено, только копья и ножи.
  На второй день поставили навес, в тени грести стало гораздо комфортабельней. На ночь закутали сеткой в два слоя. Первый раз, за время моего капитанства, заснул крепко.
  
  Вторые сутки бороздим море, с такой навигацией найти наши буи, не реально. Выручила опять жена седого, как всегда без слов показала направление.
  Наш бакен! Вон рядом буй болтается, на нём парочка прыгает, руками машут. Рады наверное. Ну! Ну!
  Подплыли, приняли на борт, накинули на бакен сетку и потащили. Пока разогнали, а он ещё круглый и так и норовит в сторону у валить, в общем к вечеру были совершенно без сил. Утром едва рассвело, опять на вёсла. Еле успели, затащили бакен на гору, как смогли закрепили. Сидим ждём.
  Мысль одна, а вот как возьмёт и грохнет, килотонн на двадцать. И будет нам Хиросима с Нагасаки. Как и в прошлый раз за несколько минут до того, как солнце скрылось за горизонт, вой прекратился, бакен осел. Первое время, вроде ничего не происходило, но потом в свете фонарика сотового телефона, начало парить, а потом вода у краёв просто закипела. Булькало до утра, потом булькнуло особенно сильно, завоняло пережжённой изоляцией. Несколько раз внутри громко стукнуло и всё стихло. Мы все замерли. И когда с краю с металлическим стуком открылся люк, реакция была бурной. Кто охнул, кто вздрогнул, я просто опустился на лавку, ноги держать перестали.
  Минут пять подождали, небольшие волны плескались, покачивая пирогу. Вроде сошло с рук. Ну кто не рискует, тот не пьёт шампанского.
  - Чего ждём? А ну двое на вёсла!
  Седой и один из новеньких шустро подняли вёсла и осторожно, лишь немного приподнимая их над водой, в несколько гребков подвели лодку к бакену. С глухим стуком, она ткнулась носом в стенку. Я не стал рисковать, наклонился, упёрся руками в поверхность и на четвереньках перебрался на бакен.
  В свете фонарика, подобрался к люку и заглянул. Внутри как бы лёгкая дымка и воняло горелым. Лезть не рискнул. Вернулся на лодку.
  Тщательно укутались сеткой. Вроде как спать. Полежал с час, жена давно сопела, а у меня в голове кипело. Приподнялся. Седой сидит на корме. Вроде дежурить не его очередь. Осторожно перешагивая через лежащих, пробрался к нему.
  - Слушай! Что здесь вообще происходит? Почему так всё примитивно? Корабли гребные, этот чайна таун на танкере, люди постоянно сыпятся, куда деваются?
  - Зачем тебе ответы?! Что ты с ними будешь делать? Тебе повезло, вот и держись зубами.
  - Ты знаешь, что здесь происходит?!
  - Ну, знаю! Все кто попадает на танкер, им же кушать надо, пить. Через пару недель в долгах. Совершенно добровольно предлагают от работать! Всё старо в мире человека. Здесь скучно. Вот и устраивают бои. Человек, против человека, или местных зверюшек. Заодно и численность держат. Кроме других полезностей.
  - И сколько уходит?
  - За вечер до двадцати, тридцати человек.
  - И это не всё?! Что ты ещё прячешь?
  - Убитых на арене кушают. Рыба она знаешь, приедается. Все трущобы кормятся с этого.
  - Стоп! Это мужчины! А женщины?
  - Женские бои популярнее мужских. А мясо вкуснее! И будь осторожен, на тебе не только ты и твоя жена, но и мы... Если нас ни кто не возьмёт в экипаж, то мы попадаем в трущобы. И дальше...
  Я замолчал, чему тут удивляться, человек всегда всё делает по самому мерзкому варианту. На Земле, на островах в тропиках, людоедство было обычным делом. А здесь чем отличается. Отбери у нас гаджеты, одежду и прочее, и мы с лёгкостью превращаемся в дикарей.
  - И ещё... Я думаю нас будут искать. Здесь любят удачливых, они так беспечны!
  - Скушают и не подавятся! А вот хрен им.
  Я отмерил на руке ребром ладони по локоть. В горячке расшумелись, жена проснулась, перебралась ко мне и села рядом, прижавшись и обняв меня.
  - Что случилось?
  - Всё хорошо милая!
  Седой отвернулся, мы тоже затихли. Так и просидели до рассвета. Вот край горизонта посветлел, полыхнул зелёным и показался край солнца. От чего просто балдею, это от зелёного луча. На Земле это редкость, а здесь атмосфера не изгажена, пыли нет. Так что каждый вечер и каждое утро, удивительно красиво, небо полыхает зелёным. Новый день. Я поймал себя на мысли, что в сущности наверное счастлив. Там были какие то бабьи проблемы, чего пожрать, денег срубить, а здесь простые движения, мужская жизнь. Тяжело конечно, но в радость.
  Жена прошлась вдоль лодки, тут слово, там участливый взгляд. Этим штучкам она научилась в ту пору, когда была небольшим начальником. В коллективе у неё, творческая интеллигенция, нахрапом не возьмёшь. В основном уговорами и лаской. И настроение людей она чувствовала, как она говорила, маткой.
  Вернувшись, встала рядом, отвернувшись в сторону и шепотом.
  - Что то тревожно! Вон те четверо, уж больно напряжены.
  - Новичков предупреди, только тихо.
  - Хорошо!
  Она опять не торопясь пошла вдоль по пироге. Ещё немного подождал. Потом перебрался на бакен и осторожно на четвереньках подобрался к люку. Заглянул. Прямо подомной здоровенный трансформатор. Чуть в стороне ещё пять таких же. Повиснув на руках, спустился. На табличке сверху, написано 'Siemens'. Снизу штрих код, серийный номер. 000784. И год выпуска. Этому трансу уже лет двадцать как будет.
  Интересные дела! Ни каких злобных инопланетян, старый добрый человеческий, мелкий рогатый скот. Вонючий, до тошноты. Дальше от люка потемнее, но подсветил себе сотиком. Вот люди делали, старались и что. Эта вершина человеческой эволюции, всего лишь фонарик. Здесь три реталовских шкафа, и несколько непонятного назначения механизмов. Насосы, а это балластные цистерны. А вот ревун. Электричеством всё, судя по проводам, снабжается из закопчённого блока у стенки. Размером с саркофаг любого из фараонов. Буквально опутан кабелями, разбегающимися от него, по стенкам и потолку. Некоторые явно горелые.
  - Эй!
  Я вздрогнул. В люк свесился жених.
  - Тут у нас попытка бунта. Подавили, жертв нет, так помяли немного. Может вылезешь, разберёшься?!
   Совсем из головы вылетело, жена ведь предупреждала. Подтянувшись, выполз из люка на поверхность. В пироге тесной группкой сидели восемь человек. Четыре пары. Руки связаны за спиной, по хитрому, в локтях, верёвка пропущена от узла до петли на шее. Не дёрнешься.
  - Что произошло?
  Жена ответила.
  - Меня вон тот пытался блокировать. Заложницей взять.
  Хрен они угадали! Её бросок и я не всегда парировал. А уж этим, и подавно. Уж больно по домашнему она не смотря на всё, продолжает выглядеть. Тут новички не подкачали, оба мужичка осунулись, но похудели не так уж и сильно, весили раза в полтора больше самого крупного из заговорщиков. Настучали по головам и связали.
  Повернулся к седому. Он вздохнув, сказал.
  - Я так думаю у нас, скоро будут гости.
  - Это тот капитан, что нас спас?
  - Да! Мухи отдельно, а котлеты отдельно. Вы ему кроме денег, ни чего не должны. И он вам! А бакен лежащий на твёрдой поверхности, хоть и не исправный, цены не имеет.
  - Слушай, а я понял, почему здесь всё так!
  - ?
  - На Земле многие тоже пьют пиво и потом рассуждают, что им просто не везёт!
  - Может ты прав!
  - С этими что?
  - Тебе решать, ты капитан. Но я бы дал им поплавать.
  - Хорошо! За борт их.
  Новенькие, их кстати звали Алексей и Александр, для меня совершенно недостижимо, не путать их, по одному аккуратно спустили в воду всех восьмерых. Здесь мелко и они стояли, кому по грудь, кому по шею в воде. Несколько минут ни чего не происходило, но вот крайний вдруг исчез, только волна плеснула. Следом ещё двое а затем и остальные. Ни криков, ни борьбы. Бульк и всё!
  - Так! Эй жених!
  Это приклеилось к новобрачному с первых минут, как он с женой сюда попал.
  - Ты вроде автомехаником работал. Залезешь в бакен и найдёшь всё что горит, желательно жидкое. Масло или вроде того. Седой! Давай сюда вон ту связку.
  Мне передали требуемое, Несколько брусков дерева, через час превратились в небольшую катапульту. Дальность небольшая, метров на пятьдесят. Но нам и так сойдёт. Баклажка с водой, кувыркаясь и сверкая на солнце улетела и плюхнулась в воду. Вполне точно, нам главное мимо корабля не промахнуться, а он большой. Ещё три баклажки подтвердили, точность нам пойдёт.
  Тут вылез жених, нет там ГСМ. Ну нет так нет, и так обойдёмся. Жена с остальными женщинами отбивала вяленую рыбу. Потом соскребали брызги масла в три литровые пластиковые бутылки. Огня на плавсредствах, здесь боялись не меньше, чем пиратов. Но я с лодки стрелять не собирался. У меня свой, совершенно не боящийся огня, остров. Другое сооружение, это шестиметровая вышка с небольшим насестом сверху. С маркизой, защищающей наблюдателя от палящих лучей. Туда молча забралась женщина седого. Из двух очков я соорудил ей подзорную трубу. Убого и кустарно, но крат пять давала. А это в наших условиях большая фора.
  Провозились до вечера. Когда стемнело, я поднёс зажигалку к кучке деревянных обрезков. Пламя весло побежало по деревяшкам и через несколько секунд костёр уже горел. Все сели в круг. Молчали и смотрели на пламя. Нас было двенадцать.
  Я с женой.
  Алексей и его женщина Татьяна.
  Александр и Евгения.
  Жених и Ольга.
  Седой и его маленькая молчаливая жена.
  Новенькие. Сергей и Ира. Дюжина...
  - Ну что... Мы попали. Я думаю отсюда дороги нет. Найдём, прекрасно, нет надо жить здесь. Я сейчас банальное скажу. Каждый из нас слаб. Но вместе мы сила. Если будем это помнить, то выживем. Пусть каждый расскажет о себе. Начну с меня. Жизнь покидала, разное было. Но ни кого не придал и не собираюсь. Руками могу всё, головой почти всё.
  Жена.
  - Я его жена, по жизни маленький начальник. Всё что он не сможет головой, это ко мне.
  Алексей.
  - Мелкий бизнесмен, с Александром компаньоны. Дружим с детства. Хорошо держим удар, прежде чем всё пошло, два раза до трусов разорялись. Всякое было. И вагоны разгружали, и с бандитами воевали. Мы с тобой.
  Татьяна.
  - Студентка, спортсменка и просто красавица. С Евгенией подруги. Росли вместе, учились вместе. По мальчикам вместе. У нас с ней по первому разряду, по стрельбе из лука. Мы с тобой.
  Жених.
  - Я Николай, жена Люба. Работал автомехаником, она домохозяйка. Люди обыкновенные, но на нас можно положиться. Мы с тобой.
  Седой.
  - Я с женой, один за всех и все за одного.
  Ира.
  - Мы с мужем военные, правда не крутые. Он интендант, я при штабе, документы печатала. Чем можем, то сделаем. Мы с тобой.
  Я вскинул руку с сжатым кулаком и заорал. Что орал? Да просто глотку драл. Округ море! Небо без конца и начала и этот мир вокруг! Он наш!
  
  Утром первый раз услышал голос жены Седого. Когда первые лучи солнца коснулись бакена, она уже сидела на вышке. Я возился с катапультой, ещё раз проверяя все соединения. Все кроме моей жены и Седого, спали, накануне просидели до пол ночи. И как то неожиданно в утренней тишине её по скуливание, по другому и не назовёшь. Седой встал, подошёл к вышке. Что то ей сказал, она уже тише опять поскулила.
  - Бакен ревёт! Километров семь.
  - Бакен говоришь... Подъём!!!
  Когда все встали, умылись и позавтракали, если можно так назвать, поглощение опостылевших водорослей и рыбы. Затем все собрались в кружок.
  - Вон туда километров семь, бакен поёт. Я предлагаю оставить четверых для обороны. Остальные плывут туда. У нас две рации. Одну оставим здесь, вторую берём с собой. Связь постоянная. Остаются Седой с женой, и Николай с Любой. Если что, жгите! Помните, вас в живых не оставят.
  
  У Татьяны музыкальный слух. По крайне мере направление она определила точно. Вышли на бакен, на нём сидит парочка. Мутные какие то. Одеты по офисному, но смотрят как будто мерку для гроба снимают. Жена меня в бок тычет.
  Тоже напрягло. Подплыли метров на пять. Я им.
  - Раздевайтесь!
  Они дёрнулись, переглянулись и он достал из под мышки пистолет. Небольшой такой, чёрный. Усмехнулся, потянул затвор.
  - Давайте, подплывайте и без глупостей. У меня тут три обоймы, в каждой по двенадцать пуль. С запасом хватит и стреляю я хорошо!
  Я сидел к ним лицом, остальные кто в пол оборота, а кто и спиной как Алексей с Александром. Оба синхронно подмигнули. Я махнул рукой и они шевельнув вёслами, подогнали пирогу вплотную к бакену. Причём немного боком.
  Мутный поставил ногу на борт и в тот момент, когда он шагнул, пирога качнулась. Он потерял равновесие и после пары судорожных движений рухнул в воду. Алексей, он был поближе, тут же наклонился над водой и когда мутный вынырнул, ухватил его за руку с зажатым в ладони пистолетом и за шиворот. Потащил мутного из воды. И совсем уже было перевалил его через борт, когда тот дёрнулся. Глаза закатились, рот оскалился в немом крике. От того что тело внезапно стало легче, Алексей едва не потерял равновесие. Пистолет выпал из разжавшейся ладони и стукнул о дно лодки. Тело, вернее то что от него осталось, без ног и нижней части туловища оказалось в пироге. Кровь хлынула потоком, заливая всё вокруг. С трудом сдержал позывы к рвоте, глянул вокруг, остальные не лучше. Лица серые, кое-кто не выдержал и перевесившись через борт, освобождал желудки. Алексей было собрался выкинуть останки в воду. Я заорал.
  - Стой! Обшманай, потом хорони!
  Алексей сделал умное лицо, стащил с покойника пиджак, рубашку, комом положил на скамейку, труп приподняв, перевалил через борт. Тот булькнул и был тут же утянут в глубину.
  Я вспомнил про спутницу мутного. Вот ни разу ни профессионалы. Поднял голову. Она сидела голая в позе лотоса. Глаза закрыты, губы шевелились. Тело, это целое произведение искусства. Одета она была по офисному, в английский костюм и шок на контрасте. С ног до головы покрыта цветной татуировкой. И надо сказать впечатлило. Рядом была аккуратно разложена её одежда и всё что в сумочке. Отдельно лежал маленький револьвер и выкидной нож.
  - Ты кто?! - Это я ей.
  - Инна, кличка Никита.
  - А это кто был?!
  - Васёк...
  - Кто...?
  - Васёк, это и имя и кличка. Много понтов, мало мозгов.
  - Тут одна проблема Инна или как тебя там. У нас все парами. И ответственность солидарная. Да и девушка ты не простая... Я бы к тебе спиной не повернулся. Минута, обоснуй почему тебе не надо искупаться.
  - Первое, я плохо плаваю, второе, я наемный убийца. У меня кладбище за сотню.
  - А Васёк?!
  - А что Васёк, шпана, так для тела держала.
  - Значит так, правила у нас суровые и простые. Если что, до биржи я тебя довезу. А дольше, ты уж сама.
  
   После погружения бакен нам выкинуло три бревна, маленькую пластиковую лодку и кучу всякого плавающего мусора. Бутылки, пакеты, две щётки, и прочее по мелочи. Но главный улов мы поймали по другому. И самое интересное идея жены. Она высказала мысль, что из воды достаём, что плавает, а вопрос есть ли что-нибудь, что тонет. И как это проверить?!
  Вот и соорудили из листа полиэтилена и сетки огромный экран, наподобие того что используют для рыбной ловли у нас на Волге. Только тот из сетки, а этот из листа полиэтилена с подложенной рыболовной сеткой. Размером пять на пять. Хотели больше, но как раз на эту величину грузила с сетки, его топили. Едва бакен начал погружаться, как канат натянулся, так что заскрипела вся конструкция, на которой было подвешено наше приспособление. Тут вылез один недочёт, верёвку просто привязали на конец деревянного бруса. Когда начали вытягивать, вес был такой, что она просто проскальзывала, тем более синтетика и мокрая. Попытка движения с этим якорем провалилась. Очень медленно. Пришлось соорудить на корме, небольшое устройство из двух штырей. На которых фиксировали петлями вытянутый участок каната. Восемь метров верёвки, мы выбирали почти час. Остались буквально без рук, пару раз она выскальзывала, обжигая до волдырей кожу. Наконец подтянули, отдельно, как затащили в лодку, едва не перевернув её при этом. Вот уж где вспотел, так вспотел. Огромный свёрток кое как пристроили на лодке. Разворачивать не дал. Всех на вёсла и в топили. Учитывая, что тащили за собой три бревна, ход у нас был, чуть быстрее чем стояли. Однако жаба не позволяла бросить что-либо. Уже стемнело, но связь по рации была устойчива, примерный пеленг брался, а уже когда подошли ближе, на вышке зажгли фонарик из сотового. Я правда думал, что среди цветомузыки не увидим, однако именно то что он был белый, сделало его заметным. Причалили к бакену, толпой на последнем издыхании и адреналине, вытащили свёрток на бакен и наконец развернули.
  Я почесал затылок.
  - Офигеть! Бог бакенов любит нас!
  Передо мной лежал подвесной мотор Судзуки. Судя по цифре на кожухе, сотня лошадок присутствовала. Мультевинт с широкими лопастями, и управлением с рукоятки. И две футуристической формы канистры литров на сто пятьдесят каждая. Вот почему то совершенно не сомневался, что полные бензина.
  Всё хорошо не бывает, когда утром проснулись, оказалось что нет шланга подачи топлива. С седым обсудили этот вопрос. Конечно можно попытаться купить на бирже, но это сразу громко сказать, что у нас есть с обоих концов этого шланга и мотор и бензин. Кстати двигатель четырёхтактный и масло в картере есть. Но голь на выдумки хитра. Нам на этом подвесном моторе не плавать, так если припрёт, оторваться и затеряться. В общем приспособили бутылку на полтора литра. Уткнув её в парубок забора топлива. На три минуты хода, но за это время на километр точно оторвёмся, и тогда или греби себе, или залил бензин в бутылку и опять гонки.
  
  Дня через три пошли к бирже, отбуксировать брёвна и так продать, купить. Оружие я пристроил под лавками, если что можно выхватить мгновенно. Подошли к супертанкеру. Первый звоночек. Мужичок на швартовке, ощерив беззубый рот, позавидовал, в смысле вот второй раз и опять богатая добыча.
  
  На супертанкер мы пошли вшестером, Я с женой и Алексей с Александром со своими женщинами. Продали быстро, зашли к нотариусу, оставили деньги для капитана. Заплатили и набежавшие проценты и половину суммы долга. Да ещё осталось, ну и обратно по центральной улице. Женщины втроём, мы следом. Ну бабы они и есть бабы. Сенсорный голод здесь колоссальный, а тут лавки, ювелирка, она конечно запредельно дорогая, но есть и бижутерия. И всякое другое. Расчёски, зеркальца, шмотки опять же. Я смотрю за ними. Они к одной лавке подошли, к другой. Продавцы зазывают, товар хвалят. Продаётся всё.
  Пока смотрели, что родаётся, чуть в стороне драка, два шустрика повалили на палубу третьего и давай ногами охаживать. Все вылупились, и тут мою жену буквально втянули в проход между лавками. Я крикнул мужикам и бросился за ней. Там катакомбы, туда, сюда ходы. Поймал подвернувшегося под руку довольно упитанного человека. Снёс подсечкой, и сел на него, приставил нож к горлу.
  - Где?!
  - Я не знаю!
  Надавил, и лезвие вошло в шею на пару сантиметров.
  - Где!
  Тот молча показал пальцем на стену, я дожал лезвие до рукоятки и вскочив с ходу зарядил ногой. Климат здесь позволяет с такими стенами жить. Перегородка разлетелась в щепки. В комнате двое держали мою жену, один сзади за шею, зажав ей рот, второй под коленки. Она брыкалась изо всех сил.
  Это было похоже на шинковку капусты. Они уронили жену и пытались убежать, но мне крышу снесло. Тыкал ножиком куда попало. Тут меня дёрнули за плечо.
   Алексей крикнул.
  - Уходим!
  Жена уже встала и прихрамывая двигалась в сторону выхода. Подхватил её под локоть и бегом. Перед выходом на центральную улицу, тормознул.
  - Стой! Вдохнули! Выдохнули! Кис посмотри, что на мне?
  Она потянула с меня майку. Правильно в крови. Можно и в шортах. Вышли на улицу. Александр с девушками стояли и смотрели в сторону надстройки.
  - Что там?
  - С полминуты туда пацанчик пробежал, юный барабанщик.
  - Уходим!
  Мы быстрым шагом прошли к причалу, попрыгали в пирогу и оттолкнувшись веслами, начали грести. Лодка набрала ход, проскочила столпотворение у биржи и вышла на открытую воду. За нами вроде ни кто не гнался.
  На ходу в двух словах рассказал седому, что произошло. Тот поморщился, обычное дело. Здесь всё как не у людей. Например срок давности. За убийство месяц. Это если сразу поймают, на арену, а ушёл, то потом ни кому не нужен, раз что найдётся кто, отомстить захочет, но это вряд ли, не те здесь люди.
  
  На третий день, как только прошли мимо последней лодки и она скрылась из виду, повернули в сторону нашего бакена. Следы путали. Хорошая мысля, приходит опосля. Первый раз мы тупо ушли и пришли прямо. Что совсем в наших условиях не хорошо. Седой, он не настаивал, говорил один раз. Хочешь слушай, хочешь нет. Однако в этот раз он был явно обеспокоен. И похоже переступил через себя, дважды повторив, что надо бы попутать след. Я в принципе двумя руками за, но навигация здесь... По прямой. Тут от одного бакена, до другого плутаем. Если бы не рации, то не знаю что бы и делали, однако полторы сотни километров. В общем голову поломали изрядно. Вроде это и есть прокладка курса, с учётом сноса течением, здесь они слабые, но есть и ветра, которых, слава богу практически нет. Магнитное поле здесь гуляет, остаётся по солнцу, а оно движется. Сначала пытался проложить курс по прямой, а потом плюнул и и решили плыть по дуге. Нам же не в точку попасть надо, а в круг диаметром почти пятнадцать километров, радиус приёма радиостанций. Это я думал, что умный, а оказывается здесь с такими уже наработали методику обнаружения. Мы же не первые, кому везло. Собирали кораблей и лодок штук десять и растянувшись цепью, чесали море, как гребешком.
  Мы в аккурат к обеду приплыли, я сразу проверил катапульту. Используя пирогу как цель, постреляли. Ну через один попадали стабильно. Пластиковые бутылки на пол литра обмотали тряпьём, его в свою очередь пропитывали опять же бензином и всё это запуливали в подожженном виде. Два снаряда извели, используя в качестве цели пластиковую лодку. Оба в цель и если первый раз потушили, облив водой, то второй пыхнуло, это то что попало в первый раз испарилось и уже загорелось капитально. Еле смогли шлюпку отстоять, изрядно её закоптив.
  Только закончили, тут жена седого в кусок железа бить начала. Наш автослесарь, голыми руками ухитрился всё же что-то открутить или отломать, вот и выделили ей для сигнализации. Я бегом на вышку. Ну кто бы сомневался, Три больших корабля и пять пирог вроде нашей неторопливо приближались к нам.
  В центре наш старый добрый знакомый капитан. Он и направился к бакену. Корабль остановился метрах в тридцати. Он, здесь слышимость прекрасная, чуть повысив голос, спросил.
  - Доброго здоровья!
  - И вам не хворать!
  - Откуда это чудо!
  - Долго рассказывать...
  - Так мы и не торопимся.
  - Ну тогда просто желания нет.
  - Хамишь?!
  - А то! Шли бы вы куда подальше.
  Кивнул головой седому, тот щёлкнул зажигалкой и спустя секунду выбил стопор катапульты. Она глухо стукнула и бледный в свете дня клубок огня, описав дугу впечатался в палубу ближе к носу, расплескавшись языками пламени. Александр с Алексеем навалились на рычаги, взводя катапульту опять. Тем временем на корабле началась паника. Они этого не ожидали. Думали конечно, что учудим, что-нибудь, ну там тварь подбросим или ещё что, но такого! Пока вёдра похватали, пока зачерпнули, а с высокого борта пластиковым ведром впопыхах, это не просто. Горящая нефть пролилась вниз, сквозь щели палубы, и сухое дерево вспыхнуло как порох. Спустя минуту пламя уже ревело, закручивая дым в спираль. Народ метался сгрудившись в корме, к горящему судну ни кто не подходил, дураков нет. Капитан орал, что бы толкнули вёслами к бакену, но паника уже вышла из под контроля. Начали прыгать в воду, пытаясь кто доплыть до нас, а кто и к соседним лодкам. Спустя несколько секунд людей начало втягивать под воду. Но основная масса всё же доплыла. Их втаскивали на корабли и лодки.
  Конечно если бы все навалились разом, то элементарно затоптали бы. Но они понимали, что ещё одно судно мы спалим, и героем посмертно ни кто не хотел стать. Минут через пятнадцать всё было кончено. Обгоревший остов корабля медленно дрейфовал в сторону. Поверхность воды была гладкой и безмятежной и ни что не напоминало о том, что здесь только что умерли больше десятка человек. Остальные плавсредства отошли на пару сотен метров, легли в дрейф.
  Седой подошёл.
  - Ждут ночи. Ночью подойдут, закинут пару тварей, а потом и сами полезут.
  - И что посоветуешь?
  - Уходить надо... Они нас доконают.
  - Куда? Здесь же кругом вода. Допустим с голоду и от жажды не умрём, но вот так в одиночку, без берега, даже такого убогого, как здесь...
  - Эти может и уйдут, если ночь отобьёмся... Без огнестрела по любому не получиться, но тогда жди гостей с биржи. Они очень нервно переносят, когда тут стреляют. А вот тут у нас шансов нет. У них даже пулемёт есть, хотя здесь и простой винтовки хватит.
  Да всё не по детски хреново! Вон даже седой разговорился. И судя по голосу, очень любит тех кто этой барже сидит. В смысле совсем на оборот, зубы у него сводит, от желания вцепиться в глотку. Ладно, будем посмотреть, в драку ввязались, и это главное.
  Ну мы все на бакене сидим, рядышком. И Инна, которая Никита, всё кстати ни как не соберусь спросить, и чего она своей гимнастикой народ травит. Хотя мне например всё равно, но кое-кто посматривает. И женщины дуются. Всё же не всё здесь через задницу, эта идея с парами дорогого стоит. Так вот про Инну.
  - Инна, подойди. Ты собственно стрелять умеешь?
  - Да!
  - Хорошо?
  - Ну вроде как да?
  - Так! Вот у нас тридцать шесть патронов к пистолету. Сколько людей ты убьёшь с расстояния примерно метров двадцать?
  - Ни одного.
  - Не понял, ты же говорила, что стрелять умеешь?
  - Так я и вправду приемлемо стреляю.
  - Я не понял?!
  - Вам шашечки или ехать... Застрелить человека не самоцель, чего хочешь получить? Если каждый выстрел труп, то остальные на кураже могут нас просто завалить телами. А если я попаду скажем в живот, то человек будет так орать, что остальные точно не полезут. И результат достигнут и расход патронов минимален.
  Вот бестия! Не зря у меня при взгляде на неё мороз по коже пробегает. Протянул ей пистолет. Она развязала узелок, который носила с собой, достала кусок тряпки, разложила его на полу. Быстрыми и точными движениями раскидала пистолет. Причём похоже даже и не смотрела, взгляд её внимательно обшаривал, стоящие вокруг лодки и корабли. Осторожно вы щелкнула все патроны из обоймы, вот тут внимательно оглядела каждый. Один вертела дольше других, но потом вставила в обойму и его. Взвела затвор. Легла, широко раскинула ноги. Вот чёрт, у неё даже на промежности татушка. Маленькая змейка. Целилась секунд десять. Выстрел бухнул как-то неожиданно. Спустя несколько секунд на корабле, стоящим напротив, кто-то дико заорал. В полный голос, от всей так сказать души. Секунд через тридцать на корабле прокричали команду, начали высовываться весла, забарабанили, набирая ритм. Вот удар означающий начало движения, весла упали на воду, взбили пену и корабль начал уваливаться влево. На циркуляции подошёл метров на пятьдесят. Инна снова выстрелила. Новый вой, да жалобно так! Барабан за молотил вдвое быстрее. Корабль буквально прыгнул вперёд и уже через полминуты показав нам корму, начал удаляться. На остальных начали раздаваться команды, на больших забили барабаны, на пирогах капитаны начали счёт. Все прыснули в стороны от нас, как тараканы от брошенного тапка. Отойдя на полкилометра некоторые замедлили было ход, но общее настроение, а оно это нам надо, охватило всех и армада через час скрылась за горизонтом.
  Инна опять раскидала пистолет, как то очень бережно почистила его, собрала и поставив на предохранитель, протянула его мне рукояткой вперёд.
  - Оставь себе. У тебя лучше получается. По правде говоря попасть за двести метров из пистолета, это я плохо себе представляю.
  - Можно и дальше, но не так точно.
  - В смысле?
  - Я целилась и попала в живот. В силуэт попаду метров за триста.
  - А если ближе?
  - В голову или конечности если с рук, то метров за пятьдесят. Дальше сложнее. Я как то раз попала в голову с ста пятидесяти метров, эксперты категорически заявили, что это не возможно.
  - Тебя что поймали?
  - Нет. Сдали. А это две большие разницы. Оружие успела сбросить, вот и отмазалась.
  - Да! Однако!
  
  Собрал всех.
  - Ну что делать будем? У кого какие предложения? Нет предложений... С двумя пистолетами против пулемёта не катит. Ну не как не катит! Значит уходим. Но! Кто его знает, что там за горизонтом. Значит надо поступить в стиле наших предков. Пришёл, удивил, наследил и смылся! Ибо не хрен...!
  Ранним утром, только полыхнул зелёный луч, мы уже вовсю махали вёслами. Вот что команда 'Фас!' делает с человеком. Жена седого первый раз улыбнулась. И пусть её улыбка больше похожа на оскал волчицы, почуявшей добычу, но главное начать! Она подняла руку, сделала ей круговое движение и показала правее курса. Вчера она слышала там бакен! Наддали. Пирога буквально летела, вода с шипением уходила под корпус. Как всё же умело её сделали, и волны почти нет.
  - Давай!
  Инна ударила деревянной колотушкой в кусок металла. Наш Николай всё же ухитрился немного открутить от понтона. Резкий звук поплыл над водой. Раз! Два! Три! Я кивнул ей. Она увеличила темп.
  Успели. Хороший бакен. Добыча богатая. Седой сказал, что такое бывает, но редко. Пока новичкам везёт. Мы целый час вылавливали одежду. Рубашки, блузки, штаны, юбки, несколько курток и плащей. К бурной радости женской части, целый ворох белья. Всё это мокрой кучей лежало посередине лодки. Как бонус, чехол для надувного бассейна. Диаметром метров шесть. Им и накрыли добычу. Парочка, которую сняли, городские интеллигенты, как там муж и жена одна сатана. При росте под сто восемьдесят, весят на двоих центнер. Одеты шорты, майки, сланцы. За спиной рюкзаки. Не когда. Посадили в лодку, жена им буквально в двух словах, объяснила что произошло. Сели на дно, коленки руками обхватили, к друг другу прижались. В шоке оба.
  Уже не торопясь, экономя силы пошли дальше. По пути подбирали, то пластиковые бутылки, то тетрапак полный вина на три литра попался. Наконец наткнулись на первый корабль. Меньше нашего, ну на котором мы начинали здешнюю жизнь. Человек на шестьдесят. Им с высоты было отлично видно, что у нас лежит, но похоже о нашем поведении уже знали. Подались в сторону от греха подальше. Вот и славненько. Репутация, она кормит. Через пару часов наткнулись на такую же пирогу. Инна держала их под прицелом, пока Алексей с Александром утащили у них опреснитель. Мы по божески поступили, забрали один, а второй оставили. Потом до вечера, хоть и попались пару раз на встречу корабли, но близко не подходили. Когда стемнело, окутали лодку сеткой. Выставил двойных наблюдателей. Две пары. Но эта ночь прошла спокойно. Потом опять целый день гребли. Мелькали вдалеке лодки, но близко не подходили. Ночью продолжали плыть, но гребли две пары, остальные дремали. По ночам здесь вроде как не ходят, вот и решил, что лишние три десятка километров пригодятся. Утром сели на вёсла все, последний бросок. Через три часа показался танкер. Он вырастал из воды тёмной громадой. Немного по дуге подошли с носа. Некогда стройное и строгое судно из-за лачуг облепивших его, было похоже на огромный курятник. Содом и Гомора. Адреналин в кровь прыснул, вёсла стали невесомыми.
  Инна села на моё место. Лодка чуть вильнула, но выправила курс и опять понеслась вперёд. Когда оставалось до биржи метров сто я проорал.
  - Стой! Тормози!
  Все опустили вёсла в воду и лодка буквально через пару десятков метров остановилась.
  Алексей щёлкнул зажигалкой, я сдвинул стопор, катапульта глухо стукнула и первый огненный подарок полетел в танкер. Упал на крышу курятника, и расплёскивая брызги пламени покатился. Сухое, прокаленное на солнце дерево, вспыхнуло как порох. Вполне хватило одного раза. Через минуту столб дыма начал заворачиваться в смерч. Люди суматошно метались, в две лодки стоящие рядом, стали прыгать, одна почти сразу перевернулась, вторая медленно отходила. Успели перерезать верёвку. Из неё начали выкидывать, пытавшихся спастись.
  - Так! Уходим! Сейчас самое веселье начнётся!
  Развернули лодку на месте и Инна заколотила ритм. Через минут пять грохнуло первый раз. Над танкером поднялся гриб, белая линия ударной волны метнулась за нами.
  - Легли! Легли на дно! Весла уложили!
  Буквально спустя пару секунд по пироге как кувалдой ударило. Её швырнуло и закрутило. Уши заложило. Приподнялся. Над танкером поднимался густой, чёрный столб дыма. Это уже нефть горит. Вот опять хлопнуло и пролился огненный дождь. До нас не достало метров триста. Огромное облако дыма расползалось над морем. Жуть! Даже с такого расстояния чувствовался жар.
  Все как зачарованные смотрели на пожар.
  Пятно горящей нефти, пламя скрутило в штормовом пожаре. Столб чёрного дыма в неподвижном воздухе терялся в вышине.
  Ладно, те кто там были, такое заслужили.
  - Чего уставились! Вёсла на воду. Инна давай!
  Люди встряхнулись, быстро вставили вёсла в уключины. Инна начала ритм. Я с седым начал первым, потом остальные. Раз! Два! Три! Курс на восход. Все планеты круглые. Обойдём вокруг и приплывём на это же место. Раз! Два! Три!
  
  Интересно, мы здесь уже изрядно, а было такое чувство, словно на каком то озере. Наверное подсознательно ограничивали себя. Привязывали к танкеру, да и бакены ограничивали пространство. Плывём уже неделю и какое то иррациональное чувство восторга охватывает, когда смотришь вокруг. Мы похоже на здешнем экваторе, солнце поднимается, проходит над головой и скрывается строго сзади. Луны те вразнобой, каждая летает, как ей вздумается.
  Ветра по прежнему нет. Похоже это типично для этой широты. Николай, он вообще рукастый малый. Так что гребут все, кроме него. За два дня сделал из тонкого бревна, настоящую мачту на растяжках. Маленькая пластиковая лодка обычно болтается сзади, но может использоваться и как поплавок. Крепления сделал он же. На ночь мы её ставим сбоку и по пироге можно спокойно ходить, не опасаясь свалится в воду от резкого движения. Так же утром и вечером жена седого забирается на самую верхушку мачты и минут десять обстоятельно обозревает окрестности. Но вроде пока ничего и не кого.
  Три опреснителя с утра до вечера делают пресную воду. Её вполне хватает не только пить, но умыться. Рыбы и водорослей так же в избытке.
  Беспокоил местный, я не биолог, затрудняюсь назвать, пусть будет зверь. Именно такие и кушают всех упавших в воду. Похож на гигантскую, метров пять, золотую рыбку, с вытянутой пастью. Довольно шустрая тварь. Кормиться рыбой, но похоже отходы с танкера и утопшие с бакенов, приучили к деликатесу. Вот и пасёт. На танкере купили кусок стекла. Из него Николай сделал ящик со стеклянным дном. Это позволяло рассматривать подводных обитателей без риска быть съеденным. Тварь ни когда не высовывалась на поверхность воды.
  Другие обитатели глубин, были значительно меньше по размерам и увлечённо охотились на друг друга и только эта рыбина сопровождала нас. Попробовали скармливать ей выловленную рыбу. Подплывала, тыкала носом, но не ела. Вот так Алексей и подманил её на удар копья. У здешних водоплавающих в голове мозга не было, зато в середине туловища, как раз сверху, было место, при уколе в которое, они сразу помирали. Вот и решили рискнуть. Боялись, что если раним, то будет биться и разобьёт лодку. В общем он прицелился и ударил. Тварь дёрнулась и стала неподвижно погружаться в бездну. Вот так просто! А сколько людей они съели! Трудно было решиться, но показал пример, кувыркнулся в воду. Поплавал вокруг пироги. За мной жена, а там и остальные, кроме жены седого, она плавать не умела. Но моя, её уговорила просто сползти в воду и повисеть, держась за борт пироги. Накупались вволю. Даже замёрзли. Что интересно, температура воды при отсутствии циркуляции в виде течений и ветра, всё равно немного больше двадцати градусов. Загадка здешней природы. Так что даже замёрзли.
  Сели с женой на лавку, я её обнял. По праву владельца, сидели на носовой, спиной ко всем. Выключились из окружающего мира. Были только мы и огромный, безбрежный океан.
  
  День как день, сидим гребём. Женщины придумали, вернее вспомнили развлекаловку. Пели по ходу. Инна сидит насупившись. Ну где я ей отдельного мужичка посреди водных просторов найду! Едет пассажиркой, лишь иногда подменяя Николая, когда к нему приходит очередное озарение поделать чего нибудь. У нас всё имущество свалено так сказать аккуратно в кучу посередине лодки. Накрыто тентом. Что нужно, достаётся и соответственно убирается. Новенькие, это которые худенькие, молчат больше седого. За всё время и три слова не сказали. Слушают и кивают. Типа поняли или согласны. Ну я их особо не гружу. От них и требовалось грести, грести, и опять грести. Но так как это делают все, а всё остальное, еда и вода поровну, то и причин для несогласия вроде нет.
  Я на них ка гляну, так чего то начинает беспокоить, чего не пойму, и тут вдруг меня осенило! Рюкзаки! Два изрядно набитых рюкзака. Причём явн очень тяжёлых! Они так и лежат в общей куче под тентом.
  Я спросил их, как в песне, а что у вас ребята в рюкзаках? Они переглянулись.
  - Мы вообще по жизни скалолазы. У нас там всё для этого.
  - А посмотреть можно?
  - Да пожалуйста!
  Достали рюкзаки и начали выкладывать. Всякие крючки, верёвки, палочки. Бинокли! Две штуки! Они с дальномером, а это чёрненькое сверху, это то что я подумал! Солнечная батарея! В принципе они были в курсе как у нас относятся к личным вещам. Так что попросил попользоваться, и после синхронного кивка, отдал бинокль жене седого. Второй взяла Инна, покрутила, потом забрала и второй, положила оба на солнце, заряжаться. Вот видно, что пользоваться умеет. Как она разъяснила, стрелять с дальномером и без дальномера, на глаз, это две большие разницы. Больше ни каких происшествий не было.
  Дня через три лодку качнуло. Потом ещё пару раз, но уже по затухающей. С минуту насиловал мозг, что-то там мелькнуло. Блин! Это же волна от корабля! И именно под мотором, и не маленького! Гребные, они практически не давали волны, а тут такая большая! Я читал книги про подводников, они плыли и искали вот такие волны, потом шли по ним и догоняли караваны.
  Скомандовал стоп, сам в два прыжка на крышу навеса. Выпрямился, вглядываясь вслед волне. Она только на первый взгляд монолитна, присмотревшись можно увидеть, что состоит из равномерных бугров и впадин, которые чуть развёрнуты к фронту. Вот по этому углу и можно определить. Откуда она пришла.
  - Так! Волна пришла вон оттуда! Есть предложение сплавать, посмотреть! Кто за? Единогласно! Замечательно!
  Вёсла на воду, довернули пирогу по курсу и опять. Раз! Два! Три!
  Прошли километров пять и легли в дрейф. А по простому просто остановились. Логика здесь простая. Если повезёт, корабль пройдёт опять. Определим направление движения и посмотрим что там. Нам в сущности всё равно, куда плыть. Дно померили, не достали. Николай испытал первый образец арбалета. Это просто подвиг технической мысли, учитывая, что из инструментов два швейцарских карманных ножа, а материалы в основном дерево. Девицам он ранее сделал по луку, и штук двадцать стрел. Как он уж ухитрился, но они не тонули, а торчали вверх оперением из воды. Конечно до блочных им далеко, но шагов за десять девочки уверенно всаживали всю десятку в плавающий вертикально чурбачок с ногу, толщиной. И самое главное делали это быстро. Хотя Инна морщилась, наблюдая за их тренировками, но я погляжу на её рожицу, когда патроны кончаться, если конечно мы доживём до этого. Всё же у неё кое-что пониже спины. Вечно что-нибудь придумает. Вся в татушках, так и остальным начала накалывать. Даже жена задумалась. Скучно здесь, вот и сходит народ с ума. Сначала всем, кроме меня, я категорически послал, и жены, на плече наколола орущую кошку, знак нашего прайда. Потом освоила остальные части тел. Вообще у неё талант к этому. Сейчас накалывает жене седого дракона на всю спину, рисунок они вместе рисовали. Голова в основании шеи, хвост до щиколотки левой ноги. Кстати, я почему то думал, что она филиппинка, а Инна сказала, что японка, и даже не совсем, а с Окинавы. У типичных японок груди маленькие, а у неё третий номер точно. Короче какая только фигня в голову не лезет когда делать абсолютно нечего. Жена седого практически весь день сидела на мачте. Уже под вечер встрепенулась. Гукнула и показала рукой. Бегом на вёсла. Что то идёт практически на нас. И не надо нам этого. Втопили, уходя с курса. Женщину с мачты сняли, мачту сложили. Уходили на солнце. Отскочили километра на три, четыре. Остановились. Всё что было развесили на лодке по навесу. Главное разбить силуэт, что бы глаз не зацепился. Вряд ли они за морем смотрят, разве что случайно.
  Офигеть. Мимо шлёпая по воде лопастями гребного колеса на корме, настоящий пароход эпохи покорения дикого запада. Дым из труб, расположенных как тогда принято, по ширине, правда был не чёрный, белесый. На палубе ни кого, и в рубке вроде тоже. Спросил седого. Он у нас единственный сторожил.
  - Это чего было?!
  - Здесь вроде как там где мы были, одни русские. Ходили смутные слухи, что есть и другие. Вот и набрели.
  - Кто нибудь знает, что на нём написано?
  - Малышка Сиси.
  Это Татьяна встряла.
  А что, закрепили руль и спать. Чужие здесь не ходят. Кроме нас конечно. Прикинул скорость. С десяток километров даёт. А что можно будет попробовать. Пароход, призраком прошелестел мимо, разведя волну. Нас несколько раз качнуло и опять всё успокоилось. Как там, если у вас есть жопа и вы хотите приключений, то вы точно найдёте их на свою пятую точку. Объяснил идею команде. Народ как то бесшабашно среагировал. Типа в драку ввяжимся, а потом посмотрим.
  Тут кстати дно достали. Метров шестьдесят. Судя по характерной вибрации каната, якорь тащило по дну, но не сильно, здесь маленькое, но было течение. До следующего утра я весь изнылся. А вдруг заметят, а вдруг пройдёт далеко и тысячи других вдруг. Но на следующий день часа через два после рассвета наша смотрящая как всегда вскинула руку. Плывёт!
  - Так! Все всё помнят! Седой ты на нос, аккуратно! И тихо цепляешь багром за борт. Не стукни! А то кто его знает, что там внутри...
  - Алексей и Александр, как только седой цепляется, перебираетесь на палубу, вяжете лодку и помогаете остальным.
  - Ни кому не прыгать, руки протянули, потом шагнули! Нам акробаты не нужны. Затянет под колесо, будет отбивная для морских обитателей.
  Вчера была целая дискуссия о том, что делать на пароходе. Особенно если там нам будут не рады. В общем Инна на страховке, если что валит всех подряд. Нам своё здоровье дороже. Название парохода на французом. Это нам Татьяна перевела, немного владеет. Малышка Сиси. Вот и составили команду. Я с дубиной, и только я принимаю решение пускать её в ход. За мной собственно Татьяна, ведёт переговоры, дальше Александр с Алексеем, тоже с дубинами, следом Инна с пистолетом. В лодке остаются седой с женой, остальные на палубе, по обстоятельствам.
  В общем влезли в авантюру. Пароход в принципе не большой и идёт не быстро, но нашей пироге хватит, тут ведь надо так подгадать. Слишком близко, ударит бортом и привет! Далеко, багром не дотянутся. Словом натерпелся, когда выводил лодку на курс. И ребята молодцы, гребли ка на Олимпиаде. Обошлось, багром зацепились, пирогу рвануло, прижало к борту. Ребята перебрались на палубу. Следом остальные. Пригибаясь под окошками на корточках подобрались к двустворчатым дверям. Я потихоньку отжал створку, заглянул внутрь. Небольшой холл. На верх и вниз, уходила витая лестница, в углу стойка ресепшен. Всё красного дерева, сделано в старинной манере, без углов. Ни кого! Просочился внутрь, остальные следом. Напротив такая же дверь на другую сторону, в нос и корму коридоры с дверями кают. В торце того, что ведёт в нос стеклянная дверь. Там похоже по обыкновению ресторан. И столы стоят, скатертью застелены. Потея потянул ручку на двери ближайшей каюты, заглянул в щель. Опять ни кого. Так же не спеша, пошли дальше в нос, заглядывая во все каюты. Потом вернулись в корму. Всё тоже самое.
  На цыпочках спустились вниз. Здесь всё по скромнее, в нос опять коридор, в корму овальный люк в рост человека. За ним слышна работа машины. Вот туда и заглянул. Четверо негров вилами забрасывали попеременно охапки сушеных водорослей, забирая их из огромного бункера. Вот почему такой дым... Вид они имели изнеможённый и очевидно не из тех, кто здесь рулит. Пошли дальше по коридору. Первая же дверь заперта, вторая так же. Тут в конце коридора еле слышно за шумом щёлкнул замок и в коридор выскочил мужичок в белых штанах, спиной вперёд. За собой он тащил за волосы голую женщину, она вцепилась ему в руку и тихонько выла. Женщин обижать не хорошо. И это в определённой степени свидетельствует о его моральном облике, нам с таким не по пути. Вот и стукнул его по голове. Не сильно, но не жалея. Он без звука рухнул, выпустив женщину. Она шлёпнулась на четвереньки, и так застыла с ужасом глядя на нас.
  Я махнул Татьяне. Она обежала меня, села на корточки и по ложа руку женщине на плечо, что-то сказала на французском. Та пробормотала в ответ. Татьяна тихо и как то ласково продолжила её успокаивать. Тут до меня собственно дошло. Мы все до черна загорелые, а мужичок и женщина белые. Пока женщины общались, мужичка скрутили, заткнув рот кляпом. Накануне с Таней с час говорили на предмет, что в случае чего спрашивать и узнавать.
  Наконец она выпрямилась. Женщина вроде как успокоилась и села на попу, привалившись к стене, ноги согнула в коленях и обхватила руками. Поза я в домике. Тело всё в синяках и ссадинах.
  - Она говорит, что корабль возвращается на базу. Они в этом направлении идут порожняком, без пассажиров. На борту четверо кочегаров, к которым её и тащил капитан, и ещё трое членов команды. Эти спят пьяные. Она попала сюда неделю назад. С мужем. Мужа убили, её всё время насиловали, передавая из рук в руки. Вот так попала сюда.
  - Спроси база это что и как далеко и откуда они идут.
  Татьяна перевела. Потом выслушав сбивчивую речь, переспросила и сказала.
  - База, это круизный лайнер. Там довольно много людей живёт. И идут с фермы. Это отмель, глубина больше полутора метров. Её муж невысокий и не мог собирать водоросли, потому его и убили. До базы доберутся утром.
  - Спроси как сюда попали?
  Татьяна спросила.
  - Там вокруг лайнера такие круглые штуки, они то всплывают, то тонут. На них появляются люди. Высоких мужчин отправляют на ферму, а низких мужчин убивают, а женщин насилуют и потом тоже убивают. Её сейчас кочегары бы тоже до смерти за любили бы.
  Вот блин, ну не может человек, не оскотинится. Из дальнейшего разговора выяснили, что хоть боёв здесь не устраивают и людей не едят. Народу на лайнере немного. Человек двести. Господа не загорают. Кто загорелые, это рабы. На ферме, это хижины на сваях, человек пятьсот. Нравы дикие. С ней привезли пять женщин. Их просто бросили в толпу. Народ там здоровый, за несколько часов, просто замучили до смерти. Тела отвезли подальше и сбросили в море.
  - Господи! Страсти то какие! Тань! Спроси хижины стоят вплотную?
  - Да, рядом.
  - Значит так! Предлагаю...
  Ферму сжечь к чёртовой матери. Вместе с обитателями. Пароход топим, предварительно разграбив. Команду тоже на дно. Люди они взрослые, что творили ведали. Потом вернёмся к лайнеру, посмотрим издали. Там и решим.
  Бунт на корабле. Первой выступила жена.
  - Я конечно не мать Тереза, но на ферме отморозков процентов десять. Остальных то за что?
  - Хорошо! У нас есть следующие варианты. Первый, оставить всё как есть. Второй. Как то вырезать пансионариев, но тут не факт, что свято место будет пустовать. На их место придут другие и вполне возможно ещё кровожаднее.
  Тут остальные загалдели. Типа ну я же такой умный, давай придумай что-нибудь. Интересные они ребята. Нас всего ничего, а там придурки исключительно выше метр девяносто. Да они нас затопчут. Затопчут... Затопчут... А зачем нам туда лезть?
  Слава богу по поводу команды корабля разногласий не было. Хочешь сделать всё хорошо, сделай это сам. Женщин вывели кроме Инны на палубу, хотя жена и сопротивлялась. Но я мягко так её.
  - Милая, ты по ночам спишь нормально? Вот и спи...
  Всё остальное не интересно. Стук в дверь, там начинают материться, женщина просит открыть, капитану плохо. Дверь открывается в коридор и Александр со всей дури дёргает её на себя, я луплю по голове, несколько раз для верности. Потом тело подхватывают и вытащив на палубу, на другую сторону от женщин, переваливают через борт. Всё заняло буквально несколько минут. С кочегарами так тихо не получилось. Когда она заглянула в кочегарку, они побросали лопаты и ломанулись наружу. Первого я огрел по голове и удачно, тот упал. Второй успел отшатнуться и дубина скользнула по лицу, но всё же удар был чувствительным, он схватился за лицо ладонями и я от души добавил. Два! Из оставшихся, один взревев рванул на прорыв, второй бросился назад. Первого успокоил Александр. А вот последнего Инна. Плавным движением она обошла свалку и буквально втекла в кочегарку. Последний оставшийся на ногах кочегар ухватив лопату, раскорячился, ожидая её. Она качнулась в сторону, тот взмахнул лопатой и она пропустив лопату мимо, пнула его в живот. И добавила ладонью по уху. Всё, мы победили. Две минуты и корабль полностью зачищен.
  Как сказал Николай, прежде чем чего трогать, нужно посмотреть. Он облазил за час его от рубки до трюма, набитого сушеными водорослями. Круиз контроль примитивен. Паровая машина тоже. Всё на уровне начала девятнадцатого века. Но однако в каюте капитана душ с пресной водой. Жена была первой. Там и чем помыться было и побриться, заросли все изрядно. Из еды традиционное, рыба и водоросли. В принципе всё похоже как везде. С голоду не умрёшь. И ещё, он лучший кулинар. За рубкой каюта радиста. Запертая кстати на замок. В ней рация, по виду середина прошлого века, и по отсутствию пыли в рабочем состоянии. Посмотрели, питание от автомобильного аккумулятора. Пока решили не трогать.
  Запас хода этого плавсредства, позволял раза три сплавать от фермы до лайнера в обоих направлениях. Похоже сушёные водоросли с фермы использовали не только для еды. Кроме него женщина видела небольшие лодки, они все готовые, а не построенные здесь, как наша пирога. С лайнером что делать, так и не решили. Утро вечера мудрее, вот и посмотрим. Она сказала одно, большой. Был когда то белый.
  
  Утром, перед рассветом, наш бессменный наблюдатель заметила на горизонте огонь. В отличии от Земли, здесь выделялся именно белый. На границе воды и воздуха, мигающий ослепительный был хорошо заметен. Вот как они решили проблему поиска. Очевидно на ферме, что-либо подобное. Ход сбросили. Кстати поработал часа четыре за кочегара, чудное ощущение, в спину как кол вставили, болит и ломит с непривычки, зараза. Наклонись, зачерпни, шагов десять сделай, при этом через люк пролезь. Кинь в топку и обратно. И так бесконечно и ночью.
  Дождались рассвета, и потихоньку пошли вперёд. Лайнер вырастал как скала. Рыжий от ржавчины. Вот танкер, тот вроде меньше сгнил. Современный по конструкции, эдаким параллелепипедом с бесконечными рядами окон. Они квадратные, если круглые, это как я понимаю иллюминаторы. Подошли ближе. Сверху два крыла, это вроде как рубка. На ближнем стоят трое, глядят на нас в оптику. Значит скорее всего уже поняли, что есть проблемы.
  Решительные ребята, прямо как мы... На мостике засверкала яркая искра. Донёсся стук, и цепочка фонтанчиков оборвалась метра за два до корабля. Впечатлило! Заорал Николаю.
  - Все с палубы внутрь.
  Народ посыпался вниз. Я с Васей остались в рубке. Корабль по инерции продолжал приближаться к лайнеру. Ни очень то стоять вот так практически голыми. Медленно, медленно нос закрыл крыло мостика с пулемётом.
  - Коля, полный!
  Корпус задрожал и очень медленно начали набирать ход. Не 'Сигарет' однако. Буквально в паре метров от корпуса, проскользнули к причалу. Седой накинул канат на кнехт и мы дёрнувшись, остановились. Ни кого, кто же так службу несёт?! Алексей с Александром, двое из ларца, мухой по отвязали все пять лодок. Подали верёвки, Седой шустро привязал их, стянул наш канат и махнул рукой.
  - Коля! Поехали!
  Опять буквально царапая уходящую в небо стену, поползли к корме. Обогнули её и... Ну просто умереть можно как медленно начали уходить в море.
  Оставив Васю на руле, лично пошёл в корму. Там на железной палубе, была сложена куча сухих водорослей, щёлкнув зажигалкой, поджёг, когда разгорелись, кинул охапку мокрых. Белесый дым повалил клубами, заволакивая всё сзади. Просто стеной встал. Следующие пятнадцать минут были очень нервные. Раза три пулемёт простучал наугад. Но очереди легли далеко, даже фонтанчиков не видели. Корабль как черепаха с рыбами прилипалами, лодками на буксире, полз по глади моря. Километра на четыре уплыли, прогорела последняя кучка.
  Легли в дрейф. В бинокль разглядывал лайнер. На мостике теснились человек десять, то же на нас смотрят. Николай подошёл.
  - У нас теперь три моторки и два катера. Это хорошо. Плохо то что бензина литров десять. Но там мотор Судзуки семидесятка. Топливный шланг подходит. Я уже поставил и опробовал.
  - Молодец! Однако! Что в лодках?
  - В одной акваланг, воздуха минут на двадцать.
  - Кто у нас умеет?
  - Инна! Кто же ещё!
  Вот и славно! Ищем бакены.
  Десять минут не прошло, жена седого забеспокоилась, пальцем две ладони вправо от солнца. Через час подошли к бакену. На нём сидели рядом двое. Он в длинной белой рубахе до колен и арафатке на голове. Она с головы до ног в чёрном. Ну ну здесь вроде как французы, а это кто?
  На лодке забрали, причём мужчинка охотно ухватился за протянутую Александром руку, но возмущённо заорал при попытке помочь женщине. С ними был большой чемодан на колёсиках. Уже на корабле увидев наших женщин он впал в ступор, лихорадочно перебирая чётки. Мы привыкли, а вот ему в новинку, особенно наша Инна. Между тем именно она заговорила с женщиной в чёрном и через десять минут, та, взяв за подол, стащила с себя покрывало, оставшись в весёленьком лёгком платье. На крики мужа, показала ему средний палец. Похоже у нас проблемы! Три одиноких женщины могут поставить к верх ногами любой коллектив.
  
  До вечера решали что делать. Все подумали и я решил. В рубке нашли схему расположения бакенов. Их здесь ровно пятьдесят. Подписано когда всплывают. Вот на лодке и пускай обойдут все, а их почти два десятка, которые будут активны. А мы. Это я с женой. Инна. Куда же без неё. Татьяна, она у нас переводчик. И Николай с Александром и Алексеем решили сходить на корабле к ферме. Была одна мысль.
   В общем как доплыли рассказывать нечего. Жена с Инной в рубке. Мы им там всё настроили а сами вчетвером за кочегаров. Впрочем почему за, именно ими и были. Раньше в эпоху пара, ход корабля в первую очередь определялся командой кочегаров, а уже потом всё остальное. Ну мы сильно не упирались. Наберём давление пара и немного посидим, отдыхая. Здесь как везде свои особенности.
  Подгадали так, что бы подойти к ферме в полдень. Француженка рассказывала, что когда корабль подходит, народ толпиться на причале, но не весь а те, кто здешние отморозки, их человек пятьдесят. Остальные держаться поодаль. Охраны как таковой нет, хочешь, плыви. Хоть кролем, хоть брасом, ни кто не держит.
  Причал это в сущности настил на сваях. На нем же сложены сухие водоросли в стожках. И сушеная рыба. Немного дальше ещё настилы на сваях и на них вроде навесов из тех же водорослей.
  Чем хорош колёсный корабль, ход набирает мгновенно. Загнали давление пара под красный сектор и когда до причала оставалось метров сто, Николай открыл регулятор на полную. В последний момент я немного довернул штурвал и судно врезалось в причал, ломая сваи и сбрасывая людей в воду. Ну ещё и сирену врубил. Всех, кто в воде, затягивает под лопасти, они молотят и по воде и по тем кто попался, глуша их как рыбу. Алексей с Александром свесившись через борт, копьями помогали утонуть тем, до кого дотягивались. Зрелище было нехорошее. По поверхности плавали трупы утонувших. Некоторые пытались отплыть и вылезти к остальным, которые смотрели за тем что происходит, но их ждал тёплый приём. Хватали по трое четверо и топили.
  К тому времени как мы развернулись, в живых из толпы на причале не осталось ни кого. Подошли метров на тридцать, как это у моряков, легли в дрейф. Татьяна объяснила, кто мы и зачем устроили побоище. И каким мы видим будущее тех кто здесь находиться. Предложили добровольцам, но не более двухсот человек, больше на корабль не влезет, нанести визит на лайнер и лично сказать спасибо тем, кто лишил их родных женщин и загнал сюда. Остальных обещали забрать следующим рейсом.
Оценка: 7.15*17  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com С.Панченко "Мгновение вечности"(Научная фантастика) В.Соколов "Мажор 2: Обезбашенный спецназ "(Боевик) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Е.Райнеш "Кэп и две принцессы"(Научная фантастика) Т.Серганова "Ведьма по соседству"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик) М.Атаманов "Котёнок и его человек"(ЛитРПГ) М.Атаманов "Искажающие реальность-5"(ЛитРПГ) А.Емельянов "Последняя петля 5. Наследие Аури"(ЛитРПГ) Л.Грош "Они не мы. Красная сфера"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"