Вордин Сергей: другие произведения.

Алло, дорогая

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    I место "Золотой Кубок Д-К - 2021/22"

Алло, дорогая
  
  Небо сыпало снежной крупой весь день, оставив и на вечер небольшую порцию. От мечущихся в свете фар снежинок казалось, что едешь сквозь стаю светлячков. Впрочем, недавно очищенную дорогу пока не успело замести.
  Встречная машина мазнула светом, и Милтон Паксли успел взглянуть на часы. Выходило, что к ужину он не успевает. Не миновать взбучки, даром что шериф. С Эммой не забалуешь.
  Он вздохнул и высморкался. Сунул скомканный мокрый платок в карман. Еще полчаса и дома. Обжигающий чай с имбирем, чтоб к утру от насморка не осталось и следа. Газета. Пара скучных статеек и спать. Под бочок к супруге. Было бы здорово и стаканчик виски на ночь пропустить, но Эмма вряд ли позволит. Шериф во время Сухого закона должен быть образцом. Даже дома. Даже когда никто не видит.
  Он снова вздохнул. Фары выхватили рекламный щит мотеля Роджера Бехена: белый автомобиль на синем фоне. Последняя заправка в штате Висконсин. Через милю и сам мотель сверкнул огнями двух заправочных автоматов. В раскрытых дверях гаража чья-то фигура. Ветви вязов над дорогой облеплены снегом. Едешь будто в ажурной галерее. Дальше поля до самого поворота к дому.
  В зеркале заднего вида появились две желтых точки фар. Миновали мотель Бехена. Дробно замелькали, въехав в аллею из вязов. Стали быстро приближаться. Шериф слегка сдвинулся к обочине, давая дорогу. В момент, когда попутка должна бы проскочить мимо, под лопатками вспыхнула боль от впившейся в спину рамки сиденья. Руль словно решил удрать, пришлось цепляться с силой, иначе не удержал бы. Испугавшись, что слетит с шоссе, шериф принялся судорожно подруливать. Наконец, Форд-Т застыл поперек дороги, уткнувшись носом в сугроб.
  К снегу добавился ветер, потянув понизу тягучую поземку. Она начала переметать шоссе, слизывая границы. Подняла острые, словно иглы снежинки и стала бросать их в стекла с противным шуршанием. Двигатель по-прежнему работал. Шериф Паксли заглушил свой Форд и с кряхтением выбрался из накренившейся машины. Не для его веса и возраста подобные упражнения. В нескольких ярдах, привалившись на вывернутое колесо, светил фарами красавец Паккард. Оттуда раздался крик:
  - Итан, не смей!
  И что-то еще, гневно, но неразборчиво. С переднего пассажирского сиденья выскочил худой всклокоченный парень и стал нервно дергать замки капота. Наконец, тот поддался, и парень рванул что-то внутри. Выругался, отшатнувшись от брызг. Топлива вылилось щедро. Даже сквозь насморк шериф почуял волну бензинного смрада.
  Паккард заглох.
  С руганью и ворчанием с заднего места выбрался толстяк. Вид такой же растрепанный и глаза припухшие, словно ото сна. Не глядя ни на кого, обежал машину, распахнул дверь водителя.
  - Лиза, милая, как ты? - спросил, просовываясь внутрь.
  Только сейчас шериф разглядел, что за рулем девушка. Толстяк закопошился над ней, но делал совсем не то, что требовалось.
  - Пустите-ка, - произнес шериф, отстраняя его. Заглянул девушке в лицо. Заметил кровоподтек на лбу. Других повреждений видно не было. Осторожно похлопал по щекам.
  - Что случилось? - непонимающе спросила она, приходя в себя. Взгляд явно не в фокусе. В глазах слезы.
  Рядом притормозила встречная машина. Свет фар ударил по салону и девушка со стоном зажмурилась.
  - Вы попали в аварию, помните? - гнусаво проговорил шериф и полез в карман за платком. Проклятый насморк.
  Она молча смотрела на него, а потом повторила:
  - Что случилось? - и добавила, снова закрывая глаза: - Голова кружится.
  - Похоже, сотрясение, - сказал шериф толстяку. - Надо бы ее доктору показать.
  Из встречки высунулся мужчина в форменной фуражке:
  - Мистер Паксли! Помощь нужна?
  - Да, Том, - шериф узнал местного почтальона, - скажи Роджеру, чтоб пригнал буксир. Похоже, кто-то из нас застрянет в его мастерской надолго.
  Почтовый грузовичок неспешно запыхтел в сторону мотеля, огибая снежные заносы.
  Толстяк глянул на подвернутое колесо своего авто и поцокал языком:
  - Да уж, загнали лошаденку.
  - Перестань язвить, - подала голос с заднего сиденья еще одна пассажирка.
  - Вы куда-то спешили? - спросил шериф толстяка. На том не было никаких повреждений, словно и не побывал в аварии.
  - Нет, просто путешествуем.
  - Давайте-ка вытолкаем мой Форд, - позвал мужчин шериф и снова полез за платком. Глаза начали слезиться.
  Втроем они без труда поставили машину на шоссе. Повреждений почти не было. Основной удар принял на себя задний бампер, но остался на месте, только погнулся. Досталось так же надписи "Шериф округа" на корме. Ничего, кому надо прочитают и сбоку.
  Толстяк и худой встали отдохнуть у своей машины. Одинаково положили руки на запаски и так, через капот, уставились друг на друга. Худой шутовски провел кулаком по своему носу, словно ударил. Это рассмешило толстяка:
  - Не береди душу, - отмахнулся он.
  Вторая девушка тоже вышла, приобняла худого, и стала что-то шептать ему на ухо. Шериф ходил вокруг Паккарда, оценивая повреждения, а заодно получше разглядывал троицу.
  На девушке меховое манто. Хорошая фигура и лицо миловидное. Худой так вообще человек с обложки. Спина прямая, взгляд, словно весь этот мир крутится только вокруг него. Еще бы золотые запонки в манжеты, да чтоб цепочка от часов свисала из кармана и сойдет за аристократа. Мясистым пальцам толстяка тоже пошли бы какие-нибудь украшения, и пиджачок хорошо бы по мерке: из этого хозяин успел слегка вырасти вширь. Зато автомобиль у них - на зависть всякому. Сияет хромом, будто саксофон джазмена. Не повезло, основные повреждения Паккард получил не от столкновения с Фордом шерифа. Колесо вывернуло ударом обо что-то под снегом обочины. Задние покрышки выглядят приспущенными, но это, скорее всего из-за передка, влезшего на сугроб.
  Со стороны мотеля подъехал грузовик.
  - Еле продрался, - произнес выскочивший из него мужчина в кепке и рабочем комбинезоне. - После аллеи снега намело выше фута, - он дернул цепь подъемника, высвобождая крюк: - Кого тянем первым?
  - Привет, Роджер, - поздоровался шериф. - Цепляй Паккард, я, кажется, своим ходом доберусь.
  - Добрый вечер, мистер Паксли, - приподнял кепку Роджер. - Надо бы поторопиться. Еще час и даже мой грузовик на брюхо сядет.
  Он с сочувствием посмотрел на толстяка:
  - Плохая погода, мистер. Ветер с озер бывает хуже снегопада.
  ***
  Скрытый с трех сторон смежными зданиями, двор мотеля заметало не так сильно. Там было даже уютно под парой покачивающихся ламп, бросавших желтые отсветы.
  - Стив! - крикнул Роджер вглубь гаража, - Принимай!
  Высокие окованные ворота приоткрылись. В пятне света появился плечистый парень с тряпкой в руках, о которую он вытирал руки. Парень распахнул ворота настежь, звякнул цепями, смещая в сторону боксерский мешок, какие-то крюки и блоки, и показал отцу жестом, что можно заезжать.
  Паккард закатили внутрь.
  - Пойду, посмотрю, - худой двинулся к гаражу.
  Они с толстяком успели одеться в пальто и теперь в нахлобученных по самые уши шляпах и с поднятыми воротниками напоминали серьезных ребят из газетной криминальной хроники.
  Толстяк полез в карман, достал приличных размеров фляжку и отпил, провожая худого взглядом.
  Шериф с удивлением спросил:
  - Это что? Спиртное?
  - Именно, - кивнул толстяк. - Но все в рамках закона. Имею рецепт от врача. Показать?
  - И что, у всех вас... рецепты? - спросил шериф, глядя на сидящую в Форде виновницу аварии.
  - Вы про Лизу? - толстяк сделал новый глоток. - Да она святее Вудро Вильсона. Не пьет, не курит, и вряд ли сможете поймать ее с плакатом "Хотим пива!"
  - Где вы отыскали такое сокровище? - с улыбкой спросил шериф. Ему все больше нравился этот парень.
  - Вернула меня к жизни у Шато-Тьерри. Сначала спасла от пули в бок, а потом от Испанки. В госпитале и поженились.
  - Вы воевали? Оба?
  - Так точно, - толстяк шутливо вытянулся по струнке. - Рядовой первого класса Итан Гарсия, сэр!
  Шериф уважительно отдал честь:
  - Кажется, пришло время познакомиться, - произнес он. - Меня зовут Милтон Паксли. Я шериф этого округа.
  Толстяк протянул руку:
  - А я Итан Гарсиа. Бизнесмен. Занимаюсь финансами. Ваш вечер испортила моя жена, Лайза Гарсиа. А это мой друг и компаньон, Войцех Гржибовски, польский граф, - указал он на вернувшегося из гаража худого. - Моей жене помогает его подруга, Ева Шмидт, - на этих словах вторая пассажирка обернулась и приветственно махнула рукой. - Мы путешествуем. Едем из Миннесоты.
  Шериф покивал, запоминая имена. Только фамилию Войцеха повторить про себя не смог и решил, что будет звать его графом.
  - В Миннесоте где-то на севере были? - спросил он.
  - Нет, скорее, в центре.
  - И куда направляетесь?
  - Чикаго.
  - А что, - осторожно спросил шериф, - ваша жена хорошо водит машину?
  Толстяк усмехнулся:
  - До сегодняшнего дня ставил ее в пример даже себе. Но руль я Лизе доверяю лишь время от времени. Если вам интересно, не могла ли она заснуть за рулем, то нет, выспалась до того, как меня сменила.
  - Аварию нужно будет оформить, - произнес шериф. - Завтра кто-то из моих помощников займется.
  Толстяк пожал плечами:
  - Как скажете.
  Подошла Ева.
  - Ей совсем плохо, - тихо сказала она. - Встать не может. Все время ищет опору.
  У ее ног откуда-то появился большой серый кот и начал тереться. Девушка вскрикнула от неожиданности, но сразу же заулыбалась, присела на корточки и начала чесать коту голову. Тот сейчас же вспрыгнул ей на колени, чем привел в восторг. Поляк тоже присел погладить, но едва слышно вскрикнув, распрямился, после чего опустился уже не так порывисто, придерживая поясницу рукой.
  Лиза тоже улыбалась, глядя на эту суету из распахнутой двери Форда.
  Появился хозяин мотеля, Роджер. Крикнул на кота:
  - Я кому сказал в дом не заходить?
  Тот сразу же сбежал и скрылся в гараже.
  - Не ловит мышей, зараза такая, - пояснил Роджер.
  - И за это вы не пускаете его в тепло? - в голосе Евы слышалось возмущение.
  - Для его же блага, - буркнул хозяин. - Идемте, запишетесь в книгу посетителей. К ужину вы не успели, так что поедите холодного мяса с хлебом. Есть еще молоко и сыр. Багаж будет? Сказать сыну, чтобы принес?
  - Нет, - мотнул головой Итан, первым проходя в дом и доставая бумажник.
  ***
  Больную поместили в комнату на первом этаже, чтобы поменьше тревожить.
  Когда шериф помогал отвести Лизу в номер, случайно заглянул в ее раскрытую сумочку, оставленную кем-то на столе. Там, поверх других вещей, лежала визитка этого мотеля, что показалось странным, ведь шериф точно видел, как Паккард проехал мимо. Он даже позволил себе незаметно вытащить визитку и рассмотреть. Да, точно. Белый автомобиль на синем фоне. Поверх кем-то округло написано от руки: "The sweet place" (Милое местечко).
  Позвонили доктору, тот обещал заглянуть утром, когда расчистят дорогу. До жены шериф дозвониться не смог. Все время было занято.
  Ему достался номер на втором этаже в правом крыле. Слева в одном поселили поляка с подругой, а второй отвели Итану Гарсиа. Толстяк порывался ночевать с женой, но его отговорили. В конце концов, он сдался, но когда хозяин позвал всех ужинать, схватил со стола кусок мяса с краюхой хлеба и понес жене в номер. Спустя несколько минут вернулся. По блеску в глазах и растянутой речи шериф понял, что фляжка толстяка почти пуста.
  - Лиза сказала, что ей лучше! - заявил Гарсиа, накладывая на тарелку еще еды. - У нас будет семейный ужин.
  Выходя из гостиной, он едва не столкнулся со Стивом, сыном хозяина, хотел его обойти, но парень придержал толстяка. До шерифа донеслись его отрывочная фраза:
  - П-по поводу машины... - сказал Стив и добавил еще несколько предложений. Сын Роджера никогда не слыл Цицероном. Даже рядом с ним не всегда было понятно, о чем парень тебе толкует. Он слегка заикался, да к тому же говорил, как будто каша во рту. Но лучшего слесаря в округе точно не найти.
  Они вышли в холл, но шерифу по-прежнему хорошо было их видно.
  Стив продолжил что-то объяснять толстяку, потом показал нечто маленькое на своей ладони. Гарсиа присвистнул и покачал головой. Парень снова заговорил. Наконец, толстяк кивнул:
  - Хорошо, пусть так, - поставил тарелку с едой на стойку и полез в карман. Лицо Стива засветилось улыбкой, когда Гарсиа достал из бумажника купюру и передал парню.
  Они поговорили еще. Наконец, Стив заявил громко:
  - С-сделаю в лучшем виде, мистер! - и вышел.
  Толстяк некоторое время стоял, разглядывая свою ладонь. Потом сунул в карман бумажник и, подхватив тарелку, скрылся из вида.
  Ужин четы Гарсиа продлился недолго. Минут через двадцать Итан вернулся мрачным, заявил, что разболелся живот, и он отправляется спать. Граф с Евой тоже поднялись к себе.
  Шериф вздохнул. Счастливцы. Ведь действительно сейчас заснут, едва головы коснутся подушек.
  Он перекинулся парой слов с хозяином, постоял у окна, глядя, как снег заметает выезд на шоссе. Увидел в проеме гаражной двери Стива, откручивающего запаску Паккарда. Спицы ярко блестели в свете ламп. Заметил кота, пробирающегося к гаражу через сугробы. Еще раз вздохнул и направился наверх, пытаться заснуть.
  Номер был небольшим. Кровать, круглый стол со стульями, кресло в углу, шкаф на ножках, трюмо с зеркалом. Удобства на этаже. Поискал взглядом, нет ли где старой газеты. Без нее почти нет шансов заснуть. Не нашел и лег в кровать не раздеваясь. Где-то за стенами послышались звуки скрипящих кроватных пружин. Шериф прислушался и уловил едва слышные стоны. Похоже, граф с подругой времени зря не теряют.
  В дверь постучали. Он встал. На пороге стояла миссис Бехен, мать хозяина.
  - Я заметила, мистер Паксли, что вы говорите в нос, - по-стариковски прошамкала она, внося в комнату поднос с дымящейся чашкой и стопкой печений. - К тому же звонила ваша жена и просила напоить вас горячим чаем с имбирем.
  "К тому же!" - Шериф внутренне усмехнулся. Много лет он задавал себе вопрос, откуда его жена все всегда про всех знает. А так же почему все делают то, что ей нужно. Без звонка Эммы миссис Бехен вряд ли побеспокоилась бы о его насморке. У старухи полно своих проблем. Но стоило Эмме позвонить и, о чудо, появился чай, а вместе с ним человеческое участие. Правда, в этот раз догадаться, откуда жена узнала было несложно. Скорее всего, почтальон раззвонил, и кто-то из Женского клуба посчитал своим долгом доложить председателю. Эмма всегда тяготела к общественной работе.
  Он поблагодарил, уселся в кресло и с удовольствием отпил жгучего напитка. По телу сразу растеклось тепло. Краем глаза заметил уголок газеты под шкафом. Обрадованно вытащил ее, но сейчас же брезгливо задвинул обратно. Газета оказалась симметрично утыкана небольшими плюшками размером не больше крышки молочной бутылки. Цвет у плюшек был странный, а консистенция походила на испражнения небольшого и не слишком здорового животного.
  Намереваясь все же отыскать чтение на ночь, он выдвинул ящик трюмо, открыл шкаф, даже наверх заглянул. Пусто. Вздохнул и сел допивать чай. Можно, конечно, взять на стойке новую газету, но почему-то у них нет снотворного эффекта.
  Снаружи послышался голос Гарсиа. Он с кем-то спорил, похоже, в своем номере. Шериф не мог расслышать с кем. В возгласах толстяка слышалось возмущение. Потом раздалось что-то похожее на вскрик, следом короткий скрежет, словно по полу слегка сдвигают нечто тяжелое и все стихло, разве что пружины все еще поскрипывали где-то за стеной. Через пару мгновений прозвучали шаги на лестнице. Шериф поднялся и подошел к двери. Выглянул. Увидел тень, мелькнувшую внизу, в холле.
  - Роджер! - позвал он хозяина, но ответа не получил. Заметил газеты на стойке и решил, что все же попробует почитать их, вдруг помогут. Спускаясь, увидел Роджера, выходящего из коридора.
  - Не спится, мистер Паксли? - хмуро спросил тот, проходя за стойку. - Вот и я, как Дебру удар хватил, засыпаю плохо. Хожу, ищу себе дело... Как будто вместе с женой часть меня умерла, мистер Паксли, не поверите.
  Он замолчал. Продолжил после паузы:
  - Две недели назад отвез ее в Миннесоту. В прошлый вторник вернулся. Когда-то сказала, что хочет лежать рядом со своей матерью. Там и похоронил.
  - Нет ли у тебя старой газеты? - спросил шериф, чтобы переменить тему. - Отличное средство от бессонницы.
  Роджер указал на стопку местного "Обзёрвер":
  - Эта подойдет? Недельной давности. Свежую Том пока не привез.
  Послышался звук открываемой двери. Мужчины обернулись. В проеме своей комнаты стояла Лиза Гарсиа. Сейчас шериф вдруг заметил, что она немного напоминает его жену в молодости. Такое же открытое, но в то же время волевое лицо. И глаза. Умные и цепкие.
  - Если нужен туалет или ванная, то по коридору направо, - произнес Роджер.
  Девушка кивнула, но вернулась к себе.
  - Давай свой "Обзёрвер", - шериф кинул на стойку монету. Обратил внимание, что в кассе, куда Роджер положил оплату, в лотке для купюр сверху лежит пятидесятидолларовая. Неплохо Роджер зарабатывает на постояльцах.
  ***
  На удивление, газета помогла. Шериф сумел заснуть и даже отлично выспался. Больше всего радовало, что насморк прошел.
  Утро оказалось солнечным. Звук от капели приятно напоминал о скорой весне. В окно было видно, как Стив на тракторе расчищает двор. На обочине шоссе виднелись свежие отвалы, значит, власти тоже не спят и можно ехать домой.
  Во двор вкатился Форд-Т, такой же, как у шерифа, только двухдверный. Из машины вылез старый доктор Вилсон. Как всегда в цилиндре, словно на дворе конец прошлого века. В холле послышались его шумные приветствия.
  Шериф оделся и направился умываться. Потом спустился, встретив доктора, идущего со стороны кухни.
  - Что ж вы, мистер Паксли! - укоризненно воскликнул тот, - зовете меня смотреть больную, а она здорова! Лепит пироги вместе с хозяйкой! Как прикажете это понимать? Знаете, в следующем году, когда будем выбирать нового шерифа, я, пожалуй, за вас голосовать не стану.
  Шериф улыбнулся:
  - Боюсь, супруга не позволит мне снова баллотироваться. Годы не те.
  Доктор удивленно вскинул брови:
  - Да? Жаль, - сказал он после паузы. - Самая опасная еда, это свадебный торт, вот что я вам скажу, мистер Паксли.
  Шериф улыбнулся:
  - И самая вкусная, как говорит Эмма.
  - Ваша жена мудрая женщина, - согласился доктор.
  - Так что наша больная? - спросил шериф и мельком взглянул на стойку, где лежала повернутая к нему книга записи посетителей. Открыта она была не на последней странице.
  - Ничего страшного. Шок. Если сотрясение и было, то небольшое.
  Подошел Роджер и забрал книгу со стойки.
  - Могу я взглянуть? - попросил его шериф.
  Начал листать записи. Постояльцы расписывались самостоятельно, фамилии были разные, но больше всего мистеров и миссис Смит. Что, впрочем, не удивительно, раз документы при заселении не требуют.
  Шериф вернул книгу и заметил еще кое-что. На стойке, в деревянной коробочке, лежала стопка визиток мотеля. Он взял себе одну.
  Сверху, держась за руки, сбежали поляк и Ева. С улыбкой поздоровались со всеми, познакомились с доктором, принялись расспрашивать о Лизе. Старик выглядел смущенным их вниманием, особенно Евы, он разрумянился, стал неловким. Это привело к тому, что его цилиндр выскочил из рук и оказался на полу. Ева с графом мигом нагнулись и подняли его, передав рассыпавшемуся в благодарностях доктору.
  Внеся с собой приятные запахи кухни, появилась Лиза. Она действительно выглядела бодро. Лицо посвежело, волосы аккуратно уложены. Видно было, что у девушки прекрасное настроение.
  - Итан еще не спускался? - спросила она. Легко взбежала по лестнице и постучала в номер мужа. Шериф услышал, как открылась дверь, а через секунду раздался истошный крик. За ним звук падающего тела. Он кинулся к лестнице. Следом граф и хозяин.
  Лиза лежала в дверях, похоже, без чувств. А в комнате, привалившись спиной к ножке стола, полусидел мистер Гарсиа. Одна нога вытянута, вторая подвернута под себя. Лицо желтое. Кругом рвота. Ее следы на груди, рукаве рубашки, на кисти руки, упертой в пол, на всех пальцах, кроме одного, где обручальное кольцо сдержало поток, словно плотина. Гарсиа вырвало обильно, но настолько давно, что лужа на полу почти засохла.
  - Это инсульт, - заявил поляк, проскочив первым в комнату. Он резко присел рядом с толстяком и пощупал пульс.
  - Не трогайте ничего! И выйдите сейчас же! - закричал шериф.
  Поляк послушался.
  - Моя Дебра вот так же, - скорбно произнес Роджер. - Как стояла, так и рухнула. Удар. Ничего сделать не успели.
  - Пустите-ка, молодые люди, - послышался голос доктора.
  Старик Вилсон протиснулся в комнату.
  - Эх-ох-о, - покачал он головой, глядя на неподвижное тело. - Похоже, моя помощь сильно опоздала.
  Он подошел и принялся осматривать мистера Гарсиа. Наконец, распрямился и отвел шерифа в сторону:
  - Умер он давно, - тихо сказал доктор, - скорее всего еще вечером. Похоже на сердечный приступ, но есть пара вопросов, так что без вскрытия не обойтись.
  - Каких вопросов?
  - Желтая кожа и рвота.
  - Он выпивал вчера. Много.
  Доктор задумался.
  - Это может быть отравлением? - спросил шериф.
  - Алкоголем? Вряд ли. Хотя... Молодой человек прав. Инсульт плюс выпивка могли бы создать такую картину.
  Шериф запретил кому-либо входить в комнату. Для верности даже взял у хозяина ключ и запер ее, после чего крепко задумался. Несколько минут не реагировал на происходящее.
  - Я бы хотел, господа, - сказал он, наконец, - чтобы все собрались в гостиной. Со вчерашнего дня у меня накопились вопросы.
  Он посмотрел на хозяина:
  - Роджер, пригласи сына с матерью, они также нужны для понимания того, что здесь случилось.
  ***
  Небо за окном помрачнело. Снова стали собираться тучи. Сквозь занавески приглушенный свет падал на белоснежную скатерть стола, за которым собрались все постояльцы. Хозяин с матерью сели на стулья возле стены.
  Вошел Стив, с порога заявив поляку, что машина готова. Полуось заменил, обод колеса выправил, а само колесо установил на прежнее место.
  Роджер потянул сына за рукав и усадил рядом с собой, со словами:
  - Не до того сейчас, мистер Гарсиа умер.
  - А к-кто это? - поинтересовался Стив.
  - Ну, постоялец, - Роджер не нашел ничего лучшего, как надуть щеки и показать руками большой живот.
  - Беда, - покачал головой парень.
  Миссис Бехен выпросила для себя право бегать на кухню, следить за пирогами.
  Лиза переносила потерю стоически. Шериф снова подметил сходство девушки с его женой Эммой. Никаких слез, только скорбно поджатые губы и потухший взгляд.
  - Я должен прояснить некоторые моменты, прежде чем перейти к основной части, - начал шериф.
  - Скажите, - обратился он к постояльцам. - Бывали ли вы в этом мотеле раньше?
  - В первый раз в жизни ехал этой дорогой, - сразу же ответил поляк. Осёкся и добавил: - Второй. Четыре дня назад проезжали тут же.
  - Да, - поддержала его Ева. - Дорога в Миннесоту, дорога обратно. Два раза. И никогда об этом мотеле не слышали.
  - Миссис Гарсиа? - шериф повернулся к Лизе.
  Та молчала, уставившись в одну точку. Пришлось обратиться к ней снова.
  - Что? - встрепенулась девушка.
  Он повторил.
  - Нет, никогда, - ответила Лиза. Шериф подумал, что его жена Эмма ведет себя точно так же, если тема неинтересна или хочется думать о чем-то своем.
  - Может быть, мистер Гарсиа тут бывал? - спросил он.
  - Вряд ли, - произнес поляк. - Далековато от города, что ему тут делать?
  - По делам бизнеса, например?
  - Все его дела в границах Чикаго.
  Шериф задумался. Перевел взгляд на хозяина:
  - Роджер, твоя очередь, знаешь кого-то из них?
  Тот уверенно ответил, что нет.
  - А мистера Гарсиа?
  - Его бы я точно запомнил.
  - Что ж. Стив, ну а ты?
  Парень ответил не сразу. Рассмотрел каждого. Потом пожал плечами:
  - Н-не знаю. А к-когда я должен был их видеть? Народу в мотеле останавливается м-много. Особенно летом. Нынче все на к-колесах. Едут туда, едут с-сюда. Как будто дома своего нет.
  - Остается миссис Бехен.
  Старушка, как и внук, по очереди вгляделась в лица постояльцев:
  - Я больше на кухне, - произнесла, наконец, словно оправдываясь. - Без Дебры совсем с ног сбилась. Иной раз гостей ни разу не встречу. В номера иду, когда съехали уже все, да и то не всегда, Стив частенько помогает, прибирается там, спасибо ему. Без него я бы совсем пропала.
  - Хорошо, - подвел черту шериф. - Перейдем к утренней трагедии. По ее поводу у меня печальные новости. Печальные потому, что кое-кто из вас не будет сегодня ночевать дома.
  - Что это значит? - спросил поляк.
  - То, что ваш друг умер не сам. Ему помогли.
  - Убийство? - отшатнулась Ева.
  - Именно.
  Лиза побледнела и внимательно посмотрела на него.
  - И кого же вы подозреваете? - спросил поляк.
  - Вас, - повернулся к нему шериф.
  Граф заметно побледнел.
  - Но... - только и смог произнести он.
  - Еще вчера вся эта история с аварией очень мне не понравилась, - шериф говорил, не сводя взгляд с поляка. - Я ждал, что будет продолжение, и оно случилось.
  - Вы знали, что моего мужа убьют? - остро взглянув, спросила Лиза.
  Шериф мотнул головой:
  - Нет, но я знал, что вы все здесь не случайно.
  - Войцех не мог никого убить, - поднялась со стула Ева. - Всю ночь он провел со мной.
  Шериф кивнул:
  - Да, я слышал. Думаю, весь мотель слышал. Но эти звуки можно имитировать, не так ли?
  - Что за чушь! - подскочил граф. - Подозревать меня в убийстве? На основании чего?
  - Я расскажу, - сказал шериф. - Сядьте оба.
  Он покачался на каблуках.
  - Начну с пары моментов, которые мне показались странными. Первый. Я видел, как вчера вы неудачно присели погладить кота. Выглядело это, будто у вас прострел в пояснице. Но вы очень подвижный молодой человек, и сегодня я дважды наблюдал то же движение, но без всяких последствий для вашей спины. Кроме того, я не заметил в вас страха этих самых последствий. Знаете, моя жена говорит, что трудно заставить старика нагнуться, если у него радикулит.
  - Так я и не старик. Что это за экскурс в физиологию? - поморщился граф.
  - Это, скорее, экскурс в дедукцию, - поправил его шериф. - Я могу и ошибаться, все мы люди. Но хочу объяснить для себя странность в вашем поведении.
  Поляк ответил раздраженно:
  - Сумасбродство. Не знай я, что вы обличены властью, заподозрил бы слабоумие. При чем тут мои приседания?
  Шериф пропустил выпад мимо ушей:
  - А ведь объяснение есть, - сказал он. - Хоть и неожиданное для простого обывателя. Когда вы в первый раз присели у вас за поясом был пистолет. А сегодня вы его выложили.
  Поляк откинулся на стуле и прищурился.
  - Молчите? - спросил его шериф. - Впрочем, оружие в нашем штате не запрещено. Вот только зачем пистолет путешествующему?
  Граф не ответил.
  - Откуда, говорите, вы ехали? - спросил шериф, обращаясь ко всем троим.
  Поляк переглянулся с Евой.
  - Из Миннесоты, - ответила та.
  - Какие-то дела там?
  - Нет, просто ездили смотреть достопримечательности.
  - Интересно, какие?
  Она пожала плечами:
  - Какая вам разница.
  Он кивнул:
  - Скажите, а кто из вас, кроме Лизы, водит автомобиль?
  - Я, - ответил граф. - Итан тоже водил. Это его машина.
  - Машина его, платит за всех он, немного унизительно для польского графа, не так ли?
  - Мы друзья. Никаких проблем между нами не было, - гордо выпрямился поляк.
  Шериф подумал немного:
  - Вы отправились в путь, зная, что будете ехать ночью, да еще в снегопад. Почему не остановились на ночлег? - спросил он.
  Все молчали.
  - Что ж, - произнес шериф. - Тогда я расскажу. Ни к чему нам ходить вокруг да около, - он сделал паузу. - На самом деле вы были не в Миннесоте, господа. Ехали вы из самой Канады. Путь не близкий. Поэтому Лиза, в конце концов, оказалась за рулем. Когда я впервые увидел вас, подумал, что все, кроме водителя не иначе как спали. Волосы взъерошены, глаза сонные. Издалека едут, решил я.
  - Миннесота тоже далековато, - граф отвернулся.
  - Верно, но не настолько, чтобы и вы, и мистер Гарсиа настолько устали, что решили отдать руль Лизе. По его словам, он уступал его жене лишь изредка. Еще он сказал, что Лиза выспалась, прежде чем сменить его за рулем. Тут возникает вопрос: выспалась "прежде чем" или "для того чтобы"? Второе однозначно указывает на то, что останавливаться вы не собирались. Во что бы то ни стало хотели достичь цели. Одним прыжком, как говорит моя жена.
  - Бред, - буркнул граф.
  - Возможно... Тогда еще одна странность. Вы заселились в мотель, но чемоданы не взяли. Никто из вас. Даже девушки. Это странно. Очень странно.
  Ева пожала плечами:
  - Всегда так делаем, если не собираемся оставаться надолго.
  Шериф покивал:
  - Сомневаюсь. Что ж, тогда карты на стол. Господа, именем закона, я, Милтон Паксли, шериф округа Джефферсон, обвиняю вас в незаконной перевозке спиртного. Вы бутлегеры, господа. Очень удивлюсь, если окажется, что вы везете какую-то другую контрабанду, а не алкоголь. Думаю, выяснить это труда не составит. Достаточно выйти к авто. Скажите, юноша, - повернулся он к сыну хозяина, - не чувствовали ли вы запах спиртного, пока возились с машиной?
  Стив не сразу ответил:
  - Я д-думал, мне кажется. Бензином пахло с-сильнее.
  - Что скажете? - спросил шериф поляка.
  Тот молчал.
  - Когда вы вышли из авто после аварии, у вас была ссора с мистером Гарсиа?
  - Нет, - мотнул головой поляк.
  - Вы крикнули ему что-то вроде: "Не делай этого". Что это значит?
  Граф откашлялся, посмотрел на Еву. Та едва заметно кивнула.
  - Итан был... - начал поляк. - В общем, он любил острые ощущения. Мы действительно спали. Когда он увидел, что мы влетели в машину шерифа, заявил, что выйдет с фляжкой и выпьет при вас. От удара его фляга разлилась в салоне, и мы поняли, что этот запах выдаст нас с потрохами. Он предложил выпить при вас, а потом еще плеснуть виски вам на одежду, чтобы этот запах преследовал вас везде.
  - Отличная идея, между прочим, - усмехнулся шериф. - Куда лучше вашей. Когда вы сорвали бензопровод, я насторожился. Зачем? Спасали всех от возможного взрыва? При этом разливая то, что отлично горит? Потом понял. Так вы пытались перебить запах выпивки. Я со своим насморком вряд ли учуял бы, но вы же еще не знали, что у меня насморк, а вот буквы на боку моего Форда разглядеть успели.
  Он помолчал.
  - Но мистер Гарсиа все же послушался вас. То есть признавал за вами право принимать решения наперекор его мнению. И вас это характеризует, как, в его глазах, человека способного подходить к проблемам с холодной головой. А эта характеристика не вяжется с убийством друга в присутствии шерифа, да еще и рядом с машиной полной контрабанды. Нет, в этом убийстве холодного рассудка меньше чем в голосе моей жены, когда я опаздываю домой. Вряд ли этот парень убийца, думал я. Даже если он грохнул друга случайно, не сходится. Особо не сходится то, что он до сих пор здесь. Сидит передо мной, разве что больше не ухмыляется самодовольно.
  Поляк повел плечом и отвел взгляд.
  - Вы спрятали выпивку в багаже и в запасках. Верно? - спросил шериф.
  - Да, - ответил граф и посмотрел с заинтересованным удивлением.
  - С багажом очевидно. Больно уж ваш Паккард пригружен на заднюю ось. А на мысль о запасках меня вчера натолкнуло одно наблюдение. Сегодня оно подтвердилось.
  - Господь всемогущий! - подскочила вдруг миссис Бехен. - У нас же там пироги!
  Действительно, со стороны кухни появился запах выпечки.
  Шериф недовольно поморщился. Не ко времени поспело угощение.
  - Вот! - счастливо улыбаясь, заявила вернувшаяся через пару минут старушка. Она внесла поднос, накрытый полотенцем. - Горяченькие.
  - С чем они? - спросила Ева.
  - С мясом.
  - Ой, мои любимые! - захлопала в ладоши девушка.
  - Я помогу, - подскочила Лиза, выбежала из гостиной и тут же вернулась со стопкой тарелок. Расставила их перед каждым и начала раскладывать пироги.
  - Сядьте! - рявкнул шериф. Этот женский гвалт, наконец, вывел его из себя. - Завтракать будете позже!
  - Остынут же, - с обидой в голосе произнесла миссис Бехен.
  - Им как раз нужно остыть, - успокоился шериф. - Вон как дымят. Сядьте. Прошу всех слушать меня внимательно. Вы не публика в ресторане, а я не Армстронг, чтобы петь перед вами, пока вы жуете. Проявите уважение.
  Ева отодвинула тарелку с явным сожалением.
  - Итак, - продолжил шериф, - Я сделал вывод, что мотив у... - он попытался вспомнить фамилию поляка, но не сумел и просто указал на него пальцем: - мотив у вас может быть, но до конца мне не ясный. К тому же есть ряд обстоятельств, указывающих на то, что убийство сделано на коленке, как говорит моя жена. Вряд ли оно спланировано, скорее, совершено в состоянии аффекта или по неосторожности.
  Он обвел всех взглядом.
  - Не хочет ли кто-то на этом этапе заявить о чем-либо?
  Никто не отреагировал.
  - Ева? - он в упор посмотрел на девушку.
  Та мельком глянула на графа и промолчала.
  - Миссис Гарсиа?
  Вместо ответа Лиза устало закрыла глаза.
  - Понимаю, - сказал шериф. - Вам трудно говорить. Тогда я расскажу, как вы задумали отомстить мужу.
  Девушка вздрогнула. В ее взгляде появилась настороженность.
  - Отомстить? - спросила она.
  - Где-то за милю до мотеля есть указатель, - произнес шериф. - Реклама. На синем фоне белый автомобиль. Заправка. Буксировка. Ремонт. Мотель. Видели его? - он достал из кармана визитку и передал Еве. - Если не видели, можете посмотреть, тут изображено то же самое.
  Когда карточка по рукам дошла до Лизы, та не стала брать ее в руки, отмахнулась брезгливо.
  - Точно такая же лежит в вашей сумочке, миссис Гарсиа, - сказал ей шериф. - Но как она там оказалась, если никто из вас не был в мотеле ранее?
  - Кто-то подсунул? - предположил граф.
  - Или кто-то врет и на самом деле бывал здесь, - добавил шериф.
  Лиза закрыла глаза ладонями. Тяжелый вздох вырвался из ее груди.
  - За что вы ее мучаете? - возмутилась Ева. - Эти ваши бредни не более чем домыслы.
  - Возможно, - кивнул шериф. - Но есть интересные наблюдения, которые говорят, что мои домыслы вовсе не бредни. Например, когда Гарсиа вышел из машины, на его руке не было обручального кольца. А когда мы нашли его мертвым - было.
  Ева поджала губы и глянула на него зло:
  - Прекратите же! Он мог просто снять кольцо, а потом надеть!
  - Или потерять, а потом счастливо найти. - Тут шериф повернулся к сыну хозяина. - Не правда ли?
  - Ч-что? - не понял Стив.
  - Ведь это ты вернул ему кольцо. Вон там, - он указал за дверь гостиной, - ты передал ему что-то и получил в ответ деньги. Пятьдесят долларов, верно? Не многовато ли за ремонт машины?
  Парень побледнел. Шериф спросил хозяина:
  - Роджер, в твоей кассе всегда есть пятидесятидолларовые купюры?
  - Давненько не было, - ответил тот. - Двадцатки бывают, да.
  - Сейчас есть, - произнес шериф. - Видимо, Стив сразу разменял свою. Но мы отвлеклись. Итак, выясняется, что мистер Гарсиа потерял кольцо именно здесь, в этом мотеле. А Стив, вероятно, нашел, когда убирал номер за постояльцем. Поняв это, я задался вопросом, а случайна ли тогда авария, в которую мы попали? И пришел к выводу, что нет.
  Он говорил, глядя только на Лизу. Та стойко выдержала этот взгляд.
  - И вот как было дело, - он качнулся на каблуках. - Миссис Гарсиа не видит обручального кольца на руке мужа. Наверняка спрашивает об этом и получает в ответ что-то невнятное. Потом находит у него визитную карточку мотеля. Что ему делать в этаком месте да еще втайне от нее? Ко всему на визитке есть надпись: "Милое местечко". Лизу мучают подозрения. Но все же она не уверена. Моя жена говорит: если ты, наконец, решил выяснить отношения, то или уже поздно, или зря. И тут, о чудо! На дороге она видит то самое злополучное изображение с карточки. Не верит своим глазам и отыскивает визитку в сумочке. Потому та и лежала сверху, когда я ее заметил. В машине все спят. Решение приходит не сразу, но все же достаточно быстро. Проехать мимо? Ну, нет. Но что тогда? Сказать, что приспичило в туалет? Но мотель уже проехали, впереди граница штата, а там свои мотели есть. И тут ее осеняет. А если устроить аварию? Тогда хочешь-не-хочешь придется задержаться, а там, глядишь, все и раскроется. Но если въехать в сугроб или врезаться в столб, можно и себя убить и всех в машине.
  С этих слов Лиза слушала шерифа с все возрастающим интересом. А он, словно ожидая возражений, сделал паузу. Не дождался. Продолжил:
  - Большинство ошибок люди совершают, когда решение нужно принять мгновенно. Миссис Гарсиа жмет на газ, догоняет мою "Жестянку Лиззи", - он усмехнулся, - какое совпадение в именах! Удар был несильным, как она и рассчитывала. И все мы оказываемся тут.
  Он помолчал.
  - Две вещи заставили меня думать, что авария не случайна. Первое - визитка. А второе - то, как вы сыграли сотрясение мозга. Во время вашей службы медсестрой вы, наверняка, много раз видели, как ведут себя люди с травмами головы. Но я тоже таких видел. При тех симптомах, что вы сыграли, назавтра люди не готовят на кухне пироги. Это и заставило меня всерьез подозревать убийство. Но не только это. Есть еще одно. Кот.
  - Кот? - прыснула Ева.
  - Да. Его не пускали домой. Была ведь причина? - шериф повернулся к хозяину.
  Роджер кивнул:
  - Не ловит мышей. Постарел. Умный, иной собаке не ровня, а мышей ловить перестал. Пришлось яд по дому раскладывать.
  - Я догадался, что кота отлучили от дома из-за мышьяка, - кивнул шериф. - А раз я догадался, то и миссис Гарсиа могла: газеты с отравой под шкафами заметить нетрудно. Сцену с котом Лиза так же видела. Муж приносит ей кучу еды, как все отлично складывается для мести! Бери мышьяк, да подмешивай в...
  Он сделал паузу.
  - На этом моменте мои рассуждения дали сбой. Если бы яд был в виде порошка, не было б ничего проще. Хоть в выпивку его насыпай, хоть на мясо вместо соли. Но та отвратная масса в которой мышьяк разложили по дому... На столе не было блюд в которых можно было бы спрятать это месиво. К тому же миссис Гарсиа не сделала главное, то, ради чего устроила аварию. Она не выяснила правды. И причиной тому оказалась ее же идея с имитацией сотрясения. С одной стороны, нужно лежать в постели, а с другой - ходить, расспрашивать и вынюхивать. Попытка задать кому-то вопросы потерпела неудачу. Лиза вышла из комнаты, но наткнулась на меня, разговаривающего с хозяином. Пришлось ретироваться. Уже ночью она все же удовлетворила свое любопытство, но снова безрезультатно. В книге записи постояльцев половина имен - мистер и миссис Смит. Это объяснимо, ведь документы при заселении не нужны. Таким образом, выходит, что мистера Гарсиа убила не жена. Он умер вечером, а к тому моменту она точно не могла иметь подтвержденный факт неверности мужа. Узнать правду она могла только утром, за душевным разговором с миссис Бехен во время стряпни на кухне.
  - Кто же тогда? - подался вперед поляк.
  - Кстати, - посмотрел на Лизу шериф, - не страдал ли мистер Гарсиа диабетом?
  Девушка кивнула.
  - Тогда мышьяк мог на него не подействовать. Сахар в крови частично нейтрализовал бы отраву. Вот еще одна монетка в копилку того, что он умер не от крысиного яда.
  Лиза молча смотрела на него.
  - Стив, - шериф повернулся к сыну хозяина. - Ты ведь починил машину?
  Парень кивнул, повторив недавнюю фразу:
  - Д-да, сэр. Заменил полуось, и обод колеса выправил. Поставил колесо на место. М-можно ехать.
  Шериф помолчал:
  - Интересно, - сказал он, наконец. - Скажи, а зачем ты правил обод, если у Паккарда две запаски? Почему бы просто не поменять колесо?
  Парень пожал плечами:
  - Н-нужно было чинить, я ч-чинил.
  - Лжешь, - приблизился к нему шериф. - Сегодня ты несколько раз соврал. Впервые, когда клялся, что не видел никого из этих людей. Оказалось, видел. Не смей мне больше врать, мальчик. Ты понял?
  Парень испуганно кивнул, косясь на отца.
  - Получив свои пятьдесят долларов, ты отправился в мастерскую. Наверняка ты хотел поменять колесо на запаску. Это ведь правильно. Так и нужно делать. Кто доверит дальний путь недавно погнутому колесу? Но потом передумал и вернул запаску на ее место. Почему?
  Парень посмотрел на отца. Тот застыл в ожидании ответа.
  - П-потому что... - парень замялся. - Вы же уже с-сказали...
  - Потому что вместо воздуха в запасках было виски, - кивнул шериф. - И тогда ты решил, что пятидесяти баксов маловато. Пошел к толстяку и потребовал еще... Что было дальше?
  Парень вжал голову в плечи. Его взгляд опять метнулся в сторону отца.
  - Ну!- рявкнул тот. - Говори!
  - Он с-стал спорить, - почти неслышно произнес Стив. Парень словно стал ниже ростом. - Я с-сказал, что расскажу, - тут он ткнул пальцем в поляка, - ему, о проделках его ж-женщины. - Он снова ткнул пальцем. Теперь в Еву.
  - Что? - взвился худой. - Что ты городишь?
  - Д-да, - закивал парень. - Толстяк был с ней, когда забыл в номере кольцо. Он с-сказал, что я уже получил деньги за молчание. И т-тогда я выложил про спиртное в запаске. Он вдруг к-кинулся на меня. Я ударил сдвойкой. Вот так, - Стив показал два удара, один прямой, другой сбоку. - В грудь и п-по печени. Я не х-хотел. Это вышло машинально. Он схватился за с-сердце, начал х-хватать ртом воздух. Потом уп-пал спиной на стол. Его в-вырвало. Я испугался и убежал. Х-хотел удрать, но решил, что тогда точно подумают на меня, а так... Мама т-так же выглядела, когда умерла... Я п-пошел в гараж и занялся ремонтом. Всю ночь ч-чинил, все отлично сделал ...
  Он закончил говорить и беззвучно заплакал. Роджер сжимал и разжимал кулаки, глядя на сына.
  - Что и требовалось доказать, - довольный собой пробормотал шериф. - Как я, красиво все разложил? Надеюсь, вы оценили.
  Ева плакала. Лиза молчала, глядя на подругу.
  - Доволен? - со злым прищуром спросил шерифа поляк. - Разворошил улей? Всем в душу влез? Всех на чистую воду вывел? Будь ты проклят и твоя дедукция вместе с тобой! Вы, ищейки, как грипп, словно созданы приносить людям страдания.
  - Красота в глазах смотрящего, как говорит моя жена, - тихо произнес шериф. - Но, если б ты знал, польский дворянчик, насколько прав. Иногда мне кажется, что это Господь меня так проклял. Заставил всегда быть рядом с человеческими грехами и пороками.
  - Ваша жена будет вами гордиться, - сказала Лиза и взяла с тарелки пирог. Шериф заметил, что поверху поджаренной корочки тянутся две перекрещенные полоски из теста.
  Он перевел взгляд на Еву. Та, все еще всхлипывая, тоже взяла пирог. Шериф вдруг подскочил и выбил его из рук девушки.
  - Что вы..?! - задохнулась та от возмущения.
  - Жена не будет гордиться, - тихо пробормотал шериф. - Не будет, потому что я осёл, а она сразу бы все заметила. Лизе не обязательно было задавать вопросы о своем муже. Она и без расспросов все выяснила. Почерка Евы Лиза могла и не знать, но уж почерк мужа узнала точно. В день, когда была здесь с мистером Гарсиа, Ева, как и он, подписалась фамилией Смит. Но ее настоящая фамилия, оставленная в книге вчера, пишется почти так же. Сверить почерки с тем, что написано на визитке труда не составит. То есть, уговаривая миссис Бехен приготовить любимые Евины пироги, Лиза уже знала, для кого будет их печь. И спрятать в фарш крысиный яд так же сумела. И пометить нужные пироги крестами из теста. Верно я рассуждаю?
  Он повернулся к Лизе. Та, ничего не говоря, жадно откусила от пирога и принялась жевать, стараясь захватить побольше начинки.
  - Доктор! - крикнул шериф, бросаясь к ней. - Помогайте! Нужно будет промывать желудок. Тащите скорее, что там нужно. Да не стойте же столбом! Не дайте человеку умереть!
  ***
  Лиза сидела за столом, сложив ладони в замок и уставив на них неподвижный взгляд. Она была бледна, на спокойном лице не читалось ни единой эмоции. Шериф с горечью смотрел на нее.
  Как же они похожи с Эммой в ее молодости! Вспомнилось, как однажды его жена заявила, что убьет за него, тогда еще никакого не шерифа, а простого парня по имени Милтон. Убьет кого угодно. Она не имела ввиду что-то конкретное, вроде сердечных страданий, случившихся здесь. Нет. Она просто и буднично объявила миру: "Дай только повод. Любой".
  Как хорошо, что черная карта так и не выпала на их с Эммой стол.
  Шериф вздохнул, но уже без горечи, а с теплотой и направился к телефону.
 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"