Суханов Сергей Владимирович: другие произведения.

До и после Победы. Книга 4. Прорыв. Часть 3 (пишется)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    24.11.2020 - добавлено 0,5 главы 2 += 14к
    21.11.2020 - добавлено 0,5 главы 1 += 14к
    18.11.2020 - добавлено 0,5 главы 1 += 11к
    .

  
   ГЛАВА 1.
  
   Новые бронемашины мы обкатывали долго - более трех месяцев. Большого их количества все-равно сделать не получалось, да и надо было проверять и вылизывать конструкцию узлов и механизмов. Поэтому и действовали они на спокойных участках - выехать на поле, погарцевать под немецким огнем, словить несколько попаданий, уехать или быть увезенным - смотря как прилетит или что сломается. Заодно, раз все-равно выезжать под молотки, то неподалеку - в двух-трех километрах за линией фронта - мы вешали высотник, который сек, откуда велся огонь - несмотря на всю ИК-маскировку, свежий выстрел не спрячешь - сполох засветки четко показывал откуда стреляло орудие. Туда и сыпали стоявшие наготове самоходки, минометы, а иногда прилетали и штурмовики. Немецкие орудия, самоходки и танки выбивали - понемногу, но методично.
   Особенно полезными в этом деле стали бронированные тральщики. Спереди у них висели траки - тяжелые вибрирующие полностью металлические колеса с шипами, которые вызывали на себя срабатывание мин. Разрушаясь сами, они давали возможность идти вперед, снимая до десяти противотанковых и под сотню противопехотных мин. Хотя вообще-то траки были предназначены не для полного разминиривания, а лишь чтобы обнаружить начало минного поля - далее в дело вступало основное оружие этих ИМР - инженерных машин разграждения - взрывчатые рукава. Они представляли собой набор зарядов на стальном тросе. Трос выстреливался ракетой вперед на расстояние в пятьдесят метров и после падения на землю все заряды подрывались. Своей ударной волной они и расчищали коридор шириной в пять метров и длиной в пятьдесят - на этом участке их взрывная волна заставляла сработать заложенные противопехотные и противотанковые мины, раскидывала проволочные заграждения, глушила притаившихся фаустников. Так ИМР и шла по полю - как мифический дракон, выплевывая из себя эти шланги, и по идее расчищая путь атакующим частям. Четыре шланга, двести метров - этого хватало для минных полей любой глубины - больше сотни и не ставили никогда. Вдобавок, отвалы и крюки этих ИМР управляемые гидравлическими приводами, позволяли ломать проволочные заграждения, засыпать рвы, срывать стены эскарпов и контрэскарпов, а небольшими кумулятивными выстрелами они могли разрыхлять бетонные заграждения - надолбы и прочее - чтобы затем мощным крюком доломать обломки и оттащить их в сторону - что-то в земле все-равно оставалось, но эти бетонные пеньки уже не мешали проходу бронетехники. Тральщики были эдакими носорогами, которые выпускались вперед и проделывали проходы практически в любой полосе инженерных заграждений немекой обороны. От ПТО они были защищены броней и ее скосом - даже 88-мм пушка давала рикошеты. Опасными были только гаубичные снаряды, падающие сверху, но вероятность такого попадания была мала. Естественно, их защита была только вспомогательным средством, которое позволяло им выдержать первые удары. Основной их защитой во время "работы" было все-таки огневое прикрытие массированным огнем танков и машин огневого сопровождения - они издалека выбивали или как миниумм подавляли противотанковую артиллерию и танки, чей огонь тральщик вызывал на себя, выполняя таким образом еще и функции разведки боем, вскрывая систему огня фашистов - они ведь не могли спокойно наблюдать, как разрушают их инженерные сооружения нейтральной полосы и перед окопами, и начинали садить из всех стволов. Ну, поначалу - потом-то фрицы поняли, что против лома нет приема, но первые пару месяцев, что мы выпускали этих бронированных чудищ на поле боя, система работала как часы.
   Только тикали они вхлостую - у нас не хватало сил на пробитие мощной немецкой обороны, что выстроили фашисты на северном фасе нашей республики - в Прибалтике - и на западном - в Калининградской области и Польше. Даже мелкие проколы, что мы делали в этой обороне, нам нечем было развить - все силы уходили на сражения в европейской части РСФСР, на севере УССР, на Кавказе и далее вплоть до Японии - ведь в сентябре 1943 года у нас велось аж четыре крупных наступательно-оборонительных операции - мы держали фронт на восток по линии Козельск-Курск, южнее - от Белгорода и Оскола - мы наступали на восток навстречу РККА - совместными усилиями нам удалось окружить - точнее, обозначить окружение хлипкой завесой из дозоров на БМП - громадную немецкую группировку, что дошла аж до линии Калуга-Тула-Рязань, заодно окружила советские войска в огромном котле по линии Елец-Тамбов и нацелилась дальше на восток, в направлении Пенза-Ульяновск-Куйбышев (в мое время - Самара) и далее, видимо, на Казань, Чкалов (Оренбург) и Урал - немцы, похоже, рассчитывали поднять в Поволжье и на Урале восстание татар и башкир, для чего сформировали в составе Вермахта легион Идель-Урал численностью под пятьдесят тысяч человек из уроженцев тех мест, захватить нефтяные и газовые месторождения, танковые заводы - все что собирались сделать в мое время, когда пытались пробиться на восток через Сталинград (благо что половину пути уже прошли и оставалось еще столько же - и снова по степным регионам, то есть пригодным для танков) - и дальше на соединение с японскими войсками, дошедшими аж до Байкала, ну а затем с юга подойдут пуштуны, басмачи, уйгуры, монголы, казахи - из тех, что бежали в Китай сначала от царя, затем от советской власти. То есть к подрезанным в конце весны 1943 года Украине и Кавказу немцы собирались добавить новый ломоть - российское Черноземье, Южный Урал и Западную Сибирь. После этого Казахстан и Средняя Азия сами упадут в руки немцам и их союзникам - пуштунам, басмачам и туркам с их идеей Великого Турана от Босфора до Алтая.
   Хотя - где Туран и где турки - это же две большие разницы. Ведь Туран - это земли ариев, только кочевых - в пару к Ирану - земле оседлых ариев. С другой стороны, в пятом веке турков сорганизовал именно арий Ашина (или Асина), выходец из туранцев, если еще точнее - из саков или усуней, но тоже голубоглазых и рыжеволосых, а может и из тохаров, что проживали в громадной Таримской впадине, то есть в современном Синьцзяне, и чей язык был близок к германскому и балто-славянскому, и кто во втором веке до нашей эры победил греко-бактрийское царство со столицей в Бактре на севере нынешнего Афганистана - кочевые арии востока взяли верх над оседлыми ариями запада, которые сконтачились было с греками - к началу нашей эры восточные арии добили остатки империи, созданой Александром Македонским - Индо-Греческое царство (располагалось на территории нынешнего Пакистана) - заменив его на Индо-Скифское - заодно заломали и индийскую империю Маурьев, вернув обратно Кабуру (как тогда назывался Кабул) - саки, скифы, камбоджи, мидийцы, парфяне, персы, юэчжи - все эти арийские племена так и шарились по этим землям уже более двух тысяч лет, как были сдвинуты климатическими изменениями со своей родины - из, согласно Авесте, "самой лучшей из шестнадцати стран" - Ариан Авежды, представляющей собой "бескрайнюю равнину, по которой протекает река Вахва-Датия", и где "зима длится пять месяцев, а лето - семь". И когда во втором тысячелетии до нашей эры пошли засухи, дополнительно подогнанные похолоданием первого тысячелетия - "десятимесячными зимами", согласно Авесте - эти племена стали возвращаться на юг, последовательно раздвигая и подминая остававшиеся там народы начиная со второго тысячелетия до нашей эры - ассирийцы, индийцы, греки - все вошли в их сферу влияния, благо что та же Согдиана - "вторая из шестнадцати лучших стран" - располагавшаяся в центре нынешней Зарафшанской долины Узбекистана и Таджикистана - так и оставалась арийской, так что что там происходило - было известно.
   И затем арии сначала подминали местных, затем воевали между собой, затем - с греками - когда перс - то есть арий - Кир Великий в 6 веке до нащей эры поднял восстание против мидийцев - то есть других ариев (собственно, сами себя они так и называли), которые до того сбросили Ассирийскую державу - эти уже были из местных - и основал Персидскую Империю. При этом он решил посмотреть что там еще дальше на западе есть интересного - арии ведь изначально кочевой народ, на месте им не сидится - все хочется посмотреть на новые земли, на крайняк - расковырять или изобрести какое устройство - повозку там с колесами, уздечки-стремена и прочие полезные вещи - вот и Кир прошел чуть подальше, обнаружил там Лидийское царство, населенное местными племенами - хеттами и прочими, которые решили под шумок подрезать часть бывшего Мидийского царства. Но так как это уже принадлежало Киру, то он им навалял сначала на своей территории, а затем блицкригом взял их столицу.
   И тут он впервые столкнулся с греками. Греки были демократами, а потому любили деньги - переметнувшийся было на сторону Кира лидиец, как только Кир отбыл обратно на восток, тут же накупил на бывшие лидийские деньги греческих наемников, договорился с греческими приморскими городами Малой Азии и объявил Киру войну. Подчиненные Кира управились собственными силами, лидийца-предателя выдали Киру греки-демократы в обмен на очередной кусок земли в Малой Азии, а Кир прошелся по прибрежным греческим полисам, поддержавшим предателя. Беженцы из этих городов и разнесли вести об ужасных пришельцах с востока.
   Причем греки были настоящими демократами, поэтому у каждого грека дожно было быть минимум по три раба (ну, в идеале) - они и работали за греков, которые тем временем занимались демократией, философией и прочей поэзией (хотя именно у греков тиранов было хоть отбавляй - от демократии до тирании - один шаг). А так как арии были не падлами чтобы заставлять других работать за себя, то у ариев работали все включая их самих - вот греки сначала по недомыслию, а потом и с досады и придумали мифы об ужасных восточных сатрапиях, где все - рабы (так как все работают).
   И досада была немалой - ведь персов было 600 тысяч максимум, тогда как греков - в два раза больше - и тем не менее греки проиграли все битвы за прибрежные города Малой Азии. Что было на стороне ариев - так это способность привлекать на свою сторону другие племена - прежде всего справедливым отношением, в том числе в работе. Киру же на тот момент было недосуг вразумлять рабовладельцев-демократов - у него за спиной еще оставалось Вавилонское царство - пусть и недолго, но после его захвата к Киру переметнулись и Сирия с Египтом.
   У греков же начало что-то получаться только когда через двести лет Александр Македонский в полной мере перенял эту тактику. Что неудивительно - именно завоевание персами Македонии где-то в 500 году до нашей эры придало этому до того отсталому уголку Греции живительный пинок, такой, что за короткое время Ахеменидская Македония, входившая в состав Ахеменидской Державы - Первой персидской Империи, или, как ее называли сами персы - Арийская Империя - так вот из этой захудалой Македонии персы-арии сделали сильное государство, которое смогло противостоять другим греческим государствам даже после поражений, что понесли персы от греков - навык к концентрации сил в дальнейшем помогал македонским царям установить свою власть сначала над Грецией, а затем победить и свою альма-матер - Персидскую империю.
   И если на рубеже нашей эры арии все еще воевали с греками и индусами, то к середине первого тысячелетия у них были уже другие враги - монголы и ханьцы - от римлян отбились сравнительно легко, разгромив войско Красса в 53 году до нашей эры, даже наварились, продав пленных римлян гуннам, с которыми, впрочем, вскоре пришлось повоевать в союзе с ханьцами - в 36 году в Таласской битве усуни и кангюи (арийские кочевые племена) вместе с китайскими войсками разрушили гуннскую крепость, а оставшихся в живых римлян отправили еще дальше на восток. Это помимо того, что оседлые арии Ирана все больше воевали с кочевыми ариями Турана.
  
  
  
   (прода от 21.11.2020)
  
   Так вот этот Ашина появился со своими людьми на Алтае - благо от Семиречья близко, и там в очередной раз подмял местные племена - то ли его род поссорился со своими соплеменниками, то ли наоборот местные арийские владыки направили этот род чтобы найти новое пушечное мясо для борьбы против монголов и иранцев - непонятно, так как поначалу Ашина сконтачился с жужанями-монголами - 'принял' от них вассалитет в обмен на обещание поставок оружия из алтайского железа - то есть получил крышу и от западных соседей - своих соплеменников, и внешнюю военную силу, чтобы держать в подчинении местное население. Впрочем, все это было похоже на операцию прикрытия своих истинных целей, так как через некоторое время, видимо окрепнув и утвердив свою власть, он договорился уже с китайцами о совместной борьбе против жужаней и в несколько приемов их одолел, таким образом отжав себе собственных территорий с населением. Ну а чтобы население чувствовало гордость за себя и поскорее забыло что они вообще-то ходят под чужаками - назвал их тюрками, что в переводе с одного из местных языков означало 'стоящий прямо', 'крепкий', 'устойчивый' - то есть никакой конкретики и вместе с тем поднимает дух подчиненных. Но чтобы они не забывали что они подчиненные - назвал их 'синие турки' - так как Ашина-Асина в переводе с древне-персидского (а значит и с арийского) - и означает синий, небесно-голубой (на санскрите различия синего практически отсутствовали - ind и nil означали оттенки скорее черного (ну и реки), сине-черный - anil, светло-белый - shiti (ну и sveta - совсем белый; в древнеславянском языке кстати синего цвета тоже практически не было - синий воспринимался скорее как черный (оттуда осталось 'иссиня-черный', а черта раньше называли 'синец'), вот голубой - цвет неба - он был 'плав' (он же - французский и затем английский bleu, он же немецкий и затем французский blau), а 'голубой' изначально означал 'пепельный, пепельно-серый' - хотя серый (вообще-то) голубь так и остался голубем - не зря Лев Лещенко в песне 'Река родная' пел, что 'не бывает голубей').
   Ну и потом этот 'тюркский' паханат ... то есть каганат под управлением кочевых арийских родов расширялся на громадное пространство от Черного моря до Тихого океана. Семиречье - центр арийского Турана - как раз был в центре зародившейся империи, и кочевые арийцы последовательно кооптировали в свои ряды местные племена на восток и на запад, чтобы противостоять возрастающей мощи монголов, ханьцев и персов. А назвались каганами - монгольским обозначением высшего правителя - чтобы окружающим было понятно кто тут теперь главный. Вот турки - или кто там у них сейчас заправлял - с тех пор и помышляли как бы вернуть хозяйские земли хозяину - то есть получается кому-то из ариев, так как с вождями у турок всегда было непросто - и среди султанов-визирей хватало черкесов с курдами, да и про первого президента Турецкой Республики Кемаля Ататюрка злые языки поговаривали, что он то ли из болгар, то ли из албанцев, совсем уж злые относили его семью к иудейским сектантам - возможно, из-за хуцпы со взятым им именем Ататюрк - 'отец всех тюрков'.
   И вот сейчас последователи этого 'отца' снова взялись за старое - в двадцатых их предводитель Энвер-паша разжег басмачество в нашей Средней Азии, куда его переправил Карл Радек - он же Кароль Собельсон - после того, как полтора года пригревал и привечал Энвера в Москве (где хватало армян, при том что Энвер был одним из авторов геноцида армян, греков и ассирийцев турками, курдами и евреями во время Первой Мировой) - чтобы этот Энвер поднял тюркские народы Средней Азии на социалистическую революцию на волне пантюркизма - ну тот и поднял так что мало не показалось. Было, было за что ставить к стенке Радека-Собельсона, да вот велики были обязательства перед кем-то мне неведомым, так что даже Сталин на это не пошел - персонажа прибили по тихому, но и Хрущев не реабилитировал его несмотря на весь оттепельный угар, многим перегревший головы - многим да не всем - видимо еще свежа была память и много людей помнило что происходило, так что только перестройщики и попытались отмыть подельника своих хозяев - когда в живых оставалось уже мало тех, кто помнил что там происходило в двадцатых годах, и сейчас, пока я здесь, надо бы поискать тех людей - да как их найдешь ? Ведь этот Собельсон руками Энвера-паши 'отплатил' за ту помощь, что молодая Советская Россия - та часть ее руководства, что была против оккупации России западными странами и соответственно поддерживала и противников Энвера в Турции - оказала поддержку такой же молодой Турецкой республике - и оружием, и деньгами, и советниками помогая отбиться от интервенции стран Антанты (да, западные 'демократии' тогда пытались подмять под себя не только Россию, но и Турцию - вот против этих интервенций и работала часть большевиков, эсеров и перешедших на их сторону царских спецов против демократов - то есть кадетовских, меньшевистских и эсеровских белогвардейцев, поддерживаемых другой частью большевиков; в конце двадцатых Ататюрк за оказанную помощь аж установил Ворошилову памятник на площади Таксим в центре Стамбула). Ну и заодно как бы отдавая отступные за быстро - пока бывшие союзники по Антанте не успели прибрать к рукам бакинскую нефть - возвращенные Турцией земли Азербайджана, хотя частично расплатились и землями Армении - и сами большевики наелись с армянскими нациками-дашнаками и нациками-меньшевиками, да и грузины с азербайджанцами - плохо относились к армянам, которые до революции подмяли под себя весь Кавказ. Я сейчас также пребывал в глубоких размышлениях - строить ли на освобождаемых от турецкой власти территориях Армянского Нагорья подобие Великой Армении или пока погодить - информация о событиях прошлого поступала разная и противоречивая, как бы вместо новой советской республики не проколоться и не создать новое нацистское государство ...
   Так что наше наступление - точнее продвижение - на Кавказ и далее на юг отвлекало немало турецких и, что более важно - немецких сил от центральной части РСФСР, поэтому наше же продвижение от Старого Оскола на восток в сторону Дона мешало окончательно и полноценно окружить части РККА в Елецко-Тамбовском котле - фронт был непрочным и колонны с подкреплениями постоянно прорывались внутрь котла. Более того - наши с РККА встречные наступления окружили уже окружаемых, и на пространстве между линиями Саранск-Рязань-Тула-Калуга на севере и Сталинград-Белгород на юге - то есть на площади 450 с севера на юг на 600 с запада на восток километров - получалась эдакая матрешка из котлов - внутри - котел с частями РККА - размерами 70 на 280 километров, его опоясывает котел с частями Вермахта, ну и снаружи его опоясывает уже новый котел, что мы проделали в сентябре. И на этом котлы в европейской части СССР не заканчивались - наши части, прорвавшиеся к Киеву и Полтаве, немцы в свою очередь окружили встречным ударом - со стороны Коростеня на восток и со стороны Орла на запад - получалась тонкая кишка длиной 500 и высотой 10-50 километров, через которую, по идее, тульско-орловско-воронежская группировка немцев имела наземную связь с западом, хотя все-таки больше подкреплений поступало с юга - с линии Харьков - Россошь - Калач-на-Дону, откуда окруженная группировка получала подкрепления транспортными и военными колоннами - у обеих сторон фронт на юге состоял из отдельных кочующих частей и подразделений, поэтому если не нарвешься, то проскочишь или отодвинешь. Все окружали всех.
   И вот - ко всему этому - мы еще переправили много войск на Кавказ. Сначала это происходило по просьбе наших соратников армянской и грузинской национальностей - те хотели защитить своих родных от турецкого вторжения. И эта защита в итоге вылилась в освобождение западной части Северного и Южного Кавказов, а также части Кубани и Ставрополья, да и по ходу движения от нашего Белгорода к нашему же Ворошиловску (который Ставрополь) образовались несколько освобожденных территорий на Донбассе - прежде всего в районе Ворошиловграда (который Луганск) - и, самое важное - Ростов-на-Дону. Получалось, что за счет успеха в окружении наших сил в районе Киева и в районе Полтавы, немцы не смогли купировать ни наше совместно с РККА встречное наступление по линии Балашов - Острогожск - Старый Оскол, что проходило южнее Воронежа, все еще остававшегося под немцами, ни переброску наших бронетанковых колонн на Кавказ, в результате чего и образовались освобожденные анклавы на Донбассе и у впадения Дона в Азовское море, но из-за чего наши части на севере УССР были ослаблены и в свою очередь не смогли сдержать немецкий прорыв.
   Более того - от Кавказа наши части неспешно продвигались в армянско-курдско-греческие земли, которые были временно - всего несколько веков - оккупированы Турцией, с возможным прицелом в сторону Персидского Залива, а другие наши части, но гораздо быстрее - самолетами - рвались в сторону Кореи, где, напомню, упал наш высотник, что работал по заданиям РККА на отражении японской агрессии против СССР - вот и собирались всей республикой выручать экипаж. И попутно создавали анклавы в Афганистане, заодно уже начиная борьбу с басмаческими и пуштунскими бандами, что нацелились на Среднюю Азию и Казахстан, а в перспективе - и на Казань, на Челябинск, на Свердловск и Нижний Тагил - большие пространства и мало населения - самое то для подвижных кочевых орд. А далее - наши подразделения создавали анклавы на Тибете, договаривались о промежуточных базах с китайскими милитаристами и коммунистами всех мастей. И в сентябре совместно с корейскими товарищами под шумок высадились на Хонсю - южном крупном острове Японского архипелага. Забрались далеко.
   Но то был все-таки второстепенный театр военных действий - ни у нас, ни у противников на них не было крупных сил. Точнее - у противников-то как раз были - немцы со своими индийскими корпусами, набранными из плененных в Африке индийцев бывшей Британской армии уже подходили к Индии, где и так вовсю полыхало антибританское восстание, поднятое на волне японских успехов в Юго-Восточной Азии и Китае, это помимо того что там также полыхали и междоусобные войны между княжествами и вообще непонятно кем - шла активная перекройка Индостана и вообще Британской Индии. Заодно немцы успешно подбивали персов, объявивших войну СССР и Великобритании за оккупацию 1941 года, пуштунов и басмачей Афганистана на северный поход, да и польская трехсоттысячная группировка генерала Андерса, что находилась в Иране - тоже нависала над южным флангом дамокловым мечом. Хотя поляки еще окончательно не определились в своих пристрастиях - все-таки, подкормившись за счет советских людей, они в 1942 году перешли на обеспечение к англичанам, поэтому еще возможно намеревались от них что-то выцыганить. Если еще было что - ведь у англичан в Азии оставалось лишь несколько прибрежных городов на Индийском полуострове, так что окончательному переходу поляков под крыло немцев мешали политические проблемы с Генерал-Губернаторством, что было образовано на месте остатков от Польши. Впрочем, по донесениям разведки, с 'иранскими' поляками сейчас активно работали поляки из Вермахта - их там служило под полмиллиона человек (РИ), так что было кому рассказать о принятых порядках и перспективах.
   Но в любом случае - куда бы ни качнулись 'иранские' паны, мы не могли перебросить туда достаточно войск, чтобы активно воздействовать на все эти враждебные силы - ведь наша высадка в порту Данцига в сентябре 1943 года внезапно превратилась из обычного набегового рейда в довольно успешную операцию по взлому с тыла немецкой обороны около Данцигской бухты, и сейчас наши части понемногу начинали растекаться на юго-юго-запад по Кашубии и на юг по землям древних пруссов - Помезании, Погезании, Любавии, дойдя уже и до начала мазовшанских земель - до Млавы - города, вокруг которого в 1914 году шли особо упорные бои - он четырнадцать раз переходил из рук в руки. Мы сюда тоже дошли и дальше на юг идти пока не собирались - мы и так удалились от Данцига на 170 километров на юго-юго-восток - еще сотня - и уже Варшава, фактически центр мазовшанских земель, захваченных полянами в давние времена с помощью немецких рыцарей, пруссов, ятвягов и русинов. И мы не собирались снова повторять ту давнюю историю, да и делать нам там было нечего - ранее мы уже заходили в Варшаву два раза, да еще там было одно польское и одно еврейское восстания - в результате город был разрушен в пыль.
   Но, самое главное, так и не была уничтожена оборонительная полоса немцев на востоке - прорвать-то мы ее прорвали, ударом с тыла и затем добавив и с фронта, но только у самого побережья Балтики - к северу от Эльблонга, установив сухопутное сообщение с нашим десантом в Данциге, ну и понемногу растекаясь уже за спиной этой оборонительной линии - повторю, у нас не было сил чтобы ее прорвать надежно и на большом участке. То есть сначала надо было расширить прорыв, чтобы его нельзя было заткнуть одним-единственным контрударом, и уже потом понемногу - по мере переброски дополнительных сил - сворачивать остальные участки. Поэтому, когда случился еще один прорыв этой обороны - совсем в другом месте - я выругался, причем в плохом смысле, так как радоваться было нечему. И виновата была как раз новая бронетехника - держали мы ее в тихом месте - и додержались.
  
  
  
  
   ГЛАВА 2.
  
   Как я уже отмечал, к осени 1943 основные бои шли в европейской части РСФСР и на севере УССР, а фронт в Прибалтике и на западных границах СССР (и, соответственно, нашей республики) как застыл осенью 1942, так особо и не двигался - после захвата Кенигсберга мы смогли отбить немецкое контрнаступление, после чего обе стороны уже не имели там достаточно сил чтобы нанести решающее поражение войскам противника. Поэтому подразделения окапывались на высотах, командование подбрасывало новые силы, но скорость их наращивания была примерно одинаковой, так что равновесие так и застыло на месте.
   Одним из таких тихих углов был Ковель - город в 120 километрах на юго-юго-восток от Бреста и в 160 километрах на северо-северо-восток от Львова. Мы зашли в город на волне успешного контрнаступления осенью 1942, когда гнали обратно немецкие войска, что фашисты перебрасывали против нас с Украины, когда пытались отбить Кенигсберг. Освободить-то город мы освободили, но он так и оставался эдаким островком нашей территории к югу от Припятских лесов - фронт аккуратно огибал город почти ровной окружностью - на три ее четверти - на расстоянии в 30-50 километров от северо-запада через юг и до северо-востока, дальше уже снова шел на на восток - сначала по Стыри, затем примерно до границы между бывшей БССР и УССР и далее почти вдоль нее на восток. Город был примечателен тем, что в нем сходилось несколько веток железных и автомобильных дорог, включая Брестское шоссе Киев-Брест, так что немцам по идее он был бы полезен. Да вот фиг вам - даже в 1941 году немцы смогли занять его лишь через неделю - 28 июня, и то лишь потому, что оборонявшийся там 15й стрелковый корпус получил приказ на отход, так как южнее немцы прорвались уже гораздо дальше на восток. А так - в первый же день войны две советские дивизии численностью 20 тысяч человек отбросили обратно за границу две немецкие численностью 48 тысяч 17го армейского корпуса. И в последующие дни отбрасывали немцев и ликвидировали их плацдармы - лишь вступление в дело немецкой танковой дивизии позволило фрицам закрепиться здесь на территории СССР, ну а там и части РККА начали планомерный отход на восток.
   Мы действовали по привычной схеме - разрушили железнодорожные и автомобильные мосты в радиусе трехсот километров и город стал никому не нужен - все-равно большую часть грузов немцы сплавляли по Дунаю, что было дешевле и производительнее. Да и распутица вкупе с подвижной обороной первых месяцев - сентябрь-декабрь 1942 - не позволила фрицам быстро подойти к Ковелю. А там уж и не получилось - мы подняли планы постройки ковельского УРа и все-таки возвели намечавшиеся ДОТы, дополнив ими построенные в 1940-41 годах батальонные районы предполья. И успели как раз к тому моменту, когда нас выдавили из Холма - Хелма, если по польски - первого и самого северного города Червонной Руси. Хотя и Ковель вроде бы находился на тех землях, а название Галиция было введено уже австрияками - даже поляки и те называли эти земли Русским Воеводством. Но вот австрияки были мастерами в порабощении других народов, и стирание памяти было в этом деле наипервейшим пунктом - как только по очередному разделу Польши эти земли в 1772 году отошли к Габсбургской монархии - так австрийцы и переиначили местные названия - земля превратилась из Червонной Руси в Галицию, русские - в галичан, на худой конец в русин - и все шито-крыто - Украиной-то тогда называли области вдоль среднего Днепра, поэтому называть местных украинцами никто даже и не думал, впрочем, как и волынян, подолян, покутян - да, тоже русские, но живут в других областях, как и украинцы. Впрочем, само название Галиция австрияки тоже долго не искали - оно происходило из названия Галицко-Волынского княжества, что существовало на этих землях до конца 14го века и называлось так по столице - Галичу. Вот венгры на него и претендовали - постоянно и неуспешно, ну а от венгров название переняли и австрийцы.
   Жаль, мы немного не успели спасти местных евреев. Заключенных из 'бесполезного' гетто - то есть тех, кто не имел нужных профессий - немцы уничтожили в июне 1942, а 'ремесленное' гетто - в августе - всего более 15 тысяч человек только в Ковеле и его окрестностях. Так-то эти люди нам очень бы помогли в борьбе против отрядов обеих УПА и перешедшей в них почти что полностью украинской вспомогательной полиции. Собственно, и к востоку от города - в Припятских лесах - мы основную войну вели не столько с немцами, сколько с отрядами Украинских Повстанческих Армий, причем обеих.
   С украинским национализмом ведь все изначально было непросто, так как слишком много сил было заинтересовано в его создании и использовании - вот они и тянули каждая на себя, создавая под себя же и все эти боевые отряды. Так, еще до Первой Мировой в Австро-Венгрии существовали под эгидой правительства военизированные отряды, и с началом войны они были преобразованы в Украинский Добровольческий Легион, который присягнул на верность Венгрии (то есть даже не главной силе в двуединой монархии). И они начали худо-бедно воевать против русских войск, причем и худо, и бедно - к зиме 1915 года было потеряно две трети первоначального состава, остававшиеся в живых австрийские укронацики пытались мобилизовывать в легион местных крестьян - таких же русинов - бойков, лемков, гуцулов и прочих - только не зараженных национализмом головного мозга. Крестьяне воевать против своих же - то есть против русских - ни в какую не желали, поэтому при первой же возможности либо разбегались либо сдавались в плен - текучка была высокой и численность легиона не раз снижалась с нескольких тысяч до нескольких сотен человек.
   Все поменялось в 1918 году, когда Австро-Венгрия решила ввести в действие свой запасной план и легион был передан под командование Василя Вышиваного, который был нифига не Василь, но очень даже вышиваный, а местами и проштопанный. В том плане, что от рождения 'Василь' был Вильгельмом Франц Габсбург-Лотарингским, эрцгерцогом Австро-Венгрии. Но, согласно написанной под него биографии, 'настолько проникся любовью к украинской культуре, что очень любил разъезжать по галицийским селам, где раздавал помощь сирым, убогим и прочим нуждающимся', изучил украинский язык (который на поверку оказался гуцульским - но это неважно - там все-равно говоры были в каждой деревне свои), и вот в самом начале войны, когда пареньку только-только стукнуло восемнадцать, его тут же назначили командиром уланского полка, где служили одни украинцы (это не украинский легион, а нормальная армия Австро-Венгрии), а в 1918 ему подчинили и Украинских Сечевых Стрельцов - как к тому времени назывались остатки того что осталось к тому времени от легиона. С вышиванками у Франца-Василя тоже было нормально - вышиванки он любил разные и цветастые и всегда ходил только в них (как говорилось в ориентировке на него - 'имел гомосексуальные наклонности'). А целили Франца-Василя ни много ни мало на украинский трон - в пару к польскому трону, на который претендовал его отец - троюродный брат предпоследнего императора Австро-Венгрии Франца-Иосифа. Так что и 'глобус украины' - это не такая уж шутка, если потребуется кому-то с достаточными ресурсами. Но в данном случае все пошло не так - и Австро-Венгрия развалилась раньше чем успели создать нужные троны, и поляки с поддержкой французов - самой сильной силы в Европе - заявили претензии на эти земли вплоть до Кубани, и там уж РККА УССР совместно с РККА РСФСР погнали всех националистов, беляков и интервентов начиная от поляков и заканчивая греками. Так что оставили австрияки Франца подкармливать да присматривать за своими подопечными. И ждать нового случая.
   А подопечные не сидели сложа руки, классически разосравшись к началу 1940 года на меньшевиков и большевиков - ой то есть на мельниковцев и бандеровцев - и появились ОУН(м) и ОУН(б). Да, выстрел Павла Судоплатова 23 мая 1938 года в Роттердаме стал одним из самых удачных в плане разрушительного действия - ведь после гибели предыдущего главы ОУН Коновальца и еще даже до начала Великой Отечественной Войны с обеих сторон националистов полегло по несколько сотен - выясняли между собой кто самый главный украинец. Мельниковцы как более старшие и типа авторитетные хотели все делать медленно но верно, а бандеровцы - это был молодняк, которому не терпелось, поэтому они участвовали во всех боевых столкновениях с польской и советской властью. Соответственно, к моменту голосования за нового главу ОУН все молодые сидели по польским тюрьмам, а когда немцы их выпустили - все уже было решено более старшими.
   'Нифига не решено !' - сказали младшие, так как им не только не терпелось, но и ничего не светило - Мельнику, ставшему очередным главой ОУН, немцы жирно намекали что он станет проводником - то есть вождем - всех украинцев после завоевания СССР Германией. Поэтому Бандера решил подрезать подметки на ходу, и уже 30 июня 1941 года во Львове ближайшими подельниками Бандеры было зачитано его заявление о создании Украинского Государства и призывы не складывать оружия 'до тех пор, пока на всех украинских землях не будет создана Суверенная Украинская Власть'.
   Немцы, узнав об этом, прифигели. Да, там в заявлении говорилось что 'нововосстающее Украинское Государство будет тесно взаимодействовать с Национал-Социалистической Великой Германией, которая под руководством своего Вождя Адольфа Гитлера создаёт новый порядок в Европе и в мире и помогает Украинскому Народу освободиться из-под московской оккупации'. Но вообще-то у немцев были свои планы на эти земли - тут ведь чернозем, отличный климат, много дешевых и трудолюбивых рабочих рук - зачем все это отдавать непойми кому ? И уже в начале июля Бандеру и еще несколько человек из руководства ОУН(б) арестовали и поместили сначала под домашний арест, а спустя несколько месяцев, не договорившись, и в концлагерь. Батальон Нахтигаль, где были в основном боевики из ОУН(б) - те, кто выжил в боестолкновениях с советскими пограничниками в предыдущие годы - узнав о таком, тут же отказался служить в Вермахте, был разоружен, отправлен в Берлин, где практически все его служаки подписали новые контракты на службу в том же самом Вермахте. Оно и понятно - раз такое вставание в позу ни на что не повлияло, то есть-то все-равно что-то надо.
   И такой своей хитрожопости не скрывал вообще никто - даже в официальных документах ОУН(н) ('н' - 'неважно какой') говорилось, что 'главная роль на первом этапе войны на Востоке принадлежит Немецкой Армии. Пока немцы будут биться с москалями мы должны будем создавать свою сильную армию, чтобы потом приступить к разделу мира и его упорядочиванию'. И такое ясноглазие в стиле 'а нас-то за что ?' приводило к массовым арестам бандеровцев, которые на свою голову поверили немецким заявлениям 'Украина должна стать независимым государством в альянсе с Германией', а потому активно действовали в июне 1941 - захватывали города, убивали одиночных красноармейцев, подняли во Львове восстание, активно уничтожали еврейское население.
   И вот немцы, получив от них все необходимое, начали избавляться от отработанного пара - там не только аресты, но и просто уничтожение бандеровцев под предлогом их мародерства, благо что предлогов искать особо не требовалось. Так что весной 1942 бандеровцы решили отложить на неопределенный срок 'вооруженную борьбу против немецкого оккупанта', усилить борьбу против 'московско-большевистских влияний' и 'оппортунистов' - то есть мельниковцев из ОУН(м), хотя оппортунистами были как раз бандеровцы из ОУН(б) - и даже посягнули на святое право своих членов - им было рекомендовано 'воздержаться от участия в антиеврейских акциях'.
   Мельниковцы тоже не сидели сложа руки и, чуть оглядевшись и решив что уж теперь немецкому командованию точно никуда не деться, надумали прогуляться по тем же граблям что их более нетерпеливые собратья по разуму - 5 октября 1941 года они провозгласили в том же Львове Украинскую Национальную Раду (в РИ это произошло в Киеве, в АИ Киев еще не захвачен). Немцы сказали что-то типа 'шо, опять ?!?', арестовали новоиспеченных членов новоиспеченного правительства, немного их попинали, подержали в тюрьме, кого-то даже расстреляли вместе с евреями (в РИ в Бабьем Яру было расстреляно несколько активистов ОУН(м)), но в общем обошлись более мягко - все-таки мельниковцев крышевало гестапо, так как это были эмигранты-теоретики, жившие за границей СССР и Польши, тогда как бандеровцы были под крылом абвера - военной разведки - и всегда работали 'в поле' - то есть непосредственно в Польше и в СССР, проводя диверсии и разведку. Соответственно, если мельниковцы еще были нужны для управления политическими течениями в среде украинства, то бандеровцы уже не требовались, как минимум в таких количествах - не каждый западенец сойдет за своего в русских районах, поэтому ценность от них как от разведчиков и диверсантов была гораздо ниже, а проблем - наоборот гораздо больше как от более боевитой силы чем мельниковцы. Поэтому Мельников, не получив должность Проводника - то есть вождя украинского народа - так и оставался полупроводником - то есть транслировал местному населению волю своих хозяев. За что мельниковцам доставалось от бандеровцев - все-таки Западная Украина была вотчиной Бандеры и его сил, поэтому бандеровцы убивали мельниковцев даже с большей охотой чем советских партизан, евреев и поляков, так как то были неправильные украинцы. Избавлялись от порчи.
   Впрочем, к зиме 1941 немцы уже вычистили самых боевитых бандеровцев - членов 'передовых отрядов', которые летом 1941 шли перед или сразу за наступающими частями Вермахта, проводя агитацию, диверсии и тому подобные антисоветские действия. Да и мельниковцы, которых немцы подкармливали гораздо сытнее, уже создали немало своих отрядов на бывших бандеровских землях. Так что в 1942 году между националистами установилось шаткое равновесие. Более того - в начале 1943 года немцы разрешили мельниковцам создать даже не те полуподпольные отряды самообороны, что были до того, а полноценную войсковую часть - дивизию СС 'Галичина'. Чаша все сильнее склонялась в пользу Мельника. Но к тому моменту у обоих вождей голова была занята уже не борьбой друг с другом (а также со всеми вокруг - немцами, русскими, поляками), у них была более сильная головная боль - новоиспеченный конкурент в деле украинства - Тарас Бульба.
  
  
Оценка: 9.00*4  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"