Пугачева Анастасия: другие произведения.

Вересковый мёд

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Война закончилась и многие солдаты и офицеры вернулись домой. Как найти себя в новой жизни, особенно, если уже не помнишь, что значит, жить без войны.

  глава 1
  
   Толпа шумела. Люди обсуждали цены на продукты, схваченного вчера мясника, выдававшего человечину за свинину, любовные шашни вдовы бывшего градоначальника, новые налоги и отмену старых, конец войны, строительство дорог, стоимость услуг штатных магов и многое другое. Элис почти не слушала, медленно продвигаясь в сторону центральной площади. Непонятно почему, но сегодня улицы были почти полностью забиты народом, и все двигались в том же направлении. Иногда ей приходилось буквально пробивать себе путь, перед ней расступались, но без особой охоты. Война закончилась, долгая пятилетняя, вымотавшая всех, высосавшая ресурсы. Закончилась непонятно, то ли победой - всё же враг отброшен на свою территорию, то ли поражением, новых земель не приобрели, зато людей положили не счесть.
  
   На Элис оглядывались, кто-то окликнул, дерзко сделав непристойное движение бёдрами, имитирующее половой акт, приятели рядом громко заржали, но какой-то старик в большой синей чалме заставил юнцов замолчать коротким приказом.
   Элис присмотрелась, на груди старика блеснул круглый знак десятника, цвет головного убора подсказал, где тот служил, и женщина благодарно опустила голову: возможно, они даже встречались. За пять лет она многих узнала и ещё больше потеряла. Элис вспомнила, как совсем юной двадцатидвухлетней девушкой, она попала в водоворот войны, как сложно ей было сначала, почти не имевшей практики, зато с теорией было всё в порядке - в школе учили неплохо, пусть и не совсем тому, что нужно на полях сражения и между боями. Но когда к ним на выпускной вечер пришли и предложили стать добровольцами, никто не колебался, ушли всем классом. Насколько Элис знала, кроме неё в живых осталось, то ли трое, то ли четверо. Сейчас девушка умело обращалась с оружием, отточила технику создания и бросков пульсаров, прекрасно распознавала нежить и могла справиться почти с любой, включая класс А по шкале Храсса. Знала с десяток боевых и лечебных заклятий, могла сварить любое зелье: "дайте только ингредиенты, а не дадите, сама возьму". Одним словом, была опытной наёмницей, получив под конец войны звание капитана и сотню солдат. Но всё теперь позади.
   Королева подписала мирный договор и согласно ему армия была распущена. Большая часть уже отправилась по домам, остальные прибудут на сборные пункты в ближайшее время. Каждому назначено небольшое содержание, обещана помощь в найме на службу, и на этом всё.
  
   Элис вчера погрузила на паром свою сотню, решив задержаться в надоевшем до зубного скрежета городке еще на пару дней. По собственным делам осталась - неделю назад, после нескольких кружек местного вина, выпитого по случаю победы, она неосторожно села за игорный стол. И, как следовало ожидать, проиграла. Деньги ей было не жаль, но вместе с ними ушёл фамильный перстень. Особой ценности тяжелая золотая печатка не имела, тем более, что отец Элис умудрился сделать не меньше - он поставил на кон поместье и... теперь у замка новый хозяин. Однако перстень ей было жалко, хоть какая-то память, раз больше ничего не осталось.
  
   На следующий день, протрезвев, Элис решила вернуть печатку и даже нашла счастливого или не очень владельца. Им оказался местный купец, вопреки уже сложившемуся стереотипу, худой и бледный, но фамильный перстень возвращать отказался. Элис покрутилась, подумала и... решила навестить его дом ночью, забрать собственность, тем более, что всё равно завтра уезжать. После недолгого наблюдения, она выяснила, где купец хранит драгоценности, и отправилась на "дело". Вот так и получилось, что по крыше купеческого особняка кралась тёмная фигура, отсчитывая окна на фасаде. Но отсутствие воровского опыта сделало своё дело - Элис ошиблась. В той комнате, куда она попала, оказался обитатель - закутанный в покрывало житель "ночной" половины, как тут называли гарем.
   От неожиданности Элис замерла, соображая кто это и что теперь делать. Потом пробормотала извинения и ретировалась обратно в окно, не зная, что в тот самый момент, когда её ноги исчезали из виду, к гаремному обитателю заявился хозяин. Переполох, который поднялся после этого в купеческом доме, не поддавался описанию, оскорблённый купец обвинил наложника в измене, охранника, не уследившего за ним, в сговоре, и на следующее утро отправил обоих на казнь.
   По законам страны такое каралось смертью, если никто не пожелает забрать в свою собственность провинившихся. Осуждённых привели на центральную площадь, поставили на помост и стали знакомить зевак с составом преступления. По странному стечению обстоятельств, в тот момент туда выехала Элис. Впрочем, далеко она не смогла пройти - немало пришло посмотреть на казнь, ведь не каждый день на помост выводят наложника. Наёмница ещё попыталась пробиться, но быстро поняла всю тщетность своих попыток и решила просто переждать, рано или поздно действо закончится, тем более, что паром отправлялся только через три часа.
   Глашатай заунывно выкрикивал что-то, Элис почти не слышала - слишком далеко была, но рядом какой-то доброхот старательно пересказывал:
  
   - Значиццца за измену казнят. Эх, жалко, не видно, какой он! Красавчик, видать.
  
   - Ага, кто ж урода в гарем-то возьмёт?
  
   Приговоренный был почти обнажён, только на бёдрах была намотана тряпка, да на голове надет серый полотняный мешок. Охранника, проворонившего наложника, видимо, сначала избили за проступок, а уж потом отправили на площадь - рубашка и штаны были в крови, а на лице виднелись синяки и глаза заплыли. На помосте пылала жаровня, рядом лежала кучка каких-то украшений, тускло блестело золото и серебро.
  
   - Вот ещё раз предложит выкупить и, если никто не возьмёт, расплавят подарки хозяина и вольют в горло наложнику.
  
   - Бедненький, - заохала какая-то женщина.
  
   - Сам виноват, изменщик! - отрезал старик в вышитой шапочке.
  
   - Молоденький какой!
  
   Элис вдруг представила, как будет корчиться от дикой боли наложник - виновен он там или нет, а такой смерти никто не заслуживал, и решительно направила коня к помосту. Её заметили, поняли и начали потихоньку расступаться.
  
   Глашатай окинул взглядом претендента, отметил королевский мундир со знаками отличия, Элис сдаст их вместе с табельным оружием на сборном пункте, уже дома, в королевстве, оценил и добавил почтительности в голос:
  
   - Госпожа капитан желает приобрести рабов?
  
   - Почему бы и нет? Но я плохо знаю ваши обычаи. Сколько стоят приговорённые к смерти?
  
   - За них вы должны внести в казну двадцать серебренников.
  
   Элис удивлённо глянула на приговорённых и переспросила, точно ли она услышала цену. Оказалось - да, сумма освящена законом и монеты следует отдать тут же, не уходя. Наёмница вытряхнула из кошелька горсть мелочи, отсчитала двадцать монет и стала владелицей двух рабов. Помощники палача сгребли украшения в мешок, вручили его Элис, наложника закинули позади неё, а бывший охранник пошёл рядом.
  
   Девушка не стала задерживаться, справедливо полагая, что чем быстрее они покинут неуютное место, тем лучше. Сразу отправляться на паром было невозможно - покупку следовало привести в относительный порядок, не везти же в королевство голого парня. Элис покрутила головой, заметила вывеску публичных бань и повернула туда. В таких заведениях, насколько она знала, можно было не только помыться, но и купить одежду.
  
  
   ***
  
   Краса и гордость гарема, звезда очей почтенного купца, самый прекрасный наложник, ну и далее, что там выкрикивал евнух, в обычное время откликался на имя Сани*. Выросший в благословенных Райских Садах, где готовили самых искусных любовников, способных ублажить как мужчину, так и женщину, он был до вчерашней ночи вполне доволен своей судьбой. Купец, выкупивший юного Сани, не обижал, дарил дорогие подарки, и юноша надеялся прожить в его гареме долгое время. Но в его комнату проник чужой, со страху наложник даже не понял, кто это был, да и зачем приходил тоже непонятно - заглянул, буркнул что-то и исчез. И всё бы ничего, да господин вошёл очень не вовремя, и привычная жизнь закончилась в один миг. Сани обвинили в измене, и теперь он, чудом избежав смерти, стал на коленях перед своей новой хозяйкой.
  
   - Так, - Элис почесала в затылке, сдвинув на сторону форменную шапку, - Должна сказать, что раз я купила вас, то должна хотя бы узнать, как вас зовут.
  
   - Мое имя Сани, - прошептал юноша.
  
   - Хаким**, госпожа.
  
   - Замечательно, тут я вас, конечно не оставлю. Двадцать серебрушек не та сумма, чтобы о ней жалеть, да боюсь, что вы тут долго не проживёте, - хмыкнула, увидев на лице охранника согласие с её словами, и продолжила: - ну чем занимался он, я сама понимаю, а вот насколько ты хороший воин скажешь мне сам.
  
   - Я хороший воин, госпожа, - послушно ответил Хаким, - мой прежний хозяин нанимал лучших.
  
   - Ладно, поверим на слово, - пожала плечами девушка и кивнула на мыльню. - Идите, я пока принесу вам одежду. И поторопитесь, нам ещё на паром успеть нужно.
  
  
   ***
  
   Шумело море, ударяясь волнами о борт парома, уплывал вдаль наскучивший своей экзотикой берег, пропадал в дымке городок. Элис надеялась, что навсегда, даже смотреть на них не хотелось. Вместо этого девушка расслаблено сидела в удобном кресле и подставляла лицо лучам вечернего жаркого солнца. Не то чтобы она замёрзла, совсем нет, но больше заняться было нечем, а идти в тёмную каюту не хотелось. Во-первых, там было душно, а во-вторых, там сейчас были её рабы. Выдерживать их покорные и признательные взгляды Элис порядком надоело, а услужливость, граничащая с раболепностью, просто раздражала. Девушка понимала, что дело вовсе не в её личных заслугах, а в благодарности за спасение от неминуемой смерти, но... неуютно ей было. Тем более, что она-то точно знала, кто на самом деле виноват во всех бедах гаремного мальчика и его стража.
  
   Но сколько, ни сиди наверху, а на ночь придётся всё же спуститься в каюту. Элис распахнула дверь и поморщилась - опять на коленях! Они что, вообще не вставали?
  
   - Поднимайтесь, - буркнула девушка, недоумевая, куда делся её привычный командный голос, на который даже у самых нерадивых солдат была одна реакция - бежать и выполнять.
  
   Рабы, однако, послушно встали.
  
   - Значит так, сейчас мы ужинаем, потом спать. Я лягу в гамаке, вы на кровати.
  
   - Госпожа, прошу милости, - Хаким бухнулся обратно на колени и уткнулся головой в пол.
  
   - Что ещё?
  
   - Мне нельзя в одну постель с ним. Сани наложник, я всего лишь страж. Это нанесёт урон вашей чести.
  
   - И что теперь? Может, мне лечь на пол? - возмутилась Элис.
  
   - Госпожа, вы можете позволить своему наложнику спать у вас в ногах. А я пойду в гамак.
  
   - А почему в ногах? - полюбопытствовала Элис.
  
   - Разве вы позволили доставить вам удовольствие? - вопросом на вопрос ответил Хаким.
  
   Элис растерялась, в таком аспекте свою покупку она не рассматривала, тем более, что выглядел мальчишка едва на шестнадцать лет. Как оказалось - зря, Сани готов был на всё, чтобы его новая госпожа осталась довольна. Но, несмотря на бурное военное прошлое, девушка была не готова заниматься любовью при свидетелях, хоть и могла рассматривать возможность появления в своей постели искусного мальчика, не сейчас, как-нибудь потом, когда тот подрастёт.
  
   - Ладно, сделаем так. Ты, Сани, ляжешь у стенки. Надеюсь, ты не брыкаешься по ночам? Нет? - юноша отрицательно помотал головой. - Хорошо, я устроюсь с краю. Ну, а Хакиму останется гамак.
  
   Элис уже давно спала, а наложник всё лежал, чуть дыша, и боялся лишний раз пошевелиться. Юноша слушал шум моря за круглым оконцем и гадал, что ждёт его в далёком и чужом королевстве.
  
   _____________
   *Сани - (араб.) - бриллиант, роскошный.
   ** Хаким - (араб.) - мудрый.
  глава 2
   Благословенное королевство Арморика традиционно встретило приезжающих туманом. Элис втянула носом влажный воздух и ностальгически проговорила:
  
   - Дом... дом... родные поля... мокрые. Бррр, - передернулась и покосилась на своих спутников.
  
   Те явно и откровенно мёрзли, младший так вообще трясся так, что зубы выбивали звонкую дробь.
  
   - Ничего, - оптимистично проговорила Элис, - сейчас найдем какую-нибудь гостиницу, а там видно будет.
  
   Гостиница нашлась быстро, вокруг порта их было немало, на любой вкус и кошелёк. Покрутив головой, девушка остановилась взглядом на скромной вывеске "Бык и корона", куда и направилась. Портье, без интереса скользнул по ним взглядом, лениво подвинул для заполнения книгу постояльцев и положил на стойку блестящий ключ с биркой.
  
   - Для слуг у нас есть отдельные комнаты. Общие, в полуподвале.
  
   Элис представила, что на её экзотических мальчиков будут пялиться, все кому ни лень, и отказалась, велев положить в комнату пару дополнительных матрасов. Портье пожал плечами, мол, дело хозяйское и больше не обращал внимания на постояльцев, посчитав свою миссию выполненной.
  
   Комната была маленькой, тёмной и неуютной. Кровать с горкой подушек, покрывало в клетку - имитация лоскутного, на комоде у входа таз для умывания и кувшин, белый с синим цветком. Но больше всего Элис умилил фаянсовый горшок под кроватью, хотя она точно знала, что в конце коридора есть уборная, ещё до войны их построили во всех гостинцах, правда для этого потребовалась эпидемия холеры и приказ королевы. С болезнью справились маги, но с тех пор в каждом уважающем себя доме должна быть уборная с выгребной ямой. По улицам стали ездить вонючие бочки золотарей за небольшую плату очищающие их от нечистот, а среди практикующих магов появилась новая услуга - уничтожение запаха после чистки. Гостиничный слуга принёс пару свёрнутых в рулон матрасов, изнутри торчали уголки подушек и края одеял.
  
   - Так, вы тут устраивайтесь, а я на сборный пункт, нужно отметиться и посмотреть, что мне предложит королевство за мою службу.
  
   Хаким молча поклонился, пока мальчишка настороженно стрелял по сторонам глазами, и запер за госпожой дверь - он не доверял местным. Никому. По-хорошему, нужно было отправиться вместе с ней, да Элис не позволяла, ещё на пароме заявив, что дома ей ничего не грозит, тем более, что с оружием она неплохо умеет обращаться, раз жива до сих пор.
  
   Сборный пункт долго искать не пришлось, достаточно было посмотреть, куда движутся бывшие солдаты и идти в том же направлении. Для офицеров был предусмотрен другой вход, где, в отличие от рядового и сержантского состава, народу было куда как меньше. Сначала нужно было сдать знаки отличия и табельное оружие, оставить можно было только именное или наградное, а потом записаться на очередь к чиновнику по распределению. Элис почти не пришлось ждать, когда её пригласили к столу чиновника с усталыми глазами и унылыми складками вокруг рта.
  
   - Капитан Аддингтон, пятый полк, рота магического реагирования! - Элис привычно вскинула к шапочке ладонь.
  
   - Леди Элисента Аддингтон! - чиновник даже слегка приподнялся, одновременно демонстрируя уважение и в то же время намекая, что она теперь в отставке.
   Элис пожала плечами, ну в отставке, ну и что теперь?
  
   - К сожалению, леди Аддингтон для вас только одно место, в мэрии Бристола*.
  
   Девушка поморщилась: эта столица провинции с одноимённым названием, никогда не привлекала её по причине грязи и неустройства. Там находились основные фабрики по производству дирижаблей и самоходных повозок, а потому везде дымили трубы, а снег с осени по весну покрывал густой слой копоти. Хуже Бристолской провинции был только Дарем, где сосредоточилось большинство угольных шахт. Если по правде, Элис предпочла бы Лестер, Ратленд, но ещё лучше Озёрный Край. Перед красотой последнего меркли даже детские воспоминания о родной провинции.
  
   - Я подожду, может, появится что-то лучше, - отказалась она.
  
   - Зря, - голос чиновника похолодел, - сейчас много офицеров выходит в отставку, а мужчин всегда берут охотнее, чем женщин.
  
   Девушка прищурилась, сдерживаясь, чтобы не вспылить. Как надоели высказывания, что её мастерство уступает хоть в чём-то мужскому! Несколько раз нахалов приходилось буквально затыкать, особенно тех, кто думал, что можно просто поманить пальчиком, и она рухнет в постель к очередному самцу на лету раздвигая ноги. Она не была неискушённой юной девственницей - война быстро снимает тонкий налет целомудрия, но любовников предпочитала выбирать сама. В полку об этом знали и не слишком лезли, а вот с посторонними иногда приходилось сложно. Одному, особо непонятливому, как-то пришлось даже руку сломать, чтобы отстал. К третьему году у Элис уже создалась определённая репутация, а к концу войны любой из её отряда выполнял приказы быстро и качественно. А вот теперь, в мирной жизни, похоже, ей придётся начать всё заново. В небольшом окошке она получила кругленькую сумму, положенную ей по выходу в запас, и отправилась обратно в гостиницу.
  
   На улице после сумрачного кабинета неожиданно ярко светило солнце, и Элис прищурилась, пережидая, пока привыкнут глаза. Мимо по улице бежал мальчишка, топал тяжелыми башмаками, гнал палкой впереди себя обод от колеса. Железный круг гремел, подпрыгивая на булыжниках, в стороны летели брызги, когда ребёнок ступал в лужи, над коркой хлеба дрались встрёпанные воробьи, и девушка вдруг окончательно поняла, что все ужасы войны остались позади и она, наконец, дома.
  
   - Элисента Аддингтон!
  
   Девушка оглянулась на строгий голос, невольно соображая всё ли в порядке с её внешним видом. Классная дама школы магии в Мэрисайде, самая строгая из всех, сейчас смотрела на Элис поверх очков, и девушка почувствовала себя нерадивой ученицей прогуливающей уроки.
  
   - Мисс Торбей, - даже голос дрогнул.
  
   - Деточка, как же ты изменилась!
  
   Элис стало стыдно за пятна на мундире, за обломанные ногти, короткую стрижку и обветренный нос.
  
   - Ты стала настоящей красавицей! - услышала она неожиданно. - Впрочем, ты всегда подавала большие надежды. В каком звании ты вышла в отставку?
  
   - Капитан, мисс Торбей.
  
   - Капитан... - протянула дама, - неплохо, очень неплохо!
  
   Элис покраснела, это был высшей степени похвала из уст мисс Торбей.
  
   - Почему-то мне кажется, что ты отказалась от "щедрого" предложения этих чинуш, - дама кивнула в сторону сборного пункта.
   Отвечать не было смысла, и девушка промолчала.
  
   - Так, - бодро продолжила дама, не дождавшись никакой реакции от Элис, - в провинции Малтон-Кис есть школа для девочек. Учат основам магического лекарства, домоводства, ворожбе, ну ты сама знаешь. Директором там мистер Джеффри Эртон, мой внучатый племянник. Он на днях прислал мне письмо, где сетовал на непостоянство наставниц, представь себе, одна из них осмелилась выйти замуж и теперь у него не хватает одной классной дамы. Я дам тебе рекомендательное письмо, поезжай туда, это уж точно лучше, чем то, что предложат тебе эти...
  
   Мисс Торбей поморщилась и кивнула на дверь пункта.
  
   - Спасибо, - искренне ответила Элис, думавшая точно так же.
  
   В этот момент она даже не вспомнила ни о своём бурном военном прошлом, ни о паре мужчин, ждавших её в гостинице. Впрочем, наличие собственных слуг препятствием ещё никогда не являлось. И, прогулявшись по лавкам и магазинам, она закупила несколько комплектов одежды для себя и для Сани с Хакимом, в Малтон-Кис в это время года уже было прохладно, сказывалась близость холодного моря, да и по отношению к этому месту, находилась она гораздо севернее. Отправив покупки с посыльным, Элис неожиданно зашла в кондитерскую и купила там мягкий батон и баночку тягучего верескового мёда, любимого ещё с детства.
  
   - Мы уезжаем!
  
   С такими словами в гостиничную комнату вошла Элис и уже привычно велела своим мужчинам встать. Посыльный, косясь на её мундир, на экзотически смуглого Хакима, на изящно-красивого Сани, выложил покупки на стол, получил мелкую монету и умчался, готовый рассказать о том, что увидел. Элис не обратила на него внимания, доставая одежду и раскладывая тремя кучками.
  
   - Это мне, это тоже мне... и это мне. А вот это твоё, Хаким. И Сани - тебе, возьми. Сейчас переодеваетесь и ждёте меня. Я купила билеты на поезд, до Малтон-Киса восемнадцать часов пути.
  
   Она сгребла свою одежду и удалилась в общую ванную комнату, расположенную рядом с уборной. Пользоваться по назначению этими сомнительными удобствами она не собиралась, но не переодеваться же ей при мужчинах, не война ведь, да и Элис больше не капитан, а снова юная леди. Ну ладно, не очень юная, да и не совсем уже леди, но всё же девушка.
  
   Хаким помог мальчику разобраться с необычной одеждой - сам он когда-то носил похожую, и чуть не открыл рот подобно уличному зеваке, когда вернулась хозяйка. Девушка была одета в тёмно-синее платье с кружевным белым воротничком, на голове красовалась лихо заломленная шляпка с вуалью, на руках тонкие перчатки. Элис надела отороченный мехом жакет и велела взять Хакиму чемодан. Он и так выполнял работу носильщика, но теперь и Сани получил небольшой саквояж. Маленькую сумочку девушка взяла сама.
  
   - Ну что, поехали? - спросила она непонятно кого и вышла из комнаты.
   Мужчины покорно потопали следом.
  
   Вокзал, откуда через полчаса отправлялся нужный им поезд, был новым, красивым и нарядным и на фоне старого порта выглядел прямо рождественским пудингом против привычного пирога. Сани испуганно шарахнулся сначала от дежурного по станции, затем от важного констебля и наконец, чуть не рухнул, стеная, когда окрашенный в черный цвет паровоз вдруг окутался клубами пара и взвизгнул гудком.
   Кондуктор почтительно открыл дверцу купе перед важной леди и её слугами. Элис не поскупилась, купив билет первого класса. И Сани, успокоившийся, как только за ними закрылась дверь сразу прилип к окну.
  
   Хакиму было велено достать из корзинки холодный ужин, и они очень мирно провели вечер. Элис читала купленный бульварный роман, на обложке красовалась хрупкая блондинка в объятиях клыкастого монстра, в котором после долгих раздумий был опознан акшас, один из подвидов вампиров, но почему-то с щупальцами, как у кракенов. Парни покосились на кошмарную картинку и вернулись к видам, пролетающим за окном. Поезд как раз выехал на побережье, и почти у самой насыпи плескалось серое угрюмое море. На горизонте алел кроваво-полосатый закат, и солнце скрылось уже наполовину. Элис машинально отметила, что завтра будет ветрено и порадовалась, что купила всем тёплые накидки.
  
   Стучали колеса, время от времени гудел паровоз, мелькали за окном деревья - поезд повернул вглубь материка, всё больше удаляясь от привычной жизни последних лет.
  
  
   _______________
   *названия взяла из современной Англии, слегка переиначив, прошу не поправлять! Не соответствуют современному географическому положению.
  глава 3
   В Малтон-Кис было несколько школ, как для мальчиков, так и для девочек: в благословенном королевстве Арморика обучение до сих пор было раздельным. Нужная
   Элис находилась в небольшом городке Лонг-Лей, расположенном у подножия Лайтонских гор. Когда-то, казалось в другой жизни, их класс возили сюда на экскурсию. Чопорная преподавательница географии показывала девочкам основные сосредоточия магических источников, и тут их было целых три. Элис на всю жизнь запомнила лиловые пустоши, тонкие веточки вереска на них и изумительный вкус мёда. Потом, на войне это было одно из тех воспоминаний, которые помогли пережить ужасы сражений. Каменные зубы, установленные в незапамятные времена, окружали выходы силы, и не нужно было использовать их полностью, чтобы получить хороший результат от заклинаний. Магистр магии учил девочек, что для их нужд достаточно зачерпнуть с самого края, главное правильно направить дар и тогда даже самая слабая ученица сможет двигать камни. Понятно, что им никто не разрешал этого делать, но осознание того, что они могут, помогло потом выжить на войне. Элис была благодарна своей школе магии, она-то смогла вернуться. Подумать только, каких-нибудь восемьсот лет назад одарённого мальчика могли насильно лишить дара, а девочек вообще считали чем-то вроде шарлатанок-ворожей, способных только вылечить простуду, да обмануть обывателей лживыми предсказаниями.
  
   Всё изменилось, когда на трон взошёл король Ричард, сместив своего родного брата - узурпатора. После его указа о защите всех одарённых, независимо от пола, и устройстве по всему королевству магических школ, дела стали изменяться в лучшую сторону. А ведь тогда они почти утратили сильных чародеев, способных делать хотя бы малую часть из того, что умел Великий Мерлин. Много с тех пор было сделано, через двести лет были покорены извечные враги и варвары приведены в лоно королевства - теперь там провинция Шартрская, а объединенное государство с тех пор стало называться Арморика, что на древнем языке означало "двойная". Время шло, школы процветали, обучая своих учеников согласно новым веяниям, ведь технический прогресс никто не отменял, а магия не панацея. По стране стали строить железные дороги и по ним во все стороны понеслись поезда, на дорогах появились самоходные повозки, а в небе величественно проплывали дирижабли.
  
   Городок Лонг-Лей был типичным для этих мест. Одно-двухэтажные домики под красными черепичными крышами, садики по обе стороны от крыльца, блеянье тонкорунных овец, и запах. Сладкий аромат вереска, выпечки и мёда. Элис чуть не облизнулась, унюхав его. Она со своими спутниками стояла как раз на платформе у здания станции и ждала, когда можно будет пройти к выходу - её багаж пока не принесли. Сани уже привычно жался поближе к госпоже, а Хаким непроизвольно принимал в незнакомых и опасных, по его мнению, местах, обязанности охранника. Вот и сейчас с высоты своего роста он настороженно наблюдал, как служащий в красной форменной куртке катит к ним тележку с парой чемоданов и саквояжем. Жалкое количество багажа для путешествующей леди, и это было так явно написано на его лице, что Элис пожалела о своём мундире.
  
   Водитель самоходки с тремя кругами на дверце, знаком наёмного экипажа, помог закрепить позади на багажной стойке вещи и спросил, куда направляется леди. А когда прозвучало название школы, вдруг резко добавил почтительности, видимо это заведение здесь пользовалось уважением. Дорога шла вдоль центральной улицы и Элис со спутниками могла в полной мере оценить чистоту и ухоженность скромного городка. На центральной площади, над входом в здание лорда-лейтенанта, выполняющего обязанности градоначальника (во главе провинций стоял лорд-наместник, назначаемый лично королевой), вяло трепыхался королевский штандарт, гармонируя с флагом городка на здании напротив. Судя по двум треугольникам, наложенным друг на друга, там был участок службы правопорядка. На крыльце как раз стоял седой представительный мужчина с армейской выправкой и точно таким же знаком на груди. Элис отметила, что с этим шерифом, она, скорее всего, сможет найти общий язык. Не то, чтобы хотелось, но наличие в собственности граждан другого государства, требовало прийти и внести их в реестр. Это было просто необходимо сделать и как можно быстрее, раз она их купила, Хаким и Сани теперь не принадлежали ни к тому, ни пока к этому государству. С этим надо было что-то решать, но сначала следовало определиться с работой.
  
   Магическая школа располагалась в старинном здании в центре ухоженного парка. По дорожкам, выложенным красной и белой плиткой, Элис со спутниками дошла до крыльца. Три ступени, площадка, балкон над ним, поддерживаемый четырьмя белыми колоннами, по две с каждой стороны, стены из красного кирпича, балюстрада и арочные окна, намекали на так называемый "колониальный стиль". Никакого отношения к собственно колониям королевства он не имел, но говорили, что в заморских провинциях строили именно так. Правда, было это двести с лишним лет назад, и уже давно вышло из моды, но не ломать же хорошее здание. Швейцар с гербом школы на груди распахнул дверь, а дежурная по школе, любопытно постреливая глазами, проводила Элис к директору.
  
   Мистер Джеффри Эртон выглядел именно так, каким должен быть директор. Седые бакенбарды, очки в роговой оправе, безукоризненно завязанный галстук, идеально вычищенный сюртук - он сразу внушал должное уважение.
  
   - Доброго дня, мистер Эртон, - Элис дождалась, пока ей предложат присесть, и протянула рекомендательное письмо.
  
   Директор, узнавший руку тётушки, приветливо осмотрел девушку, отметил скромный внешний вид и выправку офицера, которую после войны приобрели многие.
  
   - Как вы уже поняли, нам требуется классная дама. Вы же понимаете, леди Аддингтон, что это скорее наставница для наших воспитанниц, но думаю, что для вас не составит проблемы держать девочек в строгости. Жалование полагается в количестве сорока золотых в месяц. Комната, форменное платье и стол прилагаются.
  
   - Мистер Эртон, есть ли возможность получить отдельный дом? Дело в том, что со мной лэнды, двое, мужчины. Не хотелось бы, чтобы они проживали на территории школы или кампуса, дабы не смущать ваших воспитанниц.
  
   Элис использовала старинное название живой собственности, пусть лучше будут "лэнды", чем "рабы". Директор покивал головой, соглашаясь, что мужчинам, пусть и состоящим в собственности, лучше проживать отдельно, и предложил небольшой коттедж, как раз и предназначенный для семейного проживания.
  
   Элис получила ключи от него, три дня на обустройство, и предложение использовать хотя бы одного из своих лэндов на благо школы, там как раз был нужен дворник.
  
   - Мы добавим к вашему жалованию тридцать пять серебряных, за его работу, - говорил директор, надеясь, что леди согласится. Школа сможет в таком случае сэкономить, свободному за это платят не меньше золотого.
  
   Элис согласилась, нечего даром хлеб есть, а Хаким крепкий мужчина, помахать метлой или лопатой вполне сможет. Юного и красивого Сани, она пока не решилась выпускать, пусть занимается домом.
  
   - Ну что ж, леди Аддингтон, добро пожаловать в нашу школу. Ах да! чуть не забыл, зайдите к кастеляну и возьмите у него брауни из запаса. И если вам нужна прислуга, обязательно оставьте заявку, пусть подберёт крепкую аккуратную женщину. Ну, желаю вам поскорее устроиться и приступить к своим обязанностям.
  
   Элис присела в коротком реверансе, как раз по её титулу и его должности. Мужчины ждали девушку в холле, смирно сидя на жестком диване и совершенно не обращая внимания на гуляющих туда-сюда воспитанниц.
  
   Кастелян, оглядев Элис, выдал ей четыре комплекта форменного платья - два летних и два зимних, пелерину, шляпки, перчатки, ботинки, туфли, косынки, сапожки на меху, тёплый капор, зимнюю меховую накидку, дождевик и даже зонт. Девушка едва успевала передавать вещи Хакиму, присовокупив туда же и комплекты одежды для него. Сани она будет одевать сама, тем более, что ему много и не надо. Слуга принес сундук с постельными принадлежностями на троих, короб с посудой и ещё один со всякими мелочами, вроде ведра, кастрюль и сковород. В завершении всего из магического кармана был извлечен встрёпанный брауни. Недовольный вид нечистика позабавил Элис, а его ворчание развлекало первую половину дороги, потом это уже надоело, и девушка только и ждала, когда за ними закроется дверь, чтобы объяснить кто же в доме хозяин. Первым делом, как только они вошли в дом, брауни вскочил на стол и заявил:
  
   - Мне нужна новая курточка, красный колпачок, и кусок пирога каждый день!
  
   Хаким и Сани во все глаза смотрели на нечистика, у них в домах таких не водилось. Элис поставила на комод сумочку и аккуратно взяла брауни за шкирку.
  
   - Колпачок тебе? Курточку? - она встряхнула нечистика и ласково продолжила. - Может, тебе ещё и мёд на тарелочке или перинку пуховую?
  
   Глаза девушки сверкнули, с кончиков пальцев сорвалась молния и опалила растрепанную бороду брауни. Тот заверещал от страха, качаясь и поджимая лапки.
  
   - Изгоню, - тихо пообещала Элис. - На ту сторону изгоню. Хочешь?
  
   - Нет, - выл на одной ноте нечистик, - я хороший, не надо меня изгонять...
  
   - Смотри у меня, до первого замечания. Моих лэндов не пугать, за домом следить, мышей, крыс, тараканов и прочих не пускать. Найди кота и хорошего помощника себе в сад. Всё понятно?
  
   - Даааууууу...
  
   - Отлично.
  
   Остаток дня они провели, обустраиваясь на новом месте. Элис выбрала себе большую комнату на втором этаже, рядом с гардеробной и отдельной ванной. Сани выделили каморку под крышей, а Хакиму в подвале. Альков при кухне, девушка решила пока не занимать, мало ли, вдруг у них кухарка появится?
  
   Спальня ей понравилась сразу, вид из окна радовал глаз, кровать была удобной, над бюро* она повесила трофейный кинжал в отделанных серебром ножнах, на комод поставила кривую пиалу, найденную в каком-то заброшенном селении. Элис нравилась нарочитая небрежность в отделке, на дно пиалы высыпала горсть ярких ракушек, давно болтавшихся на дне походного ранца. В ящиках было разложено купленное на днях белье, чулки, носовые платки и шарфы с косынками. Отдельно она сложила кружевные воротнички, выданные вместе с форменным платьем.
  
   - Надо будет разжиться вазой и поставить цветов или веток, а то совсем уныло, - пробормотала девушка. - И покрывало купить другое, нарядное, и еще что-нибудь.
  
   А ночью она долго ворочалась, глядя на круглый лик луны, подмигивающий через окно. Привычка засыпать в любом месте в любое время как-то не сработала. Элис ещё не спала, когда услышала тихие шаги по коридору, а потом робкое поскрёбывание в двери.
  
   - Кто там? - она не стала кричать, и так ясно, что не чужой.
  
   - Госпожа... можно мне войти?
  
   - Сани? Что случилось? Входи, конечно.
  
   Юноша скользнул и первым делом упал на колени у кровати.
  
   - Госпожа, простите меня.
  
   - За что? - удивилась Элис.
  
   - Я не достоин носить звание лучшего наложника...
  
   - А что, очень нужно?
  
   - Но я же...
  
   - Сани, мы в королевстве Арморика, у нас нет гаремов. Ты больше не наложник. Ты подумай, чем бы ты хотел заниматься? Ну, может, цветы выращивать, или... ну, я не знаю.
  
   - Цветы? - растерялся юноша, слова госпожи испугали его. Приносить удовольствие, это единственное, что он умел делать. Но идея научиться чему-то вдруг показалась привлекательной, тем более, что теперь ему не нужно бояться старости или изгнания с ложа хозяина.
  
   - Цветы, - подтвердила Элис. - У дома есть садик, ты можешь начать там. А я поищу тебе учителя. Быть хорошим садовником очень престижно, подумай.
   Сани согласился подумать, и был отправлен обратно, нечего гулять ночами по чужим спальням.
  
  
   ____________
   *"Бюро" - (франц. bureau, нем. büro от лат. burra) - письменный стол с выдвижной крышкой, полками и ящиками для бумаги.
  глава 4
   За окном шуршала метла, собирая в небольшие кучи мокрые осенние листья. Сквозь почти оголившиеся ветки светило солнце, отбрасывало причудливую кружевную тень на дорожки. По выцветшему небу медленно проплывали облака, не сегодня-завтра они соберутся с силами и затянут всё до самого горизонта и тогда на несколько дней зарядит нудный мелкий дождь. Элис проходила с проверкой по коридору кампуса, заглядывая время от времени в девичьи спальни. Усердия в проверках, по причине выходного дня, она не проявляла, предпочитая только указывать на некоторые огрехи и пропуская обязательные наказания за них. Лень было, если уж совсем начистоту. Разнежилась она за последний месяц, расслабилась, это вам не в палатке спать, ожидая нападения каждую минуту - особенно перед самым концом войны стало сложно, враги не упускали ни малейшей возможности напакостить. А тут тишина, покой, всего лишь воспитанницы, спокойные (иногда), незлобливые... Элис хмыкнула, услышав визгливый голос одной из девочек, Памелы Янг, вот уж кого трудно было назвать образцом добродетели, скорее классической ведьмой, ненавидящей всех в этом мире.
  
   - И что, что красивый? Он же лэнд, ну раб по-старому. Его наша дама Аддингтон откуда-то привезла.
  
   - Ну и что? Он и, правда, красавчик! - это уже Элизабет Блэквуд, за тихий нрав и ласковую улыбку, предназначенную любому, все в школе звали девочку "Лиззи".
  
   - А второго вы видели? Молоденький такой! А уж, какие глаза, а косы, любая из вас позавидует.
  
   - Вот я точно не буду, Милли, у меня не хуже.
  
   - Может, и не хуже, зато у него цвет как расплавленное серебро, не сравнить с твоим рыжим.
  
   - Ах, ты, Миллисента Гиббз! Как ты вообще смеешь сравнивать меня, дочь лэнд-лорда с грязным рабом!
  
   - И не грязный он, а вовсе даже красивый!
  
   - Да уж, ещё неизвестно, чем там они занимаются с нашей дамой Аддингтон!- фыркнула Патриция Уэст.
  
   - Не твоё дело, Пэт.
  
   Элис подумала и решила вмешаться, еще не хватало, чтобы воспитанницы обсуждали её лэндов, да ещё и вместе с ней. Но благими намерениями, что называется, вымощена дорога на Ту сторону. Вот и на этот раз девичья болтовня осталась без последствий, не успела их наставница открыть дверь, как её отвлёк магический вестник от мистера Элтона. По непонятной пока причине, дама Аддингто срочно понадобилась директору.
  
   Причина была банальной, кто-то из бдительных соседей обратил внимание, что в домике, принадлежащем школе, проживают подозрительные особи мужского пола в количестве двух человек. Шериф удивился, точно зная, что сразу после появления леди Аддингтон, ныне занимавшая пост классной дамы, поставила его в известность о своих лэндах, и даже получила из королевской канцелярии временное разрешение на жительство для них. Судя по оперативности, с какой откликнулась эта контора, ждать постоянного не придётся слишком долго. Чего тут было больше, то ли знатность рода Элис сказалась, то ли её капитанское звание, но уже спустя неделю на Хакима и Сэни пришли официальные бумаги. О чём она поведала пришедшему с проверкой констеблю. Пришлось бдительному служаке извиниться, и оправиться с визитом к соседям, чтобы те сначала думали, а потом только беспокоили представителей власти. Что самое интересное, ни у тех, ни у других сомнений в нравственной чистоте и целомудрии самой леди Аддингтон, проживающей в одном доме с представителями противоположного пола, не возникло. Что называется, истинную чистоту этим не испачкаешь. Элис, пройдя войну, имела по этому поводу своё мнение, только вслух его не озвучивала, да и что такое пара любовников за пять лет? Так, сущая ерунда, по сравнению с тем, как развлекались иные знатные дамы.
  
   Директор, вытирая пот со лба, долго и витиевато извинялся перед Элис, а потом неожиданно сообщил, что на ближайший праздник в честь Святой Девы Катарины, в школу прибывает представитель высочайшего семейства, а именно третий сын здравствующей королевы, носящей то же имя.
  
   - А я тут при чём? - вырвалось у Элис и она прикусила язык, истинные леди так не выражаются.
  
   Но взмыленный директор не обратил внимания и жалобно попросил, чтобы она на встречу надела капитанский мундир со всеми наградами.
  
   - Это-то зачем? - уже взвыла Элис. - Я что, обезьяна на ярмарке?
  
   Тут проняло и мистера Элтона, как можно сравнивать героя войны с кривляющимся на потеху толпе животным? И он строго велел - быть при параде.
  
   - Тьфу, - сплюнула в сердцах девушка, вылетев в коридор.
  
   Сплетничавшие в спальне воспитанницы, бдительные соседи и глупый констебль были забыты. Впереди маячило появление в надоевшем до скрежета зубовного мундире перед лицом принца Хенрика, которого сама Элис помнила сопливым мальчишкой. Насколько она знала, никто, ну или почти никто из королевской семьи не воевал, и никак не могла вспомнить, в какой части находился собственно Хенрик.
   Хорошо ещё, что её дневная смена уже заканчивалась, и на службу уже пришла ночная няня, так что Элис, рысцой оббежав спальни и скороговоркой пожелав всем спокойной ночи, вскоре уже неслась по дорожке в сторону дома. Шарахнула дверью, так, что Хаким вздрогнул, а брауни с писком ввинтился куда-то под шкаф.
  
   - Что? - Элис рявкнула, готовая уже ударить, если хоть кто-то из домочадцев осмелится подать голос.
  
   Но то, что она увидела, охладило сразу и в один миг. Оба, и Хаким, и Сани, разом рухнули на колени и опустили покаянно головы. Не в первый раз они попадали под гнев хозяина, и чем смиреннее будут выглядеть, тем меньше пострадают.
  
   - Эй... - шёпотом проговорила Элис, - вставайте, я ничего вам не сделаю.
  
   - А мне? - проскулил брауни.
  
   - А тебе будет работа, - уже успокаиваясь, ответила девушка, - нужно срочно привести в полный порядок мой мундир. Приезжает принц Хенрик, должна быть в парадной форме.
  
   - Ой, целый принц! - пискнул в восторге брауни.
  
   - Понятно, что целый, не по кускам же, - эх, знала бы Элис, что случится через каких-нибудь несколько дней, поостереглась бы так говорить!
  
   Девушка критически осмотрела своих лэндов и осталась довольна: оба выглядели как добропорядочные граждане, пусть и родившиеся в другой стране. Она в который раз подумала, по какой странной прихоти судьбы две страны, да к тому же находящиеся по разные стороны пролива, разговаривают на одном языке. Видно правы были некоторые историки, утверждавшие, что в незапамятные времена эти две страны были едины. Может, и так. Но с тех пор много времени утекло, изменились обычаи и традиции, по-разному живут народы, и общим у них осталось только одно - язык.
  
   - Ладно, об этом поговорим потом, а сейчас пора ужинать. Сани?
  
   - Всё уже на столе, госпожа, - почтительно ответил юноша.
  
   Положа руку на сердце, сам Сани у печи не стоял, в его задачу входило принести готовый ужин или обед и красиво расставить. Да ещё следить, чтобы не остыло, да на завтрак осталось. Элис за прошедший месяц нанять кухарку так и не удосужилась, рассудив, что раз ей и Хакиму полагается стол, то уж одного Сани они как-нибудь прокормят. Сыграла свою роль и внешность юного лэнда: красивый, стройный мальчик вызывал желание поваров накормить его, да ещё с собой дать. Пока им этого хватало, а в случае непредвиденном можно будет и на один раз нанять. Так и жили, потихоньку обрастая милыми и уютными деталями быта. То кружевные занавески на окне появятся, то горшочек с фиалкой на подоконнике, то картинка в рамке, подаренная одной из воспитанниц. После неустроенности военной жизни Элис ценила эти незаметные мелочи мирного существования, и совсем не хотела ни возвращения в родовой замок, ни приживалкой к родственникам. Хорошо ещё, что никто не знал, где теперь живёт леди Аддингтон, а то замучили бы приглашениями пожить у них. Нет, Элис любила своих многочисленных кузин и кузенов, тётушек и дядюшек, и быть может, съездила на несколько дней, погостить. Но приехать навсегда, снова окунуться в размеренный распорядок добропорядочных семейств после того, как пять лет проходила по краю, она не хотела. Нынешнее существование в тихом городке, где у неё строго очерченный круг обязанностей приносящий к тому же неплохие, по провинциальным меркам, деньги, её вполне устраивал. Платья, на которые тратят от десяти монет золотом и больше, ей не нужны, да к тому же школа предоставляет весь необходимый гардероб. Вот и получалось, что Элис устроилась очень неплохо, некоторые из её сослуживцев и того не сумели.
  
   И всё же, какая девушка не любит, хотя бы изредка одеться, а уже тем более для приезда самого принца Хенрика - именно так рассуждал мистер Элтон, когда велел портнихе прийти к леди Аддингтон и сшить той настоящее бальное платье.
   Выражение лица самой леди, когда она узрела на пороге бойкую модистку, не поддавалось описанию. Только в последний момент Элис вспомнила, что она больше не стоит на передовой, а является почтенной наставницей юных леди, и вся тирада осталась непроизнесённой. Впрочем, для портнихи это пошло на пользу, не готовы были провинциальные жители к резким солдатским выражениям. Вот так и появилось у Элис новое шёлковое платье - не поскупился директор, выдавая на это деньги.
   Кортеж принца Хенрика с помпой вкатил на школьный двор в последних числах ноября, разбрызгивая лужи и оставляя следы на дорожках. Воспитанницы, чистые, нарядные и смущенные, стояли двумя ровными рядами, готовые приветствовать высокого гостя. Девочки перешептывались, удивляясь, что "высокий" гость вовсе даже очень среднего роста. Принц стремительно пролетел вдоль рядов и затормозил только напротив преподавателей, во главе с директором. По случаю его приезда мужчины, а их было не очень много, красовались в академических мантиях и шапочках, классные дамы в безукоризненных платьях, а обслуживающий персонал в накрахмаленных чепцах и фартуках. Из общего ряда выделялись двое: Хаким в комбинезоне и Элис.
  
   Её появление в парадном мундире, с орденами и медалями на груди, с наградным оружием, и задорным пером на форменной шапочке произвело фурор среди обитателей школы и её воспитанниц. До этого времени никто из них даже не догадывался, что строгая дама Аддингтон была боевым офицером. Элис всё утро ловила восхищенные, завистливые или осуждающие взгляды и тихо злилась. Она-то как раз знала, что ничего героического в её положении на войне не было, а была только грязь, боль и смерть. И вспоминать всё это она не хотела.
  
   Хенрик, злой не меньше по многим причинам и готовый вежливо послать очередного директора очередной школы в этой бесконечной инспекторской проверке, вдруг резко остановился. Диссонансом среди сладкой благостности оказался боевой офицер. А в том, что награды, красующиеся на женской груди, были получены на войне и за конкретные действия, он был уверен, просто потому, что на его мундире находились кое-какие из этих наград. Принц вскинул глаза, вглядываясь в их владельца, и вдруг расцвёл, узнавая.
  
   - Леди Аддингтон! Дорогая, как я рад вас снова видеть.
  
   Элис отчётливо заскрипела зубами, бросив в ответ достаточно злой взгляд. Узнал таки, а она так надеялась на обратное. Но вежливость и воспитание заставили выдавить положенное приветствие, в разговор удачно вклинился директор, обрадованный, что не прогадал с настойчивой рекомендацией прийти на встречу в парадном мундире со всеми регалиями, и дальше всё покатилось по накатанной колее.
  
   А после концерта воспитанниц и торжественного ужина, принц наклонившись к Элис прошептал с мольбой в голосе:
  
   - Спасите меня, я уже скоро начну кусаться от всего этого!
  
   - Устали, ваше высочество? - с ехидством поинтересовалась Элис.
  
   - Это уже шестая школа и везде одно и то же! - жалобно проговорил Хенрик. - Заберите меня отсюда, умоляю!
  
   - Куда же я вас заберу? - резонно спросила девушка.
  
   - В пещеру к троллю, в парк, к себе в гости, на луну, куда угодно!
  
   - Хорошо, - усмехнулась Элис и громко предложила высокому гостю навестить её скромное жилище и предаться воспоминаниям о бурном военном прошлом.
  
   Это вызвало понимание у мужской половины преподавателей и жгучую зависть у женской. Прихорашивавшиеся всё утро дамы были очень раздосадованы, что далеко не добродетельная дама Аддингтон похищает у них принца. Но директор поддержал желание гостя и вскоре Хенрик, вежливо улыбаясь, прощался со всеми.
  
   - Уффффф, - он с наслаждением откинулся на спинку сиденья самоходки и показательно вытер пот со лба.
  
   - У меня на самом деле скромный домик, - заметила Элис. И улыбнувшись, добавила: - но комнату для вас я найду.
  
   - Послушай, давай хотя бы наедине ты не будешь говорить мне "вы"? Мы же с тобой не первый год знакомы, да и на войне ты точно не бумажки перебирала.
  
   - Согласна, - усмехнулась девушка, хорошо помнившая принца по совместным проделкам.
  
   Они, с ностальгией по давно ушедшим в прошлое детским годам, вспомнили, как играли на заднем дворе детского крыла, куда привозили отпрысков семей, связанных родством с королевским домом. А мать Элис, умершая родами, была то ли троюродной кузиной, то ли ещё более дальней родственницей, что не мешало любящему папаше спихивать ненужную дочь каждый год во дворец. Он надеялся таким образом пристроить её замуж, но у девочки оказался сильный дар, она попадала под действие указа и в двенадцать лет уехала в школу магии. Но до этого времени, Элис успела покуролесить со своими многочисленными кузинами и кузенами, не разбираясь, кто в какой степени кому приходится.
  
   - А помнишь, как мы с тобой залезли в беседку и намазали прозрачной смолой скамейки? - спросил Хенрик.
  
   - А лорд Саймон прилип, - подхватила Элис.
  
   - Да, а когда к нему пришла на свидание леди Вайолет, и он хотел встать навстречу...
  
   - ...штаны порвались, и весь двор увидел его исподние штаны в фиолетовые сердечки! - расхохоталась вместе с принцем девушка.
  
   - А яблоки, которые мы воровали в саду?
  
   - И у нас потом болели животы...
  
   - А мышь, которую мы запустили к придворным дамам?
  
   - Ох, и попало нам тогда!
  
   - Да! Я потом неделю обедал стоя.
  
   Элис болтала с принцем, и словно всех прошедших лет не было, ни школы магии, ни проклятой войны, а она снова маленькая девочка, которая задумала с приятелем очередную каверзу. Впервые девушка подумала, что визит принца, быть может, принесет не только беспокойство. Ох, в недоброе время она так подумала.
  глава 5
   Принц засиделся у Элис до глубокой ночи и после недолгих уговоров остался ночевать в выделенной гостевой спальне. На все возражения о том, что спать мужчине в одном доме с незамужней леди неприлично, Элис фыркала и показывала на Хакима и Сани. Вот они живут с ней уже не первый день и ничего, никто не сплетничает. Хенрика позабавило, как легко девушка поставила на один уровень принца и своих лэндов, но ничего не стал говорить, а просто ушел спать.
  
   Утро встретило их моросью и промозглым холодом. Самоходная повозка уже дожидалась за воротами, возле неё маячил кто-то из свиты, а принц и Элис не торопились выходить, продолжая спокойно завтракать. В столовой они были одни, только время от времени пробегал брауни, выпросивший по случаю приезда гостя шелковых лоскутков на курточку и колпачок.
  
   - А у нас во дворце они не такие, - вдруг проговорил Хенрик, проследив взглядом за нечистиком, снующим с деловым видом.
  
   - А какие? - Элис хрустнула поджаренным тостом и слизнула с губы капельку джема.
  
   - Ну... - принц обрисовал руками что-то округлое, - вот такие. И ленивые. А твой просто труженик.
  
   - Ещё бы! - усмехнулась девушка. - Он у меня на все руки мастер. И за домом присмотреть, и за печкой, и за садом, да и мышей с крысами только так гоняет. Хорошего брауни в дом привела.
  
   Нечистик просто расцвёл от похвал, и ещё усерднее принялся за домашние дела. Но всё хорошее заканчивается быстро и вскоре принц уже помогал выходить из самоходки даме Аддингтон - инспекция школы магии для девочек продолжалась. И на сегодняшний день было запланировано много дел, тут и проверка кампусов, и состояние классов, и их оснащение всякими пособиями, и знания воспитанниц. Каждым таким этапом проверки принц становился всё грустнее и надменнее. К тому времени, когда он добрался до владений Эли, Хенрик готов был выть от набивших оскомину одинаково восторженных девочек и жадных преданных взглядов их наставниц.
  
   Большая светлая комната, где проводили время девочки после учёбы, в этот день выглядела особенно нарядной. Воспитанницы украсили её, как могли, стараясь не подвести свою классную даму и понравиться принцу. Каждая втайне мечтала, что именно на неё обратит внимание красавец Хенрик, сын королевы, герой войны, завидная партия для любой девушки. С утра в спальнях пахло мылом, пудрой, притираниями, на всех кроватях лежали ленты, заколки, броши, доставались из сундучков запрещенные уставом школы туфли на каблуках и украшения. И ни одна не понимала, что для принца они все только дети. И дело не в том, что он был старше почти в полтора раза, не в том, что уже был женат и успел овдоветь, а причина была в прошедшей войне, разделившей на две части народ Арморики.
   Принц рассеяно смотрел на сцену, где воспитанницы исполняли очередную песню, и думал о чём-то своём. Серенькая и невзрачная девочка выводила тоненьким голосом:
  
   - Паслась овечка на лугу, ей было хорошо,
   Но захотелось убежать ей очень далеко.
  
   Пастух и стадо на лугу остались позади,
   Она бежала все быстрей, не ведая пути.
  
   И вот уже огромный лес, вокруг темным темно.
   И нет пути, а как сейчас там в стаде хорошо!
  
   Когда стемнело, тот пастух овечек стал считать.
   Одна пропала, и пастух пошел ее искать.
  
   Овечку долго он искал, но все-таки нашел,
   И, взяв на руки, радостно он с ней домой пошел*.
  
   Затихла последняя нота, и принц вяло похлопал, изображая огромную благодарность. На сцену вышла очередная девочка и приготовилась петь, но дослушать до конца концерт в этот день, им было не суждено. Ещё не начался второй куплет, как песня была прервана ввалившимся Хакимом. Грязный комбинезон, мокрые волосы, безумные глаза, он был совершенно не похож на привычно невозмутимого мужчину. Ворвался, бросился к Элис и упал перед ней на колени.
  
   - Госпожа! Это не я, клянусь. Я не виноват!
  
   - Что случилось? - девушка не знала, что подумать, ну не убил же он кого-нибудь.
  
   Как оказалось, это предположение было близко к истине.
  
   - Госпожа... там, она там!
  
   - Кто она? - вступил в разговор принц.
  
   - Там! Там... там... - твердил бледный Хаким.
  
   - Нужно пойти посмотреть, - решила Элис, переглянувшись с принцем.
  
   И на глазах ошеломленных преподавателей и воспитанниц они удалились вместе с Хакимом.
  
   Перепуганный лэнд привёл их в дальний уголок парка, туда, где находились живописные развалины. На стене, выложенной из красного кирпича, была нарисована пентаграмма, а внутри нее висела распятая девочка. На обнажённом теле кровью были нанесены руны и, приглядевшись, Элис побледнела. Нехорошие они были, эти руны, призывали тьму в этот мир, разумные люди не применяли их.
  
   - Таааак, что это тут у нас? - пробормотал принц, рассматривая неприглядную картину.
  
   - Запретное колдовство, - ответила Элис, и вздрогнула от визга. Повернулась на звук, несколько секунд глядела на вопящую мисс Джеймз, старую деву, выполнявшую такие же обязанности, что и она сама. Шагнула к женщине и хлестко ударила по щеке. Та захлебнулась криком и замолчала, наконец.
  
   - Как вы смеете? - вмешался побелевший директор.
  
   - Уведите отсюда её, - приказал принц, разом обрывая все возражения. Он лучше многих знал, что если дверь злу приоткрыта, то страх распахнёт её во всю ширь.
   Элис согласно кивнула, и когда директор увёл перепуганную мисс Джеймз, повернулась к Хенрику.
  
   - Девочку убили не здесь.
  
   - Само собой, слушай, а тебе не страшно? - полюбопытствовал принц.
  
   - Нет.
  
   - Она мертва.
  
   - И что? Я насмотрелась трупов, сам знаешь.
  
   - И не жаль?
  
   - А тебе? - вопросом на вопрос ответила Элис. Ей-то точно было не жалко девочку, она уже успела увидеть, кто это и в глубине души испытывала тайное злорадство, что неведомый враг использовал в качестве жертвы самую никчемную из всех воспитанниц. Из-за глупости, злобности и мелочности этой девочки страдали половина воспитанниц и уж точно все преподаватели. Патрицию Уэйн дружно ненавидели все, и как подозревала Элис, оплакивать её никто не будет, включая собственную семью.
  
   Принц не знал всего этого, но тоже не собирался посыпать голову пеплом по поводу убитой, тут нужно было разобраться, кому вообще пришло в голову творить запретное колдовство, а не выяснять личные качества жертвы.
  
   Директор, как выяснилось, не терял времени зря, и спустя некоторое время возле места преступления было уже не протолкаться. Шериф и констебль осматривали жертву, секретарь описывал, Хакима сначала хотели задержать, но после вмешательства принца отпустили под поручительство леди Аддингтон, местный врач ходил за ней и пытался сунуть под нос девушке нюхательной соли, словно ожидал, что она вот-вот упадет в обморок.
  
   - Да уберите вы эту гадость! - возмутилась Элис, когда это было проделано уже раз в пятый.
  
   - Но дама Аддингтон, вы же можете потерять сознание!
  
   - Почему? Что, я трупов не видела?
  
   - Но...
  
   - Оставьте ваши соли для остальных, - отмахнулась Элис,- в школе наверняка у вас будут пациенты, шли бы вы туда.
  
   Принц подтвердил приказ и врач, бормоча что-то под нос и постоянно оглядываясь, побрел в сторону школы.
  
   Спустя два часа жертву сняли и унесли, пентаграмму кое-как соскоблили, и у места преступления остались только Элис и принц.
  
   - А ты что не ушёл? - поинтересовалась девушка, когда Хенрик уже в который раз отмахнулся от кого-то из свитских.
  
   - Что? Уйти? А когда я еще такое увижу?
  
   - Будто мало убитых видел, - фыркнула Элис.
  
   - То на войне, а это настоящее преступление. Интересно же! А ты-то зачем осталась?
  
   - А я жду, кто выйдет из пентаграммы.
  
   - Так она сработала? - восхитился принц. Подумать только он ждал очередную скучную инспекцию, а тут такое интересное событие. Про убитую девочку ни тот, ни другая как-то и не вспомнили.
  
   - Сработала, - мрачно подтвердила Элис. Потом подумала, подозвала к себе Хакима с принцем и очертила вокруг них троих широкий круг, как-то буднично поинтересовавшись, есть ли у Хенрика оружие. Получив ответ, что всего-то поясной кинжал, она со вздохом согласилась хотя бы на это.
  
   - А кого мы ждём? - принц не был знатоком магии, владея зачатками знаний.
  
   - Не знаю, призыв был сильным, но неопределённым. Кто первый учует, то и вылезет.
  
   - Из пентаграммы? Её же стерли.
  
   - Это-то и плохо. Не нужно было так делать.
  
   Подтверждение её словам последовало быстро: вскоре все трое любовались на клыкастую тварь, щелкающую зубами рядом с границей круга.
  
   - Хм... - принц с интересом естествоиспытателя оглядел её и спросил: - А кто это?
  
   - Не знаю, какой-то низший демон. Нужно его уничтожить, а портал закрыть, пока оттуда не полезло что-то серьезное.
  
   Девушка сосредоточилась, сблизила ладони, создавая крепкий огненный шарик, и изловчившись, метнула его прямо в раскрытую пасть. Демон икнул, проглатывая нежданный подарочек и, картинно закатив глаза, сдох. Элис удержала принца, попытавшегося выйти из-под защиты круга, и показала ему еще парочку тварей. Эти были похожи на крыс, только большие и лысые. Передвигались они на задних лапах, поблескивали красными глазками и вообще выглядели одновременно безобидными и опасными. Твари в количестве четырех штук сели вокруг тушки убитого демона и очень быстро его сожрали, не оставив даже косточек. Потом поднялись, поклонились, поблагодарили и ушли в пентаграмму.
  
   - Вежливые какие! - восхитился принц.
  
   - Угу, поужинали и ушли. Вот все бы так, - согласилась с ним Элис.
  
   - Госпожа, - дрожащим от страха голосом спросил Хаким, - А они ещё вернутся?
  
   - Не знаю, - ответила девушка, жалея своего лэнда, в его стране к магии
   относились как к чему-то злому, неправильному и неизвестно кого больше боялся Хаким, тварей или свою хозяйку.
  
   Они просидели под защитой круга до рассвета, а утром Элис провела короткий ритуал закрытия портала, подкрепив магию своей крови лучами рассветного солнца. Казалось, беда была отведена, оставалось лишь выяснить, кто пытался призвать демона в их мир.
  
  
  
  
  
   _____________
   *Музыка и слова Г. Гселя, отсюда http://happy-school.ru/publ/21-1-0-166
  глава 6
   Шериф, выпучив от усердия глаза, закончил доклад и теперь преданно ел глазами принца. Ещё бы такое происшествие, самое время найти преступника, покарать и кто знает, может, и продвижение по службе будет. Хенрик кивнул, отпуская ревностного служаку, и потёр руками шею. После холодной осеней ночи, проведенной под эфемерной защитой магического круга, он чувствовал себя разбитым. И если у него, мужчины болело всё, что только можно, то, что чувствует сейчас леди Аддингтон? В этот момент принц забывал, что пресловутая леди не хрупкий цветочек, выросший в тишине родового замка, а боевой офицер одной из элитных частей, и звание капитана она получила не за свое происхождение и воспитание, а за реальные дела. В кабинет, выделенный Хенрику, робко постучались, дверь приоткрылась и, балансируя подносом полным еды, вошёл один из лэндов хозяйки дома.
  
   - Господин, я принёс обед.
  
   - А леди Аддингтон? - удивился принц, ожидавший приглашение к столу, а не скромную трапезу в дальней комнате.
  
   - Госпожа ушла в школу, за ней прислали.
  
   Принц отодвинул в сторону бумаги, показывая, что согласен пообедать в одиночестве. Он снова забыл, что живёт не в родовом замке, а в скромном домике классной дамы обычной школы. У леди есть свой круг обязанностей, и никакое убийство не помешает ей выполнять их с должным усердием. Хенрику, кстати, тоже следовало бы помнить об этом и вместо увлекательного расследования преступления, заняться инспекцией, то есть именно тем, зачем* он сюда приехал.
  
   Элис тоже занялась бы более интересным делом, чем вытирание слёз у воспитанниц и преподавательниц: и те и другие словно соревновались, у кого уровень истерики будет выше. Пока побеждали девочки, правда, за счет количества. Зато вторые брали качеством, заламывание рук и трагические вопрошания "за что?" и "кто виноват?", медленно, но верно доводили Элис до белого каления. Она ясно чувствовала, что ещё один такой вопль и окружающие узнают, что такое грубый командирский рявк. Девушка уже почти готова была прикрикнуть на мистрис Хогвард, но каждый раз её что-то отвлекало. То горестный вздох мистера Торквуда, преподавателя теории магии, то стенание директора, то крик учёного ворона. Ворон её устраивал больше всех, он хотя бы по делу возмущался - птицу забыли покормить.
  
   - Ах, репутация школы загублена! - возвестила мистрис Хогвард, поднимая вверх маленькие глазки.
  
   Элис передёрнуло, эта преподавательница изящной словесности, и в лучшие свои времена была похожа на мышь, выглядывающую из недр фланелевого капора, а теперь с течением лет, напоминала мумию этой самой мыши.
  
   - Не говорите ерунды, - холодно проговорила Элис, - шериф кажется умным человеком, да и мы здесь не просто так находимся, найдем тёмного мага.
  
   - Но что мы можем сделать? Что? - трагически вопросил директор, поднимая к небу сухонькие ручки.
  
   Элис передёрнуло ещё раз, вот как можно перепугаться до такой степени? Подумаешь, нашли в парке труп, так один же. В своей досаде, девушка забыла, что перед ней обычные обыватели, для которых обычная смерть - трагедия, а что уж говорить о насильственной? Она покачала головой и попрощалась, решив, что делать в этой обители слёз ей пока нечего.
  
   По пути домой, она сначала заглянула в спальню девочек, убедилась, что там всё в порядке, никаких страданий или обмороков нет, зато в полной мере идёт обсуждение, почему убили именно Патрицию Уэйн, не за её ли мерзкий характер, или она просто попалась под руку? Преобладала первая теория, хорошенькая и избалованная Миллисента Гиббз рассуждала, что чем хуже человек, тем желаннее для сил зла.
  
   Элис даже хмыкнула, послушав, как девочка, делая страшные глаза, говорила о вкусе пропащей души грешника для демонов. Теория была так себе, по мнению леди Аддингтон, бедняжка Пат просто попала под руку, а уж какой она была любому тёмному всё равно, важен сам факт принесения в жертву, кровь, отпирающая дверь для Тьмы, да руны, которые можно изучать только по разрешению коллегии магов. Насколько она знала, их позволено знать лишь боевым магам, например - ей.
   Маленькая кондитерская на углу Липовой улицы задержала Элис своим божественным ароматом свежей выпечки, и дальше девушка пошла уже с полным пакетом посыпанных сахарной пудрой пончиков, едва сдерживаясь, чтобы не вонзить в один зубы прямо на улице. У самоходки по-прежнему дежурил шофер, уныло смотрел на серое небо и откровенно зевал. Это говорило о том, принц у неё дома, и если и уходил, то успел вернуться.
  
   "Придется делиться..." - подумала с грустью Элис, мечтавшая, что большая часть пончиков достанется ей. Хаким, чуть более молчаливый, чем обычно, помог снять ей пальто и сообщил, что гость находится в кабинете, зато в столовой уже ждёт чай.
  
   - Хорошо, пусть Сани передаст приглашение его высочеству.
  
   Девушка зябко поёжилась: несмотря на позднюю осень, дома ещё не топили, считалось, что это полезно для здоровья. Она не понимала этого в детстве, не собиралась принимать и сейчас, но переупрямить истопника не могла, тем более, что платила ему не она, а школа. Вот потому Хаким вместо своей каморки в подвале, куда должен был уходить в свободное время, отправился в гардероб за тёплым меховым жакетом. Он, кстати, тоже было одет в стёганую куртку - они с Сани, уроженцы жаркого юга, мёрзли в Арморике нещадно.
  
   - Как прошёл день, леди Аддингтон? - спросил Хенрик, грея озябшие руки о тонкую чашку с горячим чаем.
  
   - Спасибо, неплохо. Сильных истерик почти не было, так что моя помощь не понадобилась. А вы, как я понимаю, тоже не теряли времени зря?
  
   - Приходил местный шериф. Но... я не думаю, что он раскроет это дело.
  
   - Почему?
  
   - Ты же сама сказала, что там работал опытный маг.
  
   - Нет, - возразила Элис, - вот этого я как раз не говорила. Напротив, жертву приносил дилетант, слишком неправильная пентаграмма, профессионал никогда не допустил бы такого. Если тёмный призывает демона, он должен проделать всё как можно тщательней, иначе тот или вырвется, или придёт какая-нибудь мелочь, что и произошло этой ночью.
  
   - Ты хочешь сказать, что нам повезло?
  
   - Да.
  
   - А не проще ли было уйти оттуда, раз особой опасности пентаграмма не представляла.
  
   Элис отрицательно покачала головой, поясняя, что вся проблема была именно в неправильности призыва, никогда не знаешь заранее, кто придёт на запах свежей крови девственницы.
  
   - Мне даже показалось, что работал вообще необученый маг.
  
   - Прислуга или житель городка? - спросил принц.
  
   - Нет, это кто-то из школы. Быть может, даже одна из воспитанниц. Или кто-то со спящим даром.
  
   - Девочка? - ужаснулся Хенрик. - Но разве у хрупкой девушки хватит на такое сил?
  
   - Хватит, если она будет одержима.
  
   Принц задумался, одержимость была известна давно, были зафиксированы случаи, когда такие люди разрывали свои жертвы голыми руками, а потом ужасались содеянному.
  
   - Госпожа, я принёс медовые лепёшки, подать сейчас, или оставить к ужину? - тихий голос Сани нарушил задумчивую тишину, и Элис вздрогнула от неожиданности.
  
   - Оставь, я купила пончики, принеси блюдо для них.
  
   Горячий чай в тонкой фарфоровой чашке, расписанной драконами, исходил ароматным паром, Хаким растапливал камин, укладывая дрова крест накрест. В доме было тихо и уютно, особенно по контрасту с промозглой сыростью за окном. Постепенно огонь разгорелся и по комнате тонкими щупальцами начал расползаться тёплый воздух, ласково касаясь озябших пальцев. Элис по-детски шмыгнула носом и смутилась, поймав чуть заметную улыбку принца.
  
   Сани мялся у дверей, мечтая, чтобы хозяйка поручила ему какое-то дело, тогда он сможет остаться здесь, а не уходить на холодный чердак. И Элис, прекрасно понимая его, просто предложила своим лэндам остаться здесь до вечера.
   За окном сгущались ранние сумерки, в комнате, несмотря на жаркий огонь камина, становилось прохладней, и Элис велела принести себе тёплый плед и, заодно, одеться обоим лэндам. Лучше пусть они до ночи побудут здесь, чем топить сразу три комнаты. Девушка малодушно думала, что если бы не работа, она перебралась бы куда-нибудь южнее. Разбаловала её война, приучила к теплу, и промозглая сырость родины стала неприятным сюрпризом. Принц перебрался к самому огню и готов был чуть не на решетку поставить ноги, хорошо еще сапоги хозяйка разрешила пока не снимать. И лэнды тихо и незаметно приблизились к теплу и ловили его всем телом. На их одежде Элис не экономила, решив, что лучше потратиться один раз, чем лечить бесконечные простуды южан.
  
   На улице особенно громко взвыл ветер, швырнул в стекло целую охапку снега, потом ещё одну и ещё и вдруг сильным порывом распахнул неплотно прикрытые створки. Сухо треснула рама, зазвенели осколки, рассыпаясь грудой на потертом ковре, и в комнату влетел небольшой сосуд. От удара он разбился, пахнуло падалью и серой, потянулся чёрный дым. Тонкие струйки стали обтекать Элис, окружая вместе с принцем и лэндами. И когда круг был полностью завершён, реальность подёрнулась зябкой мглой, завертелась, подхватила людей и выкинула в серый пульсирующий тоннель.
  
   Все ощущения пропали разом, Элис чувствовала, как открывает рот, но ни единого звука не доносилось до ушей. Глаза смотрели и не видели ничего кроме разноцветных сполохов, мерцающих среди серо-черной реальности. Что-то проносилось рядом, задевая липкими щупальцами, тишина давила на уши и хотелось хоть как-то разбить её, хоть криком, хоть руганью. Тело мотало из стороны в сторону, время от времени ударяя в пружинящие стенки тоннеля. Элис несло неизвестно куда, и она могла лишь стискивать изо всех сил пальцы, словно что-то в её руке не давало окончательно потеряться.
  
   Яркая вспышка резанула по глазам, выбивая слёзы и вызывая боль, и внезапно всё кончилось. Тонкая радужная мембрана с чавкающим звуком раскрылась и выплюнула Элис наружу. Жесткая земля с пожухлой травой встретила негостеприимно, и девушка с трудом поднялась на ноги, осматриваясь. Первым, кого она увидела, был ошарашенный принц, пытающийся распутать свои конечности из кучи лэндов. Сани отпихнули в сторону, и он смотрел на барахтающихся в мелком снегу Хакима и Хенрика. Наконец, мужчины разобрались, где чьи ноги и руки и поднялись.
  
   - Это где мы? - спросил непонятно кого принц.
  
   - Знала бы я, - недружелюбно ответила Элис, сама задававшая этот же вопрос.
  
   - Но мы в Арморике? - уточнил Хенрик.
  
   - А я географический бог? - огрызнулась Элис, отряхивая подол от налипшего снега.
  
   Почему ей в голову не пришло, что перед ней стоит принц. Раз вместе влипли непонятно во что, значит все титулы побоку, по крайней мере, пока не вернутся. Девушка огляделась по сторонам, и место ей категорически не понравилось: корявые сухие деревья окружали небольшую поляну, под тонким слоем подмерзшей смеси из снега, травы и земли что-то противно чавкало, с неба сыпалась мелкая крупа. Было холодно и противно, и изменений пока не предвиделось - Элис это как-то сразу поняла.
  
   - Госпожа, - простучал зубами Хаким, - тут очень холодно, госпожа...
  
   Элис посмотрела на него и ужаснулась - если она только чуть замёрзла, всё же спасал пока плед, то оба лэнда были уже черно-синие от холода.
  
   - Так, - разделся резкий голос принца, - а ну-ка быстро пошли отсюда, пока в ледышку не превратились!
  
   После короткого осмотра стало ясно, что на обоих лэндах надеты фланелевые рубашки, жилеты на меху, войлочные тапки с опушкой и на этом тёплые вещи заканчивались. Принц не мог похвастаться и таким набором, у него подходящими были только сапоги. Элис куталась в плед и жалела, что не прихватила с собой ничего другого. Но кто же знал, что в собственном доме на них будет совершено это странное нападение? И главное - зачем? Но об этом можно было подумать после, а пока следовало найти укрытие на ночь: солнце висело совсем низко над горизонтом.
  
   Вскоре на поляне остались только следы, которые всё больше заметало снегом, а вдалеке, сквозь голые корявые деревья виднелись удаляющиеся невольные путешественники по непонятному пока лесу.
  
   _____________
   * за чем - здесь это НЕ наречие, это местоимение с предлогом и пишется раздельно: "За чем ходил, то и нашёл"
  глава 7
   Крохотный костерок шипел и вспыхивал, когда жир от жарившихся кроличьих тушек капал в огонь. Сани, приблизившись почти вплотную, не столько переворачивал ужин, сколько грелся. Недалеко хрустели сучья под ногами Хакима, рыскающего по лесу в поисках топлива. Хенрик пыхтел, укладывая два хороших бревна вдоль уютной прогалины, между которыми предполагалось провести ночь. Элис пыталась соорудить из платья подобие штанов.
  
   Они плутали по лесу почти до темноты и пока не нашли ни выхода, ни убежища. Один плед, мокрые тапки у лэндов и Элис, и усталость одна на всех. Хорошо ещё, что Хенрик случайно наткнулся на нору кроликов и пока длинноухие соображали куда бежать, успел накинуть плед на трех зверьков. Им свернули шеи, освежевали, благо Хакиму не запрещалось носить нож, и теперь почти готовые кролики исходили ароматным жаром. Впрочем, как подозревала Элис, пара дней без еды и они так же охотно съели бы и речную крысу.
  
   Ночь прошла ожидаемо - было нежарко и неуютно. Где-то в лесу выло, хрипело и рычало лесное зверьё, опасаясь приближаться к огню слишком близко. Не смотря на все предосторожности, ветер пробирался куда только мог, и к утру компания из четырех человек образовала очень тесный клубок, желая сохранить тепло.
  
   - Так дело не пойдёт, - стуча зубами, заявил принц, - пара таких ночевок и мы заболеем. И первыми будут твои лэнды.
  
   Принц покосился на квелого Сани, уже шмыгающего носом, и предложил забраться повыше, чтобы определиться с направлением. На дерево полез Хаким, даже не дожидаясь приказа. И вскоре уже кричал, показывая рукой, куда нужно идти, чтобы снова окунуться в тесные объятия цивилизации. К середине дня невольные путешественники вышли к железной дороге и решили направиться вдоль неё, в надежде, что рано или поздно она приведёт их на станцию. Хаким показал, в какой стороне заканчивается лес, туда и пошли, ругаясь про себя, когда ноги соскальзывали со шпал на щебень: по мелким камням идти в домашней обуви было больно.
  
   Станция появилась, когда они уже вышли из леса. Навскидку до неё было рукой подать, хотя на самом деле идти пришлось ещё часа два. Небольшой домик не отапливался, но над дверью висела надпись "Дарин, графство Хартлпул".
  
   - Ну, хоть в Арморике, и то хорошо... - пробормотал Хенрик и решительно потянул дверь в служебное помещение.
  
   Сидевший за столом служитель недоумённо поднял глаза поверх очков и строго спросил, кто они такие и по какому праву вошли, если на двери висит запрещающая табличка. Принц в один момент из жалкого просителя превратился в особу королевской крови и вскоре, и сам служитель, и местные жители уже бегали вокруг путешественников, наперебой предлагая отдых, обед и тёплую одежду. Несколько домов возле станции представляли собой довольно жалкое зрелище, пара так вообще стояла заколоченной, а вот на погосте виднелись несколько свежих могил. Элис скользнула по ним взглядом, что-то показалось странным, но усталость и общая слабость не дали возможности понять, что именно.
  
   Костлявая служанка в линялом платье и несвежем чепце, молчаливая с унылым длинным носом проводила гостей по комнатам. Элис даже умудрилась выпросить горячей воды, чтобы разбавить чуть тронутую ледком в тазике. Спальня прогревалась медленно, девушка долго сидела закутанной в плед и грела ноги у огня. Когда идешь по лесу, кажется, что стоит только добраться до постели, и ты будешь спать, пока не выспишься, а вот стоит лечь и сон убегает, словно его спугнули. Элис лежала уже не первый час, раза на три взбила и перевернула подушку, и всё без толку. Тонкий серп луны уже скрылся в ночи, где-то неприятно поскрипывало, будто кто-то крался, осторожно ступая по шатким половицам. Тихие шаги затихли чуть дальше по коридору, и девушка непроизвольно прислушалась, в чьи двери войдет полуночник. Но расположение комнат в чужом доме ей было плохо знакомо и пришлось гадать, не понимая, зачем всё это нужно. Но, то ли предчувствие, то ли просто бессонница тому виной, однако Элис лежала, вслушиваясь в тишину ночи, и чего-то ждала. И дождалась. Громкий, полный ужаса крик, будто вибрировал, нарушая безмятежность, и девушка вскочила с кровати, подхватывая на ходу тёплую шаль.
  
   Сквозь узкую щель пробивался неясный свет и оттуда же доносились странные звуки: крик, ругань, странный хрип, какое-то царапанье и вой. Элис нашарила на стене крепление для факелов, старинное, кованное, такие не использовались уже лет пятьдесят, выдернула его из кольца и кинулась на шум, почти столкнувшись на пороге с принцем.
  
   Их глазам предстало страшное, нереально зрелище. Худосочная служанка, с неприятно землистым лицом, насаживалась на кочергу, перебирая по ней окровавленными руками. Конец уже вышел из спины и теперь натягивал жутким пузырём сорочку, заляпанную бурыми застарелыми пятнами крови. Дикие красные глаза навыкате, не мигая, смотрели в лицо Хакиму, с синих тонких губ капала кровь, добавляя к старым пятнам новые. На развороченной постели сидел Сани, зажимая руками шею, и сквозь пальцы уже просачивались алые капли, пачкая рубашку.
  
   Элис увидела его белые от ужаса глаза, услышала хрип упырихи, и, размахнувшись ударила со всей силы кованным креплением. Смачный хруст проломленной кости смешался с воем нечисти, пахнуло гнилой плотью, рядом что-то свистнуло, и голова с седыми слипшимися волосами покатилась по полу. Хенрик опустил старинную саблю, и где только взял, не иначе со стены снял наследие жильцов этого дома. Им-то уже, похоже, не понадобится, а вот сейчас к месту пришлось.
  
   - Элис?
  
   - Я в порядке, - отмахнулась девушка, отдирая пальцы Сани от его шеи.
  
   Она внимательно осмотрела и, с облегчением вздохнула, кажется, упыриха не успела укусить - раны явно были нанесены когтями. Это уже хорошо, повреждения заживут, а вот попади в кровь мальчика слюна нечисти, и пришлось бы его убить, пока он не присоединился к остальным обитателям станции.
  
   - Хаким, найди мне полотна для перевязки и посмотри, что есть на кухне. Ему нужно горячее вино.
  
   - Да, госпожа. А... эта больше не встанет?
  
   - Эта - нет, но я что-то не уверена, что здесь нет других упырей.
  
   - Я проверю дом, - откликнулся принц, и, подняв крепление, быстро соорудил из ножки стула и тряпок примитивный факел.
  
   В доме больше никого не оказалось, если не считать высохших мумий в подвале: мужчина с прилипшими к черепу седыми волосами, женщина и двое детей, со следами ужаса на маленьких личиках. Принц выругался, как портовый грузчик, жалея, что упыриху нельзя убить ещё раз. Там же в подвале обнаружился бочонок с вином и пара окороков. Хенрик без раздумий прихватил с собой добычу, пробормотав сбивчивое извинение хозяевам дома, и крепко запер за собой двери. О страшной находке он сказал только Элис, решив, что лэндов не стоит пугать ещё больше. И так Сани до сих пор трясся от ужаса, да и Хаким всё ещё не отошёл от пережитого.
  
   И как выяснилось, правильно сделал: услышав о телах в подвале, Элис встревожилась и быстрым шёпотом сказала, что утром нужно будет проверить обитателей остальных домов и, в случае, если они все заражены, постараться уничтожить всех, а потом сжечь заразу, чтобы не расползлась дальше. А то слышала она о таком, заведётся один упырь, а через пару месяцев деревню можно вычёркивать из реестра, а нечисть ползёт дальше.
  
   - Это такая зараза, не чума, конечно, но раньше бывало, за зиму на четверть население в графстве уменьшалось, пока маги спохватятся, да уничтожат упырей. Хаким, ты слушать-то слушай, а помешивать не забывай!
  
   Лэнд вздрогнул и энергично заболтал ложкой с длинной ручкой в котелке с красным вином, куда Элис добавила пряностей. Принц кивал головой, соглашаясь со всеми словами девушки, и тоже не терял времени даром, нарезая окорок на тонкие пласты. Непонятно почему, но бурные события вызвали острое чувство голода и товарищи по несчастью как раз пускали слюнки, ожидая позднего ужина.
  
   - А как вы догадались, что её нужно было убивать? - поинтересовалась Элис.
  
   - У нее глаза горели, - тихонько сказал Сани, - я испугался и закричал. А там Хаким проснулся.
  
   - Вы молодцы, даже представить страшно, что могло случиться с нами, - улыбнулась девушка.
  
   Принц как раз знал, что именно, но предпочел и сейчас промолчать - Элис знает и хорошо. Они просидели на кухне до рассвета, и только потом прошлись по дому в поисках тёплой одежды. Оставаться на станции в ожидании поезда было не самым лучшим решением, и они решили, во-первых, разобраться, где они - название-то знали, а что толку? А, во-вторых, выяснить, в какую сторону лучше двигаться.
   Утром, когда невольные путешественники пошли обследовать другие дома, оказалось, что живых больше не осталось. То ли упыриха слишком долго сдерживалась, то ли она была кем-то другим. И, похоже, что так оно и было - остальные жители станции были найдены в виде трупов, валяющихся, где попало.
  
   - Странно, - пробормотал принц, поддевая концом заостренного кола вялую синюшную руку.
  
   - Ничего странного, мы убили матку гулей*, - пояснила Элис, - она поддерживала жизнь в своих птенцах силой воли, а когда умерла окончательно, то и эти упокоились.
  
   - И что нам теперь делать?
  
   - Нужно сложить их в одном доме и жечь. Вместе с маткой.
  
   - И подвалы проверить, вдруг там тоже тела, - согласился принц.
  
   - Да стоит, своих жертв гули иссушают полностью, если им не нужно размножаться. И нас бы выпили досуха.
  
   Элис повернулась к всхлипнувшему от ужаса мальчишке и мягко проговорила:
  
   - Ты молодец, Сани. Не ожидала от тебя такой храбрости.
  
   - Почему? - спросил принц, заглядывая в очередной подвал, зеленоватый цвет лица мальчика противоречил словам девушки.
  
   - Он был наложником в гареме, а таким смелость ни к чему, - пояснила Элис.
  
   Сани мучительно покраснел: здесь, в Арморике, это звание было не в чести, и за прошедшие несколько месяцев он научился стыдиться своего прежнего занятия. К тому же ему неожиданно понравилось, что надобность ублажать хозяина отпала. Элис была неплохой госпожой, зря не наказывала, только за серьезные проступки, и мальчик надеялся, что так всё и останется. В одном из сараев, к радости Элис и принца была найдена дрезина**, и после долгих усилий её переместили к железной дороге, решив сначала собраться и уже потом поставить на рельсы.
   Хакиму показали принцип действия, и вскоре по рельсам уже катилась тележка с четырьмя людьми и кучей скарба, оставляя позади столб чёрного дыма.
  
   - Его издалека видно, - заметил с тревогой принц.
  
   - Конечно, а ты что хотел? Не оставлять же рассадник гулей.
  
   - Нет, конечно. Только, боюсь, придётся нам объясняться с властями, - усмехнулся Хенрик.
  
   - Ты у нас принц? Вот и будешь разговаривать, - усмехнулась Элис.
  
   Девушка была спокойна: во время войны она часто со своим отрядом зачищала территории от расплодившейся нечисти. Для неё будто время вернулось назад, и, несмотря на все неприятности, это было лучше, чем пасти целую ораву молоденьких девочек. Оставалась только самая малость - выяснить, кто убил Патрицию, а затем закинул их на самую окраину королевства.
  
  
   ________________
   *гули - у меня это нечисть, живущая организованными семьями с маткой во главе и птенцами, полностью подчинёнными ей. Не боятся солнечного света, чеснока и прочих атрибутов вампироборцев. Убить можно путем отрубания головы у матки, в остальных случаях она поднимет своих птенцов снова. Заражают слюной, создавая низших вурдалаков. Имеют длинные когти. Придумала.
   **Дрезина - тележка, передвигаемая механически по рельсам и служащая для поездок работников железнодорожного транспорта с целью осмотра железнодорожного пути и по другим служебным надобностям. Легко снималась и ставилась обратно.
  глава 8
  
   Дрезина поскрипывала, вздыхала от натуги. Хаким и принц, взмокшие, полуодетые, с силой нажимали на рукоять, поднимая старую конструкцию вверх на подъем. Элис придерживала уснувшего мальчика: после ночных событий и пусть небольшой, но кровопотери, тот немного ослабел и почти всё время спал, вызывая уже нешуточную тревогу у остальных. Им просто необходимо было уже остановиться хоть где-нибудь, чтобы провести день, а то и два в тепле, иначе Сани мог совсем разболеться, всё же такие походы не для нежного гаремного цветочка.
  
   - Странно... - переводя дух выдохнул Хенрик, - полдня едем, а ни поездов, ни станций. Словно вымерло всё.
  
   - Ничего удивительного, - откликнулась Элис, отмечая, что они уже на самой вершине и дальше дорога идёт по прямой. - Это северная оконечность графства Хартлпул, тут вообще поезда ходят редко.
  
   - Но хоть что-то, да должно быть, - возразил принц, оставляя рукоять, чтобы немного передохнуть.
  
   Они с Хакимом с утра менялись, чтобы было легче.
  
   - Нет, - возразила Элис. - Я вспомнила, что Дарин находился на заброшенной дороге, к шахтам. Уголь давно выработали, а рельсы убирать никто не стал.
  
   - А семейство гулей тогда откуда? - спросил Хенрик, отпивая из бутылки с водой по глотку.
  
   - Не знаю, может, остались с тех времён. Кажется, на таких станциях оставляли дежурных смотрителей, на всякий случай, - пожала плечами Элис, плотнее укутывая в одеяло Сани.
  
   - Как он?
  
   - Нам нужно где-то остановиться, ему хуже, возможно гуль его заразила.
  
   - Он станет таким же, как она? - спросил с тревогой Хаким.
  
   - Нет, - покачала головой девушка, - но я не думаю, что нечисть помыла руки перед ужином.
  
   Принц хмыкнул, подавил улыбку, представив гуля, скребущего щёткой грязь из под когтей, но вопрос о том, где бы им остановиться, интересовал больше.
  
   - Я знаю, что оставляют дежурных смотрителей, но там же были все дома заняты, даже те, что заколочены уже давно.
  
   - После войны появилось много беженцев и не всем им дали жильё. Думаю, что эти семьи пришли издалека в надежде пережить тяжелые времена, - в раздумье проговорила Элис.
  
   Принц пожал плечами, ответив, что всё может быть, он точно не знает, так как вопросами беженцев и временных переселенцев занимался другой кузен. Но бедняг было жаль - пришли в поисках лучшей жизни, а потеряли вообще всё.
  
   - Не повезло им, - тихо проговорил Хаким, и прошептал заупокойную молитву, отдавая дань уважения погибшим.
  
   - Да, и мы скоро можем им позавидовать, по крайней мере, эти люди умерли быстро. А мы будем замерзать не один час, пока смерть не смилостивится, - буркнул в ответ принц.
  
   - Не будем, - Элис показала рукой на появившейся за поворотом домик очередного станционного смотрителя, призывно желтеющий в сумерках небольшим окном.
  
   - А там... там нет таких гулей? - с опаской спросил Хаким, не торопясь приближаться.
  
   - Вряд ли, гули не уходят от гнезда далеко, но ты прав. Мы проверим.
  
   - Как?
  
   - По тени, - пояснил принц, - у гулей она показывает истинное положение тел. То есть, если человек умер уже давно, то тело его разложилось, а видимость нормальности создается силой воли матки и кровью, которую выпила нечисть. Мы могли бы избежать многих бед, если бы присмотрелись к обитателям станции. Но... устали, наверное, слишком.
  
   - Понятно, - Хаким представил себе тень от ходячего мертвеца с полуразложившейся плотью и передёрнулся.
  
   Станционным смотрителем здесь оказался дряхлый старичок, абсолютно лысый, но с окладистой бородой, причёсанной и заплетенной в две косы по обычаю здешнего малого народа тай. Молодёжь уже давно ассимилировала, нарожала общих с армориканцами ребятишек, как правило, огненно-рыжих и голубоглазых, а старики еще придерживались обычаев предков, брили головы и отращивали такие рыжие бороды. Подслеповато щурясь, смотритель долго не впускал нежданных гостей, что-то шепча и окуривая едким дымом. И только когда Сани, вдохнувший его мучительно закашлялся, смилостивился и открыл нижнюю створку двери: у старика и дом был, настоящий тайский, с разрезанной поперёк дверью. Перед чужаками открывали верхнюю часть и только после осмотра впускали окончательно.
  
   - Положите мальчика на лавку, - скрипуче проговорил смотритель.
  
   Хаким осторожно опустил Сани, поправил свесившуюся руку и повернулся к хозяину дома, который как раз рассматривал Элис с принцем.
  
   - Доброго дня, принц Хенрик, да будет лёгким твой путь, - проскрипел старик, вытягиваясь по стойке смирно. - На вверенном мне участке поселилось семейство гулей. К ним ушли две семьи беженцев, я предупреждал, но меня не послушали. В канцелярию борьбы с нечистью отправлен запрос на уничтожение. Доложил станционный смотритель Кац Ган-но.
  
   - Доклад принят, Ган-но. Семейство гулей мы уничтожили, но отряд пусть проверит и зачистит территорию. Благодарю за порядок на участке.
  
   - Спасибо, мой принц. Осмелюсь предложить вам отдых, а вашим спутникам, при необходимости, и лечение.
  
   - Благодарю, Ган-но. Лэнд леди Аддингтон пострадал при нападении матки гуля. Если у вас есть сыворотка, то...
  
   - Конечно, - засуетился старик, шаркая к небольшому шкафчику и доставая оттуда склянку коричневого стекла, заткнутую пробкой. На привязанной этикетке неразборчиво было что-то написано.
  
   Элис шагнула навстречу, принимая бутылочку и поворачивая её к лампе. Прочитала надпись, кивнула удовлетворённо и потребовала чистого полотна, таз и горячей воды. Видимо дед уже не раз сталкивался с последствиями нападения гулей, потому что достал ещё и свёрток бумаги, где обнаружилась полная подборка для оказания первой помощи: узкие полоски ткани, свёрнутые в рулончик, подушечки из стиранного полотна, чтобы наложить на раны, коробочка с мазью и специальное мыло на травах, для дезинфекции. Из-за шкафа был выкачен и поставлен на табурет большой таз, Хакиму вручены пара больших вёдер и указано направление к колодцу. Вскоре на печи грелась вода, а Элис готовила нехитрую похлебку из мяса и овощей.
  
   Принцу же пришлось заниматься менее интересным делом - обрадованный, что его скромный дом посетила особа королевской семьи, смотритель притащил все свои отчёты за последние пятьдесят лет и подсунул их Хенрику. Пришлось читать, делая вид, что ему очень интересно. После осмотра бьющегося в ознобе мальчишки, Элис решила сначала заняться им, а ужинать уже после.
  
   Следы от когтей матки гулей вспухли и почернели, сквозь тонкие корочки сочилась черная вонючая слизь. От кожи шёл жар, лицо покраснело и покрылось крупными каплями пота. Элис разомкнула сухие губы мальчика и стала вливать терпкий напиток маленькими порциями.
  
   - Госпожа, это настой трав? - спросил Хаким, с тревогой следя, как коричневая жидкость исчезает во рту Сани.
  
   - В том числе, - кивнула Элис. - Тут очень сложный состав, варить его может не каждый лекарь, только классом от магистра и выше. И стоит он очень недёшево.
  
   - А вам не жалко?
  
   - Нет, во-первых, каждому смотрителю выдается набор зелий за счёт королевской казны, как раз вот для таких случаев. А, во-вторых, если необходимо, я оплачу любое лечение.
  
   Она осторожно надрезала набухшие полосы, и, велев держать мальчика крепче, сначала выдавила всю гадость скопившуюся под корочками, а потом тщательно промыла. Сани вздрагивал от каждого прикосновения, замирая от ожидания новых. После зелья ему ощутимо стало лучше, и он уже вполне осознавал происходящее. На раны легла пропитанная зельем подушечка из ткани, а сверху плотная повязка, хоть и не очень удобно было фиксировать её почти на шее.
  
   - Ну вот, - удовлетворённо проговорила Элис, - а теперь пора что-нибудь съесть. Можно даже по две порции.
  
   Некоторое время слышалось только сопение, да скрежет ложками по дну мисок. Проголодавшиеся за день путешественники дружно уничтожали наваристую сытную похлебку, смотритель не отставал, радуясь, что в кои-то веки готовил не он - с тех пор как три года назад умерла его жена, такое случалось только в те дни, когда к отцу погостить приезжала дочь.
  
   - Вам нужно отдохнуть, пока мальчик не оправится. У меня хватит припасов, - говорил старик, прихлебывая из чашки горячий чай.
  
   Над столом витал аромат пряных трав и верескового мёда, который Элис намазывала на тонкие лепёшки, смешивался с горьковатым запахом зелья от повязок Сани. Хенрик сидел, задумавшись, не обращая внимания на ленивый разговор, встрепенулся он только, когда смотритель упомянул, что у него есть старинный телеграфный аппарат и можно отправить сообщение о том, где принц.
  
   - Завтра, мой господин, - степенно кивнул смотритель, - сначала ваш слуга должен будет разогнать динамо-машину, а потом вы уже передадите, что нужно.
  
   Ночевали в двух смежных комнатах - в первой Элис и мальчик, во второй принц с Хакимом. Девушка несколько раз вставала к Сани, чтобы поменять повязку на ранах и к утру следы от когтей почти очистились от всякой гадости. А тут ещё и принц связался с ближайшим гарнизоном, всего в сотне лье* отсюда и за ними обещали выслать специальный вагон - обычное дело для таких случаев. Так что пока всё складывалось удачно. Оставалось малое, но самое важное - найти причину того, что они оказались непонятно где.
  
   Утром Хакима отправили вместе со смотрителем, проверить в каком состоянии стрелки на путях, и мужчины провозились там до самого обеда - слишком давно не включался механизм, не было нужды. Поезда пришлось ждать целые сутки, слишком много следовало согласовать, не говоря уже о позволении запустить экстренную эвакуацию члена королевской семьи. О том, что принц исчез из дома леди Аддингтон вместе с ней и проживающими там лэндами во дворце уже знали. Канцелярии по внутренней безопасности и борьбе с нечистью направили в Лонг-Лей своих следователей, и теперь маленький городок гудел от таких новостей. Подумать только у них появились не только настоящий труп, но и настоящий преступник - такого не бывало со времен Эдуарда Шестого, по прозвищу Сказитель. И народ искренне наслаждался этими происшествиями, обсуждая их в любое время суток. О том, что в результате погибла девочка, а четыре человека исчезли в неизвестном направлении никто и не думал. Версий кто во всём виноват было множество, но больше всего жителям хотелось, чтобы им оказался местный уроженец, ведь тогда можно будет ещё много лет говорить: "Это случилось в тот год, когда сын или дочь того-то стал одержимым и призвал настоящего демона".
   Об этом же рассуждали и Элис с принцем, пока удобный вагон увозил из глуши в лоно цивилизации. Измучившийся Сани тихо спал в купе, Хаким тоже ушёл отдыхать, впервые расслабившись с того времени, как их вынесло из тёплого дома в лес. А двое старых друзей тихонько обсуждали причины и следствия.
   - Я уже понял, что нам попалась неопытная ведьма.
  
   - На редкость, - кивнула Элис. - И да, ты прав, это девочка.
  
   - Тебе тоже так показалось?
  
   - Нет, я точно знаю, на пентаграмме остались следы именно женской магии. Плохо, что из-за ошибок они были слабые и точно определить, кто там поработал невозможно. Но я всё больше склоняюсь, что это кто-то из Лонг-Лей, а не из школы.
  
   - Почему? Ведь воспитанницы все магически одарённые?
  
   - Потому что там не стояло защиты Гортензии Церской, а её изучают на первом году. Преподаватели традиционно гоняют любого ученика так, чтобы защита ставилась автоматически.
  
   - А может, это было сделано специально? - усомнился принц.
  
   - Нет, в первую очередь это безопасность самого мага. Никто в здравом уме не подставит себя в качестве жертвы.
  
   - Постой, - покачал принц головой, - но там же была эта девочка, как её...
  
   - Патриция Уэйн, - кивнула Элис, - демона хотели призвать очень сильного, уж больно руны мощные. И если бы не ошибки, то на призыв откликнулся бы Высший, а такому одной девочки слишком мало, он вполне мог прихватить себе и собственно вызывающего. Если только тот не был одержимым.
  
   - И что тогда?
  
   - Тогда они или бы сражались, или заключили союз. Плохо и то, и другое, жертв могло быть неизмеримо больше.
  
   - Неприятная перспектива, - вздохнул принц. - Что теперь делать?
  
   - Искать, кому выгодно.
  
   ___________
   *лье - у меня чуть больше километра.
  глава 9
   Гарнизонная крепость осталась позади и снова под вагоном стучали колеса. Комендант выдал им всем одежду, и всё сетовал, что у него нет достойного мундира для принца. Зато Элис, надев капитанские погоны, была просто счастлива. Во дворец и Лонг-Лей улетели телеграммы, о том, что принц и его спутники нашлись, и с ними всё в полном порядке. Встреченный в крепости отряд охотников на нечисть, отправился в Дарин, проверить все ли гули были уничтожены, со строгим наказом передать почётный знак станционному смотрителю, выписанный волей принца.
  
   А путешественники с комфортом и заверениями, что в Лонг-Лей уехали опытные охотники и следователи, оправились домой. Сани как прилип к окну, так и провёл у него весь день, не отрывая глаз от пролетавшего мимо пейзажа. Хаким же остался равнодушен к такому развлечению и предпочёл отсыпаться, пока хозяйка и принц продолжали доискиваться до истины.
  
   - Если это необученный маг, то, как его просмотрели во время поисков? - недоумевал Хенрик.
  
   - Очень просто, примерно у одного процента девочек магические силы - дремлющие, и могут не раскрыться вообще.
  
   - Но тут-то уже раскрылись!
  
   - Для этого нужен какой-то толчок, причина. Например, сильно нервное потрясение.
  
   - А что может его вызвать?
  
   - Всё что угодно, - ответила Элис. - Смерть близкого человека, причём такая, чтобы ужаснуть, обычная вряд ли вызовет всплеск магии.
  
   - Изнасилование?
  
   - Вполне, - кивнула девушка и застыла, глядя на принца, - месяц назад, в городке случилась трагедия. Вернувшиеся с войны солдаты, недовольные маленьким содержанием создали небольшую банду. Они прятались в пещерах Лайтонских гор и нападали на маленькие фермы. Однажды бандиты напали на ферму... кажется, Скоттов. Отец, в отличие от других фермеров стал сопротивляться. Его и жену убили, а дочь изнасиловали. Девочка выжила, но потеряла рассудок.
  
   - А бандитов поймали?
  
   - Да, не только переловили, но и повесили, быстро и без особого рассусоливания. Но, кажется, главарю удалось избежать виселицы.
  
   - Бежал? - ужаснулся принц.
  
   - Нет, сорвался со скалы в море. Тело так и не нашли.
  
   - А что если он не умер? И эта девочка знает об этом? Она могла захотеть отомстить?
  
   - Да, могла. Как чертится пентаграмма, знают все, руны для вызова демона тоже найти не проблема. Правильному применению обучают не всех, только боевых магов, а вот написание есть в каждой книге. И ошибок она могла наделать именно таких, какие были там.
  
   - Тем более, что девочка, как ты говоришь - безумная.
  
   Элис кивнула, соглашаясь. Если это действительно пострадавшая фермерская дочка, то найти её будет несложно - поиск по крови и магический глаз приведёт куда нужно. Жаль только сейчас связаться со следователями невозможно, придётся ждать станции.
  
  
   ***
  
   Городок встретил путешественников промозглым ветром со снегом, и Элис с принцем сразу пошли в Малтон-Кис, отправив домой обоих лэндов со строгим наказом прогреть все комнаты, невзирая на мнение истопника. Тем более, что брауни наверняка поддержит их - нечистики всегда любили тепло. В школе навстречу Элис сразу кинулась мистрис Хогвард, преследуемая шерифом.
  
   - Леди Аддингтон! - восклицала эмоциональная дама. - Леди Аддингтон! Тут такое случилось, пока вас не было!
  
   - Что? - спокойно спросила Элис, думая, что после убийства её ничем не удивишь.
  
   - Представляете, охотники арестовали дочку Скоттов, ну ту самую, что... - мистрис Хогвард мило покраснела.
  
   - Я знаю, что-то ещё?
  
   - Но...
  
   Шериф отодвинул преподавательницу и вытянулся перед принцем, докладывая, что мисс Скотт взята под стражу, что у неё были изъяты предметы чёрной магии и сейчас её содержат в антимагической камере. Принц, едва дослушав, резко повернулся и пошёл к выходу, не замечая, что Элис и шериф идут следом.
   Камера маленькая, в центре на стуле усажена щуплая девочка с полубезумным взглядом. Она раскачивается и что-то бормочет себе под нос.
  
   - Мэри, - ласково говорит Элис. - Ты слышишь меня? Кого ты вызывала, Мэри?
  
   - Он придёт, придёт... найдет, найдет... Мэри хорошая, да, хорошая...
  
   - Мэри, кто придёт?
  
   - Он... он сказал...
  
   - Что сказал?
  
   - Придёт... убьёт... убьёт... смерть... везде смерть...
  
   - Кто - он? Мэри? - тихо спрашивала Элис.
  
   - Он... он... придёт... убьёт... смерть... кровь.. снова кровь.
  
   Девочка запрокинула голову и закричала, выплёвывая бессвязные слова.
   Элис едва успела отшатнуться, торопливо начитывая заклинание, устанавливая пресловутую защиту Гортензии Церской. Вокруг принца и девушки замерцала прозрачная сфера, и крики Мэри остались за её пределами. И сразу, как только защита установилась, Элис начала начитывать другое заклинание, подхваченное незаметно появившимися магами из отряда. Усиленное втрое, оно окружило одержимую, не давая той произнести связные слова.
  
   Худенькое тело корёжилось от неимоверных усилий вырваться, и внезапно вдруг разорвалось вдоль, выпуская на свободу жуткую потустороннюю тварь. Принц, оставшийся сторонним наблюдателем, смотрел, как выбирается из потоков чёрной слизи нечисть, отряхивает куски плоти одержимой. Щёлкали челюсти, исходила криком пасть, и даже сквозь сферу доносилось зловоние твари. За спиной стали разворачиваться серые кожистые крылья, но маги усилили заклинание, и нечисть была отброшена к стене.
  
   Взревела, бросаясь на своих обидчиков, полоснула сферу когтями. Казалось, что вот-вот и она прорвётся, набросится на присутствующих и тогда их ничто не спасет.
  
   - Ergo, draco maledicte et omnis legio diabolica...* - торопливо проговаривала древние слова Элис.
  
   Тварь визжала, плевалась слюной, и жидкие мутные потёки оставались на сфере. В этих местах, казалось, защита истончалась, и была готова лопнуть.
  
   - ... Sanctus, Sanctus, Sanctus Dominus Deus Sabaoth... - выкрикнула Элис и взмахнула рукой, направляя потоки магии. Оба мага повторили её движения, усиливая их и позади нечисти появилась чёрная дыра, куда медленно втягивалась тварь, визжа и сопротивляясь. Стихло последнее слово, и дыра захлопнулась, поглотив демона.
  
   Оглушающая тишина упала на людей, словно и не было здесь ничего. Только окровавленные куски плоти по обе стороны от кресла, всё, что осталось от бедной девочки, говорила о том, что трагедия, начатая больше месяца назад на вересковых пустошах, закончилась только сегодня.
  
   - Уф... - один из магов вытер со лба пот и поклонился Элис, - сударыня, примите наше восхищение вашими талантами. Что вы делаете в этой глуши?
  
   - Занимаюсь воспитанием девочек в школе.
  
   - Вы? Маг вашего уровня и классная дама? - не поверил тот.
  
   - Что поделать? - пожала плечами Элис. - После войны офицеры оказались мало кому нужны.
  
   - Я исправлю эту досадную оплошность, - принц взял руку девушки и коснулся её губами. - Я предлагаю леди Аддингтон пройти собеседование в канцелярии по борьбе с нечистью. В свою очередь, хочу заверить, что поддержу её кандидатуру и перед вашим начальником и перед моим кузеном Александром, главой канцелярии.
  
   - Вы совершенно правы, ваше высочество, нельзя разбрасываться ценными кадрами, - поддержал его второй маг. - Принц, леди... просим вас удалиться, чтобы не мешать работе экспертов.
  
  
   ***
  
   - А зачем там нужны эксперты? - спросил Хенрик, когда они уже пришли домой, вкусно поужинали и расположились у камина с бокалами горячего вина с пряностями.
  
   - Нужно узнать, во-первых, откуда девочка узнала о призыве. А во-вторых, зачем ей это вообще понадобилось? Она целый месяц мирно просидела в клинике для душевнобольных и вдруг внезапно стала одержимой.
  
   - Кто-то сказал ей, что главарь выжил?
  
   - Возможно. Там сейчас работают опытные некроманты, мы скоро всё узнаем.
  
   - Хорошо бы.
  
   Принц молчал, глядя на огонь, и думал, что ещё никогда у него не было такой интересной инспекции в заштатном маленьком городке Лонг-Лей. Подумать только какие страсти могут разворачиваться на территории обычной школы для девочек. Малтон-Кис теперь для него будет ассоциироваться с вересковым мёдом, путешествием по заснеженному лесу и необычной, удивительной девушкой. С леди Элис не хотелось расставаться и он, совершенно неожиданно для себя, запинаясь, предложил ей стать его женой.
  
   От неожиданности Элис чуть не подавилась вином и осторожно уточнила, не послышалось ли ей предложение руки, сердца и места в королевской семье.
  
   - Ты не ослышалась, - принц опустился перед девушкой на одно колено и снял с пальца специальное кольцо, которое носит каждый совершеннолетний мужчина. Кольцо для помолвки, освященное в храме любви, то, что жених дарит своей невесте, - леди Элисента Аддингтон, я прошу вас стать моей женой и пройти вместе по жизни, деля горе и радость.
  
   - Я могла бы отказать, как положено воспитанной и скромной девушке, но я ни та, ни другая. Я капитан королевских войск и даю своё согласие, вам, принц Хенрик Эдуард Алонзо Ратлендский. Я согласна пройти с вами по жизненному пути и разделить всё, что вы перечислили и ещё немного сверху.
  
  
   ***
  
   Свадьба принца Хенрика и Элис состоялась морозным солнечным днём, шлейф невесты нес нарядный и гордый собой Сани, а среди гостей можно было заметить Хакима в новеньком мундире гвардейца полка принца Ратлендского. С недавних пор Сани и Хаким стали полноправными гражданами королевства, а в кармане у каждого бережно хранилась вольная грамота. Радостно звенели колокола, освящая рождение новой семьи, улыбалась королева, довольная этим браком, молоденькие девушки разбрасывали перед каретой молодых еловые ветки, а Элис не замечала ни холодного ветра, ни мороза, глядя в глаза своего супруга. Огромной любви, о которой мечтают глупышки, у неё не было, но уважения, восхищения, счастья, хоть отбавляй.
  
   Далеко от столицы в школе Малтон-Кис в этот день испекли огромный торт в честь свадьбы бывшей дамы Аддингтон, а в городке Лонг-Лей к рассказам об одержимой теперь добавляли, что уничтожила нечисть сама принцесса Ратлендская. Как оказалось демона среднего уровня вызвала сама Патриция Уэст, решившая напакостить соученицам, но из-за небрежности упустила его. Тварь быстро нашла себе пристанище в теле безумной девочки, а дальше уже всё было делом техники. Демон собирался выпустить себе союзника, но что-то пошло не так, жертву не приняли в полной мере и вместо высшего пришло непонятно что. Обозленная нечисть быстро нашла виновников и своей силой удалила с места действия. А то, что вместе с Элис непонятно куда, были отправлены принц и лэнды, вообще оказалось досадной случайностью.
  
   Хаким теперь служил в гвардейском полку под началом принца Хенрика, а Сани входил в свиту принцессы в качестве секретаря.
  
   Снег тихо сыпался, укрывая и убаюкивая землю. А на кладбище заметало одинокий холмик, и маленькие глиняные колокольчики звенели на ветру, отпугивая злых духов. Надпись на могильном камне гласила: "Здесь лежит Мэри Энн Скотт. Покойся с миром, дитя".
  
  
  
   ___________ *отсюда http://www.centre-magic.ru/forum/3-belaya-magiya/343-zaklinaniya-na-izgnanie-nechisti.html
Оценка: 7.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Олав "Охота на инфанту "(Боевое фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) Л.Огненная "Академия Шепота 2"(Любовное фэнтези) С.Климовцова "Я не хочу участвовать в сюжете. Том 2."(Уся (Wuxia)) О.Иконникова "Принцесса на одну ночь"(Любовное фэнтези) А.Завгородняя "Самая Младшая Из Принцесс"(Любовное фэнтези) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 6. Демонические игры"(ЛитРПГ) В.Пек "Долина смертных теней"(Постапокалипсис)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"