Пугачева Анастасия: другие произведения.

Танец на двоих

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Создай свою аудиокнигу за 3 000 р и заработай на ней
📕 Книги и стихи Surgebook на Android
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это просто сказка про жадность и предательство, про честь и долг, про ошибки и любовь. Про дракона, который ждал свою единственную, а получил незнамо что. Это просто сказка, которую рассказывают детям долгими зимними вечерами в одном далеком, далеком мире. Это просто сказка...

  Глава 1, в которой мы знакомимся с главным героем и его почтенной матушкой.
   Под яркими лучами полуденного солнца нежился юноша. Чуть тронутое загаром тело ярко выделялось на серой поверхности камня, на котором он лежал. Темные волосы прикрывали лицо широкой волной и шевелились под легкими порывами ветра. Грудь мерно поднималась от спокойного дыхания спящего. Высоко в ослепительном летнем небе медленно проплыл крылатый. Тишина и сонное марево струились в горячем воздухе. Прошмыгнула мимо изумрудная ящерка, подняла точеную головку, повела из стороны в сторону и исчезла в расщелине. На площадке перед темным зевом пещеры появилась женщина. На первый взгляд юная, стройная, с пышной копной темных волос и яркими зелеными глазами. Впрочем, присмотревшись к их жесткому выражению, можно было усомниться в молодости красавицы.
  
   - Айр!
  
   Юноша вскинулся, оглянулся на голос. Увидев собеседницу, со стоном упал на сложенные руки.
  
   - Айр, поднимайся. Не заставляй меня жалеть, что я поднялась к тебе, а не вызвала официально.
  
   - Все, встаю. Мама, ты не могла бы отвернуться? Я все же не совсем одет.
  
   - Говори уже прямо: совсем не одет, - фыркнула женщина, - одевайся уже. А то я там ничего не видела!
  
   Тот, кого назвали Айр, подтянул к себе покрывало и быстро укрыл стратегически важные места. Женщина с сомнением осмотрела получившуюся композицию и продолжила, решив, что большего не добьется:
  
   - Айргедмар Даллап тен Инир! Пришла пора найти себе пару.
  
   - Вот еще! Ты так, уже который год говоришь, - поморщился Айр, уже знавший заранее, зачем и почему мать поднялась к его пещере.
  
   - И ты до сих пор не нашел. Ты даже любовницу не приводил ни разу.
  
   - Не хочу.
  
   - Любовника?
  
   - Мама!
  
   - Что мама? Я твоя мама уже пятьсот лет! Все дети, как дети, один ты непонятно что! Мало того, что масть не родовая.
  
   Айргедмар зашипел, гневно сверкнув алыми глазами, цвет его шкуры после оборота был больной темой, а мать прошлась по ней всеми когтями.
  
   - Не шипи! Это не твоя вина, что у тебя проснулись гены двоюродного деда, только он был изумрудным. Так, о чем это я? У твоих братьев уже по десятку полукровок бегают, а ты еще ни одного не сделал. Да ты вообще за пятьсот лет так ни разу никого и не привел.
  
   - Предлагаешь уподобиться Гайдиару? В его гареме каждую неделю новая наложница, скоро уже места не останется. Или Диармайду, тот вообще ни одной юбки не пропускает, ему и гарем не нужен, где увидел, там и уложил. Да и парней тоже от него прячут по всем сопредельным мирам. Не ему ли разрешено появляться только в поместном? Да и там ему не рады, защитничку.
  
   - Все! - оборвала его мать. - А твой поместный мир? Ты назначен его защитником при рождении, но до сих пор так и не удосужился даже заглянуть туда!
  
   - Зачем? Там прекрасно справляются и без меня!
  
   - Ты уверен? А знаешь, что там появились серьезные проблемы, пока ты тут на солнце бока греешь? Все, разговор окончен.
  
   Женщина начертала в воздухе слабо мерцающие руны. Монолитная стена рядом с входом в пещеру мягко осветилась и будто истаяла, открывая прокол в другой мир. Сквозь него виднелись серые горы, покрытые снегами, мела поземка, сквозь затянутое облаками небо тускло светило солнце. Даже на вид, для Айра там было неуютно, и идти туда не хотелось, тем более, голышом. Женщина щелкнула пальцами, и такая родная, уютная, своя пещера оказалась запечатанной, вызвав законное возмущение парня.
  
   - Не кричи, не в поле выбрасываю, твои вещи уже там, - усмехнулась женщина и добавила, - прокол откроется только для двоих, связанных узами. Один и не пытайся: выкинет обратно.
   Толчок и разъяренный вопль стих далеко в другом мире. Женщина небрежно повела пальцами, и стена снова стала монолитной.
  
   - С тобой только так, иди - иди. Заодно и порядок там наведешь, - бормотала она, накладывая на пещеру останавливающее время заклятие, - и попробуй только вернуться один, выдеру. Точно выдеру и не посмотрю, что совершеннолетний.
  
   Завершила работу, полюбовалась на дело своих рук и хищно улыбнулась:
  
   - Кто там у нас на очереди? Диармайд? Ну, сынуля, берегись. Я уже иду.
  
   Фигуру женщины окутало слабое сияние, в синее небо взлетела черная драконица, сверкнули изумрудно-золотые искры на крыльях, и она исчезла вдали. А на площадке замерли травинки, чуть склоненные от исчезнувшего ветра, застыла во время бега ящерка... Остановилось время.
  
   ***
  
   Айр вывалился из прокола на жесткий каменный пол, полежал, сопя и фыркая и, наконец, медленно поднялся: все-таки было холодно. Огромный зал был явно рассчитан на размеры дракона, а вдруг ему придет такая дикая мысль перекинуться прямо здесь? Ну не будет, конечно, но высокие потолки, теряющиеся во мраке колонны, огромные окна и гулкая тишина сразу вызвали тоску. Привыкнув к уютным размерам своей пещеры, Айр зябко поежился. После жаркого полудня мерзли ноги, спина и все что пониже. И парень поплотнее запахнулся в шелковое покрывало. Знал бы меховое взял, а теперь что есть, то есть. Кто-то подергал Айра за край покрывала, и парень от неожиданности подпрыгнул. Оглянулся, небольшой стайкой стояли враны, видимо мать не только его перенесла, но и слуг прихватила. Привычный вид разумных ящериц, сейчас посеревших от холода, несколько успокоил: по крайней мере, он здесь не один.
  
   - Хозяин, - пропищал вран, - хозяин, тут холодно...
  
   Дрожащий голосок и весь унылый вид слуг, подстегнул Айра. Сначала нужно навести порядок, разогреть эту махину, разобраться с делами. Думать и жалеть себя он будет позже. Беглый осмотр зала принес неожиданно хорошие результаты: обнаружился план замка. И парень сразу выявил комнату, где предположительно были его вещи, и систему отопления. Ее Айр сразу и запустил, достаточно было только зажечь небольшой магический огонек, а дальше все само пойдет. И вот уже по скрытым в толще стен трубам побежало тепло, постепенно отогревая замок. А первое же посещение комнаты со сваленными грудой вещами наделило теплой одеждой.
  
   - Ну, мама! Я тебе это еще припомню, - бормотал дракон, вытаскивая из-под книг свои штаны и рубашку, - не могла аккуратно все перенести.
  
   В процессе поисков нашлись несколько сфер, где хранилось в стазисе множество вещей: от спящих вранов до одежды и продуктов. Айр увидев их, издал радостный вопль и тут же активировал нужные. Это для его маленькой пещеры пяти слуг было достаточно, а на такой огромный замок понадобится много. Остаток дня дракон был очень занят: обустройство нового жилища требовало много времени и сил. Раз уж он застрял здесь на какое-то время, следовало все сделать максимально удобным. Зато спать Айр лег в чисто вымытой комнате, на мягкое ложе. А жаркий камин и пушистые шкуры добавляли уюта еще недавно унылой комнате.
  
   К поискам пары Айр подошел очень тщательно. В отличие от братьев, которым было все равно, где и с кем спать, он хотел видеть возле себя только единственного человека. Ему представлялась девушка, стройная, но не худая, чтобы было, на что посмотреть и за что подержаться. И чтобы волосы у нее были светлые и густые, и глаза синие, и нрав спокойный. И главное, чтобы она в его дела не лезла! Так что, первым делом дракон прошел в обзорную комнату. Называлась она так потому, что стоял в ней большой экран, отображающий при желании любую точку мира. Напротив уже стояло удобное кресло и столик с закусками. Умные враны все приготовили заранее: они знали своего хозяина с самого рождения, было время изучить привычки дракона. Туда Айр и уселся, активируя экран. Спустя несколько часов, он уже знал, что представляет собой его поместный мир. И подумал, что зря раньше не посещал его, интересным оказался.
  
   Состоял он из нескольких королевств, раскинувшихся на трех континентах. Были еще острова с населяющими их народами, но как-то в расчет никто этих "дикарей" не принимал. А называли их все - одним словом Россыпь. И действительно, если смотреть на острова сверху, они напоминали зерна, разбросанные по морской глади.
  
   Остальные же королевства были вполне развитыми, по дорогам шли торговые караваны, двигались пассажирские и товарные поезда, колесили мотодилижансы, моря бороздили парусные галеры, городов и селений тоже хватало. А еще как-то странно там сочетались между собой рыцарские замки и электричество, камзолы и автомобили, пышные парадные юбки и визоры. С интересом проследив за снующими людьми, дракон отдельно высматривал девушек. Как это часто бывает, в разных королевствах люди отличались по внешнему виду.
  
   Южане были темнокожими, черные волосы их женщины заплетали во множество косичек, украшали разноцветными бусами и стягивали потом всю эту массу в шелестящий пучок на затылке. Расшитые кругами короткие юбочки открывали крепкие стройные ноги. Эти пестрые крикливые, похожие на таких же ярких голосистых птиц, женщины не привлекли дракона. Быть может, ненадолго, для разнообразия. Или Гайдиару подарить, он любил таких знойных красавиц. Само королевство было разбросано во множестве оазисов, между которыми протянулись бесконечные нити железных дорог. А куда не ходили поезда, можно было добраться на мотоколясках или мотодилижансах. У цепи озер, расположенных на севере раскинулся крупный город, скорее всего столица.
  
   На востоке жили томные, волоокие и скуластые женщины. Они плавно передвигались по узким улочкам, гордо неся украшенные тюрбанами головки. Айра позабавили полупрозрачные шаровары, короткие кофточки с бахромой и узкие туфли с загнутыми носами. Эти красавицы любили золото и драгоценные камни, на руках, ногах, ушках и шейках, висели, звенели и переливались ожерелья, браслеты и бусы. Мужчины же были одеты в балахоны и скрывали лица, из-под синих повязок виднелись только загадочные раскосые глаза. Их королевство называлось Эллия.
  
   Западные жители, их королевство Раджан располагалось на острове, отличались бронзовым цветом кожи, среди них часто встречались рыжеволосые. И всем были бы хороши их красавицы, если бы не крупные выдающиеся носы. Айр еще понаблюдал, разглядывая их странные халаты поверх узких штанов и гадая, почему в этом королевстве одежда по одному шаблону. Головы жители покрывали круглыми вышитыми шапочками, простыми у мужчин и с украшениями у женщин. Это, да еще косы только и отличали их от противоположного пола.
  
   Жители северного и центрального королевств не очень отличались друг от друга, светлокожие, голубоглазые с русыми и светлыми волосами, они явно имели общие корни. А их красавицы понравились Айру больше всего. Впервые он пожалел, что не навещал свой поместный мир раньше. Здесь оказывается, забавно!
  
   Определив, куда в первую очередь следует наведаться, дракон отправился на заслуженный отдых. Оказалось, что пока он знакомился с миром наступила ночь и заботливые враны уже подготовили и горячую ванну, и сытный ужин, и теплую постель. Айр упал на кровать, потянулся, наслаждаясь ее мягкостью, и в который раз подумал, что здесь совсем неплохо. Даже хорошо, главное матушка с ее нравоучениями далеко. И братьям сюда без его позволения хода нет, разве что отец может наведаться. Но он занят в своей башне новыми исследованиями и давно не интересуется делами клана. Тем более, что мать быстро прибрала к рукам всю власть, родила положенное количество детей, вырастила их и завела себе любовника. Так что найдется пара или нет, в родной мир в ближайшее время он возвращаться не собирается. А может, совсем тут поселится, будет только по важным датам навещать и все. Тем более, что наследник клана не он, о чем вообще беспокоиться?
  
   Утром Айр легко позавтракал, путь предстоял неблизкий, к чему наедаться? И перекинувшись прямо в зале, вылетел в услужливо распахнутое окно. И вот уже враны смотрели с восторгом, как купался в утренних лучах солнца молодой дракон. Айр кружил, осматривая место, где сейчас находился, на обзорном-то экране не посмотреть. Его замок находился на вершине горы. Или верхушку срезали перед возведением, или когда-то это был вулкан, неясно, но в любом случае, серые башни, возвышающиеся над островом выглядели вполне симпатично. Айр даже полюбовался немного. И сам остров ему понравился. В меру большой, есть рощи, речка, живописно скачущая по камням. Вон и водопад имеется, как раз в маленькое озеро стекает. Пляж так и манит поваляться на желтом песочке. А вода чистая, прозрачная, даже водоросли видны, не очень, правда, хорошо, с такой-то высоты. Хороший остров, уютный и только его. И берег ближайший далеко, не каждый сюда доберется. На всякий случай, Айр поставил пару заклятий, одно на отвод глаз, а второе вообще закрывало от внимания мимо проплывающих. Ну и сразу автоматическое обновление, чтобы возобновлялось регулярно. Полюбовался на дело рук своих и направился на поиски своей единственной.
  
   Первая кандидатка на эту роль нашлась быстро. Молодая и стройная девушка не торопясь брела за толстой пестрой коровой, и меланхолично грызла яблоко. Дракон молнией спикировал сверху. Истошный визг затихал вдали, на дороге осталась удивленная корова, и огрызок в пыли. Айр ритмично махал крыльями, осторожно удерживая девушку. От ее воплей закладывало уши, а от крепкого запаха пота свербело в носу. Пролетев пару лиг, дракон вдруг решил, что добыча ему не подходит: так она весь замок завоняет, и, сделав круг, вернул неудачный экземпляр почти на место. Корова удивилась еще больше.
  
   Айр отлетел в сторону и опустился на поляне, набросив покров невидимости. Следовало отдохнуть и проанализировать отрицательный результат. Солнышко грело, ветерок слегка обдувал разгоряченное тело, и дракон незаметно задремал. Проснулся уже к вечеру от бурчания в животе. Долгий и голодный день перечеркнул все планы повторить попытку, и Айр вернулся домой.
  
   К поискам следующей кандидатки он подошел с другой стороны, решив сначала выбрать по экрану. И тут ему улыбнулась удача, в одном из замков в парке прогуливалась миленькая девушка, светленькая, миниатюрная и с веснушками. Решено было навестить ее, и вот в синем небе мелькнул изумрудный росчерк.
  
   Охота за парой началась.
  Глава 2, в которой главный герой занят погоней за своим счастьем.
   Вторая попытка началась вполне удачно: приземлился Айр в самом конце парка, перекинулся и направился прямиком к девушке, надеясь на положительную реакцию. Она не заставила себя ждать: девушка увидела мужчину, ее глаза становились все круглее, и наконец, она закричала. Звуковой волной сбило яблоки, стая ворон поднялась с крыши башни замка и заметалась в небе с хриплым карканьем. На шум уже спешили другие люди. Углядев, кто стоит напротив кандидатки, они прихватывали по пути вилы, лопаты и дубинки. Такое пристальное внимание насторожило Айра, особенно напрягли злые лица и тыканье пальцами куда-то вниз. На подмогу уже мчалась стая мелких, но злых собачонок. Их общество дракону особенно не понравилось: зубы у них были вполне крупными. Айр очень быстро понял это, когда самая первая и смелая псина вцепилась в его ногу. Пытаясь стряхнуть кусаку, он опустил глаза и понял причину столь негостеприимной встречи: в процессе перекидывания он забыл одежду. То есть стоял перед всем народом буквально, в чем мать родила. Взвыв от стыда и досады, Айр рванул прочь, принимая облик сразу, как только скрылся за сараем. В небо метнулся дракон, капая редкими каплями крови на землю из прокушенной ноги.
  
   Разглядывая повязку, Айр решил, что это тоже результат. Теперь он точно никогда не забудет про одежду. Сочувствующие враны уже принесли горячего вина со специями и хороший кусок мяса - это, по их мнению, восстановит душевный покой любимого хозяина. Айр выпил один бокал, подумал и решил, что равновесие еще не выровнялось, и выпил еще. Потом еще, и еще, и еще...
  
   Утром болела не только прокушенная лодыжка, но и голова. Кряхтя, будто многотысячелетний дракон, Айр выполз из кровати, восстановил равновесие и медленно двинулся в сторону уборной. Дойти туда удалось почти без потерь, холодный душ и кислое питье в кувшине, уже приготовленное вранами, почти примирили дракона с мерзким началом дня. По здравом размышлении, Айр решил отдохнуть пару дней. Заодно и нога заживет, у него вообще все быстро заживало, дракон как-никак.
   И он честно пробездельничал целую неделю. Впрочем, не только, большую часть времени Айр все-таки провел в обзорной комнате. Теперь, когда он вплел в магию перекидывания восстановление одежды, в исходном мире можно будет наведаться и в города. А уже там начать настоящую охоту на ту, единственную. Как это будет происходить, дракон представлял смутно, но решил, что определиться по месту.
  
   Для первой экскурсии, Айр выбрал сравнительно небольшой городок на берегу моря. Быстренько перекинулся, придирчиво оглядел себя и направился в центр, прислушиваясь к речи. Жители говорили быстро, речь изобиловала странными, наверное, специальными или жаргонными словечками, но в целом была понятна. Дракону оставалось порадоваться, что наряду с бесполезными знаниями родословной всех драконьих семейств, ему все же вложили нужные. Присмотрев приятную во всех отношениях девушку, Айр последовал за ней, очень надеясь, что не слишком выделяется из толпы. Напрасно. Рослый красавец, с непривычно длинными волосами и совсем уже странными красными глазами, быстро привлек внимание окружающих. Что удивительно, необычный покрой одежды вызвал гораздо меньшее удивление, чем ожидалось. Но город был портовый, чужеземцев встречалось немало, и вскоре за драконом бежала только стайка ребятишек. Да и тем быстро надоело бесцельное хождение по улицам. Выбранная Айром девушка была, скорее всего, мелкой торговкой, об этом говорила корзина на руке, полная пучков зелени. Время от времени кандидатка останавливалась у дверей и продавала ее выходящим на стук хозяйкам.
  
   Улицы петляли, солнце жарило, дракону все больше хотелось пить, и куда-нибудь сесть. А девушка все так же неутомимо цокала каблучками по уличной мостовой. Наконец, она распродала все и довольная направилась в обратный путь, мазнув равнодушным взглядом по высокому незнакомцу. Айру уже давно было скучно, и если бы не поставленная цель, он бы плюнул и отсиделся до вечера где-нибудь в таверне. Надеялся он только на то, что дом будущей пары находится недалеко. И его надежды оправдались: вскоре девушка свернула в узкий переулок и направилась к покосившейся хибарке в самом конце. Темные окна и подпертая колом дверь, говорили, что там никого нет, скорее всего, она жила одна. Этот факт был на руку дракону: ее не хватятся, а значит, похищение будет удачным. И оно таким было. Быстрый рывок, легкий удар и девушка обмякла на руках дракона. Несколько минут и уже ничего в переулке не напоминало о произошедшем событии.
  
   Айр мерно махал крыльями, радуясь, что хоть эта добыча молчит. Правда, запахом пота от нее тоже ощутимо тянуло, и это сразу напомнило первую девицу. Счастье продолжалось недолго: очнувшаяся девица сначала увидела огромную морскую гладь под собой, манящую своей глубиной. Потом тень, от крыльев дракона, скользящую по воде, затем когти, держащие ее под живот, и длинную шею. Где-то на ее конце маячила голова, и, главное, сахарно блестели зубы в приоткрытой пасти. Айру было жарко, запах пота забивал ноздри и он дышал ртом, мечтая как первым делом, вымоет кандидатку. Девушка икнула, набрала в грудь воздуха, уже готовая заорать во все горло, и вдруг обмякла. Сердце не выдержало свалившегося сомнительного, с ее точки зрения, счастья, и на остров Айр принес мертвое тело. Печально оглядев несостоявшуюся невесту, он велел увезти ее подальше в море, тем более, что там всегда хватало желающих перекусить.
  
   - Не везет, - констатировал факт дракон, чокаясь с зеркалом.
  
   Из загула он вышел спустя неделю и решил сделать последнюю попытку. Только в этот раз ему нужна была бойкая девица. Поразмыслив, Айр решил, что сначала нужно добыть невесту, а уже потом разбираться, какой у нее нрав. В крайнем случае, перевоспитает. А чтобы легче было воздействовать на нее, следовало заключить брак по всем драконьим законам. Особой удачей в них было то, что согласия невесты не очень то и требовалось: ритуал был кратким и завязан, как это часто бывает, на крови. Поэтому он заранее принес в дальний конец зала походный алтарь, чашу для крови, узкий ритуальный клинок, и поразмыслив, нюхательную соль. И только потом отправился выбирать новую жертву, ой, невесту.
  
   На этот раз он долго и внимательно изучал крупные города, рассудив, что там живут более закаленные трудной борьбой за выживание в большом скоплении людей. Замки и дворцы на этот раз он игнорировал, и после долгих поисков, ему, наконец, улыбнулась удача: возле приличного по местным меркам, города обнаружилось странное заведение. Высокий забор окружал несколько разнокалиберных строений, разбросанных по территории. Ворота почему-то были широко распахнуты и в них постоянно туда-сюда ходили молодые люди обоих полов. Разные оттенки кожи, волос и одежда явно говорили о том, что они из разных мест. Все это напоминало какое-то учебное заведение, и для Айра это было неплохим шансом. По его собственным воспоминаниям драконьей школы, студенты должны быть дерзкими, смелыми и умными. А значит орать, брыкаться и умирать вряд ли станут. Ну и находилось оно в наиболее развитом королевстве, как уже выяснил дракон, оно называлось Калидар.
  
   Оставалось выбрать цель. И на это у Айра ушло еще несколько дней. И дело не в том, что не на что было смотреть, как раз было на что. Проблема состояла в том, что выбрать из широко представленного взору дракона цветника нужный объект было неимоверно сложно. Глаза перебегали с нежного, чуть тронутого румянцем стыдливости личика, на другое, с характерным носиком западной красавицы, ее держал под руку белокурый красавец. Правда, когда Айр услышал, какими словами кроет первая девушка соперницу, резко расхотел брать ее супругой: выражениям, слетающим с коралловых губок, позавидовал бы пьяный возчик.
  
   Эта кандидатка, таким образом, отпала. Вторая же, висящая на роковом мужчине, не подходила сразу по нескольким параметрам: и носик не тот, и волосы рыжие, и фигура излишне костлявая. Ну и красавец дополнительно портил картину. Пришлось искать другие объекты. И тут дракону второй раз улыбнулась удача. Правда, как потом оказалось, это был оскал, но пока Айр с удовольствием разглядывал потенциальную невесту.
  
   Она нравилась ему со всех точек зрения: в меру упитанная, как он и хотел. Грудь, целомудренно прикрытая платьем, была вполне аппетитной, длинные белокурые волосы широкой волной спускались ниже спины, а бедра манили своими округлостями. Девушка двигалась грациозно, но как-то излишне порывисто, будто торопилась куда-то, но боялась идти слишком быстро. А по тому, как она краснела при встрече с другими, дракон решил, что скромна, а может и невинна. Эта мысль особенно понравилась Айру, и девушка заняла твердое первое место в списке потенциальных невест.
   Утром Айр вылетел за добычей. Ой, за невестой.
  Глава 3, где происходит знакомство со счастливой невестой.
   В потемневшем вечернем небе тускло светили звезды, узкий серп новорожденной луны почти не давал света. Ночь понемногу подкрадывалась на мягких лапах, и так же тихо двигался по боковым тропинкам темный силуэт. Блеснули на мгновение алые глаза, и незнакомец скользнул дальше. Впереди послышались шаги, кто-то шумно ломился сквозь кусты, вполголоса призывая то Богов, то Духов, то загадочного Ройга. Насторожившийся Айр нырнул в темноту и притаился, раскрывать себя раньше времени он не собирался. Да и потом тоже, чем меньше о нем знают, тем лучше. Это Гайдиар любил покрасоваться в поместном мире, полетать во всей свой красе, поискать новых красавиц в свой гарем. И ведь находились, в очередь выстраивались, лишь попасть на глаза защитнику мира. Айр никогда не понимал такого, но не осуждал, хочется братьям так жить - их право, он будет искать только свою единственную. Дракон притаился за широким стволом дерева, незаметно наблюдая, как мимо протопал совсем молодой парень, уж очень хрупким он казался, даже в темноте. Пригибаясь под тяжестью огромного тюка на плечах, абориген скрылся в каком-то домишке, скрытом в тени забора. Это не интересовало дракона, так что Айр быстро выбросил из головы и парня, и домик, и загадочный тюк, направляясь к боковой аллее. Именно этот путь приводил к фонтану, у которого несколько вечеров подряд регулярно появлялась будущая невеста. Именно там и снова в кустах, занял дракон стратегически выгодную позицию.
  
   Ждать пришлось достаточно долго, и у Айра затекли ноги. Уже совсем стемнело, загадочно светились в темноте крупные цветы, белые с зеленоватыми кончиками лепестков. Их пряный тяжелый аромат раздражал дракона, хотелось или чихнуть, или перебраться в другое место. Но сделать это Айр не успел: хруст мелких камушков под ногами намекнул на скорое появление, как дракон надеялся вожделенной цели. Звуки шагов приближались и, судя по рваному, то быстрому, то медленному передвижению, это была таинственная незнакомка. Несколько фонарей освещали площадку вокруг фонтана, из центральной фигуры в виде каменного цветка, сбегали струи воды, разбрызгивая капли на облицовку, и появившаяся из темноты девушка не решилась присесть на край каменной чаши. Пышное старинное платье, уместное разве что на официальных приемах, путалось в ногах и цеплялось за кусты. Светлые волосы шевелил вечерний ветер, и незнакомка несколько раз, с досадой, откидывала пряди с лица. Слегка криво посаженная шляпка бросала тень на лицо, и девушка отплевывала надломанное перо, то и дело прилипающее к губам. Бант, которым оно прикреплялось к шляпке, уже почти оторвался и дракон слегка удивился небрежности незнакомки. Тихое раздраженное шипение говорило, что незнакомка рассержена. Видимо она уже несколько вечеров кого-то ждала, но на счастье дракона к ней так никто и не пришел. На этот раз прогулка закончилась быстрее, и вскоре девушка уже удалялась в обратном направлении. Вот тут и подошло время для выхода Айра. Незаметно он скользил параллельно дорожке, выбирая удобный момент, и когда такой наступил, не замедлил воспользоваться. В этот раз дракон подстраховался полностью, послав в первую очередь слабое усыпляющее заклятие. То, что раньше он не использовал этот безотказный способ успокоить невест, можно было объяснить только его неопытностью в похищениях.
  
   Незнакомка споткнулась и стала медленно опускаться на тропинку, но Айр не дал ей упасть, подхватывая и утаскивая в темноту кустов: не хватало, чтобы его заметили и подняли тревогу. Там он споро запеленал добычу в плащ и, перекинувшись, осторожно ухватил когтями. Девушка оказалась неожиданно тяжелой, и Айру пришлось поднатужиться, чтобы взлететь. А на дорожке осталась сиротливо валяться женская шляпка со сломанным окончательно пером.
  
   Путь домой в этот раз затянулся: во-первых, далеко, а во-вторых, дракон устал после целого дня проведенного на ногах. Но все неприятное заканчивается, и вот уже Айр опускает добычу на пол в зале замка. Первое, что он сделал после оборота - проверил в каком состоянии девушка: с ней было все в порядке, она мирно спала и даже не очень помялась. Дракона только удивил слой краски на ее лице, но он решил, что тут так принято. Быстренько подтащил девушку к алтарю, укрепил сонное заклятие и решительно рассек свою ладонь, сцеживая кровь в чашу и наговаривая нужные слова. Когда донышко полностью закрылось, он зализал рану, останавливая кровь. Наложить повязку можно было позже, сейчас важнее было закончить обряд. Таким же точным движением он вскрыл вену на руке невесты, сознание уловило какую-то неправильность в ее размерах и форме, но думать было уже некогда: кровь начинала смешиваться, и следовало начитать следующую формулу супружества, связывающую их судьбы.
  
   Между шагами ритуала должно было пройти время, и дракон подозвал вранов, нужно было хоть какое-то кресло, а то "почти супруга" уже все руки оттянула. Ждать пришлось долго, его кровь почему-то упорно не желала принимать невестину, и Айр уже стал бояться, что опять остался без жены, когда, наконец, чаша осветилась изнутри. Обрадованный дракон тут же вернул девушку в исходную позицию у алтаря и, разжав ей зубы, влил несколько капель получившейся жидкости. Невеста сопротивлялась, фыркая и отплевываясь, вкус ей явно не понравился.
  
   "Ух ты, независимая!" - с восторгом подумал Айр, удваивая усилия.
  
   Проследив, чтобы нужное количество смеси попало куда надо, Айр перекинулся, выхлебал остатки и начал медленно проговаривать слова, завершающие ритуал. Это было самая важная часть, именно в этот момент продолжительность жизни его избранницы синхронизировалась с драконьей. Драконья глотка не была приспособлена к человеческой речи, и приходилось проводить завершающий этап мысленно. Девушка всхлипнула и обмякла в кресле. Сейчас ее нужно было оставить на некоторое время, пока сама не проснется. И Айр лично унес уже супругу в спальню. Кровать была широкой, девушка, попав на нее, тут же завернулась в покрывало, соорудив компактный такой сверток с начинкой из себя внутри, и дракон, плюнув на ее раздевание, улегся рядом. Сокровище, способное так спокойно перенести сложный ритуал брачной связи, нужно было беречь и охранять. От кого он собирался это делать в полностью защищенном замке, Айр даже не думал - надо, и все.
  
   ***
   Пробуждение было неприятным. Во рту все пересохло, ресницы, густо покрытые краской слиплись, все тело зудело и затекло. Никрут полежал, раздумывая, что это с ним, и где это он? Последнее, что помнилось - очередная, уже последняя, прогулка в ненавистном женском платье у надоевшего фонтана. Если бы не подстава с дуэлью, не проигрыш и не условие победителя, он бы никогда не унизил себя переодеванием в женщину. Ник вспомнил насмешливое презрение в глазах самого знаменитого, знатного и богатого студента академии, красавца Монгана Лаубух. Его отец владел огромными землями на юге страны, в самом благодатном месте, и сынуля не давал никому забыть, что когда-нибудь унаследует их не маленькую часть. Почему он невзлюбил скромного парня с первого курса никто не знал. Хотя нет, одна причина все-таки была: аристократы Калидара традиционно ненавидели полукровок и презирали бастардов. На беду Ника, он был и тем, и другим.
  
   Его отцом был Лорнат Кормак, один из владетелей королевства Калидар, а матерью Сабина, знатная вдова с запада, из торговой семьи Раджана. В своих маленьких и крепких руках, она цепко держала флотилию из четырех кораблей, и не собиралась выходить замуж. Но сына своему мужчине родила. Была у Никрута и сводная старшая сестра, такая же энергичная, как мать. И все бы ничего, да законных сыновей у Лорната Кормака не было, наследником он назначил племянника, а Ника только признал своим, дав родовую фамилию. Для юноши это было скорее неприятностью, чем благом. В глазах всех, официальное признание мало значило, а вот незаконное рождение, да еще от жительницы другого королевства слишком много. Отец, договорившись с матерью, оплатил его обучение в самом престижном учебном заведении, Королевской Академии, и регулярно выделял небольшую сумму для проживания. Впрочем, Нику хватало - дома его не особо баловали, несмотря на приличное состояние матери.
   Учился парень на историческом факультете, и все ему нравилось и преподаватели, и соученики. Кроме некоторых нравов, царящих среди студентов: будущие юристы и дипломаты, то есть те, кто пополнит собой элиту королевства, каждый год выбирали себе мальчиков для битья, и старательно изводили их все время обучения. В этот раз таким оказался Ник. А его внешность добавила львиную долю насмешек. Парень уродился непонятно в кого, как говорили: тонкий да звонкий. От матери он унаследовал лишь огненно-рыжие волосы, да упрямство. А от отца аккуратный нос и фамильную гордость. Все это дало потрясающий коктейль и приведший к непонятному результату.
  
   А началось все банально: в очередной раз подпевалы главного недруга Ника устроили ему ловушку. Вполне в их духе, всего лишь вовремя подставленная подножка и вот он уже летит с полным подносом прямо под ноги Монгана. Белоснежные брюки, гордость местного красавца получают дополнительное украшение в виде пары незапланированных пятен, а Ник вызов на студенческую дуэль. Поединок мог быть и аристократическим, до смерти одного из противников, но присутствие преподавателей не позволило назначить именно его. Студенческая тоже была не легкой, но там хотя бы до первой крови, а значит, шанс остаться в живых у Ника был. Вот только победитель мог потребовать выполнения любого условия. И Монган захотел на выбор или семь прогулок в женском платье, так чтобы его увидели... Или стать шлюхой для их компании. Ник выбрал платье, этот позор в его понимании, был гораздо меньшим, чем во втором случае. Купил полный наряд, парик и каждый вечер устраивал дефиле по ночным аллеям академического парка.
  
   Вчера была последняя прогулка, и сначала все шло как всегда: проход от сарая, где он менял наряд, к центральному входу, потом круг по площади под насмешки студентов, и последний пункт - фонтан для влюбленных. После этого Ник с чистой совестью отправлялся переодеваться. Но в этот раз что-то пошло не так. Странное ощущение слежки преследовало парня всю дорогу, заставляя нервничать. Потом вдруг провал, и вот он непонятно где. Организм настойчиво напомнил об утренних проблемах, и Ник решил поискать местный аналог уборной. Первым делом нужно было выпутаться из покрывала. Парень знал за собой такую особенность, укутываться: родившись гораздо южнее, он сильно мерз по ночам. Пара энергичных движений и ненужная постельная принадлежность уже лежит комком в ногах. Но на кровати неожиданно обнаружился совершенно незнакомый мужчина, как раз, открывающий сонные глаза.
  
   - Ты кто? - от неожиданности, Ник не нашел других слов.
  
   - Твой муж, - с довольным видом ответил чужак и потянулся губами к Нику.
  
   - Что?!!
  
   Парня смело с кровати в дальний угол. Нет, Ник знал, конечно, что среди аристократов приняты мужские браки для младших сыновей, но он-то единственный! Да и мать с отцом о чем-то таком как-то говорили. Он краем уха слышал о предполагаемом мужском браке, но только после окончания учебы.
  
   - С ума сошел? Какой еще муж?
  
   - Законный, - улыбался незнакомец, - может, все-таки поцелуемся, дорогая моя? Я долго искал подходящую девушку, ты подошла лучше всех.
  
   - Девушку? - заорал окончательно взбешенный Ник. - Я парень!
  
   - Что значит парень? - тупо спросил "муж".
  
   - А то! - Ник содрал с головы парик, демонстрируя короткие рыжие волосы. - Видишь?
  
   Незнакомец осторожно приблизился, присматриваясь к Нику, а потом с торжеством спросил, ткнув пальцем в выдающуюся грудь:
  
   - А это?
  
   Ник торопливо расстегнул платье и спустил его с плеч вместе с бюстом. "Муж" крякнул и потер нос, такого он точно не ожидал.
  
   - Ты извини, только уже все. Мы супруги, - пробормотал он, отводя глаза.
  
   - Я против, - Ник воинственно задрал подбородок.
  
   - Поздно, я ритуал провел. Полный.
  
   - Что? Какой еще ритуал?
  
   Ник в бешенстве швырнул в новоявленного супруга парик, потом подушку, туфли и завершил выступление скомканным покрывалом.
  
   - Не сердись, - тоскливо проговорил незнакомец, принимая упомянутые предметы, - тебя моя магия приняла.
  
   - Какая еще магия, ты что, совсем рехнулся?
  
   - Драконья. Ты теперь по всем законам мой муж.
  
   "он точно сумасшедший" - паника нарастала, незнакомый мужчина пугал все больше и больше.
  
   Ник торопливо выпутался из платья, оставшись только в коротких штанах, и вдруг рванул на выход, провожаемый сначала недоуменным, а потом заинтересованным взглядом. Дракон следом не пошел, все равно деться ему некуда. Мысль о том, что по собственной глупости он вместо жены получил мужа, выбила его из колеи. Что делать теперь, когда они связаны браком на крови, он понятия не имел.
   Парень бежал длинными коридорами, метался в поисках выхода. Огромные зеркала сбивали с толку, внезапные повороты приводили то в небольшую комнату, то в огромный мрачный зал, то в столовую. Тишина давила на уши, слышались только звуки его шагов, да эхо от них. И нигде ни души. Очередной тупик закончился широкой дверью, Ник дернул ее и оказался на широком балконе, опоясывающим квадратную башню. И вот тут ему стало по-настоящему страшно. Везде, куда бы он ни глянул, уходила далеко вниз стена, постепенно переходящая в камень скалы. А вокруг было только море, мягко перекатывающее свои волны.
  
   Ник сполз в угол балкона и прикрыл голову руками. Осознание грядущей катастрофы надвигалось со всей ясностью.
  Глава 4, где появляются первые вопросы и первые ответы.
   Айр растерянно проводил взглядом убежавшего мужа, подумав, что они так и не познакомились. Вот братья позабавятся, когда узнают всю правду о свадьбе. Или если узнают? Дракон рассеяно прошелся по комнате, машинально собирая предметы женской одежды, так обманувшие его. Потом сел в кресло и задумался. По мере размышлений он все больше понимал, что этот вариант не так уж плох. Сексом можно заниматься и с парнем, Айр даже пробовал себя в обеих позициях, и вполне может удовлетвориться только этим. Другое дело, что он хотел именно девушку, кроткую, влюбленную, красивую, нежную... Ладно, пусть будет парень. Айр вспомнил облик мужа и прижмурил глаза: симпатичный и, кажется, темпераментный. Если все пойдет как надо, в постели тоже будет удачно. Представил тонкое молочно-белое тело с россыпью веснушек, огненные волосы, голубые глаза... в мечтах дракон уже сжимал мужа в объятиях... Но тут некстати заворчало в животе, и Айр вспомнил, что не позавтракал.
  
   - И он тоже голодный, - пробормотал дракон и окликнул спрятавшихся до поры вранов, - куда ушел мой муж?
  
   - Хозяин, он на балконе...
  
   - Угу...
  
   Дракон быстро нашел пропажу и замер на пороге, боясь спугнуть. Парень сидел в углу, уткнувшись лицом в колени, плечи его тряслись, будто от плача. Айр осторожно подошел, сел рядом и, помедлив, положил руку на плечо.
  
   - Прости. Я, правда, не знал, что ты не девушка.
  
   - А давай ты забудешь об этом? Верни меня назад, найди себе девчонку и все будет как прежде, - вопреки опасениям дракона глаза у парня были сухие.
  
   - Не получится. Наши жизни уже пришли в равновесие.
  
   - Это еще что за такое? - вяло удивился Ник, не очень-то поверивший пока самоназванному мужу.
  
   - После завершения ритуала ты будешь жить столько же, сколько и я, - пояснил дракон, любуясь солнечными искрами в огненных волосах.
  
   - А это много? - без интереса спросил Рыжик.
  
   - Много, мой отец живет уже пятую тысячу лет.
  
   - Сколько?! - вскочил Ник. - Как это пятую тысячу? Ты кто вообще такой, откуда вообще взялся на мою голову, зачем тебе жениться вообще?
  
   - Не кричи, - поморщился Айр, - мое имя Айргедмар Даллап тен Инир, я младший сын семьи драконов Инир. Сюда меня закинула матушка, велела найти пару.
  
   - Что значит, семья драконов?
  
   Айр вздохнул, поднялся и потянул за собой мужа.
  
   - Пойдем, покажу.
  
   Они вернулись в тот мрачный и огромный зал, через который пробежал в поисках выхода Ник. Сейчас он, уже чуть успокоившись, оглядывался по сторонам. Гладкие колонны, терялись далеко вверху, пол выложен из гладкого камня разных цветов, образующих повторяющийся рисунок, на стенах лепнина и картины. Красиво, но неуютно. А еще у Ника создавалось впечатление огромной древности этого места: такой стиль исполнения был принят около тысячи лет назад. Парень так увлекся разглядыванием витражей на окне, что упустил момент, когда вместо мужа появился дракон. Такой не очень крупный, чуть больше обычной лошади. Ящер потоптался на месте и в голове у Ника вдруг прозвучал голос:
  
   "Ну вот, это моя вторая ипостась. Главная".
  
   - Ой! Ты что? Умеешь читать мысли?
  
   "Нет, только передавать. В этом виде".
  
   - А почему? - с любопытством спросил Ник.
  
   "А как я буду говорить? У меня пасть не приспособлена".
  
   - Что? - с ехидством поинтересовался Рыжик, - Зубы мешают?
  
   Странно, но он не испугался ни превращения, ни дракона. Будто каждый день видит такое, зато теперь у него забурчало в животе, Ник смутился, отвел глаза и увидел нечто, очень напоминающее походный алтарь. Историк проснулся внутри него и завопил от радости: такие вещи описывались маститыми мастерами, как предметы культа, давно канувшего в глубине веков. Насколько он помнил, один такой хранился в королевском музее и считался одним из самых ценных экспонатов. А тут стоит в углу, целехонький, и в прекрасном состоянии, почему-то это сразу примирило с древностью замка.
  
   - Слушай, я голодный, там враны уже завтрак накрыли. Пойдем, а?
  
   Неожиданно взявшийся голос заставил подпрыгнуть и оглянуться, перед Ником снова стоял человек.
  
   - Ух, ты! - воскликнул парень, потом махнул согласно головой: если нет пока возможности изменить ситуацию, то нужно к ней приспособиться. А завтрак вообще хорошая идея.
  
   Стол для них накрыли в небольшом эркере уютной комнаты с камином. Через открытые окна открывался вид на океан, легкий ветер приятно охлаждал кожу, кресла были удобными, а блюда вкусными. И Ник с удовольствием набросился на еду.
  
   - Скажи, а назад никак вернуть нельзя? - спросил он, чуть утолив первый голод.
  
   - Нет, - дракон помолчал, - я тебе очень противен, да?
  
   - Ну... принял за девушку, похитил, женился... это же так называется?
  
   - Взял мужем, - уточнил Айр.
  
   - А еще имя у тебя, не выговоришь, - сварливо закончил Ник.
  
   И почему ему так хотелось дурачиться и дразнить нечаянного мужа? Или потому, что угрозы не было? Ну, похитил, и ладно, в академии вообще чуть не убили.
  
   - Я твоего вообще не знаю, - парировал дракон, и добавил, - зови меня Айр. То имя родовое, потому и длинное.
  
   - А, верно. Ну, я - Никрут Кормак, студент первого года обучения в Королевской Академии. Историю изучал.
  
   - Приятно познакомиться, Никрут Кормак. Только теперь тебе нужно добавить к своему имени мое родовое. Слушай, а почему ты в женской одежде был?
  
   Ник помрачнел, поводил вилкой по тарелке, раздумывая, говорить правду или нет. Потом решился:
  
   - Ну, понимаешь... я незаконный сын, - и, глянув искоса на мужа, добавил, - и полукровка.
  
   - И что? - Айр с хрустом вонзил зубы в яблоко.
  
   - Аристократы Калидара презирают таких, как я.
  
   - Фррррр, - дракон закашлялся, - ты серьезно? У нас все полукровки. Дети у драконов могут рождаться только от человеческих женщин.
  
   - То есть у вас девочки, что не рождаются?
  
   - Нет, только мальчишки. А драконицами становятся жены, ну, после свадьбы.
  
   - А я тоже стану?
  
   - Ты? Нет, это только женщины преображаются. Там другая магия совсем, тело готовится к рождению маленьких дракончиков.
  
   - Интересно, - пробормотал Ник, немного разочарованный, что ему крыльев не выделят, - а вы из яиц рождаетесь? Или икру мечете?
  
   Айр подавился и окончательно отложил яблоко. Придумал тоже, икру... яйца...
  
   - Нет, мама нас просто родила и все.
  
   - Ага, живородящие, - кивнул головой Ник, - как животные.
  
   - Сам ты животное,- обиделся Айр.
  
   - Ой, прости, - Рыжик понял, что ляпнул, что-то не то и чуть погладил руку мужа.
  
   - Ладно, Никрут, я... ну я не сержусь.
  
   - Ты меня Ник зови, а то имя у меня тоже не очень... красивое. Не нравится оно мне.
   Тихо шевелились легкие занавеси, солнце поднималось все выше и выше и начинало припекать. В эркер заглянул вран, готовый уже начать убирать завтрак, и Ник совсем по-девчоночьи взвизгнул, напугав его до ступора.
  
   - Ты что? - удивился Айр, не увидевший ничего странного.
  
   - Там... - тыкал пальцем перепугавшийся парень, - там такой, на лапах, зеленый!
  
   Дракон оглянулся, вран замер столбиком и не шевелился, не моргал и, кажется, даже не дышал.
  
   - Аааааа, это вран, слуга. Они и тебе прислуживать будут.
  
   Ник осмотрел врана, тонкие лапки с перепонками, коготки, зубы вот тоже острые, и шкура пупырчатая. Не хотел он такого слугу. Если честно вообще никакого не хотел, ему только в самом раннем детстве слуги помогали. А как он подрос, все сам делал - мать строгая была, не баловала особо. Да и не принято много слуг у негоциантов иметь, да и богатством кичиться тоже, репутацией дорожили, а вот количеством золота в сундуках не хвастались.
  
   - Послушай, - нерешительно начал Ник, - мне бы вернуться, в Академию.
  
   Айр помрачнел, муж собирался уехать, а значит, он не хочет принимать связь, не понимает, что уже поздно, а расстояние сделает синхронизацию довольно болезненной. Но удерживать силой - тоже не дело, и дракон задумался, подбирая аргументы за совместное проживание.
  
   - Ты не понял, - заторопился Ник,- я же учусь. А занятия никто не отменял!
  
   Дракон помолчал. Это было понятно, но парень что-то недоговаривал. Например, как бы ни презирали аристократы полукровок, заставлять носить женское платье, смысла не было. Выяснение этого момента Айр решил отложить на потом.
  
   - Я понимаю, только нам теперь нужно быть рядом.
  
   - Это еще почему? - возмутился Ник, представив новый виток насмешек, будут говорить, что у него так свербело в некоторых местах, что выскочил замуж сразу, как только стал совершеннолетним.
  
   - Потому, что наши жизни еще не уравновесились окончательно, ты же не думаешь, что на это понадобилось одну ночь?
  
   - И сколько?
  
   - Год, самое малое.
  
   Ник помрачнел, вот спрашивается, что теперь делать? Почему-то поверил он дракону сразу, и как ни странно принял за своего. Ну муж и ладно, могло быть хуже. В комнате, кроме него еще парень, а студентам за территорией жить не разрешают. Прятать этого, что ли? И вдруг до парня дошел один немаловажный момент, а как же супружеский долг? Кто кого, куда и как? Перед глазами встала похабная картинка: он на четвереньках, попа отклячена. Сверху пыхтящий и дергающийся дракон, глаза у него осоловелые, пасть открыта, язык свешивается на сторону. Ник передернулся, Айр считавший эмоции мужа, загрустил: надежда на то, что муж примет его, таяла. Хорошо еще магия сглаживала неприятие связи, а то совсем было бы плохо, потому и поторопился дракон заключить брак.
  
   - И что теперь делать?
  
   - Хочешь, я куплю дом, и мы будем жить там? - спросил с надеждой Айр.
  
   - Нам не разрешают, - помотал головой парень.
  
   - А мы попросим.
  
   - Не разрешат.
  
   - А мы очень попросим! - в голосе вдруг проступили стальные нотки, и Нику на миг показалось, что сквозь приятные черты мужа проступила оскаленная пасть дракона.
  
   Рыжик махнул рукой, поняв, что упрямого Айра не переспоришь и поинтересовался, чей это замок. Дракон пожал плечами и ответил, что его. Оказалось, что когда у его родителей появился первый ребенок, они обратились в какой-то Поместный Совет (Ник решил уточнить, что это такое, но позже), и им выделили три мира для их будущих детей, где и были построены для каждого замки. По законам драконов, каждый сын получал свой мир и становился его Защитником. Любопытный Ник тут же выяснил, что оказывается, присутствие здесь дракона, благотворно влияет на природу, погоду и почему-то магию.
  
   - Да у нас ее сроду не было! - воскликнул Ник и раскрыл рот, когда перед ним из ниоткуда появился букет цветов, на его несчастье очень ароматный, и парень тут же расчихался. Айр букет ликвидировал, создал вазу с фруктами и блюдо с мясом. Потом пару симпатичных иллюзий и завершил все наведенным мороком в море в виде летучего корабля. Правда потом оказалось, что это и не морок вовсе, а вполне себе материальный вид транспорта, и Ник тут же захотел его испробовать.
   Айр не стал отговаривать и, супруги сделали круг, облетев остров.
  
   - Ух, ты! - кричал от восторга Ник, оглядываясь на мужа, - Здорово! Ведь, правда, здорово?
  
   - Угу, - кивнул дракон, незаметно любуясь мужем, освещенный солнцем, скачущий в восторге по палубе, тот напоминал сгусток пламени.
  
   И Айр снова подумал о... ну, о чем может думать взрослый половозрелый дракон в присутствии законного мужа? Правильно, все о нем, о сексе. Дракон шагнул ближе и осторожно обнял со спины юношу.
  
   - Аккуратнее, я поставил защиту, ты не разобьешься, даже если слетишь вниз, но все равно...
  
   Ник замер, когда его коснулись ладони мужа, когда крепкие руки прижали к себе и с тоской вспомнил о своих супружеских обязанностях. Ложиться под кого-либо не хотелось.
  
   - Не бойся, мы равные, все будет, так как захочешь ты, - шепнул дракон.
  
   - И тебя не напрягает это?
  
   - Нет, нам жить вместе очень долго. Так, что сами решим, что делать.
  
   Айр коснулся губами виска супруга и тихо спросил:
  
   - Можно?
  
   Ник чуть кивнул и потянулся навстречу.
  
   Как они оказались на горячем, нагретом солнцем балконе, ни тогда, ни много позже Ник так и не вспомнил. В памяти остались только горячие руки, настойчивые ласки и ослепительное наслаждение.
   В академию супруги отправились только три дня спустя.
  Глава 5, в которой ректору академии предлагают выбирать из двух зол меньшее.
   Необыкновенный летучий корабль скользил по воздуху, оставляя за собой лигу за лигой. Далеко внизу шумели, перекатываясь волны, проплывали галеры, ведомые мощными ударами весел, иногда даже ветер доносил мерный грохот барабана, отбивающего для гребцов ритм. Айр опустился ниже, разглядывая мощные спины гребцов. Крепкие мускулы перекатывались под бронзовой, блестевшей от пота кожей, ражие* красномордые мужики совершенно не выглядели заморенными рабами или каторжниками из мира Диармайда, да и надсмотрщика с плетью тоже не было. И дракон поинтересовался, почему так. И тут выяснилось, что профессия палубного гребца престижная и очень хорошо оплачивалась: один сезон, когда активно шла торговля, мог обеспечить семью гребца на весь оставшийся год. Осенние бури, начинавшиеся со второго месяца, плавно переходили в зимние и заканчивались только в конце весны, поэтому летом товары перевозили по морю, а зимой - по суше. Ну, или по льду, на севере, где морозы были настолько сильными, что моря замерзали на многие лиги. Особенно в последнее время, ходили слухи, что сейчас льды доходят почти до середины континента, а бури начинаются с каждым годом все раньше и раньше.
  
   Старики рассказывали, что такое уже было, около тысячи лет назад. Это время вошло в историю как "Долгая Зима", длившаяся почти три года. Лето в те времена было коротким и дождливым, урожай гнил на корню и народ выживал только за счет тугров, странных растений, с огромными мучнистыми подземными корневищами, их натирали и пекли лепешки. Они уходили далеко вглубь, и не зависели от перепадов температуры, их даже зимой можно было выкапывать. Если, конечно хватало сил расковырять мерзлую землю. А еще выращивали в пещерах хрупкие грибы, на вкус и то и другое было не очень, но хочешь жить, съешь и слизня, не то, что сухую и пресную лепешку из тугровой муки. Тогда погибло очень много людей, и казалось, что еще немного и цивилизация погибнет, как уже бывало не один раз - по свидетельству историков, сейчас уже самое малое пятый виток. И тут людям повезло. Откуда-то появился дракон, угольно черный, он пролетел над перепуганными людьми и опустился на продуваемом всеми ветрами холме. Там на самом верху стоял древний храм забытых Богов, его не трогали только потому, что считали, проклятым. Говорили, что любой, осмелившийся войти в храм погибнет мучительной смертью. Хотя на самом деле к нему просто не могли приблизиться. Что-то невидимое окружало вершину холма, и смельчак решивший проверить правдивость проклятия вдруг упирался в упругую, но непроницаемую стену. Но дракон прошел внутрь, так, будто там никакой защиты не было. И уже у самого порога храма вдруг превратился в молодую и прекрасную женщину. Она вошла внутрь и тяжелые облака, затянувшие небо и не пропускавшие солнечные лучи, стали таять.
   Еще несколько лет, и о Долгой Зиме стали забывать. Но легенда о драконе, который однажды вернется в трудную минуту мира, стала передаваться из уст в уста.
  
   Море закончилось неожиданно, и корабль продолжил путь над землей. Теперь Айр уже рассматривал проносящиеся рощи и странные зеленые, почти круглые тарелки с углублениями в центре, там поблескивала на солнце вода, где больше, где меньше. Их он заметил еще раньше, но одно дело, когда ты сам машешь крыльями, и только что язык на плечо не выложил от натуги. И другое, спокойное путешествие на палубе невидимого летучего корабля. На вопрос Ника, как отреагируют жители, заметив такое в небе, дракон равнодушно пожал плечами и объяснил некоторые особенности защиты. Вроде того, что любой, кто на них посмотрит, увидит только облако.
  
   - А это что? - Айр показал на тарелки.
  
   - Это пак, деревья такие. У них ствол сначала нормальный, а в самом конце разворачивается в такие лепешки. И ветки растут снизу, как бахрома. Красиво! Они еще цветут огромными сиреневыми гроздьями, запашистыми. У нас их собирают, а потом заваривают. Очень вкусно. Можем посмотреть, сейчас как раз самое время.
  
   Дракон опустил ниже корабль и остановил, любуясь колыханием свисающих вниз тонких ветвей с узкими стреловидными листьями. На конце каждой висели пышные гроздья цветов, и он, протянув руку, сорвал одну, вдохнул нежный аромат и вдруг протянул мужу. Ник, недолго думая, закрепил ее за ухом и, до конца полета Айр мог любоваться сиреневым росчерком на рыжих кудрях.
  
   Ник же просто наслаждался полетом, детская мечта увидеть мир с высоты неожиданно сбылась. Сейчас, спустя несколько дней после пробуждения в таинственном замке на краю земли, парень был странно уверен в своем будущем. Услышанный давно, еще перед поступлением в академию разговор родителей, беспокоил все это время. Тогда отец сказал, что уже подготовил брачный контракт и подождет только окончания учебы. Имя предполагаемого мужа Ник не услышал, но судя по тому, какой недовольной была мать, ему бы оно не понравилось. Теперь же бояться было больше нечего, незаконный сын, которого в любом случае ждал мужской брак, умудрился отхватить не самый худший вариант. А если несостоявшийся партнер по контракту хоть немного напоминал чванливых аристократов, то дракон просто подарок судьбы. Бурные супружеские отношения, закончившиеся к обоюдному удовольствию, оставили во всем теле приятную истому. И, несмотря на небольшой дискомфорт в отдельных частях тела, Рыжик был готов продолжать их и дальше. Тем более что дракон, в самом деле, готов был к экспериментам и охотно менялся местами.
  
   - Не замерз?
  
   Задумавшийся Ник вздрогнул от неожиданности, когда более рослый супруг обнял его со спины, укрыл от вечерней прохлады.
  
   - Немного.
  
   - Пойдем в каюту? Я там стол накрыл.
  
   Ник еще раз оглянулся, жалея, что на палубе становится уже холодно и пошел за мужем.
  
   - Не беспокойся, я сделаю прозрачными окна. Насмотришься еще.
  
   Высота, на которой летел корабль, крохотные фигурки людей и животных внизу, разбросанные коробочки домов, ничуть не уменьшили здорового аппетита Ника, и он уплетал вкусности, поглядывая вниз.
  
   - Скажи, а ты можешь только с одним партнером? - вдруг спросил Ник, которому неожиданно стала неприятна сама мысль делиться мужем.
  
   - Нет, - спокойно ответил Айр, - вот возьми еще кусочек. Я сделал это специально для тебя.
  
   - Понятно, - есть резко расхотелось.
  
   Дракон прислушался к эмоциям супруга и так же спокойно спросил:
  
   - Почему тебя это беспокоит?
  
   - Ну, у нас детей же не будет, а вдруг для вас это важно? Ты найдешь себе женщину, и она родит тебе дракончика?
  
   - Не родит. Если у меня будет связь с женщиной, то дракона не получится. Он может родиться только после ритуала супружества. Как у нас с тобой.
  
   - Ты хочешь сказать, что ребенка не будет вовсе?
  
   - Почему? - Айр подтянул к себе мужа, обнял его начал потихоньку выцеловывать узоры на шее.
  
   - Ой, да отстань! Скажи, будет или нет?
  
   - Будет, - смирился дракон, - родится обычный ребенок. Ну, разве что здоровьем покрепче. У моих братьев таких детей по десятку бегают.
  
   - А у тебя?
  
   - У меня нет. Я раньше не хотел, все ждал, что найду свою единственную. А теперь у меня есть ты.
  
   - А тебя ругать не будут за это?
  
   Дракон пожал плечами, вот уж точно никому нет дела до того, кого он взял парой. Мать будет довольна самим фактом, отцу, по уши занятому в башне новыми заклинаниями все равно, а братьям тем более. О чем он и сказал мужу. Немного повеселевший Рыжик потянулся навстречу мужу, если он хоть какое-то время будет единственным, почему бы не воспользоваться этим? А там он сделает, чтобы других не было вообще. Довольный дракон, уронил мужа на покрывало и продолжил начатое. Объяснять Рыжику, что других не будет вовсе, он не стал, сам поймет со временем.
  
   ***
   Появление посреди площади в самом центре Академии таинственного предмета вызвало настоящий переполох. Выждав, пока прозвенит колокол, призывающий студентов на занятия, Айр опустил корабль на землю и снял заклинание отвода глаз. Вместо сгустка тумана привратник вдруг увидел что-то, больше всего напоминающее яйцо, положенное на бок. Сверху четверть его была срезана и опоясывалась невысокими перилами, выдвинутые с четырех сторон ножки надежно удерживали конструкцию неподвижно. Посредине, на уровне земли медленно откинулась в сторону дверь и в проеме появились двое: пропавший несколько дней назад студент и незнакомый мужчина. Они вышли и направились в боковой домик, где находился кабинет ректора. Любопытствующий привратник, захотевший посмотреть ближе, не смог даже приблизится: его отталкивало что-то упругое.
  
   - Господин Ректор? - Ник осторожно заглянул в двери.
  
   Пожилой мужчина с одутловатым лицом и желчно поджатыми губами неодобрительно посмотрел на посетителя и небрежно пригласил войти. Он уже успел доложить и об исчезновении Ника, и своих соображениях о причине этого. А появление беспутного студента в компании другого мужчины подтвердил все предположения и вызвал брезгливую гримасу.
  
   - Нагулялся господин Кормак? Вы понимаете, что стоите на грани отчисления?
  
   - Да, господин Ректор...
  
   - Тогда объясните, куда вы пропали, после того, как сначала спровоцировали дуэль с лучшим нашим студентом, а потом семь дней позорили славное имя отца прогулками в женском платье?
  
   - Спровоцировал? - растерялся Ник.
  
   - Именно! - поднял палец ректор, - о вашем поведении в стенах этого учебного заведения было подробно доложено вашему отцу. Не думаю, что теперь вы задержитесь здесь дольше, чем понадобится времени собрать ваши вещи.
  
   Рыжик, почувствовал, как рушатся все его мечты, и оглянулся на мужа, в конце концов, в этом есть и его вина.
  
   - Не думаю, что вы отчислите моего супруга из Академии, - вежливо проговорил Айр.
  
   - А вы кто еще такой? - с ноткой презрения спросил ректор.
  
   - Айргедмар Даллап тен Инир, дракон из рода Инир, защитник этого мира.
  
   - Что? Вы что, издеваетесь? - заорал ректор.
  
   Айр поморщился, вот не любил он, когда кричат. У него уши болеть начинали, и дракон коротким движением пальцев лишил на время голоса скандального ректора.
  
   - Я пока еще не начинал, ваш мир является моим родовым поместьем. Тысячу лет назад мама пришла сюда, чтобы настроить регулятор модуля равновесия на свою кровь. Когда я родился его привели в соответствие с моей. Теперь я буду заниматься глобальными проблемами вашего мира. Например, повторения Долгой Зимы, пока я жив, у вас не будет. А сейчас я ставлю вас в известность, что мой супруг и дальше будет учиться в вашем заведении, с проживанием на корабле. Его вы сможете увидеть в окно, я перенесу корабль в любое место, куда вы укажете. Если же вы будете настаивать на отчислении, мне придется принять меры к тому, чтобы Академии больше не было. Не нравится она мне.
  
   Спокойный голос дракона, смотрящего прямо в выпученные глаза ректора, пробирал до костей и Ник поежился, и тихонько попросил:
  
   - Айр, не надо, а? Ты такой...
  
   - Какой? - с любопытством спросил дракон.
  
   - Страшный. У тебя только что зубы не торчат. Не надо Академию разрушать, а? Все же хорошо, наверное.
  
   - Как скажешь, огненный мой...
  
   Дракон обнял юношу и провел ладонями сверху вниз, будто снимая всю грязь, вываленную на него ректором. Ник вздохнул, прижался к нему, впитывая заботу, которой был лишен с самого детства. Мать занятая своей торговой компанией не была щедрой на ласки, а сестру заботила только репутация семьи. Отец же просто был где-то далеко, приезжая лишь один-два раза за год. В сущности, самым долгим пребыванием в его доме, оказались несколько дней до поступления в академию. И теперь Рыжик наслаждался незнакомым чувством, когда его действительно любят, пусть и по ошибке.
  
   - Как скажешь, - дракон снял ограничения и, коротко глянув на ректора, продолжил, - надеюсь, мы договорились? Ник остается учиться, а вы остаетесь ректором действующей академии.
  
   Мужчина только головой закивал, справедливо опасаясь, что если непонятному человеку что-то не понравится, он может потерять не только голос, но и голову.
  
   - Я так и думал, - кивнул дракон, - и прошу вас изменить в документах имя моего супруга, теперь он зовется Никрут Даллап тен Инир, и входит в мой род. А сейчас, я бы предпочел перенести мой корабль куда-нибудь в уютное и укромное место.
  
  
   *Значение слова РАЖИЙ по словарю Ушакова:
   РАЖИЙ
   ражая, ражее (простореч.). Крепкий, здоровый. Парень был Ванюха ражий, рослый человек. Некрасов.
  
   Значение слова РАЖИЙ по словарю Даля:
   Ражий
   вологодск. олон. яросл. твер. пенз. тамб.; вост. ражой, ражовый, дюжий, матерый, дородный; крепкий, плотный, здоровый, сильный; хороший, годный; видный, красивый. Судя по знач. слов родный (матерый) и дородный,
  Глава 6, где дракон начинает знакомиться с местными обычаями и делает вывод, что они ему не нравятся.
   В укромном уголке старого академического парка, на поляне, где раньше проходили соревнования по игре в мяч, возвышался летучий корабль. За прозрачным полем, не пускающим любопытных студентов, толпились люди, обсуждая увиденное. Слухи о том, что покрывший себя позором от переодевания в женское платье, рыжий парень с первого курса исторического факультета, не только добился, чтобы этот факт забыли, но и заключил достойный брак, быстро расползлись по Академии. А ведь на это, после всего произошедшего, надеяться, в общем-то, не мог. И сейчас он стоял у открытой двери, делая вид, что не видит никого из зрителей. Жадные до сенсаций зеваки ждали только появления его мужа, чтобы обсудить, кто же осмелился обелить имя Ника. И появившийся незнакомец оправдал их ожидания. Высокий, худощавый, хорошо сложенный, и самое главное с точки зрения многочисленных женщин и доброй половины мужчин, красивый. Удивляли только цвет волос, где вперемешку с темными встречались светлые пряди, да алые, будто светящиеся глаза. От его равнодушного взгляда зрители попятились, пропуская супругов. Рыжик шел, дерзко подняв голову и глядя поверх голов любопытствующих, сейчас он в полной мере осознал, как ему повезло. Не попади он в замок дракона, слухи о его позоре быстро бы достигли ушей отца, и чем закончилась бы эта история неясно, но ничем хорошим, точно.
  
   Рыжик быстро вел супруга за собой, будто сквозь строй: не то чтобы он стыдился, не хотелось, чтобы на него глазели посторонние, была бы его воля, закричал бы: "мое!". Но приходилось терпеть и лишь ускорять шаги. В комнате, которую до недавнего времени Ник делил с другим студентом, сейчас никого не было. Только тускло мерцал на стене экран визора: сосед регулярно забывал его отключать, из-за чего частенько между ними возникали ссоры. Да и вообще Нику с ним не повезло, "сокамерник" был грязнулей и неряхой, вечно оставлял немытую посуду и разбрасывал вещи. Светящийся прямоугольник очень похожий на обзорный экран в собственном замке заинтересовал Айра, и он с любопытством ткнул пальцем в первую попавшуюся кнопку. Визор издал звук издыхающей мыши и погас. Дракон вопросительно оглянулся на супруга. Ник в этот самый момент, печально рассматривающий гору немытой посуды, небрежно отмахнулся и бросил:
  
   - Это визор, ты его отключил.
  
   - А зачем он?
  
   Рыжик подумал, что теперь проблемы, из чего будет есть сосед и где будет спать, больше его не касаются, повеселел и повернулся к мужу:
  
   - Сейчас покажу.
  
   Ник прижал палец к красной кнопке, по ходу дела поясняя, что сейчас система считывает его параметры и проверяет можно ли открыть доступ. Оказалось, что если на счету не будет денег, то откроется только самый минимум функций: узнать погоду, расписание поездов или мотодилижансов, принять сообщение. Но если денег на счету достаточно то, возможностей гораздо больше.
  
   - Вот ты любишь, например, театр? - спросил, азартно блестя глазами, Рыжик.
  
   Айр пожал плечами, последний раз он там был в далеком детстве, на первой сотне лет, показывали какую-то сказку, то ли про храброго дракончика, то ли про трусливого врана.
  
   - Тогда смотри!
  
   Ник пальцем написал в свободной полоске прямо на экране какое-то слово, и на нем появился длинный список, почему-то красного, белого и зеленого цвета. Возле всех рядом стояли цифры.
  
   - Это названия театров и спектаклей в них. Те, что белые, сейчас не работают, или еще рано, или уже поздно. Красные - идут сейчас, здесь написано, сколько прошло времени. А вот зеленые - те, что скоро начнутся. Эти цифры означают, сколько до начала, например, до начала этого осталось десять тигов, а до этого двадцать.
  
   - И что все это может дать? - спросил Айр, решив пока опустить вопрос, что значит "тиг".
  
   - Это стоимость просмотра спектакля. Я нажимаю сюда и пишу, сколько человек будет смотреть, мне выдают сумму. Если я подтверждаю, ее списывают со счета. И все, можно смотреть.
  
   Ник ловко провел все манипуляции, в углу экрана появилась сумма, мигающая красным, он нажал еще пару кнопок и цифры сменились на зеленый.
  
   - Вот, видишь? Сняли, сейчас немного подождем, все подключится и посмотрим. Это балет в Королевском театре Раджана, моя мать оттуда родом, и я тоже.
  
   Экран будто углубился и Айр увидел, что на нем появилось изображение сцены с темно-зеленым бархатом. Супруги немного подождали, и вот перед ними уже разворачивалась вечная история любви и ненависти. Дракон заинтересованно посмотрел до конца и проговорил:
  
   - Интересно... А что еще можно смотреть?
  
   - Праздники в разных местах, или бал в королевском дворце. Только это дорого очень.
  
   - И за счет чего все это?
  
   - А там везде стоят приемные экраны, они соединяются с этим, ну или любым другим.
  
   - Как?
  
   Ник беспомощно пожал плечами, вот уж чего он не знал, так этого, просто принимал, как данность, что такое возможно и пользовался вовсю.
  
   - Не знаю, этому механики учатся.
  
   Дракон махнул рукой, ну и ладно, захочет сам разберется, тем более, что время у него есть. Но такой визор на летучем корабле и в замке поставить наметил. Пусть супруг развлекается, видно же, что в восторге. Заодно и сам приобщится к местной культуре: гибкие тела танцовщиков понравились дракону, и он не против был посмотреть что-нибудь еще.
  
   Размышления прервал двойной звук колокола, и Ник засобирался на выход. Его вещи кучкой уже лежали на кровати, и он озабоченно смотрел на них. Как-то было нужно доставить на корабль, а времени уже не было: сигнал призывал на вечернее построение и последующий ужин. Айр только поднял глаза вверх, глядя на его мучения, и движением пальцев переместил всю кучу, куда было нужно. И рассмеялся, когда недоумение на лице Рыжика сменилось неподдельным восторгом.
  
   Студенты уже собрались на площади перед трапезной в шумную гудящую толпу, куда тонкими струйками по одному, двое или компаниями вливались опаздывающие. Народ немного притих, когда к ним приблизились предметы бурного обсуждения нынешнего вечера. Теперь уже не стесняясь, разглядывая Айра и отпуская ехидные замечания в адрес Рыжика.
  
   Дракон только брови выгнул, слушая перешептывания, ему было плевать и на осуждение завистников, и на томные призывные взгляды местных прелестниц. Менять мужа на сомнительное удовольствие получить в постель девушку, он не собирался. Особенно, если вспомнить весь его неудачный опыт поисков невесты. Ник переступил с ноги на ногу, и только тут Айр заметил, что с ним не все в порядке. Рыжик напряженно смотрел в сторону небольшой кучки, в центре которой стоял белокурый красавец с брезгливым выражением на лице. Дракон обнял за плечи мужа и тихо проговорил ему на ушко:
  
   - Успокойся, тебе никто ничего не сделает.
  
   - Это Монган Лаубух, из-за него я надел платье, - так же тихо ответил Ник.
  
   Красавец, понял, что на него обратили внимание, и сделал несколько шагов к супругам.
  
   - Не трясись, бастард, - презрительно проговорил он, - больше ты меня не интересуешь.
  
   - И правильно, - лениво заметил Айр, - кто слишком много обращает внимания на моего супруга, долго не проживет.
  
   Монган хотел было ответить, что-то колкое, но натолкнулся на алые глаза дракона. Огонь ненависти, горевший в них, ясно показал, что не стоит дальше испытывать его терпение. Красавчик фыркнул и последовал мимо супругов в столовую, так близко, словно хотел толкнуть. Рыжик только прижался к мужу, слишком хорошо зная, насколько его враг опытный дуэлянт.
  
   - Ты знаешь, кажется, я не хочу проверять крепость моего желудка студенческим ужином, идем на корабль, я приготовлю жареных кекликов.
  
   Ник кивнул и с готовностью направился к кораблю, но уже на полпути, пришлось вернуться в бывшую комнату: наручный браслет просигналил, что его вызывает отец. С очень нехорошим предчувствием Рыжик активировал связь с домом, и на экране появился пожилой красивый мужчина, на которого Ник был немного похож.
  
   - Никрут Кормак, до меня дошли слухи, что ты опозорил мое имя, надев женское платье, что ты сбежал с любовником и провел с ним несколько дней. Твой жених расторг помолвку, а я, в свою очередь, отзываю средства, перечисленные на твое обучение, и лишаю тебя содержания и своего имени. Для официального отречения я требую, чтобы ты вернулся в замок не позднее, чем через три дня.
  
   И господин Кормак отключился, не дав Нику даже слова вставить. Осознание того, что теперь он не сможет учиться ударило по Рыжику гораздо сильнее, чем лишение имени. Он и так был не особо близок с отцом, редкие визиты в Раджан к ним не оставили особого следа в жизни мальчишки. Но академия! Он же мечтал об этом всю жизнь.
  
   - Не переживай, огненный мой, - обнял его супруг, - будут у тебя деньги и на учебу, и на все, что захочешь! Не забывай, я дракон, а мы спим на золоте!
  
   - Что, правда? - улыбнулся Рыжик.
  
   - Нет, просто рядом! - поддержал его Айр. - А что касается имени, ты уже носишь мое, так что твой отец может сейчас сколько угодно лишать тебя своего. А что там за история с помолвкой?
  
   - Ой, а ведь верно, отец сказал, что жених разорвал ее. Это что, выходит, что меня собирались отдать мужем, не спросили даже, хочу я или нет?
  
   - Вот видишь, я лучший вариант,- заметил Айр.
  
   - Это почему еще?
  
   - А мы уже супруги.
  
   Рыжик глянул на него и рассмеялся. Тоска, сдавившая грудь, после жестоких слов отца понемногу отступала.
  
   - Ты мне вот что скажи, - говорил Айр, увлекая супруга к кораблю, - почему у вас считается позором носить мужчинам женское платье?
  
   - Точно никто не знает, но в давние времена, какой-то придворный предал свое королевство, привел врагов в свой город. А когда его соплеменники смогли защитить свой дом и выкинули захватчиков, сбежал, переодевшись женщиной. С тех пор это считается позором. Хуже только продавать себя за деньги.
  
   - Понятно, - протянул Айр.
  
   Привести врагов в свой дом и сбежать от правосудия под видом женщины, для гордых жителей мира действительно было позором.
  
   - А полукровки? Это же нормально, кровь обновляется.
  
   - Ну, это еще с Долгой Зимы. Тогда считалось, что приведя жену из другого племени и родив от нее детей, мужчина крал продукты у своего.
  
   - Глупо, - пожал плечами Айр.
  
   Ник комментировать не стал, тем более, что его это касалось напрямую. Они валялись на палубе под звездным небом до поздней ночи. Рыжик показывал созвездия, называл их и рассказывал легенды.
  
   - А вот это называется Дракон, - Ник показал на россыпь звезд на западе, - говорили, что очень давно, еще после первого или второго витка развития...
  
   - А что за виток?
  
   - Раз в несколько тысяч лет менялся мир, каждый раз по-разному. После первого горела земля, и люди задыхались от едкого дыма. Второй был знаменит потопом, когда огромная волна прошла по всем континентам, смывая все на своем пути. Тогда уцелели только те, что жили высоко в горах. Еще один прославился чередой землетрясений, и в те времена под воду ушел целый материк. Во время следующего стояла страшная жара, и все растения погибли, выжили только паки, они собирали влагу в углублениях наверху тарелок. Им хватило. Ну, а последний виток закончился Долгой Зимой.
  
   - То есть, я уже шестой защитник мира, - сделал вывод Айр.
  
   - С чего ты взял?
  
   - Катаклизмы происходили в момент смерти дракона, пока не появлялся новый защитник. Меня тогда еще не было, и настройки модуля восстанавливала моя мать.
  
   - А какие настройки? Это в том храме, да? Там стоит этот модуль?
  
   - Да, там стоит модуль равновесия, который сводит к минимуму все природные катаклизмы, но его нужно время от времени настраивать. Я, к стыду своему, был в своем поместном мире всего только раз. Провел проверку, подстроил под себя и ушел в родной мир. А теперь слышу плохие вести, вон у вас бури раньше стали начинаться, Холодное море замерзает сильнее. Вот уладим с тобой все дела и слетаем в храм.
  
   - А то, что ты тянешь, это ничего? Может, прямо завтра?
  
   - Нет, нужно новолуние, чтобы луна не сбивала настройки. А оно будет только через две недели. Как раз все успеем.
  
   И в списке первоочередных дел, самыми важными было два: навестить сначала отца Ника, а потом его мать. К господину Кормаку супруги прибыли в полдень следующего дня. Чопорный дворецкий проводил их в кабинет, и Ник первым делом услышал целую тираду о неблагодарном потомке, оскорбившем доброе имя своего отца. Наследник, присутствующий здесь же, только ухмылялся, разглядывая тонкую фигуру Ника, затянутую в официальный камзол. Для этого случая, Айр создал супругу белый атласный костюм с изящной вышивкой, рубашку с кружевным жабо и подарил брошь и заколки с россыпью алмазов и изумрудов. Рыжик выглядел принцем с картинки, а более рослый дракон, одетый в черный бархат только оттенял изящество мужа.
  
   Айр некоторое время слушал господина Кормака, и когда ему надоело, прервал его. Он просто прошел вперед и сел, без приглашения как раз напротив мужчины.
  
   - Я вас внимательно слушал, - тихо начал он, - а теперь вы будете слушать меня. И так же внимательно. Как я понял, вы подготовили официальное отречение для своего сына? То есть он больше уже не ваш сын? Прекрасно, значит, больше вы в его жизнь вмешиваться не будете.
  
   - Да кто вы такой?
  
   - Я супруг вашего бывшего, - выделил голосом Айр, - сына. И с некоторых пор он носит имя Никрут Даллап тен Инир, из рода Инир. Я дракон и защитник этого мира, я сам выбрал себе супруга, сам провел ритуал брачной связи на крови и сам принял его. И не позволю оскорблять его кому бы то ни было. Сейчас мы прибыли во владение лишь из уважения к человеку, давшему жизнь Нику. Думаю, что больше нам здесь делать нечего.
  
   Господину Корамаку осталось только смотреть вслед юноше, которого он так опрометчиво лишил имени. Медленно свирепея, он думал, что не стоит оставлять это сомнительное дело в таком вот состоянии. Ни в то, что сын вступил в брак, ни в то, что его супруг, какой-то там дракон, он не поверил. А потому решил срочно подать жалобу в Королевский Совет. И вот там красочно описал и о похищении сына, и о принуждении его к близости, и о подозрительном незнакомце. Свое опрометчивое решение отказаться от сына Кормак решил забыть. Если удастся доказать, что сын согласился на отношения с чужаком не добровольно, то можно будет возобновить переговоры о браке с нужным ему владетелем. Ведь он выгоден обоим сторонам: сыну на совершеннолетие матерью подарены земли на востоке Раджана и серебряный рудник. А Кормак за брак Ника получит немаленькую сумму в золотых монетах.
  
  Глава 7, в которой Айр продолжает близкое знакомство с поместным миром и выясняет, что это следует делать на расстоянии, и лучше не снимая доспеха.
   К матери Ника супруги не попали: она вместе со старшей дочерью отправилась на Россыпь, заключать договор с местными вождями на взаимовыгодный обмен: жемчуг на зерно. Где искать неугомонных дам никто не знал, вот и пришлось отложить знакомство до лучших времен.
  
   А новолуние тем временем неспешно приближалось. За время, оставшееся до появления новорожденной на небе, Айр успел проделать большую работу. Для начала он оплатил обучение Ника в Академии, причем не на год, а на все шесть. Открыл счет в нескольких банках для себя и для Ника, чтобы в случае чего располагать свободными средствами. Настроил доступ для мужа везде и всюду: в замке, на летучем корабле и в небольшом уютном свежекупленном домике в горах.
  
   И у Ника все было хорошо - Монган Лаубух, главный враг до недавнего времени, демонстративно не обращал внимания, его припевалы тоже проходили мимо, а преподаватели делали вид, что ничего не изменилось, и что не живет их студент, вопреки всем законам, в конце парка в странном летучем корабле. За две недели он получил столько заботы и ласки, сколько не видел за всю свою жизнь. Редкие знаки внимания от матери да скупое внимание старшей сестры, вечно занятых своими торговыми делами, совсем не то, что было нужно Нику. Пожалуй, только старая нянька подарила ему самые хорошие моменты детства. Но мальчика быстро забрали и перевели на взрослую половину. А там учеба, занятия фехтованием и танцами, изучение основ экономики, да мало ли что могло понадобиться отпрыску владетеля Калидара и богатой негоциантки Раджана. И сейчас Ник жадно впитывал щедрую любовь мужа.
  
   А вечерами супруги валялись на шкурах, устилавших пол, и смотрели по визору спектакли или праздники. Теплое золотистое дерево стен, небольшие устойчивые столики, на которых всегда можно было найти фрукты и вино, сладости и легкие закуски. Душистый дым, струящийся от тлеющих ароматических палочек, смешивался с запахом масла. Неспешные ласки, переходящие во взрыв страсти. Можно было уснуть тут же, на шкурах, никуда не уходя. Или перебраться на широкую постель, почти полностью заполняющую спальню. Эти дни потом для Ника были самым счастливым воспоминанием. Да еще время, когда Айр учил мужа управлять летучим кораблем. Восторг от полета очень быстро вытеснил опасения Рыжика, что он не справится. И вскоре по всему кораблю были разбросаны то гигантские раковины южных морей, то засушенные скорпионы пустынь, то вырезанные фигурки из клыков северных медведей. А в небольшой каюте, специально выделенной для этих целей, горой высились древние и современные книги по истории, свитки с записями легенд, артефакты минувших времен и свидетельства ранних цивилизаций. Ник оказался жадным до знаний и диковинок, и, получив возможность удовлетворять свои интересы, принялся это делать с огромным энтузиазмом. А дракон не видел причин отказывать супругу в его маленьких слабостях.
  
   ***
   Лорнат Кормак уже второй тарг сидел на неудобных креслах в приемной канцелярии Королевского Совета. Узкое унылое помещение с узкими окнами и выкрашенными в тусклый зеленый цвет стенами нагоняло тоску, хотелось уже закончить со всеми делами и выпить золотого вина, которым так знамениты центральные области Калидара. Но приходилось ждать, предыдущий посетитель бубнил что-то про земельные споры, а такие вопросы быстро не решаются. Вот и рассматривал господин Кормак пыльный цветок в углу да хмурую даму средних лет, что-то быстро печатающую на машинке. Таких незамужних серых и скучных работниц в канцелярии было большинство. Время от времени, она оживляла сонную одурь приемной, собирая со стола бумаги и уходя за дверь, куда так стремился попасть Кормак. С тихим шорохом стекали шарики, отсчитывающие тиги, упадут десять и пройдет один тарг. А потом механизм снова перевернет их, и покатятся тиги вниз, один за другим. Такие часы, состоящие из длинной прозрачной трубки, теперь использовались везде, вытеснив привычные песочные и водяные. Наконец, из кабинета вышел весь красный и потный посетитель, и дама, глянув тусклыми глазами на Лорната, пригласила его.
   Канцелярист, одетый в такой же серый китель, что и секретарь из приемной, небрежно махнул рукой на жесткий стул и, спросив имя, придвинул папку с жалобой. Долго читал, хмуря лоб и чуть шевеля губами. Потом глянул на просителя и скрипучим голосом стал задавать вопросы. Опрос сопровождался стуком печатной машинки: такой же бесцветный молодой человек, не поднимая глаз, составлял протокол ответа на жалобу.
  
   - Вы утверждаете, что подозрительный незнакомец силой или обманом склонил вашего невинного сына к близости?
  
   - Именно так, господин канцелярист.
  
   - Знаков, документов и других атрибутов, подтверждающих законный брак, вы не видели?
  
   - Нет, ни колец, ни браслетов, ни серег. Документов тоже не было предъявлено, было лишь устное заявление о вступление в брак.
  
   - И близкие отношения между двумя мужчинами, - дополнил канцелярист.
  
   - Именно так! Я не стоял у постели, но то, что мужчины уходят в одну комнату и проводят ночи вместе, говорит само за себя.
  
   Принуждение к близости обманом или насилием, было серьезным обвинением, и виновнику грозила смерть без суда и следствия, на месте. А жертву возвращали обратно, не допуская упреков в нечистоте, и обычно срочно искали мужа. Так что план, задуманный Кормаком, вполне может увенчаться успехом, и в сейфе все же появится увесистый сундучок с золотом. А что там на самом деле будет чувствовать Ник, когда убьют его самозваного мужа, никого не волнует.
  
   Канцелярист поднял тусклые рыбьи глаза и проскрипел:
  
   - Вам пришлют ответ в течение десяти дней.
  
   Это было не совсем то, чего хотелось Кормаку, но хоть не отказали, и то хорошо. Так что оставшееся время до своего поезда он все же провел с пользой: в привокзальном ресторанчике и за стаканчиком вина.
  
   **
   - Огненный мой, - дракон ласково провел по рыжим прядям мужа, - через два дня мне нужно будет навестить храм и отрегулировать модуль равновесия. Ты полетишь со мной или подождешь меня в замке?
  
   - Конечно с тобой! - глаза Ника загорелись восторгом, увидеть то, что не доведется больше никому из жителей мира! Разве он мог отказаться?
  
   Айр только засмеялся, роняя мужа на себя и втягивая в долгий поцелуй. К разговору они вернулись нескоро, только когда стемнело. Рыжик, расслабленно раскинувшийся на шкурах, спросил, почему супруг не хочет его брать с собой. Дракон только вздохнул, везти мужа в незнакомый храм, где уже тысячи лет работает древний модуль равновесия, было опасно. Если при настройке что-то пойдет не так, Айр может не успеть спасти супруга. Но отговорить почуявшего что-то интересное Ника, так и не удалось.
  
   Но сначала дракон решил свозить мужа на песчаные пляжи необитаемого острова далеко в океане. Он наткнулся на него случайно, когда еще знакомился с миром. Небольшой круглый коралловый остров с белым песком и прозрачной водой у берега был сказочно красив, а стройные пальмы окаймляли круглую лагуну в центре. И Рыжик сначала бегал по берегу и самой кромке моря, поднимая брызги, потом нырял среди причудливых городов созданных коралловыми полипами, уже давно погибшими и потому безопасными. Или гонялся за пестрыми бабочками и яркими тропическими птицами. Они валялись на песке под бархатным звездным небом, медленно и нежно занимались любовью, пока сон не сморил. А утром снова целовались, плавали наперегонки и снова любили друг друга. Айр даже перекинулся и покатал супруга на спине, вызвав у того целую бурю эмоций.
  
   В этих широтах никогда не было людей, слишком маленькие острова, слишком далеко от основных торговых путей, и супруги наслаждались уединением, которого не было даже в замке дракона. Враны, неслышно снующие по нему, все еще пугали Ника. А в разумность зубастых страшненьких ящериц вообще трудно было поверить. Айр, заметив, как замирал и бледнел Рыжик при виде слуг, решил пока воздержаться от возвращения в замок.
  
   Да им и здесь было хорошо, до традиционных зимних бурь еще далеко, располагался остров на юге - сюда ледяные ветра не достанут. Дракон решил сначала разобраться с модулем, а потом построить тут небольшой домик, для них двоих. А пока он лежал на песке, подпирая голову руками и любуясь на обнаженного супруга с азартом что-то выискивающего на мелководье.
  
   Ник плюхнулся рядом и высыпал перед мужем целую гору шевелящихся крабов. Крупные, серые они вяло махали клешнями и пытались спастись от жаркого солнца.
  
   - И что это? - поинтересовался Айр, не решаясь даже притронуться к страшилищам.
  
   - Их надо сварить, - откликнулся Ник, - а потом съесть.
  
   - Сварить не проблема, я тебе сейчас костер быстро разожгу, ты только дров принеси. И котелок дам. Но есть эту гадость, не буду.
  
   - Не ешь, - не обиделся Рыжик, - мне больше достанется. Давай костер и котелок, а я за дровами.
   Спустя некоторое время, Айр осторожно попробовал выделенный ему кусок крабьего мяса. И вот уже Ник с воплями отбирает у разохотившегося дракона очередную порцию.
  
   - Ты говорил - не будешь! Отдай!
  
   - Я не знал, что это так вкусно! - хохотал уворачиваясь Айр.
  
   И только ветер разносил звонкие голоса влюбленных.
  
   **
  
   - Таким образом, мой сын Никрут считается невинным, так как был обманом принужден к близости. А значит помолвка, которую ваш сын разорвал под предлогом нечистоты жениха, не может быть расторгнута.
  
   Лорнат Кормак положил перед тучным мужчиной несколько листов, полученных на днях из канцелярии. Его собеседник внимательно просмотрел их все и согласно кивнул:
  
   - Я подтверждаю помолвку. Когда вашего сына вернут в отчий дом?
  
   - Завтра на поиски похитителя и жертвы отправятся отряды егерей, по нашим данным он собирался посетить Закрытый храм. Там их и возьмут.
  
   - Зачем ему понадобился храм?
  
   - Кто знает мысли мерзавца? Может он собирается принести моего невинного сына в жертву. Вы бы видели его жуткие алые глаза! До сих пор мороз по коже, как вспомню! Будто древнее чудовище с фресок ожило.
  
   - Значит, вы утверждаете, что ваш сын не мог пойти с ним по доброй воле?
  
   - С таким кошмаром из древних легенд? Нет, разумеется, нет! - с уверенностью подтвердил Кормак.
  
   - Когда вы передадите семье приданое вашего сына?
  
   - Сразу, как только будет заключен брак. Документы уже готовы.
  
   - Хорошо. Поставьте меня в известность, когда ваш сын будет дома. Мы не станем тянуть со свадьбой. Думаю, что в этих обстоятельствах, чем скромнее она будет, тем лучше.
  
   - Полностью поддерживаю ваше мнение!
  
   Кормак проводил гостя и вернулся, довольно потирая руки. Все идет как надо!
  
   ***
  
   Айр опустил корабль на самой вершине холма, внутри купола, защищающего храм, почти у самых ступеней. Древнее сооружение, надежно укрытое от непогоды и времени сохранилось в своем первозданном виде. Белели на солнце стройные колонны, опоясывающие здание, смеялись и танцевали каменные фигуры на фронтоне, таинственно темнела внутренняя часть. Туда и пошел Айр, попросив мужа остаться снаружи.
  
   - Пожалуйста! Можно я посмотрю? Одним глазком? Я только гляну и сразу назад. Ладно?
  
   - Хорошо, пока я буду проверять параметры. Но как только я скажу выйти, сразу наружу. И выйди за пределы щита. Если что-то случится, ты не пострадаешь.
  
   - А ты?
  
   - А я тем более, он же настроен на меня. И не возвращайся, пока я не приду к тебе.
  
   Несмотря на то, что у храма почти не было окон, внутри было светло. Модуль ярко мерцал множеством огней, освещая внутреннее убранство. Вполне скромное, надо сказать. Ни фресок на стенах, ни мозаики и барельефов. Все тихо и пусто. Скрашивали лишь постамент со множеством кнопок, да круглый модуль. Выглядел он как перевернутая кверху дном чаша с выпуклым зеленым полушарием в центре. Дракон быстро проверил показатели и начал нажимать на разные кнопки и символы, а лишь все сделал, повернулся к мужу и настойчиво махнул ему на выход. И только когда Ник отошел от храма на нужное расстояние, Айр нажал на полушарие.
  
   Рыжик ждал, затаив дыхание, но ничего не происходило. Лишь стали гаснуть одни символы и загораться другие. Юноша так беспокоился за супруга, что не заметил, что за ним наблюдают множество внимательных глаз.
   Айр закончил настройку, проверил еще раз и вышел к супругу. И когда он был на самой границе щита, сделав за его пределы только шаг, грянули выстрелы, разрывая грудь дракона в клочья. Ник закричал и бросился к супругу, еще не понимая, что без него за щит ему не попасть и бился о преграду, глядя, как стекленеют глаза любимого.
  Глава 8, в которой все плохо.
   Тишина. Вязкая и тягучая. Она обволакивает и не позволяет эмоциям выплеснуться, она закрывает от мира, она не пускает боль.
   Отчаянье. Горькое, оно катается на языке, окрашивая своим вкусом даже самые изысканные блюда.
   Счастье. Короткое и яркое, как вспышка. Кто сможет забыть нежность и ласку, любовь и заботу и променять их на фальшь?
  
   Никрут Кормак, только несколько дней носивший имя Даллап тен Инир из рода Инир, а ныне муж Монгана Лаубух, сидел в кресле и смотрел пустыми глазами в стену. Ничего там интересного не было, но Нику ничего и не было нужно. Он сидел там, куда его посадили слуги. Он носил то, что на него надевали слуги. Он ел то, что давали слуги. Мимо сознания прошла неприлично короткая и скромная свадьба. Он не обратил внимания ни на нового мужа, ни на сам обряд. Ему было все равно. Ника привели и поставили в нужном месте в нужное время. Служащий прочел короткие слова, связавшие его с чужим человеком, кто-то небрежно мазнул поцелуем по ледяным губам и натянул, злясь и дергая руку, широкое вульгарное кольцо. Что было потом, Ник не помнил. В памяти осталось только красное от злости лицо Монгана и его крик:
  
   - Я думал, что избавился от тебя. Ведь все сделал, чтобы унизить и уничтожить! А ты вылез. Ты и твой папаша. Думаешь, я прощу тебе твоего любовника? Не надейся. Ты получишь по полной от меня. Понял? Ты в моей власти!
  
   Ник молчал. Только смотрел мимо чужого мужчины пустыми глазами. Ему были безразличны и крик, и ругань и, если будут, побои. Перед глазами только стояло мертвое лицо Айра. А вместо сердца теперь лежал мерзлый комок льда. Монган оттолкнул навязанного мужа и, склонив голову, смотрел, как тот вялой куклой упал на кровать. Пригляделся и плюнул в досаде: похоже ублюдок сошел с ума, ни проблеска мысли в голубых глазах, ни одной эмоции, ни одного движения. Как упал, так и лежит. Оставив попытки расшевелить, Монган повернулся и вышел. Какой смысл требовать что-то от бесчувственной куклы? Больше он в комнату к мужу не заходил, заявив отцу, что ему не нужно бревно в постели.
  
   А Ник так и остался лежать на кровати, пока утром не вошли слуги и не увели его в небольшую комнату в дальнем крыле большого дома владетелей Лабух. И потекли серые тиги, складывались в серые тарги. Нанизывались друг на друга серые дни, отличаясь только сменой дня и ночи. Мелькали мимо серые лица: отец, слуги, тот, кто надел кольцо, еще кто-то. Все серое: слова, мысли, чувства... И сам он серый, серый, серый... и только где-то далеко-далеко внутри горит крохотный огонек. И лишь он один не дает окончательно уйти туда, где нет ничего.
  
   По коридорам дальнего крыла дома Лабух медленно волочил ноги хрупкий юноша, изредка цепляясь истончившимися руками за стену, чтобы не упасть.
  
   ***
  
   Закончился летний сезон, сменился прохладой осени, а затем осенними нудными дождями. Монган уже давно вернулся в Академию, подальше от ненавистного мужа, от которого так хотел избавиться, но не получилось. А на первый же вопрос прихлебателей, кто стал тем счастливцем, что надел брачное кольцо первому красавцу, все получили длинный пространный ответ, высказавший все, кроме собственно имени. Хотя некоторые, сопоставив новости об убийстве расхитителя древних храмов, исчезновение Никрута Кормака, прошлогодние издевательства и насмешки над ним, сделали кое-какие выводы. Но молчали - слишком бешеным становился взгляд Монгана при любом упоминание о его браке. Постепенно об этом хоть и не забыли, но перестали говорить. А площадка для игры в мяч так и не использовалась, будто кто-то ждал, что однажды там снова приземлится странный летучий корабль.
   Преподаватели, ректор, студенты все старательно делали вид, что никогда в Академии не учился Никрут Кормак.
  
   ***
   Госпожа Сабина, вдова богатого негоцианта, после смерти супруга только приумножившая семейный капитал, входила в скромный дом у набережной. Ее дочь Гедда, такая же рыжеволосая и яркая как мать, уже скрылась за дверью и теперь громко здоровалась с домочадцами. Слуги вносили один сундук за другим, ставили их вдоль стен. Горничные, радостно улыбаясь, пытались рассказать все новости, скопившиеся за долгое отсутствие хозяек дома. И главной были две: появление молодого хозяина сначала с красивым незнакомцем и представление его как своего супруга, и последующее сообщение от господина Кормак о похищении Никрута, убийстве похитителя и последующем браке с Монганом Лабух. Ошарашенная такими противоречивыми вестями, госпожа Сабина первым делом направилась к визору, вызвала Лорната Кормак и потребовала объяснений. Вторым ее делом было вызвать своего управляющего, потом приготовить ванну и заказать билеты на ближайший поезд в Калидар. Ночь они с дочерью встретили снова в дороге.
  
   - Я отправила к тебе моего сына, чтобы ты позаботился о его образовании, а не продавал вместе с приданным непонятно кому. Хотя нет, зачем и почему, я знаю. Слишком хорошо мне известно твое финансовое положение. Ты ведь и оплатить его обучение не мог сразу, за три раза только. Зато очень быстро отозвал свои деньги, как только продал его в другую семью.
  
   Госпожа Сабина проговаривала слова медленно и очень спокойно, что выдавало ее крайнее бешенство. Кормак отвел глаза, досадуя, что женщина узнала о заключенном браке так быстро: по законам Раджара, если мать не давала согласия на это, она может потребовать расторжения в течение трех месяцев. А до окончания этого срока оставалось всего ничего - десять дней. Потому и спешила госпожа Сабина: не доверяла она, когда-то давно и очень недолго любимому мужчине. Очень быстро поняла, что в ней Лорната Кормак привлекал ее звонкий кошелек, и выставила незадачливого претендента вон. Сейчас женщина тоже подозревала, что не все так просто с этим браком.
  
   - Я требую вызова инспектора по семейным отношениям, представителя нашего короля, моего сына и его супруга, а так же представителя его новой семьи. Сюда или по месту нынешнего пребывания Никрута.
  
   Это было катастрофой. Кормак специально собирался заключить брак в конце лета, когда начинались занятия в Академии, звонить оттуда напрямую в Раджан было невозможно, и об изменившемся семейном положении Ник мог сообщить только, когда становилось слишком поздно. Как и откуда ушлая негоциантка узнала о свадьбе, Кормак собирался выяснить позже. Но сейчас уже все было потеряно, ясно же, что увидев в каком состоянии юноша, госпожа Сабина потребует аннулирования брака, и увесистый сундучок с золотом вернется обратно. И соответственно документы на передачу его земель будут недействительны. А о состоянии сына Кормак хорошо наслышан.
  
   - Как пожелаешь. Но сейчас его супруг на учебе в Академии...
  
   - Вот как? А почему мой сын, который должен быть там же, находится в отдаленном поместье семьи Лабух?
  
   Сказать, что он забрал деньги, Кормак не мог, хотя подозревал, что госпожа Сабина и так в курсе. Пришлось говорить правду:
  
   - Сейчас Никрут плохо себя чувствует, и его оставили на излечении в поместье, где свежий воздух способствует скорейшему выздоровлению.
  
   - Ну-ну, - скептически заметила госпожа Сабина, не поверившая ни единому слову.
  
   **
   Серое приземистое здание, выполненное в старом стиле, угрюмо смотрело узкими окнами на незваных гостей. Неухоженный парк и лужи на дорожках говорили, что это поместье не самое нужное и важное. Сквозь завесу дождя было видно, как тускло и редко светятся окна на фасаде, в основном на нижних этажах сбоку там, где живет прислуга, тут явно давно никто не жил. Севернее уже давно выпал снег, а тут только подергивались первым ледком лужи по утрам, да мерзли руки от холодного влажного воздуха. Не шел дым из многочисленных труб, только кухня немного оживляла общую картину. И лишь в дальнем флигеле светилось несколько окон, туда и направился сразу господин Лабух, отец мужа Ника. Крайне раздосадованный всеми сложившимися обстоятельствами, он шлепал по лужам, не заботясь о сохранности ботинок. Если брак аннулируют, то вожделенный серебряный рудник утечет из его рук, а он успел уже вложить туда некоторые средства. И если безумного мальчишку он готов был отдать хоть сейчас, то приданое хотелось бы оставить.
  
   Скрипнула дверь флигеля и в узкий темный коридор ввалилась целая толпа народу, там даже дознаватель имелся: госпожа Сабина пригласила его, чтобы проверить насколько добровольным было вступление в брак ее сына. В скудно освещенной комнате она и увидела Ника. И если бы не знала, что другого человека здесь быть не могло, то не узнала бы. Вместо яркого солнечного мальчика, уехавшего учиться год назад, перед ней сидела бледная тень: тонкие веточки рук, пальцы хаотично поглаживают и перебирают край рубашки. Тусклые давно немытые волосы ржавыми сосульками свисают на серое землистое лицо, погасшие голубые глаза смотрят мимо. Ник будто не видел или не понял, что к нему пришли. Он смотрел в одну точку и чуть раскачивался - вперед, назад. Вперед - назад... как маятник.
  
   - Ник? - осторожно, чтобы не напугать существо, в которое превратился ее живой и любознательный сын, позвала госпожа Сабина, - Никки, мальчик мой!
  
   Только сейчас она поняла, что поверив Кормаку и отправив мальчика к нему на учебу, почти потеряла его. Как достучаться до сына? Как вырвать его из страшного мира отчаянья, куда все глубже проваливался Ник? Зачем она поехала на Россыпь, вместо того, чтобы проверить как ее ребенок? Можно было сколько угодно обвинять господ Кормака и Лабух, но больше всего в этом ее вины - погоня за очередной прибылью стоила счастья и рассудка ее мальчику.
  
   - Никки...
  
   Сквозь серость бесконечных дней, тянувшихся одной длинной змеей, когда нет ни конца, ни начала, пробился давно забытый голос, сулящий толику тепла и заботы. И юноша потянулся на него, как на огонек, вдруг появившийся в серой мгле. Рванулся, пытаясь вырваться из тусклого существования, рассказать матери все, получить защиту, как в далеком и сейчас забытом детстве. Пусть она всегда была занята, пусть не было времени выслушать и пожалеть, но мать всегда защищала его. И Ник медленно повернул голову на знакомый голос, выхватил из серости яркий мазок огненных волос, потянулся к нему и вынырнул из глубины беспросветного отчаяния затянувшего все его существование.
  
   - Мама...
  
   Встал, качнулся навстречу женщине и выдохнул с болью:
  
   - Мама, они убили его... убили...- закричал, разрывая возникшую тишину, - убили, убили, убили!!!
  
   - Кого, Никки? - тихо спросила госпожа Сабина, баюкая сына.
  
   - Моего мужа.
  
   - Но... разве... мне сказали, что тебя похитили.
  
   - Он любил меня. Он выбрал меня... мама он дракон, защитник мира, а они его убили.
  
   Женщина не знала, что делать, казалось, что ее сын окончательно обезумел, слова о драконе, о защитнике, о любви... как можно верить похитителю?
  
   - Почему ты решил, что он дракон? Он тебе сказал и ты поверил?
  
   Ник горько усмехнулся, даже мать не верит ему, как тогда убедить других? И юноша ответил:
  
   - Показал. Он изумрудный дракон, Айргедмар Даллап тен Инир, из рода Инир. Он следит за модулем равновесия в Заброшенном храме. Мы прилетели туда, чтобы проверить. Айр поправил настройки, чтобы не было похолодания, новой Долгой Зимы. А они его убили. Когда умирает дракон, наступает новый виток изменения мира. Так уже было, мама. Давно, Айр - шестой защитник.
  
   Люди молчали, слушая бред сумасшедшего мальчишки, подумать только, выдумал драконов, лишь бы оправдать свою распущенность. Но госпожа Сабина была озабочена лишь мыслью, как вернуть рассудок Нику, на мнение окружающих ей было наплевать. Если он готов говорить о драконе, значит, она будет слушать. Но не сейчас. В этот момент главным было забрать отсюда сына, аннулировать брак и добиться возвращения переданных земель и рудника. И только после этого искать возможность вернуть Ника в реальный мир.
  Глава 9, в которой все еще плохо, но уже появилась надежда.
   Ярко освещенная комната, из которой видно море. Теплый цвет стен, уютные шторы, мягкая постель, огонь камина, от которого струится ровное тепло. Свежие и очень дорогие в это время года фрукты, все буквально кричало о заботе, пусть и запоздалой. Удобная чистая одежда, внимательная женщина, не оставляющая ни на миг своего пациента. Навязчивая опека раздражала, забота бесила, недоверие самых близких заставляло задуматься, а насколько на самом деле они свои, родные? Ник устал повторять, что Айр дракон, прекратил даже упоминать его имя. Не хотелось вновь и вновь видеть сочувствие и жалость в глазах окружающих.
  
   Его поили мерзкими на вкус микстурами, от которых хотелось все время спать. Ему не позволяли выходить из дома, и очень редко из комнаты. Заставляли принимать пищу и совсем не спрашивали, голоден он или нет? Укладывали спать в пустую, холодную постель, когда он готов был на все, чтобы остаться в кресле, зная, что там, на холодных простынях не будет горячего тела мужа. Счастье, длившееся меньше половины сезона, заменило всю предыдущую жизнь, и Нику казалось, что он знал только своего дракона, только Айр смог научить его по-настоящему дышать, любить и радоваться. А все время до этого, Ник ждал своего любимого. И все время после страшного момента, когда тот падал, падал, падал, Рыжик ждал, когда он уйдет к нему. И если бы не постоянный контроль, не лекарства, он нашел бы способ сделать это. Видимо хоть в этом мать поверила ему и теперь днем с ним постоянно находилась сиделка, а ночью по очереди дежурили слуги.
  
   Бесконечные дни сменяли друг друга, закончились осенние дожди, пришла зима. Слякотная и сырая, как всегда на Раджане, и мать с сестрой стали больше времени проводить дома. Иногда они приглашали провести время с ними Ника, чаще заходили на несколько минут сами. Ему было все равно, он не хотел общаться ни с матерью, ни с Геддой. Такая же яркая, и такая же упрямая, как и госпожа Сабина, сестра точно так же не поверила брату. И еще к ее жалости примешивалась лютая ненависть к мертвецу, сломавшему жизнь Нику. Девушка не понимала, не хотела понять, что сказки, за которые так глупо цеплялся брат, единственное светлое воспоминание, и терять его он не хотел. Так что, натолкнувшись на стену непонимания, Ник замкнулся и теперь по большей части молчал.
  
   И никогда не отвечал на вопросы помощника врача, каждый раз спрашивающего, не вернулся ли его сказочный дракон. Пачкать свое счастье грязными словами глупого человека он не хотел. К сожалению, избавиться от посещений этого типа было нельзя, помощник каждое утро приносил свежую порцию приготовленных лекарств.
  
   Когда Нику говорили идти, он покорно шел. Когда велели стоять - стоял. Выполнял все, что приказывали, кроме одного, забыть. Он не хотел ничего забывать. И только один раз устроил истерику, когда госпожа Сабина вдруг решила, что все проблемы ее сына только от недостатка секса в жизни и пригласила в дом наемного любовника. Крик Ника разносился по всему дому, он перебил всю посуду, до которой смог дотянуться, переломал все, что смог. И чуть не задушил в припадке ненависти ни в чем не повинного наймита. А когда замер, не закончив начатое, и Рыжика оторвали от бедолаги, то никому не сказал, почему остановился. Пострадавшему выплатили крупную сумму за нанесенный ущерб, и еще большую за молчание и выпроводили из дома. И вернувшись в разгромленную комнату, увидели неподвижно сидевшего Ника.
  
   Рыжик смотрел вдаль, на серое штормовое море и чему-то чуть заметно улыбался. Бесконечно любимый голос глубоко внутри, остановивший его несколько тигов назад, все еще звучал в памяти.
  
   "Огненный мой, ты все забыл. Вспомни мои слова, вспомни и жди"
  
   И с этих пор Ник стал ждать.
  
   ***
  
   Госпожа Сабина с досадой подвела черту под очередной статьей расходов на сына. Лекарства были дорогие, врач и его помощник, которым доплачивали за молчание, опять потребовали увеличения суммы. Наемному любовнику было выдано столько, что он смог уехать в другой город, купить дом и начать новую жизнь. А никаких улучшений в состоянии Ника не наблюдалось, более того уже и надежды на это почти не осталось. Сейчас ей предстояло решить, оставлять больного сына дома под постоянным присмотром, или перевести его в закрытую лечебницу, где его по-прежнему будут лечить и не позволят ничего с собой сделать. Терять сына, на которого когда-то возлагались большие надежды, не хотелось, и госпожа Сабина решила оставить все до весны. И уже перед началом нового сезона или отправить его под присмотр врачей, или перевезти в дальний летний дом, где на много лиг нет поселений, только овцы да пастухи. Там Ник может жить спокойной сонной жизнью, пока не забудет свое помешательство на сказке о защитнике мира. И когда он успокоится, найти ему терпеливого пожилого мужа.
  
   Гедда поддерживала мать в этом вопросе, древние легенды - это хорошо, но если бы не они, Ник не поверил бы мерзавцу, заморочившему голову наивному мальчишке. Видимо это был очередной охотник за наследством парня, наметивший прибрать к рукам и симпатичного мальчишку, и его земли, и рудник. В ее рассуждениях был только один, но крупный изъян: якобы охотник за приданным не только не поинтересовался у Ника, что за ним дают, но и оплатил все время обучения в Академии. Но ненависть плохой советчик, а похитителя она готова была убить еще не один раз, лишь бы вернуть время вспять. А ведь она любила мальчишку, пока он был маленьким рыжим ангелочком. И когда вырос и похорошел, сразу советовала матери вместо Академии отдать его замуж. А теперь уже поздно, бесчестие грязным пятном легло на репутацию их семьи. А брату все равно, ему лишь бы смотреть в окно, с утра до вечера.
  
   - Малыш... - начала Гедда.
  
   - Не называй меня так, - равнодушно ответил Ник.
  
   На самом деле ему было все равно, он ждал только слов "огненный мой", сказанных бархатным обволакивающим голосом. Все остальные были фальшивкой, кто бы их не говорил. И сочувствие Гедды, за которым столь явно проступала досада на то, что история с похищением приобрела ненужную огласку. И ее попытки вернуть разум брату или обелить его прошлое.
  
   - Хорошо, Ник. Я купила тебе книгу по мореплаванию. Там есть описания островов и морей, экзотических рыб и птиц. Хочешь?
  
   Рыжик не хотел, и Гедда, помявшись, положила подарок на стол и ушла. Ник даже не взглянул на книгу, прошел мимо на свое место у окна. Там по его давней просьбе, еще до отъезда из дома расширили подоконник и застелили мягкими шкурами. Сейчас Ник проводил там большую часть времени. Его только бесили решетки на окнах да повышенное внимание в такие минуты сиделки. Книга, которую он случайно задел, сдвинулась и опасно накренилась, пара минут и она с грохотом упала на пол, вызвав лишь беглый взгляд юноши на нее. И вдруг он встрепенулся и еще раз посмотрел на раскрытую страницу. Там во всей красе была изображена яркая тропическая бабочка, точно такая, которою Ник ловил на далеком острове в самый последний день счастья. Парень осторожно сполз с подоконника, внезапно ненужная вещь вдруг стала важной. И Ник провел весь день, разглядывая рисунок и осторожно проводя по нему пальцами, будто бабочка живая и может улететь.
  
   За окном бился ледяной ветер, швыряя в стекло горсти снега, бушевал серый мрачный океан.
   А у Ника ярко светило жаркое солнце и ласковые волны с шелестом набегали на теплый песок. Горел почти незаметный днем костер, и булькали в котелке крабы. И от рук мужа разбегались мурашки, вызывали дрожь от предвкушения удовольствия. И южная бархатная ночь укрывала звездным покрывалом влюбленных. С этого дня ждать стало легче, а Ник не выпускал книгу из рук.
  
   ***
   Далеко, под защитой купола, там, где на склоне холма ждет своего хозяина летучий корабль, а в древнем храме тихо гудит модуль равновесия, на пожухлой осенней траве лежит молодой мужчина. Если бы кто-то из егерей, стрелявших в него, или канцелярист, вынесший такой приговор, или господин Кормак, потребовавший наказать мнимого похитителя своего сына, пришел к подножию холма, то очень удивился увиденному зрелищу. Тело убитого до сих пор не истлело, и казалось, что вот еще чуть-чуть, и он встанет. А редкие забредающие сюда прохожие торопились покинуть страшное место, потому что жутко было смотреть на необычное сооружение рядом с привычным храмом, на мертвеца за прозрачной стеной, куда никто и никогда не мог попасть. Здесь, снаружи один сезон сменил другой, уже закружили в воздухе первые снежинки, а там все оставалось по-прежнему, только заметало снегом убитого незнакомца. Никто не увидел, как шевельнулись пальцы у мертвеца, как сделала первый вдох пробитая пулями грудь, как медленно поднялись веки, открывая тусклые выцветшие глаза. И если бы сторонний наблюдатель случайно оказался в тот момент рядом, то мог бы проследить, как брел на негнущихся ногах труп, качаясь и спотыкаясь к открытой двери летучего корабля. Скрипнула дверь и все стихло. Только больше никто не лежал на мерзлой земле, а подножие холма медленно заметало снегом.
  
   ***
  
   - Ну что я могу вам сказать, госпожа Сабина. Прогресс несомненно есть. Ваш сын перестал говорить о драконах и защитниках, начал интересоваться хоть чем-то. Думается, что терпение и забота, в конце концов, скрасят последствия трагедии, которую он пережил.
  
   - А его не стоит перевезти в лечебницу?
  
   Врач потер переносицу, водрузил обратно очки и отрицательно покачал головой:
  
   - Я бы не советовал.
  
   "Еще бы потерять такие деньги!" - подумала госпожа Сабина, но вслух только выразила согласие со словами врача. Тем более, что Ник, казалось, оживал понемногу.
  
   Прогресс был настолько заметен, что посоветовавшись с дочерью, госпожа Сабина пригласила к себе старого друга, обговорить возможность брачного союза. Тот согласился обсудить этот вопрос и в ближайший выходной уже стучался в двери дома на набережной.
  
  
   ***
   На этот раз Ник сдержался. Не кричал, не бил посуду. Только покачал отрицательно головой да обронил хриплое:
  
   - Нет. У меня есть супруг и другого мне не нужно.
  
   А потом на все уговоры только каменно молчал, считая, что сказал все.
  
   - Ты помешался на своих сказках, - кричала Гедда, - мерзавец похитил тебя, лишил чести и будущего!
  
   Сейчас, когда мать уже почти договорилась прикрыть грех младшего сына, его упрямство грозило вернуть все на прежние позиции, и им снова придется терпеть шепотки за спиной. Пятно на репутации семьи смыть нелегко, вот запачкать запросто, достаточно только сбежать с любовником, а потом делать вид, что помешался от горя. Могла бы - убила мерзавца, да отправила бы потом брата подальше, в монастырь, грехи замаливать. Можно было сделать щедрый вклад, и пропал бы для мира беспутный мальчишка.
  
   - Скажи спасибо, что нашелся человек, готовый прикрыть твое бесчестие! - вторила ей мать.
  
   - Нет, если ему нужно мое приданое пусть забирает и катится вон. Я только прошу оставить меня в покое.
  
   Cказал и замолчал, не обращая внимания ни на крики сестры и матери, ни на фальшивое возмущение очередного кандидата в мужья. Ему было все равно. И никто не услышал странного звука, пробивающегося сквозь бесконечный шум штормового моря. Никто не обратил внимания на шаги в коридоре. Только Ник вдруг повернулся к двери, жадно, с дикой надеждой в глазах, глядя на нее.
  
   Хрупкую преграду будто снесло ветром, и в комнату вошел незнакомец. Грязная, заскорузлая рубашка со следами засохшей крови и дырами на месте пуль, мокрые пряди черных волос, лихорадочно блестевшие алые глаза: он выглядел ожившим кошмаром для всех, кроме Ника. Юноша тихо охнул и рванулся к мужчине, вжался, влип, втиснулся, так, что не оторвать. Вцепился руками, пальцами и молчал, только дрожал и рвано отчаянно всхлипывал, выталкивая воздух из груди, прижимался, слушая, как стучит ровно и мощно сердце дракона.
  
   - Ну что ты, огненный мой? - голос был хриплым.
  
   - Я думал, тебя убили, - с отчаянием проговорил Ник, - я видел...
  
   - Ник, я дракон, меня невозможно убить. Пройдет много тысяч лет, пока я умру. Драконы живут столько, сколько хотят сами. Ты плачешь? Не надо, огонек. Все хорошо, все будет хорошо.
  
   - Я видел... я думал, что больше никогда не увижу тебя.
  
   - Не стоит хоронить дракона раньше срока, - скривил губы в подобии улыбки Айр, - пойдем домой, там уже и враны заждались. Или, хочешь, на тот остров?
  
   - Домой, - помотал головой Ник, - сейчас. Я не хочу тут больше оставаться.
  
   - Тебя обижали?
  
   - Я не знаю. Я не помню. Ничего не помню... Айр, так будет всегда?
  
   - А ты хочешь вспомнить?
  
   Ник помолчал, потом снова помотал головой. Он не хотел, вот этого он точно не хотел.
  
   - Тогда и не нужно. Забудь. Главное, что я не забуду, - мужчина обвел глазами присутствующих и веско добавил, - и проверю, как будут наказаны виновные в доведении до такого состояния моего супруга.
  
   Полыхнули молнией алые глаза, и дракон остановил взгляд на рыжеволосой женщине.
  
   - Госпожа Сабина, как я понимаю. Решили заняться будущим своего сына? Не поздно спохватились? При законном супруге принуждать к новому браку! Это грозит наказанием за нарушение закона.
  
   - Я не знала... - растеряно проговорила женщина.
  
   - Ваша проблема, или вернее отсутствие доверия. А вы сестра Ника? Сколько ненависти в глазах! Жаль, что любви там намного меньше. Что вас больше всего возмущало? Предполагаемое бесчестие Ника, бросающее тень на вашу безупречную репутацию, или искреннее беспокойство о нем? Вижу, что первое.
  
   - Да как ты смеешь! Ты, скотина, совратившая моего невинного брата, превратившего его в дешевую шлюху!
  
   - Не оскорбляйте моего супруга, девушка, мое терпение тоже не безгранично... - дракон окинул взглядом присутствующих. - Если Ник захочет навестить вас, я не буду против. Но не ждите моего уважения. Идем, огненный мой, нам пора.
  
   Уже закрылась дверь и только тогда люди преодолели оцепенение, женщина бросилась следом, готовая или защищать своего ребенка от страшного незнакомца, или вернуть его назад. Но увидела лишь тающий в небе летучий корабль.
  Глава 10, в которой расставляются все точки в нужных местах.
   Первым делом, как только корабль опустился на плоскую вершину замка, Айр повел своего супруга в круглый зал, к горячим бассейнам. Нужно было смыть всю боль и горечь, вернуть солнце в глаза Ника. Устроенный в самой толще горы, у термальных источников, зал был камерным и уютным. Таинственно мерцали кварцевые вкрапления в стенах, отбрасывали блики от неярких светильников в виде тусклых жемчужин, разбросанных тут и там. Мягкий мох покрывал пол пещеры, приятно ласкал ступни, и Ник подумал, что на нем будет приятно полежать и понежиться. Каменные невысокие скамьи манили вытянуться на них и подставить тело ласковым рукам супруга. Но сначала нужно было смыть с себя всю грязь, и Ник опустился в горячую воду. Он до сих пор не верил, что Айр вернулся, что его маленькое счастье вернулось, и теперь Рыжик не собирался отпускать его никогда. Если дракон пойдет в королевский дворец, он шагнет следом. Если прыгнет в жерло вулкана, то рядом будет Ник. Если примет бой, то спину прикроет его муж. Больше никогда он не допустит в свою жизнь серую тоску, когда думал, что остался один.
  
   - Не бросай меня больше, пожалуйста, - тихонько, как заклинание, повторял Ник, - никогда. Без тебя я не смогу жить.
  
   - Глупый мальчишка, - засмеялся в ответ дракон, - я же говорил тебе, что наши жизни связаны. Пока живу я - живешь и ты.
  
   - Значит, я умру в один день с тобой? - запрокинул голову Рыжик, прижимавшийся спиной к теплой груди мужа.
  
   - В тот же день и в тот же час. Нас ничто не сможет разлучить. Никогда.
  
   - Это хорошо, - успокоился Ник, - я согласен.
  
   Дракон тихо рассмеялся, если бы Рыжик был немного внимательнее, не впал бы в такое отчаяние. Или это он не смог объяснить своему огненному мальчику, что не стоило оплакивать мужа раньше времени? В любом случае, теперь все будет хорошо. А тех, кто причинил такую боль Нику, ждет очень много неприятностей. Пощадить он решил лишь тех, за кого попросит Рыжик, но время мести еще не пришло.
   Айр провел руками по мокрым плечам супруга, отмечая, как он исхудал. Но все поправимо, сейчас радовало лишь то, что Рыжик, впав в какое-то сонное оцепенение, не сотворил с собой никакой беды. Возвращать к жизни мертвое тело сложно и хлопотно. А тем более, сейчас, когда связь между ними не установилась до конца. Уже через год, Ника намного сложнее будет убить и почти невозможно ранить. Кровь дракона затянет за короткое время любую рану, не позволит умереть организму, а при необходимости запустит сердце. И этот год они проведут далеко от людей, навестив лишь правителей и только для того, чтобы поставить в известность о прибытии защитника в их мир.
  
   Дракон нежил и ласкал Рыжика, снимая поцелуями всю горечь, возвращая надежду, даря любовь и заботу. И Ник плавился в его руках, впитывая все то, что щедро отдавал супруг. Сейчас, именно в этот момент он забыл, что когда-то требовал равных прав. После того, как почти потерял все, стало неважно, кто из них отдает, а кто принимает.
  
   Дни снова сменяли один другой, но на этот раз они были совершенно не похожи на серую череду этой зимой. Казалось, что с возвращением дракона в мир пришла весна. Вот только Ник не думал, он просто наслаждался чистым незамутненным счастьем, стирающим все страшное в его жизни. Супруги проводили все время вместе, получая удовольствие от каждого мгновения. И в их распоряжении был весь мир. Первое время, Ник, до ужаса опасающийся, что все это ему снится, наотрез отказывался покидать остров. И Айр не спорил, и тут было много интересного. Один из дней они провели у водопада, и Ник то стоял под упругими струями, то плескался в чаше чистейшей воды, то просто валялся на берегу рядом с мужем.
   И не выпускал из виду, постоянно следя глазами, будто дракон растает в воздухе. Но время шло, а все оставалось по-прежнему, Айр никуда не исчезал, и даже поправился, усиленно со своей стороны откармливая любимого, подкладывая ему самые вкусные кусочки из приготовленного вранами. А если Ник вдруг вспомнит что-нибудь: ягоду или фрукты, то это появлялось перед ним незамедлительно.
  
   Постепенно исчезал из глаз Рыжика страх потери, мало-помалу возвращался блеск и живость. Он перестал ночами цепляться за супруга или, проснувшись ночью, судорожно искать в постели дракона. И только когда супруг успокоился, а их жизни пришли к равновесию, Айр решился навестить местных правителей и, наконец, объяснить им что не стоит встречать защитника пулями. Он ведь может и рассердиться. И после некоторого размышлений выбрал праздник по случаю тезоименитства короля Калидара. Именно там будут послы всех остальных королевств, самые знатные владетели и аристократы, и самое главное, увидеть это могут большинство жителей мира.
  
   ***
   Грандиозный праздник в честь наречения имени нынешнего короля традиционно отмечали с размахом. Огромный старинный дворец, построенный по преданию на месте замка правителя предыдущего витка развития, справедливо считался одним из самых красивых во всем мире. Высокие стрельчатые башни возвышались по углам дворца, тысячи окон были украшены резными наличниками и узкими полуколоннами, статуи всех предыдущих королей, придворных и видных деятелей украшали ниши вдоль фасада. Облицованные розовым мрамором стены сияли в солнечных лучах, а позолоченная лепнина придавала дополнительную роскошь. Да весь дворцовый ансамбль удивительно гармонично устроен: широкие лестницы делились надвое каскадами фонтанов, а клумбы радовали разнообразием цветов и видов декоративных растений. Множество скульптур украшали парк, в скрытых уютных гротах назначали свидания влюбленные парочки. В этот день все это сверкало и переливалось множеством огней, по всему парку играли оркестры, расположенные так, чтобы не мешать своей музыкой друг другу. Тысячи нарядных мужчин и женщин в костюмах, принятых только в подобных случаях, неторопливо передвигались по дорожкам, время от времени останавливаясь послушать лирическую композицию или потанцевать. Роскошный праздник был уже в разгаре, когда в толпу приглашенных незаметно влились двое: темноволосый мужчина в темно-синем бархате и огненно-рыжий юноша в белом атласе. Как ни просил Ник подобрать ему другой цвет, это был редкий случай твердого "нет" из уст дракона. И дело не в том, что в этом наряде его супруг выглядит удивительно юным. Просто Айру никогда не надоедало любоваться мужем в таком виде. Парочка неторопливо прошлась по парку, любуясь то искусно подсвеченными скульптурами, то музыкальным фонтаном, то великолепными танцами приглашенных мастеров. Дракон решил, что появится в самый эффектный момент, когда погаснет последний фейерверк, означающий конец праздника и, по традиции, король выйдет на балкон для завершающей речи. А пока супруги бродили по парку, целовались в укромных местах, танцевали под красивую и печальную музыку.
  
   - Запомни этот день, огненный мой, - говорил дракон, - это конец одной эпохи и начало следующей.
  
   - Почему? - млея от поцелуев, спрашивал Ник.
  
   - Я внимательно прочитал все, что осталось от прежних эпох. Изучил легенды. В них неоднократно упоминается о защитнике, но нигде не говорится о том, кто он. В замке есть записи о предыдущих, все они жили скрытно, не вмешиваясь в жизнь поместного мира.
  
   - Не хотели?
  
   - Скорее, потому, что тогда было так принято. Люди не достигли еще того момента в развитии цивилизации, когда могли понять и принять, что благополучие их мира зависит от другой формы жизни. Иногда случалось так, что защитники регулярно делали набеги на свой мир, похищая девушек, и избавляясь от них, когда те надоедали.
  
   - Глупо.
  
   - Вовсе нет, мои братья поступают именно так, Гайдира владеет целым гаремом, даря надоевших наложниц своим придворным: в своем мире он единственный правитель. Диармайд просто путешествует по своему миру в таком летучем корабле. Останавливается, где захочет и берет в свою постель, кто приглянется. Он не разбирает кто перед ним, девушка или юноша. О его ненасытности вообще ходят легенды.
  
   - А ты?
  
   - Ну, а мне оказался нужен только один огненный мальчик.
  
   - Не жалеешь, что вместо томной, падающей в обморок при каждом волнении девицы в платье ты обнаружил меня?
  
   - Нет, я счастлив, что со мной именно ты. Пойдем, похоже, что скоро начнутся фейерверки, потом торжественный выход короля и мое, надеюсь, эффектное появление.
  
   Дракон увлек в темную часть парка супруга, там он собрался перекинуться и приземлиться прямо перед балконом, неся Ника на своей спине. Больше никто и никогда не осмелится косо взглянуть на его любимого. Выбор пары для защитника, это священная привилегия любого дракона, а тем более в своем поместном мире.
  
   В темном небе расцвели первые огненные цветы, и зрители закричали, с восторгом приветствуя, каждый новый взрыв света. Ник смотрел вверх, ахая и вздрагивая каждый раз, когда в небе распускался очередной разноцветный фонтан, расцветала фантастическая бабочка или осыпался тысячами искр настоящий волшебный дождь.
  
   - Смотри, огненный мой, они так же прекрасны, как и ты. Так же неповторимы, больше никто и никогда не повторит и не затмит все это. Как никогда в этом мире не повторишься ты, мое маленькое чудо. Я ждал тебя пятьсот лет, и мы проведем всю нашу оставшуюся жизнь вместе.
  
   - Конечно, особенно если ты больше не будешь толкать таких пафосных речей, - разбил торжественность момента Рыжик, и пихнул локтем супруга, - смотри, смотри! Это наверняка самый последний залп, будто солнце взошло!
  
   - Хм, возможно. Тогда нам пора.
  
   ***
  
   Король стоял на балконе, чуть кивая, как кукольный болванчик на приветственные крики гостей, и думал только о том, что этот бесконечно длинный день скоро закончится, и он уйдет отдыхать. Толпы народу, куча подарков, нудных и одинаковых речей, поздравлений и тостов изрядно надоели, а королю, которому исполнилось уже шестьдесят, больше всего хотелось в данный момент не славословий, а удалиться в небольшую уютную комнату. Ему банально хотелось в туалет.
  
   "Не стоило пить столько жидкости", - думал король, стараясь не переминаться с ноги на ногу. Королева неодобрительно косилась на мужа, считала также. Совсем молоденькая, она мило улыбалась всем, искоса поглядывая на своего любовника, и мечтала, что старый муж быстро уснет, а она продолжит праздник совсем в другой постели. Кто-то из гостей так же как и король мечтал об отдыхе, кто-то о продолжении, кто-то подсчитывал убытки от затрат на наряды, а кто-то барыши от проданных прохладительных напитков, вина и легкой закуски по всему городу. И никто не знал, что все их планы через несколько тигов будут разрушены одним изумрудным драконом. И в тот самый момент, когда король уже открыл рот для заключительной речи, вместо пафосного "дорогие мои подданные", из него раздался тонкий оглушительный визг.
  
   Перед балконом появилась крупная голова ящера, алые глаза внимательно смотрели на короля, а немаленькая пасть улыбалась во все свои белоснежные зубы. Король задохнулся от вопля и закрыл рот. По ногам потекла горячая струйка и в голове у правителя появилась совершенно неуместная мысль:
   "Туалет уже не нужен".
  
   Королева с готовностью упала в обморок прямиком на руки любовника, а на площади медленно, но верно крики сменялись мертвой тишиной.
  
   - С именинами вас, ваше величество, - произнес звонкий голос и только тут все обратили внимание на рыжего юношу, оседлавшего дракона.
  
   - Аааээээ... - тупо ответил король.
  
   - Это, - юноша ласково провел рукой по шее дракона, - Айргедмар Даллап тен Инир, из рода Инир, защитник нашего мира. Он следит, чтобы модуль равновесия в Забытом храме работал исправно. Пожалуйста, передайте всем, что он очень не любит, когда к нему относятся непочтительно, встречают руганью, а уж тем более выстрелами.
  
   - Нууу... эээээ?..
  
   - А я Никрут Даллап тен Инир, из рода Инир, его супруг. И тоже не люблю, когда обижают моего мужа. Так что если вы будете хорошими, то Айр долго еще будет следить за нашим миром, и очередной виток изменения наступит очень не скоро.
  
   - Эмммм...
  
   - Всего хорошего, король! Удачи вам!
  
   Изумрудный дракон вдруг аккуратно опустился на балкон, напугав находящихся там немногочисленных близких королю особ, ссадил юношу, окутался сияющим туманом и люди увидели молодого темноволосого мужчину. С драконом его роднили только удивительные алые глаза. Он шагнул к перилам и посмотрел прямо в передающие экраны визоров.
  
   - Я напоминаю всем, кто осмелился причинить вред моему любимому, и тем, кто только подумал заменить его возле меня, что любой косой взгляд в его сторону, любая даже минимальная угроза будет караться смертью немедленно.
  
   Айр закончил свои слова коротким рыком, и разжал пальцы, стиснувшие перила. Переход в обратную ипостась никто не уловил, только увидели, как взметнулся в темное небо дракон, унося на своей спине хрупкую человеческую фигурку. Королю оставалось лишь тупо смотреть на глубокие царапины, оставленные на балконе когтями дракона. Вопреки всем словам, король лучше других понимал, что старая привычная жизнь закончилась. А что принесет миру новая эпоха, кто знает?
  
   А далеко под звездным покрывалом творился танец страсти, когда весь мир только друг для друга, когда вся любовь только единственному, когда счастье только на двоих.
  
   Конец.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Мух "Падальщик 2. Сотрясая Основы"(Боевая фантастика) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) А.Завгородняя "Невеста Напрокат"(Любовное фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Путь офицера."(Боевое фэнтези) А.Гришин "Вторая дорога. Решение офицера."(Боевое фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-4. Конец эпохи"(ЛитРПГ) В.Лесневская "Жена Командира. Непокорная"(Постапокалипсис) А.Вильде "Джеральдина"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) А.Найт "Наперегонки со смертью"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"