Суханова Ксения Вячеславовна: другие произведения.

Пролог + Глава первая. Переправа.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:


Суханова К.В.

Древо

Пролог

   Яркой россыпью блестели перед Манютой драгоценные каменья. Сгребала она их пухлыми ручонками и подгребала к пышной, усеянной веснушками груди.
   - Две тысячи, как договаривались, - вещал Ренка.
   - А девка как же? - Манюта на секунду оторвала взгляд от добычи.
   - В роще лежит, с распоротым животом.
   Манюта расплылась в довольной улыбке.
   - Дело сделано. А теперь веди Рюшку-Проклятую, будем ведьму наряжать.
   - Тьфу ты! - сплюнул Ренка на земляной пол избы, - Связался на свою голову с бабами! А коли дело не выгорит? Куда бежать? Где прятаться? И так уже в лес загнали! Дальше только степь, а там смерть какими путями не ходи.
   - Ты мне это брось! - Недовольно свела брови Манюта. - Коли страх тебя ест, то бери часть добычи сейчас и уходи с концами. А коли впрямь жить, как дворянин хош то не беснуйся, а за работу берись. Топи печь, готовь узды. Дальше я сама справлюсь.
   Ренка бы давно ушел, но сердце старика чувствовало, что не долго осталось мучиться. Проворчав себе под нос пару забористых ругательств, мужик вышел из избы во двор и громогласным рыком кинул клич в окрестный лес.
   Птицы взмыли в небо от страха. С другой стороны леса Ренке ответил волк. Серый был стар, но все ещё способен защищать свою территорию. Мужик недовольно сморщился и повторил клич, на этот раз, меняя его суть и смысл лишь парой звуков.
   Клич достиг нужных ушей. Из глубины леса, к избе на опушке мчался черный дым. Он колыхался гонимый не ветром, а лишь ему одному известной силой. Вился кольцами, то взмывая над лесом, то опускаясь к самой земле - спешил.
   На порог вышла Манюта. Баба развела руки в разные стороны, будто принимая долгожданного гостя. Так оно и было. Дым вынырнул из земли перед самым носом Ренки и метнулся в сторону широкой фигуры на крыльце. Колыхнувшись пару раз, он нырнул прямо в грудь Манюты, подтягивая широкий черный хвост.
   Ренка выдохнул. Старик знал, что дым может "войти" только в Манюту, но никак не мог отучиться задерживать дыхание при каждом его появлении.
   А меж тем Манюта, обнявшая себя руками, кашляла и жмурилась на крыльце.
   - Высосет она тебя когда-нибудь Манюта. Высосет и ничего не оставит, - прошептал старик и отправился в предбанник. Ему было неприятно смотреть на то, что обычно происходило дальше.
  

Глава первая. Переправа.

   Близ широкой реки Вески, протекающей по краю королевства Трех отряд всадников остановился на ночлег. Коней почистили и накормили, после чего обустроили лагерь для себя. Сотник смотрел хмуро и молчал. От его боевой сотни осталась жалкая горстка солдат, уставших и израненных. Их путь сейчас лежал в столицу королевства, но как показаться королям в таком состоянии сотник не знал. Не знал он и того, куда делся неведомый враг, за которым его послали. Неделю за неделей его сотня чистила лес. Каких только неведомых тварей они не встречали. Но больше всего сотнику и его людям навредили волки. Они как будто с цепи сорвались, нападали и нападали. Рвали лошадей и людей в лесу, стаскивали солдат с коней и жрали, прямо там же, на месте не спеша прятать добычу. Даже ночью клыкастые не оставляли солдат, не давали им отдохнуть. Их не пугали ни сталь клинков, ни острые стрелы, ни огонь костров. Люди стали поговаривать о злой силе леса, что не пускает их дальше, в чащу, но сотник эти разговоры запретил сразу. У его людей не было ни оберегов, ни эликсиров, чтобы защищаться от магии, сотник даже мага с собой не взял, чтобы выслеживать неведомую тварь - на себя и свои силы понадеялся.
   - Нет там ничего окромя живности лесной, - сказал, как отрезал.
   Никто ему не перечил. И все равно люди боялись идти в лес, осторожничали. Тогда сотник решил подождать. Неделю его люди ждали, когда тварь снова пойдет на охоту, но кроме волков никто из леса не спешил им на встречу.
   - Слишком умная тварь попалась, брат, - сетовал Ингвар сотнику, - на приманку не идет. Только волков пуще дразним.
   - Велено изловить! Али приказа ослушаться хочешь? - злился сотник в ответ.
   И солдаты снова и снова ловили и оставляли дичь возле кромки леса, чтобы ночью отбиваться от привлеченных кровью волков. С каждым днем сотня Ферварса таяла. Когда от неё осталось чуть больше сорока Ингвар, кровный брат Ферваса снова попробовал воззвать к мудрости старшего брата. Но сотник, закаленный в боях против северных набежчиков, войска которых всегда превышали войска королевства, не привык сдаваться.
   - Сарду Волокху и его уркам не уступил! Неужели думаешь, твари безмозглой уступлю. Я сам! Слышишь, сам, - ярился Ферварс - кишки ей выпущу и на кулак намотаю!
   И снова лес полнился кровью волчьей и человеческой. Сотник лично насаживал на свой меч особо храбрых серых.
   Но долго так продолжаться не могло. Близился к концу месяц их отсутствия, и не было больше смысла ждать.
   - Тварь либо ушла, либо сама издохла, - размышлял Ингвар. Его за этот месяц кусали десятки раз, разодрали бок и левую голень чуть ли не до сухожилий, но младший брат Ферваса держался.
   - Здесь она! Чую ее дух! Над нами надсмехается!
   - Так ведь есть за что, брат. Месяц в лесу сидим, месяц людьми волков кормим и ничего. Надо возвращаться!
   Голубые глаза Ингвара встретились с серыми глазами Ферваса. Солдаты вздрогнули, почувствовав начинающуюся бурю.
   - Не время ещё, - шипел сотник.
   - Время, брат! - отвечал ему Ингвар.
   В такие минуты братья становились, похожи как близнецы. И не важно, что разделяло их три с лишним года - оба высокие, светловолосые. Настоящие войны самого сильного восточного королевства.
   - Держи, брат, - Ингвар протянул сотнику миску с похлебкой и присел рядом.
   На небе зажигались первые звезды, разноцветные, как радуга.
   - Что говорить буду, не знаю, - вздохнул сотник. Аппетита у него не было, потому миску он отодвинул.
   - Если бы могли ее поймать, так поймали бы. Ты, брат, говори не про то, что мы не сделали, а про то, что сделать сумели.
   - И что же мы сумели, Ингвар? - прищурился сотник.
   - А сумели мы много! - улыбался мужчина, - Мы и волков порубили и нежить погоняли. Ближайшие к лесу деревни сами на поклон к нам ходили, али не помнишь?
   - Помню, - кивал сотник.
   - Мальчика из леса вывели, бабку старую от упыря уберегли.
   - То не упырь был, и ты это знаешь!
   - Не важно, что знаю я. Важно, что люди благодарны нам. Житье у них теперь спокойное будет.
   - Может и не будет. Тварь мы не изловили, а приказ был ее либо убить, либо к Караду привести.
   Ингвар согласно кивнул.
   - Помнишь, что Карад нам про нее говорил?
   Ферварс отвернулся от брата и уставился в огонь. Перед его глазами вспыхивали воспоминания - высохшие тела трех женщин. Все три были дворянками. Одна из рода Стальной Розы - Терения. Вторая вдова Инзбы, тысячника из Вейстролии. И последняя... Эра.
   - Ты помнишь ее смех? Я начинаю забывать.
   - Брат, ... - Ингвар тяжело вздохнул, он не знал, что ещё может сказать своему старшему брату. Многое уже было сказано, ещё больше месяца назад, когда они узнали о ее смерти.
   - Мы... должны, должны отомстить, - сквозь зубы, тяжело дыша, сказал сотник.
   - Отомстим брат, будь уверен.
  
   Утро встретило солдат мелкой моросью. Люди быстро собирали вещи, чтобы двинутся дальше к переправе, когда из ближайшего перелеска выскочил солдат. Бледный и весь взмыленный он бросился к сотнику.
   - Там! Там! - он замахал руками в сторону, хватая ртом воздух.
   Сотник нахмурился. Спрашивать у парня, что его так напугало, было бессмысленно. Он не мог сказать больше ни слова, а только указывал в сторону близко стоящих друг к другу деревьев. Сотник напрягся, за последний месяц его люди повидали столько всего, что успели обзавестись сединой в волосах, хотя многим ещё не стукнуло и тридцати. В груди у сотника заныло.
   - Только не... - прохрипел он и метнулся в сторону перелеска.
   Когда Ингвар нагнал брата, то был поражен открывшейся картиной не меньше его. Посреди небольшой рощи не понятно, откуда взявшихся в хвойном лесу дубов, на поляне лежал высохший труп женщины, а рядом с ним сидела и тряслась девушка. Странная девушка. Она была одета в мужскую одежду - темные брюки и рубаху с коротким рукавом.
   Боковым зрением Ингвар заметил движение брата.
   - Нет, Ферварс! - закричал он, бросаясь к сотнику.
   Мужчины сцепились. Фервас рванул руку из захвата, меч уже удобно лежал в руке, когда девушка подняла лицо от колен и уставилась на мужчин. Оба брата замерли пораженными статуями. Молодое, но очень бледное лицо, полные белые губы, тонкий нос, широкие скулы и глаза - большие светло-карие глаза, почти желтые в скудном утреннем свете.
   - Помогите, - прохрипела она и завалилась на бок.
  
   - Она спятила, - качал головой Ингвар. Ферварс хмурился, не сводя серых глаз с невысокой фигурки метающейся перед ними. Она размахивала руками, срывалась на визг, либо едва слышно шептала и повторяла, повторяла, повторяла почти безостановочно.
   - Где я? Мне надо домой!
   И кто бы ещё знал, где этот дом? Девушка называла какие-то места, столицы, сыпала загадочными словами, значение которых братья не знали, и безостановочно вертелась на месте, задирая голову вверх, кажется, старалась увидеть последние звезды.
   - Что делать будем? - тихо, чтобы не отвлекать незнакомку спросил Ингвар.
   - Не знаю,... пока не знаю.
   Девушка вдруг остановилась. Резко села на сырую землю и запустила руки в длинные волосы, невероятного красного оттенка.
   - Как же так? - услышали братья, - Если, если... нет, это мне сниться, просто сниться! Вот я сейчас... - с этими словами она вдруг с силой ущипнула себя за руку и тут же взывала от боли.
   - Точно спятила! - ахунул Ингвар.
   - Нет! Не-ет! Я не хочу! Пожалуйста, - неожиданно заревела она.
   Братья переглянулись.
   Ингавр первым сделал попытку успокоить девушку и хоть что-то узнать о ней, хотя бы имя. Он медленно приблизился трясущейся фигурке и, положив ей на плечо руку, принялся успокаивать. Но девушка, кажется, не слышала и не видела мужчину. Он ревела навзрыд, обнимала себя руками и качалась из стороны в сторону.
   Тогда Ферварс решил попробовать другой способ. Он быстро приблизился к девушке и, наклонившись над ее ухом, что есть силы, гаркнул - Молчать!
   И она замолчала. Уставилась на братьев, как на восставших мертвецов, но замолчала.
   - Как тебя зовут?
   - Алекс-сандра, - через силу выговорила она.
   Ингвар хмыкнул.
   - Откуда ты? Из какого королевства? Может ты с северных островов?
   Девушка не ответила. Вместо этого она снова обхватила колени, в попытки уткнуться в них и разреветься.
   - Сколько тебе лет? - быстро нашелся Ингвар. Он понимал, что внимание странной Александры нельзя терять. Нужно с ней говорить, нужно чтобы она отвечала.
   - Девятнадцать, - сглатывая горькую слюну, проронила она.
   - Я, - мужчина приложил руку к груди - Ингвар, а это - указал в сторону сотника, - мой брат, Ферварс.
   Желтые глаза перебежали с младшего брата на старшего и вернулись обратно.
   - Приятно познакомиться, - кивнула Александра.
   - Манерам обучена, говорит чисто. Может из благородных?
   - Благородные штанов не носят, - хмуро высказался Ферварс. Он все ещё чувствовал желание вытащить меч и отсечь девчонке голову. Кто его знает, вдруг она и есть неведомая тварь?
   - М-да, - протянул Ингвар.
   - Как ты оказалась возле тела? Ты видела, кто убил ту женщину? Эта была ты?
   - Брат! - остановил поток вопросов сотника Ингвар.
   Девушка же снова закачалась из стороны в сторону, кривя бледные губы.
   - Нужно снова поставить лагерь, вытащить палатку. Ей надо поспать.
   - Ну, уж нет! - сотник резко дернулся и, схватив Александру за плечи, встряхнул, словно тряпичную куклу, - Отвечай! Кто ее убил? Как ты там оказалась?
   Серые глаза сотника не отрывно смотрели в желтые, широко распахнутые глаза девушки. Фервас надеялся заметить в них тьму, а после схватиться за меч и решить эту проблему, унять боль, что так сильно давила на мужчину.
   - Умерла, - было ему ответом. Девушка закатила глаза и повалилась на спину.
   - Что ты наделал! - Ингвар оттолкнул брата, - Александра? Александра вы меня слышите?
   Но девушка не отвечала, она снова, как и тогда на поляне упала в обморок.
   - А ты говоришь не из благородных! А кто ещё кроме родовитых барышень может так часто падать в обморок? - мужчина осторожно взял девушку на руки.
   - Лермор! Доставай палатку! Мы задержимся.
   Фервас тяжело вздохнул.
   - Инамор, доставай лопаты, у нас есть незаконченное дело.
  
   На теле женщины остались три рваные раны. Такого раньше не было. Все три трупа, которые видел сотник, были целыми. Полностью высохшими, но целыми. И кожный покров и кости женщин были не повреждены.
   - Инамор?
   - Уже, сэр! - солдат протянул сотнику свернутую в рулон бумагу. Фервас пробежался глазами по записям.
   - Рост меньше, - сказал он, исправляя шестерку на двойку.
   - Нет никаких отличительных черт, совсем обычная. И родовых знаков мы не нашли, всю поляну обыскали, но нашли только это.
   Инамор передал в руки сотника тяжелую книгу. Черненая кожа, поверх которой "распустилось" серебряное дерево. Сотник перевернул книгу боком, пытаясь открыть, но наткнулся на замок.
   - Ширс уже пытался вскрыть, сэр, но ничего не вышло.
   - Странно, - протянул сотник, но в этот момент его куда больше интересовал труп, чем причина неудачи Ширса, лучшего специалиста во вскрытии замков. - Отнеси ее Ингвару, пусть посмотрит.
   Инамор исчез за деревьями, а сотник присел рядом с мертвой женщиной. Осторожно едва касаясь сухой кожи, провел по подбородку.
   Воспоминания нахлынули с новой силой. Вот он осторожно приподнимает ткань, скрывающую тело. Холод врывается в его сердце. Ее больше нет.
   - Брат, - Ингвар появился бесшумно.
   - Как она? - сотник вытащил нож и осторожно срезал прядь каштановых волос, после чего завернул ее в носовой платок и убрал во внутренний карман куртки.
   - Спит, - пожал плечами Ингвар. - Как думаешь, откуда она? У нее очень необычная внешность, особенно глаза.
   Сотник вздрогнул.
   - У нее были мамины глаза, - прошептал он.
   - Я думаю, она из Сорела, - продолжил мужчина.
   - У Сорелцев темная кожа, - напомнил сотник.
   - Может тогда из Вулдхола? Там ведь множество необычных людей.
   - В основном там живут нелюди, вот и получаются потом "необычные" люди, - хмыкнул Фервас.
   - Может тогда из...
   - Брат, - сотник перебил Ингвара, - позже, сейчас мы должны кое-что сделать.
   Фервас поднял с земли лопату и с силой воткнул ее во влажную после дождя землю. Брат присоединился к нему. Оба молчали, думая о своем, и невольно возвращались к воспоминаниям об Эре.
   Ей было семнадцать. Яркая и нежная - так говорил о ней любой знакомый с девушкой человек. Она была очень красивой и вопреки расхожему мнению о родовитых барышнях умной. Ей нравилась астрология, она могла часами обсуждать звезды Третьего пояса и рассказывать о возможных событиях. Она предугадала рождение Лиры, их племянницы, смерть Турбоса, домашнего питомца и многих других событий, а свою смерть не смогла. Она говорила, что будет счастлива и очень скоро. Но разве может человек быть счастлив в смерти?
   Братья уже заканчивали безымянную могилу ещё одной жертвы Твари, когда из лагеря донесся странный шум.
  
   Александра очнулась резко. Просто вдруг открыла глаза и села. Огляделась. Она находилась в палатке, на разложенных шкурах. Было тепло, но как-то не по себе. Кружилась голова, а от нахлынувших воспоминаний мутило.
   Вот она сидит за партой в своей аудитории, вот какой-то человек протягивает ей папку. Что за папка?
   - Не помню, - едва слышно шепчет она.
   Голова тяжелая, словно чугунная и все плывет перед глазами.
   Вот кто-то кричит ей, чтобы замолчала, потом какой-то вскрик рядом и тьма.
   Девушка резко замотала головой, не нужно вспоминать, только не сейчас. Не важно, что было раньше, главное, что происходит сейчас. Александра чувствовала, что вспоминать, как она попала сюда, совершенно не хочет.
   Откинув прикрывавшую ее шкуру, девушка устроилась удобней. Провела по прохладной коже рук пальцами и вдруг замерла. Кисти рук, предплечье и выше - все было увито диковинным рисунком. Черные линии спускались с плеч и завитками охватывали руки девушки. Александра оттянула ворот кофты, в попытке разглядеть начало рисунка. Но завитки, тонкие длинные линии и едва заметные точки покрывали грудь и живот девушки настолько плотно, что разобрать, где начало было невозможно. Девушка извернулась, пытаясь посмотреть на спину, но в скудном свете, пробивающимся сквозь вход палатки увидеть, что-то было проблематично. Тогда, воровато оглядевшись, девушка оттянула пояс темных джинсов и ахнула. Рисунок покрывал все тело. Александре очень захотелось посмотреть в зеркало. Интересно на лице тоже есть узоры?
   Лежать дальше не было смысла. Девушка знала, что не заснет. Тем более ей было интересно осмотреться. Когда она очнулась на поляне, то кроме стволов деревьев и трупа рядом ничего не успела рассмотреть.
   Та женщина. Была ли она жива, когда Александра там оказалась? Могла ли девушка ей помочь? Александра замотала головой, отгоняя непрошенные воспоминания. Нет, не сейчас, позже она подумает обо всем, что случилось.
   Девушка попробовала подняться со своего ложа, когда мир вокруг вдруг резко закрутился. Александра ахнула и, повалившись на четвереньки, зажмурила глаза в надежде унять тошноту. Но получилось только хуже. Из темноты, словно два больших фонаря на нее смотрели белые без зрачков глаза. В ушах зажужжало, странные слова похожие на какой-то заговор всплывали в голове и разбивались осколками. Было больно. Саша закричала, не в силах больше сдерживаться и почти сразу ее накрыло с головой. Девушку вырвало на свободный от шкур участок земли. Черно-желтая масса вырывалась из нее сгустками и, опускаясь, сразу исчезала в земле.
   Полог палатки поднялся, внутрь заглянул один из солдат.
   - Александра? Что с вами?
   Но девушка не могла ответить. Ее скрутило, она почти не могла дышать.
   Лермор подскочил к девушке и волоком вытащил ее из палатки. Снаружи уже собрался весь немногочисленный отряд. Солдаты с ужасом смотрели на ее мучения не в силах чем-либо помочь.
   Первым разорвал тишину приказ сотника.
   - Расступись!
   Солдаты пропустили Ферваса и его брата внутрь круга. Александра уже затихла. Она лишь изредка вздрагивала и кашляла.
   - Ну, чего встали? Принесите воды! - это уже Ингвар. Мужчина помог девушке подняться и попробовал отвести ее в палатку, но она заупрямилась.
   - Туда, - она кивнула в сторону небольшого пригорка.
   - Тебе нужно полежать...
   - Належалась уже, - отрезала она.
   Вместе они зашагали к пригорку.
   - Собирайте лагерь, через час выступаем. - Махнул рукой сотник.
   - Сэр? - Лермор бросил взгляд в сторону уходящих фигур. Девушка хваталась за ворот темно-синей куртки младшего брата сотника, в попытке удержать равновесие. Эта картина заставила Ферваса напряженно поджать кубы. Как знакомо. И все же это не она.
   - Оклемалась уже. Мы не можем задерживаться.
   - Хорошо, - мужчина отдал честь.
   Лагерь снова пришел в движение. Солдаты отправились за лошадьми, стоящими невдалеке от основной стоянки. Вещи были собраны заранее.
   Александра недолго сидела молча. Пара глотков холодной слегка солоноватой воды, принесенной одним из солдат, успокоили не перестававшее колотиться сердце. Тошноту унять не удалось. Было видно, что ей все ещё плохо, но взгляды, бросаемые на нее Фервасом, заставляли поторопиться.
   - Когда я очнулась, она была уже мертва.
   - Ты видела, кто это сделал?
   Александра покачала головой.
   - Подозреваю, что меня там не было, когда это происходило. Наверное, поэтому я ещё жива.
   - Откуда ты? И как там оказалась? - снова начал расспросы сотник.
   Ингвар кинул в сторону брата недовольный взгляд.
   - Названия ничего вам не дадут. Мой дом очень далеко отсюда. Едва ли в вашем мире найдется хоть кто-то, кто знает мой город или страну.
   - Что значит в "вашем мире"? - искренне удивились братья.
   - То и значит, - Саша пожала плечами. Что толку объяснять? Они либо не поймут, либо не поверят. - Кстати... вы видели ее раны?
   - Ты знаешь от чего или кого они? - сотник подался вперед, стараясь заглянуть в лицо девушки.
   - Не знаю. - Ферварс разочарованно вздохнул, - Но знаю, что нанесены они, были уже после ее смерти.
   Братья удивленно переглянулись.
   - Крови мало, если бы она была жива, то я бы очнулась вся в крови.
   - И что это... должно что-то значить?
   - Я в вашем... здесь недавно и не знаю точно, что это может значить и значит ли это вообще хоть что-то. Просто делюсь наблюдением. Это... успокаивает.
   Александра смотрела на редеющий лес впереди и реку, скрывающуюся за ним. Все трое молчали. Со стоянки были слышны крики солдат и ржание лошадей.
   Для Саши мир как будто уменьшился до этих звуков и ощущений собственного тела. Девушка вспомнила о рисунке, но кожа рук была чистой, а заглядывать под кофту в присутствии двух мало знакомых мужчин Саша ни за что бы не стала.
   Тишина затягивалась. К девушке возвращалось спокойствие и свободное от тошноты состояние, а оба брата медленно и верно мрачнели.
   Для Ингвара и Ферваса настала минута осмысления. А что, в общем-то, делать дальше? Может, стоит задержаться здесь? Раз Тварь поглотила новую жертву, то возможно она еще здесь, где-то рядом. Но, что если это снова будет лишь потерей времени и сил, которых и так осталось мало? И что, в конце концов, делать с этой странной девушкой? Она была на месте убийства, рядом с трупом, она - свидетель. Правда, очень специфичный свидетель. По обоюдному мнению братьев Саша либо сумасшедшая, либо что-то скрывает.
   Тяжелые раздумья прервал оклик Инамора. Мужчина нес в руках тот самый фолиант с поляны.
   - Вот, - Инамор протянул книгу Ингвару. - Думаю, вам стоит на это взглянуть.
   На книгу теперь смотрели уже все четверо. Фервас без особого интереса, Инамор напряженно, Ингвар вертел серебреное дерево, сверкая глазами, а Саша с восхищением рассматривала кожу и переплетение тонких серебристых линий, образующих крону дерева.
   - Красота какая, - не удержавшись, протянула она, - словно книга заклинаний. Хотя рискну предположить, что это родовая книга. Ну, - замешкалась она, заметив заинтересованные взгляды в ее сторону, - книга рода, семейное древо, записи обо всех родственных связях, одного рода.
   - Хм, - Ингвар перевернул книгу таким образом, чтобы затейливая пряжка с замком оказалась сверху. Замочек был маленьким, с мизинец.
   - Ширс?
   - Уже смотрел. Он сказал, что тут не только замок, но и какие-то особые ловушки. Если начать взламывать, то можно и без рук остаться.
   - Тогда оставим этот вопрос до столицы.
   Инамор кивнул и принял книгу обратно.
   На пригорке снова стало тихо.
   Саша поежилась и обняла себя руками. Погода ощутимо портилась. Откуда-то подул холодный ветер, и тонкая полушерстяная кофта уже от него не спасала.
   - В-вы возьмете меня с собой? - выдохнула она, обращаясь к замеревшим рядом мужчинам.
   Ингвар перевел задумчивый взгляд на брата. Тому определенно не нравилась эта идея.
   - Карад все равно будет спрашивать. Пусть в неё смотрит, чем опять нас выворачивать будет. - После минуты размышления выдал Фервас.
   Саша задрожала. Ей совершенно не нравилось, что кто-то будет ее "выворачивать". Что это вообще значит?
   - На лошади держаться умеешь?
   - Нет.
   Фервас вздохнул.
   - Инамор пусть везет. Надеюсь, путь будет не долгим.
   В каком-то смысле сотник все же оказался прав. Правда, к его сожалению совсем не в том, каком хотел. Три часа тряски за спиной Инамора превратили девушку в зеленый кисель. Она очень старалась унять тошноту, но ничего с собой не могла поделать - ее укачивало.
   - Инамор, простите...
   - Как!? Опять!? - вздохнул мужчина.
   Снова и снова он ссаживал Александру с лошади, пережидал, когда ее лицо приобретет близкий к нормальному цвет, и уже после с кряхтением закидывал ее обратно.
   Вечер близился, а до переправы было ещё далеко.
   Сотник поплевался, поругался и отдал приказ ставить лагерь.
   Новое место отдыха мало чем отличалось от прежнего. Сбоку и за спиной высился хвойный лес.
   В вечерней тьме зажглись костры, их было намного меньше, чем в начале пути сотни.
   Сотник хмурым взглядом осмотрел поляну и снова нырнул в палатку. Со вздохом умостившись на шкурах возле низенького столика, он окинул взглядом карту королевства Трех. Она была потрепана и помята, а в левом верхнем ее углу бурело пятно в виде волчьей лапы. Сотник нахмурился. Ту ночь вспоминать не хотелось, но воспоминания заняли здесь удобное для них место. Карту было жаль, придется менять.
   - Десять дней до столицы и то в лучшем случае, - вслух размышлял он. - А потом ещё три часа мучения с королями и их советниками и минимум час с архимагом королевства - Карадом.
   Фервас размышлял о будущих беседах в столице и вздыхал. Короли потребую полный отчет, а после допроса сотника будут мучить его людей, выспрашивая все обо всем. А потом... а потом будет Карад. И этим все сказано.
   Полог палатки приподнялся и внутрь заглянул Ингвар.
   - Эм... у нас проблема брат.
   Сотник поднял на брата хмурый взгляд, в котором так и читалось "Какие ЕЩЕ проблемы у нас могут быть!?". Как оказалось, раньше были цветочки, а теперь на поляне возникли ягодки, а точнее отряд дриад.
   Когда в последний раз Фервас видел дриад? Пять? Десять лет назад? Нет, похоже, прошло не меньше пятнадцати. А ведь тогда дриады жили бок обок с людьми, а не прятались в глубинах Саланмора города-леса.
   Люди сотника собрались вместе, с интересом рассматривая лесной народ. Весь отряд поголовно состоял из женщин. Молодые дриады тоже проявляли интерес к группе мужчин, но держались на расстоянии и крепко сжимали свои копья, высокие, увитые зелеными нитями живой лесной силы - страшное оружие.
   Оба брата вышли вперед, прошли несколько шагов и остановились в ожидании. Посланники другой стороны повторили их маневр и сняли закрывающие лица шлемы. На сотника и Ингвара смотрели две похожие как капли воды женщины, нервно кусающие губы. Уже не молодые, но бесспорно красивые, как, в общем, и все женщины лесного народа. Высокие и хрупкие, как молодые березки, а в глазах мудрость столетий.
   - Крепких корней вам путники, - поприветствовали отряд дриады. Они не приклоняли голов, как это было принято в королевстве, не прикладывали рук к груди, в знаке уважения - традиция северных городов. Лишь звонкий удар концов копей о сырую землю знаменовал начало уважительной и пока нейтральной беседы.
   Сотник и Ингвар предпочли промолчать и просто преклонили головы.
   - Ваша дорога была длинной и трудной. Нам известна ваша история и... ваша проблема.
   Одна из дриад снова сделала шаг вперед и заглянула за спину мужчинам. Фервас тяжело вздохнул, вполне представляя, что она там увидит.
   За спинами мужчин рядом с Ленмаром и Инамором стояла Саша и с интересом наблюдала за действом. Она пока не знала, кто эти женщины, но справедливо полагала, что они не так просты. Взять бы хотя бы их рост - они были выше Ферваса и Инамора на целую голову, а уж ее самой не меньше как на две. Их броня, легкая и одновременно прочная не блестела в свете костров, а лишь матово переливалась. Стройные, высокие и такие... вечные? Саша не знала, что бы это могло значить, но была уверенна, что подобрала слово верно.
   Стоило дриаде взглянуть в сторону девушки, как ее сразу задвинули за спину двое молодых бойцов, да так, что даже макушки видно не было.
   Дриада улыбнулась и протянула Ингвару тонкую с длинными худыми пальцами ладонь - Мариоцелла, - улыбнулась она. Стоило этой нежной и удивительно легкой улыбки коснуться губ женщины, как Ингвар расслабился. Нарастающее напряженнее спало, уступив место спокойствию и приятной слабости.
   Фервас вздохнул. Брат всегда был, слаб по отношению к женским чарам.
   - Мариотелла, - представилась сестра-близнец дриады и также шикарно улыбнулась. - Пригласите ли вы нас к костру?
   Сотник окинул взглядом чисто женское воинство и красочно представил, что из этого может выйти. Его люди настоящие мужчины и верны своему слову и чести, но... всегда есть это маленькое но. Что такое месяц воздержание для мужчины, да, в общем, то ничего. Только ведь перед этим у них было три месяца безостановочной тренировки к походу к северным границам, который пришлось отложить на время. Правда, только отряду Ферваса.
   - Поговорим у меня в палатке, а ваши люди пусть подождут.
   Мариотелла удивленно подняла тонкие светлые брови. В зеленых очках читалось неодобрение.
   Но сотник читал не по глазам, а по тонким складочкам возле губ. "Быстрая улыбка" - одобрение заметное лишь ведающим как его можно увидеть, остальное напускное.
   - Мари, - дриада кивнула сестре, - я скоро.
   Сотник откинул полог расписного шатра, несколько уменьшенного в размерах, и пропустил дриаду вперед. Мариотелла оглядела скудное убранство походной жизни сотника, но не проронила не слова и заняла предложенное место на шкурах возле стола.
   - Я перейду сразу к делу, - начала она.
   Сотник, готовый услышать из уст женщины все что угодно, подобрался.
   - Вы не дойдете до переправы, - голос дриады при этом прозвучал так безлико и безэмоционально, что Фервас даже растерялся. Она им угрожает? Или просто предупреждает?
   - Дальше, в трех часах скачки, по берегу реки расположилась волчья стая.
   - Что? Волки не живут у берегов реки.
   - Кто говорит о, как вы выразились "жизни"? Они там ждут, - все также спокойно продолжала женщина.
   - Кого ждут?
   - Вас.
   Сотник потерял дар речи. Он не знал, что сказать. Его взгляд бродил по лицу дриады в поисках подсказки и не находил ее. Прошло несколько минут, прежде чем она сжалилась и пояснила сотнику ситуацию. Выслушав Мариотеллу Фервас почувствовал как земля уходит из под ног, хотя мужчина, как и дриада, сидел на шкурах. Что же это получается? Все это время, что они держались у леса... их убивали не волки. То есть волки, но лишь воспоминания о них.
   - Древняя магия. Сильная. Год назад пришла в наш лес. Нам удалось отвести их на окраину. Мы не ожидали, что кто-то отправиться исследовать этот участок леса.
   - Рядом находиться три деревни! - воскликнул сотник.
   - Деревенские жители никогда не углублялись в лес настолько, насколько удалось вам, - повела плечом дриада. - Ну, а пара пьяных мужиков по глупости забредших в логово, разве это такая страшная жертва?
   Фервас со свистом втянул воздух. Нет, он не собирался ругаться и доказывать дриаде обратное. Он просто вдруг вспомнил слова отца: "Они никогда не думают о живом в его второстепенном понятии. Знаешь, ведь они даже не хоронят своих людей. Земля забирает их. Природа, лес - это все что их интересует".
   Сотник отвел взгляд. На его плечи рухнула неимоверная тяжесть - боль и стыд. Он ошибся, понадеялся на силу холодной стали, когда как здесь требовалось горячее сердце магии.
   - Жители одной из деревень говорили, что пропадали дети.
   - Это не они. Молодых они не видят.
   - Что это значит?
   Дриада вздохнула, - люди... как у вас много вопросов. Я не знаю, как работает это заклинание, знаю только то, что детей они не трогают. Проверенно на личном опыте.
   Сотник не стал выяснять, каким образом дриаде удалось это проверить. Он молча поднялся и откинул полог шатра.
   - Мы проводим вас, - сказала дриада.
   - Не нужно делать нам одолжение, я знаю дорогу на старую переправу.
   - Ни о каких одолжениях речи и не идет. Это наш долг. Наша обязанность. В любом случае мы будем сопровождать вас. Вы же хотите, чтобы ваши люди отдохнули?
   Мариотелла встала рядом с сотником. Легкий ветерок развивал ее светлые волосы.
   - Скажите, почему сейчас? Почему вы не пришли на помощь раньше?
   - На то были свои причины.
   Дриада обратила свой взор на сотника, - А теперь ваша очередь, скажите, почему вы не взяли с собой амулетов? Или мага?
   - На то были свои причины, - в точности повторил сотник.
   Дриада хмыкнула.
   - Моя сестра считает вас забавными, - вдруг сказала она. На этот раз ее голос звучал как-то по-другому.
   - Нас? - не понял сотник.
   - Людей. Она говорит, что у вас несколько ответов на один вопрос, когда как мы подходим к ответу с одной стороны и всегда отвечаем одно и тоже. Это дает нам возможность жить без войн.
   - Тяжело представить ваш народ, раздираемый войной. Сколько лет вашей сестре?
   - Столько же, сколько и мне. Один час. Одна минута. Одна секунда. Не так как у вас. Мы единое целое, одна нить.
   - С двумя концами.
   - У всего есть свой конец, - кивнула дриада и, помедлив, продолжила, - и у нас тоже.
  
   Первые сумерки спустились на лагерь. В пока еще светлом небе зажигались бледные звезды. Саша, укутавшись в плащ Лермора, сидела рядом с ним и Инамором возле костра, слушала истории об их не легком пути. Огненные всполохи освещали лица мужчин, на несколько мгновений превращая их в уродливые маски. Саша не боялась. Просто вдруг вспомнила, что она в другом мире. Люди здесь другие... и нелюди тоже.
   Дриады держались в стороне от лагеря и, похоже, вообще не горели желанием пообщаться. Единственным исключением была сестра близнец дриады, ушедшей в шатер с сотником. Мариоцелла полностью завладела вниманием брата сотника.
   - Инамор, скажите, а дриады... они... бывают вместе с людьми?
   Инамор проследил взглядом картину, которую девушка уже несколько минут рассматривала, и покачал головой.
   - Вы не так все поняли Александра. Дриады очень редко общаются с людьми. Они закрылись от нас непроходимыми лесами, прервали торговлю, паломничества.
   - Паломничества?
   - Раньше, - продолжил Инамор, - у дриад была традиция. Их дочери совершали путешествия в мир людей, в одиночестве. Учились, узнавали новое, после чего возвращались в свой дом. Таким образом, они совершали обряд, цель которого людям неизвестна до сих пор.
   - Вы говорите раньше. Что послужило причиной тому, что все изменилось?
   Мужчина пожал плечами. Черные пряди его волос, снова упали на лоб.
   - Никто не знает. Просто однажды они исчезли. Тридцать лет назад, если верить рассказам, их можно было встретить в любом городе и деревне. А потом, они просто пропали. Только свет сильгварина напоминает всем живущим об их существовании.
   - Что такое "свет сильгварина"?
   Инамор обернулся, поерзал на месте и указал в противоположную часть леса.
   - Вот, - его рука указала куда-то в темнеющее небо. - Видите? Этот луч света, поднимающийся из леса? Это свет сильгварина, их древа жизни.
   Саша прищурилась, рассматривая темное полотно неба, но, сколько она не всматривалась, ей не удалось хоть что-либо увидеть.
   - Он... какого он цвета?
   - Зеленого. Он тонкий, едва виден отсюда.
   Саша привстала, потом полностью поднялась и даже встала на цыпочки, в попытке разглядеть зеленый луч. Но толи она не туда смотрела, то ли Инамор не понятно объяснял вид сильгварина, ей не удалось ничего разглядеть.
   - Завтра с утра я вам снова покажу, - пообещал Инамор, - на светлом небе виднее.
   - И все же, - помедлив, снова спросила Саша, - вы не объяснили мне... почему...
   Инамор вздохнул. Кажется, вопросы девушки стали его утомлять.
   - Если вам так будет проще понять - дети у них по другому рождаются, причем им не требуется присутствие мужчины.
   Саша почувствовала как краснеет. Уши так и загорелись.
   - Вы же сами видите, - мужчина кивком указал, на женское воинство.
   - А как же они... - стыд не умолял интереса девушки.
   Инамор рассмеялся, искренне и громко. Молчавший до этого Ленмор его поддержал.
   - О! Вы просто... как бы это сказать... удивительная девушка Александра. Любая другая на вашем месте уже со стыда бы сгорела.
   - Любая другая, Инамор, даже не задала бы этот вопрос, - улыбался Ленмор.
   Мужчины смеялись так весело и так искренне, что Саша не удержалась и тоже рассмеялась. Она вдруг почувствовала их боль, такую тяжелую и сильную. Они выжили, они выстояли, но потеряли своих друзей, собратьев по оружию. Им нужна была эта передышка. Минутка, чтобы отвлечься. И Саша была готова снова задать неуместный вопрос, вогнать себя в краску и развеселить их. Почему? Потому, что так было нужно.
  
   Звонкий девичий смех. Громкий, разливистый. Слова полные счастья. Запах сирени, крепкий, терпкий. Глаза, большие, голубые... их в них снова пустота.
   Фервас вздрогнул. Она смеялась, как Эра. Также весело. Также запрокидывала голову назад. Помниться мама часто ее за это ругала. И даже также комично держалась за живот - это и вовсе выводило Вальрию из себя. А отцу нравилось и братьям тоже. Хотелось ее слушать, смотреть в ее лицо и улыбаться, смеяться вместе с ней. А запах? Этот запах сирени сводил с ума. Само понятие дом сводилось к этому запаху, ее улыбки и смеху. Хотелось выстоять, выдержать все невзгоды и вернуться назад, чтобы сестра с ее теплыми руками и горячими слезами была рядом.
   - Время... не повернуть назад, - едва слышно прошептал сотник.
   Дриада проследила его взгляд.
   - В вашу армию стали брать женщин? Она не похожа на воина.
   - Она им и не является.
   Дриада хотела ещё что-то сказать, но сотник уже двинулся к Ингвару.
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"