Сухонин Сергей Сергеевич: другие произведения.

Страж Системы

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-20
Peклaмa
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Уважаемые читатели, представляю вам книгу под условным названием "Страж Системы". Действие происходит в сеттинге магического мира Хозяев, описанного в дилогии "Корректор" и "Озерный лорд", но от лица другого героя. Книга не является прямым продолжением дилогии и может читаться как самостоятельный текст. Александру Попову пришлось с оружием в руках защищать от бандитов себя и свою семью. Теперь ему предстоит непростой выбор: искать справедливости в суде и потерять свободу, или по совету странного незнакомца отправиться в несуществующий на картах Загоренский Скит - место, где отчаявшихся в жизни людей принимают на службу в "Системный Контроль" и учат изменять реальность под свои желания. Уважаемые читатели, на книгу "Страж Системы" мною будет объявлена платная подписка, цена книги - 100 рублей. После выкладки на Самиздате первых пяти ознакомительных глав, дальнейшие обновления будут доступны только подписчикам Сухонина Сергея Сергеевича на АвторТудей по адресу: https://author.today/work/54310/edit/content Я не рвусь заработать кучу денег, трезво оцениваю свои силы и талант и не питаю надежд закрыть за счет читателей хотя бы потребность в макаронах из "пятёрочки". Но мне хочется писать, зная, что моя работа востребована людьми и мои книги читают. Или, соответственно, понять, что это не так.

  
   Глава 1.
  
   Я остановил такси ранним утром на обочине трассы у поворота в Васильково, когда было еще совсем темно. Посмотрел в лобовое стекло, еще раз прочитав в неярком свете фар видавшей виды тойоты надпись на дорожном указателе, окинул взглядом деревья лесополосы вдоль обочины и протянул зевнувшему таксисту заранее приготовленные пятьсот рублей.
   - Спасибо шеф, свободен. Сдачи не надо.
   - Благодарствую, парень, - кивнул пожилой водитель, засовывая деньги в карман. - Может, тебя лучше прямо в село подбросить? - с вялым интересом спросил он, не спеша разблокировать замки. - Тут всего километра два.
   - Нет, - улыбнулся я краем губ. - Мне сюда надо. Мы правильно приехали.
   - Как скажешь, - мужик внимательно посмотрел на лежавший у меня на коленях рюкзак, потом на мою камуфляжную куртку и, осмотревшись по сторонам, открыл двери. Как только я оказался снаружи и хлопнул закрытой дверцей, тойота тут же сорвалась с места. Ну да, таксисты - народ подозрительный. С чего бы это вдруг здоровенному лбу, одетому в потрепанный камуфляж, потребовалось ехать ночью к глухому повороту? Может быть, он с подельниками там засаду устроил? Придушат водителя, заберут деньги, машину сожгут или угонят. Да мало ли... Лучше держаться настороже, клиенты, они разные бывают.
  
   Таксист, конечно, переживал зря. Никакого дела мне до него не было. А вот поворот с трассы нужен был именно этот, на Васильково и никакой другой. Я глянул на экран смартфона - пять утра, рассвет начнется минут через двадцать. Пора выходить на исходную позицию. Блин... Чувствовал я себя совершенно по-дурацки, глупее не придумаешь. Но деваться в моем положении некуда, любой, даже самый призрачный шанс следовало использовать. Потому что старик на остановке был прав на все сто процентов - идти сегодня в суд мне нельзя. Точнее можно, но тогда придется присесть лет на несколько. В лучшем случае... Сейчас, когда умер старший из братьев Ильдоевых, никакая самооборона уже не прокатит. Это просто чудо, что меня до суда отпустили погулять под подписку о невыезде, спасибо адвокату.
   Я закинул рюкзак за плечи и тихонько зашагал к акациям и тополям лесополосы. Через полчаса максимум станет совершенно ясно - соврал мне старик или нет. Вот тогда и посмотрим...
  
   Вообще-то изначально мое дело выглядело совершенно ясным - чистая самооборона. Охотничье ружье у меня дома хранилось законно, стреляли братья Ильдоевы первыми, историю нашего конфликта в станице знали все соседи. Участок с прудом у меня отжимали уже второй год практически по беспределу. Но в Ставропольском крае такое случается, тут местами девяностые так и не закончились, плюс местная специфика. А я отбивался из всех сил, конечно, надеясь на свою правоту. Да и деваться некуда, это же мой кусок хлеба, раз уж я подался в индивидуальные предприниматели. Раков можно разводить далеко не в каждом пруду, рак - создание нежное.
  
   Вода в водоеме должна быть чистая, насыщенная кислородом, периодически обновляемая, берега глинисто-песчаные, водоросли специальные надо выращивать. Я три года потратил, пока свой пруд обустроил как следует. И то, мне повезло с подземными ключами, которые давали ту самую, чистую воду. А вот когда раки у меня прижились и стали плодиться, а дело по их продаже начало набирать обороты, ко мне и пришли братья Ильдоевы с предложением продать бизнес. По смешной цене, за двести тысяч рублей. Да я в тот пруд в два раза больше вложил... Ну, а дальше больше - угрозы, наезды и, наконец, ночной визит ко мне домой со стволами и бейсбольными битами. А у меня жена в кровати и двое детей в соседней комнате спят. Впрочем, пока братья стреляли в заливающегося лаем Рекса и ломали дверь, я успел вызвать полицию и спрятать домашних в подпол. А когда началась стрельба внутри дома, я оказался быстрее и метче. Сам же, блин, потом скорую помощь братьям вызывал. Экспертиза подтвердила - стрелял я в ответ, картина на месте происшествия говорила сама за себя, жалобы на угрозы от Ильдоевых я еще раньше в полицию писал и не только я один. Поэтому, прямо сразу закрыть меня за решетку не удалось. Но то, что началось дальше...
  
   Многочисленные родственнички братцев взялись за меня всерьез. Вскоре часть экспертиз из дела куда-то пропала, а те, что остались, стали выглядеть совсем по-другому. Нашлись какие-то левые свидетели, которых никто в глаза не видел, сменился ведущий дело следователь, и в целом стало понятно, куда все идет. Это же мне подтвердил и адвокат - все очень плохо. А когда за дело взялась хорошо известная в крае судья Полтавчук и умер в больнице старший из Ильдоевых, все стало ясно как день. Мне упорно шили убийство при отягчающих, и возможностей остановить этот бульдозер "правосудия" я не видел. Не я первый, не я последний. На сегодняшнем суде должны были избрать меру пресечения на содержание под стражей, а дальше... а дальше со всеми остановками.
   Однако, если бы не странный дед, которого я встретил вчера на остановке, возвращаясь от адвоката, я бы податься в бега не решился. Все же я законопослушный гражданин, опыта жизни на нелегальном положении не имею. Но вчерашняя встреча все изменила.
  
   Сначала я подумал, что он простой бомж, который сшибает деньжат на выпивку, а мне в тот момент было не до попрошаек - голова после разговора с Палычем забита невеселыми мыслями по самую маковку. Поэтому, в ответ на его "полтинничком на хлеб не выручите", я лишь отрицательно мотнул головой и пошел дальше. Но, прошагав несколько метров, неожиданно для самого себя замедлил ход и остановился. Честно говоря, мне вдруг стало стыдно. Может быть, старику действительно надо на хлеб? А я не в том положении, когда проходят мимо в ответ на такие просьбы. А даже если надо не на еду, а на "балтику девятку" - мне-то что? Он попросил, я дал, доброе дело сделано. Не то, чтобы я сильно верил в карму, но... Как ты относишься к людям, так и к тебе рано или поздно прилетит. Может статься, что завтра в СИЗО мне вопреки известной пословице, тоже кого-то о чем-то придется просить.
  
   - Держи отец, - развернувшись обратно и подойдя к деду, протянул я ему вытащенную из кошелька тысячу. - Если верующий, помолись за меня. А если нет - просто пропей за мое здоровье и пожелай завтра удачи.
   - А ты, оказывается, добрый парень, Саша Попов, - хитро улыбнулся старик. - Ну что же, подарок от чистого сердца я возьму, - выхватил он у меня из пальцев зеленую бумажку.
   Я невольно замер на месте, рассматривая дедка. Странный тип. Во-первых, хотя он был одет как бомж и выглядел, словно не один день ночевал на улице, от него не пахло. Совсем. Как будто он только что вышел из душа, а его замызганный плащ и дырявые брюки недавно постираны. А во-вторых, меня поразили его глаза. Неожиданно умные, ничем не затуманенные, редкого аквамаринового цвета и совершенно не похожие на стариковские. Белок совершенно белый, как у здорового ребенка, без следа серости или желтизны, которые неизбежно появляются после пятидесяти.
   - Откуда вы знаете мое имя? - спросил я, после паузы.
   - Я много чего знаю, - пожал плечами дед. - Хочу дать тебе добрый совет, Саша. Не ходи завтра на суд. Из тюрьмы ты живым не выйдешь.
  
   - Ты колдун что ли, отец? Или ясновидящий? - удивился я.
   - Я знающий, - подмигнул мне старик.
   - Вот как? И что ты еще знаешь? - поинтересовался я.
   - Всего понемножку. Но твою судьбу мне прочитать не сложно, - вздохнул он. - Жить тебе осталось меньше года. Зарежут тебя зимой в Мордовской колонии.
   - Спасибо на добром слове, отец, - процедил я сквозь зубы. - Обнадежил, блин. Тебя, случаем, не родственнички Ильдоевых подослали?
   - Нет, - покачал он головой. - Не они. Ты лучше меня до конца дослушай, Саша, не перебивай. Я тебе добра желаю. Приходи завтра утром перед рассветом к повороту от трассы на Васильково. И, когда начнет светать, иди от шоссе прямо по дороге к селу. Запомни - выйти надо обязательно на рассвете, с первыми лучами солнца. Зеркало работает недолго, смотри, не опоздай. С собой возьми небольшой запас еды и вещей, но тяжелой ноши не тащи. Когда окажешься на той стороне, суда можешь не бояться. Можешь про него вообще забыть.
  
   - И куда же это я попаду? - скептически поднял я бровь.
   - Куда-куда...там увидишь. Место особенное. Можно сказать, волшебное.
   - Ага. В гостях у сказки, - ухмыльнулся я. - Фантазер ты дед.
   - Тебе виднее, - не стал спорить старик. - Ищи на той стороне Загоренский скит, я замолвлю за тебя словечко. Даст Бог - выживешь и вернешься назад. Тогда со всеми поквитаешься, и все случится по твоему слову. А не сдюжишь и сложишь головушку - значит, так тому и быть.
   - Все ясно, - пожал я плечами, теряя интерес к разговору. Странно, конечно, что дед знает мое имя и в курсе про завтрашний суд. Однако, информация об этом ни разу не секретная, ее вполне можно было разузнать. В сказки я не верю, и общаться с такими сказочниками желания нет. Наверняка очередной развод, мало ли их придумано...
  
   - Счастливо оставаться дед, - коротко махнул я рукой и повернулся, чтобы пойти восвояси. - Морочь голову кому-нибудь другому.
   - Погоди, - чуть придержал меня он. - Куда спешишь? Я тебя еще за тысячу не отблагодарил. У тебя же колено больное, после операции? До сих пор в сырую погоду хромаешь. Правильно, Саша?
   - Есть такое, - согласился я, вспомнив, как с десяток лет назад неудачно покатался на лыжах.
   - Было, - поправил меня дед. - Было такое. А теперь уже нет. Нет ни травмы, ни операции, ни проблем с коленом. Я забираю случившееся, и делаю его не случившимся. Все, Саша, прощай. И приходи завтра на поворот в Васильково. Или не приходи. Тебе жить, тебе выбирать, - улыбнулся дед мне напоследок, а потом быстрым шагом пошел прочь с остановки, оставив меня стоять и размышлять, что это такое было. Буквально десяток секунд и он исчез из виду, слившись с прохожими, хотя народу на улице было немного. Чудеса...
  
   Не удержавшись, колено я проверил там же, за остановкой. Просто закатал штанину и посмотрел на шрам. Точнее посмотрел бы, потому что толстого операционного шрама на месте не оказалось, одна гладкая розовая кожа. И рассосаться он за день точно не мог. Вот и не верь после этого в сказки... Ошарашенный таким поворотом дела я стоял у остановки минут пять, пытаясь собрать в кучку заметавшиеся мысли, и успокоить застучавшее под горлом сердце. Ну, не могло такого быть. Я месяц в больнице после операции лежал, ждал, когда собранный хирургом сустав срастется, потом еще с месяц на костылях прыгал. А тут раз и все... Для проверки я присел пару раз - но привычной тянущей боли не почувствовал - нога работала как новенькая.
   Однако, решение не ходить в суд я принял позже, когда приехал домой и поговорил с женой.
  
   Катя про старую травму не вспомнила, как будто ее вовсе никогда и не было. Я задал ей несколько вопросов и даже показал мгновенно выздоровевшую ногу, но она отреагировала вяло, будто я говорю какую-то ерунду. А ведь мы вместе катались на лыжах, когда я разбил это злосчастное колено, и она не раз бегала ко мне в больницу со всякими домашними вкусностями, пока я лежал после операции. Впрочем, я не стал к ней слишком приставать с воспоминаниями, случившееся чудо было слишком очевидно. Невеселый разговор за ужином в основном вертелся вокруг завтрашнего дня - жена меня из всех сил пыталась приободрить перед судом, хотя по ее глазам было видно - в благополучный исход дела она верит слабо. Как и я сам, особенно после слов старика... Детей мы отправили к теще, так что тянуть вокруг да около и говорить загадками, я не видел смысла. Решение пришло само собой, собственно тут и решать было нечего. Шанс следовало использовать, даже если он сказочный.
  
   - Я завтра не пойду в суд, дорогая, - прямо сказал я, взяв ее руки в свои. - Так будет лучше.
   - Ты уверен Саша? - только и спросила она, спрятав мокрые глаза.
   - Абсолютно. Ты сама все понимаешь. Нельзя мне завтра туда. Обратно не выйду.
   - Но тогда куда? Куда ты пойдешь? - глухо спросила жена, глядя в пол.
   - Есть у меня одно место и один старый товарищ, который готов помочь, - соврал я, улыбнувшись. - А еще, я знаю, как можно развалить дело. Но если меня завтра закроют, то ничего не получится.
   - Расскажешь? - попыталась она улыбнуться мне в ответ.
   - Не-а, - покачал я головой. - Чего не знаешь, того не выдашь. Даже случайно. Просто поверь мне - все утрясется. Говори всем - муж уехал в суд пораньше, без меня, где он и почему пропал - понятия не имею. И жди. Деньги со счетов я снял, где они лежат, ты знаешь. Что делать - мы еще вчера обсудили. Все будет хорошо, - прижал я ее к груди и крепко поцеловал. - Иди спать, я скоро приду к тебе в кроватку, родная, - шепнул я Кате в ушко. - Только вещи на завтра соберу...
  
   *****
  
   Как только часы в смартфоне показали одну минуту до астрономического рассвета, я, пристроив рюкзак поудобнее, зашагал от трассы к селу. Не торопясь и внимательно осматриваясь по сторонам. В сером предрассветном воздухе видно было плохо, но ничего примечательного я не замечал. Обычная загородная дорога с потрескавшимся асфальтом, справа деревья лесополосы, слева кукуруза в поле, впереди небольшой поворот, на дороге - ни души. До села два километра, через полчаса дойду, даже самым медленным шагом. И что тогда? Где обещанное дедом магическое "зеркало"? Или я спутал и это не тот съезд с трассы и не то Васильково? Не может быть, я специально по карте проверял, других похожих мест в Ставропольском крае нет. Кажется, уже потихоньку светает...
  
   Первую странность я заметил, когда миновал поворот, а точнее небольшой изгиб дороги. Вдруг стало необыкновенно тихо. Ни ветерка, ни криков ранних птиц, ни шума машин на трассе - ничего, даже звука собственных шагов я не слышал. Пирамидальные тополя справа замерли как будто на картинке, прямые как свечки. Пройдя по дороге метров пятьдесят в глухой тишине, я вдруг отчего-то обернулся назад и невольно коротко выматерился под нос - поворота, который остался позади совсем недалеко, не было. Вместо него моим глазам предстала та же картина, что и впереди - ровная дорога, кукуруза и тополя. Те же самые, словно в зеркальном отображении.
  
   Однако останавливаться и размышлять об увиденном я не стал. Похоже, дед сказал правду, и мне остается лишь идти к селу, пока не окажусь на "той стороне".
   Шаг за шагом я продолжал двигаться в полной тишине и вдруг понял, что не приближаюсь к цели. Вроде бы процесс есть, а результата - никакого, словно дорога впереди удлиняется еще на один тополь, мимо которого я прохожу. Правда, вокруг с каждой минутой становилось все светлее и светлее, видимость улучшалась с каждой минутой. Я невольно зацепился взглядом за свои руки и выматерился снова. Они выглядели чуточку иначе - белее и как-то... моложе что ли? Не как у мужика на четвертом десятке. Да что же это такое...блин, вся эта мистика становиться страшноватой. Но тут верхушки деревьев осветили первые лучи восходящего солнца, и я вдруг заметил, что впереди выход есть. Еще чуть-чуть и лесополоса кончается, а там начинается...что? Словно бы лес впереди, причем не ставропольский, а густой, из средней полосы России. Прибавив шагу, а потом сорвавшись в бег, я рванулся вперед и рывком вырвался из закольцованной во все стороны дороги.
  
   Внезапно старый асфальт под моими ногами исчез, а лесополоса разом кончилась. Вместо поля слева и тополей справа, появились какие-то заросли. Пробежав немного по инерции, я остановился, тяжело дыша и осматриваясь. Кажется, это и есть та самая "другая сторона". Вокруг во все стороны лес, причем самый натуральный - березы, елки и дубы. Вместо асфальтовой дороги - проселочная грунтовка. Тишина, кстати, закончилась: я чувствую легкий ветерок, в лесу кричит сорока и еще какая-то птица, листья кустов чуть колышутся. Прохладно, градусов шестнадцать, навскидку. А еще... я снова посмотрел на свои руки. Ндя... нет, мне не показалось. Они слишком молодо выглядят. С одеждой тоже что-то не то, такое ощущение, что я похудел на два размера, все болтается. Нажитое в последние годы заметное пузцо совершенно точно сдулось, это видно невооруженным взглядом.
  
   Заметив невдалеке у обочины поваленное бревно, я уселся на него и некоторое время молча сидел, соображая, что делать дальше. Итак, дед не соврал, это факт. Ну что же, можно себя поздравить, от суда я сбежал. Куда? Вот это предстоит выяснить в ближайшее время. Но вряд ли перемещение произошло только в пространстве, скажем из Ставрополя под Владимир. Сильно сомневаюсь. И случай мой наверняка не уникален, народ без вести пропадает регулярно и далеко не все случаи можно списать на банальный криминал. Ладно... я захватил с собой на всякий случай набор для бритья с маленьким зеркальцем. Посмотрю-ка на свою физиономию, аж интересно.
   Одного взгляда на себя мне хватило. Это был я, никаких сомнений. Но лет на пятнадцать моложе. Примерно двадцатилетний, плюс-минус пару лет. Подобное открытие меня, конечно, удивило, но из колеи не выбило - вокруг и так мистики через край, психика уже слегка к ней адаптировалась. Потом разберемся, когда будет больше информации. Попробуем соображать конструктивно: ближайшая точка, где что-то может определиться - это упомянутый дедом Загоренский скит, в котором за меня обещали замолвить словечко. Поэтому приказ: отставить рефлексии, берем ноги в руки и шагаем вперед по дорожке, пока кого-нибудь не встречу или не выйду к жилью, чтобы поинтересоваться, где такой находится. Жалко лишь, что из оружия при мне лишь нож и топор, оба ружья и травмат в полиции отобрали. Но, что имеем, то имеем. Здравствуй, новый мир, посмотрим, чем ты окажешься.
  
   Глава 2.
  
   Лесная дорога, периодически петляя, неторопливо стелилась мне под ноги, а я бодро следовал по ней, напевая про себя привязавшийся невеселый мотивчик. Одним словом мое настроение передать было сложно. Нет, не радостное, отнюдь нет. Но и не тоска-печаль, это точно. Я понимал, что старая жизнь осталась позади и удастся ли к ней снова вернуться - неизвестно. Сейчас я воспринимал слова старика совершенно серьезно. Возможно, я не увижу больше жену и детей, свой дом и родителей. Но с другой стороны - вместо того, чтобы отправиться наблюдать небо в клеточку, я получил новую жизнь и новое молодое тело. Кто об этом втайне не мечтал хотя бы раз? Своих родных я на произвол судьбы не бросил, все, что от меня зависело, я сделал еще до суда. А теперь... посмотрим что теперь, рано делать выводы.
  
   Судя по лесу вокруг дороги, сейчас стоял то ли конец лета, то ли самое начало осени. Листья на березах уже кое-где стали желтеть, трава пожухла. Деревья самые обычные, без растительной экзотики, характерные для средней полосы. Дорога в целом сухая, но местами попадается влажная грязь и мелкие лужицы, стало быть, шли дожди и могут пойти снова в любой момент - небо надо мной серое, с проседью. Следов колес и копыт на пути не видно, а что до остального - так я не Чингачгук, чтобы разобраться, кто тут ходит. Судя по всему, месяца так на полтора во времени, из июля в начало сентября, я прыгнул. Вот такие дела. Интересно правильно ли я иду? И сколько мне еще до жилья? Запас еды, конечно, имеется, но не шибко большой. Ладно, с этим пока не критично...
  
   На девушку в синей спортивной шапочке я набрел часа через три ходьбы, когда уже начал задумываться о привале. Повернул за очередной поворот в кустах и сразу же увидел ее, столкнувшись почти нос к носу. Молодая, ростом метр семьдесят от силы, худенькая. Одета в джинсы и расстегнутую легкую курточку, под которой виднеется синий свитер с узором в виде белых снежинок. Выбивающиеся из под шапочки волосы мягкие, русые. Занималась незнакомка обычным занятием девочки Маши из сказки - она сидела на пеньке и ела пирожок.
   - Ой! - только и сказала она тоненьким голосом, увидев меня и чуть не выронив остаток пирожка из рук. - Здравствуйте?
   - И тебе не хворать, красавица, - невольно улыбнулся я, увидев, как смешно округлились от неожиданности ее серые глаза. - Пирожки сама пекла?
   - Да..., - растеряно ответила она. - А вы кто? Вы местный?
   - Хм, у меня к вам ровно тот же самый вопрос, - честно и откровенно признался я. - Но что-то мне подсказывает, что я знаю на него ответ, - обвел я взглядом ее наряд и потрепанный рюкзачок рядом с пеньком. Раз уж мы познакомились, позвольте узнать, как вас зовут, и давно ли вы в этих лесах бродите?
  
   - Я Катя. Зайчикова Екатерина, - осторожно ответила девушка. - А вы?
   - Александр Попов, очень приятно, - представился я. - Можно просто Саша.
   - Хотите пирожок, Саша? - вежливо предложила Катя, бросив на меня длинный изучающий взгляд. - С картошкой.
   - С удовольствием, - присел я на трухлявое бревно рядом, скинув рюкзак. - От пирожка никогда не откажусь. Позвольте вас в свою очередь угостить копченым салом. А еще у меня горячий кофе в термосе имеется. Перекусим немного. Куда вы путь держите, если не секрет?
   - Мне велено искать какой-то Загоренский скит. Там меня примут и помогут, - вздохнула девушка. - Только где он, я не знаю, если честно. Я тут всего несколько часов...
   - Ты, случайно, одного интересного старичка не встречала? - тут же спросил я ее. - Который на дорогах "зеркала" между мирами открывает? Или ты по-другому сюда попала?
   - Встречала! - протянула мне пирожок Катя. - И попала через "зеркало", прямо как старик сказал. Так вы здесь тоже из Пскова?
   - Нет, я из Ставрополя, - вздохнул я. - Но, думаю Екатерина, что мы с вами коллеги по несчастью. Или по счастью, даже не знаю как правильнее. Рассказывайте, что с вами случилось? А потом и я вам все расскажу.
  
   Екатерина оказалась родом из Псковской области. Дома она была моложе меня - сегодня с утра ей было двадцать шесть, но теперь она выглядела на восемнадцать, не старше. История у нее была простая - за долги у нее, матери и младшего брата отбирали единственный дом. Семья была небогатая, дом старый, долг не то чтобы совсем огромный, однако же и с работой в деревнях Псковской области дела обстоят не очень... Пока Екатерина работала и жила в городе на съемной квартире мать взяла плохой кредит и не спешила расплачиваться, а потом долг стал совсем неподъемным, под миллион.
   - Так нельзя же по закону за долги единственное жилье изымать, - удивился я, слушая ее рассказ.
   - По закону от две тысячи двадцать второго можно, - заметила Катя. - Если все прописанные в нем совершеннолетние. И на нас с братом жилье теперь не перепишешь - запрещено, залоговое имущество. Брату восемнадцать через полгода будет. Без дома им с мамой идти некуда. Мама болеет часто, брату после армии учиться надо бы... Вот я и вернулась, взяв отпуск - пыталась как-то разобраться с проблемой. Но куда там, с моей зарплатой медсестры - глухо, никаких вариантов. А пару дней назад я повстречала у хлебного ларька странного старика. Точь-в-точь такого, как вы описали. Он попросил меня купить ему хлеба, сказал, что есть нечего... Взял булку, а потом вдруг и говорит - знаю я про твои трудности, Екатерина. И могу помочь, если ты готова меня послушать. Иди на ту сторону, в Загоренский скит. Я за тебя там словечко замолвлю. Если жива останешься, то через полгода все в жизни устроишь, как сама захочешь. А нет - значит, так тому и быть.
  
   - А ты послушала и сразу пошла? - удивился я. - Потому что какой-то старик сказки стал рассказывать?
   - Конечно нет, я же не дурочка, - чуть улыбнулась девушка, доедая пирожок с салом вприкуску. - Но старик тот и вправду оказался волшебник. И за булку отблагодарил по сказочному... Просто так дешевое колечко со стекляшкой прямо на пальце в золотой перстень с изумрудом не превращается. В ломбарде мне за него целых сорок тысяч дали. Вот я и решила попробовать ему поверить...
   - Знаю, знакомо, - кивнул я. - Действительно волшебник. Хотя, лучше бы он тебе кредит целиком закрыл, а не перстни раздавал. Впрочем, думаю у него свой интерес... Слушай теперь мою историю.
  
   После перекуса мы двинулись дальше по дороге уже вдвоем. Шли в охотку: не быстро, но и не медля, экономя силы. Каждые сорок минут останавливались на десятиминутный привал. Я не видел смысла торопиться в условиях полной неизвестности. Будем исходить из того, что мы сюда попали надолго и сразу начинать следовать правилам выживания, не ожидая, когда жареный петух всерьез клюнет в зад. А самое опасное при выживании в лесу, если оставить за скобками людей и хищников - паника и переохлаждение. Паниковать нам вроде пока не с чего, а вот переохладиться неопытному человеку легче, чем кажется. Достаточно хорошенько пропотеть на марше, а потом переночевать в лесу, не просушив как следует одежду, чтобы получить целый букет неприятностей. А если попасть под ночные заморозки или дождь, то тем более. Мокрая одежда и низкая температура - убийственное сочетание, чреватое ознобом, простудой и пневмонией. Если же ты сухой, то фатально переохладиться сложно, даже ночуя на еловых ветках под деревом. А так, с частым отдыхом, сильно не пропотеешь даже с поклажей.
  
   Вот так, не спеша и тихонько разговаривая, мы прошли еще километров пятнадцать, когда солнце на горизонте начало ощутимо клониться вниз, а я стал всерьез раздумывать о предстоящем ночном привале. Который лучше бы обустроить в лесу поодаль от дороги, часа за два до темноты, чтобы успеть собрать дрова для костра и поставить палатку. У меня, кстати, она была: большая, легкая и очень дорогая, весом всего чуть больше двух килограммов. В Загоренский скит я собирался основательно. В отличие от моей спутницы, которая набрала с собой пирожков и лекарств, но ухитрилась даже не собрать полный "комплект параноика", отправившись неизвестно куда без фонарика, котелка и компаса.
   Однако, этот план пришлось отложить, поскольку за очередным поворотом мы встретили третьего претендента в путешественники к таинственному скиту. Молодого паренька в серой долгополой шинели, защитного цвета фуражке с околышем и в сапогах. На его плечах красовались золотые с красной сердцевиной погоны. Парень сидел на чуть прикрытом кустами большом камне метрах в двадцати впереди и сосредоточенно перетирал связанные чем-то руки об острый скол.
  
   Заметили мы друг друга почти одновременно. Вероятно, парень услышал наши шаги. Он вдруг резко поднял голову вверх, оторвавшись от своего занятия и уставившись на нас. Еще раз оглядев его, я понял, что одет он в военную форму, но какого-то старого фасона, скорее всего даже дореволюционного. Реконструктор, что ли? Лицо у него было приятное, с чуть припухшими по-детски губами, высоким лбом под короткой стрижкой и ясным взглядом карих глаз. Впрочем, тут мы все восемнадцатилетние. Если это, конечно, не местный житель, в чем я сильно сомневался.
   - Привет, сосед, - миролюбиво улыбнувшись, первым сказал я. - Есть проблемы?
   - Здравствуйте... господа, - удивленно и чуть испуганно ответил он, уставившись обалделым взглядом на мой камуфляж и Катины стройные ножки в джинсах. - А вы кто?... Простите, с кем имею честь беседовать?
   - Хороший вопрос, - качнул я головой. - С нами. Я - Александр, девушку зовут Екатериной. А вы сам, товарищ, собственно кто?
   - Товарищ? - лицо паренька исказила нешуточная гримаса. - Вы из ВРК?
   - Из чего? Не знаю такой аббревиатуры, - честно признался я.
   - Из Московского Военно-революционного Комитета?
   - Нет, - что-то смутное забрезжило у меня в голове. - Никаких революционных комитетов не знаю и сроду в них не состоял, - ответил я, задумавшись. Что-то такое я слышал, но вот конкретика никак не приходила в голову... - Так подожди, ты из какого года сюда попал?
   - Из тысяча девятьсот семнадцатого, - ответил парень. - А где это я? И какой сейчас год?
  
   - Потом, - отмахнулся я. - Ты случайно Загоренский скит не ищешь?
   - Ищу, - согласился парень. - Вернее должен искать. Наверное... Только вот пока руки заняты - кивнул он на свои стянутые веревкой запястья.
   Я еще раз присмотрелся к пареньку. Ну не выглядел он опасным. Оружия не видать, разве что где-то припрятано, агрессивным тоже не казался. Ладно, попробуем поладить.
   - Вытяни руки, - велел я ему, доставая нож. - И сиди смирно, сейчас помогу. Подойдя к пареньку, я одним взмахом перерезал стягивающую его запястья веревку и тут же на всякий случай отступил на пару шагов в сторону. Хрен его знает, надо быть на всякий случай поосторожнее. - Так кто ты такой все-таки? И как сюда попал?
   - Позвольте представиться: юнкер Алексеевского военного училища, Котомин Роман, - щелкнул сапогами вставший с камня парень.
  
   - Юнкер блин, - наморщил я лоб. - Алексеевское училище, ВРК... слушай ты не из октября семнадцатого? Московское вооруженное восстание? Ты против большевиков что ли дрался...
   - Мы защищали законную власть временного правительства! - вскинулся парень.
   - И проиграли, - утвердительно кивнул я. - Бросили Кремль и капитулировали второго ноября.
   - Похоже, так, - согласился юнкер. - Нам сказали - прекратить сопротивление, чтобы избежать ненужных жертв и сдать оружие. Дальше уже кто как... Я выбирался из Москвы пешком и попал в плен к распропагандированным солдатам. Погоны, дурак, не хотел снимать, - мотнул он головой. Чуть было не расстреляли, но удалось сбежать.
   - Дай угадаю, один волшебный дед помог?
   - Ага, - только и вздохнул Роман. - Была у меня очень странная встреча...
   - Потом расскажешь, - махнул я рукой. - Будет у нас еще время поговорить. Лучше скажи, ты воды здесь поблизости не видел, юнкер? Ручеек или родничок какой-нибудь? Вечереет, пора бы лагерем встать.
  
   - Так воды полно, - ответил парень. - Дальше по дороге, где-то с полверсты озеро будет. Вроде большое, но точно я не рассмотрел. Убежал я оттуда.
   - Почему убежал?
   - Там были люди, - ответил Роман. - Много, с десяток или больше, азиатской внешности, одеты странно... вроде вас. Не прятались. И разговаривали громко, не по-русски. Я не решился к ним со связанными руками выходить, побежал через лес и по дороге, решил сначала от веревок избавиться. А тут и вы подоспели.
   - Интересный расклад, - задумчиво протянул я, остро жалея, что не прихватил с собой хоть какого-нибудь ствола. - Не по-русски говоришь, говорили... Значит так, Рома, - полез я в рюкзак за биноклем. - Катя пока останется здесь, а мы с тобой тихонько прогуляемся лесом к озеру. Посмотрим, что там за компания собралась.
  
   Юнкер не обманул. Продравшись через не слишком густой ельник и заросли лощины, мы вскоре вышли к лесистому берегу озера. И оно, надо сказать, меня изрядно впечатлило. Овальной формы, противоположный берег виден километрах в трех-четырех. Вокруг озера сплошной лес, но в его центре располагался немаленький остров, площадью гектаров тридцать как минимум. А на острове возвышалась самая настоящая крепость, построенная в русском средневековом стиле. Обнесенная со всех сторон белокаменными стенами, высотой с двухэтажный дом, с башнями по углам, внутри видно несколько крупных строений и даже колокольня имеется, с крестом на венчавшем ее куполе. В стене видны закрытые массивные ворота, выходящие прямо к дощатому причалу. Правда, на острове не видно ни души.
   - Опа... кажется это и есть наш Загоренский скит, - пробормотал я, лежа в кустах рядом с юнкером. - Внушает.
   - Дайте мне, пожалуйста, посмотреть - потянул руку к биноклю Роман. - Любопытно же.
   - Погодь-ка, - перевел я бинокль правее, туда, где в полутора сотнях метров от нас к берегу озера выходила дорога. - А вот и твои иностранцы...
  
   Дорога заканчивалась небольшой полянкой на берегу и дощатым причалом, таким же, как и на острове. А еще там были люди. Десятка три человек или чуть больше. Все как один молодые парни и девушки, примерно восемнадцатилетнего возраста. Одеты по-разному: одни в камуфляже или добротной тактической одежде, другие просто по-походному, но без затей и во что придется, третьи - явно городские типы, в модных прикидах и непрактичных городских ботинках или туфлях. Были даже девушки на каблуках и в коротких юбках, которым тут уж точно не место, а так же личности в странных рубахах, вроде домотканых или гимнастерках. С поклажей тоже полный разнобой: у кого-то основательные рюкзаки вроде моего, у других сумки и котомки, кое-кто вообще без ничего. Но что интересно: все они были явно разбиты на две компании. Одна кучковалась ближе к причалу, другая к лесу. И говорили они тоже по-разному.
   - Кажется, там и наши есть, - прошептал мне прислушавшийся Ромка. - Азиаты и наши.
   - Ага, - согласился с ним я. - Одни говорят на русском, а другие...нет, это не инглиш. И не немецкий с французским. Блин... как бы не китайский или японский, - пробурчал я себе под нос. - Да! Японский. "Вакаримасмы" и "Сумимасэны" ни с чем не спутаешь, поверь бывшему анимешнику.
   - Кому? - удивился юнкер.
   - Любителю японских мультиков.
   - Японских чего?
   - Неважно. Девок с большими глазами... На бинокль, сам посмотри. Только осторожно...
  
   Пока Рома разглядывал крепость на острове и собравшийся на причале народ, я шевелил мозгами, пытаясь принять верное решение. И чем больше думал, тем сильнее склонялся к мысли, что прятаться дальше по кустам и изображать партизан не имеет смысла. Надо выходить к людям. По всей видимости, там собрались такие же как и мы бедолаги, попавшие "на ту сторону" из-за своих проблем. Кто-то из них к путешествию подготовился, кто-то нет из-за обстоятельств или природной безалаберности... Но в любом случае сейчас это просто неорганизованная толпа людей, попавших неведомо куда и нам они не враги. Во всяком случае - здесь и сейчас. Командира у них, очевидно, нет, даже лидер еще не нарисовался - приказы никто не отдает и не выполняет, командной работой никто не занят. Все разбились по группкам, русские жмутся ближе к своим, японцы к своим, все что-то обсуждают, но и только. Надо пойти поговорить с народом, вдруг что-то выяснится. Уйти своей дорогой нам никто не помешает.
   - Вставай Ромка, - тихо сказал я парню, тронув его за плечо. - Там нам бояться нечего. Возьмем Катю и пойдем к людям. Раз уж нам в скит, то пора познакомиться с братьями и сестрами.
  
   Как я и ожидал, на появление нашей троицы никто из собравшихся у причала людей особого внимания не обратил. Нас проводили любопытными взглядами, кое кто даже улыбнулся, в ответ на мою дружелюбную улыбку, но не более того. Народ уже успел наскоро перезнакомиться и собраться в компании по несколько человек, но единого коллектива еще не сформировалось. Очевидно, все собравшиеся вышли к озеру недавно, с разницей в несколько часов. Так что мы с Катей и Ромкой спокойно прошли мимо высокого штабеля из гладких, лишенных коры бревен под навесом и сразу направились прямо к деревянному столбу высотой в человеческий рост, вкопанному в землю рядом с мостками. Потому как на столбе имелся первый встреченный мной в этом мире указатель в виде деревянной же таблички, на которой корявыми буквами было написано следующее:
  
   "Добро пожаловать к Загоренскому озеру, будущие курсанты. Вы все совершили переход в корневой мир двадцать девятого августа 7528 года, запомните эту дату. В скиту вас ожидают первого сентября 7528 года ровно в девять часов утра, для торжественного построения. Опоздавшие будут немедленно отчислены". Настоятель скита - Элм Краузе".
  
   Ниже, что-то было накарябано разлапистыми японскими иероглифами. Судя по идентичным в обеих надписях арабским цифрам - то же самое.
   - Я что, тоже курсант? - недоуменно спросила рядом Катя. - Девушек в армию не берут же?
   - А у вас это нормально? - вслед за ней поинтересовался Рома. - Я что-то совсем ничего не понимаю. Если настоятель скита, то должны быть монахи. Какие курсанты? Мы разве будем учиться на курсах? Екатерина, причем тут армия, на женских курсах курсистки бывают... А в армии курсантов и курсисток нет, точно тебе говорю.
   - Тут вообще дурдом, - пожал я плечами. - Все, как говорится, смешалось в доме Облонских. Но вот что интересно - как мы попадем в скит? Причал я вижу, а лодок что-то не наблюдается. Вплавь добираться далековато да и вода, судя по погоде, не парное молоко.
   - Раз сказали, что ждут первого сентября, значит, за нами приплывут, - уверенно ответила Катя. - Как иначе?
  
   - Боюсь, что иначе вполне может быть, - мрачно заметил я. - Не зря тот дедок говорил, что мы решим свои проблемы, только если останемся живы. Ладно, время еще есть, впереди два дня, - я покрутил головой, приглядываясь к окружавшему нас народу, и вдруг понял, что говорить сейчас с людьми и заводить новые знакомства пока не стоит. Скоро ночь. И что вся эта неорганизованная толпа попаданцев будет делать, когда стемнеет? Где ночевать и что жрать, когда проголодается? Командира у них нет, каждый сам по себе. Слушать мои и чьи-либо еще команды они сейчас не будут, а вот нарваться на конфликт - легко, у меня есть что забрать. Оно мне надо? Нет уж, я лучше буду отвечать за своих людей. - Пошли по бережку немножко прогуляемся, господа, пока не стемнело, - командирским тоном сказал я, постаравшись, чтобы это прозвучало не слишком громко. - Нечего нам в толпе делать.
   Катя лишь послушно кивнула и пошла за мной, Ромка-юнкер, помедлив секунду, последовал ее примеру.
  
   - Подождите, - не успели мы отойти от причала, как к нам подошел широкоплечий крепкий парень в вудланде и с большим рюкзаком, тащивший за собой за руку светловолосую невысокую девицу в курточке и чем-то вроде мешковатого спортивного костюма. - Вы недавно тут?
   - Только пришли, - не стал я делать секрета.
   - И уже уходите? - улыбнулся он, внимательно посмотрев на меня. - Меня Илья зовут. Я смотрю, вы сюда не с пустыми руками попали, - кивнул он на мой рюкзак.
   - Ты тоже, я смотрю, подготовился, - ответил я холодным тоном, а рука сдвинулась поближе к спрятанному на поясе ножу.
   - Хватило ума, - вздохнул Илья. - Да не напрягайтесь вы так... Мы с Надей тут сами всего пару часов. Познакомились по дороге. Я из две тысячи пятнадцатого, она из тысяча девятьсот шестьдесят восьмого. Просто по вам видно, что вы...
   - Александр, - представился я.
  
   - Что вы, Александр, человек серьезный, - продолжил он, понизив голос. - И, посмотрев на это столпотворение, ищите себе и своим товарищам для ночлега местечко подальше. И это разумно. Предлагаю объединиться, так проще. У меня есть палатка, спальник и еда. У девушки ничего нет... так получилось. Но она умеет готовить и хочет помочь. Впрочем, я не настаиваю и не навязываюсь, мы с Надей и сами справимся. Но впятером проще. И стоянку организовать и плот вязать.
   - Плот? - чуть склонил я голову набок.
   - Конечно, - пожал плечами Илья. - Нам надо добраться до острова через два дня. Лодок нет, зато есть дощатый причал и куча бревен. По-моему, ответ очевиден. Просто он еще не до всех дошел. А когда дойдет, будет лучше, чтобы мы были все заодно.
   - Согласен, - подумав секунду, кивнул я головой и пожал Илье руку.
  
   Глава 3.
  
   К тому времени, когда окончательно стемнело, мы успели устроиться на ночлег. И даже с комфортом. Отошли метров на триста вдоль берега, обнаружив небольшой заливчик с удобным спуском к воде, который нельзя было разглядеть с причала, разбили палатки и развели небольшой костерок. О том, что мы взяли в компанию Илью с Надей я нисколько не пожалел - парень и девушка оказались людьми работящими и практичными. Илюха даже захватил с собой комплект для поплавочной рыбалки, который мы успели опробовать до темноты. Пока мы собирали дрова, разводили костер и ставили палатки для себя и девушек, Катя сумела вытащить нескольких окуней, а затем Ромка ухитрился поймать судака весом килограмма так на два. Легкое карбоновое складывающееся удилище, набор силиконовых рыбок-приманок и легкая современная палатка вызвали у юнкера настоящий восторг. Подобные чудеса рыболовной науки и технологии впечатлили его даже больше чем наши с Ильей смартфоны. Хотя, возможно он просто не понял, что это такое. Тем более, что мы предпочитали свои девайсы особенно не светить и ими не пользоваться. Зарядка в них не вечна. Я, конечно, прихватил с собой заряженный повербанк, но и это не выход.
  
   Надя, собирая дрова для костра вокруг поляны, нашла в сумерках несколько крепких и чистых боровиков, так что на ужин у нас был кулеш с грибами и запеченная рыба, тушенка осталась в НЗ. Грех жаловаться, два дня на природе мы протянем без всяких проблем. А вот что сейчас делали остальные попаданцы - большой вопрос. Однако, сомневаюсь, что им так же удобно, как нам. Надо скорее думать о переправе, вот что.
   - Завтра с утра придется возвращаться к причалу, - согласился со мной Илья, сидя у костра после ужина и допивая чай из алюминиевой кружки. - С нашей складной туристической пилой и двумя топорами много леса не повалить. Нормальный плот на пятерых...нет, без готовых бревен скоро не срубим. Дерево сырое, будет тонуть. А с бревнами - красота. В два наката их навалим, свяжем паракордом, поверху, если придется, настелим доски с причала. Доплывем без проблем.
   - Как бы нас того, - поделился я своими сомнениями, - не раскулачили бы япончики. А хоть бы и свои... Знаешь куплет из "яблочка"? Спекулянт, спекулянт, спекулирует, а народная власть реквизирует... Отберут и плот и инструмент.
   - Да ну, - не поверил мне Илья. - Ты слишком плохо о людях думаешь.
  
   - Были к тому причины, - мрачно усмехнулся я. - Ты из-за каких проблем сюда попал?
   - Со здоровьем, - коротко ответил Илья, и по его тону я понял, что продолжать эту тему он хочет.
   - А вот я из-за людей. Имеется у меня печальный опыт, когда к тебе приходят и отбирают твое дело. Повторять как-то не хочется.
   - Нас трое не самых хилых парней, - возразил Илья. - Мы заодно, а они - нет, оружия я ни у кого не заметил. Не сунутся. Причем им же это выгодно - мы можем взять с собой парочку человек, чтобы они перегнали плот оставшимся, когда мы доплывем. Так все доберутся до острова.
   - Ну-ну, - в сомнении покачал я головой. - Может оно и так. Посмотрим с утра. Ладно, давай спать. Первым дежуришь ты, потом Ромка, затем я. Пойдет?
  
   Однако, утро показало, что я не так уж был неправ. Когда после раннего завтрака мы вернулись к причалу, нас встречали отнюдь не ласковые взгляды. Ночь, народ, конечно пережил. Причем не так уж и плохо - большая часть попаданцев сумела развести костры и набрать еловых веток для постелей, кое-кто, изначально оснащенный не хуже нас, и вовсе ночевал в палатках, правда таких продвинутых нашлось лишь пара человек и они предпочли отойти от причала подальше. Тем не менее, ночью дождя и минусовых температур не было, жить можно. Но большинство парней и девушек, особенно "городских", обустроиться как следует не сумели. Они продрогли, проголодались и теперь смотрели на мир в самых мрачных красках, как в нашем, так и в японском лагере. Но японцы по большей части между собой как-то договорились. Я сразу опознал их лидеров - темноволосого крепкого парня и девушку в серой тактической одежде, которые что-то объясняли джапам. А вот у наших соотечественников с организацией дело обстояло печально. Причем я даже не знаю, радоваться этому или огорчаться. С одной стороны - нам пятерым меньше проблем, с другой - жалко же своих...
  
   Тем не менее, мы потихоньку начали работать, время терять не следовало. Девушки и Илья с Ромкой тащили аккуратно выдранные доски и гвозди из причала и бревна из штабеля к берегу. Я, работая топором, вырубал лунки для стыковки бревен и углубления - зарубки в тех местах, где предполагалось обвязывать конструкцию паракордом. Иногда мне помогал со вторым топором Илья. Ромка сосредоточенно работал на причале моими кусачками и геологическим молотком, заостренный конец которого позволял выдирать доски.
   Наша деятельность не осталась незамеченной. Через полчаса возни ко мне подошел японский лидер и попытался что-то спросить на ломаном английском. Акцент у парня был ужасен, у меня не лучше, словарный запас мы оба подбирали с трудом. Похоже, все те сотни учебных часов, которые выделяют под изучение "инглиша" в обеих странах тратятся одинаково бездарно и впустую. Но когда два человека пытаются договориться ко взаимной выгоде, при должном желании у них это получается. После долгих переспрашиваний, ожесточенной жестикуляции и даже рисунков на земле, мы разобрались в сути проблемы. Японца звали Тецудо Ивамото, и он вполне одобрял наше желание построить плот, чтобы добраться до скита. Более того, вместе с соотечественниками собирался сделать то же самое. Вот только у японцев не имелось ни одного топора, а у нас их целых два. Не будет ли любезен Александр-сан одолжить до обеда хотя бы один из них, для постройки плота?
  
   Посовещавшись с Ильей, я решил, что мы не против. На конфликт с японцами идти не стоило, а в случае отказа он вполне мог разгореться - джапам я не доверял. А ну как решат отобрать инструменты, пользуясь численным превосходством?
   - Что у вас есть в уплату временной аренды топора, Тецудо-сан? - коверкая английские слова, пояснил я. - Еда, веревки, инструмент, одежда?
   Приглашение к торгу "самурай" принял и вскоре мы уже ожесточенно спорили и торговались. От предложенного мне фонарика я отказался, от смартфона - тем более. Игрушки... Рюкзак тоже брать не стал, как и бутылку саке. А вот дополнительный моток веревки и четыре килограммовых пакета риса в герметичном пластике с нарисованными на них иероглифами и восходящим солнцем взял. Будем считать, что топор сдан в аренду до вечера за четыре коку риса... Японец коротко поклонился мне на прощание и, взяв инструмент, отправился восвояси. И сразу же вслед за ним ко мне подошла для разговора девушка в модной курточке и короткой юбке отделившаяся от группы наших русских "городских".
  
   - Вас, кажется, Александром зовут? - тихо спросило она, глядя, как я прячу пакеты с рисом в рюкзак. - Вы у этих - кивнула она на девчонок и Ромку с Ильей - главный?
   - Вы правы, - ответил я. - Я у них главный. Слушаю вас внимательно.
   - А вам не кажется, что вы поступаете просто отвратительно!? - чуть ли не прошипела она мне в лицо. - Просто как последняя свинья?!
   - Отчего же? - опешил я.
   - Мы тут сидим одни голодные! В том числе девчонки! Мы устали! Мы мерзли всю ночь, нам холодно и плохо! У меня все ноги ледяные! А вы!!! Сытые, здоровые парни, хорошо одетые, делаете вид, что нас вообще нет! Почему вы нас не накормили!? Возитесь с какими-то вонючими бревнами, вместо того, чтобы помогать людям...
   - Как вас зовут? - прервал ее я.
   - Аня. Я из Москвы и...
   - Вы хотите есть, Аня? - переспросил я. - Могу сказать, что для этого надо сделать. Видите вон там бревна, их наши девчонки таскают? Хотите стать частью коллектива? Идите и помогите им. Еду надо заработать.
   - Я буду таскать бревна? Чего? Я же девушка! - округлились глаза у Ани. - Вы же мужики, значит, вы должны...
  
   - Кому мы должны?! - начал закипать я. - Вам лично? Откуда же такой долг образовался?
   - Да причем здесь долг? Просто по-человечески, вы должны помочь! Видите же, что девушкам плохо, они сидят замерзшие и голодные... У вас при этом внутри ничего не ёкает? Парни назывется... Хотя бы подошли, спросили, что можно для нас сделать, поделились едой. А вы ведете себя так, как будто нас тут вообще нет и вам на всех плевать! Не мужики, а жлобы...
   - Действительно, Александр, - покраснел тащивший доски юнкер. - Нехорошо получается...
   - Что нехорошо получается? - повысил я голос. - Что мы не поделились едой со всеми подряд? Так у нас ее для себя мало. Что я по-твоему должен сделать, Рома? Отобрать еду у наших девчонок? Пусть Надя с Катей которые, между прочим, таскают бревна и работают наравне с нами останутся голодными, мы с тобой и Илюхой перебьемся, а принцесс, заявившихся в новый мир как на прогулку по парку надо непременно покормить? Бросить все, развести Ане и остальным костер, обогреть, кашку сварить? При том, что работать она не хочет!?
  
   Я заметил, как услышав нашу перепалку, народ стал подходить поближе. Нда...момент щекотливый конечно. Но отступать я не собирался. Нет уж, заниматься абстрактной благотворительностью и прогибаться под кого-то я не буду.
   - А если мы с подругой хотим с вами поработать? - неожиданно спросила другая "принцесса" в городской одежде, стоявшая рядом с такой же легкомысленно одетой девушкой - Покормите?
   - Не вопрос, - пожал я плечами. - Вон поленница, помогайте таскать и вязать. Обед для всех наших работников будет.
   - Пойдем, Маринка, поможем парням, - недолго думая, тряхнула рассыпавшимися по плечам пепельными волосами девушка, обращаясь к приятельнице. - Нас берут.
   - Дешево же вы стоите девки, - прошипела им вслед Аня из Москвы. - Готовы за кусок хлеба парням подмахивать. Потом по щелчку пальцев будете перед ними ноги раздвигать, этим кончиться!
   - Помолчи, сука, - коротко бросила ей в ответ Марина. - Тебя не спросили, моралистка. - И вместе с подругой решительно отправилась к поленнице.
  
   - Все правильно говоришь, подружка, - неожиданно поддержала Аню другая девчонка, одетая в серенькую деревенскую юбку до пят и бесформенную выцветшую кофточку. - Это же не парни, а кулаки настоящие! Захапали себе общее добро и эксплуатируют остальных. Знают, что люди голодные и готовы батрачить за кусок хлеба. Их раскулачивать надо, а не разговоры вести.
   - Дуры вы, девки, - перебил ее другой парень, в старых сапогах, мешковатых штанах и серой рубахе навыпуск, подпоясанной ремешком. - Плот строить непременно надо, вы, народ, все верно делаете. Меня Матвеем зовут. Возьмете раба Божьего в артель?
   - Да, конечно, - чуть растеряно ответил я, не ожидая такого наплыва добровольцев.
   - Тогда и нас тоже примите, - подошли к нам двое: пацан с девчонкой. Хотя какой он пацан...до сих пор не могу привыкнуть, что возраст тут ровно ничего не значит.
  
   Стоя на месте, я внимательно огляделся. Вот это номер! Фактически мы уже перетянули к себе половину соотечественников. Из шестнадцати русских парней и девушек, расположившихся на берегу, пятеро присоединились к моей команде. Включая Надю с Ильей, юнкера и меня с Катей - десять человек. Остальные сгрудились вокруг Ани из Москвы, к которой молча подошел и встал рядом самый серьезный из оставшихся попаданцев: коренастый парень с большим, плотно набитым рюкзаком, ножом в ножнах и мотком веревки на поясе. Зыркнув изподлобья, он скривился и, сплюнув на землю, заявил:
   - Не люблю таких жлобов, как ты, Саша. - Анна права, не по понятиям себя ведешь.
   - Это твои личные проблемы, - не стал я опускать перед ним глаз. - Еще что-то хочешь сказать?
   - Пока ничего. Пойдемте народ, - махнул он рукой на частично разобранный штабель бревен. - Этот фраер прав, плот нужен. Плыть на чем-то надо, послезавтра нас ждут. Я покажу вам как его правильно вязать. Да... Меня зовут Анатолий Владимирович Яркутин. Можете звать "Яркутом", но на "вы" или просто "бригадиром". Понятно объясняю?!
   И они пошли за ним, послушно приняв его распоряжение как приказ командира. Все оставшиеся парни и девушки, включая Аню из Москвы. А присоединившийся к моей команде народ остался стоять на месте. Вот так вот мы и разделились на две части - буквально за десять минут.
  
   Плоты мы строили весь оставшийся день до вечера, с остановками на обед и ужин. Каждая группа свои собственные. Мои "кулаки" вязали два плота, на пятерых человек каждый. Также поступили присоединившиеся к Ане и Анатолию наши соотечественники - веревки и топор у Яркута имелись. А японцы заложили аж три плавсредства на всю свою компанию. Хотя смотрелось это все глупо, как будто мы собирались ночью одновременно форсировать Одер под огнем противника. Двух моих плотов вполне бы хватило, чтобы завтра за несколько рейсов спокойно переправить на остров всех нас, включая джапов. Но нет - просить чего-либо у японцев я не хотел, а к Толе-Яркуту и его команде у меня доверия не было, очень уж он смахивал на "братка" из 90-х. Пусть сами себе строят плавсредства. Бревен для постройки хватит на всех, лучше опираться на свои собственные силы. К вечеру мы справились с работой не особенно и напрягаясь, несмотря на то, что мы с Матвеем, как самые опытные "плотники", кроме носки и крепления бревен делали импровизированные весла, а Илья учил девчонок как ловить рыбу. Раз уж тут такой девственный мир лесов и озер, учиться добывать еду надо всем. Поздним вечером перегнали готовые плоты в наш заливчик, заодно проверив их на крепость и плавучесть, и легли спать, выставив дежурных. Отправляться на тот берег я планировал с рассветом.
  
   Как только предрассветный туман развеялся, мы споро собрались, свернули лагерь, и, стараясь не шуметь, погрузились на плавсредсва. Задача не казалась мне особенно сложной, где-то с километр по спокойной воде проплыть можно без особого труда. Но все же я волновался: расстояние немаленькое, а плотики наши для плавания на таких водных просторах не приспособлены. Мало ли что, вдруг тут сильное течение и нас снесет хрен знает куда? Или сильный порыв ветра? Мир опять же этот параллельный...
   Однако, поначалу все шло спокойно. Тихонько плескала вода о борта плотов, волны почти не было, снос плота оказался незначительным, и его можно было скорректировать. Шесты вскоре перестали доставать дно, и мы начали выгребать веслами, приближаясь к острову с черепашьей скоростью. Покинутый берег успел отдалиться от нас метров на четыреста, а остров ощутимо приблизился, когда работающий веслом Ромка, оглянувшись назад, негромко сказал мне:
   - Обратите внимание, господин командир. Остальные отплывают.
   - Вижу, - осмотрел я пристань на берегу в бинокль. Японцы сноровисто грузились на свои плоты, а Толина "бригада" уже успела отойти на двух плотах от берега на несколько метров - наверняка заметили нас и решили не отставать. Ну что же, пускай, в добрый путь. У скита встретимся.
   - Интересно, нас в скиту заставят поститься и молиться? Даже синтоистов-японцев? - спросил я вслух, переведя бинокль на причал у скита.
   - Мне старик говорил, что нам там помогут. Про остальное разговора не было - пожал плечами юнкер.
   - Мне тоже, - кивнул я. - Хотя... блин, Ромка, ты это видел?!
  
   В спокойной воде озера, метрах в десяти от нас, показалась чья-то черная округлая спина. Почти как у дельфина, только без острого плавника. Потом она, почти без плеска исчезла в глубине и объявилась уже совсем рядом с плотом, и я сумел разглядеть в прозрачной воде огромную усатую морду, с широко разнесенными глазами - пуговками. Это был гигантский сом длинной метра в три, не меньше. Причем не один - вскоре рядом с нашим вторым плотом я увидел такую же тварь.
   - Вот это да! - выдохнул юнкер. - Не знал, что такие здоровенные бывают! Заметившая сома Маринка на противоположном плоту тоненько взвизгнула, а Матвей на несколько секунд перестал работать веслом.
   - Такого на удочку не поймаешь, - тихо сказал стоявший у другого борта Илья. - А хорошо бы, тут еды центнера на два.
  
   Удар пришелся прямо в центр плота, такой силы, что его аж приподняло над водой. Я едва устоял на ногах, Илья упал на колени, Ромка в последний момент схватил за талию Катю, не дав ей соскользнуть в воду. А еще через пару секунд такой же удар пришелся по нашему второму плоту.
   - Всем сесть! Суши весла! - заорал я из всех сил. - Быстрее! Илюха брось весло и падай а то сам станешь едой для сомика. Не свались в воду!
   - Хрясь! - последовал новый удар, сильнее прежнего. Брошенное весло улетело в озеро, туда же последовал спальник и котелок Ильи. Вот гадство! До острова нам еще плыть и плыть, и если твари настроены раздолбать наши плотики всерьез, то...
   После следующего толчка я увидел, как от края плота отлетело одно бревно. Теперь завизжала не только Маринка, а все девчонки разом, и мне стало откровенно страшно. Вот это, называется, влипли.
   - Хрясь! - в этот раз я услышал, как трещат доски. - Хрясь! Хрясь! - На соседнем плоту происходило то же самое, очередной удар тупой рыбьей морды его аж перекосил, так что один край ушел в воду. Может попробовать достать сома ножом? Да ну ерунда, только упаду в озеро и там мне точно амбец. Хотя, ждать этого печального момента осталось недолго. Сейчас еще один удар и...
  
   Но его не последовало. Прошла минута, затем другая, но все было спокойно. Плоты выровнялись на воде, а затем вдруг быстро устремились к острову, создавая перед собой небольшие бурунчики воды. Осторожно, держась руками за настил, я приблизился к корме и на мгновение не поверил своим глазам. Здоровенная тварь толкала плот своим тупым носом туда, куда ему следовало - прямо к причалу на острове. Агрессивности при этом она не проявляла никакой, прямо послушная ездовая рыбка.
   - Что, блин, происходит? Что за хрень? - недоуменно отозвался Илья. - Нас везут на берег? Сомы? После того как чуть не утопили?
   - Именно, - помолчав, ответил я. - Место тут, похоже, непростое и сомы тоже волшебные. Сдается мне, это была проверка.
   - Проверка? - удивилась Катя, немного придя в себя от шока. - Но какая?
   - На качество нашей работы, млять, - тихо выругался я сквозь зубы. - И на выдержку. Если бы мы вязали плоты чуть хуже или запаниковали, то... я не знаю что могло бы быть. А теперь у сомиков приказ изменился с "топить" на "доставить груз по назначению". Впрочем, это рабочая гипотеза. У кого-нибудь будут другие?
  
   Однако, возражать мне никто не стал, все растеряно сидели на попе ровно и смотрели на приближающий остров. Вскоре наши плоты ткнулись носами в небольшой песчаный пляж у причала таинственного скита и мы, прихватив вещи в охапку, спешно выбрались на берег.
   - И как мы попадем внутрь? - спросила сероглазая Маринка, первой из нашей компании пробежав пару десятков метров от причала до арки ворот и схватив за массивную кованую ручку небольшую дверь, врезанную в створке. - Закрыто наглухо!
   - Ты лучше отойди оттуда, - строго сказала ей ее подруга Наташка. - Не лезь вперед, пусть сначала парни разберутся.
   - Да, Марина не спеши, - отозвался я, достав бинокль. - Сейчас нам надо своих предупредить про соминую засаду. Вот жалость, связи никакой. Разве что докричаться? Но не слепые же они, видели, что с нами впереди твориться? Какого хрена они все стоят у бортов и пялятся в воду?
   - Сядьте на настил!!! - сложив руки рупором, заорал я что было сил плывущим к нам соотечественникам. - Осторожно!
   - Сомы! - вслед за мной закричал юнкер. - Берегись сомов!
   - Поздно, - зло мотнул головой я, заметив, как дернулся один из плотов на озере. - Началось. Надеюсь, нашим хватило ума вязать бревна на совесть.
  
   Продолжалась соминая "проверка на прочность" недолго - минуты две от силы. Мне в бинокль все было прекрасно видно. Сомы работали четко, атакуя пятью-шестью сильными ударами каждый плот. Сначала у людей Толяна, а потом и у японцев. Но в отличие от нас, им отделаться одним испугом не удалось. При первом же ударе за борт вылетел один из русских парней, а потом в озеро свалилась японка. Обратно они уже не вылезли. Я видел в бинокль, как ушла под воду японка - резко, словно поплавок на рыбалке при уверенной поклевке. Видимо, сом схватил ее за ноги и сразу потащил вниз. Парень тоже недолго был на плаву...
   А затем все закончилось и плоты команды "Толи-бригадира" и японцев стали резко набирать скорость. Взяв свою дань, сомики повезли очередной отряд "будущих курсантов" в скит.
  
   Глава 4.
  
   На берег наши соотечественники и японцы сошли мрачные и задумчивые, испуганно косясь на тихую озерную воду, в которой исчезли речные твари. Я людей понимал - и так не слишком веселый поход в другой мир оборачивался трагедией. Надежды на то, что утянутые под воду гигантскими сомами парень и девушка еще живы, не было ни малейшей. Если тут и сказка, то самая мрачная. Соваться в воду люди теперь опасались, да и дед в свое время честно предупреждал каждого - выжить еще надо суметь, это помнили все. Лезть с разговорами к вновь переправившемуся через озеро народу я не хотел, поэтому дал отмашку своей команде отойти на другой край острова к небольшой березовой рощице, чтобы не мозолить друг другу глаза. Встанем лагерем там, места хватит на всех. А завтра утром все будет ясно, в девять ровно нас ждут.
   На всякий случай мы обошли каменные стены скита по периметру и убедились, что видимых лазеек внутрь нет, а единственные ворота наглухо закрыты. Здравый смысл подсказывал мне, что сейчас проявлять лишней инициативы не стоит, ворота к назначенному сроку откроются сами. Но, на всякий случай я велел приготовить импровизированную штурмовую лестницу из срубленных в роще жердей. Высота стен не столь уж и велика, в самом крайнем случае полезем внутрь через них. Но это завтра. А сейчас - рыбалка, обед и отдых. Будем беречь силы.
   Разговор у костра, под свежезаваренный чай с остатками сахара и сгущенки, в нашей компании выдался невеселый. Вчера все прошло как-то впопыхах, а сегодня появилось свободное время, и народ успел немножко освоиться в новом мире. Мои подопечные стали знакомиться друг с другом, парни и девушки вспоминали сегодняшнюю переправу и вчерашний день, строили предположения о нашей дальнейшей судьбе.
  
   Илья оказался моим современником, врачом-хирургом из Тулы тридцати четырех лет от роду. Надя - комсомолка, студентка пединститута из тысяча девятьсот шестьдесят восьмого. Маринка с Наташкой - москвички-студентки из две тысячи десятого, Матвей - сорокалетний колхозник из тысяча девятьсот тридцать третьего. Впрочем, о колхозе он вспоминал со злостью, были у него там какие-то терки с председателем. Да и вступил он туда, по большому счету подневольно. До колхоза Матвей неплохо поднял свое единоличное с сыновьями хозяйство во время НЭПа, но государство задушило его хозяйство налогами, прикрыв лавочку. Бывший "кулак", прикинув нос к ветру, понял, что времена наступают мрачные и либо он добровольно вступит в колхоз, либо его с семьей раскулачат и сошлют, куда Макар телят не гонял. Поэтому он, не стесняясь раздавать взятки, устроил сыновей из деревни в город на учебу, а сам добровольно вступил в колхоз вместе со всем своим имуществом, но злость на власть у него никуда не делась. Последняя присоединившаяся к нам парочка - Толя и Варя, попали сюда прямиком из тысяча девятьсот девяносто четвертого. Толя "челночил" за товаром в Турцию, занимаясь по его словам "мелким оптом", Варя - лаборантка из издыхающего московского НИИ, уже полгода не видавшая зарплаты и торговавшая по выходным джинсами на рынке. В НИИ сейчас хорошо жило только руководство, сдавая бывшие лаборатории "коммерсам" под склады и офисы, остальные сотрудники ходили на работу скорее по привычке.
  
   Несмотря на столь разный состав, особых идеологических споров в коллективе не возникло, зря я этого боялся. Ромка-юнкер с удивлением узнал от остальных про возникший после гражданской войны на руинах Империи СССР, а Надя с Матвеем о том, как он развалился и какую "интересную" Россию вместо него построили. С царскими орлами на деньгах, красными звездами на башнях Кремля и Лениным в мавзолее, который стыдливо прячут за фанерными щитами во время парадов. Матвею советского государства было не жалко, он по молодости и при царе неплохо зарабатывал, и вообще - был человеком практической сметки. А Надя, раскрыв рот, слушала истории Ильи про отдых "оллинклюзив" в Турции, личные карманные телефоны, недоверчиво ахала, узнав, что в двадцать первом веке в России будут лежать на прилавках сорок сортов колбасы и ананасы с апельсинами в каждом гастрономе. У них в Костроме, куда она приехала учиться из деревни, в шестьдесят восьмом году такого не было. На удивленные вопросы комсомолки, "а куда же у вас делись все коммунисты?", народ из нашего времени отвечал понимающими ухмылками, но задевать девушку явной антисоветчиной никто не стал. Я это прямо запретил, да и время и место не располагали к идеологическим спорам. Мы сейчас все в одной лодке.
  
   Так прошел день, а затем и ночь. Девушкам для ночевки мы предоставили палатки и мой спальник, а сами спали у костра на постели из лапника, укрывшись, чем только можно и выставив дежурных. Ночь прошла спокойно, а на рассвете, позавтракав остатками японского риса с моей тушенкой, вся наша компания выдвинулась к воротам. Японцы и "бригада" Толика были уже там, ожидая урочного часа. Мы с Тецудо поприветствовали друг друга нейтральными кивками, а с Яркутом лишь обменялись мрачными взглядами. Ну что за планида такая, угораздило же меня нажить врагов в новом мире, не успев в нем толком освоиться... Ладно, посмотрим, что там будет дальше, может быть, разойдемся с бандитом краями. Лучше прикинем, где будем устанавливать лестницу, если к девяти не будет никаких подвижек...
   Однако, карабкаться наверх на манер штурмующих город монголо-татар не пришлось. Без двадцати девять массивные ворота в стене распахнулись, приглашая нас последовать внутрь скита.
  
   *****
  
   Первым, что я увидел за воротами, оказался асфальтовый армейский плац, в центре которого стоял один-единственный человек. Когда наша компания, вслед за японцами вошла внутрь, я смог как следует его разглядеть. Это был тот самый дед, который привел меня и остальных в скит - никаких сомнений. Только выглядел он теперь по-другому, совсем не по-стариковски. Возрастом лет на пятьдесят - пятьдесят пять максимум, и за бомжа сейчас бы его никто не принял. Одет в длинный светло-синий дорожный плащ до колен, черные штаны, черные сапоги и красную рубаху-косоворотку. Осанка прямая, стоит, чуть расставив ноги с упором на носки, руки заложены за спину, взгляд аквамариновых глаз на волевом лице, утратившем большую часть былых морщин, ясный и твердый.
   За плацем стояло несколько домов. Главным из них было солидное трехэтажное каменное здание, с узкими окнами и толстыми на вид стенами, похожее на купеческий дом века так восемнадцатого, окруженный какими-то хозпостройками. Справа от плаца обнаружился небольшой сад, вид которого заставил мою челюсть отвиснуть. Очень уж в нем "гармонично" смотрелись разлапистые агавы, здоровенные бананы с плодами и финиковые пальмы высотой в три-четыре человеческих роста вперемешку с дубами, березами и кленами. Слева от плаца - посыпанная гравием стандартная овальная беговая дорожка метров на двести, за ней какие-то сооружения, напомнившие мне полосу препятствий, а за ними двухэтажные каменные здания. На вид то ли небольшие склады, то ли казармы...
  
   - Приветствую вас, господа курсанты! - голос у дедка оказался громкий, прямо-таки командирский. - Надо же, почти все добрались до скита, орлы! Не зря я в вас верил! Слушай мою команду! В две шеренги стано-вись!!!
   Народ начал довольно бестолково перемещаться по плацу. В армии служили не все, половина из нас - девушки, да и слаженности не было никакой. Впрочем, жестами и короткими командами, я быстро расставил свой десяток по местам и сам занял место командира на фланге. Японцы тоже вскоре сообразили, как нужно встать, и лишь бригада Яркута провозилась дольше всех.
   - Итак, приветствую вас в Загоренском скиту, друзья мои. Поздравляю, теперь вы все курсанты Загоренского экспериментального училища Системного Контроля. Мое имя - Элм Краузе и я здешний настоятель. Слушайте меня внимательно, сейчас я изложу основные правила обучения, которые вам надо запомнить как "отче наш"...
  
   - Объясните, пожалуйста, сначала, что за Системный Контроль такой? И зачем мы вам нужны? - раздался женский голос из строя, показавшийся мне каким-то странным. - Мы что, будем снова учиться? А на кого?
   - Чтобы задать мне, или другому преподавателю вопрос, надо сначала спросить: разрешите обратиться господин наставник! - строгим тоном ответил девушке "дед". - Кроме того, перебивать старшего, а тем более наставника невежливо, уж вам Кацуна-тян, это следовало бы знать! Ясно?
   - Ясно господин наставник. Прошу прощения за мое любопытство. Разрешите обратиться господин наставник,... начала было снова говорить любопытная девушка, а я, найдя ее взглядом в строю, вдруг с немалым удивлением понял, что говорит японка. Но при этом я ее прекрасно понимаю. Как будто по-русски болтает, хотя если сосредоточиться и вслушиваться лишь в звучание слов, то слышна только японская речь.
   - Обратиться не разрешаю, ваши вопросы несвоевременные! - отрезал "господин наставник". - Все узнаете в свое время! Впрочем, отвечу на два вопроса, раз уж они заданы. Да, Кацуна-тян, вы будете учиться. И если сумеете добраться до выпуска, то станете Системными Контролерами. Вся остальная информация - потом. Поверьте, для вашего же блага, сейчас вам надо как следует запомнить то, что я вам скажу о правилах учебы и внутреннем распорядке скита, не забивая себе голову лишней информацией. Второй раз повторяться не буду.
  
   - А мне вы разрешите обратиться, господин наставник! - прозвучал голос Толи-бригадира. Несмотря на правильно воспроизведенную форму вопроса, чувствовался в нем какой-то блатной вызов: то ли скрытое пренебрежение, то ли завуалированная угроза. И дед это прекрасно почувствовал...
   - Разрешаю, курсант Яркутин. Выйти на два шага из строя! - осклабился в усмешке наш "господин наставник". - Излагай, что тебя волнует, голубчик мой. Но пусть это будут умные вопросы.
   - Сомы, которые утащили под воду двух человек, ваших рук дело?
   - Так точно, моих, - и не подумал отпираться настоятель Элм.
   - И зачем вы их убили? - прямо спросил Яркут.
   - Я? - удивился настоятель. - Я их не убивал, моей воли на то чтобы они умерли, не было. Их убило собственное разгильдяйство и невнимательность. Будь они настороже, не упали бы с плотов и остались живы.
   - Неправда! Любой из нас мог упасть! - донеслось из строя. Не выдержала Аня из Москвы, снова начав выступать за справедливость.
   - Но упали эти двое, а остальные удержались, - ухмыльнулся дедок. - Кроме того, кто вам мешал поработать как следует? Времени и материала, чтобы построить крепкие и массивные плоты, с которых вас не сбросили бы в воду хранители озера, вам предоставили достаточно. Но вы предпочли сделать работу как попало и побыстрее переправиться. Теперь уже ничего не поделаешь, упавшие отчислены. Пусть их судьба будет вам примером. Будьте начеку, не расслабляйтесь, всегда держите ситуацию под контролем. Или последуете вслед за ними.
   - Вы нам угрожаете? - громко спросил бригадир.
  
   - Я вас информирую, - пожал плечами наставник. - Для вашего же блага. Угрожать вам не имеет никакого смысла, вы и так в моей полной власти. Ладно, хватит разговоров. Встать в строй, курсант Яркутин. Всем внимательно меня слушать! Дальнейшие вопросы и разговорчики в строю запрещаю!
   - А если я плевал на твой запрет, тогда, сука, что..., - тихо пробурчал себе под нос Толя, поворачиваясь к строю. Произнес он эти слова еле-еле, видимо чувство самосохранения ему еще не отказало и угрозу от дедка он, как и все мы, чувствовал буквально "пятой точкой". Но в наступившей вдруг глубочайшей тишине его слова оказались неожиданно слышны всем. Может быть случайно, но скорее нет... Странная на плацу была акустика, словно ей кто-то управлял по своему желанию. И я даже догадывался, кто именно.
   - Тогда, голубчик ты мой, я тебя накажу! - сделал легкий пас рукой настоятель и ноги бригадира резко подкосились. Он упал на колени, судорожно пытаясь набрать в грудь воздух, а его лицо начало быстро синеть.
  
   - Спасибо, за то, что послужил своим товарищам наглядным пособием, дружок, - сделал еще один пасс Элм, и Толика аж передернуло от болезненной судороги, после которой он рухнул на плац лицом навзничь и мелко задергал ногами. - Хорошо, что ты оказался настолько глуп, что любезно взял эту роль на себя, хороший мой, - голос Элма звучал почти ласково. - Поскольку ты нарушил мой приказ и начал пререкаться в первый раз, делаю тебе скидку и отчислять пока не буду, - помолчав несколько секунд, снова махнул рукой настоятель и Толика явно "отпустило". Во всяком случае, он начал судорожно дышать, прекратив конвульсии. - Господа курсанты, поднимите расслабленного, - поморщился дед. Подождал, когда Аня и какой-то парень поднимут Толика с плаца и, поддерживая с двух сторон, затащат тяжело дышащего бригадира в строй, а затем продолжил.
  
   - Запоминай Толя, за пререкания с настоятелем будет тебе епитимья. На первый раз не строгая. Сегодня в восемнадцать ровно, ты должен будешь посетить процедурный кабинет в дисциплинарном корпусе. Скажешь доктору Олву, что я прописал тебе для вразумления полсотни плетей. Если не явишься к доктору на процедуру вовремя или опоздаешь завтра на занятия - отчислю с концами. Кивни, если понял... Вот и молодец. Итак, еще кто-нибудь хочет со мной поспорить или задать вопросы? Нет? Вот и замечательно друзья мои. Тогда слушайте.
  
   - Что вам следует запомнить прежде всего, - начал говорить настоятель в наступившей мертвой тишине, - так это то, что вы все должны безоговорочно выполнять приказы настоятеля и других наставников и соблюдать Устав Скита. Это не так трудно как кажется, поверьте. Правил немного, но следование им убережет вас от многих проблем, дорогие мои. Прежде всего, помните и соблюдайте десять заповедей. Первые четыре для вас пока не особо актуальны, а вот остальные строго обязательны к исполнению. На территории скита вам нельзя воровать, убивать, произносить ложные свидетельства на других курсантов, проявлять неуважение к наставникам. Наказание в виде отчисления или строгой епитимии за подобные нарушения последует обязательно. Небольшая ремарка - если убийство произошло с разрешения наставника или во время занятий, предполагающих подобный исход, то нарушение не засчитывается. Но если кто-то из вас будет сводить счеты друг с другом вне занятий, то наказание последует неотвратимо. Применять дар и силу для решения своих личных конфликтов также запрещено. Усвоили?
  
   - Хорошо, продолжаем дальше, - настоятель Элм начал прохаживаться взад-вперед вдоль молчаливого строя, временами делая паузы в своей речи. - Следующее, что вы должны знать - пропуск занятий или опоздание на них по любой причине недопустимы и являются поводом к немедленному отчислению или строжайшей епитимье. Даже если вы заболели настолько сильно, что не можете стоять на ногах - просите товарищей, чтобы они отнесли вас на урок. Наставник может снизойти к вашему положению и освободить вас от урока или облегчить его. Но только он один. Присутствие на занятиях и примерное поведение на них строго обязательно, - поднял вверх указательный палец настоятель. - А вот ваша успеваемость - это уже ваше дело. Я так скажу - дар есть у каждого из вас, умение работать с энергией корневого мира и сила - тоже. Шанс стать Контролером есть у всех, иначе бы вы сюда просто не попали. Но если вы будете слишком ленивы, глупы или невнимательны на занятиях, то отчислитесь из скита по причине смерти в самое ближайшее время. Я, как настоятель, заинтересован, чтобы никудышные кандидаты отсеялись побыстрее, не отнимая время и силы у наставников, поэтому повторю еще раз - ваша успеваемость - ваше личное дело, нянек тут не будет.
  
   - Что еще...? - ненадолго задумался Элм. - После двадцати двух часов ровно и до пяти часов утра в скиту комендантский час, если вас поймают после десяти вечера - вразумляющая епитимья. Самоволка за пределы скита запрещена, под страхом строгой епитимьи, также строгая или вразумляющая епитимья положена за прелюбодеяние и пьянство. Попавшись на сексе, в самоволке или в состоянии позорного опьянения, ответите без всяких скидок, причем последствия вас могут сильно огорчить. Но есть маленькая поблажка - хитро улыбнулся настоятель. - Специально отслеживать мелкие нарушения наставники не будут, мы не собираемся контролировать вас абсолютно, это вредно для будущего контролера. Вы должны уметь принимать самостоятельные решения и рисковать при необходимости. Если ухитритесь не попасться, значит, вам повезло. А вот воровать или устраивать разборки даже не пробуйте - за это здесь карают немедленно и крайне жестоко. Усвоили? Если да - уставной ответ "так точно, господин настоятель".
  
   - Так точно, господин настоятель! - пусть вразнобой, но поспешно отозвался строй. Пример Толи подействовал на всех, больше никто не хотел попасть под горячую руку.
   - Вот и замечательно, друзья мои. Теперь скажу пару слов о вашем быте. Жить вы будете в келейных корпусах, где каждому курсанту предоставят комнату. Столовой или точек общепита в скиту нет, но в каждом корпусе есть кухня. Еду и вещи первой необходимости можно купить в магазине - показал рукой куда-то за сад с пальмами настоятель. - В нем же сможете оформить заказ, если вам понадобиться что-то, чего нет в ассортименте. Подъемные вам выдадут вместе с униформой, дальнейший ваш заработок зависит от индивидуальной успеваемости. Кто будет учиться хорошо, нужды испытывать не будет, кто станет учиться плохо, денег не увидит. Забота об уборке, отоплении и поддержании корпуса и келий в должном состоянии лежит на вас, за грязь и бардак положена епитимья. Раз уж вы сами разбились на три группы - то пусть будет так, завтра официально выберете себе лидеров. Пока запоминайте: группа Попова следует в корпус 3А, группа Яркутова в корпус 3С, группа Тецудо располагается в здании 2А. Найдете их за садом и полосой препятствий. Что касается доступа в другие корпуса, то тут все просто - там, куда вам войти можно, двери откроются сами, куда вам нельзя - нет. Занятия начнутся завтра в восемь часов ровно, на этом самом плацу. На этом все, не буду вас больше задерживать. Осваивайтесь в скиту друзья, у вас есть на это почти сутки. До встречи на занятиях!
  
   Закончив свою речь, Элм коротко поклонился нам, а затем повернулся и пошел через плац. Полминуты - и он скрылся в трехэтажном здании напротив, оставив нас одних в строю, недоуменно переговаривающихся друг с другом и глазеющих по сторонам. Оглянувшись назад, я увидел, что массивные ворота скита позади нас наглухо закрыты. Что же, чего-то в этом духе следовало ожидать. Ловушка захлопнулась. Или это не ловушка, а шанс на новую жизнь? Ага...судя по обилию епитимий и угроз, короткую, нескучную и полную страданий... Если честно, из объяснения настоятеля я ни хрена толком не понял. Какая Система? Какие Контролеры? Какая учеба и кому, а главное, зачем все это надо? Ладно, будем решать проблемы по мере их поступления. Тем более что теперь я не один, а отвечаю за свих людей.
   - Команда Попова, ко мне! - громко крикнул я, выйдя из строя. - Пойдемте искать общежитие, господа курсанты. Как говорят на флоте, первым делом на борту моряк должен узнать, где его кубрик, камбуз и гальюн...
   И мы двинулись искать свой корпус, удивленно оглядываясь по сторонам.
  
   Глава 5.
  
   Келейный корпус обнаружился за чудо-садом, проходя через который наша компания разглядела не только пальмы и березы, но и лавровые деревья, черешню и даже мандарины, свисающие с ветвей дерева, которое я определил как рябину обыкновенную. Волшебство, да и только, мечта мичуринца. Впрочем, тут все такое, устанешь удивляться. Интересно, каковы эти рябиновые мандаринки на вкус? Не... без спросу лучше не пробовать. Если не отравишься, то попадешь под епитимью за воровство, ну его от греха, со здешним "отцом-настоятелем". Сад, между прочим, вполне ухоженный, боковые дорожки чисто подметены, через каждые два десятка шагов вдоль центральной аллеи возвышаются чугунные фонарные столбы, стилизованные под старину и стоят скамейки. Интересно, а электричество в фонарях есть? А если есть, то откуда? Что-то я линий электропередач и трансформаторных будок в округе не видал... За садом нашелся огород соток так в двадцать с аккуратными грядками: растет свекла, лук, морковка, видны увядшие кусты некопаной картошки, куча грядок с разными травами неизвестного мне предназначения... А уже к огороду примыкал аккуратный двухэтажный белый дом с парадным каменным крыльцом и сарайчиком у торцевой стены. Над крыльцом видна надпись - "келейный корпус номер 3А". Кажется, добрались. И, что интересно, вокруг кроме нас - никого, разве что слышно как поют в саду птицы и где-то вдалеке громко переговариваются японцы, свернувшие от сада налево к беговой дорожке. Похоже, учебного и обслуживающего персонала в скиту самый минимум. Сдается мне, картошку при таких раскладах копать придется курсантам...
  
   Поднявшись на крыльцо, я с силой потянул ручку на себя, и дверь без скрипа отворилась, впуская нас внутрь. Прямо передо мной открылась прихожая, ведущая к лестнице на второй этаж, справа и слева - проходы в коридор. За мной в дверь проскользнули Илья с Ромкой и Матвеем, затем вошли девчонки, и вскоре вся наша маленькая компания оказалась внутри.
   - Э, да тут печка! - Вскоре послышался голос Матвея, принявшегося сразу же инспектировать наше новое жилище и свернувшего от прихожей в коридор налево. - Здоровенная, матушка! Видать, одна на весь дом.
   - Скорее большой камин, - возразил составивший бывшему колхознику компанию юнкер. - И труба на верху корпуса есть, я разглядел! Похоже, парового отопления мы не дождемся, придется топить дровами.
   - А то! - согласился с ним Матвей. - Дровяной сарай видал, ваше благородие? Скоро холода! Ничего, напилим дровишек, кухарка с истопником станут топить печь с утра пораньше. Придется Надюхе с Ильей вставать для готовки затемно. Пока такую матушку раскочегаришь, пока хлеб печься поставишь, да чугунок со вчерашними щами на завтрак поспеет, как раз и рассветет...
   - Это кого ты в кухарки с истопником определил?! - тут же взвился Илья. - Иди ты на хрен, морда колхозная! Сам топить будешь, у нищих слуг нема.
   - Отставить пререкаться! - решил вмешаться я, закрепляя командирский статус. - Все будут работать!
   - Вот и я говорю, как обсчество решит, да Батька утвердит, так и будет, - довольно цыкнул языком Матвей. - Бабам значитца в кухарки, а мужики стало быть, будут...
  
   - Эй шеф, глянь-ка! Тут еще одна интересная штуковина есть, - перебил его откуда-то справа Толя. - Что-то вроде аккумуляторной станции.
   Я с интересом свернул в дверь направо и очутился в обширном помещении с узкими окнами, у одной из стен которого действительно возвышалась немаленьких габаритов сплошная металлическая тумба высотой в человеческий рост, соединенная толстыми проводами с каким-то длинным массивным механизмом под защитным сетчатым кожухом. На ее передней панели виднелось несколько циферблатов, тумблеров и кнопок-сенсоров, а на низком металлическом столике лежала толстая книжка, которая оказалась инструкцией по эксплуатации аккумуляторной станции "Тайтек-300" вместе с инвертором и бензиновым генератором "Валтурб -М". Откуда, интересно, здесь эта техника? Никогда о подобных марках не слышал. Не удержавшись от любопытства, я потянул большой рубильник в положение "вкл" и с легким щелчком механизм тут же включился. Раздалось еле слышное гудение, задрожали в осветившихся приборных окошках стрелочки, а под потолком вспыхнули затянутые в сетку неяркие электрические лампочки.
   - Девчонки, свет включился! - раздался громкий Маринкин голос из прихожей. - И наверху тоже!
   - Ясненько, - кивнул я головой в такт своим мыслям. - Похоже, здесь все автономное, корпус на полном самообеспечении. Никаких тебе, понимаешь, коммунальных сетей. Ладно, дрова для печи в лесу растут, нарубим. Вода, допустим в скважине или в колодце. Но где мы будем брать бензин, чтобы заряжать батарею? Пойдем-ка Толя наверх, посмотрим, что тут у нас еще есть...
  
   Где-то часа через полтора мы получили почти полное представление о нашем будущем жилище. Что тут можно сказать - впечатляет. Какое-то смешение времен и технологий, хай-тека и крестьянского быта.
   На верхнем этаже здания нашлись двенадцать узких комнат-келий, по шесть с каждой стороны дома. Шириной метра в два или чуть больше и длинной метров пять каждая, с единственным окошком. Внутри каждой кельи кровать, у окна стол и два стула, узкий шкафчик с зеркалом вдоль стены и, что меня удивило больше всего - персональный компьютер на столе. Правда, в компьютере, с весьма средненьким по меркам второго десятилетия двадцать первого века процессором, кроме старенького "виндоуса" и стандартного "офиса", ничего нет. Диск пустой, локальная сеть имеется, но не доступна. Еще на втором этаже нашлась просторная кухня с большим столом в центре комнаты и столами у стен для готовки, электрическими плитками, парой холодильников и неплохим набором посуды. А так же душ с туалетом в мужском и женском варианте. Вода имелась, но как я понял, ее подача зависела от насоса, приводившегося в действие электричеством, а чтобы согреть ее, требовалось поколдовать с печкой. Внизу, на первом этаже - хозяйственные помещения: общедомовая печь, аккумуляторная, чулан, комнатка со стиральными машинками, погреб в подвале и даже небольшая мастерская с верстаком, тисками и набором инструментов. К дому почти примыкает дровяной сарай, в котором я нашел пару канистр бензина и поленницу дров. На первое время хватит, а там Бог даст, обживемся.
  
   В кельях на кроватях обнаружились пакеты с униформой для каждого курсанта, уже подписанные по фамилиям. В шкафу у каждого висело по осенней куртке, теплой "лётной" дубленке, меховой шапке, стояла пара утепленных высоких ботинок. Еще были носки, трусы, полотенца, спортивная форма и даже кальсоны, так что можно было считать, что о нас заранее позаботились. Судя по приложенной записке, один комплект формы предназначался для обязательного повседневного ношения на занятиях, другой - на "полевой выход". Ну и еще у каждого на столе в келье лежал кожаный мешочек с полусотней небольших серебряных монеток, с запиской "подъемные".
   После того как мы осмотрели наше жилье, я предложил всем переодеться в выданную повседневную форму у себя в кельях и через полчаса собраться на кухне на совещание. Занятия будут завтра и уже очевидно, что кроме учебы придется заниматься еще и общим бытом. Стало быть, придется назначать дежурных и ответственных за хозяйство уже сегодня. Никуда от этого не уйти.
  
   Униформа подошла мне по размеру как влитая. Хотя ее дизайн... блин, вот кто это придумывал? Какая-то помесь танкистской формы, мундира "немецких электриков" и облачения ЧОПовца из "пятёрочки"... Все радикально черное, только погоны с буквами "К" на плечах красные и окантовка воротника и рукавов почему-то василькового цвета. На кителе аж четыре кармана - боковые и нагрудные, а на левом плече большая эмблема - стилизованное изображение человечка на белом фоне, от головы которого расходятся желтые солнечные лучи как на японском флаге. И странная круговая надпись васильковыми буквами на том же белом фоне: "Разум стирает границы. Системный Контроль".
  
   Когда мы все вместе собрались на кухне, я в очередной раз удивился, как общая униформа преображает коллектив. Извольте видеть: была группа сбившихся вместе товарищей по несчастью, а теперь - считай отделение солдат. Парни и девушки из разных времен, с разным возрастом и жизненным опытом, помолодевшие до восемнадцати лет и в одной униформе стали вдруг одинаковые, как цыплята из одного инкубатора. Хотя, конечно, сразу видно кто раньше носил форму, а кто нет. Ромка-юнкер как будто в этой униформе родился, а вот Маринка и Наташка с Надей чувствуют себя неуверенно. Но это тоже пройдет...
   - Ну что же, пора подумать, как мы будем жить дальше, товарищи, - начал я свою речь, когда все расселись за большим столом. - Итак, что мы имеем в плюсе: собственный оборудованный дом, одежду, и какую-никакую, но перспективу на будущее. Что у нас в минусе: взятой с собой еды осталось от силы на один день, это раз. Порядочки здесь невеселые - если я понял настоятеля верно, по голове будет прилетать за каждый неправильный чих, вплоть до тяжких телесных. Это два. Да, вот еще... ни хрена не понятно, на кого мы здесь будем учиться и какому лешему все это нужно, это три. И если с последними двумя пунктами черного списка мы пока ничего сделать не можем, то первый нам вполне по силам. Предлагаю кого-то оставить хозяйничать в доме, а паре-тройке человек вместе со мной пойти поискать местный магазин, о котором говорил дед. Итак, какие будут соображения по кандидатурам?
  
   В итоге, все обсуждение и споры заняли минут десять. И то, в основном из-за Матвея, который очень не хотел переквалифицироваться в истопники. А что делать? Более опытного печника у нас нету, так что "общество" приговорило бывшего колхозника к обслуживанию теплоузла практически единогласно. Маринка с Наташкой, не особо чинясь, согласились взяться за швабры и тряпки и навести в доме порядок, Толя, заканчивавший когда-то Физтех, решил разобраться с электрикой и аккумуляторной батареей, Варя с Надей занялись готовкой обеда из оставшихся припасов. Ромку оставили подсобным рабочим для всей компании, ну, а мы с Ильей и Катей отправились искать магазин. И вскоре обрели желаемое метрах в трехстах от корпуса, прямо у стены скита.
  
   В одноэтажном кирпичном здании оказалось, как и везде безлюдно, словно в скиту кроме нас и в самом деле никого не было. Внутри горит свет, стоят рядами работающие холодильники и морозильники за стеклянными дверцами, лежит на прилавках товар. У входа - большие электронные весы и банка с иероглифом и надписью по-русски: "деньги для оплаты товара класть сюда". Ассортимент... я бы сказал необычный для типового супермаркета. Мясной и рыбной консервации нет вообще. Полуфабрикаты, вроде котлет, пельменей и колбас отсутствуют. А вот мясо, рыба, куриные тушки - пожалуйста, лежат в холодильниках и на льду, все свежее, выглядит аппетитно. Рядом цены за килограмм, указанные в серебряных монетах, отрезай, сколько тебе надо, взвешивай и забирай. Сухариков, дошираков, семечек, шоколадок, жвачки - всей этой дряни нет и в помине. Зато здоровенная сахарная голова имеется, рядом с ней нож и долото - откалывай себе сахара к чаю, сколько хочешь. Сам чай и кофе на развес тоже в наличии. Есть разные макароны в пакетах килограмма так на три каждый, не меньше, крупы. Масло сливочное в холодильнике одним большим куском, густая сметана в бидоне, разве что молоко в бутылках, как и растительное масло. Мука в наличии, овощи и фрукты тоже, яйца в углу на поддонах по двадцать штук, отдельно хлеб. Кошмар!
   - Маркетинг как при Союзе, - пожаловался я товарищам. - Хорошо хоть ассортимент нормальный. Похоже, все это богатство предполагается резать самим, заворачивать в навощенную бумагу, перевязывать шпагатом, взвешивать, считать цену и тащить на закорках без одноразовых пакетов... Ну что за ерунда, средневековье какое-то! Нельзя было по нормальному сделать?
  
   - Зато питание получится здоровым, - заметила Катя. - Будем кушать полезную еду после домашней готовки. А не бич-пакетами с шоколадными батончиками давиться.
   - Глянь, командир, даже алкоголь есть, - показал рукой на небольшой шкафчик Илья. - Все для людей. Но цены! Цены!!!
   Действительно, в шкафу стояла пара десятков бутылок. Водка, коньяк, вино, виски... Правда, цены начинались от пятнадцати монеток за поллитра казенной. За такие деньги пять килограммов мяса взять можно...
   - Отставить алкоголь, - скомандовал я. - Закупаемся пока на три дня, без особого шика. Мясо, овощи, хлеб, мука, макароны, чай, кофе. Задача - уложиться в полсотни монет, придется всем скидываться. Хрен его знает, когда тут будет стипендия...
  
   Мы почти рассчитались за покупки, когда в магазин вошли японцы. Та самая девушка в тактической одежде, напарница Тецудо и с ней еще четверо парней и девушек. Они тоже решили переодеться в униформу и я сумел оценить ее вид - точная копия нашей, только вместо васильковых кантов на черной форме - красные, а вместо русской надписи на эмблеме с человечком и лучами - пара иероглифов. Вид магазина погрузил детей страны восходящего солнца в шок, заставив бродить между полками, разглядывая ассортимент и удивленно переговариваясь по-своему. Похоже, столь глубокого самообслуживания в современной Японии не практиковалось, а может быть товары были не совсем привычными, наборов для суши я в магазине не заметил... Однако лезть к японцам с расспросами и пояснениями я не стал. Надписи на ценниках на двух языках, не маленькие, сами разберутся.
  
   Остаток дня прошел в суете. Мы разбирались с графиком дежурств, занимались готовкой и запасами, топили на ночь печь. Потом пришлось давать уроки начальной компьютерной грамотности Ромке, Наде, и Толе с Варей. Первые двое такой чудо-техники, как персональный компьютер, в глаза не видели, и попаданцы из девяносто четвертого года недалеко от них ушли. Навыков работы в ворде - никаких. А ведь у меня было ощущение, что техника тут стоит неспроста и хоть немного уметь с ней обращаться необходимо. В итоге, когда юнкер залип за экраном, увлеченно играя в "сапера", а девчонки разложили на своих мониторах пасьянсы, и я плюнул на это дело и пошел спать, заведя на всякий случай будильник на смартфоне. Для первого дня сделано достаточно, нельзя объять необъятное.
  
   *****
  
   К восьми часам утра, одетые в униформу, мы уже заняли свое место в строю, как и остальные курсанты. Я нашел глазами Толю-бригадира, и одного взгляда мне оказалось достаточно, чтобы понять - ему сейчас, мягко говоря, нехорошо. Судя по его бледному виду и тому, как Яркут морщился от каждого движения, его и в самом деле вчера выдрали плетьми на славу, содрав всю шкуру на спине. Нда...тут все без шуток. Ладно, посмотрим что дальше...
   А дальше было знакомство с новым наставником, ровно в восемь утра спустившимся с крыльца здания перед плацем. Им оказался молодой блондинистый мужик, на вид не старше тридцати пяти-сорока лет, одетый, так же как и настоятель в синий плащ, черные штаны и красную рубаху. Высокий, стройный, подтянутый. Глаза большие, лицо мягкое, этакое "нежное", словно немного детское, длинные белые волосы забраны в хвост. Не знаю уж почему, но чем-то он напоминал мне исхудавшего эльфа. Преподаватель посмотрел на нас, тепло улыбнувшись, а потом махнул рукой в сторону трехэтажного дома.
   - Доброе утро, господа курсанты, - поприветствовал нас "эльф". - Меня зовут наставник Лайсод. Господин Элм поручил мне провести у вас вводную лекцию и первое занятие. Следуйте за мной в аудиторию, келейники.
  
   Переговариваясь шепотом друг с другом, мы прошли за наставником в здание "купеческого дома". Поднялись на второй этаж и вскоре оказались в самой обыкновенной студенческой аудитории, не особенно-то и большой. Всю ее обстановку составляла высокая деревянная кафедра, несколько рядов индивидуальных парт, каждая из которых была оборудована ноутбуком и самая обычная доска на стене. Повинуясь жесту наставника, мы расселись по местам и вскоре он начал свою лекцию, не утруждаясь знакомством с курсантами или перекличкой. Наверное, ему этого было просто не нужно, "эльф" и так знал, кто есть кто. Хотя говорил он на русском языке, судя по внимательным выражениям лиц, японцы его прекрасно понимали. Эту особенность я еще вчера подметил - когда японцы разговаривали в скиту на своем языке между собой, он оставался непонятным, но как только дело касалось разговора с преподавателем, так сразу включался "смысловой перевод" и их речь становилась вполне ясной для всех.
  
   - Начну с главного. Думаю, не ошибусь, если предположу, что, прежде всего, вы хотите знать, куда вы попали и что тут за место такое, - не стал тянуть кота за хвост Лайсод. - Вчера господин настоятель немного попугал вас и нагнал тайны, - добавил, вновь улыбнувшись, "эльф". - Такой уж у него метод работы с людьми, ничего не поделаешь, - пожал он плечами. - Но сегодня, я думаю, можно приоткрыть завесу таинственности. Итак, вы все находитесь в главном мире Системы или корневом мире. Хотя, иные называют его миром-цветком, а остальные миры, наоборот корневыми - потому что этот мир стоит наособицу и высасывает энергию из остальных, как растение корнями высасывает соки из земли. Всего существует четырнадцать параллельных миров, в каждом из которых имеется развитая человеческая техногенная цивилизация, с теми или иными особенностями и отличиями от остальных. Во всех, кроме корневого мира. Здесь у людей власти нет. Тут всем заправляют Хозяева, - махнул указкой наставник, и поверх деревянной доски вдруг засветилось изображение какого-то здания, похожего на железнодорожную станцию, словно транслируемое на нее кинопроектором.
  
   - Хозяин или Хозяйка, это разумная антропогенная сущность, некий дух, воплощающийся поначалу в каком-либо здании или предмете посреди своих земель в Корневом мире, - продолжал "эльф". - Бывают Хозяева лесные, степные, горные, речные, даже морские. - Зачастую, первоначальный "аватар" Хозяина, это небольшое здание. Например, вокзал, речной порт, станция метро, автобусная станция. Сущность поначалу слаба и бестелесна, однако старые и сильные Хозяева могут со временем материализовать себе живое тело, если им оно нужно, - сделал паузу Лайсод. - Сущность обладает способностью собирать энергию с окрестных земель, набираться сил, расширять границы своих владений и открывать проходы в остальные человеческие миры из корневого. Проще говоря - она обладает магией, назовем это так, - выделил голосом слово "магия" наставник. - Хотя это скорее не та "магия", которую вы знаете из сказок, а способность тратить выкачанную и преобразованную энергию из человеческих миров, меняя с ее помощью реальность под свои желания. Хозяева изначально настроены к людям нейтрально и часто вступают с ними в контакт, привлекая в корневой мир в качестве своих рабов, солдат и помощников и передавая им в уплату за помощь часть своей силы, так называемые очки ЛКР. Однако, присягнувший Хозяину или Хозяйке человек хоть и сохраняет свободную волю, получает отменное здоровье и невиданное им ранее могущество, но становиться полностью зависим от своего Хозяина. А с гибелью покровителя неизбежно погибает сам, - вздохнул Лайсод. - Кроме того, Хозяева конкурируют и воюют между собой за территории, проходы в другие миры, ресурсы и даже просто так...будучи антропогенными сущностями, они обладают эмоциями и ничто человеческое им не чуждо, включая чувства любви и ненависти к людям и друг другу. Поскольку все миры связаны с корневым, то и процессы, которые идут в мире Хозяев, включая конфликты и войны, так или иначе отражаются на остальных мирах Системы.
  
   Я не буду углубляться сейчас в это досконально, - прервался преподаватель. - Материалы по Хозяевам и мирам Системы вы найдете у себя в домашних компьютерах. Перейдем теперь к части, которая касается непосредственно нас. Вся Система давно бы пошла вразнос и пришла к коллапсу, если бы она не могла поддерживать с помощью своих слуг что-то вроде равновесия. Скорее всего, несколько сильнейших Хозяев давно уничтожили бы всех остальных, а потом и перебили бы друг друга, прервав связи между четырнадцатью мирами и отрезав обмен энергией между ними, после чего катастрофа настигла бы не только корневой, но и остальные миры. Нечто подобное чуть не произошло примерно век тому назад, став причиной большого кризиса, который коснулся всех миров. Однако, Система может поддерживать нечто вроде равновесия. И, хотя в большинстве случаев она справляется с этим сама, ей все же бывает нужна помощь. Поэтому существуем мы, те люди и так скажем "разумные сущности", которые стараются поддержать равновесие Системы. Иначе говоря "Системный Контроль", или, если хотите, нечто вроде монашеского ордена. В ряды которого вы любезно согласились влиться в качестве новобранцев. А моя с другими наставниками задача - дать вам знания и силы послужить не конкретным Хозяевам, как большинство людей, попавших в корневой мир, а непосредственно всей Системе миров в целом. И вы их получите, если успешно пройдете обучение, - улыбнулся "эльф". - А если вы послужите Системе, то и она поможет вам решить ваши личные проблемы у себя дома и щедро вознаградит за службу, будьте уверены, - самым серьезным тоном заверил нас Лайсод. - Поэтому не будем тянуть. Попробуем прямо сейчас проверить ваш потенциал. Вряд ли сила откроется с первой попытки, но кое-что будет уже ясно. Пожалуй, парни начнут с прослушивания Мата, а девушки с Отчи. Вы, кажется, хотите что-то спросить курсант Анна? Я вижу это по вашим глазам...
  
   - Никак нет, господин наставник, - Аня из Москвы явно стала вежливее со вчерашнего дня. - Я просто удивлена. Мы будет слушать матюги?
   - Ну что вы такое говорите, дорогая!? - развел руками от избытка эмоций "эльф". - Разве можно сравнивать благородный Мат, древний мужской язык ученых, полководцев и героев с жалкой обсценной лексикой на тему половых органов, в которую он выродился в вашем мире? Хотя, надо признать, что даже придя в полное убожество и осквернение, Мат сохранил остатки энергетики. Те, кто попадал себе молотком по пальцу, не дадут соврать, без мата переносить боль труднее. Впрочем, Мат, как уже упоминалось, скорее не женский язык, а мужской. Мат интуитивно ясен, логичен, точен в определениях, передает максимум смысловой нагрузки при минимуме слов, недаром его любят военные. Дамам сразу с Мата начинать не стоит. Язык женской силы - это наговоры или Отчи, например, от него у вас осталось слово "отчитать". Вот их вы и прослушаете. Включите ваши ноутбуки, господа курсанты. Наденьте наушники и выберете ярлычок "урок первый" в папке "Мат" или "Отча". Слушайте внимательно, вам еще зачет по языкам силы мне сдавать... Продолжение можно прочитать по адресу: https://author.today/work/54310/edit/content
  
Оценка: 9.00*5  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Д.Сугралинов "Дисгардиум 5. Священная война"(Боевое фэнтези) Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) М.Атаманов "Альянс Неудачников-2. На службе Фараона"(ЛитРПГ) К.О'меил "Свалилась, как снег на голову"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала! или Жена для тирана"(Любовное фэнтези) А.Ефремов "История Бессмертного-3 Свобода или смерть"(ЛитРПГ) Н.Пятая "Безмятежный лотос 3"(Боевое фэнтези) А.Кутищев "Мультикласс "Союз оступившихся""(ЛитРПГ) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 5"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"