Сухонин Сергей Сергеевич: другие произведения.

Добытчик

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 4.77*46  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец Леха и его команда. Космос, корабли, всякое разное.

  
   Глава1.
  
   - На дальней станции сойду - трава по пояс, - напевал я про себя старую песенку, ступив на трап, ведущий из пассажирской палубы "Северной принцессы" на берег. Настроение было приподнятым, голова свежей, руки пустыми, а удобный рюкзак из темно- синей джинсовки едва-едва чувствовался на плечах. Впереди меня ждал целый день, отданный на разграбление столицы Швеции, славного в прошлом города Стокгольма. Разграблять город предстояло на довольно скромную сумму в триста евро, но ведь и это хлеб!
   Я сделал несколько шагов по трапу и перед самым входом в пограничный терминал оглянулся назад. Романтично, однако. Большую часть обзора закрывал белый борт морского парома с округлыми окошками-иллюминаторами, но синюю воду фиорда, чаек и прибрежный пейзаж разглядеть было можно. Уютно в пассажирском порту у шведов, тихо, мило и по домашнему. Не то что в громадах аэропортов. Вот уж куда я ни ногой... С прибытием тебя, Леха. Я нащупал в кармане загранпаспорт и решительно вошел в небольшое здание пограничного терминала.
  
   Наверное, пора представиться. Будем знакомы - я Леха. Точнее Красавин Алексей Сергеевич, обычный парень, придерживаюсь традиционных ценностей, пытаюсь смотреть на жизнь позитивно и так далее... Свой богатый внутренний мир в двух словах я описать все равно не смогу, поэтому давайте перейдем сразу к внешности и анкетным данным. Телосложение и рост средние, глаза карие, волосы темные, физиономия самая обыкновенная, как говорят в народе "рязанская". Двадцати пяти лет от роду, холост, не был, не состоял, не участвовал, не привлекался. Точнее с последним не совсем верно, кое к чему меня все же привлекли. Не просто же так я тут, дело есть. Рассказать что за дело? Расскажу, не торопите, может быть вам даже будет интересно. Только сначала таможню пройду.
  
   Впереди всей толпы я на берег не лез - мне спешить некуда. Что можно интересного увидеть на родине Малыша и Карлсона за один день, если ты там раньше еще не был? По мне так ничего. Этнографические музеи или луна-парк? Не интересно... Старые доски Густава Васы? Вялый интерес к древнему паруснику присутствует, но не настолько большой, чтобы тащиться с туристами на экскурсию. Я даже в родном Питере и десятой части культурного, так сказать, наследия не видел. Лениво мне это, я лучше дома по интернету гляну. Может быть...если захочу. И вообще, что может быть пошлее банального рассматривания достопримечательностей в чужом городе? Терпеть не могу официальные достопримечательности и организованные экскурсии. Все эти автобусы, туристы, экскурсоводы, давай-давай, купите открыточку и магнитик, посмотрите направо, посмотрите налево, все ли собрались, ждем Марью Ивановну она опаздывает... Ну его в баню. Я птица гордая как тот еж и вообще волк-одиночка. Предпочитаю действовать самостоятельно.
  
   Так что когда я вразвалочку сошел на берег, большая часть туристов уже разъехалась по магазинам или на экскурсии. У прозрачной будки паспортного контроля стояла небольшая очередь из двух человек, в которую я пристроился третьим. Полминуты и готово. Немолодой пограничник шлепнул штамп в паспорт и я, пройдя по небольшому, огороженному красно-белыми ленточками коридорчику, вышел в зал ожидания. Осмотрелся и, найдя глазами выход, направился к дверям. Нильс обещал меня встретить.
   Ага, вот и он, - помахал я рукой высокому белобрысому шведу. Стоит на площадке для автобусов, ждет. Давно не виделись, норд.
   Нильс по-русски не говорил никак. Я же английский учил всю жизнь. Учил в школе, начиная с третьего класса. Учил в университете, с первого по четвертый курс. Учу и сейчас, работая младшим научным сотрудником в государственном научном центре биологически активных препаратов, сокращенно ГНЦБАП. А вот один хрен - я его так толком и не выучил, наверное, способностей нет. Или я просто лентяй? Не знаю. Научные статьи и профильную литературу худо-бедно читать и переводить могу. Говорить? Плохо, очень плохо. Но мне дипломатических переговоров с Нильсом не вести, так что сойдет.
   - Гуд монинг Нильс! - Напряг свои скудные познания я.
   - Хай Лесша! - Нильс показал мне на припаркованный у обочины черный джип вольво. Неплохая машинка, между прочим. Кучеряво живут научные работники в шведских фирмах. Мне до такой еще расти и расти.
  
   Дальше просто. Мы отъехали от морского порта по длинной прямой улице, ведущей с ощутимым подъемом вверх, с пару кварталов, и Нильс припарковался у обочины. Вытащил из лежащего на заднем сиденье дипломата пару запечатанных прозрачных пластиковых полулитровых бутылочек без этикеток, с растворенной в бесцветной жидкости белой густой взвесью. На одной из них была надпись черным несмываемым маркером "Dreamsil-50", на другой "Dreamsil-70". Бутылочки перекочевали из дипломата в мой рюкзак. Вот, собственно и все - миссия выполнена, товар получен. Осталось лишь доставить его в родной институт, как называли по старинке еще с советских времен наш научный центр все его сотрудники.
   Нильс улыбнулся и сказал что-то по-английски. Судя по понятным мне словам, вежливо интересовался, не надо ли меня подкинуть куда-нибудь в городе. А мне надо? Нет, конечно. Ноу сэр, спасибо сам разберусь. Я же и так близко от центра Стокгольма. Давай досвиданья, семье привет.
  
   Черный вольво, практически неслышно работая двигателем, отъехал от обочины, оставив меня одного на пустынной улице. Все, теперь до самого вечера, когда отбывает паром, я свободен. Осталось только с пользой провести время. Я оглянулся - справа и слева невысокие дома от трех до семи этажей, некоторые похожи на жилые здания, некоторые на офисы. Людей на улице мало, машин тоже, одиннадцать часов утра буднего дня - время рабочее. Внизу порт, вверх по улице...не знаю что. Вот туда и направимся. Обожаю гулять по незнакомым местах самолично, без сопровождающих и объясняющих. Да, может быть я не увижу каких-нибудь замечательных мест. Но просто идти одному по незнакомому городу и глазами, ушами и всей кожей чувствовать его атмосферу гораздо интереснее. Я, кажется, вам обещал рассказать зачем я здесь? Тогда слушайте, расскажу по дороге, пока иду по направлению к центру.
   Сам бы я летом в Стокгольм ни в жизнь бы не поехал. Я бы лучше на море, в Крым или в Анапу отдохнуть съездил, до них, в отличие от заграничных курортов поезда ходят. Мне с моей запущенной аэрофобией - самое то. Но пришлось ехать по работе. Дело было так: моему уважаемому шефу и по совместительству научному руководителю еще зимой понадобилось почистить один хитрый белок под названием теосульфин. Шеф сказал, что это разработка наших новосибирских партнеров, дескать, наработка перспективная, они хотят его проверить на биологическую активность. Все как обычно. Знакомства и связи моего шефа велики и разнообразны, дедок он ушлый. Новосибирцы так новосибирцы, мне-то что. Мое дело хроматография - белок из переданной нам дезинтегрированной биомассы надо выделить и очистить. И вот тут-то и возникли проблемы. Не отделяется он от примесей нормально на колонке, хоть убей. На аналитических колонках еще так-сяк, а вот на препаративных ничего не выходит. Требуется подобрать сорбент, да только из того что есть в институте ничего не подходит.
  
   Помучался я с недельку так и этак, и пошел докладываться - имею, мол, проблемы. Шеф только головой покачал, - надо, говорит, Леша почистить белочек. Тебе какой сорбент нужен? Я объяснил, да только толку-то... Если его по каталогу заказывать, то ждать минимум квартал нужно, пока из-за границы доставят. А то и больше. Шеф вник, но особенно не обеспокоился. Дело, говорит, не срочное, заказывай и жди. Я заказал и вроде как все забыли про это, другой темой занялись. А пару дней назад вызывает он меня в свой кабинет - а сам весь на себя не похож. Глаза горят, от нетерпения чуть не подпрыгивает. И говорит, - у меня знакомый есть в одной шведской фирме. Он по дружбе нам немножко их экспериментального сорбента может дать на пробу, чтобы теосульфин чистить. У тебя же Леша шенген есть? Я говорю - есть, Аркадий Степанович, мы с Юлей в Финляндию в этом году ездили, виза еще действует. Тут он меня и удивил. На, говорит, тебе пятьсот евро на расходы, вот тебе мэйл и телефон Нильса и крайний срок в четверг ты мне этот сорбент привези. Тему с белком закрывать надо архисрочно, сделаем - отличная премия будет, заказчик очень щедр. Свободен, можешь лететь, голубь ты мой почтовый, напиши только заявление на отпуск за свой счет. И не трепись особенно, куда едешь.
  
   Скажу честно, все это мне не очень-то понравилось. Как-то оно одно с другим не срасталось. Параметров шведского экспериментального сорбента шеф мне не сказал, сам он в хроматографии рубит так себе, с чего бы вдруг у него взялась такая уверенность, что он нам подойдет? Возить химические реактивы через границу явочным образом- ну можно, наверное, хотя дело скользкое... Ладно. Но вот эти пятьсот евро наликом и требование "чтобы завтра было"? Вы работали когда-нибудь в бюджетных учреждениях? Вы видели, чтобы там так решались служебные вопросы? Все это говорит об одном - шефу очень сильно надо, заказ личный. Белок или сорбент - не пойми что.
   Но отказ неприемлем, отношения портить нельзя, у меня по плану через полгода защита. Да и вообще - шеф мужик хороший, работать с ним приятно, с диссером реально помогает, а не как некоторые номинальные руководители... Премии выбивает, в денежные проекты своих сотрудников подписывает. Сказал - значит надо ехать. Порылся я в интернете и нашел отличный вариант: трехдневный круиз на пароме из Питера. Если брать самую плохонькую каюту, ту что пониже ватерлинии, то дешевле самолета выходит. Списался с Нильсом, поговорил с ним кое-как по скайпу и вот я здесь.
  
   Улица долго поднималась вверх, затем вильнула в сторону, а я пошел по ней дальше. Справа потянулся длинный парк, слева похожие друг на друга сонные городские кварталы. Примерно через час ходьбы я прошел вдоль какой-то стены, почти средневекового вида. Даже заинтересовался, что бы это могло быть? Вы не поверите - это оказалась стена стадиона. Я аж разочаровался. Не впечатлил меня шведский стадион, если честно, да и хрен с ним.
   Увидев на углу открытый магазинчик, я решил купить водички, чтобы смочить пересохшее за время прогулки горло, и тут вспомнил, что евро на шведские кроны так и не разменял. Оказалось, что это не проблема. Заплатил бумажкой в пятьдесят евро, сдачу получил кронами. Причем, насколько я помнил курс, более-менее честно. За прилавком сидел одетый в джинсы и футболку "тоже швед" с темной кожей, большим носом и глазами чуть навыкате, с чалмой на голове. С ним-то я и разговорился. Считай брат по разуму, а точнее по безобразному исковерканному английскому. На времена, грамматику и произношение нам было взаимно плевать, а это очень удобно и перед человеком своего невежества не стыдно. Мы славно пообщались и Рухтай мне все рассказал. Где тут ближайший торговой центр, чем торгуют, какие развлечения, где купить очень дешевые настоящие швейцарские часы, которыми очень кстати торгует его брат, который сделает мне большую скидку... Так что в дальнейший путь я отправился вооруженный информацией, точнее неким общим пониманием того, что мне пытались сказать. Надо же все-таки купить что-нибудь на память о Швеции.
  
   На улицах народу и машин становилось все больше и больше, дома выглядели старше, чем в начале моего пути, похоже я все-таки добрел до центра. Допил минералку, осмотрелся по сторонам. Вроде прошло всего ничего, часа два гуляю, а ноги уже немного гудят. Ага, а вот и большой магазин, вроде торгового центра. Зайду-ка я, посмотрю, что тут есть в наличии.
   Мне-то самому, в общем, ничего не надо. Одежда у меня есть, сувениры не нужны, никакого болезненного хипстерского пристрастия к брендам и заграничным шмоткам с едой я не питаю. Была бы со мной Юлька, та бы оттянулась по магазинам. Но с Юлькой что-то не срослось, причем я даже не понял что... Вроде все нормально было. Чувства и серьезные намерения также присутствовали... А потом все произошло как в дурном анекдоте. Пришел Леша с работы, а там записка: "Извини Лешенька, но мы совершили ошибку, мы друг-другу не подходим". И не вещей Юлькиных нет, ни ее самой.
   Что на это скажешь? Отправил ей смс-ку. "Пока Юля, удачи, успехов. Передумаешь - позвони, а я не буду". Купил себе бутылку вискаря и вечером сам с собою закрыл тему. Когда тебя кидает женщина, особенно та, которую ты вроде как любишь, это конечно, плохо, обидно и неприятно. Но это все можно пережить, не конец света. Такие вещи со всеми мужиками случались раньше и будут случаться потом, тем более что по большому счету Юлька права - ничего хорошего, чтобы за меня держаться руками и ногами я в себе не видел. Так что все - значит все.
  
   Но не будем о грустном. Зайти за покупками все же стоит. Мне не помешают осенние туфли и новая ветровка, а выбор и качество одежды тут в среднем получше чем дома, будем откровенны. Родители опять же обидятся, если им из Швеции не привезти какой-нибудь подарок. Да и так, вообще...
   Я прошелся по первому этажу, но продуктовый супермаркет решить оставить напоследок, а более ничего интересного там не было. Поднялся на эскалаторе на уровень выше, и неторопливо прошел несколько шагов по широкому коридору, выискивая взглядом бутики с одеждой.
  
   Сначала я даже не понял, что это было. Просто хлопнул по ушам резкий громкий звук где-то внизу. Я замер на месте оглядываясь по сторонам и прислушиваясь. Какой-то очень уж нетипичный звук для магазина. Похож на выстрел...
   Звук повторился. Потом еще один, потом они слились в грохот и я отчетливо услышал звуки осыпающегося стекла и чей-то заполошный крик. Твою за ногу, да это же точно выстрелы! Леха, ты влип. Блин делать то что? Сердце резко припустило с места в галоп, а лоб покрылся испариной.
   Посетители рядом со мной замерли. Парочка самых догадливых побежали по коридору вперед, прочь от эскалатора, но остальные, как и я, все еще соображали, что вокруг происходит.
   Снова внизу автоматные очереди и крики, звон стекла. Я как завороженный оглянулся назад и сделал пару шагов к эскалатору. Хрен знает зачем я это сделал... Вообще-то следовало бежать прочь, но...
   Мужик с автоматом быстрыми скачками бежал вверх по движущейся лестнице. Синие джинсы, черная рубаха, загорелое лицо - видел я таких на записях в ютубе. В Париже были похожие и в Мюнхене. А вот теперь, стало быть, и здесь...
   Каким-то шестым чувством я догадался, что бежать по коридору вместе с остальными покупателями не стоит. Просто упал в сторонке, у дверей ближайшего к эскалатору бутика, прикинувшись ветошью. И правильно сделал. Первым делом, за которое принялся мужик, добравшись до второго этажа, была стрельба в спину убегавшим. От меня он стоял метрах в полутора. Морда перекошена, затвор у автомата ходит туда-сюда, гильзы летят. Внизу, кстати, тоже стреляют. Полный капец.
   Нет, вообще-то я не герой. Но тут соображалось быстро - времени у меня от силы несколько секунд. Сейчас он добьет убегающих и оглянется вокруг. И тут же выстрелит в меня. Если я дернусь раньше - тоже обратит внимание и выстрелит. Зато сейчас, прямо в эту секунду есть небольшой шанс...
   Я кинулся с пола ему под ноги и успел, хотя и в последний момент. Мужик меня заметил, и повел было стволом в мою сторону, но грохнулся на твердый пол и выронил оружие. Все-таки почти девяносто килограмм умноженной на ускорение моей массы - это сила. А дальше, пользуясь его замешательством, я действовал на голом страхе и рефлексах. Схватил его двумя руками за голову, чуть приподнял и со всей силы ударил затылком о каменную плитку пола. Потом еще раз и еще раз. Кажется, помогло, бандит обмяк и не дергался.
  
   Вот теперь надо точно бежать. Я заглянул за край эскалатора вниз - ужас. Тела валяются, кровь лужами, битое стекло, кто-то стонет. И там все еще стреляют. Надо все же двигать по коридору, должен же быть запасной выход. На худой конец спрячусь где-нибудь до приезда полиции.
   Не судьба. Внизу к эскалатору бежал очередной поехавший с калашниковым. Не успею. И...люди же. Двое кажется уже все, валяются на полу в позе поломанных кукол, но из бутиков на втором этаже торгового центра выбегают еще посетители. И блин мамаша с двумя мелкими детьми откуда-то вылезла. Мальчик лет пяти девочка чуть постарше. Встали блин и смотрят.
   - Бегите! - Заорал я. - Бегите, чтоб вас...! - Кричал я по-русски, причем матом, но меня почему-то поняли. Мамаша подхватила детей и побежала назад, остальные за ней. А я схватил калашников бандита, длинный и тяжелый как весло. Как они его вообще пронесли через весь город? Вот не люблю я оружие и не разбираюсь в нем совершенно. Я даже не знаю что это за модель и какой у нее калибр, да и пофигу мне. Старое что-то. Но стрелять, пусть и как попало, я из этого автомата смогу, все же военная кафедра в вузе и месячные сборы предполагали занятия по сборке и разборке автомата плюс пару выездов на стрельбище. Не бином ньютона. Я упал на пол, выставил указатель огня на короткие очереди и попытался прицелиться. Вот он орел, вскочил на движущиеся ступеньки. Ага, заметил меня... Нет, парень, я быстрее буду и я уже прицелился. Огонь!
  
   Да, блин! Я и забыл про отдачу, к тому же взялся за оружие неправильно, так что результат получил закономерный. К плечу оружие надо прижимать плотнее, магазин в пол упирать нельзя, азы ведь, объясняли на военке... Соскользнувшим прикладом мне прилетело прилично, хорошо если ничего не сломало. Но каким-то чудом я в бандита попал. Впрочем, тут дистанции всего метров пятнадцать, промахнуться трудно. Мужик выронил оружие и, упав на ступеньки, поехал наверх тушкой ко мне. Ага, вот и баррикада едет, хорошо. Да чтоб тебя!
   Огонь по мне повели сразу с двух точек откуда-то снизу. Ненавижу контр-страйк, всегда в нем погибал одним из первых. Тухлое дело, надо уползать. Только вот не очень-то отползешь. На моих глазах одна пуля попала в вырубленного мною первым бандоса, а от второй я дернулся всем телом. Первая мысль была, что все - накрыли. Но нет - пуля лишь разорвала рюкзак из которого сейчас прямо на мою футболку выливался консервант вместе со взвесью. Хана сорбенту. Как это она так ухитрилась попасть? Наверное, какой-то рикошет. Ладно, не важно, уйти бы живым. Кажется, в этих случаях рекомендуют задавить противника огнем? Попробуем. Я схватил автомат покрепче и открыл огонь примерно в том направлении, откуда в меня стреляли, но стрельба продолжалась недолго, после трех отрывистых очередей оружие смолкло. Логично блин...это только в плохих боевиках бывают бесконечные патроны. Но, главное, по мне тоже не стреляют, будем условно считать, что противник огнем задавлен. Мамаша с детьми тоже свалила. Все Леха, отвоевался, беги давай, спасайся. Пусть евротолерасты спасают себя сами от своих понаехавших...
  
   Вот какая падла все же всадила мне в спину две пули, когда я привстал и рванулся чтобы бежать назад? Вообще надо было бы тихо отползти сначала немного назад, как предполагал с самого начала, уйти из сектора обстрела, но захотелось побыстрее, поэтому рванул... Я и виден-то был снизу полсекунды... Но кто-то успел. Толкнуло сзади так сильно, что меня сбило с ног, а вот больно не было совершенно. Я просто упал и лежал с открытыми глазами, смотря на вытекающую из меня кровь, сил хотя бы попытаться ползти не было никаких. Умирать, кстати, было не страшно, но вот обидно до слез, только плакать не получалось. А затем я увидел предсмертные глюки. Пропитанная кровью и вытекшим из рюкзака сорбентом моя футболка начала светиться странным голубоватым светом. Я запоздало понял, что запаха спирта не было совершенно, хотя сорбент должен быть законсервирован в этаноле. Но сейчас-то это уже не имело значения. Глюки были причудливы: смешиваясь, моя кровь и густая взвесь сорбента начинали мерцать и рождали странное голубоватое облачко, расползавшееся вдоль всего моего тела. Мне только и оставалось, что смотреть на эту причудливую картину, пока облако не покрыло меня полностью. А потом пришла темнота...
  
   Глава 2.
  
   - Ты кто? - спросил меня голос в моей голове. Судя по интонации, принадлежал он молодому мальчишке. Странно. Хотя о чем это я? Темнота вокруг и голос, наверное самое обычное дело для свежеоткинувшего копыта героя, мне то откуда знать... Темнота без голоса была бы гораздо худшим вариантом. Голос звучит в голове, но имеет интонацию, охренеть. Это что, загробный мир так начинается, или я у реаниматолога под скальпелем глючу?
   - Я Леха, - дал я краткий и емкий мысленный ответ. - А ты кто? - Мне и в самом деле было это интересно. Чтобы он не ответил - все равно какая-то информация. Да и чем еще заняться в темноте без верха, низа и ощущения своего тела? Нечем. Поэтому раз предлагают, можно и поговорить.
   - Я Аэртон, - представился мне голос. - Ты спасатель?
   Замечательно начали. Информации бездна. Ладно, поиграем в сеанс вопросов и ответов, тем более что альтернативы считай никакой, кроме как ехать крышей молча. Спасатель ли я? Хороший вопрос. Ни к бывшему, ни к нынешнему ведомству Кожугедовича, я как говориться, никаким боком. Но перед смертью спасти кого-то вроде как пытался, хотя бы и самого себя. К тому же может быть тут спасателям положены плюшки?
   - Спасатель, - подтвердил я. - А ты с какой целью интересуешься?
   - Мне нужен спасатель, - просто ответил неведомый Аэртон.
   - Зачем? Тебя надо спасать?
   - Я...я еще не знаю. Я активировался и осознал себя только что, как и ты. Я знаю, что я есть, что у меня контакт и что мне нужен спасатель. Или несколько спасателей.
   - Ты человек? Может быть ты бог, дух, демон? - Я решил все же прояснить, с кем имею дело. Хотя, скорее всего - со глюками в своей голове, ясное дело.
   - Нет...я. Я, наверное, корабль. Не знаю..., - видимо, моему собеседнику тоже было далеко не все понятно. - Слушай Леха, - продолжил он. - Я могу тебя вытащить обратно в жизнь. Прямо сейчас. Не спрашивай меня как, я сам толком не знаю, но могу. У меня есть еще три предсмертных контакта, но твой самый сильный. Похоже, из-за тебя все и началось, поэтому тебе и выбирать за всех. Ты хочешь жить?
   - Да, - быстро ответил я. Глюки это или нет, но отрицательный ответ был явно не уместен.
   - Тогда давай быстрее, времени мало. Просто отвечай на вопросы. Все пояснения будут позже, когда мы встретимся. Вопрос первый - вытаскивать тебя одного или всех кого могу?
   - Всех давай. В компании веселее.
   - Хорошо, тащу всех. Но дары тогда разделяться, за исключением двух апостольских. Какой дар выбираешь? Добытчик, лекарь, защитник, провидец?
   - Э...а где воин, маг и вор?
   - Ты о чем?
   - Классы игроков. Ну, в рпг такое выбирают. Я хочу магом.
   - Леха, я не знаю, о чем ты говоришь. Я не знаю никаких ваших игр. У нас не игрушка и очень мало времени, канал продержится недолго. Выбирай быстро, а то я решу все за тебя.
   - Давай добытчика.
   - Принято. Следующий вопрос: кто из вас будет платить собой за дар? Каждый за себя, один за всех, все за одного?
   - А можно и так и этак, по ситуации? - Раз уж мои глюки припомнили Дюма, то попробую им подыграть.
   - Можно, - Аэртон был лаконичен.
   - Давай следующий вопрос, - "интересно, что он еще придумает", - подумал я.
   - Больше вопросов нет. Приготовься, Леха, я тебя тащу.
   - Куда, блин? Опять в торговый центр к бандитам?
   - Извини, - кажется, в голосе Аэртона послышалось смущение. - Ты прав, пояснения необходимы, просто я сам пока мало что понимаю и всего лишь отрабатываю данную мне создателями инструкцию. Слушай внимательно. Я не могу вас вытащить сразу к себе. На проверку всех систем, расконсервацию и приведение отсеков в жилое состояние нужно время, у меня на борту в настоящий момент вы погибните. Ждать я не могу, запасов аэртоэнергии и воли, чтобы изменять реальность под себя, у меня осталось совсем немного. Для того, чтобы вас вытащить и дать вам дары, я растрачу их без остатка. Вы окажетесь на борту ближайшего звездолета, с которым я попробую организовать свою встречу, если смогу. Если нет - найдите меня сами. Дальше действуйте по обстоятельствам. Удачи всем нам. Все, начинаю, до встречи спасатель Леха.
   - Подожди, глюк. Кто остальные-то...?
  
   Ох, ё-мое. Это было... резко. Темнота сменилась светом, а чувства вернулись разом. Бред, причем удивительно реалистичный, продолжался. Вообще-то я ожидал увидеть себя в реанимационной палате, всего в бинтах и в окружении медицинских приборов, которые рисуют на маленьких экранчиках всякие синусоиды. Или другой, самый лучший вариант - очнуться в своей постели в питерской однушке, и понять, что мне все привиделось. Так ведь нет - открыв глаза я увидел себя лежащим на полу, одетым в салатового цвета пижаму и того же цвета штаны. Причем опять-таки непонятно где. Обширный овальный зал с серыми стенами и невысоким потолком был набит людьми в таких же пижамах, что и на мне. Некоторые из них сидели, другие, как и я, лежали. Пол кстати странный - теплый, босым ногам не холодно. И слегка пружинит, спать на таком вполне возможно, да. Навскидку в зале человек двести, если не больше. Квадратные панели на желтом потолке светили ярко-белым, пробивающимся даже под закрытые веки светом. А еще где-то в стороне надрывался невидимый динамик.
   - Подъем! Заготовки подъем! Всем встать!
   "Какие еще заготовки...что за фигня со мной происходит", - пытался сообразить я. Повалялся несколько секунд, однако фигня происходит не переставала. Пришлось вставать, чтобы оглядеться по сторонам получше. Так, выглядит все очень реальным, на сон не похоже нисколько. Тело мое, никаких видимых изменений нет. Не больно, раны отсутствуют. Меня что, все-таки переместил куда-то неведомый Аэртон?
   - Подъем! Санблок закрывается через пятнадцать минут. - Да что у них тут, казарма?
   Стоп, что за ерунда? Говорят же не по-русски. Да, если отключиться от понимания сказанного, то слышны совсем другие звуки. Почему я их понимаю? Попаданец блин, начитался на свою голову...
   - Всем принять гигиенические процедуры и идти на завтрак! Опоздавшие будут наказаны! - Продолжал раздавать инструкции динамик. Ну да, речь точно чужая. Но я ее знаю. Я? Который английский пятнадцать лет учил и так и не выучил? Не, просто бред продолжается.
   Между тем народ шустро построился в очередь к одной из дверей в стене зала, с синим квадратиком на ней. В нее заходили, из такой же рядом выходили и шли в другую очередь, формировавшуюся у зеленой двери напротив нее. Мужчины и женщины вперемешку. Кстати тут все молодые, на вид от двадцати до тридцати лет, мужчин и женщин примерно поровну. Куда я все же попал? Аэртон говорил про некий звездолет. Ладно, примем к сведению. А еще он говорил...
  
   - Эгей, православные! - заорал на языке родных осин я. - Русские тут есть?!
   На меня кое-кто покосился, но не более того, особого интереса мой крик не вызвал. У всех, кроме одного паренька, стоявшего у стены с абсолютно обалделым видом.
   - Русский? - он протиснулся ко мне и круглыми от удивления глазами посмотрел в мое лицо. - Где я?
   - Не знаю, - честно ответил я. - Тебя звать как?
   - Витя. То есть Виктор Александрович. Где мы?
   - Хороший вопрос, - пожал я плечами. - Меня, кстати Алексеем зовут. Тебе знаком некий голос, представляющийся Аэртоном и считающий что он корабль? Витя, я понимаю, что вопрос, конечно шизоидный, но зато сразу по существу.
   - Нет. Но когда я умирал, меня кто спросил, хочу ли я жить. И вот..., - развел руками парень.
   - Понятно. Помер и воскрес, совсем как я. То есть ты просто сказал кому-то что хочешь жить и оказался здесь? Голос мальчишеский?
   - Точно. Слушай, Алексей, а может мы во сне и друг-другу снимся? - Витя продолжал смотреть вокруг отсутствующим взглядом. Потом зачем-то больно ущипнул себя за щеку.
   - А ты спал перед тем как попасть сюда?
   - Нет, - смутился парень. Ниже меня на пол головы, весьма худощавый, с черными глазами и волосами. Подбородок резко очерченный, волевой, но выражение глаз какое-то совсем детское и одновременно грустное. - Тут такое дело...меня, кажется, грузовиком задавило. Ну, это последнее, что я помню.
   "Интересно", - подумал про себя я. - Виктор, а ты никого не спасал перед смертью?
   - Не знаю, - задумался парень. - Я же минуту назад по мосту на авиамоторной шел. Хотел обогнать двух девушек на тротуаре впереди меня. И тут я вижу, как грузовик с дороги боком прямо на них несет. У него вроде колесо отлетело, но толком я ничего не понял, все как-то очень быстро случилось. Я дернулся чтобы их оттолкнуть и тут-то меня и накрыло. Удар и темнота. А дальше был голос и я оказался тут в этой дурацкой пижаме. Алексей, если знаешь больше - рассказывай, - он пытливо заглянул мне в лицо. - И давай просто Витя, ты меня постарше и обстоятельства не те, чтобы официально общаться. - Парень постепенно приходил в себя.
   - Хорошо. Кое-что я тебе смогу рассказать, хотя знаю я немногим больше твоего. Только поспешим в очередь, а то санблок действительно закроют. Как ни странно, но мне требуется его посетить. Кстати, это хорошая проверка, во сне мы или нет. Во сне как бы тебя ни приспичило, и какие бы ты себе туалеты не вообразил, нормальный человек облегчиться не способен, если он энурезом не страдает. Я - не страдаю.
  
   Пока мы стояли в очереди к двери с синим квадратиком и проходили необходимые процедуры, я успел вкратце рассказать Вите свою историю. Санблок оказался прямоугольным проходным помещением с глубоким и широким наклонным желобом у одной стены, по которому быстро текла вода. У другой стены - полтора десятка включенных душевых насадок на потолке, на полу сток для воды и бак для использованных пижам. Никаких ручек, шлангов или кранов душу не полагалось, - снял штаны и пижаму, ополоснулся под довольно прохладной, видимо, чтобы сильно не задерживались, водой, и пошел дальше, задержавшись под струей горячего воздуха за кабинками, чтобы немного обсохнуть. Новые штаны и пижаму получите у выхода, лежат стопками. Размеры небольшие, но все они тянуться как резиновые в любом месте, несколько энергичных движений и все село по фигуре. Система, однако... правда не для стыдливых. Мы с Витей успели все сделать минуты за полторы.
   - Добытчик, защитник, провидец, лекарь, - задумчиво сказал Витя, пристраиваясь за мной в очередь перед зеленой дверью. Судя по всему завтрак выдавали там. - Похоже на игрушку, только в матрицу и технологии полного погружения я как программист не верю... Интересно, что все это означает. С апостольскими дарами ясно...
   - Да? Неужели? - Заинтересовался я.
   - Я, конечно, Библию знаю не досконально. Но случалось читать однажды. Загремел в больницу в чужом городе с переломом ноги, а там ни родных ни друзей. Скучно, делать нечего. А всех развлечений в палате на девять коек - разговоры и единственная книжечка на тумбочке, от каких-то доброхотов - Библия. Вот от нечего делать читал и проникался.
   - Проникся?
   Витя только пожал плечами и продолжил говорить, не ответив на мой вопрос. - Бог апостолам дал два дара - говорить на всех языках и защиту от яда. Чужой язык мы вроде понимаем. Про яды проверять пока не хочется. Тут все сходится, Алексей. Только если нам про звездолет и другие контакты твой Аэртон не наврал, то должно быть еще двое попавших.
   - Санблок закрыт. Заготовки, не прошедшие санблок будут наказаны. Время завтрака - двадцать минут! - снова начал вещать динамик.
   - Зона какая-то, - пожал плечами я. - Куда он нас засунул? В тюремный корабль?
   - Посмотрим чем тут кормят, - чуть улыбнувшись, сказал Витя. - По еде можно многое сказать.
   - Угу, увидим.
  
   На завтрак полагалась легкая пластмассовая коробочка с тремя контейнерами внутри. Во всех трех - пюре. В самом большом - что-то вроде разваренной рисовой каши, в среднем - сладковатый фруктовый мусс, в самом маленьком - мясное пюре, похожее на детское питание. Плюс бутылочка с водой и одноразовая ложка. Полное самообслуживание прилагается - бери любой контейнер из стоящих на столе у входа, садись на пол или стой так, (мебели все равно нет - голые стены и тот же теплый пружинящий пол, что в общей камере) ешь, выкидывай мусор в бак, уходи. И голос в динамике, видимо для аппетита перечисляющий правила и дальнейший распорядок дня. Заготовкам запрещалось выносить предметы и еду из столовой, запрещалось задерживаться, брать больше одного контейнера на человека, а виновные, понятное дело, будут наказаны. Дальше предстояло пройти медосмотр и следовать инструкциям.
   - Скорее не тюрьма, а тюремная больница, - поделился я своими впечатлениями с Витей, выбросив контейнер из под еды в бак. - Медосмотр, пижамы эти дурацкие, еда никакая совершенно. А еще есть нехорошее слово "заготовки" и тот печальный факт, что больных вокруг не наблюдается... Все это наводит меня на плохие мысли, Вить. Знаешь, мне страшно. Фантазия, наверное, слишком богатая. Ты кто по жизни?
   - Эникейщик из Москвы. Еще немного ролевик. Был.
   - А я вроде как научный сотрудник, химик. Из Питера. Но, похоже, тут это уже никого не заинтересует.
   - Подождем паниковать, Леша, - Виктор немного побледнел, но старался держаться твердо. - Народ вокруг вроде не дергается, все спокойны. Разберемся, не стоит думать сразу о плохом. Надо просто расспросить людей, нам все и расскажут.
   - Ты прав, согласился с ним я. - Поговорим со старожилами. И попробуем найти тех двоих, когда выйдем в общую камеру. Вдруг они иностранцы и меня не поняли.
   - Апостольский дар всем четверым дан, как ты говорил. Должны были понять.
   После завтрака, когда все "заготовки" снова собрались в общем зале, я попробовал поговорить с первым попавшимся парнем, выглядевшим достаточно дружелюбно. Основная проблема была как всегда в языке. Понимать-то объявления по громкой связи я понимал. Но говорить самому? Как это говорить на языке, который ты понимаешь, но на котором в своей жизни еще не произнес и слова?
   Я попытался отключить логику и просто обратиться к собеседнику, не контролируя каждое слово. Просто...сказать что хочу.
   - Слушайте, я перитд нерди то и где вудлаа? - Парень посмотрел на меня как на идиота.
   - Где валипри нессс тао летод объясните пожалуйста кролл? - Блин, не получается.
   - Я тебя не понимаю, - серьезно сказал мой собеседник. Не по-русски, конечно. Но мысль я уловил и зацепившись за нее тут же начал говорить так же как он. На этот раз чужие слова полились ручьем.
   - Где мы находимся и куда нас везут? - попытался выяснить я.
   - Мы на небесной ладье богов, летим чтобы стать бессмертными, - ответил парень.
  
   Дальнейший диалог на чужом языке оказался путанным и малоосмысленным. Я и присоединившийся к разговору чуть попозже Витя пытали аборигена так и этак, стараясь получить целостную картинку происходящего. Но не сложилось. Тайрон, как звали аборигена, оказался юношей из города Корпа, сыном местного каменотеса, которому повезло. Не желая всю жизнь дышать каменной пылью, таскать долото и молоток и прожить обычную скучную жизнь, он очень следил за своим здоровьем, чтобы стать бессмертным. Ел умеренно, не пил кайоля, не знался с женщинами, очень старался не простужаться и не болеть и соблюдал все рекомендации богов для того чтобы его тело было в полном порядке. За это он был признан достойным и награжден богами вместе со всей своей семьей. В срок испытания его признали годным к бессмертию и взяли на небесную ладью. А семье заплатили волшебными механизмами, небесной прочности и легкости тканью, и еще какими-то ништяками. И вот теперь у него все хорошо. И у нас с Витей тоже все будет хорошо раз уж мы здесь, только непонятно почему мы корчим из себя ничего не понимающих дураков. Надо только слушаться приказов и делать все как велят боги своим чудесным голосом без говорящего.
  
   Неожиданно Тайрон прервал свой рассказ на половине предложения и устало закрыл глаза. Открыл их снова, договорил фразу заплетающимся языком, сладко зевнул и вновь сомкнул веки.
   - Потом, - устало махнул рукой он. - Еще поговорим. Спать очень хочется.
   - Ты же только проснулся? - Удивился я. Оглянулся по сторонам и обнаружил странную картину: почти половина заключенных в помещении людей лежала на полу, а остальные явно собирались баиньки, укладываясь прямо на теплое покрытие.
   - Леша, что за ерунда? - обеспокоился Витя. Никаких признаков внезапного засыпания он не проявлял.
   - Не знаю. Но мне это очень не нравиться. Нас что, накормили снотворным?
   Похоже, так оно и было. Тайрон уютно свернулся калачиком на полу, подложив руку под щечку и сладко засопел. Немногие оставшиеся на ногах люди не спеша ложились на пол. Еще пара минут и зал оказался устлан спящими телами. Стоять остались лишь мы с Витей...нет не только. У противоположной стены продолжала недоуменно оглядываться какая-то молодая девчонка с темными волосами до плеч. А еще одна бодрствующая, только с длинной светлой прической сидела на полу с широко открытыми глазами метрах в десяти от нас.
   - Ты кто? - крикнул по-русски я темноволосой. - С Земли из России?
   - Нет, - сказала она. В голосе ее явно чувствовался натужный акцент, как будто язык и горло с трудом выговаривали чужие слова и звуки. - Я из кон фед ерации Ил ин рит, - медленно сказала она. - Вы зна ете где мы?
   - Апостольский дар, - неожиданно сказал Витя. - А если съедите что ядовитое, то вам не повредит. И как раз все четверо.
   Продолжить свою мысль он не успел, потому что часть стены в зале неожиданно ушла вверх, открывая широкий освещенный коридор, а в помещение вошли пятеро...не человека уж точно.
  
   Глава 3
  
   Кандидат первой ступени, капитан большого медицинского сборщика-заготовителя "Жулан" империи Тройс, господин Пеор сидел в задумчивости за рабочим столом в своей каюте, сложа руки на груди и слегка покачиваясь в удобном кожаном кресле. Дорогая форменная пижама из нейского шелка удобно облегала стройное тело капитана, гелевый наполнитель подушки кресла придавал ощущение приятной мягкости его пятой точке. В каюте стояла полная тишина. В таком состоянии Пеору лучше думалось еще с тех пор, когда он перестал быть аскетом и стал кандидатом. Телу должно быть удобно до такой степени, чтобы оно не отвлекало от работы мозг. Нет, если жизнь заставит, то Пеор мог эффективно работать в любой обстановке. Но лучше так...
   Перед его глазами на вызванном несколько минут назад прозрачном голографическом экране чуть повыше рабочей поверхности стола все еще виднелись строчки отчета. Случилась какая-то накладка пополам с проблемой. Ничего страшного на первый взгляд, но дело загадочное. На второй палубе почему-то оказалось лишнее число заготовок - двести восемь вместо двухсот четырех. На четыре заготовки больше. Откуда бы они могли взяться? Число заготовок на всех семи рабочих палубах известно - ровно тысяча двести, все они учтены при погрузке на борт с вернувшихся планетарных челноков аскетов, накладок не было. Посчитаны поголовно, распределены по палубам, на них заведены учетные файлы. Сегодня пятый день полета, заготовки с первой палубы уже превращены хирургами в полуфабрикаты для кандидатов. На ядра для будущих кандидатов отобраны заготовки с третьей по седьмую палубы. Настала пора отправиться в операционные грузу со второй палубы, а тут такой казус...лишние головы.
  
   В принципе такое бывает. Ошибки хоть и редко, но все же случаются. Но как объяснить тот факт, что четыре неучтенных заготовки не только не имеют личных файлов, но и оказалась имунны к действию альнизола? В воду и пищу была добавлена достаточная доза препарата, чтобы любая заготовка благополучно проспала до самого операционного стола, где ей бы вкатили еще обезболивающего и противошокового, чтобы процесс прошел гладко и без проблем. Но эти четверо не уснули. Более того, когда надзирающие аскеты ввели внутривенно по десять кубиков двухпроцентного альнизола каждому, ожидаемого эффекта не последовало. И что теперь с ними делать?
   Пеор прикрыл глаза и, отогнав не вовремя возникшее желание выпить стаканчик ворлля, начал обкатывать в голове возможные варианты решения проблемы.
   Вариант первый - впихнуть неучтенке кляпы поглубже в рот, связать покрепче и отправить как и предполагалось их на стол к хирургам. Будет неэстетично и не совсем гуманно, но зато проблема решиться сама собой. Пеор отчитается об успешной миссии, доложит об отсутствии проблем, не будет никого напрягать из начальства. Только вот...а вдруг потом начнутся реакции отторжения тканей у кандидатов, получивших органы от этих нестандартных заготовок или еще какие-нибудь проблемы? Или получившиеся новые аскеты проболтаются? Кто их послушает, конечно, но все же... Будут копать, выяснится, что Пеор использовал сомнительный материал. Не надо ему такого...
   Вариант второй - в утилизатор. Нет заготовки, нет проблемы. Быстро, просто и надежно, хотя бессмысленное уничтожение заготовок вместе с их личностью и не приветствуется, но этот вариант неплох. Но все же...может лучше дать делу ход? Почему-то же их организм не реагирует на альнизол. Может есть еще какие-нибудь отклонения. Не лучше ли придержать пока интересные заготовочки до центральной базы сектора и сдать ученым целенькими? Пусть белые пижамы покопаются в проблеме, глядишь, откроют что-нибудь новое, а там и сам Пеор заработает немного к статусу. Если кандидат Пеор хочет стать кощеем, то упускать такой шанс - грех. Вариант интересный - можно неплохо выиграть. А можно и проиграть...известно что делает инициатива со слишком рьяными инициаторами. Нарвешься еще на расследование со стороны начальства. Где их взял, почему неучтенка? Не дай Несс начнут аудит корабельного документооборота и вылезет всякое... Тут можно вместо бонуса и на штраф к статусу нарваться.
   "Подожду пока", - решился, наконец, Пеор. Уничтожить их никогда не поздно. А на базе перед тем как сдать отчет о рейсе, можно поговорить с Таором. Я вроде как его протеже, может посоветует чего...
   Пеор прикосновением к уху активировал канал связи, вызывая начальника аскетов охраны "Жулана".
   - Наолн, по делу неучтенок.
   - Да командир?
   - Пока всех четверых в изолятор. Не будем торопиться, посмотрим что это за чудо такое на нашу голову.
   - Есть, господин кандидат.
  
   Вы когда-нибудь видели фантастических боевых роботов? Наверняка. Уж терминатора-то и робокопа все когда-то смотрели. Все видели и настоящих роботов по телевизору или в ютубе - обычно тележки на колесном или гусеничном шасси со стволами или саперным и специальным оборудованием.
   Вошедшие больше напоминали не эти канонические образцы, а всякие экспериментальные штуки, собираемые учеными при американских и японских корпорациях в единичных экземплярах в целях проверки и отработки всякого разного. Чем-то они были даже человекообразны. Ростом с меня, только вместо ног - гибкие, загнутые немного назад серебристые пластины, похожие на протезы для бегунов - параолимпийцев. Тело - узкое, тоже серебристое, цилиндрическое и почти ровное, но видны небольшие выступы и контуры съемных панелей, прикрытые плотно прилегающей прозрачной защитной пленкой. На условной "спине" какое-то утолщение вроде жесткого каркасного рюкзака. Возможно, место для аккумуляторов. Маленькая грудь, плечевого пояса пожалуй и нет. Вместо рук - два длинных гибких манипулятора, заканчивающихся семью "пальцами". Манипуляторы к тому же были закреплены не жестко, а проворачивались свободно на все триста шестьдесят градусов вокруг своей оси в верхней части цилиндрического тела. В "пальцах" манипуляторов - у двоих какие-то широкие прямоугольные коробочки с ручками, у троих - нечто похожее на пистолеты. Голова - сплющенный мяч для американского футбола, со зрачками то ли камер, то ли еще каких-то датчиков. Ну и еще всякие контрольные огоньки, символы и непонятные выступающие хрени, в ассортименте. Чем-то все их телосложение до боли напоминало небезызвестную Масяню из мультика, хотя точной аналогии, конечно, не было.
   - Встать рядом друг с другом, в один ряд, - скомандовал один из роботов. Точнее это донеслось из динамиков где-то в его "голове". Спорить с ним я не стал, просто остался стоять где стоял, рядом с Витей. Сказывался шок от увиденного. Блондинка после короткого замешательства подошла к нам сама, темноволосую пришлось слегка подтолкнуть в спину одному из роботов.
   - Протяните вперед левые руки.
   "Ага, счаз, железяка бессмысленная..."
   Железяке было все равно. Она схватила меня за руку холодным манипулятором, рванув ее с неожиданной силой. Другим манипулятором прислонила к сгибу моего локтя коробочку и я почувствовал укол и легкий холод в месте укола. Похоже на инъектор, который ввел в меня какую-то гадость. Ту же процедуру роботы проделали и с остальными.
   - Ждите, - скомандовала железяка.
   Прошло минуты две. Ничего не происходило.
   - Долго ждать-то? - Потерял я терпение. - Дальше чего? Слушай железяка, а ты сама разговариваешь или тобой оператор управляет?
   - Я не железяка, ты, тупая заготовка. Я мультифункциональный аскет, - похоже в голосе робота прорезалось что-то вроде обиды. - А ждем мы когда вы заснете. И так график разделки срываете, постыдились бы...
   - Разделки? В смысле? Разделки кого?
   - Да вас же, заготовок. Или ты хочешь лечь под нож в полном сознании?
   - Чего!? - Вот тут мне стало по настоящему страшно. Точнее даже жутко. Я почувствовал как задрожали мелкой дрожью внезапно ослабевшие ноги. А стоявший рядом Витек аж изменился в лице.
   - Сядьте на пол и ждите, - верно истолковал его выражение лица робот. - Насчет вас направлен запрос. Может быть, начальство сделает для вас исключение. Дернетесь - убьем на месте. Лучше попытайтесь заснуть. Все мы когда-то были заготовками и через это прошли, прежде чем стать аскетами. Не надо так волноваться, ничего страшного не происходит. Ваша жизнь в империи Тройс только начинается. - Как ни странно, но, похоже, эта железяка по своему пыталась нас утешить.
   Наверное, надо было продолжить разговор. Но полученная информация начисто выбила меня из колеи, так что никаких умных мыслей и вопросов в голову не лезло. Товарищи по несчастью тоже молчали, сидя на полу и думая каждый о своем. Тем временем роботов в помещении уже набилось с пару десятков. Они, разбившись по парам, деловито клали спящие тела на носилки и выносили их из помещения прочь.
   "Ну нет, сам под нож не лягу", - оформилась, наконец, итоговая мысль. Я переглянулся с Витьком, показав глазами на ближайшего вооруженного робота. Если они попытаются еще раз уколоть инъектором или связать, то бросаюсь на него и стараюсь выхватить "пистолет". Витек поможет. А там...лучше пусть убьют, чем самому идти на заклание. Аэртон, вот же гад...это он называет "вытащил в жизнь"?
   - Поднимайтесь, пошли, - сказал через какое-то время разговорчивый робот- аскет. Приказано перевести вас в изолятор, поживете там некоторое время. И не дергайтесь, это же в ваших интересах. Я начеку. Или лучше дать оглушающий разряд и нести?
  
   Изолятором служила комнатушка размером с единственную комнату мой питерской берлоги. До нее мы добирались по белым, ярко освещенным коридорам минут пятнадцать, сопровождаемые конвоем аскетов. Народу в однотипных, обшитых белыми панелями коридорах, с дверьми по сторонам было негусто - мы по пути повстречали лишь парочку роботов и одного спешившего куда-то человека в синем то ли комбинезоне, то ли плотной пижаме, вроде тех, что выдают работникам в "чистых зонах" некоторых производств. Располагалась наша камера, вместе с двумя такими же как она, в тупичке небольшого отсека, открывшегося нашим взорам за отдельной массивной овальной металлической дверью и представляла собой невысокое пустое помещение со светло-зелеными стенами. Выходившая в коридор сторона которого была на три четверти прозрачной. Небольшая закрытая кабинка, оказавшаяся крохотным санблоком, приютилась в углу камеры. Мебели никакой. Только знакомый теплый, чуть мягкий пол, такие же упругие стены, обшитые эластичным материалом, похожим на пластик, овальная гладкая металлическая дверь выхода, без всяких замков и ручек с внутренней стороны. Чем-то все это смахивало на вмурованный в стену аквариум.
   Напоследок аскеты бросили нам в камеру четыре коробки с едой, вроде тех, что выдавали на завтрак и удалились, оставив нашу компанию в полном одиночестве за закрытой дверью. Наверное с минуту мы все молча сидели на полу, думая каждый о своем и потихоньку приходя в себя.
  
   - Ну что парни, - первой прервала молчание темноволосая. Невысокая, зеленоглазая, черты лица тонкие, грудь маленькая но обозначена под пижамой ясно. Руки красивые, с длинными аристократическими пальцами, ноги длинные, но не от ушей. Ладная девчонка - все в ней сложено в правильную пропорцию и радует взгляд. Русский язык по-прежнему давался ей с трудом, хотя фразы она строила грамотно, просто говорить с непривычки было трудновато. - Вообще-то девушки первыми инициативу не проявляют, но учитывая обстоятельства... Может познакомимся? - Улыбнулась она.
   Я попытался улыбнуться ей в ответ и что-то сказать, но не смог. Потому что улыбка вдруг сама собой разъехалась до ушей, и я начал смеяться. А точнее ржать аки конь. Сдерживаемое с утра нервное напряжение, будь оно не ладно... У кого-то оно выплескивается через слезы, резкие движения, крик. А у меня вот так - через смех. Впрочем, я был не один - дурной пример заразителен. Рядом со мной засмеялся Витек, а затем наше начинание подхватили и девушки. Через несколько секунд веселились мы уже вчетвером, глядя друг на друга и смеясь до слез.
   - Поз...хаха..познакомимся, смертнички и смертницы, - захлебывался Витек. - Последнее свидание, хрен его...
   - Вместе веселее, - хихикала блондинка. - Кто там первый на операцию? Мальчики, давайте мы после вас...
   - Дамам принято уступать.
   Успокоиться нам удалось только через пару минут. Впрочем, отсмеявшись, мы все почувствовали облегчение. Я уж так точно.
   - Короче, будем знакомы, девушки - подавив последний хохоток, серьезно сказал я. - Хватит ржать. Меня зовут Леха, и я (пришлось подавить напрашивающееся каноническое слово "алкоголик")... был аспирант в институте. Вот этого вот худого типа зовут Витек или Витя, он программист, - подобный, резко фамильярный тон мне почему-то казался здесь и сейчас единственно уместным. - Мы из России, планета Земля. Умерли и очнулись здесь. А вы?
   - Меня зовут Юннис, - сказала темноволосая. - Планета Тея, народная конфедерация Илинрит. Пулеметчица батальона "цверг". Погибла в бою, оказалась здесь.
   Наши взгляды скрестились на блондинке. Высокая, синеглазая. Тоже стройная, но сложена поосновательнее, чем Юннис, этакая кровь с молоком. Пшеничного цвета волосы распущены до плеч. Представляться она не спешила, пристально уставившись на девушку и поджав губы. Надо сказать, взгляд ее был очень далек от дружелюбия, скорее уж из серии "убью на месте".
   - Я Элис, - ледяным тоном произнесла, наконец, она. - Я тоже из Теи. Снайпер добровольческого полка демократической олигархии Илинрит, ты, цверюга недобитая!
   - То-то я чую что-то знакомое, - сузила глаза темноволосая. - А тут у нас, оказывается, ДОИшная гадюка сидит. За Рейтольские денежки шахтеров в концлагерях расстреливала?
   - Хана тебе! - Коротко бросила блондинка и кинулась на темноволосую. Подскочила к Юннис и постаралась схватить ее за шею, но та выскользнула и сильным ударом заехала блондинке кулаком в челюсть. Впрочем, Элис это не остановило. Пользуясь преимуществом в массе, она повисла у противницы на плечах и опрокинула ее на пол, переведя бой в партер.
   - Охренели девки! Витек разнимаем!
   Следующие несколько минут оказались наполнены пыхтением, возней, приглушенным матом и глухими ударами.
   - Руки я сказала убери! Не смей меня лапать! - Орала мне в лицо блондинка, пока я удерживал ее на полу. Рядом из рук Витька рвалась Юннис.
   - Все, все, убрал, - сказал я, потихоньку отстраняясь. - Только не надо снова на людей бросаться, не будь дурой. Тут недобитых уже нет, Элис. Все мы уже добитые. Ваши разборки из прошлого нам до лампочки, давай решать насущные проблемы.
   - Да это же цверга, она...
   - Уймись, блин! Сядьте по углам, охолонитесь малехо. Мозги включи! Нас тут резать на органы собрались, а вы разборки устраиваете.
   Доводы рассудка все же возымели действие на девушек и они, сверкая друг на друга злобными взглядами, все же расползлись по углам по разным сторонам.
   - Что у вас там произошло, из-за чего сыр-бор? Гражданская война? - Нарочито спокойным голосом спросил я. - Только давайте быстро и по делу. Регламент три минуты каждой. Нам еще надо свои дела обсудить, и мне есть что рассказать всей честной компании.
  
   Мои догадки оказались близки к истине. На некой планете Тея, что в системе звезды Альгоф, где бы это ни было, жило себе поживало немаленькое государство "демократическая олигархия Илинрит" или сокращенно ДОИ с советом олигархов во главе. Уже само это название ассоциировалось у меня с чем-то нехорошим, что до добра не доведет. Так и вышло... ДОИ занимала большую часть материка с равнинной северной частью и гористым югом. Вот только почти все полезные ископаемые, включая нефть, уголь и металлы были на юге, а промышленность и аграрный сектор сосредоточились на севере. Все бы ничего, но только потом то ли экономический кризис грянул, то ли просто чья-то жадность достигла астрономических высот, но промышленники и фермеры севера и шахтеры юга переругались насмерть. Юннис утверждала, что олигархи севера снизили закупочные цены на сырье ниже себестоимости, одновременно подняв цену на хлеб, обрекая южан на голод и нищету. Элис считала ровно наоборот - монополисты южане задрали цены, оставив их промышленность без сырья, решив, что выгоднее сбывать все по высокой цене за океан неким государствам Анков.
  
   Дальше все было как обычно - взаимные обвинения, народные протесты и декларация независимости народной конфедерации Илинрит на юге. А затем "ограниченная операция против сепаратистов" от северян. Дальше можно не продолжать...страна в хлам, тотальная война на несколько лет, всеобщие зверства и разрушения. Анки довольны до безобразия, - и север и юг отрывают от себя последнее, лишь бы купить у них за океаном оружие и технику. Хорошо хоть до атомного оружия тот мир немного не дотянул...
   В момент гибели девушек можно было уверенно сказать, что южане проиграли. Юннис погибла, прикрывая со своим пулеметом и парой десятков оставшихся от батальона бойцов эвакуацию оставшегося гражданского населения из какого-то шахтерского городка, перед вхождением в него частей северян. Наверное, поэтому Аэртон и записал ее в спасатели. О зверствах северян наслышаны были все и люди при приближении противника бежали в горы. Остатки армии южан, засевшие там, вроде еще не капитулировали, но оставалось им недолго, почти все районы юга кроме высокогорья были потеряны, снабжение и управление армией практически развалилось. Дрались оставшиеся цверги по словам Юннис потому что "выхода все равно не было". По ее словам, держались в последнем бою они хорошо и доишники умылись кровью на окраине городка как следует, но что поделаешь - долбанная артиллерия рулит. Особенно если у врага она есть, а у тебя ее нет.
  
   Рассказ Элис об обстоятельствах своей гибели неожиданно подтвердил правоту Юннис. Не без смущения блондинка призналась, что хотя она и была младшим офицером у северян, но погибла отнюдь не в бою. Девушка происходила из богатого рода промышленников, но, похоже, отличалась, мягко говоря, "самовольным" нравом, из тех про кого на Руси иногда говорят "беспокойным нет покоя". Поэтому ближе к концу войны, вдрызг поссорившись из-за чего-то с женихом за неделю до свадьбы, а так же со своей родней, не нашла ничего лучше, чем записаться на курсы снайперов, куда пусть и с неохотой, но принимали женщин. Закончила их с отличием, но в регулярную армию ее все равно брать не хотели, папа вставлял палки в колеса... Тогда она из принципа присоединилась к добровольческому полку где и провоевала пару недель, ничем особенно не отличившись. А потом случилась "досадное происшествие". Их часть стояла в "освобожденной" от сепаратистов- южан деревне и проходя поздним вечерком по какой-то надобности у ее околицы, Элис нарвалась на, как она дипломатично выразилась, "оказывающих неподобающие действия в отношении местных женщин" пьяных солдат ее полка. Естественно, она потребовала прекратить немедленно безобразия, а когда ее послали далеко и надолго, то схватилась за кобуру и начала махать стволом. Характер у нее взрывной, слово за слово...
   Впрочем, по ее словам, это было редкое исключение из правил, а так-то северяне народ цивилизованный и добрый. Не то что вечно пьяные грязные звери из шахтерских батальонов, которые во время своего единственного относительно успешного наступления на север не щадили ни стариков ни младенцев. Просто добровольцы...ну они так называются. А так-то это наемники с самого социального дна севера, воюют за деньги, не чета благородной и пушистой регулярной армии северян.
  
   Примерно так звучал рассказ девушек, если отжать из него весь неконструктив и взаимные оскорбления. На самом деле все выглядело гораздо колоритнее. Девушки, хотя и не дрались больше, но вовсю перебивали друг дружку, вставляли язвительные комментарии и грозились оторвать друг дружке разные части тела. Это если мягко сказать. Впрочем, рассказ Элис о своей гибели, кажется слегка утихомирил Юннис, да и сама северянка пришла в себя. Так что мой рассказ о гибели и словах неведомого Аэртона девушки слушали молча. Уже хлеб...
  
   - Мы что, получается в космосе? - удивленно спросила Юннис, когда я закончил говорить. - На корабле, который перемещается между планетами и звездами?
   - Выходит так, - подтвердил я. - Причем Аэртон, который нас сюда затащил, тоже корабль. Вернее корабельный компьютер.
   - Компьютер? - В этот раз переспросила Элис. - Это как?
   - Машина для расчетов, а так же хранения, обработки и управления информацией, - ответил блондинке Витя. - Может он и не компьютер, - продолжил парень. - Судя по Лехиному рассказу Аэртон уверенно прошел бы тест Тьюринга. Возможно это полноценный интеллект, причем мы не знаем искусственный он или нет и тип его носителя.
   - Да, неважно, на самом деле, - покачал головой я. - Меня больше заботит непонятный сорбент, который оказался не пойми чем. И наши дары от Аэртона, которые реально работают. Препараты этих аскетов на нас не подействовали и слава Богу, а то нас бы уже порезали на части. Мы свободно общаемся на одном языке. То есть два так называемых "апостольских" дара работают. Остаются еще четыре: добытчик, лекарь, защитник и провидец. Возможно, это наш ключ к спасению.
   - Интересно, а если я пивка хряпну, то уже не опьянею? - Невпопад спросил Витя. - Типа алкоголь - яд, а яды на нас не действуют. Обидно будет, если так.
   - Для цвергуни это стало бы полной катастрофой, - не удержалась от шпильки Элис.
   - Заткнись, стерва северная.
   - Девушки, хватит уже! Лучше поработайте мозгами, блин, - я рубанул воздух рукой. - Вам говорил голос что-нибудь перед тем как закинуть сюда? Вы чувствуете в себе нечто...этакое? Я вот, например, добытчик, только непонятно добытчик чего именно и каким образом. А вы можете вылечить, защитить или провидеть? Говорите не стесняйтесь...
   Тишина. Все сосредоточенно думают.
   - Ни у кого никаких мыслей? Хорошо, давайте так. Возьмем тайм аут на некоторое время, ну хоть на пару часов. Подумаем еще. После обеда соберем совет. Только условимся все переговоры вести на русском. Возможно нас записывают, так мы хоть сохраним секретность...наверное, - закончил свою мысль я.
  
   В камере все равно делать нечего. Часов у нас не было. Вообще ничего не было кроме зеленых пижам на голое тело. Так что сколько часов мы предавались размышлениям я не знал. Время от времени вспыхивали короткие разговорчики ни о чем. Витя ни с того ни с сего рассказал о том, как он ездил с пацанами на рыбалку и поймал здоровенную щуку. В ответ на это Элис вспомнила, что у ее семьи в загородном имении есть пруд с карпами и золотыми рыбками в центре парка. Ее воспоминание Юннис прокомментировала коротким монологом о зажравшихся буржуях и голодающем народе юга, а я, чтобы сбить маленько революционный пафос, рассказал анекдот о единственно правильном ответе на вопрос "надо ли класть сливочное масло в тарталетки с черной икрой". На это мне Элис заявила, что я такое же "быдло" как и цверга, а масло к икре по правилам хорошего тона класть надо. Но как-то это уже с улыбкой прозвучало, почти как комплимент. Трудно хранить обиды друг на друга, когда все до такой степени в одной лодке как мы. Так что вскоре между нами завязалась дискуссия на гастрономические темы, в ходе которой были съедены принесенные аскетами обеды. Тот же набор пюре, что и на завтрак никому не понравился, но чувство голода притупил.
  
   - Нет, Леха, если разбираться с дарами, то надо начинать с тебя, - решительно сказал Витя, допив бутылочку с водой из контейнера. - Ты добытчик, это мы знаем точно. Попробуй добыть нам что-нибудь в конце-концов.
   - Что именно? И как?
   - Мне бы пулемет мой, - улыбнулась Юннис. - Гром -2м, в просторечии "отбойник". Калибр семь миллиметров ровно, вес восемь с половиной килограммов в снаряженном состоянии, с диском на сто двадцать патронов, длинна сто два сантиметра. Сделаешь?
   - Да не вопрос, - легко согласился я. - Формулирую задание: хочу пулемет как у Юннис. Раз, два три, елочка зажгись, пулемет появись!
   Три пары глаз сосредоточенно уставились на меня.
   - Нету, - чуточку опечалено сказала девушка через пару секунд.
   - Сам вижу. Было бы смешно, если бы все было так просто. Хотя...
   Я вспомнил странное ощущение, которое испытал только что. Как будто пальцы скользнули по чему-то твердому, а сердце пропустило удар и перед глазами на мгновение померкло. Что-то было...пусть на подсознательном уровне, но... Глянул на Витька с пустой бутылочкой в руке, представил себе подробно химическую лабораторию, пластиковую бутыль с этанолом, в котором консервируют сорбенты, постарался почуять его сладковатый резкий запах, увидеть льющуюся струю.
   - Витя, дай ее мне, - я схватил пустую тару. - Хочу чтобы в этой бутылке был спирт.
   Ох е мое... Меня как будто в живот ударили. Мгновенный приступ тошноты, голова поплыла, ноги подкосились. А бутылка в руке резко потяжелела. Не может быть... Нет может. Это был Он.
   - Держи емкость товарищ, проверишь свою теорию о том яд ли алкоголь, - сказал я Вите, справившись с головокружением. Азарт переполнял меня до краев. - Пулемет говоришь, Юннис? Пулемет не обещаю, а вот нечто вроде... Только приготовьтесь, будет лихо. Один я его не вытащу, заберу силы у всех вас, - вспомнил я разговор с Аэртоном.
   В последний момент пришла мысль про возможные камеры наблюдения, и я заскочил в крохотный санблок. Может там место не просматривается? Втиснулся в щель сбоку у странной формы унитаза, и постарался припомнить автомат, который держал в руках когда-то на сборах, во всех подробностях.
   - Хочу калашников. Платит за дар вся группа, - тихо произнес я. И мир померк.
   Это было немного похоже на поимку крупной рыбы на удочку. Я словно тащил что-то откуда-то из темноты, где предмет сидел как будто в вязком киселе и никак не хотел вылезать на свет, да еще и сопротивлялся как живой. Силы уходили стремительно, но я все равно тащил... Рывок, еще рывок! Есть!
   Я словно вывалился в реальность из ниоткуда. Пот заливал глаза, все тело била крупная дрожь, пульс подскочил чуть ли не до двухсот. Но результат того стоил - в моих руках был автомат. Совершенно реальный, тяжелый, пахнущий смазкой. Рухнув на колени, я задвинул укороченную АКСУшку за унитаз и попытался отдышаться. Слабость отдавалась во всем теле. Аккуратно открыл дверцу санблока и выполз наружу.
   Валяющиеся на полу девушки и Витек выглядели не сильно лучше меня. Автоматы из ниоткуда в реальность таскать, это вам не мешки ворочать. Посложнее будет.
  
   Глава 4
  
   - Ну ни хрена себе! - сказал, чуть отдышавшись, Витя. - Что это было?
   - Плата за дар, по всей видимости. Я же рассказывал.
   - Что-то припоминаю. Блин, меня как будто снова грузовиком переехало. Оно хоть не зря?
   - Нет, - дрожь в руках и противный звон в ушах потихоньку унимались, но слабость в теле, похоже, поселилась надолго. - С пулеметом не получилось, но автомат я достал. Не знаю, откуда и как, но достал.
   - Серьезно? - Витьку все еще не верилось.
   - Серьезней некуда. Ты с укороченной Ксюхой знаком?
   - Я же отслужил год в мотострелках. Правда у нас таких автоматов не было, укороченные вроде для танкистов и всяких экипажей машин предназначены, плюс десантура и внутренние войска. У нас длинные калаши были, с пластиковыми прикладами. Но принцип один, разобраться не сложно.
   - Подожди, Вить, - заинтересовался я. - Если ты служил, то значит, на Земле был еще студентом?
   - Числился в одном заочном...точнее, раз в полгода зачеты сдавал как положено, для того, чтобы корочки получить. Учился же я сам по себе, самоучка. Просто интересно было... Почитал здесь, почитал там, попробовал решить пару задач, получилось, понравилось. Плюс подработка пошла...
   - Автомат? - Перебила нас Юннис. Прислонившаяся к стене побледневшая цверга с интересом прислушивалась к нашему разговору. - Правда? - У инопланетянки аж загорелись глаза. - Где он?
   - В санблоке за туалетом спрятал. Только это наш русский автомат, Юннис, с нашей планеты Земля. Прежде чем его взять в руки, пусть тебе Витя лекцию прочтет, как с ним обращаться. И вообще - сюда его пока не выносим, кто знает, есть у этих живодеров в изоляторе камеры или нет и где они расположены.
   - Стоп! Парень, ты с ума сошел? Ты хочешь дать цверге автомат? - Подала голос сидевшая на полу Элис. Северянка уже успела немного оклематься. - Не при каких обстоятельствах, она получит оружие только через мой труп.
   - Да не вопрос, сделаем. Тем более с автоматом, - тут же согласилась конфедератка. Девушка неуверенно встала на пошатывающиеся ноги и мелкими шагами направилась к санблоку, держась рукой за стену. - Тоже мне, проблема нашлась...
   - Хватит! Опять вы за свое! - Всерьез разозлился я. - Выберемся отсюда и убивайте друг друга, сколько хотите, наплевать. А сейчас работаем в команде. Слушайте и делайте, что я вам говорю. Всем ясно?
   - Ясно, - саркастически усмехнулась Элис. - Все понятно кроме одного. Скажи, Леша, какого хрена ты решил всеми командовать?
   - А почему нет? - Юннис уже заглянула в открытую дверцу санблока. - Ты совсем тупая, северянка? Он наиболее компетентен в создавшейся ситуации. Берет на себя ответственность и пока это дает результат. Автомат, если это не муляж, здесь, я его вижу. Шансы выжить в группе с лидером выше, чем у одиночки, тем более что мы все очевидно друг с другом связаны. Тебя что-ли в командиры ставить? Я готова ему подчиняться, пока он справляется.
   "Опа, я оказывается уже командир"? - Мысль была неожиданной. Вот уж к чему никогда не стремился. Оно мне надо? Я просто говорил то, что считал верным вот и все. И нам действительно лучше работать в команде, это же очевидно.
   - Логично излагаешь, цверга, - к моему удивлению, немного подумав, блондинка согласилась с соперницей. - Хорошо, Леша, командуй. При условии, что автомат мой.
   - Да я тебе лучше снайперскую винтовку вытащу, - пожал я плечами. - Только попозже, отдышаться надо и силы восстановить. Когда-то я заряженную СВД в руках держал, хотя стрелять из нее и не приходилось.
   - Не надо, - покачала головой северянка. - Без толку. Винтовка будет ваша, с Земли, модель, которую я не знаю. Прицел незнакомый, поправки, коэффициенты и вообще ее ттх - темный лес. Пристрелять негде, прятать трудно. Да и толку от нее в корабельных коридорах... Автомат тащи, больше пользы будет.
   - Сейчас дело говоришь, блонда, - поддержал ее Витя. - Если идти на прорыв, то лучше четыре автомата на всех. Гранат еще можно. Броники нужны, одежда нормальная, разгрузки. Лекарства, бинты, жгут на всякий случай. Леха командир, я согласен. Только прорываться куда?
   - Так, у нас не филиал военторга, - отрезал я. - Один автомат еле достали, а ты раскатал губу на целый склад. Хорошо, пусть командиром буду я. Временно, пока не выберемся. Тогда всем слушать мою команду. Свары отменить, здесь не детский сад, а концлагерь. Еще раз повторяю, нет больше северян, южан, или там белых и красных. Все мы, - я посмотрел на свою пижаму, - зеленые. Элис, ты обещаешь не нападать на Юннис? - Требовательно уставился я на блондинку.
   - А если нет?
   - Тогда оружия тебе не дадим. И вообще, попрошу отойти от нашей компании. В угол подальше отползай и сиди там. Нам неадекваты не нужны, обойдемся.
   - А цверге?
   - А Юннис я автомат дам. Она эту свару не начинала. Ни словом ни делом, все было в ответку на твои действия. Но хорошо, пусть будет вопрос для порядка и чтобы соблюсти всякую правду... Юннис, ты будешь пытаться убить Элис?
   Стоявшая у открытого санблока цверга ненадолго задумалась. Покосилась на автомат, потом на соперницу.
   - Нет, не буду. Она мне здесь не главный враг. Хотя...Северянка ты убивала наших? Только говори честно, без дураков.
   - Не успела еще, - сквозь зубы прошипела блондинка. - К сожалению...
   - И тебя пристрелили свои же, когда ты спасала гражданских?
   - Так получилось...
   - Тогда живи. Мне здесь твоя смерть не нужна. Первой тебя трогать не буду. Кстати знай, я ваших убивала. Но только в бою. В гражданских и пленных я не стреляла. На войне бывало, конечно, всякое, но... То что у тебя, Элис, в голове по отношению к цвергам - это по большей части пропаганда. Расчеловечивание противника, чтобы воевалось легче, обычное дело.
   - Да плевала я на твои слова, цверга.
   - Зато я не плевал, - вмешался я. - Юннис свое слово сказала. А ты? Ты в команде или сама по себе?
   Элис обвела нас долгим взглядом. - То есть если я не согласна терпеть цвергу, то становлюсь отверженной?
   - Сказано грубо. Но в точку, так и есть.
   - В команде, - помолчав, кивнула блондинка. - Цвергу я терпеть не могу и вы мне тоже пока не очень нравитесь. Но я не дура. Умирать снова и в одиночку я не хочу, в нашей ситуации лучше быть с коллективом, чем самой по себе. Хорошо, если иначе нельзя, я тоже даю твердое слово - первой я ее не трону.
   - Вот и все, закрываем вопрос, девушки, - вмешался Витек. - Кто из вас слово нарушит, тот и будет главный враг мне и Лехе, сразу по дефолту. А сейчас мы все вместе, аки лучшие друзья, так будет правильно. Такой роскоши как подозревать и ждать удара друг от друга мы себе позволить не можем. Верно говорю?
   - Именно, - поддержал его я. - Теперь будем отдыхать и восстанавливать силы. Оклемаемся - еще прибарахлимся. Надеюсь, время еще есть. И раз уж я старший, то слушайте мою команду. Виктору - посетить санблок, аккуратно осмотреть ствол, а затем прочитать девушкам лекцию о том, как им пользоваться. Дальше все поодиночке посещают место уединения для практических занятий. Хотя бы самые азы - каждый должен подержать оружие в руках, приложить к плечу, четко уяснить, как он будет вести из него огонь и несколько раз собрать и разобрать по минимуму. Приноровиться, короче. Все мы с какой ни есть, но военной подготовкой, сами знаете, что нужно делать.
   - Заподозрят, - недоверчиво сказал парень.
   - Пренебрежем, - решительно возразил я. - Выхода все равно нет. Почему-то я думаю, что на корабле нет ученых, опасности от нас не ждут, поэтому наше поведение в камере никому особо не интересно. Заготавливают себе гады человечинку на отсталых планетах... Грубо говоря, мы оказались на рыболовном сейнере, а не на исследовательском судне, больно уж процесс заготовки и разделки отработан. Попалось рыбакам несколько любопытных экземпляров глубоководной фауны, вот решили не перерабатывать сразу в море, а придержать до берега и все дела. Может, средств наблюдения в камере и вовсе нет, но явно подставляться не будем. Я все еще надеюсь на помощь Аэртона, он обещал устроить с ним встречу, если получиться. А пока будем копить силы, разбираться с дарами и потихоньку вооружаться, чтобы не упустить момент, когда он представится. Вопросы есть? Вопросов нет. Цели определены, задачи поставлены, - за работу товарищи.
  
   Дальше наши дела пошли веселее. Про появление автомата экипаж корабля так ничего и не узнал, поэтому я решил, что пристального наблюдения за нашей камерой нет. Во всяком случае, ничем иным поведение пришедших нас покормить роботов-аскетов объяснено быть не могло. Притопали двое кадров, открыли дверь, велев отойти всем к дальней стене. Один держал нас на прицеле чего-то похожего на пистолет с необычно коротким и широким стволом, другой молча забрал использованные коробочки с едой и кинул нам новые. Восемь штук, надо полагать ужин и завтрак сразу. Замечательно, значит временной лаг у нас есть. Между прочим, Витя на их глазах зашел в санблок и там стоял у самой двери с автоматом наизготовку, готовый в случае кипежа выскочить и открыть огонь. Но обошлось, аскеты убрались восвояси, не задерживаясь у нас больше необходимого. Не думаю, что охрана была столь глупа и невнимательна по жизни, просто они действительно не ждали от нас серьезных неприятностей, думая, что имеют дело с безоружными средневековыми дикарями, поэтому принимали лишь дежурные меры предосторожности. Даже на отсутствие в сданном мусоре бутылочки, в которой теперь был спирт, внимания не обратили.
   Все это радовало. Если рассуждать логически, то наши шансы выйти живыми из передряги увеличились не сильно, но оружие придавало бодрости - кто вооружен, тот еще не побежден. После ужина наши силы восстановились, и я, пользуясь помощью всей группы, вытащил парочку дешевеньких электронных часов "montana", родом из моего детства, которые можно было прятать под рукавом пижамы. Хоть какой-то ориентир, время пусть и относительное, знать надо. Затем добыл еще три отсоединенных рожка с патронами к "ксюхе". Вещи не тяжелые и сильно нас не напрягли, поэтому мы решились на еще один автомат. И таки получили его, хотя снова вымотались по самое "не могу". Спать ложились усталые, но довольные - все-таки теперь мы были не безропотными овечками, предназначенными на убой, а вооруженной группой заговорщиков. Даже наши валькирии, казалось, немного помягчели друг к другу. Общее дело и переживания сближают.
  
   - Что сегодня делать будем? - деловито спросил Витя после того как тюремщики забрали коробки от съеденного "завтрака" и "ужина" и принесли снова по две порции еды на каждого. - Я вроде нормально себя чувствую. Еще парочку автоматов потянем? И еще гранат надо, край... Командир, ты когда-нибудь держал в руках наступательные гранаты? РГД достанешь? А еще я хороший нож хочу, мало ли как дело повернется? И пистолет - его скрыть легко, хотя бы в коробке от еды. Когда эти двое придут, можно вооруженному андроиду сразу в лоб из пистолета в упор засветить, а потом уж из автоматов всех причесать... Леха, ты хотя бы пистолет Макарова сможешь?
   - Можно и гранаты, можно и пистолет. Но только скоро к унитазу не подойдешь. Итак не туалет, а оружейка,- проворчала Юннис.
   - Ты что, против, подруга-пулеметчица? От тебя не ожидал, - удивился парень.
   - Не против. Только это все равно тупик. Стволы далеко не все решают, сколько их не копи, была возможность убедиться на своей шкуре. Прибьют рано или поздно. Скорее рано.
   - Именно, - поддержал ее я. - Гонка вооружений штука хорошая, но надо иногда и мозгами пошевелить, а у тебя, Витя, один милитаризм на уме. У нас еще три дара неиспользованных, про которые мы ничего не знаем. Хватит тратить силы на оружие, сегодня займемся другим. Вот ты Витек кто? Защитник, лекарь, провидец?
   - Понятия не имею, - пожал плечами программист.
   - Значит, будем тебя пытать. Точнее говоря, испытывать. Можешь что-нибудь предвидеть? Скажи, например: я хочу знать, где сейчас Аэртон! Платит вся группа. Только, правда, реально пожелай.
   - Где скрывается Аэртон?! - Сделав паузу, пафосным тоном возопил к небесам, а точнее к низкому потолку, Витя. - Я хочу это знать, платят все!
   - Нда... Станиславский бы тебе не поверил. - Никакого, даже самого малого приступа дурноты я не ощутил, поэтому результат был понятен. - Узнал чего-нибудь?
   - Ни хрена.
   - Цирк дешевый, - хмыкнула сбоку Элис. - Развлекаетесь?
   - Так, кто там у нас комментирует? Иди-ка сюда, красна девица. Раз здесь цирк, то ты будешь у нас ассистентом главного клоуна, - я был полон энтузиазма. - Сделаем так - ты сейчас возьмешь коробку из под еды. Вложишь в нее еще две таких же, но скомканных, для тяжести. Отойди от меня метра на три и кидай ее в мою грудь.
   - Зачем? Давай я лучше чем-нибудь в цвергу кину. Желательно тяжелым.
   - Прекратить язвить! Разговорчики в строю отставить! Выполнять приказ товарищ снайпер боевой группы "умные и красивые"! А ты Витек, желай меня от этой коробки защитить.
   - Мальчишки... - Краем губ улыбнулась цверга, но подтянулась поближе, с интересом глядя на наши опыты.
   - Защищаю его! - выкрикнул Витя. - Леха неприкосновенен! Платят все.
   Элис от души метнула в меня комок смятого инопланетного мусора, так что я даже на всякий случай прикрыл лицо. И зря. Не долетев пары десятков сантиметров до моей груди, комок отскочил от невидимой стены и упал на пол.
   - Здорово, - выдохнула Юннис. - Вы это видели?
   - Кидай еще раз, - закричал я. - Витя, повторим. Я же говорил вам, не в игрушки играем. Дары есть и они работают!
  
   Дар защитника действительно работал. Летящий предмет от меня отскакивал. Кулак, нога, а затем и приклад автомата пытающейся меня ударить Элис, упирались в невидимую стену, пробить которую не представлялось возможным. Но медленное, априори безопасное движение никаких помех не встречало. При этом знакомой дурноты не было. Решив, что раз проверять, то проверять как следует, я вытащил из ниоткуда легкую, от силы весом граммов в двести, но весьма мощную ручную газовую горелку "Dayrex", которая была когда-то у нас в лаборатории, и попытался поднести пламя к своей обнаженной коже. Ожога не было, тепловая энергия поглощалась бесследно. Правда, если держать горелку включенной долго, и сформулировать пожелание защиты с платой за дар одним человеком, то, по словам Витька, можно было ощутить легкую дурноту.
   - Вот тебе и итог, - довольно отметила Юннис. - Витя у нас защитник. Да еще какой. Летящие предметы останавливаются, пламя не причиняет вреда. При этом расход сил незначительный. Думаю, эта стена остановит даже пулю.
   - Или лазер. Или взрывную волну, - добавил я. - Но границы дара защитника не беспредельны, он тоже вымывает силы. Нейтрализация пламени включенной горелки в течение десяти минут Витька слегка потрепала. А сколько его защита за это время поглотила энергии? И сколько ее надо поглотить, если в кого-нибудь из нас попадет очередью из пулемета, чтобы защитную стену не прорвало, а нас не вынесло в аут от перенапряжения? Или если снаряд рядом рванет?
   - Считать надо, так сразу не скажешь, - сказал программист. - Но дело стоящее. Чисто навскидку - чтобы вскипятить литр холодной воды нужно около четырехсот килоджоулей. Этой горелкой за десять минут мы бы его точно вскипятили... Энергия автоматной пули, калибра пять сорок пять две с чем-то там тысячи джоулей, энергия взрыва грамма тротила четыре килоджоуля. То есть пули мы бы по энергии легко выдержали... Допустим мы все будем со стволами, да еще и под растянутой на всех моей защитой... А ведь дело выходит, мы сможем прорваться далеко. Вряд ли внутри звездолета против беглецов будет применено оружие с огромной разрушающей энергией.
  
   - Вот и я так думаю. Но у нас на повестке дня еще один вопрос. С добытчиком и защитником ясно. Стало быть вы, девушки, лекарь и провидец. - Я поморщился при мысли о том, что надо сделать. Боязно, страшновато и не охота. Но если ты, Леха, командир, то тебе и страдать за подчиненных, прежде всего.
   - Витя, убери защиту.
   - Убрал, Леш.
   - Поехали. - Я полез в санблок, который вместе с оружейкой стал для нашей веселой компании еще и испытательной лабораторией. Сел на унитаз и, закатав рукав, прислонил правой рукой горелку к коже левой пониже локтя, решительно вдавив кнопку воспламенения. А!!! Больно-то как, блин. От зараза! - Горелка выпала из рук и покатилась к стенке.
   - Ты с ума сошел? - ахнула Элис, увидев здоровенный ожог. - Зачем так-то, Леша?
   - А как еще? Кто-то из вас двоих лекарь. Вот и лечите меня. Технология та же - просто пожелайте, чтобы все прошло, плату возьмем со всех. Если помочь не сможете, я достану стрептомицин с мазью от ожогов и обработаю рану, потом заживет. Из строя меня это не выведет, перетерплю.
   - Ладно, - кивнула Юннис. - Мысль понятна, командир. Давай сначала попробую я. Желаю, чтобы твой ожог перестал болеть и затянулся, платят все.
   Я даже не удивился, после всех чудес удивляться было нечему. Просто испытал сильное облегчение, когда ожог сначала перестал болеть, затем покрылся какими-то быстро лопнувшими водянистыми пузырями из омертвевшей кожной ткани, затем покраснел, а потом просто исчез, оставив на своем месте чистую розовую кожу.
   - Поздравляю, ты лекарь, Юннис. Методом исключения Элис у нас провидец. Но с этим давайте потом. Хватит пока экспериментов, отдыхаем.
  
   К следующему приходу наших тюремщиков мы были уже готовы. Один "Макаров", и три автомата ждут своего часа. Витя держит защиту на всех. Если что-то пойдет не так, то Юннис сразу откроет огонь по вооруженному роботу, выскочив из санблока, мы с Элис и Витей присоединимся к ней, похватав свое спрятанное там оружие. Ничего они нам не сделают, не пробьют защитное поле, вряд ли охрана вооружена мегабластерами или супердеструкторами. Разве что какие-нибудь хитрые парализаторы..., но яд на нас не действует, а защита вроде как бережет от всех видов поражения. Единственная проблема - куда бежать и что делать? Захватывать капитанскую рубку и брать в заложники командира корабля? А они, в смысле рубка и капитан вообще имеют место быть? И даст ли нам это хоть что-нибудь? Это же инопланетяне, кто их знает. С другой стороны, роботы раньше попадались весьма разговорчивые. Может попробовать их разговорить, чтобы вытянуть нужную информацию? Пока торопиться с резкими действиями не стоит.
  
   - Долго нам еще тут сидеть? - Нейтральным тоном спросил я одного из притащивших еду роботов. - Как там тебя, мультифункциональный аскет, кажется? Ответь, пожалуйста.
   - Аскет второго ранга Кайтон, - не чинясь, представилась железяка. - По всему выходит, еще пару дней вас в заготовках продержат. Скоро база, там вас с "Жулана" передадут по инстанции.
   - А потом?
   - Не знаю. Но, скорее всего, на органы порежут, изучать будут. Заготовки вы нестандартные, в целики такое не допустят, распотрошат. Да вам какая разница?
   - Действительно, все равно умирать, - согласился с ним я, подавив приступ злобы. - Гады вы последние.
   - С чего вдруг вам умирать? - Удивился аскет. - Станете аскетами, как и мы. А если повезет, то и кандидатами. Я тоже когда-то был заготовкой.
   - В смысле? - Натурально обалдел я. - Если нас распотрошат на органы, то это смерть.
   - Почему? - Отозвался аскет, сноровисто удерживая в двух манипуляторах сразу восемь коробок с едой. - Не так. В империи Тройс все разумно устроено. Тело ваше, конечно, распотрошат, или превратят в безмозглое ядро. Надо же отслужившим свое аскетам чьи-то тела получать, правильно? Вот. А вашу личность перепишут в матричный мозговой нейрогель нового робота и будете вы служить империи положенный аскету контракт, все двенадцать лет.
   - А потом? - С дурацким видом спросил я.
   - Если сможете отслужить контракт, получите новое молодое человеческое тело и инъекцию теосульфина. Вместе с шансом на бессмертие и статусом кандидата. Все как вам обещали вербовщики. Плох тот аскет, который не мечтает стать Кощеем.
  
   Мое обалдение сменилось ступором. Вот бываю порою тугодумом, что поделать. Честно говоря, у меня в голове возникло немало вопросов к аскету. Но только потом, вот в чем вся беда. А в данный момент я просто завис, переваривая сказанное. То-то эти роботы мне еще в первый день показались чересчур эмоциональными и рассудительными для простого набора деталей и управляющего ими компьютера. И еще мой белок вдруг всплыл, для очистки которого я доставал столь странный "сорбент". Говорил аскет, конечно, не по-русски и использованное слово было другим, но у меня же дар понимания... Я точно понял, что он имел в виду именно теосульфин. Так что я просто замер на месте с открытым ртом.
  
   - Вообще-то, все это рассказывают на начальном цикле обучения после пересадки личности, когда заготовки уже стали новыми аскетами, - продолжал говорить Катон, поставив на пол новые наборы еды и забирая наши старые мятые коробки. - Чтобы аборигены не волновались лишний раз перед операцией. Но раз уж с вами все так вышло... Я тоже был когда-то заготовкой, поэтому и хочу вас приободрить. Ничего страшного не произойдет, вам будет совсем не больно. Сначала, конечно, тяжело существовать без привычного тела, плотских желаний, гормонов, эмоций. Не все выдерживают, начинают придумывать себе фантомные эмоции и чувства. Но потом понемногу привыкаешь, втягиваешься. Не все так плохо. Кроме того, не пройдя стадию аскета телесного бессмертия не достичь. Так что не волнуйтесь, - заканчивал он, уже закрывая дверь в камеру с другой стороны. - Все будет хорошо.
  
   - Все слышали? - Сказал я опускаясь на пол и прикрыв глаза. Блин, как же надоело спать на полу даже без подушки. Ничего, судя по разговору терпеть недолго осталось. - Готовы стать роботами, народ?
   - Капец, - прокомментировал разговор Витек. - Не, я так не хочу. Лучше смерть, чем это.
   - Поддерживаю, - добавила Юннис. - В следующий раз идем на прорыв?
   - А ты что думаешь, Элис? - Спросил я северянку. Блондинка сидела у стены, отрешенно глядя мимо нас и что-то шепча себе под нос. - Элис?
   И тут меня тряхануло. Как будто снова за стволом в серый потусторонний кисель полез, только еще резче. Тошнота, слабость по всему телу, мушки перед глазами... Да что такое? Открыв глаза я увидел, что остальные члены нашей веселой компании тоже лежат на полу. Кто-то использовал дар? Но кто?
   - Идем на прорыв, - с трудом разлепила посеревшие губы сползшая по стенке вниз северянка. - Аэртон ждет нас на своем борту через двое суток на базе империи Тройс в двенадцатом ангаре. Он готов.
   - Что? Откуда ты знаешь? - Просипел я.
   - Я же провидец, - тихо сказала Элис. - И я тоже хочу быть полезной, парни. Я затребовала точную информацию и получила ее откуда-то. Извините за откат, я сказала, что платят все.
  
   - Готовы заготовочки? - Спросил нас Кайтон. - Вас ждут. Вперед.
   - Конечно, готовы. Куда идем? - Деловито уточнил я, а на сердце сразу стало легче, и ухмылка сама собой расползлась по лицу. Наконец-то все началось. Нет занятия муторнее, чем ждать, ожидание смерти хуже самой смерти. Это я могу уверенно сказать, на собственном опыте. Раньше я даже перед экзаменами в университете всегда сильно нервничал, так что ожидание предстоящего боя меня прилично издергало. Да и не только меня. Витек смотрит злобно, поза напряженная, Юннис закусила нижнюю губу и сосредоточилась, взгляд колючий, лицо словно заострилось. Элис нервно теребит рукав, постоянно одергивая пижаму. Блин, зря это она, увидят же...
   - На базу "Цвайт". Мы пристыковались пару часов назад. Сдадим вас аскетам из специального отдела, там о вас позаботятся, - спокойно ответил робот. Этой железке без половых признаков на наши эмоции и поведение пофиг, а напрасно. У нас есть сюрпризы.
   - Давно бы так! - Постарался улыбнуться Кайтону я. - Веди нас, мы уж заждались. Айда народ, вперед в бессмертие. Слушай Кайтон, а операция - это правда, совсем-совсем не больно? Мы с девчонками немного волнуемся, но все же рады стать аскетами. Может судьба сведет и мы еще с тобой мультифункционалами вместе послужим?
   Сейчас на самом деле был очень тонкий момент. В изолятор нас вели без наручников или других оков, не обыскивая. Вот и сейчас хотелось того же самого. Зачем нам наручники, если мы бедные трепещущие заготовочки, одеты в одни пижамы и после этого жили в пустой камере где решительно ничего нельзя оторвать голыми руками и использовать как оружие? Не надо нас не в чем подозревать и обыскивать, славный робот Кайтон и его безымянный напарник, видишь какие мы все дружелюбные и покорные судьбе?
   - Вряд ли мы встретимся. Пошли уже, - безэмоционально сказал робот. Точнее тут лучше подошло бы слово "прозвучал", потому что никакого рта у железяки на сплющенной голове не было. Нафиг такой аскетизм...
   И мы наконец-то покинули изолятор. Уф, мне даже показалось, что за порогом камеры воздух вкуснее, глотнул его полными легкими. Правда, двигаемся с конвоем из двух вооруженных аскетов впереди и сзади. Ничего, все идет по плану. Только идти жутко неудобно.
  
   За прошедшие двое суток планов прорыва к Аэртону мы построили и обговорили немало. По всему выходило - полная задница. Легче всего было начинать силовую операцию с самого начала - то есть открывать по пришедшим за нами тюремщикам огонь на поражение и бежать в открытую дверь. Но дальше-то что? С вероятностью близкой к ста процентам будет сразу же поднята тревога. Наверняка аскеты имеют в своей голове радиопередатчики или что-то вроде того и отслеживаются некой системой. Потом отсеки перекроют, натравят на нас аварийную команду и пошло-поехало - "война в Крыму все в дыму". А ведь нам надо не только пройти этот инопланетный звездолет, но и попасть на их базу и выйти к двенадцатому ангару. Анриал да и только. Хотя Витя и Элис были полны энтузиазма повоевать, но мы с Юннис испытывали обоснованные сомнения. Рассмотренный для порядка вариант со взятием аскетов в заложники единодушно отвергли все. Что-то подсказывало, что за их жизнь никто особенно держаться не будет, да и непонятно на что они способны. Сплошные проблемы...
  
   Юннис, даром что самая опытная валькирия в нашем отряде, предлагала зайти с другой стороны. Все по Гайдаю: если нельзя убить, значит, надо купить. Золота, кстати, я могу натаскать. Платины? Не вопрос, доводилось держать в руках. Бриллианты и изумруды тоже могу, брал в руки кольца с ними в ювелирке, когда хотел Юльке подарок на помолвку выбрать. Мелкие, правда, в тех колечках были камешки, бюджетные, никто мне в лапки сокровища кремлевской оружейной палаты не давал. Зато могу много. Я достал одно такое золотое колечко с брильянтиком в один карат на пробу - ничего сложного, даже не вспотел.
   Только вот когда мы начали эту идею отыгрывать в уме методом мозгового штурма, получилось еще хуже. Чем можно подкупить робота с человеческим сознанием? Который полностью зависит от своих хозяев, в воле которых дать ему человеческое тело и бессмертие? Золотом? Да бросьте. Перспективами сотрудничества с нами? Какими же интересно? Сдаст он. Выходить на его начальников-кандидатов или мифических кощеев с обещаниями сотрудничества? Не зная точных раскладов это дело проигрышное, лишь привлечем к себе пристальное внимание, и все откроется. А мы потеряем шанс на внезапность. Узнать, что и как твориться в элите империи с помощью дара Элис и попробовать сыграть на шантаже или конфликте интересов? Но ее дар - это давать точный и краткий ответ на правильно поставленные ясные вопросы. Никаких вопросов типа: "я хочу знать о тайнах вселенной, поведайте мне их" ее дар не воспринимает, а плату откатом все равно берет, хотя и поменьше чем за конкретику, на которую дан ответ.
  
   И вот тут я очень вовремя вспомнил про наши пижамы, которые обладали замечательным свойством растягиваться как резиновые. Хозяевам, понятное дело, это было удобно, чтобы не заморачиваться с размерами одежды для заготовок, но и нам такое свойство пижам оказалось очень кстати. Их же можно вытянуть чуть ли не до состояния "дирижабль". А под просторной одеждой легко спрятать оружие. Берутся бинты, пластырь и толстые нитки, укороченный автомат и магазин плотно приматываются к телу, свободно свисающая мешкообразная пижама на сплошной липучке покрывает контуры оружия. Понятно, что все это сплошной эрзац, любой мало-мальски наметанный взгляд разглядит, что мы выглядим неестественно. Но мне уже стало понятно, что опытных охранников тут нет. Иначе бы мы давно "спалились". Прокатит - хорошо, значит, мы сможем пройти поближе к Аэртону без боя. Нет? Ну, значит не судьба.
  
   Пока все шло по плану. Мы прошли пару отсеков, затем куда-то поднялись на лифте. Вообще-то ничего специфически инопланетного я пока не увидел. Сначала мы шли по сплошным коридорам, метра в три шириной, с овальными дверями поменьше по сторонам и побольше на выходах из отсеков. Стены гладкие, сплошные, белого и бежевого цвета, освещение идет сверху, от ярких квадратных панелей на потолке. Одна из комнат была открыта, заглянул в нее мельком. Помещение уставлено разноцветными контейнерами на стеллажах, над ними склонился человек в синей пижаме, что-то просматривает на двух развернутых перед ним плавающих в воздухе виртуальных экранах. Кладовщик, наверное. Лифт тоже как лифт, во всяком случае, изнутри: квадратная коробка с металлическими стенами, на стене кнопки с надписями, прикрыты прозрачной пленкой. Видимо, аварийное управление, потому что ехал он сам по себе, ни к каким кнопкам аскеты не касались. Роботы в коридорах нам встречались как минимум трех видов, но отличия от ведущих нас по звездолету аскетов были не значительны. Разные обводы корпуса, манипуляторы выглядят по-другому, но видно, что все отличия в рамках вариаций базовой модели. Встретилась еще пара человек в плотных пижамах, оба в одинаковых очках с необычно толстыми серыми дужками на которых я разглядел пару крохотных контрольных огоньков. На нас - ноль внимания.
   - Вот и пришли. Дальше станция - там вас встретят. Вам сюда, - показал Кайтон на очередную дверь. Металлическую, со штурвальным колесом, повыше которого была изображена красная пиктограмма с рисунком из параллельных друг другу извивающихся черных молний на ней. - Подходите поближе, сейчас я ее открою.
  
   "Врешь гад", - сразу же промелькнула мысль. Я, конечно, не космонавт, но не так должен выглядеть переход с немаленького звездолета на еще большую по размерам космическую станцию. Где оборудование для нормального шлюза спрашивается? Почему дверь такая маленькая и в конце тесного глухого коридора? Почему так безлюдно, где вахтенный или ответственный за переход? Где место для людей и грузов, которые по идее должны потоком перемещаться с борта на борт после недавней стыковки? То, что я видел, мне смутно напоминало большой переходной автоклав из одного лабораторного помещения в другое.
   - Элис, это шлюз? - Обернувшись, спросил я. Эх, не охота зря расходовать силы. Но вопрос совсем простой, а место - вот оно. Сильно не откатит.
   Девушка закрыла глаза и чуть побледнела.
   - Не шлюз. Утилизатор бракованных заготовок, - тихо сказала она по-русски.
   - Ага, спасибо. Гад ты конченый, Кайтон!
   - Почему? Заготовки, не грубите. Так надо, у меня приказ! Да вам же будет не больно, там операционная, я просто не хотел вас волновать...
   - Уже не важно. Витя, поехали! - Я рывком распахнул куртку и сорвал перочинный нож с повязки у запястья. Сейчас надо быстро разрезать бинты, крепящие автомат и магазин. Рядом уже доставала свое оружие Юннис.
   Врубались в ситуацию Кайтон и его напарник медленно, даром что роботы. Им что, вообще утихомиривать заготовки не приходилось?
   - Что это? Откуда это у вас? - Спросил аскет. - Отвечайте!
   Поговори, поговори, со мной родной, раз совсем дурак. Автомат рывком высвободился из стяжек, и я тут же сунул в него первый магазин. Щелчок есть, хорошо. Теперь передернем затвор и...
   Молчаливый аскет-напарник Кайтона открыл огонь первым. Широкий ствол его "пистолета" засветился сиреневым, и в меня шарахнуло ярким, похожим на синюю молнию импульсом. Впрочем, безрезультатно - защита уже работала. Второй выстрел он сделать не успел, Юннис уже схватила свое оружие наизготовку. Стреляла из калаша она впервые, но девочка опытная, а тут расстояния всего метра полтора. От головы аскета после короткой очереди отлетели какие-то детали, а сама она треснула как арбуз, и робот молча упал на пол. Крови не было, но из снесенной выстрелом верхушки "черепа" выпирала на пол как паста из придавленного ногой тюбика какая-то сероватая каша. Наверное, тот самый нейрогель.
   - Неет! - "зазвучал" Кайтон. Надо же, какие у нас эмоции прорезались. Его выстрел снова стек по моей защите, но в этот раз я испытал легкий приступ дурноты. Блин, надо бы поаккуратнее, так нас надолго не хватит. Я упер приклад в плечо и потянул спуск.
   "Тело" у аскета оказалось не бронированным. Манипуляторы тоже. Моя и последовавшая синхронно с ней очередь из автомата Юннис переломили его пополам, оторвав при этом одну "руку" и несколько крупных осколков от корпуса, после чего робот рухнул вниз как буратино после взмаха бензопилой. Прощай Кайтон. Единственное, что я могу для тебя сделать - не стрелять в твою сплющенную голову с нейрогелем, авось он там на автономном питании и тебя потом починят. Но если нет - значит нет, тебе не повезло.
   - Ходу, - Скомандовал я, махнув рукой назад. - Работаем план "Б" с заложниками. Бежим к предыдущему отсеку, нам кровь из носу нужен кто-то из кандидатов. Иначе прощай Аэртон. - И мы побежали, делать нечего.
   Минуты две ничего не происходило и в широкий светлый коридор перед лифтом мы заскочить успели. И лишь затем раздался резкий звук сирены, и кто-то взволновано заорал сверху из динамика: "Внимание пятая палуба, красно-желтый код. Биологическая опасность, побег заготовок. Всем оставаться на своих местах. Отсеки заблокированы. Повторяю, пятая палуба, красно-желтый код"
   Я спешно огляделся по сторонам: двери, двери. А ведь не шибко крепкие на вид и даже с ручками. Двери в отсек нам, понятно, не по зубам, но тут... Не каждый же сортир оснащать герметичной бронедверью, такого даже в подлодках не делают.
   - Витек - ломай!
   - Есть! - Смачный удар заставил ближайшую дверь прогнуться. Ага, хорошо.
   - Парни, в сторону! - Элис достала свой ПМ и сделала пару выстрелов в замок. Еще один крепкий удар босой ногой и дверь открылась вовнутрь. Ага, это мы удачно зашли. Несколько высоких коек, какая-то аппаратура неуловимо медицинского вида, лампы на стойках, такие родные железные шкафы-витрины с лекарствами или реактивами в зажимах - не поймешь, некогда рассматривать. А еще двое мужиков в белых пижамах.
   - Руки вверх, твари! - Заорал я на неведомом языке. - Где выход на базу?
   Вид у нас был тот еще - в рваных пижамах, с автоматами, морды зверские.
   - Успокойтесь заготовки, вы неадекватны, - затараторил, выставил перед собой руки первый мужик. Молодой, с усиками.
   - Хрясь! - Это ему в морду от Юннис прикладом прилетело. Нос, так точно всмятку, вон сразу сколько крови. Мужик упал на колени, зажав разбитое лицо ладонями.
   - Таадддах! - Грохнул выстрел, и от прибора рядом со вторым мужиком отлетел кусок пластика, оцарапав шею второго "доктора". - Это уже Витя постарался.
   - Где выход на базу?!
   - Отсеки пятой палубы заблокированы, выйти изнутри нельзя, - залопотал потрясенный произошедшим мужик.
   - Элис?
   - Врет он, - качнулась, прикрыв глаза, северянка.
   - Мы сама адекватность, - приставил еще не остывший ствол ко лбу кандидата я. - Приведи нас куда надо и останешься жив. Иначе с тобой все, спрошу другого. Считаю до трех. Раз...
   - Хорошо, хорошо. Двигайтесь за мной, - быстро закивал "доктор".
   Выбежав всей компанией в коридор, мы ожидаемо уперлись в закрывавший подход к лифту люк, здоровенный даже на вид. Но мужик, на наше счастье очень хотел жить и знал что делать. Он сдвинул в сторону какую-то незаметную панель сбоку от выхода, затем оторвал, с силой потянув на себя, прозрачную предохранительную пленку, обнажив небольшую клавиатуру. Несколько нажатий на кнопки, и люк поехал вверх, освобождая проход.
   - Что ты сделал? Отвечай, - заинтересовался я.
   - Ввел ограниченный красный код, используемый для спасения жизней кандидатов, - пояснил, заикаясь, пленник. - Он выше приоритетом, чем объявленный красно-желтый, за исключением случаев пожара и разгерметизации отсека.
  
   О том, что лифт вместе с ними могли заблокировать в два счета, я подумал уже потом. На наше счастье соображали инопланетяне медленно и поступали предсказуемо. С другой стороны, я их понимаю - поверить в то, что средневековые дикари вооружены и защищены вот так сразу трудновато.
   На выходе из лифта нас ждали трое аскетов с оружием, которые принялись стрелять, как только дверь распахнулась. Мы в долгу не остались, только вот их невидимое силовое поле не прикрывало. Бой не занял и десяти секунд - мне запомнились только синие вспышки импульсов, грохот автоматов, осколки, летящие от разбиваемых пулями в упор корпусов аскетов и облицовочных панелей коридора.
   - Вперед!
   Я мельком отметил, меняя магазин, пока инопланетянин разблокировал люк очередного отсека, что наш кандидат в крови - на белой пижаме красные пятна хорошо видны. Но бежит, не жалуется - значит ничего серьезного, царапины. Может его тоже взять под защиту? Нам рикошеты не страшны, а вот он может пострадать.
   - Витя, прикрой кандидата!
   - Есть.
   А вот и центральный ход, тут не ошибешься. Коридор резко расширился, вдоль стен потянулись короба под коммуникации, периодически встречались какие-то панели с огоньками. В стенах здоровенные ниши с приборами, двери, попадаются прозрачные окна, через которые можно посмотреть в соседние помещения. И люди тоже встречались, несмотря на сирену и предупреждения о побеге. Мимо которых мы пробегали, не обращая внимания, только Юннис иногда стреляла в потолок, распугивая встречных и заставляя их жаться по стенам. Наш козырь - скорость.
   Основной бой случился уже на входе в шлюз, который располагался в обширном ангаре. Парочка аскетов и двое мужиков в черных сплошных комбинезонах с пластинчатыми вставками и в глухих шлемах, повели по нам огонь от самого распахнутого люка. Вот тут стало по- настоящему лихо, особенно, когда мы словили несколько импульсов. Стреляли чем-то серьезным, из здоровенных, тяжелых на вид штуковин, которые враги держали двумя руками. Дыхание сразу сбилось, пульс подскочил, закололо в боку. И слабость во всем теле, как при потере крови. Нет, врете, не возьмете, дайте только Чапаю с шашкой подобраться поближе, он любой танк раскромсает...
   Скафандры противника наши пули вроде не пробили. Но десяток патронов в упор, с двух метров, это тоже неплохо, чисто по кинетике. Мужики в "скафандрах" скорчились на полу, и попыток подняться не предпринимали, аскеты осыпались обломками на металлический пол. А мы прорвались дальше, на базу "Цвайт", на едином дыхании пробежав пару десятков метров коридора через шлюз.
  
   На той стороне нас явно не ждали. И это было хорошо, потому что наш кандидат рухнул на пол у шлюза, а тащить его за собой никто не стал. Я даже не рассмотрел, что с ним сталось, но, скорее всего, он просто решил выйти из игры. Ладно, нам не до этого, тем более что сразу же нашлась новая кандидатура - вахтенный на той стороне у шлюза в черной пижаме, без брони. На нас он смотрел круглыми от удивления глазами, даже стрелять не пытался, хотя держал ствол в руках. Неужели подарок судьбы и руководство базы еще не предупреждено о ЧП? А ведь может быть и так. О цели нашего побега команда звездолета не знает, возможно, решила разобраться с проблемой своими силами, не поднимая всеобщий кипеж, за который потом придется отвечать. Да и прошло с момента побега меньше десяти минут...
   - У нас внештатная ситуация! - Заорал я. - Аскеты взбунтовались! Слышал выстрелы?!
   - Да, но как? Почему на вас пижамы заготовок?
   - Некогда объяснять! Блокируй немедленно шлюз, а то они прорвутся!!! Это приказ!
   Чернопижамник, рванул к стене и потянул вниз какую-то рукоятку. Плита шлюза рухнула вниз.
   - Я сейчас свяжусь с командованием...
   Ага, счаз... Юннис недолго думая повторила свой козырный удар прикладом в морду, отправив вахтенного в нокаут. Витек наклонился над ним и орал вовсю, потрясая отобранным у одетого в скафандр охранника здоровенным стволом, похожим на большой футуристический перфоратор. И когда успел?
   - Где двенадцатый ангар?! Веди, а то убью! Быстро!
   - Тихо, Витя, - махнул рукой парню я. - Схватил обалдевшего и до сих пор не прошедшего в себя вахтенного за шиворот, приподнял на колени и тихонько сказал, глядя врагу в лицо, пока Юннис заламывала ему руку за спину и отбрасывала ногой выпавший разрядник.
   - Как зовут тебя?
   - Цайвок, - просипел он разбитым ртом.
   - Слушай Цайвок, нам терять нечего. А ты хочешь жить, верно? Кивни если так.
   Тот, промедлив пару секунд, тихонько кивнул.
   - Вот и отведи к ангару номер двенадцать. Если доведешь тихонько, то мы тебя отпустим. Нет - первая пуля твоя.
   И он повел. Снова широченный коридор, палуба, лифт. Но нам везет, тревоги нет. То есть выглядит наша компания предельно странно, но встретившиеся аскеты вопросов не задавали.
   - Стоять! Вы кто? Немедленно отвечать! - Так, один любопытный все же нашелся. Вышел нам навстречу из какой-то двери и перегородил дорогу. Весь такой толстый, представительный, голос командирский, одет в плотную голубую пижаму и голубые ботинки, на груди красные значки вышиты. ПМ Элис грохнул сбоку, и мужик сложился надвое, схватившись за живот.
   - Адмирал Нейор...- ахнул сзади Цайвок.
   - Дура, хороший заложник бы вышел, - прокомментировала цверга.
   - Отставить ругню девочки, некогда нам. Всем бегом! Элис, проводник ведет нас к ангару?
   - Да.
   - Молодец, Цайвок, не врешь, - похвалил инопланетянина я. Блин, а слабость-то прогрессирует, предсказания стоят дорого, пора с ними завязывать. Ничего, прорвемся.
  
   Прорвались. Тревога поднялась уже перед самым ангаром, перед тем как мы ворвались внутрь огромного помещения, пробежав по длинному кольцевому коридору. Завыла сирена, моргнули лампы освещения.
   - Внимание, красный код. Внимание, враг на базе, предположительно диверсионная группа Гармонии. Блокировать отсеки, всем гражданским оставаться на своих местах, экипажу действовать по красному коду "ЗЕМТ", - снова донеслось сверху после рева сирены.
   Ха, а мы уже здесь, у цели. Правда, дальше-то чего?
   Внутри огромного пеналообразного помещения, удерживаемый ажурными металлическими балками в переплетении каких- то канатов и труб висел матово-черный корабль. Длинной метров в семьдесят навскидку, ширина разная - будучи более чем десяти метров в основании корпус звездолета плавно суживался, заканчиваясь почти острым концом. Внизу угадываются выступающие контуры двигателей или силовых агрегатов, по центру корпуса разбросаны какие-то выступы и утолщения. Общая форма скорее каплеобразная, только капля своеобразная: сплющенная сверху и снизу, длинная и очень вытянутая, высота метров семь-восемь в центре, в конце - метра три. Звездолет по-своему красив, без острых углов, симметричный, обводы корпуса плавные, ласкают взгляд. Ладно, это лирика. Как нам попасть внутрь?
   - Эй, Аэртон! Мы здесь, откройся! - Ору, подняв лицо вверх, к кораблю.
   Не дает ответа.
   - Леха, лестница, - показал мне в центр корабельного корпуса Витя. Точно, есть такое - легкие сетчатые ступеньки приставной лестницы вели к звездолету метрах в тридцати от нас. За балками и проводами сразу и не заметишь.
   Снова бежим. Пол в ангаре холодный, босым ногам ступать неприятно. Да твою за ногу!!! - Я споткнулся, упал и заорал благим матом во все горло. А вы думаете приятно долбануться мизинцем на полном бегу об какой-то железный угол, а потом головой об пол? В ангаре всякой хрени непонятного предназначения хватает.
   Леха, давай помогу, - Юннис поддерживает меня за локоть. Что-то шепчет и боль немного отпускает. - Поспешим!
   Витек и Элис уже на лестнице, на верхней крохотной площадке у самого звездолета, целятся куда-то из своего оружия... Мы с Юннис спешно прыгаем по ступенькам, забираясь к ним. Цайвок внизу, пока не до него.
   Вот Витя что-то делает со своим инопланетным "перфоратором" и ослепительно яркий импульс, сорвавшись со ствола, улетает в сторону входа в ангар. Следом за ним грохочет "макаров" Элис. Враги?
   Они самые. Но нам любоваться ими некогда, даже времени повернуть голову в сторону, и то нет. Небольшая площадка перед черным закрытым люком, ведущим на борт Аэртона уже близко. Я только чувствую усиливающуюся слабость и вижу, как вокруг нас стекает вниз белое пламя от вражеского огня.
   - Скорее!!! Я долго не удержу защиту! - Орет Витек. Да бежим, мы бежим. Блин, а дело плохо... Я уже слаб почти как перед смертью в торговом центре, когда получил пулю в спину.
   Еще рывок и мы на площадке. От стекающего по нашей защите вражеского огня ее металл раскалился, на ногах будут ожоги. Прыгаю, как лягушка на раскаленной сковороде. Неважно, еще один рывок и я добрался. Перед глазами все плывет, но я отчаянным усилием касаюсь ладонью черной обшивки.
   - Аэртон, это мы, спасатели! Забирай нас отседова нахрен!
   - Принято. - Звучит голос в моей голове и обшивка корабля быстро уходит куда-то в бок, так что я буквально проваливаюсь вовнутрь. Следом за мной рывком забрасывает свое тело в люк Юннис и затем к нам присоединяются прикрывавшие нас до последнего Элис с Витей. Последний импульс бьет в площадку и это, похоже, какой-то совсем крупный калибр, белое слепящее пламя повсюду. Я чувствую, как сил не остается даже дышать, в голове сплошной звон. Но мы успели, хотя Витина защита, похоже, все-таки лопнула. Пижама на ногах парня обгорела, видны ожоги,...но люк уже захлопнулся, отрезая нас от внешнего мира.
   - Аэртон, взлетаем, - шепчу я пересохшими губами, совершенно не задумываясь, как он справится с задачей. Все, что от нас зависело, мы сделали.
   - Есть командир! Системы активированы, я покидаю базу и ухожу в прыжок. Подтверждаешь?
   - Да.
   - Выполняю команду.
  
   Глава 5
  
   Я не знаю, сколько точно времени мы валялись на полу в темноте, на часы смотреть не было ни сил, ни желания. С кораблем в это время явно что-то происходило. Сначала я чувствовал нарастающее ускорение, затем дрожь и сильную вибрацию. Потом вдруг начала "гулять" гравитация, что раньше напугало бы меня до ужаса. С моей-то аэрофобией, да почувствовать затяжные "воздушные ямы"? Кошмар-кошмар.
   Но то раньше. Сейчас, после боя, эти страхи уже не казались существенными. Своих проблем хватает. Ступни обожжены и болят, сил практически нет, можно только дышать и тихонько двигать конечностями, тело потряхивает - последствия разложения избыточного адреналина. Общее самочувствие - будто вчера в одиночку выпил две бутылки водки и разгрузил два вагона с цементом. Полный капут... Как я ухитрился заснуть в таком состоянии - даже не знаю. Наверное, сработали какие-то защитные механизмы от матушки природы, которые заставили мое тело вырубиться.
  
   Когда я открыл глаза, стало уже чуточку полегче. Только ступни болели нестерпимо и очень хотелось пить.
   - Проснулся командир? - Раздался откуда-то сверху голос Аэртона. - Как вы себя чувствуете, спасатели?
   - Хреново, если обойтись без мата, - тихо сказал я. - Бывало и получше. - Рядом что-то простонал Витя.
   - Меня тоже потрепало, - совсем по-человечески пожаловался корабль. Даже на секунду показалось, что он сейчас скорбно вздохнет. - Пока в прыжок не ушел, меня тройсы из девяти плазменных пушек жгли. Щиты - в хлам, корпус слегка поврежден. Но ничего, я еще в строю. Чем вам помочь?
   - Воды бы, - откуда-то сбоку попросила слабым голосом Юннис.
   - Вода есть, - радостно отозвался Аэртон. - Только дистиллированная, к сожалению. Но вам надо до камбуза добраться. Я сейчас включу свет.
   Сверху, постепенно прибавляя в яркости, засветились уютным желтым светом круглые световые панели. Мы лежали на сером гладком полу в пустой камере с ровными гладкими стенами и какими-то отверстиями у потолка. За ней виднелся отошедший в сторону массивный люк и открытый проем, выходящий, по-видимому, в коридор.
   - Камбуз налево по коридору жилого отсека через двадцать метров. Я открою туда дверь. И это...вы из шлюза как-нибудь постарайтесь, пожалуйста, выползти. Мне обработку провести надо, - просительно добавил корабль. - Тут кают-компания недалеко, там диванчики и кресла мягкие, лежать удобно.
   - Я за водой схожу, - неожиданно отозвалась Элис. - Мне вроде получше, чем вам.
   Глядя на то, как северянка, с трудом перебирая обожженными ногами и держась за стену, пошла за водой, я бы не сказал что ей сильно лучше, чем остальным. Но если она хочет проявить инициативу и позаботиться о коллективе, то кто против? Я лично за. Вообще за прошедший бой Элис у меня плюсик себе в карму заработала.
  
   Отсутствовала провидица довольно долго, я уж заждался. Но вот в коридоре послышалось шарканье и в открытый шлюз наполовину вползла Элис с большой коричневой флягой.
   - Пей, - первой подобралась она к Вите. Логично, ему тяжелее всех досталось.
   - Вот, возьми, - я протянул девушке упаковку ибупрофена, которую еще перед боем привязал к щиколотке ноги. - Пусть запьет пару таблеток. Фигня, конечно, но лучшего болеутоляющего у меня нет. Не доводилось промедола держать в руках.
   Потом мы долго пили воду, опустошив все запасы Элис и приняв каждый по две таблетки лекарства. А затем, матерясь и постанывая, перебирались в кают-компанию.
   Аэртон не соврал, там было всяко лучше, чем в шлюзе. Комната с искусственной отделкой "под дерево" из неведомого материала, похожего на пластик, большой овальный стол в центре, длинные и широкие угловые диванчики вдоль стен, кресла, у стола стулья. На стенах какие-то приборы, огонечки перемигиваются, есть встроенный экран. Лепота...
   - Сто лет на диване не лежала, - блаженно растянулась на мягком Юннис. - Народ, я понимаю, что вас надо лечить, особенно Витю. Но мне нужно хоть немного в себя прийти, я сейчас просто не могу.
   - Я понимаю, - отозвался Витя. Ноги его выглядели страшновато, все в черно-бордовой корке, но парень держался - Потерпим, Юннис, сейчас откат нас доконает.
   - Аэртон, поесть есть чего? - Спросил я.
   - Только аварийные пищевые брикеты, вся остальная пища пропала. Всего десяток брикетов остался. Поймите, я ждал спасателей очень долго... Я вам приготовлю кашу на четверых, только с камбуза заберите.
   - Не до жиру... Готовь, съедим и скажем спасибо за то, что есть.
   Каша из брикетов действительно оказалась гадостью. На вид и вкус как несоленый разваренный геркулес на воде, консистенции чуть жиже оконной замазки. Но мы съели всю кастрюльку, которую приволокла Элис. А потом снова дали храпака.
  
   Проснулась наша компания через несколько часов все еще слабой, но уже отдохнувшей. Жизнь потихоньку налаживалась у всех кроме Вити, которому стало хуже. У парня поднялась температура, лицо было нездоровым, его сильно знобило - давали о себе знать обширные и до сих пор необработанные ожоги на ногах. Пришлось Юннис заняться его лечением в первую очередь - с формулировкой "платят все кроме Виктора". Вооружившись флягой с водой и обрывком пижамы, она аккуратно обмывала его раны, шепча пожелание исцеления. А из нас опять вытягивало силы, что ощущалось весьма заметно, поэтому до полного выздоровления процесс не довели, но более-менее привели парня в нормальный вид, сбив жар и превратив запекшуюся черную корку в хоть и некрасивую, цвета вареной колбасы, но кожу. Заодно Юннис немножко подлечила и остальных, пострадавших менее серьезно.
   Затем был мой выход, поскольку есть кашу от Аэртона снова никто не пожелал. Пришлось соображать, как получить максимум пользы и калорий в минимальном весе, не заморачиваясь с готовкой. В итоге я вытащил из ниоткуда заполненный до половины килограммовый пакет риса, половину батона белого хлеба, кусок сала граммов на двести, маленькую "ресторанную" бутылочку соевого соуса как соленую приправу, шоколадку и несколько чайных пакетиков. Чуть больше килограмма еды - максимум возможного сейчас для нашей измученной компании, чтобы более-менее остаться в норме, не откинув копыта от усталости. Но эта пища оказалась очень кстати.
  
   - Ты ее что, так с собой и тащил? - Удивленно посмотрел я на бутылочку со спиртом у Вити в руках. Котелок с рассыпчатым вареным рисом из камбуза стоял на столе в кают-компании, сало и хлеб аккуратно порезаны, чай заварен - можно приступать к трапезе.
   - А то! - Довольно сказал повеселевший после лечения защитник. - Как поллитру можно бросить, ты что Леха? Примотал накрепко к торсу и нес. Думаю, сейчас есть повод попробовать, в связи со счастливым избавлением от опасности и удачным побегом.
   - Не знаю, стоит ли спешить радоваться, - покачал я головой. - Наш любезный Аэртон рассказал нам немало о том, как пользоваться туалетом и камбузом, где взять воду и посуду и прочих бытовых мелочах. Но он ничего не рассказал о наших перспективах. И думается мне, это неспроста...
   - Я ждал, когда вы придете в себя, - тут же ответил голос сверху. - Ничего такого срочного нет, дела могут подождать. Вы лучше сначала поешьте. И выпейте немного, расслабьтесь...
   - Все так плохо? - Спросил я.
   - Есть проблемы и сложности, - дипломатично отозвался корабль.
   - Вообще-то есть золотое правило - нельзя совмещать решение проблем и алкоголь, - твердо сказал я. - Если мы собрались на совмещенный с обедом совет, то надо быть в ясном сознании.
   - Леша, ты всегда такой правильный? - Покосилась на меня Юннис.
   - Нет. Поэтому, давай пулеметчица, бегом на камбуз, разводи жидкость. Правильную пропорцию у вас в конфедерации, надеюсь, знают, подсказывать не надо? Аэртон, расскажи, что нам можно использовать под стопки?
  
   Алкоголь нашими усталыми организмами как яд не воспринимался, действуя как ему и положено. Что логично, вся история человечества тому в подтверждение - народ его пил всегда и везде, где только мог достать, неужели же только себе во вред? А в неумеренных количествах и простая вода - яд, неоднократно были отмечены смерти от передозировки. Поэтому новости от Аэртона мы выслушивали в несколько расслабленном и приятном состоянии. Может, оно и к лучшему, потому что услышанное не слишком радовало.
   Однозначно хорошая новость нашлась одна - Аэртон был в порядке. Повреждения, полученные в ходе боя, ему удалось восстановить, энергии хватало, расчетного ресурса систем жизнеобеспечения было еще года на полтора при текущем потреблении. Системы очистки воды, регенераторы кислорода, фильтры, энергия для бытовых целей и прочее потребное - в достатке.
   Еды не было практически никакой. Никаких футуристических пищевых синтезаторов на борту не имелось конструктивно, по причинам Аэртону неведомым. Он даже не знал, существуют ли они вообще. Обнаруженная на борту еда после долгих лет "сна" с отключенными системами оказалась пропавшей, как та, что когда-то была положена в гробницу к Тутанхамону, кроме аварийных пищевых брикетов, хранившихся наособицу. Но учитывая мой дар, это не было критичным. Пять - шесть килограммов чего-нибудь полезного или съедобного в сутки при поддержке всей компании я вытащить мог, с голоду не пропадем.
   Основная проблема была в том, что у Аэртона оставалось крайне мало топлива для реактора. Требовалась некая "активированная энергетическая жидкость типа АТИВ или сходные с ней". Баки были заполнены только на шесть процентов от максимума. Для того чтобы несколько лет провисеть в космосе или куда-то лететь на скоростях на пару порядков ниже световой - вполне достаточно. На пространственный прыжок этого количества хватало еле-еле и прыгнуть получалось весьма недалеко. Ни до каких крупных обитаемых планет или баз империи Тройс корабль добраться не мог, да и ничего хорошего нас там не ждало.
   - Понимаете, я очень много энергии потратил на щиты, - оправдывался перед нами Аэртон. - Иначе нас бы просто сожгли, меня база главным калибром обстреливала. И на срочный прыжок. И, самое главное, на нереальность... Вот и получилось, что я прыгнул как мог и куда попало, лишь бы подальше...
   - Что значит "на нереальность", - прервал его я. - Объясни.
   Аэртон объяснил. Только я его понял с трудом. Упрощенно говоря, уникальные дары были не только у нас, спасателей, но и у корабля спасателей тоже. Аэртон мог временно делать себя "нереальным", как бы становиться своей отчасти материальной проекцией в материальном мире. Не на сто процентов, конечно, но близко к тому, скажем на десять процентов, он мог быть реальным в нашем измерении, а на девяносто процентов его здесь не было. Как тот кот Шредингера, который или жив, или нет в своем черном ящике, так и Аэртон мог то ли быть, то ли нет. Причем, чем больше и глубже Аэртон "не был", тем больше он тратил энергии на поддержание такого состояния. Оборотной стороной медали были положительные свойства "небытия". Чтобы уничтожить "полуматериальный" объект энергии надо в разы больше. Обнаружить такой "размытый" звездолет гораздо сложнее. Чтобы уцелеть под огнем базы Тройс, Аэртон сделал себя несуществующим по максимуму, но и стоило это кучи энергии, которую кроме как из жидкости "АТИВ" получить было неоткуда. Вот и оказались мы теперь на обочине галактики с сухими баками.
  
   - То есть ты можешь быть чем-то вроде подводной лодки, - подытожила его слова Юннис. - А корабли Тройс могут это делать?
   - Нет, вроде бы не могут. Мои создатели владели технологией, которой у тройсов и союза человеческой гармонии вроде как нет. Насколько я могу судить из полученной за несколько дней пребывания в их среде информации.
   - Игры с причинно-следственной связью или теорией вероятности? - Вступил в разговор Витя.
   - Не знаю точно. Но не совсем так. Я могу управлять этим, но я не знаю деталей досконально. Скорее тут связь человеческой воли и мироустройства. Вот скажите, вы замечали, что если ты чего-то очень сильно хочешь, то вероятность данного события повышается?
   - Если просто сидеть на диване и хотеть, то нет. А если предпринимать усилия для исполнения желания, то да, - не согласился с ним программист.
   - И все равно, - продолжал Аэртон. - Это ключевые вещи для понимания наших даров. Понимаете, мир устроен весьма сложно и человеческая воля и желание в нем тоже неким образом материальны. Наши богословы говорили по-другому: тому, кто сам себе помогает, тому и Бог помогает. То есть твой результат складывается из двух составляющих - твоих усилий, порожденных твоей волей и желанием и невидимой со-помощью. Причем это именно та составляющая, которая может влиять на вероятность. Атеисты считают ее некой энергией или свойством, богословы - помощью свыше. Неважно. Важно, что она есть и с этим можно работать.
   - То есть если крестным ходом пройтись и помолиться о дожде, то вероятность дождя выше, чем если ничего не делать? - Спросил я.
   - Ну да, - не удивился Аэртон. - А что, для вас это не очевидно?
   - Кому-как, - пожал плечами Витя. - Мне нет.
   - А мне да, - вмешалась Юннис. - Я на войне всякого навидалась. Всяко бывает, конечно... Но кто хочет жить и имеет волю к жизни и злость, тот обычно долго держится. Как будто помогает ему что-то. И пуля мимо него летит и сухим из воды он выходит. А кто махнул на себя рукой и сдался - уже наполовину труп. Один-два боя и нет его.
   - Короче говоря, мои создатели умели с этой со-энергией работать. - Продолжил Аэртон. - Перед самой катастрофой они создали ее рабочие носители и преобразователи. То есть явленные человеческие воля и желание плюс эта концентрированная энергия могут менять реальность под себя, правда, требуя за это плату. У меня был запас этой энергии, связанной с материальным носителем в картридже преобразователя, - это выглядит как некая белая густая взвесь.
   - Сорбент, - потрясенно сказал я. - Выглядит как хроматографический сорбент.
   - Наверное, можно и так сказать, - согласился Аэртон. - Так вот, весь свой запас этого сорбента я потратил, когда пробудился, получив сигнал о том, что спасатель активирован. Я сделал, как велела мне инструкция при пробуждении. Дал вам и себе дары из списка возможных.
   - Подожди, ты говорил, что управлять даром может только человеческая воля, - вмешался я. А у тебя тоже дар...
   - Так я и есть человек. Человеческая личность, переписанная в нейрогель корабля. Только я плохо помню все, что было перед активацией, лишь самые общие вещи и то, что я нашел в сохранившихся базах данных. Слишком много времени прошло в небытие... Я был один из добровольцев, мужского пола, вроде молодой парень. Моя цель - что-то сделать для своих создателей. Это поможет им и мне лично. Это я помню, а вот детали -нет.
   - Так куда нам надо лететь и кого спасать? - Не удержалась от вопроса молчавшая до этого момента Элис.
   - Это мне должны сказать спасатели, так сказано в моей инструкции. Я очень жду ваших объяснений и приказаний. Хотя подозреваю худшее...
   - Правильно подозреваешь, Аэртон, - вздохнул я. - Ни хрена мы сами ничего не понимаем.
  
   В кают-компании надолго воцарилось молчание. Юннис тихонько догрызала половинку шоколадки, мы с Витей смотрели в отполированную поверхность стола, словно там могли появится ответы на вопросы, Элис прихлебывала чай из обнаружившейся на камбузе железной кружки.
   - Жалеешь, что потратил ресурс, вытащив себе в экипаж не пойми кого? - Все же спросил невысказанный вопрос у Аэртона я.
   - Нет...не жалею. Все пошло не так как планировалось уже давно. Небытие длилось слишком долго, я не должен был столько ждать. Лучше быть с вами, чем не быть вообще. Будем теперь разбираться что нам делать вместе. Добро пожаловать на борт, спасатели...какие ни есть.
   - Плохо, что мы прыгнуть никуда не можем, - добавил Витя.
   - До Тройсов нет, - подумав, сказал Аэртон. Но маленький шанс на встречу с кораблями Союза Человеческой Гармонии у нас есть, если нам повезет.
   - Рассказывай, что за СЧГ такой! - Велел я. - Давай-ка поподробнее.
   - Хорошо.
  
   Адмирал Нейор лежал после операции в палате и читал отчет о проведенном по горячим следам расследовании, чувствуя, как потихоньку закипает от злости. Это было нечто : целая поэма о некомпетентности, глупости, пофигизме и раздолбайстве. К нему в руки чуть было не попал не только целый звездолет "ушедших", но и ключ ко всем их технологиям и, возможно, сами "ушедшие" живьем, как это ни фантастично звучит! На корабле "ушедших" эвакуировалась не диверсионная группа гармонии, это уже понятно. Только руку протяни и возьми и все бы было его: гарантированное Кощейство, высочайший статус, даже место в красном кабинете координатору сектора было практически обеспечено. Но, как водится, тотальное раздолбайство на местах может спустить в унитаз любую удачу и провалить любой замысел. Пора, давно было пора как следует затянуть гайки. А теперь остается лишь махать кулаками после драки...
  
   Итак, бывший капитан большого сборщика-заготовителя "Жолан", бывший кандидат первой ступени Пеор, обнаружил неучтенку. Четыре лишние заготовки. Вообще-то этот случай следовало расследовать. Почему такое вообще могло произойти? Тем более следовало взять вопрос на контроль, после того как "заготовки" оказались резистентны к альнизолу. Но что делает Пеор? Он просто изолирует заготовки. Хуже того, он не ведет за ними наблюдение. Камеры в изоляторе включены, они старательно пишут изображение, показывая такое, что порою от удивления волосы дыбом на голове встают. Но никто, от командира корабля до последнего аскета-уборщика не хочет оторвать свою задницу и посмотреть пишущиеся сразу в в архив видеофайлы. Хотя бы из простого интереса. Почему? Почему!?
   "А ты ведь прекрасно знаешь почему", - ответил сам себе Нейор. "Потому что никому ничего не надо, всем на все пофиг, а заготовки - считай никто... Заканчивается рутинная миссия корабля в захолустье сектора, осталось только сдать груз. Все хорошо, экипаж втихомолку пьет ворлль и ждет момента, когда он получит отпускные, чтобы промотать их на базе. Аскетам вообще нет дела до того, чего им прямо не приказывали, им бы только отслужить срок и получить тела. Командиру неохота ввязываться в инцидент и привлекать к себе внимание, он тоже хочет тихо-мирно завершить рейс. Никому не нужен кипеж, все знают, что инициатива зачастую наказуема. Ну лишние заготовки, ну и что? Зачем ломать себе головы и лезть в детали, система любит тупых исполнителей и не терпит любознательных выскочек, а сор из избы давно предпочитают заметать под кровать. Для тебя это разве новость? Многое прогнило в империи, уж самому себе можно признаться..."
  
   Нейор прикрыл глаза и откинулся на подушку. Следует успокоиться и хорошо подумать. Итак, что же происходит дальше?
   А дальше все заканчивается по законам жанра. Пеор в конце-концов решает, посоветовавшись по прилету со своим дружком, замкомбазы по снабжению Таором, что лишние заготовки лучше тихо уничтожить. Дескать, научники заняты сейчас изучением обнаруженного рядом с базой звездолета ушедших, они диковинными заготовками не заинтересуются, тут бонусы ловить нечего. А вот безопасники могут начать из-за этого случая проверку "Жолана", а кому это надо? Заготовки - в утилизатор, ничего не произошло.
   "Лжезаготовки" или даже сами "ушедшие", которых никто так и не удосужился проверить, в утилизатор не хотят. Они хотят к своему кораблю, достав непонятно откуда раритетное, но относительно эффективное оружие. И не удивительно, что они туда попадают, влепив попутно пулю ему самому. Вопиющий непрофессионализм всех и вся, на грани, да что там, за гранью вредительства! Охрана мечется по всему кораблю, базу о ЧП поначалу не предупреждают, враг оценен совершенно неверно. Хотя некоторые вещи объяснению все равно не поддаются. Камеры зафиксировали прямые попадания, но никакого вреда беглецам это не причинило. Почему? Сплошные загадки. Надо разбираться дальше. Придется реанимировать контактировавшего с ними аскета, как там его? Кайтона кажется, его голова оказалась цела после боя. Еще раз снять со всех показания, просмотреть все записи с камер. Нейора вызвали на базу "Цвайт" разбираться с найденным кораблем "ушедших", но добыча в этот раз ускользнула. Ничего, с тем что он уже нарыл, можно поставить на уши весь сектор и не только его, начать системную работу по поиску "ушедших". В следующий раз он не даст им шанса.
  
   - Союз Человеческой Гармонии, вторая крупная цивилизация в обитаемом космосе, - начал рассказ Аэртон. - Проблема в том, что я не могу вам прочесть толковую лекцию о его составе, управлении, экономике и дать исчерпывающие ответы на вопросы что там и как. Недостаточно информации. Я очнулся так же как и вы несколько дней назад. После траты запасов "со-энергии" я уже не могу получать информацию из ниоткуда, этот дар отдан Элис, чудеса кончились. Все что мне было доступно - это изучать радиопередачи, пытаться дешифровать принимаемые базой информационные пакеты дальней связи и слушать разговоры тройсов, ожидая вас. К сети базы мне удалось подобрать лишь ограниченный доступ. К тому же у меня пусть и существующий в нейрогеле, но человеческий мозг и я не могу быстро обобщать огромные объемы информации, это делают взаимодействующие со мной корабельные компьютеры, а их выводы зачастую противоречивы.
   - То есть ты не чувствуешь корабль как самого себя? - Удивился Витя.
   - Чувствую. Так же как ты чувствуешь свое тело. Но чтобы дышать, тебе не обязательно знать и непосредственно управлять всеми стадиями переноса кислорода из легких в кровь и окислительными процессами в тканях. А с ходьбой и поддержкой равновесия прекрасно справляется спинной мозг. Так и у меня. Я отдаю приказы, ставлю задачи и контролирую результат, но я не знаю всех процессов досконально.
   - Ясно.
   - Так вот, Союз Человеческой Гармонии или упрощенно - Гармония, это люди, - продолжал Аэртон. - В общем-то как и тройсы. Только тройсы одержимы идеями бессмертия и ради него были вынуждены ввести стадию аскетизма. Их вакцина бессмертия - препарат теосульфин, который отторгается нормальным человеческим телом и разумом. В девяноста пяти процентах случаев получивший инъекцию теосульфина человек необратимо сходит с ума в течение года. Но если он до инъекции прошел стадию аскетизма, то есть побывал длительное время в корпусе машины, лишенный влияния гормонов, половых инстинктов и прочих привносимых телом "помех", то теосульфин его с ума не сведет. Такой человек прекращает стареть, почти не болеет и живет полноценной жизнью тридцатилетнего человека примерно до восьмидесяти - ста лет.
   - А потом? - поинтересовался я.
   - А потом умирает. Обвальное как болезнь, в течение пары недель старение и смерть обязательно происходит в промежутке от восьмидесяти до ста лет. Если он не примет теосульфин снова.
   - И тогда живет еще сто лет? - Спросил Витя.
   - Нет. Вот тут начинается самое интересное. После восьмидесяти доживший до этого срока кандидат в течение года решает, делать ли ему повторную вакцину или надеяться на еще несколько, максимум на пару десятков лет жизни. Почти наверняка повторная инъекция теосульфина сразу же вызовет то же самое обвальное старение. Но не обязательно. Есть шанс, что получивший ее станет кощеем. То есть получит молодость и здоровье еще на пару сотен лет. И есть наблюдение, что чем выше у кандидата в кощеи социальный статус, тем больше вероятность, что повторная вакцина его не убьет. Но почему так происходит, я разобраться не сумел, как соотносится биология и социальный статус мне непонятно. Но у тройсов это так.
   - А дальше? Кощей в итоге умирает? - Допытывался наш защитник.
   - Вроде бы. Или делает еще одну инъекцию и, пережив ее, становиться сверхкощеем, кощеем из кощеев. Но тут уже начинается область сказок, слухов и предположений. По доступным мне источникам ничего твердо сказать не могу. Может и не доживал никто, по разным причинам. От физического уничтожения никакой теосульфин не спасает.
   - Парни, хватит про кощеев, - прервала нас Элис. - Надоело, век бы этих тройсов не видеть, после их изолятора и аскетов даже цверги зайками покажутся. Мы вроде начали говорить про наши дальнейшие планы и про гармонию, но отвлеклись. Аэртон, расскажи про Союз Гармонии.
   - Так я и пытаюсь. Хотя тут мои знания еще более скудны. Люди гармонии отвергают теосульфин и практики тройсов, причем идейно. Они считают, что это приносит непоправимый вред душе и что человеческий мозг и машину совмещать нельзя. Живут они тоже долго, но тут скорее заслуга хорошей медицины и социального государства. Тройсы для них враги, но открытой войны вроде нет. Хотя всякие инциденты случаются частенько, начинать глобальный конфликт никто не спешит - силы примерно равны и шансы выйти победителем с приемлемым уровнем потерь у сторон призрачны. Хотя, если какая-то из сторон получит козырь, то возможно она рискнет развязать масштабный конфликт, они друг друга терпеть не могут. Главный лозунг Гармонии - от каждого по способностям, каждому по потребностям.
   - Коммунисты! - Не удержался я.
   - Не знаю, - задумчиво сказал Аэртон. - Вторым лозунгом у них идет: потребности и способности индивида определяет община, а не он сам, и декларируется примат общественного над личным. Гармоничная община знает, что тебе нужно и что у тебя за это взять.
   Но живут вроде неплохо, хотя я ловил какие-то обрывки сообщений тройсов о "бунтах индивидуалистов и несознательных" в Гармонии. Проповедуют вроде как хорошие вещи: доброту, гуманизм, любовь к ближнему. Но конкретики я не знаю. Однако, горшки с тройсами мы побили основательно, так что за неимением альтернатив...
   - Говори уже, не тяни, раз начал, - я налил по последней стопке присутствующим. - У тебя наверняка есть план Аэртон.
   - Есть. В пределах моей досягаемости находится несколько потенциальных навигационных точек, где выходят из промежуточного прыжка корабли гармонии, эту информацию я вытащил из одного дешифрованного разведрапорта тройсов. Перед следующим прыжком любому кораблю нужны как минимум пара суток для ориентации и настройки систем прокола пространства. Я, конечно, не знаю, когда и какой корабль гармонии там окажется, но ведь Элис провидец. Отдохните пока, подлечитесь, восстановите силы. А затем сделаем предсказание и прыгнем кораблю навстречу. И попросим поделиться топливом и припасами.
   - Ага, вот так просто попросим, - хмыкнула цверга. - А они нам просто так отдадут топливо и ресурсы. Этакие добренькие дяди и тети, поделятся с не пойми кем по доброте душевной. Аэртон у тебя оружие есть?
   - Есть. Два гравитационных орудия, четыре торпеды с антиматерией, еще кое чего по-мелочи.
   - Работает?
   - На десяток выстрелов энергии хватит. Потом для запитки вооружения потребуется разложение топлива, которого после прыжка практически не будет.
   - Нормально. В бою патронов всегда бывает или мало или очень мало. Давай...попросим гармонию поделиться. Может и выгорит, нам терять нечего.
  
   - Народ, все это замечательно, но я совершенно не могу предсказывать будущее, - перебила нас Элис. - Только отвечать на простые вопросы. Вы забыли?
   - Ты же сказала что Аэртон нас ждет через двое суток в двенадцатом ангаре, - заметил я.
   - Ну, он нас действительно ждал в тот момент именно там. А про двое суток сказал аскет, который в изолятор еду приносил. Я и спросила у дара: ждет ли нас Аэртон, где он ждет, ждет ли через двое суток? И получила ответ: база Цвайт, двенадцатый ангар, ждет. Все ответы в настоящем времени. А когда я решила узнать, прорвемся ли мы к нему, ответа не было, только откат. Я не могу понять, когда и где будут корабли гармонии.
   - Тогда будешь каждые десять-двенадцать часов спрашивать, есть ли звездолеты гармонии в точках Аэртона, - скорректировал план Витя. - Да или нет. Платим все. Сильно нас это не измотает, хотя будет неприятно. Если есть, то узнаем в какой точке, прыгаем туда и просим помощи. Кто за, поднять руки, - Вите явно хотелось побыстрее закончить совещание. Единогласно. Аэртон, ты как?
   - За.
   - Хорошо, - подвел итог разговору я. - Будем считать, что предварительное решение принято. Если у кого-то появятся гениальные мысли - всегда пожалуйста, обсудим. А теперь: Аэртон, дорогой мой человек и звездолет, у тебя на борту душ есть? Отдельные каюты и одежда какая-нибудь? А то мне эта пижама уже осточертела.
  
   Каюты и душ на борту нашлись. На мой взгляд Аэртон был обустроен удобно, но без всяких изысков и лишних сложностей. В герметичном маленьком помещении имелась душевая кабинка в стиле "минимализм" с лейкой наверху и двумя ручками управления - температурой воды и расходом, стоял понятный в использовании санузел и обычная раковина. На случай проблем с гравитацией имелась кнопка "аварийного поглощения жидкости", экспериментировать с которой я, понятное дело, не стал. Были и каюты - четыре одноместные, видимо под изначально планируемый экипаж спасателей, и шесть двухместных, как их назвал Аэртон - "гостевых". Одноместные были побольше, метра два с половиной в ширину и метра три в длину, с нормальной по ширине койкой, столом, и намертво приделанным к полу рядом с ним вертящимся мягким "директорским" креслом. Также имелось индивидуальное освещение и персональная компьютерная панель на столе с включающейся виртуальной клавиатурой и голографическим экраном, еще какие-то прибамбасы... С этим буду разбираться после - потом Аэртон научит как чем пользоваться. Гостевые каюты были победнее - просто типичное "купе" из поезда или теплохода дальнего следования с одной узкой двухъярусной кроватью. Оборудование камбуза было тоже интуитивно понятным с его варочными разогревающимися поверхностями, посудомойкой - автоклавом, духовкой и набором посуды в держателях-захватах. Посуда вся из металла или огнеупорного легкого коричневого материала, напоминавшего мне тот дорогущий полимер, из которого делают стаканы к роторам промышленных центрифуг для биотехнологического производства. Все понятно, логично, удобно - видно что делалось людьми и для людей.
  
   А вот одежды, постельного белья, полотенец, мыльно-рыльных принадлежностей не было никаких. Хорошо что в каютах нашлось что-то вроде войлочных одеял и плотных подушек, и на том спасибо. Все остальное пришлось доставать самим. Так что следующие четверо суток у нас прошли в долгих спорах, о том, что кому нужнее и вытаскиванию на свет божий разного барахла. Ну и, конечно, мы много отдыхали. Силы группы надо было распределить на все: на периодические запросы Элис о кораблях гармонии, на долечивание ожогов, на добычу хлеба насущного и обзаведение каким-никаким гардеробом. А еще у каждого из нас нашлись личные хотелки... В идеале надо бы натаскать легкой по весу и тяжелой по калориям пищи вроде муки, риса и сала, но Элис захотела вкусного, сладкого и портящего фигуру, вроде пенечек, а лучше тортика. Он блондинке настроение улучшает. И, что интересно, Юннис в этом вопросе с ней неожиданно оказалась солидарна, ей, видите ли, надоело "годами по окопам пустую кашу с консервами жрать". Витя, эстет этакий, хочет чашечку хорошего крепкого кофе с молоком на завтрак, без него ему жизнь не мила. А я после пюрешек аскетов желаю нормальных котлет с макаронами. Силы же наши не беспредельны...
  
   Но вообще-то это были хорошие четыре дня и ночи. Постоянное использование дара выматывало, но морально мы отдыхали после напряжения последних дней. Подолгу разговаривали друг с другом, готовили и ели вместе, всласть высыпались, делились планами, слушали лекции Аэртона в кают-компании. Даже Элис и Юннис уже не грызлись как кошка с собакой, хотя большой теплоты между ними пока и не сложилось. Ощущения того что "жизнь-то налаживается" было приятным, что там говорить. Так что заявление Элис после очередного "прорицания" о том, что в условной точке "С" появился корабль гармонии, прозвучало как гром с ясного неба, несмотря на то что это событие все ждали. Пора было принимать решение.
  
   - Какой именно корабль? Гражданский или военный? Хоть какие-нибудь характеристики, - не сдержался от глупого вопроса я. Мы как раз вчетвером были в кают-компании.
   - Не знаю. Будем пытаться уточнять? Я пока что взяла всю плату на себя, - сказала сильно побледневшая Элис. - Чтобы вы парни, были в форме при контакте. Но если играть с даром дальше, то вымотаемся все.
   - А результат не гарантирован, - добавил Витя. - Мы о кораблях гармонии немного знаем. Прыгаем и будь что будет.
   - Согласна, - сказала цверга. - Бог нам в помощь.
   - Хорошо, - согласился я. - Аэртон, давай. Идем на контакт и просим помощи. Ты готов?
   - Расчеты для всех точек давно сделаны. Дайте сорок минут на тонкую подстройку конкретно к точке "С" и я прыгаю. Около суток на контакт с кораблем у нас будет наверняка, от последнего предсказания прошло меньше двенадцати часов. Прошу экипаж пройти в центральную рубку.
  
   Прыгнули. Сам прыжок физически не ощущается никак, время прокола пространства исчисляется фемтосекундами. Были там, стали здесь, в некой условной точке, пространства, которую раньше посетил звездолет-картограф, счел ее удобной, и составил для нее навигационно-прыжковую карту, позволяющую космическим кораблям быстро ориентироваться в пространстве и рассчитывать следующий прыжок, к другой навигационной точке. По словам Аэртона так и перемещаются в космосе - выстраивая для себя оптимальный маршрут к цели через серию прыжков по навигационным точкам, исходя из своей энерговооруженности и запасов топлива. В центральной рубке мы, конечно, сидели без дела, управление кораблем с развернутых боевых и ходовых консолей Аэртон нам не доверял и даже "чуть-чуть порулить" за прошедшее время еще ни разу никому не дал. Но все же это было самое защищенное место корабля, тут даже противоперегрузочные кресла оборудованы индивидуальными силовыми экранами и ячейками для аварийного спасения экипажа, расположенными прямо под ними. Опять же, мы экипаж "машины боевой" или кто, нам что, боем из камбуза командовать?
   - Ну и где он? - Мне не терпелось посмотреть на наш последний шанс. - Вдруг это линкор "Ямато" в космическом исполнении? Тогда точно капец, не расстреляют, так захватят. Уносить ноги нам некуда.
   - Подождите, сейчас сориентируюсь, - сосредоточенно сказал Аэртон. - Так, остаток топлива четверть процента, это даже лучше чем я ожидал... - Ага, поймал, задаю ходовой импульс на сближение. Сейчас покажу...
  
   На центральном экране появилось слегка размытое изображение диска с двумя длинными вытянутыми горизонтальными мачтами, симметрично расположенными справа и слева от центра. К мачтам крепилось какое-то оборудование вроде подвесных контейнеров, блестящих вертикальных плоских поверхностей прямоугольной формы, навевавших на мысли о солнечных батареях и решетчатых антенн.
   - Диаметр диска - сто двадцать метров, - начал делать доклад Аэртон. Линейный размер с "мачтами" - шестьсот метров. Вооружение - пока могу определить лишь две плазменные пушки, предположительная мощность неизвестна. Объект нас обнаружил, ведет сканирование...ого, аж в семи диапазонах. На чисто военный звездолет не похож, думаю, что это научный или разведывательный корабль. Предположительная энерговооруженность высокая. Продолжаю сближение.
   Мы пока ждали молча. Надо было дать возможность Аэртону получше понять, с чем мы имеем дело.
   Они запрашивают связь с "неизвестным кораблем", - через некоторое время сказал Аэртон. Наши действия?
   - Давай поговорим. Только показывай меня одного в кадре. Чем меньше информации у оппонента, тем лучше. И если я сделаю вот такой жест - я скрестил на левой руке средний и указательный палец, - то задержи передачу, это значит, что я хочу посоветоваться с вами, - проинструктировал Аэртона я.
   - Принято. Включаю.
   - С кем имею радость говорить? - С развернутого передо мной Аэртоном в воздухе экрана мне в глаза смотрел пожилой мужик. Лицо обыкновенное, европейского вида, немного худое, в меру морщинистое, без всяких "волевых подбородков", присутствуют усики и небольшая бородка. Глаза синие, смотрят с явным любопытством. Но длинный нос придает ему неуловимое сходство с почтальоном Печкиным, вот такая у меня странная ассоциация. Может потому, что он до пояса одет в нечто вроде плотной светло-коричневой рубахи военного покроя с зеленым глухим воротником? Видел я похожие на военнослужащих двести первой базы в Таджикистане. Слева на груди золотистая нашивка в виде трех перекрещенных колосьев и одного листа над ними. Что там ниже я не знаю, в кадре только верхняя часть туловища. Я, кстати, выгляжу тоже по-военному, чего уж там. Когда тащил одежду, сразу вспомнил, как помогал на сборах кладовщику сортировать комплекты формы по размерам, вот и вытащил себе, Вите и девчонкам подходящие стопки, чтобы не заморачиваться. Так что на мне зеленый российский цифровой камуфляж и полосатая тельняшка, все как положено.
   - Я Алексей, капитан звездолета Аэртон. А вы кто? - Не остался в долгу я.
   - Ответственный Ваорн, староста "Счастливого путника". Юноша, кто вы? Ваш корабль не числится в базах данных, на тройса вы не похожи. Вы непросвещенный индивидуалист из неприкаянных? Тогда из какого клана? Пожалуйста, объяснитесь, - быстро заговорил мужик.
   - Давайте без ярлыков, староста Ваорн, - постарался улыбнуться ему я. - Я все объясню. Я обычный человек, не тройс и отношусь к ним крайне негативно. Попал в затруднительную ситуацию - мой корабль полностью исчерпал топливо и припасы, сумев добраться до этой навигационной точки и встретить вас. Поэтому прошу у вас, как у представителя Гармонии, помощи. Мне нужно пятьдесят кубометров активированной жидкости типа АТИВ, вода и еда. Можете помочь? Я слышал в Человеческой Гармонии помогают ближнему.
   - Ну конечно мы вам поможем, - расплылся в улыбке мужик. - Обязательно, как же иначе? Остановите двигатели, деактивируйте реактор. Мы высадим вам на борт группу ратных братьев, они осмотрят ваш корабль, пристыкуют его к нам, а ты будешь гостем на Счастливом Путнике, пока я не доставлю тебя в общину.
   - Не. В общину мне не надо, - я поспешил отказаться от заманчивого предложения.- Мне нужно топливо и припасы, а дальше я уже сам. Ваорн, я прекрасно понимаю, что просто так делится ресурсами тебе не с руки. Но я попробую отдать долг лично тебе или твоей общине потом. Мы сможем договориться о взаимодействии. У меня уникальный корабль, я могу быть полезен Гармонии как союзник и готов доказать это. Короче говоря, я согласен на любые переговоры, но не к сдаче на милость. Давай поговорим как разумные люди.
   - Да? И что же в тебе такого уникального? - Явно заинтересовался мужик. - Что ты можешь предложить?
   "Блин, а в самом деле, что ему сказать"? Умных мыслей как назло в голову не приходило. Прокалываюсь я как руководитель, вот что. Четверо суток было на подготовку... С другой стороны, как готовится к встрече с тем, о ком ничего не знаешь? Я скрестил пальцы условным жестом.
   - Элис, сколько у него сейчас топлива? Точный ответ в литрах? И сколько он планирует потратить на следующий прыжок.
   Девушка закрыла глаза и зашептала. Чуть вздрогнула, так же как и Юннис с Витей. Понятно, платят все кроме командира.
  
   - У Вас на борту примерно двести сорок пять тысяч двести литров АТИВ, - сказал я. На энергетику прокола для следующего прыжка вы планируете потратить примерно тридцать две тысячи литров. Ваш корабль у меня как на ладони Ваорн, я знаю все. Как сам думаешь, нужно Гармонии сотрудничать с кораблем и экипажем, который может обеспечить такой уровень сканирования оппонента?
   Ваорн надолго задумался. Даже огладил бородку и потер длинный нос указательным пальцем.
   - Впечатляет, - сказал, наконец, он. - Но топлива я тебе не дам.
   - Почему?
   Мужик на экране снова задумался.
   - Капитан, противник активировал щиты, - озабочено сказал Аэртон. - Я активирую орудия и торпеды, хорошо? Десяток секунд в нереальности с нашими щитами я продержусь, энергии хватит. Потом нас будут жечь... Но его мы достанем, щиты "Путника" настроены на отражение внешних физических атак. А моя гравитоника бьет хитрее.
   - Логично, что не дает, - кивнула с соседнего кресла цверга. - Только такой добряк как ты Леша, мог надеяться на то, что кто-то кому-то просто так поможет. Все как всегда...
  
   - Слушай мое решение, молодой человек, - сказал с экрана Ваорн. - Картина мне примерно понятна. Ты, скорее всего, из кланов свободных индивидуалистов, или беглец из отказников-тройсов. Конкретика сейчас совершенно неважна. Каким-то образом ты нашел звездолет ушедших, очень уж он похож на образцы их техники. Ты как-то сумел получить часть доступа к управлению...это удивительно, но возможно. Что же, технологии ушедших очень нужны гармоничным общинам. Дать тебе топливо, чтобы ты просто исчез, было бы большой глупостью. Заставлять тебя выполнять мои приказы силой я не буду - есть риск в ходе столкновения разрушить корабль ушедших и убить тебя, что не гуманно. Ты не враг гармонии, поэтому подлежишь не наказанию, а перевоспитанию коллективом. Я срочно отправлю запрос в общину, и они пришлют корабли, которые гарантировано решат задачу по аккуратному захвату корабля ушедших. А пока я покараулю тебя тут, придется задержаться... Ты молодец, Алексей, что связался со мной. Все будет хорошо, гармония о тебе позаботится.
  
   - Умыл он тебя, Леша, - просто сказала Юннис. - Как есть умыл.
   - Что будем делать, командир? - С язвительной ноткой в голосе спросила Элис. - Прикажешь готовиться к перевоспитанию?
   Вот тут я и разозлился. Сильно, до самих собой сжавшихся в кулаки рук. Что за дрянь - то на органы резать собираются, то перевоспитывать. Слова-то какие красивые... Знаю я, что такое перевоспитание коллективом, еще со школы - на практике это обычно означает, что все вместе травят одного до тех пор, пока не забьют морально или физически в полное ничтожество.
   - Ваорн, отдай мне топливо по-хорошему. Для тебя пятьдесят кубов не критичны. Иначе мне придется взять его по-плохому, - слова вырвались сами собой.
   - Это угроза? - Нахмурился мужик. - Леша, ты понимаешь, что говоришь? Сейчас ты сам себя записываешь в пираты и враги Гармонии. Не надо ухудшать свое положение.
   - Дай мне топливо Ваорн, - медленно сказал я, стараясь успокоиться. - И я улечу восвояси.
   - Никогда не смей угрожать Гармонии! - В свою очередь сменил тон староста.
   - Алексей, с борта "Путника" ушел пакет гиперсвязи, - проинформировал меня Аэртон. - Их плазменные орудия нацелены на нас.
   - Можешь нанести удар по ним?
   - Да. Я готов.
   - Народ вы как? Воюем или ждем их флот и сдаемся?
   - Сразу надо было стрелять, - кивнула цверга. - Я знала, что этим кончится, только время зря тянули.
   - Воюем, - кивнула Элис.
   - Деремся, - промедлив секунду, согласился Витя. Один раз я уже помер, смешно снова бояться. Сдаваться и перевоспитываться не хочу.
   - Решение принято. - Я глубоко вздохнул. - Аэртон, выводим из строя их пушки. Огонь!
   Не было ни резких звуков, ни толчков, ни перегрузки. Ничего. Только через несколько секунд я увидел на втором экране, где все это время транслировалось изображение вражеского корабля, как одна из длинных "мачт" у основания звездолета подломилась, брызнула осколками и начала дрейф в сторону от диска. Потом с противоположного края диска борт корабля гармонии частично смялся, провалившись вовнутрь.
   Потом на нашем экране пошла рябь помех и изображение пропало. Пару раз я почувствовал перепады гравитации, а затем изображение вернулось. В этот раз у противника оказалась частично повреждена и вторая мачта. Все время сражения заняло от силы полминуты.
   - Все, - прозвучал ровный голос Аэртона. - Из боя вышел. Остаток топлива ноль, остался неприкасаемый минимум для стыковки с "Путником". Энергии для щитов ноль, враг их снес своим огнем. Гравитационные пушки сделали двенадцать выстрелов и полностью исчерпали энергию. Вести бой нечем, оборонятся нечем. Разве что торпедировать врага. Но это при успехе приведет лишь к его полному уничтожению.
   - Враг ведет огонь?
   - Нет. Его плазменные орудия мною подавлены.
   - Давай связь!
  
   В этот раз Ваорн был не столь самодоволен. Его лицо было глубоко сосредоточенным, на бледном лбу блестели капли пота.
   - Ты обязательно ответишь за произвол и пиратство, Алексей - серьезно сказал он. - Ответишь по всей строгости закона гармоничных общин за свое злодеяние.
   - Ближе к делу, - отмахнулся я. - Я хотел по-хорошему. Но ты решил, что жертва беспомощна и начал выкручивать ей руки. Вини теперь за последствия себя. Ты дашь топливо или мне продолжать ломать твой кораблик дальше? Уверяю тебя, если на прыжок у меня энергии нет, то на вдумчивую разделку твоего звездолета ее вполне достаточно. - Кроме как блефовать мне ничего не оставалось.
   - Дам, - кивнул мне Ваорн. - Начинай стыковку.
   - Имей в виду, - продолжил я. - Если в момент стыковки и перекачки топлива ты что-то замыслишь, я взорву и тебя и себя. Мне терять совершенно нечего.
   - Понял уже...
  
   Через пару часов мы состыковались со "Счастливым путником". Все это время я сидел в рубке весь на нервах, каждую секунду ожидая от Ваорна какую-нибудь гадость. И лишь когда Аэртон подтвердил получение первых кубометров топлива и радостно отчитался о запитке щитов и оружейных систем, у меня немного отлегло от сердца.
  
   Глава 6
  
   - Баки полные, экипаж, - через некоторое время проинформировал нас довольный Аэртон. - Топливо, правда, так себе, то с которым я очнулся, было качеством повыше. Но использовать его я могу, только расход увеличится при той же полезной отдаче. Но это мелочи, я боялся, что будет хуже. Наши действия?
   - Уходим, - решительно махнул рукой я. Изначально у меня была мысль попросить у людей Гармонии еду и нормальную воду. Не то чтобы я был такой уж брезгливый, но жидкость из санблока, даже прошедшую полный цикл очистки, употреблять в пищу очень не хотелось. Аэртон, который все же помнил, что такое быть человеком, со всеми человеческими предрассудками, обещал нам для кухни давать только чистую, не прошедшую рецикл воду. Но это пока. Потом неизбежно придется пить то что дают, не особо интересуясь происхождением жидкости. Но раз уж все так повернулось... Ничего мне от этих общинников не нужно, обойдемся.
   - Есть командир. Начинаю отстыковку и удаление от "Путника", - согласился со мной корабль.
   - Готовься к прыжку в прежнюю точку, - скомандовал ему я. - Оружие "Путника" точно выведено из строя?
   - Да.
   - Хорошо, тогда мы с Юннис пойдем приготовим обед для всех и поедим первыми. Как я понимаю, нам с кораблем Гармонии в этой точке все равно не меньше полутора суток висеть, пока ты сориентируешься для прыжка. Витя и Элис на всякий случай дежурят в рубке. Потом сменимся.
  
   За обедом мы с Юннис были немногословны. Повода веселится не было. Текущая проблема решена, но дальше то что? Перессориться мы ухитрились со всеми.
   - А ведь мы можем "Счастливого путника" просто уничтожить, - задумчиво сказала Юннис, вяло ковыряясь ложкой в тарелке с макаронами по-флотски. Глотнула чаю, посмотрела на меня. - Просто так, чтобы не плодить свидетелей и живых врагов. У нас полно энергии, враг обезоружен.
   - В самом деле? - Поднял глаза от своей тарелки я. - Ты сможешь расстрелять беззащитного?
   - Нет, - помолчав и сделав еще один глоток из кружки сказала цверга. - Извини Леша, глупость сказала. Не знаю зачем. Нехорошо все как-то получается...
   Я лишь безразлично пожал плечами.
  
   - Командир, а между прочим, кроме топлива мне нужна информация, - вклинился в наш разговор Аэртон. Кто бы сомневался, у нашего спасителя на борту везде глаза и уши. - Кое-что у меня есть. Успел вытащить из сети и эфира у Тройсов. Но в бортовом компьютере звездолета Гармонии данных гораздо больше, тем более я думаю что "Счастливый путник" - исследовательское судно, а значит его база данных полнее, чем где-либо. Главным образом меня интересуют координаты навигационных точек, планет и баз Тройсов, Союза Человеческой Гармонии и не включенных в их империи миров. А еще мне нужна информация об ушедших. Вся возможная информация. Если люди Гармонии сумели опознать меня, значит им что-то известно.
   - И? Ты думаешь, нам дадут информацию? - Спросил я, неторопливо прожевав кусок хлеба с салом.
   - Нет. Но мы можем их шантажировать полным уничтожением. А Элис способна проверить правдивость пакета переданных данных.
   - Если мы плохиши, то будем ими по полной, да Аэртон? Ты еще пытки предложи...
   - Леша, кроме шуток, у меня, между прочим, задание. И отступаться от него я не намерен. Я должен разобраться со своей миссией, поэтому данные об "ушедших" мне необходимы по-любому.
   - Ну раз ты так настаиваешь... Давай попробуем. Хотя я уже догадываюсь, чем дело кончится, но пускай в этом убедятся все. Аэртон, пусть Витя и Элис поедят, мы немного отдохнем и выйдем на связь с Ваорном снова. Пойдет?
   - Принято командир.
  
   В этот раз Ваорн был спокоен как удав. На лице ни единой эмоции, смотрит прямо, голова гордо поднята.
   - Тебе еще что-то нужно от нас, пират?
   - Да, Ваорн, - я вздохнул и кивнул головой. - Нужно. Дай, пожалуйста, координаты всех планет, баз и навигационных точек из твоей базы данных. И все данные по "ушедшим". Имей в виду, я способен проверить их подлинность.
   - А если нет?
   - Ваорн, мой звездолет боеспособен. Я не угрожаю, говорю просто, чтобы ты это знал. Смотри, - я сделал условный жест Аэртону. В этот момент оба гравитационных орудия корабля дали залп по самому крупному из оставшихся после боя обломков. На развернутом в рубке экране было видно, как здоровенный осколок обшивки словно сжался в размерах, а затем рассыпался в пространстве на облако мелких частиц, медленно расползающееся во все стороны.
   - Понятно. Альтернатива смерть. - Ваорн выпрямился еще сильнее и побледнел. А потом вдруг лихо мне улыбнулся.
   - Нет, Алексей! Я не передам тебе секретные данные Гармонии. Можешь уничтожить меня и корабль, но ты ничего не получишь!
   Он был серьезен. Убийственно серьезен. Ничего другого я от старосты и не ожидал.
  
   - Вот только не надо строить из себя комиссара перед расстрелом Ваорн, - покачал головой я. - Я же говорил, что не угрожаю. Не дашь, значит не дашь, не трону я тебя.
   - В смысле? Это был не шантаж? - Все еще не мог понять меня староста.
   - Нет, конечно. Это была демонстрация возможностей. Обойдусь без твоих данных жадюга. Если бы ты перелил мне немного топлива в ответ на мою просьбу, мы бы поладили миром, а я бы сейчас сотрудничал с Гармонией. Я действительно думал, что у вас построено общество взаимопомощи и чужая беда для вас не пустой звук...
   - Так и есть. Я не отказал тебе в помощи...
   - Не так, - возразил я. - Я теперь буду знать, что между вами и тройсами нет никакой разницы. Они меня держали в заготовках и хотели распотрошить как куренка. Я сбежал от них к вам, но вы стали сразу давить, выкручивать руки и требовать капитуляции, толком не выслушав. Прощай Ваорн. И знаешь...прости что так вышло, вот честно - не хотел я драки. Я действительно был в отчаянном положении, и мне на самом деле было очень нужно получить топливо. Надеюсь, жизненно важные отсеки я в твоем корабле не задел и никто из твоего экипажа не погиб. Огня на уничтожение я своей целью не ставил, всего лишь подавлял твои орудия. Извини, это решение было, наверное, неправильным. К сожалению, людям свойственно ошибаться.
   - Погоди, Алексей. Ты в самом деле был заготовкой в плену у тройсов? Ты бежал от них на звездолете ушедших?
   - Тебе-то не все равно? - Я сделал Аэртону знак выключить связь.
  
   - Леша, мне нужны их данные, - тут же с места в карьер начал Аэртон. - Очень нужны, особенно по ушедшим... Что это было за всепрощение врага? Припугнул бы Ваорна как следует, никуда бы он не делся, я думаю еще можно...
   - Заткнись Аэртон, - тихо сказал я. - Просто заткнись. Или действуй как хочешь, я на тебя повлиять не могу никак. Сам выходи на связь, чего-то требуй, стреляй, веселись...
   - То есть мы отпускаем врага, не получив еды, воды и необходимых данных? - Ровным тоном спросила Элис. - Потому что наш командир внезапно подобрел?
   - Именно.
   - Леха, ты, возможно, не совсем прав, - отозвался из своего кресла в рубке молчавший до этого момента Витя.
   - Так. - Я рывком встал с кресла. - Не успели мы сделаться пиратами, как команда уже вручает мне черную метку? - Я внимательно посмотрел на сидящих в рубке и молчавших соратников. - В таком случае я могу стать коком и, переквалифицировавшись в Джона Сильвера, заняться своей прямой обязанностью - таскать продукты на камбуз, без этого вам пока не обойтись, - я не удержался от нервного смешка. - Всего хорошего, решайте вопросы войны и мира сами. - Развернувшись под молчание соратников, я вышел из рубки.
  
   - Леха! Да, проснись же ты Леха! - Кто-то тихонько потрепал меня за плечо. Блин, я, получается, уснул? Вроде же только что зашел в свою каюту, лег в кровать и ненадолго закрыл глаза. Хотел немного отдохнуть, перед тем как таскать продукты к ужину, и надо же - тут же отплыл в страну Морфея.
   - Юннис? - Девушка склонилась низко надо мной, так, что ее волосы касались моей шеи.
   - Это я, - тут же отпрянула девушка, распрямляясь и отдергивая от моего плеча тонкие теплые пальчики. - Ваорн выходит на связь, а тебя нет. Иди в рубку.
   - Так сами...
   - Что значит сами? Леха, ты командир, тебе и переговоры вести.
   - Меня вообще-то никто официально не избирал и не назначал.
   - А...Вот оно что, - глаза Юннис презрительно сузились, а голос похолодел градусов на десять ниже ноля. - Истерика продолжается? Так ты всерьез решил пообижаться командир? Еще поплачь как невинная барышня. Ты приказал оставить Ваорна в покое, значит так было надо. Ты сказал, команда подчинилась, включая Аэртона. Потом объяснишь. Твой приказ исполнен, мы отдаляемся от "Счастливого путника" и скоро будем готовы к прыжку. А сейчас иди и командуй, веди переговоры, выполняй свой долг. Кто будет против, того я лично придушу! Или я буду думать о тебе очень плохо. Ясно?
   - Ясно, - вздохнул я. - Умеешь ты мозги вправлять. Пошли.
   - Право на срыв имеет каждый, - серьезно сказала Юннис. - Все мы люди. Будем считать, что ты его уже использовал. Второго раза тебе не простят Леша. Я - точно.
  
   Ваорн сменил свою коричневую рубаху на зеленую, но с теми же вышитыми золотом колосьями и листом на груди. И смотрел на меня как-то немного добрее что-ли, чем раньше. Чего ему опять надо?
   - Привет Алексей.
   - И тебе не хворать.
   - Ты скоро уходишь в прыжок? Куда?
   - Так я тебе и сказал, - развел я руками.
   - Слушай, а ведь в самом деле, нехорошо вышло, - криво улыбнувшись, сказал староста. - Но стрелял ты аккуратно, надо признать. Жилые отсеки и ходовая часть в норме, все живы, правда десяток человек контужены. Скафандры выдержали, но вот людей в близлежащих отсеках побило об углы и стены гуляющей гравитоникой... Плазму ты мне вынес, это да. И почти весь научно-приборный блок на "мачтах". Моей текущей миссии конец и теперь мне отвечать перед общиной.
   - Извини, так получилось. Ну не готов я ни умирать, ни сдаваться на милость. А иначе не получалось, ты делиться не хотел, - печально ответил я.
   - Я понимаю, - тоже невесело сказал мужик. - Знаешь... я тоже был не совсем прав, если разобраться на холодную голову. Теперь ты враг Гармонии, натворил ты для этого достаточно. Ох и зря ты открыл первым огонь, такое не прощают. Я, наверное, тоже попаду под общественное порицание, мои действия далеко небезупречны. Так ты бежал из плена тройсов?
   - Да. Из базы Цвайт. Они захватили корабль ушедших, а я смог бежать на нем. Долгая история в двух словах не перескажешь. Но это правда.
   - Понятно. Обидно, что так вышло. Но давай попробуем поправить хотя бы то, что можно. Еще до стрельбы ты говорил, что тебе нужна вода и еда. Стыковаться не будем, но контейнер с продовольствием я тебе отправлю, лови. И еще. Гармонии очень не понравится, если твой корабль попадет к тройсам. Хуже того, если технологии ушедших попадут к кощеям, пострадают все нормальные люди, чего нельзя допускать. Вообще-то мне об этом следовало подумать раньше, но лучше поздно, чем никогда. Сделаем так - я передам тебе координаты трех систем и навигационных точек на пути к ним. Две из них - планеты с орбитальными базами и крупными общинами Гармонии, на случай если ты захочешь сдаться. Может быть к тебе община будет снисходительна, я не знаю, не могу сказать за народный суд. Валить на тебя всю ответственность я не буду. А третья - так называемая "вольная" планета времен самого начала промышленной революции. Когда-то с нее тройсы собирали для себя заготовки. А потом часть ее правителей, смекнув что к чему, попросили Гармонию о протекторате. Затем был конфликт с тройсами, переговоры, взаимные угрозы... В конце концов, планета получила статус "условно нейтральной". Сейчас там есть небольшое представительство Гармонии и базы парочки как бы нейтральных к нам и тройсам "вольных" кланов. Боевого флота тройсов или Гармонии там нет, по условиям договора о демилитаризованной буферной зоне. Я не могу придумать места лучше, на тот случай если ты захочешь еще раз выйти с нами на контакт, но боишься за свою жизнь. Подробнее все будет объяснено в сообщении. Нашу агентуру на планете о тебе и твоем звездолете предупредят, они будут готовы к связи. Вот и все что я могу тебе сказать Алексей. И чем помочь.
   - И на том спасибо. Жаль, что так вышло Ваорн.
   - Мне тоже. Врать не буду, я делаю это не из симпатии к тебе, а потому что не хочу чтобы тройсы снова получили твой корабль. Глобальные интересы Гармонии выше нашей стычки. Прощай.
   Экран в рубке погас.
   - Связь прервана. Получен информационный пакет от "Путника", - донесся сверху голос Аэртона.
   Мы прыгнули через четыре часа после того, как получили запущенный в нашу сторону контейнер. Элис предварительно проверила его даром - нет, взорваться он не мог, да, там была еда. Звездолет гармонии исчез из видимости на пару часов раньше.
  
   Посылка от Ваорна оказалась очень кстати. Упаковки с бутилированной водой, простой и минеральной, довольно приятной на вкус. Консервированное и замороженное мясо неизвестного происхождения. На упаковке было схематичное изображение животного из которого сделали "тушенку" - волосатого слона с бивнями и иероглифы, прочесть которые мог только Аэртон. Все же говорить, понимать и читать - разные вещи. В общем, мы решили что нас потчуют мамонтятиной и успокоились. Жестковато, но на вкус ничего так. А еще там оказалось целых два больших пластиковых контейнера - один с вполне нормальной на вид и вкус картошкой, другой со странными желтыми помидорами. Имелся контейнер с неким мелким гибридом огурца и кабачка. Еще всякое разное в консервах и пакетах, вроде круп, варенья и приправ. В общем, моя тяжкая доля добытчика еды несколько облегчилась. Яда мы не боялись, да и думать, что Ваорн хотел меня отравить глупо, так что ели за милую душу.
   Но на этом приятные новости заканчивались. Вставал вечный вопрос - как жить дальше? Топливом мы обеспечены, энергия есть, находимся в навигационной точке, о которой по словам Аэртона никто не должен знать.
  
   - Вообще-то я должен был спросить собравшихся, что мы будем делать дальше, - на правах командира начал разговор я, когда мы вновь собрались на совет в кают-компании. - Теоретически мы вооружены, оснащены и вольны лететь куда захотим. Можем работать командой, а можем разбежаться. Космос большой. Но есть одно но, не так ли Аэртон? Мы должны сначала выполнить твою миссию по спасению неких ушедших, предположительно твоих создателей. Или точно убедиться, что она не выполнима. Так?
   - Да, - согласился корабль. - Я вас вытаскивал именно для этого. И хотел бы надеяться, что вы меня не бросите. Но принуждать никого не могу и не буду.
   - Хорошо, - кивнул я. - Поддерживаю. Мне вообще-то есть куда вернуться домой и ничего не держит здесь. Но это возможно, только если мы распутаем всю эту историю с теосульфином и активировавшим Аэртона земным сорбентом, что напрямую связано с ушедшими. То есть мои с тобой цели совпадают. А ты как думаешь Витя?
   - Я согласен, - просто сказал парень. - Будем помогать Аэртону. У нас перед ним долг за спасение жизни и только тут есть единственная возможность вернуться домой.
   - Элис? - Перевел взгляд на блондинку я.
   - С вами. Мне тоже есть куда вернуться. А этот мир пока не слишком нравится.
   - Ну а я просто не буду отрываться от коллектива, - улыбнулась цверга. - Одиночки не выживают. Хотя, если честно, бегать с автоматом и рисковать жизнью мне уже надоело по самое не могу. Но вернуться мне некуда, мой поселок сожжен этими, - кивнула она на Элис. - Родители погибли, надежд на счастливую жизнь на Тее никаких. Я бы осела где-нибудь в домике на берегу моря, вышла замуж... Видно не судьба.
   - Когда мы закончим с моей миссией, то я помогу вам, - сказал корабль. - Всем вместе и каждому по отдельности. Найдем тебе планету с морем, найдется и муж...правда Леша?
   - Аэртон, давай ближе к делу. Итак, мы все работаем с тобой. Откуда думаешь начать поиски? - Я поспешил съехать с намечавшейся темы отношений.
   - С информации об ушедших. Она гарантировано есть у тройсов и у гармонии. Мне нужен полный доступ к их базам данных. Может быть, тогда что-то состыкуется с моими воспоминаниями и я пойму, что нам делать дальше.
   - Нам такие данные просто так никто не даст, - заметила Юннис. - Придется либо покупать, либо красть, либо выбивать силой.
  
   - Короче говоря, я думаю нам придется принять предложение Ваорна, вот и весь сказ, - сказал я, размешивая сахар в чае. - Дорог много, а идти некуда. Вариант плохой, я старосте не верю ни на грош. Но остальные варианты еще хуже. Мы можем многое, а плату потребуем информацией. Попробуем поторговаться. Навскидку, Аэртон, мы сможем уничтожить, скажем, базу Цвайт?
   - С полными баками? Да, шансы неплохие. Выйдем в обычное пространство в режиме нереальности, я закроюсь от сканирования по максимуму, подойдем поближе. Нас засекут нескоро... Но даже если засекут - я продержался тогда, совсем рядом с базой, продержусь немного и сейчас. Можно потянуть время переговорами. А потом мы ее торпедируем. У меня всего четыре торпеды с антиматерией, но это хорошее оружие, думаю, его аналогов здесь нет. По терминологии тройсов и Гармонии "оружие ушедших". Должно сработать.
   - Вот! - Поднял вверх вытянутый указательный палец я. - А если что, Гармония как бы не причем. Почему бы одинокому кораблю ушедших не раздолбать базу тройсов из своих соображений? А ведь за такое нам простят и атаку на "Путника" и информацией заплатят.
   - Работать на коммунистов? - Скривился Витя. - Не нравиться мне это.
   - Они не коммунисты. Это Гармония, - возразил я. - Просто формальный лозунг совпал.
   - Ага, от каждого по способностям, каждому по потребностям. И коллектив рулит при примате общественного над личным. Это значит, что если община скажет, что мои потребности - драный комбинезон и баланда два раза в день, а способности - валить лес десять часов в сутки, то так и есть, никому не докажешь обратного. Меня никто не послушает, ибо это мое личное мнение, номер которого относительно мнения коллектива вечно шестнадцатый.
   - Витя, ты не тех блогов на Земле начитался? - спросил я. - Зачем все передергиваешь? Мы не знаем как там у Гармонии и не собираемся в нее вступать.
   - Виктор, ты против плана командира? - тут же вставила Юннис.
   - А ты Вите рот не затыкай, - неожиданно окрысилась Элис.
   - Не против я. Раз других предложений нет, попробуем еще раз договориться с Гармонией, - махнул рукой парень. - Только будем все делать осторожно. Аэртон, долго лететь до "вольной планеты"?
   - Три прыжка. От шести до восьми суток. Расход топлива - двадцать три процента.
   - Начинай расчет прыжка, - скомандовал я.
  
   - Слушай Аэртонище, а ты знаешь, что дар-то мой с изъяном? - Почти простонал я, когда краснота перед глазами слегка рассеялась. - Похоже, это был мой последний добытый с Земли автомат.
   - Это уж точно. Больше я на такое не подписываюсь, - Юннис дрожащей рукой прикрыла нос, из которого на ее теплую фланелевую рубашку в красно-синюю клетку из моего земного гардероба закапала кровь.- Так и дуба можно дать. Зачем тебе нужен был автомат, а Элис? Осваивала бы Витину "ксюху", все равно он со своим трофейным чудо-бластером не расстается.
   - Зато все точно подтвердилось, - так же слабо сказала провидица со своего диванчика. И автомат мне все же добыли.
   - В чем дело? - Забеспокоился наш корабль. - Что-то не так?
   - Дело в том, что каждую последующую одинаковую вещь тащить сложнее чем предыдущую, - прокашлявшись, и подождав пока успокоится подскочивший пульс, пояснил я. - Первый автомат я вытащил сразу после того как добыл банку со спиртом. Откат был, и сильный, но все же не тот ужас как сейчас. Вторая "ксюха" тоже была не сложной. С третьей пришлось помучиться больше, но тогда было не до вдумчивого анализа ощущений - мы готовились к побегу. Тем не менее, для Элис я уже тащил ПМ. А вот четвертый автомат, который мы достали сегодня - это предел. Дальше я просто потеряю сознание в процессе, и ничего не вытащу. Не получается с моим даром работать ксероксом. Кто-то где-то поставил на него ограничитель.
   - Может это только с автоматом так? - Помолчав, поинтересовался Аэртон.
   - Нет, - покачал головой я. - Вердикт окончательный. Я проверял это правило на пакетах с рисом. И на пачках чая. Представляю килограммовый пакет риса одной марки, который покупал когда-то в магазине "Юбилейный" за углом. Тащу несколько штук поочередно. Уже пятый одинаковый пакет идет крайне тяжело, помнишь Элис, ты еще спрашивала вчера за ужином, почему такой откат из-за ерунды? Вот поэтому. Затем представляю снова купленный мной пакет риса, но из другого магазина и другой фирмы. Тащится легко, разница сразу ощущается.
   - Зато в тех пяти пакетах, зернышки наверняка точно идентичны друг другу вплоть до молекулярного состава, - задумчиво сказал Витя. - Надо же...
   - На самом деле грустно это, - сказал я. - Количество предметов с Земли, которые я могу вспомнить в своих руках не безгранично. Из оружия смогу еще вспомнить и достать здоровенный автомат террориста, СВД, охотничье ружье, пулемет Калашникова и несколько стволов травматики и пневматики. Патроны, получается, тоже ограничены. С остальным также не густо... Ладно, будем надеяться, что для нас это окажется не критично.
  
   Перелет до планеты Тария, где нам назначил рандеву с разведкой Гармонии Ваорн, занял почти девять суток. В этот раз Аэртон считал данные для каждого прыжка долго и обстоятельно, никуда не торопясь. По его словам это экономило топливо и энергию. Ничем помочь мы ему не могли, поэтому приходилось довольствоваться ролью праздных пассажиров, запертых в небольшом жилом отсеке. Так что мы развлекались как умели: доставали вещи, экспериментировали с дарами, читали справочные материалы о Тарии, переданные Аэртону с борта "Счастливого путника" и строили планы на будущее. В этот раз хотелось все продумать как следует, тем более что информация к размышлению была.
   Планета с населением около ста миллионов человек, наиболее густонаселенные места находятся вдоль экватора на центральном, наибольшем континенте. Там есть крупные государства, города, дорожная сеть. Недавно аборигены открыли паровой двигатель, так что в равнинной части континента имеется даже парочка железных дорог и более-менее развитая для своей эпохи промышленность в нескольких "промышленных центрах". Но в целом на Тарии сохранилось еще доиндустриальная эпоха: феодальная вольница, крепостное право, натуральное хозяйство. Буржуазия уже оформилась как класс, но еще слишком слаба, чтобы править балом и диктовать условия, эти времена на Тарии еще впереди. Что ценно лично нам - инопланетников местные знают, уважают и в трех крупнейших государствах даже приравнивают в правах к дворянству. Хотя и требуют от них не прогрессорствовать (введен тотальный запрет на строительство инопланетянами заводов и любое промышленное производство вообще), не насаждать свои порядки и дерут жуткие налоги с торговли инопланетными вещами, ввоз которых для продажи разрешен по ограниченному списку. Представительство Гармонии открыто в столице приморского королевства Инрия вполне легально, там же можно пообщаться с представителями "вольных" кланов. На первый взгляд симпатичное местечко.
   А еще оказалось, что местная дворянская элита строгих аскетических правил не придерживается, много играет в карты, пьет вино и, судя по косвенным данным, ведет разнообразную богемную жизнь. И этот факт показался мне весьма и весьма небезынтересным. Есть у меня пара мыслишек как повернуть это к своей пользе. Так, на всякий случай...
  
   Что еще можно сказать про наше пребывание на борту во время перелета? Только одно слово - надоело. С момента "попадания" прошло уже около трех недель, и все это время мы проводили в закрытых тесных отсеках. Борт Аэртона, конечно, не камера изолятора тройсов, но тоже особо не разгуляешься - каюта, камбуз, рубка, кают-компания. И все те же лица друзей-товарищей. Подводники, правда, по полгода живут в автономках, так что жаловаться вроде как не на что... Мы тоже неплохо устроились, хотя мне волевым усилием пришлось вводить дежурства и распорядок дня. Иначе нельзя, расползутся мои соратнички по каютам и будут там плевать в потолок, народ без организующего начала обычно склонен идти по пути наименьшего сопротивления. Мы команда или нет? Поэтому пришлось давить авторитетом, чтобы устав "спасателей" с распорядком дня в моей редакции был одобрен и принят к действию.
  
   Условным "утром" все плетутся на камбуз, где вставший пораньше дежурный кормит народ завтраком. Уж кто что умеет сваять из доступного ассортимента... Омлет с помидорами от Элис незабываем, но картошку с лучком лучше всех жарит Юннис, проверено. Едим, пьем чай или кофе. Потом час личного времени, а затем общий сбор, прослушивание лекций Аэртона и обсуждение материала. Корректировка наших текущих планов на совещании. После - самоподготовка, изучение материала от Аэртона на своих компьютерах в каютах, работа с личным оружием, затем обед. С обеда до ужина - сначала работа с даром, обычно с моим. Обсуждаем свои хотелки, тащим из ниоткуда, деля откат всей компанией вещи, отдыхаем после работы в кают компании. Затем - развлечения. Иногда мы смотрели под пивко с сухариками или рыбкой какой-нибудь фильм из моей коллекции, благо свой ноутбук с видео и музыкой я ухитрился вытащить на вторые сутки полета к Тарии, а иногда играли в настольные игры, вроде "монополии" или "риска". В картишки тоже бывало... Ну и ужин, а потом свободное время до сна. Единственно, что меня беспокоило - Элис и Юннис хотя и придерживались взаимного нейтралитета, но подругами становиться не спешили. Ни разу я не видел их вдвоем, болтающих о чем-нибудь своем, женском. Хотя с Витей Элис общалась с удовольствием, я видел пару раз, как она заходила к нему в каюту в гости после ужина. Но, насколько я могу судить, все было чисто платонически. Да и не утаишь такие вещи на самом деле. Когда людей каждый день видишь, то одного- двух взглядов на мальчика и девочку достаточно чтобы понять друзья они или уже не только... Но точно не знаю, ни Витю, ни Аэртона я об этом не спрашивал. Да корабль бы и не сказал. Один раз он уже выразился в том смысле, что своих плотских желаний у него сейчас нет и связанные с ними темы он не хочет даже обсуждать, а наша личная жизнь его категорически не касается. Ну и ладно. Я тоже ходил в гости в каюту к Юннис. И она ко мне. Сидели, пили чай, разговаривали за жизнь, приятно проводили время перед сном. Ничего больше. "Не время сейчас, товарищ", - говорил я себе, когда цверга пододвигалась ко мне особенно близко, или мы случайно касались друг друга руками. Перед внутренним взором у меня почему-то тотчас возникало суровое исхудалое лицо Павки Корчагина, из памятной сцены укладки деревянной узкоколейки в никуда. Павка словно говорил мне: "нельзя тебе сейчас любовь крутить, камрад. Рискуешь развалить команду. Сначала разберись с делом".
  
   Выйдя из прыжка на орбите Тарии, Аэртон обнаружил над планетой четыре звездолета, из которых лишь один корабль был крупнее нас раза в два, а остальные оказались вполне сопоставимы по размеру со спасателем. Связываться с ними мы не хотели, да и не пришлось. Нас то ли так и не обнаружили, то ли просто не стали запрашивать связь. Во всяком случае, направленного сканирования Аэртон не заметил. Все же здесь была "вольная" демилитаризованная планета, а подробностей и раскладов мы выяснять не хотели. Сразу вниз... На всякий случай наш корабль по максимуму закрылся от наблюдения и с орбиты тотчас пошел на посадку, зарывшись в атмосферу. Садиться на поверхность планеты он, в отличие от большинства звездолетов двух империй мог, за счет виртуозного владения гравитоникой. Вообще-то Тройсы и Гармония тоже знали, как управлять гравитацией. Но, по данным Аэртона, их технологии были еще весьма несовершенными. Те же гравитационные пушки тройсов съедали кучу энергии и были крайне дорогими и сложными в эксплуатации изделиями, поэтому состояли лишь на вооружении нескольких крупнейших баз и парочки звездолетов условного класса "линкор". И то, конструктивно отличались от тех, что были на нашем спасателе, как кремневое ружье от современной винтовки.
  
   Инструкции Ваорна были просты. Требовалось выйти на связь с представительством Гармонии и попросить "ответственного старосту по безопасности". Дальше следовало вести переговоры с ним. Но я решил сделать все по-своему и народ меня поддержал. Кто его знает, вдруг точное следование указаниям приведет нас в подготовленную ловушку. Ваорну мы не доверяли от слова "совсем".
   В конце концов, место расположения посольства Гармонии на поверхности планеты известно. Его сотрудники и работники должны выходить в город, не живут же они в посольстве как в осажденной крепости? Какие-то контакты с ними найти можно. Вот и попробуем познакомиться с ними на месте, сделав ход, который от нас не ждут. А заодно проверим "коммунистов" на намерения. Про нашу команду и ее дары они не знают, так что прикрыть меня во время контакта соратники смогут. Попробуем сторговать информацию в обмен на услуги на месте.
   Но кроме этих соображений было и еще одно, личное - нам всем до смерти надоело ютится по отсекам. После своего воскресения мне с Витей и девушкам не терпелось на свободу. Посмотреть на небо, подышать полной грудью, сорвать травинку с поля и пожевать ее удерживая краешком губ в уголку рта... Такое.
  
   Садились ночью, в самой темноте перед самым рассветом. Последние километры полета Аэртон провел в медленном управляемом падении над морем, изредка корректируя курс. Почти беззвучно мы преодолели линю побережья, пролетели над лесом, полем и плавно вошли в воду в центре большого глубокого озера, превратившись ненадолго в подводную лодку. Затем Аэртон всплыл и направился тихим ходом к берегу.
   - Шлюз открыт, - сказал на прощание корабль. - Я буду сканировать берег и слушать эфир. Удачи спасатели. Я буду ждать вас, - немного грустно добавил он.
   - Все будет нормально, - сказал я, вылезая на скользкую обшивку из открытого люка. Рация при мне, - похлопал я себя по сумке, где покоилась одна из добытых "моторолл". - Скоро будем, не успеешь и соскучиться, Аэртон. Элис, подавай лодку, сейчас надувать будем.
   Мне было хорошо. Пахнущий водой, рыбой и немного тиной воздух был необыкновенно вкусен. Наверху шикарное звездное небо, ветерок легонько обдувает кожу. Вот теперь я окончательно поверил, что живой!
  
   Две двухместные надувные резиновые лодочки лучше всего подходили для заплывов в бассейне или сельском пруду. Зато легкие - всего пять кило каждая, материал однородный, тащить их из ниоткуда было не то чтобы совсем просто, но мы справились. До берега метров пятьдесят, волнения нет. Во время плавания я ощущал себя диверсантом, высаженным с борта немецкой субмарины тип семь у берегов Америки. Тех, помнится, американцы вычисляли по въевшемуся в кожу намертво за время путешествия запаху дизельного топлива. Мы ничем таким не пахли. Правда, что-то выдавало в нас "штирлицев" - то ли российский камуфляж с тельняшками и берцы, то ли автоматы Калашникова на груди. Ну а что делать? Не держал я в руках ничего похожего на местные одеяния, так что и достать их не мог.
   - Ну что, товарищи бойцы? - Спросил я построившихся соратников, когда мы выбрались на ровный берег и спрятали лодки в местных "камышах". - Двинули?
   - И стоило умирать, чтобы попасть из одной армии в другую? - Улыбнулась Юннис. - Опять в поход, сколько можно? - Несмотря на ворчание, настроение у цверги, как и у всех нас было приподнятым. - Пойдем, не будем время терять. Привал нескоро.
   Я оглянулся напоследок назад. Ничего не видно, лишь ровная озерная гладь. Аэртон уже ушел под воду и ждет нас в глубине. Пора в путь, начинает светать.
  
   Двадцать два километра до ближайшего городка мы отшагали на раз, без привалов и задержек. Соскучились по движению, да и не проблема - идем почти налегке, лишь с оружием и не слишком тяжелыми рюкзаками, погода стоит теплая, но не жарко - на Тарии ранняя осень. Сельская дорога сухая, шагай себе и шагай. Парочку попутных деревенек мы обошли стороной, нечего там делать.
   Местные нам по дороге попадались. Встретилось несколько телег, влекомых низкорослыми, с широкими боками и куцыми хвостиками лошадками. На первой встречной телеге лежало сено, а вел ее, идя рядом и держа лошадь за повод, босой дедок в серой домотканой рубахе и рваных штанах. На нас он посмотрел с любопытством и плохо скрываемым удивлением, но ничего не сказал. Мы тоже промолчали, так и разошлись. Потом была еще встречная повозка с мешками и бочками, возница которой тоже таращился на нас вовсю, но не сказал ни слова, затем мимо проехала самая натуральная карета, которую мы пропустили, вежливо сойдя на обочину. Еще встречались какие-то телеги с возницами и пешеходы в небогатом дорожном прикиде. Лишь у самого городка нас задержал мужик, остановивший при виде нас своего коня на краю дороги. Этот выглядел побогаче остальных аборигенов - в расшитой белой рубахе и коричневом дорожном плаще, крепких красных кожаных сапогах и свободных синих штанах из плотной ткани. На голове широкополая шляпа с белым пером, к седлу приторочено что-то вроде пистолетов. Лицо хитрое, скорее итальянского или греческого типа, волосы вьющиеся, глаза черные, внимательные.
   - Добрый день господа! Я имею честь говорить с инопланетниками?
   - Добрый день, - вежливо отозвался я, на лету схватывая незнакомый язык. - Вы правы, уважаемый. Мое имя Леха, - ответил я, решив на всякий случай не представляться полным именем. С кем имею честь говорить я?
   - Благородный Готэр к вашим услугам, - приложил руку к краю шляпы мужик. У меня тут деревенька неподалеку, и есть кое-какие дела в городе. Какими судьбами у нас? Вы из Гармонии или из кланов?
   - Мы знакомы с Гармонией, но принадлежим к своему клану, - уклончиво сказал я. - Приехали по делам.
   - По торговым?
   - Можно и так сказать.
   - Тогда обязательно наведайтесь ко мне в гости. Деревенька Стир, тут не так далеко, у озера. Если вас это заинтересует, я могу вам предложить самый лучший конйль, дикорастущий, - сказал мужик тоном заговорщика, понизив голос. - Такой вы больше нигде не найдете...
   - Интересное предложение, уважаемый, - кивнул головой я. - Я запомню.
   - Обязательно запомните. Спросите обо мне любого благородного в городе, - вам расскажут, что со мной можно иметь дело.
   - А какой постоялый двор вы порекомендуете для инопланетников?
   - М...Пожалуй спросите трактир старого Крофа, что за сенной площадью. Там приличная кухня и вам не будут задавать лишних вопросов. Правда цены...
   - Ничего, мы найдем чем расплатиться. Спасибо за информацию благородный Готэр.
   - Рад был помочь. Надеюсь что до встречи, благородный Леха.
  
   Городишко Тровар, в который мы вошли сильно после полудня, выглядел обычным сонным захолустьем. Деревянные дома в один-два, редко три этажа, деревянные тротуары с проломленными кое-где досками, лошадиный навоз на улицах, покосившиеся заборы. Классической для подобных мест свиньи в луже посреди улицы мы не увидели, возможно только из-за отсутствия таковых на планете. А вот птицы вроде кур бегали у дощатых заборов и собаки лениво брехали нам вслед из-за калиток. Немного попетляв по узким улицам и спрашивая дорогу у местных, которые хотя и смотрели на нас с большим любопытством, но без всякого "культурного шока", мы вышли через центральную площадь с каменными домами к заведению Крофа.
   За гостеприимно распахнутыми воротами немаленького подворья обнаружился широкий трехэтажный дом с двускатной крышей, колодец, сараи, коновязь. Коротко стриженый мальчуган в длинной рубахе и портках подносил сено в конюшню. Во дворе чисто выметено, видно, что хозяин держит марку заведения.
   - Чем могу быть полезным господа инопланетники? - Сам хозяин вышел к нам вскоре после того как мы вошли в просторный обеденный зал и сели за стоявший у стены тяжелый деревянный стол с лавками, с наслаждением вытянув под столом усталые ноги. В зале было не многолюдно, занята лишь пара столов какой-то благопристойной на вид публикой.
   - Еды и пива, - прямо сказал я. Мне самому как-то до сих пор не верилось в происходящее. Я что на самом деле в средневековом кабаке? Принято ли здесь спрашивать меню и как себя вести? Может надо орать с ходу: "Трактирщик! Зажарь мне самого жирного каплуна и тащи сюда дюжину анжуйского, каналья"! Или как?
   - Какую именно еду и пиво предпочитают господа инопланетники? - Плотный трактирщик в чистой белой одежде и кожаном фартуке на груди наклонился над столом, упираясь выступающим животом об столешницу и вопросительно глядя мне в глаза.
   - Жареного мяса на всех. Похлебка мясная или рыбная понаваристее. Пиво на ваш вкус, но то, что получше. Овощной салат, хлеб, сыр. И каких-нибудь закусок, острых и соленых. Это для начала. - Сказал вместо меня Витя. Наш программист явно подготовился к посещению трактира получше командира.
   - И сладких пирожков, - вставила Элис. - Обязательно.
   - И компот, - хмыкнул Витя...- Извини командир, не удержался...
   - Будет сделано, - серьезно кивнул Кроф.
   - Да, вот еще, - я достал из кармана пригоршню простых золотых обручальных колец пятьсот восемьдесят пятой пробы. - Нам надо разменять золото на деньги. И еще нужны комнаты на ночь и портной, чем раньше, тем лучше. Хотим сделать заказ на одежду. Это возможно?
   - Конечно, господа.
  
   После сытного обеда потянуло в сон, но не тут-то было. Пришлось долго возится с портным и двумя его подмастерьями. Магазинов готового платья в городе Тровар отродясь не имелось, каждый обшивался как мог, у портных или самостоятельно. А портные должны снять мерку... Потратили мы часа два, не меньше, хотя я изначально хотел "обычную крепкую дорожную одежду, как у всех, не самую дешевую, не самую дорогую". Смысл переодевания был лишь в том, чтобы не выделяться сразу своим инопланетным видом из местного общества, как московский метросексуал в забегаловке для дальнобойщиков, так-то и камуфляж неплох. Но девушки... У них появилось масса вопросов и пожеланий к фасону, цвету и материалу одежды, они постоянно уточняли какие-то совершенно несерьезные детали вроде приталенности плащей и формы пуговиц и хотели излишеств. Даже Юннис, от которой я этого никак не ожидал. Так что закончили не скоро, а заказ мог быть готов только послезавтра утром при всей возможной скорости работы, за которую, кстати, пришлось изрядно доплатить. Толстый мешочек с серебряными монетками, которые вручил мне трактирщик в обмен на золото, похудел на треть, индивидуальный пошив стоил дорого.
   Так что после примерки мы потребовали ужин в номера и после еды улеглись спать. Кроф выделил нам две соседние комнатки на третьем этаже с двумя кроватями каждая. Подразумевалось, наверное, что девочки спят отдельно, а мальчики отдельно. Но в нашем случае, я решил во избежание ненужных склок сделать по другому - разошлись по парочкам, против чего никто особенно не возражал.
  
   - Леша, а Леша, - спросила со своей кровати меня Юннис, когда я уже закрыл глаза и расслабился в темноте, согревшись под толстым одеялом.
   - Да? - Сонно пробормотал я.
   - А ты не думал о том, чтобы нам сбежать?
   - В смысле? Нам с тобой? - Я поневоле открыл глаза.
   - А хотя бы и так?
   - Бросить все и остаться тут с тобой? Думал, - честно признался я.
   - Я тоже... Смотри, мы снова живы и полны сил, а вокруг целый прекрасный мир, который так похож на Тею.
   - И на Землю тоже, - добавил я. - Я тебя понял Юннис. Свалить на все четыре стороны и зажить припеваючи...
   - Вот... Зачем нам эти тройсы и гармония с их враждой, космос, ушедшие и прочее... Пусть их, сами разбираются со своими проблемами ... Мы знаем языки, затеряться в этом мире для нас не так уж сложно. С твоим и моим даром мы никогда не пропадем, не будем бедствовать и голодать. Можно уйти вчетвером, а можно и вдвоем. Элис и Витя не пропадут, их дары обеспечат им хорошую жизнь не хуже нашей.
   - Аэртон, - тихо сказал я. - Если бы не Аэртон, я бы не сомневался ни секунды. На Земле у меня остались только родители. Это печально, но ничего не поделаешь. Откровенно говоря, я не слишком верю в то, что мне удастся попасть домой. Работу свою я никогда особенно не любил, о ней не жалею... Но Аэртон нас вытащил и ему нужна наша помощь. Я не могу бросить его там, в озере. Понимаешь Юннис, совесть будет грызть все время и самая хорошая и сытая жизнь покажется со временем не такой уж замечательной.
   - Ясно, - вздохнула девушка. - Добрый ты чересчур, Леша. Ладно, будем помогать нашему Аэртону. Спокойной ночи.
   - Спокойной ночи, - отозвался я. - Завтра отдохнем, а послезавтра днем отправимся на дилижансе в столицу. Они отсюда ходят, я узнавал. Через два дня будем там. Найдем людей гармонии и разберемся с нашим делом. Возможно, окажется, что никаких зацепок с поисками ушедших нет, договориться не получится и сделать для Аэртона ничего нельзя. Тогда решим, что нам делать и возможно останемся тут с чистой совестью. Но пока так...
   - Спи уже Леха, планы будем завтра строить...Спокойных снов.
  
   Вылезать из-под одеяла не хотелось. За ночь в нашей с Юннис комнате заметно похолодало и сама мысль о том, что придется покидать теплое гнездо, свитое из мягкого тюфяка и толстого шерстяного одеяла, вызывала дрожь. Я полежал пару минут, собираясь с силами перед неизбежным, а затем решительно сел в постели. Брр...Скорее натянуть одежду, чтобы согреться... Не топят тут что ли? Ну да, ночью не топят, разве что только сейчас начали, но пока еще здоровенный камин прогреется... Зачем дрова тратить, когда все спят и готовки нет?
  
   Подойдя к окну, я распахнул ставни и разочарованно покачал головой. Дела невеселые... Сквозь мутное некачественное стекло света проникало совсем немного. На улице хмарь и морось, погода явно испортилась. А ведь нам завтра ехать не по автобану, скорость дилижанса упадет до совсем ничтожной. Ладно, увидим, что да как. Хотел простора и природы Леша, надоели тесные отсеки и кондиционированный воздух звездолета? Ну так получи холодюгу, дождь и прекрасные реалии сельского бытия с холодным сортиром во дворе. Везде свои плюсы и минусы...
   - Уже готов? - Юннис вылезла из под одеяла и стала одеваться, не обращая никакого видимого внимания ни на мое присутствие, ни на на холод. - Как спаслось, командир?
   - Хорошо спалось. Только утром такой дубак, что вставать неохота, - недовольно сказал я.
   - Экий ты Леша неженка, - улыбнулась девушка. - Ты бы зимой в окопе пару раз переночевал, сейчас бы не морщился. Пошли, выясним насчет завтрака.
  
   Мы постучались в комнату к Вите с Элис и, дождавшись из-за двери сонного "сейчас выйдем", спустились вниз. Народу было немного - несколько сонных постояльцев жались по лавкам за столами, ожидая когда принесут заказ. Из быстрого меню предлагался только хлеб, колбасы, яичница, сыр и овощи. Нормально, даже отлично. Я во время своего холостяцкого бытия частенько голым дошираком завтракал и то нос не воротил. А вот пиво или вино в отличие от местных жителей, в меня с утра решительно не лезло - как-то не привык к такому. Пришлось заказывать кипяток и самостоятельно заваривать на всю нашу компанию крепкий чай и отдельно для Вити - кофе. Трактирщик, подавальщицы и даже посетители смотрели на мои манипуляции с маленькими пакетиками с живым любопытством - а как же, инопланетники творят свое инопланетное питье. Интересно же...
   Предложение Элис пройтись после завтрака по магазинам и рынку у центральной площади и полюбопытствовать что тут продают я решительно отверг. Не хотелось мне светиться на улицах в инопланетной одежде сверх необходимого минимума. Отпускать соратников одних я тоже не стал - случись что, мы представляем из себя внушительную силу только вчетвером. Элис, впрочем, сильно настаивать не стала - мой аргумент про то, что впереди у нас столица Инрии и лучший шоппинг будет именно там, а не в захолустье, показался ей убедительным. Да и погода не располагала к прогулкам - того и гляди начнется дождь. Так что до самого обеда мы сидели как сычи в своих комнатах. Но когда снова спустились вниз чтобы еще раз подкрепиться перед вечерним бездельем, нас ждал сюрприз.
  
   - Уважаемые инопланетники? - Местный дворянин в коричневом плаще подошел к самому столу. - Доброго вам обеда. Можно присесть за ваш столик?
   - Благородный Готэр? - Напряг свою память я. - Конечно, садитесь. Какими судьбами?
   Мне, в общем, было понятно какими - он явно искал нас. И нашел, благо это было несложно. Сам же этот трактир нам и посоветовал. Но будем вежливыми...
   - Да вот, зашел пообедать и случайно увидел вас. Думаю, почему бы мне не скоротать трапезу в приятной компании. Сама погода располагает к дружеской беседе за бокалом вина...
   Я скосил глаза на Элис, почувствовав крохотный укол отката. Девушка чуть-чуть покачала головой из стороны в сторону. Понятно. Врет он или юлит. И мне совершенно не охота терять время на светские благоглупости и долгие выяснения того, что ему на самом деле от нас нужно.
   - Извини, благородный Готэр, - серьезно сказал я, пристально уставившись дворянину в глаза. - Но давай сразу к делу. Ты нас искал и тебе что-то от нас надо? У тебя проблемы? Говори честно. Или давай не будем пудрить друг другу мозги и сразу распрощаемся.
   Чем-то мне он был симпатичен, этот Готэр, хотя лицо у него и пройдошистое. Все-таки он нам помог с постоялым двором и ничего плохого не сделал. Пусть будет так: ответит сейчас честно - поговорим. Нет - до свидания.
   Аристократ задумался, глядя на нас. И, видимо, тоже для себя что-то решал. А потом, резко хлопнув ладонью по столу решительно сказал.
   - Да, я вас искал инопланетники. У меня действительно проблемы, и я надеялся, что вы мне сможете помочь. Все остальные, даже те стервецы, которые называли меня своим другом, теперь делают вид что они не при чем. Получается, что кроме вас больше некому.
   Элис еле заметно кивнула.
   - Излагай что случилось, - коротко велел я. И Готэр, не чинясь, принялся рассказывать. Видно было, что он в том положении, когда хватаются за соломинку.
  
   Готэр действительно владел деревней Стир на берегу большого озера Стирре, в двадцати километрах отсюда, как и рассказывал нам при первой встрече. Деревенька не самая богатая, но неплохая - полсотни дворов, пятьсот гектаров земли, рыбный промысел и небольшая усадьба. Досталась от родителей, которых прибрала горячка три года тому назад. Сам Готэр был их единственным сыном и до недавнего времени пробовал сделать карьеру на королевской службе, но больших чинов не выслужил. Чтобы исправить эту ситуацию он по совету друзей закрутил какую-то интригу с королевской фавориткой, надеясь через ее протекцию получить толчок к карьерному росту. Не вышло к сожалению, что-то не срослось... зато опала и ссылка в родное село "за сто первый километр" последовала незамедлительно.
   В родных стенах Готэр немного приуныл и начал помаленьку пить. Делать все равно нечего, перспектив и надежд никаких. Чем еще заняться благородному человеку, не коровам же хвосты крутить? Сошелся с местным обществом, стал играть в карты, чтобы убить время. И однажды, набравшись розовым крепким вином и рябиновой настойкой, сошелся за карточным столом с бароном Клатом. Играли в совш всю ночь, партию за партией. Был бы Готэр трезвым, он бы с бароном играть не сел, барон слыл игроком расчетливым и удачливым. Но тут уж так звезды сошлись... Сначала Готэру карта шла, но потом удача от него вдруг отвернулась и он проигрался начисто, оставшись должен барону двести пятьдесят золотых. Или свою деревеньку. Срок отдачи долга сегодня, а денег собрать до сих пор не удалось. Так может уважаемые инопланетники помогут? Например, дадут денег в долг или купят весь урожай конйля за будущие пять лет? Местные канальи, которые по недоразумению раньше считались друзьями, денег не заняли, боясь поссориться с бароном. Тот, оказывается, давно положил глаз на его деревеньку.
  
   Слушая рассказ Готэра я поневоле заинтересовался. А почему бы и нет, собственно? Кто его знает, что там выйдет в будущем? Аэртон лежит в озере, которое прекрасно подходит для укрытия. Но если иметь в должниках владельца деревеньки и земель на его берегу, то можно подумать и о чем-то вроде базы. Не век же нам коротать в космических глубинах? А деньги - деньги я достану. В прямом смысле слова.
   - Сколько у тебя с собой денег, Готэр? - Перебил я дворянина.
   - Сорок два золотых. Это все, что удалось наскрести.
   - Хорошо. Давай их сюда. Я посмотрю в своих запасах похожие монеты.
   - Но как? Откуда у вас...
   - Меньше вопросов Готэр. У нас, инопланетников, свои секреты. Или ты нам веришь и мы тебе помогаем. Или мы расходимся. Это ты нас искал, а не мы тебя.
   - Держи, - решился дворянин, доставая из под плаща небольшой кожаный мешочек. Мне нужна полная сумма уже через час. Барон придет сюда на обед, сегодня день расчета по долгу.
   - Жди нас здесь. Или поднимись и стой у порога моей комнаты, если не доверяешь. Деньги будут примерно через десять минут.
   - Я...я вам верю, - лицо Готэра стало почти серым от переживаемых чувств. - Не знаю почему, но верю. У меня нет выбора, я останусь ждать здесь. Если вы заберете себе мои последние деньги, то я постараюсь найти и убить вас, если смогу. Если дадите в долг, то у вас не будет преданнее друга чем я. Вам выбирать.
   - Я понял тебя Готэр. Пойдем народ, пороемся в запасах.
  
   Закрыв за нами дверь комнаты, я на глазах у товарищей развязал кожаный мешочек. Высыпал небольшие золотые кругляшки монеток, покатал их в пальцах, запоминая. Каждая весит грамм пять-шесть, нормально. Весь мешочек где-то под четверть килограмма. И таких мешочков надо еще пять. Блин, учитывая коэффициент усиления отката за каждую новую копию, солоно придется. Но ничего, справимся... Поехали.
   Получилось. Поначалу было легко, но последний, пятый мешок, мы тащили всей группой с таким усилием, как будто добывали тяжелый автомат. Пот заливал глаза, ломило тело, хотелось пить. Как будто цемент таскал...
   - Держи, - отдал я все шесть мешочков Готэру, когда мы закончили и снова спустились в зал. - Тут ровно двести пятьдесят монет. Расплатишься за свой долг. И учти - теперь ты должен нам. И мы с тебя спросим в свое время.
   - Надеюсь, это будет не душа, - как-то даже слишком серьезно сказал дворянин.
   - Не говори ерунды, мы обычные люди и ничего невозможного и неприемлемого с тебя не попросим. Но что сможешь, ты для нас сделаешь. Договорились?
   - Слово чести, - торжественно сказал Готэр. - Я сделаю для вас все что смогу, инопланетник Леха. Вы всегда будете желанными гостями в моих владениях.
   - Заканчивайте церемонии, - прервала нас цверга. - Есть хочется, так что сил никаких нет. Трактирщик! Тащи все самое лучшее, - бросила она на стол одну из оставшихся двух золотых монеток.
  
   Барон пришел часа через полтора, когда мы успели подкрепиться, слегка выпить и немного отдохнуть. Грузный, толстый, морда красная. Одет ярко - красный камзол с шитьем, начищенные красные же сапоги, кожаные штаны в облипочку. Пояс то ли в мелких драгоценных камнях, то ли в стекляшках. Скорее первое, чем второе. Сзади двое то ли друзей, то ли телохранителей, одетых победнее. Повертел с порога глазами, нашел наш столик и сразу направился к нему.
   - Господа инопланетники, - изобразил он что-то вроде намека на кивок. - У меня есть дело к вашему спутнику. Можно его отвлечь ненадолго?
   - Приветствую, господин барон, - сухо сказал Готэр. - Наше дело не стоит того чтобы отлучаться от такого прекрасного обеда, - показал он жестом на заставленный явствами стол. - Жареный гусь с яблоками у Крофа сегодня особенно хорош, было бы преступлением отрываться от него надолго. Вот, возьмите ваши деньги и отдайте мне мою расписку, - положил он на стол кожаные мешочки. За сим дозвольте раскланяться.
   Барон недоверчиво взял один из мешочков, открыл, посмотрел на монеты.
   - Откуда это Готэр? Где ты взял деньги?
   Наш дворянин лишь безразлично пожал плечами, обгладывая гусиное крылышко.
   - Нет, так дело не пойдет, - нехорошо улыбнулся Клат, положив мешочек обратно на стол. - Забирай обратно свое золото. В расписке сказано, что я могу взять в уплату долга золото или деревню. Я выбираю деревню. Будь добр, пройти со мной в магистрат и оформить передачу собственности. Или я тебя туда доставлю. Время отсрочки вышло.
   - Это бесчестно! - Взревел Готэр. - Так не поступают благородные!
   - Мне плевать. Расписка составлена именно таким образом и под ней стоит твоя подпись. Если ты был слишком пьян, чтобы следить за составлением документа, то это твоя вина.
   - Ну нет, - оскалился дворянин. - Деревню я отдать тебе не могу. Ты ее не получишь Клат.
   - И почему же? - Ухмыльнулся барон.
   - Потому что я уже продал ее этим господам, - запальчиво сказал, показав на нас пальцем Готэр. - А они ее купили за золото, которое теперь твое. Забирай деньги.
   - Инопланетники не имеют права владеть землей в Инрии, - возразил барон. Не надо держать меня за дурака.
   - Имеют, - возразил Готэр. Видимо, пребывание на госслужбе не прошло для него даром и законы он знал не хуже собеседника. - В виде исключения. Если они состоят в зарегистрированном в посольстве Гармонии вольном клане и получили от Короля право на собственность отдельным декретом.
   - Здесь явно не тот случай, - криво улыбнулся Клат. - Не тяни время. В магистрате нас уже ждут.
   - Случай именно тот, барон, - влез в разговор я, заметив умоляющий взгляд Готэра. Мы вольный клан. И мы сможем в ближайшее время предоставить королевский указ с разрешением на собственность.
   - И как же называется ваш клан? - Язвительно спросил Клат.
   - Клан черного лебедя, - сказал первое попавшееся, что пришло в голову я.
   - Не слышал о таком.
   - Это особенный клан. Пока он не явится, о нем не знают. Так вот, деревня Стир вместе с окрестными землями отныне принадлежит клану черного лебедя. Бумаги мы предоставим в течение...
   - Двух недель, - быстро добавил Готэр. - Ты знаешь, что это законная отсрочка Клат. Слово благородного господина и приравненного к ним инопланетника действует две недели. Если документов не будет, то инопланетник или благородный будет оглашен лгуном, согласно закона. А сейчас забирай золото и уходи.
   - Нет... - Клат аж побагровел от злости.
  
   - Охолонитесь, благородные господа, - медовым голоском вдруг сказала со своего места Элис. - Я предлагаю компромисс. Давайте сыграем партию в совш?
   - В смысле? - С интересом посмотрел на нее барон.
   - В прямом. Вы сыграете со мной одну партию в совш. Без возможности отыгрыша, на удачу. Моя ставка - наша деревня. Ваша ставка - вот это золото, которое должен вам Готэр. Если я проиграю, то вы получите и деревню и деньги. А мы молча уезжаем из города навсегда. Если же проиграете вы - деньги и деревня остаются у нас. А вы барон, даете расписку Готэру, что долг улажен и больше нас не беспокоите. Идет?
   - Не сходи с ума, уважаемая, - резко повернулся к Элис Готэр. - Он отличный игрок, а вы едва ли хорошо знакомы с совшем. Шансов у тебя нет.
   Я же, ненадолго задумавшись, тихо кивнул Элис. Барон, возможно, неплохой игрок. Только Элис аристократка, а на Тее, по ее рассказам, аристократов учили игре в карты ничуть не хуже чем танцам и манерам. В совш Элис самостоятельно играла с компьютером на борту Аэртона перед посадкой на Тарию, все же это популярнейшая карточная игра на планете. А еще она провидец. Вы пробовали играть с человеком, который может спросить какие карты сейчас держит в руках оппонент и какие лежат в колоде? Вообще-то игра против барона была нечестной, но он меня сильно разозлил. Ему предлагали деньги... Хочет взять все и сразу? Хорошо, поглядим, как у него получится.
   Барон соглашаться сразу не спешил. Все же был не дурак и чувствовал за предложением Элис двойное дно. Но жадность такая штука... Больше килограмма золота лежало прямо на столе, только руку протяни.
   - Ладно, сыграем инопланетница, - все же сказал он, потирая руки.
  
   Пока очищали место на столе под игру и бегали в лавку за новой, нераспечатанной карточной колодой, любопытствующего народу собралось прилично. Слухи распространяются быстро, развлечений в городишке немного. По мне так даже лучше - об условиях игры узнали все, барону в случае проигрыша обратного хода не будет.
   Игра началась где-то через час. Барон жахнул рюмку горькой настойки и лихо раздал колоду - карты так и летали в ловких пальцах. Элис не возражала, она лишь мило улыбалась и сосредоточено смотрела в свои карты. Совш - нечто вроде покера, но правила упрощенные, выигрывает тот, кто собрал выигрышную комбинацию к концу партии.
   Уколы откатов я ощутил сразу. Элис не церемонилась, начав использовать дар с первых минут игры с формулировкой "платят за предсказания все кроме меня". Ей откаты не нужны, логично.
   Сначала барон играл улыбаясь, ведя себя непринужденно и иногда отпуская сальные шуточки, избегая, правда, конкретики. Но чем дальше, тем сильнее он нервничал, было видно что все складывается не так как предполагалось. В конце партии он сидел молча, сжав губы и подолгу размышляя над ходами. Провидица же была невозмутима - все тот же ничего не выражающий взгляд и легкая полуулыбка. Только нас с Витей и Юннис трясло откатами, вымывая силы, так что мне даже пришлось присесть на лавку, подавляя приступы дурноты. Но на нас собравшиеся особо не смотрели, все внимание было уделено игрокам.
   - Вскрываемся, господин барон, - сказала, наконец, Элис. - Игра сделана.
   Любопытствующие облепили наш стол со всех сторон, глядя на перевернутые рубашкой вниз карты.
   - Сегодня не твой день, Клат, - первым объявил Готэр, рассматривая комбинации обоих игроков. - Два рыцаря и тверт, против трех валькирий и джокера...
   Барон рывком встал из-за стола, задев животом и опрокинув бутылку с рябиновой настойкой. Дрожащей рукой он порылся в кармане и швырнул на стол сложенную бумажку, видимо ту самую долговую расписку.
   - Забирай! И еще - если через две недели документов от королевской канцелярии не будет, то я уж позабочусь, чтобы вы отсюда вылетели ко всем своим инопланетным лебедям. - Клат резко повернулся и вышел вон из трактира.
   - Спасибо господа, - дождавшись когда за бароном закроется дверь, сказал нам Готэр. - Негодяй получил по заслугам. Кроф, тащи сюда еще вина. Угощаю всех!
  
   На следующее утро мне снова пришлось применять свой дар. Всей нашей честной компании потребовались таблетки от головной боли, а кое-кому и лекарства для успокоения взбунтовавшегося живота. Хорошо вчера погуляли, да. Но теперь пора в путь.
   Скорый завтрак и примерка принесенной готовой одежды много времени не заняли. Мысленно мы были уже в дороге.
   Прощались с Готэром у самого дилижанса - длинного лакированного сарая на колесах, запряженного четверкой местных лошадей. Мы уже не выглядели среди местных так инородно как раньше - камуфляж сменили плотные дорожные плащи с капюшонами, крепкие штаны и кожаные сапоги. Самое то по холодной и сырой погоде. А еще я впервые в жизни почувствовал разницу между готовой и пошитой на заказ по мерке одеждой. Никогда еще купленное в магазине не сидело на теле так хорошо как сшитая на Тарии одежда. Сапоги как будто два года носил, ногам и телу тепло и удобно, ничего нигде не жмет - красота.
   - Держи, - отдал я Готэру четыре из шести мешочков с золотом. - И сейчас же езжай в деревню. Когда мы вернемся обратно, договоримся, как нам поступить дальше. Остальное потом, нам нужны средства в поездку. Деревню мы у тебя забирать не собираемся, но документы на нее в магистрате оформим. Дождись нас.
   - Деньги ерунда, - отмахнулся аристократ, но мешочки с золотом взял и бережно спрятал в своей сумке. - Ты обещал взять меня в свой клан черного лебедя, Леша, - напомнил Готэр. - Вчера после третьей... - Я бы вошел в дело с инопланетниками, особенно такими как вы...
   - Тебе напомнить, что ты сам говорил после четвертой бутылки можжевеловой? - Покосилась на него цверга. У нее с утра болела голова и конфедератка была мрачнее обычного. Даже завтрак в трактире оставила нетронутым.
   - Да не, не надо. Я так... Буду ждать.
   - Жди, Готэр - добавил Витя. - Внакладе не останешься.
  
   Что можно сказать про путешествие на дилижансе? Если честно, то ничего хорошего. Тряско, медленно, однообразно. Одно хорошо - проливного дождя пока так и не случилось, а за ведущей в столицу дорогой какой-никакой уход был налажен. Не то чтобы асфальтовая трасса, но глубоких ям нет, дренаж и дорожная подушка присутствует, местами дорога замощена камнем. Но все же... Это вам не автомобиль или автобус с мягким сиденьем и продвинутыми рессорами, задницу с непривычки отбивает, напряженные ноги затекают. Остается коротать время за неторопливыми разговорами и дремой, если получится.
   С нами ехало еще пятеро попутчиков, трое женщин и двое мужчин. Женщины все больше молчали, один из мужиков ухитрился заснуть, привалившись щекой к обивке стены, другой периодически прихлебывал что-то из маленькой фляжечки, выуживаемой из под складок дорожного плаща. Скучно...
   Остановились после полудня на обед, двое возниц разожгли костер из припасенных заранее дров. Ели пассажиры каждый свое, у кого что было, кормежка в стоимость билета не входила, только бесплатный кипяток и тепло от костра. Ничего, мы не жаловались. Потом погрузились и поехали дальше, а я тоскливо подумал, что мы сглупили. Могли бы и поближе к столице место для посадки Аэртона найти. Кто же знал, что все так долго. На машине я бы через два часа в столице был.
   Как в воду глядел, между прочим. Все наши предосторожности оказались ни к чему...
  
   Дилижанс остановился, когда за маленьким окошком только-только стало вечереть.
   - Королевская дорожная стража, - просунулся в распахнувшуюся дверь какой-то мужик, показавший едва различимую в полумраке бумажку со здоровенной печатью. - Прошу всех выйти для проверки.
   - Витя, будь готов, - только и сказал я, нащупывая под просторным плащом автомат.
   - Да командир.
   Снаружи у обочины выбравшихся пассажиров ждало пятеро человек. Один из них действительно смотрелся под местного. Шпага у пояса, военного вида расшитый камзол, похожий на униформу солдат конца восемнадцатого века, кожаная сумка через плечо. А вот остальные четверо были снаряжены явно по нашу душу. Одеты в блестящие черные гибкие комбинезоны с пластинчатыми вставками, на поясах в держателях закреплены какие-то непонятные гаджеты, на головах круглые шлемы как у спецназа с затемненными забралами, в руках...ну может и не автоматы, но тогда, наверное, бластеры или что-то в этом роде.
   - Есть ли среди вас тот, кто называет себя инопланетником Лехой или Алексеем, а так же его спутники? - Задал вопрос абориген.
   - Я Леха, - не видел ни малейшего смысла отпираться я. - Кто вы?
   - Остальные свободны, можете ехать, - не обращая внимания на мой вопрос, сказал один из "спецназовцев" вознице. Ты тоже свободен, Торен, - приказным тоном добавил он местному, можешь идти. - Леха и вы трое, - безошибочно показал он на нашу четверку. Останьтесь, разговор есть.
   Вот и все.
   Мы молча ждали пока пассажиры сядут в дилижанс и он поедет дальше. Абориген ушел куда-то назад по дороге, на месте остались лишь мы ввосьмером. Особенного страха я не испытывал. Силы равны, не возьмете. Витя уже установил защиту, руки сжимают автомат, отравить нас не получится. Посмотрим, на базе "Цвайт" круче было...
  
   - Здравствуй Леха, - сказал тот же мужик, видимо командир отряда, когда дилижанс отъехал по дороге метров на триста. - Решил все-таки последовать совету Ваорна и попытаться наладить отношения с Гармонией?
   - Можно и так сказать, - я демонстративно вытащил автомат из под плаща и взял его на изготовку, сняв с предохранителя и направив пока стволом вниз. Рядом то же самое сделала Юннис. - А вы из Гармонии?
   - Кайорн. Староста по безопасности посольства Гармонии на Тарии, - представился мужик. При этом забрало его шлема просветлело, открыв лицо немолодого человека, выглядевшего лет на пятьдесят. Небольшая бородка, черты худого лица резкие, как будто высечены топором. - Зачем было такого кругаля давать Леха? Почему сразу на связь не вышел? Впрочем, это даже к лучшему...
   - Как вы нас нашли? - Не удержавшись, спросил Витя.
   - А это было сложно? - В голосе мужика проскользнуло удивление. - Вы же толком и не скрывались. Один звонок из города и все. Мне интересно другое, - продолжил он. Ладно - стычка со "Счастливым путником" была глупостью, мы разобрали этот бой поминутно. Там все хороши... Но Леха, ты действительно бежал от Тройсов на корабле ушедших, взяв его под свой полный контроль? Ты можешь предложить Гармонии то, чего не может никто другой? Ты напрашивался в союзники... Союзник Гармонии это звучит...сильно.
   - Могу. - Твердо сказал я. - Я много чего могу. - Я решил играть в открытую, - например я мог бы в одиночку на своем корабле уничтожить базу тройсов Цвайт.
   - Серьезное заявление, - помолчав, сказал Кайорн. - Я бы тебе не поверил, но я видел записи твоего боя с звездолетом Ваорна. И примерно представляю, на что способны технологии ушедших. Может ты и не врешь. Кто твои спутники?
   - Давай об этом потом, - отмахнулся от вопроса я. - Ты уполномочен со мной сотрудничать? Я готов решить проблемы Гармонии за плату. Что вам надо? Или все это - я показал на стоявших у обочины "спецназовцев" рукой - пустой разговор.
   - Не пустой, - кивнул головой мужик. - Но база Цвайт нам пока не нужна. Ладно, давай интереса ради поговорим пока абстрактно. Чтобы бы ты хотел от гармонии?
   - Это не абстрактный разговор. Мои пожелания совершенно конкретны.
   - Тогда давай поговорим конкретно, - улыбнулся Кайорн. - Для этого я и решил встретится с тобой здесь, на пустынной дороге, подальше от чужих ушей. Мой аэробот неподалеку, пойдем.
  
   Глава 7
  
   Мы шагали вслед за Кайорном и его телохранителями в произвольно сложившемся боевом порядке. Впереди главная ударная сила - мы с цвергой с "калашами" наизготовку, за нашими спинами Витя - защитника лучше держать в центре, а в арьергарде отряд замыкала провидица. Сошли с обочины, продрались через низенький придорожной кустарник и углубились в чистый березовый лес. Удивительное дело - другая планета, а выглядит практически как Земля. Понятно, что характеристики и спектральный класс звезды системы Тарии примерно совпадают с Солнцем, но все равно странно... Это что, получается землеподобные планеты норма для вселенной? Или кто-то когда-то всерьез и со вкусом занимался терраформингом? Сплошные вопросы... Идти по лесу пришлось недолго - вскоре деревья расступились, открыв нашим взглядам небольшую полянку.
   Аэробот стоял в ее центре. На вид он более всего напоминал фюзеляж вертолета на стандартных колесных шасси без верхнего ротора с лопастями и задней балки. Вместо нее к корпусу крепились горизонтальные цилиндры каких-то силовых агрегатов, детали которых плохо различались в вечернем полумраке.
   - Прошу, - показал рукой на открывшийся люк староста.
  
   Мы разместились рядом по левому борту, усевшись в широкие удобные кресла по краям салона, закрепленные спинками к фюзеляжу. Кайорн со своими орлами сел напротив. Заставлять пристегиваться или предупреждать о взлете нас никто не стал, отсек пилотов оставался закрытым. Как только мы сели по местам, входной люк захлопнулся, машина мелко завибрировала, послышался несильный гул и перегрузка вдавила нас в кресла. Взлетели.
   - Куда мы направляемся? - Спросил я Кайорна.
   - Куда скажете, - тут же ответил он. - Можем лететь сразу к вашему кораблю. Можем ко мне на заимку для встреч. А лучше всего продолжить разговор прямо здесь, я потом высажу вас там, где вы захотите. Защищенней места от прослушивания, чем борт моего аэробота в полете не найти.
   - Элис, а что подсказывает твоя женская интуиция? - Вроде как шутливым тоном спросил я аристократку. Наш староста не лукавит?
   - Командир, я ему почему-то пока верю. - Провидица и без моей команды догадалась, что надо спросить у дара, то-то я чувствовал откаты во время путешествия по лесу. Умница, что там говорить.
   - Как интересно, девушка, - сказал, покосившись на нее староста. - Хорошая у тебя интуиция...
   - Да что вы, самая обычная, - игриво улыбнулась Элис. - Просто командир иногда со мной советуется.
   - Ага, а еще ты выигрываешь деревню у лучшего игрока в совш Тровара, - добавил Кайорн. - И как-то же вы встретились со "Счастливым путником", как будто знали его маршрут. Назвали с потрясающей точностью количество топлива на его борту, хотя признаков глубокого сканирования не было. Да и побег с базы Цвайт... Мы навели справки - там действительно случилось что-то донельзя загадочное, был бой в пространстве...
   - К вопросу кто мы такие и что умеем, давайте вернемся позже, - прервал я монолог Кайорна. Вы готовы выслушать мои пожелания? Или скажете сначала, что нужно вам?
   - Говори, - коротко отозвался Кайорн.
   - Мне нужна полная база данных по ушедшим. Я хочу знать все: историю вопроса, какие от них сохранились артефакты и технологии, где их самих или их следы можно найти, координаты систем, где были замечены ушедшие, навигационные маршруты к ним. Короче все, что Гармония знает про ушедших. Кроме того мне нужно чтобы Гармония признала клан черного лебедя и достала для него королевское разрешение на покупку земель в Инрии. И, естественно, полное забвение инцидента со Счастливым путником. Потом будут еще пожелания, но это основное.
   - Скромность явно не твоя добродетель, - покачал головой староста. - Судя по всему у тебя амбициозные планы, Леха. А с чего ты решил, что Гармонии вообще от тебя что-то нужно?
   - Я на некоторое время задумался, собираясь с мыслями, и вдруг снова ощутил откат. Аж перед глазами поплыло. Элис за работой, это хорошо.
   - Про гармонию я ничего не скажу, - вступила в разговор провидица. - Но могу сказать совершенно точно - тебе от нас что-то очень нужно Кайорн. Причем нужно лично тебе, а не твоему руководству. Поэтому ты с нами и встретился.
   Староста владел собой неплохо, но я заметил, как на секунду изменилось выражение его лица. Элис не обманет...
   - Говори честно Кайорн, - тут же продолжил я. - Если ты сможешь помочь нам с нашими проблемами, то мы поможем тебе с твоими. Все просто. И еще, я думаю что твои предосторожности неспроста. Не зря же ты полетел искать нас на ночь глядя, взяв с собой лишь минимум охраны. У тебя действительно личное дело, о котором не должны узнать лишние уши.
   - Может вы знаете, в чем именно заключается моя проблема? - Голос старосты стал предельно серьезен.
   - Нет, - снова сказала Элис. - Но опять-таки могу сказать совершенно точно - кроме нашей помощи ты другого решения проблемы не видишь.
   - Излагай уже, - добавила цверга. - Чего время тянуть. Мы тебя не сдадим, нам этого не надо.
   Кайорн говорить не спешил. Не так он себе представлял этот разговор, это уж точно. Наверное, хотел посбить с нас спесь, повернуть дело так, чтобы мы почувствовали себя зависимыми от него. Не получилось...
   - Хорошо, - наконец согласился он. - Слушайте. Знаете ли вы что-нибудь о восстании индивидуалистов на Эдельвейсе?
  
   Рассказ Кайорна оказался весьма занятным. Во всяком случае, я хоть немного стал понимать, что такое Гармония и что в ней происходит. Эдельвейс - шахтерская планета в нескольких прыжках от Тарии. Атмосфера кислородная, но весьма разреженная. Без кислородной маски и специальной одежды долго не продержишься и вообще - неуютно там. Холодно, мало света, сильнейшие ветра, повышенная гравитация. Но залежи редких металлов на планете богатейшие и расположены очень близко к поверхности, так что колонизация Эдельвейса оказалась для Гармонии делом выгодным. Соорудили рядом с крупнейшим месторождением жилой купол, построили обогатительный комбинат и грузовой космодром и вскоре получили отличный источник сырья.
   Только вот времена сейчас, по словам старосты, пошли трудные. Вообще-то принято за тяжелую работу на подобных планетах год считать за трое и через десять лет вывозить отработавших свое людей на более комфортные планеты с хорошим общинным бонусом в придачу каждому. Причем вывозить не только находящихся в статусе "ответственных" и "достойных", но даже простых "воспитанных". Но с этим вскоре возникли проблемы... Народа, желающего и способного работать на планетах вроде Эдельвейса, мало, но это еще полбеды. Главное, что паритет с тройсами требует постоянного увеличения поставок ценного сырья, да и гонять транспорты с людьми туда-сюда накладно. Так что ротацию специалистов пришлось сначала ограничить лишь "достойными" и "ответственными", затем увеличить ее срок ради всеобщего блага на два года, а потом и вовсе приостановить, скомпенсировав это затратами на рекреационную инфраструктуру на месте. Местная община была против, но роли это не сыграло. Гармония заботится о своих гражданах, но интересы коллектива выше личных, бассейн и солярий вполне заменят усталым "воспитанным" и "достойным" отдых на берегу курортной морской планеты. Доказано учеными.
   Затем пришел приказ повысить производительность труда. Затем уменьшили индивидуальный бонус социальным иждивенцам и не выполняющим план рабочим. "Ответственные" из руководства местной общины во главе со старостой Эдельвейса заявили категорический протест. На него отреагировали, изменив статус руководителей общины Эдельвейса с "ответственных" сразу на "невоспитанных" и направили их на перевоспитание трудом в коллективы горняков.
   - Палку, конечно, перегнули, - кивнув самому себе, сказал Кайорн. - Надо же понимать специфику общин вроде той, что на Эдельвейсе. Там "ответственные", "достойные" и "воспитанные" чувствуют себя в одной лодке, все друг друга знают, коллектив замкнутый, что затрудняет процесс воспитания правильного мышления. Авторитет каждого больше зависит от личных качеств человека, чем от объективно-коллективной оценки с присвоением статуса, как на больших планетах. Учитывать нюансы надо... Но хуже всего оказалось новое руководство. Преступная некомпетентность...
   Новый староста, по словам Кайорна еще молодой и неопытный "ответственный", прибыв на Эдельвейс, начал с большого собрания рабочих и инженеров крупнейшего комбината. Почему он, наплевав на рекомендации психологов, действовал практически как вредитель, у него уже не спросишь. Вместо того чтобы успокоить людей и что-нибудь пообещать, он долго распекал из своего кабинета толпу собравшихся горняков за лень, индивидуалистские замашки, непонимание текущего момента и интересов общества, вещая перед собравшимися с большого голоэкрана. А закончил тем, что увеличил на семь процентов норму выработки. На крик из толпы: "а может нам всем лучше сразу сдохнуть", последовал ответ: "а чтобы депрессивных вопросов больше не задавали, я с завтрашнего дня отменяю горняцкие сто грамм после смены. Протрезвеете, начнете мыслить позитивно".
   Вот собственно и все. Крышу у рабочих сорвало...
   Немногочисленные ратные братья Эдельвейса и охрана комбината перешли на сторону восставших, не оказав сопротивления. Толпа захватила здания администрации общины и управления комбинатом. Нового старосту вытащили из кабинета и бросили в толпу "воспитанных" рабочих, дальнейшая его судьба неизвестна. Жертв в общем-то было немного и то в основном от давки, пользующееся уважением прежнее руководство общины, взяв власть в свои руки быстро навело порядок. А затем перед восставшими встал классический вопрос: а что дальше?
  
   - Все это здорово, - перебил я Кайорна. - Только ты тут при чем?
   - А притом, Леха, что дальше начались совсем нехорошие вещи, о которых раньше не слышали - мрачно сказал староста. - Руководство восставших вроде как решило сдаться и начало обговаривать условия. Делать им было все равно больше нечего, запасов еды мало, автономность на такой планете - никакая. Типичный спонтанный бунт, в котором больше виновно некомпетентное руководство, чем люди. Это те сведения, которые я получил последними по своим служебным каналам... Я отвечаю за безопасность Тарии и ближайшей буферной зоны между нами и тройсами, есть у меня свои источники. Только вот по общедоступной сети Союза Гармонии зачем-то прогнали информацию, что восставшие попросили помощи у кощеев. И обличали их чуть ли не предателями рода человеческого. Потом стали говорить о прибытии на Эдельвейс приглашенных восставшими тройсов и о том, что шахтеров уже частично распотрошили, определив в заготовки, а частично они одумались и, раскаявшись и взявшись за оружие, ведут борьбу против захватчиков на планете. Мы вроде как собираемся им помочь, хотя они во многом виноваты сами, как поднявшие мятеж индивидуалисты... Это - официальные сообщения, реальной информации у меня в последнее время нет.
   - И? Я все еще не понимаю? - Наморщил лоб я.
   - Слушай дальше. Я по своим каналам узнаю, что место дислокации покинул тяжелый крейсер кощеев класса "дракон". Рейдер одного из сотрудничающих кланов видел его в навигационной точке маршрута, возможно ведущего в систему Тарии. Естественно, я сообщил об этом руководству. Сюда должны были немедленно перебросить корабли усиления, мало ли что... Но на мое сообщение просто не отреагировали. Зато вчера я получил прекрасный во всех отношениях приказ. Взяв звездолеты гармонии, прикрывающие Тарию - а это, Леха, два устаревших сторожевика, малый и средний, мне велено немедленно прыгнуть в навигационную точку недалеко отсюда и встречать там прорвавшийся транспорт с героями сопротивления Эдельвейса, эвакуирующихся на Тарию.
   - Кажется, я начинаю понимать, - заметила Юннис. - Тебя окончательно списали в расход, староста.
   - Именно. Были у меня трения кое с кем... Очень удобно получается - подставить меня под крейсер тройсов вместе с остатками восставших заодно, если они реально существуют. Ловится сразу несколько зайцев - ликвидируются последние свидетели того, что реально произошло на Эдельвейсе. Убирают меня и моих людей. Общественность получает новых павших героев для почитания - погибших шахтеров, осознавших свои заблуждения и убитых тройсами. А так же их защитников - пилотов прикрывающих эвакуацию, под командой старосты Кайорна. Но до войны дело не доходит - вроде как восставшие сами частично виноваты, прямого вторжения не было... Урок на будущее остальным - не бунтуйте, придут злые тройсы и всех распотрошат. Не выполнить прямой приказ и остаться я не могу, надо лететь. Или меня сразу переведут в "невоспитанные".
   - И тут появляемся мы, - заметил я.
   - Точно. Говоря откровенно, вы мой последний шанс. Удружил Ваорн, как знал... Мы с ним работали когда-то вместе по одной теме...ладно, неважно. Что вам крейсер, если вы были готовы напасть на базу тройсов? Тем более с поддержкой моих сторожевиков. Одни они не справятся с "драконом" точно, но с вами... Мы уничтожаем крейсер врага и выполняем приказ по эвакуации восставших, фактически совершаем подвиг. Я объявляю вас героями борьбы с тройсами, и устраиваю прощение за инцидент с "Путником", подписываю бумаги на собственность у короля Инрии, зарегистрировав ваш клан. Данные по ушедшим тоже будут ваши, солью их по возвращении. Договорились?
   - И что интересно, вы не врете, - добавила Элис. - Спасибо за откровенность, староста.
  
   Пока продолжался полет обратно к берегу озера, а мы со старостой обговаривали детали операции, мои спутники молчали. Но мне это было только на руку - с Кайорном предстояло обсудить многое. А то, что разговор идет лишь между нами, то даже и к лучшему. Не надо ему знать ничего про нашу команду сверх необходимого минимума. А любой разговор - это уже информация.
   В темноте по полю к озеру мы шли тоже молча. Каждому из нас было о чем подумать.
   Лодки нашли без особого труда - никто на них пока не позарился. Я достал рацию и коротко бросил по-русски на оговоренной волне, - Аэртон, мы.
   Корабль поднимался наверх медленно, сбрасывая со своих покатых боков потоки черной в темноте воды. Звезд не было, лишь иногда проглядывали две небольшие местные луны, давая совсем немного света. Звездолет застыл на поверхности как китовая туша, еле-еле покачиваясь на волнах, люк распахнулся. Мы дома.
   - Привет Аэртон! - Первым делом поприветствовал корабль я, выйдя из шлюза в коридор жилого отсека.
   - Привет Леха. Как дела? Что-то вы быстро...
   - Потом расскажу. Народ, давайте все в кают-компанию. Обсудим все широким составом. Старт по договоренности со старостой через четыре часа.
  
   - Все же мне это не очень нравиться, - высказалась первой Элис. - Только человеком себя почувствовала, и тут на тебе - опять в бой.
   - За место под солнцем надо драться, - возразила цверга. - И лучше в союзе с кем-нибудь сильным. Просто так нас в покое все равно не оставят. Сказать честно, я уже навоевалась, и надеялась на передышку. Но раз Леха так решил... Я за решение командира.
   - Да я не то чтобы против, - заваривая себе крепкий чай, ответила Элис. - Тройсов я тоже не люблю. Просто... Я, можно сказать, только настроилась на прогулку по столичным магазинам. Хочу, как приличная девушка шляпку себе присмотреть или платье покрасивее, раз мы при деньгах. Тут у местных дам есть интересные наряды... А меня опять сажают в консервную банку и отправляют драться, не пойми за что.
   - Это я консервная банка? - Тут же обиделся звездолет. - Спасибо Элис.
   - Аэртончик нет, конечно. Ты чудесный корабль, извини, я просто неудачно выразилась.
   - Извинения приняты. - Холодно ответил звездолет. - Но, между прочим, я никого на борту силком не держу. Никто тебя в консервную банку не пихает, ни я, ни Леха. Если так надо для выполнения миссии я пойду в бой даже с одним спасателем на борту. Открыть шлюз?
   - Да куда же вы без меня? Пропадете как слепые... Кто вам все растолкует, если не Элис? Я тут не всех обожаю, - она покосилась на Юннис, - но вы мне свои в этом мире. А своих не бросают. Витя по возвращении купишь мне колечко или сережки?
   - Куплю, - улыбнувшись, сказал программист. - Конечно, дорогая. Если Леха нам на премию за крейсер еще денег натаскает.
   - Ладно, заканчиваем базар. - Я встал с диванчика. Все ясно. Пойдемте, вздремнем немного до старта.
  
   Взлетали, как садились в темноте, перед рассветом. Аэртон бесшумно набрал высоту и вскоре мы уже любовались с экранов Тарией. С высоты планета выглядела зелено-белой с оттенками нежно-голубого и синего цветов. Аэртон в режиме маскировки спешно отдалялся от планеты, начиная настройку для первого прыжка.
   Через двое суток мы состыковались в расчетной навигационной точке с автоматическим топливозаправщиком. Просто дрейфующая в пространстве цистерна с АТИВ, инфраструктурой для перекачки топлива и примитивным автоответчиком - одна из аварийных закладок Гармонии в своих навигационных точках. Закамуфлирована под малый астероид, дрейфует в пассивном режиме, просто так не найдешь - места знать надо и коды для вызова заправщика. Это единственная помощь, которую нам оказал Кайорн, но и за нее спасибо - приятно снова залить баки под горлышко. Автономность - наш хлеб.
   Дальше оставалось только ждать. Если в течение недели восставшие или крейсер тройсов не явятся, то можно возвращаться обратно.
   Сторожевики Кайорна, оказались в расчетной точке через три часа после нас. Староста коротко поприветствовал наш экипаж и занял позицию неподалеку. По плану сражения Аэртон должен был прикрывать его корабли - мощности защитных полей сторожевиков устоять против главного калибра крейсера надолго не хватит. Их дело - дать залп из всего чего можно и убраться под прикрытие. А там уж как бой сложится.
  
   Сигнал боевой тревоги застал меня во сне. Прерывистый, нарастающий шум "советского марша", который Аэртон взял себе из моего ноутбука для "боевой тревоги" проник в голову словно буравчик и заставил открыть глаза. Снилась речка, облака, что-то такое - вроде приятное, но деталей не вспомнишь уже через минуту после пробуждения. Тем более такого...
   - Аэртон, крейсер? - Поспешил спросить я, отбросив одеяло и пытаясь спросонья просунуть обе ноги в одну штанину.
   - Нет, транспорт. Но все равно...
   - Бегу!
   Место в рубке по боевому расписанию я занял вторым. Юннис успела раньше всех, а Элис с Витей почему-то припоздали на целую минуту.
   На экране уже красовалось изображение транспорта. Привычный для кораблей Гармонии диск, немного похожий на металлический блин из "стартрека". Только парочка сигарообразных двигателей расположены прямо под дном диска и выступающих частей самый минимум.
   - Говорит ответственный по безопасности посольства Гармонии на Тарии, Кайорн, - первым начал диалог староста. - Неизвестный корабль, назовитесь. - Аэртон вывел на вновь развернутый виртуальный экран изображение Кайорна, перехватив сигнал.
   - Отвечает транспорт " Кедр". Говорит Лекет. - На еще одном экране показалось изображение мужчины средних лет в гибком легком скафандре с прозрачным забралом. Вид у него был изможденный, голова перевязана чем-то вроде бинта. - На связи староста общины Эдельвейса, ответственный Лекет.
   - Бывший староста и бывший ответственный Лекет. А сейчас командир бунтовщиков, - поправил его Кайорн. - Твой нынешний статус "невоспитанный оступившийся".
   - Пусть будет так, - не стал спорить мужик. - Это уже не важно. Кайорн, я прошу о милости. У меня на борту все кто остался от общины Эдельвейса после бегства от тройсов. Триста человек, большая часть из них женщины и дети. Прими их на Тарии, нам деваться больше некуда.
   - Хорошо. Вы не окажете сопротивления?
   - Шутишь Кайорн? - серьезно сказал Лекет. - У меня топлива на один прыжок, половина людей на борту ранены или больны. Мы сдаемся, делайте что хотите. Хуже чем у тройсов не будет.
   - Тогда начинай расчет прыжка, - кивнул Кайорн. - Посольство на Тарии временно примет беженцев. Я на всякий случай прикрою вас здесь до момента переноса и отправлюсь вслед за вами.
   Я немного расслабился в своем кресле. Все, встреча произошла, мы свою работу выполнили. Подождать пару суток пока закончатся расчеты для прыжков обратно и все... А вражеского крейсера может и вовсе не будет, мало ли где он летает по своим делам. Напутал что-то Кайорн. Откуда тройсы вообще могут знать место нашего рандеву?
   Хотя, зачем гадать.
   - Элис, есть ли корабль тройсов, уже готовящийся к прыжку в эту навигационную точку? Да или нет?
   Так, волна отката, ничего, переживем. Бывало и хуже.
   - Да, командир. Есть такой.
   - Да твою же за ногу! - Не удержавшись, вслух выругался я. - Встреча все же состоится. Готовь торпеды, Аэртон.
   - Я давно готов, командир.
  
   Звездолет тройсов возник на экранах примерно часа через три, беззвучно вывалившись из ниоткуда в межзвездное пространство. Крейсер класса "дракон" говорите? Есть что-то похожее, не спорю. Большой, черный, хищный... Больше всего он мне напоминал обводами доисторического морского динозавра, догоняющего добычу в глубине вод. Впереди на длинной прямой "шее" вынесена крупная округлая "голова", ощетинившаяся какими-то вертикальными игольчатыми антеннами, словно зубами. Сзади вытянутое длинное веретенообразное "тело" корпуса и отходящие от него "плавники". Только вместо "хвоста" - пилоны с двигателями.
   Долгого времени на то чтобы нас обнаружить ему не потребовалось. Пара быстрых коррекций курса и крейсер начал сближение с готовящимся к прыжку транспортом. А его командир вышел на связь.
   - Говорит командир тяжелого крейсера "Эфа" кандидат Айтон, - показываться лично тройс счел ниже своего достоинства, отделавшись лишь сообщением. - Приказываю всем кораблям Гармонии и транспорту немедленно приступить к торможению. В противном случае вы будете уничтожены.
   Нас он, похоже, пока не видел. Аэртон уже включил режим "размытой реальности" и постарался замаскироваться насколько возможно.
  
   Странная штука - жизнь. А человек устроен еще более странно, особенно его некие тонкие душевные настройки, отвечающие за поведенческие реакции и инстинкт самосохранения. Решил бить - бей молча, на войне как на войне, атакующий получает преимущество, разговоры - признак слабости, - сколько раз в своей жизни я слышал эти нехитрые истины. И как по мне всегда от них какой-то гнильцой несло... Тройсы нам ни разу ни друзья. Более того, они хотели нас утилизировать, все равно, что слепых котят в тазике притопить. И все же...
   Я сидел в рубке под испытующими взглядами своей команды и никак не мог решиться отдать приказ об атаке крейсера. Слишком большая разница между банальным младшим научным сотрудником и командиром звездолета. А решение принимать надо, его ни на кого не спихнешь. И не в страхе перед вражеским крейсером дело, совсем нет...
   Ладно, если не знаешь, как поступать правильно, поступай так, как считаешь верным. Человеку дана полная свобода принимать любые решения: от гениальных до идиотских, что не отменяет необходимости расхлебывать их последствия. Я решил так... Пусть на кону не только моя жизнь, все равно. Решение принято и обратного хода не будет.
   - Аэртон, вызывай Тройсов. Передай сообщение - Корабли Гармонии и транспорт находятся под защитой клана Черного лебедя. Нападение на них приведет к нашему вступлению в бой. Немедленно прекратите преследование.
   - Нас сразу обнаружат, Леха, - ответил корабль. - Со всеми вытекающими...
   - Это критично для боя?
   - Не знаю. Опыта маловато, я впервые вижу их крейсер. Да, прогноз в случае нашего обнаружения негативный...
   - Все равно, мы не пираты и не бандиты. Перед тем как все начнется, слово должно быть сказано.
   - Уверен?
   Я обвел взглядом лица соратников. Элис смотрит прямо, в ее взгляде читается одобрение. Аристократка, у них так... Витя просто отвел взгляд, Юннис, подумав, кивнула.
   - Да, уверен. Решение принято.
   - Выполняю, спасатели.
  
   - Клан черного лебедя? - Ответ с крейсера пришел не сразу, минут через десять. Восемь из которых ушло на плотное сканирование нашего звездолета. - Корабль ушедших и бежавшие с базы Цвайт лжезаготовки, так? Наслышан, - ответил голос, по всей видимости, принадлежавший кандидату Айтону. - Что же, я дам вам возможность сдаться, когда закончу с делами. Не советую вмешиваться в бой, это будет печально для вас. Побудьте пока неподалеку, я займусь вашей проблемой чуть попозже.
   - Это все? - Переспросил я Аэртона, когда запись закончилась.
   - Да, - пояснил очевидное корабль.
   - Он самоуверен,- усмехнулась цверга. - Это и к лучшему. Значит либо не битый еще, либо ас из асов. Скорее первое. Чувствую, скоро повеселимся...
  
   Но пока ничего не происходило. Минута шла за минутой, а диспозиция оставалась та же - крейсер тройсов понемногу сближался с уходящим от него транспортом, мы со сторожевиками следовали параллельным курсом. До прыжка нам еще часов тридцать, не меньше.
   - Мы выглядим как идиоты, - озвучила общее мнение Элис. Девушка нервно теребила тонкими пальчиками пристегивающие ее к креслу ремни. - Боимся драться и напрашиваемся на удар первыми? Что там думает Кайорн?
   - Запросим сторожевик? - спросил я.
   - Все уже придумали умные люди в погонах до нас, - заметил Витя. - Не о чем говорить. Мы же охраняем транспорт, так? По уставу караульной службы после предупреждения следует выстрел в воздух, - покачал головой программист. - А затем на поражение. Предупреждение было. Аэртон, сделай выстрел по курсу крейсера. А потом можем начинать с чистой совестью...
  
   Но мы не успели. Первым начал все же тройс. На центральном экране было хорошо видно, как пространство вокруг транспорта залила ослепительная вспышка, в которой пропал диск звездолета. Затем сияние померкло и "Кедр" обнаружился снова. В этот раз слегка оплывший, как подтаявшее мороженное. Что-то там на его поверхности искрило, корпус местами светился нежно-розовым цветом.
   - Залп плазменными орудиями главного калибра, - прокомментировал Аэртон. - Щиты транспорта снесены подчистую, их генераторы тоже. Повреждения средние. Оба сторожевика Гармонии несколько секунд назад дали ракетный залп. Поддержу их работу гравитационной пушкой.
   - Подожди, - азартно сказал я. - Сближаемся с тройсом как можно сильнее, в нас пока обещали не стрелять.
   - Что ты задумал? - Заинтересовался Аэртон.
   - Чем ближе, тем твои гравитационки эффективнее, так?
   - Да.
   - Вот и посмотрим, чем крейсер будет бить ракеты со сторожевиков. Вскроем его ПРО и уничтожим его. А потом наша торпеда будет в самый раз. Что-то мне подсказывает, что следующий залп тройса будет совсем не в транспорт.
   - Принято командир.
  
   Ракеты гармонии опередили наш корабль и разошлись широким роем, приближаясь к "Эфе" и время от времени меняя вектора движения. Всего шестьдесят отметок, тактика - умный рой. Каждая ракета обменивается информацией с остальными, строя между собой общую сеть. Решения об оптимальной атаке рой тоже принимает совместно. Кайорн говорил нам, что подобная массированная ракетная атака - его единственный шанс достать тяжелый корабль, ставка на плазменные орудия сторожевиков против щитов такой мощности как на крейсере бессмысленна.
   Оказалось, что ракеты, даже сколь угодно умные, тоже не играют большой роли против такого противника. Заработали излучатели "Эфы", и устройства, названные Аэртоном "точечные деструкторы". Отметки ракет гармонии начали гаснуть одна за другой на подлете к крейсеру. Не прорвалась ни одна.
   А вот гравитационки Аэртона снова не подвели. Пусть их мощность была не столь уж велика, но работали они быстро, а щиты противника просто игнорировали. Здоровенная туша крейсера начала покрываться оспинами провалов в броне, показывая места, где поработали наши пушки. Наш звездолет работал по одному ему ведомому алгоритму, пытаясь с помощью глубоких проколов портновского шила остановить льва. Или, правильнее сказать "дракона".
   Крейсер наши усилия заметил. И оценил.
   Все три боевых экрана внезапно пошли помехами. Гравитация отключилась вовсе, вызвав неприятные ощущения в желудке. Корпус корабля завибрировал и мелко затрясся, а мое сердце ухнуло куда-то вниз. Приехали...
   Но нет, через пару десятков секунд все вернулось на свои места. Только голос Аэртона был серьезен донельзя.
   - Получил попадание главным калибром противника при нереальности в семь восьмых и максимально запитанных щитах. Выдержал. Продолжаю обстрел врага гравитационками. Командир, плохо дело.
   - Докладывай в чем дело, - постарался взять себя в руки я.
   - Щиты еле справились. Расход АТИВ уже сорок процентов. Еще двух подобных атак я не выдержу. И...
   - Что еще!
   - При таком коэффициенте нереальности значительная часть энергии залпа проходит через меня и мою защиту насквозь. Сторожевики гармонии за мной потеряли щиты и повреждены. Надо торпедировать крейсер и отходить.
   - Торпеда дойдет до цели?
   - Не знаю. ПРО тройсов недобита.
   - Тогда работаем дальше, отставить отходить. Сообщи Кайорну - пусть выпускает все оставшиеся ракеты и уходит. Понизь коэффициент нереальности, чтобы его прикрыть. Надо добивать тройса сейчас.
   - Есть.
  
   Воюем дальше... Все таки странный получается космический бой - от нас ничего не зависит совершенно и это выматывает нервы со страшной силой. Ни штурвал повернуть, ни гашетку нажать. Только и остаётся смотреть на экран. Аэртону сейчас некогда разговоры разговаривать, его человеческое сознание полностью занято работой с данными от компьютеров.
   Обшивка крейсера тройсов потихоньку превращалась в дуршлаг, хотя фатальных повреждений у "дракона" на вид не было, но общая картина... Какие-то обломки вокруг сплошняком плавают, отваливается что-то по мелочи, гладкая когда-то броня вся изрыта попаданиями. Но и нам пришлось снизить темп обстрела. Крейсер запустил в нашу сторону несколько ракет, что отвлекло на пару десятков секунд гравитационные пушки.
   - Сторожевики дали залп. Пятьдесят ракет. Транспорт выпустил пятнадцать ракет, но они пока далеко. - Доложил Аэртон. - Сторожевики гармонии уходить отказались, дали сигнал "мы с вами", пытаются работать по тройсу своими плазменниками. Торпедируем?
   - Рано еще! Не долетит! - Скомандовал я. Руки до боли стиснули ручки кресла. - Давим его сопротивление, давим, родной!
   В этот раз несколько ракет из роя, выпущенного кораблями Кайтона, достигли цели. Предназначенные против всех видов излучений щиты не останавливают физические тела, а противоракетную оборону крейсера мы изрядно проредили. Рванули ракеты красиво, мы даже успели несколько секунд полюбоваться зрелищем ярких вспышек, растекающихся по корпусу вражеского корабля. А потом нас накрыла ответка. "Дракон" вновь привел в действие свой главный калибр.
   Снова помехи на всех экранах, невесомость, ужасное чувство беспомощности... Где-то сейчас вокруг Аэртона вовсю бушует пламя, пытаясь прорваться к нашим укрытым бронею телам. Вибрация сменилась скрежетом, даже свет в рубке моргнул на секунду. Все?
   Не, вроде опять живы. Рябь с экранов пропала, снова включилась гравитация...
   - Отбились! - Доложил Аэртон. - Голос корабля в динамике дрожал, даже переписанный в нейрогель мозг, говорящий синтетическим голосом, захлестывали эмоции. - Имею легкие повреждения, щиты снесены. Остаток АТИВ в баках пятнадцать процентов. Один из кораблей Кайорна уничтожен, другой поврежден.
   - Это из-за прошедшей сквозь нас энергии залпа? - Спросил Витя.
   - Да. Я опустил нереальность до пятидесяти процентов, чтобы прикрыть щитами сторожевики. Сильнее повысить реальность не мог, мы бы погибли сами. Я надеялся, что они выдержат...
   - Некогда обсуждать, - отмахнулся я. - Аэртон, торпедируй! И уходим отсюда куда угодно лишь бы быстрее и дальше. Надеюсь, этого тройсу хватит. Все, теперь каждый за себя, пытаемся уцелеть. Следующий залп нам не пережить!
   - Знаю. Торпеда пошла. Ухожу на полной тяге. Подготовить вторую торпеду?
   - Нет. Добивай остатки их ПРО пока можешь.
   - Есть, командир.
  
   Из пятнадцати ракет, запущенных транспортом, до цели долетело десять, после попадания которых крейсер потерял несколько приличных кусков обшивки. А затем во врага попала торпеда Аэртона. Штучное изделие ушедших, оснащенное собственным генератором помех и силовыми щитами, доставило несколько десятков граммов антиматерии по назначению. На этот раз ярчайшая вспышка закрыла тушу "дракона" целиком. А когда сияние померкло, стало ясно, что бой закончен. Четыре пятых внешней обшивки крейсера оказалось снесено, с "дракона" словно заживо содрали кожу. В окруженном роем обломков корпусе звездолета зияли глубокие провалы, два "плавника" отвалились, вместо "головы" и "шеи" остались лишь чудом державшиеся решетчатые конструкции, повсюду обнажились открытые внутренние отсеки, где что-то продолжало мерцать, как будто там работало множество гномов-электросварщиков.
   - Противник послал сообщение "выхожу из боя" и дал сигнал бедствия по гиперсвязи на свою базу, - доложил немного погодя Аэртон. - Наблюдаю отстрел спасательных капсул и множественные продолжающиеся разрушения конструкции. Наши дальнейшие действия?
   - Пусть делает что хочет, - первой сказала Юннис. - Игра закончена. Пусть тройсы спасают тройсов.
   - Подтверждаю, - согласился с ней я. - Аэртон, свяжись к Кайорном, если он еще жив. Пора возвращаться на Тарию.
  
   Кайорн оказался жив и даже не ранен. Основная часть последнего залпа крейсера пришлась на нас и малый сторожевик, который прикрыл своим бортом и щитами звездолет старосты. Сейчас корабль ответственного по безопасности пытался спасти с него немногих выживших из экипажа.
   - Алексей, от лица Гармонии и от себя лично приношу тебе благодарность, - серьезно смотрел на меня с экрана ответственный Кайорн. - Это был подвиг, без всякого преувеличения. Считай, что все твои просьбы уже выполнены. Запись нашего боя - лучший козырь из возможных и уж я не дам ему пропасть. Пусть теперь кто-нибудь из совета общин только попробует сказать слово против меня... Тройсы подло напали на транспорт, следующий под защитой кораблей Гармонии и союзного клана, которые вступили с ними в безнадежный бой. И мы победили!
   - Кайорн, хорош речи толкать, ты не на трибуне. Я тоже рад, что мы выжили. Наша договоренность в силе?
   - Нет уж Леша, пафос в нашем случае как раз уместен. Сейчас мы герои и этим надо пользоваться, не теряя времени. Конвертировать славу во влияние следует быстро, слава - продукт скоропортящийся. Я обещаю, что не упущу ни свой, ни твой шанс. Все в силе. Спасибо. Отдыхай пока до прыжка.
   - Ты тоже отдохни, - улыбнулся я. От радости, что все закончилось, а мы остались живы, хотелось петь, и староста сейчас казался лучшим другом. - Теперь можно перевести дух, Кайорн.
   - Мне рано, - посерьезнел ответственный. - Надо отправить срочные сообщения по гиперсвязи и хотя бы попытаться помочь Лекету... Хотя, я думаю все бесполезно и их уже не спасешь.
   - Что не так? - Напрягся я. - Опять проблемы?
   - Не у нас. У шахтеров на транспорте. Но тут ты ничего не сможешь сделать Леха. Или у тебя есть тяжелые скафандры и спасательное модульное оборудование?
   - Да что случилось-то?
  
   Случилось. Вообще-то каждый пассажир на космическом корабле должен быть обеспечен аварийным скафандром, пусть самой простой гражданской конструкции типа "эластичный пузырь". А еще он должен быть приписан к спасательной капсуле, где на него зарезервировано место. Так положено по правилам.
   Только у эвакуировавшихся с Эдельвейса шахтеров скафандров не было. Они набились в рассчитанные на вчетверо меньшее количество людей жилые отсеки последнего целого транспорта и стартовали, активировав разгонные мощности гравитационного кольца грузового космодрома. Тройсы разрушать космодром при высадке на планету не стали, рачительно приберегая ценную инфраструктуру для себя и в боях за него не усердствовали, считая, что деваться остаткам сопротивления некуда. Как оказалось зря - наличие одного корабля восставшим удалось сохранить в тайне. Звездолет ушел в прыжок сразу же, с орбиты, рассчитав все поправки для скачка заранее с помощью недобитого тройсами спутника.
   Только вот в бою такая спешка вышла боком.
   Сам отсек с примерно полусотней человек внутри не пострадал. Зато один из ведущих к нему переходов оказался разгерметизирован и сильно поврежден, а во втором после боя начался пожар.
   - У меня на борту только четыре скафандра - объяснял нам Лекет, когда мы пристыковались к транспорту и он, проведя нас по кольцевому коридору, остановился перед толстенным металлическим люком. Мне показалось, что я чувствую исходящее от него тепло. - У Кайорна на сторожевике скафандров больше, но все они с индивидуальной подгонкой под членов экипажа, их на кого угодно не наденешь. А люди задохнуться уже через час-полтора. Аварийная система регенерации воздуха в жилом отсеке на такое количество людей просто не рассчитана.
   - Откачай из горящего отсека кислород, - по второму разу начал говорить я. - Пожар стихнет сам. Потом снова наполнишь проход воздухом и выводи людей.
   - Да как ты не понимаешь! Не стихнет! Там вдоль стен были сплошь складированы контейнеры с термопластинами для обогрева индивидуальных палаток и малых куполов. Они и вспыхнули. Если уж термопластины разогрелись, то будут гореть сами по себе, хоть в вакууме, хоть под водой. А остывают они очень медленно.
   - Прям-таки гореть?
   - Нет, открытого пламени нет, конечно. Но раскаляются они прилично. Пластины разбросало по всему коридору. Там сейчас просто муфельная печь, температура внутри градусов в семьсот, если не больше, кроме пластин раскалился металл обшивки. И так на протяжении пятидесяти метров. Без скафандра не пройти.
   - Нахрена же вы грузили все подряд, как попало и куда попало? - Выругался я. - Зачем вообще было тащить с собой эти пластины в таких количествах?
   - Леша, на Эдельвейсе тепло - это очень большая ценность, - глядя мне в глаза медленно сказал Лекет. - Особенно когда ты дерешься с тройсами и ночуешь в пещерах. А грузились мы сильно второпях... Его лицо под повязкой налилось багровым. - И вообще ты собираешься что-то делать, мальчик!? Или будешь учить меня пожарной безопасности, пока рядом люди задыхаются?
   - Собираюсь, - ответил я, отступив на шаг назад. - Иначе бы мы сюда не летели. Сдюжишь Витя?
   - Попробую, - отозвался парень. - Если внутри коридора есть воздух, я выведу людей. Разблокируйте оба люка и отойдите подальше.
   - Безумие, - прошептал глядя на одетого в один камуфляж защитника староста. - Ты же просто сгоришь, парень. Легкие и кожа сгорят.
   - Он у нас уникум, - заметила Элис. - Отойдите-ка лучше все в сторонку и открывайте люк.
   - Ладно, - кивнул староста. - Вообще-то это какая-то бессмыслица. Но вы уничтожили крейсер. - В глазах у Лекета промелькнула легкая безуминка, старосте очень хотелось на что-то надеяться. - Если вы считаете, что в силах еще раз совершить чудо, то делайте что хотите.
  
   Мы сидели втроем прямо на полу, прислонившись спинами об обшивку отсека, не обращая внимания на Лекета и народ рядом с ним. Какие-то мужики в оранжевых комбинезонах стояли у стены с носилками, рядом женщины в серой униформе с аптечками, масками и приборами в руках - весь проход занят, люди Лекета готовятся встречать эвакуированных. Но нам нет до этого никакого дела. Глаза полузакрыты, дыхание экономное, полный покой. Все верно, - защитник работает, а мы платим.
   Витя ушел в пышущее раскаленным жаром чрево отсека минуту назад, намотав на армейские берцы для верности по куску толстой несгораемой ткани. В принципе пока нет проблем - самочувствие хорошее, значит у него все нормально. Во время бегства с базы мы выдерживали плазменные заряды, что нам какая-то духовка.
   Думать так мне оставалось недолго. Знакомая слабость стала наваливаться резко и сразу, видимо в тот момент, когда Витя пошел с первой партией спасенных горняков обратно. Надо было соображать раньше - одно дело защитить троих человек от кратковременного импульса и другое - сразу десяток от постоянного жара со всех сторон.
   Наш защитник показался из горящего отсека через полминуты, ведя за собой стайку спасенных. Начал с детей и подростков, умница. Лица встречавших при виде вышедших живыми из печи детишек впечатляли. Полная гамма чувств от удивления, до неверия глазам своим. Медики тут же окружили первых спасенных, начали их ощупывать, что-то говорить, какую-то девочку пытались уложить на носилки. Хотя, на мой взгляд, зря: выглядели они вполне здоровыми, только все как один очень бледны и просят пить.
   - Как вы? - Подошел к нам Витя, сдав встречающим первую партию спасенных. - Держитесь?
   - Пока нормально, но надо минутку отдышаться, - улыбнулась Элис. - Как люди в отсеке?
   - Ничего. Но там очень душно и жарко, дышать почти нечем. Надо их выводить сейчас, а то потом начнут терять сознание и придется тащить, - присел рядом с нами Витя. - Посижу пару минут и пойду снова, лады?
   - Давай, - кивнул я. - Есть еще порох в пороховницах.
  
   Следующий заход дался нам труднее. Картина симптомов ухудшения здоровья при использовании дара у меня сложилась ясная, хоть статью в медицинский журнал пиши. Сначала наваливается слабость и подскакивает пульс. Это еще ерунда, быстро проходит. Потом начинаем мутить как при температуре под сорок, начинается тошнота, слабость усиливается, тело ломит, как будто мешки разгружал. Тоже ничего особенного, пережить можно. Но если не остановиться, то начинается терминальная стадия - сознание спутанное, сил нет вовсе, перед глазами рябь помех как у неисправного телевизора, боль по всему телу. Вот это уже серьезно.
   Близко к этому состоянию мы и подошли после третьей ходки защитника по раскаленному отсеку. Хреново, что там говорить. Но примерно четыре десятка человек Витя вытащил.
   К этому времени у очередной партии спасенных уже не так хлопотали, - привыкли к чуду. Людей напоили и помогли покинуть отсек. Зато вокруг нас собралась целая делегация шахтеров. Мне на лоб кто-то уложил холодную повязку, под голову подложили подушку, рядом женщины хлопотали над Юннис.
   - Я прикажу вас уносить в медотсек, - настойчиво сказал Лекет. - Прекращаем операцию, вы совсем плохие.
   - Подожди, надо закончить дело, - слабым голосом возразил я, с трудом ворочая языком. - В отсеке осталось еще семеро.
   - Я не понимаю, как это происходит, - покачал головой бывший староста. - Но есть вещи, которые я вижу своими глазами: ваш товарищ выводит людей из огня невредимыми, а вас это убивает, причем очень быстро. В отсеке осталось семеро здоровых мужчин, которые уступили свою очередь на выход другим. Они обмотаются тканью и прорвутся сами.
   - Не прорвутся, - возразил Витя. - Слабые очень, а там дышать нечем. Я видел...
   - Значит так тому и быть, - спокойно сказал староста. - Я предпочитаю потерять их, а не вас. Вы сделали все что могли.
   - Вытащим всех, - возразил Витя. - Не надо никем жертвовать.
   - Это мой долг командира, - ответил Лекет. - Я командую этими людьми в интересах общины и мне решать, что будет лучшим для всех, понимаете? Даже если вопрос касается жизни и смерти. Коллектив важнее индивидуума, это же азы гармонии... Общине важнее чтобы люди, способные уничтожить крейсер тройсов и творить чудеса остались живы. Коллектив не может так сильно рисковать ценными членами общины ради гораздо менее ценных. Я хочу спасти всех, неужели непонятно! - Сорвался на крик ответственный. - Но решение сейчас совершенно очевидно. Вы спасли кого могли, теперь мы поможем вам, - опустив глаза, добавил он. - Спасательная операция закончена.
   - Мы не твои люди, и ты не наш командир, - просипела рядом со мной цверга. - Не бери на себя чужую ответственность, староста. Витек, давай, мы выдержим.
   - На обратном пути я возьму плату за дар на одного себя, только и всего, - развел руками защитник. - Тоже мне проблема, я еще как огурчик, - махнул рукой парень и скрылся за пышущим жаром раскрытым люком.
   Через пару минут он вывалился обратно, позади семерых отчаянно кашляющих горняков. Бледный, с красными, в сеточках от лопнувших сосудов глазами, на заплетающихся ногах, защитник все же прошел несколько метров и только тут сполз как мешок с картошкой на пол отсека рядом с нами, блаженно прикрыв глаза.
   - Вот и все, все живы. Витек дело знает... А то придумали тоже - одними людьми ради других жертвовать. Этим коммунистам-гармонистам что чужая, что своя жизнь копейка. В корне неправильный подход у товарищей.
  
   ПРОДА
  
   Проснувшись, я не стал торопиться открывать глаза. Сначала диагностика и самотестирование: руки, ноги, голова еще не отвалились? Вроде нет. Местами, конечно, что-то болит и ноет, сил маловато, знобит легонько. Но к этому я уже начинаю привыкать, можно считать, что все заживает как на собаке. Хорошо, в таком случае следует приступить к изучению внешнего мира. Глазки открывай, Леша...
   Палата в медблоке транспорта освещена слабо, световые панели на потолке еле-еле горят. Почему-то мне сразу вспомнился ночной железнодорожный плацкарт. Похоже, в самом деле... Коридор, белые стены с поручнями, узкие койки, правда в один ярус, в стенных нишах по обе стороны от прохода... Добраться до Аэртона у нас сил уже не оставалось, пришлось воспользоваться гостеприимством горняков - это я еще помнил. А вот с деталями дело обстояло хуже.
   Я с усилием сел в кровати, укутавшись в одеяло, посмотрел по сторонам, прислушавшись к ощущениям... Что мне так мешается в промежности, как будто мешок какой-то намотан? Я скосил глаза вниз, отодвинув одеяло, и невольно покраснел. Нда...дожили, я же в памперсе, причем успевшем изрядно потяжелеть... А кто там хохотнул сбоку? Повернув голову, я увидел, что через проход от меня лежит Юннис и тоже не спит. Голову повернула ко мне, глаза открыты.
   - Как дела, командир? - По ее бледному лицу скользнула легкая улыбка. - Да не стесняйся ты так, у меня такой же был. Так уж тут лечат - считают, что для восстановления сил больной должен много спать сном младенца. Во всех смыслах...
   - Понятно. Что же, бывало и хуже... Ты давно проснулась? Где Аэртон и остальные, в курсе? Что вокруг происходит?
   - Только очнулся и уже готовишься принять бразды правления? Ну-ну... Остальные здесь же лежат, чуть подальше. Нам какие-то капельницы поставили, сделали расслабляющие уколы и дали снотворное. Приняли как родных.
   - Что-то я это слабо помню, - искренне признался я. В голове были лишь обрывочные воспоминания о том, как меня куда-то несут по отсекам. - В этот раз меня накрыло сильно. А все же, где Аэртон?
   - Вышел на связь с Лекетом, расстыковался с транспортом и прыгнул один. Готов принять нас на борт в любой момент.
   - Так мы уже в системе Тарии? Сколько же я спал?
   - Без малого двадцать часов, Леха.
   - Все, подъем, хватит дрыхнуть, - я протянул вниз с кровати дрожащие ноги. - Пора домой.
   - Да погоди ты... Ночь на корабле, торопиться некуда. Потом я сама тебя вылечу, дай в себя прийти. Угомонись...
   - Ладно, - нехотя согласился я. Вылезать из-под одеяла очень не хотелось, да и озноб был весьма неприятным. Раз все хорошо, полежим еще немного, - прошептал я, блаженно закрывая глаза.
  
   В общем, окончательно оклемались мы лишь на самой орбите Тарии. Позавтракали разварной кашей с мясом, принесенной нам симпатичной улыбчивой медсестрой в серой униформе, одели свой отстиранный кем-то камуфляж и заявившийся в лазарете Лекет лично провел нас в командирскую рубку транспорта. По сравнению с боевой рубкой Аэртона мне она показалась гораздо проще. Так-то красиво, конечно... Экраны, сенсоры, рукоятки, консоли с клавишами. Некоторые места для членов экипажа смотрятся здорово, слов нет - дисплеи перед креслами мерцают непонятными символами и картинками, огонечки перемигиваются, рычажки всякие... У Аэртона на мостике подобного великолепия не было - голая столешница перед креслом с несколькими кнопками и абстрактным узором. Только вот в бою над ней сами по себе вспыхивали виртуальные экраны, а консоль управления проступала на гладком материале под пальцами сама собой, в любой удобной раскладке, только пожелай. Наш корабль создавал заново интерфейс управления из множества готовых шаблонов под каждую ситуацию и на каждом посту, сообразуясь с требованиями экипажа. Проблема лишь в том, что никакой квалификации для работы с этим богатством у нас не было, поэтому приходилось обходиться лишь голосовыми командами и просмотром картинок на экранах - мы были как те пенсионеры, которые получив доступ к компьютеру с интернетом, используют представившиеся возможности лишь для того, чтобы узнать прогноз погоды и разложить пасьянс.
  
   Аэртон уже произвел стыковку с транспортом, так что пора было возвращаться домой. Но неожиданно возникла новая проблема. Точнее, даже две. Транспорт не мог сесть на Тарию, серьезного космодрома с посадочной инфраструктурой на планете не существовало. А выжившие шахтеры не хотели переходить на борт челноков Гармонии, которые обслуживали уцелевший сторожевик. В чем их к моему большому удивлению поддержал Кайорн.
   - Понимаешь, Леха, есть тут одна неувязка, - озадаченно говорил он мне с экрана. - Вообще-то они бунтовщики. Невоспитанные оступившиеся, пусть и дрались с тройсами. С одной стороны они наши, из Гармонии, я им должен помочь. С другой - если они окажутся на борту моего корабля, то я уже должен за них отвечать. Территория корабля - территория Гармонии. В этом случае мой прямой долг - доставить их властям для принятия судебно-воспитательных мер.
   - То есть будет суд, а затем воспитательный лагерь, глубокая коррекция, а потом усиленная трудовая адаптация в общине, - мрачно сказал стоявший рядом с нами в рубке Лекет. - Это в лучшем случае. Мы на это не пойдем. Не для того дрались с кощеями и бежали с Эдельвейса.
   - К сожалению, так, - кивнуло головой изображение Кайорна. - А у меня нет ни достаточных сил, ни желания воевать с тремя сотнями вооруженных невоспитанных. Тем более после того, как мы их вместе вытащили из лап тройсов. Тария планета большая, вольная. Гармония на ней присутствует как гость и союзник, но не хозяин, прямой обязанности хватать и волочь отступников на суд общины у меня нет, тем более, если они присоединились к лояльному Гармонии клану, отказать которому в регистрации после победы над тройсами я просто не могу...
   - Ха! - встряла в разговор цверга. - Народ, пока мы все валялись по койкам обколотые снотворным, эти двое уже обо всем сговорились. Два сапога пара, недаром оба ответственные. Один бывший, другой нет - какая, к лешему, разница... Оставим эти экивоки, давайте начистоту.
   - Можно и начистоту, - согласился с ней Лекет. - Все уже сказано, на самом деле... Вы представлялись кланом Черного лебедя, не так ли? Тогда у меня один простой вопрос: клан еще набирает новых людей?
  
   Ага, вот так в лоб... Я даже задумался, пытаясь подобрать формулировку, перед тем как ответить "нет". Оно мне надо? Меня и трое соратников не особо слушаются. А тут триста вооруженных чужаков... Вся затея с кланом была придумана, только для того чтобы барону Клату деревеньку не отдать, очень уж мне такие алчные жлобы не нравятся. Я же не Дмитрий Донской в самом деле, мне собирать людей и земли для борьбы с монголо-татарами не требуется.
   - Присягу командиру принесешь? - Полезла поперек батьки в пекло цверга. - Чтобы мне и Лехе со своими людьми подчинялся беспрекословно!
   - Почему это тебе? - Тут же завелась Элис. - Ты ни по способностям, ни по происхождению на зама командира не тянешь. А я...
   - Молчать всем! - Поспешил остановить намечавшийся скандал я. - Никто никуда не вступает. Лекет, ну какой у нас клан...название одно. Мы сами по себе, перекати поле.
   - Не такое уж и перекати, - заметил Кайорн. - Землица и деревенька в собственности имеются. Денежки водятся...
   - Леха, в самом деле, чего с ходу отказываешься? - Это уже Витек свои пять копеек вставил.
   - Да как вы не понимаете!
   - Алексей, мы не навязываемся, - ровным голосом сказал Лекет. - Нет, значит, нет. - Но деваться нам некуда. Если ты не примешь нас в свой клан, то на Тарии нам новый не создать. Гармония ни за что не допустит существования клана, состоящего только из ее отступников. Это значит, что внизу у нас не будет ни земли, ни собственности, ни права на самостоятельную жизнь. Сдаваться на суд общин мы не станем, лететь кроме Тарии нам некуда. Для чего тогда ты со своими людьми нас спасал от тройсов и выводил из огня, если сейчас кидаешь? Да, среди нас большая часть - это женщины и дети. Но сотня вооруженных бойцов наберется. Мы не просим от тебя ни еды, ни содержания, мы и так тебе обязаны всем, чем только можно. Помоги нам, и ты не пожалеешь.
   - Да возьмет он вас в клан, никуда не денется, - вмешалась Юннис. - Уговорим. Но помни Лекет, - глава клана Леха и никто иной. Присоединяешься к нам на условиях полного подчинения. Ясно?
   - Конечно. Это ваша земля и ваш клан, господа чудотворцы. Можете на нас всех рассчитывать.
   - Вот и договорились, - довольно улыбнулась цверга-пулеметчица. - Леша, давай, скажи уже, что ты согласен.
   - Мы перевезем вас вниз на своем корабле, если иначе нельзя, - отрицательно покачал головой я. - Только это. Остальное там решим.
  
   Сходили на берег у деревни Готэра мы всей толпой как дядька Черномор с богатырями. В этот раз Аэртон ни от кого не прятался и, приземлившись ранним утром прямо в озеро, подошел как можно ближе к песчаному берегу, выгрузив первую партию доставленных с орбиты людей. Несколько рейсов на двух наших и двух деревянных, обнаруженных у деревенского причала лодках и высадившиеся первыми горняки во главе с Лекетом застыли на берегу. В первую высадку на Тарию пошли только "боевики" восставших, очередь членов их семей должна была настать потом. Все равно потребуется еще как минимум два подъема на орбиту, на борту Аэртона три сотни человек за раз никак не разместить, а ведь есть еще груз оружия и пожитков. Взять который Аэртона пришлось изрядно поуговаривать. Не хочет наш гордый кораблик работать простым шаттлом, не по нраву ему мотаться туда-сюда. Согласился, конечно, когда мы его попросили, но тон был недовольный... Пришлось спасателя задабривать, пообещав слить в его баки весь АТИВ, которые еще остался у транспорта.
  
   На высадившихся горняков было чудно смотреть: все одеты кто во что горазд, но настолько тепло, словно они выбрались на северный полюс. С футуристического вида разнотипным оружием за плечами и в кобурах, на поясах висят кислородные маски. Космические партизаны, скажем прямо.
   А лица то у этих здоровенных мужиков...детские. Удивленно - счастливые, как у детей впервые в жизни попавших из деревни в Диснейленд. Еще бы - хотя лето кончилось недавно, но еще тепло и безветренно. Травка зеленая, деревья стоят красивые, с чуть тронутой осенью листвой, небо голубое, птички поют и рыба в озере плещется. Для людей, проживших большую часть или всю свою жизнь под куполом, а наружу выходивших только в полном облачении покорителя Эвереста, это даже не курорт. Это рай, что там говорить... Хрен они куда отсюда полетят, Леха, понятно тебе? С пополнением клана тебя, аспирант.
  
   Пока шла высадка, местные крестьяне старались держаться от нас подальше. Кто их знает этих непонятно откуда взявшихся инопланетников? Но долго это продолжаться не могло, нас наверняка заметили и выслали гонца. Так что увидев приближавшегося к берегу одинокого всадника в знакомой широкополой шляпе, я нисколько не удивился.
   - Отставить, Лекет, - сказал я напрягшемуся старосте, повинуясь жесту которого, двое ближайших мужчин взяли оружие наизготовку. - Придержи людей, это свои.
   - Бывший хозяин деревни? - Спросил ответственный, которому я успел рассказать историю приобретения Стира. - Готэр, кажется?
   - Да. Мне бы хотелось, чтобы мы все поладили, раз уж на то пошло. И твои люди, и Готэр, и местные крестьяне.
   - Понимаю. Теперь наш клан - наша общая община. - Староста сделал знак рукой и горняки опустили оружие. Правде те четверо, что сидели с самыми большими стволами попарно в кустах вокруг пляжа и прикрывали высадку, так там остались.
   - Алексей? - Готэр подъехал поближе и соскочил с коня. Снял шляпу, слегка поклонился Элис и Юннис, поздоровался с Витей. - Уже вернулись господа? Кто это с вами?
   - Наш клан растет, - пожал я плечами. - Это бывший ответственный Гармонии Лекет со своими людьми. Они вступили в клан и будут пока жить в нашей деревне.
   - Если быть честным, то в вашей деревне. Я тут в качестве смотрителя. - С улыбкой ответил Готэр. - Как дела с королевским разрешением?
   - Староста Гармонии Кайорн обещал все документы лично привезти завтра. И еще, Готэр, я помню, что ты хотел вступить в наш клан? Не передумал?
   - Нет, конечно, - быстро сказал дворянин. - Чую я, что с вами заодно найду достойное дворянина занятие. Так чтобы было одновременно нескучно, денежно и получилось мир посмотреть. Я в деле. И даже готов забыть про два оставшихся кошелька с золотом, если мы договоримся о достойном благородного господина проценте с прибыли.
   - О прибылях потом поговорим, - я поспешил остудить пыл дворянина. - Помоги пока принять людей в деревне. А насчет золота договоримся.
  
   К вечеру с орбиты перевезли всех людей и необходимый минимум груза, оставив на транспорте лишь дежурный экипаж. Готэр был готов уплотнять своих крепостных и высвобождать для прибывших горняков крестьянские дворы, но Лекет, посмотрев как они живут, от этого наотрез отказался. Сказал, что пока обойдется палатками, которые рассчитаны на условия Эдельвейса, так что покрепче некоторых домов будут. И вообще: в таком раю можно спать и под открытым небом - никаких проблем. Еды ему тоже на некоторое время хватит. Лучше пусть ему скажут, чем горняки могут помочь - они люди работящие и готовы помочь обустроить свою новую родину. Этим он сумел расположить к себе Готэра, который втайне опасался, что многочисленные пришельцы разорят его деревеньку как саранча. Вроде как он тут уже и не совсем хозяин, но все-таки...все же свое, родное. Решили, не откладывая в долгий ящик, завтра же нанимать плотников не считаясь с расходами, чтобы поставить жилье до холодов. А еще потребуется лес, съестные припасы, куча всякой мелочевки...
   Обсуждение хозяйственных дел плавно перетекло из деловой части в застольную. В небольшой деревянной усадьбе Готэра за длинным тяжелым столом мы сидели вшестером, включая хозяина дома и Лекета. Угощал нас дворянин пусть и не изысканно, но обильно - жареным кабанчиком, пирожками с разной начинкой, запечённой домашней птицей, вином, рябиновой настойкой и, конечно же, разнообразной рыбой. Вкуснее чем копченый на стружке нежнейший озерный сиг, я рыбы еще не едал. Во всяком случае, в тот момент мне так казалось.
   О делах говорить перестали после первой бутылки рябиновой. Лекет начал рассказ о том, как он отбивался от тройсов на Эдельвейсе, удерживая космодром, чтобы успеть посадить эвакуирующихся горняков в транспорт. Потом Готэр поведал Лекету с множеством красочных эпитетов про игру Элис в совш, а ответственный вспомнил, как Витя вытаскивал из огня заблокированных в отсеке людей. Разговор тут же свернул на наши, уже слегка нетрезвые личности, которых стали пытать на предмет того кто мы такие и чего еще умеем делать. Откровенничать мы не хотели, так что пришлось сначала изворачиваться, а потом и просто отвечать на слишком прямые вопросы в стиле "без комментариев". Не то чтобы мы были такими уж "штирлицами", но даже с поправкой на нетрезвое состояние собеседников правда выглядела слишком фантастично. Да и дураков выбалтывать о себе важнейшую информацию среди нашей четверки не было. В итоге мы только раззадорили любопытство Готэра и Лекета, которые наверняка нафантазировали себе разного...
   Спать разошлись уже глубоко за полночь.
  
   Дверь скрипнула тихо, но мне этого звука хватило, чтобы сразу же проснуться.
   - Кто там? - Спросонья замотал головой я, пытаясь разглядеть вошедшего в комнату. - Юннис? Что случилось?
   - Совсем глупый, Леша? - Девушка несколькими уверенными движениями сняла с себя одежду и тут же проскользнула ко мне под одеяло, тесно прижавшись гладкой прохладной кожей. Кровать в гостевой комнате большая, широкая. - Я уж поняла, что самой тебя не дождаться. Тютя ты командир, что уж тут поделать. Можешь начинать меня целовать...
   - Это приказ? - Только и ответил я. - Хорошо. Я повернулся, коротко поцеловал целительницу в щеку и крепко обнял. А затем сразу же отстранился. - Юннис, это очень плохая идея, - сказал я, глядя в потолок.
   От молча лежавшей рядом девушки повеяло холодом. Вот прямо физически, как будто теплое женское тело превратилось в кусок льда.
   - И..Извини, - сдавленным голосом сказала целительница. Девушка села на кровати и начала искать брошенную рядом одежду. - Я дура, Леша. Все поняла, пойду.
   - Стоять! - Рявкнул я, хватая ее за руку и опрокидывая в кровать рядом с собой. - Точнее лежать! Юннис, постель - это хорошая идея. Даже наилучшая. А вот все остальное никуда не годится.
   - Это из-за Элис? - Спустя некоторое время озадаченно спросила девушка. - Нет, не из-за нее, - тут же ответила она сама себе. - Я тебе не нравлюсь? - Она, привстав, оперлась руками мне в грудь и склонилась надо мной, внимательно посмотрев в мои глаза. - Тоже нет. Я тебе нравлюсь, - сказала она тем тоном, которым констатируют что два плюс два равно четырем. - А, поняла. Ты меня сейчас строить будешь. Прямо в постели, вместо того, чтобы...Смешно.
   - В точку, - согласился я. - Предпочитаю скандал до, а не после. Юннис, твое поведение никуда не годиться. Ты подрываешь авторитет командира, принимая решение за него. Что значит сказанное при всех Лекету твое "возьмет он вас, никуда не денется"? Это раз. Ты пытаешься вить из меня веревки, это два. И ты, - я воздел руки вверх в обвиняющем жесте, - называешь командира тютей! Вот это уже совсем плохо. Зачем ты решила принять в клан горняков?
   - А разве это плохо? - Озадаченно спросила девушка. - Это же сила. Причем наша сила. И им действительно некуда было деваться.
   - Да? А ты знаешь, как это выглядит со стороны Лекета? Он просто набрал в свою общину новых, очень ценных членов с приданным, в виде земли и деревеньки. А кто там будет рулить - время покажет... Юннис, чего мы вообще хотим? Вот поможем мы Аэртону, а дальше? Ты же хотела осесть где-нибудь в хорошем месте и жить с нашими дарами тихой жизнью, даже сбежать предлагала. Я, в общем, с тобой согласен. А теперь мы обрастаем землей, людьми и космическим флотом, и хуже всего, то, что все это продолжится. Имей в виду, у Кайорна на нас свои особенные планы, он видит в нас силу для реализации своих целей, а метит он высоко.... И нам во все это придется играть. Как мы после этого вернемся к спокойной жизни? Ты не навоевалась еще?
   - Я в таком разрезе об этом не думала, - через некоторое время сказала Юннис. - А ведь ты прав.
   - Именно. И если ты хочешь быть со мной, а ближе тебя у меня здесь никого нет, то я требую от тебя полного подчинения. Мне и так теперь кроме Элис и Вити еще горняков Лекета строить и Кайорна тоже...Я хочу надеяться на тебя, как на железную стену за своей спиной и не тратить силы хотя бы на это. Понятно! Иначе мы не выкрутимся, Юннис.
   - Понятно, - вздохнула целительница. - Все, Леша, отныне на людях я твоя тень, больше такого не повториться. Осознала и исправляюсь. Могу я теперь отдать честь своему командиру? - В ее глазах запрыгали веселые искорки.
   - К этому мы незамедлительно приступим, - улыбнулся я, обнимая девушку и находя губам ее губы. Время до утра еще много...
  
   Зря мне так казалось. Когда за окном пропели первые петухи, я успел урвать для сна не больше двадцати минут. Я нежно посмотрел на спящую Юннис и начал аккуратно выползать из-под одеяла. Надо вставать - сегодня важный день, Кайорн с документами и базой данных по ушедшим для Аэртона должен был вот-вот явиться. А голова у меня для серьезных разговоров не годится совершенно - слишком легкая, словно воздушный шарик и до краев набита счастьем и восторгом после прошедшей ночи как плюшевый медвежонок ватой. Плохое состояние для командира.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 4.77*46  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com В.Пылаев "Видящий-4. Путь домой"(ЛитРПГ) Б.лев "Призраки Эхо"(Антиутопия) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) М.Тайгер "Выжившие"(Постапокалипсис) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) С.Казакова "Своенравная добыча"(Любовное фэнтези) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Е.Мэйз "Воровка снов"(Киберпанк)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"