Сухонин Сергей Сергеевич: другие произведения.

Взвод "пиджаков". Книга вторая

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 6.42*56  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Продолжение "Взвода пиджаков". Взвод студентов с военной кафедры попал в другой мир, где полным ходом идет война на уничтожение между технической и магической цивилизациями.

   Дружина 301. Начато 08.11.17
   Глава1. Засада...
  
   Лыжи по снежной целине ехали кое-как, постоянно проваливаясь в рыхлый колючий снег и никак не желая гладко скользить по лесной тропе. То ли смазаны были плохо, то ли конструкция у них не правильная, то ли из Ильи лыжник как бегун из борца сумо. Привык он в последнее время на броне рассекать, а лыжи в последний раз надевал несколько лет назад на школьном уроке физкультуры. И до последнего момента надеялся, что больше не наденет.
  
   "Какого хрена...", - раздраженно подумал Илья, в очередной раз в темноте чуть не наехав одной лыжей на другую и чудом не упав. Капюшон от белого маскхалата неловко соскочил на глаза, закрывая обзор, автомат съехал с плеча и пришлось его поправлять на ходу. Илья почувствовал, что за прошедшие четыре часа их ночного похода уже прилично выдохся. "Неправильно это... Вдруг война, а я уставший"? - в их ситуации эта фраза из анекдота уже не казалось глупой и эгоистичной. Если их группу сейчас неожиданно прижмут маги, Илье придется выкладываться по полной программе, ставя щиты и корректируя огонь. А с таким марш-броском его "батареек" хватит ненадолго. Но раз он принял принципиальное решение не пользоваться чужой помощью - значит, он будет идти как все.
  
   Поначалу Добрячков вообще не хотел отпускать Илью в рейд. Пусть свое дело делают разведчики из специальных разведдружин, их у Тольма под Нельском целых две. Проблема была в том, что сейчас результат требовался "кровь из носу", а в последнюю неделю ни одного удачного рейда у разведки не было. Удалось лишь однажды захватить языка - учмага из обозников со слабеньким даром, который мало что знал. В то время как планы врага продолжали оставаться загадкой, хотя по ряду признаков люди догадывались - под Нельском грядет наступление. Но где и какими силами? Выходы разведгрупп заканчивались провалом, хорошо, если без потерь. Неодские егеря чувствовали себя в зимнем лесу как дома, даром, что у них в Крейсе таких морозов не было. А вот имперские разведчики раз за разом нарывались за линией фронта на магические "сигналки", после чего им приходилось с боем отступать. Ситуацию могла поправить Ая - бывший приммаг мобильных егерей знала, как обойти сигнальные сети и магические ловушки неодов. Но и с ней не приходилось говорить о полной гарантии успеха, а рисковать единственной боевой ведьмой империи Добрячков и Тольм не хотели. Тем более они не желали отпускать за линию фронта Аю вместе с Ильей, хотя с возможностями парня небольшой отряд стоил батальона, если не двух. Правда, риск разом потерять лучших имперских магов все равно оставался - война есть война. Поэтому Добрячков хмурил лоб, мерял шагами свой кабинет в здании штаба второй ударной армии, но раз за разом отвечал отказом на предложения Ильи сходить за линию фронта.
  
   Но в этот раз хевдингу пришлось уступить. Потому что информация, которую вчера вечером доложила ему Ая, требовала немедленных действий. После возвращения из Алмии новоиспеченный кавалер "меча империи" провела ряд бесед с первыми отобранными спецотделом неодами. И, хотя большинство кандидатур ей не понравились, все же отобрала к себе в подчинение нескольких магов, решивших перейти на сторону людей. А затем вместе с ними занялась делом, которое ей поручил Добрячков в первую очередь - перехватом и расшифровкой дальней магической связи Крейса. Сначала дело не ладилось, все-таки профильных специалистов по эфирным заклятьям среди них не было, но потом что-то начало получаться...
  
   Всего магов было четверо: молодая лекарка Лима, которая попала в плен в начале наступления второй ударной, когда люди освободили село Нейка. Хирдманы Тольма нашли ее связанной в подвале одного из домов, куда девушку бросили сами неоды. По рассказам уцелевших сельчан она отказалась выполнить приказ досуха переливать жизненную силу из деревенских жителей в раненых неодов, за что с нее тут же спороли нашивки и отправили под трибунал, но судить и вынести приговор не успели - помешало наступление имперцев. С Аей у них был долгий разговор, после чего Лима согласилась надеть имперскую форму и присоединилась к дружине особого назначения в звании васта. У двоих боевых магов - Кейода и Тронса, были свои резоны примкнуть к людям - они бежали в империю еще за несколько лет до войны, когда Айлтад только пришел к власти. Оба неода были выходцами из высокого семейства Танвар, которое мало того что раньше имело дела с людьми из империи, но еще и попыталось организовать заговор против великого вождя неодов когда тот только что пришел к власти. За что и было вырезано почти полностью как "предатели неодской расы". Что интересно, даже несмотря на такое прошлое оба мага решили открыто воевать на стороне империи только после разговора с Аей за закрытыми дверями. Что она им сказала, так и осталось тайной...
  
   Четвертым оказался пожилой преподаватель теории магических плетений по имени Вейтолд, учивший до войны студентов в одном из столичных университетов Крейса. Его история была весьма темной. То ли сыграла свою роль зависть коллег, то ли "аморалка" со студенткой или хуже того - серьезные отношения с человеческой девушкой, то ли "неправильные" взгляды, высказанные на лекции, то ли все вместе - но пожилого преподавателя вдруг в один момент лишили "брони" и выкинули с волчьим билетом из университета. А на следующий день тут же добровольно-принудительно призвали в армию рядовым магом. Дальше было осколочное ранение в ногу, плен и добровольное согласие сотрудничать с людьми. Профессор магии помогал спецотделу с сортировкой трофейных артефактов и в настройке имперской маготехники вроде детекторов волшебства, поэтому считался "своим" неодом. Насколько это возможно, конечно. С расшифровкой магических плетений связи, он, кстати, помог больше всех, разобравшись с трофейными ультамитовыми амулетами связи.
  
   В общем, дело пошло на лад, и вскоре в штабе второй ударной начали перехватывать переговоры неодских связистов. Те зачастую открыто трепались в магическом эфире, совершенно ничего не опасаясь. Люди же не умеют в магию, правда? То есть вообще-то теоретически могут перехватить переговоры с помощью пленных неодов, но когда такое было? А шифровать дополнительно магические плетения или вводить коды это же лишний напряг и расход сил. Между прочим, то же самое делали и имперские радисты. "Маги перехватывать радиопередачи в принципе не способны", - говорили Добрячкову связисты в ответ на его предложения ввести примитивные кодовые таблицы или хотя бы слова-заменители, называя снаряды "баранками", а танки "утюгами" в прямом эфире. Зачем стараться? Требование командования второй ударной по возможности шифровать радиопередачи и работать в эфире осторожно, воспринималось на местах как пустая блажь и насаждалось с трудом.
  
   А зря. Война затягивалась, вынуждая противников отступать от старых шаблонов. Илья помнил, с какими глазами командир двадцать пятой пехотной дивизии пару дней назад докладывал в штабе Тольму о том, что его позиции сегодня неоды накрыли огнем.
   Нет, не магическим, господин конунг! Не огненными шарами, не ударом магов-атмосферников, не налетом виверн. Артиллерией! По нему неоды ударили гаубичной артиллерией! Из пушек, совсем как имперские войска. И он тоже отрыл по ним ответный огонь, тоже из гаубиц. Да что же это такое делается, что твориться?! Теперь маги воюют как люди?! Чего теперь ждать, танков вместо драконов? Или танков вместе с драконами? Так до того дойдет, что танки по танкам стрелять начнут! Точно ли по нему вели огонь неоды? А кто же еще, там их позиции, он это точно знает. По виду кронярла было ясно - у офицера сейчас переворачивается с ног на голову картина мира. Не то чтобы он струсил, просто и в самом деле ошарашен такими новостями.
   - По всей видимости, это предатели, кронярл, - немного успокоил его Тольм. - Так называемая добровольческая освободительная армия Влатта. Ренегаты, примкнувшие к неодам. Они еще получат свою петлю или пулю. А пока...пока приходиться быть готовым ко всему. В том числе и к этому...
  
   Эксперименты с прослушиванием магов закончились вчера, когда Ая доложила Добрячкову, что буквально час назад она получила очень интересный перехват. Какой-то связист-неод из штаба осаждавшей Нельск группы армий, в коротком сообщении по-дружески сообщал своему коллеге из стоявшей в деревушке Ольхонке неодской части, что в нее завтра днем должен приехать "глухой тетерев". Дескать, имейте в виду, старик в последнее время ходит злой и за всякие косяки спрашивает нещадно.
   Другой бы не обратил на это сообщение особого внимания, но Ая раньше служила в мобильных егерях. И знала, что "глухим тетеревом" неоды-егеря прозвали своего командира, командующего корпусом коммага Найтлида. Старик был туговат на ухо после контузии, но тщательно это скрывал. А еще порою любил закатывать долгие вдохновенные речи перед строем, как тетерев на току...
  
   Добрячков поделился полученной информацией с Тольмом и конунг ей очень заинтересовался. Имелись и практические соображения, подтверждающие правдивость перехваченного сообщения. Ольхонка находилась в двенадцати километрах от осажденного Нельска. И именно в районе этой деревушки авиаразведка выявила подозрительные перемещения боевых и транспортных драконов неодов. Возможно, командующий егерями прибывает на рекогносцировку перед наступлением? Возможно. А что если попробовать его перехватить, использовав полученную информацию? Уничтожить, а если повезет, то взять в плен? Для обычной разведгруппы это практически нереально - у командующего егерями сильная и профессиональная охрана, ловить нечего. Но для особой разведгруппы из недавно сформированной триста первой дружины особого назначения... почему бы и нет? В случае удачи успех мог быть очень громким, а конунг Тольм хотел славы. И сумел убедить Добрячкова рискнуть...
  
   - Илюш, ну ты чего все время спотыкаешься? - Ая возникла рядом, словно материализовавшись из темноты ночного леса. Сама ведьма скользила на лыжах легко, на зависть парню. Егерская подготовка...хотя в Крейсе снег бывает редко, но мобильных егерей учили ходить на лыжах по горным ледникам. Это вам не уроки физкультуры...
   - Совсем тяжело идти? Давай свой вещмешок и автомат, утащу. Сосредоточься и следуй за мной по моей лыжне. Ты же говорил, что умеешь? Или, может, организовать для тебя салазки? Сейчас позову Тродда с бойцами и мы...
   - Все нормально. Просто непривычно, - перебил ее Илья. - Справлюсь, не беспокойся дорогая.
   - Нет, в самом деле... Илья если тебе тяжело, не надо надрываться. У тебя другая роль...
   - Я в порядке! - Говорил бывший студент тихо, но все же не смог до конца сдержать прорвавшуюся в голосе злость. - Сам дойду, Ая. Следи за неодской магией, а не за мной.
   - Как хочешь, - обожгла его взглядом зеленых глаз ведьма. - Но лучше не валяй дурака, тан. Побереги силы, о тебе позаботятся другие, - Ая, ускорившись, заскользила вперед, но Илья знал - она за ним следит. И не только она.
  
   В последнее время это раздражало парня особенно сильно. Кому приятно, когда с ним обращаются как с хрустальной вазой? Да еще на фронте. Илья знал, что десяток крепких мужиков, которых отобрали в разведчики из элитных гвардейцев Рейсода, без всяких проблем могут закатать его в спальный мешок, водрузить на импровизированные салазки и утащить как пленного языка или раненого товарища. Потому что он не столько боец, сколько важный для выполнения боевой задачи и выживания отряда прибор - генератор непробиваемых магией щитов и наводчик огня в одном лице. Отношение среди посвященных в тайну к нему было специфическое... как к любимой зверушке падишаха. Лучший кусок мяса в похлебке - Илье, самая мягкая кровать и теплое одеяло - тоже его, пойти куда - только с охраной, и вот это постоянное со всех сторон: "отдыхай и будь начеку тан". Только вот самому парню подобное положение дел, чем дальше, тем меньше нравилось.
  
   Спрашивается, чем он занимался на прошлой неделе, когда все работали как проклятые, налаживая оборону и снабжение города? А ничем... Сидел у элеватора и ждал вражеского налета. Потому что Добрячков был уверен, что огромное хранилище с зерном неоды захотят непременно сжечь, как немцы Бадаевские склады, чтобы обречь осажденный город на скорый голод. И пока солдаты и мобилизованные горожане надрываясь из всех сил, строили линию обороны вокруг Нельска, парень сидел в теплом домике рядом с элеватором и гонял от нечего делать чаи с сухарями и шоколадом. Один, без Аи - у той невпроворот магических дел в дружине, а налет может случиться когда угодно. Поэтому Добрячков запретил Илье покидать элеватор и участвовать в тяжелых работах. Что характерно, подполковник оказался прав - налет драконов был.
  
   Да еще какой! Сначала с высоты отбомбились стратегические драконы, а потом атаковали и виверны. Правда, без толку. Прикрытый магическим щитом элеватор с зерном сжечь не удалось, а получившие наведенную меткость и защиту зенитчики завалили из развернутых у элеватора трех батарей тяжелых зениток аж пятерых здоровенных "стратегов" и наколотили как минимум десятка два виверн, после чего неоды оставили чересчур зубастую цель в покое. Илью при этом снова вымотало не меньше чем во время лихих танковых атак в составе хирда, опять чуть в аут не ушел. Когда стратегические драконы, отбомбившись сперва огненными заклятьями, били с небес по элеватору длинными, ветвистыми молниями необыкновенной толщины и яркости, было особенно лихо... Попадая мимо щитов, эти "молнии" взрывались так, что от грохота закладывало уши, а мерзлая земля и огонь взлетали чуть не до верхушек силосных башен. А когда они били в щиты - парня словно ошпаривали крутым кипятком. Илья терпел - это был далеко не первый его бой. Но после окончания налета его пришлось уносить в госпитальную машину на носилках, идти своими ногами парень был не в состоянии.
  
   А затем все повторилось. Уже в который раз на этой войне. Вновь пришлось несколько суток отлеживаться, страдая от боли и слабости после использования магии Ультамита, медленно восстанавливая здоровье. Но сейчас все стало представляться парню немного в другом свете, чем раньше. Потому что у Ильи в одиночестве неожиданно появилось время на размышления и были они безрадостны...
   Во время военной эпопеи их маленького отряда, начиная с обороны придорожной деревушки и до взятия Нельска парню было проще - делай что можешь, иначе тебя и всех остальных убьют, некогда размышлять. События неслись как скоростной поезд, бывший студент едва успевал за ними, пытаясь выжить сам и сохранить жизни товарищей в круговерти боев. Но с тех пор как они с Аей вернулись из Алмии, бешеный темп событий словно взял паузу. А Илья, к собственному удивлению, оказался как бы в стороне от дел.
  
   Все его товарищи в их бывшем хирде, ставшем теперь дружиной особого назначения, были теперь чем-то заняты. Ая посетила своего болеющего парня лишь дважды и то ненадолго - подлечить вымотанного после защиты элеватора Илью магией и на другой день - закрепить лечебный эффект заклинаний и убедиться, что он пошел на поправку. По девушке было видно, что она очень торопиться, у ведьмы, ставшей имперским ярлом, было множество дел с подчиненными ей магами. Добрячков и вовсе не появился, пока Илья болел. Один раз в отдельную палату к Илье заскочил Ромка, передал гостинцы от их взвода и пожелание скорее поправляться и тут же унесся по каким-то делам. Вот собственно и все. Охраняли Илью доверенные гвардейцы Тольма, с ними парню было говорить, в общем-то, не о чем. Зато было полно времени валяться на кровати и думать. А безделье обычно ни к чему хорошему не приводит...
  
   Илья вдруг понял, что его дела обстоят довольно скверно. Выздоравливает он медленно, несмотря на лечение Аи и помощь Ультамита. Похоже, процесс износа его организма постепенно прогрессирует. А еще ему вдруг пришло в голову, что на самом деле он очень удобный для всех инструмент. Добрячков сделал генеральскую карьеру, и останавливаться не собирается. Товарищ подполковник дорвался в новом мире до любимого дела и теперь вовсю воюет. Илья ему полезен, слов нет, но...дальше-то что? Бывшие сокурсники - те, кто остался жив, служат все вместе в их дружине как умеют, были студенты - стали боевые солдаты и офицеры. Но Илья теперь точно не в их спаянном коллективе, он отдельно. Ая? Весьма сложный вопрос, если честно разобраться...
   Что-то больше ни одной ночи с тех пор как они вернулись из Алмии в Нельск, ведьма с ним не провела - у нее все время полно срочных дел в штабе и со своими магами. А что у них там было в столице? Если рассуждать без розовых очков и всяких сантиментов? Говоря цинично, он настаивал на сексе и ему дали. А почему Ая ему дала? По любви? В любви ему ведьма не признавалась ... Из-за благодарности за спасение, потому что снова отказать после всего произошедшего между ними означало сломать их отношения? Не хотела, чтобы он снова обиделся, как после первого отказа в бане? Или... по просьбе Добрячкова, которому Аяна предана без дураков? Короче, не исключено, что с ее стороны у них была не любовь, а одна из разновидностей "секса по дружбе". С Ультамитом все понятно, тот Илье открытым текстом сказал, что ему от парня нужно. Так что там у нас остается в сухом остатке? И кем он во всей этой истории выглядит?
  
   В общем, лежа на кровати и трясясь от озноба и слабости после очередного сеанса исцеления от Аи, Илья вдруг подумал: по факту он всего лишь удобная искупительная жертва, постоянный страдалец за чью-то защиту от вражеской магии и умение бить врага без промаха. Все вокруг, включая Добрячкова и Аю, похоже, пришли на его счет между собой к полному консенсусу - Илья должен нас защищать и давать магическую силу, для того и держим. Звание тана, награды, похвалы, именное оружие, особый паек, да даже и постель с Аей, блинский ты блин - это не признание его реальных заслуг и статуса, это...отступные. Компенсация чтобы не чувствовать себя сильно обязанным парню, который, как ни крути, все же не раз спасал и продолжает спасать их жизни. В действительности эти регалии значат не больше, чем собачьи медали - по факту он никем не командует и не обладает у друзей ни малейшим авторитетом, все решили за него. Кончится все понятно хреново - как его не лечи магией он неизбежно скоро "износится", прибор, который постоянно гоняют на критических режимах работы, быстро ломается. Вот и весь итог его жизни. Это наивному в людских отношениях Ультамиту можно пока врать про то, что он продвигает своих сторонников во власть. В реальности у Ильи власти даже над самим собой немногим больше чем у какого-нибудь пушистого домашнего любимца и уж понятно нет ни одного собственного сторонника. И, главное, что теперь? Смириться с этим? А если нет, то что делать? "Думай, Илья, думай", - говорил парень сам себе, лежа в больничной койке. Как только он выздоровеет и снова окажется в дружине, это вопрос надо попытаться решить.
  
   *****
   К месту засады их отряд вышел в темноте перед самым рассветом. Пару раз во время ночного марш броска через лес, Ая останавливала отряд и замирала на минуту - другую делая руками странные пассы и словно нюхая воздух. А Илья чувствовал, так же как во время перехода линии фронта, как через него ведьма тянет силу Ультамита, творя какое-то колдовство. Покровитель парня отдавал ее Ае легко, уже не спрашивая Илью традиционное: "энергию магу отдать"? Видимо, окончательно принял ведьму за свою...
   - Думаешь здесь? - деловито спросил ведьму Тродд, когда их небольшой отряд остановился на обочине пролегавшей через лес дороги. - Мне кажется лучше залечь чуть впереди, в ельнике. Тут место слишком открытое.
   - Нет, лучше здесь, - уверено кивнула ведьма. - Ельник егеря проверят особенно тщательно, они тоже знают, где лучше засады устраивать. А мы ляжем в снег вон за теми дубками, я поставлю завесу отторжения от заклинаний поиска жизни и обнаружения тепла. - Илюш ты как, дорогой? Мне на поддержание завесы энергия нужна и на бой тоже...
   - Будет тебе энергия Аюшка, - сказал Илья и жадно задвигал кадыком, присосавшись к фляге с холодным чаем. Пить после марш-броска хотелось нестерпимо. - Наскребу по сусекам. Уф, блин, вымотали меня эти лыжи, аж ноги дрожат...
   - Тебе говорили тан, что мы тебя через лес сами дотащим, как только через линию фронта перейдем? - нахмурился Тродд. - Что за глупое позерство?
   - Причем здесь позерство? Я боец или безногий инвалид, которого надо таскать? - склонив голову набок, серьезно спросил Илья.
   - Ты наш щит и должен быть в форме!
   - Понятно, шит. Слушаю ваш приказ, господин кронярл. Показывайте где занимать позицию... щиту.
   Тродд только неодобрительно качнул головой в ответ.
   - Покажу. Держись позади нас, парень и прикрывай как всегда. Мы на тебя крепко надеемся.
  
   Лежать в маскхалате под снегом поначалу было не так уж холодно. Особая дружина Добрячкова была экипирована самым лучшим снаряжением и одеждой, что нашлись у имперской армии. Отличный полушубок, свитер, теплые толстые штаны, варежки и меховые унты надежно защищали от снега и мороза. Первый час ожидания прошел спокойно, отдохнуть после ночного марша было весьма кстати. Но затем холод потихоньку стал проникать под теплую одежду, а когда окончательно рассвело, парень начал откровенно мерзнуть, так что поневоле стали стучать зубы. Долго зимой в снегу без движения не пролежишь. Хлеб разведчика и диверсанта не сладок, что уж там говорить. Но терпеть было можно. Хуже всего было то, что никто не знал, когда именно появится Найтлид и появится ли вообще. Сегодня должен быть...этак они все в ледышки к тому времени превратятся. Боя Илья почему-то не боялся совершенно, к страху смерти парень уже успел притерпеться. Просто хотелось, чтобы все началось скорее...
  
   И наверху кто-то услышал его молитвы. Ждать долго не пришлось. Сначала на дороге, у самого ельника, заверещали вспугнутые сороки, а затем из-за поворота на нее выбежали двое кадов. Боевые "вараны" неодов выглядели смешно и нелепо в закрывавших туловища теплых попонках и импровизированных калошах на всех четырех лапах. Они бежали, высоко поднимая ноги и временами принюхиваясь к дороге, стараясь впрочем, не испачкать в снегу длинные зубастые морды. Заметенных следов дружинников они не заметили, пробежав мимо засады дальше. Может быть Ая своим колдовством постаралась, а может для зимних условий ящеры были не очень пригодны, кто знает?
   Следом за передовым дозором из-за поворота показался боевой дракон с двумя наездниками в теплых шинелях и с посохами, за ним следовали два ездовых динозавра с закрытыми пологами санями, а замыкала маленькую колонну вторая боевая рептилия. Похоже, Найтлид относился к своей безопасности весьма серьезно. Ну что же, примерно к чему-то подобному они и готовились.
  
   Илья вновь почувствовал, как Ая забирает через него энергию Ультамита. После их близости в Алмии между ним и ведьмой возникло что-то этакое...Илья начал чувствовать ее волшбу, словно тепло от горящего рядом невидимого огонька. Сейчас Ая явно готовилась к бою.
   "Щит на меня. Щиты на весь наш отряд. Меткость девяносто семь процентов", - беззвучно прошептал парень.
   "Принято".
   Первый из боевых драконов уже поравнялся со старым полузанесенным снегом пнем на обочине, выбранным в качестве ориентира. Значит сейчас...
  
   Два выстрела из противодраконных ружей треснули почти одновременно, и передняя тварь через секунду остановилась, а потом осела вниз, резко подломившись в коленях. Вообще-то противодраконное ружье штука почти никчемная, после первых реальных боев их даже выпускать перестали, сосредоточившись на полевой драконобойной артиллерии. Проломить тяжелым крупнокалиберным патроном лобовую кость головы боевого дракона можно только сбоку и с небольшого расстояния, а бить его в торс непродуктивно - если и пробьешь броневую чешую, что сомнительно, то вряд ли легко достанешь до жизненно важных органов. Но вот именно сейчас, с наведенной меткостью в засаде эти ружья были весьма кстати.
   Еще два выстрела раздались через пару секунд, дружинники попытались сходу завалить второго боевого динозавра. Но тут уже пришла в себя охрана коммага. Спрыгнувшие с убитого боевого дракона наездники ударили двумя здоровенными файерболами по спрятавшимся в снегу бойцам, из саней позади убитой рептилии посыпались неоды в форме и с посохами наперевес, а со стороны задней твари прилетела длинная, ветвящаяся молния, мгновенно испарившая снег у дубов на протяжении пары десятков метров.
  
   Но укрытых щитами дружинников пламя и молнии не остановили. По неодам вовсю заработал ручной пулемет, снайперские винтовки и несколько автоматов, а Илья почувствовал, как его слегка замутило от отката - процент точности был слишком велик и быстро выпивал его силы.
   "Точность пятьдесят процентов",- скомандовал парень, выцеливая автоматом суетящиеся фигурки с посохами и утапливая спуск.
   "Принято".
   Фактор внезапности уже утрачен, нет смысла так выкладываться. Война научила Илью экономить силы. По ушам ударил грохот выстрелов, отдача привычно толкнула бывшего студента в плечо, а сбоку в снег полетели горячие гильзы. Пошла работа...
   "Ох, блин"! - Илью словно ударили током, как будто он ткнул гвоздем в розетку, и на секунду парень чуть не потерял сознание, выронив автомат. "Ая, етит твою через колено, ты что творишь!!! Нельзя же так резко"! - подумал Илья, с трудом делая вдох и приходя в себя.
   Синяя стрела "призрачного лезвия" сорвалась со снежной целины и ударила прямо в защищенную бронированной чешуей грудь второго боевого дракона, которого, несмотря на наведенную меткость, пока так и не смогли завалить дружинники. Магический удар был такой силы, что голову твари вместе с шеей и куском груди просто оторвало напрочь. Ая не хотела ничего плохого - она просто делала свою боевую работу, подчищая магией косяки не справившихся "противодраконников". Ну, а то, что "щита" дружины при таком щедром и одномоментном расходе энергии Ультамита плющит как собаку Павлова, так это его проблемы, в бою не до нежностей...
   Бой снова вспыхнул с новой силой. Выпрыгнувшие из саней неоды залегли у дороги, быстро и точно кастуя одно заклятье за другим и отправляя их в дружинников. Гулко грохотал пулемет, ему взахлеб вторили автоматы дружинников, время от времени Ая швыряла в неодов какими-то заклятьями, взрывавшимися у дороги, словно гранаты, но с видневшимся сквозь дым густым синим пламенем. Несмотря на щиты и наведенную меткость разом подавить сопротивление неодов не удавалось.
  
   "Хорош отсиживаться. Действуй сам герой, а то тебя так друзья до инфаркта доведут", - зло подумал про себя Илья, морщась от боли. Парень встал с земли и перехватил автомат поудобнее ослабевшими руками. "Надоело, вашу за ногу"!
   Вокруг него шипел испаряющийся от огненных заклинаний снег, взахлеб лупили автоматы и пулемет, летали молнии и огненные шары отстреливающихся от саней неодов, которые тут же скрестили свой огонь на поднявшемся в полный рост парне. Ничего, не пробьете... Боевых драконов, от чьей жизненной энергии подпитывались тяжелые заклинания магов, в живых больше не было. А с остальными мы разберемся, им его щит не пробить.
   Илья методично шагал вперед и вел огонь туда, где на красном от крови снегу залегли неоды. Шаг, другой, третий... блин, магазин закончился. Резким щелчком парень отсоединил пустой диск и выбросил его под ноги, не спеша снял с пояса и вставил в автомат новый, морщась от стекающих по щиту боевых заклинаний. И пошел вперед снова, стреляя по магам в упор с широкой улыбкой на лице.
  
   - Ложись немедленно! Ты что творишь, идиот! - Кто-то истошно заорал сзади перекрывая звуки выстрелов. Тродд, кажется.
   "Я знаю что делаю", - молча улыбнулся про себя Илья. "Берите пример, салаги".
   "Ультамит, я достаточно близко от неодов"?
   "Да".
   "Энергию у магов рядом забрать".
   "Принято".
   Поток заклинаний со стороны противника прекратился тут же, работали только автоматы, пулемет и пара снайперских винтовок дружинников. Несколько оставшихся в живых магов рванули к лесу, и бойцы перенесли огонь на них. Впрочем, Илья на подобные мелочи не отвлекался. Он первым дошел до брошенных повозок, переступая через окровавленные тела. Поравнялся с той из них, что была поменьше и выглядела побогаче и, передернув затвор автомата, резко распахнул побитый пулями меховой полог.
  
   - Есть кто дома живой? - Крикнул парень в темноту возка, зная, что амулет понимания точно переводит смысл его слов на неодский язык. - Сопротивление бесполезно, сдавайтесь, придурки. Или не сдавайтесь, тогда я вас просто так постреляю. Считаю до трех. Раз, - положил палец на спуск Илья. - Два...
   - Стой! - Донеслось из повозки. - Не стреляй, человек!
   - Ответ неправильный, - крикнул Илья, прижимая автомат к плечу.
   - Мы сдаемся!
   - Вот сейчас верно. - Спокойным движением парень чуть опустил ствол вниз. - Выходите с руками за головой, посохи и амулеты бросайте на пол.
   Внутри кто-то поднялся и вскоре у входа первым показался пожилой неод в испачканной у плеча кровью зеленой шинели, богато украшенной разноцветными нашивками. Рук он не поднимал, но Илья смолчал - с раненым плечом он этого физически не мог сделать. Вслед за ним появилась неодка лет тридцати на вид в зимней военной форме и с руками на затылке. Самая верная позиция для сдающегося мага - когда рук не видно, трудно плести заклятье.
   - Господин Найтлид, не так ли? - Первым делом поинтересовался Илья.
   - Да. - Маг был немногословен. - Он поднял на Илью тяжелый взгляд и, пару секунд погодя, все же спросил - Ты заблокировал силовые потоки... И за тобой я вижу силу... Звучит абсурдно, но... могу я узнать имя взявшего меня в плен человека-мага?
   - Не можешь, - мотнул головой Илья. - Вы оба мои пленники, вопросы тут задаю я.
   Сзади за спиной раздался топот быстрых шагов и скрип снега. Парень повернулся к подбегающим дружинникам, но чуть не упал, почувствовав резкий приступ головокружения и слабости. Первым к саням подбежал Тродд с автоматом наперевес, за ним взволнованная Ая с коротким боевым посохом в руках и еще двое гвардейцев.
   - Принимайте неодского коммага, народ, - кивнул им Илья. - А мне, кажется, надо чуть-чуть отдохнуть, - он тяжело сел в снег рядом с санями, вытирая рукой холодный пот со лба. - Сейчас, чуть отдышусь и поехали обратно.
  
   Найтлид перевел взгляд с Ильи на Аю, и лицо командира мобильных егерей Крейса скривилось так, как будто он съел половинку лимона.
   - А, знаменитая людовка Тентами, кого я вижу... Бывший приммаг моих егерей, и предатель расы номер один собственной персоной. Наслышан о тебе, как же... Значит эта засада - дело твоих рук? Переквалифицировалась из охотницы на людей в охотницу на неодов, людская подстилка?
   - Ага, - улыбнулась ведьма. - И, как видишь, неплохо преуспела в этом, тупой ты тетерев... - Верхушка посоха Аи окуталась синеватой дымкой. - Малый паралич, - шепнула девушка, быстро коснувшись им обоих пленных, и те беззвучно осели в снег. - Вяжите их, время не ждет, - кивнула она дружинникам. - Погоня может быть с минуты на минуту, а нам еще обратно через линию фронта идти. Так, теперь с тобой, дорогой, - повернулась к Илье ведьма. - Какая муха тебя укусила, Илюша? Что за выкрутасы? Зачем ты атаковал конвой коммага в одиночку?
  
   - Я дрался с врагом, Ая! - спокойно ответил Илья. - Как умею. То есть делал ровно то, что должен.
   - Ты должен был нас прикрывать, тан, - в голосе Тродда лязгнул металл. - Какого хрена ты вообще полез на рожон?! Ты наш щит, ты должен был лежать сзади и не высовываться. Без тебя справимся, твое дело - поддержка, ее от тебя ждут, а не геройств! Ты этого еще не понял?!
   - Я-то понял. Да только хрен бы вы без меня что сделали, - ухмыльнулся Илья. - Вас всех до одного бы файерболами сожгли, всего и делов. - А вот я один без вас, как видите, кое-что могу. Например, взять в плен неодского коммага. Между прочим, сделав это одновременно с вашей поддержкой. Щит ни с кого не рухнул, все дружинники целенькие после боя, никого даже не покоцало, хотя тут все горело. Не понимаю претензий кронярл. Я вас защитил? Да. Коммага в плен взял? Да. Лучше мне спасибо скажи, а не ори тут.
   - Что это с ним? - Как-то даже растерянно спросил Аю Тродд.
   - Не знаю, - на лице девушки отразилась нешуточная тревога. - Что-то с моим Ильей не так.
  
   - Да все со мной нормально, - придерживаясь за сани, Илья с трудом встал на ноги. - Уходим, времени мало. Я за лыжами.
   - Нет. Уходим мы, но не ты. Я приказываю тебе немедленно лечь в спальный мешок и отдыхать. Ты слишком вымотан, тан. Мы дотащим тебя сами, - вмешался Тродд.
   - Как пленных? - кивнул парень на двух связанных неодов, которых сейчас сноровисто упаковывали на импровизированные салазки дружинники. - Вот спасибо, может, еще свяжете заодно, а то...
   - Малый паралич, - снова шепнула рядом Ая и Илья, почувствовав, как ему мгновенно отказали ноги, стал падать в снег. Но не упал, Тродд заботливо подхватил парня за плечи.
   - Извини Илюш, - склонилась над ним Ая. - Я думала, что никогда больше этого с тобой не сделаю. Но с тобой что-то происходит, а мы сейчас в тылу врага и нам некогда устраивать споры, надо срочно уходить. Нам еще обратно через линию фронта пробиваться. Поэтому, пожалуйста, не надо сейчас отбирать у меня силу. Дома поговорим.
   - Илья, давай без обид, но Ая права - Тродд аккуратно натянул на парня упавшую при падении шапку и варежки. Если будет схватка, прикрой нас щитами, ладно? А пока полежи, отдохни, тебе силы тратить вредно, ты и так бледный и явно не в себе. Мы о тебе позаботимся... Довезем аккуратно, обещаю. Моргни, если меня понял? Ага, вот и молодец... Народ, пакуйте защитника аккуратно. Если с ним что-то случится, нам Добрячков лично всем головы открутит.
  
   Глава 2. Разбор полетов.
  
   Назад добрались не без проблем, но в целом все обошлось. В обратный путь, прихватив с собой пленных, дружинники отправились в считанные минуты после завершения боя. Не было ни обыска разгромленного конвоя, ни сбора трофеев - Тродд и Ая очень торопились. Лишь ведьма замешкалась на пару минут в возке коммага, чтобы забрать с собой кожаную сумку с неодскими штабными документами. Возможно, только благодаря быстрому отходу дружинникам удалось оторваться от погони.
  
   Илья обратно ехал с комфортом - упакованный в мягкий и теплый спальный мешок и обездвиженный знакомым заклинанием малого паралича. Интересное такое заклинание: можно дышать, можно думать, можно смотреть прямо перед собой и даже моргать, а вот двигаться - никак. Хорошо хоть ему в туалет не хотелось, а то могло неаккуратно получиться... К удивлению для самого себя, Илья не испытывал на Аю с Троддом сильной злости или обиды. Злиться следовало не на других, искать виноватых среди них не стоило, его товарищи просто действовали в своих интересах. Как говорится - практика критерий истины, он хотел проверить свои соображения о своем истинном положении в отряде и он их проверил. Злиться следовало на самого себя - на ту бесхребетную размазню, которой он сам того не желая стал. Это продуктивнее.
  
   Совсем без боя пересечь линию фронта не удалось, неодов на передовой успели предупредить о происшествии. Но меры к благополучному возвращению группы были приняты заранее. Возвращались дружинники совсем не там, где скрытно пересекали позиции неодов, уходя в рейд. Кроме того, по магическому сигналу Аи, который принял находившийся на передовых позициях с артефактом связи Вейтолд, имперские войска провели короткий артналет и атаковали позиции неодов, находящиеся совсем рядом с возвращавшимися дружинниками, отвлекая магов плотным огнем заранее занявших позиции групп прикрытия.
   - Илюш, поставь щиты на бойцов, будь другом, - Тродд подъехал к саням с парализованным парнем, как только в отдалении загремели первые выстрелы. Его голос теперь был каким-то неуверенным, почти просительным. - Идем через линию фронта, понимаешь? Прикрой нас, тан. Моргни два раза, если ты меня понял.
  
   Илья, подавив злость, послушно моргнул, как просили. А что ему еще оставалось делать? Говорить он не мог. Отказать дружинникам в защите во время боя?
   "Щиты на бойцов рядом поставить. Щит на меня поставить. Вероятность попадания союзникам - шестьдесят процентов".
   "Принято" - Послушно отозвался голос в голове. А затем вдруг Ультамит неожиданно добавил... "Почему ты парализован? Проблемы"?
   "Да что ты, никаких проблем"...мысленно ответил парень, усмехнувшись про себя. Салазки с его тушкой кто-то рывками тащил по каким-то заснеженным кочкам, вокруг стреляли, слева краем глаза виднелись отсветы магических вспышек, но в общей картине боя парень разобраться не мог. "Снять с меня заклятье паралича сможешь"?
   "Точечно - нет. Могу перекрыть поток силы для любой магии рядом с тобой. Забрать силу у магов, проще говоря. Тогда твое парализующее плетение само рассыплется".
   "Не надо", - подумав, ответил Илья, прикинув, что в этом случае паралич спадет и с пленных неодов, а Ая потеряет возможность колдовать в бою. "Пока все нормально".
   "Как знаешь... Но мне ситуация не нравится. С моим апостолом плохо обращаются, я недоволен".
  
   Минут через двадцать, наполненных звуками боя вокруг и лихорадочной суетой, после хаотических рваных передвижений салазок с Ильей, когда парня чудом пару раз не перевернули лицом в землю, бывшего студента, наконец, подхватили на руки и втащили в окоп. Затем освободили из спального мешка и, пронеся по длинным ходам сообщения, затащили в кузов ожидавшего их грузовичка, усадив на деревянную лавку вдоль борта. Рядом с ним на дно кузова бросили связанных пленных и сели дружинники, а машина немедленно тронулась с места. Ая присела на лавку рядом с парнем и заботливо придерживала его в дороге, чтобы он не упал, пока машину мотало на ухабах. Но снимать заклятье не спешила до самого Нельска, зараза такая...
  
   И лишь когда грузовик остановился у штаба, а дружинники, прихватив с собой связанного Найтлида и пленную неодшу, вылезли из кузова, Аяна, с тревогой заглянув Илье в глаза, коснулась его оранжевым сиянием, снимая свое заклятье. Кроме них в машине находился только Тродд, вставший напротив лавки, на которой сидел Илья с ведьмой. "Встал так, словно хочет подстраховать Аю в случае моего нападения", - догадался Илья. И мысль эта была очень горькой и неприятной.
   Первым делом Илья глубоко вздохнул, потом напряг и снова расслабил мышцы. Молча понял руку - она чуть дрожала, но в целом тело его слушалось. Ладно, пора вставать, ноги вроде бы тоже в относительном порядке, хотя и порядком затекли...
   "Энергию у мага рядом забрать. Щит на меня"
   "Принято".
   Ая тихонько охнула и побледнела, разом лишившись магической силы...
  
   - Илья, ты мне решил отомстить?- зеленые глаза ведьмы уставились на него в упор.
   - Это не месть, - откашлявшись, сказал бывший студент. - Это мера предосторожности Аюшка. Мне просто не хочется снова превращаться рядом с тобой в безвольную тушку... Или что там тебе еще в голову взбредет? Отойди от меня метров на тридцать и твоя магия вернется. А еще лучше там и оставайся, где-нибудь подальше от меня. Тогда вообще никаких проблем.
   - Я понимаю, что ты зол, - вздохнув, тихо сказала ведьма. - Понимаю. Прости, пожалуйста. Но я сделала это ради дружины и ради тебя самого. Так было надо, ты был неадекватен в бою и терял зря силы.
   - Верни ярлу ее силу, тан - встрял в разговор Тродд. - Это приказ. Да, с параличом получилось нехорошо, признаю. Возможно, мы переборщили. Но в этом есть и твоя вина, Илья. В любом случае, операция проведена блестящая, тебе огромное спасибо за прикрытие, в целом отработал как всегда безупречно. Потерь нет, захвачены важные пленные и документы. Давай не будем усугублять, оставим инцидент между собой. Просто больше так не делай, а точно выполняй наши приказы. Это все, что от тебя требуется. И не надо будет больше прибегать к крайним мерам...
  
   - Охренеть, - покачал головой парень. - Ловко у тебя получается... приказывает он... Тродд, я тебе честно скажу, плевал я на твои приказы с высокой башни!
   - Что значит плевал! - Осклабился кронярл. - Ты в армии и должен подчиняться командирам и выполнять приказы старших по званию. Похоже, ты очень много о себе возомнил, Илья. Думаешь, если у тебя уникальный дар, то ты можешь творить все что захочешь? Ты такой же офицер, как и другие.
   - Интересно ты заговорил, - Илья встал с лавки на ноги, придерживаясь рукой за борт грузовика. - Но ты прав, я думаю именно так. А еще, когда я от боли корчился, прикрывая вас щитами в бою, я думал что защищаю своих друзей. А, оказывается, я был обязан делать это по уставу, согласно приказам которым надо подчиняться... Ну раз так - вперед! Если мы в армии, то действуй по уставу, кронярл. Считай, что я официально отказываюсь выполнять твои приказы.
  
   - Да что с тобой, Илюш? - всплеснула руками Ая. - Что случилось-то? Все ведь было нормально и вдруг тебя словно подменили! И ты... - резко повернулась к Тродду ведьма. - Лучше помолчи сейчас, кронярл. Нашел перед кем уставщину разводить, перед защитником дружины?!
  
   - Что со мной? Наверное, я просто получил время хорошенько обо всем подумать, - парень подтянул ремень автомата, перекинул через плечо вещмешок и неловко подошел к краю кузова. - Отдых под параличом этому очень способствует, знаете ли. - Илья сел на пятую точку и соскользнул вниз, чуть не упав. - Короче, разбирайтесь без меня, вы начальство, вам и докладывать о рейде. Я пойду к себе, посплю немного, - добавил он напоследок. - Лечить меня пока не надо, обойдусь. Ах да, Добрячкову привет.
  
   Трехэтажный дом с колоннами, бывшее здание речного управления Нельского порта, находился буквально в одном квартале от здания штаба, так что идти было недалеко. Сейчас здание передали под казармы для дружины особого назначения, и в нем у Ильи была своя комнатка - бывший кабинет какого-то счетовода с массивным деревянным столом, шкафами для документов и кактусом на подоконнике. В кабинете бывший студент, правда, прожил лишь несколько дней - сначала сидел дни и ночи у элеватора, а потом отлеживался в отдельной палате, выздоравливая после жестокого налета. Но ничего - матрас и койку в кабинет втащили, а что еще надо офицеру? Разве что побриться после рейда и поесть.
   В столовую Илья не пошел - не было ни сил, ни желания. Достал из вещмешка краюху замерзшего хлеба и банку тушенки из взятого в рейд неприкосновенного запаса, разогрел вскрытое мясо на настольной спиртовке, вскипятил там же кружку чая, да и тем был доволен. Затем согрел немного воды и побрился опасным лезвием, к которому уже давно привык. Перед рейдом бриться нельзя - каждый разведчик знает, что это плохая примета, а сейчас в самый раз. Баня по расписанию лишь послезавтра, но может оно и к лучшему - спать после ночного рейда хотелось неимоверно. Пусть Тродд с Аей хвастаются трофеями и отчитываются перед подполковником. Сейчас Илье требуется хорошенько выспаться. А затем хорошо подумать, как жить дальше.
  
   Выспаться удалось лишь частично, до вечера. А подумать и вовсе не получилось, потому что Илью разбудили самым решительным образом. Дверь в его комнату рывком распахнулась, и в нее без стука ввалился Добрячков с портфелем в руках. Краснощекий и румяный, прямо с мороза, новоиспеченный хевдинг и начштаба второй ударной армии был громогласен и бесцеремонен.
   - Подъем студент! - громко крикнул он и потрепал просыпающегося парня за плечо. - Живо докладывай, какой там у вас в рейде абзац случился. Ты опять вразнос пошел?
   - Уже доложили и нажаловались? - Скривился Илья, садясь в кровати. - Соратнички хреновы...
   - Представь себе - нет. Считай, клещами из каждого тянуть пришлось. Но, по-твоему, товарищ подполковник у вас дурак, товарищ студент? Или ты думаешь, что по вашим постным мордам ни хрена не видно, а у меня чуйка не работает, когда личный состав косячит? Давай, просыпайся и быстренько, кратенько, излагай свою версию, что за фуйня происходит? Почему, лядь, тебя привезли парализованного? Что за взбрыки в бою?
   - Никаких взбрыков, - помотал головой парень. - Все путем - цель выполнена, потерь нет, добыты ценные документы и важные пленные. Почему меня обратно везли чучелком - это вы у своей ведьмы спросите. Ко мне еще есть вопросы, товарищ подполковник? Если нет, то дайте поспать, пожалуйста. Я устал сильно.
  
   - Нда, ситуация... - Добрячков запалил керосиновую лампу на столе и, задернув светомаскировочные шторы, присел к Илье на кровать. - Хреново дело. Хуже чем я думал. И чем же тебя в этот раз обидели? Опять меня к своей Ае ревнуешь? Или еще что случилось? - Голос подполковника стал серьезен и даже приобрел задушевные нотки. - Давай решать проблему Илюх, излагай все как есть.
   "Все правильно, подполковник фишку сечет. "Защитник" должен быть как автомат Калашникова: исправен, ухожен, заряжен и готов к бою", - подумал про себя Илья. "Дело-то серьезное, если Добрячков лично побежал проводить мне сеанс психотерапии. У него наверняка дел после нашего рейда выше головы, но прибежал. Ценит, блин".
   - Да нормально все, - как мог искренне улыбнулся Илья. - Никаких обид нет, товарищ подполковник. Лечиться у Аи готов, не маленький, вы мне все еще в прошлый раз все хорошо объяснили. На Тродда и ведьму зла не держу, они в бою погорячились. Все замечательно, короче... У вас, наверное, в штабе дел много, не надо тут со мной цацкаться. Я посплю и буду как новенький. А вы идите...
  
   Но вместо того чтобы успокоиться, Добрячков лишь помрачнел еще сильнее. Достал было из портсигара папиросу, повертел ее в руках и снова положил обратно, не решившись закурить.
   - А ведь ты меня сейчас на три веселых буквы послал, Илюш, - тихо сказал он, склонив голову. - В мягкой форме, но суть та же. А когда-то мы друг другу жизнь спасали. И чем я это заслужил, позволь узнать?
   Илья лишь молча откинулся на подушку. Спать, блин, хочется...
   - Тродда я поимел так, что ему, наверное, до сих пор икается, - продолжил подполковник. - Мне идиоты, способные только приказывать, в командирах особой дружины не нужны. Еще один косяк и сменю на Вайсора или Рейсода. Но он вроде понял, что натворил... Ая - она же прежде всего за тебя испугалась, Илья, вот так и поступила. Ты же пойми, она уже не та девочка, что ты спас. Подросла, заматерела, на войне это быстро происходит... А ведь неоды по сути - волки, характер у них жесткий, плюс рефлекторная привычка повелевать и полагаться на себя и свою магию. Ты думал, она с тобой турусы на колесах разводить будет? Счаз... Она тебя как волчица волчонка - хвать зубами за шкирку и побежала спасать. И заметь - это ты с ней первый связался. Я, как ты помнишь, был сначала резко против. Так что разруливай проблему сам, раз ты себе такую бабу нашел.
  
   - Ага, то есть вы, значит, к Ае никаким боком... - усмехнулся Илья. - Ловко... Нет, я не ревную, товарищ подполковник, будем считать что у вас с Аей деловые отношения. Просто всегда так получается, что вы правы, а я вроде как виноват, - парень сел в кровати. - Даже слушать скучно.
   - Так я, Илюша, постарше тебя буду. И поопытнее. - Подполковник ловким жестом достал из своего портфеля бутылку темного стекла с разлапистой этикеткой, две металлические стопки и, свинтив пробку, налил в них ароматного коньяка. - На-ка, глотни, защитник. А я тебя поддержу.
  
   - Хорошо... - чокнувшись с Добрячковым, Илья залпом проглотил терпкую жидкость. - Видите ли в чем дело, - задумался парень. - Речь-то на самом деле не об Ае или Тродде, они поступили, как поступили. Они местные, в конце концов. Вы мне другое скажите, товарищ подполковник, только откровенно. Вы домой в наш мир возвращаться собираетесь? Или нет? Честно: да или нет. Это ключевой вопрос.
   - А сам как думаешь? - голос Добрячкова сразу построжел.
   - Я не думаю, - вздохнул Илья. - Я знаю. Вы лично домой не хотите. Жены у вас, насколько мне известно, нет, насчет детей не знаю... Но что вам там делать? Ждать пенсии на военной кафедре, возясь со студентами-идиотами? Зачем, когда тут открываются такие возможности? Я прав?
  
   - Конечно, - тяжелый взгляд подполковника уставился Илье в лицо. - Я обратно не собираюсь.
   - Вот! - кивнул головой парень. - Идем дальше. Оставшихся в живых студентов из взвода, я думаю, вы тоже домой отправлять не собираетесь, верно?
   - А разве это реально? - улыбнулся краешками губ Добрячков. - Нет же.
   - Но если станет реально? Допустим, после победы я договорюсь о возвращении с Ультамитом?
   - После победы они сами не захотят. Я понял, к чему ты клонишь, парень. Ты прав, мне надо было поговорить с тобой на эту тему раньше. Давай еще по одной, - наполнил стопки хевдинг. - Ты хочешь обсудить наши общие перспективы и интересы каждого?
   - Именно. За что мы вообще тут воюем? Чего хотим? К чему стремимся? Мы деремся с людьми против магов чисто за идею или тут есть что-то еще? Вы наш лидер, вам и ответ перед командой держать. Иначе у меня в голове концы с концами не сходятся. Объяснитесь, товарищ подполковник.
   - А ты повзрослел, парень, - хмыкнул хевдинг. - И задаёшь правильные вопросы. Молодец. Хорошо, утаивать от тебя расклады не имеет смысла, карты на стол. Как думаешь, что случится, когда Крейс капитулирует?
   - Наверное, мы дадим свободу тем людям, которых маги сейчас держат в рабах. К империи присоединяться новые территории. Магия станет использоваться реже, что понравится Ультамиту, на землях Крейса начнется строительство заводов... - Илья прервался, увидев скептическую ухмылку на лице подполковника.
  
   - Если рабам-людям в Крейсе и дадут свободу, то лишь свободу быть не рабом у мага, а крепостным у барина, - развел руками Добрячков. - Никому в империи наплыв дешевых рабочих рук из Крейса пока не нужен. Заводы там когда-нибудь будут... наверное... Хотя сначала придется вложиться в инфраструктуру, в те же железные дороги, которые станут строить за медный грош и миску баланды освобожденные рабы магов... Но это все потом. А сначала, дорогой мой защитник, будет грандиозный грабеж и приватизация не самой бедной страны, пусть и с магической спецификой. Ты на пропагандистские речи и лозунги не смотри. Империя не Советский Союз, это империалистический хищник с господствующим национализмом и пережитками феодализма в полный рост. Я поговорил с Тольмом - вся безземельная аристократия, все младшие сыновья без наследства, которые сейчас воюют на офицерских должностях, спят и видят, как они будут делить землю и собственность в Крейсе. Да и простолюдины с мозгами и амбициями тоже хотят урвать свой кусок. Это же такой шанс подняться... Даже император не может помешать этим настроениям. Да он и не станет этого делать, зачем? Чтобы управлять завоеванными территориями, надо посадить там наместниками своих людей.
   - И вы собираетесь...- задумчиво протянул Илья.
  
   - И я собираюсь во всем этом участвовать, ясен пень, - кивнул подполковник. - Собираюсь взять столько денег, титулов, влияния и собственности, сколько смогу. Загрести под себя если не весь Крейс, то его большую часть. Для этого мне и нужны ты, Ая, генеральские должности и слава лучшего полководца. А что ты предлагаешь? Встать в сторонку, мучаясь моральными терзаниями? Строить коммунизм? Нет, Илюш, я собираюсь взлететь, и взлететь очень высоко. Ты прав, мне в нашем мире делать нечего. Но! Я собираюсь и дальше опираться на вас, мы тут уже все повязаны. Я хочу каждого из землян сделать как минимум аристократом с собственной землей, людьми и титулом. И как ты думаешь, захотят ли парни после этого возвращаться? Что их ждет дома? Диплом, должность технолога по специальности или менеджера по продажам? Убогая карьера? Ипотека, кредит, форд-фокус, ежедневная пахота на дядю с восьми до пяти, не считая дороги? Все социальные лифты в нашем мире для простого человека считай закрыты. Да что там говорить, у нас даже нормального оружия для самообороны нельзя купить, словно мы рабы. Я, например, еще не очень стар, и могу иметь детей. Кем они будут дома? Никем. Кем они будут здесь? Наследниками славного и богатого аристократического рода Добрячковых, как минимум, я уж приложу к тому усилия. А как максимум...у меня очень амбициозные планы, парень.
  
   - Ясно. - Илья почувствовал, как у него слегка зашумело в голове. Наверное, от коньяка - Расклад интересный.
   - Не то слово, - ухмыльнулся Добрячков. - Но мы отвлеклись. Речь не обо мне, речь о тебе. Так вот, твой вклад в наше дело не меньше чем мой. Может быть, даже больше. Поэтому и получишь ты при успехе нашего предприятия больше всех, даю слово. То, что ты пока только тан, это все ерунда, маскировка. Нельзя тебе сейчас высовываться, сам понимаешь. Но награду ты в итоге получишь щедрую, я уж об этом позабочусь. Хочешь быть, скажем, герцогом, с собственным замком, полями, лесами и деревеньками? Или владельцем заводов, газет и пароходов? Вполне реально.
   - Подкупаете обещаниями? - улыбнулся Илья.
   - Зачем подкупаю? Считай, мы подписываем договор, как команда с капитаном на пиратском корабле. Возьмем добычу и поделим ее согласно вкладу каждого. Общий риск - общая награда. Твоя доля - первая после капитанской. Это я еще не касаюсь твоих дел с Аей и Ультамитом, там у тебя вообще открываются волшебные возможности, во всех смыслах этого слова. А врать я тебе никогда не врал. Или у тебя есть проблемы? Ты шибко идейный, радетель за всеобщее счастье? Бессребреник по жизни? Или тебе совесть и принципы не дают дальше нас защищать? Или в чем дело? Давай парень, откровенность за откровенность.
  
   - Ладно, - студент взял бутылку и сам налил коньяк по рюмкам. - Выпьем и послушайте меня, товарищ подполковник.
   - Весь внимание, - чокнувшись с Ильей, опрокинул в себя стопку Добрячков. - Излагай, студент.
   - Все просто. Я не хочу больше становиться парализованным чучелом и зря здоровье гробить по приказу всяких Троддов. У меня его не так много осталось.
   - Я же говорил, что с этим разобрался и...
   - Не перебивайте, хевдинг, дослушайте. Мне мало ваших "разобрался". Мне не нужны игры в "верю" и "не верю". Мне нужны гарантии. Мне необходима реальная власть и право отдавать приказы дружинникам. Короче так: с этого момента, командовать мной сможете только вы лично. Кроме того, я оставляю за собой право оспаривать ваши распоряжения, если обстановка позволяет. Еще, вы мне расскажете о нашем текущем положении на фронте и изложите свои соображения по нашим дальнейшим действиям. Я хочу это знать, если мы партнеры. И последнее - в следующем рейде, я сам буду распоряжаться людьми и магами. Вы меня назначите командиром своим личным приказом, ясно? В этом случае работаем дальше как друзья и партнеры.
   - А если нет? - в голосе подполковника проскользнуло удивление.
   - Нет, значит, нет. Но из-под палки я работать не стану. Буду с этого момента использовать свой дар, так как захочу, а не так, как мне кто-то прикажет. Потому что если все пойдет как сейчас, то до победы и награды мне не дожить. Размажусь как тонкий кусок масла по огромному ломтю хлеба, пытаясь всех прикрыть, и получу свой инсульт или инфаркт. А если доживу, то буду не бароном в замке, как вы мне красиво расписываете, а инвалидом с трясущимися конечностями в кресле-каталке. Какой-нибудь солдафон вроде Тродда растратит своими приказами мой дар ни за грош.
  
   - Вот зачем ты в это лезешь? - скривился подполковник. - Тебе плохо, ты устал и надрываешься? Мы тебя сбережем, постараемся лучше лечить и меньше использовать. Хочешь больше помощи и комфорта? Все получишь, бойцы защитнику последнее отдадут. Но зачем ты лезешь в командиры? Илья, мне не жалко. Но ты же не умеешь командовать! Ты не военный, ты в этом деле ни хрена не понимаешь. Предоставь профессионалам делать их работу. Ты же непременно вляпаешься во что-нибудь. Сам погибнешь и людей угробишь.
   - А вы меня в бою проверяли? - Запальчиво крикнул Илья. - Ведь нет же, я всегда на вторых ролях! Поддерживаю защиту по команде. Навожу огонь на врага. А затем страдаю и отлеживаюсь в уголке, когда надобность во мне отпадает! Хватит! Предоставьте мне самому решать, как и когда использовать свои способности, дайте людей в команду или я их сам себе найду! Считаете, что мне как офицеру не хватает знаний? Дайте советников. Только советников, а не командиров. Тогда у нас дело пойдет.
  
   Добрячков лишь горько вздохнул. А потом все же достал папиросу и закурил, задумчиво пуская дым в потолок. Встал, прошелся по крохотному кабинету, стряхнул сигаретный пепел в горшок с кактусом...
   - Ладно, - наконец, задумчиво сказал он. - Так и быть, Илюша, дам я тебе возможность проявить себя. Но если облажаешься - пеняй на себя, будешь слушаться меня беспрекословно и не петюкать. Договорились?
   - Да, товарищ подполковник, - улыбнулся парень.
  
   Глава 3. Что делать?
  
   На следующий день Илья проснулся поздно, почти к обеду. Тан чувствовал себя почти свежим и отдохнувшим, а вчерашние тошнота и головная боль отступили, хотя их сменил сильнейший голод. Но это и неплохо, значит, организм восстанавливается, не так уж сильно ему досталось во время рейда. Бывало и хуже, что там говорить. Здоровье ему еще понадобиться. Парень встал, сделал несколько пробных приседаний и пару раз отжался, проверяя, в какой он сейчас форме. Вроде нормально... Едва он надел форму, и стал заправлять кровать, как услышал осторожный стук в дверь.
   - Войдите!
   - Доброе утро, господин тан, - вытянулся перед ним дежурный по этажу, молоденький васт, видимо услышавший через дверь, что защитник проснулся. - Прикажите доставить обед?
   Раньше Илья бы только кивнул, соглашаясь, и индивидуальный усиленный паек с кухни был перед ним на подносе через пару минут. Первое, второе, третье и компот, все как полагается. Опекой его Добрячков с Аей обложили плотно, и измотанному откатами от магии парню это было очень удобно, что там говорить. Но сейчас он решил жить по-новому...
   - Отставить обед, - решительно сказал Илья удивленному васту. - Вернитесь на пост боец. И дверь закройте.
  
   Бывший студент неторопливо и обстоятельно почистил оружие, заварил на спиртовке крепкого чаю, выпил его с куском сахара и отправился в столовую через полчаса вместе с остальной дружиной, когда пришло время обеда. Точного плана действий у него пока не сложилось, но кое-что можно было предпринять уже сейчас. Если уж он решил что-то предпринимать самостоятельно, то следовало начинать с самого начала - со сбора информации. Хватит сидеть на печке и ждать приказов, пора начинать жить своим умом.
  
   В столовой, отвечая на приветствия парня, дружинники, как местные, так и земляне недоуменно косились на Илью, их взгляды словно спрашивали "а что защитник здесь делает"? "Оторвался я от коллектива", - с сожалением подумал Илья, подходя к раздаче и с улыбкой отмахиваясь от попыток уступить ему очередь. "Зазнался, привык быть при штабе с подполковником, наособицу. А зря".
   Получив от раздатчицы - симпатичной худенькой девчушки с двумя короткими косичками, на свой поднос железную тарелку с картофельным пюре и отбивной, Илья прихватил из лотка пару ломтей хлеба и решительно подсел за столик у окна к Ромке с Сашкой. Бывший сосед по общаге и командир их взвода на военной кафедре сосредоточенно двигали челюстями, пережевывая свои порции. После прилета из Алмии Илье толком и поговорить-то с товарищами было некогда.
   - Привет мужики, - только и сказал парень, пододвигая стул и доставая ложку. - Что сегодня вечером делаете?
   - Привет Илюха, - пожал ему, улыбаясь, руку Ромка. - Каким это ветром тебя к простым смертным занесло? То же что вчера, занятия. Сегодня у нас после обеда Вейтолд будет лекцию читать про классификацию неодских амулетов и посохов. Хренов профессор...даром что неод и маг, а зануда не хуже препода по органической химии. Нашла твоя Ая нам на голову проблем. Нахрена нам вся эта магическая хрень нужна, а? Мы все равно в магии ни уха ни рыла.
   - Тут ты не прав, - прервал его Сашка, сосредоточенно смотря в свою тарелку и собирая куском хлеба остаток подливки. Насколько Илья его знал, отличник всегда относился к еде, как и к учебе очень ответственно. - Должен же ты понимать из какой фиговины в тебя молнией шандарахнут, а из какой - только ледяной стрелой? Ну, хотя бы из академического интереса, в бою все равно один хрен не успеешь разобрать, что у неода в руках... Илюх, рад видеть. Присоединяюсь к вопросу, ты по делу или так, поболтать?
  
   - Ага, решил проведать старых товарищей, - улыбнулся Илья. - За жизнь заодно поговорить.
   - Ты же сейчас после рейда отдыхать должен? - Оторвал наконец-то взгляд от своей тарелки и посмотрел на парня Сашка. - Нам Тродд сказал, что вчера вы неодскую колонну накрыли. Взяли важных пленных, защитник геройствовал вовсю, очень сильно устал и будет пару дней отдыхать - в общем, все как всегда, не беспокойте нашего дорогого Илью.
   - Понятненько, - парень откусил здоровенный кусок баранины, прожевал и продолжил. - Как видишь, я не так уж сильно устал. Короче так: для вас двоих занятий не будет. Я их отменяю. Вместо них пойдете со мной в город гулять. Считайте, что это приказ.
   Ромка с Сашкой обменялись недоуменными взглядами.
  
   - Слушай Илья, - отрицательно покачал головой Ромка. - Ты хоть и тан, да еще защитник дружины, но так нельзя. У нас есть прямой приказ кронярла Тродда не покидать расположение, да и госпожа Аяна будет недовольна пропуском лекции, было ее распоряжение - всем присутствовать обязательно. Я лично ее злить не хочу, это у тебя с ярлом отношения, а с нас она три шкуры спустит.
   - Не берите в голову, - скривился парень. - Понахватали некоторые званий, командуют теперь... Меня держитесь, не прогадаете, и никакая Ая вам будет не страшна. Тоже мне, госпожа, нашлась... Вот, - достал он из кармана бумажку, которую вчера битый час выбивал из подполковника, - читайте. Письменный приказ Добрячкова, согласно которому я могу брать людей себе в помощь и для охраны по своему желанию. Считайте, вам дан приказ с самого верха. Доедайте, собирайтесь и пойдем...
  
   - И куда мы теперь? - Спросил Ромка, когда вся троица, предъявив часовым бумагу от хевдинга, покинула территорию управления порта.
   - Не знаю точно, - пожал плечами Илья. - Тут есть место, где можно спокойно посидеть и поговорить? Кабачок какой-нибудь, как в Альрове?
   - Да откуда же? - удивился Сашка. - Вон, смотри, видишь на стене у того дома бумага висит?
   - Вижу. Только читаю я по-здешнему еле-еле.
   - Да я тебе и так все скажу, - серьезно сказал Сашка. Бывший лучший студент химико-фармацевтического факультета продвинулся в изучении имперского языка дальше всех, не надеясь на амулет понимания. - Это указ Тольма об упразднении коммерческой торговли продовольствием в Нельске. Все, шабаш, магазины и рынки закрыты.
   - А как же народ питается? В городе голод? - Несколько оторопел Илья. Парень, конечно, знал, что навигация закончена неделю назад и Альга окончательно покрылась льдом, а снабжение второй ударной осуществляется только по воздуху. Но пока не догадывался насколько все серьезно.
  
   - Ну, пока еще не голод, - вздохнул Сашка. - Голод у нас в перспективе. Надеюсь, отдаленной... Добрячков подсуетился, велел все запасы продовольствия в городе учесть, подсчитать и складировать под охрану армии, свободную торговлю едой прекратить, лишние магазины и всякий коммерческий общепит закрыть. И печатать карточки. Представляешь, местные и слова-то такого не знали, какие такие карточки, что это? А у подполковника все четко - работающим гражданским килограмм хлеба в сутки, детям, женщинам и прочим иждивенцам - семьсот грамм, плюс мясо, всякие жиры, сахар, крупы, яйца, картошка - по отдельным нормам. Толкучки вроде стихийных рынков еще работают, с ними всерьез не борются - у людей должна быть отдушина. Но открытых кабаков в Нельске нет, за это сейчас спрашивают по законам военного времени. Мы в осаде, что уж теперь... Я сам видел как один чиновник на Добрячкова орал: "да как вы смеете изымать хлеб, свободу торговли и частную собственность даже неоды уважали"! Ты тогда у элеватора дежурил, а мы по всяким лабазам с инспекцией ездили - трясли местных буратин, которые при неодах получили статус лояльных и ухитрились жратвы нахапать, чтобы продавать ее втридорога. Да только у подпола не забалуешь - ему за саботаж и сотрудничество с врагом расстрелять, как комара прихлопнуть. Говорит - не допущу голода и все тут.
   - Ты, кстати, молодец, Илюх, - тихо добавил Ромка. - Я серьезно. Если бы не сохранился элеватор с зерном, вообще был бы каюк. Говорят, в городе до войны было миллион человек. Сейчас, после войны и оккупации осталось тысяч триста вместе с беженцами. И всех надо кормить. Ладно, ты что от нас хотел? Зачем вытащил, колись...
   - Поговорить надо, сказал же, - скривился Илья. Давайте отойдем хотя бы на пару кварталов.
  
   Город выглядел невесело. Короткий по-зимнему день угасал, сквозь плотную облачную пелену пробивалось совсем мало света. Вокруг стояли серые здания, черные деревья вдоль центрального проспекта тянули вверх голые ветки, под ногами чуть похрустывал снежок. Народу попадалось мало и встречные прохожие торопились пройти мимо троицы друзей, не поднимая глаз. Через квартал Илья с товарищами увидели длинную очередь у закрытой двери магазина. В основном женщины и дети, взрослых немного, стояли все молча, лишь морозный пар подымался вверх от дыхания сотен укутанных кто во что горазд людей. Выглядели местные жители мрачно, как из фильма-катастрофы.
   - Хлеб по карточкам будут отоваривать, - коротко прокомментировал зрелище Сашка. - Через пару часов откроют.
   - Ты говорил, где-то толкучка есть? - поинтересовался Илья. - Может, там себе местного коньячка выменяем? Или вискаря? Раз уж с кабаком не срослось?
   - На что выменяем? Дружина целиком на спецснабжении, - пожал плечами Ромка. - Спиртное из-под полы можно достать лишь за хлебные карточки или за большие деньги. У нас ни того ни другого.
  
   - Ладно, - махнул рукой Илья. - Тогда давайте говорить так, сразу, не будет тянуть кота за хвост. Парни, вы вообще домой хотите? Или как?
   - Ты это о чем? - пристально посмотрел на него Ромка. - Ты можешь нас вернуть в Москву?
   - Сейчас нет, - честно ответил защитник. - Но я над этим работаю. И вдруг узнаю, что вообще-то это уже нафиг никому не нужно, если верить нашему любимому подполковнику. У него есть план - он хочет разгромить Крейс и стать там кем-то вроде герцога. Если не короля. Возвращаться домой он не хочет. Вас всех он собирается сделать своими лордами-вассалами, если я его правильно понял. Дать вам земли, денег, людей, власть, чтобы вы его поддерживали. Вы двое - самые близкие мне друзья из нашего взвода. Вот я и хочу узнать - с вами такие разговоры велись? И если да, то что вы хотите мужики? Вы лично и все наши парни, которые попали сюда с нами в автобусе? Вы хотите домой? Или хотите быть с Добрячковым до конца и стать новыми барами и графьями здесь? Говорите прямо, мне надо это знать, чтобы решить, что делать дальше. Подумайте и скажите, здесь и сейчас, подальше от чужих ушей.
  
   Ромка с Сашкой коротко переглянулись между собой и Илья подавил тяжелый вздох. Кажется, все ясно...
   - А ты сам Илюх, чего хочешь? - Спросил его Ромка. - Очень хочешь с войны обратно в универ?
   - Я первый спросил, - упрямо мотнул головой парень. - Колитесь мужики, и не врите. Вопрос важный.
   - А все же? - В этот раз подал голос Сашка. - Ты так сильно хочешь обратно?
   - Как-то не представляю я себя в роли барина, - вздохнул Илья. - Чего хорошего в этом? Самодурствовать в усадьбе, увеличивать оброк, девок портить и водку пить? Может лучше домой, к интернету, заказной пицце и ватерклозету?
   - Ты бы еще сказал к дошираку и пельменям, - улыбнулся Ромка. - Хреновый из тебя барин, дружище, но это поправимо. Ватерклозет и здесь есть. Радио есть, телевидение тоже вот-вот будет, а вместо интернета есть кое-какое интересные магические технологии. Насчет же водки и девок...тут уж каждый сам для себя решает.
   - Короче вы с подполом, - резюмировал Илья. - Ясно.
  
   - А почему нет? - вмешался Сашка. - Ты прав Илюха, с нами такие разговоры вели. И подполковник вел и твоя Ая. Нам такие заоблачные перспективы нарисовали... Деньги, влияние, куча возможностей, собственность. Фактически нам предложили быть членами нового могущественного клана. А что дома? Нет, правда, что нас ждет в России, какое будущее? Разве Добрячков не прав? Тут - новый мир с кучей перспектив, там - работа на дядю и пенсия в десять тысяч, если доживешь. Ради этого можно и повоевать и пойти на риск.
   - И вы Добрячкову верите? - повысил голос Илья.
   - Разве он нас когда-то обманывал? - удивился Ромка. - Верим, конечно. Сказал в свое время, что нас из задницы вытащит и вытащил, хотя я думал - конец всем. И дальше подполковник свое слово всегда держал, у нас в дружине все парни как один за него горой. А ты что, не с нами? Бросишь нас без поддержки? Знаешь, Илюх, ты очень много для нас сделал. Но если ты нас кинешь, то это будет очень большим свинством с твоей стороны. И это я еще мягко выражаюсь.
   - Не брошу, - избегая встречаться с парнями взглядом, вздохнул Илья. - Куда уж я без вас. "Кажется, союзников у меня кот наплакал. Весело..." - только и подумал про себя парень.
  
   Но на этом события дня еще не кончились. Потому что после ужина Илья обнаружил в своем кабинете Аю, сидящую в полутьме от прикрученной на минимум керосиновой лампы, прямо на его кровати. Причем не в привычном имперском мундире с нашивками ярла, а в одной длинной ночной рубашке, с распущенными волосами и самым печальным выражением лица. Ее мундир, аккуратно сложенный, висел на спинке стула.
   - Илюш, нам надо поговорить, - кротким голосом сказала ведьма.
   - Думаешь, стоит? - Спросил ее парень, садясь рядом на стул.
   "Силу у мага рядом забрать".
   "Принято".
   - Все еще злишься и не доверяешь? - голос Аи дрогнул, когда она почувствовала, как магическая сила покинула ее. - Согласна, я была не права. Но и ты вел себя странно. Я подумала, что я, наверное, уделяла тебе мало внимания. Просто у меня было столько дел... Давай исправим это упущение?
   "Бычка потянули за веревочку... Хватит брыкаться, пора в стойло".
   - Давай исправим, - тихо сказал парень, глядя прямо в зеленые глаза ведьмы. - И начнем с одного простого вопроса. - Тогда, в бане, когда ты меня приласкала параличом в первый раз, я сказал что люблю тебя. Ответа по существу я тогда не дождался. Продолжим традицию. Я тебя люблю Ая. Серьезно, без шуток. А ты меня любишь? Да или нет? Не уходи от ответа на простой вопрос.
  
   - Ну вот зачем тебе это? - вздохнула ведьма и отвела взгляд. - Люблю, не люблю...как дети, честное слово. Илья, я твоя, а ты мой, мы крепко связаны друг с другом. Обязательствами, обстоятельствами, общей судьбой. Да, накладки бывают. Думаешь, мне легко строить отношения с человеком?
   - Я так понимаю, твой ответ нет? - усмехнулся Илья.
   - Настаиваешь? - Тряхнула головой ведьма. - Хорошо, внесем ясность. Нет, Илья, я тебя не люблю. Пока... Но я тебя никуда отпущу, ты мой приз и моя собственность, человек-маг. И еще - я буду о тебе заботиться и искренне постараюсь тебя полюбить потом, обещаю.
   - Тогда я думаю, что тебе лучше одеться и уйти, Ая, - парень постарался придать своему голосу строгости. Будем взаимодействовать по рабочим моментам, а потом увидим, что будет потом. В бою я тебе силу дам, для исцелений тоже. Спокойной ночи.
  
   К удивлению Ильи ведьма вовсе не выглядела обескураженной его словами. Наоборот, очаровательно улыбнулась, а в ее зеленых глазах заплясали веселые чертики.
   - Нет уж Илюша, - встала она с постели одним гибким движением. - Ты мне это брось... Как у вас, людей, говорят? Надо честно отдавать свой супружеский долг, без всяких там люблю и не люблю, вот!
   А затем обвила шею парня руками и прильнула к его губам в поцелуе, парень и охнуть не успел. Ловкие руки проникли Илье под мундир, быстро справляясь с застежками, и вскоре нежные пальчики одной из них направилась ниже, в штаны.
   - Вот и славненько, - шепнула ведьма ему на ушко. - Расслабься, дело идет на лад.
   Илья попытался было дернуться, чтобы вырваться из мягких объятий, но не преуспел, тонкие руки ведьмы оказались неожиданно сильными, а сидя на стуле вырываться неудобно. Только задел боком лежащий на столе автомат, который грохнулся вниз, но к счастью не выстрелил. А потом новый поцелуй закрыл ему рот, лицо Аи с ее зелеными глазищами оказалось близко-близко, а сам он неожиданно очутился на кровати и сил отбиваться, почему-то не осталось никаких, словно его снова приложили параличом. Хотя на самом деле, это было какая-то другая магия. Не неодская, а исконно женская.
   "Супружеский долг" они отдавали друг другу долго и страстно.
  
   - Мне было хорошо, мой герой, - умиротворенно сказала Ая, спустя час или около того, лежа головой на груди парня и прижимаясь к нему обнаженной грудью. - Надеюсь, тебе тоже, ты был молодец. Слушай, может, хоть сейчас мне силу вернешь, а? Не будь букой...
   Илья почувствовал себя несколько глупо. Пожалуй, принципиальность следовало проявлять раньше, сейчас момент упущен.
   "Энергию магу рядом вернуть. Щит на меня".
   "Принято".
   - Здорово! - зеленые глаза ведьмы засветились в темноте как у кошки. - Ты даже не представляешь, как много в тебе силы Илюша.
   - Представляю, - тихо сказал парень, играя с рассыпанными по его груди бирюзовыми прядями волос. - Слушай Ая, вы же наверняка с Добрячковым вчера пленных допрашивали. Что у нас с неодским наступлением на Нельск?
   - Будет, - голос ведьмы резко построжел. - Сначала Найтлид не хотел разговаривать, но я нашла к нему подход. Пришлось применить парочку фамильных заклинаний семьи Тентами и...
   - И это наступление проблема? Или нет? - Перебил Илья девушку, спросив то, что его больше всего волновало в этот момент. - Вроде как у нас достаточно войск, да и неоды не в состоянии втягиваться в городские бои, их не так много. Так мне раньше говорил Добрячков.
   - На самом деле проблема, - тихо сказала ведьма. - Войск достаточно. А вот боеприпасов не хватает. Хевдинг говорил: есть лишь по паре десятков выстрелов на орудие, горючего для танков мало, патронов лишь на пару часов активного боя. Поэтому при серьезном наступлении войска Тольма долго не повоюют, просто нечем будет. Чем мы, неоды, сильнее вас, людей, так это тем, что нам не так важно снабжение. Магия всегда с нами, не надо никаких патронов со снарядами. Ладно, Илюша, давай не будем сейчас об этом, - легонько поцеловала его Ая. - О военных делах пусть Добрячков подумает, у тебя другое предназначение.
  
   - Нет, подожди, - Илья почувствовал, как в его голове оформляется какая-то смутная идея. - Неодам по большому счету боеприпасы не нужны, это так. Но есть еще армия Влатта. Те самые предатели, которые нас периодически обстреливают. Им как раз снаряды и патроны нужны. Откуда они у них?
   - Так ведь мы при наступлении немало имперских складов взяли, - ответила Ая. - В том числе с боеприпасами около Нельска. Нам их девать некуда, я так полагаю, снаряды и патроны с них теперь идут Влатту и его "освободительной армии".
   - И я так думаю, - задумчиво сказал Илья. - К тому же железной дорогой вы не пользуетесь, грузовиками тоже, а тягловыми динозаврами зимой тяжеленные железяки с тротилом возить тяжело. Да и наперечет у вас драконы... Значит такой склад должен быть неподалеку, рядом с подразделениями Влатта. Знаешь, мне надо поговорить со штабными офицерами, Ая. Есть одна идея...
   "Добрячков обещал мне дать возможность показать себя? Будет сделано", - подумал про себя Илья.
  
   Глава 4. Планы и замыслы.
  
   Следующие несколько дней, сидя в штабе армии с утра до вечера, Илья постоянно ловил на себе косые взгляды офицеров и чувствовал себя всеобщей помехой. Штабные ярлы и кронярлы, офицеры, как правило, опытные, тянущие военную лямку не один десяток лет, сотрудничать с непонятным молодым таном из спецдружины не очень-то хотели. Невысказанный вопрос "ты кто такой и что тут забыл?" прямо-таки витал в воздухе. Осведомленных об истинной роли парня и его магической силе в штабе командующего второй ударной армии Тольма можно было по пальцам пересчитать - кроме самого конунга и его начштаба Добрячкова об этом знали не более трех-четырех преданных лично командующему человек из спецотдела.
  
   Знавшие о способностях Ильи старые соратники: таны Рейсод со своими гвардейцами и Вайсор с танкистами, вошли в состав спецдружины под командованием Тродда. В штабе армии они бывали редко, а о защитнике помалкивали, поэтому отношение к Илье среди армейских офицеров было неоднозначным.
   С одной стороны - Илья обнаружил, что он личность во второй ударной армии довольно известная. Как же иначе: герой, удостоившийся "меча империи", к тому же протеже хевдинга Добрячкова, а еще, по слухам, - "походно-полевой муж" знаменитого боевого мага империи, Аяны Тентами к которой благоволит сам император. Такого, знаете ли, не пошлешь матом куда подальше и не проигнорируешь, несмотря на скромные нашивки армейского тана на груди. Ссориться с Ильей даже кронярлам не хотелось - при таких-то связях и покровителях можно нажить себе проблем...
  
   А с другой стороны... Что этот пацан вообще делает при штабе? Почему заявляется в него каждый день как к себе домой, требует показать ему секретные карты и документы, отрывает всех от работы своими дурацкими расспросами, которые с головой выдают в нем непрофессионала?
   Если тан герой-фронтовик, то почему он не на передовой? Может потому, что парень герой немного в ином смысле? Который верно служит Империи на другом фронте: постельном, ублажая перешедшую на сторону людей сильнейшую ведьму Крейса. Так никто же не против, - сплетничали офицеры. Все всё понимают... Даже гордость берет: наш боец "жарит" по ночам боевую магичку из первой тысячи семей Крейса, как обычную бабу. Тут понимать надо, кто бы еще на такой смертельный номер решился? Такому рисковому парню за труды можно и орден дать, и звание тана - заслужил. Но в штабе-то он на хрена? Пусть идет варить своей ведьме обеды, греть ее ложе и создавать уют, не мешая другим людям работать. Аяна важна для армии, это всем понятно. Магичка одних раненых бойцов на ноги несколько сотен поставила. А еще, как писали в "боевом листке", уничтожила целое соединение магов-атмосферников вместе с тетмагами, брала штурмом элеватор, защищала его от бомбежки, а недавно командующего мобильных егерей помогла в плен взять. Между прочим, первого пленного коммага за всю войну! Нужен ей этот парень - пусть ее...
  
   Но нет, ее Илья из Нолвеи сидит над картами, читает донесения разведки, что-то пишет на незнакомом языке и задает глупые вопросы. А хевдинг Добрячков, вместо того чтобы поставить зарвавшегося героя-любовника на место, как все ожидали, с хмурой рожей распорядился на вопросы тана отвечать и оказать ему всяческое содействие. Очень странные дела творятся...
  
   Однако, Илья на сплетни и косые взгляды не обращал внимания. Он впервые в жизни планировал собственную боевую операцию и был твердо намерен сделать это хорошо. Да, у него нет военного образования и специальных знаний. Но, например, у Нестора Махно их тоже не было, а воевал и командовал батька неплохо. Как и многие из революционных командиров. Военное дело - вещь вполне постижимая на практике, а кое-какой боевой опыт Илья приобрел на собственной шкуре. Главное - разобраться со всем досконально, не упустить деталей, продумать все как следует. Конечно, стратегический план операции "Уран" ему в жизни не осилить. Но грамотный налет-рейд в стиле "батьки-атамана", который улучшит положение второй ударной - почему нет? Было в последнее время на что посмотреть и у кого поучиться.
   Спал теперь парень не больше четырех часов в сутки, ел и пил буквально на ходу. А все остальное время он или сидел в штабе над картами и сводками, или расспрашивал офицеров на переднем крае, мотался в расположение разведдружин и в железнодорожные мастерские, а от них - к артиллеристам и летчикам. Ая, которая теперь каждую ночь старалась ночевать с парнем, ворчала, что он манкирует обязанностями и не поддерживает себя в нужной форме, но Илье было плевать - у него потихоньку складывался план. Красивый, лихой и многообещающий...
  
   Склады с боеприпасами бывшего Нельского военного округа находились не так уж далеко. Километрах в тридцати от переднего края, у станции "Клодино". Взорвать их при летнем отступлении имперцам не удалось, да они и не стремились во что бы то ни стало это сделать. Сама специфика техно-магической войны подсказывала: неодам человеческие снаряды и патроны без надобности, а людям они еще могут пригодиться, если врага удастся погнать назад. Взявшие Нельск маги уничтожать боеприпасы и оружие спешить не стали, а потом и вовсе начали раздавать их формируемым подразделениям из "лояльных" бойцов "освободительной" армии Влатта. Но самое главное - склады располагались недалеко от железной дороги, ведущей через Нельск к границе Империи. Маги, питая отвращение к сложной технике, сами железнодорожными путями не пользовались, и попавшим в оккупацию людям делать это запрещали. Так почему бы и не рискнуть спрашивается? В депо осажденного Нельска есть несколько пригодных паровозов, которые можно быстро отремонтировать. Вагоны также имеются. А еще в этом мире никто даже не подозревает о самой концепции бронепоезда. Нет, создать стального железнодорожного монстра в приемлемые сроки не получится. Но вот закрепить орудия на колесных платформах - вполне, артиллеристы и железнодорожники, как выяснилось из разговоров с ними, в состоянии это сделать за несколько дней. А дальше дело за самим Ильей - он со своими магическими щитами и будет броней бронепоезда, а заодно и артиллерийским наводчиком. Если их прорыв поддержат танкисты и десант, дело может и выгореть...
  
   - Таким образом, мы достигнем трех целей - докладывал Илья Добрячкову, когда план был в целом готов. - Поправим, насколько сможем, собственное бедственное положение с боеприпасами в городе, это раз. Лишим неодов возможности как следует снабжать изменников Влатта оружием, это два. А заодно нанесем еще одно поражение неодам и предателям, спутав магам планы зимнего наступления. Им придется таскать резервы туда-сюда, как-то реагировать на наш рейд, но мы все равно упредим их в скорости и развертывании. Пешие динозавры с поездами не сравняться. Это три.
   "А в четвертых после этого рейда меня наконец-то перестанут держать исключительно за полезного идиота-страдальца", - добавил про себя Илья.
  
   Добрячков слушал парня внимательно, не перебивая, но когда бывший студент закончил, то выражение лица подполковника ему не понравилось. С таким выражением старый учитель смотрит на попытавшегося ответить урок двоечника, решая, поставить ему в этот раз трояк за старания или все же влепить привычную пару.
   - И возглавить рейд хочешь, конечно, ты, - тихо уточнил подполковник.
   - Мой план, мне и исполнять, - согласился Илья. - Вы мне обещали дать возможность себя проявить.
   - Авантюра, - вздохнул Добрячков, выдержав некоторую паузу. - Не получится ни хрена. Как бы тебе сказать-то помягче, Илюша...все в твоем плане слеплено из...г... глины и палок. Я даже не говорю, что ты людей угробишь, это война... Просто у тебя вместо трезвого расчета одна натяжка следует за другой, одно допущение громоздится на другое и главное - ты держишь противника за идиота.
   - Любая война - по большому счету авантюра, - не согласился Илья. - Конкретизируйте, что не так.
  
   - Да все не так! - Взорвался, наконец, подполковник. - Все, сука, плохо! Какой такой бронепоезд с виртуальной броней, если любой дракон без твоего щита сожжет его за милую душу?! А если неоды элементарно взорвут пути? Им даже мин не надо, у них фугасных заклятий хватает.
   - Небольшое повреждение можно экстренно залатать, взяв с собой ремонтников и материалы - возразил Илья. - Крупно повредить рельсы они не смогут. Элементарно не успеют. Тридцать километров всего...мы за час к Клодино прорвемся!
   - А если взорвут рельсы сзади?
   - А десант и танкисты следующие за бронепоездом на что? - Возразил Илья. Возьмем рельсы под охрану!
   - Ее сметут! Ты не сможешь охранять тридцать километров путей, некем!
   - Неоды тоже не смогут атаковать на протяжении всех тридцати километров сразу! Силенок не хватит! А в то место, где заметят желающих перерезать нам пути магов, прибудут мобильные группы прикрытия, и завяжут бой. Затем к ним экстренно прибудет бронепоезд с мной на борту и поддержит огнем и щитами танкистов и десант. Прицепим паровозы к составу с двух сторон, для мобильности.
   - А если маги просто взорвут боеприпасы? - Упорствовал подполковник.
   - Я разбирался в вопросе, это не так легко сделать. Летчики даже снимок сделали и мне показали... Боеприпасы сосредоточены не в одной точке. Частично запасы лежат у самой станции, частично на старых складах, что-то, из того что вывезти не успели, на грунте вокруг складов. Номенклатура боеприпасов разная. Взорвать все одним большим бадабумом затруднительно... И еще я прикрою их щитами... Но ладно, пусть взорвут часть. Остальное мы вывезем несколькими рейсами поездов и Влатту все равно будет нечем воевать. А будем отступать - сами все взорвем, если что.
  
   - Ладно, допустим, - на секунду задумался подполковник. - Но неоды воюют маневренно. Например, они нанесут контрудар под основание железной дороги и отрежут бронепоезд с танкистами и десантниками от Нельска. Потом последует плотная атака, или воздушная бомбежка, которая выведет тебя из строя. Ты просто физически не выдержишь, загнешься от перенапряжения, удерживая щиты. А потом всех добьют в котле.
   - Все может быть, - согласился Илья. - Но товарищ подполковник, мы же всегда так воевали! Разве наша атака дивизиона атмосферников на пяти танках была не авантюрой? Или штурм элеватора? А бои в Альрове чем были? Это же война, странно, что такие прописные истины я вам говорю! Мы бьем, нас бьют! Я считаю, что шансы хорошие, противник по показаниям пленных и разведки сосредоточил основные силы южнее, для штурма города. Пока они их еще перебросят на своих динозаврьих упряжных телегах и салазках обратно! У нас же в Нельске городские дороги, мы можем резервами оперировать быстро! А у них лес и зимники с просеками, они нам в скорости проигрывают. Да мы их динозавров сможем принимать в огневой мешок с марша по частям и бить как немцы контратакующие мехкорпуса летом сорок первого! Или нанести ответный контрудар! Разве лучше сидеть в обороне, отдав инициативу противнику? У нас сейчас в армии в среднем по полсотни патронов на бойца, сколько мы в обороне навоюем?
  
   Илья набрал в грудь воздуха для продолжения, но неожиданно в комнате, где Илья спорил с подполковником, хлопнула распахнувшаяся от резкого толчка дверь и на ее пороге застыла Ая. Причем, по выражению ее лица и напряженной позе Илья сразу понял, что произошло что-то нехорошее.
   - Вот вы где! - сверкнула глазами ведьма. - Я вас везде ищу... Хевдинг, у нас крупное ЧП, конунг тебя зовет.
   - Что случилось? - тут же развернулся к ней подполковник. - Говори!
   - Самолет с Найтлидом и его магичкой до Алмии не долетел. Только что доложили с большой земли.
   - Как не долетел? Разбился или что? - Вскочил с места Добрячков.
   - Пока не знаю. Взлетел восемь часов назад, чтобы доставить пленных и их сопровождение из спецотдела в столицу и нигде не объявился. Топливо у него давно кончилось, все наши аэродромы, которых он мог достичь, борт не принимали.
   - Значит, в лучшем случае аварийная посадка на нашей территории, - кивнул подполковник. - А в худшем...эх, таких пленных не уберегли! - с досадой ударил кулаком Добрячков по столу, где были разложены бумаги Ильи, так что пара из них спикировала на пол. - Все Ая, пошли к Тольму, будем разбираться, - подполковник вмиг потерял интерес к защитнику...
  
   - А как насчет моего плана? - бросил в спину сделавшему шаг к двери подполковнику Илья. Добрячков нехотя повернулся к парню, и бывший студент встретился с ним взглядом. И вот тут до Ильи, как до жирафа, как-то разом дошло, что он в последние дни работал зря. Его элементарно не восприняли всерьез. Подполковник смотрел на него как на досадную, отвлекающую от важных дел помеху, которую, к сожалению, нельзя просто так отбросить. Словно на ребенка, пристающего к взрослым с глупыми разговорами в тот момент, когда совершенно не до него.
  
   - Операцию запрещаю, как плохо проработанную и авантюрную. И вообще... Илья, иди немедленно в столовую и поешь уже как следует, а потом выспись. На тебя смотреть больно. Ты же выглядишь как зомби из ужастика, весь худой и с синяками под глазами в половину лица. Хватит ерундой заниматься, приведи себя, наконец, в боевую форму, защитник. Считай, что это приказ! И не смей опять обижаться, мы с тобой потом поговорим, - взялся за дверную ручку Добрячков. - Хотя...починить паровозы и поставить орудия на железнодорожные платформы я прикажу, при обороне города пригодится. Все, я спешу...
   Дверь хлопнула и Илья остался в одиночестве сидеть за столом над своими бумагами. На секунду ему отчаянно захотелось скомкать их все в один ворох и засунуть в печку и стоило больших усилий воздержаться от этого поступка.
  
   ******
  
   Армейский госпиталь для командного состава "Феникс", армии объединенного Крейса. Зима, территория империи Вильм, двести десять километров от ее столицы - Алмии.
  
   - Ничего не скажешь, досталось ей, - тихо сказал вышедший из реанимационной палаты Найтмад, жестом развеивая наложенное на них с начштаба медиками заклинание стерильного барьера. - На Кейол живого места нет. Одних только переломов двенадцать штук, ожог восьмидесяти процентов тела, внутренние органы - в кашу. Как еще ментмаг пока жива, не пойму?
   - Повезло, господин генмаг, - коротко ответил ему Файор. - Нам повезло в смысле... Все, наконец, встало на свои места. Информация о человеке-маге, при всей ее неправдоподобности, подтвердилась из двух источников, можно считать ее достоверной. Ей - не знаю, с такими ранами даже сильнейшим лечебникам неода не вытащить. Она уже считай за гранью.
   - Это точно, - кивнул коммаг, все еще находясь под впечатлением от рассказа побывавшей в имперском плену раненой, которую медики буквально нашпиговали антишоковой, стимулирующей и поддерживающей жизнь магией, чтобы та могла на какое-то время прийти в сознание и говорить. Ради этого разговора стоило посетить госпиталь лично.
  
   История, которую поведала пришедшая в себя помощница погибшего командующего мобильных егерей, объясняла многое. Почти все. Как и предполагалось, нападение на конвой коммага у Ольхонки совершила особая диверсионная группа Империи, использующая магию. Естественно, под командованием проклятой Аяны Тентами, никто другой такой операции просто не мог бы осуществить. Но это оказалось еще не все. Можно в это верить или не верить, но факты - вещь упрямая. У людей на самом деле появился свой маг, работающей с изменницей в паре. Маг, очень похожий на описание древней страшилки из старых пророчеств предсказателя Иллма. Тех пророчеств, что из "закрытого архива" первых семей Крейса. Человек, не способный к магии напрямую, но неуязвимый для магов, имеющий власть давать магам огромную силу или отбирать ее вовсе. И, хотя это звучало фантастично, скорее всего, так и было. Потому что это объясняло все: и измену бывшей благородной Тентами, и ряд странных провалов на фронте, когда магия неодов вдруг оказывалась бессильна, и сам захват Найтлида в плен.
  
   Ментмаг Кейол, специализирующаяся на тонкой магии, вроде заклинаний ментального контроля, иллюзии и работы с аурами, рассказывала то, что видела своими глазами: человек шел к атакованному конвою под магическим огнем и мощнейшие атакующие заклинания ему совершенно не вредили. А когда дошел - разом забрал у неодов всю силу до донышка, так что оказалось невозможно сплести ни малейшего заклинания и о сопротивлении не было и речи. Молодой, среднего роста, зовут Ильей. Что интересно, человек-маг поступил совершенно правильно, отказавшись назвать себя, когда его спросил Найтлид, но изменница Аяна случайно проговорилась, назвав в разговоре его имя. Кейол в это время была в плену под заклинанием малого паралича, но она все хорошо слышала.
  
   Затем их с коммагом в плену разлучили. Саму Кейол люди несколько дней подряд допрашивали в подвале спецотдела осажденного Нельска, надев на нее кандалы и блокирующие магию амулеты. При допросах пытали, но умеренно, без членовредительства и спецметодик, поэтому Кейол удалось скрыть свою специализацию ментального мага, выдав себя за обычную ведьму - приммага. Похоже, их с коммагом хотели передать из Нельска в спецотдел Алмии в товарном виде, где за них бы взялись всерьез, поэтому здесь не мучили. Но в имперскую столицу они не попали. Потому что в салоне летящего самолета Найтлид решился на последний, самоубийственный шаг. Ни он, не Кейол не могли использовать свою магию из-за людских блокаторов. Но выход был - наложить на себя самого заклинание добровольного приношения в жертву. Заклинание хитрое - оно не требовало никаких затрат энергии, оно ее создавало, поэтому блокираторы магии не могли препятствовать. Превратив заклятьем собственную высвободившуюся жизненную силу в энергию, можно было передать ее другому неоду. У которого будет несколько секунд, чтобы ей воспользоваться, как источником силы извне, раз его собственная магия заблокирована. Заклинание очень сложное, из раздела тетмагии, далеко не все благородные неоды им владели и не все могли решиться на такую мучительную смерть. Но прозванный глухим тетеревом Найтлид стал коммагом не за красивые глаза...
  
   Живым попадать в застенки императорского отдела Найтлид не желал и, как считала Кейол, он считал своим долгом донести информацию о маге-человеке до командования. Поэтому, обменявшись условными знаками со своей помощницей и дождавшись, когда машина наберет высоту, он наложил на себя заклятье жертвы и умер. Зато Кейол получила его магическую силу и ей разрушила блокаторы, открыв доступ к собственной магии. Имперцы из спецотдела, охранявшие пленников в салоне самолета, отвлеклись на зрелище хрипящего и корчащегося в агонии коммага, поэтому пропустили ее атаку призрачными лезвиями...
  
   Затем Кейол действовала по обстоятельствам. Сначала убила одного из пилотов, сварив ему мозги ментальной атакой, и попробовала взять под контроль сознание второго, который держал штурвал. У нее это получилось, и вскоре самолет развернулся по направлению на запад. Оставалось лишь посадить его на подходящем ровном участке территории занятой Крейсом, но тут начались непредвиденные проблемы.
  
   Оказалось, что одно дело управлять разумом человека-раба, отдавая простейшие команды, и совсем другое - держать под контролем специалиста-пилота, в действиях которого ты не хрена не смыслишь и заставлять его что-то сделать. Ментальный контроль мешал человеку нормально соображать и управлять летающей машиной, самолет трясло и он все время норовил завалиться набок, сил после стольких заклятий и долгого пребывания в блокираторах магии у Кейол было немного. Вдобавок, человек отчаянно сопротивлялся ее ментальной магии, и Кейол поняла, что машину она так просто не посадит. С пилотом следовало договариваться по-хорошему, и магичка попыталась было это сделать, объяснив, что если тот посадит самолет у какого-нибудь логодрома, то получит от нее жизнь и даже награду. Только вот как только пилот согласился с ее предложением и неодша убрала ментальный контроль, человек рывком отдал штурвал от себя, а машина стала быстро падать носом вниз.
   Пришлось снова перехватывать управление его разумом, пытаться выровнять самолет и как-то посадить его, но Кейол в этом преуспела плохо... Последнее, что она помнила - это сильнейший удар о землю.
  
   Нашли ее рядом с обломками самолета неоды из пятой бергруппы, видевшие, как он падал. Обгорелую, переломанную, но все еще живую...
  
   По дороге из госпиталя в штаб генмаг и его помощник молчали, думая каждый о своем. В долгих разговорах не было нужды, Найтмад и Файор успели сработаться за последние месяцы. И лишь когда они вышли из саней у крыльца особняка, генмаг бросил на ходу:
   - Три дня, Файор. Даю тебе ровно три дня на уточнение и корректировку плана операции. Ты все понял?
   - Да, господин, - вытянулся начштаба.
   - Теперь ты знаешь все: имена обоих имперских магов, их возможности, точное место дислокации в Нельске. Ликвидации этого спецподразделения - первоочередная задача при штурме. У людей не должно быть магов, на этом держится Крейс. Все остальное - не столь важно. Смерть Найтлида и Кейол не должна оказаться напрасной.
   - Будет сделано, - склонил голову Файор.
  
   Глава 5. "Снежная кобра".
  
   В Нельском паровозном депо вовсю кипела работа. Сверкали вспышки электросварки, роняя искры на черные, порядком прокопченные бока паровозов, бегали туда-сюда люди в засаленных спецовках с инструментами в руках, зачастую совершенно непонятного Илье назначения, на железнодорожную платформу с криками и матом работяги затаскивали по сходням очередную пушку - балочный грузовой кран снова вышел из строя. Шум, дым, гомон голосов, стук молотков и запах краски поднимались вверх, к высоким стропилам крыши депо, откуда всю эту суету освещали мощные электрические фонари.
   Нельск город торговый и богатый. Одновременно и порт на Альге-кормилице и крупный железнодорожный узел. Правда, железнодорожный мост через Альгу в сторону имперской столицы взорвали при взятии города магами, а рабочих депо и мастерских неоды распустили за ненадобностью, но сейчас у сидевших по домам мастеров снова появилась работа. За которую, согласно указу Добрячкова, платили по нынешним, блокадным, временам самой твердой валютой - бесплатным питанием во время смены, продуктовым пайком на вынос и углем с дровами.
  
   Сначала в железнодорожных мастерских чинили автомобили и танки, но сейчас взялись и за импровизированные бронепоезда. А Илья, к недовольству подполковника и Аи, теперь постоянно пропадал в депо, контролируя процесс, заявив, что раз идея его, ему и отвечать за исполнение. И не только отвечать, но и прикрывать, если придётся бронепоезда своими щитами, поэтому он просто обязан знать что там и как. Причин тому у парня было две: злость на зарубившего без внятных обоснований его план Добрячкова и нежелание снова прохлаждаться в дружине без дела. Хватит, надоело только жрать, спать и страдать от откатов после магии. Илья хотел работать, делать что-то своей головой и руками, а не только служить самоходным магическим артефактом. И дело к его радости спорилось. Работали рабочие и мастера круглосуточно, в три смены, и с энтузиазмом, поэтому задумка быстро воплощалась в жизнь. В кратчайшие сроки удалось не только подготовить паровозы, но и прикрыть вагоны и колесные платформы с пушками импровизированной броней из соединенных вместе железных щитов, а так же установить несколько пулеметов.
  
   - Поздно уже, - зевнул рядом с парнем Ромка. - Илюх, ну его к лешему, поехали в дружину. Без нас справятся. С самого раннего утра здесь торчим, причем уже четвертый день подряд... Мы с Сашкой давно спать хотим, блин.
   - Нет, - покачал головой Илья, строго посмотрев на приятелей. - Вы, если хотите, двигайте домой. А я дождусь, когда последнюю платформу полностью доделают. Майсод, ты обещал к утру закончить, так? - спросил бывший студент сопровождавшего их начальника смены.
   - Еще часа три - четыре, господин тан, и будет готово. Немного осталось, - подтвердил пожилой мастер.
   - Я подожду. Если что, на кушетке где-нибудь прикорну или на тюфяках. А вы езжайте.
   - Нет уж, мы с тобой, - тут же ответил за всех Сашка. - Вместе так вместе. - Отличник по натуре, он относился к приказу Добрячкова сопровождать защитника со всей ответственностью.
   Четвертый участник их группы, боевой маг Тронс из семьи Танвар, как всегда промолчал. Он вообще был немногословен. Хотя именно неоду из них четверых в депо приходилось хуже всего. Вокруг сложные машины, резкие звуки, металл, смазка и сильные химические запахи. То есть собрано воедино все то, что противно живой природе и что маги ненавидят с рождения, даже если они живут среди людей - всякая техника. Но высокородная Тентами распорядилась охранять ее человека, поэтому он будет его охранять где угодно. Против данной Аяне кровной присяги не пойдешь, магия крови она такая - шуток не любит.
   - Значит, остаемся до утра здесь, - подытожил Илья. Даже не догадываясь, к каким последствиям привело это решение.
  
   *****
  
   Операция "Снежная кобра" началась за два часа до рассвета. Именно в это время, хлопая громадными кожистыми крыльями, здоровенные транспортные драконы после короткого разбега один за другим тяжело отрывались от поляны логодрома и поднимались вверх, набирая высоту и прячась за низкими облаками. В пассажирских капсулах, закрепленных на боках каждого из взлетевшего десятка драконов, сидело по шестнадцать магов - полная загрузка. Элита Крейса - "ночные охотники", готовились к своему первому боевому воздушному десантированию. У каждого мага на груди висел оправленный в серебро большой кристалл ультамита с заклинанием "голубиного пера". Чтобы остаться незамеченными, десантироваться охотникам предстояло с изрядной высоты, и на создание амулетов пришлось отдать лучшее из полевой сокровищницы армии. Каждый из таких кристаллов мог послужить основой для боевого посоха немалой силы, а теперь им предстояло просто выгореть изнутри, высвободив разом всю свою энергию, чтобы замедлить падение тела перед самой землей. Но кроме амулетов и привычных коротких посохов у магов было при себе кое-что еще, что вообще не лезло ни в какие ворота - человеческие автоматы и гранаты. Оружие нечистое, к которому неоду противно даже прикасаться. Но сделать это пришлось - спецгруппа людей должна быть нейтрализована любой ценой. А мифический человеческий маг, которого требовалось взять живым или мертвым, мог отбирать силу.
  
   Чуть попозже у передовой на северо-западном фасе кольца окружения в седла садились погонщики двух десятков новых драконов. Этот вид отличался огромной, непропорционально большой головой с мощными челюстями, передвигался на двух усиленных мышечной тканью лапах и управлялся всего лишь одним погонщиком. Тело монстров спереди целиком покрывали костяные пластины особой толщины и прочности, но главным было не это. Главное - увеличенная скорость передвижения и усиленная способность отдавать свою жизненную энергию для плетения заклятий погонщику. По мнению Найтмада, новые драконы были капризными, непрактичными и жутко дорогими боевыми хищниками - каждому из них требовалось скармливать в день до центнера свежего мяса, которое на фронте всегда в дефиците. Обычные драконы столь выдающимися характеристиками похвастать не могли, но зато питались зерном, травой и сеном и не требовали особой заботы. А эти... новый выведенный витмагами Крейса вид, специально предназначался для прорыва укрепленной обороны технарей и сегодня Найтмад дал отмашку на введение их в бой. Вместе с другим своим козырем - двумя дивизионами атмосферников для интенсивной магподготовки перед наступлением. Атмосферников ему пришлось буквально выгрызать из резерва ставки вождя, не обошлось даже без личного разговора с Айлтадом. Так что теперь никак нельзя было облажаться, провал будет стоить очень дорого...
  
   С середины ночи на позициях второй ударной и в городе началась метель. Поначалу несильная, с легкой поземкой и порывами ветра, она усиливалась потихоньку, но неуклонно с каждой минутой. В этот раз атмосферники Крейса действовали мягче, пытаясь не столько нанести буйством стихии быстрый урон, сколько дезориентировать людей непогодой, замести позиции второй ударной, укрыть белой снежной пеленой выступающих из леса драконов и перестраивающихся в цепи для наступления магов. И это им частично удалось...
  
   *****
  
   Илья проснулся от того, что кто-то с силой потрепал его по плечу. Вырваться из плена Морфея никак не удавалось, спать хотелось чрезвычайно. Илья даже замычал сквозь сон, пытаясь ускользнуть обратно в сладкие грезы, но некто был весьма груб и настойчив. Поэтому, лежащий на тюфяке с чьей-то скомканной спецовкой под головой, парень поневоле разлепил глаза и тут же уткнулся в немигающий как у змеи взгляд зеленых глаз Тронса, сидящего на корточках рядом с ним. От этого зрелища сон с Ильи как рукой сняло.
   - Магия, - только и сказал неод. - Рядом используется сильная магия.
   - Что? Как? - Привстал Илья с ложа. И тут же услышал, как прямо за стеной депо затявкали автоматные очереди, а потом пару раз хлопнула винтовка.
   - Парни подьем! - тут же вскочил он на ноги и заорал спавшим рядом с ним Ромке с Сашкой. - Боевая тревога!
   "Ультамит, щит на меня, Тронса и парней. Энергию магу рядом дать".
   "Принято".
   Стоявший рядом Тронс аж порозовел и вздохнул полной грудью, с удивлением посмотрев на Илью, когда поток силы устремился к нему. Столько энергии неод еще никогда не получал.
   - Вперед! - скомандовал Илья, когда парни проснулись. - У нас есть проблемы. Надо разобраться, что происходит.
  
   Они быстро пробежали через депо, в котором рабочие, бросив работу, с тревогой прислушивались к звукам снаружи и выскочили на улицу. На секунду Илья оторопел - столько вокруг было снежной белизны... Ночная метель постаралась на славу, засыпав сугробами дороги, дома и деревья. А еще в свете разгорающегося утра стало ясно, что в городе идет бой. Небо впереди сверкало отсветами магических молний, в паре кварталов от них что-то горело, а невдалеке, у распахнутых ворот в окружавшей депо стене на снегу валялись два трупа часовых в имперской форме. За стоявшим прямо за воротами соседним домом снова начали стрелять, и Илья, недолго думая, рванул туда.
  
   Как только парень повернул за угол, сорвав на ходу автомат с груди и сняв предохранитель, он тут же лоб в лоб столкнулся со здоровенным неодом в белом маскхалате и с коротким посохом в руках. Маг был быстрее - и в грудь Илье тут же ударило синеватое "призрачное лезвие". Без всякого толку, конечно. А вот автоматная очередь в упор тут же сложила неода надвое и повалила на землю. Рядом уже вовсю воевали товарищи - в кого-то стрелял Ромка, а Тронс на бегу ударил из своего посоха в крыльцо дома, за которое метнулась чья-то белая фигура, ослепительной шаровой молнией. Взорвалась она не хуже ручной гранаты, только обломки кирпичей во все стороны полетели. В ответ к Илье с товарищами из-за укрытия устремились две огненные стрелы, а затем раздались еще и выстрелы, причем Илья почувствовал, как его сразу же мотнуло от отката.
   "Илья берегись"! - Раздался в голове голос Ультамита. "Я пока отвожу пули магией вероятностей, но с щитами проблема! Летящий свинец не моя стихия"!
  
   Однако, долго этот бой не продлился. Укрытый щитом Ильи Тронс за несколько секунд сплел два заклятья и прицельно отправил их в крыльцо: еще одну шаровую молнию, а вслед за ней - немаленьких размеров файрбол. Ромка с Пашкой после его заклятий рванули вперед, молотя на ходу из автоматов. За ними побежал Илья, но когда он добрался до развалин крыльца, то увидел там лишь свежие трупы еще двух неодов в маскхалатах. Но, что самое удивительное, один из них продолжал сжимать в мертвых руках имперский автомат.
   - Похоже, охотники из западного Крейса - Тихо сказал Илье Тронс, застыв рядом, со светящимся пехотным боевым посохом в руках и задумчиво изучая взглядом трупы. - Специальное диверсионное подразделение... Но почему они с человеческим оружием!? - Неод был потрясен еще больше парня. - Неужели из-за... - он медленно перевел взгляд на Илью.
   - После, поговорим. К своим надо пробираться, - Илья озабочено посмотрел вперед, на широкий проспект, который вел к штабу и зданию дружины. Где-то там, впереди, шел сильный бой и парень подозревал худшее...
  
   Пройти по проспекту, однако, удалось лишь с пару кварталов. Потому что вскоре прямо на них откуда-то сбоку выскочил целый отряд бегущих сломя голову бойцов, среди которых затесалось несколько гражданских. Люди бежали в полной панике, хотя многие из них были вооружены. А через несколько секунд Илья понял, что их так напугало, потому что вслед за ними на проспект выскочил боевой дракон с погонщиком. Такой твари парень еще не встречал, и поэтому на мгновение застыл от страха и удивления...
   Это был вылитый тираннозавр. Почти как на картинке в учебнике биологии. Только вот сейчас он был рядом и живой и выглядел как оживший ночной кошмар. Раза в три выше парня, весь в каких-то уродливых пластинах, огромный хвост толщиной с небольшой легковой автомобиль мечется по земле, разбрасывая в стороны снег. Пробежав несколько шагов, динозавр легко догнал последнего бегущего бойца и на ходу ухватил его зубами, подкинул вверх и перекусил надвое, человек даже и заорать не успел. А погонщик со спины твари ударил по спасающимся людям ярко-белым лучом, словно лазером. На двоих попавших под этот луч бойцах тут же вспыхнула вся одежда, и они закричали, катаясь по снегу, но магическое пламя не унималось.
   - Тронс, убей его! - Услышал Илья свой голос как будто со стороны. Часть сознания парня была в ужасе и оцепенении, от увиденного, кровь бешено стучала в висках, но трусить было некогда.
   "Ультамит, максимум силы магу рядом. Магию у твари и погонщика забрать"!
   "Принято".
  
   Огромная тварь чуть притормозила, разворачиваясь к ним, но сделала это как-то неуверенно, затоптавшись на месте. Магический ментальный поводок между зверем и погонщиком рассыпался, и дракон это почувствовал. Маг на его спине еще раз взмахнул посохом, потом с удивлением посмотрел на него, не понимая, почему оружие не работает.
   И тогда Тронс атаковал. На создание тяжелого заклятья у боевого мага ушло секунд пять, но оно того стоило. Илью обожгло болью как кипятком, а синий луч магического "призрачного лезвия" из посоха неода ударил прямо в глаз дракона, показавшись с другой стороны его головы словно стилет. Тварь взвыла так, что заложило уши, затем сделала несколько неуверенных шагов, словно курица с отрубленной головой, пока не уткнулась в стену ближайшего дома и лишь тогда грузно осела вниз, продолжая дергать лапами. Выложившийся до конца Тронс, побледнел и упал на колени, но его участия в бою пока не требовалось - спрыгнувшего погонщика Ромка с Сашкой расстреляли из автоматов.
  
   Стоять! - Едва придя в себя, заорал Илья из всех сил в спину бегущим бойцам. Из них лишь трое или четверо притормозили, наблюдая за их схваткой с "тиранозавром". - Стоять трусы! Расстреляю как паникеров к чертовой матери!!! - дал очередь поверх голов бегущих защитник.
   Как ни странно, это подействовало. Люди стали останавливаться, замерев на месте и оторопело оглядываясь на мертвого монстра позади них. Всего человек двадцать, большинство вооружены автоматами и винтовками, хотя кое-кто и с пустыми руками... Илья решительно зашагал к бойцам, выделив среди беглецов старшего по званию - немолодого васта в пехотной форме.
  
   - Кто такие! Почему бежали, не приняв бой! Отвечать! - Голос парня дрожал от гнева.
   - Третья пехотная дивизия, господин тан, - ответил васт, вытянувшись по стойке смирно и пряча глаза. - Испугались мы, - честно признался он, кивнув на труп дракона с красной от человеческой крови мордой. - Этакую дуру ничем не возьмешь, ни пулей, ни гранатой, а она нас как жрет заживо как...- не нашелся с аналогией боец. - Вот и побежали...
   - Хороши защитники человечества..., - презрительно сплюнул Илья. - Что вообще происходит, можешь мне дать ответ, васт? Тебя как зовут?
   - Васт Фогг, господин...?
   - Господин Илья. Спецдружина. А это маг госпожи ярла Аяны Тентами, - кивнул на Тронса парень, перехватив настороженные взгляды бойцов, направленных на неода в имперской форме с боевым посохом наготове. - Отвечай, Фогг.
   - Неоды прорвали фронт и вошли в город, тан, - доложил васт. - Бой начался перед рассветом, маги атаковали во время метели. Мы держались сначала, а потом появилось вот это - показал он рукой на тушу дракона. - Артиллеристов вмиг смяли, а мы начали отступать. Только в городе откуда-то взялись неоды...и...опять драконы.
  
   - И вы побежали, куда глаза глядят. Хотя могли укрыться в ближайшем здании и дать бой. Ладно, будем считать это минутной слабостью, которая больше не повторится, - уняв эмоции, твердо сказал Илья. - Короче... Принимаю вас под свое командование. Драконов не бойтесь, сами видите, есть на них управа. Наша задача - прорваться к штабу армии. За мной! - Парень развернулся и быстро пошел вперед, нисколько не сомневаясь, что его послушаются. Так и оказалось, бойцы третьей пехотной присоединились к его отряду беспрекословно, как будто он век ими командовал.
  
   Еще одного тираннозавра нашли немного подальше, в нескольких кварталах впереди. Тварь валялась чуть ли не в обнимку со сгоревшим танком, причем Илья машину узнал - бортовой номер семнадцать. Это из их спецдружины, одна из машин танкового хирда Вайсора. Танк чадил дымом и копотью, башня полуоторвана взрывом, дуло уткнулось в землю. Но и двуногий дракон получил два или три снаряда в упор и в бок - вон, одну из костяных пластин сорвало, в боку туши здоровенная дырища, все вокруг в крови. Что же тут произошло? И где остальные танки, их же в хирде было пять штук? Впрочем, неважно, до штаба армии и здания дружины уже не так далеко - чуть больше километра и вдалеке уже слышны выстрелы. Вперед!
  
   Но далеко пройти они не успели. Потому что в морозном воздухе послышался рев моторов и позади Ильи на проспекте показались имперские танки. Три машины, мчат, ревя двигателями и гремя гусеницами, догоняя их отряд. Приглядевшись, Илья скомандовал бойцам остановиться, и вскоре его сердце радостно ёкнуло. Потому что из откинувшегося башенного люка притормозившей около их отряда головной машины показалась голова Вайсора в черном танкистском шлеме.
   - Вот ты где тан! - Радостно крикнул он. - Живой, гад! А мы тебя ищем! А ну быстрее на броню!
   - Хирд, слушай мою команду! По машинам! - тут же скомандовал бойцам Илья. - Вайсор, как же я рад тебя видеть! Как ты тут, блин, оказался!?
   - Как я тут, бл... оказался...тан....?! - Вайсор не удержался от целой матерной тирады. - Нас за тобой Тродд в депо послал, когда заварушка началась. Пока туда прорвались, потеряли две машины - тут на улицах какие-то новые драконы появились, я таких кошмарных тварей еще в жизни не видел. Беспредел полный... В депо говорят - нет тана, ушел с охраной куда-то...Возвращаемся, а вы, оказывается, тут прохлаждаетесь! Щитами прикроешь, меткость дашь?
   - Не вопрос, - улыбнулся Илья. - Давай к нашим, сейчас мы неода вместе выбьем. Где Ая и хевдинг?
  
   - Не знаю, - помрачнел Вайсор. - Илья, со штабом дело плохо. Очень сильная метель ночью была. И, кроме того, весь центр города под утро неоды какой-то магией накрыли, вроде заклинания сна, а затем неожиданно их диверсанты появились. Не знаю, откуда, как с небес упали. Нас в дружине Лима спасла, она сегодня дежурила.
   - Лима?!
   - Позавчера Аяна приказала: при тебе, штабе и дружине должен всегда быть дежурный маг! Ты что, об этом не слышал?
   Илья только махнул рукой - продолжай.
   - Как в воду наша ведьма глядела... Нас бы неоды тепленькими взяли, если бы Лима не подняла тревогу и не развеяла сонные чары. И то - атака была лихая, мы отстреливались от магов из всех окон, народу побило немало. Черт их поймет, откуда их вдруг столько взялось! А штаб, похоже, захватили - там перестрелка была короткая, и, похоже, магический бой, а потом что-то взрывалось...
   - А дальше?! - Илья от волнения схватил танкиста за плечо.
   - А дальше меня с танковым хирдом за тобой Тродд отправил! - крикнул ему в лицо Вайсор. - Прямо под огнем, как только от первой атаки еле-еле отбились! Говорю же, не знаю! Только Ая вместе с Добрячковым в эту ночь в штабе были! А тебя, защитник, чтобы нас всех прикрыть, рядом не оказалось!
  
   Глава 6. Неожиданные новости.
  
   Три танка с десантниками мчались по проспекту к зданию дружины, и Илья, сидя на громыхающей броне головной машины, напряженно всматривался вперед. В этот момент больше всего на свете ему хотелось скорее добраться до своих, и это стремление не оставляло места в голове посторонним мыслям. Никакого страха за себя не было, а вот за Аю и Добрячкова парень волновался сильно. Вайсор прав - он виноват в том, что во время вражеской атаки находился в другом месте и не смог прикрыть их щитами. Сегодня не первый его бой - прорвемся, только бы с ведьмой и подполковником не успело случиться ничего плохого, - думал Илья, морщась от ледяного ветра в лицо. Какие бы у них разногласия не были, друзей следовало выручать любой ценой. Все остальное - не суть важно...
   Но так просто до дружины добраться не вышло... Проспект повернул налево, и мчащиеся по улице к стоявшему особняком зданию портового управления танки Вайсора сходу напоролись на заслон неодов. Еще один тираннозавр и несколько магов ждали людей прямо за поворотом проспекта, вне прямой видимости. Более того, неоды в кратчайшие сроки ухитрились соорудить нечто вроде хлипкой баррикады из поваленных фонарей, двух перевернутых грузовиков и какого-то мусора и теперь были готовы к встрече. Подвешенные заранее на посохи заклятья губительной для моторов "синей изморози" и противопехотных "призрачных лезвий" как по команде накрыли мчащиеся танки и десантников на их броне, заставив Илью поморщиться, но сейчас имперцев было уже не остановить.
  
   - Десант, с брони! - Закричал Илья, с трудом удержавшись на резко затормозившем танке. Бойцы посыпались на землю, а машина Вайсора чуть поведя стволом, выстрелила прямо в дракона. И попала - стараниями защитника с меткостью у танкистов было все в порядке. Только вот убить тираннозавра не удалось. Илья впервые в жизни увидел, как дракон удержал выпущенный в упор танковый снаряд. Здоровущую тварюгу сбило с ног, так что она плюхнулась на землю и, задрав когтистые лапы, взвыла пронзительным голосом. Но потом, оттолкнувшись хвостом от мостовой, снова вскочила на лапы. Никаких видимых повреждений, если не считать покрытой сетью трещин нагрудной костяной пластины парень на ней не разглядел.
   - Вайсор, ближе! - Заорал Илья в открытый люк, держась из всех сил побелевшими пальцами за башенную скобу. - Дави гадов, я им сейчас магию выключу!
   Танк взревел форсированным двигателем и снова помчался вперед. Рядом уже вовсю шел бой: спрыгнувший с танка на мостовую Тронс, работал полевой артиллерией, посылая в баррикаду файерболы один за другим, по соседней машине с седла динозавра погонщик-неод бил попеременно молниями и огненными росчерками "ведьминых поцелуев", сзади захлебывались огнем автоматы имперцев.
  
   Проскочив еще несколько десятков метров, машина остановилась перед самой баррикадой - Вайсор боялся таранить препятствие, опасаясь за Илью на броне, но этого и не требовалось - парень наконец-то смог произнести заветное: "силу у магов рядом забрать". И почти в тот же момент еще два танковых выстрела прикончили дракона, пробив на этот раз его броню. Без наведенной меткости вряд ли бы у танкистов это получилось - тварь металась по улице широкими прыжками, опережая наводчиков, и Илья снова почувствовал сильный откат - Ультамиту приходилось играть с вероятностями по полной программе. Но дальше бой пошел в одни ворота: танки прошивали баррикаду в упор из пулеметов, не давая неодам поднять головы, а воодушевленные стремительной атакой, огневой поддержкой и отсутствием собственных потерь десантники, вскоре оказались по ту сторону заграждения. Минута - и после трескотни автоматов и отдельных винтовочных выстрелов, с сопротивлением было покончено. Подъехавший танк отбросил в сторону перевернутый грузовик, расчистив проход, и отряд Ильи оказался на небольшой площади у знакомого трехэтажного здания с колоннами, где располагалась дружина.
  
   Вид у бывшего управления порта был плачевный - несколько колонн у входа расколоты взрывами, стекол нет, стены закопчены и выщерблены попаданиями пуль и заклятий, под окнами валяются трупы... Но в целом - по фронтовым меркам ничего страшного. Здание, по крайней мере, не сгорело. А еще в нем шел бой - в окошках второго этажа полыхали огоньки магических вспышек, слышалась стрельба, а в воздухе густо пахло сгоревшим порохом и озоном - верными признаками тяжелой схватки.
   Илья, спрыгнув с брони, устремился к изуродованному взрывом входу. За ним уже бежал Тронс со своим посохом и Ромка с Сашкой, а сзади под командованием Фогга их догоняли бойцы третьей пехотной. Сейчас они не трусили и не сомневались, - успели прийти в себя и почувствовать вкус победы. Илья их за проявленную недавно слабость судить не мог - все же встреча с тираннозавром-людоедом для нормального человека даром не проходит...
  
   На первом этаже парень увидел знакомую по прошлым боям картину - трупы людей и магов вперемешку, пыль, дым, валяющиеся на полу гильзы и обломки мебели. Наверху интенсивно стреляли и, судя по характерному шипению и свисту - колдовали.
   "Энергию у магов рядом кроме Тронса забрать", - на автомате отдал команду Ультамиту Илья. Услышал в голове привычное "принято" и побежал скорее к лестнице на второй этаж, стремясь быстрее в бой. Илью переполнял адреналин, в висках стучало, мысли были ясными и отрывистыми, как всегда во время схватки. Однако, выскочившего из двери сбоку, как чертик из табакерки, неода в белом маскхалате, парень проморгал. Уже направивший ему в грудь автомат маг, с перекошенной от страха физиономией отчаянно давил спусковой крючок, но почему-то его автомат не стрелял - защитник видел это в мельчайших подробностях, пока сам вскидывал оружие и жал спуск.
   Секунда, и автоматная очередь защитника попала неоду в грудь и в голову, отбросив тело мага на грязную от копоти стену.
  
   "Илья стой! Стой, кому говорят"!!! - Взревел вдруг в голове парня Ультамит. - "Тебя чуть не убили! Я не могу скорректировать вероятность на промах при стрельбе в упор"!
   - Илюха остановись! - почти синхронно с покровителем заорал сзади Ромка. - Подожди! Куда ты прешь на рожон, идиот!
   "А разве это не ты не дал ему выстрелить"? - оторопело спросил Ультамита парень, задержавшись рядом с агонизирующим неодом и поджидая Ромку с Сашкой. Рваться вперед всех в самое пекло ему вдруг резко расхотелось.
   "Нет. Я не знаю, почему он не стрелял"!
   "Интересно", - Илья поднял автомат умирающего мага. Стандартная имперская модель, пистолет-пулемет Толльсера с рожковым магазином на тридцать патронов и свободным затвором. У Ильи такой же, только с более емким дисковым магазином - парень любил, чтобы патронов в бою было побольше. Блин...оружие-то у неода в плохом состоянии. Со следами ржавчины, нечищеное и... с банально заклинившим от перекоса патрона затвором. Считай его случай спас. Или нерадивость неодов - судя по внешнему виду, даже взяв в руки человеческое оружие, зеленоглазые его не любили и за ним не ухаживали. Маги, что с них взять... И все же, ему чуть конец не пришел...Что-то он действительно чересчур развоевался, поверил в свою неуязвимость. Лучше просто поддержать отряд щитами, больше толку будет.
   Тем временем бойцы обогнали Илью в коридоре и начали с оружием наготове подниматься на второй этаж по лестнице, а вскоре где-то наверху парень услышал радостный громовой крик Рейсода.
   - Дружина, в здании защитник! Хана неодской магии, отвоевались тридварасы! Все в атаку, за мной! Барра!!!
   "Вот и ладушки", - устало подумал Илья, присаживаясь на пол, спиной к стене. "Давайте-ка завершайте без меня, что-то голова уже кружится".
  
   Лечебное сияние от скользящих над телом женских ладошек мягко обволакивало сидящего на стуле парня. Лима лечила немного по-другому, чем Ая...не те ощущения. Как-то нежнее что-ли, или неувереннее... но все равно приятно. Оказывается, две разные магички не только выглядят, но и колдуют немного по-разному. Лима была чуть пониже, чем Ая ростом, такая же худенькая, но с какими-то испуганными глазами, молчаливая и совсем без Аиного апломба и самоуверенности. Еще ее волосы были скорее синие, чем бирюзовые как у Аяны...словом примерная домашняя девочка, а не боевая ведьма. Вообще-то у нее была и более важная работа - раненых в дружине хватало. Но самым тяжелым из них Илья с Лимой уже помогли, а восстановиться защитнику требовалось как можно быстрее - еще ничего не кончилось.
  
   - Тродд погиб, - продолжал свой доклад, сидящий рядом с защитником за столом Рейсод, качая свежезабинтованной головой. От магического лечения тан отказался, сказав, что на его "царапину" сейчас нет смысла тратить дефицитную магию.
   - Когда неоды в подъезд ворвались, ему молнией грудь сожгло. - В который раз вздохнул командир гвардейцев Алмии. - Не повезло кронярлу... Как только мы отбили первую атаку, Тродд отправил Вайсора с танкистами тебя искать... А маги вскоре снова пошли на штурм, причем со всех сторон сразу... Видимо, как раз со штабом закончили и к нам всей силой ломанулись. Всего у нас сегодня тридцать пять человек побило, раненых с полсотни...магия-магией, но до завтра-послезавтра они в строй не встанут - слабые все. На данный момент почти ополовинили спецдружину. Но и мы их приложили крепко. Больше сотни элитных "охотников" вокруг здания и на первом этаже лежат, я посчитал. Да, Илья, у неодов новая тварь появилась - дракон особенный, на вид - жуть кошмарная, одни зубы в пасти мне по локоть...
   - Видел, - кивнул Илья. - Мы парочку таких по дороге упокоили. Один совсем рядом валяется.
   - Вот... Его наездник во время второй атаки молниями и ледяными стрелами наш подъезд разнес, сука. Поддержал их огнем. А затем уже в бой штурмовые группы пошли, все по правилам... Пришлось отступить на второй этаж, но и магов положили полно...
  
   - Я понял, Рейсод, - прервал гвардейца Илья. - Понял. Мы отбились, неодам хана. Со штабом что? Где Добрячков, Ая, Тольм на худой конец?
   - Не знаю... Сначала в районе штаба был бой, затем сильные взрывы. А потом все стихло. Толковой связи нет ни с кем. Телефоны молчат, в радиоэфире неразбериха. Сплошной мат, чьи-то приказы, просьбы о помощи. Похоже, передовая прорвана на северо-западном направлении, неоды в городе. Бои идут - это все что я могу сказать точно. На востоке и юге - тихо пока. Где и какими силами прорыв - непонятно.
   - Хорошо, - кивнул Илья, - понятно, что ничего не понятно... Слушай меня внимательно, Рейсод. Нас, получается, всего трое танов осталось, так? Старше по званию никого нет. Тродд погиб, госпожа Аяна и хевдинг пропали без вести, остались ты, я и Вайсор с тремя танками. Короче говоря, в этой ситуации я принял решение взять командование спецдружиной на себя. Возражения есть?
  
   Рейсод задумчиво посмотрел на Илью.
   - Всего один вопрос, - нервно забарабанил пальцами по столу гвардеец. - Один вопрос... А ты уверен, защитник? - тихо спросил он. - Нет, в самом деле, ты уверен, что хочешь быть командиром? Ты знаешь, что нам всем сейчас делать?
   - Так точно, тан, - решительно отрезал парень. - Я уверен в себе, знаю что делать, и более того, неподчинения не потреплю. Понятно? - С вызовом посмотрел он в глаза гвардейцу.
   - Понятно, - склонил голову Рейсод, криво усмехнувшись. - С защитником-магом в нашей ситуации спорить просто глупо - на тебе все держится. Я и не буду этого делать... берешь все на себя - бери. Слушаю ваши приказы, господин тан!
   - Даю двадцать минут на передышку и подготовку штурмовой группы. Я, пока к вам прорывался, подобрал в городе нескольких бойцов, возьму их с собой. Еще с полсотни дружинников отберу лично. И вместе с танкистами выдвинусь к штабу. Остальные остаются здесь, командуешь обороной здания ты. Прояснить судьбу командования - наша главная задача.
   - Меня в рейд не хочешь брать? - тихо спросил гвардеец.
   - Хочу, - честно ответил парень. - Но не могу. Мне толковый офицер здесь нужен. Выполняй приказ, тан.
   - Есть выполнять! - по-уставному четко ответил Рейсод.
  
   Штурмовую группу собрали быстро. Три танка и чуть меньше сотни штыков поддержки - Илья считал, что для предстоящего боя это оптимальный состав, больше ему не потянуть. Неплохая огневая мощь, и в то же время всех союзников можно худо-бедно укрыть щитами. Рядом с ним теперь на броне сидело аж два мага - Тронс и взятая для оперативного лечения Лима. Бледная магичка держалась за скобу двумя руками и испуганно вздрогнула, когда взревел танковый мотор и машина начала движение, так что Илья попросил Сашку присмотреть за ней, чтобы она не упала под гусеницы ненароком. Впрочем, добраться до штаба - максимум минут десять.
   Мучимый самыми тревожными предчувствиями и опасениями, Илья рвался в бой. Вот только боя не получилось...
  
   Четырехэтажное здание штаба второй ударной армии оказалось наполовину взорвано. Причем взорвано в труху - на земле валялись сплошной беспорядочной кучей обломки в виде расколотых кирпичей и обломков стропил. А еще его никто не оборонял - ни люди, ни маги. Штурмовая группа спецдружины окружила здание, подобравшись к нему вплотную, но оно выглядело тихим и покинутым. Мертвым, можно сказать... И это впечатление усилилось, когда Илья во главе передового отряда пробрался внутрь уцелевшей части дома через единственный оставшийся подъезд. Никого живого в штабе не было. Трупы, конечно, попадались, как и следы недавнего боя. Илья узнал в одном из убитых ординарца Тольма - Велтта, молодой парень с рваной раной поперек груди еще сжимал в руке рукоятку пистолета. Были и другие знакомые лица, парень бывал при штабе неоднократно, и многих офицеров знал лично... Убитых неодов оказалось значительно меньше, чем имперцев, хотя бой в здании, судя по обилию стреляных гильз, в некоторых местах шел отчаянный. Вместе с Тронсом, Ромкой и Сашей Илья проходил комнату за комнатой, перешагивая через лужи запекшейся крови, разбросанные вещи и оружие, и внимательно вглядываясь в лица убитых людей в имперской форме. И каждый раз его сердце замирало - она или нет? Вон то тело издали похоже на Аю - явно женское. Нет ерунда, волосы темные... Все равно надо посмотреть... нет, точно не она, какая-то связистка. А вон там - сердце пропустило пару ударов, - кажется, лежит подполковник. Нет, обознался, тело слишком грузное и непохоже на подпола, хотя лица-то у мужика и нет - сожгло заклинанием. Ёшкин же ты кот...какая же тут была бойня.
  
   - Командир, хватит. Нет тут их, - положил ему руку на плечо Ромка, когда Илья завершил второй круг по уцелевшему этажу. - Хватит мертвяков разглядывать, без толку это.
   - Еще на четвертом этаже не смотрели, - упрямо мотнул головой Илья.
   - Ты еще не смотрел, а наши парни там уже успели все обойти, - вздохнул Ромка. - Не один ты переживаешь. Нету их тут. Значит живы.
   - Если живы, то где они? - севшим голосом спросил Илья и Ромка отвел взгляд. Что там говорить... кабинет Добрячкова был во взорванной части штаба. Да и неоды могли взять трупы Аи и подполковника с собой. Все же Ая - чуть ли не личный враг Айлтада, а Добрячков - хевдинг и герой Нельска. Но в любом случае...
   - Обойдите все еще раз, - упрямо сказал Илья. - Надо удостовериться точно!
   - Командир, мы зря теряем время...
   - Это приказ! Выполняйте! Еще раз обследуйте здание!
   - Есть!
  
   Илья грузно сел на уцелевшее кресло в одном из кабинетов и прикрыл глаза. Как же все плохо блин... Только сейчас до парня вдруг как-то разом дошло, что ни Аи, ни подполковника больше нет. Сердце заныло, горло перехватил холодный ком, а в глазах предательски защипало. Это ведь он угробил любимую. Смешно вышло - когда-то спас девушку от расстрела, а теперь, получается не сберег... Да и подпола тоже. А теперь - все, сделанного не вернешь. Если бы он послушался Добрячкова и спокойно тянул свою лямку защитника, то они, возможно, были бы живы. Он бы прикрыл щитами дружину и штаб, бой пошел бы по-другому... Идиот, что там говорить. Ему люди доверились, а он их не смог защитить, все из-за своих дурацких амбиций.
   В голове было пусто, только проносились какие-то обрывки мыслей и фраз. Привычный мир вдруг рухнул и что делать было решительно непонятно. Надо, наверное, что-то командовать, принимать какие-то решения, вести людей за собой... Только куда вести и что делать? Вот Добрячков - тот всегда мог дать ответ на этот вопрос, даже когда все вокруг горит и рушится. Только нет больше подполковника...
   Парень опустил голову вниз и молча сидел, тупо смотря в пол. Все, приплыли. Будем откровенны - надежды практически нет.
  
   "Не надо так сильно страдать", - неожиданно раздался в голове знакомый голос-мысль. "Илья, прекращай немедленно уныние и тоску, ты сильно вредишь своему организму. Я тебя очень прошу"! - Парню даже показалось, что разумный кристалл немного смущен, но внимание на это погруженный в черную депрессию защитник не обратил.
   "Да иди ты нахрен" - мысленно отмахнулся он от Ультамита. "Заткнись".
   "Никуда я не пойду! У меня и ног-то нет, куда мне идти? Илья, ты мой главный апостол! Ты мне тут живой и здоровый нужен, немедленно возьми себя в руки!"
   "Ты что, не понимаешь, что произошло"! - если можно было бы мысленно заорать во все горло, то у Ильи сейчас это получилось. - "Ая и Добрячков погибли"!
   "С чего ты взял"? - Удивился голос Ультамита в голове. "Жива Ая".
   "Как жива"? - Оторопел Илья.
   "Обычно жива. Я ее чувствую. Так же как тебя".
   "Стоп", - после паузы ответил Илья, пытаясь собраться с мыслями. "Ты мне врешь, чтобы дать надежду на ее спасение? Или врал раньше? Ты же говорил, что не можешь наладить контакт с любым магом или человеком кроме меня?
  
   "Так и есть" - согласился Ультамит. "Не могу. Точнее не мог. Ты для меня как приоткрытое окошко в стене между мной и вашим миром. Твоими глазами я могу видеть, через тебя действует моя сила, с твоей помощью я могу дотянуться до тех, кто находится рядом с тобой. Но чем дальше от тебя, тем меньше у меня возможностей. Так было. Но сейчас открылось еще одно "окошко" в мир. Точнее, ты недавно открыл его для меня.
   "Подожди, ты хочешь сказать, что Ая..."
   "Именно. Живая часть тебя стала живой частью ее. У вас появилось нечто общее, поэтому она стала для меня открытой. Теперь я могу ее чувствовать так же как тебя, давать ей свою силу и власть над магическими потоками, говорить с ней".
   "И давно она беременна"!?
   "Несколько дней как..."
   "А почему ты, сволочь кристаллическая, молчал! Нет, не то...где она находится! Отвечай сей час же"! - Илья тут же вскочил с кресла, готовый немедленно куда-то бежать.
   "Не торопись", - остановил его Ультамит. "Прямо сейчас я тебе ничего толком сказать не могу. Она в городе, в каком-то подвале, лишена магии с помощью неодских заклинаний и блокаторов. Думаю, что находится в плену вместе с подполковником, я видел ее глазами, как хевдинга выводили из здания штаба перед взрывом".
  
   "Ультамит, блин, твою кристаллическую маму...! Их же надо срочно спасать, ты что, не понимаешь"? - Сердце в груди Илья радостно забилось. Главное - живые, нашлись голубчики! А уж он их как-нибудь вытащит.
   "Понимаю, что надо. Но сперва выслушай меня. Прямо сейчас им ничего не грозит. Я постараюсь через Аю узнать, где они находятся. Тебе рассказать, что произошло со штабом? Насколько я понял из увиденного Аей?
   "Да".
   "Неоды атаковали штаб неожиданно, некоторые - прямо с крыши. Вероятно, высадили десант с летающих драконов. Но перед этим они наложили сонное заклинание на людей и какое-то индивидуальное парализующее заклятье на Аю. Но не обычный паралич, а ментальное плетение, специально подобранное под конкретного неода и очень сложное. Они точно знали на кого охотятся и хорошо подготовились".
  
   "Согласен", - подумав, ответил Илья. "Сон - чтобы выключить из игры меня и дружинников. Заклятье на Аю - чтобы она не смогла вмешаться. А затем идет в атаку десант, и прорывают под покровом метели фронт тираннозавры, добавляя неразберихи. Красиво придумано, ничего не скажешь. Только вот они просчитались. Я был в это время в депо, а в дружине дежурила Лима, о которой неоды не знали. Поэтому она успела поднять тревогу. Так Ультамит?".
   "Похоже на правду", - согласился покровитель Ильи.
   "Только вот одно "но" не дает мне покоя... Ультамит, а почему ты не вмешался, а? Если для тебя теперь Ая открыта и мое присутствие не требуется? Для тебя же все неодские блокаторы и заклятья - тьфу, плюнуть и растереть. Ты мог через Аю лишить силы всех неодов рядом с ней, забрать досуха всю магическую энергию вокруг и заклятье на Ае без подпитки рассыпалось бы само собой, так? А потом снова дать ей силу, чтобы она разнесла десантников в пух и прах? Почему ты этого не сделал?
  
   "Потому что я не мог рисковать твоим ребеночком Илюша", - почти ласково ответил Ультамит. "Этот ребенок очень важен для меня".
   "Объясни".
   "Лишить мага энергии наглухо - это большой стресс для его организма. Магические потоки в теле матери очень важны для правильного формирования плода. Тем более, такого особенного плода. Кроме того, если бы я дал ей вдоволь энергии, то у Аи после боя был бы сильнейший откат, так же как у тебя, а возможно и сильнее. Я вас с ней успел изучить... она бы не берегла себя в бою, а ставила бы щиты на всех союзников и била заклятьями в полную силу. Ей это крайне вредно! Риск для ребенка слишком велик, с большой степенью вероятности плод был бы поврежден! Неоды очень трудно рожают и вынашивают детей, Илья.
  
   "Ее же могли убить? Вместе с ребенком"?
   "Я негласно поставил на нее на всякий случай щит. В случае прямой опасности я бы вмешался. Но ее не пытались убить, она нужна была неодам живой. Это очевидно".
   "Зато перебили кучу людей, которых можно было спасти"! - Мысленно рвал и метал Илья.
   "Ну и что"? - удивился Ультамит. "А какая в этих людях ценность? Погибли, значит, погибли, люди все равно рано или поздно умирают. Илья, для меня очень важен ты, как единственный апостол. Важна Ая, особенно сейчас. Полезны Тольм и подполковник - они твои инструменты для выполнения моих целей. Я помог им выжить, наложив щиты, пока они были недалеко от Аи. Это все, что я мог сделать сам. Дальше - твоя работа, первый апостол. Я тебе доверяю: думай, строй планы, командуй остальными. Но осторожнее - вреда ребенку причинять нельзя. Это мой, как у людей говорят "внучек" и за него я спрошу особо...
  
   - Илюха, бегом на улицу! - В комнату резко ворвался Ромка, бесцеремонно прервав мысленный диалог парня с Ультамитом. Уперся в тяжелый взгляд Ильи, поднявшего на него глаза, словно Вий, и тут же сменил тон, видимо вспомнив, кто тут командир.
   - Господин тан, вас срочно вызывает Вайсор к своему танку.
   - Что случилось, васт? - Холодно спросил Илья.
   - Конунг Тольм на связи. Просил немедленно подойти.
  
   Глава 7. Выбор.
  
   - Тан Илья на связи, прием, - утопил большим пальцем круглую белую кнопку танкового переговорного устройства Илья, переключаясь с передачи на прием сигнала.
   - З...защитник, блин!? Ты где был, б...бл.... кху...когда нас тут рвали как г...гончие кролика?! - голос Тольма в наушниках танкового шлема слышался сквозь треск помех, но, несмотря на это, чувствовалось, что эмоциональная речь дается конунгу с трудом. - Ты же, бл... Ладно, м...можешь пока не отвечать, потом разберемся... Первая хорошая новость за сегодня, я думал вам всем уже х...хана... иномиряне! Танкисты говорят, ты принял командование спецдружиной? Доложи обстановку, прием.
   - Докладываю. Командующий спецдружиной кронярл Тродд погиб во время внезапной атаки магов на рассвете. Я взял на себя командование боевой группой из остатков спецдружины и примкнувших к нам бойцов. Успешно контратаковал неодов у казарм дружины и выбил их оттуда, затем взял под контроль полуразрушенное здание штаба. Сейчас контролирую небольшой квартал в центре Нельска, между зданиями спецдружины и штаба, противника не наблюдаю. Прием.
   - Рад слышать, - казалось, Тольм слегка повеселел, а его голос обрел уверенность. - Контакты с ярлом Тентами или хевдингом у тебя есть? Что-нибудь о них знаешь? Прием.
   - Никак нет, господин конунг, - честно ответил Илья. Бывший студент решил пока не светить полученную от Ультамита информацию о пленении Аи и подполковника. Никакого оперативного значения она сейчас не имела, а лишние вопросы пока ни к чему. - Прием.
  
   - Плохо дело, - прозвучало в наушниках. - Значит, ты еще не в курсе... Илья, маги атаковали штаб внезапно и со всех сторон. Был бой внутри здания, я со своей личной охраной смог пробиться к выходу. Мы пытались прорваться в ту часть здания, где были хевдинг и магичка, но неоды ее взорвали. Меня контузило и мы отступили...меня бойцы на руках вытащили, - судя по голосу, всемогущий конунг самым натуральным образом оправдывался перед Ильей. Впрочем, возможно так оно и было. Как-никак командующий Тольм знал о них с Аей почти все и дружил с подполковником.
   - Боюсь, ты у нас остался единственным магом на всю армию тан, - продолжал конунг. - Ты боеспособен? Не потерял свой дар? Прием!
   - Дар со мной. Сейчас я командую двумя имперскими неодами - боевым магом и целителем из подразделения Аи. Готов выполнять ваши приказы, господин конунг. Прием.
   - Вот это славно, парень, - голос конунга повеселел. - Рад слышать. Илья, мы собираем из всех возможных резервов, с кем удалось установить связь, сводную боевую группу в трех кварталах от вас, у старого рынка. Там же неподалеку развернут временный штаб. Командующий группой - кронярл Нальт. Поддержи его атаку и прикрой магией - сейчас надо срочно отбросить неодов из центра Нельска, пока они не закрепились в старом городе. Вам в помощь я попробую организовать фланговый удар с юга на север, вдоль прорванной северо-западной линии обороны. Наша самая главная задача - попытаться восстановить фронт вокруг Нельска и удержать его. Это основное. Сделаешь? Прием.
   - Так точно, господин конунг. Сделаю. Прием.
   - Удачи! И береги себя, ты с оставшимися магами дружины у меня сейчас единственный козырь.
  
   На пересечении улиц и небольшой площади рядом со зданием старого рынка подъехавший на танке Вайсора Илья увидел сборную солянку из разных подразделений и даже родов войск. Толпа народу и немного техники, если быть точным. Подъезжая на броне к рынку, Илья отметил три средних танка, одну самоходку, парочку пулеметных броневиков старой модели, называемой бойцами "утюг на колесах". И несколько сотен солдат с самыми разными нашивками - связисты, саперы, танкисты, артиллеристы, обычная пехота и даже несколько десятков вооруженных законников с совами в петлицах и бойцов спецотдела. Тольм собрал всех кого смог в охватившей город неразберихе. Командовал бойцами высокий кронярл с нашивками пехотинца и худым нервным лицом, собравший возле самоходки офицеров на короткое совещание. Искать его долго не пришлось - по слышному издалека громкому мату и поставленному командирскому голосу парень быстро понял, где сейчас Нальт. Подошедшему Илье кронярл обрадовался как родному.
  
   - Никак к нам сам героический тан от имперских магических войск пожаловал! - усмехнулся он, крепко пожав парню руку. - Теперь повоюем, ага... Наслышан, как же... Это твои неоды? - Кивнул он на сидящих на танке Лиму с Тронсом, одетых в имперскую форму и сжимавших в руках магические посохи.
   - Мои, - подтвердил Илья. - Точнее наши, имперские.
   - Понятно, - слегка скривился кронярл. - Учтем. Мне Тольм приказал: командуешь ты, но слушай тана как родную маму. Он знает, что делает. Наверное, тому есть причины? - посмотрел он в упор на парня.
   - Причины есть, - уклончиво ответил Илья. - Но давайте к делу. Какой у вас план?
   - Самый простой. Некогда уже долго планировать. Движемся по проспекту прямо на север, до выхода на вчерашнюю линию обороны, вышибаем неода отовсюду, где он окажет сопротивление, дом за домом. Наша задача - восстановить прорванную оборону.
  
   - А патронов хватит? - озвучил старую проблему защитник. - У меня в спецдружине после утренних боев осталось примерно по три магазина на бойца. Если драться за каждый дом, то скоро окажемся пустыми... Если обходить узлы сопротивления, то неоды ударят в спину из всех окон и не только. Да и вообще... увязнем мы в городских боях неизбежно. А к магам в Нельске тем временем подкрепления подходят.
   - К нам они тоже подойдут, - возразил Нальт. - Оборона взломана только на севере и западе, там, судя по обстановке, дыра километров в пять. На остальных участках фронта пока почти спокойно. Сейчас Тольм снимает всех кого можно с позиций на юге и востоке и перебрасывает сюда.
   - Увязнем, как есть увязнем, - сказал Илья, задумчиво ковыряя снег носком сапога. - К нам помощь подойдет, к ним тоже. У меня...то есть у моих магов силы надолго не хватит, боеприпасов с гулькин хрен... Не дело это...
   - Слушай, хватит ныть, тан, - перебил парня кронярл. - Дело или не дело... У нас одна задача - выполнить приказ!
  
   - Его по-разному выполнять можно, - улыбнулся Илья. - Можно по-глупому и героически сдохнуть в процессе, а можно и по-умному - чтобы сдохли маги. Слушай меня внимательно Нальт. Отсюда депо недалеко, а там поезда стоят, как раз для такого случая. На них и прорвемся к околице города. Железная дорога ведет на северо-запад, а нам туда и надо. Оно и неудивительно - кроме железки, там проложен старый торговый тракт, неодам с их повозками наступать с того направления было удобнее всего, плечо снабжения меньше. Самое главное у нас что? Закрыть дыру в обороне Нельска. Для этого нужно быстро и без потерь всей боевой группой прорваться на передовую и устроить магам бадабум. А уж опосля бить их поодиночке, отрезав от своих. Поверь мне, я знаю что говорю...
   - Ты все уже распланировал? - скептически ухмыльнулся Нальт. - Правда? Когда успел?
   - Давай не сейчас об этом, - скривился Илья. - Быстро решать надо....
   - А ты не много на себя берешь тан? Все-то у тебя уже готово и у командующего ты на особом счету... Может быть, пусть тебя Тольм командиром группы ставит?
   - Брось, Нальт, - вздохнул Илья. - Я с тобой бодаться не хочу, вот совсем. Но брать сейчас неода в лоб - бессмысленно, ты же сам это понимаешь. До темноты часов пять от силы осталось, не справимся, просто не успеем. А завтра весь старый город будет полон магов, им ночь не помеха. А у меня действительно есть план, поверь... Ну, правда, некогда нам спорить! Если моя идея выгорит - славы и орденов нам обоим хватит. А если нет - так мертвым все равно.
  
   *****
  
   Через час на двух импровизированных бронепоездах ухитрились разместиться четыреста пятьдесят бойцов - большая часть боевой группы Нальта. В вагоны и на платформы люди загружались битком, стоя и сидя на полу и лавках, плотно прижавшись друг к другу, но Илья на этот счет не переживал - щитами он их прикроет, а неудобства - ерунда. Машинисты нашлись тут же, среди рабочих депо. Парень готовил поезда на совесть и заранее присмотрел специалистов. Так что вскоре широкие ворота в стене Нельского депо распахнулись и два первых в истории Империи бронепоезда вырвались на свободу. Недлинные, в каждом всего по пять вагонов, обвешанные броневыми пластинами, с пушками и пулеметами в первом и последнем вагоне, они быстро набрали ход по безлюдным улицам фронтового города.
  
   Нельск город равнинный, мостов в черте города нет, железнодорожных и автомобильных эстакад - тоже: автомобильное движение в империи не так развито как в привычном для Ильи мегаполисе. Зона отчуждения вокруг путей совсем небольшая, зачастую некоторые строения стоят впритык к путям. Но трем танкам Вайсора и бронетехнике Нальта рядом с рельсами проехать можно. Самое то - плотная боевая группа, которую легко прикрыть.
   Помешать их продвижению маги пытались. Но без всякого результата. Вылетавшие из окон некоторых домов и из-за укрытий боевые заклинания разбивались о щиты парня, а пулеметы и пушки головного поезда отвечали неодам убийственным огнем в упор - Илья старался поддерживать меткость на уровне. Взорвать заранее пути неоды не догадались или не успели. Илья на этот счет не слишком и беспокоился - подполковник мог говорить что угодно, но не в менталитете неодов делать такие диверсии. Они попросту списали железную дорогу со счетов, сосредоточившись на контроле уже захваченных проспектов и улиц. Ну не складываются у магов технические решения, они им просто в голову не приходят. Железная дорога для неодов - лишь средство снабжения и переброски сил в тылу противника. Но не возможность для атаки. Другой тут мир, не знавший еще бронепоездов и рельсовой войны...
  
   К брустверам и окопам бывшей передовой оба бронепоезда подъехали еще через час, незадолго до темноты. Зимний день короток. И вот тут их отряд ждал настоящий бой. На разъехавшиеся в стороны танки, прикрывающие высадку пехоты из вагонов поездов, пошли в атаку драконы и маги. Неодов оказалось много - не одна сотня. Место было ключевое: ведущая в Нельск широкая дорога, по которой маги перебрасывали подкрепления в город и железнодорожные пути пролегали рядом друг с другом и хорошо охранялись. Поэтому получился короткий и страшный встречный бой лоб в лоб - люди атаковали сходу, от остановившихся бронепоездов, а неоды - от занятых ими утром позиций второй ударной.
  
   Всего в их отряде было шесть танков - три из хирда Вайсора и три приданных боевой группе Нальта боевых машины. Плюс одна самоходка и два броневика. И еще десяток вагонов бронепоездов с паровозами. Слишком много объектов, чтобы прикрыть щитами наглухо поезда и всю бронетехнику, не говоря уже о каждом бойце в отдельности - это Илья хорошо понимал. Он не мог спасти всех людей в этом бою и сегодня даже не пытался этого сделать. Задача была предельно утилитарной - выиграть бой и сохранить себя в приемлемой форме, чтобы бить неода сегодня дальше, без перерыва на отдых. А значит, приходилось манипулировать щитами и меткостью, перебрасывая их с машины на машину и с одной группы бойцов на другую в ходе боя, решая кому из людей в данный момент важно выжить, а кому уже не очень... И если раньше Илье подобные решения давались тяжело, до соплей и внутренней истерики, то сейчас - нет, голова оставалась холодной, без особых эмоций, что-то в мозгах у парня выключилось. Или наоборот включилось, кто его знает...
  
   Пара десятков драконов, среди которых было четверо "тираннозавров", атаковали танки и бронепоезда прямо на изрезанном окопами поле, где еще темнели пятнами в снегу неубранные во время утреннего боя трупы бойцов второй ударной. Танки Вайсора Илья прикрывал в первую очередь, самоходку тоже - ее калибр был важным подспорьем в бою, такой снаряд ни одна животина не удержит, пусть она и трижды магическая. Гулко били пушки с бронепоезда, рокотали пулеметы танков и броневиков. А поддерживающие бронетехнику бойцы, развернувшись в цепи, вступили в бой с пешими магами. Их Илья тоже пытался поддержать щитами - но уже постольку поскольку. Рядом с парнем, прижавшись к спине защитника сияющими лечебным светом ладошками, тихо как мышка сидела Лима, стараясь лечить Илью прямо в бою.
  
   Сначала сожгли один танк Нальта, затем второй - Илья вынужден был убрать с них щиты, когда все четыре "тираннозавра" одновременно стали обстреливать молниями и файерболами головной бронепоезд. Парня и так вовсю мутило, приходилось выбирать, кого защитить - мощь заклятий у погонщиков новых драконов была просто запредельная. Потом каким-то новым заклинанием буквально расплющило один из броневиков, словно ударом невидимой кувалды. Бойцы в атакующих цепях тоже гибли - боевые заклинания над полем боя сверкали густо, словно разноцветные гирлянды на новогодней елке и находили себе цели. Но и неоды получили сразу же и по полной программе: драконы падали замертво один за другим, пушки и пулеметы работали в максимальном темпе. А когда с ревом упал последний "тираннозавр", пробитый чуть ли не навылет драконобойной болванкой с самоходки, стало немного полегче, получилось даже добавить меткости бойцам-автоматчикам. Немного, до двадцати процентов, но для такого оружия и это большое подспорье.
  
   Когда бой закончился и последние выжившие гигантские рептилии, прикрывая заклинаниями отступающих магов, скрылись в роще за полем, Илья почувствовал себя выжатым как лимон. Но он все же нашел в себе силы спрыгнуть на землю и, пошатываясь, подойти к Нельту, который уже бежал к парню навстречу от соседнего бронепоезда.
  
   - Ну и дела, Илья! - крепко обнял парня в порыве чувств кронярл. - Вот это мы им врезали! Разнесли неода образцово, просто вдребезги и пополам! Никогда еще такого боя не видел, тан! Они же молниями и файерболами нас в упор лупят, а бойцы прут вперед через огонь как заговоренные! Танкисты драконов один за другим валят, те в снег падают как шишки с елки, сплошные попадания. Сколько же мы их тут побили, десятка полтора, не считая пеших магов! Это ведь ты со своими секретными спецколдунами постарался, так ведь?! Слушай, я сейчас твоих неодов готов просто в маковку расцеловать за такую работу! Век этот бой помнить буду...
  
   - Тише, не надо так кричать. Я просто помог выполнить приказ, - поморщившись, сказал парень, опираясь спиной на бронированную платформу бронепоезда. Илья устало прикрыл глаза и теперь старался унять противный звон в ушах, сосредотачиваясь с мыслями. - Нальт, теперь снова слушай меня внимательно. Занимай здесь оборону и, если сможешь, попробуй оставшимися силами нанести удар на юг вдоль позиций, навстречу нашим, хотя бы на километр-два. Надо соединиться с соседями. Слышишь гремит? - Показал Илья рукой в сторону доносившихся звуков далекого боя в нескольких километрах от них. Там наши контратакуют, как Тольм и обещал. Ну и, конечно, отбивай атаки, если неоды снова по дороге полезут. Но, думаю, что сильного сопротивления до ночи уже не будет - мы им здорово здесь вломили, ты прав. Мы должны восстановить кольцо обороны вокруг города.
  
   - Стоп, а ты? Ты разве куда-то собрался? - удивился кронярл.
   - Да, - сглотнул отдававшую металлическим привкусом слюну Илья. - Я беру один бронепоезд, свои танки и сотню человек. Нам всем очень нужны боеприпасы, и я знаю, где их взять. Сейчас самое время наведаться в склады на станции "Клодино". Неоды отступили, их войска сейчас частично в городе и вдоль линии фронта, и уж там, в тылу, нас совершенно точно не ждут. Часа через два стемнеет, но я успею сегодня захватить полустанок.
   - Авантюра, - рубанул воздух рукой Нальт. - Илья я запрещаю...
   - Не ты первый запрещаешь, кронярл. А зря. Не трудись запрещать, я уже все решил, лучше помоги. Свяжись с Тольмом и со мной, как только замкнете кольцо вокруг города, я доложу как дела. Пусть конунг срочно, еще до утра, присылает на полустанок второй бронепоезд и людей, грузить патроны со снарядами будем. Все у нас получится, вот увидишь. Пока неод растерян и дезориентирован, будем ковать железо.
   - Как связаться-то? В танке рация от силы на пять километров достает.
   - Рация на бронепоезде, - терпеливо пояснил Илья. - Мощная "верга", лично выбирал, когда планировал операцию. Достанет гарантированно. Так что о связи я позаботился. А сейчас не будем терять времени - мне пора.
  
   "Илья, есть новости", - раздался в голове знакомый голос Ультамита, когда бронепоезд в окружении трех танков уже готов был тронуться в путь. "Я, кажется, понял, где держат Аю и подполковника".
   "Где"? - Немедленно отозвался Илья. "В городе или нет"?
   "В Нельске. Их провели ненадолго по улице и бросили вдвоем в подвал одного из домов. Я успел осмотреться глазами Аи. Подполковника, похоже, мучали при допросе, выглядит он плохо. Аю пока не трогали".
   "Где именно в Нельске"?
   "Сейчас все расскажу. Трехэтажный белый дом с красной черепичной крышей. По углам дома четыре тонких башенки с флюгерами. Перед домом у входа стоит ростовая скульптура сидящего мужчины с книгой и пером".
   Илья попытался сосредоточиться. Так, здание с башенками и скульптурой... Нет, ничего на память не приходило...
   - Ромка, не помнишь, один дом в Нельске? - спросил он сидящего рядом на танке товарища. - С четырьмя башенками, красной крышей и скульптурой мужика с книгой?
   - Городской архив что ли? - Задумался товарищ. - Помню. Мы там с Добрячковым какие-то документы изымали после взятия города, они подполу зачем-то понадобились. Ты тогда после защиты элеватора в больничке отлеживался....
   - Далеко он от железной дороги? Показать место сможешь?
   - Пожалуй, да. Так сразу точно не скажу, но вроде не слишком. От депо где-то минут двадцать-двадцать пять ходьбы, но от железки, наверное, гораздо ближе. Да у нас в отряде местные есть, они все покажут лучше меня.
   - Ясно...
  
   "Илья, сейчас есть хорошая возможность их спасти" - продолжал Ультамит. "Атакуй немедленно это здание. Ая и подполковник в подвале, значит, уже хорошо защищены от случайностей в бою. Я наложу на них дополнительные щиты. Если кого-то пришлют убить пленных в ходе боя, то я немедленно лишу такого мага силы, как только он окажется рядом с ними. В крайнем случае - осторожно дам силу нашей Ае. Момент идеальный".
   "Илья... Первый апостол, ты чего молчишь"?
   Парень аж скрипнул зубами, пытаясь понять, как лучше поступить. Он всем существом рвался на помощь своим товарищам, Аю с Добрячковым следовало немедленно выручать, Ультамит прав. Но... А как тогда быть с боеприпасами для второй ударной? Ему уже весьма хреново, несмотря на лечение Лимы, еще один тяжелый бой станет для него последним. Очень уж суматошный сегодня денек выдался - с утра постоянные драки без перерыва на обед. Если он сейчас отменит атаку на "Клодино", то ни сегодня, ни завтра ее уже не будет. Прорыв к зданию архива и бой с укрепившимися там магами затребует немалых сил, его почти наверняка опять наглухо вырубит от напряжения. Время, драгоценное время уйдет безвозвратно. За пару суток, пока он будет приходить в себя, неоды перегруппируются и снова прорвут с трудом восстанавливаемую сейчас оборону города, а армия останется на голодном снарядном пайке. Последние запасы патронов активно расходуются в боях прямо сейчас... Если ситуацию не поправить, дело чревато новой катастрофой.
  
   "Мы спасем их потом. Завтра или послезавтра". - Наконец, ответил бывший студент.
   "Ты уверен"? - засомневался Ультамит. "Завтра их могут куда-нибудь перевести. Или что-нибудь с ними сделать..."
   "Неоды в городе завтра будут окружены, а фронт укреплен. После этого мы выручим Аю и Добрячкова".
   "Илья"?
   "Так надо", - руки Ильи непроизвольно сжались в кулаки. "Так надо, Ультамит. Сейчас есть более важные дела"!
   "Более важные, чем мой внук"?! - Илье показалось, что в голосе Ультамита прозвучали нехорошие нотки.
   "Именно! Важные для выполнения поставленной тобой задачи"!
   "Ладно... Я поверю тебе. В этот раз" - послышалось в голове, и голос покровителя парня замолк.
   - Вайсор, вперед! - крикнул в открытый люк танка Илья. - Выдвигаемся к Клодино, мы должны успеть до темноты.
  
   Глава 8. Клодино.
  
   Полустанок "Клодино" показался неожиданно, прямо за очередной заснеженной рощей, когда солнце уже успело спрятаться за верхушками деревьев на западе, но небо в прорехах между тучами еще пылало закатным багрянцем. Илья, посмотрев в прихваченный с собой артиллерийский бинокль на россыпь строений рядом с железнодорожными путями, разглядел небольшое здание стации, пару десятков низких деревянных домов, похожих на бараки и водонапорную башню, стоявшую рядом с угольным и дровяным складами. Метрах в двухстах от станции виднелся хлипкий забор с невысокими деревянными вышками по углам огороженного пространства. Бывший студент знал, что за ним находится - недаром он старательно разглядывал снимки аэрофотосъемки и беседовал с офицерами. Временные склады. Основные запасы боеприпасов округа хранились подальше от железной дороги, в лесу, километрах в трех от станции, в заглубленных в землю специальных укрытиях. Но с началом войны потребовалось временное хранилище под открытым небом, с которого можно было быстро грузить ящики с патронами и снарядами на поезда, идущие на фронт.
  
   На пути к станции неоды их не ждали, как Илья и предполагал. По его мнению люди в этом мире пока плохо пользовались своим главным преимуществом перед магами, которое давали им моторы - скоростью. Не знали здесь пока концепции мобильной войны. Танки и грузовики имелись, в ходе войны появились даже целые танковые бригады, как у Тольма. Но вот на глубокие рейды имперцы пока решались редко, в основном используя бронированные машины для поддержки пехотных частей. Неудивительно - опыта успешных наступлений у имперцев было маловато. Хотя их военная мысль шла в правильном направлении - те же танковые хирдманы поддержки на грузовиках и броне танков тому доказательство. Вот и сейчас - бронепоезд и танки преодолели тридцать километров примерно часа за полтора, и то в основном потому, что машинисты не рисковали слишком разгоняться, дабы ненароком не сойти с рельсов. Пути были занесены снегом, под которым могло скрываться что угодно. Сопротивления парочка встретившихся по пути неодских постов на пересечении железнодорожных путей с рокадными дорогами оказать бронепоезду не смогли, их снесли походя, не особенно и напрягаясь.
  
   У Клодино вражеский заслон оказался посерьезнее. Но Илья к такому повороту событий был готов. Первые неприятельские заклинания парень выдержал неплохо. Молнии и огонь, устремившиеся к паровозу из снега рядом с водонапорной башней не причинили ему вреда и бронепоезд с танками продолжали приближаться к станции, закрытые от магии щитами.
   Но затем враг преподнес крайне неприятный сюрприз.
   Гулко грянул орудийный выстрел и рядом с соседним танком взметнулся от близкого разрыва перемешанный с землей снег. Затем еще один выстрел и еще разрыв, чуть позади. А потом шальной снаряд ударил прямо в одну из платформ бронепоезда, оторвав от нее кусок борта вместе с самодельной броней...
   "Ультамит, где щиты"! - мысленно заорал парень. "Тут у неода целая артиллерийская батарея"!
   "Стоят! Я не могу одновременно держать глухие щиты от снарядов и магии, ты не выдержишь! Защита от физических тел очень энергоемка"!
   "Играй вероятностями! Пусть они промахнуться"!
   "Пробую... Стрелки пока далеко от тебя, влиять на них перед выстрелом трудно... Менять вероятность попадания уже летящему снаряду еще сложнее..."
   Новый снаряд лег прямо под танк за ними. Илья даже услышал, как он свистит в полете. Попадания в броню не было, но машина резко сбавила ход, закрутившись одновременно вправо - взрывом перебило гусеницу.
  
   "Добавь еще меткости танкистам", - мысленно скомандовал Ультамиту Илья, прошептав от волнения вслух эту же команду пересохшими губами. "Да что же наши не стреляют, так их за ногу"! - лихорадочно пронеслось в его голове. Понятно, почему молчит бронепоезд - его наскоро закрепленные по бортам платформ пушки просто не могут стрелять через паровоз или под очень острыми углами. Пока состав не въедет на станцию, с которой прямо по курсу ведет огонь артиллерийская батарея, они бессильны. Но танкисты чего тянут, какого хрена?! Сейчас Илья ощущал себя как никогда беззащитным. Даже приказать никому ничего нельзя, люк у танка закрыт, ветер свистит в ушах, взрывы. А танковые переговорные устройства в этом мире только на проводах, никаких компактных раций не предусмотрено. Да еще к пушкам и летящим со стороны неодов боевым заклятьям добавились длинные пулеметные очереди... Сейчас влепят снаряд в котел паровоза и приехали... Что же делать?
  
   - Тронс! - крикнул Илья сидевшему рядом магу. - Бери у меня всю силу, какую хочешь, но подави арту! На тебя вся надежда!
   Побледневший маг сосредоточенно кивнул головой и поднял одной рукой посох, второй из всех сил держась за скобу позади башни. Илья почувствовал, как снова сильно закололо в висках, а тело начало нехорошо слабеть. Но дело того стоило - молния у мага получилась на славу. Длинная, ветвистая, яркая - она вспорола снег на позициях артиллеристов чуть правее дровяного склада, причем держалась секунды две, успев описать неширокий полукруг. Место, откуда по ним стреляли, поначалу умело замаскированное, теперь было хорошо видно - его выдавали небольшие облачка снега, поднятые выстрелами пушек. А теперь еще и здоровенное черное обгорелое пятно от молнии Тронса.
   Затем оглушительно рявкнула рядом с ухом пушка Вайсора, и, вторя ему, открыл огонь соседний танк попав точно в центр позиции вражеской батареи. И дело сразу пошло веселее. Неведомые артиллеристы сумели выстрелить еще несколько раз, но кураж они явно потеряли. А потом, добавивший к молнии заклятье "звездочника" Тронс, накрыл позицию магической "шрапнелью". Сгусток выпущенного им синего пламени с резким хлопком разорвался прямо над дровяным складом, густо засеяв падающими искрами все пространство вокруг. Илья видел действие таких "искорок" во время боев за Альров - прожечь человека насквозь может запросто. Как бы дрова не загорелись...
  
   Бронепоезд, пользуясь тем, что артиллерийский огонь затих, остановился, и с его вагонов на землю стали спрыгивать десантники с оружием наперевес, рассыпаясь в цепи, несмотря на пулеметный огонь и летящие в них вражеские заклинания. Оба танка, ревя моторами, преодолели еще метров триста, догоняя пехотинцев и, наконец, подавили пушечными выстрелами пулеметчика и немногочисленных оставшихся магов. После этого бой перешел в скоротечную схватку, где у прикрытых щитами Ильи бойцов оказалось явное преимущество. Хотя кто-то на полустанке все еще продолжал отстреливаться, даже когда туда ворвался второй танк и первые атакующие цепи имперцев. И это были точно не маги...
  
   Танк Вайсора в гущу схватки не полез. Вильнув в сторону, он подъехал к вставшему, не добравшись до станции пару сотен метров бронепоезду вплотную и остановился. Откинулся люк и в нем показалась голова тана в черном танкистском шлеме.
   - Ты как, защитник, цел? - С волнением спросил офицер. - Не задело случайно?
   - Нормально, - с трудом сумел выдавить улыбку Илья. - Хорошо, что остановился, дай чуть отдышаться...
   - Там сейчас без нас справятся. Твои Ромка с Сашкой парни толковые... Ты, главное, отсюда нас щитами прикрой, нечего тебе на самую передовую лезть. Сейчас Лиму по рации вызовем, пусть тебя снова подлечит...
   В этот раз Лима ехала на бронепоезде - на танке, как убедился Илья, она сидела словно собака на заборе и вообще - не нравилась целительнице боевая машина. Еще упадет сдуру ценный кадр под гусеницы, ну его от греха подальше... Также парень, несмотря на возражения, приказал командовать сотне десантников на бронепоезде своему другу - офицеры, которым он бы мог доверять, у него сейчас все наперечет. Собственно один Вайсор и остался, но тот от своего танка не отошел бы ни за что.
  
   Сопротивление в Клодино окончательно подавили минут через двадцать. К этому времени Илья прошел еще один краткий сеанс лечения, которое практически не помогло. Срочно требовался отдых, лечить его в таком состоянии - все равно, что накачивать воздухом проколотое колесо не заклеив дыру. Но какие-то силы еще оставались, и надо было завершать начатое...
   - Двигаем потихоньку на станцию, - скомандовал он танкисту, разглядев, как над одной из вышек ограждения какой-то боец повесил имперский флаг - условный сигнал о том, что временные склады под контролем. - Надо подогнать бронепоезд как можно ближе к воротам и начинать погрузку боеприпасов.
  
   Но сразу же приступить к погрузке не получилось. Потому что у Ильи возникла новая проблема... Как только парень вместе с Тронсом слезли с остановившегося у здания станции танка, их там встретил Ромка с небольшим отрядом бойцов, которые окружали группу безоружных людей в имперской форме, наставив на них свои автоматы. Всего десятка два человек, некоторые из которых были ранены, другие на вид целы, но все выглядели одинаково уныло: лица перепуганные, стоят молча, сбившись в кучу и опустив глаза в землю.
   - Это еще кто такие? - Нахмурился Илья. - Ромка, ты кого привел?
   - А... эти!? - зло сказал парень, сплюнув на снег, - это у нас бойцы освободительной армии Влатта. Полюбуйся Илюха, эти красавцы в нас только что стреляли из пушек и пулемета. Дрались вместе с неодами, плечом к плечу. Вон, - ткнул рукой в большой вышитый неодский иероглиф на имперской форме одного из пленных Ромка. - Лояльный Крейсу. Когда мы на станцию ворвались, они руки вверх позадирали, те, кто жив остался... Не все, конечно, но большинство... И что теперь с ними делать, а тан?
   - Что делать? - Илья на секунду задумался. Действительно, как он не сообразил раньше, когда только увидел пленных... Наверное, из-за последствий отката и головной боли. - А что делают с предателями? Расстрелять к хренам собачьим, чего с ними возиться?
  
   - Точно? - Ромка как-то странно посмотрел на парня. - Илюха, ты уверен? Может, пусть Тольм решает?
   - А что тут решать? - Вылез из открытого башенного люка на броню пропахший мазутом Вайсор. - Тан все верно сказал. Нам что, их с собой в Нельск тащить, чтобы их там при всем параде повесили? Зачем такие сложности?
   - Илья, я...я расстреливать людей не хочу, - спрятал глаза Ромка. - Одно дело в бою, а вот так вот... Не ожидал от тебя, честное слово. Ты неода пожалел, а тут...
   - Я их исполню, - негромко сказал Тронс, поднимая посох. - Быстро и безболезненно.
   - Нет, - перехватил его руку Илья. - Нет, Тронс. Это наше внутреннее дело, человеческое. Они ведь не просто переметнулись и предали государство, которому когда-то дали присягу. Это еще можно было бы как-то понять. Они предали свою расу. Значит, предали своих родных, родителей, друзей, детей... всех людей вообще, сколько их ни есть на свете. Убивали людей, воюя за интересы нелюдей. Такому прощения нет. Но творить суд и приговор над людьми должны тоже люди. Так будет правильно.
   - Я такой же предатель как они, - безразлично пожал плечами Тронс. - Только наоборот. Мне можно.
   - Ты не такой же, - улыбнулся магу Илья. - Ты служишь людям, а это хорошо и достойно всяческой похвалы, кем бы ты ни был по рождению. А вот они - против людей. И нечего тут разводить демагогию с философией.
  
   Бывший студент внимательно посмотрел на стоявших перед ним имперских солдат, раздумывая кому отдать приказ. Кажется, вон там, справа, васт, которого он сегодня рано утром спас от "тираннозавра" у депо. Как его зовут? Васт...
   - Васт Фогг, отберите десяток бойцов и исполните приговор. - Обратился он к пехотинцу. - Вон там, у дровяного склада. Можете дать им выкурить по последней сигарете и все такое...но долго не тяните. Нам предстоит еще всю ночь боеприпасы грузить, надо спешить.
   -Так точно, господин тан, - по-уставному отозвался боец. - Будет сделано.
   - Вот и хорошо, - отвернулся от пленных Илья, теряя к ним интерес. - Ромка веди меня к складам. И еще - пусть радист на поезде срочно свяжется с Тольмом, надо сообщить конунгу о нашем успехе.
   - Подожди тан! - крикнул ему в спину один из пленных, которые до этого молча стояли под дулами автоматов, словно речь шла не о них. - Послушай...
   - Что тебе, предатель? - Нехотя повернулся к нему Илья. - Говори быстро, нам некогда.
  
   - Ты прав...наверное. Мы люди конченые, - глухо сказал пожилой мужик с серым землистым лицом, кутаясь в рваный полушубок. - Предатели как есть, ты все верно сказал. Сначала от голодухи и страха дали магам на себя клеймо поставить, потом и за оружие взялись. Только ты говорил, что тебе боеприпасы грузить нужно? Я хочу помочь. Да и другие, может быть, согласятся. Опять же - мы знаем, где тут что лежит. Давай так - сначала мы поможем тебе с погрузкой, а потом уже расстрел.
   - Тебе это зачем? - удивился Илья. - На что-то надеешься? Хочешь умереть уставшим? Так мы не звери - заставлять людей перед смертью работать не будем. А решения своего я все равно не переменю.
   - Я не прошу о пощаде, - помотал головой мужик. - Для таких как мы ее нет, ты прав. Я просто хочу умереть не врагом людям, а раскаявшимся. И хочу, чтобы последним моим делом в этом мире была помощь людям.
   - Никак, слова Спасителя перед смертью вспомнил? - усмехнулся с брони Вайсор. - Рассчитываешь на заповедь: в чем тебя найду, в том и буду судить?
   - А даже если так? - впервые поднял взгляд вверх пленник.
  
   - Илья, а он дело говорит, - вмешался Ромка. - Я же тебе не успел все рассказать... Их ведь полно, долго всех расстреливать придется.
   - В смысле? - спросил защитник.
   - Эти, - кивнул на пленных Ромка, - лишь те влаттовцы, кого мы с бою взяли и постовые у складов. А еще в двух бараках за водонапорной башней сотни две народу, тут их целый лагерь. Они безоружные там все были... Неоды на станции, похоже, своим "лояльным" не вполне доверяли, держали под ружьем лишь артиллеристов, постовых и еще десятка два человек. Остальные сидели в бараках отдельно от оружейки, в бой вступить они не успели. Сейчас Сашка со своими бойцами их под охраной держит, но они все до одного такие же "лояльные" влаттовцы, с неодским клеймом. Всех сначала расстреляем, а потом пойдем работать? По мне так пусть они погрузкой занимаются, а мы хоть немного отдохнем.
  
   - Вот как? - Илья соображал с трудом, голова продолжала сильно болеть. - Ладно... Постройтесь, - коротко приказал он пленным. Те выполнили его команду молча и беспрекословно.
   - Итак, желающие покаяться за свое предательство и перед смертью поработать на имперскую армию, пусть выйдут из строя...
   Вперед шагнуло чуть больше половины влаттовцев. Остальные молча продолжали стоять, хмуро глядя себе под ноги.
   - Ну что же, все ясно. Ромка, организуй конвой и работы. Фогг, ты знаешь, что делать с отказавшимися. Тех, кто в бараках, тоже спросите, хотят ли они поработать. Ром, я сам на склады не пойду, передумал. Всё остается на вас с Сашкой, - Илья сглотнул слюну, унимая противный металлический привкус во рту. Парень только сейчас понял, что сегодня вымотался больше, чем рассчитывал, и теперь, когда адреналин после боя кончался, чувствовал себя совсем нехорошо. Не хватало еще грохнуться в снег перед бойцами. - Вайсор, свяжись уже с бронепоездом, пусть он подъезжает прямо сюда.
   - Как прикажешь, тан, - полез в танк офицер.
  
   Когда паровоз, пыхтя паром и лязгая сцепками, подъехал к зданию станции, Илья, шагнув к штабному вагону, вдруг почувствовал что-то липкое и неприятное под носом и, проведя там машинально рукой в перчатке, обнаружил, что она вся в чем-то темном. Кровь из носа вдруг быстро закапала вниз, пятная белый снег под ногами, и пришлось ее унимать, закинув голову вверх и зажав переносицу испачканной перчаткой, за неимением платка. "Кажется, я приехал...", - невесело подумал защитник. Из носа вовсю текло, несмотря на все его усилия. Голова болела, тошнило. В теплом штабном вагоне, он и вовсе "поплыл". Тронс подсадил парня в вагон, а Лима, встретив Илью у дверей, сразу же наложила на защитника очередное лечебное заклятье, остановившее кровотечение. Но лучше не стало.
  
   - Свяжитесь с Тольмом... - начал было распоряжаться Илья, но молчаливая по обыкновению маленькая магичка, в этот раз вдруг решительно перебила его.
   - Хватит командовать, господин тан! Уймитесь командир, вы себе не отдаете отчет в том, насколько у вас все плохо! Тан, у вас вся аура серая как у полутрупа, энергетика в ноль. Тронс, подержи его за плечи, я сейчас его...
   - Э! Никаких параличей! - Вяло попытался было возразить парень. - Прибью!
   - Сон! Только здоровый лечебный сон, - тоном опытной медсестры возразила Лима, делая пассы тонкими пальчиками. Лечебный желтый свет ее ладоней приобрел красноватый оттенок. - Помолчите, командир. Бой вы выиграли, об остальном побеспокоятся ваши офицеры, если они хоть чего-то стоят... Сейчас вы мой пациент, хватит, отвоевались... Вы на грани, понимаете?
   - Ладно, - устало выдохнул парень, закрывая глаза, сидя на лавке. Сил на спор не осталось. Их вообще не осталось...
   Последнее, что он услышал, перед тем как крепко заснуть, был раздававшийся снаружи треск автоматных очередей, стихший через несколько секунд как по команде. Где-то на улице, у дровяного склада.
  
   В себя Илья пришел лежа на полке все в том же штабном вагоне. Только в этот раз в узкие окна светил неяркий солнечный свет, а сам вагон ощутимо покачивался. Они куда-то медленно ехали, судя по нечастому громыханию колес на стыках рельсов. Защитник скосил глаза в сторону и увидел сидевшего у полки Ромку. Чуть дальше, у титана с кипятком хлопотала над какими-то отварами Лима, впереди возился с рацией радист... картина самая умиротворяющая.
   - Рома, - негромко позвал парень, но друг услышал. Встал с лавки, сел на край полки, посмотрел Илье в лицо и радостно улыбнулся.
  
   - Проснулся тан? Это хорошо...
   - Если бы ты знал, - простонал Илья. - Если бы ты только знал, Ромка, как мне сейчас хреново, и как меня все это задолбало! Как же мне надоело постоянно болеть и страдать. Когда все это, наконец, закончится, а?
   - Не знаю, - поправил одеяло на защитнике боец. - Наверное, когда победим магов.
   - Наверное... Где мы сейчас? Что произошло, пока я был в ауте?
   - Возвращаемся из Клодино в Нельск. Ты почти сутки продрых, скоро опять вечер.
   - Боеприпасы?
   - Первый эшелон ушел под утро. Тольм тебя очень хвалил. Говорил, что представил тебя за операцию к званию ярла и какой-то высокой награде, извини, забыл как называется... орден чего-то там сияющего вроде бы... Нальт вчера удержал позиции и соединился с соседями, прорвавшиеся в город неоды снова в кольце. Ко второму бронепоезду, который прикрывал его боевую группу, ночью прицепили еще вагонов и отправили к нам в Клодино. Весь остаток ночи влаттовцы его загружали боеприпасами и отправили в город, куда он благополучно добрался, разгрузился и вернулся обратно к складам для нового рейса. А пока его не было, пленные загрузили ящиками с патронами доверху наш поезд и вот...мы едем. Тольм откуда-то из резервов десяток танков наскреб для прикрытия, впереди мотодрезина, все серьезно.
  
   - А влаттовцы, получается, живы еще?
   - Да, "лояльные" работали на погрузке всю ночь и весь день, вместе с нашими бойцами. Без них мы бы столько боеприпасов погрузить на поезда физически не успели. Они хоть и предатели, но работали на совесть, выложились полностью. Как-то пока ни у кого из наших рука не поднялась выполнить твой приказ... Не расстреляли мы их еще, извини... Тех, кто отказались работать, конечно Фогг ночью привел в исполнение...таких всего десятка три из двух сотен набралось. А остальные живы пока.
   - Вот и хорошо, - облегченно вздохнул парень. - Раз такое дело... свой приказ о расстреле отменяю. Погорячился я. Сдадим их Тольму, пусть предателей имперский трибунал судит. Но вообще-то...надо бы конунгу идею штрафбатов подбросить, что ли. Война большая и если все "лояльные" будут знать, что их вину никак не смыть, то нам же хуже - драться такие твари будут до последнего, впереди все равно смерть, как ни крути. А вот если мы заявим, что подобный проступок смывается кровью... скажем своей при ранении в бою за людей или кровью двух убитых магов при побеге, то расклад другой выйдет. Так неоды своим "лояльным" сами доверять не смогут. Обдумать надо...
  
   - Думай Илюха, - согласился Рома. - Отдыхай, командир, заслужил. Сейчас тебя Лима супчиком покормит, подлечит, будешь как новенький. Я пойду пока, надо с радистом поговорить.
   - Иди, конечно, - согласился Илья, кивком головы отпуская друга. "Ультамит ты здесь? Где сейчас Ая и Добрячков"? - мысленно задал он главный вопрос.
  
   Глава 9. Волчий капкан
  
   "Наконец-то очнулся", - проворчал в голове знакомый голос покровителя и работодателя. "Не бережешь ты себя нисколько, первый апостол, совсем плохой стал. Можешь мне сначала кое-что пояснить?"
   "Скажи сначала, где Ая".
   "Подожди, не торопись, что уж теперь... Я рядом с тобой магичку видел, которая тебя сейчас лечит вместо ведьмы. У тебя есть возможность побыстрее заняться с ней сексом или вам снова нужны долгие брачные игры"?
   "Ты вообще думаешь, что несешь"?! - Вяло трепыхнулся парень.
   "Я выдвигаю рациональное предложение", - ничуть не обиделся Ультамит. "Если так и дальше дело пойдет, твой жизненный цикл будет очень короток, а фертильность и вовсе вскоре станет равна нулю. Нельзя класть все яйца в одну корзину, так у людей говорят? Одна беременная от тебя магичка - хорошо, а две или три - еще лучше. Больше шансов для меня получить внука. Особенно если учесть, что ты и первую спасать не особо стремишься".
   "Хватит давать идиотские советы, без тебя тошно, поверь. Говори, наконец, где Ая и подполковник. Там же, в городском архиве"?
   "Нет их там. Сегодня утром их перевели в другое место".
   "Куда"?
   "Не знаю. В этот раз Ае завязали глаза. Вроде бы отвели куда-то недалеко, они шли пешком минут двадцать. Снова сидят в каком-то подвале".
   "И что нам теперь делать"?
   "Нам? Ты мне говорил что знаешь, что делаешь. Что у тебя есть более важные дела, чем немедленно выручать своих друзей и моего внука. Вот теперь лежи, выздоравливай и думай, что тебе сделать, чтобы поправить положение. Придумаешь что-нибудь умное - вызывай. Если у меня появится информация, - я ее тебе сообщу. А пока до свидания".
   "Блин, он, никак обиделся? Что это было"? - вздохнул про себя Илья. "И оба просят подумать: и Ромка и Ультамит. Беда лишь в том, что голова болит и мыслей как назло никаких".
  
   *******
  
   Ничего умного Илья за остаток дня придумать не смог. Поел какого-то жиденького супчика, который ему приготовила Лима, вдоволь напился терпкого травяного отвара из большой кружки, да и заснул под стук колес снова, до самого депо. Там его разбудили, помогли дойти до машины и отвезли в здание дружины. Илье показалось, что встретивший его с докладом Рейсод смотрел на него укоризненно. Может быть, потому что винил защитника в гибели подполковника, или обиделся за то, что его не взяли в бой... Разговаривать сегодня с таном по душам Илья не стал - просто не было на это сил. Сообщать о том, что Ая и Добрячков живы - тоже. Он вообще ничего не стал делать, - после отвара Лимы спать хотелось до невозможности. Еще один сеанс лечения - и в койку. Здоровый лечебный сон, который ему обещала магичка, оказался штукой забористой, с ног валил посильнее, чем прямой в челюсть.
   Но и толк с него был. На следующее утро бывший студент встал пусть и поздно, но бодрым, очень голодным и с на удивление ясной головой, всю его хворь как рукой сняло. После налета на элеватор он выздоравливал гораздо дольше, Лима все же ела свой хлеб не зря и что-то в лечении понимала, причем как бы ни лучше Аи. Аяна, что ни говори - приммаг, лечебная магия не ее основная специальность, боевая ведьма - специалист широкого профиля. А вот Лима - чистая лекарка.
  
   Выздоровление оказалось очень кстати, потому что не успел Илья толком позавтракать, одновременно выслушивая доклады Вайсора и Рейсода о состоянии дел, как в комнату для совещаний вбежал Ромка и с порога сообщил, что в дружину приехал Тольм и уже идет прямо сюда. Так Илья конунга и встретил - небритым, в мятой форме, со стаканом недопитого чая и тарелкой с кашей на столе рядом с картой Нельска и окрестностей.
   - Здорово герой! - Тольм был по обыкновению подтянут, от него вкусно пахло ароматом хорошего табака и дорогого одеколона, перебивавшим слабый запах бензина и сгоревшего пороха. Этакий живчик... лишь глубокие тени под покрасневшими воспаленными глазами давали понять, что ему в последние дни пришлось тоже нелегко.
  
   - Садитесь господа, - махнул он рукой вскочившим при появлении командующего офицерам. - Я смотрю, ты уже немного оклемался, тан? Это хорошо... Мне говорили, тебе круто досталось, мол, командир едва живой валяется. А ты хоть и не первой свежести, но на вид еще годен к употреблению. Молодец Илья! - Тольм шагнул вперед и коротко обнял парня за плечи. - Держи, заслужил, - он достал из кармана новенькие нашивки ярла и вручил их парню. - Если бы не твой прорыв, не знаю, как бы все повернулось...
   - Патроны из Клодино помогли? - улыбнулся парень.
   - Боеприпасы были очень кстати - не стал отпираться Тольм. - Но не в них одних дело. Дезорганизовал ты неода. Сначала один сокрушительный удар, потом второй с выходом в их тыл по железной дороге. Растерялись маги, вместо того чтобы нас с юга и востока дожать, окончательно превратив оборону Нельска в сито, начали снимать резервы и перебрасывать их по рокадным дорогам на север. И у нас и у них все на волоске висело... Только мы успели заткнуть дыру в обороне быстрее. Не сумели маги развить успех, потеряли двое суток. Те двое суток, которые ты нам всем дал, скажу прямо. За это тебе от всего командования второй ударной выносится благодарность. А кроме благодарности, я тебя к ордену "сияющего щита" представил, за оборону Нельска. Как раз к твоему "мечу империи" в пару. "Щит", правда, еще император должен утвердить, награда не рядовая, но я думаю, он это сделает. А, между прочим, "щит" и "меч" в комплекте, это уже не личное, это наследственное дворянство, считай ты новый благородный род начал, осталось только потомками обзавестись... Эх, был бы жив Добрячков, он бы за тебя порадовался, - вздохнул Тольм. - Не хуже своего хевдинга сработал, ярл.
  
   - Служу людям и Империи! - Вытянулся в струнку парень, гаркнув уставной ответ. - Только... хевдинг жив, господин конунг, - поднял взгляд на Тольма Илья. - Как и ярл Аяна Тентами.
   - Мне тоже хотелось бы на это надеяться, - тихо сказал конунг. - Но сам понимаешь, шансов практически никаких. Тел мы не нашли, но...
   - Они живы, - упрямо повторил Илья. - Это не предположения. Это точная информация.
   - Хевдинг жив!? - взволнованно приподнялся со своего места Рейсод. Вайсор тоже слегка вздрогнул и внимательно посмотрел на парня.
   - Ты уверен? - Нахмурился Тольм. - Откуда информация? Это твоя...особая интуиция говорит?
   - Я знаю это благодаря моим особым магическим способностям, господин конунг. Здесь об этом можно говорить смело, все присутствующие в комнате офицеры из моей спецдружины. Они знают, о чем речь.
   - И где они? - Голос Тольма резко построжел, взгляд стал цепким и внимательным.
   - Где-то тут, в котле. В плену у неодов, окруженных в Нельске. Точнее сказать не могу. Вы поможете мне освободить моих друзей, господин конунг?
   - Не твоих друзей Илья. Наших с тобой друзей. Я своих людей не бросаю. Говори, как ты себе это представляешь и что тебе для этого нужно.
   - Есть одна мысль, - честно ответил парень. - Надеюсь сейчас на вашу помощь. Господин конунг, у нас противопехотные мины в достатке? И еще, не спешите пока отдавать под трибунал или казнить сдавшихся мне в Клодино "лояльных". Есть у меня насчет них кое-какая идея...
  
   Весь остаток дня и следующие за ним сутки дружина готовилась к бою, выведенная в резерв приказом Тольма. Пришел своим ходом после ремонта гусеницы подбитый под Клодино танк, еще две машины с экипажами конунг, скрепя сердце, выделил Вайсору из остатков своей танковой бригады после уговоров Ильи. Дескать, последнюю рубаху отдаю, но бери ярл, тебе важнее. Лима продолжала долечивать раненых, Вайсор и Рейсод принимали боеприпасы и продовольствие, чинили снаряжение, пополняли поредевшую дружину добровольцами - васт Фогг со своими пехотинцами и пара десятков примкнувших к отряду Ильи бойцов из распущенной сейчас боевой группы Нальта захотели служить в дружине и парень согласился их принять. Несмотря на помощь танов, бывшему студенту пришлось по уши погрузиться в административно-хозяйственную деятельность.
  
   Теперь Илья порою вздыхал про себя - раньше все было гораздо проще. Знай себе прикрывай бойцов в бою щитами, а обо всем остальном кто-то побеспокоится: накормят без нормы, сколько влезет, обстирают, спать уложат, все, что нужно в клювике принесут... Сейчас не то... Оказалось, что командирский хлеб не столь уж сладок и отнюдь не сводится к тому, чтобы ходить по расположению и важным тоном раздавать приказы. У всех какие-то проблемы, всем от тебя что-то надо, приходится разруливать кучу мелочей - с питанием, вооружением, личным составом и все надо делать быстро и прямо сейчас. Раньше все держалось на Тродде и Ае, да и Добрячков хотя и был начштаба армии, но за своей спецдружиной приглядывал плотно. А теперь все сам, все сам... Вайсор и Рейсод в роли замов тоже только осваиваются, хотя у них, конечно, командирского опыта побольше, чем у Ильи.
  
   Тем временем бои в городе и его окрестностях продолжались. Тольм потихоньку восстановил контроль над всей линией обороны вдоль города и на пятачке от Зеленого Бора до замерзшей Альги. Правда, при этом был вынужден после двухдневных боев оставить Клодино. Все боеприпасы вывезти так и не удалось, но держаться за поселок, охраняя тридцать километров путей было накладно - войск не хватало. Поэтому, когда неоды скопили достаточно сил и пошли в атаку на полустанок всерьез, обходя его с тыла, оба бронепоезда спешно отступили по пока еще целым путям, прикрывая своими пушками отход удерживавших поселок частей - попадать в новый котел никто не хотел. А для Ильи с дружиной настала пора действовать, время, отпущенное им на передышку, истекало...
  
   Заблокированные в городе неоды удерживали несколько кварталов в его северо-западной части, вдоль центрального проспекта. Штурмовать их пока было некому, на Нельском фронте сложилось шаткое равновесие: ни у неодов, ни у людей не хватало сил для решительных действий на всех его участках. Все силы Тольма ушли на восстановление фронта, для городских боев с магами, укрепившимися в старых зданиях с толстыми стенами и перегородивших улицы баррикадами, резервов почти не было. Провалившие решительное наступление неоды, первым делом постарались отбить Клодино и создать новый ударный кулак, прорываться на помощь своим осажденным частям в городе они пока не решались. А между тем штурм городской группировки магов обещал быть затяжным и кровавым, даже несмотря на способности Ильи. Насколько его хватит, на два-три взятых относительно бескровно дома? На квартал, если действовать аккуратно? А дальше снова в аут на сутки - двое? И что за это время случится с Аей и подполковником? Но показать магам свою мощь перед началом операции "волчий капкан" требовалось... Поэтому ранним утром дружина Ильи с приданными ей несколькими пехотными хирдами и парочкой артиллерийских батарей начала атаку здоровенной баррикады между двумя четырехэтажными угловыми домами на перекрестке центрального проспекта, а три специально собранных боевых группы поддержали его атаку с других направлений...
  
   В этот раз неода били медленно и методично, все по военной науке. Сначала в бой вступила артиллерия, которой Илья придал побольше меткости. Тяжелые пушки разметали баррикаду и тогда вперед выдвинулись укрытые щитами танки. Приняли на себя залп неодских заклятий, заодно засветив позиции ведущих огонь из окон угловых домов магов, которых снова накрыла артиллерия, добившись ряда удачных попаданий. И лишь затем начался общий штурм, под прикрытием укрытых щитами защитника передовых штурмовых групп. Не торопясь, без спешки, этаж за этажом, метр за метром, дом за домом. Сам Илья следовал на танке позади атакующих имперцев под охраной Тронса и пытался дирижировать боем, стараясь не слишком выдохнуться. Пока получалось... Не без потерь, но дружинники потихоньку продвигались вперед. К вечеру удалось полностью выбить неодов лишь из четырех зданий и разрушить центральную баррикаду, к наступлению темноты - из шести домов, освободив полквартала. Если бы Илья пошел в бой сам, отнимая силу у ближайших магов, получилось бы быстрее и эффективнее, но на такую авантюру парень не решался - не время пока выкладываться по полной программе, его здоровье подобный бой высасывает как пылесосом - проверено боями за элеватор и здание дружины. У соседей дела обстояли еще хуже - удалось отбить лишь три дома, потеряв за день полсотни человек погибшими.
  
   Казалось бы, успехи скромные, но Илья знал, что свою роль они сыграли. У неодов, конечно, нет проблемы дефицита боеприпасов, но и они не двужильные, от затяжных боев маги теряют свою жизненную энергию. Опять же их боевые посохи и амулеты от интенсивной волшбы быстро изнашиваются и выходят из строя, кристаллы ультамита в них мутнеют и трескаются, недаром кристалл - стратегический для Крейса материал. Чем воевать? Как Илье объяснил Тронс, на месте командира осажденных он бы сейчас себя чувствовал очень неуютно. Люди наступают, снабжения нет, ремонтировать и наполнять вновь энергией отказавшие амулеты сложно, за день есть немаленькие потери. Да еще фактор неизвестного человека-мага давит: некто запросто взламывает их оборону, делая людей неуязвимыми для заклятий, а помощи нет, и пока не предвидится. Ситуация не из приятных...
  
   Ночью Илья постарался как следует восстановиться, даже попросил Лиму ему помочь со сном и лечением. А утром снова был на передовой, чувствуя себя очень неуютно и, честно говоря, немного волнуясь. Накануне вечером он выдержал отчаянный спор с Тольмом, который считал эту часть его затеи откровенной ерундой и очень опасной глупостью. Но Илья думал иначе - если есть хотя бы небольшой шанс, следовало попытаться решить дело с гарантией и малой кровью. Поэтому, как только рассвело, он вместе с Лимой безоружным вышел из-за укрытия и медленно пошел вперед, через разрушенную баррикаду и засыпанную после вчерашних боев мусором и обломками зданий улицу прямо к занятым неодами домам, вовсю размахивая небольшим белым флагом - в этом мире он тоже служил универсальным сигналом к переговорам.
   "Щиты на меня и Лиму. Глухие, защищающие от всего что можно".
   "Принято", - коротко отозвался Ультамит.
   "На самом деле, опасность не столь уж и велика", - думал парень. "Откажутся разговаривать и начнут стрелять - значит, таков их выбор. Но кое-что надо прояснить до конца".
  
   Неоды стрелять не стали, хотя Илья готов был при первом же сработавшем по его щиту боевом заклятье немедленно бежать назад. Прикрыть его было кому. Но, вопреки мнению Тольма, гордые неоды все же дозрели до переговоров. И это было хорошо...
   - Стойте! - громко крикнул кто-то из подъезда ближайшего занятого магами здания. Спустя несколько секунд из него вышел молодой неод с пехотным боевым посохом в руках и знаками различия легмага на форме - по неодской табели о рангах это звание примерно соответствовало младшему офицеру. - Стойте, где стоите, человек и неод, - продолжил он, подойдя вплотную. - Ярл, вы парламентер от имперского командования? Я верно понял?
   - Да, - кивнул в ответ защитник.
   - Хорошо. Ждите там, где стоите, о вас доложат. Ни шагу в сторону или будете немедленно уничтожены... Ярл? - Странно поморщился неод и удивленно посмотрел на Илью. Ну да, он сейчас почувствовал стоящую за парнем силу Ультамита. Как там говорила во время их первой встречи Ая? Как будто невидимый гигантский кристалл полный энергии перед тобой лежит, только черпай силу? Знакомое дело...
  
   - Буду ждать, - тихо ответил магу Илья. - Доложите обо мне вашему командиру и передайте мои условия. Говорить буду только с ним лично, на этом самом месте. Жду его здесь полчаса ровно, - Илья демонстративно достал и посмотрел на циферблат своих часов-луковицы на цепочке. - Безопасность переговоров гарантирую. Если он не придет через полчаса или вы откроете огонь - переговоры провалены. Это все! Хотя нет, не все...чтобы ты получше проникся моими полномочиями, сделаем вот так - щелкнул пальцами Илья.
   "Энергию у вражеского мага рядом забрать".
   "Принято".
   Легмаг тихо охнул и побледнел, зрачки зеленых глаз расширились. Полное лишение магии дело для неода неприятное, что там говорить. Но зато так до них дойдет быстрее и без дурацких проволочек...
   - Иди, не мешкай, - кивком головы отпустил неода Илья.
  
   Командир неодов объявился за пять минут до положенного срока. Пожилой стармаг был безоружен - без посоха или видимых амулетов в руках или на теле. Впрочем, любой неод сам по себе оружие... Одетый в утепленную зимнюю сине-зеленую пехотную форму, он вышел из-за угла дома и неторопливо подошел к Илье с Лимой. Внимательно посмотрел на парня, сузив глаза, слегка покачал головой, затем сделал какой-то пасс руками...
   - Очень интересно. И в самом деле, человек-маг. Причем ты совсем молодой... Скажу честно, впечатляет, столько энергии, сколько стоит за тобой я никогда в жизни не видел, хотя я видал многое, поверь...
   - Ближе к делу, - поморщился Илья. - Ты кто такой?
   - Стармаг Леггид, - подумав секунду, ответил неод. - Командующий неодами в Нельске.
   - Меня зовут Илья, я ярл Империи, ее боевой маг и тот человек, кому приказали ликвидировать вашу группировку. Вот и познакомились, теперь...
   - Так это ты помогаешь людям в войне против нас, так? Ставишь щиты против заклинаний и лишаешь магов силы? - Перебил его старик.
  
   - Именно так, - бросил в ответ Илья. - Давай без прелюдий, время не ждет. У вас в плену двое моих друзей и я думаю, что вы обо мне уже наслышаны. Так вот, я настроен очень и очень серьезно. Мне мои товарищи нужны живыми и я готов договариваться, дав за их жизни хорошую цену. Какое я решение приму, так и будет. Теперь о грустном для вас: в моих силах перебить всех окруженных в Нельске неодов до последнего, это понятно? Ваши заклятья для меня ничего не значат, с моей магией люди сильнее. Дом за домом, квартал за кварталом, мы зачистим тут все, вопрос лишь во времени.
   - Допустим, ты не врешь - ухмыльнулся стармаг. - Хотя я в этом и сомневаюсь. И что же ты нам дашь за изменницу расе и вашего хевдинга? Это ведь о них разговор?
  
   - Предоставлю возможность почетно сдаться. Дам возможность встать под знамена Империи. Крейс все равно проиграет, старик, неужели ты этого не понимаешь? - Илья старался говорить как можно убедительнее. - После войны понадобятся неоды, которые помогут людям обустроить вашу родину. Сейчас у тебя есть хороший шанс стать из будущего мертвеца, будущим имперским лордом. Решайся стармаг, Леггид. Я ведь знаю - о пленении Аяны ты еще не успел разболтать на весь свет, крейсовская пропаганда об этом молчит.
  
   - Хорошая попытка, - подумав немного, покачал головой неод. - И вправду хорошая. Положение у нас отчаянное. Если расу предала одна из приммагов мобильных егерей, почему бы ее не предать и стармагу? Неплохо сказано человек, правда... Но нет. Мы лучше умрем, чем сдадимся или предадим Крейс, - говорил маг спокойно, без пафоса, но Илья понял, что он не набивает цену и своего решения не изменит.
   - Ладно, - скрипнул зубами Илья. - Ладно, хрен с вами, раз вы такие гордые давайте обсудим план "б". Не сдавайтесь, воюйте дальше, потом вас прикончим! А здесь и сейчас отдайте мне мою ведьму с хевдингом и убирайтесь нахрен из Нельска на все четыре стороны. Вас выпустят, обещаю. С меня, конечно, имперское командование за это решение потом голову снимет, но друзья для меня дороже. Давайте так: вы мне Аяну и хевдинга и обещание не трогать гражданских в захваченных вами кварталах, а я вам дам коридор для выхода из города. Пойдет?
  
   В этот раз маг думал дольше. Но потом все равно печально покачал головой.
   - Нет. Мы не можем поступиться честью. Подобная сделка с людьми для нас неприемлема. Вы низшая раса, меня не поймут в Крейсе, подобное будет подрывом устоев. Но главное... Аяна личный враг вождя Айлтада, понимаешь? Я не могу ее так просто обменять.
   - Это твое последнее слово, Леггид?
   - Да. Но мы могли бы поговорить относительно тебя, человек-маг...если ты оставишь людей и присоединишься к нам, то мы легко договоримся о твоих друзьях и...
   - Никогда. Это для меня невозможно. У людей своя гордость. Я человек и буду всегда воевать на стороне людей, - решительно заявил Илья. - Что же, значит, переговоры провалены...так получается, стармаг?
   - К сожалению, - наклонил голову неод. - Я не могу пойти против чести.
  
   - Хорошо, - Илья с трудом пытался сдержать эмоции. "Хорошо, сука неодская"- яростно подумал он. - Вот что я тебе скажу стармаг, - улыбнулся неоду Илья. - Раз мы не договорились, слушай меня внимательно. Сейчас лично ты отвечаешь передо мной за Аю и хевдинга. Они у тебя в плену и поэтому спрошу я за них именно с тебя и ни с кого другого! Ты можешь их убить, признаю. Но, видишь ли, какое дело...за смерть моих друзей кто-то должен будет обязательно ответить, даже если ты к тому времени умрешь. И я, вас, неодов знаю... У вас большие семьи и все такое... Так вот, когда мы закончим зачистку Нельска, если в городе погибнут мои друзья, я после победы найду в Крейсе твою семью и побеспокоюсь, чтобы все твои родные попали во все возможные черные списки, которые только существуют и будут существовать. Ликвидирую твоих родственничков по принципу коллективной ответственности, уж извини. Я очень постараюсь, а злости и полномочий мне на это хватит, уверяю.
  
   - Я не собираюсь убивать твоих друзей, - слегка опешил маг от таких слов. - Аяна по ее положению подлежит специальной квалифицированной казни по приговору Вождя и Совета. Им с ней разбираться, суд над изменницей из первой тысячи семей Крейса не мое дело. Хевдинг тоже пленник особой важности... его сначала пытали, но я пресек это, когда узнал кто он такой. Я не мучаю без дела даже людей.
   - Вот и хорошо, - мягко сказал Илья. - Если к смерти Аяны и хевдинга будет причастен Айлтад и неодский совет, то я спрошу с Айлтада и совета. А если ты и твои подчиненные - то с тебя и твоих родных. И тогда не обессудь - покараю всех страшно. Подумай над этим и не делай ошибок. Все, расходимся... у меня сегодня много работы, стармаг. Буду вас колошматить дальше, раз ты такой упертый.
  
   Глава 10. Волчий капкан. Продолжение.
  
   "Ультамит, ответь, пожалуйста. Разговор есть". - Устало откинулся в кресле за столом в своем кабинете Илья и прикрыл глаза. Когда-то это кресло, как и массивный дубовый стол, широкий кожаный диван и вычурные, украшенные резьбой стулья с гнутыми спинками, принадлежало начальнику управления портом. Затем, когда здание заняла дружина, в нем сидел Тродд, а теперь вот мебель досталась Илье как переходящий вымпел. Хорошее кресло, мягкое и удобное, с красной бархатной спинкой - хоть спи в нем, если укутаешься в одеяла как следует. В комнате холодно - окна, с выбитыми после штурма стеклами, заменёнными сейчас фанерой и одеялами, плохо держат тепло, а нелепо смотрящаяся посреди казенной роскоши кабинета печка-буржуйка едва справляется - парового отопления тоже пока нет. Да еще к вечеру поднялся ветер и начало потихоньку вьюжить... Самая погодка для их замысла.
  
   "Слушаю" - после паузы отозвался в голове его покровитель.
   "Думаю, хватит нам тянуть... Пришла пора открыться Аяне. Поговори с ней осторожно, объясни ситуацию. Только знаешь что... не говори пока ведьме, что ты можешь дать ей такую же силу как мне. Пусть это будет нашей с тобой маленькой тайной. Боюсь, она сразу воевать начнет. Не приведи небеса, пойдет на прорыв, разбрасываясь направо и налево боевыми заклятьями и свалится от отката... Ты говорил, что для ребенка это вредно".
   "Я тебе об этом же толковал, когда ее в плен брали. Так и поступим. Что ей еще передать"?
   "Что я о ней все время помню, ее люблю, и сегодня под утро постараюсь их с подполковником вытащить. Передай, что помощь близка и расскажи про мой план с засадой у мельницы. Пусть ничему не удивляется, у меня все под контролем. Если увидит среди неодов Тронса - надо сделать вид, что она его не знает, это часть плана. По возможности, ей следует избавиться от повязки на глазах и держать подполковника в поле зрения. И вот еще что - в критической ситуации все же дай Тронсу силу через Аю, если они будут поблизости".
   "Попробую", - с оттенком неуверенности произнес Ультамит.
   "Попробуй. А потом обязательно свяжись со мной. Сейчас мне надо еще кое с кем поговорить".
  
   Илья решительно открыл глаза и рывком встал из теплого кресла. Надел на себя полушубок, сунул ноги в валенки, прихватил автомат со стола и пошел вниз. Там его уже ждали.
   Чуть более полутора сотен пленных влаттовцев Рейсод с дружинниками вместе с Ромкой и Сашкой построили прямо у парадного крыльца. Илья знал, что друзья все же дезавуировали его приказ. После того как он отключился в бронепоезде, отправляемым на работы по погрузке боеприпасов "лояльным" Ромка объяснил, что хотя их командир и обещал всех расстрелять после работ, он лично этого не допустит и отговорит тана от такого поступка. Ему вторил Сашка, убеждая пленных, что их Илья не злой, просто он на нервах после боя, вот слегка отойдет и все будет хорошо. - Вы, главное, поработайте ударно, чтобы его разжалобить, а мы за вас словечко замолвим, - обнадеживал влаттовцев парень. Как он оправдывался потом перед Ильей - нельзя людей, таскающих боеприпасы, лишать последней надежды, как бы это не вышло для всех боком. Долбанет кто-нибудь от отчаяния с размаху снаряд об рельсы и приехали... Надежды вообще никого лишать нельзя, даже изменников... И сейчас за этот гуманизм Илья был ему благодарен - друг поступил совершенно правильно. Сейчас "лояльные" безмолвно стояли перед зданием дружины под охраной автоматчиков. В грязной рваной форме с вышитыми неодскими иероглифами, некоторые ранены и наспех перебинтованы... самое то.
  
   - Значит так, народ, - начал Илья свою речь, прохаживаясь перед строем. - Вы все изменники и предатели, причем сами это хорошо знаете. Может быть, кто-то из вас достоин снисхождения и по жизни мужик не плохой, просто дрогнул в трудную минуту и пошел на сотрудничество с неодами. А кто-то и в самом деле законченный негодяй и эгоист, готовый выслуживаться перед нелюдями. Я этого не знаю, а разбираться с каждым мне некогда. Допрос в спецотделе у вас уже был, впереди скорый трибунал, но я сильно сомневаюсь, что судьи будут к вам снисходительны - время и место не то, сами все понимаете. Короче говоря, вряд ли кому-то из вас удастся избежать петли. Во всяком случае, я о таких прецедентах пока не слышал, а вот висящих "лояльных" видел собственными глазами. Кое-кто из вас, наверное, тоже: когда наша армия освободила Альров, можно было вдоволь налюбоваться на виселицы, стоящие на центральной площади. Так что дела ваши по-прежнему плохи... Но..., - Илья замер на месте и обвел строй внимательным взглядом. - Раз уж мне не довелось вас расстрелять, то, пожалуй, стоит дать вам шанс выжить, как вы думаете? И не только выжить, а избежать трибунала, поражения в правах и позора для своей семьи, оправдавшись вчистую. У меня для вас есть одно дело. Понятно, что легко не будет, работа предстоит очень опасная. Но реальный шанс загладить свою вину я дам каждому. Кто не желает идти под трибунал и хочет рискнуть - шаг вперед.
  
   Строй шагнул почти одновременно, никто даже не замешкался. Чему Илья нисколько не удивился - здешний военный суд к изменникам человечества пощады не ведал. Может быть потом, когда люди начнут побеждать, будет иначе, нравы несколько смягчатся, в лагерях потребуются рабочие руки... Но сейчас ловить предателям нечего.
  
   - Ты нас не агитируй тан, без толку это. - Неожиданно прозвучало из строя. Кажется, говорил тот же самый мужик в рваном полушубке, который предложил грузить боеприпасы в Клодино. - Все и так понятно. Говори, что надо сделать, и мы сделаем. Расшибемся, а сделаем. Твоя правда, лучше в бою погибнуть, чем в петле сдохнуть. Есть только одна просьба - погибших оправдать посмертно. Сделаешь так, чтобы детишек не записали в ЧСИЛы? Сможешь с этим помочь?
   - Смогу! - резко рубанул воздух рукой Илья. - Обещаю, и мертвые и живые будут полностью оправданы. Попадание в списки членов семьи изменника людям вашим родным не грозит. Это не просто мои слова, так распорядился сам Тольм. Слушайте внимательно: вам предстоит снова наведаться к неодам в Нельске, представившись бойцами Влатта, только что с боем прорвавшихся из-под Клодино. Под его командой - кивнул на стоявшего неподалеку Тронса парень. Боевой маг Аяны уже переоделся в трофейную форму, снятую с одного из убитых легмагов и теперь готовился играть роль неодского офицера, принявшего под свое командование "лояльных". - Если дело выгорит, всем полное прощение грехов. Если же кто-то снова переметнется к неодам и выдаст готовящуюся операцию, - лучше сами вешайтесь, ваш поименный список в штабе армии есть, личные дела тоже. Ответите по полной программе, как враги императора и человечества. На ваши семьи клеймо предателей ляжет навсегда. Готовьтесь вновь получить оружие, теперь вы снова имперские солдаты. Детали операции подробно объяснит легмаг Тронс. Удачи всем нам.
  
   Операцию "волчий капкан" Илья разрабатывал в большом секрете вместе с Тольмом и несколькими его самыми доверенными офицерами. Если поставить себя на место неодов Леггида, то о чем могут мечтать блокированные в Нельске и постепенно перемалываемые в городских боях маги? Илье приходилось драться в окружении под Нельском, мысли и надежды осажденных ему были хорошо знакомы на своей шкуре. Не бином Ньютона: окруженные мечтают о прорыве из кольца или помощи извне. И, между прочим, и то и другое для неодов можно организовать. В нужном месте и в нужное время и, само собой, как следует подготовившись, чтобы покончить со всеми сразу. В чистом поле Аю с Добрячковым выручать сподручнее, и магов бить проще. Оно, конечно, опять авантюра... Но что делать если Леггид оказался упертым ослом и переговоры провалились?
  
   Сейчас Илья, нахохлившись, сидел на башне "вепря" Вайсора и всматривался вперед, туда, где из-за дальних домов потихоньку начинали доноситься звуки разгорающегося боя. Ненастоящего, постановочного. Но получалось неплохо: заполошная отчаянная стрельба слышалась с разных направлений, то стихающая, то снова быстро усиливающаяся. Пару раз что-то взорвалось, да так, что земля вздрогнула, потом снова заработал взахлеб и вдруг как-то сразу затих пулемет, после него резко защелкали одиночными выстрелами винтовки... Затем снова послышался огонь из всех видов оружия, а где-то неподалеку выстрелила танковая пушка. Надо создать для неодов впечатление, что влаттовцы прорываются к ним, вовсю отбиваясь от имперцев. Ключевой момент - поверят маги Тронсу или нет? Мыслей неоды читать не умеют, это известно точно. Ментальные маги, которые могли бы как-то вытащить из голов людей правду, у них тоже наперечет - специализация очень сложная, вряд ли такие специалисты окажутся в котле.
   Но главное, на что рассчитывал Илья - так это на недостаток времени для полноценного расследования и на отчаянное желание осажденных неодов вырваться из котла. Когда утопающему в болоте с берега протягивают палку, ему как-то не до логических умозаключений о ее прочности. Леггид должен понимать - вот прямо сейчас у него есть шанс. Влаттовцы пробились, значит, неожиданная брешь в имперской обороне пока еще есть. Ударь в нее всей силой сейчас же и прорвешься из города, выйдя к своим. А если будешь долго думать, ловушка это или нет, и потеряешь время, то потом пеняй на себя - дыру в своих позициях люди закроют и с утра продолжат методичное избиение.
  
   "Илья, я поговорил с Аяной", - неожиданно прозвучал в голове парня Ультамит. По интонации защитник сразу понял, что его покровитель чем-то донельзя озадачен. Раньше настолько неуверенного "внутреннего голоса" он еще не слышал.
   "Это...это был крайне интересный опыт... Вот... Мне пришлось очень... непросто, да. С тобой беседовать легче. Скажи мне, все женщины столь подвержены сильным эмоциям"?
   "Что с ней случилось? Ая в порядке"?! - Взволновано отозвался Илья.
   "В порядке. Физически. Но мне показалась, что наша Ая сейчас очень злая".
   "Я понимаю, в плену радоваться нечему. Ты сказал, что я скоро приду ей на помощь"?
   "Сказал. Только она не на неодов злая. Она на тебя крайне злая, Илья. Ругалась разными словами на обоих языках... Ты знаешь, что ты скотская скотина и при этом неблагодарная свинья? А еще ты гад, сволочь, законченный подлец и эгоист"?
   "Да что случилось-то? В чем я виноват"?
  
   "Вот! Вот и я то же самое у нее спросил: а в чем наш Илья виноват? И сам получил в ответ такую выволочку, что до сих пор не могу ее логически обработать. Меня тоже всячески изругали и обвинили...в разном. Без всякой логики обвинили, заметь"!
   "У женщин это бывает", - вздохнул Илья. - "У беременных, говорят, бывает еще чаще. Да еще плен... Ты не злись на Аю, пожалуйста..."
   "Да не злюсь я. Я пытаюсь понять женскую психологию, рассчитать достоверные поведенческие модели..."
   "Брось, это дело неблагодарное. А все же, что случилось? В чем мы виноваты? Или ты так и не сумел это выяснить?
  
   "Сумел. Потому что потом в разговор вступил Добрячков и ее успокоил", - начал свой рассказ Ультамит. "В самом начале беседы с Аяной я, кажется, ошибся. Я представился, объяснил, кто я такой и что произошло, рассказал ей о ее беременности. А она просто не поверила мне, представляешь? Решила, что у нее слуховые галлюцинации или же ее ломают ментальной магией и послала меня подальше... Пришлось мне дать ей немного магии извне, чтобы она нейтрализовала блокаторы на теле и смогла колдовать... Аяна так обрадовалась - ты себе не представляешь. Вот тогда я и сказал Ае, что ты жив и уже несколько дней подряд из всех сил стараешься их выручить. А она между делом поинтересовалась: а нельзя было раньше ей сообщить о том, что защитник живой, здоровый и на свободе? Я ответил - можно было, но мы с Ильей что-то не сообразили вас сразу предупредить".
  
   "Вот тут-то все и началось". - Продолжал отчитываться Ультамит. "Сплошные эмоции и никакого конструктива... Но, если все-таки попытаться вычленить главное, то получается примерно так: они с Добрячковым сидят в подвале и впереди у них перспектива мучительной казни. Им очень плохо, их допрашивают. Подполковника пытали. Ая очень за тебя волнуется и боится, что ты уже мертв, или замучен в плену. И вдруг выясняется, что скотина и эгоист Илюша вместе с его долбанным Ультамитом на пару, целы и здоровы, но даже не догадались им коротенького сообщения послать, хотя могли бы... Очень ведьма нервничала... Просила тебе передать, что после такого поступка все твои слова о любви - чушь собачья. Тебе на нее и ребенка наплевать, а значит и ей на тебя тоже. Ну и разного другого наговорила. Мне, впрочем, тоже досталось..." - Ультамит был явно выведен из прежнего невозмутимого состояния. "Можешь мне объяснить, почему она сказала, что мы с тобой одинаковые козлы? Ты - понятно, ты хоть мужского пола. Но я-то вообще не мужик. Я разумная колония кристаллов, какой из меня козел"?
  
   Илья слушал Ультамита и чувствовал, как у него начали вовсю краснеть уши. Вообще-то косяк получился...Как говориться: это залет, боец. Долго не звонить любимой девушке и уж тем более жене нехорошо даже при обычных обстоятельствах и вполне может сойти за повод для обиды и ссоры. А уж в таких как у Аи... Он действительно виноват, и виноват сильно, хоть какую-то весточку друзьям надо было отправить. Каково им пришлось, а? Связанным, в подвале, без магии и без надежды. И его мало оправдывает то, что он постоянно был то в бою, то гашеный после отката, то снова в бою и занятый кучей дел одновременно, планируя их освобождение. Эгоист как есть... И еще, будем перед самим собой откровенны - Илья знал, почему он медлил. Потому что хотел сделать все сам, а Ая с подполковником получив канал связи, наверняка бы начали вмешиваться в его планы, только запутав ситуацию и усложнив ему жизнь.
  
   "Права она", - наконец, ответил он Ультамиту. "Виноват я. Гадко получилось".
   "Согласен, что нехорошо. Только я больше тебя виноват", - покаянно согласился с ним Ультамит. "Я поссорил первого апостола с матерью своего внука и подверг ее зря сильному стрессу... Давай я все на себя возьму? В самом деле, почему бы и нет, Илья? Скажу Ае, что она меня неправильно поняла. Скажу, что ты каждый день пытался с ними связаться, но я твои сообщения раньше не передавал. Пусть меня ругает, мне плевать".
   "Не надо врать, хуже сделаем. Простит ли меня Ая или нет - увидим, сначала их надо вытащит из плена. Дальше поступим по обстоятельствам. Ты объяснил им, что я задумал"?
  
   "Да. Говорю же, Ая потом успокоилась. Добрячков не сразу понял, что происходит с нашей ведьмой. Но когда она все же сумела ему немного объяснить, в чем дело, тут же на нее прикрикнул. Ну, ты знаешь, как он умеет: "Ярл Тентами истерику немедленно прекратить, вы офицер или кто?! Убрать сопли и слезы, доложить командиру внятно! Отставить эмоции, приказываю с Ультамитом общаться корректно и по делу"! Она тут же пришла в себя, и сразу пошел нормальный разговор. Объяснил я им твой план... Они вместе сидят, есть хороший шанс, что их так вдвоем и поведут, когда неоды пойдут на прорыв. Магия у Аи теперь есть, хотя полную силу я ей постараюсь не давать, чтобы она себя не вымотала. Блокаторы и повязка на глазах теперь не проблема, щиты тоже. Как только неоды попадут за городом в засаду, Ая освободится сама и освободит хевдинга. Я их тут же укрою глухими щитами. Ведьма отнимет силу у ближайших магов, и они побегут к старой разрушенной мельнице, все как ты велел. Ая обещала по возможности поискать Тронса, если она его увидит, я поставлю на него щит. Место засады я им подробно описал, ошибиться трудно - узкое поле, мельница, с одной стороны лес, с другой кусты у замерзшего болотца. Кстати хевдинг тебя не ругал - наоборот. Говорит, что такого от тебя не ожидал, ты молодец, Илья. Выжал из безнадежной ситуации максимум. Передавал свою благодарность за все.
  
   "Подполковник сильно измучен"?
   "Сейчас ему уже лучше. После разговора с тобой стармаг Леггид их навещал в подвале. Привел мага-целителя, который подлечил раны Добрячкова. Велел обоих хорошо покормить и запретил охране применять к ним калечащие и боевые заклятья: мол, эти пленные представляют особую важность и должны предстать перед вождем Айлтадом в товарном виде", - отчитался Ультамит.
   "Это ему плюсик. Маленький", - кивнул головой в такт внутреннему диалогу Илья. "Не зря я стармага запугивал, есть толк. Ладно, заканчиваем с говорильней. Если неоды попадут в ловушку - хорошо. Если нет - тянуть со спасением все равно не будем. Аяне хорошо бы узнать, где их держат. Но даже если она этого не сможет... Тронсу с "лояльными" дан приказ вступить в бой, в том случае если их раскроют. Как только я пойму, что начался бой неодов с "лояльными", - пойду вместе с дружиной им на выручку. Прямо на звуки боя, а там как карта ляжет. Пусть Ая берет у тебя силу, закрывается щитами и ориентируется на стрельбу - хоть какая-то привязка, домов с годными подвалами там не так много, я смотрел на плане города... Будем с ней на связи".
   "Хорошо, я все передам".
   "Вот и отлично".
  
   Тем временем стрельба у неодских позиций потихоньку стихала, зато ночь расцветилась разноцветными вспышками, и послышались резкие звуки боевых заклятий. "Лояльных", под аккомпанемент стрельбы и взрывов, бойцы второй ударной пропустили через имперские порядки к линии неодской обороны, и теперь маги прикрывали их от якобы преследующих изменников имперцев, принимая за своих союзников. Или наоборот, лупили влаттовцев молниями и файерболами в упор, как врагов, отсюда не поймешь, что происходит. Илья снял автомат и заколотил в люк танка прикладом. Дождался, когда он стал открываться, и нетерпеливо заорал в освещенное красноватой ночной подсветкой нутро машины.
   - Ну что у нас там? Тан, у тебя радист спит что ли? Есть какая-то информация?!
   - Есть. Только что передали, что маги пропускают "лояльных" к себе, - ответил изнутри знакомый голос Вайсора. - Кажется, они все же купились, ярл.
   - Погоди еще..., - осторожно сказал Илья. - Сможет ли Тронс обмануть Леггида, вот в чем вопрос...
  
   Глава 11. Встреча.
  
   Звуки недалекого боя вскоре затихли. Постепенно умолкла стрельба, перестали сверкать, отражаясь от затянутого облаками темного неба, отсветы заклятий. Илья сидел на мерзлой броне "вепря" весь на нервах от ожидания, напряженно всматриваясь во вновь сгустившуюся темноту ночи и потихоньку падающий снег. Сработает или нет? Пусть неоды пропустили штрафников к себе, но дальше что? Откровенно говоря, весь его замысел шит белыми нитками. Тонких моментов масса: почему вдруг "лояльные" из Клодино решили выходить к городу, а не примкнули к другим неодам вокруг Нельска? Ошиблись, думали, что в городе уже свои части? Ну-ну... Почему спасся только один неод, и кто он такой, этот легмаг Тронс? Конечно, ответы на самые очевидные вопросы они с Тронсом подготовили заранее, но все это сплошная импровизация, копни чуть и глубже и все рассыплется. Кроме того, по рассказам побывавших в плену у неодов людей, насчет пыток маги мастера - возьмут первого попавшегося бойца и расколют в два счета, чередуя паралич с болевым шоком. Правда, пытать Тронс никого не даст, будет возмущаться и качать права до последнего, но все же? Ладно, гадать бесполезно, он приготовился к обоим вариантам. Дружина вся в сборе и готова к бою, самочувствие более-менее нормальное, Ультамит с ним. Быстрее бы только все случилось, в бою уже не страшно и нервничать некогда. Хуже нет, чем ждать и догонять...
  
   Но минута шла за минутой, а ничего не происходило. Тишина. Прошло полчаса, затем час, потом еще полчаса. Неоды вели себя тихо и смирно, как мыши под метлой. Радист каждые десять минут по требованию нервничающего Ильи запрашивал наблюдателей с переднего края, но неизменно получал один и тот же ответ - никаких признаков подготовки к прорыву не наблюдаем. Но если их трюк разгадали, то что стало со штрафниками и Тронсом? Почему все тихо? Не могли опытный боевой маг и полторы сотни вооруженных бойцов погибнуть без единого выстрела или заклятья, в это Илья не верил. Тогда почему неоды медлят? "Хватит себя накручивать. Просто им нужно время, чтобы собрать магов со всех удерживаемых кварталов в один кулак" - мысленно одергивал себя Илья. "Надо еще немного подождать". В таких размышлениях прошло еще часа полтора и до рассвета оставалось не так уж долго. Но по-прежнему, ничего не происходило. Тишина и спокойствие.
  
   Вести пришли неожиданно, когда парень порядком замерз на броне, несмотря на то, что несколько раз лазил в танк погреться и весь вконец издергался. Щедротами Добрячкова у танкистов дружины имелись дефицитные каталитические обогреватели, и они могли греться в машинах, не заводя моторов, что оказалось очень кстати. Причем пришли новости не от радиста, который продолжал молча слушать эфир, а от Ультамита.
  
   "Илья, Леггид только что спустился в подвал к Ае с подполковником и начал разговор с ними", - неожиданно доложил знакомый голос. "Причем беседуют они наедине, маг отослал охрану наверх. Кажется, твоему плану конец... а впрочем, уже не кажется. Неод прямо сказал Ае, что "лояльные" подставные и ты, скорее всего, готовишь им ловушку".
   "Что?! Какого хрена?! Я немедленно атакую".
   "Подожди немного, не спеши... ситуация развивается. Аяна попросила дать ей силу извне и сбросила с себя блокираторы магии. Она велела мне поставить на них с подполковником щиты и сейчас же лишить Леггида силы".
   "И ты"?
   "Только что так и сделал. Стоп... Илья, лишенный магии неод в ответ вытащил откуда-то гранату и выдернул кольцо. Сказал, что ждал чего-то подобного и подготовился к разговору".
  
   "Ты сможешь защитить Аю и Добрячкова от взрыва"?! - Мысленно закричал Илья.
   "Наверное, да. Но не хотелось бы - у Аи случится сильнейший откат" - голос Ультамита звучал озабоченно. "Анализирую свои возможности... Так, множественные осколки и ударная волна. Всем осколкам вероятность так просто не изменишь. И никакой магии, чисто физическое близкое воздействие, мне такое трудно нейтрализовать. Плохо..."
   "Сведи шанс гранаты взорваться к нулю. Сломай ее, дубина ты кристаллическая, ты же управляешь вероятностями"!
   "Попрошу не выражаться! Не забывайся, апостол! Но совет принимаю... Ага, сделал. Граната не взорвется с вероятностью в девяносто один процент".
   "Теперь надо..."
   "Подожди", - перебил парня его покровитель. "Не ори так, мешаешь. Неод с Аей продолжают разговаривать. Причем обо мне и о тебе. Очень интересный разговор пошел, дай их дослушать. К тому же у меня прямо сейчас кое-что Ая спрашивает... Потом все расскажу, не отвлекай... Мне трудно следить за ситуацией и одновременно говорить с тобой, отключаюсь".
  
   "Ультамит"! - вновь мысленно воззвал Илья, но ответа не было. "Ультамит, чтоб тебя всего геологи вырыли"! Связь с кристаллом резко прервалась, и Илье оставалось только сидеть и грызть от нетерпения локти. Его попросту выставили за дверь, как глупого мальчишку и это было зверски неприятно. Ультамит, гад... То заявляет: "ты мой первый апостол" и "я тебя не оставлю", а теперь, получается, "Илюша, пошел на хрен, мешаешь"? Ладно, я тебе это припомню... Но блин, делать-то сейчас что? Опять ждать? Задолбало! Но, похоже, придется... Наступать сейчас без поддержки Ультамита - верный способ все испортить.
  
   "Илья, готов поговорить"? - послышался голос Ультамита через несколько десятков минут, показавшихся бывшему студенту вечностью.
   "Говори, не тяни! Что у вас произошло"!?
   "В общем, тут такое дело... мы вроде как обо всем договорились. Но нужна твоя помощь".
   "Мы - это кто"? - Илья был к тому времени порядком зол.
   "Я, Ая, Добрячков и командующий магами Леггид".
   "О как... Прямо Молотов, Маленков, Каганович и примкнувший к ним Шепилов..."
   "Ты это о чем? Кто эти люди"?
   "Неважно. Так о чем вы там договорились"?
   "Леггид сделает вид, что он поверил Тронсу и его "лояльным". Стармаг соберет оставшихся в Нельске неодов и утром пойдет на прорыв. А ты дашь ему возможность выйти к своим без потерь. За это он оставит Аю и Добрячкова по дороге из города. Так сказать - потеряет при выходе из окружения".
   "Стоп", - Илья снял шапку-ушанку и вытер разом вспотевший лоб. "Ультамит, я же ему то же самое предлагал. Коридор в обмен на пленных. Мне он отказал с самым гордым видом".
   "Тебе - да. Ты же вынуждал его терять лицо перед собственными подчиненными и командованием. Если бы он пошел на явную сделку с тобой и вышел из окружения в обмен на важных пленных, да еще пропущенный без боя имперскими войсками - его бы сочли чуть ли не предателем и судили. Сговор с людьми налицо. А так - все останется между нами. Ты немножко постреляешь в неодов, они тоже усердствовать не будут, главное без потерь..."
  
   "Все равно не понимаю", - недоуменно ответил парень. "Я Леггиду прямо сказал - давай договоримся. Варианты были возможны, но мне показалось, что он был настроен стоять насмерть".
   "Одно дело ты, другое - Ая", - Илье показалось, что Ультамит сейчас совсем по- человечески вздохнет. "Ваши взаимоотношения, разумные двуногие млекопитающие, - весьма запутанная штука. Они оба неоды, им легче понять друг друга. Кроме того, Леггид догадался, что за Аей стоит та же сила, что и за тобой. Проще говоря, он меня почувствовал. А когда Ая сначала полностью лишила коммага его магической силы, а затем попросила меня временно дать Леггиду неограниченную силу, подобно тому, как ты давал ей, он понял, что ее слова не пустой звук. Он вставил кольцо в гранату обратно и у них после этого с Аей и хевдингом состоялся тяжелый разговор. О том, почему Ая предала, о тебе, обо мне и пророчестве и о перспективах этой войны. Ая раскрыла ему все карты... Ну, почти все... Не то чтобы Леггид поверил во все сказанное... но он не хочет вместе со своими неодами глупо умирать в Нельске, ему жалко подчиненных. Ему не все нравится в политике Айлтада. К твоим угрозам он относится не слишком серьезно, но мысль о том, что убив Аю, он выступит против самого источника магии для неодов, ему не нравится. Он не хочет в это впутывать свою семью, поэтому готов на сделку. И еще - Добрячков умеет убеждать получше тебя, Илья. Кстати, он просил тебя помочь и выпустить неодов. Хевдинг считает, что в перспективе Леггид может быть полезен".
  
   "Так ведь стармаг все расскажет, как только окажется у своих"! - воскликнул Илья.
   "Ая считает, что он на это никогда не пойдет. Тем самым он признает, что вступил в сговор с людьми и предателями расы. Все останется между нами. Короче, договорились так - если ты согласен, то вскоре должно прозвучать три одиночных выстрела из пушки, с перерывом строго в тридцать секунд между каждым. Поскольку ни магическая, ни радиосвязь между сидящими в подвале пленными и тобой невозможна, эти выстрелы будут дополнительным подтверждением моего существования для Леггида. И гарантией того, что сделка состоялась. Он готов поверить на слово Ае. Правда с оговорками - перед началом прорыва Ая, Добрячков и Леггид должны будут разрешить стармагу наложить на всех троих временное заклятье связи их аур. Если кто-то из них погибнет в ближайшие несколько часов, то остальные тоже умрут.
   "Ты можешь нейтрализовать такое заклятье"?
   "Да. В самом крайнем случае смогу, но делать это нежелательно. Придется полностью лишить Аю магии, что опасно для ребенка. Но Леггиду про это знать не обязательно".
  
   "Понятно...", - задумался Илья. С одной стороны ему не нравилась вся эта затея. Ая и Добрячков могут захватить Леггида в заложники и укрыться в подвале. Он может прямо сейчас пойти в бой. Снести неодов ко всем чертям, да и дело с концом. Но...опять погибнут люди, а "штрафники", так уж точно. Опять он будет вымотан в ноль. Скорее всего, убьют Тронса и вообще - результат не гарантирован. Стоит оно того? Ладно, вариант два - пообещать стармагу выпустить неодов и соврать. Перебить магов в засаде у мельницы, как и намеревался с самого начала. На Леггида можно наложить во время боя щит, на Аю и подполковника тоже, вот и проблема с заклятьем связи аур будет решена - никто из троицы не умрет... если Леггид не убьет сам себя, поняв, что его обманули. И еще - Добрячков просил выпустить магов. Подполковник должен знать, что он делает, раз они с Аей раскрылись Леггиду. Ладно, хрен с вами...
   "Ультамит, я согласен", - отозвался Илья. "Пусть будет так, как они договорились, хрен с ним. Честно говоря, меня от затеи выпустить неодов с души воротит, но если это лучшая гарантия освобождения Аи и Добрячкова - сделаю".
  
   Приказу дать три четко выдержанных по времени выстрела Вайсор удивился. Даже переспросил, точно ли он понял слова Ильи. Но лишних вопросов задавать не стал - если командир и защитник в одном лице так приказал, значит так надо. Танковая пушка трижды рявкнула в темные небеса и вскоре радист наконец-то доложил, что неоды собираются идти на прорыв.
   Как доложили Илье, первыми в "бой" шли бывшие "лояльные" под командованием Тронса, а за ними остальные маги - всего около трех сотен оставшихся в живых после боев неодов. Легмаг сдержал данное Ае слово - никакого щита из гражданских заложников, выходят только маги. Их пропускали после незначительной стрельбы поверх голов, имитируя слабое сопротивление. Ведущий в ловушку маршрут был согласован с Тольмом заранее, и превращать отход врага в новый затяжной городской бой никому не улыбалось. Сначала неоды двигались по небольшой улочке, затем по проспекту, потом по еще одной улице до самой окраины города - прямо к позициям имперцев, перед которыми находилось небольшое узкое поле. С одной стороны поля стояла полуразрушенная мельница и развалины хозяйственных построек, с другой поросшее кустами и рогозом замерзшее болотце. Впереди лес. Место тихое - особой активности окружавших город неодов на этом участке фронта не замечено. И удобное для засады. За длинными хозпостройками ночью можно даже танки спрятать, не говоря уж о пулеметчиках. В рогозе и кустарниках на краю болота могли легко укрыться несколько взводов. Предполагалось по сигналу ударить отходящих неодов с флангов, подвесив над ночным полем осветительные ракеты и накрыв магов шквальным огнем на открытой местности. "Лояльные" по плану должны были разбежаться в стороны, стреляя в неодов из своего ручного оружия. Магам не останется ничего другого как бежать под обстрелом сломя голову к близкому лесу - прямо на заботливо выставленное густое минное поле. Вот и все... За исключение того, что теперь в тайне от своих же бойцов Илье требовалось выпустить магов из ловушки.
  
   Занимая позиции у мельницы и осматривая в неверном предрассветном свете через бинокль поле будущего боя, Илья чувствовал себя предельно странно. Ненавидеть неодов всей душой за время войны он так и не научился. Даже насмотревшись на расправы магов с пленными и гражданскими в Альрове и в Нельске - все равно ненавидеть всех магов оптом, бывший студент не мог. В конце концов, Ая тоже неод, и молчаливая Лима неод и Тронс... А война вещь гадкая сама по себе. Неоды, конечно, людей не жалели. Тетмаги могли превратить жизни захваченных гражданских или пленных имперских бойцов в магическую энергию, если этого требовал бой, и взять ее было больше неоткуда. Хотя обычные армейские маги к этому относились без одобрения и практиковали редко. Знал Илья и о показательных казнях, и о сожженных магами деревнях, и о расправах над непокорными людьми. Но все же цели уничтожить всех, оставив за собой выжженную пустую землю, у неодов не было, воевали они не для этого. Илья не слышал о том, чтобы маги кого-то мучили или убивали просто так, без всякого смысла и нужды вообще, из чистого садизма. Нет, они просто подчиняли людей себе, приводили их к покорности, восстанавливая правильный на их взгляд порядок вещей на планете. Можно ли их за это ненавидеть? Вопрос сложный. Можно ли ненавидеть волка за то, что он волк и живет по-волчьи? Но бить их всеми способами можно и нужно, это дело самое что ни на есть гуманистическое, человеколюбивое и человекополезное - так считал парень.
  
   А сейчас Илье предстояло изменить своим принципам, причем сделать это придется скрытно от остальных, отчего было тяжело на душе. Если подполковник хочет чтобы Леггид ушел, не заподозренный в сговоре с людьми и сговор остался общим секретом для них четверых, парню придется дать неодам бой. Нельзя сейчас просто так отдать приказ "не стреляйте", подобное поведение командира вызовет вопросы. В операции участвуют не только дружинники, но и войска Тольма, они такого не поймут. Не поймет этого и командование Леггида. Если стармаг выйдет из Нельска легко, практически без боя, а затем отпустит "лояльных" и потеряет по дороге важных пленников, то ему просто не поверят. А значит, хочешь или не хочешь, но надо устраивать цирк. Но блин, как же к этому душа не лежит и как противно на это идти... Эх, подполковник, если выживешь, ты мне за все ответишь.
  
   Когда первые фигурки показались на края поля, Илья уже был готов. Сначала на поле из-за окраинных домов вышли лояльные, впереди Тронс. "Эх, как же мне сейчас будет худо...и это бы еще суметь скрыть", - тоскливо подумал Илья. "Ладно, проехали... Ультамит, щиты на Тронса и штрафников поставить".
   "Принято".
   "Ая с Добрячковым здесь"?
   "Здесь. Я их чувствую и вижу поле их глазами. Сейчас выйдут в зону твоей видимости".
   "Щиты на них тоже. И на Леггида. Но это еще не все. Минное поле в твоей досягаемости"?
   "Да".
   "Поставь щиты на мины. Или поиграй с вероятностями. Мне нужно, чтобы они не взрывались, когда на них наступят...почти. И еще - понизь посильнее вероятности пулеметчикам и автоматчикам. Пусть мажут в белый свет как в копеечку. Но в то же время прикрой их щитами - надо защитить людей от неодских заклятий. Сделаешь"?
   "Принято. Но тебе худо придется".
   "Выдержу, не привыкать. Думаю, все быстро закончится. В общем, ты понял - я хочу, чтобы неоды проскользнули в лес под плотным огнем через минное поле без потерь. Но и наши бойцы не должны пострадать. Пусть все горит и стреляет, но в этот раз все остались живы - и люди, и маги. Раз уж вы там договорились без меня хрен знает о чем..."
   "Извини, апостол, так уж вышло..." - голос в голове был виноватым. " Я постараюсь, ты держись".
   "Значит, мы друг друга поняли. Начнется все по моей команде, я выстрелю из ракетницы, когда все выйдут в поле. Жди".
  
   Дальше было... люто. Жесть как она есть или сумбур вместо музыки, - что-то такое мелькало у Ильи в голове во время этого странного "боя". Как только раздался выстрел и в воздухе повисла ракета, по вышедшим в поле неодам сразу же открыли огонь десятки стволов. Стреляли взахлеб, отовсюду - от хозпостроек, от мельницы и от болота. Поймавшие магов в ловушку люди вовсю пытались их уничтожить, вот только проклятые неоды не спешили валиться на землю как подкошенные. Даже тогда, когда вмиг разбежавшись в стороны, по неодам открыли огонь бывшие "лояльные". Если бы Илья немножко помог имперским стрелкам с вероятностями, магов бы перебили вмиг...
   Сейчас же они просто растерялись. Забегали бестолково по полю под шквальным огнем, некоторые залегли, попытались отстреливаться заклятьями, но без особого успеха. А затем, повинуясь командам оставшегося спокойным во всеобщей панике стармага, все разом рванули в лес. Туда, где их ждало у опушки дезактивированное минное поле.
   Илья привычно страдал от отката, стиснув зубы и ругаясь про себя матом. Быстрее, блин, быстрее драпайте. Столько щитов и вероятностей он удержит не больше десятка минут. Дружинники палили как сумасшедшие, бойцы Тольма от них не отставали. Хорошо хоть маги не добавляли жару заклятьями - они вовсю бежали под огнем к спасительной опушке.
   И ведь успели! Когда последние маги исчезли за деревьями, Илья приказал снять щиты и убрать вероятности. Парню сразу полегчало, хотя ноги и руки продолжали мелко дрожать. Но дело сделано - в лесу неодов преследовать не будут, драться там с магами дураков нет.
   - Да как же так командир! Что за хня происходит! - Рядом не выдержал и начал материться Ромка, перезаряжая раскаленный автомат. - Почему они все смогли уйти! Почему мины не взорвались!
   Илья лишь вздохнул. Друг был неправ - ушли не все, без потерь разойтись не вышло. В поле кое-где пятнали снег трупы магов - даже при заниженных Ультамитом вероятностях с десяток самых невезучих неодов попали под плотный огонь. Из примерно трех сотен прорывавшихся...
   - Не знаю, - тихо сказал он. - Не знаю нихрена ничего, отстань! Потом будем разбираться. Сейчас надо срочно искать Аю, она должна быть где-то здесь.
  
   - Здесь я, Илюша, - послышался тихий голос. - Уже здесь...Не надо никого искать. - Парень вздрогнул и повернулся к вышедшей из-за мельницы ведьме. Ая стояла бледная, с растрепанными волосами, в грязной и рваной имперской форме. По ее виду Илья ясно понял - откат коснулся всех представителей Ультамита, за бой ответил не он один. - Илюша, какой ты молодец, что живой - ласково сказала ведьма, подходя поближе. - Как же я рада тебя видеть! - А затем, сильно размахнувшись, влепила парню короткую, но, если честно, совсем безболезненную пощечину, удержав руку в последний момент. - Скотина...
   - Эй, полегче! - запротестовал Ромка, резко отодвигая парня и закрывая его собой. - Ярл после отката, его бить вообще нельзя! Ая, ты чего творишь? Уймись немедленно! Лучше меня ударь.
   - Сама вижу, - отмахнулась ведьма. - Извини, Рома, не сдержалась. Был бы Илюша поздоровее он бы одной затрещиной не отделался, - фыркнула она. - Впрочем, у нас еще все впереди.
   - Отставить семейные разборки, - Добрячков был тут как тут. - Я тоже рад вас всех видеть.
  
   Глава 12 Ая.
  
   Потом все закончилось как-то сразу. Когда последний неод скрылся в лесу, бой повсюду затих сам собой, а к Илье тут же подбежала для лечения Лима. Но не добежала, неуверенно остановившись в нескольких шагах от парня под пристальным взглядом Аи.
   - Госпожа ярл, я должна осмотреть защитника...
   - Лучше хевдингом займись, - кивнула на подполковника ведьма. - Ему сейчас необходима поддержка и лечение.
   - Но у меня приказ - прежде всего, заботиться о..., - начала было объяснять Лима, но ведьма отрицательно мотнула головой.
   - Защитником я займусь сама. Делай что сказано!
   - Есть, госпожа ярл.
   - Зря ты так, - покачал головой Илья. - Лима хорошая девушка и отличный лекарь, ей не трудно помочь нам обоим. Она меня очень поддержала в последнее время. А ты сейчас не в лучшей форме.
   - Вот именно потому, что она такая хорошая, пусть пока заботится о других, - холодно улыбнулась бывшему студенту Ая. - Дорогой, не надо спешить подключать к Ультамиту всех неодш подряд, не торопи события. Сейчас кристаллу хватает и меня с тобой.
   - Ты все еще злишься, - глубоко вздохнул Илья, постаравшись улыбнуться. - Ая, не надо. Извини меня.
   - Не могу извинить, - серьезно ответила ведьма. - Никак не могу, Илюша. Ты знаешь, что такое сидеть связанным без магии в подвале, думая, что все кончено и впереди только мучительная казнь? В темноте, без единой весточки снаружи? Ты мог передать нам через Ультамита хотя бы несколько слов - я жив, мы ведем борьбу, держитесь. Мог! Большего от тебя и не требовалось, я все понимаю. Но ты обо мне даже не подумал, хотя я о тебе всегда заботилась как могла! Думаешь, после этого ты сможешь обойтись словом "извини"?
  
   - Знаешь, дорогая! - неожиданно для себя вскипел Илья. - Я вообще-то, пока вы с хевдингом по подвалам сидели, не чаем с плюшками баловался! С первого же дня неодского наступления в боях... сначала вышибал магов из здания дружины, затем восстанавливал оборону вокруг Нельска, потом атаковал Клодино. Все время на пределе, еле живой от отката, на грани. Из одного боя в другой! И все это для того чтобы вас вытащить! Если бы не я, неоды уже бы полгорода взяли, а вас давно в Крейс вывезли. А теперь ты меня еще и бьешь при встрече! Да ну нахрен, поступай как знаешь Аечка, плевать мне на твои обиды! Я тебя вытащил, а дальше дело твое. От ребенка я не отказываюсь, но и слушать твои оскорбления не буду. И Лимой не смей распоряжаться через мою голову, она мой подчиненный! Я теперь командир дружины, извольте соблюдать субординацию, ярл Тентами.
   Лима! - громко закричал парень магичке, которая сейчас сосредоточенно водила сияющими ладошками по груди подполковника. - Закончишь с хевдингом, помоги мне, если нет других раненых. Это приказ!
   - Слушаюсь, господин ярл, - спрятав глаза, пролепетала целительница.
   - Вот, значит, как ты заговорил, - прошипела сквозь зубы Ая. Зрачки ее зеленых глаз сузились, пальцы правой руки начали было какой-то жест, похожий на магическое плетение, но до конца его не завершили. - Все Илья, считай, что...
  
   - Замолчи Ая! - высвободившись из рук Лимы, и вовсю хромая на правую ногу, к ним спешил Добрячков. Выглядел он плохо - лицо землистое, в крупных каплях пота, под глазами большие мешки, форма местами в крови. Но голос его звучал по-прежнему твердо. - Заткнись немедленно! Как бы ты не злилась, есть слова, которые никогда не должны быть сказаны, понятно?! Иначе они потом как кислота съедят все хорошее, что есть между вами. Помолчи... И ты тоже охолонись Илья.
   Подполковник обвел взглядом стоявших неподалеку Ромку, Сашку и Лиму.
   - Оставьте нас ненадолго. Нечего глазеть на семейные разборки. Я хочу поговорить с магами наедине.
  
   - Так вот, - продолжил Добрячков, когда они остались втроем. - Мы же здесь друг без друга никто, неужели непонятно? Мы даже не попутчики в одной лодке, мы считай самые близкие родственники. Так какого ляда, вы раз за разом устраиваете детский сад?! Ая, тебе надо объяснять, скольким мы обязаны Илье и где бы мы без него были? Да, защитник не идеален, но вытащил нас из плена именно он. А мы с тобой, давай будем честными, все про...пролюбили. Это мы должны были распознать ночную атаку неодов и наладить оборону штаба и Нельска. Мы должны были руководить войсками и имперскими магами. Дело Ильи - защищать! Но мы с тобой попали в плен самым позорным образом, и пришлось защитнику всю нашу работу брать на себя. Он ее сделал, как умел, какие претензии? Их к нам надо предъявлять как к командирам. Подумаешь...позвонил или не позвонил, что за ерунда! Как он мог о тебе не думать, если он тебя выручил? Когда счел нужным для дела с нами связаться, тогда и связался. Все, вопрос закрыт.
  
   Но и ты, Илья, тоже хорош, - повернулся подполковник к парню. - Твоя затея заманить магов в ловушку использовав бывших влаттовцев это что-то с чем-то. У них же на хмурых рожах написано - люди пришли умирать, а не к своим прорвались. И ни одного свежего раненого во всей группе, хотя по легенде они только что через имперскую оборону с боем пробивались. Да и твои переговоры с Леггидом та еще песня...лебединая. Угрозы семье, ультиматум... Будь на его месте неод поглупее или пофанатичнее, он бы вывез нас с Аей в тыл ночной выверной, чтобы не рисковать и пошел бы на прорыв сам. Нам еще повезло, что старик ушлый попался, начал думать и прикидывать, что да как...поэтому договорились. Ну и Ультамиту, конечно, спасибо. В общем так, дети мои: мы все связаны друг с другом намертво. А уж вы двое тем более, у вас общий ребенок будет, понимаете это, папа и мама?! Вы за него оба отвечаете! Миритесь, млять. Немедленно, не сходя с этого места. Ая, Илья уже сказал тебе "извини". Теперь твоя очередь.
  
   Ая, однако, мириться не спешила. Она сначала долго пристально смотрела на подполковника, потом перевела взгляд на Илью, прислушиваясь к каким-то своим внутренним ощущениям. Вид у нее из злобного стал какой-то озадаченный, даже удивленный, а затем она тряхнула головой, как будто стараясь избавиться от наваждения.
   - Ладно... Если так надо и хевдинг настаивает... Илья, извини, я неправа. Прошу прощения за слишком резкие слова и действия, - голос Аи звучал отстраненно.
   - Бывает. Я тоже был не совсем прав, - ответил парень, не понимая, что происходит с ведьмой. Она выглядела напряженно, словно сделавшая стойку гончая, чуть только воздух не нюхала. Примерно так выглядели неоды, которые в первый раз видели за Ильей силу Ультамита. - Мир?
   - Мир, - кивнула Ая. - Илья, ты изменился. Я подумаю над всем произошедшим.
   - В чем же я изменился?
   - Неважно. Возможно, мне просто показалось. Не бери в голову.
   - Вот и хорошо, - ответил Добрячков, вытерев пот со лба. - Раз вы больше не собираетесь сцепиться друг с другом, поговорим немного о делах. Илья, давай кратко. Что с Троддом, Вайсором и Рейсодом?
  
   - Кронярл погиб в бою, - вздохнув, ответил парень. - В первый же день. Таны живы, командуют своими хирдами.
   - Ясно. Я вижу у тебя на форме нашивки ярла и сдается мне, что это не самодеятельность. Когда успел?
   - Повышен в звании приказом конунга Тольма за бои в Клодино.
   - Ты все же полез в Клодино, несмотря на мой запрет?! - Брови подполковника вытянулись домиком. -Ты охренел?!
   - Так точно, товарищ подполковник. Охренел и полез. Как и планировал. Замкнув прорванную оборону вокруг Нельска после вражеского наступления, я сходу атаковал станцию дружинниками на бронепоезде при поддержке танков. Опрокинув заслон противника, овладел складами боеприпасов и успел перевезти их значительную часть в город. За блестящую операцию удостоен звания ярла и ордена "сияющий щит Империи", - отчеканил Илья, наслаждаясь при этом выражением лица Добрячкова.
   - Вот, значит, как..., - задумался хевдинг. - Орел... Почему именно ты принял командование дружиной, а не Вайсор или Рейсод?
   - Потому что я так захотел, товарищ подполковник. И сумел на этом настоять.
   - Да уж, Илья, наломал ты дров, - поморщился Добрячков. - Но ничего, главное, что мы все живы и снова вместе. Что же...сдавай командование дружиной Ае. Больше пока некому, раз уж Вайсор и Рейсод себя не проявили. Потом посмотрим, кого назначить новым комдружины. Отдыхай, я немного приду в себя, разберусь с делами и обо всем позабочусь. Огромное спасибо за всё, мы у тебя в долгу.
  
   - Не понял..., - озадаченно спросил Илья. - То есть как сдавать командование дружиной? Вы серьезно, тащподполковник? Я ее командир.
  
   - Илья, ты не командир. Ты защитник, - развел руками Добрячков. - Ты, конечно, молодец, в критической ситуации смог взять командование на себя и всех нас выручить. Я бы оставил тебя командиром дружины, будь ты обычным человеком. Но это не твое, понимаешь? Не твое предназначение. Нельзя наваливать на тебя слишком много - и командование людьми и магическую поддержку одновременно. Это просто жестоко, зная, как ты мучаешься после боев. И нерационально - командир, который все время не в форме, много не накомандует. Не лезь в это, не надо. Мы постараемся тебя сберечь, и уверяю, при разделе пирога после победы тебя никто не обделит ни славой, ни деньгами.
   - Ая теперь тоже защитник, - упрямо возразил Илья. - Кроме того, она беременна, но вы на нее все равно сваливаете дружину. - Нет уж. Товарищ подполковник так не пойдет. Это место мое и точка. Я его заслужил и никому отдавать не собираюсь. Проблемы и текучку я сброшу на замов...короче разберусь, у меня получается. Иначе я буду считать, что вы меня просто хотите просто использовать. А если так, то о какой дружбе может идти речь?
  
   - Я не хочу тебя использовать! Я хочу сохранить целым и тебя и дружину!
   - Я все сказал... Сдавать дружину без письменного приказа Тольма не буду.
   - Ая, ты хоть ему объясни, - повернулся к ведьме подполковник.
   - А что ему объяснять, раз он все сказал? - Отстраненно пожала плечами ведьма. - Илюша нынче крут стал...целый ярл. И это еще цветочки... Вы знаете хевдинг, как его Ультамит сегодня называл, когда со мной разговаривал? Первый апостол, вот.
   - Понятно... Черт, голова еще болит и ни шиша не соображает, - скривился Добрячков. - Хрен с тобой, Илья, уговорил. Командуй, что теперь сделаешь. Можешь начинать прямо сейчас. Пусть меня Лима немного подлечит и я к Тольму...
  
   Больше в тот день они втроем не встречались. Илья сообщил по рации о завершении операции и освобождении пленников, и вскоре из штаба за ними пришла машина с сопровождением. Получив неотложную помощь от Лимы, Добрячков укатил на автомобиле к Тольму, прихватив с собой Аю. Ведьма, правда, сначала осмотрела Илью и немного подлечила, а затем ехидно поинтересовалась, не будет ли у командира дружины для ярла Тентами каких-нибудь срочных распоряжений. Получила отрицательный ответ и была такова. Илья тоже на поле боя надолго не задержался. Раздал указания Вайсору с Рейсодом прочесать поле и осмотреть оставленные неодами кварталы и поехал к себе в дружину. Сказывалась бессонная ночь и неослабевающее напряжение последних дней. Своих он вытащил, теперь можно и расслабиться немного. Нельзя все время быть на нервах, да и работоспособность следует восстановить.
  
   Добравшись с танкистами до здания дружины, Илья вызвал Лиму, и попросил ее сварить зелье крепкого сна, которое так помогло ему после боев в Клодино. Выпил кружку терпкого и ароматного травяного взвара, плотно закусив его вареной картошкой, армейской тушенкой и хлебом. Разбитую после штурма неодов столовую пока так и не восстановили, поэтому на этот раз стараниями снабженцев дружинникам выдали пайки с галетами и железными банками, на которых было нарисовано стилизованное изображение волосатого слона с большими бивнями. Одну из них Илья и вскрыл. Мясо оказалось неплохим, но со странным привкусом и жестковатым. Парню даже стало интересно, он случайно сейчас не тушеной мамонтятиной позавтракал? Блин, пора всерьез учиться читать по-имперски. Когда-нибудь потом... а сейчас спать. Все остальные дела - завтра...
  
   Следующим утром Илья проснулся у себя в кабинете от приглушенного эха далеких взрывов. Первым его побуждением было быстро одеться и бежать выяснять что случилось, но потом он передумал спешить. Было бы что-то срочное - разбудили бы. Это не бой имперской части с магами и не орудийная канонада - там звуки совсем другие, ему ли не знать. Где-то вдалеке вразнобой взрывалось что-то мощное, нехилых калибров. На северо-западе, далеко за Нельском. Кажется, он догадывался что именно.
   Между тем в комнате явно прибавилось уюта. На кресле лежит чистый и выглаженный второй комплект формы, который он все никак не мог отдать в хозчасть для стирки - не до того было. Между прочим, уже с нашивками ярла. В кабинете прибрано, пол вымыт, на столе рядом с картами обнаружился на тарелке прикрытый чистым полотенцем немудреный завтрак из вареных яиц, хлеба и колбасы и отдельно вазочка с печеньем. Однако...
  
   - Проснулся, ярл? - Ая вошла в кабинет, без стука открыв дверь. - Это хорошо... Сколько можно спать, в самом деле.
   - Для солдата сон первое дело, - посвежевший Илья застегнул последнюю пуговицу на мундире. - Рад тебя видеть Ая. Что там происходит, что за шум?
   - Авиаразведка только что доложила, что взрываются склады в Клодино. Может быть неодское командование боится твоего нового рейда, может быть взрывают на всякий случай... Сейчас трудно сказать. Какие будут на сегодня распоряжения, господин ярл? -Официальным тоном спросила Ая, вытянувшись по стойке смирно.
   - Подожди..., - Илья почувствовал себя неуютно. - Не надо вот этого, какой я тебе, нафиг, господин ярл? Ты тоже ярл по званию и вообще - говори нормально. Если что не так - скажи прямо, что ты от меня хочешь. Давай начистоту, хватит обид.
   - Я просто не знаю как мне себя с тобой вести, - казалось Ая и в самом деле смущена. - Ты ведь действительно командир, Илья. Без дураков. Поскольку я сейчас старший по званию офицер в дружине, то мне и идти к тебе с докладом, я твой зам. Да мне и делать больше нечего...была у меня группа моих магов, но от нее остались лишь Тронс с Лимой, которые после произошедшего скорее уж твои маги, а не мои...
   - Вот как? - глупо переспросил защитник. - Даже не знаю, что и сказать, Ая.
   - Вот и я не знаю что сказать. Ты изменился Илья. Хочешь начистоту? Давай. Раньше у меня к тебе отношение было... скорее как к любимому питомцу. Которого надо защитить, обогреть, помочь ему. Который страдает, спасая нас всех, и нуждается в заботе, ласке и уходе, словно больной ребенок.
  
   - Правда? - Илья почувствовал, как у него краснеют щеки. Слушать про себя такое было неприятно, что там говорить. Вот, значит оно как... питомец. - Стоп...ты и в постель со мной легла из чувства сострадания?
   - Не скажу, - прижала палец к губам ведьма. - Помнишь, хевдинг объяснял? Некоторые слова никогда не должны быть сказаны. Да и уже неважно... Сейчас уже все не так... первый апостол. У меня было время подумать. Сидя в подвале в плену, и вчера, пока ты весь день спал. Добрячков этого не видит, но я вижу - ты стал другим. Как бы тебе объяснить-то...вчера я вдруг испытала к тебе квелль, когда ты спорил с хевдингом.
   - Неодское чувство вожака стаи? - Удивился Илья. - Как к Добрячкову?
   - Да. Тебе до него далеко, конечно. Но раньше я к тебе ничего подобного не ощущала вообще. Поэтому, я решила... я буду служить тебе в дружине как маг и офицер и заботиться о тебе дальше. Это не значит, что я тебе все забыла и простила. Но нас слишком многое связывает: Ультамит, мой будущий ребенок, общая судьба. Мне от тебя с Добрячковым деваться некуда - в плену я видела, с какой ненавистью на меня смотрят неоды. Так что командуй, ярл. Я сделаю что смогу. Только ответь мне на два вопроса.
   - Конечно Ая, - кивнул озадаченный откровениями ведьмы Илья. - Спрашивай что хочешь.
  
   - Я теперь могу сама получать силу от Ультамита. Он дает ее по моей просьбе, и я становлюсь весьма сильным магом. Когда-то в военно-магическом училище по кет-тесту для оценки магической силы я набирала девять баллов. А с силой Ультамита, думаю, что набрала бы сейчас двадцать пять или тридцать баллов, - наморщила лоб Ая. - Что вообще-то уникально много, столь сильных магов на весь Крейс меньше десятка. Кроме того я могу ставить глухие щиты и управлять вероятностями - причем не собственной магией, а его силой. Все это здорово, не спорю. Но Илья, когда силу давал мне ты, а не Ультамит, это была чистая сила свыше всех категорий. Огромный поток магии - бери и черпай, сколько сможешь. А мне он почему-то вместо твоего потока дал небольшой ручеек. Почему? Я же неод, я должна быть более восприимчива к магии. Что-то со мной не так? Или Ультамит мне отказывает в полноте энергии?
  
   - Не знаю, - слегка вильнув взглядом, ответил бывший студент. Не говорить же Ае, что ее обделяют силой из-за заботы о ребенке, она может неправильно понять и снова разозлиться. - Откуда мне знать о таких тонкостях, я вообще не маг. Ты Ультамита спроси.
   - Спрашивала, - скривилась ведьма. - И поняла, что он мне врет. А теперь поняла, что врешь еще и ты, у тебя это плохо получается. Все ты знаешь, Илюша, недаром ты первый апостол. Ладно, будем считать, ответ получен. Закончим с этим. Итак, какие будут распоряжения?
   - Подожди, ты же хотела получить ответ на два вопроса? Какой второй? - не дал уйти от темы разговора парень.
   -А, второй... Точно. Илья, если у меня родится мальчик, как бы ты хотел чтобы я его назвала?
  
   *****
  
   Взрывы в Клодино окончательно затихли только к вечеру следующего дня. А после того, как далекие раскаты рвущихся снарядов умолкли, на Нельском фронте наступила тишина. Неоды тихо сидели на своих позициях, лишь изредка обстреливая передовую и окраины города файерболами и магическими искровиками-звездочниками. Маги-атмосферники больше не колдовали непогоду, атак не было, даже влаттовцы почти перестали беспокоить артиллерийским огнем. Полное затишье. А еще через пару дней разведка доложила что, судя по поступающим сведениям, неоды стали спешно перебрасывать свои войска с Нельского фронта на юг. По сельским дорогам колоннами отступали запряженные в повозки динозавры, прикрытые с воздуха внезапно появившимися на фронте высотными вивернами-истребителями. Летающие ящеры с большим размахом крыльев и с магами на спине контролировали воздух, прикрывая отход войск, но не спешили атаковать Нельск. Город и имперские позиции почти не трогали. Пешком уходили маги-пехотинцы, вывозилось из деревень сено и конфискованное у крестьян зерно, уводился скот. Неоды перегруппировывались. Уходила боевая элита Крейса - мобильные егеря и бергруппы, где служили кадровые боевые маги, их позиции занимали обычные неодские части, из военного призыва. В целом противостоящая людям группировка прилично поредела, оставив лишь часть войск. По оценке Добрячкова ровно столько, чтобы не дать осажденным имперцам до весны, когда вскроется лед на Альге, начать собственную наступательную операцию. Не больше, но и не меньше. Подполковник считал, что это говорит лишь об одном - неодское верховное командование отказалось от первоначального плана ударить по Алмии по кратчайшему расстоянию через Нельск. Не сумев отбить у людей город, маги решили наступать в другом месте. Вопрос - где именно.
  
   Глава 13. Дела сердечные.
  
   После нескольких пасмурных дней подряд наконец-то из-за туч выглянуло солнце, залив светом припорошенный снегом город, и в воздухе запахло близкой весной. Ночью еще держались холода, но днем сияющее в безоблачном синем небе яркое светило жарило вовсю. На крышах появились сосульки, танки уже не приходилось отогревать по полчаса перед пуском двигателя, а Илья решился сменить свой поистрепавшийся теплый полушубок на офицерскую шинель. Тем более что и повод был подходящий... Глядя на себя в зеркало, и еще раз поправляя на поясе сбившуюся кобуру, парень находил, что в новенькой шинели, черных штанах с красными офицерскими лампасами и в кожаных сапогах вид у него молодцеватый и подтянутый. И это правильно. Он офицер или где? Все как положено - чуть пьян, выбрит до синевы, интеллект от Гоголя до Гегеля. Хотя нет - с последним пунктом все не так гладко, о Гегеле Илья лишь слышал, что такой был, но чем он прославился, защитник решительно не помнил. То ли писатель, то ли философ, а может художник? Да какая в новом мире разница...пусть будет, скажем, от Гоголя до Бабеля, если кто придерется. Это не главное. Главное, что он впервые в жизни со своей дамой идет в театр, а такому событию надо соответствовать.
  
   Осажденный город оживал к весне, словно выписавшийся из больницы после долгой болезни соскучившийся по теплу и солнцу человек. После провалившегося штурма и уменьшения количества обстрелов, в Нельске местами начала возрождаться довоенная жизнь. Электричества на полноценное электроснабжение всех жилых домов не хватало, в городе заработала лишь пара угольно-торфяных ТЭЦ, но городские власти все же пустили по центральным улицам трамваи. Больше как символ, чем как средство передвижения. Открылись кое-где магазины, за исключением продуктовых, заработал рынок, хотя обмен вещей на еду не прекращавшийся и раньше, нес полулегальный характер - со снабжением дело обстояло плохо, работал лишь воздушный мост, да иногда ночами и в непогоду по льду Альги прорывались грузовики с выключенными фарами. Но дело это было крайне рискованное - река на протяжении нескольких километров хорошо простреливалась. Не попадешь под молнию или в полынью от файербола, так завязнешь в сугробе. Однако, смельчаки-шоферы находились и порою им даже сопутствовал успех.
  
   А еще в Нельске открылся городской театр. И сегодня переброшенные самолетами из Алмии столичные артисты, готовилась дать в нем премьеру своего концерта, о чем сообщали развешенные по всему городу красочные афиши. По мнению Ильи - так это все пижонство, но Добрячков считал иначе. Боевой дух - наше все, горожане и бойцы второй ударной должны чувствовать, что их не бросят, что город живет и сражается. Да и небо в последнее время ясное, виверн заметят издалека, пару истребительных эскадрилий ПВО в город перебросили на прошлой неделе, да и зенитки имеются в достатке. Маги хотят рискнуть? Милости просим...
  
   - Красавец, Илюша, просто красавец, - серьезно, без тени улыбки сказала Ая, заходя в кабинет. - Готов, командир? Пошли, машина ждет, что уж там... - Боевая ведьма тоже была при полном наряде: форма начищена и выглажена, на обвивающем тонкую талию армейском ремне пристегнут кортик "меча империи" и небольшой магический жезл, поверх бирюзовых волос лихо заломленный берет. Илья лишь вздохнул - фактически Добрячков, инициировавший все это дело, устраивал им публичный выход в люди. Причем бывший студент догадывался к чему дело шло. Подполковник уже вел исподволь интересные разговорчики... Дескать, раз уж обласканная самим императором боевая ведьма империи носит ребенка, то и дело это получается государственное. Имеет ли она право родить дитя не пойми от кого, вне брака? Этак всяческие разговорчики пойдут, и неодская пропаганда своего не упустит. Раз уж есть "залет", то нужен официальный муж и папа ребеночка, тем более что кандидат в мужья вот он, далеко ходить не надо. Тоже герой, ярл и к тому же меч и щит империи.
  
   Вот только Илья от этих слов робел и прикидывался веником. И дело даже не в том, что при слове "брак" он как некоторые, не столь уж малочисленные представители своего пола и вида рефлекторно хотел сделать ноги в ближайшие кусты и начинать немедленно путать следы. Что уж теперь-то...есть ребенок, есть любимая - женись и постарайся быть счастлив, даже несмотря на то, что теперь придется всю жизнь есть один и тот же торт. Дело было в Ае.
  
   Ведьма в последние дни вела себя почти образцово. Ругаться и скандалить она и раньше не любила, а теперь и вовсе была сама кротость. Ая полностью взяла на себя обязанности зама в дружине и развернула кипучую деятельность, стараясь помочь защитнику во всем. Она ухитрялась одновременно решать хозяйственные вопросы, строить личный состав, так что перед ней тянулись в струнку все, включая Вайсора и Рейсода, а так же окружать Илью чуть ли не материнской заботой. Только вот как-то это все было...неправильно что-ли? Забота была, помощь тоже, подчинение вплоть до покорности. А вот теплоты и искренности не стало. Раньше Ая могла язвить, спорить с Ильей, шутить и порою ни в грош не ставить его мнение, но это воспринималось нормально. Теперь ведьма с Ильей старалась не спорить вообще. А уж в постели... Ая теперь каждый вечер приходила к нему в комнату и, опустив глаза, спрашивала надо ли "это" защитнику сегодня. Илья пару раз ответил, что надо, надеясь растопить отношения пусть и через кровать. Получилось плохо, причем Илья даже не смог бы толком объяснить почему. Ая честно старалась сделать все как следует, и угодить ему...технически. Новоиспечённый ярл даже не знал, что женщины так умеют - в процессе все вроде бы здорово и замечательно. Все дело в каких-то мельчайших, трудноуловимых нюансах, но если раньше Илья чувствовал себя в постели с Аей как герой любовник, то теперь ощущал себя грязной похотливой свиньей. И еще почему-то без вины виноватым. Так что очень скоро ему стало "этого" не надо. Попытки поговорить откровенно результата не давали. "Я тебе уже все сказала", - спокойно объясняла ему Ая. "Я о тебе забочусь и буду заботиться, мы связаны судьбой и Ультамитом, можешь на меня во всем положиться. Чего тебе еще от меня надо"? И действительно, чего еще? Любви, большой и чистой? Ну-ну...
  
   При этом ведьма была не так проста. Лима теперь попадалась Илье на глаза крайне редко, и парень был уверен, что это неслучайно. Кроме того, Ая аккуратно замыкала все реальное управление в подразделении на себя. Бойцы дружины, даже земляне, почти перестали спорить с Ильей, уточнять его приказы или о чем-то переспрашивать. Если кто-то что-то не понимал, косячил или хотел решить свой личный или служебный вопрос, то он шел с этим не к Илье, а к Ае, которая в этом случае улаживала все наилучшим образом. Но если какой-то боец или васт действовал через ее голову, то такой человек попадал к ведьме в черный список и его жизнь в дружине резко осложнялась. Без всякой магии, хватало других способов. До тех пор, пока он не сделает правильных выводов и не придет к Ае с покаянным: "Госпожа Тентами, прошу помочь..."
  
   Что с этим делать Илья не знал. Ругаться с Аей, демонстрируя всей дружине, что они теперь врозь? Его любовь к Ае никуда не делась, но происходящее ему не нравилось. Ругать ведьму было не за что, обижать ее зря он не хотел, да и, объективно говоря, со своими обязанностями она справлялась. Добрячков ей вовсю подыгрывал своей властью хевдинга, и парень думал, что это тоже не просто так. Геройствовать снова защитнику было негде - на фронте затишье. А сейчас его еще официально окольцуют, и что потом? Новый род говорите, вместе с наследственным дворянством? У неодов свои понятия, у людей свои. С одной стороны, в официальной имперской "Книге потомственных родов" появилась новая семья Ильтеакор, куда Илью, как пока единственного ее представителя записали после награждения "сияющим щитом". После свадьбы в эту книгу впишут Аю, а затем и ребенка, начав генеалогическое древо Ильтеакоров. С другой - Ая хотя и не возражает против свадьбы, но об Ильтеакорах молчит, зато как-то намекнула Илье о ребенке, который прославит семью Тентами на весь Крейс и за его пределы. Причем явно не просто так намекнула, но развивать эту тему до свадьбы отказалась. Вот что у нее в голове, кто бы знал?
  
   В театре было прохладно - отопление работало вполсилы, поэтому сдавать шинель в гардероб Илья не стал. Да и обстановочка была не чинно-театральной. На премьеру пришло сотни три офицеров разных званий и заслуженных горожан, Тольм с Добрячковым и еще двумя хевдингами и пара десятков офицеров спецотдела для обеспечения порядка. А остальными зрителями были солдаты из числа отличившихся в боях за Нельск частей. Бойцы ходили по богато украшенному фойе прямо в полушубках, с винтовками и автоматами в руках, сбивались в компании, куря самокрутки и стряхивая пепел прямо на мраморный пол, удивленно вертели головами, рассматривая внутреннее убранство и фрески на стенах. Немногие из них раньше бывали в подобных заведениях, империя - государство аристократическое. У бойцов сегодня праздник... Впрочем, при приближении Ильи с Аей, разговоры стихали, а солдаты приветствовали защитника с ведьмой. Здесь хорошо знали кто они такие.
  
   Вскоре прозвенел звонок и Илья с Аей заняли свои места в партере для почетных гостей. Рядом сели сопровождавшие защитника Ромка с Сашкой, а за ними кронярл Нальт, который явно обрадовался Илье при встрече в фойе театра. Парень коротко расспросил его о положении на фронте, но ничего нового командующий сейчас северо-западным участком обороны в районе железной дороги к Клодино Нальт не сказал - затишье, разве что иногда неоды ведут беспокоящий огонь. Тольма с Добрячковым здесь не было - конунгу и хевдингам досталась главная ложа. Вскоре свет немного притушили, раздвинулся занавес, и началось представление.
  
   Илья не был театралом, но думал, что его, дитя интернета и ютуба чем-то поразить трудно. Но представление ему неожиданно очень понравилось. Играли что-то вроде КВН и концерта самодеятельности одновременно, как раз для неприхотливой солдатской публики. Артисты выкладывались по полной и благодарная публика охотно награждала их аплодисментами и восхищенными выкриками с мест. Сначала спели пару местных патриотических песен, потом поставили сцену-зарисовку "на привале", где артисты в солдатской форме, сидя на пустых снарядных ящиках, шутили о походном быте и распевали веселые частушки под напоминающий гармонь инструмент. Из них Илья запомнил лишь повторяющийся разухабистый припев: "эх, солдатская частушка - твое слово как снаряд, не поможет тебе неод твой магический обряд. Жди снаряда, жди магец, все равно тебе..."
  
   Затем выступал клоун. На сцену вошел мужик с усами торчком, с фальшивым, аляповато и без меры украшенным стеклянными кристаллами магическим посохом, и в разноцветном попугаистом костюме, смутно напоминавшем неодскую полевую униформу. В руках он крепко держал большой чемодан. Подойдя к микрофону, клоун заявил, что сейчас уважаемая публика прослушает речь вождя Крейса Айлтада, произнесенную при нападении Крейса на Империю. Затем раскрыл чемодан, достал из него и поднес на руках к микрофону маленькую взъерошенную собачонку непонятной породы. Та, немедленно залилась на весь зал громким, визгливым беспорядочным лаем. Потом, когда спустя несколько секунд собачка умолкала, клоун объявил, что теперь Айлтад произнесет речь, узнав, что доблестные бойцы второй ударной выбили магов из Нельска. В этот раз собачка перед микрофоном вся как-то испуганно сжалась, поджала хвост и уши, а затем разразилась испуганным жалобным воем. Зал мгновенно грохнул от смеха - смеялись все, и в партере и в ложах, солдаты стучали прикладами по полу, выражая свои чувства. Народ здесь был простой и подобный незамысловатый юмор проходил на ура. Илья скосил глаза на Аю - ведьма вовсю смеялась и хлопала в ладоши вместе со всеми.
  
   Потом были еще песни, а затем объявили антракт. Причем во время него отдельно для офицеров и отдельно для рядовых в театре открыли буфеты. Илья решил туда зайти - гулять так гулять, и не ошибся - в офицерском буфете за имперские талеры можно было взять бутерброды с сыром, пирожки, шоколад, папиросы и даже заказать у стойки маленькую порцию коньяка или бокал вина. Сопровождавший Илью с Аей Нальт ворчал, что цены конские, до войны за десять талеров можно было ящик хорошего коньяка купить, а не сто граммов того клопомора, что продают господам офицерам за эту цену в буфете под видом благородного напитка. Что, однако, не помешало ему взять свою порцию спиртного и потом ее повторить. Илья под осуждающим взглядом Аи составил кронярлу компанию. Подумаешь, цены... Ему свои талеры в бочках солить, что ли? Как имперскому офицеру Илье выплачивали оклад - сто двадцать талеров ежемесячно, еще больше двух тысяч он получил наградными к "мечу" и "щиту". А на что их тратить спрашивается? В дружине защитник и так на полном обеспечении, курить он не курит, любовниц... нет их у него, Ая, считай, жена. Пусть ведьма сейчас взглядом искры не мечет, он помнит, как любимая глотала шнатс в разгромленном неодском обозе. Да, теперь она носит его ребенка и ей нельзя ни глотка спиртного, но это еще не повод портить праздник другим, правильно?
  
   - Илюх, а у тебя есть еще талеры? - Негромко спросил защитника Ромка, который тоже зашел с Ильей в буфет. Ему, конечно, по званию полагалось идти в солдатский, но Илья плевал на эти правила - это его друзья и они идут с ним. И пусть кто-нибудь хоть слово скажет поперек. - Одолжи, а? Я свои все потратил.
   - Да не вопрос, - пожал плечами парень. - У меня с собой есть сотня, хватит?
   - Ага, спасибо, ярл, - радостно кивнул Ромка. - Ты настоящий друг, командир, - взяв ассигнации, парень тут же пристроился в очередь за пирожками с картошкой и капустой. Купил он их целый здоровенный пакет, десятка два штук.
   - Зачем ему столько? - Вслух удивился Илья, глядя, как бывший сосед по общаге расплачивается и заворачивает покупку в плотную коричневую бумагу. - Он голодный что ли? Нас вроде в дружине повара хорошо кормят, плюс дополнительный паек.
   - Голодный и есть, - тихо ответила Ая рядом. - Ты разве не знал? Илья, я никаких мер против Ромки с Сашкой не принимаю, потому что они из твоего мира и твои близкие друзья. Хотя стоило бы... Я их не трону и жаловаться на них не хочу. Но вообще-то это полное безобразие.
   - Да что случилось-то? Где они накосячили? - недоуменно спросил защитник.
   - А они тебе сами разве не сказали? И ты ничего не замечаешь? - Удивилась в свою очередь Ая. - Ясно... поговори со своими товарищами, дорогой, мой тебе совет.
  
   - Так. Я с ними потом поговорю. Но раз сказала, значит договаривай, - хорошее настроение у Ильи как рукой сняло. Защитник отвел Аю чуть в сторонку, опасаясь чужих ушей. - В чем дело, что случилось? Давай выкладывай, - Илья чувствовал себя неловко и начинал на себя злиться. Хреновый из него командир получается, если он не знает, что у него твориться не только в дружине, но и в ближайшем окружении. "Ая взяла все на себя, а ты и рад Илюша? Расслабил булки..." - промелькнула тревожная мысль. "Молодец отец-командир, так держать. Ты знаешь, что случается с директорами фирм, которые все дела сваливают на главбуха и зама, а сами тусят по заграницам и приятно проводят время? Очень скоро оказывается, что у них фирмы уже нет, а вот долги наоборот - есть. И впереди маячит небо в клеточку".
  
   - Ну, хорошо, - кивнула ведьма. - Расскажу, раз ты настаиваешь, только это дело твое. Ты в курсе, что в нашей дружине бойцам два раза в неделю положены увольнительные в город? Раз уж мы в Нельске расположены, не держать же людей взаперти.
   - Знаю, - кивнул Илья. - Правда, сам я по Нельску гулял мало. Все больше на танке или по делу...
   - Потому что ты нас всех защищаешь и за многое отвечаешь, - серьезно кивнула Ая. - Но это ты. А вот твои бойцы ходят в увольнительные, где развлекаются как умеют. А ведь город не пустой Илюша, в нем люди живут. Разные люди. В том числе и молодые красивые девушки, которые нравятся молодым парням. Мне дальше продолжать или ты сам догадаешься?
   - Ты хочешь сказать, что у Ромки с Сашкой появились местные... подружки? - Сложил дважды два Илья. - Давно?
  
   - Не так чтобы очень, - пожала плечами Ая. - Но еще до того как я попала в плен. Это же естественно, дорогой. С одной стороны есть бравые васты из спецдружины, красавцы и идеальные женихи, учитывая грядущую послевоенную раздачу земли ветеранам и армейские продаттестаты. С другой - голодные девочки в осажденном городе, где почти нет работы. Сейчас паек иждивенца в Нельске снижен до шестисот граммов хлеба в день. Еще есть выдача картошки, круп, жиров, но иждивенцам - все по минимуму. В городе голод Илья, понимаешь? Неработающим людям еды еле хватает только чтобы ноги передвигать. Так вот... у твоего Ромки любимую девушку зовут Тайша, ей девятнадцать лет, и она одна из четверых детей мастера Майсода, работающего в депо, где твои бронепоезда делали. Красивая девчушка, я ее видела - стройная, белокурая, глазки карие, печальные такие...худая, аж жуть... Видимо, пока ты там с мастером конструкцию брони для бронепоезда обсуждал и всякие пушки, твои друзья время впустую не теряли. Ей старшая сестра Лоя, встречается с твоим другом Сашкой. Ты думаешь, Рома себе эти пирожки купил? Нет. После представления будет увольнительная, они с Сашкой добычу в клювике к своим ненаглядным понесут. Да если бы только пирожки... Парни же систематически недоедают, я вижу. В столовой тайком котлетки заворачивают в чистые тряпочки, а сами едят пустые макароны и гречку на гарнир. Хлеб и консервы из своих пайков выносят, даже суп в котелках таскают. А они, между прочим, твои личные телохранители, им положено быть в форме, а не поститься. Поговори с ними...
   - У них все так серьезно? - помрачнев, спросил Илья.
   - Думаю, что да, - развела руками ведьма. - От себя еду для чужих людей не отрывают. Странно, что это тебе говорю я, о твоих друзьях...
  
   Илья присмотрелся к возвращающемуся к ним с пирожками Ромке. А ведь верно, друг немного похудел и осунулся, по лицу видно. Как это он раньше этого не замечал? И что теперь делать? Приказать в столовой выдавать друзьям дополнительные пайки? Или делать это втихую, своей властью раздавая Ромке с Сашкой консервы и хлеб? Нет, никак нельзя. Дисциплина должна быть, а любимчиков быть не должно, иначе какой он после этого командир дружины? Если все будут таскать еду в город, зная, что их все равно накормят, то бойцы очень скоро будут торговать едой и выносить ее массово, да и ее просто не хватит. Велеть Ромке с Сашкой прекратить подкармливать своих девушек? Тоже плохо... А еще... А еще на его планах возвращения в свой мир, похоже, можно ставить крест. Никому туда уже не надо, люди вросли в этот мир и это уже самая что ни на есть реальность.
  
   Глава 14. Совещание.
  
   Доходный дом купца Гайтора, в котором жила семья мастера Майсода, на первый взгляд выглядел весьма солидно. Крепкое каменное строение в четыре этажа, с толстыми стенами, высокими потолками, широкими окнами и большим подъездом, убогую хрущевку ничуть не напоминало. Но это снаружи. Внутри же Илье сразу стало понятно - он в коммуналке, пусть и не в самой худшей, из тех, которые ему удалось повидать в своей жизни. Но все равно - перед ним жилье сродни тем, про которые еще Владимир Семеныч пел: "все жили вровень, скромно так, система коридорная". Ясно было, что ухарь-купец отгрохал дом для получения прибыли, а не для вящего удобства жильцов, хорошо хоть строил на совесть, крепко и с размахом. На втором этаже холодно, настолько, что развешивающие стираную одежду на веревках прямо в коридоре две женщины были одеты в валенки, длинные юбки и толстые бесформенные кофты. Очевидно, в подвальной кочегарке экономили дефицитный уголь, еле-еле поддерживая тепло в батареях. Женщины с бельем, игравшие в коридоре худые детишки, выглянувшая из ближайшей приоткрытой комнаты старуха - все смотрели на зашедших к ним в гости бойцов с любопытством и опаской.
  
   - Где тут Майсод с вашими невестами живет? - Спросил Илья прячущего взгляд Сашку Поталова.
   - Вон там, - с тяжким вздохом, отличник показал на предпоследнюю дверь справа по коридору.
   - Илюх, а может не надо? - Неуверенным тоном произнес шагавший рядом Ромка. - Ну что ты за фигню удумал, а? Какие невесты, что ты себе вообразил, командир? Мы просто с девушками встречаемся. Дружим с ними... Ну, и подкармливаем понемногу, они же голодные, как иначе? Между прочим, мы не у дружины хлеб забираем, а из своих собственных пайков. Имеем право.
   - Ни хрена, - помотал головой защитник. - Не имеете вы такого права. Вам дружина зачем усиленные пайки дает? За красивые глаза? Нет, не за это, а для того чтобы вы воевать как следует могли. За меня, за Добрячкова, за всех нас. Каждая калория, которую вы не съели сами, а отдали чужому - считай, украдена у коллектива. И я намерен это пресечь на корню. Все. Если тебе Тайша не невеста, а случайная подруга - поворот кругом и марш отсюда. И не приведи небо, я или Ая тебя поймаем на выносе еды, накажу страшно.
   - Крут ты стал, ярл, - поджал губы Ромка. - А еще говорил мы друзья. Узнаю ведьмины напевы.
   - Поговори мне тут еще, - прошипел Илья сквозь зубы. - Для тебя стараюсь. Кто мне два часа назад о своей любви к Тайше соловьем пел?
   - Дурак был. Я же тогда не знал, что ты задумал...
   - Не знал он, блин... Ты думал я один под венец пойду, а вы ржать надо мной будете, вольные кобели? Хрен вам, я вас всех с собой в женатики утащу! - Подойдя к двери, ярл решительно застучал в нее кулаком. - Открывай Майсод, к тебе гости пришли.
  
   Открывшая дверь немолодая женщина с красивым, но изможденным лицом тихо ахнула, увидев делегацию. Мастер Майсод, опередив ее, сделал два шага вперед, закрывая грудью жену, и удивленно уставился Илье в лицо, узнав парня.
   - Господин ярл Илья?
   - Он самый. Здравствуйте госпожа Скрийта, - изобразил намек на поклон хозяйке дома парень, - здравствуй господин Майсод. - Илья старался быть вежливым, но не перебарщивать. Нюансы имперского этикета - его неправильно поймут, если целый ярл и новоиспечённый потомственный аристократ будет кланяться и говорить на вы с простым мастером, здесь с этим строго. - Тебе эти гаврики знакомы? - Показал Илья на переминавшихся за ним с ноги на ногу Ромку с Сашкой. Казалось, они сейчас дадут деру, но бежать было некуда - в дверях путь к отступлению отрезал грозно насупившийся Тронс с магическим посохом.
   - Это... не гаврики. Я их знаю, васты Роман и Александр очень достойные молодые люди..., - сглотнув комок в горле, произнес мастер. - Что они натворили?
   - Может быть и ничего. Сейчас выясним. Зови своих дочерей Майсод, разговор есть. Они дома?
   - Да, - кивнул мастер. - Лоя, Тайша, быстрее сюда, вас зовет господин ярл.
  
   Разделявшая напополам обширную комнату белая ситцевая занавеска в синий цветочек отодвинулась и к двери вышли молодые девушки. Илья их узнал по описанию - худенькая блондинка Тайша и чуть пошире ее в кости русоволосая и синеглазая красавица Лоя. "Ничего так, вкус у парней есть", - отметил для себя Илья. "За Ромку я не сомневался, но Сашка, оказывается, тоже не промах, хоть и "ботаник"".
   - Начинайте, как договорились, - сказал Илья, кивнув Тронсу. Тот вошел в комнату, плотно закрыв за собой дверь от любопытных глаз. - Первой по обычаю выдают старшую дочь, поэтому твой выход, Сашка.
   - Уважаемый господин Майсод, - глубоко поклонился мастеру отличник. Голос его немного дрожал, а лицо покраснело от смущения. - Я люблю вашу дочь Лою и прошу у вас ее руки. Если, конечно, она с...согласна стать моей женой...
  
   - Вот и хорошо, - довольно сказал Илья, когда с формальностями было покончено. - Теперь давайте присядем, попьем чайку и поговорим о наших, теперь получается общих делах. - Да вы не смущайтесь, - махнул он рукой, заметив забегавший взгляд хозяйки. - Заварка у нас с собой есть и даже пирожки к чаю. И не только они, есть и другие подарки к помолвке. Нам бы только кипяточку, госпожа Скрийта, - улыбнулся Илья. - Так вот, народ, с завтрашнего дня никаких выносов еды из столовой. Следите, девушки, за женихами сами. Если я поймаю ваших будущих мужей за выносом съестного, то я отдам их на магические опыты ярлу Тентами, а уж она своего не упустит. Это плохая новость, - сказал Илья, ловя на себе помрачневшие взгляды всего семейства.
  
   - Но есть и хорошая, - продолжил парень. - Поскольку вы теперь невесты моих друзей, значит и мне лично уже не чужие. А своих людей я поддерживаю. Я собираюсь дать вам работу и зачислить вас в штат спецдружины, вольнонаемными специалистами из непризывного контингента. С положенным в моем подразделении усиленным пайком, денежным и вещевым довольствием и прочими приятными вещами. Плюс от города вам будет положено снабжение по категории "важный работник", а не "иждивенец". Полномочия у меня на это есть, и голодать семье не придется, обещаю. Мне в дружине нужна нормальная медицинская служба. Сейчас штатный лекарь в подразделении один единственный - неодка Лима, магичка из числа присягнувших империи. Она отличная целительница и вообще хорошая и добрая девушка, прошу любить и жаловать. Будете работать под ее началом. Магией вы не владеете, но там много других дел - готовить индивидуальные пакеты, делать перевязки, варить отвары, сортировать травы, ухаживать за выздоравливающими - короче вся подсобная работа на вас. Дружина у меня подразделение особое, мне там чужие люди не нужны, но вы же теперь свои, верно?
   - Мы сделаем все, что вы прикажете, господин ярл! - Дрогнувшим голосом сказала Лоя. - Я...мы все перед вами в долгу. Я просто не знаю, как вас благодарить.
   - Женихов благодарите, - усмехнулся Илья. - Меня не надо. Тронс, ты уже? Давай выгружай.
  
   Сходивший за время разговора к машине маг поставил на пол большой фанерный чемодан. Открыл его и извлек оттуда холщовый мешок с мукой килограммов на пятнадцать, мешочек с луком и чесноком, консервы, пакет с сухим молоком, несколько шматов сала, большой кусок прессованного сахара и отдельный пакетик с несколькими ярко-желтыми лимонами, центнер которых в свое время с большим трудом выбил для дружины Добрячков, в качестве профилактики авитаминоза и цинги. К этому времени из-за занавески вышли еще двое детей Майсода - державшиеся за руки худые мальчики близнецы лет семи на вид, у которых любопытство перебороло страх перед гостями. Они молча уставились на лежавшие на столе лимоны, как на какое-то небывалое чудо, неведомым образом попавшее в их дом из сказочных краев. Впрочем, и взрослая часть семейства мастера смотрела на возвышавшуюся рядом с фруктами гору еды как на нечто небывалое...
   - Не надо так смотреть, я не дед мороз, - улыбнулся Илья. - Лоя и Тайша, это ваши подъемные за работу в дружине и подарок к помолвке. Уж какой есть по военным временам... А теперь можно и чайку в самом деле попить...э, девушки, госпожа Скрийта вы чего? Вы плачете что-ли? Что случилось? Ну блиинн...
  
   - Ты огорчил меня, поступив очень глупо Илюша, - ласково сказала Ая парню в его кабинете за поздним ужином. - Глупо и недальновидно. Я понимаю, ты хороший, но не до такой же степени. Неужели нельзя было со мной сначала посоветоваться?
   - А что не так, дорогая? - положив ложку на край тарелки, посмотрел ведьме в глаза защитник.
   - Да как бы тебе объяснить...ты только не обижайся, но ты все же выскочка из низов, а не потомственный аристократ. Многих элементарных вещей просто не понимаешь, - горько вздохнула ведьма. - Брак - вещь серьезная. Это редкая возможность улучшить свое благосостояние и положение в обществе, которую никак нельзя упускать. Благородные господа не женятся, на ком попало или просто по любви, они женятся в интересах себя и своей семьи. А тут такой явный мезальянс...
   - Ты это к чему? К помолвке моих друзей? Причем здесь они?
   - Как при чем? Когда мы победим, то взлетим в обществе вместе с Добрячковым очень высоко! Твои друзья возвысятся вместе с тобой, они тоже станут основателями благородных родов. Ромка с Сашкой могли бы породниться с другими благородными семьями, взяв себе достойных невест и через эти связи укрепить наш общий клан, добавить ему влияния и силы! А ты спустил все эти великолепные возможности в...в отхожее место. Подумай сам, у тебя будет жена из семьи Тентами. А твои соратники и близкие друзья женаты на дочерях простого мастера из депо, это же кошмар. Как ты потом Ромку с Сашкой будешь в свете представлять? Нет, ну о чем ты только думал, - расстроено всплеснула руками Ая.
  
   - Я, знаешь ли, тоже не ровня благородной неодше, - поморщился Илья.
   - У нас особый случай, - отмахнулась ведьма. - Ты апостол Ультамита и отец ребенка из пророчества. Ты герой Империи и уже потомственный аристократ. После войны всё, так или иначе, устроится, и все займут подобающее им место. Надо больше думать о будущем, дорогой. Ладно, не вини себя слишком сильно, это мой просчет. Я должна была подумать обо всем заранее, перед тем как начала разговор о твоих друзьях в театре. Просто обещай мне, что больше такого не повторится, договорились? - Ая встала со своего стула, подошла к Илье и ласково потрепала его по волосам.
  
   "Интересные речи ведешь, любимая", - подумал про себя Илья. "Меня и вправду тут за идиота держат? Знаю я "наш" клан - подпол Ромке с Сашкой уже наобещал с три короба, склоняя на свою сторону, а потом вы с ним на пару, дорогая Аечка, женили бы моих друзей на подходящих вам аристократках. И все - были парни моими товарищами, стали вашими людьми. Интересно, а сам разговор о том, что бойцы выносят еду случайно начат? Или для того чтобы меня с Ромкой и Сашкой слегка поссорить? Нет уж, я все сделал правильно. Сейчас парни полностью от меня зависят. А их будущие жены тем более. И Лима под присмотром... на всякий случай".
   - О чем задумался, первый апостол? - тихонько спросила Ая, стоя позади и нежно массируя защитнику голову и шею, заодно легонько поддавливая его расслабляющей и анестезирующей эйфорией. Илья, хотя и не видел ее рук, но догадывался, что ладошки ведьмы сейчас светятся магией.
  
   - О твоих словах, - ответил Илья, отодвинув тарелку с кашей. - Хорошо, я обещаю, что в следующий раз каждое свое кадровое решение тщательно обдумаю. И при необходимости спрошу твоего совета. Это тебя устроит?
   - Устроит дорогой, - тихо сказала Ая, а затем игриво укусила Илью за ушко. - Рада, что мой командир способен признавать свои ошибки. Пойдем спать Илюша. И не надо сегодня отказываться от "этого". Скоро мне будет нельзя, но пока я еще могу позаботиться о твоем мужском здоровье не только магией.
  
   *****
  
   Известие о срочном вылете в столицу Добрячкова вместе с Тольмом пришло через пару дней и заставило Илью немало понервничать. Конунга и хевдинга спешно вызывали с фронта в Ставку личным распоряжением императора Валтора, и о чем это говорило - непонятно. Илья помнил из земной истории, как арестовывали сталинских генералов и маршалов во время чисток. На месте никто никого не хватал, сначала следовал вызов в Москву под благовидным предлогом, "на повышение", "на учебу" или "на совещание", а вот уж там клиента принимали под белы рученьки. Конечно, Тольм для Империи герой и арестовывать его не за что, но мало ли... Империя Вильм все же монархия, с самыми разными кланами при троне, кто и как там принимает решения на самом верху - не очень ясно. Кроме того, остаются чисто военные опасности: самолет с пленниками до столицы так и не долетел...
   Илья даже предложил Добрячкову слетать вместе с ним. Мало ли что случится, защитник может многое. Например, прикрыть в полете самолет с командованием своим щитом. Но подполковник решительно отказался, заявив, что раз Илью с Аей специально из Нельска не вызывают, то и не надо лишний раз дразнить гусей в лице имперских спецслужб.
  
   "Мы с конунгом своей властью тебя прикрываем, как можем", - объяснял Илье подполковник. "Но слухи по армии ходят, личность ты легендарная. И куда надо, они тоже утекают, будь уверен. Пусть спецотдел второй ударной и подчиняется лично Тольму, но про тебя и дружину задают вопросы. Почему так мало убитых при таких интенсивных боях, откуда у имперской ведьмы Аяны и мага Тронса столько энергии для боев и лечения раненых, почему маги прорвались через засаду в последнем бою? Все это кое-кого в столичном спецотделе весьма интересует. Контрикам, кстати, непонятно, отчего ты сам и ветераны дружины порою пренебрегают антимагическими нагрудниками даже в бою, в то время как в обычных частях без них в сортир не ходят. Не боятся магии? А почему? Я сам рапорты из спецотдела на тебя читал, мне их Тольм показывал. Много всего накопилось, что на колдовство Аи и ее имперских магов не спишешь, на тебя наверняка где-то в столичном кабинете дело лежит не в один том толщиной. Мы отбрехиваемся, конечно, выдумываем объяснения, но все это выглядит не слишком убедительно. Однако, ты сейчас герой, Илья, пример для пропаганды. Меч и щит империи, о тебе в центральных газетах пишут. К тебе с Аей и Тольму благоволит сам Император, поэтому ты пока как жена Цезаря, вне подозрений. Без санкции самого Валтора спецотдел тебя не тронет. Но лучше сиди пока в Нельске от греха подальше. Тут наша вотчина, а в столице... хрен знает".
  
   За те четыре дня, пока подполковник с конунгом отсутствовали, Илья успел поволноваться. На фронте по-прежнему продолжалось затишье, в дружине дела шли ровно - Ая крепко держала всю текучку в своих руках, не давая повода вмешиваться. Лоя и Тайша быстро нашли общий язык с Лимой, Рейсод и Вайсор тоже справлялись, так что бывший студент временно вернулся к своим бронепоездам. По результатам боев в Клодино у него возникло несколько идей, которые он обсудил с Майсодом, и вскоре в депо закипела работа. Улучшали бронирование, переделывали крепления орудий к вагонным платформам на более мощные, доводили до ума разную мелочевку. Но когда с аэродрома позвонили, что самолет с командующими благополучно сел в Нельске, парень вместе с Тронсом немедленно рванул на танке в аэропорт, бросив работу на Ромку с Сашкой вместе с их будущим тестем. Очень уж ему хотелось знать, с чем прилетел из столицы подполковник. По дороге в дружину Добрячков принимал в машине важный вид и делал страшные глаза, отказываясь говорить при посторонних, но закрывшись в кабинете командира вместе с Ильей и Аей запираться не стал, рассказав все как есть.
  
   - Держите сначала подарочки, - подполковник вытащил из дорожного чемодана на стол здоровенную коробку с тортом и подвинул ее Ае. - Кушай сладкоежка, только в меру. Из ресторана бирюзового дворца, между прочим, от шеф-повара. Это, кстати, тоже тебе, - следом за тортом он достал из кармана обрамленный золотом темно-синий, почти черный кристалл ультамита, размером с куриное яйцо.
   - Аккумулирующий медсейган, - тут же сцапала девайс Ая. - Однако... Кристалл высшего класса чистоты. Где ты такую редкость нашел, хевдинг?
   - Мне тоже люди говорили, что вещь стоящая, - кивнул ей Добрячков. - Где нашел, там больше нет. Владей на здоровье. Ну а нам с тобой, Илья, остаются чисто мужские радости - вынул из чемодана украшенную сургучными печатями пузатую бутылку хевдинг. Из императорских погребов, выдержка пятьдесят лет в специальных дубовых бочках. Предлагаю попробовать, я таких напитков в своей жизни еще не пил...
   - Обязательно попробуем, товарищ подполковник, - кивнул Илья. - Но скажите сначала, зачем вас император вызывал в Алмию? Не тяните, очень любопытно.
  
   - В Ставке состоялось большое совещание командующих всех фронтов и высшего генералитета, - не стал отпираться Добрячков. - Обсуждали планы на будущую весеннюю кампанию, - подполковник принял из рук ведьмы стакан с крепким чаем. - Спасибо Аечка. Ох и жаркое оказалось дело, скажу я вам. У всех свое ценное мнение, и что самое плохое - оказалось, что баранов с нашивками конунгов и хевдингов в армии хоть отбавляй. Думают, что еще чуть-чуть, и мы единым могучим ударом прорвем фронт и погоним магов обратно в Крейс, уже земли и награды делят. А мнением самих неодов никто как-то не поинтересовался. Как по мне - зря, прошлогодние поражения и котлы должны были чему-то научить даже идиотов. Короче говоря - разведка так и не смогла вскрыть направление готовящегося главного удара неодов, причем оказалось, что ей пока толком и задачи-то такой никто не ставил, только после совещания зашевелились. Дебилы, блин! Понятно, что под Нельском в атаку неоды не пойдут, но где-то же пойдут!
   - А где, товарищ подполковник? - с интересом спросил Илья. - Вы с Тольмом как думаете? Наверняка же есть соображения?
  
   - На юге, - уверенно ответил подполковник. - Километров на двести южнее Нельска, у реки Вемта. Либо еще южнее, у самого побережья. Оба направления хороши. За Вемтой начинаются степи. Весна там приходит быстрее, через пару недель снег сойдет и появится первая трава, а потом вся степь расцветет. А значит, магам не надо будет беспокоиться о фураже для динозавров, да и в степи для бергруп, кадов и мобильных егерей полный простор. В случае прорыва фронта остановить их будет сложно. А дальше через степи последует удар либо на Талгорск, через который поступает нефть и железная руда из-за Кольминского хребта либо на Интен с его крупнейшим грузовым портом, чтобы отрезать нас от южной торговли с Нолвеей и Иллирией. А может быть, маги ударят по обоим направлениям одновременно, если силенок наскребут. Я бы на их месте сделал именно так. Только этим попугаям в мундирах разве объяснишь, - подполковник вздохнул и, помрачнев, решительно отставил чашку с чаем. - Открывай бутылку Илья. Чая с кофе я вдосталь за последние дни наглотался, пока продолжалась вся эта говорильня. Убеждали мы их с Тольмом, убеждали... И все без толку. Ни вашим, ни нашим...
   - Те есть? - С трудом откупорив запечатанную в сургуч пробку, Илья налил себе с подполковником по четверти стакана ароматного соломенного напитка. - Что же решили?
  
   - Решили весной все-таки наступать под Нельском и деблокировать город, - выпив все единым глотком, продолжил Добрячков. - Для этого за Альгой уже собрали целую резервную армию из переформированных и пополненных с осени разбитых дивизий. К ней придают три свежих танковых бригады, артиллерию, четыре воздушных полка. Задача - снять блокаду с Нельска и вместе со второй ударной нанести поражение группировке неодов на Альге, а затем продолжить наступление с целью выхода на государственную границу. Так-то оно и неплохо бы, шансы справиться есть. Только неправильно все это, понимаете? Ну, толкнем мы неодов километров на триста, пусть даже упремся в границу. Все равно ведь завязнем в боях и истратим все резервы. Но если я прав и оставленный весной без резервов и подкреплений южный фронт обрушится, то нам уже ничего не поможет. Крейс рассечет Империю надвое, на север и юг, до самого Кольминского хребта. Мы останемся без нефти, угля, руды и южного зерна. По уму прямо сейчас надо усилить южный фронт, а резервную армию перебросить через Вемту и быть готовыми нанести фланговый контрудар, если неоды начнут наступать на юге. Нельск спокойно продержится в осаде до лета, встали мы тут прочно. А вот когда неоды потерпят крах со своим наступлением, можно будет атаковать самим. Я все это объяснял в Ставке не раз и не два, Тольм меня поддержал, некоторые хевдинги тоже, Император колебался. Но главконунг Водд выступил против, и мой план зарезали. Кричал: "Нельзя медлить ни минуты, надо немедленно наступать, освободим родную землю до конца, только вперед", - горько усмехнулся Добрячков. - Такие речи хороши для пропаганды. Ладно, друзья, будем надеяться на лучшее. Я тоже могу ошибаться.
  
   Глава 15. Перед наступлением.
  
   Ночью в окошко кабинета командира дружины заглянула луна, залив комнату мягким светом и заставив чутко спавшего защитника проснуться. Луна была желтая и круглая, почти такая же, как на Земле, разве что большая, словно Илья смотрел на нее откуда-то высоко в горах. Рисунок гор и кратеров на ночном светиле казался необычайно четким даже сквозь вставленное позавчера, крест-накрест перечеркнутое бумажными лентами оконное стекло - залюбуешься. Илья поворочался немного на широком диване, глянул на циферблат купленных в Альрове часов, громко тикавших в ночной тиши на стуле рядом с ложем. Скользнул взглядом по бутылке вина на столе и, неизвестно каким чудом, раздобытым подполковником букетом живых цветов в вазе, затем посмотрел на тихонько сопящую рядом с ним Аю, и понял, что, несмотря на глубокую ночь, он уже не уснет. Как говорится: мысли одолевали.
  
   Безмятежно спавшая сейчас Ая выглядела как-то совсем по-детски. Лицо боевой ведьмы во сне разгладилось, приобрело наивное, словно у маленькой девочки, выражение. Свернувшись под толстым одеялом, и обнявшая лежащую под щекой подушку, словно плюшевого мишку, девушка, казалась в лунном свете совсем хрупкой и беззащитной, так что Илья вдруг на секунду испытал к ней острое чувство нежности и, как ни странно, стыда. В самом деле, в последнее время он думал в основном о себе и своих проблемах. Ну и о проблемах дружины, конечно.
  
   А ведь ему не одному пришлось настрадаться вдосталь. Ае разве легче пришлось? Дочка из высокородной магической семьи, росла в достатке, окруженная няньками и слугами, всеми любимая, не зная никаких житейских проблем. Потом из патриотических и карьерных соображений поступила в военно-магическое училище, и сразу понеслось: война с империей, плен, приказ о расстреле, попытка сбежать, ранение, измена неодам, потом снова плен уже у своих и снова ожидание казни. И ведь не дрогнула, выдержала все, хотя многие на ее месте сломались бы. Более того, начиная с той ночи на берегу Альги, когда Илья впервые доверился ведьме, дав ей силу для лечения и сняв с себя щит, она ни разу его не подвела. Была рядом, лечила, заботилась, как умела. Даже когда Ая сама падала после боев от усталости, она все равно выхаживала его после откатов. Конечно, бывали между ними и параличи для "его же блага", что уж там... Да и какие у нее дела и планы с Добрячковым не вполне ясно. Но в целом: на Аю в критической ситуации он всегда мог опереться. Даже сейчас - она отличный зам командира дружины и разгружает его от текучки. А еще она заботиться о его быте и носит его ребенка. Так может быть с этого дня, уже не имеет значения, любит ли она его или не любит? Может быть, Илье стоит подумать не о том, любят ли его, а о том, что он может дать тем, кто ему дорог? Ае дать? Хотя бы где-то ее поддержать, похвалить, помочь? Или он размяк под влиянием момента и думает не как мужик, а как тряпка, превращаясь в подкаблучника, а коварной ведьме того и надо?
  
   "Кто бы подсказал, не у Ромки же совета просить", - думал Илья, глядя в потолок. Чудно, в общаге он считал друга и соседа немалым авторитетом и знатоком женской психологии. Но сейчас... другом Ромка ему, безусловно, остался, а вот авторитет свой как-то подрастерял. Парень неплохой, но скорее веселый балабол, чем командир. А вот Сашку Поталова пора двигать вверх - отличник парень серьезный и уровень васта явно перерос. Надо выбивать ему тана и ставить над новичками в дружине, самое то. Но кем его заменить в качестве телохранителя? Оставить при себе Ромку вместе с Тронсом и хватит? И да...пора убирать из замов и Аю, надо об этом с ней деликатно поговорить. Не дело, когда боевой ярл с округлившимся животиком строит бойцов и ходит в атаку мучаясь от токсикоза, признаки которого у Аи уже начались. Ведьме самое время брать декретный отпуск и отдыхать перед родами, у неодов они нелегкие. Только она, блин, не согласиться, можно даже не сомневаться. Перед таким разговором надо Добрячкова в свои союзники рекрутировать и Ультамита заодно, а потом втроем Аечку морально обрабатывать. И еще вопрос: кого ставить замом вместо нее? Вайсор слишком занят с техникой, да и по характеру скорее исполнитель, а у Рейсода свои тараканы в голове, какой-то он в последнее время тихий и неразговорчивый. Но придется его, некого больше, со стороны нам люди не нужны. Эх дела...дела. Подумать только, еще летом у него не сданный зачет был проблемой всей жизни, а теперь?
  
   Илья еще раз с нежностью посмотрел на спящую ведьму. Вот она, его собственная законная жена в первую их брачную ночь - получите и распишитесь. Даже не верится, что он до такого докатился... Впрочем, сам виноват.
  
   Завертелось все сразу после прилета Добрячкова, в тот же день, когда они втроем разговаривали в кабинете Ильи. Просьба Императора, переданная через хевдинга, была предельно конкретной и звучала как приказ - до решительного наступления ярл Илья и ярл Аяна Тентами должны сочетаться официальным браком, срок на подготовку к свадьбе - неделя, число уже назначено. Для освещения знаменательного события вместе с Тольмом в осажденный город даже прилетели фотограф и корреспондент светской хроники из "Имперского обозревателя". Так надо для пропаганды и по политическим соображениям.
  
   Известие о том, что через неделю у нее с Ильей свадьба, Ая восприняла спокойно. Можно сказать, даже с фатализмом. Пожала плечиками, без всяких эмоций ответив - так точно, господин хевдинг. Как прикажете, я выйду за Илью. Только есть одно маленькое но: брать себе фамилию мужа и становиться Аяной Ильтеакор я не буду. Меня зовут Аяна Тентами. Все, точка.
   Вот тут подполковника проняло - он сразу сменил задушевный тон на холодный, и ядовито поинтересовался, отдает ли себе ярл Аяна отчет в том, что делает? Она имперская ведьма и эта свадьба, вместе со сменой фамилии, должна символизировать всему миру...
  
   - Подчинение и унижение неодов она должна символизировать, - спокойным голосом ответила Ая, крутя в руках медсейган. - То, что дочь семьи из первой тысячи стала людовкой настолько, что отказалась от своей фамилии. Все правильно, я действительно людовка, с этим не поспоришь. Но от своей семьи я не откажусь. Более того, если вы хотите использовать меня для влияния на неодов в послевоенном Крейсе, то шага глупее не придумать. Ая Тентами, хоть и предательница, но это Ая Тентами. Ая Ильтеакор, всего лишь людовка, из новоиспеченного рода, фамилия которого ничего не говорит неодам и по большому счету неизвестна среди людей. Смена фамилии на человеческую - акт моего демонстративного пренебрежения к обычаям и законам неодов, отказ от родства, семейных и клановых уз. Переход на сторону людей падает лишь на мою собственную голову. Отказ от фамилии делает в Крейсе никем моих детей, внуков и их потомков.
   - Илья прославит свою фамилию, - возразил Добрячков. - Сомневаешься?
   - Нисколько. Но я все сказала.
   - Подожди, но разве выходя замуж, неодки не берут фамилию мужа? - продолжал допытываться подполковник.
   - Обычно да. Но бывает и так, что муж берет фамилию жены и входит в ее род, а не наоборот. Зависит от конкретных договоренностей между семьями и кланами. Илье дорога его фамилия, мне дорога моя. Пусть мы поженимся, но без отказа от фамилий, какая по большому счету разница?
  
   - Есть разница! Ты меня уже достала Аечка, "твоими детьми"! - В сердцах долбанул кулаком по столу Илья, во время этого разговора успевший молча осушить пару полных бокалов пятидесятилетнего императорского пойла. - Вообще-то моя фамилия не Ильтеакор, которую придумал кто-то в императорской канцелярии за меня, а Тихомиров. Я Тихомиров Илья Сергеевич, если уж на то пошло, вашу за ногу! Ладно... я разговаривал с Тронсом и в курсе ваших заморочек. Знаю я, чего ты хочешь - записать нашего ребенка в семью Тентами, устроив ему идеальную для карьеры мага родословную из первой тысячи семей. Тронс мне рассказывал, у вас как у евреев из моего мира, в случае разных непоняток и споров родство по фамилии матери считается бесспорным, а папа... кто папа то дело такое, недостоверное. Давай без этой лажи, хорошо?! Хочешь ребенка Тентами - получи. Я публично на свадьбе заявлю, что Илья Ильтеакор берет себе фамилию жены и входит в род. Мы оба станем Тентами, а точнее Иль-Тентами, образовав новую ветвь вашего клана, ветвь Иль. Так можно, Тронс и Лима подтвердили. Но ты с этого момента больше никогда не скажешь мне или другим людям или неодам "мой ребенок", а будешь говорить "наш ребенок"! Наши дети, наша семья, наша жизнь, в конце концов, я и ты вместе, понятно! Так пойдет?
  
   Ая на несколько секунд замерла, а потом медленно повернулась к Илье. Ее зеленые глаза оказались широко распахнуты, а кончики пальцев в невольном жесте удивления коснулись приоткрывшегося рта.
   - Илья, ты хочешь влиться в мою семью? Ты понимаешь, какой подарок ты сейчас ей и мне лично делаешь? Это означает, что после войны сила Ультамита будет связана с кланом Тентами. Связана с неодами из моей семьи, а не с людьми.
   - Да, пожалуйста, - улыбнулся бывший студент. - Пусть это будет мой подарок невесте, а то у меня пока и колечка нет. А вообще-то решать нашему ребенку, у него будет полнота силы, а не у нас с тобой. Кем себя назовет синеглазый, и что будет делать, - вот что важно, а уж я постараюсь его воспитать как следует. А так... пусть я войду в семью Тентами, а семья Тентами выступит против Айлтада и за сотрудничество с людьми, когда придет срок. В долгосрочной перспективе это сработает лучше всего. Благородная неодка сражалась за людей и стала людовкой, а ее избранник - человек-маг стал своим для лояльных людям магов. Красивая история получится, в которой каждый чем-то пожертвовал.
  
   - А вы знаете, друзья, в этом что-то есть, - произнес Добрячков, задумчиво барабаня пальцами по столешнице. - На перспективу, так сказать. Идейно преданных Айлтаду и ненавидящих нас неодов все равно придется убирать, они не примут послевоенные порядки в любом раскладе. А вот для остальных, это послужит примером. Я переговорю с Тольмом, и мы изложим наше мнение Валтору. Это может иметь смысл, важно правильно объяснить ему ваше решение и его последствия.
  
   - Илюша, - Ая вдруг стала необыкновенно серьезна. - Ведьма пристально смотрела в глаза Илье, не обращая внимания на слова подполковника. - Вот за это тебе спасибо. Никак не ожидала твоей поддержки и такой жертвы, считай, я у тебя в большом долгу. Я постараюсь стать тебе хорошей женой, честное слово. И... я принимаю условия сделки! Отныне наши будущие дети и все что у меня есть, не мои и твои, а наши. Слово сказано, теперь мы с тобой оба Иль-Тентами, одна семья. Ты мой! - Во взгляде ведьмы на миг полыхнуло такое торжество, что Илье показалось, что он только что свалял большого дурака. Хотя, вроде бы все сделано верно...
  
   *****
   Затем была свадьба. Илья, сидя за покрытым красной скатертью столом в Нельском магистрате, и памятуя бессмертное: "улыбаемся и машем", размашисто расписывался в подносимых ему солидных книгах и документах, там, куда указывал палец администратора. Книга обновлений аристократических родов Империи, книга регистрации браков города Нельска, документы в геральдическую палату, свидетельство о браке, малая светская книга, еще что-то... Затем пришлось следом за ведущим церемонию законником повторять слова брачной клятвенной речи, которая здесь была дотошна и конкретна, напоминая скорее юридический договор. Да, он берет эту девушку в жены. Да, отныне он не Илья Ильтеакор, а Илья Иль-Тентами. Он обязуется приложить все силы, чтобы кормить жену и заботиться о ее содержании в горе и радости, в мире и в ссоре, в богатстве и бедности. Он обещает уважать жену, хранить ей сердечную преданность и клянется, что не допустит своими поступками урона ее чести. Он обещает исполнять супружеский долг в разумных пределах. Он обещает...
  
   В этот же день сочетались браком и Ромка с Сашкой - Илья все-таки сдержал свое слово и утащил друзей в женатики вместе с собой. Что интересно, их брачная клятва была проще и короче, без всяких подробностей. Свадьба аристократа и свадьба простолюдина в Империи выглядели по-разному. У них с Аей - пара десятков пунктов взаимных обязательств, словно они не молодожены, а высокие договаривающиеся стороны, заключающие союзный договор. А у парней просто: беру в жены, клянусь быть верным и любить, пока смерть не разлучит нас. Все.
   После регистрации была поездка из магистрата в здание дружины, где в отремонтированной после штурма столовой готовили банкет. Мэр города предложил для празднования лучший ресторан Нельска, но Добрячков отказался - устраивать в центре голодающего города веселье в ресторане было невместно. Лучше на своей территории. Во время прогулки молодых по городу, в которую превратилось возвращение в дружину, Илья с бойцами дал бы фору любой "горной" свадьбе. Какое там - заниженные "приоры", бибиканье и стрельба из кортежа на улице... Немного принявшие на грудь в честь праздника бойцы, ехали на танках и грузовиках, весело крича здравницы молодым и периодически паля в небо прямо с брони. Да еще и Тронс устроил салют из деактивированного заклинания "звездочника" на всеобщую потеху.
  
   Дальше всё было по классическому сценарию - как ни взывали Илья с Аей к дисциплине и сдержанности, а все равно получилась пьянка. Нетрезвый Добрячков, сидел по правую руку от Ильи, и периодически просил выпить с ним, ведь он такой молодец, вон какую ему жену нашел, поэтому: "Давай Илюха, выпьем за любовь, которая не знает границ". Потом на свадьбу приехал Тольм и подполковник ушел в другой угол зала пить с конунгом, но его место занял Ромка со своей молодой женой, а в столовой к этому времени все изрядно перемешалось. Наяривал развеселую мелодию местный баян, кто-то танцевал в центре зала, кто-то пил, гости потеряли в полутьме свои тарелки и закусывали, откуда попало, бойцы и немногочисленные гости из горожан один за другим поздравляли Илью, Сашку, Ромку и их жен. В набитом людьми зале вскоре стало еще и накурено - в этом мире курильщиков не гоняли и если офицеры и аристократы еще сдерживались и считали неприличным дымить в помещении, то подвыпившие бойцы запретом порою пренебрегали, и тайком смолили папироски и самокрутки. Здесь это считалось грехом небольшим.
  
   А Илье ничего не оставалось, кроме как вежливо улыбаться, пить коньяк, закусывать и в который раз целовать бледные Аины губы под крики "горько", которые какая-то зараза из землян все же начала кричать, подговорив местных.
   Кончилось все ожидаемо - Аю, у которой от раннего токсикоза уже стали появляться синяки под глазами, во всем этом угаре стало тошнить, и командир дружины вместе с заместителем командира покинули всеобщее веселье. Впрочем, это никого не смутило - бойцы гуляли до полуночи, пока Добрячков не прекратил веселье своей командой.
  
   Отдохнуть молодоженам дали лишь одни сутки. На следующий день после свадьбы на Альге тронулся лед, и подготовка к наступлению вошла в финальный характер.
   Тольм и Добрячков сейчас очень торопились. Валтор не передумал и принятые на совещании планы наступления под Нельском остались неизменными. Империя собиралась бросить все накопленные резервы на деблокаду города и дальнейшее наступление к западной границе, оставив южный фронт удерживать позиции наличными силами. И тогда подполковник принял решение - если уж наступление неизбежно, то его надо всемерно ускорить. В идеале - атаковать врага раньше, чем неоды начнут свое собственное предполагаемое наступление на южном фронте. Новости оттуда приходили тревожные - авиаразведка заметила концентрацию бергруп и егерей южнее Нельска за рекой Вемта.
   Подполковник считал, что даже если готовящаяся магами на юге страны операция не его фантазия, то решительная атака на севере сможет заставить их изменить свои планы. Поменять направление удара, перебросить резервы с юга. Поэтому он рвался быстрее в бой, собирая для наступления все наличные силы и иногда пренебрегая даже маскировкой. Не до того. Впрочем, Добрячков был не так уж прост.
  
   Первоначально планировавшуюся в две стадии операцию, когда сначала резервная и вторая ударная армии встречными ударами прорывают блокаду под Нельском, а потом объединенные силы наступают на запад в направлении Нельск - приграничный город Талич, Добрячков отменил. И деблокада города и фронтальное наступление начнутся одновременно. Мало того, в этот раз подполковник решил не следовать имперской военной стратегии главного удара, согласно которой все собранные в кулак силы должны прорывать фронт на узком участке после интенсивной артподготовки и авианалетов.
  
   - Не сработает, неод не дурак, - решительно возражал он в штабе Тольму, обалдевавшему от таких новшеств. - Маги поймут, где главный удар и купируют его, потом будут бить под основание клина наступления, сманеврировав резервами и вынуждая нас досрочно вводить в бой свои. В результате выйдет мясорубка, а быстрый выход на оперативный простор не гарантирован. У себя дома мы это уже проходили. Я планирую воспользоваться тактикой генерала Брусилова, в создавшейся ситуации она подходит лучше всего. В моем мире моя страна когда-то была вынуждена начать весеннее наступление под его командованием, чтобы спасти страну - союзницу, Италию, фронт в которой рухнул. Точно так же и мы своим наступлением попробуем не только добиться решительных целей, но и спасти южный фронт от возможной катастрофы. Будет несколько главных ударов, каждый из которых может на ходу превратиться в основной, плюс одновременное наступление резервной армии за Альгой. Это вызовет замешательство, а учитывая, что у нас пока еще не растаял весь снег и драконы не в лучшей форме, неоды собьются с ног и лап, пытаясь угадать место прорыва и вовремя доставить подкрепления. Особенно я надеюсь на оба штурмовых авиаполка, их задача - терроризировать магов на рокадных дорогах и сорвать им маневр. Надо как следует объяснить летунам их задачу.
  
   - Пока не подошла резервная армия, у нас нет перевеса по людям, - качал головой на эти речи Тольм. - Воевать с магами в наступлении при равном количестве живой силы и ограниченных боеприпасах - безумие.
   - Справимся, - решительно махнул рукой Добрячков. - Жалеть снаряды не будем. Вот деблокируем город, будут и люди и боеприпасы в достатке. Через три-четыре дня Альга очистится от льда и пойдут баржи с подкреплениями.
   - И как ты решишь, где все же будет основной удар? - поинтересовался Тольм.
   - Обстановка сама покажет, - глотнув из массивного стакана горячего чаю, ответил подполковник. - Но я точно знаю, кто именно превратит вспомогательный удар в основной. Вот он со своей дружиной, - показал рукой на присутствовавшего на совещании Илью хевдинг. - В начале операции защитника задействовать не будем, чтобы сбить магов с толку. Они поймут, что там, где все идет слишком гладко, находиться наш маг и там будет основной удар. А вот когда все окончательно перемешается, тогда мы и введем в бой свой джокер. Свеженьким, так сказать. Я обещал Илюше, что дам ему проявить себя, и я сдержу слово.
  
   За последние три дня перед наступлением Илья спешно заканчивал подготовку бронепоездов. Придется ли ими еще командовать - неизвестно, бронепоезда приказом Тольма передавались кронярлу Нальту для поддержки удара на северо-западе города. Также он отдавал последние перед боем приказы по дружине. Вайсор лично облазил с техниками все свои пять танков, подготовив их к бою. Сашку утвердили в звании тана, отдав ему новичков Фогга и пополнение. А вот Рейсод замкомандира так и не стал - Аю отправить в тыл не удалось. Наплевав на все уговоры и даже приказы, ведьма утверждала, что до серьезных проблем со здоровьем из-за беременности у нее еще как минимум пара месяцев и все веселье она пропускать не собирается. До лета она в дружине и никаких гвоздей, а там, глядишь, и наступление закончится. Тем более что подаренный Добрячковым магический амулет с комплексом медицинских заклятий для сохранения здоровья матери и ребенка - медсейган, у Аи есть, силы благодаря Ультамиту тоже хватает. А еще в дружине ее может подстраховать и подлечить Лима, а вот чего ждать от человеческих лекарей в тылу - неизвестно. Да и за Илюшей нужен глаз да глаз... Так и быть, в атаку в первых рядах она ходить не будет, но все пойдут в наступление вместе.
  
   Глава 16. Прорыв на Альге.
  
   Первой наступление начала резервная армия. Залпы сотен орудий разорвали ночную тишину в три часа ночи и, не смолкая ни на минуту, артиллерийская подготовка за Альгой продолжалась до девяти часов утра. Приготовившиеся атаковать свежие имперские дивизии снарядов не жалели, обрушив на магов тысячи тонн стали и тринитротолуола. Такого долгого и мощного артобстрела история этой войны еще не знала. Люди впервые получили возможность, воспользовавшись длительной зимней передышкой, как следует накопить силы и нанести по неодам мощный удар. Огонь вели не только по переднему краю - снаряды падали в широкой прифронтовой зоне, обстреливая любые удобные для скопления противника места. Артиллеристы учитывали специфику войны с магами - строили укрепления и рыли окопы неоды неохотно. Это человеку при огневом налете или ударе магов-атмосферников только и остается, что вжиматься в землю на дне глубокого окопа или надеться, что три наката землянки выдержат огонь файерболов, молнии, лед или призрачные лезвия. Поэтому и отношение у людей к военной инженерии трепетное - она их единственная защита. У магов дело обстоит иначе. Конечно, полезность окопов, ячеек и ходов сообщения они к весне признали, война научила.
  
   Но все же к технике неоды питали инстинктивное отвращение, а при артобстреле по большей части надеялись не на саперную лопатку и мозолистые руки, а на себя и свои магические щиты. Это тактика имела смысл - осколки и ударная волна имеют относительно низкую энергию, прикрытого щитом мага можно достать лишь прямым или очень близким попаданием, да и на месте сидеть маги долго не будут, покинув на время артподготовки обстреливаемый участок. Обычный артналет магу не так страшен как человеку. Но что делать неодам, если артиллерия бьет часами по всему фронту, и нет от нее спасения? Тут дело принимает скверный оборот: если долго закрываться щитами, то к моменту самого наступления можно остаться выжатым досуха, без капли магической энергии. Можно, конечно, экономить магию для боя, но тогда придется рисковать под огнем своим беззащитным тельцем. И как это сделать, когда все вокруг сотрясается от взрывов, а воздух полон смертоносной стали? Для мага снять с себя щит в этот момент психологически тяжело, когда тебя в любую секунду могут убить, инстинктивно тянет закрыться. На этом во многом и строился расчет имперских стратегов. Когда пушки умолкли и на перепаханную снарядами до состояния лунной поверхности первую линию обороны магов, двинулись пехотные цепи при поддержке танков, поначалу они не встретили серьезного сопротивления. Маги выдохлись энергетически, погибли или бежали, бросив позиции. Линия обороны неодов за Альгой была прорвана войсками командующего резервной армией конунга Роммта сразу на нескольких участках, и к двенадцати часам дня прорыв достиг десятка километров в глубину.
  
   У второй ударной армии боеприпасов для такой длительной артподготовки не было - снарядов хватало от силы на час-полтора огня, даже с учетом добычи на складах в Клодино. Но и противостоящая ей группировка была не столь сильна, как на восточной стороне кольца у реки Альги.
   Илья с раннего утра сидел в штабной комнате рядом с радистами и ждал команды от Тольма или Добрячкова. У него все было готово: танки заправлены и загружены полным боекомплектом, люди в полной боевой готовности, грузовики для личного состава готовы. Накануне наступления он, приняв магическую помощь и отвар Лимы, отлично выспался и был свеж и бодр. Рядом Ая и Тронс, все командиры на своих местах. Оставалось лишь дождаться приказа идти в бой...которого все не было. И этот факт добавлял нервозности в обстановку в штабе дружины. Все сидели как на иголках, но Илье оставалось лишь вслушиваться в раздававшуюся с разных сторон канонаду и постоянно теребить слушающего эфир радиста назойливыми вопросами: "Ну что там"? Но тот лишь пожимал плечами, а на требование "дать послушать" молча протянул наушники бывшему студенту и начал щелкать частотами...
  
   В эфире творился настоящий бардак. Мат, крики, вой, приказы сливались в сплошную какофонию на разных волнах. "Тведд, уходи в облака"! - кричал сквозь помехи своему ведомому какой-то летун, там, где чуть восточнее Нельска прикрывающие штурмовку истребители схватились с высотными вивернами. "Тяни вверх, быстрее, твою за ногу! У тебя амфиса на хвосте, сбрось ее! Уходи, я прикрою! Тведд, ты горишь"!!!
   "Из-за пригорка, суки, бьют"! - сосредоточенным злым голосом раздавал приказы на другой частоте неизвестный танкист. "Внимание хирд, впереди на десять часов, там, где два вепря из второго хирда горят, засели противотанкисты. Кастуют "поцелуи" и "кометы", да еще как точно, гады! Кайтол, Витт, надеюсь на вас. Напрямую не суйтесь, пожгут нахрен. Подбирайтесь к ним по лощине и берите в клешни. Маневрируйте, не останавливайтесь, как только начнете атаку, я поддержу с фронта... Давайте парни, намотаем колдунов на гусеницы".
   Ничего осмысленного из этих обрывков понять было нельзя. Ясно было одно - везде идет бой. И, похоже, легкой прогулки не получается, маги сопротивляются яростно. А он со своей дружиной сейчас теряет время зря...эх. "Забыли про нас что-ли"? - думал Илья, меряя шагами комнату из угла в угол. Но приказ есть приказ.
  
   В такой же нервной обстановке дружинники пообедали, оставаясь в полной готовности, прямо у грузовиков и на броне танков. Повара разливали суп и раздавали гречневую кашу с мясом из полевой кухни сразу по котелкам бойцов. Илья привычно запихивал в себя еду, почти не чувствуя ее вкуса, словно забрасывал уголь в топку паровоза - силы ему еще понадобятся. А вот Ромка, чуть похлебав супу, отставил котелок в сторону. На вопрос Ильи бледный парень лишь виновато улыбнулся и пожал плечами.
   - Аппетита совсем нет, - только и сказал он. - Что-то я сегодня нервничаю. Предчувствия гадкие, внутри словно холодком тянет.
   - Ты мне это дело брось, - погрозил ему пальцем Илья. - Хлебай, давай. Все будет нормально, не первый раз в бой идем. Прикрою.
   - Знаю, - вздохнул бывший сосед по общаге. - Извини ярл. Скорее бы уже приказ и в дело, не люблю ждать...
  
   Но приказа все еще не было - дружина продолжала оставаться в резерве. Звонок от Добрячкова из штаба армии прозвучал уже в четвертом часу пополудни. Илья с волнением выхватил трубку из рук дежурного васта, отчеканил торопливо: "Слушаю вас, господин хевдинг".
   - Привет студент, - послышался озабоченный голос подполковника. - Ну что, готов в бой, ярл Иль-Тентами?
   - Так точно, господин хевдинг. Разрешите поинтересоваться, как обстановка?
   - Так себе, - Илья живо представил себе, как сейчас скривился на том конце провода Добрячков. - Хреновая, честно говоря, обстановочка. Пока на оперативный простор вышел только Нальт, остальные штурмовые группы буксуют, успехи есть, но все больше по мелочи. Да и у кронярла дела так себе - один бронепоезд он, считай, потерял, пока ломал оборону на северо-западе. Но это полбеды. Илья, говорю тебе откровенно, чтобы ты лучше понял, что я от тебя хочу. Роммт со своей резервной армией свою задачу по деблокаде города проваливает к хренам собачьим. Начал-то он бодро, но сейчас, похоже, выдохся и завяз. До Альги ему осталось пройти километра четыре, но неод уперся рогом и все встало. Потери большие, за рекой сейчас настоящая мясорубка, атака идет за атакой, а результата нет. Если сегодня-завтра мы коридор в Нельск не пробьем, то все наши сегодняшние успехи на западном направлении будут бессмысленными. Даже если деблокируем город, то темп наступления потеряем. В общем, как всегда на тебя вся надежда, Илюха. Слушай задачу: дуй сейчас со всех колес к побережью, там для тебя готовят баржи с буксирами. Забирай под свое начало прощенных влаттовцев, они уже у причалов. И веди их в атаку вместе со своими дружинниками. Больше у меня резервов нет, остальные все заняты. Переправляйся через Альгу и бей неоду в спину. Со своей стороны Роммт еще поднажмет, его как раз Тольм по телефону обрабатывает. Сегодня до темноты надо любой ценой пробить коридор и соединиться с резервной армией. Пни магов как следует! Задача ясна?
  
   - Ясна, товарищ подполковник, - выдохнув, ответил Илья. - Сделаю.
   - Хорошо, - вздохнул на том конце провода Добрячков. - Да и смотри мне там...не увлекайся. Слова "любой ценой" к тебе с Аей не относятся. Вы - бесценны. Будет совсем плохо - все же отступай. В общем - по обстановке...
   - Не беспокойтесь хевдинг. - Илья покосился на Аю, внимательно слушавшую их разговор. - Иль-Тентами приказ выполнят.
  
   Казалось, поначалу неоды на том берегу Альги просто растерялись от такой наглости. Они даже стрелять поначалу не стали. Или им было не до этого - за рекой шел отчаянный бой. Вдали сверкали вспышки файерболов, взрывались снаряды, доносился характерный для магии звездочников и заклятий льда тонкий визг, перекрывая который густо стучали пулеметы. За прибрежной рощицей что-то отчаянно горело, коптя небо клубами черного дыма, а еще дальше из сгустившейся черной тучи на землю падал град и молнии. Бойцы резервной армии шли в атаку на неодов прямо под огнем атмосферников и выглядело это жутковато. Маги зубами вцепились в прибрежную полоску земли и держались, упорно не давая людям прорваться к переправе. Илья их понимал - деблокада города развяжет имперцам руки для наступления в любом направлении. А весь заботливо приготовленный магами для наступления на Алмию плацдарм на восточном берегу Альги, более чем в сотню километров шириной и глубиной, от Нельска до Альрова, окажется под угрозой окружения.
  
   Однако, когда битком набитые людьми и влекомые буксирами неторопливые речные баржи прошли половину реки, маги почуяли опасность. В баржи со стороны вражеского берега полетели крупные файерболы, словно зависавшие в воздухе прямо над речными судами, а потом почти отвесно падающие вниз. Вдобавок к ним над баржами начали густо разрываться "салюты" из магической шрапнели. Без толку. Держать защиту над крупными объектами Илья привык и почти спокойно смотрел, как багровое пламя стекает по щитам в кипящую и исходящую паром у бортов воду. В висках ломило, самочувствие ухудшалось, но не критично.
   - До сих пор не могу привыкнуть, что мы под защитой, - пожаловался стоящий рядом Ромка, когда очередной огненный шар врезался в укрывавший их баржу щит, и обзор прямо по курсу на пару секунд заволокло ярким пламенем. - Страшно, аж коленки трясутся. А местные вообще в ауте. Силен ты, ярл!
   - Не дрейфь, пацан, - слегка усмехнулся другу Илья. Четыре баржи прикрывал он, одну взялась защищать Ая. - Сдюжим... Сейчас доплывем и покажем неоду кузькину мать.
   - Ага, - нервно улыбнулся Ромка. А потом вдруг начал тихонько напевать, выстукивая ритм по броне стоящего на барже танка.
   Вслепую неод лупит, огнем как саблей рубит
   И файербол зловещий над битвою летит!
   А пуля знает точно, кого Илья не любит
   Кого наш ярл не любит - в земле сырой лежит!
  
   - Это еще что за самодеятельность? - нахмурился Илья. - Сам придумал? Где-то я что-то похожее слышал, слова какие-то знакомые... Только не пойму где...
   - Не, ребята в дружине, - махнул рукой Ромка. - Извини, ярл, это я от волнения...
   - Соберись-ка лучше, скоро и без песен будет весело, - покачал головой Илья, проверяя еще раз свой автомат. - Пора на броню, сейчас причалим.
  
   Первыми в бой пошли танки, съехав с уткнувшихся тупыми носами в пологую песчаную отмель у берега барж. Имперские "вепри" с ходу открыли огонь из пушек и пулеметов, прикрывая спрыгивающих с бортов прямо в холодную воду бойцов. Маги отвечали огнем: вода в месте высадки шипела и испарялась от языков пламени, а если бы люди не были прикрыты щитами, то поджарились бы от электричества - молнии попадали в реку одна за другой. Но минут через десять стало полегче, - высадившиеся дружинники и штрафники развернулись в цепь на берегу и начали наступление, подавляя магов огнем.
  
   Илья, с биноклем в руках, привычно контролировал ход сражения с брони "вепря" Вайсора, добавив своим дружинникам меткости. Люди наступали вслед за машинами, медленно шагая по подтаявшему мокрому снегу и стреляя по неодам. Экономя силы, защитник ставил щиты лишь на самых опасных направлениях, там, где огонь неодов был гуще всего. Он уже не пытался спасти всех бойцов как раньше - сотня индивидуальных щитов это его предел, после которого наступает мгновенно прогрессирующая усталость и боль, а сейчас бойцов под его началом гораздо больше. Он просто старался выиграть этот бой. Маги постепенно отступали с берега, не ввязываясь в рукопашную, где он с Аей могли бы отобрать у них энергию, но остервенело кастуя одно заклятье за другим. Драконов у них не оказалось, но противостоящие ему неоды были явно из элитных - такой плотности огня Илья давненько не встречал. Блин, сколько они прошли от берега? Метров пятьсот, километр? А ему уже хреново. И трупов хватает - и своих и чужих. Обгорелые, изломанные фигуры в имперской форме попадались тут и там, так же как и трупы неодов в зимней сине-зеленой форме. Танки подавляли одну огневую точку за другой, но неоды неизменно открывали огонь снова и снова, прячась в ложбинках, за пригорками, в зарослях кустов. Рвануть танками скорее вперед, на соединение с наступающими бойцами Роммта? Нельзя, оторвавшись от пехоты, он оставит дружинников без щитов. Только так, под огнем, медленно продвигаемся вперед: метр за метром. Уже недалеко - где-то впереди идет бой, слышна заполошная стрельба и рев танковых моторов.
  
   Закончилось все как-то сразу, когда к горлу Ильи уже подкатывала тошнота - первый признак серьезных проблем. Магический огонь впереди стих быстро, как по команде, и лишь на флангах наступающей дружины продолжали взрываться "звездочники" рассыпая свои искры на наступающих "штрафников". Державшийся за скобу танковой башни справа от защитника Тронс, дважды ударил молниями из своего посоха в ближайшие кусты, откуда совсем недавно какой-то маг кастовал призрачные лезвия и собрался было сделать это третий раз, но вдруг, выругавшись, распустил плетение. А еще через несколько секунд из-за кустов показался человек с автоматом, удивленно замерший на месте, глядя на танки Вайсора. За ним еще один и еще... Внезапно людей стало много, больше сотни, а вслед за ними, гремя траками, навстречу дружине выехало два черных, закопченных от дыма и огня "вепря" и самоходка. Вайсор ударил по тормозам и танк встал, а Илья вдруг понял, что над полем боя стало тихо. Ни выстрелов, ни заклинаний...
  
   - Тольмовцы?! - Крикнул выбежавший вперед офицер с нашивками ярла на полушубке и забинтованной окровавленной головой. Он сделал несколько шагов по направлению к ним по грязному подтаявшему снегу. - Вторая ударная, герои Нельска?!
   - Они самые! - спрыгнул с брони Илья и, пошатываясь, пошел ему навстречу. - Командир специальной дружины ярл Илья. А вы кто такие?
   - Третья дружина второй танковой бригады, - отозвался офицер. - Резервная армия Роммта, ярл Тойсор. Вот и встретились, - подойдя ближе, он отпустил автомат и протянул Илье руку, внимательно смотря парню в лицо. А когда защитник ее пожал, ярл вдруг крепко обнял его за плечи как родного, сразу обеими руками. - Ты тот самый ярл Илья? Меч и щит Империи?
   - Собственной персоной.
   - Здорово... Прорвались!!! - развернувшись к своим, громко крикнул офицер. - Блокада Нельска прорвана, мужики! Писец магам! Барра! Барра!!!
  
   Потом были еще крики "Барра!" со всех сторон и пальба в воздух. Дружинники и бойцы Роммта обнимались, некоторые даже не могли удержать слез. Люди искренне радовались победе - враг разбит, они преодолели все - блокаду, бои, отступления и неудачи. Преодолели и победили. Радовались даже земляне, что уж говорить о местных, которые сражались за свою родную землю и свой народ. Везде царило лихорадочное оживление, веселье и братание, кое-кто из дружинников даже ухитрился выпить с бойцами Роммта по пятьдесят грамм из заначеных "фронтовых". И лишь Илья после боя сидел на танке, пытаясь унять головную боль и продолжая отдавать силу. Лима и Ая были заняты в наскоро разбитых палатках неподалеку - тяжелораненые бойцы ждать не будут, им надо срочно оказать хотя бы первую магическую помощь, чтобы дотянули живыми до медсандружины. А он может и погодить - до точки еще не дошел. Небо уже начало темнеть, вот-вот наступит ночь и можно будет отдохнуть. Но на сегодня он свою задачу выполнил - блокада прорвана на широком фронте, километра в два минимум. Враг на северном фланге восточного берега Альги окружен, на южном отступает. Саперы уже наводят временную переправу, а к берегу подтягиваются новые силы. Добрячков должен быть доволен.
  
   - Ярл, тебя к аппарату, - показался из танка Вайсор с переговорным устройством на проводе. - Хевдинг на связи.
   - Сейчас, - морщась и кряхтя как старый дед, потянулся защитник. - Отдохнуть не дает, неймется ему, - ворчал Илья, принимая аппарат. - Ярл Иль-Тентами на связи, прием...
   - Илюша, ты большой молодец! - послышался голос подполковника. - Герой, самый настоящий герой! Ты сегодня сделал очень много, но...
   Илья вдруг почувствовал, что разговор принимает нехороший оборот.
   - Но надо сделать еще больше, - продолжил подполковник. - Очень надо. Нальт никак не может взять Ядрово. Там у неодов опорный пункт обороны. Уже и штурмовиками его обработали и с фланга пытались зайти - никак. Одних только танков маги двадцать штук пожгли, половину всего, что осталось в армии. Тяжелая артиллерия запаздывает...
   -Господин хевдинг... Товарищ подполковник, я возражаю. Дружина устала, у нас есть убитые и раненые, мы только что вышли из тяжелого боя. Людям нужен отдых. И мне с Аей тоже...
   - Илюша, надо - голос Добрячкова построжел. - Некому больше.
  
   - Что значит некому?! Ядрово, насколько я помню, на северо-западе от города. Мне с дружиной до него часа четыре как минимум добираться. Буду только под утро. У вас с Тольмом за Альгой целая армия, где она?!
  
   - Илья, атаковать есть кому! Но я же говорю - опорный пункт, мать его! Оборона магов у Нельска прорвана, мы наступаем. Но Ядрово - важнейший перекресток дорог, сходу взять мы его не можем. Пока село не взято, неоды спокойно отходят, огрызаясь, перебрасывая резервы и готовя новый фронт. Мне не нужна вся твоя дружина! Мне нужен ты, танки Вайсора и несколько десятков бойцов. Как тогда, когда мы били атмосферников, помнишь? Поверь мне - дело висит на волоске, я это всей кожей чую! Еще одна атака, поддержанная твоими людьми с щитами и меткостью, и неоды побегут. После Ядрово у них укрепленных пунктов нет. Сейчас у магов отступление, будет - настоящее бегство, их фронт развалится окончательно! Но ударить надо прямо сейчас, пока они не закрепились!
  
   -Товарищ подполковник, мы сегодня уже прорывали фронт! - закричал в ответ Илья. - Бой был крайне тяжелым! Я вымотан, без дураков, до боли и тошноты, еще немного и мне аут! Ая тоже, она ставила щиты и лечила раненых. Меня надолго не хватит, нужен отдых!
   - Илюш, всего одна атака! Одна решительная атака, о большем я не прошу! По дороге отдохнешь и подлечишься. Надо сделать, ярл Иль-Тентами. Это приказ!
   - Есть выполнять приказ, господин хевдинг, - помолчав немного, ответил Илья. - Выдвигаюсь в Нельск, по прибытии доложу. Конец связи.
   - Заводи машину тан, - тяжело вздохнул парень, возвращая переговорное устройство Вайсору. - Наша работа на сегодня не окончена, хевдинг требует еще подвигов. Вызови танов Рейсода и Поталова, они остаются с Аей здесь, командует она. Я беру только твои машины, Лиму, Тронса и еще четыре десятка добровольцев.
   - Я соберу для тебя наших ребят, - поспешно сказал слушавший весь разговор Ромка.
   - Хорошо, - согласился Илья. - Но ты сам останешься. "Ну тебя нафиг с твоими предчувствиями. Если с тобой что-нибудь случится, как я Тайше в глаза смотреть буду"? - пронеслось в голове защитника.
   - Обижаешь, ярл. Я твой телохранитель и я тебя ни за что не брошу, как некоторые карьеристы, - обижено засопел Ромка. - Даже не мечтай. Вместе в бой пойдем.
  
   Глава 17. Север и Юг.
  
   Пока Ромка собирал добровольцев, Илья убеждал Аю остаться, и этот разговор добавил добрую порцию головной боли и без того вымотанному защитнику. Честно говоря, сначала ярл хотел просто уехать, заочно передав занятой с ранеными бойцами жене распоряжение принять командование над дружиной через Сашку или Рейсода. А самому посадить как можно быстрее на броню добровольцев и на всех пяти танках рвануть к Ядрово, выполнять приказ Добрячкова. Так ему будет спокойнее. Аяна физически и магически вымотана не меньше его самого. В новый бой ее бросать нельзя категорически - это опасно для ребенка. Но, хорошо подумав, Илья все же пошел поговорить с женой лично и объяснить свой приказ. Потому что догадывался - подобного фортеля Ая ему не простит, его женушка крайне щепетильна в вопросах чести и доверия. Бросить ведьму здесь и умотать в бой не объяснившись лично, означало получить новую ссору, а разрушать вроде бы сложившееся после свадьбы взаимопонимание с Аей, Илье очень не хотелось. Высказанный в глаза приказ, с которым она не согласна, жена поймет - она военный маг и способна отделить личное от служебного. А если он просто оставит ее тут одну - нет.
  
   Так и вышло. Ая ни в какую не хотела оставаться за Альгой, она собиралась в бой вместе с Ильей. "Мы с тобой оба Тентами, муж и жена, и пойдем вместе до конца", - вот и весь сказ. Уговоры, апелляции к здоровью ребенка, просьба послушать если не мужа, то Ультамита, который тоже настаивал, чтобы Ая побереглась, результата не принесли. И тогда Илья просто отдал ведьме приказ, как только что Добрячков ему самому. Принять командование над дружиной и, оказав неотложную помощь раненым, возвращаться с ней в Нельск. Все, никакие возражения не принимаются. Ярл Аяна Иль-Тентами, вам ясно распоряжение командира? Ая побледнела, сжала губы в ниточку, но отрапортовала, что приказ ясен. И, несмотря на весь ее недовольный вид, Илье показалось, что он увидел в глубине зеленых, с вертикальными черными зрачками глаз, если не одобрение, то понимание. По крайней мере, он поступил с ведьмой честно, а честность Ая ценила.
  
   А затем снова была переправа через Альгу и долгая ночная дорога на броне "Вепря" через Нельск и дальше на запад. Грохотали траки гусениц, тяжелую машину подбрасывало на ухабах, рядом сидел Ромка, которого у Ильи уже не было сил прогнать, Тронс и пристегнутая для безопасности ремнем к скобе на башне Лима. Девушка по дороге пыталась лечить своей магией мрачно насупившегося парня, но получалось плохо - ее ладошки еле светились. Маленькая магичка сама была крайне вымотана - она, как и Ая, лечила раненых после прорыва, да и Илья не мог ей сейчас дать большой силы - берег для боя. Пить ее фирменный отвар и применять магию сна и укрепления сил тоже нельзя - через пару-тройку часов идти в бой, а это зелье хоть и эффективно, но выводят из строя минимум на сутки. "Это Добрячкову из штабного кабинета все кажется просто", - раздраженно думал Илья. "А на деле вот так легко по дороге не восстановишься". Сейчас парень казался себе дырявым бурдюком с водой - сколько в него лечебной магии не заливай, все равно все быстро утекает через многочисленные "дырки". Он устал и вымотан, видимо в этом дело. Одной магии мало, нужен глубокий сон и полноценный отдых чтобы как следует себя "заштопать".
  
   За Нельском в тусклый свет освещающих дорогу танковых фар начали попадаться следы недавних боев. Оттащенные на обочину туши боевых и ездовых драконов, тела людей и неодов, разбитые повозки, сгоревшие и сломанные танки, какой-то брошенный хлам. Где-то впереди слышалась канонада и отдаленный треск выстрелов, периодически на дороге встречались отчаянно буксующие в весенних проталинах грузовики, пушки, которые порою бойцы катили прямо на руках, отряды шагающих пехотинцев, какие-то оторвавшиеся от обозов машины. Вторая ударная продолжала наступать и в темноте, хотя уставы это запрещали - ночью время неодов, с их кошачьим зрением и магией попасть в засаду людям легче простого. Но Добрячков этим пренебрег. Решил, что сейчас непрекращающийся напор важнее всего, нельзя дать отступающим магам опомниться. Во время ночного марша Илья понял, что он со своей дружиной пользуется во второй ударной немалым авторитетом. Командиры встречных подразделений, едва поняв кто едет, тут же приказывали уступить дорогу, сгоняя своих бойцов и машины в грязь на обочину и пропуская танки особой дружины вперед, к Ядрово - туда, где впереди в небе горело зарево ночного боя, приближаясь все ближе и ближе.
  
   - Ярл, я сделала, что могла, - еле слышно из-за шума мотора сказала Лима. Погасшие руки целительницы дрожали, когда она вытирала ими с лица выступивший, несмотря на прохладную погоду и встречный ветер, пот. - Вам надо поберечься, вы не форме и я прямо сейчас почти ничего не могу сделать. С аурой все нехорошо, вы истощены и энергобаланс потоков неправильный. Да и ваш организм реагирует странно. Энергии от вас исходит много, я бы с ее помощью десяток тяжелых на ноги поставила. Но лечить вас вашей же энергией сейчас почти не получается.
   - Ая в таких случаях говорила, что я изношен как старик, - усмехнулся в темноте Илья. - А лечить старость трудно.
   - Она, наверное, права, - кивнула девушка. - Аяна как и я южанка, у нас в южном Крейсе вообще о людях больше знают. В том числе и о том, чем они болеют и как их лечить. Мы о людях заботимся. Наверное, поэтому она меня и выбрала в дружину.
  
   - Вот как? - удивился Илья, несмотря на усталость. - Прямо-таки заботитесь? - скептически произнес ярл. - Расскажи поподробнее. Я что-то слышал про южный и северный Крейс, но толком об этом ничего не знаю.
   - Аяна тебе разве не говорила? - вмешался в разговор Тронс. - Я тоже с юга. Ты не в курсе про северный и южный Крейс? Правда?
   - Будьте добры, расскажите, - держась за скобу на башне, попросил Илья, надеясь, что разговор его отвлечет от головной боли. - Я не в курсе. Что там у вас с севером и югом?
  
   - Странно, что ты не знаешь, - удивился боевой маг. - Ладно. Попробую объяснить кратко: Крейс стал единым государством недавно, меньше ста лет назад. До него сначала было несколько сотен крупных неодских кланов, которые враждовали или заключали между собой разные союзы. Постепенно, число союзов уменьшалось, а количество кланов в них росло, пока не осталось лишь два: северный союз и южный союз. И лишь потом северяне взяли верх.
   - Победили в войне? - поинтересовался защитник.
   - Не совсем, - покачал головой Тронс. - Война тоже была, но уже в конце, когда добивали оставшихся в меньшинстве южан, не согласных с условиями объединения страны. В основном северяне взяли верх с помощью династических браков, подкупа и интриг. На юге всегда были лучшие маги и лучшие воины. А на севере - лучшие торговцы, банкиры и интриганы. Наверное, поэтому мы и дали вырасти Империи - север и юг Крейса слишком долго были заняты друг другом, - вздохнул маг. - Люди Вильма в это время ухитрились развить вашу человеческую технику и создать промышленность, на которые мы поначалу плевать хотели. Потом Крейс объединился, но...
  
   "Очень интересно", - подумал про себя Илья. "А ведь я что-то об этом слышал. Но не придавал большого значения, а Ая как-то уходила от разговора на эту тему. Хотя Добрячкову все наверняка рассказала. И это, сдается мне, неспроста... Я теперь сам, получается, в неодском клане, а ни хрена не знаю, что там за расклады. Эх, Илюша, учиться тебе еще и учиться..."
  
   - А Айлтад откуда? - спросил бывший студент. - С севера или юга?
   - Чистокровный северянин, - поморщился Тронс и зло сплюнул на землю прямо с танковой башни. - История моей семьи тому подтверждение. Клан Танвар объявили вне закона за заговор и попытку мятежа, хотя мы всего лишь возмутились в совете Крейса против устанавливаемых правительством Айлтада твердых закупочных цен на зерно, шелк и необработанный ультамит. Айлтад под вопли про диктующий волю всей планете единый Крейс и величие неодов ограбил юг и усилил север. Да то ладно... Посмотрите хотя бы на войну с Империей! Я вам так скажу - Айлтад специально уничтожает на ней лучших южан. Большинство командиров среднего и низшего звена - выходцы с юга. Они несут основные потери, на юге действует тотальный призыв. Но коммаги в основном северяне... Более того, на севере есть целые провинции, откуда вообще ни один неод не попал на фронт. Пропаганда врет, что они все попадают под бронь как ценные специалисты. Дескать, кроме них некому больше разводить драконов, делать амулеты, выращивать хлеб. Но мы-то знаем правду... Так ведь Лима?
  
   - Да, - кивнула маленькая магичка. - На юге забирали почти всех, от восемнадцати до сорока лет. На севере, говорят, призыв гораздо мягче. А ведь южан меньше чем северян.
   - Вот видишь! - мрачно сказал Тронс. - Слушай ее, ярл.
   - Однако северян на фронте тоже хватает, - возразила ему Лима. - Мне не повезло попасть в одну из таких частей. Илья, маги-южане никогда бы не приказали целителю досуха переливать жизненную силу из людей. Пусть даже и в раненых бойцов...Им бы это просто в голову не пришло! Тетмагия вообще чужда югу, ее практикует северная магическая школа. Я отказалась убивать гражданских, и с меня спороли нашивки и чуть не убили те же неоды, которых я до этого лечила! Раз южанка, значит уже наполовину людовка, под трибунал ее...северяне, что с них взять.
  
   - Подожди-ка, Лима... - До Ильи потихоньку стало что-то медленно доходить. - Моя Ая, получается, тоже с юга, из известной семьи. Ее дед, Кев Тентами, знаменитый на весь Крейс ученый и врач, считает, что война ошибка, между людьми и неодами нет принципиальной разницы, а техника и магия должны друг друга дополнять. Что-то все очень гладко получается... На севере, получается, неоды враги рода человеческого и Айлтад первый из них, а на юге неоды человеколюбцы... Только один хрен, те и другие сейчас воюют против людей. Как-то оно не сходится...
  
   - Не совсем так, - ухмыльнулся Тронс. - Но мыслишь ты верно ярл. Никакие мы на юге не человеколюбцы, что уж там... Но отношение к людям у нас с северянами действительно разное. Нам, в отличие от северян, люди по-настоящему нужны. Южный Крейс всегда славился своими магами. А еще землями и урожаями, стадами и выпасами, шелком, хлопком и хлебом, а так же ультамитовыми шахтами. Степи у нас большие, земли плодородные, климат мягкий, а неодов не так много. Людей, кстати, тоже. Поэтому отношение к людям у нас на юге...бережное что-ли. Тот клан богаче, у которого работающие на земле крестьяне лучше и дольше живут. Если человека только бить и драть с него три шкуры, то много хлеба с него не возьмешь - это на юге давно поняли. Из-под палки люди часто мрут и работают плохо. А вот если с крестьянами по-доброму договориться о разделе урожая, да еще им помочь магией, то будет другой разговор. Справный неодский южный клан, вроде семьи Тентами, на своей земле не только владеет зависимыми людьми и творит над ними суд и расправу. Он еще их опекает и им помогает. Лечит магией заболевших крестьян и их детишек. Иногда содержит школу, для особо талантливых людей - кто-то должен заниматься землей всерьез, с пониманием, для этого нужны знания. Обеспечивает едой человеческих стариков и инвалидов, поддерживает крестьянскую общину, в засуху вызывает дождь, а перед посевом обрабатывает крестьянское зерно магией роста... такой клан и его люди богатеют. И все довольны... Мы с людьми поколениями рядом живем, у нас есть куча писаных и неписаных правил. Крестьяне на юге говорят: "мы ваши, а земля наша". Южанин человека просто так не убьет, это крайне осуждаемый поступок... А северяне не такие...Для них люди - мусор.
  
   - Зря ты так недоверчиво головой качаешь, командир - посмотрев на Илью, добавила Лима. - Я, например, родом из небогатой южной семьи, нам принадлежит одна деревня и три хутора, меньше сотни человеческих хозяйств. Я с детства каждого из наших людей в лицо знала. Когда у мамы после третьих родов пропало молоко, меня выкармливала кормилица из людей. А когда у меня дар целителя открылся, то, вернувшись домой после училища, я лечила крестьян, помогала матушке. Роды принять, унять простуду, змея кого случайно укусит или корова заболеет - все в нашу родовую башню бегут, просят: выручайте, молодая госпожа. И я всегда помогала, как могла - свои же люди, не чужие, семейная собственность и мое приданое. Да, отец мог и наказать. Но такие вещи делал он сам или мои братья. И то: в нашей семье за дело карали. Если грех не смертный, то не до смерти или увечья, а лишь в назидание провинившемуся. Гулящего, ленивого, врущего, драчуна или если кто пьет сильно - тех...воспитывали. Иногда сами люди же и просили об этом - отец в своих землях владетель и судья. А так...мы же вместе с людьми жили, вместе праздники встречали, почти как семья...
  
   - Знаем мы таких хороших, проходили, - проворчал защитник. - Милые патриархальные нравы... Когда барин добрый, то велит бочку вина в праздник смердам выкатить, а когда злой, прикажет запороть на конюшне. Лепота...
   - Не без этого, - не стал спорить Тронс. - Перегибы бывали. Но такое у нас всегда осуждалось, беспредельщиков старались ставить на место. На юге, между прочим, средняя продолжительность жизни человека где-то около пятидесяти лет. А на севере тридцать пять.
   - Что же на севере за злыдни такие живут? - удивился Илья.
   - Там просто жизнь другая, - пожал плечами Тронс. - Земля не столь плодородна, зато есть полезные ископаемые, правда ультамита мало. Карьеры, каменоломни, кирпичные фабрики, драконофермы, разные мастерские. Юг кормит, север строит, производит и одевает. Из-за запрета на сложную человеческую технику используется сплошной ручной труд. Потогонки, проще говоря. Старики и больные северянам не нужны, из каждого человека там пытаются выжать максимум и выбросить. Там совсем другое отношение к человеку. Рабочие смены по пятнадцать часов не редкость, вот люди и мрут. Дошло до того, что южные кланы на Совете Крейса запретили продавать людей с юга на север, но Айлтад этот указ отменил. Как раз северу эта война наиболее выгодна - им требуется все больше и больше рабов...
  
   "Что-то в этом есть...", - пытался соображать Илья. "Если по каким-то причинам нельзя построить нормальный завод со станками и конвейером, то приходится задействовать кучу неквалифицированных рабочих на каждую операцию. Скажем, если сложный ткацкий станок, обслуживаемый одним-двумя операторами под запретом, то надо посадить кучу ткачих, чтобы наткать ткани. И огромное число портных, чтобы пошить из нее одежду. А ведь Крейс как-то одевает и снабжает целую армию. А еще телеги, упряжь, повозки, мешки, всякий инвентарь и инструменты...все, считай, делают вручную. Оружие и боеприпасы у неодов свои, магические, но все остальное... Нда...возможно там действительно адские потогонки. Блин, голова болит, ничего не соображаю..."
  
   - Тронс, скажи-ка мне лучше, а Леггид тоже южанин? - спросил, помолчав, парень.
   - Которого ты из кольца выпустил? - усмехнулся маг. - Не морщись командир, мы с Лимой давно догадались. Конечно южанин, из очень хорошей семьи. Ты тогда все верно сделал.
   "То-то они с Аей так легко договорились", - озадачено подумал защитник. "И вообще, многое становится понятным. Первый раз в бой против неодов Ая вступила, когда тетмаги перекачивали жизненную силу из людей в здании суда Альрова. Логично...они не только использовали запретную магию, но и были, судя по тетмагии, северянами. То есть врагами ее южного клана, на которых у Аи мог быть немалый "зуб". Понятно и почему Леггид тянул до последнего и не спешил сдать Аю с Добрячковым Айлтаду, выслав их из котла в тыл какой-нибудь виверной. Это передо мной можно было ломать комедию и несгибаемость показывать. А благородный южанин благородную южанку всегда поймет и прикроет, предательница она или нет. У них свои счеты... Добрячков, скорее всего в курсе, то-то они оба про свой плен не любят рассказывать. И наверняка на пару уже что-то мутят за моей спиной. Что-то политическое... Ладно, подумаю об этом завтра, когда приду в форму. Сейчас надо бой пережить".
  
   *****
  
   Предупрежденный по рации о появлении спецдружины Нальт, встретил танки Ильи лично, у самой кромки поля, на которое вывела лесная дорога.
   - Илья, ты! Очень рад видеть! - коротко обнял спрыгнувшего с танка офицера кронярл. Выглядел он не очень: в грязной форме, с темным от разводов гари и дыма лицом и посеревшей перевязкой на правом плече. - Помоги, а? На тебя вся надежда!
   - Тоже рад и все такое, Нальт. Говори кратко, что тебе надо!? - Сглотнув тягучую слюну, прямо спросил Илья, отбросив всякую вежливость. Ему было очень плохо и хотелось все закончить поскорее.
  
   - Видишь, село за полем у рощи горит, - показал рукой на зарево впереди Нальт. - Но взять мы его никак не можем. Очень сильная оборона. Тяжелая артиллерия где-то застряла. Танками пробовали атаковать - без толку, маги кастуют противотанковые плетения очень плотно, машины горят как спички. Людей целыми цепями выкашивают. У неодов там полный оркестр, только атмосферников не хватает: и звездочники и огненные маги, и еще какая-то зараза, с молниями...шагу не ступить, лупят льдом и пламенем. Бойцов положили сотни две за последний час, а толку нет. Аж зло берет! Не пойму, откуда у них столько энергии... наверное подкрепления подходят. Ярл, на тебя вся надежда! Укрой меня от их магии, как тогда, под Нельском. Одна совместная атака и...
  
   - Подожди, - прервал офицера Илья. - Ты с фланга обойти пробовал? Или с тыла зайти?
   - Конечно! Первым делом! Но там дорога на высокой насыпи, справа и слева от села, вон там, где за полем телеграфные столбы горят, - показал рукой Нальт. - Их неоды специально подожгли, для света. За дорогой лес. А в лесу тех неодов как собак... Выбираемся на дорогу и попадаем под огонь в упор. Нам их не видно, а мы у неода на насыпи как на ладони. Бьют и из Ядрово и из леса, сил для фланговой атаки никак не сконцентрируешь, через лес так просто не продерешься. Нет, если бы конунг дал бы мне еще сутки, я бы обошел магов еще дальше по дороге, подтянул артиллерию и тогда... Но у меня категорический приказ взять село до рассвета, десять танков, три дружины пехоты и ты, ярл. Вот такой вот расклад.
  
   - Хорошо, - помассировал ноющие от боли виски Илья. - Только я и мои маги тоже после боя на пределе, долго не выдержу. Поэтому давай все заканчивать быстро, в один бросок. Я сейчас со своими танками и людьми перережу дорогу справа от села. Неоды прикрытия на дороге - моя проблема, устраню. А ты собирай всех кого сможешь для лобовой атаки. Всю пехоту и все машины разом. Когда я буду готов - дам две зеленых ракеты, и начинаем одновременную атаку с фронта и фланга. Постараюсь помочь тебе прицельным танковым огнем против самых сильных магов. Даст Бог, сделаем.
   - Принято, - кивнул Нальт. - Спасибо Илья. Я у тебя еще за Нельск в долгу.
   - Пустое, - отмахнулся защитник, взбираясь на броню. - Начали, чего тянуть!
  
   Дальше было...привычно. "Хорошо, что я не потащил с собой всю дружину", - думал Илья. Нужно было держать всего лишь пять относительно небольших по площади щитов, укрывавших танки и дать повышенную меткость пяти пушкам и пулеметам, а так же автоматчикам на броне. Был бы он полон сил, задача не из самых трудных. Но сейчас приходилось терпеть и надеяться, что силенок хватит...
   Танки на полной скорости пролетели поле и въехали на насыпь, тут же оказавшись под перекрестным огнем магов из леса, как и говорил Нальт. Но теперь это было и к лучшему - ясно в кого стрелять, откуда в тебя лупят, туда и бей. В темноте магическая меткость давалась большей ценой, чем днем, но было терпимо... Илья сконцентрировался лишь на том, чтобы держать щиты под вражеским огнем и иногда переключать меткость на девяностопроцентную для танковых пушек и пулеметов. Этого хватило. Пять-семь минут боя на шоссе и поток заклинаний со стороны леса заметно ослаб, а получивший приказ Ромка выпустил вверх из ракетницы две зеленые ракеты, после чего "вепри" Вайсора двинулись к селу. Нальт не подвел, тут же начав фронтовую атаку, о чем засвидетельствовал шквальный огонь магов по невидимым в темноте наступающим цепям бойцов трех дружин. Зато сами огневые точки неодов были видны с дороги как на ладони. Танкисты в дружине знали, что им делать в этом случае - целиться буквально "по лаптю", туда, откуда кастуются самые мощные молнии и файерболы. А Илья добавлял снарядам меткости, доставляя их точно по адресу...
  
   Когда дружинники ворвались на околицу села, защитник уже вовсю "плыл". Голова болела страшно, опять мутило, снова появился противный металлический привкус во рту... "Ни хрена", - ругался сам про себя Илья. "В этот раз я в аут не уйду, не дождетесь, гады. Не уйду и все тут"! Все это время Лима пыталась его лечить. Скромная, боязливая девушка совершенно преобразилась - ее не волновал ни грохочущий стреляющий танк, которого она раньше так боялась, ни бушевавший вокруг бой, ничего. Закусив до крови губу, она продолжала окутывать сиянием своих ладошек защитника.
   И неоды побежали. Когда передовые бойцы Нальта и четыре оставшихся его танка ворвались в село, прорвав оборону по фронту, маги резко прекратили сопротивление. Они тоже хотели жить, а горящее, заваленное трупами неодов село было уже не удержать. Боевые заклинания отступающих магов сразу потеряли в мощности, теперь они лишь отстреливались, остатки энергии неоды направляли в щиты. Их никто не преследовал - не до того, люди тоже были на пределе сил. Выждав еще с десяток минут, окончательно ослабевший Илья попросил Ультамита полностью снять все щиты и меткость и дрожащими пальцами снял с себя танкистский шлем, остужая вспотевший лоб. Он тоже дошел до точки. Дальше пусть воюют без него...
   "А все-таки я выдержал", - промелькнуло в раскалывающейся от боли голове. "Несмотря ни на что, все же не ушел в аут. Ай, да я молодец. Все, Добрячков пусть как хочет, но дней пять отдыха и пошел он лесом со всеми своими приказами".
  
   - Мы их сделали ярл, - довольно сказал рядом Ромка, перезаряжая диск автомата на новый и внимательно смотря по сторонам. - Сделали. Село наше и...
   Бывший сосед по общаге вдруг замер на половине фразы, пристально смотря куда-то вверх и в сторону, и одним броском метнулся ближе к танковой башне, закрывая своим телом Илью. Потом икнул, как-то неестественно вздрогнул и начал оседать прямо на броню, схватившись руками за живот. А замерший на месте Илья увидел, как между пальцев Ромки торчит пробившая парня насквозь тонкая и длинная окровавленная ледышка.
   Стоявший у самого танка Тронс вдруг страшно выругался и зарядил здоровенной молнией прямо в окошко чердака расположенного поодаль уцелевшего дома. Трое дружинников неподалеку тоже открыли по чердаку огонь, но Илья, не обращая на них внимания, рванулся к другу.
   - Блин, все же достали, - просипел побелевшими губами Ромка. - Капец мне Илюха. Как чуял...Ладно...
   - Не мели ерунды! - У Ильи откуда и силы взялись. - Сейчас тебя вылечим, мы и не такие раны видели.
   - Ну-ну, - улыбнулся Ромка. - Все нормально, Илюх. Война, такое бывает. Тайшу мою не оставь, помоги ей.
  
   - Лима! Заорал из всех сил Илья. - Бери силу и лечи Рому!
   - Я не могу...нечем... Лима после боя выглядела хуже зомби из третьесортного ужастика... Рана очень плохая. У меня нет энергии! Совсем нет...
   - Бери мою силу!
   - Ярл, ты на грани! Это крайне опасно!
   - Плевать на меня! Лечи его!
   - Ты можешь умереть!
   - Не твое дело, неодка! Лечи Ромку! Это приказ, бери от меня всю силу, которую можешь!
   "Илья, я закрыл тебе энергию. Ты совсем плох и потерял контроль над собой", - голос вмешавшегося Ультамита был крайне обеспокоен.
   "Не смей"! - Заорал про себя Илья, придерживая Ромку за плечи. - "Не смей забирать силу, я должен его спасти! Должен, понимаешь! Если ты мне сейчас не дашь энергию, я...я отказываюсь иметь с тобой дело навсегда"!
  
   "Ладно", - вдруг покладисто отозвался в голове небесный покровитель. "Если ты постоянно стремишься себя убить, то сколько еще я смогу тебя удерживать? Спасти друга твое решение...и я его уважаю. У тебя сейчас есть замена. Если ты не выдержишь, мне будет жаль тебя, первый апостол. Точно дать энергию"?
   "Да"!
   "Бери".
   Илья вдруг почти физически ощутил, как огромный поток силы течет через него, такого чувства он раньше не испытывал. Ладошки Лимы ярко засияли, ледышка в животе Ромки мгновенно растаяла, а дальше...
   Мир перед глазами вдруг поблек как на выцветшей фотопленке, боль разом куда-то исчезла, а в лицо пахнуло ледяным холодом и темнотой. "Наконец-то я отмучался", - только и успел подумать Илья.
  
   Глава 18. После боя.
  
   Открывать глаза совершенно не хотелось. Там, в спасительной темноте, Илье было хорошо и уютно, словно заснувшему младенцу в люльке - ничего не болело, ни о чем не думалось и ничего не беспокоило. Но, к сожалению, выбора у него не было. Похожая на небытие дрема уходила прочь, прогоняемая усиливающимися неприятными ощущениями: болью, жаждой и холодом. Бывший студент до последнего пытался отключиться снова, забравшись обратно в спасительную черную нирвану, но у него не получалось. Усиливающаяся боль разгоняла дрему и безмыслие, заставляя его реагировать, по мере того, как постепенно возвращалось ощущение собственного тела. Вскоре цепляться за ускользающее "ничто" стало окончательно невозможно, и тогда Илья вынужденно приоткрыл веки.
   Представший перед глазами в неярком дрожащем свете белый потолок с лепниной по углам был ему знаком. Он, по всей видимости, лежит на диване в собственном кабинете в здании дружины - подсказала вернувшаяся вместе с болью память. Сделав усилие, парень чуть повернул головой вправо и влево, почувствовав, вдобавок к боли, приступ головокружения. "Ну да, все правильно... Он все же живой, стало быть, его вытащили из боя и привезли сюда. Только лучше бы там и оставили", - пронеслась малодушная мысль... Такого тяжелого отходняка после магического аута Илья еще не испытывал. "Сколько можно мучиться, в конце концов, раз за разом проверяя на собственной шкуре утверждение: жизнь - боль? Руки и ноги целы"? Попытка пошевелить конечностями частично удалась, вызвав новый приступ острой боли и невольно сорвавшийся с губ короткий стон. В его тело словно впились сотни иголок и, не выдержав, защитник застонал еще раз.
  
   - Господин Ярл? Слава небесам, вы пришли в себя! - раздался рядом взволнованный женский голос. Послышалась пара торопливых шагов, и вскоре над Ильей склонилось встревоженное лицо молодой женщины. Лицо выглядело знакомым, но потребовалось несколько секунд, чтобы понять, кто это - голова была словно набита ватой. "Лоя, жена Сашки Поталова" - с трудом всплыло откуда-то из глубин памяти.
   - Пить..., - простонал парень. - Холодно...
   - Сейчас, господин ярл, - поспешно отозвалась Лоя. - Сейчас все сделаю. Потерпите, пожалуйста, немного...
   Заботливые женские руки приподняли Илье голову и плечи, ловко подсунув к запекшимся губам стакан с теплым и горьким на вкус травяным взваром. Потом защитнику протерли лоб прохладным мокрым полотенцем, укрыли сверху еще одним толстым теплым одеялом вдобавок к имеющемуся, что помогло немного унять озноб. После этого Лоя напоила его еще раз, на этот раз теплым сладким чаем, после чего жить стало чуть-чуть полегче и боль слегка отпустила. Илья огляделся: судя по затемненному окну сейчас ночь, на уставленном микстурами и лекарствами столе горит керосиновая лампа, отбрасывая по углам длинные тени. В кабинете лишь он и Лоя.
  
   - Ромка жив? - помолчав, спросил Илья, собравшись с силами.
   - Жив, - кивнула помощница магички.
   - Как он?
   - Плохо, - тяжело вздохнула Лоя.
   - Совсем плохо? - просипел Илья.
   - Лучше чем тогда, когда вас привезли. С ним сидит Тайша, сестра сделает все, чтобы ее муж поправился. Не надо вам сейчас об этом думать, командир, не беспокойтесь, набирайтесь сил и выздоравливайте - постаралась улыбнуться девушка. - Давайте лучше я вам сделаю компресс на лоб, у вас температура. Может быть, вы хотите в туалет? Не стесняйтесь, я помогу с уткой, я сейчас лекарь, а не девушка. А потом вам надо принять сонный отвар для восстановления сил...
   - Вижу, ты быстро набираешь врачебный опыт, - слегка улыбнулся медсестре Илья. - Молодец, Лоя. Но все же позови мне сейчас Лиму. Или, лучше, Аю. Немного лечебной магии мне не помешало бы, и я хотел бы поговорить с замкомандира дружины...
   - Не могу, господин ярл, - лицо девушки разом помрачнело, а ее плечики поникли. - Госпожа Лима сейчас лежит без сознания в соседней комнате. Госпожу Аяну тоже лучше не беспокоить, она очень слаба. Мы с Тайшей вдвоем остались.
   - Это еще почему? Ну-ка рассказывай, что произошло? - слабым голосом приказал защитник.
  
   - Я не знаю точно... Вас привезли в Нельск из Ядрово еле живыми, - присела на стул рядом с диваном Лоя, начав свой рассказ. - Всех троих без сознания. Вас, господин ярл, госпожу Лиму и Рому. Вайсор предупредил хевдинга Добрячкова о случившемся, они с Аяной встречали санитарную машину вместе с дружинниками. Ваша жена, увидев, в каком вы состоянии, страшно ругалась, господин ярл. Она была просто в ярости, казалось, сейчас убьет кого-нибудь! Кричала на хевдинга, ругалась на Тронса, за то, что вас не уберег и почему-то на Ультамита, словно магический камень - живой человек. А потом успокоилась, взяла что-то из трав госпожи Лимы, из мешочка, припасенного для самых крайних случаев. Нам с этими травами целительница пока не давала работать, говорила, что ингредиенты очень сильные, для опытного целителя. Стоит лишь чуть-чуть отклониться от рецепта зелья, неправильно магически обработать, или не соблюсти дозу и больной может умереть. Сделала из них отвар, выпила сама, влила по несколько ложек в вас, и велела отнести вас троих в отдельную комнату, где стала лечить своей магией. После этого вам стало лучше, но госпожа Аяна выглядела очень плохо. Она заснула сразу же после лечения, и мы с Тайшей не решились ее будить. Ваша жена все еще спит, хотя прошли почти сутки... Но вы не беспокойтесь, - поспешно добавила девушка. - Ей уже лучше, лицо во сне немного порозовело и дыхание выровнялось. Так что не волнуйтесь, все будет хорошо, господин ярл.
  
   - Ясненько, - вздохнул Илья. Примерная картина произошедшего стала потихоньку складываться у него в голове. "Неод или неоды на чердаке дома явно стреляли в него, они специально выжидали, когда бой утихнет. Похоже, запустивший ледяную стрелу маг знал про щиты, и был готов пожертвовать жизнью, чтобы достать Илью, когда тот расслабится и снимет защиту. Ромка закрыл его собой, получив ледышку в живот, а он ушел в магический аут, пытаясь дать Лиме энергию, чтобы вылечить друга. Лима, видимо, отправилась в аут за ним следом, она сама была в тот момент на грани. Затем подарочек в виде трех еле живых тушек командира, его телохранителя и целительницы привезли Ае, которая как назло тоже недавно вышла из боя. Та, видимо, пошла на крайние меры и все же немного их подлечила. Пока все четверо живы, но буквально чудом... Чтобы я еще раз полез на рожон по просьбе Добрячкова?! Облезет товарищ подполковник со своими приказами..."
  
   "Правда, было и кое-что еще...", - вспомнил Илья несколько секунд перед самой потерей сознания. Ощущение огромного потока силы, живая энергия в его руках, что-то невидимое, но почти физически ощутимое. Ему это погрезилось или поток действительно был? Раньше он никогда физически не ощущал энергию Ультамита, которой распоряжался. Неоды ее чувствовали, но не он сам. Илья лишь командовал Ультамиту, куда поставить щиты, кому повысить вероятность попадания, какому магу дать, а у какого отобрать энергию. В этот же раз, незадолго до аута, он все сделал сам, без Ультамита. Ощутил энергию и вручил ее Лиме, сила которой, пусть и ненадолго, но возросла многократно. Это было или нет? Непонятно. Ладно, разберемся с этим потом, когда немного полегчает. Сейчас он слишком слаб и болен для экспериментов и разговоров с Ультамитом.
   - Ладно, Лоя. Попробуем разобраться, как пользоваться уткой, - поморщился Илья. - Похоже, мне без твоей помощи сейчас никак не справиться. Ты только отвернись, не смотри. И давай потом свой сонный отвар. Лечиться так лечиться.
  
   Следующее пробуждение пришлось на вечер следующего дня и оказалось более приятным. Боль несколько отступила, тошнота и головокружение исчезли - жить можно. На радостях Илья даже решил попробовать самостоятельно встать с дивана, но дрожащие ноги подвели в самый решительный момент и он, не удержавшись, грохнулся на пол, сильно ударившись плечом об стоящий рядом стул. Вбежавшая на шум и незлобивый мат Ильи в кабинет Лоя только всплеснула руками и стала поднимать шипящего от боли командира, помогая ему лечь обратно на ложе.
   - Что же вы ярл себя совсем не бережете? - С укоризной причитала девушка. - Куда вы так рветесь, точно дите малое, ни на минуту одного оставить нельзя? Я ненадолго в столовую отошла, проверить, готов ли бульон для раненых и на тебе...
   - Попытка побега не удалась, - пошутил Илья, снова откидываясь головой на пропотевшие подушки. - А раз так...ты что-то говорила про бульон? - Защитник вдруг понял, что он вдобавок ко всему еще и очень голоден. А это было совсем хорошо, - голод верный признак выздоровления.
  
   Когда Илья съел целую тарелку вкуснейшего, обалденно пахнущего мясом куриного бульона с мелко нарезанным яйцом, закусив его мягким белым хлебом с маслом и Лоя понесла поднос с посудой на кухню, дверь в кабинет отворилась и в нее вошел Добрячков, словно подполковник специально ожидал, когда защитник поужинает. В руке хевдинг держал сетку с апельсинами, а на его лице застыло озадаченное и даже смущенное выражение. Подполковник чувствовал себя явно не в своей тарелке.
   - Илья, я...вот, навестить тебя решил, - негромко сказал он, подходя к дивану. - Как ты сам?
   - Здравия желаю, товарищ подполковник, - не удержался от издевки в голосе Илья. - Вашими молитвами почти здоров. Спасибо за заботу, вы прямо как отец родной.
  
   - Не надо...вот этого вот. Пожалуйста, не надо... Ладно? - Добрячков сел на стул рядом и посмотрел Илье прямо в глаза. - Меня твоя жена и так чуть не убила, за тот приказ. Серьезно, был момент, когда я думал, что она меня без разговоров долбанет заклятьем насмерть и все дела. Особенно когда вас троих без сознания только привезли, - тяжело вздохнул подполковник. - Признаю, я перед тобой виноват. Ты и так в тот день сделал все что мог, посылать тебя в новый бой было моей ошибкой и глупостью. Причем ты мне об этом прямо сказал, но я не послушал. Больше такого не повториться, обещаю. И...я прошу у тебя прощенья Илья. - Голос Добрячкова был усталым и серьезным, а взглянув ему в лицо, Илья понял, что хевдингу последние дни дались нелегко. Лицо серое, мешки под глазами, глаза красные и воспаленные - сейчас он выглядел чуть ли не хуже, чем когда Илья выручил его из неодского плена.
   - Илюш, у меня много всего за плечами, - продолжил подполковник. - И дома и в этом мире. Товарищей терять мне раньше приходилось и приказы отдавать такие, что потом долго не мог ни спать, ни водку пить. Но когда после лечения тебя и Ромки надорвалась еще и Аяна, и я подумал, что из-за своей ошибки угробил всех своих друзей и могу остаться в этом мире совсем один, я... - взгляд Добрячкова скользнул к кобуре на поясе, - короче я такого не хочу, и больше такого никогда не допущу. Прости.
  
   Илья вдруг понял, что краска стыда почему-то заливает его щеки. Хотя он тут вроде бы и не при чем. Но он точно не хотел слышать дальнейших признаний, поэтому поспешил прервать монолог подполковника. Видеть всегда подтянутого и уверенного в себе командира в таком расклеившемся состоянии ему было почти физически неприятно.
  
   - Все нормально, Иван Сергеевич, - поспешно сказал защитник. - Не надо извиняться, никаких обид. Я же понимаю, это война. Все остались живы, значит Бог на нашей стороне. Просто вам надо было меня тогда послушать. Вам вообще надо больше меня слушать, а не только приказывать, если мы единомышленники и друзья. Как Ая и наш с ней ребенок?
   - Пришла в себя, но слабая как и ты. Злая на меня как сто чертей, шипит и кусается, словно кобра, - махнул рукой Добрячков. - Но как узнала что с тобой все не так плохо, немного успокоилась. С ребенком вроде бы тоже ничего не случилось. Ромке стало полегче и Лима очнулась. Все живы, ты прав...
   - Вот и хорошо. Закончим на этом. Просто обещайте, что больше таких категорических приказов без обсуждения со мной не будет. От моей смерти никто не выиграет, а я лучше других знаю пределы своих сил.
   - Обещаю, - кивнул подполковник. - Я и раньше это понимал. Просто понимаешь... ситуация была такая...кровь из носу требовалось взять Ядрово и все тут. Увлекся я, как писал Иосиф Виссарионович, голова закружилась от успехов, - слегка улыбнулся подполковник.
   - Оно хоть того стоило? - заинтересовался Илья. - Расскажите, как обстановка на фронте.
  
   - Еще как стоило, - у Добрячкова заблестели глаза. - Натворили мы делов, Илюха, магам еще долго икаться будет. Разгром у неодов полный, стабилизировать фронт им не удается до сих пор. Вся их группировка на том берегу Альги до самого Альрова в кольце. На запад вторая ударная продвинулась почти на семьдесят километров! Ты представляешь, на целых семьдесят километров, и это по результатам всего лишь трехдневных боев. Правда, пехота и артиллерия не успевают за танками, обозы отстали, а в полосе прорыва всяких неодских окруженцев по лесам болтается как теста в супе с галушками у хорошей хозяйки. Но у магов вообще организованный фронт рухнул, воюют разрозненные боевые группы то тут, то там. Нельск деблокирован, берега Альги свободны, к нам подтягиваются резервы от Роммта. Решительный успех! И во многом благодаря тебе. Если бы мы в первый же день не прорвали блокаду и одновременно не вскрыли неодскую оборону на западе на всю ее оперативно-тактическую глубину от Нельска до Ядрово, то хрен бы что получилось! Это как одновременный ножевой удар в живот и в горло!
  
   - То есть если бы мы не взяли в ту ночь Ядрово, то неоды бы удержались и наступлению конец?
   - Нет, конечно, - помотал головой Добрячков. - Не взяли бы мы Ядрово на первые сутки наступления, взяли бы на вторые. Или на третьи. Маги бы к тому времени слегка опомнились, приняли бы контрмеры. За одним взятым Ядрово, пришлось бы брать другое укрепленное село, затем третье, а там и фланговый контрудар от неодов бы подоспел, и фронт бы стабилизировался. Наступление бы удалось, а вот разгром неодов - нет. А так раз - и вся их прифронтовая полоса вскрыта за сутки, как разрезом скальпеля, а за ней вообще никого, только полицаи из "лояльных" и небольшие тыловые отряды оккупационной администрации в десяток-другой неодов. И в этот прорыв прямо по шоссе, которое начинается за Ядрово в тыл к неодам пошли танки и мотопехота на грузовиках, которых на динозаврах хрен догонишь. Понимаешь теперь, почему мне во что бы то не стало надо было взять село?
   - Понимаю, - сглотнул комок в горле Илья.
  
   - Но и это еще не все, - Добрячков взял один из принесенных апельсинов и начал его не спеша чистить. - Вчера неоды все же начали свое наступление на юге, за рекой Вемта. Я думал, что они его отменят из-за наших успехов и начнут перебрасывать войска на север, но нет. Похоже, их командование решило сыграть по крупному. Успехи на юге у магов ни чета нашим, но южный фронт они здорово потеснили и уверено наступают по направлению к Талгорску. Пока вклинились на двенадцать километров, идут тяжелые бои. Положение очень серьезное. У неодов там сконцентрированы пять из семи бергрупп и мобильные егеря - их элита. Лучшие маги Крейса.
   - Лучшие? Южане, поди? - нейтральным тоном поинтересовался Илья.
   Добрячков бросил на защитника цепкий заинтересованный взгляд.
   - Ты в курсе отношений кланов Севера и Юга Крейса? Ая просветила?
   - Нет. Нашлись другие источники, - сделал морду кирпичом Илья.
  
   - Хм... Понятно... Что же, неудивительно, надо было мне самому тебе раньше рассказать. Да, южане. Егерские части и наездники драконов преимущественно формируются из жителей юга, энергетический потенциал у южных магов сильнее. Поэтому для наступления на Талгорск Айлтад собрал лучшие южные части, а против нас сейчас в основном воюют северяне. Они как маги пожиже, да и с боевыми драконами хуже ладят. Вообще-то северяне бойцы неплохие и людям враги идейные, врать не буду. Но южане - боевая элита. Может еще и поэтому нам пока здесь все удается. Держи, заправься витаминчиками, - подал очищенный апельсин Илье подполковник. - Кстати мне Тольм намекнул - есть информация из спецотдела, что наш старый знакомый Леггид тоже на юге за Вемтой воюет. Его сначала лишили наград и титула, пропесочили как следует за потерю важных пленных, а потом неожиданно повысили со стармага до коммага и назначили командиром бергруппы, отправив искупать вину на юг. Дескать - добьёшься успеха в наступлении, все вернем назад сторицей, провалишь - пойдешь под трибунал. Потому что кадр опытный... Такие вот повороты судьбы.
  
   - Значит, мы наступаем здесь, а они там, - прожевав дольку апельсина, задумчиво сказал Илья. - Интересный расклад.
   - Ага. Теперь у нас с неодами соцсоревнование получается, кто кого быстрее закопает, - улыбнулся Добрячков. - Карту помнишь? Смотри Илья, между севером Империи, где наступаем мы и степным югом Империи где наступают неоды, от Вемты до самой границы с Крейсом простирается так называемое Залесье. Протяженные болота, частые мелкие озера, леса, дорог мало. Воевать там трудно и нам и неодам - не развернешься. Нам сейчас по прямой до границы Крейса осталось чуть меньше трехсот километров. Наступаем по направлению на приграничный Талич. А затем пересекаем госграницу и наносим удар на юго-запад, с целью завладеть крупнейшим клановым центром Крейса под названием Айкарген. От Талича до Айкаргена еще километров семьдесят. Если успеем сделать это прежде, чем неоды возьмут Талгорск и отрежут нас от имперского юга, то мы в дамках. Вся южная группировка магов повиснет в воздухе, а мы развяжем себе руки. А если мы облажаемся и не сможем выйти к границе, а неоды за это время возьмут Талгорск, то повиснем в воздухе уже мы, нас отрежут от южных ресурсов и промышленности за хребтом. Пока мы по очкам ведем. В Ставке переименовали резервную армию Роммта в северную армию и отдали приказ: второй ударной и северной армии решительно наступать, а южному фронту стоять насмерть, но не пропустить магов к Талгорску. Вот такие дела. Ладно, отдыхай пока, спи, восстанавливай силы. Я и так тебя, поди утомил. Мне в штаб пора, на вечернее совещание у Тольма. Он тебе, кстати, привет передавал и большое спасибо.
  
   Когда дверь за подполковником закрылась, Илья не стал следовать его совету и спешить засыпать. Полежал немного, отметив, что сил после ужина слегка прибавилось, а потом снова попытался вернуть то ощущение, которое у него было в Ядрово. Он же чувствовал нисходящую на него извне энергию, точно чувствовал. Но как? Защитник плотно закрыл глаза, расслабился, прислушиваясь к своим ощущениям и вдруг понял, что что-то такое есть. Еле ощутимое, почти неосязаемое, но присутствующее как свет. Только видел он его не глазами, а всем своим телом.
   "А ну-ка, что если..."
   Илья открыл глаза, осторожно вытянул руку по направлению к лежащему на столе апельсину и прошептал про себя "щит на объект поставить". И почувствовал, как часть энергии отделилась от него, а фрукт словно бы слегка замерцал.
   "А теперь огонь...нет, лучше лезвие, еще сгорю в постели нафиг. Хочу его проколоть. Ярл из всех сил сосредоточился, мысленно представляя, как энергия стекает с его руки, формируя знакомый синеватый клинок, и бьет апельсин, пронзая ее насквозь.
   Сработало, как ни странно, сразу же. Тонкий как иголка синий луч устремился из развернутой ладони, упершись в желтый бок апельсина и стек по выставленному щиту, а парень почувствовал знакомый укол отката. Все же он был еще очень слаб.
   "Привет первый апостол", - неожиданно раздавшийся в голове голос Ультамита был серьезен, но Илье все же послышалась в нем скрытая ирония. "Рад, что ты выжил, мои поздравления. Еле пришел в себя и уже развлекаешься магией"?
   "И я тоже рад тебя слышать", - отозвался Илья. "Можно и так сказать. Что со мной случилось, не подскажешь"?
   "Подскажу. Похоже, ты становишься магом как неод, тебе стала доступна моя энергия. При случае посмотрись в зеркало - мне интересно, у тебя глаза случайно не позеленели"?
  
  
  
  
   Глава 19. Новые проблемы.
  
   Выздоравливал Илья в этот раз долго и неприятно. Раньше было легче - обычно после лечения он на вторые, в крайнем случае, на третьи сутки приходил в относительную норму. В этот же раз со здоровьем и с восстановлением магического дара никак не ладилось, как уже случалось однажды после отражения налета стратегических драконов на элеватор. Сейчас все оказалось еще хуже. На следующий день вроде бы и ничего не болело, а слабость никак не проходила, хотя пошли уже четвертые сутки после аута. Встать с кровати силы есть, но все равно - он пока не боец, а инвалид. Руки дрожат, ноги тоже. Все время тянет в сон. До туалета дошел и уже вспотел, пульс такой, словно пробежал стометровку. Поставил небольшой щит диаметром в пару метров - сразу в висках плющит откатом. Зелья помогают так себе...может быть потому, что обе магички сами ни рыба, ни мясо, такие же полуинвалидки после отката, лежат, как и он, по койкам. Все снадобья готовят Лоя с Тайшей по прописям Лимы. Красота... В общем можно резюмировать: дружина не функциональна и воевать в разгар наступления как часть спецназначения не может. Ультамит был прав: он изношен и как от этого факта не бегай, а надо принимать реальность как есть. И даже новые способности Илью не особо радовали.
  
   Самое обидное, что толку с них пока оказалось откровенно мало. Поначалу Илья обрадовался новому дару, но реальность оказалась не столь радужной. Да, теперь он чувствовал энергию Ультамита. И даже мог ей управлять сам, словно собственным телом, не отдавая мысленных команд своему покровителю. Также в результате экспериментов, которые ставил Илья, валяясь в постели и, пользуясь свободным временем, подолгу разговаривая с разумным кристаллом, выяснился еще один бонус: Ультамит теперь был не в силах отобрать у защитника собственную энергию и отключить парня от потока магии надолго. Энергия после отключения ее хозяином послушно пропадала, но стоило Илье как следует сосредоточиться, как он тут же легко находил поток и снова забирал силу себе, словно радист, нашедший пропавшую передачу на другой частоте.
   Ультамит этому факту удивился и, как показалось Илье, был даже слегка раздосадован тем, что его монополию на энергию кто-то смог обойти, пусть даже и собственный первый апостол. Маги - неоды такого сделать не могли, и подобного эффекта разумный кристалл явно не ждал.
  
   "А о чем ты вообще думал, когда дал мне в Ядрово полную силу"? - откровенно спросил Ультамита Илья волновавший его вопрос, когда они в который раз обсуждали его новые способности. "В жизни не поверю, что ты просто так готов был меня списать со счетов. Пусть Ая носит твоего внука и мне теперь есть замена - все равно не верю. И в то, что ты хотел спасти моего друга, тоже не верю. Я, конечно, не геолог, и в психологии разумных кристаллов мало понимаю, но как-то это на тебя не похоже. Ты кристалл практичный и не сентиментальный. Холодный, так сказать".
  
   "Тебе честно ответить"? - после долгого молчания отозвался Ультамит, когда защитник уже думал, что ответа не последует. "Уверен, что хочешь все знать"?
   "Уверен. Более того, обещаю честность в обмен на честность. В другой раз я предельно честно отвечу тебе на твой вопрос. Раз уж я твой первый апостол, между нами должно быть взаимопонимание", - подпустил в свой мысленный голос побольше искренности Илья. "Мы же считай родственнички. Если ты считаешь моего сына своим внуком, то ты мне сводный тесть получаешься, так? Или папаша? Говори все как есть".
  
   "Хорошо", - казалось, Ультамит сейчас горько вздохнет. "Слушай, раз тебе это так важно. Действительно, мне нет дела до твоего Ромки. Я дорожу только тремя людьми - тобой, Аей и моим внуком. И в Ядрово я не хотел тебя убить. Наоборот, я хотел тебя окончательно исцелить".
   "Что-о, бл...блин"?!
  
   "Слушай и не перебивай. Моя энергия может на тебя по-разному действовать, Илья. С одной стороны она дает через тебя мою силу неодам и выполняет мои команды. С другой стороны - она изнашивает и убивает твой организм. С третьей стороны - она же тебя и лечит через лечебную магию неодов. Тут все неоднозначно... Сначала я думал, что прогноз исключительно негативный. Ты скоро износишься и погибнешь, поэтому я старался тебя беречь. Но ты оказался живучей, чем я думал. А потом я заметил, что ты стал потихоньку сродняться с моей силой. Особенно это проявлялось в критические моменты боя, когда ты был на волосок от перенапряжения и потери сознания. В эти моменты ты, сам того не замечая, иногда ставил щиты на людей и танки без моей помощи, а моя энергия менялась по твоему приказу, принимая новые формы, хотя ты ее не чувствовал и не осознавал.
  
   И тогда я подумал... а может быть надо не прятать тебя от потока, а наоборот, дать однажды полную силу? Знаешь, как это у вас людей бывает - если кто вывихнул руку, то она будет болеть и пухнуть, пока врач правильным образом не вставит сустав на место. Или как еще говорят - если хочешь научить человека плавать, то кинь его в глубокую воду. Вот так и с тобой: если дать тебе полноту силы резким рывком в определенный момент, то моя энергия окончательно синхронизируется с твоим организмом и все встанет на свои места. Она перестанет тебя изнашивать, и ты не будешь страдать от откатов, а получишь мою силу в свои руки напрямую и без побочных эффектов. А ведь это пойдет на пользу быстрейшему решению моей проблемы. Конечно, риск погибнуть для тебя был, и я до последнего не был готов пойти на это. Но откаты тебя и так добивают, а конца этой войне пока не предвидится. Кроме того ты очень хотел спасти друга, и если бы я тебе отказал в энергии, ты мог бы меня потом возненавидеть, считая виновным в гибели Ромки. В общем, момент был подходящий и я решился... Правда, все пошло почему-то не так, как я думал. Синхронизация с моей энергией у тебя произошла, но какая-то кривая и неполная...
  
   "Ясно...", - ошарашено ответил Илья, раздумывая над сказанным. "Спасибо, за подарочек, удружил синий... Сказать раньше не мог, что есть такая опция, прежде чем делать из меня лабораторную крысу"?
   "А смысл? Я толком не знал, что из этого выйдет. Заметь - ты сам просил дать тебе энергию во что бы то ни стало, ругался, говорил, что если я откажу, ты перестанешь иметь со мной дело. Я лишь выполнил твою собственную просьбу", - парировал Ультамит.
  
   "Гад ты все-таки...", - мысленно ответил Илья, хотя особой злости на Ультамита не чувствовал, по своему тот был прав. "Я ощущаю твою энергию, но мне по-прежнему хреново. Заклятья даются лишь самые простейшие. Свечку точно могу зажечь, может быть костер запалить фаерболом, надо пробовать. Или проткнуть кого призрачным лезвием. Толку от того"?
   "Так ты все же не неод, а человек", - пояснил Ультамит. "Плетений не знаешь, со сложной формой заклятий работать не умеешь и не факт что сумеешь. Аур ты не видишь, с тонкими планами не взаимодействуешь. Твой предел - поставить щит, молнию пустить, лезвие или огонь. Проще говоря, придать простейшую физическую форму для моей энергии, не более того. Илья, к сожалению, у меня задуманное до конца не вышло, понимаешь? "Сустав" не встал на место, энергия по-прежнему тебя изнашивает и убивает, хотя ты, наверное, сумеешь прийти в норму. На некоторое время тебя еще хватит. Больше я экспериментировать подобным образом не стану, я и так тебя чуть не потерял".
  
   "Ты думаешь, окончательно синхронизировать меня с твой силой невозможно"?
   "Думаю, что возможно. Но сам я не справлюсь. Мне для этого нужен очень опытный маг. Тот, кто разбирается в теории энергетических потоков и их воздействии на организм досконально. Специалист высшего класса, не Ая и не Лима. С моей силой и его знаниями можно попробовать довести дело до конца. Ты сможешь такого найти"?
   "Возможно", - задумчиво ответил Илья. "Надо бы Аю порасспросить аккуратно, кое-какие соображения у меня есть. Но ты ей пока о моих способностях не говори".
   "Как скажешь. Поработай над этим апостол", - серьезно произнес голос Ультамита в голове. "Как следует поработай. Это в наших общих интересах".
  
   В середине второй недели Нельской операции дружина получила приказ передислоцироваться на запад. К этому времени наступление северной и второй ударной армий все еще продолжалось, правда, каждый день теряя в темпах. Однако успехи впечатляли - имперцам удалось продвинуться на сто семьдесят километров от Нельска, широко вклинившись в занятую неодами территорию и отбив у магов несколько небольших городов. До Талича и границы оставалось меньше двухсот километров. Однако, наступать вперед становилось все сложнее и сложнее. Маги все же смогли как-то восстановить фронт и, хотя и откатывались назад, но уже оказывая существенное сопротивление. Первоначальные успехи, когда имперцы без боя занимали один населенный пункт за другим остались в прошлом. Отставала пехота и снабжение, танки и автомобили ломались и выходили из строя, не хватало горючего и запчастей. Авиация не всегда успевала справляться с прикрытием и налеты виверн на наступающие по прифронтовым дорогам войска делали свое дело, внося хаос и сумятицу. Настоящей проблемой оказался котел за Альгой - окруженные там неоды, даже оказавшись далеко отрезанными от своих войск, не сложили оружие. Получился пат: выделить достаточных сил на быструю ликвидацию котла Ставка не могла - все резервы съедало наступление на севере и отчаянная оборона на юге, но и снять державшие окружение четыре дивизии и отправить их на фронт тоже не получалось. Между тем маги на юге достигли определенных успехов, вынуждая войска южного фронта пятиться по степи назад, к Талгорску и с каждым днем их напор усиливался. Конец весны и лето обещали стать жаркими во всех смыслах.
   Из-за значительного продвижения войск управлять наступлением армий из ставшего тыловым городом Нельска становилось неудобно. Штаб армии вместе с особой дружиной Тольм решил переместить гораздо западнее, к станции и небольшому одноименному городку Сумовск, недалеко от передовой. Благо, железную дорогу от Нельска до Сумовска только что восстановили саперы. Илье с его дружиной Добрячков расщедрился на целый бронепоезд, разбитый неодами при прорыве обороны Нальтом и восстановленный за прошедшую неделю в Нельском депо. Состав починили, добавив к нему обычных вагонов для перевозки людей и техники. Руководить посадкой бойцов и погрузкой имущества ярл решил лично, снова приняв командование в дружине у Рейсода - здоровье защитника потихоньку восстанавливалось и силы возвращались, хотя до нормы было еще далеко. Узнав об этом решении, болеть отказалась и Ая, заявив, что без нее Илья теперь никуда. А следом за замкомандира с постели встала и Лима, сказав, что раз дружина идет в бой, то и она как начмед должна быть в строю.
   - Ну и видок у вас, девочки, - только и покачал головой Илья, когда они, наконец, втроем собрались в его кабинете.
   - Бледно выглядите... Худые, осунувшиеся, в чем душа держится... Вас бы обнять и плакать, а не работой грузить... Никакой особой нужды в вас сейчас нет, отдохните еще пару-тройку дней, я справлюсь с переездом сам, - решительно махнул рукой ярл. - Идите, выспитесь перед дорогой. Вайсор завтра вас доставит в поезд, я об этом распоряжусь. Вы мне целыми и здоровыми нужны. Ая, особенно это тебя касается - побереги ребенка.
   - Ты сам себя в зеркале давно видел, Илюша? - пожала плечиками жена. - Выглядишь, как будто вчера из склепа вылез, а туда же - сразу раскомандовался. Лима, дорогая, завари-ка нам с тобой чайку с корнем телля для бодрости. Выпьем, подлечим слегка на пару командира и вместе все обсудим. Больше я тебя одного не отпущу, Илья. Даже по приказу хевдинга, - глаза Аи злобно блеснули искорками вертикальных зрачков.
   - Мой долг следить за здоровьем вас, господин ярл, госпожи Иль-Тентами и ее ребенка, - церемонно произнесла в свою очередь Лима. - И помогать всей дружине. Не обращайте внимания, я уже в порядке, готова приступить к своим обязанностям.
  
   Илья лишь вздохнул. Ему стало понятно, что вопрос на самом деле решенный. Ая уперлась. Кроме того, она явно за его спиной переговорила о чем-то с Лимой и достигла с ней взаимопонимания - обе магички, ведьма и целительница, сидели как подружки-заговорщицы, обмениваясь короткими понимающими взглядами. Раньше Ая старалась Лиму от Ильи по возможности отдалить, но теперь в лесу что-то сдохло. Знать бы что... А вот на подполковника ведьма, похоже, разозлилась не на шутку. Так и живем... Утешает одно - по заверениям Ультамита, который беседовал с Аей, ребенок не пострадал, несмотря на то, что ведьма заставила их покровителя дать ей полноту энергии, чтобы вытащить из комы Илью и Лиму. "Мой внучок растет", - чуть ли не с гордостью говорил кристалл. "Представляешь, абсолютная синхронизация плода и моей энергии, никакого негативного влияния от избытка силы нет. Наоборот, он впитывает ее как кислород из крови матери".
   - Ну, раз вы обе считаете, что здоровы, то приступайте, - кивнул Илья. - Завтра утром отъезд. Заваривай свои травы, Лима, я присоединюсь к чаепитию. Обсудим, что нам надо успеть сделать.
  
   Путешествие до Сумовска не заняло много времени. Погрузили танки Вайсора на платформы, посадили личный состав в теплушки и в путь - долгие проводы, лишние слезы. Илье, когда поезд тронулся и мимо окон штабного вагона поплыли знакомые городские пейзажи, слегка взгрустнулось: за зиму он успел привыкнуть к Нельску и даже немного полюбить этот суровый город. Все же здесь он женился, здесь дрался с магами на улицах и проспектах, здесь стал ярлом и командиром дружины. Как шутил когда-то лежащий сейчас в соседнем вагоне Ромка: запомни Илюха, в Нельске еще назовут улицы нашими именами. А что там будет впереди - кто его знает. Война...
  
   Встречного движения поездов по путям почти не было, лишь однажды мимо них проехал паровоз, тянущий несколько санитарных вагонов. Западная железная дорога пока использовалась вполсилы. Но это пока. Вот-вот саперы должны были экстренно восстановить взорванный железнодорожный мост через Альгу, и тогда можно будет наладить прямую железнодорожную ветку снабжения северного фронта прямо от Алмии. Насколько Илья знал, Добрячков на нее очень рассчитывал, надеясь, что это придаст новых сил наступлению, минимизировав задержки от весенней распутицы. Впрочем, погода в последнее время стояла достаточно теплая и снег интенсивно таял, а дождей не было. Глядишь, дороги тоже скоро просохнут.
   Вскоре проехали сильно пострадавшее от взрывов Клодино, затем еще целых восемь часов бронепоезд, медленно как улитка и принимая все меры предосторожности, полз через поля и перелески. Проехали также парочку небольших городов. Сильных разрушений в них Илья не увидел - брали сходу, без боя. И это хорошо. Не придется все с ноля отстраивать, как в послевоенном Ржеве.
  
   В Сумовск состав прибыл уже под вечер. Илью с Аей на выходе из вагона встречал лично Добрячков, подъехавший с кортежем из двух автомобилей прямо к перрону.
   - Приветствую боевую семью Иль-Тентами, - широко улыбался подполковник. - Как доехали, молодожены?
   - Нормально, - улыбнулся в ответ Илья. - Рад встрече!
   - Ярл Аяна Иль-Тентами приветствует господина хевдинга, - произнесла ведьма уставную фразу таким ледяным тоном, что Добрячков слегка поморщился. По дороге Илья успел переговорить с ней про подполковника наедине и понял, что дело серьезно.
  
   - Что значит, его можно понять? - отвечала ведьма, когда Илья попытался выступить миротворцем. - Илья, Добрячков это опытный лидер с большим квеллем. Наш вожак, если угодно. Я ему присягнула и ты по большому счету тоже. У нас есть долг перед вожаком нашей стаи, но и у вожака есть обязательства перед своей стаей. Если он их нарушает, то кто он после этого? И нужен ли он стае?
   - А он их нарушил? - вскинул голову Илья.
   - Конечно. Он что, не знал, как много для меня ты значишь!? Особенно после того как я стала твоей женой и ты принял фамилию Тентами? Он не в курсе наших планов!? Однако же он бросил тебя в бой, несмотря на твое предупреждение, что ты не в состоянии драться. И то - оставить меня в Нельске был твой приказ, не его. Он рискнул всеми нами: мной, тобой, Лимой, Тронсом, твоим Ромкой - без смысла и цели, из-за какой-то деревни и это плохо кончилось. Это значит, что он либо плохой вожак, который не умеет оценивать риски, либо он не ценит свою стаю, либо он настолько увлекающийся, что готов ради сиюминутной цели погубить всех. Это - плохая новость для меня, неожиданная.
   - Но та деревня была крайне важна стратегически. В этот все дело!
  
   - Нет. Илья, он хевдинг. Он, а не Тольм, по-настоящему управляет второй ударной. Он мог найти другое решение проблемы, не посылая членов своей стаи в самоубийственную атаку. Но Добрячков выбрал самый простой вариант - бросить в бой нас, наплевав, что мы уже измучены. Или он нас держит за простых бойцов? За расходный материал, а не за своих близких соратников? За "шестерок", как говорите вы с Ромкой? Если так, то я ошиблась и принесла клятву не тому лидеру.
   - Ая, я тоже давно не в восторге от Добрячкова, - помолчав, сказал Илья, глядя в вагонное окно, где мелькали чахлые березки. - Был когда-то...но теперь у меня к нему есть свои счета и свои вопросы. Но он такой человек, какой есть - военный до мозга костей и карьерист. Но слово он держит и опереться на него можно...с оговорками. А если мы не будем держаться друг друга, то нам конец. И еще: конкретно в случае с Ядрово я его хотя и не оправдываю, но понимаю. Сам такой же, наверное, это у нашего народа в генах... - Илья сглотнул тягучий комок в горле и все же продолжил. - Не знаю, рассказывал тебе Ультамит или нет, но у меня когда-то тоже был выбор: или немедленно спасать вас из плена, или спасать армию и Нельск, атакуя Клодино. Я выбрал спасать армию и лишь потом занялся вами, хотя риск для вас был немаленький. Ровно то же сделал и подполковник. Мы для него дороги, очень. Но ему надо было спасать наступление, поэтому он рискнул нами. На его месте я мог бы поступить так же.
  
   Ая мягко положила свою теплую ладошку Илье на плечо, а когда он обернулся к ней, внимательно посмотрела парню в глаза, а потом кивнула в такт каким-то своим мыслям.
   - Может и так. Но ты не на его месте. Он старый опытный вожак, а ты, извини, по сравнению с ним еще щенок, Илюша. С тебя и спрос немного другой. Из тебя может вырасти отличный лидер, я это вижу, не обижайся. Я уж постараюсь, чтобы вырос. Плен я тебя простила, ты доказал что полностью предан нашей маленькой стае или, если угодно, роду Тентами. А хевдингу я теперь полностью доверять не могу... Мне это не нравится, но это так.
  
   - Отдохните пока, располагайтесь не спеша - продолжал разговор в машине Добрячков, пока они петляли по узким улочкам Сумовска, выбираясь на окраину. - Я сам подобрал место расположения для дружины, сейчас вам его покажу. Небольшой особняк с несколькими домиками для прислуги и хозпостройками на окраине, есть где развернуть хозяйство. - Разговаривая, подполковник автоматическим жестом достал было портсигар, но, покосившись на мрачную Аю, закурить не решился, убрав его обратно в карман. - Хозяин бежал, неоды и местные крестьяне пограбили немного, но в целом терпимо - жить можно. Тесновато, конечно, по сравнению с Нельском, но не на голой земле спать. Приходите в себя, в бой дружина пойдет позже. В этот раз попроще должно быть - войск хватает, у нас преимущество, разве что где-то придется поддержать атакующих щитами или огнем из второй линии. Хотя... хрен знает как все повернется после отъезда Тольма.
  
   - Командующий куда-то уезжает? Опять в Ставку? - Не сдержал любопытства Илья.
   Подполковник покосился на ведущего машину тана с нашивками спецотдела, но, видимо, решил, что при нем можно говорить.
   - Да. Специальное совещание командующих армиями и фронтами. Меня оставляют за главного здесь, чтобы держать руку на пульсе наступления, так что Тольм летит один. Кажется, у нас на носу большие неприятности.
   - Проблемы с южным фронтом? - Догадался Илья.
   - Если бы... Ты удивишься, но в этот раз дело вообще не в неодах. Нам всем грозит интервенция. Что самое смешное, Крейсу тоже.
   - Как? - в этот раз не сдержалась молчавшая всю дорогу Ая. - Откуда?
  
   - Из Иллирии с Нолвеей, - мрачно ответил подполковник. - Вообще-то это секретные сведения, но ладно. Скоро о них и так будут знать все. Крупнейшие государства Иллирии и Нолвеи объединились в союз. Сейчас идет подготовка к посадке войск союза на корабли, в Нолвее и Иллирии объявлена частичная мобилизация, интенсивно готовится к походу в открытый океан их объединенный флот. Торговый флот союза тоже мобилизован для военных нужд.
   - Цель похода Крейс? Они откроют против магов второй фронт, как союзники на Земле? - Волнуясь, подался вперед на сиденье Илья.
  
   - А хрен его знает, - зло ответил Добрячков. - У империи Вильм всю ее историю были очень сложные отношения не только с Крейсом, но и с другими государствами. Неделю назад Валтор отправил государствам Нолвейско-Илирийского союза официальную ноту с просьбой объяснить свои приготовления. В ответ тишина. Просто тишина, как будто ничего не происходит. Ясно одно - они хотят вмешаться в войну. Понятно почему, - допустить победы одной из сторон иллирийцам с нолвейцами нельзя - и Крейс и Империя в случае своей победы подомнут под себя всю Ноданию и станут единственным гегемоном на планете. Нодания - крупнейший, богатый ресурсами и самый промышленно развитый континент. Момент самый удачный - мы с неодами вцепились друг другу в глотки, и сил на прикрытие побережья просто нет. Весь южный Крейс голый - неоды мобилизовали и перебросили на фронт лучших магов. Наше побережье и порт Интен - также беззащитны и по той же причине - высаживайся, где хочешь, пляжей на юге полно. С флотом Империи как я понял все не очень весело, до его полноценного строительства руки у Валтора не дошли - нельзя . Так что...
  
   - Бред...они же люди. Не могут же люди сговориться с Айлтадом и пойти воевать против людей..., - ошарашено произнес Илья.
   - Ты думаешь? - Осклабился Добрячков. - Говорил я тебе, Илья, учись быстрее читать и учи местную историю и политэкономию. Хотя бы основы. В Иллирии и Нолвее есть и маги. Мало, но есть. Кроме того Империю не все любят из-за грязных торговых дел, и по идеологическим причинам. Местные считают, что ей правят потомки пришельцев. Речь, видимо, идет о викингах - слишком много аналогий напрашивается, хотя этим вопросом мне заниматься было толком некогда. Причем пришельцы эти оставили о себе не везде добрую память... Когда Империя стала проигрывать Крейсу, Валтор запросил у Иллирии с Нолвеей помощи против магов, но ничем кроме отправки добровольцев ему не помогли. Если точнее - запросили за военную помощь настолько неприемлемую цену, что даже стоящая на грани поражения Империя не захотела ее платить. А вот теперь союзнички созрели для вмешательства. Я не утверждаю, что они будут играть на подхвате у магов - Великий Крейс им так же не нужен, как и Великая Империя. Но, боюсь, нам всем скоро будет весело. Континентальная война перерастает в мировую.
  
   Глава 20. Сумовск.
  
   Оставшись командовать армией после отлета Тольма Добрячков, к удивлению многих офицеров не стал спешить с дальнейшим наступлением. Наоборот он его неожиданно приостановил, приказав всему Северному фронту готовить временные оборонительные позиции. С учетом прежней установки на решительное наступление этот приказ вызвал повсеместное недоумение и вопросы, но Ставка приказ и полномочия Добрячкова подтвердила. А вскоре из Алмии прилетела неожиданная новость - появление командующего откладывается, Тольм приболел - сильно простыл и теперь выздоравливает в столице.
   Узнав об этом от подполковника, Илья удивился и прямо спросил, почему бы командующему не прилететь к ним. В дружине Ая с Лимой поставят его на ноги гораздо быстрее столичных врачей. Он после аута оправился, энергия есть, опыта лечения больных и раненых у магичек - хоть отбавляй. Но подполковник только загадочно пожимал плечами:
   - Так надо, студент. Не бери в голову. У Тольма есть дела в столице, в том числе наши общие. Ему сейчас требуется поболеть, а мне нужно время и полностью развязанные руки. Не трепись об этом.
   - Как скажете, товарищ подполковник, - не стал лезть не в свое дело защитник. - Но почему мы остановились? Вроде бы команда была рваться вперед из всех сил. А тут затишье... Передовая в двенадцати километрах, а не слышно ничего. Иногда артиллерия постреляет и все.
   - Сейчас рваться вперед все равно, что подстегивать загнанную лошадь. К тому же возможная интервенция меняет планы. Нужна передышка. Подожди, студент. У меня впервые есть время подготовить нормальное наступление как я хочу, и есть необходимые для этого ресурсы, а не дефицит всего и вся.
  
   Потом так потом. Пока Илье и так было чем заняться. Хозяйство, обучение личного состава, автопарк - дружине выделили десяток новеньких грузовиков, два гусеничных тягача и двенадцать мотоциклов с коляской и креплением под пулемет. Техника пришла в дружину с первого же железнодорожного эшелона, пущенного по восстановленному мосту через Альгу, чему ярл был несказанно рад. Поезда теперь ходили часто - армия активно насыщалась техникой. Были и другие заботы... Покинув город, дружина оказалась в выделенном ей поместье можно сказать на лоне природы. Причем неподалеку от особняка располагалось несколько крупных деревень с местными жителями, которых война затронула не так уж сильно. И это сразу принесло свои плоды... Уже на третьи сутки пребывания в Сумовске Вайсор и Тронс вечером наткнулись за каким-то сараем на троих бойцов, распивающих втихую выменянный у местных крестьян самогон. Причем один из бойцов был землянином. Илью об этом предупредил лично Тронс, поймавший ярла у его комнаты в особняке на пару слов.
  
   - Представляешь, командир, эти стервецы предложили нам с ними выпить на халяву и не придавать делу хода, - возмущенно докладывал маг. - Как хочешь, а дисциплина в дружине расплелась как старое заклятье, ярл. Разболтались разгильдяи! Пора плетения закрутить, да покруче! Людей распускать нельзя, с ними строже надо.
   - И вы отказались? - Илья явно чувствовал тонкий винный дух, исходящий от мага. - В смысле, пить на халяву?
   - Конечно! - Удивился маг. - Зачем нам самогон, когда в особняке для господ офицеров есть винный погреб? Мы культурно гуляли с господином таном по улице после ужина, говорили о танках и способах их защиты от бронебойной магии. А тут такое непотребство...
   Илья хотел было заметить, что Тронс сам васт, а не офицер, но прикусил язык. По большому счету, единственному полноценному боевому магу в дружине давно было пора давать тана. Да и прав он - бойцы поступили нагло. Если попались - отвечайте, тем более что Вайсор офицер самый настоящий.
  
   - Ае надо было доложить, - буркнул Илья. - Она замкомдружины, пусть примет меры.
   - Это я и предложил первым делом, - ухмыльнулся маг. - Прогуляться вместе к Ае для принятия воспитательных мер. Тут-то их и проняло как следует, до печенок. Глаза круглые как серебряные марки, всю наглость как рукой сняло. Сразу робкие и вежливые стали, словно воспитанные девочки... Не надо говорят, ведьмы, она нас мехом внутрь вывернет. Чуть не на колени встали... Готовы, говорят, нести заслуженное наказание, но пусть его наложит Илья как командир. Защитник добрый.
   - Добрый говоришь? - Задумался Илья. Спускать с рук такое нельзя, официальный ход делу давать не хотелось, обращаться сейчас к Ае - тоже. Получалось, он сбрасывает с себя ответственность, отправляя бойцов и своего одногруппника на суд жене. Кроме того, ведьма к раздолбаям и нарушителям дисциплины неласкова и фантазия у нее богатая... Но самому на ум что-то ничего умного не приходило.
   - Ну, давайте спросим доброго следователя, - решился парень. - Лима, кажется, еще у себя с травами на первом этаже возиться...
  
   - Что мы делали в своих владениях с крестьянами, которые пили в ущерб работе и нарушали порядок? - Слегка удивилась вопросу Лима. - Вразумляли заблудших, конечно. Если первый раз попался, и большой вины на человеке нет, то заставляли выпить настойку активированных листьев гинта. А если рецидив, особенно повторный, то тогда вмешательство в ауру и энергетику до полного запрета на алкоголь.
   - А не проще было всех оптом от алкоголя закодировать? - Поинтересовался Илья.
   - Нет, - задумчиво ответила целительница. - У крестьянина мало радостей в жизни и много работы. Нельзя перегибать. Тут грань тонкая... Были хозяйства где за людей принимались всерьез. Запрещали алкоголь наглухо, вводили принудительное медицинское освидетельствование и жестко сбалансированное здоровое питание, требовали соблюдать строгие санитарные нормы и режим дня по расписанию. Картина одна и та же - сначала рост производительности труда и прирост населения, увеличение среднего срока жизни. А потом - падение рождаемости, глухая всеобщая ненависть к хозяевам вплоть до бунта, падение работоспособности, апатия, потеря желания жить. В итоге - убытки. Человек не животное, с ним так нельзя. Даже северяне не лишают рабочих на своих потогонках дозы алкоголя. В разумных дозах он сбрасывает напряжение, примиряет с судьбой...
  
   "В России дважды вводили сухой закон, и оба раза через несколько лет после этого государство переставало существовать", - вспомнил Илья услышанную где-то фразу. "Да и в США борьба за трезвость привела не к трезвости, а к мафии".
   - А что эта настойка делает с человеком?
   - Листьев Гинта? Ничего. Вообще. Но если он в течение двух месяцев после нее выпьет спиртное, то его лицо и руки сплошь покроются красной сыпью, которая жутко чешется. А пройдет эта сыпь дней через пять, никак не раньше. Всем окружающим все станет ясно, да и нарушителю придется несладко.
   - Сделаешь три порции?
   - Если надо, да. А для кого? - заинтересовалась целительница.
   - Видишь ли какое дело... У нас в дружине появились три анонимных алкоголика. Надеюсь, они таковыми и останутся. Спасибо, Лима за консультацию...
  
   Трое протрезвевших наутро бойцов выпили настойки и прослушали описание изрядно приукрашенных Ильей последствий рецидива, на чем защитник счел инцидент исчерпанным. Но на этом последствия соседства с деревенскими не закончились. Буквально через день произошло чрезвычайное происшествие уже с самой Лимой, о которым потом долго вспоминали в дружине.
   Весна потихоньку вступала в свои права и на прогреваемых солнцем возвышенных открытых участках появилась первая травка и робкие весенние цветы. Чем не замедлила воспользоваться целительница, чей запас трав изрядно поредел за зиму. Рано утром, на рассвете, она тихонько встала с постели, взяла сумку и пошла собирать первоцветы, обладавшие по ее словам особой целебной силой. Откуда же ей было знать, что какой-то деревенский пацан выгонит на первую травку подкормиться целое стадо переживших зиму отощавших и злых гусей.
  
   Илья проснулся в то утро от доносившихся из открытой форточки истошных криков о помощи. В которых он спросонья с ужасом узнал голос Лимы. Вскочив с кровати в одном нижнем белье, парень сходу прыгнул в штаны, не глядя сунул ноги в сапоги, схватил со стола автомат и ринулся к выходу, ставя на себя щит. В голове уже мелькали мысли о неожиданной атаке неодских диверсантов или бергруппы. Проснувшаяся от его прыжков по комнате Ая, услышав крик на улице, тоже вскочила с постели и начала искать форму, собираясь бежать вслед.
   Пока защитник бежал к выходу, снаружи раздалась длинная заполошная автоматная очередь, а чуть погодя сверкнула сильная вспышка, и послышался резкий пронзительный звук боевого заклятья. К зеленеющему неподалеку холму, откуда слышались выстрелы, со всех ног мчался Рейсод с несколькими бойцами и часовые. Но там уже было все кончено. Лима стояла, прижимая обоими руками к груди свою сумку с травами и горько плакала. Ее утешающее гладил по голове пожилой бородатый боец с дымящимся автоматом. Довершал картину Тронс с боевым посохом наготове. А перед ними были мертвые гуси. Много мертвых гусей. В воздухе еще кружились белые перья, пахло озоном, паленым мясом и порохом.
  
   Вскоре на месте происшествия собралось полдружины и картина происшедшего начала проясняться. Увлекшись сбором трав, Лима на пастуха с гусями поначалу не обратила внимания. А вот птицы чужачку восприняли агрессивно, начали гоготать и тянуть шеи, пока погруженная в свои поиски магичка подходила к ним все ближе и ближе. Кончилось все тем, что один особо наглый гусак, зайдя со спины, неожиданно ущипнул ее за ягодицу. Лима от неожиданности вздрогнула, испуганно закричала и замахала руками, позабыв все заклятья, чем спровоцировала на агрессию остальных птиц. Гуси зашипели, захлопали крыльями и всем стадом набросились на девушку. В ужасе от увиденной картины, Лима бросилась бежать, а крики целительницы переросли из испуганных в панические. Тут-то и подоспели спасители, которые не стали долго разбираться в происходящем. Первым на месте происшествия оказался боец с автоматом, в котором Илья с удивлением узнал Василия Петровича - водителя их автобуса, в котором они попали в этот мир. Мужик он был молчаливый, служил как все, и обычно терся в дружине рядом с танкистами Вайсора, по природной склонности к железкам. А сейчас, увидев Лиму в беде, недолго думая, дал по стаду очередь из автомата, так что только пух и перья полетели. А затем подоспел и Тронс, которого отчаянные крики Лимы и выстрелы убедили в серьезности положения, и боевой маг, приняв гусей за противника, сходу накрыл магической шрапнелью заклинания звездочника все стадо.
  
   - Ну ты даешь, подруга, - потом утешающее говорила Лиме Ая, обняв целительницу. - Что ты так перепугалась? Параличом бы их приложила. Это же просто гуси... Ты же южный маг, на фронте под заклятьями и пулями не дрожала, а тут...
   - Я р...растерялась, - продолжала по инерции всхлипывать маленькая целительница. - Глаза горят, клювы красные, шипят и гогочут... Как набросятся все сразу... и крыльями, крыльями бьют. Думала, собьют с ног, заклюют и затопчут.
   - Не переживай, уже все закончилось, - вздохнула Ая. - Не заклюют. Некому.
   -Жалко их..., - икнув, вдруг произнесла Лима жалобным тоном. - Из-за меня птичек поубивали. Беленьких, чистеньких...
   - Короче, заканчиваем балаган, - рубанул воздух рукой Илья, оглянувшись на собравшихся бойцов и офицеров. Парню самому за себя стало неудобно - хорош командир: с автоматом и голым пузом. - Всем разойтись, гусей на кухню, поедим сегодня супчика. И хватит ржать уже в задних рядах. Сашка я все слышу...
  
   А после обеда, когда гуси частично уже переваривались в желудках дружинников, а Илья разговаривал с Вайсором и Тронсом о новой технике у командирского танка, в дружину пришел разбираться с пропажей птиц их владелец. Илье он сразу не понравился. Толстый, краснорожий, в красной рубахе и начищенных сапогах, мужик сходу взял наглый тон.
   - Говорят, твой маг поубивал моих гусей ярл? Решили раз армия, то можно грабить простых крестьян?
   - Ты выражения-то выбирай, дядя, - нехорошо сощурился Вайсор. - С офицером и аристократом разговариваешь. Это ты-то бедный крестьянин?
   - Стоп, - скривился Илья. - Погоди Вайсор. С гусями вышла накладка и их уже не вернешь. Что ты хочешь?
   - Забрали имущество - платите штраф, - важно ответил мужик. - Восемь талеров за птицу, всего тридцать восемь гусей, итого... пусть будет триста талеров.
   - Мужик, ты совсем охренел?! - Изумился Вайсор. - До войны за полтора талера жирного, специально откормленного для новогоднего стола гуся продавали. А твои задохлики и одного талера не стоят, мясо жесткое, тиной пахнет...
   - Отличные были гуси, - возразил крестьянин. - Лучшие в селе, породистые.
   - Слушай ты, морда кулацкая, тебе неоды в оккупации тоже талеры за провизию платили? - Не выдержал Илья. - Мы тебя освободили, что же ты со своих же бойцов три цены дерешь?!
  
   - То неоды, - развел руками мужик. - Что с них взять, они враги. Берут что хотят, не отдашь - убьют. А вы - законная армия, а значит, закон должны чтить. Платите, а то я до спецотдела дойду. Скажу: беспредел твориться, - были под Крейсом - маги все отбирали, пришла армия, - снова маги лютуют, только в имперскую форму переоделись - показал он пальцем на Тронса. Там на вас управу быстро найдут.
   - Вот же ты идиот, человек, - сделал шаг вперед Тронс. - Иди в спецотдел, ветер тебе в рожу. Скажи там - твоих гусей убил маг особой дружины васт Тронс. Заодно можешь спросить, - а почему это неод не скрываясь, служит в имперской части, и что это за часть такая? Тебя там тоже спросят: а как это ты сберег своих гусей в оккупации, почему их маги не съели? А не сотрудничал ли ты во время нее, случаем, с неодами? А почему ты не в армии, когда война идет, а в деревне отсиживаешься? Зачем велел выгуливать гусей рядом с частью спецназначения и что ты хотел разведать под их прикрытием? Почему птиц натравили на военврача дружины? Тебя там ждет множество увлекательных вопросов. Можешь сразу домашних предупредить - обратно вернешься лет через десять. Если повезет...
   - Четыре талера за птицу, - подумав, сбавил цену мужик.
   - Два, - возразил Илья. - И это последнее слово, торговаться не буду. Или я и в самом деле позвоню в спецотдел, доложу о ситуации. Как тебя зовут-то, чтобы там знали героя? Можешь даже никуда не ходить, за тобой и так приедут.
   - Хорошо, два - вильнул взглядом крестьянин. - Только из уважения к армии.
  
   - Вот гад, это Клетт, - коротко выругался Вайсор, когда, получив деньги, мужик отправился восвояси. - Жадюга и дурак. Не стоило ему вообще платить, командир.
   - Мы все-таки армия, - вздохнул Илья. - В одном он прав, поступать как оккупанты и просто отбирать у людей имущество не имеем права. Хрен с ними, с талерами, с Добрячкова потом стрясу на общие нужды, раз мы ему из огня каштаны таскаем. Нам положено...
  
   Видимо Клетт, который судя по опросам местных оказался местным богатеем, все же проникся разговором. Или, что вернее, осторожно навел справки о дружине у других служивых и пришел к правильным выводам. Потому что на следующий день он прислал пару крестьян, которые привезли на двух телегах нескольких упитанных связанных хрюшек в подарок Илье от Клетта и просьбу не держать зла. Хрюшек Илья принял, передав, что зла не держит, но и видеть больше Клетта не хочет. А затем решил, что традиции весенних праздников не стоит нарушать даже в другом мире, поэтому объявил нынче вечером в дружине большие шашлыки.
   Бойцы приняли идею с большим воодушевлением. Пикники в Вильме любили и практиковали, как знать с купечеством, так и средний класс. Сразу же началась праздничная возня - танкисты Вайсора живо бросились сваривать из подручных материалов мангалы и мастерить шампура, Лима вспомнила про один семейный рецепт специального маринада, придающего свинине особе нежный вкус, Рейсод с гвардейцами занялся мясом, остальным тоже нашлась работа.
  
   Ближе к вечеру, когда первые порции ароматного мяса уже доходили на углях, в дружину приехал Добрячков. Словно чувствовал.
   Встретили его как родного - очень уж момент подполковник выбрал удачный. Хотя в последнее время Илья замечал в его сторону косые взгляды, особенно от землян - участников рейда к Ядрово. То, что защитник чуть не погиб, подполковнику ставила в вину не только Ая. Но сейчас даже ведьма, успевшая попробовать первый, самый вкусный кусочек шашлыка, пришла в благодушное настроение и уже не смотрела на подполковника волком. Правда, и особенного желания общаться не выказывала. Зато Илья, сказав несколько дежурных тостов "за победу, людей и императора" и захватив с офицерского стола пару бутылок красного вина и несколько шампуров с мясом, утащил подполковника в беседку у особняка общаться наедине. Судя по несколько нервному и загадочному виду, Добрячкову было что сказать и момент для откровенного разговора упускать не следовало.
  
   - Когда в наступление, товарищ подполковник? - спросил Илья больше всего интересовавший его вопрос, когда они съели по половине шампура шашлыка, запив его вином, и Добрячков закурил первую папиросу. - Сил нет ждать. На юге, судя по всему, нашим войскам амбец приходит. Каждый день слушаем сводки по "Голосу Империи", а там все время: "после упорных и ожесточенных боев наши войска оставили...". И каждый день список того, чего оставили все длиннее и длиннее. А мы тут прохлаждаемся.
  
   - Рвешься в бой, студент? - затянулся едким дымом подполковник. - Это, хорошо. Значит выздоровел. Скоро в бой, не волнуйся. Думаю, дня через три- четыре начнем. Если бы ты знал, чего мне все это стоило..., - Добрячков налил себе еще полстакана вина и хлопнул их залпом. - Ая на меня все еще дуется?
   - Да, - кивнул Илья. - И если честно, я ее понимаю. Хотя и не согласен с ней по некоторым отдельным моментам.
   - Ясно..., - задумчиво протянул хевдинг. - Машинами новыми доволен? Как грузовики и мотоциклы?
   - Спасибо, все на ходу. Вайсор с бойцами пулеметы пристреливает. В честь чего такая щедрость, давно хотел спросить?
   - В честь того, студент, что с завтрашнего дня твоя дружина входит в состав отдельного Нельского танкового корпуса, - хлопнул рукой по планшету с бумагами подполковник. - Я вам об этом приказ привез. Пока ты тут, как мне докладывают, геноцидом гусей занимаешься, я, между прочим, маленькую революцию в местном военном деле произвел. Мало того, что я учу местных штабистов теории глубокой операции, так я еще, как умел, пересобрал самые боеспособные подразделения северной армии в два танковых корпуса образца сорок третьего - сорок четвертого года: Нельский и Альгинский. Ты хоть представляешь, что это значит, студент?
  
   - Нет, - честно ответил Илья. - У нас будет больше танков?
   - Да не в количестве танков дело! - рванул зубами еще один кусок мяса с шампура Добрячков. - Блин! Структура подразделения другая и задачи у него другие! Здешние вояки использовали танки в основном для усиления пехоты и как средство прорыва фронта. Или как легкую кавалерию древности - для преследования бегущего противника и рейда по его тылам. А потом все кончалось одним и тем же - танки отрываются от пехоты, быстро теряют матчасть в боях, наступление захлебывается. Потому что в обычных подразделениях танки привязаны к пехоте. В танковом корпусе все не так - там пехота исключительно моторизована и привязана к танкам, а не наоборот. Она вообще не отвлекается на общеармейские задачи - только на задачи корпуса. Танковый корпус действует как единое целое и низведение его подразделения до уровня поддержки стрелковых подразделений запрещено. Корпус не взламывает оборону - он целиком уходит в бой после того, как она уже взломана армейцами. Это другой уровень военного мышления и организации - теперь пехота и танки наступают с одной скоростью - скоростью танка. Для того чтобы этого добиться я забрал чуть ли не все танки с обоих армий, и еще добавил из резерва Ставки. А грузовики и тягачи пришлось забирать даже из городского хозяйства Нельска и Алмии.
  
   - Звучит здорово, - кивнул Илья. - Действительно, впечатляет. Один вопрос: а под какую задачу вы провернули эту авантюру, товарищ подполковник? Я же понимаю, все еще сырое и связанное на живую нитку, как оно себя покажет в деле - неизвестно. До этого мы и так неплохо наступали. Что случилось, зачем переобуваться на ходу? Из-за возможной интервенции?
   - Соображаешь, студент - мрачно усмехнулся хевдинг. - Моя школа... У нас полно проблем, парень. То, что тебе сейчас скажу, не должен знать никто кроме Аи. Ясно?
   Илья лишь молча кивнул головой.
   - У императора Валтора недавно случился инфаркт. Он сейчас отходит от его последствий в больнице и в управлении Империей участия не принимает.
   - Как?! - Илья чуть не подавился куском мяса.
  
   - А вот так. Причем подозревают разное, поэтому к императору доступа пока нет ни у кого из конунгов. Скажу прямо - отлично, что ты с Аей и все наши маги на фронте, влияние колдунов Крейса на здоровье Императора рассматривается в первую очередь... Формальная власть в Ставке у главконунга Водда. Но там сейчас такой раздрай и интриги... разные кланы тянут одеяло на себя. И ты, кстати, прав - южный фронт сыпется, там все очень и очень плохо. Именно поэтому Тольм в столице, а не на фронте. Конунг прикрывает нас в подковерных схватках. Чтобы наш клан не съели, а наших нельчан-гвардейцев не растащили по частям и не повернули армию на юг. И чтобы обеспечить нам возможность и силы наступать. Пока у него получается, но у медали есть обратная сторона. Я обещал Водду и Тольму, что через десять-двенадцать дней, начиная с сегодняшнего числа, не только Талич будет взят, но наша армия пересечет границу и продемонстрирует имперский флаг в Крейсе. Иначе меня снимут с командования. Осуществить такой бросок с прежней организацией и сохранить армию для дальнейших активных действий я не могу. Поэтому в прорыв пойдут не просто войска, а особые танковые корпуса со мной во главе. Для этого и нужна была передышка - подтянуть тылы, насытить части техникой и создать автономные моторизованные подразделения. Остальной армией командует Роммт, он догоняет и обеспечивает фланги. И без тебя и твоих щитов, сам понимаешь, не обойдется. Но в этот раз я тебя сберегу, слово чести.
  
   - А сможем? - подумав, спросил Илья. - Двести километров примерно за неделю, да еще город взять...
   - Немцы в первый день войны местами продвинулись на шестьдесят-семьдесят километров, - пожал плечами подполковник. - Нашим во время Висло-Одерской операции удавалось за шесть дней пройти сто пятьдесят километров, прорвав несколько рубежей обороны. Задача амбициозная, но решаемая. Нам требуется снова удивить мир. И доказать не только Крейсу, но теперь и Нолвее с Иллирией, что несмотря ни на что Империя очень сильна и связываться с ней опасно. Сделаем, студент. Мне из спецотдела доносят: магам сейчас тоже не сладко - в экономике Крейса начались проблемы. Айлтад лютует - лишил полномочий в Совете Крейса всех клановых представителей юга, обвинив их в подрыве единства нации, саботаже и невыполнении плана поставок сырья. Хотя сам виноват - именно он развернул на юге тотальную военную мобилизацию неодов и начал забирать крестьян от южан на северные предприятия, вот работать и некому. Потери у неодов на южном фронте огромные, несмотря на все их успехи, бои там ожесточенные. Пленные говорят - среди магов-южан начался ропот: говорят, северяне заставляют платить южан кровью за всех и одновременно грабят юг. Каша крутая заваривается, студент.
  
   Глава 21. На Талич.
  
   Свое слово Добрячков сдержал. Сберегаемые для наступления Нельский и Альгинский танковые корпуса участия в прорыве фронта неодов почти не принимали. В результате, вместо запланированных подполковником трех-шести часов, штурм позиций магов затянулся на двое суток и оказался неожиданно трудным и кровавым. Добрячков все же недооценил противника и его упорство, маги преподнесли ему неприятный сюрприз. Но подполковник из-за неудач и больших потерь не отступил и не передумал - он раз за разом, снова и снова, бросал в атаку боевые группы имперцев, взламывая оборону неодов. В этот раз столь мощной артиллерийской подготовки, как при прорыве на Альге имперской армии провести не удалось - не хватало орудий и боекомплектов к ним. Танки и новенькие, только поступившие на фронт драконобойные самоходки "зубр" большей частью передали в недавно сформированные корпуса. Так что за все успехи пришлось платить своей кровью линейным стрелковым частям имперской пехоты. И они платили, снова и снова поднимаясь в отчаянные атаки, идя густыми цепями под молниями и файерболами магов, после повторяющихся коротких артподготовок и минометных обстрелов. Среди них были многочисленные нельские ополченцы, включая учеников старших классов школ и фабричных училищ, и немногие оставшиеся в стрелковых дружинах кадровые бойцы второй ударной. Их поддерживали солдаты Роммта и не успевшие еще понюхать озона и пороха новобранцы из присланных из глубины империи маршевых дружин. Всех их, дружину за дружиной, бросили в мясорубку наступления, упорно прогрызая фронт неодов. Опытные ветераны и гвардейцы стояли и ждали своего часа в тылу, в составе готовых к атаке танковых корпусов. Так было надо. Так приказал хевдинг Добрячков и армия ему повиновалась.
  
   Нельзя сказать, что подполковнику вдруг изменила тактическая грамотность, и он принялся бездумно класть людей в лобовых атаках. Нет, имперцы пытались наступать правильно: охватывая узлы сопротивления с флангов, действуя под прикрытием артиллерии и авиации, меняя по ходу дела направления атаки. Просто северяне оказались противником сложным: вроде бы и послабее южан как маги, и почти без драконов - как наземных, так и воздушных, серьезных оборонительных сооружений нет. А только голыми руками все равно хрен возьмешь. Их оборона оказалась вязкая как кисель. В схватки лоб в лоб неоды не вступали, под огнем не сидели, легко гнулись, но не ломались. Отступят, оставив небольшое, задерживающее наступавших прикрытие, перегруппируются, подкопив энергии и восстановив силы, и снова лупят смертоносными заклятьями как ни в чем не бывало, отбрасывая назад продвинувшихся на очередные триста-пятьсот метров имперцев. Кроме того, им помогала пара дивизионов атмосферников, которые наводили шороху своей магической грозой, утюжа ветвистыми молниями и градом размером с куриное яйцо человеческие позиции. Правда, один из дивизионов на рассвете вторых суток наступления очень удачно в полном составе накрыли с воздуха штурмовики, прямо во время разворачивания магов в боевой ордер для колдовства. Северян подвела тетмагия - воздушная разведка заметила, как одетых в гражданское людей сгоняют в одну точку недалеко от передовой, и сделала верные выводы, вычислив атмосферников. А второй к концу вторых суток постоянных боев выдохся и отошел в тыл, не в состоянии устроить ничего сильнее грибного дождичка. Вечная проблема магов - без отдыха неоды интенсивных боев не выдерживают, каждое заклятье расходует часть их собственных сил. Нужна периодическая ротация частей на передовой и много кристаллов ультамита, но сейчас того и другого у неодов не хватало.
  
   Почувствовав каким-то шестым чувством надлом в обороне противника, Добрячков ранним утром третьих суток наступления ввел в бой оба своих танковых корпуса. И сопротивление магов разбилось сразу и вдребезги, как фарфоровая ваза об бетон. Измотанные и обессилевшие неоды зачастую не могли даже скастовать противотанкового заклятья - не хватало энергии. Против них же в бой шли свежие, полностью укомплектованные боевой техникой и бойцами-ветеранами моторизованные части. Рев двигателей десятков танков и самоходок, показавшихся в утреннем тумане перед потрясенными неодами, прозвучал для магов-северян как приговор. Поддерживаемые пехотой боевые машины, подавили за какой-то час остатки сопротивления, и вышли на оперативный простор, почти не понеся потерь. Полоса наступления корпусов растянулась в ширину на тридцать - тридцать пять километров.
  
   Илье в тот день не пришлось поучаствовать в бою. Особая дружина двигалась на танках и грузовиках по дороге вслед за входящей в Нельский танковый корпус моторизованной бригадой кронярла Нальта. Двигалась по всем правилам - с мотоциклетными разъездами в авангарде и арьергарде, с боевым охранением. Илья был в некотором шоке, от того что он увидел, пока они проезжали передовую, хотя до этого он думал, что уже вдоволь насмотрелся трупов и смертей на этой войне. Пехоты маги побили очень много. Местами людские тела лежали сплошным ковром, одно на другом. Часто попадались отдельные оторванные конечности и куски тел. Постоянный изнуряющий запах горелого человеческого мяса вызывал тошноту и головную боль, а Лима натурально психанула, увидев намотавшиеся на траки вепря чьи-то внутренности в обрывках грязной форменной рубашки. Пришлось на нее сначала орать, а потом успокаивать, влив в целительницу пару глотков водки, чтобы привести в чувство. Излюбленные магами фугасные файерболы и молнии натворили дел не хуже напалма и станковых огнеметов... Илья поймал себя на мысли, что больше он шашлыка в своей жизни съесть не сможет - слишком плохие ассоциации. Лима после истерики сидела пристегнутая к скобе башни вся бледная, Тронс хмурился и отводил взгляд. Бой был страшный - здесь не просили и не давали пощады. Как потом узнал парень, за два дня наступления, пока в бой не пошли танковые корпуса, в плен не было взято ни одного мага-северянина.
  
   Затем стало полегче, места боев остались позади. Трупов все равно хватало, - но теперь люди в форме среди них встречались редко. Лежали тела брошенных ездовых динозавров, валялись разбитые телеги и повозки. Одного такого дракона, с рваной осколочной раной во весь бок, добил Тронс, - истекающая кровью тварь жалобно стонала и смотрела на людей исполненным муки взглядом снизу вверх. Хватало и мертвых магов, попавших под наступающие имперские танки и не успевших сбежать или спрятаться.
  
   Дружина проехала через деревеньку с несколькими сгоревшими домами, затем показалось целое село, после него еще одно. На их улицах было безлюдно, лишь у околицы одной из деревень, пожилая женщина стояла и плакала, встречая имперские колонны и время от времени кланяясь проезжавшим в пыли танкам и грузовикам. Люди ей махали в ответ, но не останавливались - приказа не было. Корпус шел уверенным маршем, не вступая в бой. Лишь иногда впереди доносились звуки спорадических перестрелок и редкие выстрелы из пушек, а потом все стихало. Задержки если и случались, то недолгие - спихнуть танком с дороги мешающего проезду очередного дохлого динозавра или поменять проколотое колесо грузовика и вперед. До обеда дружина прошла километров сорок, не меньше, если верить Вайсору.
  
   В очередной деревне, где дружина остановилась на обед, Илья понял, почему во встречных селах было немноголюдно. Здесь у околицы разместилась целая толпа одетого в гражданское платье народу обоих полов и всех возрастов. Женщины и мужчины сидели в пыли прямо на земле и лишь дети порою бегали вокруг, играя друг с другом... Среди людей не было видно лишь стариков. Усталые люди с узелками и сумками, чего-то ждали, тихонько переговариваясь между собой под охраной молодого васта и нескольких рядовых бойцов - мотоциклистов. Еще с десяток мужиков со связанными руками сидели отдельно, у крайнего дома, рядом с двумя часовыми. Заинтересовавшись увиденным, Илья, прихватив с собой Аю, подошел к бойцам и спросил их командира, вытянувшегося по стойке смирно рядом со своим мотоциклом с коляской.
   - Ярл Илья, спецдружина Нельского корпуса, - представился защитник. - Кто это, васт?
   - Угнанные в Крейс, господин ярл, - пожал плечами тот. - Местные жители из окрестных сел. Танки при наступлении колонну догнали.
  
   - А вон те кто? - показал взглядом на связанных мужиков Илья.
   - А эти упыри их вели, - нехорошо осклабился боец. - Лояльные Крейсу. Представляете, господин ярл, ни одного мага при колонне не было. Десяток предателей с оружием своих же земляков и соседей в рабство вели. Просто в голове не укладывается... Крестьяне говорят, в последнее время у неодов приказ вышел - всех жителей младше пятидесяти пяти лет со стокилометровой прифронтовой полосы гнать для работы на потогонках в Крейс. У магов рабов не хватает. По домам людей похватали вместе с ребятишками, некоторые даже краюху хлеба сунуть не успели. Сбили в колонну и повели на запад, да только не довели. Танки недавно их догнали, конвоиры сразу руки вверх задрали. Вот и...
   - Так вас охранять гражданских поставили?
   - Вроде того. Кронярл Нальт приказал убрать людей с дороги и подождать пока пройдет техника, чтобы не мешали. Потом по возможности передать освобожденных тыловикам, а предателей сдать в спецотдел. Из него уже передали по рации - особая тройка и законники выехали. Может быть, лояльных и не повезут никуда, тут все закончим... Скорее бы, - протянул мотоциклист. - Мы с самого утра не жравши, а нам еще свою дружину догонять.
  
   - Ничего, не пропадете. Мы вас покормим из своего котла, васт, - заверил молодого бойца Илья. - И гражданских тоже. Наверняка народ голодный. Ая распорядись.
   - У нас самих запас еды в обрез, - озабочено сказала ведьма. - Но по трети котелка каши на каждого сварим. Сейчас прикажу.
   - Разрешите обратиться, господин ярл, - подождав, когда Ая отойдет в сторону, тихо спросил васт и, дождавшись кивка, смущенно продолжил. - Прошу прощения за вопрос. Вы действительно сам геройский ярл Илья? А это ваша жена, имперская ведьма Аяна Тентами?
   - Аяна Иль-Тентами, - поправил его защитник. - Да, это я, боец. Чего хотел?
   - Не, я просто... Просто я теперь всем парням в дружине буду хвастаться, что с самим Ильей разговаривал, - расплылся в глупой улыбке парень. - А можно...а можно я рапорт на перевод в вашу дружину напишу? Меня васт Римот зовут, у меня медаль за храбрость есть... Осмелюсь доложить, я полезный, господин ярл. В моторах понимаю, до войны проучился два года в авиаремонтном училище на техника. А еще я танком управлять умею и мотоциклом...
   - Если хочешь, пиши, - буркнул смущенный Илья. - Но утверждение не только от меня зависит. Порядок есть порядок, сам понимаешь. Ладно, бывай, васт Римот. Благодарю за службу.
  
   Ночевала дружина на окраине небольшого городка, взятого почти без боя. Небольшой неодский заслон обстрелял передовой разъезд мотоциклистов, которые, потеряв две машины, развернулись обратно и вызвали по рации танки. Толковых противотанкистов у магов не оказалось, и вскоре все было кончено - оставив за собой пару десятков трупов с посохами в неодской полевой форме, покрытые гарью от попаданий боевые машины ворвались в городок, расположенный аж в семидесяти километрах от прорванной сегодняшним утром линии фронта. Пока Добрячкову все удавалось - ошеломленные столь стремительным продвижением маги не успевали собрать силы для того чтобы не только остановить, но хотя бы надолго задержать людей. Правда, подобный маневр и неизбежный отрыв танковых корпусов от северной армии Роммта грозил окружением в случае фланговых ударов, но Илья надеялся, что подполковник знает что делает. Бойцы перекусили сваренной в полевых кухнях перловкой с мясом, заправили из бензовозов танки и машины и, выставив охранение, легли спать. Завтра с рассветом предстояло пройти еще больше. Через день Добрячков планировал уже взять Талич и выйти на границу с Крейсом. После ужина Илья связался по рации со штабом корпуса и попросился в первую линию наступления - надоело весь день глотать пыль за другими и хотелось в дело. Серьезного сопротивления все равно не было, а своими щитами в небольших стычках он мог бы помочь своим, не особенно напрягаясь. Но подполковник в просьбе отказал.
   "Ты мой последний довод, студент", - услышал Илья в наушниках сквозь треск помех. "И я обещал тебя сберечь. Жди приказа".
  
   Следующий день Илье ничем особо не запомнился. Снова пыль, запах бензина, рев мотора и лязг траков, начавшее почти по летнему припекать солнце... Опять дороги, деревеньки, городки, поля и перелески - северо-запад Империи смутно напоминал парню среднюю полосу России. Разве что лесов стало поменьше. Глаз радовала юная свежая листва на деревьях и цветущие сады. Танки шли быстро, и за день за спиной дружинников осталось не меньше сотни километров. Преодолели бы и больше, но приходилось часто останавливаться из-за всяких поломок и заминок, а однажды пришлось простоять пять часов подряд, слушая звуки идущего впереди боя. Неоды успели уничтожить мост через пересекавшую их путь узкую, но глубокую речку и устроили засаду на ее пологом берегу. Однако удержаться под обстрелом и надолго задержать танки не сумели - не хватило сил. Танковые хирдманы под прикрытием огня своих боевых машин и минометов, на плотах форсировали реку, захватив плацдарм, а вскоре прибыли артиллеристы и саперы с понтонами - в хозяйстве корпуса все необходимое тащили с собой. Илью с дружиной к неудовольствию защитника опять не пустили поучаствовать в бою. Но бывший студент полагал, что завтра вступить в схватку все же придется. До Талича оставалось меньше тридцати километров и вряд ли неоды сдадут такой крупный город без боя.
  
   Однако, и в этот раз парень ошибся. На следующее утро к Таличу повернул Альгинский корпус, а Нельский начал постепенно охватывать город южнее, беря его в полукольцо. Темпы продвижения вперед упали, Добрячков начал осторожничать, видимо, сам не ожидая такого успеха. Сбывались его предсказания - моторы быстрее динозавров, сопротивляться в таком глубоком тылу их рейду пока было некому. Возможно, подполковник не хотел вступать с гарнизоном Талича в городские бои, создав условия, когда испугавшиеся окружения маги сами выйдут из города. Кто бы знал, что у хевдинга в голове... А Илья со своей дружиной после полудня получил особый приказ.
  
   - Бери дружину, и выдвигайся к селу Яблоневка, студент, - приказал по рации подполковник во время внеочередного сеанса связи со штабом. - Посмотри по карте, оно примерно в десяти километрах южнее от тебя. Нальт окружил там неодскую часть. Помогите с Аей ему по-быстрому разобраться с магами. Только аккуратно.
   - Есть господин хевдинг, - по-уставному отозвался Илья, чувствуя, как от волнения быстрее забилось сердце. Наконец-то в дело... - Разнесем всех вдребезги, не сомневайтесь".
   - А вот этого как раз не хотелось бы, - неожиданно ответил Добрячков озабоченным тоном. - То есть все на твое усмотрение, конечно. Как решишь, так и будет, Илья. Если захочешь их уничтожить, то так и быть, тебе виднее. Но лучше бы обойтись без этого. Пленные нам нужны и вообще..."
  
   - Не понял... В чем проблема? - Удивился Илья. - Говорите откровенно, товарищ подполковник, не надо темнить. Что вдруг за нежности с неодами?
   - У магов там госпиталь, - сознался хевдинг. - Возможно на пару сотен магов или около того. Их не успели эвакуировать в Крейс, мы оказались быстрее. Боевого гарнизона в селе нет, но врачи и ходячие раненые похватали посохи и заняли круговую оборону, а неоды это неоды, сам понимаешь. Можно, конечно, их размазать танками и артиллерией, но... Они отпустили всех местных жителей, которые работали при госпитале. Не взяли в заложники никого. Кроме того, маги-целители Империи понадобятся, а уничтожать медсанбаты как-то...неспортивно. Может быть, попробуете с Аей убедить их сдаться, а Ультамит вас щитами прикроет? Но решать тебе. Возиться мне с неодами в тылу наступающих корпусов некогда".
   - Есть, товарищ подполковник, - озадаченно ответил парень. - Посмотрю, что будет можно сделать.
  
   - Здорово, ярл, - крепко пожал Илье руку Нальт, встретив парня прямо у танка, когда головная боевая машина затормозила у поста дружинников, немного не доезжая до деревни. - Опять Добрячков нам в помощь послал?
   - А ты против? - улыбнулся защитник.
   - Нисколько. Наоборот, всячески поддерживаю такую традицию. Тебе и твоим людям всегда рад. Только в этот раз ты себя побереги, ладно? Второго Ядрово нам не надо.
   - И ты туда же..., - махнул рукой Илья. - Не надо со мной, как с антикварной вазой. Что тут вообще происходит? Мне хевдинг вкратце обрисовал ситуацию, говорит госпиталь какой-то...
   - Да, ты понимаешь какая штука..., - озадачено почесал затылок кронярл. - Вон смотри, - показал он на околицу видневшегося неподалеку села, достав свой бинокль и протягивая его Илье. - Видишь длинное двухэтажное здание? Какой-то местный богатей решил льняную мануфактуру поставить, выстроил бараки для рабочих и цех, но оборудование и станки завести не успел. А неоды все это простаивающее добро использовали под перевалочный госпиталь. Вон там на крыше их медицинский флаг: красная ладонь с исходящими лучами на белом фоне.
  
   Приглядевшись в бинокль, Илья действительно заметил над двухэтажным домом флаг, смутно напоминающий японский, только вместо восходящего солнца на нем было изображено что-то вроде ладони.
   - Вижу, - коротко отозвался он.
   - Вот... Там все неоды и засели. Мне об этом крестьяне рассказали, которые встретили разведчиков. Жителей маги удерживать в селе не стали. Наоборот, неодский главмедик сказал местным: пусть уходят. Просил нам передать: врачи будут сражаться до последнего, но не отдадут раненых магов людям на мучительную смерть. Лучше погибнут все вместе в бою, - объяснил ситуацию Нальт. - Мы пробовали подъехать поближе, но из окон и с крыши начинают бить призрачными лезвиями и звездочниками. Правда, не на поражение, а метрах в ста перед танками и пехотой, словно предупреждают. Я пока штурмовать госпиталь не стал, до выяснения...
  
   - Ну, если неоды так хотят погибнуть в бою, то какие проблемы? - Удивился Илья. - Можем помочь. Разнести госпиталь, а потом зачистить деревню нетрудно и недолго. Воевать с неодскими медиками врукопашную не будем, зачем нам потери? Какие-то идиотские игры в благородство, не понимаю я этого... Ладно, людей они отпустили и стрелять на поражение не стали, будем считать, мы жест оценили. Теперь пусть или сдаются без всяких условий или мы расстреливаем госпиталь из пушек. Вот и весь сказ. Направим к ним парламентера, пусть он передаст наш ультиматум... да что там думать, я сам пойду, меня так просто не достанут.
   - Тоже так думаю, - кивнул Нальт. - Но было еще кое-что, из-за чего я не стал пороть горячку и связался с хевдингом, попросив вызвать тебя. Один из крестьян передал вот это, - наморщил лоб кронярл. - Альгеро неро Тентами улькор. Инкольм Аяна неленор Кенв. Так ему велел сказать командиру имперцев начальник госпиталя.
  
   Незнакомые слова прозвучали для Ильи бессмысленным набором букв. Амулет понимания бессилен перевести речь, если говорящий сам не знает, что он произносит. Имперский язык Илья уже понимал с пятого на десятое и без амулета, но в неодском пока откровенно плавал, поэтому лишь понял, что речь идет об Ае.
   Аяна, стоявшая рядом с Ильей, при этих словах вздрогнула, резко вскинув голову и развернулась к Нальту.
   - Может быть, он сказал: Инвольм Аяна нелемор Кев? - Внимательно глядя в лицо кронярлу, спросила она.
   - Может и так, - пожал плечами Нальт. - На слух трудно понять.
   - Хорошо..., - неожиданно расплылась в улыбке ведьма. - Илюш, нам, кажется, повезло. Старший лечмаг, похоже, знает моего деда. Возможно он его ученик или коллега. И он готов нам сдаться на определенных условиях. Точнее не так. Он готов сдаться лично мне.
   - Интересно..., - задумался Илья. - Ладно, пусть так. Ая, возьмем десяток бойцов и пойдем вместе. Не думаю, что у нас будут проблемы.
   Дело представлялось Илье и в самом деле несложным. Он в отличной форме, щиты они вдвоем с Аей, в случае если неоды вздумают драться, удержат легко. Отобрать силу у магов оказавшись в госпитале тоже не проблема. Затем согнать боеспособных неодов в одно помещение и дождаться команды из спецотдела с блокираторами магии. Все...
  
   - Нет дорогой, - отрицательно покачала головой ведьма. - Не надо тебе туда. Разговор предстоит очень деликатный. Присутствие людей на ритуале крови вызовет лишние проблемы, а мне хочется использовать ситуацию по полной. Роду Иль-Тентами потребуются вассалы и слуги, обидно упускать такой случай...
   - Ая, ты чего, блин, задумала? - Напрягся Илья. - Говори!
   - Я тебе потом все обязательно объясню. Наедине, - вкрадчиво сказала ведьма, сорвав травинку и задумчиво перекатывая ее между пальцев. - Илюша, ты же мне доверяешь? Не задавай, пожалуйста, лишних вопросов. Поверь, я все делаю для нашего блага. - Ая, словно выпрашивающая подарок маленькая девочка, захлопала ресницами и посмотрела Илье в глаза.
   - Доверяю, - помолчав, сказал парень. - Но я все равно хотел бы знать, что ты хочешь.
   - Я клянусь, что не сделаю ничего, что пошло бы во вред Империи, твоему здоровью, свободе воли и разума или наложило бы на тебя какие-либо твердые обязательства без твоего ведома, - ставшим вдруг торжественным голосом произнесла ведьма. - Муж мой, не будем терять времени. Разреши мне сделать то, что нужно и проблема с госпиталем будет решена наилучшим образом. Лима, будешь мне ассистировать? Илья тоже участвует, он глава рода.
   - Конечно, - склонила голову целительница. - Это будет честью для меня.
  
   "Блин, моя Аечка, кажется, знает что делает", - подумал Илья. "Вокруг куча свидетелей, препираться с женой и замкомандира дружины при подчиненных глупо, выспрашивать детали тоже. В чужих глазах мы должны быть едины. Да и ругаться сейчас с Аей, когда все только наладилось... Ладно, поверим жене".
   - Делай что должно, - кивнул Илья.
   - Благодарю, - слегка поклонилась Илье Ая. - Лима начинай.
   - Ага, - отозвалась маленькая магичка. Полезла в сумку и вытащила из нее жгут и обернутый в чистую тряпочку небольшой стеклянный шприц с иголкой, который на пару секунд слабо засветился зеленоватым светом от стерилизующего заклятья. - Закатайте повыше рукав командир. И поработайте немного кулачком. Мне нужно взять чуть-чуть крови из вашей вены для зелья ритуала. Госпожа Аяна, вы тоже приготовьтесь...
  
   - Все же медицинская техника техносов порою очень полезна, - созналась через несколько минут Лима, засовывая два небольших пузырька с кровью в сумку. - Отличная штука шприц - если нужна кровь для плетения или зелья, то не надо рассекать ножом или заклятьем запястья, причиняя пациенту боль и портя кожу. Мне на практических занятиях всегда было подопытных людей жалко. А тут - удобно, красиво и гигиенично. Я готова, госпожа ярл.
   - Вперед, - скомандовала Ая и они втроем двинулись к деревне. Ведьма, Лима и Тронс. Своим недавно обретенным магическим зрением Илья видел, как над троицей магов вспыхивает прозрачное сияние - Ая просила Ультамита поставить на них щиты.
  
   Глава 22. Крейс.
  
   В деталях о том, что произошло в госпитале, Илья узнал лишь поздно вечером, когда остался ночевать с женой наедине в горнице дома местного общинного старосты. Раньше в нем жил начальник госпиталя, а теперь лучший дом в деревне временно реквизировали под штаб дружины. До этого момента защитнику оставалось лишь внимательно наблюдать за происходящим, подтверждая распоряжения Аи и разбираясь в ситуации на ходу. Впрочем, повода для вмешательства не было, все прошло на редкость тихо и гладко.
   Маги сдались часа через три после начала переговоров. Без единого выстрела или заклятья, совершенно добровольно. Просто Ультамит передал Илье, что Ая просит его с несколькими бойцами подъехать к госпиталю и когда прикрытые щитами пара танков и грузовиков с дружинниками остановились у его входа, а доставленные на броне и в кузовах бойцы окружили дом, неоды с руками за головой стали сами выходить из здания, выстраиваясь вдоль стены. Ая находилась тут же, руководя процессом.
  
   - Передай Добрячкову, пусть пришлет кого-нибудь из спецотдела с блокираторами магии, - бросила она спрыгнувшему с танка Илье. - Нужно ровно сто двадцать штук, для не сдавшихся и отказавшихся от ритуала. Идейных северян перенесли в общий зал на втором этаже, все как один спят во избежание проблем. А этим - показала на выстроившихся у стены неодов ведьма, - блокираторов не нужно. Считай все наши. Здесь весь врачебный состав госпиталя и часть присоединившихся северян, из тех, кто понял, откуда ветер дует. Есть еще лежачие раненые на первом этаже, с ними надо поаккуратнее, - они тоже наши. Мы с Лимой и лечмагом Дойсом предварительную сортировку пленных уже сделали... Те, кто с красными повязками на руках - прошли ритуал крови и готовы сотрудничать, те кто спят без повязок - отказники. Пусть с ними в спецотделе делают что хотят, их судьба - не наше дело.
   - Вот так все просто? - Удивился Илья. - Были неоды Айлтада, а стали имперские?
   - Не совсем, - помотала головой Ая. - Не имперские, а наши лично кровники. Твои и мои, дорогой. Я им обещала перед ритуалом, что от проблем со спецотделом их избавят и не заставят воевать против Крейса. Пусть Добрячков побеспокоится, чтобы к сдавшимся отнеслись максимально гуманно, империи нужны целители. На их лояльность теперь можно рассчитывать, попыток побега и сопротивления не будет, за них лично отвечаю...
  
   Так все и вышло. После сеанса связи с подполковником прямо на поле перед деревней сел небольшой пассажирский биплан, очертаниями смутно напоминавший допотопный "кукурузник", разве что поменьше размерами. Из него вышли двое танов из спецотдела, притащивших с собой чемоданчик с блокираторами магии и наручниками. Устройства нацепили на продолжавших спать в госпитале "отказников", которых ближе к вечеру погрузили в пришедшие санитарные грузовики и куда-то увезли. За ними настал черед прошедших ритуал - те сели во вновь подошедшие машины сами, внеся в них на носилках своих раненых товарищей. До этого момента Ая с Тронсом разговаривали на неодском с лечмагом Дойсом - высоким худым неодом с аккуратной, начавшей седеть бирюзовой бородкой, а Лима возилась на первом этаже с ранеными неодами из числа "сдавшихся", попросив Илью несколько раз дать ей силу для лечения. Занятый с ней и лекарками Илья не стал отвлекать жену и Тронса, по ним видно было, что разговор важный. Потом все выяснится, пока своих дел по горло. Дойс отбыл восвояси последним, улетев на "кукурузнике" вместе с представителями спецотдела. И лишь после ужина, лежа на широкой хозяйской кровати, Илья смог как следует поговорить со своим замом.
  
   - В Крейсе обострились проблемы с отношениями южан и северян, - начала свой рассказ Ая, уютно устроившись растрепанной потной головой на обнаженном плече тяжело дышащего защитника. - Айлтад перебросил большинство боевых магов с юга для наступления на Талгорск, здесь воюют в основном северяне. Думаю, ты слышал об этом.
   - Конечно, - кивнул в темноте Илья. - Добрячков говорил. Южане как маги сильнее, поэтому Айлтад их бросил на решающее направление. Неоды с севера их вообще не очень любят.
   - Именно, - заметила Ая. - Причем, у южан в среднем дар везде сильнее. Не только как у боевых магов, но и как у целителей. И ученых среди них больше, если брать по большому счету. Только вот лекарей специально на юг не перебрасывали, а лучшие специалисты-лечебники сейчас в госпиталях. Война как-никак. Вот так и получилось, что в этом тыловом госпитале лечмаг южанин и большинство персонала тоже с юга. А большинство раненых - северяне. А еще какому-то идиоту из больших северных шишек в совете Крейса недавно показалось, что некоторые южане специально плохо лечат бойцов с севера, и хорошо - своих собратьев с юга. Он инициировал расследование и после этого в госпиталях учинили охоту на врачей-вредителей, подозревая в первую очередь южан. Весело, правда?
  
   - Да уж..., - задумчиво протянул Илья. - Стало быть, когда мы прорвались к Таличу, и запахло жареным, а госпиталь фактически бросили, южанин Дойс решил не принимать безнадежный бой, а выкинуть белый флаг?
   - Так и есть, - согласилась ведьма. - Только персонал был наслышан о зверствах северян и боялся, что люди их сдачу не примут, не став разбираться, кто откуда. Убьют на месте или всех запытают в спецотделе, - в Крейсе пропаганда говорит именно так. Но в тылу неодов ходят слухи, о том, что у людей на северном фронте есть особый техно-магический отряд со мной как главной предательницей Крейса во главе или что-то вроде того. А еще мой дед Кев Тентами преподавал когда-то Дойсу энергетическое ауроведенье. Вроде бы мы с ним даже были когда-то знакомы, хотя я всех дедушкиных учеников и не помню, их у него в академии полно, мало ли с кем я здоровалась десять лет назад... Поэтому Дойс решил попробовать сдаться мне лично на особых условиях и устроил с этой целью заговор, когда понял, что имперская армия вот-вот будет здесь. Персонал его поддержал - они тоже южане и хотят жить. Дальше просто - собрали крестьян, объяснили, что если будет бой, то их деревеньку спалят дотла, поэтому объявившимся в окрестностях деревни солдатам империи надо передать послание для командования, чтобы решить дело миром. Непримиримых и идейных неодов из раненых северян целители сами тихонько усыпили на пару суток, решив сдать их спецотделу как есть. Дальше ты все сам видел.
  
   - Видел. Осталось неясным одно - что это за ритуал крови такой. И каким образом я в нем замешан. Выкладывай, дорогая, - чуть приподнялся на локте парень, нависая над Аей.
   - Ритуал абсолютного вассалитета, - не стала запираться ведьма. - Я им помогла со сдачей. И написала письмо Добрячкову, где просила отнестись к нашим личным пленным получше, а ты завтра мою просьбу подтвердишь. Хевдинг нам еще за Ядрово должен, пусть отрабатывает, он теперь командующий всей армией, его в спецотделе послушают. Но за услугу надо платить, а верность - гарантировать. Поэтому со всех сдавшихся я взяла клятву крови, сроком на три года. Теперь они должны мне и тебе подчиняться или..., - задумалась ведьма, подбирая слова.
   - Или что? - заинтересовался Илья.
  
   - Или им будет очень плохо. Каждый из них принял частичку зелья нашей крови. Теперь у них в ауре появилась метка зависимого от хозяина, с призрачным отпечатком наших аур. Если через три месяца каждый из них не получит новой порции зелья, то его организм пойдет вразнос, - вздохнула Ая. - И такому неоду будет очень больно и плохо. А дальше - полная или частичная потеря магических способностей, инвалидность, или даже летальный исход, как выйдет. Будут и изменения на психоэмоциональном уровне - выполнение приказов хозяина приносит давшему клятву эмоциональное удовлетворение, а невыполнение - тоску и депрессию.
   - Это что же, теперь весь этот табор придется за собой возить? - встревоженно спросил защитник.
   - Зачем же? Прикажем им пока работать в тылу на Добрячкова и Тольма. Раз в три месяца мне придется делать новое зелье и передавать его курьером, пока срок клятвы не истечет. Я на них вообще пока не рассчитываю, а вот после войны кровники могут нам понадобиться. Не маленькие - знали, на что шли. С моими условиями все согласились, клятву дали добровольно. Она иначе и не работает, ритуал можно совершить только над неодом и только с его согласия.
   - А если мы за эти три года погибнем?
  
   - Значит, нашим кровникам не повезло, - вздохнула Ая. - Ничего, Тронс с Лимой давно так живут и все нормально...
   - Ты хочешь сказать, что они тоже зависимые? - аж присел на кровати Илья.
   - Конечно. Все, кто был мною отобран в дружину, принесли мне клятву крови. Как же иначе? - удивилась Ая.
   - Круто ты дела ведешь, - только и сказал Илья, обдумывая услышанное. - Гайки закручиваешь до хруста, дорогая... То-то я Тронса по вечерам частенько навеселе стал видеть...от такой жизни, пожалуй, запьешь...
   - Ты у меня добрый Илюша. И хороший, - улыбнулась Ая, поцеловав парня в щеку. - Оставайся таким и дальше. А клановые дела в белых перчатках не делаются. Поэтому предоставь о них заботиться мне, - строго сказала ведьма. - Да вот еще что... Ты знаешь, я людей из твоего мира в дружине без твоего ведома не трогаю. Но один из них у меня вызывает опасения...
  
   - Ты опять о Петровиче? Нормальный мужик, что он тебе не нравится?
   - Мне на него рапорта пишут. Что он с целительницей какой-то магией занимается. Кроме того, у него привычки как у аристократа и вообще, он слишком много трется рядом с Лимой. Чаи с ней гоняет, разговоры разговаривает, подарки дарит. Гуси опять же эти... Кроме того, ты может и не обратил внимание на их поведение на празднике, а люди кое-что видели, слухи ходят... Илья, не отмахивайся, скажи, что делать будем! У них же отношения!
   - Слушай, Аечка, ты Лиме мать родная, что ли? - несогласно мотнул головой Илья. Мужская солидарность не позволяла ему дать Петровича в обиду, хотя небольшой укол ревности бывший студент ощутил. - Что делать будем, что делать будем... завидовать им будем!
   - Лима девушка совершеннолетняя, магичка, за себя постоять может, - продолжил парень, наткнувшись на скептический взгляд Аи. - Петрович тоже не мальчик, московский водила, в моем мире дослужился до капитана, жизнью тертый. Если они с Лимой делают свое дело и выполняют приказы, то их личная жизнь нас не касается.
   - Илья, я серьезно...
   - Я тоже серьезно. У нас в дружине до хрена мужиков и одна красивая незанятая девушка - Лима. На нее многие молодые облизываются, хотя и боятся. Пусть уж лучше у нее будет официальный ухажер. И если им станет серьезный мужик вроде Петровича, а не юный раздолбай со спермотоксикозом мозга, то я только за - меньше дров наломают. Вайсор его хвалит, в технике он хорошо понимает, подполковник тоже Петровичем доволен...
  
   - Вот именно, что хевдинг доволен, - неожиданно разозлилась ведьма. - Добрячков его недавно сделал вастом и, похоже, хочет двигать дальше, в таны. Думаешь, он зря тебе говорил, что дружине нужен штатный офицер зампотех? К тому же Петрович из вашего мира и уже крутит шашни с Лимой. Тебе нужен в дружине человек Добрячкова? Или тебе в ней нужны наши с тобой люди и маги?
   - Мне не нравится, куда ты клонишь, - помрачнел Илья. - Ая, мы все люди и маги Добрячкова, если на то пошло. И все от него зависим. Даже если у меня к нему есть претензии, и у тебя с ним сейчас ссора. Все, заканчивай эти разговоры, давай спать. Хотя нет, не все. Ая, надо бы заклинание крови с Лимы снять. Она мне жизнь спасла, прекращай ее холопить.
   - Нельзя его снять, - тихо ответила ведьма. - Заклятье вплетено в метаболизм, обратной силы не имеет. Но плетение через полтора года само истает, а нового я ставить не буду, понятное дело. Лима для меня не чужая, поверь. Ладно, Илюша, спим.
  
   На следующий день немного похолодало, и с утра зарядил мелкий весенний дождик, который, впрочем, скоро прекратился, не успев размыть дороги. Однако, дружина так и осталась стоять в деревне Яблоневка около опустевшего госпиталя. Кронярла Нальта с его бригадой с утра сдернули брать Талич, где продолжались бои по добиванию гарнизона, прикрывавшего отступление неодов. Справа и слева соседи тоже вели с кем-то бои, судя по периодическим отдаленным звукам перестрелок и орудийного огня. Впрочем, ощущения больших проблем не было - корпуса подтягивались к Таличу, ликвидируя группы окруженцев и вступая в схватки с отступающими неодами. Так что Илья ждал приказов, зная, что Добрячков про него не забудет. Бойцы привычно развернули походное хозяйство. Вайсор со своими людьми как всегда возился с техникой, гвардейцы Рейсода наладили дозоры и боевое охранение, хирд Сашки занялся хозработами и оборудованием временных позиций - правило: если остановился - первым делом окопайся, никто не отменял и в наступлении. Дружина привычно жила своей жизнью, не требуя срочного вмешательства. Илья походил по расположению, немного поспорил с Аей, насчет обеденного меню - практичная ведьма четвертый день подряд собиралась приказать готовить гречку с тушенкой, ссылаясь на то, что этой крупы у них в хозяйстве волею интендантов немеряно, а продуктовый НЗ и денежное довольствие дружины надо беречь. В то время как Илья, которому каша уже в горло не лезла, был готов потратиться и закупить у крестьян для бойцов что-нибудь повкуснее или хотя бы картошки и яиц. В итоге, Аю в своей правоте он убедил и отправился в штаб штудировать букварь имперского языка - образование следовало повышать.
  
   Вызов от Добрячкова пришел ближе к ужину. Причем голос подполковника в наушниках был в кои-то веки довольный, а не озабоченный.
   - Привет студент, - радостно поздоровался он с Ильей. - Ну что, готов завтра стать кронярлом?
   - Всегда готов, - ухмыльнувшись, отозвался Илья. - Просто всю жизнь об этом мечтал. Внимательно вас слушаю товарищ подполковник.
   - Не хохми, фармацевт, - сначала хохотнул Добрячков, но потом тон его голоса резко построжел. - Илья, мы вышли к границе с Крейсом, вот какое дело. Разведка вдоль нее уже побывала, летуны сверху посмотрели - все чисто, сплошного фронта нет, местами вроде бы неодские заслоны стоят, но небольшие, продолжается драп магов. От тебя до границы - двадцать пять километров. А теперь смекай - дело-то политическое. Тот ярл, чья дружина первой перейдет границу, тот и герой. Первый имперский солдат на земле магов. Первый технос в их логове. Первый мститель за родные края и вообще - первый парень на деревне. Это орден как минимум, а то и внеочередное звание, плюс место в истории. Я считаю, что такому герою как ты, грех не воспользоваться ситуацией, зря я ее что-ли для тебя своими руками создавал. Поэтому завтра с утра, как рассветет - выдвигайся. Я на тебя надеюсь.
  
   - Я и прямо сейчас могу, - взволнованно отозвался Илья, чувствуя, как забилось сердце. - Через двадцать минут дружина будет на марше, до темноты перейду границу.
   - Отставить сейчас, студент. Завтра с рассветом. А сегодня готовься принять делегацию - к тебе самолетом я направлю фотокорреспондентов и кинохроникеров с оборудованием. А еще боевое знамя Нельского танкового корпуса, которое ты будешь торжественно водружать под кинокамерами на что-нибудь неодское, вроде башни магов, там по ходу разберешься. Так что не подведи - пусть твои бойцы сегодня бреются, стираются, начищают сапоги и подшивают чистые подворотнички - ваши рожи на кадрах хроники увидят миллионы.
   - Есть, товарищ подполковник, - отчеканил Илья. - Все сделаем в лучшем виде.
  
   - Вот и хорошо, - послышалось в наушниках. - Да, кстати, поговори с пилотом самолета, таном Ильнором. Ты его знаешь... Помнишь летчика, которого ты спас, когда он винтом дракона рубил?
   - Да, - вспомнил Илья горящий высоко в небе белый парашют и ошарашенного летчика, который никак не мог понять почему он не разбился.
   - Его из истребителей после ранения пару месяцев назад списали. Рвался на фронт, рапорты везде писал. Я на него через спецотдел вышел, там всех кто с твоей дружиной связан отслеживают. Вот я и подумал - мужик он боевой и летчик неплохой, в наши дела отчасти посвящен. Таких лучше держать при себе. А тебе неплохо бы свою авиацию иметь - для разведки, поддержки или, в крайнем случае, эвакуации. Самолет с тобой или Аей на борту ни одна сволочь сбить не сможет. Местность тут равнинная, место для посадки найти нетрудно. Короче, я договорился с авиаполком - тану Ильнору предоставят "аиста" для транспорта и "беркута" для разведки, и он будет работать по твоим заявкам индивидуально. А насчет его не долеченного ранения - посмотрите, думаю вы с Лимой справитесь...
  
   После экстренного построения дружины, во время которого Илья объявил бойцам о возложенной на них командованием высокой чести, до самой глубокой ночи в подразделении кипела лихорадочная деятельность. Люди, что называется, прониклись. Особенно местные, впрочем, землян после всех приключений и осталось-то человек пятнадцать. А вот Вайсора, который отступал от самой границы и горел в танке под Нельском еще во время первого котла, или Рейсода, воюющего с первого дня, известие о том, что они первые ступят на землю врага, совершенно преобразило. И их бойцов тоже. Да еще корреспонденты с оборудованием, которых доставил Ильнор, и тяжелый футляр со знаменем корпуса, переданный Илье при всех, добавили торжественности к сборам.
   Петрович вместе с Вайсором и другими танкистами рисовали на бортах танков здоровенные черно-синие с красным ромбом посередине имперские флаги в белой окантовке. Народ чистил до блеска оружие и одежду, одевались в чистые рубахи, словно завтра все шли в последний бой. К корреспондентам, оборудовавшим в одной из изб небольшую фотолабораторию, направлялись целые делегации - когда еще можно, пользуясь оказией, сделать свое фото с фронта и отправить родным при случае полевой почтой?
  
   На рассвете, когда небо только начало сереть, дружина поднялась по команде и двинулась к границе, даже не позавтракав. Сегодня повара выдавали бойцам сухой паек салом, сухарями и тушенкой и наливали во фляги желающим крепчайший слегка сладкий чай, чтобы прогнать сон. Впереди по грунтовой дороге ехали мотоциклисты, за ними привычно восседающий на броне Илья с Тронсом и Лимой, потом остальные танки и грузовики. Когда окончательно рассвело, над дружиной пролетел, помахав в знак приветствия крыльями, "беркут" Ильнора - летчик на своем истребителе спешил разведать подходы к границе. Рабочую частоту для связи он еще вчера согласовал с Вайсором.
   Еще через час неторопливого марша показался разрушенный военный городок пограничников. Выгоревшая дочерна казарма с провалившейся крышей, какие-то разрушенные хозпостройки, плац, на котором застыли остовы нескольких сгоревших грузовиков и танка с отлетевшей в сторону от взрыва боекомплекта башней, какой-то горелый мусор - следы внезапного нападения магов год тому назад.
   - Штурмовые виверны поработали, - смотря куда-то в пространство, произнес Тронс. - И атмосферники в режиме дальнего огня файерболами.
   Ему никто не ответил, лишь высунувшийся по пояс из люка Вайсор зябко передернул плечами.
   - Мотоциклистов надо подтянуть поближе, - скомандовал чуть позже танкисту Илья. - Скоро граница. Надо укрыть их щитами, не ровен час, накроют нас. Не верится мне, что вот так, за здорово живешь, въедем в Крейс. И Ильнора вызови, что он там сверху насмотрел?
   - Есть, господин ярл, - отозвался Вайсор и скрылся в люке.
  
   Дорога, попетляв немного, вскоре вывела к небольшой речке - переплюйке с оживленным течением, шириной метров с пятнадцать. По ее берегам кое-где виднелись колья с остатками колючей проволоки и поваленные пограничные столбы, с которых кто-то поснимал имперские гербы. За рекой росли покрытые свежей листвой густые кусты и редкие деревья, за которыми виднелась в полукилометре типичная круглая каменная неодская башня с плоской крышей, высотой с семиэтажный дом. Впереди по дороге - остатки недавно сгоревшего моста и совершенно целая будка КПП с обломками от закрытого шлагбаума. Вокруг кроме дружинников ни души, тишина и безмолвие.
   - Бывшее КПП Теренково. Добрячков говорил, тут у моста глубина от силы метр с кепкой, а дно твердое, каменистое - задумчиво сказал Илья, скомандовав "всем стоп" и сверившись с картой. - Техника должна пройти.
   - Я проверю, ярл, - отозвался Тронс, спрыгивая с брони. - Перейду вброд. Только щитом прикрой.
   - Нет, - вмешался Вайсор. - Извини Тронс, но первым на том берегу должен быть человек. Сам пойду.
   - Попрепирайтесь мне еще, - вздохнул Илья. - Пусть Рейсод идет, они с гвардейцами своей переправой через Альгу заслужили честь быть первыми и здесь.
  
   На всякий случай Илья поставил на десяток увешанных оружием гвардейцев щиты, но ничего неожиданного не произошло, и вскоре Рейсод первым вылез на противоположный берег. Вода в самом глубоком месте немного не доходила тану до груди. За ним туда перебрался еще десяток бойцов с двумя пулеметами, заняв позиции в кустах вокруг брода, а потом, урча на повышенных оборотах мотором, через брод благополучно переехал первый танк. Оператор на подъехавшем сбоку грузовике начал снимать переправу на свою громоздкую кинокамеру, запечатлевая ее для истории. Следующим через реку поехал танк Вайсора. Илья в бинокль уже присматривался к башне, окруженной более мелкими постройками, которая просто напрашивалась на водружение флага. Типичное и очень узнаваемое неодское сооружение - маги их обожали. В любом родовом поместье обязательно торчала такая - причем, чем богаче и известнее неодский род, тем выше и толще башня. Как говориться - дедушка Фрейд был бы доволен, хотя Ая рассказывала про какие-то там древние традиции. Да что там род... На севере, где у неодов, по словам ведьмы, был исключительно дурной вкус, даже здания правлений в торговых домах и дирекции казенных учреждений строили в виде таких башен.
   Пара минут, и вскоре мокрые траки командирского вепря зацепились за неодский берег. Все, исторический момент - Рубикон пройден.
   - Подождем остальных и вперед, к башне - показал рукой на приметный ориентир Илья.
   - Ты говорил, историческая миссия будет, командир - улыбнулся рядом Ромка. - А получается какая-то детская прогулка. Солнышко светит, тепло... Мы из отеля в Турции с родителями в такую поездку на джипах ездили. С пикником. Прямо как курортники, только на танках...
  
   Глава 23 Пограничье.
  
   Самое обидное, что никаких серьезных ошибок Илья не совершил. По крайней мере, он сам так думал. Он даже не так уж сильно расслабился - не первый день на войне, знал, что тишина и спокойствие может смениться стрельбой, огнем, льдом и молниями буквально в любую секунду. Да и мысль о том, что они сейчас находятся на неодской земле сидела подспудно в голове, настраивая на серьезный лад. А вот поди же ты... Огневой налет он прозевал и накрыло их знатно.
   И ведь на рожон не лез... Танки с десантом преодолели брод самостоятельно, пехота перешла его пешком, оставив водителей и механиков готовить грузовики к переправе на буксире. Для самостоятельного движения машин было слишком глубоко. К неодскому объекту с башней, дружинники наобум ломиться тоже не стали. Пара сотен бойцов Рейсода и Сашки и танковых хирдманов на броне вепрей, остановились метров за триста до башни с окружавшими ее домиками, а вперед выдвинулось прикрытое щитами Ильи отделение разведки. Оно почти добралось до цели, как...
  
   От вершины башни по направлению к дружинникам по воздуху устремились какие-то белые росчерки, и не успел Илья что-либо предпринять, как они тут же взорвались в полете. А дальше его в один момент ослепило и оглушило, как будто рядом взорвался светошумовой заряд. Резкий звуковой удар ударил по барабанным перепонкам, а перед глазами повисла ослепительно белая пелена. Буквально вот так сразу, без перехода - яркий слепящий свет, как будто защитник смотрел на полуденное летнее солнце, так что Илье пришлось до боли зажмуриться, но за закрытыми веками все равно продолжали плясать багровые пятна. В ушах противно звенело, голова стала как ватная, хотелось упасть и закрыть ее руками. На то чтобы прийти в себя потребовалось несколько секунд, а когда парень все же обрел способность чуть-чуть видеть и немного соображать, то понял, что невдалеке работают несколько пулеметов. Причем это были не его пулеметы, а работали они по его бойцам, которых тоже парализовало то ли взрывом светошумового заряда, то ли заклинанием.
  
   "Щиты! Ультамит - щиты на всех кто рядом"! - Мысленно заорал Илья, забыв, что может их ставить сам.
   "Сначала дай мне полную картинку"! - тут же отозвался Ультамит. "Я же вижу и чувствую через тебя"!
   Парень, усилием воли сбросив оцепенение, постарался оглядеться вокруг. Зрение восстанавливалось медленно, перед глазами мелькали черно-серые точки, как на экране старого телевизора. Но общую картинку залегшей в землю дружины он уловил. А так же понял, что по ним от башни и окружавших ее домиков лупят не только пулеметы, но и привычные файерболы с молниями и как минимум один звездочник, характерная синяя вспышка от заклинания которого разорвалась над дружиной.
   "Плохо"! - снова возник в голове голос Ультамита. "Атака одновременно и физическая и магическая. У меня нет гарантий"!
   "Скажи Ае, чтобы держала щиты"! - мысленно ответил Илья. "Бери с меня меткость как можно выше! Работаем в паре с Аей".
  
   - Дружина, огонь! - заорал бывший студент, срывая голос. Илья вскочил на броне во весь рост, потрясая автоматом в воздетой вверх руке. - Уснули, к хренам все, стреляйте! Шевелитесь, воробьи бухие, вашу за ногу!!! Огонь, блин, огонь! - Рядом звонко щелкнула о броню пуля, а вслед за ней метрах в двух впереди полыхнул и стек по выставленному на танк щиту фаейрбол, но это были мелочи. Главное - чтобы его услышали, и управление боем начало восстанавливаться. Переполняемый эмоциями и, не очень соображая, что он делает, Илья рефлекторно зачерпнул разлитую в воздухе энергию Ультамита и, мысленно собрав ее в один ком, швырнул его в неодскую башню со всей силы.
   Сорвавшаяся с его выставленной вперед руки молния вышла знатной. Толщиной в фонарный столб, длинной и ветвистой. Таких красивых даже у Тронса не получалось, недаром при ее виде у сидевшего рядом боевого мага от удивления отвисла челюсть. Ударила она в башню с такой силой, что каменная кладка полетела во все стороны, словно от попадания гаубичного снаряда.
  
   На секунду бой словно затих, а потом дело сразу пошло на лад, люди как будто очнулись. Окна башни, из которых бил пулемет и кастовали огненные заклятья маги, накрыли огнем разведчики и спешенные хирдманы. Дистанция была слишком большой для пистолетов-пулеметов, но добавленная меткость позволяла их достать на излете, заставляя неодов прятаться от пуль. Затем в бой вступили танки, дав несколько пушечных выстрелов, один из которых влетел прямо в бойницу пулеметчика на втором этаже башни, а второй накрыл его собрата, спрятавшегося метрах в пяти от нее за крыльцом дома. Магический огонь немного притих, и тогда Илья заорал:
   - В атаку! Барра! Вайсор дави гадов огнем, не дай головы поднять, - крикнул он в не успевший закрыться с начала атаки люк.
   Машины двинули по полю, прицеливаясь по огневым точкам неодов, к огню пехоты присоединились танковые пулеметы, с грохотом открыл стрельбу тяжелый скорострельный пулемет с тягача. Маги еще пытались отстреливаться, но пришедшие в себя и закрытые щитами дружинники уверено подавляли их огнем. В башню за пару минут попало несколько снарядов, но прочное строение устояло. Чего не скажешь о менее капитальных домиках рядом с ней - их фасады и часть стен обвалились, накрыв прятавшихся там неодов.
  
   Дальнейший бой продлился не долго. Примерно через час Илья стоял на груде щебня у руин разбитого неодского объекта. Башня зияла слегка дымящимися пробоинами в стене, три небольших одноэтажных домика около нее были разрушены подчистую, невысокое и длинное, похожее на барак строение за башней в основном уцелело. Рядом с ним стояли все трое танов дружины: Вайсор, Рейсод и Сашка, а слегка побледневшая от отката Ая продолжала свой доклад.
   - Господин ярл, объект захвачен. По уточненным данным в дружине погибших трое - двое в хирде Рейсода и один в хирде Поталова, - официальным, как всегда в присутствии подчиненных, тоном отчитывалась ведьма. - Раненых семеро, их них двое средней тяжести, остальные легкораненые, ходячие. Лима с медичками сейчас оказывает им помощь. Уничтожено двадцать три мага противника и восемь человек пособников, раненых и пленных захватить не удалось. Потерь в технике нет, дружина боеспособна, ожидаю дальнейших распоряжений.
  
   Илья перевел взгляд в сторону, где на земле рядком лежали убитые маги и стрелявшие в его бойцов люди. Посмотреть было на что. Все - и люди и маги в неодской форме, только у людей на шеях тонкие кожаные ошейники, а на груди у каждого вышит большой разлапистый иероглиф, означавший на неодском что-то вроде "доверенный раб" и иероглиф с именем господина. Из двух десятков мертвых магов бойцами выглядит лишь семеро. Остальные - пожилые, лет за шестьдесят мужчины и женщины и трое молодых неодов. Один так вообще совсем мелкий пацаненок, лет двенадцати. У одного из убитых на форме знаки различия приммага, у двух других учмагов, остальные вообще рядовые. Люди в форме без воинских знаков различия, оно и понятно - рабам не положено. Однако, молотили по его дружинникам из автоматов и пулеметов имперских моделей эти рабы вполне себе активно. Мертвых неодов Илья повидать успел и поэтому догадывался - перед ним не кадровые бойцы, а сборная солянка вроде взвода ополчения. Который, тем не менее, сумел слегка потрепать его дружину ветеранов и дрался отчаянно, применив и магию и технику. Если бы не щиты Ультамита, и отнятая во время штурма объекта у противника поблизости магия, потери в дружине были бы однозначно больше.
  
   - Что это было за заклятье, Тронс? Которым по нам долбанули в самом начале боя? - тихо спросил защитник.
   - Не знаю, - слегка растерялся боевой маг. - Раньше я о таком не слышал. Война идет, постоянно разрабатываются новые боевые и вспомогательные плетения, - пожал он плечами.
   - Ясно, - задумавшись, кивнул Илья. Ему действительно многое становилось ясно. Легкой прогулки в Крейсе не получиться, даже несмотря на крах северной армии магов. Что-то человеческие рабы не спешат восставать при подходе имперских сил, скорее наоборот, дерутся вместе с хозяевами. К схватке враг мотивирован, весь вражеский взвод погиб, но никто не бежал и не отступил. И как, спрашивается, привести к покорности магов, если каждый неод на севере от семи до восьмидесяти семи лет от роду сам по себе оружие и убежденный враг людей империи? Хватит ли на это сил и ресурсов? Или та партизанская война, которую устроили немцам белорусские партизаны, покажется империи Вильм цветочками по сравнению с тем, что их ждет в Крейсе? В общем, невесело получается.
   - Ладно, - махнул он, наконец, рукой. - Продолжим выполнять приказы командования. Объект проверен?
   - Да, - кивнул Рейсод. - Противника в пограничном форте больше нет, гарантирую. Все осмотрели вместе с Тронсом.
   - Зовите хроникеров. Пусть поснимают наших бойцов на танках. Мертвых магов и развалины форта тоже им покажите, для пропаганды сгодится. А затем под камерами торжественно водрузим флаг корпуса на башню. Добрячков будет доволен...
   - Илья, на пару слов, - придержала его за рукав Ая, когда офицеры стали расходиться. - Отойдем-ка в сторонку, дорогой.
  
   - Что это было Илюша? - пытливо заглянула ему в глаза Ая, когда они отошли подальше. - В бою, в самом начале? Давно ты стал магом? Или Ультамит тебя им сделал? Я же видела, как ты ударил молнией в башню - это было классическое атакующее плетение, причем очень мощное, сильнее чем у наездника на драконе. С каких это пор ты умеешь колдовать?
   - Не знаю, - поморщившись, решил все же не врать жене Илья. - Никаких магических плетений я не плел, даже не понимаю о чем ты. Просто зачерпнул силу и ударил. После того, как меня в последний раз чуть не убило, я стал... как бы тебе сказать... чувствовать энергию Ультамита.
   - И почему молчал? Как можно такие важные вещи утаивать от жены?
   - А что мне было говорить? Вышло что вышло, я сам толком не пойму что именно... Да ты проверь, я человек. Аур ваших магических и прочих тонких материй не вижу, да и глаза пока не позеленели... Просто чувствую силу Ультамита, а что к чему еще не разобрался. Слушай, Ая, давай пока держать это в секрете. Будем считать, Тронс молнией ударил, он рядом со мной на броне сидел.
  
   - Это был не Тронс! - аж притопнула сапогом по земле Ая. - Это был ты, я все видела! Ты применил магию на глазах всей дружины!
   - Я с ним поговорю, Тронс подтвердит, что это он. Думаю, народ толком ничего не понял, все были словно контуженные. Слушай, ну не могу же я построить дружину и заявить всем - отныне я не человек, а маг, вот такие дела мужики.
   - Плевать на дружину! Илья, не прикидывайся линялой шкуркой! Почему ты не сказал мне об этом, отвечай?! Ты мне не доверяешь? - чуть ли не шипела Ая.
   - Хватит на меня давить! - в свою очередь разозлился Илья. - Перестаньте допрашивать командира, ярл Иль-Тентами! Мы сейчас на задании, отставить посторонние разговорчики.
   - Хорошо, - несколько раз глубоко вздохнув, с видимым усилием постаралась успокоиться ведьма. - Тронс действительно скажет, что заклятье кастовал он, я сама об этом позабочусь. Потом с тобой поговорим. И с Ультамитом тоже. Но мне обидно Илья. Я думала мы с тобой любящие муж и жена, один род Иль-Тентами, единое целое. А у тебя опять от меня свои тайны и свои игры...
  
   "А у тебя от меня секретов нет, любимая"? - подумал Илья глядя в спину идущей к танку Вайсора Аи. "Вот прямо никаких? Почему о заклятье крови, которым ты связала всех магов дружины, я узнал только вчера? Что у тебя на самом деле с Добрячковым? О чем вы с подполковником договорились в плену с Леггидом? Какие ты ведешь разговоры с Ультамитом и о чем? Ты же их ведешь дорогая, знаю я это отрешенное выражение лица, когда ты погружена во внутренний диалог с нашим любимым кристаллом, сам такой. Каких еще тайн я не знаю? Единое целое, блин, скажешь тоже... Повезло мне в семейной жизни, такую жену - дай Бог каждому. Скучно не будет".
  
   Съемки заняли все время до обеда. Киношникам все было любопытно - и бойцы дружины, водружающие над башней гордо реющей на ветру имперский флаг, и развалины форта, и убитые враги. Снимали всю картинку вместе и по отдельности, с танками и прочей боевой техникой и без нее, разными планами, делая по несколько дублей и фотографируя все подряд. Илья их понимал - сейчас важно набрать материал, а что из отснятого оставят ножницы редактуры и военной цензуры - неизвестно. Может, быть процентов десять.
  
   Илья тем временем связался с Добрячковым и доложил о ходе боя и выполнении задания. Подполковник его внимательно выслушал, а потом приказал дружине оставаться на месте - завтра границу должны были пересечь еще две танковые дружины, но пока кто-то должен был на всякий случай держать плацдарм на неодском берегу. Также Илья получил приказ выслать разведку вдоль берега реки на пять - семь километров в каждую сторону. И, если получится, посмотреть, что творится впереди по дороге. Судя по карте, в двенадцати километрах от границы был небольшой промышленный городок неодов. Или, правильнее сказать, - неодская потогонка. Никакого штурма и захвата объекта не производить - особенно подчеркнул Добрячков. Отрываться от границы, пока не налажена полноценная переправа и нет взаимодействия с соседями, он дружине запрещает. Но хорошо бы нащупать противника, хотя бы приблизительно. Должен же он где-то быть?
  
   Вскоре на поле рядом с башней с флагом приземлился Ильнор - в этот раз тан прилетел не на истребителе, а на легком тихоходном "аисте", способном сесть и взлететь с любого клочка ровной земли. Илья не предъявлял к летчику никаких претензий - тот сделал что мог. Но тан все равно был сильно расстроен, из-за того, что не разглядел укрывшихся в башне неодов и подвел дружину. В этот раз он собирался лететь на разведку на более подходящей для внимательного изучения местности машине. Правда, и сбить такой фанерный низколетящий самолет без брони было нетрудно даже обычному пехотному магу с хорошим посохом.
  
   В итоге, после разговора на слегка повышенных тонах, Илья пилоту лететь на разведку в одиночку запретил - летчик был ему еще нужен, хватит на сегодня смертей. А к объекту решил отправиться сам, с небольшой поддержкой - на трех танках с пехотой и несколькими мотоциклистами. Дело, в общем, привычное, в подобные рейды ходить приходилось не раз. Ильнор с парой фугасных бомб и фотоаппаратом пусть прилетает потом, чтобы его можно было при случае закрыть щитом. Меньше народа - проще его защищать. Будет серьезное сопротивление - развернулись и ушли все обратно, танки и мотоциклы неоды не догонят. В этот раз в тяжелый бой он ввязываться не будет.
  
   Ая выслушала приказ оставаться в дружине без всякого восторга, с плотно поджатыми губами. А потом совершенно серьезно сказала, что хрен он от нее отделается, пусть даже не мечтает. Получать снова безжизненное тельце мужа как после атаки в Ядрово, она не собирается. Вместе в разведку пойдут. Или вместе останутся здесь. Илья, посмотрев в ее прищуренные зеленые глаза, вдруг понял, что так оно и будет. Если он прямо сейчас, не сходя с места, не найдет каких-то убойных аргументов, чтобы заставить ведьму поменять свою точку зрения. Причем командовать, кричать "я муж и в дружине главный" и качать права - не вариант. Если он хочет оставаться командиром в семье и в дружине, то надо действовать умнее. Муж должен уметь подобрать ключик к жене и уметь ей манипулировать. Иначе это будут делать с ним. Но чем бы пронять Аю? Думай, Илюха, думай...
  
   - Хорошо, будет, как ты скажешь, - опустив глаза, пожал плечами парень. - Вместе, так вместе. Я не знал, что ты у меня такая бесхозяйственная транжира, Аяна.
   - Что?! - в возгласе ведьмы послышалось одновременно удивление и злость. - Я транжира?
   - Ну, или плохая хозяйка, выбирай, как тебе больше нравится. Объяснить?
   - Будь так добр, - медовым голоском сказала ведьма. Вот теперь Ая точно разозлилась. - Что ты имеешь в виду?
   - То, что ты сама растрачиваешь наш единственный общий капитал, дорогая - наш авторитет и наших людей. Подумай сама, что у нас с тобой есть своего, кроме казенного пайка, громкого имени и пригоршни талеров? Да ничего. Я гол как сокол, ты тоже лишена в Крейсе всего, что имела. Единственный наш реальный капитал - наша дружина. Она ведь наша Ая. Это люди, которых мы лечим и защищаем. Это люди и неоды, которые готовы выполнить любой наш приказ. Это наш инструмент чего-то добиться в этом мире. Дружинники знают, что мы их никогда не бросим. Знают, что ведьма-ярл бывает строга и придирчива, но это их ведьма-южанка, которая пусть сама строго накажет, но за своих людей любого загрызет. Знают, что Илья может потребовать идти в огонь, но также знают, что Илья всегда прикроет. Они нам абсолютно лояльны. Ты с этим согласна?
  
   - Продолжай, - задумчиво кивнула Ая.
   - Я должен произвести разведку, это приказ. Впереди, скорее всего, враг, я сильно сомневаюсь, что потогонка никем не прикрыта. Отправим туда дружинников одних, а потом будем смотреть на обугленные трупы в горелых танках и мотоциклах, если они попадут в засаду? На трупы наших с тобой людей, которых мы бросили одних под файерболы? Или отправимся с разведчиками вдвоем, оставив без прикрытия щитами всю дружину? Место тут, между прочим, стратегическое - вот-вот прибудут наводить мост в районе переправы саперы. Есть неплохая дорога, равнинный берег - самое то для наступления вглубь Крейса. Если северяне не идиоты, то они могут в любой момент нанести контрудар, мы расклада сил без разведки не знаем. Рискнем потерять всех своих людей здесь? Ая, это глупо. Мы муж и жена, одно целое, ты права. Но мы должны рачительно править своими людьми и своим хозяйством, приумножать добро, а не терять его. Здесь уже не Крейс, люди не наши вещи, они идут за нами, пока мы о них заботимся, пока они нам с тобой верят, а не только силой приказа. Вспомни Добрячкова - ты сама перестала ему доверять, после того как он бросил меня в глупую на твой взгляд атаку. Разделиться - единственный правильный вариант. Пойми, я думаю о нас с тобой, прежде всего.
  
   Илья рассчитывал, что упоминание о "своих людях" и хозяйстве в душе Аи, бывшей владелице земельных угодий, человеческих "крепостных" общин и фермы по разведению дракончиков найдет свой отклик быстрее, чем разглагольствования о чести, совести, военной необходимости и приказах командования. И оказался прав. Ведьма всерьез задумалась.
   - Чую в твоих словах какой-то подвох, - сказала, наконец, она. - Но ты говоришь логично, признаю. Об этом я не думала... Кадры нам понадобятся, и наши люди должны нам доверять. Ты точно заботишься о дружине, как о нашем общем хозяйстве? Или играешь сейчас в свои игры?
   - Конечно, забочусь! - ласково улыбнулся Илья. - Может быть, эти люди еще нашему сыну послужат.
   - Ладно, езжай с разведкой. Я присмотрю за делами здесь, если надо - прикрою людей щитами и дам бой. Только обещай мне быть очень осторожным, дорогой. Я хорошая хозяйка Илья. Но я не могу тебя потерять.
  
   Мощеная камнем узкая дорога, проложенная по покрытой подрастающей травой и первыми цветами степи, казалась вымершей. Никого - ни повозок, ни пешеходов, двигавшаяся со скоростью около двадцати километров в час маленькая колонна разведчиков не замечала. Кое-где попадались по сторонам одинокие строения и небольшие рощицы деревьев и кустарника, отмечавшие места водоемов, но к ним Илья не сворачивал - не хотел терять время. А вскоре, километров за шесть - семь до цели над дружинниками повис "аист" Ильнора и начал наматывать круги вокруг разведчиков, высматривая противника - топлива в баках при экономном полете было примерно часа на два.
   Именно летчик и предупредил Вайсора о движущемся впереди по дороге обозе, который они быстро догоняли. Семь больших повозок запряженных волами, драконов и кадов не видать, неодов с посохами тоже. Хотя по большому счету это еще ничего не значит... На всякий случай, Илья велел приготовиться к бою и поставил щиты, но в этот раз драться не пришлось.
  
   Увидев позади себя на дороге пыль от догоняющих их танков и мотоциклов погонщики волов принялись было настегивать своих медлительных животных, чтобы те шли побыстрее, но вскоре бросили это безнадежное дело - от судьбы не уйдешь. Прятаться тоже негде - вокруг степь. Когда танк Вайсора притормозил у первого фургона, повинуясь приказу, волы встали, а с десяток сопровождавших их человек выстроились в ряд, подняв руки. Все как один безоружные, большинство в металлических ошейниках, одеты в латанную, кто во что горазд, одежду. На танки и мотоциклы они смотрели как на некое невиданное чудо - сразу было видно, что подобные машины они видят первый раз в жизни.
   - Кто такие, что везете? - задал вопрос Илья, подойдя к мужику с кожаным ошейником и одеждой побогаче, с вышитыми на ней неодскими иероглифами. - Отвечать!
   В это время спрыгнувшие с танков и прикрытые щитами бойцы уже заглядывали в крытые фургоны - разведка дело такое...
   - Имущество господина Фокада с загородный виллы, господин маг, - поклонившись до земли, ответил по неодски мужик. Поклонился и ответил, что характерно не Илье, а стоявшему рядом с ним Тронсу.
   - С ним говори, человек - мотнул головой в сторону Ильи боевой маг. - Отвечать быстро, четко и доходчиво. Не врать, а то накажу.
   - Кто такой Фокад? Где он сам? - спросил Илья.
   - Тык... Господин Фокад наш хозяин и владелец. Ткацкий трудлагерь, куда вы путь держите, принадлежит его семье. Хозяева позавчера как узнали, что восставшие имперские ренегаты...прошу прощения, то есть вы, сиятельные господа, уже близко, так соизволили взять всех драконов из загородного логова и уехать в Айкарген. А нам велели собрать все самое ценное, что есть на вилле и везти туда же. Чтобы, значитца, ничего ихнего бунтовщи...чтобы ничего не пропало. Вот мы и везем... везли.
   - Неоды в обозе есть?
   - Откуда? Все господа уехали.
  
   - Господин ярл, в повозках разного барахла навалом, - послышался голос васта Фогга, выглянувшего из-за фургона. - Валом все лежит. Дорогая посуда, ковры, вино, одежда...всего полно.
   - Что делать будем, командир? - Поинтересовался высунувшийся из люка Вайсор. - Едем вперед или как? Скоро вечер.
   Думал Илья недолго. С одной стороны, это вроде как мародерка получается? Или нет? Нет, на имперской земле была бы мародерка однозначно, там свои сограждане живут. А в Крейсе, вроде как уже сбор трофеев. И вообще... Ему что, следует разрешить дальше везти отжатые ценности к неоду-эксплуататору рабского труда? В свое время они с разбитого обоза всей дружиной неплохо прибарахлились... Но как можно просто так взять и забрать чужое? Или оно уже свое?
  
   - Вайсор, выдели трех бойцов и мотоциклиста сопровождения, - махнул рукой защитник. - Разворачивайте обоз и сопроводите его в дружину. Сдайте Аяне, скажите муж трофей в хозяйство прислал. В расположении все как следует осмотрим и поделим трофеи по справедливости.
   - Дело говоришь командир, - испачканное в мазуте лицо Вайсора расплылось в широкой улыбке.
  
   - Нельзя никак повернуть! - Тут же возмутился услышавший разговор главный погонщик. - Меня хозяин Фокад за свое утраченное имущество вместе с женой и детьми живьем кадам скормит!
   - Не скормит. Забудь про него. Он тебе больше не хозяин. А ты не раб. Кончилось все, - ответил Илья. - Свобода пришла, здесь сейчас Империя, а в Империи рабов нет, все люди свободны! Ты свободен, мужик! Понял!?
  
   - Прошу прощения, но вы ерунду говорите, господин бунтовщик, - снова склонился погонщик. - Извините, господин, но так...все не так... Человек должен быть рабом, - растерянно помотал он головой. - Как это? Как человек может быть свободен? Как можно: человек и не раб? Не бывает такого... То от отцов и небес заповедано - неод повелевает, человек его слушает, и тем все живы. Беспредел творите... Вы люди, а неодское себе присваиваете как господа...Но раз маг велит, я подчинюсь - он еще раз старательно поклонился до земли Тронсу в ноги и развернулся к своим. - Поворачивайте повозки назад! Господин маг велел!
  
   Глава 24. Все меняется.
  
   До неодской потогонки, названной встречным рабом, чьего имени Илья так и не узнал, ткацким трудлагерем, дружинники к их собственному удивлению доехали без всяких проблем. Впоследствии выяснилось, что приграничную полосу неоды решили бросить без боя, ограничившись лишь призванными задержать наступление людей отрядами добровольцев, вроде того, что защищал башню. Уже на следующий день разведка подтвердила верность этого предположения - летчики обнаружили крупные неодские отряды и начавшиеся земельные работы у Айкаргена. Оставшись практически без армии, маги-северяне не стали цепляться за границу Крейса, понимая всю бесполезность этого намерения. Вместо этого они делали то, что реально могли осуществить: собирали ополчение со всех окрестных земель и сбивали в боевые группы отступающие части и выходящих из окружения магов, готовясь всеми силами защищать свой клановый центр. Ирония судьбы - прошлой осенью под Алмией имперские войска делали то же самое, пытаясь остановить наступающих неодов.
   Но обо всем этом Илья узнал потом. А в тот вечер он впервые увидел неодский трудлагерь, знакомство с которым добавило ему пищи для размышлений. Танки с разведчиками въехали в него по дороге прямо с марша без всякого сопротивления. Брошенный неодами объект до последнего продолжал исправно работать, производя продукцию, как будто и не было поражения и прорыва имперских войск.
  
   Первое, что Илье бросилось в глаза - так это очевидное сходство объекта то ли с военным городком, то ли с концлагерем. Длинный забор вокруг лагеря, правда, был без вышек и колючей проволоки и выглядел хлипко - какие-то высокие жерди с густо разросшейся вокруг них живой изгородью и странными амулетами на шестах через каждые несколько метров. Но Тронс не советовал подходить к нему близко - амулеты, оказывается, были сторожевыми, настроенными на человеческую ауру. А в зарослях изгороди жили быстрые юркие змеи с парализующим ядом, призванные обездвижить пытающихся перебраться через запретную черту рабов потогонки. Да и шипы на кустах изгороди, по словам мага, могли быть отравлены.
  
   Так что дружинники танковым тараном просто вынесли массивные деревянные ворота и въехали внутрь, оказавшись на центральной улице лагеря. Справа и слева вдоль нее стояли прямоугольные деревянные двухэтажные бараки, а упиралась она, судя по всему, в здание самой потогонки. Здоровенное, приземистое, из красного кирпича и с неизменной неодской башней сбоку. Почему-то оно смутно напомнило Илье дореволюционное здание текстильной мануфактуры в подмосковном Серпухове - такое же бесконечно длинное, унылое и безрадостное словно тюрьма. На улице бойцы увидели и первых людей - отряд десятка в два мужиков в свободных черных рубахах и штанах военного кроя, неуловимо похожих на чоповцев из далекой Москвы. Только вот на поясах этих "чоповцев" висели здоровенные плетки и короткие дубинки.
   - Похоже, нас приветствует охрана потогонки - проинформировал Илью Тронс. - Надсмотрщики. Следят за порядком и трудовой дисциплиной.
   - Тоже рабы? - спросил для порядка бывший студент, перехватывая автомат наизготовку и готовясь ставить щиты.
   - Ага. На севере свободных людей почти нет.
  
   Идиотами охранники не были, но их реакция на имперских солдат показалась Илье необычной - практически никаких эмоций кроме удивления. Ни о каком сопротивлении не было и речи. Увидев танки на территории потогонки и вооруженных автоматами гвардейцев, охранники кланялись и охотно поднимали руки в горку, удивленно таращась на боевые машины и имперских бойцов. Защищать хозяйское добро они не спешили. Радоваться освободителям, приветствовать их и вступать по своей инициативе в разговоры - тоже. У Ильи появилось ощущение, что его бойцы воспринимаются местными людьми не как принесшие избавление рабам свободные собратья, а как телепортировавшиеся в их замкнутый мирок боевые рептилоиды с планеты Флюк, от которых вообще хрен знаешь, чего ожидать. Но, скорее всего, ничего хорошего.
   -Тронс, тебе карты в руки - обратился Илья к магу, несколько озадачившись вопросом, что ему делать дальше. Воевать вроде не с кем, нести добро и причинять справедливость тоже непонятно как и кому... - Поговори с ними. Поспрашивай насчет неодов, посмотрим как тут что, разведаем...
  
   - Я сам толком ничего не знаю, командир, - покачал тот головой. - На севере бывать не приходилось, только слухи всякие слышал. У нас все не так, да и я давно не был в Крейсе. Но хорошо, как прикажешь, ярл. Эй ты, иди сюда! - повелительно крикнул он на неодском ближайшему мужику с вышитым зеленым иероглифом на груди. - Ты кто?
   - Старший охраняющий раб Тнимс, господин маг, - тут же склонился в глубоком поклоне тот.
   - Неоды в трудлагере есть, раб?
   - Нет, господин. - Господин управляющий с семьей изволили после обеда последними уехать.
   - Кто сейчас старший на объекте? Какие у вас распоряжения?
   - Главный сейчас хозраб-распорядитель Кеомс, господин. Управляющий перед отъездом велел всем работать, как обычно. До конца дневной смены еще два часа.
   - Хорошо. Найди мне немедленно Кеомса. И вместе с ним выполняй указания господина имперского ярла, - показал Тронс на Илью. - Беспрекословно и со всем старанием, если хочешь жить...
  
   Кеомс сыскался довольно скоро - толстенький невысокий человечек в зеленых штанах и в вышитой синей рубахе сам сбежал к дружинникам со ступенек крыльца башни. Ни спорить, не препираться он не стал - как и все рабы, с которыми Илья разговаривал в Крейсе, он кланялся и выполнял приказы "господ бунтовщиков". Разве что другие так угодливо и заискивающе не улыбались и не говорили с бывшим студентом столь откровенно подхалимским тоном. Впрочем, на эти мелочи Илье было плевать - не до того.
  
   Больше всего Илью поразили цеха. Длинные, просторные помещения были плотно заставлены ручными ткацкими станками с небольшими проходами между ними. И за каждым станком работал человек. От детей лет семи-восьми, до стариков и старух. Производило все это дичайшее впечатление - станки были примитивнейшими, без малейшей механизации, из дерева, веревок, блоков и рычагов, на них даже педали не всегда были. Полная архаика. Но их было много, возможно больше тысячи. Неоды-северяне просто собрали множество людей, вручили каждому по станку и заставили рабов круглосуточно ткать полотно. Каждого на своем ручном станке, ага... Примерно в тех же условиях, что и ткачи, работали в своих цехах портные и закройщики - за примитивными верстаками сотни людей-рабов вручную иголками шили из ткани одежду, нигде не наблюдалось даже простейшей швейной машинки. В огромной фабрике, собрались тысячи людей, занимавшихся, по сути, примитивным ручным трудом...
  
   По словам Кеомса, вся жизнь раба на потогонке проходила по расписанию. Как объяснил хозраб, рабочая смена длилась двенадцать часов в сутки, днем или ночью. Выходной - один раз в двадцать дней, для санитарных надобностей и чтобы поменять для рабов дневную смену на ночную или наоборот. Два часа в сутки рабу давали на личные нужды, семь часов на сон, полтора часа на еду и полтора на общественную жизнь. Под общественной жизнью понимались обязательные прославляющие Крейс и счастливую рабскую долю коллективные песнопения перед работой и молитвы небесам о здоровье хозяина и его семьи после работы. Были и другие ритуалы для привития покорности, вроде "десятиминуток хозяйской заботы", с выдачей перед ужином выполнившим дневной план работникам небольшой порции спиртного или вручения значка "лучший раб смены". Трудлагерь работал по заказам армии Крейса и даже сейчас, при Илье, рабы не прекращали работу ни на минуту, выдавая на гора полевую форму для неодской армии. Лица у людей были серые, безжизненные и усталые, движения автоматические, они даже не проявляли особенного любопытства к дружинникам. Для рабов потогонки дни и ночи давно слились в один, бесконечный рабочий день, с редкими перерывами на сон. Мир за стенами лагеря казался этим людям фикцией, которую мало кто из них видел.
  
   Не то чтобы неоды своих рабов так уж мучали - хотя здание для экзекуций с кандалами, специальными лавками для порки и прочими неприятными приспособами для наказания тех, кто допускает брак, нарушает дисциплину и не выполняет план, Илье тоже продемонстрировали. Но разваренная ячменная похлебка на ужин в столовой, ложку которой Илья из любопытства попробовал, была пусть с редкими волокнами мяса, но щедро заправлена маслом, вполне приемлема на вкус и сытная. Хлеба к ней рабам давали вдосталь, сколько съешь - но вынос еды карался нещадной поркой. Готовить самим еду и есть вне столовой людям строго воспрещалось. Больничный корпус и ясли для детишек в трудлагере имелись. В бараках поддерживалась чистота, каждому рабу была положена тумбочка и кровать, а семейным - даже отгороженные тканью закутки по восемь квадратных метров на человека.
   Выживать было можно - трудлагерь не концлагерь, неоды не стремились убить рабов, их целью было выжать из людей все соки, пока те трудоспособны. Выживать - да. Жить долго - нет, поэтому Илья не удивился короткой продолжительности жизни рабов на севере. Просто нет смысла так жить. Работа от ясельного возраста и до смерти с перспективой сгореть в специальной яме для кремаций тел рабов за забором трудлагеря после нее - вот и все, что обещали людям неоды-северяне. Сомнительную карьеру в привилегированных рабах - поварах, охранниках и начальстве трудлагеря, жизнь которых была полегче, надо было еще заслужить. Насколько Илья понял, на теплые места в трудлагере обычно попадали дети домашних рабов и обслуги, бастарды от неодов и рабынь и прочие любимчики.
  
   Но самое ужасное - Илья не знал, что делать дальше. По словам Кеомса, еды в трудлагере осталось на неделю. Работу потогонки хозраб-распорядитель был готов остановить хоть сейчас, все равно сырья было немного. Выполнять приказы имперцев вместо неодов? Без проблем, ему все равно кто власть, он лишь раб и выполняет приказы. Объявить рабам, что они теперь свободны и могут идти куда хотят? Можно, но... А как это бывает, что люди свободны? А куда они пойдут, где их ждут? А кто их, отныне свободных, будет кормить? Господин ярл Илья будет их кормить? Если нет, то, может быть, они подождут возвращения хозяев, а объявлять свободу пока погодят?
   Задавались эти вопросы совершенно серьезно, без издевки, со всей почтительностью. Но Илья понимал, что ответить ему нечего. Ни о каких программах помощи рабам севера он не слышал. Что с ними делать бывший студент не знал. Радио и газеты Империи любили говорить, о том, что имперская армия несет людям Крейса свободу. Вот он и принес ее на броне танка в эту потогонку. А дальше что? Хрен его знает... Свое дело он сделал - разведку произвел и приказал остановить работу трудлагеря. Об остальном пусть думает Тольм с Добрячковым, должны же быть у имперского руководства какие-то планы на этот счет...
  
   Вернулись в расположение дружины разведчики почти затемно. Илья приказал передать радиограмму о результатах разведки в штаб корпуса, наскоро поужинал, проверил охранение и посты у разрушенной башни и, разобравшись с делами, лег спать в одной из комнат в бараке за башней, приготовленной для них Аей. Жены пока не было - хозяйственная ведьма, предварительно отправив имперских корреспондентов самолетом обратно, вместе с остальными танами дружины до глубокой ночи разбирала и описывала ценности из захваченного обоза как заправский старпом на пиратском корабле. Надо сказать, делала она это при полном одобрении бойцов и командиров, каждый из которых мог рассчитывать на свою долю. Пусть не сейчас, так потом, когда удастся продать добычу: шикарные ковры ручной работы, посуду из серебра и тончайшего, магической закалки фарфора, неодские бытовые артефакты, магические светильники, зачарованную от холода или жары одежду с ультамитовыми вставками и прочую роскошь. Илья, выступив перед бойцами, справедливый дележ разрешил, заявив, что каждый получит свою долю от общей добычи дружины. Но если кого-то поймают на крысятничестве или мародерке неодского добра втихую от товарищей, то пусть пеняет на себя. В трибунал обращаться не будут... У Аи с Лимой много интересных заклятий и зелий, надо же их на ком-то опробовать, кого не жалко? Ярл понимал - многие из бойцов, особенно выходцы из простонародья, откровенно бедны, порядки в Империи далеки от социалистических, война - хоть какой-то шанс подняться. Его бойцы так или иначе будут брать трофеи. Если он не хочет, чтобы они превращались в Крейсе в барахольщиков и мешочников, запрещать бессмысленно. Нужно возглавить процесс.
  
   Следующий день никаких особых новостей не принес. Через пограничную реку саперы навели мост и во второй половине дня на территорию Крейса начали переправляться другие дружины Нельского танкового корпуса. По радио передали, что после двухдневных боев освобожден Талич, последний крупный имперский приграничный город в полосе их наступления, а на юге продолжаются упорные оборонительные бои, неоды остановлены недалеко от Талгорска. Вперед ушла разведка корпуса, на неодском берегу стала накапливаться техника - предстояло вскоре штурмовать Айкарген, и Добрячков концентрировал силы. Илья ждал приказов, но сам пока хевдинга не вызывал - когда надо будет, про него вспомнят. Однако, пока распоряжений от подполковника не было, а потом и вовсе стало не до них...
  
   О том, что Нолвея и Иллирия вторглись в Ноданию, диктор официального имперского радио сообщил рано утром. Сообщение было скупым - сегодня, второго дня первого месяца лета, без всякого объявления войны, объединенный военный флот Нолвейско -Иллирийского Союза вошел в южный имперский порт Интен, подавив огнем портовый форт и потопив оказавшие ему сопротивление два имперских военных корабля. Началась высадка оккупационных войск, город и порт Интен Империей потеряны. Следите за дальнейшими сообщениями.
  
   Короткое сообщение сначала вызвало у дружинников оторопь, быстро сменившуюся возмущением и гневом. Бойцы считали себя преданными. Как же так, пока они насмерть воюют с магами за само будущее человечества, иллирийцы с нолвейцами решили ударить им в спину, выступив на стороне врага? Как такое вообще могло произойти? Отщепенцы рода человеческого на других континентах спелись с магами и решили погубить их Родину и отнять у людей свободу? Так они еще не знают, на что способна имперская армия! Предатели умоются кровью вместе с магами! Злость и даже ненависть к оккупантам распространились по войскам мгновенно. Даже на Илью стали косится, хотя своему ярлу никто из бойцов упреков по поводу его нолвейского происхождения высказать не решился - репутация защитника говорила сама за себя. О том, что он и его товарищи никакие не нолвейцы, знал лишь костяк подразделения, бойцов, взятых в дружину после выхода из окружения, о происхождении землян не предупреждали. Однако, понимающие что к чему дедушки подразделения, быстро заткнули рты начавшей было болтать лишнее "молодежи".
   Сам Илья срочно связался с Добрячковым, но тот пока не мог сказать ничего конкретного. Единственное что ему известно точно - наступление на Айкарген пока отменяется, корпуса ждут догоняющую их имперскую пехоту Роммта и готовятся повернуть на юг. Приказ главконунга Водда.
  
   Через день с официальным обращением к армии и народу по радио выступил сам Водд. Но сообщение главконунга было настолько невнятное и непонятное, что все только сильнее запутались. Главконунг заявил, что Иллирийско-Нолвейский союз вчера объявил войну Крейсу и выступает, как и Империя, противником магам в этой войне. Произошедшее в Интене - досадный инцидент, не означающий наступления автоматического состояния войны между Империей и Союзом двух континентов. Временная оккупация Интена, Техолва, Лотрова и ряда городов поменьше на юге Империи предпринята нолвейцами с иллирийцами для разворачивания союзнических войск в тылу южной группировки неодов и является печальной необходимостью для борьбы с общим противником. Также известно, что войска Союза высадились в самом Крейсе, на его юге, захватив Тойнлид - клановый центр на побережье южного Крейса и открыв второй фронт в войне с неодами. Всем сохранять спокойствие и не поддаваться на провокации. Руководство держит ситуацию под контролем и требует от каждого бойца и гражданина Империи выполнять свой долг.
  
   Общее мнение дружинников после выступления открытым текстом выразил Вайсор. - Полная хрень! - долбанул он кулаком по столу, когда сообщение закончилось. - Мутные дела творятся, очень похожие на предательство, - обвел взглядом танкист собравшихся послушать передачу в штабе дружины офицеров. - Что это за союзнички такие, которые с боем оккупировали часть имперской земли, спрашивается!? Какого хрена происходит в столице и Ставке, они там что, с ума все посходили?! Но самое главное - где, блин, Император?! Почему о нем как будто забыли? Почему молчит Валтор, когда его слова ждет вся страна?!
  
   Ответов на эти вопросы Илья в дружине так и не узнал. Потому что рано утром следующего дня за ним с Аей прилетели старые знакомцы. Чего-то подобного Илья ожидал давно, если честно - не могло их везение длиться вечно, как бы землян не прикрывал Тольм и не старался Добрячков. Но произошло все неожиданно, как это обычно и случается с крупными неприятностями.
   Сначала Илья услышал звук мотора и увидел в окно, как на ровное поле у башни садиться знакомый транспортный самолет. Легонько потрепав за плечо, парень разбудил спящую Аю и начал одеваться.
   - Кажется к нам посетители, дорогая. Киношники что-ли опять прикатили или сам Добрячков пожаловал? Пойду, встречу гостей.
   - Я с тобой, - зевнула в постели ведьма. - Подожди минутку.
   - Хорошо, - парень подхватил со стола автомат и привычно взял под контроль поток магии Ультамита. - Жду, Ая.
   Однако, едва они успели одеть форму, как в комнату постучал один из часовых, дежуривших у занятого под штаб здания.
   - Господин и госпожа ярл, к вам из столицы пожаловали, - голос у бойца за дверью был какой-то неуверенный, даже испуганный. - Целый хевдинг с сопровождением. Сюда идут.
   - Пусть заходит, - распорядился Илья. Причину волнения бойца он понял сразу, как только дверь открылась, и он увидел гостей.
  
   - Господин Кайтор? - поприветствовал улыбкой главу столичного спецотдела защитник. - Здравия желаю, господин хевдинг. Рад вас видеть, давно не встречались. Какими судьбами в нашем захолустье? - Илья постарался, чтобы его голос звучал ровно. Хотя все было понятно даже ежу - пришли за ним с Аей, больше тут такой столичной пташке делать нечего.
   - Я по делу, господин ярл Иль-тентами, - слегка улыбнулся в ответ главный спецотдельщик, кивнув в знак приветствия. - Или, правильнее будет сказать, ярл "Илья Тихомиров из Москвы"? - по-русски, с сильным акцентом спросил парня хевдинг, стоя в дверях в окружении двух вооруженных автоматами "инквизиторов" с детекторами магии на поясах. - Пожалуйста, пройдемте с нами, ярл. Госпожа Аяна, вы тоже.
  
   - Мы арестованы? - не сходя с места, спокойно спросил Илья. Непосредственной опасности он пока не видел никакой. Щиты поставлены, силы у него столько, что он может изжарить молнией всех троих представителей спецотдела, не сходя с места, они даже "мама" не успеют сказать. И это не считая Аи, которая тоже боевой маг не из последних. - Сдать вам личное оружие?
   - Что вы, господин ярл?! - развел руками хевдинг. - Кто же будет вот так внаглую арестовывать героев Империи, да еще таких...особенных? Но я вам настоятельно рекомендую подчиняться моим приказам. Вас срочно ждут в столице, вызов совершенно неотложный. Не советую делать глупостей...
   - Я должен связаться со своим командованием, - отрицательно покачал головой Илья. - Не имею права оставлять дружину без согласования с...
   - Хевдингом Добрячковым, - закончил фразу Кайтор. - Еще бы... понимаю тебя ярл, еще как понимаю. Держи, это тебе от него - протянул он Илье сложенный листок бумаги. Развернув его, защитник увидел короткую записку, написанную по-русски знакомым почерком подполковника.
   "Илья и Ая, делайте что вам говорят. Можете рассказывать обо всем, не время говорить об Ультиматумах кому-либо, пришла пора открыть карты. Увидимся в столице. Ваш Иван Сергеевич Добрячков".
  
   - Хорошо, - кивнул Илья, пряча записку в карман. - Я все понял. Но мне нужно некоторое время, чтобы раздать приказы командирам хирдов на время моего отсутствия и назначить заместителя. Будьте добры подождать.
   - Безусловно, - согласился с ним Кайтор. - Минут двадцать у вас есть, господин ярл, но не больше. А потом добро пожаловать на борт, время не терпит. Нас уже ждут в Алмии, машина для пересадки в Нельске готова. Пора лететь.
  
   Глава 25 Согерцогство.
  
   - Пишите, господин ярл - плотный лысый мужик в мундире со знаками различия тана и внешностью завсегдатая подвальной "качалки", положил на стол перед Ильей очередную пачку белых бумажных листов и пододвинул поближе стакан с остро отточенными простыми карандашами. - Мы должны знать о вас как можно больше. К ужину все должно быть изложено.
   - Что опять писать-то? - проворчал Илья. - Мне все свое детство, начиная с детского сада описывать? Кто была моя первая учительница, каким девочкам я в школе портфели носил, слушался ли маму и кушал ли кашку? Давайте поконкретнее.
   - Все детство не надо, - вынул из папки несколько скрепленных вместе канцелярской скрепкой листов тан. - Вот вам ряд вопросов, будьте любезны на них ответить по порядку. Про маму, папу, своих девочек, или кто там у вас был, потом подробно психиатру расскажите. С ним у вас назначена беседа после ужина.
   - Охренеть, - пробежал наскоро глазами написанный по-русски список защитник. - Не, я все понимаю, но когда вы ухитрились так хорошо наш язык выучить?
   - У нас было время и специалисты, чтобы поработать над этим, - со всей серьезностью ответил мужик. - Так что советую не врать, возможности для проверки информации у нас имеются.
   - Стоп... так я же ответы на эти вопросы с утра надиктовал на магнитофон, - продолжал изучать список Илья.
   - С утра надиктовали, а теперь все то же самое напишите от руки, - офицер был непреклонен. - Так надо. Может быть, какие-нибудь подробности еще вспомните, их тоже пишите.
   - Ироды, - вздохнул парень. - С утра от диктовки охрип, а теперь у меня еще и рука от писанины отсохнет. Нельзя так с героем Империи обращаться...
   Тан лишь молча пожал плечами и пошел к выходу, а Илья принялся за работу. Со здешними порядочками не поспоришь...
  
   Никто Илью с Аей официально арестовывать так и не стал. Но и особо миндальничать с ними в этот раз не собирались, так что арест получился как-то сам собой. У трапа самолета в столичном аэропорту супругов Иль-Тентами ждали крепкие ребята в черно-синей форме и в фуражках с малиновыми околышами - личная стража императора, подчиняющаяся только Валтору. Им Кайтор с сопровождающими сдал обоих ярлов с рук на руки, после чего ведьму и защитника, попросив надеть на руки предложенные блокаторы магии, повезли прямиком в уже знакомый Бирюзовый дворец. В пути охрана молчала, не вступая в разговоры, а перед въездом во дворец у них вежливо, но твердо потребовали сдать оружие. Илья сдал его без разговоров, то же самое сделала и ведьма - им с Аей при случае автоматы с пистолетами ни к чему, а штатные имперские блокаторы магии против Ультамита не пляшут.
  
   Затем каждому предоставили по комнате где-то в отдельном гостевом корпусе. Со столом, стулом, удобной кроватью, санблоком и шкафом для одежды. Ну и с крепкими решетками на маленьких окошках, конечно... А также маготехническими детекторами на стенах. Теперь супруги встречались лишь на полчаса в день во время обеда в отдельной комнате для приема пищи. Кормили, кстати, просто отлично - порою подавали настоящие деликатесы аристократической кухни Вильма, вроде пшеничных блинов с синей и красной икрой и томленой в печи похлебкой из нескольких сортов свеклы, капусты и разных копченостей. Оно и неудивительно - еду доставляли прямо из столовой дворца. После набившей оскомину армейской тушенки из "мамонта" и гречки с перловкой Илья теперь наслаждался каждым обедом.
   Но вкусная еда, была, пожалуй, единственным позитивом. На следующий день после приезда их свозили в машине с зашторенными окнами в какой-то закрытый госпиталь на тщательный медосмотр. В пустынном здании кроме врачей и охраны никого не было. Илью с Аей в многочисленных кабинетах всячески общупали молчаливые доктора, сделали им рентген и сняли кардиограммы, взвесили, померили давление, взяли кровь, а затем долго обследовали какими-то маготехническими приборами непонятного назначения - в общем, ничего необычного...
  
   А потом начались допросы. Подробные, со стенографистами или надковываемые на пленку. Оказалось, что о попавших в Империю землянах и их боевом пути имперцам известно если не все, то близко к этому. Но их интересовали подробности и мельчайшие детали. Илье показывали мобильные телефоны и документы погибших парней (оказывается, была сделана даже эксгумация тел зарытых в братской могиле погибших в первом бою студентов, во время которой спецотдел нашел много необычного), российские бумажные деньги и монеты, каким-то образом сделанные фотографии со смартфонов парней, чертежи двигателя несчастного сгоревшего московского автобуса, остов которого нашли и разобрали до винтика. Илью спрашивали о жизни в России, ее государственном строе, общественных и международных отношениях, истории. Особенно интересен для следователей был шестой - седьмой век европейской истории, и все что Илья знает или слышал о викингах. Так же расспрашивали про новинки науки и техники из мира Ильи и тенденции ее развития, хотя, как выяснилось, по существу студент мало что знал - только самые общие слова и концепции, не применимые толком на практике. Например "жидкокристаллический экран". Да, штука удобная, вон она в смартфоне. А как она конкретно работает и как такую сделать? Ну...в общем...кристаллы там жидкие на электричество реагируют...не знаю короче...
  
   Ну и, конечно, следователей, если их можно так назвать, поскольку никаких обвинений Илье с Аей не предъявлялось, интересовала эпопея отряда, история пленения Аи и обретения Ильей магической силы. Бывший студент отвечал честно, умолчав лишь о существовании Ультамита, заменив его в своих рассказах на некий непонятный источник магической силы, который он начал ощущать после контузии во время вызванной неодами грозы. Сила эта неведомым образом поддается управлению, но взамен высасывает из него здоровье. Что это такое и почему это случилось, он ведать не ведает - в их мире магии вообще не было. Той же версии держалась и Ая, с которой Илья втайне от следствия периодически общался через Ультамита, согласовывая общие показания. Об этой линии поведения их предупредил в записке Добрячков, включив в нее обговоренное раньше кодовое слово "Ультиматум" и Илья был с подполковником согласен - не надо никому знать об их настоящем покровителе, особенно руководству Империи. Может выйти боком...
   Аю тоже допрашивали вовсю - но с немного другой спецификой. Из ведьмы вытаскивали всю подноготную про южные кланы, их связи и потенциальные возможности, а также про довоенные политические расклады на юге Крейса. Также следователей очень интересовал период, когда они с Добрячковым были в плену у Леггида.
  
   Держались с пленниками не называющие своих имен офицеры корректно, не угрожали и ни в чем не обвиняли, редко повышая голос. Разве что порою давили психологически и пытались запутать в показаниях - но у них работа такая, это Илья понимал. В общем, держались в рамках. В целом у парня сложилось впечатление, что насчет них собирают информацию для принятия какого-то решения, а не занимаются доказательствами обвинения для суда. Но внутренне Илья готовил себя к любому исходу - от возвращения в дружину, до военного трибунала с расстрельным приговором или попытки тихо шлепнуть в спину из пистолета во время ужина. Впрочем, он старался не унывать. Случилось то, что должно было случиться давно - очень уж они везде наследили. Если что, он еще за себя и за Аю с ребенком поборется - силы есть и Ультамит поможет - разумный кристалл не собирался давать своих апостолов и внука в обиду и обещал дать полную энергию в случае проблем. Ни охрана, ни двери ему не преграда. Лучше погибнуть в бою или от отката, чем в тюрьме, на эшафоте или в качестве лабораторной свинки. Страха особенного не было, хотелось одного - скорее бы все закончилось. Впрочем, долго мариновать их не стали - на одиннадцатый день заключения, ночью, когда стемнело, на них с Аей надели дополнительные блокаторы магии и вывели из гостевого дома.
  
   Честно говоря, Илья немного мандражировал. Как бы взявшие ярлов в кольцо пятеро автоматчиков в черно-синем не довели их до ближайшей стеночки... Но не особенно - хотели бы шлепнуть без суда, сделали бы это где-нибудь в подвале выстрелом в затылок или вообще отравили за обедом. Вряд ли. Но щит на себя и Аю он поставил, а Ультамит был готов обеспечить вероятность поломки оружия гвардейцев императора до очень высокой. Вблизи от обоих своих апостолов разумный кристалл вообще мог очень многое. Однако, на крайние меры идти не пришлось. Их провели по внутренней площади дворца, затем последовали какие-то переходы из здания в здание, через несколько постов охраны подряд, на каждом их которых их внимательно досматривали и лишь затем, пройдя по неприметному коридору, защитник с ведьмой вышли в небольшой кабинет с массивной мебелью и покрытым зеленой скатертью длинным столом. Там их уже ждали. Причем всех троих присутствовавших в кабинете людей Илья знал лично.
  
   Император Валтор, сидевший во главе стола, выглядел нехорошо. Его лицо говорило само за себя: похудевшее и посеревшее, усталое с множеством морщин и глубокими кругами под глазами - не таким его запомнил парень на торжественном приеме в начале зимы. Видимо, слухи о его сердечном приступе не врали и он сейчас действительно с трудом восстанавливался от болезни. Добрячков, сосредоточенно изучавший лежавшую на столе географическую карту Нодании, лишь слегка улыбнулся Илье с Аей, ничего не сказав. Тольм, сидевший за столом напротив подполковника, отделался коротким кивком. Отцы-командиры явно не спешили вступать в разговор.
  
   - Вы свободны, - негромко скомандовал конвою Император. - Господа ярлы, занимайте места за столом, прошу садиться. - Дождавшись, когда охрана покинет кабинет, Валтор вытащил из лежавшего на столе серебряного портсигара папиросу, чиркнул дрожащими руками спичкой и закурил, затянувшись с видимым удовольствием едким дымом.
   - Если хотите, курите, господа россияне - обратился он к собравшимся. - Мне врачи не разрешают, но ради такого случая можно закурить всем. Чувствуйте себя свободно - чай и кофе, если кому надо, на столике у стены. Давайте условимся, раз уж мы все здесь собрались в таком составе, значит вы все прошли проверки. Будем считать, что мы единомышленники и хотим одного - победы и процветания Империи. А разговор нам предстоит непростой...
  
   Сделав паузу, Валтор обвел внимательным взглядом всех собеседников и, встретившись с ним глазами, Илья каким-то шестым чувством, понял, что надо сделать. Очень уж странно смотрел на него Император - как будто не только оценивал, что он за фрукт такой, но ожидал от парня каких-то конкретных действий.
   - Мы готовы ко всему, ваше величество, - отчеканил, вскочив со стула Илья, щелкнув каблуками и замерев по стойке смирно. - Отдайте нам приказ господин Император! Иль-Тентами точно выполнят его!
   - Каков орел! - улыбнулся Валтор. - И, что самое интересное, он не врет господа, - император повернулся к сидевшим за столом Тольму с Добрячковым. - Садись ярл - кивнул он Илье. - Не надо демонстрировать сейчас верноподданнические настроения, я в них и так уверен. Это меня и удивляет в вас, честно говоря - продолжил он. - С самого начала, с момента появления в нашем мире, вы, господа земляне, неизменно принимали сторону Империи. Хотя имели все возможности сбежать или перейти на сторону Крейса. В армию вас завербовали насильно. Никаких особых причин воевать за Вильм у вас не было, кроме того что мы все люди... Досталось вам крепко, выжили не все, не раз вы были на краю гибели. Но не предали и не дезертировали. Вы воевали за Империю и воевали хорошо, кто как умел, каждый на своем месте. И как талантливый хевдинг и как единственные в мире человек-маг и имперская боевая ведьма. Наверное, только поэтому мы здесь с вами и беседуем. Как ни странно, но я вам верю - вы с нами. Может быть, вы делаете это исходя из неких идеальных соображений или из-за корыстных мотивов - не столь важно, империя сумеет наградить своих верных слуг. Но вы наши, вам можно доверять.
  
   - Разрешите вопрос, ваше Величество? - не выдержал Илья. И, дождавшись подтверждающего кивка, продолжил. - Когда вы о нас все узнали?
   - Еще осенью, - пожал плечами Валтор. - Внедрились вы неплохо, признаю. Не думайте, что в Империи всегда такой бардак, но в тот момент в прифронтовой зоне действительно царил хаос. Везде беженцы, окруженцы, ополченцы, добровольцы... У половины нет документов, или их нельзя подтвердить - архивы попали к неодам. Спецотдел сбился с ног, маги ломят... Поэтому вы и проскользнули мимо проверок, в основном благодаря героической обороне Вачинской дороги от мобильных егерей. Никто не заподозрил уничтоживших несколько десятков драконов героев в пособничестве неодам, а всяких мутных дел в то время и кроме вас хватало... Однако, вскоре вы попали на заметку спецотделу из-за возможно творящейся в хирде магии исцеления, но к этому времени у подразделения нолвейского добровольца Добрячкова сложилась определенная геройская репутация. Вас решили тихо вывести в тыл и там разобраться, что к чему, но аккурат в тот момент случилось окружение второй ударной за Альгой. Стало опять не до вас, а вы снова проявили себя героями. В результате, я из своих источников в спецотделе узнал о странном геройском танковом хирде, который творит на передовой чудеса, колошматя магов в мелкое крошево. Но при этом сам явно укрывает неода и использует магию. И отдал приказ спецотделу не рубить сплеча, а Тольму разобраться, что происходит. Все же вы тогда были в окружении, вокруг маги - не наломать бы дров, вдруг вы с боем уйдете к противнику? Дело я взял под свой личный контроль и велел собирать информацию косвенными методами, о чем потом и не пожалел. Дальнейшее, думаю понятно. Одно скажу - за взятие и оборону Нельска, а так же за блестящее наступление до самого Крейса вам прощаются многие грехи. Даже то, что ты ярл, зачем-то выпустил Леггида, который дерется с нами сейчас под Талгорском...
  
   - Получается, кто-то в дружине информирует спецотдел, - задумчиво пробормотал Илья. - И это, скорее всего, землянин и возможно не один.
   - Илья, помолчи! Не забывайся где ты и с кем. - сердито оборвал его Добрячков, вступив в разговор. - Конечно да. Странно было бы, если бы информаторов не было. Не отвлекай его Величество на ерунду и второстепенные детали.
   - Понятно, что мы вас изучали, как умели, - слегка улыбнулся Илье Валтор. - Не бери это в голову ярл и не пытайся искать в дружине агентов спецотдела, это глупо и бессмысленно. Пока ты верно служишь Империи, тебе нет резона их опасаться. Важно не то, как мы собирали информацию, а важно к каким выводам пришли. Точнее я пришел, поскольку в спецотделе насчет вас и вашего использования есть диаметрально противоположные мнения. Но это дело прошлое. Видите ли, ситуация на северном фронте такова, что там можно обойтись и без особой дружины. А мне прямо сейчас понадобилась парочка новых имперских кронярлов. Мало того, мне нужны так же два имперских герцога, один из которых - неод и два соправителя лояльного Империи государства на юге Нодании. А скамейка запасных у меня очень короткая, кандидатур, которые пусть с оговорками, но были бы приняты людьми и неодами-южанами, кроме вас не найти. Что вы на это скажете, супруги Иль-Тентами?
  
   В этот раз удивлены были все. У Добрячкова брови забавно сложились домиком, Тольм закашлялся, подавившись папиросным дымом, а Илья просто выпучил глаза, не зная, как и реагировать на сказанное.
   - Э... так ведь нет на юге никакого лояльного государства, ваше Величество - удивленно сказал он.
   - Правильно, пока нет. Но и ты Илья, со своей женой пока еще не герцоги и не кронярлы. Свое собственное государство у вас будет, господа Иль-Тентами, если вы оба как следует поработаете. У вас же есть связь с Леггидом, не так ли?
   - Нет, ваше Величество, - быстро сказал Илья.
   - Я не с тебя спрашиваю, ярл, - поморщился Валтор. - С тобой мне все ясно. Я спрашиваю госпожу Иль-Тентами и господина Добрячкова, которые побывали в у Леггида в гостях. У вас есть с ним связь!? Не врите, ответ очень важен. Говорите как есть! - впервые повысил голос Император, и у Ильи от его интонации спина поневоле покрылась мурашками.
   - Так точно ваше Величество, - помолчав несколько секунд, склонила голову ведьма. - Есть разовый артефакт для шифрованной связи и индивидуальный канал.
  
   - Так я и предполагал, - задумчиво протянул Валтор. - Вообще-то сокрытие подобной информации тянет на государственную измену. Но я уже говорил, что вам простительно многое, ваши дела говорят сами за себя и я в курсе насчет родственных связей между южными кланами. Будем считать, что все идет как надо и вы не хотели нанести вред Империи, утаив это. Так вот, мне надо от вас следующее: вы, госпожа Иль-Тентами, выйдете на связь с Леггидом. Формально южной группировкой неодов сейчас командует коммаг Цайтад, но он лишь поставленный сверху от Айлтада политический скрибон, реальная власть и авторитет у Леггида. Во время переговоров постарайтесь убедить Леггида, взять полностью власть в южной группировке неодов в свои руки, устранить Цайтада и подписать с Империей сепаратный мир, провозгласив создание государства людей и неодов под названием "Согерцогство Южная Нодания".
  
   - Извините, но это совершенно невозможно, ваше Величество, - тихо прошептала Ая. - Леггид - неод чести. Он никогда не предаст Крейс и магов.
   - Все возможно, - развел руками Император. - Может и так. Но я помогу вам найти для него аргументы. Слушайте внимательно. Дела сейчас у Леггида, откровенно говоря, - дрянь. Талгорск он так и не взял, а теперь, когда Крейсу объявили войну еще и союзники, точно не возьмет. Айлтад беснуется и обвиняет его во всех тяжких. Высадившиеся союзники отрезали его от снабжения и фактически его маги в кольце. На востоке и севере - имперские войска, на юге море, на западе - Иллирийцы с Нолвейцами. Группировка его побита и обескровлена, в бергруппах по донесениям нашей разведки - от трети до половины списочного состава магов и драконов, виверн осталось две или три стаи, ультамиты в посохах магов изношены. Кстати, можете ему передать отдельную благодарность за обращение с гражданскими - несмотря на ожесточенные бои, его южане ни разу не применили тетмагию. И не зверствовали на оккупированных территориях, подобные случаи единичны. Это южанам зачтется.
  
   Но вернемся к главному, - глубоко затянулся очередной папиросой Валтор. - У Леггида сейчас ровно два выхода. Первый - сдохнуть в котле. Сил у Империи мало, мы тоже понесли очень большие потери во время боев на юге, кроме того идет имперское наступление на севере и вмешались оккупанты... Месяца два-три, до осени, он еще протянет. Потом все: или его добьем мы, развернув на юге дивизии из резерва и восстановив потери, или это сделают союзники, заняв явочным порядком имперскую землю, чего я лично не хочу. Вариант второй - идти на прорыв обратно в Крейс, развернувшись и атаковав Иллирийцев с Нолвейцами на западе. Вот тут он бы мог преуспеть, оставшись с интервентами один на один - даже потрепанные, боевые маги юга, прошедшие всю войну - это сила, а войска союзников опыта масштабных боев с неодами не имеют. Но я ему этого не дам. Как только он пойдет на прорыв, мы ударим от Талгорска ему в спину и будем преследовать и атаковать так быстро как сможем. Для этого уже начата переброска с северного фронта танковых корпусов хевдинга Добрячкова. Так что, фактически Леггиду приходится выбирать из двух вариантов поражения - быстрым или медленным. При этом вся элита юга, лучшие боевые маги, лягут в Вильме без всякого толка. Союзники уже высадились и прямо сейчас забирают земли и клановые центры Южного Крейса, обороняемые лишь стариками и детьми, в то время как их братья и мужья гибнут под Талгорском. Айлтад думает пока лишь о спасении своего родного Северного Крейса, югу не оказывается никакой помощи. Понятно?
  
   Внимательно слушавшая императора Ая лишь кивнула головой.
   - В то время как выход у него есть, - отпив из стакана с чаем, сказал Император. - Скажу больше, выход из войны есть у всех южан. Если Леггид примет мои условия, то Империя подпишет с новым государством Южная Нодания сепаратный мир. Коммаг в этом случае сможет атаковать иллирийско-нолвейских оккупантов всей своей группировкой - я не вмешаюсь, даже помогу, передав его магам в усиление танковые корпуса хевдинга Добрячкова, который тоже изъявит желание принять подданство Южной Нодании и возглавить человеческую часть ее вооруженных сил. После этого совместные маго-человеческие вооруженные силы Южной Нодании выбьют оккупантов из всего южного Крейса...
   - Передав их под власть Империи или имперского марионеточного государства, - мрачно сказала Ая. - Которое вы из нас сделаете. Независимости Крейса придет конец.
  
   - Да, это так, - кивнул Валтор. - А ты как хотела, Аяна? Но лучше быть марионеточным государством чем оккупированной территорией, ты не находишь, ведьма? Вы с Ильей будете его соправителями. Леггид и Добрячков - руководителями совместных вооруженных сил. С кого из неодов ты потребуешь клятву крови и как организуешь власть со своим мужем в Южной Нодании и Южном Крейсе - дело вообще твое. Да, я буду загребать жар вашими руками - устранив интервентов и южную группировку Крейса силами самих магов и не вступая напрямую в войну с союзниками. Да, я преследую свои цели - приводить к покорности Крейс и одновременно воевать с интервентами - очень тяжелая задача, вы можете ее облегчить. Но вообще-то это очень щедрое предложение - я предлагаю магам Южного Крейса выход. У вас будет свое, пусть и зависимое, государство, свои вооруженные силы и правительство, мир с Империей, а также постепенный план реформ, с поэтапным освобождением людей и принятием технического пути развития вместе с магией. Объясните это Леггиду. Потому что если он не согласится - мы вытянем войну и сами. Против Айлтада воюют все и его поражение очевидно. Да, война продлиться еще несколько лет и потребует еще несколько миллионов жертв. Но Империя выиграет все равно и вот тогда - горе побежденным.
  
   Глава 26. Совет.
  
   Оба винта пассажирского "альбатроса" натужно рубили влажный забортный воздух уже четвертый час подряд. Машину время от времени изрядно болтало над степью, она то провалилась вниз, к земле, то ныряла в сплошные облака, застилавшие квадратные окошки пассажирского салона непроницаемой серой пеленой.
   Ая, с серым, под стать облакам лицом, склонилась над гигиеническим пакетом, сгорбившись на своем кресле и в разговоры не вступала. Беременную магичку тошнило со страшной силой - запахи техники, бензина и металла вместе с непрекращающейся воздушной болтанкой делали свое черное дело. Илье было ее откровенно жалко, но помочь жене он ничем не мог, разве что морально. Не брать Аю в этот полет было никак нельзя - они с ведьмой выступали фактически главными послами к неодам Леггида, после того как Валтор наложил запрет на участие в тайной миссии Добрячкова. Ильей и его женой Император был еще готов рискнуть - в конце концов, предполагаемые правители согерцогства должны сами разговаривать со своими будущими подданными. Но не своим победоносным хевдингом.
   "На этом точно все", - твердо сказал сам себе бывший студент, покосившись в очередной раз на страдающую ведьму. "После того как вернемся - Аю перевожу в больничку на постельный режим. Хватит, отвоевалась, животик уже виден. Пусть вяжет распашонки с носочками, учится готовить молочную кашку или что там будущим мамам положено... И наплевать, что она сама по этому поводу думает - если надо, подключу к уговорам Лиму и Ультамита, пусть он ей мозги выест за своего внука".
  
   - Только бы Ильнор не заблудился, - прервал размышления Ильи обеспокоенный голос Ромки. - Ведь ни хрена же не понятно где мы - на земле все одинаково, сплошные поля и поля, облака то и дело... Второй час над неодской территорией летим. Не думаю, чтобы нас маги по радио вели. По времени уже давно пора долететь... Где он, этот долбаный хутор Гумолово? Истратим все топливо и на обратный путь не хватит. Рухнем как идиоты, посреди степи.
   - Не ной васт, наш тан летун опытный, - отмахнулся Илья. - До войны пять лет в гражданской авиации отлетал, а потом воздушным разведчиком и на истребителях ПВО. Раз летит, значит, знает куда... Впрочем, можешь сходить в кабину, поспрашивать его еще раз. Если он тебя снова не пошлет в одно место с твоими вопросами.
   - Да ну тебя, Илюха, - отмахнулся от его слов верный телохранитель и снова прильнул к толстому стеклу, благо самолет в очередной раз выскочил из облаков.
   - Илья! Илья, смотри! - раздался вскоре его крик. - Драконы!
   Новоиспеченный кронярл выглянул в окошко и тут же увидел двух высотных виверн слева по борту. Стройные веретенообразные тела живых неодских истребителей парили рядом с самолетом на длинных тонких кожистых крыльях, а на их спинах явственно виднелись коконы с магом-пилотом и магом - стрелком. Щит на самолет Илья поставил давно, но все равно от увиденной картины ему стало чуточку не по себе.
   - Вот видишь! - повернулся он к Ромке. - Зря ты боялся... Встречают как дорогих гостей. По протоколу, с почетным эскортом. У этих не заблудишься, доведут до аэродрома в лучшем виде.
  
   Илья оказался прав. Не прошло и десяти минут, как самолет начал снижаться, а вскоре ткнулся колесами шасси в расчищенную посадочную полосу у небольшой деревеньки, отмеченную кострами и большими кусками белой ткани. Короткая пробежка и вскоре "альбатрос" замер на месте, заглушив оба двигателя. Илья окинул взглядом их невеликое тайное посольство - Ая, Ромка, пара автоматчиков и незнакомый кронярл от спецотдела, плюс какой-то немаленький чин в строгом костюме из министерства иностранных дел с целым дипломатом документов в руках и плохо скрытым страхом на лице. Приехали, пора на выход...
  
   Медсейган, который подарил Ае подполковник, якобы привезя его в подарок из Империи, оказался не только медицинским артефактом и аккумулятором энергии Ультамита, как сказали Илье, но и тем самым магическим передатчиком, с помощью которого удалось связаться с Леггидом. То, что Добрячков с Аей назначение прибора и наличие канала связи от него утаили, Илью удивило не слишком сильно, чего-то такого он и ожидал. Ая, чувствуя себя не в своей тарелке, в ответ на заданный в лоб вопрос приводила разные путанные оправдания и виновато заглядывала Илье в глаза, но защитник хранил спокойствие - позже разберемся дорогая, не время сейчас. Мы же муж и жена, у нас не должно быть секретов друг от друга. Так ты говорила? Обязательно вернемся к этому разговору, когда переговоры закончатся, если живы будем...
   Правда, сподвигнуть южанина поднять бунт против Айлтада во время пары кратких бесед, которые мог обеспечить прибор, не удалось. Леггид требовал личной встречи и был готов принять имперскую делегацию втайне от командующего группировкой. Момент был удобный - Цайтад отправился для консультаций в ставку к Айлтаду в связи с вторжением союзников. Предложение Валтора от имперских посланцев должны были выслушать все командиры южной группировки, чтобы принять общее решение. А Илье с Аей предлагалось выступить послами без твердых гарантий безопасности, на свой страх и риск, положившись на слово чести южанина.
  
   Спустившись по шаткой откидной лесенке на степную траву, Илья с интересом огляделся. Да уж, комитет по встрече для них подготовили неплохой. Троица "тираннозавров" с наездниками и десяток боевых магов, вооруженных сразу посохами и имперскими автоматами, окружили самолет со всех сторон. Чуть впереди, у характерных высоких навесов, скрывавших искусственные гнезда, с громким хлопаньем крыльев садились сопровождавшие их самолет высотные виверны "амфисы" - оказалось, что неоды назначили им встречу аккурат у своего логодрома. Метрах в ста в стороне - несколько хуторских домиков, около которых видны еще неоды. В принципе, если начнется заварушка, самое страшное - это "тираннозавры" - неодов можно лишить магии, от магического пламени виверн поставить щиты, но что делать с такой зверюгой, которая банально откусит голову и поминай как звали? Пока ее еще завалишь... Ладно, будем надеяться, до этого не дойдет.
  
   - Я полагаю, вы парламентеры, - вышел вперед невысокий пожилой приммаг, видимо командир встречавших. И, дождавшись от Ильи утвердительного ответа, продолжил - сдайте оружие перед переговорами. Затем следуйте за нами, вас ждут. Имейте в виду - попытка лишить магии будет расцениваться как нападение.
   - Не проблема, - отстегнул кобуру с пистолетом защитник. - Мы оставим его тут. Ведите. Но эти двое - показал на автоматчиков в антимагических нагрудниках кронярл, - остаются с оружием охранять самолет и наши вещи до конца переговоров. Это не обсуждается.
   Приммаг лишь наклонил голову в знак согласия. Какой-то диалог завязывался. Илья ловил на себе заинтересованные взгляды неодов конвоя - в них была и спесь, и злость, и любопытство. А вот ощущения тотального неодского превосходства над жалкими людишками, которое просто излучала на первых порах попавшая в плен Ая, было маловато. Эти южане уже хлебнули фронтового лиха и побывали под бомбами и обстрелами. Оно и к лучшему, проще будет с ними говорить...
  
   Сами переговоры почему-то живо напомнили Илье картину маслом "Совет в Филях". В довольно тесной горнице с большой белой печкой в углу они расселись за одним покрытым белой скатертью столом, глаза в глаза друг напротив друга. Только вместо толстого усталого Кутузова на стуле в углу - худой усталый Леггид в неодском мундире коммага, а вместо генералов - остальные стармаги и коммаги южной группировки, числом пятеро. Чая и кофе людям никто не предлагал, даже графина с водой на столе не стояло, рук друг другу не пожимали, без пустых разговоров тоже обошлись. Атмосфера была деловая и напряженная донельзя.
   Первым выступал чиновник из МИДа, оказавшийся первым заместителем министра иностранных дел. Илья, слушая его, лишь матерился про себя - ну нельзя же так откровенно, до дрожи в голосе боятся магов, не могли в министерстве кого-нибудь похрабрее найти? Особенно для выступления перед неодами, которые человеческий страх прекрасно чувствуют и принимают за слабость. Позор же... Или этот и есть самый храбрый из ихнего племени? Впрочем, остальные держались молодцами: Ромка вольготно развалился рядом с Ильей на лавке, закинув ногу за ногу, кронярл из спецотдела был невозмутим и сосредоточен, Ая успела привести себя по дороге в порядок и, хотя выглядела бледно, держалась уверено, как королева.
  
   Закончив речь, чиновник подал неодам лист с напечатанными условиями сепаратного мира. Отчасти этот листок был сам по себе был гарантией - под ним стояла не только личная подпись, но и отпечаток ауры Императора, как в официальных международных и торговых документах скреплявших отношения Империи и Крейса до войны. Он означал, что Валтор точно держал документ в руках, ознакомился с написанным в нем и согласен с изложенным. Фактически документ уже поднимал возможных заговорщиков до стороны, с которой Империя официально имеет дело. Бумагу посмотрел каждый из неодских командиров, но Леггид, прочитав ее, лишь покачал головой.
   - Сейчас вы можете обещать что угодно, люди. А как только мы отпадем от Айлтада и изменим единому Крейсу, вы сможете все пересмотреть в свою пользу - нам деваться будет уже некуда.
   - Никаких других гарантий, кроме слова Императора не будет, - впервые вступил в разговор кронярл из спецотдела. - Оно само по себе гарантия. Вам делают щедрое предложение, и делают его один раз. В следующий раз вы будете подписывать капитуляцию. Если еще останутся неоды, с кем ее можно будет подписывать...
   - Не пугай, человечек, - хмыкнул один из магов. - Не страшно совсем. Знаешь сколько я таких как ты людишек на рынках живой силы повидал? Смирехоньких таких, покорных...
   - Я ваших тоже видел, - не остался в долгу "особист". - В придорожных канавах, с оторванными руками и выпущенными кишками, - осклабился кронярл. - Да и на допросах ваши себя смирненько вели...
  
   - Хватит! - вскочила со своего места Ая. - Помолчите все. Не навоевались еще?!
   - Мы? - хмыкнул Леггид. - Мы навоевались. Но если ты, Тентами, думаешь что твои любимые людишки уже победили, то зря. Никто лапки складывать не собирается. Думаете, что раз мы в кольце, то наша песня спета? Ничуть не бывало. У нас еще достаточно сил чтобы...
   - Чтобы что, Леггид? - вмешался Илья. - Чтобы убить еще сотню - другую тысяч человек на фронте и погибнуть самим? Это вы можете. Победить? Нет. Думали бы вы иначе, этих бы переговоров просто не было.
   - Мы оба южане коммаг, - примирительно сказала Леггиду Ая, глубоко вздохнув, чтобы успокоиться. - Давай помнить про это. И говорить не про людей, а про нашу общую родину - южный Крейс. Дела ведь обстоят очень просто. Пока элитные маги юга умирают здесь, наши старики и дети умирают там. Тойнлид захвачен, союзники устроили там резню - всех подозрительных неодов расстреливают на месте. Айлтад ограбил юг, а союзники окончательно сделают его обезнеодшим. В какой-то момент цели южан и имперцев совпали - так надо этим пользоваться! Сбрасывайте Цайтада, разворачивайтесь на запад и бейте союзников! Через пару недель вы будете в Южном Крейсе и сбросите захватчиков в море!
   - И имперская армия хевдинга Добрячкова будет там же, войдя на юг на наших плечах и наводя там имперские порядки! А ты, Тентами, будешь нами править вместе со своим мужем - человеком! Мы все внимательно читали условия мира, - закричал с места сидящий у окна молодой стармаг, рефлекторно схватившись рукой за посох. - Какая разница кто погубит Южный Крейс, ты или союзники?! Или, правильнее сказать, Империя или союзники?!
  
   - Я теперь не Тентами, а Иль-Тентами, - спокойно покачала головой ведьма. - Прошу это запомнить. Да, я со своим мужем буду вами править, ты все правильно понял стармаг Онлид. А вы будете нам с ним подчиняться, ясно! Моя семья этого достойна, кроме того мы сильнейшие маги из присутствующих здесь. Раз уж у вас самих не хватило мозгов уберечь юг от катастрофы, то это сделаю я. Я вас не погубить хочу, это ты зря... Я хочу вытащить южан за волосы из того нужника, в которое вы уже провалились по плечи и ждете, когда вас засосет с головой! Так хотят небеса, так хочет сама магия, которой мы все живем! Посмотрите на мой дар сами - такого нет ни у кого в Крейсе! - Ая наморщила лоб, прося про себя Ультамита помочь ей, и Илья ощутил, как энергия стремительным потоком наполняет ведьму. Неоды с удивленными лицами застыли на своих местах, за исключением Леггида они еще не видели силы Ультамита. - Что касается Добрячкова и его армии, - сделав паузу, продолжила Ая, - то вам надо радоваться, что лучший имперский командир теперь будет сражаться с нами, а не против нас. И даже глупый мранн своими куцыми мозгами может понять, что одно дело Южный Крейс в составе проимперского согерцогства, сохранивший своих боевых магов и с правителями-магами во главе, и совсем другое - оккупированная Империей и заокеанскими союзниками территория, на которой победители творят что хотят. Мой муж Илья тоже маг, я думаю, вы про него хорошо наслышаны и вам придется принести ему клятву верности. Старые времена не вернуть, вы это прекрасно понимаете. Людей все равно придется освобождать, а технику придется осваивать, без этого, как встарь одной магией и ручным трудом, нам как виду не выжить. Если северяне этого не понимают, то это их проблемы - у нас на юге достаточно свободной земли для рабов их потогонок, пусть трудятся там. Империя поможет нам сельскохозяйственной техникой, мы ей - магией роста и плодородия, ее промышленности понадобиться южное сырье. Нам все равно придется измениться и сотрудничать с людьми. Или умереть. Я предлагаю жизнь. Вот и все. Выбирайте, у нас не так много времени.
  
   - Предлагаю голосование, - медленно встал со своего стула Леггид и сделал несколько шагов от печки до стола и обратно. - Как положено на военном совете, выслушаем всех, начиная от самого младшего по возрасту и званию. Но перед этим пусть все поклянутся что, примут решение большинства. Разделяться мы не имеем права. Согласны и клянетесь? Хорошо... Стармаг Онлид, тебе слово.
   - Я... - молодой неод зло посмотрел на Аю, потом смерил ледяным взглядом Илью, затем уставился себе под ноги и бывший студент подумал, что этот точно будет сражаться до конца. Но ошибся. - Я за мир с Империей, - резко вскинул подбородок вверх маг. - Даже такой ценой. Не хочу, чтобы после моей смерти нашу родовую башню люди снесли или превратили в зернохранилище, а семейное кладбище вместе с полями распахали... как у них зовут эти огромные вонючие машины...трактором. В достойной гибели нет славы, если о ней некому будет вспомнить в погибшем роду. Но если ты обманула - повернулся он к Ае - пеняй на себя. Меня не удержит от мести даже клятва крови.
   - Не обманула, - слегка улыбнулась ему ведьма. - Клянусь честью семьи Иль-Тентами. Ты не пожалеешь, Онлид...
  
   - Мне до сих пор не верится, - сказал Ромка, когда в сумерках "альбатрос" оторвался от земли и начал набирать высоту. - Четверо, включая Леггида были "за", двое "против"... Но, главное, Илюха, они же все поклялись тебе как правителю. Ты же теперь герцог получаешься, так?
   - Согерцог, - вздохнул Илья. - Будем точны в терминах.
   - Все равно... Мой сосед по комнате в общаге герцог...фигня какая-то. К тому же подданные у тебя те еще отморозки магические. Если честно, я тебе не завидую. И армия будет недовольна. Мужики настроились трофеи и земли в Крейсе после войны делить, об этом в дружине столько разговоров было, а тут такой афронт.
   - Армия свое обязательно получит, - твердо ответил Илья. - Это дело уже решенное, я точно знаю. Неоды проиграли и теперь заплатят. Будет и раздача участков в Крейсе и выплаты ветеранам, и многое другое. Быстро послевоенный Крейс не устроишь, кто-то должен будет получать подряды на строительство инфраструктуры или руководить новоиспеченными крестьянами из бывших северных рабов. К тому же северян в любом случае обдерут и приведут к полной покорности. Поделом им - за весь тот ужас, что они устроили людям тетмагией и потогонками придется отвечать по полной программе. Но те неоды на юге, которые не будут цепляться за старые порядки, получат свой шанс в новом мире. Впрочем, мы делим шкуру неубитого медведя. Надо еще победить союзников и Айлтада...
   - А что будет с дружиной? - Спросил чуть погодя Ромка. - Если вы с Аей теперь станете герцогами, то вам ей командовать как-то не с руки. Ты считай, даже Добрячкова перерос. Если все срастется, он у тебя в подчиненных ходить будет. Он хевдинг, а ты-то согерцог.
   - Пока не знаю, - честно ответил Илья, задумчиво глядя в окошко на уходящую вниз землю. - Это уже другая история, но такой как раньше, дружины уже не будет. Однако, я наших просто так не оставлю. Держись меня и все у нас будет пучком, Ромка. Прорвемся, друг студент.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 6.42*56  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Респов "Небытие Бессмертные"(Боевая фантастика) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези) Н.Любимка "Алая печать"(Боевое фэнтези) Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) Wisinkala "Я есть игра! #4 "Ни сегодня! Ни завтра! Никогда!""(Киберпанк) Е.Кариди "Суженый"(Любовное фэнтези) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) Б.Толорайя "Чума-2"(ЛитРПГ)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"