В.Никуткин под редакцией В.Шабалина: другие произведения.

Клуб "Эскулап" Годы 80-е

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
 Ваша оценка:

  Вадим Никуткин
  
  
  
  
  
  Студенческий клуб "Эскулап". Годы восьмидесятые
  Повесть о времени, клубе и обстоятельствах, которые нас закаляли, под редакцией В.Шабалина.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Брянск. 2017 г.
  "Сначала было слово", нет, сначала была "стерва".
  
  
  Вадим Никуткин 1984 год.
  Первый курс.
  
  
  Наступает время, когда под влиянием прожитых лет в голову приходят разнообразные мысли. Вообще это хорошо. Хуже, когда мысли совсем не приходят. Чтобы систематизировать и привести в порядок навязчивые думы, следует предать их бумаге. С этой целью, я сел за клавиатуру. Ну что? Попытаюсь восстановить историческую хронологию событий в "Эскулапе". Тем более, память ещё существует и интеллект в порядке. Об этом мне сказали ребята "эскулаповцы" и подтверждают коллеги по работе. Хотя жена их точку зрения не разделяет.
  Итак, восьмидесятые. Лето 1984. Смоленск. Абитура.
  Юный, угловатый, ушастый, домашний мальчик из провинциального города, вырвался на долгожданную волю! Приехал сдавать вступительные экзамены в медицинский институт. Да, что экзамены? Сладостное ощущение свободы! Приехал без родителей! Этим всё сказано.
  На правах старшего, Саня Лукьяненко решил познакомить меня со Смоленском. На Брянщине, в Клинцах наши дома рядом, Саня преисполнен важности. Окончил первый курс. Старик.
  Смоленск. Непривычный звон трамваев. Первое знакомство со старинным городом началось с посещения "стервы". Так назывался стерео - бар в подвальном помещении на Большой Советской. Прохладная атмосфера, уютные диванчики, ненавязчиво звучащие "Beatles" и "Dire Straits", коктейль "Прибалтийский" с Рижским бальзамом. Волшебный запах кофе по-турецки, приготовленного особым способом. Щебечущие, смешливые девчонки. Захватывает дух. Цивилизация. Да, это вам не Клинцы.
  В тот вечер, я впервые услышал слово - "Эскулап". Смею предположить, что в результате употребления коктейля, разговор мало шёл о вступительных экзаменах, но постоянно возвращался к теме студенческого театра.
  Саня, к тому времени, "заболел" студенческой самодеятельностью в тяжёлой форме. Под воздействием выпитого и услышанного, мне пожелалось увидеть выступление легендарного коллектива. Саня, объяснил всю сложность приобретения билетов, однако пообещал, что, в случае зачисления в ВУЗ, возможность увидеть "Эскулап" представиться буквально сразу, на "Посвящении в студенты".
  Стало ясно, что только ради этого события, следовало поступать в Смоленский государственный медицинский институт.
  
  На свете много дорогих нам мест,
  И в сердце каждом все они живут
  Но ничего родней на свете нет -
  Смоленский медицинский институт!
  Я знаю, что настанет этот срок,
  Когда мой сын, а может быть и внук
  Перешагнут несмело твой порог -
  Смоленский медицинский институт!
  А если вдруг грядет военный шквал,
  Живые нет, не все сюда придут.
  За нас с тобой поднимет свой бокал -
  Смоленский медицинский институт!
  О, Альма - матер - родина моя!
  Здесь наших душ координаты.
  Люблю тебя, люблю тебя, люблю тебя -
  О, Альма - матер, Альма - матер!
  Неофициальный гимн СГМА, написан Абрамом Сауловичем Шевелёвым, заведующим кафедрой микробиологии, доктором медицинских наук, профессором. С этими, преисполненными совершенной любовью к институту, словами и с кафедрой микробиологии мне пришлось познакомиться несколько позже.
  
  
  "Студент, как много в этом звуке..."
  Здание на Глинке. Главный учебный корпус. Сам Глинка с высокого постамента заглядывает в окна учебной части. В фойе монотонный гул. На стене деканата висит список студентов первого курса лечебного факультета. Суетливые фигуры с бледными лицами, толпятся у листа ватмана. Пробираюсь через толпу плачущих и улыбающихся физиономий. Взглядом ищу фамилию. А, Б, В. Где фамилии на букву Н?
  Есть! Никуткин!
  В душе - хор "Славься" из оперы Михаила Глинки "Иван Сусанин". Так пришлось увидеть себя в списке, зачисленных на первый курс лечебного факультета. Я - студент! И повезло в другом. Стал полноправным жителем общежития! Как позже напишет Андрей Логинов:
  
  "Теперь не кричите, теперь помолчите!
  Я - четвёртое общежитие!
  Я торчу на Кирова красным прыщом и,
  Не пугайте меня кладбищем!"
  Миниатюра "Медгородок"
  
   Оставалось скоротать время, до завтрашнего посвящения в студенты и следующего за ним отъездом в колхоз! Скучать нельзя. Иду в общагу к старшему товарищу. И вовремя! Саня собирается на репетицию "Эскулапа". Ты возьми меня с собой.... С собой не берёт. Пришлось дать обещание нос не высовывать и быть тише мыши. Обещания оказались убедительными. Взял.
  Актовый зал НУКа. Громадная люстра. Связки кресел. Сцена. На ней "прутся" от собственных шуток ребята, во главе с кем то важным. "Важный" руководит процессом. Фамилия Шишко.
  На репетиции творческого коллектива впервые. Впечатляет. На сцене прогон каких-то зарисовок на тему Гиппократа. Костюмы из замызганных общажных простыней. Что дизайнерские туники не от кутюр различимо, но особого беспокойства факт сомнительного фасона у актёров не вызывает. На сцене инвалидное кресло, гитара, Гиппократ и всякий сценический хлам.
  
  "Тебя родила мама несомненно,
  А папа научил держать стакан!
  А институт наш сделает примерным,
  А человеком сделает декан!"
  
  Это пел Саня Лукьяненко, один из немногих, в то время, поющих эскулаповцев. Справедливости ради скажу, что поющим "Эскулап" стал гораздо позже. Уже, будучи в коллективе, я признался Игорю Шишко, что пою громко, но отвратительно. Ответ поразил: "Самое то, чем хуже, тем лучше. В клубе иные ценности".
   Ребята репили посвящение. Сюжет построен в контексте нежного "глумления" над академической атмосферой учебного заведения. Прогоняли миниатюры. Был "Лифт", какие то "экзамены", мне кажется рок-опера "Князь Игорь", картинная галерея. Точно "Приёмник", а ещё точнее "Действующая модель детекторного радиоприёмника". Заминка. Не хватает участников.
  И вдруг, - эй, молодой, иди сюда!
  Оказалось брошенная фраза адресована мне. Тут мои метр восемьдесят шесть пригодились!
  - Будешь изображать антенну?
  Я - антенна, в составе "Эскулапа"! Я на сцене! И уже антенна!
  Триумф. Новоявленный студент, при полном зале, выступает в СТЭМе на своём же посвящении.
  Прогон, еще прогон! Однако счастье было недолгим! Кто-то вернулся с пивом, занял место антенны, а я занял место в зале...
  Вероятно, на моём лице было написано всё! И тут, грозный дядька Шишко смилостивился, неспешно подошёл и сказал, - из колхоза приедешь, ждем на репетиции.
  Позднее был выезд Гиппократа на разболтанном, исцарапанном инвалидном кресле, со следами иммобилизации всех конечностей. Появилось настойчивое понимание того, что хочу быть на сцене. Хотелось ощутить движение в круговороте сценического действа, пусть в образе кого угодно, даже в роли того самого кресла.
  
  И был колхоз
  
  Колхоз, это то место, где проявляются таланты. Кто-то хорошо грузит картошку, а кто-то сносно играет на гитаре. Некоторые неплохо режут сало на закуску, а иные имеют вокальные данные. Здесь учатся пить вино, ухаживать за девушками и рассказывать анекдоты. А иные неплохо представляют в лицах. Гена Маркешин, Гена Грегуш, Стас Просцевич всем этим обладали. А потому, спустя время, ребята займут достойное место в повседневной и праздничной жизни клуба. Из этих ребят сформировался состав "Между...", однако осмысление "промежуточного" состояния придёт значительно позже.
  Нашу группу отправили в село Рогайлово Гусинского района. Так, в сорока километрах от Смоленска. И началась жизнь с сельскохозяйственной романтикой.
  Золотая осень или бабье лето. Не могу понять, в чём отличие этих осенних понятий. Грязь, мягко говоря, по колено. Живём в просторном, неотапливаемом клубе. Вода в рукомойнике, по утрам принимает твёрдое агрегатное состояние. Спим на полу в "актовом" зале. К вечеру убираем матрасы и устраиваем дискотеку для местного населения. Им в радость, себе на потеху.
  А местные девчули! Их тела взращены на мясе и молоке местных пород крупного рогатого и не очень рогатого скота, на куриных яйцах и сметане от домашней бурёнки. Они крепки духом и телом. А мысли чисты и наивны.
  Руководитель группы, преподаватель кафедры физического воспитания, имея привилегированное положение, проживал отдельно, в кабинете местного парторга. Он наладил с ним дружеские отношения. Вероятно, выпил и в результате возлияния возникло острое желание порадовать местных жителей концертом студенческой самодеятельности. Всё равно тунеядцы ничего делать не умеют.
  Концерт "лепили", как могли. Песни, незамысловатый танец, нелепые патриотические стихи и, конечно, миниатюры. В сценках участвовала вся активная четвёрка, два Гены, Стас и я. Показывали "Действующую модель детекторного радиоприёмника". Ставили ещё что-то, из найденного в клубе, затертого журнала "Советская культура". А вот в миниатюре "Визит к стоматологу" в результате режиссёрской находки, пациент выпрыгивал в окно. Окно располагалось на первом этаже, а потому всё обошлось без переломов и увечий.
  Концерт прошёл со значимым успехом, что существенно повысило наше реноме в умных глазах местных красавиц.
  Однако надвигался октябрь. Потянули северные ветры. Опала листва. Утренний морозец бодрил тело и провоцировал разум покинуть гостеприимную Рогайловскую землю. Конечно, осенние сельскохозяйственные работы штука полезная, но всё же расслабляющая и негативно влияющая на предстоящий процесс обучения. Это понятно, поскольку мы приехали учиться, и реализовать грядущий замысел следовало, несмотря на тлетворное влияние колхозной вольницы.
  
  Высшая школа, это Вам не средняя...
  
  Конечно, догадаться о некотором отличие двух образовательных систем мы не могли. Как хорошо, что во Вселенной существует военно-морская кафедра Смоленского государственного медицинского института. Там работают отзывчивые люди, которые живо объяснили наше предназначение и обозначили суть ничтожного студенческого существования. Но было это на третьем курсе, а на первом, мы сущности не знали. А потому окунулись в бездонный академический колодец с чувством полной растерянности и тоскливой беспомощности.
  Особенно "доставала" анатомия. Ну, не мог мой мозг вместить тот объем печатных листов и непонятных терминов. Месяц, проведённый в колхозе, заставлял ассистентов давать задания в немыслимых объёмах. В "анатомичке" только что, не ночевали. А некоторые, вероятно, и спали. Миниатюра "Вий" от наших предшественников по клубу, тому подтверждение. Здесь и талант автора, и воспалённое воображение.
  Танец трупов! Такое могли придумать только в "Эскулапе".
  
  
  
  
  
  
  
  На фото сидит Вадим Никуткин,
  на Вадиме сидит Станислав Просцевич.
  Осень 1984. Смоленск. Парк Блонье
  
  
  
  В институте существовала давняя традиция проводить межфакультетский фестиваль художественной самодеятельности среди первых курсов. Целью художественного состязания было не столько определение победителя, сколько выявление одарённых ребят и привлечение последних в круг продолжателей художественных традиций института. Фестиваль носил название - "Наши надежды". Подобные выступления выявляли яркие личности, которые тут же разбирались присутствующими руководителями художественных подразделений.
  Со Стасом Просцевичем, мы успешно прошли групповой отбор и вошли в число защитников чести факультета.
  Миниатюра "Экзамен". Я - профессор, Стас - студент. Генеральная репетиция в НУКе. В зале замечаю Игоря Шишко. Позже у меня появилась аналогичная привычка выискивать на "репах" интересных ребят.
  Скажу честно, волновался! Ассистент Литвинов с кафедры туберкулёза курировал художественную самодеятельность факультета. С художественных позиций, он нам не авторитет. А тут сам Шишко. Эскулап! Сообщил об этом Стасу.
  Очередной прогон. Наш выход. Волнуемся, но прямо "из кожи лезем"! Вспотели от усердия и натуги. В итоге, аплодисменты от участников концерта! "Молодцы!". Литвинов доволен.
  Преисполненные собственной значимостью, спускаемся в зал. Подходим к Игорю. Намерены выслушивать неспешную похвалу Мэтра. Игорь предлагает перекурить в туалетной комнате, рядом с актовым залом. Место важное и знаковое в истории клуба.
  Перекурить мы со Стасом не успели.
  - И, что это было? Кто вас туда выпустил? Какой из тебя профессор? А в зал говорить пробовал? А кто вас учил задницу зрителям показывать?
  Станиславский из "Эскулапа" негодовал.
  - Блин, неужели всё так плохо?
  Вот на такую похвалу мы со Стасом и нарвались. Фиаско.
  Однако тут же поступило конструктивное предложение поменяться ролями. Игорь показывает миниатюру, в лицах, за двоих, не зная текста. По наитию. Профи!
  Финальный прогон на сцене. Стас - профессор, я - студент. Всё стало на свои места.
  Покурили после прогона. Там же, в курилке, получили официальное приглашение посетить репетицию "Эскулапа".
  Да!
  А лауреатами фестиваля всё же стали, так между делом.
  Ну, что же? Начиналась наша эпоха в "Эскулапе". Эпоха взлётов и падений, огорчений и радости, разочарования и воодушевления. Ведь мы выросли и ступили в жизнь, проходящую через те далёкие, восьмидесятые.
  По всем правилам жанра, нужна заставка! Что - то, в стиле ретро.... Думаю, подойдёт саундтрек сериала "Восьмидесятые".
  Слышите? Вот теперь другое дело.
  "Ты помнишь, как всё начиналось?"
  Да уж. Сегодня не вчера.
  В то время, о каких-то отбивках, подложках или просто о музыкальном сопровождении мы не помышляли. Сейчас любой творческий, тем более театральный коллектив, имеет достаточную материально-техническую базу. Да и сама, база, за последние тридцать лет, ушла на голову вперёд.
  Представьте, "Эскулап" конца 1984 года. Начну с состава. С тех, которых помню.
   Игорь Шишко, умел, знал и ещё что-то помнил. Игорь Глускер, некто усатый - дядя Михаил, Александр Лукьяненко, Саня Савицкий и мы со Стасом Просцевичем. В плюс можно занести: первое - красная "пронафталиненная" папочка с потрёпанными тесемками, с кучей выцветших текстов, второе - просто желание. Репетиционной базы нет. Связь с музыкальным и танцевальным коллективом отсутствует. Звукоусиливающей аппаратуры - нет. Это отнесём в минус. Но законы арифметики, в данной ситуации не сработали. Сработал плюс, а точнее - просто желание.
  Ох, уж эта красная "пронафталиненная" папочка с потрёпанными тесемками и кучей выцветших текстов. Ощущаю, как по крупицам, собиралась эта литературно-драматическая библиотека. Складированный здесь материал наших предшественников по цеху много раз выручал в период сценического голода.
  
  "Сегодня вечером, вечером, вечером
  Анатомичка заперта и делать нечего.
  Мы предлагаем Вам зайти, кусочек времени найти
  И это время вместе с нами провести!
  Уж булькает кофе, а стрелки прыг да скок, прыг да скок,
  Ровно семь (шесть, пять) часов.
  Счас грянут засовы,
  Наш Игорь (Стасик, Вадик) двери закрывает на засов"
  Так обычно "необычно" начинали. И всё до надрыва громко. Ведь, чем громче, тем лучше.
  Нас ждали. Принимали и любили. Ведь, как без любви, можно смотреть миниатюры, не в первый, а в третий или пятый раз.
  Обозначу содержимое красной папки: "Руслан и Людмила", "Способы вытягивания нужного билета", "Способы сдачи экзамена", "Экзамен по...", "Лифт", "Трамвай", "Приёмник", "СЧБ", рок опера "Толчёк", "У входа в общежитие", "На субботнике", рок-опера "Князь Игорь", "Была весна", "Алфавит", "Литмонтаж о вреде алкоголя", что-то музыкальное о распределении, программка "Ревизора". Добавлю "Муху Цокотуху", "Репетицию", "Выпить, закусить", "Картинную галерею" во всех алкогольных проявлениях. Думаю, список неполон. Материала имелось больше. Это, что осталось в памяти.
  Выступления не частые. "Посвящение в студенты", "Студенческая весна", на той же "Весне", в составах факультета. Проходило без аншлагов, цветов и фанатов. Играли на танцевальных вечерах, принимали участие в программах студенческих клубов "Орфей" и "Современник".
  Выступали, куда пригласят. Демонстрировали свой талант на стороне, к примеру, на сцене клуба трикотажной фабрики. Не ведаю, каким образом нас туда занесло. Большой, красивый зал. Сохранились фотографии того периода.
  
  
  
  На фото: стоят слева - направо Игорь Шишко, в "олимпийке" Саня Лукьяненко, в пёстреньком джемперочке и тёмных очках Саня Савицкий. Выглядывает слева из-за плеча И.Шишко Вадим Никуткин. (фото из архива Игоря Шишко)
  Выступление, скажем, в "Орфее". Студенческая молодёжь собралась потанцевать под современные ритмы советской и зарубежной эстрады. Зал переполнен.
   "Любовь, любовь, любовь...и, как можно чаще!" (кажется из Логинова).
  И, вот тебе раз!
  - Выступает "Эскулап"!
   Наглые и весёлые лица, силой интеллекта, лёгких и голосовых связок, начинают "прессовать" аудиторию:
  Даём мы пьянству бой,
  Ведём всех за собой!
  Пусть слушает алкаш
  Наш грозный литмонтаж!
  Поставим стеною
  Запрет запою!
  И еще один запрет
  "Нет" опохмелке! Нет!
  
  Какая уж тут любовь?
  
  Но, одна фраза из литмонтажа оказалось пророческой!
  
  "Память пропита, дырявою стала....".
  
  Вот это точно. Память подводит.
  Период скитаний и неустроенности продолжалось почти два года.
  На 50-летии клуба "Эскулап" Игорь Шишко восстановил в памяти занимательную историю. Он, как старший, взрослый, мудрый, назначил очередную репетицию в комнате общежития. Так мало площади нам хватало для полного репетиционного счастья. Назначить то он назначил. Нам. Но не себе. Короче, что-то пошло не так. К назначенному часу, Игорь предстал в изрядном подпитии. Неожиданно обнаруженное в комнате осуждающее сообщество, что-то сломало в его сознании.
  - Не более двух рюмок портвейна, - извиняясь, пробурчал Игорь и скрылся за дверью. А ещё через десять минут - мокрый, холодный, но практически трезвый образовался в дверном проёме.
   - Коллеги, - начал Игорь, - мною продемонстрирован образ пьяного человека во всём отвратительном обличье. Именно так, следует изображать его на сцене. Учитесь, пока мой театральный талант ещё обретаюсь в стенах нашего великого ВУЗа.
  Сказал он так, или похоже. Роли не играет. Пожалуй, сейчас и не вспомнишь. Дело в ином. В характере. Именно "Эскулап" ковал характеры. Вот она - великая сила искусства.
  После поучительной истории, может показаться, что выпивали в клубе изрядно.
  Ну да. Выпивали. Скажу больше. С наслаждением вкушали приятные, плодово-ягодные напитки! И иные более или менее популярные жидкости.
  Не зря, на 50-ти летнем юбилее "Эскулапа", Андрей Логинов представил наш коллектив, не иначе, как "Поколение Далляр".
  Поколение можно было назвать и по другому - "Агдам", "Портвейн 777" (три топора) или "Рислинг-suherior".
  Не удержался. Ввёл в поисковике:
  - Далляр, плодово - ягодное вино.
  Выскочило множество фотографий и сообщений.
  Дешёвые креплёные вина, иначе "бормотуха". Суррогатный спиртовой напиток крепостью15 - 22?. Низкокачественное виноградное или плодово-ягодное вино, приготовленное из дешёвого виноматериала, сахара, этилового спирта, воды и красителей. Используется исключительно для достижения алкогольного опьянения, вкусовые качества значимой роли не играют. Бормотухой являются дешёвые виды портвейна и вермута, а также плодово-ягодные вина.
   Следует отметить, что в СССР никогда не выпускались спиртные напитки под торговой маркой "бормотуха". Название "бормотуха" является собирательным и жаргонным.
  Существовали синонимы "бормотухи" - "косорыловка", "мурцовка", "стервецкая".
  Вот это мы и пили. Для тех, кто подзабыл, вот это фото.
  
  
  
  
  
  
  
  Вспоминается Игорь Губерман:
  
   Мы пьем и разрушаем этим печень,
  кричат нам доктора в глухие уши,
   но печень мы при случае полечим,
  а трезвость иссушает наши души.
  
  А в остальном, всё шло своим чередом.
  "Мы все учились понемногу, чему нибудь и как нибудь...".
  Сдавали сессии. Получали стипендию. Умение держаться на сцене, вести диалог со зрителями давало какую-то внутреннюю раскрепощённость и определённую жизненную наглость.
  Однажды, со Стасом, припёрлись на занятие по Советскому праву. Предмет в институте важный, но скучный. Не помню, откуда заявились, но имели с собой гитару. Наличие инструмента при отсутствии академического прилежания, вызвали у преподавателя, однозначное желание проверить наше отсутствие знаний. Всё, что успели познать, ввалившись в кабинет - тему семинара. "Семейное право. Разводы".
  Мы не придумали ничего лучше, чем затянуть, популярную в то время, песню Юрия Лозы "Исполнительный лист". И получили, таки зачёт, за должное знание темы.
  Слагали песни. Известный поэт и исполнитель Александр Лукьяненко под известный мотив "Клен ты мой..." написал песню:
  
  "Стул ты мой опавший, стул позеленелый...
  что лежишь скучаешь в колыбели белой"....
  
  И с успехом исполнил на инфекционных болезнях, а позже, хит "порвал" зал на студенческой весне.
  
  
  
   На фото: Александр Лукьяненко. Уже в более зрелом возрасте.
  
  
  
  
  
  
  Шестого мая 1985 года жители города стали свидетелями первого салюта по случаю присвоения Смоленску звания "Город - герой". Этим же летом мы со Стасом, собрались в строительный отряд.
  Игорь Шишко окончил институт и отбыл в Сафоново, наивно полагая, что врачебный долг будет платежом красен.
  На прощанье сообщил: "Будет трудно, ступайте к Мишунину".
  Шишко прозорлив. Вероятно, чувствовал, что страна, город, институт находятся в преддверии эпохальных событий. А, что "ветер перемен" коснётся всего студенческого движения и "Эскулапа" в частности, сомнений не возникало. Однако полагали, что изменения будут носить позитивный характер, но в силу отсутствия жизненного опыта и идеологического чутья, в оценке нашего будущего случилась закономерная ошибка. В то время перспективы виднелись радужные, а будущее светлым и безоблачным.
  Так вышло, что слова Шишко о Мишунине были либо не услышаны, либо забыты. Встреча с Юрием Викторовичем всё же состоялась, однако произошло это событие только через три года.
  У нас на руках осталась красная папочка, проблема авторства и отсутствие коллектива как такового. Оставались Саня Савицкий, я, Стас, появился Генка Грегуш, пару раз заходил на репетицию Гена Маркешин. Был приглашён и снизошёл до нас Александр Гриф - интересный, харизматичный юноша. Называть он просил себя, исключительно - Граф. Окончив институт, Граф недолго поработав в России, уехал в Америку. Мне кажется, что это была первая российская "санкция" для американцев.
  Признаюсь, я не хочу делать выводы. Выявлять виновных и тем более, искать причинно-следственные связи в ситуации, которая сложилась к 1986 году. Но, то, что была утрачена былая популярность театра и престиж участника студенческого коллектива вполне очевидно. А потому требовалось принимать неотложные меры по повышению самооценки и возрождению былой известности клуба.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Стас Просцевич и Александр Гриф. Смоленск. Примерно 1988 год
   - А жизнь идет, а жизнь идет вперёд.
  Судьбой назначены нам разные свидания.
  
  В одной из миниатюр "Эскулапа" имелась фраза: "Мир не без добрых, и не без пьющих людей...".
  И мы вспомнили доброго человека. Решение встретится и познакомиться с Сергеем Жбанковым, было вызвано надеждой уговорить мастера освежить литературное наследие. Перед встречей пришлось погладить брюки! Свидание состоялась. В тюрьме! Точнее около следственного изолятора, где Сергей отрабатывал медицинскую повинность и вырабатывал "горячий" тюремный стаж.
  Мэтр пытался скрыть неподдельное удивление, по поводу нашей живучести. И обещал писать...
  Однако грянули другие неприятности. Над всем составом клуба Домокловым мечом нависла Советская Армия.
  Как сейчас помню слова любимого декана Николая Фёдоровича Шеломанова: "Никуткин, будешь пропускать занятия, я тебя в сапоги обую!". Думаю, все помнят, что "самый лучший из деканов - дядя Коля Шеломанов!". Дядя Коля здесь ни при чём. Да и учились мы не хуже других. Просто руководство страны в 1986 году решило, призывом студентов высших учебных заведений, увеличить количественный состав Советской Армии и Военно-Морского Флота.
  
  В тот день, когда жарой июльской,
  Был воздух сплавлен в сальный шмат,
  Нас, спецнаборных, брянских, тульских,
  Собрал на плац военкомат.
  А ведь чудили и "косили". Коси, студент, терпи!
  Но, надо обувать в России кого - то в сапоги.
  В мгновение меняется внешность.
  "Нулёвка"? - бесплатно, в момент.
  И вот с родными простился, когда-то бывший студент.
  
  Говорят, что история развивается по спирали. Так вот в хронологии "Эскулапа" был и такой виток. И, если кто-то свыше, подаёт коллективу испытания, то при наличии характера должны найтись силы преодолеть трудности и стать умнее и твёрже.
  Скажу так. В год девятнадцатилетия, "Эскулап" в полном составе отправился на двухлетние армейские гастроли. Всё отпущенное министром обороны время, молодёжный театр активно работал. Ну, скажем, выступал в солдатских казармах и на подмостках гарнизонных "Домов офицеров". Таково фатальное стечение обстоятельств. Это судьба, или проявление глупой внутренней политики руководства страны.
  До свидания институт. Здравствуй Армия!
  
  Эскулап в сержантских погонах
  
  Армейский коллектив - коллектив особый.
  Коллектив, в котором складываются чисто мужские отношения, поставленные в рамки уставных законов и дембельских традиций. Строгий порядок, жизнь по режиму. Регламент после двух лет студенческой вольницы. Но, человек привыкает ко всему. Теперь я понимаю, что именно "Эскулап" научил меня относиться к происходящему с легким сарказмом. А к армии с особой, но внутренней иронией, поскольку, истечение иронии наружу становилось чревато, особенно, в первые месяцы пребывания в рядах вооружённых сил.
  Армейское формирование, в котором посчастливилось служить, относилось к числу частей и учреждений центрального подчинения. Дорожно-мостовая испытательная база. Кашира. Невдалеке от Москвы. "Звёздное" начальство наведывалось систематически. Что может лучше "замаслить" взгляд начальства, чем концерт художественной самодеятельности?
  Представьте. Часть небольшая. Несколько рот. В роте 60 солдат. Бойцы 27 национальностей со всех уголков необъятной Родины. Концерт с национальным колоритом. То, что надо. Требовался организатор. Где взять? Проявилось воспитательное чутьё замполита. Он чувствовал людей с творческими наклонностями. Под его пытливый взгляд подвернулся младший сержант Никуткин.
  - Значит так сержант, будешь делать концерт.
  - Есть.
  И началось. В части был клуб. В нём достаточное количество, новой, звуковоспроизводящей и звукоусиливающей аппаратуры. Находились запыленные музыкальные инструменты. Имелся комплект музыкальной аппаратуры для ВИА. А от желающих "продать талант" отбоя не было. Отсутствие желания корячится на морозе с мостостроительной техникой, компенсировалось жаждой творить искусство.
  Признаюсь, уже на "гражданке", с большим удовольствием, смотрел первые части телесериала "Солдаты". Не берусь судить о художественной ценности произведения. Но понятно, что сценарий писали люди, которые "в теме". А серии, где готовятся к концертам. А сами концерты. Создавалось впечатление, что авторы сериала служили в моей части.
  И были выступления. Конечно же, совершенно по-армейски "цензурированные" миниатюры. А вот рок - оперу, посвященную "ратным страницам военной истории" - "Князь Игорь" замполит, до выступления, посмотреть не удосужился. И, если бы, проверяющий оказался без чувства юмора, не сносить бы мне головы и сержантских "лычек".
  Последовали шефские выступления "по городам и весям". В общем, "жизнь становилась лучше, жить становилось веселей".
  
  
  
  
  
  1987 год. Новогодний концерт
  для офицерских семей
  В.Никуткин слева
  
  
  
  
  
  Кто-то называет годы, проведённые в армии - потерянными. Не соглашусь. С одной стороны период учёбы в институте был разорван, много забыто. Говорят: "Плохо, когда не знаешь, да ещё и забыл". Но, если посмотреть иначе, то армия - период возмужания, внутреннего становления, мужской закалки. Годы "заточки" внутреннего "Я". Годы, когда зарождается и крепнет дружба. А ведь она уже проверена десятилетиями.
  Всё только... продолжается или наши надежды
  Осень 1988 года. Мы, повзрослевшие, окрепшие. С плечами, уставшими от погон. Почти генералы. Полные сил, энергии. С абсолютным отсутствием желания учиться появились в Смоленске. Вернулись. Синее небо. Жёлтые листья. ГУК. Как ты тут, СГМИ?
  Заболевание, под названием "Эскулап", после двухлетней ремиссии, вновь перешла в стадию резкого обострения. За два года ситуация не изменилась. Традиции "Эскулапа" были частично утрачены. Требовалось время и помощь сторонних личностей для возрождения потерянного и восстановления утраченных навыков. Однако главное имелось. Это главное называлось - желание.
  
  
  
  Вот такими в 1988 году меня и Стаса Просцевича встретил институт.
  Репетиция в комнате общаги.
  
  
  
  Как-то, тёплым осенним вечером, собрались мы с Саней Савицким на конкурс художественной самодеятельности первокурсников. Что называется профессиональным взором окинуть молодёжь, что на сцене бесцеремонно искусство воплощает. Вечер оказался удачным. Не помню, что демонстрировали, но по окончанию действа, несколько парней приглашены были в курилку. Место знаковое и уважаемое.
  Под сигаретку, прочитали краткую лекцию - "Что такое "Эскулап" и зачем это надо". Ребята приняли официальное предложение посетить репетицию. Одним из них оказался Андрей Логинов. Представьте, вчерашний школьник, оказался в обществе с Геной Грегушем, Стасом Просцевичем, Саней Савицким, Саней Грифом и Вадимом Никуткиным. Только, что вернулись деды Советской армии. Те бойцы, что в полной мере испытали на себе, всю прелесть армейской дедовщины. Вели себя старики с присущим военной иерархии высокомерием. Не знаю, как Андрей вытерпел. Позднее Логинов вспоминал: "Уши и пальцы более других крутил Стас!" Уж, не знаю, зачем Стас это делал? Могу предположить, что для активации мозговой активности будущего автора.
  Что мы тогда репетировали? "Выручала" красная папка. Справедливости ради, замечу, что большая часть глобальных текстов, весьма актуальна в наше время - "Баня", "Лифт", "Трамвай". В результате застоя в сценарном производстве, зрители пребывали в состоянии перманентного "дежавю".
  Авторский голод, отсутствие чего-то свежего, напрягали. Юмористические странички периодической печати не устраивали. Пытались составлять тексты миниатюр из анекдотов. А что? Здорово! Связал три - пять армейских анекдота в одну концептуальную идею... Готово! Получай, любимый зритель.
  К этому периоду можно отнести появление в нашем сознании понятия "Жбанкизм". Не хочу обидеть Сергея Жбанкова. К нему я отношусь с совершенным уважением и симпатией. Красивая русская фамилия, стала символом уходящего времени "Эскулапа". Страна "купалась" в застое, "Эскулап" в "жбанкизме". Страна ждала перемен. Зрели перемены и у нас. Как некогда Жбанков, Воронов, Шабалин внесли значимый вклад в сценарную политику "эскулапа 70-х", так сегодня Андрей, начал менять литературно-художественную концепцию клуба. Его, как нового человека, особо напрягал нафталин красной папки.
  В тот период его не понимали. К мнению, не прислушивались. Но у Андрея хватило смелости вытащить на прослушивание первый авторский текс. Что это было? Миниатюра? О чём? Не вспомню. Слушали.
  "Ржали", как кони. Но, веселил не текст. Смеялись над Андреем! Как это он, "молодой, зелёный", посмел нам, "старикам" навязывать сценический репертуар.
  Это сейчас понятно, что смеялись над своей литературной бездарностью и бессилием писать так, как писал Андрей. Следовало поддержать автора, а мы чуть было не утопили его как котёнка.
  К сожалению, ошибочность некоторых суждений начинаешь осознавать только через годы.
  Выступали мало. "Посвящение в студенты - 88", пролетело мимо нас. Посвящение прошло через "Орфей" и "Современник". Праздничные "огоньки" для студентов, а тем более для преподавателей, мы "потянуть" не могли. "Выдохнули" на Студенческой весне лечебного факультета. Ставили беспроигрышные и вечные "Способы вытягивания нужного билета".
  - Болезнетворный.
  - Ошарашивающий.
  - Инфекционный.
  - Сиамские близнецы.
   Зал "рвём"! Доходим, как любил говорить Андрей Логинов, до "финала - апофигоза".
   Способ - ошеломляюший!
  - Профессор! У вас молоко убежало!
  Выскакиваем всей толпой. Летим к столу. Кто то, а вероятно я, всем телом наваливается на стол. И тут! Грохнулся стол! И грохнул зал!
  За порчу казённого имущества платить не пришлось. "Авторскую" находку, даже отметили при награждении.
  Показываем один из "экзаменов". Кодовое название "Мадера".
  Идея замешана на дегустационном определении спиртных напитков, по вопросам в билете. Реквизит - разнокалиберные бутылки "со спиртным". "Дипломат" с реквизитом собран наспех. Из-за кулис наблюдаем за происходящим на сцене. Стас Просцевич - студент. Александр Савицкий -профессор. Действо доходит до вопроса с водкой... Стас, дегустируя, махнул "соточку". О! И как сыграл! Как сыграл! Зритель в восторге.
  Миниатюра закончена. Ребята, звеня посудой, выскакивают за кулисы. Стас - молодчик! Мимоходом, пытаюсь похвалить Стаса. В ответ злобный рык! - Козлы! Кто водку в сумку засунул!?
  Понятно, "премедикацию" перед выступлением никто не отменял, а вот реквизит следует готовить внимательно с органолептикой и без спешки.
  Описываемый случай есть не просто историческая страница клуба "Эскулап", но не что иное, как назидание следующим поколениям.
  Кстати о водке. По определению Ю.В. Мишунина существовало два наименования водки. Водка с маленькими домиками - "Пшеничная". И водка с большими домиками - "Столичная". Если присмотреться к этикетке "Столичной", явно видно, что архитектура здания очень напоминает Главный учебный корпус СГМУ - ГУК.
  
  
  
  
  
  
  
  Что называется, найдите пять отличий. Угадайте, с двух попыток, какой водке мы отдавали предпочтение? Правильно. Любой!
  Следующий фрагмент, взятый из стороннего источника, есть небольшое отступление от темы с целью экскурса в историю вопроса.
  
  РАЗУМНЫЕ НАПИТКИ НАШИХ ПРЕДКОВ
  
  Слово "пиво" произошло от глагола "пить". Любое питье в старину называлось пивом. Вода, кисель, компот - все называлось пивом, потому что его можно было пить. И пивная кружка тоже так зовется, не потому что из нее пьют пиво, а потому что из нее пьют.
  Пиво, как напиток - это настой из зёрен. Такая вода очищает организм и прибавляет силы - питная или питьевая вода, сокращённо - пиво.
  Водка, оказывается - это травяной настой. В родниковую воду добавляли определённые травы и настаивали на солнце - вода с травами имела сокращённое название - водка.
  Пиво и водка - это ранее безалкогольные общеукрепляющие напитки, которые до сих пор широко используют в народной медицине. Также наши предки пили настои во время праздников в исконно славянском значении этого слова. Праздники в славянской культуре - есть глобальные переходы, когда меняется природа. В это время надо помочь организму перестроиться, поэтому в праздничные циклы наши предки употребляли напитки, которые очищают организм и являются источником витаминов и микроэлементов.
  Несколько позднее названия напитков приобрели совершенно иное значение, сохранив лишь словестный рудимент и оставив указание на способ проникновения жидкости в организм
  Наш друг и учитель - Юрий Викторович Мишунин всегда пропагандировал культуру пития. Его учение включало ряд важных положений. Точно помню одно. "Никогда не накидываться раньше зрителей!". Фраза прозвучала при "разборе полётов" после "огонька", в воспитательных целях.
  Огоньки - дело хорошее. Мероприятие сплачивало коллектив и позволяло артистам расслабляться совместно со зрителем. Здесь не было того строгого академизма, который имелся при выступлениях с большой сцены. Не наблюдалось деканов, проректоров и иных чиновников учебного заведения. А потому актёрская вольница пребывала в беззаботном состоянии, являя публике чудеса импровизации и мастерство перевоплощения. Однако присутствовали эпизоды чрезмерного перевоплощения. Когда язык заплетался, а речь становилась невнятной, когда помощь логопеда представлялась бесполезной, а лучшим лечебным мероприятием являлся бы крепкий сон.
  Культуру употребления алкогольных напитков мы оттачивали в местах интеллектуального скопища единомышленников, подключая к процессу загадочность и профессиональную интеллигентность. Собраться, купить и употребить - это не про нас. Алкоголь принимался в условиях проникновенного диалога, с использованием специфичного сленга. Чаще другого беседа затрагивала темы философской компетенции. Разумеется, в таких условиях водка вкуснее, а пиво менее разбавлено.
  По особым случаям, ну так скажем - получение стипендии, сдача экзамена, запуск пыли в глаза девушке, мы могли позволить себе посещение ресторана. С красной десятирублёвой купюрой считали себя сказочно богатым. А вкус фирменной жареной свинины. В меню значилось: "Эскалоп по-Смоленски". Блюдо пребывало в приоритете уже по звучанию.
  Когда-то Андрей Логинов написал: "А, где в Смоленске можно отдохнуть? - Всё просто! Заходишь в "Смоленск". А там посреди широкой "Нивы" простирается "Днепр". Где-то на горизонте занимается студентами "Заря". Где-то в далёком "Житомире" под "Ёлкой" спит "Витязь". Хотя это далеко не все учреждения общественного питания в перечислении достойных имён. Не попали в список излюбленные места пивного времяпровождения. А пивной бар на Соколовского? А возлюбленная "Яма", что на Дзержинского, напротив поликлиники, в которой служил главным врачом Евгений Воронов.
  Заходишь в "Яму", словно из аудитории не выходил. А баня "под липками"? Любили мы со Стасом Просцевичем отведать плотного парка. Да после такой парной, впору в снежном сугробе очутиться. Но, сугроба в прейскуранте не было. А вот пиво, пожалуйста.
  Удивительный, межрасовый, межклассовый, объединяющий напиток. Некоторые из наших преподавателей баньку жаловали. Объединяющие свойства пива, становились поводом к студенческо-преподавательскому общению.
  Конечно, можно было употреблять и в комнате общежития. Но, бдительный "студенческий совет", пронырливый комендант, да и баба Люба на вахте могли выпивку отследить, и куда следует доложить. А потому посещению подвергались несколько стихийно появившихся "ресторанных" точек. Так, ресторан "Кресты" - на Кирова, напротив магазина "Приветливый". Там вкушали напитки, в тени раскидистых деревьев, с особым философским смирением. Изредка, посещали ресторан "Седьмое небо". С крыши четвёртой общаги, Смоленск был, как на ладони, продувал отрезвляющий ветерок, и напитки употреблялись с особым лиризмом.
  Кроме лицедейства, приёма пищи и алкогольных напитков, приобретения носильных товаров широкого потребления, мы ещё жили, учились и влюблялись. С интересом рассматривали жизнь во всех многообразных проявлениях. А потому рождались опусы описывающие процесс обучения, коллизии взаимоотношений, академическую чопорность и внутри-институтский конформизм научной тусовки. Представлю лишь некоторые фрагменты стихотворного произведения Андрея Логинова, в которого один во всех ролях блистал Станислав Просцевич.
  
  Дом, который зовётся ГУК
  
  Вот дом, который зовётся ГУК!
  А вот студент стоящий убого
  У блестящего лаком порога
  Дома, который зовётся ГУК.
  ***
  А вот профессор премудрый,
  Который тесть или деверь доцента,
  Который при всех отчитал ассистента,
  Который служит на кафедре строгой,
  Которая ждёт студента убогого,
  В доме, который зовётся ГУК.
  ***
  А вот лаборантка нахальная,
  Которой зав. кафедрой гладит головку,
  Который профессору строит уловки,
  Который тесть или деверь доцента,
  Который при всех отчитал ассистента,
  Который служит на кафедре строгой,
  Которая ждёт студента убогого,
  В доме, который зовётся ГУК
  ***
  А вот за кулисами СТЭМ "Эскулап"
  Который бичует пронырливых пап,
  Который немыслимый корешь декана,
  Который войдя, подмигнул лаборантке,
  Которой зав. кафедрой гладит головку,
  Который профессору строит уловки,
  Который тесть или деверь доцента,
  Который при всех отчитал ассистента,
  Который служит на кафедре строгой,
  Которая ждёт студента убогого
  В доме который зовётся ГУК
  Да. Подобного рода выступления проходили успешно, но на грани фола. Ректорат смотрел на выступления "Эскулапа", как на неизбежное зло. Мирился, поскольку название данному явлению было не антисоветская пропаганда, а социальная сатира. У руля государства М.С. Горбачёв, за окнами перестройка, ускорение, талоны на водку и туманные перспективы. А впереди пора нескончаемой молодости.
  
  
  
  
  Стас Просцевич в "Доме,
  который зовётся ГУК"
  
  
  
  
  Приблизительно в 1988 году в институте открылся Центральный студенческий клуб (ЦСК). Этакий "дом культуры" для студентов. Располагался в самом центре медицинского городка. Двухэтажное здание, просторный зал для выступлений танцевальных коллективов. Здесь же проводили дискотеки, располагались помещения для занятий кружков и секций. Попытка обзавестись репетиционной комнатой в таком пышном интерьере успехом не увенчалась. Мы оставались бездомные. Без статуса и официального руководителя в качестве представителей институтской художественной самодеятельности нас не рассматривали. Директор центра не нуждался в лишних хлопотах, осознавая непредсказуемость действий кучки волосатых очкариков. Мало того, "кучка" изъяснялась на непонятном языке, где имелись такие слова: "СТЭМ", "Эскулап", "миниатюра". В то время, художественная самодеятельность требовала неусыпного контроля. Мы доверия не вызывали.
   Тогда пошли иным путём. Стипендии невелики. Всего сорок рублей. А потому большинство подрабатывали. Некоторые трудились санитарами. Обладающие средним медицинским образованием, осуществляли трудовую деятельность на "скорой помощи", в качестве фельдшеров и медицинских братьев.
  Преследуя корыстные цели, мы устроились работать в ЦСК. Саня Савицкий стал ведущим диско программ. Я же в силу интеллектуальных и физических возможностей пристроился на вешалку гардеробщиком.
  Ударным, "социалистическим трудом" мы добились доверия директора клуба и получили возможность периодически обретать зрителя. Сцены для выступлений предусмотрено не было. Выступали прямо перед дискотечной стойкой, на танцполе.
  
  
  
  
  
  Это фото можно отнести к периоду "ЦСК".
  "Экзамен" - что-то с картами....." вот Вам "печень" и в придачу "мочевину" на погоны..".
  Александр Савицкий, Станислав Просцевич.
  
  
  
  Вот в такой форме стал существовать "Эскулап" в те годы. Сколько мы могли протянуть с такой сценарной политикой? Мне неведомо. А в эти годы, по всем телевизорам страны, во всю мощь шагал возродившийся из пепла КВН. При отсутствии репетиционной базы, современного литературно-драматического материала, недостаточного количества актёров, конкуренция клуба с КВН представлялась сомнительной. Наступали другие времена и в жизни надвигались значимые перемены.
  Вот так заканчивался период "промежуточного" состава или состава "Между". Мы собрались только на 50-летии. Далеко не в полном составе. Игорь Шишко, Александр Савицкий, Станислав Просцевич, Вадим Никуткин. Это раньше мы были молодые и красивые.
  13 мая 2017 года мы предстали перед своим Зрителем - просто красивыми. Заметно округлевшими, полысевшими, поседевшими. Показали вечную классику "Способы вытягивания нужного билета". А это кусочек нашего выступления в ГУКе на юбилее - подводка к миниатюре.
  
  
  
  
  
  
  На фото слева направо: Игорь Шишко, Александр Савицкий, Станислав Просцевич, Вадим Никуткин.
  
  
  Друзья, разрешите рассказать о составе 84-86, или проще говоря, о ровесниках "Эскулапа". Да, мы скрупулезно посчитали, средний возраст - ровно 50!
  Коллектив 80-х называется промежуточным или составом "Между".
  Действительно, ребятам посчастливилось быть в "Эскулапе" между застоем и невразумительной демократией, между конкурсами агитбригад и фестивалями СТЭМов.
  Мы видели первый салют и оказались между городом Смоленском и Смоленском-городом Героем.
  Парням повезло оказаться между Жбанкизмом и Логинизмом.
  Мы очутились между первым курсом и службой в Армии, между СГМИ и СГМА .
  Мы выпивали водку с бескозырками и водку по талонам.
  Мы угодили в тот временной интервал, когда здание на Крупской, называлось "Гестапо", а потом стало ГУКом.
   И, в силу исторической неизбежности оказались между генсеком Брежневым и президентом Ельциным.
  Итак, поколение "Между"!
  Отдельное спасибо нашему любимому Зрителю! Нас помнят и любят! Словно и не было 25 лет.
  Хорошие слова, добрые мысли, слезливая ностальгия. Что ещё надо в 50. Это конечно хорошо, но пора вернуться в 1989-й.
  
  И дунул ветер перемен...
  
  Однажды, выходя их общежития, обнаружил на стене бумажку с информацией о формировании в учебном заведении команды КВН. Там указывалось, что всех желающих, всех веселых и находчивых, ожидают в определённое время, в определённом месте. Такие рукописные объявления появились на стенах общежитий и учебных корпусов института.
  Оказывается, из далёкого медицинского ВУЗа перевёлся юноша, участвовавший в команде КВН прежнего института. Теперь, он решил экстраполировать своё организаторское умение, на студенческий коллектив Смоленского медицинского института. Следует отметить, парень оказался дерзким, хватким и настойчивым. Выбил сцену, время для репетиций. Мы же, в составе пяти человек, в силу устоявшейся традиции пребывали в маленьком мирке надежд и иллюзий. Жили по старинке. Нас всё устраивало. Не задумывались о перспективах и последствиях.
  Следует отдать должное, приехавшему юноше. В результате активной деятельности ему удалось не только собрать великое множество совершенно разных людей, но и организовать их в коллектив согласно выработанной концепции. Посредством "мозгового штурма" с Дмитрием Степановым, удалось восстановить в памяти - парня звали Влад Шестаков.
  Ну, что же? Люди делают историю.
  На одной из наших репетиций Андрей Логинов и Стас Просцевич объявили о своём решении перейти в новый коллектив. Что ими двигало? Скорее желание идти вперёд. Вероятно, Андрей понимал, что его литературное творчество достойно большего. Имели ли мы с Саней Савицким, какое то моральное право удерживать ребят? Думаю, нет. Конечно, создание команды КВН мы называли авантюрой, но что мы могли предложить Андрею и Стасу? Только танцпол в ЦСК.
  Конечно, можно было двинуть в КВН всеми остатками состава. Выход? Да. Но что-то мне и Сане Савицкому не давало это сделать. Что-то нас сдерживало. Наверное, чувство, что этим шагом мы навсегда похороним "Эскулап". А может быть надежда того, что у нового коллектива ничего не получится, или вера в то, что "Эскулап", переживший взлёты и падения, триумф и забвение возродится. И у истоков возрождения будем стоять мы с Саней. Но сейчас было всё плохо. Получилось, как в великой песне "их оставалось только двое из восемнадцати ребят", даже не трое, как в песне.
  А вот, что говорят о том времени Андрей Логинов и Дима Марков.
   - В конце 80-х "Эскулап" переживает не самые лучшие времена. Постоянный коллектив не более пяти человек. Материала на концерты, фестивали, полноценные программы естественно нет. Выступают два раза и год и показывают две, три миниатюры. На студенческую весну и посвящение в студенты.
  Но в 1989 году ситуация кардинально меняется. В стенах Смоленского Государственного медицинского института появляется молодая, искромётная, креативная команда КВН, которая быстро занимает ведущие места на студенческом эстрадном Олимпе. Мы едем на столетие одесского медицинского института, где весело проводим время с теми одесскими джентльменами, из настоящего КВНа. И, в завершение, команда КВН даёт первое в истории смоленского медицинского института полноценное юмористическое шоу, которое называлось "Шизюрмала". По окончанию концерта к нам подошёл невысокий, усатый человек в элегантном польском костюме. Представился, - Юрий Викторович Мишунин.
  Только позднее в полной мере оценили значимость встречи.
  В тот вечер произошло возрождение старого "Эскулапа", имевшего незыблемые традициями - играют только парни и только студенты. Воскресла процедура посвящения в актёры и бенефисы проводов шестикурсников в практическое здравоохранение.
  С приходом Ю. Мишунина и команды КВН в "Эскулапе" возник коллектив, появилась музыкальность, ритм и динамика, так начался обновлённый "Эскулап".
  Ребята рассказали правильно. Все так и было.
  Потом студенческий фестиваль КВН в Доме офицеров. Здесь молодая команда института показала лучший результат. Добротные текстовки, интеллигентный юмор. Великая заслуга Андрея Логинова. Преклоняюсь перед авторским талантом.
   Была поездка в Одессу!
  Затем Андрей Логинов придумал "Шизюрмалу"!
   Большая юмористическая программа для студентов и преподавателей, в актовом зале ГУКа! Мы с Саней Савицким, имели удовольствие, лицезреть действо из глубины зала.
  
  
  
  
  
  
  "Шизюрмала". На фото слева Дмитрий Марков, Станислав Просцевич.
  Фото в центре ректор Н.Б Козлов и Д. Марков.
  На фото справа оперившийся Андрей Логинов.
  Для меня "Шизюрмала" прошла под девизом "Король умер, да, здравствует Король!" Поскольку, именно после этого дня КВН остался в воспоминаниях. С этого дня - возродился новый обновлённый "Эскулап", в состав которого вошли те, кто горел идеей КВН и жаждой сцены. Это стало поворотным событием в нашей истории, и связано оно, в первую очередь с Именем Юрия Викторовича Мишунина.
  И встреча с Юрием Викторовичем произошла не случайно. Она не могла не состоятся. Это случилось так.
  
  Как всё было
  
  Люблю Смоленск!
  Нравятся и другие города. Конечно есть Сочи, Анталья и Шарм-эль-шейх. Но этот симпатичнее других. Город юности. Город студенчества. Город "Эскулапа". Город первой любви. Чувства, родившегося весной. Вероятно, оттого, особо нравиться Смоленск весенний. Когда наступает период яркой новизны, свежести общения, новых встреч и знакомств. Тех знакомств, которые изменяют течение людских и коллективных судеб.
  Итак, весна. Кабинет кафедры анестезиологии и реанимации в Красном кресте. За учительским столом молодой преподаватель Владислав Демидкин. Всматриваясь в окно, тоскует. Под стать ему, студенческая группа изнывает в лучах весеннего солнца. Похоже, напекло затылок и Владу. Он "растёкся" квашнёй, плюнул на полиорганную недостаточность и углубился в воспоминания.
  - Знаете, как это бывает, - заворчал "по-стариковски" перегретый ассистент, - вот вы, молодые, зеленые. Ни ума у вас, ни жизненной фантазии. Вот в наше время. Зажигали. У нас был "Эскулап".
  Ну, и далее по тексту - трава зеленее, вода мокрее...
  Как это бывает, ситуация со скучающим ассистентом оказалась судьбоносной в истории студенческого коллектива. Момент в летописи "Эскулапа" оказался поворотным, от того, что одним из зевающих студентов, оказался Генка Маркешин, некогда имевший опосредованное отношение к коллективу. Услышав знакомое слово "Эскулап", Гена с пламенным чувством оскорблённого праведника, встал на защиту чести и достоинства театра. Своей речью Генка пытался доказать, что СТЭМ жил, СТЭМ жив, СТЭМ будет жить! Признаюсь, ситуация, сложившаяся в коллективе, не была столь радужной. В умах уже доминировал КВН, а потому кризис в "Эскулапе" носил системный характер. Ему требовалась реанимация. Только сейчас понял, что возрождение "Эскулапа" началась совершенно в должном месте - на профильной кафедре. Демидкин проснулся. Захотел срочно пообщаться с теми, кто имеет отношение к театральному процессу. С этой информацией в голове и довольной физиономией на челе, ко мне в комнату общежития ввалился Геннадий Маркешин.
  Встреча с Демидкиным состоялась в его кабинете.
  Начало - традиционное знакомство. Затем краткое изложение проблем и трудностей. Демидкин выслушал, поразмыслил и обвинил во всех мыслимых и немыслимых грехах всё руководство "Эскулапа". Я попытался реабилитироваться, но тщетно. Демидкин прессовал грамотно и жёстко, с пониманием всей логики неординарных событий. Вполне очевидно, что положение дел в клубе было "из рук вон плохо". Когда страсти улеглись стали думать. В результате состоявшейся беседы пришли к мнению, что следует идти к Мишунину.
  Стали искать Юрия Викторовича, но при отсутствии мобильных телефонов, посредством других методов, точное местонахождение определить не удалось. Вопрос отложили.
  Знаю, что для большинства участников "Эскулапа", сад, во дворе частного дома Ю.В.Мишунин, является местом святым и памятным. Ну, что для евреев Стена Плача. Там и состоялась первая встреча с учителем. Собрались вечером, после работы. При знакомстве, смущение и неловкость, сразу исчезли. Юрий Викторович был простым в общении. Хотя робость была. Передо мной Мэтр, Звезда, Легенда!
  Засиделись допоздна. Рассказал о команде КВН. Много говорили. Спорили. Думали. До алкоголя дело не дошло. Шёл разговор серьёзный. Сейчас уже не вспомню, кто первый обмолвился о возможности возрождения имени "Эскулап" на базе КВНовского коллектива.
  Многие спорят и приводят свои доводы в пользу КВНовского, либо СТЭМовского существования. Пытаются противопоставить творческую идеологию этих направлений. Напоминает спор о первичности яйца или курицы. Забегу вперёд. Первый фестиваль "Эскулапа" состоялся в Новомосковске. Первое лауреатство. На подведении итогов фестиваля, глава жюри сказал, примерно, следующее: "Есть СТЭМ, есть КВН, а есть "Эскулап". И, как ты это не назови, есть талантливые молодые люди, которые с удовольствием занимаются любимым делом.
  После встречи с Юрием Викторовичем, я понял, что всё получится. Следом за его рассказами и воспоминаниями, появилось стойкое ощущение эскулаповского единения. Впервые услышал легендарные фамилии. Шутюк, Бабаев, Судиловский, Воронов, Шабалин, Таракин. Услышал про их чудеса на сцене и чудачества в жизни.
  Идея о перевоплощении команды КВН стала материализоваться. Проходили нелёгкие разговоры с Андреем Логиновым и Стасом Просцевичем. Были знакомства с участниками команды и посещения их репетиций. В результате плодотворной работы, определился художественный консенсус. "Эскулап" вновь обретал силы.
  
  Шизюрмала
  
  "Шизюрмалу" придумал Андрей Логинов. Вероятно, были фрагменты сценария от других авторов команды, родившиеся в результате "мозгового штурма", но основная заслуга в создании добротной юмористической программы, конечно, принадлежит Андрею. Так же, как и громадьё текстов и больших сценарных программ, написанных Андреем для "Эскулапа".
  Есть люди, которые видят окружающий мир не так как все. Они воспринимают действительность по-иному. Могут посмотреть на событие особенным взглядом, и описать явление или факт точным и смешным словом. В этом и есть Андрюха. Кто- то сказал "Логен - БОГен". Готов под этим подписаться.
  Смею предположить, что Андрей, работая в медицине, занимается не своим делом. Хотя, "талантливый человек, талантлив во всём!" Вспоминаю слова А.П. Чехова " Медицина моя законная жена, а литература - любовница!" Это и про Андрея. Полагаю, что слова эти есть комплимент. Автор на такое сравнение обижаться не должен.
  К финалу шизюрмальского спектакля, было официально заявлено новое название коллектива. Да, здравствует "Эскулап"!
  И состоялось знакомство вновь рождённого коллектива с Мишуниным. Стало ясно - у нас всё впереди. "Эскулапу" - быть!
  Отгремела "Шизюрмала". Присутствует радость победы. С этого дня общение и встречи с Юрием Викторовичем стали регулярными. И не только на репетициях.
  Тот же сад, те же скамейки, тот же столик. За столом - Мишунин. Демидкин. Никуткин. На столе? А вот на столе в этот раз хорошая водовка, приличная закуска. Точно помню хрустальные рюмки. Ощущение праздника. Отмечаем первую победу.
  Первая рюмка, вторая, третья.
  Погода радует теплом. В природе тишина, за столом шумно. Активно жестикулируя, обсуждаем планы на ближайшее будущее. База для репетиций. Костюмерная. Аппаратура. Костюмы. Что ставить? Где выступать?
  Недавно созвонился с Владом Демидкиным. На предмет уточнения хронологии того вечера.
   Говорит, - помню два момента. Первый: ветка яблочная то в ухо, то в плечо тыкала. Больно. Второй: мы, как по домам расходились, шли по трамвайным путям. С этого дня я точно уверен, трамвайные рельсы не всегда параллельны. Иногда они могут затейливо переплетаться.
  Несмотря на хмельную радость того вечера нам удалось концептуально определить дальнейшую стратегию развития "Эскулапа". Вероятно, были не слишком пьяны, поскольку наши планы, намеченные в тот вечер, получили свою практическую реализацию.
  
  Золотой состав
  
  Великими артистами не только рождаются. Для их гениального становления необходимо иметь соответствующие условия. В тот год сошлись воедино благоприятные факторы возрождения клуба. Появился учитель и профсоюзный "меценат" Ю.В.Мишунин. Достиг зрелого мастерства сценарист А.Логинов. Подобрались талантливые актёры. Появилась репетиционная база. Так вот, в результате стечения благоприятных обстоятельств возник "золотой состав" "Эскулапа".
  Золотые составы были и прежде. Каждое десятилетие формировало в студенческом театре яркие коллективы творческих единомышленников. Они запомнились, а потому и родилась эта книга.
   Да. Был коллектив. В составе, большинство ребят из команды КВН. Естественно Стас Просцевич, Андрей Логинов. Появились мы с Сашкой Савицким. Не помню, куда делся тот, кто создавал команду КВН. Его вспоминаю с благодарностью.
  Имелся автор. К тому моменту были исписаны качественными текстами три толстые тетради. Андрей не собирался останавливаться. Мы реализовывали неуёмное желание творческого самовыражения.
  Появилась репетиционная база. Три раза в неделю с 18 часов коллектив мог осуществлять творческий процесс в актовом зале НУКа. В нашем распоряжении за сценой возникла комната. Усилиями институтского сварщика и посредством жидкой валюты комнату защитили железной решёткой. Аппаратуры пока не было, хотя вопрос о средствах на приобретение уже рассматривался в профкоме.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Нижний ряд, слева направо - Влад Шейнкман, Максим Жидков, Игорь Фридман, Дима Марков, Вячеслав Бобовников.
  Выше - Вячеслав Пастернак, Андрей Чвиков, Дмитрий Степанов, Сергей Бережнов, Андрей Кравцов (сидит).
  Задний ряд - Стас Просцевич, Алик Лукманов, Герман Мяснов, Александр Савицкий, Вадик Никуткин. (не помню парня с усами между Чвиком и Аликом)
  
  Эскулаповские пиджаки времён Мишунинских и "покоренья Крыма" канули в лету. Выступали в однообразном виде - светлые рубашки, однотонные галстуки, темные брюки, чищеные туфли. Вопрос о приобретении новых костюмов был делом времени.
  Юрий Викторович стал членом институтского профсоюзного комитета. Конечно, из меркантильных соображений. Мы спали и видели профкомовские финансовые потоки.
  Появился фотоаппарат. В приложение к нему Дмитрий Степин. Наш папарацци.
  На фото нет Андрея Логинова. Он был излишне скромным и считал себя недостаточно фотогеничным. Нет Юрия Герасёва, который появиться в составе спустя год. За кадром остались Эдик Мачкалян и Владимир Самойленко - человек-саксофон. Отсутствует коммерческий директор Александр Эфрон. По другую сторону фотографической камеры находился Дмитрий Стёпин.
  На тот момент в коллективе появилась традиционная "эскулаповская" иерархия. Андрей Логинов писал. Он же - хранитель печати. Саня Савицкий режиссировал. Славка Бобовников - постановщик танцев. Саня Эфрон контролировал финансы. Я занимался решением всех мутных вопросов. Мозг коллектива, художественный руководитель и направляющая сила - Юрий Мишунин.
  Хотелось, чтобы описание того периода вышло из-под пера Андрея Логинова. А может кого-то из ребят. Уговорить пока не удалось. Но, очень надеюсь, что коллектив "дозреет" до понимания важности сохранения памяти, и найдут время, для создания рукописного следа в летописи "Эскулапа".
  Так появился обновленный "Эскулап". Энергичный, играющий, поющий, танцующий. Пачка авторских тетрадей Андрея Логинова увеличивалась в размерах ежедневно. Появились фундаментальные рок оперы: "Доктор Айболит", и что-то про любовь по мотивам "Мистера Х" - "Всегда быть в краске судьба моя".
   В "Айболите" был ряд медицинских терминов. Непосвящённым людям, посредством руки и длинного рукава пиджака, приходилось объяснять, что такое баланопастит.
  "Эллада", миниатюры по мотивам "12 стульев" и "Шерлока Холмса", "Если к Вам пришла весна", "Суд", "Чижик Пыжик", "Хирургино", "Песнь тройки". Множество песен с профессиональными подтанцовками от нашего Вячи (Славы Бобовникова). Незабываемая "Кадриль".
  "...Либидо и плацебо, Вы мне дороже хлеба,
  Ах, коитус бы мне бы! Да, что ты говоришь!"
  Неуёмная фантазия Андрея Логинова ежедневно порождала сюжеты ярких выступлений.
  Началась череда концертов. Собираем полные залы. Купались в любви и славе.
  Отдельный день фестиваля "Студенческая весна" прошёл под девизом "Шизюрмалы".
  Концерт, посвящённый юбилею педиатрического факультета. Нас приглашают в качестве почётных гостей. Вот фрагмент поздравления, который родил Логин под музыку "Вот, как в сказке скрипнула дверь" из кинофильма "Иван Васильевич меняет профессию":
  
  
  "Родилась, как - то раз ты не на беду,
  В тысяча девятьсот шестьдесят седьмом году!
  И теперь ты стоишь у юности порога.
  Двадцать пять, двадцать пять,
  Ведь это так немного...
  ...если вдруг, у кого злая анурия,
  Не прожить без тебя моя педиатрия!"
  
  Традиции "Эскулапа" остаются неизменными. Половой состав исключительно мужской. В коллективе поровну педиатров и лечебников. Единственный стоматолог. Сохраняется острая ситуация с аппаратурой. Точнее с денежными средствами для ее приобретения. Мы уже знали место, где аппаратуру можно приобрести. В Санкт-Петербурге, на заводе "ЛОМО".
  Всё упиралось в десять тысяч рублей. Баснословная сумма по тем временам. Для сравнения, автомобиль "Волга" - гордость номенклатурных работников, стоил чуть больше двенадцати тысяч.
  Как я уже сказал, Юрий Викторович стал членом преподавательского профкома. Руководила организацией Елена Александровна Ульяненкова. Она бывала на выступлениях, видела ребят и наблюдала трудности становления молодёжного коллектива. Отношение к "Эскулапу" было материнским. Ну, умел Мишунин, своевременно и интеллигентно рассказать ей, про талантливых парней.
  Наконец повезло. Профсоюзная система собиралась отмечать очередной заслуженный юбилей. Большое праздничное торжество намечалось в областном Доме профсоюзов. Юрий Викторович убедил профсоюзных коллег, что без поздравления студенческого театрального коллектива им не обойтись. Срочно адаптировали и "вычистили" поздравительную программу. Появилась пара песен. Помню четыре строчки на мелодию песни цыганок от Логинова:
  
  "...Кто-то едет сейчас за границу,
  Вёдра нынче в цене за бугром.
  Нам обуться, поесть и одеться
  Кто поможет? Конечно профком!".
  
  И вторая, совсем уж, как бы это мягче сказать...
  В общем, прогнулись.... Да простят меня авторы песни "Прекрасное далёко" за исковерканный текст:
  
  "Слышу голос из далёкого профкома,
  Нежный голос и сиянье милых глаз.
  Постоянно на работе, редко дома
  Встрече с Вами каждый очень рад!
  Припев:
  Прекрасная Елены, мы молодая смена,
  Мы вырвались из плена, спасибо Вам!
  Ведь Вы для "Эскулапа", Как Пётр для арапа,
  Вы мама нам и папа! Вас любит "Эскулап"...."
  Да, прогнулись. Дивиденды не заставили себя ждать. Уже через пару недель, с десятью тысячами безнала, мы были в Питере!
  
  "Питерские гастроли"
  
  Поездка в Питер оказалась неожиданной и по природе спонтанной. Дали денег. Взяли и поехали. Юрий Викторович, Дима Марков, Андрей Кравцов, Саня Савицкий, Станислав Просцевич, Вадим Никуткин. Возможно, кого забыл. Ночь в поезде пролетела в милой беседе. Ай, да мы! Да с новым аппаратом! Да нас никаким КВНом не перешибёшь!
   Это, как у Макаревича: "Вагонные споры последнее дело, когда больше нечего пить. Но поезд идёт, бутыль опустела и тянет поговорить..."
  В северной столице оказались в пятницу. Поезд подошёл к перрону Витебского вокзала во второй половине дня. Пока - сумки, портфели, баулы, пока добрались до завода.... Оказалось, опоздали. Отпуск товаров в тот день завершён. К тому же по субботам завод не работает.
  Стало очевидным, что наши усилители, колонки и микрофоны сможем получить лишь в понедельник.
  Ситуация - "дайте, пожалуйста, попить, а то, так есть хочется, что переночевать негде".
   Денег в обрез. Два дня следовало где-то жить, что-то есть. Ну, и что-то пить. Вспоминаем, что видели на вокзале объявление, о местах для ночлега, в вагонах на запасных путях. Ближе к ночи, в отстойнике, находим чудо гостиничной цивилизации. Цены оказались, приемлемыми. Расположились. Перекусили, чем Бог послал. Станислав Просцевич до сих пор ностальгически вспоминает " водка и ламинария с кукумарией на закусь".
  В субботу Юрий Викторович загорелся просветительской деятельностью. Перевоплотился в экскурсовода и пригласил, малограмотных и бескультурных, насладится красотами гостеприимного города.
  Невский. Литейный. Архитектура - застывшая музыка. Питер завораживает. Да и с погодой повезло. Мокрый снег вперемешку с дождем. Пронизывающий ветер. Стоически преодолеваем трудности питерской погоды. Сомневаюсь, что эти строки удосужиться прочитать горничная-проводница нашей гостиницы. Только благодаря этой святой женщине, горячему чаю, натопленному вагону нам удалось выжить.
  Воскресенье посвящено "Эрмитажу". В теплых залах погода способствовала приобщению к прекрасному. Как положено интеллигентным людям, мы наслаждались красотой, слушая милую тётю, примкнув к какой-то экскурсии. Только Дима Марков, имея какое то своё особое отношение к "совку", брюзжал, - Вот жили же люди! А тут понабежали гопники с ружьями...".
  Вот таким оказалось его видение событий октябрьского переворота 1917 года.
  Наступил понедельник. Четыре колонки, четыре усилителя, десять микрофонов со стойками. Мы обладатели несметных богатств. Вот оно счастье. Загрузились. Добрались до вокзала. Втиснулись в вагон. Поехали. Вот теперь мы "сами с усами". Нас теперь не только увидят, но и услышат. В то же время, приобретена была "расчёска" - музыкальный синтезатор, этакое чудо японских электронщиков. Сбылась мечта Андрея Кравцова.
  Саксофон покупать не стали. Володя Самойленко с любовью, эксплуатировал личный инструмент. Теперь, с такой технической поддержкой, нам стали доступны любые формы общения со зрителем.
  
  Возвращение к "Огонькам"
  
  С первых лет существования клуба, одной из форм работы коллектива являлось проведение праздничных "Огоньков". В силу определённых обстоятельств обычай начал угасать. Но теперь, с появлением мощного состава традицию не только вернули, но и максимально развили.
  
  
  На фото: Одно из выступлений. Новые микрофоны.
  Слева - направо: Вадим Никуткин, Вячеслав Бобовников, Игорь Фридман, Вячеслав Пастернак, Андрей Логинов, Герман Мяснов, Дмитрий Марков.
  
  
  Огоньки хороши тем, что состав коллектива не только работал, но отдыхал, веселился вместе со зрителем. Завязывались полезные контакты и милые знакомства. Вечера проводили для студентов и отдельно для преподавателей.
  По периметру актового зала НУКа, у столов расставлялись связки стульев так, чтобы присутствующие могли видеть происходящее на сцене.
  За столом рассаживались до двенадцати гостей. Центр зала оставался для танцев. На столах бутерброды, соки, одноразовые пластиковые стаканчики. Иногда, приходилось напоминать, что стаканчики спиртонерастворимые.
  Бутерброды готовились в студенческой столовой. Для преподавателей огоньки были приурочены к праздникам. Ассортимент бутербродов шире, на столах минимум спиртного. Минимума обычно хватало. Ведь огонёк был вечером. А праздник на кафедрах начинался уже к концу рабочего дня.
  Стоимость билета отражала стоимость угощения с учётом расходов на хозяйственные нужны. Билеты продавались друзьям, друзьям друзей. Зал заполнялся до отказа. Всем желающим билетов не хватало. Подход к распространению билетов для преподавателей, был несколько иной. Говорят, что студент - существо хвостатое. Вот и пытались уменьшить число рудиментов, снабжая нужных преподавателей билетами. Бывало, брали с собой зачётки. В ряде случаев, преподаватель становился студенту - друг, товарищ и брат. Не пропусти халяву! Иногда не прокатывало, а порой и нет.
   Концептуально выступление строилось просто. Обкатывали новые вещи, цементировали выступление старыми проверенными миниатюрами.
  Легко меняли программу, откликаясь на поступающие просьбы наших гостей. Здорово "входили" интерактивы с залом. Сценическое действо сменялось танцевальными паузами. "Живая" музыка, чарующий саксофон, брутальный вокал Андрея Кравцова.
  Огоньки стремительно набирали популярность. "Эскулап" становился узнаваемым, обласканным и любимым.
  Имели успех песни-переделки по персоналиям, посвященные "любимым" кафедрам и отдельным преподавателям. Этакий публичный ответ "Эскулапа" за всех униженных и оскорблённых.
  
  "Ты меня на рассвете разбудишь,
  хотя спать я ещё не ложился.
  Пропедевтика ночью мне снится,
  так что спать никогда я не буду..."
  
  В нескольких миниатюрах А.Логинова фигурировала кафедра патологической анатомии времён А.Е. Доросевича.
  Александр Евдокимович появился в Смоленске и стал заведовать кафедрой совершенно неожиданно, незадолго до летней сессии. Летом на третьем курсе экваторная сессия вмещала паталогическую физиологию, пропедевтику, фармакологию, паталогическую анатомию. Что не предмет, то полная "засада". До этого года "патан" проходили без осложнений. Доходило до того, что на экзамен приходили со своими, напечатанными на любой бумаге, билетами. Приносили затёртые комплекты заготовок. Иногда беседа с преподавателем заканчивалась таким диалогом.
  - Да, коллега, и ничегошеньки вы не знаете. Неуд. Придёте на пересдачу.
  - Простите, а можно ещё один, дополнительный вопрос, я же учил, я готовился.
  Как вариант:
  1.У меня жена рожает!
  2. Я служил в танковых войсках!
  3.Меня парень бросил и ушёл в армию!
  4. Я отдам себя на макропрепараты!
  - Ну, хорошо. Скажите, а какой у Вас рост?
   - Метр восемьдесят три.
   - Ну, батенька, тогда только - 3.
  - Ошибся, за ночь подрос. Метр восемьдесят четыре.
  - Вот теперь - 4. Молодец, пригласите следующего.
  Нашему курсу не повезло. Назначен новый заведующий А.Е. Доросевич. На первой же лекции он сказал, что "халява" кончилась и экзамен будет принимать лично.
  И слово сдержал. "Болты" сыпались, словно из рога изобилия. Три четверти курса зашли на второй, третий круг! Вот так в одночасье был восстановлен авторитет кафедры. "Ну, Брут, ты крут!"
  Логинов откликнулся сразу. Песня из кинофильма "Жестокий романс" исполненная Михалковым, была на слуху. У нас она зазвучала по-новому.
  
  Как ударит хмель, пью я Альмагель,
  Как понос, так бегу в камыши.
  А цыганскую дочь, выгоняю прочь,
  Ни к чему болезни души...
  ...Алекскандр Евдокимович, наш дорогой,
  скажет нам приходи ещё раз.
  Эх, раз, ещё раз, ещё много, много раз!
  
  Песня звучала в концертах, на преподавательских огоньках. Однажды, по личной просьбе присутствующего Александра Евдокимовича. Смеялся громче всех. Вышел на сцену и поблагодарил автора произведения. По случаю просил исполнить в танцевальном блоке любимую песню "Без двадцати восемь". "Семь сорок" исполнили с особым удовольствием. В числе зрителей Александр Евдокимович присутствовал на 50-летии "Эскулапа". Таки, и совсем не изменился
  Кроме паталогической анатомии у лечебного факультета были проблемы с детством.
   Кафедра детских болезней под руководством Валентины Егоровны Шароборо. При упоминании этого человека у присутствующих возникал жар, а вслед накатывала волна холодной испарины.
  Как можно, близко к тексту, запомнить порядка 28, достаточно объёмных, лекций.
  "Детство" сдавали трудно, некоторые долго. Некто "Борщ", функционер студенческого клуба "Орфей", так вспоминал об этом.
  - Военные действия на "детском" фронте затянулись. Шаробаро ушла в глухую оборону. Восемь затяжных атак были отбиты, враг отброшен на первичные рубежи. Долгая осада. Девятая атака увенчалась успехом. Победа пришла 9 мая. Ну, за победу!
  Моя победа наступила быстрее. На следующий день, после первого провала, оказался в кабинете Валентины Егоровны. Один на один. Глаза в глаза. Похоже, ей скучно. Пятнадцати минут хватило для определения моих знаний. Еще полтора часа разговор "за жизнь". Боже! Она ставит мне, маленькую троечку.
  
  "Когда забуду все смеси, которых я не знал....
  Гудбай, Шаробаро, ой. И станем мы "чэстней",
  Накормим "рэбёночъка, чтобы был бы он умней и веселей!
  
  Согласен, текст слабоват. Но! Когда Стас Просцевич исполнил песню на огоньке, да ещё с белорусским говором, под Валентину Егоровну, зал встал. Песня стала классикой жанра.
  
   "Вот и снова весна, снова время бессонных ночей..."
  
  На очередной "Студенческой весне" "Эскулап" предстал во всей красе. Три дня выступали факультетские коллективы. Их Мишунин называл, - х....самодеятельность.
  Заключительный день - день "Эскулапа". Концептуально концерт строили в ключе "Шизюрмалы". Билеты разлетаются, как "горячие пирожки". Занимались проходы между рядами. На подоконниках, словно куры на нашесте разместились жаждущие зрелищ. На сцене монументальное панно! Почему то вспоминается, нагло улыбающаяся, сидящая, обезьяна. Такой собирательный образ участников. И, почти метровой высоты, разноцветные буквы!
  
  
  
  На фото:
  Миниаюра "Индейцы",
  Стоит Игорь Фридман.
  Присели слева направо:
  Андрей Логинов,
  Влад Шейнкман,
  Слава Бобовников,
  Дима Марков.
  
  
  
  
  
  
  На фото видна часть "задника". В его изготовлении, пошли далее предшественников. Рисовали не на обоях. Могли себе позволить склеить нужное количество листов ватмана. Непозволительная расточительность. Потратили бессчётное количество литров гуаши. Раскрашивали всем составом. На выходе - "задник" и оригинально вытертые коленки джинсовых штанов у всех причастных к высокохудожественному действу.
  Программа составлена из произведений Андрея Логинова. Лишь только одна миниатюра - "Индейцы" была написана Игорем Фридманом. Похоже, он один не оставлял попыток составить авторскую конкуренцию. Остальные уже сдались.
  Скорее, к этому временному периоду, можно отнести появление понятия "Логинизм".
  Такое приятное ностальгическое понятие... "Логинизм" - это приятное авторское настоящее и стойкая уверенность в эскулаповском завтра!
  
  Новомосковский анабазис "Эскулапа"
  
  Начало 90-х. Описывать данный временной промежуток из жизни "Эскулапа" гораздо приятней. Мы "стали на крыло", почувствовали сценическую уверенность. У нас есть "проректор" по "Эскулапу". Мы ощущаем поддержку ВУЗа. Имеется сильный автор. Приличный запас готовых миниатюр. Востребованы, выступаем, гениальные и скромные. "Эскулап" вне конкуренции. Действительно, театральной конкуренции в Смоленске для нас не было. А о том, что СТЭМовская жизнь кипит где-то за пределами Смоленщины, даже не догадывались.
  В один прекрасный день, клуб получил официальное приглашение стать участниками фестиваля СТЭМов - "Юмористическое противостояние" в городе Новомосковске.
  Откуда о нас узнали? Сложно сказать. Есть мнение, что в Смоленске училась девушка из Новомосковска. Естественно, была она влюблена в "Эскулап". А её подружка в СТЭМ из Новомосковска. Похоже, девчули долго не могли разобраться, чья любовь любимей. И решили, что вопрос прояснится, лишь в очном споре коллективов.
  "Эти ребята в малиновых пиджаках" - так мы запомнились корреспонденту одной из Новомосковских газет.
  На фестивале, коллектив предстал во всей красе новомодных сценических прикидов. История создания клифтов требует отдельного изложения.
   Начну с того, что имелось в советских магазинах. Застой закончился, перестройка буксовала, демократия мерещилась в перспективе.
  На полках в "Приветливом" имелись пельмени в картонных пачках, молоко в пакетах, банки с морской капустой, майонез, хлеб.
  Вы ждёте далее список разносолов? Всё! Продолжения не будет.
  Промтоварные магазины изобилие не демонстрировали. На полках доминировала продукция флагмана отрасли Смоленской трикотажной фабрики. Позже, носки с чулками исчезли с прилавков бесследно. Купить что-то из приличной одежды? Конечно можно. На толкучке.
  Там продавали всё! При наличии денежных знаков продукция доступна. Конечно же, чем могли, помогали родители. Одевали. Помогали продуктами. Сумки с домашней консервацией, мешки с картошкой.
  
  "Семья уж давно отреклась от него,
  Зачем её такая обуза?
  Всё из дому тащит, а в дом - ничего,
  Студент медицинского ВУЗа..."
  
  От крайнего истощения, спасал "Блевок" - комбинат студенческого питания ?15. Обеденный комплекс примерно 60 копеек. Если добавить, салатик, сметану и томатный сок, то на пару часов можно было считать себя насытившимся. Чуть позже, под переходом ГУК - "Блевок" появился "Трактир". Да, ещё и с алкоголем. Сразу после открытия, совместно со Стасом Просцевичем и Юрием Викторовичем, мы "проинспектировали" заведение.
  - Вполне, вполне, - дал свою оценку, разомлевший Мишунин. "Трактир" просуществовал недолго. Вероятно, руководство ВУЗа сочло излишне вызывающим название у точки общественного питания. "Трактирщики" оказались с фантазией. Убрали две последние буквы. "Тракт" удовлетворил всех.
  С сигаретами в магазинах присутствовал полный "табак". Точнее, табака не было вовсе. Смели сигары Погарской фабрики. Стоили они дорого, и не курились толком. Или мы не умели правильно курить. Привозили махорку. Пытались сушить и использовать по назначению листья, выращенного домашнего табака. Сигареты, спиртное, конфеты, цветы можно было купить на "Фазенде". Этакий стихийный "рынок" на площади Смирного. Здесь днём и ночью можно было приобрести "Набор страдающего Казановы". Цены кусались. Первого "бога маркетинга" я встретил на "Фазенде". Человече предлагал купить литровую банку, доверху наполненную "бычками".
  - Сухенькие! - шепелявил продавец, приплясывая на морозе. Дождался ли он своего счастливого покупателя.
  А жизнь движется. Нас ждёт фестиваль. Мы не знаем, какие ВУЗы представят свои СТЭМы. Не ведаем об уровне коллективов, об их оснащённости. А, как известно, "встречают по одёжке". Решено! Нужны костюмы. Из чего их пошить? Вячеслав Бобовников озадачился фасоном. Перевернул тонны модных журналов.
  Ах, память, память...
  Где мы выкопали отрезы ткани? Не помню. Но должное количество грязно голубого смоленского льна нашли. Голубой цвет. Здорово, конечно. Не было тогда, по отношению к этому цвету никаких предубеждений. Из соображений практичности, решили, что светлые костюмы весьма маркие. С вопросом покраски обратились на трикотажную фабрику. Счет за покраску выставили. Изменение цвета в разы превысил стоимость материала. И краситель был только малиновый.
  Цвет вполне устроил. А вот ценник. Процесс окраски пришёлся в канун 8 Марта. Мишунин, из личных средств, выделяет деньги на цветы и отправил меня к директрисе.
  - Что хочешь с ней делай! - Хоть (пи-пи-пи) её! - Но костюмы следует покрасить!
  Фильм "Москва слезам не верит" смотрели? Интервью в кабинете директора завода. Та же картина на "трикотажке".
  За столом Женщина. Как бы я хотел реализовать напутствие Юрия Викторовича. Не помню, какие доводы и аргументы мною были задействованы. Может мужское обаяние или сработал рекламный компонент. Ведь по всей России узнают о Смоленском предприятии. Может цветы понравились. Не знаю. Но ткань нам покрасили. Бесплатно! Эх, надо было и носков выпросить для всех участников коллектива. Выкрасили быстро. Рулоны ткани туда-сюда возили с Герой Мясновым. Ткань готова. Вяча подобрал фасон. Обсудили. Одобрили. Шить договорились в "Гамаюне". В назначенный час собрались для снятия мерок. Не знаю, есть ли такое профессиональное понятие "седло". Из уст закройщика звучало именно так. И, похоже, он с большим удовольствием, измерил "сёдла" всех членов коллектива.
  Через пару недель заказ был выполнен. Если учесть общее количество костюмов, то работа выполнена весьма оперативно. В силу недостаточной компетентности, описать покрой сценического костюма мне представляется сложным. Вячеслава Зайцева или Александр Васильев сделали бы это лучше. Но лучше меня и их рассказывает фотография с фестиваля. Согласитесь, неплохо.
  
  
  
  На фото: в новых костюмах Дмитрий Степанов, Станислав Просцевич, Дмитрий Марков.
  
  
  
  
  
  
  
  
  Наряду с решением вопросов внешнего вида, готовили концепцию выступления. Репертуар подвергался строгому отбору. Следовало создать не только концертную программу из множества миниатюр, но объединить лучшие единой идеологией, исключив непонятный многим медицинский компонент. На фестивале мы представляли не только медицинский институт, но ещё и город-Герой Смоленск.
  Финансовую составляющую поездки взял на себя профком. Часть средств выписали участникам коллектива в виде материальной помощи в размере стипендии.
  Фестиваль "Юмористическое противостояние" в Новомосковске родился в 1985 года. У истоков стояли студенты Новомосковского филиала "Российского химико-технологического университета имени Д. И. Менделеева".
  Программа фестиваля рассчитана на четыре дня. В первый день - торжественное открытие, представление команд. Далее показ конкурсных программ, шефские концерты. И наконец финал - гала-концерт во Дворце культуры "Азот" Новомосковского химического завода. Праздничный банкет по случаю завершения фестиваля.
   Дорога проходила шумно и весело. Поезд до Москвы. Электричка до Новомосковска. Ещё по пути в Москву добросовестно отметили начало путешествия. Занимая половину плацкартного вагона, очень старались не мешать попутчикам.
  На моём нелёгком жизненном пути есть значительный период работы с подрастающим поколением - школьниками и учащимися ПТУ. В силу имеющегося опыта, могу представить себя в положении Юрия Викторовича Мишунина. Он один. Нас - почти два десятка. И каждый личность, индивидуальность, талант. По причине неуёмного индивидуального таланта от коллектива можно было ожидать внеплановую хмельную пакость. Следовало быть начеку. Первая седина у Юрия Викторовича образовалась после поездки в Новомосковск. А как иначе?
  Готовясь к поездке, составляли список необходимых вещей, которые следовало брать с собой. Первым пунктом записали - две бутылки водки. Не во имя пьянства окаянного, а дабы не отвыкнуть.
  Кто-то скажет, - ну, вы и пили.
  Проведём несложные вычисления. Два дня дороги, четыре дня фестиваля и, две бутылки. Делим литр на шесть. Получаем 166 мл/сутки. Пересчитываем на килограмм веса. Ну что? Много? Вот такая математика.
  У Влада Шейнкмана математика была с национальной особенностью. Написано - взять две бутылки. Он и взял. Две по 0.25. Да, две чекушки. В следующих поездках приходилось конкретизировать объём.
  
  
  
  
  На фото: общежитие в Новомосковске.
  Стоит Андрей Логинов.
  На кровати Вадим Никуткин.
  Настраиваемся на выступление.
  
  
  
  
  Новомосковск - город химиков. Воздух осязаем. Прямо не воздух, а концентрат из всех элементов периодической системы. Снег грязно - серый. Обоняние подтверждает отраслевую принадлежность населённого пункта. Представители оргкомитета, встретили на перроне. Разместили на постой в общежитие одного из местных ПТУ с химическим уклоном. Учащиеся на каникулах. В сравнении с нашими общагами в Смоленске, порядок и условия проживания в общежитии ПТУ приятно удивили.
  Коллективы СТЭМов разумно поселили в разных общежитиях. Может, не имелось в городе одной большой гостиницы, а может, учли опыт предыдущих фестивалей. Однако подобная практика расселения не могла стать реальной преградой общению участников творческих коллективов.
  Согласно регламенту требовалась подготовить пятиминутную визитку-приветствие и почти часовое конкурсное выступление. Репертуарная нагрузка легла на плечи Андрея Логинова.
  " Смоленск - город герой! Город - щит! Город - меч! Город - палица! Город - дубина....".
  "В Смоленске установили памятник герою поэмы А.Твардовского - Василию Тёркину! На центральной площади города поставили огромадную гранитную тёлку. На ней крупно написано: "Здесь был Вася!".
  На фестиваль собирались СТЭМЫ Брянска ("Квартал - 311") , Новомосковска ("Спасибо"), Курска, Воронежа ("Пятый угол"), Калуги и прочие.
  
  
  
  
  
  Репетиция перед фестивалем.
  Внизу второй справа Ю.В.Мишунин
  
  
  
  
  
  
  
  Вечер первого дня - торжественное открытие.
  Коллективы представляют "визитки". Волнение зашкаливает. Понимаем - текст проверен, действо отрепетировано. Что-то менять, уже поздно. Зал полон. Живо реагирует на происходящее. Сцена напоминает подмостки нашего ГУКа. Это плюс. Из-за кулис, с интересом, наблюдаю выступления . Рядом Андрей Логинов. Волнуется. Оно понятно. В Смоленске Андрей признанный автор. А что другие?
  Наблюдая, пытаюсь понять кто мы на этом празднике. Приехали первый раз, а другие коллективы уже "топтали" фестивальные сцены. К "визитке" подходят по-разному. Некоторые с позиций КВНа, другие с налётом театрального дивертисмента. Настал наш черёд. Обычный ритуал за сценой. Все обнялись.
  - Три, четыре, не дрожать!
  - Три, четыре, не дрожать!
  - Три, четыре, не дрожать! Мишунинское - ни пуха, ни пера!
  - К чёрту! Поехали! "И вот исчезла дрожь в руках!"
  И дали! И поехали! По реакции зала понятно - мы можем! Ведь не просто так приехали! Это и наш праздник! Нет. Это НАШ праздник!
  Открытие снимала команда тульского телевидения. К такому вниманию мы не были привычны. Точнее к такой обстановке. От многоваттных ламп жара на сцене. Пот градом. Софиты слепят. Видим только два первых ряда. Часть прожекторов направлены в зал. Первые ряды зрителей, щурятся. Изобилие света напрягает. Но мы справились. Уже позже, когда показывали конкурсную программу, в "Алфавите" на буковку "Ч" появилась фраза. "Ч" - чудо - тульское телевидение!". Зрители оценили шутку.
   Вероятно, у тульского телевидения есть видеоархив. Может и сохранилась эта запись.
  СТЭМ из Курска опоздал к открытию, ввалился с сумками, прямо во время выступления другого коллектива. За пару лет до этого, по экранам страны прокатил "Кин Дза Дза". Куряне, уговорили жюри показать визитку. Выскочили на сцену. Стали линеечкой. Улыбнулись. Похлопали себя по щекам. И в полу приседе развели руки: "КУ...рск!" Зал бурно отреагировал. Тогда этого хватало.
  
  На фото: шефский концерт в ПТУ Новомосковска.
  День второй. Шефский концерт в актовом зале училища, приютившего творческий коллектив. Не знаю, где организаторы нашли учащихся в каникулярное время, но зал оказался полон. Принимали тепло. Выступление реально помогло. Мы прогнали программу в режиме генеральной репетиции.
   Оставшуюся часть дня провели в актовом зале института, где проходили показы конкурсных программ. Уровень выступлений разный. Да и СТЭМ люди понимали по-разному.
   Запомнились авторские идеи Димы Мещерякова. Его миниатюра о перелёте в прошлое на машине времени была признана лучшей. Такое мнение жюри задело самолюбие Андрея Логинова, но не сломало, а напротив, возбудило желание писать лучше! На следующих фестивалях миниатюры Андрея неоднократно признавались лучшими, а Андрей получал призы за лучший сценарий.
  И был день третий. Наш концерт. Аншлаг. Новомосковский зритель искушён, подготовлен, его "на мякине не проведёшь". Но и мы ребята из Непала, в том смысле, что "не пальцем деланные".
   В нашей программе - "Доктор Айболит", "Кадриль", адаптированный "Алфавит", "Суд", "Песнь тройки". Чувствовали ответственность и репетировали с особым отношением к порученному делу. Девиз коллектива остался неизменным: "Меньше политики, больше доброго иронического смеха над собой и окружающими"
  Вошли все подготовленные миниатюры. Ещё в Смоленске, спорили, стоит ли ставить в программу "Суд". Миниатюра представлялась громоздкой, трудной с большим количеством участников и сложным текстом. Волновались зря. Зал захватили с первой фразы.
  Под музыку из сериала про Шерлока Холмса выходил секретарь суда (Влад Шейнкман). Классическая фраза: "Всем стать, суд идёт!". Зритель в ожидании. Выходит судья (Андрей Логинов).
   - Всему залу по 15 суток за неуважение к суду! Публика наша!
  В финале миниатюры дожали зрителя сильной актёрской работой.
  
  Фото: Конкурсное выступление.
  Миниатюра "Суд"
  
  
  
  
  
  Фото: Конкурсное выступление. Миниатюра "Доктор Айболит". Любил Доктор Айболит (Стас Просцевич) полетать на "орлах"
  Мы влюбили в себя зрителя. Оставался вопрос. Что решит жюри. Отбросив излишнюю скромность, понимали - молодцы. Но хотелось получить официальное подтверждение того, что мы заняли достойное место в многообразии молодёжных коллективов.
  Слово "фестиваль" произошло от слова "fiesta" - праздник. О каком разделении мест можно говорить на празднике? Но в понимании российского потребителя юмористических услуг, фестиваль есть не что иное, как состязание творческих союзов в мастерстве и интеллекте.
  Начались часы ожидания. Мишунин отправился на "разбор полётов". Руководители делегаций могли высказать субъективное мнение, могли предположить исход состязания, но конечное решение оставалось за жюри. Его и ждали.
   Глава судейской коллегии, писатель сатирик из Москвы Михаил Горшман, как-то выразился, - есть - СТЭМ, есть - КВН, а есть "Эскулап!".
  Вернулся Юрий Викторович. Молчит. Может, не знал. Думаю, знал. Но не стал сообщать решение судейского коллектива. Наверное, правильно. В противном случае не избежать преждевременного начала праздника. Хотя, по количеству смоленских миниатюр, взятых в гала - концерт, мы догадались, что "эскулаповское" творчество оценили. В "галку" вошла большая часть нашей программы.
  
  Саня Савицкий и Алик Лукманов
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Слава Бобовников, Стас Просцевич и ещё некто.
  
  
  
  
  Может показаться, что в повествовании мною сознательно опускается рассказ о ночном времяпровождении. Всем же интересно, куда уходили 166 мл/сутки. Не буду испытывать терпение. Конечно, были вечерние посиделки. Нас приглашали другие коллективы, мы душевно принимали ребят у себя. Бывало "Эскулап" разрывали. Кого в Воронеж, кого в Брянск.
  Под незамысловатую закуску, продегустировали спиртные напитки всех представленных регионов. Уверенно скажу - смоленская водка - лучшая.
  Ближе к ночи, на "огонёк" заглянул Миша Горшман. Ну, как заглянул? Неслучайно. При определённых обстоятельствах Юрию Викторовичу отказать в просьбе было сложно. Андрею Логинову представилась возможность пообщаться с профессиональным юмористом. После нескольких часов интеллигентной дискуссии, собеседники прониклись глубоким уважением друг к другу.
  Гала - концерт фестиваля проходил во Дворце культуры "Азот" химического комбината. Количество мест - 750. Балконы, ложи. К началу концерта мест нет, люди стоят в проходах, сидят на ступеньках. Представление "Эскулапа" потонуло в громе оваций. Это было признание зрителей! Мы чувствуем себя триумфаторами. Показываем свой блок.
  
  
  
  
  На фото: начало банкета. Игорь Фридман,
  Максим Жидков, Сергей Бережной, Андрей Чвиков, Александр Эфрон.
  
  
  
  
  
  Заключительная песня. И от нас подарок зрителям. В зал летят алые гвоздики - символ наших сердец!
  Мы стали лауреатами! Получили официальные приглашения на фестивали в Курск, Брянск, Калугу. На банкете, в исполнении других СТЭМов, прозвучало. "Оле, оле, оле, оле! Клуб "Эскулап" СГМИ". Это было признание друзей! Это дорогого стоит!
  Окончание банкета и обратную дорогу домой, по этическим соображениям описывать не стану.
  Благополучно, добрались до Смоленска. Предстали перед ректором Николаем Борисовичем Козловым. Предъявили грамоты. Теперь-то мы не просто так. Теперь мы Лауреаты официального российского фестиваля студенческих театров эстрадных миниатюр. Так-то вот.
  
  
  
  Вот так, вот так "Эскулапу" четвертак...
  
  Весна 1992. "Эскулапу" - 25 лет.
  Был юбилей! И большой праздничный концерт!
  Чем запомнился день? Единением! Единением поколений клуба "Эскулап".
  Выступали "ветераны"! Е. Воронов, С.Таракин, С.Судиловский, В. Демидкин и, конечно же, наш добрый друг, старший товарищ, не стареющий Юрий Викторович Мишунин.
  
  
  
  
  
  
  
  Фото с 25-летия
  Да, какие они ветераны, они моложе нас молодых! Так думалось в то время. Это было время, когда "Эскулап" твёрдо стоял на ногах, И будущее, казалось, совершенно безоблачным и безмятежным. Жаль, что только казалось.
  И был праздничный банкет. В ТЮЗе. Был такой неприметный театр, где-то в полуподвале на ул. Шевченко. А какой плов приготовил Эдик Мачкалян? А чача из кизила? Всё это было.
  
  
  
  
  
  На фото: пригласительный билет.
  Художник Алексей Тумашов.
  
  
  
  
  
  И был бенефис Вадика и Стасика или "Мавр сделал своё дело, Мавр может уходить"
  Наше со Стасом обучение подходило к своему логическому завершению. Институт переименовали в академию. Позади остались терапии, хирургии, инфекции и детские болезни. Впереди интернатура и годы профессионального становления. Жизнь продолжалась. В "Эскулап" пришли новые ребята. Будет и у них такой вечер. Печальный и трогательный. Наступила пора прощаться. Бенефисили в НУКе. По случаю "замутили" огонёк. В зале, наши со Стасиком друзья. Программу выстроили из трёх блоков. - Миниатюры, которые делали мы со Стасом. Тексты вспоминали с помощью красной папочки.
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  Блок общих миниатюр с нашим участием. С особой болью в душе передали клубные малиновые пиджаки. Обязанности президента клуба я передал Дмитрию Степанову. Был уверен - передаю в надёжные руки!
  Мишунин смахнул скупую мужскую слезу. По-отечески обнял героев торжества.
  Третий блок из новых миниатюр, мы смотрели почётными зрителями в зале. Грустно всё как то.
  В мишунинской теории о культуре пития один из постулатов касался недопустимости "загрузки" раньше зрителя. К финалу праздника, бенефицианты впервые нарушили этот "эскулаповский" закон. Хотя, почему нарушили? Мы стали зрителями.
  
  
  40-летие...
  На сорокалетний юбилей "Эскулапа" мы со Стасом опоздали. Либо не поняли, либо нас дезинформировали. В Смоленск приехали ближе к вечеру. Решили зайти в ГУК, уточнить вопросы репетиций, время начала юбилея. В нашем понятии, он должен быть на следующий день. Поднимаемся в зал. Полным ходом идёт концерт. Вот так "с корабля на бал". Сразу на сцену.
  В заключение концерта, началась суета, по организации банкета. Как то спонтанно это было. На банкет не остался. Даже не знаю, был ли он. В тот момент, мне удалось поговорить с Юрием Викторовичем. Буквально десять минут. Не виделись 15 лет. Как я хочу вернуть этот день! Ту лавочку, столик, в саду, рядом с домом Юры.
  Я впервые позволил себе назвать Юрия Викторовича просто по имени. Для меня он гораздо больше, чем руководитель студенческого коллектива. Отец? Нет. Скорее старший брат. Умудрённый жизненным опытом, всегда готовый помочь и подсказать. Такие отношения возникают, когда братья подрастают и общаются на равных. Но, обращался к нему, всегда по имени, отчеству! Для меня он - ЧЕЛОВЕК и ЭСКУЛАПОВЕЦ!
  Был.
  "Опять стою, понурив плечи,
  не отводя застывших глаз:
  как вкус у смерти безупречен
  в отборе лучших среди нас"
  
   И. Губерман
  
   "Через годы, через расстояния...."
  
   "Золотой" состав "Эскулапа
  Девяностые - двухтысячные!
  На нижнем фото:
  Верхний ряд (слева направо):
  Станислав Просцевич, Алик Лукманов, Юрий Герасёв, Герман Мяснов, Александр Эфрон, Эдуард Мачкалян, Дмитрий Стёпин.
  Средний ряд: Вячеслав Бобовников, Андрей Чвиков, Андрей Логинов, Дмитрий Степанов, Александр Савицкий, Вадим Никуткин.
  Нижний ряд: Владислав Шейнкман, Максим Жидков, Игорь Фридман, Вячеслав Бобовников, Дмитрий Марков, Владимир Самойленко, Андрей Кравцов.
  
  
  Излагая события прошлых лет, появилась мысль написать об участниках нашего "Золотого состава" в современной действительности.
  Разослал ребятам небольшую анкету:
  1. Ф.И.О.
  2. Город проживания.
  3. Где работаешь?
  4. Специальность.
  5. Чем ещё занимаешься?
  6. Семья, дети.
  7. Хобби.
  8. Что для тебя "Эскулап"?
  9. Что тебе дал "Эскулап"?
  
  И, только пытаясь ответить на эти вопросы, понял, какую сложную задачу поставил перед ребятами. Нельзя, отвечая на эти сухие вопросы, выразить те чувства, которые у каждого из нас связаны с "Эскулапом". Хотя временные и объёмно литературные рамки установлены не были...
  Орфографию и пунктуацию сохранил. Вот, что из этого получилось.
  
  
  
  Просцевич Станислав Дмитриевич 22.07.1967. Мценск Орловской обл. Врач анестезиолог-реаниматолог Мценской ЦРБ. Жена Просцевич Елена Владимировна врач пульмонолог, зам. главного врача по лечебной работе. Сын Дмитрий, не врач. Хобби - ножи, лук, сарбакан, арбалет. "Эскулап" для меня - образ жизни, круг общения, что - то вроде семьи. Весёлой, шебутной, периодически пьяной, но, семьи.
  
  
  
  
  
  
  Самойленко Владимир Николаевич. Живу в Смоленске. Работаю в Москве и в Смоленске мануальным терапевтом. Семья, дочь в Питере. Эскулап дал возможность реализоваться в музыке и не только. Хобби-активный отдых на свежем воздухе.
  
  
  
  
  Пастернак Вячеслав Анатольевич. Москва. Компания АКВАЛАЙФ. Напитки из Черноголовки. Региональный директор по продажам. Хобби - горные лыжи и художественная гимнастика. Женат, двое детей, близнецы Артём и Алина. Эскулап для меня -лучшие годы жизни. Что Эскулап дал - одну из возможностей самореализоваться!
  
  
  
  
  
  
  Чвиков Андрей Константинович, Смоленск, Территориальный менеджер компания АО "Прогресс", семья, футбол, рыбалка. "Эскулап", если кратко, это мой старт в настоящую взрослую жизнь, Эскулап это большая часть жизни, которую всегда хочется повторить......
  
  Степанов Д.В. - закончил "Эскулап" в 1995-м году в должности Президента Эскулапа. Затем, ординатура по терапии, по окончанию которой трудился 7 лет на станции скорой медицинской помощи города Смоленска. Нужда загнала в бизнес. Получил еще 2 высших образования - закончил МВА и Президентскую программу переподготовки управленческих кадров для нужд народного хозяйства. В настоящее время - Генеральный директор коммерческой фирмы. Отец 4 детей (3 сыночка и лапочка-дочка). Старший сын в год 50-летия Эскулапа стал ветераном клуба. Дочь учится в 11 классе, готовится идти по стопам деда, отца и брата. Младшие сыновья - в 4 и 5 классе, занимаются хоккеем, имеются успехи.
  Спрашиваешь что для меня Эскулап?
  Это - ВСЕ!!! Задумывался ли ты, как жили твои однокурсники, которые не были в Эскулапе? Что для них ВУЗ? Учебники, лекции, экзамены, больные, истории болезней и... все? Так и у нас этого хватало! Только был еще "Эскулап"! Да, это театр. Да, это клуб по интересам. Да, это гастроли. ДА ЭТО ЖИЗНЬ!!! Лично у меня есть, что рассказать своим детям о нашей alma mater, есть что вспомнить! Не думаю, что это может сделать любой выпускник нашего ВУЗа.
  Марков Дмитрий Михайлович. Смоленск. Врач инфекционист. Заместитель председателя областной организации профсоюза работников здравоохранения. 2-е детей. Хобби - спорт, ведение праздников. "Эскулап" мне дал настоящих друзей.
  
  
  
  Жидков Максим Викторович.
  Королев, Московская область.
  Центр детской и подростковой андрологии города Москвы, клиника "Здоровье" город Королев. Детский уролог-андролог. Две дочки, 5 и 12 лет. Особых хобби нет. Что мне дал Эскулап, не знаю, сложно сказать, многому научил, многое показал, в людях, в себе самом. Чем он для меня стал? Был и есть, наверное, самое светлое воспоминание о студенческой юности, друзья, любовь к творчеству и импровизации.
  
  Логинов Андрей Сергеевич, Москва. Отечественная фармацевтическая компания, ведущий специалист по клиническим исследованиям. Дочь замужем. Хобби. Крупные собаки, реплики холодного оружия. "Эскулап" - страница жизни. Умение общаться с людьми, быстро принимать решения, не бояться больших аудиторий, любовь к путешествиям. Умение работать одному и в коллективе.
  
  Герасев Юрий Дмитриевич. Учеба 1992 - 1998, педиатрия. Ординатура 1998 - 2000 детская инфекция. Специализация 2000 - анестезиология реаниматология. Работал в МЛПУ КБ ? 1, анестезиолог реаниматолог, АРО инфекции до 2010 года. В Эскулапе 1992 - 1998.
  В настоящее время работаю, ООО "Ювелирная группа "Смоленские бриллианты", зам генерального директора - директор по рекламе.
  Женат, два сына, дочь, внучка. Хобби - хоккей. Эскулап дал возможность самореализовться, да и всего чего добился по жизни - благодаря тем шести годам.
  Эфрон Александр Григорьевич.
  Город Смоленск.
  Главный врач Смоленского областного онкологического клинического диспансера. Специальности: хирургия, колопроктология, онкология.
  Депутат Смоленского городского совета. "Эскулап" для меня это прежде всего друзья, весёлые и тёплые воспоминания о молодости, о наших студенческих годах.
  
  
  Кравцов Андрей Иванович. Череповец. Медсанчасть "Северсталь". Зав. офтальмологическим отделением. Офтальмолог. Жена, дочь. Хобби музыка. Играю джаз на клавишах. Для себя.
  
  
  
  Степин Дмитрий Николаевич . Проживаю и работаю в г. Орел. Орловская областная клиническая больница. Врач-нейрохирург. Семья - жена, трое детей ( 2 мальчика и 1 девочка). Хобби - ... нет. "Эскулап" - это для меня любимый ВУЗ, ностальгия по друзьям и умение общаться с людьми. В "Эскулапе" сделал много фото и видео. Сейчас это есть на страничках клуба в социальных сетях.
  
  
  
  
  
  Никуткин Вадим Константинович. Живу в Брянске. Территориальный медицинский представитель компании "Кимберли-Кларк". Счастливый муж и отец. Хобби - организация и проведение всевозможных праздников. Что для меня "Эскулап" описано выше.
  
  
  Дальнейшая информация о ребятах, в связи с их занятостью или невозможностью с ними связаться, взята из Интернета
  
  
  
  Фридман Игорь. Живёт и работает в Америке. О себе и времени пребывания в "Эскулапе" клятвенно пообещал рассказать в своих воспоминаниях.
  
  
  
  Мачкалян Эдуард Левонович. Заведующий кафедрой общей стоматологии с курсом ортопедической стоматологии Витебского государственного медицинского университета. Кандидат медицинских наук. Доцент. Любящий муж. Многодетный отец.
  
  
  Вячеслав Бобовников. Хирург отделения кардиоторакальной и сосудистой хирургии в больнице Memorial Hermann, г.Хьюстон, США. С 2000 по 2007 гг. - резидентура в медицинском центре Рабина, Израиль. С 2007 по 2012 гг. - хирург в кардиохирургическом отделении больницы Beililson, Израиль. С 2012 г. по настоящее время - хирург отделения кардиоторакальной и сосудистой хирургии в больнице Memorial Hermann. Старший преподаватель медицинской школы McGovern Научного центра Техасского университета. Член Израильского общества кардиоторакальных хирургов.
  
  
  Шейнкман Владислав Леонидович. Живёт и работает в Туле. Врач - дерматовенеролог. Кандидат медицинских наук, врач высшей квалификационной категории, стаж работы по специальности 22 года.
  
  
  Савицкий Александр Викторович. Живет в г. Гагарин Смоленской области. Закончил СГМА. Специальность анестезиология - реаниматология. В течение ряда лет работал ведущим специалистом в Департаменте Смоленской области по здравоохранению. В настоящее время главный врач Гагаринской центральной районной больницы. Счастливый семьянин.
  
  
  Мяснов Герман Валентинович. Вологодская область, город Череповец. Главный врач Череповецкого городского родильного дома.
  Женат. Отец двоих пацанов.
  
  
  
  
  
  
  Альберт Лукманов. Смоленская область. Работает в компании STADA на должности РКАМ, госпитальное направление. Судя по фото в Одноклассниках, долюбливает рыбалку.
  
  
  
  
  Вместо послесловия
  Дорогие "эскулаповцы" и почитатели их таланта. В мае 2017 отгремело 50-летие "Эскалапа"! В августе, как-то незаметно, подкрался и мой 50-летний юбилей. Не сложно посчитать, две трети, прожитой жизни, неразрывно связаны с нашим театром. Кто-то сказал, что "Эскулап" это болезнь. С длительным первичным острым периодом. Болезнь, перетекающая в хроническую форму с периодическими обострениями. И, нарушая все каноны медицинской практики, скажу, - я не хочу, и не буду лечиться! Кто-то называет чувства любви - болезнью. В двух приведённых выражениях, предлагаю сократить слово "болезнь". Остаётся равенство: "Эскулап" - это Любовь!" Это жизнь и любовь всех, кто, когда то был к нему причастен. Наш институт через несколько лет отметит сто лет со дня основания. Более половины жизненного пути смоленского медицинского неразрывно связаны с "Эскулапом". Менялись ректоры и название ВУЗа, разъезжались благодарные выпускники, приходила "абитура". Сменялись поколения в "Эскулапе". Мы всегда ощущали поддержку и понимание со стороны руководства учебного учреждения. Они гордились нами. Вот такая пятидесятилетняя совместная история. История, которая требует продолжения!
  Друзья, я родился в то время, когда ещё верили в чудеса. И сейчас верю - Чудо свершится! Не может Господь оставить без покровительства молодёжное театральное движение целого университета. В студенческом театре были взлёты и падения, горе и радость. Сейчас театр пребывает в состоянии сна, но я уверен, что есть силы способные разбудить инициативу и возродить одно из любимых детищ Смоленска. И будет театр! И будет "Эскулап"!
  И будет студенческий театр эстрадных миниатюр "Эскулап" имени Юрия Викторовича Мишунина!
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  
  На "пятидесятилетии" Ваня Палагин сказал: "Эскулап - это большая семья!" Дай Бог этой семье счастья и продолжения.
  Спасибо всем, кто знает, помнит, любит и верит в "Эскулап"!
  Отдельная благодарность Вячеславу Шабалину. Слава смог преобразить весь вышеизложенный тест до состояния читабельности. И только, благодаря его старанию, вы дошли до конца моих воспоминаний. Во всяком случае, я на это очень надеюсь. И так, до свидания. Встретимся на 55-летии. Или раньше.
   С любовью! Вадим Никуткин.
  
 Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Н.Романова "Её особенный дракон" (Фанфики по книгам) | | Д.Хант "Королева-дракон" (Любовное фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Л.Вайс "Невеста Цербера" (Женский роман) | | К.Фави "Мачеха для дочки Зверя" (Современный любовный роман) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона" (Приключенческое фэнтези) | | О.Чекменёва "Спаситель под личиной, или Неправильный орк" (Приключенческое фэнтези) | | С.Суббота "Я - Стрела. Академия Стражей" (Любовное фэнтези) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Попали, так попали!" (Любовное фэнтези) | | А.Тарасенко "Замуж не предлагать" (Попаданцы в другие миры) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"