Сухорученко Анна: другие произведения.

Мой выбор - жизнь.

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Иногда, даже самые необычные истории в нашей жизни начинаются так обыденно. Судьба предоставит тебе выбор - смерть или жизнь. Умереть так легко, просто закрыть глаза и раствориться. Жить не просто - если ты хочешь в новом для тебя мире не просто выживать, плыть по течению и ни о чем не думать, а по настоящему жить, что то добиться, многое узнать, то тебе придется на многое решиться, отвоевать. ТАК КАКОВ ТВОЙ ВЫБОР? (фанфик по вселенной - Гарри Поттер)

  Пролог
  
   Иногда даже самые необычные истории в нашей жизни начинаются так обыденно. Обычное январское утро, время семь тридцать, за окном ещё темно, а уже пора вставать на работу. В одноэтажном частном доме, укрытом как и всё кругом пушистым снегом, в светлой комнате, протянутая из кокона одеяла на кровати рука, пошарив в воздухе, дотянулась наконец до прикроватной тумбочки и отключила пищащий уже не первый раз будильник. В коконе закопошились и вылезшая из него девушка с тяжелым вздохом встала с постели. Как же тяжело просыпаться и идти на работу по утрам зимой. А ведь еще совсем недавно были праздничные январские выходные, когда не надо было никуда спешить, можно было поваляться в кровати, потом неторопливо встать и побродить по дому, лениво просыпаясь, и заняться чем-то, безусловно, интересным - делами или просто полазить в интернете. Можно было бы пройтись по магазинам, но это реже, ибо лень прихорашиваться, напуживаться и идти куда-то по морозу. Но, как бы это печально не звучало, праздники уже кончились, и начались рабочие будни, так что хочешь, не хочешь, а вставать и собираться на работу нужно.
   Зевая и кое-как попадая ногами в тапочки, девушка, накинув теплый махровый халат, направилась в ванну приводить себя в порядок, и хотя бы холодный водой заставить себя разлепить глаза и не спать на ходу. Ванна хоть немного взбодрила, а взгляд на часы быстро придал ускорения в сборах. Беготню по комнатам в попытке и одеться и причесаться, а еще лучше успеть хотя бы чаю выпить, прервал голос матери, которая, разбуженная шумом, вышла из спальни. Они с дочерью были сильно похожи: среднего роста, мать даже ниже, достаточно стройные для своей комплекции, с короткими русыми волосами, мягкими чертами лица, даже цвет глаз у обоих был одинаково карий.
   - Что ты носишься? Собралась? Не опоздаешь на работу? - голос хоть и был сонный, но недовольства в нем было немного.
   - Ой, мам, ты чего встала? У тебя опять давление? Да я просто глаженую водолазку никак не найду. Я уже почти ушла, - в голосе вновь забегавшей по комнатам девушки слышалась забота и извинения за шум.
   - Так, Виктория, хватить носиться, водолазка у тебя в комнате на стуле под свитером весит, ты чай попила? Бутерброд с собой приготовила? - вздохнула мать и пошла на кухню.
   - Как на стуле? Я же там смотрела! - воскликнула девушка, побежав в свою комнату, но уже через секунду оттуда донесся возглас. - Точно на стуле, и куда я смотрела!
   - Клуша, - улыбнулась женщина, нарезая бутерброд и заворачивая его в пленку.
  Не прошло и трех минут, как девушка с сумкой в руках пробежала в коридор.
   - А ну стоять, - приказала мать, выходя следом, отобрала у дочери шапку и вручила чашку с чаем. - Так вот, бутерброд с собой, - раскрыла сумку и положила в него сверток.
   - О, спасибо! - улыбнулась Виктория, быстро выпивая чай.
   - Что ты что отец, спите до победного, а потом носитесь по дому, - ворчала женщина, забирая обратно кружку и наблюдая, как дочь обувается, застегивает пуховик, натягивает шапку и, схватив сумку, выбегает из дома. - Так, потише бегай, отец когда уходил, сказал, что на улице скользко!
   - Ладно, если что звони мам, я побежала! - откликнулась та, притормозив и уже спокойно идя к калитке.
  Расстояние от дома до работы было не слишком большое так что, глянув на часы, Виктория решила не спешить, так как кое-где на дороге после подтаявшего вчера снега образовался неплохой такой гололед. Так, слушая скрип снега под сапогами и щурясь от рези в глазах, вызванной белоснежным сверкающим снегом, покрывшим все вокруг, она неторопливо пошагала на работу.
   "Ухх, прохладно, однако! Так что у нас сегодня должно быть на работе? Хмм, вроде все нормально должно быть - отчеты до нового года сдала, новые только в конце месяца. Ну, хоть что-то хорошее в этой работе, а то вечный аврал, а не работа!!!" - размышляла она, ежась и посильнее натягивая на нос теплый шарф - "Может в этом году попробовать поступить в университет? Эх, как не хочется идти вновь на юридический! Я в нем не очень разбираюсь, но если пойти в другой, то учиться придется не три года, а почти пять лет! Даже если пойду на юридический, придется ездить в соседний город, так как у нас тут нет даже захудалого колледжа, блин, обидно, но надо ловить момент пока есть работа и стабильная зарплата. А если что потом уже, как и говорят родители, получу образование, какое нравиться. Жаль только время потеряю, но по-другому никак - в другом случае мы не выкарабкаемся, нам денег на учебу не хватит'.
   Данные размышления вызвали невольный тяжелый вздох. Трудно обустраиваться на новом месте жительства, приехав из поселка, средств хватило только на покупку дома, а дальше были напряженные поиски работы. Хорошо отца пригласили еще до переезда, а вот ей с образованием только колледжа за плечами, нормальную работу найти было не просто. Но выхода не было. Из поселка надо было уезжать поближе к цивилизации, иначе улучшения состояния здоровья мамы без не то что больницы, а даже в виду полного отсутствия аптеки, ждать не приходилось совершенно.
   "Но ничего сейчас все хорошо, мама поправляется, мы работаем, может, даже учиться скоро пойду, буду снова студенткой!" - встряхнула головой и попробовала настроить себя на позитивный лад девушка.
   Остановившись на тротуаре у пешеходного перехода, она замешкалась, вспомнив, что не проверила, положила ли телефон в сумку. Нашарив в сумке телефон, облегченно выдохнула. Она застегивала сумку, когда услышала рев несущейся на скорости машины. Та как раз вылетела из-за ближайшего поворота. Покачав головой, изумилась придуркам-лихачам, совершенно не ценившим свою жизнь по такому гололёду, а ведь на светофоре горит красный, хорошо хоть движение на дороге в это время уже не такое сильное как обычно по утрам. Только услышав какой то придушенный вскрик, она поняла, что на пешеходном переходе кто-то есть. От взгляда на дорогу у нее отнялись от страха ноги и выпала из рук сумка, там прямо на пути машины стояла молодая девушка с детской коляской. Виктория даже предостерегающе закричать не смогла, голос просто отказал от ужаса и понимания, что машина на такой скорости и по такому гололеду уже не сможет ни свернуть, ни затормозить. Но даже понимая, что ничего не исправить, она, абсолютно не храбрая и не спортивная, как будто её толкнули в спину, побежала. Побежала, оскальзываясь на льду, под визг тормозов, в последний момент всем телом толкнула девушку, буквально выкидывая её и коляску из-под колёс мчащейся машины. Дальше был только удар, завертевшиеся небо и земля, сверкающий под солнцем снег, окрасившийся в кроваво-багровый цвет крови, и темнота.
  
  Глава 1.
  
   Пространство без времени. Пространство без жизни. Не рай, не ад, и уж точно не родная планета Земля. Так тихо и так темно, но нет, вот вдалеке, может быть в километрах, а может и в световых годах загорелись маленькие искорки, они были так похожи на звезды. А может это они и есть? Они загорались одна за другой, пока все вокруг не стало похоже на темный, но такой красивый и таинственный космос, со своими хороводами звезд и галактик.
   Так тихо. Ничего не нарушало первозданную красоту этого "космоса", вокруг только тишина и таинственное мерцание искр-звезд.
   Но внезапно тишина нарушилась плачем, таким тихим, но в абсолютной до этого тишине прозвучавшим так громко и надрывно, что казалось, даже искры-звезды замерли и прекратили мерцать от неожиданности.
   "Мама... Папа...Как же так?.." - надрывные всхлипы - "Как же вы там без меня останетесь!?.. А - а -а - а...' - среди искр-звезд чуть мерцала и тихо плакала яркая зеленая искорка. Ах, нет, это оказалась не искорка, это мерцала, свернувшаяся в клубочек, прижавшая мокрое от слез лицо к коленям и обхватившая их руками, душа.
   Душа все тихо плакала, как вдруг пространство прямо перед ней как будто замерцало и сдвинулось. Из ниоткуда появилось существо. Человек или нет, женщина или мужчина сказать было невозможно. Оно было похоже на человека, но всю его фигуру укрывал огромный и как будто живой плащ, он шевелился и мерцал, отражая мерцание искр-звезд. Казалось, что он сам состоит их них. Капюшон надежно скрывал лицо этого существа, хотя невозможно быть уверенным, что оно у него вообще было... Это лицо.
   - Почему ты плачешь? - голос существа не походил не на мужской, не на женский, но был тихим и ласковым.
   Душа, не заметившая появление существа, вздрогнула и, всхлипывая, подняла голову.
   - Я... Я умерла, - голос её от пролитых слез был слаб и прерывист.
   - Так ты плачешь, потому что умерла?
   - Нет... Не по этому... Я... Я умерла, но... Но мама и папа, - речь то и дело прерывалась всхлипами. - Я единственный ребенок... Мама болеет... И папа тоже любит. А я... Умерла! Они... Они остались одни!.. Как же они без меня!? - душа вновь заплакала.
   - Значит, ты боишься, что они не смогут жить без тебя? - спросило существо, в ответ душа, не прекращая горько плакать, обреченно кивнула. - Значит, поэтому ты не смогла уйти дальше на перерождение и осталась тут. Все ясно. Так хорошо, ну-ка прекращай плакать, подыми голову и посмотри на меня, - попросило оно.
   Душа кое-как вытерев руками слезы, подняла голову, и существо наклонившись к ней как будто стало всматриваться в её глаза. Сначала ничего не происходило, а потом перед ним развернулась память души. Оно быстро просмотрело её, перелистывая как страницы книги.
   - Я смогу помочь тебе, - отстранившись, сказало существо.
   Слезы тут же высохли, а сама душа замерцала еще ярче.
   - Правда!? Вы... Вы сможете мне помочь!? - её голос был полон искренней надежды.
   - Да, хоть ты и не сможешь вернуться назад, я смогу помочь в твоей ситуации. Но в связи с тем, что тебе все же придется идти дальше, у меня есть к тебе предложение и просьба.
   - Я... Я согласна! Я согласна, только помогите им! - душа готова была умолять это существо, давшее ей надежду на то, что с родителями все будет хорошо.
   - Смотри, - плащ двинулся, как будто существо указало рукой в сторону. Там загорелась маленькая искорка. Мигнув она, разделилась на части, и они, разлетевшись в стороны, образовали круглую рамку. Пространство в рамке зарябило, и там как на экране появилось изображение.
   Душа смотрела, и не могла насмотреться, там на этом экране ей показывали жизнь родителей после её смерти.
   Морг: плачущая навзрыд мама, и отец изо всех сил стискивающий зубы, но со всей нежностью и поддержкой обнимающий жену, а потом напоивший её успокоительным и уложив спать, ушедший тихо плакать в одиночестве на кухне.
   Подготовка к похоронам: серые от горя родители, звонок в дверь, а на пороге молодая пара, девушка с явно опухшим от слез лицом с маленьким ребенком на руках и стоящая рядом коляска, именно та коляска, что девушка, которой и принадлежала раньше душа, вытолкнула из-под машины.
   Похороны: венки и цветы в руках многочисленных друзей и знакомых семьи, и падающая в обморок не выдержавшая мама, скорая, госпитализация.
   Больница: капельницы, стерильность белых стен, не отходивший от мамы отец, взявший бессрочный отпуск на работе, и первые вымученные, но все же улыбки на их лицах, наблюдающих за маленьким карапузом, ползающим по больничной кровати. Малышку также зовут Виктория, и её молодая мама со знакомой уже коляской каждый день приходит сюда с гостинцами, чтобы помочь выходить и развеселить больную.
   Домик за городом: праздник, шашлыки, украшенный стол. Празднуется день рождения хозяйки дома. За столом смех, тосты, разговоры о жизни, планы на будущее и две семьи - старшее поколение и молодая семья, а вокруг стола прыгают уже пятилетняя Виктория и двухлетний мальчик-карапуз, просящие у любимой бабушки самый вкусный блинчик.
  Экран погас, душа снова плакала, но это уже были слезы радости. Они сверкали, рассыпались и таяли как светящаяся пыльца в пространстве.
   - Спасибо, спасибо, спасибо, спасибо вам! - шептали её губы, пока она утирала невольные слёзы.
   - Это было не сложно. Их надо было просто подтолкнуть, все остальное они сделали сами.
   - Простите, наверно, уже поздно, но можно вопрос? - душа, успокаиваясь, глубоко вздохнула и выдохнула и нерешительно спросила. - Скажите, кто вы? Ну, в смысле я примерно догадываюсь, но вариантов много, да и мало ли.
   - Ха-ха, да и, правда, как то поздно возник вопрос. Но ладно, нас и правда называют по-разному, да и много чего сами себе навыдумывали, так что вопрос явно не праздный будет. Я воплощение сути магии миров, не аватар, ни в коем случае, а как бы проекция лично для тебя, для нашего с тобой разговора.
   - Хааа... Надо же... Магия. Простите, просто в моем мире люди думают по-разному. Кто-то считает, что она есть и в неё верит, а кто-то считает, что её нет... Ой, простите, в смысле не вас нет, а что в нашем мире вас нет... Ну, вы там не присутствуете, как бы вы у нас не живете. Вот. Эм, а вы правда у нас не живете, или просто мы не знаем? - нерешительно спросила душа.
   - Магия живет во всех мирах, магия это энергия жизни и развития мира, развития его не в технологическом смысле, а развитие природы, магических животных и народов и даже простых людей, не умеющих еще обращаться к магии или не могущих. Просто в некоторых мирах люди смогли научиться взаимодействовать со мной. Хм-м-м, нет это не совсем верно. Все живые организмы взаимодействуют со мной, да и не живые тоже, просто немного по-другому, но магические расы и люди взаимодействуют со мной, осознанно направляя свою магию в определенное русло, с определенными целями. Но в некоторых мирах люди, а их всегда подавляющее большинство, покинули путь развития, как своей магии, так и магии мира. Пример такого мира - это твой мир. Прошли тысячелетия и люди предпочли забыть учения и законы магии. Так они постепенно забыли, как жить в согласии с магией, потом начали забывать, как жить в согласии с природой. Магические расы и животные постепенно покинули или ещё покидают ваш мир, осталась только магия самой планеты, даже магические растения погибли. Так постепенно, разрушая планету, люди станут технологической расой, но, впрочем, отправившись в космос со своей всего лишь одной планеты, из множества в этой вселенной их может ожидать немало сюрпризов. И может быть в скитаниях они ещё смогут вернуться ко мне, а не остаться едва тлеющими угольками где-то там вдалеке, - в голосе Магии ощущалась едва заметная грусть. Так мать грустит из-за нерадивых детей, доставляющих ей беспокойство и заставляющих переживать за них.
   - И что, ничего нельзя сделать? - душе стало грустно за людей своего мира.
   - Нет, к сожалению, уже нет. История вашего мира пошла по необратимому пути уже очень давно по вашим меркам, и это на данной планете уже не исправить. Но моя просьба не будет касаться этого мира.
   - Что? Другой мир? А как же я? Я ведь из не магического, ну в смысле уже из не магического мира, колдовать-то я не умею, да и вообще ничего не умею! Вряд ли в магическом мире пригодятся мои навыки работы с компьютером, сотовым, интернетом и прочее, - под конец голос души совсем затих.
   - Ничего страшного. Мне это не важно, это даже хорошо, что ты в этом ничего не понимаешь. Ты сможешь изучить традиции и законы магии этого мира с нуля, критично подходя к их применению. В том что бы ты смогла все понять правильно, а не так как там теперь считают правильным, тебе подскажет магия, живущая, как и во всех живых организмах внутри тебя. Я помогу тебе в этом. Я не назначу тебя своим аватаром, не бойся. Это огромная ответственность и огромная сила, к ней я прибегаю уже в критической точке упадка мира. Аватар может, как восстановить все полностью, как у вас это говориться "через не хочу", даже методом крови, но он может так же, и уничтожить последнюю точку опоры магии на людей этих миров. Нет, ты просто займешь место хоть и не рядового, но все-таки просто жителя этого мира.
   - Как займу место? А он или она, кто там есть, как же этот житель? - забеспокоилась душа.
   - Все в порядке. Меня об этом попросила покровительница этого рода. Дело в том что, это всего лишь малыш, совсем маленький мальчик, но в силу обстоятельств он остался совсем один в том мире, родители погибли, мог погибнуть и он, но мать своей жизнью защитила его. К сожалению, даже не смотря на такую её жертву, малыш пострадал. Пострадал не физически, с этим мы могли бы справиться, пострадала его душа. Это произошло по стечению многих обстоятельств, просто от заклинания такого не случается. Все наложилось друг на друга и в итоге пострадала невинная душа. Мы заберем душу малыша на лечение. Находясь у нас, она постепенно восстановиться. И мы хотим после восстановления возродить его в твоем уже потомке, может быть даже твоем ребенке.
   - Моём ребёнке? Ой - ой - ой. Подождите, пожалуйста. Стойте. Он мальчик, верно? А я была девушкой, если у меня останется память, правильно я вас поняла она ведь останется? Смогу ли я полноценно прожить жизнь, стать мужчиной? Я не в коем случае не против, просто... Я сомневаюсь... Хоть у меня и не сложилось в той жизни со своей семьёй, но я как-то мечтала о настоящем мужчине рядом, крепком плече... Выносить и родить малышей... Воспитать их, став самой лучшей мамой... Я понимаю, папа это тоже очень важно, но... - душа была в замешательстве.
   - Вот это уже пример огромного отличия ваших миров. В его мире хоть и начался процесс утрачивания знаний и законов магии, но ещё живут магические народы, и многие маги этого мира рождаются от союзов с ними. Так и малыш является волшебным существом со сравнительно малой долей человеческой крови, а боюсь при устранении последствий от нанесенного ему вреда он, то есть уже ты можешь лишиться и этой небольшой доли. Все магические народы могут иметь детей независимо от пола партнера, это защитный механизм их организмов, ведь их и так в сравнении с людьми немного. В данном вопросе у них главное чувство, во всем остальном помогу им уже я. Никогда не забывай, что я независимо от ничего люблю всех своих детей, - голос Магии стал особенно мягким.
   - Я очень рада, что судьбой мне выпал второй шанс на жизнь, и в этой жизни вы будете моей матерью, - голос души дрогнул от чувств.
   - Спасибо. Но так же ты должна запомнить, что и караю отступников и нарушителей моих самых строгих законов я очень сурово. Но тебе не стоит бояться, караю я по справедливости. Жаль, только что я не могу вмешиваться напрямую в дела моих детей, они сами должны идти вперед, развиваться и если потребуется попросить меня о помощи, и только тогда я смогу вмешаться и помочь. Меня как суть жизни миров и просто сметающую в своей мощи силу, для защиты от этой мощи, которое может повлечь просто уничтожение мира, ограничивают от прямого вмешательства почти полностью, а от законов, к сожалению, находятся хитрецы, находящие лазейки и обходящие их.
   - Спасибо, я запомню. А почему именно я? Про мир я поняла, но не одна же я умерла в нем.
   - Да, умерла не одна, но задержалась здесь, в нашем пространстве именно ты. Твоя душа подходит по своим свойствам, хоть в вашем мире ты это и не чувствовала, ты была очень близка к магии своей планеты, даже твоя душа светиться зеленым - цветом жизни. Благодаря этому и свойствам твоего характера ты идеально подойдем к телу малыша.
   - Спасибо, но я ничего такого не чувствовала, - душа невольно смутилась. - А что конкретно от меня требуется в этом новом мире?
   - Жить. Там непростое время, и у тебя будут непростые условия, но ты должна жить. Не плыть по течению, а жить с полной отдачей. У тебя в новом мире не будет никого, так что тебе придется не сладко, но и сдерживать тебя ничто не будет, все будет завесить только от тебя, ты должна возродить свой род. Душе малыша, должно быть, куда возвращаться. Да и покровительница теперь уже твоего рода не хочет угасания, своей крови и крови своих детей в этом мире. А теперь тебе пора. Всё что могла, я рассказала. Дальше разберешься сама, но не забывай прислушиваться к магии текущей в тебе, она никогда тебя не обманет.
   - Спасибо вам за помощь и за шанс прожить такую интересную жизнь, - стоящая перед Магией душа постаралась поклониться её со всем уважением.
   - Отправляйся. Ах, и ещё этот мир похож на ваш, кажется, у вас это называется параллельный мир, но не обманывайся. Он шел к этой точки истории своим путём, и люди, даже если их будут звать, одинаково с тем твоим миром будут другими людьми, ведь одинаковых душ не существует. Да и ты наверно можешь знать этот мир, по каким-нибудь художественным произведениям своего мира или чему-то ещё, но не забудь хоть и творческие создания такие интересные и могут заглядывать в другие миры, а потом рассказывать об этом, но это не значит, что они видят и понимают всё, от ошибок никто не застрахован.
   - Спасибо еще раз, я учту ваши наставления, - душа мерцала все сильнее и сильнее и вот она исчезла из бескрайнего "космоса" миров, так же как и проекция Магии. И на пространство вновь опустилась тишина, и лишь искорки миров о чем-то мерцали в темноте его бескрайних просторов.
  
  Глава 2
  
   День уже давно вступил в свои права, весеннее солнце ярко светило, золотя листву на деревьях, молодые листочки под его лучами вспыхивали, как зеленые искорки. Весенний порывистый ветер весело прошелестел ярко-зеленой никем не примятой травой и бутонами полевых цветов, качнул ветками деревьев, промчавшись по опушке и устремившись вглубь леса, пропал в темной густой чаще. Было умиротворяюще тихо. Вокруг слышались лишь звуки весны, шум ветра, играющего в траве и деревьях, стрекотание различных насекомых, пение птиц, что беспечно порхали по веткам, и лишь из глубины необъятного взгляду леса, состоящего из огромных вековых деревьев, чьи кроны чем глубже в лес, тем труднее было разглядеть в вышине, время от времени доносились странные звуки, то скрип, то крик, а то и совсем не понятный шум, что лишь добавляло таинственности и делало лес еще волшебней.
   Звук хлопка, в сопровождении которого из ниоткуда на поляне у опушки леса появился человек, прозвучал совершенно неожиданно и громко, заставив на миг замолчать все вокруг. Человек окинул цепким взглядом округу, чуть качнувшись, повернулся и зашагал вдоль опушки в явном раздражении, топча сапогами цветы, которыми заросла вся поляна.
   - Да что же это такое? - голос человека был не громкий, но раздражения в нем было просто невообразимое количество.
   Не в первый раз остановившись для того чтобы отцепить свое одеяние от очередной цепкой травы человек, не сдержавшись, выругался, поминая Мерлина и Моргану. Вообще простому обывателю этот человек показался бы очень странным. Это был статный старик высокого роста с седыми волосами и длинной бородой, на нем была странная одежда, странная не столько по покрою, напоминающему мантию, сколько своим ярко-голубым цветом и вышитыми по нем блестящими звездами. Даже очки на крючковатом носу старика были необычными, стекла в них были не круглыми или овальными, у них была только нижняя половина стекол, что делало их похожими на полумесяцы.
   Пнув напоследок большой красный цветок на высоком стебле, что бы хоть как то выместить свое раздражение, старик зашагал дальше.
   - Чтоб этого щенка! Мало того, что у меня постоянно допытываются, куда я его дел, так я еще и должен о нем заботиться! - бормотание старика себе под нос больше походило на шипение разъяренной гадюки. - От этих любопытных я спокойно отделываюсь, не зря же я добился поста Верховного чародея Визенгамота! А ему что еще нужно?! Живой, кормят, поют, родная тетка хоть и не любит, но присматривает! Но нет, все у него не так! Ему всего пять, а сквозь установленный мною, МНОЮ, ограничитель его магия пробивается! Не ребенок, а монстр какой-то, хотя если вспомнить кто его отец, то чему удивляться. Но мать, мать то у него маглорожденная, ну не было в ней особой силы, а этот монстр как будто сынок Мерлина с Морганой, силой так и хлещет! Ну, ничего, уж второй ограничитель быстро его успокоит. Еще неизвестно, что из него в таких условиях вырастет с закрытым магическим ядром, но уж точно сильным он не станет, мне его папаши хватило! Мне он сильным и не нужен. Главное чтоб живой был да послушный, а остальное я сам организую. Герой магический Англии, победитель Темных Лордов! - старик насмешливо фыркнул. - Будет вам Герой, не сомневайтесь, будет, или не я Альбус Дамблдор!
   Выйдя наконец на утоптанную тропинку, что вилась мимо грубой каменной хижины с огороженным покосившимся частоколом огородом и преподала в темных глубинах чащи леса, зашагал по ней в направлении видневшегося вдалеке на высоком холме огромного величественного древнего замка.
   Лишь когда раздраженный маг скрылся вдалеке, из бутона одного из цветков на поляне выглянуло что-то маленькое и светящееся, и словно, опасаясь чего-то, шмыгнуло в траве в сторону леса, где в глубине на неприметной поляне его уже ждали. Из тени деревьев совершенно неожиданно выступил силуэт человека, по крайней мере, на человека это существо было явно похоже, и на его подставленную ладонь тихонько трепеща крыльями, опустился с докладом его верный помощник.
  ***
  
   Небольшие города в Англии всегда были чем-то похожи друг на друга. Но что порой доводила эту похожесть до абсурда так это улицы, на которых жили семьи жителей этой страны с небольшим или средним достатком. Так на одной из таких небольших улиц в городке Литтл Уингинг, где по адресу ул. Тисовая, дом 4 находился дом семьи Дурслей, приходившимися ему родственниками по материнской линии, жил маленький мальчик по имени Гарри Поттер - мальчик, вызвавший такую бурю негодования у старого волшебника Альбуса Дамблдора.
   Дома, стоящие на этой улице были построены по одному проекту, поэтому похожи друг на друга, как близнецы. Это впечатление усиливается от того, что перед каждым домом зеленеет аккуратно постриженный газон, а под окнами высажены одинаково круглые клумбы.
   Все участки на Тисовой улице разграничивают низенькие каменные заборчики, которые открывают взору любопытных фасад дома и всё, что находится перед фасадом. Это породило среди жителей несколько показушное соперничество: у кого газон пострижен ровнее, у кого машина, стоящая перед домом дороже, у кого цветы на клумбах красивее... Соседи проявляют нескромность, не только подглядывая друг за другом, но и подслушивая. Обсуждение подробностей чужой жизни тут считается в порядке вещей.
   Все это создает впечатление, что уж на этой улице ничего не скроется от любопытных глаз соседей, и уж точно будет не раз обсуждено за чашечкой настоящего английского чая с печеньем на вечерних посиделках с соседями. Да, именно такое впечатление и складывалось, но как и всегда в жизни это не означало, что все так и есть.
   Все соседи, да и не только они, социальные службы, развозчики молока, почтальоны, продавцы ближайших магазинов знали, что вот уже как четыре года в семье Дурслей живет племянник- сирота. Семья это была, безусловно, уважаемой. С отцом и главой семьи Верноном Дурслем, человеком солидным и уже в возрасте, владеющим фирмой по изготовлению дрелей, человеком самостоятельным и твёрдо стоящим на своих ногах, что в глазах соседей вызывало не только уважение, но и не малую долю зависти. Жена мистера Дурсля была настоящей английской домохозяйкой, отдавшей всю себя хлопотам по дому, обустройству и налаживанию быта их небольшой семьи. А так же маленькому единственному и любимому пятилетнему сыночку Дадли, а уж какой садик она разбила перед их домом, соседские кумушки не раз на своих вечерних чайных посиделках невольно поджимали губы от зависти и сетовали, что у них таких роз и газона не бывает, не смотря на все старания.
   С тех пор, как Дурсли, проснувшись одним ноябрьским утром, нашли на крыльце своего дома корзину с завернутом в детское одеяльце племянником, чуть больше года от роду, и маловразумительным письмом, где было указано, что родителей малыша убил злой темный волшебник, и они теперь должны позаботиться о нем, прошло уже четыре года. Сказать, что Дурсли были удивлены своей находкой в то утро, четыре года назад значит промолчать. Петунья Дурсль на тот момент уже довольно давно не общалась с сестрой, и даже племянника увидела тогда впервые, очень уж разошлись их пути по жизни. Она не могла понять и уж тем более объяснить мужу, почему малыша отдали им таким далеким от магии, а не воспитали в магическом мире, где маленькому волшебнику уж точно было бы место. Много нервов семья Дурслей потратила на придумывания объяснения появления у них ребенка, прошла не одну инстанцию для оформления опеки над ним, но с честью выдержав все испытания, стала ждать дальнейшего хода от магов, но не дождалась еще многие годы. Лишь когда от истерики подрастающего волшебника, не раз уже ломающего своими выбросами магии мебель и взрывающего электроприборы, затрещал и чуть не обвалился угол их дома, пришел незнакомый пожилой человек в странной одежде, помахал какой-то палочкой, и явно раздраженно выговорив опешившим Дурслям о необходимости как можно строже воспитывать явно избалованного ими и закатывающего истерики Гарри, развернулся и исчез, не дав им вставить в свой монолог ни слова.
   И вот в доме номер 4 по Тисовой улице, в малой скудно обставленной комнате на втором этаже у детской кровати, на стульчике беспрестанно вытирая уже мокрым платком слезы, сидит миссис Петунья Дурсль и больными глазами смотрит на свернувшегося калачиком под одеялом племянника. В тишине комнаты, нарушаемой только тихими всхлипами и тяжелым дыханием ребенка, раздался негромкий скрип входной двери.
   - Пет, пойдем я чая налил, мы ведь так и не позавтракали, - голос Вернона был усталым и каким-то обреченным.
   - Да, да... Я сейчас, - Петунья, обессилено покачнувшись, встала со стула и, поправив на мальчике одеяло, вышла из комнаты.
  Спустившись на кухню, она устало села за стол, накрытый заботливым мужем завтраком.
   - Ох, Вернон, а Дадли? - встрепенулась она.
   - Сиди! - строго приказал Вернон, протягивая кружку. - Вот пей, это успокоительное, а Дадлика я, как только у Гарри начался приступ, отвел к Полкиссам, сегодня ведь выходной, так что он там спокойно под присмотром играет с Пирсом и уж точно ни о чем не переживает.
   - Да? Слава богу! Я совсем потерялась со всеми этими событиями, - Петунья вновь расслабилась и, положив локти на стол, спрятала бледное и усталое лицо в ладонях.
   - Дорогая не волнуйся, мы что-нибудь придумаем. - Вернон подошел к жене и ободряюще погладил ее по плечу, - Этот старик ведь не единственный волшебник на свете. Давай найдем другого. Может он нам поможет.
   - Дорогой, ну какого другого! Как нам их найти? Мы уже год над этим бьемся и все без толку! У них статус секретности, или как там, я помню, мне Лили рассказывала, они себя не проявят, а если и проявят, то сотрут нам память и все! Господи, за что это нам? За что, ну за что, страдает ни в чем не повинный ребенок? - женщина обреченно застонала, еще больше съёживаясь на стуле от горя.
   - Ну, успокойся, успокойся. Если ты сляжешь, это ни чем не поможет Гарри, - Вернон присел рядом на стул и, обняв жену за плечи, пытался хоть как-то ее успокоить. - Мы должны быть сильными. Мы, и только мы, сможем помочь беззащитному и, похоже, никому кроме нас не нужному маленькому волшебнику.
   - Волшебники, маги, - дернувшись от ненависти, буквально выплюнула Петунья. - Уроды с волшебными палочками вот кто они! Родителей их мага убили, а они спихнули его нам и не чешутся, что с ним, как он? Им абсолютно все равно! Малыша просто бросили на крыльце в ноябре! Ну ладно предположим, что там они всякие чары, или как их там, наложили, но они его хоть полечили, прежде чем выбросить как дворняжку? У Гарри лоб был в крови, что сочилась из шрама! Даже одеяльце испачкалось. А его крики без причины! Они явно были от боли! На лекарства оказалась аллергия! Боли до сих пор его беспокоят, и он не в силах терпеть, кричит и плачет! От очередного приступа чуть не развалился дом, а они прислали какого-то старикашку, который и слова не дал сказать, обозвал по-разному и ушел! Понимаешь, он ушел... Просто ушел и все, - голос Петуньи сорвался и затих. Они долго сидели в тишине, пока она не заговорили вновь. - Вернон... Вернон, знаешь, я боюсь, что он что-то сделал с Гарри.
   - Что? С чего ты взяла? - встрепенулся он.
  Петунья в волнении встала со стула и начала кругами ходить по кухне, заламывая руки.
   - Вернон, вспомни. Вспомни, как нам тяжело было по началу. Гарри был слишком маленький, его мучили боли, он часто плакал, но, слава богу, с его аллергией на лекарства, хоть не болел в отличие от Дадлика. А потом он подрос. Приступы уменьшились, но начала летать мебель и всякое прочее, ну помнишь! Но мы и с этим справились! Но он, он... Он был очень тихим... Иногда казалось, что его нет в комнате, и взгляд был таким пустым. Мне было страшно. С ним что-то происходило, а мы с тобой были абсолютно беспомощны, ничего не могли сделать, даже связаться с этими уродами. Но ситуация потихоньку, совсем незаметно менялась, ты ведь заметил, что хоть и его магические штучки стали сильнее и чаще, но он стал активней и живее. Этих его пустых взглядов я стала замечать все меньше, а ведь я всегда рядом с ним.
   - Да, конечно я заметил, он стал бойко болтать, даже бегать с Дадли по дому, - Вернон бледно улыбнулся от воспоминаний, не смотря на всю серьезность разговора.
   - Вот! Вот о чем я,- воскликнула жена, но голос ее тут же снова потух. - А потом этот сильный выброс магии, так вроде старикашка это назвал, и пришел этот... Этот урод. Я не верю, что то, что происходит сейчас, это результат выброса.
   - С чего ты так решила, Пет?
   - Ты в основном на работе и не видишь, как изменяется поведение Гарри, а я вижу, что после выбросов он наоборот становился живее. Он спал, был усталым, но проходил день и он выглядел еще активней и здоровее чем до выброса, чуть-чуть, но это моему наметанному взгляду было заметно. Но сейчас все по-другому, он стал очень бледным, вялым, прошло уже три недели, а он много спит, и знаешь... Кроме приступов боли к нему вернулся этот пустой взгляд, и он появляется все чаще, - под конец разговора голос Петуньи совсем стал безжизненным.
   Вернон вскочил со стула и, подойдя, крепко обнял жену.
   - Мы не должны отчаиваться, если он правда навредил, то давай уедем из городка, я переведу фирму, купим новый дом, Дадлик еще не ходит в школу, так что уже легче. Может нам удастся что- то придумать, связаться с кем-нибудь, кто не откажет в помощи. Мы ведь почти перестали искать, когда поняли, что Гарри поправляется, а если возьмемся всерьез, мы же горы свернем! Вот увидишь, я тебе обещаю, наш младший сынок поправиться, где наша не пропадала. Мы сможем, мы осилим.
   - Да, да, ты прав, прости, расклеилась. Еще не все потеряно, он жив, мы живы, значит все в наших руках, - Петунья явно храбрилась, но ей так хотелось в это верить.
   А наверху на втором этаже, на своей кровати стонал во сне маленький мальчик по имени Гарри Поттер, известный всему магическому миру Англии как Мальчик-Который-Выжил, победитель Темного Лорда, что напал на его семью, убил его родителей, но не смог убить его и бесследно сгинул, и просто маленький Герой, про которого дети магов до дыр зачитывали книги сказок.
  
  Глава 3
  
   Над Литтл Уингингом занимался рассвет. Над безупречными садиками Тисовой улицы взошло по-летнему яркое солнце, и в его лучах жарко загорелась цифра '4' на двери одного из домов, потом через окно оно вползло в окно спальни, расположенной на втором этаже дома. Комната оказалась почти пуста, в ней находилась лишь две кровати, что стояли у противоположных стен комнаты, тишина нарушалась только тихим детским сопением, да из под коконов одеял виднелись черная и белая макушки. На первом этаже спящего дома была похожая картина, в доме ничего не напоминало о том что там кто то живет, вокруг были голые стены, но все пространство первого этажа было просто завалено коробками и упакованной мебелью.
   Не прошло и часа с момента, как встало солнце, а в доме ? 4 по Тисовой улице во всю кипела жизнь. К дому подъехала грузовая машина, и грузчики в фирменных рабочих комбинезонах под руководством чуть полноватого мужчины среднего роста, в котором без труда можно было угадать Вернона Дурсля, начали выносить из дома мебель и коробки всевозможных размеров и грузить в кузов машины. Семья Дурслей явно переезжала. Закончив погрузку рабочие сели в машину и отправились по выданному им адресу.
   Отправив грузовик с вещами, Вернон выгнал из гаража свою машину. На счастье, достаточно вместительную, чтобы не только загрузить в нее все нужное в дальнюю дорогу, но и с комфортом разместиться всей семьей.
   - Вернон, все готово? - к машине подошла Петунья, неся в руках сумки с продуктами и вещами первой необходимости.
   - Пет, ну что ты тянешь сама, я бы сам все в машину погрузил, - возмутился мужчина, отбирая у жены сумки, уложил вещи в и так хорошо утрамбованный разными сумками багажник, а корзину с едой в дорогу сунул в салон.
   - Я хоть руки заняла ненадолго, - смутилась она.
   - Ничего, надеюсь скоро это пройдет, не забудь мы не просто переезжаем, а едем в край легенд, в деревню на краю леса про который говорят как о волшебном. Пусть мы и не нашли волшебников, но это самое загадочное место, которое мы смогли найти, а загадочное значит там точно будет магия или что то с ней связанное, ведь дыма без огня не бывает, - ободряюще сказал муж.
   - Да, ты как всегда прав, я благодарю бога за то, что у меня такой замечательный и сильный духом муж, с которым я спокойно не только в самое загадочное место, но и на Аляску поехала бы, - радостно заулыбалась Петунья, смутив мужа до яркого румянца, совсем не характерного для него.
   Вернувшись в дом, супруги поднялись в спальню мальчиков. Гарри, как и почти все время за последние дни спал, плотно укутавшись одеялом, а на соседней уже пустой кровати, сидел и играл в приставку чуть полноватый светловолосый мальчик лет шести, во внешности которого явно угадывались черты его отца Вернона Дурсля.
   - Ну что, Дадли готов к поездке? А как Гарри, просыпался? - вопрос матери заставил сына оторваться от приставки и встать.
   - Готов! Гарри не просыпался и мне кажется ему холодно, - голос Дадли был предупредительно тих, он был очень ответственным ребенком, схожим по характеру с отцом, а забота о любимом, но болезненном брате сделала его не по возрасту серьезным. Пока увозились вещи, он присматривал за братом, не оставив его одного ни на минуту.
   - Молодец сын, хорошо потрудился, - похвала отца, потрепавшего его по голове, заставила расцвести Дадли в гордой улыбке.
   - Так, Дадли, ты давай в машину на заднее сиденье, только устраивайся покомпактней, не будем его зря будить, - скомандовал Вернон, еще плотнее заворачивая Гарри в одеяло и беря его на руки, - Господи, он почти ничего не весит уже, Пет, стал почти прозрачным, - горестно вздохнул он, выходя из дома.
   - Ничего, ничего недолго осталось, он продержался почти все лето, он у нас молодец, - с оптимизмом сказала шедшая следом Петунья, неся свернутый матрас, подушку и простынь доверили нести Дадли.
  Замкнув дом, семья погрузилась в машину, как можно удобней уложив племянника в коконе из одеял на заднем сиденье рядом с братом.
   - Так, ну, с Богом! Ну, и с Магией конечно! - воскликнул мистер Дурсль, выруливая на дорогу. - Дадли...
   - Присматривать за Гарри, - с энтузиазмом откликнулся сын, радуясь что они уезжают из этого уже пропитавшегося отчаяньем дома, который даже в такой солнечный день казался мрачным и гнетущим, ведь даже знаменитый сад мамы почти увял еще весной, и не поддавался не каким ее ухищрениям, отказываясь расти и цвести.
   Середина лета. Не смотря на то что Англия считается родиной тумана и сырости, погода в этой стране временами в это время года не сильно отличается от погоды других, более южных, стран. День был ясный, на небе не облачка. Утренняя прохлада давно канула в небытие как ее и не было, солнце нещадно палило и к полудню раскалилась не только земля, сам воздух стал жарким маревом.
   Семье Дурсль находящейся уже не первый час в дороге можно было только посочувствовать. В такой необычайно жаркий день их от жары не спасал даже установленный в автомобиле кондиционер, наличием в машине которого между прочим мистер Дурсль очень гордился. Купленная по пути, в придорожном кафе, холодная вода в бутылках уже стала отвратительно теплой. Города, через которые время от времени проезжала машина кончились, не укрыться в тени, не отдохнуть стало негде, и теперь на съехавшую с автострады машину обрушилась вся ярость летнего солнца.
   - Дорогая, может включим посильнее кондиционер? - полноватому Вернону такая дальняя поездка давалась нелегко.
   - Нет! Прости дорогой но придется потерпеть или мы рискуем заболеть - Петунья оглянулась на заднее сиденье - Дадли ты там как? Может водички?
   - Не мам, нормально - мальчик оторвался от игры и отрицательно помотал головой.
   - А Гарри там как? - не успокаивалась мать.
   - Руки прохладные - отложив в сторону приставку Дадли дотронулся до руки брата - Но вроде не такие холодные как утром.
   Тёплое одеяло в котором был с утра завернут мальчик давно было свёрнуто и расстелено на заднем сиденье для мягкости. Миссис Дурсль не смотря на холодную кожу ребенка побоялась его перегрева в такую жару.
   "Теплее?" - миссис Дурсль не знала стоит ли радоваться такой новости, значит или это, что ребенку лучше или он начал всё таки перегреваться от жары.
   Дорога всё тянулась и тянулась, граница графства Глостершир уже осталась позади, но вот кроме лугов вдоль дороги всё чаще и чаще стали попадаться островки деревьев. Их становилось все больше, деревья из небольших и тонкоствольных превращались во всё более основательные и высокие, и вот машина незаметно нырнула в огромный зеленый массив леса Пазлвуд.
   Кроны деревьев, ставшие совсем огромными, скрыли за собой солнце, что теперь лишь яркими лучиками могло пробиться сквозь густую листву, а сквозь негромкую музыку в салон автомобиля стал пробиваться гомон птиц. Вздохнув с облегчением мистер Дурсль сбросил скорость, выключил музыку и кондиционер, и радуясь долгожданному теньку спасшего их от солнца открыл окно.
   В салон тут же ворвался прохладный свежий ветер принеся с собой вместо ставшей уже привычной пыли и летнего зноя, запахи травы, земли, прелых листьев, запахи цветов - запах леса. Звук пения птиц стал отчетливым и звонким, и стал слышен шум ветра, что качая ветками и шурша листьями гудел в кронах деревьев.
   Жена и сын тут же последовали его примеру открыв свои окна и в наслаждением подставили свои лица прохладному свежему ветру.
   - Что это? - слабый голос с заднего сиденья заставил всех встрепенуться и оглянуться на Гарри. Он сонный на дрожащих руках, чуть приподнялся на сиденье пытаясь выглянуть в окно, его черные короткие волосы совсем сбились, но на лице горел слабый румянец, что с ним не случалось уже как бы не месяц, а большие раньше такие ярко-зеленые глаза, как будто выцветшие за время болезни, чуть заблестели.
   - Малыш, не вставай, все хорошо мы уже в дороге, ты все увидишь после, как только мы доедем на место. Сейчас мы проезжаем лес Пазлвуд его ещё называют - Загадочный лес, он является частью леса Дин и считается самым красивым и загадочным в Великобритании. Вы с Дадликом еще устанете по нему бегать, ведь мы теперь будем жить в деревушке, что расположена в глубине леса, - миссис Дурсль просто лучилась от счастья, Гарри проснулся и выглядел здоровее, чем за весь прошедший месяц, а то и больше. Переезд, на который решилась отчаявшаяся семья стремительно из категории "последняя надежда" перешло в "единственное верное решение".
   Все семья расслабилась и заулыбалась от радости, оглядываясь теперь на окружающий дорогу и мелькающий рядом лес не как на просто красивое место, а как на свой будущий дом, где они теперь будут жить, и жить явно будут счастливо.
   Наконец машина въехала в небольшую деревню окруженную со всех сторон лесом и являющуюся последним населенным пунктом по этой дороге, не считая расположенных чуть дальше ферм, что занимали все место вокруг деревни по опушке леса. Мистер Дурсль съехал с дороги и заехал на местную заправку.
   - Добрый день! - к вышедшему из машины Вернону тут же подошел средних лет невысокий мужчина.
   - Добрый день. Нам бы заправиться - попросил Вернон.
   - Конечно, конечно! - воскликнул мужчина и указал на здание заправки - Пойдемте со мной. Вы не смотрите, что все выглядит таким старинным, оборудование у нас в отличнейшем состоянии и самое надежное!
   - Да? - скептически выгнул бровь мистер Дурсль, оглядев заправку и правда выглядевшею как в старых фильмах, такими они были ещё до введения всей современной электроники и других новшеств цивилизации. Внутри здание выглядело таким же старинным, но не смотря на это кассовый аппарат оказался вполне себе современным. Расплатившись он вернулся к машине. Мужчина, то ли продавец то ли владелец заправки, последовал следом за ним. Ему явно было скучно, а других покупателей на горизонте не наблюдалось.
   - Прошу вас не стоит пачкаться, я сам заправлю вашу машину! - воскликнул мужчина не дав Вернону притронутся к заправочному пистолету - Тем более с непривычки к такой модели иногда случаются неприятные ситуации. Это всё у нас для антуража, всё же мы живем хоть и не глубоко но в лесу Пазлвуд вдохновившем Толкина на создание его знаменитейших романов о Средиземье, ах эти красоты леса, эльфы, хоббиты, гномы - восторженно и вдохновенно вещал мужчина заправляя машину, он был явно рад поболтать с редкими в такую жару посетителями - А вы туристы? Приехали отдыхать всей семьей? Если вы еще не заказали номер или не сняли домик, то вам нужно обратиться в гостиницу миссис Фишер "На опушке". Она находится на центральной улице с правой стороны, мимо не проедите.
   - Нет, нет. Мы не туристы - возразил Вернон. Машина была уже заправлена, но он не спешил уезжать, давая телу хоть немного отдохнуть от изнурительной поездки, да и поболтать с приветливым местным жителем было полезно, ведь им здесь теперь жить, а первое впечатление очень важно, а то что об этом разговоре к вечеру будет знать вся деревня он не сомневался. Петунья и дети, не смотря на задержку, не стали выходить из машины решив потерпеть до приезда в новый дом. Петунья откинувшись на спинку кресла расслабилась отдыхая от дорожной тряски, а Дадли на заднем сиденье тихо болтал с Гарри показывая ему свою новую недавно купленную приставку. - Мы переезжаем жить в Ланфойст.
   - Да? - поразился мужчина, и радостно воскликнул - Так это вы та семья, что купила ферму "Звенящий ручей"?
   - Да. А откуда вы узнали? - удивился Вернон.
   - Ну что вы в самом деле! Деревня у нас сравнительно небольшая, все друг друга знают. Мы еще месяц назад узнали, что "Звенящий ручей" купили. Да и грузовик с утра, люди говорят, в её сторону проехал. Ох простите, совсем забыл представиться, меня зовут Оливер Хейли, я владелец этой заправки - мистер Хейли радостно потряс в рукопожатии руку мистера Дурсля.
   - Вернон Дурсль, очень приятно с вами познакомиться мистер Хейли - откликнулся мистер Дурсль.
   - А мне то как приятно! Не часто к нам заезжают новые жители. Да тут очень красиво, но уж очень наша деревенька далеко от цивилизации. Туристы бывают часто, но это "туристы", шум, гам, приехали, уехали. Как хорошо что вы купили эту ферму. Владения там просто огромные, даже изрядно опушку леса захватывают, есть луга и ручьи, просто сказка. Дом большой, добротный с прекрасным большим садом. Когда-то на этой ферме разводили лошадей и овец, но со смертью старика Гордона, чья семья владела этой землей не одно поколение, его дочке, живущей в Лондоне, ферма оказалась не нужна, живность она сразу распродала, а за саму ферму запросила такие деньги, нет она конечно этого стоит, но нашим фермерам, и другим желающим купить она оказалась совсем не по карману. Там только и успел за это время сад чуть зарасти, а так все в полном порядке, въезжай да живи.
   - Спасибо, мы тоже очень рады. Вот сегодня уже будем окончательно обустраиваться на новом месте, последние вещи как раз на том грузовике перевезли. Вот обустроимся и я подумывал у вас в деревне магазинчик инструментов открыть.
   - Это просто замечательно! - мистер Хейли от этой идеи явно пришел в полный восторг - Хорошая мысль, а там может и ферму освоите, живность какую разведете. Вам тут будут рады, если что понадобиться обращайтесь, не стесняйтесь. Мы так переживали, что ферму может купить какой ни будь городской варатила, из этих продвинутых бизнесменов, что не постесняются продавать даже воздух, мало ли что он мог сотворил с фермой, а у нас почти заповедная зона, лес, грибы, лекарственный травы, да и просто красоты природы, туристы. Мы уже подумывали, а не скинуться ли нам всем вместе на покупку, но вы нас просто спасли, мы как узнали, что её купила семья и перебирается к нам жить прям вздохнули с облегчением.
   "Ну слава Богу! А то я от его восторгов фермой уж волноваться начал, все таки она и правда не маленькая, мало ли сколько на неё тут охотников было. Это конечно было бы не страшно, посудачили бы да успокоились со временем, но такое к нам отношение - это просто прекрасно. И нам меньше волнений, за бизнес можно успокоиться - специально препятствовать никто похоже не будет, и Дадли с Гарри будет здесь жить уютно, что очень радует. Все таки тут не город, в таких маленьких деревнях семьи друг друга знают чуть ли не поколениями, и влиться в такую сплоченную группу было бы очень не просто, а нас явно пригласят в неё с удовольствием" - Вернон теперь был очень рад, что остановился поговорить со словоохотливым мистером Хейли.
   - Ох что то я совсем вас заболтал, а вы ведь с дороги, совсем в такую жару устали наверно, а вам еще устраиваться в доме! Был с вами очень рад познакомиться мистер Дурсль, думаю мы с вами теперь будем видится часто - мистер Хайли еще раз с энтузиазмом потряс на прощание руку Вернона.
   - Да, пора ехать, дел еще очень много, до свидания мистер Хейли - ответил Вернон и сев в машину выехал с заправки направившись к ферме, путь в которую лежал через деревню на противоположную въезду опушку леса.
  
  Глава 4
   Утро семьи Дурсль, уже вторую неделю живущей в своем новом доме на ферме "Звенящий ручей", начиналось примерно одинаково. Негромкое пиликанье электронного будильника будило миссис Дурсль каждое утро ровно в 7 утра. Уже через полчаса по дому разносился аромат выпечки и свежи сваренного кофе. К этому времени просыпался и мистер Дурсль. Спустившись со второго этажа по широкой лестнице с резными перилами, где располагались спальни с примыкающими ванными комнатами и кабинет мистера Дурсля, он прошел на кухню, где миссис Дурсль накрывала на стол завтрак.
   - Какой аромат! Доброе утро, дорогая! - поцеловав в щеку жену Вернон сел за стол завтракать.
   - Доброе утро, дорогой - откликнулась она, присаживаясь рядом и наливая мужу кофе, а себе чай.
   - Как всегда, очень вкусно - заявил муж, откусывая от очередного кекса, на что Петунья смущенно зарделась, даже после семи лет брака похвала мужа смущала её ничуть не меньше чем раньше. - А мальчишки что спят?
   - Дадли еще спит, а Гарри... - Петунья кивнула в сторону окна, из которого был виден сад. Там в глубине рос могучий раскидистый дуб, к одной из веток которого были привязаны качели, и смутно виднелась фигура тихо качающегося на них ребенка.
   - Опять с рассвета там? - вздохнул мужчина.
   - Да.
   - Что говорит?
   - Его тянет в лес. Началось сразу, как приехали сюда, с каждым днем все сильнее - было видно, что Петунья волнуется за племянника.
   - Тянет, говоришь, - задумчиво пробормотал Вернон - Сегодня у него день рождение, я думаю, ему стоит туда сходить. Не с нами, одному.
   - Что? Но Вернон это же лес, а не парк или сад у дома! Вдруг там волки или еще что!? - Петунья, взволновано вскочив начала возражать мужу.
   - Петунья пойми! Мы что волшебники с тобой? Вот именно, что нет! Нас туда в лес, что-то не тянет, а его да. Нам там с ним делать нечего, а то и вредно. Мы не должны в это вмешиваться. Тянет, значит, он должен пойти! - Вернон был уверен, что прав. Он тоже волновался но, понимал, что в таком вопросе он племяннику нечем помочь не сможет, и скрепя сердце выбрал позицию невмешательства, посчитав, что от этого будет намного больше пользы. - Мы с тобой ведь это уже обсуждали. Дорогая, не смотря на то, что мы его любим, в это мы вмешиваться не должны. Разве ты не боишься своим незнанием навредить ему? Запретим, а что дальше?
   - Да... Да дорогой, мы уже обсуждали это, но мне так страшно. Ведь ему будет только шесть, совсем крошка, - с тяжелым вздохом женщина опустилась обратно на стул.
   В кухне повисло тягостное молчание, но вот кофе был допит и мистеру Дурслю уже пора было ехать в ближайший город, улаживать вопросы с открытием там и в Ланфойсте магазинов. Он занялся, налаживаем своего бизнеса на новом месте сразу по приезду. Взяв портфель, он поцеловал на прощание вышедшую его проводить жену, выгнал из расположенного недалеко от дома гаража машину уехал. Постояв немного в задумчивости на пороге, миссис Дурсль вернулась на кухню. Налила в пузатую, разукрашенную яркими разноцветными звездочками, кружку горячего молока и, поставив её вместе с тарелкой полной ещё теплыми кексами на поднос, она взяла его и выйдя через дверь, что выходила в сад, направилась по выложенной диким камнем дорожке к дубу.
   Под кроной векового дуба было тихо и прохладно. Дуб был высок и величественен, его ствол не смогли бы охватить даже два взрослых человека. Кора его за столько лет жизни огрубела и кое-где покрылась мхом, став похожа на причудливый и неповторимый узор. С холма, на котором рос дуб, открывался великолепный вид на большой двухэтажный дом из камня с черепичной крышей окруженный со всех сторон чуть заросшим садом. Недалеко журчал ручей, огибая холм и весело звеня по камешкам, пропадал среди деревьев растущего от холма не более чем в трехстах метрах леса. Пели птицы, стрекотали в густой, зеленой траве кузнечики, всё вокруг дышало покоем и безмятежностью. Держась руками за толстые веревки, которыми к ветке дуба были привязаны качели, Гарри сидел спиной к дому и смотрел на лес. Ноги мальчика, в силу возраста, были коротковаты для высоких качелей и голые пяточки, шлепанцы с них давно слетели и валялись сейчас под качелями, задевая высокую траву, висели над землёй. Что удивительно, не смотря на невозможность мальчика оттолкнуться от земли для разгона, и на то, что он не болтал ногами, хотя ему впрочем, это вряд ли бы помогло, качели качались, взлетая довольно высоко над землей. Казалось, сам дуб качает маленького мальчика, на своих ветвях. Теплый утренний ветерок трепал пижаму с разноцветными звездочками и путался в растрепанных со сна волосах. Сосредоточенный взгляд зеленых глаз мальчика был удивительно для его возраста тосклив и печален, казалось, что напряженно вглядываясь в лес, он кого-то ищет и ждет, ждет давно и безнадежно. Тоскливый зов из глубины леса звал Гарри с момента его приезда сюда. Сначала зов был почти не слышен, он ощущался смутно на периферии сознания, и понять, что это за странное чувство удалось не сразу. Как отдаленный звон колокольчика, он был тих и почти неощутим, но с каждым днем он становился все громче, и сейчас казалось, что в глубине леса звонит огромный колокол, звонит тревожно, вселяя в душу тоску и смятение. Гарри казалось, что сделай он шаг в сторону деревьев, и он сорвется на бег чтобы, не останавливаясь бежать туда, туда, где тревожно бьет колокол. Ему очень хотелось сделать этот шаг, но мысли о тете, дяде и брате Дадли держали на месте не хуже толстых канатов. Семья его любила, как и он их. Несмотря на малый возраст, он понимал, сколько тепла и любви она дает ему, и сделать что-то без одобрения родных для него было немыслимо. Все что ему оставалось это с тоской смотреть в сторону манящего зова.
   Движение качелей стали замедляться пока они не остановились совсем, это отвлекло Гарри и, поняв в чем дело, он оглянулся в сторону дома. По выложенной канем дорожке, что опоясывала дом и, змеясь по всему саду, доходила до холма, на котором рос дуб, к нему шла с подносом тетя Петунья.
   - Доброе утро Гарри. Ты опять в пижаме, - подошедшая тетя потрепала Гарри по голове и прошла дальше к кованой лавочке, что стояла у ствола дерева. - Иди, попей горячего молока с кексами, я только что напекла, - позвала она, присаживаясь на скамейку и ставя рядом поднос.
   - Доброе утро тетя Петунья, - смущенно пробормотал Гарри, аккуратно сполз с высоких качелей и присел рядом с тетей на скамейку. Взял ещё горячую чашку, отпил молока и, откусив от кекса, зажмурился от удовольствия - Вкусно, спасибо тетя.
   - Не подлизывайся, хитрец. Все равно пойдешь умываться, чистить зубы и переодеваться, - засмеялась тетя. - В обед вернется с работы дядя Вернон, и мы накроем тебе праздничный стол с тортом и подарками.
   - Правда? Спасибо тетя, - радостно улыбнулся мальчик.
   Они сидели на лавочке, слушая, как шуршит ветер в листьях дуба и звенит ручей. Гарри уплетал за обе щеки завтрак, а Петунья размышляла с чего начать нелегкий для неё разговор. Когда мальчик доел и, поставив на поднос кружку, сыто откинулся на спинку лавочки, она решила что ждать другого подходящего времени бессмысленно.
   - Гарри...Гарри ты ещё слышишь зов? - нерешительно справила она.
   - Да, он становиться все громче, - встрепенулся от вопроса мальчик.
   - Гарри, мы с дядей Верноном всё обсудили и решили, что тебе стоит сходить туда, туда к колоколу, ну или что там ещё, - тетя замялась. - Нам бы не хотелось тебя отпускать, ты ведь знаешь, как мы волнуемся, но мы решили, что так будет правильно.
   - Тетя! Спасибо, спасибо, - Гарри радостно кинулся тете на шею, прижимаясь к ней и изо всех сил обнимая.
   - Ну что ты, - смутилась она, обнимая в ответ. - Мы всегда поможем тебе, чем сможем, мы ведь семья, помни об этом. Жаль, что мы не сможем помочь тебе в этом, но ты у нас совсем взрослый мальчик, я уверена ты справишься, а потом придешь домой и нам расскажешь, что нового и удивительного ты узнал. Ты ведь наш маленький волшебник.
   - А когда я смогу пойти туда? - когда волнение чуть улеглось, Гарри разжал объятия и отстранился от тети, вновь садясь ровно на лавочке.
   - После праздничного обеда. Сначала подарки, потом уже прогулки. Хорошо? - спросила тетя, гладя его по голове.
   - Да! - радостно закивал Гарри.
   - Ну что в дом, готовиться к празднику? - спросила, вставая с лавочки тетя.
   - Я помогу! - тут же следом вскочил мальчик и, взяв в руки поднос пыхтя, спустился с холма и по дорожке пошел к дому.
   - Какой у меня помощник! Теперь мы точно много всего к обеду наготовим, - засмеялась тетя, в душе чувствую облегчение, что разговор прошел так гладко. Всё-таки у неё были просто замечательные дети, оба умные, ответственные и серьезные. Несмотря на их возраст, она всегда была уверена, что пустых проказ и глупостей от них бояться не стоит. Хоть они с Верноном и серьезно относились к их воспитанию, дети не переставали приятно удивлять, и они с мужем дружно считали, что дело тут вряд ли в воспитании как таковом. Это со всеми их переживаниями и горестями для них это был дар божий, за что они были безмерно благодарны ему.
   Праздничный обед удался на славу. Вся семья в полдень собралась за обеденным столом. На маленькую семью наготавливать много не стали, Петунья запекла в духовке курицу и нарезала несколько салатов из свежих овощей, заранее купленных в местном магазине, что продавал овощи и фрукты с ближайших ферм. Дадли и Гарри получив ответственное задание, замешивали тесто на торт и взбивали сливки, с разрешения миссис Дурсль доедая остатки. К концу готовки мальчики, устраивающие по ходу готовки соревнования "Кто быстрее и лучше взобьет сливки", "Кто красивее украсит фруктами свою сторону торта", оказались все перемазаны мукой, сливками и со следами съеденной украдкой клубники на лицах. Посмеявшись над этой картиной, миссис Дурсль отправила своих помощников мыться и переодеваться. Скоро приехал и мистер Дурсль, занес в дом несколько нарядно завернутых подарков, и сгрузил их в гостиной, пообещав торжественно вручить из Гарри после праздничного обеда. Когда наевшись до отвала, мальчики ринулись в гостиную к подаркам, взрослые со смехом последовали за ними. Сев на диван они стали наблюдать за детьми, что с радостными криками разворачивали упаковки.
   - О Дадли гляди, удочка, - восторженно кричал Гарри, развернув длинный сверток.
   - Ух-ты, рыбалка! Глянь, какая она классная. Так завтра идем на пруд, ловить рыбу, - заявил Дадли, ощупывая новую игрушку. Он тут же попытался под смех брата повторить движения рыбака, что одним броском закидывал крючок в глубину, он как-то видел такое по телевизору.
   - Вернон, удочка? Но там же острый крючок! - тихо возмутилась Петунья, тут же представив, сколько дети смогут всего натворить, если в их руках будет такая вещь.
   -Не беспокойся дорогая, это безопасно. Я специально нашел детскую удочку, там не острый крючок, он для хлеба и зерен, ничего опасного, - тут же поспешил её успокоить муж. Петунья сразу же расслабилась, а то она знала какие все мальчишки непоседы, они даже на ровном месте могли найти приключения, и она старалась хоть немного оградить своего сына и племянника хотя бы от явных угроз.
  Оставив детей смотреть по телевизору мультфильмы, мистер и миссис Дурсль ушли обратно на кухню. Оставив Петунью на кухне, мыть посуду, Вернон сходил в гараж за своей еще одной важной покупкой. Принеся на кухню несколько свертков, он выложил их на стол и стал разворачивать упаковки.
   -Вернон, что это? - вытирая полотенцем, мокрые руки к нему тут же подошла жена, с интересом рассматривая доставаемые мужем вещи.
   -О, это мечта любого мужчины! Мальчики будут в восторге, но я купил это для Гарри, это ему может понадобиться в лесу, - гордо ответил глава семьи. - Смотри фонарик, мощный и водонепроницаемый, запасные батарейки к нему в упаковке, веревка, тонкая, но очень прочная с карабином, мне сказали, что выдержит и вес взрослого человека, нож, маленький и тонкий, он туповат, но достаточно прочный для рубки толстых веток. Так еще тут простая тренога и котелок, смотри какой маленький, специальные спички, и на всякий случай кресало, очень теплый спальник, видишь какой маленький, как раз на его размеры, и звезда программы плотный походный костюм, ботинки и куртка с капюшоном.
   -Ох, Вернон какой ты молодец, все продумал, не то, что я только и делаю что переживаю. Но у нас вроде это все и так есть, ты же с мальчиками прошлым летом в поход ходил, - Петунья была немного озадачена, для чего муж купил еще один комплект путешественника.
   -Нет, нет дорогая, то все не подойдет. Хоть Гарри и умеет им пользоваться, но он не рассчитан на маленького ребенка, все массивное и тяжелое, там я если что помогал, а в лес он пойдет один, так что, не смотря на то, что цены такого комплекта довольно таки кусаются, я специально купил детский, рассчитанный на детские неокрепшие руки. Теперь тебе сталось только продукты собрать и все, он готов к походу хоть на северный полюс - Вернон просто лучился гордостью.
   -Ах, конечно - продукты! - воскликнула миссис Дурсль и кинулась наводить ревизию на кухне, что бы выбрать все самое необходимое, что ее смышленый Гарри точно сможет приготовить и поесть. Кашу там, или еще что и обязательно, бутерброды и пирожки с собой, обязательно.
  
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"