Лайона: другие произведения.

- 2. Молоко за вредность

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.31*14  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Контактов автора не нашел. Фик по ГП

  Лайона - 2. Молоко за вредность
  Автор: Лайона
  Статус: закончен
  Саммари: Cиквел к фанфику "Волшебства не существует". Гарри Поттер грызет гранит магической науки в Хогвартсе. Останется хоть что-нибудь от школы к концу его первого курса?
  
  Глава 1
  
  
  Предупреждения:
  1. Полное AU и ООС героев.События семи книг перетасованы и извращены.
  2. Беты нет, как всегда. За все буквы алфавита, от альфы до гаммы, в ответе автор, так что все тапки - мои.
  3. Если вы не читали первый фанфик, то можете не понять, о чем идет речь во втором.
  
  
  
  
  Глава 1. Гарри пишет письмо домой.
  
  
  Гарри Поттер, одиннадцатилетний мальчик, неделю назад поступивший в школу чародейства и волшебства Хогвартс, еще не спал, хотя время было уже позднее. Дождавшись, пока гостиная Слизерина опустеет, он достал чернильницу, перо и, разложив на столе пергамент, начал писать.
  "Милые дядя, тетя и Дадлик! - выводил он, высунув от старания язык. - Пишет вам письмо ваш племянник и брат Гарри. Очень без вас скучаю, и каждый день вспоминаю наш дом на Тисовой улице, мою комнату, а особенно любимый компьютер. Здесь у нас по четыре человека в спальне, еда какая-то странная, а развлечений совсем нет".
  Гарри посадил жирную кляксу и поморщился.
  "Сегодня у меня была отработка. Профессор Снейп заставил мыть котлы безо всякого "Комета" за то, что я неправильно сварил зелье, а потом велел очистить и нарезать мандрагору. Я начал с хвоста, а не с головы, тогда он взял мандрагору и начал ее мне под нос совать, я еле отбился. А ночью спать совсем невозможно, Крэбб и Гойл храпят так, что дрожат стены, а заглушающее заклинание мы еще не проходили. Ради Мерлина, пришлите мне беруши, пожалуйста!"
  Поттер засопел и так задвигал пером, что сделал в пергаменте дырку.
  "Хогвартс замок огромный, - продолжил он, - комнат много, коридоры длинные, да еще и лестницы движутся. В гостиную просто так не попадешь, портрет на двери пароль спрашивает, если забудешь, то ночуй снаружи. Но я не унываю и стараюсь учиться хорошо. Вчера заработал пять баллов на трансфигурации. Мы превращали спички в иголки, и ни у кого, кроме меня, ничего не получилось, даже Малфой не догадался потихоньку подменить одно другим. Передавайте привет тете Мардж и всем нашим соседям на Тисовой улице, а компьютер мой пусть Дадли не трогает, а то сломает. Ваш Гарри".
  Гарри свернул пергамент трубочкой, вложил его в конверт и написал адрес:
  На Тисовую улицу, Дурслям.
  Довольный тем, что ему не мешали писать, парень выбрался в коридор и осторожно прокрался в совятню. Выбрав красивую белую птицу, он привязал к ее лапке конверт.
  - Лети и возвращайся поскорее, как там тебя? Букля? - прочитал Поттер имя совы на табличке над насестом.
  Сова расправила крылья, довольная тем, что среди множества товарок выбрали именно ее, заухала и скрылась во тьме, а Гарри пустился в обратный путь. Мальчик совершенно не боялся, что его могут поймать и наказать за хождение по школе во время отбоя, ведь у него была мантия-невидимка, которую он нашел на своей кровати в первый день пребывания в школе.
  Кто прислал ему такой замечательный подарок, Гарри не знал. Вместе с мантией в сверток была вложена лишь записка с четырьмя словами:
  Используй ее с умом.
  С умом или нет, но мантию Гарри использовал вовсю. Ему частенько не спалось по ночам, и он бродил по Хогвартсу, узнавая секреты древнего замка.
  Гарри побывал на Астрономической башне, познакомился с горгульей, охраняющей вход в кабинет директора Дамблдора, а родные подземелья вообще изучил до последней трещинки на стене. Маршрут вечернего обхода слизеринского декана тоже недолго оставался тайной за семью печатями: перед сном Снейп обычно патрулировал коридоры, ведущие к гостиным факультетов, особенно ревностно обследуя территорию Гриффиндора.
  Сегодняшний вечер исключением не был. Высунув голову из-за доспехов неведомого рыцаря, Гарри наблюдал, как зельевар, словно грозовая туча, выплыл из подземелий, готовый метать громы и молнии на нарушителей дисциплины. Профессор двигался совершенно бесшумно, а его черная мантия колыхалась так, словно под ней постоянно работал вентилятор.
  "Тоже мне, Мэрилин Монро, - подумал Поттер, когда особенно сильный порыв ветра поднял край одежды преподавателя. - "Душечка" Северус!"
  Сравнение с главной блондинкой Голливуда оказалось настолько комичным, что Гарри не выдержал. Согнувшись пополам от хохота, он прислонился к доспехам, чтобы не упасть, те, возмущенные подобной фамильярностью, дрогнули, скрежещущий звук прокатился по коридору, усиленный ночным эхом.
  - Лысина Фламеля! - Гарри, изрядно пополнивший свой словарный запас за неделю пребывания в Хогвартсе, одной рукой ухватился за доспехи, пытаясь заставить древнюю амуницию стоять смирно, а другой вытирал катящиеся из глаз слезы.
  Между тем профессор Снейп, привлеченный грохотом, уже спешил обратно. Когда из-за угла показался орлиный профиль, Поттер смог, наконец, отцепиться от лат рыцаря и на цыпочках двинулся прочь по коридору, пытаясь игнорировать назойливую мелодию.
  - I wanna be loved by you, alone! - безостановочно крутилось в голове у Гарри, добравшегося, наконец, до своей спальни. Все попытки очистить сознание не помогали, и парень, проворочавшийся весь остаток ночи на кровати, словно на раскаленной сковороде, смог заснуть только к утру.
  
  
  ... Драматическое действие под названием "Разбуди Поттера" обычно начиналось в спальне Слизерина где-то за полчаса до первого урока, и то, что оно было повседневным, вовсе не свидетельствовало о его монотонности. Приемы, изобретаемые Драко Малфоем, были изощренны и весьма разнообразны, хотя и не всегда срабатывали успешно. Стаскивание бренного тела с кровати, например, результатов не имело, так как "золотой" мальчик продолжал спать на полу, а обливание холодной водой помогло только раз - на следующую ночь Гарри подстраховался и лег спать в маггловском дождевике вместо пижамы. О таких элементарных вещах, как вопли над ухом и тряска за плечо, не стоило и упоминать.
  Можно было, конечно, оставить Поттера в покое, но тогда с факультета ежедневно снималось бы немалое количество баллов, и с надеждами на кубок школы пришлось бы распрощаться навсегда, поэтому Малфой злился, ругался, но стоически продолжал будить храпящего одноклассника каждое утро.
  - Поттер, подъем! - Драко подлетел к кровати Гарри и стащил с него одеяло. Не то, чтобы он надеялся на легкую победу, но попробовать-то можно!
  В этот раз не повезло. Гарри продолжал сладко спать, причмокивая губами.
  - Сволочь! - позавидовал железным нервам приятеля Малфой и завопил изо всех сил: - Поттер, тебя ждет Хагрид, первым уроком уход за магическими существами!
  "Да видал я этого Хагрида...в камине", - подумал Гарри и перевернулся на другой бок, а в спальню первогодок, привлеченные криками Драко, начали заглядывать слизеринцы со старших курсов.
  - Опять Поттер не хочет вставать? - поинтересовался похожий на тролля Маркус Флинт. - А ты, Малфой, "авадой" его, "авадой"!
  - Не, тут надо с любовью, - из-под руки Флинта высунулась кудрявая голова Дафны Гринграсс, - к любому живому существу подход можно найти, если с нежностью и лаской!
  - С нежностью и лаской? - почесал макушку Маркус. - Так мы вроде со Слизерина? Нам по статусу не положено.
  - Ладно, сегодня я настроен быть гуманным, - захихикал Драко. - Добби!
  Домовый эльф возник прямо из воздуха. Когда Драко пошел в Хогвартс, Люциус Малфой воспользовался случаем и вместе с наследником отправил туда и Добби, вознеся хвалу Мерлину за удачно пришедшую в голову идею. Двойная выгода была налицо: и сын под присмотром, и от надоедливого слуги избавился!
  - Добби, - вопросил Драко, сдвинув брови для солидности, - булочки с корицей на завтрак сегодня пекли?
  - Да, молодой хозяин, и с корицей, и с повидлом, и с творогом. А еще круассаны, эклеры...
  Драко почувствовал, как рот наполняется слюной, и застонал: по милости Поттера они сегодня опять не успевали на завтрак.
  - Тащи их сюда! - приказал он эльфу.
  Добби подхватился и исчез, а через минуту снова был в спальне с тарелкой в руках, от которой поднимался ошеломляющий аромат свежей выпечки. Тарелка незамедлительно была подсунута под нос лежащему на кровати Поттеру. Гарри, движимый невидимой силой, приподнялся и, не открывая глаз, принюхался. Маленький носик забавно сморщился, а рука потянулась к ближайшей плюшке.
  - Обслюнявь меня нюхлер! - восторженно выдохнул Флинт. - А ведь работает!
  Малфой ухмыльнулся и отодвинул тарелку, Поттер потянулся за ней, свалился с кровати и открыл заспанные глаза. Слизеринцы, стоящие вокруг, поняли, что шоу закончилось, и начали расходиться.
  Последним вышел из спальни Драко, прихватив с собой плюшки, которые Гарри проводил печальным взглядом.
  
  
  Глава 2
  
  
  Глава 2. Голод - не тетка.
  
  
  Стайка первокурсников (Слизерин плюс Гриффиндор, гремучая смесь), осторожно продвигалась вглубь Запретного леса, сопровождаемая Хагридом. Бывшего хранителя ключей Хогвартса неожиданно для него самого повысили до звания профессора, так как предыдущий преподаватель ухода за магическими существами, мистер Кеттлберн, скоропостижно решил уйти на пенсию, желая проводить больше времени с оставшимися конечностями.
  Это был первый урок Хагрида, и великан, чтобы не ударить лицом в грязь, припас для него нечто ужасно интересное, о чем радостно поведал при выходе из школы. Дрожащие от холодного ветра студенты подобным энтузиазмом не вдохновились и, дойдя до поляны, на которой было намечено проведение занятия, были непривычно притихшими и подавленными.
  - Держу пари, это и в самом деле что-то ужасное, - заявил Драко, брезгливо отцепив от мантии прилипший репейник.
  Находившийся рядом Гарри ничего не ответил и лишь душераздирающе зевнул. Он зверски не выспался и был таким голодным, что с трудом воспринимал то, о чем говорил приятель.
  - Да очнись же, Поттер, - продолжал бубнить Малфой. - Сейчас из леса вылезет чудовище и загрызет нас, а ты так и будешь стоять с открытым ртом!
  Гарри моментально проснулся.
  - Чудовище? - заверещал он на весь лес. - Опасное? И что мы здесь делаем в таком случае?
  - Вообще-то мы здесь учимся, - шикнула на него какая-то лохматая гриффиндорка, - а если ты и дальше будешь так орать, то действительно привлечешь всю нечисть в округе!
  Гарри развернулся к сокурснице, поправляя сползшие с носа очки.
  "Вот противная девчонка, в моей прежней школе такой бы уже все косы оборвали", - подумал он и, глядя на нее, поинтересовался: - Это и есть обещанное чудовище, Малфой?
  Слизеринцы, стоящие вокруг, дружно засмеялись, а щеки гриффиндорки окрасились в любимый цвет ее факультета - ярко-красный.
  - Не смей обижать Гермиону, а то не посмотрю, что у тебя шрам на лбу, Поттер, - вступился долговязый рыжий парень.
  - Ну и не смотри, - огрызнулся Гарри, - я не картина, чтоб меня рассматривать!
  - Да, Уизли, лучше отойди в сторонку, - подхватил Драко, - Поттер знаешь, какой нервный бывает, когда встает не с той ноги? Как бы чего не случилось.
  Рон Уизли подбоченился и открыл рот, собираясь поинтересоваться, чем не устраивает героя магической Англии собственная часть тела, с которой он изволил сделать первый шаг сегодняшним утром, но слова потонули в дружном визге первокурсниц. Оказывается, пока они обсуждали Поттера, Хагрид успел отлучиться вглубь леса и наловить там странных созданий. У них были лошадиные тела, задние ноги и хвосты, а передние ноги, головы и крылья явно были позаимствованы у гигантских орлов. Крепкие стальные клювы и когти на передних ногах придавали существам грозный вид. Шею каждого животного обвивал ошейник, к которому была прикреплена длинная стальная цепь, а все цепи сходились в руках Хагрида.
  - Это гиппогрифы, - радостно объявил великан, тряся привязью. - Красавцы, правда? Кто хочет подойти поближе и погладить их?
  - Самоубийц нет, - пробормотал кто-то сзади.
  Гиппогрифы мотали свирепыми головами и вставали на дыбы. Ученики пятились все дальше и дальше к краю поляны, даже храбрые гриффиндорцы стремились занять последний ряд, и только Гарри, занятый возобновившейся перепалкой с Гермионой и Роном, остался стоять впереди всех.
  - Молоток, Гарри! - обрадовался Хагрид, разглядев добровольца. - Иди сюда, посмотрим, как ты поладишь с Клювокрылом.
  - Я? С Клювокрылом? - оторопел мальчик.
  Хагрид тем временем отстегнул одну из цепей, потянул серого гиппогрифа в сторону от сородичей и снял с него кожаный ошейник.
  - Не бойся, Гарри! Подойди к Клювокрылу, поклонись и жди. Если в ответ он тоже поклонится, значит, можно его погладить. Да, смотри ему прямо в глаза и не моргай, он этого не любит.
  Гарри зажмурился изо всех сил. Хагрид, что, совсем безумен? У магглов даже маленькие дети знают, что смотреть в глаза диким животным опасно, так как это провоцирует агрессию!
  - А наш герой-то струхнул, - донесся до него ехидный шепоток Рона Уизли, - испугался большой курицы.
  Если и было что-то, что Поттер не терпел больше тыквенного сока, неизменно подаваемого на завтрак, обед и ужин в Хогвартсе, так это обвинений в трусости. Подобные заявления действовали на парня, как щекотка на дракона.
  - Ничего я не испугался! - заявил он. Медленно подняв голову, Гарри открыл глаза и уставился прямо на гиппогрифа. - Ты ведь совсем не страшный, Клювокрыл, правда? Просто курица, большая курица... Курица?
  И тут развитое воображение Гарри вкупе с одолевавшим его голодом сыграло злую шутку, подсунув картину аппетитной зажаристой ножки гигантских размеров. Гарри плотоядно облизнулся. Гиппогриф вздрогнул. Кто знает, что он увидел во взгляде подростка, но факт остается фактом - удержать Клювокрыла Хагрид не смог. Животное ломанулось в чащобу со всех ног, мимоходом потоптав горе-преподавателя, следом помчались и остальные гиппогрифы.
  - Профессор Хагрид, а как же урок? - недоуменно спросила Гермиона, глядя вслед пронесшейся кавалькаде.
  - Какой урок, Грейнджер? - закатив глаза, поинтересовался Малфой. - Профессору надо в больничное крыло. Я же предупреждал, что не стоит злить Поттера!
  - Ну да, опять Поттер виноват, валите все на меня! - возмутился Гарри.
  - А кто же еще? Это тебя гиппогриф испугался, вон как дунул по лесу!
  - Кто знает, почему он сбежал, может, он бешеный! Может, его покусал кто!
  - Ну да, если только Темный Лорд собственной персоной, - пробормотал Драко себе под нос, - поймал в глухой чаще и покусал.
  Вроде бы и не слышал никто этих слов, но после злополучного урока в Хогвартсе распространилось стойкое убеждение, что Сами-Знаете-Кто собирается вернуться и рыщет по Запретному лесу, высасывая кровь из волшебных животных и набирая силу.
  
  Затоптанный Хагрид сразу по возвращению в школу подал в отставку, продержавшись в статусе профессора по уходу за магическими существами всего один день. Альбус Дамблдор, подписывая заявление великана "по собственному желанию", тяжело вздыхал.
  - Боюсь, что проклятие, наложенное Волдемортом на должность учителя ЗОТС, начало распространяться и на другие вакансии, - трагическим голосом сообщил он своим подчиненным, присутствующим при этом событии.
  "И я знаю, как называется это проклятие, - подумал Снейп, - Гарри чертов Поттер, вот как!"
  - Если так дело пойдет и дальше, то школу придется закрыть, - продолжил Дамблдор.
  - Закрыть школу? - всполошилась Минерва МакГонагалл. - Такого не было ни разу в истории Хогвартса, это недопустимо! Надо действовать, испробовать какие-нибудь чары, зелья...
  Профессор Флитвик спрятался под столом, поблагодарив Основателей за свой малый рост. Профессор Снейп укоризненно посмотрел на Минерву: такого хода от почтенной дамы он не ожидал. Перевести стрелки на ближнего своего - прием запрещенный и совсем не гриффиндорский!
  - Это может быть что угодно, и к тому же не обязательно связанное с магией, - робко заметил Ремус Люпин, который с этого года преподавал ЗОТС и, следовательно, находился в повышенной группе риска. - Например, можно повысить заинтересованность преподавателей, учредив грант для доработавших до конца года...
  Педагогический состав оживился, начались шушуканья и перешептывания. С небес на землю всех, как всегда, вернул Снейп.
  - Идея хороша, - ухмыльнулся он, - но в этом случае до конца года доживет только один из нас, и, вероятно, это буду я.
  - ???
  - Да ладно вам! Соплохвосту понятно, чем меньше конкурентов - тем больше вознаграждение, а среди присутствующих варить яды и использовать "аваду" умею лишь я.
  - Северус, не стоит так шутить, - Дамблдор укоризненно погрозил пальцем. - Что ж, грант нам не подходит, хотя мысль обойтись без применения магии мне понравилась. Это так оригинально, что вполне может сработать. Есть еще предложения?
  Предложений не было, и взгляд директора стал совсем кислым.
  "Никакой инициативы, опять все придется делать самому! А потом еще шепчутся за спиной, манипулятором обзывают", - подумал он и объявил: - Все свободны. А вас, Черити, я попрошу остаться.
  Черити Бербидж, преподаватель маггловедения, обреченно вздрогнула, предчувствуя сеанс мозговой атаки.
  
  
  
  Глава 3
  
  
  Глава 3. Побег из Азкабана.
  
  А над Азкабаном в это время вставало неяркое северное солнце, наступало утро. Дементоры, сторожащие тюрьму для волшебников, потянулись на завтрак. Фигуры в черных плащах поплыли по коридору, распространяя вокруг могильный холод, и вот уже у каждой камеры, забранной решетками, застыло по мерзкому существу.
  Заключенный Сириус Блэк, камера номер пятьсот два, открыл глаза.
  - Ну, что уставился, почту гони, - буркнул он охраннику. - Фу, ну и воняет же от тебя, хоть бы раз в жизни зубы почистил, или что там у вас во рту!
  Дементор всплеснул рваными рукавами, кинул через решетку "Ежедневный пророк" и заспешил к следующему номеру.
  "Ну и ладно, от этого Блэка все равно никакой пользы, - утешал себя он, - настроение упадническое, мысли грязные, одна изжога от них".
  Камера номер пятьсот три, на этот раз женщина. Беллатрикс Лестрейндж (а это была именно она) подняла безумные черные глаза. Несчастный дементор с шумом втянул предлагаемую ему пищу и подавился.
  - Где моя передача, болезный? - прорычала Белла, и страж Азкабана, дыша, как астматик во время приступа, вынул из-под плаща пакет с пирогами. - Скрысятничать хотел? Смотри у меня!
  Дементор завыл и бросился прочь, но у следующих камер уже побывали его товарищи, и светлых чувств у узников не осталось совсем.
  "Да что же это делается, люди добрые, - причитал он, покидая коридор, - что на белом свете творится! Волшебники совсем совесть потеряли, который день голодным хожу".
  Заключенные между тем принялись потрошить свои посылки.
  Сириус открыл газету и уставился в большую, во весь разворот, фотографию, сделанную первого сентября Ритой Скитер в Большом зале школы Хогвартс. На ней, улыбаясь во весь рот, красовался лохматый черноволосый мальчишка с зелеными глазами.
  - Чтоб меня "авадой" через "круцио", - потрясенно выдохнул Сириус. - Это же мой крестник! Вылитый Джеймс, а глаза - Лилины.
  - Чтоб тебя! - согласилась Беллатрикс и откусила кусок пирога. - Ой! И Нарциссу туда же! Я, кажется, сломала зуб!
  - Что, сестренка, Малфои посылают тебе кирпичи вместо еды?
  - Заткнись, осквернитель крови! - промычала Беллатрикс, ощупывая дырку во рту.
  - Зато не пожиратель, как ты!
  - Пожиратель? Издеваешься, да? Да как я жрать теперь смогу, без зуба-то?
  Женщина шмякнула несчастный пирог о стенку, и тот подозрительно зазвенел. Беллатрикс встрепенулась:
  - Нет, не может быть!
  - Что, пирог пробил стену, и в ней теперь дыра? - ехидно поинтересовался Сириус.
  - О, Нарси, я прощаю тебе свой зуб!
  - Ого! Да что там у тебя случилось?
  - Случилось то, что я покидаю это место, - Беллатрикс зазвенела магической отмычкой, и дверь камеры распахнулась. - Счастливо оставаться, неудачник!
  Гордо подобрав подол потрепанной мантии, миссис Лестрейндж продефилировала по направлению к двери.
  - Белла, стой! - Сириус вцепился в решетку.
  - Мне некогда, дорогой, я спешу!
  - Это важно!
  - Да что ты!
  - Как ты собираешься покинуть остров? Ты же плавать не умеешь!
  Беллатрикс резко остановилась, пораженная этим замечанием в самое сердце.
  - О, Мерлин! - топнула она каблуком. - Почему все так сложно?
  - Я могу помочь, - закинул удочку Блэк, - если ты откроешь мою камеру, то я переправлю тебя через пролив.
  - Врешь, собака!
  - Ну, как хочешь. Мое дело предложить.
  - Ладно, но если обманешь...
  И с этими словами Беллатрикс освободила товарища по несчастью.
  - Пойдем, нам надо найди Рудольфа, - заявила она, - его камера этажом ниже.
  - Зачем?
  - Он тоже бежит с нами!
  - Мягколап не выдержит двоих, - замотал головой Сириус, выскальзывая в коридор.
  - Какой еще Мягколап?
  - Увидишь! Так ты идешь или нет?
  - Прости, Руди, я за тобой вернусь! - пообещала Беллатрикс и послала воздушный поцелуй сквозь перекрытие.
  - Будь я дементором, я бы позавидовал твоему умению целоваться, кузина, - крякнул Блэк. - У меня аж мурашки по коже пошли!
  - Двигай, каторжник!
  - От такой же слышу!
  Переругиваясь, компаньоны начали выбираться из крепости. Сириус быстро спускался вниз по полуразрушенной лестнице, перепрыгивая через ступеньки. Беллатрикс двигалась за ним, на каждом шагу поминая строителей Азкабана тихим добрым словом - острые каблуки туфель то и дело застревали в выбоинах. Наконец, достигнув подножия башни, она вдохнула полной грудью свежий морской воздух и рухнула на колени у самой кромки воды, скупая слеза набежала на ее глаза. Сириус встал рядом и с опаской сунул руку в набежавшую волну.
  - Ну и колотун, однако, - задумчиво констатировал он.
  Беллатрикс, наконец, отвлеклась от лобызания земли:
  - И что мы стоим? Чего ждем? Второго пришествия Темного Лорда?
  - Типун тебе на язык! - огрызнулся Блэк. - Погоди, я сейчас...
  Немного помахав руками и сделав пару приседаний, Сириус начал сбрасывать одежду. Первой в сторону полетела драная мантия, следом за ней рубашка, потом брюки. Когда на мужчине остались лишь ботинки и нижнее белье, Беллатрикс очнулась от ступора.
  - Ты чего это задумал, извращенец? - взвизгнула она, отпрыгивая подальше. - Я, конечно, понимаю, что я - первая женщина, которая попалась тебе на глаза после обретения свободы, но тут тебе ничего не светит!
  - Совсем сдурела? - опешил Сириус и, представив себя, охваченного страстью к Беллатрикс, содрогнулся всем телом. - Да я к тебе и под угрозой "авады" близко не подойду! Ты давно в зеркало смотрелась, "женщина"?
  Беллатрикс не знала, что ей лучше сделать - обидеться или обрадоваться. С одной стороны, хорошо, что ей ничего не угрожает, но с другой - до чего же досадно! Немного поразмыслив, она решила с обеими эмоциями погодить и сначала прояснить ситуацию:
  - А разделся тогда зачем? И почему дрожишь?
  - Холодно мне, а разделся, чтобы одежду не порвать! Анимаг я, превращаться сейчас буду. Подумай сама, как иначе мы сможем выбраться отсюда? Только вплавь.
  - Ух ты! А ты кто, дельфин? А почему тогда Мягколап?
  Сириус, уже готовый перекинуться в анимагическую форму, отвлекся и, вместо того, чтобы обрести четыре лапы и хвост, просто брякнулся на четыре кости.
  - Засоси тебя дементор, Белла! - взвыл он, поднимаясь и потирая оцарапанные о каменистый берег конечности. - Причем тут дельфин? Я собака!
  - Собака, так собака, - покладисто согласилась Беллатрикс. - Надеюсь, что не болонка?
  - Р-р-р!
  От злости Сириусу удалось сосредоточиться, и вот уже большой лохматый пес запрыгал вокруг женщины, скаля клыки.
  - Ой, Блэк, ну ты и собака! - возмутилась она, подбирая обгрызенный подол мантии, и поинтересовалась: - А как мы поплывем? Мне сесть тебе на спину?
  - Р-р-р!!!
  - Поняла, поняла, не получится! Тогда... уцепиться за хвост? Ай, кусаться-то зачем! Ладно, возьмусь за загривок!
  
  Море и вправду оказалось ледяным. И мокрым. Одежда на Беллатрикс быстро набрякла и стала тянуть на дно.
  - Чтоб я еще когда купила мантию из бархата, с вышивкой, да ни за что! - высказала свое возмущение бывшая первая франтиха волшебного мира и сплюнула залившуюся в рот воду.
  "Еще немного, и мантия тебе вообще не понадобится, - подумал Сириус, делая судорожные гребки. У него уже зверски болели лапы, и отваливался хвост, за который так и норовила ухватить Беллатрикс. - Мантия утопленникам ни к чему".
  На счастье женщины, известить ее о грядущей кончине Сириус не мог, поэтому она предавалась неоправданному оптимизму, крепко вцепившись в его худые бока.
  - А что ты будешь делать на свободе, Блэк? Ведь у тебя есть какая-то цель, правда? Та, ради чего ты сбежал? У меня вот есть. Сказать какая?
  - Р-р-р!
  - Конечно, сказать! - обрадовалась Беллатрикс. - Только, чур, это секрет. Я буду возрождать господина!
  "Вот уже и бред начался, - обреченно подумал Сириус, - от переохлаждения".
  - Думаешь, я с ума спрыгнула? А вот и нет, не дождешься! Перед исчезновением Темный Лорд мне тайну своего бессмертия открыл, так что я знаю, как его к жизни вернуть!
  "Что ж, это еще одна причина, чтобы нам утонуть прямо здесь", - мрачно решил Блэк и перестал грести.
  
  
  
  
  Глава 4
  
  
  (Небольшое предупреждение: автор вольно обошелся с возрастом героев. Например, в фанфике Джинни Уизли стала на год старше Гарри, а не моложе)
  
  
  Глава 4. То, ради чего стоит жить.
  
  
  Сириус Блэк решил встретить смерть храбро и с достоинством, чего его кузина Беллатрикс Лестрейндж понять и оценить не пожелала.
  - Мы что, тонем? - запаниковала она, когда тело под ее руками стало погружаться в воду.
  "А на что это еще похоже?"
  - Блэк, ты что делаешь, собака? Мы тонем!
  "Отстань, женщина, не мешай думать о вечном! Кстати, о собаках... Превращаться в человека или не превращаться, вот в чем вопрос! Все-таки превращусь".
  - Ах ты, скотина! - шерсть исчезла, и ладони Беллатрикс скользнули по гладкой коже. - Сволочь, гад, соплохвост безмозглый!
  В былое время Сириус ответил бы на эти слова, ох, как бы он ответил! Но близость смерти уже наложила отпечаток на его взрывной характер, поэтому он просто высвободил клок волос из захвата сестры и посоветовал:
  - Смирись, Белла, и не оскверняй последний миг своей жизни руганью. Вспомни тех, кого ты обидела, покайся и попроси прощения.
  - Идиот! Чтобы вспомнить тех, кого я обидела, мне надо не пять минут, а пару лет, как минимум! И я не хочу умирать!
  - А кто хочет? - философски спросил Сириус и принялся перечислять: - Простите меня Джеймс и Лили, что не смог позаботиться о вашем сыне, прости меня, Гарри, что так и не подарил тебе первую метлу, прости меня, Ремус, что не дал тебе списать зельеварение на третьем курсе, прости меня... Нет, этого я сказать не могу, уж лучше откусить язык!
  - Чего не можешь сказать, Блэк?
  - Мне надо извиниться перед Сопливусом! - взвыл Сириус.
  - О, Мерлин!
  - Вот именно!
  - А без этого никак?
  - Никак! Я не хочу тонуть без покаяния!
  - Тогда не тони!
  - Чертов Снейп, даже сдохнуть спокойно не даст, - всхлипнул неудавшийся смертник и снова задвигал конечностями.
  
  Оказалось, что берег был уже близко, и спустя полчаса Сириус и Беллатрикс, дрожащие, но вполне живые, вылезли на сушу.
  - Х-х-холодно, - стуча зубами, пожаловалась Беллатрикс.
  - В аду согреешься, сестренка! - жизнерадостно оскалился анимаг. - Ну, до скорого, пока! Еще встретимся!
  Снова перекинувшись в собаку и встряхнувшись так энергично, что брызги полетели во все стороны, Сириус трусцой двинулся по направлению к столице.
  - Обязательно встретимся, шутник, - прошипела Беллатрикс, выжимая воду с волос, - и тогда берегись!
  Сняв туфли, она решительно отодрала от них высокие каблуки, которые могли стать помехой в пешем путешествии, задрала повыше бьющую по ногам мантию и тоже двинулась в путь.
  
  Куда вело шоссе, Беллатрикс не знала, но идти по нему было легко, и она приободрилась. Свобода манила, в сердце расцветала надежда, а в голове роились коварные планы. Хотелось петь, а также пить и есть. Светила круглая луна, желтая, как головка сыра, а дорога уходила за горизонт.
  В полной тишине был слышен каждый звук. Беллатрикс оглянулась и сдвинулась на обочину, услышав приближающийся рев мотора. Раздался визг тормозов, и рядом с ней остановилось маггловское средство передвижения, ослепив ярко горящими огнями, а немного пьяненький голос произнес:
  - Куда путь держишь, красавица? Садись, подвезу!
  Беллатрикс гордо вскинула голову. Да, это был маггл, грязный маггл, но у него, по крайней мере, в отличие от Блэка, был вкус. Вон красавицей назвал, еще и подвести предлагает. В былое время наглеца однозначно ждало бы "круцио", но сейчас было не до церемоний, поэтому Беллатрикс изобразила улыбку и проскрипела:
  - В Лондон я иду, не видишь, что ли, маггл?
  - В Лондон? - человек за рулем поперхнулся и чуть ли не съел свою сигарету. - А, может, сразу на Гавайи?
  - Я женщина приличная, - нахмурилась Беллатрикс, - и пусть я сейчас не могу колдовать, это еще не повод делать непристойные предложения.
  - Колдовать? Так ты из этих, которые ролевыми играми увлекаются? Здорово, всегда мечтал в чем-нибудь подобном поучаствовать. Я бы с удовольствием стал эльфом! Да ты не стой столбом, залезай в машину.
  - Эльфом? - ухмыльнулась Беллатрикс, усаживаясь поудобней на первое сиденье рядом с водителем. - Это можно будет устроить!
  Автомобиль рванул с места, отсчитывая мили. Мимо проносились деревья, дома, промелькнул трусящий по дороге Сириус Блэк, которому торжествующая Беллатрикс показала в окно язык.
  - Курс на Гринготтс! - скомандовала она, предвкушая обретение новой волшебной палочки и возрождение господина.
  
  
  ... Несколько дней спустя Беллатрикс, с ног до головы закутанная в черную мантию с капюшоном, стояла у "Трех метел" и напряженно вглядывалась внутрь через закопченное окошко. Была суббота, и те студенты, которым разрешили посещение Хогсмида, небольшими компаниями стекались в лучший в деревне бар. Свободных мест практически не было, хозяйка заведения, мадам Розмерта, сбилась с ног, снуя между столов, но Беллатрикс так и не смогла выбрать среди сонма учащихся подходящую кандидатуру. Дневник, забранный из сейфа в Гринготтсе и содержащий частичку души Волдеморта, жег кожу даже через одежду, словно пытаясь отыскать подходящее вместилище для души Темного Лорда.
  "Тот толстый мальчик в гриффиндорской форме? Нет, слишком недотепист. Его рыжий друг? Какой-то он нервный, руками размахивает, как мельница... Может, высокий слизеринец, стоящий ко мне спиной? Тьфу, лучше бы ты не оборачивался, парень! Я, конечно, понимаю, что мужчина должен быть лишь немного красивее тролля, но это уж слишком... А это кто? Староста? Какой занудный, не думала, что такие бывают".
  Беллатрикс так увлеклась изучением феномена под названием Персиваль Уизли, что не заметила, как в бар вошла еще одна группа школьников.
  - Иди сюда, Поттер! - позвал один из студентов, - здесь свободно.
  "Поттер? - женщина даже подпрыгнула от неожиданности и перевела взгляд на новеньких. - Этот маленькое лохматое недоразумение - Поттер? А рядом с ним - мой племянник? И он разговаривает с виновником исчезновения Темного Лорда, вместо того, чтобы его хорошенько проклясть? Какой позор для Малфоев!"
  Пока Беллатрикс, потрясенная падением нравов в семье сестры, предавалась горю, Драко успел плюхнуться на скамью рядом с Невиллом Лонгботтомом, который с готовностью подвинулся.
  - Нам по сливочному пиву! - заказал он.
  Гарри сунул нос в поданную ему кружку:
  - Это в самом деле пиво?
  - А ты что, хотел, чтобы тебе огневиски налили?
  - А можно? - обрадовался Гарри. - А то я пиво не люблю, один раз у дяди Вернона из бутылки отхлебнул, такая гадость!
  Драко застонал и стукнулся лбом о дубовую столешницу.
  - Это волшебное пиво, - робко заметил Невилл. - Оно совсем другое, безалкогольное и сладкое.
  - Тогда какое же это пиво? Это кола! Ее я тоже не люблю.
  - Салазаровы прыщи! - Драко демонстративно поднял глаза к потолку. - Тебе не угодишь, Поттер, то одно не так, то другое. Откуда ты взялся на мою голову, такой привередливый?
  - От дяди с тетей! И не привередливый я, а просто разборчивый. Можно мне сока? Только не тыквенного.
  "Нет, видеть и слышать это - выше моих сил, - окончательно пала духом Беллатрикс, подслушивавшая разговор. - Куда катится мир? Наследник Малфоев нянчится с полукровкой и мирно пьет пиво рядом с гриффиндорцем, а гриффиндорец с удовольствием объясняет прописные истины слизеринцу!"
  Неправильность происходящего так потрясла самую верную последовательницу Темного Лорда, что та на мгновение забыла о своей высокой миссии и решила заняться восстановлением исторической справедливости в отношениях факультетов. По заклинаниям у Беллатрикс всегда было "превосходно", поэтому магический подзатыльник, отвешенный рыжему приятелю Лонгботтома, пришел точно со стороны мальчишки Поттера, пытающегося с помощью волшебной палочки превратить сливочное пиво в апельсиновый сок.
  - Ай, Поттер, ты что, с Дракучей Ивы упал? - завопил Рон Уизли, хватаясь за пораженную часть тела.
  Гарри удивленно поднял глаза:
  - Откуда упал?
  - С Дракучей Ивы, чудо очкастое!
  - На что ты намекаешь, Уизли? Хочешь подраться? А Драко еще говорил, что пиво безалкогольное, вон как тебя торкнуло!
  - Торкнуло?
  - Ну да, торкнуло, вставило, расплющило, заколбасило - выбирай на вкус.
  На вкус Рона, все эти слова были непонятными, но явно затрагивающими его честь и достоинство. Взревев, как гиппогриф, гриффиндорец бросился на обидчика.
  - Жуй слизни! - завопил он, выхватывая волшебную палочку и направляя ее на Гарри.
  "Слизни? - удивился Гарри, приседая, чтобы увернуться от проклятья. - Мало того, что пиво сладкое, так к нему еще полагаются слизни вместо таранки или орешков! Бе-е-е!"
  Желтый луч ударил в стену, отрикошетил от нее и попал в ничего не подозревающего Маркуса Флинта, заигрывавшего с мадам Розмертой с целью получения рюмочки чего-нибудь покрепче градусом, чем сливочное пиво. Маркус содрогнулся всем телом и изрыгнул партию отборных моллюсков прямо в передник хозяйки бара. Мадам Розмерта взвизгнула, наградив ухажера пощечиной, от чего тот не на шутку обиделся и направился прямиком к Рону, чтобы страшно отомстить за свой конфуз, но не дошел, так как был перехвачен его братьями-близнецами и еще раз проклят. Увидев, что из несчастного Флинта полезли не только слизни, но и мелкие змейки, слизеринцы рассвирепели.
  - Наглые грифы! Да как они смеют издеваться над символом нашего факультета! - выкрикнул патриот Драко и запустил "ступефаем" в одного из близнецов Уизли.
  Ударной волной Джорджа (или Фреда?) вынесло на улицу, попутно сорвав дверь с петель, после чего в ход пошли не только заклинания, но и кулаки, а также подручные средства. В образовавшейся свалке мелькали то рыжие волосы Уизли, то громадные руки и ноги Крэбба и Гойла, то перекошенное лицо Флинта, пару раз мелькнула даже белобрысая челка Малфоя. Вокруг бузотеров, заламывая руки, бегала мадам Розмерта, призывая их остановиться.
  Гарри ошарашено смотрел на это безобразие, открыв рот, но когда над его головой пролетел стул, мальчик понял, что хорошенького понемножку, и стал пробираться к выходу.
  "Да это просто Дикий Запад какой-то", - подумал он, выползая из-под стола. Гарри был уже совсем у двери, когда, поднявшись с колен, уперся в кого-то очень высокого и костлявого.
  - Сэр? - вякнул он, устремляя невинный взгляд на своего декана.
  - Мистер Поттер! - скривился Снейп и, ухватив любимого ученика за шиворот, ринулся вперед, в эпицентр драки. - Пятьдесят баллов с каждого гриффиндорца!
  Громовой голос профессора парализовал всех присутствующих. Куча-мала распалась, и в баре воцарилась тишина, нарушаемая лишь только звуком падающих капель пива из покореженного бочонка, на который упал Невилл Лонгботтом.
  
  
  ... Выходили студенты из бара по одному, в полном молчании, стыдливо отводя взгляды от собравшейся вокруг заведения толпы. Впереди колонны шел Снейп, чьи ноздри раздувались от гнева, за ним - полный возмущения Гарри (зельевар ни в какую не хотел верить, что Поттер не участвовал в заварушке), третьим был Драко, прикрывающий синяк под глазом поднятым воротником мантии. Последней шагала второкурсница Джинни Уизли, переждавшая опасность за барной стойкой.
  Беллатрикс, затерявшаяся в толпе, поняла, что возможность подложить дневник Темного Лорда кому-нибудь из студентов исчезает вместе с самими студентами, покидающими Хогсмид, поэтому действовать надо было незамедлительно. Обняв дорогую реликвию, она аккуратно опустила ее в раскрытую сумку Джинни.
  
  Глава 5
  
  Глава 5. Дело о молоке.
  
  - Я же тебе говорил, Малфой, надо было слева заходить! - кипятился Маркус Флинт, остервенело возя шваброй по полу кабинета зельеварения.
  - Какое слева! Слева был Гойл! - возразил Драко, сдувая со лба лезшую в глаза челку. Наследник благородного семейства оторвался от протирания столов и с сомнением оглядел грязную тряпку в своих руках.
  - Не было там Гойла, он бился справа с Вудом!
  - А вот и был! А Вуда трепал Крэбб!
  - Какая разница, все равно тебе надо было ударить слева!
  - Слева было неудобно!
  - Неудобно будет, когда Снейп увидит, во что превратился класс после вашей "уборки", - встрял Гарри, намывавший большой котел в углу комнаты. Котел был таким закопченным, словно им пользовались еще Основатели, и отмываться не желал.
  - А ты вообще помалкивай, предатель! - обернулся в его сторону Драко.
  - Ничего себе заявочки! И почему это я предатель?
  - Ты дезертировал с поля брани, Поттер!
  Гарри фыркнул:
  - Во-первых, я не назвал бы то, чем вы занимались, бранью, во-вторых, я не дезертировал, а отступил, а в-третьих, дерутся стенка на стенку одни лишь недоумки!
  - Кого ты назвал недоумком, мелкий? - нахмурив лоб, поинтересовался Маркус и, половчее перехватив швабру, придвинулся ближе.
  - Догадайся с трех раз!
  - Сейчас я тебя...
  - Что тут происходит? - профессор Снейп нарисовался в проеме двери так неожиданно, что Гарри ойкнул и выронил котел прямо на ноги Флинту.
  "Сегодня точно не мой день", - подумал Маркус, оседая на пол.
  
  
  ... Взмыленный Снейп несся по коридору в медицинское крыло, левитируя перед собой бесчувственного Флинта. Рука зельевара, держащая палочку, дрожала от усталости и еле сдерживаемой ярости, и бедный парень на поворотах то и дело стукался головой об углы коридора.
  События сегодняшней субботы напоминали фильм ужасов, на который Северус однажды по ошибке попал в маггловском кинотеатре. Сначала была безобразная драка в "Трех метлах", потом - выволочка в кабинете директора за эту драку. Провинившихся студентов оказалось так много, что вторая половина дня прошла в попытке их трудоустроить, а самым скверным оказалось то, что Поттера не захотел видеть на отработке ни один из преподавателей, пришлось забрать его к себе. И вот, пожалуйста, результат - накануне квиддичного матча капитан команды с переломом обеих ног попадает в лазарет. От безысходности хотелось выть, и если б не надежда на стаканчик огневиски перед сном, Снейп уже давно составил бы конкуренцию профессору ЗОТС Ремусу Люпину.
  Передав тело школьному колдомедику мадам Помфри, Снейп вытер рукавом мантии выступивший на лице пот и побрел в подземелья. Вожделенный стакан стоял там же, где он его и оставил, на столике перед кроватью. В спальне царил приятный полумрак, было тихо и прохладно. Мужчина плюхнулся на постель, даже не сняв мантии и ботинок, протянул руку к огневиски, предвкушая, как огненная жидкость смочит горло и подарит отдохновение, и сделал глоток...
  И все-таки он завыл! Ну да, а кто бы этого не сделал, проглотив вместо огневиски такую гадость? Подскочив на кровати и проплевавшись, Северус зажег свет и уставился на стакан. Молоко он не любил с детства, а это оказалось еще и с толстой пенкой. Что удивительно, охранные чары остались нетронутыми, и следов проникновения в спальню не было никаких. Снейп ополоснул тару и глубоко задумался.
  "Это заговор, сомнений нет. Но кто? Будем мыслить логически: виноват тот, кому преступление приносит выгоду. МакГонагалл? Может быть, может быть... На следующей неделе - решающий матч Слизерин-Гриффиндор. Вывести из строя декана факультета следом за капитаном команды, какой тонкий расчет! Да и трансфигурация - профиль Минервы".
  Заскрипев зубами от злости, Снейп выскочил в коридор.
  
  ... Минерва МакГонагалл, несмотря на свою анимагическую сущность, молоко не любила так же, как и профессор Снейп, поэтому, обнаружив в любимой кружке этот напиток вместо валерьянки, в восторг не пришла. Перебрав в уме все варианты, она решила, что это дело рук Ремуса Люпина. Профессор ЗОТС был в Хогвартсе новеньким, а до этого случая в школе ничего не пропадало, к тому же он казался каким-то испуганным и нервным, так что вполне мог покуситься на успокоительное средство. Минерве вовсе не было жаль валерьянки (хотя, видит Мерлин, лишней она никогда не бывает!), но ведь можно было попросить, а не брать тайком! Укоризненно покачав головой, МакГонагалл покинула кабинет.
  
  ... Близилось полнолуние, и Ремус Люпин, являвшийся оборотнем, понял, что пора начинать пить волчьелычное зелье для профилактики. Достав заветную флягу, он сделал глоток.
  "С каких это пор зелье напоминает молоко? - удивился он. - Молоко? Мамочка родная! Это и впрямь молоко! Кто виноват, и что делать?"
  Мысли Люпина пустились вскачь и выдали вердикт:
  - Трелони! Старая кошелка подменила зелье! То-то она предсказывала мне неприятности, наверняка готовилась к краже! Знает ведь, что ее прорицания не сбываются, вот и решила подсуетиться.
  Ремус всплеснул руками и выбежал из комнаты.
  
  ... Профессор Трелони любила свой предмет, а еще она любила херес. Нет-нет, не подумайте ничего такого! Просто после употребления хереса видения шли с удвоенной силой. Вот и сегодня вечером, решив выйти в астрал, Сивилла подумала, что рюмочка-другая ей не повредит. Каково же было разочарование, когда из графина полилось молоко! Ужаснувшись перспективе потерять пророческий дар из-за забившегося молоком третьего глаза, Сивилла взгрустнула.
  "Не надо смотреть в стеклянный шар, чтобы понять - это происки Снейпа! Негодяй выпил всё огневиски в школе, а теперь добрался и до моих запасов спиртного. Караул!"
  И, впервые не запутавшись в ступеньках, Трелони слетела вниз по веревочной лестнице, ведущей из класса прорицаний.
  
  ... Встреча профессоров по случайности произошла у кабинета директора. Минерва МакГонагалл еле успела притормозить, чтобы не стукнуться лбом со Снейпом. Поджав губы, она окинула его неодобрительным взглядом.
  - Ну и вид у вас, Северус, как будто весь вечер пили, - заметила она.
  "Ого! - встрепенулся Снейп. - Про питье спрашивает, да словно невзначай. Знает кошка, чье мясо съела, то есть огневиски вылакала!"
  Он открыл рот, чтобы разоблачить преступницу, но тут в него врезался Люпин.
  - Извините, я отвлекся, - покраснел Ремус, - у меня большие проблемы...
  "Знаем мы ваши проблемы", - подумала МакГонагалл и уже приготовилась спросить, хорошо ли пошла ее валерьянка, как из-за угла показалась Сивилла.
  - Вы-то мне и нужны, Снейп, - воскликнула прорицательница и уцепилась за рукав зельевара, - по очень секретному делу.
  - Отстаньте, мне не до вас, - отмахнулся Северус, подмигивая Минерве. Та упорно не замечала посылаемых ей знаков и порывалась подобраться поближе к профессору ЗОТС. Ремус, выглядывая из-за ее плеча, демонстрировал пустую флягу из-под зелья, и Сивилла решила, что тот знает, куда пропал ее херес.
  "У меня есть свидетель", - обрадовалась она и одной рукой еще крепче ухватила Снейпа за мантию, а другой обвила за талию Люпина, чтобы он не вздумал сбежать. Люпин, который в преддверии полнолуния порядком подрастерял свою галантность, зарычал.
  "Надо же, как на него валерьянка действует!" - удивилась МакГонагалл, прижатая сцепившейся троицей к горгулье, охраняющей вход в кабинет.
  В таком положении и застал своих служащих Альбус Дамблдор, вышедший из апартаментов в сопровождении Черити Бербидж. Директор Хогвартса прожил долгую жизнь, многое повидал и думал, что уже ничто его удивить не сможет. Оказалось, ошибался! Да и кто бы мог представить, что профессора способны обниматься в коридоре школы? Ладно бы еще Ремус Люпин и Сивилла Трелони, личности эмоционально нестабильные, но Северус Снейп! Но Минерва МакГонагалл!
  Сняв очки, Альбус тщательно их протер и одел снова. Картина не изменилась.
  - В чем дело? - наконец поинтересовался он.
  В воздухе повисла тишина, признаваться в утрате допинга при всех не хотел никто. Первым пришел в себя профессор Снейп.
  - В чем дело, директор? - переспросил он, отодвигаясь от группы небольшими шажками и пожимая плечами. - Да ни в чем, мы тут просто коридоры патрулируем.
  - Вчетвером?
  - Так безопаснее, Альбус, вы же сами предупреждали о проклятии, наложенном на должности преподавателей, вот мы и решили объединиться, - подхватила Минерва МакГонагалл, отлепляясь от горгульи. Остальные дружно закивали головами.
  - Что ж, тогда все в порядке, и я могу пожелать вам спокойной ночи?
  - Да, господин директор, хороших снов! - нестройный хор голосов эхом разнесся по коридору.
  "И все же за молоко кому-то придется ответить!" - решил профессор Снейп, рванув в родные коридоры подземелий.
  
  
  ... Отдохнуть в эту ночь Северусу не удалось, взбудораженное сознание подсовывало разные картинки, одна паскуднее другой. Сначала пригрезилась МакГонагалл, хвастающаяся победой Гриффиндора в квиддичном матче, и, если этот кошмар еще можно было пережить, то Поттер, помешивающий полный котел молока на его уроке, заставил зельевара заорать на все подземелье. Поняв, что поспать не выйдет, Снейп сел за проверку контрольных первого курса и отомстил всем гриффиндорцам, а заодно и Поттеру, исчеркав их работы красными чернилами.
  Гарри же, в отличие от своего профессора, спал хорошо и даже успел на завтрак, чему немало способствовала надежда на получение из дома очередной посылки со сладостями. Совы прилетали как раз в это время, и мальчик нетерпеливо ерзал на своем месте за слизеринским столом, высматривая Буклю, обычно совершавшую регулярные рейсы Хогвартс - Литтл-Уингинг и обратно.
  Не увидев ни одной белой среди летящих сов, Гарри разочарованно вздохнул и уткнулся в яичницу, но насладиться едой ему не дали: с высоты птичьего полета на стол рухнул какой-то сверток.
  - Какого Салазара! - возмутился он, стряхивая с мантии куски яичницы. - Почему чья-то посылка лежит у меня в тарелке?
  - На ней написано "Гарри Поттеру", не видишь, что ли? Или героям умение читать ни к чему? - поинтересовался Рон Уизли, как раз проходивший мимо.
  - Рыжим слова не давали, - огрызнулся Гарри и повернулся к Драко, сидящему рядом: - Как думаешь, что это?
  - Открой и узнаешь, - пожал тот плечами.
  Гарри осторожно развернул упаковочную бумагу.
  - Метла? Кто мог прислать мне метлу? - удивился он.
  У студентов, находившихся рядом, глаза стали размером с галеон, а дыхание сперло от восторга.
  - Это не просто метла, Поттер, - хриплым от волнения голосом произнес Драко. - Это "Молния" - самая прекрасная, самая быстрая и самая дорогая в мире метла. Но кто мог ее тебе прислать?
  - А я о чем спрашиваю?
  Взгляд Гарри пробежал по рукояти, от золотого регистрационного номера в верхней части до идеально гладких, ровных, берёзовых хвостовых хворостин. Да, метла была воистину хороша, но вот зачем она ему? Подметать пол в классе Снейпа?
  - Что это у вас, Поттер? - прошелестел вкрадчивый голос за спиной.
  "Ну вот, помяни черта, и он появится", - подумал Гарри и ответил: - Неизвестно кто подарил мне метлу, сэр.
  Снейп наклонился над столом. После вчерашнего жуткого дня и не менее жуткой ночи его мысли немного путались, и построение четких фраз давалось с трудом.
  - Не говорите ерунды, Поттер! Как такую дорогую вещь может прислать неизвестно кто? Думаю, вы сами знаете, кто ее прислал!
  - Сами-знаете-кто прислал Поттеру метлу! - завопил на весь большой зал Рон.
  Тишина продержалась ровно минуту, а потом была взорвана визгом отодвигаемых стульев и топотом ног. Школьники кинулись к слизеринскому столу, и их вполне можно было понять: когда еще выпадет случай увидеть вещь, которую держал в руках сам Темный Лорд?
  
  
  Глава 6
  
  
  Глава 6. Ловец команды факультета Слизерин.
  
  Отступали профессор Снейп и Гарри по направлению к медицинскому крылу. Почему именно к нему, Гарри не задумывался, а просто следовал за прокладывающим путь преподавателем, оставив за собой обязанность отмахиваться метлой от особенно рьяных преследователей.
  Захлопнув дверь лазарета прямо перед веснушчатым носом Рона Уизли и наложив для верности пару заклинаний, зельевар прямым ходом двинулся к единственной занятой койке.
  - Мистер Флинт, я нашел вам ловца! - торжественно заявил он распростертому на этой койке телу.
  Маркус, всю ночь прометавшийся на постели из-за действия костероста и только что задремавший, открыл глаза и обшарил мутным взглядом помещение:
  - И где же он, сэр?
  - Да вот же! - профессор Снейп подтолкнул Гарри поближе.
  Два дружных вопля огласили комнату.
  - Этот? Вы хотите угробить разом всю команду, сэр? - плевал слюной Маркус.
  - Ловца? Извините, но я хотел бы еще немного пожить! - вторил ему Гарри.
  - Тихо! - голос профессора перекрыл возмущенные крики студентов. - Мистер Флинт, вы хотите сказать, что боитесь сопливого мальчишку на метле?
  - Но, сэр... Не то, чтобы боюсь, просто осторожность никогда не бывает лишней, вот Темный Лорд расслабился немного, и посмотрите, что получилось! А тогда у Поттера и метлы-то не было!
  Профессор Снейп вырвал предмет спора из рук Гарри и сунул под нос слизеринскому капитану:
  - Вот именно, мистер Флинт, не было! А теперь есть, и какая! С такой метлой мы обязательно выиграем у Гриффиндора.
  - Выигрывайте, у кого хотите, только без меня, - заявил Гарри. - Я не жадный, могу дать "Молнию" напрокат, например, Малфою, и пусть летит, ветер в спину!
  Маркус с сожалением отвлекся от созерцания гладкого древка:
  - Темный ты, Поттер! Это ж именная метла, на ней только ты усидеть можешь, любого другого она сбросит.
  - И меня сбросит, я не умею летать, ведь я первокурсник! И знаете, что? Теперь я действительно думаю, что эту метлу прислал Сами-знаете-кто, а вы его сообщники!
  - Если бы не грядущий матч, мистер Поттер, - угрожающе зашипел зельевар, припомнив подробности похищения некой волшебной палочки, - я усадил бы вас в своем кабинете и заставил тысячу раз написать фразу "я не буду лгать", так что считайте, что вам крупно повезло.
  "Что б вам, сэр, в следующей жизни флобберчервем родиться, без права последующей реинкарнации", - в ответ пожелал мальчик и принялся прикидывать, в каком месте Запретного леса наиболее выигрышно будет смотреться его, Гарри, могилка.
  Живо представив печальных Дурслей, кающегося декана и расстроенного Малфоя, Гарри споткнулся на собственной эпитафии. Он никак не мог решить, что предпочесть: стихотворение или фразу в прозе. Наконец, остановившись на лаконичном "как птица упал с высоты, снитч добывая ты", парень вздохнул. Ему стало так себя жалко, что на глаза навернулись слезы.
  - Поттер, вы что, собираетесь зареветь? - пригляделся Снейп.
  - Уже, сэр, - захлюпал носом Гарри.
  - Поттер, слизеринцы не плачут!
  - Я поддельный слизеринец, сэр.
  - Что вы хотите этим сказать?
  - Шляпа предложила мне любой факультет на выбор.
  - И вы выбрали Слизерин? Но почему, ради Мерлина?
  - Из-за вас, сэр! - признался Гарри. - Тогда, на распределении, вы выглядели таким печальным и одиноким, что я захотел скрасить ваше существование. К тому же я надеялся, что если буду на вашем факультете, то вы сможете относиться ко мне иначе, чем к моему отцу. Дурак я был, сэр...
  От подобных откровений у Северуса как-то сразу подкосились ноги, и он чуть ли не сел на пол, но в последний момент успел дотянуть до ближайшей кровати и пристроиться на свежесращенные конечности Флинта.
  - Поттер, вы хотите сказать, что пошли на Слизерин лишь для того, чтобы разнообразить мои унылые будни? - недоверчиво спросил он, не замечая того, что капитан его квиддичной команды снова отключился.
  - Ну, да...
  - Тогда поздравляю, вам это полностью удалось! Так "весело", как в этом учебном году, мне еще никогда не было, можете с полным основанием гордиться своими выходками.
  - Какими выходками? Моими? Я не виноват, что со мной постоянно что-то случается! Видно кто-то сглазил меня в младенчестве!
  И Гарри заревел с удвоенной силой. Крупные, как горошины, ничем не сдерживаемые слезы потекли по удрученной физиономии.
  "И где носит эту мадам Помфри, когда она так нужна?" - запаниковал Снейп. Несмотря на обширный педагогический опыт, он совершенно не представлял, как успокоить расстроенного ребенка: обычно студенты, получив от профессора нагоняй, либо просто бледнели от страха, либо краснели от злости, но так самозабвенно и отчаянно не рыдал еще никто.
  - Поттер, - нерешительно произнес он, подходя поближе, - хотите немного умиротворяющего бальзама?
  От удивления Гарри даже перестал плакать, правда взамен начал икать. Еще бы, ужас подземелий смягчился и предлагает ему зелье! О-о-о!
  - Ик! Спасибо, сэр! Все-таки я правильно подозревал, ик, что вы добрый и заботливый внутри, а что ругаетесь иногда - так это просто по привычке и от нежелания выставлять напоказ свои чувства, ведь так, ик?
  - Поттер...
  - И я буду рад, если вы будете называть меня Гарри, сэр! - попросил мальчик. - Ну, хотя бы иногда, ик.
  Мадам Помфри появилась как раз вовремя, чтобы спасти зельевара от столбняка, Маркуса Флинта от болевого шока, а нового слизеринского ловца - от беспрерывного икания...
  
  
  ... Утро в день квиддичного матча выдалось солнечным и зябким. Большой зал был наполнен чудесным запахом жареных сосисок и веселым гомоном учеников, предвкушавших хорошее развлечение. Гарри, сидящий на своем обычном месте за столом, от волнения впервые в жизни не смог проглотить свой завтрак.
  - Тебе надо поесть, чтобы были силы держаться на метле, - заметил Маркус Флинт, - ловцов всегда пытаются сшибить в первую очередь.
  - Нет, не надо, - возразил Малфой, - если Поттер будет голодным, то точно поймает снитч, хотя бы для того, чтобы его сожрать!
  - Спасибо, друзья, ваша поддержка была воистину неоценима, - надулся герой дня.
  - Всегда пожалуйста! Да не дрожи ты так, Поттер, на такой метле, как "Молния", любой идиот удержится.
  - Это так. Но я-то не идиот.
  Драко выгнул бровь, ставя под сомнение слова приятеля, за что и получил сосиской в кетчупе по лбу. В отместку ткнуть Гарри физиономией в тарелку ему помешал все тот же Флинт:
  - Эй, Малфой, давай ты измутузишь Поттера после матча, а? Если он снитч поймает.
  - А если не поймаю? - поинтересовался Гарри.
  - Тогда тебя прибью я.
  - Ни фига себе! Получается, что в любом случае мне достанется, да?
  - Однозначно, ГАРРИ, - подтвердил профессор Снейп, как всегда незаметно подкравшийся сзади. - Мистер Малфой, перестаньте изображать пиццу и сотрите с лица помидоры. Мистер Флинт, учитывая опыт последних дней, я не был бы так самоуверен.
  - ГАРРИ? С каких это пор наш декан обращается к тебе по имени, Поттер? - недоуменно спросил Драко, когда спина преподавателя скрылась из виду.
  Довольный Гарри гордо задрал нос, почувствовав, что у него словно выросли крылья, и он в состоянии словить все снитчи магической Англии.
  
  Глава 7
  
  
  Глава 7. Квиддич сквозь века.
  
  Под видом бродячего пса Сириус провел в Хогсмиде около недели, надеясь хоть издалека увидеть Гарри, но все было напрасно, похоже, что студентов вообще не выпускали из школы. Увидев, в каком состоянии находится бар "Три метлы", и, подслушав парочку разговоров, Сириус начал кое о чем догадываться.
  - Слизерин и Гриффиндор... настоящее побоище... колоссальный ущерб, - стрекотала какая-то ведьма в шляпе с большими полями.
  - Куда Дамблдор смотрит... профессор Снейп... Гарри Поттер, - вторила ее товарка.
  "Ого, - восхитился анимаг, разгрызая сахарную косточку, пожертвованную сердобольной мадам Розмертой, - так это Гарри резвился? Силен, пацан! Настоящий мародер вырос, задал перцу слизнякам!"
  Покончив с трапезой, Сириус отряхнулся и двинулся к квиддичному полю. То, что сегодня будет матч, он понял сразу, у него всегда был отличный нюх на подобные вещи, а раз будет матч, то открывается возможность поглядеть на крестника.
  "Занимайте места заблаговременно до начала поездки", - Блэк вспомнил фразу, услышанную во время путешествия по трассе "побережье - Хогсмид", и полез под гриффиндорскую трибуну, на которой предположительно должен был сидеть Гарри. Он только-только успел со всеми удобствами расположиться под лавкой в первом ряду, как стали прибывать студенты. Мягколап изо всех сил крутил головой, но мальчика нигде не было видно.
  "Отработка? Нет, какая может быть отработка в выходные! А вдруг он заболел? Быть может, ему сильно досталось в "Трех метлах"?
  В терзаниях Сириус пропустил момент, когда судья, мадам Трюк, вышла на поле и дунула в свисток. Матч начался, четырнадцать игроков взмыли высоко в воздух.
  
  Игра шла ни шатко, ни валко. Слизеринцы и гриффиндорцы вяло перебрасывались квоффлом и с ленцой уклонялись от ударов бладжером, комментатор матча, Ли Джордан, чуть ли не засыпал на середине каждого предложения. Гарри Поттер, у которого сначала так дрожали колени, что он боялся упасть, успел прийти в себя. "Молния" действительно оказалась замечательной метлой, сидеть на ней было очень удобно, к тому же Гарри дополнительно привязал к древку небольшую подушечку, чтобы было помягче. Вторым усовершенствованием были беруши, присланные из дома и прикрывавшие уши от холодного осеннего ветра.
  Освоившись и обнаружив, что никто не спешит сбивать его с метлы, Поттер даже заложил несколько виражей и немного поболтал ногами. Снитча все не было и не было, и он начал скучать. Спустившись немного пониже, Гарри описал в воздухе круг и прищурился, глядя на табло.
  "Счет 0:0. Какого лысого Мерлина мы ждем? Почему не забиваем? Эх, мазилы! - сплюнул он, когда слизеринский охотник промахнулся мимо колец. - О, а я попал!"
  Маркус, находящийся в воздухе пониже него, стер влагу со щеки, озадаченно пожал плечами и снова погнался за бладжером.
  - Мяч переходит к команде Гриффиндора, - тем временем бубнил Джордан, - Анджелина Джонсон совершает маневр, обходит соперников, пас Алисии Спинет...
  Зазевавшийся Гарри с ужасом увидел, что квоффл летит прямо на него. Поняв, что убраться с линии огня он уже не успеет, мальчик волчком крутанулся в воздухе и хвостовой частью метлы отбил злополучный мяч в сторону.
  - Гол! - завопил разом проснувшийся комментатор. - Слизерин... простите, Гриффиндор открывает счет, Гарри Поттер закинул квоффл в свои ворота!
  Аплодисменты болельщиков сборной Гриффиндора и стоны поклонников Слизерина наполнили воздух.
  "Гарри? - Сириус Блэк вздрогнул и поднял мохнатую голову вверх, вглядываясь в маленькие фигурки наверху. - Гарри там? Мой маленький крестник забил гол? На метле, которую я прислал? Но постойте, почему он играет за Слизерин?"
  "Почему Поттер играет за Гриффиндор?" - в свою очередь всполошился профессор Снейп, сидящий в ложе для преподавателей.
  "А я так и знал!" - закусил губу Маркус Флинт и завопил на все поле: - Поттер, что же ты делаешь, паразит! Это были наши ворота!
  Гарри недоуменно пожал плечами. Он совершенно не понимал, чего все так переполошились. Ну, забил он гол, ну и что? Разве ловцам это запрещено? Вон квоффл опять в его сторону летит, грех не воспользоваться представившейся возможностью, пока все в растерянных чувствах! Маневр был повторен...
  - Двадцать - ноль! - захлебнулся от восторга Ли Джордан.
  "А я меткий, - с удовольствием подумал Гарри, - два мяча забросил! Да, это вам не глотку рвать!"
  Маркус Флинт и впрямь так наорался, что сорвал горло, но все было бесполезно: Поттер его не слышал и продолжал гоняться за квоффлом, видимо ему больше понравилось быть охотником, чем ловцом. Остальные члены команды бросили игру вообще и гонялись за самим Поттером, пытаясь его остановить и призвать к порядку, но догнать не могли из-за разности в скорости "Молнии" и остальных метел. Гриффиндорцы шарахались от ополоумевших слизеринцев, а за всеми ними летали шальные бладжеры и мадам Трюк.
  В суматохе никто не понял, почему Гарри спикировал вниз и резко затормозил у самой земли. Соскочив с метлы и выбросив руку в перчатке вверх, мальчик устремил взгляд на своего декана, сидевшего с совершенно белым лицом, и громко закричал:
  - Профессор Снейп, смотрите, я поймал снитч!
  Золотой мячик трепетал у Гарри в руке, улыбка от уха до уха украшала счастливую мордаху.
  - Счет 150:20, победил Слизерин, - еле-еле смогла выдавить из себя мадам Трюк.
  - Победила дружба, - возразил Альбус Дамблдор, довольно сверкая глазами, - ведь мистер Поттер играл за две команды!
  
  
  Глава 8
  
  
  Глава 8. Любовь нечаянно нагрянет...
  
  Миссис Уизли допустила в свое время большой промах, дав в руки дочери сборник маггловских сказок, но кто бы мог подумать, что нехитрые истории окажут такое воздействие на неокрепший детский ум?
  Нет, Джинни не переживала по поводу того, что родители могут завести ее с братьями в лес и оставить там, как это случилось с мальчиком-с-пальчик. Не боялась она и встречи с оборотнем, когда тащила корзину, полную пирожков, своей бабушке. Все было хуже, гораздо хуже - юная мисс Уизли начала грезить о принце на белом коне, не подозревая, что в реальности принцев мало, и на всех их не хватает.
  Пребывая во власти подобных заблуждений, Джинни отучилась в Хогвартсе целый год и так и не повстречала даже тени наследника престола.
  "Где же ты? Я так устала ждать тебя, мой герой!", - в недоумении вопрошала она, мечтая над заданием по трансфигурации, и подушка для иголок, вместо того, чтобы стать ежом, приобретала форму пылающего сердца.
  Все изменилось на втором курсе, во время квиддичного матча, когда мимо гриффиндорцев, сидящих на самой верхней трибуне, пролетел ловец команды противника. На мгновение встретившись глазами с зеленоглазым мальчиком, Джинни поняла: все, дождалась. Метла послушно заменила коня, спаситель волшебной Англии легко вписался в роль принца.
  Дело оставалось за малым - обратить внимание Гарри на себя. Скажете, сущая ерунда? Может быть, но у Джинни почему-то ничего не выходило. Столкнувшись в коридоре со своим кумиром, она лишь краснела и отводила глаза, вместо того, чтобы заявить о своих чувствах и предложить встречаться.
  "Ну почему в жизни все не так, как в сказке? - сетовала грустная Джинни. - Там все легко и просто, встретились, полюбили друг друга, жили долго и счастливо и умерли в один день. А здесь..."
  Потаенные чувства требовали выхода, и девочка решила завести дневник. Чистая тетрадка нашлась только одна, причем Джинни никак не могла вспомнить, откуда она взялась.
  "Наверное, осталась еще от Перси, уж больно старая и потрепанная. Ладно, для дневника сойдет!"
  Гриффиндорка открыла первую страницу и вывела круглыми крупными буквами:
  "Меня зовут Джинни Уизли".
  К ее удивлению, надпись исчезла, а вместо нее появилась совсем другая:
  "Привет, а я Том Риддл".
  Вот это тетрадка! Джинни пискнула и уронила перо. Подождав немного и собравшись с духом, она решила все-таки продолжить знакомство:
  "Ты кто?"
  "Кентавр в пальто", - сразу же появился ответ.
  "А почему в пальто?" - удивилась Джинни.
  "О, Салазар! Ты что, хафлпафка?"
  "Я гриффиндорка!"
  "Один Мерлин! Вот не везет, так не везет, провести несколько лет в одиночестве и после этого наткнуться на совершенно бесполезную девчонку!"
  "Почему это я бесполезная? - обиженно застрочила Джинни, чернильные капли так и полетели в разные стороны. - Как ты можешь судить обо мне, если совсем не знаешь? А что касается везения... Мне еще хуже, чем тебе!"
  И вдохновленная Джинни изложила на бумаге историю своей любви, после чего ей стало почему-то намного легче.
  "Ну и что ты об этом думаешь?" - поинтересовалась она в конце.
  "!?!?!"
  "Что?"
  "Нет слов! По крайней мере, приличных".
  "Вот, и у меня тоже нет, - подтвердила девочка. - Что делать, ума не приложу!"
  "Возможно, я мог бы помочь".
  "Помочь? Как?"
  "Открой для меня свое сознание, и я, управляя твоими мыслями и поступками, смогу добиться расположения Поттера".
  "Ты в самом деле сможешь?"
  "Запросто", - заверил Том.
  "Давай!"
  Джинни покрепче вцепилась в скамью, на которой сидела, и на всякий случай зажмурилась...
  
  
  ... Лорд судеб Волдеморт, в отрочестве Том Риддл, даже и не собирался помогать глупой девчонке. Его целью было открыть Тайную комнату, созданную Салазаром Слизерином для своего потомка, вернуть себе тело и показать, наконец, кто в Хогвартсе в частности и в Англии в целом хозяин.
  Прежде всего надо было заявить о себе, и Том решил начать с лозунга на стене в коридоре.
  "Враги наследника, трепещите - хорошая фраза, емкая", - подумал он, направляя Джинни в сторону подземелий. Гриффиндорка, как сонамбула, двигалась в указанном направлении и вскоре достигла нужного места.
  "Враги", - вывела она мелом на стене и застыла.
  "Ну, давай дальше", - подбодрил Том, но Джинни стояла неподвижно и даже не заметила, как около ее ноги материализовалась тощая кошка Филча.
  Наконец, прикусив губу и тряхнув головой, словно решившись на что-то, Джинни огляделась по сторонам, и ее глаза прояснились. Ловко ухватив миссис Норрис поперек тела, она принялась стирать редкой шерсткой незаконченную надпись.
  "Эй, ты что?" - вопил голос Риддла в голове девочки, кошка истошно мявкала и пыталась царапаться, но Джинни не отступала. Более того, она снова начала что-то писать.
  Ошеломленный Темный Лорд с ужасом наблюдал, как на стене появляется совершенно непостижимое словосочетание:
  Гарри Поттер! Я тебя люблю!
  
  
  
  Глава 9
  
  
  
  
  Глава 9. Гарри Поттер и "Волшебник Изумрудного города"
  
  Гарри топал по коридору в родные подземелья, полностью погруженный в тяжелые думы.
  "Почему от меня шарахаются однокурсники? Что я такого сделал? - снова и снова спрашивал себя он. - Ничего не понимаю!"
  На самом деле все было очень просто: никто не хотел оказаться в эпицентре стихийного бедствия под названием Гарри Поттер. С "золотым мальчиком" постоянно что-то случалось, и после квиддичного матча хитрые слизеринцы окончательно просекли, что если хочешь остаться целым и невредимым, то следует держаться от него подальше. Даже друг и приятель Драко Малфой в последнее время обращался с Гарри осторожно, словно с тухлым яйцом. Да что там Малфой! Профессор Снейп перестал назначать отработки и лишь страшно скрипел зубами, когда "любимый" ученик взрывал котел.
  Все это было ужасно несправедливо, тем более что Поттер никакой вины за собой не чувствовал. Предаваясь унынию, он бродил по школе, распугивая приведений, пока ноги не привели его в небольшой тупичок. На шершавой каменной стене виднелась какая-то надпись, сделанная кривыми круглыми буквами, и заинтересованный Гарри прищурился, чтобы получше ее разглядеть.
  К удивлению парня, надпись начиналась с его имени, а дальше шло признание в пламенной любви. Гарри на всякий случай снял и протер очки. Надев их опять, он обнаружил, что надпись никуда не исчезла, зато из класса неподалеку вывалилась целая толпа студентов. Гарри заметался в поисках тряпки, чтобы стереть компромат и уже был готов пожертвовать рукавом мантии, как увидел нечто лохматое, висевшее на факелодержателе.
  - Слава Салазару! - обрадовался он и быстренько это нечто схватил.
  - Мяу-у-у! - истошно завопила "тряпка", попутно тяпнув его за руку.
  - Что ты делаешь с миссис Норрис, маленький поганец! - взревел Филч, бродивший неподалеку в поисках пропавшей питомицы и прибежавший на услышанный мяв. - Не смей обижать ее, живодер!
  Растопырив пальцы, завхоз надвигался на Гарри. Парень попятился и уперся спиною в противоположную стену.
  - Да заберите вашу облезлую кошку, нужна она мне была! - возмутился он, протягивая миссис Норрис, удерживаемую за хвост, мужчине. - Я думал, она вообще неживая!
  - Неживая? Ты убил ее? Убил!!!
  Скрюченные пальцы схватили Гарри за горло.
  - Аргус, отпустите мистера Поттера! - Дамблдор прибыл на место преступления, сопровождаемый другими преподавателями. - Ваша кошка не умерла, не волнуйтесь.
  - Не умерла? А почему же она тогда такая... неподвижная и замученная?
  - Шок, наверное, - пожал плечами директор, - но вы не волнуйтесь, Аргус, Северус приготовит зелье из мандрагоры, которое вернет миссис Норрис бодрость.
  - Не приготовлю, - мотнул головой Снейп.
  - ???
  - Поттер на отработке загубил последний клубень.
  - Тогда я все-таки придушу паршивца!
  Филча смогли оторвать от Гарри лишь совместными усилиями всех учителей.
  - Мистер Поттер, что ж вы так кошек не любите? - поинтересовалась Минерва МакГонагалл, вытирая со лба проступивший пот.
  - И гиппогрифов тоже! - прогудел откуда-то сзади Хагрид.
  Гарри растер пострадавшее горло и с укоризной оглядел собравшихся:
  - Да как вы могли подумать такое! Слова ваши для меня очень даже обидные, ведь я животных просто обожаю! У меня и почетная грамота из прошлой школы есть, как лучшему юннату года!
  - А почему вы так обошлись с миссис Норрис?
  - Ничего я с ней не обходился, я просто мимо шел, гляжу - что-то висит.
  - А еще мальчишка стену исписал, - наябедничал завхоз, вглядевшись в полумрак, - а мы их недавно только побелили, стены-то!
  Профессор Снейп подошел поближе и рассмотрел, что именно там написано:
  - Поттер, вы страдаете нарциссизмом? Или просто пытаетесь подобным образом привлечь внимание к своей персоне?
  - Я не писал, наоборот, хотел стереть!
  Декан Слизерина хмыкнул, в глазах декана Гриффиндора мелькнуло предвкушение удовольствия от снятия баллов с противоположного факультета, а Филч радостно потирал руки.
  - Требую почерковедческой экспертизы! - пискнул Гарри.
  Дамблдор погладил ребенка по голове, приглаживая растрепанные вихры:
  - Гарри прав, презумпцию невиновности еще никто не отменял.
  - Это так, - согласился Снейп, - я готов признать, что Поттер, по всей видимости, оказался не в том месте и не в то время. Однако надо отметить, что именно с момента его поступления в Хогвартс начали происходить странные события.
  - Да, одни вещи пропадают, а другие появляются, - вставила профессор МакГонагалл. Остальные преподаватели согласно закивали головами.
  Директор удивился:
  - Какие вещи? Я знаю лишь про Гаррину метлу.
  - Разные вещи, - туманно ответил зельевар и, наклонившись к директору, прошептал ему прямо в ухо: - Кроме того, у меня стало чесаться сами-знаете-что!
  Глаза Дамблдора в ужасе округлились.
  - О, Северус! - только и смог произнести он.
  - Про что вы подумали, сэр? - рассердился Снейп. - Я имел в виду метку!
  - А-а-а... Тогда, быть может, это диатез?
  - Альбус!
  - А ты, Гарри, ничего не хочешь мне рассказать? - продолжил Дамблдор.
  - Конечно, хочу!
  - Тогда, мой мальчик, пойдем в кабинет!
  
  
  Альбус признал свое поражение на седьмом году жизни Гарри. Стойко выдержав описание младенческих лет, к началу обучения ребенка в младших классах директор был совсем уже без сил.
  - А я и говорю нашей учительнице, что не знаю, как на крышу столовой попал, - вещал Поттер, уплетая лимонные дольки и запивая их чаем. - Кстати, в этот день такой ветер был сильный, ну просто ураган, удивительно, что меня на крышу занесло, а не в страну жевунов, как девочку Элли! А вы читали "Волшебника Изумрудного города", сэр? Нет? Детская книжка, но тоже про волшебников. Жила-была злая ведьма...
  Дамблдор кивал головой, обреченно наблюдая, как в животе студента исчезает месячный запас сладостей. От обилия полученной информации голова распухла и кружилась, а хуже всего было то, что на лечебные слезы феникса сегодня можно было не рассчитывать: умная птица совершила самосожжение сразу после покупки Дурслями трехколесного велосипеда для племянника.
  - Интересная история, Гарри, - наконец смог вставить директор, воспользовавшись тем, что парень отвлекся, чтобы выбрать конфету, - думаю, что профессор Снейп с удовольствием ознакомится с ней.
  - Вы думаете, ему понравится? - усомнился Поттер.
  - Однозначно, особенно победа над злой ведьмой с помощью ведра воды. Наверняка это была не просто вода, а специальное зелье.
  - И правда, как это я раньше не догадался! Так я пойду, расскажу?
  - Да, и как можно быстрее, это может быть очень важным!
  "Дешево отделался, - облегченно подумал Дамблдор, когда Гарри выбежал прочь. - Северус, конечно, разозлится, но тут уж ничего не поделаешь. В конце концов, он - декан Слизерина, и выслушать мальчика - его прямая обязанность".
  Дав указание горгулье не беспокоить его, даже если сам Волдеморт нападет на Хогвартс, Альбус задремал, предварительно наложив заглушающее заклинание на кабинет, и поэтому не слышал ни возмущенных воплей Гарри, которого профессор Снейп выставил за дверь, ни угроз самого профессора Снейпа в свой адрес. Разозленный зельевар обещал послать своего начальника, причем не к Мерлину, и даже не к соплохвостам, а к великому Гудвину, чтобы тот дал директору мозги вместо соломы!
  
  Глава 10
  
  
  (Небольшое пояснение - для логичности сюжета я приняла за данность факт, что магглы не могут видеть магические объекты, т.е.Хогвартс и т.д., только снаружи. Внутри помещения чары иллюзии не работают, поэтому волшебник вполне может провести туда маггла.)
  
  
  
  Глава 10. Вызов в школу.
  
  Уважаемые мистер и миссис Дурсль!
  Убедительно просим вас посетить школу чародейства и волшебства "Хогвартс" в целях обсуждения подробностей пребывания в ее стенах вашего племянника, Гарри Джеймса Поттера.
  Портключ будет активирован сегодня в 17-00 по Лондонскому времени.
  Искренне Ваш, Альбус Дамблдор, директор школы, кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волш., Верх.чародей и прочая, прочая, прочая...
  
  - Вернон, нас вызывают "на ковер" в Хогвартс, - сообщила тетя Петунья, откладывая пергамент и недоуменно рассматривая старый дырявый ботинок, он же портключ. - Должно быть, Гарри что-то натворил.
  Мистер Дурсль хмыкнул:
  - Честно говоря, я ожидал, что это случится гораздо раньше. В нынешнем году мальчик продержался дольше, чем обычно.
  - Да, я уже начала волноваться. Дадли!
  - Мам? - крупный подросток заглянул в комнату.
  - Мы с отцом едем в школу к Гарри, дорогой! - миссис Дурсль схватила большую черную сумку и начала кидать в нее все подряд. - Ты останешься один, так что будь умницей и веди себя хорошо.
  - Что значит "останешься"? Я тоже еду!
  - Нет, Дадли, и не спорь! Ты еще слишком молод, чтобы перемещаться подобным образом.
  - Что-то я не помню, чтобы мой возраст мешал мне распространять на улице рекламные проспекты с дрелями! К тому же Гарри...
  - Гарри - маг, это совсем другое дело! - поднял вверх указательный палец мистер Дурсль. - Где мой выходной костюм, Петунья?
  - Посмотри в шкафу в спальне. Как ты думаешь, Вернон, мне следует надеть бриллианты?
  И супружеская чета забегала по дому, не обращая внимания на набычившегося парня.
  "Черт, я тоже хочу увидеть школу, где учится Гарри, - решил Дадли. - Там столько взрослых волшебников, вдруг кто-нибудь подскажет, как починить мопед Хагрида? Эх, где наша не пропадала!"
  Дадли воровато огляделся и начал разуваться...
  
  Когда в назначенное время разряженные и надушенные Дурсли вцепились в портключ, то тот, вопреки ожиданиям, не засиял неземным светом, а маггловская комнатка не превратилась в кабинет волшебника.
  - Сломался, что ли? - удивился дядя Вернон, переворачивая злополучную обувку, с которой сразу же посыпались комья земли.
  - Безобразие какое! Мало того, что подсовывают неисправный транспорт, так он еще и грязный, - возмутилась тетя Петунья и позвала: - Дадли, сынок, принеси, пожалуйста, швабру!
  - Дадли, ты что молчишь? Обиделся?
  Дурсли переглянулись и, сраженные внезапной догадкой, кинулись в спальню сына. Она была пуста, а на письменном столе, поверх учебников и тетрадей, гордо возвышался ботинок, парный к тому, что держал в руках дядя Вернон.
  
  
  Пока родители Дадли рвали и так не шибко густые волосы на головах друг друга, сам мальчик извлекал свою пятую точку из густых зарослей крапивы.
  - У-у-у! А прополоть клумбы этим волшебникам, что, совсем не судьба? Их бы к матери на выучку, она бы показала, как родину любить!
  Почесав обстреканные части тела, Дадли огляделся: в пределах видимости не наблюдалось не только школы типа "замок", но и жилья вообще, а вокруг простирался глухой лес.
  "Быть может, портключ был рассчитан на двух человек, поэтому забросил меня дальше, чем планировалось? Тогда я попал не по-детски! Может, я уже и не в Англии, а, скажем, где-нибудь в России?"
  И Дадли стал припоминать, что он слышал об этой загадочной стране. Самое первое, что пришло на ум - зимой там лежит снег, большие сугробы снега. Ну да, в настоящее время их не было, но это еще ни о чем не говорит, может здесь сейчас лето! Еще в России были дикие звери, которые запросто гуляли по улицам городов, и от этой мысли Дадли пробрала дрожь.
  Между тем начинало темнеть. Деревья бросали на поляну длинные тени, и казалось, что из-под каждого куста глядит страшное чудище. Замолкли даже птицы, в воздухе повисла звенящая тишина.
  "Придет серенький волчок и утащит за бочок", - вспомнилось вдруг Дадли, он не выдержал и с пронзительным криком бросился в самую чащу. Ветки хлестали по телу, в бока впивались какие-то колючки, а ноги так и норовили споткнуться о выступающие корни деревьев, что, в конце концов, и сделали. Мальчик кулем свалился в какой-то овраг, и его накрыло беспамятство.
  
  Очнулся Дадли от настойчивых прикосновений, ерошивших волосы на макушке.
  - Да, я сейчас встану, мам, - простонал он сквозь сон, - и не надо меня целовать, я уже взрослый.
  Но миссис Дурсль, похоже, униматься не хотела, и обслюнявила всю физиономию сына.
  - Мама! - отмахнулся Дадли и открыл глаза. О, ужас! Вместо любящего лица матери над ним склонилась мохнатая морда огромной, угольно-черной собаки. Парень моментально вскочил на ноги. - А-а-а!
  - Ну и что ты вопишь? - границы морды поплыли, размылись, и вот уже на Дадли с насмешкой уставился мужчина средних лет и весьма потрепанной наружности. - Всю флору и фауну перепугал!
  - Ты... ты!
  - Что, анимага никогда не видел? А, ну да, не видел, ты же маггл.
  - А вот и видел, да еще почище тебя!
  - Почище? Насчет этого спорить не буду, сейчас последний дементор чище меня будет, но то, что это был анимаг? Сомневаюсь. Тебе давно уже стерли бы память, пухлый!
  - Завянь, тощий, - не остался в долгу Дадли, - и посмотрел бы я на того, кто посмеет стереть память двоюродному брату самого Гарри Поттера!
  Мужчина резко выдохнул воздух и что-то пробурчал сквозь стиснутые зубы. Дадли подбоченился и гордо посмотрел на него, довольный произведенным эффектом:
  - Да-да! Гарри воспитывался в нашей семье, я частенько подтирал ему сопли вот этой самой рукой, - тут ошарашенному мужчине была продемонстрирована вполне упитанная конечность, - и защищал его от драчунов, и отправил его в Хогвартс...
  - Что ты мелешь, мальчишка? - рассердился анимаг. - Ты что, в самом деле сын Петуньи?
  - В самом деле! Я Дадли Дурсль. А кто ты и откуда знаешь маму?
  - Я крестный Гарри, Сириус Блэк.
  Дадли вытаращил глаза:
  - Так крестный Гарри - уголовник и сидит в Азкабане! Ты сбежал, чтобы убить Гарри!
  - Зачем мне его убивать? Я сбежал потому, что хотел сбежать, потому, что невиновен, и, наконец, потому, что должен был подарить сыну своего лучшего друга первую метлу!
  - Нашел, чего подарить, веник, - презрительно скривился парень, - вот если б мопед!
  Сириус помрачнел.
  - Мопед у меня тоже был. Зверь, а не мопед!
  - А где он сейчас? - глаза Дадли загорелись.
  - Откуда мне знать? Пока в тюрьме сидел, небось, спер кто-нибудь.
  - Жалко! - посочувствовал Дадли родственной душе. - А что ты делаешь в лесу?
  - Мародерствую помаленьку. А если серьезно, то прячусь и выжидаю момент, чтобы повидаться с Гарри.
  - Хогвартс где-то рядом? Здорово! А я уж думал, что в Россию попал. Я ведь тоже к Гарри летел, но портключ сбился с курса и приземлил меня в лесу. Так что, пойдем вместе?
  - Не могу, - вздохнул Блэк. - если меня поймают, то снова отправят в тюрьму. И ты один в Хогвартс не попадешь, школа так зачарована снаружи, что магглы видят вместо замка одни развалины. Давай лучше поступим по другому: отправим Гарри из Хогсмида записку с совой, чтобы он пришел к Визжащей Хижине.
  Дадли задумался. Соблазн написать письмо был велик, но кто знает, вдруг этот Блэк в самом деле хочет причинить брату вред? Мальчик подозрительно посмотрел на бывшего узника Азкабана. Мужчина молча ждал его решения, худое лицо было печальным, а в синих глазах светились надежда.
  "Тот, кто так любит моторы, не может быть убийцей", - решился Дадли и протянул Сириусу руку.
  
  Глава 11
  
  Глава 11. Развязка.
  
  Сегодняшней ночью ожидалось полнолуние, и Ремус Люпин решил провести ее в Визжащей Хижине ввиду отсутствия волчьелычного зелья. Шагая по тоннелю, начинающемуся от дупла Дракучей Ивы, оборотень предавался ностальгии.
  "Совсем, как в старые времена, только друзей рядом не будет. Джеймс мертв, Питер мертв, Сириус в Азкабане".
  Ремус шагнул через порог в большую пыльную комнату и не поверил своим глазам: на полу сидела упомянутая троица и с аппетитом уписывала нехитрый ужин в свете слабого "люмоса".
  "Странно, раньше при превращении у меня не бывало глюков", - подумал Люпин. В этот момент Сириус как раз поднял голову.
  - Ты вовремя, Лунатик, - заметил он, - еще немного, и от запеканки ничего бы не осталось.
  Ремус схватился сначала за сердце, потом за стену, потому что ноги задрожали и стали подгибаться в коленях:
  - Здесь никого нет...
  - Как это нет? А мы?
  - Я один, совсем один, - продолжал уговаривать себя Люпин, прикрыв глаза.
  - Так-то ты встречаешь старых друзей, - укорил Сириус.
  - Мои друзья мертвы, это просто мираж...
  - Хорош мираж, - присвистнул Дадли, покосившись на анимага, - в одиночку всю колбасу уговорил!
  - А тебе жалко, да? Гарри, твой брат пожалел для твоего крестного кусок колбасы.
  - Гарри? - встрепенулся Ремус. - Так это Гарри, не Джеймс? А кто тогда вместо Питера?
  - Это мой кузен Дадли, сэр! - проинформировал Гарри.
  Профессор Люпин осторожно сполз по стеночке на пол.
  - Ладно, пусть будет Дадли, - согласился он, - и хотя я не вполне понимаю, что здесь делают два одиннадцатилетних подростка, один из которых маггл, я все же могу допустить факт их пребывания в Визжащей Хижине. Но откуда взялся ты, Сириус?
  - Из Азкабана, конечно!
  - Так тебя оправдали и выпустили? Я знал, что ты не виновен, друг! Я всегда знал, что это какое-то недоразумение, но кто будет слушать оборотня?
  - Оправдали? - взвился Блэк. - Как бы не так, я сбежал!
  - Оборотня? - ужаснулись парни.
  - Ой! - засмущался проговорившийся Люпин. - Ну да, я оборотень. Честно говоря, я думал, что уже все об этом догадались. Кстати, сегодня полнолуние, через час-другой я стану зверем, и вам будет опасно здесь находиться.
  - Но разве ты не пьешь специальное зелье, Ремус? - удивился Сириус. - Оно ведь было изобретено пару лет назад.
  Профессор ЗОТС вздохнул, отлепился от пола и поведал душераздирающую историю с молоком, в которое упрямо продолжало превращаться волчьелычное зелье.
  - Такие вот дела, - констатировал он, доедая последний кусок запеканки, который ему подсунул сердобольный Дадли, - а теперь собирайтесь и уходите, встретимся и поговорим позже, когда я буду в норме.
  Гарри и Дадли переглянулись: оставить Ремуса Люпина одного, без помощи и поддержки, показалось мальчишкам ужасно жестоким.
  - Можно же что-нибудь придумать, - начал Дадли.
  - Да, и у меня, кажется, уже есть план! - гордо заявил Гарри, разглядывая пол хижины.
  - Ну-ка, ну-ка, - обрадовался Сириус, который тоже волновался за друга.
  Четыре головы сдвинулись в кружок.
  
  А в это время профессор Снейп уже обежал Хогвартс, а также половину Хогсмида в поисках не прибывших в назначенное время Дурслей. Результатом этого марафона стало понимание того, в кого пошел манерами и характером его ученик.
  - Будь пообходительней с мистером и миссис Дурсль, Северус, когда найдешь, они же магглы и никогда не пользовались порталом, - передразнил профессор Дамблдора. - Тьфу! Как будто трудно схватиться за ботинок в назначенное время. Надеюсь, их занесло в Запретный лес. Кстати, почему именно я должен разыскивать этих недотеп? И с чего вдруг директору пришла в голову идея пригласить родственников Поттера в Хогвартс?
  Достигнув "Трех метел", Снейп притормозил.
  "Как же я давно не пил ничего, крепче молока, - с тоской подумал он. - Зайти, что ли? Ненадолго".
  В это время из бара вышла женщина, закутанная в плащ с капюшоном, и завернула за угол. Профессор проводил ее взглядом.
  "Как же я давно... Хм, знакомая фигура. Белла? Она же вроде в Азкабане была? Не иначе, как сбежала и задумала что-то нехорошее, надо бы узнать, что!"
  И Северус, двигаясь перебежками и время от времени прячась за деревьями, устремился следом.
  
  Прятался Снейп зря. Беллатрикс Лестрейндж очень спешила и поэтому шла, не оглядываясь, а спешила она потому, что боялась упустить из виду Джиневру Уизли. Гриффиндорка так быстро пронеслась мимо наблюдательного пункта Беллы, располагавшегося у окна "Трех метел", что только пятки мелькали.
  "Наконец-то дело сдвинулось с мертвой точки, - обрадовалась пожирательница, разглядев под мышкой у Джинни заветную тетрадь, - господин вселился в девчонку и ведет ее к месту завершения ритуала. Конечно, иначе зачем бы ей еще направляться в Визжащую хижину?"
  
  Однако Джиневра Уизли спешила в Визжащую Хижину вовсе не за тем, на что рассчитывала Беллатрикс: влюбленную студентку вела испепеляющая ревность. А кто бы не воспламенился, увидев, как единственный и неповторимый получает таинственную записку, радостно вскрикивает и бросается вон из Большого Зала? И кто бы устоял, прочитав эту записку, оброненную в коридоре, и узнав, что у принца свидание в Визжащей Хижине с таинственной особой, которая лаконично подписалась "Д."? Кто угодно, но только не Джинни!
  Решив отстаивать свою любовь до последнего и, если потребуется, выцарапать сопернице глаза, девочка бросилась вон из школы. Аргус Филч как раз запирал входную дверь Хогвартса на ночь, когда мимо него пролетел рыжий вихрь. Распознав в нем второкурсницу Уизли, завхоз попытался преградить дорогу, но был награжден вполне профессиональным сглазом.
  - Ведьма! - взвыл Филч и, отмахиваясь от полчища летучих мышей, бросился жаловаться директору.
  
  Джинни между тем достигла Дракучей Ивы и, как было велено в Гариной записке, нажала на узловатый нарост на стволе. Дерево, до этого размахивающее ветвями, замерло, на нем не шевелились даже листья, и гриффиндорка храбро полезла в открывшийся перед нею проход.
  Достигнув входа в ту же комнату, что и профессор Люпин до нее, Джинни озадаченно вытаращила глаза: никакой соперницы в ней не наблюдалось, хотя Гарри был в наличии. Принц сидел на полу в окружении подозрительных личностей, резался в карты и выглядел весьма довольным жизнью.
  - Ремус, ты зачем, друг мой серый, всех козырей в начале игры слил? - попенял мужчина в потрепанной мантии ... собаке? Волку?
  Волк, чья голова и передняя половина тела торчали из люка в полу, заскулил, словно извиняясь, и дернулся, но, придавленный крышкой этого самого люка, выбраться не смог.
  - Нечего на профессора сваливать! - заявил Поттер мужчине.
  - Ага, готовься, Сириус! - подхватил толстый мальчик, сидевший напротив Гарри, и сделал страшную физиономию. - Щелбан!
  Сириус с опаской поглядел на то, как его соперник разминает пальцы:
  - А может не надо, Дадли?
  - Как это не надо? Так будет нечестно! Мы же договаривались, когда играть садились: новые мародеры против старых, проигравшие получают по лбу!
  - Дадли, а пусть крестный взамен покажет нам свои татуировки, а? Интересно ведь.
  - Какие татуировки, Гарри? - удивился Блэк.
  - Как это какие? У заключенных всегда бывают татуировки на теле, например, "не забуду мать родную"...
  Сириус подскочил так, словно его пнули под зад.
  - Гарри! Вот про маму не надо, пожалуйста, я ее и так, без татуировки, забыть не могу!
  - Подтверждаю, - раздался хриплый голос позади Джинни, - тетя Вальбурга запамятовать о себе не даст.
  Вздрогнув от неожиданности, девочка машинально шагнула внутрь комнаты. Беллатрикс Лестрейндж ввалилась следом.
  - Всем руки вверх! - скомандовала пожирательница, взмахнув палочкой. - Кто дернется - получит "аваду" в лоб! Джинни, деточка, дай мне свою тетрадочку!
  
  
  Джинни насупилась. Расставаться с любовной лирикой было жалко, но жизнь все же дороже. Девочка дрожащей рукой протянула тетрадь Беллатрикс, и именно этот момент выбрал профессор Снейп, чтобы уведомить присутствующих о своем прибытии. Эффектно влетев в комнату, он нечаянно толкнул Джинни, дневник полетел на пол, но не долетел. Ремус Люпин, пребывавший в томлении, щелкнул зубами, и хоркрукс повис у него на клыках. Комнату пронзил страшный, отчаянный вопль, а из дневника вылетел призрак парня лет шестнадцати, обеими руками схватившегося за мягкую часть тела.
  - Так ты и есть Том Риддл? - с интересом разглядывая его, поинтересовалась Джинни.
  - Господин? - ахнула Беллатрикс, роняя палочку. - Вы в порядке?
  Волдеморт свирепо оглядел всех собравшихся.
  - В порядке? - зашипел он. - Чтоб вас всех, сквибов криворуких, приподняло и шлепнуло за такой порядок!
  - Я не сквиб, я маггл, - возразил Дадли. - А профессор Люпин вообще оборотень.
  Ремус согласно кивнул головой, между делом пытаясь освободить клыки от тетрадки, которая была уже так изжевана, что больше напоминала туалетную бумагу после ее использования по прямому назначению.
  - И кривые или нет, но руки у нас есть, в отличие от тебя, призрака, - обиженно добавил Гарри.
  - Глупый мальчишка, я не призрак, а воспоминание, хранившееся в дневнике пятьдесят лет!
  - Думаешь, если ты мне в дедушки годишься, то можешь обзывать по-всякому, да?
  - Кто говорит о дедушках? Я тут! - жизнерадостно возвестил Альбус Дамблдор, нарисовавшийся все в том же дверном проеме. - О, какая компания! И Том здесь! Знаю, знаю - хотел возродиться, и ничего не вышло, не правда ли? Воины света во главе с нашим Гарри всегда начеку!
  Воину света Ремусу Люпину наконец-то удалось выплюнуть растерзанный дневник, и призрачный силуэт Темного Лорда начал бледнеть.
  - Я еще вернусь! - только и успел пригрозить Том, перед тем, как окончательно раствориться в воздухе. Присутствующие прониклись торжественностью момента и проводили его минутой молчания.
  - Так это был Волдеморт? - Поттер был первым, у кого прорезался голос. - Что ж вы раньше не сказали, я бы хоть спросил, зачем он мне "Молнию" прислал!
  - Ты что, Гарри? - укорил крестника Сириус. - Это не Волдеморт, это я прислал тебе метлу!
  - А мантию-невидимку, в которой я сегодня пробрался в Визжащую хижину, тоже ты подарил?
  - Нет, Гарри, эта мантия принадлежала твоему отцу, он отдал мне ее на хранение незадолго до своей смерти, - пояснил Дамблдор, подходя к мальчику. - Когда ты поступил в школу, я понял, что пришло время вернуть ее его сыну, и, как видите, не ошибся.
  За спиной директора кто-то скептически хмыкнул, но Альбус был в слишком благодушном расположении духа, чтобы обращать внимание на такие мелочи.
  - А ты, Дадли, ведь тебя так зовут, неправда ли? Как ты попал сюда, и где твои родители? - обратился он ко второму мальчику.
  - Я схватился за портал вместо них, мне очень хотелось увидеться с Гарри. - Дадли покосился на длинную бороду великого волшебника и уважительно добавил: - Сэр, а вы не могли бы починить мопед, на котором к нам прилетал Хагрид?
  - Мопед? Ах да, бывший мопед Сириуса! Так он сам его и починит.
  - Мой мопед? На моем мопеде летал Хагрид! Вы бы еще отдали его Сопливусу, - простонал Сириус.
  - А разве Блэка не вернут опять в тюрьму? - поинтересовался Снейп. - Вместе с Беллатрикс.
  Альбус Дамблдор хлопнул себя по лбу.
  - Совершенно забыл, вот что значит преклонный возраст! Сегодня Министерство магии объявило амнистию всем заключенным Азкабана. В связи с десятилетием победы над силами зла, так сказать...
  - Но ведь Беллатрикс пыталась возродить Волдеморта!
  - У нее все равно ничего бы не получилось. Любовь - она ведь побеждает все, господа! - Дамблдор посмотрел ласковым взглядом на покрасневшую Джинни Уизли. - Ну что ж, если мы прояснили все вопросы, пора возвращаться в Хогвартс. Светает, вон и наш профессор ЗОТС уже в человеческом облике!
  Ремус прочистил горло:
  - Простите, директор! Как это - все прояснили? Я так и не понял, почему волчьелычное зелье в моей фляге всегда превращается в молоко.
  - Да-да, и огневиски в моих апартаментах тоже! - подхватил Снейп.
  Альбус искренне удивился.
  - Как это почему? Помните наше совещание, когда я советовался с вами, как поощрить наш маленький педагогический коллектив? Тогда все отмолчались, и лишь Черити Бербидж надоумила меня выдавать всем преподавателям молоко за вредность работы, как это принято у магглов. О, у этой Черити бездна замечательных идей! Беседа с родителями учащихся, проставление оценок за поведение...
  - Но почему вы нам не рассказали про молоко, Альбус?
  - А вы не спрашивали! - хихикнул директор и вылетел из комнаты с неприличной поспешностью. За ним, галдя и переругиваясь, устремились подростки, а также Сириус и Беллатрикс.
  Профессор Люпин с кряхтением вылез из люка и потянулся, разминая сведенную спину.
  - Так что, молоко теперь будет всегда? - ужаснулся он.
  - Боюсь что да, по крайней мере, в ближайшие семь лет точно, - хмуро ответил зельевар и добавил, заметив недоуменный взгляд коллеги: - Пока мистер Поттер не окончит школу.
  
  
  
  
  Глава 12.
  Эпилог.
  
  Наступили Рождественские каникулы. В доме Љ4 по Тисовой улице в маленьком городке Литтл-Уингинг было весело и шумно. Обитатели дома и их многочисленные гости собрались в гостиной, где молодежь наряжала елку. В гараже ждал наступления весны полностью починенный мотоцикл, а Дадли не спускал преданного взгляда с Сириуса Блэка. Сам Поттер разрывался на части между Драко Малфоем, все еще немного дувшимся за то, что Гарри не позвал его с собой в Визжащую Хижину, и Джинни Уизли, сиявшей, как новенький галеон. Барную стойку полностью оккупировал Северус Снейп, оплетя длинными ногами высокий табурет. Профессор зельеварения жмурился от счастья и даже не пытался снять с кого-либо баллы. Выздоровевший Ремус Люпин сидел под елкой в компании Дамблдора и благодушно поглощал предлагаемые ему лимонные дольки. Бывший оборотень до сих пор не мог поверить в свое счастье: сжевав дневник Волдеморта, он перестал в полнолуние превращаться в волка.
  Стрелка часов приблизилась к полуночи, когда дверь в гостиную отворилась, и торжествующая Беллатрикс, сопровождаемая тетей Петуньей, внесла с кухни огромный торт.
  - Сюрприз! - произнесла она, передавая тарелку подоспевшему на помощь дяде Вернону.
  Все было хорошо, нет - все было просто отлично!
  
  
  Конец.
Оценка: 7.31*14  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Малюдка "Конфигурация некромантки. Адептка"(Боевое фэнтези) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Н.Самсонова "Отбор не приговор"(Любовное фэнтези) K.Sveshnikov "Oммо. Начало"(Киберпанк) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) А.Эванс "Фаворит(ка) отбора"(Любовное фэнтези) С.Нарватова "4. Рыцарь в сияющих доспехах"(Научная фантастика) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Священная война"(Боевое фэнтези) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) М.Ртуть "Попала, или Муж под кроватью"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"