Сухов Александр Евгеньевич: другие произведения.

Обновление "Секретная миссия"

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Последние главы и заклюяение. Обновление от 24.05.2011

  Глава 15
  Лишь к рассвету Кевину Фальку удалось преодолеть расстояние в пятнадцать миль и наконец-то покинуть дурнопахнущие подземелья Лиона. Несмотря на то, что британец тщательно выбирал самый удобный маршрут, он был с ног до головы покрыт липкой грязью, точнее отходами человеческой жизнедеятельности самого разного срока свежести. К счастью, плавать по означенной субстанции и погружаться в оную с головой ему не пришлось.
  Помимо грязи и дурного запаха в подземельях его ожидали иные сюрпризы: стаи наглючих крыс, парочка изрядно потрепанных зомби и одно дикое и ужасно приставучее привидение. Крысы и подъятые мертвяки особого беспокойства не доставили. Первые дружно разбежались, едва Фальк активировал "зуделку" - незамысловатый, но незаменимый против кровососущих насекомых и различных грызунов артефакт. Мертвецов он одарил калейдоскопическим светляком. Зачарованные игрой магического света на гранях камня порождения какого-то шутника-некроманта вмиг забыли о своем неутолимом голоде, теперь простоят не менее двух часов, пока в кристалле не исчерпается магический заряд. Сложнее всего оказалось отвязаться от навязчивого привидения, которое так и норовило присосаться к его тонким энергетическим оболочкам и вкусить на халяву жизненной силы. Пришлось развеять умертвие световой гранатой, точнее, тремя - одной оказалось мало, пришлось добивать еще двумя. Короче говоря, все прошло намного спокойнее, чем он рассчитывал.
  Последним препятствием на пути к свободе оказался пудовый навесной замок на массивной решетке. К счастью механизм запорного устройства был тщательно смазан, поэтому легко поддался обычной отмычке. Петли решетки также содержались в должном состоянии, поэтому распахнулась легко и беззвучно.
  Солнце толком еще не показалось над горизонтом, однако рассветные сумерки позволяли вполне свободно ориентироваться. Как и планировалось, он оказался неподалеку от крепостной стены на берегу Родануса. Чтобы не привлечь ненароком внимание какого-нибудь бдительного стража, Кевин укрылся за росшим у берега кустом ивы. Сбросил с себя грязную одежду, не забыв переложить все полезное из карманов в заплечный мешок, и пустил шмотки по течению. После чего с мешком на плечах вошел в воду по грудь, оттолкнулся и поплыл к темнеющему на другой стороне реки густому лесу. За содержимое мешка он не опасался - тот был пошит из непроницаемого для воды материала. Что же касается его бесценного трофея - изъятых из сейфа колдуна бумаг, дипломатические кофры изготавливаются водонепроницаемыми, огнеупорными и чрезвычайно прочными.
  В этом месте ширина реки не превышала четверти мили. Британец без особых усилий преодолел это расстояние минут за двадцать. Чтобы не мелькать на глазах к городской стражи, совершавшей регулярные обходы крепостной стены, он углубился в чащу леса и вскоре оказался на берегу небольшого ручейка, скрытого от посторонних взоров раскидистыми деревьями и густым орешником. Первым делом достал мыло и парочку приобретенных у лионских алхимиков зелий гигиенического назначения.
  Хорошенько отмылся от грязи, затем с помощью алхимических средств избавился от неприятного запаха, который, как ему казалось, буквально пропитал насквозь все его тело. После водных процедур извлек из непромокаемого мешка чистую одежду, бутылку бренди и курительные принадлежности.
  Облачившись в простенькое платье небогатого горожанина, присел у подножия кряжистого дуба и сделал приличный глоток из горлышка. Огненная жидкость обожгла ротовую полость и благодатной теплой волной устремилась вниз по пищеводу. Закурил, и вот тут его проняло, да так, что мало не показалось. Вьюна трясло и колотило как от приступа тропической лихорадки. Разумеется, он не был болен. Просто, наступила реакция на продолжительный нервный стресс. Он поставил на кон самое ценное, что у него есть - свою жизнь, в результате сорвал, как он надеялся, неплохой приз.
  С призом, у него еще будет время разобраться, а пока следует немного посидеть и по возможности расслабиться. И в этом ему здорово помогли предусмотрительно прихваченная бутылка бренди и сигара.
  Отпускать начало лишь после третьего глотка обжигающего напитка и с полдюжины затяжек табачным дымом. Окончательно он пришел в себя, когда в бутылке оставалось чуть больше половины, а сигара истлела до золотистого ободка.
  Тут и солнышко поднялось над кронами деревьев. На душе стало легко и радостно. От осознания того, что все закончилось удачно, ему захотелось подобно какому-нибудь хайлендеру скотту или пикту рвануть зажигательную джигу. Эх, жаль, нет под рукой волынщика с инструментом.
  Поскольку напиваться с самого раннего утра не входило в планы нашего героя, он отставил бутылку в сторонку. Несмотря на принятую дозу алкоголя, британец чувствовал себя в форме. Теперь необходимо хотя бы бегло просмотреть содержимое трофейного кофра. Вставать было лень, Кевин носком ноги подцепил лямку валявшегося поодаль мешка и подтянул на дистанцию вытянутой руки.
  Беглый просмотр хранящихся в кофре документов занял примерно час. Времени понадобилось бы намного больше, если бы не феноменальная способность Фалька практически мгновенно анализировать и запоминать содержимое любого текстового документа, даже написанного на незнакомом языке.
  Большая часть бумаг представляла собой отчеты о каких-то непонятных экспериментах, а также рассуждения философского свойства. Отто Хлодвиг мастерски владел благородной латынью и предпочитал излагать свои мысли на языке Сенеки и Цицерона. Такие листочки Кевин складывал в отдельную стопку, пусть ими занимаются аналитики и маги Тайной Службы. Самого же Фалька более всего интересовали документы, относящиеся к шпионской деятельности влиятельного функционера ордена аспернориев, скрывавшегося под скромной личиной секретаря посольства Лангобардии. Таковых оказалось предостаточно: отчеты тайных агентов, орудующих не только в Лионе, но в других городах Гельвеции и за ее пределами, обширная переписка Хлодвига, имена, адреса, пароли и куча иной полезной информации.
  Однако чем меньше оставалось непрочитанных документов, тем сильнее мрачнело лицо британца. Несмотря на то, что ни в одном из них не упоминалось напрямую имя "крота", у Фалька появились веские основания подозревать лишь одного человека, и от этого знания волосы на его коротко остриженной голове поднимались дыбом. Час назад он скорее поверил бы в непорочность жриц богини Астарты, чем в предательство этого человека, однако факты - пусть и косвенные - однозначно указывали именно на него.
  Чтобы хоть как-то справиться с душевным волнением, Кевин отхлебнул из бутылки, после чего с силой отправил сосуд вместе с остатками бренди в продолжительный полет.
  Ему вдруг нестерпимо захотелось каким-нибудь чудесным образом мгновенно перенестись в родной Лондиний, посмотреть этому человеку в глаза и задать парочку нелицеприятных вопросов. К сожалению, это невозможно. Это только для некоторых магов, способных подчинять собственной воле высших демонических созданий, не существует расстояний, простым же смертным приходится путешествовать по старинке: на лошадях, кораблях, крылатых драконах или на своих двоих.
  Даже если бы у Фалька была возможность тут же оказаться в Туманном Альбионе он не смог бы ею воспользоваться. Причина тому - слово, данное Адреасу Малетти, а также прямое указание архиканцлера, касательно проведения карательной операции против непосредственных виновников гибели британских агентов. Теперь у него на руках не только адреса всех функционеров Ложи, но координаты их штаб-квартиры. Покойный шеф агентурной сети ордена аспернориев в Лионе был человеком, вне всякого сомнения, талантливым и деятельным. Каким-то образом ему удалось взять под контроль главарей Ложи. По его приказу вся эта банда сейчас в Лионе. Поэтому было бы непростительной оплошностью не воспользоваться данным обстоятельством.
  Что же касается окопавшегося в Лондинии вражеского агента, никуда он от него не денется - не для того этот выродок затеял столь тонкую и далеко идущую интригу, чтобы при малейшей опасности сорваться с места и укрыться под крылышком своих тайных покровителей.
  Приняв окончательное решение, Кевин Фальк отделил от общей стопки часть бумаг, остальное сложил обратно в кофр. Ящик и трофейное золото прикопал под корнями приметного деревца и завалил хворостом. Взвалил изрядно полегчавший мешок на плечи и бодро потопал в направлении шумного в столь ранний утренний час торгового тракта.
  На этот раз люди Малетти не стали завязывать британцу глаза. Двое знакомых громил, оказавших ему неоценимую помощь в операции по похищению Сильмара Касидоса, встретили его как закадычного приятеля: дружески похлопали по плечам и, взяв под локотки, заботливо препроводили в экипаж.
  Проделав знакомый путь по кривым узким коридорам и многочисленным ступеням воровского притона, Кевин вновь оказался в той самой комнате, где до этого дважды встречался с официальным руководителем лионской Гильдии Воров. Сам Малетти уже поджидал дорогого гостя, сидя в кресле перед богато накрытым столом.
  Еда оказалась весьма кстати, поскольку полпинты бренди и пара сигар натощак - сомнительная замена полноценному завтраку. Хозяин не стал торопить гостя и терпеливо дожидался, пока тот утолял волчий аппетит. Лишь после того, как тот основательно насытился, исподволь приступил к разговору:
  - Завидую белой завистью твоему аппетиту. Когда-то и я мог слопать на ночь глядя половину поросенка и запить квартой крепчайшего рома или бренди не опасаясь за печень и селезенку. Старость - не радость, дорогой Филодор, или как тебя на самом деле.
  - На языке Платона и Сократа мое имя означает любимец богов. Так чем же оно тебе не нравится, мастер?
  - Почему же сразу "не нравится"? Ничуть не хуже любого другого...
  - В таком случае, позволь мне навсегда остаться в твоей памяти Филодором.
  - А ты демагог, дорогой друг, - покачал головой Малетти. - Надеюсь, тебе известно, что означает "демагог" на языке Платона и Сократа. - И, не дожидаясь ответа, взял быка за рога: - А теперь, Филодор, давай перейдем от наших незамысловатых пикировок к делу. По твоему довольному виду несложно предположить, что тебе удалось что-то узнать, касательно интересующего нас обоих дела. Не так ли?
  - Разумеется, мастер, иначе я бы здесь не появился.
  С этими словами Кевин вытащил из внутреннего кармана куртки довольно толстую стопку сложенных вдвое листов бумаги и протянул Адреасу Малетти. Пока глава лионской Гильдии знакомился с документами, британец смаковал отличный бренди и наслаждался дымом сигары.
  Мастер-вор читал медленно и вдумчиво, при этом забавно шевелил губами. По всей видимости, он не был особенно в ладах с грамотой и полезный опыт предпочитал черпать из жизни, а не из мудреных книг. Ознакомившись с документами, он по достоинству оценил проделанную молодым человеком работу:
  - Браво, мой дорогой Филодор! Брависсимо!
  - Я рад, что ты доволен. Со своей же стороны хочу напомнить твое обещание...
  - Не стоит напоминать, у старины Малетти мозги еще не совсем усохли. К тому же, благодаря двум болтливым балбесам, помогавшим тебе в одном известном дельце, твой авторитет среди моих парней непререкаем. Короче, бери, так сказать, бразды в свои руки и делай с Ложей все, что твоей душе угодно.
  Кевин не стал долго рассусоливать и тут же со свойственной ему энергией заговорил:
  - Этой ночью твои люди должны оцепить штаб-квартиру и контролировать все входы и выходы. Первым внутрь вхожу я, остальные - только по моей команде. Твоя задача - послать достаточное количество групп, для ликвидации всех прочих находящихся в городе членов Ложи. В плен не брать, прямых столкновений избегать, убивать только наверняка, желательно в спину.
  - Добро, - кивнул Малетти. - Две дюжины бойцов будут в твоем распоряжении к восьми вечера. Остальные группами по трое пойдут шерстить по адресам проживания. После того, как с Ложей будет покончено, мои люди вплотную займутся адептами Ксарога - уж очень они обнаглели в последнее время.
  - С этими пусть также будут предельно осторожны. Не так давно я собственными глазами имел удовольствие наблюдать, как один вшивый оборванец легко расправился с друидом.
  - Захирела жреческая каста, - понимающе покачал головой хозяин. - Теперь духовный сан чаще передается не по заслугам, а по наследству, потому как Церковь превратилась в гигантский финансовый проект с многомиллионным оборотом денежных средств. Это во времена Непознанного друидов распинали на крестах, сжигали живьем, топили в реках, заставляли сражаться на аренах цирков на потеху плебса. Теперь служение верховному божеству - занятие безопасное и весьма прибыльное.
  - Бог с ними, - махнул рукой британец, - как-нибудь сами разберутся. А у меня к тебе есть еще две просьбы личного плана.
  - Весь внимание.
  - Видишь ли, мастер, живет в Лионе одна девушка, зовут Лора Фабиан, без ее помощи мне ни за что не удалось бы добыть эти бумаги. Так вот, в данный момент она потеряла работу и, вполне вероятно, находится в состоянии глубокой депрессии. Мне хотелось бы, чтобы твои люди присмотрели за ней, помогли ненавязчиво и вообще...
  - Не беспокойся, присмотрим за твоей кралей. Говори адрес.
  Кевин назвал адрес дома, в котором проживала девушка со своей матерью, затем перешел ко второму вопросу:
  - И еще, Адреас, сразу после операции мне необходимо как можно быстрее оказаться в Лондинии. Может быть, ты сможешь мне в этом помочь?
  - Лондиний, Лондиний, - задумчиво забормотал себе под нос мастер-вор. - Так... через Северную Галлию или через германские земли сейчас пробраться нереально - каша у них там заварилась очень крутая. Слава Непознанному, до нас пока не докатилось. До испанского Гадеса посуху, а дальше на корабле - все одно, что от Генуи. Других вариантов не предви... впрочем, погоди, дай-ка пораскинуть мозгами... Если до Генуи на Корсику, а оттуда драконом через всю Европу, пожалуй быстрее всего получится. - И обратившись к гостю, спросил: - Филодор, тебе на драконах когда-нибудь летать доводилось?
  - Вообще-то, нет, но я готов рискнуть здоровьем.
  - Не о чем беспокоиться, поначалу страшновато, потом быстро привыкаешь. Так что паря, дорога тебе в славный город Генуя, оттуда верные люди доставят тебя на Корсику, там есть один весьма предприимчивый погонщик драконов. За умеренную плату он доставит тебя в любую точку земного шара, хотя бы даже на далекий Альгор - южный ледяной континент.
  - На Альгор мне без надобности, - улыбнулся Кевин.
  - Не сомневайся, подбросит, куда пожелаешь. И вот еще что, Филодор, твой гонорар...
  - Предпочитаю камушками, сам понимаешь, тащиться с пудом золота в мешке - дело весьма опасное.
  - Договорились. Бриллианты и рекомендательные письма к погонщику и контрабандистам получишь вечером перед операцией. - И, пожимая гостю руку на прощание, добавил: - В восемь вечера мои ребята будут тебя ждать в трактире "Голубь и свинья" это в двух шагах от интересующего нас здания. Старший группы Терентий Корпиус. Ты его не знаешь, он сам подойдет к тебе. Люди надежные, не раз проверенные в деле, так что можешь полностью на них положиться. А теперь прощай, Филодор, надеюсь, когда-нибудь свидимся.
  - Бывай, Адреас, печень береги и селезенку.
  Засим они расстались. Знакомая парочка вывела его из дома и предложила доставить, в любую точку города. Кевин поблагодарил, но отказался. Решил пешочком прогуляться, а заодно посмотреть, каким образом повлияло на общую обстановку в городе его ночное приключение.
  Внешне ничего не поменялось, лишь городская стража стала заметно нервознее. Наверняка получили нагоняй от начальства, теперь роют землю - чуть ли не в хозяйственные корзины добропорядочных гражданок носы норовят засунуть.
  Около жилища покойного Отто Хлодвига суетилось с дюжину полицейских чинов. К разбору завала пока не приступили. То-то удивятся ребята, когда докопаются до бренных останков располовиненного германца. Хотя быстро не докопаются, а завтра, если будет угодно Непознанному, он окажется на приличном удалении от столицы Великой Гельвеции.
  Ровно в восемь вечера он вошел в настежь распахнутые двери "Свиньи и голубя". Вполне приемлемое название для третьесортной забегаловки, к тому же, с глубоким философским подтекстом.
  Несмотря на сквозную вентиляцию (окна также как и двери были открыты настежь) в трактире воняло невыносимо. Специфическая смесь запахов табачного и винного перегара, прокисшего пива, человеческой мочи и еще чего-то тошнотворного, будто дубиной шарахнула по носу. Британец брезгливо поморщился, ибо вновь представил себя шагающим по извилистым тоннелям лионской канализации.
  Тут его отвлекли от "приятных" воспоминаний. Чернявый мужчина на вид лет около сорока дернул его за рукав.
  - Господин Филодор, меня зовут Терентий Корпиус. Я и мои парни ждем ваших распоряжений.
  - Рад познакомиться, Терентий. Докладывай, как там наши подопечные?
  - Официально здание принадлежит некоему барону Колиту. Он его приобрел два месяца назад. Сам хозяин за время наблюдения никуда не выходил, но в течение дня его дом посетило тридцать шесть человек. В основном молодые люди от двадцати пяти до тридцати. Надолго не задерживались, максимум на полчаса. К вечеру к подъезду начала съезжаться более солидная публика: расфранченные тузы с охраной. Сейчас там человек сорок, не меньше, а с прислугой - все пятьдесят. Кажется, у них тут сходка намечается.
  - Я еще просил раздобыть план дома.
  - Не извольте сомневаться, - сверкнул золотыми фиксами вор. - Прошу проследовать в отдельный кабинет, там с ним и ознакомитесь. К тому же, у меня для вас посылочка от мастера Малетти.
  Через полчаса внешняя охрана штаб-квартиры Ложи была полностью уничтожена, и неприметный особнячок на улице Трех Дубов был основательно блокирован ворами. Убедившись в том, что мимо сидящих в засаде парней мышь не проскочит, Кевин в компании шести самых отчаянных головорезов направился к черному входу.
  - Терентий, я вхожу первым, через две минуты входите вы.
  Вооружившись длинным кинжалом, британец распахнул дверь. После чего ввел себя в состояние боевого транса и буквально растворился в воздухе на глазах изумленных воров.
  ***
  Люди Малетти терпеливо выждали две минуты, после чего, соблюдая все меры предосторожности, вошли в дом. Пройдя около пяти ярдов по темному узкому коридору, они оказались в продуктовой кладовке. Здесь их поджидал сюрприз в виде обезглавленного трупа молодого мужчины. Хранящиеся в корзинах овощи, корнеплоды и фрукты были основательно забрызганы кровью. Дальше - больше: в соседнем помещении они обнаружили двух парней. У одного была отсечена голова. Из глазницы другого торчала рукоять его собственного кинжала. В следующей комнате они увидели бьющуюся в истерике молодую девицу и четыре изуродованных до неузнаваемости мужских тела, как будто тут основательно поработал маньяк-трудоголик.
  И так было повсюду: кровь, расчлененные трупы, прислуга в обморочном или близком к обморочному состоянию. Неизвестно, что сказал им Филодор, но никто даже взвизгнуть не посмел. Видавшие виды воры были шокированы жестокостью "друга Гильдии" - так охарактеризовал его мастер Малетти. Троих вырвало, остальные хоть и крепились, но вид имели очень и очень бледный. В гостиной обнаружился богатый бар, и Терентий Корпиус, вопреки правилам, разрешил своим парням сделать по глотку рома и тут же сам присосался к горлышку бутылки.
  Но самое неприглядное зрелище их ожидало в библиотеке. Два десятка трупов и все вокруг аж до потолка залито кровью. Все случилось настолько быстро, что участвующие в сходке члены Ложи даже не попытались оказать сопротивления. Лишь у троих руки покоились на эфесах шпаг, но извлечь оружие из ножен они не успели.
  - Демон... воистину демон этот Филодор! - в ужасе воскликнул один из воров.
  - Тише ты, Бубен! - зашикал на него другой. - Благодари Непознанного, что этот демон сейчас на нашей стороне.
  - Все, парни, закрыли пасти! - скомандовал Терентий. - Действуем согласно намеченному плану: смотрим, чтобы в доме не осталось никого живых из Ложи, уводим прислугу, и линяем. Деньги и ценности оставляем на месте.
  - Может быть, подпалим все это безобразие? - предложил Бубен. Парню от вида трупов и царящего вокруг смрада приходилось хуже прочих его товарищей.
  - Я тебе подвалю! - осек его Терентий. - Главный приказал оставить все как есть, чтобы всем прочим козлам была наука, а полицейским - работенка. Кстати, а где этот самый Филодор?
  Но того и след простыл. В доме его не оказалось, а стоявшие в оцеплении воры клялись всеми богами, что из здания никто не выходил. Чудеса! Воистину демон во плоти.
  ***
  Полицейскому инспектору Августу Пельцру снился чудесный сон. Он на Ривьере свесил ноги с борта арендованной яхты с удочкой в руках. Беспокойный Лион со всем его криминалом и высоким начальством далеко-далеко, вокруг лишь море, небо и темная полоска берега вдали. Красота! Именно так он каждый год проводит полтора чудесных месяца. Покидает шумный Лион, селится в первом попавшемся прибрежном отеле, арендует у какого-нибудь рыбака фелуку, нарекает ее яхтой и с утра до позднего вечера с удочкой в руках наслаждается свежим морским воздухом и покоем.
  Поплавок резко ушел под воду, инспектор, как это и положено, выждал пару ударов сердца, чтобы рыба хорошенько заглотила наживку, и уже собрался подсекать, как из радужного абсолютного счастья его выдернул хрипловатый простуженный голос мадам Пельцр:
  - Август, тебя желают видеть твои прихвостни. Прикатили ни свет, ни заря, весь дом перебудили, а ты дрыхнешь, как младенец.
  - Устал за эти дни, голубушка. То одно, то другое. Покамест я одеваюсь, ты усади ребят в гостиной, да чайком угости или кофием и бутерброды организуй.
  На что супруга инспектора - дородная дама в годах, но как говорится, еще в соку недовольно фыркнула:
  - Вот так всегда, жену любим меньше, чем своих пристебаев...
  - Эллочка! - прервал стенания супруги Август. - Умоляю, не заводись! Ребята всю ночь на выездах, голодные как волки. Вспомни, каким я был в свои двадцать пять - тридцать...
  - Зато тогда от тебя тощего и вечно некормленого больше толку было, - тут же парировала мадам Пельцр.
  Женщина явно хотела продолжить развитие актуальной темы, но супруг в резкой форме оборвал ее стенания:
  - Элла, делай, что велят иначе строгое начальство понизит твоего мужа в должности, и не видать нам с тобой прежних доходов.
  Аргумент был абсолютно лишен логики (отчего это высокое начальство вдруг должно наказать инспектора Пельцра за то, что его жена не накормила бутербродами его товарищей по работе?), но на простоватую супругу подействовал безотказно. Элла Пельцр забавно всплеснула руками и умчалась на кухню исполнять волю мужа.
  Инспектор появился в гостиной минут через пятнадцать, свежий, причесанный в форменном кителе.
  - Ну что там у нас на этот раз?
  - Шорок три трупа, ваше превошхожительштво, - доложил старший группы, и, с трудом проглотив полупережеванный кусок домашнего пирога, продолжил: - Сегодня вечером на улице Трех Дубов совершено дерзкое нападение на дом некоего барона Колита. Сорок три трупа, кровищи море!
  - Ограбление?
  - Никак нет, господин инспектор, в доме была крупная сумма денег и куча ценного барахла. Необъяснимая с точки зрения здравого смысла бойня, скажу вам. Такое впечатление, что там поработал сорвавшийся с катушек мясник, сбрендивший хирург или тактический голем. Короче, хрень непонятная.
  Инспектор хотел подойти к столу, чтобы плеснуть себе кофе в чашку, как вдруг ощутил необычайную слабость во всем своем тучном теле, сердце часто-часто заколотилось, ноги подкосились. Если бы не заботливые руки внимательных подчиненных Август Пельцр непременно растянулся на полу. Но его вовремя подхватили и усадили на мягкий диван.
  С помощью нашатырного спирта и глотка бренди инспектора довольно быстро вернули к жизни. Однако это его не очень обрадовало. Может быть, впервые за всю свою безупречную полицейскую карьеру, ему захотелось забиться в какой-нибудь темный угол и не выходить оттуда, пока все неприятности не рассосутся сами по себе.
  Глава 16
  Три сотни миль от Лиона до Генуи Кевин преодолел за двое суток. Лишь несколько раз останавливался в придорожных тавернах на краткий отдых. К концу пути верный Буцефал и всадник были не в самой лучшей форме. Дело не терпело отлагательства. Фальк должен попасть в Лондиний в самые кратчайшие сроки, и он приложит для этого максимум усилий, чего бы это ни стоило.
  Наконец на горизонте показалось Лигурийское море, а вскоре и сам портовый город, прижатый к морю Альпийскими горами. Долгое время Генуя была камнем преткновения между гордым Римом и Гельвецией, до тех пор, пока шесть веков назад легионы гельветов не прошлись по северу Апенинского полуострова огнем и мечом и не похоронили окончательно имперские амбиции своего давнего конкурента.
  Несмотря на столь долгое владычество кельтов, Генуя сохранила непередаваемый лоск, свойственный большим городам канувшей в Лету Великой Римской империи. Местные жители предпочитали демонстративно разгуливать в тогах и общались между собой на, так называемой, народной латыни. Справедливости ради стоит отметить, что последнее обстоятельство объясняется не закоренелым консерватизмом генуэзцев, а жизненной необходимостью, ибо обилие заморских гостей обязывает всякого здешнего жителя к безупречному владению официальным языком международного общения.
  Дорога змеилась по склону Альп. Отсюда портовый город был как на ладони. При виде стоящих на рейде и примкнувших бортами к каменным пирсам самых разнообразных судов Кевину вспомнилась родная Британия. Там, конечно все не так ярко и броско, намного чаще льют дожди, а зимой иногда даже выпадает снег, но Фальк никогда не променял бы промозглый туман Отчизны на местное изобилие тепла и красок.
  Стоит отметить, что Кевин мог годами торчать вдали от любимой родины, например в знойной Испании, Северной Галлии или той же Гельвеции и не испытывать особого дискомфорта. Однако всякий раз перед возвращением домой на него накатывала ностальгическая хандра. Вот и теперь, чем ближе он был к своей цели, тем тяжелее становилось у него на сердце. К тому же документы изъятые из сейфа покойного германца переворачивали с ног на голову все его представления о чести и достоинстве, а также о патриотизме. Впрочем, сейчас лучше об этом не думать, с предателем он разберется на месте и без посторонней помощи, поскольку вряд ли ему сразу поверят, что "кротом" является именно этот человек, а убеждать кого-либо у него нет ни времени, ни желания.
  Найти дом по указанному Малетти адресу в широко раскинувшемся вдоль Генуэзского залива городе оказалось задачей непростой. Общительные генуэзцы были рады прийти на помощь чужестранцу, но давали на сей счет самые противоречивые рекомендации. Наконец, Кевин догадался обратиться к первому встречному извозчику, который за пару медных грошей обстоятельно объяснил "бестолковому алиенусу (иноземцу)" кратчайший путь к интересующей его улице.
  Поначалу Павиоло Марцелла, низкорослый обладатель курчавой иссиня-черной шевелюры всклокоченной бородищи и классического римского носа, встретил незнакомца не очень приветливо. Он сидел во дворе своего дома и был занят важным делом - ремонтом порванных сетей и "на пустопорожние разговоры со всякими пришлыми чужаками" у него не было времени. Однако после того, как Кевин вручил ему рекомендательное письмо, выданное главой лионской Гильдии Воров, мгновенно поменял линию поведения.
  - Проходи, гость дорогой, друзья Адреаса Малетти - мои друзья! - засуетился контрабандист. - О лошадке не беспокойся. Мои сорванцы накормят, напоят, вычистят, как следует.
  - Спасибо, достопочтенный Павиоло, - передавая поводья в руки одного из сыновей Марцеллы. - Я к тебе по делу.
  - О делах, уважаемый Филодор, поговорим за столом.
  Появление уважаемого гостя вызвало заметное оживление в доме Марцеллы. Туда-сюда забегали какие-то разновозрастные дамы и отроки. Кевину предоставили возможность умыться, а пока накрывали на стол, гостеприимный хозяин предложил в качестве аперитива выпить по бокалу "сицилийской лозы", превосходного крепленого вина.
  Внешне непрезентабельное жилище "простого рыбака" внутри было обставлено весьма и весьма не бедно. А качеству яств могли позавидовать лучшие рестораны Лиона и Лондиния.
  К обсуждению цели визита Кевина приступили после того как гость и хозяин основательно подкрепились и на двоих выпили целую малую амфору сицилийского. Хозяин на дух не переваривал крепких напитков, но на десерт вместе с фруктами, пирожными и кофе на столе все-таки появилась бутылочка бренди (для господина Филодора).
  - Итак, досточтимый Павиоло, - наконец взял быка за рога Кевин, - мне необходимо срочно попасть на Корсику. Мой друг Адреас Малетти настоятельно рекомендовал именно тебя как человека отзывчивого, всегда готового прийти на помощь ближнему.
  - Вот это абсолютно верно, дорогой гость, но... - генуэзец выдержал непродолжительную паузу, - времена нынче суровые: таможня лютует, пограничная стража досматривает едва ли не каждую шхуну, наву и фелуку. Даже рыбацкие шаланды шерстят почем зря...
  Хитроумный Павиоло хотел основательно развить волнующую его тему, но гость ценил свое время и не позволил тратить его на пустопорожнюю болтовню. К тому же сообразительный Кевин уже давно понял, куда тот клонит.
  - Я понимаю, времена тяжелые, поэтому готов выложить любую потребную сумму, разумеется, в разумных пределах.
  - М-да... - задумчиво пробормотал контрабандист, - в последнее время отношения между Гельвецией и княжеством Корсика испортились окончательно, островитяне со страхом ждут широкомасштабной интервенции, и если нас поймают, непременно обвинят в шпионаже и вздернут на рее.
  - Но, мастер Малетти рекомендовал тебя как умного предприимчивого человека, и я не сомневаюсь, что у тебя нет туда никакой лазейки. Назови потребную сумму, и давай обойдемся без ненужных сентенций.
  Резкий тон гостя слегка озадачил Павиоло, он обиженно скривился, давая понять, что вот так просто подобные дела не делаются. Проситель должен проникнуться всей сложностью предстоящей операции, так ему будет проще расстаться со своими денежками.
  - Ладно, - махнул рукой он (ну что делать, коль судьба свела с неотесанным кельтом?), - выкладываешь тридцать золотых монет, и через пару суток ты будешь на месте.
  Вне всякого сомнения контрабандист рассчитывал, что гость тут же начнет долгий увлекательный торг, но Кевин не доставил ему этого удовольствия. Не моргнув глазом, он извлек из кармана тугой кошель и отсчитал три десятка золотых кругляшей с выразительным профилем покойного Ледара Третьего на аверсе.
  - Отлично! - при виде столь внушительной кучи золота хитроватая физиономия Марцеллы мгновенно повеселела. - В таком случае выходим сегодня после захода солнца. Вот только... - замялся генуэзец.
  - Что не так, уважаемый Павиоло?
  - Конька твоего я не смогу взять на борт.
  - Не проблема, - улыбнулся британец. - Буцефала можешь оставить себе.
  - Но такой конь стоит огромных денег, значительно больше, нежели...
  - Пусть это тебя не смущает, мой друг.
  После столь щедрого подарка отношение Павиоло Марцеллы к гостю поменялось самым кардинальным образом. Он был готов в доску расшибиться, лишь бы угодить "славному молодому человеку". Генуэзец тут же предложил головокружительную культурную программу, включавшую посещение знаменитых генуэзских терм и самого дорогого лупанария, разумеется, за счет принимающей стороны.
  Однако у Кевина не было желания вкусить прелестей продажной любви и в термы тащиться не хотелось. Он испросил разрешение у хозяина прогуляться по городу, для ознакомления с красотами славной Генуи. Со стороны Марцеллы возражений не поступило.
  Фальку и раньше доводилось здесь бывать. Генуя кардинальным образом отличается от любого портового города Туманного Альбиона суматохой и вопиющей безалаберностью жителей. Здесь белье сушится на протянутых между домами веревках. Навязчивые уличные торговцы заполонили тротуары и буквально не дают проходу людям, предлагая "самый лучший в Генуе" товар. Звонкоголосые кумушки без стеснения обсуждают последние новости местного значения. Малолетние сорванцы снуют туда-сюда по городу в поисках сиюминутного заработка или подвыпившего матроса, чтобы помочь бедолаге добраться до его корабля или избавить от завалявшихся в его карманах медяков, а то и вовсе от одежды. Жрицы свободной любви не сидят спокойно в своих храмах, в ожидании очередного посетителя, а действуют в полном соответствии с бедуинской поговоркой про Магомета и гору. Короче говоря, жизнь здесь кипит, бурлит и бьет ключом. Искатели приключений со всей Европы специально приезжают в этот город, чтобы с головой погрузиться в это забавное коловращение жизни вкусить ранее неведомых ощущений. Каждый год в конце декабря здесь проходит волнующее действо, именуемое Сатурналии. Генуя - единственный город в мире, где до сих пор чтят подобным образом верховное божество олимпийского пантеона. Вот тогда здесь становится по-настоящему весело. Во время праздничной недели население портового города утраивается, а иногда учетверяется.
  Кевин уже несколько часов бродил по городу. Полюбовался роскошным видом залива. Осмотрел мощные береговые укрепления. Заглянул в кофейню старого араба Али ибн Дауда. Выпил чашку превосходного кофе, поболтал с общительным хозяином. Посетил центральный рынок. В ювелирной лавке приобрел для Наталь симпатичное колечко с бриллиантом, а к нему колье, серьги и браслет - неплохой набор, любимая останется довольна.
  Как уже отмечалось, улицы Генуи не страдали малолюдством. Поэтому было бы чудом разглядеть в толпе знакомое лицо, даже если бы оно там вдруг появилось. Однако, увидев таковое, Вьюн поначалу не поверил собственным глазам, даже потряс головой, чтобы убедиться в том, что это не какой-нибудь морок. Нет, не пропало, простоватая физиономия мага-стихийника со "Святой Эграфии" продолжала маячить в поле зрения британца. В следующий момент Фальк заметил рядом с ним парочку знакомых матросов. Троица нигде не задерживалась, на призывы уличных девок не реагировала. Парни, определенно, куда-то торопились и, уж точно, не на свой корабль.
  Мгновение и в голове хитроумного бритта сложилась вполне очевидная логическая цепочка: если стихийник в Генуе, судно непременно где-то в порту на погрузке или разгрузке, а это означает, что один его старый знакомый также где-то неподалеку. Перед внутренним взором Фалька как наяву возникла ненавистная рожа Айрона Цурикса, и рука помимо его воли потянулась к висящему на поясе кинжалу.
  Кевин тут же сообразил, что от подобного подарка Фортуны отказываться не следует, и решил проследить за интересующей его троицей. Специалисты Вертера Скорта славно потрудились над его обликом, и он не опасался, что его узнают. Четкого плана действий в голове пока не возникло, ничего, по дороге он что-нибудь придумает, а пока следовало проследить, куда именно направляются моряки.
   Далеко идти не пришлось, вскоре один из сопровождавших мага матросов указал рукой на гостеприимно распахнутые двери под огромной вывеской, изображавшей весело резвящихся в пивной кружке с пенным напитком дельфина и грудастой зеленокожей красавицы с рыбьим хвостом. Надпись на латыни гласила: "Delphinus et Syreni".
  - Это, господин маг, лучшее в Генуе заведение "Дельфин и Русалка". Парни, нас поджидаючи, наверняка уже слюной захлебываются.
  - Шутник ты, паря, - прогудел низким басом второй матрос. - Прям так и заждались. Поди, уже по третьей пропустили, нас-то поджидаючи.
  - Зато по штрафной накатят, - почесал нос стихийник.
  - На халяву оно можно и не одну, - мудро заметил первый матрос.
  - От Цурикса не убудет, - сказал второй. - Чай женится на дочке самого владельца компании. Так пусть хоть напоследок проставится по полной. Лично я тверезым уходить отсюда не намерен.
  - Одобрямс! - поддержал товарищей судовой чародей. - Потому как, парни, у нас двойная радость: человек жениться собирается, а мы от великого говнюка избавляемся.
  - Истину глаголете, господин маг, - заискивающе хихикнул первый. - Цурикс как человек - полное говно и штурман из него никакой. Секстаном даже я лучше его пользуюсь...
  - Зато на другом поприще отличился, - ехидно ухмыльнулся второй матрос. - Нашел стервец тропку к сердечку Мадалены.
  - Дык особо охочих не наблюдалось, - заметил первый и пояснил: - Около года тому как, посетила вместе с папенькой "Святую Эграфию". Так вот, что, парни, я б ни за какие богатства на свете не полез на нее.
  - Что, так страшна? - поинтересовался стихийник.
  - Не то слово, ваша магическая милость: ни рожи, ни кожи, ножки тонкие, буфера напрочь отсутствуют, задницы нет, а шнобель, как у лемурийского белоголового орлана.
  Мужчины дружно рассмеялись и покачивающейся походкой морских волков взяли курс в направлении таверны, где их ожидала дармовая выпивка от Айрона Цурикса.
  Подслушанный разговор весьма воодушевил Фалька. Он не мог поверить, в собственное счастье. Если бы кто-нибудь ему рассказал, что его встреча со старпомом "Святой Эграфии" произойдет столь неожиданно и вместе с тем банально, он ни за что не поверил бы. Он и сам не поверит, пока собственными глазами не увидит ненавистную физиономию человека, сдавшего его со всеми потрохами в лапы Кровавого Чарви.
  Прежде чем войти в питейное заведение, Кевин, отдышался и сосредоточился, чтобы ненароком не выдать своей безграничной радости при встрече со старпомом. Заодно прикинул, как именно отомстит. К сожалению, у него не было времени устроить негодяю хорошую пытку, чтобы верещал от страха и боли и молил о смерти. Вьюн по натуре не был изувером, но в данном случае с удовольствием воспользовался бы парочкой специальных приемов из своего богатого арсенала.
  В таверне было сумрачно и прохладно - хозяин не поскупился и оборудовал помещение магическими кондиционерами воздуха. Дорого, конечно, но крайне разумно. Вряд ли у нормального человека, обладающего свободным временем и достаточными средствами, возникнет желание слоняться по городу под отвесными лучами палящего солнца. Куда лучше, сидя за столиком в приятной компании, потягивать легкое вино, вести неспешные разговоры или просто молча думать о чем-нибудь сокровенном.
  Кевин занял свободный столик в глубине зала, велел официанту принести чашку кофе и двойной бренди и стал исподволь наблюдать за происходящим.
  Экипаж "Святой Эграфии", сдвинув столы, отрывался по полной. Разумеется, не вся команда - лишь свободные от вахты матросы и офицеры. Так или иначе, из семи десятков членов команды гуляло человек сорок. Капитан Вэнс отсутствовал, и верховодил застольем сам виновник торжества. Разумеется, судового мага и его сопровождающих никто дожидаться не собирался, поэтому к их приходу народ пребывал в состоянии легкого подпития. Об опоздавших, разумеется, немедленно позаботились: накатили по штрафной чарке и тут же провозгласили общий тост "за жениха и невесту", а за ним следующий "за родителей жениха и невесты" и так далее.
  Через полчаса столь бурные возлияния дали о себе знать. Моряки один за другим потянулись в направлении туалетной комнаты. Наконец и старпом почувствовал экстренное желание избавиться от излишка жидкости в организме. Дождавшись, когда Цурикс скроется в темноте коридора, ведущего в туалет, Кевин расплатился с официантом и двинул вслед за счастливым женихом.
  Старпом ни сном, ни духом не ведал, что он уже, по большому счету, мертвец. Блаженно закатив глаза к потолку, он самозабвенно орошал писсуар, при этом покряхтывал от удовольствия. Никого более в туалетной комнате не наблюдалось. Войдя в помещение, британец задвинул дверную щеколду и терпеливо дождался, пока Цурикс не завершит процесс. Как только тот закончил, его ждал неприятный и весьма болезненный сюрприз. Точно рассчитанный удар сложенными в щепоть пальцами в солнечное сплетение, и несчастный старпом сложился пополам, Цурикс готов был грохнуться на не совсем чистый пол, но Фальк не позволил этому случиться. Он подхватил щуплое тело несостоявшегося жениха и усадил его на подоконник наполовину закрашенного краской окна.
  - Привет, Цурикс! Ты даже не представляешь, как я рад тебя видеть!
   Старпом удивленно вытаращил глаза на незнакомца и с трудом выдавил:
  - Кто ты? - но, наткнувшись на жесткий взгляд серо-стальных глаз, тут же поправился: - Кто вы?
  - Короткая же у тебя память, парень, - плотоядно ухмыльнулся бритт. - Вроде бы человек ты еще молодой, жениться собрался, а мозги как у столетнего старца.
  - Талос... Талос Понти, - еле слышно прошептал перепуганный до смерти Цурикс. - Но ты.. вы должны...
  - Ага, должен лежать на дне морском с грузом на шее, но... Короче, рад, что ты меня все-таки узнал, признаюсь, даже слегка удивлен, что тебе это удалось. Похоже, наложенная личина начинает рассасываться. Жаль, разговор у нас будет не столь длинным, как хотелось бы...
  Цурикс наконец сообразил, чем для него закончится встреча с тем, кого он уже давно считал покойником. Он потянулся к висящему на поясе кинжалу. Но Кевин Фальк оказался намного быстрее, он успел завладеть ножом старпома чуть раньше. Легкий еле уловимый взмах и удобная обмотанная акульей кожей ручка торчит из груди несостоявшегося жениха.
  - Демон, - успел прошептать старпом, перед тем как его мерзкая душонка отправилась прямиком в Геенну Огненную.
  Вьюн оставил Цурикса сидящим на подоконнике с кинжалом в сердце, а сам поспешил покинуть питейное заведение. Жаль, что пришлось испортить праздник парням со "Святой Эграфии", хотя вряд ли их уж очень сильно расстроит смерть старпома. Невесту его также жалко, но это дело поправимое, у папеньки Мадалены хватит средств, чтобы обеспечить любимую дочурку достаточным количеством претендентов на ее руку и сердце. Стоит лишь клич кинуть, слетятся как мухи на мед.
  Удивительно, но никакого особого удовлетворения Кевин не испытывал. Он чувствовал себя так, будто походя раздавил мерзкого ядовитого слизняка. А какая может быть от этого особенная радость?
  До захода солнца бродил по городу. А по возвращении в дом Павиоло Марцеллы, контрабандист отвел к берегу моря, где их уже поджидала лодка и трое крепких парней. Под покровом темноты его и Марцеллу доставили на борт стоящей на рейде небольшой рыбацкой фелуки. Кевина тут же препроводили в трюм, поместили в специальный схрон, предназначенный для провоза людей и контрабандных товаров, и настоятельно рекомендовали вести себя как можно тише.
  Внутри тайного отсека хоть и было тесновато, места вполне хватало, чтобы, свернувшись калачиком, улечься. Благо контрабандисты позаботились и устлали пол толстым слоем пакли. Он так и поступил: положил пол щеку заплечный мешок со всем своим скарбом, рядом кинжал и шпагу и со всеми возможными удобствами устроился на мягком ложе. Вьюн не опасался, что выдаст себя храпом или каким-либо неосторожным движением. При необходимости он вполне мог контролировать себя во сне к тому же, носоглотка у него была в полном порядке. Он не слышал, как на борт поднималась досмотровая команда, как снялись с якоря, подняли паруса и вышли в открытое море. За последние двое суток он сильно устал и теперь старательно наверстывал упущенное.
  До утра его не беспокоили. Лишь с восходом дневного светила в трюм спустился Павиоло Марцелла, растолкал разоспавшегося нелегала и с заметной долей зависти в голосе сказал:
  - Ну ты и здоров дрыхнуть, Филодор! Можешь выползать, мы в нейтральных водах. Если желаешь еще поспать, моя каюта в полном твоем распоряжении.
  - Благодарю, капитан, - выбравшись из тесного схрона британец потянулся до хруста в костях, - спать больше не хочется. Сейчас было бы неплохо наведаться в гальюн, умыться и перекусить как следует.
  - Нет проблем, вьюнош, судовые удобства в твоем полном распоряжении. Завтрак давно готов. Так что поспешай, пока жратва не остыла.
  Двое суток блаженного ничегонеделания пролетели незаметно. Днем Кевин Фальк либо занимался тщательным изучением изъятых из сейфа секретаря германского посольства бумаг, либо азартно резался в карты со свободными от вахты матросами, либо тупо пялился на галдящих чаек и скользящих перед носом фелуки дельфинов. Спал на верхней палубе на набитом конским волосом матрасе.
  Заградительный кордон курсировавшего вдоль острова в боевом охранении военного флота вольного княжества миновали под прикрытием сумерек, а к полуночи подошли к безлюдному месту неподалеку от Бастии. Павиоло Марцелла распорядился спустить шлюпку на воду. На прощание пожал пассажиру руку.
  А еще через полчаса британец бодро топал по каменистой земле средиземноморского островка. Отойдя от берега примерно на милю, Вьюн заприметил густые заросли маквиса. Здесь решил провести остаток ночи. Остров весьма горист и путешествовать по нему в темное время суток чистой воды безумие. Можно запросто оступиться и упасть с крутого склона. Фальк не опасался, что не застанет погонщика на месте. Адреас Малетти клятвенно заверил при расставании, что найдет способ связаться с корсиканцем, и тот непременно будет ждать Кевина в указанной точке.
  Солнце лишь слегка позолотило вершины окрестных гор, а неугомонный британец уже двинул вглубь острова. Глава лионской Гильдии Воров снабдил его подробной картой, где крестиком отметил место рандеву с погонщиком дракона.
  Нужную тропинку он отыскал без труда. По дороге кроме бортников, да пастухов, пасших на тучных травах стадо овец, никого не встретил. Огромные лохматые псы обнюхали незнакомца, но не залаяли, лишь выразили свое отношение к появлению чужака грозным утробным рыком, мол, смотри, парень, мы все видим и беспорядка на подведомственной нам территории не допустим. Ни бортники, ни пастухи до общения с ним не снизошли. Впрочем, этот факт Кевина ничуть не озадачил. О нелюдимости корсиканских горцев его предупредил мастер Марцелла.
  Поначалу Кевин планировал добраться до нужного места часа за три, но тропинка, отмеченная на карте как прямая линия, на поверку оказалась извилистым серпантином, и вместо двадцати миль ему пришлось преодолеть более трех десятков. При этом карабкаться вверх по каменистой тропе было ничуть не легче, чем спускаться. Так или иначе, до обозначенной на карте крестиком небольшой горной долины он добрался за полдень. Перевалив через очередной (неизвестно какой по счету) горный хребет, он оказался в райском местечке. Усохшая до размеров небольшого ручья горная река радужной змейкой сверкает на солнце. Тенистая дубовая рощица манит отдохнуть под сенью раскидистых крон. На опушке сложенный из дикого камня двухэтажный дом под черепичной крышей, А в сотне ярдов от здания, распластав крылья, валяется на мягкой травке огромное бронированное чудище с клыкастой рогатой головой.
  "Вот это да! - подумал Фальк и прикинул в уме габариты транспортного средства: - От головы до кончика хвоста не меньше двадцати ярдов, а размах крыльев побольше тридцати будет. Вот уж громадина, каких поискать".
  Вьюну доводилось видеть драконов и раньше. Но все это были относительно небольшие твари, способные поднять в воздух лишь своего погонщика, да поливать противника огнем. Обычные транспортные животные могут нести на спине трех человек и не более двух центнеров дополнительного груза. На этого же можно запросто погрузить полностью экипированную стандартную диверсионную дюжину, и спина не переломится. Даже не верится, что чудище когда-то вылупилось из обычного крокодильего яйца. Разумеется, после того, как над ним потрудились луксорские колдуны. Сами драконы существа бесполые, а значит, к самостоятельному размножению не способны. Поэтому их репродукция целиком и полностью зависит от одной весьма закрытой секты египетских магов, называющих себя артифексами. Эти мудрецы-кудесники проживают в Луксоре. Из яиц нильского крокодила они умудряются выращивать могучих крылатых тварей, достаточно смышленых, чтобы выполнять указания своих погонщиков. В узде же этих созданий удерживает поводок подчинения.
  Поговаривают о неслыханных богатствах артифексов, что, в общем-то, вполне закономерно, ведь каждый выращенный ими дракон оценивается на вес серебра. И, несмотря на дороговизну, от желающих завести крылатого домашнего друга или боевого монстра для своей армии нет отбоя. Денежки рекой текут в бездонные тайные хранилища. Но поднять руку на эти сокровища пока никто не решился. И не мудрено, говорят, трансильванские твари также дело рук этой загадочной секты, а также то, что целая армия вампиров стоит на страже сокровищ и секретов египетских колдунов.
  При появлении чужака бронированный монстр приподнял голову размером с кочевую повозку гуннов и уставился на него своими зеленовато-золотистыми глазами с кошачьим зрачком. Кевину от его взгляда стало не по себе. Затем дракон издал громкий шипящий звук, и тайному агенту захотелось оказаться как можно дальше от этого места. Одному Непознанному ведомо, что в голове у этой горы мышц и крепких костей.
  Как оказалось, опасения Кевина были напрасными. Дракон не сделал попытки направиться в его сторону, лишь внимательно наблюдал за действиями пришельца. Тут из дома и хозяин появился - диковатого вида бородач лет пятидесяти, похож на тех пастухов и бортников, что повстречались Вьюну по дороге сюда. Черты лица грубые, будто топором сработанные, кожа обветренная, загорелая до черноты, сам весь крепкий коренастый. Взгляд карих глаз цепкий, умный, пронзительный. Такой не даст спуску никакому обидчику и спины перед кем ни попадя гнуть не станет. Одет в рубаху и штаны, пошитые из выбеленной солнцем и стирками домотканой ткани, на ногах сандалии из грубой воловьей кожи.
  - Филодор, - не спрашивал, констатировал хозяин. - Признаться, мы с Малышом ждали тебя немного позже. Я - Скиннэр. Проходи в дом, паря, у меня как раз обед поспел. Поди голодный, как стая волков?
  "Малыш?! Эту гору он называет Малышом - весьма специфическое чувство юмора у островитянина", - подумал Вьюн, но ни словом, ни жестом не выдал своего удивления.
  - Добрый день, Скиннэр! Спасибо, от обеда не откажусь.
  Обед состоял из чечевичной похлебки с мясом, луком, какими-то корнеплодами, основательно сдобренной специями, жареного над угольями мяса дикого оленя, черствых лепешек и козьего сыра. Вино было легким, кисловатым на вкус, хорошо утоляло жажду. Ели молча, Изрядно проголодавшийся британец наворачивал за обе щеки. Хозяин ел степенно, не торопясь, тщательно прожевывал каждый кусок и частенько прикладывался к фиалу.
  Работая челюстями, Кевин исподволь осматривал жилище погонщика. Дом изнутри был тщательно оштукатурен, полы и потолки из тщательно подогнанных расколотых напополам бревен. Рамы остеклены. Мебель грубая, прочная сработанная без каких-либо изысков. Большая гостиная, несколько комнат внизу, второй этаж и... никого кроме хозяина. В такой дом жену, толпу ребятишек, ан нет. Вроде бы в доме порядок и каждый предмет домашней утвари находится на своем месте, чувствуется, что женщины в этом доме никогда не было, а если была - очень и очень давно.
  "Похоже, анахорет или женоненавистник", - сделал вывод Фальк.
  После обеда хозяин не стал ходить вокруг да около и тешить слух гостя пустопорожней болтовней о погоде, перспективах не урожай и прочих глупостях. Он сразу взял быка за рога:
  - Мне сообщили о твоем визите, Филодор, но все равно хотелось бы посмотреть рекомендательное письмо, которое тебе вручил один наш общий друг.
  - Да, да, конечно, - Кевин сунул руку за пазуху, достал конверт с письмом от Адреаса Малетти и протянул Скиннэру.
  Тот тут же ознакомился с его содержимым и удовлетворенно хмыкнув, сказал:
  - Ну что ж, словесный портрет соответствует оригиналу, куда летим, мне доложили, остается утрясти последний вопрос - шкурный, так сказать. Мои условия: сотня золотых королевства Гельвеции.
  Испрашиваемая сумма у Кевина имелась и, несмотря на то, что она была явно завышенной и предполагала торг, он согласился без колебания:
  - Идет, мастер. Готов выложить половину сейчас. Вторую половину получишь по прибытии на место.
  С этими словами он извлек из заплечного мешка увесистый кошель и отсчитал пять десятков золотых кругляшей с портретом покойного короля Ледара Третьего.
  - В таком случае, отправляемся немедленно, - принимая из рук гостя деньги, сказал корсиканец.
  Сборы много времени не заняли. Скиннэр отнес монеты в соседнюю комнату, немного повозился, по всей видимости, прятал их в укромное место, вскоре появился с туго набитой котомкой в руках.
  Дверь жилища погонщик запирать не стал. По всей видимости, желающих покопаться в хозяйских вещичках во время его отсутствия не находилось. И не мудрено: связываться с владельцем такой громадины - себе дороже. Кевину он велел постоять около дома, а сам тем временем направился к своему питомцу.
  Едва завидев человека, Малыш радостно застучал по земле хвостом и, сложив крылья, поднялся на задние лапы, затем задрал голову к небесам и выпустил из ноздрей две упругие струи огня. Артифексы оснастили - если так можно выразиться - своих детищ специальным органом для сбора и хранения желудочных газов в сжатом состоянии. При необходимости дракон выпускал газ через ноздри и воспламенял посредством пирокинеза. У транспортных драконов способность к огнеметанию значительно ниже, чем у боевых, однако, демонстрация весьма впечатлила Кевина.
  Тем временем Скиннэр подошел к своему любимцу. И что-то негромко сказал ему. Тот в ответ кивнул головой и прорычал нечто нечленораздельное. Но погонщик, кажется, прекрасно его понял и, повысив голос, рявкнул так, что Кевину было отлично слышно:
  - И не думай! Поймаешь кого-нибудь по пути. Знаю я твою охоту: отпустишь на часок, а вернешься через сутки, а то и двое.
  Дракон в ответ что-то проворчал, но теперь уже более спокойно.
  - Так-то будет лучше, Малыш, обещаю: без жратвы не останешься.
  Со стороны было забавно наблюдать, как огромная гора могучей плоти склонила голову перед микроскопическим существом. Все равно, если бы мышь подчинила собственной воле человека и заставила исполнять любые свои желания. В следующий момент гигант покорно поплелся вслед за своим владельцем к подвешенной между двух огромных дубов сбруе и помог человеку запрячь себя. Упряжь была стандартного образца: просторная остекленная небьющимся стеклом кабина и металлическая сетка для подвешивания мешков с грузом и все это крепилось к туловищу животного широкими кожаными ремнями и металлическими обручами. Единственное отличие заключалось в том, что посадочных кресел в кабине было не два, а целых шесть.
  После того, как погонщик справился со своим весьма сложным хозяйством, он подозвал пассажира и велел подниматься в кабину по свешивающейся с бока дракона веревочной лестнице. Затем поднялся сам.
  - Ну все, Филодор, - весело подмигнул карим глазом Скиннэр, - взлетаем. Вижу, путешествовать на драконах тебе еще не доводилось. Тут главное не бояться. Захочется блевануть - откроешь форточку и трави на здоровье. А сейчас, пристегнись к креслу и постарайся получить удовольствие от процесса.
  Несомненно, суровый корсиканец был в душе поэтом - эко запел "удовольствие от процесса".
  Кевин выполнил указание погонщика и застегнул ременную сбрую на своей груди. В следующий момент, подчиняясь приказу хозяина, дракон расправил крылья, разбежался на четырех толстых лапах и легко взмыл в синее безоблачное небо.
  Поначалу британец испытал легкий испуг, но вскоре на смену страху пришло чувство неописуемой радости и восторга. В глубине души он даже немного пожалел, что стал разведчиком, а не погонщиком драконов. Впрочем, как сказал некогда велеречивый Цицерон: "Suum cuique" .
  ***
  - Рад вас видеть, достопочтенный мэтр Браун.
  Явление темной расплывчатой фигуры посреди рабочего кабинета стало, чуть ли не шоком для Йохана фон Брауна - полномочного посла Лангобардии в Лионе. Однако германец быстро оправился и весь расплылся в счастливой улыбке, хоть ничего хорошего от визита магистра не ожидал. Более того, был готов к тому, что на его голову обрушатся громы и молнии. Сегодня утром, узнав о гибели одного из секретарей посольства Отто Хлодвига, он доложил о случившемся в Берлин. Реакция Центра не заставила себя ждать.
  - Рад вас видеть, господин магистр - испуганно пролепетал посол.
  При этом гордый потомок германских герцогов-воителей клял себя за малодушие, а заодно и своего короля Аутариса Второго, прозванного в народе Немощным, за то, что практически добровольно передал власть проклятым чернокнижникам. Однако за свою более чем тридцатилетнюю карьеру дипломата Йохан фон Браун научился держать эмоции в узде и довольно быстро взял себя в руки.
  Тем временем размазанная тень приобрела четкие очертания и стала похожа на настоящего человека. Хоть на самом деле была всего лишь виртуальным образом, находящегося за сотни миль от этого места чернокнижника.
  - Наш король получил ваше утреннее послание и поручил мне разобраться в этом деле, - начал магистр, но тут же перешел на более доверительный тон продолжил: - Ну вы же как никто другой понимаете, Йохан, какие события скоро грядут. Сейчас именно вы и ваши люди на острие первого удара, как в былые времена боевые вожди наших предков - славные герцоги во время атаки несокрушимой швайнкопф . - Все-таки чернокнижник был великим физиономистом, он мгновенно просчитал посла и тут же подобрал ключик к сердцу этого высокородного сухаря и задаваки.
  - Вы слишком преувеличиваете роль моего ведомства, - зарделся как юный паж от похвалы заслуженного рыцаря мастер Браун. - Во главе всей операции стоял бедняга Отто. К всеобщему сожалению, этого человека теперь нет с нами.
  - Я здесь как раз именно по этому вопросу, ваше превосходительство. Ваше донесение, мягко говоря, было не очень содержательным.
  - Прошу прощения, магистр, но лионская полиция никого из наших людей к расследованию не подпускает. В своем донесении я сообщил все, что мне было известно на тот момент...
  - И более ничего не удалось узнать? - гость нетерпеливо перебил фон Брауна. - Поймите, уважаемый, смерть Хлодвига для нас невосполнимая потеря. В первую очередь мне хотелось бы знать, что вы сами думаете об этом? Буквально в двух словах.
  - Если в двух словах, - после небольшого раздумья начал посол, - Отто был человеком весьма скрытным и передо мной неподотчетным. Близких знакомств с сотрудниками посольства не заводил, с женщинами, впрочем, как и с мужчинами в интимные отношения не вступал...
  - Ближе к делу, если можно.
  - Так вот, пару дней назад он обмолвился, что в его сети очень скоро залетит долгожданная птичка. А вчера был в весьма приподнятом настроении, чего за ним давненько не наблюдалось. Даже заглянул ко мне в кабинет, и удостоил старика чести тяпнуть с ним по стопке шнапса. - Последняя фраза в устах урожденного дворянина звучала издевательски, но магистр пропустил ее мимо ушей. - В приватном разговоре Хлодвиг намекнул на грядущие перемены при Лионском дворе. А сегодня утром мне доложили, что наш секретарь погиб. То ли кто-то взорвал его дом, то ли он сам что-то наколдовал не так.
  - Но вы же, надеюсь, посетили лично то, что осталось от обители бедняги Отто?
  - Разумеется, узнав о гибели Отто, я туда сразу же отправился и прихватил с собой всех сотрудников посольства, сведущих в магии. Так вот, что я вам скажу, господин магистр, впечатление угнетающее. Весь дом до единого кирпичика рухнул на голову Хлодвига, при этом ни одно из окрестных строений не пострадало, даже стекла не повышибало. Полицейские полагают, что дом был искусно заминирован, но факты говорят о другом, и все мои сотрудники в этом едины: Хлодвиг сам все это устроил, наверняка непреднамеренно.
  - Вам известно, что при нем были секретные документы?
  - Так точно, ваша милость, Отто был человеком весьма и весьма информированным. Кое-что он даже мне показывал. Все важное, по его же словам, он хранил в сейфе, вмурованном в стену подвала его дома. Вот только... - посол слегка замялся, - как вам уже известно, в данный момент здание напоминает кучу щебня вперемешку со всяким мусором. И кучу не начнут разбирать до тех пор, пока лионская полиция не соизволит дать на это своего согласия. Так или иначе, нам не добраться до сейфа дней десять, а то и больше.
  - А как вы думаете, господин посол, наши враги не могли выкрасть бумаги, а потом организовать взрыв?
  - Вряд ли, - категорически возразил посол. - Не мне вам объяснять, что мага уровня Отто застать врасплох практически невозможно. Что там произошло, я не в курсе, но выкрасть бумаги из его сейфа - задача практически невыполнимая. Будьте уверены, они там, лежат себе преспокойно в несгораемом кофре, и вскоре мы их получим в целости и сохранности.
  - Это хорошо, что бумаги не пропали, а остались лежать на месте. В принципе, это все, что меня интересовало, в плане гибели Хлодвига. Теперь доложите вкратце о внутриполитической обстановке в Лионе.
  - Но я еженедельно отправляю в Берлин подробные отчеты...
  - Право, вам не о чем беспокоиться, уважаемый посол, ваши отчеты анализируются нашими специалистами самым тщательнейшим образом. Тем не менее, если вас не затруднит, изложите самую суть, так сказать, мнение очевидца.
  - Ну что сказать? - слегка успокоившись, начал фон Браун. - Благодаря нашим действиям обстановка в королевстве день ото дня становится все напряженнее. Смерть короля привела к серьезному расколу при дворе. Ликвидация британской агентурной сети поспособствовала углублению кризиса. Мы помешали своевременному вмешательству островной империи в ход дворцовых интриг. Нам также удалось договориться с рядом высокопоставленных чиновников, с тех пор адепты Ксарога беспрепятственно разгуливают по столице, являя толпе чудеса истинной веры. - На что оба понимающе переглянулись и дружно рассмеялись. После минутной заминки посол продолжил перечислять успехи своего ведомства: - Примерно половина урожая этого года скуплено нашими агентами, и очень скоро продукты питания скачкообразно подорожают. Специальные команды, рекрутированные из местного люмпена, готовы хоть сегодня начать мутить народ.
  - И это прекрасно. Удивительно, но колосс, простоявший более тысячи лет оказался на глиняных ногах, к тому же слеплен из песка. Впрочем, не будем торопить события.
  - Все, что зависит от нашего ведомства, нами делается.
  - Превосходно, мой друг, - одобрительно кивнул магистр. - Напоследок имею вам сообщить, что сегодня из Берлина в Лион отправляется ваш новый секретарь. Ваша задача - оказать ему всемерное содействие в проведении одной акции. Операцию назовем "Маршал". Не вижу смысла раньше времени посвящать ваше превосходительство в ее суть, все узнаете по прибытии в Лион нашего человека. А пока будьте здоровы!
  - До встречи, ваша милость!
  Глава 17
  Туманный Альбион встретил Кевина Фалька сыплющейся с небес моросью и промозглым ветром. Казалось, межсезонье наступило раньше положенного срока. Однако до настоящей осени было еще далеко. А это - так небольшой каприз непостоянной британской погоды.
  Скиннэр посадил Малыша на просторной лесной поляне в трех милях от юго-западной окраины Лондиния. Перед самой посадкой корсиканец активировал маскирующий артефакт, поэтому явление дракона осталось незамеченным окрестными обывателями.
  Кевин расплатился с погонщиком, спустился на землю и, кутаясь в кожаный плащ, потопал через лес в направлении британской столицы. Сзади раздалось хлопанье драконьих крыльев, и вскоре над его головой промелькнула гигантская полупрозрачная тень. Скиннэр торопился покинуть место посадки как можно быстрее, поскольку появление неопознанного летающего объекта наверняка не укрылось от внимания здешних магов и вскоре на место посадки прибудет следственная группа. Встреча с полицией в планы тайного агента не входила, поэтому он извлек из заплечного мешка небольшую склянку и оросил ее содержимым свою одежду и обувь. Теперь ни одна магическая ищейка его не унюхает.
  Минут через двадцать он вышел на мощеную каменными плитами дорогу, построенную еще во времена Клавдия и Веспасиана, где легко затерялся среди спешащих в столицу по своим делам соотечественников и конных экипажей.
  Он особенно не таился, но и заявлять во всеуслышание о своем приезде до поры до времени не собирался. У него оставалось одно очень важное дело, настолько важное, что от его успешной реализации, возможно, зависела судьба империи. Поэтому Фальк не пошел прямиком на свою официальную квартиру, где он проживал вместе с Наталь. Вместо этого он направился в припортовую часть города, где на одной из кривых улочек он приобрел по случаю небольшой домишко.
  Замок на входной двери - что в общем-то не удивительно - оказался не тронут, Кевин не отметил даже попыток взлома. Похоже, парочка неудачных ограблений со смертельным исходом и недолгая но весьма содержательная беседа с главарями местной криминальной шпаны научили их, наконец, обходить принадлежавшую ему недвижимость по дуге большого радиуса.
  Ключ оказался на месте: под крыльцом на гвоздике. Чтобы проникнуть внутрь, мало просто открыть дверь, для этого необходимо отключить парочку хитроумных устройств, предназначенных охранять жилище от несанкционированного вторжения портовой братвы. С этим он справился походя. Внутри было пыльно, пахло мышами. И не мудрено, последний раз он был здесь - дай бог памяти - месяца три, а то и все четыре назад.
  Обстановка жилой комнаты ничем не примечательная: стол, несколько стульев и кровать, узкая жесткая. На кухне очаг, небольшой столик, пара табуретов и стандартный набор посуды на полках.
  На толстый слой пыли, полотнища паутины по углам и на потолке, а также мелкие зернышки мышиного помета наш герой не обратил особого внимания. Он целенаправленно проследовал на кухню, отодвинул одну из висящих на гвоздике разделочных досок и нажал неприметный рычаг. Как следствие часть противоположной стены отъехала в сторону, освобождая проход в подземелье. Чтобы построить такой схрон он выписал мастеров с острова Ир, заплатил им втрое больше против обычного, а после того, как те справились с поставленной задачей, попросил знакомого эмпата хорошенько промыть им мозги, чтобы даже по пьяной лавочке не смогли проболтаться о существовании тайника.
  Кевин строил укрытие без какой-либо определенной цели. В глубине души он надеялся, что оно ему никогда не понадобится. Однако, пригодилось, поскольку здесь у него хранилось все необходимое для воплощения в жизнь его крайне рискованного плана.
  Через час он покинул дом. Одет Кевин был в клетчатый форменный килт, шелковую рубаху, расшитую золотом форменную куртку с регалиями офицера высшего ранга и со всеми его наградами. На ногах полосатые гетры и ботинки коричневого цвета на толстой подошве. На голове замысловатая фуражка с козырьком. В руках портфель с бумагами. Чтобы не привлекать своим бравым видом внимание прохожих, поверх парадного костюма он накинул кожаный плащ.
  Его целью был императорский дворец, точнее канцелярия его непосредственного начальника. Весь этот петушиный наряд был нужен для того, чтобы досмотровая команда у входа не очень сильно шерстила бравого гвардейца.
  Перед тем, как отправиться во дворец, Кевин забежал в ближайшее почтовое отделение, чтобы отправить посылку своей Наталь. Война - войной, а драгоценности должны непременно попасть к той, для кого они предназначались - не зря же он битый час мурыжил одного генуэзского ювелира.
  Перед входом во дворец скинул с плеч плащ и предстал пред придирчивыми церберами во всем своем великолепии. Как он и планировал, гвардейский наряд, отменная стать и приличный иконостас на груди сыграли отвлекающую роль. Разумеется, его тщательно просканировали на предмет боевых артефактов и несанкционированных колюще-режущих приспособлений, но на широкий пояс с огромной бронзовой бляхой на его талии и неприметное колечко на среднем пальце девой руки не обратили никакого внимания.
  Звеня медалями, он едва ли не строевым шагом прошествовал к входу в здание имперской Тайной Службы. Часовые его отлично знали, но даже помыслить не могли, что извечный раздолбай и ненавистник уставных уложений Вьюн окажется столь важной шишкой.
  - Главный у себя? - небрежно бросил он дежурному офицеру - совсем еще молоденькому лейтенанту.
  - Так точно, ваше высокопревосходительство господин полковник, - в соответствии с рангом прибывшего отрапортовал лейтенант и вместе со своими бойцами вытянулся в струнку. - Прикажете доложить?
  - Успокойся, лейтенант, - вальяжно махнул рукой Кевин. - Сам доложу. - Затем он извлек из потфеля часть бумаг, прихваченных из сейфа покойного Хлодвина и протянул дежурному со словами: - Передашь в отдел Стратегического Планирования! Срочно!
  Вид расфранченного Вьюна вызвал шок у секретаря архиканцлера. Он опомнился лишь после того, как визитер, бесцеремонно вломился в кабинет шефа.
  - Ваша милость, - заблеял бедняга, вбегая вслед за наглым агентом, - я его не пропускал.
  Если Эбенар Дуго и был удивлен, выражение его лица ничуть не изменилось. Он махнул рукой секретарю:
  - Майрид, будь добр, вернись на свое рабочее место... а впрочем, организуй-ка нам кофейку и легкий перекусон: пирожков там пончиков - короче, на твое усмотрение. В ближайшее время меня ни для кого нет. И вот еще что, передай нашим, чтоб сворачивали операцию "Перехват". - И переведя взгляд на Кевина, улыбнулся как отец родной. - Присаживайся, Вьюн, поди устал с дороги, насколько мне известно, раньше на драконах тебе летать не доводилось.
  - Да... но откуда? - Фальк был несказанно удивлен осведомленностью начальства, но, вспомнив, с кем имеет дело, сообразил, как тот его вычислил. - Все-таки засекли при подлете?
  - А ты как думал? Негоже всяким подозрительным тварям гадить безнаказанно на головы граждан великой империи. Откровенно говоря, когда мне доложили о появлении дракона, я подумал, что кто-то из наших заклятых друзей подбросил одного или парочку шпионов, но увидев тебя, тут же понял, что никаких лазутчиков нет. Оказывается, это наш сметливый Вьюн в очередной раз проявил завидную сообразительность. Ну что же ты торчишь как перст посреди комнаты, присаживайся поближе и рассказывай. Думаю, у тебя есть чем нас порадовать, иначе бы ты так не торопился вернуться на родину. Но, прежде всего, потешь любопытство старика, ответь на один вопрос: "тебе удалось вычислить "крота"?"
  - Мне известно имя предателя, - присаживаясь на стул, сказал Кевин, - но боюсь, вас оно не удивит.
  - Позволь мне самому решать, что меня удивит, а что нет, - жестко бросил архиканцлер. - Кто "крот"?
  - Вы, господин Эбенар Дуго архиканцлер, а по совместительству тайный агент ордена аспернориев.
  От подобного заявления карие глаза начальника Тайной Службы едва не полезли на лоб.
  "Интересно, сколько раз он репетировал этот момент перед зеркалом? - подумал Кевин. - Не будь я агентом Тайной Службы, непременно поверил в его искренность и уже начал бы извиняться, мол, виноват, ваша милость, простите, что подумал о вас так плохо".
  Однако начальник имперской Тайной Службы был калачом тертым, воробьем стрелянным, он тут же взял себя в руки.
  - Значит, у тебя имеются веские основания считать именно меня предателем, а поскольку ты не побоялся бесцеремонно вломиться в мой кабинет и бросить столь серьезные обвинения прямо мне в лицо, думаю, ты сумел подстраховаться. Не так ли, мой мальчик?
  "Ага! Заегозил, забеспокоился сразу "мой мальчик" в ход пошло!"
  - Вы абсолютно правы, ваша милость, у меня имеются весьма серьезные основания считать вас вражеским агентом. И будьте уверены, отправляясь сюда, я подстраховался как следует. На всякий случай, прошу без глупостей, на мне пояс, с пятью фунтами тонитруса. Согласитесь, достаточное количество, чтобы от нас с вами ничего не осталось. Детонатор сработает в случае внезапной остановки моего сердца, а также при малейшей попытке взять под контроль мое сознание или при оказании какого иного магического воздействия.
  - Значит, ты у нас герой, готовый пожертвовать своей жизнью ради того, чтобы зло было наказано, - констатировал начальник Тайной Службы.
  - Иного пути не вижу, - ничуть не смутившись, ответствовал Кевин, - и героем себя не считаю. Вы на верхней ступени иерархической лестницы, значит, безгрешны по умолчанию. К тому же вы сами себе власть, и как бы ни были весомы мои аргументы, их не то, что не примут во внимание, рассматривать не станут.
  - Похвально, юноша, весьма похвально! Ну и в чем же дело? Действуй, включай свою адскую машинку, коль убежден, что Эбенар Дуго и есть тот самый неуловимый "крот".
  - В том-то и дело, что уверен я лишь на девяносто девять процентов.
  - Это означает, что ты все еще колеблешься, - задумчиво пробормотал архиканцлер. - Хотя, зная тебя, несложно сообразить как бы ты поступил, будь полностью уверен в том, что перед тобой предатель. Не так ли Вьюн?
  - Совершенно верно, ваша милость, я бы незамедлительно привел в действие взрывное устройство, и один из нас уже падал бы в Геенну Огненную.
  - Ну что ж мне повезло, Кевин, что в качестве обвинителя выступаешь именно ты. Другой бы, не задумываясь, разнес здесь все, не сделав попытки объясниться. В таком случае, молодой человек, давай поиграем в забавную игру. "Вопросы и ответы" называется. Итак, для начала, Вьюн, выкладывай все, что ты там нарыл. Иначе говоря, обвиняемый желает знать, в чем его обвиняют.
  - С удовольствием, - Кевин принял предложенный архиканцлером тон и немного расслабился, но бдительности не терял - от старого лиса можно было ожидать любой подлянки. - Видите ли... - он немного замялся, не зная, как теперь обращаться к своему теперь уже бывшему начальнику, но все-таки решил придерживаться устава, - господин архиканцлер, меня слили, как дерьмо в унитазе, как мне кажется еще до того, как я получил приказ отправиться в Лион...
  Но продолжить не успел, поскольку в кабинет с подносом в руках вошел Майрид. Тут же кабинет наполнился умопомрачительными запахами кофе, ванили, свежей выпечки и еще чего-то очень вкусного. Секретарь разлил по чашкам темный густой напиток и удалился.
  - Угощайся Кевин, - от внимания Эбенара Дуго не ускользнул голодный взгляд агента, брошенный на блюдо с горячими пончиками. - Воздушные прогулки способствуют повышению аппетита, особенно в молодом возрасте.
  - Благодарю, ваша милость, - отхлебнув из чашки, грустно улыбнулся Кевин, - но боюсь, набивать живот перед смертью не имеет особого смысла.
  - Ах, да, ты же считаешь меня предателем и полон решимости уйти из жизни, прихватив предателя с собой. Хорошо, в таком случае предлагаю вернуться к нашим баранам.
  - Вспомните наш последний разговор. Вы сказали, что о моей командировке в Лион знают всего два человека: вы и его величество, и что утечка информации исключена...
  - Ты же опытный агент, Кевин, и тебе ли не знать, что информацию можно сохранить в тайне только в том случае, если она является достоянием одного человека.
  - Хорошо, в таком случае, мы имеем три канала возможной утечки: я, вы, император. Меня можно исключить сразу, поскольку подставлять добровольно под удар свою голову было бы глупо с моей стороны...
  - Не факт, - тут же попер в контратаку архиканцлер. - Коль ты подозреваешь меня, давай рассмотрим и твою кандидатуру более детально. А если "крот" именно ты и здесь для того, чтобы уничтожить Эбенара Дуго... Хотя, нет, ты, Вьюн, действительно никак не тянешь на предателя.
  - Это почему же? - едва не поперхнулся обжигающим напитком Кевин.
  - Во-первых, ты никак не мог сдать лионскую агентуру, поскольку не знал имен всех агентов. Во-вторых, если бы ты прибыл с целью моего физического устранения, давно бы это сделал и не стал тянуть время, рискуя провалить задание.
  - Я рад, ваша милость, что вы все-таки исключили меня из списка предателей, - не удержался от язвительной улыбочки Кевин. - Значит, остаетесь вы с императором. Вообще-то, я скорее был готов обвинить в предательстве или преступной халатности Айвара Пятого, нежели вас, поскольку почитал более чем отца родного, но... - он положил на стол стоявший до этого на полу у его ног портфель, извлек оттуда довольно толстую пачку документов и протянул архиканцлеру со словами: - Здесь лишь то, что касается предателя, остальные бумаги, изъятые мной из сейфа резидента лионской агентурной сети ордена аспернориев уже у наших стратегов.
  Эбенар Дуго едва ли не вырвал стопку из рук тайного агента и тут же начал их бегло просматривать. Времени для ознакомления с документами потребовалось не более пяти минут. Наконец он отбросил от себя всю пачку, будто это были не безобидные бумаги, а смертельно ядовитая тварь, побледнел и еле слышно прошептал обескровленными губами:
  - Великий Непознанный, а я-то до последнего надеялся, что ошибаюсь в своих подозрениях. - Впрочем, это был не кто-нибудь, а сам железный архиканцлер великой империи, Эбенару Дуго потребовалось не более минуты, чтобы обуздать бушевавшую в его душе эмоциональную бурю. Он улыбнулся сидящему напротив Кевину и без тени иронии спросил: - И где же в этих бумагах хотя бы намек на то, что предатель именно я?
  - Ну, прямых улик нет, - промямлил почти поверивший в искренность архиканцлера Кевин, однако, вспомнив, насколько убедительным может быть начальник Тайной Службы, продолжил более уверенным тоном: - Взгляните, к примеру, на письмо, лежащее сверху. Там синим по белому написано, - он сосредоточенно уставился поверх головы слушателя и начал цитировать по памяти: - "Наш тайный друг настоятельно требует скорейшего устранения Первого...", или вот это: "...ему надоело быть Вторым, он рвется к власти и готов на любое сотрудничество с орденом", а также: "Необходимо обеспечить возможность Второму самостоятельно разобраться с Айваром..." и так далее в том же духе. Надеюсь, вы понимаете, что речь идет о физическом устранении его императорского величества.
  - Уж не дурак, - зло прошипел архиканцлер, затем с нескрываемой издевкой посмотрел на агента. - Ну и где тут фигурирует Эбенар Дуго?
  - Конечно же, вы умны, чтобы напрямую подставляться, - на этот раз в голосе Вьюна не было прежней уверенности. - Однако, ответьте мне на один вопрос: "Кто в нашей империи является ВТОРЫМ после императора лицом?"
  - Ах, это, мой подозрительный друг, - архиканцлер неожиданно громко и заразительно рассмеялся и смог говорить лишь спустя минуту: - Давай рассуждать объективно. Ты считаешь, что я устроил заговор с целью устранения правящего императора и обратился за помощью к каким-то темным личностям из какого-то неведомого никому тайного ордена. Не так ли?
  - Именно это я имел в виду.
  - А ты не задавался вопросом: "Зачем, руководителю Тайной Службы, это нужно?" - и не позволив Фальку рта раскрыть, продолжил: - Хорошо, допустим, я решил убрать Айвара Пятого и занять престол. Неужели ты думаешь, что для этого мне потребовалась бы помощь со стороны? Тебе ли как сотруднику нашего учреждения не знать об истинных возможностях Тайной Службы. Короче, ты у нас юноша сообразительный, поэтому отринь все то, что ты себе внушил и постарайся прокачать ситуацию с учетом существующих реалий.
   Кевин с удивлением и нескрываемым облегчением понял, что воздвигнутая им, казалось бы, безупречная логическая конструкция начинает давать трещины. Ведь действительно, что могло бы помешать Эбенару Дуго самому без посторонней помощи обстряпать устранение всех членов правящей династии? Учитывая его влияние, опыт и невероятную изворотливость, - ничто. Вне всякого сомнения, ему удалось бы стать императором, но... на пару часов, не более того. Помимо Тайной Службы в империи существуют Палата Лордов, Кабинет Министров, Армия и Флот, наконец. Самозванцу и узурпатору попросту не позволят долго сидеть на троне, какие бы внешние силы за ним ни стояли. И еще, архиканцлеру не за чем так подставляться, поскольку в своем нынешнем положении он обладает значительно большей реальной властью, нежели сам монарх. Кевину хорошо известно его негативное отношение к придворной мишуре, и он был готов поклясться, что его шеф ничуть не кривил душой.
  - Да, но письма...- несмотря на очевидную абсурдность своих обвинений, он продолжал хвататься за свою версию, как утопающий за соломинку. - Там же...
  - Кевин, ты же не мальчик, в конце концов, чтобы делать скоропалительные выводы, - укоризненно покачал головой глава Тайной Службы. - И мозги в твоей голове вроде бы имеются. Теперь-то, надеюсь, ты осознал, что в своих умозаключениях пошел по ложному пути. - И, глядя на понуро опустившего голову незадачливого агента, продолжил в более оптимистичном ключе: - Однако, мой друг, благодаря этим бумагам, мы выведем на чистую воду истинного предателя.
  - И кто же он?
  Вместо ответа архиканцлер вышел из-за стола и направился к одному из бесчисленных шкафов на полках которых пылились пухлые папки с документами. Удивительно, но хозяин кабинета держал в памяти каждую бумажку и без труда мог найти любую из них. Распахнув дверцы, он уверенно взял интересующую его папку и вернулся на прежнее место.
  - А теперь мой друг, обрати внимание на вот эти два документа. - Он протянул Кевину два бумажных листочка: один из доставленной им стопки, другой из папки.
  Молодой человек поочередно ознакомился с их содержанием. Первое, вне всякого сомнения, было шпионской шифрограммой, второе, представляло собой любовное послание некого Т к некой А. На первый взгляд, оба письма были написаны совершенно разными людьми, однако Кевин обладал достаточными познаниями в графологии, чтобы понять, что это не так.
  - Если не ошибаюсь, ваша милость, оба эти письма написаны рукой, одного человека, то есть одно - левой, другое - правой. Обратите внимание вот на эту закорючку, и на эту, а еще на заглавные буквы и грамматические ошибки идентичны, характерные обороты присутствуют в обоих документах а еще...
  - Хватит, хватит, Вьюн, иначе ты оставишь без работы наших штатных графологов, коим еще предстоит провести официальную экспертизу! - замахал руками архиканцлер. - А теперь, может быть, ты желаешь наконец узнать, кто же на самом деле истинный "крот"?
  - Если вас не затруднит, ваше сиятельство, - Кевин окончательно смирился с тем, что его подозрения оказались ложными, от этого был слегка не в себе.
  - Так вот, молодой человек, вот это письмо, - архиканцлер взял брезгливо двумя пальчиками любовную записку, - тайное послание принца Тахино к некой Айфе Эримон, одной из фрейлин ее императорского величества. Но суть не в том, кому адресовано данное письмо, суть в том, что оба документа написаны рукой младшего сына короля второго по очереди наследника. Прошу обратить внимание, Кевин, - ВТОРОГО наследника.
  И тут с глаз Кевина будто пелена упала. До его сознания начало, наконец, доходить, каким идиотом он выглядит в глазах архиканцлера. Боже правый! В порыве слепого патриотизма он едва не отправил на тот свет невиновного человека и едва не отправился туда сам. От стыда он был готов провалиться сквозь землю.
  - Ваша сиятельная милость, господин граф, - залепетал Вьюн, - виноват и готов понести самое суровое наказание...
  - За что? - не позволил ему договорить архиканцлер.
  - Как, "за что"? - не понял Кевин
  - За что я тебя должен сурово наказать?
  - Ну как же?.. - недоуменно захлопал глазами тайный агент. - Я же того... чуть не отправил нас обоих на тот свет.
  - Не отправил же. Более того, из трех посланных в Лион агентов лишь тебе удалось выжить и выполнить задание. Так что, мой дорогой, буду ходатайствовать перед его величеством о награждении тебя "Золотым грифоном". На повышения в звании не рассчитывай - в генералы тебе пока что рановато - а вот орден высшей степени, пожалуй, с самый раз будет. Ладно, не будем загадывать вперед, все в руках Непознанного и нашего императора. А пока все-таки перекуси пончиками, коль наш преждевременный уход из жизни отменяется, потом поведаешь о своих похождениях...
  - Я готов, ваша милость, - Фальк с сожалением взглянул на опустевшую тарелку.
  В ответ тот усмехнулся и многозначительно посмотрел на пояс с взрывчаткой.
  - Может быть, все-таки снимешь? Неловко как-то общаться с живой бомбой.
  - Прошу прощения, - Кевин покраснел как майская роза. - Куда прикажете определить?
  Вместо ответа архиканцлер нажал кнопку вызова секретаря, и когда тот нарисовался приказал:
  - Майрид, забери у господина полковника его шикарный пояс и отправь с курьером в лабораторию. Да смотри поосторожнее, тут взрывчатки хватит, чтобы всю нашу контору по камушкам разнести. - И не удержался, чтобы не съязвить: - Видишь ли, наш друг после службы собирался на Темзу рыбку глушить. Любит он это занятие уж-жа-асно.
  Вышколенный секретарь, никак не прокомментировал подначку шефа, адресованную Фальку не моргнув глазом, принял из его рук смертельно опасный пояс и кольцо-активатор и без какой-либо спешки покинул кабинет.
  - Вообще-то ты это ловко придумал с тонитом, - похвалил подчиненного архиканцлер. - Непременно пообщаюсь на сей счет с начальником службы охраны дворца, чтоб впредь его парни не хлопали ушами. Так что, дорогой мой Кевин, если еще раз захочешь устроить покушение на старика Дуго, придется тебе хорошенько пораскинуть мозгами.
  - Голь на выдумки хитра, - принял шутливый тон начальства Фальк.
  - Ничуть не сомневаюсь в твоих способностях, - сказал архиканцлер и уже серьезным тоном продолжил: - А теперь, Вьюн, я тебя слушаю.
  Устное изложение одиссеи Кевина Фалька продолжалось больше часа, несмотря на то, что тот был предельно кратким. Эбенар Дуго старался его не перебивать, лишь задал несколько уточняющих вопросов.
  - ...дело не терпело отлагательств, поэтому мне пришлось обратиться за помощью к одному вольному погонщику драконов. Для того, чтобы добраться от Корсики до Британии нам потребовались сутки. Что случилось дальше, вы знаете, - подытожил свой рассказ Кевин.
  Когда он закончил, архиканцлер устремил задумчивый взгляд поверх головы агента, затем недоуменно покачал головой.
  - Вьюн, я конечно понимаю, что в нашей работе риск неизбежен, но для чего было так подставляться под удар чернокнижника? Только не говори, что ты не знал о том, что эта твоя Лора не сдаст тебя Хлодвигу со всеми потрохами.
  - Вы как всегда правы, шеф, я приложил максимум усилий, чтобы во время традиционного утреннего смотра прислуги подозрительный германец обратил на девушку свое внимание.
  - Представляю, как тебе пришлось потрудиться, чтобы вывести девицу из состояния душевного равновесия, - без тени иронии произнес глава Тайной Службы. - Симпатичная хоть?
  Вопрос архиканцлера Фальк оставил без внимания.
  - Разумеется, Хлодвиг ее допросил и заподозрил неладное. Дальше дело техники: я вошел в дом, обезвредив двух охранников, а потом добровольно подставился под удар хозяина в его кабинете.
  - И все для того, чтобы попасть в лабораторию, - понимающе пробормотал архиканцлер.
  - Иного пути у меня не было. Результаты предварительного сканирования показали, что главным охраняемым помещением в доме секретаря является подвал, и иной возможности туда попасть я не видел. Все произошло как я планировал: Хлодвиг долбанул меня по тыковке чем-то тяжелым, а потом в лабораторию отнес, как в свое время троянцы подброшенного греками коня.
  - М-да, конь ты наш троянский... рискованно, очень рискованно, - Эбенар Дуго нервно заерзал на стуле. - А если бы он подсадил тебе червя до того, как ты пришел в сознание, или попросту отправил на тот свет?
  - Не подсадил же и не прикончил, а дождался, когда я очухаюсь и начал куражиться, мол, смотри, какой я ловкий, да хитрый, типа полубог. Право, мне даже смешно было, какие же все эти чародеи да колдуны самонадеянные типы. Считают нас - обычных людей червями копошащимися у ног своих, при этом никогда не упустят возможности покуражиться, да поизгаляться над этими самыми червями. Так что, не мог Хлодвиг убить меня или нанести какой иной ущерб моему здоровью до тех пор, пока не удовлетворит свое гипертрофированное тщеславие. К тому же, иного способа добыть интересующие нас бумаги, попросту не было.
  - Может быть, ты и прав, Кевин.
  - Господин архиканцлер, я хочу еще раз попросить у вас прощения...
  - Расслабься, агент Вьюн, - Эбенпр Дуго сделал успокаивающий жест рукой, - В моей жизни всякое бывало. Давным-давно в пору моей бурной молодости мне пришлось рисковать жизнью неоднократно. Однажды меня связанного по рукам и ногам выбросили за борт едва ли не посреди Атлантики - вот страху-то натерпелся. А провисеть пару часов над бездонной пропастью, уцепившись за корень дерева, удовольствие, скажу тебе, также не из приятных. Так что бомба, да еще с адекватным мужиком в придачу, который на подсознательном уровне не верит в твою виновность - мелкий пустячок.
  - Тут вы преуменьшаете степень грозившей вам опасности. Все-таки тогда я был убежден в своей правоте.
  - Это тебе так казалось, на самом деле никакой уверенности в твоем взгляде не было. Поэтому и уболтать тебя, точнее, убедить в своей невиновности для меня не составило особого труда. Уверяю, мне попадались "фрукты" намного твердолобее, чем ты, тем не менее, я жив и, по большому счету, здоров.
  На что Вьюн, немного подумав, сказал:
  - Пожалуй, вы правы, ваша милость. Я действительно испытал неописуемое чувство облегчения, после того, как вы указали на истинного предателя. Теперь я понял, что это именно принц Тахино поставил на меня магическую метку, ловко же стервец рубахой-парнем прикидывался. Кстати, что теперь с ним будет?
  - Ну ты спросил! - пожал плечами архиканцлер. - Через полчаса государь ждет меня с докладом. Мой долг рассказать ему все как есть. А что с этим делать, решать ему. Откровенно говоря, я бы не пожелал злейшему врагу оказаться на месте императора. Ты вот что, Кевин, отправляйся-ка домой, отдохни с дороги. А завтра с утреца поговорим, как нам жить дальше, что делать. Кажется, в Европе намечается что-то весьма и весьма нехорошее.
  - Полностью с вами согласен, шеф, имею на сей счет кое-какие соображения.
  - Хорошо, в таком случае, до завтра...
  Когда Кевин переступил порог своего жилища, Наталь вертелась около зеркала, примеряя только что доставленные по почте украшения. Красавица тут же оставила свое, вне всякого сомнения, увлекательное занятие и кинулась на шею своему другу. После долгого и жаркого поцелуя, она отстранилась, критически осмотрела блудного любовника и своей обычной непосредственной манере прощебетала:
  - Вьюн без бороды и усов ты прям мальчишка, и этот чудный шрам тебе к лицу. Надеюсь ты его заработал не во время постельных ристалищ с какой-нибудь чокнутой нимфоманкой?
  - Ну что ты, дорогая, все время только о тебе и думал и на других женщин даже не смотрел. А что касается шрама, он не настоящий и очень скоро рассосется.
  - Что-то на тебя не похоже, мой друг. Ты часом у нас не приболел, чтоб не смотреть на баб? - неожиданно выдала Наталь. - А ну-ка бегом в ванну, а потом в койку! Буду тебя тестировать на предмет мужской полноценности.
  Приказ, отданный в столь категоричной форме, был исполнен незамедлительно и с превеликой охотой.
  ***
  - Владыка! - пулей выскочил из своего кресла Йохан фон Браун едва мрачная фигура в плаще и с лицом наполовину закрытым капюшоном, материализовалась посреди его кабинета, и зачастил: - Беда, ваша милость, беда!..
  - Успокойтесь Йохан и начните излагать ваши мысли внятно, без ненужных эмоций. Вы же не женщина, в конце концов, - прервал стенания посла магистр.
  - Полиция, наконец, позволила разобрать кучу мусора, что осталась от жилища бедняги Хлодвига, Нам удалось добраться до лаборатории и вскрыть сейф...
  - Что с бумагами?
  - Их нет, ваша милость. И еще, мы выяснили, как именно умер Отто.
  - Ну?
  - Его разрубили на две половины от макушки до копчика. Ужасное, скажу вам зрелище!
  - Что говорят по этому поводу ваши маги?
  - Ничего определенного. Рядом с трупом валялась баночка с паразитом Стоху и на операционном столе регистрировался остаточный след человеческой ауры. Металлические захваты, способные удержать трансильванскую тварь, разрезаны аккуратно. На полу универсальная пентаграмма Нодла, которой Хлодвиг не успел воспользоваться. Вне всякого сомнения, Отто собирался подсадить тому, кто лежал на столе червя, затем провести какой-то обряд. Однако пленнику удалось освободиться, к тому же расправиться с нашим другом.
  - Бред! Такого быть не может! - нижняя челюсть обычно спокойного и выдержанного магистра затряслась как у хронического невротика. Однако он довольно быстро взял себя в руки. - Продолжайте, Йохан.
  - Расправившись с Отто неизвестный забрал бумаги из сейфа и скрылся в разветвленной канализационной сети...
  - Что так сложно? Мог бы просто выйти на улицу и не шастать по вонючим подземельям.
  - Он боялся, что полицейские нюхачи засекут астральный след заклинания, с помощью которого он уничтожил Хлодвига. Колдовство было весьма мощным, поскольку даже по прошествии столь долгого времени мы смогли отследить путь отхода убийцы. Впрочем, здесь у нас ничего определенного. Известно лишь то, что кофр с документами был закопан под деревом в лесу, что неподалеку от Южных ворот города, где пролежал около суток. И еще, ваша милость, на следующую ночь в штаб-квартире Ложи кто-то устроил самую настоящую резню, одновременно по всему городу были уничтожены все прочие ее члены, а также все проповедники Ксарога. Общее число погибших около трех сотен человек.
  Вопреки ожиданиям посла, магистр вполне спокойно воспринял неприятные новости.
  - Хлодвиг оказался самонадеянным глупцом, - бесцветным голосом констатировал он. - И все бы ничего, но его самонадеянность вышла нам боком. Однако поводов для пессимизма нет. Дервиши и Ложа в основном справились с поставленной задачей. Теперь нам следует подумать о том, чтобы нанести очередной удар Великой Гельвеции, от которого королевство не оправится уже никогда.
  - А как же быть с утечкой информации?
  - Будем думать, как минимизировать отрицательные последствия. Ваша же задача всемерно содействовать нашему агенту в проведении операции "Маршал".
  - Так точно, ваша милость.
  - Засим разрешите откланяться, ваше превосходительство.
  Заключение
  Караван-баши Али Абу аль Хусейн легко соскочил с тонконогого арабского скакуна и, обратившись к бравого вида декану - начальнику отряда городской стражи, досматривавшей купеческие караваны у ворот, спросил:
  - Уважаемый ага, зачем черные флаги на башнях и стенах? Что случилось в славном городе Лионе? Зачем люди такие невеселые, а некоторые плачут?
  - Горе у нас, почтенный купец. Великое горе. Сегодня ночью преставился наш Главный Маршал Владим Дарци. Ушел из жизни великий полководец и прекрасный человек.
  - Вах, вах, вах аш-шайтан! - громко запричитал араб. - Воистину горе. Позволь узнать, доблестный воин, как же это произошло?
  - Сие никому не ведомо, - заговорщически понизил голос декан. - Заснул герцог в своей спальне, один при закрытых дверях, а утром слуга обнаружил его хладный труп без каких-либо признаков насилия.
  - Может, от старости помер?
  - Какой там "от старости"?! Маршалу еще и шестидесяти не было. Здоровьем и умом не был обижен. На турнирах мало кто из уважаемых рыцарей решался принять его вызов...
  - Вах... славный муж был этот Владим Дарци!
  - И в армии у него был непререкаемый авторитет. А если по секрету, - декан приблизил рот к самому уху араба, - поговаривают, он половину Лионских прелестниц попробовал на зуб - за ночь пятерых окучивал, а по младости и десятерых.
  - Вай ме! - не удержался от восторженного возгласа Али Абу. - Даже если народная молва справедлива лишь наполовину, этот человек воистину достоин почитания и уважения. Действительно, при таком здоровье вряд ли он сам ушел из жизни.
  - Во-во, и все так считают. Без помощников тут не обошлось, - зло сплюнул в дорожную пыль десятник и в сердцах добавил: - Мало им при дворце бардака, теперь и в армии начнется.
  - Не переживай, служивый, - сказал купец и протянул легионеру сестерций. - Вот возьми выпей за упокой души своего командира. Да вознаградит тебя Аллах и даст тебе терпение. А я непременно за него помолюсь. Может быть, все обойдется. Иншалла!
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Е.Вострова "Канцелярия счастья: Академия Ненависти и Интриг"(Антиутопия) А.Шихорин "Ваш новый класс — Владыка демонов"(ЛитРПГ) В.Василенко "Статус D"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) О.Бард "Разрушитель Небес и Миров. Арена"(Уся (Wuxia)) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Ю.Кварц "Пробуждение"(Уся (Wuxia)) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia))
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"