Сухов Александр Евгеньевич: другие произведения.

Ученик демона (очередное обновление)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 7.95*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Здесь очередные главы книги. Одновременно с выкладкой продолжения будет пополняться основной текст. Обновление от 15.08.2011. Последняя глава и Заключение. Книга выложена полностью.

  Глава 9
  - Вот так нам удалось бежать из позорного рабства, - закончил свой довольно длинный рассказ Фаррук, - и если бы не ваша помощь, в данный момент меня и Виолы уже не было бы в живых. Глупо, конечно, получилось с этим побегом: неорганизованно, спонтанно, но иного выхода у нас не было. - Маг поднял глаза на спасителей. К кошмарному облику демона он успел немного привыкнуть и взирал на него без прежнего душевного содрогания. - Позвольте еще раз от всей души поблагодарить тебя, Глан, и тебя Азуриэль!..
  Люди сидели на поваленном стволе дерева, потягивали вино. Азуриэль стоял в сторонке, скрестив на груди руки.
  - Не бери в голову, - махнул рукой Охотник и, плеснув в кружки новых знакомых еще по "капельке" эльфийской лозы из подаренной лайром эр-Энкиным бутылки, продолжал: - Выходит, всеми своими бедами, Фаррук, ты обязан своему благодетелю Магистру. До боли знакомая ситуация. Ты не поверишь, но этот паук не только тебя достал. У меня к нему также кое-какие претензии имеются. Что же касательно Виолы, - он осуждающе посмотрел на девушку, - тут уж, извини, но приключения на свою за... голову ты заработала, благодаря собственной самонадеянности и глупости. Красивым девицам не место в мужских забавах, это тебе не бульварный роман о головокружительных похождениях крутых супергероев в юбках.
  Зная неукротимый характер Виолетты Бастиан, Фаррук ожидал, что девушка тут же взорвется и наговорит резкостей этому самоуверенному нахалу. Однако, вопреки ожиданиям, чародейка скромно потупила глазки и негромким виноватым (!) голосочком выдала:
  - Да, Глан, ты прав, не следовало мне тогда обманывать мою доверчивую тетушку Элефантину и убегать из дома.
  При этих её словах на сердце Фаррука кошки заскребли. Его женщина вместо того, чтобы отшить нахала, мол, не твоего ума дело, что хочу, то и ворочу, готова внимать его нравоучениям и едва ли не стелется перед каким-то неотесанным Охотником. Ладно бы статью удался или лицом, да и манерами не блещет - эвон как с дамой невежливо обращается. По всем означенным позициям он - Фаррук сто очков форы этому увальню даст: и высок, и статен, и на лицо пригож, и светскую беседу поддержать умеет. А этот же, кроме наглючей рожи и непомерной самоуверенности более ничем не примечателен. Ну вступил в сговор с демоном, ну способен на кое-какие фокусы. И что теперь? Ради всего этого нужно бросать старого проверенного друга и буквально вешаться ему на шею. Нет, далее общество этого шута он терпеть не намерен. Выручил из беды, за это ему и его рогато-крылатому другу преогромная благодарность и нижайший поклон. Теперь их пути-дорожки расходятся. Эти двое пусть топают, куда хотят, а ему и Виоле по любому в противоположную сторону.
  - Еще вина, Фаррук? - не подозревая об эмоциональной буре бушевавшей в душе нового знакомого, предложил Глан.
  - Спасибо, не откажусь, - маг протянул свою кружку Охотнику и, стараясь отвлечься от неадекватного, на его взгляд, поведения подруги, спросил: - А у тебя какие претензии к мэтру Захри?
  - Видишь ли, Фаррук, благодаря козням этой мерзкой твари, Охотник Глан эр-Энкин стал бесправным изгоем. Более того, я лишился двух самых дорогих для меня существ... - Перед его внутренним взором возникли образы Марры, Шуршака, и к горлу ком подкатил, мешая не только говорить, но дышать. Он прильнул к кружке и сделал пару судорожных глотков. - Если есть желание выслушать историю моих мытарств, я её вам поведаю. Откровенность, так сказать, за откровенность.
  Не успел Фаррук рта раскрыть, мол, нам некогда, спешим, как подсуетилась Виола:
  - Конечно, Глан, мы с удовольствием выслушаем твою историю.
  При этом она смотрела на Охотника такими глазами, что маг был готов с кулаками наброситься на неожиданно нарисовавшегося соперника. Однако он тут же устыдился своей ничем не мотивированной неприязни. Сам Глан и пальцем не пошевелил, чтобы понравиться Виоле. Более того, наговорил ей такого, за что та должна была очень сильно на него обидеться. Но почему-то не обиделась, наоборот, не сводит с него преданного взгляда. А может быть, он заблуждается и девушка вовсе не оказывает Глану повышенные знаки внимания, а всего лишь демонстрирует ему свою признательность за спасение от неминуемой гибели. И все-таки уж слишком откровенно она это делает. Воспитанной девице не престало так вести себя с посторонним мужчиной.
  - Ваш Магистр, - начал тем временем свой рассказ Охотник, - самая настоящая сволочь. Вообще-то, эта тварь достойна иных эпитетов, но, к сожалению, присутствие Виолы лишает меня возможности охарактеризовать этого подонка так, как он того заслуживает. - После столь многообещающего вступления юноша изложил свою трагическую одиссею сжато, но емко. И, подводя черту, неожиданно для слушателей заявил: - Отныне мой долг отомстить Магистру за гибель Шуршака, Марры и всех прочих жителей Кайхат-Кахр.
  Столь амбициозное заявление заставило обоих магов выпучить глаза от удивления.
  Первым пришел в себя Фаррук.
  - Глан, я не ослышался? Ты собираешься мстить мэтру Захри?
  - Совершенно верно, Фаррук, именно это я и намереваюсь сделать в самый кратчайший срок. К тому же... - Охотник немного поколебался, стоит или не стоит сообщать новым знакомым столь интимную деталь, но все-таки промямлил: - Я недавно узнал, что... в общем... я - вроде как законный наследник императорского престола империи Дарклан. Да, да, один эльф, коему врать нет никакого резона, рассказал о том, как я появился в его доме...
  - Ой, как интересно! - всплеснула ручками Виола и с женской непосредственностью потребовала: - Гланчик, а можно об этом поподробнее?
  "Гланчик" хоть и царапнуло ухо ревнивого Фаррука, новость, что легитимный правитель империи выжил и в данный момент угощает его вином буквально его ошарашила. И он поддержал подругу:
  - Да, да, Глан, сделай милость, расскажи.
  - Вообще-то тут особенно и рассказывать нечего, - засмущался Охотник, аж уши покраснели. - Сегодня утром подслушал... - и, переведя взгляд на стоящего молча в сторонке демона, заметил: - Между прочим, совершенно случайно, Азур. Сами виноваты. - И обратившись вновь к навострившим ушки чародеям, продолжил: - Короче, я стал свидетелем задушевной беседы двух своих Учителей: светлого эльфа и высшего демона. Так вот... двадцать два года назад во время кровавого путча чашечников в Бааль-Дааре меня - новорожденного наследника престола спас один из демонов крыланов и притащил на воспитание к лайру эр-Энкину. Конечно, у меня на лбу не написано, что именно я Ламбар Тринадцатый, но помимо голословных утверждений Учитель предъявил в качестве доказательства распашонку и еще кое-какие вещички с вензелями императорской фамилии, что были тогда при мне. Признаться, новость меня здорово ошарашила и совсем не обрадовала. Но уж коль на мою долю выпало быть императором, положение обязывает предпринять все возможные усилия для восстановления законной власти.
  - Ой, как здорово! - захлопала в ладошки Виола. - Мой папенька всегда был монархистом, но скрывал это даже от тетушки Элефантины, к тому же, он не особенно жаловал Магистра... Значит, ты... то есть вы, Глан, вовсе не Глан, а ваше императорское величество Ламбар Тринадцатый. Поразительно, никогда не думала встретить в какой-то глухомани законного властителя Дарклана! Это чудо, что вам удалось спастись.
  - Оно еще нужно проверить, на самом ли деле Глан такой уж настоящий император, - в пику восторженным реляциям чародейки, проворчал совсем уж расстроенный Фаррук. Ему все больше и больше не нравилось, какими глазами смотрела девушка на этого выскочку. В душе он прекрасно понимал, что зря сердится на своего спасителя, но ничего не мог поделать с обуревавшей его душу ревностью. Нет, от этого парня нужно бежать как можно быстрее и уводить с собой Виолу, несмотря на то, что руки так и чесались поквитаться с тем, кого он почитал вместо отца родного и благодаря кому был обречен влачить позорную участь раба-гладиатора.
  В ответ на явную подковырку, Глан развел руками.
  - Я бы с радостью воспринял новость, что Учитель ошибается, но против фактов не попрешь. Не горю желанием вступать в кровавую свару за корону, но деваться некуда. Не для того меня спасали во младенчестве, чтобы я всю жизнь отсиживался где-нибудь в укромном местечке. К тому же, зуб длинный у меня на вашего Магистра. И еще немаловажный момент, в его сейфе хранится одна бумаженция, с помощью которой я смогу обелить свое честное имя в глазах братьев Охотников, а это для меня намного важнее, чем заполучить императорскую корону. Так что, одна у меня теперь дорога - в Бааль-Даар, иного не дано.
  - Вот, слова не мальчика, но мужа! - тут же подал голос не принимавший до этого участия в разговоре людей Азуриэль. - Молодец, ученик! Так держать!
  - Глан... то есть ваше величество, вы и правда ученик Азуриэля? - вытаращила глазищи Виола.
  - Действительно ученик. Так я ж об этом уже говорил. И не нужно ко мне обращаться ваше величество. Просто Глан, Охотник Глан или Счастливчик.
  - Хорошо, Глан - так Глан. Что же касается твоего ученичества, я думала, ты пошутил или слегка преувеличил, оно ведь...
  Однако Фаррук не позволил девушке закончить начатую мысль.
  - Ну все, Виола, нам с тобой пора уходить, пока Патиас или сам Захри не прислали по наши души еще дюжину наемных убийц.
  - Как уходить, Фаррук?! Ты хочешь сказать, что мы не должны оказать посильную помощь человеку, который выручил нас из беды, к тому же законному наследнику престола?!
  - Но в Дарклане давно победили прореспубликанские настроения и реставрация власти императора невозможно. Народ поверил своим теперешним вождям и не пожелает...
  - Брось, Фаррук, - Виолетта едва не рассмеялась коллеге прямо в лицо, - тебе следовало бы почаще общаться с простыми людьми, а не с блюдолизами Магистра. Зайди в любую таверну, там только и разговоров, де, при Фаргах все было намного дешевле, и налоги были приемлемыми, послушать тогда и Анар был ярче, и трава зеленее, и небо выше и голубее. Короче, достал наш орден народ своим безграмотным правлением. А папенька говорит, что еще десяток лет и могучего Дарклана вовсе не станет: что запольцы не оттяпают, бактрийцы приберут к рукам, а там и все прочие подсуетятся. А все потому, что магам в дела государственные не след нос пихать.
  - Молодец, девка! - Азуриэль аж захлопал в ладоши. - Ловко ты этого пиндоса тупорылого срезала. Не, удивительно, парню в душу наплевали, с дерьмом смешали, а он насчет демократических ценностей лопочет!
  - Послушай, умник, - возмутился Фаррук, - я не посмотрю что ты незнамо какой там крутой демон, врежу промеж рогов, сразу перестанешь обзываться разными сомнительными словечками!
  - Почему же сомнительными?! - удивленно вытаращился на разгневанного мага Азуриэль. - Пиндосы - реальные пацаны, славны тем, что несут свет истинной демократии всем прочим соседям. Правда, с помощью огнестрелов, напалма и высокоточных реактивных снарядов. Впрочем, не исключено, что тот мир еще не сформировался как планета, а может быть, уже давно сгорел или остыл, в зависимости от эволюции центрального светила. Время, скажу вам, - категория непостижимая даже для наших продвинутых демонических мозгов. А насчет "врежу промеж рогов" - это ты зря, юноша, Аз есмь величайший из великих и в другое время при других обстоятельствах, ты червь ...
  - Угомонись, Азур, - вступился за Фаррука Глан, - мне тоже "пиндос" не очень нравится навевает, знаешь ли кое-какие нехорошие ассоциации. А насчет разделаться с Магистром и всеми прочими чашечниками, кои попытаются вякнуть что-нибудь супротив нас, так мы с тобой и без посторонней помощи обойдемся. Ну какой нам от них прок?
  Однако столь пренебрежительное отношение вызвало резкую волну негодования со стороны Виолетты Бастиан.
  - Ваше величество, то есть, Глан Счастливчик, как это от нас не будет толку?! Я - дипломированный лекарь, Фаррук - боевой маг высокой квалификации. К тому же, он был личным секретарем мэтра Захри и знает все привычки своего босса, а также внутреннее обустройство дворца. И еще, наше присутствие в твоей команде подвигнет многих адептов Огненной Чаши признать легитимного властителя Дарклана, и если не перейти на нашу сторону, хотя бы соблюсти нейтралитет. Ты же не хочешь вести войну одновременно со всеми магами ордена. К твоему сведению орден Огненной Чаши основан твоим великим предком Ламбаром Мудрым. Многие века его адепты радели о благополучии Дарклана. И многие рядовые его члены не согласны с политикой Магистра.
  - Я не очень понимаю, Виола, - попытался повлиять на девушку Фаррук, - чем мы с тобой можем помочь его императорскому величеству и его могущественному Учителю? Вспомни, с какой легкостью они разом укокошили десятерых чародеев. Нас спасли, едва ли не походя. За что им глубочайшее почтение и превеликая благодарность.
  - Фаррук, - гневно сверкнула своими преогромными глазищами Виола, - еще слово, и я перестану тебя уважать! Тут такое начинается!..
  - Но, Виола... - подал голос в свое оправдание смущенный маг.
  - Никаких "но"! - топнула ножкой рассерженная валькирия и, переведя взгляд на Глана, заявила: - Ваше величество, как ваши верные подданные мы готовы всеми силами и даже ценой собственной жизни...
  Однако Охотнику надоело выслушивать эту высокопарную чушь.
  - Так, девушка, успокойся и выслушай меня! В данный момент я располагаю достаточными возможностями, чтобы наказать узурпатора и восстановить законную власть в Дарклане. Прошу прощения, но вы действительно вряд ли способны оказать какую-либо реальную помощь.
  Эти его слова стали буквально бальзамом на душу Фаррука. Томимый ревностью он подозревал, что решимость Виолы ввязаться в очередную авантюру связана вовсе не с её патриотизмом, просто этот Охотник, а теперь, как выяснилось, законный властитель Дарклана вскружил голову юной девице. Но радость его продолжалась недолго, поскольку демон все испортил.
  - Глан, ты не прав. Двое магов в нашей команде будут не лишними. Слабоваты, конечно, но пока мы доберемся до твоего Генеша Тамбы, затем до Бааль-Даара, я над ними основательно поработаю. Нам не следует недооценивать возможностей противника. И еще, Виола права, тебе, как истинному императору необходима группа поддержки, иначе говоря, свита, которая станет доносить до народа высочайшую волю и собственным примером рекрутировать новых членов в ряды твоих сторонников. Надеюсь, я понятно излагаю свои мысли?
  - Но я не собираюсь никуда рекрутироваться, - Фаррук мгновенно сообразил, куда клонит хитроумный демон и решил из последних сил повлиять на ситуацию. - Виола, немедленно уходим! Нам пора.
  - И куда же это ты собрался бежать, Фаррук? - не скрывая ехидцы в голосе, поинтересовалась чародейка. - Впрочем, если торопишься, мы с Гланом тебя не задерживаем. Можешь отправляться на все четыре стороны.
  - Но мы же с тобой... - стушевался Фаррук, - Но у нас отношения... и я надеялся...
  На парня было жалко смотреть, настолько расстроенным он выглядел, а тут еще демон подлил масла в огонь:
  - Ревнует он тебя, девка. Вот чего. Я уже давно заметил. Потерял голову до такой степени, что даже мое заманчивое предложение не смог адекватно оценить. Ему архидемон Владыка Владык предлагает реальный скачок на пути к совершенству, заметьте, безвозмездно, то есть даром, а он обо всякой ерунде в это время думает.
  - Это правда, Фаррук? - Виолетта Бастиан осуждающе посмотрела на товарища.
  Чародей от стыда был готов сквозь землю провалиться - вряд ли кому-то понравится, если его душу вывернут наизнанку и выставят на всеобщее обозрение. Но, набравшись духа, он все-таки выдал:
  - Да, Виола, это правда. То, что между нами произошло перед бегством из школы, позволяет мне надеяться на твою благосклонность. Я люблю тебя и... вообще... короче... вот так...
  Девушка с грустью посмотрела на окончательно стушевавшегося мага и с болью в голосе сказала:
  - Милый Фаррук, то, что между нами тогда случилось, уже было у меня как минимум с дюжиной гладиаторов, не считая барона Бельдокса - и все это не по моей воле. Ланиста Патиас хотя и был по-своему добр ко мне и не экономил на афродизиаках, но уверяю тебя, мне это не особенно нравилось...
  Пораженный до глубины души откровенным цинизмом любимой девушки Фаррук смог лишь промямлить:
  - Но ты же сама говорила...
  - ...что меня от тебя не тошнит, как от всех прочих моих... партнеров? Да, говорила. Также я говорила, что искренне уважаю тебя, но... извини, Фаррук, со своими чувствами я пока не определилась. Но самое главное, сейчас от одной лишь мысли о физической близости хотя бы с самым распрекрасным принцем меня тянет блевать, прошу прощения за грубость. - И совсем уж неожиданно для присутствующих она закрыла лицо ладошками и горько-горько разрыдалась.
  Глан и Фаррук было дернулись, чтобы начать её успокаивать, но тут же сообразили, что вряд ли чем-то смогут ей помочь. Лишь стоявший поодаль демон не проявил ни малейшего беспокойства. Выудив неведомо откуда толстенную сигару, он затянулся ядреным дымом и с видом продвинутого медикуса констатировал:
  - Реакция несовершенного человеческого организма на продолжительный стресс. Терапия вряд ли необходима, иначе говоря, время - лучший лекарь.
  - Помолчал бы ты лучше, умник! - Глан зло зыркнул на беспардонного знатока человеческих душ.
  На что Азуриэль лишь пожал плечами, мол, не хотите выслушать мое компетентное мнение, прозябайте во тьме незнания и от дальнейших комментариев воздержался.
  Основательно выплакавшись, Виолетта, наконец, пришла в себя. И первым делом озадачила Охотника вопросом:
  - Ну что, позволит ли ваше величество мне... - она многозначительно посмотрела на смущенного Фаррука и что-то прочитав в его глазах, поправилась: - То есть, нам, сопровождать вас?
  На что Глан лишь махнул рукой, дескать, делайте, что хотите и с укоризной в голосе сказал:
  - Хорошо, Виола, но повторяю еще раз, давай без этих самых "ваших величеств". Если мне суждено будет стать императором, приторной лебезятины я успею наслушаться от придворных лицемеров. А коль не суждено, так нечего и начинать раньше времени.
  - И не думай, прохиндей, - задорно оскалился Азуриэль, чем изрядно смутил непривычных к его обворожительным улыбочкам Виолу и Фаррука, - тебе не отвертеться от роли властителя! - И, обратив взор на чародеев, пожаловался на своего подопечного: - Наш Глан тот еще типчик. Абсолютно не амбициозен, что для будущего монарха не есть хорошо. Знали бы вы, с какими душевными муками ему приходится преодолевать свою аполитичность. Анархист - вот он кто. Впрочем, это даже занятно, анархисты на высших государственных должностях мне еще не попадались. Как правило, там чистой воды сволочи и отмороженные маньяки, готовые собственными зубами вцепиться в глотку всякому конкуренту. Тем интереснее будет посмотреть на нашего Охотника в роли императора.
  - Издеваешься, порождение Тьмы, - Глан уже успел привыкнуть к подобным подковыркам демона и реагировал без прежней злости. - Запихну тебя обратно в твою темницу, будешь знать.
  - Вот, дорогие мои, - демонстративно развел руками демон и с показушным пафосом в голосе изрек, обращаясь к притихшим магам: - Делаешь ничтожному смертному добро, из собственной шкуры вон лезешь, чтобы угодить, а за это получаешь одну лишь черную неблагодарность.
  - Ой, ой, сейчас разрыдаюсь, - съехидничал Глан. - Хватит уж овечкой-то прикидываться. Радетель называется.
  Неожиданно со свойственной всем женщинам непосредственностью в перепалку вмешалась Вилола:
  - Мальчики, мальчики, хватит пререкаться!
  В ответ "мальчики" переглянулись и задорно рассмеялись. А вскоре к веселью присоединились и Виола с Фарруком.
  Через полчаса троица людей в сопровождении демона топала в направлении "каменного цветка", чтобы как можно быстрее оказаться в городе Азерави - столице блистательного каганата Азерави. Перед тем, как туда направиться, Фаррук поведал о своей врожденной непереносимости телепортационных перемещений на что Глан беспечно махнул рукой и поспешил его успокоить:
  - Не волнуйся, парень, я присмотрю за тобой.
  Охотнику также пришлось посвятить Фаррука и Виолу за какой такой надобностью им необходимо попасть в каганат. Новость о том, что украшавшие императорский дворец крылатые образины вовсе не каменные скульптуры, а самые настоящие демоны обескуражила обоих. Но чародеи были еще более поражены, узнав, что в столице каганата их ожидает встреча с вампиром, а может быть, и несколькими. В последнее время, благодаря сокрушительным успехам Вольного Братства, загадочные дети ночи не особенно афишировали свое присутствие среди людей. Некоторые считали, что эти бестии и вовсе навсегда покинули Хаттан. Виолетта даже забавно взмахнула руками и с нескрываемым ужасом в голосе прошептала:
  - Боже всемогущий, неужели я увижу самого настоящего вампира?!
  Фаррук оказался более сдержанным он всего лишь многозначительно покачал головой и с нескрываемым уважением посмотрел на Охотника. Ему ли как магу не знать, каким боевым потенциалом обладают дайманы - высшие вампиры, и то, что Глану удалось договориться с одним из них, не будучи сильным магом, говорило о многом. Впрочем, наличие в их группе архидемона, и то, что практически всемогущее существо находилось под полным контролем человека, впечатляло еще больше. Если бы Виолетта не выражала Охотнику столь явно своих симпатий, Фаррук был бы менее сдержан в проявлении восторженных чувств.
  Глан вполне мог бы телепортировать всю команду к "каменному цветку", но этому неожиданно воспротивился Азуриэль, сославшись на то, что должен ввести новых студиозусов в курс дела. И, не теряя времени, собственно этим и занялся.
  - Если вы считаете, что своими ужимками, бормотанием и распальцовкой, то есть, тем, что вы сами называете трансцендентным манипулированием, магией, чародейством, волшбой и прочая, прочая, вы достигли абсолютной власти над материальной и духовной составляющей данного мира, вы глубоко заблуждаетесь. Истинное управление энергоинформационными потоками должно исходить только отсюда. - При этом демон крепко шлепнул ладонью себя па бугристой черепушке, аккурат промеж симпатичных рожек. - Да, да, уважаемые, именно мозг разумного существа является тем инструментом, посредством которого ваша душа не только познает окружающий мир, но также воздействует на него и в конечном итоге самосовершенствуется. Некоторые, так называемые философы, считают, что конечная цель эволюционного развития есть познание материей самой себя. Бред, чушь, полная ерунда! Да будет вам известно, что у абстрактной материи нет и не может быть вообще никакой цели, поскольку цель есть только у вашей духовной составляющей, и цель эта, скажу вам, предопределена свыше в момент зарождения нашего Универсума. Великий Творец был гениальным безумцем, коль создал этот мир как инкубатор и питомник для бесчисленного количества будущих Творцов, таких же, как он сам. Впрочем, мы с вами сейчас здесь не для того, чтобы пытаться постигнуть глубинную суть замысла Создателя. Для нас важно максимально ускорить процесс достижения вами совершенства. Для насала вам придется заставить вашу интеллектуальную мышцу работать не на сто, даже не на пятьдесят, хотя бы на десять - пятнадцать процентов. Если это у нас получится, магов равных вам не сыщется на всем Хаттане. Мозг - именно тот самый орган, с помощью которого вы станете свободно управлять всем сущим, тогда жалкие вербальные костыли и шевеление пальцами вам уже никогда не понадобятся. - После столь краткого, но яркого вступления, он обратился к шагающему чуть впереди Охотнику: - Глан, хватит щериться, ты не на воскресной исповеди анонимных алкоголиков! Видишь вот тот камушек?
  Юноша проследил взглядом, куда указывал когтистый палец демона.
  - Если ты имеешь в виду тот обломок скалы размером с трехэтажный дом, Учитель, то я его вижу.
  - Ерунда, размер в данном случае не имеет никакого значения. А теперь, ученик, сделай с ним что-нибудь эдакое, - Азуриэль неопределенно помахал перед своим носом ладошкой, - чтоб проняло. Ну сам понимаешь.
  Глан остановился, на мгновение задумался, хитровато улыбнулся, после чего неподвижно замер с зажмуренными глазами.
  Какое-то время ничего не происходило. Однако очень скоро огромная базальтовая глыба раскалилась сначала докрасна, затем добела и вот-вот готова была растечься озерцом лавы. Однако не растеклась, а воспарила над землей и прямо на глазах у потрясенных до глубины души чародеев раскаленная до текучего состояния масса начала пучиться, бугриться, струиться и перетекать, формируя некий пока неясный образ. Чтобы навести тень на плетень, Глан окутал пышущую жаром заготовку непроницаемым для взгляда человека туманным пологом, пояснив при этом, что на созидательной стадии все художники прячут свои шедевры от посторонних глаз, мол, стесняются или сглазу боятся. Но он недолго мучил заинтригованных зрителей. Очень скоро полог растворился в воздухе, и взглядам пораженной до глубины души публики предстала гигантская фигура архидемона, весьма реалистичная. Необъяснимым образом камень к тому времени успел остыть и вновь стал черным с легким зеленоватым отливом.
  Виола громко заверещала от восторга и захлопала в ладоши. Фаррук буквально застыл с отвисшей челюстью, при этом он пытался хотя бы приблизительно подсчитать, сколько магической энергии ушло на создание этого, с позволения сказать, шедевра. Что же касается самого демона, Азуриэль задумчиво покачал головой, затем выдал:
  - Ну, Глан, удивил, так удивил! Я-то думал, что ты сейчас запустишь каменюку в небеса и развеешь на атомы, а ты такое сотворил... Тронут, чрезвычайно тронут. Спасибо, ученик!
  - Но как? - не удержался от вопроса Фаррук. - Откуда ты взял столько энергии? Если не ошибаюсь, у тебя нет даже самого маленького пеластра.
  - Да, Глан, - поддержала приятеля Виола, - мне также интересно знать, откуда такая уймища энергии?
  - Во-во, ученик, поведай-ка дипломированным специалистам, каким образом тебе удалось провернуть этот фокус? - подначил демон. При этом упоминание о дипломированных специалистах в его устах прозвучало настолько язвительно, что Фарруку стало немного стыдно за то, что он таковым является.
  - Ничего уж такого особенного я не сделал, - скромно улыбнулся Глан. - Представил каменный обломок как отдельную энергоинформационную систему, составил математическое описание данной системы, на его основе сформулировал интересующий меня трансформационный алгоритм, перенаправил соответствующим образом потоки энергии. В общем-то, и все.
  - И это ты называешь все?! - удивлению Фаррука не было предела. - Это же высшая метафизика! Если не ошибаюсь, сингулярное интегральное уравнение пятого порядка...
  - Шестого, - поправил демон.
  - Тем более, - ошалело выпучил глаза маг. - Да на решение одного подобного уравнения коллективы из сотен специалистов высочайшего класса тратят годы! Феноменально!
  - А теперь пораскиньте мозгами, друзья мои, - менторским тоном продолжил Азуриэль, - еще месяц назад этот балбес не имел ни малейшего понятия о производной, дифференциальной или интегральной функции и прочих метафизических инструментах познания мира. Да что там кривить душой, перемножить в уме пару двузначных чисел для него было непосильной задачей. Что же касаемо его магических способностей, тут и вовсе полный отстой - зажечь усилием воли свечку или сдвинуть с места пылинку мы даже и не мечтали. А теперь, полюбуйтесь! - Демон указал рукой на творение ученика. - Результат налицо. Хотя, на мой взгляд, слишком реалистично, чуть-чуть художественной изюминки не помешало бы...
  - Хорошо, Азур, - обиженно проворчал Глан, - в следующий раз приставлю тебе козлиные рога, клычищи, как у саблезубого тигра и еще чего-нибудь эдакое.
  - Не, лучше не экспериментируй, - ничуть не смутился демон, - качнешься в какой-нибудь постмодернизм и слепишь мой светлый образ из швейных машинок или кузнечных наковален. А мне оно надо? - И, возвращаясь к теме лекции, вновь обратил свой взор на Фаррука и Виолу: - Так вот, уважаемые, мозг Глана в момент пиковой нагрузки работает всего-то на двадцать процентов от запланированной Создателем мощности. Вдумайтесь только: всего-то одна пятая часть. А теперь представьте, что произойдет, если мозг человека начнет работать с полной отдачей. Впрочем, даже не пытайтесь, этого даже я не могу представить. Однако и это не станет для вас пределом. Познав абсолютное могущество вы возжелаете сверхмогущества, и тогда ваша бренная оболочка не станет более для вас лимитирующим фактором... - Тут Азуриэль осекся, осознав, что слегка увлекся. - Короче, ваша задача состоит в том, чтобы в самые кратчайшие сроки максимально прокачать мозги и перейти от шаманского камлания к научно обоснованному методу управления энергоинформационными системами и потоками, иначе говоря, материальной и духовной составляющей данного мира. Пример перед вашими глазами, - демон кивнул головой в сторону Глана. - Вы же, выражаясь фигурально, не просто неотесанные бревна, каким был этот юноша чуть более месяца назад, вы - маги, то есть, люди образованные с понятием, поэтому процесс вашего обучения не должен занять много времени... ежели, конечно, вы будете прилагать максимум усилий. Вопросы есть?
  - Есть... Учитель, - подал голос Фаррук.
  - Задавай, разрешаю, - обращение "Учитель" явно польстило самолюбию Азуриэля.
  - Откуда столько энергии? Я тут примерно подсчитал её необходимое количество, и у меня получилось...
  - Все, ученик, можешь не утруждать себя приведением точных цифр. Давай-ка твой вопрос переадресуем Глану. Ответь-ка нам, юноша, каким образом тебе удалось так быстро разогреть каменную массу? Лично меня больше интересует, как тебе удалось её охладить?
  - Ничего сложного, - пожал плечами Охотник, - позаимствовал немного тепла у планетарных недр, а после того, как фигура была готова, отправил его обратно.
  - М-м-да, исчерпывающее объяснение, - ухмыльнулся Азуриэль. - Прям мы так сразу всё и поняли. Короче, Фаррук, то, что проделал Глан, сложно показать на пальцах, а оперировать необходимыми информационными массивами ни ты, ни Виола, пока что не способны. Думаю, через недельку мы с вами непременно вернемся к данному вопросу, а может быть, вы и сами все поймете. А теперь, нам необходимо сделать небольшую остановку. Нет, вовсе не для того, чтобы вдоволь налюбоваться этим чудесным изваянием. Необходимо устроить небольшое практическое занятие для тренировки концентрации внимания. Кстати, Глан, нечего лыбиться и взирать на товарищей как ветеран-легионер на новобранцев! Тебе также не помешает потренироваться. Во время твоих манипуляций я заметил определенные шероховатости и недочеты.
  - Удивительно! - не унимался Фаррук. - Почему бы при такой-то воистину божественной мощи Глану просто не прийти в Бааль-Даар и не указать магам ордена их место?
  - Да, Азуриэль, то есть, Учитель, - подала голос Виола, - разве кто-либо на Хаттане способен противостоять нашему императору? - При этом девушка посмотрела на Глана таким взглядом, что у Фаррука вновь заколотилось ретивое из-за неконтролируемого приступа ревности.
  На что демон с легкой грустью ответил:
  - Крыланы. Друзья мои, если бы не эти бестии, Глан уже давно заправлял бы не только в Бааль-Дааре, но во всем Дарклане. Дело в том, что у меня с этими тварями давние счеты, и если они меня почувствуют, непременно пожелают отомстить.
  - Но ты же и сам весьма могущественное существо, - не унималась девушка. - Насколько я понимаю, вполне способен справиться с горсткой демонов.
  - Вообще-то, их там пять сотен, но это не имеет особого значения, в былые годы я их сжигал миллионами, точнее не сам я, а подвластные мне могущественные твари. Однако в настоящий момент я весьма ограничен в своих возможностях, поскольку являюсь неотъемлемой частью смертного существа.
  - Но, Глан, может предоставить тебе определенную степень свободы, чтобы ты расправился с горгулами...
  - Ага, а потом добровольно вернулся в свою темницу? Нет уж дорогая, это пока я подконтролен нашему другу, я мягкий и пушистый, но стоит мне обрести свободу... Короче, лучше этого до поры до времени не делать, а обратиться за помощью к вампирам. Будем надеяться, что эти смогут замаскировать мою сущность. - Посчитав тему исчерпанной, демон встрепенулся. - Ну все, приступаем к практическим занятиям. Пустопорожние разговоры оставим на потом.
  Территория на которой располагался каганат в свое время была ареной кровавых войн между людьми и эльфами, а потом и между различными человеческии группировками. Эту землю не раз топтали подошвы сапог легионеров, и подкованные копыта тяжелых боевых коней. По этой причине "каменных цветков" здесь уцелело намного меньше, нежели в других государствах Рагуна. Ближайший от столицы телепорт имелся в портовом городе Керафи, что в семи сотнях верст от главного города каганата. Именно туда отправились наши путешественники.
  Фаррук перенес мгновенное перемещение очень тяжело. Юноша едва не потерял сознание, к тому же у него носом пошла кровь. Пришлось Глану и Виолетте оказывать ему первую помощь, а потом обессиленного чародея транспортировать в ближайшую гостиницу. По пути пришлось заглянуть в ювелирную лавку. Там Охотник реализовал пару прихваченных из крипты безделушек. Несмотря на то, что прощелыга торгаш не заплатил и половины настоящей стоимости драгоценностей, вырученная сумма вполне устроила Глана. К тому же, в его рюкзаке находился приличный запас украшений, и безденежье никак им не грозило.
  В гостинице поселились не самой лучшей, но вполне приличной. Из предложенного хозяином списка номеров выбрали люкс на втором этаже с тремя отдельными спальнями и общей гостиной. Владелец гостиницы подозрительно посмотрел на бледного как полотно Фаррука, затем на Виолу, но готовые слететь с языка вопросы оставил при себе, поскольку постояльцы оказались людьми вполне состоятельными, несмотря на их слегка потрепанный вид.
  Поднявшись в свой номер, Глан и Виола первым делом разоблачили Фаррука и уложили в постель. Затем под руководством материализовавшегося демона взялись за него более основательно. Как результат через полчаса он немного оклемался и, виновато улыбнувшись, сказал:
  - Я же предупреждал, что у меня индивидуальная непереносимость.
  - Ничего, паря, - подбодрил его Азуриэль, - с этой бедой мы уж как-нибудь справимся. Придешь окончательно в норму, посмотрим, что у тебя там за индивидуальная непереносимость. А пока восстанавливайся, вечером продолжим прокачку ваших мозгов.
  Оставив Фаррука в его спальне, Глан вручил Виоле некоторую сумму, чтобы та могла прикупить что-нибудь из одежды, а сам отправился прогуляться по городу.
  Сам Керафи его особенно не интересовал, ему и раньше приходилось здесь бывать, и город он знал едва ли не как свои пять пальцев. Целью Охотника был речной порт. Там он собирался прозондировать почву насчет ближайших рейсов в столицу.
  Насколько ему было известно, каждый день вверх по полноводной Манвэ отправляется, как минимум, одно пассажирское судно на паровой тяге. Гномы и тут подсуетились, обеспечили речное судоходство каганата экономичным видом транспорта, и с некоторых пор весь грузооборот и пассажирский поток между побережьем Жемчужного моря и Азерави контролируется кланом Тархе. Старики рассказывают, что в свое время между гномами и бурлацкими ватагами, промышлявшими на Манвэ, бушевали самые настоящие войны. Доходило до того, что отчаянные бурлаки сжигали "вельховы лохани" и вырезали целые экипажи судов. Но, в конце концов, хитроумные карлики пристроили недовольную братву на речные пароходы кочегарами, стюардами и матросами, на этом конфликт, собственно, и был исчерпан.
  В результате похода в порт выяснилось, что все билеты на пассажирские рейсы раскуплены за неделю вперед, однако перед самым приходом Глана какой-то пассажир сдал обратно в кассу билеты на две двухместные каюты. Вроде бы как собирался вывезти семейство на экскурсию в столицу, но жена прихворнула и поездку пришлось отменить. Охотник, не задумываясь, выкупил освободившиеся места, хотя, памятуя о болезненном состоянии Фаррука, не собирался этого делать.
  "Ничего, - решил он, - свежий воздух, солнце и вода быстро приведут его в норму. Не ждать же еще неделю, пока места появятся".
  Азуриэль в этом вопросе был с ним солидарен.
  Затем юноша посетил канцелярию наместника. Он прекрасно понимал, что для того, чтобы чувствовать себя боле или менее комфортно необходимо иметь приличные документы. В портовом городе отношение к чужакам терпимое, и стражи порядка не трясут каждого встречного на предмет охранных грамот и прочих разрешительных документов. Другое дело столица, где порядки значительно строже, и тебе никто не позволит разгуливать по её улицам без бумажки с солидной печатью и подписью.
  Пробиться на прием к одному из секретарей наместника кагана Охотнику помогли природная смекалка и, разумеется, вновь приобретенные магические способности. Стоит отметить, что кабинет чиновника был неплохо защищен на предмет магического вторжения. Однако недаром высший демон больше месяца, не покладая рук, пестовал ученика. Глану с легкостью удалось обойти сигнальные и охранные системы и подавить нейтрализующие заклинания. Взять под полный ментальный контроль хозяина кабинета, а также парочку его помощников и вовсе оказалось плевым делом. Всего лишь через полчаса без ненужной нервотрепки и финансовых потерь Глан получил на руки три весьма солидных фирмана на себя и своих товарищей, чем опроверг распространенное мнение, что на Востоке быстро только мухи плодятся.
  Затем Глан направился на местное торжище именуемое Базар. Там он прикупил себе и занедужившему Фарруку соответствующую местной моде одежду, чтобы не выпячиваться из толпы и не привлекать к себе ненужное внимание посторонних людей. Также он посетил парочку алхимических лавок, где приобрел кое-какие ингредиенты. Сделав необходимые покупки, он, не мешкая, направился в гостиницу. Проходя мимо здания местного отделения Вольного Братства, слегка взгрустнул, но заходить не стал, хоть и очень тянуло.
  К моменту его возвращения Виолетта Бастиан не только успела пробежать по лавкам, торгующим модной одеждой, ювелирными изделиями и косметикой, но перемерить все купленные тряпки и украшения.
  Вне всякого сомнения, девушка обладала безупречным вкусом, её новый имидж восточной женщины Глану понравился. Однако он не стал очень уж бурно выражать свой восторг. На интуитивном уровне он понимал, что приглянулся девушке, но делать какие-либо шаги навстречу не собирался. И дело вовсе не в том, что Виолетта ему не нравилась - в свое время у него были любовные интрижки с куда более неказистыми дамами - просто в его душе еще не зажила рана от потери Марры, к тому же, он не собирался перебегать дорогу влюбленному по уши Фарруку. И вообще, складывавшаяся в их небольшом коллективе ситуация, когда Фаррук усиленно добивается симпатии со стороны Виолы, а Виола откровенно положила глаз на него, Глану не очень нравилась. При других обстоятельствах он оставил бы эту сладкую парочку разбираться друг с другом, а сам рванул по своим делам. Только данное им слово удерживало Охотника от столь кардинального шага.
  Виола была слегка разочарована его холодной сдержанностью, но виду не подавала. Девушка взяла в оборот Азуриэля и принялась расспрашивать демона о демоническом житье-бытье. Тот охотно отвечал на все интересующие её вопросы.
  Пока чародейка и демон развлекали друг друга таким образом, Глан достал приобретенные у алхимиков ингредиенты и прямо в гостиной на столе приготовил лекарственный отвар для маявшегося в постели страдальца.
  Фаррук с трудом впихнул в себя препротивное на вкус и запах зелье, после чего сразу же уснул.
  Пока он спал, Глан и Виола совершили поход в ближайшую харчевню.
  К вечеру здоровье страдальца пришло в норму. Он не отказался от плотного ужина, доставленного из гостиничного ресторана.
  За посиделками Глан сообщил, что завтра утром они отправляются пароходом в столицу.
  До Азерави добрались без каких-либо приключений. Все четыре дня в основном проторчали в каюте Глана и Фаррука, осваивая под руководством Азуриэля магические премудрости. При этом они старались особенно не "шуметь", чтобы не привлекать пристального внимания со стороны путешествующих на судне магов. К концу поездки демон не без гордости за себя отметил, что его ученики сделали приличный шаг на пути к совершенству.
  В остальном жизнь на судне была до банальности скучна.
  Один раз Фаррук и Глан играли в карты, но со своим талантом они быстро наказали промышлявшую на пароходе банду шулеров, обобрав их едва ли не до нитки. Обманутые в своих надеждах мошенники попытались натравить на них подельников-бандитов. Но из этого ничего хорошего не вышло - Глан просто взял их сознание под контроль и приказал выпрыгнуть за борт и утопиться, затем туда же отправились и незадачливые заказчики налета. Пару дней спустя ниже по течению были выловлены шестеро утопленников. Поскольку следов насилия на телах не было обнаружено, дело представили как несчастный случай и быстро закрыли.
  Как уже упоминалось, в столицу каганата прибыли на четвертые сутки путешествия. Перед тем, как сойти на берег облачились по местной моде, чтобы не выпячиваться из толпы.
  Город Азерави не то место, где уж очень привечают иностранцев. Боле того, доступ чужакам сюда ограничен особым указом Великого Кагана Урупчи Четвертого. Впрочем, инородцы сюда особенно не стремятся, столица никогда не была центром международной торговли, никакими особенными достопримечательностями не могла похвастаться.
  Помимо монаршей резиденции, здесь были великолепные дворцы придворной знати с роскошными садами и парками, госучреждения, дипломатические и торговые представительства иностранных государств. Остальную часть города занимали кварталы мастеровых, торговцев и обслуживающего персонала.
  Три с половиной столетия назад столица каганата располагалась на побережье Восточного океана. Это был (впрочем, он никуда не делся и так и остался на своем прежнем месте) шумный суетный портовый город. Однажды тогдашний каган охотился на львов в юго-восточных предгорьях гор Фасизи в среднем течении Манвэ и неподалеку от реки обнаружил чудесный оазис. Его величество буквально влюбился в эти места и, невзирая на яростное сопротивление придворной братии, волевым решением перенес столицу, предполагая, что вдали от суетного простонародья в тиши райских кущ долг властителя государства с многомиллионным населением будет исполнять намного приятнее. Все-таки убежать от народа ему так и не удалось, очень быстро новая столица обросла необходимой для нормального функционирования любого города инфраструктурой и стала шумным пыльным местом, каким была старая.
  Интересующее их лицо проживало в квартале горшечников, что располагался в юго-восточной части Азерави. Карис-заб-Хабра не назвал точного адреса горшечника, но если он не преувеличил, Генеша Тамбу там знает каждая собака.
  Глан решил, что будет неблагоразумно тащиться в гости всей честной компанией. Фаррука и Виолу он оставил в тихой уютной гостинице в номере с шикарным видом на полноводную Манвэ и белоснежные вершины Фасизи. Бессовестный хозяин отеля не постеснялся заломить за номер сумасшедшие деньги, мотивируя тем, что подобную красоту они могут наблюдать исключительно из его гостиницы и только из окна данного номера. Глана позабавила предприимчивость азерафийца, и он, не торгуясь, согласился заплатить истребованную сумму, но с оговоркой, что еда и выпивка в неограниченных количествах туда войдут и будут подаваться незамедлительно по первому их требованию. На что владелец гостиницы сначала призадумался, а потом решил, что субтильные постояльцы много не съедят, и на горьких пьяниц они мало походят, поэтому махнул рукой и принял оплату за сутки вперед.
  Поднявшись в номер, Охотник по-честному поделил оставшиеся у него деньги и отправился по интересующему его адресу.
  Фаррук и Виола также надолго не задержались в четырех стенах, решили полюбоваться столичными достопримечательностями.
  Отыскать Генеша Тамбу оказалось очень просто. Отпустив извозчика, Глан тут же подманил первого попавшегося парнишку и задал ему четкий и ясный вопрос:
  - Пару монет заработать хочешь?
  - Кто ж не хочет? А чё надо делать? - вытащив палец из носа, выпучил глаза пацан, еще не осознав толком всей меры счастья, ему привалившего.
  - Проводишь до дома Генеша Тамбы?
  - С великим нашим удовольствием, господин, - мальчишка пришел в себя и с явным превосходством посмотрел на застывших в немом изумлении сверстников, мол, смотрите, неудачники, как нужно дела обделывать. - Почтенный мастер Тамба живет неподалеку. Вмиг там будем.
  - Ну так веди, юноша! Время - деньги, наши с тобой, между прочим, денежки.
  Мальчишка ничего не ответил, но смысл сакральной фразы о деньгах уловил четко. По этой причине едва ли не бегом рванул, к интересующему щедрого незнакомца дому.
  Жилище горшечника походило скорее на маленькую крепость: глинобитная стена, сверху вмазанные в нее осколки стекла и острые металлические штыри длиной с указательный палец, ворота крепкие обиты бронзовыми листами. Для полного комплекта не хватает сторожевых башен по углам и над воротами, а также рва с водой и подъемного моста.
  Оглядев внимательно фортификационное сооружение, Глан присвистнул и спросил у провожатого, вручая ему оговоренный гонорар:
  - Это от кого же простой горшечник собирается оборону держать в эдакой-то цитадели?
  На что проводник лишь пожал плечами и довольно бойко ответил:
  - А вы сами, господин, его и поспрошайте. Все равно ведь к нему в гости топаете.
  - Логично, мой юный друг, - почесал коротко стриженный затылок Охотник. - Ну бывай, приятель, дальше я и сам дорогу найду. Спасибо тебе!
  - Да ладно, - пряча деньги за щеку, смущенно промямлил мальчик. - Мы... это... завсегда рады.
  С этими словами он умчался по своим мальчишеским делам.
  Подойдя к встроенной в ворота калитке, Глан покрутил из стороны в сторону массивное кольцо. Ответной реакции долго ждать не пришлось, небольшое квадратное окошко в калитке распахнулось, и появившееся в нем заспанная бородатая личность поинтересовалась:
  - Что угодно господину?
  - Генеш Тамба здесь проживает? - поскольку вопрос был скорее риторическим, Глан не стал дожидаться ответа. - У меня к нему дело. Скажи, мол, человек от Кариса-заб-Хабры. Он поймет.
  - Хорошо, уважаемый, сейчас доложу, подождите пару минут.
  Но Охотнику пришлось ждать немного дольше. Едва расторопный вратарь доложил хозяину, от кого именно пожаловал гость, во дворе дома поднялась суматоха. Из царящей за воротами какофонии тренированное ухо юноши вычленило шуршание метлы по каменной брусчатке, шипение вырывающейся из шланга под напором воды и громкие голоса суетящихся людей. Наконец загадочное действо закончилось, и уверенный голос негромкий, но отчетливо слышный в наступившей тишине, приказал:
  - Открывайте!
  Глан ожидал, что его впустят в калитку, когда же перед ним начали распахиваться ворота, откровенно удивился. Однако более всего его поразило то, что он увидел внутри подворья горшечника. Гранитная брусчатка была тщательно вымыта, но хозяин этим не ограничился - от ворот к дверям дома была расстелена ковровая дорожка, вдоль которой выстроились почетным караулом многочисленная челядь и родственники Генеша Тамбы.
  Сам хозяин - дородный бородатый брюнет стоял в десятке шагов от ворот и с неподдельной радостью взирал на слегка смущенного юношу.
  - Прошу прощения, гость дорогой, - склонился в низком поклоне горшечник, - что пришлось томиться у ворот моей обители. Этого не случилось, если бы я заранее знал о столь почетном для меня визите. Добро пожаловать в дом!
  Пока горшечник распинался, Глан успел хорошенько его рассмотреть и незаметно прощупать в Астрале. На первый взгляд Генеш Тамба был обыкновенным человеком. Во всяком случае, ни своим обликом, ни структурой тонких астральных оболочек он не отличался от среднестатистического хомо сапиенс. И все-таки было в нем нечто странное, глубоко запрятанное от посторонних глаз, с чем новоявленному магу еще ни разу не доводилось сталкиваться.
  "Ты прав, - подтвердил его подозрения Азуриэль, - это не человек, но и не вампир в прямом понимании. Скорее энергетический вампир. Генеш Тамба демон-метаморф гуулиф, редчайшее существо. Интересно, для чего ему понадобилось торчать в этой дыре? Странно это, очень странно".
  "И что же тут такого странного, Азур?"
  "Всё странно, ученик, - продолжил мысленный диалог демон, - обычно этим бестиям долго не сидится на одном месте, носятся по мирам будто наскипидаренные, этот же, похоже, обосновался здесь всерьез и надолго и не собирается никуда бежать. И еще куча всяких странностей, но об этом, позже. Хозяин приглашает тебя в дом. Проходи, там от него все и узнаем".
  Глан нерешительно ступил на дорожку и направился к широко распахнутым дверям дома загадочного горшечника.
  Внутри их ждал роскошный достархан: плов, лепешки, люля-кебаб, гора зелени, ваза с экзотическими фруктами и объемистый кувшин ароматного вина, судя по запаху, местного производства.
  Перед тем, как посадить гостя за стол, Генеш Тамба смущенно кашлянул и вопросительно взглянул на юношу.
  - Ах, да, - улыбнулся Охотник и втащил из кармана носовой платок со следами крови даймана, - извини, совсем запамятовал, Карис-заб-Хабра просил передать тебе это.
  Горшечник осторожно двумя пальцами, стараясь не касаться бурых пятен, взял из рук юноши тряпицу и поднес едва ли не к самому своему носу.
  - Да, действительно это кровь почтенного Кариса-заб-Хабры, - после минутного созерцания окровавленного платка сделал вывод Тамба и, переведя взгляд на Охотника, сказал: - Не позволит ли, гость дорогой посмотреть ему в глаза, чтобы узнать, чего собственно хочет от меня великий дайман?..
  Не успел Глан и рта открыть, как рядом с ним материализовался Азуриэль. Демон ехидно ухмыльнулся и с нескрываемой издевкой в голосе изрек:
  - И с чего бы ты у нас такой недоверчивый гуулиф? Разве тебе недостаточно предъявленного МОИМ УЧЕНИКОМ доказательства? А может быть, в твоей коварной голове возникло желание навредить МОЕМУ ДРУГУ?
  Явление архидемона привело Генеша Тамбу в сильное смятение, не будучи человеком, он побледнел как человек и едва не грохнулся в обморок. Однако собрался с силами и еле слышно пролепетал:
  - Величайший из Великих Владыка Владык... виноват... какая честь... не ожидал...
  Азуриэль гневно сверкнул глазами на горшечника и продолжал изрекать в повелительном тоне:
  - Червь, ты не ответил на заданный мной вопрос. Для чего тебе понадобилось лезть в душу Глана?
  - Но... господин... время такое... дети ночи покинули этот мир... кажется, насовсем. Я должен убедиться, что этот благородный юноша не засланец... ну сами знаете кого...
  - Брось, Генеш, - Азуриэль немного успокоился и заговорил без прежнего напора, - Сияющему сейчас ни до пустяков. Этот неукротимый богоборец в очередной раз получил хорошую плюху от своих извечных оппонентов и еще долгое время будет зализывать раны на одном из нижних планов бытия.
  - Так Люцифер?..
  - Только не нужно произносить вслух одно из истинных его имен! Пусть пока что мой братец посидит, подумает, нам тут и без него неплохо.
  - Да, да, виноват, Великий, - Генеш Тамба наконец пришел в себя и склонился в нижайшем поклоне.
  На что Азуриэль улыбнулся и, посмотрев на застывшего в немом изумлении Глана, сказал:
  - Приглашай к столу, хозяин, там и поговорим по душам.
  - Конечно, конечно, гости дорогие, сочту за честь! - засуетился гуулиф. - Прошу к столу!
  С этими словами он хлопнул в ладоши, тут же в комнату влетела всполошенная девица с кувшином и медной чашей в руках. Появление Азуриэля совершенно не смутило служанку, казалось, она вовсе его не замечает. Девушка поставила перед Гланом чашу, плеснула туда воды и поводила над ней руками отчего содержимое чаши тут же вскипело тысячами воздушных пузырьков. Совершив означенные манипуляции, она отважилась поднять глаза на гостя.
  - Не будет ли угодно молодому господину совершить омовение рук перед трапезой?
  Глан улыбнулся ей в ответ, погрузил ладони в пузырящуюся жидкость и по совету служанки просто подержал их там с полминуты. А когда вытащил, они оказались на удивление чистыми. Даже от въевшейся в мозоли застарелой грязи и наколки "ГЛАН" на внешней стороне запястья следа не осталось. К тому же, руки были совершенно сухими, так что полотенце не понадобилось. Глан ничуть не удивился, подобный фокус он был способен проделать и сам, однако девушка произвела на него благоприятное впечатление, и он посчитал своим долгом выразить восхищение её чародейскому таланту.
  - Измир моя воспитанница, - демон одарил девушку по-отечески добрым взглядом. - Круглая сирота, подобрал её ребенком на улице, когда она в поисках еды в отбросах копалась. Чародейка сильная и воспитана в лучших местных традициях. Между прочим, - гуулиф со значением посмотрел на Глана, - не замужем, достойному человеку без калыма отдам, ежели, конечно, он ей понравится. - При этом он заговорщически подмигнул, мол, у тебя парень, есть все шансы.
  - Что-то мы демоны в последнее время слишком уж сентиментальными стали, - проворчал Азуриэль. - Мой ученик, между прочим, тоже не самый отпетый бездарь, хоть и лентяй каких поискать. А еще у меня парочка магов на воспитании. Думал я один такой добрый, ан нет, оказывается, существует как минимум, еще один Песталоцци в нашем Универсуме.
  - Куда мне до ваших педагогических талантов, Владыка, - льстиво заметил Генеш Тамба. - У меня воспитанница еле-еле до мастера дотягивает, у вас - готовый архимаг. - Гуулиф пристально посмотрел на Охотника и поправился: - Нет, пожалуй, посильнее здешних иерархов будет. - Однако тут же спохватился и, обратив взор на навострившую ушки питомицу, сказал: - А ты, дочка, можешь идти, нечего чужие разговоры подслушивать.
  Девушка покорно поклонилась и, стрельнув темным глазом на юношу, быстроногой ланью выскользнула из комнаты.
  Не теряя времени, Азуриэль тут же взял инициативу в свои руки и принялся распоряжаться в чужом доме, как в собственном:
  - Ты, Глан, пока не обращай на нас внимания, ешь, пей, а мы с уважаемым соплеменником пообщаемся.
  Охотник незамедлительно последовал совету наставника, а демоны тем временем застыли неподвижно, уставившись друг на друга. Общение между ними проходило на недоступном для восприятия человека уровне. При желании Глан вполне мог принять участие в дискуссии, но, поскольку его не пригласили, посчитал неприличным встревать в чужие разговоры.
  Пока молодой человек набивал желудок, между Азуриэлем и Тамбой состоялся следующий диалог:
  "Генеш, ты чего забыл в этом захолустье? Скрываешься от гнева кого-то из моих братьев или еще что-то?"
  "Нет, Владыка, никому из вашего почтенного семейства старина Тамба дорогу не перебегал. Знаете ли, покоя захотелось, надоело по планам мотаться с риском развоплощения и понижения статуса. К тому же здесь в пустыне Черная Пасть неподалеку от Горьких озер я наткнулся на источник Силы, между прочим, очень мощный. Черпаю оттуда раз в месяц по потребностям. И мне благо, и смертным польза".
  "Понимаю, если бы не ты, пустыня просто кишела низшими демонами, разного рода умертвиями и прочими несвойственными данному миру созданиями. Ну что ж, вольному - воля. Оставайся здесь и далее. А мне от тебя одна услуга потребна".
  "Со всем нашим усердием, ваша милость".
  "Видишь ли, друг мой, в настоящий момент я не могу в полной мере пользоваться своими навыками и умением. Дело в том..."
  "Прошу прощения, Владыка, можете не объяснять, едва я увидел этого славного юношу, сразу же понял, что его душа находится в неразрывной связке с демонической сущностью, но я и подумать не мог, что этой сущностью окажется архидемон. Говорите без обиняков, какая помощь вам необходима, и Генеш Тамба в лепешку разобьется, чтобы угодить вашему величеству"
  "Хорошо, Генеш, твое усердие не будет оставлено мной без внимания. Вообще-то поначалу я рассчитывал встретить здесь кого-то из детей ночи. Эти горазды наводить тень на плетень, а мне как раз необходимо хорошенько замаскировать свою сущность. Ты в курсе, что в Бааль-Дааре обосновались крыланы?"
  "Да, ваша милость, мне об этом известно, более того, иногда я им поставляю шаддархатх".
  "Вот даже как, если не ошибаюсь, это такая огненная гадость, от которой они дуреют и в своих видениях возвращаются в родной Завлан?"
  "Именно так, владыка, выражаясь научным языком, галлюциногенный препарат, без побочных для этих тварей эффектов".
  "Так вот, Генеш Тамба, мне нужно, чтобы крыланы не почувствовали меня когда мы с Гланом окажемся в Бааль-Дааре".
  "Но, Владыка, я не обладаю возможностями, даймана. Почему бы вам самому не попытаться..."
  "Помолчи и послушай, торопыга неугомонный, да будет тебе известно, что воздействие должно быть внешним, то есть наложить чары способен лишь кто-то посторонний. Так вот, необходимая формула у меня имеется, только ни один из смертных не сумеет её активировать, а если сможет, откат уж точно его угробит. Тебя же, слегка приплющит без особого ущерба для твоей демонической сущности. Вот, посмотри... как видишь, заклинание незамысловатое".
  "Согласен, ваша милость, формула довольно простая, но откат будет внушительный. Меня не только приплющит, но запросто выбросит на Дно Миров, откуда мне не выбраться во веки веков".
  "Да погоди ты паниковать раньше времени! Я все предусмотрел, у меня имеется парочка сильных магов, они подстрахуют тебя и не позволят скатиться в потенциальную яму. К тому же, нам поможет твоя воспитанница Измир".
  "Хорошо, Владыка Владык, Генеш Тамба сделает все, как вы скажете".
  "Я не сомневался в твоей преданности гуулиф, и помни, очень скоро я вновь верну себе былое могущество, и тогда, как преданный слуга, ты можешь рассчитывать на особое отношение с моей стороны".
  "Премного благодарен, ваша милость!"
  "Благодарить будешь после, когда я освобожусь от заклятия перстня. А сейчас что ты имеешь предложить по поводу места проведения намеченной акции?"
  "Есть таковое, верстах в тридцати к востоку от города Древние оставили Обелиск. Сам мегалит под мощным слоем осадочных пород. Смертные предпочитают туда не соваться, поскольку небезосновательно считают это место проклятым. Я же иногда там медитирую. Так вот, если провести обряд там, часть отката может поглотить Обелиск".
  "Хорошо, мой друг, с этим разобрались. А теперь, удовлетвори мое любопытство, поведай, какие у тебя общие делишки с вампирами, что ты готов из кожи вылезти, лишь бы удовлетворить прихоть какого-то даймана? Насколько мне известно, гуулифы и дети ночи всегда старались держаться как можно дальше друг от друга".
  "Ваша милость, на моем родном плане у меня появились проблемы, не без участия вашего братца Лучезарного, и я вынужден был, как говорят смертные, делать оттуда ноги в экстренном порядке. Облюбовал этот мирок, на Хаттане Древние оставили после себя кучу Источников - не нужно "доить" смертных с риском нарваться на какого-нибудь продвинутого чародея и оказаться на Дне Миров. Легализовался под личиной горшечника Тамбы. Кстати, у нас тут династия, я уже четвертый "сын" славного основателя нашего рода. Приходится иногда "умирать", иначе соседи не поймут. Однако я не знал, что этот мир еще до меня был облюбован вампирами. Наехали на меня основательно и несдобровать бы старине Тамбе, если бы его не взял под свою защиту глава здешнего клана Карис-заб-Хабра. Хвала ему и пусть его демоническая сущность не развеется до скончания веков! И, несмотря на то, что вампиры покинули этот мир, я помню добро и любое разумное существо, обратившееся ко мне за помощью от имени уважаемого мной даймана, получит её, чего бы это мне ни стоило".
  "Хорошо, Генеш, я все понял. Завтра по утру выезжаем. Подготовь к этому сроку все необходимое для путешествия".
  "Все будет исполнено в самом лучшем виде, Владыка".
  Засим безмолвный диалог между двумя демонами закончился. И вскоре Глан и Азуриэль покинули гостеприимный дом Генеша Тамбы.
  Предложение Азуриэля поучаствовать в магическом эксперименте Виола и Фаррук восприняли, как и подобает настоящим магам, с энтузиазмом. Однако к появлению в их компании Измир и Генеша Тамбы отнеслись по-разному. Виолетту знакомство с восточной красавицей ничуть не обрадовало, может быть, потому, что та оказалась слишком общительной и очень уж старалась обратить на себя внимание Глана и Фаррука. Молодым людям Измир, наоборот приглянулась, они охотно реагировали на её щебетание. При этом вольно или невольно каждый из них старался перещеголять друг друга, и тот факт, что у Фаррука это получалось значительно лучше, чем у Глана ничуть не радовал Виолу. Генеш Тамба, наоборот, всех сразу же очаровал своей обходительностью и ненавязчивой общительностью. Чтобы хоть как-то уязвить предателей Виола переключила свое внимание на гуулифа и всю дорогу до Мертвой лощины (именно так называют нужное им место аборигены) они проболтали о разных пустяках.
  Азуриэль в местах, населенных людьми, себя никак не проявлял. Когда же группа углубилась в практически ненаселенные предгорья Фасизи, материализовался. При этом архидемон восседал на спине такой кошмарной твари, что обе чародейки огласили окрестности звонким девчачьим визгом, а молодые люди поспешили направить своих скакунов в сторону. Благо лошади никак не отреагировали на появление виртуального страховидла и не рванули стремглав прочь.
  - Караш с плана Хенарис, - Азуриэль с любовью погладил ящероподобное чудище по чешуйчатой холке, - очень смышленое и преданное существо, вполне способно защитить себя и своего хозяина даже от небезызвестного тебе, Глан, халикаркана.
  После того, как девушки успокоились, Охотник все-таки задал вопрос Азуриэлю, который у него уже давно вертелся на языке, но спросить все как-то было недосуг:
  - Учитель, а что это за заклинание такое, что нужно мчаться едва ли не к Вельху на кулички? И какое отношение имеет загадочный Обелиск к предстоящему действу?
  - Формула не относится к разряду комплексных, - кратко пояснил архидемон и заметив недоумение в глазах ученика, все-таки снизошел до объяснения: - видишь ли, Глан, любые твои трансцендентные манипуляции состоят как бы из нескольких элементарных действий, следующих друг за другом с некоторым интервалом - это называется комплексное плетение. Каждое подобное действие непременно вызывает откат, который оказывает на тебя некоторое отрицательное воздействие. Группа растянутых во времени откатов не может причинить какого-то особого вреда твоему организму. Но представь, что все формулы твоего плетения активируются одновременно.
  - Понял, - почесал темечко юноша. - Это если бы Волына шмальнула одновременно всеми тремя десятками патронов, вдобавок еще из дробовика. Боюсь, в этом случае прикладом приложит меня так, что перелома ключицы уж точно не миновать.
  - Совершенно верно, - улыбнулся Азуриэль, - импульс от растянутой во времени очереди из огнестрела не способен поставить тебе даже синяк. А вот отдача от суммарного единовременного выстрела сопоставима с выстрелом легкой пушки. Так что ключицу тебе уж точно переломало бы, а может быть, и руку вместе с ключицей оторвало б. Точно так же и в нашем случае, откат будет сопоставим с единовременной активацией примерно сотни элементарных заклинаний. Учитывая, что это артиллерийское орудие, а кое-что поэффективнее, следует опасаться, что всех вас приложит так, что костей не соберете. А нашего "горшечника" забросит туда, откуда возврат возможен только через цепь мучительных развоплощений и не менее мучительных воскрешений. Дно Миров, иначе - Потенциальная Яма не самое приятное место во Вселенной, уж поверь мне ученик, я там в свое время побывал.
  - И чего ты там позабыл, Азур?
  - Ваши боги постарались, - угрюмо пробормотал Азуриэль.
  - И все-таки? - не унимался Глан.
  - Был отправлен туда после пленения.
  - Учитель, - на этот раз с вопросами к демону подкатила Виола, - а что это за Обелиск, к которому мы направляемся?
  - В физическом плане это маскон - область положительной гравитационной аномалии, иначе говоря, сила притяжения планеты там несколько больше. В плане метафизическом это некий преобразователь, трансформирующий идущие через него энергоинформационные потоки таким образом, что разрушается сама структура ДНК любого живого организма. По этой причине там ничего не растет, и не живет. Даже демоническим сущностям находиться вблизи Обелиска продолжительное время не рекомендуется, хотя из-за специфической структуры пространства-времени лучшего места для подключения к астральным планам трудно отыскать. Именно поэтому наш Генеш и облюбовал данное местечко для своих медитативных экзерсисов.
  - А нам разве не опасно там находиться? - девушка испуганно вытаращила свои голубые глазенки.
  - Мы же не собираемся торчать в зоне действия Обелиска неделю или две, а за пару часов с нами ничего не случится.
  Мертвая лощина оказалось действительно малопривлекательным с человеческой точки зрения уголком. Повсюду пышная тропическая зелень, а тут ни травинки, ни единого живого существа. Даже мхи и лишайники здесь не произрастали. Да и тропа, ведущая туда, пролегала по каменным осыпям и неровностям. Чтобы не поломать ноги лошадям и не разбиться самим, пришлось спешиться и, оставив животных пастись на лесной полянке, начать восхождение.
  - Ну вот мы и пришли, - радостно сообщил Генеш Тамба, обводя рукой откровенно безрадостный пейзаж. - Оно, конечно, скучновато здесь, но и мы сюда не на пикник пожаловали.
  Азуриэль посмотрел на валявшиеся неподалеку на каменистой земле выбеленные дождями и ветрами кости какого-то крупного животного и хотел было врезать ногой по черепушке. Но, вовремя вспомнив о своих ограниченных возможностях влиять на материальный мир, удержался от мальчишеской выходки.
  Глан же перед тем как ступить на подозрительный участок местности основательно просканировал окружающее пространство. Мертвая лощина представляла собой практически идеальную окружность диаметром чуть больше версты. В центре её на глубине двух десятков саженей под слоем щебня и песка покоился Обелиск. По форме это была правильная четырехгранная пирамида высотой пару саженей, в основании квадрат со стороной четверть сажени. Ничего более конкретного об этом объекте сказать было невозможно, поскольку даже в Астрале Обелиск не прощупывался. Однако испускаемые им флюиды очень не понравились юноше. Однако, оценив степень грозящей опасности, он сделал вывод, что пара часов, проведенные вблизи аномального объекта, не повредят ни ему и его товарищам. После чего смело пошагал к центру лощины.
  Собственно сам ритуал много времени не занял. Глан и Генеш Тамба, взявшись за руки, встали непосредственно над вершиной Обелиска, а трое магов заняли места вокруг них в вершинах правильного треугольника, ориентированного одним концом строго на север.
  Руководил означенными построениями Азуриэль. После того, как все было готово, он скомандовал: "Поехали!", и развеял свой виртуальный образ.
  После того как Генеш Тамба активировал формулу, какое-то время ничего не происходило. Глан было подумал, что заклинание не сработало, но вскоре почувствовал, как вокруг заклубились, завертелись, оглушительно загудели материализованные струи какой-то неведомой субстанции или энергии. Сначала он инстинктивно пытался оказывать сопротивление этому коловращению, но с каждым мгновением сопротивляться становилось все труднее и труднее, и тут ему на помощь пришел Генеш Тамба.
  - Не бойся, Глан, ничего плохого не случится! - гуулифу с трудом удалось перекричать нарастающий шум вихревого потока. - Открой сознание, тебе сразу станет легче!
  Юноша немедленно последовал его совету. Сначала чуть-чуть приоткрылся, затем еще немного и, осознав, что вихревой поток никак не влияет на его сознание, полностью снял все защитные блоки.
  Вихрь субстанции или энергии (Глан так и не успел понять) окружил его, полностью скрыв чародеев и Генеша Тамбу. В лицо пахнуло предгрозовой свежестью в смеси с запахом свежескошенной травы и медовым ароматом.
  Неожиданно он перенесся на вершину крутого холма. Вокруг пестрое разнотравье. Кузнечики стрекочут, мухи, шмели, пчелы и еще какие-то насекомые порхают от цветка к цветку, туда-сюда носятся беспокойные стрекозы. Хороший летний день. Шею обдувает легкий ветерок, напитанный влажностью, приятными запахами озона, меда и травы. Юноша повернулся навстречу ветру и увидел на западе темную стену приближающихся облаков. В глубине клубящейся массы сверкали десятки, а может быть сотни молний одновременно, но странное дело - грома не было слышно. Насекомые также вели себя не совсем адекватно. Вместо того, чтобы дружно попрятаться от приближающегося дождя, они еще сильнее разлетались и расшумелись.
  Из своего прошлого опыта он знал, что во время грозы следует избегать открытых мест и держаться подальше от отдельно стоящих деревьев, лучше всего укрыться в лесу под кронами какого-нибудь не самого высокого деревца. Однако вокруг не было ни лесных массивов, ни одиноких деревьев - только голая степь.
  Глан понимал, что на вершине холма он станет отличной мишенью для грозовых разрядов, но ему также было известно, что молнии ударяют в низины ничуть не реже, нежели в возвышенные места. И все-таки от греха подальше он решил убраться с вершины холма, хотя бы на его склон, и там переждать надвигающийся катаклизм. Однако едва он попытался сделать шаг прочь от опасного места, ноги ему отказали. Нет, он не рухнул как подкошенное дерево, он продолжал стоять столбом, но с места сдвинуться не мог. Попытался сесть, но и это у него не получилось.
  И все-таки насекомые оказались вполне адекватными созданиями перед тем, как грозовой фронт достиг вершины холма, они успели попрятаться, оставив человека один на один с разбушевавшейся стихией. Что же касается Глана, он замер в ожидании неминуемой смерти. Лишь одно утешало - гибель наступит мгновенно.
  Хляби небесные распахнулись сразу, как только мрачная пелена оказалась над его головой. А вместе с низвергающейся стеной дождя грянули громы и десятки молний ударили в землю, окружив человека со всех сторон огненной стеной. Постепенно стены искрящегося электрическими разрядами кокона начали сжиматься. Еще несколько мгновений и испепеляющий вал обрушится на беззащитного человека. Самое страшное было то, что Глан никак не мог повлиять на происходящее. Оставалось ждать и надеяться на чудо.
  Но чуда не произошло. В какой-то момент огненные стены слились в один толстенный столб и обрушились на его голову. Странно, но он не умер мгновенно, почувствовал, как тело пронзила невыносимая боль. Электрические удары заставляли его судорожно корчиться. Ему показалось, что прошла целая вечность, прежде чем наступило долгожданное небытие. Теряя связь с реальностью, он поймал себя на мысли, что раньше и подумать не мог, что смерть может быть такой желанной...
  Воскрешение было не очень приятным: весь организм до последней клетки невыносимо болел, как будто его продолжали терзать мощные электрические разряды. Голова практически ничего не соображала, перед глазами все плыло, в уши, будто ваты напихали. Даже факт, что он остался в живых, не очень его обрадовал. От слабости Охотник не мог ни ногой, ни рукой пошевелить, даже кричать не было сил.
  Наконец будто свежей струей пахнуло. Боль отступила, силы начали восстанавливаться, вскоре вернулись зрение и слух. Он увидел себя лежащим на мягкой травке вне аномальной зоны. Рядом чародействует Виола. Измир, Фаррук и Генеш Тамба молча стоят в сторонке, наблюдают за процессом его воскрешения. Неподалеку Азуриэль, заложив руки за спину, деловито прохаживается взад-вперед, время от времени кидает косые взгляды на пострадавшего.
  - Что это было? - спросил Глан. - Так плохо я себя чувствовал лишь после трехдневной пьянки с бородатой мелкотой из клана Рунгвальд. Эти прохиндеи хоть и от горшка два вершка, эль и что покрепче способны хлестать, что твои корабельные помпы.
  - Откатом нас с тобой слегка зацепило, - радостно улыбаясь, ответил гуулиф. - Я-то привычный, к тому же метаморф, а вот тебе, парень, туго пришлось.
  - Слегка зацепило?! - выпучил глаза Охотник. - А я-то думал, конец мне пришел.
  - Это от несовершенной конституции организма, - бодрым голосом поддержал разговор архидемон. - Ничего, ученик, еще парочку раз попадешь под откат, будешь как вот этот жизнерадостный гуулиф. Поверь мне на слово, ему досталось намного больше. Маги его еле-еле удержали от падения на Дно Миров.
  - Ага, это типа, если вас стукнуть в глаз, вы сначала вскрикнете, эх раз, еще раз вы потом привыкнете, кисло улыбнулся Охотник. - Не, Азур, к такому издевательству привыкать категорически отказываюсь. И вообще, если бы я знал, какую подлянку ты мне готовишь, не согласился бы ни за что.
  - Зато теперь меня ни одна демоническая тварь не унюхает, - не теряя оптимизма, заявил Азуриэль. - Теперь и в Бааль-Даар можно без опаски подаваться. - Затем пошкрябал когтями по своей шишковатой голове и задумчиво пробормотал: - Хотелось бы мне знать, что делают там крыланы. Странно все это, очень странно.
  Как оказалось, гуулиф обладал превосходным слухом, во всяком случае, ему удалось разобрать невнятное бормотание соплеменника.
  - Ваша милость Владыка Владык, разрешите ничтожному рабу вашему поведать кое-какую интересующую вас информацию.
  - Говори, Тамба!
  - Однажды я привозил для них шаддархатх в Бааль-Даар и как-то ненароком разговорился с одним молодым горгулом. Так вот, он поведал мне одну интересную байку, де шесть веков назад по местному исчислению на их Завлан обрушилась страшная беда - огненные птицы. Крыланам грозило тотальное уничтожение, но тут неведомо откуда пришел человек. Он был хоть и сильный маг, но все равно не чета каменным демонам, однако именно этому смертному, где хитростью, где волшбой удалось изгнать птиц на иные планы бытия и перекрыть, так называемую Прорву - внепространственный канал, через который они попадали в мир крыланов. За этот подвиг часть горгулов согласилась отправиться в родной мир того чародея и служить ему и его предков до скончания его рода. В знак скрепления договорных обязательств был создан "Газаэль Сикхат" - управляющий артефакт. Посредством его любой, в чьих жилах течет хотя бы капля крови Фаргов, способен отдавать приказы демонам, разумеется, в определенных границах. Эти ограничения Ламбар Первый сам наложил при создании артефакта, чтобы ограничить захватнические амбиции своих потомков.
  - А как выглядит это самый "Газаэль Сикхат"? - навострил ушки Фаррук.
  - Вроде бы, бриллиант, размером с куриное яйцо, но на самом деле это вовсе не физическое тело в буквальном понимании данного определения. Однако сам я его в глаза не видел и более ничего добавить не могу.
  - "Черная Корона" - вот это что! - радостно выпалил юный маг. - Я этот камень... то есть артефакт видел пару раз на столе Магистра. Интересная, скажу вам, штуковина. Стоит солнечным лучам упасть на её поверхность, вокруг образуется радужный нимб. Красотища необыкновенная! При этом ни разбить, ни сжечь или еще как-то повредить "Черную Корону" невозможно.
  - И что же ты раньше молчал, гуулиф дырявая башка?! - накинулся архидемон на перепуганного до смерти Генеша Тамбу.
  - Но вы же не спрашивали, Владыка, - залепетал не на шутку перепуганный демон. - Если бы спросили, я бы со всем своим понятием... А так даже предположить не мог, что вас может заинтересовать никчемная болтовня ничтожных рабов ваших.
  - Ладно, не трепещи червь, - махнул рукой Азуриэль, столь почтительное отношение к его персоналии весьма импонировало архидемону. - Действительно, с какой бы стати мне Величайшему из Великих интересоваться пустопорожней болтовней двух ничтожеств. Аз есмь...
  - ...самый крутой на свете перец, - с откровенной издевкой в голосе закончил за демона Глан, затем уже серьезно продолжил: - Вообще-то для начала тебе нужно стать действительно Великим и Ужасным, а потом качать права. И прекрати оскорблять ни в чем неповинных люд... демонов! Если сам прощелкал информацию нечего кого-то винить.
  - Ну, все, Глан, хватит. Понял. Осознал. Короче, проехали, - неожиданно легко успокоился Азуриэль. - Немедленно отправляемся в Азерави, а завтра с утреца рванем в Бааль-Даар. Революцию устраивать. - И тут же запел красивым баритоном:
  Aux armes citoyens!
  Formez vos bataillons,
  Marchons, marchons!
  Qu'un sang impur
  Abreuve nos sillons.
  Генеш Тамба тем временем с благодарностью посмотрел на Охотника и виновато улыбнулся, мол, вовсе не хотел стать камнем преткновения, извиняюсь, так получилось.
  Когда же последние слова бравурного марша слетели с уст довольного Азуриэля, Измир с мольбой в огромных темных глазах посмотрела на гуулифа и жалобным голосочком обратилась к своему наставнику:
  - Учитель, я бы хотела присоединиться к его величеству Глану, то есть к его величеству Ламбару! - При этом она посмотрела не на Глана, а на Фаррука таким влюбленным взглядом, что на сердце Виолетты, помимо её воли, кошки заскребли.
  Глан хоть и был молод, однако в подобных вопросах отличался завидным умом и сообразительностью. Откровенно говоря, его уже начала напрягать непроизвольная враждебность Фаррука, вызванная холодностью Виолетты Бастиан. Он хотел по душам поговорить с чародеем о том, что не собирался и не собирается перебегать ему дорогу, но не знал, с какой стороны взяться за столь щекотливое дельце. А тут прям подарок судьбы в лице этой волоокой красавицы. Теперь вольно или невольно между Виолой и Измир начнется самая настоящая битва за сердце юного мага, а он - Глан будет стоять от этой свары в стороне и лишь посмеиваться. Охотник вздохнул и, криво усмехнувшись, подумал:
  "Привыкай, Глан, умение интриговать для императора, пожалуй, самое необходимое качество иначе схарчат и не подавятся костями". - И, предвосхищая возможный отказ, обратился к гуулифу: - А что, уважаемый Тамба, ваша ученица может стать великолепным бриллиантом в моей свите.
  На что демон метаморф, лишь развел руками, дескать, жалко отдавать, но деваться некуда и понимающе подмигнул Глану.
  - Коль ваше императорское величество по достоинству оценило мою ученицу, мне ли скромному горшечнику мешать её счастью?
  - Спасибо, спасибо, Учитель! - радостно совсем по-девчоночьи распрыгалась девушка - и не скажешь, что сильная чародейка - и, подскочив к Тамбе, чмокнула его в щеку, затем она многообещающе стрельнула глазками в сторону слегка расстроенной Виолетты, мол, держись подружка.
  Что же касается Фаррука, юноша пока еще не понял, какая серьезная каша заваривается вокруг него. Ничего, скоро почувствует на собственной шкуре все прелести любовного треугольника. Впрочем, если ему хватит ума, он возьмет в жены обеих прелестниц - законы государства Дарклан это позволяют.
  ***
  - Захри, они уже идут, - старый Вульфиус застал Магистра ордена Огненной Чаши в его кабинете и в ужасно расстроенном состоянии.
  - Да знаю, я знаю, старый пройдоха, не один ты у меня такой прозорливый! - мэтр Захри прекратил метаться по кабинету, бессильно опустился в мягкое кресло и, посмотрев жалобным взглядом на древнего мага спросил: - А если ударить всеми силами? Соберу, всех, кого смогу собрать, создадим Круг и врежем, как следует. Как идея, Вульфиус?
  - У тебя нет ни единого шанса, мой самонадеянный мальчик, - криво усмехнулся в седую бороду демонолог. - Глан - преддемиург, и не мне тебе объяснять, что воевать с ним не отважились бы даже всемогущие боги. К тому же, при нем три архимага. Неужели твои, так называемые астрологи не объяснили тебе этот момент?
  - Да все они объяснили, - махнул рукой расстроенный Магистр. - Вот только одно мне непонятно: откуда у обыкновенного Охотника силища такая?
  - Если ты его дождешься, он тебе непременно об этом поведает, однако потом сотворит с тобой такое, чего я не пожелал бы самому злейшему своему врагу.
  - Издеваешься, старый хрыч? Между прочим, у самого рыльце в пушку... Кстати, а не ты ли все это подстроил? С тебя станется замшелый интриган!
  - В паранойю впадаешь, Захри, - осуждающе покачал головой старый маг. - Тебя послушать, так я тут самый главный кукловод, а ты невинная жертва моих коварных интриг.
  - Да нет, - Магистр скептически посмотрел на Вульфиуса, - стар ты для этого, к тому же из своей лаборатории практически носа не высовываешь. Не, заговорщик из тебя никакой. - Если бы в этот момент Магистр не был столь сильно озабочен собственными проблемами и повнимательнее посмотрел в искрящиеся весельем глаза коллеги, он уж точно усомнился бы в справедливости собственных утверждений. Но мэтр Захри был погружен в невеселые думы и на не совсем адекватную реакцию демонолога не обратил внимания. - И что ты предлагаешь, в сложившейся ситуации?
  - Выбор у тебя небогатый, - пожал плечами профессор, - срочно бежать и забиться в какую-нибудь нору. Чем глубже - тем лучше. И еще, обзаведись хорошим астрологом-предсказателем, чтобы вовремя предупреждал о надвигающейся опасности. Охотник не успокоится - уж очень крепко ты ему насолил. Да и Фаррук на тебя в обиде - зря ты тогда его так подставил, даже в Заполье в качестве раба-гладиатора он тебе помешал.
  От подобной наглости у Магистра аж дыхание перехватило.
  - А не ты ли, старый козел, всячески советовал избавиться от него?! Не ты ли мне все уши прожужжал, мол, опасен?! А не с твоей ли подачи я отослал его в Лакрису?! Тоже мне, прорицатель нашелся. - После этих слов он вскочил с кресла и вновь стал метаться по кабинету. - Думаешь, не узнает о твоих делишках?..
  - Доживи до моих лет, Захри, и само понятие "страх" для тебя станет абсолютной абстракцией. Сам посуди, чего мне бояться на этом свете? Смерти? Так мои останки должны были уже давно истлеть в гробу. Пыток? Не получится -усилием воли я способен в любой момент заставить свой дух покинуть этот не самый лучший из миров.
  - Ладно, недосуг мне выслушивать твои глубокомыслия, старик, - Магистр решил подвести черту под беспредметным разговором. - Через два часа я и верные мне люди покидаем Бааль-Даар.
  - Мудрое решение, - с ехидцей в голосе прокомментировал данное сообщение Вульфиус.
  - Что же касаемо тебя, можешь отправляться с нами, можешь остаться и припасть к туфле юного императора. Вельх его побери! Как же я тогда двадцать два года назад позволил себя убедить, что его утащили вампиры?!
  - Любой человек склонен допускать ошибки, - пожал плечами профессор. - Ты, Захри, не всемогущий бог, а обычный смертный. Правда, в своем стремлении к абсолютной власти ты частенько забывал об этом.
  Не дожидаясь ответа, уважаемый доктор спиритуальной магии и демонологии направился прочь из кабинета трусливого узурпатора, не сделавшего даже попытки побороться за свою власть и собирающегося трусливо покинуть пределы государства, коим бездарно управлял на протяжении двух десятков лет. В лаборатории ученого уже поджидал очередной визитер из многогранного и мало изученного Зазеркалья. Беседа обещала быть весьма интересной и поучительной. За свою очень долгую жизнь Вульфиус, в отличие от многих более юных коллег, не разучился удивляться и не потерял способности от души радоваться всему новому.
  ***
  Императорский дворец встретил четверку молодых людей наглухо закрытыми дверями и угрюмой тишиной.
  По прибытии в Бааль-Даар они полагали, что маги Огненной Чаши попытаются оказать ожесточенное сопротивление. Однако от первого встреченного жителя они узнали, что Магистр и ближайшее его окружение вот уже как неделю позорно бежали, а также то, что жители столицы со дня на день ожидают прибытия законного государя императора. Разумеется, монарх должен въехать в столицу в окружении блистательной свиты.
  Поскольку наши герои были одеты весьма скромно и прибыли в Бааль-Даар не в золоченых каретах и без торжественного эскорта, на них не обратили никакого внимания.
  Особой нервозности не чувствовалось. Несмотря на то, что власть предержащие вот уж как неделю покинули столицу, жизнь на этом не остановилась и нельзя сказать, что обитатели Бааль-Даара уж очень томились в ожидании явления народу непонятно откуда взявшегося наследника престола. И не мудрено, высокая политика оно, конечно интересно, но существуют дела насущные, от которых никуда не деться.
  Несмотря на позорное бегство правящей верхушки, практически все государственные органы продолжали функционировать в прежнем режиме. Попытки некоторых криминальных авторитетов поднять народные массы на штурм дворца для последующего его разграбления были легко подавлены силами правопорядка. Не растерявшаяся гвардия сразу же взяла дворцовый комплекс под свой полный контроль и до прибытия законного хозяина не пропускала никого на его территорию.
  У входа во дворец Глана и сопровождающих его магов попытались остановить. Пришлось Охотнику сделать небольшое мысленное внушение бравым гвардейцам, и тяжелые двери перед ними тут же распахнулись. Как только они оказались внутри, Глан затосковал. И не мудрено, отныне свободолюбивому индивидуалисту предстоит заниматься делами, к которым у него совершенно не лежит душа. И все эти разговоры о долге и ответственности перед подданными для него пустой звук. Факт остается фактом: ему не хочется быть императором Дарклана. От одной лишь мысли, что остаток своей жизни придется провести под этими давящими на психику сводами, у него появлялось навязчивое желание плюнуть на все и бежать сломя голову хотя бы на Данис в самый центр Проклятого континента, чтобы там с риском для жизни заняться любимым делом.
  - Глан, что это с тобой? - заметив смятение в глазах товарища, поинтересовался Фаррук. - На тебе лица нет.
  - Да так, ничего, Фар, не обращай внимания. Просто никогда не бывал в такой обстановке.
  - Ну и как вашему величеству дворец? - без какой-либо скрытой подоплеки поинтересовалась Виола.
  - Тоскливо, - откровенно признался юноша. - Как представлю, что придется все время торчать среди этой мишуры, так тошно становится.
  - Зачем же монарху утруждать себя государственными делами? - недоуменно захлопала своими длинными ресницами Измир. - Для этого есть министры, всякие там канцлеры и советники. Государь должен проводить время в забавах и неге.
  На что Фаррук скептически хмыкнул и, покачав головой, заметил:
  - Ага, пока император будет развлекаться, эти самые министры и канцлеры все разворуют, а советники такого насоветуют, что от страны вообще ничего не останется. Даже при наличии самой надежной политической команды, монарх должен денно и нощно наблюдать за тем, что происходит в его царстве-государстве и за его пределами. - И, взглянув с сочувствием на подавленного товарища, попытался его успокоить: - Ты только не волнуйся, Глан. Я, конечно, понимаю, дело для тебя новое, но как говорится, не боги горшки обжигают...
  - Да ладно, - махнул рукой окончательно смирившийся со своей, по его глубокому убеждению, незавидной участью Глан, - как-нибудь переживу, типа стерпится - слюбится. Хорошо хоть Азуриэль не маячит перед глазами, иначе задолбал бы своими ценными указаниями и бесплатными советами.
  По дороге до дверей бывшего кабинета Магистра они так никого и не встретили.
  Фарруку было странно наблюдать столь вопиющее безлюдье в этом обычно весьма оживленном месте. Даже не по себе как-то стало.
  В рабочих апартаментах мэтра Захри царил знакомый Фарруку порядок, даже ключ в сейфе торчал, словно приглашал заглянуть, что там внутри. Узурпатор бежал так поспешно, что даже не озаботился уничтожением каких-либо бумаг. С другой стороны, нет смысла заниматься уничтожением компромата на себя и своих подельников, если ты и без того вне закона и на тебя очень скоро будет объявлена охота.
  Перед тем как переступить порог кабинета маги основательно просканировали помещение на предмет разного рода коварных сюрпризов. В результате тщательного осмотра выяснилось, что Магистру хватило ума не тратить время и силы на установку смертоносных ловушек.
  Оказавшись внутри кабинета, Охотник слегка растерялся. Но тут ему на помощь пришел Фаррук.
  - Глан, первым делом загляни в сейф. Именно там должно находиться то, что интересует нас в первую очередь. Надеюсь, ты не забыл, что на стенах и крышах зданий дворцового комплекса пять сотен демонов, коих необходимо немедленно взять под контроль.
  - А если Захри утащил артефакт? - выразил опасения юноша.
  - Это невозможно, - уверенно возразил Фаррук. - Артефакт жестко привязан к этому месту и попытки вывести его за пределы дворца всегда заканчивались неудачей. Пару раз Магистр пытался поправить финансовые дела государства путем продажи "Черной Короны". Не получилось. Как только камень... то есть артефакт оказывался за пределами дворца, он необъяснимым образом вновь возвращался в этот кабинет. Я более чем уверен, что интересующая нас вещь в этом сейфе.
  - Хорошо, посмотрим, что там внутри этого ящика. Может быть, еще что-нибудь найдется.
  С этими словами Охотник подошел к встроенному в стену массивному железному шкафу, повернул ключ в замочной скважине и распахнул дверцу. Внутри сейфа было практически пусто. Ни золота, ни каких-либо особо секретных документов там не оказалось. Лишь на одной из полок сиротливо покоились напоминающий шишку, венчающую пробку от графина невзрачный камень на золотой подставке, да несколько листов бумаги.
  Первым делом Глан схватил бумаги и бегло пробежал по ним глазами. Затем радостно оскалился, перевел взгляд на товарищей и, показав им сжатый кулак, грозно прорычал:
  - Вот где эти твари теперь у меня!
  - Это ты про что сейчас, Глан, - недоуменно выпучил глаза Фаррук.
  Дамы также испуганно посмотрели на будущего монарха - не подвинулся ли тот рассудком в предвкушении непосильного бремени власти.
  - Да не волнуйтесь, я в своем уме. Это я про капитанов-командоров наших и мелких бородатых пакостников. Ох, и доберусь я до кое-кого и посмотрю пристально в глаза!
  - Глан, - усмехнулся боевой маг, - может быть, ты все-таки наконец займешься делом и возьмешь под контроль крыланов?
  Сложив пополам листочки, Охотник по привычке запихнул их в карман и только после этого осознал, что какой-либо надобности в этом не было. Затем бережно двумя руками подхватил "Черную Корону" за золотую подставку и, подойдя к рабочему столу, опустил артефакт на серо-зеленое сукно. Затем, посмотрев на Фаррука, спросил:
  - Ну и что мне с этим делать?
  - Вроде бы как нужно просто положить на него ладонь, а дальше он все сделает сам.
  Глан с опаской поднес руку к "Черной Короне" и хотел, было накрыть его ладонью, но тут в комнате раздался чей-то громкий голос:
  - Не делай этого юноша! - У входа в кабинет стоял какой-то седой как лунь бородатый старик в синей робе мага без каких-либо отличительных знаков орденской иерархии. - Не прикасайся к артефакту, Охотник! - еще раз предупредил чародей, после чего прошествовал к столу, и, уставившись пронзительным взглядом своих глубоко посаженных глаз на Фаррука, заговорил: - Император вовсе не Глан Счастливчик, а ты, мой мальчик. Именно в твоих жилах течет благородная кровь Фаргов. Ничего не бойся и смело клади свою ладонь на этот камень.
  - Но... - готовый обрушить громы и молнии на седую голову коварного интригана Фаррук моментально проглотил все заранее заготовленные для этого случая слова. Он лишь тупо смотрел на профессора, стараясь вникнуть в смысл только что произнесенной им фразы.
  Первым опомнился Глан. Чудесное появление мудрого старца и его уверенный тон вселили в мятущуюся душу надежду на избавление от ненавистной монаршей доли.
  - Почтенный старец, может быть, у тебя есть более весомые доказательства твоих утверждений?
  - А что тут доказывать? Артефакт признает только человека, в жилах которого течет кровь Фаргов. А поскольку я более чем уверен в том, что наследником является Фаррук, предлагаю именно ему пройти идентификацию. Всех прочих самозванцев он так саданет, что желания его лапать отпадет напрочь. Захри однажды попытался, потом с неделю в постели отлеживался. Так что не советую, Счастливчик, тебе не помогут даже твои практически неограниченные магические возможности.
  - Но это не меня, а Глана спасли крыланы и спрятали в Серых горах у одинокого эльфа, - начал отнекиваться пришедший в себя Фаррук. - Выхолит, это он настоящий наследник...
  - Полная чушь, юноша, Таахт-рул-Банья буквально вырвал тебя из лап негодяя Метиона и передал в надежные ру... гм... лапы Таяза-гха-Эйнура. Вождь крыланов собирался переправить тебя к лайру, но вовремя сообразил, что прыжок через "каменный цветок" станет для тебя смертельным. Вот он и подменил тебя на новорожденного сына Кипелиуса Беранье, которого и передал эр-Энкину. Твоим же дальнейшим воспитанием занимался орден. Только я и крыланы знали о твоей истинной сущности и о твоем истинном предназначении, мой император. Если не веришь мне, положи немедленно руку на артефакт и тогда здесь появится предводитель каменных крыланов, он и подтвердит мои слова, Впрочем, сам факт, что тебя не приложит крепко после того, как ты коснешься "Черной Короны" станет самым убедительным доказательством твоего царственного происхождения. Итак, действуй, мой мальчик!
  - И все-таки... - начал было Фаррук, но осекся, зажмурил глаза и, будто в омут головой, коснулся ладонью поящегося на столе артефакта.
  Какое-то время ничего не происходило, но спустя полминуты под рукой юноши ярко полыхнуло и в пяти шагах от него на свободном пятачке пространства незнамо откуда материализовалась крылатая фигура с мощными когтистыми лапами и кошмарной клыкастой рожей.
  - Таяз-гха-Эйнур, - низко склонив голову перед потрясенным до глубины души Фарруком, представилось чудище. - Давшие клятву готовы и дальше служить тебе и твоему роду, мой повелитель.
  - Так я действительно император Дарклана? - Фаррук никак не мог поверить в случившееся.
  На что успевший прийти в себя Глан, не скрывая искренней радости, громко воскликнул:
  - И он еще сомневается! Разумеется, Фар... прошу прощения, ваше императорское величество, ты у нас и есть самый настоящий владыка! Видишь, как эта клыкастая образина лебезит перед тобой? Уф-ф-ф прям гора с плеч! Теперь мне не влачить ненавистную лямку до конца дней своих. Спасибо тебе преогромное Ламбар Фарг!
  - Мне-то за что? - недоуменно пролепетал новоявленный монарх.
  - Ну как же, "за что"? Теперь я со спокойной душой смогу отправиться по своим делам. Я же все-таки Охотник, и моя работа очищать этот мир от всякой нечисти. А пока я с вами тут нянчился, этого добра на наши головы здорово поприбавилось. Взять хотя бы вашего Магистра, с этой тварью мне предстоит непременно потолковать по душам. Да и к гномам на огонек заглянуть не помешает. К тому же скоро Генеральная Ассамблея Вольного Братства. Так что извиняюсь, но я, пожалуй, пойду.
  - Как это пойдешь, Глан? - захлопал глазами Фаррук.
  Тут и Виола с Измир опомнились и принялись уговаривать Охотника остаться хотя бы на пару-тройку дней.
  - Погостишь, погуляешь, - увещевала Виолетта. - Охотники, насколько мне известно, любят оторваться, как следует.
  - Оставайся, Глан! - подключилась к ней Измир. - Мы очень привыкли к тебе. Ты надежный.
  - Нет, мои дорогие, с меня хватит. Вы тут оставайтесь в своем придворном гадючнике, а мне на волю пора.
  Не теряя времени он наспех попрощался со всеми присутствующими и едва ли не бегом выскочил из комнаты, опасаясь, что старый маг все-таки ошибся и сейчас его вновь прищучат и вновь нарекут Ламбаром Тринадцатым, теперь уже окончательно и бесповоротно.
  Ошарашенные поспешным бегством Охотника монарх и его небольшая свита из двух продвинутых магинь, древнего Вульфиуса и вождя каменных крыланов застыли в немом оцепенении. Впрочем, горгул и без того стоял неподвижно, не открывая рта, в ожидании приказаний своего нового владыки.
  Лишь выйдя на свежий воздух, Глан Счастливчик наконец окончательно поверил в свое полное и безоговорочное освобождение. Он громко и радостно расхохотался и шутки ради легким усилием воли запустил в небеса стоявшую у самого входа во дворец двухсаженную статую узурпатора. На высоте примерно версты изваяние превратилось в огненный шар, затем рассыпалось яркими звездочками и всполохами впечатляющего даже на фоне полуденного дневного светила салюта.
  К тому времени на дворцовой площади начали собираться толпы горожан. Мальчишескую выходку Охотника народ воспринял весьма благосклонно.
  Продравшись сквозь плотные ряды зевак, Счастливчик обернулся и успел заметить, как под дружные приветственные вопли радостной толпы на одном из дворцовых балконов появились четыре малюсенькие человеческие фигурки. Он от души помахал им на прощание руками, но вряд ли с такого расстояния его заметили.
  Глан ничуть не расстроился. Поправил заплечный мешок и чехол с верной Волыной, и бодро двинул в сторону порта, громко насвистывая "Сплотим ряды, сыны подгорного народа!".
  Заключение
  - Глан, а все-таки жаль, что Фаргом оказался не ты. - Азуриэль стоял в сторонке, наблюдая за тем, как ученик возится над невзрачным ни вид жезлом, прихваченным в свое время из крипты Древних. В неверном свете восходящих лун Хаттана крылатая фигура архидемона выглядела особенно внушительно. - Не ожидал я такой подлянки от простого смертного.
  - Ты это про Вульфиуса что ли? - поднял глаза на демона юноша.
  - Ну да, про Вульфиуса. Хотя и крыланы хороши, такую комбинацию учудили.
  - А по мне так все отлично получилось, - сказал Глан, притаптывая ногой землю.
  - А все оттого, что твой первый учитель был отмороженным анархистом нигилистом и пофигистом. Вот если бы ты попал сразу ко мне...
  - Так не попал же.
  - Вот и я говорю, жаль, что не попал. Я б из тебя такого амбициозного властолюбца выпестовал, каких свет не видывал. Ты бы у меня всего-то через пару лет стал Императором Всея Хаттана.
  - А я ничуть не жалею, муторно это. К тому же интриги всякие, козни придворных, фаворитки настырные. Не, совершенно не завидую Фарруку. - Глан, наконец, справился со своей задачей - вкопал артефакт примерно на треть в землю так, чтобы навершие жезла смотрело точно в зенит, о чем тут же поспешил уведомить товарища: - Азур, у меня все готово, можно запускать.
  Архидемон обошел несколько раз вокруг торчащей из земли невзрачной деревяшки, что-то прикидывал на глаз, вымерял. Наконец удовлетворенно цокнул языком.
  - Отлично, Глан, вертикаль выдержал четко. Ровно через пять минут Хэш и Фести окажутся в зените, тогда и начнем. А напоследок, хочу поблагодарить тебя, мой друг!
  - Это за что же? - недоуменно захлопал глазами юноша. - Скорее это я тебе многим обязан.
  - Ерунда, ничем ты мне не обязан. Научив тебя некоторым вещам, я попросту ускорил неотвратимое. Рано или поздно, каждый из вас станет существом всемогущим, и ты сейчас лишь на первой ступеньке к будущему бесконечному могуществу. И последний тебе совет, мой теперь уже бывший ученик, не разменивайся на мелочи, не забывай о высшей цели всякого смертного существа. - После этих слов демон задрал голову вверх, полюбовался какое-то время на усыпанный звездами темный купол, затем, переведя взгляд своих золотистых глаз с вертикальным драконьим зрачком на человека, скомандовал: - Все, теперь пора, включай свою хреновину!
  Подчиняясь мысленному приказу Охотника, из навершия прикопанного жезла точно в зенит ударил тонкий луч ослепительно-яркого голубого света. Как во время грозы ощутимо пахнуло озоном.
  Азуриэль решительно направился к рвущемуся в небеса яростному потоку энергии. Перед тем, как ступить в него, все-таки обернулся, помахал на прощание рукой. Но, будто устыдившись мимолетной слабости, засуетился и сделал последний решительный шаг на пути к долгожданной свободе.
  Как только демон оказался в зоне действия луча, он начал активно впитывать энергию артефакта. Его крылатая фигура вспыхнула, засветилась, будто магический светильник мощностью в тысячу свечей, и с каждым мгновением становилась все ярче и ярче.
  Будучи единым существом с Азуриэлем, Глан на какое-то мгновение испытал то, что в данный момент испытывал демон. Это было ни с чем не сравнимое чувство все прибывающей и прибывающей мощи. Пока что её было недостаточно, чтобы порвать связующие их невидимые нити, но артефакт Древних продолжал извергать бездну энергии, которой по расчетам Азуриэля должно хватить для этого с избытком.
  Наконец поток исторгаемой артефактом энергии прекратился. К тому времени свечение фигуры архидемона достигло наивысшего предела. Если бы не созданный Гланом защитный кокон, его телесная оболочка мгновенно сгорела бы, не выдержав внутризвездных температур, царящих за его пределами. Продолжалось это буйство всего лишь краткий миг. Не успел Охотник и глазом моргнуть, в небо ударил толстенный, будто полено черный даже на фоне ночной темноты луч трансформированной энергии артефакта. Искривляя пространство и время, этот поток неудержимо рвался в иные никому неведомые планы бытия, унося с собой получившую, наконец, желанную свободу демоническую сущность.
  Еще мгновение, и все закончилось. В темном бархатном небе вновь вспыхнули бесчисленные рои ярких звезд. Хэш и Фести продолжали свой бег, превращая ночь в некое подобие сумеречного дня. Лишь оплавленный камень продолжал светиться тусклым алым пятном там, где только что торчал из земли исчезнувший бесследно артефакт Древних.
  В этот момент Глан ощутил легкий дискомфорт на безымянном пальце правой руки. Поднеся руку к глазам, он увидел проклятый перстень, благодаря которому пережил кучу неприятностей. Вот оно то самое серебристое колечко с печаткой. На печатке рельефное изображение шестиконечной звезды, по внешней стороне кольца выгравированы какие-то знаки. Юноша привычно скользнул в Астрал и, получив необходимое знание, без труда прочитал буквы ранее неведомого алфавита.
  Надпись гласила: "Пройдет и это".
  Охотник улыбнулся, покачал головой, снял перстень с руки и положил в карман куртки.
Оценка: 7.95*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Б.Ту "10.000 реинкарнаций спустя"(Уся (Wuxia)) Е.Кариди "Черный король"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 3: Милосердие спецназа"(Боевик) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) О.Обская "Возмутительно желанна, или Соблазн Его Величества"(Любовное фэнтези) А.Вильде "Эрион"(Постапокалипсис) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) В.Пылаев "Видящий-5"(ЛитРПГ) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) LitaWolf "Любить нельзя забыть"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"