Сакурай Кенши: другие произведения.

Аметист

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
 Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кто мог ожидать, что сбежавший из прозекторской жмурик может принести столько проблем? Вот и Яда не подозревала об этом. А проблемы начали сыпаться одна за другой. Вместо одного сбежавшего тела, по городу бродят семнадцать умертвий. Да еще и некромант нелегал объявился. И все это свалилось на хрупкие женские плечи молодой некромантки. Как же хорошо, что рядом есть верные друзья, которые помогут бедной девушке.

  
  
  "Некроматы ожерелья"
   Пролог
   Давным-давно, когда мир еще был мал, но уже шумели вековые леса, в чащах прятались благородные олени, а на залитых светом полянах резвились зайцы. Когда желтоглазые волки завывали на луну с молодых, но уже древних скал. У Смерти, младшей сестры прекрасной Жизни, было чудной красоты ожерелье из тринадцати драгоценных и полудрагоценных камней обладающих мистической силой. Жизнь очень любила созданный мир, и, Смерть любила его тоже. Жизнь всю себя отдавала украшению мира, но в доброте и наивности своей она и подумать не могла, что кто-то может возжелать уничтожить такую красоту. Чем больше Жизнь занималась миром. Тем грустнее становилась смерть, ведь любимой сестре больше не было до нее дела. А потом жизнь создала человека, и стал он любимым ее творением. Людей становилось все больше, но жизнь совсем не была этим обеспокоена, ведь души людей горели чистым ярким светом. Но однажды в укромный уголок двух сестер прилетел черный ворон, и, тогда в душах людей появилось зло. Жизнь очень печалилась, видя, как яркий свет меркнет, а на месте прекрасных душ появляются уродливые дыры готовые пожрать все. Один человек в душе, которого поселился мрак, заражал десятки, и тогда взяла смерть косу и пошла косить людей. Те, сломанными игрушками, падали под ее ударами. Плакала и страдала Жизнь, но сказала Смерть, что люди должны знать о неотвратимости конца и о том, что по деяниям их определиться их место в саду грез, и согласилась Жизнь. Но черный ворон не спешил улетать, и, тогда Жизнь попросила младшую сестру помочь ей и изгнать ворона из владений. Согласилась Смерть. Выбрала она тринадцать самых черных душ. Душ убийц, которые не знали жалости, и наделила их силой, которой были наделены камни ее ожерелья, и дала им силу управлять и повелевать неживым, но за силу взяла огромную плату и первой платой стала голова черного ворона. Тринадцать получившие имена свои по камням ожерелья выполнили приказ госпожи и вернулись в мир, что бы стать его самым страшным кошмаром и его самыми верными стражами. Но не пришлись они по душе Жизни, и, сказала она, что никогда не пустит эти души в свой сад.
   У некромантов не бывает посмертия. И осознание этого многих удерживает от заманчивой стези. Некроманты лишены утешения, они точно знают, что их ничего не ждет за гранью и поэтому отчаянно цепляются за жизнь. Некромантом не надо рождаться, не нужен магический дар, нужно только заключить договор. Договор с самой смертью и она даст власть: власть над телами, над душами, даст силу. Взамен забрав все и даже немножечко больше. Некроманты они разные. Насмешливые мужчины с цепкими холодными взглядами. Усталые старцы, убеленные сединами, с кожей, что пергамент высохшей и тонкой. Тоненькие девушки с огромными усталыми глазами или эффектные барышни готовые положить к своим ногам весь свет. Некроманты бывают разные. Обычные люди даже не подозревают насколько, видя в них воплощение вселенского зла. Впрочем, некроманты с удовольствием поддерживают этот взгляд. Некроманты могли бы стереть с лица земли весь мир, превратив его в пустыню в царство смерти и тлена, но боги позаботились о том, что бы этого не случилось и хорошо обезопасили вверенный им жизнью мир. Некроманты бывают разные, но есть у них кое-что общие. Все без исключения некроманты терпеть не могут жрецов и очень цепляются за жизнь. Все-таки у некромантов не бывает посмертия. Даже если они некроманты ожерелья смерти.
   Аметист.
   Аметист - сложный камень. В одних культурах считали что аметист может вызвать любовь к человеку подарившему его , даже если одариваемый ранее любил кого-то другого. В других культурах аметист - камень спокойствия и благодати, наделенный способностью улаживать конфликты. Аметист отгоняет плохием мысли, укрепляет волю владельца, выявляет тайную информацию, а так же может послужить противоядием
   []
   Был уже полдень, когда со второго этажа смертовской по старым, скрипучим ступенькам, покрытым ярким, цветастым, домотканым паласом спустилась худенькая невысокая девушка, кутаясь в желтую пушистую шаль. Несмотря на жару, стоящую на улице, не свойственную позднему лету, и хорошо протопленный дом, она постоянно мерзла. Оказавшись на первом этаже, девушка в раздумье постояла у лестницы, рассеянно поглаживая теплую, отполированную до зеркального блеска древесину, и тяжело вздохнув, направилась в кабинет. Обычно, самое обжитое место каждого дома, отражающее внутреннюю сущность своего хозяина, кабинет был пустым и не уютным. На книжных полках и стеллажах не было ничего кроме пыли, только на огромном столе, сиротливо прижимаясь, друг к другу стояла чернильница и стопка бумаги. Можно было бы подумать, что сюда только въехали новые жильцы, но Яда Аранше жила здесь уже почти три года.
   Не успела девушка устроиться в огромном кресле, доставшееся ей от предыдущего жильца, как впрочем, и все остальная обстановка, как ее окликнули. В кабинет некромантки заглянул мальчишка лет тринадцати, худощавый и немного нескладный как все подростки с умными серыми глазами и светлыми неровно подстриженными волосами. []
   -- Яда, -- она обернулась и зевнула, даже звонкий голос помощника не мог прогнать наваливавшуюся дремоту. -- Нам тут труп привезли, глянуть надо.
   -- Тебе надо, ты и смотри, -- огрызнулась девушка, примериваясь к тому, как бы поудобней устроиться спать в кабинете положив под голову руки. Работать ей совершенно не хотелось, а Аксель, не обладал достаточным авторитетом, чтобы заставить. И Яда этим вовсю пользовалась.
   Мальчишка покачал головой, не в духе опять начальница смертной, не в духе. "Не выспалась что ли? Скорее всего", -- решил он. Яда всегда не в духе, когда не высыпается, а не высыпалась она постоянно. Никого из некромантов нельзя было отнести к жаворонкам, и добудиться раньше обеда было довольно проблематично. Вот только, сегодня причиной недосыпа девушки стали кошмары, приходящие к ней иногда, слишком реальные, чтобы отмахнуться и преспокойно лечь спать снова.
   -- Грим очень просил, -- предпринял очередную попытку Аксель, состроив несчастную мордашку, пытаясь воззвать к ее совести и чувству долга. Бесполезно. Достучаться до некромантки было невозможно. Проигнорировав имя своего постоянного и бессменного раздражителя, она укуталась в шаль по теплее, удобнее уместила руки на столе и прикрыла глаза.
   -- Гриму -- надо, пусть Грим смотрит, -- невнятно пробурчала девушка. -- А я сплю. -- Последнее было добавлено, как точка, конец возможных уговоров.
   -- Яда! -- Девушка подскочила и распахнула глаза. За мальчишкой стоял высокий мужчина в форме стража. С короткими черными волосами и вертикальным шрамом по губе и очень недовольно смотрел на нее. Грим вообще часто был недоволен молодой некроманткой и не стеснялся высказывать ей это в лицо. Сейчас Грим Рейнтас прибывал в первой степени ярости по определению Яды, не смертельно, но неприятно, а главное достаточно авторитетно, чтобы поднять себя и поволочь в прозекторскую.
   -- Надо мне, но смотреть будешь ты! -- прорычал страж, давно выработавший методику призванную заставить ленивую некромантку шевелится. -- Бегом в прозекторскую!
   Девушка не сомневалась, что простая стража отданный таким голосом приказ исполнять неслась едва ли, не обгоняя ветер, сама же она могла чисто теоретически его проигнорировать, но тогда все будет гораздо сложнее. Яда с трудом заставила себя встать и попыталась прожечь дырку взглядом в этом наглом типе. Без каких-то дополнительных усилий дырка не прожигалась, да и членовредительство, в общем и целом, по отношению к Гриму было не в ее интересах.
   Грим, легко выдержал злобный взгляд некромантии, прошествовавшей мимо. Такие взгляды она бросала на него регулярно, вот уже три года. Всякий раз, как он загонял ее на основное место работы. Яда не любила возиться с трупами, кровью и прочей гадостью, что было естественно для молодой девушки, но совершенно противоестественно для некроманта. Загонять ее на основное место работы приходилось со скандалом, зато, она совершено не создавала проблем, которые обычно сопровождают ее коллег.
   -- Знаешь, Грим, -- обманчиво мягко заметила девушка. -- Очень часто мои недруги оказываются здесь на столе.
   -- Да плевать, -- фыркнул капитан стражи, возведя взгляд к потолку. Угроза была слабенькая. Врагов, которые могли оказаться у нее на столе, в этом городе у Яды не было.
   -- Ты главное тело глянь.
   Под его чуть прищуренным недовольно-усталым взглядом Яда еще больше нахмурилась. За три года, что она жила в этом городе найти общий язык с начальником городской стражи так и не удалось. Может, если бы он не заставлял ее работать и кормил персиками, она бы и считала его душкой, но Гриму до этого определения было безумно далеко. Доставучий, принципиальный и очень упрямый, Рейнтас ее иногда просто раздражал, а иногда просто доводил до белого каления. Впрочем, она и не стремилась особо наладить с ним партнерские, рабочие отношения. И даже с Акселем старалась держаться похолоднее. Мальчишка ей достался вместе со смертной. Три года назад здесь был просто заброшенный дом городского некроманта, в подвале которого и обитал беспризорный мальчишка. А сейчас Аксель был незаменимым сотрудником, которому даже была положена своя зарплата, предмет завести всех городских мальчишек.
   Аксель вздохнул в большинстве своем разборки Яды и Грима всегда проходили по одному и тому же сценарию и ничего нового не предвещали. Это даже были не разборки, а ритуал перед началом работы, который своим участникам доставлял определенное удовольствие. Сейчас Яда недовольно бурча под нос, осмотрит тело. Потом побарабанит пальцами по столу, прикрыв глаза и обдумывая увиденное и узнанное, побурчит еще немного, и начнет диктовать отчет устало сонным голосом. Возможно, раз уж она совсем не в настроении, то иногда будет отвлекаться, снова и снова растерянно барабанить пальцами по столешницы, и, может быть, только может быть, рассказывать.
   Прозекторская располагалась на первом этаже, в передней части дома. К ней имелся свой выход на улицу, через него стража и приносила умерших. Устраивая их потом на длинных узких столах с каменной столешницей во избежание нервных потрясений закрытой темной скатертью. Каждая каменная плита была изрезана стандартным набором рун и печатей, которые облегчали работу с мертвыми, таки столы были типовыми для всех смертовских, хотя далеко не все некроманты в этих самых печатях нуждались. В комнате всегда было довольно прохладно, холодом тянуло все от тех же столов, так что для Яды, которая мерзла постоянно, прозекторская была одной из самых нелюбимых в доме. Вдоль стены стоял металлический стеллаж, заполненный всем не обходимым от набора острейших хирургических инструментов до разнообразных малюсеньких колбочек с реагентами. Здесь не было ни одного окна, а освещение поддерживалось искусственно-магическое, что только усиливало гнетущую атмосферу.
   -- Где тело? -- недовольно поинтересовалась девушка, закутавшись в шаль и зябко переступая на пороге прозекторской. Комната была пуста, лишь белая простыня неопрятным комком валялась на полу.
   -- Здесь было, -- моментально отозвался Аксель за ее спиной, вытягивая шею, что бы заглянуть в кабинет. Девушка стояла ровно по центру дверной коробки и существенно мешала обзору, так еще и Грим придерживал его за капюшон, как и каждый раз, совершенно забывая, о том, что он уже увидел все, что можно увидеть в доме некроманта.
   -- Что значит здесь? -- раздраженно переспросила некромнатка. Яде хотелось спать и травяного взвара, или наоборот. Сначала взвара потом спать. Нервировал Грим, стоящей за спиной. Иногда она чувствовала себя при нем очень не уютно, а иногда, наоборот, вопреки всякому здравому смыслу он ее успокаивал.
   -- Только что лежало на первом столе, -- послушно уточнил мальчик, насторожившись. Когда начальница в таком настроении с ней лучше не спорить. Но главное сейчас то, что...
   -Похоже, наш клиент ушел, -- озвучила Яда его подозрения и потерла глаза, обернувшись к Гриму. -- Поднимай стражу. У нас по городу ходит как минимум умертвие.
   -- А как максимум? -- вздохнул стражник с печалью в глазах. Яду тут же захотелось сказать ему что-то утешительное, но в голову лезли самые неприятные варианты, а скрывать от него правду она не могла.
   -- Лич. -- коротко ответила она и грустно улыбнулась, увидев какими усталыми сразу стали глаза Грима.
   Рейнтасу сразу же после слов некромантки безумно захотелось в отпуск. Он там уже лет пять не был и неиспользованных отпусков имел столько, что весь следующий год может вести жизнь простого обывателя который никаким боком не пересекается с вредной некроманткой, нудными жрецами, дотошными градоправителя и вороватым бургомистром вдобавок комплектом идет помощник с характером ехидны и деятельный слишком взрослый мальчишка. Ему хотелось обратно в столицу, устраивать показательные марши, куда угодно лишь бы подальше от всей этой суеты, которая сейчас завертится. Надо поднять отряды, отзывать всех кто в отгуле и отпусках, разбить маршруты получить амуницию, поставить в известность всех заинтересованных не вызвать панику и найти ушедшее тело. Это первоочередное. А потом уже придется разбираться, почему, куда и по чьей воли оно ушло. Мертвые по своей воли не поднимаются. Это Грим знал очень хорошо.
  
   После ухода Яды и Грима в смертовской стало на удивление тихо, пусто и не уютно, такую смертовскую Аксель не любил. Гораздо больше этот двух этажный дом ему нравился наполненный голосами, наполненный звуками, шорохами и шагами. Ему нравился скрип пера, или рассеянная мелкая дробь, вечный признак того что некромантка в растрепанных чувствах. Нравилось, когда Грим приходил к ним вечером с корзиной пирожков и взвар из соседней таверны, а пустая смертовская, пронизанная тревогой и беспокойством резкими шагами и быстрыми сборами, сосредоточенным и оттого пугающим молчанием ему не нравилось. Но все что ему оставалось сидеть и ждать. В смертовской всегда должен кто-то находиться, особенно вот в таких вот случаях и как-то координировать деятельность. Скоро начнут приходить ребята из стражи, им надо выдать амулеты защиты, типовые, слабенькие, на пару ударов, но ребятам должно и этого хватить. Еще "искалки" надо приготовить, они тоже слабенькие доставшиеся в наследство еще от прошлого обитателя смертовской, можно было бы их улучшить, но Яда слишком ленива, чтобы самой засесть за работу. "Искалки" и "Щиты" выдаются под роспись командиру группы, значит надо найти где-то книгу учета. Аксель растрепал волосы. Этот огромный коричневый гроссбух он точно где-то видел, осталось вспомнить где. Еще надо достать мешочки со смесью, ее состав лучше ни кому не знать, но умертвия среднего класса она замедляет на раз. Яда, несмотря на собственную безалаберность, смеси и эликсиры аккуратно проверяла где-то раз в два месяца. "Дел действительно невпроворот", -- вздохнул Аксель, снова запустив ладонь в волосы. Иногда ему казалось, что в смертовской он единственный взрослый, ответственный и адекватный человек.
  
   Городок Яда любила. Очень любила. Он небольшой, с узкими улочками, мощенными серым камнем. Над этими улочками нависают двух-трех этажные дома, между которыми прячутся невысокие одноэтажные, попроще. На окнах и у порогов даже на перилах выставлены горшочки с цветами, и кажется, что хозяйки соревнуются между собой у кого цветы пышней и краше, а горшки ярче и эффектней. Когда проходишь, засилье этих домиков то словно из лабиринта, вырываешься на большую центральную площадь. На ней расположились, словно достопочтенные бюргеры на скамейки, высокая тощая ратуша с колокольней, которая почти никогда не звонит, широкое и низкое святилище всех богов, больше напоминающее перевернутый тазик или очень толстого торговца, а между ними кое-как втискивалось здание городской стражи. Центр площади занимал фонтан, главная городская достопримечательность по поверьям исполняющая желания. Просто глупая легенда. Напротив трех основных городских лавок центральный рынок Куча лавок и палаток, постоянный гвалт и очень приятные запахи. Вот дородная повариха выбирает капусту и отчаянно торгуясь, перебирает все имеющиеся кочаны, на взгляд Яды они идеальны, но стряпуха находит в них десятки изъянов. Люди переругиваются, но как-то по-доброму улыбаются даже ей. Булочник из лавки на углу постоянно норовит сунуть в руки теплый только из печи бублик, зелейник качал головой, приговаривая: "вот ведь уже даже позеленела в своей смертной --", и совал яблоки. Яблоки Яда не любила, но брала, для Акселя, а еще эти мерзкие фрукты постоянно тягал Грим. Если мальчишка был в этом отношение всеяден, и сметал яблоки любых сортов, не брезгуя даже мелкими и кислыми, то Грим придирчиво выбирал только сладкие красные спелые плоды. Сегодня в городе явно было шумно, отряды стражи по три -- четыре человека, попадались на глаза с поражающей частотой. У Грима, конечно, куча недостатков, но свою работу он делал очень хорошо. Стражники внешне казались расслабленными, но девушка физически ощущала идущее от них напряжение. Люди, правда, немного волновались, но лучше пусть поволнуются, чем она потом с ними в смертной повстречается. Делать ничего не хотелось. Яда перекинул косу на плечо и зевнула. Хотелось спать. Поздней осенью, когда солнце укутано в серую шаль, особенно. Но место того что бы спокойно отсыпаться у себя в кабинете девушка тягала себя по улицам. Ее почти полутора часовая прогулка ничего не дала, на тело она не вышла. Какие-то бессистемные передвижения у этого тела. Некроманты очень хорошо ощущают умерших и стоящих на грани, поэтому умертвие она должна была найти сразу же. Не могло быть такого, что бы она не ощутила умершего, разве что его прикрывает кто-то очень сильный. "Гадость, какая", -- нахмурилась Яда, выходя к городской ратуше, где традиционно обитал совет города во главе с бургомистром. В отличие от стражи она шла точно по следу, но медленно сейчас она напоминала себе охотника, который выслеживает лису или зайца, осторожно распутывая кружево следов. Судя по тому, как ее клиент успел наследить, у стражи есть все шансы найти его раньше, чем она. "Как бы потом чего не вышла", -- озаботилась девушка. Неконтролируемое умертвие это серьезно.
   -- Стой, поганая смертовица!
   Яда послушно остановилась с самым печальным выражением лица. Если есть в мире кто-то кто не любит некромантом так это жрецы светозарной и всех богов, так сказать, полные антагонисты некромантов. И посметртие у них есть. День и так был не слишком хороший, а тут еще этот. Птирей Никс был самой большой головной болью отдельно взятого некроманта в ее лице, подвинув на этой должности даже грима
   -- Добрый день, -- проявила вежливость некромантка, поправив шаль. Обострять отношения в такой момент не хотелось, тем более, помощь жрецов была бы как нельзя кстати. Святош тоже стоило поставить в известность, на тот случай если дело выйдет из-под контроля.
   -- Иж чего удумала! Средь ясна дня, по городу раз... -- Жрец взирал на нее как строгий родитель на расшалившегося ребенка. Не слишком молодой мужчина, благообразный, но не то, чтобы просветленный. Птирей больше напоминал мученика или древнего паладина-инквизитора, готового пойти на все ради веры. Переговоры с некромантом самое малое. Несмотря на свой относительно молодой возраст Птирей занимал довольно высокий ранг среди жрецов, жрец-хранитель, и город под опеку ему тоже выделили не слишком большой не слишком маленький.
   -- Ближе к делу, -- попросила Яда, подобные разговоры обычно затягивались надолго, особенно если следовать полному канону. Тем более на такие слова можно было не обращать особого внимания, даже учитывая, что жрец говорил на полном серьезе. Будь его воля, ее бы заперли где-нибудь, как особо опасную преступницу.
   -- Тело у меня сбежало, -- нахмурился жрец, оправив белоснежное одеяние. Яде всегда было интересно, как жрецы умудряются сохранять свое одеяние белым в любых условиях. Белый, такой маркий...
   -- Тело сбежало у меня, -- рассеяно поправила Яда и осеклась. В смертовскую тела жрецов никогда не приносили. Их тела никогда не осквернялись руками некромантов, хотя обычно они всех умерших осматривали. К тому же в отличие от обычных умерших, просто так жрецы не вставали, пребывая под благословением жизни. -- Как сбежало? -- не веря, покачала головой девушка, и потерла запульсировавший от боли висок. Смутное подозрение, что все гораздо хуже, чем она предполагала, становилось уверенностью
   -- Вот так и сбежало, -- зло рыкнул жрец, словно резанув девушку взглядом.
   -- Так по чьему следу я сегодня целый день хожу? -- простонала Яда. Она устала, была зла и, еще, ей очень хотелось есть. Она не завтракала и пропустила обед. А теперь оказывается тело не одно. Если их уже два, значит, их может быть сколько угодно. Скоро начинается ежегодная ярмарка. Начинают подтягиваться торговые из окрестных деревень, купцы и прочие любопытствующие.
   -- Я почем знаю? Ты смертовица -- тебе и ведать.
   Яда потерла висок руками. Когда Птирей переходил на устаревший тип речи, это всегда грозило проблемами. Впрочем, в свете ходящих по городу мертвых, которых она не поднимала, куда уж больше проблем.
   -- Я вам еще нужна? -- Спросила девушка, тихонько прикрывая глаза, ей надо продолжать искать пока мертвых не стало больше
   -- Нет. -- Зыркнул недовольный жрец
   -- Вот и идите ... в храм, -- улыбнулась некромантка самой дружелюбной из своих улыбок.
  
   Девушка стояла возле фонтана, расслабленно опустив руки. Смертью в городе не пахло и это настораживает. Два не мертвых должны пахнуть, пахнуть мускусными духами, молоком и цветами. Для нее смерть пахла именно так: мачехой и братом. Первого немертвого доставили в смертовскую, как образцово показательный труп. Лежал себе и не дергался, сопротивления стражам не оказывал. Жрецов вообще поднять довольно сложно, они под таким благословением, что поднимать их надо на чистом упорстве. Просто так мертвые не поднимаются. Для поднятия нужна воля некроманта. Яда сегодня ни кого не поднимала. Самый логичный вывод: в городе есть еще некроманты. Тогда, почему не сработала охранка? Девушка тряхнула головой. Это, конечно, важные вопросы, но сейчас ей надо найти немертвых. Всех возможных немертвых, находящихся под управлением чужака. Такие умертвия можно искать бесконечно, если создатель почувствует угрозу, он просто прикажет умертвию спрятаться или уйти в другое место. Девушка прикрыла глаза. Лучше всего мертвые видны на грани, но идти туда не имеет смысла, по крайней мере, сейчас ей нужно только осмотреть город через призму грани, оказаться там не полностью, а лишь частично одними глазами, а потом среди следов немертвых опутав его незримой паутиной у которой нет, ни начала, ни конца. В этой паутине надо вычленить отдельные следы, причем, только свежие. В городе, где живет или когда-либо жил некромант, следов немертвых миллионы. Далеко не каждому некроманту под силу такая кропотливая работа и Яда совершенно не была уверена в своих силах. По крайней мере, раньше она такого не делала. Не было необходимости. Девушка глубоко и ровно дышала, пытаясь удержать свое сознание на грани, она и видела следы, но не могла понять, чьи они
   -Та, что тенью идет за жизнью, собирая ее плоды, даруй мне силу найти тех, кого ты взяла под свое крыло, но тех, кого еще не отпустила жизнь.
   Как-то так, у некромантов нет заклинаний в чистом виде. Они либо просто приказывают, либо смерено просят. Некоторым для того что бы воплотить свое желание даже не нужно проговаривать приказ или просьбу, небрежный жест рукой, тень мысли или желания, Сама Яда еще так не умела и совершенно не была уверенна, что ее просьбу услышали и будет какой-то результат. С начала ей даже показалось, что не подействовало. Но затем, один след окрасился алым, другой темно-синим, третий фиолетовым... Через минуту в глазах пестрело от цветов.
   Яра открыла глаза и, пошатнувшись, плюхнулась на землю, концентрация была нарушена, и ее выкинуло из грани. Девушка тяжело дышала и трясла головой пытаясь разогнать туман в голове и цветные точки перед глазами
   -- Вот дарх, -- выдохнула некромантка, ограничитель, бриллиантовая сережка капелька в левом ухе, проявил себя во всей красе. Вроде ничего не сделал, но устала так, словно всю ночь на складах поводы разгружала. Потеребив сережку, Яда усмехнулась. Ограничитель надевают на некромантов сразу же, так только заключен контракт и это наверно правильно.
   -- С вами все в порядке? Упала на нее тень. Девушка заставила себя улыбнуться и поднять голову, что бы увидеть задавшего вопрос
   -- Все в порядке -- заверила она. И тут ее дернуло. Коллега. Только она присмотрелась, без ограничителя. В городе. По позвоночнику словно махнул мокрым холодным полотенцем. Единственное что смущало, так это его глаза они были голубые. "Нет, присмотрелась девушка, -- не голубые, а синие, медленно наполнявшиеся безумием". Если он сейчас решит что-нибудь предпринять, то это будет очень и очень плохо. Как он прошел сквозь печати? -- Как? -- Яда откровенно паниковала, она не сталкивалась с таким, и ей было страшно. Да она некромант всего три года, и не самый сильный-
   -- Вы давно заключили договор? -- выпалила она, не отрываясь, смотря в его глаза, становящиеся то голубыми, то синими и запах от него становился то сильнее то слабее. По идеи надо его обездвижить, вырвать из его памяти ответы на вопросы, но... Яда не могла даже пошевелиться.
   -- Не понимаю о чем вы, мужчина сделал шаг назад, подозрительно глядя ан нее. Сейчас его глаза были абсолютно голубыми, как ясное солнечное небо
   -- Да все вы понимаете, -- неожиданно резко отрезала девушка, вставая, ее все еще пошатывала после частичного пребывания на грани. -- Некромант некроманта издалека чует.
   -- Я не некромант, -- возмутился мужчина, отступая еще на шаг. Что-то в его глазах внушало доверие. Но Яда хорошо усвоила, что никому верить нельзя. Удар могут нанести самые близкие люди, те от кого не ждешь, к кому всегда поворачиваешься спиной.
   -- А это, -- Яда схватила его за рукав и мило улыбнулась -- мы сейчас окончательно проясним
   Пространство вокруг них двоих заволокло тьмой. Вытягивать на грань, в принципе, было строго на строго запрещено, обычные люди там появиться не могли, а вот некроманты запросто. Большинство коллег использовали грань для быстрого перемещения. Даже с ограничителем это было довольно безболезненно, так легкая слабость накатывала. Принудительному вырыванию на грань сопротивляться очень сложно, ибо пребывание в этом месте, запаленным серым густым туманом в котором мелькают неясные тени и чудятся голоса, для таких, как она естественно, но на грани она было одна.
   -- Ошибочка вышла, -- вздохнула Яда возвращаясь. Незнакомца с такими красивыми глазами не было нигде. -- И что тут вообще происходит? -- риторически спросила пустоту девушка. Ее начинало потрясывать, и теплая шаль не могла согреть, если так подумать первые признаки утомления? Хотя... Какое утомления? Она не сделала ничего. Наверно, правы старшие коллеги, надо работать над собой. Она не могла устать от такого, просто ей так кажется. Просто ей все еще нравиться играть в девушку из благородной семьи. Устающей даже от созерцания цветов. И это сейчас ее главная слабость. Яда потеребила сережку и нахмурилась, надо было что-то делать, но прежде всего, стоило поставить в известность Грима. С ним на пару что-нибудь да придумается, у него на двоих хватает решительности и ответственности, с него пример надо брать, но... Яда этого хотела не особо. Девушка уверенным шагом направилась к зданию городской стражи, прикидывая, как рассказать новости с меньшим ущербом для нервов Грима. В свете последних событий велика вероятность появления его фирменной улыбки, от которой душа прячется в пятки, а волосы ощутимо седеют. Это с такой улыбкой некромантом быть надо. Начальника стражи Яда, конечно, не любила, но старалась беречь, как могла Он у нее такой один. Несмотря на то, что постоянную грызню, ей нравилось, когда он приходил, особенно если не по делу. Когда не надо тащить себя к столам с трупами, разглядывать их, поднимать, допрашивать и делать какие-то выводы. Когда можно попить горячий взвар за большим круглым столом вприкуску с пирогами, которые стряпает дородная тетка в таверне рядом с казармами и ругаться из-за яблок и сердито отворачиваться, когда Грим приносил что-то Акселю. Последний раз капитан притащил мальчишке куртку из мягкой, тонко выделанной замши с глубоким капюшоном Аксель в эту куртку просто влюбился и таскал теперь, не снимая, она фактически стала его отличительным знаком. Она помощника такими подарками не баловала, потому что старалась не привязываться...
   Собственно в административном здании городской стражи, по совместительству тюрьме Грима не было. Идти до казарм было лень, да и велик шанс все равно разминуться. Искать капитана всегда было тяжеловато, он с удовольствием мотался с патрулями по улицам, проверял посты, ссорился с градоначальниками из-за амуниции. Косвиль городок небольшой, но не один час пройдет, пока об-бежишь по кругу, а найти Грима даже в таком небольшом городке задачей для хрупкой девушки было непосильной. Самым простым выходом Яде представлялось подождать неуловимого капитана на месте. Как только она оккупирует его кабинет, дежурный по административному зданию пошлет кого-нибудь на его поиски. А она пока подумает, что может сделать по своему профилю, увы, для некоторых манипуляций для некромантов нужны свидетели, что бы их потом не обвиняли в превышении полномочий и не целиком использовании силы. Хотя более уверенные в себе коллеги на большинство правил плюют с колокольни ратуши. Ей наверно тоже пора этому учиться. Нагло реквизировав у дежурного плед и чашку горячего взвара, девушка забралась с ногами в кресло Грима, оно у него удобное, нечета ее собственному. Когда злобный капитан ввалиться к себе, она об этом узнает одна из первых.
  
   Вообще-то Акселю не положено покидать смертную, особенно когда начальницы вообще нет на месте, однако сегодня это правило не действовало. Грим вытащил его на свежий воздух едва ли не за шкирку, как котенка приблудного, и передал одному из стражей с наказом:
   -- За мальчишку головой отвечаешь!
   Отправил Акселя в рейд. Что поделать, "искалок" на эту самую последнюю из групп не хватило, а за три года мальчишка о мертвых много чего узнал. В пору экзамены сдать, на магистра теоретической некромантии, если бы такие экзамены существовали. Для не мертвых существует множество ограничений, которые весьма сужают область поиска. Не мертвые поднятые кем-то обычно четко следуют заложенной задаче, и если в рамках этой задачи нападения на людей нет, то и не нападут. Но вот если при поднятии четкой правильно ограниченной задачи поставлено не было, тогда начинаются проблемы. Во-первых, не мертвые, если можно так сказать, ненавидят живых и довольно часто нападают, причем выбирают жертву, подходящую под какие-то критерии. Эти критерии довольно сложно вычислить не мертвые по своим характеристикам определенно выше обычных людей, они не бояться боли и раны их не останавливают все, что движет телами, наполненными псевдо жизнью это желание жрать. Хорошо еще, что они довольно медлительны. Причем во многом скорость зависит от степени свежести тела и от того каким оно было при жизни. Сказка про то, что мертвые не любят свет, к большому сожалению всего лишь сказка. Да и отсутствие интеллекта у поднятых, тоже иногда подвергается сомнениям. Иногда, когда Яда была в особо паршивом настроении, она начинала рассказывать про мертвых. Больше всего мальчишке запомнилось про лича. Мертвый маг, сохранивший свои способности. В редком случае он сохранял и осколки души, чаще становился рабом какого либо некроманта, притом, что сам являлся некромантом. Яда про них много рассказывала. Держа кружку с взваром завернувшись в шаль, она стояла у окна и говорила. Спокойно так словно сказку рассказывала. Страшную сказку.
   Их группе выпало проверить северо-восточный сектор возле самых ворот, тут были и заброшенные пустые и руины и вполне нормальные жилые дома. Сектор был довольно большой и ползали они по нему уже два с лишним часа, в свою любимою смертовскую хотелось со страшной силой, и мальчик сейчас как никогда понимал свою начальницу, которая тоже не слишком любила покидать смертовскую. Наверно им надо купить набор плетеной мебели решил Аксель и пить чай в саду, примыкающем к смертовской. "Так, -- мысленно укорил себя мальчишка, -- ты не о том думаешь". Надо собраться и сконцентрироваться. Из проверяемого дома, наконец, показалась группа поиска. С ними в помещения Аксель не заходил. Несмотря на то, что горожане к нему сейчас относились не плохо, он еще хорошо помнил совсем другие времена. И очень не хотел, чтобы потом в случае чего его обвинили в краже, как самого подходящего на роль вора.
   -- Куда дальше? -- мальчишка задрал голову на стража, окликнувшего его с таким видом будто разговаривал с тараканом. Вот из-за таких как этот красавиц Ильсар за которым бегают все девчонки Аксель терпеть не мог большинство городской стражи. Отдельные классные ребята среди них разуметься были, их Аксель уважал и обожал. Они его тренировали, когда были не заняты и рассказывали занимательные истории, а иногда и приносили то наконечник стрелы, то болт, то какую-нибудь еще интересную штучку. Самым верным признаком хороший человек или плохой, помощник некромантки считал свою способность не запоминать имена. Если он запомнил с первого раза, значит человек хороший, если не мог запомнить с пятого шестого, то туту уж ничего не поделаешь.
   -- А тот дом проверили? -- Уточнил мальчик, указывая на большой двухэтажный особняк с кованным забором Ильшской работы. Чем то это дом Аксель не нравился он постоянно натыкался на него взглядом, это было ситуацию с яблоками, их в смертовской Аксель находил по интуитивно, где бы их не прятали, он всегда знал когда в кармане у грима или ялы лежит любимый фрукт. Последний год ему зразу отдавали любимое лакомство практически с порога. Дом был старый и чем-то похожий на смертовскую тоже два этажа тенистые деревья у крыльца, ровная дорога, он казался практически неприступным и заподозрить, что там есть немертвый было сложно в случае с непонятно кем поднятыми мертвыми лучше перебдеть. Яда постоянно говорила, что вопреки распространенному мнению, мертвые сами по себе не поднимаются. Предпочитая спокойно спать вечным сном
   -- Проверили, -- не дружелюбно отозвался страж, отвернувшись, а мальчишка растрепал волосы под капюшоном крутки, этого самое проверили звучало на редкость не уверенно, словно от него просто-напросто пытались отмахнуться
   -- А подвал? -- вообще Аксель недолюбливал жрецов, но скорее так. За компанию с Ядой, но кое что признавал непередаваемо въедливый тон Птирей, может и не слишком удачно скопированный в его собственном исполнении заставлял стражу нервно вздрагивать
   -- И подвал -- старший группы, тот, который возможно Ильчуф, едва не порыкивал. "Ну, еще бы!" -- начинал расплываться в улыбке мальчишка, сделать то ему ничего не мог, приходилось отвечать и молиться, чтобы дальнейших вопросов не последовало, а вот Аксель вопросы мог генерировать часами.
   -- А чердак? -- если подумать, то дом ничем не примечательный. Даже непонятно чего он в него так вцепился. Находить себе еще больше проблем со стражей из-за него было как-то в принципе глупо.
   -- Да как же он, в жилом-то доме... -- устало протянул тот который Инфар. Стражи смотрели по сторонам, но Аксель вполне отчетливо ощущал их желание надавать ему по шеям, скорее всего в дом даже не заглянули и это было плохо. Любое убежище только кажется надежным, это мальчишка усвоил на отлично и естественно рисковать благополучие города не собирался. К тому же если что все шишки падут на голову яды.
   -- Да легко, -- пожал плечами Аксель, жест, перетянутый у начальницы. Этакое легкое пренебрежение умственными способностями собеседника. Всего один жест, а какой эффект. Ильсар скрипнул зубами. Всего три года назад этого мелкого заморыша гоняли всей стражей, а теперь он вот какой важный. Так и зыркает, так плечами и пожимает. И сделать ему ничего нельзя. Капитан приказал головой отвечать.
   -- Оказаться на чердаке довольно не сложно, далеко не всегда в больших домах есть много прислуги, -- развивал свою мысль Аксель. -- немертвому достаточно попасть в дом, а потом они не думают куда идут. Если есть живые -- бросаются на живых если нет, прячутся где потемнее.
   -- Иди, проверь, -- Ильсар махнул рукой в сторону дома.
   -- Грим сказал по одному не ходить, -- глядя в сторону, бросил Аксель под жуткий зубовный скрежет. Капитана своего стража уважала и боялась, а он какой-то мелкий шкет нагло называл его по имени...
  
   Дверь стукнулась о косяк, полетела обратно, но Грим ее успел придержать, было бы глупо получить дверью собственного кабинета по носу. Его поймали у восточных ворот и передали, что в административном крыле его ждет госпожа некромант. Естественно ради встречи с темноволосой красавицей, что сейчас дремала в его кресле, пришлось оставить группу, с которой он таскался на перспективного паренька и потащиться в центр. Один плюс он по пути пару групп перехватил, выслушав краткие устные отчеты, словно так и надо... Сейчас она казалась трогательно хрупкой, настоящая сказочная принцесса. Темная коса толщиной в его запястье растрепалась и начинала распускаться, где Яда потеряла ленту, которой еще утром была закреплена коса непонятно, но потеряла и ладно. Бледная с темными кругами, она явно не выспалась сегодня, а может вчера тоже. Некромантка вообще мало спала, лишь однажды как-то в ответ на его вопрос бросила через плечо, равнодушно и холодно:
   - Кошмары.
   Больше Грим эту тему старался не поднимать. Чуть подрагивали длинные ресницы и становилась понятно, она лишь дремлет в ожидании. Рейльнатс
   с трудом сглотнул подступивший к горлу ком, он как сейчас помнил, как увидел ее первый раз. Девушку с пустыми глазами. В черной траурной одежде в сопровождении темноволосого некроманта. Сначала ему показалось, что это все какой-то глупый розыгрыш, ну не могла такая девушка быть некромантом, но бриллиантовая сережка в ухе наглядное доказательство тому, что могла и может. Яда не самый лучший некромант, она совершенно не старается, она всеми силами пытается отлынивать от своей работы, но тем не менее. Она и не самая плохая. Грим стряхнул с себя оцепенение, иногда на него накатывало и он, видел в некромантке продавшей за силу посмертие, просто худенькую девушку с чудной улыбкой и очень красивыми, но такими грустными, глазами. Грим вздохнул. его опять начало заносить, вот сколько раз он будет наступать на одни и те же грабли. От красивых девушек кем бы они ни были надо держаться подальше, а от некроманток вообще бежать, поджав хвост. Но это все лирика, и если взять себя в руки вспомнить о не только, о том, кто такая Яд,а но и о том кто такой он, то становиться понятно просто так Яда бы в казармах не осталась, ушла бы к себе значит два варианта: либо все плохо, либо очень плохо.
   Будить ее почему-то очень не хотелось, но капитан тронул девушку за плечо.
   -- Ну чего тебе? -- сонно спросила Яда, с трудом открывая глаза. Она похоже еще не поняла с полу сна где находиться. Эта ее черта Грима умиляла и одновременно приводила в бешенство. Яда могла засыпать где угодно и в каком угодно положении. А проснувшись несколько секунд, смотрела совершенно очаровательным взглядом, отрешенным от реальности. Из всех некромантов с которыми Грим сталкивался с ней работать было тяжелее всего, с другой стороны гораздо приятнее работать именно с Ядой чем с кем-то еще.
   -- Это я у тебя спросить должен. -- он говорил нарочито резко, не пряча усталости и раздражения накопившегося за последние часы
   -- Семнадцать, -- Яда сладко зевнула в ладошку и чуть тряхнула головой
   -- Чего семнадцать? -- не понял Грим, но леденящее чувство страха уже медленно ползло по спине. как бы невинно не выглядела некромантка сообщающая сухую цифру она остается некроманткой и значит эта цифра ни чего хорошего не несет.
   -- Семнадцать трупов разгуливает по городу. -- с тяжелым вздохом констатировала девушка
   -- И ты это так спокойно говоришь? -- он едва сдержался, чтобы не встряхнуть эту сонную тетерю
   -- Не спокойно. -- Яда села. -- Но что б это выяснить мне пришлось потратить кучу сил. Цени.
   -- Ценю, -- согласился Грим, судя по сизым теням под глазами, она действительно приложила немало сил. -- Делать что будем.
   -- Людей в святилище собери. -- нахмурилась Яда. Семнадцать немертвых поднятых неизвестно кем, ох, сколько бед они могли наделать по городу. А еще надо было найти неизвестного некроманта. Когда она только заключила договор Оникс и Гранат менторскими тонами рассказывали ей что к чему. Если некроманты на страже королевства, а есть "Дикие", которых упустили. Не перехватили после обряда, не надели ограничитель. Они свободны в своих действиях именно от них по всей вверенной ей области она развешивает амулеты. Дикий, неизвестный некромант, прорвавшийся через заслон. Яде стало немного страшно. Но это была ее проблема, и, проблему надо было решать, как считал Оникс, или, устранять, как предпочитал Гранат. -- Колдовать буду.
  
   Грим поморщился колдующий некромант это плохо неприятно и сравнимо с катастрофой. Почему-то всегда после колдующих некромантов обнаруживались так сказать не запланированные разрушения, хорошо, если обходилось без жертв.
   Город опустел быстро, можно сказать в мгновенье ока. Ни какой особой паники не было, Яда, конечно, колдовала впервые, но и до нее в городе жили некроманты. Хотя предшественник яды умер года так за четыре до ее появления. Склочного, язвительного старикашку еще хорошо помнили. Его боялись и не любили, а он любил колдовать, так что даже маленькие дети в городе знали, что делать при звуках колокола -- очень быстро направляться в святилище. Яда передернула плечом, посмотрев на недовольного жреца.
   -- Все там? -- уточнила девушка. Растерянно теребя маленькую сережку капельку почти незаметную под копной темных волос.
   -- Нет, -- вместо Птирея ответил вышедший из святилища Грим. -- Один и отрядов стражи еще не вернулся, и, Акселя нет.
   -- Что значит -- Акселя нет? -- мягко уточнила Яда, склонив голову на бок, смотря на стража внимательными немного злыми глазами. Аксель лучше многих знал, что со звуком колокола он должен быть в святилище. Он не должен покидать смертовскую значит что то...
   -- Он с отрядом был, -- Грим отвел глаза, наверно некромантка даже не поняла, как бледна была в эту минуту. Как бы она не старалась демонстрировать равнодушие, за мальчишку она переживала. А когда год назад Аксель заболел, простыв на холодном зимнем ветру, она притащила какого-то своего лекаря поднявшего мальчишку на ноги всего-то за неделю. Она сама бегала в таверну за взварами и просиживала с ним ночами. И это ему в ней тоже нравилось
   Яда прикрыла глаза. Этого мальчишку она не отдаст. Не за что не отдаст. Сейчас она гораздо сильнее, чем была она справиться. Идти по след живых некромантам проще простого, в конце концов, смерть всегда идет за жизнью. Сначала она просто торопливо шла, не обращая внимания на окрики Грима за спиной, быстрее... быстрее... быстрее.... И вот уже каблучки дробно стучали по камням мостовой. Огромный дом в тени деревьев почти под самой крепостной стеной, ничем не примечательный кроме развороченных окон. Яда не думая ни о чем вбежала туда, пробежала первый этаж, забрызганный кровью. Затем, не останавливаясь, не обращая не на что внимания, вверх по ступенькам и замерла. Не мертвый пытался пробиться через тонкий соляной барьер. В углу комнаты за спинами стражи, сидел ее мальчишка, прижимая к себе маленькую девочку лет восьми. Ребята из стражи были бледны, но держались молодцами. Обычное оружие не может причинить мертвым вреда, но отогнать немертвого воинам вполне по силам.
   -- В прах. -- приказала Яда, махнув рукой. Ей, почему то так было удобней, хотя многие из ее коллег могли управлять своей силой даже мысленно. Не мертвый зарычал, обернувшись к ней перемазанной в крови мордой.
   -- В прах! -- повторила девушка, еще не веря в то, что у нее может не получиться такая мелочь. Не мертвый сделал шаг к ней. Яда прищурилась. Ее начинало потрясывать, от страха и напряжения. Она была не самой сильной и уж, конечно, не самой опытной из некромантов королевства и, каждый раз, встречаясь с чем-то непривычным для нее, начинала нервничать
   -- Та, что идет следом за жизнью, снизойди до верной дочери твоей, -Яда даже немного удивилась тому что собственный голос звучит так размеренно и спокойно. Вообще прибегать к заклинаниям необходимости не было, так, конечно, получалось дольше, но как оказалось результативней. -- Обрати в прах это порождение хаоса-
   Ладонь словно опалило огнем метка некроманта, символ заключенного договора, запульсировала. Неприятно, но терпимо. Тварь зашипела, закорчилась в черном огне ...
   Яда пошатнулась, глядя на черное обуглившееся пятно.
   -- Ты как? -- поддержал ее под локоть подоспевший Грим. Она даже не заметила, что он шел, точнее, бежал за ней. Девушка растерянно улыбнулась и прикрыла глаза пытаясь взять себя в руки. Шаль во время бега и разборки с немертвым сбилась и упала за доски пола. Грим осторожно отпустил руку Яды, словно опасаясь, что без его поддержки она упадет, поднял шаль и аккуратно укутал плечи некромантки.
   -- Нормально, -- тихо сказала девушка, улыбнувшись чему-то, любимая шаль стала гораздо теплее. -- Забирай их и дуй в святилище. -- распорядилась она с лихо улыбнувшись сейчас она была уверенна что все сможет и все сделать правильно. Она любила этот город и ей хватит сил, что бы его защитить. Не может не хватить. За силу она заплатила слишком высокую цену.
   Когда все жители, наконец, оказались за надежными стенами, Яда с легкой грустью посмотрела на святилище. Ей хотелось спать и не хотелось работать. Правда, еще больше ей хотелось разобраться с этими странными немертвыми, которые не подчинились ей. Девушка, еще несколько минут теребила сережку, не зная, стоит ли ее снимать, и, хватит ли сил, если оставить украшение, охватить весь город. Сил должно было хватить будь это обычные немертвые, но те, что не подчинились ей с первого раза. Сережка, тихонько звякнув, упала на мостовую. Яра закрыла глаза. Сейчас, когда сережка была снята, она ощущала весь город. Как бились сердца людей в святилище. Как клубилась над ним жизненная энергия. Хотелось запустить туда ладонь и пить эту энергию, как иные пьют воду из ключа. Яра тихо рассмеялась. Знали бы люди, о чем думает сейчас она... Некромантка с трудом заставила себя переключиться на что-то другое. Черные уродливые пятна. Не такие как должны быть. Яра нахмурилась и запела. Точнее это нельзя назвать было пением. Да и не слышали бы ее люди только не живые, только не мертвые могли услышать чарующую мелодию. Каждый некромант сам выбирает, как звать. Кто-то холодным ледяным приказом, которого не ослушаться кто-то подманивает как охотник добычу. Яра пела. Она любила петь когда-то давно еще в той жизни, где не было договора. Тени завозились, уродливые нашлепки всячески сопротивлялись ее зову. Одна -- верно жрец, сильнее всех. Но вот дрогнула одна, потом другая, медленно, но верно тени поползли к площади, где стояла девушка. Яра отвела ладонь и открыла глаза сейчас еще более насыщенного фиолетового цвета. Будь на улице темно, было бы заметно их неровное мерцание. Шестнадцать теней. Они появлялись со всех концов. Уродливые, жуткие утратившие всякое подобие человеческого облика.
   -- В прах, -- приказала некромантка, а черная метка, расползшаяся по руке, как перчатка раскалилась огнем. Сердце обожгло страхом, а вдруг, как с тем, не получиться сразу. Вдруг бросятся... И она умрет. Яра не хотела умирать. У некромантов не бывает посмертия. Им даже вход в сады заказан и если она умрет, то просто перестанет существовать...
   Ветер подхватил сизый прах. Вместе с тварями престала существовать старая ратуша, фонтан и вроде голубятня со всеми голубями. Допустимая погрешность усмехнулась некромантка, поднимая с земли сережку. От прикосновения к бриллианту снова стало холодно, и закружилась голова. Мир утратил яркость, резкость, снова принимая свои привычные очертания. Девушка, без сил опустилась на мостовую, обернувшись к святилищу и помахала Гриму и Акселю, стоявшим у врат.
   Мальчишка, словно камень, пущенный из рогатки, бросился к ней. Как обычно, серьезный не по годам, взволнованный взъерошенный с натянутым на голову капюшоном подаренной Гримом куртки. Он был совершенно не похож, на того, другого мальчишку и это хорошо, не хватало еще терзаться их похожестью. На плечи опустилась теплая шаль. Девушка скорее по привычке фыркнула. Ах, этот Аксель со своей заботой, порой он вел себя, как образцовый старший брат, улыбнулась Яда. Бриллиантовая капелька недовольно посверкивала, постоянно попадаясь на глаза. Ах, как Яда не любила ограничитель, как еще немного хотелось почувствовать ту силу. Яда тряхнула головой, ни к чему хорошему такие мысли не приводят. Он подцепила бриллиант и протянула Акселю и попросила
   - На вот, одень мне лучше.
   Отведя волосы в сторону. Наверно не стоило снимать ограничитель подумал некромантка справилась бы и с ним.
   - Так ухо же не проколото, -- растерянно переспросил мальчик, не понимая как можно сознательно причинить боль дорогому человеку, пусть и такую незначительную. К тому же отсутствие дырки было странно само по себе, ведь яда постоянно носила сережку.
   -- Знаю -- девушка вздохнула. Основной причиной, по которой она так не любила снимать серьгу, было не опьянение силой, а то, что каждый раз после снятия ограничителя ухо приходилось заново прокалывать. У некромантов слишком хорошо работала регенерация. Даже самые серьезные смертельные ранения заживали очень и очень быстро, так что ж говорить о незначительном проколе?
   -- Одевай, давай. -- подбодрила она. Отсутствующий ограничитель сказывался на ней не самым лучшим образом. Пьянило ощущение смерти и жизни, и клубящаяся вокруг сила пьянила. Еще немного и она не захочет надевать ограничитель обратно, пойдя на поводу у своей природы. Так называемый эффект "освобождения" хорошо давал в голову. И чем сильнее некромант тем сильнее на него действует эффект, а еще на молодых и неопытных, она относилась как раз к последним, полностью сходит на нет опьянение только лет через семь десять, а до этого снимать ограничители рекомендуется в редких случаях.
   Грим покачал головой, Аксель сжимал зубы и судя по всему просто не мог. это же не в драке дать по носу противнику. Вообще помощник некромантки со временем обещал вырасти, да и сейчас уже являлся, настоящим дамский угодником. У него всегда находилось доброе слово для любой женщины или девушки, он всегда с удовольствием помогал, например, донести сумку. А уж как тепло он относился к некромантке, заботливый старший брат всегда готовый встать на защиту. Иногда даже гриму перепадало от Акселя если он собирался выдернуть уставшую Яду на очередной труп. Акселю как не странно было бы проще убить, чем причинить своей начальнице пусть мимолетную боль.
   -- Дай мне, -- Грим решительно забрал сережку капельку из рук замершего подроста и резко защелкнул замочек. Яда поморщилась от острой, но тут же пропавшей, боли
   -- Садист, -- в полголоса буркнула Яда, осторожно потрогав сережку.
   -- Может и так, -- согласился Грим, аккуратно стерев платком выступившую капельку крови и встав -- но по твоей милости мне сегодня бегать и объясняться. Ратуша, фонтан, голубятня, почтовая, а вдруг это еще не все? Теперь надо найти пострадавших от этого нашествия -- нарочито недовольно протянул капитан стражи, в душе довольный, что все обошлось, -- Ты не могла аккуратней и побыстрее?
   -- Не могла. -- Яда посмотрела на него не слишком довольно, сейчас ей приходилось смотреть на него снизу вверх, а этого она так не любила. Но оправдаться стоило, ну хоть немного. Она прикоснулась к сережке, а потом снова посмотрела на Грима. -- И так все обошлось малой кровью.
   Хотя здесь девушка лукавила. В другой ситуации она могла легко найти всех пострадавших, но сейчас весь город пропах смертью, она могла бы воспользоваться известным методом старшего коллеги, Который просто поднимает всех умерших за определенный период. Но вряд ли в маленьком городке оценят такой способ. Она же потом не отобьется от возмущенных произволом и подавленных горем людей. Так что пусть жертв Грим ищет, и самое печальное, что обязательно найдет
   Аксель только закатил глаза. "Ну, вот снова... Им бы только по пререкаться -- Странные взрослые" мальчик пожал плечами.
   - Встать сможешь? -- Сменил тему начальник стражи. Перед бургомистром он оправдается, не в первый раз. Точнее даже оправдываться, не продеться. Необходимый ущерб для безопасности города магические слова для всех кто имеет дело с некромантами. В конце концов, будь тут маги, ущерб мог быть гораздо больше. Его правда еще стоит установить этот ущерб, вдруг он совсем смехотворен? С мертвыми дело гораздо серьезней, но пока надо было позаботиться об отдельно взятой некромантке, которой потом еще работать и работа.
   -- Не думаю, -- вздохнула девушка и, возмущенно пискнула, когда Грим не говоря ни слова, закинул ее на плечо, как мешок с картошкой. Три года назад она возмущалась. Вертелась, царапаясь, проклинала. Сейчас же только подперла щеку кулачком уперевшись острым локотком в широкую спину. К хорошему и плохому быстро привыкаешь и раз ему нравиться ее таскать...Правда, возьми он ее по нормальному было бы гораздо приятнее, а то, что Гриму было бы чуточку тяжелее так это мелочи. Грим же, похоже, принципиально таскал ее только на плече.
   -- Кстати, Аксель, -- Вспомнила Яда, -- ты в святилище не видел мужчину. Молодого, с красивыми синими глазами? -- найти этого типа стоило, как можно быстрее, пока он не вылетел из головы или не натворил бед
   -- Не, а, -- покачал головой мальчишка, гордившийся своей внимательностью и наблюдательность. -- Не видел. Свой, или пришлый?
   -- Пришлый, -- откликнулась Яда. -- Значит он точно некромант. Обычные люди всегда стремятся укрыться в святилище, слишком уж разрушительно действие магов смерти, противостоять ему могут только мои коллеги, причем независимо от их уровня.
   -- Не было такого. -- уверенно откликнулся Аксель, поправив капюшон. В смертовскую мальчик пока решил не идти, стоило зайти в пару лавок и таверну, есть в дома со вчерашнего дня было нечего. Яда не любила готовить, а сам Аксель не умел, вот и приходилось перебиваться. А сейчас начальница наверняка голодная. Даже если сразу ляжет спать проснется, так сразу есть захочет.
   Яда задумчиво кивнула. Накручивая на палец локон. Тихо забурчал желудок, напоминая, что не плохо бы поесть, а то время к ужину идет, даже темнеть начало. Людей конечно немного жалко тяжело им уснуть сегодня будет, часть наверняка до завтра в святилище останется, женщины и дети, скорее всего. А мужчины вместе со стражей будут обходить город. Даже если учесть, что немертвых тут теперь точно нет.
   -- Наговорились? -- ехидно уточнил Грим, поправив некромантку на плече. -- Тогда я понес.
   Проводив начальницу и Грима взглядом, Аксель устало потер переносицу. Синеглазый чужак, значит... Насвистывая, мальчишка направился было к складам, когда его очень цепко схватили за руку. Девочка из того самого дома где стражи нарвались на немертвого смотрела на него широко распахнутыми глазами.
   -- Ты чего? -- растерялся мальчик, смутно понимая, что все его сегодняшние плану могут накрыться медным тазом. Если он правильно помнил то, у малышки никого не осталось. Родители малышки непонятно с чего решили пойти вслед за стражей, и так получилось, что не мертвый выскочил именно на них из укромной коморки под лестницей, которую проглядели в первый заход.
   Девочка склонила голову на бок, и, внимательно посмотрел на него.
   -- Иди... -- Аксель собрался было сказать домой, но вовремя вспомнил, что осталось от дома. Родителей малышки, строго говоря -- съели, как сама жива, осталась не понятно. Единственное что приходило на ум мальчишке взять ее в смертовскую, а уже потом они все вместе он Яда и Грим разберутся, куда пристроить малышку.
   -- Яда будет против, -- понял Аксель и смущенно почесал нос. -- Ну, пошли.
   Поход к складам и по тавернам несколько откладывался во-первых поздно во-вторых у него неожиданно появился буксир. Комнат пустующих в доме много пока пусть переночует, а завтра и будут решать, что с малышкой делать. Совсем хорошо, если начальница уже в теплой постельке, можно будет малышку незаметно протащить. Но чуда не случилось. Вопреки обыкновению Яда сидела в кресле возле камина, в центральной, проходной комнате, похоже, его ждала
   -Это что? -- заинтересовалась Яда, подперев кулачками лицо.
   -- Девочка, -- вздохнул Аксель, пытаясь вытащить малышку у себя из-за спины. -- Маленькая миленькая девочка. -- мальчишка серьезно опасался что начальница сейчас упрется что называется рогом и малышку придется возвращать в святилище, а интуиция подсказывала что это будет чрева-то большой истерикой.
   -- И что маленькая миленькая девочка делает в смертовской? -- если начала Яда довольно тихо, то к концу предложения она уже почти кричала, она даже подскочила с кресла. Плед упал на пол, и сейчас она действительно была похоже на злую волшебницу из сказок
   -- Ночует, -- откликнулся мальчик. -- Точнее будет ночевать, -- быстро поправился он прикидывая как убедить яду позволить девочке хотя бы поспать здесь. -- Куда ее сегодня? Не в разрушенный же не мертвыми дом?
   -- На одну ночь, -- предупредила Яда. -- Все я работать пошла.
   -- А Грим где? -- перевел разговор на безопасную тему Аксель. А Яда встала и направилась к двери смертовской. Мальчишка пожал плечами то, что начальница не любила детей, это он тоже хорошо знал.
   -- К бургомистру унесся, -- раздалось под звук закрывающейся двери смертной.
   -- Точно не в духе, -- вздохнул Аксель, ему еще предстояло устроить маленькую гостью. Благо комнат в смертовской было в избытке.
   Выбирай, -- махнул рукой мальчишка. -- Вон так, первая направо от лестницы -- яды, первая налево моя. Девочку крутила головой, а потом шагнула налево, потянув дверь второй спальни. Малышка сидела, обхватив колени руками, глядя, как паренек приводит в порядок комнату довольно шустро. Перестилает кровать, раздвигает тяжелые портьеры.
   -- Вот вроде и все, -- Аксель растрепал волос и посмотрел на малышку. На ней все еще было заляпанное кровью платье и с этим надо было что-то делать. Вот только, в смертовской детских платьев отродясь не было.
   -- Ванна на первом этаже, -- вздохнул Аксель, -- пойдем покажу. А вот во что тебя потом одевать?
  
   Мага Грим нашел там, где и ожидал: в пивной. Невысокий толстенький мужчина с выразительно сизым носом полулежал, обнимаю пузатую бочку с пивом.
   -- Дарх нээ шар, -- зло выдохнул Грим, похоже, что метр пропустил все самое интересное. Теперь его надо как-то привести в приемлемое для работы состояние. Чутье, которому Грим привык доверять, подсказывал, что городом проблемы могли и не ограничится. Легко приподняв мага за ворот грязной заляпанной алкогольными пятнами мантии, Грим потащил мужчину волоком на свежий воздух. Тот даже не пошевелился, на секунду грим заподозрил, что тот отдал концы, но нет, грудь мага мерно вздымалась. Тот просто был непробудно пьян. Бочка с водой стояла на заднем дворе, пара мужиков проходящих мимо внимательно глянула на грим и о чем-то зашепталась. Престиж стражи падал прямо на глазах. Но этим ни чего не поделать. Дотащи в бессознательное тело до бочки с водой грим уже в который раз пообещал себе послать запрос на приличного мага в столицу и списать этого пропойцу на пенсию. Хоть какой-то эффект водные процедуры в сочетании с отборными ругательствами на пяти мировых языках дали только на третьем или четвертом макании, когда нервы грима уже сдали и по мимо водных процедур капитан стражи присовокупил ко всему прочему и пару приличных пощечин.
   -- Ммм... -- Грим мысленно застонал открыть глаза маг конечно открыл, точнее разлепил, но разума в них не прибавилось.
   -- За что мне это всемогущие светлые боги? -- задал риторический вопрос небесам капитан и продолжал процедуру протрезвления починенного. -- вот запрещу тебе пить в приказном порядке. -бурчал грим под нос. -- будешь знать.
   -- Капитан, может вам помочь? -- трактирщик стоял на крыльце и со здоровым пофигизмом наблюдал относительно интересную, но уже набившую оскомину картину. Такое повторялась уже не раз, по однотипному сценарию с вариациями на ругательства.
   -- Коктейльчик? -- поинтересовался Грим передернув плечами.
   -Он самый, -- погладил окладистую бороду трактирщик. Грим перевел взгляд на мага, тот до сих пор прибывал в невменяемом, совершенно не пригодном для работы состоянии. Но коктейльчик...капитана передернуло. Редкостная гадость способная свалить медведя. Один бокал шел по цене в один золотой. Секретная рецептура держалась в строжайшей тайне, но... Эта убойная гадость снимала все симптомы алкогольного опьянения включая перегар и головную боль оставляя после себя только дикий сушняк.
   -- Давай, махнул рукой грим зевнув. Усталость накатывала, а вроде и не делал ничего.
   -- вам может взвара капитан? -- трактирщик посмотрел с сочувствием.
   -- и взвара давай. -- согласился грим. -- тебе за коктейль сейчас расплатиться или на слово поверишь.
   -- да что уж так, трактирщик тяжело вздохнул. -- хорошему человеку...
   Грим улыбнулся. Хорошему человеку, да... Устроившись на ступеньках капитан проматывал весь сегодняшний день, пытаясь понять где промахнулся, где допустил ошибку, да и была ли эта ошибка? Он задумался настолько, что даже не заметил, как трактирщик сунул ему в руки кружку с взваром. И даже не заметил, как мага стражи напоили фирменным коктейлем. Только когда Шутей, с воплем сам окунулся в бочку, принявшись взахлеб лакать воду, Грима несколько отпустило. Сейчас перед ним была иная задача. Притащив мага в стражницкую, Грим усадил его за хрустальный шар. Более надежного средства связи маги еще не придумали,
   -- Связаться со всеми деревнями и селами во круге, и не два-три сигнала а десяток, сотня пока не ответит. -- маг затравленно кивал головой. Грим потер переносицу, прикидывая что еще нужно сделать. -- Список деревень есть?
   Маг прикусив язык кивнул на пергамент прибитый к стене перед хрустальным шаром.
   -- Вот и хорошо. Приступать, -- отдал приказ Грим направляясь к себе в кабинет. Надо было проверить расписание ночных патрулей и амулеты на стенах. В конце концов всем известно хочешь что-нибудь сделать хорошо делай это сам.
   Обход стен и проверка амулетов показала, что казне в который раз предаться раскошелиться защитные амулеты крови давно поизносились, а значит Яду ждет большой заказ. От северных ворот переться до казарм было далеко, ближе всего находилась смертовская. Яда, конечно, будет ворчать, но ночью из дома не выгонит.
   Задняя дверь смертовской не запиралась никогда, поэтому хозяйначаящая на кухне Яда совершенно не удивилась, когда туда же ввалился и до жути усталый Грим. Аксель, сооружающий огромный бутерброд приветливо кивнул перед ним на столе лежал обрывок пергамента.
   -- Чего не спишь, -- капитан, зевнув, потрепал мальчишку по волосам.
   -- Составляю список, что нужно девочке, -- признался мальчишка и возмущенно ахнул когда бутерброд уплыл у него из под носа. Грим был очень голоден, а мальчишка себе еще один нарежет.
   -- Оставите девчонку у себя? -- почавкал он, бросив подозрительный взгляд на Яду.
   -- Не уверена, - призналась та, наливая в кружку остатки взвара и протягивая ее гриму... -- Но вещи ей в любом случае понадобятся. Расческу записал? -- обратился некромантка к Акселю.
   -- Ага, -- зевнул мальчишка, потирая глаза. Похоже, кроме Яды, спать здесь хотелось всем и очень сильно.
   -- Вот и отлично, -- улыбнулась некромантка, и присела на край стола. -- А теперь отправляйся как ты спать. Завтра день тяжелый.
   -- Угу. -- кивнул мальчишка, снова потерев глаза и зевнув так что казалось еще немного и вывихнут себе челюсть. -- Вы тоже долго не сидите. -- Посоветовал он, выходя из кухни.
   -- Хороший совет не находишь? -- улыбнулась Яда в след Акселю. -- Тебе, Грим, тоже спать надо. Свалишься еще от переутомления.
   -- А ты, что заботишься обо мне? -- фыркнул капитан, прикрыв глаза. Несколько минут в кухне царила тишина, и грим даже начал задремывать, кода тоненькая рука легла на его плечо.
   -- Иди спать, -- ласково, попросила Яда. Мучительно захотелось открыть глаза и увидеть с каким выражением она смотрит на него, но капитан сдержался. Почему-то ему показалось, что если он откроет глаза, то их отношения с Ядой обязательно изменяться, а этого ему не хотелось.
   -- Действительно, пойду я, -кинул он и на автопилоте встал двинувшись из кухни.
   -- Разумеется, я забочусь о тебя. -- Раздался едва слышный шепот Яды в спину. -- Как умею.
  
   В смертовской уже давно стихла всякая суета. Спала малышка, утроенная Акселем в одной из пустых комнат. Спал Аксель, уставший за такой насыщенный и тяжелый день. Вечером помогавший устраивать приносимые тела. Даже Грим сегодня остался ночевать здесь, в смертовской. В комнате, которая уже давно считалась его, как бы не ругалась хозяйка на наличие там колюще-режущего, мужских рубашек и каких-то важных бумаг по работе стражи. Не спала только некромантка запершаяся в прозекторской. Яда оперевшись на стену смотрела на два десятка столов, накрытых белоснежными простынями. Расточительство жуткое. Очень хотелось спать, но странное чувство не давало покоя. А значит надо, было браться за работу. Она уже смотрела тела, очень бегло. Все хорошо покусанные, что совершенно логично не мертвые всегда тянуться к живой плоти. В принципе тела вполне можно было отдавать безутешным родственникам, все равно причина смерти одна -- съедены. Можно смело писать отчет. Но девушка пока не хотела. Ею владело странное чувство, что она упустила нечто важное. Яда задумчиво потеребила сережку. Мочка уха отдалась ноющей болью.
   -- Что-то я точно упустила, -- вздохнула некромантка и рывком сдернула простыню с первого стола. И поморщилась. В принципе некроманта сложно удивить состоянием тела, но это опытного некронмата, стаж яды был всего то три года, для тех, кто сам решает когда умереть. если конечно не убьют, мелочь недостойная внимания
  
   В смертовской еще до рассвета началось совершенно ненормальное оживление. Первым проснулась малышка и испугавшись пустой комнаты и теней, которые путались в плотных шторах, бросилась к акселю. Спать когда на тебя запрыгивает маленький уроганчик довольно проблематично и мальчишке волей неволей пришлось вставать, слишком уж выразительно бурчал живости девочки. Отправив ее умываться и приводить себя в порядок мальчишка оделся сам, и вспомнив события вчерашнего дня, тихо выругался, так хотелось что бы это было всего лишь кошмарным сном. Умытая и причесанная девочка, на которой место платья была Ядина рубашка, затянутая красненькой лентой уже ждала возле его комнаты.
   - Первым делом надо на кухню, - решил мальчишка. Хотя бы чайник поставить. Рас кочегарить плиту делом было в принципе плевым. Если под руку не лезла маленькая девочка, от поднятого в процессе кипячения воды шума, в кухню спустился Грим в домашней рубашке и помятых брюках босиком и с растрепанными волосами, тоже явно не выспался. Он вчера пришел уже после полуночи. Это Аксель тоже помнил. Дальше процесс приготовления завтрака пошел проще, по крайней мере. Яичницу, даже на такую ораву приготовить капитан стражи сумел без проблемно. Наверно некромантка еще бы спала и спала. Если б в дверь не застучали. Одновременно с недовольным лицом жреца Аксель заметил сонную выползающую из смертовской начальницу, похоже она там и уснула на маленьком неудобном диванчике, а это значит ее сегодняшнее настроении будет гораздо хуже вчерашнего. Одновременно со жрецом подошел заместитель капитан стражи, человек на которого случае чего тоже падет не мало работы. В итоге завтрак плавно перетек в рабочее совещание а люди переместились из просторной кухни в небольшую комнату на первом этаж служившее кабинетом яде. Пустую, не слишком уютную, но способную вместить пятерых человек. Единогласно было принято решение отправить девочку подальше от собрания, правда, и Акселя, Птирей и Шир Тао, заместитель Грима, попробовали отправить, однако, поддержки они не нашли. Яда не слишком любила Птирея и была готова на многое лишь бы наперекор жрецу.
   -- Ну, -- поторопил Грим, -- Не молчи, начинай.
   Яда чуть поморщилась и пропустила конец косы сквозь пальцы. Она с трудом могла сосредоточиться, уж очень сильно хотелось спать.
   -- Вчера мне доставили двадцать тел, - тихо начала она, -- все со следами нападения не мертвых. На этом можно было бы поставить точку и сказать, что дело закрыто, однако. Данные тела с трудом поддавались поднятию, что в принципе не возможно. Те, кто умер из-за порождения некромантии, становятся к ней весьма податливы. В общем, я решила разобраться по подробней.
   -- Не тяни, -- предложил Гримм. -- Что ты там нашла?
   Яда снова потеребила конец косы. Капитан стражи, давая ей время собраться с мыслями, потянулся за яблоком лежавшим в вазочке на столе. Девушка отреагировала мгновенно, звонко хлопнув его по ладони. Грим зло прищурился, девушка как-то хищно усмехнулась. Жреца возникло подозрение, что эти двое на данный момент абсолютно забыли о том, ради чего они здесь все собрались.
   -- Ну, чисто дети, -- покачал головой Аксель. Подперев щеку кулаком, мальчишке нравилось наблюдать за Ядой и Гримом, можно было представить, что это старшая сестра и ее любимый муж. Они действительно очень походили на влюбленную парочку, естественно за такое предположение ему бы потом попало дважды от Грима и от Яды
   -- У вас всегда так? -- шепотом уточнил жрец, явно чувствовавший себя не в своей тарелке. На домашние посиделки Птирея не приглашали, поэтому с мелкими особенностями он знаком и не был. С его стороны дружеская игра могла выглядеть как объявление войны.
   -- Нет, -- расплылся в улыбке мальчик, пожав плечами и поправив капюшон куртки. -- Обычно, у нас куда как оживленней и веселее.
   -- Может вы вернетесь к нашим делам? -- посоветовал жрец насупившись. И девушка тут же перевела взгляд на него и фыркнула.
   -- Шли бы вы ... в храм святой отец, -- мурлыкнула Яда почти ненавидяще глядя на него. -- подальше о нечестивого порождения ворона.
   Аксель только покачал головой. Птирю. Стоило только немного подождать гляделки Гриму и Яде надоедают быстро, особенно если учесть все обстоятельства.
   -- Я привела тела в порядок и призвала души, все кроме жреца откликнулись на мой зов, так вот. Из двадцати погибших пятеро ритуальные жертвы. Какой ритуал проходи и увенчался ли он успехом, я не знаю, -- вздохнула девушка и чуть поникла.
   Грим застонал, а Птирей нахмурился. Ритуальные жертвы это плохо. Очень плохо. В истории не раз были случаи, когда некроманты вырезали целые города для своих целей. Ау ж когда они начинают проводить ритуалы... Это пять придется весь город в святилище загонять без точной даты когда можно разойтись.
   -- Не стоит поднимать панику, -- вздохнул Грим. -- хуже уже не станет. Все-таки сейчас этот некромант, скорее всего затаиться. Что бы не привлекать внимания, но и с нужно его искать. -- констатировал Грим. -- есть подозрения где он мог спрятаться, кто он и вообще, как он прошел защиту??
   -- Синеглазый парень, -вздохнул некромантка, -- но, он уже мог покинуть город, покачала головой Яда, потеплее закутавшись в шаль. -- Хотя бы по тропам мертвых. У него не было сережки. Я точно это помню, а значит, на нем нет ограничителей. А как прошел...мне тоже интересно.
   Птирей нахмурился еще больше. Проблема приобретала все больший размах Ничем неограниченный некромант это Дикий. Обычно, они появляются не далеко от место проведения ритуала заключения контракта и дел успевали наворотить не малых.
   - Неужто пропустили? -- ахнул жрец судорожно припоминая что-то. Яда только качала головой. Она как некромант ощутила бы всплеск гораздо раньше, чем жрецы и гораздо ярче. Она прекрасно понимала обеспокоенность птирей, как бы она не относилась к нему. Дикий. Страшное слово. Страшно представить, что он может чудить. Здесь определено нужна более профессиональная консультация.
   -- Вы ничего не хотите уточнить, -- глядя в потолок, поинтересовался Грим чувствуя, как по спине поползли мурашки, словно мокрым холодным полотенцем протянули.
   -- Нет, -- удивительно слаженным хором ответили Яда и Птирей. И недовольно посмотрели друг на друга, соглашаться даже в такой мелочи им было неприятно.
   Грим только покачал головой. Его по факту раздражали тайны и недомолвки, но именно они составляли основной массив того что окружало некромантку. Переживет. Не в первый раз. Но потом, когда тайное станет явным, Яду будет ждать очень неприятный разговор.
   - Надо бы с коллегами поговорить, -- девушка подперла ладонью щеку вспоминая способы связи и тяжко вздохнула. -- Аксель возьми список покупок и пройдись по лавкам. И не забудь на скотобойне взять пять литров крови. Обязательно свежей. Лучше пусть при тебе нацелят.
   Девушка поморщилась для кровной связи в идеале нужна человеческая кровь, но сцедить пять литров без угрозы жизни было невозможно, так что она попробует обойтись заменителем. Главное что бы связь установилась.
   -- Зачем тебе кровь? -- насторожился Грим. Но кто бы ему ответил.
   -- Хорошо, - кивнул мальчишка. Ему уж точно не привыкать к закидонам начальницы. -- Кровь, так кровь. Я еще с ребятами поговорю, может они кого видели. Приметы есть?
   -- Глаза, -- вспомнила Яда. -- Они у него синие неестественно яркие. Такие - не пропустишь.
   Мальчишка кивнул, у некромантов действительно были очень выразительные глаза. Для полноценного опознавания маловато конечно, но вдруг кто-то что-то видел. Аксель встал и вышел, чуть кивнув оставшимся. Список покупок был длинным. Они вместе с Ядой его полночи составляли и большую его часть занимали вещи для маленькой девочки. Она категорически отказывалась надевать вещи из родного дома и щеголяла в длинной рубашке некромантки.
   -- Ладно, -- махнула рукой Яда. -совещание законченно. Я пошла искать инвентарь.
   Шир Тао откланялся сразу, кто-то должен осуществлять общее руководство стражей пока начальство не наиграется. Да и дальние деревни надо проверить, мало ли что, особенно в свете последних событий. А для этого надо растолкать мага, что гораздо сложнее поиски некроманта.
   Девушка направилась к небольшой кладовке, полностью и под завязку забитой различными коробками книгами и прочим хламом. Яда подняла голову, рассматривая самые высокие полки, на которых коробок еще было.
   - Ну-с, начнем, -- решилась она, снимая шаль, в которую куталась, подворачивая рукава платья.
   - Стул принеси. -- бросила она Гриму чуть нахмурив лоб -- Я сама не достану.
   -- Может тебе помочь? -предложил грим смутно догадываясь что нужный яде инвентарь найдется далеко не сразу,
   - Не... -- покачал головой девушка. -- Просто стул принеси и будешь помогать снимать коробки.
   Грим с интересом смотрел, как Яда перебирает коробки. За три года она так и не удосужилась разобрать их. На пол летели книги доски какие-то не опознаваемые предметы. Малышка, выглядывающая из-за косяка, наблюдала за происходящим и хмурилась. Шла пятая коробка. На второй Птирею надоело невнятное бормотание и отсутствие реакции на внешние раздражители, и, он ушел. Грима же разбирало любопытство. Так много некромантской утвари он не видел никогда. Впрочем, его любопытство было в какой-то степени наказуемо именно ему приходилось стаскивать тяжелы коробки с полок на которые их поставили после смерти предыдущего некроманта
   Относительно затишье наступило на восьмой коробке, когда с самого дна была извлечена тяжеленная на вид серебряная чаша, украшенная по ободу тринадцатью драгоценными камнями и покрытая необычной чеканкой.
   -- Наконец-то -- возрадовалась Яда, вытирая лоб правда она не столько оттерла сколько размазала грязь. Такой чумазой некромнатку Грим не видел давно.
   -- Это что? заинтересовался начальник стражи подпирая стену, непривычная активность его слегка утомила, слишком все было неправильно. Место того что бы зарыться в бумагах и заниматься разводом стражи он на его долю пришлись домашние хлопоты
   -- Переговорщик, -- откликнулась некромнатка задумчиво повертев чашу. -- Я, правда, им не пользовалась... давно. -- Девушка вздохнула и протерла обод чаши подолом платья. Последнее с ее точки зрения годилось разве что на тряпки, обидно еще вчера это было ее любимое платье. А если вспомнить, что она принимала гостей не причесавшись толком. И не приведя себя в порядок...
   -- Ты им вообще пользовалась? -- скептически поинтересовался Грим возвращая ее к реальности
   -- Конечно, -- Яда смутилась. Ее ответ был скорее большим преувеличением, пока ее еще не определили в этот город она жила у Оникса проходя курс молодого бойца, там ей и показали как пользоваться большинством общепринятых артефактов некромантов, а так же рассказали и показали все что необходимо знать и уметь некроманту. Кровавая связь была в принципе штукой простотой, достаточно наполнить чашу кровью, опустить туда палец и представить того некроманта с которым хочешь связаться и к нему тут же уходит вызов. Правда, чтобы этот вызов дошел, чаша у адресанта тоже должна быть наполнена кровью. Вызов ощущался как легкое покалывание в виске, причем какое-то очень специфическое, которое нельзя ни с чем спутать
   -- А это куда? кивнул Грим, на образовавшуюся у кладовки кучу. Спешившая Яда не утруждала себя аккуратностью и практически просто вываливала все на пол. Получившаяся пирамидка доставала Гриму до колена и совершенно не производила зловещего впечатления.
   -- Разберу потом и расставлю в кабинете, -- вздохнула Яра, по удобней перехватывая тяжелую чашу и с грустью глядя на гору оборудования -- Давно надо было сделать. Слушай, я помню, что где-то черную скатерть с рунами выкидывала.
   Прежде чем Гримм успел что-нибудь сказать или сделать. Девочка выбежала из своего убежища и уверенно вытащила из кучи барахла нужное. Взрослые задумчиво смотрели на нее
   -Молодец, -- потрепала девочку Яда, похвалив ее... -- Грим, за мной!
   Малышка расцвела и улыбнулась, снова спрятавшись за косяк. Она очень боялась, что некромантка отправит ее подальше
   -Кстати ты ищешь ее родных? -- мимоходом поинтересовалась некромантка, словно услышав мысленные опасения девочки. Грим поморщился вопрос бал больной и очень не удобный.
   -- Альты жили уединенно. Ничего о них не известно. Ищем по крови, но ты, же знаешь какой у нас маг.
   Яда кивнула. Маг стражи был кадром удивительным и загадочным. Удивительно как он еще не пропил дар и загадка где он достает спиртное в таких количествах.
   -- Может, сама поищешь? -- предложил Грим очень надеясь спихнуть с себя эту проблему. Ему сейчас хронические до поисков родных девочки.
   -- Угу,... -кивнула Яда. -- Я найду... Я все ее родню найду до седьмого колена, которая за грань ушла. Некроманты ищут мертвых, живых пусть ищут маги.
   -- Тогда и сама с ней возись. -- обрадовался Грим. -- Для справки, ее Люница зовут.
   Яда только поморщилась. И открыла дверь в кабинет. В теории кабинет некроманта должен повергать в уныние и трепет. Но обычных составляющих магической атрибутики здесь не было. Девушка не аккуратно смахнула все со стола, и застелила его скатертью, поставив в центр вытканной пентаграммы кубок.
   -- Все, -- потянулась Яда, -- пока Аксель не вернется можно поспать.
   -- Если что-то узнаешь, немедленно сообщай, -- потребовал Грим выходя. -- Я пришлю ребят, что бы перенесли тела в храм. Все-таки здесь и тела родителей малышки.
   -- По крайней мере, -- устало вздохнула девушка. -- Они не похожи на куски мяса. И я не волнуюсь о том, что она их увидит.
  
   Люница внимательно оглядывала раскиданные коробки и их содержимое, присев на корточки девочка осторожно погладила отполированную табличку вывалившуюся из одной из коробок не полностью гладкая прохладная на ощупь и символы совсем не ощущались. интересная вещь? Интересно, - подумалось малышки, а для чего она. А для чего вон та кисть, лежавшая в отдалении ... для чего? Для чего все эти предметы? И могут ли они вернуть маму и папу? А если мама и папа вернутся, они будут такими как тот дядя, который их... Девочка споткнулась на этой страшной мысли и ожесточенно принялась тереть глаза кулачками. Ей надо думать о чем-то другом. Например, что делать со всеми этими вещами? Убрать обратно в коробки? Отнести в кабинет, как собиралась сделать Яда. Яда, с странно так думать о взрослой. Эта девушка не похожа на некромантов из страшной сказки, хотя когда она начала кричать Люница испугалась очень-очень, а вот Аксель храбрый, он совсем ничего не боится. И того дядю, к который... Он тоже не боялся. А если Люница будет полезной и смелой ей разрешат остаться здесь? Она не хотела к другим детям. Другие дети ничего не знают о... А здесь Аксель, и Яда они ничего не боятся. Девочку начало потрясывать, а на глаза снова навернулись слезы. Нельзя...Нельзя плакать. Если она будет плакать, Яда разозлиться и тогда она не позволит остаться здесь, в безопастности. А если... Если она все уберет и красиво расставит, Яда будет довольна? Девочка склонила голову набок в неосознанно перенятом у некромантки жесте, она видела его всего лишь пару раз, но легко повторила. ей предстояло не мало сделать. Но с чего надо начинать? Наверно, обставить кабинет будет так же сложно, как обставить кукольный домик, расплылась в улыбке девочка. Просто сначала надо посмотреть, что надо расставлять. Люница уверено принялась потрошить коробки, разбирая их содержимое по каким-то понятным только ей признакам.
  
   Самое важное в списке дел на сегодня были поход по лавкам кровь для яды и разговор со складскими мальчишками, точнее даже не так разговор, затем кровь и уже только потом лавки. Складскими называли всех беспризорников Косвеля, Городка хоть и небольшого, но ... поголовье мелких шкетов предпочитающих родному очагу, а может быть и не имеющего его никогда в силу разных причин, жизнь на улице можно найти в любом даже самом благополучном городе. Искать главного среди всех Акселю было некогда и собственно говоря, не нужно. Достаточно было отловить хоть кого нибудь, а можно было и не отлавливать, а просто подойти к чистильщику сапог, который тоже был из складской ребятни. Потравив пару минут на объяснения сути вопроса, Аксель пожал плечами, теперь синеглазого будут искать все кто только можно и кто нельзя. В плане информированности и умения находить стражам до складских было довольно далеко. В принципе вся детвора Косвеля делилась на три условных лагеря первый домашние детки, потом складские и особняком стоял сам Аксель, служащий эдаким буфером и независимой стороной. Он и раньше старался не влезать в разборки домашних и складских, а будучи пришлым частенько получал и от тех и от других, но с приходом яды все изменилось, для него в гораздо лучшую сторону.
   Оказавшись на рынке Аксель потер лоб и сверился со списком и скривился. Но ему надо было как-то справляться. Первым делом Аксель направился к скотобойни, не вант что у мясника есть свежая кровь. Скотобойня находилась едва лине на за пределами города, однако от нее же начинались продуктовые лавки со свежим мясом. Владелиц скотобойни необычного клиента вышел встречать сам вытирая руки о бурый в непонятных разводах огромный фартук. Аксель задрал голову, он конечно привык что на многих ему приходиться смотреть снизу вверх, мальчик не отличался высоким ростом, но сейчас у него было ощущение что он смотрит на высокую гору и едва может различить вершину.
   -- Ну, - Акселю захотелось пригнуться, басовитый раскат только усилил сходство мужчины с горой, уж больно раскатисто звучал.
   -- Мне крови, -- выдавил из себя мальчишка, сжав в кармане крутки многострадальный список.
   -- Человечьей нет, - серьезно отрезал мужчина и угрюмо нахмурился, в городе и за его пределами Аксель похоже был известен каждой собаке.
   -- Свиной, -- отрапортовал мальчишка, неожиданно выпрямившись, то, что некромантов считают исчадиями Ворона, порядком раздражало. -- Пять литров Свежей, доставить на крыльцо смертовской не позднее чем через два часа.
   -- А если нет? - прищурился мужчина, как-то незаметно надвинувшись на мальчишку. Аксель плавным движением снял капюшон и вежливо улыбнулся.
   -- Значит, зарежете свинью или две, простите, но я точно не знаю, сколько животных нужно, что бы получить пять литров крови. - Мальчик не отводил взгляда, Глядя прямо в глаза мужчине.
   -- Значит, пять литров свиной крови не позднее чем через два часа? -уточнил мужчина как-то по-доброму улыбнувшись. А Аксель выдохнул. Для его детских нервов день сегодня как-то излишне насушенный. В деревню, что ли на поправку здоровья отпроситься? Было бы еще, правда, к кому, отпрашиваться.
   -- Именно, -- Аксель натянул капюшон обратно на голову. -- Еще килограмм, -- на этом мальчишка запнулся. Килограмм выходило маловато, на троих, а то и четверых, если не на пять человек. Грим и Притей вполне могут заглянуть на огонек. А если он так и будет идти на поводу у Яды и заказывать еду по тавернам они с начальницей скоро по миру пойдут. И у них малышка на содержании.
   -- Три килограмма рубленого мяса и рецепт как его готовить, -- выпалил мальчишка под громовой раскат хохота.
   Дальшенейший поход по магазинам не представлял ничего особо сложного. До того момента как надо было начать закупать все необходимое для Люницы. Здесь мальчик откровенно пробуксовывал. У него был небольшой опыт хождения за покупками с Ядой, и он однозначно вынес для себя одну простую истину. Девушка существа совершенно неподдающиеся логике и если покупать что-нибудь девушке, то толькло под ее чутким руководством. Аксель прекрасно знал почти всех продавцов с рынка и, вздохнув, направился прямо к мамаше Пике. Дородная толстуха, имевшая выводок детей, из которых трое были именно девочками, встретила его с добродушной улыбкой.
   -- Разгуливаешь?
   -- Угу, - кивнул мальчишка, не зная как начать.
   -- А твоя-то вчера такой переполох утроила, -- ему погрозили толстым похожим на сосиску пальцем. -- ратуши как небывало.
   -- ратушу, это яда признал аксель, -- а остальное не она.
   -- да знаем, -- отмахнулась толстуха. Басовита расхохотавшись, акселю даже показалось что ее смех и смех мясника очень даже похожи. -- нашей пигалице лишь бы поспать, а не мертвых гонять.
   Аксель пожал плечами. Вот так и подрывается авторитет некромантов. Нет Яду конечно уважают и побаиваются, как привычное и необходимое зло, но вот пигалицей обозвать за мило дело.
   -- мне бы... Аксель замялся.
   -- ну чего.
   -- мне бы вот, -- он протянул женщине список. -- девочка у нас жить будет. Люница, только пока родственники не найдутся, -- затараторил он
   - понятно, -- снова расхохоталась женщина.-Манлишка, поди сюды, за лавкой присмотришь, -- из подсобного помещения выглянула остренькая мордочка его ровесницы манлика была удивительно ярко рыжей, настолько что резало глаза, а еще у нее были Огромные синие глаза и могло показаться что смотришь на солнце и небеса, в отличие от совей матушки девочка была худенькая худенькая но уже на пол головы, если не больше выше самого Акселя.
   А дальше начался кошмар, мальчишку таскали по всем лавкам и по всему базару в совершенно произвольных направлениях ему казалось они уже три лили четыре раза сделали круг в каждой лавке надо было остановиться и поболтать иногда словно мимоходом перебрать пару вещей, но свертков и пакетов руках акселя все прибавлялась, наконец из длинного списка покупок был вычеркнут последний пункт и мальчишка вздохнул с облегчением. Теперь можно было смело идти домой.
  
   В смертовской было тихо -- тихо, только слышно как возле кабинета кто-то шуршал. Аксель поспешил подняться и чуть удивлено клонил голову стяну капюшон, новая жительница смертовской как раз закончила заниматься обстановкой и протирала полу, может не совсем хорошо и она не столько вымывала сколько размазывала грязь, но прогресс был налицо.
   -- тебя Яда разрешила трогать вещи и входить в кабинет? -- строго спросил Аксель, который прекрасно знал как некромнатка относиться к рабочему инвентарю. Люница чуть вздрогнула и отложив тряпку повернулась к нему пожав плечами и смущенно улыбнувшись. судя по всему ей ни кто ничего не разрешал. Но с другой стороны не признать что кабинет стал выглядеть кабинетом Аксель не мог.
   -- где яда? -- Спросил мальчишка направляясь на кухню. Все покупки обычно доставляли на заднее крыльцо. Значит и кровь тоже должны были уже доставить. Оставив мелкие покупки на первом этаже мальчик втащил в кухню огромную баклашку и несколько корзин. Девочка топала за ним по пятам порываясь помочь.
   -- так где яда? -- снов повторил вопрос Аксель. Девочка дернула его за подол куртки и махнула в сторону лестницы.
   -- спит? -- уточнил мальчик. А девочка часто-часто закивала.
   -- значит будем будить констатировал Аксель. Под аккомпанемент испуганного вздоха малышки
  
   Сквозь сон девушка услышала странное шуршание. Но организм измученный неизветестно, чем отказывался реагировать на это шебуршание как на опасность, мышиная не стоящая внимания возня. Яда завернулась в одеяла и начала снова медленно погружаться вон когда хлопнул дверь спальни "Аксель будить пришел констатировало сонная девушка, мучительно ожидая того момента. Когда мальчишка начнет трясти ее за плечо вынуждая встать. Но побудка оттягивалась а шуршание нарастала. Не выдержав девушка развернулась к двери и приподнялась на подушке. У двери воевали Аксель и Люница. Девочка всеми силами старалась не пустив помощника в спальню Ну хоть один понимающей человек умилилась Яда и взяв себя я в руки поинтересовалась
   - Ну чего?.
   -- Кровь принес. -- отрапортовал помощник. Стягивая капюшон куртки. И отпихивая руке малышку С полу сна Яда не совсем поняла причем тут кровь, но судя по всему это было что-то важное, жаль мозг еще не включился в работу.
   -- И? -- поспешила она уточнить зевнул. Бок кольнуло. Зачесалась рука и дышать стало как-тоне удобно. Не буду больше спать в платье, мысленно пообещала она себе
   -Ты сама просила. -- возмутился Аксель, отмахиваясь от малышки тянущей его назад. Люница, еще прибывавшая в смертовской на птичьих правах стремительно обвивалась и начинала примерять на себя образ заботливой домохозяйки. Было бы смешно, если б не обстоятельства и возраст малышки
   - Угу, -- сонно согласилась яда примериваясь как бы снова лечь. А потом резко села. Она вспомнила для чего ей нужна была кровь. -- сейчас пойду.
   Аксель кивнула позволив себя увести предстояло еще разобрать уйму покупок
   Яд встала с кровати и подошла к большому зеркалу. глаза отливали фиолетовым темная коса тоже казалась мерцала оттенком благородного аметиста, девушка глубоко вздохнула, и снова глянула в зеркало, которое послушно отразило темноглазую темноволосую девушку. совершенно казалось бы обычную. после сна, она всегда просыпалась такой какой стала.
   спустившись по ступенькам Яра мимоходом отметила чистоту возле кладовки где еще недавно царил жуткий бардак. открыла дверь в кабинет и закусила губу. ранее почти пустой он сейчас был классическим кабинетом некроманта на королевской службе начиная хоть как-то справляться со своими задачами впечатлять и подавлять. решив разобраться с этим попозже. Яда открыла бутыль с кровью и вылила ее в чашу. Еще несколько секунд девушка раздумывала не решаясь опустить палец в багряную жидкость. В кабинете запахло кровью и смертью, правда не так сильно как если бы кровь была человечьей. Так, легкий запах железа. Наконец решившись девушка закусила губу и медленно размешала кровь пальцем. Теперь оставалось сосредоточится и позвать
   -Оникс, откликнись. кровь пошла рябью ив висок закололо, едва едва почти неуловимо, даже неболь, а легкое не удобство, где то непонятно каким образом ее зов был передан нужному человеку и услышан
   - привет принцесса аметистов, -- раздался в ответ приятный мужской голос почти мгновенно словно оникс ждал когда дона гео позовет не отходя от чаши даже на минутку. -- тебя плохо слышно, -- пожаловался невидимый собеседник. Его голос в кабинете звучал чуть приглушенно несколько искаженно. -- идут сильные помехи.
   Яда пожала плечами и потерла висок.
   -- Я не принцесса меланхолично заметила она, хотя Спорить с Ониксом гиблое дело. сильнейший некромант королевства был еще той штучкой. Но главное он мог помочь разобраться в происходящем
   -Конечно конечно... -- судя по всему ее последнюю реплику оникс как всегда не воспринял, ему правилось называть коллег не именами а классовым камнем, да и почти ко всем девушкам из ожерелья он обращался именно так "принцесса". кровь в чаше пошла сильными волнами пытаясь расплескаться.
   -- Тише ты- прикрикнула девушка, -- Всю кровь расплескаешь
   - Терпеть не могу помехи- недовольно откликнулся собеседник. -- Может у тебя кровь не свежая? -- предположил Оникс. Девушке показалось, что она даже видела как он морщиться.
   -- Свежая, -- даже обиделась она, -- только сегодня со скотобойни принесли.
   -- Тьфу на тебя, принцесса -- Возмутился ее собеседник, но как-то не обидно. -нужна же человеческая-
   - Я не люблю человеческую, повела плечом Яда, словно собеседник мог ее видеть.
   -- Плевать любишь или нет, так надо, чтобы помехи не шли. Впрочем, -- голос Оникса со злого стал мурлыкающе-обволакивающим. -- Неважно, что за кровь ты используешь, раз ты решила услышать меня, или -- голос снова изменился став сухим и холодным. -- Ты по делу?
   -- По делу, Оникс по делу. -- пожаловалась Яда у корой небыло сил отвечать на подначки и как-то иначе реагировать на модуляции голоса оникса. -- У меня в городе были немертвые, которые не подчинились сразу и некромант с синими глазами, который пах некромантом, не шел за мной на грань, а значит, был теоретически сильнее меня и что самое интересно он не признавал себя некромантом. Ты его знаешь?
   С той стороны несколько минут молчали, обдумывая все услышанное. Внезапно боль пронзила висок.
   -- Нет, -- голос Оникса стал серьезнее. -- Я проник в твой разум, принцесса и снял его портрет, но я не знаю такого. Хочешь, я пройду за грань и узнаю, заключал ли кто договора?.
   Яда потерла переносицу. Пройти за грань и потребовать договора. Такое по слухам могли только некроманты древности, которые никогда в жизни не прикасались к бриллиантам. Ей такое было совершенно определенно не доступно.
   -- Да. -- решила она правда не зная, что может изменеть знание личности некроманта. -- Сделай это, пожалуйста.
   -- А ты за это поцелуешь меня. -- мурлыкнул оникс, и девушке показалось она даже видит его кошачью улыбку.
   -- Лучше я еще раз умру, -- четно призналась Яда.
   И вообще без всякого логического перехода возмутился Оникс, -- когда ты закрываться научишься? Неужели не стыдно всякие посторонние некромнаты в твоем разуме как у себя дома шастают. Ты некромнат или кто? Ты щиты должна постоянно держать. К Варна вон вообще не пробиться.
   -- А тебя не смущает, что он лич? Поинтересовалась яда но выговор на заметку взяла. При таких коллегах никаких врагов не надо и защита разума становиться направлением приоритетным ибо желающих в нем покопаться надеться не мало
   Разговор с Ониксом оставил странное послевкусие, может от того что Яда надышалась кровью. Она терпеть не могла этот сладковато приторный запах с примесью железа, который ни как не мог выветриться из ее памяти.
   Аксель вместе с люницей сидели в большой комнате на первом этаже. Судя по всему, мальчишка проводил очередной ликбез на тему как жить с некроманткой. Стоило уточнить пару моментов.
   -- Люница, -- девочка подняла на нее сияющие глаза, и, это как-то неприятно резануло, нельзя с таким восхищением смотреть на некромантов. -- Тебе запрещено заходить в прозекторскую. И мой кабинет. -- Яда старалась говорить твердо и жестко, Откуда-то она точно знала, что для этой малышке нужно очень четко провести грань между можно и нельзя. Для маленьких детей это очень важно, так всегда говорила когда-то любимая мачеха, девочка нахмурилась, но Яда осталась непреклонной.
   -- Ты, конечно, молодец, что привела здесь все в порядок, -- постаралась смягчить запрет некромантка, но сейчас она не была уверена, что может справиться с воспитанием малышки, слишком уж умоляюще смотрела та,
   -- Но впредь заходить в эти две комнаты нельзя. Ты поняла? -- Уточнила Яда, ей только для полного счастья не хватало малолетнего некроманта. Девочка слишком много видела и слишком много пережила, чтобы не потянуться за силой, в которой начинала видеть защиту. Люница медленно кивнула, сначала не уверенно, а затем более спокойно, улыбнулась даже. "Вроде пронесло", -- улыбнулась некромантка и ласково потрепала малышку по волосам. Теперь и речи не шло, чтобы передать ее кому-то на попечение.
   -- У нас еще осталось что-то поесть? -- заинтересовалась Яда, чувствуя, как желудок намекает о том, что в нем давно ничего не было
   -- Ну, я принес немного из таверны и пирожков купил по пути, -- фыркнул Аксель, направляясь на кухню накрывать на стол.
   -- Надеюсь не с мясом? -- подозрительно поинтересовалась некромантка.
   -- Да кто ж мне их продаст? -- развел руками мальчишка. -- Все вокруг знают, что я твой помощник. Вдруг, тебе взбредет в голову, выяснить мяукало это мясо или гавкало. Кому охота от агрессивных пирожков отбиваться?
   Яда сдавлено похохотала, некий подобный прецедент имел место в самом начале, когда она только здесь появилась. Очень уж подозрительной на вкус была "зайчатина" кошачьего разлива. Правда поесть пирожков так и не удалось. В дом уверенно вошел Грим. Вот. На стол легли несколько пергаментов.
   -- Это еще что меланхолично поинтересовалась девушка, нутром почуяв свалившуюся на ее плечи работу
   - Заказ на обновление амулетов по городу Яда закусила губу. -- Потом мы с одной отдаленной деревней связь потеряли надо съездить, -- конечно, Грим усмехнулся -- За отдельную плату. Заказ на внеочередную проверку кладбищ это в качестве бонус.
   -- Я тебя ненавижу, -- вздохнула Яда. Грим уверено давил на ее жадность, без предписания она бы ничего делать не стала, а предписания это уже статья дохода.
   -- Давно связь прервалась, озаботилась Яда.
   -- Вопрос сложный мы после этой заварушки со всеми связывались, а с вершками не смогли. Вот и гадай, до связь накрылась, или после.
   Яда медленно кивнула.
   -- Аксель -- мальчишка подскочил.-- За мной.
   Мальчишка присвистнул, он прекрасно помнил, каким был кабинет
   - Мне это тоже не слишком нравиться. -- понимать помощника она научилась давно и с полк слова с полу свиста Призналась Яда, доставая из ящика стола, целую стопку заранее заготовленных костяных пластинок. -- Символы помнишь?
   -- Угу, -- кивнул мальчишка с трудом находя в изменившейся обстановке кабинета чернильницу и кисть.
   -- Она пустая почти, -- заметил Аксель, осмотрев хрустальный флакончик. Яда поморщилась, последние дни уж очень нервные и достала тонкий ритуальный нож. Аксель оперативно достал фарфоровую тарелочку в неуместный желтый цветочек. Яда провела ножом по запястью и кровь, неестественного бардового фиолетового оттенка закапала на блюдце. Было что-то пугающе мистическое в том, как скрывались под кровью веселенькие цветочки. Впрочем, и Аксель и Яда давно к этому привыкли.
   Наполнив тарелку кровью, Яда прикрыла глаза -- рана тут же затянулась. Если бы не умение сращивать раны половина некромантов умирала бы от потери крови. Почти все из обряды строились на крови и половина из них на крови собственной. Из маленького мешочка, висевшего на поясе Акселя, мальчик достал маленький осколок аметиста и кинул его в кровь. Яда снова поморщилась, но помешала кровь пальцем.
   -- О та, что идет вслед за жизнью, та, что есть ее логический конец, обрати мою кровь в силу, что бы защитить те свечи в великом зале, что еще должны гореть.
   - В прошлый раз ты что-то другое говорила, заметил Аксель глядя как густеет и без того густая кровь.
   -- Какая разница, что говорить, если результат один и тот же.
   Пожала плечами некромантка.
   -- Начертишь знаки и оставишь сушиться. Я приеду, доведу ритуал до конца, и, ты все быстренько поменяешь.
   -- Ты сегодня поедешь? Поразился мальчишка.
   -- Даже более того нахмурилась некромантка -- сейчас. Дай мне пару камней.
   Мальчишка закусил губу и запустил руку в мешочек. Около двух лет назад, когда Яда когда полностью признала и приняла его, Акселю была доверена целая горсть мелких аметистов. Красивые фиолетовые камушки Яда использовала ритуалах и обрядах она их жгла, растворяла в крови, обращала в прах и очень старалась не брать в руки. Достав пару камешков поменьше и один побольше, Аксель протянул их начальнице. Несколько мгновений девушка просто смотрела на фиолетовые кристаллы, а потом вздохнула и взяла их.
   Выйдя из дома Яда, поправила плащ. У крыльца ее уже ждал Грим и отряд стражи. Лошади некромантку не любили и постоянно норовили скинуть, исключение в какой-то степени составлял Игриак, конь Грима, удовольствия от присутствия яды, он не испытывал, но и скинуть не пытался. Поэтому все выезды яды проходили в компании Грима, точнее, на его коне.
   -- Ты долго, -- недовольно заметил страж.
   -- Чернила готовила. Грим кивну и аккуратно подсадил яду в седло, он один из немногих знал, чем на самом деле наносятся символы на защитные амулеты.
   - Разбудишь, когда приедем. -- Заметила девушка, прикрывая глаза. Грим кивнул, укрыв ее еще и своим плащом. Яде совершено не мешали разговоры и перебранки остального отряда. Спать она наверно могла даже стоя. Сейчас еще можно сказать она спала мало, три года назад. Застать ее бодрствующей было почти невозможно. Закрыв за Ядой дверь, Аксель поспешил вернуться в кабинет. Нарисовать надо было много чего, вообще-то стараниями яды у Акселя был каллиграфический почерк. Точнее стараниями Птирея и леностью некромантки. Не умеющий писать и читать мальчик за четыре месяца освоил две довольно тяжелые науки. Что бы потом стать низменным секретарем. У яды был настолько отвратительный почерк, что ему приходилось переписывать все ее записки и заключения. Символ который надо было рисовать на пластинах Яда показала ему всего один раз мимоходом заметив что от того насколько правильно записан символ зависит его сила естественно ошибок в нем Аксель никогда не допускал. Закончив пять штук, Аксель отложил перо и потянулся, Люница стояла возле двери и осторожно заглядывала в кабинет.
   -- Тебе что делать нечего? -- недовольно заметил Аксель, он прекрасно помнил, что Яда запретила девочки подходить к кабинету.
   Люница отрицательно покачала головой. Мальчишка нахмурился, малышку определенно стоило чем-то занять.
   -- Уберись что ли, -- он почесал затылок. -- На втором этаже.
   Люница склонила голову к левому плечу и нахмурилась. Словно что-то обдумывая, а потом кивнула. Отходя. Аксель удовлетворенно кивнул и закрыл дверь, стопка не исписанных пластин все еще очень велика
  
   Они подъехали к деревне где-то часа через три. Гриму даже не пришлось удить яду, она проснулась сама.слишком сильный запах смерти разливался вокруг. От него начинало трясти и не милосердно болела голова
   - Подождите меня здесь, тихо попросила девушка. -- Там нет живых.
   -- Что совсем не выдержал один из стражников.
   -- Совсем подтвердила некромантка. Грим спрыгнул с коня и помог спуститься яде. Сейчас даже острить на тему того что она не умеет ездить верхом не хотелось. После ее слов повисла гнетущая атмосфера, словно случилось что-то очень плохое, впрочем, почему словно. Деревня Криница была небольшая всего дворов на двадцать -- около сотни жителей. И еще около недели назад оттуда прибыл небольшой обоз, кое какие травы для жрецов, грибы да ягоды. Грим сам покупал у дородной жены старосты малиновое варенье, побаловать Акселя и Яду.
   Девушка подошла к покосившимся воротам и толкнула их. Тропа мертвых стелилась прямо от них. Даже искать не надо. Идти по ней не хотелось, а надо. На тропе мертвых она узнает кто, когда, по какой причине умер. Причина смерти у всех была одна -- удар в сердце тонким четырехгранным кинжалом. Быстро и почти безболезненно. Даже странно. Ритуальное оружие, но не ритуал. Тропа мертвых давила и Яда поспешила сойти с нее. Тела лежали горой наваленные друг на друга на центральной площади. Яда вздохнула и приказала:
   - Встать-
   Тела медленно зашевелились, поднимаясь, словно изломанные куклы под нитками кукловода одно за другим.
   -Разойтись. -девушка не узнавала свой голос властный холодный резки и отрывистый как удар кнута. Приказы которым невозможно не повиноваться, послушные ее воли мертвые расходились.мужчины женщины дети с пустыми нечего не выражающими глазами. девушка присела, проведя рукой по сухой земле. Руна смерти. Яда покачала головой все страньше и страньтше. Чертить руну, чтобы не проводить ритуал. Это не укладывалось в сознании. Яда помнила, с каким трепетом вычерчивалась руна смерти, перед тем как она стала некромантом. Такая деревня потянула бы на хороший договор, на реальную мощь. Но здесь просто убивали. Хладнокровно и расчетливо.
   -- Ты, -- указала девушка на старосту не моргающее смотревшего в пустоту. -- Сопротивлялся?
   -- Нет, -- мертвые утрачивают свои голоса, непередаваемые тембры интонации смешинки или наоборот бурчание все то, что создает голос живого человека уходит. Равнодушный невыразительный голос мертвых раздражал, одна из причин, по которой Яра не любила их спрашивать.
   -- Почему? -- мертвые не умеют читать мысли и понимать недосказанности. Вот и сейчас староста молчит глядя в пустоту неживыми глазами. Яда закрыла глаза и уточнила -- Почему вы не сопротивлялись?
   -- Нам приказали.
   -- Кто вам приказал.
   -- человек. -- отличный опрос на заданный ответ. Надо будет либо менять формулировку либо просто задав уточняющие вопросы. Начать пожалуй лучше со второго.
   -- вы его знали? -- даже же поразилась яда у нее голос дрожит. Вроде бы уже не мало мертвых допросила и никогда не дрожал, а вот сейчас дрожит. И кажется даже слезы выступили. Ну это уже ни в какие ворота нелезет плачущий некромнат! Коллеги засмеют!
   -- нет.
   - он пришлый. -- девушка упрямо продолжала допрос. Только кулачки крепче сжимала, так что ноготочки впивались в кожу. Кто бы не устроил резню в деревне это не человек это зверь. И высохшие слезы оставляют место себя в сердце жгучую ненависть. Убью. Найду и убью и тапу сильнее что бы больше никогда не допрашивать мертвого старосту в окружении мертвых селян. А мертвые дети кажется смотрят с укором. Он и еще могли бы жить, не будь она такой ленивой, такой беспечной, такой не собранной, такой... вечно отрицающей собственную силу, собственные возможности. Это больно, гораздо больнее чем тогда, когда она смотрела в гаснувшие глаза младшего брата.
   -- да.
   Яда потерла висок и вздохнула допрашивать мертвых тяжело. Еще тяжелее понимать что этого допроса можно было избежать. Теперь эту деревню надо записать на свой счет и помнить о ней, помнить всегда делав выводы. Итак из краткого допроса понято деревню вырезал Пришлый. Приказавший им не сопротивляться. Мог ли это быть тот же некромнат что и в городе? Да почти наверняка. Сложно представить двух диких в одном районе. Что за обряд здесь пытались провести? Усилить неркомната? Теоретически каждая сметь усиливает некромната, на практике это далеко не так. Голова раскалывалась от всех этих рассуждений.
   Девушка подошла к воротам деревни и окликнула Грима.
   Страж поспешил к ней.
   -- Вот указала она на стоящие тела. -- Кто-то пришлый вырезал.
   -- Теперь ты будешь отвечать на его вопросы -- приказала Яда мертвому старосте
   Грим вздохнул и приступил к допросу. Яда отошла и села на ступеньки какого-то дома, пока капитан стражи не закончит они отсюда уедут.
   Аксель потер переносицу. Заготовки для амулетов наконец-то закончились и теперь лежали по всему столу и сохли. В дверь аккуратно поскреблись.
   Мальчик поспешил открыть Люница в аккуратном переднике, волосы повязаны косынкой на щеке немножко мыльно пены.
   -- Что-то случилось? -- поинтересовался Аксель. Люница кивнула и махнула рукой в сторону двери.
   -- Кто-то пришел?
   То, что Люница не говорила, иногда создавало определенные сложности. Девочка заулыбалась и закивала.
   Подойдя к двери, Аксель вздохнул на пороге сидел Ней. Аксель мысленно поморщился. Многие думали, что раз он живет в доме некромантки, раз получает зарплату и постоянно имеет дело с трупами он ничего не боится. Это было не так. Аксель лучше многих знал, что такое страх. Страх приближающейся боли. Крепыш, который сейчас сидел на крыльце когда то не плохо его гонял. Аксель помнил, как больно когда ребра трескаются от удара подкованным ботинком, помнил, с каким хрустом ломается нос от удара кулака. Правда, все это было в далеком прошлом. Не то что бы Аксель обладал всепрощение. Просто он очень глубоко запихал все планы мести. Когда-нибудь он обязательно все припомнить когда-нибудь пока этот тип был ему нужен. Ней держал район складов и под его крепким кулаком немало любопытных мальчишек и девчонок, которые все видят и многое помнят.
   -- Ну? -- Аксель давно сделал себе маленькую поблажку. С Нейем он не здоровался.
   -- Ты как то про голубоглазого спрашивал?
   Аксель кивнул.
   - Тебе это все еще интересно?
   -- А что есть что-то заслуживающее внимание?
   Ней кивнул
   - Голубоглазого парня, явно не нашенского, видели у сорокового склада. Аксель закусил губу. Дурацкий жест, перенятый у начальницы. Вообще-то смертовскую не рекомендовалось оставлять без присмотра. С другой...
   - Подожди минутку. Аксель заглянул в кабинет, быстро написав пару записок.
   -- Люница- девочка выглянула из-за перил. Вот эту записку прямо сейчас отнесешь Птирею. Останешься там, пока не вернусь я или Яда. Понятно? -- девочка кинула и сняла передник, повесив его на перила, и, быстренько сбежала, вниз, забрав записку. Аксель вернулся в кабинет и достал из ящика пару аметистов, Яда еще два года назад оставила на всякий случай
   - Сначала к стражам, -- решил Аксель
   - к Ним-то еще зачем? нахмурился ней, отношения со стражами у него были не очень.
   -- За надом, отрезал Аксель. Когда Грима нет в городе, надо оставить в известность о другую личность. Шир тао, сильтрец, узкие глаза смуглая кожа, тщательно выбритый череп. Он терпеть не мог мелкоту из складов, в общем, и, Акселя в частности. Притом, что Аксель ни когда не относился к складским. Помощника некромантки Шир Тао не любил, скорее, за компанию с Ярой. В Сильтаре к некромантам относились крайне нетерпимо, и, вытравить это просто так было практически невозможно. Казармы стражей располагались возле городских ворот. Длинное деревянное здание в два этажа. На первом располагались караульные, в полуподвальном помещение располагалась пара камер, в городе было не так уж много бузотеров, так, что камеры в большинстве своем пустовали. На втором этаже располагались сами казармы да пара комнат для тех, кто не имел своего жилья в городе. Таких было двое: Грим и Шир Тао. Заместитель капитана сидел в кабинете, который делил с Гримом. Стол был девственно чист, хотя противоположный стол был заставлен чашками, устлан бумажками. Оружием амулетами. Эти двое представляли собой полные противоположности
   Стоявшие на посту возле караулки стражи приветливо кивнули Акселю, мальчика здесь знали хорошо, он часто прибегал сюда по поручению яды или принося заключения. Правда в городе не так много убийств, что, в общем, устраивало всех и яду в первых рядах. Нэй остался ждать на улице, складскому в караулке делать определенно было нечего. Шир тао недовольно глянул на мальчишку.
   -- Я на склад. -- отрапортовал Аксель -- Там видели голубоглазого.
   -- Того самого? -- Шир Тао смотрел на него и прочитать что-то по его лицу было сложно. Разуметься заместитель грима в сложившейся ситуации разбирался не хуже него
   - Не знаю. -- признался Аксель поправляя капюшон куртки -- Пока не увижу, не скажу.
   Правда Аксель не знал насколько точно он сможет опознать некронмата. Все таки без огрнаечителя и не прибегая к собственной силе, тем мало отличались от людей, однако, проверить все таки было надо, для очистки совести. Разуметься он не будет лезть наражон только посмотрит а потом сообщит Яде
   - Возьмешь с собой кого-нибудь? -- Шир Тао чуть нахмурился прикидывая возможное развитие ситуации, однако Аксель мальчик благоразумный и достаточно плотно общающийся с некромантами что бы понимать как на самом деле они опасны.
   Аксель закусил губу. С одной стороны силовая поддержка не помешала бы, с другой стороны складские очень нервно реагировали на стражу.
   -- Наверно нет, -- решил Аксель
   Сельтарец кивнул, приняв к сведению сказанное. Аксель развернулся и вышел. Шир Тао выглянул из окна и усмехнулся два мальчишки один складской другой некромантский и если с ними что-то случиться у него будет на два раздражителя меньше.
   -- Дариар-
   На пороге появился высокий парень, чем то напоминавший заместителя капитана, может резкостью черт лица и смуглой колей. Среди стажи уже давно ходили слухи что эти двое отец и сын, но ода стража просто отмалчивались.
   -- присмотри за ними. Тихо.
   Страж кивнул и вышел. Раздражителей у Шир тао конечно было бы меньше. Но, Аксель в какой-то степени ему нравился. Не настолько что бы потакать ему, но присмотреть стоит. И доверить мальчишку можно только тому кому доверяешь как самому себе. Дариар действительно был его сыном, а значит, по-настоящему надежен. В жизни города мальчишка некромантки играет важную роль, к тому же заботится о нем побуждали чисто эгоистичные причины, Шир Тао определенно не радовала возможная перспектива разбирать каракули некромантки.
  
   Яда насторожилась. Грим как раз закончи допрос. Полтора часа выяснения подобия информации. Она бы уже давно распылила старосту. Несмотря на то, что при жизни хорошо к нему относилась
   - Похоже, Аксель взял амулеты. -- едва слышно выдохнула яда, сейчас больше походившая на растерянную маленькую девочку, которой требуется защита. Захотелось прижать ее к плечу и крепко крепко обнять, поделившись частичкой собственной силы.
   -- Что? -- Грим оторвался от допроса. Выяснил он не слишком много
   -- Аксель взял амулеты из ящика. -- Яда встала и принялась расхаживать. -- Он никогда не брал амулеты.
   -- Хочешь, что бы мы вернулись.
   -- Как можно скорее -- кивнула Яда, -- но нам надо здесь все закончить. И мы все равно не успеем. Грим покачал головой. Непривычно было видеть некромантку в таком состоянии. Яда была непривычно активной, накручивая небольшие круги возле крыльца. Когда дело касалось Акселя, Яда всегда нервничала, хотя очень старалась этого не показывать.
  
   Аксель несся вслед за Неем. Как и все мальчишки, он знал не только центральные улицы, но и многочисленные закоулки. Тот самый, которого искала Яда, голубоглазый. Сердце подростка учащенно билось. Он правда даже не думал что будет делать когда найдет того человека, не думал во что может вылиться ему встреча с некромантом. Который поднял в городе семнадцать не мертвых. Аксель просто хотел его найти. Самый лучший случай если дастся его загнать куда-нибудь и запереть до возвращения яды.
   Наконец они оказались на территории складов. Еще несколько минут плутали среди совершенно одинаковых на взгляд Акселя и абсолютно непохожих на взгляд Нея складов когда, наконец, складской остановился и указал она один ни чем не примечательный. Из-за угла выскочил мальчишка чем-то похожий на крысу. У него была острая мордочка с длинным носом, который казалось жил своей жизнью, постоянно сморщивался, дергался. С маленькими бегающими глазками. В непонятных серо сизых обносках, от которых пахло помойкой, как от настоящей крысы. Акселю он совершенно не понравился.
   - Там он, -- зашипел крысеныш, не минутки не оставаясь на месте. Он постоянно крутился, заставляя Нея зло щуриться, -- как зашел часа два назад так и не выходи. Даже в говоре его было что-то крысячье, а может это только казалось Акселю, из-за длинных передних зубов Склад как склад вздохнул Аксель, мучительно решая что, делать. Соваться туда, как герои в книжках он определенно не собирался. В отличие от героев огромного запаса удачи, волшебного меча или артефакта чудовищной силы у мальчишки с собой не было. В голову приходил только запирающий символ, но его нужно было рисовать кровью и наполнять силой. Магом Аксель не был. Некромантом тоже. Хотя многие заезжие маги постоянно твердили, что на мальчишке лежит отпечаток смерти, Аксель знал. Отпечаток это не договор. Просто сказывалось слишком близкое знакомство с некромантами. Последних Аксель никогда не боялся и сказкам про злобных магов смерти не верил, перед глазами постоянно были примеры, опровергающие данные аксиомы. С другой стороны можно было использовать один из амулетов Яды...
   Аксель задумался настолько, что когда дверь склада неожиданно распахнулась, он только растерянно отшатнулся. Перед ним стоял молодой человек приятной наружности навскидку он был ровесником Грима. С образом хладнокровного некроманта не вязались доброжелательно-растерянные голубые глаза. Голубые... Аксель точно знал у некромантов глаза всегда яркие, словно драгоценные камни, а если они не сверкающие, то насыщенно приглушенные. Голубые глаза у некроманта... нонсенс
   - Ты потерялся мальчик?
   Аксель насторожился. Ласково-внимательным интонациям в голосе незнакомцев, он привык не доверять, ничего хорошего они обычно не сулили.
   -- Что-то случилось, -- допытывался незнакомец, а Аксель молчал завороженный его глазами. Слово кролик удавом этот взгляд проникал в душу, в разум мягко почти не заметно расслабляя, почти не встречая сопротивления. Аксель тряхнул головой, и голубые глаза внезапно стали похожи на кристаллик льда. Мужчина нахмурился и взмахнул рукой, выкрикнув, что-то на незнакомом, гортанном языке, Акселя отбросило. Мальчишка больно ударился спиной о стену какого-то склада. Перед глазами все поплыло и в спине, словно огненный шар взорвался. Незнакомец склонился над ним и Аксель с удивлением понял, что его глаза постоянно меняются с голубого на синий, словно никак не могут определиться, какими им быть. Аксель сползал в темноту со страхом, он боялся, что больше никогда не сможет вынырнуть из нее. А у него столько не сделанных дел и Яду оставлять одну не хотелось. Улыбка незнакомца становилась хищно-злой и, вдруг, над мальчишкой замерцало ало черная пленка. Один из амулетов в его кармане сработал, уловив ставшую смертельной угрозу.
   Ребята из стражи, стоявшие кольцом, уже держали зажженные факелы. По очень старой традиции деревни, где не осталось ни кого живого было принято сжигать. Яда не протестовала. Даже наоборот сожжение как по ней было лучшим из погребений, некромантом не оставалось ни чего над чем можно было бы получить власть. Первый факел полетел в крышу. Внезапно девушка дернулась и резко сорвала сережку, кинув ее Гриму
   - Потом отдашь- -Крикнула она и нырнула в черно серый туман.
   Грим руганулся, ему не надо было объяснять что только что случилось. Значит, сейчас в городе есть некто, кто представляет опасность настолько большую, Яда плюнула на все директивы, сняла ограничитель и ушла через грань. Когда она появиться в городе, напитанная силой грани предсказать что произойдет невозможно.
   Непроглядная темень, в который тебя цепляют за руки, за ноги, за волосы и плащ, невидимые руки, кожи касается холодное дыхание, и по спине пробегает озноб и словно все тепло уходит из тела. Голоса шепчут, молят, проклинают, кричат, зовут к себе, манят... Так легко поддаться пойти на их зов и потеряться в тропе мертвых. Обычно Яда ходит по самому краю, там гуда не долетают эти голоса и не дотягиваются руки заблудившихся, не дошедших до грани душ. Идти по тропе трудно...
   Рейвар замер. Пространство пошло зыбкой рябью и из тонкой арки черного тумана вышла она. Невысокая, но статная молодая женщина с холодным взглядом. Длинные темные волосы ее отливали фиолетовым, а глаза сверкали как самые яркие аметисты. Аккуратные ноготки тоже напомнили мужчине аметисты, фиолетовые камушки в прозрачных черных разводах. Она была прекрасна. Даже одежда ее была совершенно иной, не той, что могла носить обычная женщина. Тонкие черные брюки облегали длинные ноги, способные свети с ума самого целомудренного жреца, легкую фиолетовую блузку с широкими рукавами в талии перехватывал корсаж черно-фиолетового бархата. На запястьях матово переливались белоснежные наручи. Высокие черные сапоги дополняли костюм.
   -- Отойди от него. -- Даже ее голос стал другим, с холодной хрипотцой, сладко отозвавшейся в позвоночнике. Ах, как она смотрела... от этого взгляда стыла кровь в жилах. Вот так должен смотреть некромант. Ее посланник ее оружие. Эта была оружием. Гибким, смертоносным, совершенным, как тонкий, четырехгранный, стилет
   - Разве ты не слушал меня, -- голос местной некромантки стал обманчиво мягким, словно кошка погладила лапкой с втянутыми когтями. -- Отойди от мальчика.
   Она чуть склонила голову, а он не мог отвести взгляда от ее глаз. Интересно, как бы она смотрелась в центре пентаграммы? Как бы она смотрела тогда? Было бы в ее глазах желание жить любой ценой или обреченность? А может, ее глаза сверкали бы ненавистью... Рейвару показалось, он сойдет с ума, если не узнает, какими будут ее глаза. Сейчас она смотрела как равная по силе. Спокойно, холодно, почти равнодушно и в тоже время, казалось, она в любой момент готова атаковать... Рейвар расплылся в довольной улыбке.... Ах, как она смотрит... хотя... Она гораздо-гораздо слабее.
   Девушка чуть-чуть покачивалась на носках, как кобра, готовящаяся к броску. Вокруг нее медленно закручивалась аура смерти. Ах, как это чудно. Рейвар тихонько рассмеялся. Все люди пропитаны силой. Чистой незамутненной силой жизни силой созидания и только некроманты как гнойные нарывы сочиться разрушением. В ее глазах почти не было видно радужки, так расширился зрачок. Синеглазый не мог насытиться этим зрелищем. Вокруг нее начинал тихонько потрескивать воздух и голоса ушедших, уже проникали в этот мир тихим шепотом ветра.
   -- Уймись, Аметист! -- Разрезал эту сладостную атмосферу насмешливый мужской голос. Девушка чуть дернулась и словно скинула с себя наваждение. Прорыв грани медленно утихал, из ее глаз уходило сияние и казалось ее просто отпускает напряжение и готовность к бою
   Молодой мужчина стоял на тропе мертвых и тропа, как нашкодивший пес ластилась к его ногам. Он сделал шаг и Рейвар едва не зашипел. Сойти с тропы не изменившись под ее влиянием почти невозможно. Рейвар менялся, хоть немного, но менялся. Этот же парень подавлял одной своей легкой насмешкой и взглядом холодным, как лед и острым, как лезвие меча. Полураспущенная у ворота рубашка, бриллиантовая капелька в ухе, черные, слегка вьющиеся волосы, как пальцы любовницы, ласкающие шею. Он напомнил Рейвару клинок в ножнах, и, синеглазому совершенно не хотелось, чтобы он показал насколько может быть опасен. У него не хватит сил тягаться с ним... Пока... Глаза Рейвара мгновенно сменили цвет стал голубыми как ясное летнее небо. Усмехнувшись маг взмахнул рукой создавай вокруг себя стену ветра и исчез.
   Оникс поморщился, проклятый выскочка, лишь увидев его, ушел по тропе ветра, той самой тропе, которой пользовались маги. Магов Оникс терпеть не мог. Впрочем, отдельно взятого мага он потом еще достанет, а пока надо решить насущные проблемы. С одной стороны он сейчас видел яркий пример всевозможных нарушений. Некромант ожерелья без ограничителя, прошедшая изменение, прошедшая по дальней самой скоростной части грани. Готовность применять собственную силу не оповестив жрецов и власти. Каждое в отдельности уже серьезное нарушение, суммарно, тянут на кучу проблем. Но это, конечно жен не стоит внимания оникса. Нет такого некроманта, который ни разу не нарушил все возможные из эдиктов. Отчет напишет, и ладно
   -- Ах, Аметист, -- он театрально прижал руки к груди. Позлить друга когда все уде частично улажено сами боги велят. К тому же она так забавно злиться.
   Яда поморщилась. Она не любила, когда ее называли аметистом. Не любила, когда появлялся Оникс и, очень не любила, когда ей читают морали. А без морали не обойдется. Ее потрясывало. За эти два дня она стала старше на добрый десяток лет, а думала после контракта хуже уже не будет. Какая же она все таки еще наивная-
   - Давай бери себя в руки. -- резкий оклик Оникса словно кнутом разорвал ее мысли возвращая в реальность. Оникс тряхнул волосами и, направляясь к мальчишке, после каждого его шага щит вспыхивал, а потом разлетелся мелкими осколками. Оникс легко поднял мальчишку на руки, не оглядываясь, бросил через плечо:
   - эй, служивый, оцепи здесь все, отдал приказ оникс с той непередаваемой интонацией которая вырабатывается у людей привыкших повелевать и облеченных властью, не повиноваться такому приказу невозможно, даже если его отдает некромнат. Ониксу даже не нужно было задумываться каким образом его распоряжение будет выполнено, через несколько секунд здесь будет наряд стражи и ничего здесь даже не тронут без го ведома и распоряжения
   Оникс некоторым любопытством разглядывал мальчика пару секунд и с некоторым разочарованием не нашел в нем ничего особенного. Потом легко подхватил его на руки и обернулся к Яде. Все еще находящейся в ступоре. Все таки снятие огрнечителя и прогулок по грани хорошо бьет по мозгам. Девчонке теперь еще долго придеться приходить в себя вспоминая кто она такая и зачем вообще находиться в этом городе. И передоз собственной силы, неприятно но не смертельно, а пока он здесь еще инее опасно. Первые пол года ограничитель вообще снять невозможно именно поэтому. Собственная сила по страшному бьет в голову, ну ничего. это даже полезно побыть без ограничителя. Скоро прийдет в себя.вон уже в глазах искры разума.
   -- Ну, Аметист, -- усмехнулся оникс увидев, как передернуло коллегу. -- Веди меня в свою берлогу.
   -- Не называй меня Аметист, -- тихонько шепнула девушка, внезапно почувствовав себя опустошенной. Захотелось опуститься на колени и закрыть глаза отрешившись от всего мира. Впрочем не удивительно для такого дня, но всетаки ей определёно стоило лучше держать себя в руках. Но это приходит с опытом, для первого раза Аметист справилась довольно не плохо.
   Грим гнал своего коня так словно боялся опоздать. точнее он знал что уже опоздал и бриллиантовая капелька жгла грудь там где он нацепил ее на тонкую цепочку. сердце бешено колотилось, словно отсчитывая те мгновения на которые он опоздал, когда он на полном скаку пролетел городские ворота его становил один из привратников.
   -- Господин капитан просили передать, как только вы вернетесь то в смертовскую идите. Поезжайте. Там все.
   Грим только кивнул и повернул коня. Галопам по улицам города не полетаешь, а сердце говорило -- спеши.
   Дверь в смертовскую была открыта. За столом в центральном зале, сидела Яда, прокручивая в руках румяное яблоко. На соседнем, его, стуле сидел черноволосый парень недовольно расхаживал Птирей.
   -- Явился, -- фыркнул черноволосый.
   -- Ты что летел? -- тихонько изумилась Яда и каким-то знакомым жестом отвела темные волосы. Грим приблизился, доставая сережку и, не сдержавшись, мягко погладим нежную мочку, на которой уже не было дырочки. Яда чуть поморщилась, когда по мочке потекла капелька крови. Хотя она уже почти привыкла.
   -- Что здесь произошло? -- потребовал рассказа Грим
   -Значит, он просто ушел, -- подвел итог Грим, прожигая взглядом Оникса.
   -- просто ушел. -- Кивнул тот, вольготно расположившись на его стуле.
   - И ты за ним не пошел?
   -- Не пошел, подтвердил Оникс.
   -- И когда же ты собираешься... Пойти за ним.
   Яда чуть выгнула бровь, то ли ей казалось, то ли Грим действительно придирался к Ониксу.
   -- Вот попью чаечек и пойду ... домой.
   -- Вам чай с ядом? -- Грим прищурился.
   -- Лучше с Ядой. -- невыносимый Оникс накрыл своей ладонью ее ладошку
   - Мальчишки, -- фыркнула некромантка, выдирая ладонь из хватки коллеги. -- Оникс шел бы ты действительно домой. Мне амулеты обновлять надо
   - А может мне стоит еще... погостить.
   Яда закатила глаза, если это тип нашел себе новую игрушку. А судя по всему ему очень нравиться злить Грима, отправить Оникса восвояси станет почти не возможно.
   Грим прикрыл глаза, стараясь успокоиться. Столичных хлыщ раздражал его донельзя, было в нем что-то такое. Небось, все женщины от шести до шестидесяти вешались на него, и почему-то было очень больно думать, что яде он тоже может нравиться.
   Оникс с интересом разглядывал бравого вояку. В нем ничего не изменилось за прошедшие годы. Ясный, острый ум, железная воля, принципы. Определенно хорош, даже не удивительно, что Яда так флегматично-спокойна. Хорошо когда есть на кого опереться, когда тебя поддержат, даже если эта поддержка всего лишь взгляд и улыбка. Иногда теплое касание стоит намного больше чем все слова.
   Первое, что она сделал по возвращении в смертовскую, это переоделась. Судя по всему, она не хотела, что бы кто-то видел ее в образе аметиста. Жаль. Однако задерживать ее, дав всем полюбоваться ее истинным обликом, первый не стал. Портить коллеге жизнь, в планы Оникса не входило. Пятая по силе некромантка королевства вполне могла устроить ему немало проблем.
   -- Яда, Я еще свяжусь с тобой, -- девушка подняла на него усталые глаза, полные странной мути и медленно кивнула, походе сейчас, когда все вроде закончилось, ее просто накрыло. -- Дикого надо будет отловить. -- Оникс совершенно не был уверен, что последняя фраза достигла сознания пятой. Но потом когда она малость оклемается и прейдет в себя, можно будет связаться с ней и обсудить насущные дела.
   Коллега неопределенно кивнула и почему-то посмотрела на капитана стражи. Последнее заявление ему явно не понравилось, но Ониксу было на это плевать. Дикий такой силы нес угрозу безопасности королевства. А задача тринадцати устранять такие угрозы.
   Оникс вышел на крыльцо. В воздухе залилась странная прохлада, стало заметно, что лето увидеться к своему логическому концу. Прохладный ветер ерошил волосы, оставляя после себя странное послевкусие. Было ощущение, что он вместо дорого вина хлебнул какой-то разбавленной водой дряни. Первый ожерелья прикрыл глаза, чувствуя как на его плечи гранитной плитой ложиться тяжесть и усталость. Маг, ушедший тропой ветра, маг-некромант, парадокс, извращенный выверт противоречащий логике и законам природы. В этом мире все просто. Ты либо маг, либо некромант, либо жрец. Иного не дано. Становясь некромантами, маги утрачивают свой дар, получая взамен новый. Жрецы вообще не могут стать некромантами, они защищены самой жизнь от подобного, правда, они теряют свою святую силу в любом случае, но некромантами не становиться, хоть залей они землю кровью. И что теперь делать ему? Как отслеживать тропу ветров? Как маги не могут отследить Грань, так некромантам не дается их специфическое перемещение. Впрочем, Оникс с трудом раздвинул губы в улыбке. Он справиться. Справлялся всегда, и справиться в этот раз.
   Тихо скрипнула дверь смертовской, потянув теплом жарко протопленного дома. Кто-то стоял и смотрел ему в спину, но этот кто-то не представлял опасности.
   -- Спасибо.
   Оникс дернулся. Честно говоря, он не ожидал услышать этого человека. Грим, капитан стражи. Забавно. Воин стоял, прислонившись к стене и, кажется, даже не смотрел на Оникса. Если подумать, капитану эти два дня дались не легче чем его молодой и неопытной коллеге. И даже, наверно, тяжелее. Понимать, что ты беспомощен, что ты ничего не можешь сделать и, все, что в твоих силах -- довериться девушке с усталыми глазами, это тяжело. Стража, это в какой-то степени третья рука некромантов. Чем лучше отношения со стражей, тем сильнее развязаны руки. Аметисту повезло. Этот парень стал для нее надежным и преданным другом.
   -- Спасибо за нее и за мальчишку, -- голос капитана едва заметно дрожал, и Оникс прекрасно понимал почему. Мужчины не плачут, мужчины умеют переступать через свой страх. Мужчины с самого детства учатся принимать ответственность, особенно те, кто принимает в руки меч ил и силу. Неважно какую. Но иногда, независимо от того насколько ты силен, насколько тверд, голос дрожит от тех чувств эмоций и страха, в которых мужчины не могут признаться даже сами себе. -- И мне жаль, что меня не было рядом.
   -- Не бери в голову, -- посоветовал Оникс, закрывая глаза. -- Там ты ничего не смог бы сделать.
   Горькая правда, говорят она лучше сладкой лжи. Страж ничего не смог бы сделать, хотя... защитные амулеты могут спасти от одного-двух приказов, а несколько секунд для хорошего мечника это очень и очень много. Грим был хорошим мечником. Оникс это знал, как никто другой. Все-таки они три года работали вместе, лейтенант имперской столичной стражи и мальчишка-некромант, только заключивший контракт.
   -- Это наша война.
   -- Не ваша. -- Оникс удивленно посмотрел на Грима, тот смотрел на него и усмехался, его взгляд казался отражением острия его меча. С таким же взглядом он выслушивал приговор трибунала, с таким же взглядом принимал его. -- Это наша война и, в следующий раз, она не будет одна.
   Оникс кивнул и, сделав шаг, вошел в грань. "Она не будет одна". Для некроманта, это значит гораздо больше, чем может подумать простой человек.
   Отступление 1
   -- Простите мастер, я подвел вас. -- Рейвар опустился на одно колено, склонив голову, под взглядом этих холодных глаз, даже ему становилось не по себе. Мужчина сидящий в кресле за массивным столом красного дерева, склонил голову на бок. Внимательно рассматривая его. волна тепла прокатилась по телу. Сразу стало легко и спокойно
   -- Отчего же, Рейвар, -- голос мастер глубокий и бархатистый проникал в самую глубину сознания, словно песни легендарных серен он убаюкивал и околдовывал. -- ты совершенно не подвел меня. Наоборот, ты проявил себя с лучшей стороны, я горжусь тобой. -- похвала мастера всегда действовала как мощный энергетик и стимулятор. Страх от встречи с тем некромантом уже выветрился, не оставив после себя ни чего, кроме желания служить мастеру. Желания идти к поставленной цели к мечте.
   -- Ступай, отдохни. Когда Рейвар вышел Оникс откинулся в кресле и прикрыл глаза, прокручивая все, что изъял из его сознания. Итак, из минусов ценный образец что-то напортачил в ритуале усиления и вырезал несколько деревень просто так, с другой стороны получилась довольно впечатляющая демонстрация силы. Далее, привлек к себе внимание некромантов первого круга в целом, и Оникса, первого ожерелья, в частности. Не слишком хорошая новость. Этот будет носом рыть землю, что бы выяснить что происходит. Так же выяснилось, что второй и третий круг воспринимает Рейвара как мага, а вот первый, как некромата. Это не слишком хорошо, все-таки первый круг это первый круг. Но опять-таки по воспоминаниям Рейвара пятая первого круга была довольно слаба, этого, конечно мало чтобы делать выводы о силе всего ожерелья, особенно принимая во внимание силу Оникса, однако кое-какое заключения сделать все-таки можно. Наблюдение за экспериментальным образцом в полевых условиях дало довольно много любопытной информации. Благоразумнее всего и меньше всего привлекает внимания он в режиме мага, как некромант Рейвар психически не стабилен, склонен к агрессии невыполнению приказов и ненужной самодеятельности, эта его выходка с городом лишнее тому подтверждение. Опять-таки, из всего можно извлечь выгоды. Главное понять, какую именно. Пока создание таких некромантов ставить на поток рано, неизвестно какие еще минусы, которые не удастся нейтрализовать, выползут в процессе эксплуатации. Рейвар игрушка редкая, штучная экспериментальная. Мужчина усмехнулся. Ему было очень интересно, что же предпримет в итоге его коллега. Радония оказалась великолепным полигоном для испытаний, а потом станет чудным королевством некромантов. Пахать на низких слабых людишек, это они должны преклоняться перед теми, кто получил милу самой смерти. Они всего лишь прах под ногами всесильных некромантов источник силы, и их участь проста вечное рабство, а эти домашние продавшиеся с потрохами надевшие на себя ограничитель и ставшие по сути рабами людей должны уйти в нечто, они не заслуживают жизни. Мастер резко встал проведя пальцами по длинным черным волосам и вышел, у него много дел, надо наконец разобраться с этим полулегендарным ожерельем -- усилителем. Ну, а то, что прольется чья-то кровь, так разве это важно? Все империи строятся на крови, и его не будет исключением.
 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Р.Прокофьев "Стеллар. Инкарнатор"(Боевая фантастика) И.Громов "Андердог - 2"(Боевое фэнтези) А.Емельянов "Последняя петля 4"(ЛитРПГ) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 2"(Антиутопия) Н.Лакомка "(не) люби меня"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Вольный стрелок"(Боевая фантастика) М.Олав "Мгновения до бури 3. Грани верности"(Боевое фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Старский ""Темная Академия" Трансформация 4"(ЛитРПГ) В.Соколов "Мажор: Путёвка в спецназ"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"