Mad Gentle Essence / Steffy: другие произведения.

Change to yourself with me (начало)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:

Конкурс LitRPG-фэнтези, приз 5000$
Конкурсы романов на Author.Today
Оценка: 7.32*33  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Это история о том, как сильно меняются люди, встречая Того Самого. Единственного. Дисклеймер: сходство с реальными персонами является случайным, коммерческой выгоды не извлекаем.


Уильям Эштон Картрайт []


______"ИЗМЕНИ СЕБЕ СО МНОЙ"______

  
Авторы: Кarina@ /Steffy
   Beta: Steffy
   Жанр: слэш, роман
   Рейтинг: NC-17
   Предупреждения: ненормативная лексика, дозированный ангст.
  
   Размещение на других ресурсах только с разрешения авторов.





  
   ***

   Уильям открыл ноутбук, хотя времени у него почти не оставалось, и, быстро загрузив страничку со своим блогом, начал набирать текст, даже не присев к столу, а склонившись над клавиатурой, и только изредка поглядывая на экран.
  
   ***

W@R
   14 Сентябрь 2008 г.
   "Тема: не указана"
"Настроение: нормальное"
"Плэйлист: .................."
Читать далее:
  
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...blog-post.html
   Привет всем, кто помнит меня!
   Я оставил тот ник, что был у меня раньше - все тот же W@R )))
   Ну, что, создадим блог заново? Жаль, конечно, что старый накрылся, там много было написано, но ничего не поделаешь, серверы тоже порой дают сбой.
   Так что, прямо отсюда начну писать все то, чем хочется поделиться)))
   Я все-таки решил найти кафе или бар, где смогу днем работать в интернете. Ева завтра хочет показать мне тот, что недалеко от ее дома, забыл как называется. Говорит, что там, вроде, есть беспроводной инет и там народу немного. Это как раз то, что мне нужно. Иногда так хочется чувствовать, что ты не один, и в тоже время, чтобы тебе не мешали. Странное желание, да?
   Бывает и такое))
Ну, я надеюсь, что это место мне подойдет. Напишу завтра, получилось или нет.
Пожелайте мне удачи ))
  
  
   ***

Опираясь на барную стойку и протирая высокий тонкий стакан, Том чувствовал, что его мысли текли так же вяло и лениво, как двигались стрелки часов, на которые он периодически поглядывал, ожидая окончания своей смены.
Он в очередной раз рассматривал стакан на предмет оставшихся разводов, привычным жестом поднимая его против света, когда услышал звук открывшейся двери и голос Евы - девушки, которая была в числе постоянных, хотя и не очень частых посетителей этого бара. Они не были близко знакомы, но Том был рад ее видеть, иногда перекинуться парой слов, услышать бархатный голос и улыбнуться в ответ на ее белоснежную улыбку, в глубине души чувствуя удовлетворение от того, что тоже нравится ей.
- Здравствуйте, Том, - нежно пропела девушка.
- Добрый вечер, Ева, - Том улыбнулся, скользнув взглядом по ней и чуть задержавшись на ее спутнике, темноглазом брюнете, который внимательно смотрел на него.
Том удивился - он ни разу не видел эту девушку с кем-то, кроме пары ее подруг.
- Скажите, - парень, задумчиво покусывал кончик дужки очков, которые вертел в руке, и, слегка склонив голову и выгнув бровь, обратился к Тому, - говорят, что у вас качественный Wi-Fi в баре?
- Да, это правда, точка входа прямо здесь, практически не сбоит и скорость приличная, - Том кивнул за спины стоящих перед стойкой, обращая их внимание на парня с ноутбуком за дальним столиком. А потом перевел взгляд на странного посетителя, говорящего с явным английским акцентом, отметил взглядом красивые длинные пальцы, безупречные ногти, похоже покрытые бесцветным лаком, обратил внимание на очевидно салонную укладку длинных волос, спадающих на плечи, решив, что парень - явный метросексуал. От него очень приятно пахло каким-то, судя по всему, дорогим парфюмом. И Том был совершенно уверен, что именно от него исходит этот тонкий аромат, а не от Евы. Таких холеных парней он видел здесь нечасто, хотя в баре клиенты попадались разные.
Ему, на первый взгляд, Том дал лет двадцать с небольшим - стройный, высокий, выше Тома, хоть и ненамного. Вся его внешность просто кричала о том, что хозяин ее прекрасно осведомлен, какое впечатление производит и о том, что это для него дело привычное. Но, в тоже время, это не раздражало Тома. Было почему-то приятно смотреть на него. Может, потому, что его внешность не переходила за грань, когда стремление к красоте становится нарочито вульгарным? Его размышления прервал новый вопрос.
- И нет ограничения по времени? - парень повернулся к Тому, и тот отрицательно покачал головой. - Оплата, в каком размере?
Том усмехнулся такой странной конструкции вопроса. Мягкий акцент, вплетающийся в речь парня, ласкал слух.
- Это бесплатно. Просто иногда заказывайте что-нибудь, и все.
- Понятно, окей, - парень кивнул, - ну, тогда Вы меня будете здесь часто видеть.
- Сколько угодно. Надеюсь, Вам у нас понравится.
- Ну, видишь, как здорово? - Ева с улыбкой смотрела на своего спутника. - Здесь уютно, Билл, правда?
- Что-то будете заказывать? - Том отставил вытертый стакан, невольно отмечая про себя, что парня зовут Билл.
- Мне кофе, черный, пожалуйста, - сказал тот и улыбнулся, оглядывая почти пустой бар.
- И сок апельсиновый, - девушка коснулась руки Билла. - Ну, я думаю, ты не станешь что-то другое искать, правда? Мне бы хотелось, чтобы ты приходил сюда, я смогла бы забегать к тебе иногда, мне же рядом.
- Да, на этом и остановимся. Я приду сюда. Спасибо. - Парень забрал напитки, и они с Евой отошли в глубину зала, сев за свободный столик.
Том хмыкнул - что-то в этом парне было такое, что хотелось на него смотреть. Нет, привлекал не его имидж, не стильная одежда и не гладкая кожа на лице, которой, казалось, никогда не касалась бритва, а что-то такое... Другое. Такое, чего Том не понимал - эти тонкие черты лица... Такое Том видел и раньше, глаза - темные, глубокие. Красивые. Да. Но тоже не такая уж редкость. Голос - обычный. Голос как голос. Что же тогда?
"Ну и фиг с ним, какая мне разница", - подумал Том, переключившись на обычные дела. Он забыл про эту пару, а потом Курт, их официант, принес со столика оплату, и только тогда Том понял, что даже не заметил их ухода.

***

W@R
15 Сентябрь 2008 г.
Тема: Новый бар
   Настроение: отличное
Плэйлист: "Remember The Time"
Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...blog-post.html

Сегодня все-таки сделал то, что давно собирался. Я нашел бар, в котором есть инет, без повременной оплаты - можно работать сколько угодно. Что мне и нужно, собственно.
Но, кроме вай-фая, там есть нечто другое. Вернее - другой. Бармен...
Я сначала подумал, что мне кажется, что он похож на Рауля. Думал, это мой бред. А потом, когда увидел его улыбку, то понял, что я еще вполне здоров)))
   Этот парень действительно на него ОЧЕНЬ похож. В нем есть что-то такое... Ну, а улыбка... улыбка ))))
Это нечто)) Я запал на него? Хм, очень на то похоже! Сам себе удивляюсь)) 
   И еще, если честно, то мне кажется, что даже если бы он не был похож на Рауля, то я бы все равно так на него так отреагировал.
   Я знаю о нем только то, что его зовут Том.
   Так что, завтра я, вооружившись ноутом, пойду туда снова.
    
   P.S. Забыл, что это Тот Самый Рауль, о котором я писал в старом блоге.
  
   ***

Пару недель назад Том расстался с Джейн, своей девушкой, с которой они провели вместе последние полгода. Он сильно переживал первое время и очень много думал об их отношениях. Но, в конце концов, поняв, что ни жениться, ни иметь детей, он еще не готов, и подавив в себе желание, помириться с ней, Том все-таки позвонил и сказал свое последнее "нет, прости".
Он не был готов в свои двадцать три года к такого рода отношениям, на которых настаивала его, теперь уже бывшая, подруга. Хотя, решающим все-таки оказалось то, что не было любви. Ни у Джейн к нему, ни у Тома к ней. На смену влюбленности, что была в самом начале их знакомства, пришла привязанность - после полугода совместного проживания. Да и страсти уже заметно поубавились. Страсти и хорошего секса, которые какое-то время заменяли им любовь. Джейн была на два года старше Тома, ей хотелось стабильности в жизни, свадьбу, возможно даже ребенка - вот тогда начались эти осторожные намеки и разговоры, которые и привели к разрыву.
И вот теперь, вновь свободный и беззаботный, Том был готов к новым знакомствам. Ну, может, не настолько серьезным, чтобы сразу начать жить вместе - это он уже проходил, и повторять ошибку не собирался. Просто пока хотелось мимолетных встреч, секса без обязательств, глупостей и развлечений. А в двадцать три года еще есть время делать глупости, есть время перебирать девушек, не сильно забивая себе голову мыслями о том, что будет дальше.
Том знал, что с его обаянием, он никогда не останется один. И что всегда найдется подружка, готовая провести с ним вечер, да и ночь тоже. А девушки действительно западали на него, на счет раз. Он знал еще со школы, что, даже не обладая выдающейся внешностью, имеет успех, которого не было и у мальчишек посимпатичнее него. Бывало, что и старшеклассницы, у которых были уже парни, на него заглядывались. Из-за этого периодически случались недоразумения, а иногда дело доходило до драки, когда кто-то из их кавалеров решал, что он, Том, пытается отбить очередную девчонку, хотя Тому это и в голову не приходило. Ну, что поделаешь, если девочек к нему тянуло, как магнитом? Том не мог понять, почему так происходит, не мог понять, почему с заурядной, по его мнению, внешностью, он имеет такой успех, не прилагая к тому больших усилий.
Ну, то что у него были шикарные дрэды, Том не сильно брал во внимание...
  
И ему однажды объяснили. Его соседка Кэти, пухленькая смешливая шатенка, которая была старше Тома почти на семь лет, и которую он хорошо знал еще с раннего детства. Тогда его мама, отправляясь по магазинам, иногда оставляла Кэти с маленьким непоседливым Томасом, в качестве "бебиситтер", на два-три часа. Кэти это было не в тягость, да и лишние карманные деньги никогда не мешали.
А повзрослев, они стали близкими друзьями. Делились радостями и проблемами, Том иногда даже позволял себе пустить слезу, уткнувшись в острое девичье плечо Кэти, доверяя ей и только ей то, что не всегда мог обсудить ни со своими приятелями, ни, тем более, с родителями. И именно она, соседка Кэти, рассказала восьмикласснику Тому, почему на него так западают девушки.
- Ты когда-нибудь видел свою улыбку в зеркале?
Том моргнул несколько раз, думая, как же это глупо - улыбаться самому себе, глядя в зеркало, и отрицательно покачал головой.
Девушка задумчиво потерла свой висок и, глядя на Тома, выдохнула:
- Хотя, наверное, ты, Томми, все равно ничего не увидишь. Кроме своих глаз, с длиннющими ресницами. Наверное, то, что есть в тебе, из-за чего так на тебя реагируют, проявляется при общении, оно чувствуется другими людьми на подсознательном уровне.
- Что - "оно", Кэти?
- Обаяние, Том, это у тебя от природы. Оно просто волнами от тебя расходится. А когда ты улыбаешься, то на твою улыбку хочется смотреть бесконечно. Так же, как слышать твой заразительный смех. Ты с самого детства такой, уж мне можешь поверить, я знаю, что говорю. И ты всегда будешь нравиться людям. И девчонки в тебя влюбляться будут. Считай, что я тебе открыла большой секрет, но не вздумай зазнаваться, а то все испортишь.
Этот разговор Том запомнил надолго. У него было много знакомых, много друзей, в компаниях он был лидером и заводилой. Как ни странно, парни к нему тоже тянулись. Но он никогда не задумывался о том, что парней к нему может тянуть не только желание дружить.
Конечно, Том не был совсем наивным мальчиком, понимая, что бывает и другое - он слышал про однополую любовь и даже знал пару ребят, не скрывавших своих отношений. Но все это Тома не волновало. У него были девушки, часто сменяющие друг друга подружки, на пару недель, не более. Когда он поступил в колледж, то понял - жизнь только началась! Его ждут новые встречи, романы, приключения.
   Он был готов к ним.

***

После того как Том расстался с Джейн, он вернулся на квартиру к своему другу Михаэлю, с которым они эту квартиру снимали вместе до того, как Том переехал к своей девушке. И был несказанно рад, что его комната оказалась свободной, и не пришлось искать что-то другое или, того хуже, возвращаться домой к родителям, с которыми у Тома были очень сложные отношения.
Кроме учебы в художественной школе, Тому приходилось работать, чтобы иметь возможность жить самостоятельно, не зависеть от родителей и учиться тому, чему так хотелось, еще с юности.
Том рисовал всегда, сколько помнил себя. Рисовал везде - где надо и где не надо, на чем можно и на чем нельзя, за что ему влетало не единожды от родителей и учителей. А свои художества потом самому же и приходилось смывать, счищать и оттирать со столов, стен, обоев, дверей, подоконников, стекол и заборов. Но он не переставал рисовать. И к старшим классам его работы уже выставлялись на нескольких школьных выставках, где он всегда получал призы.
А однажды, после такой выставки школьных рисунков, которая проходила в открытой для широкой публики городской галерее, его работы заметил известный художник, Ансельм Кифер. Он даже связался с отцом Томаса, предлагая помощь в поступлении юного таланта на факультет живописи в Школу Искусств. Но был категорически не понят отцом Тома, которому все эти разговоры о рисовании казалось такой чепухой, не имеющей к настоящей жизни, то есть к работе, никакого отношения, что он даже не посчитал должным уделить этому хоть какое-то внимание.
И тогда Том впервые почувствовал к своему отцу ненависть. Вернее, это была не ненависть, а просто огромная обида, но после того случая и началось постепенное отдаление отца и сына.
Мать не могла воспрепятствовать тому, что происходило в их отношениях. Будучи зависимой от мужа домохозяйкой, не работавшей в своей жизни ни одного дня, она не считала себя вправе иметь собственное мнение и перечить супругу, успешному банковскому работнику, на плечах которого целиком и полностью лежала ответственность за благосостояние семьи.
А отец считал очень важным, чтобы единственный сын пошел по его стопам. Он не был деспотом, он хорошо относился к жене и к сыну, они никогда ни в чем не нуждались. Но когда Том вырос, то понял, что отец не позволит ему того, к чему стремилась душа. И как бы Тому ни хотелось после школы идти учиться на художника, он знал, что отец этого не допустит. Либо Том поступает в колледж на экономический факультет, постигая совершенно не интересное ему банковское дело, либо он лишается средств к существованию.
Том выбрал первое, и был вознагражден за это покупкой нового мотоцикла "BMW-clan", о котором бредил последние пару лет. Этот подарок отца Том холил и лелеял до сих пор.
Как ни странно, но отучился Том довольно успешно. Это не стоило ему слишком больших усилий, но и не приносило удовлетворения. Он постоянно чувствовал пустоту в душе. Не ЭТО ему было нужно. И когда после окончания колледжа, повзрослевший и сильно изменившийся внутренне, Том понял, что детство давно закончилось, то обрезал свои дрэды - сейчас уже изрядно поднадоевший предмет гордости школьных лет. Да и все равно пришлось бы от них избавляться: будущая работа не позволяла иметь такой раздолбайский имидж. Он пошел работать в банк отца, но после трех бесконечно тоскливых месяцев, проведенных среди бумаг, отчетов и бессмысленных для него цифр, почувствовал, что это предел - он не может так жить. Том уволился, вызвав этим предсказуемо грандиозный скандал в семье.
Том послал все к черту и ушел из дома к своему приятелю Михаэлю, который тут же, в Гамбурге, снимал небольшую квартиру. У Тома была некоторая сумма отложенных денег, так что на первое время этого должно было хватить. Он удачно устроился работать в бар "Raven" и почти сразу подал документы в художественную школу, оплатив учебу на первый семестр. Том понимал, что, приняв такое решение, теперь может рассчитывать в этой жизни только на себя и свои силы, но был счастлив, как никогда - он занимался тем, чем ему не давали заниматься последние годы. Сейчас он рисовал, рисовал много и упоенно. Он выпадал из реальности, стоя у мольберта. Конечно, было нелегко поначалу, и денег вечно не хватало. Но за несколько месяцев работы в баре, Том приобрел все необходимое для занятий живописью, и его комната была больше похожа на художественную студию, а не на спальню. Рамы, холсты, краски, кисти, карандаши, уголь, пара мольбертов, наброски, готовые работы - все это заполняло пространство его небольшой комнаты. Но среди всего этого Том ЖИЛ. Он дышал этим. Да, это была СВОБОДА.
Он наслаждался тем, как себя чувствовал в этой атмосфере. Вдыхая запах масляных красок, касаясь пальцами кистей, он часто ловил себя на том, что улыбается сам себе, смешивая на палитре оттенки, стараясь уловить тот, который он "видел" в своем воображении. Он всегда заранее четко представлял, что и как будет изображено на картине, хотя на холсте было еще пусто или были нанесены только легкие контуры будущего рисунка...
Том мечтал, чтобы так было всегда - жить, как ему хочется, учиться, совершенствуя свое мастерство, творить, встречаться с друзьями, заводить знакомства с девушками. И он даже не задумывался, что когда-нибудь появится в его жизни тот, кто полностью перевернет его сознание.
  
   В баре Том работал только днем, до шести вечера, пять дней в неделю, а по вечерам, три раза в неделю он посещал художественную школу. Его очень устраивал такой график - он не сильно переутомлялся в баре за восемь часов работы, а четыре вечера и два дня в неделю у него вообще были свободными. Конечно, при таком графике и зарплата оставляла желать лучшего, но Тома это устраивало. Хотя он много времени отдавал рисованию, друзья очень часто вытаскивали его из дома в ночные клубы или в кино, да и просто выпить пива и пообщаться. Но в этот вечер Том остался дома, ему нужно было закончить работу над рисунком, композицией на заданную тему. Он полностью отдался этому процессу. И если до этого у Тома еще скользили в голове какие-то обрывки мыслей о странном парне с английским акцентом, то после того, как в его ладонь легла кисть, испарились и они.

***
  
Билл появился возле стойки бара на следующий день, около полудня.
- Добрый день, - услышал Том за спиной, возясь с кофе-машиной, и почему-то почувствовал, как участился пульс от этого голоса.
- Добрый, - он оглянулся и, вытирая руки, сделал шаг в сторону парня, у которого сейчас под мышкой был ноутбук. - Вы во всеоружии сегодня? - Том и кивнул на ноут.
- Да, уже, - Билл сегодня был одет чуть проще, чем вчера: свитер, похоже, что из кашемира, мягкого бежевого оттенка, который давал оценить красивую линию плеч, и простые черные джинсы - в этом году сентябрь выдался на удивление теплым, плащи и куртки пока еще ждали своего часа.
- Мне нужно поработать, - парень почти с виноватым видом улыбнулся.
- Окей, - Том наклонился и, взяв с полки под стойкой карточку с кодами вай-фай входа, протянул ее Биллу. - Вот, пожалуйста.
- Спасибо. И мне для начала, пожалуйста, большой стакан апельсинового сока, свежевыжатого, если можно, и коньяка с лимоном.
- Хорошо, Вам принесут, можете присаживаться, - Том кивнул в сторону столиков, и посетитель ушел вглубь зала.
Вместо него у стойки нарисовался Курт, официант, и уселся на барный стульчик, ожидая, пока Том справится с заказом.
- Пришел, да? - он оглянулся на устраивающегося за столиком Билла.
- Да, пришел. Сказал, что нужно поработать, - ответил Том. - А вчера сказал, что будет теперь у нас часто появляться.
- Он парень Евы?
Том скользнул взглядом по Курту.
- Не знаю, может, и так. А может - нет.
Курт тяжко вздохнул, подперев рукой подбородок.
- Будет жаль, если он на самом деле ее парень. Я уже собирался к ней подкатить.
Том усмехнулся.
- Ты уже два месяца собираешься, - он поставил бокалы на поднос Курта. - Отнеси лучше.
   ***
  
W@R
   16 Сентябрь 2008 г. 14:17
   Тема: На новом месте
   Настроение: немного нервничаю
Плэйлист: не до того
Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...post_7567.html
  
Догадайтесь, откуда я пишу?
Правильно. Из того самого бара, в котором был вчера. И у меня за спиной тот же Бармен. 
Хотите знать какой он? Ну, сейчас попробую описать.)))
Да-да, знаю, что у меня заказ на сайт, что надо работать и все такое. Но пять минут я могу потратить на запись в собственный блог? Тем более, что Он того стоит.
Ну, так вот. По порядку. Первое - рост. Ну, он все-таки пониже меня. Не на много, может, на пару дюймов.
Фигура - спортивная, широкие плечи, видно, что парень посещает спортзал.
   Хотя и не перекачанный (не люблю качков). В общем, тут все в меру, то, что нужно.
Волосы светло-русые. Ну, наверное, очень похоже на мой натуральный цвет, если бы я не красился в черный. Короткая, модная стрижка, челка, чуть прикрывающая глаза, несколько прядок похоже высветлены. Красивая шея, (о, да! она у него действительно красивая), и затылок такой, что его хочется погладить, провести рукой по короткому ежику волос... пардон, отвлекся )))
Глаза темно-карие, потрясающе красивые. Ресницам девушки могут позавидовать, у него от них тень падает на щеки. Черты лица тонкие, гармоничные. Нет, его нельзя назвать красивым, в классическом понимании этого слова, но Он притягивает, привлекает к себе взгляд. Я уже писал про его улыбку. Это действительно его достояние, этого не описать - это видеть надо.
И руки. Вот руки у него под стать его тонким чертам. Я не могу понять, что к чему, но они у него какие-то... черт, как же назвать-то... ну, что-то в них такое. Знаете, есть выражение: "одухотворенное лицо"? Так вот у меня такое же ощущение от его рук.
   Не могу понять пока в чем дело...
И он явный натурал. Стопроцентный, и тут даже без вопросов. Черт! О чем я думаю!
Да, ладно, все мы взрослые люди? 
Все, буду заканчивать. Мне еще работать надо, а у меня ни одной строчки не написано по делу. 
До вечера.
   ***
Вот так все это началось. Билл приходил не каждый день, но часто, раза три-четыре в неделю. Он сразу направлялся к стойке, здоровался с Томом, с легкой улыбкой делал заказ и уходил к одному и тому же облюбованному им столику, если он был свободен. Почти всегда садился спиной к бару, открывал ноутбук и погружался в работу. Курт, обслуживающий Билла, забирая пустые бокалы или принося кофе, и несколько раз видя открытый экран, сразу сказал Тому, что Билл веб-дизайнер - похожие программы Курт видел у своего брата - программиста.
Том не понимал, чем его зацепил этот парень. Именно этот, а ни кто-то другой из многих клиентов бара. Почему-то хотелось узнать, кто он и что делает. Почему почти каждый день проводит по нескольку часов здесь, просиживая за компьютером. Откуда он, где живет, чем интересуется. Кто его друзья, и вообще, почему он, явный англичанин, живет в Германии?
Через пару дней Том увидел, на чем Билл ездит. Черная "Ауди ТТ".
Он ее всегда парковал за поворотом, на стоянке, и однажды, когда Том стоял и курил возле входа, мимо проехала эта приметная машинка. Том проводил ее взглядом, даже не сразу заметив водителя. А когда увидел знакомый силуэт за рулем, немного обалдел и улыбнулся.
Эта красавица показалась Тому самым подходящим авто для этого парня. Такая же стильная, такая же вся из себя, как и ее хозяин. Да, мальчик явно не бедствовал.
О Билле Том узнал пока только это, а хотелось большего...

***
  
W@R
   26 Сентябрь 2008 г. 23:34
   Тема: Знакомство!
   Настроение: слегка обалдевшее
Плэйлист: "I Know" Placebo
Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_26.html

Привет!
Знаете, сегодня днем мы пообщались с Томом! Да! Я даже и не ожидал, честно.
Он сам подошел ко мне со стаканом сухого мартини, сказал, что это от заведения. Было так неожиданно, я даже чуть растерялся))) Нет, мы не пили на брудершафт (А жаль!)
Просто решили называть друг друга "на ты" - я собирался сказать, как меня зовут, а он меня перебил и ответил, что уже знает - Уильям))
Я помедлил секунду и говорю, что меня зовут не просто Уильям, а Уильям Эштон Картрайт, но все зовут меня Билл. На что он улыбнулся и ответил, что его зовут Томас Пауль Трюмпер, но все зовут его Томом. Мы рассмеялись, одновременно вспомнив бессмертного Фореста Гампа, и неловкость момента сразу улетучилась.
Ну, и разговорились немного. Он покурил, сидя со мной за столиком, а потом появились клиенты, и ему пришлось уйти за стойку. 
Вот, собственно и все. Так что, мы теперь "на ты", и я знаю о нем на два слова больше.))
Томас Пауль Трюмпер.
И еще сегодня я понял, что он ездит на мотоцикле. Я досидел до окончания его рабочего дня, а потом увидел его в кожаной куртке и перчатках, а в руках был классный шлем! Тому так идет эта экипировка. И я бы хотел увидеть его на мотоцикле. Какой же он все-таки обалденный! Черт!!!
  
***

Присутствие этого парня стало чем-то уже столь привычным и нужным Тому, что когда Билли не приходил, Том начинал чувствовать, что ему чего-то не хватает. А потом он начал понимать ЧЕГО - этого мягкого, чуть глуховатого голоса, темного глубокого взгляда из-под длинной челки, слегка неуверенной улыбки, когда Билл подходил к стойке. Да и просто этих трех-четырех часов, которые он проводил рядом с Томом. Не хватало.
А еще Том в свои двадцать три года впервые узнал, что такое смущение. Его иногда просто в замешательство приводил взгляд Билла - прямой, без улыбки, пронизывающий, странный, как бы оценивающий. Когда Том ловил на себе этот взгляд, он чувствовал, как холодеют кончики непослушных пальцев, а щеки, наоборот, начинают гореть. Становилось сухо во рту и хотелось прокашляться. И он уже знал, что Уильям быстро отведет взгляд, опустит глаза, закусив губу. И совсем худо было Тому, когда Билл садился за столик лицом к бару, для Тома это было, своего рода, мучительным испытанием в несколько часов.
Ему все время казалось, что черные глаза следят за ним. Конечно, это было не так, но хватило пару раз поймать его взгляд на себе, чтобы потом уже невозможно было успокоиться до самого конца рабочего дня. Или пока Билл не уйдет, оставив на столе деньги и кивнув на прощание. В такие моменты Том пару раз разбивал бокалы, расплескивал напитки, и на него очень подозрительно поглядывал Курт. Однажды он даже попытался высказать предположение, что количество ущерба, причиненного Томом бару, напрямую связано с количеством часов, проводимых тут этим новым посетителем, на что получил исчерпывающий ответ, в виде поднесенного к его носу увесистого кулака. После этого больше предположения вслух не высказывались, хотя Том часто замечал плохо скрываемые улыбки ехидного парнишки.
   ***
  
W@R
   7 Октябрь 2008 г. 13:25
   Тема: Я ему нравлюсь?
   Настроение: озадачен
Плэйлист: ------------
Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_07.html

Привет!
Давно я ничего не писал в блог. Хороший вопрос: "Почему?" 
Я просто не знал, что писать. Я все так же ваяю сайты, просиживая день за днем в этом баре. Мне тут нравится - уютно, не слишком накурено, музыка не долбит по ушам. Все нормально, и в то же время, как-то странно... Я не знаю, что мне делать. Но, по-моему, я тоже НРАВЛЮСЬ Тому.
Я вижу, что он почти перестал смотреть мне в глаза. А иногда, когда мы перекидываемся парой слов, мне вообще кажется, что он смущается. Это у меня паранойя? Или? А если это на самом деле так? 
Кроме общения с Раулем в ранней юности, я не имею опыта с парнями на том уровне, которого бы мне хотелось с Томом. Черт, я надеюсь, вы понимаете, о каком опыте я говорю...
Конечно, у меня есть друзья. Но в таком качестве, как мне нравится Том, еще не было никого после Рауля. Все эти годы мне было это не нужно. А вот теперь я не знаю, что происходит, и что вообще с этим делать? Я растерян. Чувствую себя полным идиотом...  
Я хочу этого парня, второго - за всю мою жизнь. 
Вот такие у меня дела. Весело? Очень! И я боюсь, что дальше будет еще веселее.
Чувствую это... 
Нужно попытаться сосредоточиться на работе, но когда я вижу Тома, мои попытки кажутся совершенно бесполезными. Пожелайте мне удачи.
  
***

Тома начало бесить то, что он думает об этом Билле даже тогда, когда не видит его. Дома, на занятиях в художественной школе, с друзьями после работы. Это раздражало его, как никогда.
Но что бы он ни пытался делать, со своими мыслями Том справиться не мог. Лишь немного отпускало, когда начинал рисовать, погружаясь в мир своей фантазии. Но когда откладывал кисть, все возвращалось снова. Он не понимал, почему его так задевает этот парень. Был бы тот девушкой, тогда другое дело. Но даже и так, Том прекрасно знал себя - он никогда не отличался склонностью влюбляться с первого взгляда. Да, и вообще, что за ерунда творится с ним?
Том не знал, сколько лет Биллу. Понимал, что они примерно ровесники, но иногда казалось, что Биллу лет девятнадцать, а иногда он мог ему дать и двадцать пять. Это зависело и от освещения, и от самого вида Билла: иногда у него были красные глаза, то ли от бессонницы, то ли еще от чего-то. Припухшие веки, темные круги под глазами. И вот тогда он выглядел старше. А когда Билл завязывал в хвост свои длинные волосы, то становился по-мальчишески юным.
Раньше Том как-то не особо задумывался о своей внешности, он знал, что нравится девушкам и все остальное его волновало мало. Он одевался так, как ему было удобно. В основном это были джинсы и футболки, широкие свитера, толстовки. Том следил за собой, но даже при всем этом, он никогда подолгу не задерживался у зеркала. А вот сейчас, с появлением Билла, он все чаще ловил себя на том, что ему хочется выглядеть лучше, чем он есть. И это тоже бесило - перед кем это ему вдруг приспичило красоваться? Перед этим англичанином? Зачем?
Том злился, не зная уже даже на кого. На себя? Что так странно реагирует на парня или на самого парня, который, вызывал такие непонятные чувства. Тому оставалось только гадать...
Пару раз с Биллом приходила и Ева, они вдвоем пили кофе, оживленно болтали, что-то рассматривая на мониторе, сидя плечом к плечу, и в такие моменты Том чувствовал, что отчаянно завидует Еве. Когда он понял это впервые, это открытие его потрясло. Он тогда выкурил три сигареты подряд, выйдя на улицу, пытаясь хоть как-то охладить голову. Не помогло.
Тот вечер и ночь Том провел с одной из своих знакомых девушек, посчитав, что пара недель без секса дает о себе знать вот такими странными вывертами сознания.
"Да и вообще", - подумал Том, - "Это не дело! Нужно искать постоянную подружку".
Но его, казалось бы, правильный расчет не оправдался - после этой ночи, заполненной горячим сексом, ему стало легче, но ненамного. Совсем ненамного.

***
  
W@R
   9 Октябрь 2008 г. 15:50
   Тема: Я ревную?
   Настроение: неопределенное
Плэйлист: надо бы приносить с собой наушники)))
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_09.html

Я тут подумал... К Тому за все это время не приходили девушки. Нет, я не о посетительницах бара, их полно, и они все с ним заигрывают. Но не было той, кто была бы явно Его девушкой. Меня это радует? Не знаю. Не факт еще. Да нет! Радует, конечно!!!
Том работает до шести, потом уходит, может, он вообще женат? О, бля! А я и не думал о таком. Кольца нет на пальце, по крайней мере. Ну и что? Это ни о чем не говорит. А может, живет с девушкой, и зачем ей тогда приходить сюда, правда? Сплошные вопросы - и никаких ответов.
Вот черт! Аж мурашки прошли по коже. По-моему, это ревность, даже не знаю к кому.
   И чем дальше, тем все больше это усугубляется.))))
   P.S. Кстати, у меня последний секс был дня за два до прихода в этот бар. А это почти месяц назад! И больше не тянет. Вернее, тянет, но... бля... Он мне начал сниться...
Стукните меня кто-нибудь )))
  
  
***

Уильям родился и вырос в Северной Англии, в Манчестере, в обеспеченной семье. Его родители, Элизабет и Джеймс Картрайт, оба работали в области медицины: мама - педиатром в частной клинике, а отец - пластическим хирургом, довольно известным и успешным в своей области. Общий облик Элизабет можно было бы описать словами - изящная, утонченная, умная, невозмутимая. А Джеймс - красивый, высокий, импозантный, мужчина, которого обожали женщины, по всем вышеперечисленным причинам. И эти причины стали в последствие тем, что разрушило их семью.
Отец ушел к другой женщине, когда Уильяму только исполнилось одиннадцать лет. Это было шоком и для его матери, и для него самого, он безумно любил отца всю свою жизнь, гордился им, почти боготворил. Развод родителей, как ни странно, не стал концом их отношений. Отец не бросил Билла, они продолжали общаться, часто проводили вместе выходные и праздники. Чуть позже отец познакомил его со своей новой женой, которая, вопреки ожиданиям враждебно настроенного Билли, оказалась очень приятной женщиной, что ему хоть и не сразу, но пришлось признать.
А еще у нее оказался сын, немного старше Билла. Когда они познакомились, Раулю Дэверо уже было тринадцать.
В начале между ними были очень натянутые отношения, которые отец Билли всеми силами пытался наладить, и это, в конце концов, дало свои результаты. И добился он этого спокойствием и терпением, совместными походами в кино, кафе, поездками по паркам развлечений и просто примечательным местам, пикникам на природе, где мальчишки имели возможность общаться в непринужденной обстановке. И чем больше они проводили времени вместе, тем сильнее привязывались друг к другу. Через год они уже не мыслили своих выходных и каникул врозь.
Билли был очень благодарен своей матери, которая не препятствовала его общению с отцом. Элизабет проявила в этом вопросе удивительное понимание - ей самой было важно, чтобы сын не рос ущербным в этом плане. Мальчику в любом случае нужен отец, как бы ни сложились их отношения с бывшим мужем.
Рауль стал для Билла не просто другом. Как обычные мальчишки, они частенько устраивали мелкие шалости, и влетало им за них поровну, может, именно поэтому они чувствовали равноправие в своих отношениях, больше похожих на братские. Сводные братья. Только это продолжалось недолго...
Когда Билли исполнилось четырнадцать, а Раулю шестнадцать, во время загородного похода с ночевкой в их совместной палатке Рауль первый раз поцеловал Билла. И с этого момента в их отношения вошли любовь и нежность. По-детски ранимые, неловкие, странные, которых они очень стеснялись поначалу даже перед самими собой. Но чем дальше, тем больше они понимали и чувствовали, что это все перерастает в нечто иное, нежели желание поцелуев. Ни родители, ни их друзья ничего не знали, даже не догадывались. Мальчишки прилагали к этому все возможные усилия.
Время шло, и парни менялись на глазах друг у друга. Рауль занимался большим теннисом, и естественно, от этого у парня были сильные руки и широкие плечи. Да и вся его высокая, стройная фигура вызывала у Билла такие сильные эмоции, что желание быть с ним не мог затмить никто другой. Хотя Уильям, благодаря красивым тонким чертам лица, обладал некой привлекательностью для противоположного пола, но парни относились к нему с легким пренебрежением. Он знал, что его часто принимали за девчонку, особенно со спины. Высокий, почти как Рауль, он был изящным и хрупким, носил длинные волосы, и может, именно поэтому одноклассники странно относились к нему. С открытой неприязнью он не сталкивался, и в школе у него была парочка приятелей, но никто, кроме сводного брата, Биллу не нравился ТАК, ни с кем не хотелось быть ближе. То, что Билл понимал всю нетипичность своей привязанности к Раулю, никоим образом не давило на его психику. Ему это казалось правильным и естественным, а главное нужным. Они скучали друг по другу, когда не было возможности видеться неделями, во время отъездов Рауля на спортивные соревнования, зато потом, при первой же возможности, они наверстывали упущенное.
Их ласки стали откровеннее, они научились ласкать не только руками, но и губами, языком, доводя друг друга до сумасшедших оргазмов, и им обоим уже тогда казалось, что это и есть любовь. Им было безумно хорошо вместе... Пока Рауль не пошел учиться в колледж, и через пару месяцев после начала учебы не влюбился там в однокурсницу.
Он не сказал об этом Билли, и какое-то время у них все продолжалось, как и раньше, даже тогда, когда Рауль первый раз переспал с девушкой, потеряв в этом плане девственность. Он боялся признаться сводному брату, он не хотел причинить ему боль, зная, что Билл его любит. Но все тайное рано или поздно становится явным - и эта тайна тоже открылось.
Билл сам увидел Рауля с ней, гуляющих в обнимку - и все понял. Понял, почему последнее время тот, как мог, избегал встреч с братом, под любым предлогом - усталость, занятость, сложности в колледже, нехватка времени. И еще то, что он так настойчиво отказывался от секса с Биллом...
Да, как это ни странно, у них так и не дошло до настоящего, "взрослого" секса. Рауль этот момент почему-то откладывал, довольствуясь взаимным петтингом, хотя сам Билли был давно к этому готов.
Но случайная встреча с Раулем и его девушкой и понимание истинного положения вещей, стали таким потрясением для Уильяма, что когда он добрел домой, пытаясь хоть как-то справиться со слезами и острым нежеланием жить дальше, то свалился с жаром. Он провалялся так несколько часов, метался в бреду, сдерживаемый нежными руками матери, которая, даже будучи детским врачом, не могла понять, что происходит с ее сыном. Почему он зовет Рауля? Почему, то шепчет, про любовь, то проклинает кого-то, заливаясь слезами?
Лихорадка прошла так же внезапно, как и началась. Но еще больше суток Билл лежал в постели, практически не реагируя ни на что. А потом все стало по-прежнему - только изменились глаза Билла, в них больше не было лучистого счастья. И Элизабет тогда поняла, что с этим жаром закончилось детство ее мальчика. Что кто-то показал ему, насколько бывает жизнь несправедлива, жестока и сложна.
Билл так ничего и не рассказал маме. Да и она быстро оставила попытки вытянуть из него признание. Материнское сердце подсказало, что ее сын пережил свою первую несчастную любовь.
   Жизнь продолжалась.
Как бы ни было тяжело Билли пережить предательство Рауля, он смог справиться с собой. Но лишь до окончания школы. Учиться и жить рядом с тем, кого не было сил разлюбить, он не хотел. Когда появилась возможность поехать учиться в Гамбург, где жили родственники матери, он с облегчением согласился. Несмотря на настойчивые уговоры родителей, несмотря на то, что Рауль сам не раз пытался объясниться с Биллом. Все было бесполезно - сердце не могло простить и забыть. Уильям не хотел оставаться рядом, но не вместе. И он покинул Манчестер.
В Гамбурге Уильям поступил в колледж, на факультет программирования, пробуя себя в самостоятельной жизни, без родителей, далеко от их опеки и от НЕГО. Билл тосковал по Раулю, ненавидел его - и жил дальше, не пытаясь его заменить кем-то другим.
Время лечит, и когда боль понемногу отступила, Билли начал встречаться с девушками. Они были нежны и очаровательны, они любили красивого, умного, ухоженного парня. А он пытался заставить себя забыть о Рауле... Навсегда.
За все пять лет учебы Билл ни разу не возвращался в Англию, хотя родители навещали его не единожды. Но по окончании колледжа он все-таки съездил домой на несколько недель, отчасти потому, что знал, Рауль сейчас в Бельгии, на соревнованиях - он так и не бросил теннис. В противном случае Билли бы не решился на эту поездку.
И все же, не прошли для него даром посещения тех мест, где они были вместе, где он был счастлив. Как бы он ни старался спокойно относиться к этому - не смог. И вернулся в Гамбург раньше, чем планировал, с заново открытой раной на сердце.

Родители, особенно отец, всячески пытались хотя бы облегчить его жизнь вдали от дома и сделать ее максимально комфортной, их финансовые возможности это позволяли. Благодаря им, Билл после окончания колледжа смог снять небольшой дом в пригороде Гамбурга. Он нашел работу, диплом программиста позволил ему устроиться практически сразу в довольно приличную компьютерную компанию. Спустя пару месяцев, ему предложили заниматься разработкой веб-сайтов, и он ушел из компании, предпочитая работать дома, имея большее количество свободного времени, что для молодого человека было, несомненно, весьма привлекательно.

Свободный график с одной стороны и материальная обеспеченность с другой, давали возможность Биллу вести довольно приятный образ жизни - часто встречаться с друзьями, которые оставались таковыми еще с колледжа, часто посещать ночные клубы, где иногда он позволял себе легкие наркотики, в меру, без перегибов. Он ходил на вечеринки, устраивал их и у себя, хотя и нечасто. Любил читать и смотреть хорошие фильмы. Изредка завязывал отношения с девушками. А потом случилось то, о чем вы уже знаете: Ева, его кузина по материнской линии, привела его в бар. Тихий, уютный бар "Raven". Куда теперь все время хотелось возвращаться, было из-за кого.
И даже, не окажись там беспроводного интернета, Уильям все равно бы стал его постоянным посетителем, это он осознал сразу - глядя в темные глаза Тома, заворожившие его с первой минуты.

Конечно же, каких-либо четко объяснимых желаний у Билли этот бармен не вызвал, но стало не по себе, предательски дрогнули колени, когда улыбка осветила лицо Тома. И она, эта улыбка, стала контрольным выстрелом для мозга Билли - этот парень, стоящий за барной стойкой, всколыхнул в нем все те затаенные, подавленные чувства, с которыми он так долго боролся. Это вполне успешно удавалось последние пару лет. Никто из многочисленных парней, даже открыто выражавших Биллу свою симпатию, не смог так зацепить его. А вот у этого бармена - получилось.
Билли прекрасно понимал, что Том - натурал. В этом не было абсолютно никаких сомнений. И не было реальных надежд на что-то большее, чем просто дружба. Но он был бы счастлив возможности просто общаться, казалось, что этого будет достаточно. И только позже он понял, насколько ошибался. Насколько ЭТОГО было мало. Или слишком много - быть рядом, видеть глаза и улыбку Тома, слышать голос чуть с хрипотцой, чувствуя, как все сильнее сходишь с ума, но не быть ВМЕСТЕ. Билли не раз казалось, что хриплым голос становится у Тома только от волнения. Может, Том действительно немного волнуется при виде него?
Что-то менялось в самой атмосфере, когда они были рядом. Ведь это уже не безразличие, не равнодушие, это уже что-то...
Билли так хотелось коснуться этих шершавых от щетины скул Тома, так хотелось, что Билл чувствовал покалывание в кончиках пальцев, хотелось зарыться ими в короткие светлые волосы, притянуть к себе и...

За первый месяц их знакомства они очень мало разговаривали.
Просто познакомились и однажды пообщались немного, благодаря Тому. Перестали друг друга называть "на вы". Но все же: "Привет, как дела? Спасибо. Пожалуйста" - и только.
А ведь хотелось узнать о Томе как можно больше, но, кроме имени, Билли так и не узнал ничего. Хотя нет, он уже знал, что у Тома есть мотоцикл, знал, что если досидит за столиком до шести вечера, то обязательно увидит как Том, попрощавшись кивком, уходит из бара с мотоциклетным шлемом подмышкой. В потертых джинсах, так соблазнительно обтягивающих его стройные бедра. Красивый, сильный, высокий, уверенный. От одного его вида хотелось тихо скулить.
А еще Том начал сниться Биллу. Его видения были такими чувственными, что даже во сне от этого перехватывало горло. В этих снах Том был безумно нежен, что-то шептал ему на ухо, обдавая жаром дыхания, иногда прикасался губами к его шее, и тогда Билли казалось, что он падает в бездну. Но именно оттого, что падает с НИМ, все было прекрасно.

И мысли - о нем. Они не покидали Билла уже много дней подряд. С ними он засыпал и просыпался, с ними жил. И это становилось все тяжелее.
Билл понимал, что не сможет долго быть с этим красавцем на расстоянии взгляда, без вреда для своего душевного здоровья. Нужно было что-то делать. Но он так боялся, что его просто пошлют подальше, возможно, дав хорошего пинка для ускорения.
Билл чего-то ждал, оттягивая неизбежное. До тех пор, пока не стал замечать странную реакцию у Тома на себя. Неужели... смущение? И его взгляды на себе ловил - нервные, несмелые, старательно маскируемые под спокойное равнодушие. Вот это было уже то, после чего можно хоть как-то рассчитывать на... не известно на что.
Уильям, наконец-то, понял, поверив самому себе, что Тому он тоже небезразличен.
  
   ***
  
   W@R
   12 Октябрь 2008 г.
   Тема: Сумасшедшая идея
   Настроение: медленно схожу с ума
Плэйлист: "Protege Moi" Placebo
Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/2008/10/blog-post_12.html
  
Привет!
Я с бредовой идеей, от которой почти теряю сознание.
От страха, что не хватит сил ее воплотить, или, что, воплотив, получу совсем не то, что ожидаю. Мне просто нужно что-то делать со всем этим. Со ВСЕМ ЭТИМ. Тем, что творится со мной все эти недели.
Я так больше не могу.
Мне нужно поговорить с Томом.
Хотя я и не представляю, чем может закончиться ТАКОЙ разговор.
Завтра я все-таки на это решусь! Я думаю, что тоже ему нравлюсь. И, может, поэтому у меня есть уверенность, что этот разговор нужен не только мне?
Плевать, что он натурал. Иногда и натуралы становиться би. Правда?))))
О, мой Бог! Бред, бред, бред... Но меня достают бесконечные мысли о НЕМ.
И эти сны. О нем, с ним. Когда даже чувствуешь, как пахнет тот, кого хочешь больше жизни. Все это так выматывает. Я не могу нормально жить, не говоря уже о том, что не могу сосредоточиться на работе, зная, что Том у меня за спиной.
И ладно, если бы это происходило только в баре, но уже, сколько дней это со мной везде и всегда: дома, на улице, в машине, когда общаюсь с друзьями, на переговорах с заказчиками по работе. Каждый день, каждый час. Я хочу быть с ним. Я хочу его. Я думаю о нем. БЕСКОНЕЧНО.
Да, я стал рассеянным и невнимательным, мне уже на это указывают. Так что, нужно что-то делать...
А еще я знаю, что мне этот парень нужен не "на один раз". Это я осознаю очень четко.
И, если бы я был умнее, я бы, наверное, сбежал из этого бара, чтобы не видеть его вообще.
Хотя не в уме дело. Я не смогу сейчас уйти. Мне нужно ЗНАТЬ, как он ко мне относится.
И я это узнаю.
Завтра.
Как же мне страшно...
  
   ***
  
   Билл пришел в бар позже, чем обычно, в шестом часу, прекрасно зная, что Том скоро закончит работу. Но он хотел сегодня попытаться выяснить, есть ли во всем этом его бреде хоть какой-то смысл? И нужно ли это Тому вообще?
  
   Как всегда поздоровались, как всегда немного поулыбались - неуклюже, смущенно.
   Как же Том ругал себя за это невольное смущение. Он, тот, кто в жизни никогда не тушевался ни перед кем, вот так чувствует себя перед смазливым парнем? Дурдом!
   А Билли, взяв бокал коньяка, ушел за столик, сел лицом к бару и увидел, что, как только он отошел от стойки, Том закурил, отвернувшись в сторону, глядя куда-то в другой угол зала, теребя салфетку, сминая ее тонкими, красивыми пальцами.
   Билли не раз любовался ими, а сейчас беспокойные пальцы Тома были отражением его душевного состояния. Хотя не только это, что-то напряженное было в Томе, что Билли связывал именно с собой. Он не понимал, откуда такое ощущение, но от него чуть кружилась голова, казалось, что все это нереально.
   Одним большим глотком Билли выпил половину бокала, так и не отрывая взгляда от Тома. От его губ, в которых была зажата сигарета, его щек, которые слегка втягивались, еще сильнее очерчивая линию скул, когда он затягивался, от рваной светлой челки, спадающей на глаза, оттеняющей его легкий загар.
   Билл мог бесконечно смотреть на него. Не видно глаз Тома, слишком далеко, но у Билла появилось ощущение, что Том думает в эту минуту о нем. И вдруг Том резко повернул голову, и они встретились взглядами. Билла как током ударило от этого, он и дышать перестал, боясь, что сердце вырвется наружу. В эту секунду он понял, что не ошибся, понял, что все это время Том действительно думал о нем. Это не было просто догадкой, он был в этом уверен. Полностью.
   Его била мелкая дрожь. Сейчас или никогда!
   Пусть или пошлет подальше, или... Про это второе "или" Билл не мог сейчас думать. Мысли путались. И было страшно - неизвестность угнетала, выматывала, кидало то в жар, то в холод. Руки то нервно касались клавиатуры ноутбука, чуть поглаживая ее, то теребили пачку сигарет, то слишком сильно сжимали бокал с остатками коньяка. Казалось, что если он поднесет его к губам, то стекло будет дробно стучать о зубы, поэтому Билл даже не пытался, хотя с удовольствием сейчас бы накатил еще пару порций. Или две пары - может, придаст храбрости?
   Он отдавал себе отчет, что может отказаться от своей затеи, но знал и то, что потом будет себя корить за эту трусость. И что все ЭТО так же будет продолжаться и дальше: мысли, желания, сны...
   Нужно было решиться. Только от волнения пересыхало во рту, и подрагивали губы, которые Билли периодически облизывал. Через полчаса бездумного разглядывания экрана ноутбука, он все же захлопнул его. Пора было разрушить ту иллюзию, которую он себе создал с момента знакомства с Томом, и заставить себя понять, что никогда и ничего у него не получится с этим парнем. Или облечь свою мечту в более реальные формы, получив хоть микроскопическую, но настоящую надежду на их отношения в будущем.
  
   Когда Том вытирал стеклянную полку, повернувшись спиной к залу, и никого вокруг не было, даже их официанта, без конца ошивавшегося рядом, Уильям медленно встал, чувствуя слабость в коленях, подошел и сел на высокий табурет возле стойки. Стараясь не смотреть в спину Тому, на его загорелую шею, красивые плечи, положил пачку сигарет перед собой и опустил голову, уставившись на нее.
   Том увидел в зеркальной стене за баром отражение подошедшего Билла, увидел в нем что-то, заставившее быстрее забиться сердце, и оглянулся.
   - Что-то еще? - Том доброжелательно улыбнулся, и Билли, откинув челку, поднял на него глаза, отрицательно покачал головой и снова опустил взгляд вниз.
   - Нет, я просто... посижу здесь.
   Том почувствовал, как немного настрожился. Хотя, какое там немного! В этом парне было нечто волнующее, странно тянущее жилы, заставляющее напрягаться тело, разум, нервы...
   Никогда Билл не подходил к стойке просто так. Том вдохнул и выдавил:
   - Окей, - и вернулся к прерванному занятию. Механически возил тряпкой по полке, где уже давно было чисто, поглядывая на отражение в зеркале, физически чувствуя, как натягиваются нервы все сильнее и, наконец, не выдержал:
   - Что-то случилось? С тобой все в порядке, Уильям?
   Билл, так и не поднимая головы, лишь отрицательно покачал ею. Спустя минуту закурил, затянулся и тихо выдохнул:
   - Я ведь нравлюсь тебе, правда?
   Сердце сильно дернулось, и почти замерло, а потом помчалось вскачь.
   Том замер, слыша в висках глухой отзвук ударов собственного сердца, заглушающий все звуки вокруг и мысли внутри. Он даже не сразу поверил, что Билл произнес эти слова вслух. Сглотнул, не зная, как себя вести, что ответить на ЭТО.
Так и не дождавшись ответа, Билл откинул челку и столкнулся с взглядом Тома в зеркале.
Тяжелым взглядом, очень пристальным, в котором была растерянность, напряжение... и боль? Так показалось Биллу.
Этот взгляд сейчас был как нить, натянутая между ними. Тонкая, непрочная, почти звенящая от напряжения, они оба это чувствовали. И один из них боялся, что нить эту оборвет тот, кому она окажется не нужна, а второй боялся, что он САМ не захочет ее разорвать.
Не отводя взгляда, но, не поворачиваясь, Том произнес:
- Я не педик, Уильям, - тихо и хрипло.
Билли опустил взгляд, Том увидел, как на секунду болезненно сошлись его брови.
- Я тоже, - красивые губы вздрогнули, приняли фильтр сигареты, рваная быстрая затяжка и выдох. Том оглянулся, чувствуя себя так, словно сделал что-то очень неправильное. Или слишком правильное?
- Я тоже, Том, - тихо повторил Билли, едва кивнув. - Но разве нужно обязательно быть голубым, чтобы кто-то нравился?
Этот вопрос был таким... таким наивным, что ли. Том вдруг почувствовал что-то вроде облегчения.
Он даже и не понял, почему так отреагировал, но улыбнулся, и, откинув тряпку и, отряхнув руки, развернулся к Биллу, облокотившись со своей стороны на стойку.
Том пожал плечами.
- Наверное, не обязательно, ты прав. Но есть одна проблема, Билл, мы оба парни. А я предпочитаю девушек, - он нервно улыбнулся, чувствуя на себе немного растерянный взгляд.
Том усилием воли заставил себя расслабиться, глянул на сигарету у Билла в руке и, взяв чистую пепельницу, поставил перед ним на стойку.
- Сколько тебе лет, Билл? - тот удивленно вскинул брови.
- Это имеет какое-то значение? - губы Билли скривились в усмешке. - Я совершеннолетний, если тебе это важно.
Том опустил голову и усмехнулся, чувствуя, как кровь приливает к щекам. Вот же черт! Что в голове у этого парня?
- Я не об этом, - покачал Том головой и тихо выматерился себе под нос.
Странная смесь из растерянности и злости охватила его, и он стиснул зубы. Потом посмотрел Биллу в глаза - в них было что-то очень провокационное, будоражащее сознание.
- Какую игру ты затеял, Уильям? Тебе в жизни не хватает экстрима? Потянуло на что-то новенькое? - эти вопросы были заданы тихо, с паузами между словами, почти лениво и без всяких эмоций. - Может, лучше чего-нибудь выпьешь? Я скоро уже ухожу. Моя смена заканчивается.
- Так много вопросов, Том, - усмехнулся Билл, - слишком много. Вместо всего одного ответа?
Эти несколько слов заставили Тома стиснуть зубы на секунду, и Билл увидел, как на скулах бармена заиграли желваки.
- А может, сделаем вид, что ты ничего не спрашивал? - и снова два взгляда сошлись, и чем ближе, тем сложнее было их выдерживать.
Билл затянулся, прищурившись, отчего его глаза стали непроницаемо черными, шумно выдохнул, но не отвел взгляда.
- То, что ты не хочешь отвечать на этот вопрос, говорит даже больше, чем, если бы ты ответил, Том. Тебе так не кажется?
Том почувствовал вспышку ярости. Что вообще этот парень себе вообразил?
- Я ответил. Я не педик, - получилось резко и грубо, и Том увидел, что Билли вздрогнул, как от пощечины. Опустил глаза, глядя на свою дымящуюся в пальцах сигарету, дернулся кадык на его шее. Повисло неловкое звенящее молчание.
- Прости, это было глупо. Я не должен был... - Билл подхватил сигареты и зажигалку, встал и отошел к своему столику.

Том знал, что Билл сейчас уйдет. И еще знал, что он не будет его останавливать. Что этот парень себе напридумывал? Что за ерунда?
"Я ведь нравлюсь тебе, правда?"
Эти слова безостановочно крутились в голове у Тома. Это было скорее утверждение, нежели вопрос. И Том осознал, что Билл каким-то образом понял, что небезразличен ему. Это было неправильно, это раздражало, это злило.
Через минуту Том смотрел, как тот, кто только что бесцеремонно вторгся в его внутренний мир, покинул бар. Смотрел, как за ним закрылись двери. Что Том чувствовал сейчас? Он не мог понять. Противная дрожь, как будто его трясет в лихорадке... Нет, он не педик! Он сказал правду. Тогда почему присутствует ощущение непоправимой ошибки?
Через несколько минут Том сидел в подсобном помещении, сжимая ладонями виски, пытаясь понять, что же на самом деле произошло?
Том не смог ответить на вопрос Билла - "нет". Почему вообще стал возможен такой разговор, такой вопрос? Этому была причина, о которой догадался и сам Билл - Том к нему неравнодушен. Почувствовал, увидел - не важно. Теперь уже не важно.
И Билли попытался сделать шаг навстречу. Очень непростой шаг, наверное. Рискуя в ответ получить насмешку, оскорбление, презрение. И Том это сделал - оттолкнул, обидел. Но даже сейчас он уважал парня - не смотря ни на что, он этот шаг сделал.
Уже когда Том был дома, он понял, что за ощущение ошибки его преследовало. Он просто боялся, что после этого разговора, Билл больше не придет в их бар. Этот страх появился так неожиданно, пронзив всю сущность Тома, что это заставило все больше и больше злиться на себя. Ну и что, если не придет? ЧТО? Наступит конец света или что? Или что...
Конечно, ничего не случится. Вот только, что будет с его душой, которой в последнее время нет покоя?
Не зная, что делать со странными ощущениями, появившимися вместе с этим парнем, Том заставил себя отвлечься рисованием. Он работал несколько часов подряд, не отходя от мольберта. Родился какой-то странный образ. Абстракция из неясных, туманных, хаотичных линий, цветовых пятен, игры света и тени.
Но стало чуть легче.

***

W@R
14 Октябрь 2008 02:48
   Тема: Я сделал это...
   Настроение: хочется повеситься
Плэйлист: Linkin Park
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_14.html

Да, я знаю, что уже поздно. И еще знаю, что я такой придурок, каких свет не видывал.
Ну, я сделал то, что хотел. Итог? Меня послали! Почти прямым текстом.
"Я не педик". Вот это было ответом на все, что я, чокнутый придурок, себе нафантазировал. Да, знаю я, что он не педик! И, как я понимаю, с педиками не собирается иметь ничего общего. Хотя, я тоже не педик. По факту - нет. Я педик моральный)))
Да, у меня не было еще ничего с парнями. НЕ БЫЛО. Хотя, я знаю, если бы это зависело только от меня, когда я был с Раулем, то девственность я бы потерял еще лет в пятнадцать.
Но, не случилось. Тогда.
Бля, ну меня же не привлекали парни все эти годы! Не хотелось ни разу! Были девчонки, обычный, нормальный секс. Только теперь я не хочу больше "нормального" секса. Появился тот, кто вывернул меня наизнанку. А может, наоборот, вернул все на место?
Так, как это и должно быть у меня?
Я знаю, что я хочу быть с Томом. Хочу его.
Вот только не светит... Сука, как же мне хреново...
Я не знаю, что мне делать. Хочется удавиться. Хочется убить его. Да, знаю я, что он не виноват. И кто-нибудь на его месте послал бы меня гораздо жестче. И может, не только словами.
Понимаю, да. И, наверное, должен радоваться, что он меня не высмеял там при всех, опустив ниже плинтуса...
Но почему же тогда так тошно? ПОЧЕМУ?
Забыть про тот чертов бар? Ну... это было бы легко, когда бы не было так сложно )) Там - ОН. Кого я так хочу. Видеть хочу, чувствовать хочу. Просто. ХОЧУ. ЕГО.
Ладно... С этим переспать нужно (интересно, тот,  кто придумал это дурацкое выражение, понимал о чем оно?)
Посмотрю, как буду все это воспринимать завтра.
Спокойной ночи.
  
   ***
  
W@R
   16 Октябрь 2008 г. 23:22
   Тема: Видимо, мне мало...
   Настроение: на взводе
Плэйлист: -------------
Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_16.html

Привет всем!
Я пойду завтра в "Рейвен". Решил все-таки. Пойду к шести вечера, к концу его смены.
Я хочу его увидеть. И не хочу. И не знаю, чего больше. Только вот это "не хочу" - это не вся правда. Правда в том, что я БОЮСЬ. Боюсь увидеть в его глазах презрение.
Не знаю, что я тогда буду с ЭТИМ делать.
Черт...
Спите спокойно, кто на это способен. Я - уже нет.
  
   ***
  
   Том ждал Билла четвертый день.
Ждал? Да, нет же, не ждал, хотя...
Стоя у мольберта и делая какие-то наброски, он вдруг понял, что нарисовал глаза Билли, чуть прикрытые челкой, линию резких, почти монгольских скул. Это получилось бессознательно, в ответ на собственные ощущения и переживания. Это тревожило его последние дни, когда он боролся с собой, со своими не поддающимися логике мыслями. И снова от этой карусели чувств он то злился, то просыпалась жалость к себе любимому, за это идиотское ощущение растерянности, потом злился на Билла до такой степени, что хотелось разбить его красивое лицо. А после этого просить прощения...
"А, может, стоит и в самом деле его попросить? Но за что? Вроде бы и не за что, ведь в тот вечер я сказал то, что есть. Может, грубо, конечно - зато правду".
   И в таком духе - без конца.
  
***

Когда Билл не появился в баре и на второй день, Том не выдержал и позвонил Кэти.
Той самой Кэти, которая до сих пор оставалась ему доброй старшей подругой. Она так и жила по соседству с его родителями, и Том, изредка бывая дома, обязательно появлялся в гостях у нее. Он позвонил и все рассказал про странного посетителя, про свое непонятное отношение к нему, про их не простой разговор, что произошел пару дней назад. Он знал, что Кэти никогда не оставит его проблемы без внимания. Найдет время поговорить, успокоить, дать дельный совет. Так оно и вышло.
- Ты мне скажи главное, Томми, что тебя больше всего волнует в этой ситуации? То, что ты его обидел или то, что понимаешь, что ТЫ ему нравишься, как парень? Или то, что ОН тебе нравится? Давай уже начистоту.
Том выдохнул.
- Мне вообще кажется, что все вместе. Я не могу понять, правда, Кэт.
- Я верю, Том. Но скажи, если бы на месте него оказался другой парень и сказал тебе то же самое и получил бы тот же ответ, что и Билл - ты бы сейчас чувствовал себя так же?
Том прикрыл глаза, откинувшись на подушку.
- Кэт, сестренка, если бы кто угодно другой, мужского пола, подошел и спросил Тома Трюмпера: "Я ведь нравлюсь тебе, правда?" - уж поверь мне, он бы ушел из бара или с фингалом, или с выбитой челюстью.
Кэти засмеялась.
- Даже не сомневалась, поверь! Чувствуешь разницу? С ним же ты так не поступил? И мне почему-то кажется, что у тебя даже в мыслях не было его ударить или оскорбить. Правда?
Том подумал, пытаясь вспомнить свою первую реакцию на слова Билла.
- Нет, я сначала вообще остолбенел. Минуты две просто молчал, даже не зная, что на это ответить. Нет, желания набить морду не было. Я просто сильно разозлился, но уже позже. Даже не знаю на кого больше, на него - за то, что пытался влезть в душу, или на себя - что я просто не смог в ответ сказать: "Нет".
- Вот, Том! Это уже означает, что Билл тебе небезразличен. И как ты думаешь, почему он подошел и спросил прямо? От нечего делать? Ты думал об этом?
Том помолчал, сглотнул.
- Да, я думал, - тихо сказал, чуть прокашлявшись. - Наверное, он понял, это... что мне не все равно. Поэтому и подошел.
Кэти шумно выдохнула, как будто до этого надолго задержала дыхание.
- Что и требовалось доказать, Том, что и требовалось доказать...
- Что ты хочешь сказать, Кэт? Что он действительно нравится мне? Как парень?
- Ты сам это сказал, Томми. А я хочу сказать, что Билл прекрасно считывает то, что ты чувствуешь. Хочешь ты того или нет.
- Бляяяя, Кэти, - Том почти простонал. - Ну что за нах? Я ж не гомик!
- Никто не говорит, что ты гомик, Том. Но то, что к этому парню у тебя что-то есть, это ты и сам прекрасно понимаешь.
Стиснутые веки, удары сердца в висках, горячая ладонь, сжимающая шею.
- А если он больше не придет? - тихо спросил Том.
- Не знаю, малыш. Но, мне кажется, что придет. И только тебе решать, что делать дальше.
- Да, я понимаю. Но так все сложно, Кэти, - это уже был почти скулеж.
- Успокойся и не накручивай себя, слышишь? Все будет хорошо, Томми. Я хочу, чтобы ты не кидался в крайности. Понимаешь, не всегда "правильное" это и есть самое нужное? Человеческая психология - это вообще штука сложная. Со странностями. То, что этот парень нравится тебе - это не конец света, Том. Не нужно сразу делать далеко идущих выводов, от этого можно мозги себе вывихнуть. Просто дай себе возможность понять себя. Не заглядывая вперед и не оглядываясь назад. Слышишь? Просто живи и не пугайся того, чего от себя раньше не ожидал. Тебе просто нужно время. Этот парень уже занял в твоем сознании не последнее место, иначе бы ты о нем забыл уже через пару часов. Ты же и без меня понимаешь это, Том. Как бы там ни было, чтобы не делать глупостей, будь спокойнее, ладно?
Том тяжело выдохнул.
- Да. Понимаю, Кэт. И обещаю, что буду ко всему этому относиться спокойнее. И постараюсь не пугаться.
Только Том прекрасно знал, что вряд ли сможет относиться ко всему ЭТОМУ спокойно и рассудительно.
Спокойствие в его жизни закончилось безвозвратно.

***

С той же силой, что он желал увидеть Уильяма в баре, он этого и не хотел. С ужасом ощущая, что есть в этом парне нечто такое, что начинает в самом Томе перекраивать его принципы и устои. Поверил ли Том, что Билл не гей? Как ни странно - да. Он даже и сам не мог понять, почему именно так. Но верил, несмотря на внешность Билла, на его явный интерес к самому Тому.
"Может, он просто хотел... не знаю...дружбы, общения? А я вот так... Дал понять парню, что его вид меня смущает. Но тогда, почему Билл не объяснил ничего, не разуверил в меня в подозрениях?"
Курт, видя странное настроение Тома и отмечая непривычное теперь отсутствие Билла, в последние время постоянно подначивал его. И вот в тот вечер, когда Том был уже уверен, что закончился очередной, уже четвертый по счету день без Билла, выходя после окончания смены из подсобки, увидел хитрый взгляд Курта, кивнувшего вглубь зала. Туда, где обычно сидел Билл. Том замер на несколько секунд, чувствуя... радость, облегчение, волнение?
Чего только он не почувствовал в тот момент, когда увидел темноволосого парня с открытым ноутбуком, неотрывно смотрящего в экран. Сначала Том решил, что Билл пришел так поздно, чтобы не столкнуться с ним. Но все-таки недостаточно поздно для того, чтобы он, Том, уже точно покинул бар. Означало ли это, что Билл планировал эту встречу? Том не стал думать долго обо всем этом.
Нужно было просто что-то сделать. А еще нужны были хоть пара минут, чтобы появилась возможность немного прийти в себя, отдышаться, черт возьми. У Тома были сегодня занятия в художественной школе, свободного времени оставалось не больше получаса, но он все-таки не мог сейчас уйти просто так, он должен пообщаться с этим парнем. Может, попросить прощения, а может...

С бьющимся в висках сердцем, бледнее, чем обычно, Том подошел к своему сменщику, положил на стойку шлем с перчатками и похлопал ладонями по карманам куртки.
- Вот черт, мобилу забыл, - бросил он проходящему мимо Курту и вернулся в подсобное помещение, привалился спиной к двери, закрыв глаза, пытаясь угомонить зашкаливающий ритм сердца.
Естественно, Том ничего не забывал. Ему просто необходима была передышка. Хоть пара минут, но они ему были очень нужны. Сжал пальцами телефон в кармане, появилась мысль позвонить Кэти и все выложить, все рассказать, спросить - ЧТО ДЕЛАТЬ?
Но нет у него на это времени, нет возможности привести мозги в полный порядок, и, успокоившись, принять такое решение, о котором потом не будешь жалеть. Поздно раскладывать все по полочкам - решать надо прямо сейчас. Том выдохнул, чувствуя дрожь в самом дыхании.
"Блядь! Черт возьми! Ну, что за ерунда такая? Ну, чего я так себя чувствую, а? Что происходит вообще? Взять и молча уйти? А получится?"
Том знал, что не сможет и не захочет. Знал, что позже, будет биться головой об стену, понимая, что поступил как идиот, но еще больше от того, что этот парень оказался сильнее. Морально сильнее. Ведь Том понимал, ЧТО сейчас должно твориться в его душе. А он все равно пришел...
Вдох. Выдох. Вдох. Выдох.
Том открыл глаза, медленно расстегивая на себе куртку, упершись неподвижным взглядом в стеллаж напротив себя, уже зная, что сейчас сделает. И это было самым верным решением. Он вышел в зал, вновь скользнув взглядом по спине Билла, подошел к стойке бара и попросил налить пару бокалов красного вина.

- Не помешаю? - спросил он тихо, подойдя к столику, и увидел откинутую челку и поднятый на него взгляд. - Привет.
Смятение, настороженность, растерянность - но лишь на секунду, и Том понял этот взгляд. Уильям просто не знал, чего ожидать, после их памятного разговора. Не знал, как себя вести, что думать и делать. Том видел все это в широко открытых, темных глазах, продирающих своей глубиной до самых костей. А потом вдруг эмоции во взгляде Билла исчезли, сменившись напускным равнодушием, почти небрежностью.
- Привет, Том. Присаживайся, - Билл не спеша, закрыл ноут, чуть сдвинув его, наблюдая за тем, как Том ставит на столик высокие бокалы с насыщенно рубинового цвета напитком.
- Это "Кьянти", сухое, - Том улыбнулся и сел напротив.
- Спасибо, - то напускное в глазах, что появилось скорее от непонимания и растерянности, исчезло, и на чуть дрогнувшие губы легла неуверенная улыбка, пальцы коснулись прохладного стекла.
Том сделал маленький глоток из бокала и облизал губы.
- По какому случаю пьем? - Тихо спросил Билл.
Том выдохнул и скользнул взглядом по его тонкой кисти, бессознательно покачивающей бокал, заставляя вино в нем кружить медленными ленивыми волнами.
- Ну, вообще-то... я хочу извиниться, - тихо начал он, но его остановил взгляд Билла.
- Ты? - Билл усмехнулся, скорее от неожиданности такого поворота, - за что? - Он отрицательно покачал головой. - Это же я глупость сморозил. Нагородил такого, что... Черт, Том, - поставив бокал, Билл смотрел на поверхность вина, чуть приоткрыв губы, как будто ища в нем то, что должен сказать дальше. - Я не должен был, не знаю, как это получилось. Я сожалею.
- Перестань, Билл, - Том улыбнулся. - В любом случае, я не должен был вот так реагировать. Это было неправильно. Грубо. И я на самом деле не имел ничего такого в виду.
Билл оторвал взгляд от поверхности вина и посмотрел на Тома.
- Правда?
- Правда, - Том кивнул. - Просто... это было так неожиданно, странно, понимаешь?
- Да, понимаю, это было глупо, - Билл поднес бокал к губам, и Том скользнул по ним взглядом, сглотнул.
"Глупо? Да, конечно, это было глупо! Это было неправильно! Но почему сейчас ты пялишься на губы парня, чувствуя, как сосет где-то под ложечкой, а, Том? Вот же черт!"
- Ну, думаю, мы друг друга поняли? - Он откинул челку с глаз, теперь глядя на тонкие красивые пальцы, на которых удивительно гармонично смотрелись тяжелые перстни.
- Да, конечно, - Билли задумчиво погладил стекло бокала, и Том видел, что он смущен. - Спасибо, что подошел, Том. Я даже не знаю, когда бы сам на это решился. Если бы решился вообще.
- Поэтому и не заходил несколько дней? - Тихо спросил Том и Билл не сразу, но кивнул.
- Я хотел, - начал Том и замолчал, глядя в глубину черных глаз, чувствуя, как начинает не хватать воздуха, понимая, что в эти глаза он никогда не сможет смотреть равнодушно. Билл вопросительно поднял брови. - Подумал, что мы могли бы стать с тобой друзьями...
Все. Он сделал ЭТО. Он все-таки это сказал. Вслух.
А теперь они сидели друг напротив друга, и не знали насколько это волнительно и для одного, и для другого.
Билл не верил своим ушам. Не верил, что Том этого хочет, не верил, что после всего, что нагородил там возле бара, у него будет желание общаться, что захочет быть другом.
Это было невероятно.
- Ты действительно так думаешь, Том? - Билл спросил это с опаской в голосе, вдруг это какая-то шутка? А вдруг Том сейчас рассмеется ему в лицо и уйдет?
- Да, - Том усмехнулся. - Почему два парня не могут просто дружить? Конечно, если ты не против?
Билл смотрел Тому в глаза. Смотрел и видел, что это не издевательство, что не шутит он. НЕ ШУТИТ!!! Говорит то, что думает, не играя с ним.
И кивнул, выдохнув с облегчением:
- Конечно, я не против. Мне бы этого тоже хотелось.
- Окей, - Том протянул руку. - Ну, тогда - друзья?
- Друзья, - выдохнул Билл и принял протянутую руку Тома, глядя в его глаза, не выискивая в них подвох, уже доверяя и впитывая в себя их первое прикосновение друг к другу, ощущение теплых сильных пальцев и набат сердца в груди. - Я рад, Том. Спасибо.
- Я тоже рад, Билл.

Спустя несколько минут Билли, оставшись один, смотрел в экран ноутбука и улыбался, закусив губу, понимая, что выглядит странно, сидя здесь и улыбаясь сам с собою, вот только ничего не мог поделать с этой улыбкой. Стереть ее с лица не получалось. Том только что ушел, опаздывая на занятия в художественную школу, но теплое чувство в груди осталось. Оно зародилось при рукопожатии и теперь согревало его изнутри сильнее самого крепкого алкоголя.
   ***

W@R
17 октябрь 2008 г 00:15
Тема: Том извинился!!!
Настроение: не верю своему счастью!!!
Плэйлист: Queen "Somebody To Love"
Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/2008/10/blog-post_17.html

ОН ПОДОШЕЛ САМ.
ОН ИЗВИНИЛСЯ.
ОН ХОЧЕТ, ЧТОБЫ МЫ БЫЛИ ДРУЗЬЯМИ.

Люди! Я не сошел с ума, у меня не галлюцинации и я даже не пьян!
Клянусь вам - это действительно так!
Меня немного трясет, поэтому ничего толкового я сейчас больше не напишу)))
Хотя, нет - напишу. Он рисует. И теперь я знаю, почему я так запал на его руки.
Это не руки бармена - это руки художника!!!
Удачи и вам всем! Сегодня мне она улыбнулась)))
   ***

Вечером Том позвонил Кэти и рассказал, что Билл все-таки появился в баре, и то, что он сам к нему подошел.
- Что ты почувствовал, когда его увидел, Томми?
- Я был ему рад и растерян, одновременно. Честно. Хотя, может, мне было еще немного неловко. Мне захотелось извиниться за грубость. Захотелось, чтобы он меня простил. И я подумал, что если мы выпьем по бокалу, и скажу ему об этом... В общем, я подошел, поздоровался и извинился за грубость. Я правильно сделал, как ты думаешь, Кэт?
- Ты молодец, знаешь? - Том чувствовал, что Кэти улыбается. - Ну, что он сказал?
- Он сказал, что я не должен просить прощения и что это он сам глупость сморозил. Что виноват он сам. А я предложил все замять, для ясности. И стать друзьями.
- Ты серьезно, Том? Молодец, парень! Я тебя обожаю, знаешь?

Следующие два дня попадали на выходные, и Билл знал, что Тома в баре не будет. Зато в понедельник с самого утра, как только Билл проснулся, с удовольствием потянувшись под теплым пледом, он улыбался, зная - сегодня он увидит его.
В бар он приехал в третьем часу, чуть позже, чем обычно. Может быть, надеясь на то, что по окончании работы Том захочет посидеть с ним, поговорить. Том тихо переговаривался с каким-то мужчиной средних лет в деловом костюме, когда Билли зашел в бар. Но даже это не помешало ему увидеть Билла и кивнуть ему еще тогда, когда он только шел к стойке.
- Привет, - Билли сел на табурет.
- Привет, - отозвался Том, и на его губах скользнула улыбка, которая заставила Билла почувствовать, как к щекам приливает кровь. Поэтому, Билли счел за лучшее отгородиться челкой и закурить, приходя в себя, пока Том общался с клиентом.
Билли курил, слушая его голос, с удовольствием слушая. Постепенно расслабляясь... А еще он чувствовал, как Том иногда поглядывает на него. Но вот, наконец, посетитель попрощался и отошел, и они остались вдвоем.
- Тебе как всегда? - Том имел в виду обычный первый заказ: апельсиновый сок и коньяк.
- Да, спасибо.
"Как всегда?" - Билл улыбнулся своим мыслям. Уже не так как всегда. Уже не так.
- Как дела? - Том, не спеша, разрезал апельсин.
- Нормально, отдыхал в выходные. Спал много.
- Не высыпаешься? - Том вопросительно поднял бровь.
- Да, вообще-то. А ты как?
- Я тоже отдыхал. Рисовал по большей части. Как всегда, впрочем. Вечером в клуб с друзьями ходили.
- Любишь клубы?
Том кивнул.
- Иногда. Хотя, скорее ради общения в хорошей компании это делаю, - он осторожно выдавливал второй апельсин. - А ты ходишь в клубы?
- Да, конечно. Нечасто, но бываю.
Том улыбнулся.
- Ну, может, когда-нибудь сходим вместе?
- Надеюсь, что сходим, - ответил Билл, улыбаясь в ответ, и странное чувство охватило его. Дежавю. Это уже было, когда-то. Давно. А теперь возвращалось. И это заставляло пробегать мурашки по спине. Но Билл и не знал, что Тому в эти секунды тоже приходилось переживать нечто такое... Том и сам не смог бы дать определение тому, что чувствовал, но это было приятно. Том поставил перед Биллом высокий стакан с соком.
- Ты до которого часа будешь работать? У меня вечер свободный. Может, посидим, пообщаемся? - вдруг неожиданно для самого себя произнес Билл. Он смотрел на Тома, на то, как тот поднимает на него глаза, и чувствовал, как хочется сделать глубокий вздох, чтобы попытаться расслабить тело, которое вдруг оцепенело и не желало повиноваться.
"Вот, сейчас он скажет, что занят. А я постараюсь непринужденно ответить, что, может, в другой раз?" - уже приготовился ответить он, как услышал:
- Окей, - Том потянулся за бутылкой коньяка и низким бокалом. - Я закончу смену и подойду. А там уже решим, что к чему, пойдет?
- Да, я подожду тебя, - выдохнул Билл и опустил взгляд, берясь за стакан. - Спасибо.
  
   Он отошел к своему любимому столику, садясь спиной к Тому. Билли знал, что сейчас не сможет по-другому сосредоточиться на работе. Разом выпил коньяк, хотя обычно, сидя здесь, растягивал бокал надолго, но сейчас это было ему необходимо. Нужно было заставить себя начать адекватно реагировать на Тома. И он надеялся, что сможет обуздать свои чувства, хотя бы ради того, чтобы больше не оттолкнуть его от себя. Теперь. Когда только-только что-то начинает завязываться между ними. Пока он не имеет права все испортить, дав Тому понять, какие на самом деле желания его обуревают. Хотя, он УЖЕ дал знать об этом. Так нелепо и необдуманно. Биллу до сих пор было стыдно за то, что произошло.
Чуть расслабившись, чувствуя, как стало горячо внутри от выпитого коньяка, он все-таки смог заставить себя приняться за работу, но, не надеясь на достойный результат. Нормально работать он мог теперь только дома, а в бар "Raven" приходил совсем не за этим.
А Том, иногда поглядывая на своего нового друга, чувствовал смесь из радости, волнения и странного предвкушения того, что будет дальше.

В начале седьмого Том переоделся, подхватив шлем и закинув в него перчатки, вышел в зал. Проходя мимо приторно улыбающегося Курта, остановился на секунду и сказал:
- Завидуй молча, - Том отвесил ему шутливую оплеуху и пошел к Биллу, который уже просто сидел и курил перед закрытым ноутом.
Том плюхнулся на стульчик, положив шлем на стол.
- Ну, я все. Свободен.
- Я тоже, - Билл улыбнулся, заинтересовавшись шлемом, коснулся его пальцами. - Крутой. А я никогда не ездил на мотоцикле.
- И не надо, - Том усмехнулся, а Билли метнул на него чуть смущенный взгляд.
- Ну, да... действительно. Что будем делать?
- Слушай, Билл, давай сходим, поедим? Тут есть рядом одно место, а потом уже решим, что дальше.
- Окей, конечно, - Билл засуетился, доставая из кармана куртки купюру, и положил ее на столик.
"Решим, что дальше... А будет - дальше?!" - крутилось у него в голове. И от этой мысли сладко сжималось все внутри.

- Ты так и будешь шлем с собой носить? - Спросил Билл, когда они вышли из бара, - давай я его пока в машину положу. Пойдем?
- Ладно. Пойдем, - согласился Том, и они свернули в сторону стоянки.
- Ты мотоцикл тоже там оставляешь? - Билли оглянулся на Тома.
- Да, знакомый охранник, бесплатно ставлю.
Том увидел машину Билла еще издалека.
- Классная тачка. Тебе подходит, - оценивающе произнес Том, и Билли удивленно приподнял бровь. - Ну, просто мне так кажется.
Билли рассмеялся. Том впервые услышал его смех - такой искренний, мальчишеский, замечательный. На него невозможно было не откликнуться.
- О да, мы с ней оба черные.
- Ну, что-то вроде... - Том потер нос. - Стильно.
Билл снял машину с сигнализации и открыл дверцу со стороны водителя.
- "ТТ"? - Том рассматривал машину.
- Она самая, - Билл положил шлем и любовно погладил машину по крыше. - Моя девочка.
Не думал Том, что так отреагирует на эти простые слова.
"Это что еще за новости, Том? Это что, бля, ревность? К машине? Или так задели слова "моя девочка"? Почему так скривило тебя, родной? Вот придурок..."
Том попытался отогнать от себя это наваждение, потому что это уже вообще не лезло ни в какие ворота. Хорошо, что сейчас никто не слышал тех слов, которыми он сам себя прикладывал.
- А мотоцикл свой покажешь? - попросил Билл, когда они отошли от машины.
Том направился в другую часть стоянки, где ставил свой "БМВ", и Билл с нескрываемым восторгом касался тонкими пальцами кожаного сидения и хромированных, блестящих деталей мотоцикла, почти затаив дыхание.
- Красаааааавец, - протянул он - Ты за ним ухаживаешь, это заметно.
- Ага, подарок отца. Он мне очень дорог. Никак не могу решиться поменять на машину.
Билл глянул на Тома.
- И не надо. Он очень классный.
- Да, но зимой не очень на нем погоняешь.

Минут через десять парни сидели в кафе, ожидая пока принесут их заказ.
- Ты часто тут бываешь? - Билл теребил в пальцах зажигалку, оглядывая чистое небольшое заведение.
- Да, не так чтобы часто, но бываю. Когда знаю, что дома нечего пожрать, иду сюда после работы. Тут вкусно готовят. И хороший кофе.
- Ты вообще, какую кухню предпочитаешь? - Билл подпер голову рукой.
Том усмехнулся.
- Вкусную и сытную.
Билл улыбнулся, искренно и так открыто, что Том невольно залюбовался его улыбкой.
- Не, я серьезно, - Том в смущении поскреб ногтями шершавую щеку, понимая, что Билли имел в виду совсем другое.
- Ясно, надо будет как-нибудь в итальянский ресторан сходить или в китайский - там как раз "вкусно и сытно", - Билл смотрел на Тома, чувствуя, как ему все больше и больше нравится этот простой парень.
Подошла девушка-официантка с подносом и, посмотрев с улыбкой на симпатичных клиентов, начала выставлять на стол тарелки.
- Воооооот, - Том притянул к себе поближе яичницу с беконом, картошку фри, салат с горошком и какой-то еще зеленью.
Билли с сомнением смотрел на чизкейк, который заказал, примеряясь, с какого бока начать его есть.
- Зря ты не захотел, - Том кивнул на еду, пытаясь подцепить вилкой ломтик бекона.
- Да я не голоден, - оправдался Билл. - Вот сейчас еще кофе - и мне хватит.
- Любишь сладкое?
- Да, всегда любил, - сказал Билл, почему-то смутившись.
Через полчаса парни вышли из кафе, Том закурил.
- Ну, вот. Теперь можно и расслабиться, - он выдохнул дым вверх и посмотрел на Билла довольным, сытым взглядом. - Меня вообще нельзя морить голодом. Я становлюсь злым и раздражительным.
- Правда? - Билл покачал головой, улыбаясь. - Я буду знать.
- Угу, еще бы пива бутылочку, для полного счастья.
- Не боишься, за рулем? - Билл шел рядом, засунув руки в карманы джинсов.
- Нет, что мне с одной бутылки будет?
- Тогда давай возьмем. Пойдем, в машине посидим, на улице как-то... - Билл неопределенно махнул рукой.
- Хорошая мысль.
  
   Том разглядывал "девочку" Билла, касаясь ее кончиками пальцев, и при этом ее хозяин невольно стискивал зубы, почти физически представляя эти нежные бережные прикосновения на себе. А Том, сидя в машине, со знанием дела выражал свое одобрение тюнингу салона, вдыхая аромат из смеси тонкого парфюма, которым пользовался Билл, запаха кожаных сидений и дорогих сигарет. Том прекрасно знал, что ТАКОГО запаха, он больше никогда и нигде не почувствует. Это было почти интимно, знать и ощущать. И все это слегка опьяняло, как бы Том этому не сопротивлялся. Он понял, что хотел бы как можно чаще быть в этой машине, вдыхать этот аромат и знать, что рядом с ним Билл.
Билл сделал потише музыку в стереосистеме и смотрел, как Том почти бессознательно ласкал пальцами переднюю панель, держа в другой руке бутылку пива, расслабленно вытянув свои длинные ноги и глядя сквозь лобовое стекло на спускавшийся вечер.
- Ты же не немец, да? - спросил Том.
- Нет, англичанин, из Манчестера. Ты по акценту понял? Очень заметно?
Том сделал глоток, облизал губы и кивнул.
- Да, но мне нравится, как ты говоришь. Немного непривычно, но на слух приятно. Как тебя сюда занесло? - Он посмотрел на Билла, и тот на секунду закусил нижнюю губу, склонив голову вперед, глядя на свои острые колени, которые, в общем, и Том не обделил своим вниманием, матерясь при этом про себя.
- У меня тут родственники. А мне захотелось, наверное, подальше от дома, - Билли усмехнулся этой полуправде. Но ничего другого он пока сказать не мог.
- Понятно, - Том кивнул. - Предки достали?
- Ну, что-то вроде, - Билли едва заметно выдохнул.
Он нервничал. Он чувствовал внутреннюю дрожь, и ничего не мог с собой поделать. И это заставляло неосознанно сминать пальцами кожу на сидении или слегка поглаживать кончиками пальцев колено, или просто сжимать руль. А еще курить, много курить. Так много он никогда не курил раньше.
- Меня тоже достали, - поделился Том, - они хоть и недалеко живут, но я свалил от них, как только закончил колледж. Надоело - одно не так, другое не этак.
Тому показалось, что он чувствовал состояние Билла. Эти беспокойные пальцы и напряжение в нем самом. Но, это, в принципе, было понятно - они так мало друг друга знали.
- Зато сейчас живу так, как хочу. Поступил в художественную школу, - Билл с интересом повернулся, вглядываясь в лицо Тома, в сгущающихся сумерках.
- Я бы хотел увидеть твои работы, - тихо сказал он.
- Да без проблем. Хоть завтра, - ляпнул Том и сам от себя обалдел.
Он это сказал? Тот, кто вообще все свои рисунки, будь его воля, положил бы в сейф, подальше от чужих глаз, вот так, запросто, пообещал их показать?
- Правда?
- А почему бы и нет? Завтра я свободен, - отступать теперь было поздно.
Он выдохнул, глянул на бутылку с пивом - оставалось еще прилично.
- Будешь? - предложил он Биллу.
Билл, который в жизни бы не стал пить пиво, потому что терпеть его не мог, да еще и из бутылки, тем более из чужой, сейчас, чуть прищурившись, посмотрел на Тома и кивнул.
- Давай, пару глотков, - и прижался губами к горлышку, зная, что его касались губы Тома. Такие желанные губы, но такие недоступные.
Он действительно сделал несколько глотков прохладного горького напитка, оторвался от бутылки, облизнул губы, и вот тут Том увидел, как в языке Билла что-то блеснуло, в свете фонаря.
- Бля, - вырвалось у Тома. - У тебя что, штанга в языке?
Билл кивнул и вытер губы тыльной стороной руки, возвращая бутылку. У Тома свело мышцы живота. "Бля..." - пронеслось в голове еще не один раз. Как же это ударило по мозгам Тому! Похлеще, чем алкоголь. Это было... Черт, как же это было эротично. Хотелось по всему телу провести ладонями, чтобы разогнать мурашки, волнами пробегающие с ног до головы.
- Давно это у тебя? - немного хрипло спросил он и, почувствовав неловкость, сделал глоток пива, пришедшийся сейчас весьма кстати.
- Лет восемь, по-моему, - Билл улыбнулся, видя, как Тома вставил его пирсинг. Да, он знал, что эта штука в языке всегда умиляла девчонок, не оставляя равнодушными. И помнил, как Рауль тащился от нее. Да и вообще, эта штука и самому Биллу очень нравилась.
- Обалдеть. Я бы не решился никогда, - Том смотрел на Билла и качал головой. - Ведь больно, наверное, было?
- Да нет, нормально, - Билл усмехнулся. - Не было больно. Ну, может совсем чуть-чуть.
А Том вдруг понял, что пора валить. Что пора сваливать на максимальной скорости подальше от этого парня, который все больше разрушал сознание Тома.
- Ясно, - протянул он, выдыхая и чувствуя, как дрожит дыхание. В воображении Тома промелькнуло то, от чего хотелось очень сильно стукнуться головой о переднюю панель. Тому захотелось эту штангу почувствовать в поцелуе.
"Неее... Валить, валить подальше!"
- Ну, что? Я, наверное, поеду, - Том сделал над собой колоссальное усилие, стараясь выглядеть непринужденно, и не знал, что в это мгновение стало легче и Биллу, который после этих слов Тома понял, насколько был напряжен сам.
- Можно я посмотрю? - Билл запнулся. - Ну, как ты ... водишь?
Том с облегчением улыбнулся.
- Конечно, кто ж тебе запретит? Пошли!

Через несколько минут, оседлав тихо урчащий байк, но, еще не надев перчатки и шлем, Том протянул руку рядом стоящему Биллу, восхищенно рассматривающему то мотоцикл, то самого Тома. Смотрелся тот, вне всяких сомнений, очень круто.
- Ну, что? До завтра? - они пожали друг другу руки.
- Да, до завтра. Ты это... аккуратно на дороге, окей? - немного поеживаясь, попросил Билл.
- Все нормально, - Том чувствовал прохладную руку Билла, понимая, что на улице совсем не жарко, а он так легко одет. - Доеду. А ты давай иди, тебя вон трясет уже от холода.
Билл улыбнулся и, сложив руки на груди, смотрел, как Том опускает щиток шлема на глаза.
Что сейчас чувствовал Билл? Его трясло - но не от холода. Что-то жгло в груди, все сильнее и сильнее, и от этого становилось не по себе. Он сглотнул, когда Том, махнув рукой, осторожно тронулся, а потом, набрав скорость, выехал на дорогу. Махнул в ответ и, развернувшись, пошел прочь.
Билл еще долго сидел в машине, не в силах сдвинуться с места, пытаясь унять эту дрожь. Он не знал, как быть дальше. Если до сегодняшнего дня его чувство к Тому определялось как желание, то теперь Билл понял, что все серьезнее. Гораздо серьезнее. И это уже пугало.

***
  
   W@R
   20 Октябрь 2008 г. 23:45
   Тема: Первый вечер вместе
   Настроение: хочется кричать!!!
Плэйлист
: Airosmith "Living on the Edge"
   Читать далее...
http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_20.html

Я уже давно дома. Мозги набекрень.
Мы провели этот вечер с Томом. Можно много об этом написать, вернее много слов и эмоций у меня по этому поводу. Много. Очень. И от этого так хорошо, и почти так же хреново.
ТОМ. Он замечательный. Во всем.
В своей непосредственности, ненаигранности. Без желания казаться лучше, чем он есть.
Он такой... естественный, настоящий - и меня все это просто пришибает на месте.
Мне с ним невероятно легко и невероятно сложно.
Почему легко с ним это понято. А тяжело с моими ощущениями и желаниями по отношению к нему. Я с ним готов делать то, на что никогда бы не решился с другими.
Мне важно то, на что раньше было наплевать.
Я меняюсь. ОН меня меняет.
Это уже не просто желание секса с ним. Это уже больше. Я влюбляюсь?)))))))))
Хотел бы я знать, чем все это закончится?
Все. Пока ничего больше не буду писать.

Завтра он пообещал показать мне свои рисунки. Он пригласил меня к себе домой!!!!!!!
Вы себе это можете представить?)))))
Но это ведь не значит ничего, правда? Или значит?
Надо как-то дожить до завтра.
Все. Теперь точно все.
  
   ***
  
   Том курил, лежа обнаженным в постели, едва прикрытый простыней, закинув руку за голову, и пялился в потолок.
Несколько минут назад он услышал звук закрывающейся входной двери и остался один.
И только он знал, как ему сейчас нужно было это одиночество, поэтому и попросил ее уйти. Хотя он видел, насколько девушка недовольна таким поворотом событий, она-то думала, что Том скучал, а значит, захочет большего, чем ОДИН раз. Это было как-то совсем не в его духе.
Он курил, медленно затягиваясь и выдыхая, вспоминая, как, целуя подружку, вдруг подумал про пирсинг Билла. Эта мысль, как лампочка в темноте, резко зажглась в его мозгу. Ослепляя, заставляя вздрогнуть, зажмуриться и закрыться рукой, чтобы дать себе возможность привыкнуть. Привыкнуть? Сумасшествие какое-то. И все-таки...
Как бы это было с ним? Поцелуй с Биллом. Эта штанга его...
"Твою мать!"
Вообще у него сейчас было очень странное ощущение, что внезапное острое желание секса вспыхнуло не потому, что подвернулась давняя подружка, и он решил ее уложить в постель, а потому, что даже сам того не понимая, испытывал состояние возбуждения еще с их встречи с англичанином.
"Ну, что в нем такого? Что в этом парне такого! Такого, от чего мозги набекрень у другого парня. У нормального парня... Каким я себя считал всю сознательную жизнь. Парень, как парень. Подумаешь! Ну, может, утонченный такой весь из себя, высокий, с красивыми ухоженными руками, с тонкими чертами. Таких называют породистыми. Английский аристократ? Что-то вроде того. Он знает себе цену, знает, как действует на людей. Глаза...
В них можно утонуть. В них хочется утонуть. Да, он сексуально привлекателен, если на него смотреть объективно. Для девушек... А для парней? Тоже, наверное. Но не первый же он такой, я таких в своей жизни встречал не мало. Вот только реакция на него не такая, как на всех остальных.
А почему?"
А вот этого Том не понимал и не очень надеялся, что поймет в ближайшее время.

- Полный привет, - выдохнул Том и покачал головой, чувствуя странное томление в груди, и то, как по телу расходятся волны, мягкие, тягучие, теплые, это было чувство, от которого хотелось сжаться в комок и шипеть, втягивая воздух через стиснутые зубы. И больше всего поражало, что эти чувства были от мыслей о Билле.
- Пора тебе в психушку, брат, - прошептал Том, покачав головой, усмехнулся и выдохнул со стоном.
А еще он понимал - то, что начинает происходить с ним, в его душе, надо бы задушить еще в зачатке, перебороть это надо, пока оно не расцвело пышным цветом сумасшествия.
"А как?"
Он сделал шаг навстречу. САМ. И понимал же все перед тем, как подойти. Знал.
"Знал что?" - Том зажмурился и сглотнул. - "Трюмпер, ты - дебил. Что ж ты творишь, твою мать? Ведь можно было просто вежливо извиниться и оставить все, как было ДО этого?"
Том сел на постели, притянув одно колено к груди. Он сам не захотел оставить все так, как было до их разговора.
   Дружба... Он вздрогнул. Он сам предложил ее, и что теперь?
- Жалеешь? - шепотом спросил он дымящуюся сигарету, не моргая, уставившись на тлеющий огонек.
Том не знал, жалеет или нет. Слишком противоречивыми были те мысли, что кружились в его голове. А ведь завтра он пообещал показать свои рисунки Биллу. И это означало, что придется его приводить домой.
Казалось бы, ну что тут страшного? Придет, посмотрит и уйдет.
Но ощущения и эмоции рядом с Биллом были такими яркими, что пересыхало во рту, ладони становились ледяными, взмокала спина, и хотелось смотреть и улыбаться как идиоту, пряча в ладонях пылающие щеки, которые так его выдают. Никогда он не чувствовал себя так, даже с девушками, в которых влюблялся раньше. А тут...
И было еще одно непонятное чувство, которое он не мог объяснить. Хотя, он вообще ничего не мог объяснить логически из того, что связано с Биллом, но все же Том не понимал, почему он рядом с ним чувствует себя сапером. Нет, он не боялся сказать что-нибудь лишнее или не так на него посмотреть. Это было что-то другое. Опять. И Том очень хотел понять, в чем оно заключалось?

***

Оценка: 7.32*33  Ваша оценка:

РЕКЛАМА: популярное на LitNet.com  
  Е.Лабрус "Заноза Его Величества" (Любовное фэнтези) | | К.Дэй "Я тебя (не) люблю" (Романтическая проза) | | С.Александра, "Демонов вызывали? или Когда твоя пара - ведьма!" (Любовное фэнтези) | | Д.Рымарь "Брачное агентство ћвсё могуЋ" (Короткий любовный роман) | | Н.Романова "Мультяшка" (Современный любовный роман) | | Т.Серганова "Секрет Ведьмы" (Городское фэнтези) | | М.Эльденберт "Танцующая для дракона. Книга 2" (Любовное фэнтези) | | Е.Рейн "Мой Охотник" (Женский роман) | | У.Соболева "Чужая женщина" (Короткий любовный роман) | | Ю.Резник "Моль" (Короткий любовный роман) | |
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
А.Гулевич "Император поневоле" П.Керлис "Антилия.Полное попадание" Е.Сафонова "Лунный ветер" С.Бакшеев "Чужими руками"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"