Mad Gentle Essence / Steffy: другие произведения.

Change to yourself with me (продолжение 1)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
Оценка: 6.39*10  Ваша оценка:


   Предупреждения: ненормативная лексика, дозированный ангст, гомосексуальные отношения.
  
   ***

На следующий день Тома с самого утра чуть потряхивало в ожидании. Но Билл не пришел в бар ни в час, ни в два, ни в пять вечера. Это давило на психику и страшно раздражало. Том чувствовал, что начал переживать. И, впервые подумал, что, наверное, надо было у него номер телефона взять. Мало ли что? Машина, дороги... Чтобы не дергаться от неизвестности весь день, в конце концов.
Сам Том приехал на метро - с утра был дождь, ездить на мотоцикле в такую погоду чревато, да и удовольствие ниже среднего.
- Что? - Не выдержал Том пристального взгляда Курта.
- Ты психуешь, Том. Чувствуешь? - этот гад приставучий скалился. - Его нет, и ты психуешь. Я уже начинаю за тебя бояться, парень.
- Да пошел, ты. Придурок, - Том скривился. - Я психую из-за того, что уже седьмой час, а Генри все нет.
- Ага, кому ты впариваешь! Ты такой дерганный уже часа три, - победно улыбнулся он. - Я же вижу! - Курт покачал головой и оглянулся на вход, на звук открывающейся двери, где как раз нарисовался сменщик Тома.
Том облегченно выдохнул, больше оттого, что не придется что-то доказывать пронырливому Курту.
- Привет, парни! - Вскинул Генри руку в приветствии. - Как тут без меня?
- Да весело! - Курт, облокотившись о стойку, покачиваясь в такт играющей в зале музыке, хитро посматривая на него. - Тому особенно.
- Заткнись, зараза? - прошипел Том, и глянул на Генри. - Нормально все, давай, переодевайся, я подожду.
- Уже бегу, прости, что задержался.

Уже собравшись, Том вышел в зал и невольно глянул в сторону столика, который был облюбован Биллом. Там было пусто. И Том мысленно зарычал.
"Черт, черт, черт!"
А потом наткнулся на ехидную усмешку Курта, видевшего взгляд Тома "туда".
"Я его точно убью, когда-нибудь", - мысленно пообещал себе Том. А Курт просто кивнул на выход. Том не понял этого кивка, но почему-то сильнее забилось сердце.
- Всем до завтра! - Открыл дверь на улицу и сразу возле входа увидел черную красавицу "ауди" и сидящего на ее капоте Уильяма Эштона Картрайта. Том замер на мгновение, пытаясь взять себя в руки и не расплыться в глупой улыбке, как влюбленная школьница, при виде объекта своего обожания.
"Том, сука, только попробуй", - мелькнуло в мозгу, но он все равно улыбнулся. Как ему показалось, довольно спокойно.
Билл встал навстречу Тому. На его губах тоже была сдержанная улыбка.
- Привет! Курт сказал, что ты переодеваешься.
- Привет, Билл! Все в порядке? - Том протянул руку, и в его ладонь легли прохладные пальцы, которые он с удовольствием сжал. - Я смотрю, тебя все нет, думал не приедешь.
- Ты ждал? - Билл усмехнулся. - У меня колесо спустило, пришлось в сервис заехать. А так бы приехал на час раньше.
Они стояли рядом и чувствовали, что не могут спокойно смотреть друг другу в глаза, хотя и старались.
- Ну, понятно. Ты не собирался сегодня работать?
- Нет, я ночью за работой засиделся допоздна. Сегодня решил устроить себе выходной.
- Правильно, нужно иногда отдыхать. А я сегодня на метро, утром дождь был, пришлось вот так. Не хотел рисковать.
- Никаких проблем, поедем на машине, - Билл кивнул на свою "малышку". - Конечно, если ты не передумал.
Том усмехнулся.
- Не передумал, поехали.
Через минуту Том вдохнул тот же запах салона, который вчера кружил ему голову.
- Я пиццу купил по дороге, - сказал Билл, заводя машину. - На тот случай, если у тебя дома пусто. И пива.
Том удивленно поднял брови.
- Ну, ты даешь!
- Я помню, что когда ты голодный, то злой, - Билл хитро глянул на Тома, и тронул машину с места.
Том пытался чувствовать себя или хотя бы выглядеть непринужденно. Получалось у него это из рук вон плохо, и пришлось прятать улыбку, глядя в окно с боку. Этот парень крошил ему мозг. Всем - своим видом, своими глазами, своим голосом, ароматом дорогого парфюма, непривычным акцентом.
- Налево, направо? - спросил Билли перед выездом на шоссе.
- Направо, там покажу. Ты давно за рулем?
- Два года. Это моя вторая машина. Первая тоже была "ауди", но модель другая.
- Классно водишь, - оценил Том, заметив, что Биллу очень польстило его замечание.
  
   ***

- Проходи, - Том включил свет в прихожей, и Билли, с интересом оглядывая все вокруг, зашел.
Том забрал у него из рук упаковку баночного пива и уволок ее на кухню вместе с коробкой пиццы.
Билл засмеялся, когда увидел рядом с вешалкой тапочки с кошачьей мордочкой и ушками.
- Это твои? - не удержался он.
- Да, подарок от любимого соседа, - Том выглянул из-за угла. - Можешь надеть.
- Прикольно, - Билл улыбался, натягивая на себя это ушастое чудо.
- Мы любим доставать друг друга такими подарками. Видел бы ты зубную щетку, которую я ему подарил, - хмыкнул Том. - Михаэль долго бился в истерике. Так, я предлагаю сначала поесть, - торжественно возвестил Том. - Пиво тебе не положено, ты за рулем.
- Кто бы сомневался, - Билл заглянул в кухню, - что ты сначала захочешь поесть.
- Заходи, - Том кивнул на мягкий стул. - Садись, сейчас быстренько разогрею.
Том ставил коробку с пиццей в микроволновку, поглядывая на него, на то, как Билл скептически разглядывает тапочки, закусив губу, чтоб не смеяться.
- Хорошо у вас тут, - подал голос Билл, обводя взглядом кухню. Он видел, что хотя обстановка не супер, но все было довольно аккуратно, для молодых парней, снимающих квартиру.
- Спасибо. Мы стараемся поддерживать относительный порядок.
- А твой сосед, чем он занимается?
- Михаэль - механик в автосалоне. Мы учились вместе в колледже. Только и у него с банковским делом не сложилось. Так что, если вдруг что-то с машиной - обращайся. Сварить тебе кофе?

***
   W@R
   21 Октябрь 2008 г. 21:48
   Тема: В гостях у Тома
   Настроение: слегка ошалевшее
Плэйлист: Placebo "Meds"
   Читать далее...
http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_21.html

Я дома минут двадцать, наверное. Все это время я был у Тома. Там, где он живет и где рисует.
Видел его картины, впитывал в себя атмосферу, которой он окружен. В которой творит.
Да, я почему-то был уверен, что он замечательно рисует, вот только не думал, что НАСТОЛЬКО!!!
Это невероятно, когда видишь нарисованные глаза и понимаешь, что еще чуть-чуть и вздрогнут ресницы, или ждешь, когда нарисованное дерево зашелестит листвой в порыве ветра...
Я был очарован его талантом. И еще я видел, как он смущался, показывая мне рисунки. Как будто стыдился того, что умеет ТАК рисовать. У меня комок стоял в горле, я очень мало говорил, глядя на его творения. Почти все время молчал.
Просто не было слов выразить то, что я чувствовал. Рисунков много, на разные темы: портреты, природа, натюрморты, абстракции - но стиль один, узнаваемый. Такое все настоящее, что захватывало дух.
А еще запах особый в его комнате, ведь это даже не комната, а мастерская. Большая и светлая. Уже с порога понятно, что тут живет художник. А через минуту становится ясно, что этот художник очень талантлив. С тонким чувством прекрасного, с отличной техникой, точной передачей света и тени. Вот такой он. Мой Том. МОЙ.
Хотелось бы...
Чем больше я с ним общаюсь, тем больше он мне нравится. Хотя, казалось бы - куда уже больше!
А еще я смотрел наброски на листах, их было много. Перебирал у Тома на столе, а он стоял рядом, и пару слов бросал о каждом из них.
Что он хотел в каждом выразить, в конечном счете. Ну, просто пояснял что ли.
А потом. Я и дышать перестал. Да и Том, по-моему, тоже.
Я увидел себя - свои глаза, свою челку, свою линию скул. Я понял, что это мой портрет. Даже не знаю, сколько времени я смотрел на этот рисунок.
Том молчал, я только увидел, как сжал он в своей руке карандаш. Думал, он его сломает.))))
Я не стал ничего спрашивать, только сказал: "Красиво", - и положил этот рисунок в стопку, открывая следующий. Что было на остальных - я уже не видел.
У меня перед глазами был ТОТ рисунок.
ОН РИСОВАЛ МЕНЯ. Можете представить, ЧТО я чувствовал в тот момент?!!
Это было как откровение. По крайней мере, в том, что я нравлюсь ему внешне. Ведь нельзя захотеть рисовать того, кто не нравится, правда? Вот и я думал об этом.
Конечно, я когда-нибудь спрошу у Тома про этот рисунок. Может, когда станем чуть ближе друг другу. Сейчас я не хотел его добивать вопросами. Я же видел, или даже, больше почувствовал, как он стушевался, хоть и старался этого не показывать.
А мне так хотелось обнять его. Молча обнять, уткнувшись носом в его шею, и постоять вот так, гладя по спине.
ТОМ. Что же ты делаешь со мной, Том? Что я сам творю с собой? На что я надеюсь?
Я же скоро тобой бредить начну, Том.

P.S. Тут у меня идея зародилась ))
Я увидел несколько дисков "Depechе Mode" у Тома, и, как я понимаю, он их любит.
А послезавтра их концерт, половина Гамбурга в афишах.
Так вот, я сделаю все, чтобы достать на них два билета. Чего бы мне это ни стоило!)))
  

***

Том сидел на кухне в почти полной темноте и курил, пил пиво.
Билл ушел около часа назад. Вот только внутри у Тома так и был скручен узел, как будто он все еще был рядом.
Лажанулся он с этим эскизом...
Как вообще можно было забыть о том, что он его рисовал? Единственное оправдание этому, что и рисовал-то его как в бреду, даже не понимая, КОГО он рисует. И, может, поэтому сознание и не оставило о нем воспоминаний, достаточных, чтобы в мозгу зажглось: "ВНИМАНИЕ!". Напоминая, что уж этот-то портрет нужно было убрать перед приходом гостя.
Так нет, не зажглось! Том банально об этом забыл.
"Ну, и что Билл подумал, увидев себя?" - Том тяжко выдохнул.
"Удивительно, что не прокомментировал. Хотя, почему удивительно? Билли понимающий, воспитанный, умный. Все, наверное, понял... Интересно только - что?"
Том представлял, насколько он спалился, но теперь уже было поздно что-либо делать по этому поводу. Хотя, можно было хоть что-то сказать тогда. Что-то вроде: "У тебя красивые глаза и правильные черты лица, вот, решил для себя набросок сделать". Или это выглядело бы еще глупее, чем молчание?
Том не знал. Том был растерян в те долгие несколько секунд или минут, когда Билл, не отрываясь, смотрел на самого себя.
Ну, а автор этого наброска стоял рядом. Не дыша, чувствуя, что кровь отлила от лица, и предательски ослабли колени. И так хотелось выхватить у него из рук этот лист и разорвать или, наоборот, неподвижно стоять, закрыв лицо руками, как только листа коснулись тонкие пальцы с безупречным маникюром, чтобы эту его бледность не заметил Билли. Но Том просто сжимал в кулаке карандаш, который перед этим схватил со стола. Это были мгновения нереальности, какой-то невесомости, неизвестности. Том не знал, что за этим последует. И так был благодарен, когда Билли просто отложил этот рисунок, тихо сказав: "Красиво".
В этот момент Том расслабился и отошел к окну, сложив руки на груди и закрыв глаза, слыша за спиной тихий шелест перекладываемых Биллом эскизов.

- Эти люди, Том. Они реальны? - Том знал, что Билли увидел начатые портреты с натуры, которые он рисовал в студии.
- Да, это реальные люди. Мне вообще для зачета по курсу нужно написать натуру. Серьезную, большую работу. И нужно найти модель. А я выбрать не могу.
Билл оглянулся.
- У тебя тут и девушка, и парень. Не важно, какого пола модель?
- Не важно, - Том выдохнул. И тут его пронзила мысль.
Он оглянулся и встретился с темными, внимательными глазами.
- Я не знаю, как ты бы отнесся к этому, - Том даже прикусил себе губу с внутренней стороны от волнения.
- Ты хочешь, чтобы я стал твоей моделью? - Тихо спросил Билл, исподлобья глядя на Тома, и тот не сразу, но кивнул.
И тогда Билли, не отрывая взгляда, улыбнулся - чуть свысока, понимающе, даже немного надменно, что ли.
Это была лишь секунда, но Том понимал Билла. Понимал, что он знает себе цену.
- Окей. Я согласен, если ты будешь рисовать у меня дома. Так возможно?
- Вообще-то, мне нужен мольберт, без него не смогу, и остальное... - Том был просто обескуражен этим заявлением.
- Я могу отвезти. У тебя же он не один.
- Да. Но почему не здесь?
- Дома я буду чувствовать себя свободнее, буду выглядеть естественно. Ну, ты же понимаешь, как это важно, - серьезно произнес Билли, и Том сдался.
- Окей. Попробуем, по крайней мере. Спасибо тебе.
- Когда решишься, я заеду за тобой, и отвезем все, что нужно. Хорошо?
  
Сейчас Том сидел и вспоминал это время, проведенное с Биллом. Как они ели разогретую пиццу, Том пил пиво и варил кофе для гостя. Они что-то рассказывали друг другу, дурачились, смеялись. Было легко.
И было невероятно сложно.
Им обоим.
А еще, конечно, Том об этом пытался не думать, но... Да, он помнил, что у Билла в языке штанга. И это не давало покоя. Иногда, когда Билл смеялся или когда облизывал губы, она лишь мелькала, но этого было достаточно, чтобы Том на несколько секунд выпадал из реальности. И сил на себя злиться за это уже не было. Он просто где-то очень глубоко в душе поскуливал, стискивая при этом зубы.
А еще Том взял номер телефона у Билла, мотивируя это тем, что сегодня вечером, не знал, ожидать ли его.
Ведь, договорились же встретиться? И вообще не помешает, на всякий случай?
"Переживал, ждал", - Билл с благодарностью смотрел на него.
Ему это то было приятно.
Вздохнув, вспоминая все это, Том вытащил мобильник и, найдя номер Билла, улыбнулся.
"Написать смску какую-нибудь? Почему бы и нет! Хотя... Нет, черт! Зачем? Это будет выглядеть, по крайней мере, странно. Особенно сейчас. Время за полночь..."
Вдох. Выдох. Отложенный в сторону телефон.


Но на следующий день Билли опять не появился в баре. Том нервничал. Хотя и понимал прекрасно, что они ни о чем не договаривались, и если позвонить и спросить, то это будет совсем уже черт знает что. Том решил переждать. Вот если и завтра Билла не будет, то тогда точно позвонит и поинтересуется, все ли в порядке. Даже на занятиях в студии Тома не отпускала мысль о Билле, и он сжимал свой мобильник в кармане. Очень хотелось позвонить, или чтобы Билл позвонил, что ли.
"Ну, что за фигня?" - Том переживал, ругая себя за это. Пару раз его телефон звонил, и он с бьющимся сердцем хватался за него, и почти стонал от разочарования, понимая, что звонок не от Билла.
Уже дома, поздно вечером, когда Том смотрел телевизор, слушая вполуха болтовню спортивного комментатора и размышляя - ложиться ли спать или сначала еще покурить, телефон зазвонил снова. Том почему-то был уверен, что это Билли. Просто почувствовал. И глядя на экран, улыбнулся.
- Да, - ответил спокойно и чуть небрежно, пытаясь скрыть свою радость.
- Пойдешь со мной на концерт? - Том опешил. Вот так с разбегу, ни "привет", ни "как дела". Он слышал Билла по телефону впервые, но этот голос ни за что не спутал бы с другим.
- Ты здоров вообще? - усмехнулся Том.
- Я здоров, спасибо, - Том чувствовал, что Билл улыбается.
- А мне кажется, что у тебя полуночный бред, - Том услышал смех Билла.
- Нет, все нормально. Ты так и не ответил, пойдешь со мной на концерт? - Тому хотелось сказать, что он с ним и к черту на кулички пойдет, но он удержался. - Завтра, в двадцать ноль-ноль.
- Может, все-таки скажешь, что за концерт или это секрет?
- А я разве не сказал еще? - чувствовалось, что Билл издевается.
- Еще нет.
- А, ну... ничего особенного. Надеюсь, ты про них слышал. Это группа известная. "Депеш Мод", кажется.
Том на секунду замер, а потом почти захлебнулся восторгом.
- КТО? - Заорал он. - Ты достал билеты на "Депеш Мод"?!
- Да, стадион "Колор Лайн Арена", - спокойно ответил Билл. - Так ты пойдешь?
Нет, он еще спрашивает!!!
- Билл! Бля... Кого мне надо за это убить?
  
   ***

W@R
23 Октябрь 2008 г. 23:27
   Тема: Я достал билеты!
   Настроение: счастлив
Плэйлист: Depeche Mode "I Just Can't Get Enough"
   Читать далее...
http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_23.html

Я действительно это сделал! Достал два билета на "DM"! И не важно, как я их достал. Я бы приобрел их за любые деньги. И не для себя, в общем-то. Для Него. Это того стоило!
Слышали бы вы его реакцию по телефону, когда я сказал, что за концерт!))))
Ребенок. Восторженный взрослый ребенок. Я слушал, как он орет от радости, и так сильно колотилось сердце. Улыбался, понимая, что все это не зря я затеял. И тоже хотелось орать вместе с ним.
Ну, я и сам "DM" очень люблю. Только для себя одного мне это не нужно было. Совершенно.
Я сделаю все, что угодно, чтобы видеть его улыбку. С нее-то, все, собственно, и началось)))
А он не знает ничего... Не знает, как мне все сильнее хочется быть с ним, и как все тяжелее мне оттого, что нет возможности рассказать ему об этом.
Понимаю, что когда я это сделаю, скорее всего, потеряю его. И эта мысль невыносима для меня. Я сам себе доказываю каждый день, что мне нужно как можно меньше находиться с ним рядом.
А делаю совершенно обратное.
Да, я сам захотел быть для него моделью. И пусть. Пусть так! Черт! Вляпался я по самое не могу. И не знаю, что со всем этим делать. От этого становятся дыбом волосы, везде, где не побрито.
Я не выдержу так долго. Хочется напиться до беспамятства, но теперь, зная номер его телефона, боюсь, что сделаю глупость. Сорвусь, позвоню, наговорю такого, что он меня потом будет обходить за милю.
И я до сих пор не знаю, есть у него девушка или нет. Я боюсь спросить.
Боюсь, что скажет: "Да, есть. И я ее очень люблю!" Что мне тогда делать? Утопиться? Отравиться? Что же мне так везет-то? Рауль променял меня на девчонку. Том - чистейший натурал.)))
Ладно...
Завтра концерт. Я буду с ним. Буду видеть его счастливые глаза и надеяться, что когда-нибудь он такими же глазами будет смотреть на меня, не из-за кого-то или чего-то, а из-за меня самого.
Всем удачи. Пользуйтесь презервативами! Мне пока это ни к чему. К сожалению))


***

Был уже первый час ночи, а Том все никак не мог успокоиться после новости, преподнесенной ему Биллом.
Завтра он пойдет на концерт "Депеш"! Это было почти фантастикой. Это было невероятно, это было так неожиданно, что его распирало от эмоций, а еще было досадно, что дома нет Михаэля, чтобы хоть с ним поделиться этой радостью. Вот только ощущение, что этот концерт будет ценен для него вдвойне, потому что рядом будет Билл, Том и от самого себя тщательно скрывал.
Он промучился с этой новостью полночи, пока его возбужденного и счастливого, не сморила усталость, и только тогда он уснул, улыбаясь даже во сне, слушая рев многотысячного стадиона, ожидающего выступления любимой группы.

***

Весь следующий день ему казалось, что время еще никогда так медленно не тянулось. Билли обещал позвонить около четырех, чтобы уточнить, как и где они встретятся перед концертом. И Том ждал этих чертовых четырех часов дня, уже сомневаясь, что они когда-нибудь наступят.
Но Билл пунктуально позвонил ровно в одну минуту пятого, радуя хотя бы тем, что не заставил Тома нервничать. Договорились, что Билл сам заедет за Томом на машине. Он практически на этом настоял. Билл не хотел, чтобы Том ездил на мотоцикле поздно ночью, он не говорил этого напрямую, но в целом подтекст был ясен.
Том впервые решился пропустить занятие в студии, его слегка мучила совесть, но это событие того стоило. В полседьмого он уже был дома, зная, что скоро подъедет Билли, и они вместе отправятся на Арену, чтобы заранее занять свои места на трибуне.

***

Очень кстати Том застал у себя на квартире Михаэля, и просто с разбегу вывалил на него все новости, что накопились за последние дни. Сосед тусовался все это время у своей подружки, а теперь, узнав о концерте, был искренне рад за друга.
- Ты, что ли, просил его билеты достать?
- Да нет, вообще разговоров таких не было!
- Тогда чего это малыш решил тебя побаловать? А, Том? - Михаэль с подозрением и легкой усмешкой смотрел на друга.
- Да, не знаю. Вот захотелось человеку. Не завидуй - это нехорошо.
- Ты уверен, что ему больше ничего не захочется? Взамен?
Том шумно выдохнул и стрельнул взглядом.
- Не заставляй меня пожалеть о том, что я тебе рассказывал.
- Да, ладно тебе, мы же друзья, - Михаэль оперся спиной о стену, глядя, как Том рассматривает свою физиономию в зеркале, решая бриться или нет. - Кому тебе еще рассказывать все, как ни мне? Ну, понравился ты мальчику-гею. Что тут такого?
- Он не гей, - спокойно отозвался Том.
- Ты сам-то в это веришь? - Том оглянулся на друга.
- Он так сказал, и я верю.
- Может он это... латентный гей? - сумничал Михаэль.
- В смысле, начинающий что ли?
- Ну, типа того. В глубине души - гей. Чувствует тягу к своему полу, но не признается.
Том потер нос.
- Не знаю, мы не настолько близко знакомы.
- Слуууушай, давай я сам ему дверь открою? Я с первого взгляда тебе скажу - гей он или нет.
- А тебе-то, откуда знать? - ухмыльнулся Том, - ты же, вроде, не по этой части.
- Не обязательно им быть, чтобы суметь отличить. Я тебе зуб даю!
- Ну-ну, давай, - Том согласился и пошел в ванную, размышляя по дороге о том, что, глядя на Билла, выводы напрашиваются сами собой, но не факт, что они будут верными. - Откроешь, если что, - бросил он через плечо Михаэлю.
Минут через пятнадцать Том услышал звонок в дверь и улыбнулся трем вещам. Во-первых, тому, что Михаэль сейчас увидит Билла, во-вторых, он увидит его сам. И, в-третьих, через полтора часа начнется шоу, которое он с нетерпением ждал со вчерашнего вечера.
Михаэль открыл дверь, а следом за ней и рот. Обалдев от "малыша", выше него самого на полголовы. Стройного, элегантного длинноволосого брюнета, на лице которого читался вежливо маскируемый, но все же привычный вызов: "Вы хотели что-то сказать?"
- А Тома можно? - Билл, чуть склонив голову, с интересом наблюдал этот явный ступор соседа Тома.
- Нужно, - сосед улыбнулся, скорее ошарашено, чем доброжелательно. Билл удивленно приподнял бровь, когда до него дошел смысл ответа. - Он в ванной, сейчас придет. Проходи...те... в его комнату, - Михаэль отступил, пропуская гостя, разглядывая его с ног до головы. Проведя Билла в комнату Тома и аккуратно прикрыв за ним дверь, он понесся в ванную.
- Бля! Том! Что же ты не говорил, что он... такой! - шептал Михаэль, но этот шепот был скорее похож на вопль.
- Какой, такой? - Том прикусил нижнюю губу изнутри, догадываясь, как на его соседа подействовал вид Билли.
- Да самый что ни на есть ТАКОЙ, бля. Одет так... - Михаэль захлебывался словами. - Он же... он...Том, друг мой, ты действительно наивно думаешь, что он не гей?
- Не ори, - процедил Том, хотя Михаэль просто шептал.
- Да не ору я! Я теперь понимаю, почему ты ему предложил стать моделью.
- Ну, вот и классно, что понимаешь, приз за сообразительность получишь позже, - Том оглянулся и отодвинул с дороги обалдевшего друга.
- Том... я что-то боюсь за тебя. Причем очень. Скажи, что я не прав? - Покачал головой Михаэль вслед Тому.
- Идиот, не неси ерунды, - огрызнулся Том и подумал: "Я и сам боюсь за себя. Очень".
А когда зашел в комнату, и стоящий возле окна Билл обернулся так резко, что взметнулись волосы, Том и сам на секунду потерял дар речи. Таким Уильяма он еще не видел. Уложенные волосы, прядями, одна к другой. Челка прикрывает глаза, которые сейчас почему-то казались... подведенными? Том не мог понять, в чем дело, да это было и неважно - Билли был неотразим: нежные, чуть приоткрытые губы, точеные скулы, изящество в каждой детали его образа. На первый взгляд простая белая футболка, но так оттеняющая его черные волосы и глаза, что захватывало дух, светло-голубые джинсы, до белизны в потертых местах, обтягивающие стройные длинные ноги. Черная, короткая, до талии, курточка, с подтянутыми до локтей рукавами, на тонких запястьях несколько разных браслетов, по стилю очень подходящих к его перстням. И, как контрольный выстрел, красовавшаяся на открытой шее тяжелая цепочка с крестом.
- Круто выглядишь, тру-рокер, - усмехнулся Том вместо приветствия.
- Спасибо, - Билл чуть смущенно покрутил перстень на пальце.
- Ты моего соседа ошарашил.
Билли улыбнулся, вспомнив выражение лица Михаэля.
- Да, я видел. Не хотел.
- Нормально все. Выживет, надеюсь.
- Он у тебя шутник, - заметил Билли, и Том удивленно поднял брови.
- Что-то выдал уже, зараза?
Билл опустил взгляд, пожал плечами, пряча усмешку.
- Да, ничего особенного. Но теперь меня не удивляют ваши подарки друг другу.
- Ага, ну, ясно. Михаэль тот еще приколист. Ладно, я пойду переоденусь, и поедем, окей?
- Конечно, Том, я подожду.
Билли остался один и снова повернулся к окну, чуть покачивая головой в такт своим мыслям. Ему нравилось то, как он сегодня выглядел и как на него смотрел Том. Этот поход на концерт оказался замечательным поводом показать себя. Билли было глубоко наплевать на всех остальных, ему хотелось только одного - чтобы его оценил тот, ради кого все это затевалось.
Вернувшись из ванной через несколько минут, Том заглянул в комнату. На взгляд Билли он выглядел обалденно. Спустя несколько секунд Билли понял, что он просто неприлично уставился на широкие плечи Тома, которые обтягивал черный пуловер из тонкой шерсти, оставляя открытой красивую шею. Том все же решил не бриться, и на скулах и подбородке оставалась светлая щетина. Это ему очень шло.
- Может, выпьем кофе? - Билли смог заставить себя оторвать взгляд. - Ты вообще что-нибудь успел поесть? Я не хочу, чтобы ты кусался.
И подумал: "Хотя, почему бы и нет?"
- Не успел. Давай куда-нибудь заскочим? У нас же еще время перед концертом? Ну, чипсы там... сока взять, а?
- Окей, конечно, возьмем. Поехали?
  
  
   ***

Том сам зашел в магазин, перед тем как подъехать к стадиону, где было полно народу и не меньше машин. Но им повезло: перед ними выехала машина, освободив место, на которое они тут же припарковались. Уже на улице ощущалась атмосфера праздника, радостного возбуждения, толпы фанатов разных возрастов постепенно стекались к Арене. Полиции тоже было немало. Парни минут за двадцать продрались внутрь, стараясь не потерять друг друга в толпе, и расслабились только тогда, когда оказались на трибуне, пробираясь к своим местам, при этом разглядывая огромное пространство стадиона, медленно заполняемое людьми. Было шумно, народ устраивался, проталкиваясь поближе к сцене. На самом искусственном покрытии стадиона многие сидели, и было понятно, что они тут уже не один час в ожидании шоу.
Том уже бывал на Арене, последний раз - в прошлом году, на выступлении "Кисс", в фан-зоне, и помнил до сих пор то ощущение давления, которое присутствовало практически весь концерт. Все было и прекрасно, и ужасно одновременно. Тогда, при вместимости стадиона в шестнадцать тысяч, народу было столько, что это было море из тел, яблоку негде упасть. И сейчас на трибуне, хоть это было довольно далеко от сцены, но Том был рад, что в этот раз ему не придется почти терять сознание от нехватки воздуха.
До начала оставалось около получаса, но обычно такие действа редко начинаются вовремя, так что парни решили пока перекусить тем, что было предусмотрительно захватили с собой. Том достал из пакета чипсы, а сам пакет, с остальными вкусностями, сунул Биллу. И через несколько секунд они вместе уплетали снеки и пили сок из одного пакета, болтали, смеялись, обсуждали фанатов, удачно косящих под Гехана или Мартина Гора. Им было приятно находиться вместе, ненароком прикасаться друг к другу, рукой или коленом, стараясь не смущаться этого, делая вид, что ничего особенного не происходит, и что все это нормально между друзьями. И эта нервная дрожь у обоих от ожидания грандиозного шоу любимой группы. И только от этого.
А потом был концерт - необыкновенное слияние душ и сердец зрителей, которыми на пару часов безраздельно завладели "Депеш Мод".

***

W@R
25 Октябрь 2008 г. 00:25
   Тема: После концерта
   Настроение: в состоянии эйфории
   Плэйлист: Depeche Mode "Question of Lust"
   Читать далее...
http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_25.html
  
   Привет всем! Я обещал написать после концерта, и я это делаю. Только что отвез домой Тома. 
Не слишком обращайте внимание, если все будет очень сумбурно, окей? Просто меня до сих пор трясет от этого вечера, от концерта и от Тома. И не знаю, от чего больше.))
Адреналин, которого у меня в крови и так достаточно рядом с ним, сегодня превысил все допустимые нормы. Этот концерт дал мне много больше, чем все дни нашего знакомства.
Как я и предполагал, Тома распирало от радости, и я видел его глаза. Они просто сияли. От него исходили такие волны разных ощущений, что меня просто трясло рядом с ним. Вы же понимаете, что на концертах "DM" невозможно просто сидеть и смотреть на сцену? Этот драйв Гехана зажигает зал по полной, так, что все кажутся единым целым, и начинаешь любить всех, как под кайфом, отчего люди берутся за руки и обнимаются на их концертах. 
К чему это я?))) Да все к тому же))
Мы, как и все, сходили с ума, орали, пели, хлопали, прыгали, танцевали. Этого нельзя было НЕ делать. Нас перло по-черному или по-белому, не знаю. Но это было так классно! Это был экстаз, длившийся почти два часа, для меня это было именно так.
НО... я знаю, что если бы со мной не было рядом Тома, мне не было бы ТАК хорошо.
Вы когда-нибудь вслушивались в слова песен "DM"? Слышать и слушать - две разные вещи.
Хит " Question Of Lust", его Мартин поет. "Вопрос похоти". Спокойная, красивая мелодия, берущая за душу. И не только мелодия. Слова в ней, их смысл. Я ее слушал, видя, как стадион тоже впитывает ее в себя. 

"Независимость все еще важна для нас обоих,
Хотя мы понимаем,
Что так легко совершить глупую ошибку
И разбить наше счастье (знаешь, что я имею в виду?)
Мои слабости.
Ты знаешь, все до одной (это пугает меня),
Но мне нужно выпить гораздо больше
Чем ты думаешь,
Прежде, чем я отдам себя кому-то"

А потом... потом, как и многие на этой песне, мы с Томом взялись за руки. Я даже не сразу понял, как так получилось. Не знаю, кто кого держал. Оба. Всю эту песню. Мне казалось, что я слышу стук его сердца. Нет, мы не смотрели друг на друга. Но я чувствовал, что это нам сейчас и не было нужно. Мы просто чувствовали друг друга, становясь еще чуточку ближе.
Это было волшебно.
Я не знаю, насколько хорошо Том понимает по-английски. Но мне кажется, он смысл этой песни почувствовал, что ли.... Просто, я на одном моменте поймал его взгляд - он улыбнулся, чуть виновато, как мне показалось. Я ответил улыбкой. А у самого защемило сердце.

"И ты ведь знаешь,
Это вопрос похоти,
Это вопрос доверия,
Это вопрос того, что мы не даем,
Разрушиться в пыль тому, что построили
Все это и нечто большее
Сохраняет нас вместе"

Только и после этой песни, мы не отпускали друг друга. Вернее, это я не отпускал его руку.
А он не отнимал ее у меня.
Он чувствовал, как мне это было нужно, важно, держать его теплую ладонь в своей, ощущая его сильные пальцы. Я не знаю, как он себя при этом чувствовал. А у меня кружилась голова. Я хотел, чтобы это продолжалось вечно.
Потом мы отпустили руки, когда следующая песня закончилась, и все хлопали. Это получилось очень естественно, без напряга. Но я потом еще очень долго чувствовал тепло его руки в своей.
Все закончилось так быстро, но помнить об этом я буду еще долго...
Мдааа... Что-то я разошелся. Накатал.)))
 Хотя все эти слова не могут выразить того, что творится у меня в душе.
Уже поздно и можно лечь спать.
Вот только я сомневаюсь, что вообще смогу сегодня заснуть.
Спокойной ночи всем вам! А еще лучше, пусть этой ночью вы будете не одни.
Мне так этого не хватает. 
Его не хватает. 
  
***
   Все хорошее действительно заканчивается очень быстро. Но, когда по окончании концерта парни выходили с трибуны, как всегда в таких случаях создалась некоторая толпа в проходах стадиона. Том шел позади Билла, и тот чувствовал, как Том в этой тесноте иногда, помимо своей воли, прижимается к нему всем телом. Билл понимал, что это, конечно, из-за тесноты и скопления людей, но у него от этих прикосновений темнело в глазах. Он готов был оставаться в этой толпе как можно дольше, лишь бы чувствовать спиной тело Тома, его руки, его тепло.
А потом они добрались до машины - взбудораженные, еще не остывшие после шоу, со своими впечатлениями, ощущениями, переполняющими их так, что все это хлестало через край. Том упал на сидение и, наклонившись вперед, от избытка чувств, стукнулся лбом о переднюю панель, говоря, как он благодарен Биллу за этот концерт. Но он даже не мог себе представить, КАКИЕ эмоции сам подарил в этот вечер Биллу, только оттого, что был рядом.
Эти волны мурашек по телу, сумасшедшие ощущения от его улыбок, взглядов, прикосновений, ощущения его горячего дыхания, когда он что-то говорил на ухо, пытаясь перекричать шум толпы и грохот ударных. Или когда Билл что-то отвечал, склоняясь ближе и неосознанно касаясь губами щетины на его щеке. Все это они запомнят надолго.
Билл заглушил мотор перед домом Тома, и они еще какое-то время молча курили, слушая музыку и свои мысли, переваривая все то, что произошло за последние три часа.
А потом Том неожиданно спросил про Еву - кто она Биллу? Чувствуя, как странно прозвучал этот вопрос, пояснил, что это попросил его узнать, Курт, официант из их бара. Биллу показалось, что Том облегченно улыбнулся после того, как узнал, что она просто его кузина по материнской линии.
Только ли это крылось в вопросе Тома? Билли не был уверен.

***

Том, сидел на письменном столе, отодвинув эскизы, прижимая к уху телефон, и растеряно улыбался.
- Ну, ты же не отнял руку, да? - спросила Кэти.
- Не забрал. Мне не хотелось. И не напрягало совсем, понимаешь? Как будто, так и нужно. То чувство... Черт, не знаю, как его описать. Единения, наверное... еще это море огоньков зажигалок, мобильников... - Том выдохнул. - Все это было такое правильное, что ли. Как и его рука тогда. Это казалось естественным. Ты знаешь, я рад, что в колледже все-таки прошел углубленный курс английского. Эта песня, ее смысл...
Том прикрыл глаза, покачал головой.
- Да... я тебя понимаю. - Кэти выдохнула. - "Это вопрос доверия".
- Да! Это было сильно, Кэт. Но потом, уже после концерта, я почему-то подумал, что Уильям все это воспринимал немного не так, как я, понимаешь?
- Ты просто чувствуешь, что нравишься ему, да? И это тебя напрягает?
Том немного помолчал, ощущая, как в душе что-то сжимается.
- Я не знаю, Кэти. Не знаю, что напрягает, не понимаю вообще, что за ерунда такая. Видела бы ты его сегодня!
- Знаешь, а я бы очень хотела увидеть того, кто тебе так мозги разносит, Рафаэль...
Она впервые за долгое время назвала Тома так, как называла его в детстве, за страсть к рисованию.
- Бля, прости. Но, он такой... сексуальный. Я перестаю воспринимать его как парня. Понимаю, что так быть не должно, НЕ МОЖЕТ ТАК БЫТЬ, по большому счету. Но так оно и есть. И, может быть, именно от этого вся фигня, а, Кэт? Может действительно все оттого, что я где-то глубоко, на подсознательном уровне, чувствую в нем девушку? Красивую, сексуальную девушку. И все-таки зная, что он парень, борюсь сам с собой? - Том выдохнул. - Я только очень боюсь, что когда-нибудь дам ему понять это. И что тогда?
- Слушай, а стоит ли? Бороться с самим собой? Ты говоришь про сексуальность. Что у тебя к нему, Томми, желание? Ты его хочешь?
Том сглотнул, прикусил губу. Молчал. Думал.
Кэти не торопила, понимая, что это тяжелый вопрос для Тома. Может, даже слишком тяжелый.
- Я не хочу парня, Кэти. Я же не педик, - наконец произнес Том, потирая пальцами висок. - Но я не знаю, что происходит. Не понимаю. Не могу объяснить ЭТОГО. Словами не могу. Это ощущения.
Кэти почти физически почувствовала, как Том насилует свой разум, пытаясь понять самого себя.
- Ладно, Том, расслабься. Все хорошо, слышишь? Я уже говорила, что ты должен дать себе время. И его тебе понадобится много, чтобы разобраться во всем.
- Да. Я понимаю. И, знаешь, я тоже хочу, чтобы ты увидела его, Кэт. Может, тогда ты тоже поймешь, почему я так реагирую на него? Ну, ты же умная, сестренка, ты должна понять!
- Том, что бы я для себя ни поняла, это будет не важно. Важно, чтобы ты принял все то, что происходит в твоей жизни.
Том закрыл глаза, чувствуя, как его бьет мелкая дрожь.
- Ты считаешь... значит, все-таки считаешь, что я... что он... - Том не смог договорить, заикаясь.
- Успокойся, Рафаэль, это ничего еще не значит. Я понимаю, что тебя сейчас разрывает надвое. Чувства говорят одно, разум твердит другое, правда?
- Да, - прошептал Том. - И это меня убивает.
  
  
   Было уже далеко за полночь, но они оба не спали. В разных концах города им не давало уснуть одно и то же.
   Глядя на дым сигареты, поднимающийся к вытяжке, Билли отстраненно отметил, что с появлением в его жизни Тома, он начал курить вдвое больше. Так получалось: сидя в баре, чувствуя за своей спиной его присутствие, невозможно было оставаться спокойным, он нервничал - и курил. А когда был далеко от Тома, курил оттого, что не отпускали мысли о нем. Это был порочный круг, который Уильям был не в силах разорвать. Но он не догадывался о главном - о том, что его чувства были практически идентичны чувствам самого Тома. Не знал, что точно так же у Тома в душе кипела битва - с точностью до наоборот. Разум пытался наставить чувства на путь истинный, а они упорно сворачивали в сторону, туда, куда их тянуло как магнитом - к темноволосому англичанину. Непонятные, странные, в чем-то даже противоестественные для Тома, эти чувства не просто отнимали силы, они еще больше подталкивали к той, "неправильной" стороне.
   Им было одинаково тяжело, и обоим хотелось выговориться, поделится с кем-то. У Тома это была Кэти, а у Билли - его блог, куда он и выливал все свои переживания. Он давно уже его вел, ведь в реальной жизни не было такого человека, которому он мог бы довериться так, как виртуальному пространству. Зная, что его читают реальные люди, каждый со своими собственными сложностями, со своей историей, он чувствовал, что порой там могут дать ему советы, пожелать удачи, да и просто создать иллюзию того, что он не один борется с этой, невесть, как и зачем, свалившейся на него проблемой. От этой поддержки становилось спокойнее на душе.
   Ведь никто из его друзей и нынешних приятелей не знал, что он бисексуал, хотя, скорее всего, его подозревали в нетрадиционной ориентации - но подтверждений тому ни у кого не было, Билла видели исключительно в компании девушек.
   Том, конечно, довольно однозначно воспринял их памятный разговор в баре, сведя все к якобы "недоразумению". Но он же абсолютно точно понял вопрос Билла, на который так и не ответил...
   А сейчас, спустя почти две недели с того момента, Билли уже точно знал - воображение не сыграло с ним злую шутку, все было именно так, как он чувствовал. Том был действительно неравнодушен к нему. И об этом говорили очень многие вещи - все те смущенные взгляды, неловкость, когда хотелось глупо улыбаться, тщательно эту улыбку пряча, слова невпопад и другие мелочи, которые не столько видятся, сколько воспринимаются подсознательно.
   Только при всем этом было одно огромное "но". Билли уже обжегся однажды - с Раулем. И был благодарен Тому, что он дал им шанс стать ближе, хотя бы, как друзьям, и, если он, Билл, сделает ошибку - второго шанса уже не будет.
   Размышляя об этом, Билл обреченно понимал одну простую вещь: рано или поздно он сорвется, по любому. Потому, что чем больше они общались, тем сильнее ему нравился Том, все сильнее было желание быть с ним, все больше Билл в него влюблялся - этого было не избежать, еще совсем немного и это уже будет не влюбленность, это будет Любовь. И что он тогда будет с ней делать? Он решил пока об этом не думать. Хотя бы из чувства самосохранения.
  
   Билли отчаянно надеялся, что Том, решив писать с него натуру, не передумает. И был рад, что тогда поставил твердое условие - работать у себя дома. Он даже не успел задуматься, как следует, прежде чем сказать об этом, просто Билли был уверен, что лично для него это единственный приемлемый вариант - ему нравилось у Тома, но там не было простора, не было выбора.
   А дома Билли мысленно уже "присмотрел" себе несколько мест, где представлял себя любимого: например, на диване, полусидя, утопая в мягких подушках, небрежно раскинув руки, в расстегнутой рубашке, с какой-нибудь примечательной цепочкой на груди. Или в его любимом кресле, закинув ногу на подлокотник, подперев голову рукой, или в самой спальне, на скомканном черном шелковом белье. Или... или... Этих "или" было столько в его бурном воображении. Но при этом он наверняка знал, что все будет зависеть только от Тома, от его фантазии и видения того, что он хочет получить на холсте в конечном итоге. Билли согласился бы на любой вариант - главное, что они будут продолжать общаться, будут все больше привыкать друг к другу, и когда он будет чувствовать, что можно сделать следующий шаг навстречу, пусть маленький - он будет его делать. Вот такой, как сегодня, когда он на концерте взял Тома за руку. Пусть это делало вместе с ними полстадиона, и, может, для Тома это было просто проявлением той атмосферы, что окружала их, но Билл помнил, как сильные теплые пальцы сжали его руку в ответ. И еще его взгляд.
   Они начали менять жизни друг друга.
  
   ***
  
   На следующий день, ближе к концу смены, Том с сожалением признал, что Билла сегодня он уже не увидит. Нет, на душе не было тревожно, Том был спокоен, только не хватало его присутствия, впрочем, это было уже привычное чувство, когда Билл не приходил. Но теперь, имея номер телефона Билли, Том успокаивал себя тем, что может связаться с ним в любое время. День прошел на удивление быстро, может, потому, что почти все время он проболтал с Куртом, рассказывая ему о концерте, о грандиозном впечатлении от этого шоу. Курт слушал Тома с искренним интересом, постоянно задавал вопросы, то об одном, то о другом, желая знать, как выглядела сцена, какие были декорации, звук, экраны, в чем был одет Дейв, какие хиты они пели на бис в конце и кучу других подробностей. Они пересмотрели записи на мобильном телефоне Тома, которые тот успел отснять вчера. В целом день прошел на свежих эмоциях от концерта, а вечером Тома неожиданно затащили в клуб друзья. Хотя в этот вечер перед уик-эндом он никуда не собирался, все вышло спонтанно, а повода отказываться у Тома не было.
   Все было, вроде бы, как всегда - ему было хорошо со своими друзьями и подругами, он выпил и даже выкурил косяк, предложенный кем-то из приятелей, но только не ощущалось во всем этом того драйва, к которому Том так привык. Что-то изменилось, существенно изменилось. Сидя за столиком в кругу компании, слушая краем уха веселый треп и обводя мутным взглядом зал и нескольких человек возле стойки бара, Том вдруг замер, остановив бокал перед самими губами, ловя себя на том, что на секунду принял высокую брюнетку за Билла.
   - Том? Ты чего? - Кто-то из друзей тряс его за плечо.
   - Нет, ничего, просто обознался.
  
   Невольная реакция заставила его в очередной раз задуматься о том, что, даже не осознавая этого, он машинально ищет в толпе этого парня. Усмехнулся сам себе, когда дошло до него и то, что даже в привычной ему атмосфере клуба, среди своих друзей, он впервые почувствовал себя одиноким. Непривычное чувство для того, кто всегда был душой компании. Том даже запаниковал немного, настолько это было для него странно. Поэтому он честно попытался расслабиться, заказав еще выпивки. Но обычное состояние легкости все равно не возвращалось. Тому было по барабану, что рядом крутились хорошенькие девчонки, многозначительно стреляющие глазками. Еще неделю назад он не оставил бы их без внимания. А сейчас они не производили на него обычного впечатления, не вызывали интереса и желания. Это не преминули отметить друзья, но он отмахивался, говоря, что все нормально, просто устал на работе и так далее, и тому подобное. Лишь бы отстали и оставили в покое.
   После того, как Том понял, что с ним происходит что-то неладное, настроение испортилось окончательно. Он просидел с компанией еще минут сорок, а потом, под удивленные взгляды и возгласы, вызвал такси и уехал. И что было самое удивительное, для тех, кто близко знал Тома, впервые, за последние пару лет, он ушел из клуба один. И не потому, что не нашлось той, которая бы захотела скоротать с ним остаток ночи, а потому, что не почувствовал в этом необходимости.
  
   ***
  
   W@R
   26 Октябрь 2008 г. 00:55
   Тема: день без Тома
   Настроение: устал
   Плэйлист: Leonard Cohen "Everybody Knows"
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_26.html
  
   Сейчас уже почти час ночи. Работал над заказом с самого вечера, и еще осталось пахать часа два, не меньше. Я в последнее время безобразно запустил все, что касается работы. И за это приходится расплачиваться...
   Надеюсь, что в ближайшие часы закончу. Отсыпаться буду завтра.
   И бездельничать буду целый день)))
   И скучать буду. По нему.
   Я не был сегодня в баре. То есть вчера уже, в пятницу. Почему?
   Да, наверное, просто потому, что нужно хоть как-то заставлять себя проводить время и без него. Без моего наркотика.
   Я очень хотел его видеть. Очень. Но не поехал. Думаю, что нам обоим нужно давать себе время подумать, правда?
   Нет, я не настолько наивен, чтобы полагать, что он соскучится по мне, а потом полезет обниматься при встрече.)))
   Хотя, это было бы здорово! Мечтать не вредно, как говорится.
   Но я не хочу, и не буду навязываться. Не хочу все время мозолить ему глаза. Ведь это мне хочется все время быть рядом, все время его видеть. Но я же не знаю, как ОН относится к моему постоянному нахождению в поле его зрения? Может, это его раздражает?
   Впереди выходные, и это означает, что я увижу его только в понедельник. Ну, что поделаешь?
   Пусть так. Придется поскучать. Хотя это уже больше похоже на тоску. Черт!
   Все, пошел я заканчивать проект, а то мне скоро придется искать себе другую работу))
   Том, наверное, уже спит...
  
   ***
  
   В субботу Том проснулся ближе к полудню, повалялся еще минут пятнадцать, наслаждаясь тем, что никуда не нужно спешить, сладко потянулся, до хруста в суставах, потом встал, умылся, позавтракал тем, что раздобыл на кухне, и решил немного разобраться с работами, которые потребуются на следующей неделе в художественной школе. Вернувшись в комнату, откопал на своем столе тот самый эскиз портрета Билла. И опять застыл, как в тот день, когда лист попал в руки Билли. Том смотрел в эти глаза, которые, как никогда раньше, удались ему. Хоть и сделан был этот набросок в странном, почти неадекватном состоянии, во взгляде была удивительная глубина. Том смог передать выражение его глаз и ту красоту, что завораживала его самого.
   Ему отчаянно захотелось увидеть Билли. Он промаялся так около пару часов, в бесплодных попытках чем-то себя отвлечь, пока окончательно не понял, что ни о чем другом он думать так и не сможет - нет желания рисовать, слушать музыку, лазить по интернету. Том решительно взял телефон и набрал смску:
   "Привет! Тебя не было вчера в баре. Как ты? Все окей?"
   А потом несколько долгих, бесконечно тянущихся минут, гипнотизировал мобильник, положив его на стол перед собой, покачивая ногой в нетерпении.
   И ответ пришел: "Привет, Том! Я в порядке, вчера днем отдыхал, а ночью работал. Только проснулся. Чем будешь заниматься сегодня?"
   Том, закусив губу, вчитывался в строчки, и улыбался, понимая, что последний вопрос Билли совершенно неприкрыто говорит о желании увидеться с ним. И вдруг стало так хорошо и солнце за окном как будто ярче засветило.
   "Я в порядке, планов никаких. Как насчет покататься на мотоцикле?"
   Ответ был очень коротким, но бьющим по мозгу:
   "Хочу. Я позвоню, ладно?"
   Волна мурашек по спине, шее, затылку.
   А потом мобильник зазвонил. И Том, сглотнув, нажал на прием.
  
   ***
  
   Когда несколько часов назад пришло сообщение от Тома, и Билл понял, что они сегодня смогут встретиться, то был готов отдать за такую возможность все. Ну, или почти все. После того, что было на концерте, это волновало, навевало такие мысли... такие... Билли одергивал себя, постоянно напоминая, что это всего лишь его желания. Невыполнимые. Но, может, только ПОКА невыполнимые?
  
   Он стоял у ворот своего дома, курил, чуть поеживаясь от нервного возбуждения, и часто поглядывал в ту сторону, откуда должен был появиться Том. Билл предложил ему приехать посмотреть дом и предварительно прикинуть, где можно будет расположиться, чтобы рисовать с натуры. Тома такое предложение заинтересовало. Конечно, он не забывал о том, что пора было начинать работать, ведь до сдачи курсового проекта оставалось чуть больше месяца. Но, хотя он был несказанно рад согласию Билла стать моделью для него, то, что писать картину придется в его доме, немного напрягало Тома, поэтому он все откладывал разговор об этом. А сейчас, наконец, появился повод, сдвинуть дело с мертвой точки.
   Том, добравшись до пригорода, где жил Уильям, сбросил скорость, прикидывая про себя, что это район для респектабельных людей. Дома были в основном двухэтажные, с красивыми фасадами и ухоженными лужайками, даже сейчас, осенью, на них не было видно палой листвы или пожелтевшей травы. Машины, припаркованные возле них, тоже наводили на мысль об определенном уровне достатка. Том пытался хоть где-то увидеть название улицы, но ему на глаза попадались только порядковые номера. Пришлось остановиться и уточнить адрес у женщины, гуляющей с собакой. Том понял, что улица та, что нужна, и смелее поехал вперед, а метров через двести увидел знакомую фигуру, выходящую к дороге. Улыбнулся невольно, понимая, что Билли его ждал. В очках с затемненными стеклами и с собранными в хвост волосами Билли выглядел непривычно юным, совсем мальчишкой. Том прикусил губу изнутри, когда что-то теплое разлилось в его груди. Стараясь не углубляться в эти ощущения, он остановил мотоцикл, заглушил мотор и откинул упор.
   А Билли, счастливо улыбаясь, смотрел на него, водрузив очки на голову, подняв ими челку и открывая красивый лоб.
   - Привет, - шагнул он вперед, пока Том стаскивал с себя шлем и встряхивал взлохмаченными волосами, чуть смущенный, прикидывая, о чем им говорить.
   - Привет, - Том стянул перчатку с правой руки и протянул ее, сжав прохладную ладонь Билла. - Теперь я знаю, где ты обитаешь.
   - Я рад, что ты приехал.
   - Я тоже, - Том глянул на дом за спиной Билла, расстегивая на себе мотоциклетную куртку. - Это твой "маленький" двухэтажный домик для одного? Или, может, у тебя там жена и пара детишек? А я с пустыми руками.
   Том знал, что несет чушь, но "домик" действительно был внушительный.
   - Да, мой домик, для одного. Нет ни жены, ни детей, даже домашних животных нет. Зато у тебя есть, - Билли с улыбкой кивнул на байк. - Заводи твоего коня во двор, окей?
   Билли шел чуть позади и очарованно смотрел на Тома, на то, как он великолепно смотрится рядом со своим "зверем". Впрочем, без него он тоже выглядел не хуже. Мотоцикл оставили во дворе, вместе с двумя шлемами на сидении, Билли закрыл ворота и пригласил гостя войти.
   - Проходи, раздевайся, будь как дома. Вот только у меня нет таких чудесных тапочек с ушами, как у тебя.
   - Спасибо, я не привередливый, - любезно отозвался Том, сдерживая смех.
   Билли повел его в гостиную.
   - Слушай, ты не хочешь перекусить? - Билли оглянулся на рассматривающего, обстановку Тома.
   - Не-а, я поел перед выходом, спасибо, - и серьезно добавил, - я не буду кусаться, обещаю.
   - Ну, хорошо, - Билли присел в кресло, сопровождая взглядом медленно обходящего комнату Тома. - Есть идеи, что именно ты хочешь написать? Тебе нужен только я или что-то еще из интерьера?
   Билл понимал, что гость не из праздного любопытства рассматривает все вокруг.
   - Ну, в первую очередь, мне нужен правильный свет, от него зависит очень многое, - Том посмотрел в сторону окна. - Если в этой комнате рисовать днем, то понадобится дополнительное освещение.
   - Без проблем, Том, найдем что-нибудь.
   - Здесь красивая мебель, - Том перевел взгляд на диван и кресло, обтянутые светло-бежевой тканью под замшу, которая интересно смотрелась в тех местах, где ворсинки ложились в другую сторону. - Ты очень фактурно будешь выглядеть на светлом фоне с темными волосами.
   Билл видел, как у Тома загорелся в глазах огонек предвкушения, и ясно ощущал, что в нем сейчас говорит художник. Чувствовал поток его мыслей и понимал, что Тома сейчас волнует только будущая картина.
   - Я примерно знаю, чего хочу, и что мне для этого нужно. Во-первых, модель визуально должна быть интересна, - медленно подбирая слова, говорил Том, - это очень важно для работы. И я ее нашел.
   Билли едва заметно покачал головой, сдерживая улыбку.
   - И важно, чтобы она не была "пустой", - Билл приподнял брови, услышав это, но продолжал смотреть на Тома, в ожидании продолжения.
   - В том смысле, что я сам должен чувствовать внутреннее состояние того, кого буду писать.
   Билли нервно сглотнул, надеясь, что это не очень заметно. Почему-то подумалось: "А если Том действительно почувствует? А ведь почувствует же! И что тогда?"
  
  
   - Как говорит наш преподаватель живописи: "Писать нужно не то, что видите, а то, что чувствуете. Не только то, что на поверхности, но и то, что внутри. У картины должна быть душа", - Том умолк на минуту. Но тишина, обычно кажущаяся им неловкой, сейчас была очень естественной. Билл наслаждался обществом Тома, понимая, насколько сам счастлив, что тот выбрал именно его. Хотя бы как модель.
   - Если следовать этому правилу, получаются настоящие работы, - Том улыбнулся сам себе. - Знаешь, ведь не только у человека есть душа. Она во всем - в предметах, в природе, в любом взаимодействии. Ее просто нужно уметь почувствовать, тогда сможешь передать в картине все, что захочешь.
   Билли смотрел на Тома и страстно желал, чтобы тот поднял сейчас глаза. Да, он знал, что самого себя в его взгляде Билл сейчас не найдет, но там должно быть вдохновение, и он так хотел увидеть его...
   Но не случилось. Том не дал такой возможности, зажмурившись на секунду, глубоко вздохнул, как бы выныривая из того состояния, в которое погрузился.
   - Мне нужен полный рост, естественная, расслабленная поза. Интерьер, - Том на секунду задумался, - здесь будет замечательно, я думаю. Мне нравится.
   - А давай, на всякий случай, я проведу тебя и по другим комнатам, посмотришь, вдруг где-то понравится еще больше?
   - По другим? - Том рассеянно посмотрел на Билла. - Ну, давай!
   Следующие минут десять парни ходили по комнатам, были и на втором этаже в обеих спальнях - гостевой и в той, где спал сам Билл, а потом спустились обратно в гостиную.
   - Красивый у тебя дом, - Том сел напротив Билла, который устроился на подлокотнике кресла, - большой и такой... аккуратный. Как ты такой порядок поддерживаешь?
   - Какое там, поддерживаю! - усмехнулся хозяин. - Я его только нарушать могу. Ко мне домработница приходит, местная. Убирается, ну, там, вещи в чистку относит, иногда я ей доплачиваю, и она готовит, если ко мне гости приходят...
   Он замолчал, и Том почувствовал, что Биллу неудобно было говорить об этом.
   - Ага, классно! Счастливый ты, а у меня Михаэль, сука, никак не хочет быть горничной, как я ни упрашиваю! И бесплатно отказывается, и за деньги тоже, - Том потер нос, и парни рассмеялись, расслабившись.
   - Знаешь, вот сейчас, на данный момент, мне в этой комнате нравиться больше всего, даже по свету. Все равно ведь придется работать по вечерам, в основном.
   - Хорошо, если ты все-таки решишь, то после работы я могу привозить нас сюда, - Билл кивнул и, подтянув колено, сцепил на нем пальцы. Том замер, уставившись на него.
   Билл с интересом ожидал, понимая, что сейчас в его голове опять завертелись мысли, связанные с картиной.
   - Знаешь, а развернись к окну? Вот так, как ты сейчас сидишь, только, да... - Том встал, глядя на Билла у которого одна нога осталась на полу, вторую он поставил на сидение кресла, продолжал сидеть на мягком широком подлокотнике.
   - Руку положи сверху на спинку кресла, ага. Просто вытяни ее и расслабь. У тебя очень красивые руки, знаешь? - мимоходом сказал Том. Билл лишь улыбнулся, понимая, что Тому сейчас неважно, ответит он или нет. Он видел блеск в глазах Тома, тот был просто захвачен будущей работой. Он уже видел свою картину.
   - У тебя есть рубашки? - Том, склонив голову, задумчиво смотрел на шею и плечи своей модели.
   - Ну, да, конечно. Разные.
   - Хорошо, - Том засунул руки в карманы джинсов. - Нужно будет посмотреть подходящий цвет, чтобы с бежевым фоном сочетался. Темно синее что-то... Я хочу писать тебя с расстегнутой рубашкой, чтобы была открыта грудь, - он пристально глянул в глаза смущенного Билла. - Если ты не против, конечно.
   "Против! Шутишь? Да я голым буду позировать, если захочешь".
   - Нет, не против. Все нормально.
   - И вечером уже будет видно, что тут со светом получится, - Том попытался оценить освещение, которое могут дать лампа и напольные светильники в гостиной.
   - Как скажешь, Том, командуй. Я тебе организую, все что потребуется.
   - Думаю, что на этой комнате мы и остановимся, - Том улыбнулся, и Билл понял, что тот, наконец-то, вернулся из своего воображения в реальность.
   - Когда ты планируешь начать? - подтянул вторую ногу с пола Билл, удобнее устроившись в кресле.
   - На следующей неделе, наверное, хорошо? Тебе удобно будет? Я не сильно отвлеку тебя от работы? - Том подошел к окну, чуть отодвинув гардину, смотрел на ухоженный двор.
   - Никаких проблем, Том. Конечно, привезем, все что нужно, и можно начинать, - Билл гладил пальцами нежную обивку кресла, оставляя на ворсе затейливые узоры.
   - Ну, что? Как насчет прокатиться с ветерком? Скоро уже темнеть начнет, - Том оглянулся на встающего с кресла Билла. - Ты возьми перчатки и оденься теплее.
   Тот улыбнулся, глядя на самого Тома, в мягком теплом свитере темно-серого цвета, с высоким воротом, и так захотелось подойти и провести ладонями по широким плечам, ощущая не только мягкость шерсти, но и твердость плеч под ней. Билл даже головой встряхнул, торопливо отгоняя эти предательские мысли.
   - Обязательно, Томас. Как скажешь.
   - Ну, я же не хочу потом писать тебя с распухшим от простуды носом, - Том тоже улыбнулся.
  
   Он стоял рядом с байком, не спеша, натягивал перчатки и ждал Билла. На душе было хорошо, Том был рад, что принял условие Билли писать натуру у него дома. Сейчас он действительно понимал, что ничего лучшего он бы найти не смог. Ему понравилось все - и обстановка, и атмосфера. Конечно, рядом с Биллом он не мог быть совершенно спокойным и расслабленным, но это уже, как говорится, по причинам от него не зависящим. Это останется в любом месте, где бы он ни решил работать.
   Билли вышел из дома, и Том смотрел на него, пока тот закрывал двери на замок. Смотрел, и ловил себя на мысли, что скорее даже, пялился на эти длинные ноги в черных джинсах, кожаные темно-коричневые кроссовки и обтягивающую изящную спину кожаную курточку в тон. Волосы, рассыпанные по плечам...
   "Чем не девушка? Высокая стройная девушка. Ну, может, для девушки слишком угловатая, никаких округлостей - не в моем вкусе. Да, в общем-то, и не хочется, чтобы это была девушка, это было бы как-то... банально. О, мой бог! О чем я думаю!?"
   Билл оглянулся и наткнулся на странный взгляд Тома. Спустился с крыльца, надевая перчатки.
   - Все в порядке? - Он взял из рук Тома протянутый шлем.
   - Да, конечно, все окей, - Том догадывался, к чему этот вопрос. - Задумался просто. Надевай, - он кивнул на шлем в руках Билла, и потянулся за своим.
   Билл облизал нижнюю губу. Этот взгляд... Оценивающий. Так на него смотрели часто. Парни. Те, которые...
   "Но Том же другой! Да... Но этот взгляд? Никогда раньше я не видел у него такого".
   И сейчас только то отличало Тома от других, что в его взгляде была не столько оценка, сколько смущение. Засосало под ложечкой, и почему-то стало горячо затылку. Билли, не понимая толком, что все это значит, чувствовал, изменения. Что-то меняется... Но сейчас нет времени об этом думать.
   Том, прежде чем натянуть шлем на себя, сказал:
   - Ты только держись за меня. Крепко держись, понял? - Билл кивнул, улыбаясь.
   - Отлично выглядишь, - Том легонько шлепнул ладонью по шлему на Билле, показал большой палец.
   - Не сомневаюсь, - пробубнил скромняга Билли, доставая дистанционный пульт от ворот.
   А Том, опустив на шлеме щиток, сел на байк, повернул ключ зажигания, и мотоцикл глухо заурчал. Том оглянулся и кивнул себе за спину. Уильям, с бьющимся в горле сердцем, шагнул, легко коснулся его плеч, перекинул ногу через сидение и уселся, опершись ногами на подставки. Чуть поерзал, устраиваясь, и осторожно положил ладони на пояс Тома.
   Том отрицательно покачал головой, молча, взяв руку Билли, протянув вперед, решительно и крепко прижал ее к своему животу. Билли улыбнулся и кивнул, направил другой рукой дистанционку, нажал на пуск. Когда створки ворот за их спиной закрылись, Билл засунул ее в карман, и свободная рука тоже обняла Тома за талию. А когда мотоцикл плавно тронулся с места, и он коснулся грудью спины Тома, сладко дрогнуло сердце от мощной порции адреналина, выброшенной в кровь.
   Так близко...
   Хотелось снять шлем и уткнуться в шею Тома, ощутить нежность открытой кожи, почувствовать ее запах. Но вместо этого Билли просто прижался к его спине, стискивая пальцами кожу мотоциклетной куртки.
   Скорость пугала Билли только поначалу, пока он не понял, что Том классно водит свой байк. Никогда раньше он не ощущал такого драйва. Почти пустое загородное шоссе, стремительный полет, адреналин рвет вены восторгом, быстрее, еще быстрее...
   Билл иногда закрывал глаза, пытался глубоко дышать, чтобы немного успокоить бьющееся в висках сердце, но не получалось. Скорость, тепло Тома, которое Билли чувствовал даже сквозь одежду, проносящийся мимо пейзаж, головокружение и безграничный, по-детски чистый восторг - все это вызывало желание кричать от счастья.
   Билли знал, куда Том их везет. Они отправились в сторону Нордерштедта, где примерно в сорока минутах езды от города была заправка, и можно было остановиться перекусить в небольшом придорожном кафе. Том специально выбрал этот маршрут, с загородным шоссе, чтобы показать все возможности своего мотоцикла, ведь это возможно только на такой дороге - прямой и свободной. Тем более что осеннее солнце начинало садиться, и они знали, что возвращаться придется уже в сумерках.
   Если Билл, впервые севший на мотоцикл, был захвачен новыми для него ощущениями, то для Тома все было еще сложнее: у него за спиной сидел самый странный на свете парень, странный - для него. То, что сердце билось у Тома в одном ритме с сердцем Уильяма, наверное, и говорить не стоит. В метущейся душе был полный хаос. Вихрь. Торнадо. Затягивающий в себя все те чувства, что появлялись рядом с тем, в чьих глазах он утопал все глубже и глубже. Том пытался быть спокойным. Ему это нужно было сейчас как воздух, в его руках были их с Биллом жизни, как бы пафосно это ни звучало. Но, мотоцикл есть мотоцикл, и управлять им на такой скорости должно незамутненное сознание. И Том старался держать свой разум под контролем, как бы трудно это ни было. Он бы не позволил себе рисковать. По крайней мере, не Биллом.
   Они все больше удалялись от Гамбурга, дома закончились, а субботний вечер освободил трассу от потока машин, и Билли казалось, что они с Томом остались только вдвоем - и никого больше. Во всем мире. Хотелось оставаться в таком состоянии как можно дольше. Просто быть рядом, чувствуя тепло его спины. А еще Билли отчаянно хотелось знать, что сейчас чувствует Том? Его взгляд, пойманный возле дома, был таким... необычным. Билли не знал, как его трактовать, и решил просто забыть об этом на время, решил просто плыть по течению, наслаждаться поездкой и невольной их близостью.
   Они уже практически подъезжали туда, где Том собирался остановиться и перевести дыхание. Время поездки пролетело как одна минута. Но Билли успокаивал тот факт, что у них еще будет возможность пообщаться, покурить, выпить кофе - а потом опять будет адреналин и бешеный стук сердца в груди.
   Том аккуратно завернул на стоянку возле заправки и остановился, не заглушая мотора. Билл отстранился и стянул вслед за Томом шлем, встряхнул волосами. Было ощущение какой-то легкой заторможенности, и в сознании, и в теле, как после долгого авиаперелета. Хотелось размяться, и Билл начал медленно вставать с мотоцикла.
   - Осторожно, - взъерошенный Том смотрел через плечо на Билла, удивившегося такому предупреждению. Но как только Билли оперся на ногу и чуть не осел на землю, почувствовав слабость в коленях, он все понял.
   - Ой, бляяя, - вырвалось невольно, и Билл оперся рукой о сидение, глядя на улыбающегося Тома. - Ничего себе. Что это со мной?
   - Сейчас пройдет. Так у всех поначалу, - ответил Том со знанием дела. - Ты был напряжен всю дорогу, хоть и сам этого не понимал, вот мышцы и реагируют.
   - Вот это да! - Билли стоял, чуть наклонившись, растирая колени, и теперь ему стало понятно, что странные ощущения в ногах - просто дикая усталость. - Слушай, это так классно! Ух, у меня все дрожит внутри до сих пор.
   - Да, я понимаю, - Билли распрямился потихоньку, и Том увидел его улыбку.
   - Я эту поездку надолго запомню, - снимая перчатки, с чувством сказал Билл, обратив внимание, как дрожат его руки.
   - Не сомневаюсь, - Том протянул ему свой шлем и перчатки. - Иди в кафе, подожди меня там, окей? Я сейчас заправлю байк, поставлю его на стоянку и приду. Я быстро.
   - Хорошо, давай, я подожду, - Билли еще пару секунд смотрел на Тома, отъезжающего к бензоколонке, а потом пошел на непослушных ногах, к входу в кафе, на крыше которого красовалась всеми цветами радуги здоровая неоновая кружка с дымящимся кофе.
   На стоянке было всего несколько машин, и это означало, что народу внутри мало. Билл зашел в зал, сопровождаемый звяканьем дверного колокольчика, и был одарен внимательными взглядами немногочисленных посетителей. Было ощущение, что он пришел к кому-то в гости, и захотелось сказать: "Здрасьте, простите, если не вовремя". Билл, который чувствовал себя, как дома, в дорогих ресторанах и клубах, здесь испытывал неловкость.
   "Ну, что поделаешь", - усмехнулся он сам себе и прошел внутрь к свободному столику возле окна. Положив шлемы рядом с собой, упал на мягкое сидение и выдохнул, стараясь расслабиться полностью, вытянув ноги. Пахло приятно - кофе, выпечкой, чем-то еще. И хотя Билли был совершенно не голоден, эти запахи возбуждали аппетит. Через минуту подошла женщина с блокнотом и вышитым на форменном платье именем "Эдит":
   - Добрый вечер, что будете заказывать?
   Билли поднял на нее глаза.
   - Я... чуть позже, если можно. Сейчас подойдет мой приятель. Можно пока минералки без газа?
   - Да, сейчас, - официантка удалилась к стойке.
   Билл смотрел на постепенно угасающий день за окном, хотелось, чтобы поскорее пришел Том. На столе лежали их перчатки, а пальцы Билла рассеянно касались пары Тома, поглаживая тонкую кожу. Мысленно Билл все еще сидел на мотоцикле у него за спиной.
   - Пожалуйста, ваша минералка, - Эдит принесла бутылку воды и стакан.
   - Спасибо, - Билл улыбнулся и осторожно взял стакан со стола, прекрасно помня, как несколько минут назад дрожали его руки. Но сейчас было уже гораздо легче, и он с удовольствием напился.
   Вскоре раздался знакомый перезвон, и в зал вошел Том. И Билл не смог сдержать улыбку.
   - Ну, все, - Том плюхнулся напротив, стянув с себя куртку и бросив ее на шлемы. - Заправился, отлил. Ты как? Отпустило немного?
   - Да, уже нормально, спасибо.
   - Хорошо. Обещаю, что такого уже не будет. Так бывает только в первый раз. Ты не заказывал ничего?
   - Не-а, - улыбнулся Билл. - Я не решился.
   - Чего это? - усмехнулся Том. - Заказать отраву побоялся? Приколист! Ладно, сейчас что-нибудь организуем. Кофе будешь? Сок? Апельсиновый?
   Билли утвердительно кивал на каждый вопрос.
   - Хорошо, и что-нибудь пожевать возьмем. Снимай куртку, Билл, запаришься, а сам понимаешь - мотоцикл не машина, - Том махнул рукой официантке.
   Билл, закусив губу, пытаясь скрывать идиотскую улыбку, раздевался. Как же хорошо ему было сейчас, спокойно и уютно - рядом с ним. С таким уверенным, заботливым, таким нужным Биллу человеком. Никогда и никому не хотелось довериться так, как этому парню. Во всем. Билли поражался сам себе - ему даже в голову не пришло спросить, что Том заказать собирается. Биллу было совершенно все равно, он знал, что будет есть все, что угодно, из рук Тома. Это чувство завораживало и пугало одновременно. Он видел, насколько Том его меняет, но лишь с интересом наблюдал за этим процессом, зная, что все равно не сможет противостоять. Билл ходил с ним туда, куда сам бы в жизни не собрался, делал то, что напугало бы его до обморока еще месяц назад. Он бы никогда не согласился даже сесть на мотоцикл. А с Томом... Да хоть с парашютом прыгнуть, лишь бы в тандеме.
   Том сидел, откинувшись на спинку, и вытянул ноги так, что они оказались у Билла под сидением, слегка задев его. Это заставило вздрогнуть обоих, может, даже больше внутренне, чем внешне.
   - Ненавижу самолеты, - выдал неожиданно Билл, и Том с подозрением глянул на друга. Тот понял, что эта реплика показалась Тому странной, и пояснил. - Я про то, что там ноги девать некуда, вечно коленями упираешься в спинку переднего сидения.
   Том хмыкнул.
   - Вон ты о чем! Мда, это точно. С нашим ростом там не очень комфортно, - Том чуть подтянулся на сидении, увидев, что им несут еду. - Опа!
   Билли смотрел широко открытыми глазами на то, что заказал Том.
   - Приятного аппетита. Сейчас принесу кофе, - говорила официантка, выставляя тарелки на стол.
   - Спасибо, - Том взглянул на недоумевающего Билла. - Что?
   - По-моему нам забыли принести ножи и вилки. А вот ложки зачем-то...
   - Вообще-то, "хот-доги" едят руками, а яблочный пирог - мягкий, его и ложкой можно есть.
   Билл смотрел, как Том берет длинную булочку с сосиской внутри и смачно откусывает приличный кусок. Жует и кивает на тарелку Билли.
   - Эй, чего ты смотришь так? Никогда "хот-дог" не видел?
   - Видел, конечно, но вот как-то ни разу... В детстве мои родители были категорически против "фастфуда", и у меня это осталось. Но ты так аппетитно это ешь...
   - Бери в рот и кусай, - бесцеремонно перебил его Том, наворачивая за обе щеки и наблюдая за внутренней борьбой друга.
   Билли сглотнул, улыбнулся и отважился попробовать. Приподняв булочку с тарелки двумя пальцами, нерешительно наклонился и откусил кусочек. Задумчиво пожевал.
   - Не бойся, все когда-то бывает в первый раз, - подбодрил его Том. - Но, если бы ты начал это есть ножом и вилкой, тут бы все со стульев попадали.
   - Я понимаю, - серьезно сказал он и уже смелее откусил второй раз.
   Том улыбался и жевал, глядя на пальцы Билла, так элегантно держащие "хот-дог", будто он был на званом ужине у премьер-министра.
   - Учить тебя и учить, - вздохнул Том, и Билл чуть не поперхнулся. Проглотил кусок, который и не прожевал, как следует, и уставился на него.
   "Ничего себе, заявочки" - мелькнуло в возбужденном мозгу, в котором самые невинные вещи приобретали совсем иной смысл. Билл про себя порадовался, что его друг не подозревает, какие мысли одолевали его в связи с этими высказываниями.
   А Том, усердно пережевывая, упорно не смотрел в глаза Биллу - куда угодно: в свою тарелку, в окно, на стойку бара. Только Билл видел, что он сдерживает улыбку. Принесли кофе, и Том с преувеличенным интересом погрузился в размешивание сахара в чашке. Биллу же еда показалась на удивление вкусной. И даже пирог был съеден полностью, что Билли списал на переживания от своей первой и такой экстремальной поездки с Томом.
   - Ну, вот, - Том удовлетворенно потянулся, - я же говорил, тебе понравится! Курить будешь? - он потянулся к куртке, выложил на стол пачку "Мальборо" и зажигалку.
   - Спасибо, обязательно буду.
  
   ***
  
   Билли действительно почувствовал себя чуть свободнее, когда второй раз сел на мотоцикл. Это было легче, в первую очередь психологически. Только вот руки он не смог сразу положить куда нужно, и Тому опять пришлось напомнить ему. Билл улыбнулся и, наконец, обнял Тома за талию. Именно обнял - так это ощущалось для него самого. И прижался к его спине. А еще он почувствовал своими бедрами бедра Тома и удивился - почему этого не было в первый раз? Том вывел мотоцикл на трассу, а Билла выбивало из колеи это внезапное осознание. Он хотел понять, почему только сейчас это стало ощущаться ТАК? Может, он сел слишком близко?
   "Почему я не помню - так было сначала? Или нет? Может, сдать назад? Так, чтобы не касаться Тома? Или не надо? А может это уже слишком, и все-таки надо?" - Билла раздирали сомнения.
   Эти мысли были прерваны на счет раз, когда Том минут через десять замедлил движение и свернул с трассы на грунтовую дорогу, ведущую куда-то в лес.
   "Бляяя. Это мы куда?" - пронеслось в голове у Билла.
   Он не представлял, куда и зачем вез его Том. Разговора об этом не было. Ехал он медленно, тщательно выбирая дорогу. Уильям молчал. Он просто не знал, что думать по этому поводу. И что чувствовать. Был ли он встревожен? Ну, может, немного, в глубине души.
   "Что такого может задумать Том? Убить меня? Вроде бы не за что... Если только не маньяк... А на маньяка Том явно не тянет. Привязать к дереву и изнасиловать? Ага... Размечтался..."
   Билл усмехнулся сам себе и решил просто довериться Тому.
   Они ехали мимо деревьев, которые на фоне еще достаточно светлого неба выглядели силуэтами, вырезанными из черной бумаги. Том улыбался. Он же прекрасно понимал - несмотря на то, что его пассажир ничем не выдавал волнения, его это должно напрягать. Том был благодарен ему за доверие, за это молчаливое спокойствие. Дорога тем временем забирала круто вверх. Минут через семь, после того как они свернули с шоссе, лес внезапно закончился, и они оказались на открытом пространстве.
   Том остановил мотоцикл, и парни замерли, глядя в одну и ту же точку - с плоско срезанной вершины холма, на который они поднялись, открывался вид на огромный, уже скрывающийся за горизонтом диск солнца. Это было завораживающе красиво.
   Билл медленно снял с себя шлем, чувствуя, как все тело покрылось мурашками. А еще появился ком в горле. Давно Билл не видел такого заката, а может и никогда. Медленно слез с мотоцикла, прошел пару шагов вперед, к лежащему бревну, так и не отрывая глаз от края красно-золотого диска, отбрасывающего уже неяркие лучи на осеннюю листву, лежащую под ногами, заливая ее и стволы оставшихся за спиной деревьев ровным багряным светом. Том заглушил мотор, тоже снял шлем и перчатки. Он так и сидел на мотоцикле, смотрел то на молчащего Билла, то на закат. Было невероятно тихо. Ни малейшего дуновения ветерка. Природа замерла так же, как замер Уильям. Только его сердце рвалось из груди настолько сильно, что хотелось удержать рукой.
   Билл достал сигареты, подхватил одну губами и пока прикуривал, протянул пачку себе за спину. Не глядя на Тома, не спрашивая, хочет он или нет. Он знал, что сейчас это нужно им обоим. Том, молча, взял сигарету и тоже прикурил.
   Билли затянулся, прикрыв глаза на пару секунд. То, что творилось у него в душе, наверное, словами описать невозможно. Это можно было только почувствовать, примерив на себя. И Том чувствовал. Догадывался. И думал о том, что не зря боролся с собой несколько последних часов, решая, приводить Билла сюда или нет. А вот теперь Том знал, что никогда не пожалеет, что решился показать ему место, которое сам очень любил.
   - Часто тут бываешь? - Нарушил Билли тишину, так и не оборачиваясь.
   Том отрицательно покачал головой, как будто Билли мог это видеть.
   - Нет, не часто.
   - А один сюда когда-нибудь приезжал?
   Том усмехнулся, затянулся, запрокинув голову, выдохнул дым вверх, наблюдая, как облачко рассеивается на фоне темнеющего неба.
   - Не-а, я сюда со своими... своей девушкой приезжал, - он закусил нижнюю губу, понимая вдруг, что этот вопрос был задан именно для того, чтобы выяснить статус Тома. Но это не напрягало.
   Зато Билл стиснул зубы, после этого ответа.
   "Со своей девушкой... Со своей девушкой..." - било по вискам и стало холодно вдруг. Он поежился и, переступив через бревно, сел на него, обняв свободной рукой колено, прижимаясь к нему.
   "А чего ты ждал, идиот? Что такой парень одинок? Что только тебя ждет?"
   - Понятно, - выдавил Билли, лишь бы сказать хоть что-то. Затянулся, чувствуя, как давит сердце, и чтобы уж совсем добить себя, дабы долго не мучиться, тихо спросил:
   - Любишь ее?
   Том удивленно поднял брови, уставившись в спину Билли, чувствуя всем своим существом, как непросто дался ему этот вопрос. Захотелось громко заорать от бессилия, понимая, насколько все, что сейчас творилось между ними, было неправильно. По определению. А тут еще в мозгу, яркой вспышкой, сверкнуло воспоминание о концерте, о ТОЙ песне, когда он держал руку Билла в своей. Вспомнил то ощущение необходимости и естественности этого действия. Но ведь было и другое - был трепет от этого контакта, было желание, которое он тогда в себе сдержал, и только он один знал о нем, не признавшись в этом даже Кэти. Тогда ему хотелось не просто чувствовать. Ему хотелось погладить пальцами нежную кожу руки Билли. Он отдавал себе отчет в том, что обманывает себя, списывая ЭТО на атмосферу концерта, оправдываясь общим настроением. А вот сейчас, вместе с этим воспоминанием, с этим вопросом Билла, пришло желание, от которого бросило в жар. Тому захотелось обнять Билла. ОБНЯТЬ! Он мысленно выматерился.
   "Не должно быть таких чувств между друзьями! Тем более - между парнями. НЕ ДОЛЖНО! ТАКОГО БЫТЬ НЕ ДОЛЖНО!!!"
   Но как бы себя ни уговаривал Том, этот накал чувств был. И исчезать не собирался. Том шумно выдохнул.
   - Мы расстались. Почти два месяца назад, - после долгого молчания, во время которого Биллу хотелось выть, ответил Том. - По обоюдному желанию.
   Билл сглотнул, попытался расслабиться и прекратить уже задерживать дыхание, словно это могло как-то изменить слова, произносимые тихим голосом в этом залитом светом уходящего солнца воздухе. А потом вдруг подошел Том и осторожно опустился рядом. Он сел так, что слегка касался плеча Билла. На длинном бревне.
   - Ты жалеешь? - Все так же тихо и нерешительно, ощущая дрожь в груди.
   "Он рядом. Он так близко".
   Том подул на зажженный кончик сигареты, и Билл глянул на яркий огонек, ожидая ответа и на этот вопрос.
   - Нет. Не жалею. Мне просто оказалось не нужно то, что было нужно ей. Только и всего. Так бывает. Наверное, не дорос я еще до серьезных отношений, - Том грустно усмехнулся.
   Билл склонил голову на секунду, будто прислушиваясь к чему-то внутри.
   - Я тоже. У меня вообще больше недели девушки не задерживались никогда, - выдал Билл и Том, повернувшись, пристально посмотрел на него, словно спрашивая: "Зачем ты мне все это говоришь?"
   Билл ответил прямым спокойным взглядом, и у Тома не осталось сомнений в том, что он говорит правду.
   - Не влюбляешься? - Улыбнулся Том, и Билл медленно покачал головой.
   Хотя так хотелось сказать: "Влюбляюсь. Уже влюбился".
   Помолчали, докуривая, глядя на исчезающий краешек заходящего солнца, и когда он полностью скрылся за горизонтом, как-то резко стемнело.
   - Спасибо, что показал мне это место, - Билли придавил кроссовкой окурок. - Здесь красиво. Очень.
   Билл, глядя перед собой, задумчиво облизал губы. Взгляд Тома скользнул по его пирсингу, и пришлось стиснуть зубы, стараясь ничем себя не выдать. Он благодарил сгущающиеся сумерки за то, что не будет заметно, как кровь прилила к щекам.
   - Да, не за что. Пора, скоро будет совсем темно. Поехали? - Том встал и на автомате протянул руку Биллу, поднимая его с бревна.
  
  
   ***
  
   Так не хотелось, что бы заканчивалась эта поездка. Но чем ближе они подъезжали к дому Уильяма, тем печальнее становилось им обоим. Билл больше не переживал за то, что всем телом чувствовал Тома, потому, что не чувствовал напряжения в нем самом. А Том просто старался не зацикливаться на ощущениях, возникающих в его душе от крепких, но в то же время робко прикасающихся к нему рук Билла.
   "Пассажир и пассажир - еще не хватало, чтобы за рулем у меня кружилась голова, и мысли витали, черт знает где!"
   В том, что произошло дальше, не было его вины. Том не отвлекся ни на секунду, он был сосредоточен на дороге, тем более что они уже свернули на ту часть улицы, где освещение было не таким интенсивным, как в городе, и между яркими кругами света от фонарей было приличное расстояние. Не видя ни прохожих, ни машин, Том не стал слишком сбрасывать скорость. Наверное, это была его единственная ошибка.
   Все произошло слишком быстро, чтобы успеть, как-то отреагировать...
   Из-за припаркованной на обочине машины, перед самым мотоциклом, на проезжую часть выскочила здоровая собака, то ли бродячая, то ли просто спущенная хозяином с поводка, и метнулась почти под колеса. Том, чтобы избежать столкновения, нажал на тормоз и резко вывернул руль вправо. Следующие мгновения для обоих парней воспринимались как в замедленной съемке. Том почувствовал, как Билла по инерции отрывает от него и отшвыривает куда-то в сторону, потом сильный удар всем корпусом о землю, резкая боль в левом колене - и темнота.
   Том отключился всего на мгновение, потому что, когда темнота рассеялась, переднее колесо мотоцикла, лежащего на боку, все еще вращалось. И когда, в казавшейся ватной тишине, он оторвал от асфальта голову, почувствовав взрыв боли и тяжесть на левой ноге, в первую очередь по мозгу ударило: "Билл!"
   Он содрал с себя шлем и, судорожно оглядываясь вокруг, пытался найти его. И тут же увидел - чуть в стороне, неподвижно лежащим на асфальте, раскинув руки. У Тома похолодело внутри.
   - Билл! Биииилл! - Том звал его, но не видел реакции. - Господи, Билл!
   Нога Тома была придавлена заглохшим мотоциклом.
   "Я должен встать. Немедленно. Обязательно. Нужно. Сейчас".
   Это уже позже он понял, что должен был сразу звонить "девять-один-один", но тогда думать было некогда - Тому просто жизненно необходимо было добраться до Билли. Самому.
   - Чеееееерт! - Простонал он, с трудом пытаясь сесть, чувствуя, что может сделать это, а значит, и освободить ногу. - Держись, парень! Я сейчас.
   Он завел обе руки под сидение и, вскрикнув, изо всех сил потянул ногу на себя, откатываясь набок. Пара секунд - и он свободен. Том увидел, что колено было здорово ободрано, разорванные джинсы открывали развороченную рану на нем. Но, видимо из-за шока, он почти не чувствовал боли. Все это придет позже.
   "Плевать! Сейчас на это наплевать! Билл!!!"
   Превозмогая боль во всем теле, шипя сквозь зубы и без остановки говоря что-то Биллу, он смог подняться и, не помня себя, рванулся к лежащему на асфальте парню. Содрал с себя перчатки и с замирающим сердцем, оттянув ворот куртки и свитера Билла, нащупал пульс. Выдохнул облегченно. Откинул щиток его шлема - лицо бледное, глаза закрыты, крови не видно.
   - Все хорошо, Билли. Все хорошо... - Том понимал, что тот, видимо, от сильного удара головой потерял сознание. - Сейчас... Подожди только. Я помогу...
   Он осторожно приподнял Билла и снял с него шлем, потом опустил его голову на свои перчатки, продолжая говорить, не останавливаясь, боясь тишины больше, чем всего остального...
   - Билл! Билли! Слышишь меня? - Осторожно убрал пряди волос с лица. - Парень, пожалуйста. Не пугай меня. Очнись, слышишь? Пожалуйста...
   Он гладил его по волосам, по щеке, прислушиваясь к слабому, но все-таки ровному дыханию.
   И через несколько секунд Билли глубоко вздохнул и открыл глаза, удивленно уставившись на обеспокоенное лицо Тома, склоненное над собой. Судя по его ошеломленному взгляду, он мало что понимал.
   - Привет, - Том счастливо заулыбался. - Как ты?
   - Что это было? - хрипло прошептал Билл.
   - Мы с тобой с мотоцикла навернулись.
   - С мотоцикла? - Билли попытался резко сесть, но схватился за голову и зашипел, и его остановил Том.
   - Эй, тихо ты! Не дергайся. Ты приложился башкой так, что потерял сознание, хорошо, что в шлеме был... Может, у тебя сотрясение? Билли, ты себе ничего не сломал?
   - По-моему, нет, - Билл прислушался к своим ощущениям.
   - Давай, попробуешь подняться, потихоньку только, окей? Я помогу, - Том сначала осторожно встал на ноги сам, и Билл в ужасе уставился на его ободранное колено.
   - Том! У тебя кровь...
   - Все нормально, разберемся. Давай, Билли, - Он взял его руку и очень медленно начал поднимать его. - Как твоя голова? Что-то еще болит?
   - Нет, просто как пьяный, - тихо ответил Билл, когда Том закинул его руку себе на плечо, поддерживая его за талию. - Там, вроде, собака была, да? Я видел. Том, она... мы ее?
   - Нее, ничего этой заразе не сделалось. Откуда она только взялась? Да еще здоровая такая! Если бы я в нее врезался, нас бы вообще перекинуло через голову. Вот тогда шеи точно посворачивали!
   Билл усмехнулся и, закрыв глаза, приложил ладонь к затылку, болезненно сморщившись.
   - Ты нас спас, - криво улыбаясь сквозь туман перед глазами, проговорил он. - Как твой мотоцикл? Сильно разбился?
   - Бля, ну, ты нашел, о чем думать сейчас! - усмехнулся Том. - Мы далеко от твоего дома? Давай я тебя доведу, а потом вернусь за ним. Обоих я вас не дотащу.
   Билли оглянулся, прикидывая, где они находятся.
   - Нет, уже близко, всего ничего не доехали. Но я не хочу, чтобы ты возвращался один. Давай вместе, Том? Пожалуйста! Я могу идти сам, правда! А у тебя колено, черт...
   - Да нормально, не парься. Я его не чувствую, пока, - успокоил его Том.
   - Мдаа, как бы не так! - позволил себе не поверить Билл. - Я с тобой. Понял?
   Том кивнул. Спорить в их состоянии было не время и не место. Сейчас нужно было как можно скорее добраться до дома. Через несколько минут, они шли по улице. Том, хромая, вел байк, Билли, покачиваясь, нес их шлемы, одной рукой придерживаясь за плечо Тома. Они иногда нервно посмеивались, периодически останавливаясь передохнуть. Их пока еще трясло, шок не отпускал. Но они оба знали - им очень повезло отделаться практически легким испугом. Все могло быть намного хуже.
   Бросив байк у дверей гаража, они ввалились в прихожую, и Том, почти рухнув на тумбочку, начал снимать кроссовки.
   - Дай, я помогу, - Билл присел и снова уставился на его колено. Вся левая штанина джинсов сбоку от середины бедра и чуть ниже колена была разодрана и залита кровью, которая кое-где уже начала запекаться, но по большей части еще сочилась.
   - Кошмар, - прошептал он, качая головой. - Как ты вообще шел? Сильно болит?
   И такими глазами посмотрел на Тома, что ему захотелось Билла обнять и успокоить, уверяя, что это совсем не больно.
   - Чуть-чуть, - Том через силу улыбнулся.
   - Угу, - пробурчал Билл, снимал обувь, - "чуть-чуть", конечно. Посиди, я только с себя сниму вот это безобразие, - Билл стягивал с себя курточку, и зашипел, потерев левое плечо. Том вопросительно поднял брови.
   - Все нормально. Просто ушиб, - предупредил он вопрос Тома и, брезгливо держа куртку двумя пальцами на расстоянии вытянутой руки, скривился, видя, во что она превратилась.
   - Доктор сказал: "В морг!" - покачал головой Билл и швырнул ее куда-то в угол, а Том с уверенностью подумал, что завтра эта курточка окажется на помойке вместе с такими же уделанными джинсами.
   Билл помог Тому снять куртку и потянул его за руку.
   - Пойдем, нужно грязь смыть и посмотреть, как следует, что у тебя с ногой.
   Когда зашли в ванную, Том вымыл руки и сел на широкий край ванны, внимательно наблюдая за суетящимся Биллом, перебирающим что-то на полках.
   - Слушай, тебя надо к врачу, Том. Может швы наложить или уколы от столбняка.
   Том выдохнул.
   - У тебя есть перекись и бинты?
   - Есть, конечно, но...
   - Никаких "но" - это все, что мне сейчас нужно. И никаких больниц, окей?
   - Нифига не окей! Ты знаешь, что может быть все что угодно, если в рану грязь попадет. Сепсис, например.
   Том внимательно смотрел на парня. Последняя фраза была произнесена таким серьезным тоном, что он не выдержал и рассмеялся.
   - Билл, все в порядке, промоем и забинтуем. Ты думаешь, я первый раз в такие переделки попадаю? Поверь, у меня богатый опыт.
   - Послушай, - Билл повернулся к Тому, глядя на него сверху вниз. - Нельзя шутить такими вещами, понимаешь? Это может только казаться не очень серьезным, а на самом деле...
   - Билл! - Прервал его Том. - Парень, ты чего? Я знаю, что делать. Ну, что ты так нервничаешь?
   Билл выдохнул устало, как будто расслабляясь, прикрыв глаза на секунду.
   - Прости, понесло. Я вырос в семье врачей.
   - Ааа! - Протянул Том понимающе. - Все, можешь больше ничего не говорить, диагноз ясен.
   - Сейчас принесу салфетки чистые. И еще надо как-то джинсы умудриться снять, - добавил Билли, выходя из ванной.
   - Снять? - Прошептал Том. - Как только, так и сразу. Билл! Ножницы большие захвати, ладно? - Крикнул он вдогонку Биллу. И тихо добавил, глядя на ногу. - Отрезать нах.
   Вот теперь и пришла боль, которая соответствовала тому, в каком состоянии было колено. Рана пульсировала просто невыносимо. Казалось, что в ней отдавался каждый удар сердца. Тома довольно сильно била дрожь, но он стиснул зубы и решил не поддаваться. Действительно, не впервой же!
   Билли вернулся с салфетками и ножницами и присел возле Тома на полу.
   - А ножницы зачем?
   - Отрезать, - тот устало кивнул куда-то на колено.
   - Ногу? - Билли улыбнулся.
   - Почти, - Том усмехнулся. - Штанину разрезать.
   - А, правильно, все равно джинсам конец, - Билл прикидывал с какой стороны лучше начать. - Сейчас обрежем, через рану снимать не стоит, только еще больше пачкать. Я тебе свои джинсы дам, у меня где-то были не очень узкие.
   Том с удивлением смотрел на Билла. Тот не спрашивал, он не сомневался в правильности своих слов. Этот парень сам недавно валялся без сознания, а сейчас думает только о том, как бы ему помочь. Ему и в голову не приходит, что его решение может оспариваться кем-то. Например, самим хозяином колена и штанов. Тома это забавляло бы, если бы это не было так трогательно.
   - Давай, времени не будем терять, у тебя кровь все еще течет, - Билли взял ножницы и приблизился к ноге Тома.
   - Как сам-то себя чувствуешь? Как голова? - Том смотрел на Билла, и в даже такой обстановке, почти постанывая от боли и чувствуя, как у него самого кружится голова, правда, не совсем точно понимая, от чего больше - от травмы или от присутствия Билла, не мог не улыбаться.
   - Голова на месте, и это главное. Кончай тянуть, давай уже разберемся с твоей ногой, - И начал осторожно разрезать джинсы с самого низа штанины. Так бодренько начал резать, но чем ближе разрез продвигался к колену, тем больше замедлялся, и Том видел, что, поглядывая на рану, Билла все сильнее пугало как он будет резать там.
   - Может, давай я? - Тихонько предложил Том, видя, как Билл напряжен.
   Билл отрицательно качнул головой.
   - Сиди, я сам справлюсь.
   "Ну, сам так сам", - Том закусил губу, пристально глядя, как Билл аккуратно продвигает ножницы вперед, боясь задеть кожу, и в то же время, оттягивая ткань и чувствуя, что джинсы уже прилипли к краям раны, боялся причинить Тому еще большую боль.
   - Все хорошо, - тихо сказал Том.
   - Черт, я думал, будет проще, - с трудом произнес Билл, и Том понял, о чем речь.
   - Некоторые вообще при виде крови падают в обморок, - ободряюще улыбнулся он. - А ты, молоток, держишься.
   - Иди ты! Я боюсь, что сделаю тебе больно, и ты заорешь, - Билли немного расслабился, делая разрез уже выше раны. - У меня сердце остановится, а я еще жить хочу.
   Том кивнул, и, глянув на ножницы, усмехнулся:
   - По-моему, ты уже режешь мои боксеры.
   - Бляяя! Высоко, да? - Билл невинно похлопал ресницами.
   - Да, ладно, подумаешь! Не жалко, главное чтобы остальное уцелело, - Том потер нос, стараясь не заржать.
   Билли хмыкнул.
   - Ты себе льстишь, до "остального" еще далеко. Надо намочить джинсы по краям, не хочу, чтобы ты их отдирал с мясом, - Билла передернуло, а потом вдруг как-то повело в сторону, так, что пришлось опереться на бедро Тома.
   - Опа, - Том взялся за плечи Билли, придержав, понимая, что это, скорее всего последствия его падения, - ты как?
   - Голова закружилась... немного, - Билл выдохнул, все так же держась за Тома, моргая, пытался привести себя в норму.
   - Билл, а ну-ка, зрачки покажи мне?
   - Хочешь проверить, есть сотрясение или нет? - догадался Билл и Том кивнул.
   - Да, иди сюда, - он осторожно притянул к себе Билли, так, что тот оказался между его бедер, держась за края ванной.
   А потом осторожно взял лицо Билла в ладони, запрокинув его к свету.
   - Смотри на меня, Билл, в глаза смотри, - попросил Том и наклонился ниже к его лицу.
   Он помнил, что когда-то, после его очередного падения с мотоцикла, врач в "травме" говорил, что зрачки должны быть не сужены, правильно реагировать на свет и быть одинакового размера. Если не так, то это первый признак сотрясения. Для этого нужно было внимательно всмотреться в глаза. Очень внимательно.
   И Билл смотрел, смотрел в глаза человека, которого уже почти любил, и так боялся, что в его собственных Том прочтет ВСЕ. Стало сухо во рту. Сердце испуганно стучало в груди.
   А прохладные ладони Тома касались щек, держа нежно и уверенно. Вот только уверенности, которую он всеми силами старался показать, в душе у него не наблюдалось. Он уже увидел все, что нужно, но почему-то медлил сказать об этом и отпустить. Эти необыкновенно красивые глаза так близко были впервые. Они завораживали, звали, затягивали в омут, на самое дно...
   Билл и дышать боялся, его так тянуло к Тому, к его губам, которые были чуть приоткрыты, и он мысленно молил его: "Держи меня, Том. Держи и не отпускай. Иначе я сейчас вопьюсь в твои губы".
   А потом сглотнул и машинально облизал нижнюю губу. Вот это и заставило Тома разорвать их затянувшийся визуальный контакт. Но как же трудно это было сделать...
   Он отпустил Билла, выдохнул, пытаясь казаться спокойным:
   - Все нормально, вроде, но тебе по любому нужно будет отлежаться. Может, тебе самому показаться врачу?
   - Не нужно, уже меньше болит, - Билли опустился на пятки. - Все пройдет, правда.
   - Слушай, давай я дальше сам, а? Чего тебе издеваться над собой?
   - Я не издеваюсь. Я делаю то, что тебе самому делать неудобно. А вот саму рану, Том - это, боюсь, придется тебе. Это мне уже не под силу.
   За этим разговором Том сам содрал немного прилипшую штанину, Билли успел только тихонько зашипеть, как будто это с его ноги сейчас отодрали кусок шкуры.
   - Все окей, - успокаивая неизвестно кого из них, сказал Билл и поддернул рукава свитера до локтей, взял в руки салфетку, включил воду. - Сейчас немного грязь смоем, а потом перекисью зальем, ее у нас достаточно.
   Присел рядом, окинув взглядом ногу Тома, покрытую приятными, даже по понятиям Билла, светлыми, чуть завивающимися волосами, и оставшийся с лета легкий загар. Потом осторожно прикоснулся салфеткой и Том почувствовал, что она теплая. Билл начал аккуратно вытирать кровь, закусывая губы, чуть морщась, когда ему казалось, что он причинял боль своими действиями. Он касался ноги Тома, когда чуть разворачивал ее для удобства, а Тому эти прикосновения заботливых пальцев отдавались в мозгу. Он смотрел то на самого Билла, то на его руки, сдерживая удары сердца и напряженную улыбку.
   - Знаешь, я в детстве постоянно травмы получал, - Билли усмехнулся. - Неугомонный был, колени практически вообще не успевали заживать. То велосипед, то скейт, то игры какие-то сумасшедшие, - покачал головой, улыбаясь. - Сколько у меня было синяков, ссадин, а иногда даже переломов - не сосчитать. Рассекал бровь, и так, что отцу зашивать пришлось. Он у меня пластический хирург, так что даже не осталось шрама, а вот когда разрезал руку на локте, свалившись с дерева на разбитую бутылку, отца рядом не оказалось, и зашивали в больнице - вот там остался шрам.
   Том молча слушал Билла, как будто впервые, как в тот день, когда услышал этот мягкий акцент, было желание просто слышать этот приятный спокойный голос. Но за всем этим Том понимал, что Билл так пытается успокоиться сам и отвлечь его.
   - Что ж ты такой шебутной был? - улыбнулся Том, представляя себе маленького Билла, почему-то тоже с длинными темными волосами. И в его воображении тот был похож на девчушку.
   - Это точно, - выдохнул Билли и уже по чистой коже еще раз прошелся салфеткой. - Ну, вот. Рана не маленькая, но тебе повезло, что она не глубокая, просто ободрал кожу. Твои джинсы хоть и приказали долго жить, но на себя приняли большую часть. Теперь нужно перекисью, - Билл виновато посмотрел Тому в глаза снизу вверх. - Я, правда, не смогу.
   - Да ладно тебе, я сам, не парься. И так спасибо.
   Билли выдохнул и, опершись на колени, поднялся, тихонько застонал.
   - Плечо? Билл, надо будет посмотреть, что там. Может быть трещина.
   - Успеется еще. Не думай, - отмахнулся Билл и развернулся к полке с аптечкой, хотя было реально больно.
   А потом, Том, сам, склонившись над своим коленом, полил из пузырька на рану шипящей перекисью. Билл недолго выдержал это зрелище, бледнея все больше и кусая ногти, а потом вышел, сказав:
   - Надо перекурить...
   Том не стал отрываться от своего занятия, но знал, что Билл не оставит его одного. Знал, что вернется. За пару минут, что Билли не было, он задумался над своим состоянием. Он был спокоен насчет того, что авария произошла не по его вине, он сделал все правильно, насколько это вообще было возможно в той ситуации. И еще он был бесконечно рад, что с Биллом не случилось ничего страшного. И только потому, что тот был в шлеме. А сколько раз он катал своих приятелей без шлема? Такое случалось постоянно. От этих мыслей пошли мурашки по спине, Том прекрасно понимал, что если бы Билли оказался сегодня без шлема, то эта поездка была бы последней в его жизни.
   - Курить будешь? - Билл вернулся, положил на стиральную машину свернутые джинсы, - вот, нашел, думаю, что подойдут, - он уселся на крышку унитаза, прикуривая очередную сигарету.
   - Спасибо. Потом перекурю, хочу уже закончить и забыть.
   Билли, хоть и немного успокоился, пока ходил, сейчас, снова глядя на Тома, понимал, что никакой никотин не поможет относиться спокойно к этому зрелищу. И пришлось закусить губу, и невозможно было не морщиться и не втягивать воздух через стиснутые зубы, закрывая глаза, чувствуя при этом проходящие волны нервной дрожи по всему телу.
   Том видел и чувствовал такую искреннюю заботу от Билла, что от этого было тепло в груди. А Билл, еще немного порывшись в аптечке, протянул ему какую-то мазь, на этикетке значилось что-то там "при травмах, обезболивающая, с анестезином".
   - Попробуй этим намазать, может, хоть немного снимет боль, на себе не пробовал, поэтому не знаю, может она щиплется, - предупредил Билли. - Ты только в случае чего не кричи, ладно? - улыбнулся просительно, серьезно посмотрев на Тома.
   Том закусил кончик языка и очень нежно и осторожно приложил бинт с мазью на рану и вздрогнул, но лишь от ощущения холода.
   - Больно?
   - Не, просто холодно, как будто заморозка, - Том отрицательно покачал головой, улыбаясь, и потянулся за бинтом.
   - Ты ногу согни немного, так положено, когда бинтуешь колено. Потом будет удобнее.
   - Как скажешь, - Том подтянул ногу к себе.
   Билли сел на пол и молча смотрел, как Том накладывает бинт. Он уже знал, что не отпустит Тома сегодня домой. Он оставит его здесь. Только об этом еще нужно было как-то сказать. Вроде, ничего особенного в этом не было, но Билл все равно боялся, что Том поймет его неправильно.
   - Я бы выпил сейчас чего-нибудь. А ты? - сказал тихо и замер, ожидая реакции Тома.
   - Для профилактики? - спокойно отозвался Том, и Билл расслабился.
   - Для снятия стресса. Думаю, коньяк сейчас будет самое то, - попытался опереться на руки за спиной и ойкнул, опять схватившись за левое плечо. Том в упор уставился на него.
   - Билл, давай уже посмотри, что там?
   - Да, сейчас, - Билл поднялся и стянул с себя свитер, при этом Тому открылась полоса голого живота Билла, из-под задравшейся футболки, над низко сидящими джинсами. И невольно отметил, что в этом месте у него самого уже видна растительность, а Билли был чист как младенец. Потом мелькнуло, что Билл совершенно не стесняется Тома, и пришлось напомнить себе, что Билл все-таки парень, и с чего бы ему стесняться? Но, все равно, было странное чувство чего-то очень интимного, такого, чего не было рядом с другими. А Билли повернулся спиной к зеркалу и, задрав футболку, пытался что-то рассмотреть на плече. А Том украдкой смотрел на его плоский живот. На немного выступающие ребра, и чувствовал, как у него начинает медленно ехать крыша. А еще, неожиданно захотелось ощутить нежность и тепло его кожи кончиками пальцев.
   "Дурдом! Трюмпер, по тебе явно плачет дурдом. Прекрати сейчас же!"
   - Том, что там? Я ничего не вижу, - пожаловался Билл, удерживая вздернутую футболку на плечах и одновременно пытаясь развернуться перед зеркалом.
   - Так ты ничего не увидишь, снимай, - Том поднял взгляд, когда Билл стягивал с себя футболку, обнажив плечи и шею. И приоткрыл рот - лишь на пару секунд, на открытой шее Билла, пока волосы не упали на нее, мелькнули две небольшие стилизованные буквы: "W" и "R". Это ударило по мозгу Тома, почти шокируя. Том и не понял, почему это так его зацепило. Может, просто потому, что не ожидал у такого парня, как Билл, увидеть татуировку? "R" была перевернута в отражении, однако, сомнений не было. Том, невзирая на то, что его мгновенно начало снедать любопытство, решил не говорить, что видел эту тату, и ни о чем не спрашивать. Пока.
   "Не время. Потом, позже. Не сейчас".
   - Нет, это просто ушиб, - Билли аккуратно ощупывал свое худенькое плечо, по которому уже начал расплываться синяк, а Том просто сидел и кивал, как китайский болванчик, пытаясь выглядеть адекватно, пялясь сейчас еще и на его темно-коричневые бусинки сосков на гладкой коже груди.
   "Господи! Ну, что в нем такого? Ну что?!"
   - Ты переодевайся, ладно? - Билли забрал свою футболку, собираясь уходить. - А я пойду, посмотрю, что у меня есть выпить. Справишься сам?
   - Конечно, справлюсь. И, Билл, спасибо тебе... - Том почему-то смутился. А когда за Билли закрылась дверь, так захотелось сунуть гудящую башку с ее идиотскими мыслями под ледяную воду, чтобы остудить на пару градусов.
   - Томас, бля, о чем ты думаешь? - спросил сам себя тихонько, скривился, устало склонившись, внезапно почувствовав, как сегодняшний вечер высосал из него все силы.
   "Придурок, какой же я придурок... Он же просто парень. Ну, пирсинг, теперь эта тату... Кто-то там наверху явно хочет моей смерти".
   Том тяжко вздохнул и начал расстегивать на себе ремень джинсов.
   "Что могут означать эти буквы? "W" - это от Уильям, скорее всего. А вторая? Инициалы? А может, что-то другое, вообще не связанное с именами? Логотип какой-нибудь британской рок-группы... Откуда мне знать".
   Том медленно и осторожно снимал с себя джинсы, стараясь не сдернуть повязку с забинтованного колена. Но изящный черный вензель на шее Билла так и крутился в голове, он хотел знать, что с ним связано. Через пару минут, он уже натянул джинсы Билли. Конечно, они были значительно уже и немного длиннее, чем его собственные, но это было лучше, чем ничего - надо же в чем-то домой добираться.
   "Вызову тачку. Байк заберу завтра, сейчас нет сил, с ним тащиться. Ничего страшного там, ну, бак сбоку ободрал немного, но он даже не заглох, когда завалились. К Михаэлю в сервис отгоню, подкрасит... Ладно, разберемся. Главное, что с Биллом ничего страшного не произошло. Он в порядке".
   Том посмотрел на себя в зеркало, усмехнулся непривычно обтянутой джинсами заднице.
   "Офигеть, красавчик, бля! А вот снимать-то я их замучаюсь..."
   Том вышел из ванной и похромал по коридору к гостиной, где его дожидался переодевшийся Билл.
   - Проходи, - в комнате был приглушен свет, он сидел на диване, поджав под себя ногу, держа в руках стакан, и смотрел на Тома, на то, как на нем сидят его собственные джинсы. - Налезли?
   - Ага, узковато немного, но терпимо. Спасибо, что не придется таксиста пугать ободранными лохмотьями. Я бы выглядел экзотично в этих недоделанных шортах, - ухмыльнулся Том.
   Сел на диван на расстоянии вытянутой руки от Билла. На столе перед ними стояла бутылка "Хеннесси", два стакана, нарезанный лимон, пачка сигарет и пепельница. Негромко работал телевизор с каким-то музыкальным каналом.
   Билли улыбнулся и, не спрашивая, налил немного коньяка, протянул Тому.
   - Таксиста? - переспросил Билл. - Ты думаешь, я тебя отпущу в таком состоянии? - Спокойный вопрос и Том, оторвав взгляд от стакана, недоуменно приподнял брови. Билл отрицательно покачал головой. - Сам видишь, места у меня полно, завтра выходной у тебя, мне тоже некуда спешить, так что, можешь остаться на ночь. Почему бы и нет, Том?
   Знал бы Том, каких усилий стоили Биллу эти спокойные рассуждения...
   - Завтра посмотрим, что с твоим байком, если понадобится - вызовем техпомощь, - Билли чуть улыбнулся, понимая, что нашел прекрасные причины для того, чтобы, не палясь, предложить Тому остаться. И был очень доволен тем, как рассудительно прозвучали его слова. - Согласись, что так будет гораздо проще и удобнее!
   "Проще? Удобнее?" - Билось в мозгах у Тома. Он сделал глоток конька и зажмурился, чувствуя жар во рту и разливающееся тепло сначала в горле, а потом в желудке. Помолчал несколько секунд.
   - Наверное, ты прав, - Том улыбнулся Уильяму. Тот отвел взгляд, и Тому показалось, что он с облегчением выдохнул.
   "Только показалось? Ну, да!"
   - Я тоже так думаю, зачем зря в ночь ехать, да еще и с больной ногой. Как она, кстати? - Билли кивнул на колено Тома.
   - Дергает пока, но уже не так сильно как раньше, - бодро соврал Том и провел пальцами по бедру. Как-то слишком бережно, почти нежно.
   Билл отвел взгляд, сдерживаясь, чтобы не зашипеть.
   "Господи, как же мне самому хочется сделать так же!"
   - Это хорошо, завтра будет легче. Если очень будет доставать, я тебе могу найти таблетки какие-нибудь, у меня было что-то обезболивающее.
   - А ты сам-то как себя чувствуешь? - спросил Том.
   - Нормально, голова почти прошла, хоть и чувствуется, что приложился ею, - Билли усмехнулся, подумав, что это состояние у него еще с тех пор, когда он впервые увидел Тома, и все усугубляется с каждым днем, - плечо болит, только если рукой двигать. А в остальном все хорошо.
   Том медленно покачал коньяк в стакане и поднес к лицу, вдыхая терпкий аромат, сделал пару глотков и потянулся к тарелочке с лимоном. Скривившись заранее, засунул подхваченное тонкое колечко в рот, замер на секунду, борясь со сведенными от кислоты скулами.
   - Хорошо пошло, - улыбнулся он, а коньяк потихоньку делал свое дело, заставляя мышцы понемногу расслабляться, немного притупляя мысли и все сильнее разжигая эмоции.
   - Люблю хорошие напитки, хотя, кому я это рассказываю - ты же бармен, знаешь об этом больше других, - Билли смотрел на Тома, а в его воображении медленно возникали картины, о которых, он надеялся, Том не догадается. Ленивым, медленным взглядом Билл ласкал линию его плеч и груди под обтягивающей футболкой, его открытую шею, видел пульсирующую вену на ней. И так хотелось прикоснуться к этому месту кончиками пальцев, почувствовать горячее биение сердца. Он выпил чуть больше и раньше Тома, и его уже немного повело от алкоголя. Такая легкая невесомость, переплетенная с очень яркими чувствами к парню, которого он сейчас видел перед собой.
   Билли оперся головой о руку, лежащую локтем на спинке дивана, так и не отрывая взгляда. Том почувствовал смущение, оттого, что Билли на него так смотрит - внимательно, с нежной, мягкой улыбкой на губах. И, стараясь не показывать смущения, улыбнулся в ответ и зачем-то провел рукой по вороту футболки. Он вдруг почувствовал, что испытывает незнакомое ему раньше чувство, похожее на предвкушение чего-то неизвестного, но, наверняка, опасного и ... запретного. Он постарался отогнать это наваждение.
   - У тебя классная фигура. Качаешься? - отвлек его вопрос Билла.
   - Да, иногда, для поддержания тонуса, - Том не спеша, допил коньяк. - Я закурю?
   - Конечно, кури.
   Он поставил стакан и взял сигарету из пачки, подхватил губами и поднес зажигалку. Затянулся, выдохнул.
   - Я, наверное, тебе на всю жизнь отбил желание ездить на мотоцикле? - спросил Том, глядя, как Билл разливает им коньяк.
   - Даже и не мечтай! - поспешил разочаровать его Билл. - Да, тряхнуло меня здорово, не без этого, но тот адреналин, который дает такая скорость... Это нечто.
   - Я тебя понимаю, - Том, чуть поморщившись от боли в колене, откинулся на спинку дивана, а Билл подумал: "Ничего ты не понимаешь, Томас. НИЧЕГО".
   - Ты не виноват в том, что произошло, ведь так? - Билл подтянул вторую ногу к себе и зажал стакан коленями. - Ну, ты же не мог предвидеть, что чертовая собака... Не знаю, откуда она вообще взялась.
   - Хорошо, что ты был в шлеме, - как-то очень странно прозвучало это из уст Тома. Не сама фраза, а тон, которым он ее произнес. Билл почувствовал боль и страх, которыми были буквально пропитаны эти слова.
   - Да, конечно, - мурашки прошли по коже с осознанием того, что было бы, не надень он шлем. И дикое желание уткнуться лицом в плечо Тому, успокаивая и шепча, что все хорошо, все позади.
   Билли хотел что-то сказать. Что-то такое... Чтобы Том понял...
   "Черт! Черт! Молчи!"
   А на Тома с новой силой навалилось желание ЗНАТЬ. Знать, что за тату выбито у Билли на шее, знать, что оно означает. Почему-то Том понимал - это нечто очень важное. И решился. Может, благодаря алкоголю, а может, общей атмосфере этого странного вечера.
   - Билл, можешь, конечно, не отвечать, - начал он, глядя на сигарету в пальцах, а Билл и дышать перестал, понимая, что этот вопрос может быть о чем угодно. А Том продолжил, - и я это пойму. Но я видел у тебя татуировку на шее...
   Билла давно не посещало это чувство - будто окатили холодной водой. А вот сейчас он его вспомнил снова и в полной мере.
   - Ты хочешь знать? - выдавил он, чувствуя, как выступают капельки пота над верхней губой, от волнения и страха, вцепившегося ледяными пальцами в сердце.
   Билл лихорадочно пытался понять, что ему сейчас делать, что сказать.
   "Признаться, с кем она связана? Сказать, что любил парня? Солгать, сказав, что это была девушка? Начинать все со лжи? Господи, нет, но... А если Том не сможет понять? Если не примет?"
   - Эти буквы, - Том глянул на Билла, и ему показалось, что тот растерян. - Мне просто стало интересно. Не ожидал, что у тебя может быть татуировка. Они что-то означают?
   Билл криво улыбнулся.
   - Почему? Имидж не соответствует?
   - Ну, что-то вроде, - Том неуверенно пожал плечами.
   Билл втянул воздух сквозь зубы, опустил ноги с дивана, оперся локтями о колени, вертя стакан в беспокойных пальцах. Том видел, что он решается на что-то. И не торопил. А Билл на самом деле решался. Решался рассказать правду. Ту самую правду о себе, которая рано или поздно станет известна Тому. Так зачем лгать сейчас? Зачем что-то выдумывать? Конечно, можно просто сказать: "Фигня все это, не обращай внимания!" Но это было бы так натянуто, так неправильно. Не набивают такие татуировки от просто так, от нечего делать.
   - Это инициалы, - тихо начал Билл, и Том и затаил дыхание. - Мой и человека, которого я любил.
   Том смотрел на Билли, который, как тогда, в баре, перед своим вопросом, поставившим мир Тома вверх тормашками, сидел, опустив голову, и челка закрывала половину лица.
   - Ясно, - Тому захотелось провалиться сквозь землю. Он вдруг почувствовал, что причиняет боль Биллу.
   И это было связано не с тем, чья первая буква имени красовалась на его шее, а с тем, кто в полуметре, совсем рядом, сидел на диване.
   И не понимал. Не знал...
  
   Билл, вспомнил, как держал руку Тома на концерте, и вернулось ощущение теплого тела, когда они катались на мотоцикле. И стало страшно, до потери сознания страшно, что он может потерять все это, оттолкнув правдой, которая уже в прошлом.
   "Так рано еще... Для того, чтобы открывать все свои тайны. Слишком рано. Том не готов".
   За эти секунды Билл, еще не произнеся ни слова, уже знал, что не расскажет - он не имеет права рисковать тем, что пытался сохранять всеми силами. Он заставил себя спокойно поднять голову, откинуть волосы, посмотреть на Тома и сказать, как можно увереннее:
   - Это было так давно, Том. Все это в прошлом.
   Понимающий кивок Тома и натянутая улыбка - он понял, что Билл не хочет говорить на эту тему. Но выбора не было - этот странный парень, в очередной раз, остался для Тома загадкой. Хотя, большей загадкой для Тома было то, почему он сам так странно отреагировал на простую татуировку?
   У Тома ведь тоже была татуировка, и он тоже решил, что о ней не скажет. Потом, может быть, когда-нибудь...
   - Прости, если что, я не хотел... - Том затушил окурок.
   - Иногда мы все делаем глупости, правда?
   - Да, со всеми бывает, - Том смотрел на тонкие пальцы Билла, держащие стакан, и подумал, что не знает - глупость ли то, как он относится к нему?
   - Ты считаешь глупостью те отношения или их последствия, оставшиеся у тебя на шее? Вопрос Тома застал Билли врасплох. Он никогда раньше не задумывался об этом.
   "А ведь на самом деле, если бы не было той совсем еще детской, но такой настоящей любви, не было Рауля, появилось бы осознание того, что он, Уильям - бисексуал? Или, может, это пришло бы позже, после встречи с Томом? Или вообще никогда?"
   - Не знаю, - ответил Билл, и Том почувствовал растерянность в этом ответе. - Может, и то, и другое. А может, только эту татуировку.
   - Не было желания ее свести? - спросил неожиданно, даже для самого себя, Том и втянул голову в плечи, когда до него дошло, что...
   "Я ревную?! Это уже клиника! Хватит пить. Вот что!"
   - Может, когда-нибудь и сведу, - выдохнул Билл и положил себе на шею, под волосы, ладонь, слегка касаясь букв. Он закрыл глаза и просто дышал. Глубоко и ровно. По едва приметным движениям пальцев Билли Том догадался, что он легонько водит по ним, будто ласкает. Тому казалось, что Билл лелеял те воспоминания, что были связаны с этой тату.
   "Человека, которого я любил", - прозвучали в голове слова, сказанные Биллом, и засосало под ложечкой.
   "Твою мать!" - взвыл Том мысленно, понимая, что действительно нужно срочно завязывать пить. Или валить домой, от греха подальше, или...
   - Может, будем отдыхать? Вечер у нас выдался сложный, - очень вовремя спросил Билл. - Гостевая спальня в твоем распоряжении.
   Том выдохнул, цепляясь за эти слова, как за спасательный круг. Он был уверен, что самое правильное, что они сейчас могут сделать, так это оказаться подальше друг от друга.
   - Спасибо, Билл. Ты прав. Нужно отдыхать.
  
   ***
  

Оценка: 6.39*10  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"