Mad Gentle Essence / Steffy: другие произведения.

Change to yourself with me (продолжение 3)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Продавай произведения на
Peклaмa
 Ваша оценка:


   Предупреждения: ненормативная лексика, дозированный ангст, гомосексуальные отношения.
  
   ***
  
   Промокший Уильям вернулся домой, не заметив, сколько простоял под дождем. Ему было плохо, так плохо, что просто трясло, и Билли знал, что это не от холода. Он до безумия боялся, что после этого Том никогда уже не захочет даже видеть его, не говоря уже о чем-то большем.
   Он содрал с себя мокрую, облепившую тело рубашку, вытер лицо, зайдя в ванную, но это было единственное, на что хватило сил, а на мокрые волосы, холодившие обнаженные плечи, он не обращал внимания.
   Билли метался по дому, курил и, обхватив себя за плечи, пресекал попытки взять телефон, но вскоре терпение кончилось. И он, сознавая, что нельзя сейчас звонить, потому что никому не станет легче - ни ему, ни Тому, все-таки набрал заветный номер. Услышав первый гудок, тут же отключился, швырнув телефон на кресло, как будто тот жег ему руки.
   - Не сейчас... не сейчас... - простонал он, садясь на диван, обняв колени, вжимаясь в них лицом и незаметно раскачиваясь, убаюкивая самого себя, дыша глубоко, кусая губы, и без того истерзанные Томом.
  
   ***
  
   Том молил, чтобы дома не было Михаэля, прикинув, что на любой вопрос он сможет ответить сейчас, только послав его в известном направлении. Судьба сжалилась над ним, соседа дома не оказалось, и Том, завалившись в квартиру, кое-как сбросил мокрую куртку и обувь, сполз по стене, согнувшись в три погибели, пряча горячее лицо во влажные ладони. Он не мог собрать мысли, они разбегались, ускользали, как капли дождя с его открытой груди, когда он пытался понять - что же произошло и как с ЭТИМ быть дальше?
   Все было гораздо сложнее, чем его отношения с девушками - все вместе взятые, намного сложнее. Его необъяснимая связь с Биллом казалась слишком яркой, слишком резкой, слишком болезненной. Если с девушкой, которая нравилась, Том шел на секс, то понимал, что это всего на одну ночь, ну, максимум - на неделю, и скоро на ее месте может оказаться другая. И это было так естественно и просто, что он об этом практически не задумывался. А сейчас... Он боялся, что его самого "поимеют" и бросят. Нет, не так... Том боялся другого - того, что если он сам сейчас сделает шаг вперед, и проявит инициативу, то ведь все равно будет ощущение, что его использовали, как бы это ни выглядело со стороны...
   И он повел себя как малолетка, испугавшись за свою задницу? Или нет? Но если принять то, что происходит между ним и Биллом, то все равно нужно будет расставить все точки над "i", и отказаться от отношений совсем или идти дальше. ДАЛЬШЕ...
   А вот чего Том не знал, так это хочет ли он идти дальше в отношениях, или это просто обычное желание секса, пусть даже и с парнем, которого он целовал...
   С парнем. Которого. Целовал.
   Дрогнули губы, хранившие на себе ощущение диких и, в тоже время, до умопомрачения чувственных поцелуев. Его поцелуев. И язык облизал губы, оставляя на них влагу так же, как и ЕГО губы оставляли на них безумную нежность, лишающую воли. Стон и зажатые ладонями пульсирующие виски, как будто так можно остановить бешеную круговерть в своей голове.
  
   ***
  
   Билли выдохнул, чувствуя, насколько он сейчас взвинчен, и поднялся к себе в спальню, хватая ноут, устраиваясь на кровати в надежде на то, что сможет хоть немного отвлечься. Но как только он открыл его, взглянув на свои дрожащие пальцы, взвыл, понимая, что не сможет и слова напечатать, с досадой захлопнув крышку, метнулся вниз по лестнице в гостиную.
   Снова телефон. И безумное желание набрать номер, цифры которого помнят даже пальцы. И не понятно, что должно случиться, чтобы он стерся из памяти. Нервная дрожь во всем теле, начинающаяся где-то глубоко в груди, несколько гудков и механический, ничего не выражающий голос на другом конце: "Телефон абонента выключен или находится вне зоны действия сети".
   Острой болью по сердцу резануло понимание, что Том отключился, не хочет слышать, не хочет говорить.
   "Том... Том... Ну зачем ты так?"
   Добрел до кухни, чувствуя, как трещит мобильник в его руке, оттого, что сжал, собираясь раздавить, потому что почти ненавидишь... Его? Или это трещит не телефон, а реальность трещит по швам в твоем сознании? Та реальность, о которой мечтал, строил планы, а потом собственными же руками ее и разрушил?
   Закурил, взял пепельницу и вернулся в гостиную. Включил зачем-то телевизор и, не сходя с места, рухнул на палас, когда подогнулись колени.
  
   ***
  
   Том знал, что сделает дальше. Знал, что сегодня он напьется. По-хорошему, нужно было бы принять душ, согреться, но из-за разбитого колена он не мог себе это позволить, тем более что под кожаными брюками оно осталось относительно сухим.
   Через несколько минут Том закрылся у себя в спальне с полной бутылкой виски и отключенным мобильником. И врубив на полную мощность новый диск "U-2" попытался методично накачаться спиртным. Курил и пил. Пил и курил. Иногда дурным голосом подпевая Боно. Понимал, что должен опьянеть, обязательно, уж он постарается...
   И мозг туманило, заволакивая искусственной эйфорией. Но ненадолго - психологическая встряска была сильнее алкоголя. Сидя на полу, опершись спиной о теплый радиатор, Том пил даже не из стакана, а прямо из горла, ставя бутылку между ног.
   А потом, уже когда почти прикончил бутылку, еле успел добежать до ванной, где его буквально вывернуло наизнанку. И он, измученный, со стекающими по щекам непрошеными слезами, сидел на полу, проклиная себя, виски, Билла, Михаэля, черта, бога, и вообще всех, кого мог вспомнить в эти минуты слабости. Билла - чаще. На самом деле хотелось реветь. Том пьяно переживал, что даже нажраться не может по-человечески, чтобы заткнуть свой разум хоть на несколько часов.
   Ему совершенно не хотелось думать о том, каково сейчас Биллу. Может, ему и не легче, но Том не мог набраться смелости, чтобы включить телефон и позвонить. Он просто пока не знал, что вообще говорить после сегодняшнего вечера, и принял единственно возможное решение - ничего не делать.
   Может быть, все само собой уладится?
  
  
   ***
  
   Билл тоже сидел на полу, оглушенный, опустив голову, с мокрыми волосами закрывшими лицо, глядя на пепельницу стоящую перед ним, курил, не чувствуя вкуса бог знает какой по счету сигареты. При всем том, что он осознавал свою осечку, ему было безумно обидно из-за реакции Тома, из-за того, что он так сорвался, не захотев поговорить, не захотев выслушать и понять.
   Да, Билл не сдержался, отключился настолько, что не смог себя контролировать. Руки потянулись к желанному до умопомрачения телу на автомате, неосознанно. И, конечно, он не думал, что Тома это так заденет.
   "А телефон-то зачем было отключать?!" - Билл начинал злиться на всю эту ситуацию. Ведь он столько сдерживался, чтобы глупостей не наделать, чтобы не оттолкнуть и не испортить все. А тут раз и... Но Том же сам его целовать начал! Сам! Никто не заставлял.
   Билл прикоснулся пальцами к губам, закрыв глаза, чувствуя, как дрожь накрыла все тело, при воспоминании о тех нескольких сладких безумных минутах, когда они растворялись друг в друге. Том целовал его так, как Билл мог только мечтать.
   "Неужели я все испортил? Ну, не может быть..."
   Билли не верил в это. Ведь стоило вспомнить все те взгляды, улыбки, прикосновения. ЕГО прикосновения и невероятное ощущение нарастающего напряжения, почти искр, когда они оказывались рядом. А ведь так может быть только когда безумием охвачены оба.
   "Просто нужно немного подождать. Дать время Тому прийти в себя, дать время понять..."
   Ну, может, чуть поспешнее, чем Том был готов принять... Но если он решит для себя то, что хочет быть с Биллом, что ХОЧЕТ его, то примет и все остальное, что может быть за чертой "натуральных" отношений.
  
   ***
  
   Михаэль не просто удивился, а очень удивился, когда обнаружил своего соседа пьяным в хлам, в одних брюках на полу в ванной. Он не стал допытываться, что случилось, хотя и знал, что для Тома такое поведение не свойственно. Обычно Том благополучно добирался до своей комнаты и заваливался спать после бурных гулянок. И поэтому Михаэль не стал издеваться, понимая, что тут явно что-то посерьезнее банальной пьянки. Он его заставил подняться, приговаривая что-то вроде: "Черт бы тебя подрал, Трюмпер", - но при этом заботливо засунул головой под кран, вытер и оттащил в спальню, укутал в плед. Потом заварил чай и придерживал кружку, пока Том маленькими глотками отхлебывал обжигающий напиток, цепляясь за кружку дрожащими пальцами и стуча зубами о край, постепенно приходя в себя. Он был, в который уже раз, благодарен Михаэлю просто за то, что тот возится с ним, с придурком, которого почти свел с ума своей сексуальностью английский красавчик.
  
   ***
  
   Где-то к часу ночи, когда Том забылся тяжелым сном, Билли уже знал, что сделает завтра утром первым делом - купит билет на самолет.
   В середине ноября у его мамы будет день рождения, и она давно звала навестить ее и отца. Но до этого вечера Уильям принимал всерьез перспективу поездки домой. Из-за Тома он не хотел покидать Гамбург ни на один день, да и вообще он не собирался возвращаться в ближайшее время. Была еще одна причина, он знал - Рауль сейчас в Манчестере.
   Но вдруг, отстраненно удивляясь своему спокойствию, Билл решил, что полетит домой. Идея внезапно показалось очень правильной и заманчивой. Он был убежден, что утром решения своего не изменит.
   Пусть Том подумает. Пусть скучает. И не будет Билл заботиться о том, что тут останется только начатый портрет и даже вещи Тома. Если будет нужно, Том может позвонить ему, в чем Билл сильно сомневался, а он свяжется со своей домработницей.
   Да, он злился. Да, он был обижен.
   "Я его звал! ЗВАЛ!!! А он даже не оглянулся!" - и не важно, что Билл понимал при этом - Том его не слышал.
   И еще он безумно боялся, что снова оказался не нужным человеку, которому дал понять, что хочешь большего в отношениях. Это пугало так, что он уже начал задаваться вопросом - что в нем не так? Почему парни исчезают с горизонта при попытке быть ближе?
   С такими мыслями Билл и заснул перед рассветом, когда спать оставалось не более двух часов, если он хотел успеть на утренний рейс. Он очень надеялся, что когда вернется, то все встанет на свои места. А пока надо было найти в себе силы улететь от НЕГО...
  
   ***
  
   С утра Том чувствовал себя не просто плохо, он чувствовал себя как зомби. Нет, он, конечно, не знал точно, как себя чувствуют зомби, но почему-то казалось, что у них в голове, как и у него сейчас, кроме боли и раздирающей пустоты, не должно быть ничего. Вышедший на звук возни на кухню, Михаэль усмехнувшийся опухшему, помятому Тому, и открыв рот для вопроса тут же его захлопнув, увидев замороженный, медленно поднятый угрожающий взгляд соседа, который хоть и проснулся, но явно в себя так и не пришел. Михаэль махнул рукой, и вернулся опять к себе в спальню.
   А Том на автомате бродил по квартире, собираясь на работу, выцарапал пару таблеток от похмелья, скривился, запил их кофе и, понимая, что справиться с байком он сейчас не в силах, пошел к метро, сунув в карман отключенный телефон и пару купюр.
   Хотелось удавиться, застрелиться, утопиться, что угодно, лишь бы не начинать думать. А еще хотелось включить телефон. Том отчаянно чувствовал, что Билл пытался достучаться до него. И поэтому боялся. Ведь нужно будет позвонить в ответ? Или хотя бы скинуть смс. Но о чем?
   "Извини ублюдка, Билли" или "прости, наша встреча была ошибкой"? Что будет лучше?
   Том не знал. Ему нужно было время. Ему еще было неизвестно о том, что Уильям предоставит ему такую возможность.
  
   ***
  
   Билл сидел в заполненном людьми зале ожидания аэропорта с сумкой, стоящей на полу, и ноутбуком на коленях, ждал объявления о регистрации на свой рейс, вылетающий в десять часов, держал в руках билет и упрямо молчавший мобильник. Несколько минут назад он отправил Тому смс:
   "Я улетаю в Англию на несколько дней. Позвоню по возвращении".
   Вот так лаконично, без истерик. Но смска к Тому еще явно не дошла, потому что не было отчета о доставке, а это означало, что Том так и не включил телефон. От этого так давило в груди, было безумно одиноко и холодно. И еще хотелось увидеть Тома. Но Билл принял решение и отступать не собирался. У него тоже была гордость, как бы он ни любил этого упрямого немца.
  
   ***
  
   Курт удобно устроился, опершись спиной о стойку, покачивая коленом в такт музыке, и исподлобья наблюдал, как Том, застыл, глядя куда-то в одну точку уже несколько минут, молчал и курил. Он наорал с утра на Курта за оставленный на полке окурок. И вот теперь Курт, обиженный, смотрел исподтишка на него и ждал, когда же этот псих соизволит успокоиться и сменит гнев на милость. Но постепенно начинал понимать, что бармену не просто не до него, а он его вообще не видит, как будто Курта здесь нет.
   А бармен в это время стискивал телефон в кармане джинсов и размышлял о том, что, наверное, пора прекращать вести себя как напуганному пацану и просто включить чертову трубу. Набравшись смелости, выдохнул и нажал на кнопку, дав телефону ожить и проиграть жизнерадостную мелодию. А потом с замирающим сердцем ждал сообщения о пропущенных входящих. И оно пришло. Том, кусая все сильнее губу, увидел, что Билл пытался два раза дозвониться ему еще вчера вечером. А потом пришло смс от него, которое он с минуту примерно не решался открыть, но когда все-таки открыл, то чуть не взвыл в голос. Не поняв толком ничего, кроме того, что Билли зачем-то улетает в Англию. Это был такой шок, что Том впал по началу в ступор, а потом все-таки набрал Билла и, сев на стул и сжавшись в болезненный комок, с силой прижал к уху телефон, умоляя, чтобы Билли ответил.
   Зря умолял, не помогло - Билл отключил телефон, когда самолет заходил на посадку. Только Том этого не знал. Ему оставалось только догадываться, когда Билл улетает и как долго его не будет. А главное - почему?
   Теперь пришла его очередь психовать - он ощущал себя таким беспомощным, таким никчемным, что хотелось забиться под стойку, послав всех посетителей, и там сидеть. Но Том не мог себе позволить такой роскоши, какое бы паршивое состояние у него ни было. И как бы ни хотелось придушить Курта, который, и без того не радужную обстановку, украшал своей надутой физиономией.
   Том не стал посылать Биллу смс, а набирал его каждые десять минут.
   Тот не отвечал - на душе становилось все тяжелее.
  
   ***
  
   W@R
   Тема: Прошлый вечер
   Настроение: до сих пор в шоке
   Плейлист: ----------------
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_04.html
  
   Еще каких-то двенадцать часов назад я и не подозревал о том, что следующую запись в свой блог буду делать, находясь в самолете, рейс Гамбург-Манчестер.
   Что я тут делаю? Знать бы...
   Улетаю. Убегаю. От себя, от Тома. Надеюсь, что временно. Случилось то, чего я так хотел! И...
   О, нет! Мы не переспали. Том просто меня поцеловал. САМ. А потом сбежал...
   Это был самый шикарный поцелуй в моей жизни! Я так долго ждал и так сильно хотел этого!!! Ну, и дождался. Парень целуется так, что у меня колени дрожат от одного воспоминания, черт бы его побрал!!!
   А потом я сделал ошибку. Я ПРОСТО ЗАБЫЛ, не подумал, что у него это впервые в жизни. С парнем, имею в виду. И спугнул его. Я, идиот, к нему полез... короче, с точки зрения Тома, я его лапать начал, и этого хватило, чтобы его от меня отшвырнуло, как будто на него кипятком плеснули.
   Да, я понимаю, что сделал глупость и так далее. Но я тут же сдал назад, не только руки убрал, я вообще вышел из комнаты, чтобы он успокоился, а он...
   То, что потом сделал Том, меня добило. Я выходил из комнаты буквально на пару минут (Том перед этим под дождем промок до нитки, я хотел ему одежду найти) - а он сбежал! На самом деле - сбежал! Я не успел его остановить. Этот придурок, в куртке на голое тело, куда-то в ночь унесся.
   Псих ненормальный! Идиот! Ненавижу его! Я же выскочил за ним, орал, бля, чуть голос не сорвал... Но какое там! Он так рванул - что только шины взвизгнули. И не обернулся ни разу...
   Вот какого черта было уезжать? Он что, боялся, что я его изнасилую? Спасибо натуралам - сказки о геях сильно преувеличены, но они исправно работают)))
   Вот так свалить, даже не выслушав меня! За что мне это? Мне же выть хотелось, когда ему вслед смотрел. Или вообще тут что-то другое? Блядь! Почему от меня парни бегут? Может, дело во мне, а не в них? Ничего не понимаю...
   Плохо мне, так же, как и вчера. Я ему звонить пытался (хотя, может, не стоило?), а он отрубил телефон. И до самого моего отлета так и не включил. Я улетел в полном неведении, что и как с Томом. Добрался ли он домой вообще... Я не могу даже думать об этом - меня трясти начинает.
   Правда, я сбросил смску ему, нужно же было как-то дать знать, чтобы он меня не искал (интересно, а он бы стал?), но так и не было отчета о доставке. Все через задницу...
   Вот таким вышел у нас первый (ГОСПОДИ!!! СДЕЛАЙ ТАК, ЧТОБЫ НЕ ПОСЛЕДНИЙ) поцелуй.
   Я люблю его. Хочу быть с ним. И очень надеюсь, что и Том захочет быть со мной.
   Нужно время. Ему в первую очередь. Пусть останется один. Пусть подумает. Я не буду его торопить. Я просто буду его любить.
   Хотя сейчас - почти ненавижу!
   P.S. А какая у него на спине татуировка!!!!!!!! Я же сознание чуть не потерял, когда ее увидел. Дракон... А заканчивается она где-то в районе паха. И я теперь ею бредить буду, пока всю не увижу.
  
  
   ***
  
   Билл включил телефон, когда ехал в такси из аэропорта. Почти сразу запищал сигнал, и все внутри вздрогнуло. Сообщение о доставке смс, сообщение о нескольких входящих звонках...
   "Он звонил мне!" - и появился ком в горле, мучительно захотелось развернуться обратно и лететь к нему. Сейчас же. К его теплым рукам и ненасытным, безумно желанным губам.
   Только Билл буквально заставил себя вспомнить, что он обижен. Очень обижен. И зная, что Том позвонит с минуту на минуту, в разговоре хотел выглядеть спокойным и беспристрастным.
   "Пусть, почувствует, каково это - когда с тобой вот ТАК".
   И когда спустя несколько минут телефон зазвонил, стиснул на секунду зубы, вдохнул, выдохнул, и принял вызов.
   - Да, слушаю.
  
   ***
  
   Том нажал на отбой после разговора с Биллом в полном недоумении, пытаясь понять, что это было. Такой разговор... Сказать, что он странный - значит не сказать ничего.
   Он, услышав далекий, приглушенный расстоянием голос Билла, почему-то начал оправдываться за звонок, мол, он получил смс, которую не совсем понял. Хотя еще произнося эти слова, уже ругал себя - сообщение было предельно ясным, и не понять его мог только полный имбицил.
   Билл ответил, что пришлось срочно улететь домой, появились неотложные дела. Говорил сухо, без эмоций. Тома царапнули не столько его слова, сколько тон, и чем дальше, тем все сильнее нарастало ощущение неловкости. Он не понимал ничего, а начав что-то мямлить о вчерашнем, был прерван Биллом:
   - Том, не надо. Я уже забил на это. Совсем. Забей и ты, ладно?
   У Тома появилось ощущение, что Билл сказал не на "ЭТО", а на "ТЕБЯ". Именно в таком ключе. Сказано это было холодно, высокомерно, как будто глядя сверху вниз: "Мальчик, тебе еще рано играть в такие игры. Я тебя переоценил".
   Том готов был провалиться сквозь землю. А потом была еще одна фраза. Его почти прямым текстом просили "Не беспокоить", как будто табличку на закрытую дверь повесили:
   - Я сам перезвоню тебе, когда вернусь в Гамбург.
   Том, в каком-то ступоре попрощался, пробормотав что-то вроде: "Я буду ждать звонка", - и отключился, боясь, что сейчас вместе с окончанием разговора перестанет дышать. Слова Билла "когда вернусь" прозвучали как - "если вернусь".
  
   ***
  
   Билл, откинув голову на спинку сидения, закрыл глаза, прижимая телефон к груди.
   "Прости меня, Том. Прости! Но мне нужно, чтобы ты понял, что можешь меня потерять. Если и это тебя не встряхнет, то... То тогда я... Я тебя отпущу".
   Он слышал, что Том был обескуражен их разговором, но был уверен, что по-другому нельзя. И хорошо, что он улетел. Очень хорошо. Билл знал, что останься он в Гамбурге, они бы сегодня же встретились снова, хоть в баре, хоть дома, и в первую очередь начали бы друг перед другом оправдываться. И понесли бы чушь, вроде: "Прости, я не хотел. Это не повторится". И что? После таких обещаний - что? Это было бы концом их, так и не начавшихся, отношений.
   А так у них еще был шанс. Билл дал Тому полную свободу действий. Решение остается за ним. И очень надеялся на то, что когда он прилетит обратно, то вместо извинений, услышит: "Я скучал".
  
   ***
  
   24 часа без Билла.
  
   Том стоял возле окна в своей комнате, глядя на вечерний Гамбург, и в тысячный раз прокручивал разговор с Биллом, который так и не выходил у него из головы.
   Сразу после разговора было ощущение, что его ткнули, как щенка носом, показывая его слабость. Может, даже никчемность? Для уверенного, а в некоторых вопросах и самоуверенного, по жизни Тома, не испытывающего ничего подобного, это было сродни пощечине. Это было очень... обидно? А потом, чуть позже, эта обида начала потихоньку перерастать в злость.
   "Ты же меня совсем не знаешь, парень. Совсем! Не надо со мной так! И не важно, что я сбежал. Мы оба знаем, почему это произошло".
  
   ***
  
   W@R
   4 Ноябрь 2008 г. 23:30
   Тема: Дома
   Настроение: почти спокойное.
   Плейлист: звенящая тишина.
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...post_5934.html
  
   Так странно возвращаться домой после долгого отсутствия. Эти родные запахи, звуки, вещи, которые с каждым годом как будто уменьшаются в размерах. И глаза мамы, со слезами в них... Я же не предупредил, что прилетаю. Сюрприз удался)))
   Хорошо, что она сегодня не на дежурстве, иначе мне бы пришлось ехать в клинику за ключами.
   Успел уже созвониться с отцом, он пригласил меня к себе завтра на ужин.
   А там - Рауль...
   Еще когда летел сюда, я знал, что он сейчас в Манчестере. Но это меня не остановило. Я не знаю, как мы встретимся, после стольких лет, но если честно, меня это сейчас волнует в последнюю очередь.
   Меня волнует другое. Вернее другой. Тот, кто в Германии остался. Я не знаю, как выдержу эти дни без Тома.
  
   ***
  
   48 часов без Билла.
  
  
   "Кэти что ли позвонить? Я понимаю, что еще не готов говорить с кем-то об этом, даже с ней. Мне хреново! Как же мне хреново... Мне страшно, что он может не вернуться. Или что еще хуже - вернется и не позвонит мне. Не захочет больше видеть, знать. Слышать он меня и сейчас не хочет. Ну а что мне остается? Только ждать. Неизвестно сколько и неизвестно чего. ЖДАТЬ. То, что я больше всего ненавижу делать".
  
   ***
  
   W@R
   5 Ноябрь 2008 г. 22:47
   Тема: Ужин у отца
   Настроение: соответствующее ситуации
   Плейлист: какая-то ерунда по ТВ.
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_05.html
  
   Поужинали. Как это было? Занимательно)))
   Рауля с тех пор, как я уехал в Германию, я видел только однажды, он мелькнул на спортивном канале в новостях о теннисе, но вживую это зрелище, конечно еще эффектнее)))
   Как он сейчас выглядит? Рауль всегда был выше меня, сильнее. Хотя тогда, наверное, я просто был меньше, совсем мальчишка))) А сейчас это действительно очень красивый парень, с обалденной спортивной фигурой, с широченными плечами и сильными руками теннисиста. Волосы чуть длиннее, чем я помню, темно-русые, какие-то чуть волнистые и немного выгоревшие на солнце. Челка на глаза. Глаза темно-карие, красивые глаза. Очень. Вечером кажется, что черные. Выразительнейшие глаза, этого не отнять. Тонкие черты лица. Нижняя губа пухлая - он ее кусает, когда злится или волнуется, это у него привычка с детства еще. Немного смуглый, в отца своего. И обворожительная улыбка...
   Раньше мне хватало просто одного его взгляда, чтобы все внутри перевернулось...
   Конечно же, у меня была и дрожь перед этой встречей, и забилось сердце, когда он вошел в комнату. Я очень боялся, что снова вернется все то, что было у меня к нему... когда-то...
   Но все это пошло на убыль, как только я понял, что больше не тону в его глазах. Вот так. Банально?
   Мы встретились с ним при родителях, но, я думаю, что даже, если бы мы были только вдвоем, наши слова и действия были бы точно такими же. И сказать, что я НИЧЕГО не почувствовал, увидев того, кого раньше безумно любил, было бы ложью.
   А вот он загорелся при виде меня. Да, я знаю, что выглядел шикарно (от скромности мне не умереть, поверьте)))) и видел, как он на несколько первых секунд потерял дар речи. Прошло столько лет - Рауль помнил худенького парнишку, но я с тех пор несколько изменился)))
   Это меня позабавило. Я подошел и протянул руку, и он ее принял, не сводя с меня глаз. Я усмехнулся, и только тогда он немного пришел в себя. Поздоровался. А потом мы сели за стол, и благодаря отцу и Анне-Мишель, его матери, их вопросам, была в общем-то непринужденная атмосфера. Ну, почти непринужденная...
   Я рассказывал, как у меня в Германии дела, отвечал на вопросы, а потом Рауль рассказал о своем последнем матче, о травме, из-за которой чуть не отменили последний гейм, но все обошлось, и он выиграл. и т.д. и т.п. Но я все время чувствовал на себе его пристальный, очень заинтересованный взгляд. И у меня было какое-то злое, и в тоже время, веселое настроение. Я с ухмылкой выслушал, что мой сводный братец помолвлен с какой-то там моделью. Не запомнил ни имени, ни как она выглядит, хотя мне и показали ее фото. Ну да! Почему бы не показать? Родители гордятся им! ОЧЕНЬ. А мне смешно было. Честно. Почему? Я бы рискнул поспорить - Рауль увлекается не только девушками. Отнюдь)))
   Конечно, я не могу утверждать на сто процентов, но думаю, что завтра узнаю это точно.
   Он при родителях настоял на том, чтобы мы завтра сходили с ним куда-нибудь в бар, посидели, пообщались. Ну, что же, пообщаемся, если он так хочет. Вот только я прекрасно вижу, что он хочет не только пообщаться))) Но не всегда хотеть, означает - получить. Правильно?))
   Я уж как никто другой это знаю. К сожалению.
   Р.S. И еще. Я ОЧЕНЬ надеюсь, что Том меня еще помнит.
  
   ***
  
   56 часов без Билла.
  
   "Блин, а ведь там же этот его... Рауль, да? Билли... Господи, только не это! Пожалуйста..."
  
   ***
  
   W@R
   6 Ноябрь 2008 г. 21:25
   Тема: Встреча с Раулем
   Настроение: странное
   Плейлист: Placebo " English Summer Rain"
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_06.html
  
   А ведь я не ошибся. Ну, что же...
   Сегодня я сказал: "Нет". И еще сказал, что у меня есть любимый человек.
   Разговор был долгий. Мы пробыли в баре больше трех часов. Но, что для меня было очень важно, я чувствовал себя почти спокойно. И свободно, что ли. Я не знаю, как сейчас объяснить то чувство.
   Я освободился от Рауля, как от какой-то болезненной и очень давней зависимости. И теперь очень жалею, что не сделал этого раньше. Зря я боялся встречи с ним. Хотя, может быть, все именно так получилось, потому, что теперь я люблю Тома? И в другой ситуации я бы повелся на Рауля?
   Не знаю. Не хочу знать. Сейчас мне важно только то, что я действительно отпустил все, что не давало покоя столько лет.
   Я Раулю даже сочувствую, в каком-то смысле. Он попытался мне объяснить, что очень жалеет, что те наши с ним "отношения" (теперь он их так называет!) закончились по-глупому.
   Просто он для себя тогда еще решить не мог, чего хочет. И, как ему тогда казалось, правильно сделал, что не стал меня трогать, пока окончательно не определился. По его словам, он не собирался меня оставлять из-за той девчонки, просто ему нужно было чуть больше времени, которого я как раз ему и не дал. Сейчас мне странно все это слышать... Тогда мне было 15, а ему почти 17... Кому из нас еще больше нужно было время...
   Я отлично помню то мое состояние - я не хотел ни видеть Рауля, ни тем более говорить с ним, не хотел никаких объяснений с его стороны... ничего. Я тогда от него закрылся. Полностью. Мы с ним вчера впервые заговорили. За 7 лет.
   Для всех он натурал, жениться собрался, чтобы имидж поддержать. Но у него всегда были связи с парнями. По возможности, конечно. И от этого он отказаться не собирается.
   Так вот, он ошеломлен тем, каким я стал, как я выгляжу, не ожидал))). Говорил об этом с горящими глазами, да я и без слов все понял.
   Он предложил встретиться. И, как написано выше, я ответил: "Нет".
   Я видел, как его это задело. Отдам ему должное, Рауль попытался перевести все это в шутку, заговорил об "эффекте бумеранга"...
   А в конце, когда я уже уходил, он сказал, что завидует моему парню.
   МОЕМУ парню.
   А у меня комок в горле встал.
   Том, как же я хочу когда-нибудь услышать от тебя: "Будь моим, Билли!"
   Я бы многое отдал за это. Да нет! Я бы все отдал. Все, что сейчас у меня есть.
   P.S. Сегодня днем медитировал на мобильник, так хотелось позвонить тебе. Ты даже представить себе не можешь, КАК мне хотелось тебе позвонить!
   Но не позвоню. Пока не окажусь в Гамбурге - не позвоню.
  
   ***
  
   74 часа без Билла.
  
   - Мы оба виноваты, я понимаю. Только я на самом деле не был готов... к такому.
   - Его вина только в том, что он хочет тебя, Томми, настолько, что начинает терять контроль. Я тебе говорила об этом. И не нужно парня упрекать.
   - Хочет... - шепот и мурашки по позвоночнику. - Наверное, я тоже хочу, Кэти. Почему бы я тогда сам его целовать начал?
   - Вот если ты хочешь, Том, так будь с ним! Я смотрю, вам обоим крышу сносит, когда вы вместе.
   - Да, я чувствую это. Вдруг это только просто сильное желание, а, Кэт? Может, я тупо хочу секса? С ним... Черт! - Том потер висок, выдохнул, - и потом, когда получишь, что хотел, все закончится. Может быть такое?
   - Не знаю, Том, все может быть. Есть такое понятие как страсть, да ты и сам знаешь, как это бывает. Удовлетворишь - и все. Больше не нужно ничего от этого человека. А иногда это надолго. У всех по-разному. Я не могу тебе сказать, что между вами происходит, это нереально. Ты это сам решишь для себя. И, я думаю, у тебя еще будет шанс. Он вернется, не переживай! Куда он от тебя денется, Рафаэль?
   - Да, я надеюсь... Вернется. Но там же его Рауль!
   - Ты думаешь, что...
   - Я боюсь об этом думать! Только... я не знаю, если он его любил раньше. То может, ну... тем более сейчас, когда все так по-дурацки вышло. Кэти, я никогда и никого так не ревновал! Я как ненормальный был, когда он рассказал мне, что кого-то в клубе снимал. Я совсем помешался на нем. Что мне делать?
   - Просто подожди его и не накручивай себя, но я тебя понимаю, если честно. Только вы ничего друг другу не обещали, ты помнишь? И, по большому счету, вы друг другу еще никто, Том. Как бы это для тебя сейчас ни звучало - это именно так. И даже если у Билла что-то там будет, то ты не вправе ему предъявлять претензии. Ты ушел, Том. Сам ушел. Он, в общем-то, не очень виноват.
   То ли стон, то ли вдох.
   - Знаю! Я знаю, Кэти! Я даже не спрошу о Рауле. Ничего не спрошу. Пусть только вернется.
  
   "Ко мне".
  
   ***
  
   W@R
   7 Ноябрь 2008 г. 21:15
   Тема: По мне плачет психушка
   Настроение: никакое.
   Плейлист: Placebo "Protect me from what I want"
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_07.html
  
   Я скучаю.
   Я безумно по тебе скучаю, Том.
   Мне тяжело, и я не могу этого скрыть. Мне кажется, что все это видят, и от этого становится неловко. Вчера и сегодня целый день пытался отвлечься работой. А сейчас уже второй час подряд не могу ничего с собой поделать. Курю без остановки. Мне плохо. На самом деле плохо.
   Я знал, что так будет. Но блядь... не настолько же!
   Том мне приснился сегодня. И уже не так невинно, как раньше. Мы занимались сексом. Так, как я хочу этого. Безумно хочу. С НИМ хочу...
   Теперь я знаю вкус его поцелуя, и от этого совсем меня разламывает. Я хочу к нему. К его губам, к его теплому телу. К сильным рукам. Это уже паранойя, я знаю.
   Потому, что я понимаю - никакой, пусть даже самый умопомрачительный, секс с ДРУГИМ мне не нужен. Мне это не поможет. Если бы я считал по-другому, то, скорее всего, у нас с Раулем вчера было бы продолжение вечера.
   Я ХОЧУ В ГАМБУРГ. К НЕМУ ХОЧУ.
   Впереди ночь. Надо ее как-то пережить. А завтра... Я не знаю, что буду делать завтра.
   Мамин день рождения во вторник. А сегодня только пятница! Я же не доживу!!!
   Ну, как я мог поверить, что продержусь все эти дни без него???
   Идиот!!!
  
   ***
  
   96 часов без Билла.
  
   "Я устал.
  
   От мыслей и переживаний уже болит голова. Нет, она не просто болит, она раскалывается. Я и не знал, что так тяжело бывает из-за отсутствия кого-то. С каждым днем все сильнее напрягают мысли, что Билл может не вернуться. Не могу даже представить такого!
   Серое все вокруг... Без НЕГО - серое.
   Михаэль меня хочет завтра вытянуть в клуб. Весь мозг мне проел. Не знаю, может, и нужно пойти? Нельзя же вот так чахнуть какой день подряд. Тем более что я даже не знаю - сколько мне ждать. Еще день, неделю, месяц?"
  
   ***
  
   W@R
   8 Ноябрь 2008 г. 11:15
   Тема: Я возвращаюсь!
   Настроение: меня трясет
   Плейлист: Placebo "Meds"
   Читать далее...
   http://sweetest-prince.blogspot.com/...g-post_08.html
  
   Не помню, когда я плакал последний раз.
   Неее, ну было дело, слезы наворачивались... Как раз когда Том у меня ночевал, а я с ума сходил в нескольких метрах от него. Но это от нервов...
   А вот сегодня, вернее полчаса назад, меня понесло... я разревелся, вот реально, как истеричка. Отчего? Просто с мамой поговорил. Вернее, это она со мной поговорила. Все она поняла. Поняла, что я скучаю по кому-то (и, слава богу, что она не знает, по кому именно!)
   Она обняла меня и сказала, чтобы я заказывал билет обратно. Вот тут-то я и разревелся...
   Нормально, да? Двухметровый мальчик-переросток! Хлюпал носом, а она тихонько гладила меня по спине, а меня от этого еще больше развозило. И от благодарности, и оттого, что я, сволочь, за столько лет так и не соизволил отметить с мамой ее праздник. И от понимания, что уже сегодня вечером я могу увидеть Тома, который меня даже вот так, на расстоянии - убивает.
   Я чувствую себя таким виноватым, такой тряпкой... но я заказал билет.
   Вечером я буду в Гамбурге.
  
   Не знаю, что меня там ждет.
   Но без него я не могу больше.
  
   ***
  
   Билл ехал домой из аэропорта, утомленный перелетом, всей этой поездкой, выжатый морально. Глядя невидящими глазами в окно, он то улыбался, то хмурился, то стискивал до боли зубы. Он еще не позвонил Тому.
   Но позвонит, обязательно позвонит!
   Только доберется домой, выпьет крепкого кофе, примет душ - и позвонит.
  
   ***
  
   Том, не осознавая, что делает, тихонько поглаживал по бедру сидящую у него на коленях девушку, покусывал губу, глядя на танцующую толпу, двигающуюся в едином ритме клубной музыки. Во вспышках света видел Михаэля на танцполе, дорвавшегося до любимого развлечения. Вроде бы действительно стало легче, как будто отпускало все, что за эти дни Тому не давало дышать. Михаэль как всегда блистал своим чувством юмора, так, что оставаться в плохом настроении рядом с его добродушно-идиотскими шутками не получалось. Том понимал, что все это было задумано его приятелем, чтобы встряхнуть его. Нет, конечно же, Том не рассказал ему, что произошло на самом деле. Да и Михаэль практически сразу забросил попытки вытянуть что-то из него, быстро поняв, что добиться внятного ответа невозможно. Но все-таки решил попытаться хоть так выковырять своего соседа из его скорлупы, которая стала порядком досаждать - они все же делили одну квартиру, и мрачное настроение Тома отравляло атмосферу ежедневно. А в клубе Михаэль понял, что попытка, хоть и не на все сто, но удалась, когда увидел, что Том не разучился одаривать своим обаянием и обворожительными улыбками девушек.
   Потом, когда Том уже чуть поднабрался, он почувствовал что-то вроде удовлетворения, смешанного с неким предчувствием. Приближением чего-то, как ему казалось, хорошего.
   - Опа! - Михаэль приземлился рядом со всего маху, прерывая рассеянный самоанализ Тома, и парой глотков прикончил его коктейль, успев при этом шлепнуть по попке девушку, соскочившую с колен друга. Подруга Михаэля потянула ее за руку на танцпол, и приятели остались на некоторое время в одиночестве.
   - Ну, ты монстр! - кивнул Том на пустой бокал. - Теперь иди, заказывай еще!
   - Схожу, покурю только - и схожу. Дай сигарету?
   - Кстати, и сигарет возьмешь, последняя, - Том дотянулся до пачки, лежащей на столе.
   - Ну, что, брат? Полегчало, смотрю? - Михаэль затянулся и сел ближе, чтобы не орать.
   Том молча кивнул, раскачивая ногой в такт музыке, упорно не глядя на Михаэля.
   - Вот, трахнешься сегодня, и совсем полегчает, - добрый сосед хохотнул. - И все забудешь!
   "Если бы", - Том невольно вздохнул. Михаэль не слышал вздоха. Он просто увидел, как медленно поднялась и опустилась грудь Тома под тонкой футболкой.
   - Слушай, закажи ты уже что-нибудь? - Том повернулся, хмуро глядя на него, - ну выветривается уже, бля...
   - Окей! И - да! Я помню про сигареты, - опередил он Тома, снова открывшего рот.
   Михаэль растворился в толпе, а Том достал мобильник, и только тогда вспомнил, что они на нижнем этаже, где не брала связь.
   - Твою мать! - выругался он, хотя и понимал, что нужных ему звонков ждать не приходится.
   Не должно быть ничего важного. К сожалению. А так хотелось! От НЕГО хотелось.
  
   ***
  
   Билл, приятно расслабленный и посвежевший после душа, сидел в кресле, подтянув колени, обхватив их рукой. Чашка с кофе стояла на столике, но пить как-то не хотелось. Вернее хотелось, но сердце билось в горле так, что он боялся поперхнуться первым же глотком. Рядом с ним лежал телефон, а это означало, что через минуту он услышит голос Тома.
   Не услышал. Доступа не было. Прослушав неутешительное сообщение сухого механического голоса, заглушаемого гулом собственного сердца, попытался успокоиться.
   "Ничего страшного. Мало ли что? Бывает... Том перезвонит. Когда увидит пропущенный входящий. Не может не перезвонить... Лишь бы он только не передумал. Пожалуйста!"
  
   ***
  
   - Слушай, нет твоих сигарет, - Михаэль ставил на столик напитки, - сказали, что наверху должны быть. Я не стал брать тебе, что попало, сам сходишь.
   - Окей, - Том отхлебнул мартини и сунул в рот колечко лимона, нацепленное на бокал. - Схожу.
   Это было кстати. Он не знал наверняка, почему его так напрягло, что тут не берет связь, но внутреннее чутье Тома подводило редко, и он решил подняться в верхний зал хоть ненадолго. Иначе бы так и продолжал чувствовать дискомфорт.
   Наверху антураж мало отличался от нижнего уровня, а народу было даже больше. Он подошел к бару, держа в руке мобильный, ожидая, пока бармен освободится, присел на табурет. Связь появилась, черточки показали устойчивый сигнал, и удовлетворенный Том вертел телефон, тревожно ежась от ожидания. Минута, другая - и пришло сообщение от оператора о пропущенном входящем.
   Том напрягся, а когда открыл сообщение - взмокла верхняя губа. Входящий был от Билли...
   Том уставился на имя "Билл" на экране, пытаясь угомонить сбивающееся дыхание, дико волнуясь, понимая, что это звонок может быть откуда угодно, необязательно из Гамбурга. И еще Том не знал, о чем Уильям хотел ему сказать. Может, послать хотел? А может...
   Нужно было просто позвонить. Сейчас.
   Оттянув ворот футболки, как будто не хватало воздуха, он выдохнул и полез в меню, достал последние набранные номера. И еще несколько секунд гипнотизировал трубку, прежде чем нажать на вызов и прижать ее со всей силы к уху, закрывая другое ладонью. И слушать с замирающим сердцем долгие гудки, уходящие к НЕМУ.
   А потом задохнуться от безумного восторга, захлестнувшего мозг, от одного тихого выдоха с другого конца: "Тооом".
   - Билл? - голос внезапно охрип, захотелось пить. - Привет.
   И пауза.
   - Ты где? - спросили одновременно, потому что это волновало сейчас больше всего.
   - Я уже в Гамбурге. Прилетел пару часов назад. - И от этих слов у Тома кружится голова, и против воли губы расползаются в улыбке. - А ты где? Это музыка там у тебя?
   - В клубе. Я в клубе, Билл. Ты звонил, а я был на нижнем уровне, там связи нет. А потом поднялся. А тут сообщение...
   - В клубе?
   - Да, мы тут с Михаэлем и девчонками, - закушенная губа, вроде, никакого криминала в том, что субботний вечер парень проводит в клубе с девушками, но Том почему-то занервничал. - Слушай, приезжай, а? Это "Club la Nuit", в центре, знаешь?
   Билл сглотнул, зажмурился и опустился лбом на колено.
   - Конечно, знаю.
   Билли понимал, что если Том с друзьями, с компанией, с девушками - то значит, скорее всего, он хочет сегодня оторваться.
   "Ну, конечно. Ведь я и сам, тогда..."
   - Приезжай, Билл, - сказал Том каким-то придушенным шепотом.
   "Пусть будет, что будет".
   - Да. Я приеду, - выдохнул Билл в трубку. - Через час, плюс-минус. - Добавил он, прикинув время на сборы и дорогу.
   - Мы в нижнем зале, Билли. Ты подойди к стойке, когда приедешь, хорошо? Я увижу тебя сам.
   - Окей, Том. Я понял. До встречи?
   - До встречи! Я жду! - Том нервно улыбнулся, чувствуя, как дрожат губы, и отключился.
   А потом сидел и тяжело дышал, пока его не окликнул бармен:
   - Что-то заказываете молодой человек?
  
   ***
  
   Билл тоже приходил в себя после разговора. Пару минут. Потом вскочил и легко взбежал на второй этаж, с безумным чувством распирающего восторга, предвкушения встречи и растерянности.
   "Девушки, подружки... Черт бы их подрал, Том! Ладно, не важно, пусть так!"
   Но они оба помнят тот поцелуй, и Том хочет его видеть. Даже после того сумасшествия. А этого
   ему уже достаточно.
  
   ***
  
   - Ты чего так долго?
   Том хмыкнул и приземлился рядом с другом.
   - Разговаривал с Биллом. Он приедет скоро, - небрежно бросил Том, подхватив бокал со стола.
   Михаэль удивленно поднял брови и гыкнул.
   - Соскучился по тебе? Или снять кого-то другого едет?
   - Сука ты, Михей, - добродушно протянул Том. - "По тебе", - покачал головой, задумчиво глядя на водоворот из двигающихся тел.
   - А то нет, бля! - усмехнулся Михаэль.
   - Пошел ты, - беззлобно выдохнул Том и получил тычок локтем в бок.
  
   ***
  
   Билл вышел из такси возле "Club la Nuit", с чувством абсолютной нереальности происходящего. Он так сильно скучал и ждал их встречи, что казалось, это уже никогда не случится.
   Глянул на толпу возле входа не прошедшую фейс-контроль, но все еще чего-то выжидающую, он шел и знал - его пропустят. Всегда пропускали. Никогда и нигде с этим не возникало проблем. Что-то было в нем такого, что заставляло даже тупоголовых секьюрити и придирчивых фейсконтрольщиков на входах безмолвно уступать дорогу. Так было и сейчас. Рослый парень, со сложенными на груди мощными руками, отступил от входа, пропуская Билла внутрь. Минуту заняло приобретение в холле билета, и все - сердце не подчинялось разуму. Разум был ясен и холоден. Сердце сходило с ума.
   Опускаясь на нижний уровень, слыша монотонные удары низких частот, скривился, понимая, что от этого не уйдешь, не избавишься. Зато где-то здесь тот, ради кого он бы поехал и на край света. Уильям вошел в зал, мазнул взглядом по толпе, по заинтересованным лицам девушек, которые оценивающе разглядывали красивого, длинноволосого, стройного парня в шикарном черном пиджаке, оттеняющим белую водолазку под горло и почти белые джинсы.
   Понимая, что бесполезно выискивать в полумраке Тома, он подошел к стойке и, кивнув бармену, заказал скотч, устроившись вполоборота к залу. Он знал, что Том его увидит. Обязательно. И придет.
  
   ***
  
   Том замер, стиснув зубы на пару секунд - у стойки сидел Билл. ЕГО Билл. Сердце рванулось и понеслось вскачь.
   - Я сейчас. Билл приехал, - с какой-то странной интонацией произнес он и коснулся плеча Михаэля, который обернулся в сторону бара и, увидев, кого ждал Том, приоткрыл рот и покачал головой.
   - А, твой красавчик! Секс ходячий...
   А Том подходил с той стороны, куда не смотрел Билл, и пожирал глазами знакомую фигуру, пытаясь собрать разбегающиеся мысли. Словно почувствовав это, Билл повернул голову, откинул челку и впился черным взглядом в еле дышащего Тома. Как же Том был благодарен парню, который встал со стульчика по соседству, когда он подошел к Биллу. Том не сел, он просто рухнул рядом, без сил опершись о стойку, и только потом повернул голову:
   - Ну, привет.
   - Привет, - с едва заметной улыбкой и прищуренными глазами Билл смотрел в затуманенные алкоголем и самим его присутствием, глаза Тома.
   А Том плыл. Плыл от пристального бездонного взгляда из-под рваной длинной челки. От тонкого аромата, до боли знакомого, кружащего голову. Хотелось застонать в голос. А еще до смерти хотелось взять это лицо в ладони и впиться в губы грубым поцелуем. И этим заставить стонать уже его.
   - Как съездил? - выдавил, наконец, Том и постарался незаметно выдохнуть, отгоняя наваждение.
   - Нормально. - Неспешный кивок. Улыбка. - Даже раньше вернулся, чем планировал.
   "А когда же ты планировал вернуться-то? На мои похороны?" - подумал Том. Взял себя в руки, расслабился.
   - Что-нибудь закажешь? - Билл подхватил низкий стакан и сделал глоток скотча.
   - У нас там все есть, - Том обернулся к столику и встретился взглядом с Михаэлем.
   "Вот как?" - Билл кивнул. - И девочки тоже?
   Том глянул в непроницаемые сейчас глаза, в которых Билли за секунду скрыл все эмоции, и хмыкнул.
   - Ага, Михаэль со своей девушкой, и ее подружка с нами.
   - И ты собрался сегодня расслабиться? С подружкой. Ее. - Намеренно блеснувший в языке пирсинг.
   "Один - ноль, Билл. Браво! Но это нечестно, Билли! Как же это нечестно!"
   - Да, - выдох. - Девочка просто загляденье.
   Вздрогнувшая бровь. Опущенный взгляд.
   "Один-один, Билли?"
   - Может, и тебе найдем девочку? - Том почесал переносицу, сдерживая улыбку.
   - Девочку? - как-то мечтательно проговорил Билл. - Да не нужно, наверное... девочку.
   Том замер. А Билли спокойно поболтал стакан с остатками алкоголя, с двумя почти растаявшими кубиками льда, с интересом глядя на них, чувствуя при этом пристальный взгляд Тома, и так же убийственно спокойно добавил:
   - Я потом сам... выберу.
   Том даже понятия не имел, как он должен себя чувствовать при всем том, что творил сейчас с его психикой этот англичанин. Может быть, это такая игра? Изощренная в своей глупости игра двух идиотов, пытающихся свести друг друга с ума.
   "Два-один, Билл. Ты ведешь, черт тебя дери! Пока".
   - Ну, окей. Сам так сам. Пойдем за столик?
  
   ***
  
   Билл поздоровался с уже знакомым ему Михаэлем, потом Том познакомил его с вмиг заинтересовавшимися девушками, имена которых тот забыл тут же, и когда Билли снял с себя пиджак, накинув его на спинку диванчика, они сели за столик рядом. Перекидываясь какими-то незначительными фразами, наклоняясь к уху, чтобы не орать, постепенно пьянея от алкоголя и друг от друга.
   Чуть позже пошли танцевать, все вместе, и подхваченный пульсирующим ритмом танца, Том развернулся к Биллу, к его великолепно двигающемуся гибкому телу, которое сводило с ума - в толпе он видел только его. Светящегося, в прямом смысле этого слова - белая водолазка в ультрафиолетовой подсветке, в сочетании с волосами цвета вороного крыла - это было завораживающе. Том видел и чувствовал только его. И знал, даже в таком пьяном угаре, знал, почему - потому, что и для Билла он сейчас был тоже единственным, кого тот воспринимал в этом море двигающихся тел.
   Да, он был нетрезв, и был в состоянии, когда адреналин рвет вены от драйва исходящего от музыки, атмосферы, а если рядом тот, от кого и без всего этого едет крыша, то это уже получается передозировка, и позволяешь себе то, чего никогда бы не сделал в другой ситуации. И Том, даже зная, что на них смотрят окружающие, потому, что невозможно было не смотреть на это сексуальное длинноволосое чудо, оказался за его спиной, близко, очень близко, почти касаясь его и двигаясь с ним в едином ритме. Такой же красивый, высокий и гибкий. Притягивающий к себе взгляды. И Билл, оглянувшись на Тома через плечо, принял это, пусть только как игру. Улыбаясь и закусив нижнюю губу, чуть подался назад, и...
   И в выхватывающем из темноты свете клубных прожекторов, замелькали стоп-кадры танца двух тел, удивительно гармонично взаимодействующих между собой. Михаэль, ошалевший при виде этого, открыл рот, когда они прижались друг к другу. Лишь на несколько мгновений. Но это было. БЫЛО!!!
   И пусть потом под восторженные аплодисменты невольных зрителей два парня, переведя все в шутку, рассмеялись и, оттолкнувшись, продолжили танцевать, как ни в чем не бывало - для Михаэля это шуткой не было. Это было откровением, просто потому, что он видел еще кое-что. Видел, как Том, прикрыв глаза, коснулся лбом головы Билла и судорожно вдохнул. И было ощущение, что он сделал это, почти не контролируя себя.
   А потом, догадываясь, как это выглядело со стороны, как для Михаэля, который с кривой усмешкой переводил взгляд с одного на другого, так и для девчонок, с которыми они были, и, понимая, что надо хоть чем-то сгладить впечатление от этой выходки, Том не придумал ничего умнее, чем, вернувшись со всеми за столик, начать строить из себя мачо. Он посадил к себе на колени девушку, и начать упоенно с ней целоваться, при этом демонстративно лапая ее за все выдающиеся части тела.
   А Билл сидел рядом, курил, и с легкой улыбкой глядя на танцпол, при этом боковым зрением отмечая, что вытворяет Том, оставался внешне очень спокойным. Да его это раздражало. Очень раздражало. И очень хотелось скинуть эту несчастную с коленей ЕГО Тома, отвесить ему пощечину, а потом грубо впиться в губы. Но он не подавал вида. А еще он видел, как на них обоих поглядывает друг Тома. Или кто он ему там, сосед?
   "ЧЕРТ! Том, какая же ты дрянь! Ты это делаешь специально!"
   Что было в мозгу у Тома, когда он, зная, что рядом Билл, целовал подружку, с которой еще пару часов назад собирался переспать? Том очень сомневался, что все еще хочет этого. Он отчетливо представил себе, что будет, если он сейчас встанет и, взяв Билла за руку, уйдет из клуба. И обреченно понимал, что должен доиграть роль так, чтобы никто не заподозрил, что это игра. А настоящее - было там, на танцполе.
   Оторвавшись от губ ошалевшей от его неожиданного энтузиазма девушки, он встретился с Биллом глазами, в которых сейчас было столько всего.
   И еще Том машинально продолжил про себя счет в их сегодняшнем необъявленном матче.
   Два-два...
   Он изображал из себя мачо еще около часа, до того самого момента, пока приобняв девушку, не спросил Билла заботливо: "Может, тебя домой подкинуть на такси? Мы потеснимся".
   Но получил в ответ медленное отрицательное покачивание головой и упрямый, бездонно-черный взгляд:
   - Я еще не решил, с кем мне ехать домой.
   "Что ж... Гейм овер. Со счетом три-два".
   Не стоит даже объяснять в чью пользу.
   Нет, Том не стал прямо вот после этого биться пьяной головой об стену и истерить. Надо дать ему должное - он смог почти правдоподобно улыбнуться, и даже ткнув пальцем в грудь Билла, усмехнуться, со словами: "Удачи, друг!"
   И медленно пойти вслед за Михаэлем и его подружкой в сторону выхода, зная, что на улице их ждет вызванное такси.
  
  
   ***
  
   Билли проводил взглядом так ни разу и не оглянувшегося до самого выхода Тома и усмехнулся. Он знал, как было Тому нелегко уйти. Он это чувствовал. Но поделать с этим ничего не мог, и оставалось только принять то, что он остался один. Без того, кого ради все бросил и вернулся в Гамбург, приехал в этот клуб по первому зову, даже зная, что он тут с компанией, и что у него есть свои планы на эту ночь. Заранее знал. Но почему тогда так тянет внутри?
   Да потому, что хотелось быть рядом - просто рядом. Пусть бы этот немец продолжал строить из себя мачо, но даже так было ясно, что вам обоим это не мешает чувствовать потрескивание статического электричества, которое пробивает воздух между вашими телами.
   Уильям вспомнил выражение глаз Тома при встрече, когда он уселся возле барной стойки. Было видно, что Том выпил, но взгляд был на удивление трезвый. Том ждал - это было понятно без слов.
   "Наконец-то!" - Именно это было в его глазах.
   И Билл почувствовал, как растут крылья за спиной. Большего, чем ЭТО, он сейчас и не требовал. Не было произнесено ни звука о том, что произошло до отлета Билли в Манчестер. Да и не нужно было об этом.
   Билли сидел за стойкой, курил, потягивая скотч, без всякого интереса разглядывая людей на танцполе, отталкивая тяжелым черным взглядом девушек, пытающихся открыто флиртовать с ним. И знал, что докурив, он встанет и уйдет отсюда. Теперь делать тут стало абсолютно нечего.
   И, конечно, не собирается он никого снимать. Он сказал это, только чтобы позлить Тома, который, наверняка, и сам был не рад, что решил сегодня подкрепить свой статус натурала.
  
   ***
  
   Высадив из такси Михаэля с подругой у ее дома, Том, чувствуя, как девушка, обвившая его руками, совершенно не собирается отсесть на освободившееся место, бессильно откинул голову на спинку и закрыл глаза.
   Ему хотелось сейчас оказаться одному в такси. А еще больше - вернуться в "Club la Nuit", отыскать там одного черноволосого высокого англичанина, свернувшему ему все мозги, и со всей дури впиться в его губы. И целовать, целовать, целовать... Наплевав на окружающих, вырывая из него стоны боли, наслаждения и желание вцепиться тонкими пальцами в свою спину, как тогда...
   - По-моему, на сегодня я - пас, детка, - пробормотал Том, удивившись, что сказал это вслух. - Не надо было пить столько.
   Девушка замерла, перестав целовать его шею, и неуверенно спросила, уже догадываясь, что эту ночь она явно проведет не в компании Тома:
   - Я тебя правильно поняла, милый?
   - Да, милая, правильно, - Том так и не поднял головы. - Скажи водителю адрес, я отвезу тебя домой.
  
   ***
  
   Через полчаса, завалившись в их с Михаэлем квартиру, стянув на ходу ботинки и расшвыряв их по разным углам, Том зашел на кухню, тихо радуясь, что сосед сегодня останется на всю ночь у своей пассии. Не включая света, придерживаясь за все, за что можно, он направился к холодильнику за вожделенной минералкой.
   А потом, положив на стол мобилу и привалившись к дверце холодильника, он с упоением присосался к горлышку бутылки, чувствуя обжигающие пузырьки газа, бьющие в нос, и от этого заслезились глаза.
   - Сука, - Том потер нос, сам не зная, кого приложил - то ли себя, то ли чертовы пузырьки, то ли англичанина - и расслабился, откидываясь к стене, чувствуя ее прохладу даже через кожу так и не снятой куртки. Замер, прислушиваясь к ударам сердца в висках, таким четким, что казалось - оно билось в голове.
   - Ну? И кого мы сегодня снять собрались, Уильям-Как-Там-Тебя-Картрайт? - прорычал он и, нащупав телефон, стиснул его в руке.
   Том прикинул, что прошел почти час, как они уехали из клуба, и что за это время можно было не только кого-то снять, но и завалить в койку. Но Том упорно этому не верил. Просто потому, что не желал верить. Хотя...
   "Ну, уже ведь было такое, так почему ты, придурок, так уверен?"
   Голова кружилась. Мысли были ленивыми и тяжелыми, вот только желания - очень яркими и острыми. Режуще острыми.
   - А вот похуй мне, где ты и с кем сейчас... - выдохнул Том и нажал на вызов.
   Он даже не знал, о чем будет говорить, при условии, что Билл вообще возьмет трубку. Ведь, если он все-таки в клубе, на нижнем уровне, то разговора не будет, там связи нет, но если... Найдет, о чем сказать! Они же не виделись почти неделю. Неужели друзьям не о чем поговорить?
   "И не парит, что почти три часа ночи! Пусть только трубку возьмет! Зараза!"
  
   ***
  
   Билл ехал в такси, невольно прокручивая время, проведенное с Томом, этот сумасшедший танец, которым они привлекли всеобщее внимание. Вспомнил те несколько секунд, когда он сам подался спиной назад, к Тому, к его теплой груди. И вдруг резко распахнул глаза, не поверив, что его мобильник заливается голосом Молко, поющего "Protege moi", поставленную на входящие звонки от Тома.
   Резко взмокла спина.
   - Черт! - вырвалось невольно, и он стал, ругаясь сквозь зубы, непослушными пальцами выдирать телефон из кармана.
   - Да! Том? - проговорил, бессознательно стискивая пиджак там, где мгновенно забилось испуганной птицей сердце. - Ты?
   - Ага... Я... - и не понятно, то ли шумный выдох за этими словами, то ли что-то еще.
   - Том? Ты в порядке? Где ты? - это уже реально обеспокоило Билла. - Из постели, что ли, звонишь? - Билл попытался перевести свои истеричные вопросы в шутку.
   - Неее... Не из постели. Хотя должен быть там. А ты? Может, я тебя выдернул? Ты уж меня извини тогда, ладно?
   Билл слушал этого пьяного идиота, и улыбался, качая головой.
   - Да нет, я еще не ложился, Том.
   - А собираешься? - Как можно равнодушнее спросил Том, и Билл усмехнулся.
   - Ну, я еще не решил.
   - А? Да? Ты все-таки... - что-то еще хотел добавить Том, но, услышав приглушенный сигнал промчавшейся мимо встречной машины, добавил. - А ты в такси? Один? Нет?
   "Ты один! Я знаю, что ты один! ПУСТЬ ТЫ БУДЕШЬ ОДИН!"
   Но Билл проигнорировал этот вопрос, решив еще немного пощекотать нервы любимому парню. Ему полезно - за сегодняшний вечер в клубе.
   - В такси, да. Так, я не понял, Том, ты чего звонишь? Ты, вроде, должен сейчас приятно проводить время с подружкой? Или я не прав?
   - Я... - Том отлепился от стены и оперся локтями о колени, глядя куда-то в пол. - Ну, я... Да не захотел я ее, почему-то...- Он прикусил себе губу, понимая, какую чушь начинает нести.
   "Блядь".
   Билл покачал головой, и его внезапный вопрос, немного злой, немного ироничный, не показался странным во всем этом слегка нетрезвом трепе:
   - Милый, а кого же ты тогда хочешь?
   Вроде, невинный вопрос. А вот последовавшее за вопросом предположение прозвучало очень провокационно:
   - Может, меня? - сначала сказано, а только через пару секунд обдумано. Поздно.
   В состояние ступора впали они оба. Билл - от своей неожиданной смелости, наглости, дерзости, а Том - от смысла сказанного. В который не мог поверить, думая, что перебрал, вот и послышалось. Но все-таки Том понимал, что не настолько пьян, чтобы не уловить суть вопроса.
   Билл прикрыл ладонью глаза, ожидая ответа. Секунды были похожи на резиновые пули, которые били по натянутым нервам, поразительно точно попадая в одно и то же место. Билл понимал, что при желании, сейчас еще есть шанс перевести все в шутку. Но не хотел он этого! Шутки кончились - он ждал ответа.
   Том, сделав судорожный вдох открытым ртом и оттянув ворот футболки, зажмурился до разноцветных мерцающих кругов под закрытыми веками, потому что воздух вдруг стал колючим, таким, что при вдохе больно царапал где-то очень глубоко в груди, настолько, что он просто может потерять сознание от этих болезненных усилий.
   "Билли... Билли, что ты делаешь, сука? Что ты со мной делаешь?"
   Он понимал, что если бы это была шутка, то Билли бы уже смеялся ему в ухо, заставляя сердце ныть от разочарования. Но это не было шуткой - это был момент истины, который мог изменить ВСЕ. Для них обоих.
   Если. Он. Этого. Захочет.
   Билли ждал ответа, тихо сходя с ума, догадываясь, ЧТО может последовать после одного короткого слова, которое Том и выдохнул:
   - Да.
  
  
   Билл хотел что-то ответить, но получился скорее всхлип. Нервы были слишком потрепаны, чтобы спокойно принять этот ответ.
   - Том... Ты... ты понимаешь? - Этот хриплый шепот раскромсал остатки здравого смысла Тома, и последние капли терпения растворились в воздухе. Та уверенность, которую Том в себе лелеял, наконец, стала полностью осмысленной.
   - Билл, хватит, а? - это был стон, крик души, измученной бесконечными часами неизвестности без Билла. - Я же, блядь, не железный! У меня уже сил больше нет, понял? Так что, просто приезжай, мать твою!
   Том знал, что даже если Уильям снял себе на ночь звезду мирового масштаба, сейчас он ее пошлет к черту и приедет к нему. Не колеблясь.
  
   ***
  
   Билла трясло. Он напоминал самому себе наркомана в ломке, только поделать ничего не мог. Хотя то, о чем он грезил столько времени, наконец, начало происходить наяву. Вот так - нежданно? О, нет! Очень даже долгожданно, но что это будет вот так... Сегодня? Скоро, совсем скоро - это пугало. Но, предчувствие заставляло его болезненно и сладко трепетать, пусть даже к этому примешивался страх - через каких-то пятнадцать минут такси привезет его к Тому.
   А Том курил, одну за другой, стоя у окна, понимая, что совершенно протрезвел, настолько, что сам не поверил в это. Он сделал самый последний, бесконечно трудный шаг в их отношениях - для самого себя. Почему он не боялся этого сейчас? Да потому, что начал понимать одну очень простую вещь - не нужна ему "правильная" жизнь без парня, с красивым именем и бездонными глазами. Тома бил озноб, и в тоже время, ему казалось, что его кожа горит. Ему так же было страшно и плохо - и в то же время безумно хорошо. Он ждал. И когда у подъезда остановилось такси, знал - это ОН.
   Прижался пылающим лбом к стеклу, а потом подошел к двери и, открыв ее, глядя в неярко освещенное пространство коридора, прислонился плечом к стене, уже слыша приближающиеся шаги на лестнице. Эти шаги отдавались в душе как его собственное биение сердца. А когда шаги были совсем рядом - Том зажмурился, впившись пальцами в дверной косяк, замер и тут же попытался расслабиться.
   Когда Том открыл глаза, то увидел Билла, прислонившегося к перилам, с засунутыми в карманы джинсов большими пальцами рук, чуть наклонившего голову, чтобы челка не закрывала глаза. На красивых, до невозможности притягательных, чуть вздрагивающих губах играла не то улыбка, не то усмешка, а чуть прищуренные глаза спрашивали: "Ты еще жив, милый?"
   - Привет. А Тома можно? - нарушивший напряженную тишину обожаемый мягкий голос.
   Том нервно усмехнулся двусмысленности этого вопроса, прекрасно понимая, как нелегко Биллу так держаться. Протянул руку и прохрипел:
   - Иди уже ко мне. Можно. Тома.
   И приняв протянутую руку, отступил назад, увлекая за собой того, кому все это казалось сном. Захлопнув дверь, Том прижал своим телом Билла к стене, сцепив их пальцы в замок, и подняв руки на уровень плеч, оказавшись так близко, дыша ртом, сводя брови, с каким-то мрачным выражением рассматривал лицо Билли. Его приоткрытые пересохшие губы, подбородок, тонкий нос, глаза, ресницы. Они чувствовали дыхание друг друга, безудержное биение сходящих с ума от передозировки адреналина сердец.
   - Ты чего в куртке до сих пор? - Прошептал Билл дрожащим голосом и сглотнул.
   - Мне холодно было, - такой же хриплый шепот.
   Парни нервничали. А кто бы не нервничал на их месте?
   Билл облизал нижнюю губу, не специально, просто она постоянно пересыхала от дыхания - его собственного и невыносимо близкого горячего дыхания Тома.
   - Тебя согреть? - Билл наклонил голову и коснулся носом шершавой щеки. Этот шепот выносил Тому остатки мозга, и он понимал, что еще пара секунд, и он вопьется в эти губы поцелуем. Сильнее сжал руки Билла и, подавшись вперед, прижался своим виском к его.
   - Ты согреешь... я знаю, - Том терся о его голову, чувствуя ответное движение, и знал, что не только у него от этой грубоватой медвежьей ласки так кружится голова. А потом не выдержал рвущегося из груди порыва и проскулил:
   - Я скучал! Я так скучал, Билли. Все эти чертовые дни без тебя...
   И Билли, так мечтавший несколько часов назад услышать именно эти слова от Тома, почувствовал, как комок подступает к горлу, и начинают душить предательские слезы.
   - Я тоже, Том! Ты даже не представляешь, - всхлип, судорожный вдох, и все ближе губы. Жаждущие, трепетные, нежные. И, в конце концов, они соприкоснулись.
   Сдерживая себя, Том ловил податливые губы Билла. Чуть засасывал и отпускал. Так же как и впервые, не закрывая глаз, вглядываясь в лицо того, кого целовал. И не понимал уже, чьи это тихие стоны-выдохи. Его или Билла? И все целовал, целовал, накидываясь и отстраняясь, снова и снова, все больше углубляя поцелуй. Все сильнее сжимая пальцы, чувствуя, как Билл сжимает его руки в ответ. И, наконец-то, припал к нему, вылизывая рот, гладкие зубы и десны, лаская язык, штангу в нем, и все сильнее вжимался бедрами в бедра Уильяма.
   А Билл не понимал, жив он или мертв, явь это или сон. Он так безумно боялся, что все это закончится. От прикосновений Тома хотелось кричать, он захлебывался в нежности, накрывшей его, и открывался Тому, его рту и языку, словно наперед чувствуя каждую его мысль, каждое желание, каждый вздох, каждый намек на движение, каждый новый шаг. Шел навстречу, отвечая именно так, как Том этого ждал. А Том даже не представлял, что может когда-нибудь найтись партнер, который вот так будет чувствовать ТЕБЯ. То, чего хочешь ТЫ. Это было невероятное ощущение, он в нем растворялся.
   А горячее желание разливалось все сильнее, густым потоком по воспаленным венам, сжимая грудь, ударяя в пах. Воздуха не хватало. Том начинал задыхаться от невероятно сильного возбуждения. Резко разорвав цепь их рук, он, не отрываясь от Билла, скинул куртку сначала себя, а затем содрал с плеч Билла пиджак, стащил его вниз по рукам, отбросил куда-то назад и дернул ремень на нем. Слишком велико было желание, копившееся неизвестно сколько, и хотя Том не был пьян, он все равно был опьянен этой ситуацией так же, как и Уильям. И слишком возбужден, чтобы контролировать себя.
   Билл понимал - если не остановить, если дать волю окончательно съехавшему от возбуждения мозгу, и его и своему, то это кончится совсем не так, как он хотел всю дорогу от клуба до этой двери. Билла сводило с ума все - эти хаотично расстегивающие его джинсы пальцы, невольно цепляющие, скользящие по возбужденному члену, эти рваные выдохи и стоны Тома ему в рот... Безумно хотелось отдаться ЕМУ, отдаться этому захлестнувшему их сумасшествию и оторваться так, чтобы стало жарко небу. Но по краю этого безумия проходила очень трезвая мысль, что если он не остановит ЭТО сейчас, то через минуту не найдет в себе сил предотвратить даже банальное изнасилование.
   И не просто не найдет - сам не захочет остановить, даже если Том начнет его рвать.
   А ведь в том, что так и произойдет, сомнений не было.
   Все было впервые.
   И он не сомневался, что у Тома не будет ни времени, ни возможности понять, что важно иметь при всем этом не только член и согласного на все партнера, а еще и такие банальные вещи, как смазка и хоть немного, но растянутую пальцами задницу.
   А без этого... Билли осознавал, что потом они будут об этом жалеть.
   Оба.
   Нельзя так.
   Как бы ни хотелось кинуться в этот омут с головой, послав все к черту.
   И он, пересиливая себя, сжал кисти рук Тома, останавливая, отрываясь от его губ.
   - Томми, нет! Не так... - судорожно выдохнул, и Том резко замер, касаясь горячим лбом его влажного виска.
   - Б*яяяя, - проговорил тихо, чуть отдышавшись, и зашипел. - Твою мать!
   Потом медленно поднял голову, тяжело дыша, заглянув в темные глаза Билла, ощутил дрожь его тела, все так же чувствуя сильные пальцы на своих запястьях.
  
  
   - Прости, я - идиот, я не хотел, - он покачал головой, постепенно приходя в себя, понимая, что на самом деле его понесло.
   Билл кивнул и отпустил руки Тома, уже зная, что ничего страшного не произойдет.
   - Все хорошо, я понимаю, - на его губах скользнула почти виноватая улыбка, а потом он, положив руку на Томкину шею, притянул его к себе, прикасаясь губами к уху. - Все хорошо, Том. Ты не спеши только, пожалуйста, не спеши... Все будет, я обещаю. Но сейчас... Разреши мне самому... Ты просто заведен не на шутку. Тебе нужно расслабиться. И все будет хорошо. Верь мне, ладно?
   Том с закрытыми глазами слушал этот хриплый шепот, теплое дыхание ласкало его, постепенно успокаивая. Потом Билли сам поднял голову Тома, держа ее в ладонях, лаская кончиками пальцев кожу под волосами, ожидая ответа.
   - Блядь, Билли, - чувствовалось, что Том смущен своим сумасшедшим порывом, которого он сам испугался - сейчас казалось, что ничего подобного не было и быть не могло. А еще Уильям видел - Том понял, ЧТО он ему предложил.
   - Я не знаю... Я же... черт, - Том стиснул зубы, не в силах что-то еще произнести.
   - Все хорошо, Том. Я понимаю. Если ты меня остановишь, я пойму. Слышишь?
   Том тяжело сглотнул.
   - Ты не убежишь? - Билл, тихонько рассмеявшись, просительно смотрел в глаза Тому. Тот отрицательно покачал головой.
   - Нет, я же дома, куда мне бежать?
   Билл кивнул.
   - Да, только я все равно... опасаюсь.
   Том обнял Билла за талию и, притянув к себе, прижался к его губам. Нежно. Очень нежно.
   - Не убегу, уже нет, - прошептал он, - я хочу быть с тобой.
   Билл застонал и, вскинув голову, выдохнул вверх с восторгом:
   - ДА!!! Ты сказал это, - и блуждающим счастливым взглядом пожирал блестящие от возбуждения глаза любимого парня. А потом потянулся к его губам. И теперь целовал Тома сам, осторожно и бережно, чувствуя, как тот тает от нежной влаги трепетных губ и горячего языка. А потом, когда его пальцы легли на пояс Тома, на мгновение оторвался и прошептал:
   - Позволишь?
   Том усмехнулся.
   - Помочь?
   - Я сам, - и одним движением стянул с него футболку. Окинув влюбленным взглядом его обнаженные плечи и грудь, затаив дыхание от переполняющего желания, закусив нижнюю губу, чтобы не зашипеть от разносящего мозг восторга, провел пальцами от плеч по груди, нежно цепляя напряженные соски. Потом вниз по животу, до пояса джинсов, где пальцы аккуратно расстегнули молнию до конца, чувствуя, насколько Том возбужден. Безумно хотелось прикоснуться к этой соблазнительной выпуклости, хотелось ласкать, просто до умопомрачения. И Билли сделал это. Осторожно протолкнул пальцы в разъем ширинки и, прижавшись грудью к замершему от этого прикосновения Тому, целовал его скулу. Почти теряя сознание, ласкал его там, с восторгом чувствуя, как он начинает тихонько подаваться навстречу ему бедрами, шумно выдыхая, и вдавливал в упругую кожу на спине сильные пальцы. Том запустил руку под водолазку Билла и ласкал, сжимал, мял гладкую кожу, а когда Билл стиснул его член всей ладонью - положил сверху свою руку и прижал еще сильнее.
   Чуть погодя они общими усилиями избавились от только мешающей им водолазки, и Том, пробежав взглядом по коричневым соскам и впалому животу, помог стащить туфли Биллу, а потом взял его за руку и настойчиво потянул:
   - Пойдем ко мне.
   Нашарив на стене выключатель и приглушив свет, он обнял Билла, положив одну руку на затылок, вторую на пояс, притянул к своим губам. Целуя едва-едва, заставляя отступать к постели, пока Билли не уперся в кровать ногами, и Том заставив его сесть, встал между его раздвинутых коленей.
   А Билл смотрел на его живот. На то, что не давало покоя с их памятного вечера, и провел пальцами по исчезающей под поясом джинсов татуировке - хвосту дракона.
   - Я хочу увидеть это, - прошептал он, и Том усмехнулся:
   - Тогда тебе придется увидеть не только это.
   Билл, закусив губу, улыбаясь, смотрел на Тома. Потом кивнул:
   - Я хочу. Я хочу видеть все. И не только видеть, - прикоснувшись к руке Тома, все так же, не отрывая взгляда, поднес ее к лицу, взял в рот его указательный палец. Том вздрогнул, задохнувшись от этого зрелища и от ощущений, что его сопровождали.
   - Биииилл... - на большее сил не было. Билл отпустил его руку, хитро улыбаясь и облизнув губы. - Что ж ты делаешь...
   Том взял лицо Билли в ладони и заставил лечь на спину. Но как только он опустился над ним, опершись на руки и колени, то почти сразу понял, что это была не очень хорошая идея. Колено, о котором он совсем забыл, ощутимо дернуло от боли.
   - Черт!
   - Колено? - Сразу догадался Билл, - Том, я забыл...
   - Все хорошо, почти зажило. Я забыл просто, что опираться нельзя, - оправдывался Том, сверху вниз глядя на англичанина, при этом сползая на правый бок, чтобы не стоять на колене. - Все хорошо.
   - Ложись, мой раненый герой, - Билл улыбнулся на мгновение, блеснув зубами в полумраке комнаты.
   Склонился, касаясь руками сильных плеч, и перенес свою ногу через бедро Тома. И нависая над ним, чувствовал, как тот сжимает его поясницу, при этом лаская ее пальцами. А потом Том притянул к себе за шею Уильяма и зарылся лицом в его волосы. Вдыхая их аромат, и не веря в то, что все это происходит с парнем.
   - Как же ты долго сопротивлялся, Том, - простонал Билл, чувствуя, что невыносимо молчать об этом. - Я думал, сойду с ума. Ты же знал, ты же чувствовал, сволочь! И вот так ...
   - Проехали, Билли. Сейчас я с тобой, - сильные руки гладили по спине, успокаивая, защищая.
   А потом, найдя губы друг друга, упоенно целовались, до мурашек, до дикого желания любить. Тела хотели ласки. Ласки именно друг от друга. И вопреки всему, Том уже чувствовал, как это естественно, как правильно, черт возьми! Для него - правильно.
   Оторвавшись от губ Тома, когда уже не хватало воздуха, Билли начал опускаться влажными поцелуями по его подбородку и шее, поглаживая грудь, словно пробуя на вкус его плечо, ключицу, а потом взял в рот сосок, осторожно засосал и услышал как Том, откинув голову, глухо простонал, выгибаясь и впиваясь пальцами в его руки.
   Билли видел, что Тому все это сейчас нужно, и это ощущение, смешиваясь в его сознании с собственным желанием, было убойным по своей силе. Он понимал, что хотя нервничать они не перестали, но это уже было не таким пугающе резким, как в самом начале. Сейчас было волнение, адреналин, плескавшийся в венах, заставлял все нервные окончания отзываться такой чувствительностью, что обычное прикосновение казалось ожогом на теле. Билл ласкал Тома, терся носом и лбом о его кожу, влажно целовал и сдерживался сам, чтобы не стонать. Как же он мечтал обо всем этом, как с ума сходил ночами.
   А сейчас под его руками стонал любимый парень, задыхаясь от экстаза - это было для него таким счастьем, что хотелось плакать. Билли знал, что достоин этого, что выстрадал все это, едва не свихнувшись в одиночестве. Его запах, вкус кожи, упругий, плоский живот и даже несильно выступающие ребра были самими желанными во всем мире. Ни с кем бы ему не было так хорошо.
   Билл вылизывал живот Тома, цепляя пальцами резинку боксеров в разъеме расстегнутой ширинки, чувствуя, как под его прикосновениями вздрагивают мышцы. Как Том невольно елозит ногами по постели, и слышал его сдавленные приглушенные стоны. Билл улыбался, иногда глядя на Тома, на его приоткрытые губы, на красивую шею, начавшую покрываться влагой от возбуждения. И целовал все ниже, опуская резинку на боксерах там, куда уходила тату. А потом приподнялся к лицу Тома, к его уху:
   - Разрешишь? - Совсем тихо спросил он, потянув джинсы Тома с бедер, и добавил, - мальчик мой.
   Том замер, когда услышал последние слова. Нет, это не резануло слух, даже от парня, это не было странно, но только потому, что этот парень - Билл. И это было приятно, черт возьми! И мурашки по коже, как пальцы того, из чьих уст он только что услышал впервые: "Мальчик мой".
   Том нежно потерся носом о щеку Билли и, не говоря ни слова, кивнул, и тогда Билл опустился вниз, глядя в темные блестящие глаза и взявшись за пояс, стянул джинсы ниже. Улыбнулся, видя, как Том закусил губу от смущения, и еще видел, как горячий румянец залил его щеки.
   Тому не раз делали минет, но, конечно, никогда это не был парень. И Билли знал, что он это сделает так, что Том будет сходить с ума от наслаждения, а потом и от сильнейшего оргазма. Он был в этом уверен на все сто. И на секунду лег на Тома, касаясь его теплой груди, где так гулко билось сердце.
  
  
   - Расслабься. Тебе будет со мной хорошо. Я обещаю, - а Том коротко кивал, пока дыхание Билла обдавало его губы жаром. - Все хорошо. - Повторил Билл и, поцеловав Тома в скулу, опустился вниз, к его паху.
   И уже увереннее обнажил Тома, опуская вниз боксеры, проследив весь путь татуировки, вернее, он увидел ее окончание. Хвост дракона зарывался в светлые курчавые волосы.
   - Сдохнуть можно! Как ты это наколол? - прошептал Билл. - Ты сводишь меня с ума... всем...
   И подняв голову, встретившись со смеющимся взглядом, в котором даже сейчас чувствовалось напряжение, кивнул и полностью освободил из боксеров возбужденный член Тома. Не касаясь пока рукой, оглядел его снизу доверху, сглотнул, видя вены, выступающие под тонкой кожей, красиво очерченную головку и щелочку на ней, где уже начала появляться смазка. Член был великолепен - ровный по всей длине, чуть больше среднего, идеальной формы.
   - Том, ты великолепен, - произнес он и лизнул блестящую головку, медленно, с удовольствием, следя за реакцией еле живого партнера.
   Тот зашипел и выгнулся, на его шее дернулся кадык, пальцы впились в плед. Билл понимал эту реакцию, ему самому сейчас было очень непросто, мозг плавился, и уже сильно ныло в паху.
   - Биииилл, - вырвалось хриплое, и Билл сжал пальцами напряженную руку Тома, погладил ее, а потом продолжил пытку, вобрав в рот головку, и поласкал языком уздечку. Шариком штанги пощекотал дырочку, прохладным металлом - распаленную жаром плоть.
   Том умирал. Том воскресал. Том падал в пропасть и взлетал. Это был концентрированный экстаз, которого он никогда не испытывал раньше. Горячий рот, губы и язык Билла творили с его телом такое, о чем он даже не мечтал. Том метался, шипя сквозь зубы, и это было неконтролируемо.
   Слушая Тома, Билли боялся кончить сам, сжимая себя через джинсы. Том был мокрый полностью. Билли видел, как по его шее стекают капельки пота, как взмокли грудь и живот. Да он и сам был не лучше. И так же сходил с ума. И Билл поблагодарил судьбу, что он выпил перед этим в клубе. Алкоголь давал возможность продержаться самому дольше - ему необходимо было, чтобы Том кончил первым, обязательно, в противном случае, у него не хватит сил довести его конца. В этом Билл не сомневался - слишком долго он хотел секса с Томом и знал, что оргазм будет убойным, даже если он и ширинку на себе не расстегнет. И он ее не расстегивал. Он так и сжимал свой член через грубую ткань джинсов. Уже казалось, что пальцы онемели, и в паху было больно, но он не имел права сейчас облажаться, только не сейчас. Наплевав на себя, он продолжал подводить Тома к черте, за которой всего несколько секунд глубочайшей нирваны. И продолжал сосать, вылизывать, заглатывать так глубоко, как только умел.
   Одной рукой Билли ласкал член Тома или его влажное тело, живот, грудь, соски. А иногда стискивал его пальцы, которыми тот вцепился в плед так, что казалось - он его разорвет. Вот тогда Билл и понимал - еще немного, и Том кончит. А еще Билли видел, как Том все сильнее открывается ему, как он все шире разводит в сторону свои длинные ноги, насколько это позволяли спущенные джинсы, и, в конце концов, Билл оказался между его ногами, хотя начинал, едва втиснув между ними свое колено. Тома вело так, что он терялся в пространстве и времени, единственное, что он четко осознавал - он с Биллом. И поэтому иногда хрипло шептал его имя, когда от дикого кайфа хотелось притянуть к себе это черноволосое чудо и зацеловать до смерти, вылизав при этом каждый миллиметр его тела.
   Билла раздирал этот шепот. Просто рвал на кусочки. А он все дарил ласку Тому, доводя его до одурения. Том же, почувствовав, что еще немного, и он кончит, понял, что надо об этом предупредить Билла и, собрав последние остатки воли, приподнял голову и, посмотрев затуманенными глазами на него, дрожащей рукой убрал челку с его глаз и, снова откинув голову, простонал:
   - Малыш, я кончу сейчас, - и Билл, сам уже ощутив, как по члену проходят волны конвульсивных сокращений, поднял голову и несколькими сильными движениями, от которых Том впился зубами в свою кисть, довел его до оргазма. Именно так, как и хотел.
   Том боялся заорать и все сильнее вгрызался в свою кисть, при этом, даже не ощущая боли. Тело било в спазмах безумного наслаждения, и сперма заливала живот и грудь.
   Второй рукой Том сжимал руку Билли на своем члене, пока не отпустило, а когда разжал пальцы, по мозгу почти лезвием прошелся стон. ЕГО стон. Билла. И еще не до конца пришедший в себя, с туманом в голове, дыша, как загнанный зверь, он приподнялся на локте и увидел как Билл, судорожно сжал свои изящные пальцы на ширинке.
   - Билли, ну, что же ты... - даже в таком состоянии Том понял, ЧТО нужно сделать. И сделать быстро. - Иди ко мне.
   Он поднял Билла и в одну секунду опрокинул его на спину. Благо, что расстегнул на нем ремень еще тогда, в коридоре, и сейчас оставалась только пуговица и молния. И Том, никогда раньше не делавший этого с парнем, сдернул вниз с бедер джинсы и боксеры, открывая просто колом стоящий член, с вздутыми венами, истекающий смазкой, которая уже пропитала ткань белья. И не задумываясь, как будто делает это сам себе, взял член в кольцо пальцев, и всего несколько движений понадобилось для того, чтобы Билли кончил.
   Дико кончил. Выгибаясь от невыносимого кайфа так, что это заставило Тома впиться ему в рот поцелуем, заглушая стоны, разносящие ему мозг вдребезги. И успокаивая своими губами, его вздрагивающие губы и рукой прижимая к себе все еще напряженное, горячее, влажное тело.
   - Тихо, тихо, тихо, - шептал Том, успокаивая его, как маленького ребенка.
   Они помолчали с минуту, приходя в себя, слыша, только гул сердец друг друга.
   - Нихуя ж себе, - Том терся своим влажным лбом о висок Билли.
   Между ними было столько невысказанного.
   Пока не высказанного...
   - Может, скажешь, что это было? Я же еле живой, бля! Билли, разве так бывает, а?
   - Бывает, Том, бывает. И не такое бывает, - Билли машинально поглаживал его затылок.
   - Да уж, - Том открыл глаза, глядя на постепенно успокаивающуюся грудь Билла, забрызганную спермой, задумчиво провел по капле пальцем, растирая ее по коже, - охуеееееееть...
   Билл ласкал взглядом такое близкое сейчас лицо любимого человека, озадаченного тем, что он впервые получил оргазм с парнем.
   - Удивительно, да? - засмеялся он, словно прочитав мысли Тома.
   - Не то слово! - покачал Том головой. - Девушка, вы не в моем вкусе, вааще! Я был слишком пьян.
   Билл засмеялся.
   - Смеется он, - Том потер нос. - Что ты творишь со мной?
   Билли, улыбаясь, закусил губу, и медленно опускаясь по подбородку Тома, по шее и груди, мазнул пальцем по белым разводам на его животе, потом поднес палец ко рту и, глядя на его обалдевшее выражение лица, облизал.
   - Ты сумасшедший, - прохрипел Том, - чокнутый...
   И притянув к себе за подбородок этого психа, впился ему в рот, давая волю языку, чувствуя вкус своей спермы.
   Оторвавшись через минуту от любимых губ, улыбнулся:
   - Мыться, курить и много минералки. Умираю просто. Окей?
   Билли кивнул. И Том убрал мокрые пряди с его лба.
   - Ты первый в ванную, а потом я.
   Билл смотрел, как Том, вставая, натягивает на себя джинсы, и что было уже хорошим знаком, он не стал застегивать намертво ремень, улыбнулся, покачал головой.
   - Да пошел ты, - Том, видя это, шутливо пригнул голову Билла и тут же отпустил. - Иди уже, там полотенце синее - мое.
   Билл понимал, что Тому нужно время, и этот диалог о девушке, был шуткой лишь наполовину.
   Немного погодя он вышел из ванной, думая о том, что, забывшись, смотрел в зеркало на свои счастливые глаза, улыбаясь, как придурок. И когда он зашел на кухню, куда его позвал куривший Том, все так же улыбался, но когда увидел улыбку на лице Тома, то невозможно было не рассмеяться.
   - Чего ржешь? Держи! - Том бросил бутылочку минералки, и Билл, поймав ее, устроился на стуле, откинувшись спиной, вытянувшись во весь свой рост.
   - Ты сам ржешь! - Билл закусил губу, откручивая крышку и глядя на Тома, немного смущенного, с чуть припухшими от поцелуев губами, растрепанного, расслабленного, скользил глазами по его красивому торсу, по татуировке, с которой все собственно и началось.
   - Курить будешь?
   - Угу, - Билл кивнул, присосавшись к минералке, только сейчас понимая, как он хотел пить. Том положил рядом на стол сигареты и зажигалку, затягиваясь, прищурившись, завороженно уставившись на ходящий кадык Билла, пока тот жадно пил воду. А Билл, оторвавшись, заметил явный укус на кисти Тома - кожа была не просто продавлена, она кровила. Он перехватил его руку.
   - Это кто из нас псих, Том? - поднял на него глаза и покачал головой.
   - Я в следующий раз в твою вцеплюсь, - пообещал Том, поиграв бровями, и не знал, какой музыкой в душе у Билла отозвалось это - "в следующий раз".
   Билли напился и с удовольствием закурил, чувствуя, как Том наблюдает за ним. Глаза в глаза. Ощущение нереальные совершенно - нежность волнами, мурашки по коже, голова кругом, легкая неловкость и снова улыбки, бушующее пламя в груди, восторг от собственной смелости, который нельзя скрыть. И предвкушение.
   - Не думал я, что ночь продолжиться ТАК. - Затяжка, выдох, хрипло и смущенно. Том.
   - Она продолжилась так, как ты этого хотел, - так же смущенно, но не вопрос, а утверждение. Билл.
   - С кем хотел, - поправил Том, затушил сигарету и улыбнулся. Несколько секунд молчания. - Я в ванну... Ты докуривай.
   Билл остался на кухне и, наконец, позволил себе давно сдерживаемый глубокий вздох.
   Вернувшись в комнату, он несколько минут сидел на постели Тома, ожидая его, не зная, что сейчас делать - собираться домой, вызвать такси? Или нет? Чего ему сейчас ожидать? Он был растерян. Эта растерянность прошла в одну секунду, когда ворвавшийся Том, удивленно глянул на него и, расстегивая на себе джинсы, как само собой разумеющееся, произнес:
   - Чего мерзнешь? Раздевайся и под одеяло. Ну, не жарко же, бля!
   Билли встал, а Том подошел к постели, сдергивая с нее плед, пока развернувшись вдруг, не уставился на спину Билла. Вернее на ямочки, открывшиеся, когда Билл начал стягивать с себя джинсы.
   - Замри! - выдохнул Том, и Билл послушно остановился, боясь, что и сердце сейчас остановится тоже. Непонимающе оглянулся через плечо. И наблюдал, как Том медленно сделал к нему пару шагов, глядя на его поясницу, приоткрыв губы, и что-то такое было в его глазах, что Билл невольно сглотнул. Том встал позади него. Близко. Так близко, что скручивало все внутри. А он не касался. Он просто стоял позади. И сводил с ума только этим.
   - Тооом... - прошептал Билли, чувствуя, как кружится голова.
   - Я тогда думал, что не выдержу, когда увидел тебя в постели. Ты спал, такой измученный, беззащитный. Майка задралась немного... И ямочки эти на пояснице у тебя... - Билл глубоко дышал, слушая тихий голос, стискивая зубы. И пытался не потерять равновесие. Которое, в общем-то, потерял, когда впервые встретил стоящего сейчас за его спиной парня. - Как мне хотелось прикоснуться... губами. Какая же ты сволочь, Билли!
   Билл улыбнулся и, выдохнув, медленно развернулся, и Том просто уткнулся лбом в его плечо.
   - И ты укрыл меня тогда одеялом? - Билл прижался щекой к его голове, плавясь от тепла, от близости.
   - Даааааа... Укрыл. Знал бы ты, чего мне это стоило!
   - И сбежал, - прошептал Билл.
   - Я долго бегал, бля... Только так и не смог убежать. От себя.
   Поднял голову и теплые пальцы коснулись прохладного бедра.
   - Я не буду больше бегать. Сил на это не осталось.
   И оттолкнувшись от Билла, сдернул с себя джинсы и сев на постель, снял их полностью, стянул носки. Билл смотрел на забинтованное колено Тома, и еле сдержался, чтобы не зашипеть, вспомнив его рану, которую помогал обрабатывать не так давно.
   Том забрался под одеяло, и откинул край его, пристально следил за Уильямом, пока тот не встал на постель коленом, и тогда уже рука Тома притянула его к себе, развернула спиной. Билл почувствовал, как Том всем телом прижался к нему. А Тому это было просто необходимо, он наслаждался тем, что в душе больше не было паники. Не было разрывающего напополам чувства противоречия самому себе. Ему было безумно хорошо. Он тихонько целовал плечо Билла, обнимая его, лаская грудь пальцами и сам, ласкаясь всем телом, уже чувствуя, что возбуждается, и что Билли уже такой же.
   - Ты ведь боишься, да? - как бы в продолжение разговора, вдруг прошептал Том, и Билл понял, о чем речь.
   - И ты тоже? - Билл повернул голову, глядя на Тома через плечо. И тот кивнул.
   - Да, ты прав. А там, в коридоре... Я был просто вздрючен не на шутку, плохо соображал. Ты молодец, что остановил. Меня действительно понесло. Я не думал, что делаю. - Том рвано выдохнул. - Прости, малыш, мне до сих пор стыдно.
   - Все хорошо, - Билл гладил теплые руки обнимавшие его. - Я очень тебя хочу, Том, ты даже не представляешь, как я тебя хочу. Только мы не будем спешить, ладно?
   - Нет, не будем. Пусть это произойдет, когда будем готовы. И когда под рукой будет, все что нужно, - еле слышно, но как-то неожиданно серьезно сказал Том.
   Билл зажмурился и почувствовал, как вспыхивают щеки от смущения. Повернувшись, уткнулся лицом в подушку. Том засмеялся, убрав волосы с его шеи, прижался губами к татуировке.
   - Знаешь, Билли, у меня такое ощущение, что нам лет по шестнадцать. Пиздец. Два девственника...
   - Том, заткнись, будь добр, - простонал Билл в подушку, но Том только сильнее его к себе прижал, улыбаясь.
   - Ну, ты чего? Это же хорошо, что мы будем... ну, первыми... друг у друга. Билли? - Том развернул его к себе, и Билл закрыл пылающее лицо ладонями. - Скажи мне, Билл!
   Отвел его руки от лица.
   - Скажи, - прошептал, аккуратно убирая с его глаз челку. - Я ведь тоже буду первым у тебя, правда?
   - Да. И не сомневайся.
   - Чудо ты мое, - протянул Том, и Билл, тая от нежности, поцеловал Тома в уголок пересохших губ, прошептав:
   - Спасибо.
   "Мое... МОЕ!" - Стучало в сознании. Билли был так благодарен Тому.
   Он так хотел принадлежать ЕМУ.
   Только ЕМУ.
  
   А Том и не сомневался, что он будет первым у Билла.
   Даже, несмотря на то, что никогда в жизни ему не делали такого ошеломляющего минета, он верил, что Билл не лжет. Почему-то это было очень важно для Тома - верить. Может быть потому, что его успокаивал тот факт, что на это они пойдут впервые вместе. А может, и по другой причине...
   - Не сомневаюсь, - прошептал Том и прижался лбом к виску Билла.
   А тот взял руку Тома и переместил ее со своей груди ниже, под боксеры, на пах. Туда, где концентрировалось желание, где его член буквально истекал им. Билл откинул голову, закрыл глаза и тихонько зашипел от прикосновений не своих пальцев.
   Его пах был гладко выбрит, и это было непривычно для Тома, когда он сравнивал с собой, но именно эта разница добавляла Тому остроты ощущений. Многие девушки, с которыми он спал, так же предпочитали гладкую кожу на лобке, но обычно эта деталь не оказывала на него такого убойного эффекта. А с Биллом... С ним все было за гранью привычного.
   Том аккуратно ласкал горячий член Билла, удерживая колотящееся где-то в районе горла сердце, тяжело сглатывая и чувствуя, как тонкие пальцы подушечками едва-едва касались его двигающейся кисти, то ли, боясь пропустить какое-то движение, то ли направляя. Том следил за ним, вглядываясь в обрамленное черной копной волос лицо, в его выражение, в то, как Билли кусает губы, как сводит брови, жмурится, откидывая голову и выгибаясь, открывает влажную шею с кадыком, ходившим под тонкой кожей. Видел, как пульсируют вздувшиеся вены на ней, слышал его тяжелое дыхание и давил в себе такое же желание втягивать воздух сквозь зубы, и просто любовался, видя, как подрагивают длинные ресницы, к которым хотелось прижаться губами. Эти косточки на ключицах, напряженные бусинки сосков - ничего красивее и желаннее Том в жизни не видел.
   Осторожно поцеловал плечо, провел языком по ямочке у ключицы, глянул на безволосую складочку подмышки, которая выглядела так интимно, так трогательно, как у ребенка. И Том коснулся ее губами, слыша, как дыхание партнера начинает прерываться, осторожно поласкал языком, ощутив вкус свежего пота в смеси с парфюмом. Это оказалось неожиданно приятно, этот вкус возбуждал. Этот запах, который был связан с образом Билла с самых первых минут их знакомства, кружил голову. А ощущение упругой, истекающей смазкой плоти в своей ладони просто погружало Тома в пучину наслаждения, лишь оттого, что он дарил ласку.
   Дарил, ощущая каждой клеточкой своего существа, как Уильяма прет от этого. И чувствуя, как кружится голова, опустившись губами по груди, прикоснулся губами к его соску, очень нежно, так, что Билл замер, боясь спугнуть эту проявляющуюся в Томе чувственность. А Том просто делал то, что хотел: поласкав затвердевший сосок языком, он несильно прикусил его, вызвав этим стон, и отпустил. А потом продолжил свой путь губами по выступающим ребрам, вздрагивающему животу, сталкивая одеяло все ниже. И через пару секунд сел, раскрывая полностью, без предисловий сдернул с него боксеры, швырнув их куда-то в сторону, и замер, глядя на обнаженного парня, смущенного под его прямым пристальным взглядом. Том, как завороженный, смотрел на красивые длинные разведенные ноги, на подрагивающий возбужденный член приличного размера и, заметив, как тонкие пальцы рядом с его бедром комкают простынь, понял, что Билл нервничает.
   Перевел взгляд на его лицо, встретившись с темными, затуманенными глазами, почему-то казавшимися влажными. В них отражалось столько эмоций - волнение, нежность, желание, страсть - что Том не выдержал и потянулся к его приоткрытым губам.
   И снова нахлынувшее сумасшествие, безумные ласки до изнеможения, шепот, больше похожий на бред, стоны от невыносимой нежности и подаренный друг другу оргазм.
   Конечно же, Биллу очень хотелось, чтобы Том ласкал его более раскованно, более откровенно, но он отдавал себе отчет, что даже то, что происходит сейчас - уже огромный шаг вперед. И поэтому безумно радовался каждому движению навстречу, надеясь, вернее, не сомневаясь, что, со временем, Том и сам захочет большего. И научится быть чувственным и нежным. С ним.
   Нет, не так... не научится. Билл понимал, что Том, как любовник - внимательный, чувственный, нежный, каким-то необъяснимым образом он это знал с первой их встречи. Просто Том еще не был с ним до конца расслаблен, не полностью позволял себе раскрыться. Ну, а от того, что он уже делал, рвало крышу, Билл задыхался от прикосновений его рук, от поцелуев, от ощущения обнаженного тела и тепла кожи. Просто потому, что так долго об этом мечтал. Том был с ним. Том его ласкал. Это было восхитительно. Нереально. И Билли принимал и отдавал. И отдавал так, что Том забывал, где находится.
   А потом, когда уставшие, мокрые от пота и спермы, но безумно счастливые, они лежали, обнявшись, расслабляясь, приходя в себя, только тогда Том наткнулся взглядом на светящийся в темноте циферблат - почти пять утра. Не было ни сил, ни желания отпускать друг друга, даже в ванную, и Том, пробормотав что-то вроде: "А ну его нах!", дотянулся до своей футболки и под восторженным взглядом Билла вытер их обоих. А потом прижал его к себе, обняв за шею, поглаживая тонкое плечо, чувствуя влажный висок у себя на груди.
   - Спать? - прошептал он, прикасаясь губами к его волосам, и получил в ответ кивок, и нежный поцелуй, куда-то рядом с соском.
   Ночь или ранее утро? Ощущая ровное дыхание Билла на своей груди, Том даже сейчас чувствовал, как кружится голова. И еще поймал себя на том, что улыбался. Он был счастлив - тот, с кем было необыкновенно уютно, кто сейчас тихонько сопел, прижимаясь своим стройным, но таким сексуальным телом все-таки сумел полностью перевернуть его внутренний мир, перестроить его душу, сейчас изнывающую от чего-то сладко тянущего. И теперь Том не представлял, как мог он сопротивляться самому себе? Это черноволосый парень, ворвавшийся в его жизнь и подчинивший себе все его мысли, стал самым необходимым существом на свете. А потом эти бесконечные дни вдали друг от друга, которые, как оказалось, стали для него контрольным выстрелом, убившим всякую надежду казаться сильным, казаться независимым. Без НЕГО.
   На губах был вкус его кожи, а в душе - нежность, такая, которой Том не испытывал ни к одной девушке. И еще, впервые в жизни, хотелось сгрести его в охапку и не выпускать из рук. Ни днем, ни ночью. И шептать: "Мой. Ты - мой".
   Мысли кружили в замедляющемся водовороте, и Том решил, что впервые за долгое время он уснет спокойно - без выматывающей тревоги, сомнений и измученных нервов. Он вдруг растрогался почти до слез.
  
   "Вот дурак", - с улыбкой подумал Том и провалился в сон.
  
  

 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Джейн "Чертоги разума. Книга 1. Изгнанник "(Антиутопия) Д.Маш "Золушка и демон"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Особенности содержания небожителей"(Уся (Wuxia)) Д.Сугралинов "Дисгардиум 2. Инициал Спящих"(ЛитРПГ) А.Чарская "В плену его демонов"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие Реальность-7"(ЛитРПГ) А.Завадская "Архи-Vr"(Киберпанк) Н.Любимка "Черный феникс. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) К.Федоров "Имперское наследство. Забытый осколок"(Боевая фантастика) В.Свободина "Эра андроидов"(Научная фантастика)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Колечко для наследницы", Т.Пикулина, С.Пикулина "Семь миров.Импульс", С.Лысак "Наследник Барбароссы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"