Mad Gentle Essence: другие произведения.

Мозаик* для Ангела ( 22 - 25 часть)

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Литературные конкурсы на Litnet. Переходи и читай!
Конкурсы романов на Author.Today

Конкурс фантрассказа Блэк-Джек-21
Поиск утраченного смысла. Загадка Лукоморья
Peклaмa
Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:


   Предупреждение: гомосексуальные отношения, откровенные сексуальные сцены.

  
Часть двадцать вторая.
"Рыба любит, где глубже, а человек - где придётся, или Поцелуй меня с разбегу - я за деревом стою"


Вы думаете, я надеялся, что после этого Свят сразу побежит выслушивать Яна? Да ни фига я на это не надеялся. Просто была небольшая вероятность, что после этого, если Ян к нему подойдёт, этот монстр хотя бы попытается не делать вид, что в упор его не замечает.
И, конечно же, я почувствовал облегчение после этого разговора. Теперь я знал наверняка, что Святу далеко не наплевать на брата, и что Ян просто дрыхнет, зараза такая, после ночных возлияний. Я отправил ему смс с просьбой, по возможности, когда он придёт в себя, позвонить мне. Я знал, что это будет лишь после обеда, не раньше, и поэтому не дёргался больше по этому поводу.
Свята я увидел ещё раз, на перемене перед последним уроком. Просто встретились взглядами, когда я проходил мимо него, сидящего на подоконнике, в окружении одноклассников. И, если честно, мне о-о-очень понравился его взгляд. Было в нём что-то такое, будоражащее, необыкновенно притягательное, а на губах мелькнула улыбка.
   Я подмигнул и по его губам прочитал ответ: "Сучара".
Угу. Обласкал, гавнюк, а нам другого и не надо. Я отходил от него и не мог подавить на морде лица улыбку. Понимал, конечно, что выгляжу, как придурок, улыбаясь сам себе, но ничего не мог с собой поделать. Давно на душе не было так уютно, что ли. Я знал, что с Мозаиком всё гут, и видел, чувствовал, что и Свят уже "дозревает".
   В его глазах был блеск. Не фальшивка для окружающих, чтобы казаться обычно-безмятежным, а поиск в себе возможности расслабить душу и отпустить прочь из неё обиду. Он уже знал, что сможет её найти.
  
Дома, в четвёртом часу, когда я уже почувствовал, что меня начинает напрягать молчание Яна, во время обеда зазвонила моя мобила. Я сорвался с места, как очумелый, обронив ложку, едва не перевернув тарелку, под возмущенный возглас мамы:
- Ангел! Да что ж ты за ребенок такой! Господи, пожар что ли, а?
- Да, почти, - пропыхтел я, ковыряясь в карманах куртки и вытаскивая телефон, а потом вместе с ним ринулся в комнату, слыша за спиной:
- Ангел! Остынет всё! Не воркуй там долго!
Угу, не воркуй. Наивная мамуля, искренне верящая, что я встречаюсь с девушкой.
- Ян! - я закрыл за собой дверь и, опершись о неё, съехал вниз. - Ну, наконец-то! Как ты, эмо мое упитое?
- Ёп, Дин, жив я. Вроде, - шмыгнуло носом моё разноглазое диво, и я заржал. Скорее нервно, от начавшего напрягать ожидания, чем весело.
- "Вро-о-оде". Придурок, блин, на хера ж ты меня так пугаешь, а? У меня же за ночь штук пять инфарктов чуть не случилось, блядь.
- Ди-и-ин, прости, а? Получилось так, чёрт, сам не думал. Как навалилось, пиздец. Я же вечером со Святом снова поговорить пытался, а он, гад, дверью хлопнул и из дома свалил. Меня и переклинило, нах. Мне так, блядь, обидно было! А тут знакомые звонят. Днюха у одного, прикинь? Всё как на заказ: "Приезжай Ян, пойла валом, назад отвезём!"
Ну, я и рванул. Думал, упьюсь в усмерть, назло суке этой.
- Вот же ты, придурок дебильный, упьётся он, - я качал головой и почти скулил. - Как ты? Как башка?
- Ооой, не спрашивай! Я никакой ещё. Воды попил, и опять ведёт.
- Во-во, не вздумай похмеляться, понял?
- О, нееет! Я облююся нах, и всё. Толку от этого не будет, это мы уже проходили, - страдальчески выдохнул Мозаик.
- Ты один? Мама, Свят? - осторожно спросил я.
- Мама дома. Свят пришёл, пожрал и свалил - я ещё спал.
- Ясно.
- Слушай, а ты откуда узнал, что я... - вдруг дошло до Яна, что, судя по разговору, я знаю, почему он не был в школе.
Я улыбнулся, потёр нос.
- Мне Свят сказал.
- Свят? - вырвалось у него, и я закусил губу, понимая, что для Яна действительно будет нехилым утешением, что брат о нём побеспокоился.
- Да. Он утром матери звонил, узнавал, что ты и где.
- По твоей просьбе?
- Нет, ещё до меня. Просто он мне об этом сказал не сразу, чудовище. Ему и надо мной в кайф издеваться, не только над тобой. Впрочем, ему самому, придурку, хуёво, поверь.
Я замолчал, молчал и Ян. Несколько секунд было слышно только его дыхание. Я ждал, понимая чувства Мозаика. Это заставляло меня улыбаться.
- Да? - наконец-то спросил он, и я усмехнулся.
- Да. Он тоже переживает, Ян, я же говорил тебе. Всё наладится.
- Ты думаешь? - в этом вопросе я почувствовал надежду.
- Конечно, Ян. Ты только потерпи чуть-чуть, ладно? Он же такой, гад, гордый. Ему время нужно. Ещё немного.
- Да, я понимаю. Вы разговаривали?
Я закусил губу, вспоминая, как мы разговаривали.
- Мы... Да, мы разговаривали, - медленно говорил я. - Чуть не подрались сначала. Меня тоже реально уже достало, что он так себя с тобой ведет, а потом... - я сглотнул, почти физически ощущая сумасшедший поцелуй со старшим из твинсов, и невольно прикоснулся к губам, - он признался, что утром говорил с мамой, она ему и рассказала, что ты отсыпаешься после пьянки.
Снова пару секунд молчания.
- Дин, ты не обижайся на меня за вчерашнее, ладно? - тихо попросил Ян, и я, улыбнувшись, поймал себя на том, что мне хочется погладить мобильник - как его, Мозаика, погладить.
Это черноволосое существо, даже вот так, на расстоянии, умудрялось вызывать у меня неконтролируемые приступы нежности.
- Все о'кей, Ян. Я же просто очень боялся за тебя, придурок ты, блядь. Хорошо, что ничего не случилось.
- Прости, меня реально переклинило. Если бы я вчера в то время оказался рядом с тобой, то я не знаю... Я не хотел бы, чтобы ты меня видел таким, - прошептал Ян, и я сжал веки так сильно, что появились цветные круги под ними.
- Ёп, Ян! Ну, что за фигня, а? Бред какой-то. Ну каким таким, а? Пообещай мне, что так больше не сделаешь.
- Не сделаю, - выдохнул Ян. - Обещаю.
Я зализывал губу, чувствуя металлический привкус крови во рту, и кривился. Вот же придурок, а? Ну всё же нормально, всё позади, и чего так реагировать? Просто я понимал, что меня напрягало не только выкинутый Яном фортель, но и то, что произошло в уборной.
Ведь там был не только наш со Святом поцелуй, что, в общем-то, я тоже не считал правильным скрывать от Яна. Было и другое, очень важное - моё признание, самому себе в первую очередь. Вы считаете, что я должен был рассказать Яну всё?
Может быть, и так, но не по телефону же, а? Это уже было, когда я ему в смс признавался, что тоже втюрился в него.
Я признаюсь, я скажу - обязательно. Но, только глядя в его глаза, чтобы видеть, всё видеть. Он же этого ждёт, я знаю. Но я это скажу не потому, что он этого ждёт, а потому, что я хочу, чтобы он это знал.
- Ты отдыхай, - промямлил я, расслабляясь и сам, приняв для себя решение отложить разговор. - Если будут вечером силы погулять, позвони, я приеду, хорошо?
- О'кей, я скучаю, Дин!
Я улыбнулся, качая головой. Мы не виделись с ним вторые сутки, а для нас это много.
- Я тоже, - и провел кончиками пальцев по своей коленке, с желанием разогнать мурашки, расползающиеся от позвоночника.
После разговора я сидел ещё несколько минут, прокручивая всё то, что случилось в школе: эти эмоции дикие, злость, а потом разговор и безумие. И видел, знал, чувствовал, понимал, насколько сильно изменилась моя жизнь с появлением в ней близнецов.
  
Мы так и не увиделись в тот вечер. Ян позвонил около восьми вечера и сказал, что валится с ног, башка чугунная, и что он сейчас ляжет спать. Извинялся, что нет сил встретиться. Я успокоил его, понимая, что это даёт о себе знать его прошлая ночь, и что мы обязательно увидимся завтра. А завтра пятница. Хорошо, что пятница.
  
Утром в школе я сидел в раздевалке, за вешалками на подоконнике, нервничал, курил по-партизански и ждал.
Первым пришел Свят, он не видел меня за одеждой, общаясь с кем-то из одноклассников, втирал по ушам, как всегда вызывая смех, а у меня сжималось что-то внутри от его голоса, просто от его присутствия. Но здесь и сейчас я был не из-за него.
Я ждал Яна. Мне безумно хотелось его увидеть, и не только увидеть. Мне его хотелось хотя бы обнять, прикоснуться к нему, почувствовать его тепло, увидеть глаза и понять, что в них уже нет той убивающей меня тоски, которая была раньше. Да, я понимаю, что повода радоваться, как такового, ещё не было, но то, что ситуация начала меняться, было очевидно.
И когда я среди висевшей одежды увидел мелькнувшую утеплённую любимую "кенгуруху" эмо и, как следствие этого, уже и мою любимую, и чёрную копну волос, то без всяких раздумий схватил его через одежду за руку и, офигевшего, затянул туда, где был сам.
- Дииин, бля, - выдохнул Мозаик и вжался в меня всем телом, роняя на пол рюкзак. - Сука, напугал.
- Прости, не хотел. Привет, алкоголик, - шептал я, убирая при этом волосы с его щеки за ухо и касаясь её губами. - Как ты?
Ян обнял меня, просунув руки под расстегнутую куртку и горячо выдыхая в шею. Такой прохладный с улицы, пахнущий свежестью и самим собой. Так пахло только от него!
- Живой я, живой, и так соскучился!
Я засмеялся.
- Я вижу. Пить ещё будешь?
- Дурааак, - проскулил он. - Не напоминай.
- О'кей, - я поднял его голову, убирая чёлку и глядя в глаза. - Ты так больше не сделаешь никогда, иначе я тебя убью, понял?
Ян кивнул, улыбаясь.
- Не сделаю, обещаю!
Время подпирало, нужно было валить по классам.
- Всё, вечером увидимся, да? - мои пальцы коснулись его уха, в которое была вдета штанга по самому верху, а потом скользнули на шею, под воротник свитера. Туда, где было почти горячо, где была его нежная, тёплая кожа.
- Да, я позвоню после школы, - Ян потёрся щекой о мою руку, ласкающую его кожу.
Тёплый мой!
- Я думаю, что отец мне тачку даст на вечер, так что я сам приеду за тобой.
И я коснулся его губ своими, едва-едва. Потому что знал, начни я сейчас его целовать по-взрослому, и мы выпадем из реальности. А это означало, что можно на кого-то ненароком и нарваться.
- Всё, беги. Свят уже тут. Я его видел, - Ян кивнул, облизав нижнюю губу.
Он медленно отстранился от меня, мазнув по груди пальцами, и я понимал, как ему не хотелось уходить, а мне его отпускать. Но занятия есть занятия, и для нежностей здесь было не самое лучшее место и время. Я смотрел, как он подхватил свой рюкзачок, потом ещё раз глянул на меня, и улыбнувшись, пошёл раздеваться.
  
Это был для меня хороший день. Не только потому, что пятница, но и вообще просто по ощущению, по внутреннему моему состоянию. Видимо, я уже тогда чувствовал, что этот день принесёт перемены.
  
Вечером всё получилось именно так, как мы с Яном хотели. Отец мне дал ключи от машины, и я забрал Мозаика на остановке возле его дома.
- Привет! - сел он в машину, продрогший на пронизывающем ветру, со взъерошенными после снятого капюшона волосами.
- Привет! Замёрз?
Мне так хотелось прямо там, когда Ян только сел ко мне, обнять его и согреть собственным телом и дыханием. Но я мог только включить посильнее обогрев салона, и он протянул руки к тёплому потоку воздуха.
- Всё окей? - я посматривал на него, пока отъезжал подальше.
- Да, нормально.
- Свят дома?
- Нет. Ушёл пару часов назад, - Ян невесело улыбнулся и вздохнул.
Он глянул в окно, потом опустил голову и положил мне руку на колено, сжал его на пару секунд.
- Дин, остановись где-нибудь, а? Пожалуйста. Меня разорвёт сейчас.
Я улыбнулся, просто знал, о чём он говорит.
Заехал на пустую стоянку возле уже закрывшегося магазина и остановился, не выключая мотор, чтобы не охлаждать салон. Не отрывая рук от руля, посмотрел на Яна, медленно расстёгивающего на себе куртку.
Блядь, как же давит в паху, так хочется его сжать. А ещё это ощущение в животе, когда там всё дрожит, скручивает и не дает нормально дышать. Он со мной. Ян рядом.
Коснись его, поцелуй, сейчас это можно. Это и ещё немного больше, потому что одни, потому что скучал и потому, что так этого хочется! Я смотрел в его глаза и видел, что он хочет того же и не меньше.
- Иди сюда, - прикоснулся я к его плечу, и он всем телом потянулся ко мне.
Я промычал и прижал его лицо к своему, захватив губами горячий трепещущий язык, поласкал его своим, оторвался от губ, гладя его возбуждённый член через джинсы.
- Бля, Ян!
- Знаю, - он сильно сжал в ответ мой и улыбнулся в губы. - Чувствую, Дин.
Я развернул его голову, зарываясь носом в волосы, тыкаясь губами в ухо:
- Твою... чёрт! - я почти рычал от возбуждения. - Надо было хату снять. Пойдём назад, там хоть места больше.
Потом, сходя с ума от желания, возбуждённые, мы перелезли на заднее сидение, трясущимися руками сдирая друг с друга куртки, расстегивая джинсы. А ещё по ходу я достал влажные салфетки, кинул их под руку, зная, что по-любому понадобятся.
Я целовал Яна, тиская его тело под оставшейся на нём одеждой, напряжённые соски, цепляя колечко при этом, вылизывал его шею, подбородок, когда он, тяжело дыша, откинул голову назад, предоставляя мне полную свободу действий. И я, сидя у него на коленях, лицом к нему, отрывался по полной, пока он дрочил мне, размазывая по члену выделяющуюся смазку.
А потом я освободил и его член и, не отрываясь от требовательных губ, касался кончиками пальцев нежной головки, уздечки, так же чувствуя, какой он мокрый, и до головокружения хотел взять его в рот. Ещё я хотел сказать, что люблю его. Хотел.
Это действительно было так, оно рвалось из меня. И я сказал, прошептал. Оторвавшись от губ, положив руку на его лоб, открывая его, задрав вверх чёлку, глядя в его глаза, понимая, что ещё пара секунд, и моё сердце взорвется нах:
- Я люблю тебя, Ян, - и почувствовал, как он замер.
Мне показалось, что он и дышать перестал, пристально и почти с испугом глядя на меня, а я попытался улыбнуться.
- Любишь, - шевельнулись его губы, и я кивнул.
- Я. Люблю.Тебя, - медленно произнес я снова, глядя ему в лицо, и Мозаик меня со стоном обнял, притянув к себе мою голову, касаясь губами шеи, жарко дыша в неё.
Мы молчали несколько секунд, зато сердца бились, как сумасшедшие. Я знал, что Яна так же разносит на куски, как и меня. Эти его пальцы, нервно сминающие на мне пуловер...
   Я тёрся о его голову щекой. Хотелось успокоить...
- Спасибо, Дин, - тихо сказал он, и я улыбнулся.
- Разве за это благодарят?
- Не знаю, но мне никто этого никогда не говорил, кроме мамы и брата.
Я улыбнулся и поцеловал его в висок, поднял голову, глядя в сияющие глаза. Да, их блеск мне был виден даже в таком освещёнии, от уличных фонарей.
- Теперь и я буду тебе говорить это, и любить буду, - и не дал ему даже слова сказать на это.
Накрыв рот своим, я осторожно продолжил гладить его член. Я делал это, не отрываясь от его губ, почти теряя сознание от сильнейшего экстаза, кайфа, которого невозможно было добиться искусственной дурью. Меня распирало от самого себя, вот такого, дарящего нежность, любовь и ласку тому, кто был готов отдать мне свою душу и сердце.
А он тоже от всего этого сходил с ума, выгибался, метался, вцепляясь в мои руки, тело, волосы со всей дури своими тонкими пальцами, и стонал, и шептал в губы, и от его хриплого шёпота мне разносило последние крупицы моего "я".
Я растворялся в его ощущениях, в его эмоциях и чувствах, в нём растворялся. В его "я". Мне казалось, что так и должно быть, что мы одно целое. Одно такое ебанутое на всю голову сумасшедшее создание, связанное, словно канатами, одним общим очень сильным чувством.
Через полчаса безумных нежностей, заставив друг друга кончить, мы лежали на заднем сидении, пытаясь прийти в себя. Вернее, это я лежал на спине. Ян устроился на мне сверху, воткнув свое колено между моих ног, вжавшись носом в шею, дыша всё спокойнее и перебирая мои волосы пальцами, а я обнимал его, поглаживая спину под одеждой, плавясь от тепла хрупкого, гибкого тела. И очень хотел, чтобы всё это продолжилось как можно дольше.
- Дин, скажи. Теперь, когда вот так всё, и ты, и я, - тихо начал Ян, и я с первых слов понял, о чём он хочет спросить. - Как с ним, Дин?
Он поднял голову, склонившись надо мной. Я коснулся его нависающих волос, закидывая их ему на затылок.
- Ты же знаешь, что мы говорили с ним вчера.
Ян кивнул, внимательно всматриваясь в меня, потом улыбнулся, сдвинув брови. Я облизал губы, прикрыл на секунду глаза, понимая, что сейчас и должен рассказать всё.
- Ну, в общем, я сказал ему, что мы оба хотим быть с ним, - выдал я и теперь следил за взглядом Яна. Он моргнул и уточнил:
- Сказал, что хочешь быть и со мной, и с ним?
Я кивнул, поджав губы, улыбнулся.
- Да, сказал.
- А он?
- Он сказал, что я ублюдок, - усмехнулся я и коснулся его уха, нежно проведя подушечкой пальца по раковине. - А потом поцеловал меня.
Да, я сказал это. Понимая, к каким отношениям мы начинаем подходить, я знал, что нужно начинать учиться быть искренними друг с другом.
Нас не двое, нас трое, как ни крути, и как бы странно это не звучало. Это понимал я, это знал и Ян.
Я увидел, как дрогнули его губы, их коснулась улыбка, а ещё было что-то, похожее на то, что Ян почти ошеломлён. Я молчал, ожидая хоть каких-то слов от него.
- Он скучал по тебе, и ты - по нему, да? - выдало мое догадливое эмо, и кивнуло само себе, в подтверждение своих же слов.
И я притянул его к себе. Гладя спину, вжимая в неё пальцы, сглатывая то ли от того, что пересохло в горле, то ли от того, что в нём стоял ком.
- Знаешь, а я ведь сказал ему, что люблю тебя, - проговорил я, и Мозаик вжался в меня ещё сильнее.
Приблизительно через час мы решили где-нибудь попить кофе, уже подъезжали к намеченному бару, и Ян одевал "кенгуруху", когда вдруг в моей куртке, валяющейся на заднем сидении, задребезжала мобила.
- Там, в кармане, Ян, - попросил я, кивнув назад, и он достал её, перевалившись через сидение и положив себе на колени. - Внутренний.
Я начал чувствовать, как напрягаюсь всё сильнее. Почему? А хрен его знает. Чёртова интуиция... Ян достал всё так же пиликающий телефон.
- "Мальчик-пиздец",- прочитал он, от кого входящий, и глянул на меня, мало что понимая. А я, прекрасно всё понимающий, с сердцем, пропустившим удар, резко свернул направо, останавливая машину.
  
   Часть двадцать третья.
"Надпись на надгробной плите: "Не все йогурты одинаково полезны", или "Hе по Хуану сомбреро"


- Ох, бля, - вырвалось у меня. - Ну, ни хуя ж себе.
- Кто это, Дин?
Я глянул на встревоженного Яна.
- Твой брат, - выдохнул я и, чувствуя внутреннюю дрожь, взял трубу у него из пальцев. Нажал на приём, снова глянув на Мозаика, прекрасно видя удивление, недоумение, и, прежде всего, волнение, конечно.
- Свят? - прошептал он, как будто у него были ещё братья, помимо старшего твинса, я кивнул.
- Да! - наконец-то ответил я, вцепившись в мобильник.
- А-а-ангел, - выдал старший, и я понял, что он, последовав позавчерашнему примеру младшего, нажрался. И тоже явно не дома, судя по звукам.
- Ебать, да что ж это такое! - почти простонал я, а Ян сжал мне руку, и я повернулся к нему. - Вы по очереди, что ли, меня сводить с ума договорились? Ну, и какого хера теперь ТЫ нажралося, блять?
И Ян всё понял.
- Какого? - икнуло недоразумение. - Хочешь знать? А такого вот. Мне было плохо, понял? Надо было.
Оно шмыгнуло носом.
- Пиздюлей было надо! - гаркнул я и откинул голову без сил. - Ну и с чего, бля? А?
- А с того, - он помолчал, выдохнул, и я понял, что он курит. - Ты мне вот скажи, ты вообще чёрный ангел или белый? А?
Вот же...
- Я светло-синий, понял? - разозлился я, а Ян нервно хмыкнул, прикрыв губы ладонью.
- Да? - невинно удивилось оно на другом конце и тяжко выдохнуло в трубку. - Это, типа, голубой, да?
- Да! Ты где, монстр? И, может, всё-таки скажешь, с какой радости нажрался? Или обдолбался?
- Нет. Я нажрался. Не курил, нет... И не глотал ничего... Меня обидели, Дин, и мне захотелось...
- Чего? Кто обидел? - не въехал я, а Ян напрягся еще сильнее. - Это ты о нас с твоим клоном?
- Не, уже другое, другой, - поправился он. - Но я ему набил морду, да. Думаю, ему ещё долго не захочется...
Свят то ли зарычал, то ли хрипло промычал.
- Кому набил? Чего не захочется? Свят, сука ты! Толком можешь сказать, что произошло?
- Могу. Нет, не могу. Ну чё, мне по телефону тебе говорить, да? Ты забери меня отсюда, Дин, слышишь? Я хочу тебя видеть. Приедешь, и я всё расскажу. Наверное, - вдруг прошептал он, и у меня пошли мурашки по телу.
О... че-е-ерт...
- "Наверное", - передразнил я, подавив в себе желание втянуть воздух сквозь зубы.
   - Заберу. Обязательно. Если ты скажешь, где находишься.
- В Гарлеме я, - выдал монстр.
- Ты покинул родину, гавнюк? - выдохнул я, качая головой, а Ян удивлённо поднял брови. - К дядюшке-мафиози свалил, зараза?
- Иди в жопу, Ангел. Придурок ты. Я на родине. Пока ещё. В баре я.
- В баре? Какой ублюдок тебе спиртное продал? - заорал я, и Ян усмехнулся, кивнул, возмущённо покачав головой.
- Я, кажется, знаю, где он, - прошептал он. - Но спроси на всякий случай.
- Он хороший, он мой друг, - бубнил Свят сам с собой. - Он мне помог. Мне надо было... Я пришёл, мне было плохо, да... Ну, ты поймёшь.
- Какой бар, Свят? - прервал я его. - Название спроси у кого-нибудь!
- Дин, бля, ну, чё ты тупишь, зараза ты, а? Я тебе сказал же уже. "Гарлем" это.
- Ох, ёпт, названьице, - усмехнулся я.
- "Гарлем"? - Ян смотрел на меня, и я кивнул.
- Ты будешь сидеть там и никуда не уйдёшь, пока я за тобой не приеду, понял? И не вздумай больше пить!
- Буду там, то есть здесь, да. Не буду пить. Вот только допью ща, - я собрал глаза в кучу, понимая, что это и так уже пьяное уебище собирается пить дальше. - А, Дин... Это, если на трамвае, то на кольцевую, на другую сторону. А оттуда на пятом, по-моему, или на четвёрке.
Я скривился.
- Иди ты к черту со своими объяснениями, Сусанин хренов, сам найду.
- Да? Мне это... Мне с тобой надо поговорить.
- Обязательно. Ты только не свали куда-нибудь, понял? Иначе найду и пиздюлей выпишу, понял? - напоследок пригрозил я, и он угукнул.
Я отключился и без сил стукнулся лбом о руль.
- Бля, пипец. Сдохну я с вами. То один, то второй!
- Дин, - Ян тихонько сжал моё плечо. - Там бармен - наш знакомый, поэтому он и завис.
Я поднял голову, глядя в виноватые глаза Мозаика, и понимал, что ему вдвойне стыдно сейчас и за свою выходку, а теперь ещё и за выходку брата.
- Понятно. Дорогу покажешь? - выдохнул я.
Кофе для нас с Яном явно откладывалось. Ян нервничал все сильнее. Кусал губы, теребил в беспокойных пальцах зажигалку, нервно дёргал коленом. Конечно, и у меня спокойствия было не больше, чем у него. Но я всё-таки был за рулем, и это немного отвлекало.
- Про обидели, думаешь, пиздёж? - Ян глянул на меня.
Я отрицательно покачал головой.
- Нет, скорее всего. Иначе бы он не сказал, что набил кому-то морду. Я чувствую, что так и есть. Что-то произошло. Явно. А в баре кто работает?
- Да сосед наш с бывшего дома, поэтому он туда и завалился, зараза. А вообще, Свят же очень редко пьёт, так чтобы сильно.
Я кивнул.
- Ну, значит действительно что-то не так.
Припарковались рядом с баром. Я, отстёгиваясь, глянул на красивую разноцветную вывеску. Было видно, что заведение не из дешёвых.
- Ты подожди тут, Ян, - он кивнул. - Неизвестно, как он на тебя сейчас отреагирует.
- Да, я понимаю. Правильно всё.
- Может, придётся побыть с ним там, - я пожал плечами. - Он же хочет рассказать. Просто я боюсь, что он замкнётся...
- Если увидит меня, - закончил за меня Ян. - Я подожду, Дин. Все о'кей.
- Хорошо. Я позвоню, если что вдруг. Не скучай, музыку послушай пока. Угу? - я потрепал его по плечу и улыбнулся.
  
На входе меня встретил парень из обслуги, порывался проводить за свободный столик. Но я сказал, что меня уже ждут, и он от меня отстал, услужливо улыбнувшись.
Внутри был полумрак, вполне прилично, хоть и накурено. Не очень громкая музыка, пара занятых бильярдных столов в центре, в углу ярко освещённые игровые автоматы.
На небольшом танцполе - несколько лениво танцующих парочек. Зал, хоть и не очень большой, благодаря зеркалам по периметру смотрелся классно. Полукруглая стойка бара, за которой были заняты все места, не дала мне возможность рассмотреть бармена, благодаря которому Свят и нажрался.
Я прошёл вовнутрь, разглядывая при этом сидящих за столами, собираясь, если что, спросить про Свята у бармена, но этого не понадобилось. Я его увидел.
Мне в глаза из полутьмы бросился белый свитер, я зацепился за него взглядом и, приглядевшись, понял, что это он, слушающий что-то втирающую ему тёлку в короткой юбке, которая нехилой такой грудью навалилась на столик, в упор глядя на расслабленного, держащего в руке бокал Свята.
- Оно, - я порулил в их направлении.
Подошёл молча, швырнув на пустое сидение снятую ещё по дороге куртку, и уселся. Молча.
- О-па, какие люди, - хмыкнул Свят, и девушка, как по волшебству, приняла стойку "смирно".
- Что-то заказывать будете? - и я, увидев сейчас на ней маленький аккуратный передник, понял, что это официантка.
- Кофе, если можно. Со сливками. Будешь? - я глянул на Свята.
Тот лениво кивнул.
- Два, пожалуйста.
- Да, минуточку, - и она исчезла.
- Привет. Рад тебя видеть, - хрюкнул Свят. - Я тебе звонил.
- Да ты что, правда? - я саркастически оскалился и забрал из его рук бокал, достал из него трубочку, швырнул на стол. - Всё бухаешь?
Свят, кивнув, поставил локоть на стол, подперев ладошкой подбородок и глядя на меня в упор с пьяной счастливой улыбкой. Я отхлебнул. Сок. Апельсиновый. И даже без водки.
- Гы, - усмехнулось недоразумение, увидев мою реакцию.
- Ну?
- Че "ну"? - он шмыгнул носом, икнул и скривился, положив свободную руку на живот.- Ох!
- Пить надо меньше, - сумничал я, ещё хлебнув сока.
- Да пошёл ты, - Свят забрал стакан. - Сколько хочу, столько и пью, понял?
Я кивнул, улыбнулся, глядя, как он допивает сок, утирает губы. Этот свитер белый на нём, пушистый такой. Сквозь ворсинки пробивался свет и, рассеиваясь, казался дымкой. Мне так хотелось его обнять.
- Чего нажрался-то? - мирно спросил я, и Свят, глянув на меня исподлобья, вздохнул и опустил глаза, глядя на пустой бокал, стоявший перед ним.
- Меня изнасиловали, - тихо сказал он, и я вздрогнул, как будто меня ударило током.
- Что?
- Не ори, - Свят схватился за сигареты.
- Че за хуйня, Свят? - я и сам вцепился в сигареты, когда Свят доставал себе. Потом он прикурил сам и протянул мне зажжённую зажигалку. Я затянулся и откинулся на сидение, в упор глядя на него.
- Кто и когда?
- Когда? "Когда-когда"... Сегодня... "когда", - передразнил он. - Вечером.
Он снова затянулся и выдохнул.
- Блядь, Свят! Давай рассказывай! Хули мне из тебя вытягивать по слову?
И Свят посмотрел на меня, трезво посмотрел, почти зло, и у меня похолодело всё внутри.
- Ваш кофе, - донеслось сбоку, и я расслабился. Пришлось.
- Спасибо, - и наблюдал, как с подноса на стол переправляются салфетки, потом на них две чашечки, ложечки и маленький пузатый сливочник.
Я молча добавил сливок, размешал. Свят не отрывал от меня взгляда. Я это чувствовал. Он по-ослиному упорно молчал, сука.
- Я слушаю, - сказал я, изображая спокойствие, хотя внутри всё скручивало от натянутых нервов.
Затянувшись, я сделал глоток кофе.
- Мы на сайте познакомились. Там, где я и раньше, это... - наконец-то он соизволил говорить хоть что-то.
Но это что-то мне явно не очень нравилось. Я скривился, чувствуя, что очень неприятное чувство под названием ревность начинает прогрызать мне в сердце дыру. Во, чёрт! Только этого мне и не хватало для полного счастья!
- Ну, и договорились сегодня встретиться. Встретились, ну так ничего малый. Пошли к нему на хату, чуть выпили. А потом...
- Хули ему было тебя насиловать? Ты не давал, что ли, а? - я нервно хмыкнул. - Резко расхотелось трахаться?
- Я не думал, что это будет ТАК, - он сглотнул.
Я уставился на него, вообще мало что понимая.
- Как ТАК, Свят? Ты что не в курсе КАК это бывает, а?
Свят дёрнулся, закрыв глаза и сцепив зубы, и я понял отчего. Блядь! И ещё до меня реально дошло то, что пару минут назад было лишь словами, мало осознанными.
Его изнасиловали!
- Тебе никогда в задницу резиновую дубинку не засовывали? - прорычал Свят, и я поперхнулся дымом.
И потом кашлял, охуевая от этого вопроса, а этот монстр смотрел на меня исподлобья, сложив руки на груди.
- Чё за бред, Свят? Как такое могло случиться? - выдавил я из себя наконец-то.
- Могло. Я, придурок, полез в раздел к садомазахистам.
- Чего? Еба-а-ать! - вырвалось у меня вместе с пониманием того, что произошло.
И смех, и грех, ёпт...
Ну и подфартило же мне с трахнутыми на всю голову клонами связаться, а? Один, бля, трахай его без смазки, второго вообще ещё на более крутую тему пропёрло. Суки, ну?
- На экзотику потянуло? А? Мало тебе обычного было? - я злился, мне хотелось орать, и плакать, и смеяться. А ещё хотелось набить морду. Святу.
- Рассказывай! - грозно приказал я.
Свят, прищурившись, затянулся. Выдохнул вверх, следя за дымом.
- Он мне надел наручники и повязку на глаза, а наручники приделаны к спинке кровати.
Я закрыл глаза, покачав головой, но мне сейчас ею очень хотелось побиться о чё-нить твёрдое. Но ещё сильнее хотелось побить башкой о чё-нить твёрдое Свята.
- И ты всё это позволил? Как?
- Я не знал, что он собрался делать, и мне интересно было, понял? - оскалился он. - А потом, когда он пристегнул меня и повязку надел, ещё и какую-то штуку в рот вставил, чтобы я говорить не мог, думаешь, я не возмущался? - обиженно глянул на меня Свят.- Ещё как! И дёргался, и орать пытался, только слов нельзя было разобрать, а он, сука, потом сказал, что думал, что это я так для поднятия тонуса вырывался. Типа пёрся я так, бля, ублюдок, - простонал он.
- Угу, и для полного счастья тебе засунул дубинку в задницу, - выдохнул я.
- Да. Он меня на живот перевернул и навалился, тварь! Здоровый, гад, - Свят, шипя, поёрзал на сидении со страдальческой миной на физиономии.
- Порвал? - у меня даже голос дрогнул.
- Вроде не было крови, не знаю, - Свят опустил голову, стряхивая пепел. - Но было больно. Очень...
Я чуть не заскулил.
- Создание ты ебанутое, причём дальше некуда! Экстрима тебе мало, суке? Адреналинчику хапнуть захотелось? Ну и как, понравилось? Ещё хочешь? - это я рычал.
А потом затянулся, чувствуя, как дрожат пальцы.
- Может, и не мало. Но я не думал, что будет так! - Свят потянулся за сливочником, и я, понимая, что сливочники он видит, скорее всего, в двух экземплярах, потому как явно собирался промазать и перевернуть посудину, зацепив за ручку, перехватил его.
- Дай, я сам, - и добавил ему в кофе сливок и сам потом его размешал.
Это уже явно был перебор, но меня распирало. Я бы ему сейчас сам и залил его в глотку.
Меня колбасило, меня почти трясло и пёрло не по-детски. Я не знаю почему, хотя нет, знаю.
При всём том, что я был зол, эта оттраханная не по-людски и явно неудовлетворённая особь, распространяла вокруг себя феромоны в такой концентрации, что сексом практически пахло. Его присутствие и в обычном состоянии вызывает неконтролируемое разжижение мозга, а сейчас это вообще была жесть!
Этот его рассказ ещё. Уууййй...
Мама дорогая! Ну на хера человеку такая яркая фантазия, а? Вернее, такие яркие мыслеобразы? Я же всё это представил в красках! Да, я дико злился, да, я ревновал, да, мне было его жаль! Но, при всем при этом, его рассказ меня возбуждал.
Наверное, я извращенец... Тоже.
М-да. Мы явно нашли друг друга.
- А чего ты вообще ждал от такого секса, а? - я закусил губу, пытаясь контролировать самого себя, чтобы не прокусить её, и смотрел на длинную чувственную шею, на эту дымку вокруг него, созданную пухом свитера, и мне хотелось, чтобы меня привязали к стулу.
Не из садомазохистких соображений, а потому, что я боялся, что ещё пара минут моего такого внутреннего (и не только) состояния стояния, и я сам при всех, в баре, изнасилую эту сексуальную дрянь.
- Кайфа, - кивнул Свят. - И я его получил, не думай! Когда морду ему набил.
Свят посмотрел на правую руку, сжимая её в кулак и разжимая, и я увидел сбитые костяшки. М-да, явно нехило попало товарищу садомазохисту.
- Не сомневаюсь даже, - улыбнулся я. - Слушай, жертва изнасилования, может, пойдем отсюда, а? Чего тут сидеть? Пить я тебе всё равно больше не дам и сам не буду.
Свят поднял на меня осоловевшие глаза.
- Ты думаешь?
Я кивнул.
- Я пьяный, - предупредил Свят.
- Я знаю.
- До остановки я не дойду.
- И не надо.
- Ты поймаешь такси? - Свят попытался взять свою куртку, висевшую у него за спиной.
- Конечно.
- А останешься со мной на ночь?
- У тебя жопа болит, помнишь?
- Помню, - он потёр нос, - ну, у тебя же не болит...
- Сука ты, Свят, знаешь?
- Знаю.
- За выпивку платил?
- Да.
Я оставил на столе деньги за кофе и всё-таки помог Святу с его курткой. Потом накинул свою, глядя на покачивающегося, как тростинка на ветру, Свята, боясь, что он сейчас наебнётся. И вовремя подхватил это малоустойчивое создание, обняв за талию, когда оно уже опасно отклонилось от своей оси, явно подчиняясь закону всемирного тяготения мордой в пол, и не спеша повёл его на выход.
И этот искатель приключений на собственную жопу ещё умудрился не забыть попрощаться с барменом. Кстати, симпатичным парнем. И я отметил про себя, что мне бы очень не хотелось знать, что Свят переспал и с ним тоже.
- Ты вызвал такси, да? - Свят смотрел на "BMV", когда мы к ней подходили.
- Вызвал, - не стал я препираться и очень боялся, что сейчас Ян выйдет из машины, увидев, в каком состоянии его близнец.
Но Ян молодец. Он понял, что это сейчас не лучшее решение. И хорошо, что было темно в машине и Яна практически не было видно в салоне. Я открыл заднюю дверцу справа, и подтолкнул к ней Свята.
- Давай, усаживай свою задницу.
- Да, и ты со мной?
- Нет, не сейчас.
- Почему эта?
- Потому эта.
- Я хочу... - капризничала жертва своей похоти.
- Ты вообще много чего лишнего хочешь, бля. Вон... задница твоя в курсе. Ещё долго помнить будет твое раздолбайство. Садись давай!
Я начал обходить машину, и Свят с удивлением смотрел на то, как я открываю дверцу со стороны водителя.
- Не понял, - выдохнул он и всё-таки полез в машину. - Дин, чё за нах? Это сегодня что, у таксистов акция: "Довези себя сам"? А?
Он устраивался сзади, продолжая бубнить себе под нос, не обращая внимания на пассажира, сидящего на переднем сидении.
- Сегодня акция у меня, а не у таксистов, и она называется: "Собери клонов в кучу", бля, - тихо сказал я, удобнее усаживаясь за рулем.
Ян тихонько ржал.
- Так я не понял, - Свят сунулся между сидениями, выглядывая из-за высоких подголовников, и Ян резко отвернулся к окну. - Товарищ водитель, может, не будем подвергать мою драгоценную зад... ммм... жизнь опасности и выгоним этого неуча из-за руля, а? Он же блонд! Низ-зя блонду за руль!- придурошный старший твинс потряс младшего за плечо, даже не понимая, к кому он цепляется.
- Обязательно выгоним, но позже, - Ян медленно повернул голову, и я, понимая, что сейчас грянет реакция, с интересом смотрел на всё это, не трогаясь с места.
- Бля! - Свята откинуло назад, как ошпаренного. И, насколько я понял по наступившей далее тишине, увиденное заставило его тихонько подохнуть, не приходя в сознание.
Переглянувшись с покачавшим головой Мозаиком, я заблокировал все двери. Это на случай, если старшему из близнецов всё-таки приспичит срочно ожить и выйти на полном ходу, и повернул ключ зажигания.
- Поехали, мальчики, - выдохнул я и потёр нос, пряча улыбку. - Я невъебенно рад, что мне не придется вас знакомить.

Часть двадцать четвертая.
"Разборки на колесах, или Я нимб свой часто забывал в борделе..."


- Сука ты, Дин, - хрипло отозвался труп через какое-то время, и я, глянув в зеркало заднего вида, наткнулся на прищуренный, полный негодования, почти трезвый, убийственно-злой взгляд голубых глаз, которые сейчас казались почти черными.
Я невинно улыбнулся в ответ, вложив в улыбку всё своё обаяние и сарказм:
- Только не говори, что это для тебя такая уж новость, милый.
- Не новость, только я не думал, что ты настолько... - Свят так и не высказал свою мысль до конца, и отвернулся, но мы все прекрасно понимали, о чём идет речь.
Я хмыкнул и ответил его же словами:
- Да, я такой!
- Такой он, - фыркнул Свят. - Откуда тачка? Не стырили, надеюсь?
Свят оглядывал салон осоловевшими глазами.
- Стырили, чтобы твою задницу вернуть на родину, - не поворачиваясь к брату, тихо, но внятно сказал Ян, и я улыбнулся, глядя на реакцию Свята.
Он медленно перевёл взгляд и тупо уставился на брата, пару раз моргнув. Конечно, Ян ничего не знал об экзотическом свидании, но Свята упоминание "задницы" явно напрягло. А я, блять, еле сдерживал смех, закусив губу, наблюдая за тяжелым мыслительным процессом в его пьяном мозгу. Когда до Свята всё-таки дошло, что брат ничего о приключениях его задницы знать не может, поскольку всё время после его откровений мы были рядом, то глянул в мою сторону:
- Если ты ему скажешь хоть слово, я тебя убью, понял? - а вот это уже было почти рычание.
Ян глянул на меня, и я понял, что для него эти слова означают только одно. Если брат хочет это скрыть, то произошло что-то действительно нехорошее.
- Не я скажу это, - я внимательно следил за дорогой.
- В смысле? - дёрнулся Свят.
- Я не буду говорить. Ты сам расскажешь.
- Что? - его подкинуло на сидении. - О чём ты ? Хули я буду рассказывать, а? Не буду! Понял? Не хуй ему об этом знать!
- Не ори. Я не говорю, что об этом ты скажешь прямо сейчас... Отойдешь, остынешь, помиритесь, тогда и расскажешь.
- Чего? Помиритесь? Ты опять за своё, да? Специально его с собой взял, да? Если бы я знал, что ты... Вот так! Бля! Да я бы никогда тебе не позвонил, понял? Так надеялся, что ты... А ты... - он задохнулся, почти всхлипнув при этом. Демонстративно сложив руки на груди, Свят заткнулся, не договорив и уставился в боковое окно.
Я надеялся, что он помолчит хоть немного. Ошибался.
Одна секунда тишины.
Вторая секунда.
Третья.
Вернее, надо было вести обратный отсчёт: три, два, один. Внимание - старт!
- Блядь, Дин! - он так резво вцепился в моё сидение, что я даже невольно вздрогнул. - Сука! Хули ты лыбишься всё время! Веселишься, да? - я любовался в зеркале на его грозно сведённые брови.
- Типа того, - я шмыгнул и томно протянул, - ты очень забавный, милый.
- Твою мать, Дин! Как ты мог, а? Как? На хуя ты так со мной? Я же хотел побыть с тобой, поговорить, сука ты! А ты... ублюдок чёртов! Какого хуя ты ещё и мелкого с собой притащил, а? Зараза ты такая!
А вот на это я строптиво промолчал, пялясь на дорогу и иногда цепляя взглядом этого, все еще бушующего на заднем сидении, гада в зеркале заднего вида.
- И вообще, выпусти меня! Слышишь? Выпусти! Я не хочу видеть ни тебя, ни его, понял? Идите к чёрту оба! - он вцепился в дверцу, подёргав за ручку заблокированную дверь. - Останови, я сказал! И открой мне дверь! Я не хочу с вами! Я лучше пешком, но один! Без вас, ублюдков!
Я не видел лица Яна, но чувствовал, как он всё сильнее напрягается. Это было так явно, что начинало казаться, что рядом тикает взрывной механизм, отсчитывая последние секунды перед взрывом.
Да, я молчал. Просто знал, что объяснять сейчас что-то Святу бесполезно. Пьяный монстр будет слышать только себя, своё "я", которое нашёптывало ему, что всем хочется причинить ему боль.
- Вы одинаковые! Оба такие гады, блин. Ненавижу вас, ненавижу! Верил... одному, другому. А вы вот так бля, да? Что ж вы за люди такие? Вам в кайф так со мной поступать, да? Не считаясь со мной, с тем, что я хочу. А ты спросил, Дин, хочу ли я видеть кого-то, кроме тебя? Его - хочу видеть? Спросил, когда ко мне ехал?
И мы все трое знали, о ком он говорил.
- Не спросил! А действительно, на хуя, правда? Разве надо знать чего я хочу, да? И разве важно, что я тебе позвонил? И почему именно тебе... ни ему, ни кому-то другому... не думал? И почему не попросил прихватить с собой ещё кого-нибудь?
- Свят, хватит истерить! - медленно, негромко, но очень внятно сказал я. - Отрезвеешь, и мы с тобой поговорим.
- Я истерю? Я пьяный? - он откинулся назад. - Я не истерю! Я просто хочу свалить, понял? Не хочу видеть вас больше! И слышать не хочу! Обоих!
- Дин, останови машину, пожалуйста, - вдруг спокойно и твёрдо попросил Ян, перебивая сумбурный монолог брата, и тот вдруг притих.
Я удивлённо вскинул брови, но, не задавая вопросов, в полной тишине, если не считать негромкого вяканья радио, сбросил скорость. И, свернув в удобном месте, остановился.
- Открой, - Ян взялся на ручку на двери, и я отключил блокировку.
Конечно, я не знал, чего он хочет, не знал, что за всем этим последует, но был уверен, что он, в отличие от своего братца, вменяем, а значит, глупостей не наделает. И я ему доверял. Ян открыл дверцу и вышел.
- Куда он? - успел спросить Свят, прежде чем понять "куда" и выдохнуть: "О, нееет!", когда понял, что Ян собирается сесть к нему назад.
Я, закусив губу, с волнением наблюдал за этой картиной, потому что очень ясно понимал: потасовка возможна на девяносто девять процентов из ста.
- Какого ты, бля? - Свят отодвигался от плюхнувшегося рядом на сидение Яна, как от чумы. - Ты вообще слышал, что я только что говорил, а? Слышал? Нет?
Я смотрел на этих идиотов, повернувшись назад, качая головой, даже не представляя, что из этого получится. Ян посидел пару секунд, опустив голову так, что и лица не было видно из-за волос, слушая рычание своего брата:
- Я не хочу тебя ни видеть, ни слышать, и вообще... Какого хера ты сел сюда?
То, что произошло дальше, я всегда буду вспоминать с улыбкой и внутренней дрожью.
   Ян резко рванул к брату, став одним коленом между его ног, закинув голову назад одним сильным и уверенным движением.
- И вообще, дрянь бухая, блять. - зашипел он, и я даже не сразу понял, что это Ян, голоса-то похожи, - заткнешься ты уже хоть когда-нибудь, а? Или помочь?
И впился в его рот губами. Это было так неожиданно, так резко, что Свят толком и не успел отреагировать. А я... я с рванувшим вскачь сердцем почувствовал, как на счет "раз" у меня взмокла спина. Оцепенев, открыв рот, я смотрел на них в зеркало, на то, как мычащий Свят, дернувшись, вцепился в волосы Яна на затылке, и думал, что он сейчас его рванёт за волосы от себя, а может, ещё и врежет для убедительности.
И даже дыхание затаил, боясь, что придётся их растаскивать. Но, судя по всему, Ян слишком хорошо выучил брата за годы "знакомства" и знал, что делает. Потому, что всего на пару секунд (но это было, я это видел!) Свят, расслабив пальцы, просто прижал к себе его голову.
Лишь несколько малюсеньких секунд, в которые я почти умер от ощущения, что вот оно, самое настоящее, то, истинное, что их связывает на самом деле. И мне захотелось скулить по-щенячьи, и предательски защипало в носу.
А потом Свят всё-таки попытался отодрать от себя брата, желая казаться сильным, недоступным, всё ещё взбешённым и обиженным. Не получилось. Ян был зол. Ян был над ним. Ян был трезв. И Яну ооочень настопиздело такое поведение брата. Всё это наверняка ему придавало сил.
Но Свят сделал другое, как я понял через пару секунд, после вскрика младшего. Он его просто грызанул за губу со всей дури и, воспользовавшись замешательством, оттолкнул так, что младший отлетел к дверце. И если бы она была открыта, то Ян просто вывалился бы из машины, сверкнув пятками.
- Твою мать, Ян! Придурок чертов! - это Свят проорал. - Не смей ко мне прикасаться! Я убью тебя, понял?
И вытирая рот, он при этом ещё и демонстративно кривился. Угу, типа противно было. Вот дрянь, а?
- Сука ты. Какая же ты сука! - Ян прижал пальцы к губам, и тут же их отнял, на них и на губе была кровь.
- Елки! Вот же сволочь, а? - внутренне передернуло меня от вида крови. - Свят, ну и... на хуя ты так? Да что ж вы творите друг с другом, а?
Я, бубня, с колотящимся в горле сердцем, полез в бардачок за салфетками.
- Это я - на хуя? - вскинулся Свят. - Ты вообще видел, что он сделал? А? Видел? Зараза такая!
- Да! Он тебя изнасиловать хотел! - разозлился я, и увидел, как Свят замер, глядя на меня во все глаза.
Он боялся того, что я в таком состоянии мог сказать что-то о его сегодняшнем "опыте". Только зря он так напрягся. Ничего я не собирался говорить.
- А не хер лезть было, - добавил он уже тише, следя за нами - за мной и Яном.
Ян попытался вытереть губу, но она так и кровила, зараза, и я, притянув его к себе за руку, чуть протиснувшись между сидениями, сам аккуратно прижал ему к подбородку салфетку. Она все еще пропитывалась кровью, и я закусил свою губу изнутри, чувствуя, как в башке уже плывет от всего.
- Больно? - спросил тихонько.
- Терпимо, - Ян даже улыбнуться попытался, а у меня от этого увлажнились глаза.
- Ты ещё ему её залижи, - предложила кусачая ехидная тварь по имени Свят, и я грозно глянул на него.
- Заткнись. Сейчас как въебу, мало не покажется, понял? Надо будет - залижу, можешь даже не сомневаться. Вампир чёртов.
Свят фыркнул и на пару секунд отвернулся к окну.
- А мне? - он резко повернулся обратно и протянул руку с разбитыми костяшками. - Слабо? Зализать?
Я вдохнул воздух и, задержав дыхание, процедил сквозь зубы, чувствуя, что мне действительно хочется дать ему в глаз:
- Хорошо, что предложил мне зализать эту рану, а не в другом месте. Жить будешь!
Свят открыл было рот, хохотнул пьяно, потёр нос и закрыл рот.
- Курить хочу, - заявил он и полез за сигаретами в карман. - Мне выйти, может, а?
- Кури. Я тоже буду.
Ян откинул чёлку, пристально глядя на меня. Я улыбнулся и подмигнул. Он усмехнулся и, пряча улыбку, отвернулся к окну. Всё было о'кей. Несмотря на то, что сейчас происходило, мы были вместе. И пусть старший продолжал строить из себя обиженного недотрогу, это уже не напрягало так, как все прошедшие недели. Я сел на место, достав сигареты.
- Ян, будешь? - я протянул ему пачку, и он молча вытащил одну, прикурил и вернул мне зажигалку.
Закурил и я, приоткрыв возле себя окошко, откинулся на сидении, радуясь, что остановился там, где можно спокойно постоять. Курили молча, но это тишина не была напряжённой. По радио "Линкин Парк" пел о тёмном дне во всех смыслах этого слова. А я, слушая его, понимал, что для меня этот день был другим.
Я видел в зеркало близнецов, смотрящих в разные стороны, и такие у меня были мысли - мама дорогая! Этот их поцелуй, от которого до сих пор всё дрожало внутри... Я был готов поклясться, что увижу это, и не только это, ещё не один раз, и я хотел этого. Хотел их видеть целующимися, обнимающимися, даже трахающимися и знал, что ревновать не буду.
Но все это были только мечты, и думать об этом пока было рано. Сейчас нужно было другое.
Что делать дальше?
Время детское, правда, Свята бы не мешало запихнуть в койку, чтобы проспался, а может и не только для этого... еееп... Дин, ну о чём мысли твои, а? Да о чём, о чём! Я скучал по нему, суке такой. Я хотел его, их хотел - двоих!
О... Ангел, твою мать! Не ангельские мысли-то совсем! Ох, далеко не ангельские. Только я поделать-то с ними ничего уже не мог.
- Так, близнецы, - я увидел, как они оба подняли взгляд на зеркало, чтобы видеть мои глаза, - решаем, что будем делать. Свят, тебя отгрузить домой, на горшок и спать?
- На горшок? - взвился тот, - ты охуел, Ангел? Какой, в жопу, спать? Ты мне что в баре сказал, а?
- Я что сказал? Это ты вспомни, что сказал пять минут назад! Что не хочешь видеть ни меня, ни клона своего, забыл?
Свят затянулся очень нервно.
- А ты так типа меня сразу и послушал, да? Послушный такой, да?
Я пожал плечами.
- Иногда бываю послушным.
- Ты про постель? - Свят склонил голову набок.
Я закатил глаза. Вот же неугомонный, а? О'кей. Давай так, если хочешь. Сможешь при брате?
- Может, и про постель. Ты, вообще, это к чему?
- Всё к тому же, - он затушил сигарету и захлопнул пепельницу на дверце. - Я не собираюсь тебя сегодня отпускать.
О-па, заявочки. Смог, сука, даже без напряга. Я глянул на Яна, тот осторожно касался кончиком языка прокушенной губы и в упор смотрел на брата.
- Не натрахался, что ли? У тебя же свидание было сегодня, - выдал он, и я не выдержал.
Да, я знаю, что это было жестоко, но я заржал, потом закашлялся и постарался удержать себя в руках. Они оба смотрели на меня, а потом Свят перевёл взгляд на брата.
- Тебе кто-то слово давал?
Я, чувствуя, что очень явно начинает пахнуть жареным, развернулся к ним.
- Так, хватит, бля! Всё! Брек!
- Не хуй умничать, - пробурчал Свят и, уже отвернувшись, добавил. - И не хуй ржать, Дин. Сказал, что не отпущу тебя, значит, не отпущу. Я хочу побыть с тобой, понял? И мне пох на всё остальное.
   Да кто бы сомневался...
Я смотрел на него и чувствовал каждой клеточкой тела, что эта дрянь никогда бы не сказала этого при брате, не знай о нём одной вещи: Ян не против того, что я хочу быть с ними обоими.
   А потом Свят повернулся и, несмотря на то, что был нетрезв, посмотрел мне в глаза, открыто и очень пристально. От этого взгляда меня окатило мурашками:
- Пожалуйста, Дин!
Еба-а-ать... И ещё этот хриплый шёпот... Вот так, при Яне. И Свят не стеснялся этого, не боялся показать своих желаний и слабостей, и мы трое знали, что всё это могло быть только между нами. Даже сейчас, когда мы практически впервые оказались вместе, и, несмотря на то, что парни были в ссоре.
   Ну и что было можно после этого сказать или сделать, а? Свят опустил взгляд на мои губы, и его брови дрогнули.
- Укусить хочешь? - выдохнул я.
- А можно? - он медленно потянулся ко мне, положив руку на сидение возле моей щеки так, что я кожей почувствовал исходящее от неё тепло и сцепил на секунду зубы, пытаясь заставить себя не потереться о его пальцы.
- Иди к чёрту, понял? - прохрипел я и развернулся к рулю, пытаясь вдохнуть.
Да, я до одури хотел поцелуя с ним, до головокружения, до ломоты в скулах, но я даже не представлял себе последствий этого поцелуя сейчас. Бля, да мы же раздевать друг друга начнём, а потом... Не-е-ет, нельзя. Не тут. Не сейчас. Но этот гад, приподнявшись, прижался губами к моему уху, окатив жаром дыхания:
- Я к Ангелу хочу, а не к черту. С тобой хочу, понял? - и плюхнулся назад.
Гад, ну какой же гад. Я, стиснув зубы, вцепился в руль.
   Блядь, а мне же ещё надо попытаться нормально вести машину. И довести нас всех уже хоть куда-нибудь в целости и сохранности. В отличие от моих мозгов, которые давно уже потеряли и целостность, и сохранность. Да это было как-то даже и не удивительно, когда имеют не только твоё тело, но и мозг, два таких невыносимо сексуальных создания.
   А ты осознаешь, что остановить всё это не в твоих силах. И не просто потому, что выбор невозможен, а потому, что его уже нет.
   А может, для меня его никогда и не существовало?
  
  

Часть двадцать пятая.
"Скажи мне, о чём ты думаешь, и я скажу, чем, или Как аукнется, так и хуякнется"


Через полчаса я остановился на стоянке возле дома близнецов и, заглушив мотор, не спеша повернулся к ним. Я-таки смог нормально доехать, как бы тяжело мне это не было.
- Что притихли, братцы-кролики? - глянул на одного, второго.
Ян усмехнулся.
- Ты это, - Свят неопределённо повёл рукой. - Тачку ставь на сигнализацию, и пойдем. Бля, обоссусь сейчас.
- Потерпишь, - глянул на него Ян.
- Не хочу терпеть, ясно? - Свят откинулся назад, насупив брови и сложив руки на груди.
- Бля, задрал! Горшка тут нет, так что вали на хату, если не в состоянии потерпеть пять минут!
Свят повернулся к нему.
- Ща как дам в глаз, чтобы не умничал! "Вали..." - передразнил он Яна, - не получится, родной, не мечтай. Дина я заберу с собой, понял?
Я резко выдохнул.
- Так! Это я тебе сейчас в глаз дам, Свят! Я не собачка, чтобы ты знал! Что это, блядь, за "заберу-не заберу"? Может, тебе и правда пойти поссать, а? Нам поговорить надо.
Свят несколько секунд смотрел на меня, потом исподлобья глянул на брата.
- О'кей. Пойду поссу где-нибудь, - наконец-то буркнул он. - И буду возле подъезда на лавочке. Недолго тут, понятно? А то начнёте ещё...
- Что начнёте? - Ян с угрозой и в упор смотрел на него, и я видел, как играют у него желваки на скулах.
Этот блестящий взгляд, полный злости или дикого желания. Такой, что было непонятно, чего больше он сейчас хочет сделать со своим братом - убить, изнасиловать или снова впиться в его губы. Я залюбовался им. Мозаик действительно был великолепен.
У меня заныл низ живота, я и так был вздрючен весь этот вечер, и та разрядка, что была до поездки за Святом, была классной, но сейчас помогала мало. Тем более, что потом рядом оказался тот, от кого сносило крышу независимо ни от чего: ругаешься ты с ним, целуешься, бьёшь ему морду, обнимаешься или просто находишься рядом, разговаривая. Эффект всегда один и тот же, ты его дико начинаешь хотеть. До головокружения, до боли в паху и звона в яйцах от напряжения.
А вот теперь я начал замечать, что и младший на меня начинает действовать так же, как и старший. Да, я любил его, в этом не было и капли сомнения. Но изначально это было спокойное чувство. Ленивые и тёплые нежные волны, окутывающие душу и дурманящие мозг, заставляли сладко сжиматься сердце в маленький пульсирующий комочек, но они менялись, эти волны. Они становились всё сильнее, всё яростнее.
И, как я догадывался, это происходило потому, что Ян всё больше начинал походить характером на брата, который сейчас тоже смотрел на Мозаика. Чуть прищурившись, всматриваясь в его лицо так, как будто видел в нём что-то такое, чего там не было раньше.
- Тебе объяснить подробно, или сам догадаешься? - тихо спросил Свят, и я увидел, как его пальцы сжались в кулак.
- Может, лучше покажешь? Для наглядности, - прохрипел Ян, и у меня сдавило затылок от исходящего от них двоих напряжения. Это было невероятно сильное ощущение, как возле высоковольтных проводов.
- Не при тебе, мелкий, - отрицательно покачал головой Свят.
Я почти не дышал, глядя на них. Поверьте, было на что посмотреть. И от этого зрелища и исходящей от них сумасшедшей энергетики я всё больше напрягался.
- Ты хотел сказать: "Не с тобой, мелкий", да? - это был почти шёпот, яростный шёпот Яна.
Шёпот полный таких сильных эмоций, что мне захотелось свернуться в клубок и притаиться. Все, что происходило между ними, было так оглушающе остро, оно заставляло вибрировать каждый мой нерв. И я уже не представлял себе жизни без этих ощущений.
Ты знаешь, что ты - часть их, что ты - с ними, иначе никогда бы не узнал и не увидел ничего подобного. Никогда бы они не позволили тебе это почувствовать, если бы ты не был их частью.
Пожалейте вы меня, хотя бы меня, если не жалеете друг друга!
Как же меня вставляло рядом с этими концентрированными эмоциями и чувствами, бушующими в них и заставляющими сходить с ума. Я больше не мог. Это для меня было слишком...
- Хватит вам! - сказал я. - Иди уже, Свят! Обоссышься сейчас!
Всё дрожало внутри. Безумно хотелось расслабиться. Было почти плохо. Эти двое убивали меня. Адреналина в крови было уже столько, что хотелось выть.
- Я буду ждать тебя, - Свят посмотрел на меня, и я кивнул, чувствуя, что мне хочется сделать глоток хоть чего-нибудь жидкого и холодного.
С полминуты мы с Яном наблюдали, как пьяное чудовище выбирается из машины. Пошатываясь, обходит нашу машину, потом направляется к следующей и пристраивается к ней, расстегивая ширинку.
- Вот же зараза, а? - улыбнулся Ян. - Типа спрятался.
- Угу. Партизан из него хреновый, - покачал я головой и перевёл взгляд на Яна, и не сразу понял, куда он смотрит, а смотрел он на мою руку, на пальцы, которыми я сжимал кожу на подголовнике так, что она смялась.
Ох, бля... Я хмыкнул и начал разжимать затёкшие от напряжения пальцы, а Ян ошеломлённо смотрел на это. Да, милый мой, ты всё правильно понимаешь. Меня нехило прёт рядом с вами, и так, что сдохну когда-нибудь от передозировки эмоций.
Я улыбнулся, потерев нос от смущения.
- Иди уже сюда, ко мне, - я взял его за руку, мысленно моля, чтобы он не задавал вопросов, и перетащил вперёд. - Как губа?
- Ничего, заживёт.
Я сам задрал его челку наверх, заставил посмотреть в глаза:
- Всё о'кей?
- Ты о том, что собираешься переспать со Святом?
Я кивнул.
- И об этом тоже. Хотя ты же видишь, он бухой. Может, я просто уложу его в постель и всё.
- Не отделаешься, - Ян улыбнулся. - Он действительно тебя хочет. Это видно. И, кстати, что там с ним приключилось-то?
- Да просто нарвался на садо-мазо, - Ян вскинул брови, и я усмехнулся. - Да ничего особо страшного, так, небольшой урок получил, отделался испугом, а потом морду набил тому, кто ему не угодил. Я думаю, что он тебе и сам об этом расскажет.
- О'кей, - Ян коснулся пальцами моего колена, чуть сжал. - Ты останешься тут на всю ночь?
- Не знаю, мне нужно предкам позвонить. Если не отпустят, то часов до двенадцати побуду. А если отпустят... Я бы хотел, чтобы ты пришёл к нам.
У Яна дрогнули губы.
- Ты же сам видишь, что он уже на пределе, Ян. Его просто нужно дожать, а я помогу, - я, перевел взгляд в окно, и смотрел, как Свят не спеша, стараясь идти ровно, поправляя на себе курточку, бредёт к подъезду. Садится на скамейку, откидывается на спинку, запрокидывая голову, и вытягивает вперед свои длиннючие ноги, скрестив их. - Я очень хочу, чтобы вы помирились.
Ян коснулся пальцем своей укушенной губы и улыбнулся, улыбнулся и я.
- Вот же сука, да? Может, правда зализать, а?
- Было бы здорово, - согласился Ян и, положив прохладную ладошку мне на шею, притянул к себе.
Очень осторожно касаюсь его губ, а потом провожу между ними языком и чувствую металлический вкус ранки с внутренней стороны. А Мозаик сам берёт на себя инициативу и продолжает углублять поцелуй, и я начинаю тонуть в ощущении нежности, желания и постепенно накрывающего экстаза. Через минуту Мозаик нехотя отрывается от меня, понимая, что нужно остановиться, и со стоном утыкается лбом мне в плечо. Я сжимаю пальцами его затылок, тяжело дыша, слыша рваный ритм собственного сердца.
- Я люблю тебя, - шепчу, прижимаясь губами к его виску. - Я очень люблю тебя, Ян.
Он обнимает меня, касаясь щекой моей скулы, а у меня кружится голова. Знаю, как он благодарен мне за эти слова, тем более сейчас, когда они так ему нужны. Чувствую, что нужны.
- И я тебя, Дин. Ты даже не представляешь... - его прерывистый шёпот, и я улыбаюсь.
Бля, как же это безумно приятно знать, что тебя любят. Так любят! Да ещё тот, кого ты обожаешь и сам.
- Я позвоню тебе или смс напишу, если поздно будет по времени, ладно? Ты же сможешь прийти, правда? Сможешь?
Ян кивнул, и я провёл пальцами по его волосам, поправляя взъерошенные пряди.
- Всё будет хорошо, я думаю, что смогу отпроситься. Даже если отец за машину испугается, я её отгоню и приеду назад. Слышишь? Мы сможем побыть вместе. По-любому.
- А если Свят будет против?
- Не будет. Обещаю. Он знает, что я люблю тебя.
- Но ещё он знает, что ты хочешь быть с ним.
- И с ним, - поправляю я его, выделив "и". - А это уже немного другое, правда?
- Да, - Ян потёрся о мою голову виском. - Иди, Дин, он ждёт. И нежарко на улице.
Я выдыхаю, дурея от Мозаика. Даже сейчас он думает о нём, о том, что Святу холодно. Сглатываю, качаю головой.
- Ты невероятен, - я отстраняюсь и пытаюсь увидеть его глаза, убираю чёлку. - Он должен на руках тебя носить, а он... кусается, придурок.
Мозаик улыбается, пряча глаза.
- Свят мне ответил, Дин, совсем чуть-чуть, а потом, видимо, вспомнил, что злой на меня, и укусил.
Я кивнул, затаив дыхание на вдохе от его слов, усмехнулся.
- О, да! Я видел, он не смог начать себя сразу контролировать, поэтому так облажался, - Ян улыбался, - всё будет хорошо. Пойдем?
Через пару минут я поставил машину на сигнализацию, и мы, негромко разговаривая, подошли к Святу. Он оттолкнулся от спинки лавки и сел прямо, посматривая то на меня, то на брата.
- Ладно, я пойду, - Ян коснулся моего плеча, я кивнул.
- Я позвоню.
- Да, я знаю, - он скользнул пальцами по моему рукаву.
- Маме скажи, что я тут, - попросил Свят, тяжело поднимаясь, отталкиваясь от лавочки.
- Конечно, скажу, - спокойно ответил Ян, и я был ему за это благодарен. - До встречи.
Он улыбнулся и пошёл ко второму подъезду. Я пару секунд смотрел ему вслед, пытаясь понять, что он сейчас чувствует.
- Холодно, Дин, пойдём, - почувствовав виноватые нотки в голосе Свята, я с удивлением глянул на него. Он не отрываясь смотрел мне в глаза. Да, я не ошибался. Он подумал, увидев, как я смотрю вслед Яну, что я хочу остаться именно с ним.
- Хочешь, я верну его, а сам домой пойду?
От этого вопроса сжалось сердце.
Господи, дурак, какой же дурак! Я усмехнулся.
- Пойдём, благородный ты мой, - шагнул я к нему и, обхватив за шею, притянув голову к себе, повёл в подъезд. И плевать было, что это кто-то может увидеть. И мне. И ему. Потому что его рука сразу легла мне на талию.
В лифте я привалил его к стенке и нажал на пятый этаж. Взгляд. Мне не очень сейчас понравился его взгляд. Ну что за чёрт? А?
- Вы ведь были вместе, когда я позвонил, да? - вдруг спросил он, и я понял, что пьяное создание начало трезветь. - Поэтому он и был с тобой?
Я усмехнулся. Ну наконец-то.
- Поэтому он был со мной.
Свят опустил глаза.
- Но ты правильно сделал, что позвонил. Я бы по-любому за тобой поехал.
- Правда? - он резко вскинул на меня взгляд, и я действительно видел, что он трезвеет.
- Правда.
Свят шмыгнул носом.
- А попробовал бы ты только не приехать. Я бы тебя потом в школе поймал и... - пригрозил он шутя, пытаясь вернуться в образ обычного отвязного Свята.
И тут же спросил, как будто только что до него дошёл смысл мной сказанного:
- А почему "по-любому"?
Лифт остановился, и я сам отодрал его от стенки, вытолкал на площадку. Свят копался в кармане, вытаскивая ключи.
- М? Дин, - он смотрел на меня, - ты не ответил.
- Потому. - Я привалился плечом к стене рядом с дверью. - Ты и сам все знаешь.
Я смотрел на руку Свята, а он смотрел на меня. Повернул ключ, и дверь с приятным щелчком открылась.
- Проходи... - он пропустил меня, включил свет, и я почувствовал запах квартиры, в которой почти месяц назад переспал со Святом впервые. А сейчас от этого едва уловимого, но запомнившегося аромата, сладко сжало низ живота...
- Знаю, говоришь? - Он стащил туфли, не расшнуровывая, держась за стенку, а потом начал стягивать с себя куртку.
Я промолчал, с усмешкой глядя на его тщетные усилия снять ее, стряхивая ее с себя... Балбес...
- Бля... Во зараза... - мучался он.
Я повесил свою, и развернул его к себе спиной.
- Стой ты, блин... - стащил куртку с его плеч вниз и оставил ее у него на руках, вернее на его локтях, резко остановившись...
Я замер, не в силах доделать начатое до конца.
Просто... просто он качнулся на меня, и я вдохнул его запах... Просто я увидел его шею... Открытую шею из-за склоненной вперед головы, а еще этот белый пушистый свитер облегающий его широкие плечи...
О...
И сделал то, чего невозможно было сейчас НЕ сделать. Я впился пальцами в его плечи и рванул назад, прижимая к себе, вжимаясь лицом в его теплый затылок, касаясь губами мягких коротких прядей. А потом укусил его за шею, на границе открытой нежной кожи и волос, даже не просто укусил, а вцепился зубами в него так, что Свят охнул, а потом глухо простонал:
- Блять, Дин... Ты сука, как кот мартовский на случке... За шкирку... Трахнуть меня хочешь? - Он не вырывался, не пытался отстраниться. Его руки касались моих бедер.
А я все так же до боли в пальцах стискивал его плечи, чувствовал, что дурею, пьянею... От него пьянею. От его близости. От тепла, запаха и вкуса его кожи... От сумасшедшего, почти животного желания, распирающего все мое существо. От понимания, насколько же сильно я скучал по нему этот месяц... Как хотел его.
- Да... Хочу... хочу, Свят... Трахнуть хочу так, чтобы ты выл и орал подо мной... И молил при этом трахать тебя еще и еще... - шептал я хрипло, дыша ему в затылок, и знал, что он сейчас прекрасно чувствует спиной мое долбящееся в ребра сердце своей спиной.
- Ты мне хочешь за что-то отомстить? - вдруг спросил он, повернув голову, пытаясь увидеть мое лицо.
- Месяц, Свят... За целый месяц ты не нашел для меня гребанного часа, чтобы встретиться... - выдал я и сам охуел от своих же слов.
Бля!!! Да что я творю! Что? ЧТО Я ГОВОРЮ???
- Значить... Ты ждал? Ты хотел... И поэтому сказал, что по любому бы за мной сегодня приехал, да, Дин? - Выдохнул он и, я, вдыхая запах алкоголя и сигарет исходивший от него, так хотел впиться в его рот.
- Я ненавижу тебя... Понял? - прошипел я. - Ненавижу... Ни хера я не ждал... Я просто тебя хотел... Трахнуть хотел...
- Ты врешь... Ты врешь, Дин!
Да, я врал. Врал, потому, что хотел его довести до белого каления... Врал, потому, что знал - между нами уже действительно больше, чем просто животная страсть... Врал, потому, что хотел вывести его на эмоции и этим заставить раскрыться. Полностью... Мне это было необходимо. В прочем, все ЭТО было необходимо и Яну, чтобы расставить все точки над i.
- Ни хера я не вру... Ты издеваешься над своим мелким, как можешь и как хочешь, сука... - я обхватил его голову, резко наклонив ее в сторону, укусил за мочку, в котором была сережка.
- Нет!!! Не поэтому... Нет, Дин! - он попытался оттолкнуться от меня, но я не дал. - Блять! Скажи, Дин!
Я видел, как он злился. Злился, что я не говорю правду.... Ах, как же он хотел эту правду ЗНАТЬ!
- Помнишь? Твое предложение трахаться иногда, м? Без претензий и упреков... Помнишь, Свят? Оно еще в силе? - теперь я, развернув к себе лицо Свята и, держа его за подбородок, смотрел в его все больше трезвеющие глаза.
- Ты дрянь... Дин... - сощурился он и я засмеялся.
- Мы друг друга стоим, ты сам это говорил... Или уже так не кажется?
- Кажется... Но я все равно не верю тебе... - Свят дернулся и я отпустил его. И он стал спиной ко мне, все так же "скованный" по рукам своей же курткой.
- Почему не веришь, Свят? - тихо спросил я. - Может потому, что... для тебя уже все по-другому, а?
- Блять, Дин! Сука, да помоги ты! - он в нетерпении тряхнул руками, и я без слов сдернул с него куртку, освобождая наконец-то. Да, Свят явно злился. Его бесили наши странные разговоры, в которых мы пытались не показывать того, что было на самом деле, переводя стрелки друг на друга.
Я повесил его куртку, чувствуя, как меня трясет так, что хочется привалиться к чему-нибудь спиной, и, согнув колени съехать в низ и расслабиться...
Свят скрылся на кухне.
- Пить будешь что-нибудь? - услышал я и зашел следом. Он стоял возле открытого холодильника.
Я плюхнулся на стул.
- Ты хочешь продолжения банкета? Я не буду... Мне еще машину вести...
- Я не про спиртное, придурок... Минералку, сок? - спокойно... Ну, почти спокойно проговорил Свят, с какой-то странной грустной нежностью глядя на меня.
- Сок. - Я кивнул, прислонился головой к стене и закрыл глаза.
- Ты думаешь, я шутил? - Услышав звук наливаемой в стакан жидкости, и, открыв глаза, наткнулся на взгляд Свята. - Я не отпущу тебя сегодня...
Я усмехнулся, и, взяв высокий бокал, с удовольствием сделал несколько глотков прохладного апельсинового сока.
- Тачка отца?
   Я кивнул.
   - Может нужно отогнать ее?
Свят так и стоял рядом, держа в руке пакет с соком, и продолжал смотреть на меня, внимательно и даже как-то настороженно.
- Мне нужно будет позвонить... Отпроситься... - тихо сказал я, и мне показалось, что Свят с облегчением выдохнул.
- Скоро восемь... Будешь сейчас звонить?
- Может через часик-полтора... - я пожал плечами.
- О'кей... - он отхлебнул прямо из пакета, отставил его, оперся о стол руками, и, не сводя с меня глаз, облизал влажные от сока губы, а я сглотнул и сцепил зубы, со сжатым словно тисками затылком.. - Я хочу помыться... После... Всего... - он на секунду отвел взгляд, а потом снова глянул мне в глаза, и я понял, что ему не просто помыться нужно, а отмыться от всего, что с ним сегодня произошло. - Поможешь? Иначе... Я же пьяный, могу наебнуться, поскользнуться... Убьюсь нах, м? Ты как? - и он улыбнулся.
От этой его почти пошлой улыбки, так много обещающей, в которой столько было похабного, развращающего... О, господи... Хотелось зарычать, и, содрав прямо тут с него всю одежду, разложить на столе, и всадить так, что бы его крик слышал весь дом...
- Может быть... - я усмехнулся и Свят, кивнув, оттолкнулся от стола.
- О'кей, милый... пойдем...
Но, при всем том моем диком желании, я знал, что не смогу его сейчас тронуть. Ну, я же не садист блять... По живому, правильно?
А значить, я понимал, что иметь будут меня. И шел на это сознательно... Да еп... ну...
Да, хотел я, чтобы он меня трахнул! Хотел.
Свят, зашел в спальню, стянул с себя свитер, футболку, я стоял за его спиной, прислонившись к дверному косяку, и смотрел на него с легкой улыбкой. Хотя, эта улыбка была скорее нервной.
Я видел его голый торс, который ласкал когда-то и у меня стали влажными ладони, как будто и сейчас касался его обнаженной, горячей от возбуждения кожи. Он оглянулся, бросая футболку на постель.
- Я ведь серьезно про душ, Дин... - он свел брови. - Мне тебя раздеть? М?
Отрицательно покачав головой, я начал медленно расстегивать молнию на кофте.
- Вот и молодец... - он стянул с себя носки. Потом расстегнул на джинсы, - Раздевайся... Я пойду настрою воду.
Он проходил мимо меня, вот такой... Разнузданный, с расстегнутой ширинкой, босиком, со взъерошенными волосами... И я наткнулся на его взгляд. ТАКОЙ взгляд, за который, другие на моем месте, отдали бы очень многое... Я же знал, что в него влюблена половина школы.
- Я жду тебя... - хриплый шепот, усмешка, и он оставил меня одного.
Такого, какой был сам... Растрепанным, меня оставил.
Правда, у меня растрепанными были чувства...
Я закрыл глаза, сжимая пальцами замок на кофте. Это было сумасшествие. Я чувствовал, как на моих висках выступила испарина, ощущая себя так, как будто собирался трахаться впервые в жизни. Я волновался... я хотел его. Хотел с ним... Хотел... И осознание того, что ЭТО будет всего через несколько минут, разносило мой мозг на элементарные частицы.
- Черт... - выругался я сам на себя, чувствуя, что та дрожь, которая была у меня в машине, когда близнецы общались между собой, вернулась. И, наверное, в троекратном размере...
Не знал я, что со мной происходит. Вернее... Я боялся начать понимать ЧТО именно...
Боялся, что понимание ЭТОГО сведет меня с ума. Разве возможно... Разве так может быть, а? Разве можно... Вот ТАК...
Я содрал с себя кофту, майку. Тоже снял носки и не стал снимать джинсы.
Прежде чем зайти в ванную комнату, я остановился, и, положив ладони на прохладную стену, прижался к ней горячим лбом.
"Все хорошо... Все хорошо, Ангел" - пытался я успокоиться...
Но разве может успокоить себя человек, понявший всего пару минут назад, что как чокнутый, долбанутый на всю голову, последний придурок, которому было мало полюбить одного, начинает влюбляться и во второго?
Я осторожно вошел в ванную комнату и сглотнул, увидев сброшенные на стиральную машину джинсы и боксеры Свята. Он был в заполненной паром, чуть приоткрытой кабинке душа.
- Раздевайся, Ангел... Я тебя жду... - выглянул он, стирая с лица воду.
Я кивнул, начиная стягивать с себя джинсы...
Через пару секунд, он втянул меня под льющуюся воду и закрыл кабинку.
- Не очень горячая? - он провел руками по моим волосам, на которые падала вода. Я запрокинул голову, отрицательно покачав ею. - Держи... - Свят сунул мне в руки мягкую губку, политую гелем и, повернувшись спиной, уперся в прозрачную стенку руками, чуть раздвинув ноги.
Да что ж ты делаешь, мать твою... У меня закружилась голова, еще не известно кого тут надо поддержать в случае чего...
Я обласкал его красивое тело глазами, хотя так хотелось это сделать руками... Да, я сделаю это. Еще сделаю... И не раз... А пока...
Я драил его мочалкой, а Свят покряхтывал от удовольствия:
- О, да... Детка... Сделай это еще... Да... Сильнее... Ммммм....
Я прижался к его спине, сжав ягодицы:
- Это место тебе тоже выдраить, или сам?
Он повернулся ко мне лицом.
- Может, хотя бы поцелуешь... Перед ЭТИМ.
Бля... А ведь он не собирался мне отказывать... Пипец...
Я даже замер, так и не отстраняясь от его тела. Свят заметил мое замешательство.
- Ты чего?
- Ты... ты думаешь, я собираюсь тебя трахать после того, как... Чтобы ты завтра вообще сесть не мог? - блять, я почти заикался.
Свят развернулся, и его лицо оказалось так близко...
- А тебе не все равно? - прошептал он, глядя на мои губы, как будто боялся пропустить ответ.
- Нет... - покачал я головой, и он притянул меня к себе за бедра.
А потом положил руку мне на шею и прижался к губам. Властно, жадно, нагло, похотливо, агрессивно и... нежно...
И целовал меня, пока у него хватало дыхания. Потом резко оторвался и, развернув, вжал лицом в стенку душа, тяжело дыша, прижавшись ко мне возбужденным как кол членом...
А я хватал ртом воздух, боясь задохнуться от экстаза, накрывшего как снежная лавина.
Его рука скользнула по моей груди, вниз, по животу, и я его невольно втянул, от прикосновения Свята, рвано вдохнув.
- Бля... Да что ж ты как целка, Дин... Я хуею с тебя... - прохрипел Свят мне на ухо и сжал мой член, я зашипел, и он его просто начал ласкать. - Мне крышу рвет от тебя, парень... Ты не понимаешь, какой ты... Не представляешь, как на людей действуешь... На меня...
Этот его голос, доходящий до меня через сильнейшее возбуждение, как сквозь туман, был словно и не голосом Свята. Мне казалось, что это его мысли. Или, может быть, мои?
Он целовал мою шею, откинув с нее мокрые волосы, плечи, спину, между лопатками, уверенно держа меня, при этом лаская тело, и бедра...
А я, умирая от его ласк, я боялся, что остановится сердце... И дрожал от сильнейшего возбуждения.
- Пожалуйста... пожалуйста, Свят... - шептал я, моля его пожалеть меня, чувствуя как слабеют колени. - Садист чертов... Пожалуйста...
Он встал, касаясь меня своим телом, и его пальцы скользнули между ягодиц. Я откинул голову, закусив губу, боясь кончить прямо сейчас, он поймал мои губы и я простонал ему в рот...
- Хочу...
- Я знаю. - Он поцеловал меня и чуть отстранился, все так же прижимая меня бедрами.
Пара секунд, давление, толчок, мой вскрик и невероятное ощущение желанной заполненности, смешанной с болью и сумасшедшим кайфом. А еще руки Свята на моей груди, притянувшие к своему вздрагивающему от нетерпения телу, но все же замершему на несколько секунд.
И мне действительно было необходимо немного времени, чтобы отступила боль.
- Все хорошо... - его шепот, успокаивающий нас обоих и мой стон, когда его пальцы сжали кожу на груди, прижимая к себе все сильнее.
Это было так... Господи...
Ну что ж ты делаешь, Свят? Ну, зачем ты так со мной?
Я же чувствовал, что сейчас все происходит не так, как в первый раз. Сейчас мы подпустили друг друга не только к своим телам, но и душам.
Так... так слишком... Слишком близко... Слишком открыто...
Блять, я же остановить тебя не смогу...
  
Не захочу.

Мы кончили вместе, и так, что я знал - мое лицо мокрое не только от воды... Этот передоз ощущений и чувств, дикий оргазм, забравший у меня последние силы, вылился в такую слабость, что я, съехал вниз, чувствуя, как меня подхватывают сильные руки, мало что соображая. И пришел в себя только через какое-то время, сидя на полу в душе, под теплыми струями воды. В объятиях Свята.
Моя голова лежала у него на плече, а он терся лицом о мой затылок.
К чувству удовлетворения, эйфории и дикой слабости, примешивалось и еще одно чувство, от которого кружилась голова.
Чувство, что мы только что переступили какую-то черту. Очень важную и не простую...
Это пугало. Пугало своей очевидностью... Тем, что я не хотел ЭТОГО изначально.
И пониманием, что возможности вернуться назад уже нет. Для меня это было именно так.
Я утратил всякую возможность сопротивляться страсти, вернее не самой страсти, а тому, во что она перерастала. В нечто много большее, сжигавшее душу и плавящее сердце.
И, что теперь это ТАК, не только для меня, я понял, когда услышал вопрос, заставивший меня вздрогнуть:
- Кто я для тебя, Дин?
Блин... Ты даже не представляешь, как бы мне хотелось это знать.
Кто ты... Умеющий довести своим поведением до желания убить.
Одним своим присутствием заставляющий до одури хотеть с тобой секса.
Доводящий до экстаза легчайшим прикосновением губ и пальцев...
Кто ты? Агрессивный и нежный...

КТО ТЫ ДЛЯ МЕНЯ, СВЯТ?

Да, я очень хочу знать ответ. Но, знаешь, сейчас для меня важно другое...

Обозначает ли этот вопрос, что ты уже знаешь, кем для тебя являюсь Я...
  
  
  

  

Оценка: 9.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Н.Любимка "Долг феникса. Академия Хилт"(Любовное фэнтези) В.Чернованова "Попала, или Жена для тирана - 2"(Любовное фэнтези) А.Завадская "Рейд на Селену"(Киберпанк) М.Атаманов "Искажающие реальность-2"(ЛитРПГ) И.Головань "Десять тысяч стилей. Книга третья"(Уся (Wuxia)) Л.Лэй "Над Синим Небом"(Научная фантастика) В.Кретов "Легенда 5, Война богов"(ЛитРПГ) А.Кутищев "Мультикласс "Турнир""(ЛитРПГ) Т.Май "Светлая для тёмного"(Любовное фэнтези) С.Эл "Телохранитель для убийцы"(Боевик)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Твой последний шазам" С.Лыжина "Последние дни Константинополя.Ромеи и турки" С.Бакшеев "Предвидящая"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"