Сумрак: другие произведения.

Перерожденный V2

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
Оценка: 5.62*31  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Попаданец в сестру Гарри Поттера. Никаких наследий, сейфов и прочего не имеет и рассчитывать может только на собственные мозги. Также выложен на фикбуке https://ficbook.net/readfic/5774731


Часть I. Начало.

Пролог

  
      Хочешь рассмешить бога - расскажи ему о своих планах. В правдивости этого утверждения убедились многие люди. В этом на личном примере пришлось убедиться и мне.
      В тот день ничто не предвещало беды. Обычный день обычного, ничем не примечательного, человека. Утро воскресенья вообще примечательно тем, что в этот период времени суток множество людей отсыпаются после бессонной ночи, проведенной в соответствии со своим предпочтениями. Не был исключением и я. Просидев всю ночь в своей любимой компьютерной игре, я проводил это утро, нежась в теплой постельке. Но все хорошее, как говорится, имеет свойство рано или поздно заканчиваться, так и мне пришлось вставать, когда желудок громким урчанием напомнил мне о своем существовании. Встав, сразу включил комп и, пока он запускался, решил приготовить себе завтрак, но обнаружив пустоту в холодильнике, ограничился одним кофе, так как идти куда-то пусть и за продуктами совершенно не хотелось.
      Просмотрел новости и, не обнаружив ничего интересного, проверил обновления на сайте фанфиков. Неожиданно для себя зачитался фанфиком про попаданца в женщину. Хотя само произведение не блистало какими-то особыми событиями, было забавно наблюдать за метаниями главного героя.
      Оторвал меня от чтения глухой раскат грома. Выглянул в окно и, увидев черную грозовую тучу, выругался и, быстро одевшись, побежал в магазин. Все же нежелание ходить потом по залитой грязной водой улице оказалось сильнее лени. Я не успел отойти от подъезда и сотни метров, как пятая точка начала подавать сигналы о том, что лучше бы мне вернуться назад, но, на свою беду, я проигнорировал это своеобразное предупреждение и пошел дальше, думая успеть до начала грозы. Не успел. Внезапно все вокруг осветилось невыносимо ярким бело-голубым светом, и мир померк.


***

  
Очнулся я резко. Страшно болела голова, словно мне на нее одели железное ведро и молотили по нему со всей дури. Первая мысль, проскочившая в голове: - Я жив! Когда боль немного стихла, я рискнул открыть глаза. Лучше бы не открывал. Снова усилилась боль, и я отключился.
      Когда я очнулся второй раз, состояние немного улучшилось, и я смог немного осмотреться. Увиденное меня не порадовало от слова совсем. Я находился в маленькой, слабоосвещенной комнате, всю обстановку которой составляли большой шкаф, письменный стол, стул и кровать, на которой и находилось мое тело.
      - Что за нафиг!- подумал я и закрыл глаза, после чего выждав несколько секунд, снова их открыл в надежде, что морок развеется, но все осталось на своем месте, и исчезать не торопилось. Пролежав некоторое время, попытался встать, и тут меня поджидало следующее открытие - тело было явно не моё. Шок от осознания этого факта мгновенно выбил из головы все мысли. Я просто кулем осел обратно на кровать, безумно пялясь в одну точку. Сколько времени я провел в таком состоянии, я не знал, но когда смог выйти из этого состояния, в комнате стало значительно светлее, и боль, терзавшая тело, прошла.
      Собрав мысли в кучу, я принялся рассуждать. Спокойно - сказал я себе - либо это глюки, либо я попал. Ущипнул за щеку и зашипел от боли. Если глюк - то очень реалистичный, а если попал... Вот только этого мне не хватало, да и вариант слишком фантастический, чтобы быть реальностью. Скорее всего, это бред, порожденный моим мозгом, и сейчас моя поджаренная молнией тушка лежит себе посреди улицы или, если я каким-то чудом выжил после такого удара, в больнице. Главное, чтоб память не отшибло - сказал я сам себе и похолодел - не смог вспомнить свое имя.
      Да быть того не может!- высказал я вслух. Терзаемый дурными предчувствиями стал лихорадочно перелопачивать свою память. Результаты меня, мягко говоря, не порадовали - я забыл свое имя, имена членов семьи и друзей, да и просто знакомых, забыл свое и их лица. Все, что осталось в памяти - это знание того, что они были. Остальная же память была в полном порядке. И в этот момент на меня обрушились новые воспоминания, мне точно не принадлежащие.
      Больше всего это было похоже на сон наяву. Я словно проживал жизнь маленькой девочки по имени Грейс Эванс. Впрочем, долго это не продолжалось, и я снова мог воспринимать реальность. Сказать, что я снова был шокирован, значит не сказать ничего. Я просто впал в ступор, а в голове крутилась только одна мысль:- Этого не может быть! Через некоторое время, желая убедиться в правдивости произошедшего, я сунул руку между ног и, не обнаружив там ничего из того, что позволяло бы идентифицировать себя как мальчика, позорно потерял сознание.

Глава 1

   Первые несколько дней после моего попадания прошли как в тумане. После сколько бы я ни старался так и не смог вспомнить никаких подробностей об этом периоде времени. Но рано или поздно все заканчивается, и я смог выйти из шокового состояния, собрать мысли в кучу и в относительно спокойном, насколько это вообще возможно было в тот момент, состоянии обдумать произошедшее и решить, как быть дальше. Неожиданным сюрпризом оказалось то, что память Грейс и моя полностью слились и теперь представляли единый монолит.
   Самым первым и главным встал вопрос самоидентификации, в том числе и половой. Если с именем все было понятно, ведь как меня звали до попадания, я не помнил, то вот с половой принадлежностью возникла заминка, которую впрочем, удалось быстро преодолеть. Личность у меня то у меня осталась почти та же, значит я все же больше мужчина чем женщина, по крайней мере духовно, а тот момент что тело женское... что ж как говориться дареному коню в зубы не заглядывают. Мне вообще выпал уникальный шанс прожить новую жизнь, а в том, что вместо члена теперь вагина можно постараться найти и положительные стороны, например яйца не отобью за неимением оных, а то было несколько раз в прошлой жизни такое. Да и вообще это будет интересная возможность взглянуть на жизнь с другой стороны.
   Разобравшись в себе, стал обдумывать другие не менее важные вопросы, а точнее ту задницу, в которую мне посчастливилось угодить. Дело в том, что Грейс Лилит Эванс жила со своими дядей и тетей, Верноном и Петуньей Дурсль и их сыном Дадли по адресу Литтл-Уингинг Тисовая улица дом 4. Ничего не напоминает? В первые то дни я ходил на автопилоте и ничего не замечал, но сейчас мне сразу вспомнился Гарри Поттер. Книги и различные фанфики я хоть и читал, и фильмы смотрел, но исключительно, чтоб поржать. Досмеялся. Но как говорит Тимофей Баженов:
   - Могло быть хуже!
   Ведь мог вполне угодить в какого-нибудь Арагога или Тревора. Или в хентай с тентаклевыми монстрами. Или в Наруто, что, по-моему, хуже некуда.
   То, что это мир Поттерианы, а не какой либо похожий на него удалось установить из нескольких найденных в памяти оговорок Дурслей о ненормальных Поттерах, а также взглядов, которые иногда бросали Дурсли на меня словно что-то ожидали, но это никак не происходило. Судя по тому, что Дурсли говорили о Поттерах в настоящем времени, то видимо история здесь отличается от канона и родители Гаррика живы. Тогда возникает вопрос в кого же угодил я и единственный вариант это его сестра близнец, и она так называемый сквиб. Это объясняет и проживание в семье Дурслей и другую фамилию, и нормальное отношение Дурслей к племяннице. Ну ладно, чего не имеешь того и терять не жалко, в конце концов, на магах свет клином не сошелся да и не очень хочется участвовать в войне с Волди тем более это не детская сказка а реальный мир, тут и прибить запросто могут, а то и еще что похуже сделать. Хотя все таки обидно. Попасть в мир, где есть магия и не иметь возможностей ей пользоваться. Впрочем, еще не вечер, может что и удастся придумать.
   Прошел месяц с момента моего попадания, наступил сентябрь, и мне пришлось тащиться в школу. Если бы мне не надо было отыгрывать роль маленького ребенка, то я бы держался как можно дальше от этого ада. Каких-то новых знаний кроме английского языка я естественно не получу, шутка - ли с моим-то высшим образованием быть во втором классе начальной школы. Вечно галдящая толпа гиперактивных малявок! Брр. Такого и врагу не пожелаешь. Впрочем, человек это такая зараза, что способен привыкнуть ко всему так и я через некоторое время научился не обращать внимание на суетящихся детишек. Радовало то, что у Грейс раньше друзей и подруг как-то не имелось впрочем, как и врагов. Она вообще была довольно замкнутым человеком предпочитая провести свободное время за книгой. Это обстоятельство мне было на руку. Да и времени свободного не было совершенно. Его я тратил на развитие тушки ведь в здоровом теле - здоровый дух. Началось это с того что однажды я опаздывал и пришлось пробежаться. Тут то и оказалось, что тело не обладает никакой выносливостью. Пробежать два десятка метров и запыхаться - это даже не смешно. Так что теперь каждый день я пару часов уделял различным физическим упражнениям. В прошлой жизни спортом я не занимался, но здесь на меня повлияла не только никакая выносливость нового тела, но не вовремя всплывшие в памяти кадры ожиревших англичанок, виденные мною в прошлой жизни по зомбоящику не один раз. Честно говоря, женщины с лишним весом у меня всегда вызывали чувство брезгливости и даже смерть не изменила этого, а учитывая, что тело то у меня теперь тоже как бы женское пусть и маленькое и этот факт замотивировал меня до такой степени, что со своих тренировок я поначалу приползал в прямом смысле этого слова. Впрочем, через некоторое организм несколько адаптировался и стало легче, да и сильных нагрузок я избегал, тело то все-таки детское. Но в том, что тело детское был и плюс, удалось сделать нормальную растяжку и через полгода после начала смог сесть на шпагат. Немного поразмышляв, пришел к выводу, что раз тушка мне досталась женского пола то и ставку надо делать на скорость, гибкость и выносливость. Все же не исключался момент, что Смертожоры могу вспомнить про родственников Гаррика, а значит, пригодится умение быстро делать ноги попутно уворачиваясь от всякой непонятной хрени. Да в ходячий запас жира не превращусь.
   Будучи постоянно чем-нибудь занят я даже не заметил, как прошел ровно год с момента попадания. Не то чтобы я не следил за временем, нет, просто старался делать хоть что-нибудь, лишь бы не думать ни о чем, а то в последнее время я заскучал по дому. Да понимал, что уже не могу вернуться, да не помню никого из родных, но от этого становилось только тоскливей. Особенно плохо было, когда ложился спать. Все время в голову лезла всякая чушь. Пытаясь хоть немного отвлечься от неё, стал вспоминать прочитанные в прошлой жизни книги и анализировать описанные в них события, и в один прекрасный вечер до меня и дошло, какой я идиот. Похоже, попадание в Поттериану, да еще и в тело сестры Поттера начисто отшибло мне мозги. Почему принял как данность то, что раз я сквиб, то не смогу пользоваться магией. Ведь если взглянуть на картину целиком, то получается, что сквиб это тот же самый волшебник только у него настолько мизерный резерв, что он не может пользоваться палочкой, но значит ли это что увеличить его невозможно. В каноне такого не упоминалось, а значит, делаем вывод, что возможно все пока не доказано обратное. Естественно я не учитывал магов потерявших свои способности вследствии каких-либо причин, вроде полученных проклятий, нарушений клятв или контрактов или в результате сильного перенапряжения.
   Сделав этот вывод, я задался вопросом: А что такое магия? Откуда она вообще берется? К чему привязана возможность ее использования - к душе или к телу? Каким законам она подчиняется и так далее. Хотя если немного подумать, то на один вопрос ответ имеется. Магические способности, судя по всему, привязаны к душе, в существовании которой я убедился на личном примере. Тогда из этого следует, что я не попал в мир Поттерианы, а переродился в нем, а личность Грейс развилась вследствии того, что мозг ребенка неспособен выдержать взрослую личность и когда он стал способен к этому, то более развитое сознание поглотило менее развитое. Почему не проявились магические способности, тоже становится понятно - в прошлой то жизни я был совершенно обычным человеком. Вот только отсутствуют они полностью или нет - неизвестно.
   Возможность проверить кто я, сквиб или простой человек, представилась в августе 1988 года, когда Дурсли повезли меня и Дадли в Лондон за новой школьной формой. Помня из книг место нахождения Дырявого котла и то, что радом с ним находится книжный магазин, я упросил Дурслей отвезти меня в него под предлогом покупки пары книг. Деньги на них у меня были, заработал, делая Дадли домашние задания. Вернон конечно немного поворчал, но все же отвез. Результат оказался двойственный: бар я видел, но его, как оказалось, видела и Петунья, которая немедленно потребовала уехать оттуда. Результатом той поездки стали странные взгляды, которые иногда бросала на меня тетка, когда думала, что я ее не вижу. Меня же захватил поиск способа развития магических способностей.
   После долгих размышлений пришел к выводу, что единственный доступный, и в тоже время не требующий практически ничего особенного способ - это колдовать, желательно много. Но вот незадача, если моя теория о том, что сквибы это маги с минимально возможным объемом резерва верна, то как я буду колдовать если энергии нет. Получается какой-то замкнутый круг. Получается, чтобы его разорвать нужно где-то взять лишнюю энергию, и я знал где. Эмоции. Именно они являются причиной детских выбросов и ключом к возможности использования некоторых заклинаний, таких как Патронус или Непростительные. Если внимательно приглядеться, то получается что сильные эмоции, неважно положительные или отрицательные, на короткое время увеличивают количество доступной энергии. Эту мысль я и решил проверить на практике. Оторвал маленький кусочек бумаги, положил его на стол и, вытянув в его направлении руку, попытался притянуть его, представляя себе, как он влетает в мою ладонь. Листок, конечно, остался лежать на том же месте, а я стоял как дурак с вытянутой рукой и потихоньку злился. В тот момент, когда я уже был готов плюнуть на всю эту магия и просто прожить, как обычный человек, он слабо дернулся в моем направлении и затих. Злость мгновенно сменилась такой огромной радостью, что казалось, я был готов взлететь. Хотелось бегать, прыгать, орать во все горло. Когда же этот безумный вал эмоций немного схлынул, и я стал мыслить относительно трезво, то снова попытался притянуть листок, и он, к моему удивлению, влетел ко мне в ладонь, что снова вызвало у меня бурную эйфорию.
   Спустя пару месяцев я уже мог притягивать к себе листок без труда и тогда сменил его на самодельный маятник. Притягивать, а потом и удерживать более тяжелый объект оказалось значительно сложнее и куда затратнее в плане энергии и меня хватало только на несколько секунд, а после приходилось дожидаться восполнения резерва. Тут у меня была еще одна сложность - несмотря на малый объем резерва, восстанавливался он очень медленно, хотя по идее должно быть наоборот, и упражнение с маятником я мог делать только раз в пару дней. Радовало только то, что с каждой попыткой время воздействия понемногу увеличивалось. Замеряя продолжительность каждой попытки, удалось вычислить, что увеличение составляет около полутора процентов, что было очень неплохо.
   С маятником я тренировался до января 1991 года. К этому времени я мог больше получаса удерживать его в горизонтальном положении без особых усилий и, не желая тратить столько драгоценного времени, решил попробовать что-то более затратное в плане энергии. К тому же потенциал этого упражнения был раскрыт полностью, и дальнейшее его использование приводило к бесполезным тратам времени. Приятным сюрпризом оказалась возможность научиться чувствовать свою магическую энергию и немного ее контролировать. Вышло это совершенно случайно, просто в один момент я обратил внимание на еле заметное тепло, появляющееся в груди и распространяющееся дальше по руке в тот момент, когда я притягивал груз маятника. Постепенно прислушиваясь к ощущениям, удалось даже почувствовать какое-то образование в центре груди, которое и было источником этого тепла. Несложно было догадаться, что тепло это моя магическая энергия, а странное образование это ее источник, который я обозначил как магическое ядро. Вот только размер его несколько разочаровывал - всего лишь около трех миллиметров и почувствовать его удалось только потому, что оно в момент колдунства ощущалось куда сильнее, чем магия, испускаемая им. По мере же расхода энергии ощущения становились слабее и в момент исчерпания сил полностью исчезали. Также со временем заметил, что после полного расхода резерва чувствовалась небольшая физическая слабость, из чего следовал вывод - магия влияет на тело и чем сильнее маг, тем сильнее ее воздействие. Было интересно, есть ли предел этому влиянию. Ведь если его нет, то со временем придется прекратить свои тренировки просто для того чтобы не умереть или не повредить ядро. Строить догадки я не стал и просто продолжил тренировки, трезво рассудив, что смерть или утрата сил мне еще долго не будет угрожать, только если сам не накосячу.
   В качестве чего-то более энергозатратного, чем притягивание маятника, я после небольших размышлений решил попробовать освоить беспалочковый Люмос. Именно это заклинание было выбрано мной за его относительную простоту и минимальный риск при ошибке. Закрыв глаза для лучшей сосредоточенности, я вытянул правую руку с отогнутым указательным пальцем, и, представив, как на расстоянии нескольких миллиметров от кончика пальца появляется искорка света, произнес:
   - Lumos
   Магия привычной теплой волной прошла от ядра по руке, и, открыв глаза, я увидел яркую точку на кончике пальца светящуюся бело голубым светом с силой сороковаттной лампочки. От радости успеха я потерял концентрацию, и светлячок мгновенно потух. Когда же немного успокоился, то принялся за эксперименты. Сперва конечно ничего не получалось, но спустя какой-то промежуток удалось научиться управляя силой заклинания менять яркость светлячка, от еле заметной искорки до ослепительно яркой миниатюрной звездочки. Вот только на максимальной яркости продержать его дольше минуты не удавалось - энергия заканчивалась, и приходилось ждать, пока она не восстановится. Впрочем, темп роста резерва остался прежним, и это позволяло надеяться, что к моменту, когда должно будет прийти письмо из Хогвартса, я покину класс сквибов и стану хоть и слабенькой, но уже полноценной ведьмой.
   После того как удалось освоить беспалочковый Люмос я стал задумываться почему волшебники пользуются палочками и считают колдовство без нее уделом великих магов. Том Реддл еще в приюте овладел телекинезом, мог накладывать без палочки какое-то подобие пыточных чар, но потом ни в чем подобном замечен не был. Конечно, уже тогда он был довольно силен, но все же не на уровне взрослого мага. Почему же он перестал пользоваться беспалочковой магией? После долгих размышлений сформулировал два предположения: первое - палочковая магия более проста в освоении, более экономична в плане энергии и соответственно более удобна; второе - для беспалочковой магии необходим большой уровень контроля над своей магической энергией, который требуется развивать годами, если не десятилетиями. Если это так, то мне просто повезло, ведь контролировать маленький объем куда легче чем большой и будь я обычным магом, то все на что хватило бы моего контроля, так это вызвать стихийный выброс по своему желанию. Чтобы подтвердить или опровергнуть эти предположения у меня не было знаний, и пришлось отложить эти вопросы на некоторое время.
   В конце мая сюрприз преподнес мой организм. А дело было в том, что я как-то выпустил из вида тот факт, что я теперь как бы девочка. Собственно и вспоминал то я об этом только когда ходил в туалет или принимал ванну и организм напомнил об этом самым действенным методом. Проснувшись ночью от ноющей боли внизу живота, я спросонья подумал на пищевое отравление, но когда более-менее пришел в себя, то меня осенила догадка. Включив свет и посмотрев вниз, убедился - на трусах кровь. Тихо матерясь про себя, пошлепал в ванную, а на утро пошел сдаваться Петунье. Тетушка, тихо посмеиваясь над моим лицом, выражавшим огромную обиду на несправедливость жизни, рассказала о том, что происходит и научила пользоваться прокладками. Собственно ради них я к ней и пошел, а об особенностях функционирования женского организма я и так прекрасно знал еще в своей прошлой жизни. Недоумение вызывало только раннее начало этих самых особенностей, хотя это можно было списать на магию. Факт влияния магии на тело был мной установлен и был подтвержден не только в результате моих занятий с магией, но и также тем, что за последние пару лет я сильно вырос и в почти одиннадцать мой рост составлял 168 сантиметров. В прошлой жизни я был высокого роста и видимо желание и в этой иметь такое же рост было настолько сильным, что оказало воздействие на магию, а та соответственно исполнила требуемое. Интересно, получится ли повторить "достижение" Умы Турман? Если получится, вот потеха то будет.
   Следующие двое суток я пребывал в перманентно отвратительном настроении. Даже стихийный выброс случился, по счастью слабенький и его последствия удалось скрыть от Дурслей. Хоть они и были в отличие от канона относительно адекватными, но вот как они отреагируют на факт моей одаренности, предсказать было невозможно. Зато данное происшествие дало мне цель - найти/создать артефакт/зелье/заклинание облегчающие такие дни. Пока же пришлось усилить бдительность, ведь как я помнил из школьного курса биологии, первые несколько раз непредсказуемы.
   Наступило лето. В день рождения Дадли, Дурсли, как и в каноне повезли его в зоопарк, и я естественно тоже был с ними. Удалось поглазеть на знаменитого боа констриктора. Да действительно, змеюка здоровенная. Она даже что-то мне шипела, но я, к сожалению или счастью возможностью разговаривать на змеином языке не обладаю. Так что несчастный боа остался сидеть в террариуме, как и полагается. После этого дня я стал каждый день проверять почту на предмет письма из Хогвартса и в один прекрасный день оно пришло.

Глава 2

   Долгожданное письмо пришло в среду, 24 июля. В этот день я как обычно проснулся раньше всех и, быстренько приняв душ, отправился готовить завтрак, что было одной из моих обязанностей в доме Дурслей. Когда я уже заканчивал накрывать на стол, спустились дядюшка с тетушкой, а через некоторое время и Дадли. Едва мы приступили к завтраку, послышались звуки прибывшей почты.
   - Принеси почту Дадли - буркнул дядя Вернон.
   - Я принесу - опередил я уже готовившегося возражать Дадлика.
   Выхожу в прихожую - на коврике перед дверью лежит несколько конвертов и газета. Вот не могу я понять англичан, неужели трудно почтовый ящик завести, так нет почту роют на грязный коврик. Подняв почту с коврика, быстро просматриваю ее. Коричневый конверт - в таких обычно присылали счета, открытка от тетушки Мардж, отдыхающей на острове Уайт и тяжелый желтоватый конверт, сделанный, судя по всему, из пергамента, с отсутствующей маркой. Адрес же был написан ярко-зелеными чернилами. Перевернув его, обнаруживаю, что конверт запечатан большой пурпурной печатью с гербом Хогвартса.
   - Чего так долго? - бучит дядюшка, когда я, зайдя на кухню, отдал ему почту.
   - Да вот, какое-то странное письмо на мое имя - говорю я, показывая ему нераспечатанный конверт, который я все еще держал в руке - Наверно чья-то шутка, только неудачная. Сейчас взглянем - сказал я и открыл письмо, про себя думая - маги идиоты. Неужели не подумали, что нормальные люди воспримут письмо из Хогвартса как глупую шутку? Или тут что-то другое. Я то думал, что письмо принесет кто-то из преподавателей или сотрудников министерства.
   Тем временем конверт был вскрыт и я приступил к осмотру его содержимого. Первым попался билет на Хогвартс - экспресс. Мельком взглянув на него и отложив в сторону, я развернул сложенные вдвое листы пергамента и принялся зачитывать их содержимое вслух:
   ШКОЛА ЧАРОДЕЙСТВА И ВОЛШЕБСТВА "ХОГВАРТС"
   Директор: Альбус Дамблдор
   (Кавалер ордена Мерлина I степени, Великий волшебник, Верховный чародей, Президент Международной конфедерации магов)
   Дорогая мисс Эванс!
   Мы рады проинформировать Вас, что Вам предоставлено место в Школе чародейства и волшебства "Хогвартс". Пожалуйста, ознакомьтесь с приложенным к данному письму списком необходимых книг и предметов.
   Занятия начинаются 1 сентября. Ждем вашу сову не позднее 31 июля.
   Искренне Ваша,
   Минерва МакГонагалл,
   заместитель директора!
   По мере того как я зачитывал содержимое письма лицо дядюшки Вернона становилось все краснее и краснее и стоило мне закончить как дом сотряс громовой рев разозленного Дурсля:
   - Петунья!
   - Что случилось Вернон? - спросила вошедшая на кухню тетушка.
   Дядя в ответ кивнул на меня, а точнее на злощастное письмо, которое я все еще держал в руке. Выхватив его у меня из рук, Петунья лишь взглянув на конверт, мгновенно побледнела, но через несколько секунд собравшись с мыслями, скомандовала тоном, предвещавшим адские муки тем, кто посмеет ее ослушаться:
   - Дадли, Грейс, выйдите отсюда.
   Что странно Дурсль - младший не попытался закатить истерику, как он обычно делал, когда хотел получить желаемое и покорно вышел из кухни вслед за мной. Как только за нами закрылась дверь я, прислонившись к стене, обратился в слух, а Дадлик приник к двери.
   - Петунья, дорогая моя - голос Вернона казалось, был наполнен ядом дальше некуда - объясни мне, почему девчонка одна из "этих"? Не твоя ли ненормальная сестрица уверяла нас, что она совершенно обычный человек без всякой этой чертовщины!
   - Дорогой, я не знаю - услышал я ответ тетки - Может быть это какая-то ошибка? Она же не делала ничего ненормального.
   - Или хорошо скрывала их. В любом случае нам надо решить, что делать дальше.
   - А что делать? Придется рассказать ей правду. - сказала Петунья - А там посмотрим.
   - Может ты напишешь этим Поттерам, чтобы они забрали её раз она стала такой же как они? - высказал предложение Вернон.
   - И после стольких усилий, что мы приложили, пытаясь вырастить из нее нормального человека, ты предлагаешь просто так взять и отдать ее Поттерам, которые тут же уничтожат результаты наших усилий? Да и возьмут ли они ее назад? Вспомни их рожи, когда они принесли ее сюда!
   - Хорошо, поговоришь с ней сама, а то я уже опаздываю на работу.
   После этих слов послышались шаги, я быстро и по возможности стараясь не шуметь, прокрался в свою комнату. Но долго я там не пробыл. Как только дядя Вернон уехал, меня позвала Петунья. Спустившись вниз, обнаружил тетушку в гостиной.
   - Закрой дверь - бросила мне Петунья и, дождавшись пока я это сделаю, продолжила - Садись.
   Я присел на диванчик и вопросительно уставился на тетушку. Петунья внимательно смотрела на меня, словно что-то решая или собираясь с духом. Наконец она заговорила.
   - Когда моей сестре, твоей матери, исполнилось одиннадцать лет, она получила такое же письмо, как и ты. Нет, письмо это не шутка - волшебство действительно существует. Через несколько дней к нам пришла женщина и сводила Лили за школьными принадлежностями, а через месяц моя сестра уехала в эту с позволения сказать школу и возвращалась из нее только на лето. Наши родители гордились ей - как же в семье есть своя ведьма! Вот только я всегда знала ей цену - она была настоящим чудовищем! А потом в этой школе она встретила Поттера и когда закончила ее, то уехала с ним и через какое-то время вышла за него замуж. Некоторое время про нее ничего не было слышно, пока в начале ноября 81-го она не пришла сюда вместе с твоим папашей и не принесла тебя. Сказала, что ты лишилась магии из-за какого-то маньяка и, сунув тебя мне руки, исчезла. С тех пор я больше ее не видела и признаюсь, что и видеть ее не хочу.
   Пораженный услышанным я сидел и смотрел в одну точку. Тетушка, конечно, многое не рассказала, например про то, как писала Дамблдору прося принять ее в Хогвартс, про то, как завидовала сестре, про Снейпа и так далее. Это я и так знал из канона, а пытаться расспрашивать Петунью не рискнул, да и не надо оно мне было. В такое состояние меня ввергло то, с какой легкостью Поттеры отказались от своего ребенка. Хотя если подумать Джеймс Поттер - типичный чистокровный со всеми их заморочками хоть и строит из себя поборника всеобщего равенства. Да и Лили далеко не святая как ее изображали. Ясно это видно на примере Снейпа сначала использовала влюбленного в нее по уши дурачка, а когда стал не нужен - избавилась. Да и добрый дедушка Дамблдор мог подсуетиться и посоветовать Поттерам именно такой вариант. Насколько я помню, от сквибов избавлялись, отправляя их в обычный мир. Вот и со мной поступили также, хорошо хоть Дурсли оказались адекватными. И почему так рано избавились тоже понятно. После нападения Волди Поттеры, судя по всему, отправились прямиком в Хогвартс к Дамблдору, там естественно дети подверглись медосмотру и естественно выявили, что я сквиб, ну а дальше все известно.
   - Значит, и за мной придут из этой школы? - спросил я спустя некоторое время.
   - Да, хотя будь моя воля, ты бы в эту школу не отправилась! - ответила Петунья - И если ты хочешь и дальше жить в этом доме, то должна запомнить одно правило - ничего паранормального, особенно при Верноне!
   - Это как-то связано с тем, что вы так не любите Поттеров? - спросил я, решив прояснить некоторые моменты.
   - Да! И больше не задавай глупых вопросов! - отрезала тетка.
   Ну, тут все понятно. Видимо предположения, высказанные в некоторых фанфиках, оказались верными и Джеймс и ко повеселились на свадьбе Вернона и Петуньи в своем обычном стиле. Хотя, что ожидать от людей с дерьмом вместо мозгов. Если взглянуть трезво и непредвзято, то выходит, что Поттер и Блэк - типичные богатенькие мажоры, а попустительство Дамблдора в отношении их проделок в школе привело к тому, что у них вообще сорвало последние тормоза. Может для волшебников такое поведение и укладывается в их нормы, но если смотреть с позиции обычного человека, то это выглядит полнейшим беспределом. Впрочем, все это не имеет ко мне никакого отношения. Поняв, что разговор окончен я отправился по своим делам.

***

   После того как пришло письмо в доме установилась напряженная атмосфера. Вечером того же дня меня отозвал в сторонку дядюшка Вернон и предупредил что не потерпит в своем доме никаких проявлений магии. Пришлось пообещать, что подобного не произойдет, после чего напряжение хоть и снизилось, но не исчезло до конца. А потом пришла МакГонагалл.
   Случилось это в пятницу. Дурсли в этот день рано утром уехали в Лондон покупать Дадли школьные принадлежности и форму, а меня оставили дома. И вот около десяти часов утра я услышал стук в дверь. Кто стучит, когда есть звонок, догадаться труда не составило. Открыв дверь, увидел довольно красивую брюнетку лет тридцати пяти - сорока одетую в темно - зеленый деловой костюм. По собранным в тугой пучок волосам и прямоугольным очкам догадался, что это Маккошка собственной персоной. Больших трудов стоило удержать челюсть от падения вниз, ведь как я помнил ей должно быть около шестидесяти, а она совершенно не выглядит на свой возраст. Впрочем, и МакГонагалл смотрела на меня так, словно я ей кого-то напоминаю, но кого конкретно она вспомнить не может. Первой возникшую паузу нарушила женщина:
   - Здравствуйте. Вы мисс Эванс?
   - Здравствуйте. Да, это я. - ответил я ей.
   - Я профессор Минерва МакГонагалл, заместитель директора школы чародейства и волшебства "Хогвартс". - представилась она.
   - Проходите профессор - сказал я, отходя в сторонку и пропуская женщину в дом - Давайте пройдем в гостиную, и вы расскажете мне о цели вашего визита.
   - Итак - начал я - полагаю, вы пришли рассказать мне о магии и Хогвартсе, а также сопроводить меня за покупками к школе, а то я совершенно не представляю где можно купить волшебную палочку, книги заклинаний и прочее.
   - Да, действительно, я пришла именно за этим, но сначала мне хотелось бы поговорить с вашими родителями.
   - Сожалею, но мои родители погибли в автокатастрофе, когда мне был год - ответил я МакГонагалл - а мои дядя и тетя хоть сейчас отсутствуют, но они дали свое согласие на мое обучение в Хогвартсе.
   Дурсли кстати и в этом мире на вопрос о родителях заданный в возрасте пяти лет ответили то же самое, что и в каноне говорили Гарри.
   - Если ваши родственники согласны, то это сильно все упрощает - произнесла женщина - А вы мисс Эванс как я заметила, были не сильно удивлены существованием магии.
   - Когда рядом с тобой происходят странные, необъяснимые с точки зрения обычной науки вещи поневоле начинаешь верить в существование сверхъестественных сил - ответил я.
   - А вы умны и наблюдательны мисс Эванс и вероятнее всего поступите на Рейвенкло.
   - Рейвенкло? - переспросил я, продолжая изображать ничего не знающего ребенка - Что это?
   - В Хогвартсе существуют четыре факультета названные в честь основателей школы: Гриффиндор, Хаффлпафф, Рейвенкло и Слизерин. - начала мини-лекцию МакГонагалл - В Гриффиндор поступают храбрые и благородные, в Хаффлпафф верные и трудолюбивые, в Рейвенкло умные и стремящиеся к новым знаниям, в Слизерин же хитрые и жаждущие власти. Распределение по факультетам производится с помощью специального артефакта - Распределяющей Шляпы. Более подробно это рассказано в книге "История Хогвартса".
   Ну, тут все понятно разницы с каноном никакой, но вот один вопрос меня волновал больше всего, и я поспешил его озвучить:
   - Профессор, какова стоимость обучения в Хогвартсе?
   - Обучение в Хогвартсе является полностью бесплатным и обязательным для всех молодых волшебников и ведьм, проживающих на территории Великобритании и не поступающих в другие школы магии или же не находящихся на домашнем обучении.
   - Но кто-то же должен все это оплачивать? - спросил я.
   - Финансирование Хогвартса осуществляется Министерством Магии и Попечительским Советом - ответила профессор с едва уловимыми нотками раздражения в голосе - Если это все ваши вопросы, то мы можем отправляться за покупками.
   - Еще один вопрос мэм - сказал я - Сколько денег необходимо на покупки?
   - Если покупать только указанные в списке вещи, то около сотни галеонов. - ответила МакГонагалл - Галеоны - это магические деньги, один галеон равен примерно пяти маггловским фунтам. Обменять же маггловские деньги на магические вы сможете в банке "Гринготтс".
   Отлично и в этом различий с каноном нет так что, попросив профессора немного подождать, я отправился в свою комнату потрошить заначку, Дурсли то мне денег не оставили. Справедливо рассудив, что лучше денег взять побольше, чем нужно на случай непредвиденных расходов я положил в кошелек две с половиной тысячи фунтов. Откуда у меня были такие деньги? Дело в том, что приблизительно за месяц до прихода письма я, не представляя какой будет реакция на него Дурслей, но предполагая, что она будет отрицательная и что все может закончиться изгнанием меня с Тисовой улицы, решился на один эксперимент. Как-то раз мне вспомнилось, что Гермиона упоминала о возможности призыва предметов, если известно их месторасположение. Хоть она и говорила про еду, но возможно, что это распространяется и на другие предметы. Во всяком случае, я решил попытаться. Два дня безостановочных экспериментов и наконец, относительный успех - я научился призывать небольшие предметы с массой не больше килограмма на расстоянии около пятидесяти метров. На что-то большее уже не хватало сил. Ну а дальнейшее уже было делом техники. Того что меня может засечь министерство я не боялся. Больше двух лет я использовал магию на Тисовой улице и ни разу не замечал кого-либо из волшебников. Сдается мне, что министерство может засекать только особо мощные выбросы магической энергии и письмо из Хога пришло только из-за майского выброса. Не случись его, меня бы и не заметили. Наверно. Кто знает, какие способы обнаружения себе подобных имеются в арсенале волшебников. Как бы то ни было, но за три недели удалось раскулачить буржуев почти на двадцать тысяч фунтов, после чего я остановился. Как сказал один пират:
   - Жадность - грех!
   Быстро переодевшись, я схватил сумочку и спустился назад в гостиную.
   - Я готова профессор - доложился я ей - А как мы будем добираться до места?
   - Мы аппарируем - ответила она, подходя ко мне - Возьмите меня за руку и держите как можно крепче, иначе можете потеряться.
   - Потеряться? - взволнованно переспросил я, хватаясь за протянутую руку мертвой хваткой.
   - Возможно, я и преувеличиваю опасность, но иногда такое случается. Вы готовы? - спросила профессор и после моего подтверждающего кивка произнесла - Вперед - и в тот же миг на меня обрушилась тьма.

Глава 3

   Появились мы в каком-то темном безлюдном переулке. Ощущения от аппарации были незабываемые, казалось, что меня сдавил в руке великан, пытаясь выдавить содержимое моего тела. Буквально чудом удалось не распрощаться с завтраком.
   - Это всегда так? - спросил я, немного придя в себя.
   - Только в первые несколько раз, а потом привыкаешь - ответила МакГонагалл.
   - Не думаю, что смогу к этому привыкнуть - произнес я, вполголоса идя вслед за профессором.
   Оказалось, что аппарировали мы неподалеку от Дырявого котла и спустя несколько минут ходьбы стояли перед ним.
   - Дырявый котел - произнесла МакГонагалл, указывая на него - в нем располагается вход в Косую Аллею.
   Дырявый котел оказался тем еще местечком. Когда мы зашли в него, то мне показалось, что я перенесся назад во времени, ибо перед моими глазами находился типичный средневековый трактир со всеми сопутствующими ему атрибутами. А уж какие ароматы чувствовались в воздухе! Судя по всему, данная публика предпочитает "натуральный" запах тела. Тут я чуть снова не попрощался с завтраком. А ведь канонный Гарри с ними ручкался! Фу, мерзость! Да в России бомжи и то лучше выглядят, чем эти с позволения сказать "волшебники". Видимо заметив мое состояние, моя сопровождающая схватила меня за руку и провела через не замеченную мной дверь в маленький дворик, в котором не было ничего кроме одинокой мусорной урны. Достав палочку, МакГонагалл одним взмахом превратила свой костюм в мантию и, подойдя к стене с урной, произнесла:
   - Запоминайте мисс Эванс, чтобы открыть проход в Косую Аллею необходимо трижды стукнуть своей волшебной палочкой по этому кирпичу.
   Свои слова профессор сопровождала действием и после третьего удара по ничем не отличающемуся от других кирпичу, проход открылся, правда, в отличие от показанного в фильме в реальности этот процесс прошел без всяких спецэффектов - кирпичи просто исчезли.
   - Добро пожаловать в Косую Аллею! - произнесла профессор.
   Она усмехнулась, заметив изумление, отразившееся на моем лице. МакГонагалл вероятно подумала, что вид магической улицы произвел на меня такое впечатление, но это было совсем не так. Я только что понял как волшебники умудряются остаться незамеченными и почему обычные люди еще не нашли тот Хогвартс или Косую. Секрет оказался прост - Косая Аллея находилась в другом мире. Как я это понял? Другая погода, в Лондоне было пасмурно, а здесь на небе не было видно ни облачка, чистый воздух какого никогда не бывает в многомиллионном городе. Можно конечно было подумать на пространственный карман, но это предположение на корню зарубал один вопрос - где берут столько энергии на поддержание этого кармана, ведь ее надо целую прорву. Мы прошли сквозь арку, и я, оглянувшись, увидел, как она тут же снова превратилась в глухую стену.
   Ярко светило солнце, отражаясь в котлах, выставленных перед ближайшим к нам магазином. "Котлы. Все размеры. Медь, бронза, олово, серебро. Самопомешивающиеся и разборные" -- гласила висевшая над ними табличка. Я оглянулся вокруг. Косая Аллея действительно была такой как показана в первом фильме - сказочная средневековая улица, в отличие от Дырявого котла чистая, заполненная одетыми в различного фасона мантии волшебниками и ведьмами, спешащими по своим делам или же стоящими небольшими группами и что-то обсуждающими между собой. Правда были, и отдельные экземпляры одетые, так что без смеха не взглянешь.
   Пока мы шли по улице, я старался не глазеть по сторонам, но получалось это довольно отвратительно, взгляд все время натыкался на витрину какого-нибудь магазинчика. МакГонагалл видимо уже привычная к такому поведению магглорожденных одергивала меня в те моменты, когда я останавливался, пялясь на витрину какого-либо магазина. Наконец мы дошли до белоснежного здания, возвышающегося над всеми остальными. Тут профессор остановилась и сказала:
   - Мисс Эванс. Я прошу вас не пугаться внешности работников банка "Гринготтс" и соблюдать вежливость. Дело в том, что работники банка - гоблины, раса магических существ разумом не уступающая человеку, а то и превосходящая его. Но также гоблины - чрезвычайно гордый и злопамятный народ, поэтому если оскорбите гоблина, то это плохо для вас закончиться. Вы поняли меня?
   После моего утвердительного ответа мы пошли дальше. Когда мы поднялись на крыльцо банка я заметил предмет недавней мини-лекции. Гоблин был приблизительно на две головы ниже меня. У него было смуглое умное лицо, острая бородка и очень длинные пальцы и ступни. Он поклонился, когда мы входили внутрь, и я поклонился ему в ответ за что был награжден удивленными взглядами гоблина и профессора. А что, элементарная вежливость не повредит. За первыми дверями оказались вторые, на этот раз серебряные, с выгравированными на них строчками:
   Входи, незнакомец, но не забудь,
   Что у жадности грешная суть,
   Кто не любит работать, но любит брать,
   Дорого платит -- и это надо знать.
   Если пришел за чужим ты сюда,
   Отсюда тебе не уйти никогда.
   Ну-ну - подумал я - Квиррелл в каноне спокойно пришел и ушел, да так, что никто и не узнал, кто это был.
   Два гоблина с поклонами встретили нас, когда мы прошли сквозь серебряные двери и оказались в огромном мраморном холле. На высоких стульях за длинной стойкой сидела еще сотня гоблинов -- они делали записи в больших гроссбухах, взвешивали монеты на медных весах, с помощью луп изучали драгоценные камни. Показуха, одним словом. Профессор подвела меня к одному из свободных гоблинов, который и обменял мне деньги. Курс, как и говорила МакГонагалл, оказался один к пяти, но оказывается при обмене денег, банком взимается комиссия равная одному проценту от суммы. Также всего за десять галеонов я стал обладателем кошелька с чарами расширения пространства и облегчения веса.
   Закончив дела в банке, мы вышли на улицу и направились в магазин продающий сундуки, чемоданы и сумки. Мой страх, что кроме огромных, неподъёмных, архаичных сундуков больше ничего не продают, к счастью не оправдался и в магазинчике обнаружился вполне приличный ассортимент. Не слушая МакГонагалл, которая почему-то настаивала на покупке именно сундука, я приобрел небольшой чемоданчик на колесиках с наложенными на него чарами расширения пространства и облегчения веса, и небольшую сумочку с аналогичными чарами. Обошлось мне это чуть больше сотни галеонов, но вещи того стоили.
   Следующим магазином, который мы посетили, стал " Мадам Малкин. Мантии на все случаи жизни". Пока МакГонагалл болтала с хозяйкой магазина, я приобрел школьные мантии и прочее у одной из помощниц. Все-таки бытовая магия - Весчь! Буквально за двадцать с небольшим минут с меня сняли мерки, пошили и подогнали точно по размеру. Но покупать что-либо из одежды кроме указанных в списке мантий, плаща и перчаток из кожи дракона я не стал, так как предлагаемый ассортимент вызывал у меня недоумение, а некоторые образцы смех. Это в фильме актеров одели в более-менее современную одежду, а в реальности абсолютное большинство волшебников одевались по моде конца 18-го начала 19-го веков. Просветила меня все та же помощница мадам Малкин.
   Дальше мы зашли в аптеку Манлпеппера, где закупились ингредиентами. Повезло, что народа там не было, а то я не знаю, как бы выдержал то прискорбно едкое амбре.
   Потом была лавка письменных принадлежностей, где я приобрел пергамент, хотя какой это пергамент одно название, а на деле пергаментная бумага, несколько самозаправляющихся перьев и с десяток простых, чернила и прочее. В следующем магазине мы купили весы, телескоп. Потом был магазин котлов, где я, купив указанный в списке котел, с трудом сдержался, чтобы не побиться головой о стену. Ну как можно использовать такой металл как олово для изготовления котлов, в которых варят зелья! Мало того что олово имеет низкую температуру плавления так оно вдобавок еще и токсично. Маги - идиоты! По крайней мере, большинство из них. Видимо наличие магии отбирает возможность пользоваться своими мозгами по назначению. Как-то по-другому я такой выбор материала для котлов объяснить не могу.
   Когда мы зашли во "Флориш и Блоттс" я несколько подрастерялся, все же книги читать всегда любил и, увидев громаднейшее их количество, оказался в положении буриданова осла. Впрочем, немного подумав, купил кроме указанных в списке учебников еще и "Историю Хогвартса" и "Взлет и падения темных сил". Покупать же что-то пока не стал, в Хогвартсе к моим услугам будет немаленькая школьная библиотека, а кроме нее и Выручай-комната. Так что, убрав покупки в сумочку, мы отправились за последней, но самой важной вещью - волшебной палочкой.
   Магазин находился в маленьком обшарпанном здании. С некогда золотых букв "Семейство Олливандер -- производители волшебных палочек с 382-го года до нашей эры" давно уже облетела позолота. В пыльной витрине на выцветшей фиолетовой подушке лежала одна-единственная палочка.
   Когда мы зашли внутрь, где-то в глубине магазина прозвенел колокольчик. Олливандера нигде не наблюдалось, и я решил осмотреться получше. Мы находились в крохотном помещении всю обстановку которого составляли прилавок, стул на тонких длинных ножках и тысячи коробочек выстроившиеся вдоль стен от пола до потолка.
   - Добрый день, - раздался голос у меня за спиной.
   - Бл@ть! - не сдержавшись, выругался я - Обязательно нужно было подбираться так близко!
   - Мисс Эванс, воздержитесь от нецензурных выражений! - строго смотря на меня, произнесла МакГонагалл.
   Олливандера же моя ругань и последующее замечание Минервы только развеселило. Похоже, старичок действительно развлекается, пугая посетителей.
   - Минерва МакГонагалл! Пихта и сердечная жила дракона, шестнадцать с половиной дюймов, умеренной упругости. Полагаю, все также верно служит вам, - произнес мастер.
   - Все верно Гаррик, - ответила профессор.
   - Теперь вы, мисс Эванс. Дайте мне подумать. -- Олливандер вытащил из кармана длинную линейку с серебряными делениями. -- Какой рукой вы берёте палочку?
   - Я правша.
   - Вытяните руку. Вот так.
   Олливандер начал измерять мою правую руку. Сначала расстояние от плеча до пальцев, затем расстояние от запястья до локтя, затем от плеча до пола, колена до подмышки, и еще зачем-то измерил окружность головы.
   - Внутри каждой палочки находится мощная магическая субстанция, мисс Эванс, - пояснял мастер, проводя свои измерения. - Это может быть шерсть единорога, перо из хвоста феникса или высушенное сердце дракона. Каждая палочка фирмы "Олливандер" индивидуальна, двух похожих не бывает, как не бывает двух абсолютно похожих единорогов, драконов или фениксов. И конечно, вы никогда не достигнете хороших результатов, если будет пользоваться чужой палочкой.
   Интересно, он что, каждому покупателю читает такие лекции? Взглянув на МакГонагалл, я понял что да.
   - Достаточно, - произнес Олливандер и линейка, некоторое время измерявшая меня сама по себе, упала на пол.
   - Вот попробуйте эту - произнес он, протягивая мне, светлую палочку - Липа и волос единорога, тринадцать с четвертью дюйма.
   Я взял палочку и взмахнул и ничего не произошло. Палочка в руке ощущалась как обычный кусок дерева.
   - Эта не подходит - произнес мастер - может эта?
   Взяв протянутую мне палочку, на этот раз темную и взмахнув ею, снова ничего не почувствовал. Такая же судьба постигла и следующие палочки. Олливандер же расцветал с каждой неудачной попыткой и доставал все новые и новые палочки. Наконец одна из них, как только я взял ее в руку, выдала огромный сноп золотистых искр, и казалось, немного потеплела.
   - Сосна и сердечная жила дракона, двенадцать с половиной дюймов - произнес Олливандер, забрав у меня палочку и упаковывая её - превосходный выбор для тех, кто не следует проторенными путями. С вас четырнадцать галеонов.
   Расплатившись и забрав покупку, мы вышли из магазинчика волшебных палочек, и МакГонагалл повела меня в направлении прохода в Дырявый котел. Быстро миновав, его мы вышли в обычный Лондон и профессор аппарировала меня обратно в Литтл-Уингинг прямо перед крыльцом дома Дурслей. Дождавшись пока я немного приду в себя от аппарации она сказала:
   - Мисс Эванс, Хогвартс - Экспресс отходит с вокзала "Кингс Кросс" первого сентября ровно в одиннадцать часов с платформы девять и три четверти. Попасть на эту платформу можно пройдя разделительный барьер между платформами девять и десять. Если у вас больше нет вопросов, то позвольте откланяться.
   Я только покачал головой, и профессор исчезла с тихим хлопком.

***

   Последние дни июля и начало августа были очень насыщенными. Я, отлично представляя, что еду хоть и в волшебный, но все же в средневековый замок занимался планомерными сборами. Пришлось сильно потратиться на одежду и предметы личной гигиены. В канцелярском магазине купил десяток обычных перьевых авторучек, пару десятков толстых тетрадей в клетку и несколько записных книжек. В общем, когда я закончил со сборами, то мой чемодан оказался забит полностью и это несмотря на чары расширения пространства. Хорошо хоть его вес не сильно увеличился.
   Купленные книги были прочитаны мною за две недели. Единственной книгой, которая мне понравилась, были "Фантастические твари" Ньюта Скамандера. Остальные же учебники были похожи на инструкции - сделай то чтобы получить это. Остальное их содержание - вода водой. "История Хогвартса" не содержала чего-то особо примечательного, что бы я не знал из канона, и была наполнена завуалированной пропагандой на тему какой плохой был Слизерин и какой хороший Гриффиндор. Последней была "Взлет и падение Темных сил". Меня интересовало, что же произошло в Хэллоуин 81-го. Пусть в книге официальная и отцензуренная версия произошедшего, но догадаться должно быть несложно.
   Когда я ее прочитал, то не знал что и думать. По официальной версии Реддл, как и в каноне, пришел в дом Поттеров вечером 31 октября 1981 года. А вот дальше начинаются различия. Здесь он не убивал старших Поттеров, а всего лишь оглушил, а дальше он убил Розу Поттер и попытался убить Гарри Поттера, но был поражен собственным заклятием отразившемся ото лба мальчика. Ужасный злодей рассыпался пеплом, а маленький герой отделался зигзагообразным шрамом на лбу.
   - Значит, Дурсли сменили мне имя и фамилию, - подумал я, - Ну что ж вполне логично с их стороны. К тому же теперь, несмотря на внешнее сходство, никто не свяжет меня с Поттерами, а то, что фамилия такая же, как была у Лили Поттер до замужества так мало ли в Британии Эвансов. Единственное что нужно делать, так это не попадаться на глаза Поттерам, а то прощай свобода. Быстро выдадут меня замуж за какого-нибудь Рона Уизли. Тьфу, гадость! Я, несмотря на женское тело, сознанием на три четверти мужик и представить, что я буду спать с другим мужиком... Мерзость! Лучше сдохнуть! Конечно, есть еще и Дамблдор который наверняка знает правду, но вот даже если он и догадается о моем происхождении, то станет ли сообщать это Поттерам - большой вопрос.
   Трижды сплюнув через левое плечо и постучав по углу стола, я стал составлять план на первый год в Хогвартсе. Во-первых, мне нужно раздобыть, а еще лучше научиться делать самому волшебные палочки, ибо поделки Олливандера меня несколько напрягают. Не устраивают меня они не только возможным наличием на них чар слежения, но и возможным наличием незадокументированных возможностей. На это меня навели размышления о том, как Гарри Поттер на самом деле убивал Волдеморта. Если допустить что палочку можно заставить сработать назад, то все становится понятно. Дамблдор знал, что Реддл для убийства пользуется Авадой, и, будучи вхожим в дом Поттеров ему не составляло труда пронести какой-то артефакт, заставляющий палочки срабатывать назад. Судя по тому, что в каноне старших Поттеров Волдеморт убил, этот артефакт имеет очень малый радиус действия. Возможно, он был замаскирован под знаменитую погремушку. Во второй раз Реддлу не повезло пытаться убить Поттера бывшей палочкой Дамблдора. Тот, будучи очень сильным и умным магом вполне мог просчитать действия Волдеморта и оставить ему такой своеобразный подарочек, а именно заложил в Старшую палочку команду сработать назад при дуэли с Гарри Поттером. В то, что палочка сама не пожелала убивать хозяина, мне не верилось, особенно учитывая тот факт, что в каноне все палочки обладали подобием разума. Нет, само существование подобных предметов я допускаю, но вот и цену они должны иметь соответствующую, а никак не несколько галеонов. Что же касается Бузинной палочки то тут все просто не зря же ее еще называют Первой или Старшей палочкой. Скорее всего, ее первой сделали по той технологии, которой сейчас пользуется тот же Олливандер потому она и была куда более сильной в свое время иначе, будь она по-настоящему непобедимой, Дамблдор проиграл бы Гриндевальду всухую.
   Вторым пунктом моего плана было учиться, учиться и еще раз учиться. Все как говорил великий Ленин. Чем больше будет у меня знаний и силы тем больше вероятность того что мне удастся сохранить свою шкуру в целости и сохранности в грядущей заварухе, а в том что она будет сомневаться не приходится.
   Последние дни августа прошли в постоянных проверках, не забыл ли я что-нибудь. Наконец вечером тридцать первого августа я в последний раз перепроверил содержимое своего чемодана, и оставшись довольным увиденным, завалился спать.

Глава 4

   Утро первого сентября началось для меня в обычном режиме. Встав в шесть утра и быстренько приготовив завтрак, я долго простоял под душем, нежась в его теплых струях. В Хоге такого не будет, да. Там у меня уже не будет никакого преимущества в знаниях, придется учиться наравне со всеми и времени не будет для таких вот маленьких радостей, особенно с учетом моих планов.
   Когда я спустился вниз, на кухне обнаружилось семейство Дурслей в полном составе. Пожелав все доброго утра я налил себе чашку чая и после того как выпил ее поинтересовался временем отъезда из дома. Дядюшка вздохнул, посмотрел на Петунью, снова вздохнул и, приказав всем быть готовыми через десять минут, удалился. Я поднялся в свою комнату, надел форменный пиджак, и, оглядев напоследок комнату, схватил свой чемодан и спустился в прихожую, где, не удержавшись, состроил рожу своему отражению в зеркале. Через несколько минут спустились тетя и Дадли и мы, сев в машину, покинули Тисовую улицу, а следом и Литтл-Уингинг.
   До вокзала Кингс Кросс мы доехали относительно быстро и Дурсли, сдержанно попрощавшись со мной, уехали, а я отправился в здание вокзала. Некоторое время пришлось потратить на поиск прохода на платформу 9.75, и вот, наконец, я стою перед блестящим алым паровозом. Оглянулся назад и увидел арку с коваными железными воротами и табличкой: "Платформа номер девять и три четверти". Оригинально, блин. Посмотрел на часы - 10:23, и пошел ближе к концу состава, так как первые вагоны были уже набиты битком. Так я и шел пока у одного из последних вагонов не заметил девочку, по виду первокурсницу, которая безуспешно пыталась втащить в вагон явно великоватый для нее чемодан. Что характерно окружающие даже не пытались помочь этой девочке, а только смотрели на ее бесплодные попытки и со смехом что-то обсуждали между собой. Возможно, виной тому была одежда этой девочки, сразу выдававшая с головой ее происхождение.
   - И вот таких моральных уродов канонный Гарри спасал, - злобно подумал я - Да они заслужили Волдеморта в полной мере!
   У девочки тем временем из глаз потекли слезы, но она упорно продолжала свои бесплодные попытки затащить чемодан. Подойдя к ней, я произнес:
   - Привет. Давай я тебе помогу.
   - Спасибо, - тихо ответила она.
   С огромным трудом нам вдвоем удалось затащить тяжеленный чемодан в вагон и расположиться в одном из пустых купе. Устало плюхнувшись на сиденье, я поинтересовался у попутчицы:
   - У тебя в чемодане случайно кирпичей не завалялось? А то он больно уж тяжелый.
   - Нет, - буркнула девочка, и, слегка покраснев, тихо произнесла - Это книги.
   - Любишь читать? - поинтересовался я - Я тоже. Кстати, меня зовут Грейс Эванс, а тебя?
   - Гермиона Грейнджер.
   Тут я немного завис. Реальная Гермиона оказалась мало похожа на свой книжный прототип. Сходство было только в густых темно-каштановых волосах, сейчас заплетенных в тугую косу, и резцах, которые были чуть длиннее, чем нужно. И все. Неудивительно, что я ее не узнал.
   - А ты тоже магглорожденная? - спросила она.
   - Да, - ответил я, решив придерживаться легенды рассказанной Маккошке.
   - А на какой факультет ты хочешь поступить? Я уже кое-что разузнала, и хочется верить, что я буду в Гриффиндоре. Похоже, это лучший вариант. Я слышала, что сам Дамблдор когда-то учился на этом факультете. Кстати, думаю, что попасть в Рейвенкло тоже было бы неплохо, - все это было сказано таким восторженным тоном, что я заподозрил неладное.
   - Тебя сопровождала профессор МакГонагалл? - спросил я.
   - Да, а тебя?
   - Тоже она, - рассеянно ответил я.
   Вот же хитрозадая кошка! Увидела умную, и в тоже время наивную девочку и сагитировала ее поступать на свой факультет. Хотя учитывая, что и в каноне у МакГи был бзик на тему ничего не значащих баллов то все понятно. Но как быстро все просчитала то!
   - Я пойду на Рейвенкло или Хаффлпафф, - произнес я спустя некоторое время, - Я люблю получать новые знания, хотя и возможность новых друзей завести это тоже неплохо. Впрочем, последнее слово остается за Шляпой.
   - Шляпой? - заинтересованно переспросила Гермиона.
   - Распределяющая Шляпа, которая, как и следует из ее названия, распределяет учеников по факультетам. Разве МакГонагалл тебе об этом не говорила?
   - Нет.
   После этого в нашем купе воцарилось молчание. Грейнджер явно о чем-то сильно задумалась, а я же просто сидел и смотрел в окно, наблюдая за проходящими магами. Вот прошли Малфои, эту троицу обладателей блондинистых волос не узнать было невозможно. Одетые в дорогущие мантии они шествовали по платформе как короли, а на их бледных лицах время от времени появлялось брезгливое выражение. Вскоре после Малфоев появились Уизли. Вот уж на ком природа явно отдохнула так это на части из них. Если Перси еще выглядел более-менее нормально, то близнецы производили отталкивающее впечатление, а шестой и вовсе напоминал неандертальца. Седьмая же, как ни странно была довольно симпатичной девочкой, хотя неизвестно еще какой она будет, когда вырастет. Если мне память не изменяет, а она мне не изменяет, Сириус в пятой книге упоминал о том, что и Артур и Молли приходятся ему довольно близкими родственниками, впрочем, как и все маги Британии в той или иной степени родственники друг другу. Видимо, Уизли процесс вырождения затронул несколько раньше остальных. Или же кошмарная внешность младших Уизли следствие какого-то проклятия? Сия тайна мраком покрыта, да и неинтересно мне это.
   Поттеров я заметил, когда до отправления поезда оставалось несколько минут. Джеймс Поттер невысокий, худой кареглазый брюнет, в круглых очках велосипедах с растрепанными волосами, одетый в дорогую мантию, Гарри Поттер полная копия отца за исключением глаз, Лили Поттер - красивая зеленоглазая женщина с медно-рыжими волосами и немаленького размера грудью, которую не скрывала даже мантия.
   - Интересно, она у нее сама такая выросла или тут магия замешана, - подумал я, наблюдая, как биологические родители моего тела раскланиваются с каким-то волшебником.
   Достав из сумочки зеркальце, сравнил свое лицо с лицом Гарри. Небольшое сходство есть лишь в некоторых чертах лица и в цвете глаз, поэтому и неудивительно, что МакГонагалл меня даже не заподозрила в сходстве со знаменитостью. Ну что же это открытие определенно радует.
   Громкий свист вывел меня из раздумий, заставив подпрыгнуть на месте. Поезд, лязгнув сцепками, тронулся с места, постепенно набирая ход, и вот уже спустя пару минут магическая платформа скрылась из вида. Изредка за окном мелькали одно - двухэтажные дома значит, поезд и платформа находятся в магическом мире. Это логично ведь Хогвартс - Экспресс не только возит школьников, но и в остальное время используется для доставки грузов. Конечно, можно использовать сумки, чемоданы, сундуки с расширенным пространством, но тут есть одно но - такие вещи довольно дороги. Мой чемодан с объемом чуть больше двух с половиной кубометров стоил шестьдесят семь галеонов, а самый вместительный, что я видел, вмещал восемь кубометров и стол триста двадцать галеонов. На фоне этого знаменитый чемодан Ньюта Скамандера должен был стоить астрономическую сумму. Хотя для Скамандера этот чемодан наверняка зачаровывал Дамблдор, ни у кого другого на такое расширение пространства просто не хватило бы сил.
   Чтобы скоротать время достал "Тысячу магических трав и грибов" и погрузился в чтение. Книга хоть и была довольно нудной и походила больше на справочник, нежели на учебник, но информация, в ней содержащаяся, была жизненно необходима для гербологии и зельеварения. Я настолько погрузился в книгу, что чуть не пропустил тележку с магическими сладостями. Ради интереса купил пару шоколадных лягушек и драже "Берти Боттс". Лягушки оказались, что называется на любителя, лично мне есть шевелящийся шоколад было как-то не по себе. А вот драже развеселило - вкус действительно оказался любой. Правда после того как попалась конфета со вкусом кайенского перца желание и дальше испытывать судьбу пропало. Грейнджер от предложенных мной лягушки и конфет отказалась, сославшись на запрет родителей стоматологов. Ну да много сладкого есть вредно, хотя лягушки были из горького шоколада, да и драже тоже сладкими не были. Впрочем, от бутербродов и газировки она не отказалась. Я, помня, что в Хогвартс - Экспрессе продают только сладости, пока утром готовил Дурслям завтрак, сделал десяток бутербродов, к которым присоединил двухлитровую бутылку колы. Услышав голодное бурчание живота Грейнджер и увидев ее покрасневшее лицо, я поделился с ней своими запасами, потому как сама она взять что-то с собой съестного не догадалась.
   После того как мы поели Гермиона напомнила что нам нужно переодеться в мантии. Моя попутчица также как и я не стала изобретать велосипед и под мантию надела обычную школьную форму. Я же только снял форменный пиджак и надел мантию. После того как мы переоделись Грейнджер куда-то ушла, а я снова взялся за книгу и даже не заметил, как наступили сумерки и в купе зажегся свет. От чтения меня оторвала вернувшаяся раздраженная Гермиона. На мой вопросительный взгляд она произнесла:
   - Эти мальчишки такие невоспитанные!
   После аккуратного расспроса выяснилось, что нарвалась она на Малфоя и компанию, которые в свойственной им манере высказались про магглорожденных. Его проникновенную тираду услышал мой биологический братец проходивший в тот момент в компании Шестого мимо и завязалась словесная перепалка позже переросшая в драку. Грейнджер, попытавшейся разнять драчунов, досталось от обеих сторон, хорошо, что только словесно.
   - Забей ты на это, - говорю ей - Если тебя облаяла собака, ты же на нее не обижаешься?
   - Нет, но это же были люди, - возразила она.
   - Некоторые люди, Гермиона, бывают похуже иных собак.
   "Мы подъезжаем к Хогвартсу через пять минут, - разнесся по вагонам громкий голос машиниста. - Пожалуйста, оставьте ваш багаж в поезде, его доставят в школу отдельно".
   Поезд начал постепенно сбавлять ход и вскоре остановился. Не желая попадать в возникшую в коридоре жуткую толчею, мы подождали несколько минут, пока не стало менее людно, и вышли из вагона, и оказались на маленькой неосвещенной платформе.
   - Первокурсники! Первокурсники, все сюда! - послышался мощный голос - Первокурсники! Идите сюда!
   Первокурсники осторожно двинулись на этот голос и вскоре я смог разглядеть Хагрида, который держа в одной руке фонарь, собирал детей около себя и казался линкором среди рыбацких лодок.
   - Вот это реально большой человек! - потрясенно прошептал я.
   - Так, все собрались? Тогда за мной! И под ноги смотрите! Первокурсники, все за мной! - скомандовал Хагрид и мы, поскальзываясь и спотыкаясь, пошли за ним по узкой дорожке резко уходящей вниз. Надолго меня не хватило и я, достав палочку, зажег Люмос. Моему примеру последовали другие и вскоре мы под причитания Хагрида, возмущавшегося попранием традиции, вышли на берег большущего озера.
   - О-о-о! -- вырвался дружный, восхищенный возглас.
   Посмотрев, что его вызвало, я увидел Хогвартс. Расположенный на вершине высокой скалы гигантский замок с множеством светящихся огромных окон производил сильное впечатление. Хагрид тем временем подойдя к берегу произнес:
   - По четыре человека в одну лодку, не больше.
   Лодки против моего ожидания оказались вполне добротными. Ко мне и Гермионе присоединились еще две девочки представившиеся как Лайза Турпин и Салли-Энн Перкс.
   - Расселись? - прокричал Хагрид, у которого была личная лодка. - Тогда вперед!
   Флотилия двинулась, лодки заскользили по гладкому как стекло озеру. Все молчали, не сводя глаз с огромного замка. Чем ближе мы подплывали к утесу, на котором он стоял, тем больше он возвышался над нами.
   - Пригнитесь! - зычно крикнул Хагрид, когда мы подплыли к утесу
   Все наклонили головы, и лодки оказались в зарослях плюща, который скрывал огромную расщелину. Миновав заросли, мы попали в темный туннель, который, судя по всему, заканчивался прямо под замком, и вскоре причалили к подземной пристани. Хагрид, подождав пока мы высадимся, повел нас по каменной лестнице, освещая себе путь фонарем. Снова пришлось доставать палочку и зажигать свет, рисковать сломать себе что-нибудь в темноте желания не было. Наконец, пройдя по лужайке у подножия замка и еще одной лестнице, мы оказались перед огромной дубовой дверью.
   - Все здесь? - поинтересовался Хагрид и, убедившись, что все в порядке трижды ударил своим кулаком по двери.
   Дверь распахнулась и за ней обнаружилась декан Гриффиндора в роскошной алой с золотом мантии.
   - Профессор МакГонагалл, вот первокурсники, - сообщил ей Хагрид.
   - Спасибо, Хагрид, - кивнула ему волшебница. - Я их забираю.
   Она повернулась и, приказав нам следовать за ней, пошла вперед. Спустя пару минут мы пришли в небольшой зальчик, в котором оказалось довольно тесно для нас.
   - Добро пожаловать в Хогвартс, - наконец поприветствовала нас профессор МакГонагалл. - Скоро начнется банкет по случаю начала учебного года, но прежде чем вы сядете за столы, вас разделят на факультеты. Отбор - очень серьезная процедура, потому что с сегодняшнего дня и до окончания школы ваш факультет станет для вас второй семьей. Вы будете вместе учиться, спать в одной спальне и проводить свободное время в комнате, специально отведенной для вашего факультета.
   Факультетов в школе четыре -- Гриффиндор, Хаффлпафф, Рейвенкло и Слизерин. У каждого из них есть своя древняя история, и из каждого выходили выдающиеся волшебники и волшебницы. Пока вы будете учиться в Хогвартсе, ваши успехи будут приносить вашему факультету призовые очки, а за каждое нарушение распорядка очки будут вычитаться. В конце года факультет, набравший больше очков, побеждает в соревновании между факультетами - это огромная честь. Надеюсь, каждый из вас будет достойным членом своей семьи. Церемония отбора начнется через несколько минут в присутствии всей школы. А пока у вас есть немного времени, я советую вам собраться с мыслями. Я вернусь сюда, когда все будут готовы к встрече с вами, -- сообщила профессор и пошла к двери. - Пожалуйста, ведите себя тихо.
   Я обвел взглядом окружающих. Дети распределились небольшими группками и что-то шепотом обсуждали. Неподалеку Шестой просвещал своих соседей о том, что на распределении нужно будет сразиться с троллем. Гермиону, дернувшуюся было просветить слушателей Уизела о Шляпе, я остановил, положив руку ей на плечо и покачав головой. В этот момент появились привидения, вызвав волну испуганных вскриков. Жемчужно-белые, полупрозрачные, они скользили по комнате, переговариваясь между собой и, кажется, вовсе не замечая первокурсников или делая вид, что не замечают. Ну чисто говорящие голограммы.
   - Идите отсюда, - послышался строгий голос МакГонагалл. - Церемония отбора сейчас начнется.
   Призраки оперативно покинули помещение, просочившись сквозь стену.
   - Выстройтесь в шеренгу, - скомандовала нам профессор, - И идите за мной!
   Мы вышли из зальчика и, миновав холл, прошли сквозь высокие двойные двери в Большой зал. Зал по праву назывался Большим - длиной он был примерно с футбольное поле и шириной в половину. Его освещало огромное количество парящих в воздухе свечей. Четыре длинных стола были заполнены учениками, а пятый, стоящий перпендикулярно к ним на небольшом возвышении, преподавателями. Столы были заставлены сверкающими золотыми кубками и тарелками. Сверху над каждым столом висели флаги с гербом факультета, а над преподавательским - огромное полотнище с гербом Хогвартса. Потолка зала видно не было, вместо него была иллюзия звездного неба. Профессор МакГонагалл провела нас к преподавательскому столу и остановила шеренгу в паре метров от возвышения. Отойдя на пару минут, декан Гриффиндора вернулась, неся в руках старинный трехногий табурет с лежащей на нем Шляпой.
   - Они когда-нибудь ее хоть раз чистили? - думал я, разглядывая Шляпу, - Похоже, что никогда. Это ж надо так извазюкать разумный артефакт.
   Шляпа меж тем шевельнулась, в ней появилась дыра похожая на рот, а потом она мерзким скрипучим голосом запела. Едва прозвучали первые слова, я постарался абстрагироваться от происходящего и вернулся в реальность только с окончанием песни. Раздались аплодисменты, и Шляпа, поклонившись, замерла в неподвижности. Профессор МакГонагалл шагнула вперед и, развернув длинный лист пергамента, произнесла:
   - Когда я назову ваше имя, вы наденете Шляпу и сядете на табурет. Начнем. Эббот, Ханна.
   Блондинка с двумя косичками и слегка покрасневшим лицом, спотыкаясь от волнения, вышла из шеренги, подошла к табурету и, надев Шляпу, села него. Несколько томительных секунд и вот...
   - Хаффлпафф! - выкрикнула Шляпа и счастливая Ханна отправилась к столу под черно - желтыми знаменами.
   - Боунс, Сьюзен!
   - Хаффлпафф! - снова выкрикнула Шляпа.
   - Бут, Терри!
   - Рейвенкло!
   - Броклхерст, Мэнди!
   - Рейвенкло!
   - Браун, Лаванда!
   - Гриффиндор! - стол ало-золотых просто взорвался аплодисментами.
   - Буллстроуд, Миллисента!
   - Слизерин!
   - Дэвис, Трейси!
   - Слизерин!
   - Джонс, Меган!
   - Хаффлпафф!
   - Эванс, Грейс!
   Сохраняя нейтральное выражение лица, я подошел к табурету, надел Шляпу и сел.
   - Любопытно, очень любопытно, - раздался в ухе тихий голос, - и куда же определить вас "мисс" Эванс?
   - На Рейвенкло, пожалуйста. И если можно то не стоит сообщать директору о моей природе, а то снова умирать как-то не хочется.
   - О! Об этом не стоит волноваться. Я не разглашаю тайн распределяемых если они не угрожают безопасности школы, кроме того я забываю все, что видела в голове ученика после его распределения. Но мой вам совет - изучайте окклюменцию, если хотите чтобы ваши тайны остались только вашими. А сейчас, Рейвенкло!
   Я снял шляпу и под аплодисменты отправился к столу бронзово-синих. Ответив на приветствия рейвеклоцев, я стал дальше смотреть на распределение. Интересовало меня только то, куда попадет на этот раз Грейнджер. Тем временем Джастина Финч-Флетчли распределили на Хаффлпафф и следующей по списку оказалась...
   - Грейнджер, Гермиона!
   Девочка чуть ли не бегом рванулась к Шляпе и в мгновение ока надела её на голову. Секунд двадцать ничего не происходило, а затем...
   - Хаффлпафф! - выкрикнула шляпа.
   У МакГонагалл в тот момент, когда прозвучал вердикт шляпы, лицо, на несколько мгновений, приняло выражение такой вселенской обиды, как у ребенка, у которого отобрали любимую конфету. Я же, глядя на МакГи, тихо позлорадствовал, а потом, видя счастливое лицо Гермионы, уже сидящей за столом Хаффлпаффа тихо прошептал:
   - Удачи тебе Гермиона Грейнджер. Надеюсь, у барсуков ты найдешь настоящих друзей.
   Дальнейшее распределение соответствовало канонному, разве что Поттера Шляпа отправила на Гриффиндор без задержек. Наконец последнего в списке, Блейза Забини определили в Слизерин, и МакГонагалл унесла шляпу и табурет.
   Альбус Дамблдор поднялся со своего трона и широко развел руки. На его лице играла лучезарная улыбка. У него был такой вид, словно ничто в мире не может порадовать его больше, чем сидящие перед ним ученики его школы.
   - Добро пожаловать! - произнес он. - Добро пожаловать в Хогвартс! Прежде чем мы начнем наш банкет, я хотел бы сказать несколько слов. Вот эти слова: Олух! Пузырь! Остаток! Уловка! Все, всем спасибо!
   Дамблдор сел на свое место. Зал разразился радостными криками и аплодисментами. Столы же после последнего слова директора наполнились огромным количеством разнообразных блюд. Здесь были ростбиф, жареный цыпленок, свиные и бараньи отбивные, сосиски, бекон и стейки, вареная картошка, жареная картошка, чипсы, йоркширский пудинг, горох, морковь, мясные подливки, кетчуп и непонятно, как и зачем здесь оказавшиеся, мятные леденцы.
   Отдав должное стейкам, я осторожно осмотрелся по сторонам. Слизеринцы ели аккуратно соблюдая все правила этикета, рейвенкловцы и хаффлпафцы тоже, хотя последние умудрялись переговариваться между собой, а вот за столом красно-золотых выделялся он - Великий и Ужасный Жрон. Шестой наплевав на все правила приличия, хотя может он их просто не знает, схватил в обе руки по куриной ножке и, откусывая то от одной, то от другой, умудрялся в это время еще и что-то говорить. Не нужно говорить о том, что этот процесс сопровождался летящими во все стороны слюнями и пережеванными кусочками пищи. Не желая и дальше созерцать сию нерадостную картину, я прекратил смотреть в сторону стола львов.
   Когда все наелись - в смысле съели столько, сколько смогли съесть, - тарелки вдруг опустели, снова став идеально чистыми и так ярко заблестев в пламени свечей, словно на них и не было никакой еды. Но буквально через мгновение на них появилось сладкое. Мороженое всех мыслимых видов, яблочные пироги, фруктовые торты, шоколадные эклеры и пончики с джемом, бисквиты, клубника, желе, рисовые пудинги...
   Сладкое я никогда не любил, поэтому к десертам остался равнодушен, просто сидел и ждал окончания пира. Спустя некоторое время тарелки вновь заблестели, и Дамблдор поднялся со своего троноподобного кресла с намереньем держать речь.
   - Хм-м-м! - громко прокашлялся Дамблдор. - Теперь, когда все мы сыты, я хотел бы сказать еще несколько слов. Прежде чем начнется семестр, вы должны кое-что усвоить. Первокурсники должны запомнить, что всем ученикам запрещено заходить в лес, находящийся на территории школы. Некоторым старшекурсникам для их же блага тоже следует помнить об этом...
   Сияющие глаза Дамблдора на мгновение остановились на рыжих головах близнецов Уизли.
   - По просьбе мистера Филча, нашего школьного смотрителя, напоминаю, что не следует творить чудеса на переменах. А теперь насчет тренировок по квиддичу - они начнутся через неделю. Все, кто хотел бы играть за сборные своих факультетов, должны обратиться к мадам Хуч. И наконец, я должен сообщить вам, что в этом учебном году правая часть коридора на третьем этаже закрыта для всех, кто не хочет умереть мучительной смертью.
   Значит, эпопее с философским камнем быть. Ну да, Квиррелл присутствует за столом преподавателей и тюрбан у него есть. Ну да ладно я все равно в этом цирке участвовать не собираюсь. Камень все равно фальшивка, настоящий Фламель бы ни за что не отдал. Шутка ли отдать кому-то секрет своего бессмертия и богатства, кроме того если за пять веков не смогли камень отобрать то и Волди бы обломился.
   - А теперь, прежде чем пойти спать, давайте споем школьный гимн! - прокричал Дамблдор.
   Зная, что будет дальше я достал из кармана пару заранее припасенных ушных затычек и применил их по назначению. Собственно так поступил не только я, но и довольно большое количество старшекурсников Слизерина и Рейвенкло. Когда гимн закончил я вынул затычки как раз в момент, когда Дамблдор произнес:
   - О, музыка! Ее волшебство затмевает то, чем мы занимаемся здесь. А теперь спать. Рысью - марш!
   - Первокурсники подойдите ко мне! - позвала нас высокая брюнетка, на груди которой блестел значок с буквой "Р".
   - Я Пенелопа Клируотер, староста факультета Рейвенкло. Следуйте за мной, - произнесла она и повела нас к выходу из большого зала.
   Путь из Большого зала до башни Рейвенкло я еле запомнил, все же усталость давала о себе знать, и уже сильно клонило в сон. Когда мы подошли к двери в гостиную Рейвенкло, староста ответила на вопрос орлиной головы и пропустила нас внутрь. Там нас уже ждал второй староста, Роберт Хиллиад, который произнеся короткую приветственную речь забрал мужскую часть первокурсников, чтобы показать им их спальню. Пенелопа соответственно занялась женской частью. В результате в мое единоличное пользование досталась целая комната. На факультете было принято заселять максимум четверых в одну спальню, а я оказался хе-хе пятой, но со мной никто, несмотря на предложение старосты, делить комнату не пожелал. Почему остальные предпочли потесниться понять нетрудно - они чистокровные и видимо делить одну комнату с нечистокровной им религия не позволяет. Ну да ладно мне же лучше.
   Быстро проделав все положенные гигиенические процедуры, я поставил захваченный с собой старый будильник на шесть утра и, забравшись в кровать, мгновенно заснул.

Глава 5

   Проснулся я от громкого звона будильника. Зевая слез с кровати и несколькими простыми упражнениями прогнав остатки сна, отправился в душевую. Приняв душ я, ожидая пока волосы высохнут, распаковал и разложил по местам вещи. Даа, хорошо жить одному, не представляю, как остальные впятером ютятся в не такой уж и большой спальне. Кровати, прикроватные тумбочки и большой пятисекционный шкаф занимали все свободное пространство комнаты, оставляя узкие проходы между собой. Надеюсь, девочки не переменят свое решение, и домовики уберут все лишнее из комнаты. Дождавшись, когда волосы высохнут, я оделся, причесался и отправился в гостиную.
   Гостиная факультета представляла собой очень большую круглую комнату с высоким потолком, расписанным под звездное небо. Под высокими арочными окнами стояло множество письменных столов, перед несколькими каминами расположились удобные кресла с синей обивкой, а прямо напротив прохода к женским спальням в нише находилась мраморная статуя Ровены Рейвенкло.
   Осмотрев пока еще пустую гостиную, я направился к одному из кресел и сев в него, принялся ждать. Постепенно помещение заполнялось проснувшимся народом, кто-то читал, коротая время, некоторые старшекурсники куда-то уходили из гостиной по своим делам. Наконец последними появились первокурсники и старосты повели нас в Большой зал. Путь, которым нас вели, отличался от вчерашнего и был значительно короче, так что когда мы пришли в Большой зал там из первокурсников присутствовали только хаффлпафцы. Впрочем, через некоторое время присоединились и слизеринцы, а вот красно - золотые появились только к середине завтрака, приходя мелкими группами по двое-трое, а то и вообще поодиночке. Видимо старосты львов наплевали на свои обязанности и отпустили малышню в свободное плавание так сказать.
   В отличие от вчерашнего вечернего изобилия завтрак состоял из овсянки, тостов, тыквенного сока или чая. Овсянка и тосты оказались приготовлены выше всяких похвал, а вот к мерзкой гадости по какому-то недоразумению именуемой тыквенным соком я даже не прикоснулся, предпочтя чай. Ну что поделать не люблю я тыкву. Пока пил чай успел более подробно рассмотреть преподавателей. Вчера я бросил только несколько взглядов на них и, не увидев в их составе расхождения с каноном, на этом успокоился, да и усталость брала верх, а сейчас же они проходили мимо, и грех было не воспользоваться случаем.
   Дамблдор был такой же, как в книгах - высокий старик с длинными волосами и бородой, одетый в фиолетовую мантию с вышитыми на ней звездами и полумесяцами. На носу у него были надеты знаменитые очки - половинки, а вот бубенцов в бороде не было. Помона Спраут была копией актрисы игравшей ее роль, единственным расхождением был возраст - здесь она, как и МакГонагалл, выглядела лет на тридцать пять - сорок. Филиус Флитвик был похож на самого себя из фильмов кроме первых двух. Никакого полугоблина не наблюдалось, наоборот, за исключением маленького роста больше ничто в облике профессора чар не выдавало его не совсем человеческое происхождение. Хотя, может и не было у него в предках гоблинов, а такой маленький рост обусловлен чем-то иным. Рождаются же у обычных людей карлики.
   А вот когда появился Снейп...
   - И как такое существо можно любить? - пронеслась у меня мысль.
   Нездорового землистого оттенка лицо с поистине впечатляющих размеров шнобелем, обрамленное черными сальными волосами, свисающими длинными патлами, маленькие черного цвета, постоянно бегающие глазки, тонкие бледные губы, искривленные в ухмылке. Одет он был в черную развевающуюся мантию, и, пройдя между факультетских столов к преподавательскому, обдал завтракающих учеников таким прискорбно едким амбре, что некоторые первокурсники стали, судя по их виду сдерживать из последних сил рвотные позывы. Судя по торжествующей ухмылке проявившейся на лице Снейпа после того как он сел за стол преподавателей произведенный эффект был им явно запланирован. После этого я перестал думать о Снейпе как о гениальном ученом, который вследствии увлеченности и/или занятости может позабыть о внешнем виде. Преподаватель зелий этим своим проходам показал всем свое истинное лицо - говнюк обыкновенный. Не знаю каков он как зельевар но что-то мне подсказывает что преподаватель из него как из дерьма пуля.
   Остальных преподавателей я не узнавал, наверное, потому что в книгах им внимания особо не уделялось, за исключением пожалуй Трелони, которая на завтраке явно отсутствовала, впрочем, вчера я заметил закутанное во множество каких-то тряпок и сверкающее огромными очками нечто. Как бы то ни было, пока я разглядывал преподавателей, старосты раздали расписание. Взглянув на свой экземпляр, я не поверил своим глазам. Или у волшебников появились мозги или в Запретном Лесу сдохло что-то поистине гигантских размеров потому как в расписании стоял только один предмет под названием "Подготовительные курсы". В каноне то перваков сразу заставили колдовать, а поинтересоваться умеют ли они палочку правильно держать, как-то не удосужились.
   Тем временем завтрак окончился и мы под конвоем Пенелопы сначала вернулись в башню Рейвенкло, где по ее подсказке взяли только письменные принадлежности, а потом пошли на первое подготовительное занятие, которое у нас должен был вести декан. Вскоре после того как мы вошли в нужный класс и расселись, прозвучал удар колокола и в помещение вошел Флитвик. После процедуры знакомства, не занявшей много времени, профессор прочитал нам короткую лекцию о технике безопасности. А затем началось собственно то, зачем мы и пришли - Флитвик начал нас учить правильно выполнять жесты волшебной палочкой. Сначала маленький профессор взмахом своей палочки заставил появиться на доске схемы движения для простейших жестов, а потом когда мы по его указанию перерисовали их, роздал нам муляжи палочек, и началась практика.
   Как оказалось, совершать правильные взмахи палочкой это целое искусство. Пока мы совершали попытки, профессор наблюдал за нами и при необходимости, а она возникала очень часто, поправлял. Самое интересное было в том, что чистокровные не демонстрировали каких-то признаков домашнего обучения и мучились наравне со мной. Так и прошли отведенные две пары, и мы, после очередного удара колокола, возвестившего об окончании наших сегодняшних мучений, отправились назад в башню под предводительством подошедшего к концу урока Роберта Хиллиада.
   Когда я поднялся в спальню, то обнаружил, что домовики удалили все лишние предметы из комнаты. Устало подумав, что теперь надо будет как-нибудь обзавестись столом, стулом и удобным креслом я оставил все лишнее в комнате и спустился вниз, где мы, то есть первокурсники, собравшись, организованно отправились на обед. Придя в Большой Зал, я заметил, что хаффлпафцы строят такие же гримасы что и мы и также морщатся при попытке что-нибудь сделать одной из рук, а вот гриффиндорцы и слизеринцы не проявляли никаких признаков усталости. Похоже, и МакГонагалл и Снейп не очень-то заставляли своих подопечных выполнять задание, скорее всего, просто прочитали им лекции и, показав жесты, отправили отрабатывать их самостоятельно.
   После обеда я, несмотря на сильное желание вернуться в свою спальню и тупо завалиться на кровать, отправился в библиотеку, в компании направляющихся туда же пары семикурсниц. Оказавшись в вотчине мадам Пинс я, после того как выслушал какие кары обрушаться на мою голову в случае порчи книг, взял весьма объемный фолиант о теории магии и устроившись в укромном уголке принялся читать. Из библиотеки выбрался только к ужину - зачитался. После ужина все первокурсники в сопровождении старост отправились по своим гостиным, и мы в том числе. Ну а дальше вечерний душ и теплая постелька.
   По этому сценарию прошел весь сентябрь. Каждый день после завтрака мы отправлялись на занятия к Флитвику, где отрабатывали жесты палочкой, а после обеда расходились кто куда. Я же все свободное время проводил в библиотеке, читая различные книги по теории магии и пытаясь в ней хоть сколько-нибудь разобраться. Дело было в том, что в книгах не содержалось почти никакой конкретной информации, девяносто процентов текста это были либо пространные философские рассуждения, либо оскорбления в адрес конкурентов. И так во всех книгах, что удалось найти в библиотеке. В книге "Теория магии" Адальберта Уоффлинга, что я купил в Косой Аллее, не было ничего о магии как таковой, зато имелись в наличии очень часто повторяющиеся призывы автора, при выполнении заклинаний выкрикивать слова как можно громче при этом энергично взмахивая палочкой. На ум сразу пришел Рон Уизли из первого фильма, размахивающий руками как ветряная мельница и орущий: "Вингардиум Левиоса". Когда же я уже подумывал обратиться за помощью к Флитвику, мне попался весьма потрепанный экземпляр книги авторства некого Гарри Сандерсона издания 1789-го года. В ней оказалось больше конкретной и нужной информации, чем во всех предыдущих.
   Магия оказалась не так проста, как выглядело на первый взгляд и стало понятно, почему нас так долго заставляют разучивать жесты палочкой. Проще говоря, волшебник, произнося заклинание, указывает, Что должно произойти, а выполняя жест КАК. То есть слово указывает тип воздействия, а жест - силу, глубину, продолжительность и так далее. Наиболее важное значение при сотворении заклинания играет синхронность произношения слова/слов и выполнения жеста/жестов. Чем она выше, тем больше кпд заклинания, который также зависит от четкости выполнения жеста. Громкость же произношения не играет никакой роли, можно произносить слова заклинания шепотом или же вообще в уме, а можно выкрикивать их во все горло все равно результат будет один и тот же.
   Еще одним важным моментом, освещенным в этой книге, была классификация магии по способу выполнения заклинаний. Автор делил ее на вербальную, невербальную, безжестовую и беспалочковую. С пониманием первых двух проблем не возникло, а вот безжестовая магия оказалась интересным зверем. Оказалось что если много, около нескольких сотен, раз подряд выполнить одно заклинание то его структура отпечатается в ауре мага и после этого его можно будет скастовать с помощью только лишь мысленного усилия без необходимости произнесения слов или выполнения жестов. Единственное что для этого необходимо так это волшебная палочка, без которой, за некоторым исключением, созданное заклятие подействует в первую очередь на своего создателя, то есть если наколдовать, к примеру, Оглушающее то оно тебя же и оглушит. Список исключений из этого правила, к сожалению не прилагался.
   - Хорошо, что я не догадался пробовать наколдовать без палочки что-то кроме Люмоса и хорошо, что он, судя по всему, оказался исключением, - подумал я в тот момент.
   Про беспалочковую магию было сказано только то, что это возможность выполнять заклинания без помощи проводников и что она доступна лишь магам с огромным резервом и хорошим контролем над магией.
   - Ну да, это логично, - размышлял я, - ведь приходится создавать заклинание на некотором расстоянии от тела, чтобы самому не огрести, потому и необходим хороший контроль, а также большой резерв, а то сдается мне, что большая часть энергии при касте без палочки просто тратится впустую, бесполезно рассеиваясь в пространстве.
   Эту догадку я проверил тем же вечером на примере палочкового и беспалочкового Люмоса. Если без палочки он держался чуть больше пары минут, то вот с ней расход энергии не совершенно чувствовался. А ведь до этого я и не обращал внимание на то, что с палочкой колдовать куда легче, не зря же ее называют то проводником то концентратором. Но все-таки не стоит бросать практиковаться в беспалочковой магии. Главная польза от нее это развитие ядра, а здесь в Хогвартсе упражняться в этом можно значительно чаще. Собственно свои тренировки я и не прекращал и в процессе их заметил огромную скорость восстановления магической энергии в нем по сравнению с тем уровнем, какой был в доме Дурслей. Если там к моменту моего отъезда для полного восстановления требовалось около полутора дней, то здесь чуть больше часа. Как я узнал из все той же книги Сандерсона, магическое ядро почти не генерирует собственной энергии, а поглощает и перерабатывает в подходящую для использования ее волшебником природную энергию, в месте большой концентрации которой, еще называемом местом силы или магическим источником, и расположен Хогвартс.
   Немного было написано и о самом магическом ядре. Существует она на энергетическом теле и представляет собой, по утверждению автора, ничто иное, как седьмую оболочку души. Предел развития ядра указан не был, возможно, что его и вовсе не существует, однако это лишь мои ничем не подтвержденные догадки, зато был указан способ его развития по сути, повторявший тот до которого я дошел сам, только в книге рекомендовалось использование специального артефакта вытягивающего ману. Также было предупреждение о возможности повреждения или разрушения ядра при его сильном перенапряжении, то есть если вовремя не остановить процесс вытягивания энергии артефактом, либо сотворении с помощью палочки заклинания требующего манны больше чем есть в наличии. Недоразвитостью же ядра автор и объяснял такое явление как рождение сквибов и высказывал предположение о возможности развить ядро посредством тренировок, что и было доказано на моем примере. Повреждениям ядра книга приписывала появление так называемых "грязнокровок" и "предателей крови". По сути это маги, у которых вследствии каких-то причин ядро, не вырабатывая достаточного количества энергии, компенсирует это тем, что вытягивает ману из других волшебников, то есть энергетическим вампиризмом. Длительное нахождение рядом с такими магами не рекомендовалось ввиду риска получения таких же повреждений. Получается, что "грязнокровка" может появиться в любой семье, будь то обычные люди или чистокровные маги с длиннющей родословной, а "предатели крови" - это семья в которой данный дефект ядра передается из поколения в поколение. А потом эти термины были искажены и превратились в оскорбления.
   Тут я задумался: А нет ли у меня таких повреждений? После недолгих размышлений отбросил ее как несостоятельную. Свою магию я уже более-менее стабильно чувствую и не заметить поглощение чужой просто бы не смог. А вот встретив на пути из библиотеки Уизли номера три, я почувствовал небольшой отток сил. Значит, насчет этой семейки говорится правда и они действительно вампирят магию. На всякий случай, решив держаться от них подальше, я занялся другими делами.
   Оставшееся время до начала октября, когда должны были закончиться подготовительные занятия и начаться нормальная учеба я потратил на знакомство с замком. До этого мне было как-то некогда - отработка жестов и поиск информации о магии занимали все свободное время и сейчас я решил наверстать упущенное. Как меня выбесили эти двигающиеся лестницы, ведущие куда угодно только не туда, куда нужно, передать можно только в непечатных выражениях. До этого-то я пользовался обходными путями, которые показали старосты и некоторые старшекурсники или статичными лестницами. А чего стоили исчезающие ступеньки! Когда подо мной в первый раз пропали ступеньки, я успел было попрощаться с жизнью, но не тут то было. Ступеньки, как оказалось, не исчезают, а становясь невидимыми, превращаются в подобие зыбучих песков и выбраться из такой ловушки становиться проблематично, особенно если ступенька пропала не одна, а сразу несколько. Различные двери тоже оказались с сюрпризом. Одни открывались только после вежливой просьбы, другие требовали поклона до пола, третьи - если их коснуться в определенном месте, а иные и вовсе были фальшивыми. Причем со временем одна и та же дверь могла требовать разные условия для своего открытия. Но все это казалось мелкими неприятностями на фоне Пивза. Он ронял на головы ученикам корзины для бумаг, выдергивал из-под них ковры, забрасывал их кусочками мела, навозными бомбами которые где-то доставал или благодаря своей невидимости задирал мантии старшекурсницам или незаметно подкрадывался и внезапно хватал за нос с хриплым криком: "Попался!". Студенты естественно в долгу не оставались и в полтергейста летели различные заклинания, но мелкий гаденыш оказался опытен и легко от них уворачивался.
   За пару дней удалось выяснить расположение кабинетов, больничного крыла и обходных и более коротких путей к ним. Кстати совсем неиспользуемых классов оказалось не так уж и много. Большинство из них ученики приспособили для своих нужд, ведь где-то нужно разучивать и отрабатывать заклинания или просто делать домашнее задание, а то в гостиных факультетов это особо не поделаешь из-за постоянного шума и снующих туда - сюда студентов. Себе я тоже присмотрел один небольшой класс на седьмом этаже, который, судя по толстому слою пыли на поверхностях не использовался уже несколько десятилетий. Именно его я выбрал, во-первых, из-за близости к Выручайке, которую уже успел обнаружить, а во-вторых, из-за непосещаемости как студентами, так и преподавателями этого места.
   Внезапно случившийся красный день календаря, которого после мая не наступало, напомнил о моем обещании и я отправился в больничное крыло. Мадам Помфри выслушав мои объяснения о причине посещения, всего несколькими невербально выполненными заклинаниями решила мою проблему. Научить же этим заклинаниям прямо сейчас она отказалась, но пообещала, что научит после Рождественских каникул и то в случае моей высокой успеваемости в чарах. Также она предупредила не пытаться разыскивать и разучивать их самостоятельно потому как неправильное выполнение этих заклинаний приводит к очень неприятным последствиям. Пока же в таких случаях она рекомендовала приходить к ней. Выходил я из больничного крыла под впечатлением от возможностей колдомедицины. Шутка ли за пару минут решить единственную бесившую меня проблему женского организма. Сделав себе в уме зарубку, в будущем изучить хотя бы основы колдомедицины, я отправился в библиотеку.
   Последние дни сентября я провел за изучением подшивок "Ежедневного пророка", которые имелись в школьной библиотеке. С каноном история сходилась полностью даже Сириус Блэк тут также сидит в Азкабане за убийство двенадцати магглов. Суд над ним был, и на нем было установлено, что заклинание Конфриго попавшее в толпу и приведшее к смерти стольких людей было выпущено из палочки Сириуса. Петтигрю был официально объявлен предателем Поттеров и тут же записан в мертвецы. По поводу событий Хэллоуина 81-го в газете было написано то же что и в книгах почти слово в слово. Смертожоры же почти все были оправданы. Все признанные невиновными как один ссылались на то, что были под Империусом и не осознавали своих действий. Также я отметил тот факт, что все оправдательные приговоры были вынесены после отставки Крауча с поста главы ДМП. Понятно, что оправданные сторонники Волди тупо откупились. А по прошествии какого-то времени поспособствовали уходу из аврората всех ветеранов войны с Реддлом, иначе чем объяснить тот факт, что после смерти Дамблдора министерство слилось в течении месяца. И то его захват в тот момент не был главной целью Волди. Соответственно аврорам - новичкам стало не у кого перенять бесценный опыт, накопленный потом и кровью, и теперешние представители сего ведомства не годны ни на что большее, чем гонять гопоту в Лютном.
   Выводы я из прочитанного сделал - учиться, учиться и еще раз учиться, а также раскачивать ядро до максимума, чтобы к моменту начала большой мясорубки, которая обязательно будет, стоит только Волди воскреснуть, быть готовым дать отпор в случае чего, ну или хотя бы тупо свалить.

Глава 6

   Подготовительные занятия закончились и начались основные в понедельник тридцатого сентября. Встав как обычно раньше всех перваков, я получил от старосты расписание и, взяв все нужное, отправился на завтрак. Когда я, позавтракав, уже собирался идти к кабинету истории магии рядом плюхнулся зевающий Терри Бут.
   - Привет Эванс. Что у нас сегодня? - спросил он, подавляя очередной зевок.
   - И тебя с добрым утром. А сегодня у нас Бинс и МакГонагалл - ответил я, вставая из-за факультетского стола, - Приятного аппетита.
   - Спасибо, - произнес Бут слегка недовольным голосом.
   Причина недовольства Терри стояла перед ним на столе и называлась она овсянкой, которую подавали на завтрак в Хогвартсе каждый день кроме, наверное, праздников. Надо ли говорить, что за месяц она надоела оторванным от домашней еды детишкам до чертиков. Хотя как по мне еда в Хоге вполне нормальная, хотя и несколько однообразная.
   До кабинета истории магии я добрался одним из первых и, заняв себе место, принялся ждать начала урока. Вскоре подтянулись остальные рейвенкловцы, и подошли хаффлпафцы с которыми у нас был парный урок. Нашел взглядом среди барсуков Грейнджер, единственного человека с моего курса с которым можно нормально общаться. С остальными же детьми общение ограничивалось несколькими словами. Связано это было отчасти с моим нежеланием опускаться до уровня ребенка, особенно учитывая тот факт, что большинство детишек даже в сравнении с маггловскими сверстниками глупы, отчасти с отношением чистокровных к магглорожденным. Первокурсницы рейвенкловки меня игнорировали, с мальчиками не нашлось общих тем, у старшекурсников свой круг общения плюс им нет никакого дела до малявок вроде нас. К тому же я почти все свободное время проводил в библиотеке, где собственно и сблизился с Гермионой, оказавшейся интересным собеседником. Она действительно очень много знала, ходячая энциклопедия одним словом. Другое дело, что в отличие от себя канонной умела этими знаниями пользоваться, да и ее умственное развитие, как мне показалось, соответствовало пятнадцати - шестнадцатилетнему подростку. Ну а поступление на Хаффлпафф избавило ее от стремления всех поучать поначалу проскальзывавшее в начале нашего общения, но за месяц оно если и не исчезло полностью, то, по крайней мере, в моем присутствии не проявлялось.
   Прозвучал колокол и в класс, появившись из стены, вплыл призрак Катберта Бинса. Даже не потрудившись хотя бы произвести перекличку этот сгусток эктоплазмы начал монотонно, слегка гнусавым голосом читать свою лекцию, слово в слово повторяющую учебник. Спустя десять минут все студенты кроме меня и Грейнджер благополучно заснули. Я же, убедившись, что призрак не обращает ни на что внимания, достал книгу о бытовых чарах, взятую в библиотеке и принялся читать. Глядя на меня, Гермиона тоже достала какую-то книгу и погрузилась в ее изучение. По такому же сценарию прошли и остальные три урока истории магии - с ударом колокола возвещающего окончание урока студенты просыпались, а с началом нового дружно засыпали.
   После обеда у нас была Трансфигурация, опять с Хаффлпаффом. Когда я зашел в кабинет, то первым делом, бросив взгляд на профессорский стол, заметил сидящую на нем полосатую кошку. МакГонагалл в своем животном обличии наблюдала за приходящими и рассаживающимися за столы студентами, а после удара колокола спрыгнула со стола, при этом превращаясь в человека, чем вызвала всеобщее восхищение. Если остальные первокурсники поражались самому факту владения профессором анимагией, то я той легкостью, с которой МакГонагалл превратилась из кошки в человека при прыжке, при этом, даже не покачнувшись, когда превращение закончилось.
   - Это было просто потрясающе, профессор! - воскликнула рыжеволосая хаффлпафка.
   - Благодарю за лестную оценку моих способностей мисс Боунс, - ответила ей МакГонагалл.
   - Как вы смогли это сделать? - задал вопрос Энтони Голдстейн.
   - Искусство превращения в животных называется анимагией мистер Голдстейн и изучается оно на шестом и седьмом курсах факультативно, - ответила профессор.
   - Трансфигурация - один из самых сложных и опасных разделов магии, которые вы будете изучать в Хогвартсе, - продолжила она, спустя несколько секунд. - Любое нарушение дисциплины на моих уроках - и нарушитель выйдет из класса и больше сюда не вернется. Я вас предупредила.
   Ну, это понятно и без всяких предупреждений. Попав под неудачно, а когда и наоборот, слишком удачно выполненное заклинание можно запросто отдать богу душу. В одной из книг я совершенно точно видел заклинание для превращения головы в тыкву, а если человеку будь он хоть трижды волшебником превратить голову в этот овощ, то он по всем законам логики тут же умрет.
   Далее профессор продемонстрировала возможности трансфигурации, превратив одну из парт в свинью, свинью в статую, изображающую средневекового рыцаря, потом статуя, повинуясь взмаху палочки профессора, стала изящной хрустальной вазой, а уже ваза снова партой. Этой демонстрацией МакГонагалл добилась того что ученики сами стали изнывать от желания начать практиковаться самим несмотря даже на то что нужных заклинаний они не знают.
   Потом была небольшая лекция по технике безопасности, которую нам предстояло вызубрить до следующего урока. Если совсем коротко, то все сводилось к тому, что нельзя при выполнении заклинаний трансфигурации направлять палочку на другого человека, нельзя превращать твердые предметы в жидкости, газы и в продукты питания ибо, попав в организм, они через некоторое время принимают свой первоначальный вид что приводит к тяжелым травмам или даже смерти. А дальше профессор раздала нам по спичке и сказала, что мы должны попытаться превратить их в иголки, а нужное заклинание имеется в учебнике. И мы стали практиковаться...
   Первые попытки оказались безрезультатны, мне не хватало нужной синхронности между произношением заклинания и выполнением жеста. У остальных учеников дела обстояли не лучше. К концу урока что-то получилось только у Грейнджер - ее спичка заострилась с одной стороны и покрылась серебряным налетом. Я хоть и понял принцип решил не выделяться из массы.
   - Один балл Хаффлпаффу, - произнесла МакГонагалл, заметив изменение спички Гермионы.
   Я мысленно усмехнулся, своим то подопечным за такой успех она бы не меньше десятка отвалила. В этот момент прозвучал удар колокола и мы, получив задание практиковаться в превращении спички в иголку, покинули класс трансфигурации.
   В следующие дни у нас прошли первые занятия по остальным предметам. Некоторые, например ЗОТИ меня разочаровали, другие же наоборот заинтересовали. Так, например, лекции профессора Спраут содержали много важной информации о свойствах растений, и зачастую этих данных в учебнике просто не было. Астрономия же, на мой взгляд, была совершенно бессмысленна. Астрономические данные как я узнал, используются в основном в ритуалистике практическое применение которой на территории магической Британии запрещено, а для других областей, например наилучшее время сбора некоторых ингредиентов для зельеварения, все данные уже давным давно рассчитаны.
   Защита от Темных искусств представляла собой цирковое шоу. Заикающийся, постоянно перескакивающий с темы на тему профессор к тому насквозь благоухающий чесноком, которым как уверяли некоторые, он надеется отпугнуть какого-то румынского вампира, в своем фиолетовом тюрбане больше походил на клоуна чем на серьезного боевого мага. Впрочем, на это я не купился, отлично зная, кто сейчас находится под этим самым тюрбаном, и старался держаться от Квиррелла подальше и не смотреть ему в глаза, как и на скрытый тюрбаном затылок. Лекции профессора ЗоТи полностью повторяли содержание учебника, причем в отличие от книги разобраться в заикании Квиррелла было весьма непросто. Халтурит Волди, однако.
   С особенным нетерпением я ждал четверга, когда у нас должен был быть урок заклинаний. За прошедший месяц я успел составить о преподаваемых предметах свое мнение и подробно изучать решил чары, зелья, гербологию, а с третьего курса еще и руны. Остальные же предметы либо были просто неинтересны и бесполезны как маггловедение или нумерология, либо являлись специализированной областью других, например, трансфигурация и ЗоТи ни что иное, как специализированные чары.
   Урок заклинаний проходил у нас совместно с Гриффиндором и был одним из двух занятий проходящих не в паре с Хаффлпаффом, второй была гербология со Слизерином. Если честно я бы предпочел чтобы вообще все занятия были с барсуками, они вообще самый адекватный в плане мозгов факультет в Хоге. Со слизеринцами занятие у нас уже было и оставило у меня не лучшее впечатление о представителях факультета Салазара. Если говорить коротко, то средний слизеринец это наглый, напыщенный, высокомерный, ленивый сноб. Типичными представителями являлись Малфой со своими миньонами Креббом и Гойлом, Нотт, Паркинсон, Буллстроуд и Дэвис. Стоило только рейвенкловцам продемонстрировать знание простейших очищающих чар, без знания которых на таком предмете как гербология никуда, как тут же в сторону моего факультета прозвучали шепотки "заучки", а персонально мне "грязнокровка". При всем этом сами слизеринцы за исключением Гринграсс и Забини знания этих чар не показали, а вроде как потомственные волшебники и их родители должны же были хоть чему-то научить своих детей.
   Класс постепенно заполнялся студентами, последними, перед самым звонком, явилось золотое трио, состоящее из Поттера, Уизли и Лонгботтома. Как только они уселись, прозвучал колокол и в класс вошел Филиус Флитвик. Как и все остальные преподаватели, наш декан начал урок с переклички, и дойдя до Поттера, возбужденно пискнул и чуть не свалился со своей подставки сделанной из книг авторства Локхарта. Закончив перекличку, профессор продемонстрировал свой предмет, пролевитировав по классу неизвестно как попавшую в него жабу, оказавшуюся питомцем Лонгботтома по кличке Тревор. А потом мы приступили к изучению заклинаний Люмос и Нокс. К моему удивлению большая часть учеников ало-золотого факультета этих заклинаний не знала. Заработав десяток очков в копилку факультета за выполнения этих заклинаний с первой попытки, я все оставшееся время до окончания урока наблюдал за успехами других студентов. Рейвенкловцы все смогли выполнить заклинания, как и большинство гриффиндорцев, а вот Золотое трио умудрилось выделиться. У Поттера светляк получился такой силы, что ослепил находящихся рядом детей, а Уизли умудрился заехать своей палочкой Лонгботтому в ухо. Наконец занятие закончилось, и студенты покинули аудиторию, а я решил немного задержаться.
   - У вас есть какие-то вопросы мисс Эванс? - спросил Флитвик, заметив, что я никуда не ушел.
   - Да профессор, но они не связаны непосредственно с темой этого урока, - ответил я.
   - О чем же тогда вы хотите узнать?
   - Дело в том профессор, - начал я, - я прочла книгу о теории магии авторства Гарри Сандерсона и мне не понятен один момент, а именно утверждение автора о том, что беспалочковая магия доступна только волшебникам с большим резервом и хорошим контролем.
   Этот вопрос я задал отнюдь не случайно. За несколько дней до этого урока я случайно вспомнил, каким образом добывал деньги, а именно беспалочковым призывом и это воспоминание породило сомнение в точности информации, изложенной в книге.
   - Подозреваю, вы не только прочитали эту книгу, но и попытались, подобно многим учащимся Рейвенкло подтвердить или опровергнуть информацию опытным путем, - заметил Флитвик, на что я немного подумав, кивнул. Не стоит профессору знать правду о моих несколько нехороших поступках.
   - Вы демонстрируете похвальное стремление к знаниям мисс Эванс.
   - Спасибо за комплимент сэр.
   - Касаемо вашего вопроса. Данное в книге утверждение о беспалочковой магии несколько неточно и правдиво оно только для случаев выполнения палочковых заклинаний без использования оной, - произнес Флитвик.
   - Значит, все же есть возможность обходиться и без этого артефакта, колдуя на голой воле? - спросил я.
   - Да, и многие волшебники этим пользуются. В качестве примера можно привести аппарацию, анимагию, ментальную магию, простейшие чары, результат действия которых легко представить. Более сложные заклинания, опираясь на мой личный опыт, гораздо быстрее и легче выполняются с палочкой, чем без нее.
   Не верить словам многократного чемпиона Европы по магическим дуэлям, Мастера Чар у меня оснований не было, и я решил закругляться, тем более нужно было готовиться к завтрашнему зельеварению, да и домашнее задание сделать.
   - Спасибо за консультацию профессор, - поблагодарил я своего декана.
   - Не за что мисс Эванс, не за что, - ответил он.
   По пути в башню Рейвенкло я анализировал разговор с деканом. Вывод напрашивался такой - без палочки колдовать можно, но что-то нужное получится только в том случае, если ты четко представляешь себе как процесс, так и результат. Собственно так у меня и получилось телепортировать предметы, я четко представлял, как они исчезают из одного места и появляются в другом. А что касается крайне низкой эффективности палочковых заклинаний в их беспалочковым исполнении то тут можно предположить, что колдуя без этого артефакта, я использовал его качестве свою руку, крайне плохо подходящую для этого.
   На следующий день во время обеда я любовался разозленным до предела Поттером, что-то экспрессивно высказывающем своим соседям и периодически бросающем гневные взгляды на довольного Снейпа. Видимо, канон тут соблюден и на зельеварении Ужас Подземелий хорошенько прошелся по самолюбию Избранного. С приподнявшимся до отметки жить хорошо настроением я отправился в логово Снейпа на сдвоенное зельеварение.
   Снейп, как и все преподаватели до него, начал свой урок со знакомства с классом. После этого он начал свою речь.
   - На этом уроке не будет дурацких взмахов волшебной палочкой и глупых заклинаний. Так вот я не надеюсь, что вы оцените такую тонкую науку, и такое точное искусство как приготовление волшебных зелий, кроме тех нескольких, избранных, кто имеет предрасположение. Я постараюсь научить вас как околдовать разум и обмануть чувства, я расскажу вам, как разлить по бутылкам известность, как заваривать славу и даже как закупорить смерть. Но все это только при условии, что вы хоть чем-то отличаетесь от того стада болванов, которое обычно приходит на мои уроки.
   После этих слов многим стало откровенно не по себе, а профессор тем временем выдал задание приготовить зелье для исцеления фурункулов, которое в отличии от канона каждый ученик варил в одиночку. Я же прежде чем начать его приготовление сравнил рецепт, написанный на доске, с имеющимся в учебнике. Различия были хоть и на первый взгляд незначительные. Решив все же рискнуть, я приступил к варке зелья по рецепту Снейпа, который уже начал курсировать по классу изредка замирая за спинами учеников и тем самым нервируя их. Несколько раз и я удостоился такого внимания, но помня, чем может закончиться неправильное изготовление этого зелья, перестал обращать на профессора внимание и полностью сосредоточился на процессе варки. Рецепт с доски действительно оказался лучшим, и я закончил с зельем гораздо раньше тех учеников, что решили варить его по учебнику. Зелье же совпадало с описанием один в один. Волей неволей приходится признать, что Снейп действительно гений, раз смог улучшить процесс приготовления такого простейшего зелья. Но тогда почему же он себя так ведет? Хотя это не мои проблемы, мне и так забот хватает, и разгадывать загадку таково поведения профессора зелий не очень-то и хочется.
   Наступили выходные, которые я потратил на подробное изучение возможностей Выручай - комнаты. По результатам могу сказать одно - эта комната действительно нечто невообразимое. Она предоставляет любую вещь хотя бы раз побывавшую в Хогвартсе, но только в виде материальной иллюзии. Впрочем, иллюзия такого качества, что предоставленный комнатой предмет неотличим от настоящего. Хотя в этом есть и плюс - можно читать книги из Запретной секции библиотеки и никакой защиты на них нет. Побывал я также и на складе всякого хлама. Представлял он собой гигантских размеров помещение, в которое можно поместить стадион "Лужники" и еще останется немного места, доверху забитое всяким хламом, скопившемся за тысячелетие существования Хогвартса. Что-либо трогать без знания диагностических заклинаний я не решился, опасаясь наткнуться на какой-нибудь проклятый предмет. Так что, побродив около часа по пыльным завалам, покинул это место хоть и пообещал вернуться, но уже во всеоружии.
   В понедельник, когда я спустился из спальни в гостиную, заметил вывешенное объявление о начале уроков полета на метлах, что вызвало у меня обреченный стон. А вот остальные первокурсники словно сошли с ума. Все разговоры крутились только вокруг будущих уроков и квиддича. Особенно много разглагольствовали Малфой и Поттер. Больше всего меня насмешили истории Малфоя, в конце которых, он всегда чудесным образом ускользал от вертолетов. И ему верили, даже не задумываясь о том, что Малфои, как и большинство остальных волшебников, живут в магическом мире, где вертолетов априори быть не может. Усмехнувшись про себя, я быстро позавтракал и поспешил на занятия.
   На следующий день я решил понаблюдать за уроком полетов проходившим у Гриффиндора совместно со Слизерином. Мне было интересно повториться ли тут канон или же то, что Поттер жил с родителями каким-либо образом изменит ход известных событий. Заняв место на подоконнике одного из окон, с которого открывался вид на поляну, где и проходили уроки полетов, я принялся наблюдать. Поначалу происходящее не расходилось с каноном, Шестой получил по носу черенком метлы, Лонгботтом стартанув подобно ракете ЗРК С - 300 сорвался с метлы и шлепнулся с высоты пяти метров на землю. А вот когда мадам Хуч увела пострадавшего, начались различия. Малфой, как и в каноне, подобрал выпавшую напоминалку Невилла и попытался взлететь при этом подзуживая Поттера. На что белобрысый рассчитывал делая все это, для меня осталось непонятным, но вот для него дальнейшие события были чертовски неприятными. Видимо Избранного родители все же чему-то научили ибо он вместо того чтобы схватить метлу достал палочку. Манящими чарами он отобрал напоминалку, с помощью разоружающих слизеринец был лишен своей палочки, которую он, бросив метлу, успел наполовину достать из кармана, а дальше сверкнула красная вспышка и Малфой, словно вздернутый невидимым крюком, повис вверх ногами на высоте пары метров от земли. Мантия хорька свалилась вниз, обнажив находящиеся под ней розовые подштанники. Это меня настолько развеселило, что я совершенно неприлично заржал аки конь, и чуть не пропустил последующие события.
   Кребб и Гойл, несколько секунд бестолково потоптавшись возле своего орущего различные ругательства босса, бросились на Поттера, видимо решив заставить его силой отменить свое заклинание. Но опередила их Паркинсон, которая издав вопль "Дракусик", запустила в сторону гриффиндорца каким-то заклинанием. Попасть в моего братца она не смогла, но проклятие все же нашло свою цель, и ей стала Лаванда Браун, лицо которой мгновенно покрылось огромными нарывами. Грифы такое стерпеть не смогли и в сторону слизеринцев полетели заклятия как впрочем, и наоборот. Начавшееся было побоище было остановлено прибежавшей МакГонагалл, которая одним заклинанием оглушила всех находящихся на площадке. Результатом этой потасовки стали: ушедшие в глубокий минус очки обоих факультетов, большое количество помощников появившихся у Филча, свирепствующий Снейп и Поттер с Уизли попавшие в Больничное крыло на несколько дней. Кребб и Гойл все же успели до них добраться и в рукопашной уделать своих оппонентов, плюс смешались различные заклинания, попавшие в их уже бессознательные тела.
   У Рейвенкло и Хаффлпаффа урок полетов состоялся только через неделю. По его прошествии даже порадовался тому факту, что я теперь девочка. Мои надежды, что на метле есть какие-то чары, позволяющие относительно комфортно на ней летать не оправдались, и сидеть на ней было также неудобно, как и на обычной палке. Кроме того для разгона метлы и полета на больших скоростях требовалось сильно наклоняться вперед, а это приводило к тому, что большая часть веса тела приходилось как раз на область расположения половых органов, и если для девочек это было просто неприятно, то вот для мальчиков... Наверное у канонного Гарри были стальные яйца раз столько отлетав на подобном пыточном агрегате он умудрился заделать троих детей. Или же нормальные метлы все же имеют нужный комплект необходимых чар в отличие от школьной рухляди, на которой наверное еще Дамблдор учился летать. Во всяком случае, я не собирался летать на метле больше чем это необходимо для уроков полетов. К тому же я точно знаю, что существует возможность обойтись и без этого артефакта. Вспомнив об этом я повеселел и после окончания урока отправился в библиотеку, так любезно предоставляемую мне Выручай - комнатой.

Глава 7

   Наступила последняя неделя октября. За две недели, что прошли с моего первого урока полетов, особых событий не произошло, за исключением того, что Поттер таки стал ловцом команды Гриффиндора по квиддичу. Видимо МакГонагалл настолько отчаялась выиграть кубок, что определила в команду проштрафившегося первокурсника. Хотя это как смотреть, ведь фанатизм Оливера Вуда в отношении квиддича был известен любому ученику Хога, и, получив новую жертву нового игрока, неугомонный капитан каждый день проводил длительные тренировки вне зависимости от погоды. Пару раз я лично наблюдал понуро бредущих с очередной тренировки, до нитки промокших и дрожащих от холода гриффиндорцев. Разумеется, новость о попадании Избранного в команду по квиддичу мгновенно разнеслась по школе, и это отнюдь не добавило ему очков популярности. Ну, разве что кроме части гриффиндорцев, те своего героя буквально боготворили. Остальные же ученики заняли по отношению к Поттеру резко-отрицательную позицию. Здесь я их понять могу, фактически всей школе в открытую дали понять - что позволено юпитеру не позволено быку. Собственно в каноне было почти также, разве что драки не было.
   За событиями из школьной жизни я не особенно и следил, проводя почти все свободной время в Выручай - комнате за чтением книги об окклюменции. После ознакомления с ее содержимым понял, что полноценно защите разума мне в одиночку не научиться, ибо обучение ей предполагает наличие легилимента, из которых мне известны только Дамблдор, Волдеморт и Снейп и само собой ни к одному из них я не собираюсь обращаться. К счастью были и общие рекомендации, например не смотреть в глаза легилименту, если это все же случилось, то сосредоточиться на одной мысли или воспоминании и тому подобное. Все это обеспечивает достаточную защиту от пассивной легилименции. От активной, то есть выполняемой при помощи заклинания, легилименции защититься можно подсунув своему оппоненту какое-нибудь ненужное воспоминание или же волевым усилием выкинуть врага из своего сознания. Кроме того можно применять специальные артефакты. Больше в книге ничего полезного так и не нашлось. Единственной положительной новость был тот факт, что легилименция это не тоже самое, что и телепатия хотя и с первого взгляда похожа. Мысли ведь это тоже в какой-то степени воспоминания.
   После этого я погрузился в раздумья. Если с учителем облом, то остаются только артефакты, а они заметны, да и что-то меня берет сомнение в их распространенности и дешевизне. Скорее уж они изготавливаются за границей, за большие деньги на заказ, так как, судя по всему в Магической Британии артефакторов нет вообще, кроме Олливандера, но он специализируется на изготовлении волшебных палочек. Другие же мастера если и существуют, то явно не афишируют свои умения. Становиться понятно, почему в шестой книге министерство заказало плащи, шляпы и перчатки - щиты которые по сути своей являются простейшими артефактами близнецам Уизли. не верю я, что в министерстве сидят одни идиоты наверняка есть и нормальные люди и будь в Англии артефакторы наверняка заказ бы ушел им, а не близнецам. Естественно, при выборе между вчерашними школьниками и опытным, работающем в этой сфере не один год человеком, министерство наверняка выбрало бы второе. Окончательно же эту тему прояснил осторожный расспрос Сьюзен Боунс, с которой познакомила меня Гермиона. Последним известным артефактором в Англии был погибший в 1977 году Чарльз Поттер. После него этой областью магии никто не занимался. Значит, придется как-то выкручиваться самому.
   Следующим стал поиск информации, и к моему удивлению Выручайка предоставила мне довольно много книг и свитков на тему артефакторики. Часть из них была на латыни и в данный момент не представляла для меня ценности, но вот большинство было вполне читабельно. Что характерно почти все они принадлежали Поттерам. Книги эти явно из личной библиотеки Дамблдора, а вот как они в ней оказались - большой вопрос. Потратив несколько дней на их просмотр, я нашел подходящий артефакт, обеспечивающий хорошую защиту и при этом очень простой в изготовлении. Единственный минус был в отсутствии накопителей. Пришлось снова искать в книгах, что это за зверь такой. Накопитель как оказалось это сформировавшийся в месте силы драгоценный камень, способный аккумулировать магическую энергию и при необходимости отдавать ее. Как указывалось в различных источниках, такие камни очень редки, и обладают большой материальной ценностью.
   Прочитав это, я очень долго смеялся. Если бы волшебники не недооценивали обычных людей, то давно научились бы производить эти самые накопители в промышленных масштабах, а так сидят и лапу сосут. Магглы уже давно научились производить искусственные драгоценные камни, а уж с магией это должно быть куда проще по моему разумению. Решив попробовать изготовить накопитель самому я стал вспоминать все хоть как-то имеющее отношение к синтетическим драгкамням. Знал я, как оказалось до обидного мало, но эта малость была, что называется в тему. А потом был поиск и разучивания чар исчезновения и восстановления. За всем этим я даже и не заметил, как наступил Хэллоуин.
   Когда утром четверга я вошел в Большой зал сразу почувствовал ненавистный запах тыквы. Казалось, что она была везде - тыквенный суп, тыквенный пирог, тыквенное печенье, тыквенный сок, запеченная тыква. А вот привычных овсянки и чая нигде не наблюдалось и пришлось давиться тем, что есть.
   - Некоторым напиткам выдержка идет на пользу, этому - нет! - процитировал я одного игрового персонажа, залпом опустошив кубок с соком.
   Урок заклинаний начался, как и в каноне, с объявления профессора Флитвика о том, что темой этого урока станет заклинание Левитации. Хорошо хоть на пары он нас не разбивал как в каноне.
   - Не забудьте те движения кистью, которые мы с вами отрабатывали, - напутствовал нас профессор Флитвик. - Кисть вращается легко, и резко, и со свистом. Запомните - легко, и резко, и со свистом. И очень важно правильно произносить магические слова - не забывайте о волшебнике Баруффио. Он произнес "эс" вместо "эф" и в результате обнаружил, что лежит на полу, а у него на груди стоит буйвол.
   История о неудачнике Баруффио это один из примеров к чему может привести невнимательность при колдовстве. Оказалось, что существует довольно большое число заклинаний со схожим произношением, но совершенно разным действием. После этого напутствия студенты стали практиковаться. Попробовал и я.
   - Wingardium Leviosa!
   С первой попытки естественно ничего не получилось, как впрочем, и со второй. На пятой перо дернулось, а на восьмой взлетело, зависнув на высоте около метра.
   - Восхитительно! - воскликнул Флитвик, - Все видели: у мисс Эванс получилось! Пять баллов Рейвенкло.
   - Мордредова заучка! - донеслось до меня бормотание Шестого.
   БАБАХ! Все, дружно вздрогнув, обернулись на источник грохота, дабы запечатлеть в памяти закопченное лицо Финнигана. Не проходит и нескольких дней, чтобы этот последователь Дейдары гриффиндорского разлива что-нибудь не взорвал. Или все дело в том, что он ирландец? Тем временем Уизли тоже решил попробовать.
   - Wingardium Leviosa! - закричал он, размахивая своими длинными руками, аки мельница ветряная. Перо естественно осталось лежать неподвижно. Рыжий не видя никакого результата, разозлился и стал совершать новые попытки, с каждым разом все громче выкрикивая слова заклинания и сильнее размахивая палочкой. Закончилось это довольно неожиданно или, если смотреть с другой точки зрения, ожидаемо - Шестой во время очередной попытки умудрился заехать кончиком палочки прямо в глаз, сидевшему рядом с ним Томасу.
   - ААААААА! - заорал схватившийся за пострадавшее место чернокожий гриффиндорец, - Уизли, ёб...ный ты ублюдок!
   - Мистер Финниган проводите мистера Томаса в Больничное крыло, - сказал Флитвик, одним взмахом палочки прервав поток брани.
   После того как пострадавший в сопровождении своего приятеля покинули класс профессор обратил свое внимание на виновника происшествия.
   - Минус пятьдесят баллов с Гриффиндора и месяц отработок у мистера Филча, за нарушение техники безопасности, повлекшее за собой травму студента - посуровевшим голосом произнес декан Рейвенкло, - А теперь, мистер Уизли, покиньте класс. Вы отстраняетесь от уроков чар до тех пор, пока профессор МакГонагалл не убедит меня в обратном.
   Уизел стоял, не веря в произошедшее, то открывая, то закрывая свой широкий рот. Наконец до него видимо дошло, и, пробормотав что-то нечленораздельное, он схватил свою сумку и выбежал из аудитории. Далее урок был продолжен, но видимо произошедшие события оказали далеко не лучшее влияние на учеников и больше никто так и не смог пролевитировать перо. Впрочем, инцидент на чарах был быстро забыт, все готовились к предстоящему праздничному пиру.
   Когда я вошел в Большой зал, то отметил небольшое изменение в его убранстве из-за праздника. На стенах и потолке сидели, помахивая крыльями, тысячи летучих мышей, а еще несколько тысяч летали над столами, подобно низко опустившимся черным тучам. От этого огоньки воткнутых в тыквы свечей трепетали. Кстати сами тыквы были выполнены в виде традиционного хэллоуинского фонаря и в большом количестве парили по всему залу. Как и на банкете по случаю начала учебного года, на столах стояли пустые золотые блюда, на которых вдруг внезапно появились самые разнообразные яства. Только ради этого стоило прийти на пир.
   Когда все расселись, Дамблдор поздравил всех с праздником и объявил начало пира. Я посмотрел в сторону гриффиндорского стола и отметил отсутствие Шестого. Странно, чтобы Жрон взял и пропустил пир? Наверно в Запретном лесу сдохло что-то поистине циклопических размеров. На всякий случай посмотрел на стол Хаффлпаффа и заметив присутствие Грейнджер, успокоился. Гермиона на месте а отсутствие Жрона меня не касается никаким местом. Раз грифы не волнуются, то значит все нормально. Вспомнив о возможности срыва праздника Квирреллом, я поспешил наесться впрочем, не отступая от правил этикета.
   - Не боишься располнеть Эванс? - спросила заметившая моё, скажем так, обжорство Лайза Турпин.
   - Пфф. Я молодой растущий организм, которому требуется много энергии и питательных веществ, Турпин, - парировал я.
   Уже открывшую рот и хотевшую что-то мне сказать рейвенкловку прервал громкий звук распахнувшихся дверей зала.
   - Тролль в подземелье! - закричал на весь зал, вбежавший в него Квиррелл, - Тролль в подземелье!
   - Вы не знаете? - произнес он голосом умирающего и как марионетка, у которой отрезали нитки, рухнул на пол.
   Пара секунд оглушительной тишины, наконец, до учеников доходит смысл сказанного Квирреллом и в зале воцаряется форменный бедлам. Дети кричали, вскакивали со своих мест, пытались куда-то бежать и, сталкиваясь, сбивали друг друга с ног. Типичная паникующая толпа.
   БУБУХ! Все резко затихли и обернулись к преподавательскому столу.
   - Всем занять свои места! - усиленным с помощью заклинания голосом скомандовал Дамблдор, потерявший привычный облик доброго дедушки, - Никакого крика и паники! Старосты! Проследите, чтобы ученики не покидали Большого зала.
   После этого студенты снова расселись за столы, а учителя кроме профессора Флитвика покинули зал.
   - Как тролль проник в замок? - спросила Менди Броклхест.
   - Может его впустил Пивз? - предположила Падма Патил.
   - Фигня это все! - высказался Энтони Голдстейн, - Его впустил Сами-Знаете-Кто.
   Ну да во всем виноват Волдеморт, хотя в этот раз угадали, попали пальцем в небо.
   - Главный вопрос, это не кто впустил тролля, а зачем, - медленно произнес я.
   Действительно, никогда не понимал, зачем Волди понадобилось впускать тролля, неужели он по тихому не мог сходить к камню пока все праздновали. Видимо Реддл за годы скитания духом окончательно потек крышей. Неужели он не понимал, что Дамблдор мгновенно догадается, кто впустил тролля. И зачем ему вообще сдался этот Философский Камень? Провел бы ритуал воскрешения как он это и сделал в четвертой книге и всё. Квиррелл то куда лучший помощник, чем Петтигрю. Так нет же. Неужели он не подумал, что даже заполучив камень воспользоваться он им все равно не сможет ибо не знает как. Единственный владеющий этой информацией - это Николас Фламель, а он понятное дело не станет раскрывать свои секреты всяким тёмным лордикам. Хотя о чем я. Если у Реддла не все в порядке с головой, то он и задумываться ни о чем не станет, что, кстати, в каноне и наблюдалось.
   Прошло уже около полутора часов с момента объявления о тролле, когда в зал вошел Дамблдор и, объявив о поимке животного, отправил всех по своим гостиным. Выглядел директор при этом каким-то поникшим, и я даже задумался, не спер ли Квиррелл камень. Как бы то ни было я, решив, что утро вечера мудренее не стал заморачиваться и, придя в свою спальню, после короткого душа забрался в кровать, чтобы уже через минуту погрузиться в сон. А на следующий день Дамблдор ошарашил нас новостью о гибели Рональда Уизли.
  

***

   Альбус Дамблдор устало откинулся на спинку своего троноподобного кресла и прикрыл глаза. Только что его кабинет покинула опечаленная и разгневанная чета Уизли. Причину гнева Молли старый волшебник понимал, все-таки гибель своего ребенка приведет любую мать в состояние берсерка, но вот ее обвинение в том, что это он, Альбус, виноват в смерти Рональда, принять не мог. Даже результаты проведенного расследования не заставили миссис Уизли изменить свою точку зрения. Она категорически не принимала тот факт, что в гибели Рональда Уизли ничьей вины нет, и что это просто неудачное стечение обстоятельств. Утверждая это, директор немного кривил душой. В гибели ребенка косвенно виноват Том, неизвестным старому волшебнику способом протащивший молодого горного тролля в замок. Но сообщать это, пусть и своим сторонникам, особенно учитывая несдержанность Молли, директор категорически не желал. И на то были причины: среди сторонников Тома избежавших заключения в Азкабан есть немало его идейный последователей и стоит им только узнать, что их господин жив, как возвращение Лорда Волдеморта во всем его ужасном величии состоится очень быстро. Поэтому сейчас Дамблдор солгал, хотя и очень не любил это делать. К тому же после опроса портретов стало ясно гибель мистера Уизли результат в большей степени несчастного случая.
   Как сообщили нарисованные волшебники, мистер Уизли, возмущенный выказанным ему порицанием со стороны учащихся факультета Гриффиндор, покинул свою гостиную и был замечен бесцельно бродящим по замку разными портретами. В тот момент, когда он двигался по коридору второго этажа, ему повстречался тролль и Рональд, возможно от неожиданности такой встречи, замер в ступоре. Портреты естественно предприняли попытку донести об этом до директора, но из-за отсутствия в большом зале картин сделать это получилось не сразу. Когда же это удалось, и директор прибыл на место происшествия, то обнаружил там поедающего труп мистера Уизли тролля. На этом воспоминании Дамблдор передернулся. Хотя он и знал, что горные тролли людоеды, да и повидал на своем веку старый волшебник очень много всего, но все же зрелище обгладываемой ноги Рональда Уизли было далеко не для слабонервных.
   - Может, прекратишь свои игры Альбус, - в тишине кабинета прозвучал голос одного из портретов, - Твои действия уже привели к гибели ученика! Что же будет дальше?
   - Ты прекрасно знаешь, что это невозможно, Финеас, - устало ответил директор, - Тома нужно остановить, а Гарри еще слишком мал, чтобы это сделать.
   - Все надеешся на своего "героя"? - язвительно спросил портрет, - И поэтому решил выгадать для него немного времени, заточив этого полукровку в проклятое зеркало Морганы?
   - Довольно! - резко произнес Дамблдор, но через некоторое время сказал, - Когда придет время, Гарри одолеет Тома.
   - Ну-Ну, - не остался в долгу портрет.
   После этой фразы директорский кабинет вновь погрузился в тишину и старый волшебник, уйдя в свои думы, сам не заметил, как оказался в царстве Морфея.
  

Глава 8

   Утром следующего дня, когда я вошел в Большой зал, сразу заметил некоторые изменения в его интерьере. Полотнища с гербами факультетов и Хогвартса были заменены на черные. Мысленно пожав плечами, я занял свое место за столом Рейвенкло и стал ожидать речи Дамблдора. Раз уж вывесили траурные флаги, то должны сказать кто погиб и почему. Наконец все студенты заняли свои места, и директор поднялся со своего трона.
   - Дорогие друзья, - начал свою речь Дамблдор, - Вчера в нашей школе произошло поистине трагическое событие! В результате несчастного случая погиб ученик факультета Гриффиндор - Рональд Уизли. Он не присутствовал в Большом зале во время пира и не мог знать о грозящей ему опасности.
   Тут директор сделал паузу видимо, чтобы ученики смогли осознать смысл только что произнесенных им слов. Постепенно до студентов стало доходить, что сказал Дамблдор и в мертвой тишине стали слышаться шепотки, которые прекратились, когда директор заговорил вновь.
   - Рональд Уизли был настоящим гриффиндорцем - храбрым, благородным, честным и дружелюбным, всегда готовым подать руку помощи, и его потеря стала большим ударом по магическому сообществу. Я прошу вас почтить его память минутой молчания.
   Все ученики и преподаватели поднялись со своих мест, и зал погрузился в тишину. Наконец минута молчания завершилась, и мы приступили к завтраку, во время коего я обдумывал произошедшее. Смерть Жрона стала для меня полной неожиданностью, хотя если хорошенько подумать, то получается, что Уизли заменил собой Гермиону, только вот его почему-то никто спасать не пошел. Да о нем даже братья не вспомнили! В результате Шестой погиб и что теперь будет - неизвестно, а мое знание канонных событий становиться совершенно бесполезным. К тому же Квиррелл, пока Дамблдор будет отвлечен, может попытаться украсть камень. Или, если камень окажется фальшивкой, воскресить Волди ритуалом как в каноне только на четыре года раньше. Кровь врага добыть сейчас значительно проще. И вот тогда всем будет тотальный пипец.
   После завтрака Дамблдор сообщил об отмене в связи с трауром сегодняшних уроков и я, решив не тратить зря время, отправился в Выручайку, защитные артефакты сами собой не сделаются. Конечно, хотелось послушать о том, что думают другие ученики о произошедшем, но я волевым усилием засунул свое любопытство подальше. Моя чуйка в последнее время подает настойчивые сигналы о необходимости обзавестись хоть каким-то артефактом защиты разума, а к ней стоит прислушиваться. Один раз не послушал и как результат оказался тут.
   Дойдя до Выручай - комнаты я первым делом зашел на склад всякого хлама, где после получасовых поисков я нашел пару испорченных серебряных ножей для резки ингредиентов и сломанный старый подсвечник, который как показали диагностические заклинания оказался из золота. Эти предметы мне были нужны как источник металла для артефактов, а заклинания я нашел опять же в книгах по артефакторике. Не обнаружив никаких проклятий на предметах, я вышел из склада хлама и сменил вид комнаты. На сей раз это была мастерская и, выложив принесенные с собой материалы, я достал свои записи и приступил к работе.
   Так как у меня пока что отсутствовали накопители, я решил делать самый простой вариант артефакта. Толку, конечно, от него будет совсем немного, но все же лучше чем ничего. Артефакт этот представляет собой серьгу - гвоздик и дает защиту от пассивной легилименции, нагревом сигнализируя своему обладателю о попытках проникновения его сознание. Более продвинутые варианты требуют накопителей, но и защиту дают несравненно лучшую. Самые мощные из артефактов могут защитить даже от Империуса и в книгах Поттеров есть подробное описание процесса их создания, но опять все упирается в накопители, которых нет.
   Первым делом я начал с очистки материалов. Для этого существует довольно много различных чар, но я воспользовался самым простым вариантом, а именно комбинацией чар исчезновения и восстановления. Направив палочку на серебряные ножи, я произнес:
   - Argentum evanesco!
   Смахнув то, что осталось от ножей после заклинания, я положил на это место лист бумаги и произнес следующее заклинание.
   - Argentum recuperare!
   На листке появилась кучка серебристого порошка. Осторожно отложив листок с ней в сторону, я проделал те же манипуляции с подсвечником. Дальше пришлось действовать более традиционным способом, хорошо, что все нужное мне оборудование комната предоставила. Результатом моих трудов стали несколько сотен грамм сплава. А потом началось самое нудное. Изготовив с помощью заклинаний трансфигурации два десятка заготовок, я принялся накладывать на них чары. Необходимые заклинания и порядок их наложения я списал из книг. Нужно ли говорить, что в отсутствии необходимого опыта большую их часть я испортил, но как бы то ни было, к вечеру удалось сделать две пары рабочих артефактов.
   Оставалось сделать последнее, но самое неприятное, а именно проколоть себе уши. Попросив комнату о зеркале и дождавшись появления оного, я встал напротив него и, взяв заранее заготовленную стерильную иглу, проколол сначала одно, а затем и другое ухо. Я вставил обе серьги в уши и с удовлетворением отметил еле заметный отток магии к ним, свидетельствующий о работе артефактов. Теперь хоть какая - никакая защита есть и можно не спеша заниматься поиском способа изготовления кристаллов - накопителей. Конечно едва я о них прочитал как сразу попросил Выручай - комнату выдать книги об их изготовлении но ничего не вышло. Но это уже дело завтрашнего дня, а сейчас надо идти на ужин, обед то я пропустил. С этими мыслями я отправился в Большой зал.

***

   Несколько последующих дней я внимательно следил за статьями в Пророке и школьными слухами, но скандала, который по моему разумению должен был случиться из-за смерти ученика, так и не произошло. В газете ничего по этому поводу не было и стало ясно, что дело замяли. Впрочем, тут как раз ничего удивительного нет - раздувать скандал не выгодно ни Дамблдору, ни министерству, а вопли Уизлей, скорее всего, заткнули деньгами. И никто из министерства даже не задался вопросом, откуда в Хогвартсе взялся тролль. Ну не верю я, что ученики на следующий день не написали письма родителям, часть из которых является сотрудниками министерства, и к тому же у многих учеников, как я узнал, имеются для связи с родителями специальные листы пергамента с наложенными на них Протеевыми чарами. Хотя наличие тролля директору как раз легко обосновать - ему достаточно сказать, что животное содержалось в школе как учебное пособие для УЗМС, в Хэллоуин он попытался сбежать и случайно встретил Жрона. И все! Дамблдору привыкли верить, так что и это проглотят и не задумаются, в каноне то все ему поверили, когда он сказал, что жертва матери спасла Гарри Поттера от Авады. Как будто другие матери не оказывались в подобных ситуациях и почему-то больше ни от кого заклятие смерти не отражалось. Да ему даже Волди поверил!
   Общаясь со своими знакомыми, я узнал, почему Уизел не присутствовал на пиру. Оказалось, что после уроков старшекурсники Гриффиндора во главе с Перси Уизли устроили Шестому жуткую головомойку на тему потерянных баллов. К слову львята, как и их декан, были помешаны на этих самых баллах, хотя, как я специально узнавал, они абсолютно ни на что не влияют. Так вот Уизел выслушав все это, распсиховался, и, назвав всех подлыми предателями, выбежал из гостиной в неизвестном направлении. Со слов портретов он весь вечер бродил по школе и в коридоре второго этажа почувствовав вонь, не придумал ничего лучшего, как пойти и посмотреть, что это так пахнет. Свои размышления Ронни - бой производил вслух, поэтому картины об этом знали. Ну а дальше, встретив тролля Шестой, просто замер в ступоре, чем существо и воспользовалось, огрев Уизела по голове своей дубинкой, после чего приступило к трапезе. Директор подоспел к тому моменту когда тролль обгладывал вторую ногу Шестого.
   Портреты, разумеется, я расспрашивал сам благо они те еще сплетники. Когда узнал все обстоятельства смерти Шестого я его даже пожалел. Немного. Все-таки Рон Уизли был не тем человеком, по которому я буду скорбеть. Пусть он и был одиннадцатилетним ребенком, но уже в этом возрасте в нем была гниль. Достаточно вспомнить канон, а именно что видел Рон в зеркале желаний. Староста школы, капитан команды факультета по квиддичу держащий оба школьных кубка - вот что видел Рон. Вот только никаких усилий для воплощения этого в реальность он не прилагал, и Поттера к лени приучил. Он и примазался то к Герою только для того чтобы получить свою часть славы ничего при этом не делая, тогда как его братья, даже засранцы близнецы, изо всех сил старались кто как мог выбраться из той ямы в которую загнали их родители. И ведь удалось же! Билл устроился в Гринготтс, а гоблины кого попало к себе работать не возьмут; Чарли - в драконий заповедник, туда тоже человек с улицы не попадет; Перси - ну он типичный жополиз, так что все с ним понятно и без слов; близнецы, в конце концов, смогли открыть магазин розыгрышей, большую часть ассортимента которого разработали сами, а это требует огромных знаний и фантастического упорства. А что сделал Рон? Ничего. Так что Шестой в отличие от своих братьев у меня никаких симпатий не вызывал, скорее наоборот.
   Смерть Рона Уизли была главной темой разговоров студентов до середины недели, а потом была вытеснена обсуждениями предстоящего матча по квиддичу между Гриффиндором и Слизерином. Изначально игра должна была состояться еще в субботу, второго ноября, но из-за известных событий была перенесена на неделю. Наконец наступил день матча, и я решил сходить на игру. Мне было интересно, попытается ли Квиррелл как в каноне заколдовать метлу Поттера или нет. К тому же если Квиррелл решится кому-то придется спасать Героя, возможно что и мне придется повторить подвиг канонной Гермионы. Во всяком случае, смерти Поттеру я точно не желал. Кстати смерть Уизела оказала на Поттера и Лонгботтома положительное действие - они начали учиться. Эта парочка гриффиндорцев стала проводить больше времени в библиотеке, чем все остальные представители красно - золотого факультета вместе взятые. Проходя пару раз мимо них я заметил, что большинство книг, которые они читают, являются пособиями по ЗоТи. Ну да, вся литература о боевой магии находится в запретной секции, а в общей только книги о ее кастрированной версии, но и того что есть им надолго хватит.
   Субботнее утро выдалось холодным, но солнечным. Когда я спустился Большой зал, то сразу ощутил витавшее в воздухе предвкушение зрелища, которое будет представлять собой игра. Студенты уже вовсю обсуждали сегодняшний матч, а некоторые делали ставки на победу той или другой команды. Отдав должное восхитительно приготовленным жареным сосискам, кстати, совершенно не похожим на те, что я ел у Дурслей, а уж те, что были в прошлой жизни хогвартским и в подметки не годятся.
   - Эванс, как думаешь, кто победит? - раздался голос Майкла Корнера, - Я и Терри считаем что грифы, а Тони что змеи.
   - Не знаю, - честно ответил я, - Трудно сказать кто победит ни разу не увидев обе команды в деле.
   - Чепуха! Я уверена, победят гриффиндорцы! - высказалась Лайза Турпин при этом смотря на хмурого Поттера.
   - Поттер еще новичок, а Хиггс - опытный ловец, - вставил свои пять кнатов услышавший наш разговор Роджер Дэвис, - Если Поттеру не повезет, то у грифов нет шансов.
   - Согласен, - высказался пятикурсник Саймон Райли, - Вся игра львов зависит от ловца, а Поттер - темная лошадка и еще неизвестно какой из него игрок.
   Дальше к разговору присоединилось еще несколько старшекурсников, а я закончил завтрак и покинул Большой зал. До матча еще оставалось больше двух часов, и я решил потратить это время на тренировку ядра, которые в Хогвартсе я не забросил, а даже наоборот, пользуясь тем, что резерв восстанавливается в замке очень быстро, проводил при каждом удобном случае.
   Упражнялся я до половины одиннадцатого, а потом отправился на квиддичный стадион, на котором, когда я добрался до него, казалось, собралась вся школа, даже Хагрид пришел посмотреть на игру. В одиннадцать команды появились на поле и выстроились друг напротив друга.
   - Я жду честной игры от каждого из вас! - донесся до меня голос мадам Хуч.
   Игроки оседлали свои метлы и после свистка судьи взмыли в воздух. Матч начался. Я, не обращая внимания на игроков, следил за трибуной, на которой расположились преподаватели. Впрочем, доносившиеся комментарии Ли Джордана позволяли быть в курсе происходящего в воздухе.
   -  ...И вот квоффл оказывается в руках у Анжелины Джонсон из Гриффиндора. Эта девушка - великолепный охотник, и, кстати, она, помимо всего прочего, весьма привлекательна...
   - ДЖОРДАН! - раздался возмущенный возглас МакГонагалл.
   - Извините, профессор, - поправился тот. - Итак, Анжелина совершает отличный маневр, обводит соперников, точный пас Алисии Спиннет - это находка Оливера Вуда, в прошлом году она была лишь запасной, - снова пас на Джонсон и... Нет, мяч перехватила команда Слизерина. Он у капитана сборной Маркуса Флинта, который делает рывок вперед. Флинт взмывает в небо, как орел, сейчас он забросит мяч... Нет, в фантастическом прыжке мяч перехватывает вратарь Вуд, и Гриффиндор начинает контратаку. С мячом охотник Кэти Белл, она великолепно обводит Флинта справа, взмывает над полем и... О, какое невезение... наверное, это очень больно, получить удар бладжером по затылку. Мяч у команды Слизерина, Эдриан Пьюси летит к воротам соперника, но его останавливает второй бладжер... кажется, мяч в Пьюси послал Фред Уизли, хотя, возможно, это был Джордж, ведь их так непросто различить... В любом случае, загонщики Гриффиндор проявили себя с лучшей стороны. Мяч в руках у Джонсон, перед ней никого нет, и она устремляется вперед... Вот это полет!.. Она уклоняется от набравшего скорость бладжера... она прямо перед воротами... давай, Анжелина!.. Вратарь Блетчли совершает бросок, промахивается... ГОЛ! Гриффиндор открывает счет! Аплодисменты болельщиков сборной Гриффиндора и стоны, и вой поклонников команды Слизерина заполнили холодный воздух.
   - Дай, пожалуйста, бинокль, - попросил я Терри Бута, - Мне он нужен буквально на секунду.
   - Но только на секунду, - ответил Бут, но бинокль все дал.
   Я посмотрел на Квиррелла - он сидел неподвижно и не моргая смотрел в одну точку, при этом почти незаметно шевеля губами.
   "Решился, значит, уродец!" - подумал я, и уже приготовился было совершить подвиг канонной Гермионы, но тут...
   - Гарри Поттер поймал снитч! - ликующе прокричал Ли Джордан, - Гриффиндор побеждает со счетом 160:0.
   - Что за нафиг. - пробурчал я, возвращая бинокль Буту и наблюдая, как Поттер, совершив круг над стадионом, спустился на землю вместе с остальной командой.
   Со стадиона я шел в глубокой задумчивости. Только что закончившийся матч стал еще одним подтверждением того, что реальность отходит от канона все дальше и дальше. Даже страшно подумать, что будет дальше.
   После обеда я направился в Выручай - комнату. Поскольку все домашние задания у меня были сделаны, я решил попробовать создать синтетический драгоценный камень - накопитель. Как самый простой по составу был выбран алмаз, являющийся кристаллической формой углерода. Набрав в складе всякого хлама деревянных обломков, я изменил комнату на мастерскую, в которой имелся камин. В нем я и сжег деревяшки, образовавшиеся угли потушил, а когда они остыли выгреб их и положил на стол.
   - Carboneum evanesco! - произнес я заклинание, направив палочку на кучку угля.
   Углерод исчез, а оставшиеся примеси я смахнул со стола в ведро. Затем я воспользовался чарами восстановления, и исчезнувший углерод появился в виде мельчайшего порошка абсолютно черного цвета. Почему я не воспользовался заклинанием сразу, а сжигал деревяшки? Ответ на этот вопрос прост - я еще пожить хочу. Структурные формулы веществ, входящих в состав древесины я не помнил, а рисковать получить огромное количество атомарных, а значит и высокоактивных водорода и кислорода и как следствие этого взрыв, мне не хотелось. Поэтому и пошел чуть более длинным, но безопасным путем. Вообще-то я думаю, что я не первый кто догадался до всего этого, наверняка кто-нибудь из магглорожденных додумался делать искусственные драгоценные камни, но судя по отсутствию какой-либо информации на эту тему, сохранил это в тайне.
   Отделив часть порошка от основной массы, я сосредоточился, представил в уме кристалл алмаза, даже расположение атомов углерода в нем вспомнил, и произнес заклинание:
   - Transformate.
   Мгновение - и вот передо мной лежит маленький прозрачный кристаллик. Я радостно схватил его и принялся прыгать от радости. Что поделать тело ребенка влияет на разум и временами это выражается вот в таких вот поступках. Когда закончил праздновать этот маленький успех, принялся диагностировать свое творение, благо все нужные заклинания были в книгах по артефакторике. Результат вышел немного не тот, на который я рассчитывал - полученный алмаз хоть и являлся накопителем, но емкость его была крайне малой. Оставалось только проверить, не превратиться ли полученный алмаз назад в кучку сажи. Прождал я этого действия целую неделю, но так ничего и не произошло.
   Вообще идея воспользоваться трансфигурацией пришла мне в голову после прочтения книг Поттеров. Как оказалось необратимая трансфигурация широко применяется в артефакторике. Необратимым превращение бывает в том случае, если меняется только форма предмета, то есть если превратить стальной нож в равную с ним по массе и объему вилку, то обратного превращение не произойдет. Конечно, в моем случае происходят несколько другие процессы, но видимо и они попадают под постоянную трансфигурацию.
   Когда я убедился, что обратного превращения не произойдет, то принялся за поиски способа улучшения качества получаемых накопителей. После длительной серии экспериментов, во время которой я даже научился трансфигурировать алмазы без палочки, чисто на голой воле, мне удалось разработать достаточно хорошую, на мой взгляд, технологию. Суть ее заключалась в напитке маной углерода прямо перед его превращением, и в результате этого получался вполне неплохой накопитель. Во всяком случае, в алмазик размером со спичечную головку влезало несколько десятков моих пока еще скромных резервов. Но алмазы не были моей целью, они служили лишь для поиска и отработки нужной технологии.
   Для артефактов ментальной защиты как говорилось в книгах лучше всего подходят сапфир или аметист. Последний я и намеревался получить, ибо материалы для него встречались на каждом шагу. Пришлось конечно повозиться, разучивая специальные чары для отделения одного вещества от другого. Кстати один из вариантов этих чар используется в зельеварении для разделения составных ядов. Получив нужные очищенные материалы я, следуя уже отработанной технологии, изготовил несколько аметистов и принялся было за создания мощного артефакта, но тут у меня появились сразу две проблемы.
   Первая из них это холод. Хогвартс, несмотря на всю свою волшебность, все-таки оставался типичным средневековым замком. В середине ноября значительно похолодало и, несмотря на непрерывно топящиеся камины, комфортной температура воздуха не была. Даже в спальне по моим ощущениям было не больше десяти градусов тепла по Цельсию. Наверно потому волшебники и спят на кроватях с балдахинами. Но особенно холодно было на зельеварении, ведь в аудитории, используемой Снейпом, даже камина не было от слова совсем. Положение спасали только предусмотрительно захваченная теплая одежда и согревающие чары. Многие первокурсники поначалу пользовались зачарованной одеждой, и продолжалось это до тех пор, пока не выдохлись наложенные на вещи заклинания. Этим кстати и отличается зачарованный предмет от артефакта - вторые в отличие от первых можно перезарядить и использовать повторно.
   Проблему с отоплением удалось решить довольно просто. Трансфигурировав из металлолома несколько высоких плоских бачков по внешнему виду повторяющих старые масляные радиаторы, я выбил на них найденный с помощью Выручай - комнаты рунный вариант заклинания "Бойлио", затем разместив их вдоль стен спальни наполнил их водой с помощью заклинания "Агуаменти". Ну а дальше оставалось только подзаряжать руны и время от времени доливать воду, ибо агрегат получился далеко не идеальный, и о каком-то подобии его автоматической саморегуляции и речи не шло, и как следствие этого вода постепенно уходила в виде пара через предохранительные клапаны, предусмотрительно сделанные мной. Тем не менее, результат меня устраивал - в спальне было очень тепло, даже жарко.
   Вторая же оказалась более неприятней - в один из дней заметил, что у меня начали пропадать вещи. Повторять судьбу Луны Лавгуд у меня желания не было и пришлось принять меры. Как всегда Выручай - комната оказалась на высоте и я наложив нужные заклятия принялся ждать. Результат появился буквально через пару дней - в Больничное крыло загремели Чжоу Чанг и ее подружка Мариэтта Эджкомб схлопотавшие совершенно не опасные для жизни и здоровья, но от этого не менее неприятные проклятия. К тому же результат этих проклятий наблюдала половина факультета - синяя кожа и надпись на лбу, огромными ярко-красными буквами "ВОР". Самое интересное заключалось в том что эти проклятия не снимаются простыми заклинаниями отмены типа "Фините". Как бы то ни было через несколько дней их выпустили из лазарета и эти две дуры не придумали ничего лучшего как попытаться подловить меня и совершить свою месть. Я идиотом не был и, предполагая такой вариант развития событий, заранее подготовился. Собственно саму идею я стянул у братьев Уизли, вот только вместо зачарования одежды создал кольцо - щит с накопителем. Было очень интересно наблюдать за их лицами, когда пущенные в меня заклинания парализации отразились обратно.
   - Ну и что мне с вами делать? - произнес я, подходя к двум неподвижно лежащим телам.
   - Думаю, небольшое наказание вам не повредит, - сказал я после пары секунд раздумий.
   - Confundo - глаза Чанг утратили осмысленное выражение, - Confundo, - такая же судьба постигла и ее подружку.
   - Вы будете игнорировать Грейс Эванс и всех ее друзей. Вы будете любить друг друга до конца дней своих!
   Закончив внушение, я освободил девочек от парализующего заклятия и поспешил уйти от этого места. Откуда я знал "Конфундус"? Его я выучил еще перед Хэллоуином в качестве подстраховки, так как это единственное из доступных мне по силе заклинаний, способное нанести хоть какой-то ущерб троллю. По крайней мере, я рассчитывал при встрече с ним, дезориентировать его с помощью этого заклинания и сбежать. Конечно, искать зверюгу у меня и в мыслях не было, это была всего лишь перестраховка, которая тогда не пригодилась. Зато теперь оказалась весьма кстати. Противостоять внушению, сделанному с помощью "Конфундуса" может лишь окклюмент, либо обладатель артефакта ментальной защиты, причем не самого простого. Так что у Чанг и Эджкомб не было ни одного шанса и теперь в Хоге вполне может появиться парочка лесбиянок, но это уже не мои проблемы. Нечего было лезть ко мне.

Глава 9

   Приближалось Рождество. В середине декабря, проснувшись поутру, все обнаружили, что замок укрыт толстым слоем снега, а огромное озеро замерзло. В тот же день близнецы Уизли лишили свой факультет нескольких баллов за то, что заколдовали слепленные ими снежки, и те начали летать за Квирреллом, врезаясь ему в затылок.
   "Эх! Знали бы вы в кого попадают ваши снаряды?!" - подумал я, увидев сию картину.
   Почты в этот день почти не было - те немногие совы, что этим утром смогли пробиться сквозь снежную бурю, были в полумертвом состоянии сданы на попечение Хагрида, которому пришлось основательно повозиться, прежде чем они снова смогли летать. Я же этому обстоятельству только радовался. Проведя в Хогвартсе уже три с половиной месяца я так и не смог привыкнуть к совиной почте, и наверное никогда не смогу. Собственно против самих сов и того, что они разносят письма, я ничего не имел, но вот то, что почта утром приходит как раз во время завтрака меня дико раздражало. Не бывало ни одного дня, чтобы кому-нибудь в еду не упал незапланированный ингредиент или кто-нибудь не обзавелся дополнительным "украшением". Проще говоря - совы гадят. Получив в один из первых дней сентября себе на мантию такой "подарочек", я стал приходить на завтрак раньше остальных и заканчивал его до прихода почты.
   Наступила последняя неделя в этом учебном году и школьники с нетерпением ждали каникул и уже не могли думать ни о чем другом. Все кроме меня, имеющего вполне определенные планы на рождественские каникулы. После того как удачно разрешились проблемы холода и воровства, мне наконец-то удалось закончить создание мощного артефакта ментальной защиты и теперь я планировал заняться созданием волшебной палочки, технология изготовления которой имелась в одной из книг Поттеров. Изделие Олливандера хоть и работало без нареканий, не устраивало меня наличием чар Надзора, которые передают в министерство данные обо всех примененных мной заклинаниях, а также фиксируют местоположение палочки. Хорошо, что эти чары для учеников Хогвартса первого сентября отключают, а то запалился бы с артефакторикой по полной. Поэтому, чтобы избежать в дальнейшем каких-либо претензий со стороны властей, я и решил сделать себе нигде не зарегистрированную, а потому не имеющую никаких дополнительных чар, палочку, которую в случае чего и выбросить не жалко будет. Мысли об этом у меня были уже давно, но сейчас это стало суровой необходимостью, к тому же обычную палочку, как оказалось, изготовить очень просто. Вот если бы я захотел создать копию Бузинной палочки, тогда да, пришлось бы повозиться, а так главная сложность заключалась лишь в изготовлении нескольких зелий, нужных для пропитки сердцевины и корпуса. Ингредиенты для этих зелий я раздобыл, заказав их в аптеке Манлпеппера с помощью совиной почты, благо ничего запрещенного в их состав не входило.
   Оставшиеся после покупок ингредиентов деньги я потратил на подарки своим немногочисленным знакомым. Гермионе - книгу "Тысяча советов молодой волшебнице", весьма полезную, кстати говоря, Терри Буту, Сьюзен Боунс и Ханне Эббот - множество волшебных сладостей, ибо они оказались жуткими сладкоежками. Еще один подарок я приготовил для Дамблдора - десять пар теплых шерстяных носков. Вспомнилась мне его фраза из канона вот я и решил подарить ему носки, естественно анонимно.
   Наконец каникулы начались и школа опустела. Из учеников остались только я да трое Уизли и все, остальные предпочли праздновать дома. Для меня этот праздник не значил абсолютно ничего, поэтому в первый же день каникул я приступил к изготовлению палочки. Технология ее создания относительно проста, но есть одно но - магией при этом пользоваться нельзя. Исключением является только пропитка специальными зельями корпуса и сердцевины и заклинание для помещения ядра в корпус. Все остальное делается по старинке - вручную.
   Первым делом нужно было выбрать материалы для палочки, но тут я решил не изобретать велосипед и взять такие же, как и у палочки работы Олливандера. Сердечные жилы дракона были заказаны мной вместе с остальными ингредиентами, а вот за сосновой древесиной для корпуса пришлось идти на опушку Запретного леса. Из этого похода я принес около десятка заготовок, но после тщательного их осмотра для дальнейшей работы пригодными оказались только две. Дело в том, что древесина, идущая на изготовление палочек, не должна иметь сучков, трещин, гнили и других дефектов. Пока заготовки сушились, а это далеко небыстрый процесс ведь сохнуть они должны медленно, чтобы не образовались трещины, я занялся обустройством своей спальни. До этого все как-то свободного времени не хватало, а сейчас его было наоборот много.
   С помощью трансфигурации сделал себе нормальный письменный стол и стул к нему, хотел еще сделать и кресло, но не нашел подходящих материалов. Также создал пару осветительных артефактов в виде шара диаметром около трех сантиметров. Один из них я разместил в своей спальне и замаскировал под настольную лампу, а второй снабдил еще и чарами левитации и брал с собой в Выручай - комнату. Сделал я их, потому что мне надоели свечи и факелы, которыми освещался Хогвартс, а также из опасения испортить себе зрение от такого освещения.
   Проснувшись рождественским утром, я заметил под елкой, установленной в гостиной Рейвенкло, несколько небольших свертков. Так как я был один, то справедливо решил, что это подарки для меня. Предварительно проверив на вредоносные чары я открыл их. Подарили мне одни книги - "Защитные чары" от Бута, "Традиции и этикет магического мира" от Сьюзен и "Бытовые чары" от Гермионы. Хмыкнув убрал их в свой чемодан, в Выручай - комнате можно найти что-то и поинтереснее этих пропущенных через министерскую цензуру книг. Впрочем, сам факт подарка мне был приятен и я с хорошим настроением поспешил на завтрак.

***

   Директор школы чародейства и волшебства Хогвартс, Верховный Чародей Визенгамота, председатель Международной Конфедерации Магов, кавалер ордена Мерлина первой степени Альбу Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор в это утро тоже открывал подарки. Как и в предыдущие годы, все они представляли собой редкие, а то и уникальные книги. Развернув же последний сверток, старый волшебник сначала некоторое время с удивлением смотрел на его содержимое, а затем громко засмеялся.
   - Что там такое, Альбус? - спросил один из портретов прежних директоров, разбуженный смехом директора нынешнего.
   - Носки, - выдавил из себя все еще смеющийся Дамблдор.
   - Носки? - переспросил портрет Армандо Диппета.
   - Именно так, Армандо, именно так.
   - И чем же носки так тебя рассмешили, Альбус? - вставил свои пять кнатов в разговор Финеас Блэк.
   - О, Финеас, ты же прекрасно знаешь, что каждый год мне дарят только книги, словно следуя какой-то традиции, и тут наконец-то нашелся тот, кто ее нарушил, - ответил Дамблдор, - Кроме того, у человека не может быть слишком много носков.
   - Пфф! - выразил свое несогласие портрет.
   Вызвав домовика и приказав ему разложить вещи по порядку, директор Хогвартса неспешно отправился в Большой зал.
   - Доброе утро, Минерва, - улыбаясь, произнес Дамблдор, встретив декана Гриффиндора, - С Рождеством Вас.
   - Доброе утро, Альбус, - поздоровалась женщина со старым волшебником, - И Вас с Рождеством.
   Вдвоем они вошли в Большой зал, сейчас бывший по случаю каникул почти пустым. Лишь за столом Гриффиндора сидело трое братьев Уизли, да за столом Рейвенкло одиноко завтракала черноволосая первокурсница.
   - Здравствуйте мистер Уизли, мистер Уизли и мистер Уизли. С Рождеством вас! - лучезарно улыбаясь, произнес Дамблдор.
   - Здравствуйте профессор Дамблдор, - одновременно ответили близнецы, - И вас с праздником.
   - Добрый день, директор, - холодно поздоровался Перси Уизли.
   - Здравствуйте мисс Эванс. С рождеством вас! - обратился старый волшебник к рейвенкловке.
   - И вас с Рождеством, директор Дамблдор! - улыбаясь, ответила ему девочка.
   Заняв свое место, директор приступил к завтраку, время от времени прерываясь, чтобы поздороваться с постепенно приходящими преподавателями и поздравить их с праздником. Если бы кто-то в это время наблюдал за старым волшебником, то мог бы заметить, что его взгляд очень часто обращается на одинокую фигуру, сидящую за столом бронзово-синего факультета. После того как завтрак закончился Дамблдор вернулся в свой кабинет и сев в кресло погрузился в воспоминания.
   31 октября 1981 года.
   Только что вернувшийся с ужина Альбус Дамблдор нервно расхаживал по своему кабинету. Предчувствие надвигающейся беды, весь день беспокоившее великого волшебника под вечер только усилилось. Глава ордена Феникса лихорадочно строил догадки и предположения о том, что может произойти. Найдя как ему казалось разумное объяснение своим предчувствиям Дамблдор собрался было предупредить своего друга и соратника по ордену Аластора Муди о возможной атаке Пожирателей Смерти на министерство, как вдруг в камине вспыхнуло зеленое пламя и показалась голова Батильды Бэгшот, автора многочисленных учебников по истории магии, проживающей сейчас в Годриковой Лощине рядом с прячущимися от Тома Реддла, именующего себя Лордом Судеб Волдемортом, Поттерами.
   - Альбус, беда! - воскликнула голова, - на Поттеров напали!
   - Когда? Кто? - спросил обернувшийся на голос волшебник.
   - Буквально пару минут назад, - прозвучал ответ, - Кто это был, я не видела, но Пожирателей там точно не было.
   - Это был Том, - устало произнес мгновенно все понявший Дамблдор, - Я сейчас буду.
   Взмахом руки волшебник притянул к себе черный дорожный плащ и как только надел его шагнул в камин. Вспышка зеленого пламени и кабинет директора Хогвартса опустел. Выйдя из камина в доме Батильды Бэгшот, Дамблдор тут же достал палочку и пошел к двери, попутно слушая, что говорит хозяйка дома.
   - Я как раз спускалась на кухню, когда вдруг раздался страшный грохот, - рассказывала старая женщина, - Я тут же бросилась к окну, смотрю, а у дома Поттеров половину крыши снесло. Бедные Джеймс, Лили, дети!
   - Батильда, немедленно сообщи о случившемся Аластору Муди! - скомандовал Дамблдор.
   Выйдя из дома Батильды, старый волшебник внимательно осмотрел окрестности, напрягая при этом все доступные ему чувства, и не найдя ничего подозрительного медленно направился к полуразрушенному жилищу Поттеров, при этом держа свою палочку наготове. Как только он вошел в помещение то сразу проверил его на присутствие посторонних людей и был удивлен - заклинание показало наличие поблизости четверых человек. В этот момент наверху раздался детские плач, и Дамблдор, стараясь не шуметь, поднялся по лестнице и вошел в разрушенную детскую, где его взгляду предстала картина полнейшего разрушения и каким-то чудом уцелевшая детская кроватка с двумя годовалыми детьми, один из которых громко кричал, а из зигзагообразного шрама на его лбу текла кровь. Несколькими взмахами палочки волшебник остановил кровотечение и наложил на детей согревающие чары, после чего еще одним взмахом вызвал серебристо светящуюся птицу.
   - Поппи, нужна твоя помощь, я в доме Поттеров, - произнес волшебник и птица, превратившись в луч, исчезла.
   Вызывать кого-то из персонала больницы святого Мунго Дамблдор даже и не подумал, подозревая наличие там сторонников Волдеморта. К тому же Фиделиус все еще работал, и попасть в дом Поттеров могло ограниченное число лиц, в число которых по счастливой случайности входила и мадам Помфри. Ожидая ее прибытия, директор привел в чувство старших Поттеров.
   - Профессор Дамблдор! Сами-Знаете-Кто здесь! - воскликнул Джеймс Поттер, едва только очнулся.
   - Все уже закончилось, мальчик мой, - ответил Дамблдор, - Лили и дети тоже живы. Скоро прибудет мадам Помфри, и после осмотра вы отправитесь в Хогвартс. Сейчас для вашей семьи это самое безопасное место.
   - Питер - предатель, - сообщил Джеймс, - он привел сюда Сами-Знаете-Кого.
   - Так это мистер Петтигрю был Хранителем Тайны? - удивился Дамблдор, - Не Сириус Блэк?
   Хотевшего все рассказать старшего Поттера прервала на полуслове появившаяся мадам Помфри. Поручив ей заботу о пострадавших, старый волшебник вернулся в детскую и принялся рассматривать кучку пепла в черной мантии. Это было единственное, что осталось от тела ужасного Темного Лорда. Периодически он произносил длинные фразы на непонятном языке при этом, совершая хитроумные жесты палочкой над пеплом, но спустя довольно продолжительное время он недоумевающим тоном тихо произнес:
   - Что же все-таки здесь произошло?
   Задумавшись, старый волшебник пропустил момент, когда отбыли семья Поттеров и мадам Помфри и лишь раздавшийся снаружи громкий хлопок вывел его из этого состояния.
   - Что здесь, Мордред задери, произошло, Альбус? - первым делом задал вопрос вошедший Аластор Муди.
   - Волдеморт пал, Аластор, - торжественно произнес Дамблдор, - Пророчество исполнилось, и Гарри Поттер победил Тома.
   - Подожди - подожди, ты хочешь сказать, что сильнейшего темного мага последних двух десятилетий ухлопал годовалый пацан еще даже и говорить не научившийся? Альбус ты случаем головой не обо что не бился?
   - Думай что говоришь! Естественно я уже все проверил и это единственная версия, которой можно объяснить произошедшее.
   - Что с Поттерами?
   - Они живы и сейчас находятся в Хогвартсе.
   - Тогда зачем ты вызвал меня?
   - Сейчас сторонники Волдеморта взволнованы и растеряны из-за исчезновения своего лидера и некоторые из них могут попытаться отыграться на рядовых волшебниках, - произнес Дамблдор, - Поэтому нам нужно быть особо внимательными. Кроме того, Питер Петтигрю оказался предателем, и именно он привел сюда Волдеморта.
   - А разве не Блэк был Хранителем Тайны? - спросил Муди, на что его собеседник отрицательно покачал головой.
   - Вот же крыса! - воскликнул аврор, - И как много тайн Ордена он успел слить Пожирателям?!
   - Именно поэтому, Аластор, я поручаю его поимку лично тебе.
   - Хорошо! Если это все, Альбус, то я вернусь в министерство. Сегодня меня ожидает бессонная ночь, - сказал Муди и аппарировал.
   - Как и меня, друг мой, как и меня, - произнес Дамблдор уже в пустоту.
   Наши дни.
   Мог ли тогда Дамблдор предположить, что его слова окажутся пророческими. Растянувшиеся на несколько месяцев суды над пойманными сторонниками Волдеморта, неприятности в МКМ из-за чуть было не произошедшего падения Статута секретности. А еще добавили проблем Поттеры. После того как они прибыли в Хогвартс мадам Помфри более тщательно продиагностировала детей и выявила что дочь Джеймса и Лили - сквиб. Дамблдор был поражен, увидев выражение глубокого отвращения, появившееся на лицах своих преданных сторонников. Но еще больше его удивили и огорчили слова сказанные Джеймсом Поттером:
   - В моей семье нет сквибов, а это отродье больше не имеет с нами ничего общего!
   Старый волшебник попытался было уговорить Поттеров изменить свое мнение, но Джеймс что называется, уперся рогом. Единственное, что ему удалось сделать, так это уговорить Лили отдать девочку ее сестре, Петунье, что и было сделано. Решив обезопасить будущее девочки, Дамблдор объявил о ее гибели от рук Тома, а со всех знающих правду взял магическую клятву о неразглашении. Поттеров такое решение вполне устроило, а остальным волшебникам не было никакого дела до судьбы маленького ребенка, да и заняты они были другим - праздновали исчезновение Темного Лорда. Позже старый волшебник посетил семейство Дурслей и внушил им идею сменить девочке имя, что они позже и сделали. После этого директор Хогвартса просто забыл о маленькой Розе Поттер и не вспоминал о ней почти десять лет, пока не увидел ее среди первокурсников. Старый волшебник не поверил своим глазам и той же ночью навестил Дурслей, где с помощью легилименции установил - Роза Поттер оказалась волшебницей. Впрочем, сообщать кому бы то ни было об этом он не стал - слишком много ненужного шума поднимется в прессе, а для текущих планов Альбуса это было совершенно ненужным. Узнать же в мисс Эванс сестру Мальчика - Который - Выжил не смог бы никто, несмотря на то что они являлись близнецами, дети были совершенно непохожи друг на друга. Сходство было лишь в цвете волос и глаз, а в остальном сплошные различия. Если Гарри был копией своего отца, то его сестра была как две капли воды похожа на свою бабку - Дорею Поттер, в девичестве Блэк, а поскольку мисс Эванс считается магглорожденной, то внешнее сходство с Блэками можно объяснить простым совпадением. Выждав некоторое время, и поняв, что узнать ее не смогут, директор Хогвартса сосредоточился на своей игре с духом Тома, сейчас пребывающем в теле Квиринуса Квиррелла.
   О том что Темный Лорд не мертв Дамблдор узнал почти сразу после того злосчастного Хэллоуина. Метка на руках захваченных Пожирателей Смерти не исчезла, а лишь побледнела и это прямо указывало на то, что поставивший ее все еще находится в этом мире. С тех пор Альбус пытался вызнать хоть что-нибудь о том, как Волдеморту удалось избежать смерти. Он даже консультировался на эту тему со своим учителем, знаменитым алхимиком Николасом Фламелем, который высказал предположение, что Тому Реддлу был доступен только один способ избежать смерти - создать хоркрукс. Заинтересовавшийся этой темой Дамблдор с ужасом обнаружил, что литература, в которой описывается создание этих противоестественных по своей сути предметов находится прямо в библиотеке Хогвартса. Несмотря на то, что книги были в Запретной секции, директор поспешил изъять их оттуда, чтобы больше никто из учеников не подвергся искушению и не пошел по пути Тома. Но еще больший ужас Альбус испытал в тот момент, когда понял, что хоркруксом является ни кто иной, как Гарри Поттер. Проверка знаменитого шрама только подтвердила это, и тогда Дамблдор стал искать способы избавить мальчика от части души Волдеморта, сохранив при этом ему жизнь. Но найти ничего не удалось. Несмотря на то, что о хоркруксах знало довольно много волшебников, известные случаи их создания за всю историю магического мира можно было пересчитать по пальцам одной руки, и никто не помещал часть своей души в живое существо. Единственный надежный способ уничтожения хоркрукса неизбежно бы привел к смерти мальчика, чего старый волшебник хотел избежать, поэтому он решил хотя бы выиграть для Гарри немного времени, а именно воспрепятствовать возвращению Волдеморта.
   Для этого Альбус решил воспользоваться ловушкой духов, в качестве которой предполагалось использовать хранящееся в Хогвартсе зеркало "Еиналеж". Дамблдор потратил много времени на поиск нужной информации об этом порождении сумрачного гения Морганы, но результат того стоил - зеркало само по себе было ловушкой для неосторожных душ. Правда действовало оно очень медленно: нужно было непрерывно смотреть в него в течение нескольких суток, чтобы душа оказалась затянута в артефакт, поэтому-то зеркало и было снабжено возможность показывать самые сокровенные желания смотрящего.
   "Но Том ведь не имеет своего тела, поэтому ему хватит и нескольких часов" - думал Дамблдор.
   Оставалось сделать самое главное - заманить неупокоенный дух Темного Лорда в ловушку, для чего Альбус очень осторожно пустил слух о передаче ему на хранение Философского камня. Результат последовал очень быстро - в начале июля 1991 года к нему пришел с просьбой о месте профессора ЗоТи бывший преподаватель маггловедения Квиринус Квиррелл, уволившийся со своей должности два года назад. Директору пришлось приложить массу усилий, чтобы скрыть свою радость, когда он понял, что Квиррелл одержим духом Тома. Изображая в разговоре с ним слегка выжившего из ума старика Дамблдор "проговорился" о том, что камень пока находится в "Гринготтсе" но уже к сентябрю будет в школе и попросил Квиррелла помочь с возведением защиты. Тот видимо под давлением Тома согласился и игра началась.
   Были, конечно, у Альбуса и накладки. Сперва Квиррелл попытался ограбить гоблинов, к счастью неудачно, а потом был кошмарный Хэллоуин закончившийся гибелью Рональда Уизли. Чтобы замять этот скандал директору пришлось приложить немало усилий и выплатить солидную компенсацию родителям Рональда, так еще и Северус невольно помешал его планам, перехватив Квиррелла в Запретном коридоре.
   Вынырнув из воспоминаний старый волшебник вздохнул, и притянув к себе пачку пергаментов, принялся за их чтение. Несмотря на праздники, многочисленные обязанности с него никто не снимал.

***

   Остаток рождественских каникул я провел за чтением книг о хоркруксах. Ожидая пока заготовки для волшебных палочек просохнут, я решил узнать, что же это за зверь такой. На мой запрос Выручай - комната выдала несколько десятков книг и свитков, но прочесть можно было только несколько из них, остальные же были на латыни и других неизвестных мне языках. В "Волховании всех презлейшем" было только упоминание и никакой конкретики, а вот "Тайны наитемнейшего искусства" оказались довольно забавным чтивом. Впрочем, все это меркло перед книгой "Темнее Тьмы". Вот в ней были подробно описано не только как создавать хоркрукс, но и другие не менее жуткие вещи. Книга эта была, как сообщал пожелавший остаться неизвестным автор, всего лишь переводом древних свитков.
   Так вот, хоркрукс - это часть внешних оболочек души отделенная специальным ритуалом и запечатанная в какой-либо предмет. Принцип его действия заключается в том, что после этого ритуала между отделенной частью души и основой сохраняется связь служащая своеобразным якорем, и когда маг, создавший хоркрукс, погибает, его душа, удерживаемая оным, не может перейти в загробный мир или куда там попадают души после смерти. Казалось бы, вот оно, бессмертие, но нет. У хоркруксов имеется масса недостатков: первый - постепенно прогрессирующее безумие, проявляющееся из-за того, что при разделении души больше всего страдают пятая и шестая оболочки, отвечающие за чувства и разум. Остальным, кроме четвертой, тоже достается, но значительно слабее. Второй недостаток заключается в том, что хоркрукс не дает физического бессмертия, тело стареет и умирает, так же как и у обычного человека. Конечно, можно возразить, что после ритуала воскрешения подобного тому, что был описан в четвертой книге, маг получит новое тело молодое и здоровое. Только это не так - маг воскреснет в теле гомункулуса, пусть и увеличенном и к тому же все увечья души отразятся и на теле. Это третий недостаток хоркрукса. Четвертый же недостаток заключается в том, что воскреснуть из хоркрукса невозможно в принципе, так как часть души привязана к своему вместилищу, что называется намертво. Так что Том, который был показан в Тайной комнате, был всего лишь материальной иллюзией, существующей до тех пор, пока не закончится высосанная из седьмой Уизли мана.
   Способов уничтожить хоркрукс существует очень мало: высшие огненные чары, такие как Адское пламя и яд василиска, то есть которые безвозвратно уничтожают вместилище части души. Оная при этом процессе погибает навсегда.
   Дальше я уже не стал читать, так как все нужное для меня выяснил. Как уничтожать эти артефакты знаю, а большего мне и не надо. Почему я вообще стараюсь набрать сил и знаний как можно быстрее и больше когда можно просто отсидеться в стороне и не отсвечивать? Причина самая банальная - я тоже попадаю под это долбаное пророчество, если его истолковать немного по-другому. Поэтому если Гарри сольется, а он обязательно сольется, следующим кандидатом в спасители могу стать и я. А оно мне надо? Дамблдор вроде здесь и не гад, но вот только от этого легче не становится. Так что, за работу!

Глава 10

   - Готов поспорить, что теперь вы серьезно задумаетесь, прежде чем нарушить школьные правила. Если вы спросите меня, я вам отвечу, что лучшие учителя для вас - это тяжелая работа и боль... Жалко, что прежние наказания отменили. Раньше провинившихся подвешивали к потолку за запястья и оставляли так на несколько дней. У меня в кабинете до сих пор лежат цепи. Я их регулярно смазываю на тот случай, если они еще понадобятся... Ну все, пошли! И не вздумайте убежать, а то хуже будет.
   Мы шли сквозь темноту - света от лампы в руках Филча хватало только на то чтобы увидеть, что у тебя под ногами. Лонгботтом беспрестанно чихал, Поттер с редким для него задумчивым выражением лица помалкивал, также как и Малфой. Как я оказался в этой компании? Скажем так - если ты не ищешь неприятностей это еще не значит, что они не находят тебя сами. Впрочем, обо всем по порядку.
   После окончания рождественских каникул на меня накатила скука. Программа на этот год была мной уже давно изучена, заготовки для палочек еще не просохли, а начинать делать что-то другое, имея при этом неоконченные дела было не в моей привычке так что все свободное время я посвящал просмотру книг в Выручай - комнате и выписыванию из них любой годной для меня информации. Найти что-то стоящее было нелегко, но тем не менее к марту все мои тетради и записные книжки закончились. Различные заклинания, рецепты зелий, ритуалы, способы изготовления различных артефактов, готовые рунные цепочки и тому подобное, причем большая часть из этого была далеко не светлой и одобряемой министерством, поэтому пришлось зачаровывать свои записи так, чтобы кроме меня их никто не мог прочесть, а то мало ли что. Здоровая паранойя - залог здоровья параноика. Вначале у меня была мысль просто скопировать в следующем году как можно больше книг, но потом ее пришлось отбросить. Очень многие книги оказались пустышками или же повторяли друг друга. Ну зачем мне например чары для завивки волос в носу? Или зелье, после которого кожа навсегда станет белой как мрамор? И такого вот барахла была масса и это притом, что книги комната выдала только те, которых нет в общем доступе библиотеки Хогвартса. Хотя идею копирования я не отбросил до конца, только вот копировать я буду книги, написанные на неизвестных мне языках, а таких было около трети от общего количества. Но все же просматривая эту муть, я находил действительно ценную информацию которую и выписывал.
   В начале первого месяца весны заготовки просохли, и я приступил к изготовлению волшебной палочки, причем сразу в количестве двух экземпляров. Так как на этом этапе магию применять категорически нельзя корпуса палочек пришлось изготавливать с помощью примитивных инструментов и какой-то матери. Ну что поделать - не знают волшебники о такой замечательной вещи как токарный станок. С ним бы я не особо напрягаясь, изготовил корпуса, а так приходится извращаться по всякому, чтобы получилось хоть что-то приличное. Работать приходилось очень медленно - одна ошибка, даже самая малейшая, мгновенно обесценивает всю работу. Особенно муторно было вырезать руны на корпусе, в том месте, которое позже закроет рукоять, и это опять же пришлось делать вручную. Хорошо, что их было относительно немного по сравнению с палочками Олливандера. Ну не удержался я и с помощью Выручай - комнаты посмотрел на образец работы мастера. Идея эта пришла мне в голову случайно, просто как-то вспомнился эпизод из Железного человека, в котором Старк проектирует второй вариант своего костюма и мне подумалось, что и Выручайка сможет что-то подобное. Смогла, хотя функционал был урезан до предела, но разрезы, сечение и все прочее в этом духе она делать могла. Я был немало удивлен когда обнаружил что нужных для нормальной работы палочки рун от силы треть. Потратил пару дней на то, чтобы узнать для чего служат остальные руны. Это оказались Надзор, буфер памяти и что-то совсем непонятное. Надзор понятное дело передает в министерство данные с буфера памяти при каждом использовании палочки, плюс он работает как маячок, позволяя сотрудникам министерства отслеживать местоположение владельца палочки. А вот что представляет собой третье найти так и не удалось, скорее всего, это личная разработка Олливандеров. Хотя примерно выяснить, что это такое можно будет после сравнительных испытаний палочек.
   Наконец к последней неделе марта корпуса были готовы, и я приступил к следующему этапу, а именно варке зелий и пропитки ими корпусов и сердцевин. Здесь я тоже внес небольшие изменения - в состав зелий для одной палочки добавил несколько капель своей крови. Рисковал конечно сильно, но обошлось - зелье вышло такое как и должно быть. Да и в случае неудачи наготове был физический щит и кроме этого я не использовал сразу все ингредиенты и вполне мог сварить еще зелье, но уже по стандартному рецепту. Добавка крови по моему замыслу должна была увеличить совместимость с палочкой. Хотя стандартный вариант я тоже сварил, чтобы выяснить возможное влияние добавки крови на совместимость палочки. Значительно позже я нашел в одной из книг вариант рецепта этого зелья, в котором кровь присутствовала в списке ингредиентов.
   После того как зелья были готовы, я пропитал корпуса и сердцевины будущих палочек ими и приступил к самому ответственному моменту - сборке палочки, но прямо перед помещением сердцевины в корпус применил одну хитрость из книги Поттеров. Заключается она в том, что сердцевину палочки перед моментом соединения ее с корпусом необходимо напитать собственной маной и это простое действие даст увеличение совместимости примерно на треть. Сама же сборка обеих палочек заняла около пары минут. А дальше начались испытания.
   Сначала я по очереди взял палочки в руку и совершил ими несколько пробных взмахов и уже на этом этапе выявились различия - палочка пропитанная зельем на крови ощущалась словно продолжение руки, в то время как другая казалась обычной деревяшкой. Палочка изготовления Олливандера по ощущениям была где-то посередине. Следующим пунктом была проверка предохранителя, не дающего палочке срабатывать назад, для чего я скастовал Люмос, а затем Левиосу. Шарик света благополучно потух на обеих палочках при касте Левиосы, что свидетельствовало о его нормальной работе. Да-да, есть у палочек такой неприятный эффект - срабатывать назад при попытке каста сразу двух заклинаний либо если в момент произнесения заклинания палочка является объектом какого-либо ритуала, причем на последнее действие предохранителя не распространяется. Собственно Волди у Поттеров, поэтому и убился. Если верить словам Дамблдора из шестой книги о том, что убийство Гарри Поттера Реддл намеревался использовать для создания шестого хоркрукса, а каких-либо предметов после своего развоплощения не оставил, то можно заключить, что на роль хранилища осколка своей души он назначил собственную волшебную палочку. Дальше сработал этот эффект и Волдеморт получил обратно свое же заклинание. В ритуале создания хоркруксов объект, в которой будет запечатана часть души, указывается до жертвоприношения, в момент которого и происходит запечатывание, а Том Реддл к тому моменту до такой степени дестабилизировал душу, что она раскололась даже без убийства, хватило одного намерения, и осколок души попал Гарри Поттеру в лоб, а Авада досталась Тому. Если бы Волди взял вторую палочку и уже ей убил Гаррика, то ничего бы этого не произошло, а так случилось то, что случилось.
   Последней была проверка совместимости палочек, для чего я просто пропускал ману через них. Результат вышел вполне ожидаемый - первая моя палочка и работа Олливандера были примерно одинаковы, но вот палочка с добавкой крови мою магию пропускала в несколько раз легче. Хотя подозреваю, что любой другой волшебник конкретно этой палочкой колдовать просто не сможет. Повертел ее перед глазами и вслух произнес:
   - Внешний вид, конечно, так себе, но колдовать ей куда легче, чем другими. А все-таки неплохой артефактик второго типа получился!
   Классификацию артефактов я обнаружил в одной из книг. Как оказалось, делятся они не только и не столько по назначению, сколько по типу их питания то есть откуда артефакт берет энергию для своей работы.
   Артефакты первого типа - одноразовые. Необходимый для их работы заряд маны вкладывается еще на этапе их создания. После использования такого артефакта его выкидывают.
   Артефакты второго типа бегут энергию непосредственно от волшебника и работают до тех пор, пока находятся в поле его ауры либо если имеется встроенный накопитель, то до исчерпания заряда оного. Примерами таких артефактов являются волшебные палочки, метлы, мои серьги для защиты от легилименции или кольцо - щит и тому подобное.
   Артефакты третьего типа - самозарядные, то есть способные подобно волшебнику перерабатывать природную ману и использовать ее. Примером являются так называемые родовые камни и Бузинная палочка. Описание этих артефактов нашлось в одной из книг Поттеров. Родовой камень, еще называемый краеугольным, изначально был придуман для подпитки различных чар в домах волшебников, а также домовых эльфов, которые не могут самостоятельно перерабатывать природную энергию в удобную для себя форму и от этого гибнут. А потом кто-то очень "умный" додумался подключать к этому артефакту волшебников, чтобы увеличить их силу, но особой пользы такое действие не приносит, ввиду больших потерь при передаче энергии на расстояние больше нескольких километров от источника. С Бузинной палочкой оказалось еще интереснее. На самом деле это никакой не "Дар Смерти", а артефакт работы Игнотуса Певерелла, сделанный им для старшего брата, бывшего очень слабым волшебником. В обычную волшебную палочку встроен миниатюрный вариант родового камня, имеющий довольно большую энергоемкость. Этим и объясняется повышенная, в два - два с половиной раза, мощность заклинаний создаваемых этой палочкой, а также ее частые "предательства". Все-таки как не крути, а емкость накопителя хоть и велика, но тоже имеет свой предел и в момент исчерпания его заряда эта палочка превращается из самой сильной в мире в одну из самых обычных. Жаль только что секрет этого миниатюрного преобразователя - накопителя маны Игнотус Певерелл унес собой в могилу, а повторить его достижение ни у кого из Поттеров так и не получилось.
   Закончив испытания палочек, я взглянул на часы - была уже половина первого ночи, и надо было уже давно быть в гостиной. Набросив на себя отвод глаз, заглушающие и убирающие запахи чары я двинулся в направлении башни Рейвенкло. Это уже был далеко не первый раз, когда я, засидевшись в Выручайке, возвращался в гостиную своего факультета после отбоя. В первый раз я попробовал дезиллюминационное заклинание, но для более - менее приличного результата не хватило сил, и я стал похож на хамелеона, поэтому и пришлось использовать отвод глаз что впрочем, не хуже. Главное только не попадаться Снейпу, Флитвику и Миссис Норрис, ведь эти чары не действуют на владеющих окллюменцией или артефактами аналогичной направленности, а кошка Филча обладает какой-то паранормальной способностью обнаруживать нарушителей и сообщать об этом своему хозяину. Несколько раз она умудрялась почуять меня под заклинаниями и после первого раза, когда буквально чудом смог ускользнуть от Филча, я стал глушить ее Конфундусом. Было довольно весело наблюдать за осоловевшим и внезапно разучившимся ходить животным. Но рано или поздно везение заканчивается - только я подошел к бронзовому молотку - артефакту на двери гостиной и, сняв маскировку, протянул к нему руку, как из темной ниши послышался хриплый, с нотками радости, голос завхоза:
   - Кажется у кое-кого серьезные проблемы!
   - МЯУ! - издала торжествующий вопль Миссис Норрис, сидящая у ног Филча.
   Завхоз приконвоировал меня вопреки всем ожиданиям не к Флитвику, а в кабинет МакГонагалл, где уже находились Поттер, Лонгботтом, Малфой и декан Гриффиндора собственной персоной. Когда открылась дверь, они все обернулись на звук.
   - Профессор МакГонагалл, я поймал нарушителя, - проскрипел Филч, вталкивая меня в кабинет.
   - Мисс Эванс, я думала вы куда разумнее, - произнесла МакГонагалл.
   - Я поймал ее, когда она поднималась в башню Рейвенкло, - встрял завхоз.
   - И откуда же вы возвращались в столь позднее время? - спросила Маккошка и, не дождавшись моего ответа, продолжила, - Вас всех ждет дисциплинарное наказание и минус пятьдесят баллов, с каждого!
   - Пятьдесят!? - воскликнул Поттер, - Профессор, вы не можете...
   - Не говорите мне, что я могу, а что не могу, мистер Поттер.
   - Простите профессор, - начал Малфой, - вы сказали, что наказание ждет нас ВСЕХ?
   - Именно так, мистер Малфой.
   - Но...
   - Какими благими не были ваши намерения, вы тоже были не в постели после отбоя, - ответила ему МакГонагалл, а я заметил мелькнувшее на лице Поттера злорадное выражение.
   - А теперь марш в постели! - скомандовала декан Гриффиндора.
   Уже лежа в своей постели, я думал, почему все так получилось. Наверно мне тоже перепало поттеровского умения попадать в различные неприятности или все же это случайное совпадение. Хотя выглядит странным тот факт, что Филч явно сидел в засаде, ведь обычно он патрулирует коридоры, и чтобы благополучно разминуться с ним вполне хватает обычных маскировочных чар. Проверено старшекурсниками. Значит, он кого-то ждал, а я попался ему совершенно случайно, впрочем, пока что рано делать какие-либо выводы.
   Утром следующего дня во время завтрака обнаружилось, что я не единственный кто попался Филчу у входа в гостиную. Уже под утро он на том же месте поймал парочку шестикурсников, возвращавшихся со свиданий, и им не повезло - завхоз отвел их к Снейпу и за завтраком они громким шепотом ругали профессора зелий.
   - Эванс, - послышался за моей спиной голос Роберта Хиллиада, - Где ты умудрилась потерять полсотни баллов за одну ночь?
   - Филч поймал, прямо у двери в гостиную, - отвечаю ему, решив ничего не скрывать, все равно это ничего не даст, - А баллы сняла Маккошка.
   - Прямо у двери говоришь?
   - Ну да, а что?
   - Марка и Эдварда он тоже поймал на том же месте, - негромко произнес Хиллиад, - Ладно, Эванс, на этот раз ты прощена, но больше не попадайся!
   - Окей.
   Через пару дней выяснилось, что завхоз сидел в засаде перед дверью в нашу гостиную совсем не случайно. Ждал он именно этих старшекурсников, на которых ему донесли. Всю историю я не слышал, но и услышанного хватило понять, что донес бывший парень девушки Марка Стоуна. А я выходит просто оказался не в то время не в том месте, только вот легче от этого не становится.
   Апрель и половина мая пролетели очень быстро и почти незаметно из-за подготовки к экзаменам, а также поиска и разучивание доступных мне по силам боевых заклинаний. Если, как и в каноне будет ночной поход в Запретный лес, то я хотя бы немного буду к этом готов. Ночные походы по школе после моей поимки пришлось прекратить, потому, как с наступлением весны профессора стали патрулировать коридоры после отбоя с все возрастающей интенсивностью, пытаясь не дать наделать глупостей охваченным пробудившимися весной гормонами студентам. Впрочем, получалось это у них далеко не всегда и как результат одна хаффлпафка - семикурсница умудрилась залететь. Особого скандала это не вызвало - такие ситуации Хогвартсе периодически случались и преподаватели как всегда все разрешили. Хотя я этим происшествием и не интересовался.
   До экзаменов оставалась неделя, и я уже думал, что похода в лес не состоится, но не тут-то было. Я сидел и завтракал, как прямо передо мной на стол спланировала свернутая самолетиком записка. Развернул ее и прочел:
   Для отбытия наказания будьте сегодня в одиннадцать часов вечера у выхода из школы. Там вас будет ждать мистер Филч.
   Проф. М. МакГонагалл
   Все-таки канонный поход в Запретный лес состоится. И ведь как ни крути, а идти придется, иначе Маккошка со свету сживет. Этот поход на сто процентов ее инициатива, Дамблдор, если судить по его поведению на Хэллоуин, учеников в Запретный лес не отправит. Да и не обязательно мы с Квирремортом встретимся, но и на этот случай у меня есть пара заклинаний, от которых даже ему резко поплохеет.
   К одиннадцати часам вечера я спустился в холл, где уже были Филч и Малфой, а через пару минут пришли и Поттер с Лонгботтомом.
   - Идите за мной, - скомандовал Филч, зажигая лампу и выводя нас на улицу. А потом зло усмехнулся. Завхоз повел нас к хижине Хагрида, светящееся окно которой было видно издалека, и всю дорогу причитал об отмене телесных наказаний.
   - Сегодня вечером вы будете отбывать наказание с Хагридом, - произнес завхоз, когда мы подошли к хижине лесника, - Он должен выполнить небольшую работенку в Запретном лесу.
   Сам лесник уже стоял около хижины, ожидая нас.
   - Нелегкий жребий, Хагрид, - произнес Филч, - О господи! Столько времени уже прошло, а ты все еще расстраиваешься из-за этого кровожадного дракона?
   Значит, дракон все-таки был.
   - Норберта нет, - поникши произнес Хагрид, - Дамблдор отправил его в Румынию, жить в колонии. А вдруг ему не понравится Румыния? А если другие драконы будут плохо с ним обращаться? В конце концов, он еще ребенок.
   Филч на это только закатил глаза, а потом произнес:
   - Бога ради Хагрид, возьми себя в руки! Вы же идете в Запретный лес! Там надо быть начеку.
   - В лес? - спросил Малфой, - Я думал это шутка! Ученикам нельзя туда ходить. Там водятся оборотни!
   И словно в подтверждении его слов откуда-то из глубины леса донесся волчий вой.
   - В этом лесу есть вещи и пострашнее оборотней, - ответил Филч, - Можешь не сомневаться.
   - Я вернусь к рассвету... и заберу то, что от них останется, - завхоз неприятно ухмыльнулся и пошел обратно к замку, помахивая лампой.
   Малфой, проводив его полным испуга взглядом, повернулся к Хагриду.
   - Я в лес не пойду, - заявил он со страхом в голосе.
   - Пойдешь, если не хочешь, чтобы из школы выгнали, - сурово отрезал Хагрид, - Нашкодил, так теперь плати за это.
   - Но так нельзя наказывать... мы ведь не прислуга - мы школьники, - продолжал протестовать Малфой, - Я думал, нас заставят сто раз написать какой-нибудь текст или что-то в этом роде. Если бы мой отец знал, он бы...
   - Он бы тебе сказал, что в Хогвартсе делать надо то, что велят, - закончил за него Хагрид, - Тексты он, понимаешь, писать собрался! А кому от того польза? Ты чего-то полезное теперь сделать должен - или выметайся отсюда. Если думаешь, что отец твой обрадуется, когда тебя завтра увидит, так иди обратно и вещи собирай. Ну, давай, чего стоишь?
   Малфой не двинулся с места. Он бросил на Хагрида яростный взгляд, но тут же отвел глаза.
   - Значит, с этим закончили, - подытожил Хагрид, - А теперь слушайте, да внимательно, потому как опасная это работа - то, что нам сегодня сделать нужно. А мне не надо, чтоб с кем-то из вас случилось что-нибудь. За мной пошли.
   Когда мы подошли к опушке леса, Хагрид, высоко подняв над головой лампу, указал на узкую тропинку, терявшуюся среди толстых черных стволов. Мне хватило одного взгляда на нее, чтобы от этого по спине пробежал табун мурашек. Жутковатое местечко.
   - Вон смотрите... пятна на земле видите? - обратился к нам Хагрид. - Серебряные такие, светящиеся? Это кровь единорога, так вот. Где-то там единорог бродит, которого кто-то серьезно поранил. Уже второй раз за неделю такое. Я в среду одного нашел, мертвого уже. А этот жив еще, и надо нам с вами его найти, беднягу. Помочь или добить, если вылечить нельзя.
   - А если то, что ранило единорога, найдет нас? - опередил я Малфоя, хотевшего озвучить ту же мысль.
   - Нет в лесу никого такого, кто б вам зло причинил, если вы со мной да с Клыком сюда пришли, - заявил Хагрид. - С тропинки не сходите - тогда нормально все будет. Сейчас на две группы разделимся и по следам пойдем... в разные стороны, потому как их тут... ну... куча целая, следов. И кровь повсюду. Он, должно быть, со вчерашней ночи тут шатается, единорог-то,... а может, и с позавчерашней.
   Зашибись, блин. Я просто в шоке! Впрочем, у Хагрида совершенно другие представления об опасностях этого леса.
   - Значит так, Гарри и Невилл пойдут со мной, а ты, Малфой и ты, - лесник ткнул в мою сторону пальцем, - с Клыком. Если кто находит единорога, посылает зеленые искры, а если в беду попадет, красные и мы сразу придем на помощь. Ну все, поосторожнее будьте... а сейчас пошли, пора нам.
   И мы разошлись. Я, пропустив вперед Малфоя с Клыком, пошел чуть позади, накладывая при этом на себя маскировочные чары. Шли мы так минут десять, а потом Малфой, видимо немного осмелев, громко спросил:
   - Что, грязнокровка, страшно тебе в лесу?
   Ответа естественно не последовало. Я в это время лихорадочно озирался по сторонам, так как мне показалось, что радом кто-то есть.
   - Эй, грязнокровка! Ты где? - еще громче заговорил Малфой.
   Он точно придурок, - подумал я, - Ну нахрена спрашивается орать в ночном лесу, тем более в этом, где полно всякой нечисти.
   - Ха! Надеюсь, тебя тут сожрут и одной грязнокровкой станет меньше! - заявил белобрысый.
   - Ну все, он мне надоел, - тихо прошептал я и решил немного приколоться над слизеринцем.
   Зайдя немного в сторону, я снял с себя маскирующие чары, накинул капюшон мантии, и невербально наложив на себя, меняющее голос заклинание убрал палочку в карман и, вытянув руки в направлении Малфоя, неразборчиво произнес громким, низким, жутким голосом:
   - Ууууу! Уаааа! Ууаакввуу! Ууаакввуу!
   - ААААААА! - от страха заорал Малфой, и, выхватив палочку, пустил в небо сноп красных искр.
   Я во весь голос заржал, и продолжалось это до тех пор, пока не раздался громкий треск, как будто сквозь кусты ломилось стадо кабанов, и не появился разъяренный Хагрид. После того как он нас отчитал, хотя делал это явно наигранно, не любил все-таки лесничий слизеринцев, произошло краткое воссоединение нашего отряда и небольшая рокировка. Малфой теперь пошел с Лонгботтомом и Хагридом, а я - с Поттером и Клыком. Так мы и шли, пока гриффиндорец внезапно не схватил меня за руку.
   - Смотри, - произнес он, вытягивая руку и показывая на блеск, исходивший от земли.
   Мы пролезли между ветвями какого-то дерева, и вышли на поляну. В нескольких метрах от края лежал единорог, и он был мертв. Поттер сделал было шаг вперед, но застыл, услышав шорох. Этот звук услышал и я, и, подняв взгляд увидел, как из кустов показалась облаченная в длинный балахон фигура с наброшенным на голову капюшоном. Неизвестный медленно подошел к туше единорога, склонился над огромной раной на боку животного и начал пить кровь.
   - АУУУ! - издал трусливый вопль Клык и убежал.
   Фигура в балахоне оторвалась от единорога и повернула голову к нам. В лунном свете было видно, как падают светящиеся капли крови с подбородка неизвестного, который поднялся с колен и сделал несколько шагов в нашу сторону. В этот момент Поттер схватился за голову и упал, при этом громко крича. В руке у балахонщика появилась палочка, но я оказался быстрее:
   - Bombardo!
   Мощное взрывное заклинание полетело под ноги кровопийце. Впрочем, от него он ушел, просто напросто... взлетев! Заклинание угодило в землю и с мощностью хорошей гранаты взорвалось, подняв в воздух множество комьев, прошлогодних опавших листьев и мелких сучков. Противник же целым и невредимым приземлился на то же место, словно издеваясь надо мной.
   - Avada Kedavra!
   Теперь уже мне пришлось прыжком уходить в сторону от быстро приближающегося зеленого луча. Все, игры кончились!
   - Fulminis! - выкрикнул я, указывая палочкой в живот балахонщика.
   Сверкнула ослепительная вспышка бело-голубого света, по ушам ударил оглушающий треск, и я с абсолютно пустым резервом шлепнулся задницей об землю. Когда удалось немного проморгаться, я осмотрелся и увидел, что противник неподвижно лежит на земле лицом вниз и в нижней части его тела была хорошо заметна здоровенная дыра, величиной с кулак взрослого мужчины.
   - Моя задница! - простонал я, поднимаясь с земли, - Моя прекрасная задница!
   Кое как я дохромал, ежесекундно морщась от боли, до все еще валяющегося на земле гриффиндорца.
   - Вставай! - скомандовал я, для убедительности легонько пнув его, - Надо срочно валить нахер отсюда!
   Поттер только и успел подняться с земли, когда на поляне появились сначала кентавры, а потом и Хагрид. Надо думать, такой грохот и вспышки привлекут внимание всех, кто находится сейчас в этом лесу!
   - Все целы? - спросил лесник.
   - Да, - ответил Поттер, а я просто кинул.
   - Вижу, вы нашли единорога, - произнес Хагрид.
   - И того, кто на него напал, - сказал Поттер.
   - И где же он? - задал вопрос лесник.
   - Да вон же! - воскликнул гриффиндорец, одновременно разворачиваясь, и указывая рукой на то место, где лежал поверженный враг. Все присутствующие посмотрели туда и непонимающе взглянули на Поттера. Никакого тела на том месте уже не было.

Глава 11

   Обратно в замок мы возвращались под причитания Хагрида об убиенном единороге. Поттер о чем-то перешептывался с Лонгботтомом, при этом периодически скашивая на меня глаза, когда думал, что я этого не замечу, Малфой сделав рожу кирпичом старательно прислушивался к их шепотку. А я мысленно клял себя последними словами. Ведь знал же, чем все закончится, и все равно поперся в лес как последний долбодятел. Понадеялся на извечный русский авось. И как результат этого - влез в разборки Поттера с Лордом, нажил себе смертельного врага в лице последнего и привлек к себе своими умениями совершенно ненужное внимание. Блеск просто!
   Хотя если трезво подумать МакГонагалл была в своем праве, а все из-за этого чертового Устава Хогвартса, написанного еще Основателями, и когда я надел Распределяющую Шляпу, то автоматически согласился соблюдать его. А в нем четко указано право преподавателей назначать нарушившим его любое наказание. По Уставу преподавателям запрещено наносить студентам непоправимый вред здоровью и вступать с учащимися в сексуальные связи. И все. Отказ же студента от отбытия назначенного наказания в количестве двух раз, означает автоматическое отчисление из Хогвартса, и кроме того, наказание назначенное деканом факультета отменить может только директор, а идти к Дамблдору... Можно конечно было подойти к Флитвику, попросить его, чтобы он уговорил Маккошку или Дамблдора изменить мне наказание, но вот только этот вариант нежизнеспособен в принципе. Ну приду я к кому-то из них, и что я скажу? А ничего я не могу сказать. Единственное за что можно зацепиться, не выдавая своего знания возможного будущего, так это время отработки, но и тут глухо - преподаватель имеет право назначать время наказания по своему усмотрению и это тоже закреплено в Уставе. Время позднее, дети спать должны? Так не надо было нарушать правила.
   Вообще мне повезло, что Дамблдор, как только стал директором Хогвартса, отменил телесные наказания. При Диппете провинившихся пороли розгами на виду у всей школы, а при Финеасе Блэке использовали слабые пыточные заклятия или запирали в карцер. У студентов Хогвартса, в отличие от их коллег в немагическом мире, прав гораздо меньше. Это в обычном мире есть множество законов, защищающих права и свободы людей, а в магическом до сих пор царят средневековые порядки и Хогвартс не исключение. Конечно, в последнее время многое изменилось к лучшему, но вот только эти изменения проводит один человек - Дамблдор, а он далеко не идеал.
   Мне вот интересно другое - знала ли МакГонагалл на что нас отправляет? Думается, что нет - об одержимости Квиррелла Дамблдор точно никому не расскажет, по крайней мере, в каноне он сидел своих тайнах как собака на сене и берег их до последнего. А так, что она могла подумать, отправляя нас к леснику? Что единорога медведь задрал или волк, в Светлолесье кроме кентавров и единорогов больше никакой крупной магической живности и не водится, а из обычной эти самые медведи и волки, от которых можно отбиться простыми Инсендио, Флиппендо и Петрификусом. И то встреча с ними маловероятна - кентавры такую живность уничтожают на корню. Акромантулы? Так они обитают в Темнолесье, а мы к нему и близко не подходили.
   Думаю, что МакГонагалл отправляя нас к Хагриду, рассчитывала слегка припугнуть нарушителей ночным Лесом, а атмосфера там надо сказать и правда жутковатая, ну и как бонус мы бы измучались пока ходили. Ей ведь и в голову не могло прийти, что Хагрид решит нас разделить. Хотя, может быть, все было еще проще - сначала она забыла об этом наказании, потом вспомнила, а так как самой возиться некогда - экзамены на носу, то и сплавила нас к Хагриду. Вроде как наказание, а вроде и уже нет. Вот только обычно штрафники идут к Филчу, а тут к леснику. Загадка, однако.
   Наконец мы добрались до школы, и разделившись, направились по своим гостиным, точнее я и Малфой, а Поттера и Лонгботтома куда-то повел Хагрид. Я, добравшись до своей комнаты, принял душ и забрался в теплую кроватку. Вот только вместо того чтобы спать я думал. Почему Квиррелл выжил после моего заклинания и даже особо сильных повреждений не получил? Сквозная дырка не в счет, от него вообще должен был остаться обугленный кусок мяса. Видимо на нем были какие-то щиты, которые немного ослабили заклинание, плюс он успел напиться крови единорога, а она по своему лечебному действию сопоставима с легендарным Животворящим эликсиром. Так что он регенерировал, и, наложив на себя чары отвлечения внимания, тихо свинтил, хотя мог без проблем там нас перебить, и никто ему сопротивления оказать просто не смог бы, но философский камень для него сейчас более приоритетная цель, чем убиение пары школьников, лесника и трех кентавров. А вот как только раздобудет камень, тогда он обязательно отомстит, тут и к гадалке не ходи. Вот только успеет ли он это сделать? Шкурку то я ему качественно попортил, и чтобы залечить такое наверняка ушла значительная часть выпитой крови, поэтому теперь он будет вынужден действовать еще быстрее. Хотя он уже все равно не жилец - одержимость и проклятие крови единорога уже почти разрушили его тело. С некоторых пор даже чеснок не может заглушить запах разложения и когда Квиррелл проходил мимо меня на недавнем уроке ЗоТи это ясно чувствовалось. Фактически он уже в большей степени нежить, чем человек. Интересно, а Патронус на него будет действовать? Это была моя последняя мысль, а потом я заснул.
   Это же время. Кабинет директора Хогвартса.
   - Все так и было, профессор Дамблдор, - закончил свой рассказ Хагрид.
   - Спасибо, Рубеус, ты можешь идти, - произнес директор и лесничий покинул кабинет.
   Альбус Дамблдор откинулся на спинку своего кресла, рассеяно пережевывая лимонную дольку. Все, о чем ему только что поведал лесничий, старый волшебник знал значительно лучше него, ибо наблюдал эти события своими глазами. Когда он только узнал о назначенном Минервой наказании, то сначала хотел его отменить, но потом ему пришла в голову мысль посмотреть своими глазами на то, как поведут себя в условно - опасном месте избранники пророчества. Наложив на себя мощнейшие скрывающие чары, директор шел чуть позади от Хагрида и учеников. Когда группа разделилась, старый волшебник ненадолго задумался, выбирая кого сопровождать но, в конце концов, долг директора победил его любопытство и он направился следом за слизеринцем и рейвенкловкой. Альбус даже немного развеселился, наблюдая, как мисс Эванс неуклюже изображает зомби. Потом состав группы изменился и он, немного отстав, двинулся дальше. Решение немного приотстать чуть не стало роковым - когда Дамблдор услышал мощный взрыв, то со всей возможной для него скоростью рванул на помощь, но все-таки для человека в его возрасте пускай он и великий волшебник быстрое передвижение по лесу затруднено. Все еще находясь под скрывающими чарами, директор Хогвартса появился на поляне как раз в тот момент, когда мисс Эванс уклонившись от Смертельного проклятия, ударила убийцу единорогов заклинанием молнии. Альбус поежился, представив, каково пришлось одержимому. Но еще больше старый волшебник удивился тому, что первокурсница вообще смогла применить это заклинание пусть и ценой магического истощения. Все-таки удар молнии, а именно так называется это заклинание, относится к стихийной магии, без предрасположенности к которой вызывает огромный расход сил. Да, пусть заклинание и получилось слабым и не убило одержимого, но главную свою задачу оно выполнило. Дамблдор даже на секунду задумался, вспоминая кто бы смог защититься от этого заклинания, без применения артефактов. Выходило очень негусто - во всем мире это могли сделать около десятка магов, а в Европе только он, его учитель и друг Николас Фламель и находящийся на пожизненном заключении в Нурменгарде Геллерт Гриндевальд. Квиррелл же не имел ни единого шанса хотя бы уклониться.
   - Откуда у нее столько сил? - недоумевал Дамблдор, заметив краем глаза, как девочка встала, и, подойдя к Гарри, пнула его, при этом в грубых выражениях высказывая необходимость покинуть это место. Сам же директор в тот момент основное внимание сосредоточил на Квиррелле, чувствуя что тот жив и умирать не собирается, и был готов встать на защиту детей если одержимый снова попытается напасть. Но тут появились кентавры, а затем и Хагрид и марионетка Тома принял единственно правильное решение сбежать. Как только он исчез, Дамблдор тоже решил отправиться обратно в Хогвартс, опередив Хагрида больше чем на час. Выслушав пришедшего с докладом лесника, Альбус отослал его и продолжил свои размышления, старательно рассматривая произошедшие события с разных точек зрения, пытаясь спрогнозировать дальнейшее поведение Квиррелла, ведь полученное ранение может заставить его изменить или форсировать свои планы кражи философского камня.
   Разумеется, планы одержимого профессора не были секретом от Дамблдора. В отличие от Тома, Квиринус в окклюменции был откровенно слаб и о том, что Квиррелл собирается проникнуть Запретный коридор, когда Альбус будет на заседании Визенгамота, директор узнал уже давно. Но теперь из-за ранения одержимый может поступить совершенно неожиданно для Дамблдора, а это противоречило планам директора. Решив в случае нужды немного подыграть Квирреллу старый волшебник взглянул на часы, и вздохнув, отправился спать.

***

   На следующий день, спустившись на завтрак, я увидел спокойно сидящего за столом преподавателей Квиррелла. На миг даже закралось подозрение, что в лесу был не он, но заметив меня, одержимый бросил такой взгляд, полный обещания мучительной смерти, что возникшие было сомнения о его причастности, развеялись как дым. А ведь это проблема. Сам-то он не сможет меня или еще кого-то из учеников убить - контракт преподавателя не даст, вот только Волди его не подписывал и вполне может, захватив контроль над телом Квиррелла отомстить мне. И тут я ничего противопоставить ему не смогу, а значит нужно как можно меньше проводить время вне гостиной факультета. К тому же в лесу я сам напал на него первым и это тоже может иметь значение, так что лучше перебдеть.
   Так и прошло оставшееся до экзаменов время. Все свое свободное время я проводил в своей комнате, повторяя пройденный материал. А потом начались экзамены. Погода к этому времени установилась жаркая и в кабинете, где мы сдавали теоретическую часть экзамена, было невыносимо душно. Я попытался было зачаровать одну из мантий на охлаждение, но кончилось это неудачно - мантия видимо была сделана из неподходящего материала и наложенные чары через короткое время просто развеивались.
   После теоретической части экзаменов, на которой мы писали специально зачарованными перьями, наступила практическая часть. На заклинаниях нужно было заставить танцевать ананас, хотя зачем среднестатистическому волшебнику это умение мне было совершенно непонятно, МакГонагалл пошла еще дальше и для сдачи трансфигурации нужно было превратить мышь в табакерку. Этот экзамен я чуть не завалил - моя табакерка почему-то получилась, похожа на миниатюрный гроб. Зато удалось отыграться на зельях - зелье Забывчивости получилось идеальным. Астрономию сдавали ночью, и здесь даже ничего повторять не пришлось, чтобы получить высший балл. А вот на ЗоТи Квиррелл мне отомстил, поставив самый низший балл из всех возможных - тролля. Последним предметом была история магии. Так как преподаватель был привидением то экзамен проходил только в устной форме, Бинс просто вызывал учеников по одному и задавал по нескольку вопросов. Мне было интересно, как он потом оценки выставлять будет?
   На следующий день после экзамена по истории магии Дамблдор не появился сначала на завтраке, а потом и на обеде и мне стало понятно, что Квиррелл полезет за камнем именно сегодня. Как-то участвовать в этой истории я не собирался и после ужина, посидев немного в гостиной факультета, спокойно завалился спать. Но нормально выспаться в эту ночь мне не удалось.
   Проснулся я от сработавших сигнальных чар - кто-то вошел в мою комнату. Пущенный мной в сторону двери оглушатель легко был отбит, потом вспыхнул свет, и оказалось, что ночной гость ни кто иной, как декан факультета.
   - Профессор Флитвик, что случилось? - спросил я.
   - Я все расскажу по пути, мисс Эванс, а пока одевайтесь быстрее, - произнес Флитвик, - Буду ждать вас внизу.
   Я быстро оделся, не понимая, что такого могло произойти. На всякий случай взял с собой две палочки, Оллливандеровскую и свою самоделку с кровью. Когда я спустился вниз профессор, не дав мне и рта раскрыть, приказал следовать за собой. Когда мы вышли из гостиной факультета я повторил свой вопрос:
   - Сэр, что все-таки произошло?
   - Произошло очень печальное событие, мисс Эванс, профессор Квиррелл сошел с ума, захватил заложников и теперь требует отдать ему один артефакт, причем он настаивает, чтобы его передали ему именно вы.
   Я, как только это услышал, то сначала не поверил своим ушам.
   - Профессор, это правда?
   - К сожалению да.
   - Но почему именно я?
   - Не имею ни малейшего понятия, - ответил Флитвик.
   - Что это за артефакт такой? - спросил я, хотя прекрасно знал ответ.
   - Философский камень, - сказал декан, - И я очень попрошу вас об этом не распространяться!
   - Вы что, надеетесь это скрыть? - с совершенно искренним недоумением воскликнул я.
   - Кроме части преподавателей, вас и еще четырех учеников никто не знает о происходящем и мне бы очень хотелось, чтобы оно так и осталось.
   Дальнейший путь проходил в полном молчании. Я в это время пытался осмыслить сказанное деканом. Получалось, что Квиррелл оказался куда умнее чем в каноне и не поперся в Запретный коридор, либо сумел распознать ловушку до того как она захлопнулась. А я то надеялся, что канон повториться и одержимый сдохнет пытаясь заполучить камень, но как видно не судьба. Интересно, кого же он взял в заложники. То, что он требует меня это понятно - отомстить хочет за дырку в пузе. И это совсем хреново.
   Наконец мы дошли до Астрономической башни и стали подниматься по лестнице до двери, ведущей на верхнюю площадку. Там нас уже ждали Дамблдор, МакГонагалл и Снейп. На лицо директора страшно было смотреть - казалось, он постарел лет на сто.
   - Она здесь, Квиринус, - произнес Дамблдор, - что дальше?
   - Пусть принесет мне камень! - донеслось из-за закрытой двери.
   Дамблдор вложил мне в руку небольшой коричневый сверток, и наклонив голову к самому моему уху, едва слышно прошептал:
   - Постарайся отвлечь его хоть на пару секунд.
   Дверь открылась, и я вышел на верхнюю площадку башни. Картина, открывшаяся моим глазам, была достойна дешевого голливудского боевика - посередине площадки, все в порезах и синяках лежало тело Лонгботтома, а Поттером как живым щитом закрывался Квиррелл, держащий свою палочку у виска МКВ. Я скользнул взглядом по неподвижно лежащему телу Лонгботтома - живой, хоть и слегка покоцаный, и сосредоточил внимание на одержимом и его заложнике стоящих у самого края площадки прямо напротив двери. Мантия Квиррелла была порезана и прожжена во многих местах, на лице также было несколько неглубоких ран. Видимо он все же полез в Запретный коридор и что-то пошло не так, не могли же Поттер и Лонгботтом так его уработать. В этот момент Поттер, который, кстати был весьма качественно связан, попытался было дернуться, но добился только того что марионетка Волди сильнее прижала палочку к его виску. Понятно, почему Дамблдор и остальные ничего не предпринимают - попробуй они что-то сделать и Поттер лишится головы, ведь невербалка в исполнении опытного мага выполняется почти мгновенно, а Квиррелл и в каноне был силен, раз мог колдовать без палочки.
   - Закрой дверь, - произнес одержимый едва я вышел на площадку.
   Пришлось выполнить это требование. И на что рассчитывал Дамблдор, отправляя меня сюда? Отвлечь то внимание я смогу но вот успеют ли профессора прийти на помощь до того как Квиррелл нас убьет.
   - Хорошо. Теперь медленно достань палочку и брось ее на пол.
   Олливандеровская палочка ударилась о каменный пол и укатилась куда-то в темноту.
   - Отлично! Просто превосходно! - лицо террориста исказилось в жуткой ухмылке, - А теперь отдай мне Камень!
   - Нет! Не делай этого! - вдруг заорал Поттер.
   Я не обращая внимания на крики гриффиндорца, медленно протянул сверток в сторону одержимого.
   - Разверни его! - вдруг приказал он.
   Подчиняясь приказу, я аккуратно развернул сверток и остолбенел - у меня в руках был самый настоящий философский камень. Это был не огромный рубинового цвета камень, каким он был показан в фильме, нет, это была словно застывшая часть пламени. Еще как только я нашел Выручай - комнату я ради интереса попросил ее дать мне все книги, свитки, письма, простые листы пергамента где бы упоминался философский камень. Тогда мне было просто интересно узнать об этом легендарном артефакте как можно больше и сейчас, узнав его по описаниям, я мгновенно изменил свой первоначальный план. До этого я просто хотел дождаться удобного момента и попробовать, призвав вторую палочку, как я призывал деньги, влепить Квирреллу молнией промеж глаз. Но теперь у меня появилась идейка получше. Квиррелл тоже его узнал, судя по алчному блеску его глаз.
   - Дай мне его! - завопил одержимый после секундной заминки, - Сейчас же!
   - Лови, - просто ответил я, и швырнул его прямо в лицо Квиррелла.
   Драконья кожа, в которую был завернут артефакт упала, не пролетев и половины расстояния, а камень, после недолгого полета, был перехвачен голой рукой бывшего теперь уже преподавателя ЗоТи.
   - Ха-Ха-ХАААААА! - раздался его смех, быстро перешедший в крик ужаса.
   А вот нехрен было его голой рукой хватать! - злорадно подумал я, наблюдая, как тело Квиррелла очень быстро превращается в золотую статую. Мой план, основанный на том, что философский камень, будучи чудовищно сильным и потому опасным артефактом, сработал, хоть и неожиданно для меня. На то, что Квиррелл превратиться в золото я не рассчитывал, просто надеялся, что что-нибудь произойдет. Сзади раздался грохот - это учителя выломали дверь и выбежали на площадку. В этот момент из затылка статуи вылетело большое облако черного дыма и умчалось куда-то в направлении юга. Я подошел к статуе, вгляделся в ее глаза и произнес:
   - И больше не оживай!

Глава 12

   Я стоял и смотрел на золотую статую, буквально полминуты назад бывшую человеком. Вокруг же суетились профессора: Дамблдор рисуя палочкой сложнейшие узоры, снимал различные защитные заклятия, которыми успел окружить себя Квиррелл, Снейп вливал какие-то зелья в Лонгботтома, периодически матерясь сквозь зубы, МакГонагалл же занималась Поттером. Наконец директор закончил, и вызвав домовика, приказал перенести сюда мадам Помфри. Поручив прибывшей целительнице заботу о пострадавших, директор оторвал меня от созерцания золотого Квиррелла попросив следовать за ним. Несколько минут пути по полутемным коридорам и вот мы уже стоим перед каменной горгульей.
   - Всевкусные драже, - произнес Дамблдор, и статуя отодвинулась в сторону, открывая проход к лестнице.
   Короткий подъем на пришедшей в движение, как только мы встали на ступеньки, лестнице и вот, миновав дверь, мы вошли в кабинет директора. Дамблдор сразу направился к своему столу, а я осматривался по сторонам, все-таки первый раз оказался в этом кабинете. Это была круглая, просторная комната, полная еле слышных странных звуков. Множество таинственных серебряных приборов стояло на вращающихся столах - они жужжали, выпуская небольшие клубы дыма. Стены увешаны портретами прежних директоров и директрис, которые мирно дремали в красивых рамах. В центре громадный письменный стол на когтистых лапах, а за ним на полке - потертая, латаная - перелатаная Распределяющая Шляпа. В паре метров от стола на высокой жердочке сидела птица в ало-золотом оперении, размером не меньше индюшки. Дамблдор, заняв место за столом, указал мне на стоящее перед ним кожаное кресло. Как только я сел в него директор заговорил:
   - Прежде всего, я прошу вас никому не рассказывать о произошедшем этой ночью, - начал Дамблдор.
   - Хорошо директор, я буду молчать. Но как же Поттер с Лонгботтомом?
   - Об этом не стоит волноваться, - произнес Дамблдор, - Позже я поговорю с ними.
   - Вы ведь позвали меня сюда не только чтобы предупредить о молчании?
   - Нет, не только, - согласился директор, - В связи с произошедшими событиями мне нужно кое - что вам рассказать.
   - И что же? - спросил я, слегка наклоняясь вперед.
   - Вы ведь заметили темную дымку, выпорхнувшую из тела Квиррелла? - спросил Дамблдор, и увидев мой подтверждающий кивок, продолжил, - Профессор Квиррелл был одержим Лордом Волдемортом.
   - Он же умер почти одиннадцать лет назад.
   - Тело Волдеморта погибло, да, но дух его уцелел, и он ищет способ вернуть себе физическое воплощение.
   - И он вселился в Квиррелла, чтобы украсть философский камень и вернуть себе тело? - спросил я, - Профессор, вы же знакомы с Николасом Фламелем?
   Дамблдор кивнул.
   - Скажите, а камень правда может вернуть тело или он только превращает в золото все, чего коснется? - задал я единственный интересующий меня вопрос. Информации о камне мне удалось найти очень немного, и то большинство представляло собой сплошные домыслы, а правдивым было только описание его внешнего вида. Единственное в чем сходились все источники так это в том, что данный артефакт обладает чудовищной силой и опасностью. Со многими такими артефактами и находиться то рядом опасно не то, что прикасаться к ним, потому я и швырнул камень в Квиррелла, надеясь, что что-нибудь этакое и произойдет. Но все равно его превращение в статую из золота оказалось неожиданностью, хоть и приятной.
   - Нет, создать тело камень не может. Животворящий эликсир действительно продлевает жизнь и излечивает любые болезни, но все же он не всесилен. А почему профессор Квиррелл превратился в золотую статую? На это точных ответов у меня нет, только догадки.
   - Ну хотя бы догадки скажите! - попросил я.
   - Все-таки Рейвенкло это диагноз, - добродушно промолвил Дамблдор, - Я думаю, что Квиррелл подсознательно желал бессмертия. Желание это возникло из-за понимания им того факта, что впустив в свое тело дух Волдеморта он обрек себя на мучительную смерть, а любое существо больше всего на свете хочет жить, и человек тут не исключение. Получив же в свои руки источник бессмертия, Квиррелл не сдержался и случайно активировал камень, который и выполнил то для чего и был создан. Магия, мисс Эванс, это не только наши сознательные мысли и желания которые мы выражаем, творя различные чары, варя зелья, проводя ритуалы, но и подсознательные.
   Да директор в своем репертуаре! Как скажет что-нибудь такое так потом голову сломать можно пытаясь понять, что он имел ввиду.
   - А что будет с телом Квиррелла? Оно же навсегда превратилось в золото. Или нет?
   - Да, тело бывшего профессора теперь представляет собой чистейшее золото, а что с ним будет пока еще не решено, так как по "праву победы" оно принадлежит вам. Собственно, это одна из причин, по которой я позвал вас сюда - нужно решить, как с ним быть дальше.
   Услышав это, я слегка выпал в осадок. После этого если кто-то мне скажет что Дамблдор - Светлый волшебник я только посмеюсь над таким идиотом. Никакой он не светлый, а самый настоящий серый, хотя и маскируется под светлого. Впрочем, это не значит что он плохой человек, но и не канонный добрый и всепрощающий дедушка.
   - И что мне делать с таким количеством золота? - произнес я, когда удалось собраться с мыслями.
   - Если вы мне доверяете, то я могу помочь вам решить этот вопрос, - предложил Дамблдор.
   Быстро прикинув количество возни с обращением статуи в деньги, я решил принять предложение директора.
   - Спасибо за помощь, профессор, я принимаю ваше предложение.
   - Отлично, с этим разобрались, - произнес директор, - Теперь необходимо вернуться к первоначальной теме. Волдеморт. Вы, мисс Эванс, сорвали ему попытку возвращения в мир живых, и зная его, я могу с уверенностью утверждать, что как только ему это удастся, то он попробует отомстить вам.
   - А разве есть и другие способы вернуть себе тело? - спросил я, изображая любопытного ребенка.
   - Да, они существуют и рано или поздно Волдеморт воспользуется каким-то из них, - ответил Дамблдор, - И тогда вам будет угрожать опасность. Поэтому я хочу попросить вас - если заметите хоть что-нибудь странное, необычное, что нельзя легко объяснить, то немедленно сообщайте об этом мне.
   - Хорошо, директор, - мне пришлось согласиться.
   - А теперь, я думаю, вам пора вернуться в свою спальню. Доброй ночи, мисс Эванс.
   - Доброй ночи, профессор Дамблдор, - произнес я и вышел из кабинета.
   По пути в башню Рейвенкло я обдумывал разговор с директором. То, что Волди теперь от меня не отстанет это и так понятно и как только он вернет себе тело, то наверняка попытается отомстить. Впрочем, даже если бы я не влез во все это, то отнюдь не был бы застрахован от визита сторонников Волди на Тисовую улицу. Адреса всех волшебников живущих в обычном мире имеются в министерстве. Мне всегда казалось странным, что Пожиратели не навестили в каноне Дурслей или Грейнджеров. И если дом первых могла защищать какая-то магия, то у вторых точно ничего не имелось. Хотя канонного Поттера Волди при желании вполне мог достать - достаточно было просто нанять или заимперить киллера - маггла и проблема решена. А что же насчет Грейнджеров - я сильно сомневаюсь, чтобы у них стояла какая-нибудь защита, ведь мало наложить чары их надо еще и от чего-то подпитывать иначе они очень быстро ослабнут и развеются.
   Неожиданностью оказалось то, что директор вообще мне что-то рассказал и даже подтвердил мои права на статую Квиррелла. Я уже было готовился к тому, что он сотрет мне память о сегодняшней ночи и все, а вышло совсем по-другому, даже немного информации обломилось, правда, ничего кроме уже известного мне, Дамблдор не сообщил, за исключением разве что некоторых уточнений возможностей философского камня, которые мне и не нужны были особо. А вот то, как он решил поступить с золотом, в которое превратился Квиррелл, оказалось приятной неожиданностью, ведь назвать металлическую статую трупом уже невозможно с любой точки зрения потому как превращение произошло абсолютно необратимое. Директору же несколько десятков килограммов драгоценного металла оказались ни к чему - имея доступ к философскому камню, он может получать золото в любых количествах, а тут видимо решил таким образом помочь бедной сиротке. Хотя кто его знает - поступки Дамблдора вообще не поддаются логике. Впрочем, нелогичность поступков в той или иной степени присуща всем волшебникам.
   Что же до просьбы сообщать о чем-то необычном, то тут как раз ничего сверхъестественного нет - директор волнуется за учеников. Хотя, что сообщать, а о чем умолчать это решать мне. Что удивительно - за весь наш разговор мои серьги - артефакты ни разу не сработали. Либо Дамблдор легилимент такого уровня, что обойти их защиту ему ничего не стоит, либо он и не пытался меня прочесть. Лично я склоняюсь ко второму иначе так легко я бы из кабинета директора не вышел, если бы вообще вышел. Этот Дамблдор выпотрошил бы всё содержимое моих мозгов и не поморщился. А что случилось бы дальше - об этом даже и думать не хочется. Подумав об этом, я сплюнул три раза через левое плечо и постучал по подвернувшийся деревяшке.
   А может сдать Дамблдору диадему Рейвенкло, - подумал я, подходя к двери в гостиную одноименного факультета, - Типа случайно нашел. Он ее исследует, узнает в ней хоркрукс и благополучно его уничтожит. А то самому с ней разбираться боязно - стоит подойти к ней на расстояние меньше двух десятков метров как серьги буквально раскаляются и очень быстро разряжаются, что свидетельствует о мощнейшей ментальной атаке. Не пока сдавать рано - пригодится как тестер для ментальных артефактов, да и в каноне она спокойно валялась до седьмого курса и ничего с ней не случилось. Хотя будет жаль ее уничтожать, но ничего не поделаешь. Впрочем, если я переживу всю эту заваруху, то попробую создать полную копию этой диадемы, когда у меня будет хватать знаний для расчета новых чар, их совместимости и прочего. Сейчас я могу только создавать артефакты по уже готовым технологиям и все. Сделать что-то свое или как-то изменить уже существующее мне не хватает знаний. Ответив на вопрос орла, я вошел в гостиную, поднялся в свою спальню, и не раздеваясь рухнул на кровать.

***

   Альбус Дамблдор проводил усталым взглядом, выходящую из его кабинета первокурсницу. Лишь когда она закрыла дверь и миновала горгулью, директор выразил свои чувства, ударив по столу кулаком. Этот день долженствующий стать моментом его победы над Томом едва не обернулся кошмарным поражением. А как хорошо все начиналось! Уже к концу сильно затянувшегося заседания Визенгамота директор почувствовал срабатывание сигнальных чар и даже позволил себе небольшую улыбку - Том все же купился на уловку Альбуса и проник в Запретный коридор в попытке выкрасть философский камень, которого там как раз и не было. Была лишь его искусная подделка, а настоящий экземпляр камня, подаренный своему ученику и другу Николасом Фламелем, хранился в это время в кабинете директора.
   Старый волшебник уже предвкушал победу над Томом, когда почувствовал еще одно срабатывание сигнальных чар и на этот раз в Запретный коридор проникли двое. Терзаемый смутными догадками о том кто это мог быть Дамблдор максимально быстро завершил заседание и поспешил вернуться в Хогвартс, но все равно опоздал. Том каким-то образом догадался о ловушке и не придумал ничего лучшего, как взять в заложники зачем-то полезших за ним Гарри Поттера и Невилла Лонгботтома и забаррикадироваться на Астрономической башне требуя, чтобы ему отдали Философский камень, и чтобы артефакт принесла Грейс Эванс. Как Альбус не противился этому, но ему пришлось подчиниться - Том успел хорошо подготовиться, наложив на верхнюю площадку башни множество различных чар, препятствующих проникновению на нее любым способом кроме как через дверь. Даже Фоукс и тот не смог туда попасть, не говоря уже о домовиках. Том отлично понимал, что Квиррелл директору не противник и их сражение закончится, даже не начавшись.
   Сделав вид, что поддался требованиям Квиррелла, директор велел Филиусу привести мисс Эванс, а сам же с помощью Фоукса перенесся в свой кабинет и забрал оттуда настоящий камень. Старый волшебник очень надеялся что, увидев настоящий камень, Квиррелл расслабится и потеряет бдительность, тем самым дав шанс директору атаковать его, или же мисс Эванс сможет отвлечь его внимание хоть на пару секунд, а большего для победителя Гриндевальда и не нужно. В своей способности одолеть одержимого и не дать ему ни малейшего шанса причинить детям какой-то вред Дамблдор не сомневался, уж слишком не равны были силы. К тому же был еще и Филиус хоть и уступавший директору в силе и опыте, но все же превосходивший Квиррелла на порядок. Но все же то, что произошло далее, стало для Альбуса полной неожиданностью.
   Когда раздался крик Квиррелла директор решил действовать, и выбив заклинанием дверь, ворвался на площадку, чтобы увидеть как Том в виде небольшого облачка черного дыма вылетает из головы золотой статуи, еще несколько секунд назад бывшей Квиринусом Квирреллом. В левой руке истукана находился Философский камень. Распутав нагромождение различных чар, которыми оградил себя Квиррелл, директор вызвал мадам Помфри и поручил ей заботу о пострадавших, а сам пригласил мисс Эванс в свой кабинет, желая помочь девочке легче перенести случившееся. Но к его удивлению помощь не потребовалась, впрочем, вспомнив, что показывают магглы в своих теленовостях, директор перестал удивляться. Да, Альбус в отличие от остальных волшебников знал, что такое телевизор и умел им пользоваться.
   Новость о том, что Волдеморт жив и в будущем попытается отомстить ей, девочка также восприняла спокойно, а вот ее вопрос о возможностях камня показал, что она не зря попала на факультет Ровены. Точный ответ, почему Квиррелл превратился в золото, не был известен и Дамблдору, который сделал себе заметку узнать о такой возможности у Фламеля при их следующей встрече. Впрочем, для удовлетворения любопытства рейвенкловки хватило и простой догадки. Немного подумав, старый волшебник решил отдать золото девочке, тем более что право победителя было полностью на ее стороне, право благодаря которому Альбусу удалось сохранить у себя Старшую палочку, отнятую им у Гриндевальда и которую требовали уничтожить, не зная о ее истинной природе. К тому же Квиррелл теперь являлся простой металлической статуей, что и показали диагностические заклинания. Поэтому в передаче в собственность мисс Эванс нескольких десятков килограммов драгоценного металла директор не видел ничего аморального, он даже решил помочь ей обменять золото на деньги и был рад, что его помощь приняли.
   Вздохнув, старый волшебник подвел неутешительные итоги: интрига, длившаяся целый год провалена, погиб студент школы, причем совершенно напрасно, едва не погибли Гарри Поттер и Невилл Лонгботтом, а Том все также на свободе и впереди только неизвестность.
   - А ведь я говорил тебе, Альбус, чтобы ты прекращал свои игры! - раздался голос Финеаса Блэка, - Но ты меня не послушал. И что в результате? Пшик.
   Возразить на это старому волшебнику было совершенно нечем.

***

   Оставшееся до Прощального пира время пролетело незаметно. Исчезновению Квиррелла не удивился никто, ведь уже больше двух десятилетий ни один преподаватель Защиты от Темных Искусств не продержался на этой должности больше одного года. Дамблдор на следующее утро после ночной заварушки во время завтрака объявил, что профессор Квиррелл покинул должность преподавателя по состоянию здоровья. И ведь не соврал же!
   Я эти дни посвятил блаженному ничегонеделанию. Просто приходил на берег озера и трансфигурировав себе толстенное одеяло и лежа на нем, предавался любимому занятию Шикамару Нара - смотрел на облака. Иногда ко мне присоединялась Гермиона с подругами, и мы болтали о всяких пустяках. Но ничто не вечно и вот уже настал день Прощального пира.
   Поскольку соревнование между факультетами в седьмой раз подряд выиграл Слизерин, то зал был оформлен в зелено-серебряной цветовой гамме. На стене за преподавательским столом висело огромное знамя Слизерина, на котором была изображена змея. Наконец все ученики заняли свои места, и со своего трона поднялся Дамблдор.
   - Итак, еще один год позади! - воскликнул Дамблдор, - Но перед тем, как мы начнем наш фантастический пир, я немного побеспокою вас старческим брюзжанием и пустой болтовней. Итак, позади остался отличный учебный год! Я надеюсь, ваши головы немного потяжелели по сравнению с тем, какими они были в начале года. Впрочем, впереди у вас все лето для того, чтобы привести свои головы в порядок и полностью опустошить их до начала следующего семестра.
   Директор обвел всех присутствующих взглядом своих лучистых глаз.
   - А сейчас, как я понимаю, мы должны определить, кто выиграл соревнование между факультетами. Начнем с конца. Четвертое место занял факультет Гриффиндор - триста двенадцать очков. Третье - Хаффлпафф, у них триста пятьдесят два очка. На втором месте Рейвенкло - четыреста двадцать шесть очков. А на первом Слизерин - четыреста семьдесят два очка. Молодцы, Слизерин! Я поздравляю вас с заслуженной победой!
   Стол, за которым сидели слизеринцы, взорвался громкими криками и аплодисментами. Некоторые студенты зеленого факультета, как Малфой победно стучали по столу золотыми кубками. Ну, варвары, честное слово, - подумал я, - И вдобавок идиоты. Кому нужны эти ничего не значащие баллы. Впрочем, из вежливости все же похлопал, главным образом, чтобы не выделяться. Больше всего победой Слизерина были огорчены ало-золотые. Пора бы уже привыкнуть за семь лет то. Тем временем домовики телепортировали с кухни огромное количество самых разнообразных блюд, и я с чистой совестью устроил себе праздник желудка.
   На следующий день нам объявили результаты экзаменов. У меня кроме ЗоТи везде был высший балл, а у остальных рейвенкловцев вообще все оценки были максимально возможные. Предупреждение о запрете на колдовство летом я сжег почти сразу, как его получил, все равно с незарегистрированной нигде палочкой министерство отследить мою магию не сможет. Главное только в доме Дурслей не колдовать. Затем последовали быстрые сборы, и мы на каретах с запряженными в них фестралами добрались до станции Хогсмит. На лодках же привозят первокурсников в начале года и выпускников, среди которых я сейчас наблюдал за мокрой девушкой с ярко-розовыми волосами. Не повезло ей искупаться в озере напоследок.
   Как и в начале года, компанию в пути мне составляла Грейнджер. Остальные ее однокурсницы ехали в соседнем купе. В болтовне ни о чем прошел весь путь, причем как мне показалась, обратная дорога была значительно короче. Наконец Хогвартс - Экспресс прибыл на платформу и ученики стали покидать вагоны. Некоторые из них шли к арке прохода в обычный мир, большинство же направилось к имеющимся на платформе каминам. Я вместе с Гермионой спокойно прошел в обычный мир. Свой огромный чемодан она все же сменила, еще на Рождественских каникулах и теперь у нее была копия моего.
   - Я буду звонить, - пообещала Грейнджер, и заключив меня в свои фирменные костедробильные объятия, поспешила к стоящим недалеко от прохода родителям.
   - Ты готова? - раздался прямо за мной голос дяди Вернона.
   - Да.
   - Отлично. Пошли отсюда быстрее, я не желаю находиться рядом с этими ненормальными!
   Ммм да. Время идет, а Дурсли не меняются. Отметив этот факт, я поспешил за дядюшкой. Впереди меня ждало очень насыщенное лето.
  

Глава 13

   - Чтобы никаких ненормальностей в моем доме! - таково было приветствие Петуньи Дурсль.
   - Хорошо тетя, - согласился я.
   А что еще мне оставалось делать? Дурсли за девять месяцев свое отношение к магии ничуть не изменили, как были магоненавистниками, так и остались. Впрочем, зря тетушка опасается какого-то колдовства с моей стороны, ведь на дом наверняка министерство наложило чары Надзора. Мало того что следят за палочками так еще и за домами волшебников начали наблюдать. Хотя для меня это не помеха - колдовство с помощью моих самодельных палочек Надзор будет игнорировать, считая, что колдует взрослый волшебник. Главное не колдовать слишком много, а не то придут авроры с проверкой.
   После этого "радостного" приветствия я поднялся в свою комнату. Открыл дверь, посмотрел внутрь - ничего за время моего отсутствия не изменилось. Вздохнув, принялся распаковывать вещи, попутно сортируя их. Провозился я за этим занятием до самого вечера, что поделать вещей у меня было, а в Лондон Хогвартс - Экспресс приходит в седьмом часу вечера.
   А на следующий день начались обычные серые будни. На меня снова взвалили обязанность готовить завтрак и следить за теткиными цветами. Когда Петунья сообщила мне это, я только пожал плечами - ничего нового по сравнению с дохогвартскими временами. Пару дней пришлось потратить, чтобы привести цветы в порядок, так как нормально ухаживать за ними тетка не умела. Хотя тут я считерил - стоит только влить в растение капельку магии, как оживает оно буквально на глазах. Разобравшись с цветами, я приступил к выполнению запланированных на это лето задач.
   Раз в несколько дней я перед сном полностью опустошал весь резерв маны, сливая ее в накопитель. После первого раза меня поджидал неприятный сюрприз - скорость восполнения резерва за девять месяцев почти не увеличилась в отличие от объема, который был на уровне четверокурсника, да и после опустошения ощущения были, словно я внезапно оказался в пустыне. Приходилось терпеть, так как останавливать раскачку ядра из-за легкого дискомфорта было бы глупостью. По моему мнению, это даже полезно, ведь раскачиваясь в условиях недостатка природной энергии, ядро будет гораздо лучше работать в местах силы. Этот вывод был отнюдь не беспочвенным - еще в первые два меся в Хоге, удалось заметить, что по сравнению с остальными моими однокурсниками я восстанавливаюсь куда быстрее. И это не какая-то моя сверхспособность, а следствие чудовищной лени остальных волшебников. Они просто не хотят становиться сильными, им лень часами рыться в книгах в поисках крупиц правдивой информации, им лень разучивать новые заклинания или варить зелья просто так, а не потому, что это требует преподаватель. Те, кто не ленится - становиться магически сильными и знаменитыми волшебниками, те же Дамблдор, Гриндевальд, Волдеморт, Муди, Флитвик, а те, кому хватает стандартной школьной программы, так и остаются не способными ни на что значительное слабаками. Я в числе последних быть не хотел, потому сжав зубы, продолжал свои тренировки.
   В один из первых дней после возвращения из Хогвартса я полностью обновил свой небольшой гардероб. Что поделать вещи имеют свойство изнашиваться или становиться неподходящего размера, а бесконечно их ремонтировать и подгонять чарами невозможно, после двух - трех десятков раз одежда просто разваливается.
   Значительную часть свободного от всех прочих дел времени я посвятил отработке заклинаний найденных в книгах из Выручай - комнаты. Хотя это не совсем так - я отрабатывал только жест и произношение без подачи маны, так как наполненность резерва у меня не превышала и четверти от полного объема. Остальное время было посвящено позаброшенным мной в Хогвартсе физическим тренировкам. Раз в несколько дней звонила Грейнджер, и мы подолгу болтали по телефону. В последний раз она сообщила, что конец июля и половину августа проведет с родителями во Франции и на это я пожелал ей хорошо отдохнуть. В таком ритме прошел сначала июнь, а потом и июль, в последний день которого меня посетил необычный гость.
   Я как обычно готовил завтрак, когда за моей спиной вспыхнуло пламя. Резко обернувшись, я направил непонятно как оказавшуюся в руке волшебную палочку на незваного гостя, коим оказалась сидящая на кухонном столе большая ало-золотая птица. Рядом с ней лежал пергаментный конверт.
   - Курлык!
   - Ты принес письмо мне?
   - Курлык!
   - Ясно. Будешь что-нибудь?
   - Курлык! - феникс указал головой на сковородку с жареным беконом.
   - А тебе это можно?
   - Курлык! - и покачал головой вверх и вниз.
   Я положил блюдечко бекон и поставил его рядом с птицей.
   - Приятного аппетита!
   - Курлык! - и феникс принялся клевать жареные кусочки.
   Пока птица насыщалась, я вскрыл конверт и прочел:
   Дорогая мисс Эванс!
   Спешу сообщить вам, что мне удалось решить вопрос реализации вашего золота. Если вы не возражаете, я зайду за вами 19 августа в 10:00 чтобы уладить некоторые формальности. Прошу вас прислать ответ с Фоуксом.

А. П. В. Б. Дамблдор.

   Наконец-то, а то я было подумал, что директор забыл о своем обещании. Хотя Дамблдор человек занятой и у него может просто не быть свободного времени, вот только что тут такого важного, что он прислал феникса. Быстро сбегав в свою комнату я написал ответ, и вернувшись на кухню, стал ждать завершения неспешной трапезы феникса. И в этот момент в кухню зашла тетя Петунья.
   - Курлык! - Фоукс оторвался от бекона, чтобы поприветствовать вошедшую Петунью.
   - И-и-и-и! - тоненько взвизгнула тетка и выбежала вон.
   - Курлык? - издал звук феникс, словно спрашивая, что нашло на эту женщину.
   - Она просто помешана на нормальности, а ты слишком необычен.
   - Курлык! (Дура!)
   - Я полностью с тобой согласна!
   - Что здесь за чертовщина?! - с громким криком на кухню ворвался Вернон Дурсль, - Я же тебя предупреждал, чтоб никаких ненормальностей в моем доме не было!
   - Передашь мой ответ профессору Дамблдору? - обратился я к Фоуксу, игнорируя уже начавшего наливаться краснотой дядюшку.
   - Курлык! Курлык! (Передам. Давай сюда.)
   - Держи, - протянул я свой ответ.
   Вспышка пламени и феникс исчез, оставив на столе длинное ало-золотое перо, тут же мной подобранное. Добровольно отданное перо феникса это огромная редкость и самый лучший для меня подарок на день рождения. Это перо послужит отличной сердцевиной для мощной волшебной палочки. Из приятных мыслей меня вырвал громкий голос Вернона.
   - Ты что, оглохла? - заорал дядюшка.
   На это я только вздохнул и достал палочку. Дурсль это заметил, и приняв какой-то нездорово - фиолетовый оттенок, завопил:
   - Ты не посмеешь!
   - Obliviate!
   Глаза Вернона на мгновение разбежались в стороны и подернулись дымкой, а лицо приняло безмятежно - сонное выражение. Разворачиваюсь в сторону стоящей в дверях Петунии:
   - Obliviate!
   Тетушку постигла та же участь. После этого спокойно накрываю на стол. Дурсли, увидев готовый завтрак, моментально принялись за него и даже не подумали о том, что не помнят, как оказались на кухне. Я же в это время радовался тому, что для заклинания забвения в книгах был подробно расписан весь процесс его выполнения и у меня с первой попытки все удачно получилось.
   Когда спустился все еще сонный Дадли, дядюшка опять завел разговоры о небывало выгодной сделке, которую он рассчитывает заключить сегодня вечером. Уже пару недель каждое утро он заводит одну и ту же шарманку, надоел честное слово. Пока на меня никто не обращал внимания, я тихонько покинул помещение.
   Сделку этим вечером дядюшка все-таки заключил и через два дня радостные Дурсли уехали отдыхать на Майорку, оставив меня в доме одного. Так как я не знаменитый Гарри Поттер, то никакого Добби не появлялось, и торт никто не уничтожал.
   Этот момент канона очень необычен хотя бы тем, что домовик Малфоев смог найти место жительства Поттера, которое вроде как хранилось в тайне. Ну не в министерстве же он адрес узнал? И как он вообще смог переместиться на Тисовую, если раньше там ни разу не был, ведь домовики также как и волшебники могут аппарировать только в те места, в которых успели побывать ранее. Кроме того поведение самого Добби было очень странное. С чего это он вдруг воспылал неземной любовью к МКВ и полез его "спасать"? В Выручайке мне попадалась литература о домовиках, и исходя из имеющейся у меня информации, я с уверенностью могу сказать что поведение Добби очень нетипично для домового эльфа и оправдать его можно тем, что эльф выполнял приказ своего хозяина, либо Малфой криво провел ритуал привязки домовика. Хотя лично я склоняюсь к первому варианту по двум причинам: первое, Малфой в конце второй книги за каким-то хреном притащил Добби в Хогвартс, хотя в случае нужды мог просто его вызвать, второе - домовик после освобождения не сдох. Домовые эльфы могут пользоваться только той маной, которую получают от волшебника или родового камня по сформированному специальным ритуалом каналу, и после его разрыва в течение нескольких дней умирают, если не найдут нового хозяина. А Добби был "свободен" целых пять лет, пока его Лестрейндж не убила, и кроме того, чтобы освободить домовика предмет одежды нужно передавать, сопровождая это соответствующей ритуальной фразой, которой Малфой - старший так и не произнес. Так что Добби возможно был засланным шпионом. А что? На домовиков никто ведь внимания не обращает. Конечно, все это только мои домыслы и вполне возможно, что Люциус просто избавился таким способом от поехавшего крышей домовика, но вывод в любом случае один - держаться от сумасшедшего эльфа подальше, ну или скопытить, если он будет мне мешаться.
   Первые две недели августа я потратил на расчет краеугольного камня особо большой мощности. После инцидента с Дурслями в последний день июля, немного подумав, я решил не возвращаться после второго курса на Тисовую улицу. Не стирать же память Дурслям каждый раз после встречи с чем-то не укладывающимся в рамки их мировоззрения, а то станут они дебилами, похожими на себя канонных. Но решение уйти от дяди с тетей ставит передо мной две проблемы - надо где-то жить, чем-то питаться и во что-то одеваться. Для двенадцатилетней девочки да если она волшебница это были бы не решаемые проблемы, но я не она. Я сейчас вообще непонятно что - физически девочка - подросток двенадцати лет, а ментально на две трети взрослый мужик и менять это в ближайшее время я не собираюсь, так как это самый удобный для меня вариант. Женская часть личности позволяет демонстрировать естественное поведение девочки - подростка, спокойно носить типичную женскую одежду не чувствуя себя при этом извращенцем, а мужская кроме обладания огромным массивом информации защищает меня от действия множества различного рода приворотов. Конечно это защита не от всего и вся, а только от приворотных зелий, заклинаний и ритуалов, направленных на мужчин, так как в прошлой то жизни я был нормальной гетеросексуальной ориентации, что повлияло и на эту - мне все также нравятся девочки. Так что если мне подольют приворот на девушку, то он сработает штатно. А еще я не защищен от различных афродизиаков, которые, как и привороты существуют в огромном количестве. Ну это так к слову, тем более в этом году я и собирался максимально возможно защититься и с этой стороны, потому как эти привороты и возбудители не являются запрещенными и за их применение не существует никакого наказания. Те же близнецы Уизли в шестой части совершенно открыто их продавали. Магический мир далеко не сказка, описанная Роулинг, а самая настоящая клоака. Поэтому это является одной из причин ограниченного круга общения.
   Так вот возвращаясь к проблеме жилья. Я недолго размышлял над этим, решив просто-напросто построить дом. Правда для этого сначала надо прикупить участок земли в Магическом мире и для этого мне потребуется Дамблдор, так как он официально является магическим опекуном всех магглорожденных и маггловоспитанных несовершеннолетних волшебников Британии. Думаю, в разрешении на приобретение участка земли он не откажет, а это главное, так как стоимость земли в Магическом мире в отличие от обычного стремится к нулю, если конечно на этом участке не имеется места силы. В этом случае цена иногда становится просто заоблачной. Такой участок мне был не нужен, да и по финансам я явно не потяну, ведь еще неизвестно, сколько за золотого Квиррелла обломится, поэтому я решил компенсировать отсутствие места силы мощностью краеугольного камня, так как наличие наилучших материалов для его изготовления позволяло это сделать. За расчетами сердца моего будущего дома время летело незаметно и вот уже наступило девятнадцатое число.
   Ровно в десять часов раздался стук в дверь. Я быстро подошел к ней и открыл - на пороге стоял директор Хогвартса.
   - Здравствуйте профессор Дамблдор, - поздоровался я с ним.
   - Добрый день, мисс Эванс. Я могу войти?
   - Конечно. Проходите, - сказал я и повел директора в гостиную
   - Присаживайтесь, - указал я на одно из кресел, - Будете что-нибудь? Чай, кофе?
   - Чай, пожалуйста, - выбрал старый волшебник.
   Некоторое время ушло на заварку чая, к которому я предложил директору лимонные дольки, на что тот усмехнулся себе в усы.
   - Итак, - произнес Дамблдор после завершения чаепития, - Как я уже сообщал вам в письме, мне удалось реализовать ваше золото. Поскольку сумма получилась довольно значительная, я взял на себя смелость открыть в банке "Гринготтс" счет на ваше имя. Но для завершения некоторых формальностей требуется ваша подпись, поэтому я пришел, чтобы сопроводить вас в банк.
   - Спасибо профессор, - поблагодарил я директора.
   - Не за что, мисс Эванс.
   - Можно вопрос, сэр?
   - Хотя вы его уже задали, но да, можно.
   - Вы ведь мой магический опекун? - напрямик спросил я.
   - Да, как и многих других детей, - ответил Дамблдор, - А почему это вас интересует?
   - Мне нужно разрешение на приобретение участка земли в Магическом мире.
   - О! Вижу, вы заметили тот факт, что Магический и маггловский миры это не одно измерение. Похвальная наблюдательность! Шляпа не ошиблась, отправив вас на Рейвенкло. Но все же позвольте спросить - зачем вам участок земли?
   - Дом построю, - честно ответил я.
   - Хмм, - нахмурился директор, - А почему вы не хотите жить с родственниками?
   - Они терпеть не могут ничего магического, поэтому отношения у нас не самые лучшие.
   - Вот даже как, - едва слышно пробормотал Дамблдор.
   - Простите, что?
   - Нет - нет, ничего. Думаю, с этим вопросом я тоже могу вам помочь. Дело в том, что один мой бывший ученик как раз ищет покупателя на довольно большой участок.
   - И какова цена?
   - Десять тысяч галлеонов.
   - Ого! Боюсь, у меня нет таких денег.
   - Тут вы несколько ошибаетесь, мисс Эванс. Сейчас на вашем счету "Гринготтсе" находится около семидесяти девяти тысяч галлеонов.
   - Ничего себе! - воскликнул я, - Профессор Дамблдор, а вы случайно не Санта?
   - К сожалению, нет, - усмехнувшись, ответил он, - Если у вас все, то мы уже можем отправляться. Вы готовы?
   - Да, сэр, - ответил я, схватив сумочку, - А как мы будем добираться?
   - Аппарацией, - был ответ, - Возьмите меня за руку.
   Я взялся за протянутую директором руку и он аппарировал. В отличие от прошлого раза в этот перемещение прошло куда легче, толи я привыкаю, толи Дамблдор умеет аппарировать куда лучше, чем МакГонагалл. Дырявый Котел за прошедшее время ничуть не изменился - все такой же грязный и вонючий, как и находящаяся в нем публика. Пройти в Косую Аллею оказалось далеко не просто - все норовили поздороваться с директором, но в конце концов, ему удалось отделаться от осаждавших его людей сославшись на сильную занятость. Впрочем в Косой Аллее ситуация повторилась и к "Гринготтсу" мы добрались только к половине двенадцатого, чтобы через двадцать минут покинуть его. Дамблдор просто подошел к самому главному гоблину, в нескольких словах объяснил цель визита и уже через пару минут я, поставив подпись под договором аренды сейфа, стал обладателем маленького золотого ключика. Тут же была написана доверенность на имя Дамблдора на покупку от моего имени участка земли, и я, посетив свой сейф, передал ему оговоренную сумму денег. Когда мы вышли из банка у меня сорвался с языка давно не дающий мне покоя вопрос:
   - Профессор Дамблдор, не хочу показаться вам неблагодарной, но почему вы мне помогаете? Я ведь ничем не выделяюсь среди остальных ваших подопечных.
   - Это моя обязанность как директора, вашего магического опекуна и просто как человека, - вздохнув, ответил директор после небольших раздумий, - И ваш вопрос совершенно естественен, поэтому я не в обиде.
   В этот момент я почувствовал знакомые костедробильные объятия, а поле зрения заполонила копна густых каштановых волос.
   - Задушишь ведь, - просипел я и когда захват ослаб, произнес, - Привет, Гермиона.
   - Привет Грейс, - радостно воскликнула Грейнджер, - Ой! Простите профессор Дамблдор, я вас не заметила!
   На это я только закатил глаза - сложновато не заметить Дамблдора с его двухметровым ростом.
   - Ничего страшного, мисс Грейнджер, - улыбнулся старый волшебник, - Вы так сильно спешили встретиться со своей подругой, что подобное неудивительно. Вот помню я как-то тоже...
   В этот момент у директора в кармане раздался какой-то звук. Дамблдор сунул руку в карман и вынул из него самые странные часы из виденных мною - у них было двенадцать стрелок, но не было цифр - вместо цифр там были маленькие планеты, при этом они не стояли на месте, а безостановочно вращались по кругу. Однако Дамблдор прекрасно понимал, что именно показывают часы, потому что он засунул их обратно в карман и произнес:
   - Ох! Прошу прощения мисс Эванс, я не смогу доставить вас обратно домой. Совсем вылетело из головы, что мне надо еще сегодня успеть в министерство, и я уже опаздываю!
   - Ничего страшного, сэр, - ответил я, - Доберусь на Рыцаре.
   - Тогда желаю вам хорошо провести время с подругой, - произнес Дамблдор, при этом заговорщицки подмигнув.
   Попрощавшись с директором, мы с Гермионой и ее родителями пошли по магазинам, и во время этого похода Грейнджер делилась впечатлениями об отдыхе во Франции. Остановилась она, только заметив большущую толпу около "Флориш и Блоттс". Я только выматерился про себя, когда прочел вывеску на верхнем окне:
   Гилдерой Локхарт подписывает автобиографию "ВОЛШЕБНЫЙ Я" сегодня с 12.30 до 16.30.
   И как я мог только забыть про это уму не постижимо, хотя, что тут удивляться, память то теперь девичья, хе-хе. Гермиона же явно не разделяла моего мнения:
   - Мы сейчас увидим самого Локхарта, - в восторге пролепетала Грейнджер, - Он же написал почти все учебники из нашего списка!
   В списке учебников на этот год действительно были книги Локхарта, и я даже хотел поинтересоваться у Дамблдора, почему он взял преподавателем ЗоТи этого "героя", а не какого-нибудь отставного аврора, но забыл.
   Осмотревшись вокруг, я заметил, что толпа главным образом состояла из женщин возраста тридцати пяти - сорока пяти лет. В паре метров впереди нас стояли Лили Поттер с МКВ и семейство Уизлей. У входа в магазин затюканный волшебник без конца повторял:
   - Спокойнее, леди, спокойнее! Не толкайтесь! Пожалуйста, аккуратней с книгами!
   - Еще минута - и мы увидим его! - донесся до меня полный восторга шепот матриарха Уизли.
   И вот мы его увидели. Он восседал за столом в окружении собственных портретов. Все они подмигивали и одаривали ослепительными улыбками поклонниц и поклонников. Живой Локхарт был в мантии цвета незабудок, в тон голубым глазам. Волшебная шляпа лихо сдвинута на золотистых локонах. В этот момент у меня вдруг нагрелись серьги, не сильно, что свидетельствовало о небольшом ненаправленном ментальном воздействии.
   - Ай да Локхарт! - едва слышно прошептал я, - Ай да сукин сын!
   - Ты о чем? - спросила услышавшая мой шепот Гермиона.
   - Позже скажу, - отмахнулся я, отметив необходимость сделать для Грейнджер защитные артефакты.
   А дальше все повторило канон - Поттер снялся с Локхартом для Пророка, Артур Уизли подрался с Люциусом Малфоем, при этом драчуны попортили немало книг. Разнял их появившийся Хагрид, просто взяв за шкирку обоих и хорошенько встряхнув. Хорек - старший, судя по всему, как и в каноне подкинул Уизлетте дневник Реддла, но мне на это было чихать. Пока дело не касается меня лично или тех, кто мне дорог я и не почешусь. Завершив свои покупки я вместе с Грейнджерами вышел через Дырявый Котел в обычный мир, попрощался с подругой и ее семьей, и вызвав Рыцаря, вернулся на нем в Литтл-Уингинг.

Глава 14

   Оставшиеся до конца августа дни выдались довольно насыщенными. Прежде всего, удалось наконец-то закончить расчеты краеугольного камня, а считать приходилось по старинке, вручную, к тому же его конструкция с самого начала была нестандартная, как и материал из которого я планирую изготовлять камень. Само же начало процесса его создания пришлось отложить до момента прибытия в Хогвартс, так как было еще несколько невыполненных задач, на которые я и переключился.
   Прежде всего, я решил вопрос с защитными артефактами для Гермионы, да и для себя наконец-то сделать полнофункциональную версию, а то до этого была несколько урезанная - не было защиты от Империуса из-за недостаточной емкости накопителей. Правда защитить от непрощенки они смогут только один раз каждый, но как говорится и то хлеб. Жаль только от остальных двух непростительных так не защититься. Зато в отличие от прошлой версии легилимента теперь поджидает сюрприз в виде простой ловушки: у меня - опускающаяся нога гигантского робота, а у комплекта для Гермионы - толпа Адских гончих.
   В начале последней недели августа из отдыха Дурсли, сделавшиеся еще более подозрительными по отношению ко мне и в свете этого мое решение покинуть их навсегда стало казаться единственно верным. Вечером 31 августа я решил поговорить с ними.
   - Дядя, тетя, мне нужно с вами поговорить, - произнес я, когда мы закончили ужин.
   - И о чем же? - фыркнул Вернон.
   - Я не вернусь к вам на следующее лето.
   - И куда же ты пойдешь? Неужели к своим "родителям"? - язвительно спросила тетушка. - Или ты последовала примеру своей мамаши и нашла себе богатенького ухажера?
   - А причем тут Поттеры? - искренне удивился я. - Меня с ними ничего не связывает, и менять я это не собираюсь. А насчет ухажера вы явно ошиблись - мне девочки нравятся.
   Последнее было явно лишним, ибо цвет лица дядюшки Вернона стал каким-то фиолетовым, как бы к нему английский Кондратий Федорович не пришел раньше времени.
   - Выходит ты мало того что ненормальная так еще и из этих!? - заорал Дурсль. - Говоришь, не вернешься на следующее лето? Я это всецело одобряю! Убирайся отсюда и больше не смей подходить к нашему дому!
   - Вот и поговорили, - прошептал я и отправился в свою комнату.
   Поздним вечером я, для перестраховки накинув на Дурслей сонные чары, пробрался в кабинет дядюшки и забрал оттуда хранящиеся в сейфе свои маггловские документы. Еще как только появилась идея покинуть Дурслей я решил не оставлять у них ничего имеющего хоть какое-то отношение ко мне. Последние пару дней я уничтожал все свои старые вещи как раз во исполнение этого решения.
   Вернувшись из экспедиции в кабинет дядюшки, я занялся последним на сегодня делом - подгонкой с помощью бытовых заклинаний одежды на завтрашний день. Все-таки эта область магии очень выручает - из-за моего аномально высокого роста довольно сложно найти себе подходящую одежду и зачастую приходилось покупать рассчитанную на взрослых и потом подгонять с помощью чар. А что еще можно поделать, если большинство англичан низкорослые, особенно женщины? И кроме этого еще и жутко консервативные - женщина в штанах для них это нонсенс. Хотя, что я удивляюсь - на дворе еще только 1992 год, а я сужу по 2016-му. Быстренько сделав дело, я забрался в кровать.
   Следующим утром я проснулся очень рано, потому как с родственниками пересекаться не хотелось. В последний раз, приготовив для Дурслей завтрак, я оставил на накрытом столе небольшой мешочек с двумя десятками крупных, размером с лесной орех, алмазов и запиской. Алмазы эти были первыми попытками изготовления накопителей, поэтому какой-либо ценности для меня не представляли ввиду своей малой емкости, так что я с чистой совестью оставил их Дурслям в качестве компенсации за потраченные на меня время и средства. Смогут ли Дурсли реализовать их или нет, меня не волновало - это уже проблемы Вернона, впрочем, мне думается, что он выход найдет.
   Послышался шум, издаваемый просыпающимися Дурслями и я поспешил в пока еще свою комнату, чтобы переодеться. Закончив с этим, посмотрел на себя в зеркало.
   - Зёбра! - спародировал я Волка, глядя на свое отражение.
   Такое впечатление создавали одетые на мне белая блузка, черная плиссированная юбка, на ладонь выше колен, белоснежные колготки и черные туфельки. Впрочем, подвязав черный галстук и надев черный же пиджак, я убрал сходство в расцветке с животным. Да и этот вариант все равно только для сегодняшнего дня, в Хоге под мантией можно носить все, что душа пожелает, чем я и пользуюсь, нося в школе брюки.
   Такой выбор одежды обусловлен сугубо практичностью, а вовсе не попытками доказать себе что "Я - МУЖИГ!!!". Физически я сейчас очень даже девочка, так что и одеваться стоит соответствующе. Другое дело, что в Хогвартсе нейлоновые чулки и колготки, как и различные юбки совершенно не практичны. Первые постоянно рвутся, стоит только зацепиться за что-нибудь, а заклинание Репаро далеко не всесильно: десять - двенадцать починок и данные предметы одежды просто разваливаются. Кроме того зимой в замке холодно и постоянно дуют такие сквозняки что ноги мерзнут даже с двумя одетыми штанами, а что бы было в случае юбки и чулок? Конечно, можно было бы попытаться их зачаровать, но оно мне надо? Проще штаны одеть. Вот если бы они были сделаны из шелка акромантула, тогда да - я бы их носил постоянно, так как из них можно было бы сделать первоклассные защитные артефакты. Паутина акромантула даже без дополнительных наложенных чар по физическим характеристикам не уступает кевлару, а по магическим немного проигрывает коже дракона. Единственный ее существенный недостаток это цена порядка 3200 галлеонов за килограмм и соответственно изготовленные из нее изделия могут позволить себе очень немногие волшебники.
   В последний раз взглянув на себя в зеркало, я взял свои чемоданчик и сумочку, и покинул свою теперь уже бывшую комнату. Спустился вниз по лестнице и прислушался - Дурсли, судя по звукам, все еще были в своей комнате. Решив не портить им настроение я ушел в типично английском стиле - не прощаясь. Подойдя к проезжей части, я вызвал Рыцаря. Несколько секунд и передо мной останавливается появившийся с громким хлопком трехэтажный фиолетовый автобус.
   - Добро пожаловать в автобус "Рыцарь"! Это...
   - Знаю, - перебил я прыщавого паренька - кондуктора.
   Путь до Кингс - Кросса не занял много времени. Не знаю, что курил тот волшебник, который зачаровывал этот пепелац, но ездит он реально быстро. Так как по времени я прибыл на вокзал очень рано, то усевшись в зале ожидания под слабеньким отводом глаз, стал думать о том что, учебный год грядущий мне готовит. А готовит он сплошные неприятности в виде появления так называемого "наследника Слизерина" и его ручного зверька. И что мне с этим делать? Изначально я не хотел лезть в эту историю, вот только что-то неспокойно на душе. К тому же неизвестно как будут развиваться события и что придет в голову Уизлетты. Первый курс ясно показал, что история может пойти по совершенно неожиданному сценарию, и я вполне могу опять вляпаться по самое немогу. А оно мне надо?
   К тому же нет в стенах Хогвартса труб, служащих для передвижения василиска. Этот момент я специально уточнил у призраков еще в середине прошлого учебного года. По их словам под Черным озером действительно есть огромное подземное помещение с гигантской статуей Слизерина и двумя ходами, ведущими к нему из туалета Плаксы Миртл и Запретного леса. А это значит, что Уизлетта будет пользоваться заклинаниями с похожим на действие ослабленного взгляда василиска эффектом. В способности же шестнадцатилетней версии Тома Реддла, имеющей в своем распоряжении только слабую первокурсницу, незаметно протащить василиска по коридорам Хогвартса я сомневаюсь. В школе почти во всех коридорах висит по нескольку портретов, которые не замедлят доложить о таком событии директору, плюс шныряющие по всему замку под невидимостью домовики. Кроме того, если грубо прикинуть затраты маны на сокрытие двадцатиметровой змеюки, то становится совершенно ясно, что подобное первокурснице просто не по силам. Единственный представляющий для меня опасность вариант заключается в том, что Реддл может спустить своего зверька на студентов, устроив, таким образом бойню. Такое развитие событий тоже реально и вот его стоит предотвратить, наложив на вход в туалете Миртл заклинание Фиделиус. Описание как его накладывать у меня есть, а недостаток сил можно обойти, воспользовавшись накопителем. И пусть Томми - бой как хочет, так и выкручивается.
   Конечно, можно поступить куда проще и отобрать у нее дневник, а потом сдать его директору. Вот только мне банально страшно. Я боюсь что дневник, несмотря на артефакты, сможет меня подчинить или что Дамблдор всерьез мной заинтересуется. Принеси я ему дневник Реддла и директор, как только выяснит, что это такое как минимум установит за мной круглосуточное наблюдение с помощью тех же домовиков и стоит мне запалиться на чем-нибудь, то его реакция и ее последствия для меня будут непредсказуемы.
   Кроме того мне было абсолютно все равно выживет Уизлетта или нет. Я не герой стремящийся спасать всех и каждого как канонный Поттер, тем более у седьмой есть старшие братья, которым по идее не должно быть на нее наплевать, хотя прошлогодний Хэллоуин явно доказывает обратное.
   А еще в этом году опять не будет нормального преподавателя по ЗоТи. Книги это конечно хорошо, но по ним можно выучить только сами заклинания, а необходимый опыт с ними не получишь. Хочешь - не хочешь, а придется собирать небольшой кружок по боевке, чтобы хоть какой-нибудь опыт получить, да и знакомых потренировать, ибо в грядущей войне с Волди эти знания будут совершенно не лишними, особенно девчонкам. И вообще, умение защитить себя лишним точно не будет.
   За этими размышлениями время летело незаметно и я, просидев до десяти часов, двинулся в сторону разделительного барьера. Пройдя его, я пошел вдоль состава, выискивая свободное купе, потому что, несмотря на оставшийся до отправления час, свободных мест виднелось относительно немного. Найдя такое, я поспешил его занять, и не прошло и десятка минут, как дверь распахнулась, явив мне слегка запыхавшуюся и чем-то недовольную Грейнджер.
   - Вот ты где! - воскликнула она, садясь напротив меня.
   - Привет, Мио!
   - Не искажай мое имя! Сколько можно тебе об этом говорить! - возмутилась она.
   - Хорошо, - как всегда согласился я.
   Девочка только недовольно сверкнула глазами, прекрасно зная, что это будет повторяться снова и снова.
   - Скажи мне лучше, почему у тебя такой недовольный вид? - спросил я.
   - Малфоя встретила, пока тебя искала.
   - Не обращай внимания на то, что говорит эта бледная моль, - произнес я.
   - А он и сказать ничего не успел, - лучась довольством, произнесла девочка. - На него Диггори чары немоты наложил.
   - Тогда почему ты была такая недовольная?
   - Потому что Малфой посмотрел на меня и сделал вот так, - она провела ребром ладони по горлу.
   - На себе не показывай!
   - Прости.
   - Кстати, у меня для тебя кое-что есть, - произнес я и достал из сумочки коробочку с артефактами. - Советую одеть их прямо сейчас.
   Девочка отрыла коробочку и ее глаза расширились, а на лице появилось выражение крайнего удивления.
   - Что это? - с волнением в голосе спросила она.
   - Защитные артефакты. Серьги защищают от ментальных воздействий, кольцо служит для проверки еды на различные зелья, в первую очередь яды и привороты, а кулон может создать вокруг тебя мощный тройной Протего.
   - Но я слышала, что подобные артефакты очень редкие и стоят очень дорого, - воскликнула она. - Я не могу их принять!
   - Они тебе не понравились?
   - Они красивые, но...
   - Тогда в чем дело?
   - Они очень дорогие и... - начала она, но я ее прервал на середине фразы.
   - Твоя безопасность для меня куда важнее, чем эти артефакты. Кроме того, это ведь подарок от чистого сердца!
   После этой фразы отказаться от них Грейнджер никак уже не могла. Одев их, она произнесла:
   - Спасибо!
   Дальше некоторое время мы обсуждали всякие пустяки, пока разговор не зашел о Локхарте.
   - Я прочла все его книги и заметила очень много неточностей, - произнесла Гермиона.
   - Например?
   - В книге "Тропою Троллей" он пишет о победе над горным троллем с помощью заклинания, которое не подействовало на йети из Йоркшира, хотя в других источниках указывается, что и тролли и йети воздействию с помощью магии сопротивляются одинаково. А то, что он удержал голыми руками оборотня на полной луне! Это же невозможно для обычного человека. Еще и это хомоморфное заклятие - ведь если бы оно существовало на самом деле, то тогда оборотни исчезли как вид.
   - Гермиона, тебе не кажется что эти книги всего лишь художественные романы? - спросил я.
   - Папа сказал тоже самое, - ответила она. - Но ведь Дамблдор не стал бы назначать Локхарта преподавателем, если он совсем ничего не умеет!
   - А может, у директора просто не было выбора? Ты ведь наверняка слышала, что эта должность не пользуется популярностью. В любом случае мы скоро узнаем, что умеет Локхарт, а что не умеет.
   На этом моменте нас прервала продавщица сладостей, у которой мы покупать ничего не стали, так как ни я, ни Гермиона сладкое не любили. К тому же у нас имелось, чем перекусить, что мы и сделали. А после этого перекуса я задремал и проснулся только от того, что меня трясла Грейнджер. Только я успел накинуть мантию как Хогвартс - Экспресс стал замедлять ход и скоро замер на станции Хогсмит.
   До Хогвартса мы доехали в карете, с запряженными в нее фестралами, коих я прекрасно видел. Стоило только зайти в холл, как моя чуйка буквально взвыла, сигналя об опасности. Посмотрев наверх, я заметил злобно ухмыляющегося Пивза, а в следующий миг мне прямо в голову полетел сферический предмет. Палочка мгновенно оказывается в руке.
   - Elias!
   Летящая сфера, оказавшаяся ничем иным как навозной бомбой, лопнула от столкновения со щитом, забрызгав при этом довольно большое число студентов, причем почти все из них оказались гриффиндорцами. Благоухающие благодаря Пивзу львята немедленно разразились потоками брани в адрес полтергейста, который в этот момент прицеливался для повторной атаки.
   - Flippendo Duo!
   Пивз, едва я начал произносить заклинание, поспешил избавиться от бомбы, бросив ее в незапачканных еще школьников. Это ему удалось, вот только сам он увернуться не успел и звучно впечатался в потолок холла. Запачканные в сильно пахнущем дерьме, и оттого сильно обозленные ученики мгновенно сообразили воспользоваться временной неподвижностью виновника их бед и в полтергейста полетели десятки различных заклятий, от которых он ушел, просто просочившись сквозь потолок. На шум же пришел профессор Флитвик, который устранил все разрушения и отчистил одежду учеников всего несколькими взмахами палочки, не забыв впрочем, оштрафовать всех присутствующих на один балл каждого за колдовство вне класса.
   Распределение прошло как и в каноне - Уизлетта и безумный папарацци попали на Гриффиндор, а наш факультет пополнился одной очень необычной блондинкой. Дамблдор представил Локхарта как нового преподавателя ЗоТи, произнес уже традиционное предупреждение о Запретном лесе, потом была какофония под названием гимн Хогвартса, а дальше мы отправились в свои гостиные. Второй мой учебный год начался.

Глава 15

   Утро второго сентября началось для меня так же, как начинались все предыдущие дни на протяжении вот уже пяти лет, а именно с похода в душ. Посещать сию обитель чистоты и гигиены два раза в сутки уже прочно вошло в привычку и сдается мне это влияние моего первого посещения Косой Аллеи, а особенно Дырявого котла с кучей волшебников - свинушек. Впрочем, каких-то неудобств это не приносило, даже наоборот, начинало доставлять удовольствие. Наконец переборов себя я выбрался из душа, высушил себя заклинанием, которое из-за частого использования уже мог применять невербально и без палочки. Некоторое время потратил на то чтобы одеться и, закончив с этим, спустился в еще пустую гостиную.
   Несмотря на вчерашнюю вечеринку, устроенную старшими курсами, в гостиной был абсолютный порядок, видимо домовики всю ночь трудились не покладая рук. Сев в одно из кресел я принялся ждать пока кто-нибудь из старост не сходит к Флитвику за расписанием и не повесит его на доске объявлений. Разумеется, без дела я не сидел - раз выдалось свободное время, решил провести внеплановую тренировку резерва и сейчас сливал всю ману из него в накопитель, не давая при этом ей хоть сколько-нибудь восстановиться. Так продолжалось около получаса, когда вдруг раздался голос:
   - У тебя странные мозгошмыги!
   - Чего? - переспросил я.
   - Мозгошмыги. Они невидимые, летают в воздухе и, забираясь в голову через ухо, вызывают размягчение мозга, - произнесла блондинистая девочка - первокурсница.
   После этих слов несложно было догадаться, что передо мной знаменитая Полумна Лавгуд, единственный персонаж Поттерианы вызывающий у меня исключительно положительные эмоции.
   - И чем же мои мозгошмыги показались тебе странными? - слегка улыбнувшись девочке, переспросил я.
   - У тебя они не такие как у всех.
   - А разве они не индивидуальны для каждого человека?
   - Нет. Мозгошмыги, как и люди бывают только двух видов - мальчики и девочки. А у тебя они и мальчики и девочки одновременно!
   Однако! Не знаю, что она там реально видит, но Лавгуд определенно обладает каким-то даром, раз смогла слету меня вычислить и при этом ментальной магией точно не пользовалась, ибо артефакты молчат. Надо как-то выкручиваться пока мы в гостиной одни, а то может получиться совсем не хорошо.
   - Может быть, ты просто еще не встречала людей с такими мозгошмыгами, - улыбаясь, произнес я. - И, кстати, как твое имя?
   - Может быть, - согласилась девочка. - Я Полумна Лавгуд, хотя некоторые зовут меня Полоумной или Лунатичкой. А тебя как зовут?
   - Грейс Эванс, второй курс. А на тех, кто тебя обзывает, ты просто не обращай внимание. Они того не стоят.
   Тут я заметил, что волосы Полумны, мягко говоря, не в порядке, а если попросту - не расчесаны. Поскольку во время разговора она подошла ко мне почти вплотную, то я подхватил пискнувшую от неожиданности девочку на руки и, развернув, усадил себе на колени.
   - Сиди смирно, сейчас помогу тебе с прической.
   Волосы Луны могли бы заставить биться в истерике от самой черной зависти множество женщин по всему миру. Длинные до талии и очень густые они были абсолютно белого цвета, как падающие снежинки в Антарктике. Осмотрев фронт работ, я достал палочку, и применил чары для расчесывания волос. В прошлом году эти чары стали для меня находкой, ибо в смене мужского тела на женское самое паскудное вовсе не изменившиеся половые органы, не в том, что у тебя будет грудь или что приходится привыкать говорить о себе в женском роде и так далее. Самое плохое - это необходимость постоянно ухаживать за волосами, а если они густые и длинные, как у Луны, то это очень трудно. Помню, первое время это меня здорово бесило, но слава Моргане, что у волшебников для этих целей существует просто огромное количество различных чар, иначе я бы уже сошел с ума со своими, ведь они у меня хоть и не такие длинные как у Луны, но такие же густые.
   Заплетя волосы девочки в простую косу, потому как все равно не умею делать никаких других причесок, я отпустил Лавгуд, так как в гостиной уже начали появляться студенты и некоторые из них могли нас неправильно понять, и что хуже, растрепать об этом на весь Хогвартс, ведь, несмотря на то, что волшебники народ консервативный, среди них тоже хватает всяких извращенцев. Хогвартс это как большая деревня с кучей сплетников: на одном конце пёрнешь - на другом скажут что обосрался. Так и здесь - просто помог девочке с прической, а некоторые лично будут орать, что я ее домогался.
   Наконец принесли расписание, и я поспешил ознакомиться с ним. Странно, - пронеслась у меня мысль, когда я прочел его, - обычно защиту у нас ставят с Хаффлпаффом, а в этом году почему-то одна пара с ало-золотыми, и по закону подлости она именно сегодня. Ладно, на завтраке поподробней об этом узнаю.
   За завтраком выяснилось, что не один я был такому удивлен, и что пара с грифами появилась только у второго курса. Немного поразмыслив, я только пожал плечами и продолжил поглощать свой завтрак. В конце концов, мне все равно с кем мы будем в паре, хотя привычней и удобней все же с Барсуками, те не такие шумные как гриффиндорцы. После окончания завтрака я поспешил на Трансфигурацию.
   МакГонагалл в этот день была в своем репертуаре, устроив для начала проверочную работу по материалам первого курса, которую смогли выполнить только единицы. Ужаснувшись полученным результатам, декан Гриффиндора устроила нам сильнейший разнос, после которого последовала длиннющая лекция, приостановившаяся только на перемену. После окончания второго урока бывшего точной копией первого мы выходили из класса трансфигурации все как один баюкая ноющие руки, так как записывать приходилось очень много. За одну сегодняшнею пару МакГонагалл дала нам больше теории, чем в прошлом году давала за месяц и если каждый год будет так продолжаться, то что же будет к курсу седьмому.
   После пары истории магии и обеды мы направились на "урок" Локхарта. Едва прозвучал удар колокола, как открылась дверь и в кабинет вошла копия принца Чаминга из Шрека одетая в дорогую бирюзового цвета мантию.
   - Позвольте представить вашего нового учителя по Защите от Темных Сил - себя. Гилдерой Локхарт, кавалер ордена Мерлина третьей степени, почетный член Лиги защиты от темных сил и пятикратный обладатель приза "Магического еженедельника" за самую обаятельную улыбку. Но не будем об этом. Поверьте, я избавился от ирландского привидения, возвещающего смерть, отнюдь не улыбкой!
   После этой речи Локхарт улыбнулся и я заметил, что все девочки смотрят немигающим взглядом на него, а мои серьги слегка нагрелись. Похоже, он явно использует какой-то слабенький артефакт ментальной направленности, причем действующий только на женский пол. Вот же уродец! Ну ничего, я тебе отомщу и мстя моя будет страшная!
   Тем временем Локхарт продолжил свою речь, для убедительности достав палочку:
   - Итак! Моя задача вооружить вас от самых опасных существ живущих в магическом мире! В этом кабинете вы каждый урок будете лицезреть воплощение ужаса, но не бойтесь! Пока я рядом вы в безопасности. Прошу вас подавлять свои крики - вы можете их спровоцировать!
   С последним словом Локхарт сдернул ткань со стоящей на преподавательском столе клетки, явив нам заключенных в ней синих крылатых чертиков длинной около двадцати сантиметров, которые громко заверещали, оказавшись на свету.
   - Корнуэльские пикси!? - недоумевая, произнес Симус Финниган.
   - Только что пойманные корнуэльские пикси! - подтвердил Локхарт. - Смейтесь сколько угодно, мистер Финниган, но дьявольские проделки пикси могут быть чертовски неприятны! Посмотрим, как вы с ними справитесь! - и Гилдерой открыл клетку.
   Пикси, только этого и ждущие, вылетели из нее подобно миниатюрным ракетам и в кабинете воцарился самый настоящий филиал Хаоса. Маленькие крылатые пакостники рвали книги, хватали чернильницы, которые потом тут же опрокидывали на головы учеников или просто швырялись ими во все стороны, разбив окно стали выкидывать в него сумки учеников. Некоторые девочки лишились части волос выдернутых синекожими вредителями, а Локхарт просто стоял и смотрел на все это, периодически насмехаясь над страдающими от проделок нечисти второкурсниками. Я же сидел и смотрел на это представление, прикрывшись физическим щитом и тренируясь на пролетающих мимо пикси в меткости заклинаний.
   - Чего вы испугались? - воскликнул Локхарт. - Это всего лишь жалкие пикси!
   Однако когда вредители стали срывать со стен его портреты и швыряться ими он засучил рукава и попробовал произнести что-то похожее на заклинание, размахивая при этом палочкой, в стиле покойного Рона Уизли.
   - Peskipiksi pesternomi!
   Не имею ни малейшего понятия о том чего же Локхарт хотел этим достичь, но добился он явно не того чего ожидал - один из пикси, привлеченный его движениями, выхватил из рук Гилдероя волшебную палочку и вышвырнул ее в окно. Локхарт сдавленно охнул и ринулся в направлении двери.
   - Ну уж нет! - почти неслышно прошептал я. - Colloportus!
   Хорошо, что у этого заклинания нет видимого луча и преподаватель - неудачник ничего не заметил. Добежав до двери, он попытался сначала просто открыть ее, а потом и выбить плечом, но у него ничего не получилось, и как только Локхарт это понял... Даа, воспоминание о выражении его лица очень долго будет наполнять мое сердце радостью! А в это время крылатые проказники заметили всё еще пребывающего в относительной целости Локхарта, и как сговорившись, все разом ринулись на него. Гилдерой закричал, но это только раззадорило нечисть. Буквально за минуту его мантия была изорвана в клочья, волосы частично перепутаны, а частично выдраны, под глазом сверкал большущий фонарь. Довершила издевательство над ним толстенная книга под названием "Тропою Троллей", со смачным треском врезавшаяся в его голову и Локхарт на этом потерял сознание, кулем упав на пол.
   - Однако надо заканчивать это безобразие, - произнес я, и применил заклинание для отпугивания мелкой нечисти из стандартного учебника по ЗоТи для второго курса. Пикси заверещали и вылетели из класса через разбитое окно.
   - Ну почему всегда все шишки достаются мне! - прозвучал в установившийся тишине крик души висящего на люстре Лонгботтома.
   Этот урок был главной темой разговоров в течение нескольких дней. Мальчишки злорадствовали над горе преподавателем, девчонки же напротив его жалели и порывались навестить его в больничном крыле. А я был занят своими делами.
   Как только выдалось свободное время я тут же отправился в Выручай - комнату искать информацию о Фиделиусе. На мой запрос комната выдала несколько десятков книг о маскировочных заклятиях и ритуалах, и мне пришлось потратить несколько дней на ознакомление с ними. Заклятие Доверия на поверку оказалось не совсем идеальным, каким оно было показано в каноне. Несмотря на все его преимущества, имелся один небольшой минус, снижающий ценность этого заклятия, а именно то, что оно конфликтует с большинством защитных и скрывающих чар, и чтобы наложить Фиделиус их приходится снимать. В остальном же это почти идеальное маскировочное средство. Почти - потому что существует возможность найти месторасположение спрятанного объекта по косвенным признакам. Конечно, это очень долго и муторно, да и попасть в спрятанный таким образом дом все равно не сможешь, но ведь ничто не мешает шарахнуть по такому домику чем-то вроде Адского пламени. Но все равно, для моих целей это заклятие подходит лучше всего.
   Накладывать Фиделиус я собирался в субботу, так как дело это не быстрое, а свободного времени было мало из-за возросшего объема домашних заданий. Наконец наступил долгожданный день, и я сразу после завтрака хотел уже было направиться в сторону туалета Миртл, дабы исполнить задуманное, как меня перехватил Дамблдор.
   - Добрый день, мисс Эванс.
   - Здравствуйте директор.
   - Надеюсь, вы не будете сильно на меня сердиться, если я украду немного вашего времени? - спросил он.
   - Нет, конечно, - ответил я, решив, что полчаса - час погоды не изменят.
   - Тогда пройдемте в мой кабинет.
   В молчании мы дошли до стерегущей вход горгульи и Дамблдор, назвав пароль, первым ступил на движущуюся лестницу. Кабинет директора Хогвартса со времени моего последнего посещения ничуть не изменился, разве что феникс был каким-то понурым. Старый волшебник, подойдя к своему столу, вынул из ящика несколько свитков пергамента и протянул их мне.
   - Ваши документы на право владения земельным участком мисс Эванс, - произнес он. - Ознакомьтесь с ними и если будут вопросы, то задавайте.
   Расположившись в кресле для посетителей, я принялся просматривать данные мне документы. Ну что ж меня можно поздравить - теперь я полноправный владелец участка площадью семь квадратных миль с расположенным на его территории слабеньким местом силы. Это кстати и объясняет его довольно высокую цену, потому как в Магическом мире ценность участка определяется мощностью магического источника, а не размером территории. Сам же участок находится в Северном Йоркшире. Немного позабавило имя продавца - им оказался никто иной как Джеймс Поттер. Интересно, зачем ему вдруг понадобилось продавать этот участок, ведь Поттеры по слухам были очень даже небедным семейством? Или он уже все растратил? Хотя мне-то какое до них дело.
   - Вижу, вы закончили, - произнес Дамблдор, заметив, как я укладываю прочитанные пергаменты в карман мантии.
   - Да, и у меня возник вопрос, - сказал я, - Как я буду добираться до этого места?
   - Ох! Так и чувствовал что о чем-то забыл, - пробормотал директор, и достав из ящика стола маленькую металлическую фигурку дракона, протянул ее мне. - Это двусторонний портключ. Если его сжать и произнести "домой", то он перенесет вас на ваш участок, если произнесете "дырявый котел" то окажетесь в тупичке неподалеку от входа в бар.
   Дамблдор реально монстр, раз смог создать портключ ведущий сразу в два места. Даже обычный и то могут создать только специально обученные волшебники из отдела магического транспорта министерства. Хотя откуда мне знать, что Дамблдор может, а что не может.
   - Спасибо директор! - поблагодарил я его.
   - Не за что, мисс Эванс. Мне и самому доставило удовольствие размять старые кости, а то все кабинеты и кабинеты. Сидячий образ жизни не очень полезен для здоровья знаете ли.
   - Сэр, а можно еще один вопрос?
   Директор кивнул, и я задал вопрос на давно интересовавшую меня тему:
   - Что такое Магический мир? - произнес я.
   - О, это довольно интересна тема, мисс Эванс, - начал Дамблдор. - У магглов в прессе периодически высказывается возможность существования так называемых "параллельных миров" и вы возможно об этом читали. Так вот, Магический мир как раз является живым доказательством этой теории.
   - Но почему же об этом не упоминается ни в одной книге?
   - А вы сами как думаете?
   Я задумался на несколько секунд, а потом выдал единственные пришедшие на ум версии:
   - Об этом не принято говорить или же волшебники этого не замечают.
   - Именно. Хотя второе ваше предположение гораздо ближе к истине. Грань между мирами настолько тонка, что преодолеть ее можно с помощью аппарации, портключей, пользуясь различными порталами, вроде арки ведущей в Косую Аллею из Дырявого котла или каминов, которые являются ничем иным как сетью стационарных порталов. Из-за этой легкости большинство волшебников просто не замечают незначительной разницы между измерениями. Те же, кто замечает, просто не придают этому значение.
   - Спасибо, директор. Я могу идти?
   - Да. Хорошего вам дня мисс Эванс.
   - И вам, директор Дамблдор.
   Выйдя из кабинета директора, я направился прямиком к туалету Плаксы Миртл, по пути подводя итоги встречи с директором. Документы на участок получил, как и портал до него, и самое главное подтвердил свои догадки насчет магического мира. Вообще-то директор их подтвердил еще в августе, когда приходил ко мне на Тисовую, но тогда я расспрашивать его на эту тему не стал. Зато теперь становиться понятно, почему на конец седьмой книги волшебники так и остались необнаруженными, учитывая уровень развития технологий на тот момент. Можно допустить, что спрятать тот же Хогвартс, Косую, министерство, больницу, дома волшебников вполне реально, но я совершенно не представляю, как можно скрыть от простых людей драконий заповедник. Драконов там не один, и не десяток, а несколько сотен особей и каждый из них требует для себя определенную территорию. Просто скрыть с помощью чар такое место конечно возможно, но тут есть риск, что такой аномальной местностью заинтересуются спецслужбы, или кто-то из обитателей заповедника решит полетать на воле. В таком случае беглеца успеет заметить слишком большое количество людей и скрыть это просто не удастся. Создать же расширенное пространство необходимого для такого заповедника объема под силу разве что богу.
   Что же касается простых волшебников то тут еще проще, ведь их типичный маршрут это дом - работа, который они проделывают с помощью аппарации или каминов и в таком случае просто невозможно заметить какую-либо разницу в окружающем мире. Единственный вариант, где она очень заметна это Хогвартс - Экспресс, но в первый раз дети слишком взволнованы, а потом просто привыкают. Да и не очень-то это важно - параллельный мир или перпендикулярный, главное, что можно спокойно перемещаться между ними с помощью различных средств. Кстати об этих самых средствах - похоже, мне придется учиться аппарации, а для этого придется найти неболтливого волшебника, ибо легально ей обучиться можно только в министерстве после достижения совершеннолетия. Экспериментировать же с портключами меня не привлекает, ведь даже если у меня и получится их создавать, то все равно есть большой риск повторить судьбу Сигнуса Блэка, погибшего из-за неправильно изготовленного им самим портключа. Пока что меня устроит и сделанный Дамблдором, но все же вечно им пользоваться невозможно.
   Вообще-то мне крупно повезло, что директор мне помог сначала с золотом, а потом и с участком, а ведь мог этого и не делать. Хоть в его обязанности как директора Хогвартса и входит пункт о представлении интересов магглорожденных и маггловоспитанных несовершеннолетних учеников в органах официальной власти, а говоря по-простому, так называемое магическое опекунство, он мог попросту ограничиться написанием соответствующих бумажек. Однако он все сделал сам. Возможно, Дамблдор надеется завербовать меня таким образом на свою сторону, а возможно, что это просто причуды старого человека. Как говориться, поживем - увидим.
   Наконец я дошел до туалета Плаксы Миртл, и уже собрался было войти в него, как из-за двери послышался тихий звук чьих-то шагов. Я достал палочку и как только неизвестный, находящийся по ту сторону двери, приблизился к ней, я распахнул ее, и наставив на него палочку, произнес:
   - Stupefy!
   Подхватив оседающее тело Джинни Уизли, я затащил ее назад в туалет, запечатал дверь заклинанием и, убедившись в отсутствии местного призрака, принялся тихо материться. Все-таки не успел.
   - Ну что ж, - произнес я вслух. - Придется импровизировать.
   Быстро обыскал Седьмую и обнаружил отсутствие дневника Реддла при ней.
   Хреново дело, придется допрашивать, - подумал я, и принялся накладывать заглушающие чары. Закончив с этим я забрал у бесчувственной Уизлетты ее палочку и направил на нее свою.
   - Incarcerous! - тело охватили несколько толстых веревок - Enervate!
   Девочка, слабо простонав, открыла глаза и спустя несколько секунд, когда ее взгляд сфокусировался я начал допрос:
   - Где дневник?
   - Кто ты? Почему ты меня связала? Немедленно отпусти, а не то я все расскажу профессору МакГонагалл!
   - Где дневник? - повторил я свой вопрос абсолютно безэмоциональным голосом.
   - Отпусти меня! - завопила рыжая.
   - Спрашиваю последний раз, где дневник? Такая черная книжица с надписью Т. М. Реддл.
   - Немедленно отпусти! - вопила Уизлетта.
   - По-хорошему значит, не хочешь? Тогда, будем пытать! - последние слова я произнес, сделав максимально радостное выражение лица, на которое был способен.
   - Т-т-ты н-не п-посмеешь!
   - Забавно, но мне это уже говорили! Ку-ку-ку! - попытка спародировать смех Орочимару вышла, может и не очень удачной, но в сочетании с моим безумным видом и наставленной палочкой оказалась для мелкой Уизли чересчур и ее словно прорвало:
   - Он был! Я нашла его в одном из учебников! Но когда я приехала в школу он пропал!
   - Ты в нем писала? - требовательно спросил я.
   - Д-да! Том был такой добрый и понимал меня...
   - Хватит! - оборвал я ее, - Что ты делала в этом туалете?
   - Том говорил, что в нем скрыта какая-то тайна! - всхлипнула рыжая гриффиндорка.
   И что же теперь делать? - думал я. - По-хорошему нужно бы тащить Уизли к директору, но я слишком засветил свое знание о дневнике, и прочитав воспоминания рыжей, Дамблдор стопроцентно устроит мне сеанс церебрального секса, избежать коего будет совершенно невозможно. Поэтому...
   - Ладно, - произнес я, - Я тебе верю.
   Я освободил Седьмую от веревок, и когда она встала на ноги, несколькими заклинаниями привел ее внешний вид в порядок, а затем:
   - Obliviate! - и быстро сунув ее палочку в карман ее же мантии, добавил. - Confundo!
   Пока Уизлетта стояла с отсутствующим видом, я быстрым шагом двинулся в сторону башни Рейвенкло, гадая, чем же обернется все это для меня.

Глава 16

   Наступил октябрь. С момента моего столкновения с седьмой Уизли прошел месяц, и все это время я жил под девизом Аластора Муди - "Постоянная бдительность". Паранойя особенно расцветала во время ночных прогулок по Хогвартсу, мне все время казалось, что за мной следят, и вот-вот последует удар. Не ходить же означало серьезно замедлить свои планы и уменьшить количество получаемых знаний, что серьезно снизит мои шансы на выживание, особенно после провала идеи с Фиделиусом в туалете Миртл. Я все же попытался его установить вечером того же дня, когда встретил там Уизлетту, но заклятие что называется не легло. Скорее всего, дело в конфликте чар, скрывающих вход в Тайную комнату с заклятием Доверия, потому как сил на него мне хватало, тык - впритык, но хватало. Как я только не извращался: и на умывальник пытался его наложить и на весь туалет, но ничего не выходило. Для пробы наложил его на один из заброшенных кабинетов, облюбованный семикурсниками Рейвенкло - заклятие работало как часы и они не смогли его найти, о чем громко возмущались в гостиной.
   Убедившись, что Фиделиус наложить, не получится, я после нескольких дней подготовки, навесил на туалет Миртл такое количество всевозможных сигнальных и защитных чар, что незаметно их снять, не задев при этом остальные, сможет разве что директор или Флитвик и то им придется для этого повозиться. Во всяком случае, если кто-то туда полезет, я об этом узнаю.
   Неудачей закончилась и моя идея с кружком по ЗоТи. Горячее желание в нем участвовать выразила только Гермиона, а вот все остальные мои знакомые на предложение заняться защитой самостоятельно отказывались, ссылаясь на занятость. Я же не очень то и настаивал на этом, представляя, как их будут резать Пожиратели, когда воскреснет Волдеморт. Тогда-то может кто-то из них вспомнит о моем предложении и пожалеет, что не согласился, вот только будет уже слишком поздно что-либо исправлять.
   Для занятий с Грейнджер я решил использовать тот заброшенный кабинет, что присмотрел для себя еще в начале первого курса и который я практически не посещал. Выручайку же пока решил не светить. Не то чтобы я не доверял подруге, но она все же еще ребенок и может просто случайно проболтаться. К тому же нужно вначале проверить, на что она способна. Этим я занялся на первых выходных октября.
   - Достаточно, - произнес я, поймав палочку Гермионы, только что отобранную мной с помощью Разоружающего заклятия.
   - Я еще могу колдовать, - тихим голосом ответила она.
   - Хватит. Ты уже на грани магического истощения.
   Даа. Измучалась девочка, пытаясь пробить щит, которым я закрылся от ее слабеньких заклинаний. Но все равно подруга меня впечатлила своим знанием довольно большого количества заклятий и единственное чего ей не хватает на данный момент так это грубой силы. Я ведь даже и не уклонялся от ее атак, а просто стоял на одном месте, закрывшись усиленным Протего. Поэтому недостаток сил придется исправлять в первую очередь.
   - Присаживайся, - сказал я сев прямо на парту и хлопнув рукой по месту рядом с собой.
   - В целом очень неплохо, - произнес я, когда подруга заняла место, - Тебе просто не хватает магических сил, и мы будем это исправлять, конечно, если ты этого хочешь.
   - И как же это сделать? Я не видела в библиотеке ни одной книги на эту тему!
   - Видимо ты не там искала. Рекомендую прочесть "Теория Магии" Гарри Сандерсона. Там все описано довольно правдиво, хотя некоторые моменты имеют неточности.
   - Хорошо, я обязательно прочитаю ее.
   - Так ты хочешь стать сильнее? - спросил я Грейнджер.
   - Что за глупый вопрос! - возмутилась она. - Конечно, хочу! Кто бы на моем месте не захотел.
   - Ты удивишься, но очень многие.
   - Но почему?
   - Ответ на твой вопрос предельно прост и банален - им лень. Знания и сила не приходят сами по себе, их надо зарабатывать долгим и упорным трудом, а волшебники хотят получить все и сразу, они привыкли к тому, что все проблемы можно решить, помахав волшебной палочкой. Что-то делать они начинают только если очень сильно прижмет, да и то не всегда. Конечно, среди них встречаются исключения, такие волшебники и становятся великими.
   - Не может быть! - воскликнула Гермиона.
   - Ты ведь каждый день бываешь в библиотеке? - спросил я.
   - Да, но как это связано с твоими словами?
   - В следующий раз, когда будешь в ней, посмотри, кто составляет основную массу посетителей.
   - Хорошо.
   На этом мы закончили нашу встречу, так как время уже было позднее, а Грейнджер маскировочными чарами никакими не владела. Проводив ее до гостиной барсуков, я отправился в Выручайку продолжать подготовку к созданию краеугольного камня. В качестве заготовки я планировал использовать алмаз в форме куба с длиной грани в двенадцать дюймов, и сейчас накапливал нужное для создания такого огромного кристалла количество углерода. Впрочем, это не самый трудный этап. Вот когда надо будет наносить руны... Там ведь как? Одна ошибка и все придется начинать сначала. Хорошо, что в данном случае можно использовать магию, иначе все закончилось бы не успев начаться. Не вручную же вырезать на кристалле несколько сотен мелких рун!
   Школьная жизнь между тем шла своим чередом. Как и в каноне Драко Малфой поцапался с Поттером на квиддичной тренировке, тем самым еще раз подтвердив полнейшее отсутствие мозгов. Ну вот зачем было обзывать старших Поттеров "грязнокровкой" и "предателем крови"? Гаррик естественно от услышанного разозлился, достал палочку и Малфой накушался огромных слизней. Что интересно, на этот раз за белобрысого никто не вступился. Видимо он настолько достал своими разглагольствованиями остальных слизеринцев, что они не имея возможности поставить хорька на место приняли решение не заступаться за него.
   Кстати Поттеру в этом учебном году приходится несладко - за ним постоянно как на привязи следует гриффиндорский папарацци и постоянно ослепляет его вспышками своей раритетной камеры. Кроме того на лице мелкого Криви при виде Гаррика появляется такое влюбленное выражение... Я думаю моему "братцу" через несколько лет придется опасаться за свой тыл. А что? Извращенцев среди волшебников хватает и яркий тому пример это отец Хагрида. Кем еще, кроме как извращенцем, надо быть, чтобы додуматься залезть на великаншу, да и еще умудриться при этом ей как-то ребенка заделать!? И таких примеров масса.
   А еще к Поттеру прицепился Локхарт, который после своего фиаско с пикси больше не устраивал никаких практических занятий, а стал разыгрывать сценки из своих книг. Разумеется, роль побеждаемой "героем" нечисти и злодеев всегда доставалась очкастому гриффиндорцу. Избранный клял Локхарта последними словами, но ничего поделать не мог и каждый урок для него превращался в каторгу. Впрочем, я это знаю со слов других учеников, ибо после нескольких "уроков" у этого павлина просто перестал на них ходить, и что удивительно моё отсутствие оказалось незамеченным, наверное, потому что я не знаменитый Гарри Поттер.
   В среду, седьмого октября, после обеда ко мне подошла Грейнджер и сходу заявила:
   - Ты была права!
   - В чем именно?
   - В том, что маги ленивы. Я наблюдала в эти дни за посетителями библиотеки и большинство из них были пяти - и семикурсники. А с нашего курса была только Гринграсс.
   - А ты еще сомневалась, - произнес я. - Сейчас самое время для учебы, а наши с тобой однокурсники тратят его непонятно на бесполезные вещи вроде квиддича, подрывного дурака, волшебных шахмат или плюй - камней. Впрочем, взрослые не сильно от них отстают. Ну так что, ты все еще хочешь стать сильнее?
   - Да.
   - Отлично. Тогда сегодня после уроков встречаемся на том же месте.
   Сразу после окончания уроков я поспешил в наш кабинет при этом, периодически проверяя заклинанием, не идет ли кто за мной. Дело в том, что спустя примерно неделю после эпизода в туалете Миртл как раз во время расцвета моей паранойи я вспомнил о заклинании "Гоменум Ревелио", и, потратив пару вечеров, разучил его. С тех пор я во время своих прогулок после отбоя постоянно им пользовался, проверяя свободен ли путь, и надо сказать оно помогло мне избежать немало нежелательных встреч. В основном это были влюбленные парочки, решившие уединиться в каком-нибудь из заброшенных классов для налаживания тактильных контактов высшей степени, и патрулирующие ночные коридоры преподаватели, компанию которым всегда составлял Филч со своей неизменной спутницей.
   Когда я добрался до места, то застал уже ожидающую меня Грейнджер. Ну да она то шла по прямой, а не как я кругами, поэтому нет ничего удивительного в том, что она меня так опередила.
   - Долго ждешь? - спросил я, заходя в кабинет.
   - Нет, минут пять - семь.
   - Ну что, начнем?
   - Давай.
   - Ты читала книгу, о которой я тебе говорила в прошлый раз? - спрашиваю я.
   - Нет, еще только начала.
   - Ладно, объясню сама, своими словами, - произношу я и начинаю мини - лекцию. - Чем отличается маг от простого человека? Ответ на этот вопрос заключается в том, что у мага в отличие от маггла имеется седьмая оболочка души чаще всего называемая магическим ядром. Расположено магическое ядро в центре груди, вот здесь, - для наглядности показываю его расположение у себя, - и именно оно, перерабатывая природную энергию в более подходящую для человека, дает магу возможность колдовать. Магическая сила волшебника полностью определяется силой его ядра, а именно объемом резерва и скоростью его восполнения. Чем больше резерв, тем более энергоемкие заклинания маг может использовать, соответственно, чем больше скорость восполнения, тем меньше время ожидания его восполнения. Все это можно увеличить с помощью специальных тренировок.
   - И что они собой представляют? - наклонившись ко мне, спросила мисс Любопытство.
   - Регулярное, практически полное опустошение резерва. Но тут есть свои подводные камни.
   - Какие?
   - Нельзя пытаться забирать из ядра больше энергии, чем в нем есть. В этом случае ядро начинает разрушаться, и волшебник превращается в сквиба. А чтобы избежать подобного развития событий нужно уметь чувствовать и контролировать свою магическую энергию и именно с этого ты начнешь свои тренировки.
   - Что я должна делать? - спросила подобравшаяся Гермиона.
   - Всего лишь колдовать, - отвечаю я и слегка улыбнувшись, продолжаю. - Без палочки.
   - Но на это же способны только очень сильные волшебники! - возмущенно воскликнула девочка.
   - Отнюдь, - произношу я и зажигаю на кончике указательного пальца Люмос.
   Грейнджер впала в ступор, увидев зажегшийся светлячок. Я спокойно сидел и смотрел на неподвижно замершую девочку, ожидая, когда она соберется с мыслями и вернется в сей бренный мир. Надо сказать, что для человека, у которого на глазах опровергли одну из аксиом современного магического мира, она справилась на удивление неплохо. Прошла всего пара минут и Гермиона слегка охрипшим голосом произнесла:
   - Как?
   - Тренировки, тренировки и еще раз тренировки, - отвечаю я ей.
   - И ты добилась этого всего лишь за один год?
   - Отвечу так, - произнес я. - В начале прошлого года ты была сильнее меня.
   - Ты что-то недоговариваешь! - воскликнула она, обвинительно ткнув в меня пальцем.
   - У всех есть свои маленькие тайны, Мио.
   - Не. Смей. Сокращать. Мое. Имя! - почти прорычала Грейнджер.
   - Ладно, ладно. Вернемся к нашим баранам. Попробуй зажечь Люмос без палочки.
   - Lumos! - ничего не произошло.
   - Еще раз!
   - Lumos! - снова ничего.
   - Сконцентрируйся! Представь, как шарик света появляется на твоем пальце и пожелай со всей силы, чтобы это случилось. Тогда и произноси заклинание.
   - Lumos! - на мгновенье появилась тусклая искорка.
   - Уже лучше, давай еще раз.
   - Lumos! - в этот раз искорка была значительно ярче.
   - Хорошо, но можно и лучше!
   - Lumos! - почти прокричала Гермиона и светлячок наконец загорелся.
   - У меня получилось! - воскликнула она, разглядывая миниатюрный шарик света на кончике своего пальца.
   - Я в тебе не сомневалась, - честно отвечаю ей. - Ни секундочки.
   Девочка улыбнулась и в этот момент шарик света погас.
   - Почему он исчез? - недоуменно спросила она.
   - Ты отвлеклась и не удержала концентрацию. Лучше скажи вот что, ты что-нибудь чувствовала, когда у тебя получилось. Может у тебя были какие-нибудь странные ощущения.
   - Да. Словно какое-то тепло появилось там, в центре груди, и прошло по руке к пальцу с Люмосом. - произнесла Грейнджер.
   - Это и была твоя магия. Теперь попробуй сконцентрироваться и снова ощутить его, затем попробуй направить его к тому же пальцу и представь, как на нем снова появляется светлячок.
   Подруга, следуя моим указаниям, даже зажмурилась и, приоткрыв ротик, слегка высунула свой розовый язычок. Некоторое время ничего не происходило, и я уже думал, что у нее ничего не получится, как вдруг на ее пальчике снова возник шарик света. Охренеть - пронеслась в голове мысль. Мне чтобы до подобного дойти потребовалось почти два месяца, а у Гермионы получилось с первого раза.
   - И что делать дальше? - спросила она, когда открыла глаза и убедилась в успехе.
   - Tempus! - произнес я заклинание, - Однако мы засиделись. Продолжим в следующий раз, а пока тренируйся зажигать светляка, но делай это только тогда, когда тебя никто не может видеть, даже портреты и призраки.
   - Почему?
   - А не ты ли сегодня утверждала, что колдовать без палочки могут только очень сильные, считай великие волшебники!? Что подумает любой волшебник, увидев второкурсницу, колдующую без палочки? Он посчитает тебя новой Морганой или ее далеким потомком, и тогда за тобой начнется охота с одной единственной целью - заполучить тебя в свою семью. В ход пойдут абсолютно любые способы, они не остановятся не перед чем, пока не добьются своей цели. Даже твое маггловское происхождение перестанет играть какую-либо роль. Подумай, хочешь ли ты превращаться в подобие свиноматки?
   - Но это же неправда! - возмутилась она, - Я не новая Моргана и не ее потомок!
   - А им будет на это наплевать! А если ты расскажешь что научилась этому у меня, то и мне будет уготована такая же участь!
   Грейнджер попыталась было что-то возразить, но я её опередил:
   - Гермиона, пойми наконец, что ты попала не в добрую сказку, а в самое настоящее мрачное средневековье и порядки тут царят тоже средневековые. Большинство волшебников совершенно искренне считают магглорожденных людьми второго сорта, а магглов вообще держат за животных. Да, я знаю, что это не так, но они этого даже не хотят знать! Все свои убеждения и предрассудки, потомственные волшебники впитывают буквально с молоком матери и отказываться от них совершенно не желают. Поэтому давай не будем плодить проблемы там, где их можно избежать. Хорошо?
   - Хорошо, - согласилась девочка, - Можно тогда я буду тренироваться в этом классе?
   - Да, конечно, - ответил я, - Пойдем быстрее, а то можно не успеть добраться до своих гостиных.
   И мы пошли. Я проводил подругу до ее гостиной и по пути к башне Рейвенкло подводил итоги этой маленькой интриги. Мне все-таки удалось сбить с Грейнджер розовые очки, которые она упорно не хотела снимать сама, даже после смерти в прошлом году шестого Уизли. а ведь тогда я тоже пытался показать ей, что магический мир далеко не сказка, но не получилось. Зато сейчас все удалось. А что до беспалочкового Люмоса? Так его способен выполнить любой более-менее сильный волшебник, пример тому Люпин в третьей книге, да и то, что я ей рассказал о магии можно найти в книгах. Я ведь пока в этой весной рылся в книгах в Выручайке, много чего интересного находил. В том, что она никому ничего не расскажет, я полностью уверен, так как за год успел хорошо ее изучить. Зачем я вообще с ней вожусь? Если честно, то сам понятия не имею, но на грани сознания маячит смутное ощущение того, что так и должно быть. Возможно, в будущем я пойму, почему так поступаю, но сейчас пусть все идет так, как идет. За этими размышлениями я сам не заметил, как дошел до башни Рейвенкло привычно отвесив магического пенделя притаившейся в засаде миссис Норрис.
   Следующие дни я все свободное время посвящал краеугольному камню, точнее накоплению очищенного углерода для его изготовления. От этого процесса я отвлекся только один раз, чтобы отдать невероятно быстро прогрессирующей Грейнджер специально сделанный для нее накопитель. Как я и рассчитывал, девочка о своих занятиях никому ничего не рассказала, да и особый интерес к ней никто не проявлял. Но каждый день она почти все свободное время проводила в нашем с ней классе за тренировками. Мое предупреждение о том, что про накопители тоже нельзя рассказывать никому девочка в этот раз восприняла совершенно спокойно, только кивнув головой в знак согласия, и продолжила свои тренировки.
   Пропавший дневник Реддла себя за все это время так и не проявил. Конечно, в каноне первое нападение было в Хэллоуин, но уже сейчас не имеет никакого смысла ориентироваться на него, слишком уж много различий с оригинальной историей. Может дневник уже давно изъял и уничтожил Дамблдор, раз он оказался нормальным человеком, а не гадом. Пока что не имеет смысла гадать, но вот бдительность все равно ослаблять не следует, мало ли что.
   Время шло, ничего не происходило и вот, наконец, наступил судьбоносный день - 31 октября.
  

Глава 17

   Ранним утром 31-го октября, я, проснувшись даже раньше обычного, лежал на своей кровати и просто глядел в потолок. Вставать и что-то делать не совершенно не хотелось, было сильное желание весь этот субботний день проваляться в теплой постельке. К тому же сегодня самый мой нелюбимый день в году - Хэллоуин. Почему самый нелюбимый? На этот вопрос ответ предельно прост - тыква. Я еще в прошлой жизни терпеть ее не мог и нахождение в Хогвартсе, где блюда из этого овоща частенько оказываются в меню, никак это не изменило. А в последний день октября в замке традиционно на завтрак и обед подают только блюда из тыквы. Но все же питаться чем-то надо, поэтому приходиться давиться тем, что дают. Так было в прошлом году, и я сильно сомневаюсь, что что-то сильно изменится и в этом.
   Наконец я смог преодолеть свою лень и выбрался из кровати. Совершив привычные утренние процедуры, я оделся и направился в Большой зал, где занял свое место за столом факультета и, посмотрев на него, скривился в отвращении - мои ожидания оправдались и все блюда были из тыквы.
   После завтрака я направился в Выручай - комнату, чтобы наконец закончить создание заготовки под краеугольный камень. Материал для этого я закончил накапливать еще несколько дней назад, но по разным причинам создание кристалла пришлось отложить до выходных. Вообще-то, чтобы набрать необходимое количество углерода на такой кристалл мне пришлось очень серьезно потрудиться, перерабатывая в него огромное количество древесины. К счастью с ней проблем не было, ибо на складе всякого хлама валялось много сломанных парт, скамеек, шкафов и прочего деревянного лома. Все это пошло на переработку, в процессе которой почил в бозе сломанный Исчезательный шкаф. Я не поленился потратить пару дней, чтобы его разыскать, так что теперь Малфою на шестом курсе придется придумывать что-то другое, если конечно хорек до этого самого шестого курса доживет. Мир то реален в отличие от книги, так что вполне возможно на следующий год белобрысого заклюёт гиппогриф, ведь Жрона то тролль захомячил.
   Дойдя до места и вызвав нужный вариант комнаты, я принялся за непосредственную подготовку к процессу. Высыпав из мешков углерод, бывший сейчас в состоянии мельчайшего порошка, я принялся напитывать его маной, запас которой периодически пополнял из накопителя, так как объема моего резерва для этого просто не хватит. Закончив напитку, я, пока впитавшаяся в порошок магическая энергия не рассеялась, произвел трансформацию, и большая черная куча превратилась в прозрачный кристалл размером даже чуть больше необходимого. Впрочем, это и к лучшему, вот если бы он получился меньшего размера, то пришлось бы начинать все сначала, а так отрежу лишнее и всё, тем более заклинанию все равно, что резать.
   Дождавшись пока наполнится показавший дно резерв, я измерил получившийся кристалл и, произведя разметку, отрезал все лишнее. Убрав получившиеся обрезки, я посмотрел на часы - время было две минуты десятого. Времени до обеда еще много, меня никто не хватится, потому как я нафиг никому не сдался, так что можно продолжить работу. Правда с кристаллом я пока делать ничего не буду, ибо сегодня Хэллоуин, а я хоть и не особо верю во все эти чистокровные предрассудки, но береженого как говориться и бог бережет. Вдруг на стадии запуска камень просто взорвется и останется от Хогвартса большая пребольшая ямка. Он ведь и так у меня нестандартный по причине используемого материала и других размеров. Обычно такие артефакты делали из куда более распространенных материалов, зачастую вообще из добытых в местах силы валунов, которым придавали прямоугольную форму и вырезали нужные руны, из-за чего их размер куда больше, чем то, что получилось у меня. Сила их приблизительно равна силе среднего волшебника, а вот какая сила будет у моего можно только гадать, может вообще из всей этой затеи выйдет пшик.
   Достав принесенные с собой листы ватмана, я приступил к изготовлению трафаретов. Еще летом, только закончив расчеты, я задумался о том, как можно быстро нанести большое количество мелких рун на кристалл и не совершить при этом ни одной ошибки. Ответ пришел почти сразу - использовать трафарет. Так что, разметив лист ватмана, я принялся кропотливо выводить простым карандашом руны, иногда по нескольку раз стирая и заново рисуя одну и ту же - от ошибок то никто не застрахован и я в том числе. Хорошо, что все необходимые рунные цепочки давно высчитаны, а то возился бы я с этим камнем до китайской пасхи.
   До ужина удалось заполнить около трети необходимого и это только для одной грани, а их у куба шесть! А ведь я даже на обед не ходил. Впрочем, тут нет ничего удивительного, ведь в изначальном варианте технологии руны вообще наносили вручную много месяцев. Это уже я придумал обойтись трафаретом, так как нигде не было сказано о том, что магией пользоваться нельзя, да и в случае использования такого материала как алмаз, кроме как магией, руны за относительно короткий срок больше ничем не нанести.
   Вообще, зачем я трачу столько времени на возню с этим камнем сейчас, когда летом мог бы за несколько дней изготовить его традиционный вариант? По изначальной задумке сверхмощный камень должен был скомпенсировать отсутствие места силы, но теперь, когда у меня есть магический источник этот камушек, если конечно все получится, сможет обеспечить энергией не только мой будущий дом, но и при необходимости меня самого. Разумеется, подсаживаться на такую магическую иглу я не собираюсь, но возможность в случае нужды мгновенно восполнить резерв лишней уж точно не будет.
   Спустившись к семи часам вечера в Большой зал, я увидел, что там уже собрались почти все ученики предвкушающие банкет по случаю Хэллоуина. Ну да, в Хогвартсе возможность хорошо попировать бывает только четыре раза в год. В остальные же дни еда разнообразием не блещет.
   Заняв место за столом своего факультета, я стал рассматривать убранство Зала. Как и в прошлом году над головами носились полчища летучих мышей, парили фонари Джека, сделанные из гигантских тыкв Хагрида, который в этот раз превзошел самого себя, ибо его тыквы были такого размера, что внутрь их вполне могло поместиться несколько человек. Тут явно без магии не обошлось, хотя нельзя исключать вариант, что семена этих тыкв Хагриду прислали прямиком из Чернобыля.
   - Эванс! Ты все-таки пришла, а то мы уже думали, что ты решила пропустить пир, - произнесла Падма Патил.
   - Шутишь? - ответил я, - Отказаться от такого роскошного ужина это выше моих сил.
   - Говорят, что Дамблдор пригласил группу танцующих скелетов, - включилась в разговор Сью Ли.
   - Ты серьезно? - удивился я такой нелепости, - Не думаю, что директор тронулся умом и притащит в школу нежить.
   - Нуу... Так говорят.
   - Бред они несут полный! - высказалась Лайза Турпин, - Хотя, устроить что-нибудь из ряда вон выходящее вполне в духе Дамблдора.
   - Это точно, - согласился я, глядя на стол Гриффиндора.
   Что странно, за ним отсутствовали Поттер с Лонгботтомом, а вот Джинни Уизли напротив, была и сейчас о чем-то разговаривала с близнецами. Я взглянул на сидевшего в своем троноподобном кресле директора, и, не увидев на его лице никакого беспокойства, и думать забыл про Золотой дуэт. Осмотр остальных факультетов на предмет отсутствующих на пиру ничего не дал - все кого я мало-мальски знал, сейчас были в Большом зале. Похоже, что сегодня ничего не произойдет или дневник попал к кому-то из старшекурсников. Впрочем, чего гадать на кофейной гуще, достаточно дождаться конца банкета и все немного прояснится.
   Как и в прошлый раз Дамблдор произнес торжественную речь и объявил начала праздничного пира, и пустые золотые блюда наполнились всевозможными яствами, от одного вида которых у многих забурчало в животе.
   - Всем приятного аппетита! - произнес я, принимаясь за сочный стейк.
   Пир в этот раз никто не прерывал, и я успел хорошо утолить нагулянный за целый день голод. Наконец я насытился и только в этот момент заметил направленные на меня взгляды девичьей половины второго курса Рейвенкло.
   - Что? - спросил я, промокнув губы салфеткой.
   - Эванс, - обратилась ко мне Лайза, - Признавайся, тебе на желудок наложили чары незримого расширения?
   - Нет, - удивился я, - А чем, стесняюсь спросить, вдруг вызван такой странный вопрос?
   - Тем, что ты ешь как двое взрослых!
   - Надо же! Никогда не замечала такого, - подивился я.
   - Зато мы замечаем, - произнесла Падма.
   - И нам интересно, - подключилась Мэнди, - Как у тебя получается не толстеть. Боунс и то ест меньше тебя, а уже имеет проблемы с лишним весом.
   - Отвечу вам тоже, что и год назад - я молодой активно растущий организм, которому необходимо много питательных веществ. А у Сьюзен видимо наследственность такая.
   - Ага, так активно растущий, что скоро Дамблдора перерастет, - высказалась Турпин, - Доска!
   - Пфф! - был мой ответ.
   Вообще-то ничего удивительного в количестве поглощаемой мной еды не было, ведь в Хогвартсе я не прекращал физические тренировки хоть, и пришлось сократить их количество. Боунс же изначально была пухленькая, а относительно малоподвижный образ жизни в Хогвартсе только способствовал набору ею излишнего веса. Впрочем, существует немало зелий для похудания, так что когда придет время она как набрала лишний вес так его и сбросит. А уж намек на отсутствие груди меня нисколько не цепляет, какая вырастет с такой и ходить буду, ну а если не вырастет, так хотя бы мешаться нечему будет. Это какую-то другую девочку слово "доска" в таком значении может обидеть, но никак не меня, ибо девочкой я являюсь только на физическом уровне. Духовно же я по-прежнему на две трети мужик.
   Наконец пир закончился и весело гомонящие студенты потянулись к выходу из Большого зала. Я, подождав пока основная масса учеников выйдет из зала, поднялся из-за стола и неспешным шагом двинулся в сторону башни Рейвенкло, вот только в коридоре третьего этажа умудрился попасть в пробку. Несмотря на все произошедшие изменения, канон повторился в этот день почти полностью - на скобе для факела была подвешена за хвост Миссис Норрис, а обезумевший от ярости завхоз, схватив Поттера за воротник мантии орал на него, обвиняя в убийстве кошки. Вскоре пришли преподаватели и директор, сняв животное, в компании МакГонагалл и Снейпа увел двух гриффиндорцев в кабинет Локхарта. Я наложил на себя отвод глаз, и когда толпа возбужденных студентов разошлась, стал внимательно осматривать место.
   В первую очередь я просканировал всеми известными мне диагностическими заклинаниями кроваво - красную надпись гласившую: " Тайная Комната открыта вновь! Трепещите, враги Наследника!". Как показали чары, надпись эта сделана даже не кровью, а очень стойкой краской, слегка светящейся в темноте. Кроме этого по положению головы кошки, которое я успел заметить прежде чем Дамблдор ее снял и унес, Миссис Норрис смотрела прямо на напавшего на нее, и если бы это был василиск то превратилась бы она в каменную статую. Однако этого не произошло. Впрочем, на кошку могли напасть и сзади, пользуясь маскирующими чарами, но в любом случае это сделал человек. Вот только кто? Надпись расположена на такой высоте, что если судить по этому параметру, то подходит не меньше трети всех находящихся в замке. А больше никаких улик нет, и кошка Филча никак не может сузить поиск, ибо мешала она почти всем студентам Хогвартса. Возможно, следующее нападение сможет как-то указать на личность нападавшего, но пока он остается в неизвестности. Так что остается только ждать и надеяться, что следующей целью буду не я. Приняв это решение, я наложил на себя маскирующие чары и поспешил в башню Рейвенкло.

***

   Следующие несколько дней все разговоры крутились только о Миссис Норрис, и все из-за Филча. Он вертелся вокруг того места, где нашли его кошку, словно поджидал виновного. Тщетно пытался стереть надпись на стене при помощи "Универсального волшебного пятновыводителя миссис Чистикс" - сам видел. Завхоз прятался в коридорах, кидался на школьников, ища случая учинить над ними расправу за "чересчур громкое дыхание" или "слишком счастливый вид".
   От Поттера некоторые нестойкие духом личности начали шарахаться как от чумного, считая его тем самым Наследником. Каких только версий о том, как он замучил бедную кошку, только не выдвигали! Некоторые даже утверждали, что Волдеморт хотел его убить в детстве, потому как почувствовал в Поттере сильного Темного Мага и захотел избавиться от конкурента, пока тот не вырос. Когда я это слышал, то испытывал сильное желание постучаться обо что-нибудь головой. Они совсем с головой не дружат, раз полагают, что годовалый ребенок может быть для кого-то опасен или что сразу после нападения Дамблдор не допросил Поттера и Лонгботтома. Хотя да, они же не знают о том, что директор - легилимент. В том, что Дамблдор не просмотрел содержимое мозгов Избранного я очень сильно сомневаюсь - все-таки ситуация далеко не рядовая а чем закончилось прошлое открытие комнаты директор должен отлично помнить.
   - Грейс, как ты думаешь, Поттер и в самом деле Наследник Слизерина? - спросила меня Гермиона, когда мы среду сидели в нашем личном классе и делали домашние задания.
   - Понятия не имею, - совершенно честно отвечаю ей. - Но в любом случае тебе не стоит ходить в одиночку.
   - А Малфой может быть Наследником? - через некоторое время спросила она.
   - Вот кто НЕ может быть Наследником так это хорек, - похихикивая, ответил я ей.
   - Это почему?
   - Он был в Большом зале во время пира. И вообще, не стоит лезть в эту историю.
   Больше тема Наследника Слизерина Гермионой не поднималась.
   В субботу, шестого ноября, состоялось открытие квиддичного сезона ставшим уже традиционным матчем Гриффиндор - Слизерин. Не прошло и пары минут с начала матча как за Поттером, словно привязанный начал гоняться один из бладжеров и я, достав честно украденный еще летом бинокль, принялся выискивать возможное местонахождение безумного эльфа. Конечно, найти Добби не удалось, так как он явно сидел где-то под невидимостью. Сам же матч закончился почти канонно - Поттер поймал снитч, расслабился и его тут же сбил управляемый эльфом бладжер. Гарри на метле не удержался и свалился на землю, в падении сломав себе ногу, из которой подошедший Локхарт удалил все кости. Избранного оперативно унесли в лазарет товарищи по команде, а Гилдерой удостоился отборных матюгов от декана ало-золотого факультета. Если честно, то я никогда бы не подумал, что МакГонагалл умеет так виртуозно выражаться, используя непечатные слова. Впрочем, кто-то из учителей очень быстро сориентировался и поставил заглушающие чары, так что насладиться руганью Маккошки в полной мере не удалось никому кроме Локхарта.
   Обратно в замок я шел в отвратительном настроении. Связано это было, как ни сложно догадаться с безумным эльфом Добби. А все, потому что эта скотина, если окажется рядом со мной вполне может опознать мое родство с Поттерами, и спрогнозировать что тогда будет совершенно не возможно. Возможно, он просто растреплет об этом Поттеру, а возможно начнет и меня "спасать" в своем фирменном стиле. Поэтому-то я и высматривал, где этот гаденыш скрывался во время матча и если бы он был близко от меня, то была бы возможность по-тихому его пристукнуть. Существуют режущие заклятия и без видимых эффектов, одним из которых без малейших колебаний бы и воспользовался. И совесть по невинно убиенному Добби меня бы совсем не мучила.
   А на следующий день во время завтрака я заметил отсутствие за столом львов мелкого папарацци. Похоже канон и тут повторился и Криви окаменили, причем сделал это человек либо близкий к МКВ либо желающий его подставить, так как тот своей вспышкой и сталкерством очкастого гриффиндорца уже достал. Не заметить отношения Избранного к Криви, не мог, наверное, только слепой. Вопрос только в другом - кто следующий?
   В понедельник, известие о том, что на Колина Криви было совершено нападение разнеслось по всей школе и вызвало тихую панику. Многие стали бояться ходить в одиночку, в глубокой тайне от учителей началась торговля различными талисманами и оберегами, а говоря проще развод лохов. Кому война, а кому мать родна. Впрочем, я тоже в этом слегка поучаствовал, продавая изготовленные из всякого подручного хлама кольца, браслеты и медальоны, зачарованные на создание простых щитов. Как-то засветиться с этими поделками я не боялся - их вполне по силам изготовить любому пятикурснику. Даже литература на эту тему имелась в библиотеке в общем доступе - специально проверил. Некоторые старшекурсники быстро смекнули, что к чему и тоже стали делать и продавать нечто подобное. Но все равно за пару недель удалось сбыть 163 поделки по цене в 3 галлеона за штуку, что принесло мне 489 галлеонов чистой прибыли. А потом на доске объявлений появился пергамент, сообщавший об открытии Дуэльного клуба.
   Около восьми часов вечера я вошел в Большой зал. Факультетские столы были убраны, под потолком горело множество свечей, а в середине зала был возведен дуэльный помост. Собралась чуть ли не вся школа - многие студенты были взволнованы, а некоторые вообще вытащили волшебные палочки. Я же шел сюда чисто поржать, так как отлично знал, что из всей этой затеи выйдет. Найдя в толпе барсуков свою кудрявую подругу, я двинулся в ее направлении.
   - Интересно, кто будет тренером? - сказала Гермиона, когда я подошел к ней. - Может, Флитвик? Говорят, в молодости он был чемпионом по дуэлям на волшебных палочках.
   - Да, это было бы замечательно, - произнес я.
   И тут на помост взошел ни кто иной, как Локхарт, который дойдя до середины, взмахнул рукой, требуя тишины. От одного его вида женская часть студентов поплыла, а мужская готова была растерзать.
   - Дуры! - послышался тихий шепот Грейнджер.
   Я на это только хмыкнул - в каноне то ее поведение ничем не отличалось от тех, кого она сейчас ругает.
   - Подходите! Подходите поближе! Все меня видят? Все меня слышат? - раскрыл рот павлин на помосте. - Превосходно! В свете мрачных событий недавнего времени профессор Дамблдор поручил мне начать занятия в этом Дуэльном клубе, чтобы научит вас на случай необходимости приемам самообороны, которые сам я применял бесчисленное множество раз, о чем подробно написано в моих книгах!
   Ну да без саморекламы никуда! - подумал я.
   - Позвольте представить, мой ассистент - профессор Снейп! - воскликнул Локхарт.
   Зельевар как раз, в этот момент взобравшийся на помост, послал Гилдерою кривую ухмылку, от вида которой даже меня бросило в дрожь. А Локхарт тем временем продолжал:
   - Он любезно согласился помочь мне провести показательную дуэль. Прошу не беспокоится юные друзья - после дуэли я верну профессора зельеварения в целости.
   Дуэлянты повернулись друг к другу, изобразили приветствие: Локхарт сделал реверанс, Снейп раздраженно кивнул. На манер шпаг подняли волшебные палочки.
   - Обратите внимание, как держат палочки в такой позиции, - объяснял Локхарт притихшим ученикам. - На счет "три" произносятся заклинания. Смертоубийства, разумеется, не будет.
   - Раз, два, три...
   Палочки взметнулись, и Снейп воскликнул:
   - Expelliarmus!
   Перекачанное энергией во много раз больше необходимого заклинание, сверкнув ярко-красной молнией, ударило Локхарта в грудь и отбросило его на край помоста. Послышались испуганные возгласы переживающих за Локхарта девочек и возгласы одобрения в адрес Снейпа от мальчишек. Совершенно не по геройски охая и кряхтя Локхарт медленно поднялся на ноги.
   - Отменная идея показать им это профессор Снейп, - раскрыл рот павлин, получив свою палочку из рук восторженно смотрящей на него Лаванды Браун, - Но позвольте заметить - я сразу разгадал ваш очевидный маневр, и если бы хотел отразить его, это бы было слишком просто!
   - Я посчитал, что, прежде всего, нужно научить студентов блокировать злонамеренные чары, "профессор", - последнее слово Снейп словно выплюнул.
   - Отличное предложение профессор Снейп, - после секундного замешательства произнес Локхарт, - Прошу пару добровольцев. Поттер, Лонгботтом не хотите попробовать?
   - Неудачная идея, профессор Локхарт, - возразил Снейп, - Я предлагаю вместо Лонгботтома взять кого-нибудь с моего факультета. Малфоя, к примеру.
   - Вот и отлично! - Локхарт взмахом руки пригласил Драко и Гарри взойти на дуэльный помост, что они и сделали.
   Тут же стали заключаться многочисленные пари на исход этой дуэли, потому как о вражде этих двух знали абсолютно все студены Хогвартса. Локхарт стал что-то втолковывать Поттеру, а заметивший это Снейп гаденько ухмыльнулся, и наклонившись к уху Малфоя, что-то ему шепнул. Далее последовал обмен приветствиями, и разойдясь, дуэлянты вскинули палочки.
   - Три. Два. Один, - провел обратный отсчет Локхарт.
   - Serpensortia!
   - Flippendo!
   Дуэлянты произнесли свои заклинания одновременно - из палочки Малфоя вырвалась огромная гадюка, в которую тут же угодили пущенные Поттером отталкивающие чары. Змею отшвырнуло прямо на белобрысого слизеринца и она, разозлившись, вцепилась ему прямо в шею. Это было последнее, что она смогла сделать - Снейп одним взмахом палочки испарил тварь и бросился к Малфою. Локхарт тоже было попытался сунуться со своей помощью, но получив от декана Слизерина оглушатель прямо в лицо, прилег отдохнуть. Зельевар тем временем что-то беззвучно бормотал, выписывая своей палочкой сложные узоры над уже потерявшим сознание слизеринцем. Так продолжалось несколько минут, а потом Снейп с помощью заклинания понес Малфоя в лазарет. Ученики же возбужденно обсуждали случившееся, кто-то из них все же привел в сознание ничего не понимающего Локхарта. Я это видел, уже покидая большой зал, ибо больше там ничего интересного не было. Дуэльный клуб с Локхартом в качестве преподавателя показал всю свою несостоятельность и больше не собирался к тому же Наследник совершил свой очередной ход.

Глава 18

   После единственного собрания Дуэльного клуба имени Локхарта прошло два дня. Наступили последние выходные ноября и в субботу на завтраке я мог лицезреть Драко Малфоя, выпущенного из больничного крыла. В то, что он загнётся от укуса змеи как-то не верилось, ведь помощь ему оказали сразу, да и Снейп это все-таки профессиональный зельевар и должен очень хорошо разбираться во всяких ядах. Подтверждение этому сейчас сидело за столом зелено - серебряных и бросало в сторону Поттера ненавидящие взгляды. Впрочем, я на это долго не смотрел, так как портить себе аппетит созерцанием Малфоевской рожи совершенно не хотелось.
   Быстро позавтракав, я отправился в свою мастерскую в Выручайке, ибо мне предстояло завершить последние приготовления перед процессом нанесения на кристалл рун и запуска камня, а именно создание управляющего элемента. Решив не изобретать велосипед, я собирался делать его в уже давно ставшей традиционной форме - кольца. Кстати, сдается мне, что выкинутое Сириусом в пятой книге кольцо его отца было ничем иным как управляющем элементом камня Блэков, или если у них было несколько камней, то дома на площади Гриммо. Скорее всего, Сириус не имел ни малейшего понятия о том, что выкидывает, иначе не упустил бы возможность прищучить Кричера. А может и знал, но тогда он должен быть полным дебилом, хотя о чем это я - раз ему хватило ума выкинуть бесценную библиотеку, которую его предки собирали поколениями, то и в этом случае он поступил также. Даа. Если история повториться, то я попробую что-нибудь придумать, чтобы заполучить эти книги в свои загребущие ручки. Как подумаю о выкинутых на помойку редких, а то и уникальных книгах и артефактах так сердце кровью обливается. И похоже я знаю, какая у меня будет анимагическая форма, если конечно я решу заняться этой областью магии. Впрочем, проверить это можно будет, освоив заклинание Патронуса, когда на него будет хватать сил.
   На то чтобы изготовить управляющий ключ ушел весь день. Собственно само кольцо я делал около получаса, магия мне в помощь, а вот накладывание различных чар на него растянулось, с перерывами на восстановление резерва, на целый день. Несколько раз пришлось резать руку потому как многие из чар, что я накладывал, были на крови. Ну да в начале 17-го века министерства еще не существовало, как и запретов на "Темную магию", а книга, из которой я и почерпнул знания этих заклятий, датировалась 1623-им годом. Хорошо, что описание, как и что нужно делать было очень подробно расписано, а то я даже и не взялся бы за эти чары, мало ли ошибешься и убьешься ненароком. Наконец в половине первого ночи я закончил с работой и, полюбовавшись пару минут на получившийся результат надел кольцо на средний палец правой руки. Несколько секунд ничего не происходило, а потом кольцо чуть уменьшилось, подстроившись под размер пальца. А вот если его попробует одеть кто-то другой, то об этом неудачнике можно будет сразу забыть, потому что я туда столько разной гадости наворотил, что и даже трудно представить какие защитные чары сработают первыми.
   В гостиную я вернулся только в два часа ночи, пришлось несколько раз по пути в нее разминуться с патрулирующими ночные коридоры преподавателями. А следующим утром во время завтрака я узнал о новом нападении - в этот раз окаменел семикурсник с Хаффлпаффа, тоже кстати магглорождённый. Нашли его рано утром, прямо перед дверью в гостиную барсуков и опять никаких следов указывающих на того кто это сделал. Утихшая было паника среди студентов, вспыхнула вновь и стала даже сильнее чем была после окаменения Криви. Теперь даже самые отважные ученики не решались ходить ночами по школе, да и днем тоже в одиночку не ходили.
   На фоне всего этого в глаза бросалось бездействие, как администрации школы, так и официальных властей. То, что дети отписались о происходящих событиях родителям, я знал совершенно точно, но почему-то никакой видимой реакции не последовало. Хотя, что удивляться - все пострадавшие магглорожденные, а до их проблем никому нет дела. Вот если бы пострадал кто-нибудь из чистокровных, тогда да, мигом бы зашевелились. Я же на все это обращал внимание поскольку - постольку, слишком уж был поглощен созданием камня, тем более осталось всего - ничего, только нанести руны на кристалл и активировать его. Назначено это событие было на ближайшие выходные - пятое декабря.
   Все дни до приближавшейся субботы были заполнены моими метаниями - я просто боялся неизвестности, ведь в книге из которой я брал технологию изготовления краеугольного камня, говорилось, что активация даже правильно изготовленного камня очень часто сопровождается различными побочными эффектами. Если же маг - артефактор где-то допустил ошибку, то камень чаще всего взрывается. Именно этим и был обусловлен мой страх - все-таки жить хочется. В конце концов, удалось успокоиться и взять себя в руки и произошло это вечером пятницы, а утром следующего дня я приступил к последнему этапу - нанесению рун.
   Способ, которым я намеревался воспользоваться был предельно прост, и подобен технологии изготовления печатных плат. Сначала я с помощью трафаретов нанес краской руны, просушил ее чарами, а затем специальным заклинанием удалил материал с оставшейся не закрашенной поверхности камня на глубину двух миллиметров. И присел отдохнуть, потому как резкий расход такого количества маны сопровождается не самыми приятными ощущениями.
   - Как бы такими темпами в мазохистах не оказаться! - высказал я вслух свои мысли.
   Немного отдохнув, я принялся стирать с камня краску, и делать это приходилось вручную с помощью самого обычного ацетона, ибо до запуска этого артефакта после завершения его изготовления никакой магии к нему применять нельзя во избежание всяких случайностей. Закончив с этим делом, я сходил на обед, а потом принялся проверять правильность написания каждой руны, и этот процесс затянулся до самого ужина, после которого пришлось отложить запуск работы камня до следующего дня.
   Утро следующего дня прошло как обычно: подъем в шесть часов, зарядка, душ и завтрак. Без десяти девять я уже был в Выручай - комнате, и забрав камень, отправился в наш с Гермионой класс на седьмом этаже, так как активировать его в Комнате я опасался - кто знает, что может произойти. Когда дотащил довольно тяжелый кристалл до нужного места, пришло осознание своей тупости - торопясь изготовить краеугольный камень, я совершенно забыл про подставку для него ведь малейший скол и все, бабахнет так, что от меня и воспоминаний не останется. Пришлось с превеликой аккуратностью водружать его на стол и делать недостающий предмет из подручных материалов, а потом тщательно осматривать камень на предмет возможных повреждений. Не найдя каких-либо неполадок я водрузил камень на подставку, постоял пару минут, собираясь с мыслями, затем положил правую руку на верхнюю грань артефакта так, чтобы ключ управления оказался точно на середине, и сделав глубокий вдох, направленным импульсом магии активировал артефакт.
   Несколько секунд не происходило ничего, и я уже было подумал, что с этой затеей с камнем у меня тоже случился провал, как вдруг руны на его поверхности засветились синим светом, а еще через несколько секунд в его центре вспыхнул синий шарик света. Он постепенно увеличивался, пока не занял весь объем камня но, не выходя за границы оного. Когда это произошло, интенсивность свечения резко снизилась, а в помещении стало стремительно холодать. О таком книги не предупреждали! Мне пришлось в условиях жесткого цейтнота учиться управлять работой камня, и когда я смог наконец снизить его мощность до минимума, в помещении было холоднее чем зимой на северном полюсе. Едва это получилось, как я тут же выскочил из класса, лихорадочно накладывая на себя согревающие чары. Когда удалось согреться, я вернулся в класс, предварительно выпустив из палочки внутрь него поток горячего воздуха, и продолжил изучать возможности камня.
   Поздней ночью, когда все уже спали, я лежал в своей кровати и подводил итоги более чем четырехмесячных трудов. Краеугольный камень создан и даже работает, вот только как его теперь доставлять в мой будущий домик, ведь его нельзя положить в чемодан или сумочку, так как он может нарушить работу чар незримого расширения, а таскать его в руках та еще задачка, потому что он тяжелый, до своей комнаты еле его дотащил. Ладно, что-нибудь придумаю, главное, что сердце моего уже дома есть и работает и то, что при его запуске ничего такого не произошло.
   Освободившееся время я решил посвятить тренировкам телекинеза. Просто в один прекрасный момент вспомнился фильм "Фантастические твари", который я смотрел незадолго до того как оказался здесь, точнее те эпизоды, в которых Грейвс - Гриндевальд лихо швырялся машинами, железнодорожными рельсами и даже людей откидывал. А ведь свою раскачку я начинал именно с этого, но потом забросил, считая, что у меня получается подобие манящих чар, а телекинез относил к псионике. Однако это не так и магический телекинез вполне возможен, только тренировать его надо долго. Это как с заклинаниями - если очень долго отрабатывать одно и то же заклятие, то его структура запоминается аурой и потом достаточно только мысленного усилия чтобы его активировать. У меня такими заклинаниями были: Оглушающее, Разоружающее, Связывающее, Взрывное ("Редукто") и Ударное. Такой вот дамский мини - набор на всякий случай.
   Телекинез к тому же был единственным, что можно раскачивать прямо в своей комнате, причем, даже не вылезая из постели. После завершения работы с краеугольным камнем я перестал ходить по школе после отбоя, да и до него старался передвигаться по минимуму, справедливо опасаясь за свою шкурку. Даже наши занятия с Гермионой пришлось прекратить из-за этого долбаного Наследника. К разгадке тайны нахождения дневника я не приблизился ни на йоту. Единственное что удалось установить так это то, что ни у кого из рейвенкловцев дневника нет.
   В середине декабря на Хогвартс обрушился самый настоящий буран. За одну ночь намело такие сугробы, что в них утонул бы и Хагрид. Занятия по гербологии в этот день были отменены, а поскольку у меня они стояли первой парой я решил провести внезапно образовавшееся свободное время с пользой и посетить владения мадам Помфри. Дело в том, что я вовсе не забыл констатацию на Хэллоуинском пиру Лайзой Турпин факта отсутствия груди. Не то чтобы мне хотелось заиметь сиськи, но вот их отсутствие может быть намеком на какие-нибудь проблемы с организмом, а потому нужно это проверить. Вот только попал я в Больничное крыло несколько не таким способом, каким мне хотелось.
   Я спокойно шел по коридору, как вдруг все освещавшие его факелы погасли, а так как окон в нем не было, то наступил полумрак. Не задумываясь, отпрыгиваю в сторону и наблюдаю, как мгновением позже на том месте, где я только что был бледно - фиолетовый луч неизвестного проклятия. Выхватываю палочку и тут же уклоняюсь от нового заклятия пущенного невидимым противником. В ответ выпускаю веером весь мой дамский набор. Оглушалка и ударное растеклись по невидимому щиту, а остальные прошли мимо и, долетев до конца коридора, ударили в стену. Грохнул взрыв - это сработало "Редукто". Теперь главное продержаться до прибытия преподавателей, кто-нибудь из них проверить, что тут рвануло наверняка придет, ведь боевые заклятия нифига не тихие и то же "Редукто" по мощности и громкости не слабее ручной гранаты, разве что осколков нет. Видимо, то же самое подумал и мой противник, потому что в меня полетела целая куча разноцветных лучей, от которых я смог уклониться буквально чудом, при этом каким-то образом умудряясь отвечать одиночными оглушателями и разоружающими.
   Но все-таки до бесконечности везение продолжаться не могло. Сперва ярко - красный луч сбил щиты, причем как созданные мной, так и артефактом, а потом в левое бедро угодило режущее и я, потеряв равновесие, упал на пол. Понимая, что сейчас меня будут убивать, а не окаменять я, наплевав на все условности, направил в сторону противника палочку и, потянув по связи с кольцом ману из краеугольного камня, воскликнул:
   - Draco ignis!
   Струя бело - голубой плазмы пронеслась по коридору, сметая все видимое и невидимое со своего пути. Метрах в семи от меня она натолкнулась на возникшую прямо из воздуха и перегородившую коридор каменную стену и бессильно разбилась об нее. Я, уже не опасаясь продолжения боя, взмахом палочки зажег потушенные факелы. Почему я думал, что продолжения не последует? Так это все из-за способа защиты, которым воспользовался неизвестный. Трансфигурация из воздуха твердых предметов это очень энергоемкая вещь и продолжить бой после его применения может далеко не каждый волшебник, а мой противник все-таки ученик. В любом случае, я истощил его очень сильно, заставив защищаться именно так. Все-таки заклятие, что я применил, по разрушительности стоит на втором месте после "Адского пламени" и защититься от него в этой ситуации можно только таким способом.
   Факелы загорелись и я, перевернувшись на полу поудобнее, заклинанием разрезал на пострадавшей ноге брюки и толстые шерстяные колготки, одетые под ними. А затем стал водить палочкой над глубоким разрезом, при этом повторяя одно и то же заклинание:
   - Vulnera sanentur!
   Несколько раз повторив заклятие, я снизил силу кровотечения до относительно безопасного уровня. Затем достал из сумочки, которую я носил вместо портфеля, свою самодельную палочку, направил на Оллливандеровскую, и сделав в уме быстрый подсчет, произнес одно очень хитроумное заклятие. Теперь палочка будет показывать, что последним выполненным с ее помощью заклинанием был оглушатель. Потом я удалил отовсюду копоть и восстановил слегка оплавленную стену, что оставил после себя нападающий, ну и последним было заклинание, стирающее магические следы. Убрав самоделку назад в сумочку, я принялся ждать, при этом подвывая от боли, ибо ногу мне располосовало почти до кости.
   Послышался звук приближающихся шагов, и вскоре к моему удивлению в поле зрения появилась мадам Помфри. И больше никого. Хотя времени-то прошло еще совсем мало - бой с неизвестным занял не больше двадцати секунд и плюс минуты три я возился с раной и заметал за собой следы, то есть с момента нападения прошло три с половиной минуты и профессора просто не успели еще добраться до этого места, да и до лазарета от этого места ближе всего.
   - Что здесь происходит? - первым делом спросила подошедшая целительница и принялась размахивать надо мной своей палочкой.
   - Уже произошло. На меня напали, - ответил я ей.
   - Вы видели, кто это был?
   - Нет.
   Помфри тем временем махала палочкой над моей пострадавшей ногой и все больше и больше хмурилась, а на меня вдруг накатил отходняк, какого не было после столкновений с Квирреллом на первом курсе. Я истерично заржал, и через пару секунд оглушающее заклятие отправило меня в страну розовых пони.
   Очнулся я уже в Больничном крыле. Сознание вернулось резко, словно меня как лампочку выключили и снова включили. Не открывая глаз, проверил, не сняли ли с меня артефакты и когда убедился, что нет, рискнул осмотреться и тут же мысленно обругал себя за излишнюю подозрительность. Возле моего лежащего на больничной койке тела наблюдалась только мадам Помфри, которая сейчас водила надо мной волшебной палочкой.
   - Как вы себя чувствуете? - спросила она, закончив вырисовывать сложнейшие узоры надо мной.
   Я прислушался к ощущениям и с легким удивлением отметил отсутствие боли и какого-либо дискомфорта, в наличии была лишь легкая усталость.
   - На удивление неплохо, только небольшая усталость, - отвечаю ей.
   - С вами хочет поговорить директор, - произнесла она и удалилась в свой кабинет.
   Пока ждал прихода Дамблдора, успел увидеть, что мою сумочку принесли вместе со мной и даже палочку не отобрали. На всякий случай проверил, не лазал ли кто в сумочку - результат оказался отрицательный. Ну да, скорее всего ее принесли домовики, а те без приказа по чужим вещам лазать не будут. Убедившись, что к моим вещам не прикасались, осмотрел свою пострадавшую ногу. На месте глубокого пореза виднелась лишь тонкая розоватая полоска свежевыросшей кожи и все. Вот она, мощь колдомедицины и зелий! Я только закончил рассматривать свою ногу, когда в больничное крыло зашел Дамблдор.
   - Здравствуйте, мисс Эванс, - сказал он, присаживаясь на соседнюю койку.
   - Добрый день директор, - ответил я, немного отводя взгляд. Все-таки не стоит его провоцировать применить ко мне легилименцию.
   - Как вы могли догадаться, я пришел спросить у вас - вы видели, кто на вас напал? Или хотя бы слышали голос нападавшего?
   - Нет, директор. Нападавший был невидим и колдовал он невербально.
   - Жаль, что вам не удалось заметить, кто это был, - вздохнув, произнес директор и поднялся на ноги.
   - Поправляйтесь, мисс Эванс, - сказал он и вышел из Больничного крыла.
   Охренеть! - подумал я. Его даже не заинтересовали подробности стычки, по которым можно сузить круг подозреваемых в нападениях. Портретов в том коридоре не было, а те, что висят по обе стороны от него, видеть ничего не могли. А может он просто считает, что на меня напал не Реддл, а кто-то другой, маскирующийся под его действия. То, что нападает Реддл, директор знает, потому что Наследником Слизерина во всеуслышание себя именовал Волди, но понять каким образом он это делает, Дамблдор не может. Или может, но не подает вида. К тому же директор уже работал в школе пятьдесят лет назад, когда убили Миртл, и он еще тогда подозревал Реддла. Ну ладно, не хочет расспрашивать, так я и не настаиваю.
   Едва директор покинул помещение, как откуда не возьмись, появилась целительница и заставила меня выпить зелье Сна без сновидений. Я даже не успел опустошить стакан с ним, как уже заснул.
   Утро пришло, солнце взошло! - вспомнилась мне песенка одного небезызвестного черного шарика, когда я проснулся. Открываю глаза - действительно уже утро. Раннее. Наколдовал "Темпус" - времени 7:03. И что делать? Ответом на этот вопрос послужила появившаяся мадам Помфри, которая произведя короткий осмотр, заключила:
   - Вы полностью здоровы, мисс Эванс.
   Около восьми часов я покинул лазарет, так и не узнав, почему у меня сиськи не растут. Не жалует меня Помфри с тех самых пор, как я насел на нее в конце прошлого учебного года с просьбой научить меня заклинаниям для нейтрализации красных дней календаря. Сдалась она только за день до отъезда из Хогвартса на летние каникулы и научила таки этим заклинаниям, но осадочек как говорится, остался, да и к тому же я не Поттер и Ко чтобы со мной носились как с писаной торбой.
   Мое появление на завтраке вопреки ожиданиям никакого фурора не произвело, что довольно сильно радовало. Позже выяснилось, что Помфри унесла меня до того, как на место боя прибыли преподаватели и любопытствующие ученики и то, что именно на меня было нападение, детишки так и не узнали. Все, что они там обнаружили, так это побитый заклинаниями коридор и каменную стену, перегораживающую оный. Слухов на эту тему ходила масса, но ни один из них не соответствовал реальным событиям.
   Конечно, у меня поинтересовались причиной отсутствия на уроках, но от любопытствующих удалось отделаться, просто сославшись на простуду и посещение владений хогвартской целительницы. А что произошло в том коридоре я не в курсе. Народ покивал и отстал, так как с такой причиной к мадам Помфри каждый день обращалось по нескольку школьников, ибо зимой в замке стоит дубак. Единственным учеником, кто не поверил в мою легенду, оказалась Грейнджер. После обеда она затащила меня в первый попавшийся пустой класс:
   - Рассказывай, что произошло и не думай что я куплюсь на твою байку о простуде.
   - Я встретилась с Наследником Слизерина, и мы не сошлись с ним во мнениях.
   - Разгромленный коридор это, по-твоему "не сошлись во мнениях"!? - воскликнула она с негодованием.
   - Да. Он считал, что мне необходимо окаменеть, а я придерживалась иного мнения. Пришлось драться и как видишь, отбиться от его посягательств мне удалось, хоть и чудом.
   - Ты видела, кто это был? - с любопытством в голосе спросила Гермиона.
   - Естественно нет, иначе его уже бы допрашивал директор, - отвечаю я ей, - Но кое-что понять удалось. Пусть я его не видела и голоса не слышала, но высота, с которой в меня пускали заклинания, позволяет предположить, что нападавший был со второго - четвертого курса.
   - Каменная стена это твоя работа?
   - Нет. Это Наследник так защищался. Ну и под ее прикрытием сбежал, ведь создав, ее он стопроцентно остался без сил. Кстати, ты не замечала случайно ни у кого симптомов истощения?
   - Нет, не замечала. А чем это ты его приложила?
   - Одним непопулярным заклинанием под названием "Драконов огонь".
   - А что оно делает и почему непопулярно?
   - Заклинание это создает струю бело - голубого высокотемпературного пламени, по сути же низкотемпературную плазму, - поясняю я подруге, - Кстати, к огню выдыхаемому настоящим драконом оно не имеет никакого отношения. А непопулярно это заклятие из-за больших затрат магии и относительно низкой скорости, позволяющей легко выйти из под удара, правда только на открытой местности или если есть возможность аппарировать. В коридоре же наоборот были идеальные условия для его применения, и как видишь, защитился нападающий трансфигурировав из воздуха каменную стену, а это затратно.
   - Научишь?
   - Научу, когда у тебя будет хватать на это сил.
   Не раньше пятого курса - думаю про себя, - И мне бы сил не хватило, если бы не камень. Плюс еще заклинание выполнял первый раз, и вышло оно далеко не идеальным, но молнию применять было нельзя.
   - Как ты думаешь, зачем совершаются эти нападения? - спросил я после недолгой паузы.
   Грейнджер ненадолго задумалась, а потом выдала:
   - Чтобы заставить магглорожденных уйти из Хогвартса.
   - А еще?
   - Скомпрометировать директора.
   - И поставить на его место своего человека. Ты права, - произнес я.
   - Но это же бесчеловечно!
   - Зато вполне в традициях чистокровных интриганов, которым плевать на жизни не таких родовитых как они. Эти костеглоды магглорожденных вообще за людей не считают.
   Гермиона прыснула:
   - Как, как ты сказала? Костеглоды?
   - Ну да. Тупые вонючие костеглоды.
   - Ну, то, что они все тупые я не соглашусь, - возразила она, похихикивая, - Есть среди них и умные. Но вот то, что они вонючие это правда. Неужели помыться нельзя?
   - Средневековье, однако.
   БУМ! Это прозвучал колокол, отмечая начало очередного урока.
   - Черт, опоздали к Бинсу! - воскликнул я.
   И мы, выскочив из заброшенного класса, помчались на урок истории магии.

Глава 19

   Наступили Рождественские каникулы. После нападения на меня Наследник больше никак себя не проявлял, видимо в бою со мной Реддл растратил большую часть энергии, что насосал из своего донора и теперь восстанавливает силы. Делать ему это приходится очень медленно, чтобы не привлечь к своему носителю ненужного внимания, так что пока новых нападений можно не опасаться, а вот когда он восстановится, тогда наверняка так или иначе попробует мне отомстить за свою неудачу. Томми - бой типчик злопамятный, вполне может подстроить какую-нибудь гадость руками своего носителя - например ухлопать того же Малфоя и подставить меня. Грохнул же он Миртл и свалил все на Хагрида и все кроме Дамблдора ему поверили, так что нет гарантии, что он не попробует повторить этот трюк. Значит, носителя дневника нужно вычислить и нейтрализовать как можно скорее.
   В этом году на Рождество из Хогвартса уехали все студенты, даже Уизли, хотя обычно они всегда остаются на праздники в школе. Гермиона, узнав о том, что я остаюсь в замке, хотела было составить мне компанию, но я ее отговорил от этой затеи. Не стоит ей так сильно отдаляться от родителей, как это было в каноне.
   Вечером 24-го декабря я сидел перед камином в перемещенном мной поближе к оному кресле, и, глядя на огонь, размышлял о сиськах. Само их отсутствие меня не очень волновало, но вот причина этого очень даже заинтересовала. Остальное то мое развитие полностью соответствует норме, даже волосы внизу уже появились, но вот эта аномалия меня очень заинтересовала. Потому я и шел тогда к Помфри, чтобы узнать, нет ли у меня никаких проблем с организмом. Судя по всему их нет, а значит тут что-то другое. Хотя у меня есть подозрения, что это может быть метаморфизм, но точно это проверить можно будет с помощью специальной печати. Сделать это надо было вообще-то уже давно, но мне было некогда, потому как занят я был куда более важными делами, но теперь свободное время появилось. А что до сисек? Так их если понадобиться, можно запросто отрастить с помощью зелий.
   Тут я усмехнулся. Вроде как мужик, по крайней мере, духовно, должен рваться вернуть свой пол. Вот только мне это на хрен не сдалось. Я высокоразвитая личность, а не волосатый, пахучий индивидуум всё сосредоточие "я", которого заключено в пенисе. Такие только орут "Я - МУЖИГ!!!", а вот засунь их в мою шкуру, станут, с вероятностью около девяноста процентов, самыми настоящим блядями. Ну, или как вариант умом тронутся, и будут пытаться вернуть себе любыми средствами свой драгоценный член. Я же личность глубоко рациональная и не вижу смысла уродовать свое молодое, здоровое и красивое тело только лишь для того чтобы заполучить этот орган. Конечно, есть метаморфизм, но чтобы осуществить превращение на таком уровне нужно иметь к нему врожденную предрасположенность как у Нимфадоры Тонкс. А больше способов не существует, даже смена тела не поможет, ибо новое просто разрушиться. Волди же не от хорошей жизни больше десяти лет болтался по лесам Албании и потом заморачивался с ритуалом воскрешения. Будь это возможно он бы просто захватил себе тело какого-нибудь маггла и все. Однако он этого не сделал. Так что мне даже не стоит думать об этом, а работать с тем, что есть. Исходя из этого, путем логического заключения можно сделать вывод о необходимости сисек, потому что если уж физическое тело женского пола то и должно выглядеть соответствующе, а женщина без груди это как Чапаев без Петьки, как Холмс без Ватсона, как Николай Белинский без водки, то есть никак. Да и вообще это неэстетично.
   Конечно "настоящие мужыки" меня бы за это заклеймили пидором, вот только как гласит народная мудрость, громче всего "Держи вора!" кричит сам вор, и очень в тему слова замечательного русского писателя, Николая Васильевича Гоголя - "Нечо на зеркало пенять коли рожа крива"! А вообще, если серьезно, то я следую принципу, которым руководствовался создатель самого знаменитого автомата в мире - "Все лишнее сложно, все нужное просто". Самое простое и нужное в моей ситуации это спокойно жить, радуясь выпавшему шансу на новую жизнь, пусть и в несколько другом теле. К тому же я живу в магическом мире, а тут несколько другие нормы и правила чем в обычном.
   Треснуло полено в камине и я, прекратив свои размышления, посмотрел на часы. Время было уже позднее, а на каникулы у меня были запланированы кое-какие дела, поэтому я отправился спать.
   Утром следующего дня я приступил к выполнению намеченного плана. После завтрака я отправился в Выручай - комнату, которая сразу предоставила нужную мне печать. Встав в центр печати, я подал ману и замер в ожидании результата. Секунды две ничего не происходило, а затем ярко засветился символ, означающий, что ярко выраженных предрасположенностей к чему-либо у меня не имеется.
   - Ну что ж отсутствие результата это тоже результат, - нисколько не расстроившись, произнес я вслух.
   А результат то все-таки есть, ведь отсутствие явных предрасположенностей к каким-либо областям магии это признак довольно редкого зверя под названием маг-универсал. Так что я могу спокойно изучать все, что мне захочется.
   Закончив с проверкой, я перезапустил комнату, сменив ее содержимое на библиотеку, и приступил к поиску и выписке на принесенные с собой листы бумаги строительных заклинаний. Домик-то мне придется строить самому, на команду магов-строителей у меня нет столько денег, да и построят они какую-нибудь хрень наподобие Малфой - мэнора. А мне такое жилище нафиг не упало, мне нужно что-то небольшое и комфортное, поэтому строить придется самому. Впрочем, наличие магии выводит эту задачу из разряда невыполнимых, ведь один волшебник, знающий и умеющий применять соответствующие чары, равен сотне профессиональных строителей со всей необходимой техникой.
   На добычу необходимой информации я потратил пару дней, а потом мне пришло в голову, что неплохо бы было обзавестись парочкой домовиков. А добыть их можно прямо в Хогвартсе, так как их тут наблюдается явный переизбыток. Хоть Хогвартс и большой, но и домовики ведь не руками все делают, а магией, так что оптимальное количество ушастиков для поддержания полного порядка в замке составляет около шестидесяти особей, а их тут больше сотни и, судя по пыли в неиспользуемых помещениях, они работой явно не обременены. А ведь каждому из них требуется в сутки определенное количество маны, просто для поддержания жизни. Думаю, Дамблдор уступит мне пару - тройку ушанов, ведь раньше подобная практика была распространена, а на вопрос с их питанием магией у меня уже готов ответ. Еще век назад студенты Хогвартса за определенную сумму могли приобрести у школы домовика, и узнал я об этом из "Истории Хогвартса" издания начала этого века. А вот в издании тридцатых годов об этой возможности уже не было ни слова и это странно. Домовики ведь способны размножаться при наличии благоприятных условий и в Хоге они есть, но почему-то школа прекратила использовать этот источник дохода. В любом случае ответ на этот вопрос может дать директор, к которому я и направился утром 28-го декабря.
   Я подошел к горгулье охраняющей кабинет директора и произнес:
   - Лимонный шербет!
   Проход открылся и я, встав на движущуюся лестницу, довольно быстро очутился перед дверью в кабинет директора. Только я поднял руку, чтобы постучать, как из-за двери послышались голоса. Конечно, хотелось послушать, о чем говорят, но директор наверняка уже знает о посетителе и, не желая портить о себе впечатления фактом подслушивания, я трижды стукнул в дверь.
   - Войдите, - услышал я голос Дамблдора.
   Кабинет директора нисколько не изменился с начала сентября, когда я был в нем последний раз разве что феникс переродился, и теперь на насесте сидела не взрослая птица, а небольшой цыпленок, который как только я вошел, курлыкнул, таким образом меня поприветствовав. Дамблдор сидел за своим столом и читал какие-то пергаменты, а голоса, которые мне послышались, скорее всего, принадлежали портретам прежних директоров.
   - Добрый день, мисс Эванс, - произнес директор, оторвавшись от своих бумаг.
   - Здравствуйте, сэр, - отвечаю ему.
   - Присаживайтесь, - старый волшебник указал мне на кресло перед своим столом, - Вы не возражаете, если я сначала закончу с документами?
   - Нет, конечно, не возражаю, - отвечаю я, забираясь в кресло. Перечить Дамблдору у меня еще возражалка не выросла.
   Несколько минут прошли в почти полной тишине нарушаемой лишь шелестом пергамента и поскрипыванием пера. Наконец директор закончил и, убрав в ящик стола свои бумаги, обратился ко мне:
   - Итак, мисс Эванс, что привело вас ко мне в такой чудесный день?
   - Понимаете, сэр, я прочла в "Истории Хогвартса" о том, что раньше школа продавала студентам эльфов - домовиков и мне стало интересно, возможно ли сейчас подобное.
   - Вы хотите приобрести себе домовика? - спросил Дамблдор.
   - Да. И если это возможно, то двух или даже трех.
   - Это, возможно, тем более в Хогвартсе сейчас имеется некоторый переизбыток домашних эльфов. Вопрос в другом - хватит ли у вас сил, чтобы обеспечить их магией?
   - Хватит, - уверенно отвечаю я.
   - И все же я должен убедиться, - произнес директор.
   Старый волшебник поднялся со своего кресла и, пройдя к одному из шкафов, достал маленький серебряный прибор. Вернувшись на место, он поставил его перед собой и трижды стукнул по нему палочкой.
   - Прикоснитесь пальцем вот сюда, - директор указал на место сбоку прибора.
   Я проделал требуемое, и приборчик зажужжал, запыхал и изверг из своих недр густую струю дыма сложившуюся в цифру три. Дамблдор хмыкнул, и еще раз постучав по артефакту, деактивировал его.
   - Профессор, а что это за прибор? - не удержался я от вопроса.
   - Этот артефакт показывает, сколько эльфов может без вреда для себя питать магической энергией волшебник, - ответил Дамблдор, - Обычно один волшебник вашего возраста способен питать одного, редко двух домовиков, но вы способны трех и это очень впечатляющий результат для ученицы второго курса.
   - А этот артефакт специально создан для таких случаев?
   - Да, его создали после одного неприятного происшествия. В начале прошлого века один из студентов не рассчитал своих возможностей и привязал к себе больше домовых эльфов, чем мог обеспечить магией. В результате он стал сквибом из-за резкого опустошения резерва, а привязанные домовики погибли.
   - То есть я могу питать трех домовиков, но при этом сил, чтобы колдовать самой у меня не будет?
   - Нет. Трое домовых эльфов будут забирать у вас только половину ваших сил, - ответил Дамблдор.
   - Это радует. А какая цена у домовика? - спросил я, потому что стоимость эльфов нигде не указывалась.
   - Семьсот галлеонов.
   Я с трудом удерживаюсь от того чтобы не присвистнуть. Домовик стоит совсем недешево по меркам магического мира - метла "Нимбус 2001" стоит на сотню золотых дешевле, а позволить такую игрушку для себя могут далеко не все волшебники. Впрочем, домовик это не метла, которая устареет за пару лет.
   - Тогда я хочу купить у школы троих домашних эльфов, - говорю я директору.
   А дальше было составление договора купли-продажи на троих безымянных домовиков. Да, как оказалось имен школьные домовики не имеют, за исключением главы их общины. Также мне пришлось составить письмо - распоряжение для гоблинов Гринготтса о переводе на счет Хогвартса двух тысяч ста галлеонов. Наконец все бумажные дела были окончены и мы отправились в обитель школьных домовиков - кухню. Вход в нее оказался там же где и в каноне - под картиной с фруктами. Дамблдор открыл проход и, повернувшись ко мне, строгим голосом произнес:
   - Надеюсь, вы не станете рассказывать об этом другим ученикам.
   Я кивнул головой в знак согласия, и мы вошли в кухню. Копошащиеся там и сям ушастики повернулись на звук и, заметив нас, окружили плотным кольцом. А как директор объявил, что трое из них теперь будут служить мне, так вообще началось что-то с чем-то. Меня чуть на сувениры не порвали, постоянно хватая и дергая за все части тела и наперебой расхваливая себя. Дамблдор же только стоял и посмеивался в бороду. Подозреваю, что он знал о подобном, но не предотвратил, желая развлечься таким образом. Наконец мне удалось кое-как отделаться от облепивших меня ушастиков и получше рассмотреть их. Внимание мое привлекла стоящая отдельно и не учувствовавшая в этом безобразии группа домовиков, во взгляде которых был намек на какое-то подобие разума. Наметив троих из них я указал на выбранных Дамблдору, который подойдя к ним спросил, желают ли они перейти в мое владение, и после положительного ответа директор освободил их от служения Хогвартсу разорвав все связи с замком. После чего обернулся ко мне и спросил, нужна ли еще его помощь и после моего отрицательного ответа покинул кухню. Я же бросил пока еще свободным домовикам:
   - За мной!
   Приведя их в свою комнату в башне факультета, я привязал ушастиков к краеугольному камню. А потом настал момент дать им имена. Вот тут я призадумался, называть их как телепузиков мне не хотелось, человеческих имен домовикам не дают, остаются только прозвища. И тут меня осенило.
   - Значит так, - говорю я, - Ты, - указываю рукой на низковатого, но крепко сбитого эльфа, - теперь твое имя - Танк. Ты, - указываю на аномально высокого ушастика - Твое имя - Банан, а ты, - обращаюсь к последнему, - Дым. Поняли меня?
   - Да, Хозяйка! - хором воскликнули все трое.
   Отлично, меня признали хозяйкой, значит, все получилось правильно и у меня теперь есть трое верных слуг! - подумал я.
   - Значит так, - обращаюсь к ним, доставая мешочек с деньгами, - Возьмите деньги, купите нужные материалы и сделайте себе форму. Нечего меня позорить своими полотенцами. Образец... Как образец возьмите вот это, - я открыл прихваченную с собой в Хогвартс книгу по Второй Мировой войне и ткнул в изображение американских морпехов. - Поняли меня?
   - Да, Хозяйка!
   - Далее! Пока что продолжаете работать в Хогвартсе. Тут может объявиться ваш слегка невменяемый сородич по имени Добби, так что если его заметите, тут же хватаете и тащите ко мне, только сначала убедитесь, что поблизости от меня нет других студентов и преподавателей. Все поняли.
   - Да, Хозяйка!
   - Тогда исполняйте.
   Громкий хлопок и домовики исчезли. А я завалился на кровать и стал думать, что делать дальше.
   Остальное время до окончания каникул я провел, пытаясь решить какой строить для себя домик, ибо хотелось мне всего и много, и тут даже моя практичность отступила под натиском слова "хочу". А хотелось мне не много ни мало небольшое поместье, но не такое холодное и пафосное, как Малфой - мэнор, а что-то более уютное. Не имея перед глазами наглядных примеров, я отложил решение этого вопроса до пасхальных каникул, когда можно будет выбраться в Лондон и прикупить нужной литературы. Единственное с чем удалось определиться так это с названием моего будущего жилья. А что? В магическом мире каждый дом волшебников имеет свое название, даже у тех же Уизли их курятник на ножках. Правда, называть свой дом Норой, на мой взгляд, как-то чересчур, но это же волшебники, что с них взять. Название для своего я вообще придумал случайно. Как-то раз полез в свой чемодан и наткнулся на портал, сделанный для меня Дамблдором, повертел его в руках, подумал малость и придумал для своего поместья название - "Der Eisendrache".
   А вскоре каникулы закончились и в Хогвартс вернулись ученики. Соответственно вернулась проблема Наследника Слизерина, который явно за это время не сидел на месте и наверняка строил свои планы. За время каникул Томми - бой наверняка насосал из носителя уйму энергии. Или же нет. Впрочем, - подумал я, смотря на студентов, рассаживающихся за столы факультетов, - Поживем - увидим.

Глава 20

   Закончились Рождественские каникулы и для меня наступили унылые серые будни именуемые учебой. Преподаватели в первый же день устроили студентам пакость в виде контрольных, которые стали неприятным сюрпризом для отдохнувших и освободивших головы от знаний школяров. Как всегда выделился Снейп, устроив опрос по всем темам, что мы прошли за полтора учебных года. Естественно нормально ответить смогли немногие и разозлившийся зельевар устроил длительный разнос на тему того какие мы ленивые криворукие дегенераты. Как ни странно эти моменты в его исполнении я любил больше всего, даже если все оскорбления Хогвартского Бэтмена адресовались мне, и на это была причина - во время этих разносов Снейп порой сообщал очень ценную информацию о зельях и ингредиентах. Мелочи, конечно, но все они из разряда того о чем не пишут в книгах, считая это само собой разумеющимся. Все это я старался записывать в выделенную специально для этого еще на первом курсе толстую тетрадь, так как понимал всю ценность этой инфы, особенно после прочтения с помощью Выручайки школьных учебников Ужаса Подземелий.
   Единственным, кто не поддержал инициативы остальных преподавателей, был Локхарт. Правда, об этом я узнал со слов других учеников, так как на его "уроки" не ходил уже очень давно, предпочитая провести это время с куда большей пользой, чем просмотр постановок его "подвигов". Самое забавное, что этот самовлюбленный павлин до сих пор не заметил некомплект представителей второго курса Рейвенкло на его уроках. Хотя может и заметил, но вида не подал. Мне на это было плевать, а если бы Локхарт стал возмущаться, я бы его послал куда подальше и все. Конечно, в этом случае он может попытаться мне отомстить, вот только что он может сделать? Отработки назначить? Так я не поленюсь и схожу к декану, который эти самые отработки отменит, ведь павлина он терпеть не может, как и все остальные преподаватели. А больше он мне сделать ничего не может, кроме как снять баллы, на которые мне уже давно чихать, все равно никаких бонусов они не дают.
   Первая неделя после каникул прошла относительно спокойно, а вот на следующей зашевелился Наследник Слизерина. На этот раз проявление его деятельности осталось незаметным для всех кроме меня, и то заметил я эту активность, когда сработали одни из сигнальных чар установленных мной в туалете Миртл. Посетив место входа в Тайную Комнату, я обнаружил, что небольшая часть заклинаний снята, а часть просто выдохлась. Подумав пару минут, я решил не обновлять заклинания, чтобы не спугнуть Томми - боя раньше времени, но вот кто является носителем нужно срочно узнать поэтому:
   - Дым! - прищелкнув пальцами, сказал я в пустоту.
   - Хозяйка, - произнес появившийся с тихим хлопком домовик.
   - Проследи, кто приходит в этот туалет, но так чтобы тебя не заметили!
   Дым прищелкнул пальцами и исчез из поля зрения став невидимым, хотя я ясно чувствовал его присутствие, но только потому, что он мой слуга. Остальные же его навряд ли смогут заметить, да и не обращают волшебники на домовиков никакого внимания.
   Ну вот, осталось только подождать результата, - подумал я, выходя из туалета.
   Ожидание затянулось до конца месяца, пока в воскресенье 31-го января Дым не появился с докладом. Томми - бой вновь предпринял попытку снять заклинания и ему это почти удалось. Ещё бы не удалось, он ведь всю ночь с субботы на воскресенье их ковырял, а мой домовик сидел и наблюдал за этим, опасаясь своим перемещением выдать себя. Но главным было то, что я узнал имя носителя - им оказался некто Кормак МакЛагген с третьего курса Гриффиндора. Такого персонажа я не помнил, видимо он появлялся в каноне эпизодически и существенного влияния на события не оказывал.
   Тут я призадумался о том, как поступить в этой ситуации. С одной стороны правильней всего отобрать у грифа дневник или же каким-нибудь способом привлечь к нему внимание Дамблдора, а то и просто сдать МакЛаггена директору сказав, что он очень странно себя ведет. С другой же стороны мне отчасти было интересно, чем все закончиться, а еще хотелось заработать золотишка, ведь василиск это не только здоровенная машина смерти, но и несколько тонн ценнейших ингредиентов. Там одного яда будет больше чем на десять миллионов золотых кругляшей, и еще десятка на три потянет остальная туша. Правда с директором придется делиться, но тут уже ничего не поделаешь - кроме Дамблдора в Магической Британии никто не сможет продать эти редчайшие ингредиенты без риска для себя. Почему редчайшие? Так василисков выращивают только в Индии, и маги этой страны, пользуясь своей монополией, взвинтили цены на ингредиенты из этой змеюки до огромной величины при этом ограничив объём экспорта. Например, капля яда василиска стоит ровно сотню галлеонов. Так что заработать на зверьке Слизерина можно будет очень много, главное с директором договориться.
   Раз я хочу навариться на продаже змеюки, то возникает вопрос - как ее убивать? А убивать ее очень просто. Что вообще есть василиск? Это огромная змея длиной около двадцати метров и весом в несколько тонн, обладающая способностью обращать в камень любого кто встретится с ней прямым взглядом, имеющая самый смертоносный яд в мире ну и в довесок огромные клыки. И самое мерзкое это то, что шкура василиска не пробивается никакими заклинаниями. Единственное слабое место этой гадины это глаза и пасть, вот только воспользоваться ими нереально. Но конкретно этого василиска скопытить можно очень просто - достаточно воспользовавшись заклинанием замены поменять состав воздуха в тайной комнате, то есть заменить кислород азотом и все. Змее, какой бы магической она не была, тоже дышать нужно, а если дышать будет нечем, то она сделает тоже что и любое другое живое существо, оказавшееся в таких же условиях - сдохнет.
   Пока шел в наш с Грейнджер кабинет на седьмом этаже я придумывал план, как на елку влезть и жопу не ободрать, то есть, как василиска завалить и самому не сдохнуть в процессе. На ум приходило только дать канону повториться до определенного момента и когда Поттер полезет за приключениями на пятую точку под маскировкой проследовать за ним. Как только Реддл выпустит василиска сразу применить заклинание и эвакуироваться из Комнаты вместе с неудачниками с помощью домовиков. Жаль, что эльфы меня туда сейчас доставить не могут, потому что никто из домовиков Хогвартса в Тайной комнате не бывал, и соответственно как туда попасть не знает. Если бы они могли туда попасть, мне бы даже рисковать не пришлось - достаточно приказать домовику доставить в комнату и активировать артефакт с нужным заклинанием и все дела. Придется все делать самому, хотя с артефактом идея хорошая потому как у меня может не хватить сил на такое масштабное воздействие, а тянуть из краеугольного камня ману каждый раз, когда не хватает собственной тоже не комильфо. Артефакт же позволяет решить это, тем более что емкие накопители для меня не проблема.
   Примерный план действий был, как раз набросан, когда я дошел до места. Зайдя в комнату, обнаружил уже находящуюся там подругу.
   - Привет. Долго ждешь?
   - Минут десять, - ответила Гермиона.
   - Начнем? - спросил я, стаскивая мантию.
   - Начнем, - сказала Грейнджер запуская в меня разоружающее одновременно уворачиваясь от моего оглушателя.
   Устраивать между собой дуэли мы начали почти сразу после рождественских каникул, и инициатором этого выступила подруга, бывшая под впечатлением от факта того, что мне удалось отбиться от Наследника Слизерина. С тех пор раз в два - три дня мы проводили между собой поединки, и если поначалу она мне постоянно их сливала, то в последние пару раз приходилось прилагать значительные усилия чтобы не проиграть. Впрочем, тут не было ничего удивительного, опыт-то набирается. Ну и не последнюю роль играли правила наших поединков. Дело в том, что мы сражались не используя щиты, и от заклинаний приходилось уворачиваться, что низкорослой Грейнджер было сделать значительно проще, чем мне. Щитовые чары мы игнорировали специально, потому что одной из целей наших поединков было как раз научиться уворачиваться от заклинаний. В моей стычке с Томми - боем щиты не очень-то и помогли, там я вообще выехал только из-за того что не ленился тренировать свое тело.
   Наша схватка продолжалась несколько минут пока...
   - Expelliarmus! - воскликнула Гермиона, и пущенное ей разоружающее заклятие все-таки зацепило меня.
   Палочку невидимой силой вырвало из руки и она, вращаясь, устремилась к подруге, которая ловко поймала ее.
   - Да! - воскликнула Грейнджер, - Я тебя наконец-то победила!
   - Вообще-то нет, - говорю я и вырываю обе палочки у нее из рук телекинезом.
   - Как?! - тут же раздается вопрос смотрящей на меня расширенными от удивления глазами подруги.
   - Телекинез, - отвечаю я ей, при этом садясь на одну из скамеек возле стены.
   Сил не осталось совсем и я, облокотившись на стену, закрыл глаза. Но долго мне наслаждаться отдыхом не удалось - слева ко мне привалилась Гермиона.
   - И когда ты успела научиться ему? - спросила она.
   - Недавно.
   - Меня научишь? Или это тоже один из твоих секретов?
   - Научу, тем более что там нет ничего сложного.
   В этот момент дал о себе знать мой желудок и Гермионин с ним согласился.
   - Банан! - позвал я домовика, - Принеси нам чаю и пирожных побольше.
   - Кто это? - изумленно спросила Гермиона.
   Ну да, мои домовики очень необычно выглядят по сравнению со своими сородичами, хотя бы потому, что одеты они не в традиционные полотенца, а точную копию форму американских морпехов времен Второй мировой. Тот мой приказ они выполнили в точности, вот только когда я отдавал его, то немного просчитался - на картинке что служила образцом, был изображен морпех в полной экипировке. Так что когда они явились доложиться о выполнении приказа я немного охренел, особенно от вида уменьшенных томмиганов и ручных гранат. На вопрос, где они все это взяли, был ответ - у магглов. Оружие я у них, конечно, отобрал и сделал себе заметку на будущее что стоит более четко отдавать им приказы. Но даже без оружия они производят впечатление своим нетипичным видом.
   - Домовой эльф, - отвечаю я подруге.
   - Как-то он не похож на эльфа, - с сомнением в голосе произнесла Грейнджер.
   - Ну, так он же домовой.
   - А почему он так одет и у него такое странное имя? И почему он выполняет твои приказы?
   - Потому что он мой слуга.
   - Слуга? - спросила девочка, - И сколько ты ему платишь?
   - Денег? Нисколько.
   - Он что, раб?! - негодующе воскликнула она.
   - Скорее симбионт, - решил я рассказать Гермионе о домовиках, а то еще освобождать их вознамериться как в каноне. - Домовые эльфы служат волшебникам, получая в качестве оплаты за свою работу не деньги как у людей, а магическую энергию, которую сами вырабатывать неспособны. А вообще в библиотеке есть книга о них, которую я тебе советую внимательно прочитать.
   - Прочту.
   - А сейчас давай отдадим должное чаю и пирожным.
   Больше тема домовиков Гермионой не поднималась, видимо с книгой она ознакомилась и составила отличное от канонного мнение об этом. А время тем временем неумолимо шло вперед и настало четырнадцатое февраля, день святого Валентина. Войдя утром в большой зал, я подумал, что попал в страну розовых пони. Стены зала были скрыты под огромным количеством пышных, ядовито - розовых цветов, а с бледно - голубого потолка сыпалось конфетти в форме сердечек и опять же розового цвета.
   - Что здесь происходит? - спросил я, занимая свое место за столом факультета.
   - Локхарт, - ответил Энтони Голдстейн.
   Скосив глаза на преподавательский стол, я увидел хогвартского принца Чаминга, одетого в омерзительную розовую мантию в тон цветам и активно требующего тишины. Преподаватели по обе стороны от него сидели с каменными лицами. У МакГонагалл дергалась щека, а Снейп строил такие омерзительные гримасы, на которые, как мне казалось, даже он не способен. Один лишь Дамблдор безмятежно улыбался, глядя на все это.
   - С Днем святого Валентина! - возгласил Локхарт. - Для начала позвольте поблагодарить всех - а их сорок пять человек, - кто прислал мне к этому дню поздравительные открытки! Я взял на себя смелость устроить для вас этот маленький сюрприз. Но это еще не все!
   Локхарт хлопнул в ладони, и в зал вошла процессия мрачного вида гномов. Правда, это были не обычные гномы: у каждого в руке была арфа, а за спиной - золотые крылышки.
   - Представляю вам моих любезных купидончиков, валентинских письмоносцев! - лучезарно улыбался Локхарт. - Сегодня они будут ходить по школе, и разносить валентинки. Веселье только начинается! Я уверен, и мои коллеги захотят внести лепту в наш праздник! Давайте попросим профессора Снейпа, пусть он покажет нам, как сварить Любовное зелье! А профессор Флитвик в этот праздник пламенеющих сердец мог бы рассказать кое-что о Приворотных средствах. Он знает о них, старый проказник, больше любого чародея!
   Профессор Флитвик спрятал лицо в ладонях. Взгляд Снейпа говорил, что он силой вольет стакан яда в глотку первого, кто обратится к нему за Любовным зельем.
   - Вот урод! - не сдержавшись, высказался я, - Такой выходной испортил!
   - И завтрак тоже! - добавил Майкл Корнер.
   Ну да конфетти как падало с потолка, так и продолжает падать, причем прямо на еду. Когда "завтрак" закончился, я вместе с Гермионой направился было к нашему кабинету, чтобы провести запланированную на сегодня учебную дуэль как мне на глаза попался один из "купидончиков" Локхарта и в голове мгновенно возник план гадости.
   - Народ! - обращаюсь я к проходящим мимо студентам, а поскольку это место было недалеко от Большого зала, их было достаточно большое количество. - Хотите сыграть в игру?
   - И в какую же? - раздался чей-то голос.
   - Пни малыша, - отвечаю я, одновременно с этим производя в уме нужные для гадости вычисления и занимая подходящую позицию.
   - Не пинай малыса! - пропищал почуявший неладное и приготовившийся дать стрекача гном.
   - Пнём! - злорадно ухмыляясь произнес я, достав палочку. - Depulso!
   Заклятие ударило не успевшего удрать "купидончика" прямо под задницу и он, потеряв при резком старте арфу и крылышки, по высокой дуге промчался по коридору и точнехонько угодил в стоявшую в его конце мусорную урну.
   - Прямо как гольф! - сказал я, - Только без клюшки и мячика!
   - Минус пять баллов с Рейвенкло за колдовство вне класса! - объявил откуда-то возникший Уизли номер три.
   - Да похуй! - отвечаю ему и показываю вдобавок к этому всемирно известный жест с оттопыренным средним пальцем.
   Уизли побагровел, но ничего сказать не смог, а только открывал и закрывал рот как рыба. Окинув быстрым взглядом толпу студентов, я заметил убирающую палочку старшекурсницу - слизеринку со значком старосты на груди.
   Понято - пронеслась в голове мысль - Третий, видимо, всех успел задолбать своими нотациями.
   С приподнятым настроением мы с подругой пошли на свою очередную тренировку, на которой пробыли весь день и уже за ужином узнали последние новости и сплетни. Оказалось, что я стал врагом номер один для Локхарта, так как студентам очень понравился предложенный мной способ поразвлечься и игра "Зашвырни гнома в урну" получила огромную популярность среди мужской половины Хогвартса. Некоторые даже утверждали, что видели, как Снейп повторил мое достижение. Впрочем, зная характер профессора зельеварения, я ничуть не удивлюсь, что так оно и было на самом деле, хотя как мне кажется, Ужасу Подземелий было бы куда приятнее повторить это с самим Локхартом.
   Обсуждаемым эпизодом стало вручение музыкальной валентинки Поттеру. В одном из коридоров его ухитрился поймать самый уродливый из гномов и, повалив на пол продекламировать:
   Его глаза хоть видят слабо,
   Но зеленей, чем чаодея жаба,
   А волосы его чейней тоски,
   Чейнее классной гьифельной доски.
   О, Божество, хочу, чтоб сейдце мне отдал,
   Геой, что с Темным Лойдом совладал!
   Ржали над этой песенкой абсолютно все студенты, пока на помощь несчастному Избранному не пришел Симус Финниган, который попытался заклинанием откинуть "купидончика" с поверженного товарища. Но в этот момент случилось то, что время от времени выходит у этого гриффиндорского Дейдары - взрыв. Поттеру к великому удивлению всех присутствовавших при этом событии почти ничего не доспелось что нельзя сказать о гноме. Тот подобно ракете с дымящейся задницей пролетел по коридору и угодил прямо в рожу Драко Малфоя. Оный, опешив от такого события даже не нашелся, что сказать и покинул место происшествия под смех ало-золотых.
   Локхарт все же попытался мне отомстить за сорванный мной его замысел. Наконец-то заметив, и полгода не прошло, что я не присутствую на его "уроках" он стал снимать с Рейвенкло баллы за мое отсутствие. Когда же мои однокурсники потребовали чтобы я ходил на эту клоунаду то я просто пошел к Флитвику, который внимательно выслушав меня, пообещал решить этот вопрос. Как он его решал, осталось неизвестно, но Локхарт после этого еще несколько дней ходил бледный и вздрагивал от каждого шороха. Ну да, это только с виду наш декан кажется безобидным, а на деле он третий по силам и знаниям в Британии после Дамблдора и Волдеморта, так что Локхарта припугнуть ему не составило трудов, и к тому же Флитвик мог не простить ему сказанных в его адрес слов в день святого Валентина. Как бы то ни было, больше проблем с павлином у меня не было, хотя я часто ловил на себе его ненавидящие взгляды.
   Время летело, ничего значимого так и не происходило, и вот уже наступили пасхальные каникулы, перед которыми второкурсников слегка озадачили на тему выбора дополнительных предметов, которые будут изучаться с третьего курса. Выбрать из предложенных пяти предметов было необходимо, как минимум два и это стало темой для обсуждений на всех факультетах. Не миновало это словоблудие и меня.
   - Грейс, какие предметы ты выберешь? - спросила меня Гермиона после нашей традиционной дуэли.
   - Руны и Нумерологию, - отвечаю я ей.
   - Я тоже. А еще я думаю взять УЗМС.
   - Не бери, - произнес я.
   - Почему?
   - Я случайно узнала, что Сильванус Кеттлберн собирается уходить с должности преподавателя, а кого возьмут на его место пока неизвестно.
   - Ну не Хагрида же! - воскликнула Грейнджер.
   - Вполне может быть. Это как раз в стиле Дамблдора. В любом случае выбор предметов это личное дело учеников.
   Гермиона все-таки отметила Уход за Магическими Существами в списке предметов, решив отказаться от него, если преподаватель будет никудышный. Я же взял только руны и нумерологию как наиболее нужные мне предметы, а УЗМС, Маггловедение и Прорицания меня ничем не прельщали. А через несколько дней наступили каникулы и я на Хогвартс - Экспрессе отправился в Лондон.

Глава 21

   Хогвартс - Экспресс, издав протяжный свист, остановился у платформы 9.75. Двери вагонов открылись и на платформу стали выходить немногочисленные пассажиры. Малое число пассажиров было обусловлено тем, что большинство школьников в отсутствии нападений предпочли пасхальные каникулы в Хогвартсе. Я вышел из вагона и направился к проходу в обычный мир, где собирался воспользоваться выданным мне директором портключом, ибо перемещаться камином в Дырявый котел не хотелось совсем. Пройдя разделительный барьер, я сразу направился на поиски безлюдного места и, найдя такое, сжал в руке фигурку дракона и произнес:
   - Дырявый котел.
   Мгновение темноты и я уже стою в безлюдном переулке рядом с баром, на который сдается мне, наложены магглоотталкивающие чары. Перемещение с помощью портключа прошло нормально, а не как в каноне, где большинство его использующих валились с ног при прибытии. Впрочем, мой портключ изготовил Дамблдор, а министерские зачарователи явно уступают ему в мастерстве, так что неудивительно, что точка прибытия была заложена с большей точностью, чем было показано в каноне. Посмотрев на себя в зеркальце и поправив немного растрепавшиеся волосы, я направился в сторону "Дырявого котла".
   Бар с прошлого лета ничуть не изменился - все такой же грязный и вонючий, как и личности в нем находящиеся. Не задерживаясь, я направился в сторону прохода в Косую Аллею и, открыв его, попал на главную торговую улицу Магической Британии. Но совершать какие-либо покупки не входило в мои планы на этот день, да и время было уже позднее. Не забывая следить за окружающим пространством, я направился в сторону "Гринготтса", здание которого делило Косую Аллею пополам. Поравнявшись со зданием волшебного банка, я свернул направо и, пройдя мимо прохода в Лютный переулок через несколько минут оказался на проспекте Морганы, на котором располагалась моя цель - гостиница "Авалон", номер в которой был мной забронирован уже давно.
   Вообще-то "Авалон" это единственное место в магическом Лондоне, где можно провести ночь, не боясь при этом оказаться ограбленным, убитым и так далее. Тот же "Дырявый котел", в котором канонный Поттер провел почти месяц перед третьим курсом натуральный проходной двор, и рискнувших снять там комнату волшебников регулярно обчищают, а иногда и убивают. Эта же гостиница таких недостатков лишена, ее единственное неудобство это стоимость номера - двадцать пять галлеонов за сутки. Впрочем, один раз я себе такие траты позволить могу.
   Заселение прошло очень быстро и уже через десяток минут после завершения оного я лежал в горячей ванне и балдел. В Хогвартсе то возможность принять ванну это привилегия старост и капитанов команд факультетов по квиддичу, а остальным ученика приходится довольствоваться душем. Хотя во время Рождественских каникул я посетил ванную старост и остался под огромным впечатлением. Конечно, ванной назвать это можно только с огромнейшей натяжкой, там скорее небольшой бассейн и когда сумел выбраться из него, то было ощущение, словно я заново родился. Когда построю свое поместье, то сделаю в нем точно такую же ванную как в Хогвартсе. Наконец, сумев себя пересилить, я выбрался из ванной и плотно поужинав, лег спать, чтобы утром приступить к реализации намеченного плана.
   План мой состоял из трех пунктов: книги, одежда, легилименция и утром следующего дня я приступил к его выполнению. Нужная мне литература по архитектуре и строительству нашлась уже во втором, посещенном мной магазине. В одной из книг мне попался проект двухэтажного особняка, и я сразу понял - это мое. Прикипел к этому варианту я, потому что в нем было все для меня необходимое и при этом отсутствовали явные излишества. На первом этаже были кухня, столовая, огромная гостиная и небольшой зал; на втором рабочий кабинет, три спальни, библиотека и еще несколько просторных комнат. Этим же вечером проект подвергся небольшой переработке, главным образом в сторону увеличения размеров отдельных помещений и добавке двух подземных этажей. На минус первом этаже я планировал расположить различные кладовые, спортзал и небольшую домашнюю зельеварню, а на минус втором этаже будет располагаться рунный зал с краеугольным камнем и системой накопителей и выполненный отдельно ритуальный зал. Обычно их совмещают, и краеугольный камень играет роль алтаря, но такая система мне просто не подходит из-за малого, по сравнению с классическим, размера камня.
   Разобравшись с книгами я принялся решать вопрос с одеждой, так как летом мне будет несколько не до этого и кроме того было необходимо срочно купить отсутствующую в моем гардеробе деталь нижнего белья. Видимо мой организм решил наверстать упущенное и вскоре после валентинова дня моя грудь начала расти, причем довольно быстро. Помфри никаких аномалий не нашла когда я посетил ее владения лишь огорчила что размерчик у меня будет немаленький, а повышенная скорость роста будет наблюдаться только первые несколько месяцев. Это меня огорчило и обрадовало. Обрадовало то, что они не вечно расти с такой скоростью будут, а огорчило тем, что с большими будет неудобно воевать. Впрочем, маг я или погулять вышел? Вполне можно что-нибудь придумать, чтобы выйти из этой ситуации с минимальными потерями, а то и с пользой.
   Одеждой я запасся довольно быстро и тут мне в голову пришло осознание того что этим летом придется жить на лоне дикой природы а необходимой экипировки не имеется. Пришлось раскошеливаться на палатку с наложенными на нее чарами незримого расширения. Хоть я и могу сделать такую самостоятельно, но возиться с ее изготовлением это терять драгоценное время, которого и так хвать скоро не будет. Еще пришлось купить метлу и все из-за краеугольного камня, ибо перемещаться с этим артефактом с помощью пространственной магии небезопасно. Новенький "Нимбус - 2000" я приобрел за смешную цену в двести тридцать галлеонов, хотя еще год назад он стоил пятьсот пятьдесят. Связано такое резкое падение цен было со скорым поступлением в продажу метлы американского производства под названием "Молния", которая наголову превосходила "Нимбус". Правда и цена у нее тоже ожидалась соответствующая - 2500 галлеонов. Впрочем, я не думаю, что такая высокая цена остановит богатеньких фанатов квиддича.
   На выполнение первых двух пунктов плана мне хватило двух дней, а потом я приступил к третьему предварительно закупившись большим количеством зелья от головной боли. На поиски подопытных я отправился в маггловский Лондон, потому что в огромном городе всегда присутствуют личности чье исчезновение или смерть никого не встревожит. По крайней мере, волшебникам будет наплевать на смерть магглов, если в этом не замешана магия, а я уж постараюсь следы за собой заметать как положено.
   Первыми подопытными стала парочка бомжей, которым не посчастливилось попасться мне на глаза. На них я собирался отработать заклинание "Легиллименс" как в палочковом, так и в беспалочковым варианте. Закончились эти мои эксперименты закономерно - при попытке осуществить беспалочковую легилименцию я превратил обоих подопытных в овощей, способных только мычать и пускать слюни. Так как пользы они больше не представляли, я воспользовался заклинанием "Орбис" и, стерев все магические следы, отправился на поиски новых "лабораторных мышек". По схожему сценарию проходили остальные мои попытки по овладению навыком проникновения в чужое сознание. Так продолжалось три дня пока мне, наконец, не удалось понять принцип работы легилименции, а дальше дело пошло на лад. Разумеется, я говорю про беспалочковую легилименцию, потому как для палочковой достаточно правильно выполнить заклинание и все, правда в этом случае воспоминания просматриваются в хаотичном порядке на огромной скорости и это сильно перегружает мозг. А вот с беспалочковой вышла заминка, потому что я банально не знал, что делать и действовал методом научного тыка. Напасть на верный след удалось лишь после третьего десятка превращенных мной в овощи подопытных. Причина заключалась в том, что я использовал слишком много силы, ведь в беспалочковым варианте легилименции образуется двусторонний канал между мозгом считывающего и мозгом читаемого в отличие от палочкового, где канал односторонний. А я за неимением опыта использовал слишком много маны, которая после образования этого канала повреждала мозг подопытного, и я получал сильный откат в виде головной боли. Хорошо хоть сам в овощ не превратился. Впрочем, найдя верный путь, я перестал сокращать поголовье лондонских бомжей, а набрав кое-какой опыт, стал считывать воспоминания случайных прохожих.
   Овладение легилименцией не прошло для меня бесследно, и к последнему дню каникул я был похож на выжатый лимон, а настроение находилось на отметке "и что ж я маленьким не сдох", но все же взяв воображаемые яйца в кулак, сделал последнее дело - посетил свой участок. Как только я вышел из Дырявого котла в обычный мир то сразу сжал портключ в руке и произнес:
   - Домой.
   Секунда темноты и вот я уже стою на небольшой поляне посреди густого леса.
   - Ну да, глупо было ожидать чего-то другого, - произношу я, вслух доставая из сумочки метлу.
   Оседлав Нимбус, я поднялся на высоту около пятидесяти метров и стал осматривать свои владения, двигаясь на небольшой скорости по спирали. Заметив какие-то руины, я направился к ним и вскоре приземлился у останков некогда величественного замка, сейчас лежащего грудой поросших мхом и кустарником камней. Посмотрел на часы - времени было половина одиннадцатого, и с помощью магии принялся разбирать этот огромный завал, так как хотел добраться до краеугольного камня, который в магическом строении такого размера по определению должен быть. Из-за того что я не знал его места расположения приходилось работать очень медленно и своей цели я достиг только в начале пятого обнаружив здоровенный, порядка двух метров в длину, полутора метров в ширину и около метра в высоту, черный монолит. Первое что бросилось в глаза, когда я подошел к нему с целью рассмотреть его поближе это неизвестные символы, огромное количество которых было нанесено на угольно - черных поверхностях, а вторым был всем известный по событиям седьмой книги символ Даров Смерти, находившийся в центре верхней грани. К слову на моем камне в этом месте был изображен дракон.
   Несколько секунд я тупо пялился на свою находку, а потом дико захохотал. Джеймс Поттер как был Оленем с большой буквы так им и остался. Это ж надо умудриться продать родовой камень Певереллов! Хотя я думаю, что старший Поттер и понятия не имел, ЧТО он продает, но ведь мог бы и поинтересоваться. Впрочем, для меня этот камушек без управляющего ключа тоже практически бесполезен разве что символы, нанесенные на нем, могут представлять какую-то ценность.
   Когда я отсмеялся, то решил выяснить текущее состояние камня и материал, из которого он изготовлен. Проверка состояния дала ничуть не удививший меня результат - камень полностью деактивирован, но при наличии управляющего ключа его реактивация еще возможна. Изготовлен он оказался из обсидиана и мощностью соответственно не отличался от своих собратьев, но все равно его можно будет куда-нибудь пристроить, да и вообще есть пить не просит, так что пускай пока лежит дальше.
   Придя к такому решению, я завалил камень Певереллов землей и установил вокруг пару десятков защитных заклинаний, причем несколько из них были далеко не светлыми. Закончив с этим, я отошел чуть в сторону от руин и, прищелкнув пальцами, призвал одного из своих эльфов.
   - Танк!
   Домовик появился с тихим хлопком.
   - Запомни это место, Танк, здесь будет мой дом, - произнес я, - А сейчас перенеси меня к воротам Хогвартса.
   Пара секунд темноты и вот я стою перед воротами со статуями крылатых вепрей. Жаль, что домовик не может перенести меня прямо в мою комнату - защита замка сделать это не позволит, поэтому я, стараясь не вляпаться в грязь, пошел к замку.
   - Вот почему нельзя сделать нормальную дорогу? - воскликнул я, поскользнувшись в очередной раз. - Хотя бы камнем замостить.
   Действительно для волшебника более-менее владеющего трансфигурацией это сделать не так уж и трудно. Той же МакКошке это на пару часов ненапряженного махания палочкой, но видимо администрация стремится оправдать название школы или же им просто лень.
   Спустя примерно минут двадцать я дошел до замка и как только оказался на твердой поверхности, то сразу очистил одежду и обувь от грязи. В холле меня поприветствовал в своей незабываемой манере Пивз, сбросив сверху большой комок грязи. Достать меня он не смог, но и не ответить ему было нельзя поэтому:
   - Deletrius!
   Полтергейст шарахнулся от этого заклинания как черт от ладана, ведь оно могло лишить Пивза на некоторое время возможности пакостить ученикам попросту развеяв его тело.
   - Ну что, тебе хватит или еще добавочки отсыпать? - спрашиваю я полтергейста.
   - Маленькая девочка показала зубки! - прокудахтал он. - Но и старичок Пивз не так-то прост.
   - А как насчет курощения полтергейста? - гаденько ухмыльнувшись, задаю я вопрос.
   Главный вредитель Хогвартса резко снизился и, зависнув прямо передо мной, со злобой в голосе заявил:
   - Не сможешь!
   - Проверим? - говорю я, одновременно вскидывая руку с палочкой. - Ebublio!
   Не ожидавший такой подлости полтергейст не успел увернуться от заклинания и теперь поднимался к потолку холла в виде множества мыльных пузырей. Он наверно думал, что сейчас начну выполнять "Курощение полтергейста", а поскольку оно длинное, то Пивз, скорее всего, рассчитывал увернуться в последний момент и поэтому мой ход стал для него полной неожиданностью. Впрочем, через несколько часов мое заклинание спадет, и вредитель сможет продолжить свои пакости. Показав пузырям оттопыренный средний палец, я направился в сторону башни Рейвенкло.
   Утром следующего дня я первым делом проверил состояние оставшихся заклинаний в туалете Миртл. Оказалось что на каникулах Томми - бой без дела не сидел и сумел сковырнуть почти все из них, оставив только несколько сигналок, которые ему явно не мешали, ведь если события будут развиваться согласно моим прогнозам, то сначала будет множественное нападение с целью удаления из замка Дамблдора, и только потом Реддл полезет в комнату, чтобы попытаться воскреснуть. Похоже, что на момент создания дневника Волди не знал о невозможности воскрешения из хоркрукса, иначе его молодая копия даже и не стала бы пробовать воскреснуть. По крайней мере, так было в каноне, а как будет здесь покажет время.
   Снова потянулись унылые будни, серость которых разгоняли ставшие ежедневными спарринги с Гермионой и возня с купленной метлой. Занялся я этим делом потому что, во-первых, мне было интересно устройство метел, а во-вторых, когда я облетал свои владения, то отметил отвратительную маневренность Нимбуса на низких скоростях, и это меня несколько взбесило, ведь даже школьные развалюхи маневрировали куда лучше. Для сравнения я даже полетал на "Нимбусе - 1700" который арендовал у Роджера Дэвиса и обнаружил, что двухтысячный превосходит своего предшественника только в максимальной скорости и ускорении с места, при этом значительно уступая по остальным параметрам. Вернув метлу хозяину, я молча проследовал до своей комнаты в башне факультета, и только там, предварительно наложив заглушающее заклинание, позволил себе высказаться матерными конструкциями главным образом о собственной тупости. Когда же немного поостыл, то пришел к выводу, что во всем виноваты подростковые гормоны, от которых меня начало иногда заносить, одно изучение легилименции чего стоит. Сделав себе заметку в уме тщательней следить за своими поступками, я занялся изучением конструкции метлы и возможности ее модернизации.
   Что представляет собой метла? Это черенок, изготовленный из той же древесины что и волшебные палочки, в хвостовой части которого на специальном штыре нанизаны шайбы с вырезанными на них рунными цепочками заклинаний. Хвост метлы набран из зачарованных прутьев того же дерева и служит для стабилизации полета. Вооружившись найденной в Выручай-комнате литературой, которая хоть и устарела века этак на два, но все же еще была более-менее актуальна, я разобрал свою метлу и принялся изучать причину ее недостатков. После того как я расшифровал значения всех рунных цепочек стало понятно что причиной плохой маневренности метлы заключается в конструкторской ошибке, а если попросту то из отличной игровой метлы какой была "Нимбус - 1700" попытались сделать гоночно - игровую, просто добавив несколько шайб отвечающих за движение вперед. В результате получили большую максимальную скорость и быстрый разгон при ухудшившейся управляемости. Компенсировать это можно было бы простым добавлением нужных шайб, но поступить так было невозможно из-за банальной нехватки места, поэтому я решил просто изготовить новый черенок и шайбы, оставив от старой метлы только прутья и опоры для ног. Результатом этого решения стало появление проекта под обозначением "Nimbus - X", к осуществлению которого я собирался приступить после квиддичного матча Гриффиндор - Хаффлпафф.
   Зачем я вообще за это взялся, если и без метлы дел и планов было как в первый день творения? Ответ прост - мне просто захотелось, а в такой мелочи как самостоятельно созданная метла я не видел смысле себе отказывать.
   Наконец настал день квиддичного матча. Насколько я помню, именно в этот день было очередное нападение, поэтому сразу после завтрака я вместе с Гермионой отправился на квиддичный стадион, ибо рисковать своей подругой не хотел, ведь Томми - бой вполне может попытаться отомстить мне таким образом.
   - Почему мы идем на стадион в такую рань? - задала вопрос Грейнджер едва мы вышли из замка. - До матча еще целых два часа и я хотела сходить в библиотеку.
   - Гермиона, а тебе разве не хочется насладиться этой чудесной погодой? - вопросом на вопрос ответил я.
   - Насладиться погодой я могла бы чуть позже, и ты это прекрасно знаешь поэтому, не пытайся сменить тему! Почему мы ушли так рано?
   - Мне захотелось немного побездельничать, а одной было скучно.
   - Вранье! - возразила мне подруга. - Грейс, за время нашего знакомства я тебя прекрасно изучила, и желания побездельничать ни разу за тобой не замечала.
   - Ладно, - сдался я. - Я подозреваю, что сегодня будет еще одно нападение, и не хочу рисковать ни собой, ни тобой.
   - Но нападений не было уже четыре месяца!
   - А виновный так и не был пойман, - возразил я. - К тому же сегодня очень подходящий для этого день. Будь я на месте наследника, то не упустила бы случай напомнить о себе именно сейчас, когда все расслабились и потеряли бдительность.
   - Хмм, - задумалась на секунду Гермиона. - Если смотреть с этой точки то ты права.
   - Время покажет, - подвел я итог разговора.
   Дальнейший путь мы проделали в полном молчании, и лишь дойдя до стадиона, завели разговор о шансах команд на победу в сегодняшнем матче, а точнее кто из ловцов лучше - Поттер или Диггори. Я на дух не переносил их обоих, о чем честно заявил подруге. После этого разговор пошел о всяких пустяках. Трибуны между тем постепенно заполнялись, и к одиннадцати часам на них собралась вся школа. Наконец команды появились на поле и после традиционного приветственного рукопожатия, мадам Хуч выпустила мячи и дала свисток к началу игры. Ли Джордан начал объявлять состав команд как его прервала МакГонагалл.
   - Матч отменяется! - пронесся над стадионом многократно усиленный голос декана Гриффиндора. - Всем ученикам немедленно вернуться в свои гостиные. Там вы получите дальнейшую информацию.
   Переполненные трибуны взорвались криками негодования и оглушительным свистом из-за несостоявшегося матча. Выразив свое недовольство, студенты начали расходиться по своим гостиным, и я, взяв с Гермионы обещание не ходить в одиночку, пристроился в хвост колонны рейвенкловцев.
   В гостиной нас уже ожидал мрачный декан. Когда все студенты собрались Флитвик начал свою нерадостную речь:
   - Все ученики возвращаются в гостиные своих факультетов до шести часов вечера и больше их не покидают. На уроки будете ходить в сопровождении преподавателя. Никто не пользуется туалетной комнатой без провожатого. Все матчи и тренировки временно отменяются. Никаких передвижений по вечерам.
   - Профессор, кто стал жертвой на этот раз? - спросил кто-то из старшекурсников.
   - Пострадавших в этот раз трое и одна из них староста нашего факультета Пенелопа Клируотер. Остальные двое - Джастин Финч-Флетчли из Хаффлпаффа и Дин Томас с Гриффиндора. Найдены все трое были около библиотеки, - ответил Флитвик. - Хочу добавить от себя. Если виновный в этом не будет пойман - школа будет закрыта. Я вас прошу: все, у кого есть хоть какие-то подозрения, без промедления подойдите ко мне и сообщите, что вам известно. На этом все.
   Декан ушел, а в гостиной поднялся такой гвалт, что у меня заболела голова и я вынужден был уйти в свою комнату. Упав на кровать, я поставил глушилку и принялся просчитывать варианты дальнейшего развития событий. Тройное нападение даст повод политическим противникам Дамблдора попытаться снять его с должности директора, что как я знаю из канона и произойдет. Собственно на это и рассчитывал Люциус Малфой, когда подбрасывал дневник Уизли. А вот дальше начинаются сплошные догадки. Дневник в этот раз к Поттеру не попадал, поэтому Хагрида он не подозревает в открытии комнаты, соответственно не попрется к нему в гости в тот день, когда лесника будут арестовывать, а в то, что это произойдет, я не сомневаюсь. Фаджу ведь надо отчитаться перед взволнованными родителями о том, что виновный найден и уже сидит в тюрьме, а виноват на самом деле Хагрид или нет, никто разбираться не будет. Но дело в том, что если Поттер не будет присутствовать при аресте Хагрида, то тот не сможет послать его к Арагогу, и герой будет пребывать в блаженном неведении относительно Ужаса Слизерина. Впрочем, это и к лучшему, так как в противном случае Гаррика просто сожрут акромантулы, ведь канонного рояля в виде ожившего фордика здесь не имеется. Кроме того я сам поменял канон поспособствовав попаданию Грейнджер на другой факультет и про василиска Избранному некому рассказать. Ну и еще не факт что Поттер догадается расспросить Миртл о том как она умерла и соответственно не найдет вход в Тайную Комнату. С этим вопросом Герою можно будет анонимно помочь, если он все же полезет в гости к василиску, потому как весь мой план по убиению этой ценной зверушки строится на этом, так как мне нужен кто-то владеющий парселтангом.
   На случай если Поттер проявит несвойственное ему благоразумие у меня есть план Б, заключающийся в двух словах - грубая сила. Правда в этом случае придется пожертвовать двумя волшебными палочками, одну из которых я позаимствую у Локхарта, так как ему она все равно ни к чему, а второй станет моя запасная, которую я делал без применения своей крови. Палочки разрушаться, потому что я собираюсь обмануть защитные чары Тайной Комнаты с помощью Конфундуса, запитанного напрямик от краеугольного камня, а не от моего ядра. По идее такой мощности должно хватить на временное нарушение работы распознающих чар. В конце концов, в седьмой книге Шестой и Грейнджер смогли попасть в Комнату, вот только не верится мне в то, что открылась она только по шипению Ронни - боя, там наверняка и Гермиона поработала.
   Если же и этот план не прокатит то останется только утереться и искать другие способы разбогатеть, а пока следует начать готовиться.

Глава 22

   Подготовка к походу в Тайную Комнату началась вечером следующего дня. Я все же решил для убиения василиска воспользоваться артефактами и вечером создал несколько штук оных, благо, что на каждый нужно было наложить всего пару заклинаний: собственно заклинание замены кислорода воздуха на углекислый газ и заклинание, отвечающее за активацию артефакта и служащее предохранителем от преждевременного срабатывания. Затем была зарядка получившихся поделок, которая не заняла много времени из-за наличия у меня краеугольного камня, от которого и шла энергия для этих артефактов. После завершения этого подготовка была закончена, так как больше для похода в Комнату мне ничего нужно не было, ибо основной замысел выражался в словах "ударил - убежал".
   Канон все же взял свое и поздним вечером в день нападения Хагрид был арестован и препровожден в Азкабан лично прибывшим для этого дела министром магии, а Дамблдор был временно отстранен с поста директора Хогвартса. Последнее привело к тому, что многие студенты начали паковать вещи, а некоторые даже покинули школу, справедливо опасаясь за свою жизнь. Зато часть слизеринцев откровенно радовалась такому развитию событий и даже не утруждала это скрывать, Малфой так вообще ходил по школе с таким видом, словно Хогвартс это его вотчина. Я, глядя на этого расфуфыренного павлина - младшего только усмехался про себя, прекрасно понимая, что Дамблдор может вернуться в школу в любой момент. Старик наверняка хорошенько встряхнет попечительский совет и добьется отмены решения о его снятии с поста директора, что в каноне и произошло. Я на все это не обращал особого внимания и сосредоточился на изготовлении метлы, ожидая финального хода Томми - боя.
   Древесину для метлы я, как и для палочки добывал на опушке Запретного леса, правда, в этот раз поиск подходящего дерева занял гораздо больше времени, все-таки метла по размеру куда больше волшебной палочки, а требования к материалу те же. Наконец подходящее дерево было найдено, заготовки сделаны и пока они сушились, я варил зелье для пропитки деревянных частей метлы, которое по составу не сильно отличалось от используемого при создании волшебной палочки. К моменту, когда зелье было готово, заготовки просохли в достаточной степени, чтобы можно было приступить к их обработке. Начал я с самого нудного - изготовления шайб и нанесения на них рун. Сложного в этом ничего не было, тем более что руны я наносил тем же способом что и на краеугольный камень, поэтому весь процесс изготовления шайб занял у меня всего лишь неделю и это притом, что тратил я на это занятие около пяти часов в сутки. Изготовил я за это время целых три полных комплекта шайб, потому что в процессе этого мне пришла идея опробовать различные их сочетания и выбрать наилучшее. Закончив с шайбами, я приступил к черенку метлы. Не став особо заморачиваться с его формой повторил стандартную, только добавил к метле нормальное сиденье по типу велосипедного, а затем стал пропитывать части метлы зельем. Этот процесс занял еще одну неделю, а потом началось самое интересное - я стал экспериментировать с количеством шайб, благо длина штыря, на который они надевались, позволяла уместить на него два полных комплекта. Такой длинный штырь был сделан мной специально для этих опытов, а когда будет найдено оптимальное сочетание, я планировал заменить его.
   Начались эксперименты, и в первой попытке я установил шайбы, отвечающие за скорость и управляемость, в соотношении один к одному. Результат получился кошмарный, но вполне ожидаемый - летала моя поделка со скоростью велосипеда, а чтобы просто повернуть в сторону приходилось приложить значительное усилие. Следующим стало соотношение два к трем. По скорости метла сравнилась со школьными развалюхами, то есть развивала около шестидесяти километров в час, а вот маневренность возросла на порядок. Проведя еще несколько испытательных полетов, я остановился на соотношении шесть к десяти, тогда как в стандартном Нимбусе это соотношение шесть к семи. Затем последовала окончательная сборка метлы, во время которой я добавил ей еще парочку плюшек отсутствующих на оригинале - это кинетический щит и инерционный компенсатор. Позаимствовал я данные дополнения из примеров, приведенных в литературе, отсутствие же их на Нимбусе объясняется запретом установки данных чар на спортивные метлы. Я же в квиддич играть не собираюсь, поэтому со спокойной душой установил их на свою метлу.
   Испытания прошли успешно и я, удовлетворившись полученным результатом, сосредоточился на подготовке к экзаменам, так как уже шла вторая половина мая и отменять их никто не собирался. К тому же у пяти - и семикурсников экзамены принимает министерская комиссия, которая вот-вот должна будет прибыть в Хогвартс. А в пятницу 21-го мая перед завтраком МакГонагалл сделала объявление:
   - У меня хорошие новости, - начала она, и притихший было Большой зал взорвался криками.
   - Дамблдор возвращается! - шумно обрадовались гриффиндорцы.
   - Поймали наследника Слизерина! - воскликнула Падма Патил.
   - Матчи по квиддичу возобновляются! - вопил самый большой фанат этого вида спорта гриффиндорец Оливер Вуд.
   - Профессор Спраут известила меня, - продолжала МакГонагалл, когда гвалт стих, - что мандрагоры наконец-то созрели и готовы к употреблению. Уже вечером мы сможем вернуть к жизни всех претерпевших заклятие Оцепенения. К тому же кто-нибудь из пострадавших мог знать напавшего на них, поэтому я надеюсь, что этот учебный год закончится поимкой преступника.
   Студенты радостно зашумели, а я еле удержался от жеста рука - лицо. МакКошка этим заявлением только что спровоцировала Томми - боя на действия. Впрочем, для меня это развитие событий даже лучше, по крайней мере, появилась хоть какая-то ясность в происходящем. Вопрос только в том, кого мини - Волди потащит в Тайную Комнату и потащит ли?
   Завтрак и утренние пары прошли в атмосфере всеобщей радости и веселья, даже Снейп был сегодня не такой злобствующий как обычно. После объявления МакГонагалл все словно забыли о том, что еще ничего не кончено. Напоминание об этом пришло мне во время обеда, когда сработала установленная мной в туалете Плаксы Миртл сигналка, которую я поставил сразу после пасхальных каникул. Я посмотрел на стол Гриффиндора - МакЛагген там отсутствовал, как и Поттер с Лонгботтомом. Похоже, канон умчался в вонючую даль и мне придется немного поиграть в героя - спасателя и действовать придется по плану Б. А пока стоит подкрепиться перед нелегким делом.
   Обед прошел спокойно, и профессор Спраут повела нас на гербологию, вот только не успели мы дойти до теплиц, как по всему замку разнесся усиленный магией голос МакГонагалл:
   - Всем ученикам немедленно вернуться в свои спальни. Всем преподавателям собраться в учительской. Пожалуйста, как можно скорее.
   Началось, - подумал я.
   Под бдительным оком декана Хаффлпаффа мы проследовали в свою гостиную и как только я оказался в ней, то сразу бросился в свою комнату и принялся быстро переодеваться в приготовленную для этого случая одежду. Ну не буду же я по подземельям в мантии ползать. Брюки сменились толстыми обтягивающими черными джинсами, мантия - джинсовой курткой, а туфельки - удобными туристическими ботинками. В карманы отправились заготовленные для этого случая артефакты и уменьшенная метла, а в левый рукав обе мои самодельные палочки. Осталось сделать предпоследнее приготовление - проинструктировать домовиков.
   - Танк, Банан, Дым! - позвал я их, прищелкнув пальцами, и когда они появились начал отдавать им приказ. - Значит так, слушайте внимательно и запоминайте. Когда я позову вас в следующий раз и скажу план А, то Банан и Дым, вы сразу хватаете всех живых людей находящихся в том помещении и переносите их в кабинет ЗоТи. Танк, ты хватаешь меня и переносишь сюда. Если при следующем вызове я скажу план Б, то всех тащите к двери в учительскую. Все поняли?
   - Хозяйка, не держи нас совсем за тупиц, а! - выразил общее мнение Танк.
   - Ну, раз вы все поняли, тогда ждите вызова, - сказал я, и наложив на себя маскировку, вышел из комнаты.
   Ещё перед пасхальными каникулами я заметил, что мои домовики после подключения к камню стали развиваться как личности и все меньше и меньше походили на классических представителей своего народа. Хотя помниться в "Тварях" тоже был показан подобный домовик, так что ничего удивительного в повышении их умственных способностей я не видел и даже радовался этому. Главное чтобы они не стали как Добби и чудить не начали, а то обидно будет совсем.
   Покинув гостиную, я быстрым шагом направился в сторону кабинета Локхарта, так как мне нужна была еще одна волшебная палочка. Еще на подходе к кабинету я услышал доносящийся из него шум и лихорадочный бубнеж златовласика. Достаю палочку и, направив ее на дверь, произношу:
   - Alohomora!
   Дверь, скрипнув, открылась внутрь, и я столкнулся взглядом с мертвенно бледным и трясущимся Локхартом, держащим в руках одну из своих голубых мантий. Я вошел в кабинет и, закрыв за собой дверь, невербально наложил заглушающие чары.
   - Куда-то собрались "профессор"? - приторным голоском спрашиваю его.
   - Э-э-э... да, собираюсь. Срочный вызов... Суровая необходимость... Вынужден уехать...
   - А по-моему ты просто драпаешь, Гилди! - все тем же голоском возразил я. - Petrificus Totalus!
   Полностью парализованный Локхарт рухнул на спину, а подошел к его столу и, взяв лежащую на нем палочку Гилдероя, засунул ее к остальным в левый рукав. Проходя мимо лежащего "героя" я не удержался от любопытства и проник в его разум, чтобы через секунду вылететь из него в состоянии бешенства. Локхарт оказался еще хуже, чем я думал, он не только присваивал себе подвиги других волшебников, при этом полностью стирая им память, но также он был педофилом и промышлял этим в маггловском мире, а после своих забав стирал своим жертвам память, ибо заклинание Забвения было единственным которое он мог хорошо выполнить, напрактиковался во время работы обливиатором в министерстве.
   С огромным трудом подавив желание прикончить ублюдка, я стал думать, что же мне с ним делать дальше. Убить его прямо здесь нельзя, но и оставлять безнаказанным тоже нельзя. И сдать его аврорам нельзя, так как возникнет слишком много вопросов на тему того, откуда мне известны такие подробности жизни Локхарта. Блин, куда не кинь всюду дерьмо. Но что-то делать с этим уродом надо обязательно, скорее всего, придется повторить то, что сделал канонный Гарри.
   В этот момент я подумал о том, что и сам тоже не ангел, как-никак три десятка лондонских бомжей сначала свел с ума своими экспериментами, а потом и убил. Но ведь я специально выбирал из них тех, кто опустился до полуживотного состояния, кто все равно бы умер через месяц другой от огромного количества различных болячек. Я ведь не хватал первого встречного, а придирчиво выбирал тех, кто уже и так не жилец. Я не Локхарт и не опаивал зельями совсем молоденьких девушек, не насиловал их, а потом не стирал их личность, как делал он. Так что разница между нашими поступками огромна. Все же, каким бы не был я эгоистом и сволочью до такого я никогда не опущусь.
   - Слушай меня внимательно уёбок, - со злостью в голосе начал я, - Сейчас я сниму парализацию и ты медленно, и без глупостей встаешь с пола и делаешь то, что я скажу, иначе твоя голова очень быстро отделится от остального тела или же содержимое твоего брюха очень живописно украсит стены этого кабинета. Finite!
   Трясущийся Локхарт медленно поднялся с пола при этом, не сводя взгляда с кончика моей палочки. Желание прикончить его никуда не делось и вспыхнуло с новой силой, на что палочка среагировала, выбросив несколько ярко-зеленых искорок. Да-да Аваду я уже успел изучить, правда, опробовать на живом существе еще не приходилось.
   - Д-Д-демон! - заикаясь, воскликнул вдруг Локхарт и, побледнев еще больше, неожиданно для меня рухнул как подкошенный.
   Предполагая, что, как и в каноне, он только притворяется, рассчитывая отобрать у меня палочку, я не стал подходить к нему, а воспользовался диагностическим заклятием. Результат меня, мягко говоря, обескуражил - Локхарт был мертв. Подойдя к нему, я попробовал нащупать пульс на шее - пульса не было.
   - Вот же скотина! - с чувством воскликнул я, - Даже тут нагадил!
   Локхарта я планировал использовать, так же как и Поттер в каноне - в качестве отмычки, но этот гад взял и сдох от страха. Интересно, чем я его так напугал, что он меня за демона принял. Я трансфигурировал первый попавшийся клочок бумаги в зеркало, и посмотрев в него, сразу обнаружил причину последнего испуга Локхарта - мои глаза из зеленых стали ярко - алыми, а приоткрыв рот, я заметил, что и клыки появились как у вампира, но никаких неудобств мне это не причиняло. И где тут демон?
   - Готичненько, - произнес я вслух. - Ладно, потом разберусь в причине этих изменений.
   Вздохнув я вернул палочку Локхарта на место, заклятием убрал все магические следы что оставил в кабинете это нарцисса и покинул его попутно восстанавливая маскировку. Хорошо, что нормальных портретов, которые могли бы меня заметить поблизости не имелось - Локхарт не только свой кабинет завесил своими увеличенными колдографиями, но и прилегающую к нему часть коридора.
   Я шел к туалету Плаксы Миртл, попутно внося изменения в планы, ведь палочку Локхарта пришлось оставить в его кабинете, чтобы его смерть выглядела естественной, а то отсутствие палочки вызовет ненужные вопросы и начнется расследование его смерти, а мне это не нужно. Я хоть следы и замел за собой, но мало ли какие средства имеются в распоряжении тех, кто будет расследовать смерть преподавателя ЗоТи. А так, после опроса других учителей, смерть Гилдероя, скорее всего, спишут на его слишком буйное воображение, потому что раз он собирался в такой спешке, то ему, как и в каноне поручили спуститься в Тайную Комнату, хотя на деле всего лишь хотели убрать его в сторонку, чтоб не мешался.
   А вот с палочкой вышла засада - придется жертвовать обеими своими и останется у меня только Олливандеровская, а это не есть гут. Впрочем, у меня еще перо Фоукса в заначке есть и если что палочку сделать себе новую смогу.
   Пока шел к нужному месту полюбовался на новую надпись в коридоре третьего этажа. Под словами " Тайная Комната открыта вновь! Трепещите, враги Наследника!" появилась еще одна гласившая "Их скелеты останутся в Тайной Комнате навечно". Наконец я добрался до цели и, оглянувшись назад, вошел в туалет.
   Обиталище самого истеричного призрака Хогвартса встретило меня мертвой тишиной. Быстро осмотрев помещение на предмет присутствия Миртл и не найдя ее я приступил к взлому входа в Тайную Комнату. Направив палочку на основание умывальников я произнес:
   - Confundo!
   В первой попытке я не стал направлять в палочку энергию из краеугольного камня, так как мне захотелось проверить одно предположение.
   - Откройся! - произнес я с шипением в голосе.
   Раздался громкий скрежет, и умывальники вместе полуметровой толщины основанием всплыли в воздух, открыв моему взгляду черный провал в полу. Мдя. Вот так и разрушаются мифы о всемогуществе и великой мудрости магов древности. Хотя Слизерин когда накладывал чары на вход, мог просто не знать что парселтанг это не язык, а всего лишь разновидность ментальной магии. У змей же нет слухового аппарата, и если они и могут слышать, то воспринимают звуки не так как люди, но точно об этом я сказать не могу, потому как зоология никогда не входила в список интересующих меня предметов.
   Достав из кармана уменьшенную метлу, я вернул ей прежний размер, оседлал ее, потом зажег на кончике палочки Люмос и начал спуск в неведомое. Летел я медленно, опасаясь врезаться на повороте. Сначала труба была строго вертикальной, но потом она стала постепенно изгибаться пока полностью не сменила свое положение на горизонтальное. Еще несколько секунд полета и я оказался в огромном тоннеле. Стен и пола в тусклом свете Люмоса видно не было, поэтому я рискнул скастовать его более мощную версию. Подземелье осветилось, и я увидел, что весь пол тоннеля был покрыт толстым белым ковром из крысиных скелетов, а в отдалении лежала шкура громадной змеи. Передернув плечами, словно от холода, я продолжил свой полет, который вскоре завершился у гладкой стены, на которой вырезаны две свившиеся в кольца змеи с поднятыми головками, вместо глаз у них блистали огромные изумруды.
   Я посмотрел на змей, мимоходом сделав заметку в уме не забыть позже, вернуться сюда и выковырять драгоценности, а потом проделал те же самые манипуляции, что и в туалете Миртл. В стене появилась щель, разделившая змей, и образовавшиеся половины стен плавно скользнули в стороны. Вот только входить внутрь я не спешил, а сперва отправил поисковое заклинание, которое отработав, сообщило мне, что крупных живых объектов поблизости нет. И только после этого я рискнул войти.
   Я стоял на пороге гигантского, тускло освещенного зала. Уходящие вверх колонны были обвиты каменными змеями, они поднимались до теряющегося во мраке потолка и отбрасывали длинные черные тени сквозь странный зеленоватый сумрак. Держа палочку наготове, я медленно двинулся к противоположному концу зала, где у ног огромной каменной статуей, изображавшей древнего старца с обезьяньими чертами лица и жидкой бороденкой, лежали три неподвижных тела.
   Когда я подошел поближе, то заметил, что лежат тела на вершинах равностороннего треугольника, вписанного в пентаграмму, а в центре всей этой конструкции лежит маленькая черная книжечка. Подойдя к Поттеру, я не отказал себе в удовольствии пару раз пнуть его.
   - Он не очнется! - произнес тихий голос. - Никто из них не может очнуться.
   Я обернулся и увидел высокого темноволосого парня, который стоял, прислонившись к ближайшей колонне, и наблюдал за мной. Контуры его фигуры были странно расплывчаты, словно между нами было мутное стекло.
   - Том Реддл, - произнес я. - Или тебя уже можно называть Волдеморт?
   - Откуда ты узнала мое имя?! - недовольно спросил этот сгусток эктоплазмы.
   - Догадаться было несложно.
   - Да, я этого и следовало ожидать, в конце концов, ты единственная, кто смог хоть что-то противопоставить мне.
   - Не делай хорошую мину при плохой игре, Волди! В тот раз ты просто напросто облажался.
   Призрачное лицо Реддла слегка потемнело и на его скулах заиграли желваки.
   - В тот раз тебе повезло! - выплюнул он, - Но в этот ничто тебе не поможет!
   - Ой, боюсь! Сам-то палочку держать еще не научился, а возомнил себя великим волшебником, - продолжил я подзуживать Тома.
   - Я величайший волшебник в мире! - выкрикнул он и достал из кармана одну из палочек своих жертв.
   Достать-то он ее достал, но только сразу и лишился сначала той, что держал в руке, а потом и остальных двух. Я, особо не мудрствуя, просто напросто выдернул их телекинезом.
   - Один голимый пафос! - продолжил я доводить Реддла, - Слушай, а ты случайно ничего им не компенсируешь? Может ты огромным количеством пафоса решил заменить маленький размер своего члена? Так для увеличения этого органа есть специальные зелья или ты о них не знаешь болезный?
   У Томми - боя к концу моей речи был такой бешеный вид, что будь у него материальное тело, он бы бросился на меня, даже не заметив палочки в моей руке.
   - У меня нормальный член! - заорал он со всей силы, - Когда я верну себе тело, то ты первая об этом узнаешь! Я буду драть тебя как дешевую шлюху, а ты будешь умолять меня не останавливаться!
   - Пфф. Не сможешь ты тело вернуть себе, придурок! И мокрым мечтам твоим осуществиться не суждено, девственник ты нецелованный!
   - А вот в этом ты ошибаешься, сучка! - гаденько осклабился Реддл.
   Тут-то я и заметил что за время нашего "разговора" он довольно сильно уплотнился и потихоньку продвигается к своему дневнику. В этот момент меня осенило - этот урод каким-то способом решил сделать дневник частью своего материализованного тела. Если он сможет это сделать, то воскрешение из хоркрукса станет возможным, потому что этот артефакт станет частью тела и соответственно привязка части души перейдет на него. А этого мне допускать никак было нельзя поэтому:
   - Интересно, - задумчиво промолвил я, - Авада на хоркрукс подействует, или придется "Адским пламенем" его жечь?
   И я после этих слов начал медленно смещаться в сторону дневника. Сзади послышалось тихое шипение - это до смерти напуганный и загнанный в угол Реддл решился применить свое последнее оружие. Внутренне возликовав, я быстро сунул руку в карман и достал заготовленные против василиска артефакты и, дождавшись пока Томми - бой дошипит до конца и рот статуи начнет открываться, я активировал их и швырнул под ноги каменному истукану. Одновременно с броском я призвал домовиков:
   - Танк! Банан! Дым! - раздался гулкий хлопок и в Тайной Комнате возникли мои боевые домовики. - План Б.
   В тот же миг у меня в глазах потемнело, а тело сильно сдавило. Впрочем, через секунду все закончилось, и я упал на каменный пол прямо перед дверью в учительскую, из-за которой доносились громкие голоса. Рядом со мной лежали, все также продолжавшие оставаться без сознания Поттер, Лонгботтом и МакЛагген.
   - Дурачье! Меня так просто не возьмешь! Болт тебе, ржавый! - выкрикнул я в адрес оставшегося в Тайной Комнате Томми - боя. А потом я засмеялся от радости успеха.
   Голоса в учительской стихли, послышались чьи-то быстрые шаги, и когда открылась дверь, передо мной возникло усталое и лицо Минервы МакГонагалл.
   - Мисс Эванс, потрудитесь объясниться! - воскликнула она.
   Но я даже не обратил внимания, на ее слова столкнувшись взглядом с возникшим за спиной декана Гриффиндора и смертельно побледневшим при виде меня Джеймсом Поттером.

Глава 23

   Голоса в учительской стихли, послышались чьи-то быстрые шаги, и когда открылась дверь, передо мной возникло усталое и лицо Минервы МакГонагалл.
   - Мисс Эванс, потрудитесь объясниться! - воскликнула она.
   Но я даже не обратил внимания, на ее слова столкнувшись взглядом с возникшим за спиной декана Гриффиндора и смертельно побледневшим при виде меня Джеймсом Поттером. Защитных артефактов Олень - старший не носил, поэтому прочитать его особого труда не составило, тем более он и сам так громко транслировал свои воспоминания, что мне даже не пришлось лезть в его сознание. Из всего увиденного я сделал вывод, что он понял, кто перед ним. Что-то больше увидеть не удалось, так как он отвел глаза и зрительный контакт прервался. Я вздохнул и, поднявшись на ноги, обратился к смотрящей на меня строгим взглядом МакКошке:
   - Профессор, не сочтите за грубость, но может, стоит сначала позаботиться о пострадавших?
   И только после этого МакГонагалл заметила лежащих прямо перед ней студентов ее факультета. Женщина достала палочку и с помощью заклинания понесла своих подопечных в Больничное крыло. Я едва удержался от фейспалма - ну что ей стоило позвать домовиков, которые за секунду доставили бы этих долбодятлов в лазарет. В этот момент мимо меня промчались вышедшие из учительской Лили Поттер, Августа Лонгботтом и незнакомая супружеская пара, явно родители МакЛаггена. Проводив их взглядом, я собрался было под шумок улизнуть, но не тут-то было.
   - Кхм! - послышался голос Дамблдора. - Мисс Эванс, может быть вы поведаете нам, как вам удалось совершить невозможное и освободить похищенных студентов из Тайной Комнаты?
   Деваться было некуда, хотя этот разговор будет, как я чувствую, далеко не единственным за сегодняшний день. Я зашел в учительскую и направился к одному из пустующих кресел, по пути к оному заглянув в зеркало и увидев, что мои метаморфозы исчезли. Ну и к лучшему, а то, как бы за реинкарнацию Волди не приняли. Устроившись поудобнее в кресле я произнес:
   - Вы хотите знать, как мне удалось не только отыскать вход в Тайную Комнату, но и проникнуть в нее?
   Все присутствующие почти синхронно кивнули.
   - Ответ на этот вопрос предельно прост - я всего лишь спросила призраков. На прямой вопрос знают ли они, где находиться Тайная Комната привидения ответили, что не знают, но когда я стала расспрашивать их о подземельях Хогвартса, то они рассказали мне об огромном подземном зале с множеством украшенных змеями колонн и гигантской статуей. Так как в Истории Хогвартса сказано, что Салазар Слизерин был змееязычным волшебником, то я сделала вывод, что это помещение и есть Тайная Комната, а все рассказы о Наследнике и Ужасе Слизерина всего лишь были обычными выдумками. После этого я и не вспоминала о Комнате до самого Хэллоуина, во время которого и случилось первое нападение. Когда же оно произошло, то мне, как и всем остальным студентам Хогвартса захотелось узнать, кто же Наследник, и я наложила на вход в Тайную Комнату сигнальные заклинания, которые сработали только сегодня.
   - И где же находится вход в Тайную Комнату, которой, к слову, не могли найти куда более сильные и опытные волшебники, чем вы, мисс Эванс? - язвительным тоном спросил Снейп, до этого старавшийся не отсвечивать.
   - О месте его расположения мне поведали все те же призраки, которые наверняка и не подозревали о том, что это вход именно в Тайную Комнату, а не в одно из многочисленных подземных помещений. Все же Слизерин поступил очень мудро, спрятав вход там, где никто и никогда не додумается его искать - в женском туалете, а именно в туалете Плаксы Миртл.
   - Но если вы знали, где находится вход в Тайную комнату, то почему не сообщили об этом учителям? - спросила Помона Спраут.
   - А смысл? - возразил я, - Нападения все равно совершал человек. Надписи же на стене я сочла попыткой нагнать страх и придать им значимости, поэтому не обращала на них внимание.
   - Меня больше интересует факт того, что обычная гр... магглорожденная, - поправился Снейп под неодобрительным взглядом директора, - смогла открыть вход в Тайную Комнату, ведь согласно легенде сделать это сможет лишь истинный наследник Слизерина.
   После этой фразы профессора зельеварения взгляды всех присутствующих скрестились на мне.
   - Да, мисс Эванс, расскажите нам, как вам удалось открыть вход? - задала терзавший всех преподавателей вопрос Септима Вектор.
   - Просто подошла и приказала открыться, - Это был финиш! После моей фразы все присутствующие просто выпали в астрал. - Шутка! Я просто воспользовалась своей головой по назначению, немного подумала и вуаля - проход открылся.
   Первым в себя пришел Дамблдор, который громко откашлявшись, произнес:
   - Не стоит так шутить, мисс Эванс, а то некоторые люди могут вас неправильно понять. Что было дальше?
   - А дальше я спустилась в Комнату, где и обнаружила пропавших учеников, лежащих в каком-то ритуальном рисунке. Найдя их, я вызвала домовиков, которые и перенесли всех нас сюда. Ну а остальное вам известно. Ах да! В самом центре того рисунка лежала маленькая черная книга с инициалами Т. М. Реддл.
   - А где эта книга находится сейчас? - спросил Дамблдор, глядя мне в лицо.
   - Она осталась в Тайной Комнате, директор, - ответил я.
   Как интересно! Дамблдор, несмотря на краткий зрительный контакт даже не попытался применить ко мне легилименцию! Впрочем, я думаю, что за несколько десятилетий активной политической жизни директор Хогвартса научился читать людей и без всякой магии. Кроме того, после прошлогодних событий я наверняка имею у директора определенный кредит доверия.
   - Почему вы не сообщили преподавателям о том, что вам известно местонахождение входа в Тайную Комнату, когда произошло сегодняшнее нападение? - задал вопрос Флитвик.
   - Профессор, а вы бы мне поверили? - вопросом на вопрос ответил я и мой декан слегка покраснел. - Вот видите. К тому же в результате все закончилось хорошо.
   Я не стал говорить, что пока они решали, кто и когда пойдет в Комнату троица гриффиндорцев была бы уже мертва, а встречал бы их Волди собственной персоной.
   - Я могу идти? - обратился я с вопросом к Дамблдору.
   - Да, конечно, - ответил директор, но по его взгляду, брошенному на меня, было понятно, что в ближайшее время я буду приглашен в его кабинет.
   Я вышел из учительской и быстрым шагом направился к ближайшему пустому кабинету, зайдя в который вызвал Танка и приказал ему переместить меня в мою комнату в башне Рейвенкло, что эльф тут же и выполнил. Оказавшись в спальне, я скинул с себя всю одежду и направился в душ, все-таки в подземельях пахло отнюдь не розами. Стоя под тугими горячими струями, я ощущал, как уходит напряжение, охватившее меня сразу после утреннего объявления МакГонагалл. А взамен пришли мысли о том, что я чертов адреналиновый маньяк, ну или маньячка поправился я, когда посмотрел вниз. Вот кто меня за язык тянул делать намеки о моей возможной принадлежности к Слизеринам!? Хотелось посмотреть на реакцию Оленя - старшего?! Так для этого можно было выбрать и другие варианты. Впрочем, что сделано, то сделано, все равно Дамблдор прекрасно знал, кто на самом деле стоит за всеми этими нападениями. Он ведь и в каноне знал, не зря же после окаменения Криви он сказал: "Вопрос не в том кто, а в том - как". Директор просто не мог понять, каким образом Волдеморт открывает Комнату, находясь при этом где-то в Албании. В отличие от меня он не знал о дневнике, поэтому мог предполагать чью-то одержимость, как было в случае с Квирреллом. Хотя чего гадать - главное это то, что директор знаем о моей непричастности иначе я из учительской просто бы не вышел. Но все же еще ничего не закончено и как мне думается, Дамблдор вызовет меня к себе в кабинет сразу, как только разберется со срочными делами и целью разговора наверняка будет дневник Реддла и посещение Тайной Комнаты. Вот тут-то я и задвину тему василиска, который, кстати, уже должен был сдохнуть. Хмм, а вход-то в туалете Миртл закрылся или нет? А то преподы сейчас наверняка полезут испытывать свое счастье.
   - Дым! - позвал я домовика, - Проверь под невидимостью, закрылся ли проход в туалете Плаксы Миртл.
   Домовик исчез, а через несколько секунд вернулся с докладом.
   - Хозяйка, проход закрыт, но рядом с ним собрались все учителя школы кроме директора.
   - Хех! Быстро они сообразили! - воскликнул я, - Молодец! - обращаюсь к домовику, - Кстати, сегодня может объявиться Добби, так что передай Танку и Банану, чтобы были бдительны. Вашего безумного собрата надо обязательно обезвредить, пока он чего-нибудь не отчудил.
   - Не собрат он нам, а псих безумный! - буркнул домовик и исчез.
   Я же продолжил размышления, теперь о Поттере - старшем. То, что он, узнав меня, что-нибудь предпримет это и к гадалке не ходи. Вопрос только что. Тут вариантов море - от полного игнорирования до попыток во чтобы то ни стала вернуть меня в "любящую" семью или же моего убийства. Последний вариант очень даже возможен, ведь если к той же Скитер попадет информация о том, что сестра МКВ очень даже жива и здорова, то она Поттеров в дерьме закопает в своем неподражаемом стиле. И конец всему влиянию Оленя, полученному благодаря победе Гаррика над Волди. Народ вполне может задуматься о том, кто же победил Волдеморта. Впрочем, для меня такое развитие событий тоже невыгодно, ибо слишком много ненужного внимания привлечет. Ладно, поживем - увидим, а там и думать будем.
   А вот о чем следует подумать сейчас так это о пробудившейся метаморфмагии. Сам метаморфизм, безусловно, полезен вот только при отсутствии предрасположенности к нему на его развитие придется потратить непозволительно много времени, с которым у меня сейчас негусто. Мне ведь чтобы достичь уровня Тонкс нужно как минимум несколько лет заниматься в режиме 24/7. Хотя по полчаса в день на это все же выделить стоит, все же метаморфмагия это один из путей к достижению бессмертия, ну или долголетия как минимум, только афишировать это не стоит, а то мигом запишут в темные твари. Что поделать, если в магическом мире такое слово как толерантность считается чуть ли не матерным, и волшебники подвергают остракизму любого, кто хоть капельку от них отличается.
   Наконец я вышел из душа и принялся одеваться, как раздался громкий хлопок и в моей комнате появились Танк и Дым, крепко держащие незнакомого мне и крайне уродливого домовика.
   - Хозяйка, мы поймали безумного эльфа по кличке Добби! - отрапортовал Танк.
   - Отлично сработано! - похвалил я домовиков, в тоже время, рассматривая слугу Малфоев.
   А выглядел он надо сказать отменно омерзительно: тощее тельце, завернутое в засаленную и рваную наволочку, руки и ноги его были, словно тростинки тоги и гляди переломятся, на длинной и тоненькой шейке сидела непропорционально огромная голова, украшенная большими ушами, как у летучей мыши, длиннющим носом и огромными ярко - зелеными глазами размером с мячики для пинг-понга, в которых полностью отсутствовал хотя бы малейший намек на разум.
   - Ну и страшилище! - высказался я вслух.
   - Точно подмечено, хозяйка! - поддакнул Дым.
   К слову, мои домовики на своих собратьев со временем стали походить все меньше и меньше, постепенно становясь похожими на людей. Только характерные уши и немного нос выдают в них представителей расы домовых эльфов. Связаны такие метаморфозы были с тем, что краеугольный камень даже при максимальном ограничении пропускной способности канала выдает каждому из домовиков в два раза больше магии, чем им необходимо. Собственно из-за этого домовики еще и поумнели.
   - Ну и что мне с тобой делать эльф по кличке Добби? - произнес я вслух.
   - Да прикопать его и дело с концом! - заявил Танк.
   - Ты прав, Танк, пожалуй, так и сделаем, - сказал я и притянул палочку телекинезом.
   - Seco!
   ЧПОК! Бум, бум, бум - покатилась по полу отрубленная моим заклинанием голова, а из обрубка шеи ударила струя крови, оросившая красным дождем мою комнату.
   - Тело сжечь и прах развеять по ветру! - приказал я домовикам. - Но сначала приберитесь здесь.
   Несколько секунд - и уже ничто не напоминает о пребывании в моей комнате психованного эльфа и его последующем убиении. Хмыкнув, я продолжил прерванный процесс облачения в одежду, попутно удивляясь факту того, что никаких угрызений совести по поводу убийства Добби не испытываю. Вообще-то убивать Добби было уже ни к чему, ведь все равно Поттеры обо мне узнали. Впрочем, оставь я домовика в живых то неизвестно что он бы мог сотворить, так как ни малейшей капельки разума в его глазах не наблюдается.
   Вызов на разговор от Дамблдора я получил утром следующего дня. Пергамент с просьбой прийти в кабинет директора к десяти часа утра и паролем мне принес один из хогвартских домовиков. А на завтраке меня ждал сюрприз - за столом преподавателей на месте покойного Локхарта восседал Джеймс Поттер. Хотя надо же директору кем-то заменить так рано почившего в бозе павлина.
   Ровно в десять часов я постучал в дверь директорского кабинета и, получив разрешение его хозяина, вошел в него. Кабинет как всегда был неизменен, Дамблдор все также сидел на своем троноподобном кресле, а выросший до нормального размера феникс на своей жердочке. Подойдя к креслу, расположенному прямо перед директорским столом я устроился в нем и вопросительно взглянул на старого волшебника.
   - Итак, - начал Дамблдор. - Я позвал вас сюда, чтобы обсудить несколько очень важных вопросов. Но вначале я хочу рассказать вам о ваших родителях.
   - Не стоит, - прервал я директора, - Тетя Петунья мне все рассказала, как только пришло письмо из Хогвартса.
   - Хмм. Тогда вы знаете, что ваши родители это Джеймс и Лили Поттеры, а Гарри Поттер ваш родной брат.
   - Знаю, но называть этих людей своими родителями я не желаю, да и видеть их тоже не хочется.
   - Мисс Эванс, не будьте так радикальны в своих решениях, это ни к чему хорошему не приводит, уж поверьте мне. Прошу вас, дайте Джеймсу и Лили второй шанс.
   - Хорошо, директор, - для вида согласился я. - Но вы ведь вызвали меня не за этим?
   - Да, я хотел попросить вас провести меня в Тайную Комнату.
   - Прямо сейчас? - спросил я.
   - Да, - ответил Дамблдор.
   - Только перед этим нам нужно наложить на себя заклинание "головного пузыря", - произнес я. - Потому как дышать теперь в Тайной Комнате совершенно невозможно.
   - Отчего же?
   - Сами увидите, - загадочно ответил я и вызвал Танка и Банана.
   - Домовики? - удивленно спросил директор.
   - Так быстрее.
   Дамблдор достал палочку и одним взмахом наложил чары, как на себя, так и на меня и домовиков, после чего оные перенесли меня и директора Хогвартса в Тайную Комнату. Первое что я увидел после перемещения это выражение полного охренения на лице Дамблдора смотрящего куда-то мне за спину. Обернувшись, я понял, что послужило этому причиной - гигантских размеров мертвая змея уставилась в нашу сторону потухшим взором своих глаз.
   - Почему вы ничего не сказали о василиске? - требовательно спросил Дамблдор, когда вышел из ступора.
   - Я не хотела, чтобы об этом знал кто либо кроме меня и вас, потому что рассчитываю на вашу помощь в реализации такого количества ценнейших ингредиентов. Разумеется, половину из них я готова уступить вам, - ответил я. - Кроме того, вы бы поверили, если бы я сказала что убила василиска самого Салазара Слизерина?
   - Наверное, нет, - произнес Дамблдор, - Кстати, как вам удалось это сделать?
   - Заклинание замены. Я просто поменяла состав воздуха в Комнате, заменив кислород углекислым газом, и змей задохнулся. По моему скромному мнению это был единственный способ уничтожить василиска без потерь. Так вы поможете мне с реализацией ингредиентов?
   - Помогу, - ответил старый волшебник, - Однако вы говорили о черной книге с инициалами Т. М. Реддл. Мне очень хотелось бы ее осмотреть, но я ее нигде не вижу.
   - Наверно василиск отбросил в сторону, - предположил я.
   Дневник Реддла после нескольких минут поисков мы обнаружили около одной из разрушенных бьющимся в агонии гигантским змеем колонн. Нашел его я и, позвав Дамблдора, принялся наблюдать за действиями старика. Тот несколько минут водил палочкой над дневником, а потом произнес:
   - Изумительно! Да, Реддл действительно был одним из самых талантливых учеников Хогвартса.
   - Что это профессор? - спросил я, желая узнать, расскажет мне Дамблдор о природе дневника или нет.
   Старый волшебник задумался на некоторое время, а потом произнес:
   - Этот предмет, мисс Эванс, является сильнейшим темномагическим артефактом и обладает способностью брать под контроль живых существ, заставляя их выполнять команды заложенные создателем этого артефакта. Именно он заставлял Кормака МакЛаггена нападать на студентов, в том числе и на вас.
   Вот же хитрый жук! И ведь не соврал ни в чем, но и не сказал всей правды, хотя будь я на его месте, то тоже бы не стал сообщать информацию о хоркруксах двенадцатилетней девчонке, пусть и умной и ведущей себя достаточно взросло.
   - Если он так опасен, то его необходимо уничтожить, - произнес я.
   - Безусловно, - согласился со мной Дамблдор, - И благодаря вам у нас под рукой есть одно из самых разрушительных веществ мира магии - яд василиска.
   С этими словами директор материализовал щипцы с очень длинными ручками. Ухватив ими дневник Реддла, Дамблдор поднес его к раскрытой пасти гигантского змея и коснулся им одного из клыков. Несколько секунд не происходило ничего, а затем яд с шипением стал прожигать сквозную дыру в черной обложке и в этот момент раздался глухой крик боли. Старый волшебник положил то, что осталось от дневника на пол, после чего выполнив своей палочкой несколько сложных жестов над ним, заклинанием поджег его. Не защищенная более ничем книжица быстро сгорела, а оставшийся после нее пепел директор уничтожил.
   А после этого мы принялись исследовать Тайную Комнату в надежде найти какой-нибудь тайник. Начал это Дамблдор ну а я присоединился просто от нечего делать, тем более что заклинания используемые директором для поиска тайников я знал, хоть и пришлось их кастовать в вербальной форме и со всеми жестами, ибо не отрабатывал я их. Правда, перед тем как присоединиться к поиску возможных тайников я ухитрился незаметно для Дамблдора набрать небольшое количество яда василиска в специально зачарованный флакон. Запас как это говорится, карман не тянет, да и диадему пора уже прикончить пока не ушла к кому-нибудь.
   - Похоже, это всего лишь обычный террариум директор, - сказал я после пары часов безрезультатных поисков.
   - Да, мисс Эванс вы, скорее всего, правы и Слизерин построил Тайную Комнату только для содержания в ней василиска и ни для чего более.
   В этот момент мы находились внутри головы статуи Основателя, где располагалось гнездо гигантской змеи. Попали мы туда с помощью лестницы, которую Дамблдор создал прямо из воздуха. Я признаться до последнего надеялся на существование хоть какой-нибудь нычки, но гнездо василиска оказалось только гнездом и ничем более.
   - Вот так и рушатся легенды, - констатировал я.
   Больше в Тайной Комнате нас ничего не держало и с помощью домовиков мы вернулись в кабинет директора. Дамблдор обошел вокруг стола и занял место на своем "троне", а я устроился в кресле для посетителей.
   - Вы понимаете, что о нашем посещении Комнаты не следует распространяться, - произнес директор.
   - Конечно, понимаю, - согласился я. - Профессор Дамблдор, не хочу показаться наглой, но у меня к вам еще одна просьба.
   - И какая же?
   - Вы можете научить меня аппарации?
   - Мисс Эванс, вы ведь знаете о том, что самостоятельная аппарация запрещена законом до совершеннолетия?
   - Знаю, - согласился я, - Вот только после прошлогодних событий мое имя переместилось в верхнюю часть списка личных врагов Волдеморта, а он спрашивать не будет совершеннолетний перед ним или нет, просто убьет и все. Поэтому я считаю, что умение быстро сделать ноги мне точно не помешает, так как оказать хоть какое-либо сопротивление даже обычному взрослому волшебнику я на данный момент не могу, не говоря уже о Волдеморте и его слугах.
   - Хмм. Если смотреть с этой точки зрения, то вы безусловно правы. Но почему вы не рассматриваете возможность использования в такой ситуации портключа или домового эльфа?
   - Портключа может не оказаться под рукой, а в случае с домовиком может не хватить времени на его вызов и отдачу необходимого приказа.
   - Но в Тайной Комнате вам на это хватило времени, - возразил Дамблдор.
   - Только поту, что домовики были заранее проинструктированы, все же у меня были подозрения о возможности существования василиска и как видите, они подтвердились.
   - Хорошо, - сдался директор, - Сам не смогу вас обучать из-за нехватки времени, но у меня на примете есть один человек, которому требуется хоть какая-то работа, и думаю, он с радостью возьмется за ваше обучение. Уверяю вас, он вполне компетентный специалист, я даже подумываю о том, чтобы пригласить его на место так не вовремя покинувшего нас профессора Локхарта.
   - А что случилось с профессором Локхартом? - спросил я.
   Задал я этот вопрос только для того чтобы проверить производят ли хоть какое-нибудь расследование причин его смерти или же нет.
   - Профессор Локхарт попал под действие проклятия наложенного Лордом Волдемортом на должность преподавателя Защиты от Темных Искусств и, к сожалению погиб.
   Понятно. Значит, никакого расследования не будет и Дамблдор просто списал смерть Локхарта на проклятие. Вот только не верится мне, что старый волшебник совсем ничего не знал о делишках Гилдероя. Скорее всего, разоблачение "героя" было заготовлено на конец года, но тут вмешался я и случайно порушил этот план Дамблдора.
   - Вы не пробовали снять это проклятие?
   - Неоднократно, - ответил Дамблдор, - Но чтобы я не делал, проклятие появляется снова и снова. Подозреваю, что исчезнет оно только с окончательной смертью наложившего его, то есть Волдеморта.
   - А название должности поменять не пробовали? - задал я совершенно логичный вопрос.
   - Конечно, я первым делом попытался это сделать, но комиссия по образованию министерства магии и попечительский совет Хогвартса мои доводы не приняли. С тех пор каждый учебный год я вынужден искать нового человека на эту должность, вот только желающих ее занять со временем становится все меньше и меньше.
   На этом разговор прекратился, но в кабинете директора мне пришлось задержаться до самого обеда, потому как требовалось оформить некоторые документы, необходимые для успешной реализации туши василиска. Хорошо, что у Дамблдора были все необходимые полномочия для их оформления и весь процесс не занял много времени. Наконец все бумаги были готовы и я, забрав свои экземпляры, покинул кабинет директора Хогвартса.

***

   Альбус Дамблдор откинулся на спинку своего кресла, и медленно прожевывая засахаренную лимонную дольку, обдумывал события заканчивающегося учебного года. Эти девять месяцев принесли немало сюрпризов как приятных, так и наоборот очень нежелательных. Ко вторым, безусловно, относилось все связанное с Тайной Комнатой, кроме разве что развязки этой истории. Старый волшебник даже подумать не мог, что Том способен пожертвовать одним из своих хоркруксов ради интриги с целью смещения его, Альбуса, с поста директора школы. Узнал же об этом Дамблдор во время визита Люциуса Малфоя, когда взбешенный глава Попечительского совета на несколько секунд ослабил свои окклюменционные щиты, и Дамблдору удалось незаметно проникнуть в его сознание и узнать об этом давнем плане Темного Лорда, который попробовал воплотить Люциус Малфой, преследуя уже свои собственные цели. Тогда Альбусу пришлось приложить огромные усилия, чтобы не размазать этого наглого белобрысого павлина, поставившего свои интересы выше жизней сотен детей, по всему кабинету. Ведь в том случае если бы частичка души Волдеморта, заключенная в дневнике, вздумала натравить василиска на учеников, количество жертв было бы огромно и Альбус бы не уверен, что смог бы одолеть древнего змея. К счастью все разрешилось самым наилучшим образом, и опасность с этой стороны ученикам Хогвартса больше не угрожает.
   Взяв из вазочки очередную дольку, директор задумался о человеке, который снова остановил Тома буквально в одном шаге от возвращения в этот мир. Грейс Эванс куда больше подходила на роль избранника пророчества, чем Гарри Поттер. Сравнивая между собой брата и сестру, Дамблдор все больше склонялся во мнении, что победить Волдеморта и остаться при этом в живых гораздо больше шансов имеет девочка. Она стала бы идеальной Избранной, и после победы над злом сменила бы Альбуса на его месте, а старый волшебник смог бы наконец-то хорошенько отдохнуть от лежащей на его плечах ответственности за будущее магической Британии. Но, к сожалению, пророчество неумолимо и Избранником стал юный Поттер, а он в отличие от своей сестры не прилагал никаких усилий для своего развития, интересуясь только квиддичем, и изменить это не смогла даже его встреча с Томом в прошлом году. Даже смерть его друга Рональда Уизли смогла лишь ненадолго заставить Гарри Поттера взяться за учебу, но к началу второго курса этот порыв полностью иссяк.
   - Возможно события этого года все же заставят Гарри пересмотреть свои приоритеты, - произнес вслух свои мысли старый волшебник, - А если нет, то придется его как-то к этому подтолкнуть. Все же надеяться на то, что его сестра каждый раз будет спасать положение глупо. Она итак сделала для победы над Томом куда больше чем остальные.
   Высказав эту мысль, старый волшебник усмехнулся. Всего лишь одно простое заклинание, выполненное сообразительной девочкой в нужное время в нужном месте, позволит Альбусу значительно укрепить свои позиции в магической Британии. Огромная гора золота, что отойдет в собственность Дамблдора по договору с мисс Эванс позволит ему решить множество проблем, которые накопились в Хогвартсе из-за плохого финансирования, да хотя бы те же метлы обновить. Также станет возможно протолкнуть своих людей в министерстве на более высокие посты, а в преддверии возвращения Волдеморта и последующей за этим событием войны, это будет далеко не лишним. Наличие достаточного количества финансов позволит провести некоторые операции ордена Феникса, отложенные на неопределенный срок как раз по причине отсутствия денег. Ну и как приятное дополнение у Дамблдора появляется возможность щелкнуть по носу совсем обнаглевших индусов, считающих, что раз они обладают монополией на производство некоторых редких ингредиентов, то могут устанавливать на оные неоправданно высокие цены. Что ж их ждет очень неприятный сюрприз.
   Немного подняв себе настроение этой мыслью, директор Хогвартса вздохнул и, взяв перо, принялся писать письмо Ремусу Люпину. Хогвартс снова нуждался в преподавателе Защиты от Темных Искусств.

Глава 24

   Я неспешным шагом направлялся на восьмой этаж, чтобы покончить с находящемся в комнате спрятанных вещей хоркруксом Волдеморта. После небольших раздумий я решил избавиться от части души Волди заключенной в диадеме Рейвенкло именно сейчас, когда Реддл пребывает в бестелесном состоянии и почувствовать уничтожения своих якорей точно не сможет. Кроме того уничтожение диадемы позволит проверить торию о том что создав хоркруксы в артефактах Основателей Волдеморт получил некоторые возможности этих предметов, в частности от диадемы - увеличения склонности к ментальной магии и улучшение умственных способностей. Если это так, то после уничтожения этого артефакта Реддл немного отупеет и легилименция с окклюменцией станут даваться ему несколько труднее.
   Всехогвартский склад ненужного хлама, как и все прошлые разы, встретил меня мертвой тишиной. Немного постояв на входе, я припомнил местонахождение хоркрукса и, лавируя между горами вещей, направился к нему. Пока я добирался до старинного буфета, в котором и лежала диадема Рейвенкло, то подумал, что в следующем учебном году пора бы уже и приступить к разбору завалов в этой комнате. А то в моем единоличном пользовании она пробудет недолго, особенно если повторятся канонные события пятого курса и Поттер соберет-таки отряд Дамблдора, то мне придется распрощаться с этим уютным местечком, а потому нужно до той поры вытащить из Выручайки все мало-мальски ценное. К тому же год ожидается относительно спокойный, даже если канон тут повторится и Блэк сбежит и поэтому мне стоит использовать это время по полной, так как нет никакой гарантии, что меня не запихнут на Турнир на четвертом курсе, а если это произойдет, то времени ни на что не останется.
   Почему я ничего не делаю для того чтобы изменить канон, хотя и могу это сделать? Так все очень просто - мне выгодно чтобы Реддла воскрешал именно Питер, а не кто-нибудь другой. Как мне стало известно из прочитанной еще на первом курсе литературы, в ритуале воскрешения конечный результат во многом зависит от проводящего оный ритуал. Петтигрю же одновременно желал возвращения своего господина и боялся этого, а поскольку желания волшебника имеют большое влияние на манипуляции с магией, то в результате у него и получилась такая вот крякозябра - без волос, без носа и без члена, да еще вдобавок ко всему немного туповатая. А вот если бы ритуал проводил тот же Крауч - младший, то в результате Волди бы получился куда более сильным, умным, да и на человека бы больше походил. Ну а поскольку такой вариант меня не устраивает, то и как-то изменять канонное течение событий мне пока что не следует.
   Кстати Питер здесь все же выжил и сейчас, как и в известной истории, сидит у семейки Уизлей, а конкретно является питомцем Седьмой. Впрочем, каких-то действий с его стороны я не опасался, ведь Хвост просидел уже больше десятка лет в своем животном облике и на самом деле стал крысой, единственное отличие которой от своих собратьев это долгая жизнь. Такой вот минус у анимагии - при долгом пребывании в облике зверя человек в буквальном смысле теряет себя и превращается в самое настоящее животное. В каноне Питер окончательно пришел в себя только когда ему вернули человеческий облик в конце третьей книги, а до этого он удирал от Блэка чисто на инстинктах, потому что сохрани он разум, то ему бы ничего не стоило сбежать от Уизлей еще в Египте или в том же Дырявом котле, отбежать куда-нибудь в сторонку, обернуться человеком и аппарировать. То, что в семействе рыжих ему было удобно можно в расчет не принимать, так как таких долбодятлов как Уизли среди волшебников полно и пасюку ничего не стоило найти себе новую семью. Однако Хвост ничего не предпринял и сидел у Жрона до тех пор, пока Блэк не договорился с котом Гермионы, и тот не попытался заловить крысюка. Отсюда следует, что Питер до возвращения ему облика человека был самой настоящей серой крысой, как физически, так и ментально.
   Наконец я добрался до буфета, отличительным знаком которого был поставленный еще в конце первого курса мной на него бюст Парацельса. Конечно, можно было бы обойтись и без этого, так как при приближении к хоркруксу серьги начинают немилосердно жечь, сигнализируя о мощном ментальном воздействии, но в этом случае мне пришлось бы немного побродить, ибо в этих завалах сам черт ногу сломит и нужный мне буфет издалека просто незаметен. Надев на руки перчатки из драконьей кожи, я с помощью подобранной по пути деревянной ручки от швабры достал диадему из буфета. Из кармана был извлечен флакончик с ядом василиска и, открыв его, я уронил несколько капель на потускневшую от времени диадему Основательницы. Как и в случае с дневником несколько секунд ничего не происходило, а затем раздалось шипение сопровождающее процесс разрушение артефакта и наконец, раздался с предвкушением ожидаемый мной глухой крик боли.
   - Ха! Удача тебе изменила, тварь! - прозвучало мое грозящее стать традиционным пожелание только что сдохшему огрызку души Волди.
   Конечно, было жаль уничтожать такой ценный артефакт как диадема Рейвенкло, но других способов надежно уничтожить хоркрукс я не знал. Впрочем, в следующем учебном году можно будет попытаться изготовить ее копию, точно повторяющую внешний вид артефакта. Насчет же функционала я сильно сомневаюсь, что мне удастся его повторить, так как я пока еще ни разу не артефактор, а только учусь. Хотя если мне удастся узнать, какие чары накладывала Рейвенкло на этот артефакт, то это сильно облегчит задачу.
   Взглянув на оставшиеся от легендарного артефакта обломки, я собрал их и бросил назад в буфет, так как больше они ни на что не годились. Обведя напоследок взглядом огромные завалы всяческого хлама я покинул Выручай - комнату.
   Утром следующего дня из Больничного крыла выпустили расколдованных студентов и Дамблдор за завтраком объявил, что в честь этого события, а так же избавления от Наследника Слизерина этим вечером состоится праздничный пир. Кроме этого директор сообщил об отмене переводных экзаменов, чем порадовал студентов, кроме пяти - и семикурсников которым предстояло сдавать С.О.В и Т.Р.И.Т.О.Н. Я быстро позавтракав отправился в свою комнату для того чтобы подготовится к еще одной запланированной мной вылазке, на этот раз в запретный лес.
   Экспедицию эту я решил осуществить для того чтобы разжиться шелком акромантулов, рогами и волосами единорогов и посмотреть какие существа обитают в Сердце Леса. Естественно я даже и не думал туда соваться пешком, вполне логично рассудив, что по воздуху добраться до нужного места быстрее и безопаснее, да и обзор сверху куда лучше. Переодевшись и взяв с собой сумочку и метлу, я под маскирующими заклинаниями вылетел прямо из окна своей комнаты и взял курс на Запретный лес.
   Долетев до опушки леса, я снизился так чтобы между мной и вершинами деревьев остался промежуток около десятка метров и принялся раз в несколько секунд выполнять поисковые заклинания. Слава великой лени волшебников заставившей их придумать специальные заклинания для поиска ценных ингредиентов, таких как волосы и рога единорога. Не пролетев и нескольких сотен метров, пришлось приземляться и собирать волосы, которые магические лошадки в изобилии оставили на кустах. Так повторялось до тех пор, пока моя сумочка не оказалась заполнена более чем наполовину этим ценным материалом, среди которого лежали две дюжины рогов, завернутые в бумажки. Решив, что для поставленной цели материала мне хватит, я полетел в сторону Паучьего Лога, обнаружить который с воздуха было очень легко.
   Сбор паутины акромантулов оказался той еще задачкой. Самих гигантских пауков удалось прогнать довольно простым способом - капля яда василиска сверху и через некоторое время восьминогие драпали оттуда дальше, чем видели. А вот паутину приходилось срезать вручную, с помощью специально зачарованных ножниц, поскольку заклинаний для этого я не нашел, а пользоваться боевыми режущими заклятиями крайне нерационально в этих условиях. Как бы то ни было, около трех часов дня моя сумочка была наполнена до предела и я, взлетев, принялся за выполнение последнего пункта - попытки найти Сердце Запретного леса.
   Поиск заинтересовавшего меня места продолжался два с половиной часа и закончился неудачей - все-таки Запретный лес велик, а его Сердце как сердце любого другого магического леса представляет собой небольшой, радиусом порядка нескольких сотен метров, реже больше километра, островок с местом силы, на котором могут жить различные магические существа вроде фениксов, василисков, мантикор и так далее. Василисков, как и мантикор, тут нет, от остальных опасных существ я удрать успею, просто воспользовавшись портключом, что дал мне директор, а в Хогвартс вернусь с помощью домовика. Это был вариант на крайний случай, а так я наделся на свою модифицированную метлу. Кроме этого у меня имелся сделанный для этого артефакт, создающий в случае нужды мощный кинетический щит. Его, как и ножницы для сбора шелка акромантулов, я сделал субботним вечером, сразу после возвращения из Выручай - комнаты, благо ничего сложного в этом не было.
   Зачем мне вообще понадобились эти материалы, да еще и в таком количестве? Волосы единорога сами по себе ценны тем, что оказывают на организм человека благотворное воздействие, поэтому их очень часто вплетают в нижнее белье, а уж если эти вещи изготовлены из этих волос целиком, да еще и соответствующим образом зачарованы, то они превращаются в мощные лечебные и стимулирующие артефакты. Правда и цена у них тоже далеко немалая ведь один волос единорога высшего качества стоит около десяти галлеонов. Естественно, что имея под боком практически неограниченный и самое главное бесплатный источник этих материалов, я просто не мог не сделать себе такие вещички. Лифчик - лечилка! Звучит, однако.
   Шелк акромантула мне был нужен для изготовления из него чулок и колготок. Я все-таки вернулся к идее о том, что мне нужна защитная одежда, которой особенно не хватало в моей стычке с Томми - боем в том коридоре. Ведь если бы тогда на мне было одето что-то подобное, то я никакого ранения и не получил бы. Да и вообще если эта идея окажется удачной и осуществимой, то тогда я обзаведусь несколькими защитными комплектами в виде обычной одежды и сделаю себе специальный костюмчик для всяких заварух.
   А вот рог единорога мне был нужен для изготовления новой волшебной палочки, точнее полужезла. Я уже давно успел заметить, что Дамблдор совершенно не пользуется не своей первой палочкой, ни Бузинной, а использует самый настоящий полужезл. О них я читал еще в то время когда делал палочку для себя, но тогда у меня совершенно не было опыта в деле изготовления палочек, а также нужным компонентов и идея была отложена на неопределенно долгий срок. Но теперь, когда у меня есть перо феникса и скоро появится сердечная жила василиска, изготовление нужного мне инструмента становится реальностью. Остальные материалы вполне можно купить, а вот рог единорога, который должен будет служить для устранения конфликтов между частями ядра палочки, приходится искать самому, так как первый попавшийся тут не подойдет.
   Сделать себе полужезл я решил совсем не от хорошей жизни. Хоть имеющиеся палочки меня пока что полностью устраивают, но если я намерен и дальше расти в силах, то инструмент понадобится куда мощнее. Все дело в том, что волшебная палочка имеет определенное сопротивление, у какой-то больше, а у какой-то меньше, и при большом объеме пропускаемой через себя магии она может просто разрушится. Пример этому есть в каноне в четвертой книге, когда палочки Поттера и Волдеморта соединились и их хозяева начали пытаться задавить друг друга грубой силой. Там ясно было указано то, что палочка Поттера очень сильно нагрелась, и ее стало почти невозможно удерживать в руках. Тогда шрамоголовому повезло, и она не взорвалась в его руках просто потому, что он в последний момент успел разорвать связь меду палочками. В книге, как мне помнится, этот момент был обыгран несколько не так, но я сужу с позиции имеющихся у меня знаний, да и различия между сказкой и реальностью никто не отменял. В общем, рано или поздно мне придется менять главный инструмент волшебника, если я хочу применять энергоемкие заклинания, не боясь при этом сжечь палочку. Дамблдор, судя по всему, когда-то пришел к тому же мнению что и я сейчас, раз он пользуется именно таким артефактом.
   В Хогвартс я вернулся аккурат перед самым началом пира и быстро переодевшись, отправился на этот праздник желудка. Домовики постарались на славу, и столы ломились от обилия различных блюд, которые в огромном количестве уничтожались оголодавшими студентами. Я тоже не выделялся из общей массы, старательно налегая преимущественно на мясные блюда, не обращая при этом никакого внимания на взгляды, бросаемые на меня двумя представителями семейства парнокопытных. Потным Поттерам не испортить мой аппетит!
   Пир продолжался до полуночи, после чего усталые и объевшиеся сверх всяких норм ученики стали расходиться по своим гостиным. Завтрашний день был понедельником, а так как занятия никто не отменял, то все стремились побыстрее оказаться в своих постелях.
   Понедельник и вторник прошли в обычном режиме, а вот в среду состоялся ожидаемый мной урок ЗоТи, с Оленем - старшим в роли преподавателя. Ожидался он мной потому что Поттеры до сих пор не предприняли ни одной попытки выйти на контакт, а если судить по словам Дамблдора, просившего дать им второй шанс, то они рано или поздно собираются поговорить со мной. Поэтому я и ожидал урока ЗоТи, ведь это удобный случай устроить такой разговор, для которого достаточно попросить меня задержаться после урока.
   Когда ученики зашли в класс, то первое что бросилось в глаза, был дуэльный помост посреди кабинета, а вот парт не наблюдалось. Портретов Локхарта ранее в изобилии украшавших стены тоже не было, вместо них висели другие, изображающие применяющих различные заклятия волшебников. Поттер - старший уже был в аудитории и, дождавшись пока в нее зайдет последний припозднившийся студент заговорил:
   - Сегодня у нас будет практическое занятие. Поскольку времени до конца учебного года практически не осталось, то я не вижу никакого смысла начинать изучать какую либо тему. Поэтому сегодняшнее занятие будет посвящено дуэлям.
   Надо же, Олень родил умную мысль. Посмотрим, что будет дальше.
   - Для тех, кто не знает - меня зовут Джеймс Поттер, я являюсь действующим аврором и преподавать Защиту от Темных Искусств буду у вас только до конца этого года. Сейчас я буду называть пары дуэлянтов и посмотрю, чему вы научились у "профессора" Локхарта.
   Он точно издевается, уроки то уже третий день ведет. И как он сможет разбить нас на пары, если у грифов, с которыми у нас по средам был парный урок, на одного человека меньше чем у нас. Это в каноне их было на двое больше чем рейвенкловцев, а здесь ситуация несколько иная.
   На помост вышла первая пара - Лаванда Браун и Лайза Турпин. Я же отошел в уголок и, создав щит, принялся смотреть за "битвой" представительниц двух факультетов. Дуэль окончилась спустя пару секунд - парализующее заклинание, выпушенное представительницей факультета орлов, поразило не успевшую уклонится или создать щит гриффиндорку и та, вытянув руки по швам, завалилась на спину, издав при падении глухой звук. Поттер расколдовал не сообразившую, что она уже проиграла Браун, и назвал следующую пару - Дин Томас против Энтони Голдстейна. Эта дуэль закончилась также как и предыдущая - эпичным сливом представителя ало-золотого факультета, только на этот раз грифа приложили мощным оглушателем, после которого у приведенного в сознание Томаса глаза косили в разные стороны. С тем же результатом прошло еще несколько поединков и вот, наконец:
   - Грейс Эванс против Гарри Поттера, - объявил Олень - старший.
   Пока я шел до помоста, то напряженно размышлял о том, как мне поступить в этой ситуации. Проигрывать мне категорически нельзя, ведь если покажешь слабину, то вполне может начаться травля одиночки, как это было в каноне с Луной Лавгуд и как чуть не случилось со мной на первом курсе. Выигрыш же может привлечь ненужное внимание, потому как я одержу победу не над абы кем, а над самим победителем Темного лорда Волдеморта. Впрочем, проблем во втором варианте будет куда меньше чем в первом, если они вообще будут, поэтому к тому моменту как я поднялся на дуэльный помост, мною было принято четкое решение размазать Поттера - младшего как можно быстрее и унизительней. И вот я стою прямо перед своим братцем, который начал выполнять классическое приветствие своего противника и выглядело оное точно так же как и во втором фильме. Я же на это ответил жестом приветствия, который выполнил граф Дуку перед битвой на мечах с магистром Йодой.
   - Раз, Два, Три! - отсчитал Джеймс Поттер.
   - Expelliarmus!
   - Reflekto! - ответил я на разоружатель Поттера - младшего, - Silencio!
   Чары немоты, которыми я планировал лишить Гаррика возможности вербально колдовать, оказались лишними, ибо мой братец, судя по всему, никогда не сталкивался с применением против него зеркальных щитов и был поражен собственным заклятием, отразившимся от моего щита. Увернуться он почему-то не догадался, как и наколдовать щит, ну а поскольку заклинание получилось сильно перенасыщенное энергией, то гриффиндорца не только лишило палочки, но и вышвырнуло с помоста.
   Дальнейшие дуэли окончились безоговорочной победой представителей факультета Рейвенкло. Грифы после поражения своего лидера пали духом и показать чего-то стоящего так и не смогли. А оставшееся время мы учили заклинание "Протего" коим как оказалось, из гриффиндорцев никто не владел. Тот факт, что рейвенкловцы могут выполнить это заклинание Поттер - старший проигнорировал. Хоть бы отпустил с урока, раз ничего нового показывать не собирался. Наконец прозвучал колокол и урок закончился.
   - Поттер, Эванс, задержитесь, - скомандовал Джеймс.
   Так, так, так, похоже, настало время разговора по душам. Ну что ж послушаем, что нам интересного скажут.
   - Роза... - попытался было начать разговор старший Поттер.
   - Грейс имя мое уже десять лет как, - перебил я его в стиле Йоды.
   - Хорошо, пусть будет Грейс. Но для меня ты навсегда останешься малышкой Розой, которою я держал на своих руках.
   - И от которой отказался, как только выяснилось, что она способностей к магии не имеет. А чтобы скрыть это не придумал ничего лучшего, как объявить ее мертвой, а саму отдать магглам! - получай фашист проклятый партизанскую гранату!
   - Ты не понимаешь! - повысил голос Олень - старший.
   - Ну так попробуй объяснить.
   - Я сделал это чтобы защитить тебя. Все равно в волшебном мире ты навсегда бы осталась человеком второго сорта, а в маггловском мире у тебя были бы все шансы прожить нормальную жизнь! Я же не знал о том, что на самом деле ты не сквиб!
   - Ути-пути, какие мы благородные. А по-моему, ты поступил так, как обычный чистокровный волшебник поступает в подобном случае, и избавился от свидетельства своего позора. Или ты просто испугался заголовка в "Пророке" - "сестра Мальчика - Который - Выжил - сквиб!". Впрочем, что не делается все к лучшему и я даже благодарна тебе за десять лет нормальной жизни с нормальными людьми. Но уж извини возвращаться в вашу "любящую" семью у меня нет никакого желания.
   Лицо Джеймса Поттера даже немного потемнело от гнева, а на скулах появились желваки. Некоторое время ему потребовалось, чтобы побороть эту вспышку, а затем он заявил:
   - Хочешь ты этого или нет, но тебе все равно придется вернуться в семью. Я твой отец и по законам магического мира до своего совершеннолетия ты должна подчиняться мне.
   - А ты часом ли не охуел?
   - У тебя слишком грязный язык для молодой леди. Excuro!
   А он чертовски быстр! Мгновение и палочка выхвачена, а в меня летит заклинание. Впрочем, я тоже не лыком шит - заклятие папашки ударилось о щит, созданный защитным артефактом, а из призванной мною палочки в него отправилось одно крайне мерзкое и унизительное проклятие. Олень попытался остановить его с помощью "Протего" но к его удивлению оно не обратило на щитовые чары никакого внимания и спокойно достигло своей цели.
   - УУУУААААА! - раздался крик боли и унижения, который наверняка слышали во всем Хогвартсе.
   А дело было в том, что пущенное мной в Джеймса Поттера заклинание практически полностью копировало извращенную технику небезызвестного Какаши Хаттаке под названием "Тысячелетие боли". Как там было в ее описании, противник испытывает боль, тоску, печаль и разочарование в жизни. Различие было в том, что Какаши вставлял в задний проход жертвы пальцы, а здесь из воздуха появлялся здоровенный дилдо, который заменял эти самые пальцы. Самое поганое в этом заклинании это то, что проходит сквозь простые щиты, так как разработано оно было на базе колдомедицинского заклинания дефлорации. В оригинале это заклинание применялось колдомедиками или же юными волшебницами, устранявших с его помощью конкуренток. Волшебный мир очень консервативен и в старинных, да и не особо старинных чистокровных семьях, перед ритуалом помолвки или бракосочетания принято проверять невинность невесты, и если девушка проверку не проходит, то и свадьба не состоится. Этим заклинанием ведьмы частенько устраивали подобные гадости своим конкуренткам за сердце перспективных женихов, а потом оно попало в руки какому-то шутнику - извращенцу, который его модифицировал и теперь оно действует только на мужиков. Что поделать - юмор в магическом мире по большей части черный.
   Я, конечно, себя к таким магам не причислял, но заклятие выучил, ибо полезно оно очень будет, особенно против Пожирателей. Попробуй-ка побегать в бою с разорванной задницей, но даже если его и сумеют блокировать, то оно хотя бы отвлечет противника, а там можно будет ударить, чем посильнее. В общем, про это заклинание можно сказать так - дешево и сердито.
   - Stupefy!
   Это МКВ очнулся от созерцания своего валяющегося на полу папочки и попытался меня оглушить. Вот только я был совсем иного мнения и решил показать ему небольшой мастер - класс. От заклятия младшего Поттера я легко увернулся и ответил ему серией из Разоружающего, Оглушающего и Связывающего заклинаний. Если у братца заклятие было в классической форме красного луча, то первые два моих были похожи на шарики, какими они были показаны в последних фильмах, только окрашенные в соответствующие цвета. Добиться такого результата можно только длительными тренировками, но получается это далеко не со всеми заклинаниями. Бросив напоследок в Гаррика чары облысения, я быстро покинул кабинет, едва не столкнувшись со спешащими на урок третьекурсниками Гриффиндора и Слизерина. И только отойдя на приличное расстояние, я позволил себе немного расслабиться и произнести:
   - А вот нехрен лезть, куда не приглашали!
   Сказав эту фразу, я успокоился и с ничего не выражающим лицом отправился по своим делам, ибо в этот день у второкурсников это был последний урок.

Глава 25

   Я лежал на своей кровати и размышлял о дне минувшем. Думал я о причинах сподвигнувших Джеймса Поттера попытаться вернуть меня назад в семью. А причина эта явно была очень веская, раз он вообще попытался это сделать, ибо мое официальное воскрешение как члена семьи Поттер принесет ему немало проблем и неудобных вопросов. Отбрехаться то он конечно отбрехается, но все равно осадочек останется и разные любопытные личности вроде той же Риты Скитер начнут активно копаться в его грязном бельишке. Но вот зачем он вообще заварил всю эту кашу с моим возвращением, ведь мог же просто сделать вид, что не узнал меня и все. Видимо существуют какие-то неизвестные факторы, которые заставили его поступить именно так и никак иначе.
   - Что же это за факторы? - рассуждал я вслух. - Увидел меня и, раскаявшись в своем решении отдать дочь Дурслям, воспылал родительской любовью? Определенно нет. Скорее небо упадет на землю, чем Джеймс Поттер в чем-то раскается. Узнал, что у меня появились деньги и решил поживиться? Тоже нет, ибо гоблины информацию о своих клиентах не дают никому даже за большие деньги, которых у Поттера явно нет, иначе не стал бы он продавать землю, да еще и с магическим источником. Тогда что? Версию о том, что это Дамблдор решил воссоединить семью можно отмести сразу, так как даже в разговоре со мной он только просил дать Поттерам второй шанс, но не настаивал на моем возвращении в "любящую" семью. Отсюда следует вывод, что это личная инициатива Оленя. А вот почему он ее проявил, остается неизвестным. Впрочем, время покажет.
   Странным во всем этом было то что меня даже не вызывали к директору по поводу нападения на преподавателя. Видимо Поттер решил промолчать о том, кто его так приложил, чтобы не позориться ведь если станет известно, что его, опытного аврора, уделала малолетка, то Оленя вполне могут турнуть из магической полиции по причине полной профнепригодности. Тут ему и Дамблдор не поможет, потому что врагов себе Джеймс нажил большое количество, и они не преминут отомстить при удобном случае, как это было с Сириусом Блэком. А поскольку разбор такого серьезного проступка ученика как нападение на преподавателя и студента с нанесением им травм проходит в присутствии всех деканов и директора то становится понятно, почему Поттер решил промолчать. Даже его оленьих мозгов хватает понять, что Снейп не упустит такую возможность для мести и все разболтает своим ученикам, а те в свою очередь своим родителям. Даже если его и не турнут с работы, то какое-нибудь унизительное прозвище прилепят, "драная жопа" например.
   Но вот в то, что он, получив отпор, отступится, мне не верилось от слова совсем, а поскольку уговорить меня не получилось то, скорее всего он попытается создать такие условия, что я сам приду к нему. Проще говоря, Джеймс постарается сделать мою жизнь совершенно невыносимой, чтобы у меня не оставалось никакого выбора кроме как идти к нему на поклон с просьбой обеспечить защиту. Ну, это он так думает, и я не собираюсь развеивать его заблуждения, потому как вариантов осложнить мое существование у него крайне мало. Наиболее вероятные из них это постоянные "шуточки" надо мной со стороны близнецов Уизли, которые тормозов никаких не имеют, и попытка мое компрометации и последующего шантажа. Придумать что-то более сложное у Оленя мозгов не хватит, потому как будь у него серых клеточек в достатке, то он уже давно бы мог занять должность главного аврора. Однако Поттер - старший за более чем десятилетие совершенно не продвинулся вверх по карьерной лестнице, а это уже наводит на определенные мысли. В любом случае придется опять переходить в режим постоянного ожидания нападения и Гермиону предупредить, так как если они поймут, что на меня все их ужимки не действуют, то вполне могут избрать целью своих "шуток" ее. Впрочем, если это произойдет, то я тоже начну шутить, а у меня чувство юмора, точно такое же, как у Ганца.
   Подтверждение своим догадкам я получил уже через пару дней, когда во время завтрака у меня нагрелось до сих пор не подававшее признаков своего существования кольцо - определитель зелий. Что за зелье было подлито в стоящий рядом со мной кубок с тыквенным соком определить так и не удалось, видимо это была какая-то авторская разработка близнецов. Впрочем, своей цели они не достигли бы в любом случае, потому что с тех пор как у меня появились домовики, я за завтраком пью кофе, собственноручно приготовленное и доставленное Бананом.
   Ну а дальше началась моя осада по полной программе: в еде постоянно обнаруживались зелья, в карманах мантии я находил различные не принадлежащие мне предметы, все как один фонящие магией. Их я вытаскивал телекинезом, так как отлично знал, что подобное в руки брать нельзя ни в коем случае. Были также и попытки наложить на меня исподтишка различные заклинания, но артефакт - щит справлялся, а на следующий день уже вся моя одежда была зачарована, хреновенько правда, но это все же лучше чем вообще ничего. В конце концов, все это мне надоело, и я привел в действие план мести близнюкам.
   Первым пунктом было лишение рыжих "Карты Мародеров", для чего мне предстояло пробраться в логово львят и собственноручно выкрасть данный артефакт, ибо чужие домовики проникнуть на территорию ало - золотых не могут из-за защиты наложенной еще Основателями. Так что пришлось мне поработать самому, хотя и не скажу, что было очень уж трудно. Узнать пароль оказалось вообще легче легкого - достаточно было под невидимостью постоять у портрета Полной Дамы и дождаться пока кто-нибудь не назовет его, открывая дверь. Пришлось, правда пожертвовать ужином, но в этом не было ничего страшного, особенно когда под рукой есть целых три домовика.
   Пароль успешно был раздобыт и этой же ночью я отправился на дело. Наложив на себя маскирующие заклинания, я вышел из гостиной своего факультета и спустя чуть больше десятка минут неспешной ходьбы стоял перед входом в башню Гриффиндора. Полная дама даже не открыла свои нарисованные глаза когда я назвал пароль, видимо уже привыкла к тому что ало - золотые частенько шляются по ночам вместо того чтобы спать. Дверь открылась, и я осторожно вошел в пустую гостиную Гриффиндора. Быстренько осмотревшись по сторонам и убедившись, что помещение абсолютно пустое я отправился искать спальню четверокурсников, найти которую не составило труда, так как расположение спален было примерно такое же, как и в башне Рейвенкло, да и таблички с номерами курсов, висящие над дверями в спальни никто не отменял.
   Найдя нужную дверь, я первым делом наложил на петли заглушающее заклинание, чисто для перестраховки. Чуть приоткрыв ее, я просунул руку с палочкой в образовавшуюся щель и набросил на спящих гриффиндорцев усыпляющие чары. Выждав пару минут, я открыл дверь до конца и направив палочку на середину комнаты, мысленно произнес:
   - Accio Карта Мародеров!
   Чары сработали и названный предмет, с тихим шелестом вылетев из под полога одной из кроватей, оказался схвачен моей рукой и был отправлен в карман. Мысленно похвалив себя за предусмотрительность с сонными чарами, я снял их, и тихонько прикрыв дверь в спальню, удалился. Когда покидал гостиную Грифов специально обернулся посмотреть на портрет толстухи, так как мне было интересно обратила ли она внимание на то, что сквозь защищаемый ею проход прошел невидимка или нет. Не обратила, она вообще даже не проснулась.
   - Весело! - подумал я. - Приходи, кто хочешь и делай то, что хочешь.
   Обратный путь до башни моего факультета не занял много времени и, оказавшись в своей комнате, я с чувством выполненного долга улегся спать. Выспаться за остаток этой ночи мне не удалось, но зато на следующий день мой недосып окупился отсутствием в еде никаких не входящих в нее добавок. Видимо рыжие костеглоды заняты более важными вещами, например гадают, куда делась Карта и кто ее у них увел прямо из под носа.
   Вечером этого дня я занялся изучением возможностей артефакта. Карта на поверку оказалась всего лишь индикатором, выводящим показания следящих чар наложенных на Хогвартс, и от нее можно было легко спрятаться с помощью чар ненаносимости, что я и делал еще с середины первого курса, так как не желал, чтобы Выручайка стала достоянием общественности. Впрочем, карта все равно, на мой взгляд, была очень полезным девайсом, с помощью которого не только можно найти нужного человека и избежать нежелательных встреч, но и для того, чтобы чисто поржать - так, немного разобравшись с управлением, я стал осматривать Хогвартс на предмет гуляющих после отбоя студентов и обнаружил в одном из пустых классов на шестом этаже две наслоившиеся друг на друга точки с именами "Пенелопа Клируотер" и "София Шелдон". Увеличение масштаба ничего не дало и мне стало понятно, чем они там занимаются, так как именно я косвенно поспособствовал такому развитию событий.
   Как только в первый раз я обнаружил подлитое зелье, то немедленно стал продумывать свой ассиметричный ответ. Так как Уизелов, за исключением разве что Билла и Чарли, я терпеть не мог, то Третий тоже оказался в моем списке на отмщение. Гадость оказалась легко осуществимой, достаточно было с помощью домовика подбросить наше старосте копию книги из Выручай - комнаты, в которой достаточно подробно рассказывалось о Предателях Крови, а через день наблюдать окончание только начавшегося романа между нашей старостой девочек и Третьим. Персик получил звонкую пощечину прямо посреди холла, а когда полез выяснять за что, то огреб несколько весьма заковыристых проклятий. Свидетели этого весьма громко выражали свое одобрение действиями рейвенкловки путем одобрительных криков и улюлюканья, так как Третий своими зачастую необоснованными придирками настроил против себя почти всю школу. Попытки примирения, периодически предпринимаемые Третьим, ни к чему не привели, и я довольно потирал руки. А вот то, что Пенелопа после этого стала встречаться с девушкой, стало для меня сюрпризом и, увидев это на карте Мародеров, я громко расхохотался.
   Конечно, я мог ошибаться начет нашей старосты и ее подруги, но довольное выражение лица Клируотер следующим утром говорило о правдивости моей догадки. Отметив это, я продолжил свой завтрак, тихо радуясь за нашедшую свою пару девушку.
   Вообще-то в магическом мире подобные отношения между женщинами явление довольно частое и связано оно с банальным недостатком представителей мужского пола, потому что девочек в семьях волшебников рождается где-то на тридцать процентов больше чем мальчиков. Конечно некоторые волшебницы, которые не смогли найти себе мужа - волшебника, ищут его среди магглов, но так поступают далеко не все и в результате мы имеем то, что имеем, а именно довольно большое количество волшебниц - лесбиянок. Вот только они не кричат о своей ориентации на каждом углу, не устраивают всяких парадов и отличить их от обычных ведьм совершенно невозможно. Поэтому эти отношения хоть и не приветствуются, но все же не запрещаются. А вот в случае с заднеприводными товарищами ситуация совершенно обратная - сексуальные отношения между мужчинами, в литературной среде моего прошлого мира именуемые "яой", запрещены законом и караются пятью годами Азкабана. Почему дело обстоит именно так, а не иначе я не имею ни малейшего понятия, да и для меня это даже лучше. Впрочем, у волшебников все не как у нормальных людей и однополые отношения это самая вершина айсберга, ведь даже образы мышления мага и маггла совершенно различны.
   Поскольку учебный год подходил к своему концу, а у меня оставалось еще несколько незавершенных дел, то оставшиеся дни до прощального пира я посвятил их выполнению. Первым делом я выдрал изумруды из дверей в Тайную Комнату, ибо нефиг такими камушками разбрасываться. А потом все оставшееся свободное время потратил на зачарование одного из притащенных домовиками автоматов Томпсона, в просторечье именуемого Томми-ганом, попутно отправив шустрых ушастиков на добычу патронов к нему, а также большого количества осколочных гранат. На рожок были наложены чары незримого расширения, и теперь его емкость составляла двести патронов против стандартных двадцати. Ох и намучался я, пока научился накладывать эти чары, чтобы получился нужный мне результат. В обычном варианте пространство расширяется сразу во все стороны, а мне было необходимо только в одну, но спустя несколько десятков неудачных попыток у меня все же получилось добиться нужного результата. Хорошо, что сами магазины изготовить с помощью магии не составляло труда, главное чтобы был образец. Сам же автомат после завершения моих работ с ним полегчал на пару килограмм, обзавелся магическим глушителем и пламегасителем, была значительно снижена отдача, износ с помощью чар был уменьшен до почти, что нулевой отметки, как и нагрев оружия. Пришлось конечно повозиться но как по мне результат того стоил, ведь магия магией, а пуля в башку убивает ничуть не хуже Авады. Другое дело, что волшебник может закрыться физическим щитом, но ведь я и не планировал использовать огнестрел против магов.
   Автомат и гранаты мне потребовались для истребления всякой нечисти на территории будущего поместья, все же магический источник пусть и слабый привлекает множество самых разнообразных тварюшек, которые полакомиться человечинкой отнюдь не брезгуют. Собственно это и есть основная причина, по которой множество волшебников предпочитает жить среди магглов - пусть магический фон слабее, зато тебя никто не сожрет.
   Для непосвященного человека может показаться, что обычное оружие бесполезно против таких созданий как вампир или оборотень, но на самом деле это далеко не так. Дело в том, что обитающие в мире Поттерианы вампиры и оборотни совершенно не похожи на своих фентезийных собратьев и соответственно их качествами не обладают. Их сходство заключается в боязни серебра оборотнями и солнечного света вампирами, ну и в том, что обычных людей они обращают в себе подобных посредством укуса. В остальном же наблюдается полное различие, хотя по физическим данным и те и другие превосходят обычного человека процентов на тридцать - сорок. Так что зачарованный Томми-ган вполне сгодится для борьбы с этими "товарищами", тем более что пули летят быстрее заклятий, впрочем дробовик заряженный серебряной картечью для этих целей будет более уместен, но чего нет того нет, да и серебро жалко.
   А время меж тем летело и вот, наконец, наступил день Прощального пира. После традиционной речи Дамблдора, когда все приступили к набиванию желудков, я осуществил еще одну гадость, специально приготовленную для Поттера, Лонгботтома и близнецов Уизли. Собственно это была вторая часть моего плана мести близнюкам, а Золотой Дуэт попал под раздачу просто за компанию. Было очень сложно с помощью телекинеза незаметно подлить в кубки гриффиндорцев зелье, которое применяют волшебницы для увеличения размера груди, но я все-таки с этим справился. Жаль только, что как и в случае с Картой Мародеров, я не увижу последствий этой гадости, потому что это зелье действует медленно, но зато и убрать с помощью магии выращенные им сиськи будет трудно. Осуществление третьей и самой жестокой части моего плана я решил отложить до осени, когда ее реализация уже не сможет затронуть нужную мне цепь событий.
   Вечер этого дня был посвящен сбору вещей, которые доставят к месту моего обитания домовики. Я же с собой возьму только замаскированный под чемодан контейнер, с помещенным в него краеугольным камнем и уменьшенную метлу, так как при транспортировке активированного камушка нельзя пользоваться пространственной магией и мне придется везти его по воздуху, потому что глушить его нежелательно.
   Утро прошло как обычно: небольшая разминка, душ, завтрак, после которого студенты сели в запряженные фестралами кареты и отбыли в Хогсмит, к уже ожидающему их Хогвартс - Экспрессу. В купе я как обычно оказался вдвоем с Грейнджер.
   - Грейс, чем ты планируешь заниматься этим летом? - спросила подруга, когда поезд отъехал от Хогсмита и стало ясно, что в купе мы будем всю дорогу только вдвоем.
   - А у тебя есть какие-то предложения? - отвечаю ей вопросом на вопрос.
   - Нуу... Я хотела пригласить тебя в гости, если ты конечно не против.
   - Я-то не против, даже обеими руками за, но разве ты не поедешь с родителями во Францию, как изначально собиралась?
   - Мы поедем только в начале августа, а до этого я совершенно свободна, - ответила Гермиона.
   - Тогда жди меня, я как-нибудь заскочу, когда с делами разберусь. Только сначала тебе надо будет позвать одного из моих домовиков, чтобы он знал, куда меня переносить.
   - А разве домовой эльф может переносить волшебников? И что за дела у тебя появились, если это не секрет?
   - Домовик вполне может перенести волшебника и даже не одного, - отвечаю ей. - А дела... Дом я собираюсь строить. Я уже купила себе участок земли, и теперь дело осталось за малым.
   - Но разве ты не живешь со своими дядей и тетей? - спросила Грейнджер. - И как ты собираешься строить дом?
   - От родственников я ушла в прошлом году, а дом... Гермиона, солнышко, мы же волшебницы или погулять вышли?
   - Но нам запрещено колдовать вне школы! - воскликнула подруга.
   - На самом деле колдовать вне Хогвартса можно, но только осторожно, иначе поймают тебя злые дядьки авроры! - произнес я. - И уж точно при этом нельзя пользоваться купленными у Олливандера палочками, потому что на них стоят министерские следилки.
   - А тебе об этом, откуда известно?
   - Сейчас для таких разговоров не очень подходящее место, но обещаю, что летом все тебе расскажу.
   - Хорошо, но помни - ты обещала!
   - А я когда-нибудь свои обещания не выполняла?
   - Нет.
   - Вот и я о том же.
   Дальнейший путь мы проделали, болтая о всяческих пустяках. Заходила разносчица сладостей, но мы, не сговариваясь покупать ничего не стали и дамочке пришлось удалиться с кислым выражением лица. Наконец поезд стал снижать ход и спустя несколько мину остановился у платформы с дробным номером. Поджав пока основная масса студентов покинет вагон, мы вышли из него и направились к проходу в обычный мир. Мы миновали разделитель и Гермиона, заметив своих родителей, быстро попрощалась со мной и побежала к ним. Я же дождавшись пока подруга и ее родители покинут вокзал, поспешил сделать тоже самое, потому как пятая точка начала подавать недвусмысленные намеки о приближающихся неприятностях. Выйдя из здания вокзала, я быстро нашел безлюдное место, и наложил на себя Дезиллюминационное заклинание, которое с недавнего времени начало у меня нормально получаться. Затем я вернул метле нормальный размер, трансфигурировал контейнер с камнем в рюкзак, который сразу занял свое место у меня на спине. Сев на метлу я наложил мощный отвод глаз, как на нее, так и на себя и, убрав палочку, поднялся в небо Лондона, во время взлета, заметив одну очень приметную рыжеволосую женщину, стоявшую перед входом в здание вокзала Кингс - Кросс. Впрочем, мне на нее было наплевать - меня ждало очень насыщенное лето.

Глава 26

   - На кой хрен ты мне сдался?! - произнес я, всадив пулю в голову последнего упыря.
   Первая ночь на новом месте выдалась веселой, потому что как только стемнело, к палатке со всех мест полезли упыри. Видимо где-то недалеко находится их логово и это отнюдь не радостное известие, хотя что-то подобное я предполагал и готовился к этому. Впрочем, обо всем по порядку.
   Благополучно свалив от "любящей" мамашки я быстро добрался до Дырявого Котла. Изначально я собирался сразу из Хогвартса вылететь на свой участок, но мне понадобилось пополнить запас ингредиентов для зелий, поэтому-то я и ехал на поезде. Конечно, можно было бы посетить Косую в любой другой день, но я решил сделать это сейчас, чтобы потом не отвлекаться от строительства. Можно было послать домовика, вот только об этом я вспомнил только когда подходил к аптеке Манлпеппера. Как бы то ни было, запасшись ингредиентами, я отправился в полет.
   На свой участок я прибыл уже вечером. Домовики к этому времени установили палатку, разложили по местам вещи и, приготовив для меня ужин, маялись от безделья. Быстро поужинав, я наложил вокруг палатки защитные и сигнальные чары, и уже было собрался лечь спать, когда ко мне на огонек заглянули два десятка упырей. Проникнуть сквозь защитные чары эти бестолковые создания не могли, но их хрюканье и мычание не говоря уже об исходившей от них вони так меня взбесили, что я взялся за сокращение популяции этих тварюшек.
   Надо сказать, что упырь европейский и упырь славянский это совершенно разные существа. В странах бывшего СССР упырями именуют гулей, которые получаются при неудачном обращении человека в вампира, а в странах западной Европы упыри - это магические паразиты наподобие садовых гномов. Несмотря на то, что упыри тупее садовых гномов и могут только мычать, стонать и хрюкать, в отличие от способных на простой разговор гномов, различных пакостей от этих ведомых инстинктами существ ничуть не меньше, а в некоторых случаях и больше. Впрочем, весь мой интерес к различной нечисти был обусловлен исключительно поиском способов ее наиболее легкого и надежного уничтожения. Я не Уизли, которые вместо того чтобы уничтожить упыря, держат его вместо домашнего животного, поэтому достал Томпсон.
   - Начинаем побоище! - раздался мой громкий выкрик и вслед за ним прозвучал выстрел.
   После первого уничтоженного упыря я чуть не расстался со своим ужином, так как содержимое его разлетевшийся как перезрелый арбуз черепушки омерзительно пахло. Наверно это был самый отвратительный запах, который я когда-либо чувствовал за обе моих жизни, а ведь ингредиенты животного происхождения, используемые в зельеварении, тоже пахнут далеко не розами. С трудом справившись с рвотными позывами, я наложил на себя чары головного пузыря и продолжил отстрел упырей, количество которых стало очень быстро уменьшаться. Тварюшки не сразу сообразили, что их вообще-то убивают, но когда до них дошло, то они дружно обратились в бегство. Большую часть беглецов я успел уничтожить, но нескольким все же удалось уйти, поэтому решив отправиться прямо с утра на розыски их логова, я приказал домовикам убрать все следы бойни, а сам попытался хоть немного поспать.
   Заснуть в эту ночь мне так и не удалось и как только начало светать я, прихватив пару запасных магазинов и четыре гранаты, отправился на розыски упыревского гнезда. Обнаружил я его через два с половиной часа поисков, и оказалось оно всего в нескольких сотнях метров от руин замка, на месте которых я планировал строить свой дом. Такое соседство меня не устраивало, поэтому в темную дыру в земле, что являлась входом в логово, полетела граната. Я отскочил от входа на несколько метров и тут:
   БУБУХ!!!
   Прозвучал глухой взрыв, раздались вопли раненых упырей и едва я успел вскинуть автомат, как из норы вылезла каким-то чудом уцелевшая тварь и бросилась на меня. Короткая очередь и бездыханное тело упыря валится на землю. Здраво рассудив, что где уцелел один, там может уцелеть и второй я расщедрился на еще одну гранату. После взрыва я выждал несколько минут, а потом медленно проник в нору, в которой обнаружил семерых мертвых упырей и одного раненого, которого я тут же добил. Больше тварей не нашлось, и я поспешил покинуть это зловонное логово. Завалив с помощью магии вход, я поспешил вернуться к своей палатке, потому как одежду требовалось срочно сменить, да и помыться не мешало бы.
   Я привел себя в относительный порядок и, усевшись в транфигурированное мной из камня кресло мелкими глотками пил горячий кофе, обдумывая при этом события этой ночи и раннего утра. Появление упырей было для меня несколько неожиданно, но в тоже время говорило об отсутствии поблизости кого-то более опасного. Впрочем, защиту все равно придется устанавливать как можно скорее, иначе есть большой шанс оказаться схаванным какой-нибудь нечистью.
   Кстати о нечисти - зачарованный Томпсон показал себя с самой лучшей стороны, хотя это было и не удивительно, если принять во внимание его калибр. Другое дело, что дальность у него оставляет желать лучшего, но с другой стороны пуля калибром 11.43 мм обладает большим останавливающим действием и в борьбе с нечистью это является главным аргументом в пользу использования Томми-гана, хотя MP5K тоже должен быть неплох в этом деле. Ну а если мне понадобиться что-то помощнее, то тогда нужно подумать о приобретении HK G3 для средних дистанций, SPAS - 12 для ближних. Вот только достать все это будет непросто, особенно дробовик. Впрочем, задачи срочно раздобыть оружие передо мной не стоит и пока следует сосредоточиться на строительстве домика.
   Подремав пару часов, я принялся за установку защиты, пока что по временной схеме, так как постоянную имеет смысл сделать только когда краеугольный камень, от которого заклинания и будут запитаны, будет установлен на постоянное место. Пока же я решил ограничиться тем набором чар, которым пользовалось Золотое Трио в седьмой книге. Конечно, это далеко не лучший вариант, но для моих условий вполне хватит.
   Установка защитных заклинаний заняла у меня весь остаток дня, потому что надо было не только наложить их на местность, но и обеспечить их подпитку от камня, ведь без нее они через некоторое время просто выдохнутся и развеются. А на следующий день я наконец-то приступил к своей главное цели на это лето - постройке дома.
   С чего начинается любая стройка? С подготовки площадки, поэтому я сразу после завтрака принялся за разбор того, что когда-то было замком Певереллов, а сейчас представляло собой кучку камней. Первым делом я вытащил спрятанный мной родовой камень и перенес его в другое место, а затем стал с помощью заклинаний перемещать камни, из которых был построен замок на специально отведенное для них место. Позже я намеревался куда-нибудь их приспособить, да хотя бы дорожки из них сделать. Но все же, несмотря на то, что мне изо всех сил помогали домовики, закончить разбор завалов получилось только через неделю, так как замок был далеко не маленький. Результатом всего этого стали огромная гора камней и глубокий котлован, потому что подземелья замка оказались несколько больше чем я ожидал.
   А затем мне пришлось добывать стройматериалы. Разумеется, тратить на них деньги я не собирался, если их просто-напросто спереть у магглов, что не представляло никаких трудностей. Но сначала мне пришлось немного подготовиться, а именно купить небольшой чемодан и наложить на него расширение пространства вместе с облегчением веса. Поскольку энергию при этом я брал из краеугольного камня, то объем получился впечатляющий. Ну а затем я совершил череду налетов на склады с нужными мне материалами. Интересовали меня только кирпич, железобетонные блоки и цемент, то есть то, что я не могу сделать сам даже при помощи магии или же их изготовление займет слишком много времени. Какого-либо расследования внезапной пропажи такого количества стройматериалов со стороны аврората я совершенно не опасался, ведь даже если об этой пропаже волшебники и узнают, то не придадут ей особого значения или же спишут на воровство со стороны самих магглов. Вот если кто-то ограбит банк с помощью магии тогда да, доблестный аврорат будет землю рыть и искать виновника, а так...
   На все приготовления пришлось потратить одиннадцать дней: пока нашел расположение нужных мне складов, пока натырил материала, причем даже навскидку его я утащил раза в три больше необходимого, пока раздобыл все необходимые инструменты. В общем, запасся я капитально. А потом началось собственно строительство.
   Чем магическая стройка отличается от аналогичной маггловской? Тем, что своими руками маг не делает совсем ничего, ведь для всех манипуляций у него есть соответствующие заклинания. В каноне они были представлены только заклинанием долота, но на самом деле их напридумано огромное количество, буквально на все случаи жизни. Единственный недостаток и он же достоинство - это длина этих чар. Недостатком я это считаю из-за того что чем длиннее заклинание тем больше возможность ошибиться при его выполнении, а достоинством потому что при большей длине увеличивается точность. Например, можно зачаровать кирпичи, что они сами уложатся настолько идеально, как не сможет сделать самый опытный строитель, имеющий под рукой все необходимые инструменты. Другое дело, что само зачаровывание длится около десятка минут и выжимает буквально все соки. Хорошо, что у меня есть практически безграничный источник энергии.
   Но все же строительство далось для меня тяжело - попробуй весь день почти без перерывов махать палочкой, при этом зачитывая длинные, в несколько сотен слов заклинания. К вечеру у меня в голове была только одна мысль - как бы добраться побыстрее до койки и поспать. В аналогичном состоянии были и домовики, которые тоже не сидели без дела, носясь по стройплощадке подобно мини-ракетам и снимая с меня довольно значительную часть работы. Взяв стахановский темп, я даже не заметил, как в один из дней прибыл обещанный Дамблдором учитель аппарации. Случилось это знаменательное событие аккурат в тот момент, когда я с помощью левитации устанавливал железобетонную плиту перекрытия между первым и вторым этажами и от сработавших сигнальных чар я чуть ее не уронил. С грехом пополам установив ее, я обернулся и заметил идущего в моем направлении мужчину, который после нескольких секунд разглядывания был опознан мною как Ремус Люпин. Выглядел он точь в точь как в каноне - изможденный внешний вид, седина в волосах, потрёпанная мантия с многочисленными заплатами. Ну да, Дамблдор же говорил о том, что одному из его знакомых срочно требуется работа, но вот то, что это будет Люпин я никак не ожидал. Неужели Потник-старший не мог хоть куда-нибудь пристроить своего друга - оборотня. Или уже не друга?
   - Добро пожаловать в поместье "Железный Дракон"! - произнес я, когда гость подошел поближе.
   - Здравствуйте, - ответил он, - Мисс Эванс, если я не ошибаюсь?
   - Она самая. Грейс Лилит Эванс, - представился я.
   - Ремус Джон Люпин, - ответил гость, пожимая мою руку.
   - Я полагаю, что вы и есть тот самый учитель, которого обещал найти для меня профессор Дамблдор? - сразу перешел к делу я.
   - Да, Альбус говорил мне, что вы хотите обучиться аппарации, но... - Люпин немного замялся.
   - Вы считаете, что у меня не хватит на это сил? - воспользовавшись его заминкой, в лоб спросил я.
   - Да. Аппарация это очень энергозатратная область магии и я еще не встречал волшебников или волшебниц способных пользоваться ею в таком юном возрасте как у вас.
   - Все когда-то бывает в первый раз, - пожав плечами, ответил я. - Вы что предпочитаете, чай или кофе?
   - Чай, если можно.
   - Банан! - позвал я домовика. - Сделай мистеру Люпину чай, а мне кофе. И печеньки не забудь!
   Домовик козырнул и отправился выполнять приказ, а я стал наблюдать за находящимся в ступоре от внешности моего домового эльфа Люпином. Ну да, выглядит он необычно - вместо традиционной наволочки военная форма, ботинки и каска на голове, но все же это не должно настолько сильно действовать на волшебников. Или я ошибаюсь?
   - У вас есть домовик? - отмер наконец-то Люпин.
   - Целых три, - похвастался я, чем окончательно разрушил самообладание оборотня, и на его лице выступило ничем не прикрытое изумление. - Профессор Дамблдор был столь любезен, что уступил мне их по дешевке.
   - Но почему он так выглядит?
   - Мне так больше нравится.
   Разговаривая, мы подошли к палатке, возле которой располагался небольшой стол и на нем уже стояли дымящиеся чашки и большая вазочка с печеньем. Усевшись на принесенный услужливым домовиком стул, я сделал несколько глотков ароматного кофе и спросил:
   - Мистер Люпин, вы не будете возражать, если к нашим занятиям присоединится моя подруга? Разумеется, все это будет оплачено.
   - А вы уверены в том, что вашей подруге хватит для этого магических сил?
   - Более чем, - ответил я.
   - Тогда с моей стороны не будет никаких возражений.
   - Кстати, как у вас обстоят дела с ЗоТи? - спросил я.
   - А почему вы этим интересуетесь? - вопросом на вопрос ответил Люпин.
   - Потому что в Хогвартсе преподаватели по этому предмету совершенно некомпетентны. В прошлом году был пересказывающий слово в слово учебник трусливый заика, в этом же полный неумеха неспособный даже с пикси справиться.
   - Могу вас уверить, что в этом году преподаватель будет достаточно компетентный, - усмехнувшись, произнес Люпин.
   - Рискну предположить, что это будете вы, - высказал я вроде как догадку, решив проверить, повторится ли в этом моменте канон или нет.
   - А вы весьма проницательны. Действительно в этом году преподавать ЗоТи буду я.
   - Но вы же не откажетесь дать мне и моей подруге несколько частных уроков? - спросил я.
   - Не откажусь.
   - Отлично, тогда нам осталось договориться об оплате, и мы можем приступать. Пять галлеонов за один час занятий вас устроят?
   По-моему не согласится на такое предложение только дурак, тем более предложение сделал очень щедрое. Как я узнавал зарплата министерского чиновника уровня того же Артура Уизли составляет около семидесяти галлеонов в месяц. Тем более Люпин не дурак и должен понимать, что одним-двумя уроками дело не ограничится.
   - Это более чем щедрое предложение, мисс Эванс, - удивленно сказал Люпин.
   - Так вы согласны?
   - Да, я согласен.
   - Когда мы сможем приступить к занятиям? - спросил я.
   - Если вы не возражаете то в среду, седьмого июля.
   Понятное дело, что раньше он и не сможет, ведь в воскресенье будет полнолуние, а потом еще пару дней Люпин будет ловить отходняк.
   - Хорошо, будем считать, что мы обо всем договорились, - подвел я итог разговора и протянул незаметно призванный мной туго набитый мешочек оборотню. - Ваш аванс - пятьдесят галлеонов.
   - Я не могу столько принять, - стал отнекиваться Люпин.
   - Мистер Люпин, неужели вы думаете, что мы ограничимся несколькими уроками? - произнес я, и после подтверждающего кивка оборотня продолжил. - Неет! Мы от вас не отстанем до тех пор, пока вы не научите нас всему, что умеете сами!
   И предвкушающе улыбнуться. Люпин от моей улыбки побледнел и стал, как он думал незаметно, оглядываться по сторонам в поисках путей отступления. Хех, не думал, что моя улыбка оказывает на людей такое действие. Хотя я на публике предпочитаю не демонстрировать какие-либо эмоции, и моих улыбок почти всегда удостаивается Гермиона, в те моменты, когда мы наедине, а она совершенно особый случай.
   - Что ж, это решительно меняет дело, - ответил он наконец, и взял кошелек.
   - В таком случае я жду вас здесь в среду, в десять часов утра, - сказал я, вставая из-за стола. - До свидания мистер Люпин.
   - До свидания, мисс Эванс, - ответил оборотень и аппарировал с негромким хлопком.
   Я хмыкнул и, позвав Банана, приказал сделать мне еще чашку кофе. Домовик исполнил этот приказ и я, прихлебывая бодрящий напиток, принялся обдумывать недавний разговор. Странно, что Люпин не был удивлен ни моей стройкой, ни тем, что я спокойно колдую летом, когда несовершеннолетним это запрещено. Хотя его перед отправкой сюда наверняка инструктировал Дамблдор, который и дал ему портал, потому как директор Хогвартса на данный момент единственный человек, знающий мое текущее местонахождение. На мой взгляд, это единственное логичное объяснение отсутствия со стороны Люпина вопросов по поводу колдовства летом. А вот факт того что Дамблдор прислал своего ручного оборотня, не самого слабого волшебника, говорит о многом. Лидер ордена Феникса явно рассчитывает увидеть меня в рядах своей организации, иначе прислал бы кого-нибудь другого, а не довольно сильного боевика. Альбус отлично понимает, что после убиения мною Квиррелла в конце первого курса я занял одну из верхних строчек в списке врагов Волди, но так как во мне никаких хоркруксов нет, то он решил улучшить мою подготовку к грядущим событиям. Впрочем, если бы он прислал Муди, то тогда я бы струхнул, ведь это значило бы то, что на место победителя Волдеморта назначили меня. Но раз Дамблдор прислал Люпина, то из этого следует, что Избранный по-прежнему Поттер.
   Мне еще интересно вот что: почему Люпин так отвратительно выглядит, словно у него денег нет даже на еду? Ладно, в каноне он остался один, но здесь-то Поттеры остались живы и неужели они не могут помочь своему другу с работой. Или же их дружба уже закончилась? Если так, то почему это произошло? Впрочем, гадать можно до бесконечности, а дела не ждут. К тому же надо будет навестить Гермиону и обрадовать ее возможностью получения новых знаний. Одним глотком допив кофе, я глубоко вздохнул и отправился продолжать свою работу.

***

   Сидящий за одним из столиков в Дырявом котле Ремус Люпин устало откинулся на спинку стула. Сегодняшний день для оборотня складывался очень удачно - впервые за долгое время он смог наестся досыта. Полуголодное существование Люпин вел отнюдь не по своей воле - из-за нового закона, протащенного через Визенгамот ярой ксенофобкой Амбридж, он нигде не мог устроиться на работу, а воровать подобно другим оборотням ему не позволяла гордость. В этих условиях предложение директора Хогвартса о занятии Ремусом поста преподавателя Защиты от Темных Искусств было воспринято оборотнем как чудо, а предложение поработать репетитором у одной из талантливых учениц еще одним чудом.
   Несмотря на все предупреждения директора Хогвартса, прозвучавшие в коротком инструктаже, о том, что девочка очень талантлива и по силе и знаниям уже сейчас не уступает выпускникам, Ремус до последнего в это не верил, прекрасно помня как учителя расхваливали "таланты" его бывших друзей. Но увиденное им лишь подтвердило слова старого волшебника, утверждавшего, что со временем Грейс Эванс сможет превзойти его достижения.
   Когда сработал выданный Дамблдором портключ и перенес его на лесную полянку, оборотень смог почувствовать срабатывание нескольких сигнальных заклинаний в большом количестве наложенных на место его прибытия. Поддавшись любопытству он потратил несколько минут чтобы определить какие именно были наложены заклинания и с удивлением отметил факт того что некоторые из них ему незнакомы, а ведь во время учебы он прочитал о них все что было в библиотеке Хогвартса. Дальнейшее только подтвердило слова Альбуса о таланте девочки, которая казалась Ремусу смутно знакомой. Получив же подтверждение словам Дамблдора, Люпин в разговоре с будущей ученицей занял ведомое положение и только один раз попытался отстаивать свою позицию. И то под напором новых аргументов был вынужден с ней согласиться. Впрочем сейчас оборотень ни о чем не жалел - выданный ему аванс позволил Люпину в кои то веки привести себя в порядок и сытно поесть. А то, что обучать ему придется не одного, а двух человек и не только аппарации, но и защите:
   - Что ж, - произнес он вслух, - так даже лучше. Смогу набраться опыта в преподавании.
   С этими словами оборотень встал из-за стола и направился к проходу в Косую Аллею - ему срочно потребовались кое-какая литература.

Глава 27

   Навестить подругу я решил в пятницу, второго июля. Но перед этим мне нужно было посетить Косую Аллею, ибо, во-первых негоже идти в гости без презента, а во-вторых мне нужно было посетить "Гринготтс".
   Ранним пятничным утром я надел более-менее приличную одежду, ну как приличную, синие обтягивающие джинсы, белая футболка и кроссовки. Все остальное либо стало приходить в негодность из-за слишком частого применения магии, либо просто не нравилось. В таком виде я, воспользовавшись портключом, перенесся в тупик рядом с "Дырявым котлом".
   Косая Аллея встретила меня привычным шумом и гамом торговой улицы, и я не обращая ни на что внимание, проследовал в "Гринготтс". Как и всегда гоблины занимались показухой - пересчитывали монеты, время от времени бросая раздраженное "Лепрекон!", рассматривали драгоценные камни или же просто что-то записывали в огромных гроссбухах. Я подошел к одному из свободных гоблинов и, достав ключ, произнес:
   - Добрый день, Кровожад! Я хочу посетить свой сейф.
   - Ключ, пожалуйста! - требовательно произнес гоблин.
   Я протянул требуемый предмет работнику банка, и принялся дожидаться, пока тот не проверит ключик на предмет подлинности. Гоблин минут пять придирчиво разглядывал артефакт, коим и является любой ключ от сейфа в "Гринготтсе". Наконец Кровожад закончил проверку и, вернув мне ключик, сказал:
   - Следуй за мной.
   Поездка до моего хранилища прошла как обычно, то есть напоминала катание на американских горках. А вот в самом хранилище, едва зайдя в него, я заметил изменения - золота, которого и так была не маленькая горка, стало значительно больше. Похоже, что Дамблдор уже приступил к продаже василиска и успел перевести на мой счет часть моей доли от реализации ингредиентов. Точный размер суммы я установил, просмотрев специальную книгу прихода и расхода, имеющуюся в каждом сейфе. По ней выходило, что первого июля произошло поступление в размере ста пятидесяти тысяч галлеонов.
   - Нехило, - пробормотал я вполголоса, в это время, наполняя кошель золотыми кругляшами. Делал я это, разумеется, не вручную, а с помощью специального артефакта имеющегося в сейфах состоятельных клиентов гоблинского банка. По сути своей это был хитро зачарованный ковш, и с его помощью можно было быстро и точно отмерить необходимую сумму денег. Девайс архиполезный, ведь если одну - две сотни монеток еще можно быстро набрать вручную, то вот тысячу, как я сейчас, уже не получится. А ведь некоторым волшебникам бывает нужно в короткий срок отсчитать и не один десяток тысяч монеток, поэтому для упрощения и ускорения этой процедуры и был создан данный артефакт.
   Закончив наполнение кошелька, я вышел из сейфа, который тут же был заперт гоблином. Еще одна безумная поездка на тележке и вот я уже выхожу из здания "Гринготтса".
   Следующим пунктом моего плана был небольшой шоппинг, но сначала я решил немного полакомиться мороженым, для чего завернул в кафе Фортескью. Вот что у волшебников мне нравится так это мороженое. Поправка: натуральное мороженое, на сто процентов состоящее из натуральных продуктов. Никакая подобная продукция мира магглов не идет ни в какое сравнение даже с обычным пломбиром производства Фортескью. Решив не отказывать себе в маленькой слабости, я посетил эту обитель сладкоежек и парочку порций шоколадного мороженого, которое с большим удовольствием слопал.
   Насладившись отменным мороженым, я заглянул в магазин подержанных вещей. Интересовали меня там только книги, в которых иногда можно было найти немало ценного, да и иностранная литература в этом магазинчике встречалась в отличие от "Флориш и Блоттс". У господина Флориша продавалась только одобренная министерством литература, которой, по моему мнению, можно только подтереться. Ярким примером этого служит учебник ЗоТи за третий курс. Только идиот может предложить бороться с боггартом путем превращения его во что-то смешное с помощью заклинания "Риддикулус", ведь столкнувшись с самым большим своим страхом человеку резко становиться не до смеха. В каноне Молли Уизли ведь так и не смогла его одолеть, даже зная, что перед ней иллюзия созданная призраком. И это далеко не единичный пример бредовых способов самозащиты - весь учебник для третьего курса полон такими вот "идеями". А вот в старых книгах рекомендованы совсем другие методы.
   В лавке подержанных вещей я проторчал около часа, просматривая и отбирая понравившиеся мне книги. Таких набралось около двух десятков, в основном это были справочники по рунам и зельям, но парочка книг была посвящена высшей трансфигурации, а еще одна составлению заклинаний. И все это богатство обошлось мне всего в восемь галлеонов и три сикля.
   Следующей остановкой стала аптека, в которую я зашел для покупки нескольких баночек "Чистотела". Мазь эта предназначается для ухода за кожей, но у нее есть один побочный эффект - на том участке, где она была нанесена, выпадают волосы и не отрастают довольно продолжительное время. Такая вот магическая депиляция, хе-хе. Собственно из-за этого эффекта я ее и купил, потому как остальные способы избавления от лишней растительности на теле либо не внушали доверия, либо доставляли неприятные ощущения. Еще я купил несколько сердечных жил дракона, которые собирался использовать для палочек и довольно большое количество драконьей кожи.
   Шкурка огнедышащей рептилии нужна была для изготовления некоторых частей костюма, а именно ботинок и сапогов - чулок. Я долго размышлял над тем, какой вариант обуви будет предпочтительней и так ничего не выбрав решил сделать оба, а потом сравнить их друг с другом. В конце концов, запас, как известно карман не тянет.
   На этом цель моего посещения Косой Аллеи была достигнута, и я поспешил покинуть это место, так как постоянные презрительные, а иногда и откровенно ненавидящие взгляды волшебников откровенно раздражали. Виновата во всем была моя маггловская одежда по меркам магического мира слишком откровенная, о чем мне не преминула сообщить одна старуха, обозвав грязнокровной шлюхой, за что получила от меня небольшой сглаз. Я же сделал себе в уме заметку получше следить за языком, а то вот брякнул в сердцах "Чтоб у тебя язык отсох!" когда она отошла и вуаля, желание исполнилось. Отсохнуть он, конечно, не отсох, но парализовало его качественно, и ведьма была вынуждена срочно отправиться в Мунго. А ведь чем сильнее я буду становиться, тем больше будут последствия подобной несдержанности. Хорошо хоть никто не заметил, как я сглаз насылал, а то некоторые личности вполне могли авроров вызвать, чтоб наказать зарвавшуюся магглокровку.
   Из Косой я направился прямиком к Грейнджер, для чего вызвал домовика и приказал ему переместить меня к дому подруги. Эльф приказ выполнил и вот я стою перед небольшим коттеджем.
   Дом, в котором жила подруга, ничем не выделялся на фоне остальных и был внешне немного похож на дом Дурслей, словом совершенно обычный типовой коттедж, клоны которого располагались по обеим сторонам улицы.
   Немного посмотрев по сторонам и не заметив свидетелей моего прибытия, я подошел к входной двери и нажал на кнопку звонка. Секунд сорок ничего не происходило, потом послышались тихие шаги, дверь открылась и передо мной предстала Гермиона. Не успел я и слова сказать, как оказался заключен в ее костедробильные объятия, на которые впрочем, ответил своими.
   - Привет Гермиона.
   - Привет Грейс, - ответила подруга, размыкая объятия и давая мне тем самым возможность свободно дышать. - Проходи.
   Я проследовал за девушкой и оказался в небольшой уютной гостиной. Как только мы устроились в креслах, Гермиона тут же спросила:
   - Почему ты приходила раньше? - в голосе Грейнджер присутствовало едва заметное недовольство.
   - Прости Герми, совсем замоталась, - отвечаю покаянным тоном. - Но зато сейчас я пришла не с пустыми руками.
   - О чем ты говоришь? И прекрати уже сокращать мое имя! - в который раз воскликнула она.
   - О чес я говорю? Я же обещала, что расскажу тебе о том, как можно колдовать летом и не попадаться министерству и даже больше того - нашла для нас обеих учителя аппарации и ЗоТи. Он, кстати в этом году будет преподавать в Хогвартсе.
   - Но аппарировать до семнадцати лет запрещено и к тому же необходимо не только ее изучить, но и получить лицензию в министерстве магии!
   - Бред, - возразил я. - Аппарация запрещена, потому что у почти всех волшебников в возрасте до шестнадцати лет просто-напросто не хватит на нее сил или концентрации. В этом случае почти всегда случается так называемый расщеп и неудачливый волшебник может погибнуть, если рядом не окажется кого-то другого, кто сможет вовремя оказать необходимую помощь. У нас же с тобой и того, и другого в избытке и к тому же рядом будет опытный маг, так что ничего страшного не случится. Ну а что касается лицензий... Лицензия, Герми, это просто обычная бумажка, которая, однако, стоит немалых денег, которые я найду, как потратить с куда большей пользой.
   - Ладно, убедила. Но ты так и не сказала, как у тебя получается колдовать летом и избегать за это наказания?
   - Тут все очень просто - достаточно использовать незарегистрированную палочку и все, Надзор тебя не видит.
   - Так просто? - неверяще спросила она.
   - Не совсем. Сложность состоит в том, чтобы найти эту самую палочку.
   - Но как тогда тебе удалось это сделать?
   - Пришлось научиться изготавливать их самой, - ответил я, наслаждаясь выражением крайнего удивления, показавшимся на лице подруги.
   Впрочем, это длилось недолго, и уже вскоре девушка смотрела на меня своим типичным пытающим взглядом, обещающим великие муки, если я все сейчас же не расскажу.
   - Ну вот только не надо на меня смотреть так, как средневековый инквизитор на пойманную ведьму. Если тебе это так интересно, то я могу отдать тебе свои записи, в которых все подробно описано, но может быть будет проще, если я сделаю ее для тебя.
   - Ладно, уговорила. Но записи ты мне дашь.
   - Хорошо-хорошо, - быстренько согласился я. - Кстати, у меня для тебя кое-что есть.
   С этими словами я достал из сумочки пару баночек "Чистотела". Я ведь и покупал его в таком количестве потому, что часть собирался презентовать подруге.
   - Что это? - спросила Гермиона.
   - Это подруга очень полезная для любой девушки мазь под названием "Чистотел". Предназначена она для ухода за кожей, которая после применения этой мази становится гладкой и шелковистой, ну а в качестве побочного эффекта она работает как депилятор.
   - Класс! - воскликнула девушка. А на магглов она действует?
   - Да, действует. Ты хочешь поделиться со своей мамой?
   - Ага, - подтвердила она, и, схватив баночки, умчалась куда-то наверх.
   Впрочем, Гермиона быстро вернулась и видимо вспомнив правила гостеприимства, предложила мне выпить по чашечке чая. Отказываться я разумеется не стал, и вскоре наслаждаясь вкусом отменного "Эрл Грея" мы принялись обсуждать темы наших летних уроков с Люпином. Довольно быстро мы пришли к мнению о том, что нужно будет сосредоточиться на дуэлях и аппарации, а все остальное он может показать и в Хогвартсе. А потом нам надоело сидеть в четырех стенах, и мы решили немного прогуляться. Гермиона быстро сбегала в свою комнату, где переоделась в такую же одежду, как и у меня и мы, взявшись за руки, медленным шагом пошли по полупустынным улочкам, болтая о всяких пустяках.
   - Давай зайдем, - предложил я, заметив большой магазин одежды.
   К этому моменту мы уже вышли из жилого района и то тут, то там стали попадаться различные магазинчики.
   - У меня с собой денег нет, - вздохнула Грейнджер.
   - Пустяки, - отмахнулся я. - У меня есть. Пошли.
   Из магазина мы вышли только через пару часов, держа в руках по объемному пакету.
   - И все-таки я считаю, что красный это как-то слишком, - произнесла Гермиона, продолжая начатый около часа назад спор.
   - А я все также тебе отвечаю, что мне красный нравится больше чем зеленый, хотя фиолетовый тоже неплох, - ответил я ей.
   Спорили мы о цвете нижнего белья, коего накупил я в большом количестве. Сделал я это потому что: во-первых, носков, трусов и лифчиков много не бывает, особенно носков, которые изнашиваются просто с космической скорость так, что даже "Репаро" не помогает, а во-вторых, мне нужен был образец, по которому в будущем я буду изготавливать артефактную одежду. Поэтому я и накупил большой количество нижнего белья с целью определить наиболее удобный образец, а что же касается цвета... Ну не переношу я зеленый и все тут. А вот Гермионе зеленый и желтый понравились.
   Покупки мы отметили походом в Макдоналдс, предварительно зайдя в безлюдное местечко и отправив пакеты с ними в дом Гермионы с помощью Банана. Правда подруга была шокирована, когда увидела, сколько я ем. До этого ей не доводилось наблюдать сию картину, поэтому с каждым уничтожаемым мной гамбургером ее глаза открывались все шире и шире.
   - Что? - спросил я, когда Гермиона от удивления даже приоткрыла свой ротик.
   - Как ты можешь столько есть?
   - Легко, - отвечаю ей. - И нет, растолстеть я не боюсь, потому что много двигаюсь, и все лишние калории сжигаются. Ну, почти все, - поправился я, скосив глаза на эти самые почти все.
   Девушка проследила за направлением моего взгляда и тихо вздохнула. У нее, как и у матери, был только первый размер, и увеличиваться он не собирался совсем.
   - Не вздыхай. По моему тебе маленькие очень даже идут, ну а если все же хочешь отрастить себе побольше, то у меня есть специальное зелье.
   - Хочу! - однозначно высказала свое мнение подруга.
   - Хорошо, я пришлю его тебе с домовиком.
   Кстати о зелье. Интересно, как там поживают жертвы моей маленькой мести? Отросли у них сиськи или нет? И если отросли, то какие, и смогли ли их убрать? Жаль до сентября точно не узнаю.
   Выйдя из Макдоналдса, мы неспешно двинулись по направлению к дому Грейнджеров и спустя полчаса достигли его.
   - Останешься? - спросила Гермиона, когда мы подошли к входной двери.
   - Я бы с радостью, но дел невпроворот, - ответил я ей.
   - Тогда, пока, - произнесла она, обняв меня.
   - Пока, - сказал я, отвечая на объятие и добавил. - Будь готова в среду к половине десятого утра.
   - Буду.
   Подруга открыла дверь и зашла в дом, а я предварительно оглянувшись по сторонам в поисках случайных свидетелей, вызвал домовика, который перенес меня к моему пока еще недостроенному домику.

Глава 28

   Вернувшись от Гермионы, я с удвоенным темпом принялся за строительство дома, решив до среды подвести его под крышу. Работая двадцать часов в сутки, я с бешеной скоростью продвигал процесс постройки вперед, и даже ночь не была мне помехой, так как всю стройплощадку освещало мощное световое заклинание. Уже к понедельнику был полностью завершен второй этаж, а во вторник крыша. Правда пришлось перед этим поработать в роли лесопилки, но тут меня снова выручила магия. Хвала Мерлину и Моргане за то, что волшебники придумали такое множество специализированных заклинаний. Так, например, деревянный брус любого размера можно получить с помощью трансфигурации, нужно только при выполнении заклинания точно указать нужный размер, учитывая при этом закон сохранения массы. Исходным сырьем могут служить даже простые мелкие сучья, главное чтобы было набрано необходимое для конечного результата количество древесины.
   Вообще же такое возможно только тогда, когда при превращении множества разрозненных объектов в один не происходит изменения сути превращаемых предметов, то есть в данном случае дерево так и остается деревом. Вот если бы я попытался трансфигурировать эти сучки в железный брус, и у меня хватило бы на это сил, то по истечению некоторого времени, которое обусловлено количеством вложенной в заклинание маны, железяка снова бы стало кучкой деревянных сучков. А так деревянный брус, полученный с помощью этого метода, навсегда остается деревянным брусом и на него даже отменяющее превращение заклинание не действует. В общем, все то же самое, как и при изготовлении мной драгоценных камней.
   Нельзя сказать, что быстрая достройка дома далась мне легко. Наоборот, к концу моего сверхдлинного рабочего дня я падал на землю не в силах пошевелиться. Хорошо, что у меня есть домовики, которые поднимали с холодной земли мою тушку, тащили ее в палатку, отмывали, переодевали, кормили с ложечки, а потом и укладывали в кровать. Без этих реактивных ушастиков я не смог бы столько сделать за такой короткий промежуток времени, но с ними у меня получилось превозмочь.
   Вечером во вторник без семи минут одиннадцать я закончил работу над крышей и, осознав это, растекся лужицей счастья, к счастью в переносном смысле этого выражения. Кое-как добравшись до своей койки я, не раздеваясь, рухнул на нее, не обращая при этом никакого внимания на окружающее. Очнулся я в ванне, в которой мою бренную тушку отмывали домовики. Ну как отмывали, наполнили ванну горячей водой, зачаровали мыло с мочалкой и удерживали меня телекинезом так, чтобы был свободный доступ ко всему телу для выполняющих свое предназначение предметов.
   - Черт, как же хорошо! - простонал я.
   Только ушатавшись до потери сознания можно научиться получать огромное удовольствие от таких вот, казалось бы, рядовых моментов.
   Из ванны я уже выбирался сам, превозмогая конечно, но сам, правда, сил хватило только добраться до кровати, забравшись в которую я мгновенно заснул мертвецким сном.
   Проснулся я как ни странно довольно рано, в начале восьмого утра. Немного повалявшись в постели, из которой вылезать ну совершенно не хотелось, я все же переборол себя, и после утренних гигиенических процедур с наслаждением пил кофе. Вдруг рядом появился Танк, держащий в руках свежий номер "Ежедневного Пророка", взяв который я принялся за чтение. На одной из последних страниц я заметил небольшую статью:
   СОТРУДНИК МИНИСТЕРСТВА МАГИИ ВЫИГРАЛ ГЛАВНЫЙ ПРИЗ
   Артур Уизли, глава Отдела по борьбе с незаконным использованием изобретений магглов, выиграл Главный приз, который ежегодно разыгрывает газета "Ежедневный Пророк".
   - Летом мы съездим к моему старшему сыну в Египет. Билл работает разрушителем проклятий в местном отделении банка "Гринготтс", -- сообщил нашему корреспонденту счастливый мистер Уизли.
   Семья Уизли в течение месяца будет отдыхать в Египте и вернется к началу учебного года. Четверо детей Уизли учатся в школе "Хогвартс".
   ­К статье прилагалось и колдография с запечатленным на ней семейством ласок, стоящих на фоне египетских пирамид. В самом центре стояла Седьмая с сидящим на ее плече Петтигрю, по бокам от нее двое из ларца, левее Третий вместе с незнакомым мне представителем семейства Уизелов, сразу за Седьмой старшие Уизлюки, а правее был Билл, которого я опознал по длинным, собранным в конский хвост волосам. Получается что единственный незнакомец это Чарли Уизли, драконолог.
   Прочитав эту статью, я с огромным трудом удержался от того, чтобы не побиться головой обо что-нибудь. Уизли такие Уизли! Лучше бы одежду детишкам своим купили, а не проматывали выигранные деньги! Хотя о чем это я - волшебники и здравый смысл понятия, за редкими исключениями не совместимые. У семейства ласок, на мой взгляд, мозги присутствуют только у двух старших сыновей, а все остальные члены рыжей семьи их напрочь лишены.
   Дочитав до конца газету, я посмотрел на часы и отправил Банана за Гермионой, так как время уже было двадцать минут десятого. Подруга появилась сразу, видимо уже давно сидела в полной готовности и ждала домовика.
   - Привет, - произнесла Грейнджер и замерла с открытым ртом.
   - Привет, - поздоровался я.
   Проследив за направлением ее взгляда, я понял, что так ее удивила моя стройка. Ну да, прошел только месяц как мы вернулись из Хога, а у меня уже дом построен.
   - Рот закрой, ворона залетит, - произнес я с весельем в голосе.
   - Как? - только и могла она выдавить из себя.
   - Это Магия, Герми, - придав себе вид мудреца, ответил я ей. - А если серьезно, то перед тобой результат каторжного труда, как умственного, так и физического.
   - Но ты же не вручную все это делала, а с помощью магии.
   - Магия то магией, а палочкой махать по двадцать часов в сутки отнюдь нелегко.
   - Двадцать часов?! - воскликнула она. - Если бы я тебя не знала, то подумала бы, что ты мне врешь. Когда же ты спала?
   - А как придется. Главным было закончить строительство пока погода хорошая. Впрочем, самое веселое еще впереди, ведь мало построить дом, его еще надо отделать и наложить огромное количество заклинаний. Так что мне еще работать и работать.
   - Все равно за месяц ты сделала очень много.
   - Две недели, - поправил я Гермиону. - До этого была подготовка. А вот и наш учитель появился.
   Люпин и правда, только что показался из-за деревьев. Аппарировал он на ту же полянку, куда в прошлый раз его перенес портключ. Собственно, то место я собирался сделать площадкой для аппарации, а всю остальную территорию закрыть от перемещений специальными заклятиями. Сейчас же запрет на пространственную магию распространялся только на пару сотен метров от места стройки, вся же остальная территория была не защищена.
   Приглядевшись к оборотню, я заметил, что по сравнению с нашей прошлой встречей он выглядит куда более презентабельней, несмотря на прошедшее полнолуние. Новая мантия, хоть и дешевая, более сытый вид, приобретший некоторую твердость взгляд - все это свидетельствовало о том, что выдать ему аванс было очень правильной идеей. Сделал я это потому, что Люпина мне было по человечески жалко, да и как-то не верилось в то, что он сам стал таким нытиком. Скорее всего, его еще ребенком начали обрабатывать, вбивая в голову мысль о том, что оборотни существа даже не второго, а третьего сорта. Вот и получился из него такой нытик и мямля и даже так называемые друзья это не смогли искоренить, если конечно они пытались это сделать. Во всяком случае, на моей памяти таких попыток не было. Впрочем, мне это только на руку, потому как Люпина я намеревался прибрать к рукам и сделать это было довольно просто - надо всего лишь дать ему одну из моих тетрадей, в которой описан ритуал, превращающий оборотней в анимагов.
   Этот ритуал я нашел в библиотеке Выручай-комнаты, когда производил выписки из книг. Почему о нем никто не знал? Тут ответ прост - эта книга была написана в пятнадцатом веке и существовала в единственном экземпляре. Так что нет ничего удивительного в том, что ликантропия считается неизлечимой. Новые же изыскания в этой области если и проводятся, то результатов не дают, потому что не там ищут. Оборотничество это ведь результат проклятия, относящегося к Магии Крови, а она является запрещенной во всей Европе дисциплиной, и если где-то информация по нужному ритуалу была, то ее уже либо уничтожили, либо она пылится у кого-нибудь в фамильной библиотеке. Как впрочем, и множество других полезных знаний, о которых все успели позабыть за их ненадобностью.
   Ритуал, кстати, довольно прост, и его провести сможет и сам Люпин в одиночку. Главное только правильно подать ему эту информацию и у меня появится преданный лично мне взрослый и опытный волшебник. Я ведь отлично помню, что Люпин ненавидит свою пушистую проблему и за подаренную возможность избавиться от нее он будет мне ноги целовать, хотя такое меня не интересует. Впрочем, я найду ему применение.
   - Здравствуйте мисс Эванс, мисс... - произнес подошедший оборотень.
   - Грейнджер, сэр. Гермиона Грейнджер! - представилась подруга.
   - Добрый день мистер Люпин, - поздоровался я.
   - Вижу, вы уже готовы и с нетерпением ждете начала занятий, - полувопросительно сказал он.
   - Именно так, - ответил я.
   - Вы уже определили, что желаете изучать первым?
   - Аппарацию, - ответила Грейнджер.
   - Хорошо. Тогда сначала немного теории, а потом мы перейдем к практике. Мисс Эванс, здесь все закрыто антиаппарационным барьером или же есть свободный от него участок пространства, на котором можно аппарировать?
   - Нет, барьер пока что прикрывает небольшое расстояние, хотя для практики придется отойти от дома метров на двести, - ответил я, сообразив для чего Люпин задал такой вопрос.
   - Кстати о доме. Мне казалось, что в прошлый раз он был несколько меньше - не было крыши и второго этажа.
   - Магия очень сильно ускоряет процесс строительства, а примененная с умом тем более.
   - Ладно, вернемся к цели нашего сегодняшнего занятия. Итак, аппарация это способность волшебника за считанные мгновения перемещаться на большие расстояния. Аппарирующий волшебник исчезает в одном месте, чтобы тут же возникнуть в другом. Несмотря на кажущуюся простоту, аппарация является крайне опасным разделом магии из-за риска так называемого расщепа, когда в конечную точку переносится только часть тела мага. В этом случае если пострадавшему не будет немедленно оказана помощь, то велика вероятность его смерти от кровотечения. Впрочем, иногда бывают случаи, когда переносится только голова или же наоборот эта часть тела остается в начальной точке и соответственно волшебник тут же умирает. Именно из-за этого многие волшебники не связываются с аппарацией, а министерство требует сдачи специального экзамена.
   - В чем причина расщепов? - спросила Гермиона.
   - Как правило, подобное происходит из-за недостаточной концентрации аппарирующего волшебника на месте назначения или же из-за нехватки магических сил, а иногда и то и другое вместе, - ответил Люпин. - Последнее, как правило, встречается среди молодых волшебников.
   - Нам подобное не грозит, - заметил я.
   - Не будьте столь самоуверенны, мисс Эванс, - пожурил меня оборотень.
   - Это не самоуверенность, а констатация факта, - возразил я.
   - Что ж, посмотрим, а пока вернемся к теории. Для аппарации необходимы три вещи: первое - предельно четко представить себе место назначения, второе - сконцентрироваться на желании туда попасть, и третье - быстро, но плавно, крутануться на месте, отыскивая путь в ничто и переносясь в намеченную точку пространства. Да, мисс Эванс, - отвлекся от лекции Люпин, заметив мою поднятую руку.
   - Скажите, возможно ли аппарировать куда-нибудь из палатки с наложенным на нее расширением пространства? - задал я один очень интересный вопрос, на который не удалось найти ответ в книгах.
   - Да, это возможно, хотя при этом палатка получит необратимые повреждения, так как все наложенные на нее пространственные чары будут разрушены, - ответил на мой вопрос оборотень.
   Получается, в седьмой книге Поттер и Ко могли спокойно свалить, когда их накрыли егеря, но никто из троицы даже не подумал о такой возможности. Я бы в первую очередь попытался бы это сделать. Впрочем, нет, во вторую, первым делом я бы запустил в егерей цепную молнию, на одно применение которой меня хватит даже сейчас, а уж в семнадцать лет и подавно.
   - А что будет, если на конечной точке находится другой человек? - спросила Грейнджер, а мне почему-то вспомнилась третья Квака.
   - Его отбросит в сторону.
   Фух! Прямо гора с плеч упала. Не хотелось бы заканчивать свое существование подобным образом, то есть разорванным на мелкие кусочки из-за какого-нибудь придурка, которому приспичило аппарировать на то место где я нахожусь, или же встать именно туда, куда я перемещаюсь.
   - А если там находится какой-нибудь неживой предмет, камень например, что произойдет в этом случае? - задал я вопрос.
   - Вы умрете, - просто ответил Люпин.
   - Что ж, больше вопросов не имею.
   - Я тоже, - сказала Гермиона.
   - В таком случае мы можем перейти к практике, - произнес оборотень, и мы направились к небольшой полянке, на которой не было антиаппарационных чар.
   Когда мы добрались до нее, Люпин несколькими вопросами проверил правильно ли мы запомнили необходимую последовательность действий для успешной аппарации. Убедившись в этом, он создал пару больших деревянных обручей, расположив их в нескольких метрах от нас.
   - Сейчас, - начал оборотень, - вы должны будете попытаться аппарировать в лежащий перед вами обруч. Вот так.
   Волшебник с негромким хлопком исчез, чтобы возникнуть в лежащим передо мной деревянном круге. Выйдя из него, он взял палочку наизготовку и произнес:
   - Начинайте.
   И мы начали. Первые несколько десятков попыток закончились ничем: вроде все делали правильно, но результата не было, только задницы отбили, когда падали, не сумев удержаться на ногах. Впрочем, такое случалось довольно редко. Успех ко мне пришел на шестьдесят третьей попытке - на мгновение наступила темнота, а тело сдавило так, словно меня пропихивало через что-то очень узкое, но все закончилось, не успев толком начаться, и вот я уже стою в своем обруче. Быстро оглянулся назад проверяя не потерял ли чего при переносе и к своему удовольствию констатировал факт того что все мое осталось со мной.
   - Отлично, мисс Эванс! - воскликнул Люпин. - Теперь, для закрепления успеха, вам нужно успешно аппарировать еще несколько раз.
   Это я и без него прекрасно понимал, поэтому продолжал перемещаться в злощастный обруч снова и снова, умудрившись при этом не заметить успеха Гермионы, которой наконец-то удалось аппарировать. Подруга также как и я в первой попытке перенеслась целиком, и Люпин заставил ее закреплять успех. Этим мы занимались около часа, а потом после небольшого перерыва оборотень наколдовал еще несколько обручей, в которые мы должны были аппарировать в произвольном порядке. Хорошо хоть он додумался сделать их разного цвета: синие для меня и красные для Гермионы.
   Занимались этим мы еще несколько часов, пока наш учитель не объявил об окончании сегодняшнего урока, добавив при этом, что в следующий раз нам предстоит перемещение в произвольно выбранную точку. Предупредив нас о том, чтобы мы не пробовали аппарировать без присмотра, Люпин ушел, отказавшись пообедать вместе с нами ввиду своей занятости. Гермиона же никуда пока что не спешила, и я отдал домовикам команду накрывать на стол.
   Насытившись, мы уселись в кресла и, прихлебывая кто чай, а кто кофе, принялись за обсуждение прошедшего урока.
   - Ну как тебе аппарация? - спросил я.
   - Ты знаешь, я думала, что она окажется труднее, - ответила девушка.
   - В этом я с тобой соглашусь. Я тоже думала именно так.
   - Но если это так просто, то почему тогда многие волшебники не могут овладеть аппарацией?
   - Не знаю, может просто у них проблемы с концентрацией или сил недостаточно.
   - Наверное. Кстати, ты так и не прислала мне зелье для роста груди.
   - Прости, совсем замоталась. Сейчас принесу, - произнес я и отправился в палатку за обещанным зельем.
   Быстро отыскав его, я отнес флакончик Гермионе вместе с листком бумаги, с записанным на него способом применения и дозировками этого зелья.
   - Палочку для тебя сделаю позднее, когда закончу отделку дома - сказал я Гермионе, - пока же если хочешь, то могу дать одну из своих запасных.
   - Спасибо, но не стоит. Ты и так очень многое для меня сделала, - ответила она. - Я же не слепая и прекрасно вижу, что тебе сейчас не до этого.
   Поболтав еще несколько минут Гермиона взглянула на часы и засобиралась домой, куда ее и перенес Банан, а я, решив забить на все в этот день, завалился спать.

Глава 29

   На следующий день после первого урока аппарации я приступил к самой нудному этапу строительства дома - его отделке. Начал я это дело с сердца любого магического дома - ритуального зала, правда, у меня таких было целых два, в одном должен будет располагаться краеугольный камень, а в другом будут проводиться ритуалы. Отделка же обоих залов планировалась одинаковая - белый мрамор. Такой выбор был обусловлен тем, что буквально в паре километров от места стройки находились большие залежи известняка, а уж переделать его с помощью магии в мрамор не труднее чем углерод в алмазы.
   Собственно я и начал с этого: целый день я извлекал из под земли известняк, очищал его и сразу же переделывал в мраморные плиты, которые тут же хватали домовики и тащили их в залы. К концу дня я настолько набил руку, что за один раз изготавливал сразу по шесть плит. Хотя чего-то необычного не происходило, и подобное вполне может повторить любой средний волшебник, а сильный и превзойти, так как сила мага определяется не только и не столько мощностью заклинаний, сколько массовостью. Тот же Дамблдор всего лишь за минуту может выполнить то, на что мне потребовался почти целый день.
   Изготовив нужное количество плит, я на следующий день принялся собственно за отделку залов. На этом этапе мне пришлось попотеть, ибо работать приходилось сразу двумя палочками: одной я манипулировал мраморной плитой, а другой накладывал клеящие чары. Впрочем, спустя пару часов и семь разбитых плит я достаточно приноровился орудовать сразу двумя палочками и процесс значительно ускорился. Плитами я отделывал не только пол, но также стены и потолок, и хотя последнее было необязательно, но мне захотелось сделать именно так. Закончить с установкой плит на места я успел как раз к обеду, после которого, немного отдохнув, я поочередно с помощью заклинаний превратил плиты в единый монолит. Такое решение позволит нанести большее количество рунных кругов по сравнению с традиционной схемой или же увеличить размеры кругов, а значит и их мощность, если наносить стандартное их число, да и выглядит зал куда более эффектно.
   Установка плит была только цветочками, за которыми пошли ягодки в виде рунных кругов, которые для каждого из залов были абсолютно разные. До субботы, когда должен был состояться следующий урок аппарации, я едва успел закончить разметку в силовом зале, то есть в котором будут установлены краеугольный камень и накопители. Ритуальный зал я решил доделать после завершения всех остальных работ, потому что острой надобности в нем на данный момент не испытывал. Силовой же наоборот необходимо было завершить в первую очередь, чтобы установить камень на место и сделать нормальную защиту окружающей территории. К тому же при наложении на дом различных чар их можно будет сразу запитывать от камушка или же накопителя, хотя последние нужно еще сначала изготовить.
   В субботу состоялся второй, и как оказалось последний урок аппарации. От прошлого он отличался только тем, что аппарировать приходилось в указанные Люпином места, с чем мы благополучно справились. Финалом же стало перемещение на большое расстояние, и в качестве конечной точки оборотень выбрал переулок рядом с "Дырявым котлом". После того как мы по три раза переместились туда и обратно Люпин объявил о том, что аппарация нами полностью изучена. Также он предупредил не пользоваться ей на виду других волшебников, потому как за незаконную аппарацию полагается довольно солидного размера штраф. Впрочем, ни я, ни Грейнджер скудоумием не страдали, и его предупреждение было несколько лишним.
   - Когда будет следующий урок? - спросил я у собравшегося отправиться по своим делам Люпина.
   - Во вторник, - ответил он. - Хотя я не понимаю, почему вы не хотите подождать до начала учебного года и не изучать ЗоТи вместе со всеми в Хогвартсе.
   - Потому что нам нужно научиться сражаться в магическом бою, а не боггартов "Риддикулусами" гонять, - ответил я.
   - Зачем вам это? - полюбопытствовал волшебник.
   - Как зачем? Чтобы иметь возможность защитить себя и своих близких в случае нужды. К тому же мало знать кучу заклинаний их еще нужно уметь применить в нужный момент, а такое приходит только с опытом.
   - То есть я нужен вам как спарринг партнер?
   - Нет. Вы нужны нам как волшебник, обладающий реальным боевым опытом и могущий передать его другим.
   - Хмм. Альбус о чем-то подобном предупреждал, - пробубнил себе под нос Люпин и уже громче - Хорошо.
   - Просто превосходно! - прихлопнув в ладоши, воскликнул я. - Кстати, мистер Люпин, мне недавно попало в руки описание одного очень редкого ритуала, немного связанного с вашим предметом.
   - И какого же? - спросил он без особого интереса.
   - О! этот ритуал, как утверждается в той книге, где он описан, способен излечить ликантропию! - с видом фокусника достающего из шляпы кролика заявил я.
   Оборотень замер на несколько секунд, осознавая смысл сказанного мной, а потом заявил:
   - Это невозможно. Ликантропия неизлечима.
   - Странно, - задумчиво произнес я. - В той книге утверждается совершенно обратное.
   - Если это так, то почему об этом ритуале не знает никто кроме вас?
   - Возможно потому, что волшебники, за исключением считаных единиц, люди очень нелюбопытные. Впрочем, этот ритуал я нашла в книге, которая существует в единственном экземпляре и был ли он описан в каких-то других мне неизвестно. Вот только я точно обнаруживала упоминания о том, что в пятнадцатом веке ликантропию лечили.
   - Как она называется? - с жадным блеском в глазах спросил Люпин.
   - Названия я не запомнила, - отвечаю ему, - но у меня с собой есть полное описание этого ритуала.
   Насчет названия я Люпину соврал - я его прекрасно помню, вот только озвучивать его не стоит, ибо последствия могут быть непредсказуемы, ведь мне неизвестно отношение оборотня к так называемым "Темным Искусствам", а ритуал этот по меркам министерства магии можно отнести только к ним, хотя ничего из ряда вон выходящего в нем нет.
   - Можно мне взглянуть?
   - Конечно, - отвечаю ему. - Сейчас принесу.
   Дойти до палатки и взять заранее приготовленные листы с описанием ритуала не заняло много времени, и уже через три минуты я вручил их Люпину, нетерпение которого, казалось, можно было почувствовать. Жадно схватив их, он собрался было уходить, но я его остановил.
   - Мистер Люпин, я вынуждена настаивать на сохранении этой информации в тайне! - ультимативным тоном произнес я.
   - Почему? - опешил оборотень. - Мисс Эванс, неужели вы не понимаете, что если этот ритуал действительно способен излечить ликантропию, то с его помощью можно помочь всем страдающим от нее оборотням! Вы возможно не знаете о том, что их сейчас даже за людей не считают и согласно новому закону убийство оборотня, каким бы способом оно не было совершено, законом не карается!
   - Об этом мне известно, - говорю я ему. - Но позвольте спросить: вы никогда не задумывались о том, почему в Британии так явно притесняют магических существ и в первую очередь оборотней?
   Люпин на некоторое время ушел в себя, а вернувшись, выдал:
   - Многие чистокровные волшебники являются ксенофобами и именно поэтому, получив в свои руки власть, используют ее для притеснения ненавидимых ими существ.
   - Отчасти вы правы, - согласился я с ним, вспомнив про Амбридж. - Но лишь отчасти. Главной же причиной бедственного положения магических существ в Англии являются деньги. Поправка, большие деньги.
   - Почему ты так решила? - вступила в разговор молчавшая до этого Гермиона.
   - Я так решила, немного подумав на тему того, кому выгодна складывающаяся на данный момент ситуация, сопоставив при этом имеющуюся у меня разрозненную информацию воедино.
   - И кому же, по вашему мнению, выгодно такое положение дел? - задал вопрос Люпин.
   - Откупившимся от Азкабана сторонника Волдеморта во главе со всем известным Люциусом Малфоем. Это незаметно с первого взгляда и даже со второго, но если проследить за принимаемыми в течение последних двух десятилетий законами, которые так или иначе касаются магических существ, то можно заметить что с каждым разом права нечеловеческих рас урезаются все сильнее и сильнее. Думаю, что это было изначально задумано стариной Волди для привлечения на свою сторону оборотней, вампиров, великанов и прочих, ведь он обещал наделить их равными правами с волшебниками, в то время как министерство эти самые права отбирало. После его поражения эту политику продолжил Малфой, но уже к своей собственной выгоде, ведь он зарабатывает большую часть своих денег на продаже различных редких или запрещенных в Англии артефактов и ингредиентов для зелий, а, следовательно, и дорогих. Наличие прикормленного министра позволяет ему проворачивать свои делишки, не опасаясь каких-либо проблем с законом, плюс друзья - пожиратели, занимающие в министерстве довольно высокие посты. Оборотни же используются им для самой грязной работы, например контрабанды запрещенных предметов, устранения неугодных, сбора дорогостоящих ингредиентов и тому подобное. Не думаю, что все оборотни полностью беспринципны как Грейбек, но в отсутствии какой-либо альтернативы они просто вынуждены работать на Малфоя. Если же вы объявите о существовании возможно излечения от ликантропии, то большинство ей страдающих тут же прибежит к вам в надежде на лечение, вот только терять своих практически рабов и вместе с этим огромные прибыли Люциус не намерен. Не пройдет и дня как вас найдут и убьют, перед этим выпытав, откуда вы узнали об этой информации, а потом придут ко мне. Я же еще пожить хочу, поэтому сейчас вынуждена настаивать на клятве о неразглашении.
   Люпин задумался, а Гермиона, осмыслив все сказанное мной куда быстрее, чем он, выдала:
   - Можно рассказать обо всем профессору Дамблдору. Он наверняка сможет найти решение этой проблемы.
   - Дамблдор ничего не станет делать, прекрасно понимая, что заикнись он о помощи оборотням, как Малфой тут же нашепчет в уши министра сплетню о том, что директор Хогвартса решил с помощью оборотней устроить переворот и свергнуть Фаджа.
   - Но это же неправда! - воскликнула она.
   - Конечно неправда, вот только Корнелиус Фадж очень властолюбивый человек и стопроцентно поверит в эту байку, - ответил я. - Далее последуют нападки в прессе на Дамблдора, а потом его начнут лишать должностей и, в конце концов, объявят преступником. Все это произойдет при молчаливой поддержке общественности, большинство которой составляют простые интеллектуально ограниченные обыватели, слепо верящие всему, что пишет "Ежедневный пророк".
   - Вы правы, мисс Эванс, - промолвил закончивший свои думы Люпин. - Все так и произойдет. Я дам вам клятву о неразглашении.
   Процесс дачи клятвы не занял много времени. По окончании сего действа оборотень вдруг спросил:
   - Позвольте поинтересоваться, откуда у вас такие знания о Люциусе Малфое и Корнелиусе Фадже?
   - Я просто умею слушать вот и все. Ученики Хогвартса любят поболтать, и иногда в их разговорах проскакивает довольно интересная информация.
   И опять я соврал. Правда, на этот раз частично, так как подслушивал я не разговоры, а мысли, тренируясь в пассивной легилименции. Удивительно, но даже многие слизеринцы не умеют защищать свой разум и не владеют никакими защитными артефактами, что уж говорить про представителей других факультетов. Хотя ничего необычного тут нет: менталистика это не очень известный раздел магии и хорошо владеющих ей волшебников можно пересчитать по пальцам одной руки, а защитные артефакты слишком дороги для большинства волшебников. Богатые семейства могут позволить себе такую роскошь как заказ этих артефактов у зарубежных мастеров, но большинству приходится ходить так. Впрочем, это самое большинство про ментальную магию и не знает, ибо как уже говорилось ранее волшебники не очень любопытные создания.
   Назначив очередной урок на утро вторника, Люпин ушел, а Гермиона, как только оборотень скрылся из вида, набросилась на меня с расспросами.
   - Ну и зачем ты это сделала?
   - Сделала что? - переспросил я.
   - Не прикидывайся дурой! Зачем ты рассказала Люпину об этом ритуале?
   - А ты попробуй подумать, - с легкой улыбкой предложил я ей.
   Грейнджер задумалась секунд на сорок, потом ее лицо немного побледнело, и она спросила:
   - Люпин - оборотень?
   - Да.
   - Откуда ты об этом узнала?
   - Когда он пришел сюда в первый раз, то не заметил сканирующее заклинание, которое и открыло мне его сущность, - ответил я чистую правду.
   Такое заклинание действительно было мной наложено на все ближайшие окрестности после моего увеселения с упырями, чтобы в дальнейшем я мог встретить незваных гостей еще на подступах.
   - А описание ритуала ты дала ему с целью вербовки, - высказала подруга свою догадку.
   - Именно, - подтвердил я.
   - Ты слишком сильно рисковала! А если бы он не захотел давать клятву?
   - Ты сама признала, что я не дура. На этот случай была предусмотрена страховка. Я зачаровала эти листки таким образом, что в тот момент, когда Люпин взял их в руки, на него легло одно очень интересное заклятие, не позволяющее ему каким-либо образом передать третьим лицам информацию об этом ритуале. Если бы он попытался это сделать, то тут же забыл бы все, а сами записи уничтожились.
   - Никогда не слышала о таком заклинании, - подозрительно прищурившись, произнесла Грейнджер.
   - А это и не заклинание. Это руны.
   - Понятно, - протянула она.
   Тут даже к гадалке не надо ходить, чтобы понять, что Гермиона теперь не успокоится, пока полностью их не изучит.
   - Кстати, я же обещала тебе незарегистрированную палочку, - говорю я с целью ухода от неудобно темы.
   - Да, обещала, но разве ты уже успела ее сделать?
   - Еще нет, но думаю, тебе подойдет моя запасная.
   Сказав это, я сходил за свое второй палочкой, которой не пользовался с момента ее создания. Грейнджер только взяв ее в руку, тут же выполнила несколько простых заклинаний и по их результатам отметила, что палочка слушается ее ничуть не хуже Олливандеровской. Это меня обрадовало, так как позволяло сэкономить время на изготовлении палочек, ведь в будущем их понадобится много, чтобы в случае нужды палочкой можно было без жалости пожертвовать.
   - О том, что об этой палочке никому нельзя рассказывать ты, я думаю, понимаешь, - произнес я.
   - Не дура, - буркнула подруга.
   - Но если ты из нее кого-нибудь пришибешь, то можешь смело выкидывать, предварительно сломав.
   - Я не собираюсь кого-либо убивать!
   - Но ситуации бывают разными. Представь, что на тебя напал маньяк, который еще и волшебник к тому же, что ты будешь делать в такой ситуации?
   - Постараюсь его оглушить, - ответила она.
   - Ты так уверена в том, что сможешь справиться с взрослым волшебником? - подняв левую бровь, спросил я.
   Девушка замолчала, признавая правоту моих слов.
   - То-то же. С превосходящим противником можно справится, только нанеся ему такой удар, которого от тебя он не ожидает. Например, - я достаю свою палочку, и немного повернувшись в сторону, прицеливаюсь в дерево, находящееся в паре десятков метров от нас. - Fulminis!
   Сверкнула мощнейшая вспышка, по ушам ударил грохот, от которого не ожидавшая подобного Грейнджер упала на задницу. Дерево такого надругательства над собой не выдержало и взорвалось, обдав все вокруг огромным количеством щепок. Те, что летели в нашу сторону, врезались в щит, невербально установленный мной перед запуском молнии, а прочие разлетелись которые куда. Обернувшись к Гермионе, я полюбовался на выражение полного охренения, появившееся на ее лице.
   - Ну вот как-то так, - произнес я.
   Больше к этой теме мы не возвращались. Зная Гермиону можно было с уверенностью сказать, что сегодня ее ждет бессонная ночь, полная сомнений и размышлений, вот только результат мне заранее известен - она подумает, подумает, и согласиться с моими доводами, хотя позже все мне выскажет. Все-таки реальная Грейнджер значительно отличается от своего канонного прототипа, главным образом умением думать, да и характер у нее другой. Впрочем, когда мы только встретились, она еще немного напоминала книжную Герми, но мое тлетворное влияние потихоньку делает свое дело, постепенно меняя ее.
   Мы еще немного поговорили на разные отвлеченные темы, а потом подруга засобиралась домой. В этот раз она аппарировала самостоятельно, но я все же отправил Банана убедиться в ее благополучном прибытии домой. Когда же домовик подтвердил, что с ней все в порядке, я отправился в силовой зал, планируя за выходные нанести все нужные руны. Впереди меня ждала бессонная ночь.

Глава 30

   - Как же хочется спать! - пробормотал я утром вторника.
   Покидать теплую кровать не было совершенно никакого желания, наоборот, хотелось закрыть глаза и вновь оказаться в царстве Морфея. Не будь сегодня очередного занятия с Люпином я бы так и сделал, наплевав на все, но, к сожалению это было не так и мне пришлось, в конце концов, вставать. Причина такой повышенной сонливости заключалась в том, что предыдущие двое суток я провел в режиме нон-стоп, нанося огромное количество рун.
   Остаток субботнего дня и вся ночь на воскресенье ушли на нанесение рун в силовом зале. Метод при этом я использовал тот же что и в случае с краеугольным камнем, соответственно самым сложным было эти самые руны правильно нарисовать. Делать это приходилось вручную, так как использовать трафареты я посчитал нецелесообразным - все равно руны такого размера больше нигде использоваться не будут.
   Двадцать два часа чистого времени ушло у меня на то чтобы краской нарисовать все планируемые рунные круги, еще часа полтора на тщательную проверку, ибо любая ошибка приведет к тому, что мне все придется делать заново. Убедившись в отсутствии ошибок, я произнес заклинание, удалившее мрамор под краской на глубину десяти миллиметров. Это стало финальным этапом, после которого можно было устанавливать краеугольный камень на его постоянное место, но я решил сначала разобраться с рунами до конца, чтобы потом на них не отвлекаться.
   Все рунные цепочки, которые я планировал нанести на стены дома, у меня уже были и трансфигурировав трафареты я принялся за их нанесение. Воспользоваться трансфигурацией для изготовления шаблонов меня подтолкнуло то, что размер рун не так важен, как правильное их написание и влияет только на силу создаваемых ими чар, то есть чем больше руна, тем больше мощность.
   Закончил с рунами я уже во вторник в два часа ночи и, не раздеваясь, повалился спать, ибо сил не было ни физических, ни моральных. Но отоспаться мне было не суждено, так как в половине девятого утра громко и противно зазвонил будильник и как бы я не хотел спать, пришлось поднимать свою задницу с кровати и приводить себя в приемлемый вид.
   Пара чашек крепкого кофе привела меня в относительно бодрое состояние, и пока я ожидал Люпина и Грейнджер, задумался об одной внезапно возникшей проблеме, а именно чем мне освещать дом. Использовать свечи, лампы, факелы как это делают волшебники, мне не хотелось категорически - все-таки не в каменном веке живем. Осветительные артефакты в принципе могут решить эту проблему, но не целиком, так как в ритуальном зале их использовать нельзя, потому что они могут внести изменения в ход проводимых ритуалов и что получится в итоге, будет известно лишь одному Тзинчу. И тогда я задумался об электричестве.
   Как оказалось канонное утверждение о несовместимости магии и электричества не совсем верно - магия выводит из строя только полупроводниковые приборы, а ламповые вполне себе работают, с помехами конечно, но работают. Следовательно, и обычная лампочка Ильича вполне пригодна для использования в насыщенном магией месте. Другое дело, что эту самую лампочку нужно от чего-то запитать, а значит, придется обзаводиться собственной электростанцией. Впрочем, рано или поздно это сделать все равно бы пришлось, потому как я не собираюсь подобно остальным волшебникам, в том числе и магглорожденным, сосредотачиваться только на магии и отказываться от полезных вещей мира магглов, например, от ЭВМ. Применение компьютеров позволит значительно сократить время расчетов новых заклинаний, зелий, ритуалов, артефактов и прочего. Только вот программы придется писать самому, но где наша не пропадала.
   Мои размышления прервало появление сначала Грейнджер, а спустя минуты три Люпина. Последний, вместо того чтобы поздороваться выхватил палочку и швырнулся в нас парочкой парализаторов, от которых мы хоть едва-едва но успели уклониться.
   - Постоянная бдительность! - произнес оборотень, убирая палочку.
   - Кажется это коронная фраза Аластора Муди, - заметил я.
   - Вы и это знаете? Хотя неудивительно, ведь его любимая шутка это незаметно подкрасться сзади к ничего не подозревающему человеку и прокричать в ухо эту фразу.
   - Вы так говорите, словно он и над вами такое провернул, - сказала Гермиона.
   - Да мисс Грейнджер такой случай имел место быть, - подтвердил Люпин.
   - И вы решили провернуть такое и с нами.
   - Я всего лишь хотел проверить вашу готовность к неожиданному нападению.
   - И как вы оцениваете ее? - спросил я.
   - Слабо, хотя могло быть и хуже, - ответил Люпин.
   - А что мы должны были, по-вашему, сделать?
   - Как минимум выхватить палочку и поставить хотя бы "Протего", ведь используй я "Бомбарду", то от вас и мокрого места не осталось бы.
   - Преувеличиваете. Нас бы просто разорвало на части и раскидало их во все стороны.
   Гермиона видимо представила эту картину, так как ее лицо приняло зеленоватый оттенок.
   - Возможно. Но давайте не будем терять время, которого и так не много и приступим к уроку, - сказал оборотень и направился к той самой полянке, на которой проходил наш первый урок аппарации.
   - А как же теория? - спросила Гермиона.
   - Все, что вам будет нужно знать, я расскажу в процессе, но для начала хочу посмотреть, на что вы способны, - ответил ей Люпин.
   Первой, чьи умения вознамерился проверить оборотень, стала Гермиона. Наблюдаемому мной зрелищу больше всего подходило определение избиение младенца, где в его роли выступала моя подруга. Единственное что привело Люпина в замешательство это демонстрация невербалки, но это продлилось лишь один миг, после чего он только взвинтил темп, сам перейдя на колдовство без слов. А дальше он только игрался с Грейнджер, легко уворачиваясь от ее заклинаний или ставя щиты. Когда же он увидел все что хотел то перешел в наступление, ускорившись еще больше, а через пару секунд Гермиона была уже обезоружена и крепко связана наколдованными веревками. Весь их "поединок" продолжался около минуты.
   - Мисс Эванс, ваша очередь, - скомандовал он, снимая с Грейнджер связывающее заклинание и возвращая ей палочку.
   Я встал напротив ничуть не запыхавшегося Люпина, при этом отлично понимая, что победить его не удастся. Убить - запросто, победить - нет, уж слишком быстро он двигается, даже для оборотня.
   Оглушающее заклинание полетело в меня без всякой команды к началу боя. Этим он ясно дал мне понять, что в реальном бою никто никаких правил соблюдать не будет. Уклонившись от оглушателя, я в ответ выпустил свой, и пока Люпин уворачивался от него, попробовал применить манящие чары к его ботинкам. Номер не прошел - оборотень успел закрыться щитом, а потом взорвался целой серией заклинаний. Пришлось скакать аки горный козел, чтобы уйти от них, и все равно парочку пришлось принимать на щит.
   В таком ключе и прошел весь наш поединок, Люпин постоянно атаковал, я же в основном старался не попадать под его заклинания, изредка огрызаясь одиночными проклятиями, от которых мой противник легко уходил. Закончилось это также как и в случае с Грейнджер - я оказался обезоружен и связан.
   - Неплохо, - произнес оборотень, отменяя свое заклинание. - Гораздо лучше того, что я ожидал.
   - А что вы ожидали? - не замедлила спросить Гермиона.
   - Я рассчитывал на демонстрацию обычного, для закончивших второй курс Хогвартса студентов, уровня владения защитной магией. Вы же находитесь сейчас на уровне пяти - шестикурсников.
   - Ага. Вот только это нам ничуть не помогло против взрослого волшебника, - буркнул я.
   - Вам просто не хватает опыта, мисс Эванс, только и всего, - мягко произнес Люпин.
   - Не только, - возразил я. - Нам еще не хватает скорости, ловкости, выносливости.
   - Вы правы, - согласился он. - И именно с их повышения мы и начнем.
   И мы начали, причем так, что мои прежние тренировки на фоне этого издевательства казались легкой разминкой. Оборотень в буквальном смысле загонял нас до изнеможения, заставляя бегать, прыгать, отжиматься, подтягиваться и так далее. Пока мы занимались, Люпин прочитал нам мини - лекцию, в которой пояснял, зачем все это нужно. Свои слова он подкрепил наглядным примером, одним ударом ноги сломав брус-сотку и пообещав, что через месяц мы сможем подобное повторить.
   Как следовало из его лекции, при физических тренировках до полного истощения магия начинает воздействовать на тело, понемногу улучшая его. Кости становятся крепче, повышается сила и выносливость мышц, улучшается работа внутренних органов. На мой вопрос, почему этого нет ни в одной книге, Люпин усмехнулся и ответил что об этом написано в нескольких книгах по колдомедицине. Названия он дал, и я сделал себе заметку в уме проверить возможность наличия их в библиотеке Выручай-комнаты.
   Несколько часов подряд не останавливаясь ни на минуту, мы выполняли упражнения пока сначала Гермиона, а потом и я не упали без сил. К этому времени мое тело представляло собой сплошной комок боли и думать в тот момент я мог только о том, как бы побыстрее отрубиться, чтобы не чувствовать ничего. Это желание исполнилось через несколько минут, когда после ухода Люпина домовики, уже знающие что надо делать в таких случаях не потащили меня и Гермиону в ванную чтобы хорошенько отмыть, а потом уложить в кровать. Как только я оказался в воде то сознание мгновенно выключилось.
   Проснувшись ранним утром следующего дня, я с удивлением обнаружил полное отсутствие ожидаемой мной боли в мышцах, как это бывало раньше после тренировок. Видимо за прошедшую ночь магия вылечила меня, потому что других объяснений моего отличного самочувствия не было. Хорошенько потянувшись, я выбрался из постельки и, приведя себя в порядок, принялся за завтрак, попутно выяснив у эльфов, куда делась Гермиона. Как оказалось, она пришла в себя еще вечером и с помощью Банана добралась до своего дома. Ну и хорошо, а то родителей-то она не предупреждала о том, что может задержаться.

***

   Июль 1993-го года пролетел почти незаметно. Физические тренировки до полного истощения, чередующиеся с занятиями магическим боем, отделка дома, установка защиты и прочие дела, занимали все мое время. Дни проходили одни за другим, и я даже слегка удивился, когда Люпин объявил о перерыве в наших занятиях из-за отъезда Грейнджер. Произошло это в пятницу, тридцатого июля.
   - А в Хогвартсе у вас есть возможность продолжить наши уроки? - спросил я.
   Занятия с Люпином определенно пошли нам на пользу - в последние несколько раз мы могли почти на равных сражаться с ним, а если вставали в пару то и побеждать, правда, далеко не всегда.
   - Есть, но только по выходным, - ответил оборотень.
   - Тогда до встречи в Хогвартсе, - произнес я, вручая ему туго набитый кошелек.
   - До встречи мисс Эванс, мисс Грейнджер, - сказал он и направился к площадке для аппарации, так как после установления полной защиты ближе, чем на километр от моего дома аппарировать было невозможно.
   Подруга тоже долго не задержалась и вскоре ушла, а я, пожелав ей хорошего отдыха, отправился в одно из оборудованных под мастерскую помещений на минус-первом этаже, чтобы наконец-то заняться изготовлением палочек для себя и Гермионы.
   День рождения встретил меня ярким летним солнцем, легким ветерком и поздравительной открыткой от подруги, переданной мне домовиком, как только я проснулся. Позавтракав, я решил посвятить этот день блаженному ничегонеделанию и развлечениям. Первым из них было исполнение одного моего давнего безумного желания, поэтому аппарировав в переулок рядом с Дырявым котлом я вызвал Рыцаря и отправился на нем в Годрикову лощину.
   Несколько минут безумной поездки и вот я уже выхожу из шайтан-автобуса на центральной площади ничем не примечательного среднестатистического английского городка. Осмотревшись по сторонам и сориентировавшись, я направился прямиком на кладбище расположенное около небольшой церкви. Незаметно для попадавшихся мне на пути людей я накинул на себя легкий отвод глаз и, отворив скрипучую калитку, вошел на территорию погоста и принялся бродить по нему, разыскивая свою цель. Оная нашлась недалеко от могил матери и сестры Дамблдора.

Розалия Лилианна Поттер.

31 июля 1980 - 31 октября 1981.

   Простая надпись на грубо сделанном по сравнению с остальными могильном камне, даже тут Поттеры выделились. Забравшись на могилу, я принялся отплясывать на ней.
   - Получено достижение "Станцуй на своей могиле" - прокомментировал я вслух свои действия.
   Давно хотел это сделать и вот теперь моя мечта осуществилась. Ну и кроме этого надо было самолично убедиться, что могилка моя существует.
   Исполнив свою мечту я оглянулся по сторонам и убедившись в отсутствии свидетелей аппарировал к Дырявому котлу. Проследовав через все такой же вонючий и полный подозрительных личностей бар я открыл проход на Косую Аллею и, зайдя на ее территорию первым делом отправился в Гринготтс, чтобы пополнить показавший дно кошелек. Сделав это дело я, как только вышел из банка наложил на себя отвлечение внимания, заклинанием поменял себе цвет волос и глаз, и вдобавок к этому одел очки. Взглянув в зеркало, я увидел в нем совершенно другого человека: теперь вместо зеленоглазой брюнетки там отражалась кареглазая блондинка, а очки делали мое лицо более трудноузнаваемым.
   Сняв отвлечение внимания, я спокойно зашел к Фортескью, где заказав десяток порций разнообразного мороженого, устроил себе праздник желудка. Я поглощал четвертую по счету порцию, когда на горизонте нарисовалось рогатое семейство в компании с Лонгботтомами, Невиллом и его бабкой. Устроились они за соседним столиком, шумно обсуждая "Молнию", подаренную Оленем-старшим своему отпрыску. Меня никто из них не узнал, только скользнули взглядом и все. Вот только кое-что я не учел, а именно некоторую бесцеремонность Лили Поттер, которая заметила, как я поглощаю мороженое одно за другим и пристала с нравоучениями.
   - Девочка, столько мороженого есть вредно, - произнесла она нетерпящим возражений тоном.
   Я ее проигнорировал и продолжил наслаждаться великолепным мороженым. Но это было ошибкой, поскольку видя, что ее слова не производят на меня совершенно никакого впечатления она перешла к действиям, выхватив у меня из рук вазочку с мороженым. А вот это меня взбесило, ибо я ненавижу, когда кто-либо прикасается к тому, что я считаю своим, а мороженое было мной уже оплачено.
   - Мадам! - презрительно выплюнул я, - Вас в детстве не учили, что брать чужое без разрешения это плохо? Хотя о чем это я - вас, видимо, вообще не воспитывали, раз сейчас передо мной стоит такая наглая и бесцеремонная особа, сующая свой нос в чужие дела!
   К концу этой фразы я уже стоял на ногах и был готов очень быстро слинять из кафе, потому что как только мной было произнесено первое слово, два оленя тут же узнали мой голос и вскочили на ноги, доставая при этом палочки. Я мысленно вздохнул и в этот момент с легким удивлением отметил проскочившую буквально на миг улыбку на лице Августы Лонгботтом. Похоже, бесцеремонное поведение Лили достало уже многих.
   - А ну немедленно извинись перед моей мамой! - заорал МКВ во весь голос, потрясая при этом палочкой.
   - Нет, - просто ответил я и издевательски улыбнулся.
   Зачем я вообще это сделал, когда можно было более-менее мирно разойтись? Ответ на это прост - мне хотелось немного очернить Поттеров в глазах общественности, потому что после унижения Джеймса мои с ними отношения можно охарактеризовать одним словом - война. А ведь как все выглядит со стороны? Сидит себе девочка, никого не трогает и ест мороженое, вдруг к ней подходит Лили Поттер и начинает ее поучать о том, что можно и что нельзя. Когда же ее слова не возымели никакого действия, она нагло отняла принадлежащее девочке лакомство, за что получила гневную отповедь, между прочим, абсолютно заслуженную. Да, она довольно оскорбительна по содержанию, но в магическом мире брать в руки чужие вещи без разрешения их хозяина и на глазах у него считается не меньшим оскорблением. Вмешательство же Джеймса и Гарри выставило все это как нападение на магглорожденую.
   К этому я и стремился и, зная несдержанность Поттеров, что старшего, что младшего произвел своей издевательской улыбкой своеобразную провокацию, на которую они купились.
   - Manducare slugs! - завопил шрамоголовый, направляя на меня палочку.
   За то время, что грязно-зеленого цвета луч летел в мою сторону, я мог бы добрый десяток раз проклясть МКВ самыми разными заклинаниями и не делал этого только из-за своей роли жертвы в этом цирковом представлении. Когда заклятие приблизилось ко мне, я сделал маленький шажок в сторону, и слизнервотное проклятие пронеслось мимо меня, угодив в незнакомого мне волшебника, немедленно принявшегося изрыгать огромных слизней.
   - Мазила! - выкрикнул я, тут же уворачиваясь от луча какого-то проклятия выпущенного пришедшим на помощь сыну Поттера-старшего.
   Увернуться не удалось без какого-либо труда - по сравнению со скоростью Люпина Джеймс был слишком медлителен. И это два месяца назад я считал быстрым?!
   Заклинание Джеймса, пролетевшее мимо меня, также нашло свою цель, которой в этот раз стала какая-то женщина мигом покрывшаяся безобразными нарывами. Посетители кафе тут же начали разбегаться в разные стороны и я, показав неудачникам язык, ловко ввинтился в толпу спешащих подальше от этого места волшебников, накинул на себя отвод глаз, мощностью в половину резерва и был таков. День определенно удался. Ку-хи-хи!

Эпилог

   2 августа 1993-го года.
   Я сидел на самом верху горы камней, прежде бывших замком Певереллов, смотрел на постепенно его скрывающееся за горизонтом солнце и думал.
  
   Прошло ровно шесть лет с тех самых пор как я осознал себя в этом мире. За это время мне удалось добиться многого, в частности я сумел сделать невозможное и из сквиба стать магом, заработать кучу денег, немного изменить канон Поттерианы, пусть изначально это не было моей целью. В общем сделать удалось очень много.
   Хотя не обошлось и без промахов, главными из которых я считаю открытую вражду с Волдемортом и Поттерами. Впрочем, последние по уровню опасности никогда не сравнятся с Темным Лордом, но всё же сбрасывать со счетов их не следует, ибо гадостей сделать они могут очень и очень много, особенно после последних инцидентов. Но это всё мелочи по сравнению со снова проявившейся проблемы самоопределения, решать которую необходимо прямо сейчас.
  
   После инцидента в день рождения моего тела я забил тревогу, ведь подобное поведение было для меня не характерно. Обычно я предпочитаю сначала все продумать, а потом только делать. Здесь же была почти что импровизация, основанная на всем известной вспыльчивости Поттеров.
  
   Внимательно рассмотрев всю свою жизнь за последний год я с трудом удержался от того, чтобы не побиться головой обо что-нибудь, потому как при взгляде со стороны в моих действиях виднелась целая куча ошибок, самой большой из которых была анальная кара Поттера-старшего. Ну зачем я тогда применил именно это заклинание? Ведь на тот момент мне уже были известны несколько заклятий, позволяющих быстро и безболезненно справиться с этим Оленем, но почему-то из всех известных способов я выбрал самый жестокий.
  
   Теперь, после тщательного анализа моих действий я понял в чем дело. Всему виной оказались гормоны вкупе с постепенным перерождением личности из мужской в женскую. Выражение о том, что бытие определяет сознание человека оказалось верным и к данному моменту моя личность стала женской ровно наполовину, хотя я ожидал наступления этого события несколько позже, годам так к семнадцати. Видимо вследствии каких-то причин этот процесс резко ускорился или я ошибся в расчетах. Этот просчет и привел к тому что под воздействием гормонов я начал чудить, хорошо ещё что шизой не обзавелся.
  
   Впрочем, выход из этого положения очень прост - для этого надо просто перестать считать себя попаданцем-перерожденцем в теле девочки и начать воспринимать себя как девочку с памятью о прошлой жизни. Это будет самое верное решение, к тому же полностью соответствующее действительности, ведь ещё раньше я пришел к выводу о том, что мое появление в этом мире и этом теле это самое настоящее перерождение, а не классическое попадание. Следовательно не стоит продолжать цепляться за прошлую жизнь, воспоминания о которой с каждым днём всё больше становятся похожи на просмотренный фильм, и сделать то, что по уму следовало сделать ещё шесть лет назад, а именно полностью принять свой новый пол, не только внешне, но и внутренне. Собственно я и собираюсь это сделать и сегодня последний день, когда я все ещё считаю себя мужиком, пусть и в женском теле.
  
   Забавно, но мое тело несмотря на только что наступившее тринадцатилетие больше соответствует возрасту в шестнадцать лет, особенно сиськи, выросшие за лето до полноценного третьего размера. Пожалуй стоит сдерживаться в своих желаниях, а то с активированной метаморфмагией может и ещё что-нибудь отрасти и далеко не факт, что оно окажется нужным. Например хобот как у слона мне нахрен не сдался.
  
   Между тем солнце за время моих раздумий успело скрыться за горизонтом и наступили сумерки. Начало холодать и именно это вырвало меня из чертогов разума. Вздрогнув от холода, я вздохнул и принялся спускаться с кучи старых камней. Много времени это не заняло и спустившись я направился к дому.
  
   Поужинав и совершив привычные гигиенические процедуры я поднялся в спальню, где скинув с себя всю одежду забрался в кровать. Затем я протянул руку и взял со стоящей рядом тумбочки заранее приготовленное зелье сна без сновидений. Открыв фиал я залпом проглотил его содержимое и едва успел вернуть опустевшую ёмкость на место, как сознание поглотила тьма.

Конец первой части.

Часть II. Перед бурей.

Пролог

   7 июля 1993-го года.
   Низенький полный человечек, одетый в полосатую мантию и зеленую шляпу - котелок, с выражением вселенской муки на лице смотрел на громадный черный замок, находящийся на крохотном островке посреди кажущегося бескрайним моря. Один только вид этого замка заставлял человека желать оказаться как можно дальше от этого места, ибо название ему было Азкабан.
   Одно только упоминание возможности оказаться постояльцем этого замка вводило в животный ужас любого незаконопослушного гражданина Магической Британии. Преступники всех мастей были готовы на что угодно, лишь бы избежать заключения в самой жуткой тюрьме всего магического мира. Даже построенный Гриндевальдом Нурменгард не имел такой дурной славы как Азкабан. Эту славу замку обеспечили его Стражи.
   Дементоры. Чудовищные создания, словно сошедшие с кадров фильма ужасов. Неуязвимые для магии порождения сумасшедшего мага, при любой доступной возможности высасывающие из человека все положительные эмоции, а если поучится то и саму душу, оставляющие после себя лишь тьму и погибель, именно они создали Азкабану такую жуткую репутацию. И именно поэтому волшебники любыми средствами старались избегать этого места.
   - Может, вы все же отмените инспекцию? - спросил сопровождавший министра магии комендант замка.
   - Нет, Альберт, - ответил Корнелиус Фадж. - К сожалению, ежегодная инспекция Азкабана является обязательной для министра магии.
   - Да что там инспектировать! - воскликнул названный Альбертом волшебник. - Все заключенные на месте и сбегать никуда не собираются. А уж волноваться за этих ублюдков...
   - Это так, - согласился министр, - Но ты же понимаешь, что я не могу игнорировать свои прямые обязанности как министра магии.
   Подобную откровенность Фадж продемонстрировал лишь потому, что его собеседник был очень многим обязан Корнелиусу и был предан ему, что называется душой и телом, как и небезызвестная Долорес Амбридж.
   - В таком случае предлагаю разобраться с этим вопросом как можно быстрее.
   Министр на это предложение согласно кивнул головой, так как ежегодное посещение Азкабана было самой ненавидимой обязанностью Корнелиуса Фаджа. С большим удовольствием он предпочел бы провести это время в своем уютном кабинете, чем находиться поблизости от дементоров. К счастью для Фаджа процедура инспекции была уже давно отработана его предшественниками на посту министра магии и много времени не занимала. Всего-то было необходимо подойти к камере с находящимся в ней заключенным, задать пару дежурных вопросов, получить в ответ безумное мычание или не менее безумный смех и переходить к следующему узнику, благо количество их всегда было небольшим, так как смертность в данной тюрьме всегда была на высоком уровне. Люди просто сходили с ума, переставали есть, и через некоторое время умирали от голода. Лишь самые сильные волшебники были способны сопротивляться влиянию дементоров, сохраняя свой разум в относительной целости. Впрочем, были и исключения из этого правила, и перед камерой одного и них министр совершил незапланированную задержку.
   - Добрый день мистер Блэк, - поприветствовал Фадж узника.
   - И вам не хворать министр, - ответил заключенный.
   - Если у вас какие-нибудь жалобы? - задал дежурный вопрос министр магии.
   - Наверное, нет, - ответил Блэк. - Кормят хорошо, персонал - сама доброта, вот только почитать ну совершенно нечего. Не дадите газетку? - грязная и изможденная рука указала на торчащий из кармана мантии Корнелиуса выпуск "Ежедневного Пророка". - Очень люблю кроссворды разгадывать.
   Удивленный подобной просьбой, но не почуявший в ней подвоха Фадж просунул через прутья решетки газету, которую Блэк с жадностью схватил и, погрузившись в чтение, перестал замечать происходящее во вне. Пару раз окрикнув его и не получив ответа министр со своим сопровождающим отправились дальше и не услышали удивленный возглас из камеры Сириуса Блэка. Зато его услышали в камере напротив.
   А на следующий день Корнелиусу Фаджу доложили о невозможном, побеге из Азкабана Сириуса Блэка и его кузины Беллатрикс Лестрейндж.

Глава 1

   6 августа 1993-го года. Поместье "Железный Дракон".
   - Чтоб тебя Хапсиэль залюбил, до полного износа шестеренок! - высказался я, проснувшись от громкого звона будильника.
   Механизм мое пожелание проигнорировал и как ни в чем не бывало продолжал звенеть, и в конце концов своего добился. Громко ругаясь на вредный агрегат, я выбрался из кровати и, постоянно зевая, принялся приводить себя в порядок, хотя спать хотелось просто неимоверно.
   Да, я все еще говорю о себе в мужском роде, потому как, проснувшись утром третьего августа и вспомнив свои размышления о ментальной смене пола, я испытал дикое желание постучаться головой об стену. Ну это ж надо было до такого додуматься! Перерождение личности, гормоны и прочее. Как там говорится? Дело было не в бобине - разъебай сидел в кабине! Так и я. А все оказалось куда проще - все мои чудеса это следствие психологического переутомления, ведь за последние два года я толком и не отдыхал умственно как следует. Вот и полезли всякие левые мыслишки, которые при своем осуществлении привели бы неизвестно к чему.
   Исправлять ситуацию я принялся после привычного утреннего моциона. Забыв обо всех заботах, я целых три дня посвятил своему отдыху, делая все, что только может прийти мне на ум: ходил по магазинам, покупая понравившиеся мне вещи, осматривал достопримечательности различных городов, посетил несколько музеев, сходил в кино. Один раз умудрился подраться с бандой каких-то гопников, причем магию при этом я не применял, за исключением усиления с ее помощью своих ударов. Цунаде-стайл, блин. Надо будет сказать спасибо Люпину за эту науку, ибо сам бы я до такого додумался еще бы очень нескоро.
   Вчера, не желая упускать жаркий солнечный день, я несколько часов пробыл на одном из диких пляжей, который нашел летая на метле под мощными чарами отвода глаз. По пляжу я рассекал в чем мать родила, потому что: во-первых, женских купальников у меня вообще не было; во-вторых, трансфигурировать его мне было просто лень, и в-третьих, людей на расстоянии ближе пары десятков миль не было совсем. Так что смысла соблюдать нормы приличия не было абсолютно никакого.
   Вчерашний вечер я провел развлекая себя троллингом случайных прохожих, а еще наконец-то узнал результат действия одного очень интересного заклинания под названием "Прикосновение Рая". Фактически это заклятие является антиподом "Круциатуса" и при применении вызывает у своей жертвы безумный оргазм. Испытал я его на одной женщине, очень похожей на фанонную Петунью Дурсль, как внешне, так и внутренне, в чем я убедился, заглянув на пару мгновений в ее воспоминания. Все-таки я не настолько Темный, чтобы издеваться над невинными людьми, тем более ради развлечения.
   Результат действия заклятия превзошел все мои ожидания - женщина мгновенно покраснела, словно вареный рак, закричала со всей силы совершенно диким голосом, одновременно хаотически дергая конечностями. Несколько прохожих, посчитавших, что ей стало плохо попытались помочь, кто-то вызвал скорую. Карета скорой помощи прибыла буквально через пару минут и все еще подергивающаяся в судорогах оргазма женщина отправилась в больницу. Жаль, что я не увижу тот момент, когда врачи поймут причину такого ее состояния. Впрочем, осознание успешно сделанной гадости нехорошему человеку вполне это компенсирует.
   Домой я вернулся только поздно вечером и сразу же после ужина отправился на боковую, чтобы на следующий день продолжить выполнение своих планов, не забыв при этом завести свой неубиваемый будильник, который и вырвал меня из царства Морфея.
   Приняв душ и спустившись на завтрак в столовую, я первым делом взял свежий номер "Ежедневного Пророка" и, развернув его, испытал сильнейшее удивление. На первой странице были помещены колдографии Сириуса Блэка и Беллатрикс Лестрейндж.
   БЛЭК И ЛЕСТРЕЙНДЖ ВСЕ ЕЩЕ НА СВОБОДЕ!
   Сегодня Министерство магии сообщило, что Сириус Блэк и Беллатрикс Лестрейндж -- самые опасные преступники за всю историю тюрьмы Азкабан -- до сих пор не пойманы.
   -- Мы делаем все возможное, чтобы найти Блэка и Лестрейндж, -- заверил утром министр магии Корнелиус Фадж. -- И призываем волшебное сообщество сохранять спокойствие.
   Некоторые члены Международной конфедерации магов недовольны тем, что Фадж сообщил о происшедшем премьер-министру магглов.
   -- А как бы вы поступили на моем месте? -- заявил Фадж, известный своим раздражительным характером. -- Блэк и Лестрейндж - сумасшедшие. Они опасны, как для волшебников, так и для магглов. Премьер поклялся, что о волшебном происхождении беглецов не узнает ни один маггл. А если и узнают, сочтут за репортерскую утку.
   Магглам сообщили, что у сбежавших преступников есть пистолет (железная дудка, которой простецы убивают друг друга). Волшебное сообщество опасается повторения бойни, устроенной Блэком двенадцать лет назад. Напомним, тогда Блэк одним проклятием умертвил сразу тринадцать человек. Его кузина, Беллатрикс Лестрейндж, вообще является ближайшей и вернейшей сторонницей Того-Кого-Нельзя-Называть. Именно она заклинанием "Круциатус" до безумия запытала известных авроров Френка и Алису Лонгботтомов.
   - Бла-бла-бла! - прокомментировал я прочитанную статью. - Интересно, сколько человек открыли кирпичное производство после прочтения этой статьи? И почему об их побеге в прошлых номерах не было сказано ни слова?
   Новость о побеге Блэка в компании со своей безумной кузиной меня несколько удивила. Я как-то не думал, что Сириус реально сможет сбежать из Азкабана, однако это все же произошло. Вот только зачем он прихватил с собой Лестрейндж? Перешел на темную сторону? Не думаю, что это возможно, ибо его анимагическая форма говорит об обратном. Скорее всего, их объединила месть Петтигрю.
   Кстати, в каноне именно побег Блэка запустил всю цепочку событий, в конечном итоге приведшую к воскрешению Волдеморта. До этого Питер сидел себе спокойно в виде крысы и никакого неупокоенного духа Темного лорда искать не собирался. Но когда пасюк был разоблачен, то у него не оставалось выбора кроме как вернуться к Волди, тем более о том, что тот жив, Питер знал еще с конца первого курса, а бывших друзей опасался больше чем Реддла. Правда, почему Петтигрю просто не сбежал куда подальше, например в одну из стран Южной Америки, для меня остается загадкой. Лично я на его месте так бы и сделал, и хрен бы меня там кто нашел, особенно если спрятаться в обычном мире среди простых людей. Впрочем, я слишком многого хочу от типичного волшебника, так как образ мыслей у них (волшебников) сильно отличается от маггловского, то есть, то, что магглу покажется совершенно логичным, для волшебника будет дикостью и наоборот.
   Больше в газете ничего представлявшего для меня интерес не оказалось, и я принялся за завтрак, после которого отправился на минус первый этаж во временную мастерскую артефакторики, ибо волшебные палочки сами себя не сделают.
   Первой на очереди была палочка из рога единорога с составной сердцевиной, которую я намеревался использовать в качестве своей основной, так как имеющиеся в моем распоряжении девайсы уже меня не устраивали. Дело в том, что каждая палочка имеет свой предел по пропускной способности и если его превысить, то она разрушается. Поэтому все массово изготавливаемые волшебные палочки по силе более-менее равны между собой. Мастера, чтобы увеличить пропускную способность палочки, применяют составные сердцевины и более стойкие, чем дерево материалы, лучшим из которых считаются рог единорога, жало мантикоры, кости некоторых видов драконов. Словом, как и с сердцевинами, применяются части магических существ. Правда подобные палочки изготавливаются очень редко и только под конкретный заказ потому как обрабатывать подобные материалы для корпуса значительно сложнее, чем древесину, а рог единорога вообще практически невозможно из-за его хрупкости.
   Почему же тогда я выбрал именно рог в качестве материала для корпуса палочки, если знал об этом его недостатке? Тут все просто: рог единорога единственный материал, который сможет устранить конфликты между частями ядра, а его хрупкость помехой для меня не являлась, так как идея, с помощью которой можно обойти это препятствие появилась довольно давно и уже была успешно испытана мной в меньших масштабах. Для этого было необходимо до предела напитать магией предмет, при этом желая, чтобы он изменил свою форму с четким представлением оной в уме. Трансфигурацией это считать уже нельзя, ибо заклинаний при этом никаких не используется. Скорее это похоже на силовую ковку из звездных войн. Единственный минус этого метода - просто нереальные манозатраты при применении его к некоторым материалам, так что не будь у меня краеугольного камня, я бы даже и не подумал использовать его на роге, потому как эта часть единорога проводит магию в чудовищных объемах с просто колоссальной скоростью.
   Придя в мастерскую, я не стал откладывать дело в долгий ящик и, отобрав лучший экземпляр рога из имеющихся у меня, приступил к его обработке. Магия хлынула из краеугольного камня огромным потоком прямо в рог, а я четко представляя нужную мне конечную форму заготовки, сосредоточился на желании ее получить. Сначала медленно, а потом все быстрее и быстрее заготовка стала менять очертания, и спустя пару минут в моих руках была ровная, бело-серебристая заготовка, четырнадцати дюймов длиной, полдюйма толщиной на одном конце и треть дюйма в другом.
   Даром для меня это не прошло - ноги буквально подкашивались, и я из последних сил поплелся к стоящему около стены стулу. Плюхнувшись на него некоторое время приходил в себя, и как только мое состояние стало более-менее удовлетворительным принялся за осмотр получившейся заготовки. Ну что сказать, получилось весьма и весьма недурно, для промежуточного этапа. Магию получившаяся заготовка проводила на отлично, но вот как самостоятельная сердцевина палочки она мне немного не подходила.
   Следующим этапом стала пропитка частей ядра в специальных зельях, которые были сварены мною заранее, чтобы не отвлекаться на это в процессе изготовления палочки. Пока все части ядра пропитывались, а это должно было занять как минимум пару недель, я планировал создать все остальные компоненты полужезла. Так что как только мои силы полностью восстановились, были проведены еще две такие процедуры, в результате которых я получил основную часть корпуса будущего инструмента и ручку для него. Все это было сделано мной в один день, а со следующего я хотел начать вырезать руны на корпусе, но эти планы пришлось отложить.
   Причиной заставившей меня это сделать послужил появившийся домовик, держащий в руках официального вида конверт с печатью министерства магии. Я вскрыл его и, вынув вложенный лист пергамента прочел:
   Уважаемая мисс Эванс!
   Согласно имеющимся у нас сведениям, сегодня в девятнадцать часов семь минут в месте Вашего проживания было применено заклинание Раздувания.
   Как Вам известно, несовершеннолетним волшебникам не разрешено вне школы использовать приемы чародейства. Еще одна такая провинность, и Вас исключат из вышеупомянутой школы согласно Указу, предусматривающему разумное ограничение волшебства несовершеннолетних (1875г., параграф С).
   Также напоминаем, что любой акт волшебства, способный привлечь внимание не умеющего колдовать сообщества (простецы), является серьезным нарушением закона согласно Статусу секретности Международной конфедерации магов.
   С пожеланием доброго здоровья, искренне Ваша

Муфалда Хопкирк.

Сектор борьбы с неправомерным использованием магии.

Министерство магии.

   - Поттер, сучонок! - высказался я, мгновенно сообразив, чьих рук это дело.
   Почему я решил, что это дело рук Джеймса Поттера? О том, что я жил у Дурслей знали только Дамблдор, МакГонагалл и семейка Поттеров. И все. Директор и МакКошка еще из ума не выжили, чтобы устроить мне такую подставу, а значит остаются только Поттеры, имеющие на меня очень большой зуб. Вопрос только в том, что он хочет этим добиться. Решил просто отомстить за свои унижения или же совмещает это со своим планом по возвращению меня в "любящую семью"?
   - Tempus!
   Заклинание показало тридцать девять минут восьмого.
   - Неплохо я так провозился с палочкой, то-то живот бурчит как сварливая теща. А как быстро сова-то из министерства долетела, явно непростая птичка.
   В этот момент появился домовик с еще одним министерским письмом. В этот раз меня обвиняли в применении заклинания принудительной анимагической трансформации, того самого, что применил в четвертой части лже-Моуди на Малфое. Кроме этого мне сообщали об исключении из Хогвартса и необходимости явиться десятого августа в девять часов утра на дисциплинарное слушание.
   Прочитав его, я вспылил и быстрым шагов вышел из мастерской, решив аппарировать в Литтл-Уингинг и посмотреть, что сделали с Дурслями. Быстро переодевшись, я направился к площадке для аппарации и почти дошел до нее, как вдруг мне на голову упало еще одно письмо. В оном мне немедленно предписывалось явиться в министерство магии и сдаться дежурным аврорам, потому как моя персона объявлена в розыск по обвинению в нападении на магглов и применении к ним заклинаний Раздувания и принудительной анимагической трансформации. А еще в этом письме оказался магический маячок, срабатывающий после получения его адресатом. К счастью защита от таких подарочков была мною установлена и работала в полную силу, иначе ко мне на огонек уже заявились бы авроры.
   Не иначе удача сегодня на моей стороне, ведь успей я аппарировать в Литтл-Уингинг и получи письмо уже там, то неизвестно чем это все бы закончилось. А так шанс выкрутиться из этой задницы есть и он довольно большой.
   Вернувшись в дом, я сразу же принялся писать письмо Дамблдору, в котором объяснял сложившуюся ситуацию и просил помощи в моем оправдании. Приложив копии писем из министерства к своему, я вызвал Танка и отправил его к директору Хогвартса, так как только с его помощью я могу выйти из данной ситуации без потерь, да и представление моих интересов в министерстве входит в его обязанность как опекуна. Осталось только дождаться ответа от Дамблдора.
   Пока ждал ответное письмо директора, успел окончательно успокоиться и хорошенько подумать о том, зачем Джеймсу Поттеру надо было устраивать эту подставу. Просто месть за унижения? Возможно, но ведь факт моей невиновности очень легко установить, достаточно потребовать применения ко мне Веритасерума. Да и Дамблдор обязательно присутствовал бы на разбирательстве как минимум в качестве представителя Хогвартса, потому как преступление совершено ученицей школы, а он бы сразу распознал, правду я говорю или нет, причем без всякой легилименции. Отсюда вывод: до какого-либо разбирательства дело бы не дошло. Рискну предположить, что по плану Оленя меня должны были задержать авроры и через пару дней моего сидения в министерском КПЗ явился бы Поттер, и обозначив перспективы, вроде того, что мне сотрут память и вернут назад в маггловский мир, а то и в Азкабан посадят, сделал бы предложение от которого в таких условиях невозможно отказаться. Догадываюсь, что суть его предложения заключалась бы в следующем: я даю непреложный обет во всем слушаться Джеймса Поттера, а в обмен на это он заминает этот инцидент. Что будет дальше и говорить не стоит, и так понятно.
   Вот только кое в чем Олень просчитался - его план был рассчитан на магглорожденную девочку, попавшую в сказку и к тому же не знающую реалии магического мира, а не на меня. Для потомственного волшебника ведь нет ничего страшнее, чем лишиться возможности колдовать и этот страх им прививается буквально с пеленок, а магглорожденные детишки боятся лишиться своей сказки. Поттер же типичный волшебник с соответствующим образом мышления, поэтому нет ничего удивительного в том, что он избрал именно такой сценарий, рассчитывая на мою боязнь остаться без магии.
   - Ладно, гадать тут можно до бесконечности, - произнес я вслух и пошел в столовую, так как пустой желудок напоминал о себе все чаще и чаще.
   Ответное письмо от Дамблдора пришло около половины двенадцатого ночи, и в нем он просил меня прибыть в Хогвартс к девяти часам утра следующего дня, поэтому я сразу после его прочтения отправился спать.
   В половине девятого утра я, аппарировав, оказался перед воротами школы. Оные были открыты, поэтому беспрепятственно пройдя через них, я направился прямиком к входу в замок. К кабинету директора я добрался ровно в назначенный срок и, судя по открывшей проход каменной горгулье меня уже ждали, а потому поднявшись на вращающейся лестнице, сразу же постучал в дверь кабинета.
   - Войдите, - прозвучал из-за нее бодрый голос директора.
   - Здравствуйте, профессор Дамблдор! - поздоровался я с директором Хогвартса, как только зашла в его кабинет.
   - Добрый день, мисс Эванс, - сказал старый волшебник. - Присаживайтесь.
   Я сел на указанное мне Дамблдором кресло перед его столом и произнес:
   - Простите, что побеспокоила вас вчера, профессор, но больше мне не к кому было обратиться.
   - Не стоит извиняться, мисс Эванс, - ответил он. - Я ваш магический опекун, поэтому вполне естественно, что вы обратились с этим вопросом ко мне.
   - Так вы верите, что это не я?
   - Верю ли я? - изобразил легкое удивление Дамблдор. - Конечно, верю. Если бы вы хотели что-то сотворить со своими родственниками, то сделали бы это, не тревожа заклинание Надзора.
   - И только поэтому вы считаете, что я невиновна? - изумился по-настоящему я.
   - Не только. Получив вчера ваше письмо, я незамедлительно отправился в Литтл-Уингинг и провел небольшое расследование, которое и убедило меня в вашей непричастности к этому инциденту. Но, к сожалению это единственное, что удалось точно узнать, потому к моменту моего прибытия обливиаторы министерства магии уже закончили свою работу.
   - Но тогда как вам удалось установить мою невиновность?
   - Думаю, что вреда никакого не будет, если я вам это расскажу. Видите ли, мисс Эванс, творимая магия оставляет следы. Конечно, существуют способы их затереть, но рискну предположить, что заколдовавший ваших родственников волшебник о них не знал или же по какой-то причине не смог ими воспользоваться. Так вот, мне удалось установить, что у данного волшебника была высокая стихийная склонность к огню, в то время как у вас подобной не наблюдается.
   Охренеть просто! Дамблдор прям монстр какой-то! Хотя в шестой книге, если мне не изменяет память, он что-то подобное упоминал, когда с Поттером в пещере инферналов был. Вот только судя по всему о том, что сказал сейчас директор, знают очень немногие.
   - Профессор, в одном из писем сообщалось, что я исключена из Хогвартса. Это правда?
   - Исключение из Хогвартса является прерогативой директора, мисс Эванс, - ответил Дамблдор. - Так что нет, вы продолжите учиться в школе.
   - А разбирательство в министерстве? Оно состоится?
   - Да, вам нужно будет явиться в министерство магии десятого августа в девять часов утра. Само разбирательство будет проводиться в кабинете главы департамента магического правопорядка Амелии Боунс.
   - Директор, а где этот кабинет находится?
   - На втором этаже. Впрочем, я как директор Хогвартса буду обязан на нем присутствовать, так что думаю нам будет лучше встретиться в атриуме министерства, попасть в который можно воспользовавшись камином в "Дырявом котле".
   - А меня авроры не арестуют, как только я в нем окажусь?
   - Нет. Постановление о вашем аресте отменено.
   - Спасибо, директор Дамблдор! - от чистого сердца поблагодарил я старого волшебника.
   - Не за что, мисс Эванс, абсолютно не за что.
   - Я могу идти? - спросила я.
   - Да, конечно.
   - До свидания, профессор, - произнесла я, подходя к двери кабинета.
   - До свидания мисс Эванс.

***

   8 августа 1993-го года. Один из парков Лондона.
   Одна известная всему магическому миру Британии блондинка средних лет сидела на лавочке в оном из парков Лондона, периодически нервно оглядываясь по сторонам. Рита Скитер, а это была именно она, ожидала одного человека, который в анонимном письме намекнул на знание некоторых ее грязных тайн, тем самым напугав до дрожи в коленках, потому что у такого скандального журналиста количество недоброжелателей отнюдь не маленькое, и легкое упоминание о возможности широкой огласки этих самых тайн в случае неявки на эту встречу, заставило Риту просидеть почти полчаса в ожидании этого человека. Но одновременно был намек на возможность получить в свое распоряжение уникальную информацию о некоторых весьма высокопоставленных личностях британского магического сообщества, публикация которой вызвала бы чудовищный скандал, а скандалы устраивать Рита обожала больше всего на свете.
   - Добрый вечер, мисс Скитер, - внезапно раздался голос справа от вздрогнувшей блондинки.
   Женщина обернулась на голос, и ее взору предстал пожилой мужчина лет шестидесяти пяти, одетый в дорогой маггловский костюм-тройку черного цвета с накинутым на него легким пальто.
   - Прекрасная погода, не так ли, - продолжил он, словно не замечая сильную напряженность соседки.
   - Кто вы? - неестественно прямо для себя спросила Рита.
   - Кто вы? Что вам нужно? Почему именно я? - словно кого-то передразнивая, произнес он. - Всегда одни и те же вопросы, нет, чтобы просто поговорить о чем-нибудь отвлеченном.
   - Говорите, что вам от меня нужно или наша встреча заканчивается! - потребовала Скитер, нервно сжимая в руке мощный портключ, способный в случае нужды вытащить ее даже из Хогвартса.
   - Ох, Рита, какая же вы нетерпеливая! - наигранно воскликнул мужчина. - Ладно, к делу, так к делу. Я, мисс Скитер, один из самых больших поклонников вашего поистине непревзойденного творчества. В последнее время, как я понимаю, вы испытываете некоторый недостаток идей, и мой долг как вашего верного читателя велит мне помочь автору в минуту творческого кризиса, чтобы как можно скорее насладиться вашим оригинальным стилем статей.
   После этих слов в руках незнакомца, словно ниоткуда, возникала тонкая папка, которую он тут же протянул Рите. Та, немного поколебавшись, все же взяла ее и, не дождавшись никаких неожиданностей с нетерпением развернула. Внутри лежало несколько исписанных листочков бумаги, содержимое которых даже после мимолетного взгляда репортерши оказалось настоящей сенсацией.
   В Рите сразу проснулось любопытство профессионального репортера-скандалиста, и она с трудом оторвав взгляд от содержимого папки, собралась было задать несколько вопросов своему соседу, но того уже и след простыл. На том месте, где он сидел, нашлась лишь визитка с надписью черным готическим шрифтом: "The Shadowman".

Глава 2

   9 августа 1993-го года. "Der Eisendrache".
   Очередная серебристо-белая ниточка воспоминаний заняла свое место в специально созданном для нее флаконе, который тут же был плотно закупорен, после чего я устало откинулся в кресле, морщась от сильной головной боли. Все-таки процесс извлечения большого количества воспоминаний не проходит без последствий в виде усиливающейся с каждым новым воспоминанием, мигрени.
   Как несложно догадаться, занимался я этой неприятной процедурой из-за предстоящего разбирательства в министерстве по поводу применения мной магии к семейству Дурслей. Следуя главному принципу Аластора Моуди а, также, не полагаясь на извечный русский авось, я решил перестраховаться, ибо не исключал возможность своего допроса с применением сыворотки правды. А там стоит только прозвучать вопросу с формулировкой " Применяли ли вы магию к Вернону, Петунии и Дадли Дурслю?" как я отвечу "Да", и это будет правдой, потому что магия к ним мной применялась - прошлым летом я стирал им память после визита Фоукса. Что произойдет дальше, предсказать не составляет никакого труда - я окажусь в Азкабане, так как незаконная обливиация в магической Британии карается заключением в это омерзительное место на срок до пяти лет. И это если они не вытянут остальные мои грешки, ведь там, в сумме и на поцелуй вполне может хватить! Так что лучше перебдеть, чем недобдеть и вытащить из головы все компрометирующие меня воспоминания. О чем не знаешь, о том и проболтаться не сможешь.
   Просидев некоторое время, я не выдержал и, призвав домовика, приказал ему принести зелье от головной боли. Дождавшись когда оное подействует, я убрал флакончики с воспоминаниями во встроенный прямо в стену небольшой сейф и по случаю позднего времени отправился спать.
   Утро следующего дня встретило меня пасмурной погодой за окном и распространившемся по всему дому ароматом свежесваренного кофе. Быстро совершив все привычные утренние процедуры, я позавтракал и, зайдя в одну из комнат на втором этаже, исполняющую роль гардероба и раздевалки принялся надевать на себя недавно купленный черный костюм. Купил я его, потому что он был похож на костюмы людей в черном, а этот фильм мне всегда нравился. В общем, я не удержался, и как оказалось не зря. Ну не идти же мне в министерство в джинсовом костюме? Не поймут-с, ибо в магическом обществе также как и маггловском привыкли встречать людей по одежке. Мантии мне надоели до чертиков еще в Хогвартсе, да и не было у меня ни одной из них подходящего размера, а тащиться на Косую Аллею ради этого балахона мне было откровенно влом.
   - Агент Джи готова к миссии, - в шутку воскликнул я, когда закончил наряжаться и взглянул на себя в зеркало.
   В оном отражался типичный представитель MIB, и для полноты картины не хватало только нейрализатора, солнцезащитных очков и говорящего мопса. Но если вместо нейрализатора можно использовать волшебную палочку, а очки просто купить, то где взять говорящего мопса я не представляю. Впрочем, можно попробовать подружиться с Хагридом и с его помощью провести один интересный эксперимент - скрестить Сириуса Блэка в его анимагической форме и обычную собаку. А что, у хогвартского лесника вполне может что-то получиться, умудрился же он в каноне скрестить огненного краба и мантикору, получив при этом своих знаменитых соплохвостов. Ку-ку-ку!
   Отсмеявшись, я с приподнявшимся настроением вышел из комнаты и отправился на площадку для аппарации, дойдя до которой переместился в Лондон, поблизости от "Дырявого котла". В баре я задерживаться не стал, и сразу пройдя к огромному камину, взял из стоявшей рядом жестянки щепотку порошка "Флю", кинул его в камин и, зайдя в изумрудное пламя, произнес:
   - Министерство Магии!
   В реальности перемещение с помощью камина оказалось совершенно не похожим на то, каким оно было описано у мадам Ро. Никакой болтанки и мелькания перед глазами видов из множества разных каминов не было и в помине. Присутствовало только слабое ощущение, что тебя куда-то тащит, да и то из-за почти мгновенного переноса оно было почти незаметно. Сажи, густо осыпающей каждого пользователя каминной сети тоже не наблюдалось, что меня несказанно порадовало, потому как возможности использовать магию для очистки я был лишен, ибо с собой взял только Олливандеровскую палочку, а она-то под Надзором. Отойдя от камина в сторону, я принялся осматриваться по сторонам.
   Я находился в почти в самом конце очень длинного зала с темным паркетным полом, отлакированным до зеркального блеска. На переливчато-синем потолке сияли золотые символы, которые перемещались и видоизменялись, делая потолок похожим на огромную доску объявлений. В стенах, обшитых гладкими панелями из темного дерева, было устроено множество позолоченных каминов. Каждые несколько секунд в том или ином камине в ближней от меня стене с мягким свистом кто-то появлялся - либо волшебница, либо волшебник. На противоположной стороне перед каминами стояли небольшие очереди желающих покинуть Министерство.
   Посреди зала находился фонтан, представлявший собой золотую скульптурную группу крупней, чем в натуральную величину, в центре круглого бассейна. Самая высокая из фигур изображала благородного чародея, взметнувшего в воздух волшебную палочку. Вокруг него стояли красивая волшебница, кентавр, гоблин и эльф-домовик. Последние трое смотрели на волшебницу и чародея снизу вверх, с обожанием. Из концов волшебных палочек, из наконечника стрелы кентавра, из острия гоблинской шляпы и из ушей эльфа били сверкающие струи, и журчание воды примешивалось к хлопкам аппарации и к шороху бесчисленных подошв. Сотни волшебников и волшебниц большей частью по-утреннему хмурых, шли к дальнему концу атриума, где виднелись золотые ворота.
   Закончив с осмотром атриума, я направился в сторону этих ворот, возле которых заметил хорошо знакомую высокую фигуру в фиолетовой, расшитой золотыми и серебряными полумесяцами мантии. Когда проходил мимо фонтана увидел лежащие на дне бассейна серебряные и бронзовые монетки. Рядом с ним на потускневшей от времени табличке было написано:
   ВСЕ ДОХОДЫ ОТ ФОНТАНА ВОЛШЕБНОГО БРАТСТВА ПЕРЕДАЮТСЯ БОЛЬНИЦЕ СВЯТОГО МУНГО.
   - Здравствуйте, директор Дамблдор, - произнес я, подойдя к директору Хогвартса.
   - Добрый день, мисс Эванс, - ответил он. - Вы прибыли несколько раньше, чем я ожидал.
   - Лучше немного подождать, чем безнадежно опоздать.
   - Тоже верно, поэтому не будем заставлять Амелию ждать, - произнес Дамблдор и, пройдя сквозь золотые ворота, направился к одному из лифтов.
   Стараясь не отставать от директора, я последовал за ним и вскоре вместе с несколькими волшебниками мы зашли в лифт, который громко лязгнув, начал медленный подъем, делая остановку на каждом из уровней.
   - Уровень второй, - наконец-то объявил прохладный женский голос. - Департамент магического правопорядка.
   Мы вышли из лифта, прошли через длинный коридор, в конце которого повернули направо и, пройдя через массивные дубовые двери, оказались в еще одном коридоре, правда, не таком длинном, как первый. Дойдя почти до середины, Дамблдор остановился у одной из дверей, табличка на которой гласила:
   "Глава департамента магического правопорядка".
   Пройдя вслед за директором, я оказался в классической приемной: рядом с еще одной дверью, ведущей непосредственно в кабинет главы ДМП, располагался стол, за которым сидела волшебница лет тридцати, около одной из стен стояли три оббитых кожей кресла, а у другой массивный шкаф.
   - Добрый день, Миранда, - обратился Дамблдор к волшебнице. - Амелия у себя?
   - Здравствуйте, профессор Дамблдор, - поздоровалась со старым волшебником секретарша. - Да, мадам Боунс здесь.
   - Чудесно, - произнес директор и, открыв вторую дверь, прошел в кабинет Амелии Боунс.
   А ничего так кабинетик - подумал я, зайдя в него вслед за Дамблдором и исподтишка осматриваясь. Первым в глаза бросался длинный Т-образный стол, место во главе которого было занято хозяйкой кабинета, вдоль обшитых деревом светлых пород стен стояло множество шкафов.
   - Здравствуй, Амелия, - поздоровался Дамблдор с женщиной.
   - Здравствуй, Альбус, - ответила ему мадам Боунс. - Ты по поводу разбирательства?
   - Да.
   - Присаживайтесь, - произнесла хозяйка кабинета. - Сейчас придет Муфалда, и можем начинать.
   Судя по тому, каким тоном говорила Боунс во время этого короткого диалога, подобные разбирательства чем-то из ряда вон выходящим не являются, - подумал я, занимая указанное место.
   Минут через пять в кабинет вошла низенькая седая волшебница, держащая в руках несколько пергаментных листков. Как только она заняла свое место, Амелия Боунс оторвалась от чтения каких-то документов, достала из ящика стола чистый лист пергамента и самопишущее перо, которое тут же было активировано, и заговорила:
   - Заседание дисциплинарной комиссии номер 11392 от 10-го августа 1993-го года объявляется открытым. Состав комиссии: Амелия Сьюзен Боунс, глава Департамента магического правопорядка; Муфалда Элоиза Хопкирк, глава Сектора борьбы с неправомерным использованием магии; Альбус Персиваль Вулфрик Брайан Дамблдор, Верховный Чародей Визенгамота, директор школы чародейства и волшебства Хогвартс. Обвиняемая: Грейс Лилит Эванс. Примечание: допрос ведется с применением Веритасерума.
   Я так и знал! - пронеслась у меня в голове мысль. - Хотя, что удивляться, Амелия Боунс человек очень занятой и времени заниматься подобными мелкими происшествиями много не имеет. Но в тоже время она убежденный борец с преступностью и хочет однозначно установить мою виновность или же невиновность. Что же до применения Сыворотки правды то для этого у нее имеется достаточно полномочий.
   Тем временем хозяйка кабинета встала из-за стола, подошла к одному из шкафов и, открыв его, достала пару небольших пузырьков и стакан. Наполнив оный водой с помощью заклинания, она отмерила три капли совершенно прозрачного зелья и протянула стакан мне. Я совершенно спокойно проглотил его содержимое и стал прислушиваться к ощущениям. Сначала не чувствовал ничего необычного, но спустя где-то около минуты с момента приема зелья мое сознание было резко отодвинуто куда-то на второй план. Я ради интереса попробовал шевельнуть пальцами рук и не смог этого сделать. Однако!
   - Вы Грейс Лилит Эванс, проживающая по адресу: графство Суррей, город Литтл-Уингинг, Тисовая улица, дом номер четыре? - спросила глава ДМП.
   - Да, - ответило мое тело совершенно без какого-либо участия сознания.
   - Вы применяли какую-либо магию к Вернону Дурслю?
   - Нет.
   - Вы применяли какую-либо магию к Петунии Дурсль?
   - Нет.
   - Вы применяли какую-либо магию к Дадли Дурслю?
   - Нет.
   - Достаточно, - произнес Дамблдор и на этом мой допрос был завершен.
   - Выпейте! - мое тело опять-таки без участия сознание взяло протянутый стакан и послушно проглотило его содержимое, оказавшееся антидотом к Сыворотке правды.
   Контроль над телом начал возвращаться секунд через тридцать после принятия противоядия, а полностью действие Веритасерума было сведено на нет, спустя где-то три минуты. Тогда же мне было объявлено о снятии с моей персоны всех обвинений после чего меня очень вежливо попросили покинуть кабинет, что я тут же и сделал, ибо не испытывал ни малейшего желания находиться в министерстве дольше чем это было необходимо.
   Вежливо попрощавшись со всеми присутствующими, я вышел из кабинета и направился к лифту, молясь про себя, чтобы не встретить Поттера-старшего. Толи мои молитвы были кем-то услышаны, толи мне просто повезло, но Оленя я не встретил. Спустившись на лифте в атриум и отстояв короткую очередь, я покинул министерство магии, переместившись в Дырявый котел в котором также не стал задерживаться. Найдя первое же безлюдное место, я аппарировал в свое поместье.

***

   Остаток августа пролетел для меня почти незаметно, потому что целыми днями я был погружен в свои труды и заботы. За это время я успел выполнить почти все планы, намеченные мной на это лето, за исключением собственной электростанции.
   Первым делом мною было завершено создание волшебной палочки - полужезла. Несколько дней после разбирательства в министерстве были посвящены мной только для работы над этим артефактом, и когда по их завершению я испытал его, то моему восторгу не было предела. Палочка настолько превосходила как мою прошлую поделку, так и Олливандеровскую, что после нее они казались простыми деревяшками. Больше всего она походила данное в каноне под описание Старшей палочки с той лишь разницей, что служить она будет только мне. Если же ей попытается колдовать любой другой волшебник, то последствия для него будут далеко не самые радужные: умереть не умрет, но инвалидом останется точно.
   Завершив создание палочки я сделал подобные заготовки для палочки Гермионы, так как после небольших раздумий решил, что незачем делать для нее посредственный инструмент, когда есть возможность сделать хороший. Также далеко не последнюю роль в принятии этого решения сыграло то, что Грейнджер за прошедшее время незаметно стала для меня чем-то большим, нежели просто подруга, но вот чем именно я пока еще сам понять не могу. Впрочем, время само все расставит по своим местам.
   Параллельно с созданием второго комплекта заготовок для волшебной палочки я завершил отделку дома. Даже электропроводку проложил, только вот с достаточно мощным генератором вышел облом - я просто не знал, где его можно достать. Ну не обворовывать же электростанцию? Так что решение этого вопроса пришлось отложить до следующего лета.
   В последнюю неделю августа из Франции вернулись Грейнджеры о чем я узнал от самой Гермионы, заявившейся ко мне вечером того же дня. Я в этот момент занимался благоустройством прилегающей к дому территории, так что приближающуюся к дому фигурку подруги заметил издалека. Когда же она подошла поближе, мне стало ясно, что кое-кто не удержался, потому как верхние девяносто за три недели никак не могут сами по себе вырасти почти на два размера.
   После сеанса костедробильных обнимашек мы переместились в дом, и я почти до утра выслушивал подробный рассказ Грейнджер о посещенных ею местах, и если французские пляжи, рестораны, музеи и прочие достопримечательности меня не очень-то интересовали, то ее поход в магический квартал Парижа удостоился самого пристального внимания. Ассортимент предлагаемых товаров на тамошнем аналоге Косой Аллеи, по словам Гермионы, был значительно больше, чем в Англии и цены были несколько ниже. Впрочем, ничего удивительного в этом не было, так как французское магическое законодательство было несколько либеральней, чем английское.
   А на следующий день мы совершили поход за школьными принадлежностями, во время которого Гермиона приняла решение отказаться от УЗМС, едва увидев учебник по этому предмету. Ну кто еще кроме Хагрида мог рекомендовать кусающуюся книгу, усмирять которую продавцу во "Флориш и Блоттс" приходилось с помощью длинного черенка от лопаты. Мужик был нереально счастлив, узнав, что нам подобное чудовище не требуется.
   В этот же день реальность отошла от канона еще дальше, потому что кота Грейнджер так и не купила, предпочтя потратить деньги на дополнительный справочник по древним рунам. Так что остался бедняга Крукшенс и дальше кантоваться в зоомагазине.
   Оставшиеся дни августа мы провели в развлечениях, запасаясь положительными эмоциями, ибо дементоры, как и в каноне, были направлены министерством для охраны Хогвартса снаружи, а изнутри безопасность школы будет обеспечиваться преподавателями совместно с отрядом авроров. Еще один отряд будет находиться в Хогсмите, чтобы в случае появления беглецов осуществить их поимку или уничтожение. Обо всем этом я прочитал в номере "Ежедневного Пророка" ранним утром 31-го августа.
   Последний день летних каникул я посвятил сборам в Хогвартс и подготовки небольшого сюрприза для душесосателей, если они устроят обыск в Хогвартс-Экспрессе. Закончил я с этим делом уже заполночь и, предвкушая охренение дементоров, если оно у них вообще возможно, лег спать.

Глава 3

   Ранним утром 1-го сентября 1993-го года, как обычно проснувшись под громкий звон будильника, я по привычке чертыхнулся и после нескольких минут потягиваний встал с кровати и принялся приводить себя в божеский вид. Сделал зарядку, сходил в душ, после которого спустился в столовую и принялся за завтрак. Когда я уже заканчивал утреннюю трапезу рядом со мной возник Танк и подал свежий номер "Пророка".
   - Пусто, - произнес я вслух, быстро пролистав газету и не обнаружив в ней ничего интересного.
   Отсутствие статей Скитер на протяжении полутора недель говорило об одном - моя операция под кодовым названием "Жук" завершилась успехом, и Рита больше никогда не напишет ни одной статьи по причине своего отсутствия в подлунном мире. А вот нечего всякие гадости писать!
   Избавиться от этой пронырливой журналистки я решил по причине того, что на следующий год планировал свое участие в Турнире, чтобы получить эмансипацию и таким образом устранить угрозу попадания в рабство к Поттерам. Скитер же могла очень сильно осложнить мне жизнь, заинтересовавшись моей персоной и раскрыв тайну моего рождения. Что было бы дальше предсказать нетрудно - на меня началась бы охота, в которой наверняка бы приняли участие и многие чистокровные, ибо одно дело обычная грязнокровка и совсем другое полукровка пусть и из светлого, но старинного семейства. Сценарий подобного только с другими начальными условиями я уже описывал в разговоре с Гермионой, и воплощать его в реальность мне совершенно не хотелось. Поэтому мной был разработан план нейтрализации журналистки, который был приведен в исполнение восьмого августа.
   Успешно совершить задуманное мне помогло знание слабостей этой журналистки - непреодолимой тяги к золоту и скандальным сенсациям. И я решил ей это дать, благо пока в последнем семестре второго курса практиковался в пассивной легилименции на старшекурсниках узнал много чего интересного и не всегда законного. Сложнее было передать ей нужную информацию в нужном ключе. Мне было необходимо, чтобы она отправилась ее проверить, поэтому в переданной ей от имени Шедоумэна папке, была информация о нетрадиционных сексуальных предпочтениях наследника одного из богатых и влиятельных чистокровных семейств и тонкий намек на то где и когда ее можно проверить. Инфа была полностью правдивой, потому как кое-кто думал так громко, что даже защитные артефакты не помогли скрыть эти мысли.
   Дальнейшее было делом техники: создать и подбросить в нужное место простой артефакт, срабатывающий при нахождении в относительной близости друг к другу трех волшебников и ожидать развития событий. Впрочем, успех этого этапа стал возможен благодаря небрежности двух голубков, полагающихся только на скрытность и поленившихся установить на место своих тайных встреч полноценную защиту. Эта самая небрежность и привела их к очень близкому знакомству с практикуемым Дейдарой-семпаем искусством. 18-го августа в "Пророке" появилось небольшое сообщение о гибели Ричарда Фоули и Марка Стоуна, закончивших в этом году Хогвартс и работавших в министерстве магии в Департаменте магических происшествий и катастроф. Также перестали появляться статьи Скитер, которые до этого дня выходили как минимум три раза в неделю. Для полной уверенности в том, что Рита покинула сей бренный мир, я решил выждать пару недель, так как ее тело найдено не было, ведь в противном случае об этом трубили бы на весь магмир. Хотя сомнительно чтобы кто-то смог выжить в том аду, но все же чем черт не шутит.
   Совесть по поводу совершенного меня совершенно не мучала, ибо за время пребывания в магическом мире я осознал одну простую истину: или ты, или тебя, третьего не дано. Скитер же ради сиюминутной славы испоганила жизнь очень и очень многим, ничуть не сожалея об этом. Так что туда ей и дорога! А что касается Фоули и Стоуна: лес рубят - щепки летят, да и не люблю я заднеприводных. К тому же Фоули-старший был в числе оправданных Пожирателей, следовательно, стоит только Волди воскреснуть, как он тут же встанет под его знамена и сыночка своего притащит. Так что я просто уничтожил личинку Смертожора и вполне возможно этим своим поступком спас несколько невинных жизней.
   Тряхнув головой, я вынырнул из воспоминаний и, допив кофе, отправился одеваться, потому что в последнее время у меня неожиданно появилась привычка рассекать по дому в одном коротком халатике. А что, все равно в таком виде меня никто кроме домовиков не видит.
   Костюмчик я сегодня надел тот же самый, в котором ходил в министерство: черный пиджак, черная прямая юбка на ладонь выше колен, черные чулки, черные туфли на невысоком каблуке. Единственной не черной деталью моего наряда была белоснежная блузка. После недолгих размышлений я надел затемненные очки в черной прямоугольной оправе и только тогда посмотрел в зеркало.
   - Вроде все в порядке, - произнес вслух, разглядывая свое отражение.
   Очень многие люди, узнав, что видимое мной в данный момент отражение мне действительно нравилось, назвали бы меня извращенцем и педиком. Отчасти они были бы правы - за проведенные в этой тушке шесть лет я действительно стал немного извращенцем. Нет, если бы мне предложили вернуть старое тело, я бы без раздумий согласился, но вот в чем беда - я совершенно не помню, как оно выглядело. А какое-то другое мне нафиг не сдалось. К тому же есть железобетонный аргумент, ставящий жирный крест даже на теоретической возможности вернуть себе мужской пол: судя по тому, что я не помню очень много из прежней жизни, оболочки моей души были повреждены, но раз я не являюсь подобно канонному Волди полубезумным маньяком, то они полностью восстановились, только в процессе этого подстроившись под данное тело. Проще говоря, третья оболочка у меня теперь женская, и если такую душу переселить в тело какого-нибудь брутального качка, то через некоторое время на его месте будет типичный представитель транссексуалов. Изменять же данную оболочку, даже если бы это было возможно, я бы не рискнул - душа это слишком тонкая материя и малейшие повреждения в ней приводят к непредсказуемым последствиям. К тому же в мире Поттерианы на эту тему информации очень мало - только общее строение души и создание хоркруксов. По крайней мере, это все, что мне удалось найти в Выручай-комнате. Возможно, что нужная мне информация все же существует только вот заниматься ее поиском у меня нет никакой возможности. Впрочем, то, что я смирился со своим положением, отнюдь не значит, что я сдался. Просто отложил решение проблемы на неопределенно долгий срок.
   Закончив рассматривать свое отражение и не найдя в нем никаких изъянов я спустился вниз и вызвав Танка и Дыма, остающихся дома, принялся выдавать им приказы о том, что им необходимо будет выполнить в мое отсутствие. Ушаны у меня смышленые, поэтому не стоит опасаться того, что подобно безвременно почившему Добби они что-нибудь начудят, да и ничего сложного я им не поручал. Раздав все указания, я вздохнул и, выйдя из дома, отправился на аппарационную площадку, с которой переместился в Лондон.
   Аппарировав в безлюдный тупичок неподалеку от Кингс-Кросса, я медленным шагом направился к вокзалу, потому как времени было только девятнадцать минут десятого, до отправки поезда еще оставалось более полутора часов, и спешить было особо некуда. Спустя двадцать с небольшим минут я добрался до прохода на платформу с дробным названием, около которого встретился с ожидавшей меня Грейнджер.
   - Привет, Гермиона. - поздоровался я с подругой. - Ты сегодня рано.
   - Привет, - ответила мне девушка. - Родители не смогли сегодня меня отвезти, и пришлось добираться самой.
   - Аппарировала?
   - Да. А где твой чемодан? - спросила она, заметив отсутствие оного.
   - Уже в Хогвартсе, - отвечаю ей.
   - А...
   - Как только найдем себе свободное купе, - произнес я ответ на ее невысказанную просьбу.
   Мы по очереди прошли сквозь разделительный барьер и оказались на платформе 9.75, которая, несмотря на раннее время, была заполнена провожающими в своих чад волшебниками. Лавируя между ними, мы двигались в направлении хвостовых вагонов, так как места в них занимаются в самую последнюю очередь. Вскоре удача нам улыбнулась - свободное купе нашлось в одном из центральных вагонов. Как только мы зашли в купе, я позвал Банана, который доставил чемодан Гермионы прямиком в Хогвартс. А дальше мы, не сговариваясь, достали по книжке и, запечатав заклинанием дверь, погрузились в чтение, потому как больше в Хогвартс-Экспрессе заниматься было решительно нечем. Периодически дверь пытались открыть, вот только запечатана она была отнюдь не "Коллопортусом", поэтому ничего у оставшихся неизвестными школяров не выходило, и они вынуждены были отступать ни с чем. Тележку со сладостями мы также пропустили, ибо любви к сладкому ни я, ни Грейнджер не испытывали никакой. Впрочем, голодными мы не остались, так как все нужное для нормального перекуса у нас с собой было.
   А Хогвартс-Экспресс тем временем продолжал свой путь на север. Погода за окном была откровенно паршивая: дождь, начавшийся около полудня, лил как из ведра, из-за низких, темных, почти черных туч стемнело настолько, что пришлось включать освещение, которое, кстати, было электрическим. Внезапно состав стал замедлять ход.
   - Что происходит? - недоуменно спросила Гермиона, оторвавшись от своей книги и посмотрев на часы. - Нам же еще далеко ехать.
   - Есть у меня одна мыслишка, - произнес я, открывая сумочку. - Но не думаю, что тебе она понравится.
   - Говори.
   - Те, с кем лучше не встречаться, если не хочешь лишиться рассудка, а то и души. Дементоры, - произнес я.
   - Дементоры?! - удивленно и испуганно произнесла Грейнджер. - Но я думала, что они охраняют Азкабан!
   - Так и есть, но во вчерашнем номере "Пророка" была заметка о том, что часть из них направят для охраны Хогвартса и поимки сбежавших заключенных, - сказал я, одновременно с этим доставая из сумочки "Охренитель".
   Таким пафосным названием я нарек обыкновенный двуствольный дробовик 12-го калибра с горизонтальным расположением стволов. Разжился я им еще в начале августа, когда устроил себе своеобразный шоппинг. Проходя мимо магазина охотничьего оружия, я заметил данный экземпляр и не смог противостоять своему "Хочу!", так что той же ночью ружье оказалось в моих руках. Немного магии - и все клейма и серийный номер на нем канули в небытие.
   Кстати, в магическом мире для покупки огнестрельного оружия не надо получать никаких лицензий, потому что маги оным не пользуются от слова совсем, а многие даже не знают что это такое. Пример подобного был совсем недавно, в статье об азкабанских беглецах, автор которой обозвал пистолет железной дудкой. Так что если его и будут проверять, то только на предмет наложения каких-либо чар, потому что зачаровывать маггловские вещи запрещено законом, а использовать незачарованные - нет. В общем, я могу хоть на танке разъезжать, и пока на него не будет наложено никаких чар мне никто и слова не скажет, только кривиться будут. Такое вот странное законодательство в магической Англии, однако.
   - Ты что собралась застрелить дементора? - удивленно-неверяще спросила подруга.
   - Да, - просто ответил я, доставая патроны.
   В этот момент поезд дернулся и остановился. Судя по поднявшейся громкой ругани, во всем вагоне с багажных полок посыпались вещи. Внезапно погасло освещение, и состав погрузился в кромешную тьму, и в этот же миг серьги-артефакты начали очень быстро нагреваться, свидетельствуя о ментальной атаке.
   - Ай! - воскликнула Гермиона. - Серьги жгутся.
   - У меня тоже, - ответил я. - Посвети.
   Через несколько секунд темноту в купе разогнала искорка ярко-голубого света, появившаяся на кончике палочки Гермионы. Повернуть рычаг, переломить дробовик, вставить снаряженные зачарованным серебром патроны, с громким щелчком сработавшего запорного механизма вернуть стволы в прежнее положение, нацепить на стволы простенький артефакт, служащий для уменьшения громкости выстрела и снижения отдачи, снять дробовик с предохранителя - все эти действия заняли у меня от силы секунд сорок.
   - Готовы к выстрелам в упор? - обратился я к шатающимся по поезду стражам Азкабана.
   Ответ не заставил себя ждать. От двери донеслись скребущие звуки и спустя где-то десяток секунд она открылась. В слабо свете Люмоса была видна огромная, упиравшаяся в потолок фигура, закутанная в черный плащ. Лицо дементора, если это так можно назвать, было полностью скрыто глубоким капюшоном и именно туда я, не давая монстру возможности что-либо предпринять, направил дульный срез стволов дробовика.
   - Тебе меня не схавать! - крикнул я и нажал на спуск.
   ХЛОП!
   Артефакт сработал, как и задумывалось, и звук выстрела по громкости оказался на уровне хлопка в ладоши. Отдача же почти не ощущалась.
   Бух! - безголовое тело дементора провисев пару мгновений, рухнуло на пол. В нос тут же ударил такой омерзительный запах, по сравнению с которым "ароматы" от некоторых ингредиентов в кабинете Снейпа покажутся благоуханием райских садов.
   - Даже не понял, почему сдох! - со злорадством в голосе произнес я, перезаряжая дробовик.
   Новых гостей в плащах так и не появилось, и когда зажегся свет, я достал палочку и быстро уничтожил все следы пребывания стража Азкабана в этом вагоне, то есть тело и разлетевшееся по стенам коридора содержимое его гнилой черепушки. Последним было заклинание очистки воздуха, после применения которого я закрыл дверь и, обернувшись, увидел бледную, трясущуюся, беззвучно шевелящую губами Грейнджер.
   - Гермиона?
   На свое имя девушка даже не среагировала.
   Что за нафиг? - думал я, подходя к ней. - Артефакты же должны были ее защитить! Неужели...
   Пользуясь полной неподвижностью подруги, я осмотрел ее серьги-артефакты. Моя догадка подтвердилась - оба артефакта были полностью разряжены. Осмотрел свои - та же история. Зато стала понятна причина такого состояния Грейнджер - дементор таки успел на нее подействовать, вытащив самые кошмарные воспоминания. Но почему тогда я ничего не ощутил? Хотя... может все дело в том, что я действовал, как это говорится, на адреналине? Да, наверное, так оно и есть.
   Разрядив отставленный мной в сторону дробовик, я уменьшил его и кинул себе в карман, а потом, сев рядом с Грейнджер, привлек к себе не сопротивляющуюся девушку и, обняв, принялся поглаживать ее по голове, попутно нашептывая ей всякие глупости. Гермиона, поначалу вообще ни на что не реагировавшая, постепенно приходила в себя, но попыток выбраться из объятий не предпринимала.
   Но каков стервец! - продолжал я свои размышления поглаживая подругу по спине. - За короткое время разрядить два комплекта защитных артефактов, в каждом из четырех накопителей которых, маны было как у среднестатистического волшебника. А ведь это сделал всего лишь один дементор! Даа, у канонного Поттера яйца точны были из адамантия, раз он смог вызвать Патронуса в окружении нескольких десятков этих тварей.
   Впрочем, в ситуации с артефактами был еще один нюанс - оные были не предназначены для противостояния ментальной атаки дементоров, поэтому и расход маны из накопителей был так велик. Придется делать новые арты, если сумею найти нужную технологию, ибо для самостоятельного создания оной у меня пока ее не хватает знаний. Или же нужно где-то раздобыть хотя бы какой-нибудь учебник по окклюменции, потому как эта наука отнюдь не ограничивается защитой от легилименции.
   Внезапно дверь в купе распахнулась и Гермиона резко выбралась из моих объятий. Я повернул голову, чтобы посмотреть на того, кто прервал нашу идиллию - это оказался никто иной, как Люпин.
   - У вас все в порядке? - спросил он, при этом внимательно осматривая нас.
   - Да, - быстро ответила Грейнджер, а я ограничился кивком.
   Взглянув нам в глаза, он кивнул и вышел из купе, а я обернулся к подруге.
   - Ты как?
   - Уже нормально, спасибо тебе, - ответила она и тут же воскликнула: - Ой! Мы же еще не переоделись!
   Облачение в черный балахон именуемый мантией не заняло у нас много времени, и остаток пути мы проболтали о всякой ерунде, предпочитая не касаться темы дементоров и всего с ними связанного. Гермиона даже не поинтересовалась, откуда у меня взялся дробовик. Впрочем, то, что она о нем не спросила сейчас, вовсе не означает отсутствие подобного вопроса в будущем. Уж я-то ее хорошо знаю.
   Станция Хогсмит встретила прибывших школьников мощным ливнем и непролазной грязью. Глядя на то как студиозусы увязая по щиколотку в грязи пробираются к каретам, мне жутко захотелось выполнить один всемирно известный жест. Рядом прозвучал тихий шлепок - это Гермиона не удержалась от фейспалма.
   Черт, а это приятно, когда рядом есть человек мыслящий схожим с тобой образом, - подумал я, трансфигурируя небольшое количество грязной жижи в круглый каменный диск диаметром около полутора метров. Встав вместе с подругой на его центр, я применил чары левитации и диск, поднявшись на высоту около метра от земли, медленно поплыл к одной из карет. Гермиона в это время держала простенький щит от дождя, так что в отличие от большинства студиозусов мы остались абсолютно сухими.
   Хогвартс встретил нас парочкой дементоров у ворот и тремя хмурыми аврорами, которые с помощью заклинаний и артефактов проводили проверку каждого заходящего в холл замка ученика. Когда подошла моя очередь, аврор кинул на меня несколько заклинаний, одно из которых я опознал как предназначенное для выявления следов применения Полиморфного зелья, провел вдоль тела длинным, гибким прутом, и буркнул "Проходи". Гермиона тоже без проблем прошла проверку, а вот одному из старшекурсников Слизерина не повезло - его взяли под белы ручки и куда-то увели невесть откуда взявшиеся коллеги досмотрщиков.
   Войдя в Большой зал, мы с подругой разделились и направились к столам своих факультетов. Заняв свое место за столом Рейвенкло, я принялся потихоньку осматриваться по сторонам и заметил, как МакКошка перехватила Поттера и Лонгботтома на входе в зал и куда-то их увела. Похоже, канон тут повторился и Гарричка шлепнулся в обморок. Впрочем, не будь у меня артефактов, то и я бы повторил его участь.
   Постепенно места за факультетскими столами занимались оголодавшими студиозусами, и когда последний из оных утвердился на своем месте, началась церемония распределения, которую в этот раз проводил Флитвик. Как и в прошлом году, примерно половина перваков угодила ко львам и барсукам, треть к змеям, а оставшиеся к нам. Ну да, Рейвенкло это самый малочисленный факультет в Хогвартсе.
   Золотой дуэт в сопровождении МакКошки появился сразу после окончания распределения. Впрочем, на их появление никто особого внимания не обратил, так как Дамблдор поднялся со своего трона с намерением держать речь.
   - Приветствую всех! - сказал директор. - Приветствую и поздравляю с началом нового учебного года в Школе чародейства и волшебства "Хогвартс"! Мне надо многое вам сказать. Начнем с самого важного и серьезного, чтобы уж больше к этому не возвращаться. Это не самое приятное известие, но зато нас сегодня ждет отменное пиршество. - Дамблдор кашлянул и продолжал: - Как вам уже хорошо известно, в нашу школу прислали на время несколько стражей Азкабана - дементоров, которые находятся здесь по поручению Министерства магии. Сегодня вечером они производили обыск в "Хогвартс-Экспрессе".
   Дамблдор секунду-другую молчал. А мне вспомнилось, что Дамблдор не очень-то рад такой охране, а если совсем просто - он ненавидит дементоров.
   - Они будут стоять у всех выходов с территории школы, - продолжал директор. - И пока они здесь, запомните хорошенько - никто не должен даже пытаться покинуть Хогвартс без разрешения. Дементоров не проведешь ни переодеванием, ни какими-либо еще фокусами, не помогут даже мантии-невидимки. - Последние слова он произнес как бы между прочим, а мне стало ясно, что фамильная мантия-невидимка сейчас у Поттера-младшего. - Дементоров тщетно умолять, тщетно просить прощения. Поэтому я вас очень прошу, всех и каждого, не давайте им повода причинить вам вред. Я уже говорил со старостами факультетов и двумя нашими новыми старостами школы, они будут следить, чтобы никто никогда не затевал с дементорами опасной игры.
   Дамблдор опять замолчал, окинул внимательным взглядом сидящих - никто не шелохнулся, не произнес ни слова.
   - Также, - продолжил он. - Коридоры Хогвартса будут патрулироваться сотрудниками аврората, поэтому я прошу всех присутствующих в этом зале не устраивать глупых шуток над теми, кто вас защищает.
   Дамблдор замолчал, внимательно осматривая студентов. Особенно долго он смотрел на стол Гриффиндора, а конкретно на близнецов Уизли.
   - Закончу на более приятной ноте, - продолжил он. - Счастлив представить вам двух наших новых преподавателей. Во-первых, профессор Люпин, который любезно согласился занять должность преподавателя защиты от темных искусств.
   Послышались редкие хлопки, известие было принято без особого энтузиазма. Наверное, все считают Люпина такой же пустышкой, какими были предыдущие преподаватели этого предмета.
   - Что касается второго назначения, - заговорил Дамблдор после того, как стихли жидкие аплодисменты, - должен, к сожалению, напомнить, что профессор Кеттлберн, наш специалист по уходу за магическими существами, в конце прошлого семестра подал прошение об отставке, чтобы провести больше времени с оставшимися у него конечностями. Так вот, с большим удовольствием сообщаю вам, что его должность согласился принять сам Рубеус Хагрид. Он будет совмещать работу лесничего с преподаванием.
   - Дамблдор сошел с ума! - высказался сидящий напротив меня Майкл Корнер, а его соседи согласно закивали. Впрочем, его голос остался неуслышанным больше никем, ибо зал утонул в аплодисментах гриффиндорцев. Скосив глаза на преподавательский стол, я заметил красного как свекла Хагрида, на бородатом лице которого застыло выражение абсолютного блаженства.
   - Ну вот, кажется, и все, - заключил Дамблдор, когда аплодисменты в честь нового преподавателя УЗМС стихли. - Во всяком случае, самое главное. А теперь будем праздновать!
   Н а столах появились всевозможные яства, на которые тут же набросились оголодавшие студиозусы. Я тоже присоединился к этому пиршеству, так как, несмотря на хороший перекус в поезде, есть уже хотелось довольно сильно.
   После завершения праздничного пира, а также обязательного исполнения той жуткой какофонии, что именуется гимном Хогвартса, Дамблдор намекнул всем о том, что пора идти спать. Встав из-за стола, я отправился в башню Рейвенкло, по пути поприветствовав знакомых с факультета барсуков и пожелав им спокойной ночи. У меня же сегодняшняя ночь будет совсем неспокойная, ибо я намеревался осуществить третий пункт плана мести близнецам Уизли.
   Придя в свою комнату, я с удовлетворением отметил, что оная явно подверглась генеральной уборке, а все мои вещи уже разложены по своим местам. Все-таки хорошо иметь личного домовика. Переодевшись в более практичную одежду, я наложил на себя комплекс маскирующих чар и, убедившись в отсутствии патрулей поблизости от башни Рейвенкло с помощью, так и оставшейся у меня "Карте Мародеров" выскользнул из гостиной факультета. Путь мой лежал на четвертый этаж, в котором располагалась статуя одноглазой ведьмы, за которой начинался тайный ход, ведущий в Хогсмит, прямиком в подвал "Сладкого Королевства".
   До нужного места я добрался без происшествий, даже ни разу не пришлось уклоняться от встречи с патрулем, ибо последних просто не было. Наверное, никто не ожидает того, что один из учеников начнет бродить по школе в первый же день. Впрочем, даже если бы патрули и были, то разминуться с ними обладая таким читом как карта, не представляет никакой трудности.
   - Dissendium! - прошептал я, постучав палочкой по горбу статуи, до этого бросив на нее заглушку.
   Оная сдвинулась с места к моему удивлению почти без шума и открыла моему взору начало тайного хода.
   Судя по тому, что статуя не произвела сильного шума, близнюки этим ходом пользуются регулярно, - подумал я, - Ну ничего, скоро вы познаете мою месть.
   Гаденько ухмыльнувшись, я приступил к наложению чар. Того, кто пойдет этим путем, по моему замыслу должно будет парализовать, связать и приклеить к потолку под аккомпанемент Воющих чар. А вот нефиг лезть, куда не приглашали!
   Бросив напоследок заклинание, стершее все магические следы, я выбрался из тайного хода и отправился в обратный путь до башни своего факультета. Дойти опять же удалось без каких-либо приключений и, пробравшись мимо все еще празднующих в гостиной начало учебного года старшекурсников, я оказался в своей комнате. Время было уже позднее, поэтому быстренько раздевшись, я забрался в свою кровать и мгновенно уснул.

Глава 4

   - Как же не хочется вставать, вот кто б знал! - зевая во весь рот, пробормотал я после пробуждения ранним утром второго сентября.
   К моему немалому сожалению, вставать все же пришлось и, выбравшись из теплой постели, я в полусонном состоянии побрел в душ. Из оного я выбрался через некоторое время уже значительно посвежевшим и морально готовым к новому дню. Быстро одевшись, я спустился в гостиную факультета и, просмотрев уже вывешенное на доске объявлений расписание, отправился на завтрак.
   - Утречка! - поздоровался я с Грейнджер, проходя мимо стола Хаффлпаффа.
   - И тебе доброе утро, - ответила она и вернулась к поглощению пищи.
   Заняв свое место за столом Рейвенкло, я приступил к завтраку, меню которого несколько отличалось от стандартного в сторону большей насыщенности белками, а также наличием чашки кофе вместо чая или тыквенного сока. Все-таки наличие своего домовика в Хоге это хоть и небольшой, но все же плюс к комфортности проживания в замке.
   Позавтракав, я поспешил покинуть Большой зал, даже не дожидаясь прибытия почты. Сделал я это потому что мне необходимо было немного подумать и составить хотя бы примерный план того чем я буду заниматься в свободное время, которое в этом году несколько уменьшилось ввиду увеличившегося количества изучаемых мной предметов. Почту же заберет домовик и доставит в мою комнату в башне Рейвенкло.
   Первым предметом в этот день была нумерология, являющаяся наряду с "Древними рунами" одним из самых нелюбимых студентами предметов, а поскольку оба они относятся к факультативам то и желающих посещать их очень немного. Нелюбовь учеников к ним объясняется очень просто: на третьем и четвертом курсах данный предмет представляет собой ни что иное, как обычную маггловскую математику, также именуемую универсальным языком вселенной и только на пятом начинается собственно нумерология или по-другому магия чисел. Что же касается Древних рун, то на третьем - пятом курсах они являются всего лишь своеобразным заменителем иностранного языка, потому как кроме чтения и перевода рун ученики больше ничем по этому предмету не занимаются. Но даже в таком усеченном варианте Древние руны остаются довольно сложным предметом. А уж в полном...
   К чему я это говорю? А говорю я это к тому, что на фоне такой синекуры как Прорицания, УЗМС и Маггловедение, Руны и Нумерология кажутся абсолютному большинству учеников слишком тяжелыми и посещаются только редкими энтузиастами или же теми, кто уже определился со своей будущей профессией. Подтверждением этих моих слов послужило количество желающих изучать Нумерологию - к моменту удара колокола возвещающего о начале урока в аудитории находилось только четверо: я, Гермиона, Гринграсс и Дэвис. И все.
   Очень многих наверняка удивило бы отсутствие на этом уроке других представителей бронзово-синего факультета, но только не меня, ибо за два года нахождения на факультете Ровены я смог понять, что он из себя представляет. Рейвенкло вопреки широко распространенному мнению отнюдь не является факультетом ботаников и заучек. На самом деле это факультет индивидуалистов и социопатов, которые не спешат развеивать заблуждения остальных. Вот так-то.
   Септима Вектор, преподающая Нумерологию, казалось, была отнюдь не удивлена такому малому количеству студентов выбравших ее предмет. После быстрого знакомства она произнесла короткую речь о важности нумерологии и областях ее применения, коих оказалось довольно много - это зельеварение, ритуалистика, алхимия, частично артефакторика, астрология и так далее. Затем нам был выдан небольшой тест, как я понял, признанный выявить уровень наших знаний, написав который мы были отпущены восвояси. Красота!
   Следующим предметом по расписанию были чары, на которых мы разучивали очередное заклинание из раздела бытовой магии. Ничего нового лично для меня на этом уроке не было, поэтому быстро выполнив задание и заработав десяток баллов, я достал из сумки свои конспекты по зельям и принялся за их чтение, так как Снейп, чей предмет был следующим, имеет очень не любимую многими студентами привычку на первом в новом учебном году занятии устраивать контрольные. А уж как грифы его за это клянут никакими словами передать невозможно!
   Ужас подземелий оправдал мои ожидания и действительно устроил тестирование по пройденному за предыдущие два курса материалу, выделил на все про все только двадцать минут. Пришлось поднапрячься, так как выслушивать разнос в исполнении декана Слизерина не особо хотелось. С большим трудом мне все же удалось ответить на все вопросы теста и вроде бы даже правильно. Что поделать, у меня нет идеальной памяти как у Гермионы, поэтому совершенно неудивительно, что о некоторых вещах я умудряюсь забыть.
   После исчерпания отведенного на тест времени, Снейп взмахом палочки собрал листы с ответами и озвучил тему сегодняшнего урока - Уменьшающее зелье. Название конечно несколько неточное, так как данное зелье при использовании временно возвращает принявшего его в младенческий возраст. Действует оно только на обычных, немагических животных и используется при транспортировке большого количества оных на дальние расстояния. Вот только я сомневаюсь в том, что кому-то из присутствующих на этом уроке студентов когда-либо в будущем понадобится умение варить это зелье, ибо животноводством в Магической Британии никто не занимается. Хмыкнув про себя, я на всякий случай записал находящийся на классной доске вариант рецепта в свою тетрадь и отправился к шкафу с ингредиентами.
   Спустя чуть больше часа с момента начала варки я погасил огонь и позволил себе облегченно выдохнуть - ядовито-зеленого цвета зелье в котле передо мной в точности соответствовало описанию в рецепте. Это же подтвердил и Снейп, по своему обыкновению ходящий по классу и заглядывающий в котлы учеников. Ну как подтвердил - остановившись около меня, он несколько секунд рассматривал получившееся зелье, а потом, ничего не сказав, пошел дальше. Подобное его поведение означало, что придраться не к чему, да и не кошмарит он орлов и барсуков также как представителей львиного факультета.
   Ради интереса я решил посмотреть, как идут дела у ближайших ко мне учеников и первым из них стала Гермиона, расположившаяся по соседству со мной. Дела у подруги обстояли не то чтобы очень - ее зелье было более темное, чем указано в рецепте.
   - Один оборот по часовой, - шепнул я ей.
   - Этого нет в рецепте, - возмущенным шепотом ответила она.
   - Делай, все вопросы потом.
   - Ловлю на слове, - оставила последнее слово за собой Грейнджер, но моим советом все же воспользовалась.
   Результат появился незамедлительно - зелье в ее котле стало такого же цвета, как и в моем, а я сам удостоился долгого и внимательного взгляда карих глаз.
   Теперь точно не отстанет, пока не вытрясет из меня всю интересующую ее информацию, - обреченно подумал я и тяжело вздохнул. И точно, стоило только нам после завершения урока покинуть подземелья, как я тут же был весьма грубо затащен в первый же пустующий класс.
   - Не боишься, что пойдут определенные слухи? - поинтересовался я.
   - Переживу как-нибудь, - ответила девушка. - А теперь рассказывай!
   - О чем именно ты хочешь узнать? - спросил я, умещая свою пятую точку на одной из парт.
   - Ух, я много о чем хотела бы узнать, - с чувством произнесла Грейнджер, - но сейчас меня интересует твоя подсказка на зельях. Откуда ты знала, что нужно мешать именно по часовой и на один оборот?
   - Оттуда, что котлы, в которых волшебники варят свои зелья - это артефакты, а я как ты знаешь, артефакторикой интересуюсь.
   - Причем тут это?
   - А притом, милая моя, что управление работой котла осуществляется путем взмахов палочкой в начале и конце варки, а также помешиваниями по часовой стрелке и против нее. Взмахи палочкой служат для активации или дезактивации артефакта, а помешивания - для увеличения или уменьшения количества вытягиваемой из зельевара магии. Ты разве не чувствуешь этого?
   - Нет, - ответила Гермиона. - Но почему нам об этом не рассказывают?
   - А зачем? - вопросом на вопрос ответил я ей. - Для варки строго по рецепту эти знания необязательны. Мастерами же нам с тобой, увы, не стать, по крайней мере, с таким преподавателем как Снейп, который, к слову, считается самым молодым мастером зельеварения в Британии.
   - Считается? - зацепилась за слово Грейнджер. - А в действительности?
   - А в действительности Снейп звания мастера-зельевара не имеет, потому что необходимых условий для его получения он не выполнил.
   - Каких условий? - слегка удивленно переспросила девушка. - Я читала, что для получения мастерского звания необходимо только продемонстрировать необходимый уровень знаний и умений специальной комиссии министерства магии.
   - Где это ты такое прочла? - теперь пришла моя очередь удивляться.
   - В "Вестнике зельевара" за февраль 1980-го года. И в нем же профессор Снейп назван самым молодым мастером зельеварения в Британии.
   Хмм, а это многое объясняет. Мне и раньше-то казался подозрительным столь малый срок, за который Снейп добился такого результата, а уж после ознакомления с требованиями, предъявляемыми Международной гильдией Алхимии и Зельеварения к соискателям на это почетное звание, мне и вовсе стало казаться, что он его просто присвоил себе сам, а тут вон оно как. По всему выходит что "мастерское звание" для Снейпа организовал Волдеморт, наградив его, таким образом, за подслушанное Пророчество. Вот только бедолага Северус, похоже, до сих пор не в курсе, что его звание - липовое, ибо в противном случае он не козырял бы им направо и налево, подписываясь в своих статьях, как Мастер зельеварения С. Снейп. И просветить-то его никто не спешит, ку-хи-хи!
   - Грейс, ты чего?! - обеспокоенно спросила Гермиона, когда я не удержался-таки и громко захохотал.
   - Просто представила непередаваемое выражение Ужаса Подземелий в тот момент, когда он узнает, что его звание - фикция, - хихикая, отвечаю я ей спустя пару минут.
   - Пояснишь?
   - Легко! Присуждать звание Мастера Зельеварения согласно постановлению МКМ имеет право только Международная гильдия Алхимии и Зельеварения после выполнения соискателем определенных требований, а именно демонстрации специальной комиссии, состоящей из двенадцати мастеров, умения варки высших зелий и эликсиров и представления на суд мастеров зелья собственного изобретения. В случае успеха кандидату присуждается звание Мастера, которое необходимо подтвердить, обучив в течении десяти лет не менее трех подмастерьев. Только после выполнения последнего условия звание Мастера закрепляется за магом окончательно, а также именно с этого момента он получает право на личное клеймо и его имя заносится в соответствующий список.
   - Откуда ты это знаешь?
   - Прочла в библиотеке брошюрку Гильдии, а также список английских зельеваров, получивших звание мастера.
   - Случайно не в той, в которой ты делаешь столь интересные и полезные записи?
   - В той, в той, - ответил я и, наблюдая изменение выражения лица подруги, добавил. - На выходных я открою тебе эту тайну Хогвартса, только сначала надо будет узнать о продолжении наших с тобой уроках у Люпина.
   - Идет, - подвела итог разговору девушка.

***

   Следующий день, пятница, ознаменовался сразу двумя событиями, одно из которых навсегда останется в кошмарных снах студентов и преподавателей Хогвартса, а память о втором сохранят только два человека - я и Невилл Лонгботтом. Итак, начну пожалуй с меньшего: на утреннем уроке зельеварения скоропостижно скончался Самый Сбегающий Жаб всех времён и народов - Тревор. Произошло сие печальное событие из-за желания Ужаса Подземелий испытать только что приготовленное Лонгботтомом зелье на его питомце, каким-то непонятным образом, оказавшимся в этот самый момент в том кабинете. Невилл, как и в каноне, в зельях не блистал, потому итог вышел вполне закономерный - жаб издох, а его хозяин получил психологическую травму и угодил в Больничное крыло. Грифы, конечно, этим поступком Снейпа были возмущены и даже, как я слышал краем уха, ходили жаловаться МакКошке, но результатов это никаких не принесло.
   Второе же событие произошло на сдвоенном уроке ЗоТИ, проходившем у третьекурсников Рейвенкло и Хаффлпаффа. Когда мы вошли в кабинет, то первым, что бросилось в глаза, стал большой старинный шкаф, стоящий прямо посередине освобожденного от парт и скамеек помещения и время от времени слегка подрагивающий. Рядом с ним нашелся и преподаватель, решивший перекусить большим зеленым яблоком.
   - Профессор, а куда исчезли столы и скамейки? - осмелился задать вопрос Захария Смит.
   - Они вам не понадобятся, - ответил Люпин. - Сегодня у нас будет практическое занятие.
   После этих слов всех, кроме меня и Грейнджер, передернуло - видимо вспомнили, как проходил первый урок у Локхарта в прошлом году. Профессор это заметил, но вида не подал и начал стандартную перекличку после которой перешел непосредственно к теме урока:
   - Итак, - произнес он. - Кто мне может сказать, что находится внутри этого шкафа?
   - Это боггарт, сэр, - первым успел ответить на вопрос Энтони Голдштейн.
   - Верно, мистер Голдштейн. А кто мне скажет, как боггарт выглядит?
   - Никто не знает, - в этот раз первой стала Падма Патил. - Боггарты превращаются в то, чего встретивший его человек боится больше всего на свете.
   - Верно. Однако у нас имеется преимущество перед этим боггартом. Какое? - продолжил спрашивать Люпин.
   - Ну... Нас здесь много, - промямлил Финч-Флетчли.
   - Вы правы, мистер Финч-Флетчли. Именно поэтому с боггартом лучше всего бороться вдвоем или втроем, так как он сразу же начинает теряться и не может выбрать в кого ему превратиться.
   - Буриданов осел, - тихонько озвучил я аналогию сказанного Люпином.
   - Да, мисс Эванс, сравнение находящегося в рассматриваемой ситуации боггарта с буридановым ослом вполне уместно, - произнес услышавший мой комментарий профессор. - Продолжим. Заклинание против боггарта простое, нужно только одно: хорошенько сосредоточиться. Лучшее оружие против него -- смех. Превратите его во что-нибудь смешное и рассмейтесь, он тут же исчезнет. Сперва поучим заклинание без волшебных палочек. Повторяйте за мной:
   - Riddiculus!
   - Riddiculus! - хором произнесли заклинание ученики.
   - Отлично, еще раз! - воскликнул профессор.
   - Riddiculus!
   - Превосходно! Теперь перейдем к практике. Мистер... Смит, прошу вас, - сказал Люпин, указывая на место метрах в четырех от дверки шкафа. - Через минуту я открою дверцу, и каждый из вас по очереди сразится с боггартом. Пока же у вас есть время вспомнить о своем самом большом страхе и придумать, как страшилище превратить в посмешище. Время пошло.
   - Мио, надо снять серьги, - шепотом сказал я в самое ухо подруги.
   - Зачем? - также тихо спросила она.
   - Боггарт - это привидение-легиллимент, наша зашита не позволит ему считать наши страхи.
   - Ясно.
   Артефакты мы снимали по очереди, прикрывая друг друга от любопытных глаз сокурсников, едва успев это сделать за отведенную Люпином минуту. Оный, как только время вышло, извлек свою волшебную палочку и произнес:
   - На счет три я открою этот шкаф. Раз. Два. Три!
   И началось! В кого только боггарт не превращался: тролль, банши, гигантская змея, мумия, оборотень и так далее. Пару раз даже дементор был, но такого боггарта Люпин быстро превращал в ночной горшок, а Финч-Флетчли так вообще отметился со своим Чужим. Дошла очередь и до нас, и первой на борьбу с призраком отправилась Гермиона. Девушка вышла напротив играющего на гитаре гималайского медведя, обряженного в какие-то тряпки, и замерла в напряженном ожидании. Секунда, и...
   Щелк! Напротив подруги я с огромным удивлением наблюдаю свой собственный труп, неподвижно лежащий на полу - мантия разорвана, волшебная палочка выкатилась из мертвой руки, из уголка губ стекает струйка крови, а остекленевшие глаза смотрят прямо на Грейнджер ничего не видящим взглядом.
   - R-Riddiculus! - слегка запнувшись, произнесла заклинание Гермиона.
   Хлоп! Мое мертвое тело исчезло, сменившись на таких же мертвых старших Грейнджеров.
   - R-R- Riddiculus!
   Хлоп! Очередная замена, теперь на какую-то пожилую пару. Девушка попыталась было снова произнести заклинания, направляя трясущейся рукой на лжемертвецов свою волшебную палочку, но тут ей помешал я, просто загородив ее от привидения, опередив в этом Люпина на какие-то мгновения.
   Хлоп! В этот раз этот звук раздался от полученной Гермионой несильной пощечины, с помощью которой я надеялся быстро привести ее в чувство. Помогло - взгляд девушки стал осмысленным и первым ее действием после возвращения способности трезво мыслить стали фирменные костедробильные обнимашки, адресованные мне.
   - Задушишь же, - просипел я, после чего тут же оказался на свободе.
   - Прости, - необычно тихим голосом сказала подруга.
   - Ну чего ты? - спросил я. - Это ведь был боггарт, всего-навсего жалкий боггарт!
   - Я знаю, но все казалось таким реальным.
   - Подобное иногда происходит, мисс Грейнджер, - встрял Люпин. - Боггарт, если он успел разожраться, в некоторых случая способен оказывать небольшое воздействие на человека, убеждая того в реальности увиденного. Вам не стоит стыдиться того, что вы попались на эту его уловку - многие, гораздо более опытные и сильные волшебники оказывались в подобном положении. Теперь же, вы знаете что от него ожидать, поэтому после того как мисс Эванс выполнит свое задание вы попытаетесь еще раз. Хорошо?
   - Да, профессор.
   - Отлично. Мисс Эванс - ваш черед.
   Гермиона отошла назад, Люпин сдвинулся немного в сторону, видимо желая в случае повтора подобного среагировать быстрей, а я сделал шаг ко все еще продолжающему притворяться мертвецами призраку, одновременно вспоминая об одном из самых своих больших страхов, стоящем намного выше, чем мое возможное разоблачение. Страх этот зародился во мне спустя некоторое время после осознания того, что я попал в Поттериану. Тогда я подумал, что раз существует мир Гарри Поттера, то почему бы не быть и остальным, таким как Звездные Войны, Дедпул, Наруто и так далее. Вот в этот момент у меня и закралась мысль, что возможно где-то на просторах мультивселенной вполне себе может существовать мир, в котором обитает ОН - истинный кошмар всех попаданцев и перерожденцев.
   ХЛОП! Хлопок, по громкости не уступающий выстрелу из дробовика, раздался в кабинете ЗоТИ, а место, в котором находился боггарт, оказалось затянуто густым дымом. Не понял? И тут из облака дыма прозвучало:
   - LOVE AND PEACE!!!
   А затем, дым рассеялся и взглядам всех присутствующих предстал ОН!

Глава 5

   В кабинете ЗоТИ стояла мертвая тишина. Ученики и преподаватель в недоумении смотрели на боггарта принявшего вид очень высокого мускулистого мужчины одетого в обтягивающее нечто, за спиной которого имелись четыре коротких крыла белого цвета, а над головой парил золотой нимб. Боггарт, в свою очередь, также был поглощен внимательным разглядыванием всех присутствующих в этом помещении.
   - Какие же вы милашки! - произнес он томным голосом, первым нарушив тишину.
   - Riddiculus!
   Заклинание Ремуса Люпина, сообразившего, что вызвавшая такого боггарта студентка не способна с ним справиться самостоятельно, к удивлению и шоку оборотня не оказало на привидение совершенно никакого действия. Хотя, нет, оказало, переключив внимание боггарта с застывшей прямо перед ним девушки на преподавателя ЗоТИ.
   - Какой симпатяжка! - жеманно воскликнул псевдо - или же уже нет Ангел третьего класса. - Такой красавчик, а совершенно не знает Любви!
   У Люпина от этих слов задергался глаз, а в следующий момент профессор ЗоТИ показал, что он не просто так занял эту должность, разразившись целым потоком разнообразных заклинаний. Вот только никакого эффекта, даже совсем незначительного, он этим своим поступком не добился - все заклинания от соприкосновения с "боггартом" просто-напросто рассеялись безобидными разноцветными искрами. А потом Хапсиэль совершил свой ход: исчезнув из вида на мгновение, он появился совсем рядом с оборотнем, который в следующий миг оказался в стальных объятиях Ангела Любви и Мира.
   ЧМО-О-О-ОК!!!
   Чудовищный по силе засос настиг несчастного профессора, сознание коего в тот же миг отправилось в страну розовых слоников, а тело было заботливо опущено источающим довольство Хапсиэлем на пол, после чего Ангел медленно повернулся в сторону замерших в ступоре школьников.
   - Мир и Любовь - вот мой девиз! - изрек он, делая шаг в их сторону.
   - А-А-А!!!
   Чей-то громкий крик разрушил охватившее студентов оцепенение и подростки с криками и воплями бросились в сторону двери, все как один желая оказаться как можно дальше от этого существа.
   ЧМО-О-О-ОК!!!
   Полненькая хаффлпаффка Меган Джонс немного замешкалась и разделила судьбу профессора Люпина, получив свой поцелуй счастья.
   - Ну что же ты милашка... - декламировал Хэпс, продолжая заниматься своим черным делом.
   ЧМО-О-О-ОК!!!
   - Сбегаешь от меня...
   ЧМО-О-О-ОК!!!
   - Иди ко мне дурашка...
   ЧМО-О-О-ОК!!!
   - Я подарю тебе Любовь и Мир!!!
   ЧМО-О-О-ОК!!!
   Тело очередного неудачника опустилось на пол аудитории, а потом, уже было протянувший руки к новой жертве Ангел замер, глядя на слившихся в страстном поцелуе брюнетку и шатенку.
   - Ах! Какая восхитительная Любовь! - воскликнул он, пустив слезу истинного счастья. - Как же это прекрасно!
   А затем, молниеносно переместившись к девушкам, он сделал над их головами какие-то пассы руками, отчего фигуры так и не разорвавших свой поцелуй студенток охватило золотистое сияние. Продолжалось это около десятка секунд, после чего сияние погасло, а студентки, потеряв сознание, опустились на пол бережно поддерживаемые руками Евангелиста. Уложив их бесчувственные тела, он еще некоторое время смотрел на них, периодически всхлипывая от умиления, а потом покинул кабинет ЗоТИ, дабы продолжить нести Любовь и Мир всем оказавшимся на его пути.

***

   Брр! Ну и присниться же такое! - подумал я, выныривая из сна, в который превратно показывались некоторые события сегодняшнего дня. Почему превратно? Да потому, что боггарта-Хапсиэля я победил, правда, несколько не так как показывал Люпин. Выйдя из состояния шока, в который меня отправил вид Ангела Любви, я психанул и кастанул нехилый такой огненный шар, спаливший боггарта дотла вместе со шкафом. Урок ввиду уничтожения учебного пособия закончился досрочно, и мы были отпущены на все четыре стороны.
   Из кабинета ЗоТИ народ выходил в подавленном состоянии - все-таки вид Хапсиэля ввергает в ступор, даже если сам Евангелист не настоящий. Меня из этого состояния вывел, как ни странно мой страх, превратившийся в ярость, которая и вылилась в виде заклинания огненного шара. Не то чтобы у меня было желание демонстрировать владение подобными заклятиями, но в тот момент я вообще соображать не мог. Единственная моя мысль тогда была: уничтожить угрозу любой ценой. Ну хорошо хоть чем-то более мощным не зарядил, а то мог бы и сам убиться.
   Почему я боюсь Хапсиэля? Потому что ОН олицетворяет мой страх потерять себя. Самого же Хапса я не боюсь, ибо как бы он крут не был убить его вполне реально, если применить мозги по назначению и подойти к процессу убиения творчески. Ну или иметь достаточно дури и предрасположенность чтобы скастовать "Копье Хаоса" или "Меч Тьмы", хотя и "Вихрь Теней" тоже подойдет. А вот "Адское пламя" может Хапса и не взять, все-таки он немного неправильный ангел, но хорошенько его поджарить оно все же должно. Вполне возможно, что случай испытать эти заклинания на живом Ангеле третьего класса еще представиться, потому что, судя по состоянию третьекурсников Рейвенкло и Хаффлпаффа, вид Хапсиэля произвел на них незабываемое впечатление, но так как борьба с боггартом это тема нескольких занятий, а не одного как было в каноне, то все может быть. Забегая вперед скажу, что применять эти заклинания не потребовалось, хотя Хапсиэль стал самым большим страхом у половины учеников Хогвартса. Второе почетное место в топе самых больших страхов занял старичок дементор.
   Выходя из класса ЗоТИ, я заметил понурое состояние Грейнджер шедшей немного впереди меня. Когда она поравнялась с дверью, ведущей в пустующий кабинет, резко сократил расстояние и, схватив ее за руку, затащил не оказывающую никакого сопротивления девушку внутрь класса.
   - Гермиона что с тобой? - спросил я, пытаясь поймать ее взгляд.
   - Ничего. Со мной все нормально.
   - Ничего с тобой не нормально, - возразил я ей. - Неужели ты переживаешь из-за того что не смогла справиться с боггартом?
   - А тебе какое дело? - раздраженно спросила она, вскидывая голову и глядя мне прямо в глаза, тем самым позволяя прочесть поверхностные мысли, которые мне очень не понравились.
   Ну уж нет! - подумал я. - Так дело не пойдет!
   - Большое, уж поверь мне, - произнес я вслух. - Банан!
   Хлопок и рядом с нами возник мой домовик-морпех.
   - Перенеси нас в мою комнату в башне Рейвенкло!
   Дисциплинированный ушан сразу же после того как прозвучало последнее слово моего приказа схватил нас за руки и... Хлоп! И мы уже стоим посреди моей спальни в башне факультета.
   - Стоять! - скомандовал я, собравшемуся было отправиться по своим делам домовику. - Организуй нам чего-нибудь поесть и пару флаконов лекарства от депрессии не забудь.
   - Лекарства от депрессии? - спросила у меня Грейнджер, после того как эльф отправился выполнять полученный приказ.
   - Увидишь, - загадочным тоном ответил я.
   - Вот всегда так! - надула губки девушка и отвернулась.
   Впрочем, долго ее обида на меня не продлилась и спустя минуту Гермиона произнесла:
   - А ты я смотрю, хорошо устроилась.
   Хорошо это не то слово! За почти два учебных года в моей персональной комнате много что поменялось: сменилась кровать и теперь я сплю не на убожище с балдахином, а на нормальной двуспальной, голые каменные стены скрылись за найденными домовиками и отреставрированными мной коврами, на полу также лежал толстый пушистый персидский ковер, ранее являвшийся запрещенным к распространению в Магической Британии ковром-самолетом. Шкаф что изначально находился в комнате, также не избежал изменений в сторону увеличения размера и соответственно вместимости, ну и выглядеть стал более современно. Большой письменный стол около окна, иногда берущий на себя функцию обеденного (среди ночи частенько жор нападает, ну и просто иногда лень бывает на завтрак или ужин идти), настольная лампа-артефакт, выглядящая как обычная электрическая, пара настенных светильников, также являющихся артефактами.
   - Что есть, то есть, - пожал я плечами. - В конце концов, любому нормальному современному человеку свойственно желание жить в комфорте.
   - Но не у всех оно осуществляется.
   - Это ты к чему? - спрашиваю я, с наслаждением скидывая туфли.
   - К тому, что у нас, на Хаффлпаффе, о подобной комнате можно только мечтать.
   - Так в чем проблема - переводись на Рейвенкло и все.
   - Разве такое возможно?
   - Один раз - да.
   - И откуда ты об этом узнала?
   - Прочитала одно познавательную книгу под названием Устав Школы чародейства и волшебства "Хогвартс".
   - В библиотеке такой книги нет, - категорично заявила Грейнджер.
   - Смотря в какой, - с хитрой улыбкой ответил я. - Завтра сама убедишься.
   - Окей.
   Домовик тем временем старательно выполнял мой приказ и на столе постепенно появлялись все новые и новые блюда. Гермиона же смотрела на это явление расширяющимися от удивления с каждым новым блюдом глазами, а когда появился "антидепрессант" она не выдержала:
   - Это же алкоголь! Его запрещено проносить в школу!
   - Если ты внимательно приглядишься к этикеткам, - прервал я ее словоизлияние, - то увидишь, что в этих бутылках находится именно лекарство.
   И правда, на этикетках обеих емкостей было черным по белому написано "Лекарство от депрессии". Такое наименование было обусловлено невозможностью проноса в Хогвартс с помощью личных домовиков алкогольных напитков на регулярной основе, ибо после первого же подобного случая хогвартские ушаны просто-напросто заблокируют проход в замок для чужих эльфов за нарушение одного из пунктов устава школы, запрещающего пронос и распитие в стенах замка алкогольных напитков. Вторую часть этого пункта студиозусы, кстати, регулярно нарушают, а поставляют огненную воду им никто иные как близнецы Уизли, которые, к слову, предлагают страждущим не только алкоголь, но и различную табачную продукцию, зелья, вплоть до запрещенных, простенькие зачарованные предметы. А вообще, прайс-лист у этих рыжиков довольно обширный. Единственное с чем "двое из ларца" не связываются так это с наркотой - тот сегмент хогвартского черного рынка прочно держит Анжелина Джонсон. Узнал я все это еще во времена эпопеи с "Наследником Слизерина", когда занимался продажей самодельных защитных амулетов. Мне тогда вообще повезло, что торговцев артефактами, даже самыми примитивными, в Хоге не водится по причине того, что изготавливать подобные предметы просто не кому, так как для артефакторики кроме знаний требуется обладать еще и довольно специфической магией. На данный момент таких человека всего два - я и Гермиона. Гарри Поттер же даже если образумится, то все равно никогда в своей не сможет заниматься фамильным делом, потому как его магия имеет довольно ярко выраженный стихийный окрас, а у артефактора оная должна быть абсолютно нейтральной. За такую вот бяку он должен благодарить своего папашу, который пренебрег ритуалом магического бракосочетания, в результате чего и получилось то, что получилось - Гаррику досталась склонность к стихийной магии огня и земли (отсюда и растут корни вспыльчивости Поттера и его твердолобости), а я родился сквибом, хорошо хоть с нейтральной магией.
   Возвращаясь к нашим бутылкам: пронос в Хогвартс лекарственных средств, в отличие от алкоголя, никак не ограничен и именно этим я и воспользовался чтобы не лишиться своего личного домовика, удалив для этого с бутылок все старые этикетки и приклеив свою, которая, кстати, полностью соответствовала действительности - содержимое стеклянных емкостей я тоже заменил. Вино, каким бы хорошим оно ни было меня не устраивает от слова совсем, поэтому я предпочитаю более крепкие и полезные для здоровья напитки, а моча из винограда пускай остается лягушатникам. Именно поэтому содержимым пары бутылок "антидепрессанта" является настойка смородины на водке - и вкусно, и градус есть, и от простуды помогает. Проверено.
   - И все равно это алкоголь! - категорично заявила Грейнджер, повертев в руках одну из бутылок. - А его распитие запрещено!
   - Но мы и не собираемся его распивать, тем самым нарушая школьные правила - мы только немного успокоим нервы, - возразил я. - Согласись, что от одного бокала ничего не будет. Ммм?
   спустя ... часа.
   - ... а потом на Кингс-Кроссе я встретила тебя, - закончила рассказ о своей жизни до Хогвартса Гермиона.
   Ммм да, невеселая у Гермионы была жизнь, совсем невеселая. Сначала постоянно пропадающие на работе родители, оставившие маленькую девочку на бабушку и дедушку, потом была школа, в которой из-за своих знаний и куда более лучшего, чем у остальных детей развития личности, подмеченного учителями, Гермиона подвергалась остракизму с первых дней своего пребывания, затем маленький лучик надежды в виде приглашения в Хогвартс, который был погашен суровой правдой МагМира в лице насмехающихся над будущей первокурсницей взрослых волшебников. Жесть, одним словом. Но как же мне все это знакомо!
   - Бедненькая, как же ты все это пережила? - произнес я, обнимая девушку.
   - Все благодаря тебе, - ответила она. - Ведь если бы мы тогда не встретились, то я бы, как и хотела, поступила бы на Гриффиндор, и повторилось бы то же самое, что и в маггловской школе, только с куда большими последствиями для меня. Впрочем, не будем о несбывшемся, лучше поговорим о тебе.
   - Обо мне? - я был несколько удивлен.
   - Да, о тебе. Я рассказала тебе все о себе теперь твоя очередь.
   - Рассказ будет большой. Может как-нибудь в следующий раз?
   - Неа, сегодня.
   - Хмм, с чего бы начать, - проговорил я задумавшись.
   - Начни с того, - с полной предвкушения ухмылкой произнесла Гермиона, - что сообщишь, из какого года ты попала в этот мир. Или вернее будет сказать, попал?

Глава 6

   - Догадалась-таки, - произнес я после того как сумел оправиться от вызванного вопросом Гермионы шока.
   - Еще два месяца назад.
   - Да? И никому не рассказала? - задал я вопрос, одновременно с этим принимая характерную для некого бородатого и очкастого персонажа из одного апокалиптического аниме позу. - Интересно почему.
   - Нет, не рассказала, - ответила Грейнджер. - А вот почему... На этот вопрос я, может быть, отвечу позже. А может, и нет.
   - Тогда скажи - что меня выдало? - озвучил я следующий интересующий меня вопрос.
   - Боишься, что и кто-нибудь еще сможет догадаться? - вопросом на вопрос ответила девушка.
   - Да.
   - Не думаю, что подобное возможно.
   - Знаешь, Мио, - произнес я с легкой улыбкой, - в одной далекой и северной стране есть такие поговорки: "Что знают двое, знает и свинья" и "От тюрьмы и от сумы не зарекайся", поэтому возможно все.
   - Возможно, но в данном случае для подобной догадки нужно иметь соответствующее мышление и очень много находиться рядом с тобой. Волшебники таким мышлением не обладают, они вообще с логикой не дружат, а кого-то кроме меня ты за все время к себе и близко не подпускала, да и вряд ли теперь подпустишь.
   - Логично, но не уходи от темы.
   - Хорошо-хорошо. О том, что ты из будущего я догадалась по твоему поведению во время прошлого учебного года - ты словно знала о будущих нападениях. Особенно это проявилось в тот день, когда должен был состояться матч между Гриффиндором и Хаффлпаффом. Да, я помню сказанные тогда тобой слова о возможности нападения "наследника Слизерина", вот только говоря их, ты была абсолютно уверена в том, что оно произойдет именно в этот день.
   - С чего ты это решила?
   - С того, что ты тогда очень спешила увести меня из замка при том, что фанатом квиддича не являешься.
   - Может быть, мне просто захотелось прогуляться на свежем воздухе, - возразил я, делая глоток "антидепрессанта".
   - Ага, и волнуясь перед этой прогулкой так, словно она является важнейшим событием твоей жизни.
   - Ты что, эмпат что ли?
   - Нет, - усмехнулась Грейнджер, - но твои эмоции я за это время "читать" научилась.
   - Хмм, ладно. Но этот эпизод все равно меня выдать не мог.
   - Зато он послужил толчком для анализа твоих действий, да и не только их за все время нашего знакомства.
   - И много ты нашла "странностей"?
   - Немного, в основном они касались некоторых твоих знаний, получить которые в Хогвартсе обычная магглорожденная второкурсница никак не могла. И тогда я решила внимательно за тобой наблюдать. Конечно, результатов это не дало, но тут ты сама практически прямым текстом сообщила мне о своем происхождении.
   - Да? - удивился я. - И каким же образом?
   - Дом, - ответила Гермиона. - Тринадцатилетние девочки, даже волшебницы, домов самостоятельно не строят - в этом возрасте они думают совсем о другом.
   - Бывают и исключения, - возразил я, намекая своими словами на саму Грейнджер.
   - Бывают, - согласилась она, - Но они очень редкие и опытом строительства домов точно не обладают. Ты же свой построила в одиночку, причем результат вышел как минимум не хуже чем у профессиональных строителей.
   - И из этого ты сделала выводы о моей прошлой жизни? - приподняв левую бровь, со скепсисом спросил я.
   - Да, и как видишь, они оказались верные. Впрочем, были еще кое-какие мелочи, указавшие мне на твою бывшую половую принадлежность.
   - Например?
   - Одежда, жесты, неприязнь к косметике и так далее.
   - Даа, - пораженно протянул я. - Ты действительно самая умная ведьма своего поколения.
   - Благодаря тебе, - произнесла девушка. - Не ты ли сама научила меня критическому мышлению? Без этого я бы к этому времени стала классической заучкой свято верящей во все, что написано в книгах, даже если это полный бред.
   - Возможно, так бы и получилось, а возможно и нет - история не знает сослагательных наклонений. Однако скажи мне вот что: зачем ты все это рассказала? Я имею ввиду то, что ты знаешь о моей природе.
   - Мне надоели постоянные недомолвки между нами, - ответила Гермиона спустя несколько секунд. - И я решила, что дальше подобное продолжаться не должно.
   - А ты не допускала что я могу, скажем так, неправильно отреагировать на подобное известие? Ммм?
   - Допускала, - промолвила девушка, - Но ты же не отреагировала.
   - Мне просто было интересно, каким образом ты обо всем догадалась. Ну и то, что ты мне далеко небезразлична, тоже сыграло свою роль, а вот кто-то другой сразу же получил бы как минимум мощный "Обливэйт".
   - А как максимум? - проявила любопытство Грейнджер.
   - "Аваду", - ответил я, встречаясь с ней взглядами. - Прямо в лоб.
   Девушка едва заметно вздрогнула - до нее стало доходить, что могло бы произойти, будь я хоть чуточку менее сдержанней. К слову, подобный вариант действительно пришел в голову в первую очередь, но сразу же был мною отвергнут, так как стирание памяти сделало бы из Грейнджер тупицу наподобие Кребба или Гойла, а ее устранение невозможно, даже если бы я действительно желал этого, ведь в последний раз Гермиону видели в моей компании, а значит первой под подозрение попала бы моя персона. Естественно, что эти варианты так и остались чисто гипотетическими, ибо в моих долгосрочных планах был пункт о том, чтобы рассказать Грейнджер часть или даже всю правду о себе, дабы понаблюдать за ее реакцией, после чего окончательно определиться с категорией наших с ней отношений. В случае же отрицательной реакции я бы просто стер ей воспоминание о разговоре и все. Но как говорится, человек полагает, а бог располагает и случилось то, что случилось, и теперь надо срочно придумывать выход из сложившейся ситуации. Впрочем, сделать это будет нетрудно, так как некоторые моменты в воспоминаниях Гермионы, которые я считывал при малейшей возможности на протяжении всего нашего разговора, дают возможность разрешить все к обоюдной выгоде.
   Даа, никогда бы не подумал, что знаменитую Гермиону Грейнджер девочки интересуют наравне с мальчиками, а говоря проще моя подруга оказалась бисексуалкой, причем тщательно маскирующейся. Не увидь я некоторые ее воспоминания, то ни за что бы и не подумал. В тихом омуте черти водятся, а в Гермионином можно и архидемона отыскать. Зато понятно, почему в каноне она до Уизела ни с кем не встречалась. Крам не в счет, ибо там была чистая игра на публику: болгарин показывал, что место рядом с ним занято, а обиженная на своих друзей Грейнджер - что она вообще-то девушка. Показала на свою голову - ее заметил-таки Уизел и в результате летом перед шестым курсом Герми получила фамильный приворот от матриарха рыжего семейства. В том, что оный имел место быть, у меня сомнений не имеется, так как это далеко не первый случай, когда Уизли обустраивают свою личную жизнь подобным образом - достаточно вспомнить Цедреллу Блэк и саму Молли, хотя последняя вроде как сама подлила Артуру Амортенцию, о чем и говорила в каноне.
   Но тут есть одно "но": Амортенция даже в своей базовой версии хоть и является мощнейшим приворотным зельем, имеет очень малый срок действия - не более 26 - 28 часов, и это при условии ее изготовления профессионалом. Увеличить этот срок путем добавки новой порции хоть и возможно, но крайне нежелательно ввиду значительной токсичности данного зелья, то есть поить Артура в течение хотя бы нескольких дней, нужных для закрепления эффекта, Молли просто не могла, ибо рыжий уже после второго-третьего приема загремел бы в Больничное крыло. Также не стоит забывать и о весьма специфическом поведении людей, находящихся под действием Амортенции, довольно подробно описанном Роулинг в шестой книге. Правда, это описание было довольно сильно смягчено автором, ибо реальное поведение опоенного Шестого не вписывалось бы в возрастной рейтинг, хе-хе. Это я к тому, что у находящихся под действием данного зелья людей начисто срывает абсолютно все моральные тормоза и в таком состоянии они себя совершенно не контролируют. Именно поэтому Амортенция и не пользуется большой популярностью - слишком уж бросается в глаза резкое изменение поведения принявшего ее человека.
   Разумеется, одной ей арсенал приворотов не ограничивается: существует множество различных зелий с большим разбросом, как силы, так и продолжительности действия, обнаружение которых по внешним признакам либо затруднено, либо и вовсе невозможно. И это только те, о которых я знаю. А ведь практически у каждого семейства есть и свои модифицированные варианты подобных зелий и у Уизлей в том числе. И судя по всему, рыжие довольно часто пускают их в ход. Впрочем, тут я могу быть и неправ, но слухи о рыжем семействе ходят не самые хорошие, да и резкое сокращение поголовья "ласок" после истории с Цедреллой Блэк наводит на определенные мысли, ведь именно тогда Уизли из уважаемого и богатого превратились в не имеющих ни гроша за душой "Предателей Крови". Видимо Блэки что-то заподозрили и решили проверить или же Цедрелла была помолвлена с кем-то другим... В общем история мутная, но ее финал известен всем - быстрое разорение, а затем и вымирание рыжего семейства, оставшиеся представители которого обзавелись трудно снимаемым проклятием.
   К чему я вообще все это вспомнил в такой неподходящий момент? А к тому, что у меня появилась идея, как разрешить сложившуюся ситуацию с пользой, как для себя, так и для самой Грейнджер, ибо угроза со стороны тех же Уизелов никуда не делась, да и кроме них желающих поразвлечься с красивыми магглорожденными девушками хоть отбавляй. Да, в Хоге и такое бывает. Единственное, чего можно не опасаться со стороны чистокровной братии, так это классического изнасилования - желающих схлопотать таким способом проклятие, зачастую смертельное, среди потомственных волшебников не наблюдается. Кстати, именно таким способом, практиковавшимся еще в относительно недавние времена, волшебники устраняли своих конкурентов: нанималась красивая девушка-киллер, которая соблазняла ставшего целью мага и во время полового акта накладывала на него отсроченное проклятие, пользуясь тем, что во время этого процесса даже самый могущественный волшебник контролировать свою энергию не способен никак, и соответственно, почувствовать момент наложения проклятия не может. А после наступает самое интересное - через некоторый период времени, обычно один - два месяца, служащий для окончательного укоренения проклятия в ауре, для подвергшегося оному волшебника наступают веселые деньки. Или не очень - все зависит от того, какой результат хотел получить проклинатель. Малфоев, к слову, именно таким способом прокляли.
   Так вот, чтобы получить "свое" и не огрести в ответ какую-нибудь мерзость (а в случае изнасилования там достаточно одного желания жертвы) чистокровные идут на различные трюки, в основном связанные с зельями, ведь ту же Амортенцию можно не только подлить в еду или питье, но и просто прыснуть в лицо жертвы или же сначала оную оглушить, а после залить прямо в рот не сопротивляющейся девушки. В общем, многое можно придумать, было бы желание.
   Разумеется, за прошедшие века было изобретено великое множество способов защиты от подобного, ибо во времена средневековья волшебники очень часто воевали друг с другом и такие поступки в отношении представителей враждебных родов были в порядке вещей. Поэтому нет ничего удивительного в том, что вместе со средствами, скажем так, нападения, развивались и средства защиты. В основном оные были представлены ритуалами, одним из коих я и хочу воспользоваться, дабы защитить себя не только от теоретически возможного надругательства или попадания в рабство (иногда и такое бывало, ибо опоенный мощным приворотом человек без каких-либо сомнений подпишет рабский контракт, и для этого стоит только попросить), но и от разглашения моей тайны Гермионой. Забавно, но него меня навела именно она, своими фантазиями в мой адрес, которые детишкам до восемнадцати смотреть не положено. Ку-хи-хи!
   - Ну и что мы будем делать? Ммм? - нарушил я установившуюся тишину, вынырнув из своих размышлений.
   - С чем? - вопросом на вопрос ответила Грейнджер.
   - С твоим знанием моей природы, - уточнил я.
   - А разве это знание что-то меняет? Для меня не имеет никакого значения то, кем ты была в прошлой жизни! Важно то, кто ты сейчас.
   - А вдруг, в прошлой жизни я была жутким Темным Богом, с омерзительным чувством юмора, обожающим издеваться над беззащитными людскими душонками? Ммм?
   - Сомневаюсь, - промолвила девушка, - Хотя с тобой все может быть. Впрочем, ты же расскажешь мне свою историю?
   - Ты точно хочешь это знать? Учти, после моего рассказа назад дороги не будет!
   - Хочу! - уверенно заявила Грейнджер. - А что же до обратного пути... У меня его не стало после знакомства с тобой. И знаешь, я об этом не жалею.
   - Хорошо, - произнес я, спустя несколько секунд, в течение которых наполнял опустевшие бокалы, - Тогда слушай!

Глава 7

   - Никогда больше не буду столько пить!
   Эти сказанные хриплым шепотом слова стали первой моей мыслью после пробуждения от вызванного огромным количеством употребленного накануне алкоголя глубокого сна. Вторая же мысль, оставшаяся невысказанной, звучала так: Что за нахрен?! Возникла оная в моей очень плохо соображающей голове в тот момент, когда я почувствовал несколько необычные ощущения, коих по моему разумению не должен был чувствовать в течение как минимум ближайших трех-четырех лет. С трудом разлепив глаза, повернул голову налево и сфокусировал свой взгляд на источнике этих самых ощущений, которым вполне себе ожидаемо, оказалась Гермиона, обхватившая меня словно плюшевую игрушку.
   Даа, хорошо мы вчера посидели! - резюмировал я через несколько минут, вспомнив все события второй половины минувшего дня. Посидели мы действительно хорошо - четыре бутылки по ноль семь литра двадцатиградусной настойки осушить это надо постараться. Хотя, учитывая какие мы вчера беседы вели и что отчудили в процессе оных это совсем неудивительно.
   Ммм да, воистину дуракам и пьяным везет. Не, сначала все было более-менее нормально: я рассказал Гермионе свою историю, умолчав при этом о некоторых своих неблаговидных поступках вроде ликвидации Скиттер, причем подал ее как пробуждение памяти о прошлой жизни. Грейнджер на это подивилась и только. На мой вопрос о ее сдержанной реакции на такое известие она озвучила общеизвестную информацию о пробуждении у некоторых людей переживших клиническую смерть различных паранормальных способностей, навроде превосходного знания мертвых языков, о которых сохранились только упоминания, а потом высказала предположение о том, что это могло стать следствием магического выброса. Я ее по понятным причинам в этом разубеждать не стал и, согласившись с ее теорией, перевел разговор в другое, более безопасное русло. И все было бы нормально, если бы в один момент не проявился фактор алкоголя, а точнее употребленного нами количества оного.
   Общеизвестен факт того, что человек в состоянии опьянения мыслит немного иначе, чем будучи трезвым и порой может решиться на немыслимые для себя же трезвого поступки. Собственно, именно такое произошло и в нашем случае. Началось все с того что, в один прекрасный момент я решил немного прикольнуться над Гермионой и произнес:
   - Герми, а давай поженимся!
   Даа, шок это по-нашему! Грейнджер, как только до нее дошел смысл сказанного мной, сделала самые настоящие анимешные глаза, распахнула рот и на несколько секунд замерла в таком положении. Я даже пожалел о том, что фотика с собой нет. Впрочем, существует омут памяти, так что пересмотреть этот момент когда-либо в будущем вполне возможно.
   - Шутка! - воскликнул я, когда она начала приходить в себя.
   - Шутка говоришь!? - окончательно придя в себя, переспросила Гермиона. - А знаешь, я согласна.
   - Э-э... - только и смог промычать в ответ.
   - Я не шучу, Грейс, - уже на полном серьезе добавила она.
   - Поясни, - произнес я, как только получилось собрать мысли в кучу.
   - А что тут пояснять? - подруга осушила почти полный бокал "антидепрессанта" и продолжила. - Из всех доступных мне кандидатур на роль спутника жизни твоя самая лучшая и к тому же ты мне нравишься не только как подруга, но и...
   - Все ясно, - пришел я на помощь замявшейся и покрасневшей девушке. - Но позволь спросить: разве тебя не волнует что я в ментальном плане значительно старше или то, что мы одного пола? Ты осознаешь, что из-за этого у нас никогда не будет собственных детей?
   Грейнджер ответила не сразу - минуты две она о чем-то напряженно раздумывала или вспоминала, а может и просто подбирала слова. Не знаю, ибо легилименцией из-за опьянения и как следствие не очень хорошего контроля я пользоваться опасался, да и нельзя с ее помощью мысли читать, словно текст в книге.
   - Все я прекрасно осознаю, - заговорила подруга. - И знаешь, мне абсолютно наплевать на то кем ты была раньше, на то, что ты меня "старше", как и на то, что мы одного пола.
   - А как же дети?
   - А разве не ты говорила о том, что невозможного не существует, а есть лишь трудновыполнимое? - вопросом на вопрос ответил она. - К тому же кто-то, не будем показывать пальцем, говорил, что обладает метаморфмагией. Это случайно не ты была, нет?
   - Ну я, и что? Ты полагаешь, что если я отращу себе мужские причиндалы, то у нас все получится?
   - Не попробуем, не узнаем, - сказала Грейнджер. - Но пробовать это мы будем не раньше чем через двадцать лет и это мое окончательное решение.
   - Хорошо, - подытожил я, - Раз это твое окончательное решение, то пойдем.
   - Куда? - удивилась подруга.
   - Увидишь. Банан!
   Домовик, получив приказ, телепортировал нас к Выручай-комнате, в этот раз ставшей ритуальным залом, в котором через несколько минут и произошел ритуал магического бракосочетания. Как такое вообще оказалось возможным? А очень просто - этому ритуалу все равно, какого пола и вида брачующиеся, главное чтобы оные имелись в наличии и могли произнести клятвы. К слову, подобным ритуалом можно даже гоблина на кентавре поженить, хе-хе.
   Поскольку у меня в наличии не было ритуалиста, а сам я по понятным причинам не мог провести этот ритуал, то на его место был торжественно назначен Банан. А что, разумный домовик в конкретном случае будет ничем не хуже человека или гоблина, что и было подтверждено, когда после закрепления брака у меня и Гермионы появились рунные татуировки в виде браслетов на левой руке. Кстати, закрепляется магический брак вовсе не сексом, как было написано во многих фанфиках, а простым поцелуем. И еще: невинность девушки/девушек также не играет никакой роли во всех разновидностях этого ритуала, как, впрочем, и ритуале связи душ. Выдумки это все.
   Сразу после окончания ритуала мы вернулись в мою спальню, где и отпраздновали только что произошедшую обоюдную потерю свободы новой порцией "антидепрессанта", которая оказалась последней - мы еще на момент моего прикола, запустившего всю цепочку событий, были, что называется, в хлам, а потом еще больше добавили. Поэтому совершенно неудивительно, что после очередной дозы алкоголя мы резко ощутили необходимость прилечь. Последним моим воспоминанием стал Банан, укладывающий нас в постель и причитающий себе под нос о не знающих меры хозяевах.

***

   Закончив с воспоминаниями о вчерашних событиях я принялся аккуратно выбираться из объятий Гермионы - оно конечно хорошо, лежать в обнимку с красивой девушкой (по Грейнджер уже сейчас заметно, что лет через десять она превратиться в настоящую секс-бомбу), но жуткий сушняк и переполненный мочевой пузырь этому времяпрепровождению не способствуют. Ну и еще стоит добавить ядреный запах перегара, от которого, наверное, и космические тараканы мгновенно сдохнут, случись им оказаться в этот момент в моей комнате.
   Пока я устранял причиняющие моей персоне дискомфорт последствия вчерашних возлияний, то успел порадоваться, что у волшебников от обычных алкогольных напитков, то есть маггловских, похмелья не бывает. Само наличие магии делает мага более устойчивым к воздействию алкоголя, то есть, чтобы напиться, магу надо выпить больше водки, чем идентичному по массе тела магглу. Ну а в случае перепоя магия сама по чуть-чуть подлечивает потерявшего чувство меры волшебника. Впрочем, оное справедливо только по отношению к перебравшим маггловских крепких напитков магам, а вот в случае с тем же "Огневиски Огдена" бодун будет, и какой! Старшекурсники каждый год утром второго сентября испытывают все прелести жутчайшего похмелья, ибо мало кто догадывается заранее запастись снимающим все неприятные постэффекты антипохмельным зельем, а найти его в Хогвартсе именно утром этого дня совершенно нереально.
   Сходив на свидание с фаянсовым другом человека, я отправился будить Гермиону, которой необходимо было вернуться в свою "барсучью норку" до подъема, дабы избежать расспросов на тему "Где ты была этой ночью?", "Кто он/она?" и тому подобных. Хорошо, что я, несмотря на вчерашнюю пьянку, проснулся как обычно в шесть утра.
   - Герми, солнышко, просыпайся, - ласково сказал я, потряхивая за плечо спящую девушку.
   - Ну мам, ну еще чуть-чуть, - пробормотала она в ответ не открывая глаз и перевернувшись на живот попыталась вернуться в царство Морфея.
   Вторая попытка оказалась такой же безуспешной, как, впрочем, и третья, и тогда я решился на крайние меры:
   - Aquamenti!
   Комнату огласил громкий девичий визг, который не будь у меня установлены глушилки, был бы услышан всеми обитателями башни Рейвенкло. Оно и не удивительно - вода-то холодная, хе-хе. Зато проснулась Грейнджер от такого бодрящего душа моментально и сейчас смотрела на меня с обидой и непониманием во взгляде.
   - Тебе надо успеть вернуться в гостиную Хаффлпаффа до подъема, - пояснил я свои негуманные действия в ее отношении, одновременно с этим взмахом палочки высушив одежду на девушке и свою постель.
   - То, что вчера было, это правда? - первым же делом осведомилась она.
   - Абсолютная, - подтвердил я, подавая ей стакан воды, который тут же был осушен. - Впрочем, об этом поговорим позже, сейчас тебе стоит поспешить.
   - Ладно, - согласилась Гермиона и отправилась на свидание с керамическим изделием белого цвета, обитающем в санузлах.
   Я же извлек на свет божий Карту Мародеров и, активировав ее, проверил гостиную Хаффлпаффа на предмет наличия возможных ранних пташек, которые могли стать нежелательными свидетелями прибытия Грейнджер - нефиг никому знать о возможности аппарировать в Хогвартсе с помощью домовиков. К счастью, в общей гостиной барсуков никого в этот ранний час не наблюдалось, хотя сегодня суббота, занятий нет.
   Спустя пару минут вернулась Гермиона, сразу заметившая доселе невиданный у меня предмет, и поинтересовавшаяся что это такое.
   - Карта Хогвартса, - был ей ответ. - Позволяет в реальном времени отслеживать местонахождение всех его обитателей. Нет, я ее не делала. Откуда? Экспроприировала. У кого? А какая теперь разница?
   Грейнджер от такого моего ответа слегка подзависла и я, пользуясь этим, вызвал Банана, приказав тому переместить Гермиону в общую гостиную Хаффлпаффа, что и было тут же проделано. Кстати, на карте это выглядело не как возникновение из ниоткуда точки с подписью "Гермиона Грейнджер", а как ее очень быстрое перемещение, смазавшееся в сплошную линию. Я даже хихикнул разок, а после, деактивировав карту, отправился принимать душ, да и вообще приводить себя в порядок.
   После завершения гигиенических процедур я за чашечкой ароматного свежесваренного кофе подводил итоги вчерашних событий. Ну что сказать - хорошо, что все хорошо закончилось. А вообще я конкретно так лоханулся, забыв про фотографическую память Гермионы и ее мозг, пользоваться которым по назначению сам же и научил. Впрочем, даже в той ситуации была возможность отбрехаться, но мои затуманенные алкоголем мозги оную не заметили. Хотя на фоне последующих событий это хоть и крупный, но все же не глобальный промах. Не, ну вот кто меня за язык дергал предлагать такое? А теперь все, поздно жора пить боржоми, когда почки отвалились, действие ритуала необратимо и расторгнуть каким-либо способом мой с ней брак невозможно в принципе. Хотя не очень-то и хочется.
   Почему Гермиона согласилась на это, я понимаю - главную роль сыграл ее, не побоюсь этого слова, панический страх одиночества. К тому же современные реалии магического мира таковы, что я действительно лучшая кандидатура. Чистокровкам, причем любым, Гермиона интересна только в роли любовницы/наложницы, но никак не потенциальной жены; полукровкам... так их, во-первых, мало, а во-вторых они стремятся заполучить себе чистокровную жену, а если не получиться то такую же полукровку, как и сами, а на магглорожденных внимание обращают с той же целью что и чистокровные. Оставшиеся категории, а именно магглорожденных и магглов я даже не рассматриваю - первым просто нечего ей предложить, а со вторыми она не уживется, ибо не любят простые люди магию, ох как не любят, а уж мужики-то и вовсе: не нравиться им, что хрупкая девушка с помощью нескольких взмахов палочки может в буквальном смысле вбить в землю по плечи двухметрового амбала, который ничего не может ей противопоставить, даже будь он трижды спецназовцем ветераном горячих точек. Оттого и нередки случаи распускания рук мужьями-магглами в отношении свои жен-ведьм. Оно как происходит? Сначала все идет хорошо, но во время первой серьезной ссоры, что сделает ведьма? Правильно, схватится за палочку и хорошенько проклянет своего мужа. Тот ей естественно ответить подобным не сможет, но злобу затаит и как только жена палочку отложит, то сразу же отомстит. Каноничная семья Снейпа явный тому пример.
   И это я еще коснулся только малой части причин - есть и множество других, но они вызывают у меня неконтролируемое бешенство: например, имеющее место быть в МагМире такое явление, как подкладывание мужьями своих жен под имеющих деньги и влияние мужчин с целью улучшить свое положение на социальной лестнице или же расплатиться с долгами. Естественно, что сама женщина об этом потом не вспоминает - "Обливэйт" еще никто не отменял. Промышляют таким по рассказам Сьюзен Боунс в основном магглорожденные и некоторые полукровки, что примечательно исключительно бывшие гриффиндорцы. Хаффлпаффцы на такое никогда не пойдут, ибо главным критерием отбора на этот факультет является несокрушимая верность, да и после выпуска барсуки не перестают друг друга поддерживать, а слизеринцы и рейвенкловцы придумают другие, зачастую более эффективные способы.
   Кстати, именно такое качество как верность и послужило еще одним фактором к принятию Гермионой такого решения. Она (верность) была не чужда даже канонной Грейнджер, которая не бросила Поттера, даже когда стало совсем тоскливо и которая была бы ему на сотню порядков лучшей женой, чем перетраханная всеми квиддичистами мира рыжая шлюха. Хмм, а может, и дети-то были нифига не его и даже их похожесть на Гаррика ничего не определяет - колдомедицина и не на такое способна. Да, вполне может быть.
   Ладно, как бы то ни было, а сделанного - не воротишь и теперь надо посмотреть, что получилось в сухом остатке. А получилось у меня следующее: из плюсов - полностью исключена возможность вольного или невольного раскрытия информации обо мне со стороны Грейнджер, ибо сделать это ей не даст проведенный ритуал; теперь на меня не будет действовать большинство приворотных или подчиняющих зелий и заклинаний, вернее действовать-то они будут, вот только перенаправятся исключительно на Гермиону. Впрочем, это не означает того, что можно ослаблять бдительность - способов приворожить или подчинить ближнего своего у магов существует несметное количество. Зато из-за одной особенности конкретно этого ритуала теперь можно не опасаться угрозы изнасилования. Заключается оная в том, что как только половой орган насильника оказывается ближе, чем в трех дюймах от влагалища жертвы, в него бьет мощный электрический разряд, мгновенно отбивающий всякое желание надругаться над беззащитной девушкой. Блокировка магии жертвы с помощью различных ухищрений тут не поможет, так как энергия берется из другого источника, а только активирует второй слой защиты - заклинание под названием "Длань Праха". Как оно действует прекрасно понятно из его названия.
   К слову, именно из-за этой особенности, а также своей необратимости данный ритуал и не получил большой популярности, потому как оная не позволяет супругам наставлять друг другу рога, но так как волшебники "ходят налево" также как и простые люди... В общем как-то так.
   Из минусов же можно отметить разве что потерю свободы, хотя сам этот термин понятие очень относительное, ну а также возможный переход моей войны с Поттерами из стадии холодной в стадию горячей. Неспроста же Олень так стремиться вернуть меня в любящую семью, ох неспроста! Наверняка кому-то пообещал меня в жены, подкрепив это обещание магической клятвой, и пока считал сквибом, то и не дергался в расчёте на отказ потенциального жениха сразу же, как только оный узнает о не владении магией невестой, так как при таком развитии событий клятва со стороны Поттера не была бы нарушена. А тут бац, вдруг оказывается, что оная магией владеет и весьма неплохо, вот он и завертелся как уж на сковородке. Впрочем, проверить это предположение можно будет очень скоро и если я прав, то Джеймса Поттера должно приложить нехилым таким откатом за нарушенную клятву. Будет знать, как делить шкуру неубитого медведя!
   А еще нужно сказать, что все плюсы и минусы от проведенного ритуала за небольшим исключением касаются Гермиону в такой же степени, как и меня. Исключением же является ее чуть более низкое положение в нашей паре, чем мое, хотя чего-то весомого это не дает, да и не надо это мне. Я все-таки несмотря ни на что остаюсь человеком в истинном смысле этого слова и не собираюсь уподобляться некоторым чистокровным волшебникам из древних семейств, которые с помощью брачных контрактов превращают своих жен в бессловесных рабынь.
   Закончив подведение итогов я принялся одеваться, а после того как завершил это дело и посмотрел на часы, показывающие начало девятого (и куда только время делось?), то покинул свою комнату, а следом за ней и башню Рейвенкло и медленно двинулся в сторону Большого Зала. Женитьба женитьбой, а завтрак по расписанию. Ку-хи-хи.
  
  
  
  
  
  
  
  
  

Оценка: 5.62*31  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com А.Минаева "Академия Алой короны-2. Приручение"(Боевое фэнтези) М.Атаманов "Искажающие реальность-6"(ЛитРПГ) Е.Флат "Свадебный сезон 2"(Любовное фэнтези) Н.Александр "Контакт"(Научная фантастика) В.Свободина "Темный лорд и светлая искусница"(Любовное фэнтези) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) А.Кочеровский "Баланс Темного"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) А.Ригерман "Когда звезды коснутся Земли"(Научная фантастика) Ю.Резник "Семь"(Антиутопия)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"