Фреймантас Ольга: другие произведения.

Чужая среди своих. Обо мне и школе (Общий файл)

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Творчество как воздух: VK, Telegram
Оценка: 4.24*27  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Добавлено начало 17 главы. Начало будет постепенно переписываться. Обновлено 27.05.2015 г.


Чужая среди своих. Обо мне и школе.

     
     

Самые жестокие существа на свете -- дети.

Их готовность убить и надругаться не знает себе равных.

Сальвадор Дали

     
     

Глава 1.

     
      Раньше, среди вампиров, демонов и другой нечисти мне училось неплохо. Не трогали, да и ладно. Но так было, пока не началась война... Детям в школе строго-настрого запретили вступать в конфликты между собой. Они и не вступали, справедливо полагая, что это того не стоит. У них всех нашлась другая отдушина, слово которой ни для кого ничего не значило. У них была я - груша для битья, на крики которой не обращали внимания ни преподаватели, ни кто-либо еще. Меня все ненавидели за мою смешанную кровь, и никто никогда не жалел. Когда-нибудь война закончится, но ненавидеть меня не перестанут.
     
      Я сидела в кабинке туалета и, глотая жгучие слезы, пыталась хоть немного привести себя в порядок: стянуть очередные порезы на лице, что оставила мне одна разъяренная вампирка или демоница, хоть немного убрать синяки, расчесать пятерней растрепанные волосы - когда услышала, как дверь открылась, и в помещение вошли пятеро. Хотя нет, шестеро... Я замолчала, стараясь не шевелиться и даже не дышать, совершенно забыв про вампирское и демоническое чутье.
      - Она здесь. - Выдохнули одновременно две девушки. Я вздрогнула. Их голоса были мне очень знакомы. Кто бы мог подумать, что они объединятся! Два кровных врага забыли про свои распри, лишь бы насладиться моим избиением и собственноручно поучаствовать в нем. Стук приближающихся каблучков заставлял сердце бешено биться. Я поднялась на дрожащие ноги, понимая, для того чтобы убежать, есть лишь один единственный шанс. Пять шагов, четыре, три, два... Бах! Я резко толкнула дверь, та больно ударила не ожидавшую такого подвоха, демоницу. Пользуясь растерянностью других, я выскочила из туалета и помчалась по пустому коридору. Но они пришли в себя слишком быстро - не прошло и десяти секунд, как за мной началась погоня. Я неслась из-за всех сил, стараясь выжать из себя все свои возможности. Миринда, не простит мне того, что только что произошло... А это значит... значит, что они, наконец, закончат издеваться надо мной, попросту, избив до смерти... И пусть жизнь моя редко радовала меня, я не хотела уходить за грань...
      Почти сразу стало ясно - они были быстрей и выносливей, и никакие десять секунд форы не могли мне помочь. Если, только, не свернуть в правый коридор. "Рискуешь... - прошептал внутренний голос, - там обычно всегда собираются старшеклассники". Но я его не послушалась и метнулась в коридор. Какая разница, кто меня изобьет? Здесь хоть какой-то шанс есть... Стоило мне об этом подумать, как тут же врезалась в кого-то. Подняла голову и с ужасом встретилась с взглядом багряных глаз. Не может мне так не вести, не может... Вампир... высший вампир! Старший курс. Ему незачем меня избивать, ведь можно просто выпить. Потому что, в отличие от совсем еще молодых вампиров, средней и низшей категории - он имеет на это право. Сглотнув подступивший к горлу комок, я попыталась найти хоть какой-то выход из сложившейся ситуации. Но не смогла.
      - Посмотрите, кто к нам пришел! - Губы вампира расплылись в улыбку, обнажив белые клыки. Все кто находился сейчас в коридоре, не преминули последовать его совету. Я едва не задрожала под их взглядами, с удивлением рассматривающими меня. Двадцать вампиров, шестнадцать демонов... Они не предпринимали каких-либо действий, просто смотрели... Неужели, не почувствовали? - Обед! - Еще шире улыбнулся высший, и я попятилась. Он едва заметно кивнул и через секунду вампиры, да и что удивительно и демоны тоже, загородили мне путь к отступлению. Я оглядела их всех, понимая, что ужас в моих глазах слишком заметен. Губы задрожали...
      - Сэтеран, не пугай девочку, - Вдруг с укором произнесла одна из девушек. Демоница? Вампирка? От страха я уже не могла разобрать кто из них кто.
      - Я даже еще не начинал, Лей, - хмыкнул вампир и снова улыбнулся. Но уже не так, как раньше, по-доброму. Легкий перестук каблучков и она встала рядом с вампиром.
      - Ты что, потерялась? - задала девушка вопрос, обращаясь ко мне. Я нерешительно кивнула, а в душе начал разгораться огонек надежды...
      - Ну, бывает... - сочувственно произнесла она, и это успокаивало... - бывает...
      - Может, ты еще проводишь ее? - Усмехнулся все тот же вампир, кажется, она назвала его Сэтеран.
      - Может, если это потребуется, проводишь ее и ты. - С нажимом произнесла девушка. Тот, удивленно взглянул на нее, наконец, оторвав от меня взгляд. А, затем, будто прочтя что-то в ее лице, кивнул и просто кивнул. Словно это было обычным делом.
      - Провожу, конечно... - он подошел ко мне, взял за руку, словно маленького ребенка и кивнул всем, чтобы расступились. А затем, повел меня в ту сторону, из которой я прибежала. Вместе с нами пошла и та девушка. Сейчас они почувствуют, они должны, просто обязаны это сделать и тогда мне не жить... Они действительно почувствовали. На секунду он замер, а затем отбросил меня далеко от себя. Я ударилась, кажется, расшибла колено, но все же, нашла в себе силы, чтобы вскочить на ноги и побежать.
      - Эй, ты чего?! - Услышала я возмущенный женский голос.
      - Ничего... стойте! Ей все равно далеко не убежать. Там ее уже ждут... - произнес он. Я затормозила, не зная, что делать, как быть...
      -Да, в чем дело?! - Закричала Лей.
      - Полукровка. - выплюнул он это слово. - Ненавижу грязную кровь...
      - Что?! И ты только сейчас это почувствовал?!
      - Ты, между прочим, тоже. После пары у Мастера Ремиро мое чутье напрочь отказывается работать.
      - Ну и что? - Уже спокойнее произнесла Лей. - Подумаешь, получеловек.
      - Ты что ничего не поняла?! Она - полудемон. И сейчас, кстати, нас подслушивает. Идти-то ей некуда. И тут и там ее поджидают. Атаэн, раз уж она не торопится уходить, притащи ее сюда. Преподадим ей урок на будущее.
      Я рванула, за долю секунды до того, как возле места, где я только что стояла, появился демон. Но что я против старшекурсника? Он нагнал меня почти тут же и, схватив за шкирку, просто потащил обратно, не обращая внимания на сопротивление и крики.
      Меня бросили на мраморный пол прямо перед той парой, что недавно еще хотела меня мирно проводить.
      - Ну, а теперь, мы преподадим тебе урок. Куда можно ходить, а куда нет. - Произнес Сэтеран.
      Сегодня я умру, - пришла твердая уверенность, а вместе с ней решимость сражаться до конца.
      Под их удивленными взглядами я поднялась и с неприкрытой ненавистью взглянула в их глаза.
      - Ну, что же вы? Давайте! Издеваться над тем, кто слабее вас просто. Чего же вы медлите?! Давайте!!! Чего стоите, хлопая глазами, как... как не знаю кто!!! - Сэтеран улыбался, его, похоже, забавляла ситуация. И это меня взбесило. - Улыбаешься? - выплюнула я. - Тебя это забавляет, да? Чудовище!!! Вы все - чудовища!!! Ненавижу!!! - Я бросилась в его сторону, нападая первой, теперь у него есть право меня убить, но мне все равно. Два вампира одновременно скользнули к нему, а затем меня отбросило.
      - Вы что делаете? Прочь! - Прошипел он.
      - Мы должны охранять тебя. - Сказал один из них.
      - От ребенка? Прочь!!! - Посмотрел он на них гневно.
      - Что, Сэтеран, прячешься за чужими спинами? - Хрипло произнесла я.
      - Я ее сейчас убью, - пообещал он неизвестно кому. И стал наступать на меня.
      Я вскочила на ноги и вновь бросилась на него, прекрасно понимая, что все мои попытки тщетны, но полная уверенности, что по-другому нельзя. Он резко выкинул руку, пытаясь схватить меня за горло. Но я, чудом успела уклониться. И еще, и еще... Это уже не могло быть просто чудом! Но, как известно, всему хорошему приходит конец. Я пропустила один удар, и отлетела к стене. Красная пелена застила глаза, я услышала чей-то крик и только потом поняла, что он принадлежит мне. Больно! Как же больно! Я, кажется, сломала себе правую руку и ребра.
      - Ну, думаю достаточно? - Холодно поинтересовался вампир, зависая надо мной. Я сжала зубы и поднялась. Уж не знаю, откуда силы взялись. Сэтеран смотрел на меня с какой-то жалостью, и это меня окончательно вывило из себя. И если в прошлый раз он отбивал мои нападения играючи, то в этот раз все пошло по-другому. Слишком быстро и в тоже время неуловимо медленно, я прыгнула. Секунда и мы уже катаемся по полу: я - в ярости, пытаясь стереть с его лица улыбку, он - особо не напрягаясь. Ведь для него это всего лишь игра. А для меня - жизнь.
      -Хватит, - прошептал еле слышно и попытался отодрать меня от себя. Угу, знаем, летали, - поиграли и будет. - А что будет-то? У вас все и будет, а мне терять нечего. Словно прочитав мои мысли, он ответил:
      - Я тебя отпущу. - Врет? Я заглянула ему в глаза. Нет, не врет... Растерянность, непонимание и больше никаких чувств. Медленно разжимаются пальцы. Потому что хочется довериться, хоть кому-нибудь в этой Академии.
      - Умница, умница, - шепчет он, медленно проведя рукой по моим волосам, - умница.
      Но стоило только убрать руки, как меня схватили за шкирку двое, оттаскивая подальше от Сэтерана. Обманули, кажется, меня опять обманули. Я дернулась, пытаясь вырваться из их рук, и мне это удалось, я припустила подальше от них. За мной было погнались, но их остановил окрик:
      - Стойте! Я обещал ей, что отпущу. - Он, все-таки сдержал обещание!
     
      Отступление первое, ключевое.
      Лейя.
     
      Девочка убежала. Я тут же бросилась Сэтерану.
      - Сэт, ты как, порядок?
      - А почему должно быть иначе, Лей? - Усмехнулся этот гад.
      - То есть? - Возмутилась я его спокойствию. - Она же тебя чуть не убила! А ты вмешиваться запретил!
      - Ты действительно этому веришь? Не смеши меня, дорогая. Что мне может сделать ребенок, пусть даже и довольно способный?!
      - Тогда, что это было? - Задала я вопрос. На что он просто-напросто улыбнулся своей обаятельной улыбкой, видя которую, я могла простить все на свете.
      - Только не говори, что это была игра! Сэт? Сэт!!! Ну, сколько можно?! Мы же поверили, что ты нуждаешься в помощи!!!
      - А вот она нет... - задумчиво произнес этот вампирюга.
      - Что? Ты о ком? - Непонимающе произнесла я.
      - Об этой полукровке, она единственная кого мне не удалось перехитрить... Странно - произнес он задумчиво. Вот он всегда такой! Вечно ему все странно!!!
      - Я тебя сейчас убью!!! - Пообещала я, наступая на него.
      - Не убьешь, - самонадеянно произнес Сэт. - Ведь ты меня любишь.
      С этим сложно было поспорить. Поэтому я просто фыркнула и со словами:
      - Вставай уж, и пойдем. Звонок уже давно прозвенел, - протянула ему руку. В его глазах появились веселые огоньки. Но я едва заметно, отрицательно качнула головой, давая понять, что сейчас шутить и принимать его шутки не намерена. Он тяжело вздохнул, но, все же, воспользовавшись моей помощью, поднялся. Неожиданно его лицо посерьезнело и, он приказал:
      - Андис, посмотри, что там с девчонкой, только так, чтобы она этого не видела. А то у меня нехорошее предчувствие. В крайней ситуации помоги. - Невысокий темноволосый вампир шагнул вперед и кивнул, а затем, попросту растворился. Самый молодой в нашей компании, по внешним признакам он с большой натяжкой тянул на старшеклассника. Поэтому, неудивительно, что выбор Сэта пал именно на него. Вот, только зачем?
      - Тебе не кажется, что ты слишком переживаешь об обычной полукровке? - Решила я все же задать этот вопрос. Лучше это сделать сейчас, чем потом это выльется в очередной скандал. Иначе Академия этого не переживет.
      - Ревнуешь? - Улыбнулся он клыкастой улыбкой.
      - А если и так? Девочка-то, похоже, тебя покорила, когда приняла боевую форму. - Вот и зачем я это все говорю? Ведь ему нравится, когда я такая, нравится чувствовать, что он мне не безразличен. А еще, он не устает мне повторять, что я прекрасна в гневе. Так почему же я продолжаю злиться?!
      - Она действительно завораживает, Лей. - Я с иронией взглянула на него. Ну и какое на этот раз оправдание он придумал? - И не кривись, все замерли, когда она изменилась, и ты не исключение. Но она заинтересовала меня не по этой причине. И не надо столь скептически на меня смотреть. Ты же знаешь, мое сердце принадлежит тебе.
      - Это лишь красивые слова, Сэт. - Вздохнув, произнесла я. Это было сказано безразличным голосом, но он сумел услышать в них затаенную горечь.
      - Ты же знаешь, что это ни так. - Возразил. Голос ласкал, а в глазах плескалась нежность. И от его взгляда по всему телу поднимается тепло.
      - Так зачем тебе эта девочка? - Поборов себя, все же настойчиво задала я вопрос. С минуту стояло молчание, а затем он ответил:
      - Я хочу порекомендовать ее на свое место.
      - Ты смеешься, да ее слушать не будут?!!
      - О, да! - Усмехнулся Сэт. - Помнится, я как-то обещал, что отомщу твоему дяде за то, что он заставил нас занять эти места. Эта девочка отлично подходит на эту роль.
      - Ты хочешь, чтобы вся академия взбунтовалась, начались распри между расами? Сэт, очнись, ведь и так идет война!!!
      - Я в курсе. Может, по началу так и будет, но потом... Поверь, она не так проста, как кажется на первый взгляд и как думает сама. Ее просто никто никогда до конца не доводил. Господин ректор, еще спасибо мне скажет, что я откопал такую жемчужину!
      - Если только она не провалится!
      - Если... - согласился он.
     
      Судя по всему, звонок уже давно прозвенел, и я безнадежно опоздала на урок. Коридоры были пустыми и поэтому казались заброшенными.
      Подойдя к нужной мне аудитории, я тяжело вздохнула и постучалась. А затем, не дожидаясь ответа, толкнула дверь и вошла.
      - Здравствуйте, извините, пожалуйста, за опоздание. - Пробормотала я и стала дожидаться позволения сесть на свое место. Преподаватель по магии крови, сидел в пол оборота к двери и соответственно ко мне спиной и заполнял журнал. По всей видимости, звонок прозвенел не так уж и давно. Никогда не любила вот так вот ждать, ловя на себе взгляды и слыша перешептывания одноклассников. Слишком удивленные, кстати. Хотелось рыкнуть на них, чтобы они все отвернулись. Но я понимала всю абсурдность своего желания и потому терпеливо ждала. Наконец, преподаватель отложил перо и заговорил:
      - Иллистин Ньери, сколько можно... - я приготовилась к очередной лекции, но тут он обернулся и удивленно ахнул. - Что с вами случилось?
      Преподаватели. Преподаватели, как и ученики, придерживались мнения, что мне не место в их школе. И только ректор строго настрого запретил отдавать мне мои документы. Я могла сбежать, но без документов, это было бы безрассудно.
      - Я... я немного не сошлась во мнениях с... - я быстро соображала, кого бы приплести. Про старшеклассников лучше не упоминать. Иначе, мне точно не жить. Взгляд упал на Миринду. А что, собственно, я теряю?- С Мириндой Вейлин ре Ассо... - обычно этот ответ удовлетворял всех. Но сегодня, видно, был какой-то особый день, потому что вампирка неожиданно вскочила с места и возмущенно закричала:
      - Не правда! Мастер Ремилон, она врет! Я же в класс зашла еще до звонка!
      - Успокойтесь, Миринда, прошу вас. - Он непривычно строго посмотрел на свою любимую ученицу и без теплоты произнес:
      - Сейчас мы во всем разберемся. - Он вновь повернул голову ко мне и стал с ног до головы меня рассматривать. Да что, собственно говоря, случилось?! Что все так на меня пялятся?! С опозданием поняла, что даже не взглянула на себя, после встречи со старшеклассниками. Неужели я так жутко выгляжу? Стала себя оглядывать... Немного порванная одежда, но раньше этого никогда никого не волновало. Взгляд остановился на руках и замер. У меня никогда не было маникюра, а уж тем более такого! Ногти были непривычно длинными и, по всей видимости, острыми. Я настолько удивилась этому факту, что лишь через пару секунд поняла, что изменились не только ногти. - Может, вы объясните мне, почему перешли в боевую ипостась?
      - Что? - Я подняла на него взгляд и ошарашено моргнула. По телу будто бы прошелся ветерок, и меня вновь накрыла боль. Я закричала, потому что успела уже забыть о сломанных ребрах и руке. Дверь резко распахнулась, в кабинет заглянула темноволосый парень однин из Высших вампиров. Нашли! А я надеялась... Глупо было верить. Ведь он обещал, лишь отпустить, но не говорил, что не будет искать и не воспользуется правом. Темноволосый окинул всех взглядом, будто оценивая обстановку, на секунду задержал его на мне и, пробормотав, что случайно ошибся аудиторией, захлопну дверь. "Кажется, у кого-то мания преследования." - Мелькнула мысль в голове. Я с ней согласилась. И только тут поняла, что все почему-то выжидательно смотрят на меня.
      - Простите? - прошипела я сквозь зубы. Как же было больно!
      - Я спросил у вас, что с вами произошло, и почему вы приняли боевую форму, а главное как?! - Кажется, он уже начинает терять терпение. Как?! Хотела бы я сама это знать.
      - А вам не кажется, что мне сначала нужно посетить больничное крыло, а потом уже отвечать на ваши вопросы? - Спросила я. Впрочем, не надеясь на положительный ответ.
      - Не кажется. - Что и требовалось доказать!
      - Что ж, - вздохнула я и со стоном осторожно поднялась. - Я противоположного с вами мнения. - Произнесла и под удивленными взглядами медленно вышла из класса. Пора было посетить больничное крыло. Но сначала нужно до него дойти.
     
      - Куда-то торопишься? - Преградив мне путь, задал вопрос Яниор. Демон, через год, а то и раньше, принимающий звание Высшего. Его серые глаза, окинули меня с ног до головы, отметили, бледность, мой изнеможенный вид и вернулись к лицу. Каждый раз, он сначала, заглядывал мне в глаза, будто ища в них что-то, а затем продолжал разговор. Вот, только раньше, мне удавалось смыться до того, как он перейдет от слов к делу. Но в этот раз мне надеяться сбежать даже и не стоит. Я и пешим-то ходом еле передвигаюсь... Ах, если бы вернуть эту, неожиданно появившуюся и также неожиданно исчезнувшую ипостась!
      - Да... - неуверенно произнесла, - в медпункт.
      - Я тебя провожу. - Хищно произнес он.
      - Думаю, не стоит... - попятилась я.
      - А вот мне кажется, что стоит. - Возразил он, сделав шаг, ко мне. В глазах горел безумный огонь, притягивающий и пугающий одновременно. Где-то на краю сознания забил тревогу колокольчик. Демонические чары... вот почему меня к нему стало тянуть...
      Прозвенел звонок, все повыскакивали из классов. Мои одноклассники не были исключением.
      - Ян, держи ее! - Закричал кто-то, кажется, Миринда. - У нас есть к ней один разговор!
      Стиснув зубы, стараясь не обращать внимания на боль, я побежала. И мне даже удалось, какое-то время умело лавировать среди большого скопления народа в коридоре и не попадаться к ним в руки. Но потом, кто-то догадался передать по телепатии, чтобы меня ловили с той стороны, и я попала в ловушку.
      - Ну, что, птичка, попала в клетку? - Хищно улыбнулся мне подошедший Ян... - Ребята, оказывается наш воробушек, научился превращаться в сокола! Заставим ее продемонстрировать это умение и нам?!
      Со всех сторон послышался одобрительный гул. Я, хоть и знала, что никто не придетмне на помощь, все равно оглядела толпу, вглядываясь в каждое лицо. Но ни в одном не нашла сочувствия. Кто-то, смотрел на меня, с предвкушением жестокого зрелища, кто-то, представляя, как наносит удар, а кто-то безразлично, просто за компанию.
     
      Я лежала на мраморном полу. Все тело болело, да так, что даже двинуться было больно. Попыталась было подняться, но от боли вновь потемнело в глазах, и закружилась голова. Это была третья моя попытка, вновь не увенчавшаяся успехом. Я понимала, что если в ближайшее время не смогу встать и дойти до больничного крыла, то умру.
      Надеяться на то, что на меня наткнуться и помогут, было просто глупо. Найти-то, положим, найдут, но не каких попыток спасти мою никчемную жизнь предпринимать никто не будет, скорее добьют. Я сделала еще попытку подняться, и вновь она не увенчалась успехом. Из глаз потекли слезы. Все лицо было в чем-то липком, с трудом провела по нему рукой, а затем поднесла к глазам. Долго смотрела, пытаясь понять, что это такое красное на моих руках. Слово, оно вроде вертелось в моей голове, но... Как же зовется эта багряная жидкость, еще не успевшая запечься?! Кровь, да, кажется так - кровь... Моя кровь... Странно, что сюда еще не сбежались вампиры...
      За что мне все это? За что сегодня они избивали меня с особой жесткостью, не оставляя даже шанса спастись, убежать? За то, что я случайно приняла боевую ипостась? Я, полукровка, не имеющая на это право! Или же за то, что не смогла вновь перейти в нее и продемонстрировать им то, чего сумела достичь? Я не знаю... и, наверное, не хочу этого знать... Создатель, если ты есть, скажи, что я такого сделала в той прошлой жизни, что ты со мной так жесток? Молчишь... не отвечаешь... А может, тебя вообще нет или же, я просто не достойна Твоего внимания?! Хватит! Хватит лежать, Ил! Делай еще одну попытку, давай, борись!!! И я, закусив и без того опухшую губу, вновь и вновь пробовала, пока мне не стало плевать на жизнь, состоящую из холодных, безразличных взглядов, побоев, ненависти. Я больше не хотела так жить и поэтому, просто закрыла глаза и перестала бороться...
     
      Кто-то, по всей видимости, склонился надо мной, потому что я почувствовала горячее дыхание на своей щеке. На краю сознания, началась борьба с желанием открыть глаза и посмотреть на того, кто меня сейчас разглядывает. Но, я уже была слишком далеко...
      - Слабачка. - Словно издалека донесся до меня незнакомый голос. А затем, послышались удаляющиеся шаги.
      - Ну, а чего ты ожидал? Она же полукровка!
      - Да... жаль, что она так быстро сломалась... Я рассчитывал еще немного поиграть с ней...
      Игрушка... вот кем я была в Академии! Со мной просто играли... играли жестокие дети... С этими мыслями я вновь отправилась в забытье...
     
      - Вон она, я нашел ее, Андис! - Нарушает мой покой, чей-то крик. В этом голосе сквозит неприкрытая радость. И кто еще не успел надо мной поиздеваться? Впрочем, это уже не важно. Мне и так хорошо, вот только, было бы немного потеплее. - О, Создатель! Андис, скорей сюда! Она в ужасном состоянии!
      - Что?! Ну почему меня задержал ректор!!! Рилан, беги в больничное крыло, боюсь, что моих сил будет мало!
      - Зови Сэта и Лейю.
      - Они меня убьют.
      - Они и так тебя убьют, зови!!!
      Кто-то поднимает меня, нарушая покой. Боль... вновь боль... Я застонала, а затем, еле слышная жалоба помимо воли слетела с моих губ:
      - Холодно...
      - Сейчас... сейчас... - меня нарывают чем-то теплым. - Продержись еще немного, еще чуть-чуть, скоро придет помощь. - Я не верю, да и не хочу, мне уже открыли двери в другой мир, в мир покоя. - Черт!!! Лей, Сэт, да где же вы?! Рилан, ты почему еще здесь?!!
      - Я уже, здесь, брат. - Это последние слова, что донеслись до меня, прежде чем я шагнула в гостеприимно распахнутую дверь.
     

Глава 2

     
      Голова гудела, я бы сказала, что будто с перепою, но, увы и ах, никогда не пила ничего крепче кваса, поэтому не могу сравнивать. Вообщем, она гудела, голова. Во рту поселился мерзкий привкус. Я улеглась поудобнее, и тут же вся сжалась, приготовившись к волне боли. Но ее не последовало, странно... Или же... А почему мне должно быть больно? Отчего в голову пришли подобные мысли? Тут же память услужливо предоставила мне картины, моей небольшой, но такой, полной боли жизни... Но ведь я умерла или же... Широко распахнула глаза, точнее попыталась это сделать: один глаз заплыл и не открывался, вообще, другой хоть и видел, но как-то смутно. Кто-то коснулся моей руки: я дернулась, а затем попыталась встать. Боли не было.
      - Тише, девочка, тише! - Ласково произнес знакомый мягкий женский голос. Наика... Госпожа Наика, единственная, кому, наверное, было не все равно, когда меня били. Ее обуревало другое чувство при взгляде на меня - жалость. И пусть это тоже не доставляло удовольствие, но, по крайней мере, она всегда меня лечила.
      - Почему я почти ничего не вижу? - Хрипло спросила я, стараясь произнести это как можно безразличнее, но в голосе все равно слышался страх.
      - Это последствие снадобья, что я тебе дала. Не бойся, скоро пройдет.
      Я кивнула. А, затем, произнесла:
      - Что со мной произошло, почему я здесь?
      - Тебя избили. - Просто и коротко. Но мне недостаточно этой информации.
      - Вы меня не так поняли, почему я оказалась в больничном крыле? Я ведь... - остальное я не стала проговаривать вслух, лишь мысленно додумала: "... я ведь, должна была умереть..."
      - Тебе нужно еще немного поспать. - Уклончиво произнесла женщина и встала, чтобы уйти.
      - Но, Госпожа Наика...
      - Завтра приезжают твои родители... - Этого было достаточно, чтобы я отвлеклась от прежних мыслей и прикрыла глаза, стараясь не выдавать, как мне тяжело... Только произнесла:
      - Мне действительно лучше отдохнуть... - она постояла еще возле меня, но видя, что я больше не собираюсь, ни разговаривать, не вставать, ушла. А я, вновь окунулась в прошлое...
      Родители... Это слово никогда не приносило мне радости. Отец и мать. Такие разные, они не подходили друг другу. И все кричали им об этом, но они не хотели слушать. Пока не появилась я... немой укор их связи, их любви, ничтожная полукровка, которую не хотели принимать ни в одном обществе. С детских лет я слышала ругань родителей и даже успела к ней привыкнуть. Они винили друг друга, во всех прегрешениях, но никогда не кричали на меня. Никогда, пока мне не исполнилось двенадцати... Помнится, тогда я задала всего один вопрос: "Почему?"
      - Почему? Ты хочешь знать, почему мы разводимся с твоей матерью?! - Кричал отец. - Да потому что это было ошибкой! Весь наш брак был ошибкой! И ты, тоже, еще одна из тысяч совершенных нами ошибок.
      Он кричал, а мама... она... она молчала... И просто грустно смотрела на меня. Я понимала, что все, что он говорит правда и от этого становилось вдвойне больнее.
      - Я мог бы достичь высот в этом мире, если бы не появилась ты! - Наконец выкрикнул он. Это был еще один удар. Я подняла на него полные слез глаза и впервые закричала в ответ:
      - Я не виновата в том, что родилась! Не виновата! Я не просилась на этот свет!!! - После этих слов я убежала. А мама... она продолжала молчать.
      В тот же день, меня спросили, с кем бы я хотела остаться. И не смотря на все обвинения отца, я выбрала его. Потому что мама... она не проронила ни слова. Даже когда мы прощались...Лишь грустно глядела на меня зелеными глазами...
      - Спасибо, Илли, спасибо, тебе, доченька, что не бросила меня! - произнес папа, когда хлопнула дверь и мама навсегда ушла из нашей жизни. - Прости меня за сказанные сегодня слова. Я тебя очень люблю и мама, тоже любит, просто ей тяжело. - И я поверила, потому что мне хотелось в это верить.
      А потом он начал пить. Заливая глотку еще с утра, пугая своим таким чужим видом. Ночами отец горланил песни, бил посуду, врывался ко мне в комнату и говорил, как он меня любит и как боится потерять, рассказывал, о том, как любил и как продолжает любить маму. Но его настроение стало таким же переменчивым, как летом погода на севере. Он мог резко, ни с того ни с сего, начать кричать, обвиняя меня и маму, брызжа слюной, говорить как он ее ненавидит, как он ненавидит меня. Сколько бы всего он смог сделать, сколько всего добиться.
      Когда мама приехала меня навестить она вместо аккуратно причесанного ребенка, нашла запуганного зверька, с растрепанными волосами, готовившего обед из трех одиноких картофелин и маленького кусочка сала. Нужно ли говорить, что она пришла в ужас и, не слушая возражений и пересекая сопротивление, увезла меня, даже не предупредив отца. Увезла и тут же отправила в закрытую школу... Нет, не в эту... в мою первую школу - человеческую.
      До этого момента я обучалась на дому, а со своими сверстниками вообще никогда не общалась, не с кем было.
      Нужно сказать сразу: школа меня не приняла. Ученики сторонились, преподаватели смотрели с омерзением. Я не могла понять причину такого отношения ко мне. Пока, однажды не провинилась, запнувшись, читая длинную молитву. Мелочь, казалось бы, не стоившее даже замечания, но наказание за эту ошибку последовало суровое. Меня впервые в жизни выпороли, заставляя повторять, что я "богомерзкое создание, чья жизнь должна состоять из замаливания грехов". Именно тогда пришло осознание - они меня ненавидели. Ненавидели, потому что я была чужая.
      Тем же вечером я сбежала, воспользовавшись своими неожиданно открывшимися "богомерзкими" способностями. Помнится, я долго шла по темной улице. Пока моя одинокая фигурка, в тонком фланелевом платьице не заинтересовала вампира. Обрадованная тем, что хоть кто-то обратил на меня внимания, я потребовала отвести меня к госпоже Литаирин Ньери. Пораженный наглостью двенадцатилетнего ребенка, вампир пообещал выполнить мою просьбу. "- Но с начала, - сказал он тогда, - нужно тебя покормить." Я величественно кивнула и позволила отвести себя в какую-то таверну.
      Стоило нам войти в помещение, как гул голосов, который стоял здесь до нашего прихода, тут же стих. Все поднялись и с затаенным любопытством уставились на меня и на вампира. Я обвела всех, как потом со смехом вспоминал вампир, презрительным взглядом и гордо прошествовала к самому крайнему столику. Пока мы ели в помещении стояла тишина, все не сводили с нас глаз. Отложив вилку, вампир, который представился мне как дядя Эдир (Так и сказал: "Зови меня дядей Эдиром"), решил нарушить молчание:
      - Прелестное дитя, а зачем тебе нужна Литаирин Ньери? И я бы так же хотел знать, как тебя зовут.
      - Меня зовут Иллистин Ньери, можно просто Илли, - С детской непосредственностью произнесла я. - А Литаирин Ньери моя мама и нужна мне потому что, я больше не хочу учиться в этой человеческой школе!
      По таверне пронесся шепот, дядя Эдир, долго разглядывал меня, а потом словно, пытаясь скрыть неловкость, улыбнулся и, протянув мне руку, произнес:
      - Рад знакомству, малышка! - Только сейчас я понимаю, чего ему тогда стоило сохранить улыбку на лице. Не развернуться и уйти, оставив меня на растерзание другим вампирам, не бросить грубые слова, не показать своего отвращения, когда маленькая ладошка легла в его большую руку.
      Он сдержал обещание, этой же ночью, доставив меня к маме. Ее новый дом поражал воображение, всюду роскошь, богатство, смех. Словно тысячи колокольчиков он разливался по всему дому. Я почти никогда не слышала ее смех... Увидев тогда маму, всю лучащуюся радостью, я поняла, почему в нее влюбился папа. Она околдовывала своим очарованием, ослепляла своей красотой!
      Широко распахнув глаза, я смотрела на нее, не отводя взгляд. Пока она не увидела меня, и ее лицо не превратилось в маску. От столь резкой перемены, я почувствовала себя чужой, брошенной, никому ненужной и наверно поэтому, прижалась к дяде Эдиру. Тот ободряюще похлопал меня по плечу и попросил побыть пока в соседней комнате, пока он поговорит с мамой. Я кивнула и прошла в указанное место. Не прошло и минуты, как из гостиной, послышались крики. Не знаю, знал ли вампир, что в этой комнате отличная слышимость или нет, но именно он тогда стал вольным или не вольным, разрушителем моих детских иллюзий.
      - Зачем ты ее сюда привел?!! - Кричала мама. - Кто тебя просил?!!
      - Твоя дочь. - Жестко говорил вампир. - Ты отправила ее в человеческую школу. Ей было там плохо.
      - А куда мне, по-твоему, нужно было ее отправить?! Может, подскажешь?!!
      - Ее там били. - Так же мрачно, будто не слыша, продолжал говорить дядя Эдир.
      - Я тебя спрашиваю, Эдир, куда мне, по-твоему, было ее деть?! Она же... она же полукровка! - Выплюнув это слово, словно ругательство, она замолчала.
      - А тебе не кажется, Лин, что об этом нужно было думать раньше, прежде чем идти против всех, доказывая с пеной у рта, что ты будешь счастлива с демоном?! - Его голос, был спокойным, но было такое ощущение, что он хлестал.
      - Да, что ты ко мне престал!!! - Закричала она. - Я уже достаточно настрадалась из-за своей ошибки. Могу я хоть немного пожить для себя?!
      - Нет, потому что у тебя есть ребенок!!! - Так же спокойно произнес вампир и вдруг тоже сорвался на крик:
      - И ты должна жить для него!!!
      - Она полукровка!!! - Будто это оправдание закричала мама. Да так, что будь я хоть в самой дальней комнате, услышала бы.
      - Она твоя дочь!!! - Зарычал дядя Эдир. - Слышишь, Лин?!! Твоя дочь!! Неужели, этого для тебя мало, чтобы ее любить, чтобы посвятить ей, пусть не жизнь, но хоть часть своего времени?! Неужели, Лин?.. - Последний вопрос он задал, почти моля ее переубедить его, что он не прав. Я, затаив дыхание, ждала ответа мамы, понимая, что сейчас все станет ясно. Но она молчала.
      - Я тебя не узнаю. - Тихо произнес дядя Эдир и, судя по шагам, направился прочь из комнаты и этого дома. - Куда делась, та девушка, которую я знал?
      - Выросла! - Громка произнесла она. - Слышишь, Эдир, выросла...
     
      Я выскользнула из комнаты, прежде чем вампир ушел.
      -Дядя Эдир, подождите! - Он застыл на пороге, а затем, будто взяв себя в руки, обернулся, и впервые я на его лице увидела боль, а еще затаенную ненависть. И потому, уже не так уверенно, продолжила:
      -Я хотела поблагодарить вас за то, что вы привели меня д... - назвать это место "домом" не поворачивался язык, поэтому я выдавила - к маме...
      - Ну, что ты, дитя! Это был мой долг, отвести такую прекрасную маленькую леди домой. - На его лице вновь появилась улыбка. Я не знаю, была ли эта очередная маска или же нет. Но тогда мне показалось, что он был искренен. Я выдавила улыбку в ответ. Он вздохнул, и присев рядом со мной на колени произнес:
      - Ты прекрасна, Илли! Оставайся всегда такой, и тогда, не смотря на твою смешанную кровь, тебя полюбят! - И вновь упоминание о том, что я полукровка.
      - Да, что такого в том, что я полукровка? - Задала я, наконец, мучащий меня вопрос.
      - Детей смешенной крови не очень любят... - Признался он и, увидев, что я хочу задать еще множество вопросов, произнес:
      - Ты все поймешь потом. Будь сильной! - Вдруг, ведомый каким-то порывом, он обнял меня. А затем ушел...
     
      Почему он тогда не сказал мне, что все будет именно так?! Что, в новой школе, я почувствую себя такой же чужой и одинокой, что и в человеческой. Что буду глотать слезы боли и унижения... А ведь последняя моя школа не вторая и даже не третья - четвертая. На следующий же день, после ухода дяди Эдира меня отослали в учебное заведение для вампиров, а после того, как через год я оттуда все-таки сбежала и, заявилась к отцу, меня отдали в аналогичное, только для демонов. Там, я продержалась не больше чем в школе для вампиров. И тогда, недолго думая меня отправили сюда, в смешанную Академию. Здесь было все также одиноко, так же слышались шепотки за спиной, также я не успевала по урокам. Вот, только, здесь меня не трогали, не поднимали руки... пока не началась война...
      "Завтра приезжают твои родители..." - Неужели заявятся оба? Что-то в это слабо верится. И в честь чего-то хоть приедут?
      Лучше, конечно, что бы приехал па... отец. Отчего-то, я не могу назвать его словом "папа", не поворачивается язык. Для меня, оно родное, детское, ласковое, никак не вяжущееся с вечно пьяным демоном... И кажется, будто назвав его этим мягким словом, я предам воспоминания о таком родном мне человеке...
      Я тяжело вздохнула еще какое-то время, вспоминая свое прошлое, а затем позволила Морфею унести себя в свое царство.
     
      Когда она зашла в палату и взглянула на меня, то вскрикнула, прижав руку ко рту, и тут же побледнела, хотя казалось, дальше уже некуда.
      -Илли! Создатель, что они с тобой сделали?!! - В глазах читался неприкрытый ужас и раскаянье.
      - Неужели, я так ужасно выгляжу, что даже тебя проняло? - Усмехнувшись разбитыми губами, задала я вопрос.
      - Дочка, зачем ты так? Можешь не отвечать, заслужила, знаю. - А она ничуть не изменилась, после нашей последней встречи, такая же молодая, красивая и грустная. Светлые пряди волос выбились из под черной косынки, влажные зеленые глаза, полны отчаянья.
      - Больно? - Наконец, нарушила она молчание, присаживаясь рядом со мной на табурет.
      - Нет... - ловлю ее недоверчивый взгляд и продолжаю, - я боль не чувствую, совсем. Должно быть действие снадобья. - И голос у нее все такой же тихий, чистый, мелодичный. Стройная, хрупкая фигурка, одета в черное платье. А на плечи небрежно накинут плащ, все того же цвета, тонкие руки одеты в бархатные перчатки. Сапожек, не видно, но я уверенна, что и здесь она не изменила этому цвету. Черное, черное, черное... отчего, сегодня она выбрала именно его?! Нехорошее предчувствие кольну в груди.
      - Что случилось? - Произнесла я придушенно, потому что горло вдруг сдавило. Она опустила голову и произнесла еле слышно:
      - Илли... папа умер... - Нет... Нет! НЕТ!!!
      - Скажи, что это не правда?!! Скажи, что ты врешь?!! - Умоляла я ее сквозь слезы. - Чего ты молчишь?!! Скажи!!! - Она продолжала молчать, а по ее щекам стекали слезы. - Это все ты! - Не понимая, что говорю, стала я кидать в нее обвинения. - Это ты предала его любовь и этим его убила!!! Зачем ты вообще согласилась быть с ним, если не испытывала к нему ответные чувства!!!
      - Я его любила Илл, видит Создатель, любила! И.. - ее голос сорвался на рыдание... - до сих пор люблю... - так мы долго еще сидели и оплакивали: она - своего любимого. Я - отца... нет, не так папу, его, родного... Как жаль, что я слишком поздно поняла, что он всегда был для меня папой, именно им и никем другим. А "отец"... за этим словом, я просто прятала свою любовь к нему.
      Она еще долго оправдывалась, пытаясь доказать мне, как она нас обоих любит. Я молчала, не подтверждая, что верю, но и, не отрицая. А потом, мы как-то случайно перешли на воспоминания. Старые, совсем размытые, но такие дорогие...
      Мама уже собиралась уходить, когда я задала вопрос:
      - А когда похороны? - Пытаясь прикинуть, смогу ли я к этому времени подняться самостоятельно с кровати.
      - Они... - ее голос задрожал, - они уже прошли... вчера. Ты пробыла на грани три долгих дня, Илл... и еще пять дней провалялась в бессознательном состоянии. Я бы приехала раньше, но нужно было похоронить Дерина... - тут она в порыве схватила меня за руку:
      - Я чуть с ума не сошла, когда узнала, что и ты при смерти, думала, что потеряла вас обоих! Но Создатель смилостивился и не забрал тебя у меня. - Тут она вновь заплакала. А я, сдерживая слезы, прошептала:
      - Не надо, не плачь, мама... - Последнее слово далось легко, словно только того и ждало, чтобы сорваться с непослушных губ. До этого я старалась ее вообще никак не называть, словно она мне никто, чужой человек.
      Когда уже была ночь, и не одно живое существо не могло услышать, я прошептала:
      - Я люблю тебя, папа...
     

Глава 3

     
      Усилиями Наины через неделю я уже встала на ноги. Синяки и ссадины, правда, остались, да нос и губы все еще были опухшими. Не существует пока лекарств, рассчитанных на полукровок. У меня почти отсутствовала регенерация, а давать в большем количестве зелья, целительница боялась. Моя старая одежда, пусть даже и постиранная, могла сойти, разве что на половую тряпку. Пришлось облачиться в черное платье из тонкого, дорогущего материала, чем-то похожего на бархат. Его привезла мне мама на следующий же день после того, как навестила меня. Черный траурный наряд я одела, скрипя сердцем, переступая через себя. Отчего-то, казалось, что, делая это, я предаю папу. Казалось, стоит мне принять, поверить в то, что отца больше нет, как его действительно не станет. А пока... пока, он есть. Вот, я приеду на каникулы, выскочу из кареты, еще до того как она полностью остановится, подбегу к двери, забарабаню нетерпеливо кулаками по деревянной поверхности, и дверь откроется, а на пороге, лениво улыбаясь, возникнет он... Осмотрит проницательным взглядом, отмечая бледность и худобу, покачает головой и скажет: "Ну, здравствуй, Илли, здравствуй, дочка..." - разумом я понимала, что такого просто не может быть, но сердце, душа, кричали мне об обратном. Надежда... кто сказал, что она свойственна только человеку?
      Отец как-то признался, что он не признает траура, черных одежд, скорби, как он тогда выразился, "на показ". Он всегда говорил, что скорбеть нужно в душе. Мама же считала по-другому. Вчера она почти в приказном тоне объявила мне, какую одежду я должна буду носить все эти три долгих месяца. И пообещала, через пару дней полностью обновить мой гардероб. Удостоверившись, что я пошла на поправку, она вновь стала холодной и чужой, старалась долго не задерживаться, проведывая меня и никогда больше, не давала воли своим чувствам. Я не понимала ее поведения, но молчала, признавая за ней это право... А поддержка... если ей не требуется моя поддержка, если ей так легче, то пусть... а я... я уже привыкла... справлюсь. Я давно уже не маленькая и все проблемы решаю сама. Папа всегда говорил, что я сильная...
     
      Так я и пришла в общежитие. С красочными побоями на лице, в черном платье, лишь подчеркивающем бледность и синяки. И сейчас, прикрыв дверь комнаты, устало прислонилась к ней спиной и медленно сползла на пол.. Как же тяжело... идти и ловить на себе насмешливые взгляды, не опускать голову, когда они бросают громкие, обидные фразы. Похоже, то, что я выжила, еще больше принизило меня в их глазах.
      Заставила себя встать и на подгибающихся ногах, с трудом дойдя до кровати, бухнулась на нее. Не хотелось, чтобы мои соседки по комнате, застали меня вот такой: сломленной, беспомощной, едва сдерживающейся...
      Болела голова, хотелось плакать, а еще хотелось, как раньше взять и убежать... от боли, унижения, от всего, что окружало меня... хотелось убежать в детство... которого не было. Да, смешно звучит, не правда ли? В детство, которого не было...
      Эх, опять я начинаю себя жалеть. А ведь так нельзя!!! Нужно встать, подойти к зеркалу, достать из сумочки косметику, что привезла мне сегодня мама, и попытаться хоть немного скрыть следы недавних побоев. Поднять упрямо голову и отправиться, пусть и с опозданием, на пары. Чтобы они поняли - несмотря на все произошедшее, я не сдалась, не сломалась, им не удалось меня запугать. А нужно ли это действительно? Все и так сегодня прекрасно успели налюбоваться на мое лицо, посмеяться за спиной, бросить неприятные слова в мой адрес. Нужно!!! Потому, что иначе станет еще паршивей. Со сломанными игрушками, жестокие дети обращаются еще хуже. Просто разбирают на части и с интересом рассматривают: из чего они состоят, или же выкидывают, прежде полностью растоптав. Поэтому, надо, Илл, надо, через не могу!!!
      Но вместо этого я скидываю с себя неудобное платье и с головой залезаю под одеяло. Тишина и одиночество... мои верные спутники... хорошо... голова проходит, правда совсем немного... но мне хватает и этого...
     
      С оглушительным хлопаньем открывается дверь и в комнате воцаряется смех и громкие голоса. Мне ненужно даже смотреть, чтобы понять, кто это. Я и так знаю - мои соседки, демоницы... Им как всегда плевать, что я сплю... Обычно я встаю или высовываю голову из-под одеяла, но сегодня мне не хочется никого видеть... вообще.
      - Она, что, спит? - Надо же, Тарривель, даже голос понизила! С чего бы это вдруг?
      - Похоже на то... я тут слышала, хорошо ее на этот раз изрисовали... - Спокойно Илл, ну, подумаешь, говорят о тебе. А чего ты хочешь? Сейчас это тема для разговоров номер один!
      - А я слышала, что... - стук в дверь прервал разговор.
      - Войдите! - крикнула Тейлин. Уж кому-кому, а ей всегда было плевать на всех окружающих. Разумеется, кроме себя любимой.
      - Привет, девочки! Как поживаете? - Я вздрогнула, услышав до боли знакомый голос.
      - Наир! Какими судьбами?! - Судя по голосу это уже Тарривель. Демоница, пока только третьего круга... но будущее ей пророчили великое. Силы у нее было хоть отбавляй, впрочем, как и ума. Не припомню случая, чтобы она выходила проигравшей из очередной игры. Тейлин в противовес подруги была менее способная, но до неприличия красивая. Высокая, тонкая в кости, с явной примесью южных корней, которые проявлялись, в темно-карих глазах и волнистых черных волосах.
      - Все теми же, Тарри, все теми же. Где она? - Я напряглась. В последний раз, когда этому демону от меня что-то требовалось, моя жизнь полностью изменилась...
      - Да вон, спит, кажется... - Бросила Тейлин.
      - А, ну, пусть спит. - В его голосе слышится злорадство. - Тогда вот, передайте ей от мастера Темико огромный привет и задания на завтра. - Я чуть не застонала в голос. Похоже, сегодня все же стоило пойти на пары. Учитель магии хаоса имел жуткий характер, и терпеть меня не мог.
      -Ничего себе списочек! - Подтвердила мои опасения Тарривель.
      -Хех, ну так мастер старался! - Конечно, он старался старый... лучше промолчу...
      Дверь закрылась и в комнате воцарилась тишина.
      - Как думаешь, отдавать - нет?
      - Ну... - протянула Тейлин. Судя поэтому "ну", предупреждать меня о домашке никто не будет.
      Пришлось все-таки вытащить голову из-под одеяла.
      - И что же вам передал Наир? - Сухо произнесла я, делая вид, что меня совершенно не волнует то, как они во все глаза смотрят на мои синяки. - Я вообще-то вопрос задала.
      Они сделали вид, что не слышат и отвернулись. Что ж, придется по-другому.
      - Если вы мне не дадите список, я скажу мастеру Темико, что меня собственно никто не предупредил.
      Те фыркнули, но список не спешили отдавать.
      - Не понимаю, чего вы хотите этим добиться! - Разозлилась я. Мне пришлось встать с кровати. Натягивая легкие брюки и рубаху, единственные вещи, не считая платья, насыщенного черного цвета, я продолжила:
      - Ведь меня все равно не выгонят из этой Академии!!! Ну, я жду! Список.
      - Смотрите, какая борзая! Вот тебя учат-учат, а ты так ничему и не учишься! Неужели мало получила? - Приподняв тонкую бровь, надменно поинтересовалась Тейлин. Я мысленно досчитала до трех, стараясь успокоиться... Спокойно, Илл. Они и раньше запросто могли тебя в порошок стереть, что уж говорить о теперешнем твоем состоянии?! Спокойно!!!
      - Что, значит, не выгонят? - Тарривель, как всегда вычленила самую главную информацию.
      - А то и значит! - Выплюнула я. - Думаете, я по собственной воле нахожусь в этой вашей Академии?! Ага, прям горю желанием!!! - Я разозлилась, притом сильно. Такого со мной раньше не случалось, гнев захлестнул, и я не могла его унять, да и не хотела уже. - Я ненавижу все здесь!!! - В мгновение ока я оказалась рядом с вампиркой и вырвала из ее рук свиток, судя по всему с заданием, со словами:
      - Это мое! - А затем уже оказалась где-то посреди коридора. Раньше я никогда так быстро не двигалась. В полной тишине проследовала в сторону библиотеки. На мгновение я вновь почувствовала себя той Илл, которой была много лет назад. Той, что не боялась ни вампиров, ни демонов... Мой гнев, медленно стал сменяться удивлением, а затем и страхом. Кажется, я только что их всех очень заинтересовала, а это значит... что им вновь захочется поиграть...
     
      Сидя в библиотеке, я, безуспешно пытаясь подготовиться к учебе, и чуть не плакала от досады. Мастер Темико постарался на славу, мне ничего не удавалось понять. Такое ощущение, что написано на другом языке, столько непонятных слов!
      В свитке, что принес Наир, не было ни одной мало-мальски написанной доступным языком книги. Напрягало то, что почерк был незнакомым, круглым, с завитками, и совсем не походил на размашистый и острый мастера Темико. Одно из двух: или писали под диктовку, или Наиру вновь стало скучно...
      При воспоминании об этом демоне в душе снова поднялась волна ненависти. Именно с него все началось. Он превратил мою жизнь в ад, показав всем, как нужно обращаться с такими, как я. Нет, ни он первый поднял на меня руку, нашлись другие... Он первый поиграл...
     
      Все мы когда-нибудь влюбляемся и даже такие как я, полукровки... Хотя, то чувство, что так стремительно накрыло меня, наверное, все же нельзя назвать этим красивым словом. Смесь вампирских чар и симпатии, только и всего. Но это я понимаю сейчас, а тогда...тогда все было иначе...
      Наир... он на четверть человек. Но, несмотря на это, его всегда считали лидером. Красивый? Наверное, все-таки да. Коротко остриженные каштаново - красные волосы, в левом ухе сережка в форме клыка. Зеленые глаза всегда смотрят чуть насмешливо, с губ почти никогда не сходит ироничная улыбка. Высокий, широкоплечий, подтянутый,... смотришь на него и понимаешь - хищник, пусть молодой, совсем еще неопытный, но... это как, когда видишь подросшего котенка северной кошки. Вроде, такой хорошенький, так и хочется с ним поиграть, но стоит только подойти ближе, как он тут же превратится в неуправляемый злобно шипящий комок с острыми, как бритва когтями, и не менее острыми клыками.
     
      - Помощь, нужна? - Вкрадчиво спросил кто-то над ухом. Я вздрогнула. Это же надо так уйти в себя! Я обернулась, стараясь не показывать, какой меня охватил ужас при виде него, моего одногруппника, и коротко ответила:
      - Нет.
      - А чего так? - Зеленые глаза смотрят насмешливо. Он как всегда играет, забавляется - скучно ребенку стало.
      - А того, что я уже закончила. - Ложь соскальзывает с губ легко, вот, только, он прекрасно знает, что это не правда - чувствует.
      - Что ж, - произносит демон "расстроено". - Тогда пойдем, я тебя провожу. Ты, кстати, куда? - Улыбка... вновь на его губах играет та самая улыбка, что заставила меня тогда поверить...
      - Спасибо, я как-нибудь сама. - Произношу и, взяв листок, направляюсь к выходу.
      - Ну, как хочешь, я хотел помочь... - говорит он, пожимая плечами, а затем добавляет, чуть насмешливо:
      - Завтра у нас практика...
      - Спасибо. - Произношу и выхожу.
      - За что? - Кажется, мне удалось сбить его с толку.
     
      Если Наир не врет, а чует мое сердце, это действительно так, завтра я вновь вернусь в больницу, на ставшую уже почти родной, койку. Мда... веселенькая перспектива, ничего не скажешь... Тяжело вздохнув, я побрела по коридору, стараясь обходить, те места, где были наибольшие скопления вампиров и демонов. Очень веселенькая - для них и болезненная для меня... если... только я не смогу подготовиться к уроку, что практически не возможно...
      Так размышляя, я медленно шла в сторону выхода, уж очень мне хотелось подышать свежим воздухом. Считай, полторы недели провалялась в больнице... Стоило мне подойти к входной массивной с позолотой двери, как та неожиданно закрылась... Не поняла... дернула за ручку один, второй, третий раз... все было безуспешно... Тут же память услужливо предоставила мне разговор с ректором, что состоялся вчера вечером. Документы мне отдавать он напрочь отказался, как впрочем, и маме. Она долго кричала, но ничего не могла поделать. Я в это время находилась в приемной и слышала каждое ее слово, ректор знал, что я нахожусь за дверь, но ничего не сказал моей матери. А мне, мне вновь стало больно... Оказывается, я фактически сейчас находилась под опекой Академии, потому что лет пять назад мама отказалась от меня, официально, при большем скоплении народа произнеся слова отказа. А отец, видно чувствуя смерть, передал все права на меня ректору, как я узнала из этого же разговора, приходившемуся мне дядей. Впрочем, родственные чувства не мешали ему безразлично смотреть на меня и пропускать мимо ушей все доводы, по которым я не могла больше учиться в Академии.
      -Сейчас, до своего совершеннолетия, ты моя собственность и как умело распорядиться тобой я решу сам. - Вещь... как мне надоело быть для них вещью! Игрушкой, которую можно пинать, над которой можно издеваться! Чье мнение никого не интересует и чья жизнь не стоит и выеденного яйца... Вчера, после этих слов, я не вспылила, не ушла, громко хлопнув дверь, не стала возражать... Я просто тихо и устало сказала:
      - Тогда я убегу. Вы же знаете, мне это по силам! Лучше просто отпустите. - Он посмотрел на меня так, будто был разочарован моей реакцией, а затем, усмехнувшись, произнес:
      - А вот это, мы еще посмотрим.
     
      Неужели он исполнил свое обещание?! Я еще раз дернула за ручку, но безуспешно. В душе поднималась злость. На мать, что так просто отказалась от своего ребенка и теперь заламывала руки, из-за невозможности ничего изменить, на отца, который оставил меня на попечения этого демона, не ставившего меня ни в одну копейку, на самого ректора, столь рьяно решившего исполнить свои обещания. И, наконец, на себя, за то, что сказала, когда нужно было промолчать...
      Мне так захотелось высказать господину ректору в лицо, все, что я о нем думаю, что, не удержавшись, я направилась к его кабинету.
      - Смотри, идет! - Заставил меня прийти в себя крик одной из демониц. - Ничтожество, впрочем, как и ее отец, опозоривший имя своей семь... - Последнее слова она так и не договорила, потому что я бросилась на нее. Ярость застилала глаза и требовала мщения. Девчонка, посмевшая сказать плохое слово о моем отце, корчилась на полу, безуспешно пытаясь поймать ртом воздух, когда мои руки все сильнее и сильнее сжимались на ее горле. Когда она уже почти не сопротивлялась, я разжала пальцы, хотя соблазн был велик, и прошипела ей прямо в лицо:
      -Ты и пальца его не стоишь, ничтожество! И запомни, впредь я не буду такой доброй. - А затем встала и, оглядев всех безумным взглядом потемневших от ярости глаз, направилась дальше по коридору.
      - Ничего себе она разозлилась, даже боевую форму приняла! - Кто-то ахнул, притом, кажется завистливо, это вымораживало, я чуть приглушенно рыкнула, но заставила себя следовать своей дорогой. - А ведь когда ее били, даже когти не смогла вытащить!
      - Так думать нужно головой, прежде чем такое говорить! У нее отец недавно умер...
      При последних словах я, уже готовая разорвать их в клочья, вздрогнула, отвернулась и, сгорбившись, медленно побрела дальше по коридору, а по щеке медленно скользнула одинокая слеза. Я вытерла ее ладонью, сделав вид, что тру щеку и больше не позволила боли проступать на моем лице и выставлять напоказ мое горе...
     
      Какое-то время я просто бродила по коридорам школы, а затем, все же решила зайти к ректору. Но злобная секретарша, демоница, а правильней будет сказать мегера в очках, попросту отказалась меня пускать, при этом так посмотрев, что все мои возражения увяли на корню. Вот, для кого я точно не была игрушкой, лишь ничтожеством, пустым местом, на которое не стоит даже тратить времени. Что ж, мне никогда ничего легко не доставалось, попробуем обойти заклинание, наложенное моим дорогим дядюшкой, но это потом, а пока, пока нужно готовиться к практике...
      И вновь мой путь лежит в библиотеку, я надеюсь, что Наира там нет, я на это очень надеюсь... приоткрыв дверь, заглянула в щелку, пытаясь понять, кто сейчас находится в помещении. Кажется, никого кроме Архивариуса, невысокого, тщедушного седоволосого старика с плохим слухом и мерзким характером. Возблагодарив Создателя, я быстро проскользнула в библиотеку и с головой ушла в поиск нужных мне книг. Ни тех, что мне необходимо было прочитать, а других, написанных более понятным языком. Я настолько увлеклась, что не заметила, как в библиотеке прибавилось народу. Поняла это только тогда, когда с ним, народом, чуть не столкнулась.
      - Простите... - на всякий случай пробормотала я и, не поднимая головы, прошмыгнула мимо группы вампиров и демонов.
      - Ничего... - услышала я в ответ рассеянный ответ и чуть не уронила стопку книг. Это были они! Те самые старшеклассники, с которыми у меня состоялась совсем недавно встреча. Это были их голоса. Узнали, нет? Я постаралась незаметно оглянуться, но мне это не удалось. Один темноволосый вампир поймал мой взгляд и кивнул, приветствуя. Я настолько опешила, что ответила, а затем, поспешила оказаться как можно дальше от этой компании. Архивариус будто издеваясь, не спешил записывать книги в мою ученическую карточку, то и дело, дотошно уточняя в каком разделе, я взяла ту или иную книгу. Чувствуя, что за мной наблюдает вся компания, я нервничала и поэтому отвечала ему чуть отрывисто. Из-за чего он становился еще дотошней. Когда все книги были записаны, я уже была готова рычать. Но стоило только Архивариусу кивком головы дать понять, что я могу идти, как меня уже не было в библиотеке.
     
      Отступление второе. Новая игра.
     
      Аристэн
      Я проводил полукровку заинтересованным взглядом и вынес, в ее случае, наверное, приговор:
      -Забавная девчонка. - Они, кажется, ожидали каких угодно слов, но только не этих. Что ж, я привык всех удивлять, мне не в первой. - Так ты, говоришь, Сэт, - обратился я к другу. - Что вызвал меня сегодня с совета девятого круга, чтобы я мог взглянуть на вашу с Леей протеже, что хочешь, чтобы она заняла одно из мест в высшем круге. Может, просветишь, какое? - Вампир кивнул и улыбнулся:
      - Конечно, Рэмирон, именно для этого мы все здесь и собрались, не правда ли?
      - Так, на чье место ты ее рекомендуешь? - Все также настойчиво произнес я, не понравилась мне его напускная веселость. - На место Лейи, свое или может быть... - Своего наследника я уже выбрал давно, но все же, стоило спросить... - мое?
      - Я имею ввиду, первое место. - Ох! И чем его так эта девчонка зацепила?!
      - Прости, брат, но об этом не может быть и речи, я определился с кандидатурой еще полгода назад.
      - И не сообщил?! - Ахнул Сэт, мне стало стыдно, и я попытался оправдаться:
      - Я ждал подходящего момента.
      - Ты должен был согласовать со всеми нами свое решение. Как это сделал я.
      - Успокойся, я именно это сейчас и делаю. - Он бросил на меня злой взгляд, а затем спросил:
      - Кто?
      - Некий Наир Теоденис, - увидев, как побелели лица вампиров и демонов, я удивленно произнес:
      - Знакомы?
      - Видели, - сухо ответил за всех Сэт. - Играет неплохо, но согласись, не потянет. При нем вся школа тут же сцепится между собой. Он хоть и на четверть человек, но не признает полукровок. Тебе ли этого не знать? Да и к вампирам он относится больше пренебрежительно чем...
      - Я знаю... - улыбнулся я.
      - Но тогда зачем? - Удивился мой друг. Все остальные старались не лезть в разговор, даже Лейя сегодня была крайне молчалива, похоже ей не нравились обе наши игры.
      - Видишь ли, брат, когда меня чуть ли не силой заставили войти в это наш совет, я поклялся отомстить и... - Лейя прыснула, я перевел на нее озадаченный взгляд:
      - Ты чего?
      - Какие вы оба мстительные, оказывается! - Воскликнула она, а затем, опять засмеялась. Я могу предложить вам обоим игру получше. Мы, действительно, возьмем этих двух, но Наиру достанется, увы, лишь второе место. Не спорьте, не нужно! Это будет та еще игра! Потому что эти двое терпеть друг друга не могут. - Два голоса против одного, кажется, я проигрываю, наша сестра выбрала.
      - Да она же полукровка, Лей, слабая полукровка! Ее же просто задавят! Она слабая, не потянет. - Попытался я образумить ее. Вампирка загадочно улыбнулась, а затем произнесла:
      - Я сначала тоже так подумала. Но ты знаешь, когда она сцепилась с Сэтем, была поражена! Поверь, поставив на нее мы выиграем, кроме того это буде красивая игра. Ну как, мне удалось тебе переубедить?
      Я усмехнулся, а затем, кивнул. Осталось только убедить ректора, но с этим справиться и Сэт.
     
      Странно, но они не последовали за мной... не стали останавливать, чтобы поиздеваться. Если бы не любопытные взгляды, которыми они провожали меня, я бы подумала, что им все равно. А так... кажется, у них своя игра, и они попросту еще не решили какое место отведут в ней мне.
      Игры... игры старшеклассников, всегда были страшней... Они медленно, продуманно ломали, наслаждаясь каждым моментом боли своей игрушки. Более взрослые умеющие делать из своих игр настоящие сюжеты, старшеклассники были опасными противниками... И мне, на вряд ли удастся отвертеться от отведенной мне роли. Я могу лишь попытаться выжить, остаться прежней, не сломаться.
      Тряхнула головой и отправилась в свою комнату. Я сделаю все возможное, чтобы стать, пусть не победителем, но достойным противником. Ну, а пока, необходимо выжить на завтрашней паре, а для этого нужно просто напросто выучить за ночь все эти книги. Я посмотрела на объемную стопку, которую еле удерживала в своих руках и которая доставала мне до носа... М-да... та еще перспектива, но надо, тут ничего не поделаешь...
      В узком коридоре общежития было не протолкнуться, похоже, вновь что-то задумали... ладно, Илл, это тебя не касается. Попыталась прошмыгнуть мимо них. Но кто-то подставил подножку, и я полетела на пол, не выпуская из рук стопки книг. Впрочем, она все равно разлетелась, уж больно была большой. Я поднялась, под их ухмыляющимися взглядами и стала собирать книги. Болело колено, медленно, пропитывала ткань кровь, кажется, я его снова разбила. Но не это меня волновало. На мраморном полу, лежала, полураскрытая, потрепанная книга. Пара страниц из нее выпало, и сейчас они немым укором лежали рядом с ней. Я похолодела. Такого Архивариус мне не простит никогда. Он слишком любит и ценит книги, а эта еще и очень древняя... Я пропала! Больше ни одной книги он мне не даст, да еще и выгонит из своей библиотеки. Что же делать?! Все это проносилась у меня в голове, когда я поднимала книги и страницы. Не хватало, одного листка, не хватало! Я огляделась и увидела его. Он лежал у самых ног одного из вампиров. Тяжело вздохнула и направилась в его сторону. Все с интересом наблюдали за мной. Со мной снова играли... Подошла, совсем близко, а затем, наклонившись, протянула руку к листку и потянула на себя, но чья-то обутая в черный сапог, с серебряными бляшками нога, наступила на него. В тишине раздался звук рвущейся бумаги. Я тут же отпустила. И подняла голову:
      - Ногу убери! - Почти прошипела я.
      - Э, нет! Так не пойдет, ты с начала на колени встань, попроси, тогда и уберу, и, может, даже позволю тебе его забрать. Ну, я жду! - Кто-то не выдержал и заржал. Я не стала искать, кто это был. Просто поднялась на ноги, упрямо вытянула подбородок и произнесла:
      -Нет!
      Его глаза приняли форму круга и с секунду неверяще смотрели на меня, а затем сузились от гнева:
      - Ах, значит, нет?! Ты так ничему и не научилась. У каждой твари есть свое место, что ж, придется и мне еще раз преподать тебе урок! Но для начала... - он усмехнулся и материализовал из под ноги листок себе прямо в руки. Мне такое было не под силу... - но для начала, я покажу, почему нужно было последовать моему приказу. - Выпавшая страница вспыхнула в его руках. Не причиняя ему вреда, но сжигая листок до пепла. Я закусила губу и бросилась на него, пытаясь спасти хоть часть, но меня откинуло назад заклинанием. В отличие от старшеклассников, этот отдельный вампир, не считал позорным применять против меня магию...
      - Не сейчас, я еще не закончил... - листок в его руке, вспыхнул и осыпался пеплом. - А вот теперь, продолжим... - на его губах заиграла безумная улыбка маньяка. Я только сейчас поняла, что они перекрыли коридор, создав своеобразную арену. Убежать не получится... Что ж, я постараюсь сделать так, чтобы эту игру он запомнил надолго. Вампир не стал ждать, когда я поднимусь, он быстро оказался рядом и стал наносить удары, я уворачивалась, но мне не всегда это удавалось.
      Он остановился и с каким-то не понятным выражением разглядывал меня, а затем произнес:
      - Я пощажу тебя, если ты встанешь на колени и попросишь меня об этом, признавая, что ты ничтожная тварь, рожденная у ничтожных родителей. - Это было его ошибкой, он дал мне время придти в себя, а после сказанных слов, глаза застлила красная пелена, это был даже не гнев, во мне поднялась, всепоглощающая ненависть. Я бросилась на него, раздирая неожиданно выросшими когтями его лицо. Вампир закричал от боли, но мне было все равно. Я хотела... хотела отомстить... Ему одному, за них всех.
      Они не сразу поняли, что ему нужна помощь, но когда это произошло, бросились на меня. Я оглянулась и зарычала, на секунду они замешкали, но, затем, набросились на меня всем скопом. Скидывая меня с вампира, пиная ногами. Я вертелась, из-за всех сил стараясь избежать ударов и побольнее дать им в отместку. Но все было бессмысленно - их было слишком много для меня одной. И тогда я решила захватить с собой одного из них, того самого, с расцарапанным лицом. Они попытались меня оттеснить от вампира, но было поздно, мои руки уже сжимали его горло, не смотря на побои, валившиеся со всех сторон. И вдруг все прекратилось. Только хрип вампира и мои пальцы на его горле. Чьи-то руки легли на мои плечи, пытаясь отодрать:
      - Все, опусти его, Илл. - Голос был знакомым, словно я его когда-то слышала. - Я обещаю, все будет хорошо. Ты прошла испытание... - Я оглянулась... Темные волосы, карие глаза... и отпустила руки, чтобы тут же из-за всех сил залепить ему пощечину, распарывая его лицо острыми когтями, а затем, скрыться...
     
      Отступление третье. Решающее.
     
      -Думаю, вы достаточно увидели, Господин Ректор? - задал вопрос Сэтеран.
      Мужчина с сомнением посмотрел на картину, под названием "избиение младенца". Его племянница вертелась волчком. Но уже было понятно, что она не сможет им противостоять. Их слишком много, а она пусть и стала сильнее, еще не обучена. Странно, но он не испытывал к девочке жалость, что еще недавно он чувствовал глядя на нее. Наоборот, это была... скорее гордость... Да, именно так - она. Он никогда не сможет забыть, когда этот самый вампир влетел в его кабинет и потащил его в больничное крыло, где лежала Илл, сломанная, но несломленная, маленькая фигурка. Нет, в нем не проснулись родственные чувства, он не ощутил себя виноватым, совсем нет... все осталась как прежде, в глубине сердца тлела затаенная ненависть, на ее мать и на нее, на них обоих, заставивших его брата, отвернуться от семьи. Вот, только, тогда, в больничном крыле, появилось и другое чувство - жалость... Отчего-то он проникся к этому маленькому искалеченному существу жалостью. И теперь оно пропало, уступив места гордости...
      - Да, - наконец кивнул ректор.
      - Каково же будет ваше решение? Вы примите наше предложение? - Он еще раз посмотрел на племянницу.
      - Это будет хороша игра, господин ректор. Уверяю вас! Ну, так как? - Сейчас он решал ее жизнь, жизнь своей единственной племянницы. Одно его слово отделяло ее от еще худшей жизни. Сэтеран уже начал сомневаться, что ректор согласится, но тот выдохнул:
      -Да. - А сам он подумал: "В конце концов, вампир прав - это будет хорошая игра"
      Стоило ему произнести это слово, ставшее приговором для девочки, как один из вампиров, метнулся в сторону этой самой картины. Останавливая... Иллистин... кто бы мог подумать! Она почти убила вампира!
      Когда племянница скрылась, под ошарашенными взглядами, всех находившихся в коридоре, ректор задумчиво произнес:
      - Что ж, игра началась.
     

Глава 4

     
      Я ворвалась в комнату. В ней как всегда собрались на посиделки демоны и вампиры - друзья и знакомые моих соседок по комнате. Они все удивленно и даже пораженно взирали на меня. А мне... мне хотелось тишины и покоя. Недостижимая мечта, всех трех лет моего обитания в этой комнате.
      - Убирайтесь! - Рыкнула я, мысленно прокручивая в голове его слова: "Я обещаю, все будет хорошо. Ты прошла испытание..." - Испытания, значит... Как же они меня все достали! - В голос произнесла я и обвела взглядом комнату:
      - Вы еще здесь?! Я, кажется, сказала - прочь!!!
      - А не слишком ли ты много хочешь? - Хрипло, сказала Тарривель, судя по всему, даже не собирающаяся подниматься.
      - С чего это вдруг? - Поддержала ее Тейлин.
      - А с того, что или вы сейчас же убираетесь все отсюда, или я вас вышвырну!!!
      - Мы еще посмотрим кто кого! - Поднялся один из вампиров. Кажется, друг Тейлин. Я усмехнулась, принимая вызов, страха не было, только всепоглощающий гнев и эта фраза в голове.
      - Стой! - Вдруг остановила его Тарривель, все это время, продолжавшая вглядываться мне в глаза. Вампир, лишь отмахнулся. - Сэн, она на грани!!! Пошлите быстро отсюда!
      - Да, чего ее бояться?! - Я рыкнула, слушать дальше мне не захотелось, быстро оказавшись рядом с вампиром, я схватила его за рубашку и швыранула в сторону двери. И откуда, только силы взялись?!
      - Кто следующий?
      - Вот, что будет. - Спокойно констатировала демоница и скорым шагом направилась к выходу - Все марш отсюда! В ней сейчас играет кровь обоих родителей, и она настолько зла, что способна на убийство. - Я в подтверждения ее слов, хищно оскалилась:
      - Если через пять секунд это комната не опустеет, вы об этом очень сильно пожалеете!
      - Неужели мы с ней не справимся? - Спросил кто-то.
      - Говорю же - она на грани. Пошли отсюда все! Это не приказ - это совет! - И сама демоница действительно последовала своему совету. За ней повалили все остальные, ну почти...
      Кирин, одна из демониц, на секунду задержалась и прошипела:
      - Ты еще пожалеешь! - За свои слова она была взята за шкирку и вышвырнута за дверь.
      Но стоило комнате опустеть, мой гнев стал медленно гаснуть, а до меня дошло, что я только что сделала. Да что же это такое! Что со мной?! Я за этот день дралась больше чем за всю свою жизнь! Липкий страх охватил мою душу. Я боялась, потому что не понимала, что со мной происходит, и что они сделают, когда я завтра приду на урок, а может и раньше. Слезы заскользили по щекам.
      В дверь постучались.
      - Эй, Иллистин, нам можно войти? - Тарривель приоткрыла дверь и заглянула. При виде демоницы вновь стал подниматься гнев.
      - Нет!!! Уходи!!! - Закричала я сквозь слезы. - Иначе я за себя не отвечаю!!! - Это была не ложь. Я действительно, не могла дать гарантий, что смогу сдержаться и не наброситься на нее. Дверь тут же поспешно закрылась, что бы через пять минут вновь открыться.
      К тому моменту я сумела уже взять себя в руки и спокойно лежала на кровати.
      - Ну, что, спит? - Прошептала Тейлин.
      - Кажется, нет. Иллистин... - позвала она.
      - Чего? - чуть отрывисто спросила я.
      - Вот, выпей, это поможет взять под контроль свои сущности. - Она поставила рядом со мной стакан с какой-то жидкостью.
      - Ты действительно думаешь, что я настолько глупа? - Хмыкнула я. - Знаешь, два раза наступать на одни и те же грабли - это уже слишком. Даже для меня!
      Года два назад, они решили надо мной подшутить и угостили, кажется тортиком, я три месяца не могла применять магию. Обращаясь к ней я не чувствовала привычной волны тепла, что всегда проходит по телу, ничего. Это было ужасно! На парах меня обругал учитель и, написав список литературы, отправил заниматься отдельно. А они все смеялись...
      - Это действительно поможет. - Я усмехнулась.
      - Ну, хочешь, я поклянусь?
      - Хочу. - Произнесла я. А почему бы и нет?
      - Хорошо. Я клянусь, что это снадобье помогает контролировать свою сущность, и ни каких других действий не имеет: ни хороших, не плохих. - После сказанных Тарривель слов, ее руку обвила красная змейка-ленточка. А теперь, пей.
      - Зачем тебе это? - Меня обуревали три чувства: удивление, любопытство и ненависть.
      - Я сегодня хочу уснуть в своей комнате. А в таком состояние, ты нас можешь ночью прибить ненароком. Пей! А то у тебя опять глаза красными становятся! - Я взяла стакан и залпом выпила, стараясь загасить поднимающуюся внутри ярость. На вкус зелье оказалось горьким и чуть вязало язык. Но по сравнению со снадобьями, которыми меня частенько потчевали в больничном крыле - это, можно было назвать нектаром.
      - Я, пожалуй, пойду. - Пискнула Тарривель и поспешно вышла из комнаты, видимо, что бы дать мне успокоиться.
      Я вздохнула и попыталась сосредоточиться на чем-то хорошем. Но лишь черные вороны-мысли, кружили в моей голове, принося еще большую боль. А ненависть, она отступала, по телу вновь прошла волна превращений. Кажется, я вновь стала собой. Закрыла глаза, стараясь уйти в мир грез от всех проблем, предательства, боли... от их игр...
     
      Отчего-то шепот будит куда сильнее, чем сказанное в полный голос. Он раздражает, цепляет, заставляет насторожиться. А может, это случается только со мной, потому что я не привыкла, что кто-то старается вести себя тихо... и поэтому, меня это настораживает. Как, например, сейчас. Обычно, когда мои соседки понижали голос, то продумывали какой-то план, заключавшейся в очередном издевательстве надо мной. Наверное, именно поэтому я и проснулась.
      - Она спит? - Вновь Тейлин.
      - Кажется, да. - А это Тарривель, все так же тихо.
      - Ну, все, сейчас она у меня получит! - Пообещала Тейлин. Я напряглась.
      - Тей, оставь ее в покое. Я, конечно, дала ей зелье, но оно может и не подействовать. А в случае если она на тебя набросится, я не буду тебе помогать. Это будет ее право, а я играю только честно.
      - Вот и не вмешивайся! - Я услышала рядом с собой шаги и раскрыла глаза. Тейлин, заглянув в них, вздрогнула и поспешно отошла, а я свернулась клубком и вновь заснула. На краю сознания услышав:
      - Тарри, у нее глаза горят красным...
      - А я тебе говорила...
     
      Утро... утро началось у меня ближе к обеду. Удивительно, но я не слышала, как собирались мои соседки. Неужели так вымоталась или же это они в кои-то веки вели себя тихо?! Впрочем, какая разница? Я проспала!!! Но на оставшиеся пары придется пойти. Мастер Темико не простит мне еще одного прогула.
      Враки, что девушки не могут быстро собираться. Или это я, какая-то не правильная девушка? Мне удалось уложиться в десять минут. Вчерашняя моя одежда требовала... да ничего она уже не требовала, разве только покоя... Коей я, скрипя сердцем, ей и предоставила. Больше никакой одежды черного цвета в моем гардеробе не было, если не считать того неудобного платья. Одевать его, конечно, было сверх неразумно, но необходимо. Пару секунд простояла перед зеркалом, любуясь синяками и царапинами на лице, бледностью, которую только подчеркивал мой наряд... Мда... красота... неписанная... Огляделась в поисках косметички, что привезла мне мама, но не нашла - она как сквозь землю провалилась! Конечно, пропасть сама она не могла, из чего выходило, что этому кто-то поспособствовал. Что, ж придется идти так... "Все равно ни одна пудра не скрыла бы все синяки, а царапины - тем более..." - попыталась успокоить я себя. - "Да и успели все вчера ими налюбоваться..." Глянула на часы, времени прошло совсем немного... Если поспешу, то до пары могу успеть в столовую. Хотя, после вчерашних событий мест скопления народа, мне лучше избегать. Да и нога болит... все-таки хорошо я вчера разбила колено, качественно, так!
      "Итак, сегодня у меня ожидается тяжелый день." - Подумала я. А когда было иначе? Хотя, наверное, было. Нужно только поискать в памяти, очень хорошо поискать, глядишь, и найдется такой денек. Сегодня мне предстоит побывать на практике у мастера Темико, а затем отправиться к Архивариусу и объяснить ему, что теперь у меня нет ни одной книги. Вчера, обуреваемая гневом, я попросту, забыла про них. Они, видимо так и остались лежать на полу, в коридоре, пока их не разобрали или, что еще хуже не сожгли.
      Захлопнула дверь и медленно побрела на пару. Один поворот отделял меня от того места, где вчера меня накрыла ярость... В душе зажегся слабый огонек надежды, может они не тронули книги, может, все еще обойдется...
      - Пожалуйста, Создатель, услышь мои молитвы, прошу!!! - Зашептала я. Но он, как всегда был глух к моим мольбам... Тихий стон вырвался из моей груди, когда я увидела открывшуюся передо мной картину...
      Я почти угадала! Но моя проницательность меня не радовала. Они отмстили мне, причем очень жестоко. По всему коридору валялись порванные кусочки бумаги, некогда являвшиеся страницами книг. Ну, за что их? Лучше бы они избили меня!!! "Хотя... если судить справедливо" - это более изощренная месть... - Подумала я.
      Кажется, на практику придется опоздать или вообще не пойти. Я вздохнула и, с третьей попытки создав ветерок, погнала клочки бумаги в одно место. К тому времени, как все было собранно в сумку для тетрадей и учебников, давно уже прозвенел звонок. Мысленно попрощавшись с намереньем пойти на пару, я отправилась обратно в комнату. Необходимо было, хотя бы попробовать собрать их в единое целое. Может, еще получиться их восстановить... Да, глупая надежда, но вдруг...
      Мастер Темико выбрал самое лучшее время, что бы вывернуть из-за поворота и столкнуться со мной почти нос к носу:
      - Иллистин Ньери, вы, почему еще не в аудитории? - Задал он мне вопрос.
      - Я... я... Здравствуйте мастер Темико! - Я постаралась выдавить улыбку, но на него это не произвело никого действия. - Дело в том, что я как раз собиралась на вашу пару.
      - Аудитория вообще-то в другой стороне. - Холодно произнес вампир. Что ж, я бы тоже не поверила.
      - Я знаю. Просто мне необходимо было заглянуть в свою комнату, прежде чем... - Но он, уже не слушая моих оправданий, пошел дальше, бросив мне:
      - Нет времени, звонок давно прозвенел. И или вы идете сейчас вместе со мной на пару, или можете вообще больше на них не появляться! - Мне едва удалось прикусить вовремя язык, на который так и просились слова о том, что я почту это за счастье. Но я заставила себя кивнуть и поплестись за ним. К чему, лишнее проблемы - он и так меня ненавидит! Тем более, если я буду пропускать пары, мне очень не поздоровиться, как некогда намекнул мне мой дорогой дядюшка...
      А ведь я так и не успела прочитать ни одной книги! Что же теперь делать?! Судя по улыбке подаренной мне Наиром, в этот раз будет что-то особенное...
      - Иллистн Ньери, вы меня слушаете? - Обманчиво мягко спросил преподаватель.
      - Простите, я задумалась... - выныривая из своих мыслей, произнесла я покаянно.
      - Я спросил, читали ли вы что-то из того списка, что вам передал Наир? - Сглотнула комок, неожиданно появившийся в горле, и ответила:
      - Нет. - Знаю, можно было соврать, но я никогда не умела и не любила этого делать.
      - Могу я узнать почему?
      - Не успела. - И это тоже была правда. Вопрос только, поверит ли он мне?
      - Как же вы теперь будите на практике? - Он, что, издевается? Как всегда буду стараться выжить, прислушиваясь к заклинаниям, произнесенным одноклассниками. - Или вы думаете, что все будет просто?
      - Нет, не думаю... - "но надеюсь" - добавила я про себя.
      Он резко остановился и, взяв меня за подбородок, заглянул мне в глаза. Мастер Темико всегда пугал меня больше всех остальных преподавателей. Некогда темные, а теперь почти седые волосы, строгие черты лица, складка морщин на лбу, вечно прицельно смотрящие, карие глаза, прямой нос, впалые щеки, тонкие губы. Высокий... я ему даже по плечо не достаю. Широкоплечий, кисти рук тонкие, с длинными пальцами. Когда он на меня смотрел, я часто замечала, что они у него начинают сжиматься. Мне всегда казалось, что в этот момент он представляет, как меня душит.
      "Зачем он это сделал? Что хочет увидеть?" - Задавала я эти вопросы себе, пока он долго искал что-то в моих глазах.
      Я боялась, что в моем взгляде он прочитает страх, но все равно упрямо, не мигая, смотрела в ответ. Это продолжалось, пока я все же не выдержала и первая не отвела взгляд. Вампир хмыкнул, но подбородок отпустил и, ни сказав не слова, пошел дальше. Я поспешила за ним. Понять нашел он то, что искал или нет, по его лицу было невозможно. Уже у самой двери мастер Темико остановился и задумчиво произнес:
      - Говорят, вы научились принимать боевую форму...
      - Я не научилась. - Тихо призналась я, но он будто не слыша, продолжил:
      - Что ж, сменить ипостась - это единственный шанс для вас выжить сегодня. - С этими словами он открыл дверь в аудиторию и приостановился, пропуская меня вперед.
      Одноклассники встретили меня злобными и многообещающими взглядами. Но я, вместо того, чтобы, как обычно прошмыгнуть быстро на свое место, отчего-то высоко подняла голову и медленно прошествовала к нему. Кому, что я хотела доказать подобным поведением? Зачем? Им же все равно. Они лишь посмеются над моим видом, ну и может быть, потом припомнят, да, конечно же, припомнят. "Зато мне не все равно." - Пришла мысль. И это действительно было именно так. Я не хотела быть слабой, мне надоело! Вот, только, выход ли то, что я делаю? Нет, они лишь с еще большим наслаждением будут издеваться надо мной, с большей жестокостью избивать! Но и смириться с подобной участью, принять как данное - это не выход. Я никогда... никогда не смогу этого сделать... Ради памяти отца, хоть и вечно холодной, но такой любимой матери, ради родительской пусть и несчастной, но любви... ради одного вампира, который не пожалел своего времени, не отвернулся, подал когда-то руку помощи никчемной полукровке, ради его слов... Я буду сильно, дядя Эдир, буду!!! Чтобы мне это не стоило!!! Я... постараюсь!
      - Итак, класс, - начал мастер Темико, стоило мне сесть на свое место, - на прошлой лекции мы проходили Исирийский ритуал призыва Шерха. Сегодня на практике вам необходимо будет призвать Шерха и с помощью магии хаоса, заставить его подчиниться вам.
      Сказать, что мне стало "хорошо" после его слов - это ничего не сказать. О Шерхах я знала мало, но и те крупинки знаний, что я смогла вытащить из памяти, говорили мне о том, что пара ждет меня запоминающаяся, а может быть даже последняя...
      В школе летальные исходы случались, пусть и не часто. Если ученик был невысокого происхождения, а его родители, совсем не принимали участие в его жизни, то частенько преподаватели закрывали глаза, на то, что тот или иной ритуал мог привести к гибели школьника. Так всегда было и со мной...так, было сейчас. Мастер Темико прекрасно знает, что все, что я сказала правда, что мне незачем ему лгать. У него есть право отослать меня с пары. Но он этого не делает, хоть и понимает, что на практике я не продержусь против твари хаоса, ни минуты.
      - Я называю имя. Вы выходите и демонстрируете мне свои способности. Итак, первой у нас пойдет... Иллистин Ньери! - Я вздрогнула и на негнущихся ногах прошла в центр аудитории, где уже была высечена пентаграмма призыва. Мне необходимо было произнести только слова... - Я оглянулась на преподавателя. Мастер Темико безразлично скользнул по мне взглядом и, скучающим голосом, произнес:
      - Иллистин Ньери, вы собираетесь демонстрировать нам свои умения или мне вновь ставить вам неуд? - По всему классу прошли злорадные смешки, я сжала зубы и кивнула... Итак, мне необходимо вызвать Шерха, тварь хаоса пятого круга. Слова призыва всегда были одни и те же. Я их знала, и иногда у меня даже получалось вызвать кого-нибудь, но подчинить... Эта магия мне никогда не давалась, она была противна всему моему существу...
      - Иллистин Ньери, если вы не знаете, что делать, так нечего занимать время. - Я вздохнула и зашептала слова, вливая силу в пентаграмму... Стараясь не думать, что буду делать дальше...
     
      С последним произнесенным словом, пентаграмма вспыхнула, а через минуту заклубился дым и в ее центре, возник мужчина, таким, каким я его знала, карие глаза блестят, прямой нос, тонкие губы, упрямый подбородок, такой же, как и у меня. Передо мной возник мой отец... Я вздрогнула и отступила на шаг, потому что такого не может быть. "Это не он", - сказала я себе. - "Ради Создателя, Илл! Подумай, каким образом он может оказаться здесь?! Он же умер..."
      А может, все таки... "Нет, Илл!!!"
      Шерх это был или нет, но он нашел мою слабую сторону и безжалостно бил по ней. Он вышел за черту пентаграммы, совершено, не обращая внимания, на ограждающие заклинания.
      - Ну, здравствуй, Илл... - Его голос был спокоен, но именно это спокойствие и пугало. - Что, не хочешь даже обнять своего отца? - Он усмехнулся, а затем просто пошел ко мне, на секунду на его лице вновь промелькнула улыбка, та самая, ленивая. И я поверила, что он жив. Потому что очень хотелось, чтобы это было именно так. Очень хотелось...
      Я стояла, не решаясь даже сделать шаг ни к нему, не от него, пока он шел ко мне. Вот, нас разделают пять шагов, четыре, три... Он подошел почти вплотную. А затем обнял и прошептал:
      - Здраствуй Илли, здравствуй, дочка! Я по тебе скучал. - Уткнувшись ему в грудь носом, прошептала:
      - Я думала, что ты умер...
      - Я умер. - Подтвердил он мои слова и, схватив меня за ворот платья, приподнял, заставляя взглянуть ему в глаза - в них плескалась ненависть и удовлетворение, он наслаждался моей болью - а, затем швырнул прочь. Я отлетела в сторону. Физическая и душевная боль, одновременно накинулись на меня.
      - Я все ждал, - продолжал отец, вновь подходя ко мне, - когда ты добьешься хоть чего-то, станешь достойной носить мое имя. Но ты так и осталась ничтожеством! Поэтому я решил придти сам и уничтожить ту, кому я дал жизнь, пока она вконец не опозорила свою семью.
      - Я... старалась, папа... я... - приподнялась, стирая ладонью с лица слезы пополам с кровью.
      - Лжешь! - Он подошел, а затем замахнулся. Я не сделала попытки избежать удара, просто сжалась... горячая пощечина обожгла щеку.
      - Нет, я не... - Но он не слушал, продолжая наносить удары, то и дело произнося:
      - Как же я тебя ненавижу!!! Ты - ошибка, поломавшая всю мою жизнь! - Голос звенел от ненависти. Если вначале я мысленно кричала: "Папа, за что ты так?" То потом, приняла все то, что он говорил: я - ничтожество, я - недостойна, я - позор семьи...
      - Иллистин, боевая форма, немедленно! - донесся до меня, голос преподавателя, будто издалека.
      Но я его уже не слушала, я лишь соглашалась со сказанными им словами... И сжималась от боли когда он наносил удары ногами.
      - ИЛЛИСТИН, СЕЙЧАС ЖЕ!! Слышите меня?! Это не ваш отец! Да очнитесь же Вы!!! - Мастер Темико не будет врать... Я вздрогнула и посмотрела в глаза папы, они были чужими... Кажется, я вновь попалась на удочку тварей хаоса. Попыталась сменить ипостась... но не получилось... Я все пыталась, пока он не схватил меня за горло. А, затем, вновь заговорил:
      - Она не может, правда, Илл! - Его голос сочился издевкой. - Потому что она ни на что не способна. Она - никто и никогда не будет... - Дальше я уже не слышала, в глазах потемнело от нехватки кислорода.
      Вдруг, его руки разжались, и я упала на пол, судорожно хватая ртом воздух.
      Передо мной склонился преподаватель, что бы почти сразу сказать:
      - Жива, - и схватив меня за плечи, приподнять и прошипеть мне в лицо:
      - Вы хоть понимаете, что только что чуть не умерли?!
      - Да... - хрипло просипела я, кажется, разговаривать нормально, в ближайшее время я не смогу.
      -Неужели, так трудно было понять, что перед вами Шерх?! - он был зол, очень!
      - Да... Я вам сразу сказала, что я ничего не знаю...
      - Но об их обмане-то вам должно было быть известно, хоть что-то!!! Любой ребенок знает, кто такой Шерх!!!
      - Я не знала! Я же Вам сказала!!! Все что мне известно, сводится к тому, что с ними опасно встречаться.
      - Каждый здравомыслящий родитель, всегда рассказывает своим детям о них.
      - Мне не рассказывали.
      - Какие знания, такие и родители! - Хмыкнул он.
      - Не смейте! Не смейте, слышите, говорить что-то плохое о моих родителях... - Эти слова я уже шептала, но он их прекрасно услышал. Он хотел еще что-то сказать, но я его опередила:
      - Пожалуйста, отпустите меня, мне больно. - Все так же тихо просипела я.
      - Что?!
      - Мне больно, отпустите, меня...
      - Вам бо... Нет, вы слышите, ей больно?! Вы хоть понимаете, Иллистин, что чуть не впустили в наш мир еще одну жестокую тварь?!
      - Одной больше, - я обвела взглядом своих одноклассников, злорадно улыбавшихся мне, остановила взгляд на преподавателе - одной меньше. Что это изменит? - Он отпустил меня, пораженно разглядывая, а я развернулась и направилась прочь из аудитории...
     

Глава 5

     
      Вот уже минут пять я стояла у входа в библиотеку, не решаясь войти. Сердце бешено билось и, казалось, вот-вот вырвется из груди. Во рту пересохло, подводило живот, тряслись руки. Пока я сюда шла то и дело в голове проносилась малодушные мысли: сбежать, не открывать правды - но я старалась гнать их от себя. Лучше сейчас признаться, пока я еще могу это сделать, пока я не запуталась в путах лжи.
      Толкнула дверь и замерла - в библиотеки было полным-полно народа. Это будет еще хуже, чем я себе представляла. Сглотнула комок и вошла. Библиотека была светлой просторной с высокими стеллажами, заполненными книгами, но сегодня отчего-то она казалась мне мрачной, темной...
      Подошла к столу, за которым сидел Архивариус. Он перебирал какие-то свитки, то и дело, делая пометки в бумагах. Я стояла, переминаясь с ноги на ногу, не решаясь мешать и этим, привлекала внимание. Было страшно... очень уж господин Элибан был щепетильным по отношению к книгам. За почти невидную запись карандашом, он наказывал довольно сильно, а уж что будет за девять порванных старинных фолиантов, я даже боялась думать. Архивариусу, видно надоело, что я стою у него над душой, и он, отложив очередной свиток, поднял голову и, поправив очки на крючковатом носу, воззрел на меня, а затем спросил:
      - Вы что-то хотели? - Я вздрогнула, хотелось убежать, но сжав кулаки, заставила себя посмотреть в его бесцветные глаза и тихо сказала:
      - Да...
      И вновь тишина. Она была напряженной, в ней сквозило любопытство, неуверенность, страх... Он смотрел на меня вопросительно, школьники - с интересом и предвкушением очередного зрелища.
      - Барышня, может быть, скажете, что вы хотите. У меня есть масса куда более важных дел, чем ждать, когда же вы решитесь. - Я сделала глубокий вздох и выпалила:
      - Дело в том, что те книги, что я у вас брала... они... их больше нет... - Его лицо окаменело, глаза подслеповато прищурились, он, словно вспоминал меня. Я опустила голову и ждала, что будет дальше.
      - Так вы, Иллистин Ньере? - Я еле заметно кивнула, а затем, боясь, что он может этого не увидеть сказала:
      - Да.
      - Убирайтесь прочь! Отныне хранилище знаний для вас закрыто. О наказании вы узнаете от ректора.
      - Господин Элибан, это сделала не я... Я... склею... у меня есть... я собрала кусочки...
      - Я сказал пошла прочь! О наказании узнаешь от ректора! И больше никогда не смей заходить сюда! Хотя... я позабочусь о том, чтобы ты и не смогла!
      - Послушайте, я... постараюсь раздобыть точно такие же книги, я... пожалуйста простите, больше такого не повториться!
      - Верно. Не повториться. Ты сюда больше не войдешь. Дверь распахнулась и меня просто напросто, на глазах у всех вышвырнуло прочь из библиотеки. Слезы унижения и обиды застыли в глазах, но я мысленно дала себе затрещину: "Только не здесь, не при них!", - и высоко подняв голову, пошла в комнату... Без библиотеки я совсем скачусь на двойки... но отныне мне нет туда хода...
     
      - Эй, вы не знаете, где Иллистин Ньери? - Донесся до меня девичий голос. "Показалась, наверное..." - подумала я и ускорила шаг. Так, на всякий случай.
      - Ага, спасибо! Эй, стой!!! Иллистин! Да, погоди ты, Иллистин, стой!!! - Нет, похоже, не показалось. Кто-то меня звал, и это было... странно. Я остановилась и обернулась. Кричала вампирка. Она неслась ко мне, сшибая всех на своем пути. И чего ей от меня нужно?
      - Фух, догнала! Еле нашла! - Она согнулась, упираясь руками в колени, и тяжело задышала. А потом, видно переведя дух, выпрямилась и возмущенно продолжила:
      - Так же нельзя! Я по всей школе за тобой бегаю!!! - Я непонимающе на нее взирала. А возле нас собиралась толпа любопытных. - Уже пол школы оббежала, даже в библиотеке была! А там сказали, что ты только что... ушла. - Смягчила она чьи-то слова. - Ах! Я же не представилась! - всплеснула она руками и, не давая мне и слова вставить, продолжила:
      - Меня Сайвей зовут, впрочем, это не важно. Я - посланница! - Она сказала это таким тонном, будто это и было самым важным. А, затем, улыбнувшись, протянула мне черную с серебряными рунами ленточку. Я уставилась на нее с подозрением, не спеша принимать протянутую вещь. Скорее всего, опять очередная игра, а на ленту наложено какое-то заклятие. - Ну же, бери! Мне еще двоих отыскать нужно! - После ее последних слов по коридору пронесся шепот.
      - Не буду я ничего брать! - Буркнула я и, отвернувшись, направилась прочь.
      - Ох! Каждый раз - одно и то же!!! - Она фыркнула, пробормотала что-то, а через секунду лента обвила мою руку, а затем исчезла, оставив на коже серебристую вязь символов. Я остановилась, больно не было. Но шестое чувство мне подсказывало, что я еще натерплюсь из-за этой ленточки. - Вот и все.
      - Стой! - Я развернулась, но ее уже нигде не было.
      Я обвела притихших школьников взглядом, они во все глаза таращились на меня. И, пожав плечами, вновь побрела в общежитие. Все равно никто разъяснять мне ничего не будет. Стоило мне исчезнуть с их глаз, как народ словно прорвало. Я остановилась прислушиваясь.
      - Они не могли это сделать! Это... смешно!
      - А у них всегда был своеобразный юмор, Мей!
      - Ох, что-то они затевают!
      - И кто это тут подслушивает? - Спросили за спиной. Я резко обернулась, чтобы встретиться взглядом с Яниором.
      - А почему бы собственно и нет? - он хмуро на меня посмотрел:
      - Борзеешь, Иллистин. Неужели, так трудно выучить один урок, который тебе преподают на протяжении нескольких лет. Я попыталась его обойти, но он перехватил меня.
      - Руку отпусти! - Попыталась вырваться я.
      - И не подумаю. - Он потащил сопротивлявшуюся меня к скоплению народа. Я прекрасно помнила, чем закончилась прошлая встреча с ним и поэтому боролась из-за всех сил. Изловчившись, мне даже удалось поцарапать его. Он зашипел и, вывернув мне руку, прошептал:
      - Или ты сама идешь или я тебе ее ломаю. Ты поняла? - Я кивнула. - А ты, я гляжу, татуировку себе сделала, ну и что она значит? - Тут он выгнул руку еще сильнее, от боли потемнело в глазах, и тут же пораженно отпустил.
      - Что... - но я уже слушать, что он хочет спросить, не стала и, воспользовавшись моментом, неслась по коридору. Птичка упорхнула.
     
      В комнате к моему огорчению были мои соседки, но то, что они были одни - радовало. Я зашла и направилась к своей кровати возле окна.
      - Привет! - Удивила меня Тарривель. Так уж вышло, что со мной здороваться считалось, чем-то недостойным. И мои соседки придерживались этого мнения, а тут...
      - Привет... - неуверенно, что правильно расслышала, произнесла я.
      - Как дела? - Ммм... она это что, серьезно?
      - Вашими молитвами. - Грубо, ответила я.
      - А все-таки? - Девушка с интересом разглядывала меня.
      - А тебе-то, какая разница? - Хмыкнула я и, уже не скрываясь, посмотрела на нее.
      - Прямая. Вдруг, ты сорвешься... - Ага, так я и поверила! Скорее, проверяет, смогу ли я вновь, завестись настолько. Ответ прост - не смогу. Это вышло случайно... Но ей-то об этом знать не обязательно.
      - Вот, только не надо, а?! Не раздражайте, не сорвусь!
      - Ага, конечно! - Передернула она плечиками. - У тебя опять глаза красными стали.
      - Что? - Я бросилась к зеркалу, находившемуся на их половине, но сейчас мне было все равно. Тейлин уже открыла рот, что бы возмутиться, но поймав предостерегающий взгляда, вновь его закрыла. Выгляжу я, конечно неважно, впрочем, как и всегда, но ничего необычного нет, только... Я посильнее натянула рукав платья.
      - Глаза, как глаза... - пожала я плечами и вновь направилась к своей кровати.
      Больше они ко мне не обращались, болтая между собой.
      Когда я только перешла в эту школу, я старалась с ними подружиться. Пыталась поддержать беседу. Но стоило мне только что-то сказать, как они начинали переглядываться и либо игнорировали меня, либо, хмуро косились, а то и вовсе уходили прочь из комнаты. Пары попыток мне вполне хватило, чтобы понять, что им мое общество не то, что неинтересно - им оно противно. Поэтому я вообще перестала к ним обращаться, предпочитая, лучше, пить чай без сахара, чем попросить одну ложку, белого песка. Они, впрочем, считали совсем по другому и не чурались "одолжить" у меня, только что, купленную булочку, соль и многие другие вещи...
      Я не хотела ссоры и, поэтому, не ругалась, когда они так делали. Но она была неизбежна. Однажды, Тейлин привела на ночь своего парня, старшеклассника. Ладно бы, если бы ему негде было бы переночевать... Но нет, у него была комната этажом выше! Ненужно было быть семи пядей во лбу, что бы догадаться, чем они собрались заниматься. Тарривель, как раз уехала домой на каникулы, Тейлин осталась потому что не захотела расставаться со своим кавалером, а я... мне просто некуда было ехать. Отец строго-настрого запретил мне приезжать в тот год. Куда смотрели вахтер и воспитатель до сих пор остается для меня загадкой. Но находиться в комнате и слушать их пыхтение мне не хотелось. Помнится, я тогда возмутилась. Они лишь рассмеялись в ответ. И, затушив свет, пообещали, если я не заткнусь, вообще выгнать меня из комнаты. Тогда я пошла на крайние меры, пообещав все рассказать воспитателю, а если нужно дойти и до ректора, если парень тут же не уберется из комнаты. В эту ночь я нажила двух опасных врагов. Он ушел, но пообещал, что я еще пожалею.
      Кавалер Тейлин действительно отомстил. Именно он подкинул идею Наиру, именно он предложил своему другу сыграть...
     
      Весь оставшийся день пыталась собрать и склеить страницы книг... Промучившись пол дня, я с прискорбием осознала, что это практически невозможно. Легла спать уже за полночь и тут же провалилась в сон, что бы проснуться ночью от шепота.
      - Говорю вам, она вновь стала той, беспомощной полукровкой... - Убеждала кого-то Тейлин. - Тарривель сегодня следила за ее реакцией.
      - Ты уверена?
      - Ага...
      - Ну, что ж... - Мне не понравился этот тон, я попыталась соскользнуть с кровати, но кто-то накрыл мое лицо подушкой, и меня стали избивать. Я пыталась вырваться, но держали крепко. Крик был заглушен подушкой, невозможно было вздохнуть. Когда я не могла уже сопротивляться от боли и полупридушенного состояния. Я услышала:
      - Ты ее там не задушила? - Голос был слегка напуганный.
      - А даже если так? Что ты остановился, бей?!! Не бойся, нам за нее ничего не сделают, она - никому не нужная полукровка! - И вновь удары, правда, они в скором времени прекратились, а может, я просто потеряла сознание?
      Вкус железа по палам с кровью. Что же они мне отбили, если у меня кровь во рту?! Ведь лицо не трогали... или... Я дернулась, и меня накрыло волной боли. Я застонала и постаралась открыть глаза. Все расплывалось и кружилось. Кто-то поднес к моим губам кружку:
      - Выпей, давай же, малышка, тебе нужно выпить. - Голос был знакомым, сразу в больном сознании вспыхнул кареглазый образ, с распоротой щекой. - Я послушно глотнула и тут же постаралась выплюнуть, но мне не дали.
      - Пей! Ты должна! Доверься, Илл, я тебя прошу! - Я сопротивлялась, но в меня все равно влили чью-то кровь. Тело выгнулось дугой.
      - Почему вновь идет обращение? Она же в прошлый раз проходила посвящение?!
      - Я не знаю... - Растерянность и непонимания в голосе. В голове никак не хотела складываться картинка, но я его знаю... мне знакома, это интонация и бархатные нотки в голосе.
      - Души, Сэт... Вы забыли о душах. - Кто-то третий вмешался в их разговор. И мне он точно не знаком. Вроде бы мягкий, но в тоже время, чужой... - Она же полудемон! Ей нужны эмоции или частичка чьей-то души!
      Я снова выгнулась дугой, казалось, меня разрывает изнутри. Где-то, будто бы на заднем фоне звучали их голоса. Но я их уже не слушаю...
     
      Отступление четвертое. Обращение.
      Аристэн
     
      - И где нам посреди ночи достать души, Рэм? Может, подскажешь? - Сверкая глазами, задал мне вопрос Сэт. Я пожал плечами:
      - Это все равно ничего не изменит. Сама она ни за что не будет забирать чьи-то души. Да и поздно уже, слишком взрослая.
      - Но Рэм...
      - Знаешь, почему посвящение проводится в раннем возрасте? Потому что тогда ни так трудно принять то, что ты в какой-то степени становишься чудовищем. А она им станет, Сэт, ее сделают такой.
      - Брат, я прошу...
      - Нет. С самого начала, я знал, что эта ошибка и... вам лучше найти другую кандидатуру.
      - Она умрет, если ты ей не поможешь.
      - Точнее ее убьют, да? Ты это хочешь сказать? Ненужно было выбирать ее.
      - А, пропади все пропадом! Ты стал слишком жестоким, Рэм! Ты превратился в чудовище!!! - Он кинул мне все эти слова в лицо, а затем махнул своим. - Пошлите, мы ей уже не поможем.
      И они ушли, оставив меня один на один с девочкой.
      Я вздохнул, понимая, что Сэт специально так поступил, мой брат дал понять, что если я не помогу, он мне этого не простит. А я слишком ценил нашу дружбу...
      Взглянул на девочку. Еще в тот, первый день показавшейся мне забавной, неправильной. А все оказалось просто, ее не посвятили, не провели над ней ритуал. И поэтому она могла обращаться к своим способностям лишь спонтанно.
      Взяв ее за руку, я прошептал слова, делясь частичкой своей души и самыми счастливыми эмоциями. Девочка закричала, она не хотела, сопротивлялась.
      - Дурочка, прими! Назад пути нет, давай! - Я насильно заставил ее глотнуть сладкий туман своих воспоминаний и отдал частицу своей черной души. Она приняла, у нее не осталось выбора.
      Встал и вытер руку, запачканную ее кровью, об покрывало. Какое-то время глядел на полукровку, а, затем, бросил:
      - Надеюсь, ты того стоила. - И направился к двери. Сэт прав я стал чудовищем. Замер, обернулся и, постаравшись, чтобы голос звучал как можно более доброжелательно, прошептал:
      - С новой жизнью, сестра...
     
      Сэт ждал меня возле двери, одного взгляда брошенного на меня ему было достаточно, чтоб просиять. Мое мрачное выражение лица, сказало ему обо всем.
      - Надеюсь, никто не узнает, что мы здесь? - С напускным недовольством буркнул я.
      - Не волнуйся, я об это позаботился.
      - Я на это надеюсь. - С этими словами я развернулся и ушел.
     
      Я проснулась утром. От испуганного возгласа Тарривель. Непонятно, что ее напугало больше, то, что я вся была с головы до ног в крови или, что на мне не было ни царапины, только виднелись пожелтевшие синяки.
      - Что здесь произошло? - Она посмотрела на меня, затем перевела взгляд на Тейлин, которая ну очень недовольно меня разглядывала. У нее было такое лицо, словно она съела лимон. Кажется, ей не пришлась по вкусу моя неожиданно проснувшаяся регенерация. Хотя, конечно, не в ней дело. То, что произошло этой ночью, после того, как они меня избили, мне не привиделось. Теперь я в этом уверена.
      - Спроси у своей подруги, думаю, она знает. - Потянувшись, произнесла я. Но демоница, кажется, забыла, что хотела выяснить, она просто с каким-то непонятным выражением переводила взгляд с моего лица на руку и обратно. Тейлин побледнела. Да, что такое?!
      - Откуда это у тебя? - Севшим голосом спросила Тейлин.
      Я проигнорировала вопрос. Она, значит, будет устраивать мне темную и теперь надеется, что я отвечу?! Я накинула на плечи халат и направилась в ванну: нужно было смыть с себя свою кровь.
      - Иллистин, откуда? - Тарривель, тоже волновал этот вопрос.
      - От верблюда. - Уже у самой двери, обернувшись, буркнула я. - Знаешь, есть такое животное. - И только потом, закрыв дверь ванной и включив воду, упала на кафельный пол и тихо заплакала - мне было плохо, такое ощущения, что меня раздирало на две половины.
      "Сон... это был сон... - говорила я себе, но сама в это не верила. - Мне просто привиделось, бред... Наверняка был жар, вот и..."
      Но факты вещь упрямая. Сама бы я себя не вылечила, если бы мне не помогли, я бы не дожила до утра. Слишком сильно они меня избили.
      Вот, только, зачем? Зачем кому-то мне помогать?! В больном мозгу тут же вспыхнули слова: "- Я обещаю, все будет хорошо. Ты прошла испытание...". Вот, только лучше не стало. С каждым часом становится лишь хуже. Я сцепила покрепче зубы, не давая себе закричать, когда меня накрыла волна раздирающей боли. И когда она отступила, сквозь пелену слез, обозрела невидящим взглядом ванную комнату. Какую игру они затеяли? Какое место отвели мне? Нет... ни сейчас... боль не дает думать... боль и жажда.
      Хотелось пить, есть... Сухость во рту и этот солоноватый вкус крови... Тело начала бить дрожь, когда я подумала о крови. Я хотела... хотела пить... кровь...
      - Что же вы со мной сделали? - Сквозь слезы прошептала я. - Что же вы сделали, если я превращаюсь в чудовище?..
      В дверь забарабанили, я проигнорировали, тогда они стали орать:
      - Эй, открывай! Ты здесь ни одна, слышишь?! Пусти!!! - Мои соседки что-то еще кричали долго... Больше всего возмущалась Тейлин.
      Но мне было все равно. Сразу вспомнилось, как они однажды ночью обмазали меня краской, а затем, заперли дверь ванны заклинанием. Мне снять его было не под силу, я была младше, да и слабее всех в этой школе. Помнится, тогда так и не пошла на пары. Но на этом мои соседки не остановились, они привели других посмеяться надо мной. До сих пор помню, как мне было стыдно... как по щекам текли слезы обиды, когда я точно также сидела под душем, а струи воды смывали их стирали солоноватые капли со щек. А ведь помимо этого было еще много гадостей, устроенных ими...
      Я вышла из душа, когда прошло уже около часа. Безразлично, даже не слушая ругани и вопросов своих соседок, промокнула волосы полотенцем и растерянно замерла возле шкафа. У меня больше не было черной одежды... А мама... хоть и обещала обновит мой гардероб, но так и не исполнила его. Что делать: не пойти на пары или пойти в обыкновенной одежде. Но, последнее, значит, показать всем, что мне все равно. А я не могла, не хотела, чтобы они так думали. Ведь этим поступком я его предам...
      - Можешь взять мое платье. - Предложила Тарривель, подходя ко мне и протягивая мне одежду. Она только что вышла из душа и верно угадала, о чем я сейчас думала. Мне ее расположение, не понравилось, в последнее время уж слишком часто она предлагает свою помощь. В чем подвох? Какую она ведет игру?
      - Подвоха нет... - словно прочитав мои мысли, сказала она. - Бери, пока дают. - Взглянув на мои упрямо скрещенные руки и вздернутый подбородок, она вздохнула:
      - Ох.. ну клянусь, я, что ни коим образом не хочу причинить тебе вред, что у меня и в мыслях подобного нет. - И вновь красная ленточка обвила ее руку.
      - Спасибо, но нет... - Покачала я головой. Уж слишком часто она в последнее время разбрасывается клятвами. - я, пожалуй, одену вот это... Вытащив из самых закромов своего небольшого гардероба короткое шелковое платьице, я с болью осмотрела эту невесомую одежду. Когда-то ее мне подарил папа... костюм на выход. Он говорил, что в нем я буду выглядеть замечательно. Но одеть мне его так и не удалось. И дело было не в том, что эта вещь мне была слегка великовато, нет! Просто отец ушел тогда в очередной запой и больше не приезжал, а мама и вовсе никуда меня не вывозила. Даже в школу на моей памяти, до недавних событий она приезжала не больше пары раз. И теперь, я его надену в школу... Как же горьки порой повороты судьбы... Вспомнила я о нем только что, остается только примерить. Скинув халат, натянула его на себя. Простой покрой, с короткими рукавами-фонариками, шнуровкой и кокетливым бантиком на спине и юбкой-ромашкой. Вроде в пору... и даже не выгляжу как немочь. Хотя бледность так никуда и не делась. Беспокоило меня то, что серебристая вязь никуда, по всей видимости, с моей руки исчезать не собиралась, а рукава были короткими. Пораскинув мозгами, я решила, что если носить сумку на этом плече, то ее почти не будет видно, а то, что неудобно, ну и ладно.
      Чтобы волосы поскорее высохли, я оставила их распущенными, но ленту взяла, преподаватели не очень жаловали учениц с несобранными волосами, а уж меня и вовсе выгонят. Покидала в сумку принадлежности для письма и ушла, никому не сказав ни слова.
      Мутило, и кружилась голова, - организм кричал, что если я ближайшее время не поем, то просто свалюсь в обморок. Поэтому, не слушая криков интуиции, я направилась в столовую. Меня провожали любопытными и удивленными взглядами, но пока не лезли. И на этом спасибо!
     
      Взяв поднос с очередной бурдой под названием "завтрак", в которой лишь при красочном воображении можно было опознать овсяную кашу, я направилась к пустующему столику, находящемуся поближе к выходу. Чтобы в случае чего успеть вовремя убежать. Уже на первую ложку, организм отреагировал строго отрицательно. Я сделала еще пару попыток, но добилась только того, что мутить меня стало еще больше. "Вот и подкрепилась" - с отвращением разглядывая завтрак, подумала я.
      - Ай, осторожней нужно быть! Я из-за тебя порезалась! - Закричала какая-то ведьмочка, расположившаяся за столиком недалеко от меня. Я подхватила поднос и понесла его к окошку для грязной посуды, как в нос ударил сводящий с ума запах, во рту начала скапливаться слюна. Я застыла как вкопанная. Не понимая, что со мной происходит. Мне хотелось, вновь почувствовать... этот вкус... крови пополам с железом. Я испугалась своих мыслей и, быстро сунув поднос в окошко, стремглав бросилась прочь из столовой, не обращая внимания, на их взгляды. Да что же они со мной сделали?!! Я же превращаюсь в чудовище!
     
     

Глава 6

     
      В коридоре, к моей радости, почти никого не было. Кто-то еще спал, кто-то сидел в столовой, прилежные ученики, наверняка уже в кабинетах, повторяет выученный материал... И это радовало. Потому что если бы сейчас кто-нибудь из них полез бы ко мне, я бы не сумела убежать... я бы не сумела справиться с собой... Последний поворот и комната... еще немножечко, Илл, потерпи еще чуть-чуть! Вот, ты почти пришла... осталось открыть...
      Я едва успела одернуть руку от ручки и отскочить, когда резко распахнулась дверь. Женщина стояла в пол оборота и что-то говорила:
      - Значит, вы ее не видели? - Кажется, я ее знаю, вот только... вспомнить бы... - Что ж, когда она придет, передайте, что ей необходимо тут же явиться в кабинет ректора... - тут она обернулась, и я ее узнала - это была та самая мегера, секретарь моего дяди. - Иллистин Ньери? Какое совпадение, я как раз вас искала! - "Где вы шлялись?!" - истолковала я ее тон по-своему.
      - Добрый день. - Вежливо, склонив голову, произнесла я. В моем случае - это наиболее верное поведение. И пусть она меня сейчас поливает взглядом призрения, я буду придерживаться именно этой линии. - И зачем же вы меня искали?
      - А вот это вам скажет господи ректор. - Желание расспрашивать и так несильное, вконец отпало, оставив после себя неприятный осадок.
      - Хорошо... Я только... - Ну, не говорить же ей, что мне нужно хоть немного придти в себя! Что я просто не могу спокойно стоять рядом... А она ведь совсем недавно порезала руку. Да, именно так, порезала... ритуал на крови. И ее запястье до сих пор не зажило, оно источало пьянящий аромат, от него кружилось голова и перехватывало дыхание.
      - Никаких только!!! Сею минуту!!! Живо!!! - Она схватила меня повыше локтя, и потащила. Сначала я шла, пораженная таким обращением и такой ненавистью в ее глазах. Но затем, пройдя каких-то пять шагов, остановилась.
      - Отпустите. Мне больно. - Твердо сказала я, а затем добавила:
      - Я прекрасно знаю дорогу и сама могу дойти без вашей помощи.
      Она оглянулась и смерила меня все тем же взглядом, у меня было такое впечатление, что на меня вылили ведро с помоями. Так на меня давно уже никто не смотрел. Смерила то, она смерила, но все же отпустила. Я тряхнула рукой, разминая. Ох, чувствую, вновь будут синяки. Хотя... чего мне переживать - одним больше, одним меньше - что это изменит?
      - Ньери, вы чего застыли, я, кажется, сказала, что вас срочно вызывают! - Я вздрогнула и тут же поспешила к ректору. Впрочем, спешка моя, скорее была напускной. И чего ему от меня нужно? Хотя, с другой стороны, он-то, как раз мне нужен... так что, все довольно-таки неплохо складывается... наверное... по крайней мере, я на это надеюсь... А все-таки, что же ему от меня нужно? Углубившись в размышления, я даже не заметила, как обогнала секретаря. Пришла в себя, когда чуть не уперлась носом в дверь, ведущую в кабинет ректора. Постучалась и, дождавшись ответа, толкнула дверь.
     
      Кабинет ректора, чем-то напоминал отцовский. Вот, только я никак не могла понять, чем же. Толи своей мрачностью, толи чем-то еще. Хотя, это было немудрено, ведь все же они были братьями. Но все же, я не видела в них ничего общего. Они были словно небо и земля. Но не внешностью, а характером что ли... А может, я ошибаюсь... просто отец никогда не смотрел на меня с такой ненавистью, никогда не...
      - Я послал за вами больше часа назад. - Его глосс звучал угрожающе.
      - Меня не было в комнате. - Пожала я плечами, стараясь показать, что совсем не боюсь, хоть сердце и готово было вскочить из груди. - Вы хотели со мной поговорить?
      - Да, хотел. - Мрачно произнес он, разглядывая меня.
      - Могу я узнать причину? - Вышло едва слышно, когда так смотрят, всегда хочется провалиться сквозь землю.
      - Вы опозорили свою семью недавним поступком. - Я удивленно воззрела на него. Это интересно, что же я сделала такого?
      - Я не припомню слу...
      - Ах, ты ни припомнишь! Ни припомнишь, говоришь?! Тебя как котенка за шкирку выкинули из библиотеки, и ты этого ни припомнишь?!
      - Я... - Сказать было нечего. Поэтому, я, лишь молча, опустила голову, чтобы не видеть, огня ярости в его глазах.
      - Что ты, запятнавшая честь семьи?!!
      - Вам-то какое дело?! - Поднимая на него глаза, закричала я. Может, это и было ошибкой - ректор не любил, когда я переставала быть смиренной, - но сейчас я не могла остановиться. - Вашу честь я не запятнала!!!
      - Ошибаешься. - Прошипел он мне в лицо. - Хочу я того или нет - ты, являешься моей племянницей и по крови, и по бумагам. Поэтому, испачкавшись сама, ты нанесла краски позора не только на свою семью, но и на мою. Я никогда не думал, что наш род может так низко пасть в глазах света!
      - В глазах света?! Да что вы такое говорите?! Какого света?! Здесь ведь лишь дети, просто...
      - Они высокородны. И уж они-то не преминут поведать своим родным очередную байку о тебе, ошибке, совершенной моим братом!
      - Отец не считал меня ошибкой, - отвернувшись и переведя взгляд в окно, едва слышно произнесла.
      - Да что ты?! - Хмыкнул он, а затем подошел и, развернул меня к себе, чтобы я видела его глаза. - Неужто, он никогда не говорил тебе этого?! Нет? Никогда? - Я сжала кулаки, стараясь взять себя в руки, слезы уже выступили на глазах, я скинула его руку и вновь отвернулась, пряча лицо. Не надо, Илл, не плач! Он не должен видеть тебя такой, не должен! Для него это лишь месть, за совершенную мною ошибку. - Я же чувствую, что он говорил эти слова.
      - Он был пьян! - Крикнула я. - Он сам не понимал, что говорит!!!
      - Знаешь, поговорку - что у пьяного на языке, то у трезвого в голове.
      - Он так не думал... - закачала я головой, стараясь убедить в первую очередь себя, нежели его.- Не думал! Он меня любил!
      - Возможно... я не буду отрицать... Но можно любить и ошибку, даже если она перечеркнула всю твою жизнь. Можно... кто же спорит. Вот, только от этого не легче, правда? Ощущать себя всего лишь ошибкой... пусть и любимой...
      - Прекратите... - Пара хрустальных слез, очертили две дорожки на моих щеках и упали на пушистый, ковер. Я поспешно наступила на них, делая вид, что хочу выглянуть в окно. Отчего-то, казалась, что если я покажу ему слезы, то признаю, все, что он сейчас говорил. И пусть, он на вряд ли разглядит две крохотные капельки на ковре, но так было спокойнее. Провела рукой по щекам, делая вид, что зачесался нос. Скорее всего, дядя все понял, но это было лучше, нежели открыто показать ему, что я плакала. - Его нет, - голос был еле слышен, но если его хоть чуть-чуть повысить, то я попросту сорвусь и расплачусь, он и так уже дрожит. Я обернулась к нему. - А вы... - В моем взгляде было все: и обвинение, и боль, и вина... Я замолчала, так и не договорив, он тоже какое-то время хранил тишину, казалось, что ему тоже больно от своих же слов. Заглядывая ему в глаза, я старалась отыскать в них хоть что-то хорошее, ведь не может же он быть чудовищем, он, брат моего отца... Но нет, я ошиблась, его слова вернули меня в жестокую реальность:
      - За порчу книг и за позор, что ты навлекла на семью, ты будешь наказана. - Сухим будничным тоном начал он. - После пар, каждый день, Иллистин, ты будешь посещать хранилище и выполнять все требования архивариуса, пока он не посчитает, что твой труд окупил пропавшие по твоей вине книги.
      - Он меня не пустит.
      - Пустит. Я с ним уже говорил и он согласился. Ему ведь давно уже нужен служка.
      - Служка? - Я неверяще посмотрела на него. И этот демон говорит о позоре? То, что он хочет от меня - разве не еще больший позор?!
      - А ты что хотела?
      - Но разве это не будет считаться...
      - Нет. Это наказание, наложено мной, поэтому это лишь твой позор.
      - И сколько мне придется работать?
      - Я же уже сказал: ты освободишься от этой обязанности лишь тогда, когда он посчитает, что твой труд...
      - Но книги бесценны! - Перебила я его.
      - Что ж, значит, придется тебе работать в хранилище до окончания Академии. - Я открыла рот, чтобы сказать, что я обо всем этом думаю, но он поднял руку. - Иллистин, избавь меня от возражений и возмущений. У меня есть масса более важных дел, чем выслушивать твои возражения. Все давным-давно уже решено, а тебе, уже как с час, нужно быть на паре. Избавь меня от своего присутствия.
      Но я не ушла, было еще кое-что очень важное для меня.
      - Я, кажется, сказал... - Начал он, видя, что я все еще топчусь на месте пытаясь подобрать слова.
      - А я еще нет. - Мой резковатый ответ поразил его, удивленно взметнулись до того нахмуренные брови. - Дело в том, что ваш секретарь не пускал меня к вам, а мне нужно с вами поговорить.
      - И о чем?
      - Я хочу просить вас, как ректора Академии и моего опекуна отпустить меня на выходных в город.
      - Я так понимаю, у тебя есть и основания, по которым я должен согласиться? - Усмехнулся он, его забавляла моя просьба, лишь забавляла. И все больше я уверялась во мнении, что он отклонит ее.
      - Есть... я бы хотела... - Я вздохнула и произнесла, смотря прямо ему в глаза:
      - Я бы хотела проститься с отцом.
      - Нет. - Стоило мне сказать, отрезал он. - Марш на пары!
      - Но...
      - Я, кажется, ясно выразился. - Голос был тихий, но в нем чувствовалась ярость. - Если ты сейчас же не уйдешь, то я сам тебя отсюда вышвырну. - Угроза меня не остановила, а лишь подстегнула.
      - Я его дочь и имею право...
      - Ты?! Да никаких прав ты не имеешь! Ты сейчас никто! - Он выплюнул эти слова мне прямо в лицо. - Вещь, переданная мне братом, в надежде, что я сохраню ее. Вот, только, ты уже с рождения поедена молью. И чтобы я не сделал, ты все равно будешь расползаться. - Он говорил все это, а я смотрела на него и с каждым новым сказанным им словом мои губы все сильнее изгибались в улыбке. Но стоило ему закончить, она исчезла, уступив место ярости и презренью:
      - Знаете, - произнесла я негромко, - вы тут недавно говорили что-то о позоре, что я запятнала честь семьи... Но не разрешая мне проститься с отцом, вы поступаете в первую очередь неосмотрительно. Что скажет свет? Вы позорите этим меня, плохую дочь, своего брата, вырастившего такую меня и, соответственно, себя. О, и, конечно, вашу семью. - С этими словами я вышла. Что ж, похоже, все же придется обходить заклятие, я должна проститься, мне это необходимо.
     
      Стоило выйти из приемной, где с мрачным видом сидела мегера, как на меня вновь нахлынула жажда. В пылу ярости и отчаянья, чувства которые каждый раз посещали меня при разговоре со своим дядей, я успела о ней забыть. А теперь она начала снедать меня с новой силой. Но пойти в комнату я не могу, пара уже давно началась, как заметил ректор, и если за опоздания по уважительной причине мне ничего не будет, то полностью прогулять этот предмет осмеливался, лишь самоубийца, я таковым не являлась.
     
      Мне кажется, что вот уже больше пяти лет я только и делаю, что брожу по этим мрачным коридорам. Раньше, когда я только перешла в эту школу они не казались такими темными, неуютными, не угнетали своим мрачным видом. Но стоило признаться себе уже давно: эта Академия - моя тюрьма, в которую меня направил, наверное все-таки Создатель, для прохождения наказания, за какие-то, лишь Ему известные грехи... Если Он, конечно, вообще есть... С каждым новым днем, я все меньше верю в Него... Трудно сохранить веру в сердце, когда в твоей жизни творится такое, когда ты молишься, а в ответ ничего... словно Ему все равно или... Его нет...
      Когда же впервые пошатнулась моя вера? Наверное, в тот день, когда в человеческой школе, меня отстегали кнутом, заставляя повторять, одни и те же слова. Я взывала к Нему про себя, когда кожаный тонкий шнур обжигал спину, когда я ночью пыталась заснуть лежа на животе, а по щекам текли слезы... А ведь эта школа была церковной...
      Так есть Ты или нет, Всевышний? Пожалуйста, молю, помоги! Мне так плохо... И опять ничего... Хотя чего я, собственно жду, что Он покажет мне свой лик? Что мне резко станет хорошо? Бред, какой же это бред... Я качнула головой, отгоняя такие неправильные мысли из-за чего, закружилась голова, а к горлу подступила тошнота.
      Из класса меня выгнали почти сразу же, за невыученный урок. Я добросовестно вызубрила все, что у меня было, но... этого оказалось слишком мало, а переписать конспект мне никто ни дал... Раньше в подобных случаях спасала библиотека, теперь же, я с троечницы, семимильными шагами, скатывалась на двоечницу...
      Впрочем, есть в том, что меня выгнали и плюс... я бы не высидела всю пару... Так плохо мне не было никогда. Душный класс, сделал свое дело, и без того плохое самочувствие превратилось в просто отвратительное. За последний час, желудок скрутило от непонятного мне ранее голода, во рту пересохло от жажды...
      В очередной раз бреду по этим коридорам... Нужно все-таки зайти в комнату, хоть немного придти в себя, а потом в библиотеку. А зачем мне туда? Ах, да... отрабатывать, потерянные книги.
      Мысли разбегались в голове, словно тараканы в ночное время суток по столу, стоит лишь зажечь фитилек свечи. А в моем случае, только попытаться сосредоточиться на чем-то.
      Комната... главное дойти до комнаты... главное дойти... Но как же хочется пить! От жажды уже не просто кружится голова - подкашиваются ноги, сердце готово вырваться из груди... и везде меня окружает этот запах, будоражащий запах крови... такой нетерпимый и такой пугающе притягательный. Ноги стали, словно ватные и не хотели слушаться, еле передвигаясь. Обоняние же обострилось - я улавливала тысячи запахов, от них нестерпимо разболелась голова. Все вокруг стало каким-то мутным, казалось, время замедлилось, но лишь возле меня, а вокруг, все, так же быстро куда-то спешили.
     
      - Вон, вон она идет, смотри! Эй, Иллистин, а ты хоть ипостась менять умеешь?! - Голос словно набатом ударил по вискам, с губ сорвался едва слышный, болезненный стон. Кто-то засмеялся. - Ничего из себя не представляет, а все туда же!
      Я старалась не обращать внимания, и двигаться дальше. С каждым шагом все медленнее, но двигалась... Хотелось крикнуть: "Уйди!" - Но это требовало усилий, а мои силы итак уходили лишь на то, чтобы сделать следующий шаг.
      - И как только ума хватило, подать заявку! - Продолжала все та же мутная фигура и целенаправленно преградила мне дорогу. Я, борясь с дурнотой, подступившей к горлу, подняла голову и посмотрела ему в глаза, по крайне мере попыталась их отыскать в размывающемся пятне. Парень, судя по голосу явно не девка, кажется, вздрогнул... Но, с дороги не отошел и, даже наоборот, кого-то позвал:
      - Эй, Эш, иди сюда! Она, кажется, серебристой дымки нанюхалась или еще какого-то другого порошка. Вот потеха! - Он толкнул меня в плечо и я, не удержавшись на ногах, упала на пол. Уши заложило, в глазах окончательно потемнело. Я слышала все, что они говорили, но в ответ ничего не могла сказать. А еще меня стало трясти.
      - Ты что сделал?! - Закричал кто-то.
      - Не знаю... она сама... Может, передоз? Эш, что делать?
      - Да ничего, пошли отсюда! Пока никто не заметил нас рядом с ней. А то еще подумают, что это мы ее порошком накормили. А он, между прочим, запрещен.
      - Стойте... - попыталась прошептать я. Но у меня ничего не вышло...
     
      Отступление пятое. Жестокое.
      Сэтеран.
      - Сэт, Рэм, ей нужна ваша помощь! - Андис влетел в комнату, даже не постучавшись. Значит, вновь случилось что-то ужасное. Я поднялся. Что поделаешь, нужно помочь. Но меня ухватил за руку мой брат.
      - Нет. - Твердо произнес он.
      - Но...
      - Я сказал, нет! - Давненько я в его голосе не слышал такого холода. - Она моя преемница, Сэт, и я решаю, как лучше поступить. И в данном случае, я говорю "нет". Не смей ей помогать! Иначе, ты потеряешь мою дружбу. - Угроза за угрозу. Что ж, он мне куда дороже, чем какая-то полукровка без рода и племени... Но все же, обидно, такая игра из-за его упрямства может пропасть!
      - Ты так зол, что мы выбрали ее или же, что я "уговорил" тебя поучаствовать в ритуале? - Я снова сел и с интересом посмотрел на него.
      - Дело не в этом. - Качнул он головой. - Если она не может справиться с собой, то уж пробиться в дамки, ей точно не светит.
      - Она только прошла ритуал. - Попытался возразить я, откладывая на стол карты.
      - Нам не нужны слабые! А наше вмешательство сделает ее именно такой. Если это будет продолжаться, то со временем, она привыкнет, что ее всегда вытаскивают из очередной передряги. И расслабится. Поэтому - нет.
      - А если она умрет? - Мне действительно стало интересно, что он почувствует, ведь как ни как первый ритуал...
      - Что ж, значит, так суждено. - Пожал он плечами.
      - Тебе совсем не будет жаль?
      - Нет. - Он говорит полуправду, я это чувствую, но понять, что скрывает, не могу.
      - Совсем не жалко игру? - Неверяще переспросил я.
      - Так вот, что тебя волнует! - Рассмеялся Рэм. - Какой же ты у нас, оказывается жестокий! Бери карты, друг, мы не доиграли. - Я рассмеялся в ответ. Забавно. Он действительно думал, что меня волнует сама полукровка?!
      - Вы даже не хотите узнать, что произошло? - Андис, кажется, не мог поверить своим ушам.
      - Нет. - Усмехнулся я. Рэм кивнул, соглашаясь. - Думаю, больше не стоит за ней смотреть. Брат прав, слишком мы с ней нянчимся.
      - Мы?! Нянчимся?! Да мы ей ни разу не помогли!!! Только испытывали, проверяли, доказывали! Она, между прочим, после вашего ритуала, сейчас в коридоре в полубессознательном состоянии лежит! - Мы с Рэмом переглянулись.
      - Так, Ан, сбавь обороты, ты тоже не без греха. Ведь это ты предложил собрать в коридоре общежития народ, чтобы продемонстрировать ректору, ее способности. А? Или ты будешь отрицать, что это не так? А разве потом не ты подкинул идею, разорвать книги, чтобы отмстить за задетую гордость?! Девчонка-то, тебе вмазала! А?- Вампир после слов Рэма, как-то поник. - Тогда к чему теперь эти муки, неизвестно с чего проснувшейся совести? Молчишь?!
      - Я... просто подумал... если мы не поможем... она умрет.
      - Ох, Ан, мы ведь только что это обсуждали. - Поморщился я.
      - Я не договорил... Послушайте, ведь никто не знает, что она прошла ритуал. А крови, по всей видимости, было недостаточно: раны-то все ее организм залечил, а вот на остальное не осталось... даже на жизнь...
      - И что? - Ох, чувствую, не понравится мне его ответ.
      - А то, что никто не догадается дать ей ее, - ответил за вампира, Рэм. - Я, правильно понял, Ан?
      - Да. - Кивнул тот.
      - Что ж, ты прав. - Подумав, согласился я. - А это значит...
      - А это значит, - продолжил мой названный брат, - что нам все же придется ей помочь. Андис, скажи Ликкаю, чтобы он позаботился об этом.
      - Да я и сам могу... - махнул тот рукой.
      - Нет. - Неожиданно твердый тон удивил нас обоих. Демон умел отдавать приказы, когда этого хотел. - Слишком часто ты в последнее время там крутишься. Нехорошо. Пусть Лик, даст ей немного крови. Но! Совсем немного! И на этом наша помощь ей прекращается, пока она того не заслужит.
      - Если заслужит... - поправила нас входящая в комнату Лин.
     
     

Глава 7

     
      Белые стены, желтые занавески на окнах. Нос щекочут разнообразные запахи трав, зелий... Твердая койка в углу, круглый деревянный прикроватный столик подле нее, со стоящей на нем свечой, с незажженным фитильком и растения... всюду большие в метра полтора-два роста растения: высокие пальмы, розы, даже кактусы... В таких местах они почему-то всегда большие... Итак, я снова в лечебном крыле...
      На удивление чувствовала я себя хорошо, учитывая в каком состоянии, была еще недавно. Перевела взгляд на занавешенное окно. Солнечные лучи не пробивались через тонкую ткань, значит, сейчас ночь. Ну, не совсем недавно...
      Приподнявшись, приняла полу сидячее положение, подложив при этом под голову подушку. Затем, подумала и мысленно попыталась зажечь свечу. Получилось это у меня довольно быстро, всего-то с третей попытки. Комната сразу приняла более уютный и загадочный вид.
      Солоноватый привкус крови во рту, уже не вызывал тошноту, голова не болела. А жажда, та самая жажда, что сводила меня с ума еще недавно... прошла.
      Что же произошло? Ничего не помню, лишь разрозненные кусочки сна, то и дело вспыхивают у меня в голове... Или все-таки ни сна?
      Обрывки воспоминаний, никак не хотели складываться в целую картинку... не давали ответов на заданные вопросы.
      Одно я знала точно. Меня все-таки напоили кровью. Вот, только, кто? В сознании вспыхнул светловолосый образ и тут же пропал, сменившись лицом моего дядюшки. "Нет, точно не он" - отбросила я этот вариант, как полную нелепицу.
      В палате, кстати, было на удивление тихо... Сползла с кровати и подошла к окну. Ночь была прекрасна! Темным покрывалом она укрыла окружающий мир, разбросала серебристые пылинки звезд по всему небу. Круглое блюдце луны осветило сад, а точнее, его маленький кусочек: резную скамейку из серебристо-черного метала, в окружении вечно цветущих вишен и Эллаирских колокольчиков. Я частенько, раньше приходила туда ночью. Заложив за голову руки, могла часами лежать на скамейки, наблюдая за ночным небом, считать звезды и ждать когда все-таки упадет звезда, чтобы загадать самое заветное желание в своей жизни... Они не так часто падали, да и не успевала я... но однажды мне все же удалось... удалось, загадать это желание, которое не сбылось... когда-то... давно...
      Я горько улыбнулась, и отошла от окна. Уходить было бессмысленно, на вряд ли меня пустят в комнату, мои соседки в столь позднее время. Сами-то они приходили, когда им заблагорассудится, а вот я не имела право их будить. Видите ли, они заснуть потом не могут. Впрочем, раньше это меня не останавливало. Но сегодня интуиция кричала о том, что уходить не стоит и лучше всего сейчас лечь в кровать и притвориться спящей. Что я собственно и сделала.
      Не прошло и минуты, как до меня стали доносится отдаленные голоса. Сначала тихие, они постепенно становились все громче - их обладатели приближались. И мне ли было не знать тех, кто не скрываясь, шел сейчас сюда. Это были Наика и... ректор. Дядя был зол и не скрывал этого. Казалось, он сейчас взорвется.
      Я открыла глаза, решив, что не стоит притворяться спящей. Чую, даже если бы это было действительно так, это бы ему не помешало, ввалиться в палату. Что, он собственно и сделал.
      - Ах, очнулась уже? - Он угрожающе наступал на меня.
      - Господин ректор, я категорически против такого... - Пищала за его спиной Наика, но тот лишь отмахнулся от нее.
      - Я хочу поговорить со своей ученицей.
      - Но... вы не имеете права!!! В столь поздний час... вы не ее отец! - Ох, лучше бы она этого не говорила.
      - Я хочу поговорить со своей племянницей. - С каменным лицом произнес он, но его выдавали глаза, полные ярости глаза, они бешено сверкали из под черных ресниц.
      Женщина ошарашено уставилась на ректора. Кажется, наше родство, стало для нее таким же ударом, что и недавно для меня.
      - А, теперь, - продолжал тем временем мой дядя, - я прошу вас, нас оставить. У меня как у опекуна такое право имеется. - При последних словах он вновь перевел свой взгляд на меня, и мне стало по-настоящему страшно.
      - Но... Господин Ректор, вы сейчас...
      - Я сказал, вон! - От его рыка я вздрогнула, а Наика, моя последняя надежда, поспешила покинуть палату, справедливо рассудив, что свое благополучие дороже будет. Да и не стою я того, чтобы меня защищать. Я вжалась в кровать, когда он повернулся ко мне и этак спокойно, спросил: - Где они?
      - К-к-кто? - Именно сейчас я поняла, что значит выражение "от страха язык отнялся". Он не хотел слушаться, еле волочась во рту.
      - Наркотики! Где эта пыль?! - Он подошел совсем близко и, схватив меня за ворот рубахи, приподнял и встряхну:
      - Отвечай!!!
      - Я не понимаю о чем вы... - Выдавила я, наконец, когда он уже стал терять терпения.
      - Ах, не понимаешь?! Я спрашиваю тебя по-хорошему, где они? На чем ты сидишь?! Какой позор - наркоманка! Вот, что значит, плохая наследственность!!!
      - Хорошая у меня наследственность!
      - Оно и заметно!
      - На себя намекаете?! - Не успела я прикусить язык, не успела!
      - Ах ты, тварь! - Он замахнулся. Щеку обожгло словно кипятком, а голова, по инерции ударилась об перила кровати, рассекая висок. - Тварь!!! - Еще один удар пришелся по спине. - Я выбью из тебя тягу к язвительности и наркотикам!!! - Это последнее, что я еще понимала, дальше все вокруг превратилась для меня лишь в боль. Уж не знаю, сколько это продолжалось, час, два, а может всего пару минут, я потеряла счет времени. Но вдруг неожиданно все закончилось.
      - Что ты сказала? - Хрипло переспросил дядя.
      - Я сказала, что мы ошиблись, она не принимала Серебренную дымку, да и вообще не употребляла наркотики. Ее кровь почти чиста.
      - Что значит почти?
      - Похоже, что Иллистин совсем недавно прошла ритуал посвящения.
      - Что?! Отвечай, это правда?! - Я лишь застонала и сжалась, ожидая очередного удара. Он не замедлил прийти.
      - Господин ректор, прекратите!!! Вайрек, она же ваша племянница!!! - Послушал ее мой дорогой дядюшка Наику или нет, я не знаю, потому что меня накрыло такое долгожданное забытье.
     
      -Иллистин... - Я зажмурилась посильнее, не желая открывать глаза. И более того, накрылась с головой покрывалом. - Просыпайся же, девочка! - Меня потрясли за плечо и попытались стянуть покрывало.
      - Ну, пап, у меня каникулы я еще чуть-чуть... - Сонно пробормотала я. Спать хотелось жутко. Словно все силы из меня выпили. Но стоило мне сказать эти слова, как с моей головы бесцеремонно сорвали покрывало.
      - Что?!
      - Не смейте!!! - Голос Наики... а значит, я в... Резко открыла глаза, что бы встретиться взглядом с ректором, мрачно меня разглядывающим и закусить губу, стараясь не показать как мне больно от своей же ошибки. Это был сон, всего лишь сон, его нет, Илл, нет! А то, лишь голос ректора... У них похожие голоса, как-никак они братья... Глаза мои испуганно расширились, когда воспоминания вчерашней ночи промелькнули перед глазами.
      - Я не... - Начала я, стараясь успеть сказать, прежде чем последует очередная порция ударов.
      - Значит, так, - перебил он меня, - я даже не хочу знать, кто на свой страх и риск провел этот ритуал. Поскольку друзей у тебя нет, могу смело предположить, что это было сделано с единственной целью - посмеяться над тобой. И ты, смею тебя заверить, оправдала их ожидания. - Пока он говорил, перед глазами всплыла картина. Вкус железа пополам с кровью... я дернулась, и меня накрыло волной боли. Перед глазами все плывет, кто-то поднес к моим губам кружку: "- Выпей, давай же, малышка, тебе нужно выпить." Вы ошиблись, дядя, это было сделано с одной единственной целью - спасти... Я бы сама не оправилась от всех тех ран, что нанесли мне в ту ночь. Но вам, вам же, не будет это интересно...
      - Меня даже не интересует, что ты теперь будешь делать с двумя своими ипостасями. Мне вот только интересно, твой отец знал, что ты прошла этот ритуал? Ведь он так этого не хотел... Да и что они тебе наплели? Впрочем, неважно... - произнес он, видя, что я хочу что-то сказать. - Я подумал, что тебе действительно необходимо проститься с отцом. На выходных я предоставлю тебе такую возможность. Но, дабы ты не попыталась сбежать, тебя будет сопровождать моя помощница. - Если честно, мне было все равно, кто будет со мной. Главное, что он разрешил.
      - Спасибо. - Тихо прошептала я, стараясь не смотреть на него. Мне бы не хотелось, чтобы он видел страх, поселившейся в моих глазах.
      - Не за что. - Сухо произнес он. - Мой брат заслуживает, чтобы с ним попрощались... пусть даже... - он не договорил. - Это все, что я хотел тебе сказать. Пары ты сегодня уже пропустила, но работу твою никто не отменял, так что, через полчаса ты обязана явиться в библиотеку. - С этими словами он вышел.
      Я поднялась и, скинув с себя сорочку, одела платье. Удивительно, но не синяков, ни даже царапин на моем теле не обнаружилось. Только серебристая вязь рун на руке, казалось, стала еще ярче. Я уже привычным движением повесила сумку на плечо, так, чтобы ее не было видно, и посмотрела в зеркало. Вчерашний мой, (пока не выяснила, что это было, пусть будет обморок), итак, вчерашний мой обморок, к моему облегчению, не испортил платье. Оно слегка помялось, и было немного пыльным, но в принципе при небольших усилиях, вновь могло стать как новым. И я собиралась очень постараться, чтобы привести его в должный вид.
     
      Как всегда в столь ранний для самостоятельного обучения час, в библиотеки было тихо. Только пара учеников, обложившихся со всех сторон книгами, с упоением их листали. Выслушав очередную порцию нотаций от вредного архивариуса, я вновь отправилась выполнять свою работу, которая в данный момент заключалась в расставление книг по полкам. Точнее, я сделала вид, что отправилась. Сама же, незаметно прошмыгнула, в отдел Ритуальной магии. И чуть не ахнула от досады. Книг здесь было превеликое множество, как впрочем, и самих ритуалов. И что теперь делать? Как найти именно тот? Судорожное перелистывание книг не дало результатов. А моя задержка привлекла внимание Архивариуса.
      - И что ты здесь делаете, деточка? - После того, как я стала у него работать, по имени он меня не именовал. Лишь, это слово "деточка", приправленное отменной долей издевки, слетало с его губ, когда он обращался ко мне. Это бесило, но я пока терпела - мне не нужны были лишние проблемы. - Насколько я помню, книги по ритуальной магии не выдавались уже довольно давно. И уж тем более не возвращались. - Я обернулась к нему и застыла, не зная, что сказать. Книга, которую я просматривала, когда он подошел ко мне, так и осталась лежать у меня в руках, и она прям таки вопияла о том, что я здесь делала. - Деточка, я жду ответа! - Красноречивый взгляд, брошенный на книгу, ясно говорил, какие объяснения он хочет услышать.
      - Я... - Начала и вновь замолчала. Ну не говорить же ему, что недавно кто-то провел ритуал обращения, и теперь мне нужно узнать о том, что же меня ждет и как бороться с самой собой. Хотя, что я теряю, сказав правду?
      - Я искала сведения о ритуале обращения...
      - И зачем это тебе понадобились эти сведения?
      - Потому что я ничего об этом не знаю.
      - Думаю, тебе и нужды в этом особой нет. Иди к столу, не исполнение указаний требует наказания, а точнее дополнительной работы.
      - Есть.
      - Что?
      - Нужда есть. Мне необходимо знать об этом ритуале. - И заставила себя выдохнуть. - Пожалуйста. - Это волшебное, как некогда говорила мама, слово далось мне тяжело. Но никакого действия ни магического, ни более того простого не принесло. Архивариус только еще больше разозлился.
      - Я, кажется, сказал, тебе идти к столу.
      - Не хотите, давать книги, так расскажите. Мне нужно знать!
      - Если хочешь, когда-нибудь, все же освободится от этой работы, исполняй все то, что я тебе говорю. Марш к столу, разбирать карточки должников, в убывающем порядке, по алфавиту!
      Было обидно. Я развернулась и, чувствуя себя униженной, направилась к столу.
      - Стой! Книгу поставь на место! Неужели, деточка, ты думала, я не замечу.
      -Я не...
      -Книгу! - Крикнул он, и я поспешно протянула ее ему. Архивариус застыл, на мгновение его взгляд впился в мою руку, а затем в глаза, словно пытаясь что-то прочитать в них.
      - Я расскажу тебе о ритуале. - Наконец, произнес он. - Эта книга, совершенно о других обрядах. Поставь ее на место и иди, сортируй, я скоро подойду. - Но вместо того, чтобы послушно последовать его совету, я осталась стоять на месте.
      - Почему? - Вопрос сорвался с губ, прежде чем я сама поняла, что хочу узнать.
      - Что?
      -Почему вы мне помогаете?
      - Я ведь и передумать могу. - Пригрозил старик, пришлось послушно идти выполнять работу.
     
      То, что сортировка является муторным делом я, конечно, догадывалась. Но что настолько - не могла даже предположить. От всех этих фамилий, названий книг - кружилась голова. Хорошо хоть архивариус пришел довольно быстро и, оглядев проделанную работу, довольно хмыкнул.
      - Половина пятого уже. Можешь идти.
      - Но вы обещали рассказать.
      - Что? - Казалось, он удивился.
      - О ритуале...
      - Ах, да, ритуал. - Он удовлетворенно кивнул. Меня не покидало ощущение, что он меня попросту проверял. Так ли меня интересует эта тема, насколько я хочу это показать. - В сущности своей, ритуал посвящения представляет собой некий обряд, на крови или чем-то еще, позволяющий раскрыть спрятанные с рождения глубоко внутри проходящего его способности. В зависимости от расы у каждого он свой. Наиболее интересными и жуткими являются посвящения демонов и вампиров. Я так понимаю, тебя интересуют оба? - Я нерешительно кивнула. - Ритуал проводится, когда вампир или демон достигает возраста трех лет, не младше, но и не старше. В первом случае существует опасность летального исхода, во втором безумия.
      - Безумия? - Проявила я заинтересованность, а все внутри похолодело.
      - Да. Видишь ли, это довольно трудно принять себя тем, кем ты станешь. Не зря у людей ходят легенды, что вампиры пьют кровь, а демоны души.
      - А причем здесь это? И насколько я знаю это совсем не легенды.
      - Верно, - кивнул он. - Совершеннолетним представителям расы вампиров требуется хотя бы раз в полгода глоток крови. В случаях же сильного истощения, этим самым глотком крови не обойтись. С детьми же все происходит немножко иначе. У них, как у организмов растущих, гораздо чаще возникает необходимость пить кровь, раз в три месяца, не больше, но и не меньше. Но, конечно же, есть исключения из правил. Если ребенок находиться при смерти вся его сила уходит на то, чтобы спасти свой организм. Как правило, в таком случае, организм кидает все силы на лечение, не заботясь о том, что их нехватка может также привести к летальному исходу. Поэтому организм начинает попросту требовать кровь. И не глоток, ни два, а гораздо больше. С демонами происходит та же история, с единственным "но!" - они способны заменить эмоции и частицы души на кровь.
      - Но причем здесь безумие?
      - Малышам гораздо легче осознать тот факт, что им предстоит пить чью-то кровь или душу. Сама посуди, вот если бы ты прошла ритуал, то... - Я побледнела и затараторила:
      - Спасибо вам большое за лекцию! Уже поздно, мне нужно подготовить уроки, да и вообще, у меня еще с утра и маковой росинки во рту не было. До свидания!
      - Постой - окликнул он меня уже возле двери. - Иди сюда. - Я поплелась обратно. - Вот, возьми эти книги, почитай.
      - Но вы же сказали, что... - Удивленно начала я, а руки уже без моего ведома уже взяли два толстых томика и засунули их в сумочку.
      - Думаю, они тебе пригодятся. Но если и с ними что-то случится, ты простой работой не отделаешься. А теперь иди. И чтобы завтра не опаздывала, а то знаю я ваше поколение, совсем не пунктуальное... - И он вновь стал таким, каким я его знала, ворчливым стариком, вот только бездушным я бы теперь не стала его называть.
     
     

Глава 8

     
      Я торопливо шла в комнату, выбирая наиболее пустынные коридоры. В голове после лекции Архивариуса словно надоедливые, жужжащие мухи об стекло, бились сонмы вопросов. И в данный момент я пыталась хоть на некоторые из них ответить. Но пока нисколько не преуспела в этом деле. Из слов ректора следует, что отец не хотел, чтобы я проходила ритуал. Это многое объясняет, но не самое главное. На данный момент меня больше всего интересует вопрос: почему он был против? Почему я, в отличие от большинства своих сверстников, не прошла этот ритуал в детстве? И чем мне грозит его прохождение теперь? Безумие, слишком размытое понятие... да и все мы, в сущности своей безумны.
      Как понять? К кому обратиться? Ответа не было...
     
      Запах крови, затмевает разум. Кинуться... осушить. Мало... вновь мало... Не то... все не то...
      Душа... я забыла про душу... Вновь поиск, торопливые шаги, по словно вымершей школе... Вон, стоит, девочка... Сколько ей на вскидку? Десять, двенадцать? Впрочем, какая разница - ее можно выпить! Замешкала на секунду. Но она, так и осталась стоять пригвожденная моим взглядом к полу. Пить... ее душу, чувства... Пить... ее кровь, красную, солоноватую... Но делать нужно это все так, чтобы она была жива на протяжении всего пиршества, пока я ее не осушу полностью... так вкусней, так приятней... Все. Один лишь взгляд на бесцветное лицо и остекленевшие глаза, ничего не стоящий взгляд и вновь в путь...
      Жажда... она не проходит, хочется еще и еще... Ну где же вы все? Все равно найду...
     
      Я словно утопающий, хватанула ртом воздух и распахнула глаза. Меня всю трясло. Стол, за которым я уснула, едва освещал огарок свечи... книга, одна из тех, что мне дал архивариус, была открыта. Кажется, я ее использовала вместо подушки. На дрожащих ногах прошла к кувшину, что стоял на территории соседок, налила в кружку воды и, стуча зубами о ее край, выпила. Колени подгибались, но я, все же, нашла в себе силы, чтобы дойти до своей постели и, рухнуть на ее край. Как же страшно! Плохо! Безумно плохо! Опустила голову на колени и, едва слышно, заплакала. Судя по книге - началось... Я медленно, но верно схожу с ума... Это кажется сначала сном, но потом, со временем, становится все трудней различить явь от кошмара. Создатель, что же делать?!
      - Эй, - кто-то тронул меня за плечо. Я вздрогнула, но головы не подняла, лишь буркнула недовольно:
      - Чего тебе?
      - Ты в порядке? - А то не видно! Тарривель присела рядом на постель.
      - Да. - Голос дрожал. Все еще бешено колотилось сердце.
      - Что-то не похоже... - Сомнение в голосе.
      - А тебе-то, какая разница? И с чего вдруг такое беспокойство? Раньше до моего состояния тебе не было ровным счетом никакого дела?
      - Может, расскажешь? - Словно не слыша моих вопросов, спросила девушка.
      - А зачем?
      - Станет легче.
      - Сомневаюсь. - Ответила я.
      - Но попробовать-то стоит...
      - Отстань,- сбросив ее руку с плеча, встала, и направилась к столу, читать дальше. Должен же быть хоть какой-то выход, должен!
      - Ну, как хочешь, - бросила Таривель обиженно и пошла спать. Но, поскольку я не собиралась ее останавливать, вновь вернулась и, заглянув через плечо, произнесла:
      - Странные книги ты в последнее время читаешь, Иллистин. Только это не тот обряд. Здесь ты ничего не найдешь.
      - Да неужели? - Скептически спросила я, приподняв бровь, но так и не удостоила вампирку взглядом. После моих слов наступила гнетущая тишина. Лишь посапывание демоницы, да шелест переворачиваемых мной страниц - единственные звуки, разносившиеся по комнате. Тари так и продолжала стоять над душой. Я же сосредоточено делала вид, что не замечаю стоящую за моей спиной девушку. Той же, через какое-то время надоело, что я ее игнорирую и она, обогнув стол, накрыла открытую страницу книги ладонью, мешая мне читать, и продолжила разговор.
      - Я сейчас говорю правду. Могу поклясться, но ты ведь и клятвам не веришь, неправда ли?
      - Их всегда можно обойти. - Пожала я плечами, наконец, поднимая на девушку глаза.
      - Верно, - кивнула девушка, - но какой смысл? - Она убрала руку, видно решив, что добилась моего внимания.
      - Он есть всегда... - Вновь уткнувшись в книгу, произнесла я.
      - Говорю тебе, это не тот ритуал. Я могу тебе о нем рассказать, только выслушай.
      - Зачем тебе это? - Устало облокотившись о спинку стула, спросила я. Мне было ясно - пока Тарривель не выскажется - читать она мне не даст.
      - Не хочу, чтобы ты проиграла игру, так и не начав ее. - Пожала она плечами. - Я считаю, что если играть, то честно, на равных правах, а пока ты самая уязвимая. Недостаток знаний... от него и погибнуть можно. Тебе ведь интересно, что значат символы у тебя на руке? - Я резко перевела на нее взгляд. Теперь мне стало понятно - она сейчас говорит о совершенно другом ритуале.
      - Ну, знания лишними никогда не бывают. - Проговорила я чуть пересохшим от волнения голосом. Девушка улыбнулась, в глазах сверкнули победой. Не нужно было соглашаться... ну, да ладно, чего уж теперь.
      - Что ж, тогда слушай. Символы, сверкающие у тебя на руке, далеко не простые, Иллистин. Думаю, ты и сама догадалась. Это не порча, как ты могла подумать, но это и не благословление. Обычно, таким образом, выделяют лучших. Это своего рода метки, для старшего круга. Ты ведь слышала о нем? - Мне стало совсем плохо. Я сумела лишь кивнуть, ожидая дальнейших ее слов. И они незамедлительно последовали:
      - Обычно главы старшего круга выбирают трех лучших учеников и наказывают посланникам передать им весточку. Такую вот вязь символов. Она означает, что это их будущие приемники, на чьи плечи они в течение года переложат все свои обязанности. Ты уж извини, но каким боком ты попала в их число, я даже предположить не могу. Но факт остается фактом - ты отмеченная и все с интересом ждут увлекательной игры.
      - Кто входит в состав круга старших? - Мрачно спросила я, справившись с собой. Хотя и так догадывалась...
      - Создатель! Ты что и этого не знаешь?! Старшеклассники, конечно - будущие выпускники! Правда, кто входит в круг, я понятия не имею.
      - Вот, сволочи, - вырвалась у меня эта фраза. - Теперь все будет хорошо! - Передразнила я, того кареглазого. Тарривель как-то странно на меня посмотрела, словно припомнив что-то. - Поиграть им захотелось! - С ненавистью прошипела.
      На кровати заворочалась Тейлин. Я не обращая внимания на девушку, вновь посмотрела на вампирку:
      - Что еще мне нужно знать? - Она улыбнулась и произнесла:
      - Например, то, что ты в полном дерьме. Вас трое. Но у каждого свой знак. Поговаривают, что Наира выбрали на место второго. - Я вздрогнула. В Академии так звали только одного ученика. - Ну, сама я его вязь не видела... Третьего или третью, я не знаю... но опять же слухами вся школа полнится. Яниор, говорят, довольно не плох, для третьего места, но так ли оно или нет - я не знаю.
      - Почему третьего? - нехорошее предчувствие кольнула сердце.
      - Потому что у тебя первое. Смешно, не правда ли? - Смешно? Нет, Таривель, это совсем не весело. Это... жестоко...
     
      Забравшись на подоконник, в коридоре жилого крыла, я старалась понять, как мне выжить теперь...
      - И тебя никто из них не пощадит, чтобы занять именно твое место. - Беспощадно продолжала говорить полчаса назад Тарривель.
      - Но разве... это уже не решено. - Это была даже не надежда, так, залитый водой огонек, который еще фырчит и дымится, но все же, умирает.
      - О, нет! - усмехнулась Тейлин. - Свое первенство нужно доказать: в первую очередь всей школе, а уж потом и сопернику. Они сотрут тебя в порошок, Иллистин... безжалостно сотрут.
      - Кто-нибудь еще заинтересован в... - Я запнулась, подбирая более мягкое словосочетание, нежели " моей смерти" - моем проигрыше.
      - Все. - Жестоко произнесла она.
      - И ты?
      - И я. - Согласилась она.
      - Но почему тогда... - Я не понимала... правда... к чему ей помогать, что-то рассказывать...
      - Как я уже говорила, я люблю честные игры. А ты... ты и так проиграешь. Слабая. Ошибкой было вообще тебя выбрать. - Жестко произнесла Тарривель, но у меня сложилось впечатление, что она что-то не договорила...
      Создатель, что же делать? Но он молчал... А мне вновь захотелось крови... Словно, обезумевшая я шла по школе и искала. Кого - жертву? А, может, смерть? Вот, только, чью? Свою, чужую?
     
      Запах табака и чего-то еще... непонятного... слишком живого... слишком желанного... Может, крови? Нет... ни она. Ее запах не кажется приторно-сладким, и, в то же время, в нем не улавливается едва заметная горчинка. Нет, она так не пахнет. У крови другой, более желанный аромат. А чего тогда? Страха, конечно, страха. Он привел меня сюда, в этот коридор. Но идти или нет - это решать лишь мне. И я делаю свой выбор, смело шагнув в темноту... потому что я того хочу. Потому что мне это необходимо, ведь где есть живые существа, там есть и кровь... А что меня там ждет? Что там происходит? Да, какая разница! Главное, она - солоноватая, теплая, вкусная...
      Крики... голоса... они заставляют задуматься, и на мгновение я замираю, что бы услышать:
      - Ну, вот ты и попался. Нехорошо было от нас убегать, Рай! Нехорошо. - За этими словами последовал звук удара, а затем стон боли. И смех... их смех.
      - А теперь, мы предадим тебе урок... - Многообещающе произнес до ужаса знакомый голос. Кажется, я нарвалась на шайку Яна. "Поэтому стоит медленно отступить в противоположный коридор - лишние проблемы мне не нужны, тем более, после того, что я узнала. Если я когда-нибудь чем-то сильно не угожу этому вампиру, он достанет меня из под земли. Яниор придерживается девиза: для достижения целей все методы хороши. А уж если он действительно меченный, как и я..." - все эти мысли проносятся в моей голове за секунду, пытаясь отрезвить, но я не делаю и шага назад, а он говорит дальше:
      - За твое непослушание...
      - Нет! Не смейте, не троньте!!! - Всхлипы... Аромат страха щекочет нос... дурманящий, сводящий с ума... Какова же тогда на вкус его кровь, если даже страх так прекрасен? Создатель! О чем я думаю?! Это же детский голос! Я хочу... Нет, нельзя Илл, не смей!!! Уходи! Беги отсюда!!! Делаю шаг назад и замираю от слов Яниора:
      - Раздевайся сам, или в свою комнату тебе придется идти в разорванном тряпье. А уж мы позаботимся о том, чтобы вся Академия узнала о твоем позоре. - Ребенок всхлипнул, но твердо сказал:
      - Нет. - До меня донесся новый удар. Глаза застила пелена, из прокушенной от волнения губы, сочилась кровь. Я рванула к ним, даже не думая, чем это может обернуться, если безумие возьмет верх.
      Картина, открывшаяся моему взору, еще больше разозлила. Пятеро подростков лет шестнадцати-семнадцати окружили мальчишку, совсем еще ребенка. И они хотят... Уроды!
      - Отпустите его. - Тихо, но так чтобы слышали все, приказала я.
      - И кто это к нам пожаловал? - Яниор обернулся, и на его губах появился донельзя довольная улыбка:
      - Быть того не может! Иллистин собственной персоной! Что ж, сегодня явно интересная ночка.
      - Отпустите его или... - Едва сдерживая гнев, клокочущий в груди, прошептала я, чтобы не сорваться на рык.
      - Или что? - Яниор заинтересованно бросил на меня взгляд. - Да ты ничего не сможешь сделать. - Он усмехнулся и, оглядев мою фигуру, кивнул своим:
      - Продолжайте! - А, затем, стал медленно подходить ко мне, добавив замешкавшим парням:
      - Она никому ничего не расскажет, даже если захочет. - Это стало последней каплей. Я бросилась на них. Бросилась без предупреждения. Наверное, это мне и помогло. Ударив Яна под дых и толкнув подоспевших к нему на помощь двух прихлебал, я оглядела оставшихся, удерживающих мальчика.
      - Отпустите! - Рык вырвавшейся из моей груди напугал даже меня, что уж говорить об этих двух вампирах. Они отпустили мальчика, чтобы тут же бросится на меня.
      Это вышло случайно. Они отлетели в стороны одним лишь взмахом руки. Моей руки... такого я не ожидала, никак! Магия меня никогда не слушалась и на секунду я застыла, опешив от произошедшего и совершенно забыв об опасности, оставленной за спиной.
      Они напали подло. Все, втроем, больно ударив кулаками и ногами по спине, голове.
      Я еще успела схватить мальчишку за руку мальчишку и прошептать ему на ухо слово:
      - Беги...
      А затем посыпались удары, я отбивалась из последних сил, не забывая платить им тем же и используя при этом все: зубы, руки, ноги... На секунду обернулась назад. То ли он не понял, что я ему сказала, то ли посчитал, что бросить меня здесь слишком подло, но мальчишка не сделал и шага прочь. Стоял, и большими напуганными глазами смотрел на всех нас.
      - Беги, хаос тебя побери!!! Они всегда доводят свои дела до конца! Беги!!! - Закричала я, и он рванул с места, словно опавший лист, подхваченный ветром. Но эта заминка стала моей ошибкой. Не стоило отвлекаться, не стоило. Удар по голове вышел сильным, они могли собой гордиться. В глазах потемнело и, на секунду, я даже забыла, где нахожусь. Но пара оплеух вмиг привели в чувства. Меня держали двое, а Ян с разбитой губой, подошел ко мне.
      - Маленькая, глупая Илл! Вечно готовая жертвовать собой дурочка! - Не смотря, на то, что улыбка не сходила с его губ, в глазах легко можно было прочитать ярость. Они были безумны. Он резко ударил меня в живот. От боли я сложилась пополам. - Вот, только, помощь твоя никому не нужна. - Добавил он, пока я хватала ртом воздух, а затем, что-то прошептал, и меня отбросило к стене и будто бы пригвоздило к ней. Не было возможности даже пошевелиться.
      - А теперь... - садистская улыбка коснулась губ Яниора, порывшись в карманах, он высыпал на руку горсть дротиков:
      - Кто хочет поиграть в дартс?
      На него посмотрели скорее испуганно.
      - Ну? Вы чего боитесь?! Эта тварь не сможет и слова сказать, когда мы закончим. Да никто за нее и не заступится. - Мрачно произнес он, и дротики послушно расхватали.
      - Думаю, я буду первым. Он размахнулся и, прицеливаясь, метнул. Дротик упал на пол, лишь царапнул левое плечо.
      Яниор выругался и, махнул рукой одному из ребят подобрать его.
      И тут, безумство, которое отступило совсем недавно, вновь охватило меня. Я чувствовала кровь... их кровь... И этого молодого вампира, столь неосторожно присевшего на корточки чтобы подобрать дротик у моих ног.
      Говорят, сумасшедшему человеку становится под силу, такое, что он ни при каких обстоятельствах не смог бы сделать вменяемый. Он становится во много раз сильней. Так стало и со мной... Я рванула к пареньку из-за всех сил, и... у меня получилось... Укус... всего пара глотков - все что требуется, чтобы пришла сила, но чтобы полностью отрезвить сознание этого не достаточно. Но больше мне не дали... кажется, вмешался Ян, он вновь зашептал слова на непонятном языке. Почувствовав опасность, я прыгнула, пытаясь ударить в лицо. Кулак попал прямо в шевелящиеся губы, разбил их в кровь. Яниор, не ожидавший подобного, покачнулся, а я рванула прочь. Все тоже чувство страха за себя, гнало меня, как можно дальше от них, не позволяло остаться и, наконец, напиться...
     
      Отступление шестое. Помощь.
      - Тебе же было сказано - не вмешиваться! - Андис едва сдержался, чтобы не вздрогнуть и не выругаться. И как он только он его нашел?
      - Я и не вмешивался, Сэт... - возразил он. Врать главе первого круга было глупо. Если он узнает - не избежать наказания, даже не смотря на то, что этот самый глава является твоим другом.
      - Да неужели?! Не ты ли помог ей откинуть магией этих вампиров?! Ну, Ан? Я жду объяснений!
      - Только одного... - вампир мягко улыбнулся. - Другого Иллистин сама смогла откинуть. Я лишь слегка помок ей в этом, немного подтолкнул. У нее бы и у самой получилось. Тем более она ничего не узнала бы. Что бы изменилось?
      - Она бы больше не лезла спасать неизвестно кого, если бы, конечно, выжила. Это был бы весьма поучительный урок! А ты все испортил. - В голосе Сэтерана слышался гнев.
      - Прости... но я считаю, что вы слишком быстро отказали ей в помощи. Даже тебе помогали намного дольше, я уже не говорю о Рэме... - Сэт долго вглядывался ему в лицо, а затем с досадой бросил:
      - И чем тебя так зацепила эта девчонка?!
      - Тем же, что и тебя - оскалился в улыбке вампир.
      - Меня? - Искренне изумление и непонимание в глоссе, заставило Андиса улыбнуться еще раз.
      - Ну, ты же все-таки выдвинул ее кандидатуру, а значит...
      - И что?
      - Значит, разглядел в ней что-то...
      - Ты так думаешь? - все так же удивленно произнес Сэт. Но эти его слова выглядели скорее наигранно.
      - Да. - Твердо произнес Андис.
      - Только Лейе не говори. Она и так в последнее время на нервах... Да и разглядел я в ней только орудие мести, ну и интересной игры. Как ни крути - сильна девочка.
      - Да... сильна... - Задумчиво произнес Андис.
      - Ладно... главное чтобы о твоей выходке не узнал Рэм.
      - Я уже и так все знаю. - тихий вкрадчивый голос донесся из-за их спин.
      - Рэм? - Оба вздрогнули и обернулись. Он стоял и улыбался. Значит, бури не будет. Но какой-то подвох все-таки чувствовался.
      - Лейя, кстати тоже здесь. - Произнес демон и этим полностью разрушил мою маскировку.
      - Так, что же я не должна была знать, Сэт?
      - Чтобы больше такого не был, Ан. Я все понимаю... но иначе мне придется применить силу, а я этого не хочу потому что ты мой друг. - Произнес Рэм и исчез. Хоть мы и не сомневались - повториться, возможно, и не раз. Именно потому мы сейчас были здесь, наблюдая, чтобы вампир не перегнул палку в помощи.
     
      - Дурак! - с чувством костерила я мальчишку, таща его за руку, словно, сорвавшаяся за каретой собака, хозяина.
      Он, так и не убежал далеко, притаился за поворотом. Улепетывая на полной скорости, я его едва не сбила с ног. И сразу, признаться, не признала. Но когда до меня дошло, кем является этот мелкий вампиреныш, то на него посыпались ругательства. Впрочем, сильно ругаться не представлялось возможным: почти сразу я услышала крики за спиной и со словами:
      - Если хочешь жить не отставай - рванула в самые заброшенные и от того малоизученные коридоры. Уж мне-то они были знакомы - жизнь заставила выучить все ходы в этой школе. А кричать на него в таком темпе - это значит выдохнуться гораздо быстрее.
      - Я больше не могу... - Где-то через полчаса, беготни по коридорам, задыхаясь, произнес мальчик и упал, прям где стоял. Я уже привычным движением схватила его за шкирку, пытаясь поднять. Но все было безуспешно - ноги у него подкашивались, кажется, он сказал правду. Села рядом с грустью про себя подумав, что после драки, этой гонки с препятствиями, паутиной, платье уже на вряд ли станет новым. Перевела взгляд на мальчика. На вид ему было лет девять-десять. Темные волосы, слегка кучерявятся и стоят волнистым торчком. Круглое, доброе лицо: невысокий лоб, из под челки выглядывают бровки домиком, глаза цвета расплавленного серебра, бездумно смотрят в стену напротив.. Прямой нос, губы приоткрыты, он дышит тяжело - нелегко ему далась эта гонка. Но впечатление портит подбородок, слишком круглый. На щеке наливается синевой синяк.
      - Нужно приложить что-нибудь холодное. - Нарушила я молчание. Он очнулся и долгим взглядом глядел мне в лицо, а потом произнес:
      - Уже поздно. Да и пустяки это все. - пожала плечами. Мол, пустяки, так пустяки.
      И снова молчание.
      - Может ты мне объяснишь, почему торчал там, вместо того чтобы убежать? - наконец, не выдержала я гнетущей тишины и задала мучащий меня вопрос. Он как-то весь сжался, глянул на меня исподлобья и, наконец, произнес:
      - Я испугался...
      - Ну так и бежал бы! - рявкнула я, не понимая логики этого ребенка.
      - Я испугался, что они тебя убьют! - Выкрикнул он и вновь уставился в стену. Кажется, до конца он так и не понял, чего избежал.
      - Послушай, малы... мальчик, что бы изменилось, если бы ты убежал? - Он молчал, и я попыталась разъяснить. - Ни-че-го! Понимаешь? Ты бы ничем не смог мне помочь. И если я рискую жизнью, то мне бы хотелось знать, что тот, ради кого я это делаю в безопасности. Понимаешь? - минута молчания, а затем.
      - Я тебя не просил мне помогать... - Как на голову ведро с водой вылил...
      - То есть нужно было пройти мимо? - Аж задохнулась я. Вновь пришла злость. Я тут старалась, а теперь оказывается, что... - Да ты хоть понимаешь, чтобы они с тобой сделали, если бы я не вмешалась?! Что ты молчишь?!
      Он кивнул, а затем произнес дрогнувшим голосом:
      - Понимаю... - И мне стало ясно - если я начну продолжать дальше - заплачет. И поэтому замолчала: не люблю слез. Слезы - это слабость. А уж кто-кто, а я знала, как не хочется обнажать ее перед другими.
      Мы надолго замолчали. Я вновь принялась разглядывать мальчишку, а он - стену.
      По сравнению с учащимися школы, одет он не броско, но, как говорится со вкусом. Знающий, взглянув на ребенка, сразу скажет, что мальчик далеко не из простой семьи. Темно-синяя рубашка самая обычная, но если присмотреться внимательней, сразу станет понятно, что она из Изирского хлопка, что продается за метр по сотне золотых. Плотные вельветовые брюки, с накладными карманами и невысокие черные кожаные сапоги из дорогой кожи Кижирского Хака1. Кто же он, этот мальчик? И почему если он богат на него посмел поднять руку Яниор? Вопросы, вопросы, очередные вопросы... но, правду-то он мне на вряд ли скажет. Да и нужна ли она мне - эта правда? Главное, что мы оба целы. А пара ссадин и царапин не считается - заживут, никуда не денутся.
      - Что ж, - наконец произношу - думаю, они уже бросили поиски. Пойдем, я тебя провожу. - Он кивает и встает. До общежития мы, так и не проронили и слова. Мальчик шел, задумчиво покусывая губу. Словно решая, стоит ли мне рассказывать что-то. Я же не настаивала, захочет - расскажет. Нет - так нет. В конце концов, я не претендую на его доверие.
      Уже у самой двери он неожиданно улыбнулся и произнес:
      - Спасибо.
      Меня раньше никто никогда не благодарил. Странное это чувство. Губы сами собой расплываются в улыбки, и глупые слова сорвались с губ:
      - Да не за что... - разворачиваюсь и ухожу, пока он не успел возразить.
      Мы оба понимаем, что есть за что. Ведь все могло кончиться по-другому. Да и я сейчас на свою голову нашла кучу дополнительных проблем. Яниор не успокоится, пока не отомстит. Но все же, он не произнес слов возражений, и я ему была за это благодарна. Пусть будет так, ведь в первую очередь я доказала себе, что кому-то нужна, раз моя помощь пригодилась.
     
      Отступление седьмое. Имеющее смысл быть.
      Яниор сплюнул кровь. Кажется, эта тварь сломала ему зуб. Но ничего, ничего... она еще заплатит. Он проводил затуманенным от предвкушения взглядом убегающую девчонку. И по телепатии передал рванувшим за ней парням:
      "Стойте! Погоняйте, но не догоняйте ее. А мальчишку пока не трогайте"
      "Но почему?"
      "Этот Рай может нам еще пригодиться" - Произнес он, так и не ответив на вопрос. А на его губах появилась безумная улыбка.
     

Глава 9

     
      Рассвет... нет ничего прекраснее рассвета. Когда серебристый диск луны уступает место на небе своему брату - солнцу. И тот несмело поднимается над линией горизонта, вступая на небосклон. Вот, первые лучи коснулись верхушек деревьев, игриво пробежались по глади озера, виднеющейся вдалеке. Где-то там зачирикали проснувшиеся птицы, взметнулась ввысь ласточка. Лучи, между тем, поползли выше, заскользили по башням школы и, наконец, приветливо, словно лучшие друзья, заглянули в окно. Поздоровались, по-своему, ласково - коснулись лица, нежно, словно любящие родители рукой, провели по волосам. Я улыбнулась в ответ на это приветствие.
      Мне нравилось встречать утреннюю зарю. Я могла просиживать на подоконнике часами, ожидая, когда первые лучи солнца коснутся линии горизонта. Помнится, в детстве, когда гувернантка, строгая женщина средних лет, тушила свет и тихо прикрывала за собой дверь, я прислушивалась к ее шагам, ожидая, когда они станут едва слышными и бросалась к окну. Считала звезды, искала созвездия, любовалась луной... - и все это только для того, чтобы не заснуть и дождаться рассвета. Не знаю, чем он меня так привлекал. Может, своей надеждой. Ведь, новый день - это всегда надежда, хотя бы на то, что именно сегодня все изменится... Не знаю... но эта странная любовь, так и осталась в моем сердце с детства.
      Зазвенел будильник. Набившая оскомину мелодия разнеслась по комнате. "И все-таки они там явно фальшивят." - Отстраненно подумала я. Музыку, поднимающую почти каждое утро моих соседок и меня за компанию к первой паре, можно было бы назвать даже красивой - тихая, нежная мелодия разливалась по комнате... Она мне нравилась... раньше... пока я не стала прислушиваться. Визгливые, какие-то истерические ноты, то и дело пробивались в мелодичном звучании, били по ушам. Нет, так не было задумано. Уж что-что, а знаменитую пятую сонату Валистера, как и все творчество этого композитора, я знала.
      Отвернувшись от окна, оглядела комнату. Первой поднялась, как всегда Таривель. Зевнула, прицельным и отработанным движением запульнула подушкой в Тейлин, усиленно делающую вид, что не слышит будильник. Попала. Ее подруга буркнула, что-то нелицеприятное и укрылась с головой одеялом. И так каждое утро. Удивительно, что я позавчера не слышала их сборов. Видно, приноровилась не просыпаться при такой вот, своеобразной побудке. А ведь собирались они далеко не тихо. Первые год в этой комнате связан у меня с воспоминаниями вечного недосыпа. Слух-то у меня чуткий, от любого шороха просыпалась. А они, словно намеренно гремели, переговаривались в голос, в общем, делали все, чтобы меня разбудить. Но сегодня Таривель решила, по всей видимости, меня удивить:
      - Тей... - пусть и громким, но все же, шепотом возмутилась она. И бросила чуть виноватый взгляд на мою кровать, словно боясь разбудить. Озадаченное выражение ее лица вызвало на моих губах улыбку, которую я, впрочем, тут же спрятала. Моя постель была заправлена и, складывалось впечатление, что на ней никто не спал этой ночью. Впрочем, так оно и было. - Гмм... - Произнесла Таривель задумчиво. Не удержавшись, я фыркнула, и девушка резко обернулась. Как только она меня сразу не заметила? Неужели, ее стало подводить чутье? Почувствовав, что она ждет от меня объяснение, я отвернулась к окну. Мне непонятно было ее поведение по отношению ко мне. Что бы она там не говорила, но после той вспышке, так напугавшей моих соседок, девушка стала вести себя по-другому. И дело было не только в ритуале. Как хотелось бы узнать правду... но кто мне ее скажет... А солнце уже заняло полноправное место на небе и весело играло яркими лучами.
      - Ты что, так и не ложилась? - Осторожно поинтересовалась она. Я обернулась и сама не заметила, как легкая улыбке скользнуть по губам:
      - Ага, - кивнула. - Люблю встречать рассвет.
      - Ты же раньше совой всегда была... позже всех вставала... - Удивленно произнесла девушка.
      - Разве? - Подняв бровь, спросила я. - А что мешает сове насладиться первыми лучами солнца? Таривель, я ведь и ложилась тогда гораздо позже... как раз рассвет успевала встретить.
      Демоница странно на меня посмотрела. А я отругала себя, за чрезмерную искренность. И тут же поспешила надеть на лицо маску отчужденности. И, скрестив руки на груди, посмотрела в ответ и произнесла:
      - А что, я чем-то помешала?
      - Да нет... - покачала она головой. И, отвернувшись, поспешила к Тейлин, чтобы поднять ту, наконец, с кровати. Сидеть в комнате не было смысла. Лучше заскочить в библиотеку, отдать архивариусу книгу о ритуале. Чем черт не шутит - может, удастся его разговорить, и почерпнуть что-то новое по интересующей меня информации. Потому что настроение мое меня пугало и притом, серьезно. Ничем не объяснимая эйфория кружила голову. Хотелось улыбаться и смеяться. Даже страх, липкий страх, что поселился в душе, отступал куда-то на второй план, перед этим чувством. А ведь вчера я чуть не сорвалась. Если бы ни этот мальчик... Рай, все бы могло произойти по-другому. Мы оба помогли друг другу той ночью. И мне сложно сказать, кто из нас оказал большую помощь. Потому что если бы ни он, я бы, наверное, сделала последний шаг в сторону безумия. Но, пока, время еще есть... во всяком случае, так говорит книга...
     
      Как и всегда в такую рань в коридоре стояла тишина. Приправленная предчувствием чего-то нехорошего, она казалась жутковатой. По полу, неприятно холодя лодыжки, тянуло сквозняком. Едва уловимый аромат кедра и лаванды щекотнул нос. Сердце пропустило удар и пустилось вскач. Что-то должно было произойти... "Уходи отсюда" - шепнуло шестое чувство. Я резко развернулась и встретилась с взглядом карих, отливающих красным, глаз. Опоздала...
      - Куда-то торопишься? - Чуть грубоватым голосом произнес высокий, широкоплечий парень.Скрестив руки на груди, он стоял в проходе и с пренебрежением, смотрел на меня. Я непроизвольно отступила на шаг и бросила взгляд через плечо.
      - Э, нет. - Покачал он головой, верно расценив этот жест. - Даже не надейся удрать, ни в этот раз.
      За спиной послышались шаги. Я обернулась. И чего мне не сиделось в комнате? Три здоровых лба, то ли своим угрожающим видом, то ли грацией, напоминающих медведей, заслонили от меня путь к спасению. Их самодовольные ухмылки, расползлись еще шире, когда они почувствовали исходивший от меня волнами страх. Демоны низшего уровня. Так их называли, не смотря на, порой, довольно-таки высокое происхождение. Жалкие существа, способные подчиняться лишь силе, в случае чего, готовые загнать по рукоять нож в спину, тому, кто еще недавно им доверял. Прислужники вампиров. Были и такие. Их родители - предатели переметнувшиеся на другую сторону, как, впрочем, и они сами. Ни вампиры, ни, тем более демоны не уважали подобных, редко считались с их мнениями. Но, что удивительно, не трогали. "Они не виноваты в том, что так поступила их семья. - Вспомнился один случайно подслушанный разговор. - Им приходится следовать за семьей, и не всегда это решение они принимаю по своей воле. Их не следует винить в чем-либо..." Но почему тогда все обвиняют меня в смешанной крови? Уж я-то точно не виновата в этом.
      - Неужто, это и есть та самая Иллистин Ньери? - Они разглядывали меня одинаково рациональными взглядами, зелено-карих глаз. Я едва заметно вздохнула, стараясь успокоиться, и попыталась трезво оценить обстановку.
      Подготовились они хорошо. Сбежать, действительно не было ни малейшей возможности. Четверка старшеклассников. Никогда их не видела раньше... Чем же я им не угодила? Ведь ждали-то они именно меня. И откуда-то этим четверым было прекрасно известно, что мне взбредет ранним утром отправиться в библиотеку именно этими коридорами. А об этом до определенного момента не знала даже я.
      - Что вам нужно? - Задала я вопрос.
      - Нас не устраивает выбор Высших. - Ответил вампир. - Как может такое жалкое существо войти в первый круг? - На его губах расползлась паскудная ухмылочка. - Мы не можем допустить подобного позора.
      Величественный кивок головы - приказ действовать. Я, дернулась было, пытаясь проскользнуть мимо вампира, но он, похоже, что-то подобное ожидал. Перехватил меня и толкнул к стене. Я попыталась перейти в боевую ипостась, что, увы, не вышло. А троица, медленно, словно издеваясь, приближалась.
      - Не понимаю... - наблюдая за тем, как я вжалась в стену, произнес вампир. Похоже, он решил остаться просто пассивным зрителем и ни в чем не принимать участие. - Каждый раз тебе удавалось выпутываться из самых сложных ситуаций. Меня даже это заинтересовало. И что я сейчас вижу? Обычная девчонка. Так как же так вышло, что ты стала преемницей? Может, поделишься? - Я уже открыла рот, чтобы ответить, но...
      - Что здесь происходит? - Холодный, голос, заставил меня вздрогнуть. Вампир замер, а затем, полуобернувшись, расплылся в противной, подхалимной улыбке.
      - А, Наир... думаю, вы оцените...
      Неужели, это все подстроил он? Но... зачем ему это? "И тебя никто из них не пощадит, чтобы занять именно твое место" - слова Тарривель... похоже, все что она сказала - это правда. Я чуть повернула голову, пытаясь разглядеть его лицо.
      - А, вот ты где... - Недовольно и даже зло бросил он, хмуро взглянув на меня. - Идем, тебя мастер Темико зовет. - Я удивленно на него посмотрела. - Что застыла? Идем, я не намерен исполнять роль твоей няньки.
      - Я... да... сейчас... - Нерешительно шагнула в сторону полудемона. Троица отступила, пропуская меня. - Быстрей! - Рыкнул он. Я почти бегом направилась к нему. Наир же, удостоверившись, что я иду за ним, направился прочь.
      Четверка старшекурсников проводила нас удивленными взглядами. Поразительно, но против Наира, выступать они не решились. Похоже, уж кому-кому, а ему не придется доказывать правильность выбора Высших.
      Я едва успевала за ним, и почти бежала. Полудемон был очень зол и даже не старался скрывать свои чувства.
      Мы долго шли молча, пока я не решилась и произнести:
      - Спасибо... - Одно маленькое слово, сказанное на выдохе, далось нелегко...
      - Скажешь спасибо мастеру Темико, - Даже не оборачиваясь, холодно произнес Наир. И добавил - Он посчитал, что уж на первом занятии должна присутствовать даже ты.
      - Занятия? - Спросила я. Признаться, я была в замешательстве. О каких парах может идти речь в столь ранний час? - Мне не говорили ни о каком занятии.
      - Ненужно шляться неизвестно где по ночам. - Зло бросил он. - Хорошо хоть благодаря знаку приемника, узнать примерное твое место расположения мне не составило труда. Имей в виду, в следующий раз я не побегу тебя искать и даже просьба мастера Темико, не смотря на все мое к нему уважение, не повлияет на меня.
      - Я тебя не просила меня искать. Это лишь его просьба, так что нечего мне все это высказывать... - сказала я и тут же пожалела о своих словах - он резко остановился и посмотрел мне в глаза. В них пылала ярость. Таким мне еще не приходилось его видеть никогда...
      - Да неужели?! - Сузив глаза произнес он. - Лишь по твоей вине и не по чьей другой я шлялся по всей школе, пытаясь определить твое точное местонахождение. Ты - обуза, которую нам дали, словно в насмешку Высшие. Первое место в круге. - Он усмехнулся. - Смешно сказать!
      - Я...
      - Ты недавно попыталась сказать спасибо. Так, сделай милость, лучше молчи и я приму это как благодарность.
      - Наир...
      Не слушая, он пошел дальше, бросив через плечо:
      - Шевелись, давай.
     
      Занятия, на которых мне следовало присутствовать, являлись дополнительными, но посещение их считалось строго обязательным. Как объяснил сухим, лекторским голосом мастер Темико, введены они были для того, чтобы впоследствии мы без проблем сумели справиться с возложенными на нас обязанностями. А, именно, для того, что бы мы смогли стать достойными приемниками и, в случае недовольства, сумели доказать, что выбор Высших не зря пал на нас. Так же, он вскользь упомянул о том, что это обучение поможет нам привыкнуть к друг другу. При этих словах я кисло оглядела подобравшуюся компанию, то и дело, спотыкаясь об презрительные взгляды. Меня ненавидели многие... даже люди... перспективные огненные маги, ведьмочки, некроманты... В небольшом, находившемся на территории старших курсов, зале, собрали по меньшей мере пятьдесят учеников. Все они были лучшими в своих классах и в перспективе должны были войти во второй, а может, если повезет и в первый круги. Фактически, кто-то из них должен был занять мое место... но Высшие решили пошутить...
      -Итак, сейчас, группа, вы разобьетесь по парам. Мне бы хотелось, чтобы в этом поединке вы показали все, на что способны. Так я смогу узнать, чему мне необходимо обучить вас в первую очередь. Ну, что вы стоите? Ищите себе пару.
      Все послушно стали разбиваться по двое. У меня сложилось впечатление, что указание учителя их нисколько не удивило и даже не огорчило. Наоборот, казалось, что они давно уже договорились с друг другом, кто с кем будет стоять в паре. Я сначала было сделала шаг к одной светло русой ведьмочке. Но угроза, вспыхнувшая в ее взгляде, заставила меня остановиться.
      И что делать? Отвернулась... что же делать... Неожиданно наступившая тишина, нарушаемая лишь перешептываниями окружающих. Заставила меня поднять глаза, которые я привычно опустила, чтобы не видеть их взгляды и оглядеться. Яниор стоял напротив меня и ухмылялся. Его улыбка говорила о многом. Похоже, он решил сейчас мне отплатить за все то, что случилось прошлой ночью.
      - Ты что-то хотел? - Все же, надеясь на что-то, поинтересовалась я.
      - Всего ничего - сразиться с...
      - Ян, я бы все же хотел, что бы вы встали в пару с Наиром... - Перебил Яна мастер Темико.
      - Но мастер... - Попытался было возразить вампир. Но тут же был осажден учителем:
      - О вашей схватке с Ньери прошлой ночью я уже наслышан. - Шепот пронесся по залу. Похоже, "наслышан" был только мастер Темико... вот, только откуда он мог знать? - Теперь мне бы хотелось посмотреть на ваши способности в более честном поединке. - Вампир сжал кулаки. Хмуро посмотрел в сторону учителя и отошел от меня, прошептав напоследок:
      - Ты еще заплатишь за это, Илл... - Заплатить за что? За слова мастера Темико или за то, что произошло вчера... За что ты собираешься мне мстить, Ян? А, может, за всем вместе?
      - Ньери, вы пока можете просто понаблюдать. Думаю, это вам будет полезно - посмотреть, как сражаются ваши товарищи. - В голосе не слышалось издевки... но... все же, его слова прозвучали насмешкой. Горькая улыбка скользнула по губам.
      Я оглядела своих "товарищей", стараясь особо не задерживать ни на ком взгляд. Мне кажется, или в их глазах, помимо презрения, после слов Мастера Темико, застыло и другое чувство? И имя ему - интерес.
     
      Если вначале тренировка шла, как ее и задумывал мастер Темики, то постепенно ребята стали отвлекаться. Всем хотелось посмотреть, на спарринг двух лидеров. Не зря же их выбрали Высшие. Я - не в счет. Это лишь глупая шутка. После нескольких окриков учителя и более сотни бездумно пропущенных ударов со стороны учеников, мастеру Темико пришлось смириться и разрешить всем понаблюдать.
      Из оружия Наир и Яниор выбрали кинжалы, впрочем, пользоваться магией так же не возбранялось. И, надо сказать, это стоило десятка пропущенных ударов. Они сражались красиво, легко отражая выпады, попеременно используя, то атакующие заклятия, то защитные. Я с восхищением и какой-то глупой горечью, наблюдала за ними, понимая, мне никогда подобному не научиться. Такая техника вырабатывалась годами. Но не только опыт был важен - талант, так же, имел огромное значение. Иногда они замирали, чтобы через секунду, вновь превратить все в танец смерти. Да, Наир и Яниор, несомненно, были талантливы. Но если каждое парирование полудемона, каждый его выпад, были переполнены кошачьей грации, то Ян действовал иначе - резкими, отточенными движениями он наносил удары, ставил защиту, уклонялся. Танец смерти...Отчего-то на ум мне пришло именно это выражение. Хотя здесь нет ничего странного. Это действительно был смертельный танец. Потому что было видно, что сражаются они на пределе своих возможностей. Ни Яниор, ни Наир ничуть не заботились о последствиях. Казалась, их не беспокоило, что будет, если один из них ошибется. Наоборот, они будто задались целью, во что бы то ни стало убить друг друга. Вдруг, привкус ненависти, шедший волнами от пары, смешался с кровью. Всего лишь царапина. Но мастер Темико, тут же остановил сражение. Наир и Ян тяжело дышали. На правом рукаве рубашки Яна, расползалось красное пятно.
      - Я просил просто показать ваши способности, а не убивать друг друга! - Кричал учитель.
      - У меня не было подобного даже в мыслях, мастер. - Спокойно произнес Наир. - Если бы я хотел смерти Яниора, то он был бы уже мертв.
      - Был бы, но не я, а ты. - Хрипло произнес Ян.
      - Хочешь проверить? - Полудемон сделал шаг к вампиру.
      - Не боишься? - Попытался поддеть Ян.
      - Кто еще боится! - Они бросились друг на друга. В их взглядах зажглась такая ненависть. Мастер Темико не успевал. Он явно не ожидал подобного непослушания, впрочем, как и все остальные. "Не хочу видеть..." - подумала я, зажмурившись.
      Два гулких удара и тишина.
      Я приоткрыла один глаз, затем второй. Наир и Яниор живописно валялись по разным углам.
      - Замечательно! - воскликнул мастер Темико, секундой позже. - Значит, все не так уж плохо!
      - Что вы хотите этим сказать? - хриплым голосом произнес Наир, подымаясь с пола. - Мастер Темико не могли бы вы в следующий раз как-то поаккуратней что ли.
      - Я хочу сказать, дорогой мой Наир, что пусть вы и повели себя вместе с Яниором по меньшей степени глупо, ослушались меня. Но, все же, на этот раз сурового наказания не будет. Вам и так досталось. Да и порадовал меня тот факт, что связь уже действует и налаживать ее не нужно.
      - Связь? - переспросил уже Яниор, подымаясь, ко всеобщему удивлению, с помощью Наира.
      - Именно. Но, поскольку я сказал, что наказание не будет суровым... Значит, я его не отменял. Вот оно, ваше наказание. Как и всех присутствующих здесь - найдите в библиотеке знания о "связи".
      - Но ведь связь бывает разной...- начала было пухленькая ведьмочка в очках.
      - Мне это известно, Алисия... но, поскольку, вы, все же, наказаны, я думаю, не стоит облегчать вам задачу. На этом урок закончен. Жду вас завтра же в это же время.
      - Но ведь выходные... - кто-то, заикнулся было.
      - Не имеет значения. - Отрезал мастер Темико. Все понурились и поплелись, как я предполагаю, в библиотеку. Мой путь лежал туда же. Но я предпочитала терпеливо переждать, пока все разойдутся.
      - Ньери, задержитесь! - Окрикнул меня мастер Темико. Я вздрогнула и направилась к учителю.
      - Что вы знаете о связи? - Огорошил он меня вопросом, прежде чем я успела подойти.
      - Ничего, - честно призналась я.
      Учитель прищурился:
      - То есть то, что тут только что произошло, было лишь на интуитивном уровне?
      - Простите?
      - Значит, так, Ньери, - Вздохнув, произнес учитель, - я дам вам книгу, вы ее изучите от корки до корки. Это поможет вам разобраться в обязанностях, что навешивает на вас первый круг. Связи - уделите особое значение. Вам ясно?
      - Да. - Тихо произнесла я.
      Он взглянул на меня с сомнением, словно не уверенный, что я его поняла.
      - Далее, вам необходимо посещать дополнительные занятия по... - тут он запнулся... - желательно, конечно по всем предметам. Но, для начала, хотя бы защитную магию и боевую. Я жду вас завтра в шесть вечера, после основных занятий с группой. Все, можете идти.
      - До свидания. - Я сделала пару шагов к двери и тут остановилась.
      - Что-то не ясно, Ньери? - Хмуро произнес учитель.
      - Мастер Темико, я не смогу завтра и, возможно, послезавтра посетить ваши занятия... - Начала я.
      - Причина? - перебил он меня, куда холодней, чем обычно.
      - Семейные обстоятельства. - Пискнула я и, не поднимая глаз, вышла. - Даже если бы он в приказном тоне велел мне прийти на занятия, я бы их пропустила...
     
      В библиотеки стоял настоящий хаос. До завтра было не так много времени, а поиск обещал быть долгим. Те, кто хорошо знали мастера Темико (а таковыми были все в нашей новоиспеченной группе) прекрасно понимали, что если бы все было просто, учитель ни за что бы, не назвал это наказанием. Я в тайне радовалась, что мне изучать всю эту литературу не придется. Но в каждой бочке меда есть ложка дегтя - все, что хватали с полок студенты - разносить обратно приходилось мне. Никому и в голову не пришло ставить книги на место, они их попросту оставляли на столах, что было нарушением правил библиотеки. Архивариус пока терпел, но, похоже, его уже порядком достала вся эта возня. И он, то и дело бросал тяжелые взгляды на моих новых "товарищей". Впрочем, те не замечали ничего, кроме полок с книгами. Я покачала головой и, взяв новую стопку книг, стала расставлять их по местам. Денек обещал выдаться тяжелым.
      По правде говоря, мне казались глупыми их поиски. А, точнее как они это делали. В место того что бы объединить усилия и благодаря этому сократить время поиска, они в одиночку просматривали всю литературу. Порой, сами того не ведая, они брали одни и те же тома. На мой взгляд, бестолково.
      - Ньери, бросьте это гиблое дело и подойдите сюда. - Разнесся голос по всей библиотеке.
      По-быстрому расставив книги, метнулась к стойке Архивариуса.
      - Вас требует к себе ректор. - Сухо произнес господин Элибан. - Идите. - Я кивнула и направилась к двери. - Да, и можете сегодня больше не приходить. Думаю, мастер Темико обеспечил меня помощниками надолго. - Последнее, было сказано чуть громче обычного. Со всех сторон послышались тяжелые вздохи.
      Быстро попрощавшись, я вышла, и, хотела было направиться к кабинету дяди, но меня уже ждали. Госпожа Сатина, секретарь ректора академии, оглядела меня холодным взглядом. Увиденное, ей явно не понравилось. Сморщившись, словно она только что съела целый лимон, она велела мне идти за ней. Я послушно поплелась за мегерой. В конце концов, день и так был слишком хорош.
     
      Светлая пустая комната. Из мебели лишь одна старая облупившаяся табуретка и больше ничего. С чего вдруг госпоже Сатине понадобилось меня здесь запирать? Не терпящим возражения голосом, секретарь ректора "пригласила" меня в эту комнату и, когда я зашла, заперла ее с той стороны. Вот уже пару минут я сидела на табуретки, пытаясь понять, что вообще происходит. Но ничего вразумительно в голову не приходило. Впрочем, в одиночестве я прибывала недолго. Не прошло и минуты, как в двери повернулся ключ, и в комнату под руку с госпожой Сатиной вошла дама средних лет. Незнакомка оглядела меня и недовольно поджала губы.
      - Что ж, времени немного, думаю, начнем. - Произнесла она. - Зовут меня Ланила Вейн и я здесь для того чтобы за стенами Академии вы не опозорили свой род.
      Следующее пару часов мне попросту подбирали одежду. Которая, появилась в комнате по мановению руки этой женщины.
      Честь рода... забавно... а в школе, значит, можно ходить и так.
     

Глава 10

     
      Это неправильно будет сказать, что я забыла. Нет. Просто каждый день я гнала от себя мысли о его смерти. И, мне стало казаться, что он все еще жив. Так было легче думать, ни так больно. Я успокаивала себя этой мыслью и, в конечном итоге - поверила в свою же ложь. Даже теперь, когда коляска подкатила к дому, и я зашла в старое, запущенное жилище, где еще витал едва уловимый аромат шипра - я продолжала верить.
      Я долго не решалась подняться наверх. Но затем, стремглав бросившись по лестнице. И все же мне не хватило сил, чтобы сразу войти - я остановилась возле третей двери и просто долго стояла возле нее, а в голове настойчиво билась мысль "Не входи, Илл, не надо..."
      Рука дрожала, когда я, наконец, решилась и, нажав на ручку, толкнула дверь. Та с едва слышным скрипом, открылась.
      Все было так же, как и раньше. На большом письменном столе неровной стопкой лежали бумаги, стояла пара свечей. Там же находилась и початая бутылка коньяка, а рядом с ней стояла рюмка. Не понимая, что делаю, я бросилась к столу и, схватив ненавистную бутылку, с криком, разбила ее об стену, туда же полетела и рюмка.
      - Иллистин... - Голос госпожи Сатины привел меня в себя. Она стояла в дверях и взирала на меня. Впервые вместо обычного холода, призрения в ее глазах я видела страх пополам с жалостью.
      - Прошу меня простить... - прошептала я и отвернулась. - Я не... знаю, что на меня нашло. - Горло сдавило, и я замолчала. По щекам текли слезы и, чтобы я не делала, у меня не получалось их остановить.
     
      - Вы, наверное, захотите заночевать в этом доме... - после долгого молчания произнесла она. - Все-таки давно не были...
      - Нет. - Замотала я головой. И обернувшись произнесла - Прошу вас, уедемте от сюда... прошу!
      - Но господин ректор не упоминал о расходах на гостиницу.
      - Прошу вас...- повторила я и еле слышно добавила. - Я не хочу здесь оставаться...
      Пара минут тишины... бессмысленно было надеяться, что она меня поймет, глупо верить... Но... я не могу здесь оставаться - это причиняет боль... Все же... в душе еще живет надежда... безумная, глупая... и Создатель! Я не хочу ее убивать. Но это место... этот дом он разрушает... ее, причиняет боль...
      Всего одна ночь... нужно побыть здесь всего одну ночь. Интересно, а кто-нибудь еще останется в этом доме? Или предпочтут переночевать где-нибудь в другом месте? Всего одна ночь...
      - Вы хотите уехать сейчас или желаете еще немного здесь побыть? - Ее слова нарушили мои размышления.
      - Что?
      Она повторила, на тонких губах, играла ободряющая улыбка.
      - Я... хотела бы еще немного здесь побыть... - запнувшись, пробормотала я.
      - Думаю, часа вам хватит?
      Я кивнула и произнесла:
      - Спасибо...
      Она ничего не сказала, лишь грустно улыбнулась мне в ответ и вышла...
     
      Дом, казался непривычно огромным, в нем не было ни прежнего уюта, ни щемящего сердце тепла, он даже не казался просто запущенным, как это было раньше. Слишком тихий, пустой, мертвый... Других слов не найти. Дом умер вместе с его хозяином: разбежались последние слуги, побросав свои неоконченные дела и расхватав мало-мальски ценную утварь, покосилась то ли от сырости, то ли от старости мебель... пара картин на стене, что не представляли ценности и, потому оставшиеся после набега слуг, и те казались какими-то тусклыми.
     
      Пара пролетов, толкнула дверь, вошла. Повеяло затхлостью, табаком и ненавистным запахом алкоголя. Моя комната совсем не походила теперь на ту, из воспоминаний... Бордовое пятно, по всей видимости, от вина на белом Тагирском ковре, тут же валялось пара бутылок. Пепел на маленьком прикроватном столики и прожженное сигаретой в некоторых местах одеяло на кровати. Взгляд выцепил из кучи игрушек, стоящих в углу, совсем новые. Подошла, присела на корточки и долго просто рассматривала, не решаясь коснуться. Мне всегда нравились мягкие игрушки. Но сейчас... я бы отдала все на свете за возможность увидеть папу. Прикусила нижнюю губу, чтобы не разреветься. Взяла из кучи игрушек маленькую старенькую, но самую любимую - пушистого некогда белого, а теперь серого щенка.
      - Почти все время ваш отец проводил именно в этой комнате, госпожа. - Раздался скрипучий голос из-за спины. - Он все не мог себе простить, что...
      Обернулась.
      - Няня?
     
      Как оказалось, ни все слуги покинули дом. Терпеливо дожидалась молодой хозяйки старая Нагира. Злобная и вредная старуха, бывшая няней еще у моего отца, оказалась, на порядок преданней остальных слуг. Узнав, что ее господин погиб, она не покинула дом, а по мере сил стала выполнять обязанности экономки. Глядя теперь в испещренное морщинами лицо вампирки, мне не верилось, что некогда, до дрожи в ногах, я боялась эту женщину. Мне никогда раньше и мысли не могло прийти, что увижу в ее белесых глазах столько боли. Нагира любила моего отца, как своего сына и, по мере сил пыталась поддерживать его в трудное для него время. Она осталась с ним, даже когда в угаре он обещал убить ее, когда приказал ей выметаться вон. Она осталась, хотя ей было куда идти. И пусть эта женщина всю жизнь ненавидела меня. Сейчас мы обе сидели на кухни за столом и вместе переживали наше горе. И я была ей благодарна за то, что она не отвернулась от моего отца ни тогда, ни сейчас.
      Нагира много рассказала мне о жизни папы, но еще больше она умолчала. Мне кажется, что эта женщина хотела, чтобы в моей памяти он остался, лишь любящем отцом. "Он часто звал вас, - говорила она, - а потом, вспомнив, что вас нет в доме, долго сидел в вашей комнате..." "Иллистин, он очень вас любил... - продолжала она, чуть погодя, в возникшей тишине. - И отослал вас от себя, потому что не хотел, чтобы вы видели его таким. Не хотел, чтобы в вашей памяти он остался чудовищем... Он боялся, что вы разочаруетесь в нем, перестанете любить. Именно поэтому вас отправили в академию... Лишь поэтому..." - Она все говорила, говорила, словно пытаясь меня убедить и лишь когда я, перебив ее, произнесла:
      - Я знаю... - она успокоилась и, слабо улыбнулась.
      - Ты осталось все такой же любящей дочерью... - Тихо произнесла тогда Нагира и надолго замолчала.
      Уезжая из дома, я оглянулась на прощания, понимая, что еще не скоро захочу сюда вернуться. Если вообще захочу.
      Осталось самое тяжелое - наконец-то взглянуть в глаза правде и... попрощаться...
     
     
      Я никогда не была на кладбище. И, теперь, шагая за Нагирой по каменной дорожке, мне становилось жутко. Всюду надгробные плиты, венки... старые могилы, новые... Последние бросались в глаза больше всего. Их было много, и на плитах были выгравированы портреты совсем молодых людей.
      - Война... - покачав головой, произнесла Нагира, поймав мой взгляд. - Ну, вот мы и пришли.
      Мы остановились возле огражденной серебристой оградкой могилы. Вопреки сложившимся традициям, отца похоронили ни на семейном кладбище. Его семья, словно таким образом, пыталась подчеркнуть, что они не простили ему женитьбы на вампирке. Нагира же, объяснила по-другому: им слишком поздно сообщили о его смерти. Как было на самом деле - я не знала, да и, если честно, меня сейчас это мало волновало.
      Где-то вдалеке зазвучала музыка. Тихая, плачущая мелодия, заставляла сжиматься сердце - сегодня ни одна я прощалась с близким мне человеком.
      Положив цветы, - две темно-красных розы - что я сжимала до этого в руке, на могилу, произнесла:
      - Ну, вот я и пришла к тебе, папа.
     
      С кладбища мы ушли где-то через час. И то, это скорее Нагира утащила меня оттуда, нежели, я ушла по собственной воле. По правде говоря, я слабо помню, что я говорила, что делала. Четко запомнилась, что я шептала, как я его люблю. И как, казалось бы, уже выплаканные слезы, струились по щекам. Помню, как всплеснула руками госпожа Сатина, всерьез перепугавшись за мое самочувствие. Как меня куда-то везли, а затем уговаривали выпить что-то, после чего, потеряв терпение, влили мне это насильно. Помню, как обожгло горло, как я закашлялась, но в меня продолжали вливать эту жидкость. Помню, как ругалась Сатина, обещая устроить господину ректору веселую жизнь, за такие выходные.
     
      Открыла глаза я, когда солнце уже было высоко в небе. Совершено девичья комната, отделанная в светлых тонах, предстала перед моими глазами. На нежно бежевых стенах висели картины - яркие, солнечные пейзажи в тонких деревянных рамках. На окнах висели элегантные сатиновые шторы с ламбрекеном и воланами, золотистого оттенка. Угловой шкаф из ореха, был доверху забит книгами. Все их корешки были в одной цветовой гамме и, казалось, что они служат, скорее декором, нежели их действительно кто-то читает. На полу лежал ковер нежно персикового оттенка, приятный не только на вид, но и на ощупь. В чем я смогла легко убедиться, спустив ноги с кровати. Тот факт, что я нахожусь в незнакомой комнате, признаться, слегка меня напугал. Но тут же в голову пришла мысль, что я, собственно, никому не нужна. Значит, и красть меня было бы глупо. Обрывочные воспоминания подтвердили мои умозаключения. Похоже, я находилась в доме госпожи Сатины. Или же, у кого-то из ее друзей. "Сейчас и выясним." - подумала я, за не имением других вещей, накинув халат, что, похоже был специально приготовлен для меня. Во всяком случае, пришелся он в пору.
      Стоило мне шагнуть к двери, как та распахнулась и передо мной предстала бледная, как полотно госпожа Сатина.
      - О, Иллистн, вы уже встали?! - Было не понятно, чего больше в ее голосе страха или радости.
      - Доброе утро. - Пролепетала я. - Что-то случилось?
      - Да как сказать. - Задумчиво произнесла она и, войдя в дверь, плотно прикрыла ее за собой.
     
      Уж не знаю чего надумала себе госпожа Сатина, после того как я пришла с кладбища. Но, похоже, испугалась она сильно. Говоря это, она от чего-то, оправдывалась и все время повторяла, что "краше в гроб ложат" и что, "меня сильно трясло". Я, признаться, не понимала ее перемен по отношению ко мне. Еще недавно она меня презирала. А, сейчас переживает. Что заставило ее изменить мнение, мне было совершенно непонятно. Но и спрашивать об этом мне, не только ее не хотелось, но и времени на это не было.
      Оказывается, что дом, где мы сейчас находились, принадлежал одной моей близкой родственнице. Кому - госпожа Сатина упоминаться не стала. И предложила представить, как та "обрадуется" если найдет меня здесь. Мне даже не нужно было воображать. Отношение родственников ко мне, каждый раз демонстрировал мой дядя. И я понимала, что теплого приема ждать не придется.
      Поэтому, секретарь ректора предложила выбираться отсюда как можно быстрей. Что мы, собственно, и сделали.
      Время близилось к обеду, когда мы, наконец, остановились позавтракать в уличном кафе. Посетителей было мало и в большинстве своем это были люди. На нас почти никто не обращал внимания. Лишь пара демонов проводила нас от двери до столиков недовольными взглядами, но встретив взгляд госпожи Сатины, досадливо отвернулась.
      - Одного я не пойму. - Аккуратно нарезая яичницу на ломтики, произнесла я. - Почему нас впустили в тот дом?
      - Честь семьи. Ни один Ньери не откажет своим родственникам в помощи. Даже самым заблудшим. - Произнесла госпожа Сатина. После того, как мы уехали из дома, она вновь стала холодной и надменной.
      - Как-то в это слабо верится. - Скептически произнесла я и отправила в рот кусочек яичницы. Она оказалось пересоленой, но, голод, как говорится не тетка...
      - Отчего же?
      - Если бы это действительно было так, то нам бы не пришлось спасаться бегством. - покачала я головой. - Так в чем же дело? Может, - начала я, смотря ей в лицо, - дело в том, что вы тоже из семьи Ньери? - Она прикусила губу и тут же вновь надела маску безразличия, но этого мне было достаточно. "Угадала, - грустно улыбнувшись, подумала я."
      - А ты... не так уж и безнадежна, Илл. - Хмыкнув, произнесла она. Вот, только во взгляде сквозила злость. Вопрос только на кого? На меня или на саму себя... - Во всяком случае, логические цепочки связывать умеешь. Думаю, на правах родственницы, я буду называть тебя на "ты". Раз уж ты все равно узнала. Как ты это находишь?
      Я пожала плечами - в конце концов, какая разница - и с отвращением взглянула на яичницу. Аппетит пропал, как его не было, а тарелка была почти полной.
      - Вот и я так думаю. - Улыбнулась она и тут же прикрикнула:
      - Ешь быстрей, а ни ковыряй в тарелке! Нам еще до вечера нужно успеть в академию.

Глава 11

     
      "Всегда существовали те, кто приказывают и те, кто подчиняются. Это один из законов мироздания. Полного равенства никогда не было и быть не может. Искусству управлять необходимо учиться, так же, как и остальному в этой жизни. Тонко играть на чувствах других, подталкивать людей к тем или иным действиям, которые выгодны лишь вам. Искусство, незаметно управлять этим миром, врагами, друзьями и даже семьей, в мире полном противоположностей, вражды, является важнейшим. В природе выживает сильнейший. В нашей же жизни - наиболее хитрый, умный. Стоит об этом помнить. Крайне важно уметь просчитывать все на шаг вперед. Так, Грегорис Вейс, на консилиуме по зарождению новых рас провел такую причинно-следственную связь: "Нынешняя молодежь, ведет себя крайне беспечно. Они, не задумываясь, нарушают правила, смешивают свою кровь, прикрываясь красивым словом "любовь". Истинное имя их чувствам - страсть, которая умрет в первый же месяц. Иногда, отношения, построенные на этом чувстве, держатся чуть дольше. Все мы прекрасно знаем, к чему это впоследствии приводит. Но крайне тяжело донести подобные мысли до молодых, горячих умов. В результате, мы получаем смешанные браки и, что закономерно - детей. Полукровки несут опасность установленному порядку. Пока их рождается еще мало, но если ничего не предпринять, то в скором времени появится новая отдельная раса. Изначально слабая, ущемленная правами, она будет крепнуть. И, вскоре, ей будет мало отведенных земель, что приведет к войне."
      На консилиуме было предложено запретить смешанные браки, но Грегорис Вэйс, прекрасно понимал, что это приведет лишь к недовольству, он предложил другую более действенную политику: детям от смешанных браков, было отказано в обучении. Их удел быть слугами и чтобы они не задумывались о большем, не стоит расширять их кругозор. "Овцами проще управлять" - произнес он тогда, - они не восстанут против своих хозяев.
      Так, способность видеть все на шаг вперед предотвратила войну.
      Вам, наверное, покажется странным, почему в данной книги мы упоминаем о полукровках. Поскольку это больная тема, читатели должны понимать к чему это может привести. Ведь все, кто дочитают книгу до конца, узнают все об искусстве управления. А, значит, должны прекрасно понимать к чему может привести поддержка полукровок...
     
      Первым шагом на пути к овладению навыком является постановка цели. Вы должны четко понимать, к чему вы стремитесь. Но, поскольку вы держите эту книгу в руках, значит уже доказали себе и другим, что хотите, а, главное - можете управлять. Ведь вы избраны в Круг старших.
      Круг был создан, с целью защитить подрастающее поколения, следить за порядком и за тем, чтобы не было стычек между вампирами и демонами, людьми и другими расами. Он так же несет в себе еще одну цель - обучить избранных, тех, кого пророчат в высшие должности, искусству управления.
      Как и в любой другой организации, в круге избранных есть те, кто отдает приказы и те, кто их выполняет. Наиболее приоритетными считаются указания Первого круга, его так же называют Высшим, в его состав входят тройка, наиболее перспективных избранных. Средний Круг включает в себя девять человек, наиболее приближенных к избранной тройке. Данный круг формируется не по способностям, а по желанию первого круга. Последний круг формируется из оставшихся избранных. Их количество не принципиально, зависит от количества способных учеников в академии.
      Задача участников кругов: не только управлять, но и быть достойными, того выбора, что сделали их предшественники, иначе все может обернуться смещением с должности, а то и более серьезными последствиями. Данное правило специально было введено, чтобы усилить конкуренцию, а так же убрать кандидатуру, избранную по ошибки.
     
      Узы или как их еще называют - связь, являются неотъемлемой частью Круга старших. С того момента, как избранные первого круга получат метки начнет крепнуть и их связью. Поскольку в состав круга входят представители различных рас, есть опасность, что начнутся открытые разборки в самом Круге. Именно для этого была создана связь. Она не дает представителям Круга Высших, без позволения первого избранного вступить в открытые разборки между собой. ("Открытые разборки" в данном контексте стоит понимать, как проходящие на глазах у первого избранного, у учеников, не входящих в состав ни одного круга.) Связь не является односторонней, главы круга могут чувствовать друг друга на расстоянии. "Как же тогда сместить первого избранного, да и других?" - спросите вы. Никто не запрещает вам вести "грязную" игру. Все в ваших руках..."
     
      Дальше я читать не стала, отложила книгу и надолго задумалась. Не нравится мне положение дел, ох, не нравится. Не складывается, не вычитается и не делится. Слишком много неизвестных в данном уравнении... И что делать - я понятия не имею. Ко всему прочему, после чтения, появилось еще больше вопросов, на которые, естественно, никто мне отвечать не собирается. Очень заинтересовали меня и причинно-следственная связь Грегори Вэйса, а так же применение ее на практики. Поневоле напрашивается вопрос: что же я здесь делаю и, кстати, остальные тоже. Ведь политика велась против всех полукровок. Ничего не понимаю, включая то, как мне вообще позволили стать во главе круга и зачем мастер Темико дал мне именно эту книгу.
     
      Дверь с грохотом распахнулась, весело смеясь и переговариваясь, в комнату влетели мои соседки. Мазнув по ним недовольным взглядом, отвернулась. Как-то не хочется сейчас вступать в перепалку. Но, похоже, только мне.
      Подхихикивая и то и дело спотыкаясь обо все, что только можно, Тэйлин пересекла ею же начерченную границу, накренилась на до мной и произнесла:
      - Привет! - запах алкоголя ударил в нос. Я поморщилась и постаралась незаметно отвернуться.
      - Здравствуй. - Произнесла сухо.
      - Уй, какие мы серьезные! - Потрепала она меня по голове.
      - Тей, - Тарривель подлетела к нам, пытаясь отвести ее подальше от меня. А я терпела. Связываться с пьяной вампиркой было последним делом. А уж если, ее подруга обеспокоена, значит, бояться действительно стоит. Слишком тонкой становится грань между нормальным состоянием и безумием. - Пойдем, ты же обещала со мной в столовую сходить? Помнишь?
      - В столовую? - Тэй отвлеклась и позволила отвести себя к своей кровати. - А если дежурный поймет, что я пила? Нет, прости, но я пас сегодня...
      - Вот как... - грустно произнесла Тарривель, - Жаль... я так хотела купить булочек с повидлом... очень хочется...
      - Я схожу. - Подскочила я, прекрасно понимая, что демоница предоставила мне наиболее удобный способ смыться из комнаты.
      - А... хорошо... - Рассеянно кивнула демоница.
     
      Присела на подоконник, далеко не отходя от комнаты. Дежурные по этажу отсутствовали, поэтому сгонять меня пока было не кому. Никогда не понимала - почему запрещается сидеть на подоконнике? Он что, отвалится что ли? А в Академии они, между прочим удобные, широкие... Не прошло и минуты, как Тарривель вышла из нашей комнаты, окинув взглядом коридор она направилась ко мне. Кажется, я правильно поняла - булочки были лишь поводом.
      -Иллистин, тут такое дело... у Тей крайне тяжелый период... она...
      - Сколько мне тут сидеть? - Устало спросила я.
      - Еще часика два, три... и, думаю... она успокоится...
      - Ясно... - произнесла. М-да... перспектива та еще, учитывая обострившуюся "любовь" окружающих ко мне.
      - Ну... тебе ведь вовсе не обязательно здесь сидеть. Пройдись, сходи в библиотеку или в столовую... вот...
      - Думаю, я сама разберусь, чем мне заняться. - Произнесла я.
      - А ну да... ты только... - Тарривель помялась, а затем, произнесла:
      - Не говори никому. А то потом...
      - Ладно, - согласилась я, мечтая, чтобы она поскорей ушла.
      - Спасибо... и... прости, что так вышла. - Быстро проговорила и, развернувшись, направилась в свою комнату. А я тупо смотрела ей в спину, пока за ней не закрылась дверь. Случалось и до этого Тейлин и Тарривель выпивали, но никогда никто из них не опускался до просьбы и, уж тем более не извинялся. Но я и тогда молчала, не потому что боялась, что они мне потом отомстят, хотя не стоит отрицать, этот фактор тоже присутствовал, а потому, что считаю подобный поступок - низким. И совсем не понятно почему Тарривель, вдруг... впрочем, неважно. Скорее всего, это значит, что с семьей Тейлин, что-то случилось. А, значит, и в глазах академии она потеряла свою значимость.
      Мне скоро наскучило сидеть на одном месте, и я решила пройтись по академии. Мне не хотелось опять попасть в неприятности, поэтому я выбрала самый спокойный для меня маршрут и направилась на этаж младшекурсников.
     
      Как я и думала, малыши уже разбежались по своим комнатам. Стояла тишина, нарушаемая лишь музыкой. Она лилась из приоткрытой двери музыкального кабинета. Нежная, тихая, спокойная мелодия задевала что-то в душе. Никогда не слышала ничего подобного. Сердце сжалось в груди, захотелось плакать. Решившись, заглянула в помещение и едва не охнула от удивления.
      Мой недавний знакомый сидел за черным роялем, в пол оборота ко мне. Темные волосы, мокрые от пота прилипли ко лбу, но казалось, его это не заботит. Прикрыв глаза, он раскачивался в такт мелодии, пальцы быстро бегали по клавишам. Было видно, что он всецело поглощен музыкой. Я так и осталась стоять у двери, боясь что, как только меня заметят, музыка прекратится.
      Но, все же, когда последние аккорды стихли в помещении, я не сумела скрыть свое восхищение его игрой:
      - Как здорово! - Воскликнула я.
      Рай вздрогнул, резко распахнул глаза и обернулся.
      - Это ты... - Разглядев, кто перед ним, расслабился он.
      - Привет. - Улыбнулась. - Ты просто чудесно играешь!
      - Да нет, я не... - замялся он, а потом, вдруг спросил:
      - А что ты здесь делаешь?
      - Да так, - пожала я плечами. - Просто... мимо проходила, услышала твою игру и не смогла не прийти послушать.
      Он улыбнулся. Словно лучик скользнул по лицу.
      - А ты сегодня совсем другая, - с интересом разглядывая меня, произнес мальчишка.
      - Ну, так и обстоятельства другие, не находишь? - Подмигнула я. - Сыграешь что-нибудь еще? Эта музыка была так прекрасна!
      - Прости, но нет. - Улыбка вдруг пропала с его лица, он быстро закрыл крышку рояля, совершенно позабыв о нотах. Несколько десятков листочков разлетелись по кабинету. Рай вскочил и стал поспешно их собирать, я тоже не осталась в стороне.
      Взяв один из листков в руки, я обомлела:
      Но это же... - Перевела взгляд на мальчика, который отчего-то смущенно произнес:
      - Да, это так, ерунда... просто...- Собрав все листы, он подошел ко мне. - Отдай, пожалуйста.
      Он как-то странно себя вел, нервничал. Разгадка закралась в голову.
      - Постой, так это ты сам написал? - Он протянул руку и односложно произнес:
      - Отдай. Это мое.
      Я воззрела на него, пораженная до глубины души. Редко встретишь вампира сочиняющего музыку. А закорючки расположенные на пяти тонких отчерченных линиях были именно нотами. Музыкальная грамота входила в обучение в любой школе или Академии, но серьезно никто этот предмет не воспринимал. Его ввели, скорее для общего развития, и прогуливать его не запрещалось. Конечно, были и исключения из правил, например церковные школы. Помнится, урок музыки был единственным предметом, который я посещала с удовольствием в человеческой школе.
      Я без возражений протянула ему листок.
      - Это оно есть? Ну, то произведение, что ты недавно играл...
      - Да... - Произнес он враждебно.
      Уж не знаю, какой реакции ждал от меня Рай, но явно не той, которая последовала.
      - Но это же восхитительно! Так играть, да еще и свою собственную музыку!
      Лицо мальчика моментально покрылось густой красной краской.
      - Рай, а сыграй пожалуйста что-нибудь еще?
      - Нет. - Уже не так твердо, как раньше, произнес вампиреныш.
      - Ну, пожалуйста!
      - Нет. Не буду. - Никогда не умела просить. Я тяжело вздохнула. Рай покосился на меня и, вдруг, произнес он. - Ладно, хорошо. Только перестань так делать.
      -Что делать? - удивленно посмотрела на него.
      - Кукситься!
      Хихикнула. Все-таки хорошо, что ты Тейлин сегодня выпила...
     
      Прошло уже, наверное, больше часа. Мы сидели все в том же кабинете. Рай только что закончил исполнять "Зимнюю сонату" Валистера. Свои произведения он так больше и не играл, впрочем, я и этим была дольна.
      - Не понимаю, - нарушила я, возникшую вдруг тишину, - ты так прекрасно играешь. Чего же стыдишься?
      - Потому что я - позор семьи, Иллистин. У меня нет ни силы, чтобы себя защитить, ни каких либо других выдающихся способностей. Я бесполезен.
      - Неправда! - Возмутилась я. Это как нужно было давить на ребенка, чтобы он с уверенностью произносил все эти слова?! - Ты выдающийся музыкант... твоя музыка она удивительна! Скажи, разве это не выдающаяся способность?
      - Музыка? - Он совсем по-взрослому горько усмехнулся. - Не престало вампиру заниматься музыкой. Это занятие скорее для людей или же низших и еще больший позор нанесет моей семье.
      - Кто тебе сказал такую глупость?! Да тобой должны гордиться! - Он не ответил, и, казалось, не собирался это делать. Неприятно чувство укололо меня. - Рай. Кто?
      - Разве ты и так не поняла? - С горечью произнес мальчик. - Моя семья. Знаешь, Илл, а может они и правы. Не престала представителям одной из высших рас заниматься подобными вещами. Лишь люди могут тратить на подобное пиликанье время - это их удел...
      - Пиликанье? Ты правда считаешь, что так плохо играешь? Уж не знаю, что тебя втолковывали все это время, твои родственники, друзья, все твое окружение... - Я замолчала и, посмотрев ему прямо в глаза, серьезно произнесла. - Рай, у тебя талант. И нельзя зарывать его в землю. Вспомни Валистера, чем не пример - его музыка до сих пор волнует сердца. И, я уверенна, никто скажет, что он позорит твою расу.
      - Я не то... - Покачал он головой. - Если бы я был так же талантлив, как он... Я бы...а так... - Он совсем сник.
      - Нет, не правильно мыслишь. Ты талантлив, Рай. Очень талантлив. И ты не просто вампир - ты особенный.
      - Вот, только эта особенность хуже проказы. - Гулко произнес он.
      - Не мели ерунду!
      - Я говорю серьезно! - Разозлился Рай. Красная дымка злости окутала его, не особо понимая, что делаю, я протянула руку к ней, и она растворилась. Со стороны показалось будто я хотела похлопать его по плечу, но, потом передумала. Я сделала себе зарубку в памяти позже разобраться, что здесь произошло. Рай вновь заговорил: Я ведь с рождения такой - не от мира сего. Болезненный, хилый. Надомной даже ритуал не провели - побоялись, что не выживу... Слишком уж я был слабым. Иногда мне кажется, что я не вампир, а неизвестно кто...
      - Рай, ты посмотри на меня. - Попыталась я его приободрить. - Вот, точно неизвестно кто - ни рыба, ни мясо, так сказать, полукровка! Послушай, что я тебя сейчас скажу - ты вправе сам выбирать дорогу, по которой идти. Когда-нибудь, ты закончишь эту академию. И что дальше? Чем ты будешь заниматься. Пойдешь сюда же учиться, только на верхний уровень, изучать высшие искусства?
      - У меня не хватит сил... - покачал он головой. - Меня не возьмут.
      - Тогда, что? - Поинтересовалась я. - Чем ты будешь заниматься. С чем свяжешь свою жизнь?
      О своем дальнейшем будущем я старалась не задумываться, потому что, неизвестно, что еще придумает ректор и доживу я вообще до него.
      - Не знаю... - задумчиво Рай.
      - То, что тебе скажут родители? - Мальчик вздрогнул, словно эта мысль причиняла ему боль.
      - Неужели тебе не хочется самому вершить свою судьбу? - Спросила я.
      - Но что я смогу делать без силы? - Задал он вопрос. - Лишь работать дома...
      - Музыка... - Вдруг произнесла я. - Рай, ты можешь представить сейчас, что ты навсегда откажешься от музыки?
      - Н-нет... - Даже запнулся вампирныш. - Но, я просто не знаю, как быть...
      - Ты считаешь себя недостаточно способным. Что ж, я уже попыталась тебя переубедить, но как вижу - это безуспешно. Поэтому, скажу, что все приходит с опытом. Усердия и труд, как говорится, все перетрут. Я не предлагаю тебе идти против родителей. Докажи им, что талантлив, что сможешь благодаря музыки прославить свою семью. Ты меня понимаешь?
      - Угу... - Кивнул он.
      - Подумай над моими словами. И не вешай нос. Твоя музыка чудесна!
     
     

Глава 12

     
      Рай ушел первым. Я немного подождала, пока мальчик отойдет подальше и тоже присела за рояль. Пробежала пальцами по клавишам, умудрившись даже в гамме сделать пару ошибок. Нахмурилась и попыталась сыграть по памяти простенькую, разученную лет пять назад, мелодию. Вышло ужасно: пальцы отказывались слушаться, то и дело, попадая не по тем клавишам. "Да, давно ты, Илл, не тренировалась..." - прошептала, отдернув руки от инструмента.
      Раньше я тоже любила играть. Когда-то, это еще позволялось. Склонив голову, закусила губу. В ушах звучал разгневанный голос отца: "Ты больше никогда не будешь играть!" Насколько же взрослые, в попытке защитить своих детей, порой, бывают безумны. В такие моменты мне жаль нас всех, скованных глупыми правилами. Жить не своей жизнью, оглядываясь на общество, на родителей, отказавшись от глупой, по мнению взрослых, мечты. Вроде же заботятся, хотят как лучше. Но ломают. И вот, с ужасом понимаешь, что индивидуальности не стало. Кругом, все словно под копирку: говорят, делают, думают... Что-то не свое... чужое... А ведь как трудно пытаться достигнуть высот в том, что тебя, вообщем-то, совсем не интересует. Как трудно жить чужой жизнью...
      Надеюсь, Тэйлин, уже спит. Я поднялась, собираясь вернуться в комнату, но тут же опять опустилась на стул.
      "- ...бе нужно?" - Пришел голос непонятно откуда, а затем, перед глазами, словно во сне, появилась и немного смазанная картина. Их было двое. Вампир стоял, чуть облокотившись о стену. И хотя в светлых глазах читалась надменность, было видно, что он напряжен. - "Ну?"
      "Ты ответишь за предательство своих родных!" - Ломким голосом выкрикнул другой паренек. Темные взлохмаченные волосы. Он стоял спиной, сжав руки в кулаки. Невысокий, худой. Совсем еще молодой демон, лет шестнадцать от силы.
      Вампир, по сравнению с ним казался великаном. Высокий, плечистый. Услышав ответ, он недовольно скривил губы и, произнес:
      "Ты что ли, хочешь взять с меня ответ, недомерок? Ну-ну, попытайся, коли кишка не тон..." - Договорить вампир не успел, его собеседник бросился к нему.
      Я моргнула и картина исчезла. Только в ушах еще звучали слова: "Теперь ваша очередь." Так... похоже, старший круг решил перекинуть обязанности на своих приемников. И если не поспешить, то расхлебывать эту кашу придется именно нам. Я подскочила и побежала прочь из кабинета, еще не особо понимая, куда именно мне следует идти. Одно точно мне было известно: если сейчас эти двое привлекут внимания, то втянут в драку всех остальных. Каждому в этой школе есть за что мстить. И где же носит всех остальных, интересно мне знать? Одной мне, в любом случае эту парочку не разнять. Так есть ли смысл спешить?
      Я притормозила. Что я делаю? Мне же и попадет. Попятилась, развернулась, чтобы пойти в противоположную сторону и в кого-то врезалась.
      - Чтоб тебя! - Знакомо ругнулись. Я подняла голову, моля Всевышнего, чтобы моя догадка оказалась неверной. Но...
      - Да это же Илл! - Расплывшись в гаденькой улыбке, произнес Яниор. Я дернулась было, но меня удержали.
      - Ну, - протянул демон. В глазах плясали огоньки мести. - Не стоит, право. Я пока хочу лишь поговорить...
      Дернулась еще раз. Смутная картинка. Едва уловимый аромат крови.
      - Отпусти! - брыкнулась я. Ян послушался, неожиданно став серьезным.
      - Где нарушители? Ты знаешь? - Хрипло поинтересовался он.
      - Не знаю, - качнула я головой. Демон еле слышно ругнулся. - Но чую, что не далеко.
      - Чуешь? - Демон удивленно приподнял бровь. Но расспрашивать не стал, лишь коротко бросил:
      - Веди.
      Ох, легко сказать...
      - Кажется, нам туда... - неуверенно махнула я.
      - Тогда поспешим. - Крепко схватив за руку, он потащил меня в указанном направлении. - И запомни, - кинув быстрый взгляд на меня, произнес демон:
      - Мы еще побеседуем. - Я споткнулась и понуро кивнула. В конце концов, мне изначально было известно, что за спасение вампиреныша придется платить.
     
      Нужно сказать, что сразу найти место драки мне не удалось. Я, то сворачивала не туда, то вовсе теряла этот запах. Ян всю дорогу скрипел зубами и с каждым моим промахом сильнее сжимал руку на моем запястье, но молчал. Когда мы подбежали к месту драки, там было на удивление тихо. Вампир и демон, как и вначале, стояли друг напротив друга. Их немного помятый вид говорил о том, что драка все-таки состоялась. И разнял их, похоже, именно Наир. Полудемон выглядел самым потрепанным, что не могла ни сказаться на его настроении. Заслышав наши быстрые шаги, он произнес:
      - Что-то ты не торопишься... - Обернулся и нахмурился. - Ее-то, зачем притащил с собой?
      Ян, отпустил мою руку и, напоказ вытерев ее о костюм, коротко бросил:
      - Не твое дело.
      Полудемон пожал плечами и вновь отвернулся:
      - Ну что, мальчики, будем извиняться? - По правде сказать, "мальчики" были старше его года на два, но похоже Наира совсем не волновала разница в возрасте. В отличие от меня, его выбрали в старший круг за способности. Впрочем, - я покосилась на Яна, который "нежно" улыбался двум нарушителем порядка, - как и этого демона. - И долго я буду ждать?
      Провинившиеся молчали. Извиняться им совсем не хотелось.
      - Так, - ох, не нравится мне его тон. - Есть предложения?
      - Может, для начала разберемся из-за чего весь "сыр-бор"? - робко предложила я и тут же пожалела, что влезла в разговор. Наир обернулся:
      - Тебя вообще кто-нибудь спрашивал?! - В зеленых глазах плескалась злость. - Может, я сказал твое имя или как-то дал понять, что обращаюсь именно к тебе? А?
      - Н-нет... - я попятилась, - п-прости...
      - Так рот закрой и жди, пока это не произойдет! Ты меня поняла?
      - Д-да... - голос дрожал и стал совсем тихим, - прости...
      - Не слышу!
      - Да! - Выкрикнула я и поспешна произнесла:
      - Прости...
      Наир поморщился от громкого звука, прикрыл глаза и, со свистом выдохнув воздух, холодно произнес:
      - Просто иди отсюда.
      Я кивнула и, пользуясь разрешением, бросилась прочь:
      - А ну стой! - Полетел мне в спину крик Яна, но я уже скрылась за поворотом и возвращаться не собиралась.
     
     
      Приоткрыла дверь и заглянула в помещение. Тайлин спала, с головой завернувшись в покрывала. Скользнула в помещение, стараясь не шуметь. В нос тут же ударил тяжелый алкогольный дух, который, казалось, пропитал уже всю комнату. Тарривель, до того читавшая какую-то книгу, подняла голову и благодарно мне улыбнулась. Пришлось растянуть губы в ответной улыбке, стараясь скрыть свое состояние. Прошлепала к кровати, и, забравшись на нее, стала нарочита долго искать на полке принадлежности для сна. Слезы, между тем наворачивались на глаза. Пора бы уже было привыкнуть к тому обращению Наира, да и других со мной, но все равно, я каждый раз пугаюсь. Передернула плечами, словно пытаюсь скинуть это неприятное, липкое чувство, поселившееся между лопаток. Это не осталось незамеченным.
      - Эй, ты в порядке? - Поинтересовалась Тарривель. Скорее всего мне показалось заботливые нотки в ее голосе.
      - В полном. - Кратко ответила я.
      - Ммм... ясно. - Протянула она. А, затем, словно закадычной подруге предложила:
      - Илл, а хочешь чаю? - Я от удивления выронила баночку с настоем валерианы, что стояла ближе всех к краю полки. Та упала на кровать. Я на секунду закрыла глаза.
      - Ты серьезно? - Чуть иронично задала вопрос.
      - Да, я, правда, приглашаю тебя на чашку чая. - Обернулась и недоверчиво уставилась на соседку по комнате. - Боже, как с тобой тяжело! - протянула она. - Я просто предлагаю тебе чай, с конфетами. Предупреждая твой вопрос, скажу: нет, я не добавила туда ничего опасного, лишающего силы и тому подобного... Обычные чай и конфеты. Считай, это благодарность за молчание. Ну, так как?
      - Пожалуй, можно... - неуверенно протянула я.
      - Отлично! - Тарривель расплылась в улыбке и стала копошиться у себя в тумбочке.
      - А ты не боишься разбудить.... - кинув взгляд на Тайлин, произнесла я.
      - Не, ее сейчас и под пушечный выстрел не поднять. - Тарривель махнула рукой. - Иди сюда.
      Я подошла и, присев на стул осторожно взяла предложенную чашку. Принюхалась. Пахло хорошим черным чаем. Решившись, сделала маленький глоток. А, вот, вкус, имел какой-то непонятный, едва уловимый привкус. Поставила чашку.
      - Что это? - Голос был напряженным. Кажется, опять купилась, как дурочка. Сколько мне еще придется наступать на одни и те же грабли, чтобы выучить урок?!
      - Тонизирующий напиток, - пояснила та с улыбкой. Ее явно забавляло мое недоверие. - Ты пей, пей, не бойся. Тебе это сейчас необходимо и конфеты ешь.
      Следовать ее совету я не стала. Тарривель, вдруг, взяла мою чашку и щедро отхлебнула.
      - Видишь, все в порядке. Если хочешь, можешь взять мою.
      - Ненужно... - пристыженно пробормотала я и потянулась за кружкой. - Прости...
      - Будь я на твоем месте - вела бы себя так же. Ничего, пей. - Тарривель с улыбкой отдала мне кружку. - Тут действительно есть кое-какие травки. Но они очень полезны, как для вампиров, так и для демонов. Бери конфеты, не стесняйся.
      Конфеты были обычными шоколадными, если бы не начинка, сладковата-соленная на вкус.
      - Это... - начала было я, но Тарривель меня перебила.
      - Илл, тебя чаю еще подлить?
      - Нет, - в ответ качнула головой. Голова стала тяжелой, сильно захотелось спать.
      - Знаешь, - задумчиво произнесла моя соседка по комнате. - Ты, конечно, молодец, неплохо держишься, но если... впрочем, ладно... Спать хочешь?
      - Да... - язык уже не слушался.
      - Плохо... - констатировала она. А дальше я уже ничего не слышала.
     
     
      Утро встретила меня пением птиц и тихим посапованием соседок. Села на кровати и с удивлением обнаружила, что спала в одежде. Воспоминания вчерашнего вечера, ненавязчиво дали о себе знать. Похоже, Тарривель все-таки обманула меня. Только бы это не было блокировкой. Потянулась к силе, стараясь заставить свечу загореться. Секунду ничего не происходила, а потом вместо маленького огонька в потолок взметнулось пламя.
      - С ума сошла?! - Тейлин, видно, почувствовала неладное и проснулась. Поспешно прошептав слова, она затушила огонь потоком воды. И только после этого обрушила весь гнев на меня. - Ты вообще, думаешь, что творишь?! А если бы я не проснулась! Хочешь умереть - я тебе мешать не стану, но без нас! Ясно тебе?!
      Я не отвечала. Просто, тупо продолжала пялиться на то место, где недавно бушевало пламя. Сонный голос Тарривель вывел меня из состояния шока:
      - Что здесь происходит? - Подавив зевок, поинтересовалась она.
      - Ты... - перевела я на нее взгляд. А затем, как-то быстро оказалась рядом и, нависнув над ней угрожающе произнесла:
      - Отвечай правду! Что было в тех конфетах или чае?!!
      - Ничего, - поморщившись, произнесла девушка, толкнув меня в грудь. Я чуть не упала. Проявление силы Тарривель подействовало отрезвляюще.
      - Тогда что это только что было? - Жалобно произнесла я.
      - У тебя паранойя, Илл. Хочешь знать, что произошло. Похоже, ты вчера ночью неплохо поужинала. Когда ты успела - не знаю. Я уже спала.
      - Но... я почти сразу заснула... и...
      - Конфеты... - пояснила Тарривель. Впрочем, понятней не стало.
      - Вы пока я спала тут что, чаи распивали?! - Ахнув, визгливо закричала Тейлин.
      - Тей, успокойся. - Попросила ее подруга и повернулась ко мне. - Конфеты, если ты давно не пила кровь не дают впасть в безумие. Раз ты после них сразу вырубилась, значит, ты на грани. Точнее, - поправила себя Тарривель, - была... пока не поужинала.
      - Что? - Тупо переспросила я. Ноги подогнулись и, я упала на колени. - н-ни-ничего не помню...
      Тяжело вздохнув, Тейлин подошла и присела рядом.
      - Так иногда бывает, - прошептала, погладив по плечу. - Наверное, все через это проходят. Вон, Тарри так вообще...
      - Тей! - Не дала закончить ей подруга. - Не трепись языком - это тайна.
      - Да кто ей поверит? - И, наклонившись еще ближе прошептала:
      - Хочешь узнать?
      - Тейлин!
      - Ладно, ладно... А ты вставай! - Подцепив меня за шкирку приподняла. - Чего нюню распустила - тут радоваться надо. Вон, как сегодня полыхало! Значит, небезнадежна! Так и быть: беги в ванную первой, сегодня твой день.
      Я послушно поплелась принимать душ, ошарашенная словами Тарривель и поведением Тейлин. Включила воду, чтобы соседки думали, что я действительно моюсь, а сама приникла ухом к двери:
      - Ну и что будем делать? - Нарушила молчание Тейлин.
      - Ты ведь понимаешь, что происходит. Мы должны... - Тарривель говорила слишком тихо, пришлось из-за всех сил прислушиваться, чтобы понять, что она говорит.
      - Мы ничего ей не должны, - Отрезала Тейлин. - Да и не сможем что-либо сделать. Я останусь сегодня на ночь у своего парня и тебе советую.
      - Тей..
      - Что Тей?! - Выкрикнула моя соседка по комнате. - Я не хочу однажды ночью быть выпитой!
      Я всхлипнула... по щекам одна за другой, заструились слезы.
      Они еще какое-то время говорили, пока с громким стуком не хлопнула дверь и не наступила тишина.
      - Я не хочу... но почему все это происходит именно со мной! - сквозь слезы прошептала я.
     
      - Илл, давай быстрей! Я из-за тебя на пару опоздаю! - Голос Тарривель привел меня в чувства. Она не ушла... Будучи всегда одна, я давно уже привыкла к одиночеству. Но, сейчас, было слишком страшно оставаться одной. "Так, взбодрись, Илл! Может, не все так плохо. Тем более еще не факт, что ты куда-то уходила!"
      Одев халат, я вышла из ванной и, нацепив на лицо слабую улыбку произнесла:
      - Ванна свободна.
     

Глава 13

      У меня не было выбора. И пусть молчат те, кто считает, что он есть всегда. Я сделать ничего не могла. Разве что, позволить себе и дальше медленно опускаться в бездну безумия... но, разве это выход? Я не пытаюсь оправдать свой поступок, лишь констатирую факты. Или все же... не знаю... скажу одно: мне просто хотелось жить.
     
      Обрывки из дневника
     
     
      Школьная столовая сегодня расщедрилась на завтрак. Во всяком случае, даже было из чего выбирать. По закону не иначе как подлости, аппетита не было. Поэтому, я ограничилась одним куриным яйцом, сваренным в крутую, да чашкой горячего чая. Несмотря, на довольно ранний час, свободных мест почти не было. С трудом отыскав пустой столик, я поставила поднос и, с облегчением опустилась на стул.
      Отчаяние, всепоглощающий ужас и вечное одиночество... Последнее - как никогда ощущалось особенно остро...
      Тихий стук железного подноса о деревянную поверхность стола. Вздрогнула и подняла глаза.
      - Привет! - С улыбкой поздоровался Рай, присаживаясь напротив меня. - Сегодня, так сложно найти свободное место.
      Я чувствовала их взгляды, полные неприкрытого интереса. Сердце кольнуло нехорошее предчувствие.
      - Не боишься? - Произнесла еле слышно, опустив глаза в тарелку. Мы не знакомы. Для нас обоих так будет лучше.
      - А есть чего? - Ответил вопросом. Рай, отчего же ты такой безалаберный? Неужели, действительно не страшно? Неужели, ради сомнительного общения, готов вновь стать чьей-то игрушкой? Нет. Невозможно. Просто вампиренышь не понимает, не научился еще разбираться в ситуации. Точнее не научили. Первый урок всегда сложный... но я постараюсь, чтобы у него он был менее болезненным, чем однажды преподали мне.
      - Рай, - холодно начала я, - кажется, ты не совсем....
      - Брось, - прервал меня мальчишка, и, сложив руки на столе и положив на них голову постарался заглянуть мне в лицо. Грустная улыбка коснулась губ. - Я все прекрасно понимаю. Знаешь, от того, что мы с тобой вместе пообедаем - ничего не изменится. Ни для тебя, ни для меня.
      - Ты даже не представляешь, как рискуешь! - Получилось, чуть громче, чем я рассчитывала.
      - Чем же? Скажи, Иллистин, чем? - Я открыла рот, чтобы ответить, но он покачал головой и, прежде чем я успела что-либо сказать, произнес:
      - Похоже, это ты ничего не поняла, - зло произнес, - я - изгой. Такой же, как и ты. Мы совершенно в одинаковом положении.
      - Ты вампир, - возразила я, - это другое.
      - Вампир, - кривая, горькая усмешка странно выглядела на детском лице, как и глаза слишком серьезные, взрослые. Изменилась и манера речи. - Ты же знаешь мою историю, ты даже... - он неожиданно рассмеялся, тихим безумным смехом и тут же прервал себя, чтобы произнести:
      - Спасла меня. Ничего, - он медленно качнул головой из стороны в сторону, - совершенно ничего не изменится. Все будет так же, как было и раньше. А ты говоришь... Собственно... я не хотел поднимать этот вопрос... - Рай прервался на полуслове и вновь стал тем, мальчишкой, каким я его знала, - у меня к тебе просьба...
      - И в чем же она заключается? - Осторожно, поинтересовалась я. Неожиданные перемены в поведении Райя меня немного шокировали.
      - Да, вот... - Рай покопался в сумке и протянул мне пару листов, - я тут набросал кое-что вчера.
      Пробежала глазами по нотам.
      - И? - Спросила я.
      - Мне...мне бы хотелось, - сделав глубокий вздох, он выдавил:
      - Хочешь послушать?
      - Ммм... - я закусила губу. - Не думаю, что эта такая уж хорошая идея. - Вернула ноты, поникшему мальчишке. - Так о чем ты хотел попросить?
      - Вот об этом и хотел. - Коротко, зло бросил и резко поднялся.
      - До занятий еще есть время... и если ты все же передумаешь, я буду в кабинете музыки.
      Я тяжело вздохнула. Отчаяние и страх - стали не такими уж и сильными, а чувство одиночества в первые за долгое время растворилось.
      - Я подойду в музыкальный кабинет минут через пять, может десять... - тихо произнесла. Радость мелькнула в глазах мальчика. Рай кивнул и ушел.
     
      У меня никогда не было друзей. Кто захочет дружить с полукровкой? Тем более такой жалкой. Но, даже мне позволено мечтать. Ночью лежа без сна часами, я представляла, как в окружении дорогих мне людей, счастливо живу. Веселюсь, шучу, смущаюсь и даже плачу... горько, задыхаясь рыданиями... но, не смотря на всю боль, я знаю, что есть те, кто меня поддержат. Для меня, из этой моей мечты, в принципе нет такого понятия, как одиночество. Окруженная их заботой, я просто живу, радуясь тому, что у меня есть такие верные друзья. Глупые мечты... чем больше мы цепляемся за них, желаем, чтобы они поскорее исполнились, тем сильнее разочарование от осознания, что этого никогда не произойдет. Впрочем, так всегда: чем выше взлетишь, тем больнее потом падать. Эту прописную истину, мне преподали еще на первом году обучения в Академии. В то время, в мечтах, я парила очень высоко...
     
      Гулкие раскаты грома. Дождь барабанит по крыше, рисует косые линии на стекле. По мрачным коридорам Академии гуляет сквозняк. Сыро и холодно сидеть, вот так, на подоконнике и ждать, когда развеются тучи и робкие первые лучи окрасят небо в багровый цвет или хотя бы просто осветлят. Только тогда мне можно будет вернуться в комнату, где Тейлин устроила сегодня для Ларка романтическое свидание. Меня попросили не приходить, но прозвучало это скорее, как угроза. Я немного побаивалась высокого кареглазого старшекурсника и потому безропотно послушалась. "Один лишь раз..." - повторяла, как заклинания я, дрожа от холода, в глубине души прекрасно осознавая, что если не проявлю характер, то так и буду ночевать в коридоре.
      Им, похоже, было скучно, двум мальчишкам, тихо подкравшимся ко мне и сказавшим "бу!", а может, я так задумалась, что даже не услышала их шагов.
      - Аааа! - Закричала испуганно. - Ммм... ммм? - Мне поспешно зажали рот, но было поздно. Громкие шаги, дежурного учителя, разносились по коридору.
      - Сегодня же мастер Темико дежурит, - пробормотал кто-то из них. Больше говорить ничего не потребовалось, мы дружно рванули в противоположную сторону.
      А потом, задыхаясь от отдышки после продолжительного бега смеялись, радуясь, что удалось избежать наказания. Точнее они смеялись, а я, привалившись к холодному боку стены, несмело улыбалась.
      - Эй, а я тебя, кажется, знаю, - неожиданно произнес мальчик, ткнув в меня пальцем. Я перестала улыбаться и внимательно всмотрелась в лицо. Мне тоже было знакомо это немного похожее на девчачье лицо. Голубые глаза, в обрамлении светлых кудряшек, пухлые, капризные губы.
      - Неудивительно, - фыркнул другой, в зеленных глазах плясали смешинки - она же наша одноклассница!
      - Да? - Удивленно уставился тот на меня. Я с улыбкой кивнула.
     
     
      - И долго ты собираешься еще здесь стоять? - Хмурый голос демона, вернул меня в реальность. - Теряешь осторожность, Илл, - с нажимом произнес. - Мне-то, положим, на данный момент есть чем заняться. А вот Ян совсем недавно здесь был и ему, кстати, судя по его недовольной роже, совсем скучно. Уловила?
      Уловить-то - уловила. Вот, только...
      - С чего такая забота? - Осторожно поинтересовалась я.
      - Забота?! - Он расхохотался. - О тебе? Даже в мыслях не было. Просто, напоминаю правила твоей жизни в этой Академии или забыла не единожды преподанные уроки?
      Я хмуро посмотрела на него.
      - Тебе что, нечем заняться?
      Он криво и зло усмехнулся :
      - Ну, если бы ты не заслонила мне путь, то было бы. Пришлось напомнить кто ты такая. А то эта мутотень с первым кругом совсем отбила у тебя уважение к сильным. Так, может, освежить память? Ммм, Илли?
      Сделала шаг назад и тихо пролепетала:
      - Я... п-прости...
      - А, просто свали! - Он отчего-то еще больше разозлился и с силой толкнул меня в плечо.
      - Я... я уйду... уже ухожу... - Равновесие, хоть и с трудом, я удержать все же сумела. Потому, не стала ждать следующих напоминаний и торопливо пошла в другую строну.
      - А, тхешь! - Услышала я доносившиеся из-за спины ругательства.
      Странно... Наир никогда раньше даже пальцем меня не касался. Полудемон предпочитал действовать чужими руками, даже играть... Что же изменилось?
     
      - Ты действительно Листик! - Рассмеялся мальчишка. По-моему мнению, это прозвище скорее подходило ему. Во всяком случае, его глаза цветом напоминали свежую первую листву. Но я промолчала. Слегка изогнутые губы в улыбке были ответом на его смех. Вроде не издевается. Да и "Листик" куда лучше звучит, чем тоже "Илл".
      - А почему, почему Листик??? - Заинтересовались ребята. Мы находились в классе. До звонка оставалось минут пять, и они завели тему о состоянии нашего государства. Странная тема для тринадцатилетних ребят. Но на данный момент, она интересовала всех куда больше, чем обсуждение моды и великих открытий, впрочем, как и путешествий. В нашем классе во Внешний мир (так все шутливо называли все, что находилось за пределами Академии) никто не выезжал со времен поступления. Другое дело, что были и такие, кто поступил совсем недавно. Например, я. Но мне как-то не хотелось попасть под обстрел любопытных глаз или быть осмеянной за неверные выводы из мельком услышанных разговоров взрослых и коротких статей в газетах. И так только недавно стала приживаться в классе. Поэтому, для меня куда предпочтительней было отмалчиваться или же, как сейчас, отвечать что-нибудь невразумительное, на серьезные вопросы.
      - Да потому что зеленная совсем. - разъяснил всем Наир, выслушав мой ответ. - Сущий, наивный ребенок. Не смыслящий ни Тхеша в политике.
      Кто-то прыснул. От насмешки зеленоглазого мальчишки мне, вдруг, стало стыдно. Я наклонила голову, стараясь скрыть от всех, как лицо заливает жаркая краска стыда. В политики я и правда не особо разбиралась...
     
      - Чего тут стыдного? Этим гордиться нужно, - произнес Наир, тем же днем, когда мы шли вдвоем в библиотеку. - В наше время все еще оставаться таким ребенком в тринадцать лет.
      - А, по-моему, ты просто смеешься надо мной,- вздохнув, произнесла я.
      - Ой ли? Смеюсь? Ха-ха... Листик ведь лучше чем Илл или Тина?
      - Ты прав... - согласилась я. - По крайней мере, болото не напоминает...
      - Почему болото? - Не понял мальчик.
      - Потому что "ил" и "тина". - Просто объяснила я. - Наир удивленно посмотрел на мою скорбную мину и расхохотался.
      - Ох, с тобой точно не соскучишься.
      Я невольно улыбнулась в ответ, а потом, посерьезнев, запричитала:
      - Ну, если это правда. Как можно было дать мне такое ужасное имя? Ненавижу его, - впервые призналась я кому-то. - Особенно это "Илли". Раздражает! Уж лучше просто "Илл"
      - Ты ведь не знаешь Эльский? - Задумчиво произнес.
      Я покачала головой.
      - Тогда почему утверждаешь, что оно плохое?
      - Звучит плохо, - пробормотала я уже не слишком уверенно.
      - Да? А мне твое полное имя нравится. Да и сокращения есть красивые.
      - Например? - Заинтересовалась.
      Он хитро посмотрел и с улыбкой произнес:
      - Листик.
      Я возмущенно фыркнула:
      - Ну, нет, это не сокращение, а скорее прозвище...
      - Смотри. Листи, Листин, Лист... Лин...
      - Почему Лин? - Не поняла я.
      Он остановился и, посмотрев на меня, тихо прошептал:
      - Потому что Иллин, - Я вздрогнула. - Но я называть тебя так не буду! И не проси! - Поспешно произнес.
      Ошарашенно кивнула... Перевод этого слова с Эльского знала даже я.
     
      Рай терпеливо ждал меня в кабинете, хоть прошло уже минут пятнадцать. Когда я, прежде чем зайти, заглянула в кабинет, мальчишка нервно нарезал круги, ловко маневрируя между партами.
      - О, ты пришла, - мое появление для него не осталось незамеченным. Вампирское чутье или все же музыкальный слух?
      Я кивнула и вошла в кабинет, плотно прикрыв за собой дверь, до пары оставалось не так уж много времени.
      - Ты что-то хотел мне показать? Скоро начнутся занятия, так что...
      - Сейчас, - Рай вздохну и, собравшись с духом, сел за рояль. Пара секунд тишины, а затем медленная, текучая, тоскливая, с редкими отголосками надежды, мелодия разлилась по комнате
      Я замерла. Музыка была на редкость душевной. На глаза выступили сами слезы. По мне, даже Валистер с его чувственными произведениями, не цеплял так, как эта, мелодия. Жаль, что такая короткая.
      Рай со вздохом положил руки на колени и бросил вопросительный взгляд на меня.
      - Здорово! - Совершенно искренне восхитилась я его игре.
      - Это еще не все... - раскрасневшись от похвалы, признался мальчик.
      - Не все? Ты еще не дописал, да?
      Он отмахнулся от моей догадки, словно от надоедливой мухи. И серьезно посмотрев в мои глаза произнес:
      - Иллистин, скажи, ты умеешь играть на фортепиано?
      - Раньше, когда-то... - начала я и тут же поспешно закачала головой. - Нет, нет, Рай! Я только испорчу такую чудесную музыку.
      Пару секунд тишины и тихое:
      - Пожалуйста.
      Теперь уже и мне невозможно отказать. Потому что раньше никто никогда не нуждался в моей помощи. Разве что только прикидывался.
      - Хочешь послушать со стороны? - Быстро спросила я, пытаясь заглушить неожиданно яркие воспоминания.
      - Не совсем... - улыбнувшись загадочно, произнес вампиреныш.
      - Ладно, я постараюсь. Сыграй мне еще несколько раз.
      - Зачем? - Опешил Рай.
      - Хочу еще послушать, - ответила просто.
      Сколько я себя помню - никогда не любила считать. Выстукивать ритм ногой, проговаривать его про себя. Куда проще было просто услышать и повторить. Нет, не бесчувственно сыграть. Повторить именно, ритм. А чувства - это прерогатива души. В детстве, отдаваясь музыке без остатка, я играла именно с душой.
      Рай по моей просьбе еще раз сыграл мне ее и мы поспешили на пары. Перед уходом я его спросила:
      - А у музыки есть название?
      - "Любимая", - просто ответил мальчик. - Нравится? - Кивнула. - Мне кажется, оно как нельзя лучше подходит к этой мелодии. Рай просиял. Я улыбнулась в ответ, по-настоящему, смело. Словно... Но у меня не может быть друзей. Слишком хорошо, заученная истина, чтобы пытаться ее опровергнуть. Но отчего тогда мне вновь хочется позволить расправить мечте свои крылья. Отчего, так хочется взлететь?
     
      Дружба... чем она измеряется, что это вообще такое? Если бы в то время мне так не хотелось иметь друзей, тогда, возможно, не стала бы называть наши взаимоотношения, с двумя неожиданно ворвавшимися в мой одинокий мир мальчишками, дружбой. Разглядела бы в их поведении совершенно иной подтекст. Но тогда я действительно была совсем "зеленой".
     
      - Эй, Листик, - они любили неожиданности, - лови, -- я резко обернулась и почти поймала большое красное яблоко. То покатилось по полу и закатилось под соседнюю парту.
      -- Блин, - взвыл Нару, присаживаясь на ближайшее ко мне свободное место, - как ты могла не поймать такой легкий пас!!! Я же на тебя поставил.
      Пожала плечами. Улыбка сама собой появилась на губах.
      -- Ну, это же Листик, - улыбнулся Наир в ответ и, подмигнув, протянул мне свое яблоко. - Держи. В конце концов, я виноват, что оно упало.
      -- Да я бы сбегала, помыла...
      Но Наир, не слушая, положил на парту свое яблоко, подобрал мое и, больше не обращая на меня внимания, стал болтать с Нару. Они всегда садились рядом со мной. Но в разговоре я почти никогда не участвовала. Впрочем, эти двое никогда и не настаивали.
     

Глава 14

     
      Думаю, Рай так никогда и не догадается, как помог мне сегодня. Своей настойчивой просьбой, словами, музыкой. Конечно, страх не ушел. Я продолжала себя бояться. Но притупился, смешался с нежными звуками мелодии. А еще, вмешательство мальчика в мою жизнь всколыхнуло воспоминания. И теперь я не гнала их прочь. По-крайней мере, они у меня были, я осознаю свое прошлое, понимаю - кто я. Вот, когда память начнет подводить, тогда, возможно и настанет безумие. А пока... я буду цепляться за эту отговорку и верить, что еще есть время. Я буду так делать, не смотря на то, что в глубине души прекрасно все понимаю: безумие приходит по-разному...
      Я проскользнула в кабинет самая последняя, когда уже все сидели на своих местах.
      - Опаздываете, Иллистин, - мастер Темико бросил на меня взгляд, укоризненно покачал головой и вновь вернулся к записям в журнале, - присаживайтесь.
      Аудитория недовольно загудела. Я поспешно направилась к свободному месту в самом заднем ряду.
      - Садитесь за первую. Рядом с Мириндой, - остановил меня голос преподавателя. Сокурсница недовольно поджала губы, когда я послушно присела рядом с ней, но промолчала.
      - Сегодня мы поговорим о магии крови. Крови, что течет в каждом из нас. Зачастую мы заимствуем ее у других, но бывает и так, что мы делимся ей с другими. Да, редко, почти никогда, - не нужно делать такое лицо, - но мы делимся. А кто-нибудь из вас когда-нибудь задумывался: зачем ее вообще необходимо пить?
      - Да это каждый знает! Для того чтобы оставаться в своем уме, - выкрикнул Рик.
      - Но ведь если бы вы раньше не попробовали ее то, она бы была вам и не нужна. Так зачем, с рождения всех обрекают на такую жизнь?
      Наступила тишина.
      - Да вы что, совсем? - в голосе Яниора слышалось раздражение. - Не знать такого простого ответа! - Он обвел аудиторию взглядом, а затем, посмотрев на мастера Темьёна, произнес:
      -Это дань, жертва, что мы приносим ради получения нашей силы.
      - Многие с тобой согласятся, - кивнул учитель.
      - Но не вы?
      - Отчего же? Я тоже. Кто-нибудь еще хочет высказаться?
      - Дань? Жертва? - Голос Наира был на удивление холодным. - Вы действительно так считаете?
      - А ты думаешь по-другому?
      - Словно, мы в проигрыше, - усмехнулся демон.
      - Наир, объяснитесь, - потребовал мастер Темьён.
      - Контракт, заключенный на грани жизни и смерти, взамен на чудовищную силу.
      - Может у вас, демонов так, но не у нас... - начал Рик, но тут же умолк под взглядом одноклассника.
      - Ой-ли? - Тихий смешок вырвался из его рта. - Ритуалы схожи. Разница лишь в жертве, что каждая сторона приносит. Все что остается у нас после ритуала - эта частица души, у вас - крови. Жалкая толика того, что было раньше. Не потому ли мы забираем у других, что нуждаемся? Вы - в крове, мы - в душе.
      - Брось, я понимаю души. Но кровь... она восстанавливается....
      - Душа тоже. Уж поверь. Но гораздо дольше. Мы используем силу. И плата за нее пустота и постепенно она разрастается, если, конечно ее не заполнять. Вот и получается, что мы все после ритуала медленно превращаемся в чудовищ.
      - Как давно ты прошел ритуал? - Неожиданно спросил Мастер Темьён.
      - Мне было десять.
      - Родители настояли?
      - Нет.
      - Но... зачем? - слова сами соскользнули с губ.
      Наир повернулся ко мне и презрительно скривился:
      - Неужели, еще не дошло? Сила - это власть. А ради нее все мы пойдем на любые жертвы. Даже станем чудовищами.
      - Разве это того стоит?
      - Кому-кому, а не тебе точно это говорить. Сама не далеко ушла.
      Я наклонила голову и закусила губу. Он прав... пусть не по своей воле, но я тоже стала такой как они. И если бы мне добровольно предложили пойти на этот шаг... мне кажется, я бы не смогла отказаться. Слабых презирают, а над сильным, кто может постоять за себя издеваться не так-то просто.
      В кабинете стояла тишина. Все переваривали полученную информацию. Я тоже думала. О словах Наира. Он сделал далеко непрозрачный намек о том, что знает. Но откуда? Неужели, присутствовал при обращении? "Нет, - отмела я эту мысль, как неверную, - звучит совсем бредово.". Но все же... Я украдкой глянула туда, где сидел Наир и поспешно опустила глаза. От холодного, проницательного взгляда мне сделалось жутко, по спине побежали мурашки. До звонка я сидела, вжав голову в плечи и упершись взглядом в парту, в пол уха слушая разглагольствования преподавателя. Задавать вопросы или, тем более, отвечать на них я даже не думала. Хватит, высказалась уже.
      На перемене я вышла из кабинета, чтобы перевести дух. Молодец, Иллистин, молодец! Наир ясно дал понять, что нужно быть незаметней. Что же ты вечно влезаешь или действительно хочешь, чтобы он перешел от предупреждений к действиям? Закусила губу. Этот его взгляд я боялась больше всего. Пусть лучше злится, ненавидит, но не смотрит так, словно уже вынес приговор. А, главное, не пытается привести его в исполнение.
     
      -Эй, Илл, - я сделала вид, что не слышу. До звонка оставалось каких-то пару минут. Скоро придет преподаватель, можно и потерпеть. - Илли, - голос Наира над самым ухом.
      -Чего? - Я все-таки решилась посмотреть на бывшего друга. Глаза мальчика обжигали холодом. Но, вдруг, он улыбнулся, совсем как раньше, маленький уголек надежды вспыхнул в душе, а через секунду... окончательно потух.
      -Сдохни, а? - Я вздрогнула. На его губах улыбка. Вот, только это не шутка: Он действительно этого хочет. Опустила голову, чувствуя, как на глаза наворачиваются слезы.
      Не знаю, кто первый начал стучать по парте карандашом, но вскоре повторяла уже вся группа.
      -Сдохни! - два удара и снова, - Сдохни!!!... - Раздавалось со всех сторон.
      -Пожалуйста перестаньте... - еле слышно попросила, а затем куда громче, - хватит! - Но мои слова, похоже их только еще больше раззадорили.
      Я поднялась и бросилась к двери, но кто-то подставил подножку. Было больно. По оцарапанному о железную ножку парты запястью медленно скатилась капля крови. По всему кабинету разошелся хохот. Я тихо всхлипнула.
      -Что здесь происходит? - Преподаватель вошел в кабинет, и наступила тишина. Его взгляд упал на меня сидевшую между парт. Тяжело вздохнув, он произнес: - Ньёри, поднимитесь с полаи сядьте на свое место. - Я послушно встала и... выбежала из кабинета.
     
      Я зашла в туалетную комнату, ополоснула лицо. Холодная вода обожгла щеки, немного привела в чувство.
     
     
      Прошло пару дней, после той злополучной пары. Я хоть и посещала все занятия, включая дополнительныеу мастера Темико, старалась вести себя как можно незаметнее. Больше никаких вопрос: если меня заинтересует что-то, всегда можно поискать в библиотеке или спросить того же Райя. Вампиреныш хоть и был слабым, но знал многое. Да и, если признаться, не в ответах было дело. Он стал для меня отдушиной.Страх отступал, стоило мне с ним заговорить. И, как-то раз, я решилась спросить:
      - Скажи, что ты знаешь о ритуале обращения? В особенности о безумии?
      Мы находились в музыкальном классе. Я сидела за роялем и разрабатывала пальцы, играя гаммы и простенькие этюды. Рай удивленно посмотрел на меня, взлохматил волосы и произнес:
      - Да я мало что знаю. Я же его не проходил... А что стряслось-то?
      Я перестала играть, повернулась к мальчику и призналась:
      - Мне кажется... началось.
      Вываливать свои проблемы на того, кто младше тебя, по меньшей мере, глупо. Но мне просто хотелось, чтобы меня выслушали.
      - Не бери в голову, - махнул Рай рукой. - Ты своих соседок, не знаешь что ли?
      - Но, что если они правы...
      - Брось, если бы действительно случилось бы что-нибудь серьезное, они бы уже пожаловались тому же Мастеру Темико и тебя поместили бы в изолятор. С этим делом не шутят.
      - Изолятор? - Удивленно переспросила я.
      - В этом месте проходят реабилитацию, если это еще возможно, те, чье сознание помутилось.
      - Ты имеешь в виду безумие?
      - Да, - он кивнул. - Так что тебе нечего волноваться.
      - А всплеск силы, - гнула я свою линию. - Сомневаюсь, что Тарривель и Тейлин были не правы.
      Рай вздохнул и, словно я, а не он младше, стал объяснять мне:
      - Не забывай, пожалуйста, что ты еще и демон. Не знаю, как это у вас происходит, но ты вполне могла насытиться эмоциями, скажем, после...
      - Твоей игры! - Вдруг осенило меня. Или я просто нашла оправдание? - Рай, спасибо!
      Я облегченно вздохнула.
      - Вот и хорошо, - вампиренышь улыбнулся. - Ну что, расходимся?
      - Ты иди, а я еще поиграю.
      - Хорошо,- кивнул он и вышел из кабинета. А после его ухода, меня вновь стало мучить чувство беспокойства, словно, что-то упустила. И с силой ударила по клавишам, когда нашла ответ. Все верно, я могла насытить демоничускую сущность эмоциями, но ведь я еще и вампир.
      В конечном итоге, мои соседки правы, если я не начну пить кровь, то Создатель знает, к чему это может привести...
     
     
      - Готова? - Рай выглядел возбужденным. Он еще более энергично нарезал круги по кабинету, чем обычно, то и дело лохматил волосы пятерней.
      - Да, - кивнула я и заиграла. Благодаря каждодневным тренировкам у меня получилось. Полу прикрыв глаза, я наслаждалась давно уже забытым чувством свободы. И тут... вступила скрипка. От неожиданности я запнулась.
      - Иллистин, продолжай! - Нетерпеливо крикнул Рай. И я послушалась. Музыка то нарастала, то утихала, голоса двух инструментов сливались. Мое сердце бешено колотилось, а в голове стучала мысль: "Только не ошибись, нельзя! Иначе волшебство закончится".
      Я не ошиблась не в одной ноте. Когда затихли последние звуки, Рай мечтательно произнес:
      - Сюда бы еще флейту и арфу, - и протянул мне ноты для остальных партий. Я быстро пробежала взглядом по нотам и тихо ахнула. Он действительно родился гением. Создатель не дал ему крепкое здоровье, но одарил даром сравнимым с Валистером. Жаль, что никто кроме меня этого не понимает.
     
     
      Я уже собиралась войти в комнату, когда услышала.
      - Ты опять напилась? Ума лишилась что ли?! Хочешь, чтобы тебя выперли?! - Тарривель говорила взволнованно. Я впервые слышала такие панические нотки в ее голосе.
      - Не твоего ума дело! - Тайлин говорила, куда медленнее, чем обычно. - Это моя жизнь.
      - Ты моя подруга и я за тебя волнуюсь.
      - Подруга, - громкий смех, а затем, - не смеши меня! Ты первая будешь меня презирать, когда узнаешь...
      Я отступила на шаг от двери. Желания слушать чужие разборки не было, совсем. Мне совершено параллельно из-за чего случился весь сыр бор. Лучше пойду еще поиграю на фортепиано. Решив так, я развернулась и встретилась взглядом с Яниором. Вот же... Какими судьбами его сюда занесло?
      - Илли, какая встреча! - Наигранная улыбка расползлась по лицу. - Куда-то собралась?
      Мне вспомнились слова Наира, совсем недавно сказанные мне. Похоже, Яну и вправду было скучно.
      - Я... нет, - попятилась и, наплевав на разборки соседок, толкнула дверь и вошла. Поспешно захлопнула дверь и лишь после этого позволила себе вздох облегчения:
      - Иллистин, - Тарривель нахмурилась, - а не пойти ли тебе... за булочками?
      Я поспешно закачала головой и, взглянув в недовольно лицо соседки, опустила глаза и с запинкой произнесла:
      - Н-не пойду.
      - Илиистин! - Какой бы Тарривель не казалась добренькой в последнее время, но ее я опасалась больше всего.
      - Я не могу, - нетвердо произнесла. - Можно я останусь? Вам не помешаю, тихо буду сидеть...
      - Ты уже мешаешь! Иди отсю...
      - Оставь ее, - я даже подняла глаза на Тайлин, не веря, что она действительно могла это сказать. - Если говорит, что не может, значит, действительно так. - Поймав мой удивленный взгляд, девушка криво улыбнулась и сказала:
      - Чего застыла? Иди на свою половину и чтобы тихо. Поняла? - Я поспешно закивала и направилась к своей кровати.
      - Тай... - Тарривель выглядела растерянной, - я тебя не узнаю. Ты стала другая. Неужели, действительно...
      - Разговор окончен, - резко отрезала ее подруга. После чего в комнате стало тихо. Стараясь не нарушать возникшую тишину, я осторожно зажгла светильник и стала читать. Вот только в голову вместо знаний вновь лезли воспоминания.
     
      -- Наир... Нар.. Нарик! - Радостно выдохнул Таль.
      Со всех мест послышались смешки и тут же оборвались. Наир впервые перед всеми стянул с себя маску этакого доброжелательного мальчика.
      - Послушай ты, - в зеленых глазах плескалась ярость. Можешь называть себя или своих друзей нариками. Но если кто-нибудь из вас, еще хоть раз назовет меня так, то очень крупно об этом пожалеет. Всем все ясно?
      - Да это просто шутка, - Таль поспешно залебезил перед полудемоном.
      - Неудачная, - холодно произнес Наир. И тут заметил меня застывшую возле двери. - А ты чего здесь забыла? - Грубо, даже зло поинтересовался. - Ведь в библиотеку собиралась! - Подойдя ко мне, он дернул меня за руку. - Пошли. - Я послушно двинулась следом. - Почему не пошла в библиотеку? - Уже более спокойно поинтересовался мальчик.
      - Читательский билет забыла... Наир, можешь идти помедленнее...Наир!
      - А, да, прости... - он сбавил темп.
      В тот день впервые пришла мысль, что того Наира, каким его знаю я -- не существует и никогда не существовала. Всего лишь умело накинутая маска.
     
      В комнате было тихо. Лишь посапывание соседок, да тиканье будильника и больше нет звуков. Глянув на часы, я разочарованно вздохнула, слезла с подоконника и отправилась спать. Тучи затянули небо перед самым рассветом, и мне так и не удалось насладиться его красотой.
      Я долго ворочалась на кровати, разглядывала потолок. На сердце со вчера было неспокойно. Мешали, путались в голове мысли, тревожили неожиданно яркие воспоминания. Я думала, хоть рассвет меня немного успокоит, а тут... Серое, все в разводах полотно, лишь слегка покрасневшее на востоке. Похоже, даже оно не хотело дарить мне надежду. Бредовые мысли. Спать, Иллистин, нужно спать.
      Стоило закрыть глаза, как в дверь постучались. Соседки даже не проснулись. Еще бы - после такой-то ночи! Задумчиво посмотрела на дверь. А, ну ее. Лишние неприятности мне нужны. Стук стал более требовательным.
      Вздохнув, все-таки подошла к двери:
      - Кто там? - Еле слышно произнесла, но меня услышали.
      - Выходи, - это был Ян.
      - Н-нет, - я попятилась, - не могу. Занята...
      - В семь утра?! - Вампир прыснул. - Дура! Не бойся, ничего я тебе не сделаю. У нас занятия сегодня. Внеплановые, так сказать. Да открой ты дверь! Я так всех перебужу.
      Вздохнула и дрожащей рукой повернула ключ. Приоткрыла дверь и выглянула:
      - Какие занятия в такую рань?
      - Ну, наконец-то, - не слушая меня, произнес Яниор и, ухватив руку, потянул в коридор.
      - Подожди, сначала объясни... - я, из-за всех сил сопротивляясь, вцепилась в косяк, с опозданием вспомнив вчерашние события, а если уж быть точнее - их последствия.
      - Все, ты меня достала! Не хочешь по-хорошему, - резкий рывок и я стою в коридоре, - будет по-плохо...
      Он не договорил, разжал руки:
      - Даю тебе пять... нет... десять минуты, - холодно произнес и отвернулся. - Живо давай.
      Уговаривать меня не пришлось. Я метнулась в комнату, щелкнула замком. Из-за двери доносился смех и скрупулезные шуточки в мой адрес. Ян, оказывается, был не один. Стало неприятно, если даже не сказать больше. А все Тайлин.
      Ближе к часу ночи соседка начала чудить. Заварила чай, разлила его по чашкам, долго колдовала над ними, затем растормошила недавно уснувшую подруга и потащила ее к столу. Чашки было три. У меня закрались подозрения и тут же подтвердились, когда Тайлин, моментально оказавшись рядом, выхватила у меня из рук книгу со словами: "Хочешь получить ее обратно - садись за стол". Тарривель едва заметно кивнула мне. Пришлось послушаться.
      - Сама пьешь - так и нас решила споить? - Сделав глоток, поинтересовалась она.
      - Да тут виски-то совсем ничего, - пожав плечами, произнесла Тайлин. - Иллистин, попробуй. - Сделала глоток и закашлялась. Напиток обжег горло, разливаясь по телу приятным теплом.
      - Что это? - Выдохнула я.
      Тайлин хихикнула. Тарривель покачала головой и коротко произнесла:
      - Алкоголь. Никогда не пила?
      Помрачнев, качнула головой и осторожно поставила чашку на стол.
      - Спасибо, но я больше не буду.
      - Бррр, какая же ты скучная! И так наверняка во всем. Скажи, вот ты когда-нибудь влюблялась?
      - Н-нет.
      Так, неожиданно разговор перешел в другое русло и повлек за собой остальные события.
      Тайлин после третей кружки "чая" вбила себе в голову, что должна меня научить. Тарривель, порядком окосевшая, поддержала подругу. Именно она подкинула идею, что для начала меня нужно "привести в должный вид". Я кричала, отпиралась, требовала вернуть мне учебник и перестать "валять" дурака. Книгу мне все-таки вернули, но уже после экзекуции.
      А до этого были маски, щипцы для бровей, куча баночек с косметикой и дурацкий зеленый ночной комплект с рюшами из которого выросла Тарривель. Сейчас, разглядывая себя в зеркало, я могла сказать только одно: клоун из меня получился замечательный.
      Усмехнулась непривычно большими губами.
      - Надеюсь, это стирается.
      За отведенный мне срок полностью привести себя в порядок не получилось. На лице еще оставалась косметика, когда в дверь начали недовольно долбить. Посмотрела на отражение и махнула рукой: сойдет и так.
     


Глава 15

      - Чего так долго? - Хмуро произнес Ян, когда я, наконец, высунула свой нос из комнаты.
      - Прости. Так получилось, - осторожно прикрыв за собой дверь, я повернулась к нему. Обвела настороженным взглядом собравшуюся компанию, прикусила губу и невольно попятилась, чтобы если что, успеть заскочить в комнату.
      - Пошли уже, - нетерпеливо махнув рукой, Ян отвернулся и зашагал в сторону выхода из жилого крыла.
      - Подожди, - остановил его мой голос. - Что за занятия?
      - Занятия круга, - пояснил, хмуро глянув на меня через плечо.
      - А где остальные?
      - А ты что, такая важная шишка, что за тобой вся делегация должна заходить?
      - Здесь только вампиры, - пояснила я свою недоверчивость.
      - Правильно, - вновь обернувшись, вампир, словно ребенку начал объяснять, - сегодня специализированные занятия. Ты так и будешь возле двери стоять - пошли уже. Мастер Темико навряд ли обрадуется нашему опозданию.
      На провокацию я не повелась, ухватившись за слово.
      - Специализированные, - повторила.
      - Да, Илл. Только для вампиров, ну... и для тебя. - Ян сегодня был странный. Слишком добрый что ли... И меня не отпускало чувство тревоги.
      - И почему я об этих занятиях слышу в первый раз. Вот, все знают, а я не... - рука сама легла на ручку двери.
      - Ньёри! - Ян оказался рядом быстрее, чем я смогла отреагировать, схватил за воротник, приподнимая над полом. В глазах плескалась злость. Зашипел в лицо:
      - Запомни! Если я захочу, что-нибудь сделать, ты не сможешь убежать, - резко встряхнул, какое-то время гипнотизировал меня взглядом и отпустил. - Думаю, ты поняла. А теперь давай поспешим на занятия. Пока я не передумал и прямо здесь тебя не придушил. Ну, чего застыла?!
      Послушно сделала шаг, затем второй. На глаза сами собой навернулись слезы. Я ведь поняла, как только взглянула в его глаза: он врет. Нет никаких занятий и не будет сегодня.
      - Быстрей, - больно схватил за запястье и потащил куда-то по коридору. - Ну, чего тормозишь! Давай, передвигай ноги. Мы уже и так опаздываем!
      Бешеная гонка по коридорам. Пока глаза полностью не застили слезы. Споткнулась и чуть не упала.
      - Да сколько можно. Вот же растяпа! Ну чего опять встала?!
      Я медленно подняла на него глаза.
      - К-куда мы идем?
      - Опять двадцать пять, до тебя что так трудно, дохо... - он осекся.
      - Мы вас догоним, - бросил друзьям, не отрывая от меня взгляда.
      Захват на руке, вдруг, ослаб, Ян долго, мрачно, не мигая смотрел на меня. Затем, отвел взгляд и задумчиво произнес:
      - Все-таки не поверила... Что ж, пошли.
      - Куда, - спросила тихо.
      - В корпус практической магии. - Я не спросила "зачем", но Ян все равно пояснил, - бить тебя будут. Хотя, думаю, ты и сама догадалась. - В голове крутилась навязчивая мысль, что если сейчас попробую убежать -- перепадет только от Яна. А, значит... Неожиданно, вампир до боли сжал запястье и произнес:
      - Последний совет: не стоит пользоваться косметикой, а то ведь все поймут, что ты уже не ребенком и одним только битьем отделаться не получится. Пошли.
      С этими слова он разжал пальцы. Я, только и ожидая подходящего момента, припустила к своей комнате. И лишь оказавшись в безопасности поняла: Ян меня отпустил. При желании он бы десять раз успел меня догнать. Вампир сегодня довольно-таки ясно продемонстрировал свои способности. Поневоле в голову закралась мысль, что и с Райем нам тогда тоже не просто повезло.
     
      Выйти из своей комнаты я осмелилась только перед самым звонком. До нужной аудитории почти бежала, стараясь успеть к началу пары. Все это время я нервничала и вертела головой, готовая в любую минуту припустить в обратную сторону. Только когда я зашла в аудиторию и встретилась с хмурым взглядом мастера Темико, я, наконец, почувствовала, что нахожусь в относительной безопасности.
      В аудитории было на удивление пусто. Отсутствовали в большинстве своем, входящие в один из кругов. Те же из них кто пришел, то и дело клевали носом. Две пары прошли на удивление быстро. Я даже что-то поняла, а те моменты, что так и осталось для меня непонятной тарабарщиной, скрупулезно занесла в тетрадь. К третьей паре пришел весь всклоченный, сонный Наир, хмуро потребовал пересесть вперед, сам занял мою парту и, положив на скрещенные руки голову, громко засопел. К моему удивлению, Мастер Темико никак не отреагировал на подобное поведение, только черкнул в журнале, отмечая новоприбывшего студента. После звонка мне стало понятно поведения учителя. Улыбнувшись, встрепенувшимся ото сна студентам, он обрадовал всех дополнительными заданиями и попросил задержаться тех, кто входит в круг. Затем, надиктовал еще пару заданий и предложил подождать остальных.
      "Остальные", в лице представителей других групп, прибыли минут через пять. Тоже усталые, сонные, кое-кто даже был чем-то измазан.
      - Ну, - подождав пока все рассядутся по свободным местам, начал мастер Темика, - а теперь, рассказывайте.
      Наступила тишина.
      - Что ж, пойдем тогда по порядку, - взгляд Мастера Темико остановился на мне, - Ньёри, вас, я так понимаю, спрашивать бессмысленно, раз с утра вы отсутствовали. Другое дело, почему вы ничего не почувствовали... Хмм... ладно, чем вы таким занимались вчера ночью мы выясним позже, с глазу на глаз, так сказать.
      По аудитории пошли смешки и шепоток, но стояло Мастеру Темику обвести всех взглядом, вновь наступила тишина.
      - Может, нас просветит Теоденис, - Наир, еще со звонком пересевший на первый ряд, чуть охрипшим голосом произнес:
      - Да эти придурки, что-то не поделили между собой и чуть не поубивали друг друга.
      - Что-то? - Поинтересовался Мастер Темико и посмотрел на Яниора. Тот не только не выглядел лучше Наира, но и говорил так же хрипло:
      - Да, - кивнул, - что-то. Когда меня позвали, было уже не до выяснений. Разнять бы.
      - И как, - мягко спросил учитель, - разняли? - Наир с Яном переглянулись и, наверное, впервые придя к согласию одновременно произнесли:
      - Ненадолго.
      - Вот как... и что же вы предприняли на этот раз. Вновь воспользовались грубой силой?
      Наир с Яном пристыженно молчали. Даже сонливость с них слетела, как не было.
      - Это был первый такой случай? - Молчание. - Ньёри, - я вздрогнула и посмотрела на преподавателя, - ни за что не поверю, что вы ни разу не слышали зов.
      Я поспешно опустила глаза. Не буду ничего говорить -- лучше получить наказание от мастера Темико, чем потом... меня выручил Ян:
      - Нет, - нахмурившись, сказал он, - был еще...
      - И как же вы решили его? - Мягко спросил мастер Темико. - Также силой? Чего молчите?!
      - Да, - тихо произнес Наир.
      - А сегодняшний конфликт начался не с тех же нарушителей?
      - Да... - еще тише.
      - Лучшие студиозы! Первый круг! А все туда же - только силой и можете, все урегулировать. А разобраться в чем, собственно, весь сыр-бор, не судьба?!
      Наир с Яниором вздрогнули и резко посмотрели на меня. Я сидела, вжав голову в плечи, и мечтала провалиться под землю.
      - Так, похоже, в одну голову эта дельная мысль все же пришла. Но так и не была услышана остальными. А вы, Ньёри, должны были настоять на своем предложение, а не послушно... Вообщем, вы поняли. Все круги будут наказаны. Те, из вас, кто вместо помощи первому кругу, поддержали конфликт, лишатся своих мест. Будьте готовы. О наказаниях вы будете проинформированы в ближайшее время. Ньёри, - на мой стол лег свиток, - чтобы к следующему собранию круга все было выучено, и я вам настоятельно не рекомендую вновь пропускать дополнительные уроки. Вам ясно?
      - Да...
      - Вот и хорошо. На этом все. - С этими словами учитель вышел.
      Наступила тишина.
      - Так сегодня все-таки были занятия? - Тихо спросила я и посмотрела на Яна.
      - А? - вампир, поймав мой взгляд, усмехнулся, - ну да. Но ты так отчаянно не хотела верить...
      - Вот как... - пробормотала я, поднялась, подхватила свои вещи и вслед за учителем покинула аудиторию. Губы сами собой изогнулись в улыбке. Как же легко, оказывается, меня обмануть! Даже самой смешно. Я нервно хохотнула и только потом заметила, что звонок с последней пары ни так давно прозвенел и в коридоре полно народу. Поймав на себе настороженные взгляды, я, чувствуя себя, мягко говоря, не очень нормальной, поспешила в библиотеку. Нужно было столько всего успеть сделать, а бессонная ночь уже давала о себе знать.
     
      Когда я пришла, архивариус находился в прекрасном расположении духа. С улыбкой он мне заявил, что сегодня у него рабочих рук хватает, и я могу преспокойно заниматься своими делами. Поймала на себе недовольные взгляды сокурсников, похоже, мастер Темико надолго обеспечил Господин Элибана помощниками. Благодарно улыбнувшись архивариусу, я направилась вглубь библиотеки. Благодаря отработке я уже хорошо знала, где находится та или иная секция. И мне ни к чему было стоять в очереди к картотеке или же просить помощи у архивариуса. Покружив по библиотеке и понабрав книг из списка, предоставленного мне мастером Темико, я направилась к облюбованному мною месту. Круглый столик с местами облупившейся краской в углу, по обеим его сторонам два старые, но добротных кресла. Днем, из узкого окна бьет яркий солнечный свет, вечером, можно наколдовать себе светляка или же попросить у архивариуса свечей. Здесь всегда было тихо и практически безлюдно. Это место когда-то показал мне Нару. С ним и Наиром я часами просиживали тут за разговорами и учебой. Я плюхнулась в кресло, отгоняя воспоминания, и с головой ушла в учебу.
      Вернул меня в реальность голос Наира:
      - Илл? - полудемон удивленно приподнял бровь. - Что ты здесь делаешь?
      - Учусь... - бросив на него осторожный взгляд, произнесла я. В руках Наир держал внушительную стопку книг.
      - Вот как... - он обвел взглядом стол, заставленный книгами и, хмыкнув, спросил:
      - Ты собираешься все это прочесть?
      - Я уже все это прочла, - сделав ударение на "уже" произнесла я. - Осталось вот, - показала пухленький учебник по основам магии крови. Сегодня я ее дочитать и не надеялась, но уж хотя бы пару глав осилить - хотела.
      - Хмм... - плюхнувшись в соседнее кресло, Наир раскрыл одну из книг и со словами:
      - Чтоб не звука, - углубился в чтение.
     
      Прошло пару часов. Глаза то и дело слипались, и я откровенно клевала носом. Информация в голову поступала с трудом, а уж обрабатывалась мозгом и подавно долго. Я громко зевнула, не успев прикрыть рот ладонью. Наир тяжело вздохнул, поднял на меня глаза, какое-то время наблюдал, как я тру глаза и грубо произнес:
      - Эй, коль не читаешь - вали от сюда. Жутко бесишь своим видом!
      Я опустила голову:
      - Прости... - произнесла и едва успела закрыть рот ладошкой, прикрывая зевок. Похоже, действительно пора. Осталось только разложить по местам книги. Ох, сообразить бы еще, где я их брала. Сонный мозг работать отказывался. Потянулась к стопке.
      - Оставь, - повелительно произнес Наир, - я их как раз собирался взять.
      Я посмотрела на томик, лежащий сверху с надписью "Основы материализации" и перевела удивленный взгляд на Наира.
      - Нужно освежить кое-какие знания, - пояснил он спокойно, видно прочитав по моему лицу вопрос. И нахмурившись, сказал - Слушай, иди уже. Не мешай.
      Пожав плечами, я направилась к выходу, но пришедший в голову вопрос заставил остановиться:
      - Наир, слушай, - я закусила губу, глянула быстро на полудемона, проверяя, сердится он или нет и, убедившись, что ругаться он не собирается, продолжила:
      - А что было на занятие круга?
      Взглянул на меня, прикрыл глаза, выдохнул и совершенно ровно сказал:
      - Единение силы. Так сложно объяснить. На следующем занятие сама увидишь. Все, вали уже!
      Я направилась к выходу, когда Наир бросил мне в спину:
      - И насчет занятий... ты бы все равно на них не попала. Так что, Ян оказал тебе услугу. Думаю, ты должна знать.
     

Глава 16

     
      Вчера меня неожиданно вызвал ректор. Я вошла в приемную. Госпожа Сатина выглядела хмурой, даже скорее озабоченной. Казалось, она настолько ушла в свои мысли, что заметила меня только когда я с ней поздоровалась.
      - А, Иллистин, ты пришла, - чуть улыбнулась она мне. - Ректор сейчас немного занят, подожди минутку.
      Кивнула и осторожно присела на стул. Чувствовала я себя здесь мягко говоря неуютно. Каждый такой вот вызов к Господину Вайреку у меня ассоциировался с чем-нибудь плохим. Вот и сегодня я не ожидала ничего хорошего. Руки сами собой стали мять уголок юбки, я то и дело прикусывала нижнюю губу.
      - Илл, - я была настолько напряжена, что вздрогнула, когда новоиспеченная родственница произнесла мое имя, - хочешь чаю? - Личный секретарь ректора, похоже, что-то решила для себя в ту нашу поездку и кардинально поменяла ко мне отношение.
      - Спасибо, - пробормотала я, - но я не хочу.
      Наступила тишина. Я все больше нервничала. Госпожа Сатина бросила на меня взгляд и небрежно, словно это было обычное дело, поинтересовалась:
      - Как дела идут в учебе? Успеваешь?
      - Стараюсь... - тихо произнесла.
      - Молодец. Но как ты себя чувствуешь? Тебе уже лучше? Выглядишь, мягко говоря, неважно.
      - Я... - неожиданное беспокойство обо мне выбило из колеи, - я... нормально...
      И вновь стало тихо. Пронеслась мысль в голове, что возможно -- это мой шанс спросить об обращении, о последующем безумие.
      - Госпожа Сатина... могу я спросить... - начала я. Женщина встрепенулась и, казалось, обрадовалась, что я решила продолжить разговор, - никто толком не может мне объяснить. Скажите, как избежать последствий обра...
      - Пусть заходит, - прервал меня ректор на полуслове.
      Я поднялась, на ватных ногах дошла до двери и, толкнув ее, медленно вошла. Поздоровалась. Ректор ничего не ответил, минут пять сверлил меня долгим, пронизывающим взглядом. Затем, покачал головой, усмехнулся горько каким-то своим мыслям и произнес:
      - На рождественских каникулах ты в Академии оставаться не будешь. Пребывание, пусть и короткое в главном доме семьи не осталось незамеченным. С тобой хотят познакомиться. Так что, постарайся до праздников ни влипать ни в какие неприятности, чтобы не позориться перед всеми своим видом. Никаких царапин, синяков на лице, руках... Тебе все ясно?
      - Д-да... - еле слышно произнесла.
      - Тогда можешь идти.
      Я вышла из кабинета подавленная. Час от часу не легче. Судя по отношению ко мне дяди, родственники особой радости не испытывают, от присутствия в их семье полукровки. И что-то мне подсказывает, что знакомство будит не из приятных. Задерживаться не стала, скомкано попрощалась и ушла. В голове все еще звучали слова Госпожи Сатины:
      - Не нужно было тебя везти туда, - тихо произнесла она, как только я вышла из кабинета. - Прости, Иллистин...
      После ее слов на душе стало еще пакостней. За окном шел дождь... Я долго сидела возле окна, наблюдая, как большие капли рисуют кривые линии на стекле. Тоскливый день и такой же унылый вечер, затем первое для меня единение силы... Утро.
     
      Я проснулась от того, что на меня кто-то смотрел, села, сонно потирая глаза, и глянула в ответ. Ян полулежал, привалившись к холодному боку стены, и ловко перекатывал медную кругляшку с пальца на палец. Задумчивый, хмурый. Стоило мне только встретиться с ним глазами, как вампир поднес указательный палец к губам, кивнул на спящих ребят и взглядом указал на дверь. Я понятливо махнула головой в ответ, поднялась и стала пробираться к выходу, стараясь случайно не задеть и не разбудить никого из круга. Похоже, на ритуале единения силы, где кто стоял вчера, там и свалился. Что неудивительно - шарахнуло нас тогда знатно, до сих пор плохо: болит голова, мутит, во всем теле слабость. Я осторожно прикрыла за собой дверь и прислонилась головой к холодной поверхности стены, пережидая дурноту.
      Вчера все пошло ни так как должно было быть. Что бы это понять, не нужно было иметь семь пядей во лбу. Мы не просто не смогли объединить силы. Мы еще и полностью растратили свои. По крайней мере, я... Вздохнув, медленно поплелась в жилое крыло. Но не дошла: нос к носу столкнулась с Мастером Темико. Похоже, он как раз направлялся в аудиторию. Рядом с ним шел один из лечащих, а позади плелся Наир. Он выглядел на порядок хуже Яна -- слишком замученный, болезненно бледный.
      - Ньёри... - если Мастера Темико и удивила встреча, то он и виду не показал, - ага, -протянул он задумчиво, - господин Райгре, - обратился он к сопровождавшему его мужчине, - похоже, с вызовом лекаря мы поспешили. Думаю, Ваши услуги уже не понадобятся. Простите, что потревожили.
      - И все же, я предпочел бы взглянуть на ваших подопечных, - с нажимом произнес тот, с интересом меня разглядывая.
      - Как вам будет угодно, - кивнул учитель и вновь зашагал по коридору. Я облегченно вздохнула и, направилась было в противоположную сторону, как Мастер Темико меня окликнул, - Ньери, куда это вы собрались? Идете с нами.
      Теперь в самом конце плелась я и, что-то мне подсказывало, что у меня был куда более жалкий вид, чем у Наира.
     
      В кабинете с того времени как я ушла, существенно ничего не изменилось. Кто как лежал, так и остался лежать. Разве что Ян обнаружился в другом углу, читающий какую-то книгу. Увидев меня, он недовольно цыкнул.
      - Ну что тут у вас? - Спросил Мастер Темико.
      - Спят, - коротко пояснил вампир, подавив зевок, -- и, похоже, еще не скоро проснуться. Да садитесь вы, чего силы зря тратить! -- Последнее очевидно предназначалось нам. - Падайте, - похлопал по полу, требовательно заглядывая в наши лица. Я подошла и осторожно присела. Наир, на удивление, не только тоже послушался, но даже примостился рядом. Мастер Темико покосился на нас, чему-то кивнул, бросил коротко и веско: "Тренируйтесь!" - и больше на нас внимания не обращал. Ему и без того предстояла тяжелая работа по приведению в чувства остальных.
      - Руку дай, - коротко потребовал Ян, я настороженно покосилась на него и на всякий случай спрятала обе конечности за спину, - вот, только давай без выкрутасов, Илл, - устало произнес, потер переносицу, - ни желания, ни сил играть сегодня с тобой у меня нет. Сама виновата -- раз смыться не смогла. И да, упреждая твой вопрос - плохо будет, возможно даже очень... - помедлив он добавил, - всем нам, - и выжидательно уставился на меня, протянув руку.
      - Погоди, Ян, - отдернул его Наир. - Мастер Темико, так что произошло вчера?
      - А ты не догадался? - Оторвавшись от осмотра очередного ученика, сипло спросил преподаватель и, не услышав ответа, пояснил - реципрокный процесс.
      -Тц... следовало бы понять сразу, - пробормотал Наир себе поднос.
      - Конечно, следовало, Теоденис. И не только догадаться, но и, - теперь мастер Темико посмотрел на Яниора, чему-то ухмыляющегося, - предупредить менее сообразительных товарищей. Вы все слишком зациклены на себе и не хотите делать что-либо ради других. Даже делиться. А ритуал, между прочим, завязан на доверии. На вашем доверии к друг другу. Для тех, кто так и не понял, что сегодня произошло, поясню, ваш враждебный настрой вызвал обратное действие. Так, вместо единения, вы полностью закрылись. И вместо того что бы объединиться с другой, ваша сила вас же и шарахнула. Уяснили, - мы нескладно ответили, - ну, раз уяснили, больше не отвлекайте меня.
      - Ладно, давайте уже. Руку, Илл, - вновь потребовал Ян. - Раньше начнем -- раньше закончим.
      Я закусила губу и решилась. У Яна ладонь была широкой, на ощупь шероховатой, теплой. У Наира, узкой, мозолистой, сухой, горячей. Слишком горячей.
      Быстро взглянула в лицо бывшего друга. Наир не мигая смотрел в одну точку.
      - Эй, - сжала, чуть сильней его пальцы, привлекая внимание и шепотом спросила - ты в порядке?
      Болезненный блеск глаз, влажные волосы и испарина на лбу -- глупый вообщем-то вопрос, ответ и без того слишком очевиден. Вот, только никто не хочет замечать, а я слишком поздно понимаю, что он - показывать. Посмотрел на меня. Обожгло холодом и застарелой ненавистью.
      - Начинаем, - коротко и весомо бросил. Я виновато опустила взгляд и кивнула.
     
      У Нару была мечта. И ради её достижения, он часами мог проводить время в библиотеке, выискивая какие-то интересные статьи в журналах, в подшивках газет, книгах. Наир ему помогал, и Нару был рад даже мелким заметкам в толмудах, найденных другом. Но информации было слишком мало, а книг - много. И все чаще они терпели неудачу.
      - Не переживай, - подбадривал друга Наир, - справимся. Вместе обязательно справимся.
      Мою помощь они принимать отказывались. Меня это обижало, но я молчала. Просто сидела в сторонке, пока мальчишки, шушукаясь, перебирали очередную стопку книг. В тайне я потом тоже просматривала те книги, но понять тогда, что они ищут так и не смогла.
      Была мечта и у Наира. Он редко заговаривал о ней, словно боясь, что она с каждым новым сказанным словом становится все недосягаемей, а даже если говорил, то все чаще играя словами. Мне было непонятно о чем он мечтает. Пожалуй, на всем белом свете только Нару знал его секрет. Они все всегда делили на двоих. А я была третьей и, пожалуй, в то время, у меня не было мечты. Такой, чтобы можно было стремиться и делать все для ее исполнения. Как делал Нару. Такой, чтобы даже одно упоминание о ней вызывало на лице улыбку - таинственную и очень теплую. Я была счастлива уже тем, что одна моя мечта уже исполнилась и старалась не вспоминать о тех, которые были выбиты из моей головы семьей, няней, учителями и просто обстоятельствами.
     
      Мне давно не приходилось ни с кем ничем делиться. Так давно, что и забыла уже, как это делается. Не потому, что была жадной. Просто никто не хотел брать у меня ничего. Даже помощь моя была не нужна. Никому и никогда. Разве что Райю... Но вампиреныш - одно большое исключение из сотни правил. А теперь, получается, необходимо поделиться и ни чем-нибудь, а силой, которой и так "кот наплакал" и не с теми, кому хотелось бы отдать. С врагами... до смешного точное определение.
      - Илл! - Окрик и легкая встряска привела меня в чувство. Но слишком поздно: размышляла враждебно не только я. И вновь ритуал не состоялся - репци... реципрокный процесс повторился. Ян бледный из прокушенной губы сочится кровь. Наир полубезумным взглядом оглядывает кабинет. Тоже бледный и горячий: пышет жаром словно печка. Я стараюсь незаметно высвободить руки. У меня получается, правда ненадолго.
      - Ну, наконец-то пришла в себя! Пробуем еще раз, - Ян вновь хватается за мою ладонь, но я выдергиваю ее из его цепких пальцев.
      - Достаточно... - медленно говорю. - Хватит на сегодня, хорошо? Я... больше не смогу...
      Мне кажется, не смогу не только я. Вот, только, он ни за что не признаются в своей слабости.
      Наир, кажется и не слышит нашего разговора. Он застывает на секунду и, вдруг, выдает:
      - Старшие круги на практике, а приемники вторые сутки в отключке... Самое время для неразберихи... Как думаете, что они предпримут?
      Они это...
      - То, что и раньше. Создадут конфли... - начинает говорить Ян, но, замолкает, когда я поправляю:
      - Уже предприняли... - слова с губ слетают на автомате, а поскольку в ушах звенит и будто вату набило, получается довольно громко.
      - Что?! Илл, что ты говоришь?
      Я устало мотаю головой, тру виски и повторяю:
      - Предприняли. Уже предприняли. - Уверенность приходит откуда-то извне. Вспоминаются хмельные глаза Тайлин. Ее смех, слезы и пьяные откровения. Круг не простит - такое не прощается: осудит, приговорит, закроет глаза на травлю, а скорее - сам же ее начнет. Уже начал...
      - Что будет, если мы не справимся? А мы наверняка не сможем... - вскидываю глаза на них, - что будет, если кто-то сильно пострадает?
      Наир с Яном переглянулись.
      - Что ты знаешь? - спрашивает бывший друг. Я молчу. Не моя тайна, не мое дело... да и вобщем-то, все равно мне... должно быть все равно...- Ты ведь знаешь что-то? Ответь. - Подскочил, - откуда только силы взялись, - Если подобное случится в стенах Академии, то ее прикроют! Почему молчишь - ты этого хочешь?! - схватил за плечи, встряхнул.
      Я трепыхнулась, пытаясь вырваться и, когда не вышло, зло бросила, прямо ему в лицо:
      - А даже если так! Да пусть хоть все себе глотки перегрызут - мне плевать! В отличии от тебя, Наир, мне не за что любить это место. Почему я должна за кого-то беспокоиться?! Бегать, стараться что-то исправить, остановить... - зачем мне все это?! Прикроют - да я буду только рада.
      - Даже если кто-то из-за твоего молчания сильно пострадает или и вовсе... умрет?
      Как будто жбан с холодной водой на голову вылил. Я открыла было рот, чтобы что-то сказать и вновь его закрыла.
      - Ты готова взять вину за чью-то смерть на себя? - Он наклонил на бок голову и просто смотрел, ожидая ответа, - готова? - Я молчала, и он вновь встряхнул, не сильно - Ты же не такая. Говори Иллистин, говори!
      Губы мелко задрожали. Я отвела взгляд.
      - Хюго Лайе... старшекурсник... ты его знаешь... - последнюю фразу я выплюнула:
      - Друг, как-никак...
      Наир разжал пальцы. Отступил на шаг, а я, уперев глаза в пол, продолжила говорить:
      - Знаешь, он имел неосторожность перейти дорогу старому кругу. Такое они ему не простят. Скажи, ты готов взять на себя ответственность за его жизнь или... - я сглотнула комок, подступивший к горлу, бросила взгляд на Яна, застывшего изваянием, - мы разделим эту вину на троих?
     
      Иногда, когда ты не в силах ничего изменить, нужно просто закрыть глаза. На всех и вся. Отбросить глупые мысли, запихнуть совесть куда подальше и просто жить. Словно ничего не случилось. Малодушно? Никто и не отрицает этот факт. Жизнь полна трусости. Она, в малой и большей степени, живет в душе каждого из нас. О смелости рассуждать легко - за книгой, поражаясь негероическим поступкам персонажа. В кругу друзей, семьи, травить бесчисленные истории о чести и доблести, утверждать, что поступила б так же. Легко и просто. Вот, только жизнь - не книга. И иногда стоит наступить на горло совести.
      Наир лежит на мягком ковре, раскинув руки в стороны, и не мигая смотрит в потолок. Ян стоит, возле окна. Его чуть покачивает о слабости, и он, чтобы не упасть, крепко держится за подоконник. Высматривает что-то. Я же, сижу возле двери, на мягкой подушке, поджав острые коленки к груди. Ее бросил мне Ян, после того, как не сумел уговорить зайти вглубь комнаты - здесь я не чувствую себя в безопасности.
      На душе муторно, скользко как-то. Клюет сердце червячок сомнения. Правильно ли я сейчас поступаю? А в ответ - плашмя бьет память
      - Я... - голос звучит гулко и тихо, - в этом вам... - поднимаюсь на подгибающиеся ноги, медлю, - помогать не буду. - Говорят, месть сладка. Но я не испытываю ничего кроме горечи. Наверное, потому что еще ничего не случилось. - Решайте эту проблему сами, если хотите.
      - Значит, готова, да? - Наир даже голову не повернул и глаза не скосил в мою сторону, только в голосе чувствуется горечь.
      - Да.
      - Иди тогда, - а вот Ян обернулся, посмотрел внимательно и даже улыбнулся ободряюще.
      Я кивнула, открыла дверь, вышла и, до того как та закрылась, услышала:
      - Оно и к лучшему. Круг из нас все равно получился аховый.
      И правда.
     
     
      Из кабинета музыки не доносилось никаких звуков, но дверь была приоткрыта, и я, не удержавшись, заглянула. Вдруг, Рай решил помузицировать. Когда он играл, на душе становилось легче. А мне сейчас нужен был этот покой.
      Я не ошиблась: вампиреныш и правда, был здесь. Он как всегда сидел за роялем, но отчего-то не решался начать играть. Я хотела зайти в кабинет, но что-то меня остановило. А Рай, вдруг, заиграл. Сумбурно, грубо. Резко ударил по нотам, сделал глубокий вздох и вновь заиграл. Но теперь легко, чувственно.
      -Молодец, красиво. По-настоящему красиво, - когда отзвучали последние звуки, произнес кто-то. И я даже знаю обладателя этого голоса. - Сыграй еще, - не приказ - просьба.
      - Тебе действительно нравится? Серьезно?! - Этот тон мне хорошо знаком. С нотками недоверия, плохо скрытой надежды. Пожалуйста, пусть он скажет, что серьезен. Рай только уверился в своем таланте и если тот, чье мнение важно скажет, что "не нравится", боюсь, он снова залезет в свою раковину.
      - Да, Рай. У тебя талант.
      - Иллистин тоже так сказала, - я выдохнула с шумом и поспешно отступила на шаг, радуясь тому, что у них обоих очень плохо развито чутье.
      - Иллистин... - тон поменялся, потянуло холодком, - не общайся с ней. Так будет лучше для тебя. Поверь.
      - И это она говорила, - отмахнулся от его слов Рай.
      - Смотри-ка, какая забота! - Хмыкнул собеседник вампиреныша. Я будто увидела его воочию. Долговязого, худощавого старшекурсника с неизменной ухмылкой на скуластом лице.
      - Не тебе про нее так говорить, - отрезал Рай.
      - Да ладно! Чем же она так тебя покорила. Уж не влюбился часом?
      - Дурак ты! Она, в отличие от тебя - помогла мне.
      - О чем ты?
      - Она спасла меня, когда ты отвернулся. Так что, не тебе мне советовать, брат.
      Б-брат?.. В душе все перевернулось. Я, уже не прячась, шагнула в кабинет.
      - О, Иллистин, привет! - Рай действительно рад был меня видеть. Я улыбнулась ему и, перевела взгляд на Хюго.
      - Нам нужно поговорить.
     
     
      - Ну и о чем ты хотела со мной поговорить? - Хмуро поинтересовался тот, когда мы покинули кабинет.
      Я подняла на него глаза. Все такой же. Только ростам куда выше.
      - Хюго, тебе нужно уехать.
      Он нахмурился. Какое-то время просто вглядывался в мое лицо.
      - О, так ты уже знаешь... - протянул, наконец, с пониманием. - Ирония судьбы, не правда ли? - Невеселая улыбка коснулась тонких губ. - Если бы мне кто-нибудь сказал, что я буду... - он не договорил, но я и без того поняла... - жизнь странная штука.
      - Уезжай, так будет лучше. Ты ведь сам понимаешь, они не оставят вас в покое. Слишком поддерживается нашим обществом эта Тхешевая теория. Может, ты еще не чувствуешь, но травля уже началась и...
      - Ты слишком добрая, Иллистин, - перебил он меня, - потому огребаешь и будешь огребать всегда.
      - Добрая? - Я усмехнулась горько. - Ошибаешься, Лайе. Я давно уже перестала быть доброй. Что ты скажешь на то, что именно я предложила Наиру и Яниор закрыть глаза на травлю и ничего не предпринимать? Я все еще слишком добрая?
      Он наклонил голову на бок, с интересом разглядывая меня:
      - Чего же вдруг передумала? Внезапный порыв совести заставил тебя отказаться от мести?
      Тряхнула головой, отбрасывая с лица прядь волос, выбившихся из хвоста:
      - Я давно уже научилась не обращать внимания на глупые позывы.
      Хюго сморщил нос.
      - Фи, Ньёри, пафос тебе не к лицу. Так почему же ты передумала?
      - Рай...не знала, что он твой брат... Ты верно сказал - жизнь странная штука. Покинь Академию ради себя, Райя и... Тайлин.
      Черты лица Хюго сделались жесткими.
      - Я уеду. Сдам все экстерном и уеду. Но мне нужно на это время.
      - Попроси помощи у Наира или Яниора. Сам понимаешь, из меня помощник аховый. Я просто хотела предупредить. Я пойду...
      Отвернулась и побрела прочь.
      - Эй, Ньёри! - Позвал меня Хюго.
      Я обернулась:
      - Ты ведь понимаешь, что Райю не стоит якшаться с тобой?
      Согласно кивнула. Теперь Хюго не сможет его защищать. Даже если раньше он этого и не делал - сама принадлежность к роду Лайе была для Райя какой-никакой, но защитой. Теперь же все будет наоборот.
     
      Я нерешительно постучала в дверь. Послышались шаги по скрипучему полу, а еще через мгновение, дверь приоткрылась. Крепкий, невысокий чудаковатый паренек с бледной усталой физией, глядел на меня с любопытством. Казалось, его ничуть не удивил мой приход. Вот, заинтересовал, это да.
      - Тебе чего, маленькая? - Сказал он весьма дружелюбным тоном. Мы частенько сталкивались в библиотеке, и он даже пару раз помогал мне расставлять книги по полкам, до которых со своим небольшим росточком я не могла дотянуться.
      По правде сказать, я растерялась и потому выдала сумбурно:
      - А... я... Яниор... он здесь?
      - Ян-то? Он в душе. Подождешь? - Распахнув дверь пошире, предложил он.
      - Н-нет, пожалуй... - быстро закачала я головой, - пойду... Передай ему, пожалуйста, что я...
      - Да заходи ты, - он схватил меня за руку и, не слушая возражений, втянул в комнату. - Сама передашь. Падай вон в кресло, - все тем же добродушным голосом произнес и как гаркнул: - Ян! Поторапливайся, давай. Пришли к тебе.
      - Истер, - полу-стон донесся с кровати, - Тхешь тебя побери, чего орешь?!
      - И ты, давай, вставай! Занял, понимаешь ли, чужую постель и вырубился.
      - Я не спал.
      - Ну, да конечно, - хмыкнул сосед Яниора. - Подымайся, давай. К вам гость пожаловал.
      - Кто? - Наира выглядел осоловелым. На щеке явственно проступал след от подушки. При виде меня, его брови поползли вверх. - Ты...чего тут? - Произнес и моргнул. Похоже, соображал тоже со сна еще не очень быстро.
      - Передумала... - быстро ответила я, опуская глаз, - давайте попробуем еще раз. - Он смотрел на меня растеряно, ладонью потирая лоб. И чувствовала я себя под этим его взглядом виноватой, словно нашкодивший котенок.
      - Ммм... - протянул он наконец... и тоже гаркнул, - Ян! Да выходи ты уже!!!
      Журчанье воды за стенкой тут же прекратилось, а через пару минут дверь открылась, и показался Ян. Выглядел вампир порядком посвежевшим и уже куда уверенней стоял на ногах. Казалось, мой приход его тоже не удивил. Подойдя поближе от только коротко и серьезно спросил:
      - Уверенна?
      - Да.
      - Отлично. Тогда давайте попробуем.
      - Гляжу, ты поела? - Прежде чем, взять мою руку и сомкнуть круг задал вопрос Наир. Кивнула утвердительно. Едва заметная улыбка коснулась его губ. - Не так страшно, как кажется, неправда ли?
      Я промолчала, но он, похоже, и не ждал ответа.
      - И... поехали!
      От внезапно нахлынувшей силы сперло дыхание. Она шла по кругу от Наира через меня к Яну и вновь к Наиру, черпая у каждого из нас понемногу и все нарастала. И, неизвестно, сколько бы еще так продолжалось, если бы Ян коротко не бросил:
      - Довольно, - и не разжал руки. Я хватанула ртом воздух, закашлялась и, наверное, упала бы, если бы меня не поддержали.
      - Ты как - Наир взял меня под локоть и заглянул в лицо, - порядок? - Я кивнула и неуверенно пробормотала:
      - Кажется...да... -
      - Ну вот, поела, называется... - протянул Наир и подвел меня к креслу. - Посиди здесь пока, - с этими словами он отошел к столу, где что-то разливал по кружкам Истер, и нетерпеливо переминал с ноги на ногу Ян.
      - Ну как ощущеньеца? - Оторвавшись от своего занятия, спросил сосед Яна. - Получилось хоть?
      Наир пожал плечами и бросил задумчиво:
      - Вроде бы... У тебя все готово?
      - И у этого все вроде бы. Вы такие оба неконкретные, - поймав тяжелый взгляды, взлохматил волосы и махнул рукой, - А что с вас взять... Готово-готово все. Берите уже. - А я пошел, пройдусь, пожалуй.
      - Погоди, - остановил его Ян. Посмотрел искоса на меня, - ей тоже сделай.
      - Уже сделал. Вот стоит. Я пошел. Дела у меня. Эй, маленькая, - я подняла на него глаза, и он улыбнулся - удачи.
      С этими словами он, прихватил пару книг и вышел из комнаты.
      Подошел Ян протянул кружку:
      - Держи. Выпей. Поможет немного прийти в себя.
      Я нерешительно приняла большую глиняную кружку из его рук, вдохнула пряный аромат и, последовав совету, сделала маленький глоток. На вкус - обычный глинтвейн из гранатового сока. Его как-то раз готовил папа. В то время еще, мы жили на острове. Была поздняя осень. Я промочила ноги, когда вообразив себя папуасом, с диким гиканьем носилась по пляжу. И теперь, укутавшись в плед и подставив к костру босые пятки, медленно пила обжигающий напиток.
      Такой впервые я и предстала перед Хюго.
      Семейство Лайе в студенческие годы, да и после, весьма тесно общалось с моим отцом. И даже после его свадьбы с мамой они не оборвали дружеские связи, а, наоборот, казалось бы, одобрили его решение и поддерживали во всем. Хюго уже тогда взглядов родителей не разделял. Он стоял чуть в стороне от всех давил улыбку, когда к нему обращались, и разглядывал меня с каким-то непонятным мне интересом.
      Я тоже, не скрываясь, его рассматривала. Щуплый, долговязый с узкими плечами и удивительно длинной шеей (за которую и прозван был мной, в шутку, жирафом). Он старался быть любезным и даже согласился поиграть со мной. Но меня не покидало чувство, что вся его веселость, вся доброжелательность - напускная. Потому, когда меня позвали готовиться ко сну, я быстро закончила нашу с ним игру и без всяких возражений отправилась спать.
      Он совсем был не похож на брата. Ни тогда, ни сейчас. Разве что музыку, как и Рай, боготворил, что тщательно скрывал ото всех. Его секрет я узнала случайно. Помню его взгляд полный зависти и еще каких-то непонятных мне чувств, когда он застал меня за фортепиано. И помню слова, сказанные его родителями на следующий день:
      - Девочке не стоит играть. Этим вы только подчеркнете ее непохожесть на других детей.
      А еще едва прикрытое торжество в глазах Хюго и позже - раскаяние.
      "Мне, правда, жаль, Иллистин. Я был не прав".
      И свои слезы, по переезду, тоже помню. Как и следовала ожидать, отец прислушался к совету друзей.
      - Эй, Илл, - позвал Ян, - ты чего не пьешь?
      - Да так, - качнула я головой, - вспомнилось кое-что
     
      Рай ждал меня за поворотом.
      - О чем вы говорили с братом? Почему он должен уехать? Что-то случилось? - Во взгляде тревога. Он схватил меня за запястье. Но мне удалось вырвать руку.
      - Не сейчас, Рай. Я тороплюсь, - с этими словами зашагала прочь от растерянного мальчишки.
      - Иллистин, постой. Позволь мне тебе помочь.
      - Ты мне ничем не сможешь помочь. Прости, мне некогда с тобой разговаривать.
      - Я... я знаю, как остановить твое безумие.
      Я остановилась. И медленно обернулась. Он стоял, упершись глазами в пол.
      - А говорил, что не знаешь... - грустная улыбка коснулась губ.
      - Я... прости. - Он поднял голову и посмотрел мне глаза. - Мне, правда, жаль, Иллистин. Я просто...
      - Был неправ, - закончила я фразу за него.
      - Да, верно, не прав... и...
      - Пойдем, - прервала я его. Ответ на невысказанный вопрос я уже и так знала.
      Он завидовал мне. Как бы глупо это не звучало. Эта мысль и смешила, и расстраивала одновременно. Рай завидовал: тому, что я обращенная, что вхожу в круг, что могу стать, как все. Завидовал мне - полукровке. А еще - боялся потерять.
     
      Хюго с Райем совсем не похожие, но все же они братья.
     

Глава 17. Привязанности

  
   Привязанности. Они делают нас слабее...
  
   "Так говорят трусы, - сказал некогда отец, - говорят, а затем, в одиночестве, рвут на себе волосы. Мы становимся сильными, Илл, лишь тогда, когда нам есть что защищать. Запомни это, Лисенок".
   Я тогда только серьезно кивнула и пообещала помнить. И лишь сейчас, кажется, начала понимать. Как же ты был прав, отец, и как, все же, ты был не прав! Противоречие. Я действительно стала сильней, благодаря маленькому предателю. Сильней и... уязвимей. Ведь если бы не Рай, я бы никогда не позволила затянуть себя в авантюру с первым кругом и с радостью взяла бы на себя роль наблюдателя, позволила бы всему идти своим чередом. Если бы не Рай и не данное по глупости обещание, я бы трусливо закрыла глаза на все. Я бы, наверное, смогла так поступить.
   Хюго сидел на диване. Грел в ладонях жестяную кружку с какой-то настойкой и говорил.
   По его словам, выходило, что травлю начали уже давно. Сначала, такие знакомые мне шуточки, колкие, но совсем безобидные. Затем, записки с угрозами. Темная в одном из коридоров поздним вечером. По лицу старались не бить, чтоб не бросалось в глаза. И снова угрозы, только уже в лицо пополам с тычками, пинками, плевками...
   Он рассказывал всё это будничным тоном, словно происходило и вовсе не с ним. А перед моими глазами сами собой возникали картины.
   Наир слушал молча, стараясь даже не смотреть на бывшего друга. Я тоже молчала. Уж кому-кому, а мне вся эта ситуация была знакома не понаслышке.
   Яну же, как будто действительно было интересно. Вопросы он задавал и все ответы скрупулёзно записывал.
   - Почему не сказал декану? - Мы с Хюго понимающе переглянулись. Преподаватели не хотят видеть проблему. Не хотят связываться с именитыми семьями. И репутацию академии, в которой лишь на словах все тихо и спокойно - портить тоже не хотят. Ян и сам уже понял, какую сморозил глупость. - Можешь не отвечать. Лучше, скажи, за что такая немилость-то?
   - А разве нужна причина? - спросил он. Причина, действительно, не нужна... Ты можешь просто не понравиться какому-нибудь уроду. Не обязательно быть калекой, заикой, картавить или вовсе быть немым, носить очки на носу или иметь этот самый нос длинным. Не обязательно даже быть тщедушным или толстым, иметь смешную фамилию или имя, чтобы стать причиной для насмешек. прицепиться могут к каждому, из-за чего-угодно. Скажем, родинка у тебя на носу не понравилась или шаркаешь ты громко. Я невесело улыбнулась и тихо произнесла:
   - Не нужна. Но у тебя-то она действительна была.
   - Была, говоришь? - Переспросил Хюго и задумчиво кивнул. - Да, была. Точнее есть и... будет. И она не одна. А учитывая, поразительную особенность этих самых причин копиться, боюсь, скоро их станет только больше. - Я вздрогнула. Хюго и сам не понял, какую мысль заложил только что в мою голову. Очередная картинка почти сложилась в моей голову. И она мне совсем не нравилась. - Что ж, - он поднялся, - разговор у нас затянулся. Помогите мне продержаться еще два дня. Я уже подал заявку на досрочную сдачу экзаменов. И ректор ее одобрил. В свою очередь, я обещаю, что не доставлю вам больше проблем, - расплылся он в улыбке.
   - Я бы тебе очень не советовал этого делать, - произнес Ян. - Еще один такой выверт и отвечать за все будет твой брат. Да так, что его потом и мать родная не узнает.
   - Я понял, - улыбка исчезла с его губ.
  
   Хюго обратился за помощью к Наиру лишь через неделю после моего совета. И первым побуждением того было придушить бывшего друга. Академия к тому времени превратилась в недовольно жужжащий улей. То тут, то там вспыхивали стычки. Большую часть конфликтов удавалось тушить без последствий. Но было уже и несколько случаев исключения из академии. Ректор "рвал и метал". А Наир с Яном просто не справлялись. Они, забыв про занятия, с утра до ночи носился по академии мрачнее туч, стараясь задавить конфликты в зародыше. Меры они предпринимал разные: разнимали, угрожали, били, отправляли к ректору. И всюду, куда не шли, они тащили меня за собой. На нас косились, но вопросов не задавали. А я за последнее время так устала, что просто перестала сопротивляться.
   Конечно, был еще и второй, и третий круг. Но и они периодически устраивали такое...
   А виновником всего этого безобразия оказался Хюго. Зря я за него волновалась - недооценила подлую натуру. Как оказалось, у брата Райя было свое тайное оружие, которым он и стал беззастенчиво пользовался. Наир узнал об этом случайно. От одного исключенного из академии за драку вампира.
   - Проверяющий письма! - он едва не рычал, рассказывая это нам. - Хюго даже в первый круг не входит. Какой к тхешу проверяющий! Мы голову ломаем, с чего у всех такая агрессия друг к другу. А он, чтобы спасти свою шкуру, письма раздает на право и на лево.
  
   Письма... сейчас они все чаще о войне, о погибших и раненых, о предателях от безутешных, потерявших от горя голову родственников. Их проверяли сколько я себя помню, но ни разу на моей памяти, не доверяли это дело кому-нибудь из студентов.
  
   - Хюго, погоди, - я остановила его в дверях. - Ты, когда в последний раз видел Тайлин? - Ян охнул. Ругнулся неизменным тхешем Наир. Что ж, им уже давно пора было знать, как на самом деле обстоят дела. - Она плохо выглядит. - Тайлин действительно меня беспокоила. Она стала более терпимой, если даже больше не сказать, дружелюбной по отношению ко мне.
   Хюго напрягся весь, обернулся. Во взгляде появилось какое-то затравленное выражение:
   - Меня самочувствие твоей соседки больше не касается. Своих проблем хватает, знаешь-ли! Пускай разбирается со своими сама.
   - Вот, значит, как заговорил. Эгоист, - выплюнула я.
   - Какой есть, - развел он руками и усмехнулся.
   - А еще трус, - добавила твердо. - Подумать только, как у таких замечательных родителей мог вырасти такой жалкий сын!
   - Ты говори, Илл, да не заговаривайся, - произнес Хюго. - Сама недалеко ушла.
   - Уж я-то жизнь точно никому не портила, - справедливо заметила я. Скорее уж мне, да...
   - Да ладно?! А про Нару, я смотрю, ты совсем уже забыла. - Сердце бешено забилось. Взъерошив волосы, цыкнул Ян. Застыл изваянием Наир.
   - А при чем здесь Нару? - В наступившей тишине отчетливо было слышно, как дрожит мой голос. Я оглядела всех присутствующих, пытаясь прочитать ответ по их лицам.
   - Не притворяйся глупее, чем ты есть на самом деле, - усмехнулся Хюго. - Наир, я смотрю ты неплохо снюхался с этими двумя. Совсем обо всем позабыл, да?
   - Хюго свалил! Молча. - Рыкнул Ян. - Пока я всех "собак не повесил" на твоего братца. - Хюго развернулся на каблуках и вышел, громко хлопнув дверью.
   - Н-наир, что с Нару? Почему... я...
   - Потому что ты. - Бросил тот грубо. Взгляд чужой, обжигает холодно. Хотя почему чужой? Так он смотрел за последние несколько лет почти всегда. Мне вновь стало страшно, как делалось всегда, когда я видела этот взгляд. "Ударит сейчас, - пронеслось в голове.". Я неосознанно сделала шаг назад, и споткнувшись о разбросанные по комнате вещи, упала. Наир закрыл глаза, тяжело вздохнул, а когда вновь открыл, произнес совсем уже другим тоном:
   - Уйди, пожалуйста. Не могу тебя больше видеть. - Уж лучше и впрямь ударил. Я вскочила и выбежала из комнаты Яна, успев лишь услышать, как тот крикнул:
   - Илл, погоди! - И уже не мне, - Ой, дурак...
  
  

Оценка: 4.24*27  Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"