Суржиков Роман: другие произведения.

Те, кого мы прощаем

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс 'Мир боевых искусств.Wuxia' Переводы на Amazon
Конкурсы романов на Author.Today

Зимние Конкурсы на ПродаМан
Peклaмa
Оценка: 8.96*8  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Кое-что о леди Тальмир, покойницах и каторжниках

  Май 1775г. от Сошествия
  День возвращения ЕИВ Минервы с переговоров со Степным Огнем
  Фаунтерра, дворец Пера и Меча
  
  
  Звякнул колокольчик, и Рональд Вигам затаил надежду: хоть бы не золотой. На стене имелось восемь колокольцев разных цветов и размеров, лишь один из них покрывала позолота. Драгоценный металл придавал звуку особый отлив, потому - к сожалению - звон золотого колокольчика сложно было спутать с остальными. Но все же Рональд Вигам надеялся, что ослышался, и сейчас, обернувшись, увидит: дрожит серебряный. Тогда Вигам откупорит двадцатилетний лидский ордж и с гордо поднятой головою зашагает прямо в кабинет лорда-канцлера... Он обернулся: дрожал колокольчик с позолотой. Жизнь несправедлива, - вздохнул Вигам и принялся готовить смесь.
  С детства отец учил его: хороший чашник всегда знает, что нужно господину. Хороший чашник владеет чутьем. Он не выпытывает и не расспрашивает, не сыплет марками вин, как сеятель зернами. Он сразу чувствует, что требуется: какое вино подойдет господину в радости, какое - для томления или страсти, каким вином отпраздновать триумф, чем залить горечь поражения, чем угостить желанного гостя, и чем - гостя утомительного. Секретари и слуги ловят лишь слова господина, но чашник слышит саму душу! Эх...
  Вигам налил полкувшина амино из Маренго - самого дешевого вина, какое можно найти при императорском дворе. Добавил стакан воды, бросил щепотку красного перца. Сдвинув стенную панель, открыл взгляду запасы хорошего, действительно ценного вина, выбрал "Алую слезу". По мнению Вигама, "Алая слеза" слегка горчила в послевкусии, потому ее было не так жаль. Долив в смесь немного "Слезы", Вигам накрыл кувшин крышечкой, поставил на поднос рядом с одиноким бокалом и двинулся в путь.
  Хороший чашник знает шестнадцать марок ханти, тридцать две марки орджа и шестьдесят четыре марки вина, - учил его отец. Нужно уметь распознать марку и срок выдержки на вкус, помнить погодные особенности хотя бы последних двадцати урожаев в восьми главных винодельческих регионах. Нужно назубок изучить дворцовую кухню, запомнить тридцать два блюда, с которыми обязательно подается вино, и семнадцать блюд, с которыми не подается ни в коем случае. Нужно тонко прочувствовать гармонию между разными яствами и разными винами - настолько тонко, чтобы изредка, к приятному удивлению господина, изящно нарушать ее, подавая, например, с печеночным паштетом пятилетнее мианти вместо семилетнего куадо.
  Кроме того, - говорил отец, - ты должен заиметь сына. В прошлом году, после двух досадных промашек с косичками, жена Рональда, наконец, разрешилась мальчиком. Должность дворцового чашника - потомственная в роду Вигамов; но лишь тот, кого боги одарили сыном, имеет право наполнять кубок самого владыки. В октябре, в канун Дня Изобилия, Рональд Вигам получил это право - и на следующий день владыка Адриан выступил в поход, из которого так и не вернулся. Спустя три месяца короновали северянку. Северянка не отличало мианти от куадо. Северянка могла запить мясо ягненка белым сладким вином. Однажды она призналась Рональду, что пила косуху с солдатами.
  Пила косуху. С солдатами.
  К марту, ко дню Весенней Зари, Рональд Вигам лишился каких-либо иллюзий на ее счет. Тонкий вкус северянки способен разделить вина аж на два сорта: легкие и крепкие. Поняв это, он начал готовить смесь. Рецепт был прост и имел под собою благородное основание - даже несколько. Во-первых, лишние возлияния вредят здоровью ее величества - потому Рональд разбавлял вино водой (конечно, в той пропорции, чтобы владычица не заметила). Во-вторых, стоит сберечь ценные вина для тех, кто может оценить их ценность - а северянке оставить дешевую дрянь, вроде амино. В-третьих, за свои душевные муки, за полную бесполезность многолетней своей учебы бедный чашник должен быть как-то вознагражден - хотя бы деньгами от продажи сэкономленных вин. Пусть это и не полностью окупает страдания, но все же...
  Ради разнообразия Вигам добавлял в смесь понемногу новых вин - и владычица ахала: "Какой свежий вкус! Как вы прекрасно угадали мое настроение!" На деле, угадать просто: когда она тоскует и жалеет себя, то пьет дешевый ордж; когда радуется и гордится - вино, то бишь, смесь. Сегодня северянка вернулась с триумфом, укротив Степного Огня.
  Лазурные гвардейцы стерегли дверь ее величества. Один из них - левый, согласно традиции - остановил Вигама. Вынул из кармана крохотную, размером с наперсток, рюмку, налил в нее смеси из кувшина, осушил до дна.
  - Странный вкус.
  - Как всегда. Ее величество так любит. Она выросла в Предлесье.
  - Что верно, то верно.
  Гвардеец вынул платочек и протер бокал - от яда, что мог содержаться не в вине, а на посуде. Кивнул Вигаму и распахнул перед ним двери. Вигам вошел в спальню и согнулся в поклоне, держа на отлете поднос.
  - Ваше величество!
  Северянка полулежала в кресле, откинув голову. Высокий ворот ее платья был расстегнут, свет в комнате - приглушен.
  - Что вы принесли мне?
  - Владычица, я счел, что блеску вашего триумфа лучше всего подходит "Алая слеза". В ее вкусе есть и сладость победы, и острота радости, и нотка горечи, уместная в день окончания войны.
  По опыту Вигам знал, как важно тщательно описать вкус. Пригубив вино, северянка ощутит то, что было сказано, а не то, что в бокале.
  - Сударь, я уверена, что вы сделали прекрасный выбор, как и всегда. Но простите, сегодня мне хочется покрепче. Я так устала...
  - Изволите лидского орджа?
  - Буду рада ему.
  - Сию минуту, ваше величество! - воскликнул Вигам и вышел прочь.
  Вместо лидского он подавал северянке беломорский - оттенок вкуса тот же, а цена вдвое ниже. Это приятно, однако жаль, что придется идти второй раз. Владычица устала, видите ли. Два дня проспала в вагоне, часок поболтала с шаванами, еще два дня проспала - и аж так устала, чтобы пить ордж вместо вина. Ну, чего еще ждать от дамы, хлебавшей косуху с солдатней!
  - Ты откуда?
  Вигам вздрогнул, едва не налетев на первую фрейлину. Бокал звонко брякнул о кувшин.
  - Вы меня напугали, миледи. Возникли так неожиданно, что...
  - Я задала вопрос.
  Голос Лейлы Тальмир стал неприятно, опасно сух. Вигам вытянулся в струнку.
  - Виноват, миледи. От ее величества, миледи.
  Она заглянула в кувшин.
  - Почему полон?
  - Ее величество отказалась. Пожелала орджа.
  - Я к ней. Не смей входить со своим орджем.
  - Да, миледи.
  Он двинулся было дальше, но леди Лейла бросила:
  - Стой. Налей.
  Он наполнил бокал и подал фрейлине. Она опорожнила его в два приема. Отерла губы, фыркнула:
  - Дрянь.
  - Никак нет, миледи! Изволите видеть, это особо изысканный...
  Фрейлина зашагала дальше, не слушая его. И вдруг Вигам сообразил: "Дрянь" - это было не о вине. По тонкости вкуса Лейла Тальмир под стать северянке. Она, Лейла Тальмир, двадцать лет держала трактир в захолустье. Амино - даже с водой и перцем - должно казаться ей напитком богов. Стало быть, "дрянь" относилась к неким мыслям фрейлины, которые она собирается высказать императрице. А бокал вина выпит залпом, очевидно, для храбрости.
  Вигам остановился. Вигам задумался. Насколько он знал, леди Лейлу Тальмир боялись при дворе все, кроме кайров. Она же сама не боялась никого, кроме одного-единственного Ориджина: лишь его власти хватило бы, чтобы вышибить ее из дворца. Тогда какая опасность заставила фрейлину пить для храбрости?
  Вигам огляделся: коридор был пуст, часовые остались за углом. Они стоят у дверей спальни владычицы, так что к замочной скважине не подойдешь. Но спальня имеет смежный камин с кофейной комнатой, а та сейчас пустует и не охраняется. Рональд Вигам на цыпочках нырнул в кофейную и, поставив поднос на стол, сунулся в жерло камина.
  Первая фраза, которую уловил его напряженный слух, принадлежала северянке:
  - Ах, леди Лейла, если бы вы знали, как я устала...
  Вигам испытал острое раздражение. Северянка только тем и занята, что катается в поездах, жрет сладости, болтает с лордами и наряжается в платья! Делает ли она хоть одно дело, от которого действительно можно устать? Изучила ли хоть одно ремесло хоть вполовину так мастерски, как Рональд Вигам? Да быть владычицей - самое легкое дело на свете! Не требуется знаний и умений, не нужно усилий и труда, только раскрывай рот и говори приказы - а остальное исполнят слуги. Какое право она имеет уставать?!
  - Я сочувствую вашему величеству, - раздался в камине голос Лейлы Тальмир. - И восхищена вашим блестящим дипломатическим успехом. Поздравляю с бескровной победой.
  - Скажите, миледи, что я была хороша.
  - Вы лучше всех на свете, ваше величество.
  Вигам укрепился в догадке: с фрейлиною что-то не так. Она не сумела как следует польстить северянке: допустила тень то ли холода, то ли сарказма, слышимую даже сквозь камин.
  - В чем дело, миледи? По-вашему, я допустила какую-то ошибку? Вы правы, не стоит так прямо просить похвалы. Это слишком...
  - Моя вина, ваше величество. Не в вас дело, а во мне. Я холодна из-за собственных тяжких мыслей.
  - Тогда поделитесь ими. Возможно, я смогу...
  - Я пришла с просьбою, ваше величество.
  Вигама аж покоробило. Ну и фрейлина! Кабан, а не придворная дама! На полуслове прервать императрицу - даже такую - это ни в какие ворота!..
  Однако северянка стерпела - видимо, была особенно благостна в предчувствии орджа:
  - Изложите вашу просьбу, миледи. Я буду рада помочь.
  - Мне нужно пять тысяч эфесов.
  Все в этой фразе было омерзительно: и топорная краткость, и злая прямота, и даже самая сумма. Будто нельзя попросить святое число: четыре тысячи или восемь! Боги, во что превращается двор!..
  - Это легко устроить, миледи. Вы знаете, моя задумка с бумажными деньгами сработала неожиданно прекрасно! Я и не думала, что что-нибудь, придуманное мною, может дать такую прибыль! Завтра банк Конто выплатит вам пять тысяч.
  - Благодарю, ваше величество. Но я имею еще одну просьбу. Она может показаться дерзкой...
  Вигам схватился за голову. А раньше, значит, было не дерзко!
  Лейла Тальмир выдержала паузу, собираясь с духом. Должно быть, такая наглость требует немало сил.
  - Ваше величество, я хотела бы получить участок земли в ленное владение. Небольшой, двух- или трехщитный надел.
  Северянка ответила с малою паузой. Теперь даже эта пьяница заметила, до чего охамела фрейлина.
  - Не вижу препятствий, миледи. Имея пять тысяч, вы с легкостью купите такой надел.
  - Ваше величество, деньги нужны для другой цели.
  - Хорошо, я заплачу вам больше. Найдите подходящий участок, сторгуйтесь о цене и скажите мне сумму. Я покрою ваши расходы.
  - Ваше величество, мне требуется не купленная земля, а данная в ленную собственность. Я прошу вас пожаловать мне владение от имени Короны.
  То есть, она напрямую нахально просит лордский титул?! Вигам дернулся от негодования, стукнулся головой, потер затылок, стряхнул сажу. За стеною тем временем царила тишина. Наконец, северянка заговорила:
  - Будет сложно устроить это. Я располагаю личными деньгами, но не собственной землею. Все земли Короны находятся под управлением министерства земель, и я пока не имею понятия о том, как распоряжаться ими. Со временем разберусь во всем и, вероятно, выполню вашу просьбу. Но не сейчас.
  - Ваше величество, прошу простить. Мне важно получить желаемое в скором будущем.
  Вигам ощутил желание прочистить уши. По всей видимости, также и северянка.
  - Не ослышалась ли я, миледи? Вы сочли нужным поторопить меня?
  - Прошу прощения, ваше величество. Для меня это действительно важно.
  - А почему, миледи? Какова причина вашей настойчивости?
  - Я предпочла бы умолчать об этом.
  Если бы Рональд Вигам был ребенком, то сейчас он скрутил бы два пальца в колечко и потряс ими, приговаривая: "Пусть случится! Пусть случится!" Пусть Лейла Тальмир вылетит прочь со двора! Хватит здесь и одной невежды из провинции.
   - Леди Лейла, я знаю, сколь многое вы для меня сделали, - в сухом голосе северянки не было и тени прежней усталости. - Я готова щедро отблагодарить вас, но не допущу, чтобы вы переходили границы.
  - Я нуждаюсь в помощи и пришла за нею к вам. Какую границу я нарушила? Мне следовало записаться у секретаря? Подать ходатайство в письменном виде?
  - Не забывайтесь, леди Лейла.
  - В свое время вы приходили за помощью ко мне. Дважды. Оба раза я помогла.
  - Довольно! Я не потерплю нотаций. Я вам не дочь.
  Фрейлина промолчала. Наконец-то! Хоть теперь хватило ума проглотить язык.
  - Извольте объяснить причину вашего поведения. Что происходит? Зачем так спешно понадобились земля и деньги?
  - Я не могу этого сказать.
  - Что за тайна у вас появилась?
  - Это моя тайна, ваше величество.
  - И как я могу вам доверять?
  - Простите?..
  - Я спросила, миледи, как можно доверять вассалу, который алчет денег и не объясняет причину? Вас шантажируют? Вас подкупают, а вы хотите больше? Ищете, где заплатят дороже?
  Фрейлина крикнула так, что Вигам отпрянул и выпал из камина:
  - Вы ничего не понимаете! Вырастете - узнаете, как бывает!
  Владычица ответила, напротив, столь тихо, что Вигаму пришлось прижаться ухом к черной от сажи стенке очага:
  - Вы не получите ни земли, ни денег. Я оставлю вас на службе ровно до той минуты, когда посмеете вновь повысить голос. Ступайте, миледи.
  Фрейлина выдержала паузу, будто искала еще слова. Но, так и не сказав, скрипнула дверью.
  Рональд Вигам переждал, пока ее шаги прозвучали мимо кофейной комнаты, а тогда схватил поднос и ринулся за орджем. Душа его пела от надежды. На радостях он решил не экономить, а влить в северянку настоящего лидского двадцатилетнего, лучшего из орджей, придуманных богами и созданных людьми. Глядишь, почувствует разницу. Глядишь, понемногу еще наладится жизнь!
  - Эй, сударь, осторожнее! Вы скачете так, будто возглавляете атаку!
  Вигам ахнул и согнул спину в нижайшем поклоне. Человек, возникший на его пути, был самим лордом-канцлером.
  - Я виноват, ваша светлость, прошу простить...
  - Не беда. Дайте-ка взгляну, с каким оружием вы мчитесь в бой.
  Герцог уважительно осмотрел бутылку:
  - Отличный выбор, сударь! Лишь в одном искусстве Первая Зима так и не превзошла древний Лид: в умении готовить ордж.
  - Ваша светлость, отец учил меня выбирать напитки, а дед - отца, а прадед - деда.
  - Жаль, что мой дед учил отца совсем другим делам... Кому несете?
  - Ее величеству.
  - Тогда позвольте, я приму на себя вашу миссию.
  Лорд-канцлер взял у Вигама поднос.
  
  * * *
  Май 1775г. от Сошествия
  День встречи ЕИВ Минервы с вождем Подснежников Салемом
  Фаунтерра, дворец Пера и Меча
  
  - Бертрам, инспекция!
  Берти Крейн, смотритель дворцовых складов, шутливо развел руками:
  - Ах, милая Лизетта, вы ошиблись: я Бертрам, но я - отнюдь не инспекция. Я не имею чести быть ею. Да и честь-то, на мой взгляд, сомнительна. Я мог бы даже обидеться на вас за подобное допущение: я - инспекция? Помилуйте, Праматери!
  Лизетта была девушкой, прекрасной со всех точек зрения, потому Берти не преминул потрепать ее по щеке, а она милейшим образом смутилась:
  - Сударь, я не...
  - Лизетта, я уже тысячу раз просил вас избегать всяческих сударей. Для вас я не желаю быть каким-то безликим сударем. Я - Бертрам, Бертрам и еще раз Бертрам! Желаете, выложу свое имя из колбас и сыров в главном складе?
  - Да, конечно, Бертрам... Я просто немного растерялась, поскольку...
  - Не нужно теряться. Я не найду себе места от горя, если вы потеряетесь!
  Он попытался ее приобнять, девушка вывернулась не без кокетства:
  - Бертрам, ну инспекция же... Она пришла. Прямо сюда!
  - Сюда?
  - Ну, они ждут там, в прихожей... Это так необычно!
  Берти хмыкнул. Лизетта была в меру глупенькой - то есть, могла проявить ум в тех редких случаях, когда это действительно требовалось. В частности, умела отличить обычное от необычного.
  - Зовите же сюда необычных гостей. Озарим их лучами нашего внимания!
  Лизетта распахнула дверь и сделала реверанс, маняще оттопырив попку. Не без сожаления Берти перевел взгляд на гостей - и убедился, что они действительно необычны. Во главе инспекции шел министр двора. Он стоял в дворцовой иерархии непосредственно над Берти Крейном, но никогда прежде не унижал Берти чем-то вроде проверки. Министра не волновало, сколько и чего имеется на складе. Министра волновало одно: когда понадобится что-либо - от сухого цвета горных фиалок до копченой бычьей ноги - чтобы оно, требуемое, было сейчас же доставлено. Берти его не подводил.
  - Мне так жаль, что беспокою вас в вашем царстве припасов, дорогой Бертрам! Я убежден, что фсюду у вас полный порядок. А если и не полный, то это ли главное? Излишний порядок только давит душу.
  - Я полностью согласен, милорд! Если бы Лизетта не вносила нотку хаоса, я просто задохнулся бы от уныния... Но, виноват, чем я обязан вашей проверке? Ее величество или лорд-канцлер выказали недовольство качеством поставок? Если так, то я весьма удивлен!
  - Милейший Бертрам, никакого недофольства! Просто миледи фрейлина сочла нужным проверить, довольно ли припасов ко дню празднования победы над бунтарями. Вы ше слыхали про этих Подснежников? Какие странные люди, не понимаю, о чем они думают!..
  Следом за министром вошла Лейла Тальмир - первая фрейлина владычицы. Ее появление сделало ситуацию еще более странной. Да, в отличие от министра двора, леди Тальмир как раз была склонна ко всяческого рода инспекциям. Но, во-первых, ни владычицы, ни лорда-канцлера сейчас нет во дворце - кто же приказал фрейлине учинить проверку? А во-вторых, она не принесла с собою ни счетов, ни карандаша и бумаги. Как же она думает пересчитать складские запасы - в уме?..
  - Миледи, желаете мой блокнот и счеты? - предложил Берти.
  - Желаю поскорее сделать дело.
  Министр двора пожал плечами, как бы извиняясь за грубость своей спутницы.
  - Ох, эта спешка... Никого она еще не дофодила до добра, кроме ее феличества при собачьей гонке. Вы ше помните гонку, Берти? То было потрясающе феерично!
  - Где хранятся съестные припасы? - сухо спросила фрейлина.
  - Внизу, разумеется. В холодных подвалах, - повинуясь ее напору, Берти ответил кратко, и сам себе стал противен.
  - Проводите нас туда.
  Четверо двинулись вглубь складов. Впереди выступал Берти, за ним верная Лизетта, далее фрейлина и министр. Несколько раз Берти останавливался и обращал внимание гостей:
  - Чувствуете прекрасный запах? Здесь у нас хранятся всевозможные благовония и эфирные масла. Обеспечить приятный запах во всех помещениях, уберечь от травм тонкое обоняние барышень - одна из первейших задач министерства двора. Знаете ли, миледи, сколько эфирных масел потребляет двор за одни сутки? Я могу вам сказать с точностью до унции.
  - Чшудессный аромат! - говорил министр.
  - Не стоит задерживаться, - обрывала фрейлина.
  - А здесь, как видите, запасы искровых ламп. Осветительная техника весьма ненадежна: каждый день не меньше десяти ламп выходят из строя - и что с ними делать? Нет, миледи, их нельзя починить. Искровая лампа - как судьба: если сломана, то уже не исправишь. Только выбросить и вставить новую.
  - Как это ферно!
  - Далее, сударь, далее.
  - Мы входим в зал, миледи, где хранятся запасы всех видов материи, использованной в интерьере. С завидной частотою их приходится обновлять. Господа офицеры имеют склонность порывисто открывать вино, или взмахивать голыми клинками ради драматичности жеста. Дамы неосторожно задевают шторы плечами в пудре или креме. Иногда приводят собачек или котиков, те и другие совершают непотребство... Словом, стены нередко страдают, и приходится обновлять драпировку.
  - Как это вашно - беречь красоту! Куда скатится столица, если мы позволим дворцу обветшать!
  - Судари, напоминаю: ее величество и лорд-канцлер отправились бороться с бунтарями. Очевидно, они вернутся с победой. Состоится праздник.
  - Всенепременно, миледи! Невосмошно не отметить такую радость! Эти бунтари, они фсе бунтуют и бунтуют, без конца и краю. Когда ше этому конец!
  - И что понадобится для праздника? Искровые лампы? Драпировка? Благовония?
  - В деле праздника нет мелочей, каждая деталь важна!
  - Судари, прежде всего важны съестные припасы. Праздник обернется скандалом, если гости будут голодны!
  - Хорошо, миледи, будь по-вашему, - смирился Берти и кратчайшим путем провел инспекторов в холодные погреба.
  Обед уже окончился, и слуги не сновали здесь со своими тележками, не грузили припасы в кухонный подъемник, не изводили Лизетту требованиями одного, другого, третьего. Стояла тишь. В величавом безмолвии желтели головы сыров, лоснились колбасы, круглились бочонки с маслом, возвышались копчености, воздетые на крюки.
  - Пищевой склад, миледи, являет собою анфиладу погребов, в каждом из которых хранится свой тип припасов. К нашему счастью, здесь имеются такие отделы: колбасно-сырный, мясной, сахарно-масляный, хлебно-мучной...
  - Думаю, я сама увижу.
  Фрейлина зашагала вперед, меча по сторонам цепкие взгляды. От ее деловитости Берти становилось не по себе. Он пропустил Лизетту и, идя за нею следом, нашел успокоение в созерцании. Помощница Берти была как раз такою девушкой, наблюдая за которой забудешь и о суровых инспекциях, и даже о бунтарях. Захотелось ущипнуть ее за попку, но Берти сдержался при гостях. Даже наедине он позволял себе пощипывать Лизетту не чаще раза в день. Щипки за попку приносят радость, пока они хотя бы отчасти запретны.
  - Что здесь? - вторгся в его мысли сухой язык фрейлины.
  - В ящиках находятся овощи. Изволите видеть, вот здесь картофель, здесь лук, здесь морковь... А вот яблоки - они, конечно, не относятся к овощам, но именно в этом погребе для них самые подходящие условия.
  - Один ящик выглядит особенным. Он заперт на замок.
  - Ферно, очшень даже заперт. Я бы, пошалуй, назвал его сундуком.
  - Миледи, этот сундук принесли люди лорда-канцлера. Видимо, в нем их особенные северные лакомства. Никому, кроме кайров, нельзя отведать их вкуса. Как вы знаете, миледи, у северян много странностей.
  - Можете отпереть?
  - Простите, миледи. Мне не оставили ключа.
  - Вы приняли на хранение сундук с неизвестными припасами, даже не открыв?
  - Отчего нет? Если кайры желают питаться так, как у них принято, то я не стану препятствовать. "Позволь иному быть", - говорили Праматери. Я уважаю культуру других земель.
  - Я должна проверить сундук.
  Берти развел руками:
  - Не вижу способа осуществить это. Разве только подождать возвращения северного войска и попросить... Миледи, что вы делаете?!
  Лейла Тальмир развязала мешочек у себя на поясе, извлекла гнутую железку (весьма похожую на то, как представлял себе Берти воровскую отмычку) и вонзила в замочную скважину.
  - Миледи, вряд ли это допустимо! Северяне придут в негодование!
  Ничем не выдав своего внимания к Берти, фрейлина прощупала отмычкой внутренность замка. С хрустом провернула на полоборота.
  - В сундуке может храниться нечто, легко портящееся. Видите, как плотно пригнана крышка. Вы откроете, и продукт придет в негодность!
  Леди Тальмир вогнала в замок вторую отмычку и крутанула ее, не вынимая первой. Замок клацнул. Фрейлина скинула его и подняла крышку.
  Внутри лежал труп.
  
  Лизетта завизжала и кинулась бежать. Берти поймал ее одной рукой, а второю зажал себе рот. Министр двора исторг из груди возглас:
  - Святые Праматушки!
  - Особое северное лакомство, - подытожила фрейлина.
  Берти испытал сильное желание убраться отсюда и прислать гвардейцев, а самому погулять в саду, пока идов сундук не вынесут. Но, обнимая Лизетту за талию, он не мог позволить себе малодушия. Храбро шагнул вперед и заглянул, зажав нос, чтобы не стошнило.
  - Похожа на женщину.
  - Вы наблюдательны.
  - Ее убили.
  - Метко сказано.
  - Прямо в сердце!
  - Изверги.
  - Нужно доложить в протекцию! По дворцу ходит женоубийца!
  Фрейлина помедлила, размышляя. Вообще, она держалась на диво хорошо: сохранила вот способность к размышлениям. Кремень, а не леди.
  - Как вы думаете, сударь, северяне знали о содержимом сундука, когда принесли его?
  Берти моргнул.
  - Если думать по логике, то, пожалуй, должны... Но зачем им нести труп в пищевой погреб?
  - Это самое холодное место во дворце. Только здесь тело сохранится действительно долго.
  - Вы правы, миледи...
  - Я полагаю, северяне хотели сберечь покойницу. Возможно, при жизни она была дорога им.
  - Боги, но почему здесь, у меня?!
  - Я же сказала, сударь: здесь холодно.
  - Не могу поверить! В моем складе, среди яблок и моркови...
  - Неффероятно! Чшудовишно!
  - Миледи, я позову гвардейцев.
  Тогда фрейлина проявила дивное здравомыслие. Взяв Берти за плечи, она вкрадчиво спросила:
  - Вы хотите расстроить герцога Ориджина?
  - Конечно, нет! Я и не собирался!
  - Вы непременно расстроите его, если позовете гвардию. Гвардейцы похоронят бедную женщину. А герцог, очевидно, хотел сохранить ее непогребенной.
  - Он так хотел? Но почему?! Почему здесь?!
  - Здесь холодно, сударь! Я говорила уже дважды.
  - Боги, что нам делать?!
  - Сударь, мне думается, проще всего поступить так. Когда вернется герцог Ориджин, скажите одному из его людей, что сундук источает легкий запах плесени. Северяне вынесут его, и проблема решится сама собою.
  - Легкий запах? Вы зовете это "легким запахом"?!
  - Станет легким, когда закрою крышку.
  - Вы закроете крышку?
  - Возьму на себя труд.
  - Святые Праматери! Вы просто запрете сундук и сделаете вид, что ничего не случилось?!
  - А что особенного случилось? Некий кайр сохранил тело своей жены или сестры. Убеждена, в Первой Зиме это - обычное дело.
  - Да, миледи, наверное, но... Все так абсурдно!
  Тут подала голос Лизетта:
  - Бертрам, сударь... Лучше так сделать, как миледи говорит... Два дня потерпим - северяне унесут сундук, и мы все забудем. А иначе ведь следствия, допросы... Неизвестно, чем для нас кончится... Сударь, я прошу вас...
  Недолго подумав, он признал правоту помощницы.
  - Хорошо, леди Лейла, так мы и поступим. Сможете запереть сундук?
  - Да, сударь.
  - Умоляю: надежно заприте! Крышку поплотнее, чтобы не проникало.
  - Я сделаю, сударь. Ступайте.
  Ни Берти, ни Лизетта, ни министр не заставили себя уговаривать. Они быстро зашагали дальше, а через три минуты фрейлина нагнала их. В оставшееся время инспекция не выявила никаких нарушений, и Берти Крейн получил заслуженную похвалу не только от министра, но даже от леди Тальмир.
  Спустя два дня герцог Ориджин вернулся во дворец злой, как черт. Берти не рискнул обратиться к нему, но встретился с кайром Робертом - самым спокойным из северян - и осторожно намекнул, что на сундуке изволила возникнуть плесень. Тем же вечером мрачный груз унесли из подвала, и жизнь потекла веселым ручьем, журча и искрясь.
  
  В те три минуты, что леди Тальмир провела наедине с покойницей, милашка Лизетта ощутила прилив любопытства. Сие чувство нахлынуло внезапно и волною накрыло страх. Лизетта задержалась на миг и сквозь дверную щель глянула на фрейлину. Она увидела нечто такое, что предпочла считать видением, досадною ошибкой своих глаз и нервов. Уже к вечеру она забыла это, как страшный сон.
  
  * * *
  
  Май 1775г. от Сошествия
  День разоблачения генерала Алексиса Смайла
  Фаунтерра, дворец Пера и Меча
  
  
  - Вот и все, ваше величество. Я сказал, что знаю, - окончил речь Серебряный Лис. - Теперь решение за вами.
  - Ему нельзя доверять, - сказала фрейлина.
  Это же думал и капитан, но промолчал. Все время, пока длилась чудовищная речь генерала, в груди капитана гвардии Шаттэрхенда, стоявшего подле владычицы, теснились два чувства.
   Одним было... Негодование? Гнев?.. Скорее, просто желание выхватить шпагу и заколоть генерала. Движимый этим желанием, капитан сжимал шершавую рукоять в проволочной оплетке, поглаживал большим пальцем витиеватую гарду. Каждое слово Лиса говорило капитану одно: такого не должно происходить. Не в Фаунтерре, не с ее величеством Минервой. Не у него, капитана, на глазах!
  Но другое чувство сдерживало руку и не давало шпаге вылететь из ножен. То был восторг. Но своем веку Шаттэрхенд повидал трех императоров. Адриан был самым решительным из них; Телуриан, без сомнения, самым грозным. Обоим не занимать было ума и воли, оба правили железною рукой, ни разу не дрогнув. Оба пользовались огромным уважением капитана. Но только Минерва вызывала в нем восторг. Возможно, дело в том, что ее он знал очень близко - наблюдал и в ужасе, и в слезах, и в похмелье, и в горькой апатии, и на больничной койке. Сквозь золотую маску, носимую императрицей, он привык видеть душу. А может быть, в том причина, что Минерву не готовили к престолу. Телуриана и Адриана с малых лет ковали, закаляли, оттачивали, подобно лучшим клинкам; Минерва же несла бремя сама, без помощи мастеров и наставников. Так или иначе, Шаттэрхенд восхищался ею до душевной дрожи, и безгранично верил в нее.
  Эта вера и мешала ему выхватить клинок. Телуриан и Адриан, вне сомнений, приказали бы убить двурушника; но Минерва - иная. В ее огромной душе может хватить милосердия на то, чтобы простить генерала.
  Владычица обратилась к Серебряному Лису:
  - Ваш рассказ весьма огорчил меня. Я мнила, что изо всех людей, обладающих военной силой, хотя бы на вас могу положиться. Очень жаль, что ошиблась.
  - Ваше величество, клянусь, что вы можете мне доверять. Я ни разу не совершил ничего вам во вред! Делал лишь то, что помогало вам укрепиться во власти.
  - До сего дня - да. Но если вам прикажут свергнуть меня...
  - Я отвечу решительным отказом! Я никогда, ни за что не пойду против вас.
  Рука Шаттэрхенда особенно сильно зачесалась. Двуликий подлец не имеет права на подобные клятвы.
  - Генерал, однажды я читала забавную пьесу о слуге двух господ. Она не была основана на реальности. Не слыхала, чтобы кто-нибудь успешно служил двум сеньорам.
  - Ваше величество, я рассказал достаточно, чтобы вы поверили: цели моей второй госпожи светлы и благородны. Я верю, что вы разделите их, и всякое противоречие исчезнет.
  - В том и беда, генерал. Я желаю лично решать, какие цели считать светлыми, а какие - злыми.
  Минерва глянула на Шаттэрхенда:
  - Мне думается, капитан, эта беседа затянулась. Вы согласны?
  Его губы сами собою сложились в улыбку. Владычица будто заглянула ему в душу!
  - Ваше величество, я с большим удовольствием положу ей конец.
  Но Минерва качнула головой:
  - Простите, я имела в виду иное. Генерал, вы можете быть свободны. По возможности, останьтесь во дворце. Я предприму попытку простить вас. Завтра сообщу, увенчалась ли она успехом.
  - Ваше величество.
  Лис щелкнул каблуками и вышел строевым шагом.
  Когда закрылась дверь, фрейлина сказала:
  - Это опасная игра. Он может как угодно использовать отсрочку. Например, поднять свои полки.
  - Миледи, я уже приняла решение: генерал сохранит и жизнь, и чин, поскольку он полезен. Не знаю, прощу ли я его, но, боюсь, это не имеет значения. Лис нужен, и он останется. Моя власть хоть чего-нибудь стоит, пока иные силы, большие чем моя, уравновешивают друг друга.
  - Их цели очень странны, ваше величество. Я даже не поняла, к чему стремятся Лис со своей госпожой.
  - Что верно, то верно, - подтвердил капитан.
  - Об их целях мне следует подумать и понять, в какой мере они согласуются с моими. На данный момент не вижу противоречия.
  Владычица, капитан и фрейлина потратили еще некоторое время на обсуждение. Оговорили то, как следует теперь вести себя по отношению к генералу, какие меры безопасности принять, и как подавить восстание Лиса, если тот все же сочтет нужным поднять мятеж. Условились также о том, что должны сказать капитан и фрейлина в случае допроса со стороны герцога Ориджина.
  Затем императрица поблагодарила вассалов:
  - Я признательна вам за помощь и за ту самоотверженность, с какою встали на мою защиту. Никогда не забуду вашей верности.
  - Рад служить вашему величеству! - отчеканил Шаттэрхенд.
  - Я должна вам кое-что сказать, - невпопад ответила Лейла.
  - Конечно, - кивнула Минерва.
  Фрейлина развязала мешочек, спрятанный в складках платья. В лучах ламп блеснуло стекло: крупный флакон или маленькая бутылочка, как посмотреть.
  - Здесь находится одно вещество... - леди Тальмир запнулась.
  Не дожидаясь продолжения, Минерва взяла стекляшку. Капитан тоже присмотрелся: на самом деле, то был шприц с крупною колбой и короткой иглой. Внутри находилась густая темная жидкость, не то грязно-бурая, не то маслянисто черная. Минерва наклонила шприц, и жидкость качнулась: медленно, липко... гнойно. Капитан видал подобную дрянь, когда доводилось месить болото сапогами.
  - Что за мерзость? - спросила владычица.
  Фрейлина глубоко вздохнула.
  - Ваше величество, я увидела одну возможность и решила, что она заинтересует вас. Герцог Ориджин, одержимый охотою на хозяина Перстов, выдвинул теорию: якобы, Предметы говорят с теми людьми, в чьих жилах течет особенная кровь. Герцог измыслил эксперимент: поймать одного стрелка с Перстами и влить его кровь какому-нибудь кайру, и посмотреть, не заговорят ли Персты с этим кайром. Но герцог в узости мышления думал только о крови живого стрелка. Он не учел, что в теле мертвеца еще остается... назовем ее жидкость.
  Пальцы Минервы задрожали, шприц выпал, но был в полете пойман капитаном. Негодуя, Шаттэрхенд сунул его фрейлине:
  - Здесь гниль из жил покойника? Думайте прежде чем давать такую дрянь владычице! Уберите с глаз!
  Фрейлина спрятала стекляшку в ладонях, но продолжила рассказ:
  - Как вы знаете, ваше величество, прислужница хозяина Перстов по прозвищу Знахарка являлась сюда в апреле. Кайры герцога неосторожно убили ее. Сняли с трупа говорящий Предмет, а сам труп сохранили в холоде - в погребах дворца. Видимо, они пока не решили, что делать с покойницей: закопать или сжечь. Я предприняла некоторые действия...
  - Вы... взяли гной из трупа? - Губы Минервы задрожали, щеки побелели. - Какая мерзость!
  Лейла заговорила твердо и сухо:
  - Ваше величество, мне также было мерзко и страшно. Я сделала это ради вас. Сколь бы жутким ни было это вещество, оно дает нам возможности. Если теория герцога ошибочна, то мы узнаем это. Если теория верна, то мы создадим человека, способного говорить с Предметами.
  - И... и кому... - Минерва сглотнула, - кому вы предлагаете влить это?
  - Два варианта, ваше величество. Вольем верному вам человеку - и вы получите исключительного воина, правда, лишь одного. Вольем человеку, неблизкому к вам, - навлечем на него подозрения Ориджина и, возможно, сумеем стравить северян с кем-либо.
  - Как разумно... Как осмотрительно.
  Минерва встала из кресла, но вдруг зашаталась и побелела. Капитан ринулся на помощь, поддержал ее, помог сесть.
  - Воды, ваше величество?
  - Вина.
  Он поднес бокал, Минерва лишь пригубила его.
  - Знаете, миледи, я страдаю малокровием... Мне говорили, помогает красное вино. От сильного переживания - например, страха - я могу упасть в обморок, поскольку кровь отливает от головы. Это началось, когда мне делали кровопускания, пытаясь исцелить от выдуманной хвори. Но то был не последний раз, когда мне вскрывали жилы. Позже сию забаву повторил некий Мартин Шейланд в уютном подземелье, полном мертвецов. Знаете, что самое любопытное? Он преследовал цель, сходную с вашей: создать особенное снадобье - эликсир бессмертия. Правда, даже он не опустился до того, чтобы выкачивать гной из трупов!
  - Ваше величество, я ждала от вас понимания. - Не лице фрейлины проступили злость и обида. - Я пошла на унижение не затем, чтобы получить в награду ваши упреки. Знахарка не стала мертвее от моих действий, я никому не причинила зла. Но вы можете выиграть очень многое. Я старалась для вас, поймите это!
  - Ах, вот как! Отчего же не довели старания до конца и не испытали жидкость на себе? Возможно, потому, что там полно трупного яда? Ваш подопытный может попросту умереть! Именно это случилось с большинством узников Шейланда!
  - Ради вас я испытала бы на себе что угодно, и яд в том числе. Я боялась иного: в случае успеха Ориджин сочтет меня слугою Кукловода, а вас - стало быть, самим злодеем. Я слишком близка к вам, чтобы стать подопытной.
  - Удобно... - выронила Минерва и залпом осушила бокал.
  Ее мучения - боль, обиду, оживший в памяти ужас - капитан ощущал, как свои собственные. Этого больше нельзя было терпеть.
  - Ваше величество, позвольте мне прервать этот разговор. Фрейлина совершила ошибку, которую позже осознает. Сейчас я провожу ее.
  - Да, капитан, буду благодарна...
  Но вдруг взгляд Минервы заострился, засиял голубою искрой догадки.
  - Нет, постойте. Миледи, а откуда вы узнали?
  - О чем, ваше величество?
  - О теории герцога Ориджина. О мертвой Знахарке и снятом с нее Предмете. Лично я услышала то и другое в приватной беседе с герцогом - вскоре после того, как вы являлись со странною просьбой. Неужели герцог так же разоткровенничался и с вами?
  - Я использую разные источники, ваше величество...
  Ложь не давалась Лейле Тальмир. Слишком много осталось в ней благородства, чтобы лгать без колебаний.
  Владычица выдохнула:
  - Холодная тьма! Вы подслушали!
  - Я не...
  - Вы увидели, как ко мне вошел Ориджин, и решили подслушать разговор! Только так могли узнать, не иначе!
  - Ваше величество...
  - И я даже знаю, зачем! Не ради меня - о, нет! Вы по-прежнему хотите землю! Вы искали зацепки, что продать мне, чем бы надавить... И нашли эту дрянь, и принесли мне, ожидая благодарности!
  - Это не так!! - вскричала фрейлина.
  - Ступайте к Ориджину, - бросила Минерва. - Он не догадался слить гной из трупа - подскажите ему. Возможно, наградит вас за находчивость. А может, прикончит на месте. Как я успела понять, он мало похож на Мартина Шейланда. Но дерзайте! Вам же так нужна земля - стоит рискнуть!
  Фрейлина поклонилась владычице, опустила шприц на пол и сказала вовсе не то, чего можно было ждать:
  - Ваше величество, есть в мире кое-что кроме интриг и заговоров. Бывает так, что человеку очень нужна помощь.
  Она ушла, а владычица обратила к капитану некий взгляд... вопросительный, пожалуй. Очень недурно было бы сейчас сказать что-нибудь, подходящее к случаю.
  Есть такая порода придворных, что любит резать правду в глаза всем, кому ни попади, даже самому владыке. В этом поначалу есть опасность, но когда уж снискал репутацию правдолюбца и приучил к этому двор - дальше получаешь выгоду. Слывешь прямым и честным, пользуешься доверием, владыка тебя отличает. Притом мозги свои ты понапрасну не сушишь: что взбрело на ум, то говоришь.
  Но капитан Шаттэрхенд не принадлежал к этой породе. Искренне верил: императору нужно говорить лишь то, что он хочет слышать. Владыка знает, чего и когда хотеть. Пожелает услышать горькую правду - сам прикажет; а без приказа лезть никак не годится. Потому капитан сказал только:
  - Странное дело, ваше величество.
  - Странное?..
  - Да, ваше величество. Не ожидал такого от леди Тальмир. Я могу идти?
  Минерва прищурилась:
  - Капитан, что вы хотите сказать?
  - Только то, что больше здесь сказать нечего. Какая-то кровь, какие-то трупы - скверно все это. По-другому и не скажешь.
  Она вздохнула.
  - Вы темните, капитан. Теперь и вы тоже... Ладно, ступайте.
  Он попытался выполнить приказ, но не смог: ноги не понесли к двери. Так и замер, таращась, как дурак.
  - Ваше величество... поверьте, я совсем не темню... Просто не хотел говорить то, что вы не хотите слышать. Было бы неправильно - без приказа-то.
  - А чего я не хочу слышать?
  - Ну... ваше величество, мне подумалось... леди Тальмир, возможно, права.
  Ее глаза неприятно сузились:
  - В чем права, тьма сожри? Что нам стоит делать зелья из трупов?! Или что я должна по первому капризу фрейлины давать ей земли и титулы?!
  - Виноват, ваше величество. Мне показалось, что вы повелели говорить. Простите, я не так вас понял.
  - Нет, вы поняли верно. Я приказываю, капитан: объясните! Лейла Тальмир пыталась подкупить меня омерзительной дрянью! В чем ее правота?!
  - Ваше величество, ну... если брать по военной науке, то всегда лучше иметь сведения, чем не иметь. Разведка всегда полезна, какие бы ужасы она не открыла. Знаешь, чего ждать - сможешь подготовиться.
  - Подготовиться - к чему? К миру, где лучшими солдатами становятся отбросы, испившие крови мертвеца? Я не могу и не хочу готовиться к этому. Надеюсь, Праматери разделят мои взгляды и не допустят такого будущего!
  - Ваше величество, если кровь этой покойницы имеет силу, то нам стоит хотя бы забрать и сжечь труп, чтобы не достался каким-нибудь колдунам. А если кровь не имеет силы, то мы просто обретем покой. В любом случай, эксперимент будет полезен...
  - Хотите выпить? - Минерва тронула пузырек носком туфли.
  - Ваше величество, боюсь, что и здесь фрейлина права: испытав на одном из ближних вассалов, вы навлечете на себя подозрение.
  - Тогда к чему вы ведете? Найти преступника в темнице, влить в него кровь колдуньи... Тьма, чем я буду лучше Мартина Шейланда!
  Капитан мотнул головой:
  - Я не об этом, ваше величество... Я вот о чем: простите леди Тальмир. Она не желала вам зла.
  - Напрасная уверенность! Вы просто не слышали наш прошлый разговор. Фрейлина попросила у меня много денег и ленное владение с титулом. Попросила так настойчиво и жестко, что вернее сказать - потребовала. Отказалась назвать причины. Единственное объяснение звучало так: "Миледи, это лично моя тайна". Затем опустилась до подслушивания! Сидела у какой-то щели и слушала мой разговор! Могу ли я знать наверняка, что фрейлина все еще служит мне? Возможно, она уже продалась кому-то, или стала жертвой шантажа. Может, затея с кровью - вовсе не ее задумка, а чья-то провокация. Кто-то из моих врагов, возможно, только и ждет, что я соглашусь, а после обзовет меня колдуньей и подругой Кукловода!
  Шаттэрхенд оробел, как и всегда, встречаясь с логикой Минервы. Владычица мыслила слишком изощренно, изо всего умела сделать выводы, притом абсолютно логичные. Однако сегодня именно в безупречности ее мышления капитан чувствовал изъян. Нечто о том, что люди - не Праматери. Люди ошибаются, делают глупости и подлости, часто вовсе не со зла, не по расчету, а лишь потому, что далеки от идеала. Прощать стоит не только тогда, когда есть на та рациональные причины. Прощение - единственный способ принять свое и чужое несовершенство; не прощать - значит, спорить с богами и отрицать человеческую природу.
  То была слишком мудреная мысль для капитана гвардии, он не осознал ее полностью, а лишь прошел по краю, и тщетно стал искать слова, чтобы выразить. А владычица тем временем сказала:
  - Впрочем, другое хуже всего... Вы правы: вряд ли фрейлина переметнулась, не такой она человек. Но простить ее все же не могу. Я слишком устала прощать, вот в чем дело. Слишком многие причиняли мне страшное зло: Сибил Нортвуд, приарх Альмера, братья Шейланды. И всякий раз я не могла воздать им по заслугам. Сибил исчезла, приарх недосягаем, Шейланды под защитой Ориджина... Всегда есть весомая причина, вынуждающая стерпеть, утереться, сделать вид, будто простила. Как же я устала от того, что слаба, а враги - безнаказанны! Если есть в человеке запас прощения, то мой исчерпан до дна. Серебряный Лис выпил последние капли. Скорее всего, фрейлина виновна лишь в том, что выбрала неудачный день для своей выходки. Но даже эту малую оплошность я не могу простить.
  Столько горечи звучало в словах Минервы, что душа капитана наполнилась сочувствием и гневом. А следом пришло чувство бессилия: ничего тут не поделаешь. Да, все так и есть, это скверно, но против правды не попрешь. Жизнь часто горька, и самое мудрое, что можно сделать, - смириться с нею.
  - Да, ваше величество, - осторожно сказал Шаттэрхенд, чувствуя разом свою правоту, слабость и трусость.
  - Благодарю вас, капитан. Очень ценно, что вы меня поняли.
  Он забрал шприц - не оставлять же эту дрянь, - и ушел.
  Капитан не знал, что делать с бессильем и тоскою. То и другое он ощущал очень редко, и по неопытности не имел защиты. Вполне возможно, демон тоски еще долго терзал бы его и побудил бы напиться вдрызг или с кем-нибудь подраться. Но, к счастью, капитана отвлек неожиданный рапорт:
  - Лейтенант Август Мейс по поручению капитана Уитмора. Имею устное сообщение для владычицы.
  Этот молодой лейтенантик был самым прославленным неудачником лазурной гвардии: рота под его командованием потеряла достояние Династии. Преступных действий Мейса протекция не обнаружила, потому его не вышвырнули к чертям, но и ничего важного больше не поручали. Мейс был оставлен при дворе из жалости.
  - Какое еще сообщение? Вы не можете знать ничего, что достойно ее ушей!
  Лейтенант повторил:
  - Капитан Уитмор передал известие. У него для ее величества крайне важные сведения.
  - Давайте пакет.
  - Сообщение устное. Капитан Уитмор не доверился почте.
  - А сам он где?
  В отличие от Ме йса, Уитмор был добрым служакой, но крайне не вовремя выпил чаю. Отравился, месяц пролежал в лазарете, а потом взял долгий отпуск по состоянию здоровья и отбыл в свое имение.
  - Капитан Уитмор в Маренго. Он просит ее величество тайно приехать туда. Сведения исключительно важны, можно только с глазу на глаз.
  Шаттэрхенд уточнил:
  - Вы с ним, как бы сказать вежливо, очумели? Он дал себя отравить, ты спустил триста Предметов, а теперь вы думаете, что можете о чем-то просить ее величество!
  Мейс покраснел до корней волос:
  - В них-то и дело. Ну, в Предметах. Мы кое-что смогли...
  - Вы нашли Предметы?! Быть не может!
  - Не нашли, - согласился Мейс. - Но правда, ее величеству лучше приехать в Маренго. Клянусь Праматерью, она не пожалеет. Капитан Уитмор и майор Бэкфилд едут туда из Альмеры, они располагают...
  - Бэкфилд будет в Маренго? - Один звук этого имени развеял тоску Шаттэрхенда. Бессилие растаяло, как туман. - Я доложу императрице. Надеюсь, она не откажется от путешествия.
  
  * * *
  
  Май 1775г. от Сошествия
  Спустя три дня
  Маренго, дворец Тишины
  
  Мелкого гада звали Птичник. Был этот парень дворянином, еще и первородным, да с дипломом из Университета: шутка ли - заведовать всею почтой летнего дворца! Носил тройное имя - свое, мамино, бабкино. Однако был он мелкий гад, и звали его Птичник.
  - Здоров, приятель, - бросил ему Бэкфилд, а сам плюхнулся в кресло. - Устрой мне винца.
  - Сию минуту, господин майор! Только скажу, как рад вас видеть, и сразу же налью. Вам какого - белого, красного?
  - Мне - лучшего.
  Мелких гадов (в отличие от гадов крупных) майор Бэкфилд не уважал ни капли. Питал к ним заслуженное презрение, хотя порою видел их полезность. Нынешний случай был именно таков.
  - Вот, господин майор: амино из Леонгарда, пятилетняя выдержка, самое лучшее!
  Небрежным движением Бэкфилд смахнул бокал на пол.
  - Амино - дешевка. Дай то, что пить можно.
  - Виноват, у меня же не винный погреб... Имею что имею, а чего нет - того не найду...
  Однако Птичник пошарил в шкафу за чернильными склянками и извлек бутылку с зеленым медведем.
  - Есть вот нортвудский ханти... Коли вам по вкусу...
  - Давай.
  Птичник наполнил кубок и спросил, будто между прочим:
  - Как ваши недоразумения с лордом-канцлером? Надеюсь, полностью улажены?
  Ах, паршивец! Угрожать вздумал! Взять бы тебя за холку и припечатать носом об стол...
  Впрочем, Бэкфилд пребывал в слишком радостном настрое и не имел желания злиться.
  - Коль ты так заботишься обо мне, приятель, то могу тебя осчастливить. Я привез ее величеству такой подарок, что полковничий мундир, считай, уже для меня скроен. А теперь я отправлюсь в Фаунтерру и привезу подарок лорду-канцлеру - да такой, что он меня обнимет, как брата.
  - Вы наполнили меня радостью, господин майор!
  - А ты наполни мне кубок. Видишь же - пустеет. И закусок дай - сыру, ветчины.
  Птичник захлопотал вокруг Бэкфилда.
  - Как я рад, что вы вернулись, господин майор. Так долго вас не было, уже все заволновались... Где только вы пропадали? И что за дар для ее величества? Поди, какая-нибудь драгоценная диковинка...
  - Ага, - бросил Бэкфилд с набитым ртом.
  - Когда вы приехали сюда - ну, зимою - я очень встревожился. Ведь у нас порт, корабли, и все больше на юг. А времечко-то страшное было, и я подумал грешным делом: уж не бросает ли нас господин майор? Не улетает ли, как перелетный ястреб, в дальние теплые края?..
  - А ястребы - перелетные?
  - Взаправду-то кто их знает... Но если судить поэтически, то что угодно может упорхнуть: деньги, удача, девица. Взять хотя бы медвежью леди: была - и ффить, не стало!
  - Майоры не летают.
  - Но поэтически...
  - Ты видал хоть раз летающего майора?
  - Никак нет, господин майор.
  - Вот и не увидишь. Я крепко стою на ногах и ни одному ветру не дам себя сдуть.
  - Как я рад это слышать!
  Бэкфилд уплетал за обе щеки и наполнялся благостью, какой не ощущал уже очень давно.
  Зимою-то все шло очень мерзко. Прав мелкий гад: была, была мыслишка сбежать в Шиммери, а то и подальше - на Фольту. В столице ждал Бэкфилда кайровский меч. Минерва легла под Ориджина, на нее надежды не имелось. К северянам - даже к Нортвудам - Бэкфилд не нашел подхода. Галлард Альмера темнил, тянул время... Словом, ни с кем не удавалось договориться. Товар лежал без дела, покупатель все не находился, а время-то шло. Ориджин все больше подминал под себя столицу. Не ровен час, протянул бы щупальца на запад - и в Алеридане нащупал бы майора...
   Но тут случилось кое-что: Бэкфилду встретился капитан Уитмор - лазурный растяпа, потерявший достояние Династии. Уитмор с отрядом своих людей рыскал по Альмере, надеясь разыскать и вернуть похищенное. Поначалу Бэкфилд не верил в успех, ибо думал, что Предметы взял Ориджин. Однако примкнул к Уитмору - он любил армию, шпаги, гвардейские мундиры, офицерские шутки, сильно скучал по всему этому с тех пор, как бежал из столицы. Два месяца скитаний с уитморцами нежданно для Бэкфилда принесли плоды. И какие плоды - не черничную ягодку, а цельное спелое яблоко! Сперва нашлись следы похитителей. Потом - пара свидетелей. Потом всплыла тайная схема на человеческой коже и некий совсем уже сказочный Абсолют - оружие, собранное из Предметов. Что особенно сладко: были при допросе двое вассалов Ориджина - и удивлялись так же, как все. Стало быть, не Ориджин все-таки. Стало быть, где-то бродит неведомый вор Предметов, и одна единственная ниточка, пара ценнейших свидетелей - в руках у Бэкфилда! Бэкфилда с Уитмором, если говорить точно.
  В делах чести, как давно убедился майор, очень полезно бывает вовремя промолчать. Будучи дворянином, он не нарушал своего слова. Но если слово не дано, а собеседнику лишь так показалось... Свидетель - этот усач со смешным прозвищем - очень уж молил: "Не отдавайте меня владычице! Конец мне тогда, а моя девчушка пропадет ни за грош... Не отдавайте, богами прошу!" Ворон Короны поклялся, что не отдаст - взамен на показания. Капитан Уитмор подтвердил: "Слово чести, что я защищу вас". Бэкфилд же только кивнул, и наивный усач принял это за клятву. Дурачина.
  И вот нынче в Маренго, во Дворце Тишины, Бэкфилд с Уитмором стояли пред владычицей. Она слушала рапорт с великим интересом - и не мудрено: что ни слово, то диковинка! Узнав про Абсолют, похитителей и схему, Минерва аж засверкала глазами.
  - Господа офицеры, вы принесли мне бесценные сведения! Я с радостью выделю вам любую награду, какой пожелаете.
  Уитмор возразил:
  - Ваше величество, я сделал это не для награды, а ради чести. Моя рота покрыла себя позором, потеряв Предметы. Надеюсь, что хоть в малой степени я заслужил прощение.
  Бэкфилд, однако не принадлежал к злосчастной роте. Он сказал:
  - Ваше величество, прежде чем перейти к вопросу награды, я хочу сообщить вам еще кое-что. Думаю, вам любопытны будут имена свидетелей: девчушка Крошка Джи и усач Инжи Прайс.
  - По прозвищу Парочка?..
  - Так точно!
  Вот что значит: измениться в лице. Вся кровь отлила от щек Минервы, лицо стало белым, а глаза будто вмерзли в лед.
  - Благодарю, майор, это очень ценное знание. Приведите Парочку сюда.
  - Ваше величество, - вмешался Уитмор, - Ворон Короны и я поклялись не выдавать Инжи Прайса.
  Бэкфилд пожал плечами:
  - Ну, а я не клялся, так что...
  - Ваше величество, на его попечении девчонка-кроха. Пропадет без него.
  - Не пропадет, - возразил Бэкфилд. - Сиротке все пути открыты: хоть в церковь, хоть в бордель. Ваше величество, Парочка оставлен под охраной в привокзальной гостинице. Пошлите людей, пусть приведут.
  Спустя час свидетелей ввели в кабинет и швырнули на колени пред Минервой.
  Майору интересно было знать, что она скажет. Но владычица молчала и смотрела. Усач что-то забормотал, зачастил, посыпал горохом... Минерва приложила палец к губам, и он затих. Снова повисла тишина.
  Она смотрела еще, наверное, минут пять. Даже Бэкфилда слегка пробрало.
  Потом сказала:
  - Да... Вниз его.
  Парочку уволокли. Девчонка разрыдалась.
  Уитмор вздохнул и взял ее за плечо:
  - Прости, кроха. Скверно вышло... Тебе теперь некуда податься, так что идем со мной. Пристрою тебя, пока решу, как быть.
  Минерва качнула головой:
  - Нет, капитан, я ее не отпускала. Она дорога Инжи, пусть останется. Вниз ее, в соседнюю камеру.
  Уитмор, вроде, хотел поспорить, но не стал. Кивнул людям, чтоб увели мелкую, и сам ушел. А Бэкфилд сказал:
  - Ваше величество, позвольте вернуться к вопросу награды. Я не имею большей мечты, чем служить вам верою и правдой в чине полковника. Но воплощению препятствует лорд-канцлер, а точней, его на меня странная обида. Я прошу, ваше величество: окажите содействие нашему примирению!
  - Вряд ли Ориджин простит вас, майор. Вы убили нескольких дорогих ему вассалов, в том числе - любимого кузена. На его месте, я бы не простила.
  - Ваше величество - девушка, мы же - мужчины. Война для мужчины - понятное дело. Вопросы прощения тут неуместны. Когда война - бьешь врага всеми способами, но когда она кончилась - время пожать руки и выпить чашу вина.
  - Тогда зачем вам мое содействие? Ступайте к Ориджину и протяните ему руку. Он ведь мужчина, он поймет...
  - Я так и сделаю, ваше величество. Но сперва, будьте добры, сообщите ему, что я ему больше никоим образом не враг и хочу прийти с миром, и обо всем поговорить спокойно. Скажите, что я оказал вам большую услугу, и ваше величество ценит меня.
  - То есть, взять с герцога слово, что он не убьет вас?
  - Просто напомните ему, ваше величество: война кончилась, и будет очень бесчестно с его стороны - убивать ваших верных слуг.
  - Хорошо, майор, - кивнула владычица.
  Это и вправду было хорошо. Она даже не представляла, насколько хорошо, ведь главный подарок Бэкфилд припас не для нее, а именно для Ориджина. Теперь майору открыта дорога назад в столицу, ко двору, в гвардию! Одной лишь ниточки недостает, чтобы пришить к мундиру полковничьи знаки!
  ...Любопытное дело: все это время Птичник что-то там бормотал. Бэкфилд жевал, пил и крутил в уме, как здорово все получилось, а Птичник все щелкал клювом, не заботясь о том, слышит ли майор хоть слово. Сполна насладившись своими мыслями, Бэкфилд вспомнил о Птичнике.
  - Теперь, приятель, пора взяться за дело.
  - Как, вы пришли по делу? Какое разочарование! Я-то думал, между нами приятная дружеская встреча...
  - Конечно, дружок. И чтобы стало еще приятнее, ответь: случилось то, чего я ждал?
  - Сполна случилось! В январе пришло два письма, еще одно - в феврале.
  - Ты ответил, как я велел?
  - Уж конечно! Я не подвожу друзей!
  - Запечатал гербом?
  - Ясное дело. Не первый день на свете живу.
  - Письма у тебя?
  - Где ж еще им быть.
  - Давай сюда.
  Птичник откашлялся:
  - Господин майор... я не хочу показаться меркантильным или алчным... Спрашиваю из чистой справедливости: не полагается ли мне награда?
  Бэкфилд взял его за грудки:
  - Приятель, ты мне должен. Не забыл?
  - Нет, господин майор.
  - Крепко помнишь?
  - Да, господин майор. Но, простите... письма-то ценные... очень ценные. Я ими, пожалуй, искупил-то свой долг, да с лихвой. Вот эту лихву - не вернете ли?
  Бэкфилд прижал Птичника к стене и втолковал доходчиво:
  - Пойми меня, гаденыш. Письма ценные, но они - не твои. Их прислали потому, что я сделал кое-что. Я знал, что они придут, и сказал тебе, что ответить. Ты только написал вместо меня. Понимаешь, что к чему? Ты всего лишь выполнил мой приказ. И следующий выполнишь, и следующий, и еще один - пока долг не будет погашен.
  - А... когда он будет погашен?
  Бэкфилд отнял письма и сунул в карман.
  - Когда я так решу.
  
  Он вышел из голубятни, сияя и блестя. С такими письмами да с покровительством - Бэкфилду обеспечена и карьера, и чин, и столица. Да что угодно! Даже Ориджин забудет свои дурацкие обиды. Он ведь умный человек - иначе б не победил владыку. А умный человек думает головой и умеет отличить выгоду от...
  - Майор, что вы забыли на голубятне?
  Здоровяк в синем плаще возник на пути - капитан Шаттэрхенд, командир столичной лазурной роты, прихвостень Минервы. Бэкфилд терпеть не мог офицеров, которые выслуживаются перед владыкой - особенно тех, которые делают это успешнее, чем он.
  - Лейтенант Шаттэрхенд... простите, капитан. Забыл поздравить вас с повышением в чине.
  - Благодарю, майор. И все же - что делали в почтовом ведомстве?
  - Даже не представляю такой статьи устава, где сказано, что это вас касается.
  - Пожалуй, не касается. Но вы ведете себя странно: только вышли от владычицы - как сразу в голубятню. Кому вы послали письмо? Что в нем?
  Благодушие Бэкфилда начало уступать место гневу.
  - Тьма сожри, капитан! Вы следили за мной?!
  - Никак нет. Я последовал за вами лишь затем, чтобы задать вопрос. Но вы так спешили на почту, что я отстал. Решил подождать вас тут. Ожидание затянулось, и я имел время задуматься. Теперь новый вопрос заботит меня сильнее прежнего: кому вы так срочно отправили послание?
  - Подите к черту.
  Бэкфилд решительно двинулся дальше. Шаттэрхенд заслонил ему путь. Они столкнулись, капитан оказался крепче, майор отлетел на шаг.
  - Шаттэрхенд, ради Темного Идо, дайте дорогу! Иначе...
  Бэкфилд бросил руку на эфес. Мундир сдвинулся, потревоженный этим рывком, и из кармана показался уголок письма. Взгляд капитана прилип к нему.
  - Вы не отправили письмо. Вы перехватили чужое! Именем Короны, я требую отдать его!
  - Убирайтесь, капитан.
  - Вы поступили низко с этим Инжи и его крохой. Вы обманули Уитмора и Ворона. Ручаюсь: сейчас у вас на уме новая мерзость.
  - Если желаете проучить меня - пришлите секундантов, поговорим на рассвете. А сейчас - прочь с дороги, я спешу.
  Шаттэрхенд помедлил - наверное, взвесил шансы напасть на майора и остаться не только живым, но и любимчиком владычицы. Шансы были - так себе. Капитан сделал шаг в сторону, Бэкфилд прошел мимо, на всякий случай готовый к атаке. Шаттэрхенд сдержался. Оставив его за спиной, майор растянул губы в ухмылке. Капитан - не крупный гад и не мелкий, он вообще не гад, потому нет смысла опасаться его.
  - Майор, есть только один способ, как вы могли появиться на свет. Праматерь Люсия спала с холопами. И с шаванами. И с их рабами.
  Бэкфилд не принимал решения. Он услышал голос капитана, понял смысл - и миг спустя рубил наотмашь. Капитан отбил, шагнул вбок, атаковал с фланга. Бэкфилд легко отразил удар, увел в сторону вражеский клинок, ринулся в брешь защиты. Капитану пришлось отступать, а Бэкфилд атаковал и давил, загонял в угол. Капитан сделал финт, ударил по ногам - но он слишком силен, а значит, медлителен. Бэкфилд перепрыгнул вражеский клинок, пнул капитана, отбросил к стене. Клинок сверкнул молнией - смертоносный прямой выпад...
  Уже лежа на полу Бэкфилд понял: подлец капитан спланировал все. Здесь слишком тесно, он это учел. В решающий миг прыгнул в сторону, клинок Бэкфилд вонзился в стену - и на миг застрял в штукатурке. Капитан хлестнул его по лицу, майор упал, выронив оружие, и капитан пригвоздил его к полу.
  - Подонок, - прохрипел Бэкфилд, - подлец!
  - Я? - удивился Шаттэрхенд. - Отдайте письма.
  - Нагнись и возьми.
  Не вынимая клинок из раны, капитан шатнул его влево-вправо. Судорога боли пронзила тело майора.
  - Ваша рана пока не смертельна. Но это легко изменить. Письма, майор!
  Левою рукой - правую он не чувствовал - Бэкфилд вынул из кармана конверты. Капитан взял их, одной рукой раскрыл, вторую держа на рукояти шпаги.
  - Благодарю. Вернемся к моему исходному вопросу...
  Краем глаза капитан скользнул по листу, зацепился за какое-то слово, возможно - имя. Зрачки расширились.
  - Ого!.. Пожалуй, мой вопрос снят. От лица Короны благодарю вас за подарок.
  
  * * *
  
  Май 1775г. от Сошествия
  Тот же день
  Маренго, дворец Тишины
  
  
  Крошка Джи не очень-то испугалась. По крайней мере, не за себя.
  За короткую жизнь особенной беды ей не выпадало: умереть - не умерла, болеть - не болела, руки-ноги не ломала. Частенько сидела голодной, но привыкла, считала - так и нужно. Потому Джи верила: Праматери ее любят, и ничего слишком плохого с нею не стрясется, даже в темной запертой комнате.
  Взрослые - другое дело. С ними все время случалась беда. Папа исчез сам собой, маму забрал мор. Крошку приютили тетя с дядей, но у них сперва сгорел дом, а потом их убил страшный человек по имени Лед. Тогда у Крошки появился дядя Инжи. Он был, наверное, лучшим из всех - даже лучше папы. За него Крошка очень сильно боялась. Взрослые всегда исчезают...
  Оказавшись взаперти, она мало времени истратила на слезы. Когда Джи вырастет, станет пираткой, а пираты не плачут почем зря. Она протерла глаза, осмотрелась: было темно, лишь слабенький свет входил сквозь оконце. Наверное, это темница, - подумала Джи и взбодрилась от этой мысли. Пиратов сажают в темницы, и дядя Инжи бывал в темнице. Интересно, каково тут! Она обошла и осмотрела комнату, где было совсем темно - ощупала ладошками. Ничего особенного тут не нашлось. Большая недетская лежанка, стул, доска на стене - вместо стола, и ведро - вместо ночного горшка. Странно, что о темницах так много вспоминают. Ничего тут интересного, скука.
  Тогда Джи решила выглянуть наружу. На двери имелось малое решетчатое оконце - выше головы девчушки. Не беда - есть стул. Подтащила его, взобралась, выглянула. Там был коридор, освещенный одной лампой. В противоположной стене виднелись две двери с решетками - одна слева, другая справа.
  - Дядя Инжи! - позвала крошка.
  Она помнила, как злая барышня сказала: "Вниз его", а потом: "Ее тоже вниз". Если низом злюка называла темницу, то дядя Инжи - тоже где-то тут. И верно: за правой дверью раздался шорох, в решетке показались усы.
  - Крошка?..
  - Я здесь!
  - Ты здесь? В темнице?! Тебя тоже заперли?!
  Сама Крошка Джи не удивлялась этому. Она - пиратка, а Инжи - пират. Они - как два моряка из одного экипажа. Было бы странно, если б его заперли, а ее - нет. Но Инжи сказал удивленно и горько:
  - Совсем она душу потеряла...
  - Кто потерял?
  - Минерва.
  - Эта злая барышня?
  - Она раньше не была злой, но потом...
  - Кто она такая? Почему злится на нас?
  - Она - владычица. Императрица.
  Крошке Джи захватило дух.
  - Императрица злится на нас? Это как в сказке, да? Она злая потому, что потеряла душу, но мы найдем и вернем!
  - Да, Крошка. Так и будет. Знаешь, с чего надо начать?
  Он понизил голос, она тоже ответила шепотом:
  - Сбежать из темницы!
  - Умница! Что есть у тебя в камере?
  - Где есть?..
  - Камера - это комната в темнице.
  - Ага...
  Кроха перечислила все предметы.
  - Говоришь, ведро... Оно деревянное?
  - Ну да.
  - Обжато железными обручами?
  Кроха ощупала ведро.
  - Да, есть такие колечки.
  - Сними с него одно.
  - Дядя Инжи, я не могу.
  - Так не руками. Слушай...
  Он объяснил. Она положила ведро на бок и прыгнула на него со стула. Дерево разлетелось, железные кольца спали. Кроха с Инжи прислушались, не идет ли кто на звук. Шагов не было.
  - Теперь дальше. Одно кольцо сплющи, чтобы вышел плоский длинный прут.
  Она сделала.
  - Залезь на стул, возьми прут в ручку и просунь сквозь решетку. Она сделана так, что взрослая рука не пролезет, но ты маленькая, сможешь. Потому и прошу тебя.
  Крошка Джи немного обиделась. Она думала, Инжи просит потому, что она - его помощница и напарница, а оказалось - только потому, что руки маленькие... Но сейчас не время разводить обиды: надо выбраться из камеры и вернуть душу владычице!
  - Посмотри на мою дверь - видишь снаружи засов? На твоей двери есть такой же. Нащупай его прутом, подцепи и сдвинь влево.
  - Влево - это куда?
  Он показал.
  Она просунула сквозь решетку прут, ладонь, руку по локоть. Согнула руку, опустила железку и стала шарить ею по наружной стороне двери. Инжи командовал:
  - Левее... выше... теперь правее...
  Но даже с его подсказками было идовски трудно. Чтобы достать до засова, пришлось взять прут за самый кончик - и он от этого стал вдвое тяжелее. Двигать его тремя пальчиками было почти невозможно. Джи кусала язык от натуги, пыхтела, вжималась в решетку. Наконец, подцепила рукоятку засова, и Инжи выдохнул: "Да!" - но прут соскочил и чуть не выпал из пальцев.
  - Ай, каналя! - ругнулась Крошка по-пиратски, только тихо.
  - Каналья, - поправил Инжи. - Но ты при деле не ругайся. Сосредоточься и выполни, а потом сколько хочешь.
  - Не получается... Тяжело очень.
  - Подложи под себя что-нибудь, станет проще.
  Она сложила на стул обломки ведра, залезла, упала. Потерла ушибы, вытерла слезы. Сложила ровнее, аккуратнее. Залезла, просунула в решетку руку с прутом - на сей раз по плечо.
  - Легче, дядя Инжи! Сейчас я...
  - Тихо! Прячься!
  Она тоже услыхала шаги и втянула руку в камеру. Сунула прут и обломки ведра под лежанку, села, чинно сложив руки - и в этот миг дверь отворилась.
  В коридоре стояли трое, Джи хорошо видела их: двое из трех держали лампы. Одним был незнакомый мужик в кожаном фартуке, с какими-то железками на поясе. Другим - высокий и красивый воин в лазурном плаще. Крошка назвала бы его добрым рыцарем, если б он не служил злой владычице. Третьей была сама императрица без души.
  - Приказ ясен? - спросила она, и мужик в фартуке ответил:
  - Да, ваше величество.
  - Тогда приступайте.
  Мужик вошел в камеру Крошки, а владычица-злюка и ее солдат - в комнату Инжи.
  Мужик придвинул стул и сел рядом с Крохой. Снял с пояса узкий нож - Инжи учил ее метать такие.
  - Зачем это? - спросила Крошка. - Здесь метать некуда, стены-то из камня.
  Мужик прижал палец ко рту - утихни, мол. Заговорил шепотом:
  - Ты хочешь, чтобы стало больно?
  - Не хочу, - ответила Крошка тоже шепотом. Мужик в фартуке был какой-то жутковатый, при нем хотелось говорить тихо, а не громко.
  - Тогда кричи.
  - Кричать, когда будет больно?
  - Нет, дуреха, сейчас.
  - А... зачем?
  Он, кажется, начал терять терпение. Но голоса не поднял, все так же прошептал:
  - Слушай. Я не обязан тебя мучить, но ты должна кричать. Владычица велела, чтобы ты кричала. Ясно?
  Да, стало чуть яснее.
  - Это как в сказке? Она злая и любит детские слезы? Нужно кричать и плакать?
  - Да нет же, просто закричи!
  - А как?
  Он замахнулся кулаком. Крошка взвизгнула.
  - Хорошо, но давай дольше.
  - Иииииии! - завопила Джи.
  - Можешь не так пискляво? Уши вянут.
  - Аааааааа!
  - Ага, теперь прокричи какое-то слово.
  - Какое?
  - Ну, хоть: "не надо".
  - Хоооть не наааадооо!
  - Дура!
  - Ааааааа! Не надоооо! Больнооо! Аааааааа!
  - Угу, - шепнул мужик. - Так подойдет. Передохни чуток, потом давай снова.
  Во время передышки она прислушалась, что творилось у дяди Инжи. Услышать было легко: в отличие от фартучного мужика, Инжи говорил в полный голос.
  - Прекратите это, ваше величество! Она ж не виновата! Отпустите, дитя же!..
  В ответ раздались холодные слова злюки:
  - Я тоже была деткой - по крайней мере, вы меня так звали.
  - Да, провинился, я ж не спорю. Но Кроху не мучьте! Чем она заслужила?!
  - Сударь, вместе со мною тоже страдала невинная девушка. Я слушала ее крики. Послушайте и вы, разделите мои чувства.
  - Сейчас давай, - шепнул мужик Крошке.
  Она завопила. В камере Инжи что-то произошло: раздались быстрые шаги, звук удара, звук падения, стон.
  Мужик усмехнулся:
  - Давай чуть тише, а то он там убьется об лейтенанта.
  - Это Инжи упал?!
  - Ну, не лейтенант же.
  - Дядя Инжи! - Кроха кинулась к двери, но задохнулась, когда мужик поймал ее за шею.
  - Так не договаривались. Не беги, а тут сиди. И вопи, будто я тебя пытаю. Ага?..
  Мужик отпустил Кроху, она покричала, сколько было дыхания. Умолкла, прислушалась к той камере.
  Говорила злюка:
  - Вы оказали мне последнюю милость: попросили шейландцев поговорить со мной, чтобы было не так страшно. Вот и я пришла с вами поговорить. Не желаете ли?
  - Отпустите Крошку, будьте же...
  - Вы звали меня Мирой и деткой. Зовите теперь так же. Меня постоянно предают люди, говорящие: "Ваше величество". Хочу вспомнить, каково быть преданной тем, кто говорит: Мира.
  - Святые Праматери! Детка, какою же ты стала...
  - Я стала? Возможно, меня сделали такой?.. Эй, что за тишина! Почему не слышу криков!
  Мужик кивнул Крохе, она завопила, но не слишком громко - не хотелось кормить бездушную злюку.
  В перерыве услышала:
  - Так вот, сударь, я желала побеседовать с вами. Знаю одну любопытную тему: прощение. Хороший человек советовал мне научиться прощать. Я потренируюсь на вас, Инжи. Не стану лгать: это сложная задача. Помогите мне, будьте так добры.
  - Как помочь?
  - Вы учили меня справляться с похмельем, бороться со скукой, очаровывать мужчин, убивать людей... Теперь научите прощать. Скажите что-нибудь такое, что поможет мне простить вас.
  - Ваше величество, ну...
  - Мира.
  - Мира, пойми... Я ж не хотел тебе зла. Я просто служил, мне приказали - я сделал. Сама же помнишь: я к тебе со всей душою. Но приказ есть приказ, не отвертишься...
  - Скучно, - ответила она. - Эй, палач, мне скучно!
  Мужик в фартуке кивнул Крохе. Вместо крика она шепотом спросила:
  - Ты - палач?
  - Ага. Вопи давай!
  Она коротко визгнула и вернулась к вопросам:
  - Ты казнишь людей?
  - Пытаю, казню.
  - Часто?
  - Раз в полгода, а то и реже. Здесь тихо, это ж не Фаунтерра.
  - А как казнишь? Топором?
  Он пожал плечами:
  - Как суд решит. Топором, петлей, колесом... Кричи еще.
  - Ааааа!..
  Она что-то пропустила - когда утихла, снова говорила злюка:
  - Не пытайтесь разжалобить, сударь. Не люблю жалких людей, да и вам не к лицу.
  - Детка, я ж не о жалости, а о жизни. Мы не выбираем, как жить, какими быть. Сама сказала: нас такими делают. Кругом жестокость, равнодушие, жадность, подлость - вот и мы становимся...
  - Что за словечко - "мы"? Вы видали меня подлой, равнодушной, жадной?
  - Видел жестокой. Сейчас вижу. Пытаешь ребенка.
  - Не волнуйтесь, Инжи: скоро займемся и вами. Скажите, наконец: как мне вас простить? Вы верите, что можно быть подлецом, что жестокий приказ или жестокая жизнь оправдывают злодеяния. Выйдя отсюда, вернетесь на ту же дорожку.
  - Клянусь, что...
  Палач кивнул Крохе, она покричала.
  - Простите, не расслышала, - буркнула злюка.
  - Я больше не...
  Палач снова кивнул, крик оборвал слова Инжи.
  - Снова не уловила, шумно здесь.
  - Я изменился, стал другим!
  Палач кивнул, Кроха шепнула:
  - Подожди, дай послушать!
  - Велено кричать.
  - Тебе же тоже любопытно. Ну хоть минутку!
  Он смирился и навострил уши.
  Злюка говорила:
  - Сударь, скажите еще, что изменились благодаря мне. Соврите что-нибудь о том, как горько раскаялись, как извелись упреками совести, все осознали, все переосмыслили. Молили богов дать вам второй шанс - и тут явилась Крошка Джи. Почти как я, только мельче и трогательней. Не это ли доказательство вашей перемены?
  - Верь или нет, но так все и было. Чем хочешь поклянусь...
  - Клянитесь, чем хотите. Я не поверю. Вы были хитрецом, им и остались. Кроха для вас - щит или маскировочный плащ. Кстати, палач, почему не слышу криков?!
  Палач не успел ответить - снова что-то случилось. На сей раз шагов почти не было, только один, тяжелый - как прыжок. Тут же удар, еще удар, стон, удар, лязг железа. Глухой звук тела об пол.
  - А он быстрый, - сказал солдат императрицы.
  - Дядя Инжи! - закричала Кроха и метнулась мимо палача, но снова была поймана. Тяжелая ладонь зажала ей рот.
  - Это становится опасно, - сказал солдат. - Ваше величество, позвольте его обезвредить.
  - Он нужен мне живым.
  - Подсечь сухожилия - жить будет, но не встанет.
  - Как думаете, Инжи, хороший совет? Нужны вам еще сухожилия ног?
  Раздался кашель, кряхтение, хруст суставов. Не без труда дядя Инжи поднялся на ноги.
  - Ладно, детка. Раз так сильно просишь, то слушай. Только не злись потом, сама ж напросилась. Ты вот носишься со своей обидой, строишь из себя невесть какую мученицу... Дело такое. Я исполнил трех человек, а потом устроился в гильдию. Там меня доучили и дали несколько заданий. Исполнил еще пятерых, лишь тогда попался. На суде из восьми доказали только одного - потому я получил не петлю, а цепь, весло и миску похлебки. Но на галере Инжи Парочке не понравилось. Может, кто и рожден для гребли, но не я. Сбежал твой Парочка с галеры, а надзиратели были против - пришлось еще двоих уделать: одного цепью, второго за борт. Потом я странствовал и не особенно много исполнял, но иногда приходилось. А потом занесло Парочку в Уэймар, где и нанялся к доброму графу Шейланду. Как думаешь, детка, ты была первая, кого мы выкрали по заказу графа? Пожалуй, и не вторая... Словом, я к чему веду. Ты осталась жива и здорова, хлебнула только страху, да поболело чуток. Не кривись, так все и было. Может, ты права, и я законченный подлец, но не тебе о том судить. А может, есть во мне что-то такое, за что и простить можно - но снова же, не тебе решать. Ты, может, простишь мне свои страдания - а за остальное кто простит? Только Праматери взглядом сверху могут все увидеть и оценить по справедливости. Хочешь простить меня или не простить - вылези из своего тельца, представь себя Праматерью, посмотри ее глазами.
  Воцарилась тишина.
  Палач уважительно покачал головой: во твой Инжи завернул! Крошка гордо подняла нос: да, он может.
  А в коридоре тем временем раздались шаги. Еще один воин в синем - даже выше и красивее первого - прошагал мимо камеры Крошки и вошел к Парочке.
  - Ваше величество, имею срочное сообщение.
  - Благодарю, капитан. Дайте мне несколько минут.
  - Кхм... Ваше величество, лучше прочтите эти письма сейчас. Они имеют прямое касательство к нашей беседе... ну той, о прощении.
  Раздался шорох бумаги. Долго висела тишина, потом - снова шорох. Тишина стала такой мучительной, что Крошка спросила:
  - Покричать?..
  Палач шепнул:
  - Не, сейчас не надо.
  Шорох - и снова тишина. Потом легкие, звонкие шаги - владычица расхаживала по каменному полу.
  Наконец, раздался ее голос - он, как будто, стал теплее:
  - Благодарю вас, капитан. Действительно, очень важно.
  - Рад служить.
  - Вы взяли их у Бэкфилда?
  - Так точно.
  - Он собирался продать их мне или кому-то другому?
  - Сложно судить, ваше величество. Я встретил его прямо на выходе из голубятни. По меньшей мере, он не хотел отдавать их мне.
  - Бэкфилд жив?
  - Конечно. Во Дворце Тишины хороший лекарь.
   Крошка услышал какой-то кашляющий звук и не без труда поняла: это владычица усмехнулась.
  - Вы - моя опора, капитан. Я очень вам обязана.
  - Рад служить вашему величеству!
  - Скажите... тот шприц с жидкостью - еще у вас?
  - Так точно.
  Ее каблуки клацнули еще несколько раз, она остановилась в новом месте - наверное, возле Инжи.
  - Что ж, сударь, ваш совет звучит очень дельно, как и все ваши советы. Я принимаю его.
  - Ты шутишь!..
  - Ничуть. Скажите, тот судья, что послал вас на галеру, был справедлив?
  - Самый честный изо всех, кого я видел.
  - А Праматери Ульяне вы доверяете? Считаете ее справедливой?
  - Странно мне было бы не верить ей. После всего, что для нее сделал, я ее любимый слуга.
  - Тогда предлагаю вам два варианта на выбор. Первый таков: вы просто вернетесь на галеру. Мы доверимся честному судье и выполним то, что он предписал. Крошка Джи, конечно, выйдет на свободу.
  - Сегодня выйдет?
  - Как только мы с вами договоримся.
  - За это благодарствую... Но галера Парочке не очень-то по вкусу. Что там за второй вариант?
  - Второй таков... - владычица помедлила, и Крошке почудилось, что кусочек души все-таки сохранился в ней. Чувство развеялось сразу, как только злюка заговорила: - В вашу вену введут жидкость: смесь крови, трупного яда и колдовского зелья. С равным успехом вы можете умереть или выжить, или выжить и обрести особую силу. Я буду считать это судом Ульяны Печальной. Если умрете - значит, Праматерь взяла вас. Если выживете - значит, она вас простила, тогда прощу и я. В этом случае я забуду все ваши проступки и верну вам свою дружбу, и дам хорошую работу, если пожелаете. Одно условие: вы больше не станете убивать. По крайней мере, без моего приказа.
  - Гм... Детка, сколько мне дано на решение?
  - Минуты две.
  - Дашь увидеть Крошку Джи?
  - Конечно.
  
  * * *
  
  Май 1775г. от Сошествия
  Спустя шесть дней
  Фаунтерра, дворец Пера и Меча
  
  
  Гвардеец, несший вахту слева от двери, наполнил рюмку вином из кувшина и опрокинул в рот.
  - Достойный напиток.
  - Достойный ее величества, - кивнул Рональд Вигам.
  - Она давно не пила, - отметил гвардеец.
  - Знаю. Шесть дней.
  Воин протер бокал платком. Конечно, он не видел в Рональде отравителя, но служба есть служба. В ответ на стук в дверь раздалось: "Войдите", - и Вигам вошел.
  Ее величество сидела у стола, заваленного бумагами и томами. Страницы пестрели рисунками - кажется, то были реестры Священных Предметов.
  - Ваше величество, простите мне непрошенное вторжение. Я решил порадовать вас восхитительным вином: оркадским куадо семилетней выдержки.
  - Верю, что ваш выбор, как всегда, прекрасен. Поставьте здесь, мне будет чем запить шоколад.
  Он опустил кувшин и бокал в крохотный просвет между бумаг, возле вазы с конфетами.
  - Ваше величество... позвольте, я осмелюсь дать вам совет. Не стоит закусывать вино шоколадом: это убивает вкус вина.
  - Правда?..
  - Да, ваше величество. Шоколад очень вязок, он обволакивает рот и мешает вину соприкоснуться с органами вкуса.
  - Благодарю вас... Сударь, вы подаете мне вино уже почти полгода. Каждый второй раз я пью его с конфетами. Почему только теперь вы раскрыли тайну?
  Вигам помедлил. Правдивый ответ был долог, а может ли чашник злоупотреблять временем господина?
  Правда состояла в том, что северянка не пила уже шесть дней подряд. Прежде такое случалось лишь раз - не по желанию Минервы, а по воле ее исповедницы. Теперь же северянка сама решила воздержаться, и шесть сухих дней вызвали в душе Вигама перемену. Впервые чашник задумался: а ведь он может потерять ее! Минерва не знала сортов и марок, смешила весь двор грубостью вкусов - но она пила. Каждый вечер Вигам приносил ей что-нибудь - и был нужен. Не просто нужен - он дарил ей отраду, врачевал душевные раны, пускай и грубым снадобьем. Чашник при пьющей владычице - первый среди дворцовых слуг!
  Но он только и делал, что жаловался на судьбу - и обидел богов своею неблагодарностью. Они отплатили Вигаму: северянка бросила пить. Всего шесть дней прошло, но чашнику хватило, чтобы сполна ощутить пустоту. Чего теперь стоит его родовая привилегия - наполнять кубок владычицы - если владычица не просит кубка?.. Даже лорд-канцлер со своим лидским орджем мало радовал Вигама: настроение герцога не зависело от орджа, чашник не спасал его от душевной боли, а только наполнял кубок.
  И вот Вигам сам, без спросу, приплелся к Минерве, неся кувшин лучшего, любимого своего куадо. Без воды, без примесей - вкус чистый и светлый, как печаль чашника.
  - Ваше величество давно не просили вина, - сказал он наконец. - Я подумал, что напиток богов опротивел вам из-за неправильного способа употребления. Потому и решился дать совет. Если будет позволено, я бы добавил еще кое-что.
  - Слушаю вас.
  - Когда ваше величество не ест шоколад, то пьет вино безо всякой закуски. Это тоже мешает полному наслаждению. Вкус большинства вин лучше всего раскрывается благодаря фону из определенного яства. К нынешнему куадо прекрасно подходят нежные мясные блюда - например, паштет из гусиной печени.
  - Звучит весьма познавательно... Сударь, когда хотя бы часть моего разума освободится от политики, экономики, армии, налогов и Священных Предметов - не будете ли так добры научить меня разбираться в винах?
  Вигам моргнул.
  - Это... это честь для меня, ваше величество! Конечно, с великим удовольствием!
  - Ловлю вас на слове.
  Вигам спросил с замиранием сердца:
  - Только... ваше величество, чтобы изучить вкусы, вам нужно будет пробовать... Если вы совсем откажетесь от спиртного, то я не смогу...
  Владычица улыбнулась в ответ:
  - Мне далеко до Вильгельма Великого. Я не обладаю такою силой воли, чтобы отказаться совсем. Я только решила несколько ограничить себя. При моем визите в Маренго произошло кое-что... Пришлось выносить непростые решения, управлять чужими судьбами. Я поняла: если беру на себя смелость судить, оценивать, прощать или не прощать - то должна сама стать хоть немного лучше. Вы согласны?
  - Ваше величество, это попросту невозможно! Я не нахожу в вас изъянов! Кроме одного, совершенно ничтожного: склонности к белому сладкому вину. Поверьте, его создали южные купцы чтобы убивать купцов-конкурентов. По чистой случайности этот снаряд угодил в императорский двор.
  Минерва рассмеялась и попробовала куадо.
  - Очень вкусно, сударь. По-особому вкусно.
  - К тому и стремился, ваше величество.
  - Вот только, кажется, это вино плохо подходит к размышлениям, а мне очень нужно подумать. Принесите его, когда я буду гордиться собою, а сейчас велите подать кофе.
  - Конечно, ваше величество. Рад служить вам!
  
  Он вылетел из кабинета буквально на крыльях и промчался по коридору как сокол, отпущенный из клетки. Боги, каким же был дураком, что не ценил! И Адриан, и Телуриан были тонкими знатоками вин, их вкус еще с юности был совершенен, отец Вигама служил их чашником - но не наставником! Рональду выпал исключительный шанс: обучить владычицу-невежду, взрастить из нее истинно великую царицу! Какой еще чашник за все века Династии мог похвастать такою миссией?
  Ослепнув от радости, Вигам чуть не налетел на встречных - точно как в день ссоры фрейлины с Минервой. Только теперь на пути попалась не леи Тальмир, а гвардейский капитан, ведущий девушку. Вигаму было не до них, он думал о своем, потому несколько секунд тупо пялился на девушку, почти ее не видя. Потом сообразил: она носит плод, месяц этак третий. Еще почти не видно, но у Вигама с тремя-то детишками глаз наметан.
  - Простите, сударыня, не хотел вас напугать.
  - Смотри, куда прешь!
  Тут он заметил еще одно: одежда на девушке - простая, мещанская. Чашник возмутился: по какому праву мужичка ему хамит? Он обратился к гвардейцу:
  - Капитан, что делает простолюдинка в императорских покоях? Я не хочу проявить бестактность, но если владычица увидит, кого вы привели, а тем более услышит ее речь...
  - Это не простолюдинка, а личная гостья леди Тальмир. Позвольте пройти.
  Они двинулись своим путем. Вигам задумался.
  Он был честным парнем и знал свое место. Тот разговор фрейлины с Минервой подслушал из чистого любопытства и никому не посмел его пересказать. Однако теперь знание налагало обязательства. Он слышал, как императрица заподозрила фрейлину в измене. А нынче эта самая фрейлина зовет во дворец невесть кого, еще и задействует капитана гвардии. Если происки Лейлы Тальмир получили развитие, Вигам должен об этом узнать и защитить владычицу. Или не должен? Или все-таки?..
  Он рассудил мудро: подумать можно и потом, а вот послушать потом нельзя - шанс уйдет. Спустя минуту он стоял в черном коридоре, предназначенном для горничных и лакеев. Коридор огибал спальню леди Тальмир, и кто-то говорил Вигаму, что где-то там имеется щель между камней. Оставив поднос, он стал оглаживать шпалеры чуткими пальцами, пока не нащупал прогиб - ткань есть, а камня под ней нету. Вигам припал ухом к отдушине.
  - ...как же ты добра, что пригласила меня во дворец! Я вне себя от счастья!
  Голос не принадлежал фрейлине, значит, говорила мужичка. Вигам протер уши: она зовет леди Тальмир, вторую женщину двора, - на "ты"?!
  - Вот только я ничего не рассмотрела из-за темноты. Днем у тебя не нашлось времени? Или так боишься, что кто-нибудь увидит твою дочь?
  Нет, слух точно подводит Вигама: эта простолюдинка говорит "ты" второй женщине двора, и к тому же собственной матери!
  - Молчи и слушай, - прервала ее леди Тальмир.
  - Ха-ха! Я всю жизнь только это и делаю: молчу и слушаю тебя! А ты меня слушала когда-нибудь? Или все заглушает голос твоей жалости к себе?!
  - Я услышала тебя две недели назад, когда ты сообщила новость. Я потратила это время, чтобы исправить твою ошибку.
  - Бедная мамочка, как же тебе не повезло со мной! Только сбылась твоя мечта: тебя вернули ко двору, приманили, приласкали, как собачку, - жить бы да радоваться! Но как на зло есть я со своими...
  Раздался сухой хлесткий звук - по всей видимости, пощечина. Вигам не был уверен: ему не случалось давать оплеухи жене или дочкам - никто не доводил его до такого.
  - Ай! - вскрикнула мужичка и умолкла.
  - Слушай и смотри, - отчеканила леди Тальмир. Раздался шорох бумаг. - Вот адрес одной дамы, которая улаживает вопросы, подобные твоему. Она знает твое положение и найдет для тебя подходящую партию - мужчину из хорошей семьи, который закроет глаза на оное положение.
  Вигам присвистнул: вот, значит, как! Дочь фрейлины носит в животе бастарда! Не диво, что леди Лейла держит это в тайне.
  - Дама ждет оплаты за услуги; жених захочет вознаграждения за свою снисходительность. Здесь пять тысяч эфесов в векселях и ассигнациях, этого будет достаточно.
  Снова шорох бумаг.
  - И последнее. Нельзя ждать, что твой жених окажется первенцем лорда - такого чуда не сотворит ни одна сводница. Но я хочу, чтобы не дочь, так внучка моя стала дворянкой. Вот грамота за подписью владычицы о пожаловании мне ленного владения: две деревни и восемьсот акров земли на берегу Ханая. А вот дарственная на твое имя.
  Судя по шороху, мужичка взяла бумаги. Леди Тальмир сказала:
  - Ты должна знать. Чтобы получить это так быстро, я совершила один очень мерзкий поступок и пошла на ссору с ее величеством. Я рискнула и честью, и положением; лишь по милосердию владычицы ты держишь в руках эти бумаги.
  - Зачем ты это говоришь? Я теперь должна сгореть от стыда? Ползать на коленях и молить о прощении? Ты тоже поступила, как я! Меня б на свете не было, будь ты такой уж святошей!
  - Я не имею намерения прощать, потому в просьбе нет смысла. Надеюсь в следующий раз увидеть тебя через пять лет, когда придет время отдать внучку в пансион. Не думай, что я позволю тебе испортить дитя. А теперь - ступай.
  Она дважды хлопнула в ладоши. Скрипнула дверь, раздались тяжелые мужские шаги.
  - Будьте добры, капитан, проводите сударыню.
  Мужичка сказала что-то напоследок, но Вигам не расслышал: он был слишком потрясен.
  Дочь леди Тальмир опозорила себя и ее, втоптала в грязь имя рода - и все равно получила жениха, деньги, имение, титул. Единственною карой стало всего лишь отсутствие прощения! Рональд Вигам не мог вообразить, чтобы он сам или его отец, или мать, или хоть кто-нибудь на свете так великодушно обошелся с ребенком.
  
  
  
  
  
  
  
  
Оценка: 8.96*8  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Л.Лэй "Пустая Земля"(Научная фантастика) М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) MarkianN "Небо Ждёт. Притча о будущем"(Боевая фантастика) М.Зайцева "Трое"(Постапокалипсис) А.Куст "Поварёшка"(Боевик) Е.Кариди "Временная жена"(Любовное фэнтези) А.Минаева "Академия Высшего света-2. Наследие драконьей крови"(Любовное фэнтези) В.Каг "Отбор для принца, или Будни золотой рыбки"(Любовное фэнтези) Д.Сугралинов "Дисгардиум 4. Призыв Нергала"(ЛитРПГ) А.Робский "Убийца Богов"(Боевое фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Институт фавориток" Д.Смекалин "Счастливчик" И.Шевченко "Остров невиновных" С.Бакшеев "Отчаянный шаг"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"