Ал.Лис.Су: другие произведения.

Сорок сказок про Славного Рыцаря

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс "Мир боевых искусств. Wuxia" Переводы на Amazon!
Конкурсы романов на Author.Today
Конкурс Наследница на ПродаМан

Устали от серых будней?
[Создай аудиокнигу за 15 минут]
Диктор озвучит книги за 42 рубля
Peклaмa
 Ваша оценка:

Вы никогда не задумывались, откуда берутся мудрые учителя Героев, ученые книги и таинственные артефакты? А ведь их где-то делают, они пишутся или взращиваются. Может быть в мире, у которого грань между различными реальностями намного тоньше, чем у нас. Именно благодаря этому миру к нам приходят идеи, названия и Герои, а так же мудрецы, фолианты и магические предметы. Именно в этом полуфантастическом и полуреальном мире произошла история, рассказанная ниже.

Глава первая. Посуда

За два года до событий..

Славный Рыцарь жил в .... назвать это дворцом рука не поднимается, до замка строение не дотягивает, а на дом непохоже.

Начало этому архитектурному кошмару положил Первый Рыцарь. Он возвел высокую серую башню, с верхней площадки которой частенько обозревал окрестности. Многие поколения достраивали и пристраивали разные комнаты, прилепливали этажи, прокладывали анфилады и тянули коридоры. В итоге получилось, что получилось - какой-то перевернутый гриб сморчок, из центра которого торчала серой ножкой башня отца-основателя рода - Первого Рыцаря. Вокруг здания, в густом бурьяне летом и сугробах зимой, разнообразно располагались сараи, сараюшки, пристройки, навесы, сеновалы, хлев и другие хозяйственные помещения, кроме бывших кузницы и конюшни. У них своя история, начало которой положило распоряжение Третьего Рыцаря - Разумного. Согласно его указу, расстояние от этих построек до любого другого помещения должно быть не меньше ста шагов. Замок разрастался (всё-таки назовем строение "замком", хотя "лабиринт" подошло бы больше), и последующие строительные изыски почти взяли в кольцо два строения. Получилась площадь двухсот шагов в диаметре с кузницей и конюшней посредине. После чего конное хозяйство переместили за внешний периметр, а здания отдали под мастерские. Именно на этой площадке устраивали массовые гуляния в праздники.

Впрочем, у замка имелось и другое название - более ему соответствующее. Было это во времена правления Пятого из династии Рыцарей - Справедливого. Кухней при нём заведовала стряпуха на редкость крутого нрава. Когда в очередной раз кто-то из таинственных обитателей стащил у неё половину фарша для тефтелей, она пришла в неописуемую ярость. Презрев все приличия, предстала пред очами сюзерена и повелителя в чем была: грязном фартуке и с поварешкой наперевес.

-Да что это такое! - орала она, - От продуктов нельзя даже отвернуться! Это не замок, а какой-то клоповник!

Справедливый потому и звался справедливым, что принимал исключительно взвешенные решения. Он повелел всем гостям и обслуживающему персоналу воровать только готовую еду в строго отведенное время и со специально установленного стола. Не все оценили гениальность решения. По первости некоторые игнорировали его, но десяток публичных наказаний розгами за конюшней (тогда она ещё располагалась на площади), быстро вправили мозги бунтарям и противникам порядка. Кроме того, брошенное в гневе название "клоповник" прижилось, И теперь замок иначе как Клоповником не называли.

Последним Рыцарем, имеющим порядковый номер, был Рыцарь Девятый - Читающий. При нем была пристроена огромная библиотека. Он любил читать в разных комнатах, и жена его читала, где хотела, так что библиотека расползалась по всему дому, где хозяевам вздумалось оставить очередной фолиант или книгу. Затем библиотеку пополняли, что бы заполнить бреши на книжных полках, но до сих пор книги, оставленные Рыцарем Девятым - Читающим и его супругой находили в разных уголках замка. С тех же времен у Рыцарей повелось выписывать местную газету - "Сплетница", и её подшивка считалась главной городской достопримечательностью.

У Читающего было два сына и дочь. Справедливым было бы считать сыновей девятого Рыцарями Десятым и Одиннадцатым, но они куда-то пропали, не оставив о себе истории. А вот дочка удачно вышла замуж. В Клоповнике появился новый хозяин, зато исчез учет.

Коротко о нынешнем хозяине Клоповника. Во-первых, Славный Рыцарь не был сиротой в полном смысле этого слова. Его отец - Воинственный Рыцарь - уехал в дальний поход за славой, а мать, по словам старожилов, с ужасом окинув хозяйство взглядом, упала на колени перед мужем и уговорила его взять с собой. Таким образом, она совершила Славный Подвиг, последовав за супругом в неизвестные и опасные дали, а поступок её дал имя малышу. Он стал зваться Славным Рыцарем, для своих просто Славным, а в полуофициальных и деловых бумагах сокращенно СэР.

Перед отъездом мать поручила его заботам своего брата - большого разухабистого и развеселого толстяка.

- Ты уж присмотри за ним, - утирая слезы, говорила она няньке, которая уже тогда была хоть и крепкой, но старухой,

-Боюся, - с сомнением ответила нянька, - С двоими мне не справиться!

Однако дядька сам разрешил эту проблему. Имея в жизни две страсти - вино и домино - он решил, что все это ежедневно и ежечасно сможет получить только в местном трактирчике. И вскоре, к удивлению всей округи, женился на его хозяйке. К этой деловой сухопарой и прагматичной женщине сватался каждый второй мужчина старше тридцати, но она держалась, а перед дядюшкой Славного не устояла. Говорили, что прямо у алтаря женщина опомнилась, и чуть было не дала отлуп:

-Мне кажется, - сказала задумчиво, - обмен не совсем равный.

-Я понимаю, моя прелесть, - хохотнул дядюшка, - Для человека моего звания - брат жены Воинственного Рыцаря - естественно, мезальянс, но я же тебя люблю!

Это решило дело, и у юного хозяина Клоповника появилась тетушка. Она тут же заказала себе карету с гербами и разъезжала в ней на все деловые встречи и вечеринки полусвета, где слыла знатной дамой. В дела Славного Рыцаря не лезла, ограничиваясь корзинками с продуктами к праздникам.

Официальных праздников в Клоповнике было пять: Рождество, Новый Год, День Свободы от работы, Родительский День и День Рождения Рыцаря. Если даты первых четырех были известны заранее, то последний праздновался по желанию действующего хозяина замка. Обо всех грядущих праздниках оповещали заранее звоном с Серой башни. Колокола там не было, а висело большое количество разных кусков металла, на которых выколачивали любую мелодию. Славный Рыцарь обожал играть на этом металлофоне, поэтому его День Рождения справляли иногда по пять-шесть раз в году.

Образование СэР получил самое разнообразное, и, в основном, приходящее. Единственный официальный учитель, который продержался в Клоповнике больше года, был первым учителем Рыцаря. Однажды он ненадолго куда-то вышел и вернулся через семь месяцев - заросший, голодный с нечеловеческим огнем в глазах. Сказал, что прозрел, слямзил со специального стола краюху хлеба, ножку курицы, и был таков. По слухам, его видели в столице, где он призывал к миру во всем мире и победе над пороками. Остальные учителя были случайными. Прогостивший три месяца рапсод обучал письму и изящной словесности, забредший ученый - тайнам мироздания и математике. Парочку учителей Рыцарь нашел сам, разгуливая по коридорам замка. Больше всего ему понравился брачный аферист, прикинувшийся коммивояжером. С ним Рыцарь учил иностранные языки. Однако в один ненастный день за полиглотом пришли стражи порядка. Ну и, конечно, главным источником знаний была подшивка "Сплетницы".

Собственно из-за небольшой статейки в ней, со Славным Рыцарем и приключилась эта история. Там было написано, как трое молодцев на спор наломали кучу дров.

"Живут же люди" - подумал СэР и решил, что в его жизни не хватает молодецких забав.

-Эй, нянька, - крикнул он своему постоянному советнику, - Где тут молодцу разгуляться можно?

-Помой посуду - вот и будешь молодец, - ответила нянька, не отрываясь от своего вязанья.

-А где взять посуду?

-Да везде. Загляни под кровать, пошурши на полках.

Так Рыцарь и сделал. К его удивлению, разных черепков и тарелок с засохшей едой набрались полные руки. С этой охапкой он ввалил на кухню. Там как раз упитанная кухарка и её помощница готовились к мытью этой самой посуды: на лавке стоял громадный чан с горячей водой, а обе женщины уже засучили рукава.

-Свободны, - сказал Славный, - Сегодня мою я.

Если он рассчитывал на какие-нибудь возражения, то ошибся. Женщины артачиться не стали, а быстренько рассучили рукава, накинули шляпки с салопами и сгинули в момент, что бы хозяин не успел передумать.

А СэР так и остался стоять посреди кухни. Пока он собирался с мыслями, дверь открылась и на пороге появился Прекраснейший Кавалер (полуофициально ПеК) - давний друг и товарищ.

-Ты звал меня - и я пришел!

Славный удивился, так как специальных приглашений вроде не посылал.

-Мне нянька сказала, где я могу тебя найти.

-Я не звал, - упорствовал СэР, - Я вообще-то занят.

-Чем? - удивился ПеК.

-У меня тут забавы молодецкие. Неужели не видно?

Прекраснейший признался, что не видно, а выяснив суть, деловито спросил:

-И как ты это делаешь?

Тут любитель забав подумал, что ПеК пришел не зря. А вдруг он сможет просветить его в мытье? Прекраснейший же в этот момент сообразил, что надо было сваливать, когда гнали.

-Нужна инструкция, - пробормотал СЭР, - У тебя нет? Тогда, может, тарелки подержишь?

Кавалер подержать отказался и посоветовал от посуды избавиться, после чего они спокойно смогут приступить к поиску соответствующих рекомендаций. Свободное место нашлось только на плите. Так как она была горячей, не обошлось без легких ожогов. ПеК вспомнил, что когда он в последний раз травмировался, то на больное место делали примочку. Ничего похожего на полках не нашлось. Только зря какао рассыпали - случайно упало. И банку зря разбили. Обе. Пока убирали осколки - Прекраснейший порезался, и как помощник стал бесполезен. Несколько позеленел, сообщил, что умирает от потери крови и прикорнул в углу на угольных мешках - поплакать. Можно было спокойно приступать к поискам необходимой инструкции.

СэР отодвинул все шкафы и шкафчики, посмотрел на полках и, к собственному удивлению, нашел - она заменяла ножку буфета. Называлась "Книга советов по домоводству".

Без необходимой опоры буфет опасно наклонился, внутри что-то зазвенело и посыпалось.

-Ух, ты! Да тут про всё написано! Цветы, уборка - тоже хорошая забава,... посуда! Гм.

-Какая ерунда тебя волнует, - возмутился ПеК, - И это когда твой лучший друг истекает кровью!

Пришлось оказывать первую помощь, хотя Прекраснейший и отбивался, так как "специальная кровеостанавливающая тряпка" показалась ему не очень свежей. Ныл, что слишком молод, что бы умирать от моментального заражения крови.

-Это же кухня, тут все очень чисто или полезно, - закрыл вопрос СэР, и начал чтение инструкции вслух, - Раздел "посуда". Взять много горячей воды.... А чем тут воняет?

- Посудой, - с готовностью подсказал ПеК, желая отблагодарить за спасенную жизнь.

От деревянных плошек на плите шел желтый дым, фаянсовые тарелки громко затрещали, а металлические миски накалились до красна.

-Горим!? - спросил ПеК, с тревогой в голосе.

-Не совсем, - успокоил его СэР, - Обугливаемся, но надо залить.

На лавке еще стоял чан с водой. Им и воспользовался Славный.

Облако пара не успело рассеяться, как в буфете что-то бухнуло, и он начал картинно заваливаться, увлекая за собой другую мебель.

Когда всё окончательно улеглось, ПеК, выглядывая из-за чана (успел-таки прикрыться!), робко обратился к припорошенному мукой Славному:

-Ну, как? Забава кончилась?

-Ещё чего, - возмутился Рыцарь, - Только началась! Тут написано, - он сдул с фолианта сыпучие продукты,- Тут написано, что надо взять горячей воды. А мы всю воду в очаг вылили.

Он стоял посреди разрухи с видом гордым и непоколебимым. Его упрямо выпяченный подбородок красноречиво говорил, что без свежевымытой посуды он отсюда не уйдет. ПеК обреченно вздохнул. Надежда выжить таяла, как сахар в воде.

Его спасла не вовремя вернувшаяся кухарка.

-Что происходит? - поинтересовалась она, обводя свои владения ошарашенным взглядом.

-Неужели не видно? Забавы молодецкие - мытье посуды, - выпятил изящную грудку Кавалер.

Кухарка помолчала, но очень грозно, словно грозовая туча за мгновение до грома с молниями. Она была потомком той легендарной стряпухи, которая дала имя замку, и нравом обладала соответствующим. Уточнила:

-Посуду, значит, моете?

-Мы тут книжку полезную нашли, - пошел на попятный СэР, сообразивший, что учиненный разгром, может ему дорого обойтись.

-Ах, книжку....

Она очень демонстративно и аккуратно отложила в сторону свою шляпку и начала закатывать рукава. Тревожный сигнал!

-Мы пойдем, пожалуй, - быстро сказал Славный, и стал бочком пробираться к выходу.

-А что ж так сразу, - недружелюбно спросила кухарка, поднимая с пола какую-то тяжелую деталь утвари, - Мойте дальше, может, чего еще найдете....

-Нет-нет, - заверил ПеК, который тоже понял, чем тут пахнет, и стоял практически в дверях, - Нам пора.

-Да-да, - подтвердил СэР, - Пора. Пора готовиться к великой битве с Драконом. Так что не будем мешать. Чем могли - помогли... уже.

И с этими словами оба юркнули в дверь. Вслед им полетело что-то тяжелое, а через секунду вылетела и сама кухарка со скалкой:

- Я вам покажу! - вопила она на весь двор, - Помощнички. Молодчики! Убийцы! Сегодня все останутся без ужина. Разбойники с большой дороги....

- А что? На большой дороге есть разбойники? - поинтересовался СэР, когда они отбежали достаточно далеко и отдышались.

- На первой полосе. Я ж поэтому и пришел. А ты - забавы, забавы.

- Согласен. Не рыцарское это дело - хозяйство. Особенно когда без инструкции. А книгу я с собой прихватил. Посмотрим, как она теперь без неё обойдется, и буфет поставит, - сказал мстительно Славный, - Дожили! Поднять руку, или что она там подняла?

- По-моему - палку. Очень тяжелую на вид. Сильная женщина.

- Поднять палку на сюзерена. Хотя, что с неё взять, глупая баба. Слабый пол. Я готов её помиловать. Рыцари должны всегда прощать женщин - это наш долг. Если хороший ужин приготовит - однозначно прощу.

А про себя подумал, что нельзя всё-таки браться за новое дело внезапно. Сначала следует подумать, а надо ли тебе вообще им заниматься.

Глава вторая . Буриме

Год до событий.

Славный Рыцарь мужественно махал косой на лугу, привычно представляя, что это враги, и они падают стройными рядами от взмаха его руки, на поле брани за оврагом.

Косьба - любимое нянькино наказание за проступки, которые СэР совершал в большом количестве. Иногда наказание было справедливым, к примеру как тогда, когда он при мытье посуды разгромил кухню, но временами ему казалось, что его подло подловили. Как в этот раз. Ничего плохого не делал, всего-то решил отправиться в кругосветное путешествие на плоте (в идеале - кнорр, но он не получился) под парусом из нянькиной простыни.

И, пожалуйста, извольте махать косой. СэР окончательно уверился, что няньке просто потребовала дармовая рабочая сила, и от этого было ещё обиднее.

- Да неужто!

Услышал он знакомый голос.

-Какие люди! И снова, поди, посланные злым роком и волей суровой нянюшки!

Славный бросил косу и широко улыбнулся - это был один из его приходящих учителей и "старинный" друг по его собственному выражению - Странствующий Бретер, полуофициально - СаБр.

Впервые они встретились года четыре назад здесь же, когда Славного за какую-то провинность сослали на покос. Но в тот раз нянька его конкретно спровоцировала и подловила. Так, во всяком случае, он считал, и поэтому настроение у него было ещё мрачное нынешнего.

СаБр шел ему наперерез, прокладывая себе дорогу сквозь траву шпагой, пока не уперся в Славного. Тому волей-неволей пришлось остановиться.

-Приветствую тебя, поселянин. Смотрю, изрядно ты накосил, может, сделаешь небольшую передышку? Мы могли бы славно поболтать, где-нибудь под ивовым кустом, вкушая твой обед. Здесь ивовые кусты есть?

-Некогда мне, - грубо ответил "поселянин" и, обогнув неожиданное препятствие, продолжил работу. Однако через пару метров снова наткнулся на СаБра. Немало не обескураженный, приветливо улыбаясь, тот продолжил разговор, как ни в чем не бывало:

-Если тебя не устраивает ива, то можно расположиться под любым, достойным тебя растением. Солнце высоко, и если не убраться вовремя в тень - запросто получишь размягчение мозга. У тебя мозг есть?

-Да уж не хуже, чем у тебя, - снизошел до ответа СэР, вновь обогнул препятствие и продолжил покос, но вскоре вынужден был вновь остановиться по той же причине - перед ним стоял радостный незнакомец.

-А у нас уже завязался разговор. С моей стороны было бы невежливо обрывать его прямо посередине. Тем более я предчувствую, что именно вы сможете полностью удовлетворить мое любопытство рассказом о здешних краях. Я бывал тут когда-то давно, но так мельком, что не сохранил о визите никаких воспоминаний. Это если не считать ту забавную девчушку, чей папаша не разделял нашей общей с ней страсти к ботанике и астрономии.

Ничего из сказанного СэР не понял, кроме одного - работу на сегодня можно считать законченной.

Они расположились за дорогой на юру так, что окрестности проглядывались намного верст вокруг. Незнакомец говорил и говорил, точно подмечая детали. В частности, кинув взгляд на предложенный обед, он быстро сделал вывод:

-Да ты непрост, поселянин! Какой это косец может позволить себе полкурицы с джемом? Ох, непрост! Скажи-ка мне, что во-он там? (взмах ножкой курицы в сторону города).... Так-так-так. А там?

Пока незнакомец удовлетворял свои физиологические и географические потребности, СэР получше его разглядел. Одет странно. Роста - невысокого. Возраста - неопределенного. Обветренное лицо. Гибкая и жилистая фигура....

-.... А что это за вертикальная серая деталь торчит вдалеке? По-моему мнению, которое, безусловно, прогрессивное человечество осудит, она весьма портит мирный пейзаж. Не вписывается, я бы сказал. Это, очевидно, авангард, а я придерживаюсь традиционных взглядов на живопись. Возвращаясь к теме непосредственно низкохудожественного элемента пасторали, дорогой сурен, не знаешь ли, что сие означает?

-Знаю. Клоповник.

-А ведь внутри себя это может оказаться очень милым зданием. С уютным очагом и приветливой кухаркой. Надо будет навестить владельца. Может, заодно, подскажешь, кто сможет рекомендовать меня ему?

-Подскажу.

-Я знал, я чувствовал, что удача мне улыбнется. Не ожидал, что так широко. Да стоит ли сетовать, на столь согласованное стечение обстоятельств! Главное, что Парки верно спряли нити судьбы и направили мои стопы в нужном направлении. Что ж ты разлегся, нерадивый отрок. Оторви седалищные мышцы свои от земли-матери и веди меня к моему потенциальному благодетелю. Желаю представить себя немедленно.

-Немедленно не получится. В Клоповнике сейчас только нянька.

-А где ж хозяин?

-На покосе.

Тут очевидно СаБр правильно истолковал слова Славного и полкурицы с джемом, поэтому вскочил и отвесил самый учтивый поклон:

-Поправьте меня, если я ошибаюсь. Но не имею ли я чести разговаривать с его светлостью - хозяином Клоповника? Разрешите представиться - Странствующий Бретер. Могу выполнять любую грязную работу.

-Это вроде золотаря или мусорщика? - разочарованно протянул СэР.

-Нет-нет. К сожалению, к этим двум почтенным профессия не имею никакого таланта. Наверное, следует пояснить. Я владею шпагой!

-Ну и что. И я владею. У меня этих шпаг, мечей, палашей и сабель - завались - целая стена! И это не считая всякого железа в оружейной.

-Я понял, - задумчиво произнес СаБр и замолчал.

Славный Рыцарь наслаждался тишиной, стрекотом кузнечиков и пением птиц. Недолго.

-Простите, сударь, что сразу не перешел к сути. Моя вина, и я её с себя не снимаю. Как мог я, имея прекрасное зрение, не заметить столь очевидных вещей. Но, если позволите, я кое-что уточню?

-Да ради бога! - Славному Рыцарю льстил этот монолог (диалогом такой разговор можно назвать с большой натяжкой).

-А где почтенные родители наши?

-Подвиги совершают.

-Но как человек вашего звания оказался на лоне природы, причем, не любуясь ея красотами, а размахивая этим непрезентабельным орудием труда?

-Нянька сослала.

-А-а, значит, злой рок и воля строгой нянюшки вызвали тот трудовой энтузиазм, с которым я столкнулся по приходе? Тогда следующий вопрос. Скажите, сударь, а имеется ли в замке "Клоповник", владельцем которого вы являетесь, какой-нибудь завалящий фехтовальщик, на ком бы я мог продемонстрировать свое искусство?

-Не-е. Нету.

-Я так и думал. И кто же вас обучает доблести и техникой управления острыми колюще-режущими предметами?

-Никто.

-Правильно. Потому что вам, с вашими доблестью и отвагой нужен самый лучший учитель, которым, безусловно, являюсь я. Вы согласны?

-Я - да, - с восторгом сообщил СэР, а затем потух, - Но что скажет нянька?

-Ах, нянюшка! Ну, конечно же! Надо пойти и испросить её благословения на уроки.

Так у Славного Рыцаря появился новый учитель и друг. Очень скоро он обаял всю женскую половину Клоповника и не только. При нем даже грозная кухарка начинала глупо хихикать в ответ на многочисленные комплименты и в шутку отмахиваться:

-Ну, чего вы право, хи-хи-хи, скажите тоже.

И специально для него оставляла самые вкусные куски.

Нянька из глубин своего гардероба извлекла на свет десяток ненадеванных шалей и меняла их каждый день, забросив любимую - в серую клетку - куда-то далеко-далеко. Единственной женщиной, не поддавшейся чарам СаБра, была тетушка. Она приехала в замок специально для встречи с уникальным учителем, о котором говорил весь город. Ровно пять минут пообщалась и, бросив презрительное:

-Проходимец. Клейма ставить негде, - уехала.

-Ага, - ласково согласилась нянюшка, кутаясь в очередную шаль, - Пройдоха еще тот.

Не смотря на такое внимание особ женского пола, учителем СаБр оказался суровым. В первое же утро, как только отпели петухи, он разбудил ученика ушатом холодной воды:

-Подъем, ваша светлость. Труба зовет...

Странствующий прожил в Клоповнике почти до весны, а потом потеплевший ветер и звонкая капель позвали в дорогу.

-Бывай, мой прилежный ученик. Засиделся я в гостях. Погоды-то нынче какие! Весна! Кровь кипит, любовь зовет. Вот, нашел в твоей библиотеке пару занятных книжек, так что ты тренировок не бросай, оттачивай мастерство. Вернусь - проверю, - пообещал он, вскочил на коня и унесся в сторону рассвета.

Книжки назывались "Самоучитель по фехтованию - продвинутый курс" и "Тренировка тела по методу д-ра В.Лува". Несколько недель СэР усердно занимался, а потом его отвлекли другие дела, и для очистки совести Славный решил, что СаБр никогда не вернется. Ошибся.

Странствующий Бретер появился через полгода. Он числился в свите очередного важного гостя Герцога, потому въехал в ворота Клоповника с великой помпой. Выяснив, что СэР не был достаточно усерден, гонялся за ним по всем этажам и коридорам. Если догонял, то либо тыкал шпагой, не больно, но обидно, либо лупил по голове "Тренировкой тела...", приговаривая:

-Говорили тебе: учится - не лениться.

Прогостил он два месяца. Затем важный гость и герцог отправились на турнир, и СаБр отбыл в составе свиты.

В следующий раз он появился через тринадцать месяцев. Его полуживого и совершенно замершего на дровнях привез местный крестьянин. Долго извинялся, но его заверили, что в санях лежит действительно учитель молодого хозяина Клоповника.

Вся женская часть замка бросилась выхаживать любимца. И как только он немного расчунял, устроил экзамен Славному Рыцарю по фехтовальному мастерству. Пока выздоравливал, гонял ученика, заставляя повторять то один финт, по другой. Потом ему стало совсем хорошо, пришла весна, и СаБр снова ушел.

А теперь, вот - стоит собственной персоной, и не один, а с каким-то мрачным типом. Судя по унылым усам и висящей за спиной мандолине - музыкант или композитор.

-Учитель! - радостно закричал СЭР, - А я тренировался!

-Молодец, - похвалил Стрнаствующий, - А я пере-квалифи-цировался. Я теперь поэт! Решил сменить сферу деятельности. Возраст и все такое. В таких делах, как война, мудрые старики должны уступать место молодежи. Другое дело вирши. Там строчку слямзишь, тут стыришь, глядишь - на поэмку и накропал. Но на турнирах бываю. Там мы, поэты и песенники, очень востребованы. Работенка не пыльная. Если не сильно наглеть, то и безопасная. Временами - доходная, - с этими словами он добрел до Славного и они мужественно так обнялись, как учитель с учеником, при этом СаБр говорить не перестал:

-Тот винтажный мужчина с бандурой за плечами - мой аккомпанемент и коллега по цеху. Не стой посреди дороги букой, иди сюда - нам тут рады. Наш творческий тандем стихийно организовался, когда нам обоим срочно потребовалось покинуть одну до неприличия негостеприимную свадьбу. Совершенно не понимаю этих придирок и претензий, когда невеста осталась довольна. Да что мы обо мне, да об нас. Как там нянюшка поживает?

Появление в Клоповнике Странствующего в сопровождение Музыканта произвело маленькую бурю. Если бы СэР привел с собой стадо летающих носорогов, это не вызвало бы подобной ажитации.

-Господа! Сударушки разлюбезные и другая достопочтенная публика! Ваша Светлость (нарочитый поклон в сторону СэР)! Только один вечер! И только у вас. Модное развлечение золотой молодежи величайших столиц мира! Вечер поэзии - буриме! Доставайте свои лучшие наряды и приходите ровно в семь на эту площадь! Не пожалеете! По окончании представления - танцы! - прокричал на весь двор СаБр.

-Это что за буриме такое, - тревожно спросил Славный Рыцарь, когда они остались одни в столовой.

-Совершенно замечательная вещь, - заверил его СБ, - Нам нужен помост и трон.

-А трон зачем?

-Все надо сделать по правилам. Ты, как правитель, будешь восседать на троне, а в конце одаришь нас пригоршней золотых.

-На счет трона - не знаю, а что касается помоста - подойди в плотницкую. Помнишь, где она?

-Ещё бы не помнить! Аромат свежего дерева. Золотая стружка! Трехпалый амбал и красавица жена.

СэР помнил жену плотника. Решительно, ничего от красавицы в ней не было. Однако не это его беспокоило, а пригоршня золотых. Требовался срочный совет.

Нянька, как обычно, не подкачала. Недовольно потрясла головой, но из закромов извлекла четыре золотых:

-Копила на черный день, - простонала она, а затем как проснулась, - Да тебя ж и одеть надо! И умыть!

К семи вечера внепланово умытый и наряженный в дедовскую шубу Славный Рыцарь потел на троне (задрапированное тканью кресло из библиотеки). Справа на трон небрежно опирался специально приглашенный Прекраснейший Кавалер - не мог же СэР оставить друга без модного развлечения. Слева на расшитых походных табуретках восседали тетушка Славного и маман ПеКа. Обе женщины воспользовались своим правом опекунства, как только услышали о новомодном развлечении. И хотя наскоро сколоченный помост был каких-нибудь трех-четырех дюймов высотой, казалось, что далеко внизу простиралась толпа. Сидели на лавках, ящиках, тканых ковриках и прямо на земле.

Вперед вышел СаБр. Таким ярким Славный его никогда не видел.

-Ваша Светлость, - церемонно начал он (нянька в первом ряду утерла умиленную слезу), - Всемилостивейшие дамы, уважаемые гости и почтенная публика, (публика взревела от восторга). Предлагаем вашему вниманию интеллектуальный изыск, писк моды, поэтическое сражение - буриме! Вы придумываете рифмы, а я делаю из них стихи. Все очень просто.

-А что за рифмы такие? - послышался вопрос из дальних рядов. Судя по взглядам, задать его хотели все присутствующие.

-Рифма. Рифма - это... созвучие окончаний слов. Вижу, пока не очень понятно. Кстати, понятно - занятно - рифма! Я думаю, когда мы начнем, вы сообразите и догоните. Право назвать первое слово предоставляется дамам. Кто из вас окажет честь и первой назовет слово?

-Конечно же, тетушка хозяина! - быстро подсказала маман ПеКа.

Тетка зло сверкнула глазами, но делать нечего - надо что-то говорить:

-Кхе-кхе, - как бы прочистила она горло, растягивая время.

-Не надо думать! Первое, что на ум пришло.

-А можно,.... я назову...., - тетка судорожно обшаривала горизонт глазами, - Назову... корову.

-Великолепный выбор! А рифму к корове подберет...

-Я подберу, - решительно сказал Прекраснейший. Он и сам кропал стихи, с трудом продираясь сквозь амфибрахии и дактили, но уж рифму-то ему подобрать - раз плюнуть.

-Гость хозяина! - обрадовался СаБр. Если уж быть откровенным, то он и не рассчитывал, что кто-нибудь ему хоть слово скажет, а тут, гляди ж ты, поперло.

-ЗдорОво. Корова - здорово, - пояснил ПеК. В рифме сильно сомневался. Досадовал, в кои-то веки решил блеснуть умом, а вышло не очень суразно.

- Изумительно! Мадам? - СаБр подпрыгнул к какой-то молодушке.

-Ну, - замялась та, - Может, бока? Крутые такие? Коровы, они ж такие, бокастые.

-Я понял, - подмигнул ей СаБр, - Итак, корова-здорова, бока?

-Пока! - крикнули из толпы.

-Бока-пока. Минутку, - Странствующий Бретер вернулся на помост, - Маэстро, пару аккордов для вдохновения.

Музыкант забренчал на мандолине, а СаБр изображал муки творчества. Когда нетерпение публики достигло апогея, он встряхнулся и, хитро прищурившись, поинтересовался:

-Помнится, когда я гостил здесь в прошлый раз, живала тут одна добрая молочница. Кажется, её Полли звали?

-Она и сейчас тут, - закричали из толпы.

-Тогда это стихотворение, да простят меня хозяин, его досточтенные гостьи и гость, это стихотворение я посвящаю молочнице Полли и её корове!

Тетушка Полли держала корову,

Которая жрет за троих - будь здорово.

Но только пока

Не намнешь ей бока,

Не станет скотина давать молока

Такая была вот корова.

Публика радостно захохотала. И игра понеслась.

Развлекались до заката. Странствующий Бретер изрядно выдохся. Даже Славный это заметил. Кое-как торжественно поднялся, совершенно неловко вложил золотые в руку СаБра и , запинаясь, объявил о начале танцев.

-Спасибо, - сказал негромко Странствующий, - А я думал, что мне каюк.

-Я уже давно об этом думаю. Не представляешь, как от тулупа навыворот хочу избавиться.

-Догадываюсь. Нянюшка расстаралась. Чувствую её чуткую руку.

Тем временем на помост вышли почтальон и подпасок, которые по выходным подрабатывали игрой на гармони и свирели. Мандолина в их дуэт вплелась очень славно!

Обе знатные дамы на танцы не пожелали остаться. И СаБр сопроводил их до экипажей.

ПеК, возможно, и задержался бы, да не мог бросить маман и сверлил ей спину тяжелым, как ему казалось, взглядом.

Когда легкие прозрачные сумерки налились и загустели в тьму, закончились пляски.

СэР, хоть и успел напрыгаться и набегаться, тем не менее спал тревожно. Точнее, почти не спал. Сначала, вдохновленный Странствующим Бретером, слагал вирши, а когда окончательно уверился, что "не мое это, не мое", пропели петухи. Выглянул в окно и воврем - СаБр и Музыкант шли к воротам.

-Эй, - закричал СэР, - Постойте. Я с вами.

Собраться и догнать было делом секундным. Музыкант мрачно посмотрел на Бретера и отошел в сторонку.

-Нет, - улыбнувшись, сказал Странствующий.

-Почему?

-На это есть очень много причин. Во-первых, ты паренек крепкий, но тяжелый, а нам иногда приходится много и быстро бегать. Как спринтер ты, может, и хорош, но как стайер - ничего собой не представляешь.

-Зачем убегать? Я вас защищать буду.

-От разъяренной толпы защитят только крепкие ноги. Тебя убьют, и эта смерть будет на моей совести. Это, кстати, во-вторых. В-третьих, ты будешь нам обузой, а мы привыкли ходить налегке. Это сейчас у нас тандем, а завтра можем и разбежаться. У нас с Музыкантом друг перед другом никаких обязательств. И, в-четвертых.... Понимаешь, когда я буду на другом конце света, где зимой снегу выпадает так много, что он бы засыпал весь твой замок до самой крыши на серой башне, или окажусь в пустыне, где так много солнца, что оно может высушить человека в один час. Так вот, если я забреду когда-нибудь далеко-далеко, то мне приятно будет думать, что на земле есть место, где меня ждут. Куда я могу вернуться, и мне всегда рады. И это место - Клоповник. А без тебя он уже не будет таким.... Гостеприимным. Понимашь?

-Нет.

-По утрам я плохо соображаю, - посетовал СаБр, - Ты что, думаешь мы каждый вечер по три золотых зарабатываем? Это редкая удача!

-А почему три, если я давал четыре?

-С музыкантами местными рассчитались...короче, мы тебя не берем. Самим жрать нечего. Как-нибудь в другой раз. Привет нянюшке.

С этими словами Странствующий Бретер и Музыкант убрели. Раздосадованный СэР глядел им в след и думал: "До чего же несправедливо делит жизнь. Одним приключения, таланты и дороги, а другим - Клоповник. Неправильная раздача".

Странствующий Бретер тоже думал, только себя к счастливцам он не присчитал: "Юный идиот. Знал бы, как ему повезло в жизни" ...

Глава тратья. Ярмарка

в которой всё начинается.

Славный Рыцарь сидел в небольшой пещерке, образованной корнями огромного дерева. Если быть точным, нескольких деревьев, переплетенных кроной и корнями. По другую сторону проходила дорога, но пещерки с неё видно не было совершенно. Если не знать об укрытии, так и не догадаешься о нем.

СэР частенько использовал пещерку в качестве наблюдательного пункта, но не сегодня. Сегодня это было идеальное укрытие от дождя и место для самобичевания. Впрочем, по порядку.

Когда Славному исполнилось четырнадцать, он получил право участвовать в "блошиной ярмарке скидок". Об этом ему возбужденно рассказал закадычный друг - Прекраснейший Кавалер.

-Я попросил, и мама согласилась взять тебя с нами! - сверкал от счастья глазенками ПеК.

Почти в это же время и по той же причине, дядюшка и тетушка с чувством великой скорби о предстоящих выполнениях обязательств перед племянником, прикатили в Клоповник. Известие, что племянник себя пристроил и в родственных услугах не нуждался, так обрадовало, что тетушка одарила Славного золотым, со словами:

-Хорошо там отдохни....

А дядюшка украдкой субсидировал целый пятерик денежкой, добавив:

-И ни в чем себе не отказывай.

Не обошлось в ту ярмарку без закавыки.

Прекраснейший Кавалер имел привычку бледнеть перед каждой потенциальной опасностью, плакать от радости, рыдать над сентиментальными рассказиками и мучиться предчувствиями предстоящих бед. Мысли о надвигающихся событиях так его взбудоражили, что в ответственный день его натурально понесло. Когда Славный бодро пришел к Кавалерам, то там царило вовсе не радостное возбуждение. Домочадцы, как угорелые носились с какими-то полотенцами, а сам ПеК умирающе блеял из уборной. СэР уселся с ногами на сундук и с интересом наблюдал разворачивающиеся драматические события: мать ПеКа металась от двери туалета к окну со словами: "Как ты, сынок?" и "Сейчас, сынок". "Сейчас" оказалось легкой бричкой, на козлах которой, ввиду трагизма ситуации, восседал лично отец семейства. Из недр коляски живенько так выскочила древняя старуха - бабка-знахарка.

-А что? - спросила она самым своим ядовитым голосом, - Дохтор быв?

Получив утвердительный ответ, ехидно прокомментировала:

-И помог вам етот упырь? Чего ж ребетенка мучить, лучше бы сразу подушкой придушили.

От такого совета маман всхлипнула и куда-то исчезла. Бабка из своей фляги накапала желтого зелья в стакан с водой и переправила за дверь к Прекраснейшему со словами:

-Выпей разом и выходи.

ПеК не вышел, а как-то вывалился на руки горничной. Он был даже не своего обычного нежно-изумрудного цвета, а серо-зеленого. Жаль, маман не видела, осталась бы довольной - она всеми правдами и неправдами наводила на сына аристократическую бледность.

Прекраснейшего отволокли в спальню, а бабка потребовала рисового отвара, бокал водки и рюмку. В рисовый отвар чего-то сыпанула, встряхнула, после по капле отцедила из бокала в рюмку водки, остаток махнула разом сама. Заставила Кавалера употребить сначала отвар, а потом и рюмку водки, щедро сдобрив её черным перцем.

-Жить будет, - довольно хихикнула она, глядя на пунцовое лицо страдальца.

Так бабка-знахарка спасла первую блошиную ярмарку скидок Славного Рыцаря и заслужила его вечное уважение.

А ярмарка.... Первое - оно ж всегда самое яркое. СэР приобрел там массу очень дорогих и нужных вещиц: большую и красивую пуговицу в подарок няньке, сломанный перочинный ножик, кольцо с брильянтом (продавец дал честное слово, что бриллиант чистейшей воды), живую крысу. Крыса, правда, скоро сбежала, но СэР не огорчился. Теперь в каких-то городских сараях жила ЕГО крыса, плодилась и размножалась! И, естественно, дорвался Славный до всяких сладостей: трубочек-тянучек, леденцов и пряников.

Так и повелось с тех пор, что родственнички присылали ему золотой да пятерик, и Славный Рыцарь совместно с семейством Кавалеров ездили на блошиную ярмарку "гулять и не отказывать". За исключением одного раза. Тогда Славный Рыцарь был сам почетным приглашенным гостем и открывал праздник - давал начало ярмарке. Не менее почетную обязанность стоять за правым плечом племянника и красоваться тетушка не передоверила никому. Теоретически их должно было быть двое, но ещё на подъезде дядя "на секунду" отлучился, и до конца ярмарки его никто не видел. Поэтому расфуфыренная тетка в каскаде падающих кружев, лентах и позументах купалась в лучах славы в одиночестве, чему была весьма рада.

"Дать начало ярмарке" - дело простое. После проникновенной речи мэра стреляла пушка, и приглашенный гость переворачивал огромные песочные часы. С этого момента разрешались торги и заканчивались с последней песчинкой. О чем так же возвещали пушкой.

В этом году открывать ярмарку должны были Кавалеры. Мамаша ПеК готовилась к событию целый год, но тут к Герцогу приехали очень важные гости и, естественно, почетными приглашенными гостями стали они. Перед Семейством Кавалеров долго извинялись и гарантировали им в следующем году места у песочных часов. "Без вариантов - только вы и никто другой, хоть сам король", - говорил мэр, - "Хотя если король, то всё-таки не вы". После чего маман Прекраснейшего сказала, что до следующего года ноги её на ярмарке не будет.

Узнав о печальном событии, Славный почти тут же растранжирил присланные деньги. Золотой он отдал няньке, трешку - кузнецу, которому срочно понадобился, кажется, магний. Уточнять не стал, так как кузнец часто выручал его, и отказать было невозможно. На оставшиеся посидел с дядюшкой в трактирчике и накупил рыболовных снастей, о которых мечтал два месяца. Осталась мелочь, когда радостный ПеК сообщил, что "маман сменила гнев на милость, и они едут".

Вот поэтому СэР сидел под корягами, мужественно предавался горю в одиночестве и размышлял, как изъять из няньки золотой. За этим занятием не заметил, что дождь кончился.

Сначала услышал "хлюп-хлюп" вперемешку со скрипом и бодреньким фривольным маршем, который фальшиво напевал хриплый и надсадный голос. Выглянув из-за дерева, Славный узрел старьевщика. Тот толкал перед собой тележку полную барахла. Похоже, день у него сегодня задался.

-Я смотрю тут всем хорошо, кроме меня - пробормотал СэР.

После всех размышлений он пришел к неутешительному выводу: нянькиного золотого ему не видать, и на ярмарке делать нечего. Осталось оповестить о принятом решении Прекраснейшего.

Чтобы не беспокоить родителей ПеКа, друзья давно разработали свой метод входа-выхода - через окно. Но когда Славный впрыгнул в комнату товарища, то решил, что окном ошибся. У зеркала стояла совершенно незнакомая миловидная девица.

-Извините, я не туда попал, кажется.

Однако вместо того, что бы завизжать, девица ответила голосом друга:

-Ты что, охренел совсем? Это же я.

-Вот это да! - воскликнул Славный, - Тебя родная мать не узнает!

И как только упомянул эту милую женщину, так она постучала в двери.

- Дорогой! - мелодично протянула маман, - У меня срочный разговор.

Она всегда сначала стучала - дань хорошему тону, а затем широко распахивала дверь (как подозревал СэР - ногой).

Славный Рыцарь отработанным движением заскочил под кровать, а ПеК - в шкаф.

- Дорогой, - продолжила маман уже в комнате, - Я знаю, что ты здесь... Можешь не выходить, если не одет.

- Да, не одет, - попался на её удочку Прекраснейший. Всегда попадался!

СэР услышал, как распахнулись дверцы шкафа, и ждал вопросов по поводу странного наряда, но ПеК, очевидно, успел чем-то себя задрапировать, потому что никаких комментариев не последовало.

-Дорогой, я помню, что согласилась пойти на ярмарку, но, как ты помнишь, наш папа (с ударением на последнем слоге) отъехал к своей матушке. Надеюсь, ты помнишь эту замечательную женщину...

- Да, я отлично помню эту сварливую старуху, которая вечно присылает мне то кукол, то кружевные платочки, - голосом, полным паники, ответил ПеК. Его ответ заметно поднял настроение маман, потому что она делано-строго, почти весело, продолжила:

-Ты не должен так говорить о своей родственнице, которая к старости хоть и стала несколько странной, но любит нас, как и прежде. Впрочем, это не главное. Тебе интересно, зачем я пришла?

- Очень, - рассеянно пробормотал ПеК. Что его действительно интересовало, так это когда она уйдет.

- Я пришла, что бы сообщить, что я получила письмо от отца.

Она извлекла из глубин платья конверт. "Но не села! Значит, не планирует тут остаться до вечера!" - с надеждой подумал Прекраснейший.

- Он пишет, - маман демонстративно развернула цидульку и приложила платочек к глазам, - Он пишет, что приветствует наш протест, я не успела ему сообщить о том, что мы изменили планы, так вот, и он и бабушка поддерживают наш протест, тем более старушка приболела. Поэтому, раз мы никуда не едем, он остается ухаживать за мамой (платочек к сухим глазам). Мы попали в очень неловкую ситуацию. С одной стороны получается, что мы пренебрегаем обществом, и теперь я даже не знаю, когда смогу увидеть заморские туалеты... О чём это я? Ах, да. С одной стороны мы пренебрегаем, и люди могут подумать, что мы ... э-э

-Идиоты? - постарался помочь матери ПеК.

-Откуда такие вульгаризмы? Нет, конечно. Они могут подумать, что мы чересчур высокомерны! Но с другой стороны, нам надо поддержать протест отца и бабушки. Они ведь нас поддержали? Казалось бы - безвыходная ситуация, но нет. У меня есть идея, как мы можем поступить в данном случае... Тебе любопытно?

-Честно? Нет, - но, увидев глаза матери, быстро добавил, - Нет ничего, более любопытного.

- Я так и думала. Слушай, один из нас, ненадолго само собой, заскочит на ярмарку. Повращается там, разъяснит, что к чему и все посмотрит, пока второй блюдет протест. И когда один вернется, то все - привсе расскажу... жет второму. Правда, великолепный план?

-Конечно-конечно, - согласился ПеК, полагая, что визит матери на этом закончился, но он ошибся.

-Я думаю, что ехать надо тебе. Ты так ждал этого дня. А я как-нибудь так.

- Хорошо, - покладисто согласился прекраснейший, все ещё наивно надеясь, что самое важное уже обсудили, и теперь мать уйдет, но она решительно подошла к стулу и уселась:

- Я должна дать тебе подробнейшие инструкции...

ПеК чуть не застонал от разочарования. Мамаша не обратила на это никакого внимания, а ровным голосом повела рассказ про какую-то мадам Поли, приславшей к смешную открытку, про ленты с модистками и журнал.

- Ма, - грубо прервал Прекраснейший, догадавшись, наконец-то, к чему она клонит, - Я настаиваю, что бы на ярмарку ехала ты. Ты так хорошо там все запомнишь и потом расскажешь. Я так не смогу. Тем более и Славный пойти в этом году не может. Он мне только что сообщил... Вчера.

-Ах, мой дорогой, - нежно воскликнула маман, - Какая жалость! Но как это благородно, лишать себя удовольствия из-за солидарности с другом. Как это поэтично. Ты напишешь об этом поступке стих?

- Да, маман. Посвящу поэму.

- Я так тобой горжусь! - и с этими словами поднялась, облобызала сына, заметив вскользь, - Ты опять пользовался моей пудрой?

-Другой-то нет, - булькнул ПеК.

-Я привезу тебе с ярмарки целый набор мужской. Кажется, я видела в прошлый раз "Мальчика-пажа".

Наконец, она удалилась.

СэР услышал странный звонкий стук. Он решил, что что-то упало, но звук повторился вновь.

Прекраснейший бился головой о стол. Зрелище было настолько упоительное, что СэР не сразу начал успокаивать друга. Затем спросил:

-Легче стало?

-Как я мог согласиться! Почему ты меня не остановил?

-Из-под кровати это сделать довольно сложно. Да чего ты убиваешься? Мы будем на ярмарке!

Дело в том, что пока он лежал под кроватью, на него снизошло озарение. Он сложил дважды-два, вернее один и один, а ещё точнее старьевщика и дамский костюмчик товарища и нашел выход! План был прост и гениален. У Славного не было денег, а Прекраснейшему нельзя было появляться на ярмарке, значит, надо добыть первое и загримировать второе.

-Да проще простого. Мы переодеваемся торгашами, быстренько продаем какую-нибудь ерунду и, о-па, - гуляем по-полной!

В какое-то мгновенье план показался ПеКу безупречным. Но уже через минуту он засомневался:

-А вдруг меня узнают? Мать этого не переживет.

-Не дрейфь. Чего это она тебя узнает? Сделаем из тебя девчушку. Никто ничего даже не заподозрит.

-Если меня узнают в образе девчушки, то можно будет сразу идти топиться. Это ж какой позор?

Но Славный, успокоил, что раньше, мол, каких-то лет сто назад все женские роли играли мужчины.

- Сам читал в подшивке "Сплетницы". Прямо так и было написано. "Уважаемый господин Тэ сыграл крошку Лиз так проникновенно, что снискал великие рукоплескания и удостоился семи выходов на бис". А ещё "в сцене смерти главной героини господин эМ был столь проникновенен, что половина публики рыдала навзрыд".

-Что-то они все слишком проникновенны. Мне как-то боязно.

- Брось. Тебе не крошку Лиз играть, а наглую торговку. Тут проникаться не надо. Неужели не справишься?

- С торговкой? Легко!

- А я буду твоим единственным братцем.

На том и порешили.

Следующая неделя была суматошной. Маман ПеКа лихорадочно наверстывала упущенное в протесте время, СэР таскал в тайник (в тот самый, под корнями) всё, что плохо лежало, а Прекраснейший входил в образ.

Наступило утро блошиной ярмарки скидок.

СэР по дороге к тайнику поменялся с пугалом одеждой, не всей, но большей частью, и тут же стал выглядеть, как оборванец. Прихватил одолженную накануне в мастерской тележку садовника и прибыл к тайнику.

Он давно аккуратно и старательно уложил потенциальный товар, а Прекраснейшего всё не было. Терпение Славного закончилось. Решил окончательно, что Кавалер так и не смог побороть боязнь, собрался идти один, но его окликнула незнакомка.

- Ты что, красавчик, без меня пойдешь на ярмарку?

Славный глянул и ахнул.

Чем бы не занимался ПеК всю неделю, образ проработал что надо, но сам в это не верил. Забрался в тележку, и всю дорогу канючил, что в таком виде его признает любая лошадь, и позору не оберешься. А ещё, что зря согласился на эту "дерюгу". СэР терпеливо толкал тележку вперед, но перед городскими воротами Кавалер допек его окончательно. Процедил:

- На, укутайся, - бросив на колени новоявленной сестрицы нянькину шаль.

Шаль он прихватил в последний момент, решив, что у няньки этих шалей и так в избытке - пропажу одной не заметит. Тем более, нужна она не для продажи, а для объема.

С этими ненужными безделушками прямо беда получилась. Казалось бы, Клоповник просто кишит вещами, которые надо быстро-быстро вынести на помойку, но как дошло до дела.... СэР долго перебирал свои богатства и с трудом решался расстаться, хотя с чем-нибудь. Каждый подсвечник, блокнотик, календарик, давно и навечно вставшие часы, старый амбарный замок - все казалось таким дорогим и нужным даже сейчас, на пороге ярмарки.... А тут еще этот нытик.

К торжественному началу торгов они не успели, и не жалели об этом. С трудом отыскали местечко где-то в самом дальнем закутке огромной площади, разложили товар и начали ждать наплыва покупателей.

ПеК убедился, что никто его не признает, успокоился, расслабился и, наконец, расстался с шалью, в которую был укутан с головы до ног. Раззнакомился с товарками и вскоре премило перехихикивался, ахал над сплетнями, щелкая семечки.

Время шло, а к двум новоиспеченным торгашам никто не подходил.

-Странно, - пробормотал СэР. Он то представлял, как за каждую вещь будут чуть ли не биться, стоять в очередь и набивать цену, а тут даже не прицениваются, - Ничего не понимаю.

И тут, к удивлению СЭР, появился первый покупатель. Точнее покупательница. Привлекла её, по закону подлости, именно нянькина шаль, небрежно брошенная "сестрицей" на прилавок.

-И что это за платок, - сказала белобрысая девица, разглядывая рисунок, - Никакого качества.

-Это шаль моей сестрицы. Она не продается, - начал было Славный, но тут к ним подскочил Прекраснейший.

- Очень дорогой палантин, чистый шелк....

-Она не продается, - сделав большие глаза, повторил СэР.

- Да-да, она не продается, меньше, чем за пять золотых, - подхватил ПеК, уцепившись за другой конец шали.

-Это смешно, - сказала девица, - За какую-то ветошь - пять золотых. Я дам три. Она же ношенная.

- Естественно. Это моя шаль. Пять с половиной, - процедила "сестрица".

- Четыре.

-Шесть.

-Ладно, - выдохнула со злостью девица и выпустила платок. Не успел СэР утереть испарину со лба и вздохнуть с облегчением, как покупательница достала кошелек и демонстративно отсчитала пять золотых.

- Шесть с... - растягивая слова, начал ПеК.

-Подавись, - прошипела девица, добавила ещё золотой, вырвала у обескураженного Славного Рыцаря шаль и отбыла.

-Можешь не благодарить, - снисходительно сказал ПеК, - удачное дельце провернул... ла, никто бы не провернул лучше.

-Она не продавалась, - только и смог пробормотать СэР.

- Но продалась же.

Тут к ним подошел очередной покупатель:

- Это что? Замок?

- Нет, это статуэтка святого Франциска.

- Шутка, - догадался мужичок.

ПеК отодвинул Славного, прошептав на ухо: "Свали в сторонку и не мешай". "Настоящий" замок из благородно замка, который "верой и правдой" служил не одному поколению и ещё столько же прослужит, ушел за два золотых. Прекраснейший в юбке за прилавком чувствовал себя, как рыба в воде. Он сунул "брату" денежку и отправил погулять со словами:

- Неча мне покупателей распугивать своим мрачным видом.

Однако далеко уйти не удалось.

- Дай копеечку, - настырно попросили откуда-то снизу. СэР опустил глаза и узрел юное чумазое голубоглазое создание.

- Я смотрю торги пошли. Дай медяк, а то хуже будет.

Славный, ещё не отошедший от потери шали, шуганул мальца:

- Хуже не будет.

Но ошибся. Почти сразу перед его тележкой появились трое верзил.

-Что это мы деток обижаем? - спросил один из них, судя по всему - главный, - За себя не боишься, за девку свою побеспокойся. Она у тебя ничего.

- Ерунда. Это моя сеструха. За себя постоять сможет, - беспечно ответил СэР. Однако ПеК при этих словах начал немедленно зеленеть, что было заметно даже под гримом.

- Или не сможет, - правильно истолковал изумрудный оттенок новоявленной "сеструхи" СэР.

- Пожалел медяк, отдашь золотой.

Наверно, Славный так бы и поступил, если бы сестрица не слишком увлеклась своей ролью и не пожалела трудов своих:

- Еще чего, - заголосила она, - А ну покажи этим нахалам, где раки зимуют. Эдакое придумали - золотой им отдавать. Мы что? Богачи?

И прикусила, точнее, прикусил, язык, но поздно. СэР пожал плечами:

- Вот оно как. Золотой мы отдать не можем.

"Главный" криво улыбнулся:

- Я вижу, вы тут новенькие, и порядков здешних не знаете. За все надо платить.

На резонное замечание Славного, что на блошиной ярмарке все поборы отменены, ответил: -Официальные - отменены, а неофициальные - действуют.

Из-за спины "главного" давешний мальчонка показал язык. Почему-то именно это разозлило больше всего:

-Попробуйте, отберите, - мрачно сказал Славный.

-Молодые люди, - обратился "главный" к соратникам, - Без вашей помощи не обойтись. Нормального языка этот перец не понимает. Растолкуйте поподробнее.

"Молодые ребята" сомкнули ряды и пошли стеной. "Бить будут" - сообразил СэР и дал стрекача. "Ребята" дышали в затылок.

"Попадись мне этот шкет - я ему уши пообрываю", - думал Славный, снося по пути очередную лавку. На мелкого, попросившего медяк, он почему-то разозлился больше всего.

К несчастью, в отличие от преследователей, топографию рынка знал плохо. В итоге его загнали в тупик. Причем загонщиков оказалось не двое, а шестеро. Очевидно, остальные присоединились по дороге. В руках СэР держал шест. Откуда тот взялся и каким образом, не помнил, но это была хоть какая-то защита. Как началась и проходила непосредственно драка, до некоторого момента память Славного Рыцаря так же не зафиксировала. Это был его первый настоящий поединок. Единственное ясное воспоминание - руки потные и холодные, а лицо, наоборот, полыхало огнем. Он отмахивался, отмахивался, а затем стороны взяли передышку.

Туман перед глазами рассеялся, и СэР узрел, что шест сократился до размеров палки. Этим оружием, спасибо Странствующему Бретеру, он худо-бедно владел, поэтому пошел в атаку первым....

Ко второй передышке нападавших осталось четверо, но сил у Славного не осталось вовсе. Он затравлено окинул взглядом толпу. Аудитория заметно увеличилась, а в первых рядах стоял "главный" и держал за шиворот "сестру". Швырнул её "брату" и повернулся к публике:

-Увы, дорогие друзья, на сегодня все незапланированные зрелища закончились. Но вы можете посмотреть французскую борьбу с участием черного спортсмена в палатке шапито, которая находится сразу за каруселью. А вы, - обратился к двум несостоявшимся торгашам, - Пошли вон с моего рынка. Как минимум на сегодня, как максимум - навсегда. За причиненный материальный ущерб, я конфискую тележку.

СэР и ПеК побрели по проложенной полчаса назад просеке из разбитых палаток.

-Это было здорово! Как ты этого, с бородкой клинышком, по башке шваркнул.

-Ты хоть деньги взял?

-Конечно. Мы бы сегодня много наторговали. Если бы не этот хмырь - все бы продали. Жалко, что в цирк не успели сходить, пряников купить и ещё чего-нибудь. Я даже с девчонками проститься не успел. А девочки, я доложу тебе, просто блеск.

-Ерунда это всё. Вот как я садовнику про тележку скажу?

СэР украдкой оглянулся. Четырьмя тенями за ними по пятам следовали враги.

- Всё равно, - подвел итог ПеК, - Так балдежно мне ещё никогда не было.

Их сопроводили за ворота и оставили в покое. Но не успели друзья отойти и двадцати шагов, как окликнули:

-Эй, вы!

СэР оглянулся. К ним бежал, толкая перед собой тележку со скарбом, его злейший враг - малолетний чумазый разбойник.

- Я сразу догадался, что вы из господ, - сказал он, - И классно ты навалял Жмыху с Крапчатым. Будут знать, как отбирать у меня деньги. И нечестно Вожак вас прогнал. Вы же почти победили. Забирайте свое барахло.... Даром, - сказал он, заметив, что Славный начал рыться в карманах, - Только это. Можно я вот это возьму, - и извлек перочинный ножик - первую покупку.

- Бери. Только он сломан.

- Ну и что? Зато, какой красивый.

- Ладно, - согласился Славный, - Будет время, заходи в гости. Я в Клоповнике живу.

- Некогда мне. А вам если чего на рынке понадобиться, поищите Шустрого - это я. Меня тут каждая собака знает. И, запомните, следующим вожаком буду я!

- Хорошо, когда у ребенка есть цель, - с уважением сказал СэР, глядя, как улепетывает Шустрый, - У тебя есть цель?

- Конечно, ты же знаешь. Я поступлю в пажеский корпус и со временем стану настоящим кавалером.

А Славный Рыцарь, злость которого на мальчишку совсем прошла, подумал: "Как странно. Тот, кто не нравился больше всего, оказался весьма приличным человеком".

Глава четвертая.Часы.

Пропажа шали обнаружилась через две недели. Знаете, как это бывает у женщин? Хранят годами много-много невостребованных вещей, но как только вам приспичило потихоньку взять хотя бы одну из них, как именно она сразу им потребовалась. Происходят скандальные разоблачения, громкие стенания, что именно эта штуковина была самым дорогим в её жизни и безосновательные обвинения в вашем желании смерти ближнего. Не обходится в таких случаях без стандартной фразы: "Вот появятся у тебя свои дети, тогда и поймешь, как плохо ты поступал. Да поздно будет".

По-поводу шали нянька расходилась не на шутку. Она изъяла всю оставшуюся выручку в количестве четырех золотых и послала Славного Рыцаря трудом смывать позор воровства, но он признавал - по сути она права. И косьба - не самое страшное наказание, учитывая, что согласно нянькиной версии, за подобный проступок давали (самое малое) - семь лет разработки соляных копий в Мертвом море или пожизненная рабская гребля на галерах. А чего он хотел? Ведь её лишили самого дорого - памяти о... (тут она запнулась, так как не смогла вспомнить, кто именно подарил ей шаль). Неважно, теперь уже ничто не напомнит ей о том, кто ей это подарил.

День был на редкость жарким. Из-за чувства вины Славный старался, работал без перерыва. Взмок и ничего лучше не придумал, как ополоснуться в холодных ключах.

К вечеру тело запылало жаром и затрясло ознобом. Обеспокоенная нянька послала за бабкой-знахаркой, но той не оказалось дома - ушла по лечебным делам за зеленые холмы. Запаниковавшая нянька сгоряча с утра пораньше пригласила Доктора.

Следует заметить, что это были две успешно конкурирующие фирмы. Доктор считал, что всякая болезнь в организме развивается из-за застоявшейся крови, а значит, следует эту кровь отворять и пускать. После кровопускания образуется свежая кровь, которая успешно победит любую заразу. А лучшим средством для восстановления кровопотери является заморское вино "Кагор".

-Это благородный и животворный напиток. Так считает церковь, так считаю я, - обычно с апломбом вещал Доктор у постели больного.

Так считало и большинство его пациентов, которые, к немалой досаде самого Доктора, принадлежали в основном к сильной половине человечества. Может это кому-то покажется странным, но радикальное средство часто помогало. Было бы несправедливым утверждать, что этот метод единственный в лечебном арсенале. Использовал Доктор и химию, и травы, и припарки, и соли, и много всякого другого, но.... Если появлялась хоть малейшая возможность "обновить кровь", он её не упускал. За это бабка-знахарка в глаза называла его упырем.

Случай со Славным Рыцарем в понятии Доктора как нельзя лучше подходил для демонстрации прогрессивного метода лечения, тем более в Клоповник его приглашали редко. Так что требовалось использовать подвернувшуюся возможность на всю катушку.

Прочитав над пламенеющем Славным небольшую лекцию о вреде самолечения, оккультизма и , почему-то, мракобесия, Доктор пощупал пульс, обнадеживающе сообщил няньке, что он есть. Заглянул в рот, в нос и даже в ухо. Простучал легкие и разочаровано протянул:

-Тут все нормально.

После чего сообщил:

-Был один случай с мясником из Соснового Бора. Прямо один в один - ваш. Сначала спонтанная температура и никаких симптомов, а потом внезапное обострение и всё.

Довольный произведенным эффектом, добавил:

-Чуть откачали. Кровь! Все болезни гнездятся в органах, и ваших, кстати, тоже, и только свежая кровь омолаживает организм. Её нужно разжижать и обновлять. Приступим, пожалуй.

Он потребовала два медных таза, много горячей и холодной воды и кучу полотенец. Перепуганная нянька сама носилась, как угорелая, и дворню на уши подняла. А когда Доктор "отворил" кровь, побледнела и тяжело осела на ближайший стул. Тут и случился у Доктора прокол. Он, с видом фокусника, достал из саквояжа склянку с вином, щедро плеснул в стакан и влил в рот больному. Ему ещё хватило времени гордо произнести:

-И вот, лечение входит в завершающую стадию, когда в наш просвещенный век научно-технический прогресс...

К сожалению, что случилось с научно-техническим прогрессом, так и осталось невыясненным. Серый больной, что естественно при данном способе лечения, стал покрываться багровыми пятнами, чего не должно было происходить. Доктор, наконец, поставил правильный диагноз:

-Скажите, любезная, а нет ли у него на что-нибудь аллергии?

-Алкоголю не переносит, - сказала нянька. Она из бледной сделалась пунцовой и воспользовалась лексиконом бабки-знахарки:

-Ах ты, упырь! Ах ты убивца! Да ты ж его в землю вгонишь своим лечением! Да я тебя в порошок сотру, если с ребенком чего приключится. Да я тебя сейчас сотру!

Она стала грозно подниматься со стула и, как почудилось Доктору, расти. Эскулап сообразил, что надо срочно ретироваться. Он сгреб в саквояж причиндалы и бочком, по дальней дуге огибая няньку, пощемился к дверям. Карающая десница, настигла его на пороге.

-Вы не имеете права, - завизжал Доктор, прикрываясь саквояжем - В моем лице вы бьете науку!

-Ничего с наукой не случится, если я прибью одного придурка, - приговаривала нянюшка, охаживая врача скрученным в жгут полотенцем. Она сожалела, что большинство ударов не достигало цели, но врачу и прилетевшего хватило. Он запустил в няньку саквояжем, отчего она замешкалась, и вырвался на свободу. По дороге получил пару тумаков и затрещин от обитателей Клоповника, а мощный пинок ускорил его выход из здания. Доктор поднялся, отряхнулся и, сложив руки лодочкой, прокричал:

-Я пришлю счет за лечение завтра.

Из неустановленного окна в его сторону полетел кирпич.

-Дикари, - шарахнулся Доктор.

Из другого - горшок с геранью.

-Растение не пожалели, - махнул рукой на необразованных обитателей Клоповника врач.

Аллергия на алкоголь досталась Славному Рыцарю от матери. Так, во всяком случае, утверждал дядя - её брат. Сам он мог выпить сколько угодно, но про сестру рассказывал жуткую историю, как она не попала на какой-то там бал, потому что надушилась одеколоном на тело.

-С тех пор только тряпки поливала, а себя ни-ни. Да ей, бабе, можно и не пить, а вот мужику трудно придется. Это ж как третья нога, или вторая голова, только ещё хуже.

К вечеру Славному Рыцарю совсем поплохело, но подоспела бабка-знахарка. Обмазала все тело зеленой вонючей мазью, попутно понося врачей оптом и местного Доктора в частности, а заодно пеняла няньке. Той ничего другого не оставалось, как охать и извиняться:

-Ох, оплошала я! Ох, оплошала!

Мазь подсохла, и зуд ушел.

-Когда совсем высохнет, - отвалится. Мыть не надо. И неделю не выходить на солнце.

-Так что ж ему, семь дней в темноте сидеть? - уточняла нянька.

-Зачем в темноте? В теньке! А на солнце ни-ни! Я потом эти,.. ре-ци-ди-вы, про которые Дохтор знает, лечить не буду.

-И неделю не мыться?

-Ну, бестолочь, а не пациенты! Зачем не мыться! Как отвалится мазь - мойся, сколько влезет, но без пару. Летней водой.

Так СэР на неделю дишили солнечного света.

Что б хоть как-то себя занять, Славный Рыцарь отправился в мастерскую - бывшую конюшню. Там всегда интересно. Правда, его часто гнали, то мешал, то ломал, но нынче был особенный случай.

В мастерской, к своему удивлению, СэР попал на технико-художественный совет, как раз в разгар научного диспута. Больше всего его поразил состав участников. Кроме непосредственно Главного Механика (ГаМ), там был ученый от разнообразных наук, который в своё время представился Просто Профессором, а когда суровый дворецкий выгнул бровь дугой, стеснительно потупя взор, добавил: "Если для отчетности, можно ПиП", ломовик Феоклист - "переноска шкафов и комодов на любую высоту - быстро и надежно" и местный маляр Софокл - "дизайн и реставрация интерьеров". Странная компания вела обсуждение в окружении безразличной и молчаливой аудитории из подмастерьев и учеников.

-Что тут происходит? - шепотом спросил Славный Рыцарь у ближайшего слушателя.

-Спорют, - лаконично пояснил подмастерье.

СэР тихонечко пристроился с краю. Спорили о каких-то часах: цвет стрелок, корпуса и способах водружения их на крышу.

-А я говорю, что синий и красный плохо. Вот если бы бледный фиолетовый - почти сиреневый! - говорил Софокл.

-Нет фиолетового, - качал головой ПиП.

-Или розовый.

-Нет розового. Есть красный.

-Не пролезет таким макаром, - бубнил Феоклист.

-Я все промерил. Через северо-восточное окно пройдет, - разглядывая чертежи, уверял ГаМ, - Надо только поставить дополнительный блок...

СЭР слушал, открыв рот. Что-то большое происходило в Клоповнике, и если б не болезнь, то прошло бы мимо! Славный Рыцарь мысленно поблагодарил Доктора за врачебную ошибку.

-Нельзя делать зеленые стрелки на красном фоне, - убеждал Софокл, - Дальтоники вообще не увидят. Нужно что-то светлое и темное - контрастное.

-А дальше укрепляем балки семь, девять и десять. Ставим подъемник. Поддомкрачиваем...

-...Темные тонкие элементы на большом светлом поле...

-Тогда непонятно, чем тебя не устраивают зеленые стрелки?

-А дальше не пролезет. Я говорю, зазору почти не остается, а их надо развернуть.

-Но механизм поднимем позже!

И тут диспут принял неожиданный поворот.

-Ты уже оповестил? - спросил у Профессора Главный Механик.

-Я ... - ПиП замялся, - Я подходил, но все были заняты.

Воцарилось молчание.

-А почему я должен согласовывать этот вопрос? У меня и так дел невпроворот.

- Потому что ты там живешь, - резонно заметил Софокл.

И тут они и разглядели в последних рядах Славного Рыцаря. Переглянулись, и ГаМ довольно бесцеремонно спросил:

-А что это Вы тут делаете?

-Мне на солнце нельзя. Я и подумал, может, здесь пригожусь?

Мастера и ученый снова переглянулись.

-Может, - осторожно согласился ГаМ, в надежде, что Славный Рыцарь достанется не ему. Он с трудом переносил посторонних. Даже в подмастерье к нему попадали по великому блату и после униженных просьб.

-Пригодишься, - пришел на выручку Профессор, - Хочешь работать с нами? Со мной и Софоклом. Дело в том, что я нашел состав, который после того, как прогреется на солнце, светится в темноте. Очень красиво. В зависимости от добавок, светится разными цветами. Вот мне и пришла в голову мысль, использовать это свойство для хозяйственно-эстетических целей. Например, соорудить часы на серой башне - это будет и красиво и полезно. Мое изобретение прославит Клоповник!

-Какая скромность, - возмутился ГаМ, - Если уж на то пошло, то часы я давно задумал сделать. Огромный и точнейший хронометр, размерами локтей шесть - семь.

-Не влезет, - настаивал Феоклист.

-Влезет (Феоклисту). В принципе, сам циферблат уже готов. Почти. Механизм готов. Почти. Остался монтаж.

-Интересно, а когда вы планировали сказать? - полюбопытствовал Славный Рыцарь.

Технически ему казалось все простым и легким. Единственное препятствие - нянюшка. Зато какое!

-А зачем ей говорить раз Вы в курсе? - робко предположил Главный Механик.

СэР собрался с сожалением отказать, но десяток устремленных на него с надеждой глаз, произвели неожиданный эффект:

-Согласен, если я тоже буду участвовать, - решительно заявил он.

- Но чем, все-таки, хотели бы заниматься? Профессор предложил похимичить с ним?

-Хотелось бы посмотреть, а уж потом определиться, - стушевался Славный.

-Тогда, - решился ПиП, - Если позволите, я продолжу рассказ о нашей с Софоклом работе? Вот основа, - с этими словами он подошел к стене, и сдернул холст, скрывающий здоровенный циферблат. Он занимал почти всю стену, во всяком случае, не меньше половины, и упирался в потолок. Как СэР его сразу не увидел? Огромные стрелки лежали рядом.

-Ого, - только и смог произнести в восхищении.

-Стрелки и цифры - литье и ковка - уже готовы. Нам осталось художественно дооформить. На основном фоне мы планируем создать эпохальное полотно, сюжет коего дорабатывается. Первая тема - сотворение мира, вторая - сотворение воды и третья сотворение Первым Рыцарем Серой башни. При этом мы планируем воспользоваться техникой мозаики, или витража, тут мы тоже не пришли к консенсусу.

-Третья - самая интересная.

-Мы тоже так считаем. На этом фоне стрелки...

-Будут желтые, - подхватил Софокл, который аж приплясывал от нетерпения и желания вставить хоть словечко.

-А над стрелками мы подумаем. С удовольствием примем Вас в нашу компанию.

Но Славного Рыцаря художественные изыски не заинтересовали.

-Лучше я с ГаМом работать буду.

Главный Механик тяжело вздохнул и сурово предупредил:

-Но только на подсобных работах.

Славного действительно поставили на подсобные работы. Фразы типа "Принеси сюда..." и "подержи тут" - были основными, которые говорили ему в последующие три дня. Но радости от приобщения к Большому Делу, а это, безусловно, было Большое Дело, такие мелочи не погасили. В тот день, когда ГаМ приказал Славному делать крепёж, навсегда остался одним из лучшим в его памяти. Он уселся в теньке на пороге кузницы и всем проходящим мимо сообщал, что будет делать крепеж.

-Поздравляю, - в замешательстве ответила прачка и побежала дальше, даже не задумываясь об такой сложной штуке - "крепеж". СэР и вечно сонный подмастерье делали его с утра до вечера: гнули скобы, нарезали болты, ковали накладки и точили ещё какие-то штуки, названия которых Славный не знал. Как только этих изделий насобиралась целая тачка, ГаМ дал новое задание:

-А теперь укрепите седьмую и десятую балки.

Были там ещё какие-то инструкции, но СэР их не слушал, надеясь на подмастерья.

Стали подниматься на башню, и тут выяснилось, что подмастерье тоже ничего не слушал, а рассчитывал на Славного:

-У Вас был такой заинтересованный вид, - оправдывался он.

Про седьмую и десятую балки СэР помнил точно, но откуда считать - не знал.

Посчитали, как показалось правильным. Обжали, обмотали. Установили блоки. Присобачили скобы. Начали натягивать канат. Не хватил, верно, с балкой промахнулись. Переделывать и пересчитывать не стали, разрезали и вставили в середину кусок найденного в железном ломе стержня. Вернулись и доложили о проделанной работе.

К этому времени Просто Профессор и Софокл нашли взаимопонимание и завершили работы по украшению циферблата.

Нянька уже давно пыталась выяснить, что твориться в мастерской. СэР честно ей сказал, что это - сюрприз и вещь - закачаешься. Клоповник замер в тревожном ожидании. Даже когда ГаМ установил огромную систему, состоящую из колес, цепей и валов, назвав её передаточным подъемником - ничего, кроме нездорового интереса она не вызвала. Ни малейшего возмущения или паники.

На завтра объявили о начале монтажа.

Утром прибыл Феоклист с сотоварищами и тремя лучшими битюгами. Между ними бегал Софокл, с треугольником и смотрел поверх его сторон на башню. На площадь была полна народу.

Выкатили циферблат. Люди захлопали, так он был хорош. Если не вгядываться в картину не очень пристально, имея в арсенале богатое воображение, то она вполне могла изображать сотворение Первым Рыцарем Серой башни.

Начали подъем. ГаМ, Профессор, Феоклист и Софокл раздувались от гордости, при этом лица имели суровые и озабоченные, соответствующие моменту. Подъем продолжался до двух третей высоты нормально. А потом что-то пошло не так.

Часы накренились - всеобщий выдох: "А-а!", на какой-то момент замерли - "О-о!", под гробовое молчание освободились от двух боковых канатов и скатились на крышу. На какое-то время всем показалось, что этим и закончилось, но часы покачнулись и покатились по сложной траектории, чудом отворачивая от дымоходов и вентшахт. Люди, как завороженные, следили за его движением, пока слабонервный Софокл не пискнул:

-Ой, мамочка.

Тут все разом сообразили, что от площади лучше держаться подальше, иначе вот-вот накроет. Началась паника.

Хаотично не перемещались в пространстве только ГаМ и Славный Рыцарь. Но если Главный Механик задумчиво морщил нос и предугадывал место возможного падения, то СэР совершал подвиг. Наверное, так стоят капитаны тонущих кораблей на своих мостиках. Славному казалось, что все происходит как будто отдельно от него. Вокруг бегали люди, Феоклист резал постромки, высвобождая коней, вихляя перекатывался со ската на скат огромный циферблат, то приближаясь, то отдаляясь, в зависимости от плоскости скольжения и инерции, которая заставляла его двигаться даже по коньку. Затем часы зацепились за вертикальную деталь кровли и, наконец-то, сошли с ребра, да так удачно, что плашмя впечатались между стропил, подняв тучу пыли и ливинообразно сняв черепицу.

Людей на площади осталось трое: Славный Рыцарь, Главный Механик, и нянька, самоотверженно прикрывающая грудью подопечного. До груди она не совсем доставала, но живот был закрыт намертво.

Пыль осела, и к месту потенциальной трагедии стали подтягиваться очевидцы, делясь впечатлениями:

-... как заяц сиганул...

-...тут прям в нос коленом и заехали...

-.... такая здоровая лепешка...Всю жизнь успел вспомнить, а потом - ушел...

Подбежал ПиП и взахлеб заговорил, хватая Славного за руки:

-Ты видел? Какая сложная кривая - против всех законов физики. Даже если мы учтем эксцентриситет...

Но СэР никак не мог выйти из ступора. До него только сейчас дошло, что героизм был не совсем уместен. Если бы вся эта куча мусора, бывшая некогда крышей, рухнула чуть ближе - никакая бабка-знахарка не помогла бы.

А атмосфера на площади стала накаляться. Все желали выяснить причину аварии немедленно.

-Чего расшумелись, - успокоил народ ГаМ, - Причины выясним, виновных накажем, крышу подлатаем и повторим подъем. То есть наоборот, повторим и подлатаем.

-Зачем? - встрепенулась нянька, - Больше никаких подъемов. Хотели часы на крышу, так они уже там.

-Но их видно только с площади и библиотеки.

-И хватит, - решительно отрезала нянька, - Хватит сюрпризов. Считайте, что они сами нашли себе место. Больше никаких крыш ломать не позволю. Зима на носу, а у нас дыра в зале.

Просто Профессор, Главный Механик, Феоклист и Софокл были не согласны с данным утверждением, но их попытку оказать сопротивление, нянька подавила в зародыше:

-Кому не нравиться, может попрактиковаться в другом месте. Городская каланча без часов стоит. Вперед. Да и где ж это видано, что бы одни и те же часы по двадцать раз туда-сюда тягали? И ты, мил человек, эту штуку (передаточный подъемник) со двора долой. И никто с этого места этот гнусный механизм (часы) не тронет. Все поняли?

Под напором таких веских доводов, ГаМ сдался:

-А мне что? Я где угодно их запустить могу. Там даже проще.

-Получился весьма оригинальный элемент декора, - согласился ПиП. Часы для него остались в прошлом, и он уже горел другой идеей.

-Я займусь заделкой крыши, - сказал Софокл, который успел прикинуть выгоду от дополнительно подряда.

-Хозяйка, и со мной рассчитайся, - вклинился Феоклист, - Работа трех коней за день.

-Какой день! - накинулась на него нянька, - Ещё и полдень не наступил. Совсем обнаглели.

Она поджала губы и молча удалилась с Софоклом и Феоклистом решать хозяйственные проблемы.

Причин срыва монтажа часов оказалось две: подломилась одна из балок, и порвалось место соединения каната со стержнем.

В тот же день Главный Механик недолго, но гневно выговаривал Славному Рыцарю и подмастерью, что он думает о кривых ручках и отсутствующих головах (так и сказал - "простейшая работа, которую может сделать любой ребенок, кроме двух безголовых болванов"). А потом пришел Феоклист:

-Я перемерил проем - не пролезли бы твои часики. Поллоктя не хватает.

-Пошли вон, - приказал ГаМ, и продолжил другим тоном, разворачиваясь к Феоклисту, - Кому нужны эти подробности? Пойдем, покажу механизм. Чудо техники, право слово. Вот за что не стыдно. Вечный двигатель. Надо его на чердак зала затащить.

На часы можно было смотреть не только из библиотеки. Из окна родительской спальни, в которой обитал Славный Рыцарь, они тоже замечательно просматривались, и на новом месте Славному Рыцарю вообще-то нравились, но он так долго представлял их на серой башне, что всё равно был несколько разочарован.

,По крыше и часам ползал Софокл, реставрируя фон и рихтуя бока, и с ним минимум человек десять: Больше всего на свете СэР хотел к ним, но отлично понимал, что как минимум в ближайшие время сделать это не удастся. .В кресле сердито стучала спицами нянька и устраивала выволочку. Так она развлекалась уже второй день, и, судя по всему, планировала продолжать два дня, не меньше:

-Это ж надо было додуматься! Что бы сказали твои родители. Они бы сказали, куда ж ты старая глядела - не уберегла. А как можно уберечь, если человек совсем не думает. Да виданное ли дело человеку такого звания - ковыряться в часах. Все дети, как дети. Прекраснейший Кавалер никогда бы не влез в такую бодягу. Он бы подумал о маме... о няне... О том, что скажут люди...

"И как это можно, что-то делать и думать при этом обо всем человечестве?" - размышлял Славный Рыцарь, - "Тем более люди всегда, что-то говорят. Ни разу не слышал, что бы молчали. И если они не сказали сейчас, то непременно скажут потом " и ещё: "Как только закончится домашний арест, схожу к Доктору спасибо сказать, за лечение заплатить и саквояж отдать".

<Глава пятая. Геральдика.

Нянька тихонечко, как ей казалось, прошаркала мимо кровати Славного Рыцаря. Она еще вчера вечером договорилась с кухаркой пойти "обирать кусты от заразы" и поднялась ни свет ни заря. Могла бы и через другую дверь из своей комнаты выйти, но как не взглянуть на питомца? Чтобы не потревожить его чуткий сон - кралась, стараясь не отрывать ноги от пола, с задержкой дыхания. И от производимых нянькой действий создавалось впечатление, что по комнате тащат весьма упитанную, страдающую отдышкой, старую лошадь, причем в момент приступа астмы.

Вот спал бы Славный Рыцарь, так наверняка бы проснулся, но он уже минут двадцать старательно притворялся, что б не спугнуть няньку. Если она догадается, то никуда не пойдет, станет кормить, умывать и придумывать занятие, а у него планы: сходить к Доктору.

Только дверь за нянькой закрылась, Славный подхватился и, проигнорировав мытье, собрал завтрак в узелок. На природе еда всегда вкуснее, и аппетит больше. Достал из недр громадного шкафа докторский саквояж - нянькин боевой трофей - и отбыл.

До города добрался без приключений, а где Доктора искать - вопрос.. Почему то СэР не хотел обращать к прохожим. Стеснялся, что-ли? Решил заскочить к дяде.

Пришел в трактир и выяснилось, что родственники в гостях. В каких гостях - неизвестно.

-Они мне не отчитываются, - сказал половой, которого Славный Рыцарь оторвал от интереснейшего занятия - созерцания собственных башмаков.

Ничего другого не оставалось, как идти в народ. СэР собрался с духом, но тут сзади раздался звонкий голосок спасителя:

-Да итить твою ж раз!

Спаситель был чумаз и бестактен.

-Я ж так и знал, что эти лопухи лопухнутся. Ещё когда ты им рожи причесывал об мостовую.

Славный Рыцарь радостно обернулся. Так и есть, на заборе сидел Шустрый.

-А я смотрю, что наличность больно знакомая. Почти от самых городских ворот вел, а ты не заметил! - гордился он собой, - Если ты к трактирщице, так её нет. Они вчера уехали.

- И как мне найти Доктора? - растерялся СЭР.

-Дак, я покажу. Не за дорого. Сколько у тебя есть? Я ж слышу - звенишь, как на пасху.

Для оплаты лечения СЭР выгреб из своих загашников почти всю мелочь. Медяков на удивление набралось много. Был там и один серебряный.

-Пятака хватит?

-За пятак пусть тебе кошка дорогу показывает.

-Два пятака. Больше не дам, мне ещё с Доктором надо расплачиваться.

-Ладно, гони свои пятаки. Чего ради благородного господина не сделаешь.

Доктор жил за углом, в соседнем закоулке. СэР сначала рассердился, но личико у Шустрого было такое довольное, что потом рассмеялся:

-Да ты хитер, друг Шустрый.

-Да уж не соломой набитый. Обманули дурачка всего на два пятачка!

Домик Доктора несколько отстоял от дороги, скромно прячась за кустами шиповника и гортензии. И было чего прятаться: здание явно возводил пьяный мастер, а другой мастер, и Славный подозревал, что знает, кто именно, постарался обилием декора и красок исправить положение. Пока Славный Рыцарь шел по дорожке, а затем любовался строительным изыском, он ясно представлял, как удивится Доктор и обрадуется своему саквояжу. Но реальность превзошла самые смелые ожидания. Сначала ему долго не открывали. Затем дверь приоткрылась, и костлявая цепкая рука схватила за ворот и втащила. Прихожая была такой маленькой, что Славному показалось будто он её на себя одел.

-Здрасте, - успел сказать СэР, прежде чем его снова потащили.

На втором этаже Славный сумел наконец оглядеться и перевести дух. Светлая комната была кабинетом, лабораторией, столовой и спальней одновременно. Узкая кровать выглядывала из-за ширмы в дальнем углу, вдоль стен шли стеллажи с книгами и пробирками. От окна комнату почти на две трети перерезал стол, который заканчивался шикарным креслом. А в кресле уже сидел Доктор и с подозрением глядел на гостя:

-Если ты по поводу аллергии, то я вам ничего не должен. Надо было предупредить заранее.

-Нет. Я принес ваш чемодан с инструментами. И вот... деньги за визит.

Выгреб из карманов мелочь. Поверх меди упал серебряный. Доктор ловко подхватил его:

-А остальное можешь забрать. Всё-таки была некоторая врачебная ошибка, и как человек порядочный, я её признаю.

Визит вроде бы окончился, но уходить не хотелось:

-А у вас тут интересно. Наверное, вы большой ученый, - сказал СэР.

-Ерунда, - отмахнулся польщенный Доктор, - Побочное производство. Делаю разные вытяжки из растений, собираю ароматические композиции. Мою продукцию знают далеко за пределами, - Доктор сделал неопределенный жест рукой, и у Славного создалось впечатление, что пределы ограничены этой комнатой, - Духи "Нежное утро" знаешь? Нет? Моя работа. Сама герцогиня заказала всю серию: и воду, и помаду, и лосьон, и крем. "Мальчик-паж"? Слышал. То же моё творение. Я считаю, не очень удачное, но пользуется спросом. А вот ароматом "Вечерняя роса" - горжусь.

-А можно посмотреть?

-Можно, - поморщился Доктор. Горячего желания делиться секретами своих духов и прочей парфюмерной продукцией он не выказал. Некоторое время помолчали. Приближался обед, и Славный Рыцарь надеялся, что ему предложат здесь перекусить. Но Доктор вместо этого сказал:

-Ароматы, как я говорил, ерунда. А вот что действительно будет тебе интересно, так это история одного герба.

-В самом деле? - вежливо поинтересовался Славный Рыцарь, надеясь, что история - не основное блюдо, а будет подана в качестве пикантного десерта за тарелкой... хоть чего-нибудь. Снова ошибся.

-Конечно! Это не какой-то абстрактный герб, а твой собственный! Ты уверен, что хорошо его помнишь?

Естественно СэР прекрасно его помнил, ведь он висел над воротами Клоповника уже много-много лет. Когда-то давно нянька устраивала экскурсии к гербу. Показывала, рассказывала.

- Над воротами? - расхохотался Доктор, - Этот ущербный процветший, что уже некоторым образом нонсенс, морской крест, который делит герб на четыре поля? - глаза его разгорелись, - С целой кучей аугментаций? Не спорю, заслуг много, но осталось ли там место для родового герба. Вот в чем вопрос. А эти жуткие розаны с вензелевыми именами! Что там ещё? Пальмовая ветка, лев, орел со змеей, сломанная пушка, три стрелы, пять лент одна над другой, перо орла, кажется, молот, ...Чего ж там только не понапихано! Не наводит ни на какую мысль?

Славный рыцарь только головой покачал - нет, не наводило.

-Но это же очевидно! Разгадка на самом видном месте! Она тычет в глаза и смеется над слепыми потомками. С такими регалиями легко обмануть кого угодно, но не меня! - он выпятил грудь, - Но даже я не сразу догадался об этой каверзе предков!

В какой-то момент Славный Рыцарь перестал слушать, потому что смотреть было интересней. Эскулап говорил азартно, взахлеб, разбрызгивая слюну на много локтей вокруг. Глаза его светились пониманием чего-то высшего, недоступного простым смертным.

Человека в таком состоянии СэР до это видел только один раз.

Было это лет семь назад. По Клоповнику бледной тенью ходил человек с киркой наперевес. Он был тих и вежлив, однако его занятия очень напрягали нянюшку.

-Он что-то роет и роет в подвале, - сетовала она, - Вполне может подрыть фундамент. А если он его сильно повредит? Проломит что-нибудь нужное - и жди беды.

Она была права. Беда случилась, но не совсем такая. По настоянию все той же няньки, лаборатории устраивали подальше от жилых помещений, где-то глубоко в лабиринтах подвалов. Периодически они терялись или бросались их владельцами. В своих таинственных поисках этот обитатель Клоповника действительно пробил стену и попал в заброшенную лабораторию некого алхимика? А там, куда землекоп прорубил новый вход, находился перегонный куб. Для каких бы надобностей его не делали, но таинственный человек быстро приспособился бодяжить на нем пойло. Потом из зимних запасов начали пропадать продукты. Кухарка почти организовала облаву, когда все внезапно обнаружилось.

Славный Рыцарь увидел его из окна. Он бегал по двору с сачком Просто Профессора и палкой. Сачком он ловил кого-то, невидимого глазу, а палкой отгонял добровольцев его усмирявших. Сила у хлипкого на вид человека, оказалась недюжинная.

-Что он делает? - спросил юный СэР.

-Белочек ловит, - самым своим недовольным тоном пояснила нянька.

-Разноцветных, - добавила кухарка, так же очень не по доброму.

-Но почему всегда моим сачком? - потерянно спросил Просто Профессор.

-Потому что все беды от вас умников.

-А что с ним? - спросил СэР.

-Vinum tentat caput. Или как я это называю: vinasus tremens.

-В народе говорят проще - перепел. Перепил, в смысле. Нажрался, скотина, до зеленых соплей, вот и скачет.

Наконец, плотник и кузнец загнали дебошира в угол и связали. По малолетству не в меру любопытный Славный Рыцарь сходил на него посмотреть, пока того ещё не увезли в желтый дом для повредившихся умом. Вот тогда он и увидел этот сияющий таинственным знанием взгляд. Хотя Славному он показался вполне осмысленным. Спеленанный пьяница подмигнул ему и хрипло сказал:

-Удачи тебе, малыш. Я теперь точно знаю, Ты сможешь.

Больше ничего сказать не успел, так как подкатили розвальни, погрузили куль с телом и увезли. Стоит ли говорить, что СэР, уже тогда знавший про свою несовместимость организма и алкоголя, жутко ему завидовал.

-....таким образом, мы можем с полным основание утверждать, что данный крест не является крестом, а обозначает латинскую букву икс, что в свою очередь обозначает латинскую же цифру приемника - десять! - подвел итог Доктор.

-И что?

-Это элементарно. Как я уже говорил (тут Славному стало неловко, потому что. эту часть текста он пропустил) герб, который до сих пор считался вашим, таковым не является. Это ненастоящий, потешный герб. Один из тех, с которыми ваши предки, начиная с Третьего Рыцаря - Разумного, как только количество аугментаций стало больше двенадцати, ездили на турниры.

-Аугментаций?

-Ну, - затормозил Доктор, - Это пожалование высочайших особ за особые заслуги. Могут добавляться в герб.

-А почему полей на гербе не должно быть больше одного?

-Это очень занятный вопрос. Что бы ответить, надо припомнить всех. При этом следует учесть, что Первый Рыцарь - вовсе не был первым. То есть был, но до него на этом месте был род. Я бы даже сказал РОД! Соответственно, ваши прародители являются родоначальниками! И это очень серьезно! В отличие от этой профурсетки - нашего любимого Герцога, чьи заслуги не просто сомнительны. Я совершенно точно знаю, откуда у них на гербе корона. Веселая и разбитная была у них прапрабабка! А этот дуб! Не знаю, обратил ли ты внимание на его щитодержателей! И я знаю из чьего герба их слямзили... э-э.. взяли.

Про Герцога было бы интересно, но про предков ещё интересней. Однако не успел Славный Рыцарь подумать, как вернуть Доктора к предыдущей теме, в дверь громко постучали.

Доктор споткнулся и замер.

-Надо открыть?

-Нет-нет. - поспешно остановил его врач - парфюмер - геральдист, - Надо посмотреть. Незаметно.

Славный Рыцарь осторожно выглянул из-за шторы.

-Там люди в сюртуках и форменных фуражках.

-А обшлага и лацканы какого цвета?

-Зеленого.

-Так быстро сюда. Прячемся. Увидят тени, вынесут двери.

Доктор шмыгнул за ширму. Славный Рыцарь шмыгнул следом и замер в растерянности, там никого не было. Кровать, стол,и ни одного доктора. Тут в тумбе массивного стола открылась дверца, которая очень точно имитировала выдвижные ящики.

-Чего возишься?

-Так это...

Договорить не успел, потому что его в очередной раз схватили и затащили.

Прямо из стола вниз вела узкая винтовая лестница. Было темно, но сзади уже толкал в плечи доктор. Пришлось идти. Лестница оканчивалась малюсенькой комнатенкой. "Да в этой нише одному тесно" - подумал СэР. Но его подвинули, и Доктор, сложившись как подзорная труба, компактно уселся на крохотный топчанчик.

В алькове нашлась и свечка. Огонек весело затрепыхался - тяга была и весьма чувствительная.

-Я вентиляцию в каминную трубу вывел, - похвастался Доктор,- Умно и предусмотрительно. Приходится иногда прятаться. В прошлый раз, когда на меня насел дровосек, у нас разночтения по углю вышли. Я ему сказал, что верну с первого же заказа. Так нет, пошел к мировому судье. Ну и что, сильно это ему помогло? А эти, я думаю, пришли или от аптекаря или от Герцога. Аптекарю я немного задолжал. Но я его честно предупредил, что деньги появятся, когда со мной Герцог рассчитается. Набрали, понимаешь, парфюмерии, а расплачиваться не хотят. Ну а ваша наша милость, сказал, что рассчитается, когда я принесу весь заказ. А как можно принести весь заказ, если мне амбры купить не на что? Вот и взял в долг у аптекаря. Еще по мелочам мяснику должен, цветочнице и молочнице, но эти меня знают и подождут. А заказ Герцогу я за день-два сделаю, если меня не будут отвлекать. Я так и сказал, что не будете отвлекать - успею. Не верят. Что за люди? Я, правда, еще несколько задолжал купцу...

Славный Рыцарь понял, что если Доктора не отвлечь, то они до вечера будет вспоминать всех, кому должен. Не мудрствуя лукаво, и довольно грубо, СэР перевел разговор в другую плоскость:

-И что там с гербом Первого Рыцаря не в порядке.

-А? - очнулся Доктор, - Нет-нет! С гербом Первого как раз-таки все в ажуре. Но сначала нужно вспомнить легенду. До того, как на этих землях был утвержден единый порядок и бог, слава богу, здесь жили язычники. И были они счастливы. Их культура была великолепна, а знания глубоки. Но главное, их поганые , в смысле языческие, боги, тогда были сильными и мудрыми. Когда оголтелые банды храмовников с крестами и пушками наперевес ходили на штурм городища, то горожане их даже не замечали. Отбивали атаки походя. Это я говорю - городище, а там был настоящий замОк. И глупые, но фанатичные клирики и их воины ключа подобрать не смогли. Но очень этого хотели, потому что всякого добра у язычников было видимо не видимо. Тогда церковники взяли замОк в осаду. Для городища и это была не проблема, так - на раз плюнуть. Пережили бы. Но их боги рассудили иначе. На то они были и боги, что бы радеть о народе своем. Я думаю, что не нуждались они во власти. Они хотели счастья своему народу. А какой народ может быть счастлив отдельно от мира? Никакой. И вот в одну из ночей разразилась жуткая буря. И город ушел под землю.

-Как ушел? - спросил СэР. но с тем же успехом мог обратиться к корове. Доктор вскинул на него невидящие глаза и продолжил, как будто никакого вопроса не было:

- Остался один серый камень, который был у язычников то ли алтарем, то ли верхушкой их храма. Церковники все приписали проведению божью и каре господней. В знак победы решили на месте города воздвигнуть храм. Но не тут то было! Мешало им, то одно, то другое. А когда в одночасье свежевозведенной стеной завалило главного подрядчика и какую-то церковную шишку, отказались от своей идеи вовсе. Прозвали место проклятым. Прошло три поколения. Одним весенним свежим утром к камню подошел рыцарь...

-В сияющих доспехах? - вклинился настырно Славный, раз дело дошло до предков, он решил быть настойчив.

-Нет, - коротко ответил доктор.

-В черных?

-Нет.

-А в каких? - растерялся СэР.

-Я не уверен, что на нем вообще были доспехи, - засмущался Доктор, - История на этом факте не заострила внимания. Полагаю, что если бы на нем было что-нибудь особенное, то это как-то зафиксировали. Но то, что это Рыцарь, было видно за версту. Он подошел к камню, приник к нему и прошептал: "Я вернулся". А камень ответил: "Да, родной. ты дома".

Тут доктор шмыгнул носом. Похоже, патетический момент легенды вышибал у него слезу.

Славный Рыцарь не стал разрушать эту торжественность. Терпеливо дожидался, пока доктор вытрет глаза, шумно высморкается в несвежий носовой платок и, наконец, продолжит:

-Трое суток провел Рыцарь у камня, а затем возвел вокруг него Серую Башню. И герб он взял родовой. Даже не городской, на котором была прялка и конь, а именно родовой. На зеленом поле след монстра, перевитый розой с шипами. Это я говорю - след монстра, потому что написано "след неустановленного животного". А щитодержателями были дерево радости и кот.<

-Лев? - переспросил СэР. Кот-щитодержатель показался ему фигурой несолидной.

-Нет. Кот. Я читал. Там еще упоминалась коронованная ящерица и птица.

-Орел?

-Не знаю. Не уверен. Затем Третий Рыцарь Разумный, когда пожалований...

-Вы об это уже говорили, - невежливо перебил СэР.

-А про Пятого?

-Нет.

- Рыцарь Пятый Справедливый, считая, что раз пожалования, т.е. аугментации все равно навешивают на потешный щит, убрал родовой подальше. И уже при Рыцаре Шестом Решительном про родовой герб почти никто не вспоминал. Единственно ваш прапра-не помню какой- дедушка, Великолепный Рыцарь пытался его разыскать, но безуспешно. А как бы мне хотелось взглянуть на лапу монстра! Может, удалось бы его идентифицировать. Современная наука шагнул далеко вперед.

-А причем тут поля?

-Не мотивировано. То есть я хочу сказать, что на родовом гербе поле было одно, как единая и неделимая территория. А на ненастоящем гербе их стало четыре. Но территорий к Клоповнику не присоединяли. Две жены вошли со своими гербами. Этому факту подтверждение есть. Но два и один - три! А поля четыре. Просчет? Или тонкий расчет. Ведь четвертое поле - почти чистое. Может это место для родового герба? Но тогда зачем там голова собаки? И никаких подробностей! Был ли на родовом гербе шлем или корона? Почему этот герб спрятали? Но если речь идет о щитодержателях, значит, были или мантия или сени. Логично?

-Откуда вы все это знаете?

-Да так, немного интересовался, - заскромничал Доктор, - Все это, рукописи и книги, конечно. У меня полное собрание сочинений известных геральдистов Анри де Боре и Оноре Бове. Плюс мои личные исследования. Одно время в Клоповнике жил мой несчастный брат. Он помогал мне в моих изысканиях.

"Итить твою ж раз!" - присвистнул про себя Славный Рыцарь. Так вот почему ему вспомнился пьяница! Не то что бы одно и то же лицо, но фамильные черты присутствуют: унылый нос, тонкий рот, глубоко посаженные глазки, залысина, собранные в пучок редкие волосюшки и ещё что-то, чего СэР сходу припомнить не смог.

-И как там ваш Братец, - припомнил хорошие манеры Славный Рыцарь.

-Уже хорошо, уже хорошо! Он сейчас живет на Пихтовой ферме. Срывы бывают, но много реже. А мы засиделись!- сказал Доктор, указывая на свечу. Только тут СэР обратил внимание, что она разлинована.

-По пятнадцать минут, - объяснил доктор, - Дольше они не ждут. Можем выходить.

Провожая Славного, Доктор в качестве компенсации за моральный ущерб, или за компанию в убежище, неожиданно предложил:

-А хотите попасть к Герцогу. Я как раз заканчиваю его заказ. Завтра или послезавтра понесу. Можете пойти со мной под видом ученика. Придумаем что-нибудь, что б не узнали. Решайтесь, право слово.

-Так завтра или послезавтра?

-Послепослезавтра, - это точно. Раньше могу не управиться. Приходите после второго завтрака. Если не придете, буду считать, что вы предложение отклонили.

-Я подумаю, - пообещал СэР. Если уж пошла в это лето такая чехарда с переодеваниями, стоит -и ломать традицию?

Когда он подошел к Клоповнику, то остановился полюбоваться гербом. Такой красивый и родной. Весь в отметинах о заслугах. Каждая деталь - память о предках.

"Ну и не родовой, ну и что?" - подумал Славный, - "Пусть ненастоящий. Зато вот она, история моего рода. Почти все написано. Если когда-нибудь я совершу что-нибудь великое, то пусть мой подвиг станет ещё одной деталькой. Тенью крыла орла или копыто кентавра. А потерянное... Как там нянька говорит - когда вещь захочет, она сама найдется".

Глава шестая. Кшатрий.

К вечеру того же дня, когда Славный Рыцарь посетил Доктора, Главный Механик запустил часы на крыше, Население замка с недоверием отнеслось к данному событию, так как были научены предыдущими опытами технического гения. И были правы. Часы оказались на редкость шумными. Сначала каждую секунду делали звонкое "дзинь", как будто в пустое железное ведро с большой высоты падала увесистая капля, а через шестьдесят капель, раздавался предсмертный хрип и минутная стрелка с утробным "гхр-бон" перескакивала на следующую минуту. С какого-то перепуга Главный Механик "впендюрил" - выражение конюха, после того, как он полчаса гонялся, а затем столько же успокаивал нервную лошадь- ежечасный бой.

Славного Рыцаря звон позабавил. Он даже поспорил с плотником, что за мелодия установлена. СэР явно слышал "Вот приходит Рождество", а Плотник - "Два веселых гуся". Главный Механик сказал, что часы кажутся громкими с непривычки.

Улеглись спать. Наутро нянька проснулась с головной болью. И к бою часов прибавились её стенания.

Славный Рыцарь решил сбежать от всего это шума на рыбалку, тем более новенькие рыбацкие принадлежности пылились в шкафу, заныканные от бдительных глаз няньки. Но нянька рыбалку одобрила:

-Самое умное сегодня - это быть подальше отсюда.

Позвал с собою Прекраснейшего Кавалера. Тот согласился, так как ему заняться тоже было нечем, а похвастаться было чем.

Рыбалка не слишком удалась, потому что приходилось постоянно доставать крючки с деревьев и из кустарника, куда их периодически забрасывал ПеК. При этом он не умолкал, рассказывал, что во дворце Герцога идет подготовка к балу, посвященному Последнему Дню Рождению Наследницы.

-А почему "последнему"? - вяло поинтересовался СэР.

-Ей девятнадцать исполняется. Засиделась в девках. А после девятнадцати справляют только именины, - похвастался знаниями аристократических замашек Прекраснейший, - Тебе пришло приглашение на бал?

На счет приглашения СЭР был не в курсе. Кажется, какой-то конверт он видел утром на бюро.

- Меня каждый день зовут во дворец на консультацию, - небрежно заметил ПеК, - То одно, то другое.

Славный Рыцарь, который почти решил с Доктором во дворец не ходить, потому что затея с переодеванием уже не казалась ему забавной, снова передумал.

-Что-то не клюет, - пожаловался Прекраснейший, закидывая крючок в очередной куст, - Ты решил, в чем пойдешь?

-Нет, - честно сказал СэР, - Я даже не уверен, что пойду.

Затем ПеК показывал новые танцевальные па. СэР повторил - получилось. Потом Прекраснейший вздремнул, а СЭР сделал дыхательную гимнастику по системе д-ра В.Лува. Одним словом, день прошел не зря.

Солнце приближалось к горизонту, и друзья смотали удочки.

Следующая ночь была такой же беспокойной, как и предыдущая. Казалось, что часы тикают и бьют непосредственно в голове. Наутро Клоповник клокотал, выбрасывая из своих недр все новые и новые толпы недовольных. Кухарка объединилась с нянюшкой, и они собирали вокруг себя желающих сокрушить "адскую машину" - нянькино название.

-Помяните мое слово, если мы не разберемся с этой адской машиной, рухнет весь дом, и мы останемся без крова - кликушествовала она.

-Без крова, без двора, без кола и без стола, - вторила ей кухарка.

Славный Рыцарь как можно незаметней прокрался к мастерской, где заперлись от праведного гнева Главный Механик с Просто Профессором, Кузнецом, Плотником и Строителем. Осторожно постучал.

-Ты кто? - грозным шепотом спросили Славного Рыцаря из-за закрытой ставни.

-Это я.

-Ну тогда заходи, - и приоткрыли окно.

Как понял СэР, технический совет был в полном разгаре:

-Вчера осмотрел состояние конструкций. Когда обвалятся хрустальные люстры - вопрос времени. Заметьте - ближайшего, - сказал Строитель.

-Нужно поставить какие-нибудь... смягчители, уплотнители, амортизаторы, - бормотал Просто Профессор.

-На что поставить? Подвести снизу стойки и установить механизм отдельно от стен?

-Хорошая мысль - изолированная комната.

- Звукоизоляцию можно сделать из войлока, - подхватил ПиП.

-Поставить подшипники. Они, вроде, тише работают, - размышлял Кузнец.

-Зато быстро ломаются, - защищал свое детище ГаМ, - Еще предложения?

-Остановить часы немедленно, пока не внесем изменения, - вставил СэР.

Главный Механик посмотрел на него с немым укором.

-А что делать? Если мы этого не сделаем, то те, снаружи, сделают это сами. И не будут особенно церемонится, - оправдывался Славный.

ГаМ скривился, как от зубной боли.

-Хочу заметить, - осторожно проговорил ПиП, - Что в этом есть разумное зерно. Если остановим мы, то можно будет спокойно поработать над наладкой, а затем запуститься. Если это сделает толпа...

-Винтика на болтике не оставит, - поддержал Плотник.

Главный Механик, недолго поломался: "мне казалось остановка - последнее СэРедство!", но под вескостью аргументов согласился.

Часы, под горькие обвинения Главного Механика в вандализме, остановили. Измученные двумя предыдущими бессонными ночами, весь оставшийся день ходили сонные и заторможенные. Спать легли настолько рано, что Славный Рыцарь проснулся затемно, раньше петухов и няньки.

"Чего это я вдруг?" - подумал он и вспомнил: "Сегодня же я иду во дворец! Инкогнито". Няньку будить не стал, оставил записку, что ушел в город.

Успел вовремя. Доктор почти собрался. Узрев в дверях Славного, не выказал большой радости. Скорее всего, уже сам пожалел о своем предложении, но попытался из разочарования склепать улыбку (получилось, кстати, плохо):

-Пришли, все-таки. А я и не надеялся... Проходите.... Я, на всякий случай, приготовил. Вот халат, шаровары, платок, не помню, как зовется,.кажется. Арафатка, или.. литам. Это мне один стамбульский негоциант презентовал. В счет уплаты за лечение. Давно уже. Думал, может, на карнавал когда схожу или в ломбард занесу. Но они такую малую цену дали, что я решил, дешевле себе оставить. Так-так-так. А платок надо не так заматывать.... Вот зараза. И не так... Пусть остается, как есть. Руки, грудь, ноги и лицо вымажем пробкой и присыплем моей специальной пудрой.... Вылитый араб! Вот. Берите образцы, заказ и пойдем, а то мы уже опаздываем.

Через каких-нибудь полчаса совершенно преображенный Славный Рыцарь, путаясь в полах халата, тащил за Доктором огромный чемодан, размером с дом. "Халат такой же, как плащ. Почему же так неудобно?" - терялся в догадках СэР, спотыкаясь на очередном препятствии.

Во дворец вошли с черного хода. Их провели в темную прихожую, сказали: "Ждите", и, наверное, забыли. Ждали больше часа, после чего принеслась заполошенная служанка. Со словами: "Чего вы тут возитесь", повела наверх "в спаленку".

В спаленке собралось женщин сорок, не меньше, и все оставалась куча места. Полуодетая девица в лентах и пеньюаре вслед за служанкой, обвинила Доктора в опоздании и потребовала осмотра пробников. Как Доктор не расшаркивался, давно, мол, пришли, не поверила и раскамандовалась:

-Не перечьте. Несите сюда все.

СэР с трудом водрузил чемодан на указанную девицей тумбу.. Доктор торжественно откинул крышку.

С криками:

-Ах, какая прелесть! - женщины, в возрасте от семи до семидесяти лет, налетели на чемодан.

Славного Рыцаря оттерли, и он не возражал. Пользуясь всеобщим невниманием, осматривался. Когда ещё в спальне герцогской дочки побываешь? Это была стопроцентно девичья: бело-розовая отделка всего, кругом банты, рюши и сладкий карамельный запах. Не к месту вспомнился торт со взбитыми сливками.

Дверь в комнату распахнулась, и на пороге появился Прекраснейший Кавалер. Часть женского внимания переместилась на него. Они действительно просили его совета, подсовывали ему под нос какие-то тряпочки, сумочки и ленточки. ПеК или небрежно бросал что-то презрительное, или задумчиво закатывал глаза, а дамы смотрели ему в рот. Тут он был в своей стихии. "Не то, что на рыбалке", - отметил Славный Рыцарь.

Дверь вновь распахнулась и впустила следующих гостей - двух важных молодых людей и их телохранителей. Один из юношей был в голубом берете, а другой - в зеленом.

- Боже мой! - весело воскликнул Голубой берет, - Сестрица, и как вам не надоел этот базар.

-Ой, шли бы вы, братец, куда на охоту, - не совсем любезно ответила девица в лентах, - Да не мешали людям развлекаться.

-И пропустить такой цирк?

Зеленый берет скучающим взглядом окинул комнату и углядел нечто новенькое.

-А это что за рожа?

Все посмотрели на Славного. Тот стоял, как голый. "Узнают, узнают" - билась паническая мысль в голове.

-Это мой совсем новый ученик, - заблеял Доктор. Похоже, он думал так же и ждал сиюминутного разоблачения.

-Выглядит, как рыба, - пожал плечами Голубой берет.

-Рожа, может, и черная, а задница белая, - сказал кто-то сзади Славного.

СэР резко повернулся. За его спиной с каменными лицами стояли телохранители. Рост, раскосые глаза, высокие скулы и цвет лица навевали мысли о востоке. О дальнем востоке с верблюдами, мохнатыми лошадками, шелковыми путями и древними знаниями. Настолько древними, что даже языческие боги показались Славному младенцами. С перепугу СэР не сообразил, что говорили телохранители на чужом языке.

Тут уместно напомнить о любимом приходящем учителе. Однажды в Клоповник пришел человек. Вернее, приехал в элегантном наемном экипаже. Сразу же пошел к няньке и всучил что-то вроде рекомендательного письма, в котором весьма лестно расписывались достоинства незнакомца.<

-Хорошие рекомендации, - похвалила нянька, - И кто ж их написал?

-Да сам и написал, - улыбнулся незнакомец, - Кто ж лучше меня про меня знает?

-А чего ты умеешь, мил человек?

-А что бы вы хотели?

-Да вот малыша надо хоть чему-нибудь научить.

-Разные языки подойдут?

-Какие - разные?

-У вас есть особые предпочтения?

-Нет.

На том и порешили.

Почему именно этот человек из приходящего учителя (ПУч)скоро сделался Любимым (ЛУч)Славный бы не объяснил. Может, потому что занимался только с ним? Они вместе развлекались, вместе охотились, рыбачили, отбывали нянькины наказания. Может потому, что когда нянька обеспокоилась необходимостью дать Славному более серьезное образование, например, записать в пажеский корпус или какой-нибудь университет, ЛУч её отговорил:

-Да что вы, любезная, такого учить - только портить.

И нянька успокоилась.

Не смотря на то, что ЛУч оказался брачным аферистом (так в последствии объяснил офицер его арест), женщин Клоповника, к их разочарованию, он не очаровывал. Учитель и Славный Рыцарь читали и обсуждали прочитаное, они устраивали аргументированные диспуты и псевдонаучные споры. Но главное, они изучали языки. Славный Рыцарь даже не смог бы сказать, какие именно потому, что почти СэРазу выяснили два обстоятельства: СЭР имел чуткое ухо и деревянный язык. Он схватывал все с лету, более того - слова не имели значения - СэР как бы видел, о чем идет речь, но воспроизвести ничего не мог. Они часто так и общались: Учитель на всех языках, которых знал множество, вплоть до патагонского, а ученик отвечал на единственном ему доступном - родном. Получалось весело.

Но вернемся во дворец. Славный Рыцарь и два телохранителя уставились друг на друга.

-Мне кажется, - сказал один из них, - Но эта белая обезьяна с черной мордой нас понимает.

-А ну, скажи чего-нибудь, - потребовал второй.

-Чего? - растерялся СэР.

-Нет, ты скажи на нашем языке.

-Я и говорю на своем, - пожал плечами Славный Рыцарь.

-То есть, ты понимать - понимаешь, а говорить не умеешь? - догадался правый.

Славный Рыцарь про себя их назвал левый и правый, но подумал, что если они хоть раз поменяются местами или оружием, он в них запутается. Для него они выглядели, как однояйцовые близнецы. Да еще и одеты были одинаково, только вооружение разное, поди, разберись.

Телохранители переглянулись.

-Это твой шанс, - сказал один другому.

- Возможно, - ответил левый, - Раз ты такая скотина сказать не можешь.

А у Докторского чемодана разгорелся скандал. Зеленому и Голубому беретам надоели девичьи забавы, и они взяли Доктора в оборот и очень в этом преуспели. -Какой же это мужской одеколон! За такое высечь надо на городской площади, а не денег давать! - возмущался Голубой берет.

-А этот крем? Для обуви или лица? Что ж ты народ обманываешь. И какой народ - сплошь благородные господа!

Врач-парфюмер чуть ли не рыдал над чемоданом, и дрожащим голосом просил благородных господ хотя бы рассчитаться за прошлый товар.

-Деньги! - удивился Голубой берет, - Какие деньги: За что? Из-за той мази, которую ты в прошлый раз дал, я до сих пор чешусь. В тюрьму тебя надо, а не деньги. Пошел отсюда, пока цел. И благодари, что у тебя благородные господа хоть что-то взяли, здоровья не пожалели.

Он попытался спихнуть чемодан со стола, но Славный Рыцарь с криком : "Э-эй, ты чего делаешь?", - подскочил и захлопнул крышку.

-Ты смотри, - изумился Голубой берет, - А рыба разговаривает.

Зеленый без малейших сомнений дал сигнал телохранителям обнажить клинки.

"Вот, ерунда-то какая", - даже растерялся СэР. Кроме чемодана у него ничего не было, поэтому выхватил из ножен Зеленого берета (тот стоял ближе) шпагу. "Это не клинок. Это зубочистка! " - подумал Славный Рыцарь, разглядывая трехгранную облегченную версию рапиры. Он, примеряясь, несколько раз рубанул воздух: "Короткая, зараза. Да и черт с ней, руки длинные". На подъемную силу плоскости меча, к которой он привык, рассчитывать не приходилось. Баланс был ближе к гарде, что неплохо, но.... У Славного Рыцаря появилось ощущение, что он собирается отмахиваться от телохранителей прутиком. Те были вооружены более серьезно: у одного в руках дамасская сабля, а у другого что-то вроде палаша, но на более длинной рукояти.

При первой же атаке СэР разгадал коварный план: не убить или ранить, а раздеть.Сабля - отвлекал, а палаш старался достать одежду. Брошенную в защитных целях скатерку он разрезал, как нож масло. "Ой", - подумал СэР, - "Хана шелковому халатику"

В отличие от драки на блошиной ярмарке скидок, этот бой Славный Рыцарь видел. То есть сначала отмахивался интуитивно, а потом время размазалось. Противники словно двигались в вязком и прозрачном геле. Все так предсказуемо и очевидно: угол, атака, обвод, движения замедленные. Отбивать и уходить при такой предсказуемости было парой пустяков. "вот как надо! Ай да молодец" - подумал про себя Славный Рыцарь, и чудо срРазу закончилось. Тут и пришло бы полное его поражение и разоблачение, но в комнату вошли новые посетители: Герцог, его гость и некое зефирное создание.

-Что происходит? - недовольно спросил хозяин дворца.

-Да вот, ставим черномазого на место, - пояснил Голубой берет.

Доктор, наконец, проявил хоть какую-то инициативу, рухнул на колени перед Герцогом:

-Ваша милость! Я и мой новый ученик принесли товар. Их милости товар взяли, а заплатить, пока не заплатили. Простите моего недостойного ученика. Он сегодня только прибыл в наш город, и не знает здешних порядков, поэтому позволил себе непростительную грубость. И если можно рассчитайтесь со мною. Мне надо ещё вернуть деньги аптекарю за вазелин и амбру, а арабскому купцу за масло лотоса. Если я не смогу оплатить им сегодня, то завтра буду в долговой яме.

Герцог.сморщился. Если бы не гости, то ушел бы парфюмер не солоно хлебавши, а так надо держать лицо.

-За все - пятьдесят пять золотых, - канючил Доктор, в расчете получить хоть половину.

Герцог отсыпал ему золотые. Ошалевший от такого фарта продавец быстро-быстро засобирался.

-Если мы уже платим, то я, пожалуй, возьму еще маску Клеопатры и этот флакончик туалетной воды, - сказала девица в лентах.

-Двенадцать золотых, - пробормотал Доктор.

-Эти бабы меня разорят, - в тон ему ответил Герцог, но заплатил. Торговля пошла по второму кругу.

-А ты неплохо дерешься, - сказала Сабля.

-Повезло, еще чуть-чуть и вы меня бы раздели.

-Как есть раздели, - усмехнулась Сабля.

-А ты неплохо дерешься, - сказал Зеленый берет.

-Повезло, - начал Славный Рыцарь и замолк. Дежа вю.

-Зачем тебе в ученики Доктора! Иди ко мне в охрану. Парни не дадут соврать - не жизнь, а малина!

-Скажи ему, - внезапно горячо заговорил Палаш, - Что ко мне приходил дух дедушки и сказал, что мне надо вернуться домой.

-Ну вот, слышь, как чирикает, счастлив, наверное - улыбчиво сообщил Зеленый берет.

-Хорошая сталь, - сказал СэР, возвращая оружие владельцу, - Кстати, один из них домой просится. Говорит, что его дед позвал.

-Кто просится?

-С палашом.

-Кшатрий? Вот уж нет. У него контракт!

-Он говорит, что.... Деду чего-то надо, идет ...война?... Нет... какое-то предназначение, подвиг, одним словом.... Нравится вам это или нет, но он все равно уйдет. Особенно теперь, когда смог все объяснить, потому что срок контракта истек полгода назад. Вот, что он говорит.

-Да и пес с ним. Пусть уходит, а ты останешься.

-Нет.

-Что "нет"?

-Не останусь.

Пока шла полемика, к Славному рыцарю подошло зефирное создание. Лет ей было около шести. И была она вся пухленькая, аппетитненько-обаятельная, в белой юбчонке, из-под которой виднелись кружевные панталоны. Видок был до того умилительный, что СэР улыбнулся. А девчушка, дергая его за полу халата, требовательно говорила, выкидывая слоги и меняя "р" и "л" на любые другие буквы алфавита.

Славный Рыцарь ошалел. Детский лепет не поддавался дешифровке:

-А можно перевести?

-Моя сестрица предлагает тебе руку с сердце.

-Нет, - очень твердым голосом сказал Славный Рыцарь. Эта семейка ему уже порядком поднадоела.

-Мы вообще-то не привыкли к отказам, - сообщил Зеленый берет.

-Надо когда-нибудь начинать привыкать, - пожал плечами СэР.

Тут Доктор очень удачно закончил коммерческую деятельность. "Ученик" подхватил чемодан и - ходу.

Жженая пробка и присыпка отмывались плохо. Казалось, что всю кожу содрал, а лицо все равно было какое-то полосатое. Славный Рыцарь опасался, что пестрота вызовет неудовольствие няньки, но она была слишком занята, что бы обращать внимание на такие мелочи. Строитель развел чересчур бурную деятельность, и теперь нянька неусыпно бдела за порядком: строительные материалы завозились в зал Клоповника через парадный вход на ослах и мулах, и нянька требовала, что бы копыта у них, а так же колеса повозок обернули тряпками.

-Там же паркет! Изуродуют все аспиды! - причитала она.

На третий день, когда СЭР уже стал забывать дворцовое приключение, нагрянули стражники. Офицер в простой и доступной форме объяснил, что в Клоповнике прячется темнокожий телохранитель, бывший ученик Доктора, который обязан явиться на службу его Величества.

Дерганая нянька сказала, что в последнее время никого темнее трубочиста не видела, и если офицеру надо, то пусть сам ищет - подвал в его распоряжении. Взвод солдат вошел в подвал и исчез на неделю. Через неделю дворецкий вывел стражей на белый свет.

-Они уже достали всех внизу своими расспросами, - доложил он Славному Рыцарю, - Мне показалось возможным извлечь их оттуда, раз поиски не увенчались успехом.

-Это правильно, - рассеяно согласился СэР, - А кого они искали? Что-то я запамятовал.

-Беглеца. Темнокожего мамлюка.

На следующую ночь в окно Славного Рыцаря поскреблись. Он распахнул створки и оказался нос к носу с Палашом, или, если быть точным, с Кшатрием.

-Тебе чего? - спросил СЭР.

-Тебе послание от деда, - очень серьезно сказал Кшатрий, - Ты выйдешь, или я зайду?

Славный Рыцарь посмотрел вниз. До земли было локтей двадцать, не меньше - третий этаж все-таки.

-Заходи, - пригласил он.

Они уселись на огромной родительской кровати, и Кшатрий заговорил. Славный Рыцарь слушал, а потом начал как бы видеть сон. Он был так высоко над землей, что просматривался даже горизонт. Рядом стоял старик, но СэР его не видел, а знал, что это старик.

-Смотри, - рассказывал старик, - этот мир сотворен по своим законам. Перед тобой много дорог, но два пути, потому что собрал в себя ты и от брахмана и от кшатрия. От того, какие веды будут даны, напишешь ты и судьбу свою. Но хочу сделать тебе один подарок, который может тебе не пригодиться. Дам скрытые знания марма-ади, но постигнешь ты их, когда приблизишься к ангатхари - третьей ступени калари паятту, проникнув при этом в суть природы мироздания, когда каждый убитый враг твой будет жертвоприношением, а не убийством, и принесется на алтарь великого духа просвещения.

"Бред, однако", - даже сквозь сон подумал Славный Рыцарь.

"Сам ты бред", - обиделся невидимый старик.

"За подарок - спасибо", - попытался исправить грубость СэР.

"Да ладно. Я тут подумал,... пожалуй, я с тобой поживу?"

"Вот только этого мне и не хватало".

"То есть ты согласен?"

"Зачем мне это надо?"

"Знания лишними не бывают".

"Чувствую подвох. Не понимаю где"?

"Нет тут подвоха. Корысть - да, подвоха - нет. Пойми, до того как мой прах развеяли над священными водами, я прожил великую жизнь. Родился, вырос, постиг искусство воина, женился на женщине из своей касты, любил, страдал, растил детей, убивал, раскаялся, принял аскезу и жил жизнью святого, достиг нирваны и был удостоен права новой реинкорнации. И может за мою святость или за мои грехи появился у меня шанс пожить до нового рождения ещё одной жизнью - твоей".- "Почему моей? Можно подумать, народу кругом мало "!- "Я думаю, это карма. В тебе есть малая толика истинных Ариев, а это даже у нас на родине большая редкость. Ты понимаешь наш язык, а как иначе я буду разговаривать? И, наконец, ты можешь управлять временем. Не знаю, зачем это нужно, но может пригодиться. И потом, я всегда мечтал побыть кем-то еще. Мне так хотелось посмотреть чужие земли чужими глазами при жизни. Нельзя упускать такую возможность после смерти".- "А внук не может устроить тебе турне по странам и континентам"? - "Внука не трогай. У него уже есть своя дорога, и не мне сбивать его с пути истинного". - "А меня, значит, можно? Где справедливость"? - "Честно? Нет справедливости. Это понятие субъективное. Да не бойся. Я никого сбивать не собираюсь, сильно доставать не буду. А в благодарность - передам скрытые знания марма-ади. Соглашайся".

- Согласен, если это ненадолго, - вслух закончил мысленный диалог с неизвестным

Славный Рыцарь и открыл глаза. На него внимательно смотрел Кшатрий:

-Ты с кем сейчас говорил?

Но СэР только плечами смог пожать. "Сейчас все устрою", - весело прошелестел дух в голове и исчез.

Кшатрий закрыл глаза и сидел очень серьезный и сосредоточенный. Но как только Славный Рыцарь снова закемарил, грубо его растолкал:

-Со мной говорил дедушка. Ты знаешь, что он почти святой?

-М-да, - только и смог ответить СэР, так как его словарный запас был крайне ограничен.

-Дедушке многое открыто. Он сказал мне, что бы я шел к рассвету. Как только взойдет солнце, я должен сосчитать до ста и идти в том направлении. Там за лесами и морями лежит страна Япония.

-М-да?

-Я должен найти их самого великого воина-самурая и сразиться с ним. Если я превзойду его в искусстве боя, то вернусь домой и стану основателем новой школы, а если сильнее окажется он, то я пойду к нему в ученики, а потом вернусь и открою.

-М-да.

-И что мы сидим? Пошли.

Славный Рыцарь, который никак не ассоциировал себя с программой Кшатрия, даже "м-да" сказать не мог от удивления, только глаза вылупил: "???".

-Дедушка сказал, что ты должен благословить меня в дальний путь, как если бы это был он. Ну, где тут у вас выход?

И прямо с кровати выскочил в окно.

-Ловкий мальчик, - с восторгом сказал дух деда.

-Я только одного не могу понять, почему когда я говорю на своем языке, ты меня понимаешь?

-Ты когда говоришь, немного думаешь. Кстати, хотел тебя попросить - вслух со мной не разговаривай. Пока доберешься до сути, ты уже о другом думать начинаешь. Тяжело понимать.

Славный Рыцарь на цыпочках выбрался из Клоповника. Кшатрий сидел у ворот, скрестив ноги.

-Веди, откуда лучше виден рассвет, - потребовал он.

Вышли к реке. Там было одно замечательное местечко, с которого золотой шар солнца не загораживали никакие деревья и кусты. "Эх, удочку бы с собою захватить", - с тоской подумал Славный Рыцарь, угрюмо глядя на выползающее светило. "Чего ж не захватил?" - ехидно спросил дух деда. Но ответить СэР не успел.

-Раз, два, три.... - начал отсчет Кшатрий.

"Пусть считает быстрее, а то проскочит азимут", - забеспокоился дух.

"Я ему этого все равно сказать не смогу", - отмахнулся Славный Рыцарь.

-....Девяносто девять, сто. Мне пора. Благословляй!

"Как? " - "Дай ему пинка под зад, что бы легче шлось! " - "И кто ты ему после этого!? "

-Нарекаю тебя, Кшатрий, Странствующим рыцарем и беру под свою опеку и покровительство. Благословляю тебя на ратные подвиги. Иди и соверши, что тебе положено по воле деда. И пусть это будет и твоя воля, - как мог торжественно изрек Славный Рыцарь, положа руку на плечо Кшатрия и глядя ему прямо в глаза не мигая, что бы не уснуть стоя. Слов новоиспеченный Странствующий Рыцарь не понял, но величием момента проникся. Во всяком случае, он с достоинством опустился на оба колена и отвесил земной поклон. После чего встал и пошел в Японию.

"Ну, с этим покончено, - весело сказал дух деда, - Что будем делать дальше"? - "Спать".

Глава седьмая. Кресало

Славный рыцарь вновь размеренно махал косой на лугу. Причиной очередной выволочки с последующим наказанием стал неугомонный Дух Дедушки кшатрия.

Как и обещал, ДеД (полуофициальное имя, наскоро придуманное Славным) не был излишне навязчив, если не считать его постоянного желания новых ощущений. "Я могу чувствовать только то, что ощущаешь ты", - периодически напоминал он, толкая его на очередную, явную даже СэР, глупость.

Славного Рыцаря это сначала раздражало, а потом он вошел во вкус. Чувства удивления, радости, обиды обострились, как в детстве. Рецидив был приятен, но притупил инстинкт самосохранения. Вот и попались, вернее попался.

А начиналось все тихо-мирно. СэР читал газету, где в частности упоминался Тесей, минотавр и Ариадна. ДеД тут же заинтересовался мифами Древней Греции. Он неодобрительно поцокал языком, когда узнал, что Тесей на Ариадне так и не женился. "Она ради него брата не пожалела, а он - какой свинья. Бросил девушку", - "Минотавр -чудовище! " - "Но папа то у них был один - Минос. Как не крути, а родственника она подставила. Был у нас один похожий случай. У одного брахмана был брат, такой страшный, что когда он смотрел на солнце, оно быстро пряталось за тучи..." У ДеДа всегда был в запасе какой-нибудь небольшой, но очень нравоучительный рассказ. Славный Рыцарь научился ловко пропускать их мимо ушей. ДД об этом знал, но не обижался. Каким-то образом из рассказа вывернули на лабиринт, потом снова на Ариадну, а потом решили побродить по неизвестным закоулкам подвалов Клоповника в поисках острых ощущений "по методу Тесей-Ариадна". Взяли у няньки нить (шерстяную три клубка, больше Славный Рыцарь взять не решился) и пошли. На условной границе, там, где заканчивалось освещение, за какую-то загогулину привязали первый клубок и пошли дальше. На третьем клубке СэР подумал, что они поспешили с исследованием и не подготовились должным образом. Ходы часто пересекались. На одном перекрестке Славный обнаружил три нити разных цветов, что говорило о том, что он как минимум три раза здесь был.

-Какая глупость. Надо было хотя бы план рисовать. Смысла в ходьбе никакого. По-моему, мы вообще кружим на одном месте.

"Не совсем. На перекресток мы вышли из трех разных коридоров".

-Все равно, получается, что ходы закольцованы, а это центр.

"Если твоя теория верна, то зайдя в четвертый коридор, и мы снова выйдем сюда".

-Я не могу туда идти - нитки кончились.

"Но если своя теория верна...", - не унимался старик.

Славный Рыцарь, инстинкт самосохранения которого был, как мы помним, заторможен, рванул подтверждать теорию практикой. Свеча закончилась до того, как он выбрел к нитям.

-И что делать? - спросил СэР, приваливаясь к стене.

"Думаю", - ответил ДеД, - "Проблема в том, что когда я вне тебя, ты меня не видишь, а когда я в тебе, то я не вижу". Вскоре он сообщил, что если проползти немного вперед и вправо, то там есть комнатка, где можно разжиться факелом. Комнату Славный Рыцарь нашел без проблем, а вот с поиском факела пришлось повозиться. Когда, наконец, удалось обнаружить и факел и огниво, то при свете СэР увидел, что в комнатушке он не один. В углу, на растрескавшихся досках лежал скелет в полуистлевшей одежде, и, судя по отпечаткам, оставленным на пыли времен, много раз облапаный Славным Рыцарем. Неприятное открытие так впечатлило, что у моментально развилась клаустрофобия. Потолок начал давить, сердце учащенно забилось где-то в горле и мешало дыханию. СэР так захотел на воздух, что в панике бросил факел и вылетел вон. Пробежал довольно много. Стремительный бег прервала стена.

Нянька сначала обнаружила кражу шерсти, а потом и отсутствие вскормленника. Небольшая всеобщая паника помогла изыскать девчушку, которая играя в прятки с остальной детворой, видела, куда пошел славный рыцарь. Получив от родителей подзатыльник "Сколько раз тебе говорить, что бы ты не играла в подвале! " и пуговицу за информацию от няньки, девчушка, зареванная, но довольная, потому что пуговица идеально подходила её одноглазой кукле, довела няньку до загогулины с привязанной ниткой.

-Они туда пошли. Я хотела там прятаться, но там дальше - страшно.

Нянька, не читавшая про подвиг Тесея, тем не менее, повторила его. Славного Рыцаря нашли по следам, недалеко от перекрестка (теория подтвердилась), со стоном приходящего в себя. Шерсть даже не стали сматывать.

-Чего еще не хватало, так это нам всем тут заблудиться, - опасливо озираясь, сказала нянька.

Вот и вышло наказание по совокупности проступков: за шерсть - косьбой, за пуговицу, самовольство и самодурство - предпраздничная колка дров.

ДеДу нравилась косьба, как и все физические упражнения. Его утробное "У-ух" - при каждом взмахе косы, сменялось довольным "эх, хорошо" - когда Славный утирал пот.

До вечера управились с лужком, и пошли смотреть закат - ещё одно любимое развлечение ДеДа.

-Мне кажется, ты мной помыкаешь, - сказал однажды славный Рыцарь Духу.

"Вот уж неправда. Я не могу пропустить такую красоту, как закат или рассвет, по единственной причине, что когда я вновь рожусь далеко отсюда, то эти картинки будут самым приятным воспоминанием об этом месте".

Получать удовольствие от созерцания прекрасного ему не надоедало никогда. По первости он требовал еще и медитации, но СэР сказал, что никогда этим не занимался и впредь не собирается. И если ДеДу так этого хочется, то пусть занимается медитацией отдельно от него, а с него и закатов-рассветов хватит. Тем не менее, глядя на желтый шар утром и малиново-красный вечером, он переставал думать о делах житейских, его не волновали повседневные проблемы. Его вообще оставляли всякие мысли. Обычно, но не в этот раз.

"Я чувствую твое беспокойство", - озаботился ДеД, - "хочешь об этом поговорить"?

. Еще бы СэР не беспокоился, если во время просмотра заката некая штукенция пребольно впивалась в бедро.

-Хочу об этом помолчать, - с тех пор, как их жизнь с Духом стала совместной, Славный перестал с ним церемониться. Он вывернул карманы. Сколько, однако, нужных вещей носил с собой. Раздражитель оказался в самом низу. Славный Рыцарь с удивлением рассматривал часть огнива. Эту штуку он мог прихватить только в алькове скелета. Металлическое тяжеленное кресало по форме напоминало подкову, одна сторона которой была сложной витой рукоятью, а вторая плоской полоской с мелкой насечкой, практически стертой. Но удивило Славного не то, что он так долго ходил, не замечая подобная тяжести, а отсутствие на металле следов ржавчины. Виденные в кузне листы металла довольно быстро покрывал рыжий налет.

- Почти как новое. Странно.

"Ничего удивительного, - сказал ДеД в ответ на его мысли, - Она же из железа. У нас железо не ржавеет быстро. Что действительно странно, так это отсутствие приведений. Обычно душа находится рядом с не захороненным телом. Но я вчера ночью осмотрел почти весь подвал. Никого. Надо вернуться, что бы предать земле останки и осмотреться".

У Славного Рыцаря и Духа Деда выработался определенный алгоритм общения. Если на какое-либо предложение был ответ "нет", то на следующее нужно отвечать "да". ДеД утверждал, что это принцип баланса и равноправия. Так как предыдущее предложение поговорить СэР отверг, то испытывая огромное нежелание возвращаться к праху, он вынужден был согласиться, но поставил ряд, как ему показалось, невыполнимых условий:

-Я не пойду один. Таскать трупы давно умерших людей в одиночку - не мой профиль. Не об этом я мечтал в детстве. Нет. Не об этом.

Как здравый смысл не протестовал, элементарная порядочность заставила его рассмотреть возможные кандидатуры напарников. Первым в этом списке был Прекраснейший Кавалер, потому что он был старинным другом, а это что-то да значило, вторым - Просто Профессор. Тот мог данное мероприятие рассматривать, как научное исследование с присущим всем исследованиям прагматизмом, без излишнего трепета перед древними останками, как и положено всякой науке. Каким образом его рафинированный друг и ученый, занятый поисками упругих свойств материалов могли освободиться в ближайшее время и собраться вместе, Славный Рыцарь не представлял, и это его успокаивало.

В этих размышлениях прошла дорога назад. Назавтра предстояла колка и пилка дров, с последующей генеральной уборкой и большой стиркой, затем солнцеворот, который переходил в праздничный День без Работы!! Было чему радоваться.

Для очистки совести Славный Рыцарь после ужина рассказал про огниво Просто Профессору.

-Очень интересно, - без особенного энтузиазма сказал ПП, но попросил посмотреть кресало.

Перед сном послал весточку Прекраснейшему Кавалеру, что, мол, имеется желание пригласить его поучаствовать в приключении, и пошел спать, отклонив очередное предложение Духа Деда поползать по стенам. Это был ДеДов пунктик. В первый же день совместного существования он поведал, что ползание по вертикальным поверхностям много чего стимулирует и широко раскрывает горизонты сознания. СэР повелся на эти россказни и бойко полез по каменной стене конюшни, под оптимистичное подбадривание: "Вот оно как! Вот как мы можем". Но очень скоро пальцы стали слабыми, а ступни скользкими. И где-то с высоты четырех-пяти локтей Славный рухнул. Пока он отдыхал в крапиве, ДеД молчал. Но как только СэР начал подавать признаки жизни, Дух Деда спросил "Разве это не прекрасно"? Славному Рыцарю в тот момент казалось, что его почки находятся в плоскости ребер, поэтому от комментариев он отказался, но по стенам ползать зарекся.

Утром Славный с Серой Башни возвестил всем жителям Клоповника и его окрестностей, что грядет праздник. Еще не утих звон, а в ворота замка вползла первая подвода с длиннющими хлыстами. Из всех дверей начали выходить жители, пересмеиваясь и перекрикиваясь, народ засучивал рукава....

-Когда они успевают завтракать? - каждый год удивлялся СэР.

-Не спеши. Прожевывай, не говори с набитым ртом, - увещевала нянька, - Не боись, всю работу без тебя не переделают. И не хватай большими кусками. Вы Рыцарь или кто!

-Всё. Я пошел! - отрапортовал СЭР и бодро выскочил во двор. Нянюшка только головой покачала.

Славному нравилась вся эта предпраздничная суета. Он любил колоть дрова, это лично ему нравилось больше покоса. Особенно, когда к тебе подойдет смазливая девчонка с кувшином воды:

-Сударь, попить не желаете?

А мышцы после работы такие набрякшие. Играют под кожей, перекатываются. Геракл Гераклом!

Канун Дня без Работы ему нравился даже больше, чем сам праздник. И ДеД, который млел, когда СэР работал, не подавал признаков присутствия, что бы не отвлекать.

Ближе к вечеру совершенно неожиданно нарисовался Прекраснейший Кавалер.Он отволок Славного в сторонку и рассказал "жуткую" историю.

В процессе подготовки к предстоящему балу маман заказала ему у местной модистки наряд. ПеК подробнейшим образом описал, что именно он хотел бы на себе видеть, но маман, после его ухода внесла свои коррективы, которые коренным образом меняли концепцию костюма. Это выяснилось сегодня на примерке, разразился "жуткий" скандал. В итоге ПеК хлопнул дверью, заявив, что не вернется домой никогда, или не раньше послезавтра.

-Ты ведь на праздник меня пригласил? - закончил свою печальную повесть прекраснейший.

-Не совсем, - уклончиво ответил СэР и объяснил для каких целей послал приглашение. Ждал от друга возмущенного отказа, но тот со щенячьим энтузиазмом согласился:

-Вот это здорово! Даже лучше, чем на блошиной ярмарке!

Прекраснейший Кавалер был готов идти в подземелье прямо сейчас, но СэР предложил подготовиться. Почему-то он надеялся, что Просто Профессор к ним присоединиться. Угадал. Буквально через час тот к Славному подошел:

-Вы знаете, это кресало весьма любопытно. Я хотел бы присоединиться к вашей следующей экспедиции, если вы не против.

СэР горячо заверил, что они только "за" и что экспедиция начнется сразу, как только будет удобно Профессору.

Набрали с собой кучу фонарей со свечами, захватили мешковину, заступ и лопату. ПиП, как работник науки, прихватил лупу, планшетку с бумагой и чернильницу.

Пока шли по ниткам, ПеК побледнел от предвкушения чего-то страшного, а когда свернули в четвертый коридор, забеспокоился:

-Мы не заблудимся?

-Нет, здесь следами траншею пропахали.

Втроем (вчетвером, если более точно) было не страшно. Славный Рыцарь не мог понять, что его так ужаснуло в прошлый раз?

Только при свете трех свечей СэР разглядел, что в коридор выходят много дверей. Он подергал некоторые, они были заперты. Иногда коридор пересекали узкие, как лаз, коридорчики..

-Я зайду первым и позову вас, - строго сказал ПиП, вооружившись лупой, когда дошли до нужной двери. Но друзья-соратники вточились следом.

-О, да у нас тут тело,- сказал Профессор, подняв свечу повыше. Прекраснейший Кавалер налился своим замечательно-изумрудным цветом и без звука опустился на пол.

- Теперь - два, - подвел итог ПиП, - Если уж пришли, то постарайтесь ничего не трогать, хотя бы.

Славный Рыцарь решил занятся сомлевшим Прекраснейшим, но тут раздался горестный вопль Просто Профессора. СэР обернулся и увидел, что тот держит в руках серый листок, который распадается в пыль прямо на глазах. Он рванулся к листку, и время вновь повело себя необычно. Все вокруг замедлилось, кроме самого Славного. Он еще успел выхватить бумагу из пачки Профессора и записать несколько "кракозяблов", так он их назвал, прежде чем листок в руках ПиПа окончательно рассыпался. А затем его догнал профессорский вопль. Очевидно, сначала он заглушился во времени, а потом оглушил, хотя и был на излете.

-Что ты делаешь? - наконец собралась вся фраза.

-Смотрите, что я успел записать, - сунул ему под нос бумажку СэР.

Там было написано "ev escere clavi inquir r "

-Любопытно, любопытно, - уткнулся в текст ПиП.

-Да как вы можете? - подал слабый голос с пола Прекраснейший Кавалер, - Тут лежит чей-то прах, который когда-то был папой или....

-Мамой? - услужливо подсказал Славный Рыцарь.

-Меня, кажется, сейчас стошнит, - несчастным голосом пожаловался ПеК.

-Не думаю, что именно этого нам не хватает, - сказал ПиП, - Я понимаю, потребности, но может, поищешь другое место? Некоторые и так походили здесь, как стадо слонов.

ПеК на ватных ногах с помощью СЭР выбрел в коридор.

-Ты пойми, - успокаивал его Славный, - Мне точно известно, что никаких духов в Клоповнике нет. Поэтому этот прах - не бренные останки, а как... если бы это был стул или стол. Понимаешь? Я когда первый раз увидел, тоже сильно перепугался, а в этот раз - ни капельки не боюсь. Знаешь почему?

-Почему?

-Потому что мы его закопаем - и это будет хорошее дело.

-Почему?

"Он совсем тупой"?- спросил ДеД. "Он - нормальный. Никогда не имел дела с мертвыми, вот и сомлел чуток"

-А чего он будет тут лежать. Придет еще кто-нибудь. Ребенок, например, а тут неизвестный скелет.

-Но ты же сказал, что он как стул.

-Это мы знаем. А ребенку кто расскажет? Ребенок испугается. Он после этого может остаться заикой на всю жизнь.

-А я не останусь?

-Я же тебе говорю, что эти кости - как стул.

-Но когда мы проходили закон божий...

-Вот именно! Если бы это было настоящее тело, то его душа находилась бы рядом.

-Откуда ты знаешь, что она не рядом? Может она ко мне завтра во сне придет и задушит.

-Она придет и задушит, если мы его не закопаем.

-Но ты же говорил, что он как стул?

-Да достал ты меня со своей мебелью!

"Может ему будет легче, если ты скажешь, что душа праха уже много раз переродилась, потому что в свое время он остался здесь добровольным стражником?"

-Не я первый начал про мебель, - от обиды ПеК даже порозовел немного, - И где ты планируешь его схоронить?

"Тут и закопайте. Я посмотрел - на восемь локтей вниз ничего нет" - "То есть дальше есть?" - "Не знаю. Я дальше не заглядывал".

-Тут и закопаем. Пол - земляной, внизу ничего нет. Ему, в принципе, все равно, а нам не надо далеко ходить.

Удивительным свойством Прекраснейшего Кавалера была способность быстро восстанавливать душевное равновесие. Только что он валялся в обмороке, а сейчас глазки разгорелись:

-Офонареть! Вот это приключение! Чего ждем? Почему не копаем?

-Ждем, пока Просто Профессор обшманает комнату.

-Мародерство?

-Я знаю Профессора. Если он найдет драгоценность какую-нибудь, то непременно отдаст родственникам.

Выглянул ПиП:

-Можете входить. Я внимательно все осмотрел, но кроме вот этого забавного аграфа ничего интересного не нашел.

-И никакого документа, подтверждающего личность? - строго спросил ПеК.

-Ничего. Может расшифровка записей Славного Рыцаря приоткроет тайну?

Копал Прекраснейший Кавалер старательно, наверно, замаливал свой позорный обморок. Но перетаскивать кости в могилу отказался наотрез, мотивировав это недостатком физических сил. Просто Профессор предложил прикрыть тело рогожей и похоронить вместе с досками, на которых оно лежало. Все равно, мол, навряд ли кому пригодится такая рухлядь. Укутали. Примерились. Яма оказалась недостаточно широкой и глубокой. Увеличили, докопали.

-Надо бы что-нибудь сказать, прежде чем зароем. Это же все равно как похороны, - заявил Прекраснейший.

-Я не уверен, что смогу соответствовать моменту, - отказался Просто Профессор.

Славному Рыцарю, как хозяину Клоповника, пришлось отдуваться самому. "Ты мне поможешь? Хоть немного?" - "Я с ним лично знаком не был. Все что смог о нем узнать, тебе уже сказал". СэР вдохнул поглубже и заговорил:

-Неизвестный добровольный стражник этого места. Ты дождался тех, кто должен был придти и предать свои кости земле. Ты выполнил свой долг, и мы выполнили свой. И мы верим, что там, где ты есть сейчас, ты счастлив. А я, властью, данной мне при рождении, по праву хозяина Клоповника, освобождаю тебя от добровольной клятвы верности этому подвалу. Ты свободен. Спи спокойно.>

Они закопали могилу, выложили крест. Постояли, помолчали и заторопились наверх.

Как же хорошо летним вечером у реки, среди людей! Даже Просто Профессор снизошел до коллективного веселья, чего с ним не случало лет десять. А уж Прекраснейший Кавалер и Славный Рыцарь с Духом Деда отрывались по-полной, как будто в подземелье провели не несколько часов, а полгода, не меньше.

"Как удивительно быстро,- думал Славный Рыцарь, - учишься ценить то, мимо чего проходил столько раз, с полнейшим безразличием. Речка, луг, луна, огонь, люди... Стоит только увидеть, чем в итоге все заканчивается. Скорей бы рассвет".

Глава восьмая. Конь.

Как только небо на востоке посветлело, Славный Рыцарь оторвался от веселой компании и пошел встречать рассвет. Он уселся, отринул все мысли и уснул. Так что солнце взошло без его созерцательного участия. Проснулся СэР в позе эмбриона с неприятным чувством, что на него смотрят. Он с трудом повернул голову и убедился, что так оно и есть.

Стон няньки, которая пошла будить Славного Рыцаря, а вместо него обнаружила на чистых простынях Прекраснейшего Кавалера в грязной одежде и с венком на голове, был непередаваем по чистоте звука и богатству оттенков. Допрос с пристрастием ничего не дал. ПеК потерялся ещё в начале праздника и мало что помнил, потому что несколько увлекся вином, или пивом. Или и тем и другим одновременно.

Нянька, прекрасно осведомленная куда в последнее время по утрам ходил Славный Рыцарь, а заодно и половина населения Клоповника, потому что приближался второй завтрак, быстро отыскали Славного, но будить не стали, а молча сверлили его осуждающим взглядом. Теперь стоит объяснить почему.

Тетушка на праздники имела обыкновение посылать корзину с продуктами. Это было совсем не лукошко, с которым ходят за ягодами-грибами. Ко второму завтраку к воротам Клоповника подкатывала арба, груженная двумя работниками и эдаким плетеным сундуком, который собственно и назывался корзиной. Работники с трудом втаскивали подношение тетушки на кухню. По мнению кухарки, то, что присылала тетка на хозяйский стол, никуда не годилось.

-Да и откуда ей знать, мещанке, чем приличные господа питаются, - кривила она губы. Кое-что оставляла, но основная часть уходила на специальные столы.

В отличие от кухарки. Славному Рыцарю присланная еда нравилось. С некоторых пор в замке установилась традиция, которую Просто Профессор называл "ленным правом первого куска". То есть хозяину предоставлялась возможность первому выбирать со специального стола приглянувшуюся пищу. Нянька сама за продуктами не ходила, но постоянно просила принести ей селедки фирменного тетушкиного засола. А что бы Славному было сподручней, сшила, в тайне от кухарки, для этих целей холщевый мешок.

Брать еду в праздники раньше хозяина считалось в Клоповнике плохим тоном. Вот почему в преддверии второго завтрака, многие обитатели замка были недовольны тянувшимся сном хозяина.

После второго завтрака нянька учинила допрос с пристрастием:

-Как вы посмели в таком виде забраться на кровать? Вы же должны были вчера вымыться? Я видела, что вас вечером не было, но думала, что вы в парной! Где вы были?

-У нас нашлось срочное дельце, - туманно ответил Славный Рыцарь. Прекраснейший Кавалер только мычал, потому что всё ещё чувствовать себя нехорошо.

-Вы немедленно пойдете мыться. Кажется, горячая вода ещё осталась.

-Я не могу, - глупо хихикнул ПеК, - У меня нет сменной одежды.

Но нянька сказала, что если они немедленно не приведут себя в порядок, то она за себя не ручается, потому что теперь ей и постельное менять из-за некоторых балбесов. Она заверила Прекраснейшего, что постарается уговорить прачек простирнуть его "барахлишко" сегодня, хотя это и непозволительно в праздник, а он может временно в подштанниках походить. Славный Рыцарь поклялся, что в знак солидарности тоже походит в подштанниках, сколько нужно.

Горячая вода благотворно подействовала на организм Прекраснейшего Кавалера. Он размяк и согласился, что в таком виде не стоит излишне мозолить глаза людям и лучше уйти, куда подальше. Славный Рыцарь предложил несколько мест на выбор: лужайка со свежескошенной травой, рыбалка и опушка леса. ПеК выбрал опушку потому, что она была ближе, присутствие на ней не требовали никаких дополнительных физических упражнений, и можно было найти тень - источник бледности.

-У меня совсем не аристократический загар. Не могу же я идти на бал к Герцогу, как чернавка!

Так друзья, завернутые в простыни, оказались на опушке. ПеК настолько хорошо себя почувствовал, что стал разрабатывать для Славного бальный наряд. СэР не был благодарным слушателем. Его внимание привлекла лучница. Она с большой точностью расстреливала соломенную мишень.

-Ты меня почти не слушаешь, - обиделся ПеК, когда на его вопрос "Так ты предпочитаешь лиловое или черное"?, СэР ответил "Да-да, конечно".

-Посмотри. По-моему это Егерская Дочка?

Прекраснейший Кавалер посмотрел:

-Да, ЕДа. Ну и что?

"Действительно, ну и что", - подумал СэР. Егерскую дочку он знал давно. Когда-то она часто приносила в замок звериных детенышей: зайчат, бельчат, ежат, лисят. Последним подарком была почти взрослая рысь. После этого она перестала приходить в Клоповник. Славный Рыцарь знал, что она года на три старше его и по всем статьям относится к категории старых дев. Но у неё был жених - Рыжий Лесоруб, который давно ушел на заработки. И вот со дня на день он должен вернуться, после чего они поженятся. Нянька про Егерскую Дочку говорила, что девка она хорошая, но суховатая - "Жила, а не баба".

Славный Рыцарь смотрел, и она не казалась ему ни суховатой ни жилистой. Русые волосы, сплетенные в косы, лента на голове, беззащитный изгиб шеи, приятный цвет лица....

Да она чудо как хороша! Одним словом, СэР влюбился по уши, но не смог СэРазу поставить диагноз. Вернувшись с опушки, он думал о Егерской Дочке не более чем с нежностью.

К полному удовольствию Прекраснейшего Кавалера, нянька пожаловалась, что прачки наотрез отказались нарушать праздничную установку, но пообещали, что завтра на заре отскребут одежду Прекраснейшего в лучшем виде. Что будет можно - высушат утюгом, а остальное быстро высохнет на солнце.

-Получается, что я навсегда ушел из дома, - радовался ПеК.

Ночью Славный Рыцарь предавался мечтаниям. Он попытался поговорить об этом с другом, но того было не добудиться.

Дух Деда кшатрия врубился в ситуацию моментально - "Да ты втрескался, дружок. Ах, какое светлое и упоительное чувство". Славный Рыцарь засомневался.

Ему и раньше приходилось влюбляться. Первый раз это случилось, когда ему было лет десять, не больше. Со своими страданиями он пришел к няньке. Та участливо покачала головой и сказала, что любовь - это болезнь, а болезни лечит бабка-знахарка. Бабка с пониманием отнеслась к проблеме, дала "приворотное зелье" и наказала пить его после еды, сидя перед зеркалом и думать о предмете желаний, и не в коем случае о красной обезьяне. "Как можно думать о красной обезьяне в такой момент"? - не понимал Славный Рыцарь. Оказалось, что только о ней в этот момент и думается. Любовь прошла очень быстро. Фокус с красной обезьяной повторялся после этого несколько раз. В последний раз, когда бабка-знахарка давала ему зелье со словами: "Ну ты знаешь, что надо делать", Славный так прямо и спросил:

-А вы ведь специально про красную обезьяну говорите?

-Есть такой расчет, - уклончиво ответила она.

-Может это и не зелье вовсе?

-Очень может быть. А может и наоборот - очень сильнодействующее? Хочешь знать правду?

-Хочу. Очень хочу.

-Не скажу, - противно хмыкнула бабка. - Мучайся.

Поэтому у Славного Рыцаря были резонные сомнения в упоительности чувства.

Утром Клоповник гудел, как накануне праздника: снимали развешенное по всему замку и во дворе белье, складывали в высокие корзины и тащили в гладильную.

Зашла нянька и сообщила, что хотя прачки и выполнили обещание, но большая часть туалета Прекраснейшего Кавалера ещё досыхает, поэтому она пришлет в комнату кого-нибудь с завтраком. Однако до совместного завтрака не дошло, потому что приехала маман ПеКа.

-Я знаю, что ты здесь! - вместо "здравствуй" закричала она, - Выходи немедленно!

ПеК, драпируясь в штору, выглянул из окна:

-Нет, Маман! Пока будет продолжаться это насилие над хорошим вкусом, я никуда отсюда не уеду!

-Какое насилие!!

-Голубые банты! Как я могу показаться в приличном обществе, да ещё при Герцоге и его гостях в эдаком наряде!

-Какой наряд! Если ты и попадешь на бал к его милости, то в мундире!

-Как "в мундире"?

Если бы Славный Рыцарь не перехватил, Прекраснейший ушел бы за окно.

-Обыкновенно! Галунами и шпорами! Пришло письмо из адмиралтейства! Все экстерны сдают экзамен на разряд! После этого зачисляются в войска.

-Как в войска? - ошарашено переспросил ПеК у Славного.

-Если я правильно помню правила, то капралами или унтер-офицерами в гвардию.

-Маман! Я не хочу в солдаты! - снова стал вываливаться из окна Прекраснейший.

-Милый! Все не так плохо! К нам вчера с письмом прибыл фельдфебель, который примет у тебя предварительный экзамен, и, возможно, по его ходатайству, тебя оставят при дворе!

Собирайся быстрее!

-Господи, подумать только. От какого-то фельдфебеля зависит моя судьба! От солдафона, который наверняка мадаполам от маркизета отличить не может. Срочно несите одежду. Хоть мокрую, хоть сухую, хоть какую. Извини, Славный, сам видишь надо ехать.

Но Славному было не до него. Так как СэР влюбился, то и сопутствующий дух испытал это чувство. Но самым странным был его выбор. "Ты только взгляни, какая женщина! " - "Какая? " - "Та, в темно-синем наряде" Внизу в темно-синем бархате была только маман ПеКа. Она обладала большим количеством одинаковых окружностей, расположенных по высоте. А в этом дорожном платье, с перевязью над грудью, под грудью, в том месте, где должна быть талия, в том месте, где должны быть бедра и под коленями, что бы юбка при езде не развевалась, она, как никогда, напоминала гусеницу. Да еще это белое жабо на груди. "Ты рехнулся? " - не поверил глазам своим Славный Рыцарь. "Не груби старшим. Ты слишком молод, что бы разбираться в красоте"!

Прекраснейший Кавалер и маман уехали. Дух Дедушки кшатрия увязался за ними, что бы быть "рядом с предметом желаний своих и чаяний". А Славный рыцарь остался один на один со своими чувствами. Днем они были светлыми. Весь такой мечтательный до приторности СЭР полюбил бродить в одиночестве, воображая самые невероятные картинки. Они были без начала и конца. Вроде как идет СЭР на охоту, слышит - кричит кто-то голосом Егерской Дочки. Подбегает, а на неё нападает огромный вепрь. Славный метким выстрелом поражает зверя. Подхватывает ослабевшую девушку на руки. Костюм девушки эротично порван. Она приникает к его груди, охватив могучую шею ослабевшими руками. Целует. А дальше фантазия обрывается, но представляется, что все будет очень хорошо. Иногда вместо вепря на ЕДу нападает медведь, и Славный Рыцарь душит его голыми руками.

По чистой случайности тропинки, по которым бродил влюбленный Славный Рыцарь, пролегали вблизи дорог, по которым Егерская Дочка обычно ходила. Часто СэР устраивал за ней слежки. Однажды набрался смелости и пересекся в районе колодца.

-Привет, что ли, - небрежно сказал СэР, внезапно осевшим голосом.

-И ты не болей, - ответила ЕДа.

Целый день после этой встречи Славный ходил с приклеенной улыбкой на лице, и всем встречным - поперечным говорил:

-И вы не болейте.

Ночью на него накатывали сомнения. Утром он просыпался мрачнее тучи с твердым намерением забыть ЕДу навсегда. Затем ел, что ему подсовывала нянька, давал себе задания, но ничего не мог делать, а снова начинал просветленный бродить по тропинкам.

-Совсем малахольный стал, - жаловалась нянька бабке-знахарке, - Может, красная обезьяна?

Но бабка-знахарка сказала, что это здесь не поможет.

-Тут что-то новенькое, поэтому ничего я ему давать не буду. Надо искать другое средство.

Они пошушукались и что-то решили.

Через день СэР был отослан на дальние пастбища к Старшему Погонщику с письмом.

Славный решил, что разгадал хитрый план старушек. "Наверное, в письме говориться, - думал он, - что бы меня задержали подольше. Думают, вдали от предмета чая-чего-то-там пройдут мои чувства! Не на того нарвались". Он устроил привал, где с великими предосторожностями вскрыл конверт. К его разочарованию, нянька требовала, что бы СаП подготовил в кратчайшие сроки шесть лошадей их фирменной племенной скаковой породы. "Непременно вороных, - писала нянька, - покупатель через неделю будет в Клоповнике. Если Славный Рыцарь решит соизволить вам помочь в перегоне - не откажите ему, потому что своим снулым видом он приелся всем. Если пожелает вернуться - не останавливайте".

СэР решил остаться. В первую же ночь его накрыло вдохновение. Он ходил кругами, прихлопывая комаров, и насиловал рифму вслух. Самое удачное, что он сочинил, было "луна - одна" и "любовь - большая любовь". Потом из домика погонщиков к нему прилетел сапог и крепкое матерное слово. Это как-то успокоило, и Славный Рыцарь забылся крепким сном. Рано утром его разбудили, усадили на лошадь и отправили в табун. Вечером сняли с лошади и уложили спать. Больше СэР декламацией не занимался. Нужных коней устроили в отдельном загоне и "работали" с ними чуть ли не круглые сутки. Все они знали, что такое узда, но от долгого пребывания на воле, вели себя, как дикари. Всего отобрали восемь жеребцов. "С заделом", - сказал Старший Погонщик. И на одного из них Славный Рыцарь, что называется, глаз положил. Зачем его взяли, СэР так и не понял. Он невыгодно отличался от собратьев чуть коротковатой шеей, несколько курносой, как у ишака, мордой, непропорционально длинноватыми ногами. Но недостатки с лихвой компенсировались широкой грудью, великолепной подсушенной мускулатурой, глубокими хитрыми глазами и совершенно неотразимой харизмой.

Старший Погонщик про него сказал:

-Черзо, Конь - огонь.

В отличие от собратьев, которые побрыкались и скоро вспомнили, что такое сбруя, Черзо не сопротивлялся, когда его седлали. Он с легким изумлением дождался, пока на него усядется мальчик - загонщик, легко перемахнул через изгородь и был таков. Мальчик, хромая, прибрел примерно через два часа и сказал, что этой скотине надо шенкелей побольше, а теперь ищи ветра в поле. Конь вернулся под вечер, перескочил в загон и прошелся по кругу картинной высокой рысью. После этого демарша, Черзо занял в сердце Славного почетное место рядом с самым дорогим: родителями и Егерской Дочкой.

С того дня СэР и конь стали почти неразлучны.

Когда пришло время перегонять жеребцов в Клоповник, Славный Рыцарь сказал, что берет Черзо с собой и отныне это будет его рыцарский конь. Старший Погонщик взмолился:

-Я хотел его вам только показать. Вы поймите, это прямой потомок наших Орлецы и Чепраша, основателей породы. Причем как по материнской линии от легконогой Чезиты, так и по отцовской, через Олиса, который был сыном Роллиса, от Зерейны и ... Если с ним что-нибудь случиться, мы потеряем линию. У меня на этот год на него другие планы, как на производителя. Я уже и кобылок присмотрел. Да и молод он. Рано ему в рыцарские кони. Вы и сами видите - он ещё не готов. А на следующий год, я обещаю, если все пройдет, как надо, я сам пришлю его. Да и вы можете его навещать.

Долго уговаривал, пока Славный Рыцарь не согласился. Взял кусок морковку и пошел к коню жаловаться:

-Судьба моя такая несчастная. Приходится расставаться со всеми, кто мне нравится. Но ты давай, побудь в этом году настоящим мужиком. Не ударь лицом в грязь. Если бы на месте твоих кобыл была Егерская Дочка, я бы поменялся с тобой местами, честное слово. Но я буду приезжать, ты уж не забывай меня, - и приник к мягкой бархатной мордочке Черзо. Конь сочувственно вздохнул, постоял, для приличия, немного и, убедившись, что морковь кончилась, понесся нарезать круги по загону - от избытка энергии.

Горечь расставания с Черзо подсластила мысль о встрече с Егерской Дочкой. По мере приближения к Клоповнику, вызревало решение немедленно и непременно поговорить с ней серьезно: "Приеду и прямо спрошу - любишь или нет. Сколько можно меня мучить"? Но сразу поговорить не получилось. Сперва надо было обнять няньку, потом сдать коней по описи, потом вникнуть в тонкости договора продажи и ударить по рукам, потом разобраться со скандалом в свинарнике. С последним можно было и подождать, но пастушка, узнав о прибытии хозяина Клоповника, прождала почти весь день, что бы пожаловаться на свинопаса, который начал захватывать её "завсегдашние" угодья.

Пришлось разговор с ЕДой перенести на завтра. А завтра Егерская Дочка сама разыскала Славного Рыцаря.

-Поговорить надо, - после приветствия сказала она. У Славного, который ещё вчера несколько раз отрепетировал разговор, как за себя, так и за неё, появилось ощущение, что они вчера вроде, как и поговорили. Поэтому он кивнул и покорно пошел за ней, терзаясь предчувствием, что хорошей беседы не получится. Так и вышло.

-Не знаю, как там у вас благородных, но у нас принято заранее знать будущего мужа, - начала разговор ЕДа. Затем поведала про местный институт брака вообще и свой в частности.

Еще в младенчестве приблизительно составляются будущие пары, исходя из экономических, родственных и других важных связей. Пока родители готовяться к будущему событию, дети привыкают к мысли, что, например, тот соседский мальчишка, или девчонка - судьба. Строят планы и прочее. Исключения были, и подтверждали правило: родителей слушаться надо, они плохого не пожелают.

-Да в позапозапозапрошлом году дочка бондаря в обход родителей выскочила замуж за писца из ратуши. Так он возьми и спейся. Его с работы выгнали, а она с малым ребенком поденными работами перебивается.

-Я не сопьюсь, - угрюмо буркнул СэР.

Но оказалось, дело не в алкоголизме. Свою будущую семейную жизнь Егерская Дочка давно распланировала, и никаких Славных Рыцарей в ней не было, а был Рыжий Лесоруб. Так что теперь, накануне свадьбы, ничего она менять не собиралась.

-Жаль. Ты мне очень нравишься.

-Знаю, поэтому и говорю. Отстань, а?

-Нет. Моя любовь вечна и безраздельна. Я докажу тебе, что я лучше.

-Согласна, ты - лучше, да хочу я Рыжего Лесоруба.

-Я буду тенью твоей....

-Вот этого мне не надо больше всего. У меня свадьба осенью. Не мелькай, а то перед людьми неудобно.

-А как же я? Я тоже хотел сделать предложение руки и сердца.

-Вот нуда. Предупреждала меня нянька. Вижу, по-хорошему ты не понимаешь.

-При чем здесь нянька?

-Ну, - замялась Егерская Дочь, - Она сказала, что ты захочешь поговорить, и что бы я... ну, вроде как... помягче была. Я и подумала, а чего ждать? Сразу все и выясним.

-Нянька, значит, - мстительно пробормотал Славный Рыцарь.

-Ну, мы как? Договорились? Ты от меня отстанешь?

СэР, который узрел виновника любовных неудач, кипел праведным гневом и должен был срочно его, т.е. её заклеймить.

-Хорошо, - решительно ответил он, - Я уйду навсегда, но ты об этом ещё пожалеешь. Прощай навек. А образ твой навсегда останется у меня в сердце. Помни об этом, если решишь вернуться.

-Вот и славненько, - с облегчением выдохнула ЕДа, - Покедова. Если выполнишь обещание - позову на свадьбу.

"Жестокая, - думал СэР почти бегом возвращаясь в Клоповник, - Но нянька-то - хороша. Какую свинью подложила"!

Это он почти дословно сказал и няньке.

-Зачем ты с ней разговаривала? Ты все испортила! Она отвергла меня из-за какого-то Рыжего Лесоруба, назвала "нудой".

-Мерзавка, - так искренне возмутилась недостойным поведением Егерской Дочки нянька, что злость на неё совсем пропала, - как она посмела! Плебейка! Так разговаривать с мальчиком. Хамка!

-Она не хамка, - только и смог произнести Славный Рыцарь.

"Кто не хамка? " - объявился Дух Деда кшатрия. "Егерская Дочка" - "Я смотрю ты недалеко продвинулся" - "А ты? " - "Мне сложнее. У моей пассии муж, сын, почти военный и фельдфебель, которому она строит глазки. Не любовный треугольник, а прямо-таки пентаграмма получается".

Нянька, приняв внезапное молчание Славного за душевные муки, стала обхаживать его как трехлетнего младенца и обкладывать ватой:

-Сейчас мы покушаем и ляжем в постельку. А завтра проснемся свежими и отдохнувшими, - квохтала она.

Славный Рыцарь обнаружил вдруг, что его кормят чуть ли не с ложки, ведут в кровать и заботливо подтыкают одеяло. Он недовольно заворчал, хотя это было приятно.

Ночью ему не спалось. Он слово дал, да чувство то не башмак, с ноги не снимешь да не выкинешь. СэР уселся на подоконнике.

"Расскажи, как там, на дальних пастбищах, - попросил ДеД, - Даже неловко, что не смог вырваться к тебе" - "Там хорошо. Солнце садиться за лысый холм. И тогда заметно, что верхушка холма забавно раздваивается. А в загоне по кругу рысит Черзо. Подойдет к изгороди и посмотрит, как будто говорит: "Чего расселся, давай побегаем, поиграем". Он в этом году будет многодетным отцом. Хоть кому-то повезло с любовью".

Глава девятая. Взрыв.

Дух Деда кшатрия сказал, что физические усилия до изнеможения хорошо проветривают мозги. Славный Рыцарь и сам помнил, что на дальних пастбищах его не так терзали любовные страдания. Гимнастику по методу д-ра В.Лува ДеД высмеял. "Эти упражнения для изнеженных мальчиков не помогут стать великим воином" - "Откуда ты знаешь" - "Я же кшатрий. Знаешь, кто такие кшатрии?" Славный Рыцарь, к своему стыду, даже не задавался таким вопросом. "Кшатрии - великая каста воинов. Наше искусство восходит к самим богам и вручено нам ими для его сохранения и совершенствования". СэР с уважением относился к чужим богам. Однако стоя на одной ноге с закрытыми глазами, сомневался в истинности слов Духа Деда:

-Как это поможет стать великим воином?

Но к концу тренировки изменил мнение.

По настоянию того же ДД, Славный сделал ревизию оружейной. Большинство доспехов и клинков получили негативный отзыв и были признаны никуда не годными. "Не думаю, что бы эдакое держали в школе Калари-паятту". Одобрил Дух Деда только тяжелый двуручный меч промычав удовлетворенно "впечатляет", восточный палаш неизвестного происхождения, пробормотав "Атилл? Откуда?", английский длинный лук "хоть что-то приличное" и нож, как ранее полагал Славный Рыцарь - ритуальный, благоговейно произнеся "Катар". "Остальное - хлам" - вынес приговор ДД - "Можешь нести на помойку". "Еще чего! - не согласился СэР, - предки веками собирали". С выбором ДеДа в целом он согласился, но нож его смущал. Клинок - массивный, ручка - не удобная. Колбасу и ту резать несподручно. Только что украшения замечательные, а так вещь в бою бесполезная. Услышав про колбасу, Дух Деда так возмутился, что долго сказать ничего не мог, а только пыхтел: "Дикари, дикари" Потом сообщил, что для ближнего боя это именно "то", и с завтрашнего дня он займется образованием Славного Рыцаря вплотную.

Занятия были интенсивными. Стрельба из лука сначала несколько смутила Славного Рыцаря:

-Не рыцарское это дело из луков палить.

Но ДеД настоял: "Истинный воин умеет всё". "Вот почему она по соломенной мишени стреляла" - с грустью вспомнил Славный Рыцарь Егерскую Дочку, глядя на оперенье стрелы в руке. Наконечник с половиной древка остались в дубе, и извлечь их не представлялось никакой возможности.

Катар действительно оказался грозным оружием. А палаш неизвестного происхождения (Атилл) был выкован, как утверждал Дух Деда, из настоящей индийской стали. Был он легким, упругим и прочным. "Надо бы ещё чакрамы сделать. Очень удобные штучки. Метательные ножи колечками. Можно на чалме носить" - советовал ДеД. "Нет у меня чалмы" - "На поясе".

СэР, под руководством кузнеца, сделал и наточил чакрамы. Так как шорник сказал, что пояс для них он сделает не раньше чем через месяц, то пришил кармашки к имеющемуся в наличии. При первом же извлечении чакрам, кармашки срезались. "Не мое это", - сетовал СэР раскручивая на пальце очередной заточенный бублик и посылая его на все четыре стороны мимо цели. "Терпение, дружок" - успокаивал ДеД. - "Нет, не мое. Опять порезался!" - "Ну, с поясом мы не угадали...И с чакрамами. Пальцы полстые".

Нянька неодобрительно относилась ко всем новым увлечениям Славного Рыцаря, особенно к метанию ножей, но смирялась

-Чем бы не тешился, лишь бы не вешался, - говорила она кухарке, обсуждая несчастную любовь СэР.

Апофеозом спортивных достижения Славного Рыцаря стал забег на длинную дистанцию. "Надо проверить выносливость. Заодно узнаем время действия растянутого времени и период релаксации. Пошел!"

Сначала бежалось очень хорошо. Время было тягучим, а ноги легкими. В какой момент все изменилось, Славный Рыцарь не зафиксировал. Тело внезапно стало тяжелым. Оно по инерции какое-то время двигалось вперед, а потом рухнуло в траву. "Вставай" - требовал ДеД. "Не могу", - отвечал СэР. Он честно приказывал конечностям хотя бы пошевелиться, но руки-ноги не реагировали. "Добегался" - с тоской резюмировал СэР, глядя в небо. "Почти час лежишь. Если бы ты просто бежал, то преодолел бы уже две трети пути. Пошевели-ка чем-нибудь" - попросил ДеД. Тело с трудом, но стало подчиняться командам.

Лежа в траве, Славный Рыцарь не заметил, что за ним внимательно наблюдают.

-А смотрю, ты вроде как спишь. Решил не будить.

В гиге, с полотняным осъемным верхом - защитой от солнца (о, бледность! бледность!), сидел Прекраснейший Кавалер.

-Ты, наверное, знаешь, что у нас делается?

Славный сообразил, что пока он страдал, жизнь вокруг не остановилась. В городе произошло много интересного. "В Клоповнике, наверное, тоже?" - подумал СэР, шагая рядом с гигом и слушая рассказ Прекраснейшего Кавалера.

Фельдфебель, попав под влияние маман, стал почти адекватным. Автоматом принял предварительный экзамен и поехал свирепствовать к другим экстернам. ПеК должен через три месяца предстать перед очами экзаменационной комиссии, с самыми наилучшими отзывами, написанными непосредственно рукою маман, и заверенными фельдфебелем. Прекраснейший уже прорабатывал варианты формы, когда внезапно экзаменатор вернулся из-за срочного предписания доставить внучку сестры королевы пред августейшие очи. То зефирное создание, как понял из описания ПеКа Славный, и была эта самая внучка. Фельдфебель предложил маман заодно этапировать в столицу Прекраснейшего, что бы он там пообтерся. Её такая оказия вполне устраивала, но.... Включить в состав почетного эскорта неизвестного экстерна фельдфебель не мог, поэтому ПеК должен ехать как бы параллельно с ними, но отдельно.

-Если ты поедешь со мной - это будет здорово! Поехали!!!

Предложение было очень заманчивым.

В Клоповнике по поводу возможного отъезда Славного Рыцаря в Столицу разгорелись жаркие дебаты. Кто-то вспоминал древнее предсказание, что в замке всегда должен быть хозяин иначе "придет конец всему". Другие отвечали, что есть еще дядя Славного Рыцаря, и он вполне может нести вахту - не переломится. Третьи говорили, что дядя не может считаться хозяином, даже суррогатным, потому что нет в нем ни капли крови от Первого Рыцаря. Четвертые утверждали, что надо пробовать новое, может старые предсказания брешут. И все считали необходимым донести аргументы до няньки. Та молчала и губы поджимала.

-Вот что я скажу, - заявила молочница Поли своему мужу - хлебопеку, - Не все тут чисто.

Буквально на следующий день на дальние пастбища уехал кузнец с походной кузней. Может, действитльно, коней надо было перековать, но Славный почему то решил, что ему приведут Черзо. "Еду!" - радовался он, в жизни не выезжавший дальше города.

Время шло, и радость перерождалась в тревогу: "Как же я там один?"

Затем Главный Механик сказал, что на ближайшее воскресенье запланирован торжественный запуск часов на крыше, если чего не случится.

-Готовьте пиво и гармонь! - надуваясь от гордости, говорил он.

И в ту же ночь случился взрыв.

Внутри замка хукнуло и все мелко затряслось. Не задребезжало, а как-то затряслось изнутри. Славный Рыцарь дотронулся до хрустального светильника и почувствовал эту внутреннюю дрожь, и только потом эта дрожь перешла в легкий мелодичный звон. Когда вещи успокоились, Клоповник заполнился топаньем и голосами.

-Это в подвале, у цыган! - услышал СэР голос горничной.

-А я говорю, что это Просто Профессор. Предупреждала я, что опыты его до добра не доведут, - причитала нянька.

Славный Рыцарь кое-как оделся и тоже побежал. Поток вынес его к лаборатории ПиПа. Но нянька была неправа, потому что Профессор сам ходил по руинам с потерянным видом в халате и ночном колпаке, подсвечивая себе фонарем. Толстую каменную стену как корова языком слизала. Взрыв, похоже, произошел в другой комнате, потому что камни, перебив на своем пути все профессорское оборудование и мебель, находились в лаборатории. Из некогда соседской комнаты на учиненный разгром смотрела слегка контуженная цыганская семья в количестве десяти человек. В этой живописной группе преобладали половозрелые особи мужского пола.

-Я же говорил - это цыгане. Вы проверьте. Что пропало? - участливо спросил швейцар.

-Вроде нет, вроде всё на месте, - неуверенно произнес ПиП, обводя взглядом погром. Он нагнулся и поднял с пола некий предмет:

- Очень любопытно.

Короткое расследование подтвердило участие цыган в загадочном взрыве, хотя непосредственно они к нему отношения не имели.

Это была полуоседлая, или полукочевая дружная цыганская семья, гордо именующая себя табором. Обычно летом они бороздили просторы королевства, возвращаясь к зиме, что бы длинными вечерами рассказывать о своих приключениях. В давние времена с ними был заключен договор: они могли прихватывать в замке то, что на их взгляд плохо лежит, и если в течение трех недель за данной вещью никто не приходил, то она считалась собственностью семьи. В этом году из-за болезни бабушки цыгане не стали выезжать из Клоповника. Гуляя по коридорам, совсем малыш цыганенок забрел в лабораторию Просто Профессора, которая располагалась по соседству. Вообще-то было несколько мест, откуда вещи брать строго запрещалось, в том числе из лаборатории. Но ребенок был слишком мал, что бы быть в курсе. Он с гордостью приволок какую-то штуковину. Поглядев, старая цыганка потребовала немедленно её вернуть.

-Нельзя брать, - непонятно объяснила она.

Но отец семейства остался верен традициям. Тогда старая цыганка, прихватив самых мелких из детей и невестку с младенцем, перебралась подальше от опасного предмета. Трое суток ничего не происходило, а на четвертый грянул взрыв, увеличивший площадь лаборатории вдвое. Во всяком случае, так решили цыгане, как только слегка пришли в себя. Поэтому, глава табора сообщил, раз их выживают таким подлым способом, то они ещё успеют побродить по белу свету до холодов, а потом подумают, стоит ли им возвращаться.

Тут в толпу ворвался Главный Механик и сказал, что из-за взрыва самопроизвольно пошли часы.

-Просто повезло, что мы почти все успели сделать, - наехал он, не разобравшись в ситуации, на Просто Профессора, - Но я планировал, что бы было по-человечески. Торжественное открытие, цветы, пляски и все такое.

На ГаМа жалко было смотреть, по сравнению с украденным у него праздником меркли и разгромленная лаборатория и спешный отъезд цыган.

-Клинышки повыскакивали, - жаловал он, - ну они и затикали. А ход плавный такой....Заслушаешься.

-Некритично, - заметил Просто Профессор, - Подумаешь, пошли. Наоборот, хорошо. Проверим работу системы балансировки.

-Не знаю. Если планируешь другие подрывные работы - какая система это выдержит?

-Просто Профессор тут не причем, - заступился за ученого Славный Рыцарь.

-Да, - подтвердил швейцар, - Это цыгане.

Цыгане, которые считали себя пострадавшей стороной, обиделись окончательно:

-Все слышали? Геноцид. Мы не обязаны терпеть. Мы уходим.

-Успокойтесь вы все, - прикрикнула нянька, - развели базар. Ночь на дворе, спать надо.

И все почувствовали, больше ничего интересно происходить не будет, спать надо.

-А ты не переживай (Главному Механику). Если до субботы твои часы будут вести себя нормально, а не как в прошлый раз, будет тебе праздник в воскресенье. По кроватям, или кто там с кем спит?

Славный Рыцарь побрел в спальню под шелест Духа Деда "Темнит нянька".

Первыми, кого увидел Славный на следующие утро, были всё те же цыгане.

-Мы посовещались и решили, какой же у вас будет праздник без нас? Мы согласны немного задержаться.

Главный Механик ходил именинником - часы шли практически бесшумно, скромно негромко и приятно отбивая время классическим "бом". Все подходили и говорили добрые слова:

-Изумительные часы... Славный ход.... Давно такие надо было установить.... Молодец.

А затем переходили сразу к табору, который из подвала перебрался в кибитки, выкатив их к воротам:

-Ужасное происшествие.... Это же кошмар какой-то.... Хорошо хоть никто не пострадал....

Славный Рыцарь решил после завтрака припереть няньку к стенке (выражение Духа Деда) и выяснить, что означают её недомолвки. Но вернулся кузнец с дальних пастбищ. Черзо с ним не было, а был великолепный громадный рыжий жеребец-двенадцатилеток с кроткими, как у лани, глазами. Цыгане заходили вокруг него, довольно цокая языками. Славный с трудом скрыл разочарование. Кузнец отвел его в сторонку и, разведя жуткую конспирацию, сунул в руку подкову:

-Старший Погонщик сказал, что вы будете рады, - стесняясь подарка, оправдывался он. СЭР внимательно подкову рассмотрел, на ней было выбито "Черзо". Славный широко улыбнулся, как будто сам конь послал весточку:

-Спасибо, - прочувствованно поблагодарил он.

-Да не за что.

СЭР стало неловко, оттого, что он недостаточно обрадовался рыжему жеребцу. Поэтому он решил прокатиться верхом.

Конь шел хорошим ровным наметом, замечая неровности и препятствия до того, как на них отреагирует всадник.

-Молодец, - похвалил Славный Рыжего, похлопав по крупу.

-Хороший конь! - согласился некто у него за спиной. Славный Рыцарь обернулся:

-Папа?

-А ты подрос, малыш. Весь в мать, - вместо ответа заметил Воинственный Рыцарь, потому что это был именно он - папа Славного. СэР совершенно растерялся. Он давно, с тех пор как ему минуло пятнадцать, перестал репетировать свою встречу с родителями. Его крайне удивила неловкость, которую он испытывал. Не было желания бросаться на шею (как-то по-детски), а просто подать руку - слишком официально. Славный решил, что папа старше, и он знает. Воинственный рыцарь подошел к сыну, похлопал по плечу, повертел (кстати, ВиР оказался на полголовы ниже сына - неприятное открытие), потом приобняв, сказал на ухо:

-Я тоже не знаю, как это делается.

Тут то Славного и прорвало. Он начал заобнемываться, больше демонстрирую силу, чем нежность, мять плечи и лупить папу в грудь.

-Все, хватит уже, - расхохотался Воинственный Рыцарь, - прибьешь отца на фиг.

-Вот радость-то, - ахала нянька, - кровиночки встретилась. Уж и не ждали, не чаяли.

За обедом выяснилось, что нянькино аханье, чудовищное вранье и притворство. Она сама написала родителям, что надо срочно спасать мальчика.

-Два дня верхом, - хвастался папа, - А мать осталась в Столице. Мы ж тут почти проездом. Просто чудо, что письмо нас застало. Так вот, мама тебя ждет, поедешь к ней, навестишь. Она очень соскучилась.

-И чего не приехала? - насела нянька.

-А кто будет к новому походу готовиться? Согласовывать бумаги, выбивать деньги у военного ведомства?- удивился Воинственный Рыцарь, - Я здесь, что бы подежурить, пока Славный в Столицу съездит - маму повидать. А потом - ура, ура - шпоры, дым, копоть, лишения.

-А куда вы поедете, - с замиранием сердца спросил СэР.

-Поедем на восток, к белым медведям. Привезти тебе медведя?

-Я уже вырос, - надул губы Славный.

-Ладно, - примирительно сказал папа, - не обижайся. Как же я соскучился по Клоповнику. Ты уедешь - я сразу на дальние пастбища. Посмотрел на твоего Рыжего, аж завидно стало.

-Чего завидно? Оставайся, а я вместо тебя поеду.

-Когда-нибудь так и будет. А пока у каждого свой путь, - строго сказал папа, и Славному Рыцарю показалось, что где-то он уже слышал нечто подобное.

-Потом обо мне поговорим. Сначала расскажите, что у вас интересного?

-А у нас вчера был взрыв, - похвастался СэР, - а в воскресенье - праздник часов на крыше.

-Красивое название. Надо будет придумать эдакий ритуал и отмечать каждый год. Это я беру на себя. А что с взрывом?

-Тут еще не всё ясно...

-Вот и разберись до отъезда. Что мне в хозяйственные дела встревать!

-А когда отъезд?

-После праздника. Праздник в воскресенье, отъезд в понедельник. С другом, если я правильно понял, - выказал папа странную осведомленность, - Как там его, Прекраснейший Кавалер?

-Но до воскресенья всего три дня осталось.

-Знаю, если ты с расследованием поторопишься, то успеешь. Мне будет неприятно, если без тебя еще что-нибудь взорвется.

-А завтра мы пойдем на рыбалку?

-Естественно!

Весь такой облаченный ответственностью, после обеда Славный Рыцарь, не смотря на увещевания Духа Деда о необходимости тренировок, решительно отправился к Просто Профессору.

-Это очень любопытно, - воскликнул ПиП, как только увидел в дверях СэР, - взгляните! Странно, что я не заметил при первом осмотре, хотя голову даю на отсечение, её здесь не было.

Славный Рыцарь, загруженный обрывками мыслей Просто Профессора, подошел к верстаку, который временно заменял ПиП рабочий стол и с недоверием посмотрел. Перед ним лежало кресало с витой ручкой.

-Видите? - возбужденно спрашивал ПиП.

Славный посмотрел внимательней. На насеченной поверхности отчетливо выделялось " II el-um".

-Я для отчетливости графита втер. Если представить, что el-um - это сокращение, например от элемента, то есть части чего-то, или по латыни - стихия. Вопрос, что такое две черточки.

-Если по- латыни, то две черточки могут быть цифрой два, - предположил Славный Рыцарь.

-Да, - разочаровано согласился Просто Профессор. Он сам хотел выдвинуть это предположение:

-Но много вопросов остается, и ещё больше возникает. Если мы выдвинем революционную и смелую гипотезу возникновения произошедшего взрыва, то придем к невероятному умозаключению. Это кресало может каким-то образом накапливать энергию, а затем внезапно отдавать. Процесс пока не вполне ясен, однако если я продолжу эксперименты....

Славный Рыцарь начал лихорадочно соображать: из-за кресала, как утверждает Профессор, произошел взрыв, папа просил, что бы при нем ничего не взрывалось, если ПиП продолжит эксперименты, то...

-Понятно, - очень дипломатично начал Славный Рыцарь, - Я вот что думаю, возьму-ка я пока эту штуку с собой. Мне в дальнюю дорогу ехать, вдруг понадобиться костерок развести. Вещь в путешествии нужная. А как только вернусь, сразу отдам его тебе для опытов. Но в замке ты его держать не будешь. Сам видишь, как это опасно. Вот охотничий домик - то, что надо. Так что пока меня не будет, ты домик оборудуй. Вернусь - продолжишь.

А про себя подумал: "Как же, продолжишь! Потеряю эту дрянь при первой же возможности". Как будто прочитав его мысли, Просто Профессор с большим беспокойством о судьбе кресала попросил:

-Только вы поаккуратней. Не потеряйте.

-О чем разговор. Глаз с него не сведу.

Успокоив таким образом ПиПа, Славный Рыцарь вернулся к папе, по дороге размышляя:

"Всё правильно. Врать - не хорошо, но ради спокойствия ближних пойдешь на любую подлость. Нет. Не на любую. На ту, которую они поймут и не осудят. Да-да. Такая формулировка вернее".

Глава десятая. Засада.

На рыбалку они не пошли. Сначала папа попросил показать ему ту девицу "из-за которой весь сыр-бор разгорелся". Славный Рыцарь, неплохо изучивший расписание бывшей пассии, эту встречу устроил. Папа мило поболтал с Егерской Дочкой, сказал, что она красавица, и просил Егерю приветы передавать. Егерская Дочка жеманилась и откровенно строила глазки. Славный Рыцарь почувствовал то ли досаду, то ли ревность. Разбираться не стал - суета всё это. Потом Воинственный Рыцарь настоял на визите к Кавалерам:

-Надо поговорить, раз уж ты едешь с их сыном. Осмотреться. Да и просто навестить старинных приятелей.

Небольшой культурный шок Славный рыцарь испытал, увидев посреди двора Кавалеров невероятных размеров дормез, весь в бахроме и кистях. Наблюдая, как вокруг этого монстра суетится прислуга, сказал, что проще было лошадей пристегнуть сразу к дому:

-Дешевле бы обошлось, право слово.

На что Прекраснейший Кавалер небрежно махнул рукой:

-Это маман собирается поехать на мой экзамен. А у меня другой экипаж.

За дормезом незаметно примостилась все та же двуколка, только полотняный верх сменили на кожу.

-И верх складывается, а не снимается! - похвастался ПеК, - Сначала хотел взять бричку, но папе же надо на чем-то ездить.

Выглядел гиг вполне адекватно и даже щеголевато, так что Славный успокоился.

Затем долго гуляли, и говорил папа, а потом сидели, и говорил Славный. Два дня были такими длинными, но пролетели незаметно. На третий надо было устраивать праздник, и стало окончательно не до рыбалки. Папа вдрызг разругался с кухаркой, но под конец они нашли общий язык. Приехали дядюшка с тетушкой, Кавалеры, пришел Доктор со своим новым учеником - здоровым парнем альбиносом.

-После нашего совместного посещения дворца, я понял, что дополнительная охрана не помешает. А вы узнавали, что-нибудь про герб?

-Э-э, - замялся Славный Рыцарь, - Нет.

-Я подумал, может вам будет интересно, что зеленое поле символизирует воду, а не земельные и лесные угодья, как я думал раньше.

-Да-да, - вяло согласился СэР, - Очень интересно.

Он несколько выпал из общего течения праздника. Его тормошили, с ним здоровались, он в ответ улыбался, а сам думал, что если бы они с папой пошли на рыбалку, было бы лучше.

Наконец вынесли громадный торт, что бы, как сказал Воинственный Рыцарь, жизнь была сладкой, и время летело незаметно.

А когда все улеглись, Славного Рыцаря растолкали:

-Я тут у тебя в шкафу нашел, - сказал папа шепотом, потрясая удочками и сачками, - пошли.

И до утренней зорьки они ловили рыбу - сбылась мечта. Даже кое-что поймали.

Во дворе Клоповника их ждала нянька. Она стояла рядом с Рыжим и, утирая слезы, запихивала в переполненные дорожные сумки "еще чуть-чуть".

-Ну, давай, сын. Жду через две недели. Не задерживайся, - сказал папа Славному и, не меняя тона - няньке, - А ты успокойся.

Славный Рыцарь и Прекраснейший Кавалер встретились за городом. Инструкции были предельно четкими. СэР и ПеК едут в сторону Столицы. Где-то на трети пути останавливаются в придорожной гостинице "Мягко стелем" и ждут приезда основного кортежа, который должен прибыть вечером того же дня или, в крайнем случае, утром следующего.

Не любивший ранних подъемов Прекраснейший, часть пути дремал. Затем потребовал остановки на завтрак, потом развлекал Славного местными сплетнями. До гостиницы доехали без приключений.

Сначала друзья планировали не снимать комнату, а дожидаться в общем зале. Но ПеКу обстановка зала не понравилась - публика ему не соответствовала, мол, рожи уж больно разбойничьи.

-Это лучший номер в гостинице, - говорил им хозяин, давая ключи, - Ежедневная уборка, еда в комнату.

Собственно "еда в комнату" и подкупила Прекраснейшего Кавалера. Он немного поторговался и таки сбил цену. Номер был чистым и неуютным. Ужин в номер принесла тетка в грязном фартуке и, метнув еду на стол, пробормотала, что-то вроде "еда вот тут". Славный Рыцарь никогда не страдал отсутствием аппетита, а ПеК начал ковыряться в каждом куске, комментируя качество прожарки и протушки. Перед сном долго мечтали о будущем.

Духа Деда не было рядом - он исчез, как только приехал Воинственный Рыцарь, сказав, что ему среди родственников толкаться смысла нет, а внука навестить надо, поэтому утром Славный Рыцарь ограничился парой упражнений. Он активно помахал руками на заднем дворе, внеся некоторое разнообразие в жизнь совсем юной посудомойки. Она потом целый день рассказывала младшей стряпухе, как богатые с жиру бесятся. Завтрак принесла всё та же неприветливая тетка в грязном фартуке. Друзья-товарищи расчистили немного места на столе, поели. Пошли встречать оказию. Кругом было пусто, ни намека на делегацию. Что бы убить время, решили осмотреть окрестности.

-Какой воздух! - восхищался Прекраснейший Кавалер, опираясь на чью-то изгородь. Славному воздух показался самым обыкновенным.

-Какой трудолюбивый народец здесь живет. Смотри, как спешит на работу вон тот абориген, с сельским инвентарем.

Сельский инвентарь очень напоминал обыкновенную жердину. Славный Рыцарь и Прекраснейший Кавалер не стали дожидаться, пока поселянин до них добежит, а приветливо помахали ему издали рукой и пошли восвояси. Время обеда прошло, а кортежа с принцессой нигде видно не было.

-Наверное, задерживаются, - предположил ПеК.

-Если не поехали другой дорогой, то да, задерживаются.

-Может пообедаем? - предложил ПеК.

Друзья вернулись в номер и обнаружили, что вчерашняя посуда, ровно, как и сегодняшняя, стоит на столе.

-Странно, - сказал Прекраснейший Кавалер, - говорили, что будет ежедневная уборка?

-Уборка была, - подтвердил СэР, указывая на грязные разводы, - Работа проделана.

-То есть полы, они моют, а посуду - нет. Так может её на пол поставить? - внес конструктивное предложение ПеК.

-Может нам самим её помыть? Опыт есть.

-Вот уж нет. Я чужие тарелки драить не подряжался, - отказался Прекраснейший Кавалер, - Я лучше в общий зал пойду.

Славный Рыцарь оглядел обеденный зал гостиницы. Вчера в это же время тут было намного многолюдней. Сделали заказ. Только приступили к еде, прискакал вестовой фельдфебеля и начал распоряжаться.

Выяснилось, что по непредвиденным обстоятельствам отъезд задержался, и сейчас вся эта процессия наверстывает упущенное время, путем сокращения времени остановок и ездой в темное время суток.

-Это не очень разумно, - сказал хозяин гостиницы, - На дорогах неспокойно.

Вестовой только плечами пожал:

-От меня мало чего зависит. Что нам прикажут, то мы и делаем.

Вскоре подъехали остальные экипажи. Малышка размяла ноги, устроив забег вокруг кареты. Но бонны быстро неё нагнали и, не смотря на протесты, затолкали назад в экипаж. Фельдфебель увидел Прекраснейшего Кавалера, похлопал по плечу и, сказав: "за нами давай", побежал распоряжаться. Эскорт перекусил на скорую руку, и уже через полчаса они тронулись в путь. А ПеК еще доругивался с хозяином гостиницы, требуя скидку за грязную посуду.

Кареты догнали, когда начало смеркаться. К ним подъехал фельдфебель. Сказал:

-А, это вы. Держите дистанцию. Два корпуса - хватит.

То, что имелись ввиду два корпуса лошади, друзья поняли, а вот чего хватит, вызвали у них некоторые дебаты. ПеК считал не ближе двух, а СэР не дальше двух. Но оба сошлись во мнении, что на ночь глядя ехать не стоило.

Чинно держали дистанцию. К ним еще раз подъехал фельдфебель с известием, что до следующей придорожной гостиницы, где планируется устроить привал, осталось всего ничего, буквально три перекрестка.

Молодая луна плохо освещала дорогу, а фонари на каретах прибивали даже этот слабый источник света.

-Едем на ощупь, - заметил Славный Рыцарь, но не дождался ответа. Рыжий почуял неладное. Но это потом Славный Рыцарь сообразил, что почуял, а сначала он думал, что Рыжий просто упрямится. Натянул поводья, успокаивая: "Все нормально, все пучком". И вывалился из общей кавалькады. И тут на него повалилось дерево. Славный ничего и не делал, а Рыжий двумя гигантскими прыжками вынес его куда-то в сторону. Успокоив коня, выхватил палаш и поскакал выручать своих, ориентируясь на лязг металла, мельтешение факелов, визги женщин и ругань мужчин. Выскочил к потасовке и понял, что погорячился с выбором оружия. Совершенно непонятно кто, где и на кого нападал, и кто, от кого оборонялся. Махать палашом было бессмысленно и небезопасно. Спешился, поменял палаш на катар, оставив в левой руке дагу, да так и остался стоять, в надежде, что его заметят и атакуют. Но все были слишком заняты. Славный поменял дагу на кастет. Логика была простая, ввязаться в драку самому, аккуратно врезав кому-нибудь по башке. Если случайно под руку попадется свой, вреда будет поменьше. Подбежал к двуколке Прекраснейшего. Там была форменейшая куча мала. Первый, кого Славный Рыцарь приласкал кастетом, оказалася фельдфебель. Вот если бы СэР стал выбирать из толпы именно его, нипочем бы не нашел! Пробормотав извинительно: "опаньки", Славный нарочито бодро прокричал:

-Где плохие?

Но плохие уже начали сами наседать. Слегка стукнутый кастетом фельдфебель и СэР стояли спина к спине, отмахивались от врагов и даже успевали переговариваться.

Когда кортеж обнаружил впереди поваленное дерево, то он (фельдфебель) сразу почуял неладное, но сделать ничего не успел, потому что сзади упало второе дерево. Тут со всех сторон налетели разбойники. Собственно, все.

-А чего они хотят? - поинтересовался СэР, отводя катаром чью-то, кажется, уже сломанную руку с клинком и делая ответный выпад, впрочем, в пустоту.

-Выкуп за принцессу, чего ж еще, - пыхтел рядом фельдфебель.

-А где она? - поворот - уход - выпад - мимо.

-Да кто ж его знает.

Тут к ним подскочил Прекраснейший Кавалер:

-Наконец-то. Где ты шлялся?

-Давно здесь, - соврал Славный Рыцарь, отлично понимая, что ПеК говорит о начале потасовки. Катар - вещь хорошая, но требует других сил и техники, которыми СэР пока не обладал. Не был этот короткий меч продолжением его руки - запястье по привычке выворачивалось, пуская клинок по сложной траектории и выходило неуклюже. Поэтому он снова решил поменять оружие, тем более враги несколько откатили. Закинуть катар на место и выхватить палаш, было делом плевым, а с кастетом вышла заминка. Дагу где-то в пылу боя посеял... да чего врать, сам её и бросил в чью-то тень. Схватил, что первое под руку подвернулось, но уже видел, как на него летят кривые разбойничьи сабли. "Качество у клинков - никакое. Грубые клепаные железки", - зачем-то отметил Славный, отбивая один и перерубая второй. От третьего инстинктивно защитился левой рукой. И тут вспыхнуло.

Уже на подлете к земле, сквозь ресницы, Славный Рыцарь разглядел всё. Прекраснейший Кавалер прикорнул к двуколке - отвоевался, дружочек. Принцессу некто в темном вытаскивал из-под кареты, фельдфебель, как и остальные, замер в нелепой позе, зажмурив глаза. "Странно, - рассеяно удивился Славный, - Как это я не мог отличить своих от чужих? Свои вон, в синей форме, а чужие - кто в чем." А ещё чужие очень напоминали вчерашних постояльцев гостиницы. Сам он как бы завис над землей, в левой руке злополучное кресало, а полет он свой закончит прямехонько под копытами Рыжего. Затем было жесткое приземление, но Славный уже знал, что ему делать. Как только восстановил дыхание (спасибо Духу Деда кшатрия), пользуясь всеобщей временной сумятицей, выволок ПеКа из гущи сражения и перебросил на коня.

-Беги, родной, вывози, - прокричал он Рыжему, тычками давая понять серьезность приказа. Затем пришла очередь девчонки. Она еще цеплялась за обод колеса, и если бы похититель сообразил дернуть посильнее, был бы с добычей. А так на него налетел черным вороном Славный, саданул плашмя палашом по спине, схватил принцессу и побежал.

Славный Рыцарь с удовольствием сделал бы наоборот, посадил принцессу на коня, а с поля боя вытащил друга, но организм четко сказал: "Девчонка легче". Вот и взял, что полегче, тем более он рассчитывал догнать Рыжего и перегрузиться. Но, очевидно, не туда свернул, потому что лес кончился, а коня нигде видно не было.

Пока мог, бежал по полю, попал ногой в кротовую нору, и полетел кувырком. Где-то в падении потерял принцессу. Но для него это было уже не важно, потому что. чувствовал, ресурс исчерпал. Раз так, по приземлении уснул. А что ещё делать, когда ни рукой, ни ногой пошевелить не можешь, и ночь на дворе?

Проснулся поздно. Телу было некомфортно. Славный Рыцарь попытался осмотреть себя, не поднимая головы, лишь скосив глаза. Он лежал в полном вооружении и если бы не кожаный панцирь, то понял бы это сразу, а справа подмышкой сопела принцесса.

-Подъем, - сказал СЭР, то ли себе, то ли девчонке.

Зефирная Принцесса, как её уже привык про себя называть Славный Рыцарь, открыла глаза и почти одновременно рот:

-А почему ты не черный?

Славный удивился:

-А почему ты не картавишь?

-Я только для своих картавлю, пусть они меня маленькой считают. А почему ты не черный?

-Ну-у, - начал придумывать ответ СэР, и брякнул, - Отмылся.

-Ты уже совсем проснулся? - продолжал допрос ребенок.

-Сейчас проверю, - пообещал Славный.

Он как-то по-стариковски переваливаясь с боку на бок оторвал верхнюю часть тела от земли. Естественно, самым неудобным предметом, на котором лежал, оказалось кресало.

-Вот значит как, - озабочено хмурился Славный, разглядывая надпись, - Два елум, значит.

Предмет, после проявленной активности, явно преобразился в лучшую сторону и выглядел как новенький.

-И как с тобой расстаться? - вздохнул СэР. В ответ рабочий край угрожающе засветился голубоватым цветом и по нему запрыгали маленькие язычки пламени.

-И правильно, - изменил мнение Славный, - Зачем такую хорошую вещь терять?

Он решил проделать весь комплекс гимнастики Духа Деда. Или хотя бы сколько сможет.

После физических упражнений хорошо бы было ополоснуться, но никакого водоема рядом не наблюдалось. Даже лужи. Зато к их с Принцессой компании присоединилось небольшое овечье стадо под предводительством сопливого пастушка. Он с восторгом глядел на ЗП:

-Ты фея? Да?

Девчушка не стала разочаровывать поклонника. Она, в лучших дворцовых традициях, склонила голову к порванному воротничку и, кокетливо оттопырив пальчик, повелела:

-А теперь завтрак.

Мальчишка быстро распотрошил свою заплечную торбу. Полкраюхи хлеба, кусок сыра и фляга с водой.

-И это все, чем питаются мои подданные? - пригорюнилась Принцесса, но тут же сделала приглашающий жест Славному:

-Пожалуйте к столу.

Славный критически осмотрел "стол". Там и одному есть было нечего.

-Я бы, ваше величество, окунулся, - отвесил он самый галантный поклон, и, выдерживая светскость, обратился к пастушку, - Сударь, а где тут у вас можно принять ванную?

-Чего принять?

-Есть тут поблизости речка какая-нибудь?

-За той горкой. И мы там живем. У нас там маёнтак.

-А кто дома?

-Дак, мамка!

-Мы, пожалуй, навестим мамку.

Зефирная Принцесса тем временем грызла краюху. Может, она и имела что-то против срочного ухода, может, она бы предпочла еще посидеть среди овец, но рот был занят.

Хозяйство за горкой было таким правильным и ухоженным, что Славный Рыцарь искупался в речке, прежде чем предстал пред очами "мамки". Мамка была крепкая молодая и беременная. Она слушала рассказ, подперев щеку руками, и глаза её делались все шире и шире.

-Бедная девочка, - качала она головой, жалостливо глядя, как Зефирная Принцесса уплетает за обе щеки кашу. Она же предложила переодеть её, т. к. платьице изрядно поистрепалось.

-Вот, моя-то уже выросла, а новой я новое куплю, - похлопала она себя по животу, и сама рассмеялась собственному каламбуру.

-Я велю прислать из дворца много другой одежды, - пообещала Зефирная. Мамка расхохоталась ещё веселее:

-Да не о чем беспокоиться.

-Пошли уж, Зефирная Принцесса, - поторопил Славный Рыцарь.

Как рассказала беременная мамка, город был далековато, но в шести верстах располагалось село, где почта была, и можно было подать о себе весточку. А в целом направление на Столицу они держали верное.

Всю дорогу, пока шли, девчонка болтала. Обсудила сама с собой и одобрила имя, которое ей дал СэР. Перебрала варианты сокращений и остановилась на ЗиПе. ассказала дворцовые тайны: "Камеристка каждую ночь бегает на конюшню, а говорит, что к больной бабушке. Лулу родила пятерых щенят. Ей их тоже аист принёс? ", поделилась впечатлениями о вчерашнем нападении.

Славный Рыцарь с тоской подумал, что она должно быть семижильная, если может идти и болтать без умолку. Почти на подходе к селу Зефирная Принцесса выдохлась:

-Я больше идти не могу.

Произведенная ревизия выявила, что её туфельки окончательно развалились, и она натерла ноги. Славный оборвал подол своей рубахи, что бы обмотать ей ступни и нащупал три золотых.

-Что это? - спросила ЗиПа.

-Деньги, - с умилением рассматривал золотые Славный, тепло вспоминая няньку.

Принцесса, которая отродясь денег не видела, потребовала один себе. С деньгами день показался светлее, хотя был он пасмурным.

-На, - протянул ей один золотой СэР, - идти сможешь?

ЗиПа не только не смогла идти, но и вообще на ноги встать. Пришлось усадить на закорки.

Прочитав на дверях сельской почты "ушел в запой, буду через неделю", Славный Рыцарь совсем пал духом. Порасспросив бабок, сидевших на завалинке, выяснил, что здесь ездовой скотиной разжиться будет невозможно (окстись, милай, лето на дворе - вся живность в поле, ни лошака, ни мула), но в двух верстах есть дорожный трактир "Всегда рады". Вот там реально что-нибудь раздобыть.

-Две версты, - чуть ли не простонал СэР. Две версты с неумолкающим грузом за плечами на голодный желудок он мог только проползти. Зефирная Принцесса верно истолковала его мычание:

-Может, я пойду уже...

И пошла. Две версты шли столько же времени, что и шесть. До "Всегда рады" добрались только под вечер. Первое, что Славный рыцарь увидел на дверях трактира, были портреты его и принцессы, и по тексту выходило, что он и есть тот самый злостный похититель.

-Смотри, - радовалось дитя, - Это - я! А это - ты.

-Я все понимаю, - сказал Славному Рыцарю трактирщик, - но оставаться здесь вам будет опасно. В любой момент могут приехать. В любой! Охрана! А мне неприятности не к чему.

-Девчонку хоть заберите, - взмолился СэР.

-Ага. И стать сообщником. Нет-нет. Еды дам...

-И лошадь.

-Лошадь дать не могу.

-Продать?

-Продать могу. Три золотых. Очень хорошая лошадь. Три золотых. Как от сердца отрываю.

-Два золотых и два плаща в придачу.

На том и порешили.

Если лошадь и была хорошей, то это было давно. Непонятно, как она вообще ноги переставляла, хотя должна была их протянуть лет пять назад, не меньше. Но привередничать особо не приходилось.

Из соображений безопасности, пошли обходными путями. Заночевали в лесу. Ужин был неплох. Зефирная Принцесса, завладев двумя плащами, наконец, уснула. Лошадь отправилась пастись куда-то в чащу. Было душно, влажно, безветренно и беззвездно. Славный Рыцарь, глядя на огонь от кресала (ветки давно сгорели!) все пытался сообразить, каким образом ему удалось так вляпаться: "Ну, ничего плохо ведь не делал. Помочь хотел. И как это всё вывернулось наизнанку? Наверное, так иногда бывает с хорошими людьми, что их поступки выглядят, как плохие? Хотя хорошим от этого не легче."

Глава одиннадцатая. Книга.

Весь следующий день брели. Лошадь постоянно спотыкалась, кроме того, приходилось нырять в кусты, пропуская людей, подводы и т.п.. И чем ближе к Столице они подбирались, тем чаще приходилось это делать.

Если утром Зефирная Принцесса вела себя пристойно, то уже к обеду раскапризничалась. И лошадь под ней не та, и сопровождение не то, и еда плохая. Она то желала ехать, то требовала опустить её на землю. Одним словом всячески портила жизнь Славному Рыцарю. А когда показались стены Столицы, окончательно распоясалась. Для начала она открестилась от имени Зефирной Принцессы, потом она сказала, что не выйдет за Славного замуж никогда, и под занавес, окончательно уверилась, что все это СэР сделал нарочно. Поэтому, как только они войдут в город, пробухтела она, тут же прикажет отрубить ему голову. Славный Рыцарь молчал, и это "шмакодявку" - да, для Славного она перестала быть Зефирной Принцессой - раздражало больше всего.

Кляча совершенно выбилась из сил, пришлось рискнуть и выйти на дорогу. Сначала он каждую минуту ждал, что его разоблачат и повяжут. Но народ шел мимо и не обращал внимания. Погода сыграла им на руку. Свинцовое небо набрякло над головой, обещая сильный ливень. Славный Рыцарь полагал, что дождь застанет их в пути, поэтому потел в плаще, решив, что дополнительная маскировка не повредит. И Зефирной наказал им укрыться, но разве она послушает. Какое-то время Славный опасался, что взбалмошная Принцесса привлечет внимание. Но на всклокоченную девчонку в деревенской рубахе до пят и в опорках если и смотрели, то с осуждением. На один такой слишком настойчивый взгляд Славный, оправдываясь, ответил:

-Сиротинушка.

-Пороть её надо.

-Надо, но некому.

И всё! Славный Рыцарь пошел смелее. И совсем успокоился, когда на подходе к городу Зефирную Принцессу сморило. Рано расслабился. Въезжая в город, она отклеилась от гривы лошади и, не открывая глаз, полусонным голосом потребовала:

-Отрубите... ему.... Это...

Тут Славному стало не по себе, но стражник, даже головы не повернул. Видать люди ему за день слишком примелькались. Абсолютно равнодушно он потребовал уплатить въездную пошлину, забрал золотой, отсыпал сдачу. Видя такое попустительство, Славный Рыцарь набрался наглости и спросил:

-А где мне найти...

-Я не справочное бюро, проходи, не задерживай.

Как только ступили в город - раздался первый далекий раскат грома. Зефирную Принцессу он не потревожил. СэР с умилением посмотрел на спящего ребенка: "А когда она спит - она ничего". Однако гроза приближалась, и церемониться не приходилось. Он деликатно встряхнул Принцессу.

-А? Что? Уже приехали? - растопырила она глазенки.

-Тебя сразу во дворец?

-Во дворец? - плохо соображала со сна ЗиПа. Славный даже отвечать не стал.

-Нет, - стала снова засыпать Принцесса, - Сначала приведу себя в порядок.

-А где живет Жена Воинственного Рыцаря?

-В доме с красными драконами. Два поворота налево от памятника Неизвестному Маршалу в сторону королевского парка, улица им. Ста пятидесяти восьми Героев... - голос её становился все тише, а речь неразборчивее.

-Что-что? - переспросил Славный Рыцарь, потому что начиная от парка он уже ничего разобрать не мог. Но девчонка вырубилась и начала съезжать с лошади. Пришлось взять на руки.

Самым странным было идти мимо своих портретов с надписью "разыскивается за вознаграждение". Там было много и других потерянных, но себя в розыске воспринимаешь особенно остро. Прохожих было не слишком много, а когда упали первые капли, они почти исчезли. Неразборчивый адрес необходимо было уточнить. Славный выбрал из того минимума, который еще оставался на улице, женщину, у которой под повойником, лицо было поприветливей, чем у остальных, и спросил:

- Где памятник Неизвестному Маршалу?

Дождь набирал силу, но милая женщина затормозила, что бы помочь прохожему:

-А что, деревня? Ты читать не умеешь?

-Умею.

-Ну, так если не слепой, читай по знакам! - и она указала на стрелки, которые были развешаны кругом. Тут Славный Рыцарь узрел, что город не расклеен одними его портретами.

-Спасибо, - только и успел сказать он спине доброй женщины.

СэР поплотнее завернул Зефирную Принцессу в плащ и пошел по указателям. Вышел к памятнику. На площади, к его удовольствию, только на одной стрелке была надпись "парк". Через два левых поворота Славный Рыцарь уперся в парадную дверь, от которой по двум сторонам к тротуару спускались деревянные драконы. Их крылья служили опорами для большого козырька, а навес в такой ливень - это то, что надо.

Руки были заняты, и Славный постучал ногой. Он приготовился колотить долго, но дверь почти мгновенно открыли.

-Чем могу помочь? - раздался за спиной (спиной к дверям стучать ногами удобней) очень вежливый голос.

Славный обернулся с радостной улыбкой на лице - наконец все кончилось. Эту улыбку не смог погасить даже оценивающий цепкий взгляд дворецкого.

-Передайте ма... мадам, что я пришел.

-А вам было назначено?

-Да, - замялся СЭР, раздумывая, может ли считаться запланированный визит сына к матери назначенным, - Да. Ещё на вчера.

-На завтра? - поправил Дворецкий.

-Нет, - решительно сказал Славный, - на вчера. И меня очень ждут.

-Тогда проходите. А сверток можете оставить около корзины для мечей и тростей. И, кстати, о вашем скакуне. Вы планируете кратковременный визит, или имеет смысл отправить его на конюшню?

-Имеет, - согласился Славный Рыцарь.

Как следует из вышеприведенного диалога, Дворецкий был в высшей степени человеком разумным. Не каждый бы пустил такого подозрительного субъекта на порог, да ещё со странным свертком. Но опыт работы в доме с драконами и знание эксцентричной натуры хозяйки, сделали из него философа. Он стал проще относится, как к жизни, так и к происходящему в доме. Особенно после того, как однажды ему пришлось выловить разлетевшихся по комнатам пятьдесят ящериц.

-Я распоряжусь на счет кобылы, - сказал дворецкий, - И доложу хозяйке о вашем прибытии, если вы уточните, как вас представить.

Славный Рыцарь окончательно сконфузился:

-Вы скажите, что Я приехал.

-Но, может, у вас после "Я" есть какие-нибудь другие буквы. Лорд-мэр, например, или зиц-канцлер.

-Я - Славный. Так и скажите.

Тут до дворецкого дошло, кто стоит перед ним.

-Так вы - сын хозяйки? Что вы сразу не представились. Давно ждем. Прошу за мной, в конспиративную гостиную.

Славный шел, оставляя на начищенном до блеска полу лужи и борозды из грязи. Осторожно по периметру обходя ковры в комнатах, он всё пытаясь вспомнить, где умудрился так испачкаться.

Конспиративная или голубая гостиная была небольшим уютным зальчиком с тремя кушетками. На одной из них Славный пристроил Принцессу. Дворецкий оказался расторопным малым, и не успел СэР расположиться, как в комнату вошла мама. Она тщательно закрыла за собой дверь и внимательно посмотрела на сына:

-Ты? - похоже, что она была в некотором замешательстве, - Ты... мой сын? Такой.... взрослый?

Что бы мама не испытывала, Славный был потрясен ещё больше. Зря он не обратил внимания на слова папы "весь в мать". Он всегда представлял маму стройной миниатюрной девицей. На единственным свадебном портрете, который СэР изучил в детстве до мельчайших деталей, художник отцу явно польстил, сделав его вровень с супругой. Перед Славным Рыцарем стоял гренадер в тяжелом зеленом тюрнюре, закованный в золотой корсет и с плюмажем из страусовых перьев на голове. "Она обобрала какую-то лошадь", - первое, то пришло на ум Славному. А так как парнем он был простодушным, то тут же озвучил мысль:

-Ух ты, прям-таки каперацион!

Но эта была мама Славного! Она искренне расхохоталась сомнительному комплементу, как забавной шутке, а потом стала очень серьезной:

-Я должна была предвидеть, что ты за время нашего отсутствия несколько изменишься. Но изменения такие радикальные. Нам придется привыкать друг к другу.

-Надеюсь, ты не приготовила мне в подарок плюшевого мишку? - с подозрением спросил Славный.

-Еще чего. Я мать, а мать всегда найдет, что подарить сыну.

Из чего СэР сделал вывод, что медведя она приготовила.

-А это, как я понимаю, Принцесса? - спросила мама, указывая на кушетку, - М-м. Похоже у нас небольшие неприятности.

Она свела брови в линию, а потом улыбнулась:

- Полагаю, все можно утрясти. Не думай об этом. Иди, умойся, поужинай и спать. У нас все получится.

С этими словами она подошла к Славному и чмокнула его в щеку. У Славного отлегло - мама все устроит. Беспокоиться не о чем. Так и должно быть рядом с мамой - уверенно спокойно. Желудок получил горячую еду, тело теплую воду, за окном шумел дождь, а кровать была очень уютной!

Но, очевидно, получилось не все. Утром, как только Славный Рыцарь позавтракал (в постели и с мамой визави), в комнату зашли три стражника под предводительством офицера.

-Согласно приказа его величества...

Конвоиры были хмурыми и недовольными. Их два часа промурыжили у входа "пока их милость отдыхает". Офицер пытался прорваться раньше положенного срока, но получил от мамы такой нагоняй, что затаил обиду, потому что вынужден был отступиться.

Славного Рыцаря препроводили в тюрьму, где выделили самую пристойную камеру. Не номер "люкс", но жить можно.

Вскоре его навестила мама и адвокат. Из его рассказа получалось следующее: фельдфебель прискакал в Столицу первым. Он вспомнил, что Славный Рыцарь появился на арене военных действий позже, что он стукнул его по голове, что он расспрашивал про Принцессу. Но главное, что после этого произошла непонятная и необъяснимая вспышка, и Славный с Принцессой исчезли. Из этого выходило, что СэР - похититель. Фельдфебель и Прекраснейшего Кавалера в сообщники приплел, но тот заявился собственной персоной - в бинтах и на носилках. ПеК наоборот, расписал в самых красочных тонах свой героизм и мужество, а заодно героизм и мужество друга, который для спасения тежелораненного отдал своего коня, а сам, скорее всего, погиб и лежит мертвый в кустах, защищая Принцессу. Это в корне меняло картину произошедшего, но извещения о похищении Славным Рыцарем Принцессы уже разлетелись по Королевству. Не отзывать же их назад?

После возвращения Принцессы, её тут же осмотрели врачи, прописали постельный режим и наложили вето на посещения и всякие разговоры. Поэтому надо дождаться суда, который пройдет, как только Принцесса сможет дать объяснения в его пользу. То, что она даст объяснения в его пользу мама и адвокат были уверены. Славный Рыцарь, вспоминая последний совместный день путешествия с Принцессой, осторожно поинтересовался, где обычно отбывают пожизненные сроки.

-В каменоломнях, и на рудниках, - рассеяно ответил адвокат и тут же возмутился, - даже думать об этом не смейте. Я приготовил такую речь - зал просто будет рыдать от восторга.

Но Славный всё равно сомневался.

Потом к нему заскочил Прекраснейший. Он был бодр и весел:

-Ты не представляешь, какие тут возможности для меня. Есть где развернуться!

Неверно истолковав мрачность друга, начал успокаивать:

-С твоим Рыжим все нормально. Ухожен. Обласкан. Я иногда на нем выезжаю. Пока ты в застенках, он ведь тебе не нужен?

-Совершенно, - не мог не согласиться СэР.

Для поднятия боевого духа друга, Прекраснейший рассказал историю посещения тетки королевы:

- Захожу, весь такой элегантный: рука на перевязи, камзол фиолетовый - в талию, сапоги - блеск, шляпа с перьями павлина, панталоны и жилет - желтые, галстук , брошь... Все по высшему разряду. Начинаем обсуждать последний выходной туалет Чер-ной Графини. Тут заходит лакей и несет на блюде - угадай что? - жабу. А ты знаешь, как я к этим амфибиям отношусь. Чувствую - мутит, но терплю. А когда она её червями кормить начала, не выдержал, как мог быстро раскланялся и прямиком в туалет. Это же надо додуматься, кормить жабу червями, когда все знают, что они едят мух. А, кстати, я много слышал про твою маму. Рассказать?

Вопрос был лишним. Конечно! Но всего Прекраснейший не знал, только о её подвигах в Столице.

По возвращению из Первого Похода, где чета Рыцарей проявила себя с самой лучшей стороны, им была назначена аудиенция у Короля. На этом приеме великосветские дамы с сочувствием смотрели на "великаншу", но решили быть добрыми самаритянками, снизойти и пригласить "бедняжечку" в свои салоны. Однако бедняжечка все приглашения на рауты отклонила. Великосветские тетки затаили глухую обиду. И когда мама устроила свой прием "в стиле кантри", они сговорились его бойкотировать. Но не учли, что их было хоть и много, но не все. О вечере "в стиле кантри" на следующий день писали все газеты. Назвали его "свежей струей в рутине развлечений" и "вечеринкой сезона". По количеству знаменитостей она могла соперничать разве что с королевским маскарадом. Бойкотирующая сторона попыталась организовать свой тематический вечер. Но этого, кажется, никто не заметил. Тем более Жена Воинственного Рыцаря тут же запустила следующий прием "Загадки воздухоплавания". Количество желающих намного превысило количество приглашений. "Загадки воздухоплавания" посетил сам Действующий Король. Заскочил на минутку и остался до конца! После этого Жена Воинственного Рыцаря получила новое имя - Хозяйка Вечеринок. Неизвестно, чем закончилась бы эта необъявленная война, но чета Рыцарей собралась и улизнула в очередной Поход. К следующему их визиту в Столицу великосветские женщины подготовились основательно. Были задействованы лучшие силы: любовники, мужья (не последние люди при дворе), приближенные к семейству недействующих королей. Но Хозяйка Вечеринок вместо приема устроила пикник "Восточный", а затем представление с ужином "Боевые тайны Африки". И все там были как миленькие, потому что, оправдывались они, речь шла только о бойкоте вечеринок! Вот если бы Хозяйка Вечеринок устроила прием - никто бы не пришел. За вклад в дело изучения боевых искусств, гильдия Оружейников приняла её в почетные члены (еще один праздник), а Действующий Король наградил почетной лентой "за исследовательские заслуги перед отечеством II-ой степени". Великосветские женщины пошли на крайнее средство, и написали анонимку Воинственному Рыцарю, с предупреждением, что бы он получше следил за своей женой, а то не ровен час... Говорят, Рыцари веселились так, что соседи через два дома приехали выяснять в чем дело! Воинственный приказал вставить анонимку в рамку и повесил над камином. А затем они опять уехали.

-И как её теперь зовут?

-Ты знаешь, Король предложил ей на выбор много имен, но она отказалась, сказала, первое - самое почетное и она к нему уже привыкла. Так что так и осталась ХэВой. Кажется, только от гильдии оружейников приняла звание Железная Леди, но это ж не имя, а приставка к нему. И, чуть не забыл, я пока раненый лежал, почитал твою книгу. Забавная вещица.

-Я смотрю у меня в последнее время все вещицы забавные, - пробормотал Славный Рыцарь, пытаясь вспомнить, что за книга могла быть в его багаже.

-Ты не представляешь, сколько нужной информации я оттуда почерпнул. И раз уж ты взаперти... ты взаперти?

-Да,- подтвердил Славный Рыцарь, - Особо не разгуляешься.

-Можешь почитать, - разрешил Прекраснейший.

Славный предпочел бы просмотреть свежие газеты, но не стал об этом говорить. Зачем человека расстраивать - он старался, как умел.

Книга была та самая, которую Славный Рыцарь обнаружил при первой и единственной попытке помыть посуду. Та самая, которая постоянно мозолила ему глаза в последнее время, та самая, которую он свозил на блошиную ярмарку скидок, но не продал. Та самая, которую он обнаружил по возвращению в комнату в День Свободы от Работы. Помнится, он тогда с трудом узнал свой первый трофей и спросил няньку: "Что она тут делает"? И нянька ответила, что её нашли по время уборки и решили, что это его настольная книга, так как она завалилась за стол. И он её в очередной раз куда-то закинул. И теперь добрая нянюшка засунула её в седельные сумки, т.е. из всех бесполезных и ненужных вещей умудрилась впихнуть в ограниченный багаж самую бесполезную и ненужную.

Славный Рыцарь повертел книгу в руках и засунул её под голову. Вот и пригодилась.

Глядя в потолок, предался СэР печальным размышлениям. Скоро суд. Расклад следующий: если примут во внимание только аргументы фельдфебеля, а не доверять ему оснований нет, дела Славного - швах. "Башка у фельдфебеля чугунная. Больше одной мысли не помещается. Бесполезно объяснять, что я его не нарочно тогда приласкал. Жаль, что мало. Было бы не так обидно". Вскоре мысли стали совсем кислые, и думать расхотелось.

Снова пришла мама и адвокат. Хозяйка Вечеринок приволокла корзину с едой, которая не на много была меньше тетушкиной:

-Знаю, как тут готовят. Не вздумай ничего есть. Натуральная отрава. Можно на всю жизнь повредить здоровье.

Адвокат был не так оптимистичен, как утром. Более того, он склонялся к мысли, что Славный, возможно, должен привыкать к тюремной баланде. За нерадужные прогнозы тут же был уволен. Вывернулся, сказав, что у них остаются очень твердые позиции. Вновь был принят на работу. Они ушли, когда почти стемнело.

Стражники сказали, что после вечерней проверки, арестантам запрещается использование огня для чтения и других дел. Славный спросил, когда вечерняя проверка. Ему ответили - "сейчас" и забрали фонарь.

Спать не хотелось. СэР дождался, когда стихнут шаги, и полез в карман. Он даже не удивился, обнаружив там кресало. Кое-как приладил его над изголовьем, и оно засветилось ровным белым светом, которого вполне хватало для чтения. "Куда ж деваться, - решил Славный, - Узнаю, как "правильно стричь когти у кошек" и "сохранять кожу молодой и свежей с помощью сельдерея". Открыл книгу и подумал, что Прекраснейший устроил ему сюрприз, хотя на него это не было похоже. Первые страницы были вырезками из газет. Славный Рыцарь с интересом прочитал передовицы. Но когда после столичных газет он увидел "Сплетницу", то участие Прекраснейшего Кавалера в сюрпризе отпало. Достать городскую газету ПеК не мог.

"Прекраснейший прав, забавная вещица, - покрутил в руках книгу Славный Рыцарь, - и лезла ж мне в руки все время! Наверно, это был знак. А знаками, как известно, лучше не пренебрегать. Это каждый ребенок знает. Узнать бы, на что этот знак указывает?" Славный решил задать этот вопрос книге. С закрытыми глазами открыл её и ткнул наугад пальцем. Там было написано: "Если вы все-таки решили остричь кошке когти, сядьте и подумайте, действительно ли вам это надо".

Глава двенадцатая. Оруженосец.

Завтрак в тюрьму принес Дворецкий.

-Хозяйка в данный момент занята, - пояснял он, накрывая стол, - Она ходатайствует об изменении формы временного содержания вашей милости и разбирается с Вашим достойным слугой.

-Кем? - не понял Славный Рыцарь.

-Оруженосцем, - охотно пояснил Дворецкий, - люди вашего круга обычно имеют штат прислуги. Но хозяйка полагает, что, так как ваше пребывание в Столице не слишком длительное, то достаточно одного помощника.

Он стряхнул со скатерки невидимые крошки, перекинул салфетку через руку:

-Готово.

Мама с утра пораньше развила настолько бурную деятельность, что уже к одиннадцати утра устроили внеплановое предварительное слушание. Адвокат давил на слезу:

- Мать, которая с нетерпением ждала встречи с сыном. Готовилась, переживала. Не спала ночей. И теперь, когда вот он, рядом, она вынуждена быть в разлуке с ним. И ведь мы не можем с полной уверенностью сказать, что это наказание она несет заслужено. Судебное разбирательство может выявить факты не преступления, а подвига Славного Рыцаря. И как тогда мы посмотрим ей в лицо. Что мы сможем ответить несчастной матери?

К чести Столичных юристов, адвокатская речь подействовала только на Славного рыцаря. Раздраженный, потому что его вытащили из дома в выходной, судья поморщился и назначил такую залоговую стоимость, что даже прокурор присвистнул. Судья ляпнул по столу судейским молотком и сказал:

-Содержание под стражей заменить домашним арестом с непременным условием отмечаться по утрам в городской комендатуре. И под подписку о невыезде.

На это мама сказала, что за такие деньги комендатуру надо приносить на дом.

-Он же не убийца, в конце концов.

Судья ещё раз шваркнул молотком об стол, почесал затылок, и сократил сумму залога на две трети. Уходя из зала заседаний, мама сказала адвокату, что если он планирует защищать сына и дальше, таким образом, то она заставит его сожрать собственный парик, потому что он зря ест свой хлеб. Затем повернулась к Славному:

-Сынок, у нас очень мало времени. Сейчас едем домой, приводим тебя в порядок, а через два часа нам надо быть в академии наук на диспуте. Сегодня моя очередь быть главным судьей и вручать премию самым убедительным.

Славный плохо представлял для чего надо куда-то собираться два часа. Но когда в два часа дня они с мамой совершенно измочаленные вышли из дома - понял.

Тема научного диспута "Могут ли летать предметы тяжелее воздуха ", показалась Славному Рыцарю интересной, но сам диспут разочаровал. Две группы ученых: скептики, которые утверждали, что не могут, и оптимисты, которые доказывали, что могут, сыпали научными терминами, подтверждая свои мысли записями, которые делали, то ли угольным, то ли свинцовым карандашом на трех больших белых листах, развешанных на стене. Как только листы заканчивались их снимали, подшивали и сдавали в архив сроком хранения пять лет. Ученые изрекали длинные, сложные по конструкции и построению предложения, смысл которых терялся для Славного где-то по дороге. Единственный, кого он внимательно выслушал, потому что частично понял, был старичок-академик из группы скептиков. Он говорил почти нормальным человеческим языком:

-Попробуем доказать ошибочность теории оппонентов от обратного. Возьмем некую плоскость со сторонами "а" и "б". Но, господа, говоря о предмете тяжелее воздуха, мы ведь не имеем в виду лист бумаги? (хи-хи-хи в зале) Это некий объемный предмет, с толщиной "с" И это не пустой объем! Он имеет вес. Что бы облегчить жизнь уважаемых оптимистов, не будем брать что-нибудь тяжелое. Возьмем дерево. (хи-хи-хи - в зале). И представим, что это летает, тогда сила под...э-э, назовем доску крылом, подъемная сила....

И он рисовал стрелочки сверху вниз и наоборот. Писал формулы. Поднимал указательный палец. Тут Славный не совсем понял, о чем шла речь, но финал его потряс. Академик написал какое-то число, поставил жирную точку, подчеркнул число два раза и уставился на него с выражением престарелого фокусника, который всегда доставал из шляпы кроликов, а тут вдруг обнаружил в руке тушку индейки. Академик прошелся по собственным выкладкам от конца к началу, Потом от начала к концу. Потом начал искать собственную ошибку в середине. Затем вновь вернулся к концу, и лицо его озарилось:

-Господа,- радостно сообщил он, - как мы только что убедились, что бы наше крыло смогло оторваться от земли необходимо создать давление под нижней плоскостью доски, простите, крыла, больше, чем над верхней. Тогда доску, простите, крыло выдавит наверх. И если крыло будет находиться под небольшим углом.... То скорость потока воздуха, который бы смог придать нашей доске достаточный импульс,.. вот, - академик обвел целую сточку с буквами и цифрами. Задумчиво посмотрел и обвел ещё одну на другом листе:

- Но необходимо учесть, господа, что данную скорость потока контролируемо создать невозможно. Но если даже предположить, что нам удастся разогнать тело до необходимых параметров, то ни одно живое существо не сможет на нем летать. Человека на таких скоростях расплющит. В блин! - он по-доброму посмотрел на всех, виновато улыбнулся и бочком, бочком, по крабьи, втиснулся в ряды скептиков. Они встретили его сурово. Славный даже подумал, что если бы не публика, то их ряды сократились бы на единицу. Скептики уже поняли, что это конец. Используя записи академика, оптимисты, чьи шансы до этого выступления равнялись нулю, тут же их разгромили. Расплющили в блин, как верно заметил старенький академик.

-Кому же мы дадим премию? - с улыбкой спросила мама Славного Рыцаря.

-Академику.

-Но его команда проиграла?

-Зато он был самым убедительным.

Возможно, мама хотела сделать сыну приятное, а может, была с ним согласна, но приз она вручила именно ему:

- Обычно приз дается группе, но сегодня необычная ситуация - победила наука.

Оптимисты и скептики перетасовались, вернулись к стенду с академическими выкладками и продолжили спор уже без свидетелей.

Вечером Славному Рыцарю представили оруженосца. Это был невыразительный юнец с притворной печатью покорности судьбе на лице.

Но сначала предыстория. По приезду сына Хозяйка Вечеринок здраво рассудила, что ребенку такого звания неприлично обходится без слуги. Она объявила о кратковременной свободной вакансии везде, где только можно. Первым откликнулся её давний приятель из гильдии оружейников - торговец оружия с Востоком. Было у него двое детей: дочь и сын - любимец матери и геморрой отца, так отрекомендовал его торговец. Он сокрушался и горевал, но, как человек порядочный, рассказывал о своем отпрыске ХэВе правду. В детстве мальчику внушали, что когда он вырастет, то станет дворянином. Мамаша всячески потакала сыну - будущей гордости семьи. Из-за такого воспитания у сына развилось ложное представление, что звание он получит автоматически по достижении им определенного возраста. Ничего, что бы заслужить его, он предпринимать не хотел, а шлялся по жизни с друзьями и вел "дворянский" образ жизни. Когда мальчишке стукнуло шестнадцать, отец поделил наследство между сыном и дочерью. В неравных долях: сыну значительно больше. Но после первой уплаты штрафа и выкупа "ребенка" из камеры, завещание переписал, добавив смачный ломоть к приданному дочери, отрезав, естественно, у сына. И так происходило довольно часто, потому что молодой человек умудрялся куролесить постоянно, влипая из одной неприятности в другую. Нельзя сказать, что сын совсем уж ничего не предпринимал, но удержаться нигде не мог - сетовал несчастный отец. Хозяйка Вечеринок посочувствовала отцовскому горю и уверила, что десять дней они потерпят:

-Ничего-ничего. Мы попробуем. Вдруг возьмется за ум?

Когда отец, по возвращению домой, сообщил сыну, что нашел ему место, тот сначала скривился. Он - городская штучка, пойдет в услужение к неизвестному землевладельцу - жителю захолустья? Нонсенс! Потом пораскинул мозгами. Многие его знакомые служили. Они рассказывали интересные истории, как сопровождали своих сюзеренов на пиры, гулянки, опасные свидания и в веселые дома, именуемые в народе публичными. Оттопыривались там на "халяву", т.е. даром, за счет хозяина по полной программе. Конечно, рассудил потенциальный дворянин, этот "крестьянин" ничего о столичных увеселениях знать не может, но.... Тут будущий слуга Славного почувствовал себя чем-то вроде наставника-поводыря молодого хозяина по злачным местам Столицы. Они будут развлекаться ночью, и отсыпаться днем. И, хотя выбора у него не было, а был четкий приказ отца, сын, так и быть, снизошел до согласия, потребовав себе, впрочем, деньги на обмундирование. Если уж продавать свободу, то подороже. Отец скрипнул зубами, но денег дал. Просадив всё вечером в ближайшем игорном доме, слуга Славного к обеду соизволил прибрести на службу. Сам хозяин отдыхал в тюрьме, но ему приказали (смешно сказать - приказали) распаковать багаж и почистить платье. Слуга вещи распаковал и тщательно обшарил. Нашел очередной заныканный нянькой золотой, помолился, что б он был не последним и пошел тратить первую зарплату. Вернулся к вечеру, и тут его позвали знакомиться с хозяином. Но нельзя же СэРазу зайти и объявить: "Пошли, хозяин, меня развлекать", надо быть дипломатичней. Пришлось нацепить маску притворной покорности - Хозяйка Вечеринок не должна заподозрить наличие неправильной мысли. Совместные загулы будут, а они будут, слуга не сомневался, их общей с хозяином тайной.

У Славного Рыцаря была другая проблема. Он совершенно не знал, на кой черт ему этот слуга, что с ним делать и как обходиться.

По всем вышеуказанным причинам слуга и господин не очень сильно радовались при первой встрече. Молчание прервала мама Славного:

-Дорогой сын, - не без патетики в голосе начала она. - Ты вступаешь в неизвестную для тебя городскую жизнь. И в таких ситуациях хорошо иметь надежного партнера, которым без сомнения станет этот юный отрок, нарекаемый мной Верным Оруженосцем. Служи праведно своему хозяину, будь ему опорой и подмогой. А теперь, сынок, Дворецкий приказал заложить пролетку и тебя отвезут в комендатуру. Как отметишься, возвращайся. Я хотела бы этот вечер провести с тобой. Верный Оруженосец, если ты уже расположился в доме, то ступай. Можешь быть свободен. Завтра, после завтрака, в комендатуру со Славным поедешь ты....

И, уже обращаясь к Дворецкому, добавила, что зачислить молодого человека следует, как ВеОра. Тот согласно и солидно кивал, писал каллиграфически в ьлокнотик. Славный скосил взгляд. Дворецкий старательно и с завитушками он вводил "ВОр". Страшное дело, эта каллиграфия.

Перед сном Славный проконсультировался у книги. В главе "Обязанности вассала и сюзерена" были даны четкие рекомендации. Вроде, ничего сложного. СэР успокоился. Утром он поинтересовался у Дворецкого, куда запропастился его новый слуга.

-Молодой человек не ночевал нынче у себя в комнате. А сейчас, кажется, отдыхает.

Славный сверился с книгой. Она рекомендовала легкое телесное наказание в виде оплеухи, за нерасторопность. Он вытащил Верного Оруженосца за шиворот на задний Двор и окунул в бочку с дождевой водой:

-Мне седлай Рыжего, а себе... Ты в седле держаться умеешь?

Мокрый слуга признался, что в детстве у него был пони, на котором он, кажется, сидел верхом.

-Тогда возьмешь каурую. У неё спокойный характер.

На конюшне сказали, что лошади через пол часика будут готовы, и можно их забирать. Верный сообразил, что времени на еду и одежду у него впритык. В людской его ждало горькое разочарование. Все позавтракали, и для слуги Славного никто на стол накрывать не собирался. Стащив из буфета печенюшку, Верный побежал одеваться. Еле успел. По двору, в окружении двух коней, нетерпеливо расхаживал хозяин, помахивая хлыстом.

-Чего так долго, - весело спросил Славный. Прекраснейший Кавалер вчера вечером прислал Рыжего и записку, что ждет его в кабачке "Элитный бомонд" к одиннадцати. Утро обещало быть интересным.

Верный с опаской обошел Рыжего. Такого большого коня ему видеть не доводилось. Каурая кобылка была чуть не вдвое ниже и обладала покладистым характером. До сегодняшнего утра. Она и Верный с подозрением посмотрели друг на друга, и составили, очевидно, нелестное мнение. "Стой, собака", - тихонько увещевал слуга лошадь, но та не давала даже подойти к стремени, не то, что вставить в него ногу. Так они какое-то время кружили, пока Славный не взял лошадь под уздцы. Если Верный Оруженосец, взгромоздясь на каурую, полагал, что дело сделано, то он ошибался. Ещё предстояла езда.

Славный Рыцарь мерно рысил по улице, а слуга страдал сзади. Шаг, возможно, он бы вынес, но рысь его доконала. Верный не попадал в ритм и отбил себе самые ценные части тела уже через квартал. Подъехав к комендатуре, хозяин посоветовал слуге оставаться на коне. Но Оруженосец лучше знал, что хорошо, а что не очень, и ослушался. Не успел сползти, как Славный вернулся.

-Зря. Сейчас поедем.

-Я лучше пешком, - процедил Верный.

СэР не любил опаздывать и не стал ради слуги менять рысь на шаг. Тот трусил рядом, повиснув на удилах,с каждой секундой увериваясь, что эту пытку ему устроили специально, и никакими деньгами причиненный ущерб возместить невозможно.

Прекраснейший Кавалер встретил их на пороге "Элитного бомонда".

-Оруженосец? Ба, ты совсем барином стал!

Сообщил, что маман просила снять номер получше или, в крайнем случае, квартирку. Так как при кабачке есть гостиница с "королевскими нумерами - люкс", то они сейчас их посмотрят, а потом тут же пообедают в кругу друзей. Прознав про обед, несчастный Верный воспрял духом. Вот, кажется, начинается она, веселая жизнь. Привязав лошадей к какой-то перекладине, слуга поспешил внутрь, где уже отдыхала компания из десяти оруженосцев. Узнав, кто хозяин Верного, к нему полезли с расспросами. На что он напустил тумана, поведал про подаренный золотой и горько вздохнул, что служить у "сельской местности", не обладающей нужной светскостью и лоском - не сахар. Все с этим согласились. При этом Верный старался незаметно примоститься на жесткой лавке бедром.

Знакомые Прекраснейшего были в основном такие же экстерны, как и он - молодые, разбитные и обеспеченные. В середине обеда один из них заметил, что Славный Рыцарь вина не употребляет. Насели. Ни ПК, ни СЭР про "непереносимость алкоголю" пояснить толком не могли. Славный, потупя взор, нес совершенную околесицу про бабку-знахарку, без которой ему пить совершенно невозможно.

-Ему нельзя, потому что это зарок! - раздался зычный голос от дверей. Славный радостно поднял глаза. Перед ним стоял Странствующий Бретер.

-Я как в газетах прочитал, что ты в Столице, так сразу и понял, что сюда непременно заглянешь. В этот оазис псевдоаристократизма и дурного вкуса. Кстати, записку хозяину для тебя оставил. Где записка?

Принесли записку.

-А теперь, господа, я поведаю вам печальную историю о жестоком сердце красавицы и Славном Рыцаре. Если мне будет дозволено говорить.

Ему дозволили.

-В тихом городке жила, да и сейчас живет, одна ладная девица, имя которой я не открою из соображений этики. Многие склоняли её к браку, но сердце её было столь же холодным, как совершенной её красота. Однажды, на блошиной ярмарке скидок, когда шла она меж рядов с тканями и коврами, свирепые бандиты накинули на неё покрывало и умыкнули.

-Да, - включился СэР, - Жмых с Крапчатым.

-И Шустрый, - добавил Прекраснейший.

-Нет, Шустрый был за нас. Только вида не подавал.

Странствующий Бретер чуть улыбнулся. Байка приобретала колорит и обрастала подробностями:

- А произошло это, потому что сам атаман был неравнодушен к её чарам, лебединой шее, белой коже, золотым волосам и стройному стану. Красавица звала на помощь, но никто не вступился. Уж слишком кровавый след тянулся за атаманом, и черная слава о делишках банды далеко распространилась по свету. Только Славный Рыцарь дал отпор разбойникам. Разогнал всех и освободил красотку из заточения. Но сам пал жертвой этой красоты. Не смотря на то, что был он защитником и её освободителем, девица осталась равнодушна к Рыцарю. Тогда и дал он зарок, что не выпьет ни капли вина, пока её сердце не растает.

Юнцы, включая Славного и Прекраснейшего слушали рассказ, раскрыв рты. А Верный Оруженосец - с нарастающим отчаяниям. Вот влип! Садист, ещё и не пьет! Может и схиму примет? Радужные перспективы совместных загулов таяли, как вешний снег.

Компания объяснения приняла, признала убедительными. Обед продолжался часов до трех, после чего у всех нашлись дела. Славный Рыцарь взял слово со Странствующего Бретера, что ужинать он будет у них с мамой. Он очень хотел их познакомить.

Когда СэР и Верный Оруженосец вышли из кабачка, то обнаружили, что конь и кобыла пропали.

-Я их тут привязал, - бормотал ВОр, указывая в пустоту.

-Рыжий конь и каурая кобыла? - спросило некое чучело из рядом шатающихся.

-Да.

-Так он их к телеге зеленщика привязали. Вы его еще догоните, он только за угол повернул.

Сыпанув медь осведомителю, СэР побежал за зеленщиком.

Тот долго торговался:

-Раз они были привязаны за мою телегу, значит, были сданы мне на хранение. В крайнем случае, вы должны заплатить за аренду моего транспорта.

Славный признал аргументы разумными и заплатил. Тут подоспел Верный Оруженосец и СэР, что бы не дать ему в морду, дал узду:

-Отведешь каурую домой. Я скоро буду.

Он договорился с Прекраснейшим Кавалером осмотреть еще пару квартир.

Верный прибыли вечером. Славный ждал Странствующего Бретера на улице, когда показалась эта странная парочка: идущий вперевалочку его "опора и подмога" и понурая кобыла. СэР законно поинтересовался, где его Верный Оруженосец пропадал пол дня. Слуга рассказал историю о том, как Каурая сорвалась и умчалась в город развлекаться, и расписал, каких трудов ему стоило её отловить. И так повторялось несколько раз. Он совершенно выбился из сил, но привел хозяйское добро назад. "Хозяйское добро" отодвинула мордой Верного и пошла себе на конюшню, подтверждая, таким образом, рассказ слуги о свободолюбивом её нраве.

-Видите, где хочет, там и ходит. Никакого сладу нету.

Славный отпустил на вечер обессилившего от трудов праведных Оруженосца, наказав:

-Мы завтра рано утром поедем за город и пробудем до обеда. Приготовь всё.

Верному слова хозяина показались полнейшей бессмыслицей. Что такого нужно готовить, если господину приспичило сделать утренний моцион? Он чувствовал себя слишком уставшим и разбитым даже для своих ночных приключений. Но по дороге в комнату встретил Дворецкого и на всякий случай передал слова Славного Рыцаря.

Странствующий Бретер и Хозяйка Вечеринок оказались заочно знакомыми. Они весь ужин рассказывали забавные истории друг про друга и отгадывали, правда это или выдумки. Потом маме рассказали историю про алкоголь в "Элитном бомонде", и мама похвалила их за сообразительность. Затем она с огорчением сказала, что финансовые дела с военным министерством вынуждают её покинуть компанию. Странствующий Бретер подтвердил, что некоторые вещи можно решить только при личной встрече на нейтральной территории. Она уехала.

Славный Рыцарь решил похвастаться своей книгой. Странствующий с интересом листал страницы:

-Забавно. Поэты прошлого... поэты будущего.... Интересно, про меня напишут в поэтах настоящего? Смотри! Есть! "Странствующий Бретер - периодический поэт". Правильно, "дуэлянт", - верно, "оставил после себя", нет, этого читать не буду. Что оставлю, то оставлю. "Погиб"...

СаБр захлопнул книгу.

-Не буду смотреть когда. Обещай, что и ты смотреть не будешь.

Славный рыцарь пообещал.

-Сам понимаешь, - развивал идею СаБр, - Не стоит перегружать себя излишними знаниями. Все когда-нибудь там будем. Кстати, ты знаешь, как правильно читать книги?

Славный Рыцарь предположил, что сначала, как все люди.

-Сначала? И мучится потом до самого конца? Нет. Я, как человек осторожный, выясняю сначала, чем все кончится. Умные люди, к которым я не без основания себя причисляю, не станут тратить драгоценное время на то, что бы в конечном итоге выяснить, что он поцеловал её на последней строчке, хотя у него было много возможностей сделать это по ходу повествования. Почему не сделал? Так и хочется спросить: а вот на сто четвертой странице в двадцатой строке сверху тебе противно было? Инфантилизм разочаровывает, особенно когда выясняется святая цель главного героя.

-А разве не самое интересное в книге, узнать, как он этого добивается?

-Да ну, - отмахнулся Странствующий, - Все эти интрижки, которые никуда не приведут. Только финал дает нам пищу к размышлению, читать, иль не читать. Что тут у нас в финале?

СаБр открыл последнюю страницу:

- Первый элемент... не знаю, стоит ли за такое вообще браться? Что стоит за странными словами? Что за первая стихия? Какая ж у нас первая-то? Воздух?

Славный Рыцарь перехватил книгу. На последней странице стояло:

I elementum.

Глава тринадцатая. Суд.

Славный Рыцарь опять проснулся раньше своего Верного Оруженосца. Постояв над телом слуги, вздохнул. Жалко парня, конечно, но просыпаться надо. Когда Верного снова тащили во двор к бочке с водой, он даже не трепыхался. Зная о предстоящей экзекуции, пытался урвать кусочек сна: поджимал ножки и скручивался в рубахе поудобнее.

-Как ты, дружочек, - сочувствующе спросил Славный, доставая голову страдальца из бочки.

-Да вы, ваша милость, совсем озверели, - пробулькал Верный.

-Лошадей я сам оседлаю. Времени у тебя минут десять.

Оруженосец, тело которого после вчерашнего болело, а голова ещё дремала, и не рассчитывал, что сможет одеться за десять минут, а затем куда-то ехать. Но уже натягивая штаны, почувствовал - сможет. На пороге его остановил Дворецкий (он что, совсем не ложился?):

-Вы вчера изволили сообщить о завтраке на пленере. Я позволил себе собрать кое-что.

Он держал в руках большой и неудобный на вид плетеный ранец.

-Я не знаю, как на лошадь сесть, а с этим коробом на хребте, вообще ногу от земли не оторву, - возмутился Верный Оруженосец. Но Дворецкий его слова проигнорировал:

-Если вы позволите, я помогу вам его надеть.

-Приготовился, молодец, - похвалил Славный Рыцарь навьюченного слугу. У того аж плечи распрямились. Про участие Дворецкого он решил умолчать.

Оруженосец думал, что от коней его отвратило на всю оставшуюся жизнь, но к собственному неудовольствию - он рассчитывал страдать и мучится, а потом предъявить счет - уже у городских ворот ему стало легче. Может, потому что он приподнялся на стременах, а затем его стало подкидывать в седле менее асинхронно?

У Славного Рыцаря была задумка разобраться с кресалом, так его раззадорил научный диспут. "Вернусь в Клоповник и все опишу Просто Профессору, - мечтал он, - подведу, так сказать практическую базу". И его распирало такими мыслей, как дрожжами тесто.

Но до опытов он решил хорошенько размяться по методике Духа Деда кшатрия.

Сначала планировал сделать все честь по чести: встретить рассвет, отринуть суетные думы и сосредоточенно позаниматься, но из-за Верного Оруженосца рассвет пришлось пропустить.

Ничего, раннее утро с клочьями тумана в низинках над полями и над речкой, наглый плеск рыбы в воде, тихий шелест камыша и деловитый щебет птиц вполне соответствовали созерцанию и отрешению. После чего он от души размялся. А в конце повторил приемы с катаром и, с теплыми воспоминаниями о странствующем Бретере, палашом.

Верный Оруженосец, как только почувствовал землю над ногами, тут же на неё сел. Он оперся об ношу за плечами, и ему стало совсем хорошо. А потом еще лучше, когда он запустил руку в короб и обнаружил там еду. Он понемногу отщипывал от провизии и отправлял в рот, не глядя, что это. Так было интересней.

-Эй, - задорно крикнул ему Славный Рыцарь, - не схомячь все. Мне оставь хоть немного на завтрак! - и бултыхнулся в реку.

Тут Верный решил заглянуть, что ж он такое нес. "Старый пень!" - подумал с отчаянием о Дворецком. Короб не был набит едой под завязку, как полагал Оруженосец. Там были плед, скатерть, набор посуды, бутыль с водой. Еда занимала мало места, и собственно её уже не было. Пара лепешек и почти напрочь ощипанный сыр. "Зачем, спрашивается, везти столько барахла?" Верный вытряхнул содержимое на землю, догнал сыр и доел, потому что благородные господа с земли все равно есть не будут.

-Не густо, - заметил Славный Рыцарь, разглядывая две лепешки, разложенные по двум тарелкам.

-Больше ничего не было.

Славный посмотрел на Верного и сказал, что лепешками он делиться не будет, потому что крошек на слуге больше, чем еды на столе. Позавтракал и приступил к опытам.

Кресало в руке могло гореть ровным голубым, что уже было необычно, пламенем. Еще оно могло светиться белым, не нагреваясь. Это Славный проверил, подсвечивая себе пупок, стоя на четвереньках и укрывшись пледом. Оставалась самая захватывающая часть - взрывы.

Накануне, гуляя с Прекраснейшим Кавалером, он заглянул в лавку.... Вернее его затащил ПеК, а он купил там замечательные очки в кожаной оправе с зелеными стеклами.

-Для наблюдения за дневными светилами, - пояснил приказчик.

Может, из-за этих очков Славный Рыцарь и устроил опыты?

Он нацепил очки и попросил Верного Оруженосца держаться в отдалении, сидя к нему спиной. Слуга, который и так был об умственных способностях господина невысокого мнения, глянув на очки, уверился, что Славный окончательно "с глузду съехал". Но практика показывала, что хозяина лучше слушать, поэтому он переместился подальше, в тенек. Солнце было уже достаточно высоко.

СэР помнил, что вспышка в лесу произошла, когда по кресалу стукнули саблей.

Он осторожно провел кресалом по земле. Из-под металлической полосы вырвалось пламя, а руку дернуло отдачей.

-Ух, ты! - восторженно вскрикнул Славный, совсем как Дух Деда, и черканул сильнее. И развлекался он так, пока его не откинуло назад плашмя. От вспышки занялся стожок в двадцати шагах. Тут опыты пришлось прекратить и заняться тушением. Сорвал очки, скинул кожаную куртку (техника безопасности при работе с огнем - кузнец научил!), и стал сбивать пламя, но огонь разгорался только ярче.

-Помогай! - крикнул он "опоре и подмоге" и в ответ услышал бодрый топот копыт. Верный Оруженосец, который еще утром с трудом вскарабкивался на лошадь, мчал на каурой во весь опор. Да и сама кобыла, которую и в лучшие годы жизни трудно было перевести на галоп, резво перебирала ногами. Похоже, и у слуги и лошади было одно желание на двоих - оказаться подальше от пожароопасного места.

А положение становилось критическим - сухой травы вокруг хватало. Помощь пришла в лице трех женщин. Он заметил, как они бежали, задрав подолы и срывая по пути хворостины. Чего-то сверхестественого Славный от них не ожидал, но они так споро начали вениками сбивать огонь, что за довольно короткий срок все потушили.

- Вот прибить бы этими хворостинами того, кто это сделал, - сказала самая старшая из них. И все посмотрели на Славного Рыцаря.

-А я что? Я ничего, - начал он оправдываться, - Я только вот.

И показал кресало.

-Курил? - строго спросила самая старшая.

-Вот так деревни и сгорають, - добавила средняя, - А сено-то какое было, чистый клевер!

-Я возмещу, - сказал Славный, оглядываясь в поисках Рыжего.

-Ты коня ищешь? - спросила младшая, совсем ещё мелкая конопатая девчонка, - Так я сейчас приведу.

И убежала. Славный достаточно умахался на пожаре, и помощь девчонки была кстати.

В сумке, притороченной к седлу, СэР нашел серебро, но этого ему казалось недостаточно. Женщины тем временем собрали свои грабли и вилы, они, перед тем как увидели пожар, шли ворошить сено. И Славный к деньгам предложил услугу:

-А давайте я вас подвезу?

-Всех трех? - съехидничала самая старшая.

-Можно и трех. Нет, всех, кто захочет. И грабли с вилами. Если вам не далеко.

Было недалеко. Ехать вызвалась девчонка, её и загрузили инвентарем.

Когда Славный, весь такой благостный после беседы о вреде пожаров - "а за Выселками весь хутор выжгло. Вот оно как печку без присмотра оставить" - очень удивился, когда на свежем пепелище обнаружил маму и, наверное, всю дворню со слугами и служанками. Они стояли полукругом, а перед ними распинался Верный Оруженосец:

-Прямо тут и стоял. А пламя как полыхнет!

-А лошадь где? -спросила мама.

-Лошадь? - запнулся Верный, - Ускакала, наверное. Что возьмешь, все они скотины бестолковые. Им лишь бы человека убить.

Народ был так увлечен, что не обратил на Славного никакого внимания.

-Что происходит? - спросил СэР у мамы.

-Живой! - мама схватила его за плечи, - Живой! - и прижала его к своей необъятной груди.

Оказалось, что Верный Оруженосец прискакал домой, скорее, по воле лошади, чем своей, и с криками "Хозяин сгорел", спрятался под кроватью. Его оттуда извлекли и заставили рассказать как, а потом и показать где это случилось.

-Иди сюда, убогий, как тебе в голову пришло, что мой мальчик сгорел?- приказала мама Оруженосцу. По её бледному лицу расползались красные пятна. Она была на редкость нехороша в этот момент. И оттого казалась Верному страшнее:

-А кому бы не пришло, когда он пыхнул факелом? - кричал он издали, не рискуя приближаться.

-У реки? - удивился СэР. Тут все обратили внимание на речку.

- Паникера следует наказать, - кровожадно отрезала мама.

-Нет, он молодец, - второй раз за день несправедливо похвалил слугу Славный, - Домой прискакал, тревогу поднял.

-Ладно, - согласилась мама, - Это твой Оруженосец, делай, как знаешь. А сейчас немедленно домой. Утром узнала в комендатуре, что завтра суд. Тебе совершенно нечего одеть.

Славный Рыцарь хотел возразить, но, посмотрев на испорченную куртку, штаны и новенькие очки, раздавленные чьей-то варварской ногой, скорее всего его собственной, вынужден был согласиться. Потеря очков убедила его больше всего.

Когда он свежевымытый и расчесанный узнал, как его будут одевать, то пришел в ужас. Мама пригласила четырех самых известных портных.

-Они только разработают концепцию, - уговаривала Хозяйка Вечеринок, - Ты должен понять, от того, как ты будешь выглядеть, станут судить обо мне, как о матери!

Славный понял. Он кинулся к своему Оруженосцу.

-Быстро скачи...

-Скакать я больше не могу.

-Тогда вот тебе серебряный. Найми любой экипаж и срочно разыщи Прекраснейшего Кавалера. Он остановился в гостинице "Тебя ждут", но может быть и в "Элитном бомонде". И быстрее, пожалуйста.

Славный полагал, что после того, как Оруженосец проштрафился, он только и мечтает реабилитироваться. Но в этом глубоко заблуждался. Верный, у которого и так было нервное утро с последующим стрессом из-за "гибели" хозяина с последующим потрясением от его воскрешения, считал наоборот, что ему нужен отдых из-за "нервического" напряжения. Посему ничего нанимать не стал, а пошел по знакомым кабачкам и трактирчикам это напряжение снимать. Но твердо решил, что если на его пути встретится ПеК, то он (Верный)непременно передаст ему слова Славного.

Славного Рыцаря спасло то, что портных было четверо. Каждый предлагал свое, не забывая при этом хаять конкурента.

-Это не сочетаемо.

-Да в этих кружавчиках он как баба деревенская....

-Что за блеклые цвета...

-Что за цыганщина....

Так же повезло, что у мамы не было вкуса, и она об этом знала. Поэтому поставить решительную точку в споре четырех Кутюрье не могла. Прекраснейший Кавалер пришел сам, без оповещений, навестить друга перед судом, часа через два после начала пытки модой. Как только он выяснил, в чем проблема, моментально навел порядок. При нем портные стихли и только подносили вещички из своих "коллекций".

-Этот камзол? В суд? Вы сами смогли бы в нем на улицу выйти? Да? Сейчас проверим. А заодно оденьте во-он те брюки, со штрипками. Если вас не забросают камнями, я сам это куплю. А шапку оставьте. Треуголка. Забавный фасон. Можно попробовать....

С помощью ПеКа составили три комплекта: для суда, для визитов после суда и на всякий случай. Столько же, как сказал Прекраснейший: "В тему", для мамы.

Напрасно вечером, кипя праведным гневом, ждал Славный Рыцарь своего Верного Оруженосца. Тот как в воду канул. "Уволю, к чертовой матери", - шипел СэР, расхаживая по нижним коридорам и распугивая прислугу. "Рассчитаю, к чертям собачьим",- говорил он, раскрывая Книгу. На посошок, захотел он испросить у неё совета, что делать с нерадивым слугой? "Если вы все-таки решили остричь кошке..." Славный захлопнул фолиант. "Договорились, - сказал он сам себе, - сначала все выясню. Вдруг там уважительные причины. Может, его рыцарем в тяжелом вооружении переехало. Выясню - и уволю".

Но на следующий день был суд, и было не до Верного Оруженосца.

Зал суда был переполнен. Все начали поздравлять Славного с победой еще на ступеньках. Мама то же сказала, что "дело уже решенное" и "победа будет за нами". Но очевидно волновалась. Адвокат, по случаю столь торжественного заседания, вырядился в мантию отороченную мехом, кажется, кролика. Но называл его шиншиллой. Прокурор щеголял соболями, подбитыми молью. Славный Рыцарь очень удивился, когда места присяжных заняли монахи из воюющего ордена.

-Считается, что они могут быть беспристрастными, так как не подчиняются даже действующему королю. Плюс всякие там обеты. И это не считая клятвы. Очень торжественный момент. Почти, как торжественная смена дворцового конного караула. Рекомендую. Собираются толпы, - шептал ему в ухо адвокат.

Затем зашел, вернее, зашла судья.

-Встать! Суд идет, - скомандовал секретарь.

-Садитесь, - разрешила женщина-судья, - привести к присяге присяжных.

Монахи встали - все в легких кольчугах и при мечах - и ладно заголосили:

-Нет правды, кроме истины, И свет её виден только господу. Да укажет нам господь верное решение.

Тут один голосок распевом подхватил:

-Клянемся быть беспристрастными и отрекаемся от дел земных, что бы судить по закону божью.

И монахи в унисон грохнули:

- Клянемся. Клянемся. Клянемся.

Вступил баритон:

-Клянемся не скрывать открывшейся нам истины и оставаться с ней и на защите её!

Хор:

- Клянемся. Клянемся. Клянемся.

И тут совсем уж густым басом:

-И пусть каждого, кто отречется от правдивого слова в пользу кривды, покарает десница божья. Во имя света божьего, волею его, царствия его и во славу его.

- Клянемся. Клянемся. Клянемся.

Это было здорово, но Славный Рыцарь совершенно оглох.

-Привести к присяге суд, - сказала судья. Затем привели к присяге подсудимого, свидетелей и разбирательство началось.

Фельдфебель - главный свидетель обвинения, старался быть правдивым. Прекрасней Кавалер был хорошим другом, но плохим свидетелем. А после показаний Главного Лечащего Врача королевской семьи, Славный Рыцарь понял, что пожизненное заключение ему не светит - только топор палача! Потому что, как говорил Врач, судя по гематомам, ребенка истязали, и, судя по истощению, не кормили, и травму психологическую нанесли. Затем привели беременную молодуху с сыном. Та ничего толком сказать не могла, в ответах путалась. Славный поник, но тут объявили о допросе главной свидетельницы. СэР в панике посмотрел на дверь из комнаты свидетелей, ожидая увидеть Зефирную Принцессу, но оттуда вышла милая старушка.

-Тетка действующей королевы. Бабушка принцессы, - шепотом пояснил адвокат. По тому, как он подпер рукой подбородок, допрашивать её он не собирался. Её никто допрашивать не собирался. Она уселась на специально для неё принесенное кресло и рассеяно спросила:

-А кого мы судим?

-Поднимись, - подсказал адвокат.

Бабушка в лорнет внимательно посмотрела на Славного.

-Нет, - капризным, как у внучки, голосом сказала она, - Пусть подойдет сюда.

Славного вытолкали в центр зала.

-Ближе, - сказала старушка, - М-да. Недурен. Поздравляю милочка (маме Славного - Хозяйке Вечеринок) У вас прелестный сын.( даже не так - прэлэстный). Надеюсь, бал в честь спасения моей внучки сможет компенсировать (компэнсировать) вам причиненные страдания. Вы будете главными героями торжества. Садись на место, мальчик. Господа (это уже суду) Произошла трагическая ошибка. Как выяснилось, этот человек спас мою любимую внучку и нашу принцессу. Королевский дом приносит свои глубочайшие извинения, за небольшую неразбериху и дискомфорт спасителю - Славному Рыцарю. И бал в его честь - это самое малое, что мы можем для него сделать. Времени до послезавтра маловато, и боюсь, что наш скромный вечер не будет таким великолепным, как те, которые устраивает Хозяйка Вечеринок, но скромный праздник в кругу королевской семьи - это то же неплохо. Остальное решит суд.

Она встала и удалилась. Тут то и развернулась основная баталия. Прокурор доказывал, что при имеющихся доказательствах, любой мог бы ошибиться. Адвокат снова завел шарманку про несчастную мать и оклеветанного ребенка. Прокурор требовал признать арест введением в заблуждение следственных органов, с оплатой компенсации за моральные издержки свидетелями.

-Еще чего, - возбужденно говорил адвокат маме, - ищите дураков. Со свидетелей взятки гладки. Дадут копейки, даже не покроют расходы за камеру.

Его глаза горели, сам он весь натопорщился, мантия скособочилась, парик съехал куда-то на затылок, открыв миру лысину, которая блестела, как новенький золотой, а судейская шапочка постоянно сваливалась.

- Свидетели не должны отвечать за судебные ошибки! Каждый человек субъективен, особенно, когда находится в экстремальной ситуации. Но долг суда отделить зерна от плевел. То есть правду от домыслов. Я прошу пригласить свидетеля защиты. Доктора по болезням психических и пограничных состояний человека.

-Обвинение протестует! Зачем нам такой доктор? Кому он тут нужен?

-Уважаемый суд. Данный Доктор - считается ведущим специалистом по объяснению поведения человека в стрессовых и постстрессовых ситуациях. У него большая клиническая практика. Кроме того, в условиях клиники был успешно поставлен ряд экспериментов, в которых моделировались различные условия опросов. В результате выяснилось, что объяснения данные одним и тем же человеком по поводу одной и тот же ситуации, отличались коренным образом. И зависело это от того, как, кем, а главное, каким образом вопрос был поставлен. Защита хочет доказать, что свидетельские показания получены путем неправильного допроса, что указывает на неверное ведение следственных действий. И вывод - имеет место не случайное стечение обстоятельств и фактов, а грубая судебная ошибка.

-Мама, - тихонько спросил Славный Рыцарь, - А как тебе кажется, эти люди понимают друг друга?

-Сомневаюсь, но они никогда не покажут вида.

Прокурор и адвокат спорили до хрипоты. Судья беспрестанно стучала молотком. Зал то свистел и улюлюкал, то хранил гробовое молчание. Пару раз адвокат, как и обещал, сорвал овации.

Судья слушала, или делала вид, что слушает, пока, наконец, ей этот базар не надоел - такое впечатление создалось у Славного Рыцаря. Она остановила прения и позвала заинтересованные стороны в переговорный зал. Там быстро договорились. Славному Рыцарю и маме возмещают все затраты на содержание (включая домашний арест), возвращают залоговую стоимость, а моральный ущерб возместиться балом в честь спасителя принцессы.

-Суду все ясно. Вынесли ли присяжные вердикт?

-Да, вынесли, - хором ответили присяжные, - Мы согласны с решением суда.

После успешного завершения дела требовалось нанести пару, как сказала мама, визитов нужным людям. "Она явно просчиталась, - с грустью думал Славный Рыцарь на шестом. А в мамином списке стояло еще много невычеркнутых фамилий. Кто действительно получал удовольствие, так это Прекраснейший Кавалер. Его, как самого правильного свидетеля, а заодно и друга семьи, взяли с собой. Но иногда создавалось впечатление, что чествуют его, а не Славного. В переездах из одних гостей в другие, он не переставал себя нахваливать:

-Как удачно мы подобрали костюм для после суда! Они еще не знают, какой фурор их ждет послезавтра на балу! Чернильный камзол и жилетка цвета фуксии - это переворот в моде. Зря ты не хочешь надевать треуголку.

-Это выше моих сил.

-Я надену,- пришла на помощь мама, - Мне она нравиться.

Вечером обессиленный Славный, поинтересовался судьбой Верного Оруженосца.

-Был, - осторожно ответил дворецкий, - Раза четыре заглядывал. Очень тревожился. Так и говорил: "Тревожно мне".

-А сейчас он где?

-Отсутствует. Прислать его вам, как только появится?

Славный Рыцарь отмахнулся. Больше всего он сейчас хотел побыть один.

"Какая ж это тоска быть героем. Начинаешь бояться сделать что-нибудь не правильно, сказать не то, и вообще, перестать соответствовать". Тут пришла мама, пожелать спокойной ночи:

-Возможно, тебе предложат поменять имя на Спасителя Принцесс? Тебе нравится?

-И я перестану быть Славным?

-Зато это будет твое заслуженное имя. Рыцарь Спаситель. Звучит не так плохо. Хотя очень обязывает, - поцеловала, подоткнула одеяло и ушла.

"Что за имя - Спаситель. Защитник - да. Хотя, какой я Защитник? Победитель Драконов - вот хорошее имя. Спаситель. Я что, теперь всех спасать должен? Вот умора. Спаситель - хозяин Клоповника. Нет, не звучит. Другое дело - Славный мамин подвиг! Красиво, лаконично. Так что если спросят, скажу. Спасибо, не достоин я Спасителя. Заслужить имя просто, а потом попробуй, посоответсвуй ему".

Глава четырнадцатая. Подарок.

Прекраснейший Кавалер расстался с семейством Рыцарей и продолжил кутеж с празднованием до утра. Когда он вернулся в гостиницу, то ему передали странную записку. На огрызке бумаги каракулями было выведено "Сасы СыР". Каким уставшим Прекраснейший не был, он сообразил, что СыР - Славный Рыцарь. Поэтому ни свет, ни заря разбудил друга:

-Что случилось?

СэР ответил, что ПОКА ничего, но всё возможно.

-Тогда я вздремну немного, - сказал ПеК и уронил себя в кровать как был в одежде. Славному же требовались некоторые объяснения.

-Что это? - спросил он у Верного Оруженосца, который, как и Прекраснейший замечательно провел время, используя возросшую популярность хозяина в личных целях. Даже почти соблазнил одну девицу, за которой давно ухлестывал, к сожительству. Кочуя из одного кабачка в другой, в неизвестный момент времени добрался он до гостиницы "Тебя ждут" и вспомнил, что его вообще-то за подмогой послали.

-То есть, ты два дня записку относил? - уточнил Славный.

Даже Верный, с его панибратскими отношениями с совестью, понял, что такая длинная дорога может вызвать недоумение, поэтому правду говорить не стал, а, вспомнив о несчастной любви хозяина, решил давить на чувства.

-Ваша милость, есть у меня на примете одна красотка. Раз я вам вчера был не нужен, так я подумал, подкачу, может, что выгорит. А она ни в какую. Сердце разбито вдребезги. Ну, вы понимаете?

И Славный понял. Егерская Дочка хоть и отошла на второй план, но еще числилась среди самого дорого, что было у него.

-Любовь, - задумчиво произнес он. И тут, наверно, что-то перемкнуло. Он присел на койку Верного и заговорщицки спросил:

-Я знаю средство, как вырвать любовь из своего сердца. Хочешь?

Оруженосец, что б не раздражать хозяина, решил со всем соглашаться:

-А кто ж не захочет?

-Тогда собирайся. У меня еще осталось зелье бабки-знахарки. Называется "Красная обезьяна", - он встал и для усиления драматизма добавил, - А пить его надо особенным способом.

В кладовой, под руководством и при непосредственном участии Дворецкого, замутил снадобье.

-Попротивней, но что бы не навредить.

-Можете быть совершенно спокойным. Этот молодой человек съест крысиного яду, и, уверяю вас, попросит еще. Очень здоровый организм.

Получилась грязно-зеленая смесь - "не волнуйтесь, сударь, пюре из спаржи, молоко и горчица", с соответствующим ароматом. Даже плотно закупоренная и завернутая в три слоя оберточной бумагой, она продолжала источать вонь.

Если Славный и колебался, надо ли устраивать эдакую каверзу, то когда увидел безмятежно дрыхнущего Верного Оруженосца, укрепился в своем решении.

-Какие у господ развлечения-то одинаковые, - обиженно сопел Верный, после традиционного умывания в бочке с дождевой водой.

Для проведения обряда Славный нашел полянку в глухом лесу. Сел по-турецки напротив Верного Оруженосца и дал инструкции:

-Слушай, что говорила мне бабка-знахарка. Когда будешь пить это зелье, то думай о предмете любви своей, но только не о красной обезьяне. Запомнил?

Он налил полный стакан "зелья". Верный недоверчиво посмотрел на мутную жидкость:

-Это пить?

-Да, - ответил Славный как можно тверже. Все-таки он немного волновался за конечный результат, не переусердствовали ли они с Дворецким?

-И оно должно быть таким?

-Ну, это ж зелье. Пей залпом. На вдохе.

И Верный хлебнул. Его хватило на треть стакана. Они посидели чуточку.

-Надеюсь, ты сейчас не думаешь о красной обезьяне? - тревожно спросил Славный, потому что уж очень сосредоточенный взгляд стал у Верного. И лицо странное.

Тот отрицательно мотнул головой. И в следующую секунду сиганул в кусты. Славный удивился, такой прыти от слуги он никак не ожидал. Подождал. Пошел искать, что бы взглянуть на результат.

Около каких-то зарослей его остановил окрик:

-Сюда нельзя! Занято!

-Ты как? - спросил Славный заботливо, - О красной обезьяне не думаешь?

Из кустов донесся такой мученический стон, что СЭР испугался:

-Тебе что, нехорошо?.... Помощь нужна?

- -Не надо, - решительным фальцетом сказал Верный, покидая кусты, но тут же ныряя назад.

Славный окончательно уверился, что не всё пошло, как задумывалось, поэтому прокричал:

-Никуда не уходи. Я сейчас. Я за подмогой.

-Куда уж мне, - тихо простонал слуга.

Мама сразу поняла, в чем дело, но уточнила у Дворецкого:

-А скажи-ка, не могло, случайно естественно, в зелье попасть касторовое масло?

-Если только если самую малость, - отвечал Дворецкий, - Мы же хотели, что б всё вышло самым наилучшим образом. Хочу заметить, что все ингредиенты были свежими и высшего качества.

ХэВа сказала, что она, конечно, не бабка-знахарка, но в походах всякое бывало и поэтому у неё противоядие на этот случай есть:

-На обратную дорогу должно хватить. Вези страдальца домой, а я Врача вызову.

После чего велела заложить бричку:

-Эдак поменьше растрясет.

Благодаря маминому антидоту домой добрались всего лишь с пятью остановками.

Врач был весь кругленький, мягонький и обаятельный, с шикарными пушистыми усами.

- Что пили? - спросил он от порога.

-Зелье, - услужливо подсказал Славный, - Отворотное.

-И как эффект? - искренне заинтересовался врач, - Отворотило?

Он нацепил монокль и оттянул веко больного:

-Все понятно. Будем ставить свечи.

Славный сел. Верный посерел.

-Так плохо?

-Вы меня не правильно поняли. Свечи не те и ставить не в церкви.

Тут, наконец, больной подал голос. Он сказал, что стесняется. Славному пришлось выйти и продолжить беседу с Врачом через дверь.

-Я убежден и всегда это говорил, что народная медицина - очень сильное средство. Пользоваться надо аккуратно, и только под наблюдением специалиста.

-А кровь отворять будем? - заботливо поинтересовался Славный. Он помнил, что это самый прогрессивный метод лечения. Врач задумчиво посмотрел на больного

-Хорошая методика, но полагаю, в данном случае столь радикальной способ не потребуется. Можете зайти. Сегодня вам придется обойтись без Оруженосца. Ему необходим постельный режим. Питья побольше. Пища диетическая: каши на воде, котлеты на пару. Пилюли попринимать. А на завтра никаких ограничений.

Оставив Верного Оруженосца на попечение сиделки, Славный побрел к себе в комнату и очень удивился, обнаружив там Прекраснейшего Кавалера в самом веселом расположении духа:

-Я все устроил и распорядился, - бодро сказал он.

-Устроил? - не понял СэР.

- Естественно. Что бы ты без меня делал?

Выяснилось, что пока Славный излечивал от любовных томлений слугу, а потом спасал от того чем лечил, принесли записку от Тетки действующей Королевы (ТдКа).

-Ты только вдохни этот аромат. Королевский! Не буду тебя томить. Сумеречная Королева, она же бабушка принцессы зовет тебя к пяти часам на чай с круассанами.

-И все это ты узнал по запаху? - восхитился Славный.

-Аромату, - поправил ПеК, - Не совсем, вот тут, смотри, на конверте её печать и штамп фельдпочты. А ещё я его вскрыл.

Прекраснейший долго нахваливал свою сообразительность, затем потребовал:

-Быстро обедаем и готовиться.

Славный сказал, что он и так готов. На что ПеК ответил, что если тот к чему и готов, так это подводы разгружать:

-Это же Сумеречная Королева! Она в некоторых вопросах повыше Действующей будет. У тебя ответственное свидание, а выглядишь, как чумичка.

Бабушка принцессы, как показалась на суде Славному Рыцарю, была милой старушкой, и таковою осталась на чаепитии. Она так подходила в своем пепельно-голубом наряде к розовой гостиной, хотя Славному розовый никогда не нравился, что очень скоро он совершенно освоился и почувствовал себя раскрепощенным. Они поговорили, как и ожидал СэР, об новом имени. ТдКа хотела знать все подробности спасения внучки. Потом согласилась, что Лента Героя, какой-нибудь третьей степени вполне соответствует поступку. Затем заговорщицки понизила голос:

-А правда, что ты, переодевшись арапом, пришел во дворец Герцога, что бы посмотреть на Принцессу?

Такой трактовки своего бестолкового поступка Славный не ожидал. Налился краской, разевал рот, но ответить не мог.

-Молодые люди бывают такие безрассудные,- махнула лапкой Бабушка, - Кстати, ты не против, если наша компания несколько увеличится? Есть одна молодая особа, которая очень хотела бы с вами встретиться. Она уже давно подслушивает под дверью, а я всё думаю, пускать или не пускать.

В дверь за её спиной требовательно заколотили.

-А разве так можно? Это же Принцесса?

-Это очень любезно с твоей стороны, - улыбнулась старушка Славному Рыцарю, и громко сказала, - Открыто.

Замок щелкнул, и в гостиную зашла Зефирная Принцесса. Хотя была она уже не Зефирной. Её волосы были прямые и черные. Парик?

-Нет, самые что ни на есть родные, - пояснила бабушка, - Это наследство. Она может менять цвет и структуру волос по желанию. Многие женщины это умеют, но редкие могут в течение дня побыть блондинками, шатенками и брюнетками без ущерба для здоровья. А она - может.

-Я тебе так больше нравлюсь?

-Намного, - соврал Славный Рыцарь, ему было все равно.

-Тогда давай подарок, - потребовала Принцесса, - Тем более мы спасли твою жизнь.

Славный снова растерялся, но осторожно поинтересовался:

-Что-то конкретное?

-Вот это, - повелительно ткнула пальцем Принцесса.

"Это" было аграфом, который Славный Рыцарь нашел в подземельях Клоповника, который Прекраснейший Кавалер, сказав, что в шляпе не хватает изюминки, разыскал среди его вещей и пришпилил очень хитрым способом.

-Пожалуйста, пожалуйста, - бормотал Славный Рыцарь, пытаясь отодрать аграф от тульи, - Забирай всю, - попросил он, отдавая шляпу Принцессе.

-Это слишком много, - покачала головой Бабушка, - Сходи-ка милая, принеси что-нибудь от нас. Будет обмен.

Довольная Принцесса умчалась с трофеем.

-Бедная девочка, - глядя ей вслед, сказала ТдКа, - Знать свое будущее с пеленок.

-У нас многие знают своих мужей с пеленок, - похвастался Славный.

-Да, но есть небольшая разница. Они могут отказаться. А она, увы, нет. Когда ей исполнится девятнадцать, последний День Рождения я для неё вытребовала, она отправится на юг и выйдет замуж за Владыку Зеленых Островов. Такова цена мира.

-И совсем ничего нельзя сделать?

-Чем больше власть, тем меньше свободы. Если уж подданные позволяют тебе жить в роскоши и безделье, то ты им кое-чем обязана. Хотя иногда время выкидывает такие забавные коленца.

Вернулась Принцесса. Она снова поменяла прическу. Теперь по её плечам раскинулись изумительные каштановые локоны, которые Славный всего считал рыжими. Ну, темно-рыжими.

-А так я тебе ещё больше нравлюсь?

-Ну, так - да. Так вообще, слов нет, - в замешательстве проговорил СэР.

Принцесса сунула ему в руки брошь:

-Это тебе. Посмотри, посмотри! Она очень красивая!

Славный посмотрел. Первое, что его удивило, слишком большой вес для изящной вещицы величиной с ладонь.

-Это слишком дорого, - растеряно говорил он, рассматривая брошь: ажурная ветка, усеянная небольшими круглыми розочками. Металл был похож на серебро, но не был им. Вся она была усеяна алмазной крошкой, а тени выполнены золотым напылением.

-Не забывай, - улыбнулась Бабушка, - мы все-таки из королевской династии. Одаривать должны соответственно. И я думаю, что не такая уж она и дорогая (Принцесса надула губы), но очень старинная. А это всегда что-то да значит. Надеюсь, мы не пропустили время чая?...

Прекраснейший дождался друга из гостей и долго приставал с расспросами, что да как. Ответы его не удовлетворили:

-Ты что-то скрываешь?

-Нет. Мы действительно просто болтали.

Прекраснейший успокоился, но посоветовал розу (китч какой-то!) приколоть завтра на одежду:

-Эта первая реальная награда!

На следующий день, на балу в свою честь, Славный Рыцарь очень комплексовал по поводу этой реальной награды. Они с мамой, по совету ПеКа, оделись в цвета рода, т.е. зеленый

-Фиолет хорош для вечера. А сейчас надо подчеркнуть, что верт - ваш цвет! Спокойный, уверенный и рассудительный.

Белая ветка на плече казалось Славному сугробом на лужайке. Он все пытался половчее завернуть короткий распашной упелянд, что бы прикрыть безобразие. Но потом оставил попытки - внимания на брошь никто не обращал, а вокруг происходило слишком много интересного.

На скромный праздник в кругу королевской семьи пришел почти весь город. Сначала глашатаи объявили виновника торжества и повод. Потом на площади артисты в лицах показали, как это было. Славный только диву давался, какая у людей изворотливая фантазия. Но когда в сцене драки "фельдфебелю" врезали по кумполу ("он бестолково так сражался, что сам мне под руку попался!"), смеялся вместе со всеми. По версии авторов, весь эскорт мешал СэР спасать, поэтому он сначала разогнал их, а потом уже победил разбойников и кого надо спас. Был в этой пьесе и Прекраснейший (он героически почти умер в начале сражения, и Славный читал над ним длиннющий монолог, а потом ПеК выжил, что бы вытащить из застенков друга). Была в пьесе и горем убитая мать, и подлец прокурор, и хапуга адвокат, и молодуха с сыном, и даже верный конь.

После представления Славному Рыцарю вручили ленту Героя второй степени, хотя он и ожидал третью. Но "больше не меньше", сказал ему тихонько Действующий Король и подмигнул. Славного и его маму усадили в кресла рядом с троном, и в честь спасителя принцесс устроили небольшой турнир по фехтованию на мечах. СэР вызвался поучаствовать, но Король попросил его снять кандидатуру:

-Выиграть у Вас неудобно, а поддаваться - не честно. Будете вручать награду победителю.

Потом придворный маг показывал всякие чудеса с огнем. И в финале, как положено, - танцы.

Про Верного Оруженосца Славный Рыцарь не забыл. Утром тот выглядел вполне оправившимся (по поводу здорового организма Дворецкий оказался прав), и СэР вручил ему золотой, сказав, что сегодня ему слуга навряд ли пригодиться, поэтому он дает ему выходной:

-Отдохни хорошенько и повеселись. У нас ведь домашний праздник, и ты, как временный член семьи, должен получить свою часть удовольствий.

Днем Верного было не слышно и не видно. Зато когда Славный Рыцарь вернулся, у него чуть глаз не выпал. В углу стояли смазанные маслом сапоги. Они не были начищены, как положено сапогам, но то, что их пробовали привести в порядок, было очевидно. Славный повел носом:

-Масло оливковое. Возможно, высшего качества. Ну, надо же!

"Прав был Врач про народную медицину. Очень сильное средство,- думал Славный, промакивая в кладовке салфеткой сапог.

-Я бы рекомендовал мягкую холстину, - сказал Дворецкий. Он стоял в дверях и протягивал тряпку.

-Вот, - похвастался СэР, - Мой Верный Оруженосец начистил.

-Мы в курсе, - сообщил Дворецкий, - Он еще и Вашим костюмом занимался. Так что завтра не очень удивляйтесь.

"Жуткая сила в народной медицине, - продолжал развивать мысль Славный Рыцарь, берясь за второй сапог, - И какие побочные эффекты!"

Глава пятнадцатая. Возвращение.

Когда за завтраком Верный сам подал хозяину чай (тащил горячую чашку из кухни), Славный окончательно уверился, что с парнем что-то случилось. Тайну приоткрыл Дворецкий:

-Я полагаю, что это сиделка. Она, кажется, развлекала его всякими рассказами из жизни про отвалившиеся носы и выросшие рога у плохих ребят.

Мама сказала, что у них со Славным много дел, так как скоро отъезд, а подарки ещё не куплены. До обеда покупали подарки. Из кучи предметов, которые Верный утаскивал в пролетку, Славный Рыцарь запомнил только очки с зелеными стеклами для Просто Профессора, и очередную шаль для няньки.

-Может, хватит, - взмолился он на сто десятой лавке, - А то мне придется ехать в Клоповник с обозом.

Он посмотрел на пролетку:

-Одной подводой я точно не обойдусь!

За обедом мама сказала:

-Я обратила внимание, что тебя заинтересовал Придворный Маг. Этой мой давний знакомец и я напросилась к нему в гости.

Славному Рыцарю показалось неправильным, что маг жил в обыкновенном доме с облезлой штукатуркой. Таинственный замок с мрачным подземельем или. на худой конец, неприступная башня - вот настоящее жилище мага! А тут миленький домик веселенького канареечного цвета и герани на окнах. Но мама хитро улыбнулась:

-Назначено, - сказала она обшарпанной входной двери. Только сейчас Славный обратил внимание, что ни замка, на дверной ручки на дверях не было. Дверь нехотя, со страшным скрипом, открылась.

Прихожая была самая незатейливая: аляповатые обои, вешалка, корзина для зонтов, мечей и тростей, полка для обуви и полка для шлемов и шляп.

Мама, не задерживаясь, быстро пошла по коридору. Славный и Верный Оруженосец еле за ней поспевали. Коридор тянулся и тянулся. По расчетам Славного, они уже обошли вокруг дома дважды, а конца пути видно не было. Но вот мама остановилась напротив одной из множества одинаковых дверей и сказала:

-Открывай, старый мошенник, сколько можно нас за нос водить?

Дверь послушно распахнулась, пропуская гостей внутрь.

Маг сидел нахохлившись, как курица, и парил ноги в тазу с горяей водой. Кипяток ему без всякой посторонней помощи подливал белый фарфоровый кувшин .

-Вы должны были придти четыре с половиной минуты назад, - недовольно сказал маг, - но раз пришли, присаживайтесь.

Маг был завернут в плед из-под которого высовывался край весьма засаленной туники. Маму это ничуть не смутило. Она прошла и уселась на единственный свободный стул:

-Я тоже рада тебя видеть. Это, как ты знаешь, мой сын, Славный, а это его оруженосец, Верный.

Маг исподлобья осмотрел гостей.

-Оруженосец - это вон тот плут? Придется мне после вас ложки пересчитывать.

-Вы не правы, - вступился за слугу Славный, - он хороший. Сегодня. Даже чаю подал.

-Ну, если он это умеет делать, то пусть подаст. Заварочник на столе. И там инструкция, какой чай я люблю. А тебе, Хозяюшка, конечно же горячий шоколад. Ты принесла кексы?

Мама достала из недр длинного нарамника корзинку, полную кексов. Она в этом своем жутком одеянии была, как гора. Но вещь оказалась практичная. Кроме корзины мама извлекла мешочек табака, пакетик конфет и трубку, при этом она как бы между прочим, расхваливала кексы:

-Есть творожные, есть песочные, а вот твои любимые, со сливочным кремом.

-Нет. Со сливочным я больше не люблю. Только с ежевичным джемом.

-Вот. С ежевичным джемом.

-Мне иногда кажется, что маги все вокруг, а я так, погулять вышел. Хотя чему удивляться. Кому нужно все это высшее волшебство? Думаешь, мне нравиться греть чайники силой мысли. А приходится, что бы совсем не потерять квалификацию. Поверишь, иногда неделями сижу дома и никого не вижу и ничего не делаю. Не хочется. Даже гостей встречать разучился. Эй, там, на камбузе, что у нас с чаем?

-Да тут картинки шибко быстро бегают. Чуть бы помедленней, а то не поспеваю.

-Запустил анимацию. Он не такой пропащий, каким кажется. Слышишь? Ты не совсем потерян для общества! Если хочешь, что бегали медленнее, проведи по столу рукой против движения.

Маг нахмурился и огляделся.

-У меня бардак, однако. Поденщицу пришлось прогнать год назад, слишком уж любопытная баба попалась, вот и запаршивел маленько. Подождите, сейчас приберусь.

Он покряхтывая извлек себя из кресла и напустил тумана. А когда туман рассеялся, комната совершенно преобразилась, ровно как и её хозяин. Вместо ощипанного старичка перед Славным предстал старец, в новеньком балахоне со звездами. Его волосы из русых и реденьких сделались.... нет, не сделались, а как-то расчесались назад, открыв высокий лоб и глубокие глаза. Таз с кувшином, одежда, огрызки и бумажные завалы исчезли.

-Я всегда удивляюсь, когда ты так быстро рассовываешь по шкафам свой хлам. Как ты потом находишь нужное? - спросил мама.

-С трудом, - признался Маг, - И после каждой уборки все труднее и труднее.

-Помощник тебе нужен. Но об этом потом. Мой сын просто мечтает с тобой пообщаться.

Славный, который до этой минуты и не подозревал о наличии у него такой мечты, встрепенулся. Ну да! Конечно же!

-В последнее время мне часто попадают очень странные вещи.

-Ошибаетесь. Вещи знают к кому и когда попасть. А что за вещи?

Славный Рыцарь посмотрел на маму. Та ободряюще кивнула - давай, выкладывай.

И Славный выложил. И про книгу, и про кресало. Последнее даже достал, рассеяно засунув руку в карман и без удивления там его обнаружив.

Маг задумчиво разглядывал девайс издали:

-В руки не возьму, во мне и так энергии на десятерых. вот-вот искрить начну. Видеть не приходилось, но что-то я читал.

Он окинул взглядом стеллажи (откуда они появились .Славный не понял, потому что когда они входили, их не было), выдернул книгу и заставил пролететь через всю комнату:

-Чего глаза раззявили - обыкновенная левитация.

Полистал.

-Вот, - победно сказал он, - Это все части ключа. Кресало, как я вижу, второй элемент, а книга?

-Первый, - подсказал Славный.

Тут подоспел чай. Впрочем, плавного течения беседы он не нарушил. Усеивая себя крошками, маг продолжил:

-Правильно. Должны быть еще два. Третий элемент - земля, а четвертый - вода. Хотя это не правильно. По-правильному сначала: воздух, потом вода, огонь и земля. А здесь - воздух, огонь... Понял. Это связано с обучением контролю. И подготовка к владению потоками.

Славный наморщил лоб. Где-то он слышал про потоки. Ну конечно, на научном диспуте! Он тут же озвучил воспоминания. Маг понимающе покачал головой:

-Этот академик не перестает меня удивлять. Однажды взял и рассчитал силу мысли, необходимую для нагрева стакана воды. Просто уничтожил морально. Чай - бурда! Эти помои пить невозможно! Верный, быстро метнулся и всё переделал!

-А что с третьим и четвертым элементами?

-Они относятся к найдутся, когда придет их время.. Единственное, что могу сказать определенно. Не ищи далеко. Ищи рядом. И ещё должен быть катализатор, активатор. Что это может быть - понятию не имею. Где мой чай!

У Славного было много вопросов, но Маг отмахнулся - нельзя получать сразу много информации. На что он еще согласился ответить, так это на вопрос про книгу. почему она, зараза, не говорит конкретно, как поступать в тех или иных случаях.

-Это ж просто книга! - развеселился маг, - Она и не должна влиять на твои решения! Зато весь спектр услуг по рукописным и другим изданиям к твоим услугам. Если что-то хочешь узнать, пожалуйста, она тебе все покажет, но не проси совета. Её максимум - рекомендации, не больше. Ты можешь им даже не следовать!

Они еще немного поговорили на разные темы. Оказалось, что бабку-знахарку маг прекрасно знал, но называл её почему-то девицей. Потом прозрачно намекнул:

-Вы поселится у меня собрались?

И тогда мама встала и сказала, что пора и честь знать. Тут Верный обратил на себя внимание:

-А можно про себя спросить?

Мама взглянула на него и снова уселась:

-Ты понимаешь, о чем я хочу тебя еще попросить?

-Не знаю, не знаю, - засомневался Маг, но как понял Славный, всё он знал заранее. И что больше всего раздражало: все понимали, о чем идет речь, а он - нет.

-Не уверен, что он сам этого хочет.

-Я очень хочу, - признался Верный.

-Ты думаешь, ты первый такой?

-Он очень старается, - сказала мама, - Особенно в последнее время.

-Я больше скажу, - наклонился к ней маг, - они все очень стараются. особенно первое время. А потом понимают, что магия - это на девять десятых труд. Упорный, настойчивый. И самое гнусное с этой магией, что нет никаких гарантий. Можно из подмастерья ткача вырасти в мастера. но нельзя гарантировать, что из подмастерья мага вырастет маг. Последний ученик продержался двадцать три года. Но так и не смог научится даже двигать предметы. Правда, он научился кое-чему другому. Без куска хлеба не остался.

-Наш милый Врач навещал нас буквально позавчера, - сказала мама, - он просил передавать тебе приветы, если ты на него уже не сердишься. Пятнадцать лет прошло, побойся бога! Тем более вот новый, желающий обучаться, юноша.

-И еще двадцать три года псу под хвост? Заманчивое предложение. А если и этот окажется бесталанным?

-Я бы на твоем месте давно организовала школу. Согласись, в сотне-то больше шансов найти одного одаренного.

-Нет. Магия не терпит толпы. Борьба за потоки, за артефакты, за место под солнцем, за гонорары.... Я принял решение.

Маг, посмотрев Верному в глаза:"Подойди. В глаза смотреть, лишенец!", - дал согласие:

-Характер испорченный, но корни здоровые. Будем пробовать. Если магии не научиться, то хоть в доме приберет.

Верный аж засветился.

-Завтра у него заканчивается контракт, - поднялась мама, - Мы его рассчитаем и направим к тебе.... Само собой, с рекомендательными письмами!

-А почему "лишенец"? - спросил по дороге домой Славный.

-Кажется, когда вступаешь в магический цех, отказываешься от всяких благ и наследств. Это почти как в монахи, только суровей.

Вечером мама пришла пожелать ему спокойной ночи и они проговорили до утра.

-Ма, - просил Славный, - может я еще погощу?

-Никто не хочет этого больше, чем я, - грустно сказала мама, - но в поход надо отправляться осенью, потому что там, куда мы едем, множество рек, перебраться через которые можно только зимой, когда они замерзают. Деньги и спонсоров я нашла только частично. Собрать одной целую экспедицию мне не по силам. Без папы я как без рук.

-Это опасная экспедиция? Очень? Но вы обязательно вернетесь?

-Конечно! Ты же знаешь, когда в Клоповнике есть кому тебя ждать, с тобой ничего не случиться. Ты большой мальчик и знаешь, что в замке всегда должен быть хозяин.

Славный подумал, что кто-то это ему уже говорил. Или что-то очень похожее.

Утром приехали из конторы "Перевозка багажа куда надо - не быстро, но надежно". Начали грузиться. Прискакал Прекраснейший Кавалер:

-Ты не можешь уехать! - он был в панике, и это было заметно, - Ты помнишь, что случилось перед нашей первой ярмаркой скидок? Я чувствую, что все повториться.

-Я-то чем помогу? - подивился Славный.

-С тобой не так страшно, - признался Прекраснейший.

СэР напомнил, что пару недель назад ПеК безбашенно отмахивался от разбойников, а тут какой-то экзамен.

-Там был элемент неожиданности. Здесь, как представлю, начинает подсасывать. А тут вообще холодеет.

Славный успокоил друга, сказав, что у мамы против его недуга имелось замечательное средство.

-Им в походе помогало, и тебе поможет.

Договорились встретиться на балу у Герцога. Прекраснейший Кавалер, легко переходивший из одного состояния в другое, уже через пять минут заигрывал с горничными и руководил погрузкой , пока ему не сказали:

-Или ты сам уйдешь, или мы тебя придавим чем-нибудь.

Отъезд, запланированный на два часа дня, задержался почти до семи.

Население дома с драконами почти все вышло проводить сына Хозяйки Вечеринок. А сама она возвышалась над ними и махала платочком, иногда прикладывая его к глазам, пока Славный Рыцарь не повернул за угол.

Из города он выехал в девятом часу. Солнце садилось прямо перед ним. Если бы Славный был натурой лирической, то он мог бы поэтически сказать: "Я уезжал в закат..." Но СэР был прагматиком, и его ужасно раздражало, что низкий свет бил по глазам. Вот когда он пожалел, что засунул очки с зелеными стеклами в багаж. Хоть бы была шляпа с нормальными полями, а не шаперон, мягкий верх которого мама заботливо обмотала вокруг шеи от простуды, потому что "вечера нынче холодные". Так что двигались медленно, пока солнце окончательно не упало за горизонт.

Свет растущей луны и то лучше освещал дорогу. Ночью незаметно проскочили все придорожные гостиницы. Часа за три до рассвета, Славный Рыцарь решил дать-таки Рыжему отдых. Остановился в березовой роще. Не хотелось холодного света кресала, подкинул немого веток. Получился совсем маленький огонек. Славный задумчиво подкармливал его маленькими веточками. Света было как от лучины, и это Славному нравилось больше всего. Почему его не сморило в сон, он и сам не понимал, но спать совершенно не хотелось. Вдруг началось нечто странное. Прозрачный дымок от сухих березовых веток начал уплотняться и в нем все четче и четче стала прорисовываться картинка. Было такое ощущение, что прямо перед ним вместо рощи, хотя и она просматривалась, катринка-то была полупрозрачная, стояла совершенно незнакомая холмистая местность. Дорога начиналась сразу от костровища и вела мимо необычных цветов, кустов, низких деревьев, то подныривая под холм, то карабкаясь наверх. Славный мог поклясться, что явственно чувствовал незнакомый аромат. Вовсю светило солнце. Это не была безжизненная картинка. Кругом, куда ни взгляни, порхали птицы в таком ярком оперении, что невольно на ум пришла ярмарка и семейство цыган. Славный Рыцарь протянул руку. Ночи уже были свежими, но ладонь, кроме тепла от дыма ничего необычного не ощутила. К руке подлетела бабочка, уселась на палец. Она была довольно увесистая. Убедилась, что это не цветок и упорхнула. Все было так занимательно, что Славный забыл подбрасывать ветки. Он только увидел, как объемная картинка начинает истаивать. Спохватился и сыпанул в костер слишком много сушняка. Он вспыхнул и морок исчез. Славный тут же полез в книгу за разъяснениями. "Призрачная страна. Относится к разряду искусственно созданных. Является учебным полигоном академии воздуха. В четыреста восемьдесят шестом году со дня основания, была оккупирована фантомными мыслящими субстанциями. После трехсотлетней войны между академией и завоевателями, был подписан мирный договор, согласно которого Призрачная страна получила статус заповедной. Время пребывания в ней строго ограничено и лимитировано. Официальный допуск в страну разрешен только по специальным визам, подписанным ректором академии воздуха или его заместителями и начальником охраны коренного, со дня подписания договора, страны. Другие ссылки по запросу: ....исследования проведенные в призрачной стране.... ; ....... согласно данным, полученным в Призрачной стране........; движение вихревых потоков, созданных в Призрачной стране........" Ссылок было так много, что Славный рыцарь не знал, куда смотреть. Ткнул наугад в любую и перевернул страницу.

"Монография уважаемого д-ра М.Т.Р. Велюйро "Ламинарная зависимость скорости от изменения давления в больших потоках. Расслоение и разрыв потоков"... "Ой, нет," - подумал Славный, захлопнул книгу и уснул. Поэтому не видел, как в какой-то момент снова появилась картинка с бабочками и холмами, а на вершине одного из них стоял некто. Он пристально смотрел в сторону стойбища Славного и побежал к нему. Но не успел - картинка закрылась раньше.

. Следующую ночь Славный Рыцарь провел в гостинице. Надо было и о Рыжем подумать. Последний перегон занял пол дня. И еще до обеда СэР уже обнимал няньку и папу. С папой провели всего-то пару дней. Но тот был рассеян, постоянно что-то вспоминал и укладывал, давал наставления. Он совсем не был похож на того беззаботного папу, с которым Славный встретился три недели назад. Чего стоила одна походная печка - изобретение Главного Механика и Просто Профессора. Если он её не испытывал, то он её надраивал. Если он с ней расставался дольше чем на час, то он о ней говорил. Восемь таких печек Воинственный Рыцарь планировал взять с собой, но они еще не были готовы. Главный Механик успокаивал, что они все доделают и в Столицу перешлют:

- Не волнуйтесь вы так. Приедет "Перевозка багажа" и мы с ними отправим.

Но папа волновался, потому что был уверен, что без него недоукомплектуют, что-то забудут, чего-то не учтут. Так и прошли эти два дня в сборах.

И вот уже Славный Рыцарь смотрит на пыль, которую поднимет папин конь - единокровный брат Рыжего - Золотой. А нянька машет платком и, утирая обильные слезы, некрасиво кривит лицо:

-Когда еще увидимся?

В этот драматический момент появился Дух Деда кшатрия: "Я вернулся. Кто умер?" - "Папу к маме провожаем" - "Значит, с этим управились. Что дальше?"

-Вчера приходил арендатор с Зеленых холмов и сказал, что на южных склонах пора убирать хлеб. Они совершенно зашиваются. Я пообещала, что мы, конечно, будем. Как обычно, - глядя на дорогу, сказала нянька. Шмыгнула носом, поплотнее закуталась в шаль и пошла домой.

"Все правильно, - подумал Славный Рыцарь, - люди встречаются, расстаются, взрослеют, влюбляются, меняются сами. Но должны быть вещи, которые менять нельзя. Это, как солнце, как дом, как хлеб. Когда все это есть, то веришь, что завтра будет все хорошо. А когда где-то хорошо, туда всегда возвращаются".

Глава шестнадцатая. Подземелье.

Любимой нянькиной присказкой была:

-Кто не работает осенью, тот зубы на полку положит зимой.

Когда-то давно, в детстве, Славный Рыцарь это очень живо представлял: нерадивые земледельцы вынимают челюсти, кладут на полку, а сами впадают в спячку до весны. Вырос, узнал, что не так всё буквально, но к тому времени привычка работать со всеми во время аврала привилась, закрепилась и укоренилась. Впрочем, это правило касалось всего населения Клоповника.

В этом году исключение сделали только для Главного Механика, так как он комплектовал печки для Воинственного рыцаря. Но и ему оставили только одного помощника, хотя он настаивал на трех.

-Сколько? - не поверила своим ушам нянька - Со стыда не сгоришь, когда зимой твоя толпа дармоедов сядет нам на шею?

Тут она, безусловно, хватила через край, но у неё были свои расчеты по запасам на год.

Нянька мобилизовала всех. Даже Просто Профессора отправили на работы. Ничего сложного не доверили - приставили к женщинам. Он стойко выполнял все возложенные на него обязанности: выдергивал и перебирал овощи, мыл их и чистил.

Контора "Перевозка багажа куда надо - не быстро, но надежно" оправдала себя полностью. Какими бы путями груз не везли, он рано или поздно прибывал в полном объеме. Про них ходила песенка, которую, по слухам, они сочинили про себя сами:

Если на полдня пути

Боитесь яйца отнеси,

Обращайтесь не дрожа

в "перевозку багажа".

Через год, когда не ждут

Вам всех куриц привезут.

Славный совершенно забыл про багаж и про контору, как в песне. Шел шестой день уборки. Ему в короткие периоды сна уже перестали видеться, набегающие снопы и колосья, то есть вошел в ритм, но... Прискакал мальчишка с бессвязным посланием от няньки. Ситуацию не прояснил и недолгий допрос. Выходило, что нянька хотела бы его видеть, но это не срочно и вообще не обязательно. Славный понял - лучше приехать.

Когда СэР въехал в ворота Клоповника, всё уже разгрузили и загрузили для отправки родителям в Столицу. Грузные грузоперевозчики не слишком радовались новому подряду. Они хотели домой побыстрее, а теперь вновь тянуться только по государственным трактам. Не срезать дорогу, не свернуть. К тому же отъезд задерживался из-за желания няньки заполнить полости и свободные места дополнительными вещами и продуктами. Как она пояснила: "Уплотнить багаж, что б не растрясло". К деталям походных печек, завернутыми в промасленную бумагу и обернутыми в холстину, корзинам, флягам и ящикам, нянька добавила такое количество запасов из загашников, что какая угодно экспедиция смогла бы безбедно просуществовать не меньше года. Она запихнула туда кучу носков, а в носки упаковала банки с вареньем. Как не уговаривали её опытные грузчики, что проще довезти все отдельно, нянька им не верила и рассовывала крупу по сапогам. Грузчики перестали делиться с ней опытом и наблюдали за этой вакханалией, покуривая на ступеньках мастерской, заключая друг с другом пари, какое количество овощей они подавят, а какое сгниёт по дороге. Славный Рыцарь поспел как раз к апофеозу нянькиных погрузочных работ. Она стояла с полными руками вязаных вещей, и самым серьезным образом требовала, что бы бородатые мужики из конторы привязали это куда-нибудь к упряжи.

Славный приобнял няньку за плечи и увел её с глаз долой, сказав грузчикам, что бы уложили все, как следует

-Они все испортят, - билась в руках нянька.

-Они профессионалы, - успокаивал он её.

Нянька не верила в профессионализм. Наверное, поэтому случился у неё приступ истерики, переходящий в "спазмалгические сердечные боли и стеснение груди". Кто бы не научил няньку этим словам, Славный готов был прибить этого чересчур грамотного человека. Послали за бабкой-знахаркой. Она очень удачно грела кости на кухне, и ждать долго не пришлось. Бабка-знахарка сняла "стеснения в груди" одним взглядом.

-Какие боли, говоришь? - полюбопытствовала она, криво усмехаясь. Тут няньке, не иначе с испугу, действительно поплохело. Славного выставили из комнаты, и он пошел бесцельно бродить по замку.

А Просто Профессор воспользовался небольшой неразберихой и совершил побег. Он тихонько улизнул из кухни, где нес трудовую вахту последние дни, и пробрался в складовую. Слово придумала нянька, и оно прижилось, так как соответствовало духу комнаты. Это было большое вытянутое помещение. Говорят, что когда-то в нем был тренировочный зал, но уже пять или шесть поколений Рыцарей хранили здесь всякий хлам. На длинных стеллажах можно было найти все что угодно. Раз в два года кастелянша с двумя служанками и дебелым слугой производили инвентаризацию, сверяясь с записями в амбарной книге.

Именно в складской нянька велела сгрузить багаж, что бы по окончании авральных работ спокойно в ним разобраться. Каким образом ноги привели Славного к этим ящикам, он и сам не понял, но когда он увидел Просто Профессора, то глазам не поверил. Почтенный ученый пытался вскрыть с помощью тяпки и канделябра один из них. Если бы не серый коиф, который ПиП носил на голове и зимой, и летом, хозяин Клоповника определенно решил бы, что на них, в кои-то веки, напали грабители.

-Уж не кресало вы ищите, - осторожно спросил СэР.

Взломщик вздрогнул, как-то по-кошачьи подпрыгнул, завернув тело в штопор, и уронил канделябр на ногу.

-Ой, - застонал ПиП, - Что ж вы так внезапно?

После того, как Просто Профессор утер невольно выступившие слезы и успокоился, они уселись, и ПиП объяснился.

В соответствии с ранее принятыми договоренностями, Профессор начал переоборудовать охотничий домик. Нянька прониклась важностью задачи. "Она сказала, что это единственная здравая мысль за все время моего проживания - устраивать опыты подальше от замка!

- Глупая женщина, что возьмешь!. - оценил нянькино высказывание ПиП.

Для ускорения процесса переезда лаборатории, она даже выделила пару человек в помощь. И когда полтора землекопа (один помощник был совсем юный отрок) под руководством Профессора переоборудовали зимник, он же винный погребок, он же продуктовый склад, они случайно откопали подземный ход. "Гранитная плита, а под ней лаз!" Правда, что бы сдвинуть плиту пришлось разобрать часть стены, так как без помощи двух мулов не обошлось. "Теперь там ещё один вход! Очень удобно - дополнительное освещение". Лаз был засыпан песком, и если бы не верхняя ступень, то никто и не догадался бы, что это подземный ход. А так, отложив строительство полигона, Просто Профессор полностью углубился в раскоп. Толстый слой песка "Локтя полтора - не меньше", закрывал деревянную перегородку, взломав которую, археологи оказались перед пологой мраморной лестницей.

-Мы прошли полверсты. Я не маркшейдер, но, кажется, она ведет в сторону замка....

Затем лестница из пологой мраморной перешла в деревянную винтовую.Тут ПиП потерял одного землекопа. Парень уперся, что вниз не полезет, потому что лестница не "внушает доверия, да и не крот он, что бы по всяким норам ползать". По всем признакам у пареня были проблемы с замкнутыми пространствами. "Даже и не знаю, как он смог так далеко зайти" - удивлялся Профессор. Мальчишка никакого дискомфорта не испытывал. Они спустились по древним ступеням и вновь попали в коридор. Время было позднее и исследования пришлось свернуть.

А на утро ученый лишился последнего помощника. Мать мальчишки, узнав про его последние похождения, запретила тому оказывать всякую помощь. Для ПиП, который уже составил график исследовательских работ, это было ударом. Однако наука была превыше всего, и он отправился вниз один.

- У меня задокументирован каждый шаг! Второй коридор - шесть локтей в ширину, имеет по бокам светильники. Похоже масляные. Пол и стены каменные. Я полагаю, что они сложены, но выглядят, как будто высечены в массиве. Есть ниши с каменными скамейками и чашами с водой. И что любопытно. В чашах вода есть и она свежая. Длина коридора - триста шестьдесят шагов....

И снова перегородка. Профессор не пожалел сил и отковырял часть досок, на большее сил не хватило. Ему повезло, когда он вполз, обронил тетрадь для записей. Оказалось, что прямо по ходу опять шла винтовая лестница, но уже каменная. "Если эта тенденция будет сохраняться, то можно будет выйти в Австралию!" - пошутил он. Внизу было большое помещение. В отличие от коридора, без светильников. "Я даже не смог определить её размеры,- жаловался он, - прошел налево по стенке, а через двести пятьдесят шагов снова вышел к лестнице, правда, с другой стороны. И ведь ни разу не сворачивал. Какой-то пространственный обман!"

Тогда Просто профессор принял оригинальное решение - идти прямо, оставляя через каждые десять шагов свечку. И через двадцать свечей уперся в дверь.

-Массивная, я бы сказал "железо- деревянная". Невозможно вскрыть ни лопатой, ни киркой, ни ломом. Думал - взорвать, но вдруг за ней что-то ценное? И взрывать там опасно, завалит ещё.

Однако тщательный осмотр показал, что её можно открыть.

- Вы помните записку из комнаты скелета? В принципе она расшифровывалась элементарно. Смотрите : ... clavi inquir r. Clavi - от clavis - ключ; inquirere - искать. А значит, в тексте говорилось "найди ключ"! И знаете, что это за ключ? Тот самый аграф, который мы нашли вместе с кресалом. У меня остался набросок по памяти! Идеально подходит к замку на двери. Идеально! Надеюсь.

Славный намекнул ПП, что были в записке и другие буквы, но профессор отмахнулся:

-С ними потом разберемся. Главное - ключ.

На справедливый вопрос, с чего это ученый взял, что аграф в багаже, тот логично ответил, что комнату Славного Рыцаря он обыскал в первую очередь. Внимательный визуальный осмотр СЭР в день приезда ничего не дал, поэтому искомый предмет мог оказаться только в багаже. Славному было жаль разочаровывать Просто Профессора, но пришлось:

-Я его подарил, - покаялся он.

-Как!? - ужаснулся ПиП.

-Но я выяснил много интересно, - успокаивал Славный Рыцарь. Бесполезно. Что бы он не сказал, для Просто Профессора это было бы слабым утешением. Подумаешь! Кто-то выяснил много интересного. А тут его персональное открытие, вернее отрытие!

-Как же вы могли, так легкомысленно разбрасываться историческими артефактами? Да еще и не изученными?

И тут их накрыли.

Произошло это благодаря Дворецкому. Он работал в паре с ПиПом. Профессор чистил морковь, а Дворецкий резал. Когда у него вся чищеная морковь закончилась, он воспринял это как естественный перерыв в работе и уселся читать "Сплетницу". А вскоре женщины на основной переработке продуктов: засолке, закваске и приготовлению маринадов, обнаружили отсутствие важного ингредиента. Расследование привело к Дворецкому, а коллективный разум - в складскую.

Жарким шепотом, что бы не раздражать еще больше трудовой коллектив, который и так кипел праведным гневом, Славный Рыцарь клятвенно пообещал Просто Профессору по окончанию всех работ, рассказать в подробностях про исследование свойств кресала.

-Это что-то невероятное, вы очень удивитесь.

Но поникший ПП мало в это верил.

Перед отъездом в поля, Славный попросил няньку, что бы она, когда будет писать маме, намекнула, что той следует переговорить с Сумеречной Королевой и на время вернуть аграф. Нянька, которая уже поднялась на ноги и была крайне раздражена отказом грузоперевозчиков из конторы "перевозка багажа" дать ей возможность ещё раз проинспектировать только что переложенный ими багаж, невнятно ответила:

-Ессено, - и пошла доругиваться.

"Почему не сеешь?" - спросил неугомонный Дух Деда кшатрия, - "Потому что убираем" - "А я как сказал? И что за настроения?" Славный Рыцарь честно объяснил и про настроение, и почему не сеет. "Это неверно. Если ты хочешь забрать подарок назад, то должен вернуть подарок назад". Славный задумался. Мысль была здравая, не смотря на формулировку. "Совсем, как в дудочке и кувшине" - "Что за дудочка?" Пришлось рассказывать сказку.

-Так она и бегала весь день, то за кувшинчиком, то за дудочкой, - закончил Славный.

"Отдай брошь", - сказал ДеД. "Не могу" - "или не хочешь?" - "не хочу".

Причиной настойчивого нежелания расстаться с вещицей было вовсе не теплое чувство к Разноволосой (так СЭР решил теперь называть некогда Зефирную Принцессу и даже придумал сокращение РаПа). Его терзали смутные подозрения, что виденный им в березовой роще морок и эта вещь как-то связаны. Идея пришла, когда он прямо в поле решил устроить себе просмотр с помощью одного лишь кресала. Набрал сухих веток и долго поддерживал огонь, но так ничего и не увидел. Сейчас, побывав дома, он прихватил подарок Принцессы с собой и рассчитывал в ближайший вечерний свободный часок повторить опыт. "Чудесно", - радовался Дух Деда кшатрия, - "Это лучше, чем пахать"!

Осуществить задуманное удалось только на третью ночь. Долго ничего не происходило, а затем картинка появилась, но такая блеклая, что Славный решил, будто ему чудится. Однако радостный выдох ДеД: "Сварга! Я пошел", подтвердил наличие картинки. "Стой!", - крикнул Славный Рыцарь Духу Деда, но в ответ услышал только игривое: "Раз, два, три, четыре, пять. Индру я пошел искать". "Дурацкая брошь"! - разозлился СэР.

Больше опытов он не ставил. Да и напряжение последней недели сказывалось. Все устали.

Когда авральные работы закончились и остались только плановые, СэР с сотоварищами отправились в замок. Их встречали, как героев. Предстояло еще много подготовительных к зиме работ: закрыть все продухи, поставить вторые рамы, законопатить дыры, поправить печи, прочистить дымоходы.... Но это были дела хозяйственные, текущие...

То есть можно было их частично передоверить няньке, а самому заняться кресалом и подземельем.

Профессор развернул тетрадь:

-Я готов.

Рассказ Славного Рыцаря он периодически комментировал:

-.... Академик...Я думал, он давно оставил нас и развлекается игрой на лире в райских кущах.... Помедленней, я ж записываю.... Летать? Да, сейчас дискуссии намного интересней, чем в моё время.... Маг жив? но это нонсенс. Люди так долго не живут....

Затем потребовал предъявить книгу. В ней оказалось несколько рисунков аграфа, причем одни из них был сделан Просто Профессором. Он, кстати, согласился, что в ситуации с подарком, Славный по-другому поступить не мог. Похоже, с появлением картинок с изображением ключа у него "забрезжила надежда на отмычку" (цитата ПиП) и настроение резко поднялось.

Несмотря на сгущающиеся сумерки, Профессор пожелал похвастаться своим подземным ходом немедленно. Но тут взбунтовался Славный Рыцарь. Ему нянька сказала, что пришла почта, и он надеялся получить весточку от мамы. Она в последнее время часто писала за себя и за папу. Тем более, он хотел узнать, как там дела с Теткой действующей Королевы: отдаст она ему безвозмездно во временное пользование аграф, который оказался ключом, или нет? Но в письме об этом не упоминалось. Это было уже второе письмо, в котором мама не писала о разговоре по интересующему его вопросу с Сумеречной Королевой. Но если такое невнимание в первом послании СэР объяснил недостатком времени, то во втором она четко указала, что встречалась с ТдКа. Более того, та просила "тебе приветы передавать от себя и одной известной тебе особы". А аграф? То есть "ключ"? Славный Рыцарь задал этот вопрос няньке, на что она сделала круглые глаза и сама спросила:

-Какой аграф?

Вот тут то и открылась страшная правда. Ничего такого нянька не писала.

-Но я же просил? - с отчаянием сказал СэР.

-А я вам не секри-терша, - с трудом выговорила нянька сложное слово. Откуда взяла? Не иначе в "Сплетнице".

Славный подумал, что хорошо хоть Просто Профессору захотел сюрприз сделать и ничего не сказал. Второго разочарования ПиП не пережил бы.

-А я согласен на секретаря, - сказал он мстительно няньке, пусть знает, и ушел к себе предаваться черной меланхолии и наслаждаться известиями от Прекраснейшего Кавалера.

Тот влюбился, поэтому посылал каждый день по нескольку писем, в которых то "летал на крыльях любви", то собирался "убить ветреницу" и следом на себя руки наложить, но все чаще планировал порешить маман, и уйти в монастырь. "Прелестница младая" (все, что в кавычках - образные метафоры Прекраснейшего) встретилась ему в городском парке, где прозаично грызла леденец. "Милая скромница" закинула удочку, и ПеК тут же заглотил наживку, крючок и часть удилища, если судить по его дифирамбам. У них какое-то время были тишь да гладь, но тут приехала маман ПеКа. Две женщины познакомились и "не приглянулись" друг другу. Если коротко, то маман Прекраснейшего тут же разглядела в девице "кокотку и хищницу". Она заламывала руки и утверждала, что "никогда подобного безобразия в роду Кавалеров не было, и не Прекраснейшему начинать". Девица называла маман "воинствующей провинциальной коровой с манией величия" . Поэтому ПеК, то выслушивал проповеди от родительницы, то страдал с пассией над "поруганной любовью" и рухнувшими надеждами. Жизнь у него била ключом, и про экзамен он думал меньше всего. В последнем послании, как бы между прочим, сообщил, что видел "некую особу, в которой ты был заинтересован некоторое время", с этого момента Славный Рыцарь стал читать внимательней. "Так вот, - писал ПеК, - я был удивлен, когда приметил на ней твой подарок (ты понял, о чём я говорю?). По слухам она с ним не расстается. Её родственница (ты догадался о ком идет речь?) сообщила, что она, та о которой я писал выше, будет на балу у Герцога. Представляешь? Маман, когда увидела, что я на короткой ноге с самой, ты понимаешь кем...." Дальше было не так интересно. Безусловно, для Просто Профессора это был шанс воссоединиться с аграфом-ключом. Но об этом Славный Рыцарь решил на всякий случай умолчать.

В комнату зашла нянька:

-Ты про серкетершу серьезно говорил?

-Нет, конечно. Зачем мне секретарь, у меня ты есть, - стал подлизываться СЭР, - Нет, кроме тебя мне никто не нужен. Прости, что позлить тебя хотел. Ты ведь больше не сердишься?

Нянька от слов питомца растаяла, успокоилась и предложила:

-Кто старое помянет, тому пусть балкон на голову упадет. А ты не хочешь выпить чаю? Пойдем ко мне.

Оказалось, что под шумок нянька поставила походную чудо-печку у себя в комнате и закамуфлировала под столик:

-А что такого? Где восемь печек, там и десять. Правильно я говорю?

Славный не стал выяснять судьбу еще одной печки, а поинтересовался, зачем ей вообще она нужна.

-Чаю погреть и самой согреться. Это вам молодым всегда хорошо, а мне уже нынешние вечера холодными кажутся.

-А мне в комнату такую же поставим?

-Окстись, милый. Тебе зачем? Спалишь ещё чего по недосмотру. Знаю я вас, молодых. Это я - аккуратная, мне в самый раз.

Пили чай, Славный Рыцарь почитал няньке письма друга. Нянька смеялась, но потом всех осудила:

-Нынче-то молодежь совсем не та пошла. В наши-то времена такого и не потерпели бы. И маман у дружка твоего тоже хороша. Вспомнила бы, как Кавалер на ней женился. А может и вспомнила? Я всегда знала, что она - чванливая курица. И запомни - я тебе этого не говорила..... Ну, читай дальше, что у них там случилось?

Спать Славный Рыцарь улегся в самом благостном расположении духа, и только одна мысль тревожила его "Если бы Дух Деда кшатрия сообщил, как ему там. И кто такая Индра? Вдруг ему плохо? Хотя, чего я волнуюсь. Он старше - он знает, как поступать".

Глава семнадцатая. Секретарь.

Первый визит Славного Рыцаря в подземелье был кратковременным.

Ознакомительная экскурсия, как назвал это посещение Просто Профессор, прошла под свет кресала. Лаз, проковырянный в массивной перегородке, Славный Рыцарь смог только слегка расширить с помощью топора, ножовки и долота. Казалось, толстые доски склеились намертво и приобрели прочность камня. И как хлипкий ученый управился? Работа съела большую часть отведенного времени. В нижней 'камере' - профессорское название - кресало засияло, но и этого оказалось недостаточным, что бы разглядеть всё помещение.

Большая зала с редкими колоннам, уходящими в высь, в бесконечность. Свода даже видно не было. На песчаном полу там-сям располагались каменные изваяния людей и зверушек, но главным украшением были не они, а громадные сосульки. Они густо висели сами по себе на разной высоте и мерцали, словно обсыпанные сахарным песком.

Из-за того, что слишком долго провозились с лазом, осматривать детально залу не стали, а прошили сразу к дверям. Оставленные Просто Профессором свечи по мере продвижения самовоспламенялись, указывая путь.

Дверь была... Славный подумал, что скорее это ворота, или даже врата. Врата щерились шипами и наплывами - сплошные финтифлюшки и острые детали. Изящная замочная скважина на столь массивном и грозном фоне, смотрелась, как болонка на поле брани, то есть неуместно.

А торопился Славный Рыцарь, потому что нянька сказала, что после обеда будут распаковывать багаж. Это был очень торжественный момент. Плотник с треском, от которого негромко взвизгивала женская составляющая Клоповника, вскрывал очередной ящик, и Славный, сверяясь со списком, вручал подарок. Когда одаренный возвращался в толпу, то вокруг него тут же закручивался маленький водоворот из любопытных, и слышались восторженные уханья: "Здорово.... Вот это, да... " и "Давай меняться". Счастливчики уходили, а их места тут же занимали другие желающие. Славный Рыцарь поражался. Он точно помнил, что все сорок два фартука они с мамой покупали в одной лавке, но женщины умудрились найти в них по десять отличий. Последний ящик оставили на закуску. В нем были подарки для самых-самых: няньки, Главного Механика, Старшего Погонщика, Просто Профессора, Кузнеца и прочих важных людей Клоповника. Всего набралось человек десять особ приближенных. Так как выбирались эти гостинцы с особой тщательностью, Славный внимательно следил за реакцией.

ГаМ, как только увидел очки с зелеными стеклами, тут же загорелся:

-Мне такие давно нужны.

Но Мама передала Главному Механику пачку чертежей "Свет без лучины". Он, вроде, остался доволен, однако продолжал с завистью поглядывать на профессорские очки. Кузнецу достался некий рецепт, в довесок к которому шел набор мешочков. Он тут же начал разбираться, что-то писать. А затем почесал за ухом и сказал, что и ему светозащитные очки не повредили бы. Сам ПиП подарку обрадовался, но всё пытался заглянуть в рецепт Кузнеца и чертежи ГаМа. Старший Погонщик молча забрал фолиант "История развития племенных жеребцов за последние двести тридцать один год" и так же молча исчез. А Славный хотел у него расспросить про коня. Плотник получил какую-то чудо-пилу и тут же начал ополовинивать остатки ящиков, призывая всех в свидетели. Нянька, кухарка и бабка-знахарка делили шали. Правильно мама сказала, что они сами разберутся. Кроме шалей нянька получила десять мотков пряжи с серебряной нитью, кухарка специальный поварской колпак и прихватки, а бабка-знахарка сунула свой пакет за пазуху: "Дома посмотрю". Женщины разобрали гостинцы и ушли. На дне ящика лежал последний предмет. И предназначался он Славному Рыцарю. К нему была приложена записка.

"Мой дорогой мальчик, - писала мама, - я обещала тебе подарок. Это он. Надеюсь, ты оценишь его лаконичную красоту. Твоя мама". СэР быстренько содрал упаковку.

С присущим этим мечам достоинством и самодостаточностью, в полированных ножнах, покоилась катана - оружие, действительно, лаконичное. А бумага, которую небрежно сорвал СЭР, была инструкцией к ней. Сложив обрывки, Славный узнал, что клинок этот родом из Японии и сработан неизвестным мастером. Пару раз махнув мечом, СэР подумал, что рекомендованные инструкцией приемы владения катаной, напоминают работу с катаром, - запястье не гибкое, оружие продолжение руки. Но в отличие от катара, этим мечом можно было управлять и в привычной для Славного технике. Кроме того, был он короче палаша-Атилла, и это удобней. Угодила мама с подарком! Славный присмотрелся. До чего хорош рисунок стали. Играл,переливался, словно по клинку клубился сизый дым. Вспомнилась мама, кшатрий и Дух его Деда. ".... Потому что как гласят Упанишады, страшно человеку, когда он один". Славный Рыцарь тряхнул головой. Память передала малейшие интонации ДеДа, но чего-то не хватало.

-Господа, - прокашлялся Славный Рыцарь. Он все никак не мог отвести глаз от меча, таким он мужественным в нем отражался! Только слегка кривоватым.

-Господа, - повторил тверже СэР, - Я хотел бы сообщить о великом отрытии нашего уважаемого Просто Профессора.

Под прицельными взглядами присутствующих он смешался. Идея привлечь всех уже не казалась такой замечательной. Но раз уж начал....

-Давайте его поздравим, - совсем сконфужено предложил СэР. Никто и пальцем не пошевелил.

-Он откопал древний подземный ход, - пояснил Славный, - вот.

Все молчали. Открытие (или отрытие, как сказал СэР) ни для кого не было секретом.

-Мне кажется, мы должны помочь ему в дальнейших исследованиях, - пояснил Славный.

-Почему? - резонно спросил ГаМ.

-Я не могу, - сказал Плотник, - У меня рамы.

Лесник с Садовником тоже нашли причины для отказа. У них, видите ли, самая подготовка к зиме. Славный Рыцарь согласился, что причины веские, но взял слово, что как только они понадобятся, то придут на помощь. Остались Кузнец и Главный Механик. Наверняка и у них имелись отмазки, но у Славного Рыцаря было слишком растерянное лицо. Они переглянулись, вздохнули и согласились посмотреть завтра, что да как....

Кузнец около лаза выразился крайне прозаично, в народном стиле. Затем попробовал пролезть, ещё раз непоэтично выразился и пошел за Плотником. Славному Рыцарю показалось, что дырка в перегородке стала уже. Просто Профессор так же обратил на это внимание. Уже втроем они продолжили путешествие к дверям-вратам. Главного Механика впечатлило все. Тут они случайно выяснили, что каким-то чудом ПиП избрал единственно верное направление и избежал ловушек, расставленных кругом....

Но сначала небольшая история про двух подонков. Так их звала нянюшка, так их называли все, кроме их хозяев. За гнусные выходки их ненавидел практически весь Клоповник. Звали их Черныш и Уголек. Черныш был любимым котом Кухарки, а Уголек - псом Главного Механика. Черныш был ассиметрично монохромен, с преобладанием черного цвета, а белый смотрелся нелепыми ляпушками. Кот не был даже милым, какими обычно бывают коты. Наглая жирная одноухая морда с крысиным хвостом и в облезлой короткошерстной шубе - вот что это было. Правда мышей и крыс он ловил исправно, очевидно считая охоту развлечением. Если бы он заподозрил, что это работа, наверняка завязал бы с этим занятием. Однажды он был на волосок от гибели. В тот год Черныш подхватил лишай, и сердобольная хозяйка мазала его по совету бабки-знахарки какой-то вонючей дрянью. В один прекрасный день нянька зашла в свою святая святых - спаленку и обнаружила в своей безупречной девичьей постели это наглое создание. Что там между ними произошло конкретно, история умалчивает, зато продолжение девчонка- судомойка рассказывала взахлеб всем желающим. Нянька заявилась на кухню с котом, закрученным в её простыню. Черныш увидел любимую хозяйку, мявкнул, закатил глаза и обмяк, но улики были слишком красноречивы. Нянькина простыня и сама нянька, исцарапанная с ног до головы в чепце набекрень. Наверно, это был единственный раз, когда кухарке нечего было сказать. Нянька передала ей любимца и процедила:

-Если я узнаю, что эта тварь размножается, я ему сама яйца оторву.

Но кот размножался где-то в фермерских угодьях, и выполнить угрозу няньке случай так и не представился.

Уголька Главный Механик подобрал в канаве, выходил, выкормил и полюбил беззаветно. Славный диву давался, как можно привязаться к этой шавке - абсолютно черной, лохматой, с выпученными глазами, с хвостом прутком-полумесяцем, приземистой, криволапой, остромордой и не слишком сообразительной. Испорченное нежным отношением животное из тяжелого прошлого вынесло устойчивую страсть к еде, а из светлого будущего уверенность в своей безнаказанности. Он любил сидеть в засаде, а потом внезапно хватать всех за ноги, причем без разницы человек это или лошадь. Если ему удавалось (далеко не всегда) увернуться от сапога или копыта - он был совершенно счастлив. Второй страстью это собаки были вокальные упражнения под соловьиные трели. Голос для вокализа у него был противный, но это его не смущало. Однажды Славный Рыцарь приволок кучу камней в спальню, что бы показать ночному возмутителю спокойствия, где раки зимуют, но попробуйте попасть из окна в черного пса даже лунной ночью, когда он сидит в тени. Все-таки когда надо, эта скотина была не такой уж и глупой. Уголек и Черныш были заклятыми друзьями, или закадычными врагами, как вам нравиться. Оба носили на теле многочисленные раны в память друг о друге. Они с легкостью могли устроить драку из-за колбасного огрызка рядом с миской, полной еды. Но если объединялись в коалицию, то жди беды. Как-то раз они пропали на целую неделю. Безутешные хозяева оплакивали их, пока служанка по какой-то надобности не заглянула в ледник. Там хранили мясные и молочные запасы. Холод этой парочке ничуть не повредил. А обожрались они так, что не смогли даже убежать. Только заступничество хозяев спасло их от заслуженной кары. Отделяя пострадавшие продукты от тех, которые ещё можно употребить в пищу, нянька страдала.

-Месяц могли бы питаться всем замком, а эти подонки за неделю ухайдохали.

Так они стали двумя подонками.

Но вернемся к дверям-вратам. Главный Механик налюбовался ими и только успел предложить легкий променад по комнате в ознакомительных целях, как на сцене появились они. Скорее всего, это Угольку приспичило посмотреть, чем хозяин занимается. Так как давно эти двое совместных гадостей не делали, то Черныш увязался за корешем. Подбадривая себя громким тявканьем, первым выскочил пес, но вместо того, что бежать к хозяину, радостно виляя хвостом, присел отдышаться и почесаться. Тут на него кубарем свалился кот. И меньшего было бы достаточно, что б развязать войну. Уголек привычно лязгнул зубами в четверти дюйма от морды друга, а Черныш вздыбил шерсть и сиганул в сторону. Кот зигзагообразно убегал, а пес, с заносами на поворотах, догонял. Они сделали почти круг, когда Черныш с какой-то дури прыгнул на огромную сосульку. Когтями не зацепился, но пытался вскарабкаться на округлый уступчик. Уголек затормозил всеми четырьмя лапами, и вдруг земля под ним начала проваливаться, а сосулька падать вниз. Никто толком ничего сообразить не успел, как инстинкты Славного Рыцаря заставили его растянуть время. Он подхватил кота с собакой, и ещё успел заметить, как в том месте, где ступала его нога, песок начал оседать. Возвращался другим путем. А на спасительную профессорскую тропинку впал в каком-то немыслимом прыжке. Черныш сразу слинял, а Уголек замер в трансе. Затем цапнул Славного за ногу и тоже быстро очистил помещение. Главный Механик и Просто Профессор стояли раскрыв рты. Там, где пробежал СэР. в полу зияли три здоровенные ямы, но самое интересное, что прямо на глазах они как бы соединялись порванными краями. Уже через пять минут ловушек как не бывало.

-Ничего себе, - ошарашено резюмировал ПиП, - С дорожки никуда ни ногой.

Главный Механик сказал, что еще раз взглянет на замок, но раз есть наброски, то никаких проблем нет, и можно уходить. Плотника и Кузнеца они нашли у лаза. Плотник своей чудо-пилой проделал внушительную дыру, и теперь они обрамляли её металлическими брусками. Но ГаМ сказал, что надо делать дверь, потому что посторонним в нижней камере шляться незачем. Объяснили почему. Затем определились с объемом завтрашних работ и разошлись до утра.

На следующий день Славный Рыцарь застал всех у лаза. Он хоть и был достаточным для прохода, но несколько уже вчерашнего. Детальное обследование показало, что лаз зарастает.

-Я не могу поставить сюда дверь. Она за ночь срастется с перегородкой, - сказал Плотник и обратил внимание, что металл, между прочим, сплошь покрыт кристаллами.

-Что я сделаю, если растет даже железо?

-Может у Садовника попросить какое-нибудь средство против роста. Он говорил, что у него есть подавитель сорняков, - предложил Славный Рыцарь. Плотник пошел за Садовником.

Когда Кузнец узрел двери-врата, он только что на колени перед ними не рухнул:

-Какая работа! - приговаривал он, ведя дрожащей рукой по аканту внизу. Главный Механик попробовал всунуть в замочную скважину свою отмычку. Не подошла. Просто Профессор и Славный Рыцарь сидели на последней ступеньке и думали. Точнее ПиП думал, а СэР просто сидел.

-.... Может и можно пройти, если бросать перед собой что-нибудь тяжелое. Например, мешки с песком, - рассуждал Профессор.

Песка вокруг хватало, но мешков было только два. Не прошли и тридцати шагов, как потеряли один. Славный желал двигаться дальше, но ПиП предостерег, что ещё нужно будет возвращаться. Второй мешок потеряли почти у тропы. На этом осмотр пришлось прекратить. День заканчивался. Осталось распланировать будущие работы. Главный Механик сказал, что вскрыть врата - дело чести. Кузнец собирался перерисовать узоры с дверей, пока ГМ их не вскрыл, потому что "научены уже". Плотник и Садовник рассчитывали разобраться с лазом. Просто Профессор хотел систематизировать записи. Славному было интересно все, и он не определился, кому будет помогать.

Но утром нянька сказала, что дела в полном запустении, а у него смотрины.

-Что? - насторожился Славный Рыцарь.

-Я посоветовалась с канпитентными людьми. И они сказали, что секретарь - это хорошо, - сообщила нянька, - После завтрака будешь выбирать. Ты же хозяин Клоповника.

Славный скрипнул зубами, но вынужден был согласиться.

Оказалось, что пока он занимался подземельем, нянька дала объявление в "Сплетницу", и вот у них полная гостиная народа. Собеседование решили провести в библиотеке, так как она немного смахивала на кабинет в представлении няньки.

СэР, быстренько подглядев в книге обязанности секретаря, у всех претендентов однообразно спрашивал, какими иностранными языками они владеют, а так же знают ли рукопись, тайнопись и клинопись. Зачем ему нужна клинопись, он понятия не имел. Нянька предъявляла другие требования:

-А скажи-ка голубчик, ты вязать умеешь?

Но, даже отсеивая одного соискателей за другим в рекордные сроки, кастинг растянулся до обеда. Сделали небольшой перерыв, предложив оставшимся кандидатам чаю с печеньем.

После обеда отказали еще трем, пока в библиотеку не зашла она - крыса-педант в одежде монашки.

-Да, я знаю рукопись, тайнопись. С клинописью, к сожалению, не знакома, зато я знаю скоропись. Да, в монастыре в основном я занималась делопроизводством и разбором почты, но у нас давались разные послушания. Лучше всего у меня получалось работа на пасеке. В рукоделии я не так преуспела, но неплохо вяжу крючком, - давала она четкие ответы. За свои услуги потребовала стол, отдельную комнату, один выходной в неделю и два золотых в месяц.

-Моя работа стоит много дороже. Если бы епископ не был лично заинтересован в моем присутствии в Клоповнике, то я и не подумала бы наниматься на эту должность. Кстати, если будет время, я попробую каталогизировать вашу библиотеку.

-Вы приняты, - быстро сказал Славный.

-Я прибуду завтра. Подготовьте комнату,- сказала новоиспеченный секретарь и удалилась.

Вечером он выяснил, что ничего нового и интересного на раскопе в его отсутствие не произошло. Если не считать возросшего азарта всех участников. Кузнец и Главный Механик решили сделать аграф-ключ из нового сплава. Садовник продолжал борьбу с зарастанием лаза. Единственный, кто был занят по хозяйству и не мог присутствовать на раскопе завтра - Плотник - искренне горевал по этому поводу. Но часть рам уже приготовили для установки, и увильнуть никак не получалось.

Что бы наверстать упущенное вчера время, Славный Рыцарь пришел в подземелье пораньше. Но там уже сидел Просто Профессор.

-Вы что, здесь ночевали? - пошутил Славный.

-Да, - сказал ПиП. Он отрешенно чертил на песке, советуясь сам с собой. Через некоторое время очнулся.

-Кто здесь?

Славный успокоил, что свои и поинтересовался, чем ПиП так увлечен.

-Я пробую найти закономерность возникновения ловушек, но мне не хватает практического материала. А сегодня до обеда никого не будет, - тут его глаза загорелись, и он, заискивая, предложил, - А не хотите принять участие в опытах?

Он ещё предлагал! Да СэР только и мечтал об этом последние две минуты, как только Просто Профессор сказал о ловушках.

-Я думаю, что стоит привязать груз к веревке, а то мешки с собой таскать не очень удобно, - сразу взял деловой тон ПиП.

Накануне Кузнец и ГаМ натаскали в камеру множество полезных и нужных вещей, в том числе и веревку. А в качестве груза Славный приладил один из металлических брусков, которые вчера выбили из лаза. (Плотник сзаявил, что не собирается гробить новую пилу об металл. Если его не уберут , он пилить отказывался.)

Закидывая по ходу следования груз, Славный Рыцарь прошел почти на сто пятьдесят шагов влево от тропы. Просто Профессор сыпал вопросами и все тщательно протоколировал. Установили, что фигуры являются своеобразными островками безопасности. А срабатывание ловушек "анализу не подлежит". Самым сложным в исследовании было своевременное выдергивание из ямы груза. И Славный в этом так наловчился, что начал бравировать, подначивая Просто Профессора. Это безрассудное поведение чуть не закончилось катастрофой. Обнаружив очередную ловушку, Славный вдоволь насладился переживаниями ученого, а когда хотел выдернуть груз, то явственно почувствовал, что балка, то ли зацепилась, то ли её засасывает. Он, как идиот, начал тащить веревку на себя, вместо того, что бы бросить, пока не поздно. Очнулся, когда сам ушел в песок по колено на самом краю ямы, а прямо на него летела огромная глыба. Следующее, что сделал СэР, иначе как хорошей привычкой хвататься в случае опасности за оружие не назовешь. Славный выдернул из-за спины катану и воткнул почти по рукоять в падающую глыбу. Место, где он только что стоял, ухнуло вниз, и все мгновенно остановилось, и рост ямы, и падение нароста. Один Славный Рыцарь, раскачивался над пропастью, решая, что делать: оставить мамин подарок в камне, или выдернуть. Да Просто Профессор метался по дорожке.

-Я сейчас тебя спасу. Ты только держись, - кричал он.

Славный не представлял, каким образом ПиПр собирался это делать. Надо немедленно выбираться, иначе тот совершит безрассудный поступок.

-Профессор! Ничего не делайте. Я возвращаюсь.

СэР уперся половчей ногами и потянул меч на себя. Тот пошел неожиданно легко. Оттолкнувшись от камня, Славный перемахнул на яшмового орла. А уж оттуда, с его скоростными способностями, добежать до тропинки, было делом плевым.

-Я очень испугался, - признался ПиП, глядя на затягивающуюся ловушку,- Ты больше так не делай.

У Славного Рыцаря коленки и ручонки дрожали от перенесенных переживаний и напряжений.

-Я, пожалуй, домой пойду, - попросился он. И побрел.

Каково же было его удивление, когда на пороге столовой его остановила монашка и, протягивая на подносе письма, произнесла:

-Ваша милость, вам уже давно надо перезаключить договор аренды. Бумаги на столе в библиотеке. Я присмотрела комнату под ваш кабинет, но его оборудование потребует времени. Кроме того, срок действия разрешения на использование лесного массива к северо-западу от Зеленых холмов, истек три с половиной года назад....

Славный Рыцарь смотрел на неё с ужасом. У него вылетел из головы вчерашний наем секретаря. Кроме того, он не рассчитывал, что кто-то начнет разгребать его бумажные завалы. Он думал, что работа будет ограничена: "Вам письмо от Вашего друга Прекраснейшего Кавалера. А я пошла на пасеку".

"Вот это влип, - подумал Славный Рыцарь, - нанять человека, который тебя достает за твои же деньги. Неужели кому-то требуется такое рвение? Ладно, не будем обижать няньку, потерпим. Недолго".

Глава восемнадцатая. Опыт.

Славный Рыцарь сидел в новеньком кабинете, подперев руками голову, и никак не мог понять, как докатился до такой жизни. Он зло посмотрел на аккуратные стопки бумаги, кожаные папки с тиснеными надписями "срочно", "очень соочно" и "еще срочнее".

В принципе секретарь требовала хотя бы поставить подпись, но нянька строго запретила подписываться без прочтения:

-Мало ли что она тебе подложит.

Славный воровато оглянулся, как будто нянюшка могла за ним подсматривать, быстро подмахнул пару документов из "ещё срочнее" и "очень срочно", полагая, что просто "срочно" может подождать сколько угодно. Справедливым будет заметить, что такие длинные слова, как "пролонгированные" и "форс-мажор" перестали быть для него набором букв. Он временами с помощью своей книги, которую использовал в качестве словаря, вникал в тексты, но сейчас думать об их содержании совершенно не хотелось. Но надо. Так сказала эта Крыска-монашка, его секретарь. Он вытянул наугад листок из самой малочисленной пачки "жалобы". Жалоб было всего две. Взглянув на подпись, у него вытянулось лицо. Взглянул на вторую жалобу, и челюсть совсем отвисла. Обе были написаны Просто Профессором.

Славный Рыцарь нахмурился. С ПиПом творилось что-то странное. Он явно нуждался в личной аудиенции. Жаловался на молодежь, которая в последнее время повадилась собираться в верхнем коридоре. Во второй он жаловался на то же самое, только упоминал, что "некоторые особи доходят до низа". Хорошо, что вход в камеру им удалось закрыть. Садовник уговорил бабку-знахарку, пообещав ей персональную клумбу и личный уход за ней, разобраться со странной перегородкой. Она пришла, поцокала языком, покачала головой, обсыпала края проема и дверь, которая давно ждала своего часа здесь же, на полу, порошком и велела Славному:

-Поджигай.

И спряталась за его спину. Пламя пыхнуло стеной и с веселым "у-ух" унеслось по потолку и стенам к выходу. Славный едва глаза успел зажмурить и всей этой красоты не видел.

-Да что ж ты, - только и смог сказать он.

-А свет на ночь гаси, - вынырнула из-за спины бабка, - Тогда месяца на четыре хватит.

-И что будет через четыре месяца?

-Повторить надо будет, - сказала она.

Дверь установили, замок на неё повесили. Ключи всем заинтересованным лица роздали. И, кстати о ключах. Главный Механик отмычку сделал. Ключ-аграф что-то отмыкал. Это было слышно, но двери-врата не открывались.

-Наверно, есть ещё секрет. Если обнаружите что-нибудь - зовите, - с тем и отбыл на пару с Кузнецом делать "свет без лучины".

Просто Профессор остался на раскопе практически один. Нельзя же считать помощником Славного Рыцаря, который мог совершать лишь короткие набеги. А всё из-за секретаря.

И о секретаре. Славный мстительно хмыкнул и позвонил в колокольчик.

Крыска-монашка, работавшая в соседней комнате, тут же явилась на звон.

-Вот, - сказал СэР, прикидываясь крайне озабоченным. Он передал ей жалобы Просто Профессора, - Разберитесь там. Закажите запрещающие знаки в малярной мастерской Софокла. И развесьте, как положено.

- Вам кажется, что знаков достаточно?

-Чего ж больше? Кто читать умеет - прочтет, а кто не умеет - увидит.... И, кстати, вы няньку не видели ?

Нянька так же нуждалась в личной аудиенции. Она в последнее время вела себя очень необычно даже для няньки. Славный приписал это возрасту, все равно её поведение настораживало.

-Она руководит переработкой фруктов и ягод, - ровным голосом сообщила секретарь.

Ну, конечно! Началась сезонная заготовка варенья, конфитюров, соков и прочих вкусных вещей. И если бы Славный Рыцарь не торчал в этом кабинете, то наверняка помнил бы, потому что принимал бы участие.

-Идите и разберитесь с Просто Профессором, - вставая, приказал Славный. Пенка на варенье звала и манила.

-Я надеюсь, вы не забудете заглянуть в почту, - тоном всепрощающего и наитерпеливейшего секретаря на свете при недоразвитом начальнике, сказал она и вышла. Вот такое обращение бесило Славного больше всего Никуда он заглядывать не стал, а прямиком отправился на кухню. Точнее в дворик перед ней.

-Помощь не нужна?

-Нет, - громко сказала нянька, и продолжила, понизив голос на октаву, - Поговорить надо. Срочно.

Сунула ему в руки блюдце со свежеснятой пенкой и отволокла в сторонку. С видом заправского шпиона, поминутно оглядываясь, рассказала, чем занималась почти месяц.

А занималась она, соответственно, шпионажем.

Все началось с первого дня заселения секретаря. Когда Дворецкий показал ей комнату, она окинула её критическим взглядом и сказала, что она ей не подходит. Не подошли ей ещё десяток других комнат.

-Позвольте, - взмолился Дворецкий, - мы посмотрели разные помещения на всех этажах, с самыми разнообразными видами за окном. Какую ж комнату вам надо?

-А вы разве не заметили? - удивилась в свою очередь монашка, - Ни в одной из них нет замка.

Дворецкий напряг память и вспомнил, что где-то в районе второго этажа, в тупике, была комната с замком.

-Но я не уверен, что она подойдет.

Для чего предназначалась эта комната, никто не знал, но кроме замка она ещё имела очень маленькое оконце, забранное решеткой и дополнительный засов внутри. Ключ висел тут же, на дверях. Новоиспеченная секретарь осталась жилищем более чем довольна:

-То, что надо, - сказала она.

От услуг приставленной к ней девушки категорически отказалась:

-У нас в монастыре принято все делать самим.

На ночь запиралась на все запоры и вела себя подозрительно.

В этом месте Славный Рыцарь удивленно вскинул брови.

-Я сама подслушивала, - призналась нянька, - Там было ОЧЕНЬ тихо.

Всё остальное в секретаре было безупречно, и настораживало больше всего.

-А позавчера я нашла след.

Нянька повела Славного за курятник. Там, на песке, прикрытый от чужих глаз опавшим клиновым листом, действительно был след. Он уже немного осыпался, но читался вполне ясно.

-И что же тут необычного? - не понял Славный.

-У нас таких животных нет, - уверенно сказала нянька.

Славный Рыцарь успокоил, сказав, что лично сходит к Леснику, и тот разберется, что за зверь разгуливает около курятника.

Так он и сделал. Навестил Лесничего, а затем отправился на раскоп, в надежде обнаружить там Просто Профессора. ПиП был не один. Славный с досадой вспомнил, что сам послал к нему Крыску-монашку. Решил понаблюдать. Что-то в поведении Профессора показалось ему знакомым. Судя по преданному блеску в глазах, постоянному приглаживанию волосиков и суетливости ученый сухарь влюбился! Нашел к кому испытывать нежные чувства. Мало того, что она педантичная нуда, она же еще и монашка.

Приблизительно это он и сказал Просто Профессору, когда тот остался один.

-Да, - вздохнул ПиП, - Это очень умная и милая девушка. А я кто?

Славный понял, что ему утешить Профессора нечем.

Вечером к Славному Рыцарю на огонек заглянул Лесничий.

-Занятный след. Однозначно лисий, но я не представляю себе лису такого размера.

После ужина похитительница профессорского сердца - Крыска- Секретарь с легкой укоризной спросила:

-А вы, наверно, так и не просмотрели почту?

И получив невразумительный ответ, продолжила:

-Там письмо от Прекраснейшего Кавалера....

"А вот утром сказать не могла?" - подумал с грустью Славный. Если после разговора с нянькой, он решил расстаться с секретарем навсегда и выкинуть её из своей памяти как страшный сон, то после признаний Просто Профессора, это опять становилось проблематичным. Обидеть его было совершенно не возможным. "Все эти страдания так некстати", - думал Славный, глядя на послание ПеКа. Мысли о Крыске-монашке отравляли даже удовольствие от предстоящего прочтения письма друга.

У Прекрасного всё было хорошо. Из-за своих страданий экзамен он благополучно завалил. И так удачно это сделал, что был произведен в личные лейб-пажи её высочества Действующей Королевы, минуя всяких там камер-пажей; рейд-пажей и ягд-пажей. Одним ловким замечанием, брошенным от отчаяния самой ДКа, получил максимум, на который и не надеялся. "Фехтовал я совершенно свободно, и был отмечен наградой - голубой перевязью. Потом начался абсолютно безобразный экзамен, когда начальники стали орать и всех строить. Эдак сурово вращали очами отцы-командиры, что я потерялся. А громче всех кричал наш общий знакомец - фельдфебель-сволочь. Одним словом, когда скомандовали вольно, я, как и было приказано, вольно повел себя. И представляешь, этого не надо было делать! Не понимаю, что за правила такие, когда говорят одно, а делать надо совсем другое. На коне я был хорош, особенно, когда конь стоял. А потом эта животина чего-то испугалась и понесла. Кажется, я там что-то поломал: строй и ногу кому-то, а заодно, так уж решила лошадь, разогнал лейб-гвардейский оркестр. Меня натурально выставили во фронт, и давай чихвостить и в хвост, и в гриву. А я на них ноль внимания, фунт презрения. Смотрю только, что наша Действующая Королева несуразно одета. Я ей и так говорю: "Вы, ваше величество, прежде чем смеяться, вместо павлиньев перьев на шляпку одели бы фазаньи. А то совсем нелепо получается". Она сразу смеяться прекратила. Я думаю - все, здравствуй палач или, если свезет, галера. А она: "может еще какие-нибудь изъяны в моем туалете имеются"? А я (тихонька, зачем августейшую особу смущать): "Много несуразиц, да только при всех я про них говорить отказываюсь"! И меня тут же произвели в лейб-пажи. Все-таки очень у нас справедливая власть, что бы там не говорили". Из-за переживаний, связанных с экзаменом, любовь у Прекраснейшего прошла "маман права оказалась - не пара она мне". Но свято место пусто не бывает, и уже через день ПеК близко сошелся с другой замечательно женщиной. "Младшая Фрейлина - фея. МиФ - правда, поэтическое имя? Прелестная и нежная! Друг, я влюбился!!!"

"Что-то всем приспичило. Прямо эпидемия какая-то" - подумал Славный. И тут его осенило! Как там Дух Деда кшатрия говорил: "не можешь изменить отношение к ситуации, меняй ситуацию". Нет, наоборот. Но это неважно. Главное, что, кажется, он нашел выход. Славный осторожно выдохнул, что б не спугнуть удачу.

Утром он первым делом навестил Просто Профессора. Он думал, что тот сразу оценит предложение, и будет долго благодарить, но ПиП неожиданно воспротивился своему счастью.

-Я не уверен, - блеял он, - что смогу быть вам полезен. Тем более у меня ещё много работы. А мое присутствие, возможно, будет вам в тягость? Вдруг не смогу оправдать ожидания? Нет. Я не могу взять на себя такую ответственность.

Славный понял, что окольными путями тут не пройдешь. Нужен таран.

-О какой ответственности идет речь? Просто Профессор, я же вчера видел, как вы заглядывались на моего секретаря.

-Именно по этой причине. Я должен уехать. У вас и так хлопот полон рот. Я не имею права беспокоить вас своими.... проблемами.

-Какое беспокойство? Если вы поможете мне разобраться с делами, научите всем премудростям делопроизводства, вы очень облегчите ЕЙ работу. Знаете, как сложно со мною? А всего-то надо разобрать текущие бумаги. ОНА будет сидеть в соседней комнате и при необходимости приносить чай. Соглашайтесь. Очень меня выручите.

-Вам действительно так это нужно?

Славный недолго поборолся с желанием дать Просто Профессору подзатыльник, что б ему легче соображалось, и он пошел уговаривать по второму кругу.

-Это так любезно, - дошло, наконец, до ПиПа, что его пытаются легально полдня подержать рядом с Крыской-монашкой-милашкой-умницей, - Вы так много для меня делаете.

Его восторг был так наивен, а радость так очевидна, что Славный почувствовал укол совести, все-таки он в большей степени преследовал личные цели.

Просто Профессора официально представили Секретарю, как заместителя Славного. Для порядка они недолго совместно поразбирали папку "ещё срочнее". С комментариями ПиПа всё значительно упростилось! После чего Славный вышел на пять минут по хозяйственным делам, с намерением больше в кабинет не возвращаться. По крайне мере сегодня. Ему было чем заняться.

Но сначала ещё об одном замечательном свойстве кресала. Когда бабка-знахарка приказала гасить свет, Славный три дня каждое утро приносил, и каждый вечер забирал кресало, а на четвертый - забыл. Надоело ему, вот и забыл. Вспомнил, когда в кровать укладывался. Быстро натянул штаны, начал пристегивать карман.... Так, все-таки следует объяснить, что такое карманы Славного Рыцаря. Это такие мешки матерчатые в одной стороны и кожаные с другой, длиной до колена, которые крепятся за ремень и пристегиваются к бедрам. Очень удобные и емкие. Итак, Славный Рыцарь начал пристегивать карман и почувствовал, что кресало уже внутри. Проснувшись, подумал, что из-за того, что приходиться бегать к подземному ходу каждое утро, у него не хватает времени на разминку. " Хорошо было бы, - мечтал он, - если бы оно как-нибудь само в подземелье очутилось". Пришел на место, а кресало там уже вовсю светит. Так Славный Рыцарь обнаружил, что это огниво чудесным образом можно перемещать в пространстве. "Эх, если бы я раньше об этом знал, - погоревал СЭР, а потом подумал, - И что бы изменилось? да ничего!" Так вот, отправив кресало впереди себя, Славный Рыцарь прихватил подарок Разноволосой Принцессы и, набрав по дороге сухих веток, пошел ставить опыт, пока подземелье пустовало. Почему надо было скрывать от всех чудесную картинку, Славный не знал, но чувствовал - надо. А может, исчезновение Духа Деда кшатрия навело его на эту мысль?

Славный Рыцарь устроился максимально комфортно и начал подбрасывать ветки. Он все придумал правильно. Уже через десять минут из невидимого дыма начала прорисовываться картинка. Но это были не холмы, а какое-то другое место. Совершенно пустынный пляж и фосфоресцирующее море. Славный смотрел на воду и чувствовал, что засыпает. Но вдруг откуда-то сбоку появился человек. Он бежал к Славному. Ноги увязали в песке, поэтому человек бежал медленно, но он явно торопился. Человек подвинул себя почти вплотную к краю, или то, что можно было назвать краем, картинки, и стал говорить, но слов слышно не было. Было ощущение, что незнакомца и Славного разделяет звуконепроницаемое стекло. Славный приветливо помахал рукой и улыбнулся. Незнакомец по ту сторону разразился на это приветствие целой пантомимой. Он потрясал кулаками и топал ногами. "Какой забавный", - ещё шире улыбнулся Славный. Человек с той стороны начал биться о "стекло". А Славный Рыцарь припомнил, что в прошлый раз его рука сквозь стекло проходила без всяких осложнений "Вот оно что, - констатировал СЭР, - Туда - можно, а сюда, значит, - нет". Наконец незнакомец по ту сторону утомился и устало сел напротив. "Ты кто?" - услышал Славный чужую мысль. Совсем, как с Духом Деда кшатрия. "Я - Славный Рыцарь. Извини, ветки заканчиваются. Я приду завтра. Или послезавтра", - подумал Славный. "Что такое завтра?" Славный пытался представить, что такое завтра, но не смог. "Завтра - это завтра. Это после сегодня". Совершенно изумленный неизвестный окончательно пропал.

Ну что ж, день прожит не зря.

Славному Рыцарю очень захотелось поговорить о случившемся. Первой кандидатурой был Просто Профессор, но его не оказалось на месте. Его вообще не было в Клоповнике, потому что он уехал в город с Крыской-Секретарем покупать ей спиртовку для заваривания чая. То есть он поехал покупать ей спиртовку, а она заказывать запрещающие знаки. Вторым в этом списке был Главный Механик. Славный Рыцарь понимал, что он очень занят, но слишком уж свербело.

Главный Механик Славному ничуть не обрадовался:

-Что-то интересное в дверях нашел? - недружелюбно спросил он.

-Нет, - признался СэР. ГаМ повеселел:

-Я очень занят.

Но СэР дипломатично попросил разобраться со свойствами кресала. Он понимал, что необычная картинка другого мира его навряд ли заинтересует.

-Показывай, что там у тебя, - поник ГаМ. Он уже понял, что от Славного ему так просто не отделаться.

Славный Рыцарь начал демонстрацию. Взгляд Главного Механика становился всё более заинтересованным.

-А ещё, - наливался гордостью за кресало Славный Рыцарь, - Если провести по твердой поверхности, то может произойти маленький (преуменьшил) взрыв. Но тут я взрывать не хочу, а в подземелье можно. В верхнем коридоре.

-Так-так-так, - окончательно залез в расставленную ловушку Главный Механик, - Давай завтра с самого утра. Только понадобятся очки Просто Профессора. Ты думаешь, он их даст?

-Конечно, - покровительственно сказал СэР, не вдаваясь в подробности. А сам подумал, может и хорошо, что ПиПа так обуяло?

Всё вышло, как предполагал Славный Рыцарь. Просто Профессор рассеяно вручил очки, даже не спросив, для чего их одалживают. Главный Механик нетерпеливо расхаживал по верхнему коридору. Припомнив опыт огневых работ с бабкой-знахаркой, Славный сам встал лицом к выходу и Главного Механика так поставил.

А дальше случилось совсем неожиданное. Огонь вместо того, что вы вырваться на волю, стал стеной.

-Так должно быть? - тревожно спросил ГаМ, напряженно разглядывая пламя сквозь зеленые стекла очков.

-Нет, - признался Славный, отворачивая лицо.

Огонь не уходил и не приближался. Температура в коридоре повысилась.

-Может еще раз чиркнуть, - предложил Славный.

-Не надо, - несколько резче, чем требовалось сказал ГаМ, - Начиркались уже.

-Может, тогда вниз? Тут слишком жарко становиться, - предложил Славный.

-Останови печь! К нам, похоже, гости, - услышали Славный Рыцарь и Главный Механик чей-то голос с другой стороны пламени.

-Да! - закричал СэР, - Мы здесь!

-Не разобрал, что там сказали?

-Что надо остановить печь. Наверно, Просто Профессор вернулся. Сейчас потушат и нас спасут.

-М-м, - ответил Главный Механик, - А печь - это глагол.

-Да! - снова закричал повеселевший Славный Рыцарь, - Нас очень печет! Тушите быстрее, пока мы не сварились!

Пламя опало. СэР и ГаМ чуть подождали и пошли к выходу.

-Мне кажется, - неуверенно сказал Славный, - Что стены после огня стали не совсем те.

-Я больше скажу, - мрачно согласился Главный Механик, - Мне кажется, что и подземелье не совсем то.

Но СэР и без того догадался, что умудрился снова вляпаться в какую-то историю.

"Если все закончиться хорошо, то скажу Главному Механику, что так и должно было быть. Если все закончиться плохо, то объяснений никаких не понадобится. Главное, что бы все закончилось, и что бы об этом можно было порассказать. А если ничего нельзя придумать, какой смысл во всех этих приключениях?"

Глава девятнадцатая. Браслет.

Славный Рыцарь и Главный Механик шли и шли. Под ногами вместо мраморной лестницы был кирпич, а сам коридор полого вел вниз.

На это обратил внимание Славный и предположил:

-Мы идет не туда. Нам в другую сторону.

Главный Механик указал вперед.Вдали прорисовывалась арка выхода - свет в конце тоннеля. Когда видна цель - идти намного веселей. Прибавили шаг.

Выход был над полом, а напротив стояли два человека. Одеты они были, так показалось Славному, в короткие кожаные штаны и всё.

-Надо их отвести Мэтру, - сказал один из них.

-Мы где? - спросил Славный. Но двое переглянулись, пожали плечами, и один другому сказал:

-Мало того, что они такие странные, так ещё и звуки издают.

Они поманили Славного и Главного Механика за собой, и пошли вперед, показывая дорогу. Если краснокожие люди в фартуках спереди были голыми и лысыми, то когда они повернулись спиной, Главный Механик уважительно сказал: "Ого". Волосы росли от затылка до поясницы и были забраны в три хвоста: на шее, на лопатках и на поясе.

-Не наше дело, - продолжили свой разговор странные личности.

- В этом году не повезло. Когда печь ничего не посылает, проигрывать не так позорно.

- Я же говорил, что холодные - неудачники.

-Зато лучшие специалисты. И кормят хорошо. И платят хорошо. Чего еще надо?

-А мне обидно. Все хорошо, а победить не можем. Не с этими же выигрывать. Я на нас и ставить не буду.

-А я буду. Я - патриот.

Весь этот диалог СЭР подслушал, сосредоточенно изучая замысловатые заколки на хвостах.

Славного и Главного Механика ввели в мастерскую. Или цех? Навстречу решительно вышел Мэтр. Никакой растительности у него не было, только два небольших кожистых крыла на лопатках. В последствие выяснилось, что волосы и крылья были не тем, чем казались. А являлись уловителями неких энергетических потоков, которые были для местных жителей одним их основных продуктов поддержания жизнедеятельности организма, именуемый банально питанием.

Мэтр довольно быстро разобрался, что СэР понимать понимает, а говорить не может. Он вручил Славному мелок, который чертил прямо в воздухе. Через некоторое время картинки истаивали сами собой. "Какая полезная вещь, - подумал Славный Рыцарь, -надо бы забыть отдать". С помощью пантомимы и рисунков диалог принял более конструктивный характер, но Мэтр на всякий случай повторял фразы, что бы удостовериться в их правильности.

Славный обрисовал, как смог, что с ними произошло и как они здесь очутились. Мэтр сказал, что всё не совсем так, и поведал, как оно было на самом деле.

У них в стране проводится ежегодный межклановый турнир. Победители получают различные бонусы, призы и вечную славу. Всего кланов - двенадцать. Перед турниром клан имеет право разжечь правую печь. Она транспортирует им в помощь что-нибудь или кого-нибудь из "другого мира". Или ничего, как было восемнадцать прошлых лет у клана холодных.

-А каких монстров получали другие, - мечтательно закатывал глаза Мэтр.

Так уж получилось, что в последние годы клан холодных выигрывал, тут Мэтру хватило совести смутиться, редко. "То есть никогда", - понял Славный. Мэтр окинул СЭР критическим взглядом и мрачно резюмировал:

-Не понимаю, почему печь в этот раз нам такую свинью подложила. Хилая нежизнеспособная особь. Ты хоть на турнирах бывал?

Получив отрицательный ответ, криво усмехнулся, мол, а я что говорил и продолжил допрос:

-А драться приходилось?

Тут Славный с превеликим апломбом сообщил, что "да, два раза". Мэтр нахмурился и начал интенсивно тереть лоб руками. "Не иначе массаж мозга делает, - решил СэР, - И отчего все эти Мэтры такие хамоватые. Радуйся, что вообще что-то получили!"

-То есть ты два раза участвовал в драках... Серьезных поединках. С помощью оружия.... Того оружия у тебя с собой нет, но при тебе подарок мамы. Мамы? Особь, с помощью которой ты появился на свет. И что это за подарок?

Славный ловко достал катану.

-Катана, - благоговейно сказал Мэтр, делая ударение на первом слоге, - Плохой меч мастера Йо-хо.

Он с уважением подержал меч и рассказал историю.

История меча была короткой и кровавой. Давным-давно великий мастер мечей ушел за чужими знаниями. Ну, как за чужими, у него и своих идей хватало, но что-нибудь новое никогда не помешает. Одним из самых удачных его изделий был меч холодного света - лунная катана. Так назвал этот клинок мастер, вложив в него душу, мысль и объединенные знания. Но что за оружие, которое не был в сражении? И Йо-хо дал его самураю на время, что бы тот "посовершал толику великих подвигов, о которых будет не стыдно порассказать". Сначала все шло, как планировалось. А потом этим мечом одной безлунной и ненастной ночью вырезали всю деревню. Всю! И меч наказали - отдали палачу. А что может быть позорнее? Мастер отказался от своего детища, и меч из лунного стал плохим.

-Он не плохой! - возмутился такой несправедливости Славный, - Это же просто вещь. Она не должна отвечать за поступки людей. Ему люди плохие попадались!

-Люди, значит, виноваты, - скривился Мэтр, - Как же! Это же не какая-то тупая железка. Он мог потеряться, сломаться, затупиться. А он вместо этого так опозорил своего создателя!

-Он мне жизнь спас, - вступился за меч Славный, - А потом - это подарок мамы, а мама плохого сыну не подарит.

-Раз уже заговорили о подарках, спешу тебя и себя огорчить, нельзя отказаться от подарка печи, - подвел итого Мэтр, - Сейчас устроим короткую экскурсию по клану, потом пробежка по залу турниров, небольшая разминка и знакомство с партнером.

Славный обернулся в поисках Главного Механика. Тот уже нашел товарища по общению - сидел рядом с каким-то агрегатом в компании с местным аборигеном, и что-то вдохновенно раскручивал.

-Смотритель музея древностей, - пояснил Мэтр, - За своего друга можешь не беспокоиться.

Экскурсия началась и закончилась возле одной из топок.

-Всем очень нравиться смотреть, как разжигают печь, прямо не знаю почему - пояснил Мэтр.

Двое хвостатых ребят подошли с двух сторон к топке, одновременно хлопнули по ней, и от их ладоней побежали два ручейка пламени. На полпути соединились и вспыхнули полноценным огнем.

-А теперь посмотрим с кем тебе придется сражаться, - торопился Мэтр, уводя Славного в боковой коридор.

- Это турнирный зал. Участники и победители за последние сорок лет. Пошли к прошлому году.

И они побежали. На стенах были развешены "живые картинки". Славный Рыцарь с удовольствием посмотрел бы всё, но Мэтр торопил: "Быстрее, быстрее".

Остановились почти в конце.

-Вот, - сказал Мэтр, тяжело сопящему Славному, - Это первый клан.

СэР шумно восстанавливал дыхание, с завистью буравя взглядом спину Мэтра. Он даже не вспотел и не запыхался. Был свеж и бодр, как огурец.

Первый клан - горячие. Само название говорит об их пристрастиях к огню в первозданном виде. Огненные шары, огнеметы. В дополнение к основному бойцу любят использовать драконов, фениксов и саламандр. Они концентрируют пламя. Мощность огромная, но коэффициент полезного действия процентов сорок. Сейчас они работают над повышением этого коэффициента. Но по агентурным данным до запланированных пятидесяти им еще далеко.

Второй клан - тепловики. В принципе, недалеко ушли от горячих в вооружении. Предпочитают все плавить и туман напускать. Оборона - непробиваемая. Лучше не лезть.

Третий клан - жесткие. Тут все просто. Оружие на основе пороха. Автоматы, пулеметы, базуки - ерунда всякая. У них побед меньше, чем у ..... (Мэтр замялся) остальных. Хотя в тот год, когда им печь вынесла черного воина, равных им не было. Один раз повезло.

Четвертый клан - временщики. Это очень серьезные противники. При непосредственном контакте - ничего особенного. Но установить контакт практически невозможно. Самый сильный боец - вот, видишь, бледненький второй сверху на коллективной фотографии? То исчезает, та появляется. Он. Если подкрадется близко, то жди прилета тяжелого предмета в голову.

Пятый клан - сухие. Всегда вносят элемент неожиданности. Работают практически со всем, что под руку подвернется. А это лучший боец. На Славного печально смотрела четырехрукая женщина в черепашьем панцире. Она грустно дотрагивалась до колонны рядом с ней, после чего колонна разлеталась в пыль, а у женщины-черепашки в руках оставался каменный топор, которым она сносила чью-то голову.

Клан шестой - мягкие. Эти все размягчают. Глазом не успеешь моргнуть, и уже стоишь по пояс в каше весь спеленанный их соплями. Работают на уровне кристаллической решетки.

Клан седьмой - мокрые. Тут все понятно. Они выбирают вязкую среду, где особо не разгуляешься. Этим атаки гасят. Оружие - пробивное. Любят использовать голографию в качестве отвлекающего маневра или наводить морок.

Клан восьмой - холодные. Это мы. Низкие температуры и прочее. А теперь и ты...наш человек.

Клан девятый - быстрые. Они почти как временщики. Только военизированные и медленные. То есть медленнее, чем временщики, но быстрее всех остальных.

Клан десятый - острые. Молнии, разряды, шок. Почти все, как у нас, только природа другая - волновая. В прошлый турнир печь им прислала манту. Рыба такая. Должна, естественно, в воде жить, но эта бестия прекрасно себя и в воздухе чувствовала. Видишь, летает. Все другие кланы отдыхали. Их боец с этой мантой выиграл в два счета. А что получат в этом - никто не знает. Но все опасаются.

Клан одиннадцатый - ростовики. Дубы-колдуны. Лианы - бритвы. Они у себя к турниру вечно что-нибудь селикционируют. Работают на клеточном уровне. Если бы хотели побеждать, наверное, побеждали бы. Но такой цели обычно не преследуют и снимают себя уже с четверти турнира.

Клан двенадцатый - стихийный. Они редко вообще учувствуют. Не известно, заявятся в этом году или нет.

Мэтр немного подумал над судьбой стихийных, и сказал:

-Сейчас на арену. Посмотрим. На что ты способен.

Славный Рыцарь оказался не способен ни на что. Его талантов хватило только на то, что бы скакать сначала по арене, а потом по зрительному залу, прикрываясь всеми предметами, которые там были. Грозный и страшный Мэтр, расправив крылья-уловители, вел обстрел голубыми молниями, которые испускал в большом количестве прямо из ладоней. Они не оставляли следов на одежде. Только синяки на теле.

-Защищайся! - кричал Мэтр.

-Чем?

-Мечом!

Славный посмотрел на меч. По клинку стекали тяжелые ядовито-желтые капли. СэР прочертил в воздухе сложную фигуру, от чего эти капли сплелись в плотный жгут. От резкого движения разлетелись плотным веером, даже не отбивая молнии, а впитав их в себя.

-Ух, ты, - восхищенно прошептал Славный

-Хватит, - услышал он как сквозь вату голос Мэтра, - Пошли знакомиться с основным бойцом на тренировочный полигон.

Основной боец смахивал на помесь игуаны с летучей мышью, имел рост в полтора человеческих и развлекался тем, что прицельно сбивал мух.

-Что? - недовольно сказал Мэтр, - Ты опять приволок гиинбунг? Я же запретил.

Гиинбунгом оказался прозрачный цилиндр, наполненный до краев злыми и раздраженными мошками. Цилиндр время о времени выпыхивал облачко этих мелких насекомых. Основным правилом игры было сбить всех мошек, пока они не добрались до тебя. Судя по количеству трупиков, основной боец развлекался так довольно долго. Мэтр оперативно испепелил мушиный морг, а заодно и цилиндр, и представил:

-Знакомься, это твой напарник.

-Печь сработала? А просто пару гирь на ноги она принести не могла? - тоном оскорбленной примадонны протянул основной боец.

-Я не к тебе обращаюсь, - пояснил Мэтр, - Это твой ведущий. Тупая, упертая скотина с соответствующим именем Тус. Тус - это твой ведомый. А зовут тебя как?

Славный Рыцарь честно пытался изобразить имя.

-Раздувшаяся жаба? Нет. Расфуфыренный павлин? То же нет? Я понял, Махальщик руками? Нет? Накаченная грудь? Нет. Я не понимаю, что ты изображаешь. Давай ты будешь "Хозяин плохого меча"? Не хозяин? А, не "плохого". Ладно. Хозяин меча - Хом.

Тренировочный полигон был уменьшенной копией турнирного поля. Но и копия впечатляла: пустой город с домами, огородами, мостами и уличными фонарями. Мэтр выдал Славному кожаный коиф.

-Шлем - коммуникатор. Слушай мои команды.

Смысл сказанного дошел, когда СэР надел его. Он погрузился в тишину. Был только голос Мэтра.

-Иди прямо. Стой. Направо. Под забор. Ползи. А теперь бегом на другую сторону.

Каменная мостовая под ногой Славного внезапно стала вязкой. Он тут же провалился почти по бедро. Тут сработал опыт в нижней камере. Меч в мостовую и прыжок к фонарному столбу. Но столб уже ломался у основания и по сложной траектории падал. Славный перекатился к кирпичной ограде, которая его и завалила.

-Стоп! Подошли ко мне, - скомандовал Мэтр.

-Я - дипломированный турнирный боец, а не нянька при слаборазвитом люмпене, - рычал Тус.

-Он первый раз на полигоне и прошел почти пятнадцать шагов. Ты уже не первый год в турнирах, а прошел только квартал.

-Мне ничего не слышно, - пожаловался Славный.

-Не слышишь звуков? Тебе нужны внешние звуковые раздражители?

-Я же говорил, что он тупой.

-Тупой у нас ты. А он - новичок. Я включу внешний сигнал. А сейчас пошли, пошли, работаем.

На второй попытке Славный прошел шагов пятьдесят, а потом его все-таки закатало под мостовую.

Мэтр радовался, как ребенок:>

- Это интересная идея, использовать дополнительный сигнал для определения опасности. Молодец. Но двигаться надо быстрее. На турнире будет много посторонних звуков. Наверняка острые применят глушилку. Я поставлю шумовой фильтр. Тус, как всегда плохо. Зачем ты полез в яму? Можно было просто просканировать. И слушай, когда тебе что-то говорят.

Третья попытка была у Славного лучшая. Он прошел полтора квартала. Но затем попал в гель. Любое движение требовало дополнительных усилий. Он барахтался, а Тус стоял рядом и наслаждался. Пока не прилетело ему из соседнего здания нечто в форме чугунного ядра - привет от временщиков.

Мэтр довольно потирал руки.

-Появилась надежда, что ты пройдешь хотя бы квартал. Это очень хороший отвлекающий маневр.

Тус скривился:

-Удача дилетанта.

Сглазил, брылястая мышь. Четвертую и пятую попытки Славный срезал, умудрившись оба раза выпрыгнуть из одной ловушки в другую тут же, на входе.

-Ты меня не слушаешь! - злился Мэтр.

-Слушаю, - не соглашался Славный, - Но не сразу понимаю.

-Как можно не понимать? Если я говорю - прыгай вправо, это значит - прыгай вправо, а не вперед. Тус, молодец, что молчишь? Два раза подорвался на одной и той же мине. Талантище.

-Я думал, что второй раз она будет в другом месте.

-Ты думал? Чем? Что у тебя есть для мыслительных процессов? Хом, запомни, что ты Хом. И перестань шарахаться от имитатора врагов. Уничтожай их. На исходную.

Имитаторы врагов были блеклой двигающейся голографией, и Славный, действительно, старался их избегать. К новому имени он тоже никак не мог приспособиться. Зато кровь от военных действий бурлила и, кажется, он научился подпитываться кожей. Реально чувствовал, как энергия пульсировала и струилась вдоль тела, а поры, как губка, впитывали их. Ощущения восхитительные, а главное никакой отдышки с усталостью. Чего он никак не мог понять - почему у него не получается растянуть время. У себя он уже привык включать эту свою опцию в любой момент по первому требованию, а тут никак.

В седьмой раз, как и было приказано, Славный махал катаной налево и направо, образуя вокруг себя то желтый ядовитый веер, то жгут. Веер оставлял поверхностные шрамы на фасадах зданий, а жгут срезал столбы вчистую. Голографических противников рубил в капусту. Потом опять попал в гель.

-Это мокрые, - азартно кричал в ухо Мэтр, - Пробивай.

-Чем? - спросил Славный. Но, судя по ответу, Мэтр его не понял. Рядом из геля выбирался Тус. Он держал в ладонях на вытянутых руках шаровую молнию, которая и пробивала ему дорогу. "А что есть у меня?" - с грустью подумал СэР. Опустил руку в карман. Кресало. Замечательный девайс резал гель, как нож пудинг. Выбравшись, СэР тут же попал под обстрел "горячих" и выбыл из игры.

-Оба молодцы, - похвалил Мэтр. Туса перекосило, он воспринял похвалу, как оскорбление.

-Хом, к сожалению, тебя необходимо вернуть назад. На подготовку и адаптацию помощника дают только четыре часа. Но через неделю турнир. У тебя ничего срочного на этот день не запланировано? Ты будешь с нами?

Славный Рыцарь горячо заверил, что нет, не запланировано.

-Если его убьют, можно я заберу плохой меч, - совершенно по-деловому поинтересовался Тус. По тому, какие страшные глаза сделал Мэтр, зря он это сказал.

-Что значит - убьют? - в свою очередь спросил СЭР. Мысль о героической смерти на турнире ему в голову не приходила. Мэтр выразительно посмотрел на Туса.

- Не ожидал, что ты тупой до такой степени, - сказал он ему, и обернулся к Славному Рыцарю, - Конечно, мне следовало тебя предупредить перед тем, как брать обещание. Смерть помощников на турнире - дело обычное и разрешенное. Но ты не бойся, если рассчитывает придавить тебя тихонько в каком-нибудь подвале игрового поля, что бы завладеть плохим мечом, то ничего у него не получится.

Славного это известие почему-то не успокоило.

-Чего я еще не знаю?

-Бонус состоит из двух частей. Что это такое и на что похоже, никто не знает. Вещь активируется, когда её кто-нибудь находит. И на того, кто найдет часть бонуса, навалятся все. Но у тебя шансов найти и завладеть, нет. Почти нет. Так что в этом смысле ты в совершеннейшей безопасности.

Славный сосредоточено молчал. Вернее решал для себя, а надо ли ему вся эта борода вообще. Мэтр догадался, о чем думает СэР.

-И еще. Восемнадцать лет назад мы отказались от подарка печи. И долгие восемнадцать лет у нас не было ведомого. Ты должен понимать, что мы не допустим повторно такой оплошности.

С этими словами Мэтр застегнул на запястье Славного Рыцаря браслет:

-Он перенесет тебя к нам в нужное время. Через неделю. Извини, но без страховки не обойтись - рисковать мы не имеем права.

Славный тупо смотрел на гранитный браслет:

-То есть отказаться я не могу.

-Извини ещё раз, отказаться не можешь.

Радостно оскаблившийся Тус подтвердил:

-Нет, не можешь.

-Ну, вы и суки, - от всего сердца поблагодарил Славный Рыцарь Мэтра и турнирного бойца за оказанную честь.

Пора было домой.

Они шли вверх и шли по дымовому каналу. "Когда пройдете третью черту, повернитесь назад" - сказал Мэтр на прощанье. Одна черта. Через пятьдесят шагов - две черты. Еще пятьдесят....

-Так, - менторским тоном сказал Славный, - переступаем третью и...

Он выдержал паузу.

-Поворачиваемся, - закончил Главный Механик.

-Ты знал? - огорчился СэР.

-Догадался, - односложно ответил ГаМ и похвастался, - Посмотри, что я на память прихватил, пока ты там развлекался. А главное, я теперь знаю, как делать свет без лучины.

Они обернулись. Прямо перед ними была пологая мраморная лестница. Славный оглянулся. Никакого коридора - родное подземелье.

"Вот они, опыты научные к чему приводят. Трудно все-таки быть ученым. Ох, трудно. И опасно".

Глава двадцатая. Фрейлина.

В тот же день, как и обещал, СэР заглянул в Призрачную Страну. Его уже ждали. Тот же человек. Похоже, что он никуда и не уходил.

-У вас там есть Дух Деда кшатрия. Я могу его услышать?- спросил Славный, после разных там приветствий.

"Можешь", - сказал ДеД. А человек улыбнулся, как будто сам подстроил этот фокус. "Ты где?" - спросил Славный. "Я здесь" - ответил ДеД. - "Прямо здесь?" Дух немного помолчал, потом вздохнул: "Нет. Прямо там" - "У меня проблемы" - "Знаю я твои проблемы. Турнир". Дух Деда был полон оптимизма и притч. Из беседы выходило, что Славному надо день и ночь упражняться с усердием, но без лишнего фанатизма - "Может час, который ты проведешь в тренировке, спасет тебе жизнь". Про место для тренировок ДеД ответил очередным пафосным изречением, которое сводилось к рекомендации Придворного Мага - не ищи далеко, ищи рядом. Потом поговорили за жизнь. ДеД сказал, что живется ему здесь хорошо, но у него появились кое-какие идеи, которые он желал бы воплотить, а поэтому Славный Рыцарь не должен позволить себя убить ни в коем случае. "У меня зачатие через три месяца. Ты должен придти и меня отсюда достать" - "А сам не можешь?" - "Я же нелегал. Полгода карантин. Так что быстро выиграй бой, победи всех и сразу сюда, вытаскивать мою чистую душу для следующей реинкарнации. Если пропущу, придется ждать ещё семь лет". На этой деловой ноте сеанс связи прекратился - ветки кончились.

Славный осмотрелся. Ответ, действительно, лежал и висел здесь же. Ловушки! Чем не полигон?

Ловкость, с которой он уже на третий день научился их проходит, позволила ему забираться все дальше от профессорской тропинки. Однажды он так увлекся, что допрыгал до границы света. Зависнув на очередном сталактите, он оглянулся назад и сделал два открытия. Непонятно каким образом, но врата оказались далеко внизу, хотя он двигался, как ему казалось, параллельно полу, да и песок лежал все так же горизонтально и никуда не скатывался. Но не покидало ощущение, будто Славный перемещался внутри очень большой сферы. А еще СэР увидел, что с места, где он находился, перепрыгивая по верхушкам (или основаням?) вполне можно допрыгать до врат. Выкинув из головы лишние мысли, как советовал Дух Деда, Славный поскакал кузнечиком и очень скоро достиг желаемого. Дорога не была легка и приятна. Основания конусов-сосулек оказались неровными, сплошь в буграх и ямках. Пару раз Славный чуть было не загремел вниз. Он даже позлорадствовал: "Вот уйду сквозь землю, и пусть меня холодные достанут". Но срабатывали рефлексы, и СэР снова висел на катане, разглядывая застывшую воронку песка внизу. Уперся - выдернул меч - оттолкнулся - воткнул катану в основание следующего конуса, подтянулся, отдыхай. А в том месте, которое Славный только что покинул - грохот и пустота. Но уже через минуту, начинает набухать, а затем расти новая капля - будущая сосулька.

Надежда Славного перемахнуть через двери-врата по верхушкам не оправдалась - в плоскости ворот ловушки заканчивались, и шла непробиваемая стена мрака. Зато можно было любоваться воротами сверху. Зацепившись за рукоять меча ногами, Славный Рыцарь, слегка раскачиваясь, висел вниз головой. Перед ним был потешный герб. Тот, который висел на арке над въездом. Только здесь он был не совсем привычный. Во-первых, крест был прямой, а не косой. От этого элементы герба несколько перегруппировались. Так собачья морда была не одна, а шла с дубовой веткой. Во-вторых: само положение фигур изменилось. И были они не плоскими, а рельефными. Например, всадник: на потешном гербе стоял в профиль, а тут в три четверти, причем конь не стоит, а летит во весть опор. "Так вот что значит тот большой шип - нога, а снизу и не догадаешься - сообразил Славный и продолжил искать различия: "В том месте обломанная ветка, в этом не хватает кольца. Там.... Стоп", - остановил себя Славный Рыцарь. " Да кому это надо?" - печально подумал он. Домочадцы его разочаровали своим поведением.

Больше всего Славному Рыцарю хотелось, что бы у него спросили, почему он такой грустно-мужественый. А он бы молчал загадочно, глядя всепрощающим взглядом.

Вместо этого все ходили кругами, сдували с него пылинки и ненатурально сочувствующе вздыхали. Иногда похлопывали по плечу, что раздражало, и вызывало недоумение.

Ещё можно понять Просто Профессора, с его запоздалыми чувствами. И его избранницу, Крыску-Секретаря. Она, охаживаемая ПиПом, стала хоть чуть-чуть походить на человека. Наверно, не имела в своей жизни много поклонников, вот и размякла. Не то, что бы совсем сдалась: всякие там охи-вздохи, поцелуи при луне и записки в дупле дуба, но педантизма в ней заметно поубавилось. Временами она по полдня не появлялась на рабочем месте. О каталогизации библиотеки речь вообще не шла.

Но нянька! От неё всего-то требовалось задать вопрос: "Что ж ты хмурый, нынче, Славный Рыцарь. Может, случилось что?"

И Славный тут же бы ей выложил про турнир. И они бы вместе страдали.... Но нянька ничего не спрашивала и ничем, кроме оборотня, не интересовалась. В слежке за Крыской-монашкой она дошла до последней крайности. Сговорилась с Лесничим, что будет сидеть в засаде каждый четверг. В том, что Секретарь - оборотень, она не сомневалась, ровно, как и в том, что ловить их надо по четвергам.

-Самый бесовской день, - придумывала нянька небылицы, - А монашка под платком - рыжая. Как пить дать - рыжая.

Пару раз Славный вяло с ней спорил. Говорил, что видел волосы Секретаря. Они, кажется, черные. На что нянька, немало не смущаясь, отвечала:

-Я знаю, что есть такие лисы - чернобурки. Поэтому и черные волосы.

-Я перепутал, - говорил СЭР, - Блондинка она.

-А ещё есть такие лисы - песцы. Мех у песцов белый, - не сдавалась нянька.

-Песец - это собака, кажется, - пытался вразумить её Славный. Но нянька не слушала;

- Песец - лисья собака, а Секретарь - Оборотень, и всё тут.

Совершенно Славный извелся от такого неправильного поведения жителей Клоповника. Поэтому на пятый день, по дороге на тренировку, он отловил Просто Профессора, мечтательно фланирующего по осенним полям, и припер к стенке, вернее к дереву:

-Вы что там, совсем все с ума посходили?

Просто Профессор долго мялся и выкручивал у своего сюртука пуговицы, но вынужден был рассказать. Никто не приставал с расспросами к Славному, потому что приписали его черную меланхолию оскорбленному самолюбию. И все из-за приглашения на свадьбу, которое прислала Егерская Дочка...

Славному стало неловко. Все, оказывается, сочувствуют и сопереживают его несчастной любви, о которой он напрочь забыл.

А нянька подбила жителей Клоповника подвергнуть свадьбу обструкции. Тут ПиП тревожно посмотрел на Славного:

-Не я это придумал. Нянька сама так велела. Устроим, говорит, этой зазнайке обструкцию.

Проще говоря, нянька запретила своей властью кому-либо на свадьбу идти, потому что хозяину Клоповника и их любимому сюзерену это будет неприятно. Сам-то на эту свадьбу не пойдет. Проигнорирует.

-То же её слова. Знаете, они с Секретарем в последнее время очень сблизились. Заметно даже по лексикону.

Славный многозначительно усмехнулся. Он знал, что стоит за нянькиной дружбой.

Но с Егерской Дочкой накладка вышла. Получается, сначала он её достал, а теперь свадьбу портит...

- Мы не должны так поступать, - сказал он вечером няньке, - Если вы не пойдете на свадьбу, я решу, что вы совсем не считаетесь с моими чувствами.

-Да ну как же это, - всплеснула руками нянька.

-Да, - твердо сказал СэР, - Не уважаете мой выбор. То есть показываете, что девицу я выбрал недостойную. Что б все пошли, как один. Одна. А про меня скажите, что занят мол, делами рыцарскими...

Тут СэР не выдержал, и голос предательски дрогнул, ведь до турнира оставалось времени всего ничего. Нянька поняла вздох по-своему:

-Да как есть она ехидна. Не хочу я к ней на свадьбу. Я тебя тут подожду.

Славный поперхнулся:

-Откуда подождете, - в нем шевельнулась надежда, что нянька знает все на свете, как Дух Деда кшатрия, и про турнир в том числе.

-С бала Герцогского. А ты уведомление так и не прочитал?

Славный застонал. Ну, конечно, бал! Как он мог про него забыть?

И СэР принял условия игры: пусть они думали, будто он страдает от любви, он прощал их неосведомленность и заблуждение. Жаль только, что не мог он каждому рассказать, какие они все хорошие, и как они ему дороги. Но он поменял грусть-печаль на милую и светлую улыбку. И одаривал ею всех.

Одна прачка рассказывала потом подружкам из прислуги:

-Идет мне навстречу. Такой молоденький, хорошенький и улыбается. Совсем как наш деревенский дурачок, которому на прошлой ярмарке я пряник подарила. Вот она какая коварная штука - любовь.

И все соглашались, что если без головы влюбиться, то последствия самые плачевные. И тут же вспомнили десяток других историй, одну жалостливей другой, в финале которых если влюбленные не погибали мучительной смертью, то лишь для того, что бы закончить блестящую карьеру в презренном доме или скитаться и нищенствовать юродивыми.

На шестой день вечером, после обычных упражнений и разглядывания потешного герба (стало любимым развлечением), Славный Рыцарь обнаружил в своей комнате Прекраснейшего Кавалера и принял его за плод разыгравшегося воображения:

-Не может быть.

-Очнись, - теребил его ПеК, - Твоя милая нянька завалила меня письмами, поэтому, и не только, решил я заскочить к тебе. Узнать, жив или руки наложил. Я, кстати, не один. Моя фея со мной. Сейчас какой-то сухарь, именуемый себя твоим секретарем... Слушай, неужели ничего поприличнее не нашел? Так вот, она определяет мою фею на постой, и за ужином я вас представлю.

Славный очень обрадовался. Ай да нянька! Ай да молодец.

Прекраснейший болтал без умолку. В городе, чего, естественно, не знал СэР, потому что никогда ничего не знал, уже дней десять царило столпотворение. Заняты были не только все гостиницы, постоялые дворы и сдаваемые в наем дома, а так же подвалы, конюшни и каретные сараи. Маман ПеКа уже заселила весь дом. К Славному отправляли множество заманчивых предложений, которые он категорически (?) отклонял. СэР припомнил, что Секретарь у него спрашивала, что-то по поводу уплотнения, а вот что он ответил - хоть убейте, вспомнить не мог. Таким образом, с комфортом устроиться в городе сейчас невозможно. Пришлось побеспокоить друга. Тем более и нянька настоятельно рекомендовала это сделать. Хотя были сомнения, может, в любовной горячке Славный и его, Прекраснейшего, выкинет из Клоповника. А тут ещё их с Феей встретила какая-то кислая Секретарь:

- А предупредить меня можно было? Я когда её увидел, вспомнил всех отцов-командиров, во главе с фельдфебелем, перина ему еловыми шишками. И маман в придачу.

Затем Прекраснейший рассказал самые последние новости. Учитывая, что на бал должна приехать сама Тетка действующей Королевы, а может и сама Действующая Королева, протокол мероприятия изменили. Будет маскарад, по мотивам осени, сбора урожая и прочих сельскохозяйственных прелестей.

-Я буду фавном. Моя прелестница - нимфой. А ты кем? Только не говори, что будешь сам собою.

В последнее время на маскарады Славный Рыцарь приходил в образе Славного Рыцаря. Старые латы, которые по такому случаю, нянька приказывала начищать до блеска, вполне презентабельно смотрелись.

-Нет, - решительно запротестовал Прекраснейший, - Подумай. Осень, крестьяне и крестьянки. Включи фантазию.

Фантазии хватило только на военизированного поселянина в латах.

-У меня будет лук и меч.

Прекраснейший махнул рукой - провинция, чего с него взять.

-Можешь не благодарить, - как обычно покровительственно сказал он, - Но я взял на себя смелость и привез тебе шузы - последний писк.

Славный с ужасом посмотрел на длинноносую обувь.

-Главное, что бы на мужчине были приличные шузы, а остальное мелочи. Можешь раздеть хоть первого встречного нищего. По обувке любой сразу определит, что перед ним человек благородных кровей.

Ужин прошел мило и весело. Няньку распирало от собственной проницательности и сообразительности. Славный был не в пример предыдущим дням разговорчив и обаятелен. Фея, она же Младшая Фрейлина, заявилась в чем-то полупрозрачном и воздушно-многослойном, отчего секретарь недовольно поджала губы. Это повысило настроение Славного. Поели, попели, порассказывали страшных историй на ночь глядя. Прекраснейший, как в старые добрые времена, налегал на пиво и вино.

А когда ложились спать, он сделал хитрые глаза:

-Ты же не думал, что я привез сюда свою Фею, что бы спать с тобой? Я собираюсь не спать совершенно в другом месте.

-И ты вот так к ней заявишься? - удивился Славный.

-Зачем "вот так"? Прикинусь пьяным. Вроде, как спальни перепутал.

Завернулся в плед, взял с собой бутылку вина, корзинку конфет и ушел.

Славный Рыцарь уже проваливался в сон, когда дверь в комнату открылась. "Наверно, прогнала", - подумал СэР. Но это был не Прекраснейший. Это была Фея. Она ловко запрыгнула в его родительскую кровать:

-Не будь букой. Подвинься.

-А что скажет Прекраснейший?

-Дурачок. Это он меня прислал.

От этих слов Славный совершенно проснулся.

-А правда, что я у тебя буду первой девушкой?

-Если девушкой, то первой, - признался СэР.

-То есть опыт общения с женщинами у тебя есть?

Славного задумался. Можно ли причислить его опыт, к категории "общение"? Решил, что может.

Первую женщину ему подкузьмил дядя, взяв слово, что это будет их страшная тайна. Дядя, затолкал его в комнату хохотушки Веселой Мушки и дал отеческое наставление:

-Не дрейфь. У пчелок с рыбками то же самое. Девушка опытная, сама все сделает.

Так оно и случилось. Веселая Мушка была хоть и беззаботным, но ответственным созданием. После опыта общения с ней, дядя выносил племянника из комнаты на руках, под томные охи девицы. Славный толком не осознал, понравилось ли ему то, что было. Но с Веселой Мушкой поддерживал дружеские отношения. Не то что бы они ходили друг к другу в гости. Но при встрече морды лица не воротили. Особенно когда Славный спонсировал её шляпный салон.

Более фундаментальный опыт Славный Рыцарь получил, общаясь около двух месяцев - столько продолжались гастроли бродячего цирка в их городе - с милым юным созданием. В цирке она была примадонной. "Это наше всё", - говорил про неё папаша - директор шапито, - Одно слово - Принцесса". Она ходила по проволоке, исполняла танец со змеёй и что-то акробатическое выделывала под куполом. Что именно Славный не знал, потому что в цирке ни разу не был. Принцесса считала себя самостоятельной женщиной, которая сама себя кормит. Самостоятельно она выбирала и партнеров. В каждом городе - нового. В подарках не нуждалась, но ужасно любила, когда ей покупали безделушки: бусики, зеркальце, булавки с головками в виде розочек, шляпки и перчатки. Славному нравилось её "баловать" и очень устраивали отношения. Потом цирк уехал. А Славный Рыцарь остался. Никаких обязательств. Лишь легкая грусть при расставании, и приятная память: "А ведь было!"

Младшая Фрейлина хохотала до колик, как сначала подумал Славный, над его рассказом. Но потом Фея утерла слезы и объяснила:

-Представляешь, а Прекраснейший уверен, что ты девственник. Если спросит про сегодняшнюю ночь, я скажу, что так и было. И ты говори. Или я уйду.

Славный тут же согласился на её условия. Не полный же он идиот - упускать такой шанс. Фея ушла под утро.

За завтраком Славный не знал, как сесть и куда смотреть. Прекраснейший, как уже повелось в последнее время, неверно истолковал его смущение и рассмеялся:

-Ну, правда же она прелесть, моя Маленькая Фея? - притянул её к себе за талию и поцеловал. А она смотрела на него взглядом влюбленной кошки.

-Правда, - с готовностью и небольшой завистью подтвердил Славный. Хотя к чему завидовать-то? Жить Славному оставалось чуть больше суток.

-Позавтракаем и пойдем искать для тебя костюм, - сказал Прекраснейший.

Но с костюмом вышел облом. Парадные были заняты - все шли на свадьбу, а простые -сданы в аренду.

-Все-таки придется раздеть нищего, - решил ПеК, - Главное, у тебя есть шузы.

Он еще не знал, какой удар судьба ему приготовила. Перед обедом Славный заглянул в гардеробную и заметил, как к шузам пристраивался Черныш, кухаркин кот. Славный осторожно прикрыл дверь, что бы не мешать процессу. В его душе впервые шевельнулось доброе чувство, ведь может, когда захочет!

Наверно, Славный бы снова пошел в костюме "Славного Рыцаря", если бы не Егерь. Он заявился собственной персоной и переминаясь с ноги на ногу выдавил из себя, что доча сильно благодарит СэРа, что разрешил всем на свадьбу придти, а то она совсем думала, что её не будет, как у всех. Под конец этого бессвязного лепета, Егерь передал сверток:

- Говорят, вы для бала одежку ищите. Вот. Если не так что - не взыщите.

Славный набрал в легкие воздуха, что бы сказать, что сам очень виноват, но не успел. Егерь развернулся и ушел.

Костюмчик, как сказал Прекраснейший Кавалер - высший класс. Он прекратил горевать над обильно обработанными Чернышом шузами, вырядил Славного и довольно потер руки:

- Самое оно. Тут веточек прилепим. Тут веночек пустим. Тут драпировка под плащ. И что самое ценное, логично сюда прицепить подарок Принцессы. Второй приз - твой. Сам понимаешь, первого я не отдам.

Славный Рыцарь любовался в окно на часы, терпеливо дожидаясь друга и его подругу. Они уже полчаса добавляли "последний штрих", громко и однообразно утверждая, каждый из своей комнаты:

-Сейчас выхожу. Еще пять минут.

И не выходили.

В двери робко поскреблись.

- Как я выгляжу? - тревожно спросил Просто Профессор, просовывая голову.

-Не знаю, - честно ответил Славный, - Попробуй весь войти.

СэР уже неделю тревожил временной вопрос, да все не получалось его задать. А тут такая удача.

-Время? - переспросил ПиП, - Его невозможно растянуть. Время - это единственная константа. Но есть один интересный момент. Я назвал это теорией птиц. Для утки мы, люди, двигаемся нормально. Для парящего орла - медленно. А для стрижа - стоим на месте. Понимаете?

Славный ничего не понял.

-Если представить время шкатулкой, то в ней может лежать один перстень, а может быть множество безделушек.

-То есть теперь это уже теория шкатулки? - уточнил СэР.

-Я рад, что смог так быстро все объяснить. Так как я выгляжу?

Но Славный всё равно ничего не понял.

"Стрижи, шкатулки,... Похоже, время не растягивается, а наоборот, уплотняется. И при этом остается постоянным. И как с такими знаниями бороться?"

Глава двадцать первая. Ведомый.

Прекраснейший Кавалер настаивал, что бы Славный Рыцарь нацепил ленту Героя второй степени и брошь.

-А эту феничку сними, не в тему.- добавил он, указывая на гранитный браслет.

Славный подумал, что с удовольствием бы снял, если б мог, но ответил уклончиво в стиле Странствующего Бретера:

-Ты же знаешь, Егерская Дочка выходит замуж. Как выйдет - сниму.

ПеК легко покупался на всякую романтическую чушь, можно плести хоть с три короба. Поверил:

-Ладно, браслетик оставь, но брошь приколи.

Против подарка Разноволосой Принцессы Славному возразить было нечего, но подкачала сама брошь. "Вот уж это подземелье, - мысленно посетовал Славный, - в нем все растет!" Ветка заметно увеличилась, а бутоны начали раскрываться: от каждого шарика оттопырились по пять чашелистиков, четче прорезались лепестки и подкрасились изнутри рубиновым цветом. Разница была настолько очевидной, что даже не слишком внимательный Прекраснейший её разглядел:

-Разве она была такая?

Славный Рыцарь, лишь на секунду задумался, а затем выдал:

-Не помню. Та безделушка куда-то задевалась. Пришлось вот, замену у старьевщика купить. Мне она показалась похожей.

-Ничуть не похожа. Совершенно другая вещь! И металл не тот, и вообще всё,- начал убеждать Прекраснейший, - Подарок Принцессы отменяется, раззява ты эдакий, но ленту одень, - советовал ПеК.

Славный уперся, что он будет один, дурак дураком в ленте, и все его узнают. А в приглашении четко написано "быть неузнанным". Прекраснейший Кавалер не соглашался: "Все как один нацепят награды. Если понадобиться - приклеят на голую грудь". Однако СэР упорствовал, потому что считал, что на маскарад в регалиях идти неприлично.

Но когда Славный Рыцарь вошел в залу, понял, что был неправ. Все кругом бравировали наградами и знаками отличия. Мимо него прошествовал Вакх с двумя медальками за усердие и орденом святой Патронессы Метлахской - покровительницы малых театров. Тут Славный Рыцарь окончательно уверился, что он как есть дурак дураком один не в наградах.

Прекраснейший Кавалер и Младшая Фрейлина не успели приехать, как улизнули по служебным надобностям, поэтому СэР одиноко подпирал мраморную колонну озираясь с тоской.

-Доброго вечера, ваша светлость, - учтиво раскланялся он с Герцогом.

-Какая ещё "светлость", - весело пошутил Герцог, - Здесь все маски. Никто никого не узнает.

-А я не узнал, да больно осанка у вас гордая. Такая может быть только у нашей Светлости - Герцога, - грубо польстил Славный Рыцарь, а сам подумал, что монокль, шапка из перьев с вуалью и голубой фрак с манишкой - не самая лучшая маскировка. Герцог игриво шлепнул Славного по плечу веером и отеческим тоном гостеприимного хозяина рекомендовал:

-Веселитесь, веселитесь. Кстати, вы не видели Славного Рыцаря?

Получив отрицательный ответ, попросил:

-Если увидите молодого человека с лентой Героя второй степени, передайте, что ему назначено у одной особы.

Герцог ещё раз хлопнул его по плечу своим аксессуаром и величественно прошествовал дальше. С тыла его наряд был не в пример богаче. Фалды фрака образовывали длинный богато украшенный шлейф, который волочился за ним на пять локтей. "Понятно, - сообразил Славный Рыцарь, - Это у нас, значит, павлин на сельскохозяйственной ярмарке". Тут он почувствовал, что его самого тянут за полу кафтана. Посмотрел вниз - Разноволосая Принцесса. Вся в золотых кудряшках. Рядом стояла Тетка действующей Королевы с волшебной палочкой в руках и крылышками за спиной. Ни дать ни взять фея-пенсионерка, сбежавшая из дома для престарелых.

-О чем задумались, ваша милость? - мило улыбнулась ТдКа.

-Я подумал, долго ли проносит Герцог свой хвост? Здесь так много народу.

ТдКа мило рассмеялась шутке, а РаПа не оценила.

-Где мой подарок? Почему не одел?- спросила она, кокетливо выставляя плечико, на котором аграф придерживал меховую накидку.

-Понимаешь, - напевно, в некой повествовательной манере заговорил Славный, - ветка сильно подросла и старая заколка её уже не держала. А поменять заколку я не успел, но в следующий раз непременно приколю.

-Когда? - требовательно спросила Принцесса.

Славный в поисках поддержки посмотрел на Тетку действующей Королевы.

-Когда мы приедем в гости к Славному Рыцарю, - улыбаясь, сказала ТдКа.

-А когда мы приедем в гости? Завтра?

-Нет, - не раздумывая ответил СэР. Отвечать "нет" августейшим особам, похоже, вошло у него в привычку, но в любом случае, ответ прозвучал грубо.

-В замке, именуемом Клоповник, ещё не все готово к приезду таких важных господ, - вынырнул из недр толпы Прекраснейший Кавалер. Он весело подмигнул Славному, дескать, сейчас все улажу и продолжал:

-Зимой, как только станет санный путь. На Рождество, например, вы сможете совершить это паломничество.

-Я не хочу на Рождество. В королевском дворце бал. Елка, подарки.

-Тогда на Новый Год.

-А ещё лучше весной, - подхватил славный Рыцарь, - когда установится каретный путь. Дороги подсохнут....

-Ладно, - надула губки Разноволосая, - На Новый Год, так на Новый Год.

Она тряхнула головой, и вместо золотых кудряшек на плечи упали белоснежные локоны.

Тетка действующей Королевы препоручила наблюдение за внучкой Прекраснейшему, а сама потребовала "небольшого разговора наедине в спокойном месте" со Славным Рыцарем.

Это была не комната, а какой-то чулан, задрапированный под альков. Тяжелые драпри крупными художественными складками спускались от потолка к полу и незаметно для глаз переходили в толстый ковер. У Славного создалось ощущение, будто ему в уши заложили большие куски ваты. И все здесь смотрелось ветхим и пыльным: напольная ваза с сухоцветом, чайный столик с бархатной скатертью, светильник под фетровым абажуром, старинное зеркало в медной оправе. Когда ТдКа потерялась в древнем кресле с высокой спинкой и валиками вместо подлокотников - картина стала полностью завешенной. Славному указали на пуф рядом с креслом. Он подумал, что ему придется извиняться за неожиданное приглашение, но ТдК сама извинилась:

-Простите, что отрываю от праздника, но у меня к вам одно небольшое поручение.

Славный терялся в догадках, какой это, интересно, человек мог использовать Тетку действующей Королевы для выполнения поручений?

-Мой добрый друг - придворный Маг, просил передавать приветы.

"Это можно было и в зале передать. Чего сюда притащились?" - недоумевал Славный.

-У вас очень оригинальный браслет, - таким же ровным голосом, как до этого передавала приветы, сказала ТдКа.

"Если попросит посмотреть - окончательно опозорюсь", - запаниковал СэР.

-Гранитный, - тем не менее, услужливо сказал он.

Помолчали. Когда Славный окончательно уверился, что она уснула, заговорила:

-Так вот, о придворном Маге, - и вновь взяла паузу.

-И что случилось с Магом? - решил помочь ей Славный.

-С магом? - натурально удивилась ТдКа,- Ах, с Магом. Ничего не случилось. Он попросил меня узнать, удобно ли вам принять его в декабре. И я подумала...

"Так вот она чем занималась, когда молчала - догадался Славный, - Она думала, а я-то решил - склероз".

-И я подумала, что раз вы так любезно пригласили мою внучку к себе на Новый Год, то мы могли бы совместить визиты. Ваш Клоповник может принять несколько большее число гостей, чем один маг.

-Может, - очень осторожно ответил Славный, - а можно уточнить количество приглашенных, - он замялся, как бы его вопрос не был истолкован неправильно, - Понимаете, если вы планируете привезти весь двор, то надо нанять дополнительную прислугу.

-Какой вы хозяйственный, - улыбнулась ТдКа, - Не надо никого нанимать. Это будет скромный визит. Встреча Нового года в кругу королевской семьи.

Славный Рыцарь припомнил, как на прошлый скромный вечер в его честь в кругу королевской семьи собралась вся Столица. Наверно Тетка действующей Королевы заметила его замешательство.

-Не волнуйтесь. У Действующих Королей на Новый Год другие планы. Будем только я, внучка, три бонны, четыре мои камеристки, и несколько слуг. Ах да, мы захватим малую императорскую труппу. Это так забавно смотреть сказки в Новый Год, не правда ли?

Славный кивнул. Он пытался тайно за спиной загибать пальцы для подсчета. Но они кончились на камеристках. ТдК опять погрузилась в мысли.

-Я полагаю, что если вы будете рассчитывать на дополнительные человек двадцать-тридцать, то не просчитаетесь. Меньше - возможно. Но не больше. Договорились? Вот и замечательно. А теперь вам пора танцевать и развлекаться. Ступайте, мой дорогой, резвитесь. Я еще тут побуду.

Славный Рыцарь, ловко пятясь задом, выскочил за дверь и столкнулся с Мэтром.

-А вы как здесь? - задал он логичный вопрос.

-Приветствую, Хом, - вежливо поздоровался Мэтр.

Славный обвел глазами помещение. Он был у холодных. Говорить что-либо было бесполезно, пока хозяева не соизволят сами объяснить, что к чему. СэР только и смог, что обреченно вздохнуть. Прощай маскарад - здравствуй турнир. Дорезвился.

Причиной преждевременного перемещения Славного оказалось одно условие, которое прежде не было озвучено: кланам давалось шесть часов на экипировку ведомого.

-Перед тем, как ты оденешься, нам надо кое-что усовершенствовать. Мы проконсультировались с ростовиками. Они сказали, что в принципе это возможно. Так что быстро раздевайся и на стол.

Предложение показалось Славному настолько безумным, что он и не подумал подчиниться. А когда вошел его ведущий - Тус, решил окончательно, что дешево свое тело не продаст.

-Что это? - спросил Славный, указывая пальцем.

-Хвост, - спокойно сказал Мэтр.

-Сзади растет, - объяснил Тус.

Славный, который во время тренировке на полигоне хвоста не видел, жестами и рисунками поинтересовался, откуда же хвост взялся.

-Всегда был, - лениво ответил Тус, - Просто ты его под одеждой не видел.

Он ловко обернул хвост вокруг себя, и на втором витке тот аккуратно лег на грудь.

-А где твои карманы? - в свою очередь поинтересовался Мэтр.

И правда, карманы Славный оставил дома. Была небольшая поясная сумка для перчаток и мелочи, а карманов не было.

-Хорошо, хоть меч взял. Да и мы молодцы, приготовили для тебя другую форму, - порадовался Мэтр, - А теперь будь хорошим мальчиком и ложись на стол. Не вырастет у тебя ничего нового. Зато, может, поможет в бою. Выпей вот.

-Я алкоголь не переношу, - строго предупредил Славный.

Но Мэтр его не понял. Пришлось выпить, и сразу потянуло в сон.

Очнулся, когда Мэтр лупил его по мордасам.

-Просыпайся, Хом, время кончилось. Я даже объяснить ничего не успеваю. Что ж ты не сказал, что алкоголь не переносишь.

"Я сказал", - подумал Славный. Он с удивлением обнаружил, что переодет, вооружен и кроме одного гранитного браслета имеет уже два. Правда, не гранитных, но от этих ребят всякой гадости ожидать можно.

-Скажи что-нибудь, -попросил Мэтр.

-Что-нибудь, - повторил Славный.

-Говоришь плохо, но понять можно. А теперь бегом, бегом, - и уже на бегу, - Опаздываем. Турнир ждать не будет. Тактика следующая: Тус начинает, раз так вышло. Наша хоругвь - синяя. Подойдешь - зафиксируйся. Постой секунды четыре, что бы тебя запеленговали, и сразу вниз. Всё. Мне дальше нельзя. Связь появиться после первой контрольной точки. Твоя задача, оттягивать противников на себя. Запо-омнил!!!

Славный стоял на одной из вершин огромной плоской чаши, внутри которой лежал город. Справа и слева, так же на холмах, виднелись зеленая, белая, фиолетовая, оранжевая хоругви. Остальные были слишком далеко, что бы точнее идентифицировать цвет. Кажется, была черная, красная, желтая. "....двадцать четыре слона - три, двадцать четыре слона - четыре", - закончил счет Славный и побежал к городу. Уже через полверсты угодил в живые заросли. Но легко прорубился, и продолжил путь почти без заминки. "Пока всё просто", - думал СЭР и чувствовал, как азарт забирает больше и больше. Земля вдруг вздыбилась и встала вертикально, опрокинув его на спину. "Ах, ты черт", - крикнул на её в запале Славный. Подхватился и рубанул земляную стену мечом. И меч и рука тут же увязли. "Даже до города не дошел". - обалдел от неудачи Славный. Левую руку сунул в карман. Он опять был при карманах! И привычно достал оттуда кресало. "Что, мокрые, взяли", - радостно думал он, кромсая стену. И почти следом, когда выбрался: "А не слишком ли я спешу на встречу гибели?" Решил остановиться и осмотреться. И тут же нога начала проваливаться. Воткнул катану в землю, сел рядом. До города оставалось шагов сто, и выглядел он совсем мирным. "Надо идти", - решил Славный. Встал, и чуть ли не вразвалочку побрел к городским стенам. Пару раз попал в ловушки мягких, и, походя, из них выбирался.

В городе стояла благостная тишина.

-Что делать-то, - растеряно спросил Славный. И тут ожил шлем-коммуникатор.

-Хом? Жив? - раздался удивленный голос Мэтра, - Тебя почему-то не видно на экране. Разберемся.

- Тихо тут.

-Где в городе стоишь? Сейчас включу внешний звук. Говори пока, что видишь и что делаешь.

-Дом номер пятнадцать, дом номер шестнадцать. Иду.

Славный повернул за угол. Они увидели друг друга одновременно. Огромный ящер и Славный.

-Ух, - сказал Славный и прекратил переговоры. Ящер звучно рыгнул, пригнул голову к земле и выпустил столб огня. Удивительно, какую мышечную реакцию вызывает огнедышащая гора мышц, закованная в толстенную хитиновую броню. Славный летел, не разбирая дороги, а ящер бодро трусил следом. Если бы ему не приходилось постоянно опускать голову, что бы изрыгнуть пламя, для Славного все могло закончиться прямо там. "Как там Дух Деда говорил? Ползание по вертикальным поверхностям расширяет... сознание", - успевал думать Славный, быстро карабкаясь на крышу. Верхний уровень казался ему более безопасными.

-Что у тебя, Хом? - надрывался Мэтр, - Убей его к чертовой матери!

Славный вывернулся штопором и соизволил взмахнуть мечом. Не ожидавший такой подлости, ящер дико взвыл. Славный и сам увидел - попал. По ноге. Животному это не повредило, зато разозлило жутко. Скотина прибавила рыси, да ещё начала размахивать хвостом, сбивая штукатурку со зданий. А СэР увяз ногой в черепичной каше. "Да что б тебя", - выдохнул он, втыкая катану в ближайшую дымовую трубу, которая тут же начала рассыпаться, потому что с другой стороны в неё тараном вошла голова змея. "Лучше вниз" - решил Славный, и позволил следующей ловушке мягких себя засосать. Этажом ниже остановил падение, рубанув кресалом по жиже. И попал под артобстрел. Повезло, что обстреливали змея на крыше. Но ощущение безопасности от этого не появилось. И тут сама собой включилась способность растягивать время. Все кругом замедлилось. Славный успел, отбиваясь от осколков, выскочить в окно и перепрыгнуть на балкон соседнего дома. Естественно, сразу уйдя по колено в кашу. Спрыгнул на мостовую. Она ввела себя, как тканая дорожка, которую вытряхивали два больших дяди, держась с разных концов. Славный покатился кубарем, а Ящер, к сожалению, не далеко ускакал. Как он увидел обидчика - не понятно, но резво развернулся и пригнул голову к земле. Славный шмыгнул в ближайшую подворотню и узрел мирную картину. Хрупкая девушка тихонько шла себе по своим делам и как раз собиралась выйти на улицу. Славный выдернул её практически из огня.

-Туда нельзя, - крикнул он. Девушка вскинула на него удивленно наивные глаза лани. Глупая баба! Славный перехватил её за талию, перебросил через плечо и птицей взлетел на чердак ближайшего особняка.

-Сиди тут и не высовывайся, - как смог, так и сказал Славный:

- Там опасно. Пиф-паф, - для чего то добавил он, сам понимая, как глупо это звучит.

Девушка улыбнулась. Славный улыбнулся в ответ. Девушка легонько шлепнула ладошкой об пол рядом с собой, и пол под мужественным спасателем рассыпался щепками, песком и щебнем. "С чего это просто девушкам разгуливать по полигону", - думал Славный, пролетая два этажа. Он пробовал затормозиться, врубаясь катаной в стены, но меч их резал, как бумагу. "Сколько же всего было этажей? Кажется, шесть. Мало осталось". Тут он выявил в себе неожиданные способности. При очередном ударе, его развернуло. Что бы амортизировать - хлопнул по стене левой рукой, с браслетами. И случилось чудо. Стена заледенела. Вот, оказывается, как он ещё может! А катана, наконец-то, прочно застряла. СэР вскочил на обледеневший подоконник узкого стрельчатого окна и выглянул. Внизу ящер был занят разборкой со змеем. Если бы у славного было чуть больше времени, он с удовольствием насладился бы поединком, но в шлем-коммуникатор орал Мэтр:

-Хом! Ты где? Ответь! Хом!

-Тут я. А где не знаю, - что-то заставило его оглянуться. Напротив, на оставшихся ступеньках сидела девушка, романтично обхватив руками колени. Заметив, что на неё обратили внимание, она слегка шлепнула стену позади себя, отчего та пошла волнами. Но ледяная часть стены с окном удержалась, угрожающе задрожав. "Пора сматываться" - решил Славный и выскочил на улицу. Увернувшись от хвоста ящера, рванул в ближайшую подворотню и снова попал под обстрел жестких. Развил достаточную скорость, что бы видеть летящие снаряды и вовремя уворачиваться. Нырнул в какой-то подвал, предварительно рубанув перед собой катаной. Грохот подсказал, что поступил правильно. В подвале было темно, тепло и сыро. Подсветил кресалом, оценивая, удастся ли пересидеть здесь весь кошмар. В углу обнаружил тепловика - здоровенного детину с посохом. Для приличия перемахнулись оружием. Оценили защиту друг друга. Решили расстаться. Славный метнулся в сторону, а тепловик, ловко крутанув посох, пропал в клубах дыма. Если бы СЭР задержался на секундочку, то увидел, как в подвал осторожно заглянула девушка и тут же шарахнулась назад, на улицу. Дым был парализующим.

Славный бежал переходами, перерубая невесть откуда взявшиеся корни мечом. Корни были чересчур живые. Они обвивались вокруг тела, хватали за ноги, короче, по всякому усложняли кросс.

-Где выход? - спросил он Мэтра.

-Так. Сейчас сориентируюсь. Беги направо.

И Славный, в ражу перепутав левое и правое, свернул не туда. Лаз на улицу нашел. Он был завален, но с помощью меча СЭР выход прорубил. Высунул голову для того, что бы увидеть, как в неё летит огненный шар. Выдернулся из щели, в которую всем телом хотелось забиться, и побежал по улице. "Да что б тебя", - с обидой прокричал он, внезапно уйдя по пояс в землю. Навстречу шел воин с посохом.

-Здесь становиться многолюдно. Уведи меня куда-нибудь, - крикнул Славный Мэтру, расширяя сознание бегом по вертикальной поверхности. Описав дугу, спрыгнул далеко за спиной Вояки. Приземление было неудачным. Славный пропахал грудью в мостовой нехилую борозду.

-Кажется, в твоем квадрате сейчас половинка бонуса, - возбужденно объяснял Мэтр, - Возьми что-нибудь необычное, если увидишь, и дуй к Тусу. Ему очень жарко.

Славный растерянно оглянулся. Вокруг было много необычного. Разных там осколков, ошметков, обрывков и прочих деталей и предметов домашней утвари. Из-за угла показался башка змея. В зубах он держал хвост ящера, очевидно, считая его важным трофеем.

-Мэтр, здесь здоровый червяк. Что делать?

-А, - небрежно ответил Мэтр, - Это электрический угорь острых. Близко не подходи, а делай с ним, что хочешь. Хоть в винегрет искроши.

Угорь к этому времени выплюнул хвост, заззявил пасть, раздраженно зашипел и начал выползать. Славный не стал дожидаться окончания процесса и закрутил жгут. Первый удар рассек угрю нос. Угорь на мгновенье замер, а потом появился как-то сразу весь и рубанул хвостом в ответ. Молнии толщиной в руку разлетелись в разные стороны. Основной удар принял на себя веер. Даже повышенной скорости Славного не хватало, что бы увернуться от оставшихся ветвей. Разрядом его откинуло шагов на тридцать и слегка контузило. Мимо решительно прошла девушка. Она уже не улыбалась. Перешагнула через оглушенного Славного. Толкнула двумя руками стену ближайшего здания, отчего она сложилась здоровенными блоками на змея-угря. Тот разобрался с завалом, небрежно мотнув головой. У него ещё оставалось время для атаки, но он, почему-то задержался, возможно, требовалась дозарядка. Девица этим воспользовалась. В руках у неё оказался молот. Она его вроде как с мостовой подняла, и с громким : "А-а-а", треснула угря по башке. Тот её и уронил. У расчухавшегося Славного не было желания проверять силу удара молотом на своей черепушке. Поэтому он, затолкав в карманы всякую ерунду, до которой дотянулась рука, вскочил и самым решительным образом бросился удирать от воительницы. Дорогу преградил тепловик. Он уже прицельно направлял струю дыма, поэтому СэР, не тормозя, оттолкнулся от стены одного дома и влетел ласточкой в окно противоположного. Сзади к детинушке с посохом подходил укороченный ящер. А к девице стремительно приближались воины из клана быстрых. Змей приоткрыл один глаз и начал сворачиваться в тугой узел. Количество народа на единицу площади значительно возросло. Но Славный этого не видел. Где ползком, где прыжком, но чаще бегом уносил он ноги, в соответствии с указаниями Мэтра, потому что где-то в сорок седьмом квадрате поджаривался его напарник-ведущий.

-Хом, ты что-нибудь нашел?

-Да, - коротко отвечал Славный, не сбивая дыхания.

" Моя совесть чиста. Я что смог, то и взял. Мэтр сам говорил, что бонус - не моя задача. Пусть достанется достойным. А мое дело маленькое - отсиживаться за спиной ведущего".

Глава двадцать вторая. Ведущий

"Я - стриж, Я - стриж " - приговаривал Славный Рыцарь, перескакивая с одного фонарного столба на другой. "Я - утка", - сказал он, когда очередной столб под ним рассыпался, и он гулко шмякнулся об мостовую, не успев сгрупироваться.

Дух вышибло, но не надолго.

-Ты почти на месте. Три дома вперед и налево, Лево - это где рука без меча, - говорил Мэтр.

-Понял, понял уже, - бормотал Славный.

На месте встречи никого не было.

-Он очень рядом. У меня вы вообще вдвоем, - недоумевал Мэтр.

Тут и выпрыгнул откуда-то Тус . До этот момента Славный его в боевом облачении не видел и впечатлился. Шипастый хвост, стальные втягивающиеся когти на конечностях, три ряда треугольных наростов на спине, острых, как бритва и устрашающий шлем. В принципе, шлем и у Славного сохранился. Порастерял он только перчатки. Левую сам скинул, когда полез в первый раз за кресалом, а куда делась правая - понятия не имел.

-Сейчас придет атака горячих справа, - предупредил Тус.

-Откуда знаешь?

-Они за мной гонятся. Делаем так: по моей команде - ладонь в землю. Ту, что с браслетом. Усек? -и присел на корточки.

Славный кивнул и присел рядом. Из правого переулка вывалилась огненная лавина. Она заполняла весь объем улицы, и по мере приближения новые и новые потоки начинали изливаться из, ещё секунду назад, мирных окон и дверей. Славный нервно сглотнул. Но ведущий спокойно рассуждал:

-Двое лучше, чем один. Тем более я опаздывал. Приготовились. На счет три-хлоп. Раз, два..

Славный понял, что героическая смерть, о которой он так много думал всю последнюю неделю пришла, но...

-Три-хлоп! - крикнул Тус. СэР, от ужаса, что есть силы треснул рукой о землю. От того места, где они находились, бывшая мостовая начала растрескиваться и прокрываться морозной коркой. Кое-где наружу повылазили увесистые глыбы льда. Наледь стремительно росла и вот-вот должна была столкнуться с лавой.

-А я что говорил, - удовлетворенно хмыкнул Тус, - Вдвоем оно лучше. У нас минут пять.

Они побежали. Славный оценил проходимость ведущего. Тус на своих четырех когтистых конечностях плавно скользил по стенам, как муха, пока ведомый скакал серым козликом.

-А мы знаем, куда идем? - спросил Славный.

-Нет, - честно признался ведущий, - Но чувствую приближение быстрых. Надо уйти подальше. Сворачиваем.

Они завернули и с разбега врезались в мороки мокрых, или как назвал их Тус - глюк. Славный полагал, что среди этих бесплотных по сути врагов он в безопасности, пока ему весьма чувствительно не дали по шапке-шлему. СэР разозлился и пошел крошить всех, зачем-то приговаривая: "За маму, за папу, за няню". На лесничем мороки закончились, а Славный приобрел опыт. Как говаривал ему в свое время Любимый Учитель: "Лучший метод обучения - метод соленого огурца. Берем свежий огурец, погружаем его в бочку с солеными огурцами. Через неделю имеем ещё один соленый огурец". Тогда ему эти огурцы показались активным бредом, но сейчас дошло. Искусству боя быстрее всего обучаешься в бою, если выживешь.

-Перерыв пять секунд, - приказал Тус и привалился к стене.

-А как же быстрые? - спросил Славный.

-Быстрые подождут, - философски ответил ведущий, - Перерыв закончен. Вперед.

Но вперед не получилось. К ним вышла четырехрукая черепашка сухих и без особых церемоний развязала войну. Их было двое против одной, но она успевала всё. Раздавала оплеухи налево и право, закручивала в песчаные воронки, из которых Тус и Славный по очереди с трудом выдергивали друг друга, хоронила под завалами и при этом периодически меняла оружие: топор, секира, двуручный меч.... В какой-то момент она вырубила молотом Туса. Тот отлетел отдыхать в сторонку, если бы она сумела изменить траекторию, то Славный, возможно, лег рядом. Повезло, что инерция была слишком велика даже для неё. Молот ударился в землю и вошел по рукоять. Черепашка не стала его доставать, схватила первое, что ей под руку подвернулось - ятаган. А тут уж дудки. Не зря Странствующий Бретер и Дух Деда кшатрия Славного дрессировали. Вскоре Тус расчунял и стал подкрадываться со спинки. Но у четырехрукой, наверно, были глаза на затылке. Она ввинтила Славного в песчаную воронку и пошла разбираться с ведущим.

В этот драматический момент на поле брани появились быстрые. Стали стихийно образовываться и распадаться группки по принципу слабейшие против сильнейшего. Минут через пять сухая решила оставить мужчин. Она в изящном скользящем прыжке ударила по земле всеми руками, и Славный с быстрыми ушли туда по грудь. Тус своевременно распластался.

-Зыбучий песок, - успокоил он ведомого, который чувствовал, что его затягивает, но ни рукой, не ногой пошевелить не мог. Тус помог Славному освободиться, и они, пока быстрые выбирались, поступили как черепашка - смылись. Через квартал наткнулись на жестких. Те стояли кружочком и поливали вокруг из автоматов. Тус и Славный залегли на первом этаже какого-то здания. Огонь был плотный - головы не поднять.

-Что дальше? - законно поинтересовался Славный.

-Я сейчас минуты на две пальбу прекращу, - ответил Тус, - И валим отсюда. Плохо, если быстрые за нами увяжутся.

Славный припомнил охоту на зайцев. Причем в качестве зайцев рассматривались они - холодные.

- Так проще уйти, - убеждал СэР.

Тус секунды две подумал и согласился на план Славного.

-Операция "Охота на зайцев". - восторженно прокричал Славный. Восторженно, потому что одобрили его план, а прокричал, потому что из-за стрельбы и себя плохо слышал.

-Не забудь, - напоследок напомнил Тус, - встречаемся через двадцать минут у церкви.

Церквей было несколько. Они возвышались над городом, как маяки. И, верно, таковыми являлись. Тус назначил свиданье у красной, на окраине города.

Ведущий достал пару гранат и метнул. Звука взрыва не было, но канонада прекратилась.

-Время, - крикнул Тус и первым выскочил из укрытия. Они забрались на крышу соседнего дома. Славный оглянулся. Совершенно примороженные жесткие даже пальцем пошевелись не моги. Не успели пробежать и квартал, как появились быстрые.

-Разделяемся, - скомандовал Тус.

Погоня тоже разделилась. Пробежав ещё несколько домов, Славный увидел дворик, может единственный, оставшейся целым дворик, во всем этом городе. Здесь он и принял бой. Ну, как принял. Славный помнил наставление Мэтра:

-А быстрых ближе чем на десять футов к себе не подпускай. Глазом не успеешь моргнуть, а тебя уже убили.

Поэтому быстрый нападал, а Славный четко придерживался рекомендации Мэтра - дистанции. Он ещё успел поудивляться, где в абсолютно облегающем костюме быстрый прятал все эти метательные приспособления: ножи, дротики, звездочки, шарики и прочее. Зато Славный подхватил удобный четырехгранный металлический прут, который так удачно валялся рядом с сараем, и ушел в глухую оборону. Ловко выписывая двумя руками восьмерки противоход, цедил: "Знай наших". Катана мастера Йо-хо творила чудеса. Не понятно, откуда она черпала ресурс, но мощь её изрядно возросла. Быстрому приходилось не сладко. А потом четырехгранник выскользнул и ушел по дуге неизвестно куда. Славный только и успел, что проводить его глазами. Очнулся, когда по ним ударила звездочка, и прозрачная личина шлема пошла паутиной трещин, и тут же два кинжала раскроили головной убор на три неравные части. "Пора делать ноги", - решил Славный. Сунул руку в карман, достал кресало - оно ж всегда там - и от души лупанул по нему катаной. Взрывом его отбросило в мусор. "Хо!" - выдохнул Славный при встрече с землей и прикинулся частью пейзажа. Быстрого неожиданная вспышка сбила с толку. СэР подглядывал за ним через дырку в доске и видел, как тот медленно поворачивается вокруг своей оси. "Слушает", - решил Славный и попытался не дышать, не сводя с противника глаз. А через некоторое время увидел потоки. Быстрый их собирал в большом количестве. Война - дело энергозатратное, все эти лавы, вспышки, ловушки, мороки, а турнир подходил к концу. Энергия уже не плескалась кругом, а усохла до небольших ручейков. И вот эти ручьи быстрый всасывал с необыкновенной жадностью - вампирил. Славный чувствовал, что делает то же самое. "Но если я вижу, как это делает он, то и он может увидеть, как это делаю я", - подумал Славный и заблокировался. Маленький корешок тыкался ему в руку. "Псс" - тихонько шуганул его Славный, и тот послушно ушел назад, под землю. Даже этого негромкого звука хватило, что бы быстрый развернулся лицом к Славному и кровожадно (так расценил это СэР) улыбнулся. Но тут его отвлекли. Сначала корешок нежно обвил ногу. Быстрый отстегнул пояс, который на самом деле оказался мечом и небрежно отмахнулся. И, как по команде, из земли поперло. Голодная флора нашла богатый источник питания. Корни, лоза, лианы, трава какая-то обвивали быстрого все плотнее и плотнее. Тот крутился, как юла, кроша зелень и древесину. Со стороны казалось, что кто-то шинкует огромный куст. Славный уже не скрываясь выбрался из укрытия, не отказал себе в удовольствии насладиться бедой врага и поковылял на улицу.

Произвел поверхностный осмотр себя любимого. Кроме ссадин, синяков и заноз по всему телу, имелась довольно глубокая рана на предплечье, левая ладонь была содрана, как теркой. По ногам Славный тоже понапропускал, но конкретной боли не чувствовал. Они ныли вообще, и инвентаризации не подлежали. Ладно, хоть переставлялись одна перед другой. От костюма остались лохмотья.

Чем дальше он уходил от дворика, тем легче ему становилось. Через пару кварталов Славный почти восстановился. А ещё через пару - смог бежать. Единственное, что его смущало - отсутствие ориентира. Однако он был уверен, что помнит направление.

По дороге сунулся с подворотню - срезать путь, но наткнулся на такой плотный клубок молний острых, что пробкой вылетел оттуда. Он даже не разглядел, с кем острые воевали. Всякое желание сокращать и срезать отпало. Лучше живому опоздать.

Вместо красной церкви стояли руины, в которых Славный Рыцарь нашел своего ведущего. Тус очень удивился:

-Я и не расчитывал, что ты вырвешься. Неплохо выглядишь, чего обо мне не скажешь.

Действительно, напарника изрядно потрепали. Обломанные когти, вздувшаяся правая половина лица, оба заплывших глаза, кровоточащая рваная рана на боку, вывернутая нога с примотанной деревяшкой, и, что впечатлило больше всего, отсутствие трех пальцев на правой руке.

-А это? - небрежно отмахнулся Тус, - Ерунда, новые отрастут.

-Здорово, - искренне восхитился Славный, - а у нас если что-то оторвут, то все - калека.

-Дикие у вас места, - прохрипел Тус и зашелся в кашле:

-Тепловик, сука, дорогу перешел. Ладно, осталось продержаться двадцать минут.

-А что случилось с церковью?

-Это все жесткие балуются, - сказал ведущий.

Жесткие решили ввести в город танки. "Знаешь, такие железные вооруженные черепахи". Но тяжелая техника попала в ловушки мягких, поэтому здесь руины, а не ровное поле. А все из-за известия, что часть бонуса находится у стихийных. Но где эти стихийные прячутся - никто не знает. Известно, что где-то здесь. Сейчас жесткие откопаются и снова пойдут в атаку -Так что надо отсюда валить что есть силы.

Послышался жуткий рев и гул - танки вырвались на оперативный простор. Славному очень хотелось посмотреть на стреляющих железных черепах. Он привычно полез в карманы. Обычно там всегда валялось что-нибудь подходящее. Так и оказалось. В хламе, который он подобрал на улице, нашлось небольшое зеркальце на ручке. А Славный знал, как с его помощью тайно можно подсматривать, например, за купающимися женщинами. Он поднял зеркальце над собой, повертел, выискивая нужный ракурс, и увидел страшные в своей тупой мощи машины. Крутые бока любовно украшены коваными вензелечками, а короткие дула - головами драконов. Каждая голова плевалась огнем. И таких голов было от трех у самого маленького до девяти у самого здоровенного.

Солнечный лучик отразился от амальгамы, и страшный танк вспыхнул спичкой. Славный успел поджечь ещё несколько, прежде чем Тус догадался, что происходит.

-Стой, - закричал он, - Ты зачем ты активировал бонус? Теперь и жук, и жаба знают, что он у тебя. Поздравляю, Хом, сейчас тут будут все.

-Я не знал, - запаниковал Славный, - И что теперь делать?

Тус забрал зеркальце, подержал между ладонями и вернул:

- Проекцию следа снял, постараюсь увести всех и продержаться подольше, но больше десяти минут не гарантирую.

-А как же я? Может, выкинем?

- Ты - исчезни. До конца турнира всего пятнадцать минут. Выкидывать не смей. В крайнем случае, откупишься им. Бывай, - и с этими словами ведущий довольно шустро, учитывая его состояние, ухромал в неизвестном направлении.

Славный пошел в противоположную сторону, согласно распоряжению начальства. "Да что ж такое? Вечно мне что-то опасное в руки лезет", - думал он.

Умница Тус уводил всех дальше и дальше от напарника. Славный слышал, а иногда и выдел, как активная жизнь откатывается в другую часть города. И все никак не мог найти достаточно надежного и укромного уголка. А потом он уперся в воду. Он стояла сама по себе в два его роста и волновалась - по её вертикальной поверхности шла легкая рябь. "Самое оно - прятать концы в воду", - сказал себе Славный, представляя, что погружается в этот странный стакан мягко, как в ванну. Он растопырился звездой и навалился на водяную стену. Однако под тончайшей рябью вода вращалась с бешеной скоростью. Его подхватило, заломило, завыворачивало и завыкручивало. СэР понял, что попал в большую мясорубку - была у них такая на кухне в Клоповнике, и очень его пугала- сбылись детские кошмары. А ещё обидно - турнир почти подошел к концу. Когда Славный совсем решил, что "хана", его выплюнуло и затянуло внутрь. Здесь течение было плавным, а мысли стали спокойными. Славный расслабился и вспомнил, как Просто Профессор, рассказывал об огурцах... Дались ему эти огурцы! Просто Профессор говорил, что человек на восемь десятых состоит из воды. "И раз я такой водянистый, наверно, вода - моя стихия". Он плыл, размеренно покачиваясь на волнах, уставившись в голубое небо.... Временщик пытался пробиться к нему сквозь толщу воды, двигаясь со скоростью вихрей-потоков. А они то все разнонаправленные, да ещё и перекрестные. Славный Рыцарь продрейфовал мимо, слабо улыбнулся и помахал рукой, дескать, держись товарищ. Потрясенное лицо временщика навсегда останется в памяти Славного.

В центре было совсем мелко. Собственно СэР уже лежал на земле, омываемый приятными волнами. Тело пульсировало, особенно глубокие раны. Славный посмотрел - они почти затянулись. Было благостно и покойно. Пока не появился временщик. Тот самый, с "живой" картинки.

-Отдыхаешь? - неодобрительно спросил он, - Знаешь, а твоего ведущего порвали в лоскуты, так что ведущий сейчас - ты. Можешь выбирать ведомого. Я вызываю тебя на поединок.

-Зачем? - лениво удивился Славный.

-За бонусом. Турнир вот-вот закончиться, а на поединок накидывают дополнительных пять минут. Так что вставай и дерись.

-А где твой ведомый?

Но уже понял, что сказал глупость. Временщик славу делить ни с кем не собирался. Но кого же ему взять в ведомые? Если учесть, что кроме Туса, порванного в лоскуты, здесь он никого не знал, а привлеченных из вне - можно убивать? Кого не жалко?

-Черныша и Уголька, - рассеянно сказал Славный, запоздало удивляясь выбору. На кой черт ему эти два подонка?

Вода от центра схлынула, освобождая площадку шагов сорок в диаметре, а на земле сидели мокрые и прибалдевшие Уголек и Черныш. Надо отдать им должное: в незнакомой обстановке они сориентировались быстро. Славный Рыцарь - свой, а всё остальное - чужое. Временщик им с первого взгляда не понравился. Не успели отряхнуться, а шерсть уже встала дыбом.

-И ЭТО твои ведомые? - усмехнулся временщик.

-Ведомые, - мрачно подтвердил Славный Рыцарь, и предрек, - Просто звери, право слово. Не смотри, что мелкие. Порвут в...лоскуты. Наверное.

Славный не понял, что сигнал к поединку уже дали, но временщик размылся в пятно, а в голову полетела балда, со странными округлыми наростами вместо шипов. Оружие временщика - ядро на длинной цепи. Он запускал его, а затем быстро перемещался, меняя направление удара. Таким образом, траектория полета была совершено непредсказуемой. Но у Славного было маленькое преимущество - ограниченное пространство. Он отслеживал ядро и, уходя от удара, пытался достать его мечом. Довольно продолжительное время ничего не происходило, а потом плохой меч мастера Йо-хо рассек цепь. Временщик притормозил. Черныш, уже давно с интересом наблюдавший за мелькающей тенью, и изготовившийся к прыжку, сиганул ему на грудь. В свою очередь Уголек, носившийся кругам с дурным тявканьем, вцепился в ногу. СэР выпрямился и глупо спросил:

-Всё? Я победил?

Временщик, не смотря на цыплячий вид, подлетел и мощным хуком отправил Славного Рыцаря в нокаут одновременно с сигналом сирены, означавшей конец поединка.

Тут стена воды опала.

Славный очнулся в лазарете. Его вновь переодели в бесчувственном состоянии. На лице лежал компресс. В большой комнате он был не один. Вернее, это была общая комната. Ростовики и стихийные ходили между бойцами и залечивали раны. Тус был тут же. Живой, хоть и не здоровый. И ржал громче всех. Рядом со Славным сидел Мэтр и говорил, помогая себе руками, потому что эмоции перехлестывали через край:

- Ты только подумай, мы дошли до конца. И как дошли! С бонусом!! Это прорыв. Это веха в истории холодных. А ведь на нас даже не ставили. Не брали в расчет. А мы им всем показали. Не представляешь, какой будет праздник. Конечно, мы были в шоке, когда увидели, кого ты взял в ведомые. Недооценили, а ты - гений. Они ж мелкие и юркие. Сейчас главные судьи решают, кто победил. Временщик тебя вырубил, но звучала сирена. Так что высчитывают в наносекундах. Интересно, учтут, что временщика в это время трепали? И как трепали - засмотришься. Первый раз на моей памяти временщик оказался в лазарете! Молодцы у тебя зверушки.

-А где они, кстати, - слабо спросил Славный Рыцарь. Уголек сидел тут же, около единственного знакомого ему человека. Черныш, за свой боевой характер, снискал всеобщее уважение, пошел по рукам и заглаживался всей женской боевой составляющей.

Кругом царила теплая и дружеская атмосфера. Быстрый массировали плечики четырехрукой, а она мило смеялась. Жесткие что-то обсуждали с мягкими. Горячие гоняли чаи с мокрыми. И все обсуждали турнир:

-Тус, у меня скоро будет ожерелье из твоих пальцев.

-А у меня из твоих ушей.

-Зря ты отказываешься от бола. Может, я и не ушел бы...

-Посмотрим. Но с угрем вы перемудрили... А шокер хорош.

Даже не верилось, что еще час назад они друг другу головы насквозь пробивали.

-Так это ж была игра, - удивился Мэтр недоумению Славного рыцаря. К ним подошел ростовик. Снял с лица Славного примочку, довольно хмыкнул:

-Ты - молодец, здорово дрался. Мы подняли архивы. Похоже, в свое время ваша семейка три раза участвовала в турнирах.

Оказалось, что предки Славного бились за временщиков, горячих и теперь - холодных. И все кланы что-нибудь улучшали на генном уровне.

- Мы создаем монстра, - усмехнулся ростовик и пошел себе лечить дальше.

-Это мелочь, если психика устойчивая. Они сами сказали, - забеспокоился Мэтр.

Но Славный обратил внимание на пса. Уголек самозабвенно что-то грыз. Славный забеспокоился, как бы гадость какую не сожрал.

-У кого-нибудь есть печенье? - спросил он.

За еду милая собачка могла заложить душу, и уж тем более, какую-то безделушку - крышку от зеркальца.

- Вторая часть бонуса! - ахнул Мэтр, - Мы окончательно победили! Эта самая прекрасная собака! Решено. Добавлю в герб холодных собаку и плохой меч мастера Йо-хо. Ах, ты пусик....

Мэтр расчуствовался и полез к Угольку целоваться.

-Осторожно, - предупредил Славный. Но Уголек уже цапнул Мэтра за нос, и забился поглубже от заслуженного наказания. Однако этот поступок пса вызвал полное одобрение со стороны всех присутствующих.

-Им пора домой, - сказал стихийный. Он помог Славному встать, и повел к дверям, - ваших ведомых отправить с вами или откуда мы их забрали?

-Откуда забрали. А что, это всё? - удивился Славный.

-Мы будем помнить тебя, - кричал Мэтр.

-И мы! До встречи! - кричали бойцы.

"Они будут меня помнить, - недовольно подумал Славный, - Я жизнью рисковал, а они - вечная память. Нет. Любая работа должна быть оплачена. Тем более, геройская".

Глава двадцать третья. Ларец.

Шустрый шел по своим очень важным делам, подсвечивая путь свечкой. Не то что бы он боялся темноты, но было как-то тревожно. Попрыгунчик любил рассказывать всякие страхи про приведения, и слушать его было одно удовольствие. Однако когда тебя потом посылают дежурить в подвал, все рассказы становяться ярче и правдоподобней. Хотя вожак и говорил, что бояться надо живых, а не мертвых, но гарантий-то никто давал.

Славный Рыцарь вышел. Дверь за ним затворилась, и очутился он в кромешной тьме. Стоял, и хотя этого сам не видел, слегка отсвечивал голубым- издержки перехода. Судя по дружному топоту над головой, бал-маскарад ещё продолжался. Славному хотелось наверх, к людям. Не сиделось ему в темном подвале. Похоже, праздник был на излете. "Но ведь танцуют. Сколько же у людей здоровья, - прислушивался Славный, - И как до них дойти?" Карманов не было, кресала, соответственно, тоже, браслета не было, спичек не было, Духа Деда кшатрия и того не было. Был только плохой меч мастера Йо-хо, но от него толку не было.

Славный задумался. Интересно, если он выберется из подвала, то как он объяснит свое присутствие там? Скажет, что в погреба ходил винные. Зачем-то. Алкоголя же он не переносит....

Шустрый свернул в очередной закут и увидел... Попятился, однако или недостаточно расторопно, или слишком громко. Привидение развернулось и пошло в его сторону. Шустрый вжался в стену, зажмурился и зашептал:

-Чур меня, чур. Дух бесплотный уходи, на меня не гляди. Я крещенный, я прощенный. Ничего тебе не сделал. И раз ты мне не брат, отправляйся снова в ад.

Попрыгунчик утверждал, что против этого заговора ни одно приведение не устоит. Но это было неправильное приведение. Вместо того, что бы раствориться, оно заговорило человеческим голосом:

-Шустрый? Ты что здесь делаешь?

"Знает, как меня зовут, - похолодел от ужаса Шустрый, - Лучше сказать правду".

-Мы с ребятами устраиваем большой разбой. Тырим герцогские побрякушки.

Приведение вкрадчиво спросило:

-И как же вы это делаете?

Тут нервы Шустрого окончательно не выдержали, он разревелся и все вывалил. И про то, что лакей герцога "наш человек", и про то, что половина банды устроилась прислугой на праздник, и про то, что ларец вот-вот сюда ему передадут.

-Господин Приведение, только не надо меня в ад, - хныкал Шустрый.

-А куда ж тебя ещё, - удивилось приведение, - Ты разве правильную жизнь ведешь? Людей обманываешь. Деньги берешь дорогу показать, а дом врача за углом стоит. Ладно, не реви. А ещё вожаком стать хотел. Иди отсюда.

Шустый окончательно уверился, что имеет дело с нечистой силой. Закричал, бросил свечку и дал деру. В принципе, эти подвалы он знал, как свои пять пальцев, так что заблудиться не мог.

-Стой! - опомнился Славный. Надо ж так сглупить - прогнать провожатого. Но призыв лишь подстегнул Шустрого. Чего перепугался? "Как же я выгляжу, если от меня люди шарахаются?" - подумал Славный.

У Славного остался огарок. Куда идти он все- равно не знал. Решил дождаться человека с ларцом и узнать, где выход.

Ждать пришлось не долго. Обидно, что дверь была рядом. В проем просунулось полчеловека. Подслеповато щурясь он спросил:

-Шустрый, ты где?

Славный хотел ответить, что "не здесь", но не успел, потому что узнал:

-Жмых?

-Нет, Принц-Охотник. Держи ларец. Сейчас Попрыгунчик свой кэш принесет.

-Что принесет? - переспросил Славный. Ему не ответили, дверь закрылась, а Славный так и остался стоять с ларцом в руках. Но, как человек порядочный, раз он напугал, случайно, Шустрого, то должен сделать его работу.

-Где Шустрый? - первым делом спросил Попрыгунчик.

-Ушел.

-А ты кто?

-Хом, - решил сохранить инкогнито Славный. А может, свыкся уже с этим имени?

-Пожива у тебя? Глянь, чего я с посрезал. Богата нынче. Вожак-то - голова. Пойдем, что-ли?

И Славный пошел. Даже не раздумывал. Привык, верно, подчиняться. Они шли тайными проходами, переходами и перелазами. На пятом повороте Славный прекратил запоминать дорогу. А Попрыгунчик говорил без умолку. Такое "большое" дело, они никогда не проворачивали. Вожак у них "голова", раз такое смог придумать. Интересно, как будут делить добычу? И можно ли будет после этого ему с его зазнобой спокойно зажить в любви, согласии и достатке. В ларце-то поди богатств всяких видимо не видимо.

Где-то в районе "ларца" Славный стал более реально смотреть на происходящее. Мало того, что он отсутствовал непонятно где почти полсуток, так теперь он грабит его Светлость Герцога, который хоть и "профурсетка" по определению доктора, но старичок безобидный и чем-то милый.

-А с чего ты взял, что с тобой кто-то будет делиться? - спросил он Попрыгунчика.

-Раньше наш вожняк, конечно, не делился. Так это потому, что выгода была копеечная. а теперь-то мы о-го-го сколько отхватили!

-Не знаю. Не уверен. Больно легкий ларец. Может, ты чего и подрезал у маскарадной публики. Только я так скажу, никто настоящие камни на маскарады не одевает. Так, мишура.

Это были слова мамы, и у Славного не было причины им не верить.

-Другое дело Королевский прием. Тогда - да. А на маскарад - вряд ли, - добил он Попрыгунчика.

-Врешь, - не поверил Попрыгунчик.

-Может, и вру, - признал Славный свою некомпетентность в этом вопросе, - Да только, по-моему, в ларце всякие бумаги. Может, купчие, сделки, векселя. Точно, вспомнил. Настоящее золото-брильянты Герцог в банке "Честных банкиров" хранил.

Попрыгунчик аж остановился. Отобрал у Славного ларец и попытался определить вес на глазок. Потом долго тряс.

-Не гремит? - тревожно прислушивался он. И сам себе отвечал, - Шуршит, кажися.

Не выдержал и предложил:

-Давай вскроем?

-Давай, только я не умею.

Ни камню, ни ножу ларец не поддался. Многократные удары о стены и пол выдержал достойно. А когда после очередного удара об угол улетел, оставив в руках Попргунчика ручку, тот сломался:

-Знаю я одного мастера, - зло сказал он.

И они изменили маршрут. Славный робко воззвал к благоразумию, но Попрыгунчика было не остановить:

-Я выясню, зачем я таскал помойные ведра всю неделю, - говорил он и целеустремленно шел.

К Мастеру Ключей вышли из погреба. Он им как-то не слишком обрадовался.

-Какого дьявола, - шипел он, - И тихо тут, жену разбудишь.

От супружеского ложа исходил такой храп, что стены тряслись.

-Ага, - так же шепотом язвил Попрыгунчик, - Твою можно с кроватью вынести из дома под духовой оркестр пожарников. Если, конечно, они её переиграют. Уж я то знаю.

- Она только храпит громко, а спит чутко, - не соглашался Мастер Ключей.

И тут городская пушка возвестила грохотом о том, что уже семь утра. Маскарад закончился. Нужно было срочно что-то решать. Жена сонно промычала и сладко зачмокала губами.

-Ладно, - согласился Мастер Ключей, - Пошли в мастерскую. От вас же не отвяжешься.

Мастерская была размером со шкаф. Кроме хозяина туда собственно больше никто зайти и не мог. Но разрешалось наблюдать из-за занавески, которая служила дверью.

Славный всегда был неравнодушен к талантам других, но данную работу по взлому толком разглядеть не успел. Мастер только осмотрел ларец, хмыкнул:

-Что за вандал тут изгалялся?

На секунду завис над замком и - щелк - ларец открылся.

-Если бы вы его не так помяли, было бы еще проще, - сказал он.

В ларце, действительно, лежали бумаги.

-Не знаю, - сказал Попрыгунчик, - что из этого мне даст вожак. Лучше сам возьму.

-Минутку, - остановил его Славный. Он уже залез и некоторые из них начал читать. Время, проведенное в кабинете под надзором Крыски-Секретаря, не прошло даром. Во всяком случае, встречались иногда знакомые слова.

-Если я правильно определил, - сказал Славный, - это казна города. Расписки о налогах, отчет ратуши и годовой баланс. Я не все понимаю, но бумаги очень ценные.

Он задумался, а Мастер Ключей начал торопить:

-Вы уж решайте, закрывать вам ларец или нет.

-Нет, - сказал Славный.

-Закрывать, - сказал Попрыгунчик.

-Не закрывать, так не закрывать, - ответил Мастер Ключей, - Идите, давайте, а то ноги стынут.

Он стоял босиком на холодном полу, и его нетерпение было вполне понятно.

Вернувшись в городские катакомбы, Попрыгунчик потребовал ответа. Тут Славный ему и объяснил про казнокрадство и коррупцию.

-Проворовались в ратуше, а скоро королевское казначейство с проверкой приезжает. Я сам в "Сплетнице" читал. Вот кому-то отчеты и понадобились. Вожака вашего подрядили.

Попрыгунчик очень возмущался, что их, благородных разбойников, заставляют прикрывать чьи-то грязные аферы. Еще больше он распалился, когда Славный намекнул, что пока благородные господа бандиты недосыпают и недоедают на своей нелегкой бандитской службе, эти аферисты спокойно спят и сладко едят. СэР смотрел на колонки цифр с глухим отчаянием, но ничего не понимал.

-Здесь без специалиста не обойтись, - честно признался он, - Ничего в этой бухгалтерии не смыслю.

А Попрыгунчика волновало только одно, если бумаги дойдут до казначейства, аферистов повесят за городскими воротами или посадят на кол.

-Какой ты кровожадный, - сказал Славный, - за это не убивают. За это ссылаю на рудники.

Попрыгунчик огорчился, но потом расстроился ещё больше:

-А как же я теперь ларец вожаку передам. У него рудников нет. Меня-то точно повесят. А знаешь, давай сделаем, что ты меня вроде как обокрал.

-Если твой Мастер...

Но Попрыгунчик успокоил. Мастер Ключей - его родственник - муж бывшей жены и закладывать его ни за что не станет. Скажет, как велят.

Славный придумал историю, что напал на Попрыгунчика Славный Рыцарь...

Тот от души смеялся и утверждал, что ему никто не поверит, будто Славный на него напал.

-Хорошо, - махнул рукой СЭР, - скажешь, напал друг Славного Рыцаря.... Нет, лучше - дух Первого Рыцаря.

Попрыгунчик совсем приуныл:

-Да что ж такое, даже придумать ничего толкового не можем.

Сговорились, что на Попрыгунчика напали - неизвестно кто в маске, но очень страшный. И, не смотря на сопротивление, ларец отобрали.

Попрыгунчик проводил Славного на герцогскую конюшню, за Рыжим. И был таков.

Утра не было, поэтому сразу наступил обед, от которого Славный отказался. Ныло все тело, а левая рука так саднила, что он боялся на неё смотреть. Нянька запаниковала, охала и причитала, что знала, мол, до чего все эти "маскерады" доводят. И вот, дождалась на старости лет. Бабка-знахарка недовольно головой качала и интересовалась, кто ж так Славного отделал. Только через сутки СэР соскребся с кровати и рассмотрел себя внимательно в зеркало. Зря он подумал, что ростовики сотворили чудо и выглядит он, как будто никакого турнира в помине не было. Отнюдь. И шрамы от порезов, синяки от ударов - все было. Но лицо, с просто изумительным по цветовой гамме, фингалом - затмевало остальное. То-то у него глаз не открывался полностью.

Сразу по возвращению домой Славный передал бумаги Крыске - Секретарю - единственное, что он успел сделать перед тем, как слечь. Она через два часа сказала, что ей надо в город по срочному делу, и уехала на двое суток.

Прекраснейший Кавалер и Младшая Фрейлина заявились под вечер следующего дня, что бы сообщить, что такого грандиозного праздника давно не видели, а заодно рассказать, что Герцога под шумок грабанули. Ничего ценного не тронули, кроме каких-то бумажек.

-Прикинь, - ухахатывался ПеК, - наверно эти идиоты решили, что в ларце драгоценности всякие. Представляю, как вытянулись их рожи, когда они его открыли.

Тут они соблаговолили заметить, что у Славного тоже "рожа" несколько изменилась. К нему пристали с расспросами. Тогда он, скромно потупя взор, поведал легенду об украденном ларце.

-Ты хочешь сказать, что бумаги у тебя?

-Не совсем, - признался Славный, - Я их отдал эксперту. И она уже куда-то их свезла.

-А я думал, что мне на празднике весело, - огорчился Прекраснейший, - некоторые умеют отрываться на всю катушку.

Очевидно, ростовики все же что-то такое сотворили, потому что бабка-знахарка сама очень удивлялась:

-На собаке так не заживает, как на тебе.

Во всяком случае, через два дня и тело, и чело Славного посветлели. Но нянька из дому его не выпускала, и он коротал вечера за чтением "Сплетницы". Из неё он узнал, что похищенные во дворце бумаги найдены. Их вернул епископ(!), рассказав, что ему их передал преданный прихожанин, имя которого не разглашалось. А уже в следующем номере была большая статья из намеков, где прямо указывалось, что пока все гости развлекались - Славный Рыцарь - местная краса и гордость - выследил бандитов и вступил с ними в неравную схватку, имея в помощниках великий дух предка - Первого Рыцаря. "Вот, - подумал СэР, - и это в народ пошло".

Еще через пару дней в Клоповник прибыла целая делегация во главе с Герцогом, с подношениями, запиской от Тетки действующей Королевы, в которой она справлялась о здоровье и наградой от казначейства. Герцог недоверчиво посмотрел на Славного.

-Я думал, вы тут весь порубанный лежите, - смущаясь, объяснил он.

Вступилась нянька. Её соло было ярким и запоминающимся. Она поведала, как едва живого СЭР принес домой верный конь. И если бы не местная срочная медицинская помощь, помноженная на её огромный личный вклад, ещё не известно, разговаривал бы Герцог с подданным или передавал записки посмертно.

-Ночей не спала. Поверите, чуть шелохнется, так сразу отвару или компрессу приходилось давать.

-А-а, - уважительно протянул Герцог, - Бабка-знахарка.

Ещё через пару дней пришел Попрыгунчик с Шустрым. Хотя правильнее было написать - Шустрый с Попрыгунчиком. Последний говорил:

-Вы, как себе хотите, ваша милость, да только не вы там были. У того лицо и мужественней , и пошире против вашего будет.

-Не я, - соглашался Славный, - Это один мой знакомый. Он как вы - нелегал. Хомом зовут.

-Точно, Хом. Он так мне и говорил. Вот нам бы его в вожаки. Что-то в последнее время наш странный стал. И жадный очень. Мы, собственно, за тем и пришли, что б Хома найти.

Славный их огорчил:

-Этот Хом, как перекати поле. Сегодня здесь, завтра там.

Попрыгунчик погоревал недолго. Забрал половину выданной казначейством награды и отбыл вполне довольный.

Из "Сплетницы" Славный Рыцарь узнал, что за хищения в особо крупных размерах будут сурово наказаны три ведущих головы магистрата. Чуть было не пожалел бедолаг, но нянька ему быстро мозги вправила:

-Ишь, нашел кого жалеть. Крыша в богадельне протекает, бесплатную ночлежку для бедных путников закрыли, сирот без сладкого на праздники оставили - это нормально? Эти-то себе по курортам разъезжают с женами и дочками, с жиру лопаются, а приют для бездомных кошек так и не достроили. Я для чего, спрашивается, деньги в казну плачу? Что бы они себе брюхо отращивали и жене лишнюю шубу купили? Ещё через пару дней Славный почувствовал себя так хорошо, что нянька верховые прогулки ему разрешила. А после прогулки пришла Крыска-Секретарь:

-Есть несколько дел, которые сможете разобрать только вы. В свинарнике - свинарник. Необходимо поговорить со свинопасом, что подобная антисанитария не допустима. И нянюшка со мной согласна. Беспорядки в курятнике. Лесник утверждает, что регулярно выслеживает огромного лиса, но пока безрезультатно. Просит дать в помощь людей. Сегодня в Клоповник прибыли цыгане, утверждают, что на ваш День Рождения. Просят аудиенции.

Вот это было здорово. После случая с взрывом, Славный опасался, что они выполнят угрозу и не появятся.

- Я сам к ним сейчас выйду, - радостно сказал он.

-И я, просматривая бумаги, которые вы мне передали, нашла некоторые, касающиеся вас. Они в кабинете, на столе под гранитным зайцем, - добавила она спине Славного.

Во дворе весь такой яркий и импозантный стоял Глава Табора в окружении своей пестрой семьи.

-Я так рад, что вы смогли приехать, - улыбаясь сказал Славный, - Какой же без вас праздник?

-Мы тоже рады, - прослезился Глава Табора, - мы и сами решили, что погорячились. А еще вчера нам встретился странный человек. Он просил передать вот это.

Он протянул пакет, перевязанный бечевкой и запечатанный странной сургучной печатью.

Славный ещё поразговаривал, узнал об очередном прибавлении в дружном цыганском племени, поздравил. Табор отправился осваивать новые территории в подвалах Клоповника, а Славный Рыцарь - в кабинет.

В пакете лежали лазуритовый браслет, синий вымпел и письмо от Мэтра.

"Дорогой наш Славный боец Хом.

Пишем тебе письмо всем кланом, потому что радость победы еще бурлит в наших жилах. Все очень сожалеют, что тебя нет с нами, но это не от нас зависит. Что бы ты почувствовал нашу благодарность и в память о победе твоего меча - подарка мамы, мы преподносим тебе этот браслет (выглядит, как бадахшанский лазурит, но ты не бойся - намного крепче) свойства которого тебе хорошо известны. Кроме того, ты стал нашим вечным почетным гостем.

Надеюсь поэтому тебе, как нашему почетному гостю, будет приятно разделить те знаки отличия, которые мы завоевали в турнире.

1. Плохому мечу мастера Йо-хо вернули доброе имя лунного меча холодного света.

2. На нашем знамени, в память о победе, разрешено разместить изображения лунного меча и верного пса, который, благодаря своему уникальному чутью, сделал нашу победу окончательной и бесспорной. Теперь и на нашем знамени есть символы победы! Вот радость-то!!!!!!!

Кстати, пса, как второй символ давать не хотели, но очень помогли временщики.

Кроме того, нам сообщили, что и тебе будет пожалована в ближайшее время аугментация. Поздравляем!!

Тус просит передавать приветы. Передаю: "привет!!"

И с Днем Рождения тебя.

Мэтр."

Сказать, что Славный расчувствовался, не сказать ничего. Он ускакал в поля, где морозил лужи с помощью браслета, пока на одной из них не поскользнулся. Он размахивал катаной. Славный очень хотел в клан. Даже не так. Он очень хотел с кем-нибудь поговорить о турнире, обсудить самые интересные моменты. Но кроме Рыжего рядом никого не было. Славный показал ему вымпел и сказал: "Это самый мужской вид спорта, членовредительство всякие и мордобой. Хотя там и были женщины, но они были, как мужчины. А самое лучшее в турнире, когда после того, как все закончится, вместе, по-доброму собирать зубы с площадки и обсуждать лучшие удары".

Глава двадцать четвертая. Лис

Почти на кануне собственного Дня Рождения Славный окончательно понял, что подвиги закончились, и пошла тягомотная рутина.

Сначала нянька притащила на разбор Главного Механика. Странно было смотреть, как она держа его за ухо, волокла согбенного через двор. А то, что суровый Главный Механик позволил так себя волочь, говорило об очень большом проступке.

-Вот, - победно сказала нянька, - Полюбуйся, какого змея на груди пригрели. Мы ж ему и стол, и дом, а он нам за доброту нашу, Что?>

-Что? - переспросил Славный Рыцарь. Нянька не имела обыкновения таскать за уши по двору Главных Механиков до завтрака. Более того, спокойный завтрак питомца для неё - дело почти святое.

-Свет без лучины! Мы бы успели к празднику закончить, если бы стеклодув нам вовремя колбы выдул. Ну и печник сделал бы, что обещал. Мы ж сюрприз делали.

-Считай, сделали. Ты только посмотри, как залу разворотил! Это ж надо было додуматься, подрядить печника Квадрижгу. Прям, дети малые. Где День Рождения праздновать будем?

Славный Рыцарь печально посмотрел на остывающий какао и омлет с гренками.

-Вы идите, а я сейчас догоню, - сказал он, но какой тут аппетит, когда тебя ждут?

В бальной зале, которая в этом году уже пострадала от светлых идей Главного Механика, на первый взгляд всё было не так уж и страшно. Оба камина стояли целые и невредимые, а разворотили только центральную печь, которая равномерно обогревала зимой весь зал через систему дымоходов.Топилась она отдельно из пристроенной кочегарки. Теперь кочегарка стала частью зала, и можно было беспрепятственно любоваться, как три бессменных истопника режутся в карты.

Славного так поразило это зрелище, что кроме:

-А как же так? А что это? - он и произнести ничего не мог.

Но потом СэР обратил внимание, что смычка зала и кочегарки не единственное изменение. По стенам вдоль и поперек были пробиты штрабы, а под потолком паутиной висели растяжки.

-Они еще не все закреплены, - объяснял Главный Механик, - Но как раз сегодня Кузнец их дозакрепит.

То, что ГаМ снизошел до объяснений, уже вызывало подозрения. "Или всё плохо, - подумал Славный, - или денег попросит".

- Штрабы заделаются. Нынче же установим оборудование и раскинем тросы. И тогда завтра можно приглашать Софокла с его малярами. Только он предоплату требует. Может какие-нибудь резервы есть. Не учтенные....

Главный Механик выразительно кивнул в сторону няньки, которая пользуясь доступностью истопников объясняла им, на сколько они не правы, играя в карты, когда плита на кухне дымит. Истопники дружно собрались, но проходя мимо ГаМа выразительно посмотрели на него. Тот поёжился.

Славный порадовался, раз Главный Механик денег просит, значит всё у него хорошо, и удивился - Софокл никогда предоплату не брал?

-Так это ещё та предоплата, за ремонт в другом месте, - смешался ГаМ, - Мы ведь сначала с Кузнецом всё проверили на себе. Кое-что сгорело.

Выходило, что прежде чем вносить крупномасштабные изменения в Клоповнике, Главный Механик пожертвовал своей мастерской. Результатом предварительных опытов стал пожар.

-Со светом все было отлично, а мой вечно сонный подмастерье случайно сигаретку свою вонючую на промасленную ветошь уронил. И мы не сразу это заметили.

Получалось, что Софокл втихую последствия ликвидировал и прежде, чем браться за новый, требовал расчет за проделанный ремонт.

Славный ещё не усвоил полученную информацию, а нянька уже наезжала на обоих. Текста от неё было так много, что воспринимался он, как весенний рокот горной речки, катящей с вершины средней величины камни.

-...Выпороть прилюдно на площади, вот это будет хороший сюрприз всем, за испорченный праздник... - клокотала речка нянькиным голосом. Губы Славного непроизвольно растянулись в умиротворяющую улыбку.

-Что ты лыбишься? - пробился к нему возмущенный нянькин голос. Она когда была в гневе, предпочитала забывать, что женщина приличная, и переходила на сленг.

-Стоит ли так волноваться? - попытался успокоить няньку СэР, - Нам все равно нужен небольшой ремонт к Новому Году.

-Какой ремонт? - насторожилась нянька.

-Я думаю, косметического хватит. Гости приезжают: Тетка действующей Королевы с внучкой и придворный Маг. Человек двадцать.

-Сколько? - ужаснулась нянька.

-Двадцать пять... Не больше тридцати, это точно, - правильно истолковал её ужас Славный.

Нянька хватала ртом воздух, но звуков не издавала. Главный Механик предложил позвать бабку-знахарку.

-Вам самим сейчас бабка-знахарка понадобится. Один центральную печь снес, второй целый дом гостей наприглашал. А я узнаю обо всем в последней. Где этот Софокл? Что бы после обеда был у меня. А ты, - ткнула она пальцев в Славного, - и ты, - в Главного Механика, - ко мне через час с объяснениями.

Развернулась и ушла. Главный Механик почувствовав, что гроза прошла, снова обрел свой неприступный вид. На робкие попытки Славного Рыцаря примазаться к общему делу ответил:

-Нет. У нас уже все работы расписаны, и люди по местам расставлены. Каждый лишний человек - помеха. Тем более, разве это будет сюрприз, если его сам именинник делает? По мне - работайте. А другие? Они-то старались, неожиданный приятный подарок готовили.

Славному пришлось согласиться с отставкой. А Главный Механик, что бы хоть как-то смягчить отказ, попросил:

-Нам бы совет Просто Профессора не помешал. Да что-то с ним не все гладко в последнее время. Может, заглянете к нему при случае?

Приунывший Славный Рыцарь пообещал заглянуть. А сам подумал, что причину сплина ПиПа он знает - любовь, будь она неладна. А ещё он подумал, что Главный Механик сегодня какой-то слишком подозрительно отзывчивый и заботливый.

-И насчет денег, - подошел к основному вопросу ГаМ и сделал признание.

Даже если нянька согласиться оплатить ремонт Софоклу ("Дизайн и реставрация интерьеров"), ещё остаются гончар ("Керамическая мастерская Платона - от кирпича до амфоры") и стеклодув Пафнутий ("Горный хрусталь - это красиво"). Не считая печника...

-Квадрижге медяка не дам, ищите нового, - отрезал Славный.

Ещё жива была память о дне, когда этот горе-печник взялся отремонтировать большую летнюю плиту. Он её наполовину разобрал, после чего начал возить глину в больших количествах. Неделю все обитатели замка жили в глине: ели, пили, спали. Ко всему прочему Квадрижга был вездесущ. Он стоял за спиной кухарки с добрыми советами по правильному приготовлению пищи, спалил усы Кузнецу, показывая, как нужно разжигать горнило, разорил бельевую, обучая прогрессивной укладке простыней прачек. От садовника он прятался полдня, после демонстрации последних агротехнических веяний в прополке овощей. Однажды Славный застал его у пруда, где он, кажется, обучал уток плавать. При этом глины в Клоповнике прибывало, а плита так и стояла полуразобранная. Последней каплей стала выволочка им няньки за не мужественное воспитание Славного Рыцаря. За что, собственно, Квадрижка, на радость всем, был изгнан. Но ещё месяц Клоповник отмывался и приводил себя в порядок. Осталась только гора глины посреди сада, как вечное напоминание о печнике Квадрижге, и страданиях садовника.

-А остальным?...

-С остальными после разберемся, - пообещал СэР. Хорошо, когда у тебя в загашнике есть казначейская награда. Так, за обсуждением текущих расходов, пришли они к няньке.

У неё уже собрался целый совет. Тут был дворецкий, конюх, главный лакей, кастелянша, секретарь и много другого народа. Славный Рыцарь и Главный Механик попытались затесаться в толпу, но цепкий взгляд няньки их выхватил:

-Вот и герои. Идите-ка сюда.

Пришлось выйти. А нянька передала слово Крыске-Секретарю.

-Вопрос первый. Как мы все помним, через два дня День Рождения хозяина Клоповника. Раньше этот праздник отмечали в бальной зале. В этом году по техническим причинам данное помещение для этих целей использовать нельзя. Надо искать другое.

Посыпались предложения, одно заманчивей другого: подвал Клоповника, конюшня, Славный предложил второй подвал профессорского подземелья - а что? Там даже светильники есть. Каждое место обсуждалось и отметалось по ряду объективных причин.

-Тогда в мастерской, - сказал Славный, - Тем более там недавно стены покрасили.

Это была маленькая месть за нежелание брать его в работу. И судя по выражению лица Главного Механика, он всё правильно понял, но крыть было нечем. Сам ведь в зале строительство развел.Все согласились, что если вынести временно весь хлам, то бывшая конюшня то, что надо.

ГаМ сопротивлялся, упирая в основном на то, что хлама нет, а все вещи нужные и лучше их с места не трогать, а то перепутаются. Но вопрос посчитали решенным, и мнением Главного не интересовались.

- И второе, - объявила секретарь, - прием высокопоставленных гостей на Новый Год. Планируется визит Тетки действующей Королевы и Принцессы с обслуживающим персоналом, охраной, и придворным Магом.

Так как про визит все слышали впервые, то сначала примолкли, а потом заговорили разом. Секретарь не успевала записывать. Не учувствовали в обсуждении только ГаМ и Славный Рыцарь. Под шумок они улизнули. Главный Механик пошел делать свет без лучины, а Славный отправился искать Просто Профессора.

Лабораторию в подвале помогли отыскать цыгане:

-Мы сначала Просто Профессора нашли. Детям наказали оттуда ничего не брать, и поселились подальше. Сами понимаете, береженого бог бережет.

ПиП находился здесь же, в комнате при лаборатории и был, мягко говоря, нетрезв в стельку. Таким Славный Рыцарь его никогда не видел. Кое-как растолкав Профессора, Славный потребовал объяснений.

-Она сказала, - с трудом ворочал языком, Просто Профессор, - что мы должны совсем расстаться. Я сказал, что за себя ручаюсь, а она сказала, что дело не в этом. Славный, но что я сделал неправильно? Водички не найдется?

СэР растерялся, но рядом был Глава Табора. И он был человек в подобных делах опытный. По его совету в Просто Профессора влили теплой солоноватой воды, хотя тот и кричал, что желает исключительно ключевую. Затем Глава Табора рекомендовал отправить его в долгую пешею прогулку. Они вынесли слабо сопротивлявшееся тело на воздух, где начальник цыган их оставил.

ПиП никогда не был хорошим туристом, но в состоянии похмелья переплюнул даже рафинированного Прекраснейшего Кавалера. У того претензий было намного меньше. Около холодных ключей ученый выдохся и попросил привала. Слегка пришел в себя и поведал, как докатился до жизни такой.

На свадьбе Егерской Дочки все было очень хорошо. Но затем, ещё до возвращения Славного Рыцаря с Герцогского бала, они - Просто Профессор и Крыска-Секретарь - проговорили, чуть ли не весь день.

-Она сказала, что ведет себя неправильно и легкомысленно. Что нам надо расстаться и забыть друг друга. Если она будет поддерживать наши отношения, то это будет жестоко по отношению ко мне и к ней. Я ничего не понимаю.

Славный задумался. Разве поймешь этих женщин? Какая из внезапно забредших мыслей могла привести её к таким печальным выводам. Но тут СэР припомнил недавний разговор с нянькой. Он что-то спросил у неё про оборотня, а она без всякого желания признавать собственные ошибки ответила, что нет никакого оборотня. Есть большой лис и Крыска- Секретарь - каждый отдельно. Славный Рыцарь насел, с чего вдруг нянька так круто переменила мнение? Она посопротивлялась, но призналась, что подслушивала недавно под дверью и услышала, как Секретарь слезы льет:

-Где ты выдел рыдающих оборотней?

Это вспомнил Славный, и заговорил самым своим авторитетным тоном:

-Ты же знал, что она монашка?

-Она не монашка.

-Значит послушница.

-Она не послушница, а воспитанница.

Славный замолчал. Что можно сказать человеку, который все ставит под сомнение?

-Ладно, - наконец, сформулировал аргумент СэР, - Но воспитывалась-то в монастыре. Скорее всего, ходила на все службы, соблюдала все посты. Так?

Просто Пофессор признал правоту Славного, и тот продолжил:

- А скоро как раз начнется Рождественский пост...

Он с надеждой посмотрел на ПиПа, подхватывай мысль! Но у того логика выключилась напрочь:

-И что?

-Это мы, миряне, строго поста не придерживаемся, а воспитанница монастыря? Она готовится...

И тут до Просто Профессора дошло:

-Как я мог об этом не подумать! Пост! Рождественский Пост! - он посветлел лицом и добавил, - А знаешь, я тоже буду поститься.

Он гордо вскинулся, глазки загорелись, и жизнь обрела смысл. Славный передал ему просьбу Главного Механика.

-Да-да-да. Сейчас приведу себя в порядок, - он потянул носом, - А то не совсем благовонное амбре источаю. И сразу к нему. Не верится, что ещё пару часов назад, жизнь была пуста и безнадежна. А сейчас? Мир заиграл новыми красками. Представляешь, даже головная боль ушла. И хандра.

Славный подумал и мрачно изрек:

-Никуда она не ушла, твоя хандра. Здесь она, на меня перекинулась.

-Оставьте, дорогой друг. Жизнь прекрасна и удивительна, если посмотреть на неё под другим углом.

Просто Профессор ушел, а Славный так и остался сидеть под деревом. Настроение с утра не было, а к обеду испортилось окончательно.

-Не нас ли ждете, Ваша милость, - раздался голос Лесника за спиной.

-Нет, - уныло признался СэР.

-А мы вот ждем, - с укоризной сказал Егерь, - Касательно нашего дела.

-Какого? - уточнил Славный, но тут же понял, что вопросом себя подставил. Наверняка Крыска-Секретарь ему докладывала, а он прошляпил. Теперь люди ждут его ответа. Быстро она, однако, приучила всех бумаги писать. Славный подумал, что надо бы сделать умное лицо и сказать, что-нибудь по теме... Лиса!

-Знаете, нынче такая кутерьма из-за Главного Механика поднялась, - нахмурил брови СэР, - Так что лис подождет. Все заняты ремонтными работами.

Лесник и Егерь переглянулись. Оказалось, что была и вторая бумага. Отчет. Лесник очень гордо сказал: "От-чет". В этом отчете расписывались повадки лиса и предположительные миграционные пути. Егерь просмаковал слово: "Миг- рационные". А пока, если этот хитрый лис считал нужным показываться на глаза, то делал он это исключительно в Заповедном лесу.

-Умный, собака, - подвел итог Лесник, - Если доставать его, так только там.

-Но лучше подождать до зимы, когда он окончательно вылиняет. А то весь в клочьях. Не воротник, а безобразие.

- То есть вы хотите взять разрешение на отстрел в Заповедном лесу? - уточнил Славный Рыцарь. И по тому, как он это уточнил, Лесник и Егерь поняли, что дело не выгорит.

-А я что говорил? - сказал довольный решением Лесник.

-А вы представляете, что будет, если он дорвется до кур. Да что там, до овец... А если на ребенка нападет? Нет, ребенок не отобьется. Люди уже сейчас волнуются. В лес ходить боятся. Отстрелить. Через месяц. У меня есть пули серебряные, вымоченные в святой воде. Даже если оборотень, прикончим, как миленького.

Славного накрыло любопытство. Вот когда нянька бесновалась по поводу оборотня, ничего не шевельнулось. А теперь разобрало.

-А знаете, я, пожалуй, в засаде сегодня посижу. Посмотрю, что за зверь. Тогда и решим. Он ведь пока никого не тронул?

-Это вопрос времени, - поделился сомнениями Егерь, - Пока в лесу еды хватает. А дальше, не знаю, не уверен.

Сговорились встретиться на опушке Заповедного леса, когда стемнеет.

-И это, - вдруг озаботился Лесник, - Одевайтесь побольше, а то нянька нам задаст.

Вечер был не по-осеннему теплый. Но нянька, прознав про засаду, заставила взять с собой еще одну пару вязаных носков, плед и попробовала всучить шаль:

-Сиживала я в засадах. Сначала ничего, а потом кровь стынет. А шаль хорошая - чистая шерсть, - убеждала она.

-Вижу, что не грязная, - бормотал Славный и запихивал её куда подальше.

Лесник и Егерь оставили Славного под дубом, наказав:

-Вон там он часто пробегает, по краю оврага. Сидите, не шевелитесь.

Ночь была такой прозрачной, что можно было считать желуди на дереве. Лес стоял почти весь лысый, а дуб не хотел расставаться с листвой. Хотя они от слабого ветерка не шелестели, а шуршали, все равно было уютно. Славный постарался устроиться максимально удобно, приготовившись ждать долго. Угрелся и чуть не пропустил лиса. Тот неслышно подошел вплотную и совершенно по-собачьи сел напротив. Славный решил, что видит сон и постарался пошире распахнуть глаза, но лис не исчез.

-Хорош, - честно признал Славный Рыцарь. Лис зевнул и улегся рядом, свернувшись калачиком. Глядя на него уснул и СэР. И увидел сон. Мама что-то пишет. Тут подходит отец, заглядывает ей через плечо и что-то говорит. Мама сначала не соглашается, качает головой, но потом, горько вздохнув, вырывает страницу и разжигает с её помощью походную печку. Огонек разгорается, но ещё можно различить некоторые слова, которые быстро съедает пламя. Мама оборачивается, смотрит прямо на сына и снова начинает писать.

Славный прямо во сне подумал: "Какая же я бестолочь. Права нянька. У меня столько всяких нужных вещей, столько возможностей, а я ничем не пользуюсь. Но и нянька недалеко от меня ушла. Придумать, что Секретарь - оборотень! Секретарь же "она" - женщина. А лис - "он" - мужчина".

Глава двадцать пятая. Праздник

Утро едва начало сереть. Славный Рыцарь не то, что бы проснулся, а очнулся. Лиса рядом не было. Укутавшись поплотнее в плед, пробирал даже не холод, а зябкость, Славный поковылял в родную постельку досматривать сны. Туман выплывал большими клоками, стелился по низинам и был плотным, как молочный кисель, с детства нелюбимый Славным. Ничего удивительного, что он не заметил яму. Точнее он не заметил мостик через канаву, поэтому ушел в грязь по пояс. Пока выбрался , перепачкался весь, оставив в яме плед и один сапог. Зато проснулся.

Не известно, кто перепугался больше Славный или охотники, когда их пути пересеклись. Но собаки дружелюбно обнюхали перепачканного с ног до головы человека, и охотники успокоились, а когда узнали заулыбались радостно:

-А мы за дичью к праздничному столу.

Славный пожелал хорошей охоты и заторопился домой. Хотелось придти раньше, чем нянька проснется. Но она тоже стала ни свет, ни заря и встречала на пороге. Крайне скептически осмотрев тающего на глазах питомца, устроила головомойку. Но даже нянюшкина выволочка не погасила радостного настроения.

После завтрака Славный Рыцарь сгонял на Серую башню отзвенеть положенное оповещение о приближающемся празднике. И весь день пытался помогать переоборудовать мастерскую, бывшую конюшню, под праздничный зал. А его то гнали, то просили помощи. Вот куда его совсем не пускали - в бальную залу. Но он проник туда под видом грузчика из строительной бригады. Без пояснений было не интересно, тем более его скоро разоблачили и изгнали:

-Ну, как же так, ваша милость. Никакой совести не имеете - подарок портите.

Подсобные работы в мастерской закончились и начались украшательские. Славного выгнали и оттуда:

-Мы тоже сюрприз хотим сделать.

И тогда он заперся в кабинете, потому что у него было дело, подсказанное лисом.

-Что мне мама пишет? - спросил он у книги и открыл.

"Мой дорогой мальчик. Пишу, хотя не уверена, что смогу когда-нибудь отправить это письмо. Мы пошли вперед в разведку и попали в ледяную страну. Папа утверждает, что произошло это оттого, что где-то мы отступились. Теперь сидим в яранге из шкур, мерзнем. Дров мало и те разжигать уже нечем. Приходится для растопки использовать мои дневники и письма к тебе. Наши милые новые друзья помогают нам добраться до "зимовки" уже неделю. Продвигаемся неспешно со стадом оленей, так что все будет хорошо. А вчера со мной произошел удивительный случай. К нашему стойбищу подкатила семья. Судя по всему давние знакомые наших гостеприимных хозяев. По случаю встречи, устроили небольшой праздник. К сожалению, я не смогла полностью оценить его прелесть, так как замерзла почти сразу, как вышла на воздух. Мне пришлось вернуться. А папа там блистал. И снискал всеобщее уважение. Может поэтому вечером к нам на огонек заглянула одна крайне колоритная особа. Он был весь в мехах, бисере и колокольчиках. Лица его разглядеть не удалось, но разговаривал он скрипучим голосом и повелительным тоном. Мы как раз пили чай, и я предложила ему чашку. Он чаю выпил, а чайную ложечку забрал. Тут у нас вышло небольшое недоразумение, но все разрешилось. За чайную ложку он всучил мне кусок бумаги. И ушел, довольный сделкой. На замусоленном клочке, ты не поверишь, была карта. Как бы я хотела, что бы ты её увидал. Надеюсь, так и будет. Твоя мама".

Славный поумилялся маминому посланию и перевернул страницу. На ней была изображена карта. Славный взял подвернувшийся лист бумаги и стал её копировать. Он старательно выводил незнакомые значки и символы, высунув от усердия язык, тщательно перерисовывал странные буквы и неизвестные числа. Кое-что он все-таки понимал. Вот перечеркнутый всадник, значит, тут на лошади не проедешь. Здесь - крепость, прямо как челюсть с тремя зубами, тут выгнутый луком мост. На одну из гор указывала стрелка с оперением. "Наверно, - думал Славный, - в ней спрятан клад!" Он читал старую восточную сказку, и в ней клад хранился в пещере. По мнению Славного Рыцаря, очень разумный тайник. Глупо же закапывать в землю - сгниет все самое интересное.

Явно гористая местность. Какие-то извилины, которые могли быть как дорогами, так и реками. В целом - всё не понятно, а издали выглядит очень красиво.

Славный Рыцарь с гордостью посмотрел на творение рук своих. Повертел так и эдак. И обратил внимание, что обратная сторона листа вовсе не пустая. Он прочитал и нахмурился. Взглянул, из какой стопки он взял лист. И тут всплыло предупреждение Крыски-Секретаря про бумаги из ларца, которые она положила под гранитного зайца-пресс. Похоже, именно оттуда шаловливые ручонки его и вытащили.

Славный Рыцарь решил поговорить с Секретарем немедленно, но из-за подготовки к празднику она на месте не сидела. Впрочем, у него был свой метод нахождения людей в хоатично двигающейся толпе. Надо сесть рядом с самой оживленной тропой, и нужный человек непременно пройдет мимо. Так он и поступил. Но первой попала в его сети нянька. К ней у Славного так же были вопросы.

- Скажи-ка, нянюшка, о чем тебе говорил лис, когда ты сидела в засадах?

-Что такого он мог сказать? - попыталась отбиться нянька.

Может, если бы дело касалось только её, она бы ничего не сказала, а так пришлось признаваться. Её лис предупредил о большом переполохе. Сказал, что бы не препятствовала Славному. Хотя и не уточнил в чем.

-То есть, ты узнала, что лис - не Секретарь?

- Не сразу, - замялась нянька, а потом возмутилась, - Что это за допросы? Я не в застенках инквизиции, что бы меня так пытали.

Фыркнула и ушла.

Крыску-Секретаря пришлось ждать дольше. Славный почти осилил всю "Сплетницу", когда она нарисовалась на горизонте.

-Что это? - подсунул он бумагу ей по нос.

Секретарь только кинула взгляд на лист и тут же ответила:

-Это изрисованная вами, а значит испорченная форма-отказ от представительства на Фэсте. Там были ещё два документа. Вы их посмотрели?

-Нет.

Не посмотрел Славный Рыцарь официальное признание Палатой мер и часов "курантов в Клоповнике" уникальными и соответствующими подвигу и регламент Фэста.

-Я не понял, причем здесь часы и три подвига?

Участником Фэста мог стать только воин, совершивший не менее трех подвигов. Герцог давно мечтал, да всё никак не мог выставить бойца. Не было у него такого заслуженного. Но он не оставлял надежды его получить, вот и выкручивался, как мог. Чаще его попытки пресекались на уровне подвига. Не считал институт геральдики и регалий пять подстреленных на охоте уток подвигом, ровно как и большой урожай, собранный в рекордные сроки. А часы, вот, признали.

-Ага, - задумчиво пробормотал Славный.

-Я полагаю, - ровным голосом сказала Крыска-Секретарь, - Что нам необходимо заявить протест. Герцог не имел права действовать за вашей спиной. Тем более признание подвигов означает именно ваше участие в турнире.

-Ага, - с тайным восхищением в голосе и надеждой подтвердил Славный Рыцарь.

У Секретаря опять стало лицо уставшей сиделки при умственно недоразвитом в самой тяжелой форме больном. И оно ничуть не смягчилось, когда, не обративший внимания на секретарское настроение, Славный имел глупость поделиться радостью:

-Правда, здорово!

Она совсем как нянька вздохнула и тоже ушла. А Славный остался в растрепанных чувствах. И от их избытка никак не мог найти себе место. Поэтому он встал к окну в своей комнате и, уткнувшись в стекло лбом, смотрел на мир и на часы, и на жизнь за окном внутренним взором, отмечая детали, но, не фиксируя их. Вот Крыска-Секретарь отловила няньку и что-то ей жарко объясняла. А та слушала, чуть ли не потупись. Не похоже на неё. Затем нянька вскинула голову и резко, судя по реакции Секретаря, ответила. Вокруг носились девчонки с ворохом бумажных гирлянд и китайскими фонариками. Плотники собирали столы прямо на площади. А рядом с ними гарцевал Прекраснейший Кавалер....

Тут Славный Рыцарь проснулся. Его друг изыскал возможность ненадолго оставить нелегкую службу при Действующей Королеве, что бы поздравить друга! А он на это и не рассчитывал.

Имея под боком товарища, коротать время оказалось намного проще. У Прекраснейшего в запасе было много интересных сплетен и пикантных подробностей про людей, о которых СэР и не слыхивал. Но ПеК так забавно о них рассказывал, что он ухохатывался. Потом они навестили подземелье Просто Профессора. Восторгу Прекраснейшего не было предела, когда он рассматривал запрещающие таблички и надписи на входе. А нижняя камера почему-то вызвала непонятный испуг. Особенно после демонстрации работы ловушек.

-Пойдем отсюда, - сказал он, - Мне второй коридор понравился больше. Тут красиво, конечно, но по мне, так мрачновато. Я - человек солнечный. В крайнем случае, полусолнечный. А все эти тайны не моё.

За ужином, тем не менее, открылся. Он вернулся к своей Прелестнице.

-Она всё осознала. Мы проплакали всю ночь, и любовь вспыхнула с новой силой.

Оказалось, что любовь вспыхнула с новой силой, когда эта Прелестница затащила ПеКа в постель.

-Мне очень нравиться Младшая Фрейлина, но с ней же дальше поцелуев не доходит!

Тут Славный Рыцарь поперхнулся.

-Ты хочешь сказать, что вы ночами только целуетесь.

Выяснилось, что не только. Он ей читал стихи, и она ему их читала.

-Ну, ты же знаешь, - прозрачно намекнул Прекраснейший Кавалер. Так как Славный Рыцарь литературными чтениями в МиФ не занимался, то совершенно потерялся с ответом:

-Нет, - наконец выдавил он, - У нас все было намного прозаичней.

-Естественно, - самодовольно усмехнулся ПеК, - Где ты, а где рифма.

Далее поведал, что, так как бабушка в очередной раз плохо себя чувствует, то маман с папа не смогут присутствовать на празднике из-за необходимости постоянно находится у одра "вечно помирающей бабули". Он взял на себя смелость и пригласил обеих дам на праздник.

-Сможешь их сравнить.

С утра пораньше прибыла продуктовая корзина от тетки. Но на специальные столы кухарка эти разносолы выставила скупо.

-Все равно все на обеде будут, - аргументировала она.

Посему Славный Рыцарь скромно ограничился селедкой фирменного теткиного посола для няньки. Прекраснейший Кавалер "ленное право первого куска" проспал и очень сокрушался по этому поводу над овсянкой.

После завтрака дарили подарки. Первой была нянька. Её очередной шедевр - свитер с серебряными оленями - Славный натянул на себя. Прекраснейший преподнес собственные стихи, переписанные в книжицу, забранную в сафьяновый переплет. Славный попытался их почитать вслух, но скоро ПеК запретил ему это делать:

-В таком исполнении начинаешь ощущать себя бездарем, - аргументировал он.

Крыска-Серкетарь поднесла адрес, написанный ажурными буквами и обрамленный замысловатой рамкой. Венчал рамку потешный герб. Славный улыбнулся, представив, как после Фэста над мордой собаки появиться новый элемент - меч. Он даже представил его в левом верхнем углу. Получалось красиво.

Затем делегации пошли одна за другой. Славный подозревал, что за дверью кабинета выстроилась очередь. И, если бы удосужился выглянуть, то убедился бы, что так и было. Подарочный столик, предусмотрительно поставленный в кабинете Секретарем, уже не помещал всех подношений, а народ шел и шел. Славный Рыцарь хотел бы поговорить с каждым, но понимал, что время поджимало, поэтому ограничивался короткими вопросами о делах, здоровье или рабочих моментах.

Часы на крыше показывали без четверти четыре. Время обеда приближалось. Появился Прекраснейший Кавалер в сопровождении двух дам. Одна из них была Младшая Фрейлина, а вторая, следуя логике, - Прелестница. Последняя вцепилась в Кавалера мертвой хваткой и всячески демонстрировала свое право на данного мужчину. На что МиФ взирала спокойно, с легким брезгливым недоумением. Славный понял - Младшую Фрейлину придется брать на себя.

Бывшая конюшня преобразилась неузнаваемо. Денники убрали, хотя в мастерской они играли важную роль маленьких складиков или кабинетиков. На их месте стояли столы и скамейки. И было весьма просторно. Но Главный Механик насупившись уселся в углу стола и демонстрировал отвращение к происходящему. Все остальные были довольны.

Только начали поднимать здравницы, появились тетушка и дядюшка. К утренней продуктовой корзине практичная женщина добавила расшитый кошелек, набитый золотыми. А дядюшка воровато подсунул трубку и кисет:

- Не уверен, что ты будешь курить. Но как мужчина мужчине я обязан подарить что-нибудь мужественное.

Вдоль стола ходили почтальон и подпасок с гармонью и свирелью. Они нудно "создавали фон", но иногда им заказывали что-нибудь конкретное за символическое вознаграждение - пятак медью. И они наяривали рядом с заказчиком, заглушая все окрестные разговоры. По мере поднятия градуса, заказов становилось все больше и больше.

Приехал Герцог "на минуточку, только поздравить". Ему налили, усадили за стол и веселье продолжалось. Славный Рыцарь выискивал удобный момент. И, таки, улучил, когда все отправились танцевать на манеж, где уже вовсю выдувал польки и вальсы сводный оркестр пожарных.

-Ваша светлость, - подсел к Герцогу Славный, - У меня есть предложение, от которого вы не сможете отказаться.

-Оставьте, - отмахнулся Герцог своим любимым аксессуаром - веером, - На свете не существует ничего, от чего я не смог бы отказаться.

-Даже если это Фэст?

Тут Герцог моментально протрезвел:

-Слушаю вас внимательно, молодой человек.

Выслушав Славного Рыцаря, их светлость ещё больше повеселел и, на радостях подхватив Младшую Фрейлину, пустился в пляс. СэР так же не остался сидеть на месте. Он отпрыгал с прачкой кадриль, провальсировал с нянькой... За столом бессменно сидели только три фигуры: Крыска-Секретарь, Просто Профессор и Главный Механик. Но вот ПиП подсел к Секретарю и робко начал что-то говорить, после чего они прошлись в полонезе и влились в толпу веселящихся. А к Главному Механику подбежала его жена. Она уже перетанцевала со всеми подмастерьями мужа, Плотника и Кузнеца. Эта маленькая полненькая женщина имела совершенно феноменальное влияние на мужа. Достаточно ей было чмокнуть его в щеку и встряхнуть за шкварник, как тот совершенно переменился. Лицо растянулось в подобие улыбки, и он пошел выделывать коленца, как миленький. К Славному подошла Младшая Фрейлина:

-Мне Прекраснейший рассказал про удивительный подвал?

-Подвал?

-Что-то вроде этого. Со страшными картинками.

-Ах, профессорское подземелье?

-Можно мне его посмотреть?

Славный сказал, что без проблем. Завтра же и покажет. МиФ уперлась и желала осмотреть немедленно. Она нудила капризным голосом обиженной девочки, которой никто никогда не отказывал. Совсем, как Разноволосая Принцесса.

-Ладно, - согласился Славный Рыцарь, - Я расскажу, как пройти. В принципе, отсюда недалеко.

Но Младшая Фрейлина надула губки и капризно заявила:

-Мне? Одной? В незнакомый лес?

Славный понял, что, действительно, промашка вышла. И самым извиняющимся и услужливым образом предложил в сопровождающие Плотника или Кузнеца - на выбор.

-Они мне не откажут. Право слово. А я пока уйти никак не могу. Уже готова вторая перемена блюд. Сейчас все снова за стол сядут.

Тут весьма кстати подскочил Герцог:

-Можно я отвлеку хозяина Клоповника? Мне нужно срочно обсудить с ним важное государственное дело, - обмахиваясь веером, спросил он МиФ. Той ничего не оставалось, как мило улыбнуться. А потом она с досадой прикусила нижнюю губу.

-Не надо узурпировать Славного, - сказала ей нянька, - Успеешь ещё.

Когда простая деревенская баба, разодетая в пух и прах, как лоскутный половичок, говорит тебе "узурпировать", это несколько сбивает спесь.

Герцог самым серьезным образом уточнил, в какой дисциплине заявлять Славного.

-Бой на мечах, - с превеликим апломбом заявил Славный.

-Там очень большая конкуренция. Разные школы. И учтите, будут не только мечи, но и палицы, булавы, секиры и много другого. Очень большая конкуренция. Может в стрельбе из лука?

-А чем награждают за победы?

-За победу на мечах - золотая аугментация - меч - победитель с левой стороны головы герба. Его двум ближайшим соперникам, если выживут - серебряная, За победу в стрельбах из лука то же самое, только аугментация в виде стрелы. Знаете, золотой меч уже дважды завоевывал некто Бог Мечей - мастер восточной школы. В этом году, это все знают, он завоюет и третий меч, но за серебряный надеются побороться. И драка будет серьезная. Может, все таки в лучники.

-Можно и лучники, но в мечи - обязательно, - поумерил пыл Славный Рыцарь. Кажется, он влип в очередную глупость. срочно требовался совет Духа Деда кшатрия.

У Славного была одна идея, навеянная туманом. Но пока праздник продолжался, требовалось его присутствие. Тем более началась самая его любимая часть - выступление цыган. Затем снова сели за столы, а потом снова танцевали. К Герцогу подошел фейерверкер, он же Великий Мастер Огня Шо и стал объяснять, что у Славного салюты всегда лучше, чем у Герцога. Хорошо, что он говорил на таком ломаном языке, которого Герцог не понимал, поэтому радостно улыбался и кивал в ответ. Славный оттащил Мастера Огня в сторонку и объяснил, что он единственный и, как следствие, неповторимый, но некоторые вещи Герцогу говорить не стоит. Мастер удивился, отчего это Герцог ходит без веера, считая этот атрибут частью его символа власти: "Раз ему доверили веер, он не должен им разбрасываться. Всякая путаница произойти может". Фейерверк был просто великолепным. Славный не видел, какой был на балу-маскараде, но Герцог лично ему подтвердил, что "салют дай бог каждому, а особенно Герцогу". Очевидно, к этому моменту он себя уже отделил от титула.

Не смотря, что было очень интересно, Славный, чуть ли не суча ножками от нетерпения, дожидаясь окончания праздника. Но вот за столом остались лишь самые стойкие. "Время", - скомандовал себе Славный Рыцарь и потихоньку покинул мастерскую. Однако на выходе его перехватил Шустрый.

-Это тебе.... Вам, - буркнул он, и всунул в руки маленький сверток, - от меня и Попрыгунчика.

Попрыгунчик, практически единственный друг Шустрого, после получения казначейского вознаграждения из банды ушел. От вожака он никакого выходного пособия не получил, кроме доброго напутствия:

-Вали, если тебе вольная жизнь не по нраву. И благодари, что живым отпускаем.

Это показалось Попрыгунчику и Шустрому несправедливым, и они устроили небольшой налет на бандитский общий котел.

- Он думал, что никто не знает, где он. Вот дурак, - самодовольно хвастался Шустрый.

В общем котле добра всякого было завались. Они набили полные карманы, и там еще много всего оставалось. Попрыгунчик долю Шустрого взял себе на хранение, и предложил остаться. Но Шустрый полагал, что от вожака ему нужна защита понадежней. Поэтому прихватил из доли какую-то безделушку, завернул подарок в обрывок газеты и пошел наниматься к Славному Рыцарю на работу:

-Я все могу и все умею. А к вожаку не вернусь.

-Но ты же сам хотел стать вожаком?

-Я им стану. Когда совсем вырасту.

Славный Рыцарь слишком торопился, что бы обдумать ситуацию, поэтому отправил Шустрого в свою комнату спать, отложив решение на потом.

"А здорово пока всё получается, - думал он, - холодные говорили про аугментацию, и вот, пожалуйста, Фэст. Наверное, они знали. А если они знали, то со мной ничего такого случиться не должно. Не такой уж он и страшный, этот Бог Мечей, раз я как минимум получу второе место! Если, само собой, я чего-нибудь не напутал".

Глава двадцать шестая. Перстень

Туман в качестве экрана оказался хорошей идеей. Не требовалось подбрасывать ветки в огонь. Кресало засветилось ровным голубым светом, и перед СэР любезно развернулась картинка рощи настолько светлой и прозрачной, что туда захотелось. Нашелся и человек, вернее девушка, которая обеспечила Дух Деда кшатрия.

Славный Рыцарь был уверен, что когда ДеД про Фэст узнает, похвал не оберешься. В принципе, какое-то время так и происходило, пока про турнир разговаривали, а потом, когда Славный начал хвастать Фэстом, на который он так своевременно попал, проявив чудеса смекалки, Дух Деда кшатрия разошелся не на шутку.

-Не знаю, говорят, обычный человек использует пять сотых мозга, но ты вообще им не пользуешься. У тебя голова дана только шляпу носить. И то, если нянька её на тебя напялит.

Оказалось, что для получения Славным Рыцарем пожалования на герб нужно было всего-то подать прошение. И участия Славного в каких-либо других соревнованиях и боях не требовалось. Более того, и не ожидалось, и не приветствовалось.

-Холодные задействовали все силы, что обеспечить тебе этот подарок. Ты и представить не можешь, на какие жертвы и ухищрения им пришлось пойти, - говорил ДеД противным голосом.

Ухищрения потребовались, потому что официальных представителей в этом мире у холодных не было, только адепты. Но, не смотря на трудности, они смогли подготовить необходимые бумаги. Тут им очень помогла история с ларцом. И в Клоповник уже приехал человек, который должен сообщить радостное известие Славному Рыцарю.

-И передать форму прошения, - закончил Духа Деда кшатрия.

Сказать, что Славный Рыцарь был потрясен, не сказать ничего. А ДеД добил его удивленно-разухабистым:

-Я полагаю, про реинкарнацию можно забыть? Зато встреча с тобой где-нибудь в райских кущах становиться реальностью. Я подыщу облако поприличнее. Хотя нет. Облачко не твоё. Туча с громами и молниями - в самый раз. Вовремя ты решил потешить свое самолюбие.

Кто же этот таинственный посланник, нерасторопно несущий радостное известие? Какими тропами двигается эта черепаха? А если он уже в замке? Тогда почему молчит? Кто виновник произошедшего казуса? Впрочем,в этом случае список ограничивается Прекраснейшим Кавалером и Герцогом. Но у ПеК такое событие, как пожалование дольше пяти минут не задержалось бы. Остается Герцог. Правильно про него доктор сказал - профурсетка и есть. Хотя, может, Славный сам сыграл на опережение, предложив себя на Фэст?

Славный Рыцарь поделился размышлениями с Духом Деда. На что тот резонно посоветовал не торопиться с выводами. Ну, что бы ещё раз не поскользнуться на ....на чем он там уже поскользнулся. ДеД так откровенно веселился, что и у Славного Рыцаря поднялось настроение. Может, не так страшен этот Фэст, как его малюют. Он же опытный, побывал на турнире.

-Ну да, побывал. Если бы ростовики со стихийными тебя не опекали и вещи всякие не подсовывали, не известно, чем бы турнир для тебя обернулся. Кроме того, на Фэсте не будет энергии, из которой, по сути, создан турнирный город. Её вообще не будет. Совсем как там, где ты сейчас. Никаких левых подпиток.

Славный снова пал духом. Но не таков был Духа Деда.

-Чего куксишься? Все ж нормально! Отказаться ты, естественно, уже не сможешь, это не по ведам упанишад. Немного фехтовать умеешь. До Фэста почти два месяца, то есть, у нас куча времени. Я поговорю здесь с кем надо и разузнаю по подробней о твоем Боге Мечей. Какой нормальный боец возьмет себе такое имя? Это подозрительно. Поговорю с холодными. Они наверняка захотят помочь. Да и остальные тоже. Ты, как я посмотрю, всем забот добавляешь. Не даешь скучать! Это хорошо. Да, ещё найдем тебе приличного учителя. Плюс занятия со мной по утрам. По-моему шикарный план.

Они договорились встретиться завтра, потому что сейчас главным было выспаться. Славный Рыцарь считал так же.

Нянька к первому завтраку Славного Рыцаря и не ожидала. Но ко второму она решила сон выкормыша потревожить, потому что Плотник с подмастерьями давно ждал сигнала к началу работ по возвращению мастерской прежнего вида. Он предупредил, что дольше, чем до второго завтрака простаивать не может.

Нянька заглянула в комнату Славного и обнаружила непорядок - лоскутное покрывало под кроватью. Каково же было её удивление, когда из него она вытряхнула Шустрого.

Скандал разгорелся не на шутку. Сначала они выясняли, кто ест кто шепотом, но затем нянька повысила голос, а Шустрый перешел на визг. От его дисканта в четвертой октаве закладывало уши. Спать под такой аккомпанемент мог только глухой.

Славный присел, с трудом разлепил глаза и обнаружил, что в кровати он не один. Откуда-то из глубин выскребалась Младшая Фрейлина. Она окинула компанию удивленным взглядом и потребовала:

-Ушли все отсюда. У меня к хозяину Клоповника конфиденциальный разговор.

-Я только хотела сказать, - с достоинством произнесла нянька, - Что завтрак готов.

-Нянюшка, - попросил СэР, - А нельзя ли друга Шустрого в порядок привести. Постирайте его, что-ли. Отскребите. Не возьмет скребок, попробуй пемзу. И переодеть. А ты, - это уже Шустрому, - Будешь готов - найди меня. И няньку слушай - она здесь самая главная (грубая лесть). А я сейчас буду.

Славный Рыцарь, порадовался, что вернувшись с поздней, или ранней, тут смотря как считать, прогулки не нашел в себе сил раздеться. Так что все выглядело вполне прилично.

Младшая Фрейлина, только их оставили одних, прильнула к Славному Рыцарю горячим телом и томно заговорила:

-Я не шутила, насчет дела. Я хотела передать, что все бумаги на высочайшее пожалование готовы и вам остается....

Огромным усилием воли подавил Славный желание свернуть ей шею немедленно.

-А вчера, по приезду сказать об этом было нельзя? - спросил он очень ровным голосом, таким, когда эмоции захлестывают, но нет достаточно ярких, соответствующих моменту определений.

-Я хотела, - возмутилась МиФ, - Я просила проводить меня в ваше, это... подземелье.

-Зачем?

Младшая Фрейлина ещё плотнее приникла к Славному Рыцарю и игриво замурлыкала:

-Хорошие известия надо говорить в приятной и романтичной обстановке, не правда ли?

СэР хотел признаться, что неправда, но как-то само собой вылетело:

-В какой же ещё?

За завтраком Герцог с компрессом на голове, потягивал винцо, не смешно шутил и расточал комплементы Младшей Фрейлине. Прекраснейший Кавалер как мог, выказывал возмущение поведением Славного. Он делал презрительное лицо и уничижительно смотрел в лорнет. Но так как состояние его было не многим хуже, чем у Герцога, то лорнет постоянно падал, а презрительная гримаса не получалась. Прелестница сидела с видом обиженного верблюда. На неё никто не обращал внимания.

Славному скоро стало скучно в этой компании, и он, сославшись на дела, сбежал к плотникам. Здесь его и нашел Шустрый.

-А что это вы тут делаете? - удивился он.

-Помогаю восстанавливать мастерскую, - охотно объяснил ему Славный Рыцарь.

-Да разве господское это дело, - неодобрительно отозвался об этом занятии Шустрый, - Ни господа, ни разбойники работой рук не марают.

Тут уж неодобрительно ответил Славный:

-Те не марают, у кого они из задницы растут. Спеси много, а уменья мало. Я и посуду мыть умею, и стирать, наверно. Ещё не пробовал. Один не пропаду. Ты что умеешь делать?

Из всех перечисленных талантов, Славный оценил только быстрый бег, а про остальное сказал: "мура".

-Сейчас ты будешь мне помогать на подсобных работах. ...Ты, кстати, читать-писать умеешь? Нет?

Славный, как только выяснил, что его новый сотрудник грамоте не обучен, тут же сообразил, как половчее сможет от него избавиться. И хотя Шустрый утверждал, что вся эта наука - "тоже ещё та мура", Славный Рыцарь серьезно предупредил:

-Мне неучи не нужны. Если к концу года выучишься читать и писать, оставлю в Клоповнике. А иначе - свободен. Никто тебя не держит. Или с завтрашнего дня начнешь учиться.

Шустрый согласился учиться, и его определили в ученики к Просто Профессору. Вскоре выяснилось, что это было самое верное решение. Оказалось, этот чудо-ребенок совершенно не может спать один. Ему сначала выделили отдельную комнату, но уже в полночь он пробрался к Славному под кровать. Его унесли назад, а он почти тут же вернулся. Наутро Крыска-Секретарь с нянькой выяснили, что есть у него один страх - боязнь привидений. Пришлось ПиПу приладить в комнатушке при лаборатории дополнительный топчан. Со временем Шустрый привык спать в отдельно. Но при этом двери должны быть открыты в комнату, где или кто-то есть, или огонь горит.

Младшая Фрейлина задержалась на четыре дня, но до профессорского раскопа так и не дошла. Просыпалась она только к обеду и исключительно в комнате Славного Рыцаря. Он был не против, хотя здоровья ему явно не хватало - утренние тренировки ДеДа были суровыми. Затем МиФ с Герцогом придумывали, чем бы развлечься. Игры были шумными, но веселыми. Герцог вообще был горазд на выдумки. Они навестили цыган и долго пели и танцевали с ними. Затем устроили засаду на лиса совмещенную с пикником. Видели они лиса или нет - не известно, но устали, прыгая через канавы и водя хороводы вокруг дуба, изрядно. Были ещё домашние игры с литературным уклоном и пение романсов под старый клавир. Славный Рыцарь не знал, что у этого инструмента, используемого всегда в качестве столика, есть клавиши. Потом за Герцогом приехали из дома. Пока отец семейства развлекался, вся его семья сидела на чемоданах. В Столице начались выезды - балы, и отсутствие Герцога неоправданно задерживало. Экипаж увез его и Младшую Фрейлину, которая пустила слезу по такому поводу. СэР хоть и делал скорбное лицо, но вздохнул с облегчением. Милая девушка вымотала его дальше некуда. Кстати, на счет её у Славного Рыцаря с Прекраснейшим Кавалером произошли некоторые трения.

-Мне кажется, что вы там не только стихи читаете, - обиженно сказал он.

Уставший Славный признался:

-Совсем не читаем. Она, может, и хотела бы, да я слишком устаю. Ей что, проспит до обеда, а у меня хозяйство. Мне же в пять-шесть утра каждый день надо вставать.

Даже математических знаний ПеК хватило для рассчета:

-Так у тебя на сон меньше пяти часов получается?

СэР признал, что так и есть, меньше. Не стал уточнять на сколько. Прекраснейшего эти подсчеты совершенно успокоили. И он стал сам сетовать на жизнь. После отъезда Герцога, Прелестница ноет каждый день, что ей скучно и её здесь не любят. Тут она была совершенно права. Жители Клоповника объединились в своем презрении к ней. Даже нянька сказала, что маман у ПеК - умничка. От этой девицы, действительно, за версту тянет охотницей за чужим добром, а так же лживой, беспринципной и непорядочной стервой:

-Если приспичит, она родную маму прибьет и станцует на могилке. Бросить Младшую Фрейлину ради этой гусыни, - охала она, - Где глаза у парня?

Через три дня после отъезда Герцога, Прекраснейший Кавалер с Прелестницей покинули Клоповник. Всё успокоилось и вошло в размеренный ритм. Если не считать тренировок.

Система, которую придумал Дух Деда кшатрия при содействии, кажется, всех кланов, была проста и весьма эффективна. В первое же утро ДеД похвастался, что мокрые одолжили ему мороков. Правда, о том, что над ними поработали холодные, предупредить забыл. От тумана отклеились три бесформенных чудища (ДеД сказал, что здесь форма значения не имеет) и пошли на Славного. А тот стоял со снисходительной улыбкой и ждал. Рубили их, знаем. И дождался. Атака началась внезапно. Оружие у мороков оказалось не в пример турнирному, намного более реальное. Кроме того, каждый пропущенный удар прописывался по телу небольшими разрядами молний, оставляя синяки без ссадин.

-Справа пошел! Слева пошел, - азартно руководил Дух Деда чудищами.

-Ты кого учишь? За кого болеешь?- возмутился Славный Рыцарь, и тут же пропустил чувствительный тычок справа.

-Не смей критиковать методику старших. А ну, ребята, наподдайте.

Славный Рыцарь усердно осваивал науку боя утром и закреплял пройденное вечером. Несколько раз потянул мышцы. Хорошо, что бабка-знахарка оказалась поблизости. Она в этом году вела себя не совсем типично. Из лесной избенки практически переселилась в Клоповник. Никто в претензии не был, но это было странным. Ещё более странными показались Славному брошенные ею слова, когда она рассматривала синяки:

-Левый локоть не задирай.

Через неделю Славный Рыцарь уже с усмешкой вспоминал первый тренировочный бой. Какие неловкие и элементарные движения.

Земля остывала. Она готовилась принять снег. По утрам туман не стоял густой стеной. Его приходилось выискивать. А скоро он обещал вообще исчезнуть. Это Славного беспокоило больше всего. Дух Деда кшатрия сказал, что подземелье для тренировок не годится:

-Это ж резервуар с энергией. Её при желании можно разглядеть. На Фэсте такой подкормки не будет.

В одно холодное утро на разминку за Славным увязалась бабка-знахарка. Как СэР её не убеждал, что нечего ей там делать, она молча споро брела рядом, совершенно как нянька поджимая губы.

Славный с отчаянием огляделся вокруг, туман закончился. Один пар валил из-за рта, но его в нужном количестве не надышишь, даже если привлечь к делу бабку-знахарку. А она тем временем насобирала сушняк и приказала:

-Давай кресало и можешь начинать.... Чего замер? Думаешь, мы тут в глуши за новостями не следим? Знаю про турнир. Повезло раз, не значит, что повезет два. Удачу нужно планировать.

Она развела костерок. И когда проявилась картинка, ДеД перво-наперво поздоровался с бабкой-знахаркой: "О-о, приветствую, Дурга Кали" - "Тогда уж Морриган", - по-девичьи игриво хихикнула та.

-Может и со мной кто-нибудь поздоровается? - спросил СэР.

-У моего ученика нет терпения.

-Это большой порок для воина, - подтвердила бабка-знахарка, - А ещё он совершенно не пользуется потоком.

-В его мире это трудно.

-Трудно, но возможно, - не согласилась бабка-знахарка. И почти без перехода:

-Вы готовы, мальчики?

-К чему? - скептически поинтересовался Славный Рыцарь. Бабка-знахарка слегка хлопнула рукой по мерзлой земле. Этот жест Славный знал очень хорошо и изготовился увязнуть. Но вместо зыбучих песков с поверхности начали подниматься совсем необычные грязевые мороки, как будто всю жизнь там лежали и ждали.

Бабка-знахарка подкидывала ветки к кресалу и с интересом наблюдала, как Дух Дед кшатрия проводил тренинг. Тот старался перед ней показать своё мастерство гуру. Но у Славного, как нарочно, с грязевыми мороками все шло наперекосяк. Катана в них вязла, и её приходилось выдергивать, на это уходили драгоценные секунды. К тому моменту, когда он приспособился рассекать их одним ударом, Славный Рыцарь совершенно вымотался. А все потому, что противники были вооружены не мечами, а чем-то, напоминающим глефы. Только в отличие от этого копья, древко было короче, а рубящая часть - длиннее. Поди, достань. Дух Деда назвал эти штуки Гуань Дао, а бабка-знахарка - бисэнто. Но были эти Гуань Дао-бисэнто плотными, как монолит, тяжелыми, как он же. Славный убедился в этом, ловко отрубив мороку руку. От руки он ушел, а от Гуань Дао - нет. Чувство было такое, как будто чугунный утюг на ногу уронили. Глаза непроизвольно налились слезами и крепко зажмурились.

-У-у, - только и смог сказать Славный.

- Да вы, господа, его к чему готовите? Может, так капусту и шинкуют, но на Фэсте не оценят. Не вижу я этой сече изящества, - услышал СэР новый голос, присоединившийся к беседе учителей. Рядом с бабкой-знахаркой сидел лис и хмуро взирал на происходящее.

-Вот и мне показалось, - поддержала лиса бабка, - Что мальчик совершенно не может рассчитать силу и глубину удара, как режущего, так и колющего. Хотя уходить научился. А принимать - нет.

-Зато обводит и отбивает нормально, - вступился за ученика Дух Деда кшатрия.

-Надо менять хват, - сказал лис, - Приличный двуручный меч он не отобьет. Даже если катана выдержит. Пусть хотя бы научится менять траекторию. Мо, что-нибудь придумай с латами для мороков. Что бы приблизить, так сказать, реальность.

-Есть одна идея, - сказала бабка-знахарка.

"Я сморю, тут всё больше специалисты собрались", - с горечью подумал Славный Рыцарь. "А ты как думал, - довольно ответил ему Дух Деда, - И ты это, кстати, прекращай крошить всех. Лис правильно говорит. Твое дело разобраться с латами, если таковые будут. И немного достать противника". - "Всего-то?" - "Да, - встрял лис, - ничего сложного". - "Завтра морокам дам боевой молот - чекан или клевец - и моргенштерн - пусть привыкает к разнообразию" - "Каму можно", - любезно подсказал ДеД. "Можно и каму", - согласилась бабка.

-И сколько тебе говорить - левый локоть не задирай. Сейчас покажу, как брать катану двойным хватом. Все-таки двумя руками надежней тяжести принимать.

Уже через день бабка-знахарка модернизировала мороков. Они были одеты в подобие каменных лат, но если Славный Рыцарь протыкал их глубже положенного, мороки или брызгали грязной водой, или громко лопались, обдавая его липкой грязью. Все, за исключением Славного, очень веселились. А тот никак не мог приспособиться к новой постановке рук.

-Что хватаешь правой, как девку за титьку, - издевалась бабка-знахарка, - Ослабь руку. Да не эту. Вот бестолочь.

"Так с ним и мучаюсь", - тут же вздыхал Дух Деда. "Тяжелая досталось доля", - поддакивала бабка-знахарка. Только лис молчал и энергично чесал за ухом.

Славный Рыцарь очень зауважал лиса, за то, что не позволял себе хамских выходок, на ошибки указывал с пардоном. Он бы его полюбил, если бы тот не фонтанировал изуверскими идеями для "приближения условий тренинга к реалиям Фэста".

В одно прекрасное утро Славный Рыцарь понял, что больше не выдерживает. Он прямо об этом сказал:

- До Фэста не дотяну. Надо отдохнуть.

Дух Деда и бабка-знахарка задумались. А лис поддержал:

-Конечно, надо. Пусть денек отдохнет.

Славный, который рассчитывал как минимум на неделю, срок не устроил.

-Если уж отдыхать, так что бы почувствовать, что отдыхаешь. Три дня, - нашла компромисс бабка-знахарка, - Тем более мне срочно надо на ферму "За вязами".

Главному тренеру - Духу Деда кшатрия пришлось уступить большинству.

Славный вернулся домой и принципиально завалился в кровать, что бы осязать три выстраданных выходных в полном объёме. Он бездумно лицезрел потолок, пробуя разобраться хорошо ему, или очень хорошо, когда в дверь поскреблись.

-И как вам мой подарок? - робко поинтересовался Шустрый. Он, оказывается, думал об этом все время.

-Сейчас посмотрим, - ответил Славный Рыцарь. Подарок нашелся быстро и был с трепетом подан хозяину прямо в кровать. СэР лениво содрал обертку.

-Это великолепно, - сказал он Шустрому, - Всегда о таком мечтал.

Сказал для приличия, что бы парня не обидеть. Довольный Шустрый убежал прочь, а Славный так и остался смотреть на перстень-печатку. И чем дольше на него смотрел, тем интересней подарок становился. Это был древняя фамильная печатка рода Рыцарей. Изрядно вытертая, но вполне читаемая. Печатка времен Справедливого Рыцаря, если полузатёртая гравировка с обратной стороны не врала. Но главное, это был тот самый родовой герб, о котором столько говорил Доктор. Что за три точки в голове герба не разглядишь, а вот "след неизвестного животного" был виден отчетливо.

"Какие сложные петли завязывает иногда судьба, - подумал Славный Рыцарь, - мой предок потерял это кольцо. Конечно, потерял. Просто так он его не отдал бы. Некто подобрал, но не успел переплавить. Его, предположим, ограбили. А потом обворовали грабителей, что бы подарить мне. Эдакий привет из прошлого. А уж как обрадуется доктор!"

Глава двадцать седьмая. Легенда

Полный и всеобъемлющий отдых Славный Рыцарь выдержал только до завтра. Потом его деятельная натура и нерастраченная энергия потребовали выхода. Он посидел в кабинете. Сделал очередную вылазку в бальную залу. Однако самое интересное, на его взгляд, там уже закончилось. А после обеда оседлал Рыжего и поехал к Доктору.

Рыжий был рад прогулке, может, он с удовольствием перешел бы на галоп, но хозяин хотел пофилософствовать, и размеренная рысь тому способствовала больше.

"Что-то в этом году ко мне в руки попадает много антиквариата, - думал он по дороге в город, - И больше фамильного. Какое-то свидание с предками получается".

Адрес Доктора не изменился. Изменилась манера встречать гостей. Никто не стал затаскивать Славного в дом. Дверь открыл парень альбинос - его ученик.

-Кого надо? - не любезно спросил он.

-Доктора, - вполне логично ответил СЭР.

-Заходи, - шмыгнул носом ученик и слегка посторонился.

-А кого здесь ещё можно найти? - заинтересовался Славный. Ему показалось странным, что, постучав Доктору, можно спрашивать кого-то ещё.

-Меня, - внес ясность ученик.

"Лаконично, но, по сути, верно", - согласился Славный Рыцарь с ним мысленно.

Доктор очень обрадовался находке - подарку.

-А эти три точки - первые пожалования. Так-так-так.

Он взял лупу и попытался прочесть гравировку.

-Можно предположить, что эта печатка досталась Вашему предку Пятому Рыцарю от отца, Четвертого Рыцаря - Хитрого. В некоторых документах его ещё называют Копейщиком или Копьеносцем. И если учесть, что при нем были добавлены две аугментации, а Справедливому пожалованы две стрелы, а здесь всего три точки.... О чем это говорит?

-О чем? - не стал задумываться Славный Рыцарь.

-Что печать Справедливый получил, будучи ребенком. Скорее всего, до того, как Рыцарь Хитрый был пожалован первый раз розой. Значит, его отец передал Справедливому печатку на хранение перед Розовым походом, прекратившим Розовую войну.

-Каким походом? - почему-то Славный Рыцарь о таком не помнил.

-О-о. Это очень красивая легенда. Несправедливо забытая, - Доктор поудобней уселся в кресло, - Вы ведь не торопитесь?

Славный признался, что до послезавтра он совершенно свободен.

-Чаю? - любезно предложил Доктор.

-Спасибо, нет.

-Угадали. Чая нет, кофе - нет. Вообще ничего нет. И за это отдельная благодарность моему ученику, - грустно признался Доктор, - Давайте договоримся. Я вам рассказываю легенду, а вы делитесь опытом изгнания или наказания скверных учеников.

Тут он подался вперед и тихонько заговорил, затравленно озираясь на дверь:

- Не могу сладить. Начал он с еды. Сначала потиху, а потом и в открытую. И чем дальше, тем больше. Постоянно за мной следит. А в последнее время стал подворовывать. Что б его не искушать, стараюсь денег в доме не держать. Право слово, раздал все долги, и даже кое-что дал в долг. Но он ходит недовольный и обещает поколотить. Вчера отказался носить чемодан.

Я в недоумении.

-Так что вы сразу его на место не поставили? - удивился Славный Рыцарь.

-Он большой и тяжелый.

-Знаете, был у меня Верный Оруженосец. Он, в отличие от вашего парнишки, был неплохой, но очень неорганизованный. И мне помог случай.

Славный Рыцарь без утайки поведал про любовное средство "Красная обезьяна" и последствия от него.

-Главное нанять умную сиделку, - закончил он свой рассказ.

-Очень любопытно, - задумчиво пробормотал Доктор, - А теперь мой рассказ про Розовую войну, и о том, как поход Четвертого Рыцаря помог её остановить. Сначала немного истории. Можно сказать, эта история началась в Индии, когда хранитель Вселенной - бог Вишну в раскрывшемся бутоне розы увидел спящую красавицу и разбудил её поцелуем. На Востоке, безусловно, эти цветы довольно большие, раз в них помещаются прекрасные женщины. А Вишну полюбил, женился и сделал Лакшми богиней красоты. Оттуда, мне кажется, и пошла мода почитать этот цветок священным. Я говорю сейчас про белую розу. Из роз сделаны четки Богородицы. Персы считают, что она появилась из пота их великого бога Аллаха. А теперь перенесемся из далекой Индии в Германию. Весной их языческий бог огня Локки смехом прогонял зиму. Снег сходил, а земля покрывалась розами. В данном контексте, я полагаю, речь идет о шиповнике. Это все равно роза. Впрочем, нас интересует не Локки. Красная Роза согласно множества преданий произошла от белой, когда белые лепестки окрасились чьей-нибудь кровью. Может поэтому в Германии красная роза - символ меча и смертельной раны. Я не слишком издали начал?

Славный, деликатно подавив зевок, уверил, что пока все очень интересно.

-Тогда я продолжу.

-Может, пошлем вашего ученика за ужином? - предложил СэР и, не дожидаясь согласия Доктора, подскочил и резко открыл дверь. Звук падающего тела и стоны подсказали, что Доктор не зря разводил таинственность.

-Так, - скомандовал Славный Рыцарь, - Метнулся в трактир моей дорогой тетушки. Знаешь, где он? Правильно, за углом. И то хорошо. Скажешь, что бы в долг дала три ужина. Понял?

Славный захлопнул дверь. Доктор восхищенно смотрел на него:

-Как вы так с ним. У меня ни за что бы не получилось.

-Доктор, не отвлекаемся. Что там с моими предками?

Розовая война разгорелась на цветочной ярмарке. Поссорились два почтенных семейства: Северной Пустоши, которые представили снежно-белый цветок розы. Совершенный, как само совершенство, так в архивах записано. И Семейство из Горячих Гейзеров, блеснувшее винно-красным цветком с пьянящим ароматом, слегка отогнутыми.... Там очень подробное описание. Автору, очевидно, красная роза понравилась больше. Эксперты не смогли отдать предпочтение какой-либо из них. Тогда устроили общее голосование, но голоса разделились поровну. Пошли за ответом к Действующим Королям. Но даже августейшее семейство не было единодушным в решении. Тогда ДКа, далекий предок нашего Действующего Короля, сказал, то такой спор может решить только бог и случай. Оба семейства восприняли его слова буквально. Так случайно оброненная фраза развязала войну. Начали собирать сторонников и приверженцев по всей стране. Да что там, по всему миру.

К Хитрому Рыцарю, который тогда еще не был Хитрым, а всего лишь сыном Разумного и молодым мужем, первыми приехали представители Северной Пустоши. Рыцарь сказал, что в ботанике не силен, но если прилично заплатят, то он послужит месяца три. Все выполнил согласно уговору. Но когда возвращался домой, встретил по дороге вербовщиков из Горячих Гейзеров. Им Рыцарь так же сказал, что не сильно разбирается в растениях, ну, и т.д. Заключили контракт ещё на три месяца. Через пол года, по дороге домой, сторонники белой розы попробовали силой принудить его служить в их армии, но Рыцарь быстро и ними разобрался и выставил встречные претензии. Его вспомнили и снова возобновили договор найма. Полтора года рыцарь мотался из одного стана в другой. Снискал в обоих лагерях уважение за храбрость и мудрость. И за какую бы сторону он не воевал, та обычно брала верх. Противники устраивали за ним настоящую охоту. Много интересных приключений. В летописи так и написано "много разных приключений пережил, пока ему все это не надоело". Но за это время получил прозвание Хитрый Лис из рода Рыцарей, или просто Четвертый Рыцарь - Хитрый. И вот, воспользовавшись влиянием тогдашнего Действующего короля, которого тоже не устраивало, что люди воюют не по политическим, а по ботаническим соображениям, организовал он встречу конфликтующих сторон. Попросил временного перемирия на полтора года. Все согласились подождать. А Четвертый Рыцарь из рода Рыцарей обнял жену, поцеловал ребенка и уехал в поход, в последствии названый Розовым...

На самом интересном месте объявился ученик. Небрежно швырнул корзину с ужином и споро пошел на выход.

-Вторую корзину тащи, - приказал Славный Рыцарь.

-Какую такую вторую? - очень правдоподобно и нагло соврал ученик Доктора.

-Дружок, не забывай. Я ужин заказал у тетушки. Что и как она собирает, знаю. И я - не Доктор. Кстати, Господин Доктор, а можно я ему глаз выколю? Как с корзинами: было две, стал один. Одна.

-Да как можно, - возмутился Доктор, но быстро передумал, - Как можно подумать, что я откажусь от такой возможности! Колите оба. Тогда я смогу посадить его на паперти. Станет жалостливо просить милостыню. Хоть какой прок от него в доме будет. Слепых молоденьких больше жалеют. У Овидия так и написано....

- Подавитесь вы совсем, - испугался ученик, хотя и хорохорился - Не очень-то мне ваша жратва нужна.

Вторая корзина оказалась прямо за дверью и была не в пример разнообразней первой. Славный попросил ученика как-нибудь сервировать стол, а сам продолжил слушать легенду.

Прошло полтора года. Холодная война роз продолжалась тайно и по-подлому. Но вот подошел СэРок. Враждующие семейства стали по разные руки Действующего тогда Короля в его летнем дворце и повторяли затасканные аргументы:

-Белая роза - символ чистоты помыслов. Она совершенна и чиста.

-Красная роза- эмблема отваги и мужества. Она элегантна и пьянит, как сражение.

И тут в залу вошел Хитрый Рыцарь. С ним были три нукера. У каждого в руках было по шкатулке.

-Предупреждаю, - сказал Рыцарь четвертый Хитрый, - что каждая семья может взять только одну.

Открыли первую. Там лежала бархатная чайная роза необыкновенной красоты. Все присутствующие признали, что она и совершенна, и элегантна. Крупный цветок с глянцевыми, капризно закрученными лепестками. За право обладать ею чуть не вспыхнула новая война между семействами. Но Хитрый Рыцарь открыл вторую шкатулку. И там лежала роза. Вернее, ветка розового куста. Часть густо-розовых бутонов были круглыми шариками, а распустившиеся имели возмутительный, извините, изумительный сизо-голубой окрас с яркой пурпурной окантовкой. Тут у враждующих сторон глазки разбежались, и они начали горячо совещаться. А тем временем пришла пора открыть третью шкатулку.

-Кто-нибудь из вас может рискнуть и забрать шкатулку, не открывая, - сказал Хитрый, - но предупреждаю, что бы потом не было разочарований. Она может быть пустой, а может и не быть. Вы не представляете, скольких трудов стоило найти эти два экземпляра.

-Вы хотите сказать, что в третьей шкатулке ничего нет?

-Я хочу сказать, что в третью шкатулку я лично ничего не клал. Попросил жену её заполнить. А чего она туда сунула или не сунула, понятия не имею.

Семейства вновь начали совещаться. Затем предложили тайно известить его Величество о принятом решении. Семейство Северной Пустоши выбрали первую шкатулку, а Горячие Гейзеры - вторую. И все потребовали посмотреть, что жена Четвертого Рыцаря - Хитрого положила в третью.

-И что там было? - Славный даже жевать перестал.

-Роза. Да такая, что все Семейства заткнулись и тихонько разошлись. Огромный цветок с изрезанными листьями. Внутри лепестки были густо-красные, а снаружи - серебристо-белые.Вот что там было. Кстати, за этот подвиг ваш доблестный предок получил в герб? ... - тут Доктор в очередной раз многозначительно замолчал.

-Что? - не выдержал ученик. Он после сервировки никуда не уходил, а слушал, развесив уши, уплетая за обе щеки ужин свой и Доктора.

-Полагаю, розу, - догадался Славный Рыцарь.

-Неужто?

-Именно так, - подтвердил Доктор, - Вот какая замечательная легенда. И вернемся к перстню. Я мог бы попробовать идентифицировать след. Но потребуется время.

Славный печатку оставлять не рискнул, заметив жадный взгляд ученика.

-Я оттиск оставлю, - извиняясь, попросил он.

-Само собой, - догадался Доктор о причине сомнений, - Я и сам хотел это предложить.

На том и порешили.

Если кому-то интересно, расскажу вкратце о судьбе ученика Доктора. Не прошло и недели после посещения Славного, как ученик в очередной раз немного ограбил Доктора и подался в разбойники. Лучшего подарка для учителя он сделать не мог. Доктор ходил радостный и подыскивал нового слугу, отказавшись от учеников вовсе:

-Плохой из меня учитель.

Однако не прошло и десяти дней после бегства, как ученик вернулся - разбойничья жизнь оказалась не сахар. Доктор долго сопротивлялся, но, в конце концов, согласился вернуть заблудшую овцу. Но не в качестве ученика, исключительно в услужение, строго оговорив условия. Побег оказал благотворное влияние на мировоззрение бывшего ученика, а ныне слуги, так что обошлось и без "Красной обезьяны"

А Славный Рыцарь, после беседы с Доктором, решил навестить лиса. Тот сидел под дубом.

-Знаешь, а у меня был предок, Четвертый Рыцарь - Хитрый. Если полностью - Хитрый Лис.

-И что? У меня самого предков, хоть отстреливай. Может, и славные есть. А уж потомков... Снег завтра будет.

Славный удивился, откуда такое предвидение.

-Почувствуй поток. Он пульсирует. И это не только энергия земли, но еще и энергия информации.

-Ты снег слышишь?

-Я - нет, а дерево - да. Ты сядь и почувствуй.

Славный послушно уселся.

-Что чувствуешь? - поинтересовался лис через некоторое время.

-Чувствую, что замерзаю, - признался СэР.

-Иди ты домой. Отдыхай. Через день тренировки.

Но у Славного были свои планы на вечер. Ему хотелось подвига. И не какого-то отвлеченного, а конкретного повторения подвига Четвертого Рыцаря - Хитрого Лиса. По дороге он обратил внимание на зайцев. Их трудно было не заметить, они уже поменяли шубки. Из-за отсутствия снега смотрелись в голых полях нагло, как яркая заплатка на вылинявших брюках. Глядя на них, Славный Рыцарь подумал, что неплохо было бы поймать парочку хоть для чего-нибудь. Память услужливо подсунула образы вечно обиженных Пастушки и Свинаря. Вот кого надо мирить!

-Я сейчас, - сказал СэР лису и рванул.

К дубу подошла бабка-знахарка.

-Чего это он?

-Силу девать некуда, -неодобрительно ответил лис, - Я поражаюсь. Как такой талант достался такому безголовому парню.

-Природа не складывает все яйца в одну корзину. Чего-то дала, чего-то придержала. А чуйка, нюх поисковика, у него от прабабки по материнской линии.

-Но можно уже догадаться, что не просто так идет информация?

-Главное, добрый. Старательный. Да рази можна такую мощу непонятно кому? Беды не обересся, не расхлебаисся.

Тут и Славный Рыцарь подошел. В каждой руке у него было по зайцу. Они иногда, когда им казалось, что хватка ослабла, брыкались, но в целом вели себя смирно.

-Вот, - похвастался СэР, - Поймал. Чуть не убили меня. Знаете, какие ноги у них сильные? Боевые зайцы!

На все вопросы, мол, зачем ему зверушки, отвечал загадочно:

-Надо. Есть одна идея.

На Рыжего с зайцами ловко вскочить не удалось. Умный конь косил на хозяина и упорно от него пятился.

-Подержите кто-нибудь, - жалостливо попросил СэР.

-Твои зайцы, тебе и держать, - резонно ответила бабка-знахарка.

Но потом смилостивилась и под уздцы коня взяла. И от предложения подкинуть до Клоповника не отказалась. Взлетела ласточкой. Уселась сзади поудобней и приказала:

-Гони.

Хотя отлично понимала, что для этого Славному надо отрастить третью руку. Почему-то зверьки на коне ехать не хотели и начали вырываться с новой силой. СэР спешился. Его миссия была слишком ответственна, что бы зависеть от настроения глупой лошади.

-Что я говорил? - подвел итог лис, глядя на быстро удаляющегося Славного.

-Ага, завидуешь. Я сейчас в Клоповник прискачу и продолжение увижу, - ухмыльнулась бабка-знахарка, - Не боися. Завтра расскажу в подробностях.

Славный Рыцарь скоро прибыл в замок. Ему в последнее время легко удавались подобные финты. Быстро входил в повышенный скоростной темп и быстро восстанавливался. Даже научился дозировать и контролировать процесс. В Клоповнике сразу прошел на скотный двор.

Пастушка и Свинарь мирно пили чай с баранками, когда на пороге появился хозяин:

-Вы оба здесь? Очень хорошо, - Он приветливо улыбнулся, - приятного аппетита, но у меня есть к вам дело. Может, выйдем во двор. На нейтральную территорию?

Свинарь и Пастушка пожали плечами, вышли. И Славный повел разговор:

-Я понял, что необходимо для вашего примирения. Вы работаете с животными.... И все животные одинаково полезны... - сказал и удивился. Когда он мчался к ним, то составил короткий спич. Эта была убедительная и аргументированная речь. Но как только он открыл рот, то обнаружил, что от неё остались лишь некомплектные обрывки фраз. Он честно произнес этот набор и понял, что говорил ерунду. Поэтому финал получился хоть и торжественный, но скомканный:

-И что бы продемонстрировать это, я предлагаю.... Выбрать каждому по животному, которых я держу в руках. В правой и левой.

Как ни странно, но это и Пастушка и Свинарь поняли.

-Моё в правой, - быстро сказала Пастушка.

-Ладно, - согласился Свинарь, - Мой в левой.

Славный вздохнул с облегчением и достал руки из-за спины. Более того, он ослабил хват, что бы зайцев смогли забрать. Но в этот момент зверьки судорожно дернулись и освободились. Какое-то время троица внимательно смотрела, как они зигзагами уносятся в лес.

-Ну, как-то так, - рассеянно пробормотал Славный, заполняя паузу.

-По-моему, - задумчиво сказал Свинарь, - Мой был жирнее.

-Вот и нет, - парировала Пастушка, - Мой.

-У тебя из жирного одна задница....

Славный Рыцарь сообразил, что лучше уйти потихоньку. Спор разгорался, и начали всплывать давние обиды.

"Нельзя повторять чужие подвиги, - размышлял Славный, - Надо совершать свои. Хотя, может, я просто поспешил? Ни нукеров не взял, ни шкатулок не приготовил. Опять же, причем тут зайцы?"

Глава двадцать восьмая. Шпион

Славный Рыцарь сидел, привалясь к дубу. Бабка-знахарка сидела, привалясь к дубу. Лис сидел привалясь к дубу. Если бы дуб мог, то и он сам к себе привалился. Информация, которую подбросил Дух Деда кшатрия требовала углубленного осмысления.

Бог Мечей, как и предполагал ДеД, оказался не просто темной лошадкой, а бывшим быстрым, разжалованным из клана по собственному желанию. Долгое время он пропадал в неведаных краях, где по агентурным данным, сеял злое, бессмысленное и вредное, а именно, внедрял военные тайны и стратегии в слабоагрессивные народы севера. Его учение дало некоторые плоды: адепты вовсю насаждали веру в превосходство силы над разумом. Так что у него появилось свободное время. Он решил потешить свое самолюбие и стал участником Фэста, где равных ему не было, да и быть не могло. Вопрос теперь состоял в том, что стоит ли Славному Рыцарю доходить до финала, или сдаться СэРазу по приезду.

-Кто-то должен быстрого остановить. Свое черное дело он сделал, так что может и назад возвращаться, - размышлял Дух Деда, - Я за финал.

- Не верю, что они не произвели сравнительный анализ и статистику боев, - как-то сумеречно сказал лис.

-Произвели. У Славного шансов нет. Но у нас в запасе удача дилетанта.

-Идиота,- уточнила бабка-знахарка.

-В данном конкретном случае, это одно и то же, - примирительно сказал ДеД.

-То есть у меня есть шанс дойти до финала и, может быть, победить?

Когда ввязываешься в драку, всегда рассчитываешь на победу. И потом, он так старался последний месяц. Неужто всё в пустую?

-О победе речь ни разу не шла. Или я что-то пропустил? - пробурчал лис.

-Надо постараться занять третье место. Оно призовое, поэтому просить меч в герб позволяет. Тем более бумаги уже подписаны. При этом исключает финальную встречу Славного с Богом Мечей, - предложила бабка-знахарка.

Дух Деда кшатрия сопротивлялся:

-Мужчина идет до последнего.

На что бабка-знахарка резонно заметила, что в этом-то и состоит главная мужская ошибка:

-Вам этот героизм нужен, как павлину хвост - для привлечения самок.

Мужчины с ней не согласились, но она напомнила ДеДу про реинкарнацию, лису, что не его это дело, а Славному Рыцарю про то, что вся каша заварилась по его вине.

-А мне расхлебывай, - добавила она, - И вообще, мы тут для чего собрались? Больше поговорить не о чем?

Ночью завывал ветер, а к утру повалил снег. Сначала сухой неприятной крупой, а затем крупными снежинками. Обильный снегопад так же был причиной стихийного собрания. Как сказал бабка-знахарка:

-Нету у меня желания копаться в этой каше. Надо менять место тренировок.

Стали думать. В Клоповнике мечами махать нельзя, что бы не привлекать внимания и "не сеять панику среди няньки". Холодные ключи, которые замерзали не раньше февраля, почему-то не нравились лису. Топкие болота отвергала бабка-знахарка. Подземелье профессора не устроило никого. Потом зацепили в разговоре Бога мечей и в итоге так ничего не решив, отправились по домам.

-Может чего на местах надумаем, - сказал бабка.

Славный подумал о новых конюшнях Старые были узурпированы Главным Механиком, а вот новые, на отшибе, обычно пустовали. Летом - почти полностью, а зимой - частично. Большинство коней перегоняли за южные холмы, оставляя лишь малую часть на зимовку. А строились эти помещения в расчете на всё поголовье, так что площадей должно было оставаться в избытке.

Но в конюшнях его ждало разочарование. Произошли некоторые непредвиденные изменения. Одно крыло отдали то ли под коровник, то ли под телятник, Славный Рыцарь даже не стал разбираться. К тому же там был общий сеновал. Да и лошадей разместили больше, чем предполагал СэР. Решение оказалось неудачным. Славный собрался идти домой, но увидел, что со конюшенного двора неспешно выезжает дебелый слуга. Про него Славный Рыцарь помнил не очень много. Только, что он водонос и водовоз, которого вечно привлекают к различным плановым и внеплановым работам и, кроме того, он - страстный филателист. Об этом его увлечении Славный Рыцарь знал всегда. Слуга первым встречал почту, рассматривал марки и, если ему что-то нравилось, просил у няньки разрешения отклеить. Но то, что он страстный, СэР узнал от Крыски-Секретаря. Это был единственный раз, когда она ему закатила подобие скандала.

-Если ваша милость считает, что письма сначала должна просматривать прислуга, то зачем вы нанимали секретаря? - говорила она, прикладывая сухой платочек к глазам, с видом кошки, которую отругали, за то, что она притащила в кровать дохлую мышь. После долгих расспросов выяснилось, что филателист, не приняв во внимание появление новой должности при хозяине, продолжал забирать письма из почты на предмет просмотра для последующего изъятия новых марок. Секретарь не сразу поняла, что письма приходят с почтой, а не доставляются отдельно. Небольшое расследование вывело её из заблуждения. Тогда она решила встречать почтальона сама. Но почтальон её не знал, а слугу знал. Так на его месте поступил бы каждый. Он отдал письма слуге.

-Нагло так, прямо у меня на глазах. Взял и отдал.

Но это ещё не все. Окончательно её самообладание подкосил тот факт, что когда она потребовала вернуть ей переписку, то была сначала проигнорирована, а при настойчивой просьбе и послана.

-Как такое можно вообще говорить. У нас в монастыре никогда не позволяли себе так выражаться.

-Не переживайте вы, - пытался успокоить её Славный Рыцарь, - Действительно, выражаются как хотят. Понимаете, у нас тут с монастырским воспитанием народу почти нет. Вы да наш приходящий священник. А тот и покруче может завернуть. Вы с ним поговорите. Он вас мигом всему обучит.

Ему казалось, что камень преткновения в сленге. И лишь с приходом няньки все прояснилось и урегулировалось.

А теперь этот страстный филателист выезжал на впряженном в бочку муле за ворота конюшни. Славному взбрендило, что он отправляется в Клоповник и он напросился в попутчики, хотя до замка было не больше ста шагов. Но риспичило ему воспользоваться оказией. Хотелось поболтать и покататься на бочке. В детстве ему это дело очень нравилось.

Ехать оказалось вовсе не так здорово, как было раньше. Славный сполз и пошел рядом. Филателист так искренне сожалел, что родители Славному Рыцарю не пишут, что оставить его не представлялось возможным. Даже когда он понял, что едут они вовсе не в Клоповник.

-В холодные ключи. Нянька сказала, что на ключевой воде чай самый вкусный,- ответил водовоз,- А она как раз закончилась.

В холодные ключи, так в холодные ключи, решил Славный Рыцарь.

Система водоснабжения Клоповника была устроена и сконструирована еще во времена Третьего Рыцаря - Разумного. После чего многократно усовершенствовалась поколениями Механиков и Главных Механиков. Подземная речка крутила первое колесо, которое передавало вращение вниз на винт, который в свою очередь поднимал воду из подземного водоносного слоя при помощи пяти больших колес в верхний подземный резервуар. Раз в неделю водовоз приезжал в домик, именуемый водокачкой, впрягал мула в ворот и, по такой же схеме, качал воду из этого резервуара в емкости на чердаке Клоповника. Раз в два года Главный Механик устраивал плановый осмотр с ремонтом этой системы. Несколько раз Славный Рыцарь увязывался за ним, но ниже третьего колеса спуститься не смог - побоялся. Огромные колеса его так впечатлили, что снились две ночи подряд. "А они такие же большие, как в детстве, или нет? - размышлял СэР? - Вот на бочке раньше удобно было кататься, а теперь и бочка маленькая и сиденье неудобное"

-А что? - перебил он филателиста, - Система работает?

Они как раз проезжали мимо водокачки.

-Да что ей сделается, - меланхолично ответил водовоз. Славный Рыцарь распрощался со слугой и пошел проверять детские впечатления.

Там все осталось без изменений: колеса большие, а обстановка таинственная. Славный пошел вниз по лестнице, подсвечивая кресалом. Где-то на уровне третьего колеса была ниша. Он её обнаружил ещё тогда, в детстве, но Главный Механик сказал, что это "инструментарий" и нечего ему там делать. Всегда хотел туда заглянуть, да как-то не получалось.

Комнатка, точнее углубление с полками, заваленными инструментами, оказалась безликой. Славный Рыцарь для проформы повертел в руках здоровенные клещи, потрогал монтировки и ломики и, на посошок, постучал молотком по стенам. Последним ударом вдарил, что есть мочи - поставил завершающую точку. Стена бесшумно сдвинулась. Вернее она подалась на йоту, но этого любопытной натуре Славного было достаточно. Так как дальнейшие удары к положительным сдвигам не привели, в ход пошел лом. Используя его, как рычаг, удалось подвинуть стену локтя на полтора. Достаточно большая щель, что б Славный Рыцарь протиснулся. За стеной был коридор, не широкий, но и не узкий. Как раз такой, по которому можно пройти. Коридор напоминал серпантин: сплошные извилины и повороты. А закончился пещерой, площадь которой была огромна, если судить по эху. Где-то справа протекла речка. Она была водосбросом из верхнего резервуара, а так же, ниже по течению, заставляла крутиться первое колесо, если Славный Рыцарь правильно запомнил объяснение Главного Механика про принцип работы системы. Эти мысли немного отвлекли. А журчание подземной реки успокаивало.

Славный сделал буквально пару шагов и потерялся. Кресало уже коридоре светило тусклее обычного, а тут вообще пыхнуло и почти потухло. Лишь редкие сполохи пробегали по изогнутой части, как будто в руке была горсть светлячков. Небольшая горсть, освещавшая исключительно кулак, в котором была зажата. Тут-то Славного и подкосило. Совсем, как в подвалах Клоповника: ощутимо навалилась темнота, дыхание стало тяжелым, учащенно заколотилось сердце и выступила испарина. Славный Рыцарь не к месту припомнил бабку-знахарку и согласился, что без зрителей на подвиги совершенно не тянет. Он подавил приступ паники, встал на четыре конечности, вернее на три, учитывая, что руку с кресалом держал вытянутой, и таким макаром пошел в сторону предполагаемого выхода. Он шел и шел, но ничто его не останавливало, ни тебе стены, ни других препятствий. От подкатывающегося ужаса, Славный стал тихонько поскуливать. Однако собственный голос показался настолько диким, что СэР заткнулся и только дышал учащенно. Сколько времени он так передвигался, сказать сложно, но в один кошмарный момент понял, что не слышит журчания. Вот тогда стало по-настоящему страшно. Он встал и побежал, держа руку вытянутой на всякий случай, если вдруг с чем-нибудь столкнется, но именно этого хотел больше всего. Хоть какая-то определенность.

Чем дальше уходил Славный Рыцарь от речки, тем ярче разгоралось кресало. И вот уже место, где он шел, осветилось полностью. Никакой каменной пещеры в помине не было. Свод образовывали густо переплетенные корни. Отлегло. Ненадолго. Пока ход не начал очевидно сужаться. Вскоре Славный Рыцарь полз по-пластунски, оставляя на корнях клочки одежды. С тулупчиком он расстался давно, оставив его на одной чересчур сучковатой коряге.

-Ни за что не останусь в этой могиле. И так уже обед пропустил,- сказал сам себе Славный Рыцарь и активней заработал локтями.

Выход был под вывороченной елью. СэР не сообразил, куда его вынесло. Сначала он очень обрадовался открытому пространству и почти версту отмахал по лесу в неизвестном направлении, но затем до него дошло, что на воздухе весьма прохладно, а конкретного направления он не знает. Так что положение его не на много лучше, чем было. И теперь к перспективе заблудиться, появилась возможность замерзнуть. Впрочем, при наличии кресала....

Славный похлопал себя по карманам. Но они разделили судьбу тулупа - остались в земляном подземелье.

-Да что за день такой сегодня, - пробормотал он, решив, тем не менее, что здесь все равно лучше, чем в пещере.

Ночь была звездная и роскошная. Свет луны отражался от снега, и вокруг было сказочно красиво. Настоящий художник смог бы оценить величие безмолвно падающих крупных хлопьев снега, но к любителям прекрасного Славный себя не причислял. Более того, за шубейку готов был отдать все красоты. А за уютный домик с приветливо горящим камином и чашку горячего какао - семь чудес света в придачу.

-Вперед, - говорил себе Славный, выныривая из очередного сугроба.

-И только вперед, - добавлял он, проваливаясь чуть не по пояс в следующий. А когда решил, что проще замерзнуть, чем идти дальше, наткнулся на жилье. Эта была убогая лачуга, но свет в окне присутствовал, и дым приветливо валил из трубы.

-Если меня не впустят, вломлюсь силой, - решил Славный Рыцарь. Не успел подойти к двери, а она уже приветливо распахнулась.

-И кто это к нам в гости пожаловал? - услышал Славный голос бабки-знахарки.

-Я, - только и смог ответить Славный. Его подхватили, тормошили, чем-то натирали и что-то спрашивали, а у него было одно желание - спать. Последнее отчетливое воспоминание - его заставляют пить какую-то гадость. Он скривился, как в детстве, но суровый голос бабки-знахарки отбил охоту капризничать:

-Нечего по лесу голышом шляться. Чай, не май месяц. А извозился-то как. Вот уж нянька задаст. А ну пей!

Славный Рыцарь выпил и похвастался:

-Я место нашел.

-А кто бы сомневался, - пробурчала бабка-знахарка, поплотнее его укутывая.

Утро было позднее. За окном достаточно светло. Но Славного удивило другое. Он был в своей комнате в Клоповнике. Родной потолок, знакомые стены. Рядом с кроватью нянька.

-Как же так? - сумбурно удивился он, - И сколько уже?

-Да третий день пошел. Напугал ты нас, конечно, изрядно. Но бабка-знахарка сказала, что бы не будили. А как будешь просыпаться, отвар давать.

- Сама она где?

-Тут я.

Она услала няньку и рассказала, что прошла по следам Славного до самой пещеры. Место хорошее, просторное и для тренировок подойдет.

-Все в точности, как ты расписал.

Славный не мог припомнить, что бы он что-либо "расписывал", но бабка-знахарка уверила, что живописал во всех подробностях, включая свои страхи.

-Лис как прознал про это, так и свалил.

-Как свалил? - не понял Славный.

-Быстро, - лаконично объяснила бабка-знахарка.

Он сказал, что предпочитает победителей, и не намерен больше возиться с мальчиками-ахлуофобами. Тем более это не единственная патология.

-Ладно, говорит, если б он только темноты боялся. А он, это он про тебя, еще и соображалкой слаб. В общем, ушел, и, слава богу. Сейчас, верно, перед Богом Мечей ответ держит.

Славный расстроился:

-Жалко-то как.

-А чего жалко-то. Он чего ему надо вынюхал. Теперь кому надо докладывает.

-Так он что, предатель?

-Ничего не предатель, - сморщилась бабка-знахарка, - Шпиён. Как есть шпиён.

Славный Рыцарь отвалялся ещё день, а потом бабка-знахарка сказала, что нечего "по кроватям бока мять". И погнала на тренировку. Нянька этого рвения не одобрила:

-Хоть поубивайтесь все. Но если его ещё раз из лесу мертвого привезут, то я к нему на пушечный выстрел не подойду.

-Не подойдешь, - согласилась Бабка-знахарка, - Побежишь.

И повела Славного Рыцаря в его пещеру другим путем - через подвал Клоповника. Оказалось, что про пересохшее русло подземной речки было известно давно. Ещё Первый Рыцарь на случай внезапного нападения прокопал туда ход. В случае опасности прямо из замка можно было уйти и переждать лихое время в этой старице. Даже весной верховодка, разбухшие ручьи и подземные ключи подтапливали участок не полностью.

-И как я сразу про неё не сообразила? Одно плохо, - глушатся там силовые линии. Можем остаться без твоего учителя, если чего не придумаем, - сетовала бабка-знахарка.

Так за разговорами дошли до места. При свете факелов здесь было не так мрачно и жутко. Но это пока бабка оба факела не потушила. И к Славному Рыцарю вернулись его страхи.

-Чего развопился, - недовольно спросила бабка, когда эхо утихло.

-Зачем? - повторил Славный Рыцарь вопрос, но уже спокойно, а не как минуту назад ором.

-А чего ты боишься в темноте? Бабаев или нечисть какую?

-Нет. Потеряться боюсь, - признался СЭР, - так, что меня после никто не найдет.

-А где тут теряться, все ж видно? Глаза закрой.

Рекомендация звучала странно. Но выбирать не приходилось.

-А ты никуда не уйдешь? Не потеряешься?

Бабка-знахарка уверила, что прекрасно слышит, где он находится, и потерять его так же трудно, как корову с боталом на лугу. Да и со зрением у неё все в порядке. Славный Рыцарь послушно зажмурился. Ничего не изменилось. Как не видел ничего, так и видеть не начал. Зато стал успокаиваться. Услышал речку, потом бабку-знахарку. Она бегала по мелководью и, судя по плеску, кидала в реку увесистые камни. Потом она пошла к Славному.

-С какой я стороны? Угадал.

Она перешла на другое место.

-А сейчас? Молодец. А где выход, откуда мы пришли. Правильно. А выход, через который ты в прошлый раз ушел? М-да. Еще работать и работать. Можешь начинать разминку.

Славный спросил, нужно ли ему открыть глаза.

-Нет. Не зачем. Песок кругом, если и споткнешься, не ушибешься.

К концу разминки СэР начал видеть. Плотная темнота будто посерела даже через веки. Славный Рыцарь вальяжно подошел к бабке-знахарке, сидевшей на берегу. Она что-то толкла в ступке.

-А я тебя вижу.

-Да? Тогда защищайся, - сказала бабка-знахарка.

День на четвертый, Славный Рыцарь почувствовал потоки. Удивительно, что именно в этом тощем на энергетику месте, Славный их ощутил. Но осознал этот факт не сразу. Сначала бабка-знахарка сказала:

-Ежели тебе приспичило вампирить, так хоть чутка в меч отдай, самому легче будет.

СэР попробовал - получилось. Он тренировался с Атиллом. От небольшого импульса клинок оставлял при взмахе трассирующий след.

-Вот и славно, - похвалила бабка и шлепнула рукой по песку. Тут же поднялись три морока.

"И чего, спрашивается, боялся, - думал СэР, отбиваясь от них с некоторой ленцой, - Чего трусил? Конечно, такого нытика каждый лис бросит".

"Да не бросил он, - встряла в его мысли бабка-знахарка, - Ему надо было разузнать про тебя, он разузнал. Использовал. Чего ему больше вокруг тебя колготиться?"

"Хорошо, что он успел меня поучить, - ответил ей Славный, - сколько всего про Фэст узнали. Если кто кого и использовал, так я много больше. Знаниям все равно, откуда приходить. Хоть от шпионов, хоть от.... А думать надо поаккуратней. Мало ли кто мысли твои читать может".

Глава двадцать девятая. Хозяйки

Славному Рыцарю нужно было с кем-нибудь поделиться. Точнее не с кем-то абстрактным, а с экспертом, знатоком, способным оценить новые открывшиеся таланты. Вот потому он скакал под дубом, размахивая руками.

-Да понял я уже. Молодец, - ворчал Дух Деда кшатрия.

-И прямо из меня через ладонь! Я много теперь чего могу. Вот дерево спит, а я его чувствую!

-Смотри, не сильно-то расчувствуйся. Лучше подумай, как меня туда в пещеру притащить.

Славный Рыцарь потух. Ему тоже этого очень хотелось.

-Я бы с радостью, но кресало совсем не горит.

-А кому теперь это кресало нужно, раз ты сам можешь собрать энергию? Приемник с собой. Усиль сигнал. Может и не увидишь, зато услышишь.

Мысль, что он теперь может сам светиться, Славного согрела.

-Я попробую, - скромно сказал он, а в душе пели птицы и расцветали розы. И, кстати, о цветах:

-А у тебя там весна, - с завистью сказал СэР.

-Да в этом месте всегда весна. Разная. То одна, то другая. А в горах - лето. Где-то зима.... Намудрили академики с этим полигоном.

Обсудили эту интересную тему. Она, конечно, не была такой захватывающей, как предыдущая.

-Я бы хотел у вас побывать, - протянул Славный Рыцарь.

Бабка-знахарка, выслушав его рассказ перед тренировкой, сказала, что притащить ДеДа возможно. Надо только выяснить, какая из стихий у СЭР приоритетная и активировать. Тот загорелся:

-Я - холодный.

-Да хоть горячий. Не путай стихию с профориентацией. Стихий всего-то четыре.

-А-а, в этом смысле, - протянул Славный и потребовал, что бы бабка-знахарка прояснила этот момент немедленно.

-Да ты совсем обнаглел, - изумилась та, - С чего это тебя так разнесло?

А "разнесло" Славного от мании величия из-за обрушившейся на него почета и славы.

Начало положила нянька:

- Почему про Фэст я узнаю из "Сплетницы"? Со мной уже и поделиться ничем нельзя?

- А что про меня в "Сплетнице" написали?

Он прочитал дифирамбы про себя, какая он надежда и гордость этого места. Так и написали "....город, который давно чах в забытьи далеко от самых престижных соревнований и не мог выставить достойных бойцов, наконец-то может гордится, что взрастил этот образец мужества". Кроме того, он постоянно ловил на себе восхищенные взгляды обитателей Клоповкика. Однажды, выруливая из комнаты, столкнулся с дебелым слугой. Тот, под предводительством Крыски-Секретаря, толкал перед собой тележку с почтой.

-Я, принимая во внимание величие грядущего подвига, регулярно рассортировываю и отвечаю вашим поклонникам. Но хотелось бы, что бы личную корреспонденцию вы просматривали сами, - сказала секретарь.

Про личную корреспонденцию Славный пропустил мимо ушей, а количество поклонников и поклонниц его впечатлило.

От всего этого СэР стал заносчив и груб. Держался он кое-как только с нянькой и бабкой-знахаркой. Да и то, выперло вот. Бабка поставила диагноз незамедлительно.

-Чего это ты себе возомнил? - прищурилась она, - Ты у нас, значит, весь такой уникальный боец? Тогда, защищайся.

И вызвала совершенно драконистых мороков, измочаливших и вымотавших Славного в ноль. Даже катана, которая была раза в два легче Атилла, стала неподъемной. Славный Рыцарь лежал на песке, хватая ртом воздух, а над ним, пошатываясь, стояли три злобных песчаных монстра.

-Чего разлегся? Ты ж герой - кверху дырой, - ядовито спросила бабка-знахарка, - Ты ж у нас продвинутый воин? Ты ж у нас лучше всех? Мы ж все недостойные.

-Я про тебя такого не говорил, - трепыхнулся Славный Рыцарь.

-Ну, то есть про сильного так сказать мы боимся, а про слабого - можно? Об слабых мы ноги вытираем? Знаешь, не хочу больше с тобой возиться, - и ушла, бросив напоследок, - Ты у меня до завтра совестью мучиться будешь. Что б впредь неповадно было.

-А что со стихиями, - крикнул Славный.

-У тебя были подсказки, так что сам давай, думай.

Славный Рыцарь лежал на песке. Обидно ему было до отвращения к бабке-знахарке. Он попытался встать, но мороки угрожающе подняли оружие.

"Останусь лежать пока не умру. И тогда они заплачут, да поздно будет", - решил СэР. Но лежать скоро надоело. Начал думать.

Интересный разговор недавно он подслушал. Бабка-знахарка хвалила няньку: "Удачно ты с лисом нам помогла". Замечательная у него нянька. Зря он через губу с ней разговаривал третьего дня.

А ещё к нему как-то подошел Просто Профессор и, переминаясь, постоянно извиняясь, протянул исписанные листы:

-Я взял на себя смелость просмотреть отчеты по прошлым Фэстам. Вот тут кое-какие выкладки по вашим противникам. Надеюсь, это поможет. Извините.

Рядом с Профессором стоял Шустрый и восхищенно смотрел на Славного. Тот листки взял, кажется, поблагодарил, дал Шустрому леща и.... Всё. Просматривать ничего не стал. А ПиП наверняка старался, выуживая информацию. Неловко вышло.

Крыска-Секретарь что-то говорила про личную корреспонденцию. Он заскочил как-то в кабинет. И даже подержал письма от Прекраснейшего Кавалера и Младшей Фрейлины в руках. Пересчитал количество, но прочесть так и не удосужился. Свинья он все-таки.

Кузнец подходил, что бы сообщить, что всю амуницию он проверил. Шорник, кажется, чего-то приносил. Славный забросил сверток в дальний угол. Собирался посмотреть, да так и не собрался. Кухарка с нянькой разговаривали про какие-то восстанавливающие диеты. Плотник.... Славный улыбнулся и сразу поник. Все вокруг него бегали. А он как себя вел? Вспоминать не хочется.

Вот тут-то его начала заедать совесть. Вспомнилась сказка, которую в детстве часто на сон грядущий рассказывала нянька. В ней говорилось про деревянного мальчика, у которого совестью был жук. Наверное, жук. Славный отчетливо вспомнил, что речь шла о насекомом. И была эта совесть не просто жуком, а короедом, потому что когда мальчик поступал плохо, то она его грызла. Конца сказки Славный Рыцарь не знал, так как засыпал раньше. Зато в данный момент очень хорошо понимал этого деревянного человечка - когда грызет совесть, чувствуешь себя плохо.

А когда приступы его совсем измучили, решил, что на сегодня хватит. Если песчаные мороки не выпускают добром, то он пробьется силой. Силы надолго не хватило. Его оттеснили подальше от выходов, поближе к реке. В воду они не пошли. Славный Рыцарь стоял по колено в реке и делал вид, что глумится:

-Идите сюда, родненькие, - говорил он голосом бабки-знахарки, - Обмоетесь маленько. А то вы такие грязные, все в песке!

Но морокам было до фонаря, как их называют. Они стояли спокойно себе на берегу и ждали. Славный сделал очередную попытку прорваться, но его снова оттеснили в воду.

"Был бы браслет, заморозил бы реку. А так..." .

-Попробуйте, теперь достаньте, - злорадно объявил морокам Славный Рыцарь и поплыл.

Посуху параллельным курсом шли песчаные монстры. Другой берег был отвесной скалой, в котором вода проточила заметное углубление. И туда Славного Рыцаря все время сносило. Он побарахтался и решил держаться ближе к противоположной стороне. Стал загребать и понял, что течение заметно ускорилось. Река прямехонько несла его на падун, вращавший первое колесо. Здесь, собственно, и должен был закончиться фэстовский героизм Славного Рыцаря. Он отчаянно заработал руками и ногами, стараясь подгрести поближе к морокам и хватаясь за острые скользкие камни, пытался хотя бы задержаться. Но река была намного сильнее и быстрее. Он уже видел, как поток в повороте уходит под скалу, слышал шум водопада и грохот вращающегося колеса.

Славный Рыцарь боролся за жизнь и умудрился передумать такое количество мыслей за короткий промежуток времени, которое при других обстоятельствах и в голове бы у него не уместилось. Он извинился перед всеми и всех вспомнил, пожалел маму и папу, а так же всех, кого обещал дождаться. И всё это пока его затягивало, а он упирался. В последний момент сделал два глубоких вдоха и отрешился от суетных мыслей. Ибо, как говаривал Дух Деда кшатрия, что перед последней битвой, мысли должны быть не суетны и открыты. И если эта будет твоя последняя мысль, то пусть она будет хорошей. Уходя под камень, Славный горько улыбнулся: мороки, как почетный караул вскинули в прощальном приветствии руки.

На счет прощального приветствия он погорячился, просто пришло песочным монстрам время рассыпаться.

Для Славного Рыцаря это было уже не важным, на него снизошло спокойствие. Странным было, что в этой толще несущейся с бешеной скоростью воды его не перемалывало, как на турнире, хотя именно этого он ожидал. ДеД вдруг заговорил с ним: "Совести у тебя нет, Славный. Мы столько сил на тебя положили" - "Ну вот, - огорчился СэР, - И этот обижается". Он ещё умудрялся маневрировать среди камней, удивляясь "зачем?".

Струи стали различимы. Каждая в отдельности закручивалась и была самостоятельной. А переплетаясь вместе, они образовывали разные фигуры. Он готов был поклясться, что вон там, рядом с ним плывет рыба. Её громадный хвост казалсяощипанным, то терял струи, то вбирал новые. Вот медуза. Славный Рыцарь не видел живых медуз, но на картинке они выглядели точно так же. А вот женщина. И не одна. Они приветливо машут руками и приглашают следовать за ними. "Если это и есть русалки, то они меня утопят. Неужели меня можно ещё больше утопить", - несколько игриво и совершенно не к месту подумал Славный Рыцарь. "Не тормози, греби за ними, - услышал он голос Духа Деда, - Ещё не хватало трупами воду портить." - "А кто это? - "Я - хозяйка речки" - "А я - хозяйка озера". И в двоем: "Следуй за нами". И Славный Рыцарь поплыл. Другой альтернативы у него все равно не было.

Течение успокоилось. "И куда мы путь держим?" - "Ко мне в гости" - ответила хозяйка озера. "Ты можешь вынырнуть. Первый раз, с непривычки, долго у нас в гостях бывать вредно. Некоторые умирают", - жизнерадостно сообщила хозяйка реки. Славный дернулся было на поверхность, но хозяйка озера его удержала: "Наверху, главное, не вдыхай много, а то легкие порвет". Такая перспектива остановила Славного: "Я с вами" - "С нами долго нельзя - утонешь". Пришлось всплывать и наверху цедить воздух сквозь зубы по чуть-чуть.

Дрейфуя на спине, хозяин Клоповника, радовался. И для этого у него было много поводов. Во-первых, он выжил, если конечно, то, что он видит не предсмертный бред, во-вторых, он знает, какая его преобладающая стихия, в третьих, он раззнакомился с такими интересными женщинами. Или как их правильно называть? И узнает тайну, которая тревожила его всегда. Есть ли у русалок хвост, и как он выглядит. В-четвертых, поговорил с ДеДом без всяких кресал и брошей, хватило воды.

Озеро было небольшим, но очень уютным. Славного прибило к берегу, но он не спешил подниматься, потому что подруги, а хозяйки, безусловно, таковыми являлись, начали спорить, к достаточно ли красивому месту прибило гостя.

-А не подскажите, который час, - галантно перебил их Славный, - У меня от всех этих волнений, такой аппетит разыгрался. Может перекусим?

Подруги пришли в полное замешательство.

-Вы должны нас извинить, - залепетала одна, - Мы так давно никого не принимали. Я не уверена, что мой скромный рацион сможет удовлетворить вас полностью. Меню не слишком разнообразное...

-Она хочет сказать, что кроме воды у неё ничего нет, - прервала реверансы подруги хозяйка реки.

Они уже вышли на сушу, и Славный Рыцарь с восторгом их разглядывал. У них не было хвостов, но и ног у них не было. Консистенцией они походили на прозрачное желе, в котором постоянно что-то перетекает и переливается. У хозяйки озера разноцветье было в сером фоне, а хозяйка реки предпочитала темно-желтые тона. Обе были миловидные и фигуристые, но не покидало ощущение, то это два вертикальных слизняка.

-У меня очень полезная вода, - обиженно сказала хозяйка озера, - Пейте сколько хотите.

-Спасибо, - поблагодарил Славный Рыцарь, - Но я уже нахлебался. Извините.

-Это была речная вода, - поучительно заметила хозяйка озера.

-А вы знаете, что я буду участвовать в Фэсте? - неловко поменял тему СЭР.

-Конечно, - с крайне довольным видом ответила хозяйка реки, - Вода знает всё. Что знает капля, знает и весь океан.

Тем не менее, обе хозяйки мялись и явно желали что-то спросить.

-Ну, если наш гость больше ничего не хочет, - начала более решительная хозяйка реки, - То можно мы спросим. Вам не показалось, что мы выглядим несколько.... Не модно.

Славный Рыцарь удивился. Если вода знает все, то это должно быть "всё", включая моду.

-Мы в курсе всех тенденций, но собрать эту мозаику во что-то целое не получается, - призналась хозяйка озера.

И если Славный Рыцарь сможет представить мысленно дам, с которыми сталкивался в последнее время, то это очень поможет хозяйкам в их поисках гармонии. Или что-то вроде того.

Славного такая идея позабавила, но он послушно начал вспоминать. А хозяйки тут же примеряли образ на себя. Забавно было видеть перед собой двух Младших Фрейлин. С неё Славный Рыцарь начал. Затем пошла Прелестница, потом принцесса. Потом СэР вспомнил маму и с легкой печалью смотрел, как две полупрозрачные мамы обсуждают корсет. Папа позабавил. У него обе штанины были зашиты и пришиты одна к другой. А потом в ход пошли все, начиная с Егерской Дочки и заканчивая женой Плотника. Были там и маман ПеКа и сам Прекраснейший Кавалер, и даже дочка Герцога и Тетка Действующей Королевы.

-Ой, - сказали в один голос хозяйки, - А я тебя знаю.

И это был самый короткий комментарий. Они знали всё на свете и про всех, поэтому почти каждый образ шел с обсуждениями. Славный Рыцарь давно так не хохотал. Игра была захватывающей. К сожалению, он знал не так много, как того хотелось бы хозяйкам. Вот если бы на его месте был ПеК, письма которого до сих пор пылятся в его кабинете....

-А как можно отсюда выйти?

Оказалось, что никак. Из озера было два выхода. Первый был и входом. По нему Славный сюда транспортировался, а второй начинался почти у самого дна, круто шел наверх и выходил к наземной реке. В другие трещины Славный все равно не протиснулся бы.

-Какой длины затопленный участок хода к наземной реке.

-Версты полторы. А в половодье - это водосбос, поэтому затопляется полностью. Сколько замечательной воды уходит на Пасху. Холодные ключи, между прочим, то же мои.

СэР осознал, что эти полторы версты под водой ему не одолеть. Сил не было. Надежды, что они появятся, если сидеть на одной, пусть и целебной, воде, так же не было. Он пригорюнился. Очнулся, когда увидел, что рядом с ним пригорюнились ещё два Славных Рыцаря.

-Мы подумали и решили, - начала хозяйка реки.

-Хотя нам и жалко расставаться с таким хорошим гостем, но мы не имеем права полностью занимать ваше внимание. Особенно на кануне такого ответственного мероприятия, как Фэст.

-Но раз у вас есть такой замечательный друг, как Прекраснейший Кавалер. О-о, не удивляйтесь. Вы так хорошо о нем думали. И он - то, что нам надо.

-Вы должны понимать, это не навязанная обязанность. Скорее просьба. Но вы обязаны помнить, как нам важно получать рекомендации о самых смелых и изысканных нарядах. О последних писках моды. О тенденциях. Брэндах. Мы не можем вариться в собственном соку. Не поверите, совершенно перестала выходить в люди - не в чем!

-Одним словом, мы возвращаем вас к Прекраснейшему Кавалеру, а вы рассказываете нам, о чем он говорит. И не забывайте передавать образы.

Славный Рыцарь сначала подумал, что теперь ему придется постоянно тонуть, что бы удовлетворить любопытство хозяек. Но они его успокоили:

-Что знает капля, то знаем и мы. Когда вы держите в ладони воду и открываете ей свои мысли. Адресно. Персонально нам. То это послание до нас дойдет обязательно. И, кстати, почему вы не закрываетесь. Это так смело и неразумно.

-Вам повезло, что вы попали к нам. А если бы это был водяной с темными мыслями? Если бы это была мертвая вода, а не живая? Надо закрываться.

Славный признался, что не умеет, и развеселил этим признанием хозяек. Они булькали и журчали, с трудом удерживая форму:

-Как же можно этого не знать?

Отсмеявшись рекомендовали:

-Самое простое - представь, что у тебя на голове водяная сфера, за пределы которой ты выпускаешь только то, что хочешь выпустить.

-Много разных способов, но этот самый простой, - согласилась хозяйка реки, - Хотя лично я предпочитаю смерч. Представь, что вокруг тебя водяная спираль. Тогда ты не только сможешь контролировать голову, но и станешь не пробиваем для сглаза. Когда вокруг много народу, много завистников, особенно на соревнованиях, ходи в этой защите постоянно.

Затем хозяйки попросили ещё раз представить Младшую Фрейлину - этот образ приглянулся обеим больше всего.

-Иди быстро, как сможешь. Долго мы выход не удержим, - они разом взмахнули руками, и вода встала вертикально, открыв нору в дальнем конце озера.

Славный Рыцарь наскоро распрощался и побежал. На ходу оглянулся. Две Младшие Фрейлины активно махали ему вслед.

-Быстрей, быстрей, - кричали они.

Но его подгонять было не нужно. Отдавая последнее, он ускорился, и еле успел. Вода догоняла его стеной. А затем отхлынула.

-Спасибо! - крикнул в пещеру СэР.

-Не за что! - ответило эхо.

"Вечно я сначала о себе думаю, а потом о других", - корил себя по дороге Славный. Ведь мог узнать, как говорить с Духом Деда кшатрия. Мог узнать тайны герба, мог выяснить, как поживает Черзо - конь огонь, как там мама и папа.... А вместо этого....

Славный вышел недалеко от холодных ключей. Там его ждала бабка-знахарка с тулупами, шапками и носками.

-Вот, значит, как, - неодобрительно сказала она, - По гостям ходим, а мне вещи за тобой таскай.

-Но как ты узнала? - поразился Славный, натягивая валенки.

-Ну, ты парень и балбес, - не меньше поразилась бабка-знахарка, - тебе же сказали.

-Так ты тоже наша? - перешел на конспиративный шепот СэР, - Водная?

Бабка только рукой мазнула:

-Ты окончательно решил мозгами не пользоваться. Смотри, сколько тебе лично подсказок давалось до турнира, во время турнира, после него. Так нет, надо было утонуть, что бы выяснить стихию. Я - могу делать земляных монстров. Даже и не знаю, какая же из стихий моя?

Славному Рыцарю, не смотря на голод, жевалось лениво. Он очень хотел прочитать все письма Младшей Фрейлины и Прекраснейшего Кавалера. Забрал их с собой в постель. Но вскрыл только одно. Буквы разъезжались, расплывались и жили своей жизнью. И уже самым краешком сознания Славный подумал: "Я говорил с Духом Деда, потому что капля знает всё. Это значит, я могу через воду с ним запросто разговаривать. Здорово. А бабка-знахарка - уникум. Монстров из земли лепить научилась, а со стихией не определилась. Надо бы её утопить, вдруг и у неё дар откроется, как у меня. Ничего эти тетки самостоятельно сообразить не могут. Вечно им мужика подавай".

Глава тридцатая. Свадьба.

За две недели до Фэста в Клоповнике все завертелось, закружилось и понеслось. Славный Рыцарь едва успел прочесть письма Прекраснейшего Кавалер и Младшей Фрейлины, как они нарисовались собственными персонами.

-Ты почему не отвечаешь? - с порога поинтересовался ПеК.

Славный только плечами пожал. Как объяснить, "почему"? Потому что переболел манией величия? Или потому что в череде дел ответы друзьям стояли где-то в середине, и руки до них не доходили?

-Времени нет совершенно, - неубедительно ответил он, - вы тут располагайтесь, а я на тренировку. Ну, вы же понимаете. Как образец мужества, и всё такое не могу ударить в грязь лицом. В смысле, сразу не могу. Надо немного, то есть очень много работать.

-Я понимаю, - пропела Младшая Фрейлина, - Но как на счет меня? Что ты решил?

Славный не все письма успел прочитать. Скажем так, ограничился почти одним, поэтому вопроса не понял. Проявив чудеса дипломатизма, начал соглашаться со всем подряд. Да, он виноват, что не успел. Да, он постарается освободиться пораньше. Да, он читает газеты. Да, одну и это, действительно, было давно.

-А я что говорил? - обратился Прекраснейший Кавалер к Младшей Фрейлине, - Сидит, как сыч в своей берлоге и ничего не знает.

-Сыч в берлоге? - не сообразил СэР, - А они по берлогам сидят?

-Ну, в норе. Не придирайся к словам. Сам прекрасно понимаешь, что я имею в виду.

Славный Рыцарь понял, что любое сказанное им слово будет истолковано не в его пользу. Он ещё раз извинился, но тут слово взяла Младшая Фрейлина. И от неё Славный просто так отделаться не мог. Что-то мешало сказать, как Прекраснейшему Кавалеру: "Чего пристал? Решим вечером". Особенно когда она с видом хозяйки, уютно развалившись в кресле, пропела:

-Я так и не поняла, что ты решил по поводу меня?

-Не знаю, что ответить, - честно признался Славный Рыцарь, - но если тебе от этого будет легче, то я согласен.

Младшая Фрейлина подхватилась, нагло прижалась к его груди и проворковала:

-Какой же ты милый.

Ничего не попишешь, это было приятно.

-Я пока вам не нужен? - с надеждой спросил Славный.

Его успокоили, что до вечера он может заниматься своими воинскими делами, а они, раз уж он согласился, всё берут на себя.

По дороге в пещеру СэР мучился вопросом, на что же он подписался?

"Что будет, то и будет", - махнул рукой Славный Рыцарь, не подозревая, каким боком вылезет ему этот лозунг фаталистов.

Бабка-знахарка пришла пораньше, что в последнее время случалось нечасто. Обычно к её приходу Славный Рыцарь успевал и размяться, и с Духом Деда Кшатрия словечком переброситься. Да, у него снова было два учителя.

На следующий же день после общения с хозяйками озера и реки, СЭР притащил на тренировку стакан воды.

-С Духом разговаривать, - объяснил он бабке-знахарке.

-А реки тебе, значит, мало. И чего ж стакан? Можно было тазик, - спросила она. Славный Рыцарь сообразил, что упорол очередную глупость. Но дело было в том, что утром он уже поговорил с ДД и как раз при помощи стакана. И стоило это Славному больших усилий. Он ходил с водой по всей комнате, держал брошь в разных положениях, собирал и направлял потоки и добился-таки, более ли менее устойчивого сигнала. Картинки не было, и голос Духа Деда был слабым, но он был!

-Теперь будь хорошим мальчиком и вылей воду. Мы найдем новое положение антенны и потока. А приемником будет река. В ней много воды, так что сигнал ловить станет проще.

Хоть и жалко было Славному своих стаканных трудов, но здравый смысл рекомендовал послушаться.

-А теперь я тебе объясню вкратце принцип работы потоков, стихий и сигналов.

Это был практический и очень занимательный урок.

-Надо бы учесть положение луны, но нет времени вдаваться в подробности. Берем определенный участок реки, с которым будем работать. Хотя бы от этого камня, до.... Вон того. Почувствуй скорость течения. Молодец, и если это верно, ты должен почувствовать длину волны. Я слабо помню теорию, но, кажется, вода может, как забирать потоки, так и создавать их. Восстанови перпендикуляры.... Согласна. Слово длинное. Забудь.

-Я знаю, что такое перпендикуляр. Я у Просто Профессора учился.

-Мне всегда нравился Просто Профессор.....

При этом на песке рисовали направления потоков, искали точки, и откладывали длины.

На Духа Деда вышли почти сразу. И он тут же принялся командовать. Бабка-знахарка была не в претензии. Более того, она с удовольствием сложила с себя обязанности гуру:

-Хоть передохну малость, а то своих дел накопилось невпроворот.

Прошли десять дней упорных тренировок, а Славному Рыцарю все равно казалось, что в технике боя он не очень-то и продвинулся, не смотря на то, что было или тяжело, или очень тяжело. А учителя задались целью поиздеваться над ним вволю. Хоть бы словечко похвалы. Вот и сегодня.

-Где тебя носит все утро, - недовольно встретила его бабка-знахарка. Дух Деда выразился в том же ключе, только определенней.

-Друзья приехали, - ответил Славный.

-Попрощаться? - спросил ДеД.

-Он хочет сказать, что при таком отношении к тренировкам, шансы на выход даже в четверть финал крайне малы, - с готовностью объяснила бабка-знахарка.

-Давай-ка сегодня Туса, - попросил у неё ДеД.

-С удовольствием. Хороший боец, - согласилась бабка, легонько ударила по песку и споро отбежала в свой уголок. С появлением Духа Деда кшатрия она из песка возвела себе рабочее местечко - диван, стол и прочее. За ночь мебель осыпалась, и каждое утро бабка-знахарка её подновляла. С безопасного расстояния, наблюдая за поединком, она или кривилась или недовольно морщилась, но никогда не встревала.

После того, как Славный Рыцарь в очередной раз был повержен песчаной копией своего ведущего, сказала:

-К сожалению, на сегодня хватит. До начала Фэста всего-то ничего. Нам многое надо успеть. Оставляем только разминку. Иначе к соревнованиям он совсем выдохнется. От основной тренировки придется отказаться.

-Надо отказываться от участия, - вдруг заявил ДеД, - Мы совершили тактический просчет. У мальчика не было ни одного спарринга в доспехах. Ни в латах, ни в кольчуге. Мы даже летнер не попробовали.

-Раньше надо было отказываться, - ответила бабка-знахарка, - Сейчас поздно. И он не согласиться.

-Я не согласен, - вставил Славный.

-Будем страховать, - помолчав, согласился Дух Деда.

-Понятно. Значит, мне придется с ним ехать?

-Значит "да". Ехать.

- А завтра снова спарринг?

-Да. В полной амуниции.

Славному стало нехорошо. Он, как участник, мог взять с собой на Фэст трех человек. Подразумевались оруженосец, тренер и ещё кто-нибудь. И хотя он не решил, кто всё это будет, но кандидатуру бабки-знахарки не рассматривал. Настроение упало. Поспешил к друзьям, что бы хоть как-то поддержать боевой дух. Но того, что произошло дальше, не мог представить даже в кошмарах.

Кроме Прекраснейшего Кавалера и Младшей Фрейлины его ждал самый нелепый наряд в мире.

-Это что? - осторожно спросил Славный Рыцарь.

-Свадебный костюм, - гордо ответил ПеК, - Лично выбирал. Все тщательно подобрано и подогнано. Я же помню твои размеры еще с суда!

Напрасно он рассчитывал на похвалу.

-Какой костюм?

Наконец-то Славный Рыцарь узнал, о чем писали друзья.

Количество зрителей на Фэсте было строго ограниченным. В состав свиты, сопровождающей Действующую Королеву на соревнования, младший персонал не входил. Свободные входные пропуска были давно проданы за большие деньги. Естественно, Младшая Фрейлина вовремя не подсуетилась. Так что другого шанса побывать на Фэсте, кроме одного - в качестве жены одного из бойцов, у неё не было.

-Это так замечательно, что ты согласился, - довольно улыбался Прекраснейший Кавалер.

-Я прощаю твое молчание. Вся эта суета перед ответственными соревнованиями на самом деле отнимала много времени, как и говорил Прекраснейший Кавалер. Страшно подумать, что если бы он не уверил меня, какой ты очень отзывчивый человек. Я склонялась к самому плохому. Как иногда несправедливы бывают люди. Но он был прав. Ты - прелесть!

"Осталось взять няньку, и у меня будет полный комплект", - с тоской подумал Славный, а вслух сказал:

-На Прекраснейшем я не должен жениться?

Тот заверил, что "нет". Он и так попадет, в качестве лейб-пажа её Величества:

-Она без меня теперь шагу ступить не может. Я думаю, что скоро наше королевство станет законодателем моды. Так что тебя на свадьбу одевает самый великий начинающий кутюрье. Гордись.

-Помолвкой обойтись нельзя? - робко предложил СэР.

-Только жены. Да не бойся ты. Никто перед алтарем тебя ставить не собирается. Запишешься в мэрии - и вся недолга, - успокаивал ПеК.

- Не переживай ты так, - мило улыбнулась МиФ, - Сегодня поженились, завтра разошлись. Что ты как бука. Мне за себя прямо обидно - неужели такая страшная?

-Не такая, - пробормотал СэР, - То есть не страшная.

Но Славной Рыцарь очевидно переживал, потому что ему напомнили, что не далее, как сегодня утром он дал согласие на брак. Теперь чего, спрашивается, кочевряжится? Позвали няньку и стали обсуждать детали. Нянька настаивала на торжественном празднике, на что Младшая Фрейлина рассудительно заметила:

-Вот когда эта будет не внезапное бракосочетание, а настоящая свадьба, со священником, подружками и праздничным кортежем, то можно и торжественно. А так обойдемся семейным ужином. Тетушку с дядюшкой мы позвали, а на Серой Башне мальчики завтра отзвонят.

-Но после Фэста сразу развод, - потребовал Славный Рыцарь, - И никаких стихов ночью.

-Конечно! - легко согласилась довольная МиФ, - Я же понимаю, спортивный режим и прочее....

Нянька только головой покачала:

-Да что за молодежь пошла? Жениться по человечески и то не могут.

Сошлись на небольшом семейном ужине.

-Не раньше, чем через два дня. Иначе никак не успеть, - сказала нянька.

-Раньше и не получится, - улыбнулся Прекраснейший Кавалер, - Надо дождаться друга-свидетеля жениха.

Когда выяснилось, что ПеК не собирается быть дружкой Славного, тот разобиделся в пух и прах. Уже если кто и должен быть у него свидетелем, так это Прекраснейший Кавалер.

-Я бы с радостью, - засмущался ПеК, - но тогда у невесты свидетелей не будет вообще. Она же не местная. Кроме того, ей и афишировать свадьбу нельзя. Иначе её, как замужнюю даму, переведут в просто Фрейлины, а она этого не хочет. Как видишь, всех устраивает быстрый развод.

Это известие Славного Рыцаря не то что бы порадовало, но успокоило. Осталось дождаться своего таинственного свидетеля. Он по всякому пытал Прекраснейшего, но тот смог сохранить интригу:

-Потерпи чуть-чуть - вдруг сорвется.

На следующий день Славный Рыцарь притащил все рыцарское облачение. Кузнец поработал над ними на славу. И щитки, и поножи, и наручи - всё, всё, всё блестело. Что надо, было выровнено и аккуратно подлатано. Весили доспехи пуда два, не меньше. А уж какие были неудобные. Славный Рыцарь в них практически ничего не мог. А через час вообще еле передвигался.

-Так не пойдет, - остановил это безобразие Дух Деда кшатрия, - Надо что-то другое придумать. Может, кольчужку попробуем? Или Бригантину.

И Славный вспомнил про шорника и его сверток. Сгонять за ним было делом минутным.

Вязанная кожано-металлическая куртка-дублет - вот что там было. К ней прилагалась записка, в которой говорилось, что эта вещь сработана на пару с Кузнецом, который обнаружил сплав в подарке от Хозяйки Вечеринок. Он был прочным, гибким и легким. Но так как плести из него кольчугу было слишком расточительно, а так же для уменьшения веса, был сделан этот симбиоз. "Мы проверяли топором - отлично держит удар", - гласила цидулька. Куртка застегивалась сзади, и это был её единственный недостаток. Весьма удобная, она совершенно не сковывала движений.

Дух Деда кшатрия заметно повеселел:

-Какие же они у тебя гении. Передай им это!

Славный Рыцарь рассматривал плетение. Кожаные шнурки вязались сложным узором, на который поверху в вплетались через углубления стальные кольца. Достаточно мелкие, что бы не мешать маневрам, но без нахлеста, что бы куртка не выглядела грубой. Даже если срезать часть шнурков, кольца не выпадали, так хитро и в разных направлениях были закреплены.

-Прямо сейчас пойду и передам, - пообещал Славный Рыцарь, - заодно узнаю, как и чем её ремонтировать.

Шорник и Кузнец были польщены количеством похвал своему презенту. Они подробно описали, как им удалось создать это "произведение искусства". Рассказали и показали технологию вязки и ремонта. Шорник хвастался оригинальной пропиткой, которая позволяла коже не слишком растягиваться:

-А шнурки тоже сплетенные. Пришлось делать нити, что бы пропитка лучше взялась. В такой куртке можно и без сюрко обойтись. Не промокает.

Упомянул он, как бы между прочим, и Просто Профессора:

-Он - голова. Это его состав.

После чего Славному Рыцарю выдали ремкомплект - название Кузнеца - и расстались довольные друг другом.

Перед ужином СэР поднялся на Серую башню, отзвонить очередной день Рождения, хотя был уверен, что все в курсе по какому поводу гулянка.

Пробирал холод, но уходить не хотелось. На башне было созерцательно. И звезды ближе. И горизонт дальше. И все мелкое осталось внизу. А на верху мысли приходили вальяжно и были объемными и полностью сформировавшимися. Что-то в природе было умиротворяющее. Славный Рыцарь придирчиво осмотрел округу. Из главной печи бальной залы поднимался дымок. Главный Механик под шумок запустил свой "свет без лучины"!

Но это только Славный думал, что "под шумок". Перед порталом собрались все обитатели Клоповника, включая цыганское семейство. Они стояли все молча и сурово. В то, что у Главного Механика обойдется без катастрофы, не верил никто.

Высокие стрельчатые окна мрачно высились над толпой, а люди с любопытством смотрела на них. Но вот внутри помещения начало голубеть и светиться. "Похоже на кресало", - решил Славный Рыцарь. Народ, не знакомый с волшебным предметом, встретил это свечение дружным "О-о", переходящим в изумленное "А-ах", пока свет постепенно разгорался. В этот кульминационный момент парадная дверь распахнулась, и на порог эффектно вышел Главный Механик. Его фигура в контровом свете выглядела гротескно, а длинная тень - зловеще. Да так, что первые ряды подались назад, что бы она их не задела.

-Прошу принять подарок, - сказал срывающимся от волнения голосом ГаМ. Никто не двинулся с места. Все ждали Славного Рыцаря, а он забыл, что это подарок ему и ждал вместе со всеми.

-Ваша милость, - позвал Главный Механик, - Идите же сюда.

Он попытался разглядеть Славного в толпе, но люди уже сообразили, что к чему и сами начали отжимать того к крыльцу. Эта заминка испортила пафосноcть момента.

-Благодарю, - рассыпался в благодарностях Славный Рыцарь, пока Главный Механик пытался затолкать его в залу.

- И вы, давайте, за мной, - крикнул СэР почти в дверях.

-Ещё чего, - сказал мясник, - Это его дело хозяйское первым проверять все механические штучки.

Внутри зал изменился до неузнаваемости. На высоте в полтора человеческих роста вдоль стены шли три ряда торусов из матового стекла. Они и светились мягким холодным светом. Полуокружности были забраны по краям ажурной ковкой и являлись частью композиции картины, рассмотреть которую полностью мешали два ряда колонн. Второй ряд появился благодаря часам. Колонны художник задрапировал под деревья, увитые плющом и виноградом. А на стенах изобразил, судя по обилию зверей, некий густо населенный пейзаж. Плафон стал продолжением сюжета. По нему летели лебеди, гуси, утки, парили орлы, а над орлами вились ангелы, удачно перемежаясь с тучками, звездочками и луной, так что небо не пустовало. На ребрах центрального свода так же устроили светящиеся валики. И стены, и потолок были густо облеплены лепниной и другими декоративными штучками.

Посреди этого художественного хаоса стоял и страдал Софокл. Увидев Главного Механика, полез к нему с кулаками:

- Ты говорил, что будет мягкий свет! Теплый мягкий свет! Убийца!

- А это какой? - возмутился ГаМ, прячась за спину Славного Рыцаря.

-Холодный! Посмотри, - трагический жест в сторону стены, - Они же как из могилы вылезли!

На вкус Славного, всё было нормально. Он так и сказал, но...

-Кругом всё дохлое и синюшное. Даже лоси. Ободрать и переделать. Я не могу допустить сюда Тетку действующей Королевы. Это кошмар.

-Согласен, - подтвердил Прекраснейший Кавалер. Он шел вдоль стен и не столько удивлялся свету, сколько морщился при виде разворачивающихся перед ним картин.

- Не так все плохо, - тут же бросился защищать свое детище владелец малярной мастерской.

-Это Ноев ковчег или зарисовки из зоопарка? - невинным голосом спросил ПеК.

-Это пасторль, - с достоинством ответил мастер дизайна.

-Как это я сразу не разглядел, - елейно парировал Прекраснейший,- И ведь как чувствуется победа животных инстинктов над вкусом. А техника!? Фреска, ангоб, ковка, - все в кучу!

-И чем вам побела не нравиться?

Комната была ещё стылой, и пар из-за рта казался ядовитым воплощением фраз.

-Мне нравиться, - сказала нянька. Она боялась, что художник потребует перекраски и переделки, - Очень миленькие зверушки.

Убедившись, что ничто не угрожает здоровью, в зал сначала тоненьким ручейком, а потом и мощным потоком хлынули люди. Все ходили кругами. Рассматривали. То тут, то там разгорались художественные диспуты.

- Хватит, - объявила нянька, - на празднике рассмотрите. Главный Механик, туши свет.

-Как это "туши"? Всё. До весны пользуйтесь. Остынет печь - погаснет свет, - объяснил ГаМ.

Нянька сначала ушам не поверила и переспросила. Но Главный Механик заверил, что это не злая шутка, а суровая действительность, стараясь при этом максимально от няньки дистанцироваться.

-А почему об этом я узнаю только сейчас?...

Славный Рыцарь лежал в кровати. Рядом сопела Младшая Фрейлина. Ничего ей не мешало, чего нельзя было сказать о хозяине Клоповника. Он жмурился, пробовал прятаться под подушкой, но яркий свет из окон бальной залы пробивал все преграды. В борьбе за сон победило освещение. Славный уселся на подоконник и стал думать: "От меня в последнее время совершенно ничего не зависит. Странно, я-то думал, что сам себе господин. А оказался обыкновенной жертвой обстоятельств. Интересно, если ты чувствуешь, что по течению тебе плыть удобно, стоит ли сопротивляться? Может цель в жизни не борьба с судьбой, а выбор правильного направления? Тогда вопрос, по каким критериям определить верный курс?"

Глава тридцать первая. Пимпла

Славный Рыцарь думал, что в связи с надвигающимся бракосочетанием занятий по фехтованию не будет. Но бабка-знахарка разочаровала:

-Свадьба дело десятое, а тренинг - святое.

Кузнец и Шорник, оказывается, к куртке состряпали штаны, но сразу отдать постеснялись. Вдруг не понравится? Так что Славный был экипирован полностью, и теперь привыкал к защите. На спарринг бабка-знахарка сварганила ему девицу с печальными глазами из сухих, которая очень сильно пошатнула его веру в беззащитность женского пола. Ему с трудом удалось свести счет к равному. Учителя, принимая во внимание грядущие события, так и быть, отпустили его пораньше.

Заполошенная нянька с Крыской-Секретарем и Младшей Фрейлиной пересчитывали окна на фасадах. Из-за непрерывного света, льющегося из окон бальной залы, срочно требовались тяжелые гардины.

-Десять окон шесть на восемь локтей, двенадцать - восемь на восемь, двенадцать - десять на восемь, шесть - восемь на двенадцать.... Ах он разоритель! Двадцать окон шесть на восемь... А почему эти шесть на восемь отдельно? Ага. К ним добавить десять на четыре...

Иногда к ним подходила Кухарка, и вся троица с удовольствием отвлекалась от расчетов, что бы обсудить меню.

Прекраснейший Кавалер после завтрака пообещал:

-У тебя будет такой мальчишник, что пальчики оближешь, - и уехал.

Поэтому Славный Рыцарь, возвращаясь с тренировки, мучительно решал, чем бы себя занять. Но в комнате его ждали.

-Я очень рад тебя видеть. Даже в самых смелых фантазиях не представлял себя твоим шафером.

-Учитель! - расплылся Славный, - Но каким образом?

-Случайным. Я немного знаком с близкой родственницей твоей будущей супруги. Не то что бы накоротке, но достаточно, что бы знать и саму Младшую Фрейлину. Прекрасный выбор. Может быть, лучший на сегодняшний день.

-Так ты знаешь её семью?

Славный Рыцарь уже сутки мучился вопросом, что делать с родственниками невесты. Совсем их игнорировать не хотелось. Он попытался за завтраком намекнуть об этом МиФ, но она так фыркнула, что охота продолжать расспросы отпала.

-Знаю ли я эту семью? Скорее всего "да", знаю. У неё строгая мать. Может ты когда-нибудь слышал - Чер-ная Графиня. И "чер" - не совсем верно. Правильным бы было "чур". Но она столько денег вывалила, что бы исправить букву... Я, кстати, встретил её в городе. Кажется, она желает нанести тебе визит.

-Как мне к ней обращаться? Я узнавал, новых родственников нужно называть папами и мамами. А мне совершенно не хочется.

-Зови мамашей или матушкой. Маменькой.

-Только не маменькой, - решил Славный, - Уж лучше мамашей. Я слышал, так Плотник тещу звал, и она откликалась. А что с папой?

-Папы нет. Зато есть три брата.

По тому, как морщился Любимый учитель, СэР счел лучшим похвастаться костюмом, который на ему свадьбу подогнал Прекраснейший Кавалер. Тут ЛУч впал в такую глубокую задумчивость, что Славный встревожился:

-Совсем плохо?

-Ярко. Неординарно и экстравагантно. Когда еще таким франтом походишь? У гостей, как минимум, депресняка не будет. Так и надо наряжаться на такое мероприятие. Как... м-м..

-Пугало, - уточнил Славный.

Потом перешли к Фэсту и стали вдвоем изучать выкладки Просто Профессора.

Обещанный Прекраснейшим Кавалером мальчишник вынуждены были устроить в трактире у тетушки, потому что в Клоповнике женщины устраивали девичник. Шустрого по малолетству оставили на их попечение, из-за чего он закатил истерику и его умасливали пирожными и мороженными, пока тот, сыто рыгнув, задумчиво не сказал:

-А жрать-то я больше не могу, Ехайте без меня.

-Поезжайте, - рассеянно поправил ПиП, и все уехали.

Начинали чинно с шутливых советов в стихотворной форме. Затем разгулялись и повели себя разнузданно. Прекраснейший и дядюшка оделись женщинами, причем дядюшку нисколько не смущало наличие у него усов и бороды. ПеК приманивал прохожих, а потом знакомил "жертв" со своей "подружкой".

-У меня гормональное расстройство, - басила "подружка", - Обними меня пожарче.

Затем шокированных мужчин отпаивали пивом, и они присоединялись к компании. Трезвый Славный Рыцарь старался не отставать от остальных. Новую игру Прекраснейшего "Попади в висельника" выиграл. "Висельник" держался за люстру, а присутствующие бросили в него, чем попало. Подвешенный должен был или отбиваться, или уворачиваться. Из всех только Славный смог продержаться достаточно долго. Многие даже повиснуть не могли. Колесо с пятью масляными светильника угрожающе раскачивалось и скрипело на цепях, что делало игру более захватывающей. Около полуночи в трактир прощемился Доктор. Он привел с собой маленького человечка - вылитого гномика - в огромном цилиндре и очках.

-Дикобразист, - представил его Доктор. Славный Рыцарь, почему то решил, что это что-то порочно-подарочное к мальчишнику:

-Зачем же? - тихонько пробормотал он, - Мы вполне обходимся Прекраснейшим Кавалером и моим дядькой.

Те к этому времени в женских нарядах выплясывали джигу и неприлично подмигивали всем присутствующим, виляя развратно бедрами.

-Вы не поняли, - тоже почему-то тихонько, но очень эмоционально заспорил Доктор, - Он лучший в своем деле. Мне стоило больших трудов уговорить его сюда приехать.

Славный Рыцарь понял, что отказываться нехорошо, и обреченно согласился. Тут подоспел Просто Профессор:

-Коллега!

Коллега шарахнулся, но ПиП уже повис на нем.

-Что же завело вас так далеко от вашего вивария?

-След, - коротко ответил Магистр.

-Лучший специалист по дикобразам, - пояснил Просто Профессор, - Магистр-Зоолог. Ма-аЗ.

Славный Рыцарь сообразил, в какое положение чуть было не поставил почтенного человека. Стараясь хоть как-то сгладить неловкость, спросил:

-А что это такое?

МаЗ посмотрел на Славного уничижительно-изумленным взглядом, словно увидел муху в компоте.

-Это такие животные, - ответил он после некоторого молчания.

-Я позволил себе показать оттиск перстня. Результаты самые поразительные, - затараторил Доктор и начал путано рассказывать, как перелопатив груду книг, напал на "след и нужного человека". Университетский друг помог выйти на светило зоологической науки. А Магистр-Зоолог, узнав, что на чьем-то пальце находится кольцо с оттиском следа его любимого объекта изучения, бросил студентов, лабораторию, семью - всё именно в таком порядке - и приехал.

-Мы бы подождали до завтра, - извинялся Доктор, - Но у вас некоторым образом свадьба. Не хотелось мешать.

-Вы очень помогли, - начал уверять Славный Рыцарь, - Просто груз с души сняли. Надо же след дикого-образа. Странное название для животного.

-Дикобраза, - медленно проговорил Магистр, - Это очень интересный зверек. Кое-как изучен только европейский вид. Лично я заинтересовался им ещё в детстве.

Магистра-Зоологии, когда он был ребенком, за примерное поведение в школе наградили посещением Королевской Галереи. Картины и скульптуры малышу не приглянулись. Но одна гравюра приворожила. Она висела в углу и не слишком привлекала знатоков искусства и других посетителей, но экскурсоводы рассказывали про неё дивную историю.

Давным-давно на дорогах Европы появился человек. Это был странный воин, веселый и беззаботный. Когда он со своим зверьком приходил в селение, то даже дождь переставал идти, такая у этой парочки была аура. Он помогал бедным и не обижал богатых. Как звали воина неизвестно, а вот имя зверька сохранилось - Пимпла. Однажды, когда Пимпла и воин отдыхали, к ним подошел неизвестный гениальный художник - древние мастера кисти все как один были гениальными и неизвестными. Его пригласили отобедать, и он, в качестве оплаты за еду, нарисовал картину, которую так и назвал "Друг и Пимпла". На картине были изображены дерево, на котором сидел зверек и благородный воин, играющий на гитаре. Долгое время картина пылилась в запасниках музея географии. Но однажды она пропала, а вместо неё вор-мизантроп оставил три оттиска. Один из которых музей оставил себе, второй подарил Королевской Галерее, а третий, как положено, потеряли. На оттисках не было воина, осталась только Пимпла.

Магистр-Зоолог, после первого посещения стал часто наведываться в Галерею и простаивал перед гравюрой часам. Он поклялся, что выяснит, что это за позитивная зверушка. И теперь может с уверенностью сказать - это неизвестный науке вид дикобраза. Очевидно древесная разновидность, раз уж он на дереве сидит. МаЗ воссоздал по картинке само животное.

-И ваш оттиск - копия его следа.

-Как жалко, - посетовал Славный Рыцарь, что надо ехать в Столицу, что бы посмотреть на Пимплу.

-Не обязательно, - сказал Магистр. К концу рассказа его уже изрядно подпоили дядюшка и Прекраснейший Кавалер. Отчего он подобрел, потерял цилиндр, очки и половину апломба:

- У меня есть зарисовка с гравюры. Я всегда вожу её с собой. Может, не совсем художественно выполнена, но весьма точная в деталях.

Магистр полез во внутренний карман сюртука и достал довольно потертый на сгибах рисунок тушью.

-Можно я возьму до завтра? - спросил Славный. Но Магистр-Зоолог был категорически против. Он уже сожалел о собственной беспечности. И такое отчаяние было на его лице, что Славный вернул ему драгоценный листок.

Тут Прекрасней Кавалер предложил всем отправиться к веселым и доступным женщинам. А Славного не взяли:

-Тебе завтра жениться, а послезавтра - в бой. Отдыхай, пока можешь, - путаясь в слогах, пояснил ПК. После чего все, кто ещё мог ходить, ушли.

Славного Рыцаря это вполне устраивало. Расположившись поудобней и подвесив половчей кресало, он достал книгу.

-И кто такая Пимпла? - спросил он у неё.

Магистр-Зоолог был прав. Пимплой оказался древесный дикобраз. С картинок на Славного мотрел настолько обаятельный зверек, что он понял, почему на гербе его лапа, а не льва или дракона, хотя до этого момента переживал по этому поводу. Местом обитания пимплы была Америка.

-Что такое Америка?

Книга услужливо прописала "Америка (северная, южная и пр.) - официально открыта Хр.Колумбом в конце XV в и названа "Новым Светом". Благодаря данному открытию в Европу были привезены томаты, картофель, табак, кофе, какао, хотя изначально туда отправились за золотом. Освоение новых территорий...." Дальше Славный читать бросил, так ему обидно стало. Судя по следу на гербе, его далекий предок побывал в "Новом Свете" задолго до его официального открытия. И чего, спрашивается, картофель не привез? В книге бы стояло не Хр.Колумб, а Какой-то по счету Рыцарь из рода Рыцарей.

Утром в обеденной зале тетушкиного трактира ничего не говорило о ночном разгуле. Но вот помаленьку начали из разных мест выползать участники мальчишника.

Единственным сохранившим бодрость духа и жизнерадостность в этой толпе инвалидов был дядюшка. Он громко вспоминал особо пикантные моменты и один им веселился.

-Как же тебя много, - простонал ПеК, утоляя жажду рассолом. Откуда-то из-под лавки извлекли Доктора и стали искать дикобразиста. Вскоре нашелся и он. Это был первый раз, когда дядюшка не знал, как реагировать. Магистра-Зоолога нашла в шкафу тетка. На её визг сбежались почти все. И все смогли насладиться видом кружевных теткиных панталон, пока она не сообразила накинуть халат.

Судя по всему, свадьба обещала быть веселой. Кое-как собрав в кучку свидетелей и нарядившись в экстравагантный костюм, Славный Рыцарь поехал в ратушу. Ему и Любимому Учителю пришлось расставлять всех по местам. Прекраснейший Кавалер немного оклемался, но не достаточно, что бы самостоятельно поддерживать себя в вертикальном положении. Дядюшка стал ему временной подпоркой.

В разукрашенных лентами санях-экипажах приехали невеста, нянька, Крыска-Секретарь и ещё десяток девиц.

Славный Рыцарь никак не воспринимал предстоящее событие, пока не встал перед массивным дубовым столом. Чиновник в древнем блестящем золоченом шлеме-горшке с желто-голубым наметом и бурлетом, в богатой псевдозолотой перевязи и прочих регалиях учтиво прокашлялся:

-Вы готовы?

И Славный понял, что нет. Руки вспотели, но при этом были холодные, как ледышки. А тут ещё заиграла торжественная музыка и зал ввели Младшую Фрейлину. Вернее она вошла, поддерживая с обеих сторон свидетеля и его костыль - дядюшку, которого так же разморило. Так они и пошли медленно и торжественно. У первого ряда МиФ почетный эскорт скинула.

-Какая же ты красивая, - негромко протянул Славный Рыцарь.

Младшая Фрейлина скромно потупила взор, а потом, стрельнув глазками, поинтересовалась:

-Раньше не замечал?

Чиновник произнес прочувственную речь. Попросил подтвердить факт регистрации росписью в Большой Книге Событий Города. Но на ощупь книгу не нашел. Снял шлем. К удивлению Славного, под шлемом бацинета не оказалось. Миру предстала очень продолговатая лысоватая голова, обрамленная бакенбардами и легким пушком. Голова твердо сказала:

-Подпишите здесь и тут. А теперь, в знак серьезности намерений, молодой муж должен обручить свою жену кольцом.

Даже у ПеКа глаза раскрылись:

-О кольцах речь не шла. Это что-то новенькое.

Чиновник заметил, что обычно к ним заходят после церкви, и тогда никаких колец не требуется, они уже есть.

-А это особый случай. Давайте быстренько, окольцовывайте жену.

Славный в замешательстве снял перстень. Других подобных украшений у него не было. Собрался протянуть его МиФ, но она успела раньше подсунуть ему ручонку под нос.

-После развода вернешь, - процедил Славный Рыцарь, надевая кольцо на палец.

-Да всенепременнейше.

-Остановите регистрацию, - услышали молодожены трубный глас от дверей.

В проеме черной тенью стояла Графиня.

-Чур меня, - перекрестился дядюшка.

-О! - растерялся Славный Рыцарь, однако быстро взял себя в руки, - Наша мамаша приехала. Чего ж так поздно?

Чер-ная Графиня пошла на молодоженов неотвратимой грозовой тучей.

-Ты, гнусный уродец, похитивший мою дочь, воспользовавшись её невинностью и глупостью. Ты, разрушитель её светлого блестящего будущего. Должен ответить за всё.

-Мамаша, - пятился Славный от этой фурии, - Мамаша, держите себя в руках.

-Какая я тебе мамаша, клоун? Как твой поганый рот посмел назвать меня так.

-Маманя, - тут же слегка подправился СэР, - Сказали бы сразу, как вас звать, я бы так и назвал.

-Мадам, - выскочил вперед Любимый Учитель и обаятельно улыбнулся. Теперь Славный понял, для чего нужны свидетели на свадьбе.

-Вы так любезны и милы, что заглянули к нам на огонек. Благодаря вам эта свадьба перестала быть фарсом и обрела статус. И как вам к лицу гнев. Как изящно изогнулись дугою брови.

-Да, - поддакнул Славный Рыцарь, - Брови в разлет - что надо.

Немного побледневшая по приходу матери Младшая Фрейлина, пришла в себя. Она укуталась в фату и там, как решил Славный Рыцарь, рыдала.

-Моя дочь поедет со мной, - сказал Графиня, вытянув указующий перст.

-Если вы хотите поговорить, я могу уступить место в экипаже, - согласился Славный.

-Нет, это совсем нехорошо. Я уступлю место, а поговорить она сможет в Клоповнике.

-Я уступлю и поеду на Рыжем, - встрял Прекраснейший, - И давайте уже быстрее.

-Она поедет с нами, - в дверях стояли три брата невесты: воин, монах и шалопай.

-Так мы и драку заказывали? - спросил дядюшка, - Похоже, гуляем по-богатому.

-Ой, Огрызок, - обрадовался ПеК, - И ты здесь? Быстро метнулся за квасом.

И Шалопай метнулся бы, не удержи монашек.

-Свадьба отменяется, - сказал воин, - Оформляйте развод.

-Как это отменяется? - вскинулась нянька, - Да вы знаете, сколько на неё уже потрачено?

-Уйди, женщина, - пренебрежительно и грубо сдвинул её со своего пути воин.

Славный и сам толком не разобрался, как так получилось. Но ещё до того, как улеглись на стол подхваченные ветром от его взметнувшегося плаща бумаги, СэР приласкал старшенького хорошим хуком. Тот отлетел в сторонку и успокоился. Оставшись без предводителя, братья заметно стушевались. Графиня с криком: "Убили" побежала к сыну. Но около того уже хлопотала бабка-знахарка.

-Чего разоралась. Сейчас в чуйство приведем. Чуток отлежится и оклемается. Грузите тело в третью повозку. И, в самом деле, поехали что ли.

По дороге Славный Рыцарь выяснил, что его благоверная вовсе не рыдала:

-Давно меня так не радовали. Это был лучший подарок к свадьбе, - сказала она.

Праздники в Клоповнике устраивать любили и умели. Шалопай как пришпиленный ходил по пятам за Прекраснейшим Кавалером и никакого неудовольствия не выказывал. Монах сел по другую руку от Крыски-Секретаря, и троица провела вечер за теологическими разговорами. Иногда Просто Профессору удавалось вытащить её на танец-другой, но в целом всё было благообразно и пристойно. Старшего брата Младшей Фрейлины осадили девчонки, и вскоре он перестал быть грозным воином. Вполне приятный человек оказался. Куксилась одна Чер-ная Графиня, но и её надолго не хватило. Любимый Учитель пел дифирамбы, сыпал комплементы, включил обаяние на полную катушку и выяснил причину такой агрессии. Она была весьма меркантильной. Графиня рассчитывала выдать дочь за вдовствующего по соседству виконта - Хозяина лесной пустоши.

-Успеет ещё, - успокаивал мамашу ЛУч.

-Может и не успеет. Он же старый.

-Тогда вам самой надо выйти.

Но сама Чер-ная Графиня за Хозяина Лесной Пустоши идти не хотела, по той же причине:

-Он - старый.

Вина и других горячительных напитков Младшая Фрейлина не пила. Сказала, что это в соответствии с традициями, а так же в знак солидарности с вечно трезвым Славным Рыцарем. После цыган, рассеяно обронила:

-Я семейный ужин представляла несколько иначе.

-Ты просто Королевских семейных ужинов не видела, - успокоил её Славный Рыцарь.

-Давай улизнем, - предложила Младшая Фрейлина, - Пусть без нас развлекаются. Поищем уединенное романтическое местечко...

На что бы она не рассчитывала, но однозначно это была не галерея. Славный вел её мимо портретов предков и коротко давал пояснения. Он искал картину, которая висела где-то в закутке. Подпись гласила, что доставлена она сюда при загадочных обстоятельствах Вторым Рыцарем - Собирателем.

-Это кто? И какой потешный зверек.

-Я думаю, что это Первый Рыцарь. Или его предок, который побывал первым в Америке, которую ещё даже не открыли, но об этом никто не знает. А зверек - дикобраз Пимпла. Его след на родовом гербе Рыцарей. Посмотри на перстень. Тебе дерево странным не кажется? На гравюре оно выглядит иначе.

-Кажется, я спать хочу, - призналась Младшая Фрейлина.

Глава тридцать вторая. Отъезд

На следующий день женщин отправили на Фэст. В первый возок забрались бабка-знахарка и молодая жена. Там же установили, пожертвованную нянькой, походную печку. Во втором ехали двое слуг из самых надежных, расторопных и сообразительных, которых отобрал Дворецкий. А ещё - два кучера, помощник конюха и вечно сонный ученик Главного Механика.

-Он если просыпается, то много может, - уверял ГаМ. Кузнец поддержал кандидатуру:

-В случае чего и за кузнеца сработает, и за оружейника.

И действительно, при виде оружия ученик Главного Механика преобразился на глазах.

-За клинки и луки можем быть спокойны, - удовлетворенно сказал Любимый Учитель, глядя, как ученик ГаМа пинками расчищает в возке место для амуниции.

Младшая Фрейлина попыталась прихватить с собой служанку, но бабка-знахарка сказала, что только если та побежит рядом. Треть возка заняли её банки, склянки, плошки, низки, на которых вместо грибов висели коренья, притирки и прочая лечебная отрава. Атилл и куртку-дублет со штанами она так же положила к себе.

-В целях самообороны, - пряча глаза, сказала бабка-знахарка.

Славный Рыцарь только головой покачал.

Чер-ная Графиня была, наверное, единственным человеком, не знавшим, что Славный Рыцарь - участник Фэста. И едва выяснила, куда собралась её дочь, вознамерилась тут же заточиться в возок. Но бабка-знахарка была начеку:

-Зачем ты нам нужна? Только лошадей утомишь. Приспичило ехать, вели заложить сани и катись.

Прощание молодых было скомканным. Оба стеснялись, хотя все демонстративно их в упор не видели.

-Ты прямо как Снежная Фея.

-А разве Снежные Феи бывают черноволосыми.>

-Черноволосые - самые красивые из Снежных Фей.

После чего неловко обнялись, чмокнулись в щечку, и Младшая Фрейлина отбыла.

Когда Магистр-Зоолог понял, что перстень со следом его любимого дикобраза уехал на долгий срок, пришел в ужас и вне себя от горя побежал нагонять. Экспедиция хотя и двигалась не быстро, но ученый бежал много медленней. Его нашли на обочине в полуверсте от Клоповника.

-Не переживайте вы так. В замке есть чем вас порадовать, - начал успокаивать Магистра Славный Рыцарь, но его вовремя перебил Любимый Учитель:

-Давайте вернемся и ближе к ночи все вам объясним.

-Ещё не хватало, что бы он забросил науку со студентами и тут поселился. Жить поближе к картине, - объяснил он потом СЭР.

При помощи ширм, Плотника и плотной ткани, из которой только начали делать гардины, Любимый Учитель и Прекраснейший Кавалер устроили в семейной галерее лабиринт. В десяти шагах перед картиной поставили стекло, а между ними подвесили кресало.

-Я дам знак, и ты на пять минут, не больше, мягко так его засветишь и потушишь, - инструктировал Любимый Учитель Славного Рыцаря. Прорепетировали. Получалось здорово.

-Раз в сто лет, - рассказывал сказку Магистру ЛУч, - на одной из стен Клоповника проявляется изображение предка. Подойти к ней нельзя, но увидеть можно. Славный Рыцарь полагает, что это есть тень пропавшей картины.

-А почему она проявляется в Клоповнике, - допытывался дотошный ученый.

-Потому что это предок, - терпеливо объяснял ЛУч, - Я не понял, вы хотите её увидеть? Или будете подвергать мой рассказ сомнениям?

-Хочу, - загорелся Магистр.

Ближе к полуночи его провели по коридорам и лабиринту. У картины ученый повел себя предсказуемо: едва она начала появляться, он схватил Славного за руку и спросил:

-Вы это видите? Это - чудо.

С безмолвным восхищением просозерцал пять положенных минут, а как только кресало стало гаснуть, с криком "нет" бросился к картине. "А грамотно ЛУч стекло поставил", - думал Славный, перетаскивая тело ученого в комнату.

С утра пораньше Магистр-Зоолог засобирался домой. Перед отъездом долго тряс руку хозяину Клоповника:

- Я совершенно счастлив. Мои потомки приедут в замок через сто лет, что бы увидеть это ещё раз, - лоб ученого украшала здоровенная шишка, но лицо светилось безмятежной радостью.

-Вы и сами приезжайте. Летом тут чудо как хорошо, - говорила нянька, - Недавно в наши края мигрировал большой лис. Правда теперь он ушел, но что-нибудь непременно мигрирует.

Она заботливо обертывала Магистра пледом и привязывала шарфом цилиндр.

-Мы не слишком переусердствовали? - тревожился Славный Рыцарь.

-Ничуть, - заверил Любимый Учитель, - как мы сможем ему рассказать, что один из твоих предков выкрал картину, потому что на ней изображен другой предок, который побывал в Америке, про которую Магистр слыхом не слыхивал, потому что её ещё не открыли? А так, видишь, какой счастливый поехал, - Любимый Учитель помолчал и прозрачно намекнул:

-Мне бабка-знахарка поручила проследить за твоими занятиями. И где ж этот спортивный манеж?

Разгуливая по пещере, похвалил:

-Замечательное место. Вызывай своего гуру, и приступим.

Любимый Учитель осторожно и церемонно извлек из ножен почти прямой узкий меч.

-Благородный тати, - с уважением сказал ЛУч, и, не меняя тона, - Начали.

Как-то помимо воли Славный Рыцарь осторожничал и все боялся ненароком поранить. Поэтому уходил, не принимая бой.

-Прекрати только защищаться? Не нападаешь, так хоть создай угрозу.

Но Славный Рыцарь не понимал, что от него требуется, и продолжал "аккуратничать". Дух Деда тоже не мог заставить ученика проявить инициативу:

-Ты сегодня как "никак", - бушевал он, - Почему? Ведь ты дрался в лесу с бандитами?

-Они нападали, - бормотал Славный.

-Всё, хватит, - остановился Любимый Учитель, - Не ассо, а забег получается. Измором берешь?

-Действительно, - подхватил ДеД, - Хотя бы встретил по-человечески. Пробивная мощь от тебя не требуется. Покажи мастерство, не позволяй публике скучать. Ты даже не ждешь прорехи в нападении, а вообще драться не хочешь.

Любимый Учитель призадумался, потом достал две ленточки, прицепил одну на себя, другую - на Славного:

-Побеждает тот, кто срежет ленту.

К тому моменту, когда ничего не осталось - одни нитки, Славный лидировал с разгромным счетом 8:3.

По дороге в столовую ЛУч разложил Славного Рыцаря по косточкам. Затем остался прорабатывать списки Просто Профессора.

-Что происходит? - в лоб спросил СэР, когда обнаружил Прекраснейшего в библиотеке.

-От твоих новых родственников прячусь, - вяло ответил тот и постарался улизнуть. Но он сам загнал себя в ловушку между стеллажами.

-Ты знаешь, что не я их сосватал.

-Она так захотела, - признался ПеК.

-Э-э, - неожиданно озарило Славного, - Да ты сам в неё втюрился! Чего не женился?

-Она так захотела, - уже с раздражением ответил ПеК, и попытался оттолкнуть Славного с дороги. Но места для маневра не хватало, а Славный был очевидно мощнее.

-Ты - идиот, - сообщил Славный другу, - Почему сразу не сказал?

-Она запретила, - ответы ПеК были односложными. Но СэР все пытался его приободрить или успокоить:

-Мы ведь разведемся. У тебя будет шанс.

-Это, как она захочет, - ответил Прекраснейший Кавалер и смог таки прошмыгнуть между Славным и книгами.

- О чём ты думаешь? - возмутился Любимый Учитель, когда СэР выложил ему проблему, - На носу Фэст, а ты озабочен чужими чувствами. Которые, заметь, тебя не касаются.

-Как это не касаются? - удивился Славный, - Очень даже касаются. Все-таки это моя, пусть фиктивная, но жена, и мой, пусть и втрескавшийся друг.

Учитель с вздохом отложил выкладки Просто Профессора:

-И как ты собираешься помогать? Отведешь за руку Младшую Фрейлину к Прекраснейшему Кавалеру и скажешь - женитесь и размножайтесь? Ты серьезно думаешь, что этим осчастливишь всех? И себя заодно?

-Я не знаю. Но ведь что-то надо делать?

-Не знаешь - не делай. Половина проблем, если их не трогать рассосется сама.

-А другая половина?

-Другую можно игнорировать в связи с их мелочностью и никчемностью. Они решаются в рабочем порядке.

-Я где-то слышал что-то похожее.

-Естественно. Это же основная концепция мировой гармонии. Все заботы разрешаются, если их не преумножать. А преумножаются они попытками решить их. Особенно за других. И давай вернемся к делам более важным. Судя по статистике, проанализированной ПиПом, с появлением Бога Мечей, уровень мастерства бойцов Фэста возрос. Мы, похоже, попадаем на пик. Нашими потенциальными противниками могут стать...

Но Славный не мог угомониться. После ужина он подкараулил Прекраснейшего для очередного разговора. Но тот совершенно перестал себя контролировать. Сначала нахамил, а затем сообщил, что уезжает:

-Маман надо навестить, да ко двору явиться. Самоволка заканчивается. Некогда мне только тобой заниматься.

Следом засобирались и новые родственники. После завтрака Чер-ная Графиня попыталась напроситься ещё раз на Фэст, и, получив отказ, сказала:

-Как верно про вас вчера сказал Прекраснейший Кавалер, бирюк и есть.

-Да, маманя. Лучший друг, все таки.

-И не смей называть меня маманей.

-Да как звать-то вас тогда? Ладно, маменька. Хотя мне "мамаша" нравиться больше.

Чер-ная Графиня назвала Славного Рыцаря недоразвитым охальником и, собрав всех отпрысков в охапку, покинула Клоповник.

-Без них спокойней, - со скорбным ликом говорил Любимый Учитель, амплитудно размахивая шелковым платочком вслед, - Будете проезжать мимо! Приезжайте!

-Да-да! - подхватил Славный, - Проезжайте!

А на следующий день в дорогу отправились основные участники Фэста. И вот уже дядюшка, ангажированный у тетушки на время отсутствия Славного Рыцаря, махал шляпой на прощанье и горланил радостно:

-Со щитом! Только со щитом!

А Рыжий и Вороной на хорошем галопе летели за горизонт.... Но этим аллюром шли не долго. Как только Серая Башня скрылась, перешли на рысь. Любимый Учитель развлекал Славного Рыцаря рассказами про Фэст.

Достаточно большой кусок земли, именуемый незатейливо "Плавающий Остров" дрейфует по теплому течению. Раз в четыре года он проходит вдоль берегов данного Королевства. Но достаточно близко подходит только в трех точках. Первая - Вольный город Первого Моста. Назван "вольным", потому что Недействующие Короли когда-то выкупили простую рыбацкую деревушку и освободили тем самым от основных налогов. Деревушка расстроилась и зажирела на беспошлинной торговле. Может Действующие Короли потом и кусали себя в спину за расточительность, но поделать уже ничего не могли. Так что теперь это анклав Недействующих Королей. Город разросся бы ещё больше, но его территория строго ограничена. Так что мегаполис вытягивается вверх. С его улиц не видно неба, а с верхних этажей - землю. Впрочем, это выдумки и гипербола. Все там видно. В Вольном городе Первого Моста проходит открытие Фэста, на которое Славный Рыцарь наверняка опоздает, если не пришпорит коня. После чего участники и зрители грузятся на остров и отчаливают. Начитаются отборочные туры. Практически без перерывов, сменяя друг друга, выясняют воины, кто останется в четвертьфинале. Вторая точка - непосредственно Главная резиденция Недействующих Королей, расположенная на их землях, именуемых СэРедиземье. Время стоянки - полтора часа. Плавающий Остров покидают проигравшие, и приходят победители прошлого Фэста, подтвердившие заранее свое участие в мероприятии. Если кто-то отказывается, то оставляют на острове лучшего из выбывающих. Но в этом году все четыре финалиста изъявили желание побороться. Так что дополнительных вакансий не будет. Меняется и состав зрителей. Полностью оплатить Фэст далеко не всем по карману. Остров отчаливает и плывет ещё полтора суток. Тут и начинаются главные баталии, про которые потом слагают легенды. (В этом месте Славный Рыцарь деликатно отказался прослушать любую из них). Третья точка - Пристань Победителей. Это окраина Средиземья, то там ничего нет, кроме триумфальной арки и шикарной дороги в Главную Резиденцию Недействующих, до которой пути - часа четыре. А остров так медленно до Пристани Победителей добирается, потому что огибает полуостров по большой дуге. Почти с выходом в море. Как Действующие, так и Недействующие Короли пропускают вперед победителей. Всего двенадцать человек. Остров уплывает на четыре года по морям, по волнам, по течению, а в Главной резиденции идут два дня гуляний, плавно перетекающих в Рождество.

-Как Рождество? В это время я должен быть дома, - Славный Рыцарь чуть не повернул назад, - Уеду с половины Фэста. Проиграю всем, к чертовой бабушке, и - домой.

Любимый Учитель задумался:

-Проигрывать нельзя, но можно что-нибудь придумать. От Пристани Победителей до Клоповника ближе, чем от Вольного города. Не думай пока об этом. Все будет хорошо. Лучше послушай историю Плавающего Острова.

Когда-то это была ничейная земля, потому что многие на неё претендовали. Остров переходил из рук в руки, пока однажды его не захватили пираты. Они основали там первое серьезное поселение. Сто лет была там Свободная Пиратская Вольница. Установили свои законы, которым никто не хотел следовать. Поэтому передрались до полного уничтожения друг друга. Мудрому правителю Свободной Пиратской Вольнице пришлось быстренько сдаться проплывавшим мимо острова в Византию с набегом викингам. Северяне спешили. Остров им был нужен, как обезьяне веер. Они его выставили на торги. Деньги в нужном количестве на тот момент были только у Недействующих Королей. Так они стали владельцами. И как только у Плавающего Острова объявился хозяин, этот кусок дрейфующей скалы сразу всем понадобился. На острове пришлось расположить гарнизон и заключить договор охраны с викингами и пиратами. Но Недействующие и из этой ситуации удачно выкрутились. Стоимость договора охраны гасилась договором аренды.

-Ну, что? Занятная история? - спросил Любимый Учитель.

-Так я смогу успеть к Рождеству домой?

-Смотрю, ты парень настойчивый. Я свяжусь с Старшим Погонщиком. Он приготовит коней по ходу следования. И если будешь идти все время галопом, то двух с половиной суток должно хватить.

А сейчас послушай про правила проведения Фэста. Остров поделен на три сектора: мечников, лучников и единоборств.

-А я видел единоборства на ярмарке в цирке.

-Тогда считай, что ты их не видел. Зрители сами выбирают, что им смотреть. Но вход строго ограничен количеством мест. У мечников бойцы выбирают оружие перед началом каждого раунда. На отборочных турах оно представлено весьма разнообразно. Глаза разбегаются. По контуру манежа стоят маршалки - судьи. за ними- команда бойца. Запрещается проносить все виды напитков, ровно, как и употреблять. Запрещается пользоваться любым допингом, в том числе и магическим. То есть всё решает ловкость и навык. Бой длиться три раунда по десять минут с двадцатиминутными перерывами. Во время которых выясняют отношения другие пары. Бой останавливается или прекращается в виду явной победы или с согласия на проигрыш одной из сторон. Если стороны равны - исход решают маршалки. Многие воины помимо единоборств или сражений параллельно участвуют в соревнованиях лучников. Берешь стартовый номер и отстреливаешься, когда тебе удобно. Через три часа сообщают результат, участвуешь дальше или свободен. Так что возможность совмещать имеется. Вот и все основные правила.

-А как выбирают противников?

-Жребий.

-А как я попаду в Клоповник, если дороги не знаю?

Любимый Учитель пообещал, что всё устроиться наилучшим образом:

-Не зацикливайся на мелочах. Лучше проникайся боевым духом. Давай, я тебе расскажу одну историю великолепного тати.

Правил тогда Японией император Кэйка. И был у него сын с горячей кровью по имени Ямато. Он очень любил папу, поэтому, однажды ночью умертвил своего старшего брата в его же покоях. Надо отдать должное императору, тот этому факту отнюдь не обрадовался. Что бы как-то унять неугомонного отпрыска, начал посылать его подальше от себя совершать подвиги. В одном из походов Ямато познакомился с Идзумо - очень хорошим мечником, и стал ему верным другом. Но однажды, заменив свой меч на деревянный, предложил тому сразиться. А что бы всё было по-честному - поменявшись мечами. Они мечами поменялись и Ямато, ясное дело, друга зарезал, а меч себе оставил. Но не сильно ему этот меч приглянулся. Тогда в Японии предпочитали прямые клинки, вроде Атилла. А меч Идзумо - великолепный тати - был, возможно, одним из первых экспериментальных творений и уже имел легкую кривизну. Мода на которую, я полагаю, пошла от корейцев.

От слова "мода" повеяло Прекраснейшим Кавалером.

- Значит, я - Ямото, а ПеК - Идзумо. Тогда Младшая Фрейлина - кто?

Любимый Учитель огорчился:

-Я не для этого тебе историю рассказываю, что бы аналогии проводил. А для того, что бы ты понял характер и боевой дух будущих противников. И раз уж мы упомянули Корею, слушай. Во времена двадцать четвертого короля Силла - ван Чинхына официально заработала молодежная военизированная организация хваранов с куксоном Соль Воннаном во главе. В числе прочих наук хвараны обучаются пяти правилам поведения, одно из которых гласит, что во время боя нет отступления. Прошедшие эту школу воины и полководцы прекрасно стреляют из лука, как конные, так и пешие, и универсально фехтуют всем, что под руку попадется, копьем, мечом, шестом. А все они - шаманы. Возможно психическое воздействие....

Тут Славный Рыцарь перестал слушать, потому что попытался заняться анализом любовного треугольника.

-У тебя отвратительная защита, - сказал Любимый Учитель, - Меня в дрожь и трепет бросают твои мысли.

-Я внимательно слушаю, - не согласился Славный.

-Тогда повтори, что я сказал.

СЭР начал повторять и удивился, потому что речь уже шла о Китае:

-Тогда на престол Поднебесной взошел желтый император Хуань-ди Цинь Шихуан...

-Правильно. Идем дальше....

Славный Рыцарь тут же подумал про защиту и давай ставить шлемы и закручивать спирали.

-....Повелителя дождей звали Пин-хао, иногда - Пин-и. Во-от такой малюсенький, но от одного его взгляда небо покрывали тяжелые тучи....Это ничего, что я веду рассказ на языке империи четырех морей?

-Нет-нет, - ответил Славный, - пока всё понятно.

А сам порадовался, что его защита работает, раз Любимый Учитель ничего не заметил. А он как раз весьма фривольно фантазировал на темы Младшей Фрейлины.

-....Синь-янь боролся с Хуан-ди за власть над духами и продолжал плясать, держа в руках щит и копье даже после того, как ему снесли голову. Вот что такое воинский дух. Из Азии перенесемся на Восток. И начнем с Месопотамии. Стоит вспомнить легенду о Гильгамеше, что бы понять истоки их воинского мастерства....

"Надо слушать. В конце концов, это же из-за меня человек так надрывается", - решил Славный Рыцарь, - Но почему, интересно, мы никуда не едем?"

Прямо посреди дороги стояли три сумеречные личности.

-Не скажу, что в наши планы входят разборки с криминалитетом, - не меняя повествовательного тона, проговорил Любимый Учитель.

-Мы слышали, вы драться на Фэст собираетесь, - хриплым басом сказала самая бородатая из них.

-Да, уважаемые граждане разбойники. Я могу с полной уверенностью подтвердить эти слухи.

-Тогда это. Вот вам. Выигрывайте там по-всякому. Задайте жару, - засмущались лесные братья, протягивая длинный сверток, - Нам ни к чему, а вам может сгодиться.

-Конечно, сгодиться, - с готовностью согласился ЛУч.

- Никогда не стоит обижать фанатов, - объяснял он потом свою покладистость СэР.

Сумеречные личности исчезли, так же бесшумно, как и появились.

-Профессионалы, - назидательно заметил Любимый Учитель, - А мы на чем остановились?

-Среди племен, населяющих Европейскую часть континента, можно выделить несколько наиболее воинственных, чья религия и мировоззрение построены на силе оружия. С Севера на юг. Морские разбойники викинги, они же варяги они же вики...

-Я уже упоминал о них в рассказе о Плавающем Острове. Чаще всего их представитель относится к мужественному семейству берсерков - неистовых воинов. Оружие - тяжелые мечи и секиры...

-Не зря иногда разбойников называют благородными, - сказал Любимый Учитель вечером в придорожной гостинице, разворачивая загадочный сверток, - Знакомься, антипод и брат-близнец маминого подарка - Солнечный меч. Лесные братья знали, чем стоит задавать жар.

Клинки отличались только оттенком стали. Лунный глубокий бело-сизый, а солнечный - пепельно-желтый. "Прямо таки цвета хозяек озера и реки" - подумал Славный Рыцарь и тут же услышал их хихиканье.

-А что бы лучше засыпалось, - лежа в постели говорил Любимый Учитель, - расскажу я тебе ещё одну сказку о желтом императоре. Ввязался как-то Хуань-ди в битву с Янь-ди, владыкой юга. Сначала вроде выигрывал, а потом, когда за Янь-ди вступились великаны и племя мяо, начал терпеть одно поражение за другим. Да тут ещё войска желтого императора попали в туман. Никто, в том числе и сам император не знали, как закончить эту битву. И тут он увидел, как один из сановников по имени Фэн-Хоу, маленький и старенький, дремлет в своей колеснице. Хуан-ди спросил: "Чего это ты спишь поСэРеди битвы?" А Фэн-Хоу и говорит: "Разве я сплю? Я придумываю выход". И придумал....

-А что придумал? - растолкал уснувшего Учителя Славный Рыцарь.

_Компас, - бросил тот, перевернулся на другой бок и снова вырубился.

Глава тридцать третья. Вельм

Женщин нагнали на четвертый день. Они cидели в придорожном трактире и ждали, пока повозки поставят на колеса. Снега здесь не было. Любимый Учитель сказал, что это из-за теплого течения. В полях было лишь грязное месиво, а мощеный тракт был сух и чист. По нему сплошным потоком двигались самые разнообразные транспортные СэРедства от кареты до телеги. И это не считая верховых и пешеходов.

Вдали высилась громада Вольного города Первого Моста, но следовало ещё выправить все бумаги. Этим занялся Любимый Учитель. Бабка-знахарка вскарабкалась на замшелый валун и призадумалась. Славный Рыцарь под предводительством Младшей Фрейлиной отправился смотреть море.

Сначала они долго брели, преодолевая встречный ветер, на гору. А когда Славный засомневался, в ту ли сторону они идут, вышли на каменную площадку, размером с обеденный стол. С головы Славного тут же сорвало шляпу. Он бы нагнал её, но Младшая Фрейлина повисла на руке гирей, при этом умудрялась загораживаться им от ветра.

-Ну, как тебе? - прокричала она. Однако задувало сильно, поэтому вопрос унесло от Славного следом за шляпой на материк.

-Что? - переспросил он.

-Как тебе? Впечатлило? - повторила она прямо в ухо.

СэР не знал, что ответить. Море и небо были свинцово-серые. Огромные волны накатывали на скалы, так, что камень под ногами дрожал. А злой ветер пробирал до костей.

-А почему горизонт уходит вверх? - задал он самый бестолковый вопрос из всех вопросов, задаваемых в этом месте.

-Вообще-то здесь влюбленные клянутся друг другу в вечной любви.>

Романтичное место было лысым как колено. Только валун, отполированный не одним поколением влюбленных пар, украшал площадку. В спокойную погоду сидя на нем, принято было наслаждаться закатом. "Вид просто упоительный" - рассказывала Младшая Фрейлина, заботливо обматывая голову Славного Шарфом. Не высовываясь впрочем, из-за его спины. Получалось не очень.

-А если забраться повыше, можно увидеть другой берег? - прокричал он.

-Нет, - ответила МиФ, - Но если хочешь, проверь. Хотя все равно уже темнеет, и вряд ли ты что-нибудь увидишь. Знаешь, который час?

Славный Рыцарь знал с точностью до минуты. Эту новую способность он открыл случайно. Буквально вчера выяснилось.

Они с Учителем пересекали условный временной пояс. В том месте, где проходила граница, стоял каменный памятный знак, в виде гибрида песочных часов и оплывшей свечки.

-Эта скульптура, - давал пояснение Любимый Учитель, - более, чем красноречиво говорит о тщете всего бытующего и преходящего. Художник подчеркивает суетность жизни, которая сгорает в пламени мелочей, пока последняя песчинка не упадет, с последим вздохом. Когда оставшийся в чаше жизни глоток, не станет последним. И времени, отведенного нам для хлопот, уже не будет. Спеши жить, говорит эта скульптура, а ещё напоминает, что здесь надо перевести стрелки. Для нас - на час вперед, - сказал Любимый Учитель, - Сейчас в Клоповнике....

-Два, - подсказал Славный Рыцарь. И уточнил, - Без трех два.

ЛУч извлек из кармана будильник на цепочке и задумчиво протянул:

-Тогда, мои спешат на шесть с половиной минут.

И почти весь оставшийся день, Любимый Учитель втолковывал, зачем надо переводить стрелки. В отместку он развлекался внезапными вопросами:

-Сейчас в Клоповнике который час?

Или

-Сколько сейчас по местному времени?

-Четыре? - рассеяно переспросила Младшая Фрейлина, - Тогда, конечно, пойдем назад. Что-то мне уже холодно.

Славный Рыцарь хотел заметить, что с учетом шали на ней одето вещей больше, чем у него с собой в багаже, но передумал. Молча размотал шарф и отдал МиФ.

В таверне все их заждались.

-Нашли время для романтических прогулок, - ворчала бабка-знахарка, отпаивая Младшую Фрейлину отваром, - Нам только болезней накануне Фэста не хватало.

Из-за бумажной волокиты в город въехали только утром. Делегацию встречал лично Герцог:

-Ждем со вчерашнего дня. Извелись, вдруг что случилось?

-Естественно, случилось, - едко заметила бабка-знахарка, - И будет случаться, пока некоторые будут думать только о себе, а не въездных пропусках.

Герцог совершенно стушевался и стал оправдываться. Но бабка-знахарка рукой махнула:

-Показывай, куда кости бросить.

Кое-как расположились в Герцогском доме, уплотнив и без того перенаселенный домишко.

-Вы не представляете, какие здесь цены, - простонал Герцог.

Младшая Фрейлина, наконец, получили в свое распоряжение горничную и начала перетрясать гардероб. А затем разрыдалась.

-В кои-то веки попаду на Фэст, а одеть совершенно нечего.

Решили пробежаться по Вольному городу для "экскурсии, грабежа и разбоя" - как определил это Любимый Учитель. Герцог заикнулся про охрану, но все так на него посмотрели, что он в очередной раз начал извиняться:

-На улицах не спокойно. И это не считая завистников - конкурентов. Вы думаете, Фэст начнется на Плавающем Острове? Как бы не так. Он уже давно начался и продолжается до сих пор.

От охраны, не смотря на предупреждение, все отказались.

Герцог довез диковатую компанию к Кафедральному Собору - центру города. Бабка-знахарка тут же куда-то исчезла, остальные просто разбрелись. Младшая Фрейлина потащила Славного Рыцаря на улицу Галерей.

-Хочу наш портрет.

Славный видел, как такие портреты делались в городе. На стенах висели заготовки в богатых рамах. На холстах уже были изображены фигуры людей в разных одеждах и интерьерах, но без голов. За полчасика к любому, выбранному тобой сюжету, пририсовывалась голова и, пожалуйста, получай портрет.

То, что такие заготовки отсутствовали, уже его насторожило. Но МиФ сказала, что так и надо. Затем пришлось позировать не полчасика, а полтора, причем художник даже не взялся за краски.

-Скоро вы там? - строго спросил его Славный Рыцарь.

-Уже заканчиваю, - успокоил художник и перевернул холст, - Смотрите.

-А ноги где? - удивился СэР.

-Это портрет, - терпеливо пояснил художник.

-Я вижу, что не натюрморт. Поэтому последний раз спрашиваю: где ноги? И, кстати, всё остальное, тоже.

Назревал скандал, который быстро погасила Младшая Фрейлина:

-Я с ногами разберусь, - пообещала она.

-И со всем остальным. Ни оружия, ни плаща с соболиным подбоем.

Затем пошли в магазины дамского платья. Тут Славный сник. И это было всем заметно.

-Погуляй где-нибудь часика три, а лучше четыре, - сказала ему МиФ.

Так как Славному Рыцарю было всё равно где гулять, то он бравым шагом отправился, куда глаза глядят, не забывая, впрочем, поглядывать по сторонам.

Город был странным. Дома походили на грибы, сросшиеся в районе третьих или четвертых этажей. По местным законам, в целях экономии места, а так же из-за дороговизны земли, площадь первых этажей была строго ограничена. Поэтому её увеличивали за счет вышележащих. Но при этом следовало соблюдать одно нехитрое правило. Вылет каждого последующего этажа, со стороны улицы, не должен превышать двух локтей. Рассказывали, что один заморский и очень богатый Раджа попытался это правило игнорировать. Или просто не знал. Его второй этаж нависал над улицей аж на три с половиной локтя! Днем, пока шло строительство, никто ничего ему не говорил и не перечил. Однако, придя на стройку на следующее утро, Раджа удивился. Вся надстройка была полностью разобрана. На следующий день история повторилась. И так в течение недели. Раджа нанял людей для охраны объекта, но безрезультатно. Некоторое время он терялся в догадках. Но в одну ясную ночь решил сам проверить, что же с домом не так. К его удивлению, охрана весело и огоньком помогала в разборке другим доброхотам. На законный вопрос - почему. Получил ещё более законный ответ - так строить не положено.

-Но почему вы мне сразу не сказали? - возмутился работодатель.

-Мы думали вам процесс нравиться, - пояснили охранники.

Славный Рыцарь придумал себе цель - найти самое высокое здание и оттуда посмотреть в море на предмет обнаружения другого берега. Так что он двигался в сторону воды, а уж её-то он чувствовал. Но прямыми и широкими улицами идти не получалось. Парень был грамотный и знал, что кратчайшее расстояние между двумя точками - прямая. Поэтому срезал углы, укорачивая дорогу. Вот и зашел в тупик. Оказавшись перед высокой кирпичной стеной - огорчился. Решил спросить, как отсюда половчее к морю выйти. Тем более, кроме него в тупике развлекалась ватага местной ребятни. Они прицельно обстреливали камнями нечто, что СЭР издали принял за тюк с тряпками. Подойдя поближе, разглядел: к стене прижимался человечек в потрепанной мантии с капюшоном и огромным мешком за плечами.

-А если вас так обстреливать? - возмутился Славный.

-Это злой ведьмак, - охотно пояснил ему самый сопливый из ватаги, - Он крадет детей, а потом забирает у них души.

-И кого из ваших украл?

Оказалось, пока никого, но вот-вот сделает это.

-С чего вы взяли?

Тут объяснения стали путаными и закончились банальным:

-Знаем и все. А вы, дядя, не мешайте, идите своей дорогой.

У них хватило наглости пообещать, что если Славный будет и дальше встревать, то и его побьют камнями. А им этого не хочется, потому что впереди большая программа. Кроме "злого ведьмака", своей участи дожидался его кот. Данное животное предполагалось казнить, как только решат, каким именно способом. Тут голоса разделились. Часть народа была за утопление, а другая - за повешение. Поэтому, скорее всего, его сожгут.

Славный предложил сделку. За жизнь кота и его владельца он уплачивает два золотых. Весьма внушительная сумма, а ведь Славный Рыцарь цену сбил. Стартовая цена была пять.

Уже после заключения сделки, один особо кровожадный детеныш, все равно требовал расправы, но большинство его не поддержало.

-Будешь выступать, и тебя камнями забросаем, - пообещал ему глава шайки.

Славному Рыцарю вручили мешок с животным и оставили наедине со "страшным ведьмаком", который оказался не только маленьким, а так же горбатеньким, носастеньким и конопатеньким. Он пожевал губами и сказал, ткнув пальцем в браслет холодных:

-Мена?

-Нет, - улыбнулся Славный Рыцарь, - Это подарок. За участие в турнире. А подарки не меняют.

-Меняй?

Полез в мешок и достал дверную ручку. Это была почтенная медная ручка, и СэР с удовольствием бы её на что-нибудь поменял, но не на чудесный же браслет холодных?

-Ещё раз нет, - сказал Славный, возвращая кота в мешке. Этот зверь умудрялся выпускать когти и доставать даже через мешковину. А уж шипел, как будто на раскаленную сковородку с маслом плеснули воды. Развязать мешок самостоятельно Славный не рискнул.

-Меняем, - утвердительно сказал человечек, забрал мешок и вытряхнул кота. Это был здоровенный полосатый зверюга. Сначала он ошалело замер, а затем ласточкой перелетел через забор. Человечек, не раздумывая, приставил бронзовую ручку к стене и открыл в ней калитку. За стеной был удивительный и чудесный сад. Деревья стояли зеленые, а на грядках вовсю распускались цветы. Славный сделал пару шагов и увидел в беседке бабку-знахарку.

-Какое странное место? - удивился СэР. Но человечек в мантии уже семенил наперевес с котом по дорожке. Он выскочил на улицу, сунул ручку в мешок и побежал. Славный провел рукой по кирпичам - от калитки и следа не осталось.

"Очень любопытная личность", - решил СэР и припустил вдогонку.

Так дошли до порта, где маленький человек исчез. Но Славному Рыцарю было всё равно. В версте или чуть дальше он увидел маяк. Это было то, что надо.

И был он заперт. Хорошая пробежка взбодрила Славного достаточно, что бы решил он воспользоваться вертикальной плоскостью для "расширения горизонта", согласно учениям Духа Деда кшатрия. Где-то в середине пути понял, что погорячился.

-Мена меняя, - услышал он рядом голос маленького человечка, - мена менай!

Вот чего Славный Рыцарь совершенно не ожидал, так это кого-то, парящего на высоте половины маяка. Человечек снял мантию и повесил её на шею. Там же сидел кот. То, что Славный принял за горб, на самом деле было крыльями, похожими на крылья стрекозы, если бы она эти крылья могла складывать, уминать и компактно упаковывать. Тем временем маленький человек прилепился к стене и с ловкостью мухи полез вверх. Славной было обиделся. Сухонький мужичок в каких-то опорках, споро карабкается, да ещё с котом на спине, но "что поделаешь, нельзя быть всегда первым" - философски думал СэР, нащупывая очередную опору.

С открытой площадки маяка другого берега моря видно не было. Зато из-за скалы громадой надвигался Плавающий Остров. Об этом ему сказал маленький человек.

-Мена! - и указал рукой.

-Да-а, - оценил Славный Рыцарь.

Человек-стрекоза ткнул Славного в грудь дверной ручкой:

-Меняем?

-Нет, - улыбнулся Славный.

Человечек снова полез в мешок и достал коробочку на веревочке не больше портсигара:

-Меняем?

СЭР вновь хотел отказаться, но на коробочке было вышито " III el".

Это становилось интересным.

-Меняем, - решился Славный, - Ручку и коробку на браслет.

При этом он сам начал жестикулировать, как и меняла. Показывая, как этот браслет ему дорог и какое барахло его ручка и коробочка.

Человечек скорбно, но отрицательно покачал головой. И в свою очередь изобразил, какая красивая коробочка и замечательная дверная ручка, дрожащей ручонкой водя по бронзовым завиткам. Но Славный Рыцарь был непреклонен. Он, конечно, не Прекраснейший Кавалер, но торговаться тоже умел. Снял браслет, заморозил маленькую лужицу и много градинок из капель. Проникновенно поведал, с каким трудом ему эта вещь досталась.... Человечек сдался:

-Мена, - буркнул он. Сунул небрежно дверную ручку и коробочку Славному, взял браслет и собирался улетать.

-Куда? - схватил его за крыло Славный. Оно на ощупь казалось шелковым.

-А проверить, как работает?

СэР приложил ручку к полу, но ничего не произошло.

-Сломанную подсунул?

-Мена меняить, - строго сказал человечек и достал из мешка ещё одну дверную ручку. И она всё чудесно открыла.

-Значит, эта настоящая?

Они поменялись ручками. Славный повторил опыт с тем же результатом. Никаких тебе дверей и люков.

-Ме-на, - чуть ли не по слогам сказал человечек, открыв лаз в полу его же, Славного, бывшей ручкой.

-Извини, - сообразил Славный, - Я понял, понял. Разрядилась.

Энергии в море было, конечно, меньше, чем в турнирном городе. Так и для зарядки хватило капли. И всё пошло, как надо.

-Совсем другое дело. Спасибо.

Но взгляд человечка стал очень сосредоточенным.

-Мена, - сказал он, указывая на меч.

-Свободен, - ответил Славный Рыцарь и собственноручно отправил его в полет, вытолкнув через калитку в парапете. Особенно было приятным, что калитку он проделал сам.

-Мена, - сказал порхающий человечек, помахивая браслетом холодных.

-Пошел отсюда, - шуганул его СэР.

-Меняй, - сделал ручкой крылатый меняла.

-И тебе не болеть.

Славный Рыцарь покинул маяк, как порядочный, спускаясь по лестнице, открывая по дороге двери в стенах и любуясь по очереди то камнями, то морем. Он представлял, как будет хвастаться своей уникальной ручкой, и все станут восхищаться его обменными талантами. Время поджимало, поэтому, отбросив конспирацию, Славный включил предельную скорость.

-Вельм - торговец! Здорово! И как? Смог он впарить тебе универсальную дверную ручку? Что поделать, такие это ребята. Они со всеми на ручки меняются. Не знаю, когда и с кем заключили вельмы договор реализации этого добра, но уже много веков занимаются обменом. Раньше хуже было. Они только на ручки и менялись. Сейчас немного эволюционировали. Иногда к основному продукту добавляют и другой товарец, - рассказывал Любимый Учитель, - и знаешь, меня всегда интересовало, где они складывают обмененное добро? В детстве думал, что все клады - это вельмовские запасники.

Славный Рыцарь, уяснив, что его дверная ручка не очень-то уникальная, попытался сделать безразлично-беспечный вид. Но если он кого-нибудь и мог ввести в заблуждение, то только не Любимого Учителя:

-На что поменялся?

-Не важно, - попытался отмахнуться Славный Рыцарь.

-Вот на это, - вынырнула из-за спины бабка-знахарка и протянула браслет холодных, - Бизнесмен!

-А ты на что выменяла? - спросил у неё ЛУч.

-Есть у меня одно хорошее средство от ревматизма.

Таким образом, все остались довольны. Любимый Учитель вволю наговорился про таинственное племя Вельмов - торговцев, а заодно и про все другие племена, которых знал великое множество. Но вельмовское среди всех, безусловно, самое редкое и забавное. Бабка-знахарка пролечивала Герцога. И тот был не против. Младшая Фрейлина закупила, очевидно, весь магазин и демонстрировала Славному Рыцарю и всем желающим наряды один за другим. Славный заполучил обратно браслет холодных и думал: "Оказывается, вельмы-торговцы - большая редкость. Хорошо, что я успел встретить хоть одного. Может, последнего. Тогда придется детям рассказывать, что когда-то населяли землю летающие торговцы из племени вельмов. И меняли они вещи на волшебные ручки, которые открывали любые стены...."

Глава тридцать четвертая. Фэст

Славный Рыцарь лежал и пытался сосредоточиться, в соответствии с рекомендациям Любимого Учителя. "Небольшой экскурс с анализом в прошлое поможет разобраться в настоящем" - добавил он. Но Славный Рыцарь не стал глубоко копать.

День открытия Фэста начался со спора. Когда на него вешали латы, а в приглашении стояло, что участники должны быть в полном боевом латном облачении, он молчал. Но когда увидел шлем, взбунтовался. Вполне можно было обойтись бацинетом с бармицей, а еще лучше - барбют, ну, в крайнем случае, - горшок от маскарадного костюма.... Однако ученик Главного Механика уперся. Они де просмотрели все последние новые веяния в области амуниции, и это один из самых прогрессивных шлемов. Любимый Учитель поддержал в этом вопросе ученика:

-В самом деле, Славный, стоит ли упираться, - сказал он, - Люди старались, искали, что получше, а ты ведешь себя как престарелая примадонна. То вода мокрая, то ветер не оттуда дует... Тебе всего-то один раз продефилировать перед публикой в..... Как эта штука называется? В "жабьей голове". И смотри, сколько достоинств. Обзор хороший, вентиляция есть, лица не видно. Чего ж тебе ещё надо?

До места погрузки, на набережную, Славного Рыцаря вез Рыжий. Его так же нарядили в бард, чему он вовсе не обрадовался. Поэтому коня со Славным страховали двое слуг.

По приезду участники Фэста спешились и выстроились на невысоком постаменте перед въездом на мост.

Непосредственно открытия Славный Рыцарь не видел, так как оно проходило за его спиной. Младшая Фрейлина говорила, что это было грандиозное зрелище. Она даже пробовала его описать, но действие терялось в междометиях.

Зато подъем моста происходил под носом Славного. И это было завораживающе. Мост, шириною в версту, четыре года лежавший на глубине, вдруг оживал и начинал подниматься. Как потом объяснил ЛУч, его поднимет сам Плавающий Остров, подводная часть которого шире надводной. Опоры моста входят в вертикальные пазы, скользят по ним до верха, переходят в такие же пазы, но горизонтальные. При этом всю надводную часть поливают морской водой для смазки. А смотрелось это, как будто из воды поднялось продолжение набережной. И все это проходил под мерный грохот сотни барабанов. Бум...бум...бум...бум...бум,трррр,бум...бум...бум...бум...бум,трррр,бум...

Первыми на Плавающий Остров с помпой въехали Действующие и Недействующие короли со свитами. Затем, бегом, персонал, болельщики и члены команд. Всех встречали, распределяли и размещали солдаты гарнизона. Где-то сбоку непрерывно грузили багаж. Последними на остров стройными рядами поднялись бойцы. Юркий распорядитель скомандовал:

- Повернитесь к берегу. Вскиньте руку в приветствии.

Как только мост начал уходить снова под воду:

-Расходитесь. Один удар колокола - сигнал к началу жеребьевки. Всем собраться на церемониальной арене. И без опозданий!

Из всей череды соперников, с которыми пришлось фехтовать Славному Рыцарю, запомнился только первый - Северный Гром - неулыбчивый викинг в рогатом шлеме. Из отведенных на бой десяти минут, четыре он поливал Славного грязью. Тот слушал вполуха с самым серьезным видом. Хорошо, что по дороге Любимый Учитель объяснил механизм вхождения берсерка в раж:

-Для них это самый быстрый способ настроиться на бой. Когда они ругают тебя или твоих предков, это не значит, что они так думают на самом деле. Просто раззадориваются.

Поэтому Славный после первой минуты слушать викинга перестал, но подумал: "Вот не знал бы, что это им для неистовства - обиделся". Варяг был хорош. Но не больше. Наверное, потому что был тяжел. Славный Рыцарь победил по решению маршалок.

Бои в предварительных этапах шли на вылет. Любое поражение - путь домой. Можно паковать вещи. По мере продвижения Славного Рыцаря в лидеры, его фанатов прибывало. И в основном это были его недавние противники.

-Почему? - спросил он как-то у викинга.

-Если ты выйдешь в финал, то проигрыш тебе станет даже почетным, - хмыкнул тот.

В бытовом плане устроились компактно. Команде и прислуге выделили отдельные помещения. Бабка-знахарка и Любимый Учитель сразу сказали, что будут жить при Славном. Младшей Фрейлине это было положено по статусу. Слуга, и ученик Главного Механика, а больше народа взять с собой не смогли, вскоре из общежитий сбежали. Слуга сказал, что его засунули слишком далеко от хозяина "пока дойдешь, совсем устанешь". У ученика всё было много серьезней.

-Там такие подляны строят, что не знаю, увидите ли вы меня завтра. То подкормят, то подпоят. И про мечи спрашивают. А ко мне на кривой кобыле не подъедешь. Сами с усами. Только опасаюсь, что пытать начнут. А я пыток сильно не люблю.

Вот и жили табором в трех комнатах. Одну отдали женщинам, в других устроили спальню-склад-столовую. Питались только продуктами, протестированными всё той же бабкой-знахаркой.

-Знаю я их нравы. Конкурентов в первую голову всегда травят.

И оказалась права. Не прошло и двадцати часов с момента отплытия, как слугу начало полоскать. Дальнейшее расследование показало, что этот бестолковый малый отведал подаренного заморского яблочка. Так Славный Рыцарь узнал, что параллельно с Фэстом шла жесткая закулисная борьба.

Любимый Учитель занимался "связями с общественностью". И пропадал почти все время. По мере приближения к финалу, привлек для этих целей и Младшую Фрейлину:

-Мадам, будем использовать вашу красоту в личных целях. Пора торговать лицом.

-Я совершенно устала, - плаксиво сказала младшая Фрейлина, когда участие Славного в финале стало почти очевидным, - Я так закрутилась, что не смогла отказать действующему Королю в аудиенции. Он уже давно прорывался, но как-то я его сдерживала. А тут.... Одним словом, извини, но он придет с минуты на минуту.

Славному Рыцарю, который только прибрел и рассчитывал на отдых, ничего не оставалось, как согласиться:

-Молодец, что сдерживала.

Перед тем, как очистить помещение для встречи Славного с королем, Любимый Учитель рекомендовал расслабиться и сосредоточиться, что б время даром не терять.

Действующий Король проскользнул бочком и сморщился:

-Какой спертый воздух. Наш главный герой живет в трущобах.

Славный Рыцарь заверил, что живут хоть и тесненько, зато дружненько.

-Это наше упущение, - не соглашался ДК, - Единственный представитель нашего Королевства, наш лучик надежды, живет бог знает как.

Славный осторожно напомнил, что кроме него здесь присутствуют два десятка других представителей королевства.

-Ах, эти, - небрежно махнул рукой ДК, - но никто из них не приблизился к финалу так близко..... Кстати, об этом я и хотел поговорить.

Тут выяснилось, что при любом исходе последнего боя, подвиг Славного Рыцаря будет соответствующе отмечен. А если СэР и до финалов дойдет, то может просить что угодно, хоть луну с неба.

-Насчет луны, вы же понимаете, шутка.

Славный заверил, что будет стараться. Действующий Король немного помаячил, пожелал удачи, рекомендовал сменить обстановку и отбыл.

Славный, галантно распахнувший перед ним двери, увидел почетный караул вдоль всего коридора. Выглянув в окно, убедился, что гостиницей тот не ограничивался, а заворачивал за угол.

Первые бои Славный провел на подъеме и ему казалось, что все легко и просто. Но по мере выбывания претендентов, когда остались самые умелые и стойкие, предварительные побед закончились. Оставшиеся в строю бились до последнего. Маршалки перестали присуждать победы за активность, качество нанесенных и количество пропущенных ударов. Они бдительно следили, что бы оппоненты не поубивали друга друга. Останавливали поединки и присуждали штрафные очки уже на стадии подозрительных взмахов. Когда успевали. Не раз мысленно благодарил Славный Рыцарь Шорника с Кузнецом.

А вот нательных рубах у Славного просто не осталось.

-Не рассчитали, - задумчиво сказал ЛУч.

Такая же беда была и с ремкомплектом. Если первые двенадцать часов ученик Главного Механика лишь протирал клинки мягкой тряпочкой, то теперь он, передавая куртку-дублет и штаны Славному Рыцарю, так и сказал:

-Если снова напропускаете ударов, ваша милость, в финалах будете драться в бригантине.

Бабке-знахарке пришлось отправить Младшую Фрейлину со слегка зеленым после дармового яблочка слугой в постирочную:

-Нательное бельишко должно быть хоть чутка свежим, а то понатирает боец самые нежные места, возись потом.

Славному повезло, или не повезло с противником. Разящее Жало был хорош, но горяч. Это был настоящий боевой ветеран, а не профанация, вроде Славного, поэтому в азарте поединка часто не сдерживался и бил на поражение. На втором раунде бой прекратили, в виду явной угрозы жизни, хотя СэР ничего такого не почувствовал. Так и сказал судьям. Но те отворачивались и невнятно отвечали. Пошел за справедливостью к Действующему Королю. Но ДК сказал, что маршалкам виднее и не его это Славного забота. Как маршалки сказали, так и будет.

-А вам надо готовиться к финалу, - еле сдерживая торжествующую улыбку, закончил он речь.

Славный пошел за подмогой к противнику, но тот решил, что всё подстроено и был очень зол:

-Что? Хитро.....стью пролезть решил. У самого кишка тонка?

Славный нахмурил лоб и сказал:

-Защищайся. Сейчас посмотрим, у кого чего тонка. Если победишь - я сам уйду.

Публика, уже покинувшая свои места, быстро вернулась.

-Вон с арены, - кричали маршалки. Но Славный Рыцарь и Разящее Жало не обращали внимания. Бабка-знахарка и Любимый Учитель спокойно смотрели на творящееся безобразие, а Младшая Фрейлина теребила их обоих:

-Что произошло. Когда я шла сюда, объявили победу Славного. Почему они до сих пор дерутся?

-Пусть порезвятся, - проворчала бабка-знахарка.

-Кровь младая отмщения просит, - совсем туманно процитировал неизвестно кого ЛУч, - Видишь ли, милая барышня, если Славный Рыцарь не почувствует, что все сделано правильно и по справедливости, не видать ему душевного равновесия. А с такими настроениями в финале делать нечего. Сейчас лети стрелой и объяви это всем корреспондентам. Я уже вижу, как бьют они копытом и рвутся в бой. Обрати внимание на местный Рыцарский листок, что-то мы его в забвении держим. Они обижаются. Не забудь улыбнуться кривому кору из "Дворцовых тайн". Остальные на твоё усмотрение. И главное, успокой Королей. Особенно расшаркивайся перед Действующим. Можешь в ноги упасть. Это лучше всего.

-Я не могу, - чуть не плакала МиФ, - Я не готова. Я не одета...

-Ерунда, - успокоил её ЛУч, - Отлично вижу, что на тебе юбка и подобие корсета. Для встревоженного пресс-атташе более чем достаточно. Объясни неполадки в гардеробе растрепанностью чувств. "Дамский Угодник" будет в восторге.

Оборачиваясь на каждом шаге, МиФ побрела к лобному месту.

-Что ж ты, аспид, делаешь? Девчонку на растерзание отправил?

- Минутку подожду и пойду на помощь.

Зря Славный Рыцарь думал, что у него на арене жарко. По сравнении с тем, что пришлось пережить Младшей Фрейлине и Любимому Учителю, он просто отдыхал. Тем более Учитель все правильно увидел. Славный медленно, но уверенно перевешивал чашу весов на свою сторону.

Через пятнадцать минут все закончилось. Разящее Жало сам церемонным поклоном остановил бой.

-Почему? - спросил Славный.

-Потому что у тебя силы ещё остались, а у меня закончились, - объяснил Разящее Жало. Только тут СэР обратил внимание, что стоять - это единственное, что противник может. Тот с усилием сделал пару шагов к краю арены и упал на руки команды.

-Если кто-то должен пройти в финал, то это ты, - добавил он, обернувшись.

Зал просто взревел. Бабка-знахарка потащила Славного Рыцаря в охраняемую зону участников. Он сначала не сообразил почему, но, услышав за спиной разочарованный стон представителей прессы, догадался.

-Вот спасибо! Спасла.

Как Младшая Фрейлина и Любимый Учитель уговорили Действующих и Недействующих Королей - неизвестно. Ослушаться приказа - это серьезный проступок. Но те сменили гнев на милость. И даже пригласили посмотреть промежуточные торжества вместе с ними. Младшей Фрейлине и Любимому Учителю пришлось идти, а Славный Рыцарь, прикрывшись предстоящим финалом, отвертелся.

Он забрался на донжон, что бы свежим воздухом подышать, сил поднабраться, а заодно торжества посмотреть. Связь острова с материком в Резиденции Недействующих Королей осуществляли паромами и баржами. Сверху казалось, что до города можно дойти по палубам судов и суденышек, густо усеявших акваторию. Насладившись вволю пестрой толпой, лентами, вымпелами и флажками, Славный Рыцарь побрел в свои апартаменты. Шум на берегу долетал до него невнятным гулом, вот он не услышал, как фанаты скандируют его имя. Так же не увидел, как на украшенном королевскими гербами понтоне, под балдахином, увенчанным королевской короной, прибыли на остров прошлогодние финалисты.

Славный Рыцарь в это время думал, что в соревновании лучников он занял почетное двенадцатое место. И если бы просто отстреливался, то уже был бы на берегу. В дверь поскреблись.

-Открыто, - вяло сказал Славный Рыцарь. "Можно?" - "Шпион? Каким ветром?" - "Я здесь - это правильно и логично, но ты здесь - это чудо, - ответил Лис, - Все равно, рад за тебя". И исчез.

-У меня такое видение было, - затараторила возбужденная Младшая Фрейлина, - Представляешь, я, когда подходила к комнате, видела огромного лиса! Он выходил отсюда.

-Это мой знакомый шпион, - успокоил её Славный, - Он, кажется, в команде Бога Мечей.

-Если его ещё раз около нашей двери увижу, собственными руками горжетку сделаю, - пообещала МиФ, - Вот, свежее белье передали. Остальные несут другие мелочи.

Мелочи были в двух сундуках. После того, как их поставили, места совершенно не осталось.

-Нам Действующий Король предлагал квартирку побольше. Надо воспользоваться их любезностью. Иначе они перестанут к нам благоволить. Решат, что загордились, - сказал Любимый Учитель. Он ещё что-то объяснял про излишество в скромности, которое пагубно влияет на воспитание в августейших особах правильного взгляда на вещи. Только начали переезжать - отзвонили жеребьевку.

Финалы - это не отборочный тур. Тут встречались все со всеми иногда по нескольку раз. Бой с Богом Мечей у Славного был пятым. Вот к пятому бою и стали готовиться.

Но появление легендарного бойца в первом же поединке, Славного, почему то, не удивило. Бабка-знахарка особых претензий не выставляла. Любимый Учитель так же не сильно удивился, хотя и был недоволен. Особенно, когда бабка-знахарка тихонько на ушко давала указания.

-Ты понимаешь, что я даже помочь не смогу? - шипел он в ответ. И та согласно кивала.

-Вижу, вижу. Ожидал, - вовсе не зло улыбнулся Бог Мечей (БуМ по протоколу).

Первый двадцатиминутный поединок Славный Рыцарь продержался сам, вспоминая мышцами, кожей, нервами, интуицией всё, чему успел выучиться. Но это была защита. Плотная, но защита. Славный чувствовал себя мышью, с которой играл кот, слишком сытый, что бы убить сразу. БуМ делал длинные паузы. Ему хватало времени на изящные пируэты и элегантные обводки. Не скучал, но и тайны в технике Славного, для него не было. Даже похвалил в конце:

-Неплохо.

Славный прекрасно чувствовал разницу между профессионалом и талантливым, но любителем.

Пошли на часовой перерыв. И хотя бабка-знахарка похвалила:

-Малацца. Я ждала худшего.

Славный Рыцарь был крайне недоволен собой.

-Хорошо, что новый ремкомплект подвезли, - ворчал ученик Главного Механика, - Вчистую посрезал. Но за час я не успею всё поправить, - тревожно добавил он.

-И не надо, оставь, как есть, - отмахнулась бабка-знахарка и добавила Славному, -Ты, только, не сильно удивляйся.

После чего повернулась к МиФ:

- А ты панику не поднимай. Я тут отойду ненадолго.

Что это означает, Славный Рыцарь понял только на арене. Он героически поднял катану, приготовившись идти на смерть, и почувствовал, что он, как бы уже и не он. "Спокойно, не делай лишних движений, не дергайся сам, не сопротивляйся", - увещевала бабка-знахарка внутри него, - Бери второй меч - солнечную катану и прикрой глаза.... Эх, хорошо быть молодым да спортивным. Какие ручки, какие ножки". Она говорила, а Славный Рыцарь отчетливо ощущал, что у него не хватает ещё одной пары лопаток и рук. "Так-так-так, - азартно продолжала бабка-знахарка, - Сейчас все проверим. Баланс, поворот, ещё поворот, выпад, стоп. Нырнул, ушел, кувырок".

Если бы Славный мог видеть себя со стороны. Что отчебучивал! Постоял на одной ноге, прошелся с притопом, в присядке, подпрыгнул, вычерчивая восьмерки катанами. Неожиданно замер, как вкопанный, и метнул игривый взгляд на Бога Мечей:

-Чо, родименький, застращался?

Тот не сразу сообразил, кто это стоит перед ним и тычет лунной катаной в грудь. А Славный повел плечиком:

- Спим в оглоблях?

И Бог Мечей проснулся:

- Держись, старая.

Наверно, зря он возраст упомянул. Бабка-знахарка обиделась и начала давить, да так , что противник ушел в оборону. Они подняли на арене тучу пыли. Бабка была непредсказуема, как муха, поэтому Славный и не пытался запомнить, что творил, но Младшая Фрейлина сообщила, что "коленца выкидывал ещё те".

В памяти остались яркие вспышки впечатлений, которым, не смотря на наличие бабки-знахарки, Славный достаточно удивился, что бы запомнить.

Вот он крутанулся юлой, удлиняя себя сначала параллельными мечами и тут же ногой по месту потенциально приземления Бога Мечей. Или мгновенный уход крабом с разворотом, а по спине скользнул меч противника, срезая остатки колечек куртки-дуплета. А вот, совсем неожиданно, они стали плечом к плечу, словно соратники, и тут же стена развалилась. Славный увернулся, кувырнулся и прыгнул, попытаясь достать противника хоть самым кончиком подарка мамы - лунной катаной. В некий момент перед ним мелькнула филейная часть Бога Мечей. Пнул от всей души, так как на выпад времени не оставались, а ногой доставал. Возмездие настигло скоро, прилетев кованой пяткой под дых. Отлетел метра на два, ткнулся мордой в песок. Всё. Но Бабка даже дыхание восстановить не дала: 'Потом, потом', выдергивая тело прыжком не вертикально, а под углом с защитой. Клинок противника, рубанувший в том месте, где только что была голова, очень стимулировал подъем. Нырнул под подрез и принял удар. Они замерли лицом к лицу:

-Что? - зашипела змеёй бабка-знахарка, - Вспотел милый?

За секунды до конца поединка бабка-знахарка с сожалением сказал: "Ну, дальше ты уж как-нибудь сам", и оставила его. Славный осознал, что чувствовал Разящее Жало, когда говорил, что силы кончились. Он сам упал на одно колено и, вероятно, рухнул бы плашмя, если бы не мечи, которые воткнул в песок перед собой. "Как теперь встать? - думал СэР, - Но надо. Если не пройду положенные два шага, засчитают поражение". С другого края на него внимательно смотрел Бог Мечей. "Чувствую себя, совсем как после первого забега с ускорением, - очень к месту припомнил Славный, - Но тогда я не умел подпитываться. А сейчас умею. На два шага должно хватить".

Что бы потянуть время, помахал ручкой публике. Попробовал раскланяться. И начал понемногу выбрасывать тело вверх. Благодаря двум костылям - катанам, этот маневр удался. Совершенно не своими ногами, переставляя их одну перед другой, очевидно суставами и сухожилиями, сделал положенные два шага, и упал на руки команды.

-И что дальше будем делать? - резонно спросил Любимый Учитель в зоне отдыха, куда принесли тело Славного Рыцаря.

-Дальше будет самое интересное, - пообещала бабка-знахарка, - Ты договорился?

-Да. Но они потребовали подтверждения Младшей Фрейлины.

-Неужели через час я смогу выйти на арену? - не верил Славный Рыцарь.

-Естественно, - сказала бабка-знахарка, - Наваляем это Богу Мечей, не дай бог, по первое число.

Глава тридцать пятая. Домой

Славного Рыцаря раздели догола, после чего бабка-знахарка всех из комнаты выставила.

-Я больше не могу это слушать, - сказал слуга через десять минут и убрёл, такие страдальческие стоны доносились из-за дверей.

Бабка-знахарка сделала восстанавливающий массаж, предварительно обмазав тело какой-то жирной мазью. По-первости Славный ничего и не чувствовал, но потом пошли судороги. Возникали то тут, тот там, скручивая мышцы жгутом. Самые болезненные располагались в местах, где СЭР и не предполагал, что они бывают. Пресс, например. Бабка-знахарка густо утыкала тело Славного Рыцаря тонкими иглами, и он независимой частью мозга, той, которая бесстрастно всё фиксирует, представил себя дикобразом. Потом боль ушла, но это пока Славный Рыцарь, по приказу бабки не встал на ноги. И понеслось по новой. Выворачивало всё, включая желудок. Бабка-знахарка заставила выпить очередное варево собственного производства, названное незатейливо "энергетической настойкой".

-А это не допинг? - встревожился Славный, - Не дисквалифицируют?

-Не твоего ума дело, - отрезала бабка, - Пей, не задерживай.

Настойку цвета дегтя и с такого же вкуса организм Славного Рыцаря принимать отказался, но бунт подавили стаканом с густо-оранжевой отравы. Не успел СэР отдышаться, как ему подсунули третий стакан:

-Заполируй, - приказала бабка-знахарка.

После всех ухищрений, через три четверти часа Славный Рыцарь уже мог самостоятельно перемещаться и ориентироваться в пространстве. Как только начал реально оценивать действительность, удивился отсутствию Младшей Фрейлины и Любимого Учителя.

Тайна раскрылась, когда он бодрячком, нашпигованный бабкой-знахаркой изнутри и наружно, прошествовал на арену. Женушка восседала на низкой табуретке с ужасно важным видом.

-Разве ты не должна была держать меня за руку и успокаивать, во время опытов нашей доброй ведьмы?

-Я и не ждала благодарности, - сказала МиФ. Она поправила одной рукой живописно раскинувшиеся оборки юбок, а другой украдкой приоткрыла полы меховой пелерины. Корсаж украшала брошь - подарок Принцессы, а на коленях с опасным для юбок креном стоял стакан воды. Полстакана, если быть точными.

-Ну? - многозначительно улыбнулась она, - Мне сказали, что это очень поможет.

-Это замечательно! - чмокнул её в макушку от избытка чувств Славный Рыцарь.

Так вот чем занимались Она и Любимый Учитель! Обходили правила, что бы пронести на арену воду! Потому что, как выговаривала частенько бабка-знахарка "не может это бестолковое чудо природы без визуального контакта общаться". Под чудом природы подразумевался Славный, и это льстило его самолюбию, а под общением - Дух Деда.

-Но ты не должен её пить или прикасаться к стакану, - предупредила Младшая Фрейлина.

-Не буду, - улыбнулся СэР, - ДеД? Ты здесь?

-Всегда здесь, - жизнерадостно сообщил Дух Деда кшатрия и стал распоряжаться, - Берем Атилл в левую ручку, а катар - в правую. Сейчас я тебе покажу, почему поединок называют танцем. Как я вижу, соперника разогрели. Подготовили. Молодцы. Вот так тепленького и возьмем.

Бог Мечей незаметно, но нервничал, с тревогой поглядывая на Славного Рыцаря.

-Ты глянь, кого этот хам с собою приволок, - сказала бабка-знахарка и издали погрозила лису кулачком.

Дали сигнал к началу третьего раунда.

Славный Рыцарь как-то вразвалочку прошел в центр арены. ДеД не был бы ДеДом, если бы артистично не расшаркался перед Королями и публикой.

-Ещё один Славный Рыцарь, - констатировал Бог Мечей, - И кто на этот раз?

-Мальчик мой, тебя ждут дома. Просили приветы передавать,- совершенно гнусно и развязано ответил Славный Рыцарь, и, не дожидаясь ответа, начал.

Бог Мечей куда-то пропал. То есть физически он присутствовал на арене, но Славный Рыцарь его в упор не видел, потому что теперь Бог Мечей был всего лишь частью танца. Но частью основной, вокруг которой сплетался весь узор. Специальных вызовов СэР не делал, на атаку не провоцировал. В свое удовольствие грациозно маневрировал, охватывая всю площадку. Вращение кистью закончилось перебросом Атилла за спину БуМа, при этом Славный ушел низом под одним мечом и отодвигая (не отбивая!) другой. Атилл удобно вернулся в руку, закручивая траекторию движения в горизонталь, проходя аккуратно по границе легкой кольчуги, игриво приподняв намет. Никакого боя и желания убить или серьезно поранить, только танец. Разворот от ног с плавной объемной восьмеркой левой рукой, и защитой катаром левого же бока, с выгибом в партере и изящной мельницей. Почему-то Бог Мечей от этого безобидного движения взвился вверх. Перегруппировался, но медленно, ох медленно работал, друг быстрый. Славный Рыцарь из подъема его совсем чуть-чуть подтолкнул, а точнее подвинул с пути танца, отчего он вывалился вниз влево. Не повезло, парню. Бог Мечей, кстати, уже кольчугу скинул. Все-таки быстрый есть быстрый. Сообразил, что прыгать в полупудовой кольчуге - не сахар. А теперь подъем и - в диагональ ... Простенько, но со вкусом. Короткая свиля - раскачка, что бы публика рассмотрела героя получше. Отвод со скруткой и подрезом. Ух, ты ж прелесть какая! И мягонько так свалил в сторонку. А вражина успел-таки сгруппироваться. Хорош, чертяка. Кажется, две последние фразы Славный проговорил вслух. Танцуем дальше. Поворот под левую руку с осью - Атиллой из-за спины в правильный круг с отходом. Раз, два, три вжик-прыг.... И танцуем дальше. В голове четко отбивался ритм, и звучала песня без слов, но очень героического характера. Раз, два, три, прыг-вжик.... И кто это тут у нас жадно глотает пыль, уткнувшись в песок? Ничего, что я на груди стою, слегка опираясь на Атилл? Смущает, что он к горлу приставлен?

-Ты сам-то сдохнуть не боишься? - прохрипел БуМ.

-Я как-то об этом не думал.

Маршалки вышли из ступора и объявили победу Славного Рыцаря. Дух Деда кшатрия пока не дослушал положенных оваций, не раскланялся Королям и не довел подопечного до команды, с телом не расставался. Потом с сожалением попрощался:

-Ну, в случае чего, обращайся.

И Славный упал.

Очнулся через двенадцать часов. На кровати сидела зареванная Младшая Фрейлина и невозмутимая бабка-знахарка.

-Учитель все это время отбивается от репортеров. Таких небылиц наплел, пальчики оближешь. Но оборону держит непробиваемую.

-А вы чего тут сидите?

-Боимся нос высунуть, - призналась Младшая Фрейлина, - И не только мы. Даже слуги. И раз уж делать нечего, то за тобой ухаживаем.

После того, как Славный Рыцарь пришел в себя, разрешили визиты. Первый нанес Действующий Король. Он щедро разбрасывал похвалы и комплементы, выражал надежду на дальнейший полный и безоговорочный разгром соперников, пока СэР твердо не заявил, что никаких таких сверх- и квази - побед не планирует.

-Почему? Мы все видели твои возможности?

-Это было спонтанное озарение. Бой, на который потрачено очень много силы. Полное восстановление ресурса произойдет не раньше чем через полгода. Так что, закончить бы вообще.... - горько посетовал Славный Рыцарь, стараясь максимально попадать в интонации Любимого Учителя. Текст был тщательно продуман, а каждый полувздох отрепетирован. Дольше всего отвозились с горьким, но многозначительным сетованием "закончить бы". Славного Рыцаря постоянно тянуло радостно добавить "поскорее". Что не вписывалось в формат образа, состряпанного Любимым Учителем.

-Но хоть по разочку у других выиграете? - с отчаянием спросил Король.

-Я буду очень стараться, но лишь бог знает будущее. А смертные только надеются.... Глава седьмая нового издания "богослова" псалом девятый сверху.... Увы.

Цитату из "богослова" выдернул так же ЛУч. "С людьми спорить будут, а с богом - нет", - приговаривал он при этом.

-Увы, - вздохнул эхом Король, Он тоже знал, что спорить с богом бесполезно.

Затем по очереди заглянули все участники финала, включая единоборцев и лучников. И каждый говорил, что этот бой станет легендой. А Славному Рыцарю постоянно казалось, что вот откроется дверь, и следующий посетитель скажет:

-А ты обманщик, Славный Рыцарь! Ведь твоим был только первый раунд, а победу бабка-знахарка и Дух Деда кшатрия заработали.

Но никто не говорил обидных, хоть и справедливых слов. И Славного это беспокоило.

Потом пришла бабка-знахарка с известием, что Младшая Фрейлина уже "отжеребилась":

-Через час на арену, так что пока один посиди, мысли в горсточку пособирай. Или как там всегда ЛУч говорит? - с тем и вышла.

Раздался осторожный стук в окно. СэР выглянул. Держась за каменный отлив, в самом добродушном расположении духа за окном болтался Бог Мечей.

-Пустишь?

-Проходи, - отодвинулся Славный Рыцарь.

Вот этот человек и сказал слова, которых так боялся Славный. Но без осуждения и обвинения. Просто констатация фактов:

-Сначала обидно было. Ты - кто? Да никто. А потом всё-таки начал думать. Действительно, что я здесь младенцев развожу. Кого обманываю? Это не почет и слава, а так, фикция. Надо возвращаться.... А ты, лис говорил, в этом году на турнире был?

Славный заулыбался, потому что турнир вспоминать - это приятно. Они беседовали, пока в дверь не вломилась бабка-знахарка:

- Гони в шею посторонних, пора выходить, - прикрикнула она.

-Строгая, - с почтением сказал Бог Мечей и пожелал, - Удачи. Может, ещё порубимся?

-Очень этого не хотелось бы, - признался СэР.

Любимый Учитель, провожая Славного к арене, скороговоркой давал инструкции. Если все пойдет, как планируется, то Бог Мечей встретится в финале с Амр Бен Мадикари. Значит, в поединке с ним не выкладываться. Вообще отдыхать. Следующие претенденты - не конкуренты. Их надо побеждать непременно. Это: Потомк Антары, Великий Ашоке, Роже де Монтабан и Таинственный Банн. С остальными ЛУ пока разбирается. Все зависит от исхода боев.

Любимый Учитель разбирался совместно с Младшей Фрейлиной. Они спорили до хрипоты над прогнозами, вливаясь в дружную семью игроков и букмекеров. Ставки им делать было нельзя, зато слушать можно. Глаза МиФ горели нечеловеческим огнем - результат действия "моря кофе". Пиком их карьеры можно считать предпоследний бой. Тут надо было решать очень четко проиграть или выиграть. Начался первый раунд, и Славный Рыцарь уже фехтовал с Робертом Страртфландским, а МиФ и ЛУч все ещё продолжали по очереди вносить коррективы. Они пришли к консенсусу только в третьем раунде. После чего Младшая Фрейлина решительным шагом пересекла арену и, выволакивая Славного Рыцаря с ристалища, безапелляционно заявила:

-Боб, поздравляю, ты выиграл.

Она потом оправдывалась, что спала на ходу и думала, что ей всё сниться:

-Я вообще все время спать хочу.

Но выходка зародила обоснованные сомнения в честности боев, хотя Любимый Учитель очень искренне удивлялся и абсолютно искренне отметал всякие подозрения. Дело замяли только благодаря вмешательству Действующего Короля.

На последний поединок Славный, который из двадцати последних часов восемь махал мечом, приковылял.

-Может, ну его, это третье место? - спросил с надеждой, - Я и так легенда.

-Может, - согласилась Младшая Фрейлина, - Но мы как-то свыклись с мыслью, что ты -третий.

И он покорно, как на закланье, пошел.

-Эй, - услышал СэР голос Бога Мечей, - Я ведь не случайно тебе проиграл?

-Нет, - приободрился Славный и выиграл.

Сказался приобретенный опыт - СэРаботала теория соленого огурца. Славный Рыцарь двигался экономней, точней и разнообразней. Видел дальше и четче. А интуиция развилась до такой степени, что Славный Рыцарь сам себя боялся. Да и противники подустали.

-Быстро учишься, - сказал ему после боя Бог Мечей, - Ты в курсе, что тебя в Резиденции Недействующих Королей ждут?

-Разноволосая принцесса, - то ли спросил, то ли уточнил СэР, - откуда такие сведения?

-Лис, - лаконично ответил БуМ, - Голуби услышали, чайкам передали. У лиса своя агентура.

-Кстати о лисе, - Славный Рыцарь уже давно хотел попросить об услуге, а тут разговор принял такой удачный оборот:

-Может он дорогу показать? У меня названия станций, где будут ждать подменные лошади, но как до них доехать без понятия. ЛУ сказал, что лисьи тропы - самое оно.

-Лис передо мной в таком долгу, что не только тебе дорогу покажет, но и следы, если надо заметет.

До смысла Славный добираться не стал. Понял, что проводник есть. А большего и не требовалось.

И вот, наконец, подведение итогов. Всех собирали в церемониальном зале, где официально спрашивали и объявляли награды.

-Славный Рыцарь из рода Рыцарей, хозяин Клоповника. Вам, как победителю, будет представлено высочайшее пожалование. На вооружении было четыре клинка: палаш полуторной заточки, золотой изогнутый меч с односторонним клинком, серебряный изогнутый меч с односторонним клинком и двухлезвийный кинжал-кастет клиновидной формы. Какой из перечисленных клинков должен украсить Ваш герб?

-Плохой меч - подарок мамы, - сиплым петушиным от волнения голосом ответил Славный Рыцарь. Откашлялся и пробасил торжественно, - Серебряный, лунный изогнутый меч - подарок мамы.

-Высочайшим повелением, за заслуги перед Отечеством и победу в Фэсте, пожаловать в левый край главы против хода солнца аугментацию в виде серебряного (лунного) меча.

И так далее опрос, и пожалование всем, в порядке возрастания, начиная с третьего места.

А Плавающий Остров уже почти подошел к Пристани Победителей. Триумфальная арка была пешеходным мостом, соединяющим две скалы, названные незатейливо восточный утес и западный. Мост-арку на время разворачивали на четверть круга. По нему на материк переходили только двенадцать победителей и королевская свита с двенадцатью другими участниками Фэста в составе её. Потому что участие в финале - это уже великий подвиг. Остальные покидали остров без лишней помпы на баркасах.

-Ты все запомнил? - тревожно переспрашивал Любимый Учитель, наряженный в латы.

-Всё, - успокаивал Славный Рыцарь, закамуфлированный под слугу .

Проиграли общий сбор, и ЛУч, нахлобучив "жабью голову", ушел в ряды победителей, где замещал Славного. А тот свернул плечи, закинул за спину короб с лисом и спустился к трапу- доске на посадку.

-Ох, халтура, - нудел рядом слуга, - Совсем не похоже, ваша милость. Держитесь поближе ко мне.

-И не называй меня вашей милостью, - рекомендовал Славный Рыцарь.

Но при погрузке никто лишних вопросов не задавал. Славный занял местечко в уголке, не подозревая, что оно было самым козырным, и, прикорнув к борту, сделал вид, что спит, натянув шляпу до самых глаз. Его пару раз толкнули, но слуга заступился:

-Чего к человеку лезешь. Он качку не переносит. Да и не спал почти трое суток.

Это была правда.

-А кто спал? - но оставили в покое.

Обслуживающий персонал галдел, обсуждая семьи, клиентов, хозяев и предстоящее возвращение, т. е ту сторону жизни Фэста, о которой Славный понятия не имел.

-... Я уезжал, мне моя скандал закатила. Узнала как-то, что я сам напросился. Какая сволочь ей сказала? Найду - прибью....

-... Моя тоже сильно психовала. Но я ей пообещал подубрусник богатый с жемчугом...

-....В этом году такой скупердяй попался, да ещё и алкаш. Хороший клиент вобщем...

-.... И мне эконом попался. Пришлось брать чаевые вещами.....

-.....А мой, приперся с женой и любовницей....

Славный, под равномерный плеск воды и гул голосов начал засыпать по настоящему. Но слуга уже тряс за плечо:

-Ваша милость, - хрипел, сложив ладони трубочкой к уху, - Готовьтесь, подходим.

Высадили их за западным утесом. Подводы уже ждали на единственной дороге-серпантине. До развилки ехали так медленно, что Славный стал подумывать, а не спрыгнуть ли пораньше. Но слуга отговорил. Указатель на первом перекрестке любезно приглашал: "Трактир "На пяти ветрах" - самое быстрое обслуживание. Быстрее только ветер". СэР еще на острове мысленно продумал варианты диалога. Он выходит на перекрестке, его спрашивают: "Почему?" А он: "Хозяин приказал". А они: " И кто у тебя хозяин?". А он: "Не ваше дело". Пока репетировал, получалось убедительно. В реальности, когда спрыгнул, и, к своему удовольствию, услышал:

-Ты куда?

Середина как-то выпала, и Славный грубо буркнул:

-А не ваше дело.

-Ему хозяин приказал, - прикрыл Слуга, выразительно округлив глаза.

Для чего-то Славный решил дождаться, пока последняя подвода скроется за поворотом. И лишь затем выпустил лиса, а сам помчался в трактир.

- Что так долго? - спросил помощник Погонщика. Он уже держал Рыжего наготове, но сначала предложил:

-Может, отобедаете?

Хлопнув коня по крупу, Славный Рыцарь понял, как же он соскучился.

-Нет, - решительно отказал он.

- Следующая смена лошадей на постоялом дворе "Предгорье". Пароль - Рождество, - инструктировал помощник Погонщика.

Перегоны были шестичасовыми. Славный не запоминал названия этих постоялых дворов, станций и гостиниц. Просто сообщал лису следующий пункт назначения, а затем несся, придерживаясь рыжего хвоста по каким-то неизвестным тропам. Недалеко от нужного места лис деликатно оставлял СэР одного. "Чтобы не светиться", - объяснил он. А затем встречал по ходу движения. Прокололся только однажды. Не рассчитал толщину льда небольшой речки. Славный чуть не отправился на дно вместе с конем, но помогли браслет холодных и отменная реакция. Лис очень переживал и извинялся пять верст подряд, пока Славный Рыцарь его не заткнул:

-Еще раз скажешь "мне очень жаль" и я решу, что ты сделал это нарочно.

Ели и пили на ходу, не спали вообще.

У Славного все время было устойчивое ощущения своей связи с часами на крыше Клоповника. Но по мере приближения эта натянутая пуповина отпускала.

-Спроси у меня который час? - потребовал СэР перед последней сменой лошадей. Лис невразумительно промычал в ответ.

-Не знаю! - восторженно прокричал Славный, - Понятия не имею!

"Дальше ты обойдешься без меня" - сказал лис и медленно потрусил в лес, совершенно по-собачьи вывалив язык . "А ведь он устал", - проводил его взглядом СэР.

Но долго об этом раздумывать было некогда. Он очень спешил и точно знал, что за конь ждет его на последней станции.

-Домой, Черзо, - сказал Славный Рыцарь. Конь в свойственной ему манере придурковато всхрапнул, шарахнулся от собственной тени и пошел крупной ровной рысью, прибавляя скорости на каждой версте. А Славный уснул в глубоком и очень удобно седле. Он не увидел, как сказочно хорош Клоповник издали ночью. Огни бальной залы, освещали разукрашенную площадь с нарядной елкой. Часы на крыше отсчитывали время, переливаясь, словно таинственная огромная разноцветная головешка (результат пристрастия Софокла к красному). Все факелы по контуру здания горели. А люди с бумажными фонариками выстроились в рядок, образовав живой коридор от арки до верхней площадки на Серой Башне. И все молчали. Даже когда Славный Рыцарь, не открывая глаз, спешился и побежал отзванивать. Проснулся он только с первым ударом. И тут вокруг загалдели. Стали что-то кричать и петь, хлопать Славного Рыцаря по плечу и спине. И он что-то отвечал. Раскисшая от радости нянька попробовала узурпировать право на похлопывание Славного, и на время ей это позволили сделать. Но потом с расспросами полезли Главный Механик, Шорник и Кузнец и другие. Откуда-то из-под руки вынырнул Шустрый. Просто Профессор застенчиво стоял в сторонке. И совсем стушевался, когда СЭР бросился его благодарить за выкладки и жать руку. Тут все стали и ему жать руку. Ещё отражался звон Рождественской песенки от леса и возвращался эхом, а во дворе Великий Мастер огня Шо начал запускать шутихи и фейерверки.

"Я успел, - гордился собой Славный Рыцарь, - Наверно, это что-то значит, раз мне так сильно было нужно успеть? Иначе этот подвиг очень сильно смахивает на идиотизм".

Сказка тридцать шестая. Саламандра

Славный Рыцарь разбирал подборку, подготовленную Крыской -Секретарем.

-В этой папке вырезки из сторонних источников. Материал из "Сплетницы" вы можете посмотреть в подшивке.

И полдня Славный наслаждался чтением. Узнал много нового. Проникся уважением к Рыцарскому листку - одному из немногих изданий, где почти беспристрастно давался анализ боев. Но самый важный поединок - с Богом Мечей - был полон фантазий. Более ли менее прилично бой описала газетка Дворцовые тайны. Статья репортера Инкогнито, насколько это было возможным, освещала сухим языком ход поединка. Она так выбивалась из контекста самой газеты, что Славный захотел узнать автора получше.

Книга выдала удивительный результат "Авторство обзоров, подписываемых "Инкогнито" и описывающих самые необычные бои в истории Фэста, принадлежало Действующему в те времена Королю, который являлся большим поклонником данного вида спорта. Благодаря этому до наших дней дошло подробное описание техники фехтования на мечах времен царствования Его Величества. Его рассказы позволяют наиболее полно представить уникальное мастерство спортсменов. И даже сегодня трудно найти мастеров, которые могли бы дать достойный отпор древним мечникам. Особняком стоит ...." в этом месте Славный Рыцарь уселся поудобнее и приосанился. Он понял, что речь пойдет о его схватке с Богом Мечей. "Особняком стоит описание боя, якобы имевшего место, которое принято относить к области предвидений и прогнозов. Но оно показывает, насколько Действующий в те времена Король мог предчувствовать направление вектора будущего развития фехтования на мечах вообще...." Славный захлопнул книгу. Так значит. Вроде, как поединка и вовсе не было. И он снова перечитал Дворцовые тайны.

Нянька за завтраком рассказала, какие жаркие споры разгорались после каждого выпуска свежей прессы. Какой праздник устроили, по поводу выхода Славного в финал. Как не спали двенадцать часов, пока о СэР не было никаких известий, а лишь предположения одно мрачней другого. Особенно когда одна, совсем уж эксцентричная газетенка, предложила возвести Славного Рыцаря в ранг Героя посмертно, потому что "из достоверных источников стало известно, что Герой находится на грани жизни и смерти" и "скорее там, чем с нами", так что ближайшие пышные похороны - вопрос "не часов, а минут".

Первую половину дня Славный ходил гоголем, но затем Крыска-Секретарь грубо вернула его в серые будни.

-Из-за спонтанных возгораний на ферме "Пихты" арендатор грозится расторгнуть договор, если в ближайшее время не выяснятся причины пожаров.

У Славного были какие-то смутные воспоминания об этой ферме, но сразу припомнить не смог.

-Мы установили там круглосуточное дежурство, но до Нового Года необходимо произвести детальное расследование.

Славный Рыцарь, весь из себя герой, тут же подхватился:

-Я сейчас же выезжаю. Распорядись оседлать Черзо.

Но Крыска-Секретарь его обломила:

- Согласно распоряжению Старшего Погонщика, данная лошадь отправлена на зимние пастбища за Южные Холмы.

Славный расстроился:

-Что-то я тут совсем не хозяин. Вели седлать что-нибудь.

Нянька, естественно, разохалась, что и не отдохнул ребенок по человечески, но теплые вещи в узелок собрала и напомнила:

-Через три дня, возможно, приезжают первые гости. Так что будь любезен, не задерживайся.

Славному Рыцарю оседлали.... Что-то. Мохноногая лошадка, ростом чуть ли не с него самого.

-Если я вытащу ноги из стремян, - жаловался СэР, - То достану до земли.

-Вот и хорошо, - успокаивала нянька, - В шесть ног-то быстрее доберетесь.

Но ходовые качества роли не играли, так как пришлось сопровождать сани со сменной вахтой. Трое молодцов, угрюмо сидели, зарывшись в сено. На голове каждого красовался пожарный шлем. Славный их помнил, один был учеником плотника, второй - учеником скотника, а начальником у них, как понял СэР, был Швейцар.

-Вы, ваша милость, конечно, тут всему голова. И я прав ваших не оспариваю, но поймите ситуацию, - говорил он, отозвав Славного в сторонку, - Люди должны четко знать, кого им слушаться в экстремальной ситуации. Вы будете осуществлять общее руководство?

Славный заверил, что ни в коем случае. Что он-де едет частным порядком в качестве расследователя, а людьми и бытом заниматься не собирается.

-По коням, - воодушевленно скомандовал Швейцар. Но так как все уже были в санях, то приказ выполнил только Славный....

Его лошадь семенила некой изуверской тряской рысью. Сначала он хотел пересесть в сани, но пожалел конягу, и так загруженного под завязку. Поэтому, пожелав скорейшего приезда, выслал гнедую вперед. На галопе она более ли менее шла ровно. Однако лошадь оказалась себе на уме. Выждав, пока всадник задумается, она свернула не туда. Славный очнулся, когда кобыла остановилась.

Он оказался посреди поля, а поднявшаяся к вечеру поземка, старательно заметала следы.

-Ты, скотина, сама меня сюда привезла, сама и вывози, - сказал в сердцах Славный Рыцарь. Но лошадь пряла ушами и стояла как вкопанная, не смотря на яростные понукания. Пришлось спешиться и вести глупую животину в поводу.

Стемнело очень быстро. Дороги не было, но это Славного не волновало. Он совершенно по-звериному повел носом и ощутил тепло. К нему и пошел.

Ферма Пихты оказалась не так уж и далеко, стоило только перевалить горку. И вот уже сверху виден двухэтажный коттедж, в котором уютно светят окошки, задний двор, сараи, конюшня, коровник и каменный забор, за которым все это расположено. Славный Рыцарь пробивал себе дорогу в снегу вдоль забора, а хитрая лошадь шла сзади, но все равно проваливалась. Тут его внимание привлекло нечто необычное. Если бы он подсвечивал себе путь, то верно и не разглядел бы это маленькое чудо. На одном из камней примостилась небольшая серая ящерица, по спинке которой нет-нет да проблескивали слабые желтоватые сполохи.

-Ты только глянь, - предложил СэР лошади, потому что кроме неё больше поделится было не с кем. Она понуро постояла, да и убрела себе куда-то. Славный Рыцарь остался наедине со своею находкой. Подумать только - ящерица в декабре.

-А ты что здесь делаешь? - спросил у неё Славный Рыцарь. Он решил рассмотреть диво получше при помощи кресала. Действовал осторожно, опасаясь спугнуть. Напрасно осторожничал. Земноводное или наивно верило в исключительные защитные свойства окраски, или не боялось людей. В любом случае сидело смирно, пока Славный не поднес кресало слишком близко. Тут она молниеносно метнулась, и вцепилось в него бульдожьей хваткой. Славный Рыцарь попробовал стряхнуть, но та висела, как приклеенная.

-Что это? - спросил Славный Рыцарь, войдя в кухню-столовую коттеджа и положив находку на стол.

Все брызнули от ящерицы. Только невозмутимый арендатор остался сидеть, но лицо его приобрело слегка зеленоватый оттенок.

-Это у Вас нужно спросить, - с достоинством сказал он, - Не мы же эту гадость сюда принесли.

-Но я нашел её на вашей ферме.

Однако арендатор заверил, что видит это безобразие впервые:

-И если не трудно, уберите ЭТО со стола. Мы как раз собирались ужинать. А оно не возбуждает аппетита.

-Мне теперь скатерть менять? - спросила хозяйка, - Она не заразная?

Пока шла перепалка, к столу подтянулась команда Швейцара.

-Страсти-то какие, - благоговейно произнес ученик скотника.

-А действительно, на кой перец вы, ваша милость, его сюда притащили? - полюбопытствовал ученик плотника, - Такое и во сне увидишь - не проснешься. А тут развалилось и шевелится.

Ящерица на свету выглядела совсем не так, как на стене. Она не была серой, а имела совершенно изумительную окраску. Белое брюшко было усеяно черными точками. Синие бока украшал замысловатый узор из рыжих подпалин, напоминающий рисунок короны. А вдоль хребта шел желтый невысокий гребень в черную крапинку. Коренастое тело покоилось на толстеньких коротких лапках. Хвост, приплюснутый вертикально был чуть длиннее кряжистого тела. На закругленной губастой мордочке блестели маленькие живые глазки бусинки.

-Сейчас идентифицируем, - сказал авторитетно Славный. У него появилась хорошая привычка брать всегда книгу с собой.

- А давайте сначала её прибьем, а потом идеен-чего-то там, - предложил ученик плотника.

-Не понял, - с укоризной сказал ученик скотника, - Ты на плотника учишься или на живодера?

-Я тут вообще-то расследование провожу, - строго напомнил Славный.

Ящерица выплюнула кресало, задумчиво обвела всю компанию затуманенным взглядом и, очевидно, решив, что зрителей достаточно, сыто рыгнула, выпустив облачко пламени. Скатерть быстро потушили.

-Похоже, причину возгораний мы выяснили, - подвел итог Швейцар.

Ящерица мягко светилась, и экономный арендатор погасил лампу. Дочка арендатора, малолетнее голубоглазое белобрысое существо, широко раскрыв от удивления глазенки, осторожно спросила:

-А погладить можно?

-Не смей прикасаться непонятно к чему! - взвизгнула мать.

Дочка умоляюще посмотрела на папу.

-Трогай, доча, трогай, - тут же разрешил он.

-Подожди, не трогай,- поддержал мать Славный Рыцарь, - Ещё не разобрались, что за зверь такой. Вот, нашел. Это саламандра из рода саламандр.

-Ого, - уважительно сказал ученик скотника, - У них даже род есть.

-Хвостатые земноводные...Известны несколько их разновидностей. Огненная саламандра...

-Это наша, - перебил его Швейцар.

-Нет. Огненная - черная с желтыми или оранжевыми пятнышками. И хвост круглый в поперечнике, а не веслом, как у этой. Так-так-так. Любят воду. Встречаются особи длиною в полтора локтя.

-Полтора локтя! - поразился ученик плотника, - Она уже сейчас - уродище, а что ж дальше-то будет?

-Красавица, - умиляясь протянул ученик скотника.

-Ядовиты.

Все немного отодвинулись от стола.

-Пассивно ядовиты. То есть в руки лучше не брать и в рот не засовывать. В основном предпочитают влагу и сушу, но есть особи, живущие в воде. Так называемые исполинские саламандры. Эти вырастают до двадцати локтей. Обитают в Китае и Японии. Где их, между прочим, едят. Мясо исполинской саламандры считается вкусным и полезным. Получается, не все они одинаково ядовиты.

Ученик плотника, втихаря, пока все отвлеклись, вооружился чугунной сковородой и с криком "а-а" бросился на ящерицу. Её спасла реакция Славного Рыцаря. Жена арендатора сковороду отобрала и в сердцах шмякнула ею по голове агрессора.

-И как тебе? - поинтересовалась заботливо.

-Что за выходки, - возмутился Швейцар, - Почему действуешь без приказа, да ещё в присутствии ребенка?

-Господа, - призвал к порядку Славный, возвращая ящерицу на стол, - До конца следствия прошу сохранять спокойствие.

-Мы ужинать когда-нибудь будем? - жалостливо спросил ученик плотника, - С утра не жрамши? А тут ещё съедобная саламандра.

-А она совсем не горячая, - сказала дочка арендатора, которая под шумок начала почесывать ящерице бочок. И той, судя по всему, массаж нравился. Она завалилась на другой бок, глаза у неё заволоклись, а пасть приоткрылась.

-Быстро мыть руки, - приказала мать, и тут же попеняла отцу, - Совсем от рук отбилась.

Девчушка расквасилась, а Славный торжественно произнес:

-Я всё выяснил. Наша саламандра совсем не ядовитая, потому что врагов отпугивает огнем.

В подтверждение его слов, саламандра от удовольствия - девчушка продолжала скрести ей брюшко - пыхнула, проделав в скатерти ещё одну дырку.

-Я понимаю, что идет следствие, - недовольно сообщила жена арендатора, - И скатерть испорчена безнадежно. Но мне всё это не нравиться.

-Так будем её есть или нет? - не унимался ученик плотника.

-Плотник - это не твое призвание. Иди в повара, - сказал ученик скотника.

-Нельзя ему в повара. Он все будет съедать пока готовит, и нам ничего не останется, - мстительно заметил на это Швейцар.

-Огнедышащая саламандра, - начал читать Славный Рыцарь, - считается вымершим видом, так как в живой природе не встречается уже пятьсот лет.

-Вот и надо её умертвить, - убежденно подхватил ученик плотника, - Зачем подводить науку. Там тоже не совсем дураки сидят.

-Там может и не сидят, а здесь есть один, - сурово оборвал его Швейцар, - Читайте, ваша милость. Если он ещё раз перебьет, мы сами из него котлет наделаем. В крайнем случае - отбивные.

-Это были безобидные дружелюбные доверчивые создания. Они составляли пары на всю жизнь. Известны случаи, когда после гибели одного партнера, другой сгорал вместе с ним.

-Жалость-то, какая, - промокнула глаза концом полотенца жена арендатора.

-Размножение изучено недостаточно, но известно, что данные особи являлись живородящими и пестовали потомство до пяти лет. Судя по размерам, мы имеем детеныша.

-Потерял родителей? Бедненький, - совсем поплыла жена арендатора.

-Ну, ты его ещё усынови, - брякнул муж.

-Не обязательно. Тут написано, что зимой саламандры засыпают. Возможно, родители в спячке. Любопытно, почему дитя бодрствует?

Тут снова встрял ученик плотника и сказал, что ему любопытно, когда все оставят в покое эту гадость и займутся делом в виде еды. Глаза его горели таким голодным блеском, что Славный Рыцарь не на шутку обеспокоился за жизнь ящерицы.

-Там я во дворе лошадь оставил. Так ты её в стойло поставь, А мы тут всё закончим, и стол накроем, - пообещал он.

-У него наверняка глисты, - сказал ученик скотника, когда за голодающим закрылась дверь.

-Тебе видней, - согласился Швейцар, - Ты же здесь лучший специалист по скотине.

Саламандру на время решили убрать от горючих поверхностей. У сердобольной жены арендатора нашелся металлический поднос и большой стеклянный колпак.

-А что они едят? - полюбопытствовал ученик скотника.

-Мошек всяких, личинок, мух, - ответил Славный, сверяясь с книгой, - А так же питаются тепловой и лучистой энергией. И где её взять?

Заменили скатерть, поставили еду, а вместо лампы приспособили саламандру.

Пока все суетились, СэР сидел с задумчивым видом и , постукивая пальцами о стол, хмуро бормотал:

-Кажется, следствие зашло в тупик.

-Что-то наш голодный задерживается, - забеспокоилась жена арендатора.

-А вы блюдо с котлетами приоткройте, он сразу на запах и прибежит, - посоветовал Швейцар.

Но открывать ничего не пришлось, потому что в комнату ввалил бодрый ученик плотника:

-Пока вы ерундой здесь занимались, я злодея задержал, обезвредил и всех вас спас.

Он, как только вышел, лошадь нашел без труда. Она паслась в палисаднике. Кажется, жевала какую-то хвою, выдергивая её из-под снега. Тут жена арендатора ойкнула "мои розы" и выскочила на улицу.

-Надо же, какой у животного изысканный вкус, - покачал головой Швейцар.

Ученик плотника продолжил.

Заведя лошадь с сарай, он увидел подозрительную личность. Она с фонарем шарилась по углам, ворошила сено и гремела инвентарем. После недолгой схватки его удалось обезвредить, и приволочь.

Ученик плотника гордо предъявил злодея, которого держал за шкирку. Тот был тощим длинным и не подавал признаков жизни, пока не увидел саламандру. С криком: "Салли" бросился к ней.

-Это не злодей, - огорчил героя арендатор, - Это наш работник. Паренек тихий и безобидный.

- В этом тихом омуте как мы видим, саламандры водятся. И, кстати, я его узнал. Это брат Доктора, - вспомнил Славный Рыцарь.

-А,- махнул рукой бывший злодей, а ныне тихий работник, - Этот ненормальный, помешанный на гербах, парфюмерии и кровопускании.

-Следствие вышло из тупика, - радостно сообщил Славный Рыцарь и объявил о начале допроса. Брат Доктора не стал долго упираться и рассказал, как всё случилось. С семейством саламандр он познакомился весной. Наблюдал их все лето и осень. Радовался, когда у них произошло прибавление в семействе. Но в конце ноября они исчезли. Он нашел их через неделю под камнем, где те лежали мертвыми.

-Четыре взрослые саламандры и детеныш, - чуть не плакал брат Доктора, - Это был такой удар!

И тогда он взял детеныша, с тем, что бы сделать из него чучелко на память. Однако на впалой его груди саламандра ожила.

-Это была такая радость!

Брат Доктора устроил Салли - так он назвал саламандру, террариум, но она или он постоянно оттуда сбегала. Он давно понял связь между поджогами и своей питомицей, поэтому прятал её, сколько мог, вплоть до сегодняшнего дня.

-Так вы говорите, они на зиму засыпают? - потухшим голосом уточнил брат Доктора.

Его заверили, что так и есть и об этом написано в умной книге.

-А что же делать, - с отчаянием спросил горе-натуралист, - Я их всех похоронил.

-И правильно сделал, - поддержал его ученик плотника. Он стащил со стола соленый огурец и пытался им тихо хрустеть.

-Держите! - крикнул Славный, но сам первым успел перехватить докторского братца, который бросился к камину. Саламандра, предоставленная сама себе, выбралась из-под колпака, хотя СЭР подозревал, что её некто незаметно выпустил, и шустро побежала, виляя тельцем, прямо в очаг. Впрочем, огонь ничуть ей не повредил, а наоборот, стал угасать на глазах, а ящерица начала светиться еще ярче. И вот она уже сидит довольная на раскаленных углях в потухшей топке. Славный Рыцарь быстренько выудил её из камина и положил рядом, мордой к очагу. Очередной отрыжкой саламандра снова разожгла камин.

За ужином решили, что завтра же откопают уснувших саламандр и отнесут под камень, где они до погребения пребывали. Салли арендатор решил оставить у себя, так жалостливо просила за неё дочка, которую от ящерицы невозможно было оттащить.

-Свет дармовой и зажигалка. А работник за ней присмотрит.

Более того, он сказал, что если придумает достаточно безопасный террариум, то возможно, займется их разведением.

-Это может приносить прибыль, да ещё какую! - многозначительно поднимал он палец, - И будет у нас не пихтовая ферма, а саламандровая.

-Если вы не сгорите в один прекрасный день в своих кроватях, - пригрозил ученик плотника. Но его никто не слушал. Ученик скотника попросился на ферму работником по уходу за саламандрами:

-В случае чего я и за другой скотиной присматривать могу. Единственное, что меня смущает, надо бы ей рацион белками разбавить. А где зимой взять личинок и мошек?

-А ты глистов из него достань, - кивнул в сторону ученика плотника Швейцар.

Когда Славный Рыцарь ехал назад, то подумал, что книга - сила. Что бы он без неё делал? Наверное, то же, что и брат Доктора - хоронил уснувших ящериц и преумножал количество других глупостей, на которые он был так горазд. Хотя многие обходятся и без книг. Ученик скотника, например, или Швейцар, или Просто Профессор, хотя у него-то как раз книгами хоть завались, бабка-знахарка, Любимый Учитель, и даже нянька. Но "правильно говорит нянька - пока не хватает своих мозгов, надо пользоваться чужими. И книга для этого - самое то".

Глава тридцать седьмая. Фарс

Накануне приезда гостей к Славному Рыцарю пришла Крыска -Секретарь:

-Я вынуждена попросить выходные, которые накопились за два последних месяца. Из-за известных Вам событий я не могла присутствовать на Рождественской службе. Необходимо побывать хотя бы на Новогодних молебнах. Завтра приезжают Обер-гофмейстерина её высочества с камергером. Полагаю, они захотят лично заняться обустройством. Так что моё присутствие необязательно..... И вообще, у меня уже голова вспухла.

Славный Рыцарь знал, что перед приездом высочайших особ в Клоповнике царила ужасная кутерьма. Крыску-Секретаря просто завалили бумагами, циркулярами и предписаниями из канцелярии Недействующих Королей. Они требовали то схемы эвакуации, то планы помещений. Иногда сами присылали чертежи с правильным размещением гостей и порядком заселения, согласно которым Клоповник нужно было перестраивать, иначе не выходило. Количество требований было таким, что пришлось в очередной раз воспользоваться тачкой садовника. Крыска-Секретарь переселилась из своей кельи в кабинет Славного и с усердием муравья сортировала почту, на которую следует реагировать, нужно ответить отказом или СэРазу по прочтении сжечь. Иногда она выныривала из бумажных завалов, что бы проинструктировать Дворецкого, няньку или Кухарку. Дворецкий в один из таких моментов предложил принести в кабинет топчан, но секретарь отказалась:

- Помилуйте, здесь же нет замка!

Так что Славный Рыцарь отлично понимал, почему у неё вспухла голова и, как человек порядочный, не посмел ей отказать.

Новое словечко пошло гулять по Клоповнику с легкой нянькиной руки, у которой "вспух мозг". Славный Рыцарь случайно услышал, как одна горничная говорила другой, что у неё вспухли руки "таскать постельное". У Кастелянши вспухли уши от разных и противоречивых указаний. У Кухарки вспухли ноги бегать за нерадивыми помощницами. У Дворецкого горло от необходимости всем повторять трижды....

После отъезда секретаря, прибыли первые гости - придворный Маг и Академик. Они выпали из наемного возка, эдакими двумя грибочками, подернутыми морозом, и, поддерживая друг друга, озирались, не подобающе рангу хихикая и перемигиваясь. Их крен был заметен издали. Похоже, ученые мужи весело проводили время в дороге. Выглядели они весьма странно. Решив не обременять себя излишним багажом, всё одели на себя. Из-под распахнутых шуб выглядывали нарамники, под которыми были утепленные, но не зашнурованные толком сюрко с меховой оторочкой. Из всех щелей выглядывали нательные рубахи в неизвестном количестве и шнурки с завязками. Голова мага кроме капюшона была утеплена коифом, а академика - беретом. Славный бы не удивился, выяснив, что под брэ они натянули шоссы. Поверх этого великолепия Маг накинул мантию - гардкорп, а академик - гарнаш. Парочка напоминала два кочана капусты на тонких ножках.

Они некоторое время, покачиваясь, поглазели на освещенные окна бальной залы, а затем пошли кругом мастерской. Славный Рыцарь подумал, что они хотят её осмотреть, но на втором круге сообразил - мэтры дезориентировались. На выручку выслали Дворецкого. Однако два ученых мужа высокомерно от его услуг отказались, сообщив, что незачем кому-то совать нос не в свои дела, они сами с усами дорогу знают.

Так что пришлось Славному гостей снимать с дистанции лично.

- Господа, я рад видеть вас в Клоповнике.

-Ну вот, - заявил Маг, - Я же говорил, что стоит как следует поискать, и мы его непременно разыщем.

-У вас большой дом, - вроде как похвалил Академик.

-Да, - согласился Славный Рыцарь, - Я даже не уверен, что бывал во всех комнатах. Постоянно заблуждаюсь.

А утром по словам Швейцара, "гость пошел косяком".

Сначала прибыли Обер-гофмейстерина с камергером, форшнейдером и гардеробом. Придворная дама сразу показала, что свой хлеб ест не зря. Она опытным глазом отсекла лишнее и оставила основное - няньку. "Остальные - вон", - коротко скомандовала она и пошла производить инспекцию комнат. Но ещё форшнейдер развешивал и сортировал королевские платья, а во двор Клоповника уже въехал фургон с малой императорской труппой. Им выделили две большие комнаты. Глянув на актеров, Славный подумал, что теперь в замке два цыганских табора. Антрепренер, он же гоф-директор, а заодно и автор большинства пьес, СэРывающимся голосом предупредил Славного, что вот-вот подъедут ведущие артисты - примадонна - любимица Тетки действующей Королевы и главный исполнитель мужских ролей - неСэРавненный Герой-Любовник. Так что ему необходимо лично убедиться, всё ли готово к их приезду:

-Эти творческие натуры такие ранимые. Да-с. Поубивал бы.

Осмотрев комнаты, рекомендовал комнату примадонны украсить зеленью, а Герою-Любовнику принести немного коньяку:

-Очень разогревает связки. Голос артиста - его основное орудие производства. Да-с.

Однако до появления театральных див, на площадь Клоповника въехали пять или шесть подвод с вещами, дворцовой прислугой и реквизитом. Когда в одном из сундуков оказался большой Королевский сервиз, Ответственная судомойка расстроилась:

-Да что у нас посуды нет? Не иначе, брезгуют?

Но Кухарка её быстро успокоила:

-Не реви, гусыня. Теперь наше целее будет. Может, даже, прибавиться.

Из-за всей этой суматохи приезд примадонны и ведущего Актера прошляпили. Совершенно случайно Славный Рыцарь оказался рядом с санями, которые привезли эти изнеженные творческие натуры. Его приняли за носильщика.

Примадонна окинула свою комнату недовольным придирчивым взглядом, открыла все шкафы, заглянула под кровать, и снизошла до одобрения:

-Убого, но чистенько. Ладно, давай, - потребовала она у Славного. Тот решил, что он должен дать денег и очень смутился:

- Я не ожидал, у меня при себе нет...

Примадонна скорчила гримасу:

-Вечно обо всех нужно заботиться. Провинция.

Взяла листок бумаги из бюро, начертала витиеватую подпись и отдала Славному:

-Держи. И пригласи горничную.

,Славный удивился, потому что ничего не знал про автографы, а так же про горничную, приставленную к диве. Тут в комнату зашел садовник:

-Так что бы чего интересного сейчас в оранжерее было, так нет. Только вот - два горшка с пуансеттией - Рождественскими звездами - заморский выросток неизвестного происхождения.

От пуансеттий дива пришла в неописуемый восторг: "Ах, какая прелесть, ах, какое чудо" и одарила садовника серебряным. Тот вывернул себе пуговицу от волнения и пробормотал:

-У меня там ещё белый цикламен зацвел. Принести, что ли?

Славному Рыцарю это показалось несправедливым. Ему за переноску тяжестей - бумажку с подписью, а садовнику за оплачиваемую работу - деньги. Он передал автограф и просьбу няньке, а сам вернулся на площадь. С багажом и подводами управились быстро. Придворную прислугу уже расселили. Но подъехала следующая партия. В трех отапливаемых возках сидел придворный штат в количестве восьми женщин и трех мужчин.

-Метрдотель. Где я живу? - ткнул лорнетом в Славного Рыцаря некий дядька лет сорока.

-Я не метрдотель. Я не знаю. А какой адрес?

Тут подскочил Дворецкий:

-Господин стольник, пройдите за мной.

И завертелось по новой.

Две почтенные дамы устроили свару из-за комнаты.

-Вы мне, Камер-фрейлине, будете указывать, откуда лучше присматривать за персоналом?

-Не забывайтесь, здесь ниже статс-дамы почти никого нет, разве что гоф-девица, так вы можете её к себе подселить.

К ним подошла Действительная статс-дама, да ещё Кавалерственная и комнату у них забрала:

-Девочки, стоит ли спорить по пустякам. Я изымаю ваше яблоко раздора и отдаю в свое распоряжение.

Новая прислуга бегала в поисках своих подопечных с горячей водой, полотенцами и одеждой.

-Как же тут все бестолково устроено, - наехала одна из них на Славного Рыцаря.

-Если головы нет, так и бестолково, - вынырнула из-под руки Старшая Горничная, - Что стряслось?

СэР понял, что его незримо опекают и преисполнился благодарности.

Он установился на крыльце, подпирая колонну, в ожидании основных гостей. Сюда же начали подтягиваться придворные. Каждый хотел встать перед другим, но при этом не выпячиваться, так что люди постоянно двигались, в целом оставаясь на месте. Дебелый Слуга не смог пройти мимо такого зрелища.

-Что замер? - вывела его из оцепенения Обер-гофмейстерина. Она только вышла на крыльцо, - Пшел вон отсюда!

-Вы такие смешные, - оправдывался слуга, - Загляденье просто.

-И ты, пшел отсюда, - рявкнула фрейлина, не разобравшись, кто в доме хозяин, на Славного Рыцаря.

-Я сюда первый пришел, - сказал он твердо.

Ясность внес Антрепренер:

-Ваша милость, Хозяин Клоповника, - церемонно обратился он. Дама сообразила, какой конфуз вышел и, под злорадное хихиканье, впрочем, весьма деликатное, стушевалась:

-Так мало времени, а много надо сделать. Не успеваешь даже толком осмотреться, но вы держитесь меня и всё будет хорошо, - извинилась она и встала рядом. Славный поразился такому умению выкручиваться из неловких ситуаций, как бы делая тебе одолжение. "Вот оно, - решил он, - Утонченное придворное воспитание".

Обер-гофмейстерина кинула недобрый взгляд на свиту и все моментально заняли места согласно ранжиру. За исключением Антрепренёра. Тот утвердился за спиной Славного Рыцаря и негромко решал свои проблемы:

-Я бы хотел обсудить репертуар. Да-с.

Так как СэР не был заядлым театралом, то он всецело положился на опыт Гоф-директора труппы.

-Я предлагаю вечером представить на площади Фарс "Старик и юноша". Очень веселая пьеса. Да-с. Везде гомерически хохотали, кому мы только не показывали. А в Новогоднюю ночь - мистерию. Есть две на примете...

Обер-гофмейстерина фарс одобрила, а на счет мистерии рекомендовала не показывать ту, которая была в прошлый раз:

-Мне кажется, спор между Эротом и Любовью ребенку слушать несколько рановато.

Что бы там не случилось, но прокол, видно, был изрядный, потому что на Антрепренера было жалко смотреть.

Славный посоветовал устроить спектакль не на площади, а в бальной зале:

-Там тепло, светло. Вы найдите плотника, и он быстро все оборудует.

Мимо толпы встречающих проскакал чей-то ребенок на мохноногой гнедой с криком "едут!", и все приосанились. Особенно нервная статс-дама начала обмахиваться веером.

-Прекратите немедленно, - приказала Обер-гофмейстерина, - И без вас сквозняка хватает.

К крыльцу подкатил возок с августейшими особами. Свита выплеснулась к карете, соблюдая, впрочем, установленный порядок. Грум распахнул двери возка, и четыре дамы бросились извлекать из экипажа Принцессу. Но от её пронзительного визга: "Сла-авный!", шустро вернулись в строй.

Хозяин Клоповника галантно подал руку. Разноволосая по взрослому, задрав подбородок к небу, ступила на землю. А потом вытянула ручонки:

-Неси меня.

Славный Рыцарь половчей перекинул её через плечо и протянул руку к экипажу - надо же было помочь бабушке. Однако Тётка действующей Королевы отмахнулась:

-Другие помогут. А вы ступайте вперед.

Время было обеденное, так что вскоре встретились в столовой.

-Хотела бы обсудить предстоящие праздники, - после еды сказала ТдКа, - Есть ли вопросы и пожелания?

Славный ответил, что вопросы только по репертуару, а так всё проведут, как обычно:

-Хороводы вокруг елки и розыгрыш подарков.

-А у меня есть одна оригинальная идея, - сказала Сумеречная Королева, - которую я предпочла бы обсудить конфиденциально.

Свита быстренько поднялась и с поклонами и реверансами начала покидать комнату. Под удивленным взглядом Сумеречной, Славный подался следом.

-А вас, Славный Рыцарь, придворный Маг и,...пожалуй, академик, я бы попросила остаться, - определила Тетка действующей Королевы круг посвященных.

Принцесса заартачилась, что и она хочет остаться. Но Славный припомнил интересный момент подготовки. Зная, что в гости едет, хоть и голубых кровей, но ребенок, по всему Клоповнику собрали игрушки. Устроили даже кукольный кастинг. Отобрали лучшее. Но всех их Обер-гофмейстерина забраковала:

-У неё свои цацки, не чета вашим.

Игрушки убрать не успели, а засунули в какой-то ящик...

-Знаешь, Принцесса, в твоей комнате есть одно местечко с игрушками. Ты можешь их найти, если хочешь.

Разноволосая скептически отнеслась к словам Славного, но так и быть, она поищет, если, конечно, Хозяин Клоповника соблаговолит её до комнаты сопроводить.

Пришлось сопровождать.

Принцесса осталась все такой же любопытной и разговорчивой. Славный Рыцарь уже и забыл, как трудно с ней бывает.

-Мне сказали, что ты женился. Правда?

-Перед алтарем не стоял.

- А я читала про Фэст. Меня ещё туда не пускают, потому что папа считает, что это детям смотреть нельзя. Он говорит, что это слишком жестокое зрелище. Мой братец очень злился, когда ты вышел в финал, а я радовалась. Братец так забавно злиться. Ты знаешь, сколько снега мы видели по дороге? Уйму. Но бабушка запретила мне с ним играть. Все кругом только и делают, что запрещают. Скорей бы вырасти. А знаешь, как Дед Мороз пролазит в трубу? Он не пролазит, а вылетает. Мне это гоф-девица сказала. Вот уж глупость. Каждый знает, что вылетают только ведьмы. А почему коридор кривой?

Вот на этот вопрос Славный смог ей ответить авторитетно и правдиво:

-Так построили.

Крыло, в которое заселили августейших особ, было некой архитектурной фантазией. Коридор в нем вился волной, что бы двери трех комнат выходили в одну рекреацию. Надо было слышать восхищенный мат Софокла, когда он проводил здесь ремонт:

-Да-а. Ептть. Раньше-то строить умели....

-Почему при ваших няньках-мамках я должен с ней нянчиться? - спросил Славный Рыцарь у ТдК, как только вернулся и выяснил, что всё уже успели обсудить без него.

-Вы такой любезный и гостеприимный хозяин, - проворковала Сумеречная Королева, но постаралась Славного от общества Принцессы оградить. До вечера.

На Серую Башню Славный Рыцарь августейшую мелочь вести не планировал. Он помогал плотнику в бальной зале, когда прибежала Кавалерственная статс-дама с просьбой навестить Принцессу. Оказалось, что она собирается на спектакль и подбирает гардероб:

-А мне лучше зеленую шапочку одеть или красную..... А к зеленой лучше быть светлой или темной? ....А волосы завить или оставить прямыми....Может, стоит надеть синюю диадему? Тогда я смогу ещё и бирюзовые бусики взять ....Сейчас в моде золотистые локоны и утонченность фигуры, - удалось, наконец, Славному довести её до слез. И что бы утешить, предложил вместе отзвонить Новый Год на Серой Башне.

Там Принцесса благоговейно заткнулась и, свесившись вниз, тихонечко повизгивала от восторженного ужаса. Когда Славный ударил в ксилофон, глазенки её распахнулись:

- Можно мне?

Получив запасной молоток, который она чуть смогла оторвать от пола, внесла свой весьма ограниченный музыкальный вклад, тюкая изредка по басовому, самому большому листу металла - ту-ум.

Затем пошли смотреть обещанный Антрепренером очень смешной фарс "Старик и Юноша".

В бальной зале установили сцену, повесили тяжелый расписной занавес и возвели кое-какие декорации. Остальное пространство заставили лавками. А в центре первых рядов для высоких гостей и хозяина поставили три кресла.

Славный Рыцарь, как уже говорилось выше, театралом не был. Условностей и ухищрений сценических не понимал. Всё воспринимал то, как фокус, то возмущался шепотом, что все ненастоящее, временами перекрывая оркестр.

Сначала вышел старик. У него были приклеенные белые усы с бородой и лицо в боевой раскраске с унылым приделанным носом. А что бы зрители не сомневались, рифмовано объявил, что он старик и есть, очень жадный, похотливый и хитрый. И вон идет к нему "юнец", которого он обхитрит и заставит на себя бесплатно пахать. Вышел юноша (Герой-любовник) и тоже стихами сообщил, какой он молодой, доверчивый и глупый. Периодически на сцену выскакивал шут с погремушкой и нес околесицу, но при этом комментировал прошедшие и дальнейшие события. Шут Славному Рыцарю понравился больше всего.

Зрители принимали активное участие в постановке, подсказывали главному герою, куда идти, что делать и что задумал хитрый старик. Финал потряс всех, и в первую очередь актеров. После того, как простодушный молодец околпачил старика, повисло гробовое молчание, а когда ещё и обобрал, изъяв весь капитал старца, возроптали. Славный Рыцарь подскочил от возмущения:

-Стой, нехороший молодой человек, - крикнул он юноше, - Верни дедушке деньги.

Юноша, не разобравшись в ситуации, не согласился в прозаической форме:

-Ещё чего. Он же хотел меня обмануть, а не вышло, так что деньги мои, - и обратился в зал, - Правда?

-Неправда, - ответили ему оттуда.

-Дедушка старенький, - сказал Славный Рыцарь, - Может у дедушки маразм. Нельзя его обижать. Отсчитай, сколько тебе положено, а лишнее - отдай.

Но Герой-Любовник упирался:

-Уважаемая публика, вы не поняли, - говорил он, прижимая кошель к груди, - Дед понес заслуженное наказание.

Публика с ним не согласилась. А Кузнец многозначительно потирал кулаки.

-Старичок, может, всю жизнь горбатился, собирал и во всём себе отказывал!

-Ещё не хватало, что бы великовозрастные наглецы старых облапошивали!

-Совсем совести нет. И чему теперь молодежь учат?

-Да что ж такое, везде показывали. И в Столице и в других городах, и всё было нормально, а тут безобразие творят да и только, - никак не хотел расстаться с бутафорскими деньгами актер, пытаясь спрятаться от Славного за картонной телегой.

-Оригинальное прочтение, - согласилась Сумеречная Королева, которая с интересом наблюдала за происходящим, но не вмешивалась.

-Верни деньги, - громко шептал Антрепренер из-за занавеса. Но Герой-Любовник, очевидно, его не слышал, потому что СЭР актера настиг и тряс. Положение "юноши" усугублял "старик", картино страдая и тихонечко советуя:

-А вы его, ваша милость, по мардасам. По мардасам.

Тогда выпустили шута, который с помощью Славного деньги силой у юноши отобрал, демонстративно отсчитал причитающиеся, а остальное с поклоном старику вернул:

-На дворе трава, на траве дрова, - придуривался он, - Молодец хоть постарался, только в сети сам попался. Если ищите морали, то найдете здесь едва ли. Молодому невдомек, где искать ему урок, а мы все подскажем дружно, что делиться, парень, нужно.

-Вот так оно лучше, - согласилась молочница.

Под аплодисменты актеры, наконец-то, раскланялись и удалились.

-Надо внести коррективы, на всякий случай, да-с,- делал выводы Антрепренер за кулисами, снимая стресс коньяком Героя-Любовника, - Экий привередливый зритель нынче пошел, всё с ног на голову переворачивает. Но почему? - спросил он у Славного Рыцаря.

-Нянька говорит, что старость - наше будущее. Её уважать надо.

Глава тридцать восьмая. Головоломка.

За дверью голос Разноволосой Принцесы нудно гундосил: "Откройся..... откройся....откройся".

-Да толкни уже дверь, да закройся, - грубо, потому что сквозь сон ответил Славный.

-А ты знаешь, что у тебя все двери можно открывать рукой? - спросила Разноволосая Принцесса, сидя с ногами на кровати в ночной рубахе и чепчике.

-Ага, - сонно подтвердил Славный, надеясь, что внешний раздражитель поймет, что заявилась не вовремя и исчезнет. Но РаПу не смутил лаконичный на грани хамства ответ.

- Бабушка сказала, что все должны выспаться, потому что сегодня Новый Год и мне можно будет не спать всю ночь. Раньше мне никогда не разрешали так долго не ложиться. Правда, здорово?

-Так иди и спи.

-Бабушка сказала, что я днем высплюсь. А я выучила стихотворение. Хочешь, расскажу?

-Нет.

-Из-за метелей и снегопада

Трудно проехать, куда тебе надо

Но Дед Мороз на волшебных санях

К каждому дому подъедет на днях.

А почему же спросите вы...

Славный Рыцарь припомнил, что стихотворение длинное и спокойно уснул.

Второе пробуждение было поздним окончательным и скандальным. В комнату под предводительством Обер-гофмейстерины ворвались нянька и ещё пяток теток.

-Как такое возможно, ваше высочество? - заломила она руки. Из подмышки Славного Рыцаря извлекли Разноволосую. Та сонно требовала водрузить её на место, но никто не слушал, а схватили и унесли.

-Почему каждый раз, когда у нас гости, я нахожу в твоей постели женщин? - строго спросила нянька после их ухода.

Славный вяло отбивался, мол, Принцесса не женщина, и он специально их к себе не приманивал и сам не понимал, как такое происходит.

В этот день приехали бабка-знахарка и Любимый Учитель.<

Бабка-знахарка, покрутилась, узнала последние известия и укатила на ферму Пихты "зверушек странных посмотреть", но к вечеру, сказала, будет непременно.

-А женушку чего не захватили? - спросил Славный, радуясь её отсутствию.

-Ей показалось, что Фэст - не такое веселое мероприятие, как она ожидала. Поэтому наверстывает в Столице упущенное, - ответил Любимый Учитель.

Он торжественно за завтраком вручил Славному Рыцарю кубок за третье место и грамоту с пожалованием:

-Жаль, что не видел ты фурора, который я произвел, сняв шлем. Остался бы доволен.

После чего пошел продавать всякие фенички и хлопушки, которых привез целый чемодан:

-Решил тряхнуть стариной, - сообщил по секрету Славному Рыцарю, - Хочешь со мной?

Но Хозяина Клоповника уже ангажировал гоф-директор труппы:

-Я бы хотел, что бы вы прослушали мистерию. Во избежание вчерашнего недоразумения. Да-с.

А Славный Рыцарь почему-то ждал весточки от друга - Прекраснейшего Кавалера. Он даже почту пересмотрел. Ничего. Только письмо от Младшей Фрейлины, где она пишет, какая Славный Рыцарь свинья, потому что бросил её одну (?). Это в высшей степени странное послание он отправил в камин. Так как других срочных дел не было, пришлось слушать мистерию. На втором акте он уверился, что лучше было торговать феничками, и даже представил, какое это веселое занятие. Из грез в действительность вернул настойчивый вопрос Антрепренера:

-Вы не находите, что здесь очень оригинальная рифма? Обычно слово "ночь" рифмуют с "прочь", а у меня - "дочь".

- Да-да, - рассеяно согласился Славный, - О чём, простите, речь?

-С какого места повторить?

-Всё равно. С любого. Но лучше с начала и своими словами.

-А мне рифма показалась замечательной, - в дверях стоял Бог Мечей.

Сказать, что СэР ему обрадовался, не сказать ничего. Он бы бросился ему на шею, но сомневался, что поступок одобрят. Пришлось церемонно раскланиваться и делать печальный вид для Антрепренера:

-Очень интересно. Но, вы же видите, долг хозяина.

Антрепренер оказался знатоком Фэстов и фанатом БуМа, так что всё устроилось наилучшим образом.

-Я прослышал, что у тебя в гостях примадонна, - сказал Бог Мечей, когда ушел гоф-директор труппы, - всегда мечтал с ней познакомиться. Представь меня как-нибудь половчей.

Славный Рыцарь, который в благодарность за свободу готов был на любую глупость, предложил идти к ней немедленно.

Вежливо постучал в дверь и, услышав грозное "нельзя", гостеприимно распахнул её перед БуМом. От летящего вазона с цикламеном легко увернулся:

-Мадам, вы в гневе так прекрасны, - бодрячком процитировал он Любимого Учителя в день своей свадьбы, - А вот, позвольте представить, мой лучший друг и противник - Бог Мечей.

К обеду привезли корзину от тетки. Вскоре пожаловали и сами родственники. Потом все долго одевались за исключением Любимого Учителя, Бога Мечей и Славного Рыцаря. Эта троица готовила маленькое выступление, для чего тренировались на конюшенном манеже.

Праздник начался тотчас после ужина. Мистерия была вполне приличной и, по мнению Славного Рыцаря, была бы ещё лучше, будь она в три раза короче. Потом Великий Мастер Огня Шо устроил свои фейерверки. Затем Бог Мечей и Славный Рыцарь устроили небольшой публичный поединок. Любимый Учитель был маршалкой и комментатором. Они заранее договорились, что БуМ на пятой минуте проиграет, но тот или забыл, или наличие примадонны на него так подействовало, однако сдаваться не собирался. Если бы нянька вовремя не выскочила и с помощью камергерского жезла их не разогнала, неизвестно, чем бы закончилось.

-Вы позволите мне забрать жезл, если он вам больше не нужен, - просил потом у няньки Камергер.

-Как он вообще у тебя оказался? - недоумевал Славный Рыцарь. Нянька и сама на этот вопрос ответить толком не могла:

-Да так, подхватила, что по руку подвернулось.

Потом Маг показывал фокусы и другие магические штучки. Затем всем Клоповником отсчитывали последние двадцать секунд до Нового Года по часам на крыше. И с последним "бом", Мастер Огня снова запустил в небо салюты. К елке вынесли столы с едой, но главное - с подарками.

-Это кому? - спрашивал Славный у толпы.

-Мне, - кричал кто-нибудь и забирал сверток. Конечно, там была всякая мелочь, но эта была милая и приятная мелочь. Иногда подарок находил хозяина правильно. Но чаще бывало забавно. Все веселились, когда Кузнецу досталась игольница, а жене плотника - кованый наконечник стрелы. Разноволосая Принцесса получила наперсток. Она хоть и не знала, для чего он нужен, но и меняться отказалась.

-Моё, - убежденно твердила она.

После раздачи подарков к елке вышли музыканты труппы и начались танцы. Славный скакал без устали со всеми подряд, пока Бог Мечей, тоже весь разгоряченный, его не позвал:

-Нам пора, - и пошел вперед походкой быстрого. Славный ничего толком не сообразил, только включил предельную скорость и очень скоро оказался в подземелье Просто Профессора. Во втором коридоре все масляные лампы ровно горели, а дверь в нижнюю камеру была открыта.

-Здесь есть кто-нибудь? - дурашливо спросил Славный Рыцарь, спускаясь по винтовой лестнице.

В нижней камере умолк. Ему стало не по себе при виде застывших фигур. На дорожке к вратам в оцепенении стояли Тетка действующей Королевы, Разноволосая Принцесса, Любимый Учитель, Бог Мечей, Маг, лис, бабка-знахарка и Крыска-Секретарь. РаПа, очевидно, бегала и задавала свои многочисленные вопросы. У неё были удивленно вскинутые брови и открыт рот. ЛУч что-то доставал из кармана. Бога Мечей застыл в прыжке. Бабка-знахарка разговаривала с ТдКа. Крыска-Секретарь то ли доставала, то ли наоборот складывала вязанье в большую плетеную сумку.

Перед вратами лежало много разных интересных вещей, а так же стоял стакан с водой. Хоть какая-то ясность.

-ДеД, ты здесь? - спросил Славный Рыцарь.

"Да неужто, - сразу отозвался Дух Деда кшатрия, - Наконец-то. Давай уже, освобождай меня немедленно" - "Как?" - "Не знаю точно, но ты должен открыть ворота, больше ничего сказать не могу. Это ведь твой герб?

Славный посмотрел на врата. Да, его. А дальше? "А дальше, - подумал Славный Рыцарь, - Если все эти вещички приладить к гербу правильно, то согласно всем канонам головоломок, она должна открыться". "Забыл сказать, - прошелестел Дух Деда кшатрия, - Ты не можешь ошибиться больше трех раз". Это было свинством со стороны устроителей шарады. "Если ты не справишься, то эти люди навсегда останутся частью здешнего пейзажа. Как все, кого ты можешь здесь видеть".

То есть эти собачки, орлы, кони и люди когда-то были живыми, но из-за кого-то не смогли попасть за ворота? Неприятное открытие. "Время открытия, - голос ДеДа становился все тише, - ограничено. И оно уже пошло".

Несколько недостающих элементов Славный Рыцарь помнил ещё со времен подготовки к турниру. Подковал лошадь - конь с подковой Черзо опустил ногу. Добавил обломанную розовую ветку. Брошь приросла моментом. Тут не хватает золотого меча. Спасибо, граждане благородные разбойники. Тут - стрелы. Тут... то ли алмаз, то ли шар. Славный осмотрелся. Снял навершье посоха Мага. А вот, что было здесь.... Славный не помнил напрочь. Схватил книгу, но она молчала. То есть несла какой-то геральдический бред, который ничего не прояснял: соотношение финифтей и мехов. Ах, мехов. Горностаевая мантия Тетки действующей Королевы пошла в ход. У всадника в руках должен быть?... Меч? Славный попробовал половчей приладить Атилл, но звук клацнувшего засова с обратной стороны ворот подсказал - ошибка. Славный соскочил на тропинку. Без Атилла осталось-то пять предметов.. Кифара, лук, еще одна стрела, перо орла.... Стоп. Перо орла он вспомнил. Осталось четыре. Кифира, лук, стрела и его кубок за третье место в Фэсте. Его-то, зачем сюда принесли? Стрелу он тоже вспомнил. А лук... На гербе было три лука. Как раз одного не хватает. Кстати, вот же место для Атилла! А в руке... Ему можно ошибиться еще два раза, так что методом исключения... Кифара. Клац! Кубок? На потешном гербе это точно был не кубок. Но выбора-то нет. Приладим, что осталось. А кифара? Да как же он забыл-то. За победу в каком-то поэтическом поединке Девятому Рыцарю - Читающему дали такое пожалование в герб. Славный любовался на свои труды, а меж тем ничего не происходило.

"Надо повернуть крест" - подумал Славный. Однако ощупывание с постукиванием ничего не дало. "Что-то упустил", - сообразил он. Отошел подальше. Все было, как надо, кроме кубка в руке и.... последней аугментации. Включился таймер. Он звонко отсчитывал секунды.

Как только лунный меч занял свое место, крест чуть отошел. Однако большая часть толщины его осталась в углублении. Славный приморозил к кресту браслет. Получилось. Вытащил, повернул. Аграфом открыл замок.... А время было не просто на исходе. Ключ-аграф как обычно что-то открыл, но что именно - не понятно. Славный впал в ступор. Да что ж им надо-то? Все есть кроме... ручки. Вот и место для неё есть. Наверно, на последней секунде он достал из кармана универсальную вельмовскую дверную ручку.

Ворота начали медленно распахиваться.

А за ними была стена с четырьмя нишами. Лишенный всякой интонации безжизненный голос сказал:

-Для открытия портала необходимо предъявить и сформулировать теорию четырех корней всего сущего, разъединение и соединение коих образуют историю вселенной.

Для Славного Рыцаря, только что прошедшего через поэтический экзерсис Антрепренера под названием "мистерия "De natura deorum", данный вопрос сложности не представлял. Сам автор называл опус экзегезой от Цицерона, что было в высшей степени эвфемизмом. Так как только украденное название было дословным плагиатом, а основную идею трактата гений гоф-директора обезобразил до неузнаваемости. "Раздел, как бог черепаху", - несколько ошарашено сказал Любимый Учитель во время представления. А ведь у Славного Рыцаря за плечами была ещё и предварительная утренняя начитка с комментариями.

-И вот четыре корня, то есть элемента по латыни, разъединенные враждой соединяясь вновь в Любови, сообразуя всё вокруг, пам-пам-пам, дальше я не совсем помню, - честно признался Славный Рыцарь, - но что-то у них было с кровью. Потом, когда Вода с Воздухом спорят, к ним приходят рыбаки с потопленных кораблей и говорят - Оставьте споры, гибнем мы. А Герой-Любовник, простите - верховный бог, всех мирит - не сотворенные они, никто не может верховодить, начально силы их равны, пам-пам, чьего-то там вниманья, тарам-пам-пам, турум-бурум.... лежат в основе мирозданья. Зефир, нет, эфир - информация - воздух, - Славный положил в первую нишу книгу, - Огонь, - кресало. Земля. Вот, я думаю, в коробке семена. И вода.

Славный Рыцарь метнулся к стакану, но кожей почувствовал - не то.

-Вода... Я, наверно, - и положил руку в нишу. Он погрузился в воспоминания, когда плыл в потоке с хозяйками озера и реки, и с ощущением мира во всем мире, покоя и тишины.

-Я уже решил, что хана, - весело сказал Любимый Учитель, - Да ещё Дух Деда толком ничего тебе не объяснил.

-Вы тоже ничего не объяснили, - обижено сказал Славный.

Стена истаяла, а перед ним лежал коридор такой длинный, что сходился в точку. Кресало, книга и коробка с предположительно семенами лежали на полу. Славный бросился поднимать вещи, а остальные пошли вперед.

-Мне ведь туда идти не обязательно?

Его за руку взяла Разноволосая Принцесса:

- Разве тебе не интересно, кого примут? - и потянула. У Славного появилось устойчивое ощущение, что его затягивает. Но ногами при этом он перебирал.

Они перемещались по желтому коридору вдоль янтарных стен. Можно было разглядеть странных животных, застывших в камне. Потом стены начали оплывать словно восковые. И вот они уже идут по медовым сотам. А затем, то ли стены стали двигаться быстрее, то их интенсивней начало затягивать, но всё слилось в одноцветный тоннель. Бабка-знахарка закричала:

-Шевелись, осталось пять минут.

И СэР прибавил, хотя до этого думал, что двигался на максимуме. Разноволосая Принцесса радостно завизжала, её ноги оторвало от пола, и тело вынесло в горизонталь. Они последними выскочили в круглый зал. Славный оглянулся, никакого коридора за ними не было.

За регистрационной стойкой стояла настолько милое и обаятельное создание, что когда она улыбнулась, у Славного дыхание перехватило.

-Академия приветствует новых абитуриентов. Представьте, пожалуйста.

Вперед вышли Сумеречная Королева, бабка-знахарка и Маг.

-Я представляю и рекомендую двух учеников, - первой заговорила ТдКа.

Разноволосая Принцесса и Крыска-Секретарь отделились от основной группы, и подошли к стойке. Они были не совсем замороженными, как в нижней камере, а так, в сомнамбуле. Стояли, вяло пошатываясь.

-Ваша стихия?

-Воздух, - ответила Принцесса.

-Земля, - сказала Крыска-Секретарь. Как всегда безупречна и аккуратна, но из-под платка выбилась золотисто-рыжая жесткая кудряшка. Зачем надо было такую красоту под платок прятать?

-Очень приятно, - мило улыбнулась красавица, - Следующие.

-Я представляю и рекомендую одного ученика, - засопел Маг.

Вперед вышел Бог Мечей. Он тоже был сонный, но на девицу явно реагировал, пытаясь растянуть непослушные губы в улыбку:

-Огонь.

-Проходите. Следующий.

-Я представляю и рекомендую двух учеников, - сказал бабка-знахарка.

К стойке подошели Любимый Учитель: "Воздух" и лис: "Огонь".

-Всё? Западное крыло. Прием на ближайшие сто лет закончен, - сказала Девица.

-Э-э! Что значит, закончен? - не понял Славный Рыцарь, - Как же Дух Деда? Он томиться на полигоне, а у него реинкарнация на носу.

-Ваша стихия? - обратилась к нему красавица.

-Какая разница, я только двери открывал.

Красотка чуть выше приподняла уголки губ и посмотрела с таким участием, что Славный стал покладистым:

-Вода. А хотите, я вам какую-нибудь государственную тайну выдам? - предложил с ходу, но, с сожалением вспомнил, что государственных тайн он не знает, - Или любую другую расскажу?

-Например?

-Мой предок Второй Рыцарь - Собиратель спер из музея картину. На Фэсте мне помогали....

-Минуточку, - остановила его девица. Она прислушивалась к чему-то.

-Могу Вас обрадовать. Неугомонный Дух Деда кшатрия был отпущен сразу после вашего боя с Богом Мечей и сейчас пребывает в пути либо другом интересном для него месте. Нам его очень не хватает. Вы хотели бы пройти обучение?

-Да, - сказал Славный Рыцарь.

-Вопрос поставлен неправильно, - вмешалась бабка-знахарка, - Спросите, готов ли он начать учебу прямо сейчас?

-Нет, - после небольшой паузы ответил СэР. Девица приподняла одну бровь и чуть лукаво улыбнулась.

-Нет, - уверенно сказал Славный, и тоже лучезарно улыбнулся. Да, девица. Да, красавица. Так Младшая Фрейлина ничуть не хуже. Он улыбнулся красавице ещё шире:

-Понимаете, в Клоповнике должен быть хозяин.

Но красотка не понимала, что такое Клоповник. Она пожала плечами. За ней образовалось два проема:

-Абитуриенты - налево. Учителя - направо.

-А я? - спросил СэР.

-А ваш вопрос решается. Подождите, - и исчезла.

Откуда-то из-за спины выскочил взлохмаченный юноша:

-Еле успел. Такая оказия подвернулась, - тряс он руку Славному, - Это ведь у вас обнаружили огнедышащих саламандр? Я так рад, так рад. Написал вот небольшое пособие по выращиванию и содержанию их в неволе. Требуются некоторые уточнения. Может, как-нибудь на каникулах заскочу. Вы не против? А пока обратите внимание на правильность линьки и последующей обработке шкурок.

Сунул в руки фолиант в тяжелом кожаном переплете и был таков.

Славный Рыцарь постоял. Ночь была слишком утомительна. Присел.

"Им то хорошо. Они готовились. А у меня хозяйство. Да ещё надо ждать папу, маму, Странствующего Бретера, Магистра-Зоолога, странного парня.... Помириться с Прекраснейшим Кавалером, посмотреть, как там Черзо, передать пособие по саламандрам. Разобраться с гербом. И, что-то я ещё должен, - уже совсем засыпая, составлял он реестр дел, - Ах, да. Развестись с Младшей Фрейлиной. Нет. В Клоповнике никак нельзя без хозяина".

Глава тридцать девятая. Ответы

Проснулся Славный Рыцарь потому, что было ему крайне неудобно. Левую руку он не чувствовал, а плечо ныло жутко. Он повернул голову и убедился , что вновь не один.

-Обними меня, - потребовала невенчанная, но законная супруга сиплым голосом.

-Не могу.

-Почему?

-Потому что ты лежишь на моей руке, а я на животе.

Младшая Фрейлина приподнялась, и Славный освободил руку... Хорошо то как.

-А давай целый день пролежим в постели, - предложила МиФ, когда они совсем-совсем проснулись.

Тяжелые шторы свет не пропускали, ночь могла длиться сколько угодно. Но, как ни приятно валяться рядом с Младшей Фрейлиной, у Славного Рыцаря были свои планы.

Подземелье Просто Профессора выглядело замечательно, за исключением странной деревянной перегородки. Её не было. Каменный тупик. Если смотреть издали, то можно было различить очертания некогда новых дверей и замка, даже структуру дерева.

Славный Рыцарь зачем то приложил к камню руки. Ничего кроме холода ладони не ощутили. Ни малейшего всплеска энергии. А раньше она плескалась под завязку. Славный покачал головой: "Интересно Новый Год начинается".

-Когда почта приходит? - нарочито бодро спросил у встретившегося на обратном пути дебелого слуги.

-Дак, первого они не работают. И второго. Теперь раньше седьмого не жди. Позже только, - охотно пояснил тот, и добавил, - А я вот воду из холодных ключей везу. Возвращайтесь чаю попить, раз уж встали.

Но Славный пошел куда глаза глядят, и ноги вынесли его к дубу. Сидя под деревом, решил Славный Рыцарь предаться меланхолии и грустным мыслям. Дуб спал, но всё равно было в его оцепеневшей энергетике нечто, что заставило СэР примириться с потерей нижней камеры. И воспоминания под ним были на удивление светлыми. Проведя мысленный короткий экскурс в прошлый год, Славный понял, что ему срочно требуются некоторые разъяснения.

И тут появилась бабка-знахарка на своих смешных снегоступах:

-Спрашивай.

-Использовали, да?

-Молодец, догадался. Как только у тебя появилась книга, все напряглись, а когда следом икресало обнаружилось, смекнули, что шанец появился.

-Но почему не сказали?

-Чего не сказали? Давай, мол, Славный Рыцарь, рой землю носом, потому что у тебя фрагменты ключа? И что бы ты сделал? Ты ж вообще непредсказуемый. Чего только твоя любовь и Дух Деда кшартия стоили. А турнир? Кто мог его просчитать? Или Фэст. Все вообще были в шоке. Искать мог только ты. Никаких гарантий. А раз так, чего языком-то ляпать? Как можно просчитать разбойников с большой дороги, которые тебе солнечный меч презентуют?

-И кстати, как мне теперь подарок мамы вернуть?

Бабка-знахарка искренне огорчилась, но сказала, что в академии что-нибудь придумают и известят.

-В крайнем случае, заменят.

Славного в свете вышесказанного очень взволновал вопрос о бое с Богом Мечей.

-Считается, что это не настоящий бой. Представляешь? Может, и не было ничего.

Вот тут бабка-знахарка его очень убедила, что бой не только был, но и был очень нужным.

-Кто есть Бог Мечей? Заблудшая овца. Обнаглевший гений. Тоже мне - бог недоучка, образец совершенства. Хорошо его Дух Деда кшатрия на место поставил. Я сейчас думаю, что может, не только мы тебя использовали. Ещё кто-то вмешался, чтоб, значит, Бога недоделанного отсюда изъять. Очень всё перемешалось.

Славный Рыцарь как услышал про свою сложность, заважничал. А бабка- знахарка продолжала поливать масло в огонь его самомнения. Мол, Славный оказался, спасибо предкам, для поиска и открытия весьма приспособленным. С соображалкой у него, ясное дело, проблемы, а так парень хоть куда, хоть на Фэст, хоть на турнир, хоть в постель к Младшей Фрейлине. И главное, хорошо, что у него в породе была такая замечательная прабабка по материнской линии - поисковик, которая к Рыцарям непосредственно отношения не имела, а гляди ж ты, каким боком вылезла.

- Причем тут прабабка? - удивился Славный. Он был уверен, что все удачно получилось исключительно благодаря его гениальности.

-Вот что я тебе скажу парень, - отвечала бабка-знахарка, - Я в своей жизни видела многих и достойнее тебя, и умнее, и талантливее. Так вот, вундеркинды - это здорово, но со временем гениальность уходит. Куда она пропадает? Понятия не имею. Но если они к тому моменту не обрастали опытом, то ничего из них путного не получалось. Это не значит, что если много и долго учиться, то помрешь гением. Вовсе нет. Талант - дело не последнее. Это же кропотливый труд по многих поколений отбору.... Как бы это попроще объяснить. Видишь горку? Представь, что отец-основатель первым начал идти на верх. Через пять, к примеру, поколений на вершине будет самый жизнеспособный и гениальный из этой ветви рода.

-Я на верху?

-Сомневаюсь. И прекрати примерять всё на себя не дослушавши. С любой вершины есть несколько путей-дорог.

-С горки?

-Я сейчас встану и уйду.

Славный пообещал, что не будет перебивать, в надежде, что в конце ему всё объяснят, потому что пока не находил связи между использованием себя в качестве ключника и генеалогическими путями развития рода. И бабка- знахарка продолжила. Её идея сводилась к следующему - выполнив свою задачу по подъему на эту гору, род мог или угаснуть или искать другую вершину, которую надо покорять.

-Понял? Вижу, что нет.

А Славный Рыцарь сказал, что интересная лекция о селекции поколений, не заменит ответов на конкретные вопросы. Его вообще планировали ставить в известность?

- Зачем? В конце концов, ты и так все узнал. А остальное не мое дело. Я за других конкретно отвечать не собираюсь. Так что спрашивай быстрее, что тебя интересует лично по мне, - недовольно бросил бабка-знахарка, - И учти, что информацией делиться с тобой никто не будет. Только знаниями.

-Кто такой лис?

-Это закрытая информация. Потому что это его личное дело.

И следом короткая справка о конфиденциальности. Любые сведения являются личными и имеют свойство после разглашения порождать дополнительные вопросы. Вот хотел бы Славный Рыцарь, что бы все про него всё знали?

Из чего СэР сделал вывод, что вопросы надо задавать грамотно, если не хочешь получить вместо ответов мысли вслух.

-А как вы с ДеДом на турнире...того... в смысле в меня попали?

Бабка-знахарка довольно хмыкнула:

-Легко. Если человека давно знаешь, и он тебе доверяет, - легко, - похвасталась, - Мне трудней, конечно, пришлося. Надо ж было и за собой смотреть. Деду в етом смысле полегче было. Так что легко. Другое дело, когда сопротивляются. Тогда трудно. Почти невозможно. Риск есть, связь-то обратная.

-Какая? - не понял Славный.

-Обратная, - по буквам произнесла бабка-знахарка, - Вот,ты меня для чего караулишь?

СэР ответил, что и не думал караулить. Ему поручили пособие по разведению саламандр передать. И не направляется ли она, случайно, на ферму "Пихты"?

-Раз уж решил нынче извилинами побаловаться, так подумай, почему ты здесь оказался?

Взяла пособие и пошла. И Славный Рыцарь пошел, пытаясь ответить на вопрос.

-Да что тут думать,- рассердился на себя из-за отсутствия идей,- Случайно, конечно!

Младшая Фрейлина уже проснулась и расчесывала свои изумительные черные локоны.

-Я полагаю, - сказал ей Славный Рыцарь, - Что теперь я обязан предложить тебе руку и сердце.

МиФ зачем то начала выпендриваться, мол, не обязательно, она вполне довольна существующим положением вещей. Её греет мысль о предстоящем разводе.

- И где ты планируешь провести оставшиеся шесть-семь месяцев до родов?

Младшая Фрейлина насупилась:

-Кто сказал?

Славному стало весело. Всё-таки умение чувствовать энергии и различать их - большое дело. Хотя к весне он и так бы заметил, да и все вокруг.

-Нянька сказала, что беременные женщины - самые красивые. Пока я с ней согласен. Когда в церковь пойдем?

Договорились быстренько и втихаря обвенчаться в ближайшие дни после отъезда гостей. У Славного Рыцаря были и другие вопросы. Например, почему она вообще приехала в первый раз с Прекраснейшим Кавалером? Она и Прекраснейшего использовала?

-Ну да, - согласилась МиФ повеселев, - Меня попросила Сумеречная Королева.

А вот в постель к Славному она прыгнула по своей инициативе:

-Кто ж знал, во что это выльется. Ты был такой скромный, загадочный и симпатичный.

СэР приосанился. Да. Он такой.

Идею со свадьбой подкинула тоже Тетка действующей Королевы.

-Просила проследить, что бы тебя на Фэсте не прирезал какой-нибудь варвар.

Уговорить Прекраснейшего Кавалера посодействовать была порой пустяков. Она только намекнула, а он сам всё организовал в лучшем виде. Да. Она в курсе, что он в неё влюблен. Но натуры творческие должны любить издали, иначе они скоро пресыщаются.

-Бегай потом за ним и вытряхивай из чужих кроватей, - сказала МиФ, - Пока не перебесится, даже в его сторону не посмотрю. То есть, вообще никогда не посмотрю.

Славный Рыцарь подумал, что не хорошо это, но спросил другое:

-Ты ведь нынче не сама по себе приехала? Не одна?

-Что значит не сама? Конечно, сама, - возмутилась Младшая Фрейлина.

И СэР понял, что затронул область информации. Пришлось обсуждать дела семейные, фрейлинские. После Фэста её из Младших разжаловали. Предложили звание статс-дамы, с повышением через год, после рождения наследника Рыцарей, до Действительной статс-дамы. Должность необременительная. Можно при дворе и не появляться при желании. Она ещё не придумала, что выбрать. Но Славный чувствовал, пока что опасается его супружница вылететь из обоймы дворцовых интриг. Успокоил, предложив от звания не отказываться, а там мало ли как жизнь повернется....

Тетка действующей Королевы и Принцесса пили чай, когда к ним на правах хозяина напросился Славный Рыцарь. Сообщил, что решили они с теперь уже бывшей Младшей Фрейлиной пожениться по-настоящему. На что получил полное одобрение ТдКа:

-Конечно. Это замечательная девушка.

-Я так вам благодарен, за ваш хороший вкус, - искренне поблагодарил он, помялся, а затем с большим количеством отступлений всё-таки поинтересовался:

-А Зефирная знает, что у неё была сестра? Это ведь не Разноволосая, я чувствую. То есть раньше не понимал, а теперь чувствую. Она ведь не умеет менять цвет и структуру волос?

Тетка действующей Королевы грустно улыбнулась:

-Это было самым сложным. Не дать им встретиться и создать у окружающих впечатление, что Принцесса одна. Даже ваша супруга не в курсе. Вы уж и не говорите ей.

Славный заверил, что и не подумает. А ещё припомнил лекцию о конфиденциальности.

Затем он расспросил про бывшего секретаря, приставленного, как он полагал, к нему с той же целью, что и Младшая Фрейлина. Но ТдКа отмела всякие подозрения:

-Зачем? Она была здесь, скорее, для наблюдения за конкурентами. И что бы поближе быть к порталу. Да и уходить было проще. В монастыре решат, что она у вас, а ваши думают, что она приняла постриг. Удачно все сложилось. Вы ведь не станете трубить об её исчезновении на каждом углу? Через полгодика забудется.

-Что такое портал?

-Что и везде - вход, - лаконично ответила Сумеречная Королева.

Зефирная забралась к Славному на колени и пожаловалась:

-А твой подарок потерялся. Ты мне новый подаришь?

-Естественно у них общие воспоминания. Уж об этом-то я позаботилась, - посмеивалась ТдКа над недоумением хозяина Клоповника....

Маг и Академик нашлись в водокачке. Академик осматривал систему, а Маг скучал на воздухе, но, не смотря на это, от доверительной беседы со Славным открестился сразу:

-Ничего не скажу. Я в последнее время вообще ничего сам не понимаю. Хотите, что бы и вас запутал?

- Тогда единственный вопрос. Почему только один ученик? У всех по два, а у вас один, - ляпнул Славный Рыцарь.

-С чего ты решил, что один? Второй вон, под колесами ползает. Сказал, что ерунда эта академия, раз он и так Академик. Ему, видите ли, интересней самому разбираться, чем получать готовые выкладки, - сказал Маг, - Так что его место заняла какая-нибудь бездарность и тормозит научно-технический прогресс.

Славный Рыцарь предложил спуститься осмотреть всю систему. Академик чуть не запрыгал от радости. Магу, что бы тоже пошел, пришлось пообещать встречу с хозяйками реки и озера. Одним словом, досуг дорогим гостям организовал.

Собственно всё, о чём хотел узнать Славный Рыцарь, он выяснил. Его использовали в слепую, с большим для себя в первую очередь риском. По-всякому оберегали и охраняли, как избранного, открывающего некий вход в какую-то академию. А он, Славный Рыцарь, своими поступками всячески задачу усложнял и кровь портил....

Малая императорская труппа уехала на следующий день, а другие гости задержались на неделю. Зефирная Принцесса предпочитала общество Младшей Фрейлины, которую, как выяснилось, давно знала и Славного Рыцаря. Тетка действующей Королевы дни напролет резалась в карты с Магом, нянькой и Обер-гофмейстериной, или совершала длительные прогулки.

-Отдыхаю от Столицы!

Иногда Маг сбегал от них "попить чайку" к бабке-знахарке. Но однажды ни с того ни с сего сказал Славному Рыцарю:

-Мне кажется, что тех, кого давно не видел, лучше и не видеть. Ни хрена мы не молодеем.

Академик добился признания у Главного Механика и Просто Профессора. И эта "могучая" троица что-то планировала. Нянька по обыкновению подозревала, что они нечто скверное задумали.

Все было спокойно и размеренно, пока не прибыла почта. Её разбирали целый вечер, а затем засобирались.

-Оставила вместо себя бестолочь, - чуть ли не стонала Тетка действующей Королевы, - Как теперь расхлебаю?

-Передавайте приветы Верному Оруженосцу, - на прощание сказал хозяин Клоповника Магу.

-Я тут как-то говорил, что лучше не встречаться со старыми знакомыми. Я был не прав. Наоборот, лучше видеться чаще, тогда и состаришься вместе. Я летом приеду? - ответил тот.

Славный Рыцарь окончательно запутался в сложных отношениях Мага с внешним миром, но с радостью согласился:

-Будем ждать.

Без толпы гостей Клоповник опустел и притих. На время.

Сначала бабка-знахарка послала весточку. Через сон.

-Ты так и не научился закрываться?

Славный Рыцарь что-то забормотал, мол, спит он и себя не контролирует.

-Защита, как дыхание, должна быть естественной. Жду тебя завтра в "Голубых Ирисах". Будем коров тельных проверять на предмет патологий.

Утром Славному снова подсунули мохноногую гнедую, при езде на которой он окончательно убедился в необходимости защиты. "И чтоб никакая зараза в голову не лезла со своими приказами".

В "Голубых Ирисах" было двадцать стельных коров. Бабка-знахарка заставила их всех ощупать:

-Проверь. Нет ли порожняка. Постарайся узнать кто? Телок или телочка?

Хорошо, корова - животное философское и меланхоличное. Стоит себе спокойно в стойле, жует сено. А то вывернется, да посмотрит своими большими прекрасными кроткими глазами, скоро ли? Вздохнет шумно и дальше жевать, Впрочем, некоторые мычали. Одна стерва вообще поставила копыто прямо на ногу. Как-то проворонил Славный этот момент. Только из-под брюха вылез, по лицу хвостом получил и сразу - ляп - копытом на ногу наступили. А эта рогатая скотина наивно глазками хлоп-хлоп, и: "Му-у". Симулянтка оказалась. Кроме неё Славный ещё двух забраковал. Бабка-знахарка проверила и согласилась:

-Этих вон.

По дороге домой, бабка-знахарка заставила Славного найти в роще пять сухих деревьев. Этот экзамен Славный завалил. Оправдывался:

-Они все спят. Зима.

-Ну, конечно, - согласилась бабка-знахарка, - Если б с листочками были, оно попроще искалось бы.

Через пару недель бабка-знахарка взяла его с собой принимать настоящие роды, после которых честно призналась:

-Акушера пока из тебя никакой. Слишком уж впечатлительный.

Обидно, что вышло совершенно глупо. Пока им распоряжались: принеси то, подай се, он чувствовал себя хорошо. За ручку роженицу держал, пот со лба отирал. Но как только начались схватки, роженица некрасиво заорала, рубашка её сползла на пуп, открыв жуткий живот, и почти следом пошел плод, Славный вышел в закрытую дверь и некоторое время приходил в себя за амбаром, заодно прочищая желудок. Муж его потом водой отпаивал:

-И зачем такому молодому такие страхи видеть. Пускай этим бабы занимаются. Мы-то помочь все равно не сможем.

-Так я именно помочь и хотел, - оправдывался Славный Рыцарь, возвращая дверь на место.

Кроме родовспоможения бабка-знахарка заставила ученика заниматься химией на "корпускулярном" уровне.

-Как ты не чувствуешь, что в этой воде есть капля браги? Вот чистая вода! Вот, - натурально тыкала она носом Славного в плошку. Бесполезно, не чувствовал он и всё тут. Она плюнула и послала его к Просто Профессору.

Славный Рыцарь в последнее время опасался с ним разговаривать. Как он там со своей любовью переживает? Но оказалось замечательно.

-Она прислала мне письмо, - помахал Просто Профессор конвертом издали, - Я ведь всегда знал, что рано или поздно это произойдет.

Он был светел ликом и имел печаль во взоре. Это была настолько лирическая печаль, что Славный даже позавидовал, так ПиПу было с ней комфортно.

Занялись химией. Оказалось, что смешивание растворов наглядно сильно помогает ощущению свойств и процессов.

-Уже лучше, - снизошла до одобрения бабка-знахарка, - А теперь скажи, что в этой кружке...

"Интересно. То, что я сейчас учусь, это мое решение, или того, кто плетет нити судьбы? - думал Славный Рыцарь, рассеянно вливая одну жидкость в другую. И "что будет, если я в риторду добавлю каплю энергии?" Он тотчас почувствовал, как на указательном пальце повисла большая невидимая капля, а ещё, что срочно надо прятаться.

В немыслимом прыжке, заваливая по пути Профессора, заскочил под массивный стол.

-Ваша милость, сколько можно? Я же говорил, при смешивании жидкости большей плотности льем в жидкость с....?

-Меньшей, - покорно продолжил Славный Рыцарь.

"Наверно, только решение поспать может считаться собственным, - продолжал размышлять Славный Рыцарь, - И поесть. Какой нормальный человек по собственной воле захочет работать? Никакой. Или очень озабоченный".

Глава сороковая. Последователь

Славный Рыцарь полюбил встречать рассвет. Сначала он это делал в память о неунывающем Духе Деда кшатрия, а потом привык и стал получать удовольствие. Научился возвращаться после созерцания рассвета, упражнений и умываний, падать в постель и засыпать снова под ровное дыхание жены. Она только недовольно морщилась: "Отодвинься, ты холодный". А Славному это нравилось: "Да, я такой и есть".

"До беременности она была красивей, - думал иногда Славный, - Зато теперь намного интересней". Славный с внутриутробным сыном контакт само собой поддерживал, общался, просил родительницу не обижать. Хотя её особенно не обидишь. Она доказала, что не просто красавица, а вполне себе хозяйка. Как-то легко спелась с нянькой, и часто можно было видеть, как они обсуждают дела то между собой, то со стряпчими из "Честных банкиров". Иногда спорили, и далеко не всегда нянька выходила победителем. Впрочем, бывшая Младшая Фрейлина умела выигрывать достаточно тактично.

А ещё Славный открыл тайну картины. И очень гордился, что это была не случайность, а плод некоторых умственных усилий.. Если представить, что рыцарь - это Клоповник, становилось понятным, почему дерево на гравюре выглядело иначе. Контур ствола - начало пути. Если от пимплы на картине продолжить путь по контуру ствола от дикобраза на гравюре, а затем приложить карту, которую мама выменяла на чайную ложку, то дорога от Клоповника до таинственной пещеры была прорисована полностью. Таким образом, осталось найти места на имеющихся в замке картах, которые совпадают с этим путем, и дело в шляпе. Стрелка с тройным оперением могла означать три совмещенные картинки. Или три знака, один из которых был путем.... Тут Славный Рыцарь до конца не додумал.

Проложить маршрут поручили Шустрому. У парня открылся талант к обрывкам знаний. Он полюбил собирать неожиданные факты, перетасовывать их и складывать целостную картинку, как мозаику. Причем собирал всё кропотливо, дотошно и педантично. Поэтому вскоре у Славного на руках оказался путеводитель, написанный корявым почерком с ошибками, но подробный до мелочей. Например, в таком-то трактире рекомендуют останавливаться и "кушат завца". Значит, по слухам, в данном заведении прилично готовят настоящую зайчатину, а не другого зверя. Смущали белые пятна. Шустрый шмыгая носом авторитетно заявил:

-Сведений про эти места нету. Может, только у Ваших папы с мамой. Они много где были.

И раз уж упомянули родителей.... Воинственный Рыцарь и Хозяйка Вечеринок наконец-то объявились. Они добрались до таинственной Японии, собирались перебираться в Индию, а оттуда как-нибудь домой. "Хотя полагаю, путь не будет ни легким, ни близким, но дорога домой всегда короткая", - оптимистично писала мама.

Славный посоветовался, и супруга и нянькой решили, что пора родительскую спальню освобождать. Нужно пристроить новую, а заодно детскую и комнату для кормилицы. Приглашенный архитектор от поставленной задачи пришел в ужас:

- Или перепланируйте существующие помещения, или пристраивайте с обратной стороны. По-другому не получиться.

И всё из-за указа Третьего Рыцаря - Разумного, который гласил, что расстояние от конюшни и кузницы до любого другого помещения замка должно быть не меньше ста шагов. А больше выпирать было некуда.

-Но ведь на площади нет конюшни, - резонно замечал Строитель.

-А традиция осталась.

Почти неделю Архитектор доказывал, что они требуют невозможного, но потом нашел оригинальное решение:

-Возведем из подвала через все этажи массивные колонны по сторонам спальни и прицепимся к ним. Приумножим, так сказать, хаос.

С марта в Клоповнике закипела стройка. Хозяевам пришлось переехать в отремонтированное крыло для августейших гостей.

-Так когда, говоришь, рожать буду? - с ленцой спрашивала Жена Славного Рыцаря. Это была игра, которая ей не приедалась никогда.

-В День Свободы от Работы. Самый длинный день в году, - отвечал Славный Рыцарь. Ему, в принципе, игра надоела давно, но лучше об этом, чем снова разбираться с нянькой и склокой, - Я смотрю, Софокл рьяно взялся за дело. Когда возвращался, видел его подводы.

Это было очередное спонтанное желание Славного Рыцаря. На прошлой неделе проезжая под аркой, ему вдруг припомнилась Новогодняя Головоломка. Он посоветовался с женой:

-Мне пожалование было, а герб на въезде старый остался. Не обновить ли регалии?

Бывшая Младшая Фрейлина, из которой ещё не весь столичный апломб выветрился, горячо поддержала мужа:

-Естественно и немедленно.

Нянька недолго сопротивлялась: "Вам бы только деньги на ветер выбрасывать", а потом сама позвала Софокла ("Дизайн и реставрация интерьеров").

Маляр-художник предложил сбить выступающие детали, выполнить новый герб в мастерской и прилепить к старому основанию. Это было логичное и мудрое решение. Но теперь заартачилась нянька:

-Ты столько за работу дерёшь, что должен всё на месте приладить? Не дам въезд оголять и новые гербы лепить. Старые мастера работать умели, на совесть делали, а нынешние ляпушки через день поотваливаются да пообсыпятся.

Это и явилось поводом для недавних разборок. Ей приводили самые убедительные аргументы, которые с легкостью разбивались об нянькино упертое:

-Ваша блажь - ворота обновлять. Вот и обновляйте. А моего разрешения герб снимать нету.

В итоге все сдались, и пришлось Софоклу возводить леса и подмости вокруг арки.

- Ты присмотри за работой, а то ещё не то прилепит, - попросила жена Славного, - Знаю я этих гениев кисти и пера...

Последнее замечание относилось, очевидно, и Прекраснейшему Кавалеру.

Одним длинным зимним вечером, когда его Жена, оккупировав комнату секретаря, разбиралась с бумагами, а сам он скучал в своем кабинете, посетила СэР идея написать другу. А то нехорошо расстались. Черканул он пару строк. Что-то вроде "Мы живем хорошо. Не болеем. Приезжай в гости".

Прекраснейший Кавалер не приехал, а прислал свой поэтический сборник. Стихи были посвящены некой "таинственной Фее", а сама посылка подписана "от неизвестного". Бывшая Младшая Фрейлина сборник полистала и забросила. Славный Рыцарь, который всегда с трепетом относился к рифмам, подошел к чтению ответственно. С наскока покорить все двадцать страниц не удалось. Одолел книгу в три подхода. Однако так и не разобрался в сложных лирических "агониях" поэта. Как-то так было написано в сопроводительном письме к сборнику "от неизвестного".

-Не понимаю, - жаловался Славный Рыцарь жене, - Что может означать "Не воздвигая монументов над пропавшими, облекшимся в броню и камень, я чувствам отдаю лишь память....". Это ведь должно что-то значить?

Тем не менее "Сплетница" называла стихи гениальными и утверждала, что в Столице они пользуются бешеным успехом. "Девицы занимают места перед домом юного пиита с вечера, что бы простоять со свечой всю ночь", - говорилось в статье.

"Постоять со свечой", очевидно, пошло из последнего стихотворения. Единственного, которое СЭР не только одолел, но и, как ему показалось, понял.

Поэтому он устроил вечернее чтение данного опуса со своими комментариями:

-Он бродил по болотам, а с ним все разговаривали.

И легкий шепот тростника

от дуновенья ветерка

Донес до слуха твое имя,

Прекрасная моя богиня.

А потом он оступился и попал в самую топь: Нет разницы: в трясине будней,

Или в пучине наслажденья

Смогу забыть ночные бденья...

Видишь? Трясина, тростник. Это может быть только болотом. И вот он утонул и увидел чертей.

\Бывшая младшая фрейлина встрепенулась:

-Каких чертей?

-Он не написал конкретно. Здесь так:

И растворяется в ночи

Всё больше ЧЕРТ родных и тает,

Лишь одинокий свет свечи

Мой мрак душевный разбавляет.

Надо бы Прекраснейшему написать, совсем плохо парню. Уже черти ему родные.

Жена задумчиво сборник отобрала. Почитала про себя и пообещала ответить.

Через десять дней Прекраснейший был в гостях. Узрев бывшую любовь в интересном положении, ничуть не смутился. Сказал, что она удивительно похорошела, и стал раз в три недели регулярно в Клоповник приезжать. Привозил самые разные наряды для беременных, но никак не мог угадать с размером:

- Прекрати толстеть, - досадовал он,- Я не успеваю.

Бывшая Фрейлина смеялась и советовала шить на перспективу.

-Зато у меня самый модный салон нарядов для беременных. Сама Действующая Королева сказала, что будь её воля, непременно завела бы себе ещё одного ребенка.

И затем вываливал новую порцию свежих великосветских сплетен. Но жена Славного выслушивала их рассеянно - вежливо и в отместку рассказывала новости Клоповника.

-Как ты там, в Столице, - однажды спросил Славный у Прекраснейшего Кавалера.

-Сам не пойму. Все очень хорошо, но не так, как это представлялось....

Славный Рыцарь стоял перед аркой и с сомнением смотрел, как здоровенный детинушка на лесах прилаживается половчей вдарить кувалдой по гербу.

-Ты уверен, что именно так надо делать? - спросил СэР у Софокла. Тот заметно сомневался, но взял себя в руки и, авторитетно надув щеки, уверенно ответил:

-Он только слегка тюкнет, что бы выбить вмятину для меча. Я оставил там риску. Мальчик сильный, хоть и глупый.

Сильный, но глупый мальчик поплевал на руки, перехватил кувалду половчее и уже на замахе Славный понял, что вмятиной тут не обойдется.

От мощного удара герб картинно пошел трещинами, но держался. Сильному, но глупому мальчику следовало бы на цыпочках соскользнул с подмостей, тогда у Софокла появился бы шанс проклеить и зашлифовать трещины.

-Не прикасайся ни к чему, - в районе третьей октавы прокричал Софокл.

-Смотрите, что случилось, - сообщил растеряно работничек и похлопал по камню заскорузлой ладошкой, размером с весло.

Этого герб пережить не смог и посыпался. Славный и сказать ничего не успел, а Софокл был уже рядом с горе работником и лупил его по спине складным аршином.

-Я тебе вчера десять раз объяснял!

Дизайнер прекратил экзекуцию и обратил внимание на заказчика:

-Я сделаю новый, ещё лучше. Это был даже не мрамор, как мне показалось вначале. Это совсем другой камень - старый и хрупкий.

Но Славный Рыцарь молчал. Под потешным гербом был высечен герб настоящий, со следом дикобраза, перевитого розой, с щитодержателями - котом и виноградной лозой, коронованным стрижом и мантией. Только шлем Славному показался странным.

-Не надо ничего лепить. Очистите, что есть на арке сейчас.

-А тут штучка высовывается, - сказал здоровяк, выковыривая что-то из шлема.

-Не трогай ничего, - взвизгнул Софокл.

-Да пусть трогает, уже можно, - разрешил Славный.

Находка оказалась круглым деревянным пеналом в котором лежало послание от Девятого Рыцаря Читающего.

"Вижу я, что род наш гаснет, но только тому, для кого откроется родовой герб, суждено стать основателем новой ветви. При условии что есть у него наследник, который станет Первым из Новых Рыцарей - Рыцарем Одиннадцатым. Тогда смогут жить в мире и вместе поколения, когда принесется последняя жертва. Приветствую тебя, мой потомок, кем бы ты не был, но знаю я, что ты есть Десятый Рыцарь - Нашедший и Потерянный. Поэтому имя придумаешь себе сам".

"Вот и второй знак" - сообразил Славный Рыцарь. Осталось дождаться третьего. Славный начал понемногу укладывать багаж, заставил Старшего Погонщика отправить Черзо в Клоповник.

Приближалась блошиная ярмарка скидок. На мероприятие приехал Прекраснейший Кавалер и Странствующий Бретер.

-Рад видеть тебя, дружище, - весело проговорил СаБр, - Ты не поверишь, какая колоритная личность встретилась нам по дороге. Вылез откуда-то из-под корней. Разузнал, что мы направляемся к тебе, и велел передать оказию. Прими и распишись.

В передаче был лунный меч и официальное уведомление.

"Уважаемый абитуриент. Академия рада сообщить, что вы будете зачислены в ряды студентов, если соблаговолите объявиться по известному вам адресу.

Разрешено при себе иметь:

-оружие - не более 2-х ед.;

-средство передвижение - 1 ед. при условии обеспечения надлежащего досмотра и содержания оного за ваш счет;

-ключ - 1шт;

-учебника или другое учебное пособие - приветствуется.

Можете иметь сопровождение - 1ед.

Для зачисления вам надлежит прибыть к месту прохождения учебы не позднее девяти месяцев с момента получения данного уведомления.

Ректорат академии"

И внутренние часы Славного Рыцаря начали отсчет. Вот и третий знак.

Вечером он собрал всех и сделал признание:

-Я уезжаю учиться. Не знаю надолго ли. Но я должен это сделать.

Нянька так и не смогла примириться, что завтра её питомец оставит Клоповник надолго. Так надолго, что даже не может сказать, когда вернется. Жена восприняла известие спокойней. Но это на людях. В спальне Славного Рыцаря ждала великолепная истерика.

-Обещай, что ты вернешься.

-Конечно, вернусь. Ты же знаешь, что пока тебя ждут в Клоповнике, сюда всегда возвращаются.

-И будешь писать.

Славный сказал, что пока в дороге будет почта, писать будет обязательно. А вот из академии это делать будет проблематично.

-Мне даже уведомление с оказией передали. Но если случится с кем передать, непременно.

Прекраснейший Кавалер ничего не понял и почему-то принял всё на свой счет. Чуть разубедили.

-Ты постарайся хоть иногда звонить перед праздниками, - попросил его Славный Рыцарь, - А то вернусь, а традиции уже забыли.

Со странствующим Бретером СэР переговорил ещё днем. Он был единственным, кто узнал почти всю правду, потому что Славный рассчитывал на него в качестве сопровождения.

-А я знал, что книга твоя до добра не доведет. Конечно, поеду. Ты же не планировал заполучить такое приключение один? - обрадовался СаБр, - Тем более, меня всегда тянуло к знаниям. Правда, в качестве преподавателя. Всякие там взятки и борзые щенки, что бы отметку повыше поставил. Но придется, видимо, начинать с самого низа.

-У меня вопрос, - поднялась жена, - Перед отъездом помоги разобраться с именами. Я совсем запуталась.

-С этим как раз всё просто. Я - Десятый Рыцарь из рода Рыцарей - Последователь, потому что следую по проложенному предками пути. Мой сын - Одиннадцатый Рыцарь - Надежный, потому что он - надежда будущих поколений. С него начинается новая ветвь. Ты - хозяйка Клоповника, жена Десятого Рыцаря и мать Одиннадцатого....

-С числами я разобралась, - остановила его бывшая Младшая Фрейлина.

-Я знаю, но мне нравиться называть их, - объяснил Десятый Рыцарь, - А сейчас уладим формальности. Клерки из "Честных банкиров" ждут в библиотеке.

Утром на рассвете, когда солнце только показало макушку над горизонтом, Последователь со своим Спутником (Странствующий Бретер сказал, что раз он теперь такая важная шишка - почетный эскорт студента, надо бы имя привести в соответствии с моментом) уже были в пути. Несмотря на рань, провожали их всем Клоповником.

-А знаешь, о чем я жалею, - говорил Спутник, - Что не побывал на знаменитой блошиной ярмарке скидок. А ещё - просьба. Дорога впереди длинная. Может, расскажешь, с чего всё началось?

Черзо, в отличие от товарища Рыжего был настроен игриво. Последователь в очередной раз призвал коня к порядку и начал:

-Ты не поверишь. Приспичило мне однажды помыть посуду....

На этом заканчиваются сорок сказок про Славного Рыцаря. Но где-то уже пишется история Десятого Рыцаря из рода Рыцарей - Последователя, или студента академии Следователя и его друга Путника, или ещё кого-нибудь... но это совсем другая история.


 Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com М.Юрий "Небесный Трон 1"(Уся (Wuxia)) Р.Цуканов "Серый кукловод. Часть 1"(Киберпанк) А.Кочеровский "Баланс Темного 2"(ЛитРПГ) Ю.Гусейнов "Дейдрим"(Антиутопия) К.Федоров "Имперское наследство. Сержант Десанта."(Боевая фантастика) Д.Максим "Новые маги. Друид"(Киберпанк) Ф.Вудворт "Наша сила"(Любовное фэнтези) В.Старский "Интеллектум"(ЛитРПГ) А.Гончаров "Образ на цепях"(Антиутопия) А.Ардова "Жена по ошибке"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
И.Мартин "Время.Ветер.Вода" А.Кейн, И.Саган "Дотянуться до престола" Э.Бланк "Атрионка.Сердце хамелеона" Д.Гельфер "Серые будни богов.Синтетические миры"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"