Сушко Антон Иванович: другие произведения.

Warhammer Fantasy. Опасные твари

Журнал "Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь]
Peклaмa:
Конкурс фантастических романов "Утро. ХХII век"
Конкурсы романов на Author.Today

Летние Истории на ПродаМане
Peклaмa
Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:
  • Аннотация:
    Суровая протестантская альтернатива вбоквелу про мальчика-волшебника. А если серьезно, то перед вами перевод художественной части весьма атмосферной книги Old World Bestiary (Бестиарий Старого Света) 2005 года издания. Представляет из себя множество небольших историй о чудовищах Старого Света, рассказанных самыми разными людьми и нелюдьми. Авторы оригинала T.S Luikart и Ian Sturrock.

Warhammer Fantasy. Опасные твари







Аннотация



Суровая протестантская альтернатива вбоквелу про мальчика-волшебника.
А если серьезно, то перед вами перевод художественной части весьма атмосферной книги Old World Bestiary (Бестиарий Старого Света) 2005 года издания. Представляет из себя множество небольших историй о чудовищах Старого Света, рассказанных самыми разными людьми и нелюдьми.
Авторы оригинала T.S Luikart и Ian Sturrock. Жаждущие почитать еще правила на русском - гугл знает, где их взять (переводил другой человек).
В переводе стихов ("Томас Странник" и "Конец Приключения") сохранен лишь смысл, но не рифма, ибо я не силен в переводе стихов.

Огромная благодарность супруге моей, коя не щадя психики своей, всю эту муть вычитывала и оформляла.
Особая "благодарность" Games Workshop за уничтожение данного мира. Пешей вам прогулки по всем измерением Хаоса.

Краткая памятка от переводчика "Что есть что в Империи"



Боги
Сигмар - верховный бог Империи. Самый первый император, обожествлённый через некоторое время после своего исчезновения. Летоисчисление в стране ведется от его восшествия на престол. Его символ - боевой молот Гал Мараз ("Крушитель Черепов"). Он был подарен Сигмару королем гномов за свое спасение, с тех пор переходит от императора к императору.
Ульрик - доимперский бог, покровитель воинов, зимы и волков.
Морр - бог смерти.
Шалия - богиня медицины.
Верена - богиня, покровительствующая наукам.
Ранальд - бог удачи, покровительствует ворам.
Другие боги, в книге не упоминаемые: Манаан (покровитель моряков), Мирмидия (покровительница воинов), Таал и Рая (божества природы).

Важные города
Альтдорф - столица Империи, место расположения коллегий магии.
Нульн - крупнейший промышленный город, место расположения инженерной гильдии и артиллеристской школы.
Мидденхейм - крупный северный город, расположенный на скале, цент культа Ульрика.
Марьенбург - портовый город, крупнейший центр торговли. Формально независим от Империи.

Должности
Император - правитель Империи. Выбирается из числа графов-выборщиков советом в пятнадцать голосов (сами графы, Верховный Теогонист (глава культа Сигмара) и два его заместителя, Арх-Ульрик (глава культа Ульрика) и глава общины полуросликов). Текущий император - Карл-Франц.
Граф-выборщик - правитель одной из десяти провинций Империи. Символ власти графа-выборщика - Рунный Клык, один из мечей, выкованных гномами для людей на заре Империи.



Содержание



Томас Странник
Вступление
Глава 1. Силы Хаоса
Глава 2. Расы зеленокожих
Глава 3. Обитатели Атель Лорена
Глава 4. Дети Рогатой Крысы
Глава 5. Бандиты и звери
Глава 6. Неупокоенные мертвые



Томас Странник



В темном лесу обитал страшный зверь
Он разорял жилища и упивался кровью
Крался по усыпанным листвой лугам,
Охотился на слабых,
Ловил и сильных, и хлипких,
А затем пожирал их.

И никто не осмеливался ходить в этот лес
Никто из храбрецов, что владели мечом,
За исключением одного благородного рыцаря из Бретонии,
Что искал задачу для своего меча.

Ребенок Томас Странник, проигнорировав совет своей матери,
Так как из-за своей молодости Томас ее не слушал,
Уселся на игрушечного пони из палки,
Взял деревянный меч,
И отправился в лес
По следам бретонского лорда.

И вот этот дурачок проехал через мост,
И крики неслись вслед мальчишке,
Чтобы не искал он зубастого зверя,
Ведь не одолеть его игрушкой.
Но он был дураком и не обращал на это внимание,
Томас не остановился,
Он уселся в седло своего боевого коня
И направился на запад.

Юный Томас поправил дубовую подпругу
И немного передохнул
Затем снова поскакав на восток
Том проехал еще одну милю.
Он остановился под дрожащей черной листвой,
Под раскачивающейся кроваво-красной лозой,
Беспечно достал свои скудные припасы
И приготовился пообедать.

Тут Томаса нашел лесоруб
И трижды оттягал его за уши.
"Ты попадешь в зубы и когти, мое дитя,
Если к закату останешься здесь".
Он бил мальчишку черенком топора по заду
И гнал Тома домой
Но Том был глупым ребенком
И поэтому он отказался уйти.

Так и сяк, через густые заросли
И разный бурелом
Томас гнал свою лошадь-палку, пока красное солнце
Не сменилось бледным лунным светом,
И среди колючих кустов
Он увидел логово зверя,
Храбро сошел со своего скакуна,
Спотыкаясь о ветки и царапаясь о корни.
И тут появился злобный зверь с ужасными глазами,
Его рога, лапы и клыки все были в крови,
Но юркий Томас пошел вперед
Он не испытал страха и не боялся боли.
Хотя рядом была могила храброго рыцаря
С деревянным мечом на ней,
Отважный Томас бросился к зверю,
Который встретил его смешком.

"Что привело тебя сюда, юный гладкокожий?
Разве твоя мать не предупреждала обо мне?"
"Я не боюсь!" Том громко закричал
И поскакал вперед, а зверь в ответ зарычал.

"Я пожру твою плоть и переломаю твои кости,
Опустошу землю твоего народа и пожгу его дома.
Издеваясь надо мной, ребенок, ты вызвал мой гнев,
Из-за твоей насмешки он рвется словно зверь из клетки.
Жалкие людишки должны бояться мне подобных,
Никогда не забывать о страхе перед нами".

Так не стало Томас Странника,
Который не сделал ничего путного,
Так что помните бедного Томаса
И не ходите в лес.


К содержанию



Опасные твари: Исследование касательно существ чудесных и ужасных




Представляет собой перечень тварей многочисленных и разнообразных, составленный ученым и магистром Одриком из Вуртбада.

Приветствую, искатели!


Вы держите в руках труд целой жизни. Чтобы написать эту книгу я проехал тысячи миль, выучил десятки языков, сражался, чтобы спасти мою душу и жизнь, потерял левую руку и почти потерял язык! Теперь, когда мрак окутывает мои глаза из-за возраста, я могу уйти в царство Морра уверенный, что до сих пор не было написано лучшего исследования касательно чудищ Старого Света.
Величайшая ирония заключается в том, что я не собирался писать подобную книгу, когда я только стал ученым человеком. Я был молод и только окончил университет Альтдорфа, и тогда впервые столкнулся с настоящим чудовищем. Я направлялся в Вуртабад, чтобы увидеть свою семью, когда стал свидетелем ужасной сцены в лесу. Стадо зверолюдей напало на группу пилигримов, и убила всех до последнего человека. Это было кошмарное зрелище, в основном из-за того, что одинокий зверочеловек остался на месте побоища, чтобы сожрать крупный труп сыровара. Когда я подошел ближе, существо оторвалось от своей трапезы и посмотрело на меня. Я до сих пор как наяву вижу эти козлиную голову с рогами и звериные черты. Я вижу, как окровавленный рот покрылся пеной, когда существо поняло, что на дороге есть свежее мясо. Я вижу черные глубины его глаз и его грубый зазубренный клинок. Я встал как вкопанный, пораженный этой сценой, а зверочеловек перепрыгнул через трупы и бросился к моему коню. После нескольких лет обучения в университете я так привык тщательно исследовать различные явления, что у меня ушли драгоценные секунды на осознание того, что сейчас для этого не самое подходящее время. Это существо намеревалось убить меня, и я должен был что-то сделать, если не хотел, чтобы зверочеловек запил моей кровью останки сыровара.
Я успел достать пистолет, взвести курок и выстрелить как раз вовремя. Зверочеловек уже прыгнул на меня, когда пуля из моего пистолета попала ему в грудь и окончила его жизнь. Лежа при смерти, это существо заговорило, или по крайне мере мне так показалось. Однако я никогда прежде не слышал этого языка. Заинтересовавшись, я слез с коня и подошел к умирающему зверочеловеку. Существо посмотрело на меня, произнесло что-то похожее на проклятье и умерло. Я долго стоял, глядя на труп. Зверочеловек был чудовищем, это ясно, но что еще мы знаем о подобных существах? У них был свой язык, и наверняка у зверолюдей было и какое-то подобие общества. Я задумался, что же сделало их чудовищами? И что может узнать человечество о подобных существах, чтобы защититься от их последующих нападений? Я решил, что раскрытие подобных истин и приумножение знаний нашей славной Империи будет подобающим для меня занятием.
И так это началось. Мое любопытство вылилось в серию путешествий, каждое из которых было все более опасным, чем предыдущее. Пятьдесят лет я провел в пути, собирая всю информацию, какую мог найти. Я должен был умереть сотни раз, но сама Судьба вела меня. Я выстоял и в течение лет мой труд обрел форму. Результатом этих десятилетий и стали "Опасные твари: Исследование касательно существ чудесных и ужасных".
Дорогой читатель, вне всяких сомнений ты заметишь, что большая часть данной книги состоит из цитат или заявлений, записанных со слов свидетелей, экспертов и даже слабоумных. Моей целью было лишь показать разнообразие мнений и мыслей об этих существах, что о них говорят люди, начиная от самого неотёсанного крестьянина и заканчивая самым выдающимся ученым. Я также добавил сюда и собственные размышления, которые основаны на моих исследованиях, беседах и находках. Если Шалия позволила бы мне прожить подольше, этак книга могла бы стать повестью о моих собственных приключениях, но подобные детали не столь важны для данной работы, а я не столь высокомерен, чтобы превращать эту книгу в историю моей жизни.
Я начал этот труд в качестве поиска истины и хоть я и уверен, что описанное на этих страницах истинно, даже я сам не могу сказать, насколько. Я хотел бы осветить опасности, что грозят Старому Свету, но лишь владыка Сигмар может защитить нас от козней зла и тайных врагов. Пусть же он направляет нас и присматривает за всеми нами.

Одрик из Вуртбада




К содержанию



Глава 1. Силы Хаоса




"Пусть специалисты решают, является ли то или иное чудовище порождением природы или скверны Хаоса. Для меня все они горят одинаково".
Рейкхард Видманн, охотник на ведьм.

Хаос. Из всех угроз, с которыми сталкивается Старый Свет, ничто не вызывает в сердцах людей столько страха, как последователи Хаоса. Все они - рабы тьмы, поклявшиеся в верности Гибельным Силам, некоторые из них сделали это добровольно, некоторые, так как думали, что им не оставили другого выбора. Они многочисленны и ужасны, начиная от уродливых зверолюдей и заканчивая самими демонами Хаоса. Но что хуже всего для народов Старого Света, так это то, что среди них есть множество мутантов и добровольных последователей богов Хаоса, которые принадлежали к нашей собственной расе, прежде чем вступить в ряды забытых и проклятых.


Культисты Хаоса



Общепринятый взгляд

"Нет никаких доказательств того, что культисты Хаоса являются чем-то большим, чем продуктом буйного воображения некоторых чересчур фанатичных охотников на ведьм. Я никогда не понимал, почему они постоянно говорят о "осквернении изнутри" и "мерзких сектах разврата Владыки Наслаждений", если реальную опасность представляют мародеры с севера. Я спрашиваю вас, какие мотивы могут подвигнуть успешных купцов, аристократов и ученых отдаться Хаосу, если они и так занимают высшие посты в Империи? Ведь не может же пчеломатка отравлять собственный улей".
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна, из дебатов на совете графа-выборщика Нульна касательно опасностей Хаоса.

"Они гораздо хуже, чем мародеры или даже демоны Хаоса. По крайне мере, армии Хаоса, что приходят с севера, сражаются с тобой напрямую, или что-то вроде этого. Культисты Хаоса пытаются разрушить все, за что мы сражаемся, и насмехаются над нашими смелыми парнями, что умирают за Империю. Эти охотники на ведьм часто перебарщивают когда, имеют дело с невежественными крестьянами, многие из которых не узнают демона, даже если тот цапнет их. Но они абсолютно правы касательно того декадентского сброда, что втирается к нам в доверие, а затем швырнет нас в реку Хаоса. Даже сожжение - слишком легкая смерть для этих стервятников".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Да не можа этага быть".
Старый Хоб, крестьянин.

"Дайте мне врага, что я могу встретить с прочными сталью и деревом в руках, а не с кинжалом в ночи и книгой обвинений".
Борис Тодбрингер, граф-выборщик Мидденхейма.

Мнение специалистов

Скрывшись у всех на виду, Хаос находится повсюду в Империи. От декадентских культов Слаанеша в Альтдорфе до тайного храма Кхорна под имперскими бараками в Нульне, от переживших чуму, что возносят Нурглу благодарности и мольбы, до жаждущих власти торговцев, что приносят жертвы Тзинчу - нет почти ни одной части общества, которой бы не коснулась скверна Гибельных Сил. Они могут предложить что-то любому, кто не удовлетворён своей долей - а это почти все люди, как в самой Империи, так и за ее пределами.

"Альбрехт Кинеар, бывший профессор университета Нульна, данное собрание находит вас виновным по обвинению в сделке с демонами и продаже своей души Хаосу. Вы подвели высшее доверие, что было вам оказано, когда вступили в Общество Серебряного Колеса в Нульне, и стали полностью прокляты, когда углубились в темные чародейские учения и стали его лидером. Ваши непростительные преступления отягощаются тем, что вы постоянно сбивали с толку законную власть своими ложными заявлениями о Хаосе, и многим другим. Гюнтер, Ганс - выведите его отсюда и сожгите. Сейчас же".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм, из дебатов на совете графа-выборщика Нульна касательно опасностей Хаоса.

Культы сильно различаются по размерам, силам, целям и членству, от небольших конспирологических ячеек в сердце Империи до целых деревень, что тайно присягнули на верность Хаосу. Ученые, политики, жрецы, ремесленники, крестьяне, солдаты и члены практически любой другой профессии подпадают под влияние Хаоса в свое время, а затем часто рекрутируют своих товарищей. Однако часть нелегальных групп вполне благонадёжны на вид, а многие вступают в культы Хаоса, не понимая, во что именно они ввязываются. Некоторые секты хотят свергнуть правительство, привлекая великое количество революционеров и агитаторов, в то время как другие ищут лишь личной выгоды или же просто бесконечных удовольствий, которые можно найти в поклонении Слаанешу.

"Они слабы и глупы, однако они помогут одержать победу, которой мы добиваемся. Мы атакуем границы Империи, зверолюди и мутанты нападают из лесов, а культисты подрывают и разлагают страну изнутри, и скоро мы возьмем верх над этой некогда великой Империей и наконец вычеркнем имя Сигмара из анналов истории навеки".
Дракар Нет Шиш, Кулак Чена, так же известный как Дракар Вопрошающий.

Еще одна вещь, общая для всех культов, это то, что они скрывают свое существование, иначе охотники на ведьм и храмовники немедленно нападут на их след. Так как в Империи имеется некоторое количество различных тайных обществ, которые не имеют ничего общего с Хаосом, задача по розыску и уничтожению настоящих культов Хаоса становиться крайне затруднительной. Из-за жизненно необходимой и повсеместной скрытности, а также сравнительной независимости каждого из культов, их цели часто могут значительно различаться или даже быть противоположными. Это иногда приводит к тому, что культы начинают сражаться друг с другом, осознанно или нет. Богов Хаоса это похоже не беспокоит, видимо они даже поощряют такие действия, как поощряют нападение мародёров на очередную деревню.

"Болиголов".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Наши собственные слова

"Чего плохого в том, чтобы быть на побеждающей стороне? Год за годом зверолюди становятся все наглее, а мародёры все сильнее. Год за годом все больше мутантов и тварей похуже появляются внутри самой Империи. Император сражается в битве, которую уже проиграна. Я прежде всего прагматик: Империя сделала меня богатым, но Хаос поможет мне пережить время, когда Мидденхейм будет объят пламенем, а его жители станут пищей для зверолюдей или жертвами для Кровавого Бога. Пережить и даже преуспеть. Владыка Судьбы милостив к тем, кто почитает его".
Клаус Гоэт, член высшего совета торговой гильдии Мидденхейма и культист Тзинча.

"Я думал, что познал все известные наслаждения, от ям плоти в Аравии до будуаров Марьенбурга. Однако они все никак не могли удовлетворить меня. Я всегда искал большего: больше глубины, больше божественного безумия, больше экстаза. Пока я бродил из борделя в бордель, из одного игорного притона в другой, то слышал все больше и больше перешептываний о пороках столь непристойных, что самые большие декаденты и развратники замолкали и уходили, когда я пытался разузнать об этих извращениях побольше. Разумеется, это еще больше возбуждало меня, я задался целью узнать правду о самых невероятных мерзостях, что можно вообразить, и наконец вышел на след Последователей Ланшора. Я знал, что если отыщу их, то подвергну величайшему риску свои тело и душу, но посчитал, что моя цель оправдывает подобный риск. Мысль о том, что я могу обнаружить удовольствие, которое считалось полностью отвратительным теми дураками, что пишут наши законы, лишь распаляла мое рвение. Это было двадцать лет назад, и я сожалею лишь о том, что не отдался этому эстетству десятилетия назад, а тратил свое время на обычные мирские желания".
Руперт фон Эпштейн, наследник династии фон Эпштейнов и жрец Слаанеша.

"Я никогда не нравилась деревенским парням, они говорили, что я плоская как доска. Они все клялись в любви Елене и восхищались ей, ее светлыми локонами и ее, как они говорили, озорными глазами. Я проучила эту сучку и ее кучку пускающих слюни почитателей. Последователям Владыки Разложения не было важно, как я выгляжу, они и так все были покрыты язвами и нарывами. Все, что мне нужно было сделать, чтобы получит чумных личинок, это посвятить себя Великому Тлену. Не было похоже, что я что-то теряю, ведь все, что меня ждало - это одинокая жизнь в деревне. Я становилась бы все старше и уродливей до тех пор, пока в один прекрасный день какой-нибудь фанатичный охотник на ведьм все равно бы сжег меня вне зависимости от того, продалась я Хаосу или нет. Я подумала, что оно того стоит, осознавая, что произойдет, когда я подброшу личинок Елене под дверь. Понадобилась все неделя, чтобы плоть начла гнить на ее милом личике, а через день или около того тоже самое произошло и со всеми симпатичными парнями в деревне. Самым сложно было не улыбаться когда я шла по свои делам среди всего этого страдания и видела немое выражение ужаса на их лицах от того, что они стали гораздо менее красивы, чем я".
Ольга Лангеншписс, дочка мельника из деревни Фрундсберг и культист Нургла.


Мародеры и воины Хаоса



Общепринятый взгляд

"Есть ли какая-либо большая угроза цивилизации, чем эти дикари? Физически сильные, бронированные и вооруженные как сталью, так и так и чародейством, полные злобных намерений. Люди ли они вовсе? Все указывает на то, что нет: скорее всего, это существа, что спонтанно зарождаются в безднах Хаоса, которые находятся в Ледяных Пустошах на севере Норски, появляются из космических течений мирозданья первородного Хаоса..."
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

"Они знают, как сражаться. Вот что стоит о них помнить. Люди говорят о прочности их доспехов, о свирепости почитателей Кровавого Бога или о том, как устрашающе выглядят их рога и шипы. Однако битвы они выигрывают благодаря своим невероятным боевым навыкам. Они дерутся с того самого момента, как рождаются (напоминаю, дерутся, а не практикуются, часто до смерти). Да, бретонские рыцари тренируются с детства, но у них нет и толики опыта самого юного из воинов Хаоса. Что же касается тех, кто постарше... некоторые из них заключили договоры с Гибельными Силами или получили от них дары, и это означает, что они живут сотни лет, до тех пор, пока их не победят на поле боя. Поэтому они хороши. Очень хороши. Если тебе придется сражаться против одного из них, перво-наперво позаботься о защите и надейся, что твой товарищ зайдет ему за спину с булавой, боевым молотом или чем-то вроде этого. Потому что и правда, их доспехи чертовски крепки".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Я видел северную деревушку через которую они прошли, и как вы можете предположить, она представляла собой обуглившиеся руины. Но она выглядела не хуже, чем после атаки орков или кого-то вроде них. Насколько я понимаю, они не отличаются от любых других мародёров. Будет плохо для тебя, если ты им попадешься, будет плохо для дела, если ты захочешь торговать с тем, на кого они нападают, но во всем остальном они не отличаются от орков или даже от иностранцев вроде бретонцев или тилианцев. Ну и паскуды эти тилианцы. Один из них женился на моей сестре, этот маленький ловкий соблазнитель".
Кастар Хандлин, странствующий торговец.

"Я шчастлив, шо у нас есть Император и егоные армии, вот и все, шо я хочу сказать".
Молодой Хоб, крестьянин.

Мнение специалистов

Мародеры происходят из Норски и других северных земель, близких к Пустошам Хаоса. Они дикие воинственные люди, которые чтут Богов Хаоса превыше всех остальных, и эти налетчики вторгаются в цивилизованные страны на юге, грабя и убивая. Как и можно ожидать от людей, столь приверженных Хаосу, они делятся на бесчисленное количество племен, и те из них, что живут ближе всего к Пустошам, наиболее подвержены энергии Хаоса, которая пульсирует в этих осквернённых землях. Учёные подразделяют мародеров на три основные культурные и этнические группы -северяне, курганы и гунны.

"Три части корня искажающей гибели, одна часть смертельной лозы. Ввести в подмышку, обратную сторону колена или глазную щель".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Мародеры Хаоса из Норски в основном с белой кожей и светлыми или рыжими волосами. Народ Империи знает северян как тех, кто плавает на длинных кораблях, чтобы нападать на южные земли, как одетых в мех и сталь, как яростную расу, чьи сыновья больше всего любят нестись в битву с остро отточены топорами.
За Норской, на востоке, существуют другие мародеры, о которых мало что знают в Империи, кроме разве что неясных слухов о рейдах курганов на Кислев. Ужасные курганы - это кочующие налетчики с темной кожей, которые предпочитают молниеносные конные атаки, что повергают в прах из испуганных врагов. Иногда они все же доходят до границ Империи, либо в составе массивной орды, что грабила юг Кислева и оставляла всюду за собой погромы и пожары, либо же как временные союзники одного из норсканских племен.
Гунны - это третья большая группа мародеров Хаоса, низкие люди с восточным типом внешности, однако они столь же яростны и смертоносны, как и более высокие племена. Гунны обитают на севере Наггорота и Катая, в одних из самых негостеприимных землях среди известных людям. Как и курганы, они превосходные всадники, однако они ездят на небольших и выносливых скакунах, а не на здоровых боевых лошадях, которых предпочитают те, кто обитают на обильных пастбищах.

"Кровавый Бог часто считается наибольшей угрозой теми, кто сражался с Хаосом в Норске или Пустошах за ней. В конце концов, Испивающий Души делает своих почитателей сильными и бесстрашными в битве. Однако те, что находятся в милости у Великого Тлена, возможно, опаснее всего для простых жителей Империи, так как с болезнями Хаоса нельзя сражаться лишь с помощью оружия. Осквернителя также часто крайне недооценивают: люди у власти, что не обращают внимание на его соблазнительные культы, сами лишь в одном шаге от того, чтобы быть поглощенными ими, и передать значительную часть мощи Империи во власть Темных Сил. Однако ни одна из этих трех сил не является наибольшей опасностью для нас. Наибольшая опасность для нас - это Меняющий Пути. Он не представляет из себя незамутненную разрушительную силу в виде залитых кровью псов, не приносит опустошительные болезни, от которых все гниет, не может играть на тайных соблазнах, как владыка шлюх, но у него есть умение ждать, что противоречит его хаотической натуре. Боритесь с кознями других богов, везде, где только возможно, но всюду ищите руку Тзинча, так как он ждет с незапамятных времен, чтобы мы совершили одну-единственную ошибку, и когда мы ее все же совершим, то проиграем навсегда".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм.

Наши собственные слова

"Что есть смерть как не абсолютное изменение, абсолютное выражение Хаоса? Когда я принесу тебе смерть, я освящу твое никчемное существование, превращу твою ранее бесполезную жизнь в нечто гораздо более грандиозное и волшебное..."
Дракар Нет Шиш, Кулак Чена, так же известный как Дракар Вопрошающий.

"Война. Есть только война".
Кардос Акшиаш Фаосу, Раб Кхарната, также известный как Кардос Кровавый Шлем.

"Подойди ближе и отведай моего клинка... лишь маленький порез, недостаточный, чтобы убить тебя немедленно, но с ним в тебя проникнет моя чума, которую ты понесешь к себе домой, к своим семьям и племенам..."
Бельмот Да Улгау, Рыцарь Неиглена, также известный как Бельмот Черный Меч.


Зверолюди и мутанты



Общепринятый взгляд

"Я хотел бы родиться с рогами и хвостом, как у моей сестры, по крайне мере тогда я бы не закончил свою жизнь в этом месте".
Руди, пациент большого дурдома Альтдорфа.

"Жалеть их? Да, джентльмены, мы должны пожалеть их. Многие из них когда-то были людьми, они были рождены как добрые жители Империи и были таковыми до тех пор, пока их мутации не стали очевидны. Множество трагедий содержится как в их происхождении, так и в их окончательной судьбе. Однако они представляют из себя одну из самых опасных и коварных угроз для Империи, с которой мы когда-либо сталкивались. В деревенской местности обычной практикой для крестьян, которые породили мутировавших детей, является бросать их в лесу, в надежде, что их обнаружат им подобные и что у их детей будет хоть какое-то существование. Этот обычай - слабость, всеобщая предательская слабость, которая может стать причиной падения нашей великой страны. Мы должны расправляться с каждым, кто практикует данный обычай точно так же, как расправляемся с бандой мародеров Хаоса, которые пришли с севера, или же с гнездом самих зверолюдей, потому что именно так зверолюди пополняют свои ряды. Согласно моим собственным исследованиям, наиболее взрослые из зверолюдей стерильны, поэтому многие удаленные имперские деревни наверняка сильно осквернены Хаосом, и служат своего рода местами для размножения этих тварей. Наша жалость не должна сковывать нам руки, когда мы решим нанести удар, чтобы уничтожить всех зверолюдей - наоборот, наша жалость должна придавать нам сил в битве против мерзких прислужников Хаоса, так как убивая их быстро и беспощадно мы защищаем Империю и избавляем этих существ от их жалкого и мучительного существования. Также мы должны испытывать еще меньше жалости к их человеческим родителям - они осознанно совершают зло, в то время как зверолюди творят его из-за того, что не в силах сопротивляться своей хаотической природе. Я призываю всех здравомыслящих ведьмоловов и рыцарей Империи быть крайне бдительными при поиске и уничтожении как зверолюдей, так и тех, кто породил их и дает им убежище, так как без этих затронутых Хаосом человеческих родителей угроза со стороны зверолюдей сильно уменьшится".
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

"В лесу они, говорю тебе. Всегда там. Каждый раз, когда ты идешь в лес, всегда есть шанс, что ты всего в нескольких лигах от лагеря зверолюдей. В основном они забирают только лесников и углежогов, но часто целая банда их появляется из-за деревьев и нападает на деревню или городок, и грабить, сжигаеть, убиваеть. Но они не такие, как крысолюди, посля их обычно можно найти одного-двух выживших из деревни. Кто-то спрятался, кто-то убег и потом вернулся, а кого-то оставили в живых сами зверолюди, чтобы он рассказал про них другим".
Старый Хоб, крестьянин.

"Когда я служил под началом генерала Кругмейстера, я был лишь мальчишкой четырнадцати лет от роду, и мой меч по размерам был почти с меня. Он уже забыл о том, как сражаться со зверолюдьми гораздо больше, чем я когда-либо знал, но больше всего меня поражала его тактика, когда он заставлял их лидеров сражаться друг с другом. Я видел, как он использовал ее с полдюжины раз, и лишь однажды она подвела его.
Он делал одно и то же каждый раз, вне зависимости от того, насколько велика была их банда - даже если их было двое или трое, все равно у них была какая-то иерархия. Лидера зверолюдей всегда легко было определить, но настоящим искусством было выявить Притворщика, как генерал называл его, второго по силе зверочеловека, который всегда искал возможность свергнуть лидера, наброситься на него в любой момент проявления слабости и разорвать. Если генералу удавалось выявить Притворщика и достаточно взбесить его, чтобы напасть на лидера... что ж, тогда вся дисциплина зверолюдей летела к черту, они были слишком заняты тем, что наблюдали, как два противника сражаются, они и себя-то не могли толком защитить. Но мы никогда не атаковали прежде, чем двое сражавшихся не находились почти при смерти.
В день, когда эта тактика подвела его, генерал приказал мне и еще полудюжине подходящих юношей преследовать банду зверолюдей в надежде обнаружить их логово, так как они вели с собой несколько пленных, которых захватили при налете на наших фуражиров. План состоял в том, что мы будет преследовать их со всех ног, чтобы не упустить из виду, а полковник Шмидт тем временем соберет остальную армию и последует за нами. Генерал сам пошел вместе с нами, он шел также быстро, как и лучшие из нас, несмотря на то, что в его бороде было полно седых волос, даже больше, чем у меня теперь, парень.
Мы надеялись найти один из их временных лагерей, которые они использовали как своего рода базы для набегов, но они увели фуражиров в непроходимые дебри леса, к одному из своих огромных каменных монументов. Я не суверен, но от этой штуки будто бы исходила вонь самого Хаоса. Мы спрятались за деревьями и стали ждать и наблюдать. Все внимание зверолюдей было поглощено пленными, которых они тащили к куче дров, что находилось на большой и ровной части земли, покрытой кровью пеплом.
Кругмейстер прошептал: "Оставайтесь здесь, чтобы ни случилось". Затем он обошел поляну с другой стороны и вышел на свет, храбрый как марьенбургский торговец, что пришел получать долг у плохих людей. Он кивнул лидеру зверолюдей, огромной твари, что была вдвое выше человека, с рогами, похожими на сабли, но тот смотрел на огромного искаженного зверочеловека с покрытыми коркой черными щупальцами с клешнями на концах вместо рук.
"Ты позволишь ему заполучить себе славу отправить их к Темным Богам, в то время как ты проделал всю работу, захватив их?" - крикнул генерал. Отродья Хаоса переглянулись, затем посмотрели на монумент, затем снова друг на друга, и их взгляды как бы говорили: "Разберемся с этим позже".
Не произнеся ни слова, они напали на генерала. Он, он сражался - сражался как безумный барсук, каковым он и был. В мгновение ока он перерезал своим боевым мечом глотку лидеру тварей, в то время как тот одним ударом разломал его щит. Мы все застыли как вкопанные, заворожённые этим представлением, в нас боролись инстинкты, которые говорили нам бежать, с нашей верностью Кругмейстеру. Прежде чем мы решили, что сделать, генерал насадил тварь с черными клешнями на свой меч, но лидер, из чьей открытой раны на шее все еще тек ихор, схватил его своими лапами и укусил Кругмейстера за голову. Последний раз, когда мы его видели, он пытался достать свой меч из трупа твари с черными клешнями. В мгновении ока он пропал в толпе ревущих зверолюдей. Мы услышали последний крик боли и непокорности, прорвавшийся через рев и хрюканье нападавших, а затем они оторвали ему руки и голову и подбросили их в воздух".
Капитан Шульц, командир наемников.

Мнение специалистов

Это правда, что многие зверолюди рождаются от нормальных с виду людей Империи, но и лесные зверолюди также крайне быстро размножаются. На краю цивилизованного мира, в чащах самых древних лесов, порча Хаоса сильна. Здесь целые новые армии зверолюдей рождаются, живут и часто умирают, сражаясь друг с другом, прежде чем они смогут представлять хоть какую-то опасность для стабильности в Империи. Однако те, кому удается выжить, становятся еще сильнее, чем прежде.

"Выделения из спины злобножабы".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Ни один ученый не сможет с точность сказать, где заканчивается мутант и начинается зверочеловек. Нет абсолютного разделения между человеком и мутантом, или между мутантом и зверочеловеком, или между зверочеловеком и демоном - все это различные области одного и того же спектра скверны. Старый Свет и ближайшие к нему страны - все они находятся под воздействием Врат Хаоса, что находятся в глуби Пустошей, и некоторые ученые поддерживают почти еретическое воззрение, что почти каждый человек запятнан Хаосом, пусть и чуть-чуть. Как правило, у зверолюдей наблюдаются очевидные мутации, делающие их более похожими на животных. У "истинных" зверолюдей, известных как горы, всегда есть рога в том или ином виде.

"Во многом общество и иерархия зверолюдей почти столь же сложны, как и таковые у людей. У них жесткая структура общества, и каждый член племени знает свое место, он четко осознает, насколько другие зверолюди выше или ниже его в иерархии. Это очень не по хаоситски, как вы можете подумать! Однако продвижение в иерархии всегда возможно. Любой член племени может бросить вызов лидеру или любому другому члену племени в любое время, будь то формальный вызов или нет. Единственным исключением являются унгоры и крикуны, те зверолюди или другие мутанты, которые не наделены рогами, наиболее отличительной чертой этой расы. Ни один гор или зверочеловек не позволит, чтобы им правил унгор или крикун, даже более могучий или умелый чем иные более слабые зверолюди. На само же деле, подобных ситуаций никогда и не возникает - унгоры и крикуны просто гораздо слабее и менее физически впечатляющие, чем горы. Воодушевленный унгор, который иногда может бросить кому-то вызов, будет немедленно разорван на части горами его племени. Мутанты, у которых нет животных черт (даже если у них огромные, похожие на клыки зубы) редко принимаются в банды зверолюдей, к ним относятся даже хуже, чем к унгорам. Иногда подобные мутанты создают собственные племена, которые возглавляют горы-изгои или другие могущественные существа Хаоса.
Выше горов в иерархии племени стоят бестигоры, они обычно больше, сильнее и лучше вооружены, чем большинство зверолюдей. Когда группа зверолюдей устраивают засаду или какое другое нападение, бестигоры обычно сражаются в первых рядах при поддержки горов, а унгоры атакуют фланги противника. Некоторые могучие горы чересчур амбициозны, чтобы быть простыми бестигорами, и пытаются пробиться в иерархии еще выше. Касательно этого пункта иерархии зверолюдей я не слишком сведущ, я знаю лишь, что эти лидеры горов известны как владыки зверей, разрыватели врагов, выдолбленные рога, варгоры, гибельные звери или гибельные горы. Даже здесь иерархия выглядит запутанной - эти названия не просто разные обозначения одного и того же, но четкие обозначения того или иного ранга. Эти лидеры горов действуют сообща, у каждого из них есть своя небольшая банда, и все они объединяются под началом одного верховного лидера орды. К счастью, подобное сотрудничество достаточно редко встречается, и путешественнику должно сильно не повезти, чтобы на него напало стадо зверолюдей, в котором было бы больше одного могучего лидера".
Генрих Мальц, верховный жрец Верены из Нульна.

Детей, что родились с очевидными мутациями, либо прячут родители, либо они же бросают их в лесу (где многих из них находя кланы зверолюдей, и эти дети становятся либо их братьями, либо едой), либо же убивают из-за суеверий или религии. У многих людей мутации проявляются гораздо позже, возможно из-за того, что они изначально несли в себе порчу, возможно, из-за того, что они подверглись воздействию искажающего камня или другого источника энергии Хаоса. Если они способны скрыть свои мутации, то несомненно сделают это, что позволит им жить почти также, как если бы они были обычными членами общества. Те же, у кого наблюдаются очевидные физические изменения и кого не убивают сразу же, обычно заканчивают тем, что присоединяются к группе их других мутантов или же или иногда к особо снисходительной банде зверолюдей.

"Я потерял глаз и половину жизни, сражаясь с этими тварями. Они злобные и могучие существа, некоторые из них особенно ужасны из-за того, что сохранили человеческий интеллект, который работает рука об руку с их животной хитростью и порожденной Хаосом дикостью. Хуже всего не то, что некоторые из них были людьми. Хуже всего то, что ты никогда не знаешь, какой из выглядящих обычным и набожным человек окажется замаскированным мутантом. Они действуют как шпионы зверолюдей, а некоторые и как убийцы".
Борис Тодбрингер, граф-выборщик Мидденхейма.

"Отродья Хаоса наиболее ужасны из всех оскверненных Хаосом людей, их вид соответствует их названию, так как они выглядят так, словно бы их создал выброс чистой материи Хаоса в этот мир. Как я и говорил, они когда-то были людьми, хоть по их мерзкому и искаженному виду этого и не скажешь. Для многих трансформация могла начаться с того, что у них лишь вырос дополнительный палец на руке или клок шерсти на плече. Так поначалу Хаос накладывает свои лапы на смертного человека. Если тот принимает свою мутацию и ищет темной скверны Богов Хаоса, так или иначе, он получает еще больше мутаций, и так продолжается путь к превращению в отродье. Чистый Хаос - это наиболее зловещий и вызывающий зависимость наркотик, который только можно представить, сильнее чем любое зелье или снадобье Непроизносимого, так как чистый Хаос дает обещание продления жизни, личной силы и власти над другими... Это уничтожает даже базовые человеческие эмоции. Многие думают, что моля своих темных хозяев о все новых и новых мутациях, однажды они сами станут богоподобными, и возможно это правда для крайне небольшого меньшинства. Для большинства же из тех, кто жаждет подобной судьбы, исход один: в один день порча Хаоса исказит не только их сознание, но и тело, превратив в этих бормочущих, разбухших и аморфных существ, известных как отродья Хаоса. В отличие от большинства зверолюдей или мутантов отродья не просто больше не похожи на людей, по ним вообще не скажешь, что когда-то они были людьми".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм.

Среди тех мутантов, что продолжают вести обычную жизнь в Старом Свете, скрывая свою истинную сущность от друзей, семьи и соседей, многие в ужасе от того, чем они стали или могут стать. Часто они прилагают все усилия, что вести обычную жизнь, отвергают порчу Хаоса, убеждают себя, что они нормальные за исключением некоторых физических уродств. Другие же наоборот всецело принимают свой новый статус мутанта и разыскивают культы Хаоса, чтобы вступить в них и осквернять Империю изнутри. Число мутантов среди видных аристократов, глав торговых гильдий и домов или даже среди жрецов признанных богов неизвестно, но было бы не удивительно обнаружить тайных мутировавших культистов Хаоса в высших эшелонах имперской власти.

Наши собственные слова

"Вы должны помнить, что я не выбирал этого. Я бы никогда не выбрал этого. Не моя вина, что у меня раздвоенные копыта вместо ступней, и это не делало меня плохим человеком. Им сделали меня вы, вы и вам подобные. Вы боитесь всего, что отличается от вас. Моя собственная деревня стала бояться меня, когда правда открылась, стали говорить, что я осквернён Хаосом, и меня погнали из деревни с факелами и вилами. Что ж. Я не собирался спорить со своими прежними соседями, особенно при раскладе пятьдесят на одного. Если они думали, что я был какой-то тварью Хаоса, тоя решил, что было бы честно оправдать их страхи. Я бежал в лес и здесь я обнаружил мутантов, себе подобных. Мы жили в основном побираясь и грабя, пока однажды не столкнулись со зверолюдьми. Они убили большинство моих товарищей, но взяли меня к себе, когда увидели, что я частично зверь и как хорошо я дерусь. И тогда я принял решение. Было очевидно, что я ничего не добьюсь сам по себе - у меня не было рогов, и это вскоре лишило меня всех иллюзий касательно моего положения среди зверолюдей. Поэтому все, что я мог сделать, чтобы быть хоть в чем-то полезным и самому не стать закуской - это привести их к своей деревне и рассказать, как она защищена и что в ней можно добыть. В конце концов такой поворот выглядел честно. Мне крайне ясно дали понять, что в деревне мне больше не рады, поэтому что значили эти люди для меня теперь? Ничего. Ничего, кроме как вкусного мяса и хорошей добычи. Да, это правда, я ел собственных соседей, когда битва окончилась, или хотя бы их части... Плечо мясника Бова было особенно вкусным, оно было такое жирное и сытное. Да, я чудовище. Чудовище, которое создали вы. Вы и вам подобные".
Карл Шульман, мутант и бывший учитель из деревни Данненберг.

"Хаос сильный. Горы сильные. Люди, эльфы, гномы - слабые, слабые, слабые. Мы победим. Мы деремся, мы убиваем, однажды мы победим. Ты. Тебе так повезло, мы съедим тебя, сделаем тебя частью нас, тебе будет лучше, чем теперь. Видишь эту руку? Сильная. Сильнее тебя, сильнее любого из вас, сильнее вас всех. Когда-то эта рука была слабая как ты. Я съел многих тебе подобных, и теперь сильный, сильный, сильный".
Карзог, колесничий бестигоров и член стада Гортора.

"Да, мы напоминаем зверей. Да, мы дикари. Но ни то ни другое не делает нас глупыми. Это часто удивляет людей. Обычно это последнее удивление в их жизни".
Владыка зверей Граккл, переведено со звериного языка Келдаром Ртом Чена.

"Граааааууууурррр!"
Неизвестный зверочеловек.


Минотавры



Общепринятый взгляд

"Хотите, я расскажу вам о том дне, когда владыка Сигмар спас мне жизнь? Это было много лет назад, когдая я был еще мальчишкой. Тогда я куда больше жаждал приключений и постоянно попадал в различного рода неприятности. Моя мать постоянно говрила мне перестать бродить по лесу, так как там обитало множество ужасных чудищ. Но я не боялся, так как недалеко от того места, где мы жили, распологалась небольшая крепость Рыцарей Пантеры и я считал, что ни один зверь не будет настолько глуп, чтобы приблизиться к ней. Как я и говорил, тогда я еще был слишком юн. Мои прогулки становились все более и более безрассудными, я забирался все дальше и дальше в лесные дебри. Я забредал в темные места, где рос древний лес и где была почти кромешная тьма даже в полдень. В один из дней я зашел слишком далеко и не смог отыскать путь назад при тусклом свете. Я бродил часами, становясь все более и более напуганным, пока не наткнулся на вымощенную камнями тропинку. Точнее сперва я подумал, что это камни. Некоторое время спустя, я вышел на светлое место и обнаружил, что на самом деле тропа была усеяна осколками костей. Предо мной предстал массивный черный камень, покрытый рунами, и моим глазам стало больно, когда я взглянул на них. У основания камня лежала груда доспехов и ржавого оружия. Я уже собирался бежать, когда услышал глухой хруст костей под чьим-то массивным копытом, и замер. Я поверрнулся, и все глядел и глядел на голову быка, что возвышалась надо мной. Это был минотавр, и он смотрел на меня темными глазами, которые не выражали никаких эмоций, насколько я мог видеть. Его тело было мускулистое как у боевого коня. Он был покрыт татуировками и шрамами. В одной руке минотавр держал топор с лезвие размером с меня самого. Он фыркнул и поток воздуха из его ноздрей почти сбил меня с ног. Он поднял свою огромную руку и я как мог собрался с духом, чтобы приготовиться к смерти. Когда никакого удара не последовало, я медленно открыл глаза. Минотавр указывал на древесную арку, которую я не заметил. Затем он заговорил, голосом глубоким как колодец и странно мелодичным: "Там выход, малец. Возвращайся, когда на твоих костях будет больше мяса. Тогда ты будешь более достойным противником и лучшим обедом". Я, несомненно, был спасен милостью Сигмара и бросился бежать не оборачивасяь".
Джонас, странствующий менестрель.

"Они ужасные твари, это правда, но у вас всегда будет преимущество, если вы достаточно сообразительны. Они быстры с топором, но туго соображают и их легко обмануть. Вы можете использовать их невероятную жажду крови, заманивая их в ловушки и засады. Но будьте внимательны. На десяток минотавров всегда приходится один, что отличается от остальных, тот, что в особом фаворе у Гибельных Сил. У него могут быть мерзкие или таинственные способности, которым вам придется противостоять. Но не отчаивайтесь. В конце концов, оскверненные Хаосом или нет, они всего лишь звери".
Рупрехт Тор, охотник на ведьм.

"Минотавр ревел, когда бросился в гущу нашего отряда, невзирая на копья, которые мы выставили как раз вовремя. Он прорвался сквозь них, не обращая внимания на наконечники, что разрывали его плоть, так этот минотавр хотел сразиться с нами. Единственным ударом одного из своих парных топоров он разрубил моего друга Эли от плеча до паха, затем другим топором срубил голову Алрику. Мы подрезали ему сухожилья, но он все еще продолжал сражаться с нами, ругаясь на своем темном языке, пока Морлен не вогнал ему два болта сзади в шею. Лишь тогда он унялся и тяжело упал на землю. Прошло меньше минуты, а один-единственный минотавр убил троих и ранил четверых так, что они бы уже никогда не вернулись в строй".
Штемар Хольст, имперский солдат.

Мнение специалистов

"Я видел много плохих вещей, что случались на войне, но такова жизнь, не так ли? Сильный охотиться на слабого, а слабый должен быть сообразительным или умереть. Битва на ледяных полях Дрегрен Морт не была похожа ни на одну другую, в которых я сражался. Я входил в большой отряд налетчиков и собирался испытать свой клинок против гархаров, наших давних врагов. Но как оказалось, прошло уже много времени, и гархары изменились. Я думаю, они были слишком привержены Богам. Все их чемпионы носили отметины Верра, и в их рядах было полно громовых быков. Вы называете их минотаврами, не так ли? Они появились, ревя и сбивая нас с ног, но гордые сыны севера не бегут так легко, поэтому мы стали сражаться. Много крови пролилось в тот день! Снег стал красным и мокрым от крови на лигу или даже больше. Громовые быки озверели от этого и стали вопить в небеса. Некоторые из них побросали свои топоры и бросились на моих товарищей, откусывая им конечности и головы своими зубами. Мы тяжело ранили их, даже разрубали, а они все не прекращали есть мясо, обагрённое пролитой кровью. Они теряют голову когда звучит кровавя песня, у них остается лишь желание калечить и есть. Несколько моих родичей и один мой брат умерли подобным образом. Хреновая смерть".
Хольгер Алгерссон, северный наемник.

Минотавры часто охраняют святилища Хаоса и гробницы павших чемпионов. Они собирают свои трофеи с поверженных врагов, в том числе их вооружение и черепа, и складывают их в огромную груду, которая в итоге даже может возвыситься над местом, которое они охраняют. Почему Боги Хаоса оказывают им такую честь или налагают на них такую ответственность остается загадкой.

"Там был знак, который мои глаза не могли разглядеть. Он искажался перед моим взором, пытаясь заполнить каменную поверхность, на которой был нарисован, однако стоило на него посмотреть под другим углом, то казалось, что он вовсе не двигался. Стражем знака, его охранником и рабом был человек-бык, минотавр, который не позволял недостойным пересекать границу. Почему он был выбран для этой обязанности, я не могу сказать. Возможно, он был избран за свое рвение. Мне казалось естественным, что минотавр должен охранять вход в искаженный лабиринт, потому что где-то в глубине своего разума я знал, хоть еще и не понимал, что эти двое связаны. Так или иначе, он позволил моей нематериальной форме пройти беспрепятственно, но лишь когда принюхался к воздуху вокруг меня и не почуял запаха крови".
Отрывок из "Либер Малефик, Книги Хаоса Предвиденного" Мариуса Холлсехера.

Не каждому минотавру предназначена судьба стража. Величайшие из них привлекают внимание сил Хаоса. Эти минотавры подобны человеческим чемпионам Хаоса, они возвышенны в глазах со своих товарищей, им дарованы великие отметины Хаоса. Этих минотавров называют роковыми быками и они крайне опасны. Те, кто находятся в фаворе у Гибельных Сил часто имеют черты, которые их бог находит подходящими или способности, связанные с влиянием их повелителя. Так роковые быки Кхорна часто покрыты красным мехом, а Тзаанбыки Тзинча являются способными чародеями. Роковые быки часто возглавляет целые армии из последователей Хаоса: зверей, людей и демонов.

Наши собственные слова

"Мы сильны. Сильны как скалы. Сильны как прилив. Великие знают о нашей силе, поэтому они посылают нас сторожить особые места. Священные места. Добыча приходит к нам туда. Часто недостойная, но вкусная. Мелкие зовут нас на войну, и иногда мы откликаемся на это зов. Но они сами бояться нас, и это хорошо. Они должны бояться нас. Их кровь тоже хорошо пахнет".
Картуш, минотавр.

"Я всегда слышу ее. Сладкую-сладкую песнь крови. Иногда я должен пользоваться дарами Тчара, чтобы поджарить мясо, но это уничтожает аромат. Однако всегда есть еще мясо. Пир никогда не кончается".
Лилиог, Тзаанбык.


Драконоогры



Общепринятый взгляд

"Это случилось во время тяжкой зимы, семь лет назад или около того. Я проходил недалеко от хребта Ледяного Разлома и искал грифоньи кладки (которые, как я знал, попадались в этих местах), когда началась буря, и мне пришлось искать убежища в пещере. Это была как раз одна из тех особо сильных бурь. Край Мира сотрясался до основания от нее, и я думал, что оглохну от эха в пещере. Даже заткнув уши руками, я все еще мог слышать его. Я присел на землю, надеясь, что все это скоро закончиться, а затем услышал совсем другой звук недалеко от себя. Что-то вроде сопения. У меня волосы на голове встали дыбом, так как я подумал, что забрался в пещеру к медведю. Но это был не медведь.
Когда я обернулся и посмотрел во тьму, там было два светящихся глаза, похожих на зажжённые костры. Во вспышках молнии я увидел чешуйчатые ноги, которыми существо скребло по камням, подымаясь. Оно прошло мимо даже не удосужившись взглянуть на меня. Последний раз когда я его видел, оно взбиралось прямиком на утес. Я увидел других подобных существ, что собрались и ожидали его возле горы, их тела отбрасывали массивные тени на пики, пока они сражались среди молний. С тех пор я никогда не возвращался к хребту Ледяного Разлома".
Бартельм Вандер, охотник.

"Прослушав мою историю, вы можете узнать, почему я всегда настаиваю на том, что знание - это сила. Много лет назад, когда я был только что окончившим обучение магом-путешественником, случилось ужасное вторжение сил Хаоса с севера. Несколько быстро передвигавшихся отрядов уничтожали города и делали путешествия невозможными. Император призвал добровольцев противостоять эти бандитам и лично попросил членом колдовских орденов присоединиться к походу. Я присоединился к этому предприятию вместе с группой других сорвиголов, каждый из нас хотел показать себя и выставить свой орден в лучшем свете. Среди моих товарищей был надменный третий сын аристократа из Небесного Ордена по имени Уламар фон Карробург. Уламар с пренебрежением относился к нам и заявлял, что звезды предсказывали, будто бы он сыграет наиболее важную роль в предстоящей схватке, что в итоге оказалось верно. Сперва мы сражались в ряде мелких стычек и одерживали верх до того дня, когда наш генерал вынудил противника принять бой на открытой равнине, и мы поняли, что имеем дело не просто с налетчиками. Отряд бронированных рыцарей Хаоса стоял посреди бесчисленного количества зверолюдей, а на одном из флангов находилась группа легендарных существ, известных как драконоогры. Могу сказать, что у них есть страсть к ужасным битвам. Я помню, что надеялся лишь просто пережить эту страшную заваруху. Посреди битвы драконоогры бросились на телохранителей генерала Кромака, и Уламар хотел остановить их, призвав молнию с небес, а это доказывает, что он никогда не изучал нашего врага. Драконоогры поглотили молнию и впали в неистовство, когда энергия от заклятья Уламара пробежала по ним. Они убили генерала, всех его людей и Уламара быстрее, чем я рассказываю вам об этом. Я сам едва пережил ту битву. Хорошо учитесь и думайте, прежде чем действовать, мои дорогие, иначе вы никогда не будете рассказывать подобные истории. Потому что умрете".
Апонимус Рон, мастер-волшебник Коллегии Света.

"В угрозе, что представляют из себя драконоогры, нет ничего неожиданного. Вы узнаете о них за несколько дней, а может и недель, до их появления. Они никогда не пытаются скрыть свое передвижение - это ниже их гордости, я полагаю. Мы ничтожные существа на их взгляд, зачем же прятаться от нас? Присутствие драконоогров в любой армии Хаоса - мрачное знамение, которое означает важность данного предприятия для сил Хаоса. Они не будут призывать этих древних тварей если только предприятие не сулит больших выгод, однако как всегда, трудно определить, что последователи Хаоса считают важным, потому что они рассуждают не как здравомыслящие люди. Что же касается борьбы против этих существ, то представьте, что сражаетесь с рыцарем в полном доспехе, у которого несколько тысячелетий опыта. Пугающе? Возможно. Но они, как и все, истекают кровью, если можно назвать кровью черный ихор, что течет по их венам. А что истекает кровью, то можно и убить".
Маттиас, граф Остермарка.

Мнение специалистов

"Из всех существ этого мира они самые древние, старше даже драконов. Первым из них, кто испустил вздох, был Краканрок Черный, что поднялся из первородного болота за тысячелетия до того, как Древние обнаружили эту сферу. Я не имел чести встречать его, но у меня есть достоверные сведенья, что каждый его коготь размером с боевого коня, а когда он делает полный вдох, на сотню шагов все вокруг от него падают в обморок из-за недостатка воздуха, столько его он всасывает в свои титанические легкие. Новых шартаков не рождалось с тех самых пор, как они заключили успешную сделку с богами и получили свое "бессмертие". Зная своего владыку настолько, насколько это возможно для смертного, я подозреваю, что он сыграл над ними великую шутку, заставив их променять один вид долголетия на другой, но я отвлекся. Что необходимо знать, так это то, что они старше человеческого летоисчисления и их мудрость велика. Даже пока они спят в течении долгих эпох, их души странствуют по миру и изучают его. Когда они, наконец, пробуждаются от громового зова, то обычно крайне хорошо осведомлены о текущем положении дел еще до того, как с кем-либо поговорят. Моим четвертым наставником, существом которое я чту превыше всех, за исключение своего владыки, был шаггот по имени Тирсокнайа. Он рассказал мне, что его народ считает свои сны реальностью, а те короткие годы, что они вынуждены бодрствовать - сном.
Они могут свершать ужасные деяния и легендарные подвиги без колебаний, когда приходят в наш мир, так как они считают всех остальных порождениями своего воображения".
Доктор Атрен Аболас, Посредник Перемен.

Драконоогры с возрастом не прекращают расти, поэтому самые старые из них вырастают до огромных размеров. Эти массивные существа известны как шагготы, и некоторые из них возглавляли армии, что сражались против Империи. Как и другие чемпионы Хаоса, они иногда носят его отметины. Хоть все драконоогры служат темным силам, они крайне независимы и их нельзя призывать на бой слишком часто.

Наши собственные слова

"Снова сменяются эпохи и опять судьба мира весит на волоске. Снова мои родичи должны сражаться и умирать ради целей, которые мало что значат для нас. Давным-давно мы приняли решение, и ничто не может изменить его. Но долгие годы утомили меня, подобно тому как прибой истачивает берег, и иногда я устою от бесконечной битвы. И теперь я стал задумываться, действительно ли это было наше решение. Я видел достаточно, чтобы понять, как коварен может быть Архитектор Судьбы. Однако я полагаю, что это не имеет значения. По правде сказать, я чувствую себя живым лишь когда встречаюсь с противником, способным убить меня".
Энринсорга, шаггот драконоогров.

"У вас появились новые игрушки с тех пор, как я последний раз шагал по этому миру. Новые устройства, чтобы нести смерть. Как же вы изобретательны, люди. Теперь давайте я вам продемонстрирую старую добрую резню, и посмотрим, чьи методы убийства лучше".
Брозак, драконоогр.


Гномы Хаоса



Общепринятый взгляд

"Они хотят превратить мир в место затянутое темным смогом, где надежда и радость были бы преступлениями и карались бы неизбежным порабощением и медленными муками. Они обладают бесконечной жадностью, которую ни богатство, ни время не способны никогда исцелить. Они совершили святотатство, отвернувшись от богов-предков и начав практиковать магию. Магию, говорю вам! Они наш величайший позор, и в свое время мы с ними расправимся".
Краннег Энглассон, хранитель знаний гномов.

"Я видел не так уж много знаков отличия многочисленных гномьих кланов, но я знал, что эти не похожи ни на какие другие. Искаженные изображения красного быка, что скачет по горам, и пропитанные кровью знамена не были похожи на символику ни одного известного мне клана. Однако тот факт, что среди них был тощий волк, на котором восседал зеленокожий, был крайне красноречив. Мы сомкнули ряды и приготовились к атаке, но к нашему удивлению, она не последовала. Мы немного подождали, пытаясь понять, что происходит. Гномы бесстрастно смотрели на нас, молча и не двигаясь. Наконец, капитан отдал приказ идти в атаку и мы ринулись через поле. Когда мы были уже на полпути, началась стрельба. Оказалось, что перед боем они рассредоточились вдоль всего поля. Их пушки били крайне сильно. Снаряды сотрясали землю так, что она колебалась словно вода. Многие лошади упали и сломали себе ноги. Для кислевитов и моих товарищей-наемников это была настоящая бойня. Я выжил лишь потому, что мой отряд отступил заранее. Позже я узнал, что тех, кого они не убили, гномы заковали в цепи и увели, Сигмар знает зачем. После этого я покинул Кислев, и у меня во рту остался вкус пепла".
Эрнст Вульфенбург, наемник.

"Гномы хотят убедить нас, что они невосприимчивы к скверне Хаоса, но это не так. Это правда, что благодаря своей могучей выносливости, они сопротивляются эффектам искажения дольше, чем люди, и мутанты крайне редки среди них. Однако они все же существуют. У этих мутантов кожа часто выглядит так, будто бы сделана из металла или камня. Некоторые из них выглядят как кентавры, наподобие центигоров, что путешествуют со стадами зверолюдей, с той лишь разницей, что их тела напоминают тела чахлых быков. Когда я пытался обсудить этот вопрос с гномами, убеждая их лишь, что хочу лишь помочь им избавиться от скверны Хаоса, что поразила их, реакция была несколько... крайней. Несколько раз мне сказали, что снесут мою голову с плеч, если я хоть посмею снова заикнуться об этом, и это заставляет меня верить, что гномам есть что скрывать. Крайне жаль, что их несговорчивая природа не позволила им дать провести мне экспертизу, которая была бы полезна для них самих".
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

Мнение специалистов

Гномы Хаоса - этот обособленные восточные сородичи гномов, которые проживают в королевствах, что окружают Империю. Много тысячелетий назад, экспедиция гномов покинула северную оконечность Гор на Краю Мира в поисках золота и других драгоценных металлов. Они нашли обширную негостеприимную равнину, богатую минералами, которую они назвали Зорн Узкул - земля черепов. Многие отчаялись из-за унылости этого края и вернулись в южные королевства, но несколько самых выносливых (или же, возможно, самых жадных) гномов пошли дальше, через Горы Плача. Когда Царство Хаоса выплеснулось с севера, другие гномы подумали, что эти их родичи погибли, но гномы не умирают так легко, как и не поддаются легко Хаосу. Они не пали, но бесповоротно изменились из-за воздействия скверны.

"Вообразите все достойно восхищение в гномах: их умение воевать, их железную решимость, их увлеченность ремеслами и их непоколебимую целеустремленность в том, что касается выживания и достижения своих целей. Теперь возьмите все эти черты и содрогнитесь, поняв, что они попали на службу Хаосу. В этом весь ужас армии гномов Хаоса. Они гномы, что превратились в мерзкую пародию на благородных воинов, которые так долго храбро сражались на стороне Империи. Они отдались темным силам, с охотой проникали в тайны мерзкой магии, и в процессе потеряли большую часть того, что когда-то делало их гномами. И кто может сказать, что же они получили взамен? Возможно, какие-то знания, но о подобных вещах лучше ничего не знать".
Экхард, ученый из Нульна. Сожжен как еретик.

Чтобы выжить в Царстве Хаоса, гномы стали поклоняться злому богу-быку Хашуту, которого они называют Отцом Тьмы. Хашут даровал им свое "благословение" и впервые в истории среди гномов появились волшебники. Чародеи гномов Хаоса теперь правят остальным своим народом с абсолютной властью, так как они не только могущественные маги, но и жречество Хашута. Однако гномы никогда не были предназначены для использования магии Хаоса, и поэтому они платят свою цену, которая выражается в Проклятии Окаменения. Их чародеи странные и мучимые существа: они обладают великой способностью совмещать магию со своими гениальными механизмами, но в тоже время они прокляты. Дело в том, что каждый чародей гномов Хаоса медленно каменеет, пока в один день не превратиться неподвижную статую. Превращение начинается с их ступней, которые сереют и становятся бесполезными, а затем проклятье распространяется и по остальному телу. Многие чародеи используют свои навыки в колдовстве и инженерном деле, чтобы создать себе временные механические тела, но в конце концов и они становятся жертвами проклятья. Их неподвижные тела стоят вдоль дороги, что ведет в самый центр их империи, к башне Жарр-Наггрунда, Города Пламени и Опустошения. Башня представляет из себя ужасный обсидиановый зиккурат, который постоянно пульсирует от ударов молотов и криков жертв, которых сжигают в плавильных печах во славу Хашута. Он является продуктом работы нескольких поколений рабов, и окружен горами отработанной породы из шахт, выкопанных вокруг башни, и шлака из бесчисленных кузней гномов Хаоса. На вершине башни расположен большой храм, посвящённый Хашуту, и который охраняют яростные быкокентавры. Они давно мутировали из гномов Хаоса, вне сомнения из-за влияния Хашута на эту расу. Их нижняя часть напоминает таковую у быков, а верхняя - мускулистых гномов Хаоса с клыками.
Они бесстрашны и ужасны, и посвящают себя лишь кровопролитию и восхвалению Отца Тьмы.
Гномы Хаоса относительно немногочисленны, крайне надменны и абсолютно эгоистичны. Их проекты требуют множества работников, а жертвенные огни Хашута никогда не гаснут, поэтому они испытывают постоянную и всепоглощающую необходимость в рабах. Все их контакты с другими расами представляют из себя набеги за рабами или же торговлю с целью их покупки. Гномы Хаоса используют хобгоблинов, чтобы пополнять ряды своей армии. Это весьма любопытная мера, гномы не всегда ее использовали, однако впоследствии были вынуждены принять ее.

"Откуда они взялись, эти железные дикари, которые внушают другим оркам страх и благовейное повиновение, эти "черные орки". Это мрачная история, что подходит для долгих зимних вечеров, но я попытаюсь рассказать вам самую суть. Давным-давно злобным хаоситским родичам гномов понадобился бесперебойный источник надежных войск. Зеленокожие расы, с которыми они имели дело время от времени, эти гномы считали весьма неадекватными, поэтому они использовали свое чародейство и хорошо выверенную селекционную программу, чтобы создать новую разновидность орков. Они хотели сделать их сильнее, выносливее и умнее, чтобы они могли лучше исполнять волю гномов Хаоса. Они преуспели и результат оказался далеко за пределами их ожиданий и желаний. Итогом их трудов стали черные орки, и спустя всего несколько лет они начали непрерывную череду восстаний. Сперва эти восстания легко подавлялись, так как было лишь несколько черных орков, что возглавляли орды из обычных орков и гоблинов. Однако по мере того как росло количество черных орков, росла и опасность. В конце концов, они решили захватить Жарр-Наггрунд и преуспели бы, если бы в последнюю минуту их не предали хобгоблины. Что именно хобгоблины сделали, чтобы предать свойнарод, никогда не было точно описано, и существует множество версий на это счет. Стоит лишь сказать, что, похоже, остальные зеленокожие расы страстно ненавидят хобгоблинов и что в итоге черные орки были изгнаны из Города Пламени и Опустошения и никогда туда больше не возвращались".
Вольдемар, ученый из Нульна.

Наши собственные слова

"Где был Гримнир, когда наши воины умирали? Где была Валая, когда наши дети болели? Когда мы воззвали о помощи из глубин, в которых обитали, не Грунгни ответил на наш зов, а могучий Хашут, который спас нас в час нужды. Наш народ бросил нас на смерть и безумие, или же мы одни смогли выстоять против сил Хаоса? Однажды придет день расплаты, и тогда сыны Отца Тьмы одержат победу, а не слабовольные отродья жалких богов-предков".
Мордиан Кулак Шлака, воин гномов Хаоса.

"Все - дураки. Они ничего не знают о нашей великой работе или о том, чего мы достигли. Наш народ никогда не будет развиваться, если будет искать наставлений в бесполезном прошлом. Все древние гномьи империи пали, не это ли явный признак слабости? Их приверженность "традициям" и стала причиной их падения. Работая с пушками, паром и магией я добился того, о чем они могут лишь мечтать. Мои люди готовы к грядущим временам. Мы заключили союз с теми, кто в итоге победит. Мы получим рабов в обмен на нашу помощь силам Хаоса, и их кровь станет смазкой для шестерней священных машин Хашута".
Викрам Пламенный Язык, чародей гномов Хаоса.


Демоны Хаоса



Общепринятый взгляд

"Они пугают. Все, что касается Хаоса, пугает, даже тех, чья судьба - противостоять наиболее ужасным опасностям для нашего общества. Но даже величайшие из демонов или их князей нестабильны в нашем мире, их неземные сердца полны отчаянного побуждения сбежать обратно в то адское измерение, что породило их, вернуться к Темным Богам. Сражайтесь с ними. Будьте храбры и сражайтесь с ними, так как их побуждение покинуть наш мир велико, но их все же нужно подтолкнуть к этому".
Рупрехт Тор, охотник на ведьм.

"Единственная надежда победить их - это стоять твердо, все как один. Проблема в том, что один их вид выворачивает желудок наизнанку и заставляет дрожать колени. Если вы побежите, то вы трупы. Сразу же после того, как они убьют ваших товарищей, что не побежали. Вы должны стоять твердо. У вас будет шанс лишь если вы будете действовать сообща".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Я никогда не видела подобной резни. Однако для нас это даже лучше - парни из армии всегда охотней ищут компании после того, как они вдоволь насмотрелись на смерть. К тому же лучшая добыча с трупов остается после того как армия столкнулась с демонами, потому что после этого остается много мертвых. Однако все хорошо лишь до тех пор, пока наши парни побеждают. Это своего рода равновесие".
Элька Рабе, кампен-фрау из обоза имперской гвардии Стирланда.
[Прим. переводчика: кампен-фрау - женщина, следующая за армией и выполняющая функции поварихи, проститутки, мародера, маркитантки и Сигмар знает еще кого]

Мнение специалистов

Демоны - это потусторонние существа, созданные или порабощенные Богами Хаоса и посланные этими темными силами осуществлять их злые намеренья в Старом Свете. Их могут призывать чародеи или же Темные боги могут даровать их в качестве прислужников своим наиболее приверженным последователям. Демоны происходят не из Старого Света и они не могут оставаться в нем надолго, и достаточно могущественный герой способен изгнать их обратно в то адское место, из которого они появились.

"Толченый мифрил, вымоченный в масле адских цветов".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Ничто так не воплощает в себе смертельную угрозу, что несет Хаос Империи. Если вам когда-нибудь не повезет встретить демонетку Владыки Наслаждений, то вы сможете понять (но не простить) почему столь много честных граждан поддались порче сил Хаоса. У всех нас есть тайные желания, а демоны знают, как их использовать. Так Хранитель Секретов играет на гедонизме и похоти, так Кровавый Бог предлагает боевую удаль и силу мести, так Меняющий Пути дарует мастерство в чародействе. Отец Осквернения отличается от них, он подходит для тех, кто пережил ужас болезни и предпочитает принять ее вместо того, чтобы страдать. Единственный способ противостоять совращающей силе Хаоса - это искоренять наши тайные желания всеми возможными способами. Жизнь, посвященная аскетизму и созерцанию - это жизнь, посвященная борьбе с Хаосом повсюду, и это два лучших метода противостоять ему. Если же вы не сможете изгнать свои темные желания, если поддадитесь темным соблазнам тех, кого нельзя называть, будьте уверенны, мы найдем вас и изгоним из вас скверну уже нашими собственными методами".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм.

"У метателей огня множество применений - от сожжения приютов до устроения лесного пожара, чтобы выгнать оттуда ленивых зверолюдей. Но ничто не сравниться в элегантности с ужасами, так как они не просто убивают, а могут превратить то, что когда-то было плотью, в еще больше количество ужасов, увеличивая наши силы и распространяя в этих землях истинный Хаос".
Дракар Нет Шиш, Кулак Чена, так же известный как Дракар Вопрошающий.

Наши собственные слова

"Что мы такое? Вы, ученые, заявляете, что мы существуем лишь чтобы искушать вас, и это примерно и есть наша суть. Мы - ваши собственные желания, ваши страхи, ваши амбиции и ярость, что обрели форму, пусть и не плоть. Как с нами сражаться? Лишь сражаясь с собственной человечностью, а зачем вам это делать? Вы будете сражаться против самой жизни. Так как что есть Хаос, как не сама жизнь?"
Тзаал, ужас, что на мгновение обрел способность трезво мыслить.

"Хера-холера, иф-тиф, рена-гангрена, тоз-некроз!
Черная чума, белая чума, кроваво-красная чума!
Плечи, руки, ноги - все в нарывах понемногу!
Новая болезнь, новая чума, новая болезнь, навсегда!
Взбухающие язвы, гонящиеся язвы, гниющие язвы, сочащиеся гноем язвы!
Расстройство, диарея, желтуха, болезнь закупорит тебя даже ухо!
Люстрия пропадет, Катай сгниет, Тилия от болезни пальцев падет!
Новая болезнь, новая чума, новая болезнь, навсегда!
Маленькая чума, большая чума, куриная чума, свинная чума!
Болезни всякие и разные, будьте заразными!
Обычная простуда, спячка, мерзкий кашель, горячка!
Новая болезнь, новая чума, новая болезнь, навсегда!"
Червивые Пальцы, чумоносец.

"Иди ко мне. Иди же ко мне! Ты знаешь, что всегда этого хотел. Вся твоя жизнь была отчаянной грезой обо мне... пробудись же! Пробудись и иди ко мне, твоя награда ожидает тебя в моих объятьях..."
Лештригель, демонетка.

"Кровь Богу Крови!"
Фелкейн, кровопускатель.


К содержанию



Глава 2. Расы зеленокожих



От самых могучих орков до самых жалких снотлингов, все расы зеленокожих живут лишь ради войны. Когда появляется полководец орков с подобающими силой и сообразительностью, он собирает под своими знаменами столько племен, сколько сможет, и обрушивает массивный Ваааг! На Старый Свет, мысль о котором заставляет нервничать даже самых храбрых воинов империи, так как орды зеленокожих практически бесконечны.


Орки



Общепринятый взгляд

"Больше, выносливее и страшнее, чем мы, но их можно победить. У нас много преимуществ перед ними, мы просто должны использовать их и не позволять им использовать их собственные. Наши преимущества - это ведение боя на дистанции, качество доспехов и оружия, умение сражаться и, что самое важное, дисциплина. Большинство из вас, парни, слышало мою историю про генерала Кругмейстера и про то, как он заставлял зверолюдей сражаться друг с другом. Так вот, с орками это проходит еще лучше. У них конфликтуют не только лидеры, а вообще все их общество. Даже если вас всего трое разведчиков или фуражиров, и вы встретили четверых орков, то все еще можете победить, так как в половине случаев они начнут драться друг с другом. Можно использовать самые простые уловки - например, скажите одному, что другой за его спиной показал неприличный жест в его адрес и прежде чем вы успеете сказать "Отгадайте: что зеленое и покрыто кровью?", они уже будут драться друг с другом. И пока они будут мутузить друг друга, вы сможете убежать и позвать на помощь, или же напасть и порубить их".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Они не сеють, они не делають ничего кроме дубин да тесаков, и они не торгують. Они тока убивають, грабять и сжигають. Зачем они нужны? Императар должен послать егоную армию, шоб поубивать их всех".
Старый Хоб, крестьянин.

"Никому не говори, но они не такие уж и плохие, как некоторые считают. Товары из Аравии такие дорогие, потому что торговцы, которые заправляют караванами, должны платить поборы и взятки лидерам орков. А не потому, что они должны сражаться на каждом шагу в землях орков".
Кастар Хандлин, странствующий торговец.

Мнение специалистов

"Хоть орки в редких случаях способны на достаточные интеллектуальные достижения, и некоторые из их рассудительных лидеров и шаманов по умственному развитию сравнимы с плохо образованными людьми, у всего их вида нет никакого эмоционального взросления. Все орки, даже самые умные, напоминают неорганизованных человеческих детей, которым с помощью магии даровали большие размеры, невероятную силу и различное варварское оружие".
Генрих Мальц, верховный жрец Верены из Нульна.

Культура орков основана на идее о том, что право и даже долг сильного унижать слабых и править ими. Более большие и сильные орки получают более высокий статус, а орк может продолжать расти всю свою взрослую жизнь. Этот рост прекращается лишь когда он достигает своего естественного предела в иерархии орков, так как всегда найдутся еще более сильные и выносливые орки. Зеленокожие чтут богов-близнецов Горка и Морка, которые воплощают идеализированную версию всего, чем орки хотят быть: эти боги сильные, яростные, удачливые и их нельзя остановить. Лишь дикие орки выражают свои богам нечто большее, чем формальное почтение, большинство орков знают, что молиться Горку или Морку бесполезно, так как они не отвечают на молитвы слабаков, а кто, кроме слабака, будет умолять их о помощи?

"Ночная тень, двойная доза по сравнению с той, какую бы ты использовал для сильного человека. Увеличивать по мере надобности для особо больших орков".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Орки буквально живут для того, чтобы сражаться. Сложность применяемой ими тактики может сильно варьироваться в зависимости от того, кто ими командует и насколько хорошо конкретный босс может взаимодействовать со своими войсками. Орки становятся боссами из-за того, что они больше и выносливее своих сородичей, но не обязательно умнее, и многие полководцы и боссы просто посылают свои войска вперед вообще мало задумываясь о тактике и надеясь, что смогут одержать верх лишь благодаря природной силе и ярости.
Поэтому те боссы, что от природы сообразительные остальных или же обладают хотя бы небольшим пониманием для того, чтобы наблюдать за тактиками других рас и одалживать кое-что из них, часто становятся вождями, чьи племена выживают и процветают. Поэтому вполне можно увидеть достаточно сложные тактические маневры орков, когда босс использует различные доступные ему силы настолько оптимально, насколько это возможно. Например, вместо того чтобы посылать наездников на кабанах в атаку как только враг появится и наблюдать за тем, как их уничтожают превосходящие силы врага, босс может послать их в обход и приказать атаковать фланги противника или его тыл лишь несколько мгновений спустя после того, как враг сшибется с основными силами.
Разумеется, орки всегда остаются орками, и поэтому иногда главными врагами босса являются их тупость, кровожадность и враждебность по отношению друг к другу. Если наездники на кабанах решат, что хотят заполучить честь атаковать врагов первыми, или будут следовать плану, но заплутают в пути, или же задержаться чтобы обменяться ударами с другими орками... что ж, не все планы работают при реальном столкновении с врагом, а у боссов орков мало какие планы работают даже при попытке донести их до своих войск!

"Они пришли из самых глубоких и темных туннелей, копошась и гремя, крича и разрушая. Вскоре мы поняли, что переговоры с ними можно вести лишь с помощью топора и пушки. Мы сражаемся с ними в течение многих тысячелетий, и многие думают, что вскоре мы можем потерпеть поражение. Но у нас есть план, и однажды мы вернем себе наши древние города или же уничтожим их вместе с мерзкими орками, что заполонили их".
Галар Кунст, хранитель знаний гномов.

Наши собственные слова

"Человечешки похожи на больших свиней, они визжат точно так же. Коротышки грубые и жесткие, они противные и их лучше избегать, но они харашо кричат, если ты смогешь зажарить их живьем. Но и они сайдут, если низя найти ничего другога. Эльфы тоже странные, у них приятный вкус и мне они нравятся, хоть многие их не любят. Шо касается полуросликов, то там не так много можно откусить, как некаторые могли б подумать, но их жирные потроха харашо идут на вкусные котлеты".
Флабгаск, повар полководца Грубнаша.

"О, чалавек! Глядиш на мое рубило? Шо? Хочаш пасматреть ближей, а? А? А? Палучай!"
Габбер, орк.

"Мы магучие и выносливые. Магучие пабеждают и патом жрут слабых. Некаторые из гоблинов подходят как рабы или шоб ловить своими бошками ядра человечешек, но бальшинству место в горшке. В один день мы сажрем их всех. И ентот день скора".
Галнаст, босс орков.


Гоблины, обычные и ночные



Общепринятый взгляд

"Мелкие паскудники. Наши армии должны легко с ними расправиться, а затем заняться настоящим делом и сражаться с Хаосом".
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

"Ночные гоблины хуже всего. Они слишком непредсказуемы. Ты привыкаешь к неизвестности на войне. Ты знаешь, что как только дело доходит до боя, планы подводят, приказы не исполняются, и начинается неразбериха. Однако ты никогда не сможешь привыкнуть к ночным гоблинам или сквигам на боле боя. Мы должны поговорить с гномами, чтобы те очистили от них все пещеры, в которых те обитают. Если мы сможем убить всех ночных гоблинов, мир станет гораздо лучше".
Штемар Хольст, имперский солдат.

"Я никогда не видел ничего столь же жестокого, как когда три гоблина мучали раненного оленя, который угодил в их грубую ловушку. Я ничего не имею против трапперов, я сам ставлю силки, но ловушки нужно проверять часто и лишать мучений попавших в них животных как можно быстрее. В этом случае было легче вогнать три стрелы в гоблинов, чем одну в оленя. Наверное, сперва нужно было добить оленя, но я решил сперва убить гоблинов, пока они не прознали о моем присутствии. Да, я хорошо поел в ту ночь, а потом еще и получил награду за головы гоблинов".
Фриц Бодгер, лесник.

"Они истоптали мой огород с лечебными травами просто из своей злобности. Думаю, они даже хуже орков - то, что большие зеленокожие постоянно их шпыняют, делает гоблинов крайне мстительными. Я хотел выйти с помощью своего посоха показать им, как они неправы. Но их была дюжина, а я один, поэтому я остался прятаться в пещере".
Карл Глогер, святой отшельник.

Мнение специалистов

"У них крайне мерзкий характер. Нет тех видов спонтанных жестокости или насилия, к которым бы гоблин не прибегнул бы, будь у него шанс. Однако в присутствии орков или даже более больших гоблинов они становятся неожиданно лебезящими и послушными, словно дрожащая шавка, что боится получить палкой от своего хозяина".
Генрих Мальц, верховный жрец Верены из Нульна.

"Зеленая погибель, растолочь и смешать с березовым соком".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Гоблины - это изгои среди рас зеленокожих, и часто вынуждены обитать в тени своих более массивных собратьев, орков. Они раса никчемных предателей, жалких воров и мстительных головорезов. Гоблинов можно обнаружить буквально везде, но больше всего они предпочитают горы. Ночные гоблины живут в системе пещер глубоко под землей и крайне не любят солнце. Поэтому они носят темные плащи и капюшоны, чтобы избегать его лучей. Помимо этого, ночные гоблины крайне похожи на обычных, но они гораздо более злобные. Их снаряжение и стиль боя отличаются от таковых у обычных гоблинов, у них есть печально известные фанатики, бойцы, что крайне хорошо обращаются с сетями, и орды диких сквигов.

"Горк и Морк создали гоблинов шоб мы их пинали, убивали и ели. Они ништо. Они меньше чем ништо. Даже ихняя магия слабая и беспалезная. Они нужны тока шоб останавливать челавечьи стрелы. Сваими бошками".
Шеглак, великий шаман орков.

Наши собственные слова

"Нада как-то выделяться. Если ты гоблин, то тебя могут убити орки или даже другие гоблины, если они не баятся тебя или ты беспалезен. Я не такой бальшой, но када один орк папробывал отарвать маю руку, я взарвал егоную бошку. Тада они стали немного баятся меня и стали щитать меня палезным".
Бозфаг, шаман гоблинов.

"Людюшки смотрят на тебя и думают шо енто шутка. Орки тоже. Пасматри, как они будут смеяться, када ты праткнешь им брюхо сваей тыкалкой. Помни, раз ты меньший, то далжон быть умнее".
Гитсникер, босс гоблинов.


Сквиги



"Когда ты впервые видишь стада сквигов, подгоняемых на поле боя ночными гоблинами, то не знаешь, плакать тебе или смеяться. Они прыгают с места на место как в каком-то безумном цирке? ночные гоблины со своим нелепым видом, что кричат и скачут, еще больше делают все это похожим на какой-то балаган. Затем одна из этих тварей приземляется прямо посреди твоего отряда, и тут ты понимаешь, что уже не до смеха".
Леонард, наемник.

"Даже учитывая то, что сквиги - это пища ночных гоблинов, они удивительно недурны на вкус. Нас как-то угостили жареными сквигами, когда мы имели дело с гоблинами из племени Кривой Луны. Они были сочные и ароматные, по вкусу напоминали копченую говядину, но усваивались также хорошо, как и молодые цыплята. С тех пор я предлагаю солдатам награду за только что убитых сквигов, потому что всегда можно найти тех, кто их купит. Многие из местных постоялых дворов регулярно подают к столу блюда из сквигов. Нет, конечно, я никогда им не говорил, чье мясо я на самом деле продаю. Я что, по-твоему, тупой?"
Кастар Хандлин, странствующий торговец.

"Они быстрые и злобные, и лучше им не попадаться. Однако их не так сложно убить - хватает одного хорошего удара. Но надо быть быстрым, иначе они разберутся с тобой и рассеются по всему полю боя".
Альфонс, бретонский пехотинец.

Мнение специалистов

"Я считаю их порождениями Хаоса. Эта гигантские грибы Хаоса с клыками, которые боятся солнца. У меня нет другого объяснения, почему они так сильно различаются по форме, размеру и цвету. В основе своей они приходят из пещер, что расположены под Горами на Краю Мира, но я слышал о зеленых "листовых сквигах", что обитают в вечной тьме старых лесов, а также о "плюющихся сквигах", которые обитают в реках, что текут из гор. Но именно ночные гоблины постоянно приводят с собой новые диковинные виды сквигов во время своих налетов. Я предполагаю, что в их пещерах находятся большие залежи искажающего камня, которые оказывают свое зловещие влияние на обычные грибы".
Вольдемар, ученый из Нульна.

У сквигов крайне простая мотивация. У них наблюдается всего две ярко выраженные эмоции, две линии поведения: съесть все подходящее поблизости, а затем бесцельно слоняться туда-сюда в надежде найти еще что-нибудь съедобное.

"Типичное оружие гоблинов - прыгающая пасть, которая сожрет все, на что приземлиться. Никаких хитростей или изобретательности. Болта или двух из арбалета вполне хватит, чтобы покончить с ним".
Гиалар Кунст, хранитель знаний гномов.

Несколько диковинных разновидностей сквигов видели в различных местах Старого Света, однако они всегда предпочитают темные места. Похоже, что они приспосабливаются к любой среде, в которой растут. Люди, которым не повезло столкнуться со сквигами, обычно встречают одну из разновидностей пещерных сквигов, которых разводят ночные гоблины. Пещерные сквиги передвигаются большими прыжками, отталкиваясь своими могучими ногами и снова подпрыгивая, как только достигнут земли. Похоже, что у них плохое зрение, предположительно из-за того, что они растут в темноте системы подземных пещер. У их передвижений нет четкой закономерности - они просто прыгают в случайном направлении в надежде приземлиться рядом с едой.

"Смазать чеснок соком солнечного дерева".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.
[Прим. переводчика: под чесноком подразумевается военное заграждение, состоящее из нескольких железных штырей]

"Есть своего рода сембаоз... сумбеоз... кароче, связь между нами и сквигами, в смысле они жрут инагда нас, а мы инагда жрем их. Кароче, все пачти как у нас и человечешек. Шо значит вы не едите нас, када ловите? Пачему нет?"
Фиглак, шаман ночных гоблинов.


Хобгоблины



Общепринятый взгляд

"Сперва мы услышали их боевой клич - визгливые крики и оглушающий свист вперемежку с волчьим лаем, что эхом доносился из-за хребта. Затем мы учуяли их запах, вонь, что принес дурной ветер, дующий из их степной родины далеко на востоке. Затем появилась одинокая тощая фигура верхом на массивном волке. Она спустилась с холма и смотрела на нас некоторое время. Наконец, наездник поднес рог к своим губам и один раз оглушительно протрубил в него, после чего поскакал вперед без колебаний. Когда его волк сделал прыжок с дюжину шагов в нашем направлении, войска всадника набежали из-за горизонта подобно прибою. Их боевые порядки простирались насколько хватало глаза. Сотни хобгоблинов на сотнях волков. Они выпустили стрелы, и столь высоко было их воинское мастерство, что многие из стрел нашли свои цели несмотря на то, что они неслись во весь опор, пока стреляли. Я сражался против многих врагов, но мало кто из них мог сравниться с хобгоблинами Жораг-хана".
Отмар Эссель, кислевитский солдат.

"Ой! Они ваабще не годные зеленокожие. Они тока немнога зеленые и дастачана изваротливые для гоблинов, вот и все, но все астальное с ними не так. Они использують яд! Яд! Как енти ванючие крысолюди! Енти слабаки бьют подло и всегда отходят в темноту. Зуб даю, они никада не добывали ничего достойнага. Они ведут себя как услужливые дварняги, но предадут тебя, глазом маргнуть не успеешь. Однако они могут быть неплахими лучниками, если больша никаго нет в наличии".
Глангор Разбрызгиватель Крови, варбосс.

"Мерзкие двуличные уродцы. Я презираю орды зеленокожих, но по крайне мере они честны в своей дикости. Они то, что они есть, и в один прекрасный день их всех нужно будет уничтожить, но они не совершали величайшего греха и не присоединялись к темным силам. Хобгоблины же сами стали добровольными слугами Хаоса. Они идут в бой под проклятыми знаменами Жарр-Наггрунда и порабощают другие расы ради своих жестоких и извращенных хозяев-гномов. Может ли в это мире существовать что-то более неестественное, чем зеленокожие, работающие на гномов?"
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

Мнение специалистов

Хобгоблины -это одна из многочисленных рас зеленокожих, что населяют Старый Свет. Однако в отличие от остальных рас, они обитают обособлено. Они не отправляются на войну вместе с гоблинами, не принимают участия в Ваааааг! Орков, но при случае могут заняться грабежами вместе со своими сородичами, если обстоятельства тому способствуют. У хобгоблинов существует собственное королевство в Великих Степях к востоку от Гор на Краю Мира, где ими кое-как правят легендарные хобгобла-ханы.

"Ах эта изменчивая верность хобгоблинов. Из всех рас зеленокожих они наиболее ненадежны. Орки почти всегда предсказуемы. Узнал о тактике одного орка - считай, узнал о тактике их всех, исключением являются разве что полководцы, которые возглавляют огромные орды. Гоблины и им подобные куда хитрее, а племена тех из них, кто почитает луны, еще и крайне злобные. Хобгоблины же на все смотрят с практической стороны, у них власть получают лишь те, кто постоянно доказывают свою пригодность. Они уважают лишь силу и хитрость, и особенно тех, у кого есть и то, и другое. Впервые когда я командовал отрядом хобгоблинов, то прикончил первого же, кто заговорил со мной дерзко, и убил его волка голыми руками. Это многих из них поставило на место, и у меня не было с ними проблем до конца кампании. Но они все равно постоянно искали слабости у тех, кто был рядом с ними, и если находили их у кого, то безжалостно издевались над ним, пока цель их издевок не давала им отпор или же не умирала. Никогда нельзя полностью доверять одному из этих подлых поганцев за исключением тех случаев, когда хобгоблин думает, что работа лучше всего послужит его собственным интересам. Из-за этого управлять хобгоблинами Великих Степей сложнее, чем держать огра на диете, потому что они крайне разобщенная раса. Я потерял счет сварам хобгоблинов как друг с другом, так и со всеми остальными. Мой старый товарищ-ветеран по имени Шореш, ближайший аналог друга, что был у меня среди хобгоблинов (потому что он хотя бы не ударил меня в спину, когда у него была возможность), говорил мне, что множество хобгобла-ханов постоянно сменяют друг друга, многие из них погибают в битве или же регулярно становятся жертвами убийц. Лишь печально известный хан Моркар Хитрый умер от старости. Думаю, это была правда, потому что Шореш был пьян, когда рассказывал мне об этом. Но с хобгоблинами никогда нельзя быть в чем-то уверенным.Они все хитрые ублюдки. Может поэтому они так хорошо подходят для нас, наемников?"
Сержант Ухлер Карробург, пес войны.

Хобгоблины обучились многим необычным навыкам в Великих Степях. Благодаря столкновениям с далекой восточной империей Катай, они превратились в элитных бойцов, смертоносными в ближнем бою. Их излюбленным оружием являются парные изогнутые клинки и быстродействующий яд.

"Мне нравятся эти зеленые существа. Они выглядят... многообещающе".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Вскоре после того, как Царство Хаоса окончательно захватило северные крепости гномов, совращенные гномы появились на востоке, чтобы воевать с самыми северными племенами хобгоблинов. После больших потерь с обеих сторон было, наконец, достигнуто соглашение, и теперь когда проклятые гномы идут на войну, в их авангарде всегда идут хобгоблины. Однако это лишь один вариант истории, которую хобгоблины рассказывают другим расам. Есть и другая - о двуличии, предательстве и черных орках, но о ней никто не хочет говорить.

"В конце концов, они сделали мудрый выбор. Черные орки отнеслись бы к ним гораздо хуже, чем мы. У нас они стали отличным пушечным мясом. В противном случае они бы стали топливом для адских пушек. Скорость - безусловно, их самая отличительная черта. Разумеется, скорость не их мышления, а скакунов. Мы часто пристреливаем свои пушки, ориентируясь на их передние ряды. Если несколько из них погибнут от шального выстрела - невелика потеря. Никто из нас не испытывает иллюзий. Мы видим в них лишь расходный материал. Они предали себе подобных и несомненно предадут нас. Фактически, некоторые из их наиболее храбрых ханов крайне ясно давали понять, что с радостью сбегут и бросят нас, если битва повернется не в нашу пользу. Мы терпеть не можем их, они - нас, но и мы, и они, ненавидим всех остальных еще больше".
Халгир Создающий Пепел, инженер гномов Хаоса.

Похоже, что хобгоблины сопротивляются мутационным процессам, которые несет с собой Хаос. Говорят, что их шаманы могут подчинять себе демонов ветра, которые приходят с севера. В отличие от других рас зеленокожих, хобгоблины редко ищут войны лишь ради самой битвы. Их прагматическая натура проявляется во всем и Империя интересна для них лишь как место, где можно пограбить или заработать личную славу, поэтому их относительно редко видят на западе Старого Света.

Наши собственные слова

"В жизне нет ничога луще, чем ахотиться верхом на выносливам волке. Их скорасть и грация заставляют мир вакруг праноситься как сон. Добыча, што харашо сражается перед тем как помереть горазда луще тех, кто обмачивает свои портки от страха. Но мне па бальшому счету все равно, я беру все, што магу поймать".
Бродай, воин хобгоблинов.

"Да, некоторые из нас говорят лучше, чем наши бесчисленные сородичи. Фактически, мы делаем почти все лучше них, за исключением разве что умения помирать толпой. Пусть этим занимаются гоблины и орки. Мои парни не заинтересованы в том, чтобы подохнуть вдали от своих любимых степей, но мы все же можем сделать это, если плата будет хорошая. Сколько ты предложишь? Учти, что если кого-то нужно будет оставить в живых, это будет дороже".
Чокнеч, хобгоблин-наемник.


Тролли



Общепринятый взгляд

"Злобные твари, все они искажены Хаосом! Сжечь их! Сжечь их! Сжечь их всех!"
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

"Речные тролли хуже всего. Если они приходят к реке или озеру, где ты рыбачишь, никто их оттуда не выгонит, по крайне мере без моей помощи. Они вытаскивают людей из лодок и топят их. Что еще хуже, они съедают всю рыбу. Один из них пришел к моему озеру, и я смогла с ним разобраться. Но это не было легко. Сперва я прокляла его, и это немного ослабило тролля. Затем я привела всю деревню и мы расчистили озеро - достали из него тела и мусор, запретили людям выбрасывать в него отходы, даже немного очистили от веток и тины его поверхность. После нескольких недель тролль ушел вниз по реке к более вонючему озеру в другой деревне. Если бы это не помогло, я бы всадила в него мой нож. Все боятся моего ножа, даже тролли".
Петра Лангенмессер, деревенская рыбачка.

"Они пахнут хуже, чем сержант Штраус после двух месяцев в пути, и почти такие же уродливые".
Элька Рабе, кампен-фрау из обоза имперской гвардии Стирланда.

"Знаете, как углежог делает свое дело? Нужно сделать большой костер в лесу, затем присыпать его землей, чтобы он тлел в течение нескольких дней, но не разгорался по-настоящему. Затем вы убираете землю и получаете древесный уголь. Однажды, когда я был в лесу вместе с углежогом Вильгельмом, появился тролль. Он схватил Вильгельма сзади, его лапа сдавила глотку моего товарища, словно железный ошейник. Я до чертиков испугался, но знал, что, скорее всего, тролль тупее меня, поэтому действовал быстро. Надеясь спасти нас обоих, я пообещал достать ему более вкусной еды. Я слышал, что тролли едят буквально все, поэтому я сказал ему, что куча земли, которую мы разгребали, была существом, что мы выращивали, земляным монстром, якобы особо вкусным блюдом. Тролль бросил Вильгельма и взял в рот большую горсть земли, не осознавая, что в этой земле оставалось еще много тлеющей древесины. Он упал на землю, хватаясь за свое пузо, дым валил из его рта, и я отрубил ему голову своим топором, прежде чем он пришел в себя. Я посмотрел на Вильгельма, но он был уже мертв: тролль все же сломал ему шею, прежде чем бросить".
Фриц Бодгер, лесник.

Мнение специалистов

"Некоторые авторитетные люди теоретизирует на тот счет, что вся жизнь хаотична по своей сути и осквернена темными силами. Правда это или нет, я не могу сказать. Однако для меня очевидно, что всякая жизнь потенциально может быть осквернена, а некоторые существа хаотичны по самой своей природе, например зверолюди и минотавры. Тролли отмечены Хаосом не так сильно, как эти существа, но часто говорят, что их приспосабливаемость и разнообразие является признаком их истинной хаотической природы. Возможно, это так, но тогда и нам, людям, стоит обеспокоиться, так существует мало существ, связанных с Хаосом или же нет, которые могли бы столь же хорошо приспосабливаться, как и человечество. Какова бы ни была истина, очевидно, что многие тролли подпадают под влияние Хаоса и носят на себе точно такие же его отметины, как и налетчики с севера. Эти тролли Хаоса не больше своих обычных сородичей, но часто они даже еще более уродливы и деформированы, а также всегда куда более злобны и агрессивны".
Клаус Жолверхорн, отрывок из книги "О Хаосе и его ужасных деяниях: руководство к грядущему Апокалипсису".

"Смесь всего, что у тебя есть, и побольше".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Тролли Хаоса крайне ценны в глазах Меняющего Пути, потому что мало в каком другом существе мутации сочетаются с такими природными размерами, силой и живучестью. Да, гиганты Хаоса больше, но тролли Хаоса столь полны жизни и энергии, что их почти невозможно убить. Сбей такого тролля с ног, и он вновь поднимется, еще более сильный и злой. В этом они очень похожи на сам Хаос".
Дракар Нет Шиш, Кулак Чена, так же известный как Дракар Вопрошающий.


Снотлинги



Общепринятый взгляд

"Только не совершайте ошибку и не смейтесь над ними слишком сильно, а то они успеют цапнуть вас за щиколотку".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Общеизвестный факт, что все зеленокожие размножаются при помощи партеногенезиса, создавая точные свои копии, поэтом за исключением размеров они все так похожи. Снотлинги - это младенческая форма гоблинов, которые в свою очередь взрослея превращаются в орков, а орки, если смогут прожить достаточно долго, однажды превращаются в черных орков (это форма середины их жизненного цикла), а позже и в троллей какой-либо разновидность. Это, джентльмены, очевидные факты, и те, кто заявляют о чем-то другом просто лжецы или что хуже, необразованные болваны".
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

"Ох, малыши-гоблины! Какая прелесть!"
Элька Рабе, кампен-фрау из обоза имперской гвардии Стирланда.

"Маленькие злобные твари. Убивайте их при любой возможности, вдруг они и правда следующее поколение зеленокожих".
Леонард, наемник.

Мнение специалистов

"Являются ли снотлинги маленькими гоблинами и орками или же они просто самая мелкая и дегенеративная раса зеленокожих? Это все еще открытый вопрос. Они действительно по виду крайне напоминают более крупных зеленокожих, но любая из двух теорий может быть верна. Орки и гоблины не воспринимают свое существование вне того, чтобы лупить всех вокруг, и не заинтересованы обсуждать с кем бы то ни было вопрос о том, откуда они взялись. Учитывая их характер, отношение орков к снотлингам может быть, как отношением к свои детям, так и к родственному, но менее развитому виду. Единственный способ разрешить этот вопрос раз и навсегда - это поймать стайку снотлингов, хорошо кормить их и вести за ними наблюдения в течение нескольких лет, чтобы выяснить, вырастут ли они в гоблинов или даже в орков".
Генрих Мальц, верховный жрец Верены из Нульна.

Снотлингов можно обнаружить там, где орки и гоблины живут или путешествуют, они путаются у них под ногами, получают шлепки и удары от своих больших товарищей, бегают с места на место с бесконечным и бессмысленным бормотанием и поедают все, что даже орки с гоблинами находят слишком отвратительным.

"Это будет пустая трата отличного яда. Раны, которую ты нанесешь, чтобы занести токсин, будет достаточно, чтобы уже убить эту тварь".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Бесполезные маленькие твари. Посылайте наших братьев, что чтут Владыку Черепов, топтать этих существ, если конечно наши братья вообще захотят заниматься этим. Снотлингам нет места ни на поле боя, ни вообще в этом мире. Выживут лишь сильные, а они - это противоположность силе".
Дракар Нет Шиш, Кулак Чена, так же известный как Дракар Вопрошающий.

Наши собственные слова

"Смотрите! Человечешка! Бейте, бейте, бейте его! Кусайте, кусайте, кусайте! Хватайте, хватайте, хватайте его! Аррррггг!"
Множество снотлингов.


К содержанию



Глава 3. Обитатели Атель Лорена



Древний лес Атель Лорен расположен на восточном крае Бретонии, гранича с Серыми Горами. Это дикое и волшебное место, место средоточия таинственных сил и ужасных опасностей. Где-то под раскидистыми ветвями этого леса расположено королевство лесных эльфов. Здесь же обитает множество странных существ, неизвестных в Старом Свете, так как те немногие, кто их видел, никогда не возвращались из этого леса.


Дриады



Общепринятый взгляд

"Когда я был моложе, то знавал друга по имени Хьюго, который считал себя дровосеком. Он обладал не самым острым умом, но у него было доброе сердце. Он часто крутился рядом с лесом, далеко за пределами тех границ, что установили для нас старейшины деревни, и он не боялся камней со странными отметинами, которые столь яростно стерегли феи. В одну весеннюю ночь мы возвращались домой с рыбалки, и вдруг из тени деревьев вышла красивая девушка и поманила нас. Я испугался, но Хьюго пошел к ней навстречу без колебаний. Когда он не вернулся на следующий день, старейшины спросили у меня, что же случилось, но я сказал, что не знаю. Они посчитали, что Хьюго погиб. Я не видел своего друга почти тридцать лет, пока в одну весеннюю ночь я не случайно не оказался в том месте, где последний раз видел Хьюго. Юноша вышел из леса и к моему удивлению я узнал в нем своего друга, который не постарел ни на день. Он попытался заговорить со мной, но затем его глаза расширились, как будто он чего-то испугался. Какими бы ни были его последние слова, я их не услышал, потому что он рассыпался в прах меня на глазах. Из-за темных деревьев меня поманила красивая девушка, и я убежал, а ее издевательский смех подгонял меня".
Антон, бретонский крестьянин.

"Мерзкие шлюхи. Демонические искусительницы. Не будьте обмануты ни их прекрасным обликом, ни попытками прикрыть элементами природы свою истинную сущность. Я узнаю прислужников Хаоса, когда их вижу, и дриады - это очередные утонченные игрушки извращенного Владыки Удовольствий, они могут проклясть душу человека точно так же, как и любой другой демон. Осквернитель создал их, чтобы они совращали, и именно этим дриады и занимаются. К счастью, их излюбленная форма делает их уязвимыми к огню, и это их слабость я использовал в нескольких случаях".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм.

"Моя мама всегда мне говорила, что однажды я угожу в неприятности из-за своего чувства юмора. Как всегда она была права, но думаю, мама бы удивилась, узнай, что однажды оно также спасло мне жизнь. Несколько лет назад мой отряд нанялся к одному аристократишке с запада Империи, чтобы пополнить его войска. Он хотел устроить небольшую "экспедицию" в Бретонию. Слухи о нашем приближении опередили нас, и когда мы спустились с тропы, что шла через Серые Горы, на прекрасном зеленом лугу нас уже ждал отряд рыцарей. К югу от нас находился лес Атель Лорен, и кому-то в голову пришла блестящая идея послать нескольких парней через густые заросли этого леса, чтобы они могли ударить бретонцев с фланга. Как обычно, у нас, наемников, не было особого выбора и поэтому пошли мы. Мы прошли чуть больше ста шагов, когда из-за деревьев к нам вышли красивые девушки. Я никогда не видел столь фривольно одетых женщин, можно сказать, они были почти голыми. Теперь я не могу точно сказать, что именно заставило меня тогда засмеяться. Может тот вид, с которым они неслись вперед, ухмыляясь, а может реакция на них моих товарищей. Так или иначе, именно из-за смеха я остался жив, и сегодня могу рассказать вам эту историю. Когда от нас до дриад (позже я узнал, что это были именно они) оставалось около десяти шагов, их симпатичные черты преобразились в ужасный хищный облик, и было очевидно, что они намеревались убить одних из самых бывалых солдат, с коими я имел удовольствие служить. Их конечности удлинились и покрылись похожими на кинжалы шипами, а затем они напали. Одна из них ударила меня сзади и я потерял сознание. Очнувшись несколько часов спустя, я обнаружил, что вокруг меня разбросаны трупы моих товарищей. Среди них стояла одна из этих женщин-фей и обворожительно улыбалась, глядя на меня. Когда она заметила, что я очнулся, она наклонилась ко мне и провела пальцем по моему подбородку. "Скажи своим товарищам, Смеющийся, - хрипло прошептала она, - что мы советовали бы им держаться подальше от нашего леса". Ее дыхание пахло суглинком, гиацинтом и кровью. В мире нет столько золота, чтобы снова заставить меня вернуться в Атель Лорен".
Эммерих, наемник.

Мнение специалистов

Дриады - это грациозные женоподобные духи природы, которые, похоже, обитают лишь в древнем лесу Атель Лорен, зловещем, темном и туманном месте, что простирается на сотни миль, занимая большую часть западной оконечности Серых Гор. Атель Лорен номинально является частью Бретонии, но ни один лорд никогда не пытался заявить на него своими права, и на то есть хорошие причины. Ведь этот лес - царство лесных эльфов, обособленных сородичей народа Ультуана, что живут своей жизнью под лесными кронами.

"В Старом Свете есть множество историй о прекрасных и волшебных лесных девах. ВНорске их называют вудвузами, в Эсталии - арумами, а в Империи - дриадами. Как бы их ни называли, описание всегда одинаково: это опасные женоподобные лесные духи, которые любят искушать мужчин. Однако, невзирая на огромное количество историй, первородный лес Атель Лорен - единственное место, где их достоверно видели. Почему это так, неизвестно. Возможно, дриады - это магические конструкции, созданные таинственной лесной ведьмой, которая по слухам правит этим царством, или же они эльфийские женщины, которые каким-то образом трансформировались из-за воздействия Атель Лорена. Сам я являюсь приверженцем другой теории. Я считаю, что они продолжение самого леса, и это объясняет, почему больше их нигде не видели. Они если так можно сказать, защитный механизм волшебных деревьев этого леса. Правда, у меня нет доказательств, это лишь мои собственные соображения. Никто из тех немногих эльфов, что все же покидали Атель Лорен, не горел желанием обсуждать этот вопрос. Поэтому эта загадка все еще остается неразрешенной".
Вольдемар, ученый из Нульна.

Дриады из Атель Лорена часто сопровождают лесных эльфов, когда те отправляются на войну, но в основном они действует сами по себе, игнорируя все приказы, кроме самых важных. Они сопровождают в битве великих древолюдей, служа им чем-то вроде почетного караула. Связь между двумя этими видами за исключением того, что и те, и другие - духи природы, неизвестна. Дриады отвлекают оппонентов своим прекрасным обликом, а затем, когда вступают в схватку, принимают уродливые формы. Их кожа постоянно меняется, напоминая различные виды деревьев, что растут в Атель Лорене, и их боевой стиль меняется вслед за ней.

"Они текучи как поток и столь же переменчивы. Они никогда не остаются в одной форме надолго, постоянно меняя свой облик, танцуя, даже когда остаются на месте. Они - это сердцебиение леса, где дикость и ярость сменяется задумчивым спокойствием. В одно мгновенье они тверды как ясень, выстаивая под ударами, что способны свалить огра, а в другое они уже гибки как камыш, обвивая оружие своего противника, в тоже время смеясь или издеваясь над его замешательством. Мои товарищи и я часто обсуждали, почему они никогда не остаются в одной форме надолго, и в основном приходили к выводу, что так им просто становиться скучно".
Милабарр, разведчик из Атель Лорена.

Наши собственные слова

"Сок жизни, что бежит в тебе, чист и силен. Мне бы хотелось испытать его тепло на себе. Ты ведь немного поделишься им со мной, не так ли?"
Кайора, дриада.

"У четвероногих есть их зубы, когти или скорость, чтобы защитить себя. У Сияющих есть их луки и клинки. Что же сеть у деревьев? У них есть мы и Лесные Владыки".
Вишира, дриада.


Древолюди



Общепринятый взгляд

"Я с самого начала знал, что это была плохая идея, но лорду захотелось иметь свой требушет, а единственным источником подходящей древесины поблизости был Атель Лорен. Несколько крестьян с востока отказались хоть как-то участвовать в этой затее, сказав, что они примут любое наказание, лишь бы не идти к этому лесу. Их избили и наказали кнутами, но это не дало никакого эффекта. Мой лорд был в абсолютной ярости. Когда он успокоился, несомненно, подняв себе настроение при помощи обезглавливаний, то вложил немного серебра в это предприятие и сказал, что лично его возглавит. Это привлекло большое количество добровольцев для этой работы. Мне было жаль их, они были словно ягнята на заклание.
Лорд отправился к краю леса и даже не стал слушать, когда один из самых храбрых местных жителей посоветовал нам забирать лишь упавшие деревья. Нет, лорд приказал срубить несколько самых внушительных из них. Через час или около того после того как мы повалили первое дерево, мы услышали жуткий крик, что эхом разносился по лесу и бросил нас в дрожь. Мой лорд сказал, что это был волк или какой другой дикий зверь, и велел нам продолжать. Однако вся работа остановилась, когда стволы деревьев перед нами стали меняться и расступаться подобно воде. Из чащи леса вышло существо, которое я считал лишь легендой. Оно было похоже и в тоже время не похоже на дуб. Я не могу описать его лучше. Древочеловек ступил вперед и прокричал единственное слово голосом, что был похож звук, как если бы сотня стволом разом надломилась: "ПОЧЕМУ?". Его светлость пытался подыскать соответствующий ответ и в итоге выдал что-то вроде "По правилам ведения переговоров, я..." Чтобы он еще ни намеревался сказать, это поглотила грязная земля, когда древочеловек со всей силы приложил его. Мой лорд и его конь мгновенно погибли, убитые одним-единственным ударом. Когда древочеловек принялся своими массивными деревянными кулаками месить останки моего бывшего лорда и его коня, мы убежали".
Рох-Оливер, бретонский йомен.

"Когда благородный Магнус ушел на север, я отправился на запад, чтобы сразиться с ордой зверолюдей, которая, как я полагал, шла беспрепятственно через проходы в Серых Горах. Мы быстро скакали, но путешествие наше было тяжелым, ив конце его передо мной предстало зрелище, которое я надеюсь больше никогда не увидеть в этой жизни. Зрелище, что не оставляло никаких шансов на победу. У подножья гор я увидел лагерь зверолюдей больший, чем любой, который мне когда-либо доводилось видеть. Со мной была около сотни людей, и нас превосходили числом как минимум десять к одному. Но я все же решил отдать приказ атаковать, зная, что он будет моим последним. И только я собирался скомандовать наступление, как услышал серебряно-чистый звук рогов, который словно эхо доносился со стороны гор. К моему удивлению лес начал двигаться, будто бы повинуясь звуку этих рогов. Когда деревья достигли наспех построившихся зверолюдей, из них появились массивные фигуры, которые выглядели так, как если бы дерево решило изображать человека. У их ног бежали девы с гибким станом, которые на наших глазах обернулись в воющих демонов, что принялись рвать орду Хаоса на куски, а затем снова превратились в смеющихся девушек. Мои люди смотрели на меня, ожидая моей реакции. Однако я забыл обо всем, когда увидел большую группу зверолюдей, что зажигала факелы. Я указал на нее рукой, крикнул: "Бейте тех, кто хочет поджечь лес" и повел людей в атаку. Мы внезапно напали на зверолюдей с тыла и одержали верх. Когда битва окончилась, один из самых больших древолюдей пошел вперед, давя зверолюдей, что все еще сопротивлялись. А затем он посмотрел на меня. Каждый его глаз был размером с баклер, но в его взгляде я не увидел злобы, похоже, он осматривал меня с интересом. Мы изучали друг друга некоторое время, а затем, наконец, он заговорил. Его голос был похож на треск старого дома, омываемого бурлящим потоком. "Приветствую, сэр рыцарь. Спасибо, что убили несущих пламя. У нас ними могли бы возникнуть... некоторые трудности". Я в свою очередь поблагодарил его за уничтожение войск Хаоса. "Хрмммм. Осквернители. Мерзкие существа. Они не естественны, они не часть лесного цикла". Затем он указал на север длинной деревянной рукой. "В часе пути отсюда есть лагерь Светлых, которых вы называете лесными эльфами. Скажи им, что пришел с благословением Дурту. Они дадут твои людям еду и безопасный отдых". Потом он развернулся и пошел прочь столь же быстро, как скачет лошадь, делая длинные шаги он скрылся в тени деревьев. Один рассказчик позже сказал, что мне выпала редкая честь встретить одного из легендарных древолюдей Атель Лорена и остаться в живых, чтобы позже рассказать об этом. Клянусь Сигмаром, это были интересные времена".
Роланд Калтракт, грандмастер ордена Сломанного Щита. Отрывок из книги "Истории о Великой Войне против Хаоса".

Мнение специалистов

"Давайте на секундочку вы будете ко мне снисходительны и поверите в вещи за пределами вашего кругозора, поверите, что древолюди Атель Лорена действительно существуют. Вопрос, который встает перед нами - действительно ли они отдельная раса или просто еще одна разновидность лесных духов? Если они отдельная раса, то подходят к территории своего обитания лучше, чем любые другие существа, о которых я когда-либо слышал. Натуралист во мне хочет, чтобы эта версия была верной. Но ученый во мне видит другое, так как еще существуют неуловимые дриады. Какова же связь между древолюдьми и этими опасными красавицами-феями? Благморт полагал, что эти девы нечто вроде гарема, но я считаю это глупостью. Как я уже говорил, я полагаю, что дриады - это защитный механизм Атель Лорена, и в таком случае древолюди могут быть сознанием леса. Они заботиться о таинственных рощах, они - генералы, что направляют дриад, командуя ими с безопасного расстояния и вступают в схватку сами лишь когда не остается другого выбора. Я не знаю, какие у них отношение с лесными эльфами, но думаю, что это своего рода взаимовыгодный союз".
Вольдемар, ученый из Нульна.

Похоже, что древолюдей Атель Лорена беспокоят лишь дела леса и ничего более. За последние тысячелетия они покидали свой лес лишь считанные разы. Когда они делали это, то всегда сопровождали армию лесных эльфов. Отношения древолюдей с лесными эльфами и их таинственными правителями, Орионом и Ариэль - это тайна, о которой неизвестно никому, кроме посвященных. Некоторые высказывали теорию, что Орион - это гибрид эльфа и древочеловека и живой символ "связи" между Атель Лореном и лесными эльфами. Какова ни была бы природа этого соглашения, это тщательно охраняемый секрет, и правду знают лишь те, кто непосредственно с ним связан. Пытаться разгадать эту тайну - верная смерть, и не только из-за недоверчивой и параноидальной природы лесных эльфов. У них есть вполне резонные причины верить, что их враги, в том числе и силы Хаоса, могут попытаться разрушить связь эльфов с древолюдьми. К тому же лесные эльфы крайне уважительно относятся к древолюдям и весьма осторожно ведут свои дела с ними.

"Не так-то просто рассердить Лесных Владык, так как их гнев нарастает медленно, но когда они наконец решают излить свою ярость, весь лес поддерживает их. Тени удлиняются, и боевые соколы начинают беспокоиться. Существа, что когда-то были добычей, нападают на хищников, а мы должны опасаться яростных зверей, которые смелеют достаточно, чтобы нападать на наши поселения. Горе тому, кто придет под великие кроны Темной Рощи непрошенным, потому что он никогда не вернётся оттуда".
Эльтиас, страж лугов.

Наши собственные слова

"Как вы когда-либо сможете понять нас? Вы не часть леса, вы не часть Зеленого Пути. Вы как суета барсуков, как полет светлячка, но без всякого смысла. Вы никогда не останавливаетесь, никогда не находитесь в спокойствии. Всегда берете не думая и никогда не даете взамен. Вы вызываете у меня горечь и злобу. Я хотел бы, чтобы вы нашли надлежащее место в этом мире, так будет лучше для нас всех".
Моховой Хребет, древочеловек.


Единороги



Общепринятый взгляд

"Впереди нас раздался треск ветки, и мы приготовились увидеть волка или кабана. Но совершенно другое существо появилось из чащи. Как единственный луч света в пасмурный день, сперва показался его рог, сияя столь ярко, что лесные тени расступались там, где ступало это существо. Оно было подобно песне, обретшей плоть, подобно поэме без слов. Я могу без стыда сказать, что заплакал, когда оно посмотрело на меня своими нестареющими глазами. Я хотел что-нибудь сказать, но не успел, так как мой товарищ Турбрец, весьма недалекий человек, пустил в него стрелу. Я среагировал так быстро, как только мог, и выбил лук из рук Турбреца, но когда я повернулся, существо уже исчезло".
Метриус Нуль, отрывок из его книги "Горькое расставание".

"Они лишь звери, в которых есть немного магии, и ничего более. Да, они весьма милы с их сияющей шкурой и светящимися глазами, но большинство историй о них - просто истории. Единороги - пугливые существа, они избегают людей, что как я думаю, показывает наличие у них какого-то сознания. Многие несут всякую чепуху, говоря, что они священные животные и прочую чушь. Все эти истории, что менестрели поют юным девушка, чтобы очаровать их, о том, что однажды единорог положит свою голову им на колени - полная чушь".
Антон Мурс, охотник.

"Они - одна из самых красивых тем в песне мира, они священны в глазах Лоэка. Они отражение всего хорошего. Пока существуют они, существуем и мы. Если придет тот день, когда мы потерпим неудачу и последний единорог падет, Хаос заполонит все земли и безумие будет ими править до скончания времен. Не случайно то, что их чистота может отгонять злые чары или что одни из наших самых почитаемых дев скачут на них в битву".
Литарин, боевой танцор.

Мнение специалистов

"Нет в мире конюшего, не важно насколько умелого или жестокого, который мог бы сломить единорога или суметь надеть на него седло. Единороги - гордые существа: они буквально лягут на землю и умрут, но не пустят к себе наездника против своей воли. Легенды утверждают, что они позволяют лишь "чистым" ездить на них, и многие считают, что под "чистыми" подразумеваются те, кто сохранил свою девственность. Но существуют истории о единорогах, что уносили в безопасное место храбрых рыцарей, которых ранили. И те рыцари точно не были невинны. Я думаю, что единороги просто оценивают каждого по его добродетелям, и это приводит меня к выводу, что они гораздо больше, чем простые животные. Но чем бы они ни были, они всегда дикие".
Эдгар Нолбран, писчий.

"Говорят, что единороги обитают во многих лесах Старого Света, но единственные, кто на них ездят - это лесные эльфы Атель Лорена. Как их девы смогли заполучить себе этих скакунов неизвестно, но любой, кто видел их в бою заявлял, что они ездят без уздечки, стремян и седла. Говорят, что даже среди лесных эльфов за целое поколение рождается лишь одна или две девушки, способные ездить на единороге. У единорогов исключительная сопротивляемость магии, поэтому даже опытные волшебники способны поразить их лишь своими самыми мощными заклятьями. Они даже передают свою сопротивляемость тем немногим, кому позволяют на себе ездить. Ученые считают, что источником их могущественных способностей является их единственный рог.
Об этих рогах много чего рассказывают. Если верить хотя бы половине баек, то рог единорога может останавливать кровотечение, изгонять прислужников Хаоса, увеличивать потенцию, исцелять болезни и лечить от метеоризма. Я полагаю, что подобный рог может даровать некоторую защиту от злой магии, но все остальное лишь досужие домыслы. Однако это не останавливает охотников от того, чтобы делать все, что приведет единорогов на грань вымирания, так как они продают их рога легковерным. Если вы захотите когда-либо заполучить подобный рог, то знайте, что большинство рогов, что продаются на рынках Империи, на самом деле принадлежали козлам, а не единорогам. Настоящий рог единорога светиться, источая слабый, но видимый даже днем свет. Могу сказать из личного опыта, что если вы когда-либо возьмете в руки настоящий рог, у вас появится смутное ощущение того, что вы принимали участие в чем-то омерзительном. Не рекомендовал бы никому испытать подобное".
Апонимус Рон, мастер-волшебник Коллегии Света.


Боевые соколы



Общепринятый взгляд

"Верь, - говорила мне чародейка, - верь, что они придут, так как их память хранит гораздо больше, чем человек может упомнить, и у них есть долг перед твоей семьей". Подобные слова легко слушать во время долгих часов ожидания перед боем, но тяжело посреди битвы, когда твои товарищи и последователи умирают вокруг тебя. Мой долг тогда был защитить мою землю от нашествия сигмаритов, но моих людей было мало, а имперские войска были бесчисленны. Мои разведчики даже не смогли сосчитать их, сказав, что они столь же многочисленны, как и звезды на небе. Но мне был ясен мой долг, и поэтому я повел свои войска на смерть. В ночь перед битвой ко мне пришла чародейка Киара и рассказала о старом долге, который был у обитателей Атель Лорена перед моим родом, а затем повелела мне послать к ним за помощью. Меня всегда учили не иметь дел с Народом Леса, но было бы глупостью ослушаться совета чародейки. Я послал трех своих самых храбрых охотников, прекрасно понимая, что они никогда не вернуться и что даже если бы им удалось передать мою мольбу, не было никакой гарантии, что помощь прибудет вовремя. В этом день я встретил рассвет, который считал своим последним. Когда мы столкнулись с врагом, битва стала разворачиваться точно так, как я и предполагал. Мои люди храбро сражались, все время распевая псалмы Деве, но это не особо помогало. Однако в бою бывают повороты, которые способен оценить лишь ветеран, и после полудня я почувствовал, что неожиданно ситуация коренным образом изменилась. Я услышал пронзительный крик, что прорвался даже сквозь шум битвы, а затем услышал крики умирающих солдат. Черно-белая хищная птица размером с мою лошадь спустилась с небес, неся на себе лучника, который не промахивался, и за ней следовала стая таких же птиц. Народ Леса отозвался на мой зов, и он прилетел на быстрых крыльях".
Жерар дю Лакарен, бретонский рыцарь.

"Разумеется, они затронуты Хаосом, как и все из этого проклятого леса. Боевые соколы выглядят также как и обычные, за исключением размеров, однако, как это часто бывает, прекрасный облик скрывает внутреннюю скверну. Я говорил с людьми, которые сталкивались с ними на поле боя, они говорили тревожные слова вроде "эти птицы столь красивы, яростны и свободны" и в том же духе. Это заставляет меня верить, что боевые соколы оказывают пагубный эффект на слабые разумы. Их извращенные эльфийские наездники ведут себя в бою как последние трусы, атакуя из засады и быстро улетая обратно, не принимая честного боя. К счастью, не смотря на их размер, удачный выстрел способен покончить с одной из этих птиц".
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

Мнение специалистов

Боевые соколы несут на себе в битву лесных эльфов. Они не выращиваются для этого, а совершают подобные поступки добровольно. Они не древняя раса, подобная великим орлам, однако они достаточно разумны и гораздо умнее обычных птиц. Соколы происходят из леса Атель Лорен, где находится их самая большая популяция, но есть истории о том, что часть из них отправились дальше, чтобы вить гнезда в других местах, и некоторых из них видели в Горах на Краю Мира. Их долгие отношения с лесными эльфами хорошо известны и за пределами Атель Лорена, но мало кто догадывается об их сути.

"Когда мы впервые ходили среди ясеней и вязов, они уже были здесь, наблюдая за нами своим острым взором. Долгое время между двумя народами была вражда, и наши дети не могли ходить спокойно днем, опасаясь, что их унесут даже быстрее, чем может лететь эльфийская стрела. К нашему огромному стыду, тогда мы подрезали их великие деревья, разбивали яйца и убивали птенцов. Так было до тех пор, пока не пришла Кирада Говорящая-со-Зверями. Она первая заключила мир с Шай-Гвитиаром Хитрым, предводителем Наездников Ветра. Те, кто был наиболее виновен в уничтожении молодняка, решили добровольно сдаться, но Шай-Гвитиар знал, что месть ничего не даст, и сказал, что вместо этого соколы будут растить наших детей как своих собственных. Так появились первые "наездники" на боевых соколах. "Наездники" - это неуклюжий людской термин, который не отражает точно связь между Наездником Ветра и эльфов. Они не просто наши верные скакуны, они наши братья и сестры".
Эльтиас, страж лугов.


К содержанию



Глава 4. Дети Рогатой Крысы



"Некоторые знания чересчур опасны, чтобы давать им широкую огласку. Невежество все еще защищает людей от того, чтобы они сами не привели себя к погибели".
Рейкхард Видманн, охотник на ведьм.

Они обитают у подножья мира, планируя низвержение всех остальных рас. Они скавены, раса крысолюдей, потомки грызунов, что долгое время подвергались воздействию странной материи Хаоса, известной как искажающий камень. Из оскверненных и грязных туннелей Скавенблайта они разбредаются по Старому Свету, вечно пытаясь одолеть своих многочисленных врагов и захватить мир на поверхности...
...Или же нет, ведь многие говорят, что скавены - это лишь слух, нелепые выдумки, о которых говорят лишь безумцы. И это полностью соответствует планам скавенов (если они все же существуют).


Скавены



Общепринятый взгляд

"Они ужасны, ужасны! У них красные глаза, они копошатся в тенях, их когтистые лапа стучат о пол, стучат всюду в темноте. Они добывают золото из глубин и подкупают им знать, чтобы она смотрела в другую сторону, когда крысолюди крадут наших жен и детей. Они заключают сделки с тьмой и подчиняют себе демонов Хаоса. В большинстве городов правят их агенты, а нас всех оставляют в неведенье, чтобы мы не паниковали или не бежали, потому что рабом, который не осознает, что он в рабстве, легко управлять. Когда ты пытаешься сражаться с ними, то они добиваются того, чтобы тебя признали безумным, и ты оканчиваешь свою жизнь как я".
Руди, пациент большого дурдома Альтдорфа.

"Снова и снова этот нелепый фарс возникает в наших дебатах. Я уже опровергал эту нелепую ложь здесь, в большом зале, и видимо мне придется делать это опять и опять, пока эта глупая истерия владеет умами наших людей. Так знайте же: я опрашивал солдат, крестьян, аристократов, рабочих, жрецов, рыцарей, купцов, охотников на ведьм и некоторых из тех отчаянных людей, кого принято называть "авантюристами". Я ходил по катакомбам и канализациям, рискуя подхватить инфекцию или что похуже. Я просмотрел все исследования на эту тему и могу с уверенностью сказать, что нет никаких веских доказательств существования этих так называемых "скавенов". Есть лишь десятки умелых фальсификаций, многие из которых придумываются хитрыми плутами, чтобы получить прибыли от продажи "подлинных" артефактов крысолюдей легковерным. Что же касается весомых фактов, то их попросту нет. Полагать, что целая раса зловещих крысолюдей обитает под нашими улицами, планируя разрушить Империю, или же, как утверждают некоторые безумцы, весь мир, и при этом скрывается ото всех тысячелетиями, есть абсурд в высшей степени. Хаос, джентльмены, это четкая и явная угроза, и ее даже не нужно приукрашивать, как наши "проблемы" со скавенами".
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

"Я знаю, что они существуют, я с ними сражался. Ну, по крайне мере с теми, кого обычные люди называют скавенами. Несколько лет назад я зашибал деньгу в Кислеве. Мне хорошо платили, но это была мерзкая работа. Лишь в один день из четырех мне не приходилось участвовать в отражении налета зверолюдей или кого похуже. Эти зверолюди появлялись во всех обликах, о которых вы только можете подумать, и в таких количествах, коих вы не увидите в своих самых жутких кошмарах. Несколько раз я сражался и с крысами. Они злобные, как и весь их род. Не слишком умные, но весьма и весьма сообразительные. Я не заметил в них ничего необычного. Они умирали также, как и остальные зверолюди, разве что пищали погромче".
Эрнст Вульфенбург, наемник.

"Я знаю, что нашие умники думають, будто скавены лишь очередное крестьянское суеверие. Хотел бы я, шоб это было так. Но это не так. Была када-то деревенька в дне пути отсюда, милое местечко. Сын Орлина, Борис, встречался с тамошней девушкой, которую он встретил на рынке. Одним летом он прибег из полей, сказав, что вся деревня пропала, и там нет ни одного трупа. Тогда я был гораздо моложе и глупее, поэтому я и еще несколько людей пошли посмотреть, что же случилось. Но все, шо мы обнаружили, это следы какой-то борьбы на деревенской площади. И еще в стенке деревенского колодца торчала единственная звездочка, сделанная из странного металла, я думаю, это было какое-то метательное оружие, которое вонзалось даже в камень. Георг Младший был единственным, кто осмелился к ней прикоснуться. Он сказал, шо металл был липкий на ощупь. Бедный парень помер несколько дней спустя. Годы спустя, када я рассказал священнику о символе, шо увидел в тот день, он сказал, шо наверное ето отметина скавенов, а потом засмеялся, сказав, шо их не бывает. Спаси нас Сигмар от таких "не бывает".
Старый Хоб, крестьянин.

Мнение специалистов

"Скавены? Да, они реальны, столь же реальны, как и камни у тебя под ногами. Грязные крысолюди. Вероломная пронырливая раса без морали, совести или чести. Они роют тоннели в темноте, ожидая Конца Времен, когда они собираются уничтожить нас всех, при условии, что сперва они не поубивают друг друга. Ни в одном из Караков нет Книги Обид, где бы ни содержалось множества записей касательно этих мерзких существ. Они сражаются при помощи яда и чумы, вероломства и злобы. Так почему же вы никогда не слышал о них? Потому что вы, люди, любите скрывать правду. Гончие Сигмара, ваши охотники на ведьм, знают о скавенах. Так почему же они не рассказывают о них? А зачем им об этом рассказывать? Что вы сможете с этим поделать? Можете ли вы вообразить панику, которая начнется у вашей слабовольной расы, если она узнает, что Хаос породил расу крысолюдей, которая планирует падение вашего государства, обитая под городами Империи? Самые храбрые из вас сражаются со скавенами как могут, а остальные остаются в неведенье".
Тингрим Брандиссон, гном-шахтер.

Скавенов возглавляют вероломные Владыки Разложения, группа старых и ужасных существ, что входят в Совет Тринадцати, правительство их расы. Их столица Скавенблайт - это древние руины, которые предположительно находятся недалеко от центра проклятых болот на западных границах Тилии. В трухлявых залах Скавенблайта Владыки Разложение строят планы о том, как расширить свои власть и влияние, обычно делая это путем захвата подземных королевств гномов и гоблинов.
Скавены делятся на множество кланов, каждый из которых борется за должность и влияние в Совете Тринадцати. Основу любого клана составляют воины и рабы, которых скавены захватывают из рядов соперников, которых они уничтожили. Однако все великие кланы имеют свою специализацию, которая выделяет их из общей толпы, позволяя каждому найти собственную нишу, за которую они яростно цепляются, уничтожая все угрозы своей власти. Колдуны-инженеры клана Скрайр на данный момент наиболее могущественны, и как следствие наиболее влиятельны в Совете Тринадцати. Этот клан специализируется на создании и использовании странных магических машин, которые работают при помощи различных механизмов на основе искажающего камня. Некоторые из них были переняты у других рас и "модифицированы", другие созданы самими скавенами. Так или иначе, все эти машины созданы, чтобы убивать врагов, но случайно они могут убить и тех, кто ими пользуется.

"Это устройство не похоже ни на одно из мной доселе виденных. Оно напоминает один из механизмов фон Мейнкопта, но размах, с которым оно создавалось, поражает. Я не уверен, какую роль в его функционировании играют паровой аппарат или же странные выхлопные отверстия. Завтра я и Родерик попытаемся его испытать".
Хульц, имперский инженер. Найдено в его записях после безвременной кончины от многочисленных повреждений буром.

Искаженные скавены клана Ваятелей специализируется на выращивании тварей, что сражаются за скавенов, и их мутациях. Разумность существ не играет никакой роли в этих экспериментах, так как мастера-ваятели клана хотят создать самую смертоносную боевую тварь из всех возможных. При помощи различных смесей на основе искажающего камня, ужасных медицинских экспериментов и нечестивого скрещивания они часто успешно создают эффективных, хоть и неполноценных, чудовищ.
Одетые в черное убийцы клана Эшин специализируются на скрытности и ядах, действуя в качестве незаметной карающей руки Совета Тринадцати. Когда-то давно это клан оставил подземелья скавенов и ушел на восток. Когда же он вернулся много веков спустя, то принес новые и ужасные навыки с собой. Плата, что берут Эшин, высока, но их мастерство легендарно. Нет ни одного скавена, неважно насколько отважного, который бы тайно не опасался визита одного из членов этого клана.
Последним из великих кланов является клан Чумы. Отвратительные почитатели болезней и разложения, этот клан происходит из джунглей Люстрии, где его предки смогли пережить несколько эпидемий заразных тропических заболеваний, научившись принимать и почитать свои болезни. В итоге они начале использовать их и против своих врагов со смертоносной эффективностью. Теперь они специализируются на создании новых болезней, с помощью которых мучают население Старого Света, некоторые из них мутируют и быстро выходят из-под контроля. Даже другие скавены опасаются фанатиков из клана Чумы.

"Они очень веселые и приятные ребята. Они приносят с собой наиболее чудесные болезни, заразить чумой рубахи на складе бретонцев - это было великолепно. Разумеется, иногда они ведут себя недальновидно, но для расы подросших грызунов они прошли достаточно большой путь, я так полагаю".
Шершавый Нарыв, Сенешаль Оногала.

Скавены обычно весьма сообразительны и всегда крайне злобны, но также они весьма трусливы. Они уверенны в себе лишь когда их много и они значительно превосходят противника числом. Они раболепствуют перед теми, кого считают сильнее себя, однако не колеблясь всадят кинжал в спину вышестоящему, если будут уверенны, что это сойдет им с рук. Убийства повсеместны и приемлемы для продвижения в обществе скавенов. Владыки Разложения верят, что сражаясь друг с другом, скавены делают свою расу в целом сильнее. Честно говоря, они поддерживают это порядок еще и затем, что при нем у большинства нижестоящих скавенов не остается времени строить планы против них. Изобретения скавенов крайне низкопробны по человеческих стандартам и порицаемы гномами, но обычно они достаточно эффективны, хоть и грубы. Большинство скавенов живут лишь около тридцати лет, и мало кто из них умирает по естественным причинам. Однако постоянно употребление искажающего камня может оказывать самые различные эффекты на скавенов, в том числе и весьма увеличивать срок жизни. Некоторым с Владык Разложения предположительно уже больше тысячи лет. Когда скавены общаются друг с другом, то используют далеко не только слова. Их жесты, и что еще более важно, запах, позволяет им в точности передавать свое настроение другим скавенам. Рассерженный скавен пахнет как раскаленное железо, в то время как едкая вонь мускуса означает страх и часто сопровождает тех, кто предполагает, что сейчас умрет.
Скавены поклоняются божеству известному как Рогатая Крыса, злобной сущности, которой служат Серые Провидцы, группа могущественных волшебников и пророков, что проповедуют восхождение скавенов. Они номинально подчиняются приказам Совета Тринадцати, однако их личная мощь делает каждого из Провидцев темной лошадкой в политике скавенов. Они часто поглощают искажающий камень чтобы усилить свое колдовство, и эта практика плохо сказывается на их здравомыслии и другие скавены весьма резонно опасаются их. Символ Рогатой Крысы, который стал отличительным знаком всей расы скавенов, состоит из трех пересекающихся линий, которые образуют грубый треугольный узор.

"В моем ордене есть те, кто верят, что Рогатая Крыса - это малый бог Хаоса. Также многие считают, что он как-то связан с Владыкой Гниения. В постоянной борьбе скавенов, во взлетах и падениях этой искаженной расы, я вижу лишь постоянные перемены. Я считаю, что если они и происходят от кого из богов Хаоса, то, несомненно, они дети Великого Конспиратора".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм.

Наши собственные слова

"Ах, людишки. Дураки, все дураки. Возможно, недостаток меха отмораживает им мозги и делает их такими мягкими-мягкими? Вполне возможно. Они верят во все, что ты им говоришь, если дать им блестящее-блестящее золото. Когда они сражаются, что бывает редко, так как все они трусы, их лидеры-идиоты рвутся вперед, покидая традиционно хорошее место в тылу, откуда можно лучше обозревать всю битву и принимать лучшие решения о том, как победить или отступить. Но от людишек и так не требуется никогда бежать. Их бледная кожа без меха не остановит даже клинок скавена. Правду говорю вам, людишки - слабаки. А что же гномишки, спросите вы? Всегда-всегда избегайте тех, кто с оранжевым мехом, или же вы умрете-умрете, и быстро-быстро".
Танкуоль, Серый Провидец.

"Наиболее ценная из всех субстанций, пульс нашей жизни. Если Рогатая Крыса наш отец, то искажающий камень вне всяких сомнений наша мать. Его способы применения бесконечны. Даже его малые кусочки могут даровать бесконечную силу, позволяя делать многие наши изобретения портативными. Пламя искажающего камня может не только пожирать субстанции, но и менять ее структуру, и это не просто "ожоги", причинённые этим священным огнем. Оружие, сделанное из искажающего камня, производит свой собственный яд. Амулеты из него приносят настоящую удачу, превращая "то, что должно было произойти" в "то, что может произойти". Так откуда же он появляется? Те, кто наиболее суеверны среди нас и несколько глупых Серых Провидцев верят, что искажающий камень - это отходы Рогатой Крысы. Я же придерживаюсь научного взгляда и считаю, что это осколки темной луны, Морскрит, что одаривает нас частями своей сущности. Опасно касаться искажающего камня. Но ведь для этого и существуют рабы, не так ли?"
Наршифт, колдун-инженер из клана Скрайр.

"Мышьяк".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"В мире людей нет смысла. Они убивают-убивают или изгоняют как нечестивых самых лучших и сильных, тех, кто затронут Рогатой Крысой. Не удивительно, что однажды славные скавены победят их всех! Но и так-так сойдет. Больше мяса для кладовых".
Брокут, клан Ваятелей.

"Много лет мы обитаем во тьме, изучая положение дел на поверхности. Мы были здесь еще до Империи, наблюдая, как гномишки высекают свои каменные залы. Мы прятались в тени, когда бог Сигмар ходил по этому миру и рассеивал зеленокожих перед собой. Мы решили перехитрить Великого Некроманта, чье имя я не стану называть, и победили. Мы наблюдаем, ждем и планируем. Бесконечные козни Владык Разложения - это лишь способ скоротать время. Нам не нужно завоевывать мир на поверхности силой. Нам лишь нужно подождать, чтобы другие сделали это за нас. А потом мы соберем трофеи с руин Империи, ведь мы дети Рогатой Крысы, мастера выживания, мы были здесь еще до вас и станем свидетелями вашего падения".
Акитвер, Серый Провидец.


Крысоогры



Общепринятый взгляд

"Ничто столь большое не должно двигаться так быстро. Прошло столько лет, а лучше всего я помню о скорости этой твари. Мой сержант максимально ясно и доходчиво объяснил мне, что силы легендарных скавенов вторглись в наш прекрасный город. Они были не мифом, а реальностью, и убили бы нас всех, если бы мы не действовали быстро. Мы забаррикадировали улицу, блокировали канализацию в нескольких местах и стали ждать. Я ожидал крысолюдей, и я их получил, но они пришли не одни. Группа скавенов с плетями появилась на улице, ударами подгоняя массивных существ перед собой. Когда они увидели нас, я услышал, как они зашипели "убивать-убивать" своим здоровенным тварям и указали на нас. Мельком я увидел запятнанные ремни и искривлённые тела. У некоторых из этих существ деформированные конечности оканчивались ржавыми клинками. Однако у меня не было времени на них пялиться. Они заревели и земля затряслась под ними. А затем они понеслись по двору так быстро, что несколько моих друзей погибли прежде, чем успели достать мечи из ножен".
Вольфган Балеарик, стражник из Нульна.

"Знаете, в этом есть какой-то смысл. Во всех историях, что мы слышали о зверолюдях всегда есть несколько об особенно больших, например, о минотаврах или драконоограх. Поэтому когда люди стали рассказывать истории о скавенах, то решили привнести в них кого-то большого, чтобы их лучше слушали. Так они придумали этих крысоогров, которые становятся все больше и уродливей с каждой историей. Это было бы смешно, если бы не было очевидно, что это все же просто искаженная версия правдивых рассказов о Хаосе".
Джонас, странствующий менестрель.

"Они чудо, а не чудовища. Даже мысль о том, что подобные существа могут обитать в Старом Свете - истинное проявление мощи Хаоса. Однажды у меня была редкая возможность посетить крепость скавенов, известную как Адская Яма, и поговорить с несколькими мастерами-мутаторами из клана Ваятелей. Они забавные существа с хорошо развитым воображением, и, несомненно, на них милость моего владыки. Мы обсудили множество вопросов, и они узнали от меня немного о том, как снижать боль от мутаций, но когда мы дошли до вопроса о выведении, их знания, вне всякого сомнения, превзошли мои. Они гордо продемонстрировали мне загоны, где они держали своих лучших зверей, зловеще выглядящих громадин, что отдаленно напоминали массивных скавенов больших размеров. Они объясняли мне увлеченным писком, что у этих существ есть все, чтобы пережить три или больше битвы. Каждый из них был уникален, единственное, что их объединяло - это их свирепость и абсолютная преданность свои создателям. Я должен сказать, это было весьма впечатляюще".
Доктор Атрен Аболас, Посредник Перемен.

Мнение специалистов

"Они не огры, вообще не огры. Пахнут по-другому, на вкус тоже другие. Плохие. Как и все скавены, на вкус они как крысы. Я однажды наелся крысятины до отвала, мне хватила на всю жизнь. Но они сильные, достаточно сильные, чтобы сражаться с одним из нас на равных. Может так они и получили свое название? Но какие же эти твари тупые. Я имею ввиду, действительно тупые, глупее даже троллей. Помни об ентом и сможешь победить их. Но не беги от них, они весьма быстро бегают".
Кроаг, огр-наемник.

Не смотря на то, что клан Ваятелей преуспел в создании смертоносных боевых тварей, крысоогры в некотором роде ущербные существа, у них нет рассудка и вообще почти нет разума. Их неестественное происхождение сделало крысоогров полностью зависимыми от своих создателей во всем, что касается умственной деятельности, они буквально не способны функционировать, если чужая воля не направляет их. Без погонщика, который руководил бы их действиями, они действуют лишь исходя из инстинктов, которые сильно различаются от существа к существу. Крысоогр может броситься на ближайшего врага, чтобы разорвать его, начать пускать слюни или же просто лечь и ничего не делать. Какие бы остатки разума крысоогр не сохранял при своем рождении, они неминуемо уничтожаются во время бесконечных испытаний, которым подвергают его члена клана Ваятелей. Они часто становятся предметом радикальных хирургических экспериментов с применением искажающего камня, и они часто включают в себя ампутации, едва направляемые мутации, неестественное приращение чужой плоти и вживление металлических пластин и клинков. Молодых крысоогров постоянно заставляют сражаться друг с другом по принципу "выживает сильнейший". Нескольких из них запирают в яме и выпускают лишь одного, что останется в живых. У некоторых скавенов из других кланов и нескольких ученых, что исследовали данный вопрос, вызывает сомнение неспособность крысоогров действовать без погонщиков из клана Ваятелей. Если они когда-либо восстанут против своего клана, результат будет опустошительным.

"Они наш величайший триумф. Всюду следуют за скавенами. Какая битва, важная для детей Рогатой Крысы, обходилась без этих любимых детей клана Ваятелей? Ни одна, ни одна! Людишки бояться их больше, чем игрушек Скрайр, больше клинков Эшин, больше болезней Чумы, и неспроста. Игрушки могут сломаться, скрытность можно раскрыть, болезнь можно победить, но не так легко одолеть когти крысоогра. Они - наше богатство, да-да. Самый ничтожный из них стоит сотни искажающих жетонов, лучший же бесценен. Они - основа нашего великого клана! Тренируйте их с детства, любите их, как и мы все. Мы раним их лишь для того, чтобы сделать сильнее. Сильными и достаточно... уважительными. Никогда этот шедевр не повернется против создателя, нет, никогда".
Эскик, мастер-мутатор.

Их жестокое воспитание делает из крысоогров крайне опасных врагов, однако они могут быть легко ошеломлены или дезориентированы, если их оппонент будет использовать тактику "бей-и-беги". Их способность как выдерживать урон, так и наносить его, широко известна, и враги скавенов часто сокрушаются по этому поводу.

"Они не чувствуют боли и не так уж легко умирают. Отрубай им конечности, пронзай им потроха - они снова встают на ноги и сражаются. Мой отец сражался с ними в подземельях под Караком Восемь Пик и постоянно клялся своей бородой, что даже если их смертельно ранить, они просто из-за своей тупости не понимают, что их уже убили. Подобное кошмарное невежество может быть опасно, так как многие молодые туннельные бойцы были убиты одним из крысоогров, когда были точно уверены, что он мертв".
Рунгри Кеттриссон, гном-солдат.

Достоверную информацию о крысоограх тяжело добыть, особенно учитывая то, что многие граждане Империи отказываются признавать существование скавенов, а уж тем более, что их когтистые лапы могли создать новую разновидность жизни. Они обычно принимают за безумцев тех немногих исследователей, что смогли добыть полезную информацию о творениях клана Ваятелей. Для тех немногих, кто обладает знаниями о скавенах, то, что крысоогры продолжают существовать, является необычным фактом. Для Совета Тринадцати должна быть омерзительна сама идея существование группы столь могущественных существ, которых почти нельзя контролировать. Если конечно, крысоогры не служат совсем иной цели...

"Придут времена, когда будет некуда бежать, время, когда слабым членам общества придется сгинуть, чтобы не пропали все. Лишь тогда правящий совет прибегнет к уродливым созданиям клана Ваятелей, к безмозглым боевым зверям, которые радостно пожрут всех, кто будет слишком ничтожен для целей скавенов".
Либер, "Отвратительные крысолюди и их мерзкий род".


Гигантские крысы



Общепринятый взгляд

"Сперва я подумал, что это был волк, который пришел есть мертвых, но это оказался не зверь Ульрика. Он зашипел, когда я подошел ближе, но вместо того, чтобы как обычное животное броситься бежать, зверь изготовился и бросился на меня. У него были желтые зубы, каждый размером с кинжал, и безумные красные глаза, что сияли в свете моего факела, пока эта тварь бежала по полю боя ко мне. У меня едва хватило времени достать меч, прежде чем она напала на меня. Тварь отчаянно сражалась за свою жизнь, и хоть я и нанес ей несколько глубоких ран, скорее всего она умерла нет от них, а от потери крови. В предсмертных конвульсиях она смогла цапнуть меня за ногу, ее зубы смогли пробить даже кольчужные штаны. Рана начала быстро гноиться и я чуть не потерял ногу. Если бы не дочь Шалиии, я мог бы и вовсе умереть".
Штемар Хольст, имперский солдат.

"Любые грызуны - это плохо. Они пожирают урожай, отложенный на тяжелые времена, и семена. Крестьяне любят рассказывать истории об огромных грызунах точно также как и рыбаки о своем улове. Они становятся все больше еще в процессе рассказа, и крыса, что была длиной с полруки в начале истории, будет размером с пони в конце. Я слышал истории о крысах, что были больше чем волки, и что эти крысы по сравнению с волками нападают на крестьян в два раза чаще. И все в том же духе. Все это ерунда. Да, на севере полно больших крыс, и допуская, что одна-две из них могут быть затронуты Хаосом. Но их же не может быть так много, верно?"
Кастар Хандлин, странствующий торговец.

Мнение специалистов

Бесчисленно количество крыс обитает в канализациях Старого Света и крайне малое количество из них может убить взрослого человека без посторонней помощи, но все же они существуют. Некоторые из них пришли с севера, где силы Хаоса исказили их и увеличили их размеры, однако большинство - это результат многих поколений крыс, над которыми скавены ставили эксперименты по разведению, пытаясь скомбинировать размер, свирепость и любые другие черты, какие члены клана Ваятелей находили подходящими для своих мерзких экспериментов. Другие кланы часто приобретают их у Ваятелей, так как из всего, что может предложить этот клан, они самые дешевые.

"Да-да, их можно легко пускать в расход. У них нет никакой верности. Они дешевые-дешевые и когда умирают, о них никто не беспокоиться, что полезно. Они пугают людишек, что полезно. Их не так легко убить-убить, что еще лучше".
Мрачный Грызун, военачальник скавенов.

Отдельные гигантские крысы могут быть достаточно опасны, однако реальную угрозу представляют их стаи. Они набрасываются на врага, вонзаясь клыками и когтями в любую неприкрытую плоть, и стремятся пожрать свою жертву целиком. Опытный противник может разогнать нападающих "по естественным причинам" без особых усилий, так как они все еще крысы, пусть и большие, и их легко испугать. Те же, кому не повезло сражаться с созданиями клана Ваятелей, так просто не отделаются. Хозяева стай мастерски управляются с плетями, подгоняя крыс вперед болезненными ударами, если те попытаются уклониться от схватки. Гигантские крысы обычно пять-шесть футов в длину, у них грязный спутанный мех и острые зубы. Они часто переносят болезни и нанесенные ими раны часто могут начать гноиться, если их не обработать надлежащим образом. Те, кто в Империи знают о них больше всего, обычно держат язык за зубами, чтобы их не сочли безумцами.

"Здесь, в темноте, если ты когда-нибудь столкнешься с гигантской крысой, тебе не помогут ни праща, ни пес. Носи с собой острый кинжал и умей им пользоваться, так как мечом неудобно пользоваться в тесных канализационных коридорах. Тыкай им своим факелом в морду, если сможешь, так как огонь - смерть для них, и они боятся его. Ты должен научиться не бояться их, так как они могут почуять страх или же его отсутствие. Запомни: что появляется из глубин, там и остается".
Тобиас Драк, выдающийся ловец крыс.


К содержанию



Глава 5. Бандиты и звери



"Нам повезло, что мы живем в городе, мое дорогое дитя. В лесах водятся твари. Темные твари. Голодные твари. Злобные твари. Те, кто слишком углубятся в лес, обречены встретить печальный конец".
Карлинда Вельтландт, мать из Мидденхейма.

Хитрые бандиты и ненасытные звери осаждают Старый Свет. Леса полны смертоносных врагов, в горах множества существ, что воспринимают всех остальных лишь как добычу. Некоторые из них когда-то были созданиями природы, однако теперь они превращены скверной Хаоса во что-то другое. Некоторых из этих зверей храбрые наездники используют в качестве скакунов, других же лучше избегать. За пределами городов Старого Света ночи темны, а опасности многочисленны.


Эльфийские корсары



Общепринятый взгляд

"Ходят тут всякие байки. Истории о целых деревнях, чье жители пропали, и никто их больше не видел. Эти опустошенные поселения всегда расположены рядом с морем, и это все, что у них есть общего. Никто не хочет говорить о том, что северный шторм может быть достаточно сильным, чтобы заставить людей покинуть поселение. Нет, все говорят о каких-то "призрачных" налетчиках, которые похищают население целых деревень черти знает куда, хоть их самих никто и не видел. Говорю вам, это все сказки, чтобы пугать детей. Гарантирую, что фраза "Веди себя хорошо, а то Темные тебя заберут", может приструнить не одного непослушного мальца".
Эммерих, наемник.

"Люди, в вашем простом языке недостаточно слов, чтобы выразить нашу ненависть к ним. Мы называем их убийцами, разорителями, поработителями и ворами, но ни одно из этих слов не способно выразить глубины их испорченности. У них нет чести и они не ведают жалости. Они появляются из тьмы, что создает их мерзкое колдовство, и убивают. Они специально крадут детей для своих извращений. Капризный народ Ультуана заявляет, что они их презираемые родичи, которые были изгнаны давным-давно, но разве может кто-то поверить на слово эльфу?"
Харгрим Фургилссон, торговец гномов.

"Я видел их однажды, много лет назад. Если у них и есть название, то я не знаю его. Я не хочу его знать, даже если бы и мог. Они приплыли на темных кораблях и забрали мою семью. Единственная причина, по которой я сегодня здесь и рассказываю вам эту историю, так это то, что я ушел пасти стадо затемно, прежде чем они напали на деревню. Я видел их больше, чем мог сосчитать. Они забрали всех, молодых и старых. Тех, кто не хотел замолкнуть, они убили, но даже их тела тоже забрали с собой".
Петер, пастух.

Мнение специалистов

Из далекой Земли Хлада к берегам Старого Света приходят налетчики, развращенные воины, жаждущие рабов и завоеваний. О них мало что знают в Империи, а малочисленные эльфийские послы, что прибывают из Ультуана, не хотят говорить о них, предпочитая уходить от разговора, когда могут или же отвечать кратко, когда это не удается.

"Кто они? Они печаль. Боль. Несчастье. Запутавшиеся души, отдавшиеся тьме и возглавляемые проклятым правителем, который отказывается принять свою истинную судьбу и однажды будет страдать как никто другой. Они приветствуют Хаос с раскрытыми объятьями и многое в их кровавом обществе основано на поклонении Каину, Владыке Убийц. Они живут в страхе, успокаивая себя лишь ложью, которую они говорят друг другу, залечивая старые раны. Они ужасны, не ищи встречи с ними. Больше я ничего не скажу".
Лорд Аласир, посол эльфов.

Самыми большими кораблями в распоряжении эльфийских корсаров являются печально известные черные ковчеги, огромные плавучие крепости, способные вмещать тысячи воинов и рабов. Волшебницы корсаров призывают из глубин тварей, на чьи спины устанавливаются фортификации. Эти "живые корабли" часто плавают вместе с черными ковчегами и вселяют ужас в сердца всех, за кем охотятся корсары.

"Мне было всего восемнадцать зим, когда я впервые ступил на борт Поцелуя Фортуны. Это был крепкий корабль, быстрый и с хорошей командой. Его капитаном был Рейнер, марьенбуржец, в чьих венах текло море, и если бы не его мастерство, вы бы не услышали этой истории. Из-за какого-то тайного, но, несомненно, эпического поступка, что в своем славном прошлом совершила команда Поцелуя, капитан смог вооружить весь корабль гномьими пушками и нанять инженера присматривать за ними. Логан Друминсфинд не любил океан, но он ценил свою любимую пушку больше чем жизнь, или по крайне мере я так думал, когда нас познакомили. В конце концов, и капитан, и инженер удивили нас всех. Когда мы возвращались из торговой перевозки от берегов Бретонии, я увидел свой первый (и милостью Сигмара, надеюсь последний) черный ковчег Темных.
Где-то во время третьей вахты вся команда была поднята по тревоге. Когда мы заняли свои посты, то в лунном свете на горизонте увидели его. Он двигался словно гора с парусами. Мы могли чувствовать волны, что он создавал, хоть это корабль был за много лиг от нас. Ближе к нам на поверхности океана располагались странные замки, которые тащили на себе уродливые морские змеи, что до сих пор являются мне в кошмарах. Они стали реветь по мере приближения, их рев эхом разносился по волнам, и я подумал, что многие члены команды уже считали, что все потеряно, но Рейнер не хотел бы и слышать ни о чем подобном. Он лег на курс по ветру и убегал, попутно сражаясь, до самого утра. Раз за разом они приближались, но пушки Друминсфинда отгоняли тварей прочь. Я никогда не видел, чтобы так плавали или стреляли, но они все не отставали от нас. Когда солнце взошло на горизонте, Друминсфинд оставил свои пушки и пошел поговорить с капитаном.
Я не знаю, что он сказал тогда, но Рейнеру это явно не понравилось. Тем не менее, к нашему удивлению четыре пушки и большую часть пороха поместили в длинную лодку, в нее же залез и гном. Он смотрел на нас, готовясь отбыть, переводя свои глаза с одного на другого, и его последние слова до сих пор звучат у меня в глове: "Лучше это, парни, чем угодить к ним живыми". Когда он отплыл, то начал что-то петь на тайном языке гномов, и хоть я не понимал слов, но знал, что это предсмертная песнь. Когда змеиные корабли приблизились к нему, он зажег фитиль своей любимой пушки. Взрыв убил как миниму одного змея и рассеял остальных. Этого Рейнеру хватило, чтобы увести Поцелуй Фортуны от опасности. Я никогда не видел Темных, лишь их проклятые корабли, но мне и этого хватило".
Курласс, моряк.

"Отравить отравителя - непростая задача. Предлагаю использовать черный лотос в качестве иронии".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Наши собственные слова

"Плавать на черном ковчеге - величайшая честь, о которой любой дручи может мечтать. Я тренировался долго и тяжко, чтобы получит мое место на Ветре Проклятья, и убил несколько недостойных противников ради этой должности. Это стоящая жизнь. Я регулярно оттачиваю свои навыки на многочисленных врагах и забираю себе десятую часть того, что смог награбить. Рабы, золото и слава, все это может быть твоим, если ты отважен".
Тейланкарр, корсар дручи.

"Мы правим на морях этого мира, потому что они созданы для того, чтобы мы делали на них что хотим. Наши слабовольные собратья некогда имели в своем распоряжении все океаны, но позволили им ускользнуть у них из рук, когда предались упадничеству. Мы же не такие. Мы наносим удар где и когда захотим, не оставляя сомнений насчет того, кто истинные хозяева моря. Мы превращаем низшие расы в рабов, потому что больше они ни на что не годны. Лишь вопрос времени, когда они осознают свое место. Что действительно оскорбительно, так это то, что эти расы не понимают, какую честь мы оказываем им, порабощая их. Те, кого мы забираем, имеют привилегию присоединиться к чему-то большему, чем то, на что они могли хотя бы надеяться, позволь мы вести им свои жалкие никчемные жизни как и прежде. Служить королю-чародею Малекиту - это служить величайшему правителю, которого когда-либо знал мир. Жаль, что эти недоноски не понимают этого, но что еще можно ожидать от подобных животных?"
Тулларис из Хар Ганета.


Гарпии



Общепринятый взгляд

"Я слышал истории об их гипнотизирующей красоте, всякий моряк рассказывает их. Они танцуют на ветру вокруг странных островов, которых нет на карте, их красивые голоса призывают честных моряков бросить своих товарищей и плыть к ним. Те, кто поддаются, как я знаю, тонут или разбиваются об острые камни. Так или иначе, они становятся мясом для гарпий. Если, парни, вы услышите странные звуки в море, закройте свои уши хлопком или воском и не слушайте песню гарпий, так как она несет для вас лишь смерть".
Эдгар, моряк.

"Есть древняя песня времен начала мира, которую все еще поет мой народ. Она называется "Гибель Нашары, Владычицы Крыльев". Как и все наши самые старые песни, она грустная, но чудесная. Нашара была жрицей в храме рядом с морем и кормила больших морских птиц, которые нравились ее владыке. Хоть он и много путешествовал по морям, и его годами не было дома, она была верна ему. Однажды больше долгих лет ожидания, когда его корабль, наконец, пристал в порту, Нашара поспешила навстречу своему любимому. Но в своих путешествиях тот нашел другую и отверг жрицу. Она скрыла свою боль, вернулась в храм и там начала подчинять птиц своей воли. С помощью хитрого колдовства она приковала их к себе, смешав свою кровь и их кровью. Когда Нашара была готова, она пригласила к себе своего владыку, говоря ему сладкие речи и убеждала, что не причинит никакого вреда ни ему, ни его новой невесте. Не осознавая грозившей им опасности, они пришли в храм. И здесь на берегу моря птицы разорвали их на куски. Но когда Нашара осознала, что сама погубила того, кого все еще любила, то сошла с ума от печали. Крича и причитая как те самые птицы, которых она себе подчинила, жрица бросилась в океан. Гарпии - это потомки Владычицы Крыльев и они разделяют чувства своей прародительницы касательно моряков".
Тенуроас, эльфийский менестрель.

Мнение специалистов

"Они просто звери, ни больше, ни меньше. То, что они выглядят похоже на диких эльфийских дев - лишь жестокая насмешка, придуманная одним из богов Хаоса или же Владыкой Убийств. У гарпий нет ни разума, ни каких-то способностей к военной тактике. Они просто набрасываются на свою жертву и рвут ее на куски. Иногда они собирают ценности с тел их жертв, но это лишь подобие того, как птицы собирают яркие и блестящие вещи. Они следуют за кораблями Темных подобно тому, как большие чайки следуют за кораблями марьенбуржцев, потому что знают, что те сулят им хорошую добычу. Пусть вас не вводит в смущение их вид, убивайте гарпий при любой возможности, потому что из-за своей кровожадной природы они могут преследовать корабль целыми днями".
Вольфган Альдхелмсон, охотник на ведьм.

Другие истории о гарпиях рассказывают совершенно об ином. Есть моряки, которые клянутся, что гарпии могут петь красивыми голосами, что противоречит идеи о том, что они всего лишь животные. Эта песня предположительно порождает страстное желание у безумцев, достаточное, чтобы рискнуть жизнью и попытаться добраться до гарпий. Эльфы Ультуана не говорят о гарпиях, часто молчаливо отказываясь вообще их обсуждать, но это возможно лишь из-за того, как много благородных эльфийских воинов они разорвали на части. Другие же эльфы не столь сдержаны.

"Они великолепны, не правда ли? Я подозреваю, что они - любимые дочери Каина. Что же касается меня, то я не могу сказать, какая связь между ними и эльфийскими ведьмами, но я точно могу сказать, что они не просто животные. Однажды я видел, как стая гарпий мучала моряка несколько часов, наслаждаясь его ужасом и болью, и лишь затем разорвали его на части в кровавой оргии. Звери не могут получать удовольствие подобным образом".
Лакрот Мал, корсар дручи.


Мантикоры



Общепринятый взгляд

"Был холодный день, и это был не благословенный холод Ульрика, который бодрит тело и заставляет человека чувствовать себя живым, но проклятый холод, что приходит из северных пустошей, принося с собой признаки пепла и скверны. Наш патруль шел через низину в Серединных Горах, разыскивая банду зверолюдей, на чей след мы напали. Мы надеялись поймать налетчиков прежде, чем они уйдут горными тропами, заставив их завязнуть в глубоком снегу. Когда мы впервые услышали этот звук, то сперва подумали, что его создает ветер, но чем ближе он становился, тем делалось ясней, что это чей-то крик. Ни до, ни после я не слышал ничего подобного. Этот рев был похож на звук умирающей надежды, смешанный с плачем младенцев, вырванных из утробы матери. И вот с воплями появилась она - крылатая смерть, мантикора, и наши скакуны попытались бежать, хоть и были натренированы для войны и испытаны в битвах. Мой брат-рыцарь и его конь превратились в кровавые ошметки, когда существо свалилось на нас и стало пожирать их теплую и еще дымящуюся плоть, срывая ее с костей, в то время как мы в ужасе наблюдали за этим. Октар бросился на него и получил удар хвостом, который расколол пополам его нагрудную пластину. Зверь посмотрел на нас, его пародия на человеческое лицо было перемазано кровью, и увидев, что мы не испугались, попыталось взлететь, возможно, чтобы бежать, а возможно, чтобы зайти на нас с другой стороны. Мы так никогда и не узнали об этом, так как когда он распустил свои массивные кожистые крылья и начал взлетать, капитан Рейнвальд нанес зверю столь яростный удар своим молотом, что одно из его сочленений в крыле с громким хрустом переломилось, и он упал в долину под нами, непрестанно крича. Ульрик был с нами в этот день, но если я снова услышу на ветру этот крик, то буду надеяться, что эта тварь полетит в другую сторону".
Алексей Дронал, рыцарь Белого Волка.

"Они - темное хаотическое отражение грифонов, так как Хаос по самой своей сути издевается над всем, что нам дорого. Грифон - это благородное животное, его дикая природа указывает на яростное и свободное сердце, а мантикора - это злобная тварь с мерзкими аппетитами. Грифоны охотятся лишь ради пропитания или чтобы прокормить молодняк. Мантикоры охотятся, когда им вздумается. Грифоны обычно убивают лишь слабых и старых, а мантикоры неизбежно охотятся на молодых и невинных. Убивайте их безжалостно при любой возможности, или же они убьют вас".
Эдгар Нолбран, писчий.

Мнение специалистов

"Говорят, что среди них есть те, кто могут говорить на языке людей, или по крайне мере на темном наречии зверолюдей. Раньше я мало предавал внимания подобным слухам, но история одного марьенбуржского моряка заставила меня призадуматься. Он заявлял, что участвовал в отчаянном морском сражении против корабля, который предположительно находился на спине морского змея. Эта история звучало невероятно, однако многие другие подтвердили ее. Во время этой битвы мантикора вылетела предположительно из одной высокой башни этого странного судна. Пролетая над кораблями, она кричала что-то вроде проклятий на своем темном языке. Я понятия не имею, что мантикора делала в море, но такова эта история".
Кирстен Хультц, торговец.

Ходят слухи, что некоторые эльфы практикуют разведение мантикор среди черных обсидиановых пиков в горах, что преобладают в Земле Хлада, далеко на западе от Старого Света. Как им удается укрощать столь злобных существ неизвестно, однако во многих историях говориться, что эльфы из этих земель почти столь же яростны, как и мантикоры, которых они выращивают. Ученые, что задают слишком много вопросов по этому поводу либо находят слишком мало ответов, либо кровавую смерть.

"Они - скакуны наших темных сородичей. Их кровожадность - отражение темного Владыки Убийств, для службы которому они созданы. Бойтесь мантикор не из-за них самих, бойтесь, потому что их присутствие - сигнал о приближении наших изгнанных собратьев. Лучше встретиться с дюжиной мантикор, чем с одним из тех, кто осмеливается нестись на них в битву".
Фианас, эльфийский бродяга.


Гидры



Общепринятый взгляд

"Я никогда не видел дракона, но не думаю, что он может быть хуже, чем та гидра, с которой я сражался. Она была огромна, каждая ее голова могла перекусить человека пополам, а каждая из ее длинных змеиных шей могла заглотить его целиком. Я сражался за князя Верецо, одного из великих городов Тилии, и нам пришлось пересекать болото, чтобы сразиться с одним из соперников князя. Я думаю, что лишь из-за своего невезения мы напоролись на гидру. Она не ревела, а скорее издавала булькающее шипение, как огромный кот, и оно исходило разом из всех ее голов. Некоторые из моих товарищей обделались при этом звуке. Старый Локи вообще утонул в грязи, после того как с визгом повалился в болото, завидев эту тварь. Она бросилась на нас, но остановилась после того, как один из парней всадил в нее несколько болтов. Это было похоже на хорошую идею до тех пор, пока гидра не выпустила в него столп пламени и не поджарила на месте. Хотел бы я сказать, что мы бились храбро и убили тварь, но это было не так. Битва длилась недолго и я думаю, что закончилась она лишь потому, что гидре стало скучно, так как мы мало что могли ей противопоставить. Она схватила трех людей и потащила их, кричащих, к себе в болото. Мы не пытались их спасти, мы просто бежали".
Бенгт, наемник.

"Странная штука эти гидры. Ходят легенды об их ужасном облике и множестве голов, но мало кто их видел или же выжил после встречи с ними. До меня доходили слухи, что некоторые племена болотных гоблинов поклоняется гидрам и оставляют им подношения, чтобы избежать их гнева. Скорее они пытаются избежать их голода, как мне кажется, но это все же демонстрирует нам, какое сильное впечатление гидра может производить на тех, кто с ней сталкивался. Это неудивительно, так как гидры - это почти бессмертные звери, они живут долгие годы, неподвластные времени. Кровавая Плеть Жуфбара, особо большая красная гидра, периодически терроризирует регион вокруг города вот уже почти тысячу лет. Каждый раз, когда какой-нибудь храбрый воин пытается убить ее, он либо лишь ранит гидру, либо сам погибает. Плеть может спать десятилетиями в глубоких пещерах возле Черных Вод, а затем появиться снова с полностью зажившими ранами и неукротимой яростью. Я уже сбился со счета, сколько мне доводилось слышать историй про гидр, но я почти ничего не слышал об истребителях гидр. Я слышал всего одну подобную историю, и в ней герой умер вместе со зверем".
Хартвиг Тарнс, альтдорфский торговец.

Мнение специалистов

"Да, джентльмены, я думаю, что гидру можно воспринимать в качестве врага. Вы говорите, что существа Хаоса непредсказуемы, но я могу сказать, что гидры стабильны настолько, насколько может быть стабилен зверь, подверженный мутациям. Они слабо подвержены времени, и вскоре наши храбрые солдаты могут столкнуться с одной или более из них на поле боя. Вы попросили отыскать меня слабости, которые можно было бы использовать. Если вы встретитесь с гидрой, то цельтесь ей в торс. Каждая частичка информации, которую мне удалось обнаружить, убеждает меня в том, что именно в большом теле гидры располагается ее мозг. А как иначе могли бы функционировать ее головы отдельно, при том что сама гидра не сильно теряет в функциональности, если несколько из них уничтожить. Каждая из голов может обладать рудиментарным интеллектом, но центральный контролирующий разум находится в теле. К несчастью орган, с помощью которого они создают свое огненное дыхание, и который соединяется с их шеями, находится рядом с мозгом и хорошо защищен чешуей. Я небезосновательно предполагаю, что нашим артиллеристам стоит целиться в переднюю часть или центр торса, так ничто другое, кроме разве что атаки с разгона рыцаря, не пробьет ее бронированную шкуру в нужных местах".
Марианн Сосбер, анатом.

Гидры - это прожорливые чудовища, что несут опустошение. Не важно, сколько пожрет гидра, похоже, что она всегда хочет больше. Их присутствие уничтожает все природное окружение, превращая его в бесплодную пустошь в течение месяца или около того, после чего они остаются голодать или же перебираются на новое место. Хоть гидры и могучие звери, то, что они постоянно уничтожают свое природное окружение, приводит их к смерти, так как все больше и больше врагов противостоит им. Лишь несколько гидр осталось в Старом Свете вне Пустошей Хаоса, и возможно лишь одна или две на всей территории Империи. Не было обнаружено ни одного случая, чтобы гидра умерла от старости, поэтому многие верят, что если гидры и не бессмертны, то по крайне мере живут крайне долго. Некоторые охотники искали гидр в надежде обнаружить ключ к их долголетию.
Однако в течение последних лет появился новый источник информации и рассказов о гидрах для ученых Империи. Слухи утверждают, что одно из племен эльфов, которое обитает в Земле Хлада, начало выращивать гидр как боевых зверей. Подобные поразительные заявления стали откровением для Старого Света, так как многие считали, что для человека невозможно укротить подобную тварь, так как гидра - чересчур яростное существо, чтобы ее можно было укротить. Те немногие, кто хоть что-то знают о подобных делах, считают, что тут не обошлось без колдовства.

"Мы сомкнули ряды и ждали их наступления, этих темных налетчиков из-за моря. В их рядах началось шевеление, и когда я впервые увидел этого зверя, то подумал, что это просто большая разновидность отвратительных рептилий, на которых они любят ездить. Лишь когда он подался вперед, я смог различить колебание его множества голов. Мой оруженосец крикнул "Гидра!", и я понял, что он был прав. Два налетчика, одетые в черную броню, гнали ее вперед шипастыми плетьми и тем, что посчитал мерзкими проклятьями на их темном языке. Помню, был удивлен, что зверь просто не сожрал налетчиков за их безрассудство, настолько массивным он выглядел по сравнению с их худощавыми фигурами. Думаю, жестокость все же зависит не от размеров. У некоторых крестьян душа ушла в пятки, когда они увидели гидру, но рыцари буквально живут для того, чтобы сражаться с подобными врагами. В итоге мы ее убили, но это было нелегко, и она забрала множество храбрецов с собой. Если вам когда-нибудь придется столкнуться с подобным существом, старайтесь быстро убить его погонщиков. После того как они погибли от стрел, гидра временно было ошеломлена и напала на нескольких налетчиков, что подошли слишком быстро к ней".
Жерар дю Лакарен, бретонский рыцарь.


Болотные твари



Общепринятый взгляд

"Синяя краска. Это я запомнил больше всего. Его синие узоры. Их и его существо, разумеется. Короче, это парень проходили через деревню, с которой я торговал, не самый большой рынок, да и далеко от дороги, но "Тучный вепрь" был хорошей таверной, где можно было найти все необходимое. Так или иначе, этот юный путешественник был покрыт наиболее замысловатыми синими рисунками, которые я когда-либо видел. Я бывал в Марьенбурге, поэтому кое-что знал о моряцких татуировках, но они не шли ни в какое сравнение с этими символами. С ним было... какое-то существо. Оно было выше взрослой лошади и одето в грязную робу, которая едва прикрывала его. К счастью, он оставил его в конюшне, иначе могли бы быть проблемы. Кое-кто из местных хотел выпроводить существо из деревни. К счастью для жителей, путешественник удержал их спокойными словами. К счастью, как для них, так и для меня, если быть точным. В эту ночь мерзкие зверолюди напали на деревню, и странник с синей краской и его, кхм, товарищ, почти самостоятельно разобрались с ними. Я даже видел, как существо вырвало дерево и пронзило им тварь с головой быка!"
Йохим, коробейник.

"О да, я слышал о них, но все это большое вранье. Просто каким-то нетипично сообразительным ограм пришла в голову мысль, что если они измажутся грязью и будут вести себя как "болотные чудовища", то им будет легче пугать путешественников и забирать их добро. Это показывает лишь то, насколько легковерны деревенские. Я? Я никогда не попадался на подобные уловки. Нужды огров ниже моего достоинства".
Эрих Скользкий.

"Оно пахло разложением. Как застоявшаяся вода или тина из мерзкого болота. Оно не столько шло, сколько перекатывалось, протухшая грязь постоянно капала с его шкуры, оскверняя землю там, где оно ступало. Петер обделался и побежал, завидев его. Я не виню его - меня самого покинуло большинство сил, когда то, что могло бы быть у этого существа взглядом, остановилось на мне. Все же я нанес ему один или два удара, но это было все равно что тыкать мечом в болото. Оно вообще не обращало на нас внимания, пока Тиокол не приложил его своим молотом. Существо убило четверых, прежде чем мы смогли одолеть его. Даже упав на землю, оно пыталось подняться. Лишь когда Диел вонзил клинок из хорошей тилеанской стали в спину его хозяина, оно перестало дергаться".
Леонард, наемник.

Мнение специалистов

Говорят, что болотные твари происходят с окутанного туманом острова Альбион, древней земли, которую до последнего времени считали лишь легендой, пока она случайно не была обнаружена, и весть о ее сокровищах не разнеслась по Старому Свету. Авантюристы, экспедиции и налетчики всех рас и наций стали пытаться отыскать путь в туманах Альбиона, что скрывали его берега, чтобы забрать "обильные сокровища" острова себе. Ходят слухи, что большинство не нашло ничего кроме мучительной смерти среди древних камней Огам, что покрывают остров. Камни Огам - это покрытые рунами камни, что предположительно испускают магическую энергию. Имперские мудрецы верят, что благодаря этим камням, а также группе тайных мистиков, и появляются болотные твари.

"Они мерзкие существа, созданные колдовскими ритуалами в заброшенных местах, которые находятся в непроходимых топях Альбиона, там, где какой-либо странник потерял свою жизнь. Их тела обычно состоят из грязи и мусора болот. Их крики странные и печальные. Болотную тварь обычно сопровождает чародей, но не всегда. Дух, что обитает в ней, постоянно пытается отомстить живым, и поэтому они беспрестанно убивают, пока только их тёмные хозяева не прикажут им делать что-то другое. Жрец Морра может упокоить подобное существо, но это не так уж легко".
Метриус Нуль, отрывок из его книги "На туманном острове".

Болотных тварей замечали в Империи уже в течение нескольких лет. Однако некоторые мудрецы заявляют, что их видели еще за несколько лет до обнаружения Альбиона. Так или иначе, лишь небольшое количество этих существ сейчас ходит по Старому Свету. По логике вещей они должны держаться недалеко от болот, но их видели как в лесах, так и в горах Империи. Чего они хотят, и хотят ли они вообще чего-то, все еще предмет дебатов среди мудрецов.

"Говорю вам, они - магические конструкции, и у них нет собственного разума. Если не чужой воли, которая бы вела их, они могут неподвижно стоять часами, мне говорили, что их дурно пахнущий остов может продолжать медленно течь, но это скорее их естественное состояние. Они безмозглые убийцы, однако, не такие, как низшие формы нежити. Я думаю, что их природное происхождение делает их гораздо опаснее жалких скелетов. Говорят, их процессы восстановления могут посоперничать с таковыми у троллей, и в этом есть смысл, однако я считаю, что им потребуется погружение в болото или хотя бы доступ к нему, чтобы восстановить свои поврежденные "ткани".
Вольдемар, ученый из Нульна.

Некоторые охотники на ведьм обеспокоены продолжающимися появлениями болотных тварей в Империи. Существует несколько древних камней Огам в разных местах Старого Света, однако они не похожи на те, что можно найти в Альбионе, и все они расположены далеко от имперских болот. Так как у большинства болотных тварей есть своего рода хозяин, который управляет ими, это означает, что какой-то чародей, или, что вероятнее, некромант, обнаружил новый способ создавать болотных тварей. И эта темная перспектива не радует ни охотников на ведьм, ни жрецов Морра.


Огры



Общепринятый взгляд

"Они чертовски здоровые. У них ступни большие, как у лошадей. Я знаю, около двух недель назад цела толпа их истоптала поле. Они раздавили с полсотни кабачков. Я слышал, шо они работают на армию. Оно ничега, но если им показать на врагов и сказать атаковать то... там воронам будет нечего пожрать, если вы понимаете, о чем я. Я слышал, шо даже откапывают мертвых и едят их. Старый Хоб говорил, шо они едят собак! Собак, говорю вам! Енто было не совсем умно, када Карл Франц предложил этим чмырям место в имперской армии. Ой не умно, говорю вам! Они пахнут как овечий навоз и жрут все, что найдут у нас в домах".
Рилкер Кохл, крестьянин.

"Услышьте же историю о храбром сэре Балдрине,
Который путешествовал по горному краю,
Чтобы убить огра, демона или дракона
И встретить свою "Деву Озера".
Спешившись, сэр Балдрин пошел
Дальше по горной дороге,
А из укромного места голодные глаза
Смотрели на него, затем расширились от удивления.
Это был огр мерзкий,
Что вышел вперед и громко крикнул:
"Я перемолю твои кости в муку и испеку из нее хлеб!"
Рыцарь ответил: "Я снесу тебе голову!"
Сэр Балдрин бросился вперед, подняв свой меч,
Однако его никчемный удар огр отразил.
Дубина чудовища опустилась вниз
И тяжело приложила Балдрина по короне,
Затем раздался ужасный треск,
Когда рыцарь повалился на землю.
Но это еще не конец истории Балдрина,
Что же ожидает нашего бретонского друга?
Огр выпотрошил его,
А что осталось, отнес к себе в логово.
Сердце сэра Балдрина, такое отважное и честное
Имело честь быть сваренным,
Огр сжевал его ноги и зажарил пальцы,
Набил его легкие чесноком,
Кости его огр растолок и выпил костный мозг,
Затем толченый порошок высыпал в свой хлеб.
Его кольчуга как раз подошла для руки огра
(Не к чести пижонству Балдрина).
Его великий меч, раньше прекрасное оружие,
Теперь используется, чтобы жарить мясо на огне.
Его образок огр бросил в огонь,
Из его нагрудника сделал ванну для гоблинов,
Его плащом заткнул дыру,
Из его черепа сделал кубок для питья.
Вот такую судьбу встретил бретонец
На блюде у огра.
А вам все урок: если соберетесь на дело
Берите с собой всех друзей, каких только найдете".
"Конец приключения", пародия на бретонскую народную сказку. Популярна в Империи, поется на мотив "Каррбургской баллады".

Мнение специалистов

Огры - это большие, уродливые, жестокие чудища, которые превосходно делают две вещи: едят и сражаются. Огра легко опознать по его массивному телосложению и огромному животу. Были сообщения, что некоторые из них достигали десяти футов в высоту, но из-за устрожающего облика огров это вполне может быть преувеличением. Их серая дряблая кожа скрывает под собой крепкие мускулы и необычайную выносливость. В дополнению к этому у них похожие на щетину волосы и слабая личная гигиена, поэтому большинство людей сторониться этих грубых существ.

"Никто из тех, кто хоть раз чувствовал, как пахнет огр, мне не поверит, но они крайне гордая раса и просто наемники, что пришли в земли людей за деньгами. Для огра его статус - это все. Он определяет, на ком он может "жениться" (если подобное вообще можно так называть), где в землях огров он сможет жить, что он будет есть, что их бог будет думать о нем - в общем, все, что огры считают важным. У этой грубой расы кто сильнее, тот и прав. Большой огр с огромным пузом, боевыми шрамами, трофеями и боевой раскраской, несомненно, обладает высоким статусом, он тот, с кем не стоит связываться. Если огру бросить вызов, то он редко от него отказывается, будь то рыгание, толкание брюхами, гладиаторский поединок или поедание. Отклонить поединок - значит потерять лицо. Для них лучше сразиться и проиграть, чем отказаться".
Вольдемар, ученый из Нульна.

"Люди говорят, что они тупые, но говорю вам, они хорошо знают цену золоту. Они сильные как быки, и мало что может испугать их. Я сам видел, как они сражались с тварями, которые бы заставили обычные войска обделаться. Да, их часто недооценивают. Да, они пьют, жрут и ревут, но когда вы увидите, как они прорывают фланг, поверьте, вы станете уважать их гораздо больше. Они сильные наемники, но не забывайте выдавать им их пайки. Иначе они будут кивать и соглашаться, а два часа спустя у вас возникнет вопрос "А где же лошади?"
Капитан Шульц, командир наемников.

"Толченое стекло, мандрагора и эссенция ночной тени. Добавит в еду. Еда всегда срабатывает".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Плохая ли примета увидеть огра? У них обычно не так много вещей с собой: броня, что прикрывает их большое пузо, да несколько серёг. Те из них, кто получили золото, работая солдатами, хорошо за него держаться, понимаете, о чем я? С другой стороны, если вы следуете за торговцем, которого охраняет огр, то это совсем другое дело. Помню, один раз я был в Альтдорфе... по, кхм... скажем так, по делам гильдии. Вижу, вы поняли, о чем я, так что перейдем к сути. Этот джентльмен несколько вольготно обращался с имевшийся у него информацией. Пара моих товарищей были на некоторые время отданы на милость императора из-за того, что он не умел держать язык за зубами. Он знал, что я приду за ним, и нанял шкафоподобного огра для защиты. Глупый дурак предложил ему золото. Он совсем не знал огров! Я уже встречался с парой из них и провел с ними немного времени, в "коррекционных" отрядах, созданных Оле Тодбрингером. Так или иначе, прикинув расклад, я достал огромный кусок говядины, самый большой из тех, что вы когда-либо видели, такой же большой, как и долг Ранальда. Я нанял трех полуросликов, чтобы они приготовили его прямо на месте, на улице перед его домом. Боги! Там собрались нищие и попрошайки с нескольких окрестных миль из-за запаха, что издавал этот кусок. Я ждал два часа, прежде чем огр выбежал из дома и впился в кусок мяса. Я смог проникнуть в дом, сделать свое "дело" и спокойно уйти. Что же касается огров, то для них считается святотатством и неуважением к их богу не съесть то, что прямо перед тобой. Если вы знаете это, то вы знаете о них все необходимое".
Эрих Скользкий.

Наши собственные слова

"Зачем нужна малоть муку и делать из нее хлеб? Лучше сразу начати убивать, жрать и зашибать деньгу. Вот тут собака на палке... она и хрустящая, и волосатая".
Грент Бычье Пузо.


Великаны



Общепринятый взгляд

"О, я однажды видел одного. Даже говорил с ним. Он пришел из Гор на Краю Мира. Он был размером с пол сарая Каспара и почти такой же широкий. Он шел быстрее, чем скачет лошадь, но не думаю, что он сильно старался для этого, это была его обычная походка, каждый его шаг был с пол фарлонга. Я был в поле и все остальные убежали, но я никогда не был особо быстрым, поэтому остался на месте и стал молиться Сигмару. Великан остановился и посмотрел на меня. Он выглядел немного нетрезвым, его шатало и я уловил запах эля. "ЧЕЛОВЕК", - сказал он, и я подумал, что мои кости сломаются от силы его голоса. "ЭТО ДОРОГА НА ТАЛАБХЕЙМ?" - спросил он, расплывчато указывая своей рукой на запад. Я подтвердил его догадку. "СПАСИБО ТЕБЕ", - прогрохотал великан, а затем скрылся за горизонтом так быстро, что когда он скрылся с глаз, все еще грохотало эхо от его последнего "ТЕБЕ". Он был достаточно вежлив, но я б хотел, шоб он еще и не наступал на мою корову".
Старый Хоб, крестьянин.
[Примечание переводчика: Фарлонг - восьмая часть мили]

"Что в них больше всего запоминается, это даже не их огромный рост, а их вонь. Каждый из них воняет спиртным так сильно, что у вас начнут глаза слезиться от их миазмов. Я видел, как труп великана лежал пять дней и не разлагался, а стервятники медленно пожирали его плоть, что сохранялось благодаря алкоголю. А их дыхание, о боги! Их дыхание. Оно прогорклое и мерзкое, в их огромных зубах полно гниющих остатков их последних четырех или пяти приемов пищи. Да, я сражался рядом с ними, поэтому знаю о них гораздо больше большинства их тех, кто все еще может говорить. Великанов много на моей родине, их всегда там было много, они любят холодные места, но я не знаю почему. Иногда они сражаются за северные племена. Иногда против нас. Но всегда в качестве оплаты они берут много выпивки и еды, и почти ничего другого. Когда-то давно они проживали во всех землях, но люди изгнали их в горы, где их не так легко отыскать, так как их всегда было мало. Думаю, в свое время ваш великий Сигмар убил некоторых из них, а длиннобородые говорят, что за долгие годы истребили их бесчисленное количество. Великаны - ужасные враги. Их дубины сделаны из цельных стволов деревьев, что утыканы мечами, и они могут убить трех человек одним ударом, а если он удачный, то и больше. Они чувствуют боль не так, как мы, возможно это из-за всего того алкоголя, что они пьют, но великаны еще долго сражаются после того, как вроде бы уже должны были быть мертвы. Они не слишком умные, но когда ты такой большой, тебе это не особо и нужно, не правда ли?"
Холгер Алгерссон, северный наемник.

Мнение специалистов

Великаны - одни из самых больших существ, что все еще обитают в Старом Свете, и их боевой мощи справедливо боятся. Если бы они были хоть как-то организованны, их рассеянные племена представляли бы ужасную угрозу для Империи. К частью для "мелких" рас, сознательное мышление похоже болезненно для великанов и они предпочитают алкогольное забвение мечтаниям о мести. Различные ученые в течение столетий высказывали свое мнение на тот счет, почему так происходит, но четкого ответа нет до сих пор.

"Ключ ко всему, джентльмены, это их рост, именно он делает великана великаном. Этот мир не предназначен для столь массивного тела, с тех самых пор, как великан испускает свой первый вздох, он знает лишь боль. Это боль от того, что они растут, но есть и другая, куда хуже. Мир впивается в них, тянет их и постоянно шепчет "приляг, приляг, отдохни на земле и больше не вставай". Они пьют, чтобы заглушить свою бесконечную боль".
Вольдемар, ученый из Нульна.

Вне зависимости от причин, великаны много пьют и они постоянно нетрезвые. Даже самые большие трезвенники среди великанов всегда немного подвыпившие. Тот, кто попадется под ноги великану в лучшем случае отделается сломанными конечностями, но скорее всего будет просто раздавлен. Великаны поедают огромное количество мяса и если они в сознании, то их мысли либо о еде, либо о следующем приеме пищи. Один великан за день может съесть количество мяса, эквивалентное пяти коровам, и до конца не наесться. Многие считают, что именно из-за этой невероятной необходимости в пропитании они и стали наемниками. Самые высокие и неприступные пики гор Старого Света, где они обитают, непригодны для сельского хозяйства, да и ни один из великанов не стал бы им заниматься, и это означает, что они должны добывать себе пропитание где-то еще. Служба в качестве наемников дает им постоянный доступ к мясу и выпивке, также у них нет предрассудков по поводу поедания представителей других рас или же других великанов, и так как они используют золото лишь в качестве украшений, великаны часто сражаются лишь ради трофеев. Их частое присутствие среди сил зеленокожих легко объяснить - орки и гоблины живут лишь войной, и это дает великанам надежный источник пропитания. К тому же зеленокожим нравятся великаны, так как они воплощают все, чем орки хотят быть: большие, сильные и не обремененные мыслями. Гоблинам они нравятся, потому что великаны воплощают все, чем они должны быть: они крайне тупы и ими легко манипулировать.
А может, великанам просто нравиться убивать.

"Кароч, он наступил на парней Баграба, и они все быстра подохли. Это была неприятна, так как мне нужны были эти рабята, но я хоть немнога повеселился. Я видел, шо Лагруморгт проста стоял и пускал слюни на гоблов и больш ничего не делал, поэтому я ему сказал отойти от Баграба и пойти накастылять чалавечым рыцарям. Енти рыцари тыкали в него своими острыми палками, и они в нем застряли, а Лаг научил их летать, пущай и без крыльев. Лага мала беспакоила происходящее, он стал прыгать тудой-сюдой и скора упал. Он убил большу часть человечешек, Баграба и еще несколко парней. Я так ржал, шо аж обделался. Хорошо быть большим, и хорошо смеяться над большим".
Свежеватель Костолом, варбосс.

"Чтобы ты не использовал, используй этого МНОГО".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Это выглядело как хорошая возможность. Он так громогласно храпел, что даже не будь у меня одна из самых бесшумных походок в Альтдорфе, он бы все равно меня не услышал. Так что же я нашел в большом кошеле, в этой легендарной сокровищнице, в сумке у великана? Вот что я нашел: двух живых овец, одного мертвого козла, несколько дырявых ведер, полтора бушеля гнилых яблок и одного полусьеденного полурослика. Но все же это не было полным провалом - у полурослика было с собой восемь крон".
Эрих Скользкий.

Наши собственные слова

"Я пью, чтобы отогнать холод. Почему это удивляет тебя? Не поступаете ли вы также? У меня гораздо больше кожи, что подвержена ветру, поэтому мне нужно гораздо больше спиртного, чтобы согреть свои конечности. Правда, я обычно пью больше того, сколько требуется, чтобы согреться".
Нарнтансорок, великан-наемник.

"Ушло и потеряно. Нашей империи больше нет, она поглощена песками, растоптана насекомыми. Мы медленно уходим в тишину. Это иронично, так как когда-то наши голоса сотрясали горы. Мало кто остался, чтобы оплакать наш уход, а вас, суетящихся паразитов, он даже не побеспокоит. Разумеется, мы обратились к выпивке... или же к тьме на севере. И то, и другое - это способ забыть о том, что мы потеряли".
Аморгбрандион, великан-налетчик.


Великие орлы



Общепринятый взгляд

"Они могут быть яростны как северная буря и столь же быстры, если только захотят. Когда они летят, то стоит лишь моргнуть, и вот уже они скрылись из виду. Они не чувствуют страх, также как и мы, или же хорошо его скрывают. Однажды я видел, как орел без колебаний напал на грифона, когда тот приблизился к его гнезду, и я слышал, что орлица может даже атаковать дракона, если тот будет угрожать ее птенцам. Правда это или нет, не имеет большого значения. Достаточно того, что многие верят в это безоговорочно, и это многое говорит об орлах".
Лоренц, горный житель.

"Ха! Жалкие существа. Они крадут наши стада и шпионят для этих проклятых лесных эльфов. Когда мы идем рубить лес, одна или две этих твари всегда кружат у нас над головами, как раз за пределами расстояния выстрела наших арбалетов. Люди часто любят рассуждать о том, как они "благородны". Чушь. Они стервятники, которые едят все, что могут поймать, и даже питаются падалью, если ничего не поймают. Я нахожу в них лишь одно хорошее качество: если ты когда-нибудь сможешь подстрелить одного из них, то из него выйдет неплохой обед".
Хаакон Скаллисон, гном-разведчик.

"В течение многих лет я видел лишь как они парили на ветру в вышине. Я никогда не видел ни одного из них вблизи, но думаю, Дева услышала о моем желании. Мой лорд и я были на охоте, когда я услышал птичий крик, но не похожий ни на что, слышанное мной прежде. Я много раз был рядом с соколом, но сравнивать крик сокола с этим звуком все равно что сравнивать мяуканье котенка с ревом льва. Он был яростным и пронзительным, и испугал моего коня, Сардина. Доспех моего лорда зазвенел от его эха. Мы поскакали в направлении звука и что же вы думаете мы увидели? Самого чудесного и большого орла, которого мне только доводилось видеть, который рвал на куски множество орков. Те лишь толпились и вопили. Мой лорд в своей манере бросился на них не задумываясь. Мы хорошо им наподдали, но были еще орки в засаде, и если бы не наш пернатый союзник, нам пришлось бы туго. Мой лорд к его чести понял это, и когда мы разобрались с орками, он преклонил колено перед великим орлом и поблагодарил его. Птица с царственным видом кивнула нам, а затем взмыла в воздух и унеслась на могучих крыльях, унося с собой двух зверей. Поэтому, мой друг, на гербе моего лорда расположен великий орел".
Персон, бретонский мастер-оруженосец.

Мнение специалистов

"Они гордая раса, что с жалостью относится ко всем, у кого нет крыльев и кто не может испытать радости полета. Они могут быть добры в своем роде, но они не понимают большую часть наших путей. Они ненавидят все расы зеленокожих: орки убивают или прогоняют стада горных козлов, на которых они охотятся, а гоблины считают яйца великих орлов редким деликатесом. Этелиор Хитрый долго воспевался в свистящих песнях за его хитроумную ловушку, в которой он уничтожил огромную орду орков, заманив их на горный проход, где он устроил обвал. Когда-то давно, давно даже по нашим меркам, герои асуров неслись на их спинах в битву. Я слышал, что старые порядки вернулись и великие орлы снова несут их на войну. Это выглядит, как начало последних дней".
Нетлариэль, эльфийский наемник.

Великие орлы давно вызывали восхищение у ученых Империи по другой причине - похоже, что они невосприимчивы к скверне Хаоса. Все другие природные существа, что долго подвергаются искажающим эффектам Хаоса, в итоге мутируют. Но на великих орлов это не действует.

"Здесь есть какая-то тайна, великая и могучая цель. Во все дни Империи не было ни одного сообщения о мутировавшем великом орле. Учитывая близость Меняющего Пути к хищным птицам, кто-то мог бы подумать, что их изменение почти неизбежно, но этого никогда не происходило. Я знаю лишь одно объяснение этому, и оно достаточно старое. В имперской сокровищнице есть несколько дисков с надписями, которые как я думаю, привезены из Люстрии. На них излагается истории о великих орлах и группе существ, которые предшествовали человеку. Орлы предположительно были вестниками этих "древних", им доверили нести их слова в дальнее уголки этого мира. Им было дано множество даров, которые помогали бы им выполнять их задачи, и среди них было то, что можно грубо перевести как "великая сила против темных сил". Возможно это детская сказка, но над ней стоит призадуматься, ведь она записана на чистом золоте".
Вольдемар, ученый из Нульна.


Гигантские пауки



Общепринятый взгляд

"Гигантские пауки? Да, я видел их однажды. Как-то раз я преследовал одну хитрую лису в лесах графа фон Рихтера. Это животное стало наглеть и забирать лучших охотничьих птиц графа, ну или мы так думали. Я пошел по следу из перьев в ту часть леса, куда обычно не захожу. Там были густые заросли, покрытые каким-то липким веществом. Я был покрыт им всего через несколько минут. Я нашел и птицу, и лису. Голова бедного животного была кем-то оторвана. И тут я услышал тикающий звук у себя над головой. Я посмотрел вверх, но лучше бы я этого не делал. Там был гребаный паук, самый большой из тех, что я когда-либо видел. Его тело было около пяти футов в длину, а его ноги! Мысль о его длинных волосатых ногах до сих пор бросает меня в дрожь, если вы понимаете, о чем я. Я выпустил стрелу и думаю, что попал ему в глаз, но я не остался, чтобы это проверить".
Фриц Бодгер, лесник.

"Да, я помню то лето, когда у нас было нашествие гигантских пауков. Никто не знает, почему они спустились с холмов в тот день, но их было много! Даже самые славные люди заперлись у себя в подвалах. Пауки все разломали и забрали всех овец, коз и свиней в деревне. А также слышал, что они также забрали дочь старосты и ее единственного ребенка. Но я хочу сказать, шо о нем и егоных делах рассказывали всякие забавные вещи. Его дом сгорел через несколько лет, и это тоже была не случайность. Но как я ужо сказал, я был тагда лишь мелким мальцом".
Старый Хоб, крестьянин.

"Что ж, давайте я расскажу, что произошло со мной, когда я с товарищами был недалеко от леса Дарквальд. Мы остановились на ночлег рядом со старыми руинами. Там было лишь несколько стен, но они давали защиту от ветра. Был второй дозор, в котором я стоял вместе с тремя ребятами, когда эти твари появились будто из-под земли. Мне никогда не нравились пауки, но эти были просто чудовищами. Десять футов в высоту, на этих длинных волосатых ногах. Их было по крайне мере двадцать! У тех из нас, кто еще спал, не было ни шанса. Их покусали прежде, чем они успели защититься, покусали и уволокли прочь. Я же просто схватился за первое, что подвернулось под руку, и это оказалось полено из костра. Что ж, им оно очень не понравилось! Они отступили назад, издавая щелчки свои жвалами, мы запинали их обратно в ту яму, из которой они вылезли. Потом мы ушли. У меня до сих пор бывают кошмары о той ночи и этом, что случилось с теми людьми, которых мы оставили".
Леонард, наемник.

Мнение специалистов

"Силы Хаоса хотят исказить даже таких существ, как мелкие пауки, превращая их в огромных кошмарных существ, как одно из тех, что убил великий воин Георг фон Хоф. Это мумифицированное оскорбление над естественным порядком находится перед входом в ратушу в Хофе, как символ того, что город и величайший из его сынов постоянно противостоят Хаосу, который постоянно грозит поглотить нас, стоит нам лишь ослабить нашу бдительность".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм.

"Копья и стрелы, вымоченные в яде виверны, смешенном с солью. Удали содержащие яд мешки из-под нижних жвал и принеси их мне".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.


Драконы



Общепринятый взгляд

"Никагда ни одного не видел, но слышал байки про них. Мой дед клялся, что раз видел, как один из них пролетал над полями. Он был больше, чем сарай Якова, а его глаза были похожи на два костра. Он спустился вниз и схарчил корову так, как будто это была сладкая булочка. Так говорил дед, но он любил выпить".
Гебхард, крестьянин.

"Они столь великолепны, что я не могу описать их словами, я лишь старый солдат, а чтобы описать величие дракона, нужен поэт. Я никогда и не мечтал увидеть одного из огненных змеев, тем более сражаться рядом с ним, но дорога наемника порой заводит в странные места. Так однажды я оказался в подчинении у князя Ремаса и на моей стороне сражался эльфийский лорд Асарнил и его дракон, Клык Смерти. Асарнил сказал мне, что "Клык Смерти" - это лишь грубый перевод настоящего имени дракона. Может это и так, но это имя точно его описывало. Я потерял счет врагам, которых он сокрушил или сжег их своим огненным дыханием, и еще больше он уничтожил своими клыками и когтями. Клык Смерти был больше городского дома и тверже крепости. Я однажды видел, как пушечное ядро отскочило от его шкуры. Но что больше всего удивило меня в нем, так это то, что у него было чувство юмора. В битве с какими-то одетыми в черное и желтое зеленокожими, которых парни называли "ночными гоблинами", один из их маньяков, что размахивал шаром на цепи, почти ворвался в наши ряды. Однако прежде чем он достиг нас, Клык Смерти схватил его, взял этого маленького визжащего коротышку за шиворот и швырнул обратно в его войска. Возникшая в результате анархия заставила гоблинов с криками разбегаться во все стороны. Сверху я услышал, как гигант повторял "хруфф-хруфф", и затем понял, что Клык Смерти смеется, наблюдая за тем, как они рассеялись. Так мы и победили гоблинов. Удивительная издевка дракона сломила их и они все побежали".
Сержант Ухлер Карробург, пес войны.

"Самые мерзкие из тварей, вероломные и злобные. Невзирая на все их бесчинства, они лишь хвастливые воры. Они не могут создавать, и поэтому уничтожают, сжигая наши деревни и разрушая наши залы. Они всегда ждут, когда мы наиболее слабы, когда гробби и мерзкие крысолюди осаждают нас. Лишь затем они появляются и нападают. Громриловая броня может выдержать дыхание дракона, и гномы привычны к огню, но даже сынам Грунгни нужен воздух, чтобы дышать. Драконы знают об этом, и ловят нас в залах, которые заполняют огнем. Нет ни одной Книги Обид, в которой не было бы несколько записей о дракках, и во многих есть целые главы, посвященные им".
Кэрга Феннасдоттир, торговка гномов.

"Из всех титулов, что может получить храбрец, ни один не является столь же редким и почетным, как "Истребитель Драконов", и на то есть хорошие причины. Драконов почти невозможно убить - их стальная шкура может отражать даже самое могучее оружие. Сам Сигмар, вооруженный Гал Маразом, смог лишь ранить великого змея Абракса. Если герою все же удастся нанести смертельный удар, он еще должен будет совладать со злобой зверя, так как любой дракон попытается забрать с собой своего убийцу в царство Морра".
Аксель Виссенбург, странствующий менестрель.

"Наши собратья с самых древних времен, самое чистое и истинное выражение мощи жизни, какое только есть в этом мире. Когда-то в небесах было полно их грациозных тел, они танцевали в горячих потоках среди гор, исполняя сложный брачный ритуал, созерцать который было одно удовольствие. Они сидели у ног Ваула и своим огненным дыханием разогревали его кузню. Когда мы шли на войну с силами Хаоса, они несли на своих спинах величайших из наших героев, они первые нападали на врагов и последними покидали поле боя. Теперь они увядают, как и мы, их песня угасает в памяти. Когда они полностью исчезнут, думаю, исчезнем и мы, и возможно, так оно и должно быть".
Ситаэброн, драконий владыка Каледора.

"Это было самое большое существо, что я когда-либо встречал, а я ведь путешествовал больше, чем иной человек мог бы вообразить. Он весь состоял из мускул и чешуи, но на его теле я нигде не заметил и толики жира. Он двигался с такой смертоносной грацией, что даже когда храбрая последняя атака Варека тяжело ранила его, он все еще скользил по полу пещеры, двигаясь плавно и не останавливаясь. Его кожаные крылья были прижаты к телу из-за тесноты пещеры, но они немного изогнулись, когда дракон зарычал, чтобы напасть на нас. Его когти были длиннее человеческого роста, самый небольшой из его зубов был длиной в пол руки. Его хвост был острым оружием из плоти и зазубренной кости. Я мог учуять вонь искажающего камня в его дыхании, вся пещера пропахла им. Его глаза светились безумием и ненавистью. Каждый мой инстинкт говорил мне о том, что я должен с воплем броситься прочь от дракона. Если бы я однажды не имел несчастье столкнуться с великим демоном Хаоса, то мог бы поклясться Сигмаром, что этот дракон был наиболее пугающем существом, с которым я сражался. И в следующее мгновение он напал на нас".
Феликс Ягер, отрывок из его книги "Мои путешествия с Готреком, Том 3" (Альтдорф Пресс, 2505 год).

Мнение специалистов

Большой размер зубов и когтей драконов хорошо известны, однако их наиболее знаменитым является огненное дыхание. Оно способно уничтожать целые деревни и мгновенно превратить в пепел рыцаря в полном доспехе, и его многие бояться, однако то, как именно драконы создают огонь, до сих пор широко обсуждается в научных кругах.

"Похоже, они способны поджигать сам воздух, что породило догадку о том, что на самом деле их дыхание магического происхождение. Ее, безусловно, подтверждает тот факт, что нет ни одной истории о том, чтобы у дракона "закончился" огонь. Если бы у них был бы внутренний орган, который бы производил своего рода топливо, то, предположительно, у них бы заканчивалось пламя. Я не знаю ни одного природного источника жара, за исключением разве что лавы вулкана, который мог бы плавить камни так же, как и дыхание дракона. Я также слышал истории о драконах, что были затронуты Хаосом таким образом, что их дыхание оскверняло при контакте и воняло искажающим камнем. Должен признаться, что сам не уверен, имеет огонь дракона природное или магическое происхождение, но оба варианта интересны. Почему это так важно? А я вам скажу. Если вам когда-либо придётся столкнуться с драконам на поле боя и его дыхание будет иметь магическое происхождение, то вы сможете развеять как и любое другое вражеское заклятье. Это стоит обдумать, не так ли?"
Апонимус Рон, мастер-волшебник Коллегии Света.

Будь то побочным эффектом их дыхания или же их большой необходимостью в пропитании, территория вокруг драконьего логова обычно превращается в безжизненную пустошь, где нет никакой жизни за исключением нескольких чахлых растений. Ни звука не раздается на этой территории, так как все животные и птицы бегут оттуда и она остается пустой и безмолвной. Те, кто обычно рискуют разыскивать драконов в Старом Свете - это или истребители гномов, что ищут благородной смерти, или же глупые охотники за сокровищами, которые надеяться заполучить часть той кучи сокровищ, что есть у каждого дракона.

"Драконы собирают сокровища, чтобы найти себе пару. Чем больше размер его кучи, тем больше шансы дракона привлечь партнера для размножения. Большие кучи сокровищ получены либо с помощью силы, либо заработаны. Да, я сказал заработаны. Это правда, что многие драконы добывают свои сокровища грубой силой, отбирая их у нашего народа, но давным-давно они были нашими друзьями и союзниками. Они помогали нам создавать некоторые наши залы, а также помогли рунным кузнецам создать некоторые мастер-руны, а взамен мы создали сокровища невероятной красоты, которые нравились им. Вы наверняка слышали о том, что мы, гномы, потеряли знания о том, как изготовлять самые мощные руны старины? Чушь. Когда это гномы забывали о чем-либо стоящем? Нет, мы все еще знаем, как их делать, но некоторые из величайших рун требуют драконьего пламени, чтобы нанести их на громрил, а после многих предательств с их стороны мы больше не доверяем драккам".
Ультер Харгинссон, хранитель знаний гномов.

Похоже, драконы гибкая раса, что легко приспосабливается к их окружению. Существуют истории о лесных драконах, чьи тонкие и гибкие тела позволяют им легко передвигаться по лесной чаще, а их чешуя напоминает опавшую листву. Драконы из Земли Хлада так сильно изменились по сравнению со своими предками, что их дыхание перестало быть огненным и превратилось в черный разъедающий пар, который может отделять плоть от костей. Больше всего, разумеется, изменились те драконы, что перешли на сторону Хаоса.

"Все двухголовые драконы Хаоса являются потомками Галрауча, но не каждый дракон, что обратился к Хаосу, происходит от него. Награды Хаоса велики, так почему бы драконы ни были бы подвержены искушениям так же, как и люди? Подобные змеи, что обратились к тьме, злобные и умные звери, которые наслаждаются болью других. Я иногда заключал с ними союзы, но никогда не доверял никому из них, так как все остальные в их глазах - низшие существа и расходный материал. Надо сказать, мне нравиться эта точка зрения".
Доктор Атрен Аболас, Посредник Перемен.

Есть еще одна разновидность драконов, о которой осмеливаются говорить лишь самые отважные - нежить. В древние времена, когда дракон уставал от этого мира, он летел далеко за пределы Гор на Краю Мира, в огромную пустыню на юге под названием Равнина Костей. Здесь они ложились среди останков предков и умирали. Когда великий некромант Нагаш провел свой ужасный Ритуал Пробуждения, издевка на жизнью овладела костями мертвых драконов, и они взлетели на своих разодранных крыльях, чтобы искать добычу. Когда Нагаш был повержен, они снова пали, но силу, однажды выпущенную, не так-то просто изгнать. Некроманты и вампиры, обладающие огромной волей и нужными знаниями, все еще могут пробуждать мертвых драконов и заставлять их служить себе.

"Я думал, что в этом мире осталось мало удовольствий, которых я бы не испытал, по крайне мере из тех, что стоили бы затраченных усилий. Однако должен признаться, что испытал великое волнение, когда впервые подчинил Агорака Безмолвного своей воле. Это чувство было великолепно, однако оно меркло перед тем удовольствием, когда я наконец смог натравить его на своих врагов. Ничто так не вселяет страх в сердца врагов, как дракон. И этот страх гораздо больше, если он нежить".
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

В течении тысячелетий лишь несколько драконов одновременно бывают активны в этом мире. В Старом Свете, лишь двое или трое одновременно активны, и обычно они держаться поближе к своим логовам. Но ветер разносит шепот, который говорит о том, что наступили Дни Сумерек, и о древнем пророчестве, в котором говориться, что все спящие пробудятся для последней битвы с Хаосом.

"Я шел сквозь Залы Грез и почувствовал изменения на ветру. В ритме их снов я узрел знамения. Минаитнир сказал мне, что он тоже почувствовал, что его сородичи плывут к пробуждению. Теперь я живу с надеждой и страхом. Надеждой, что мои драконьи братья и сестры пробудятся от своего великого сна, восстанут снова и опять все владыки Каледора пойдут в битву на спинах драконов, как в старые времена. Страхом, что когда мы пойдем на эту битву, она будет нашей последней".
Имрик, драконий принц Каледора.

Наши собственные слова

"Когда Древние впервые создали свои врата из материи звезд, я был там, чтобы помочь в их трудах. Я жил долгие эпохи, наблюдая за возвышением и падением ваших низших рас и цивилизаций. Я убивал рыцарей и разрушал города, сжигал поля и уничтожал армии. Я мог бы рассказать тебе многое об этом мире, что вы забыли, и многое, чего вы никогда не знали, но не буду. Ты и тебе подобные созданы лишь для того, чтобы развлекать меня и иногда предоставлять великолепные безделушки для моего логова. Я не вижу, для чего еще вы пригодны".
Бринраирдих, так называемый "Шторм, что Ревет", древний змей.

"Ваши жизни в сравнении с нашими все равно, что искры в сравнении с пылающими кострами, но некоторые из ваших танцев в темноте столь грациозны, что я не могу не обращать на них внимание. Я видел чудеса, что происходили из кузней гномов, умение эльфов и даже храбрость людей. Я думаю, что это восхищение взаимно. Я видел изображения, что украшали щиты ваших самых могучих воинов и красовались на ваших штандартах. Я думаю, что когда мой народ уйдет, вы будете скучать по нам".
Тинаират Ветер, дракон.


Грифоны



Общепринятый взгляд

"Нас превосходили числом минимум восемь к одному. Ужасные маленькие уродцы распевали свою бессмысленную песню и рубили моих храбрых парней мерзкими ржавыми тесаками. Они, знали, что поимели нас, я мог видеть это в их гадких красных глазах. Но все равно мы продолжали сражаться, как могли. Это был бы достойный последний бой, но внезапно на нас упала чья-то тень. Я почувствовал, как волосы у меня на голове встали дыбом, когда сверху раздался крик, от которого зазвенел мой доспех. А затем граф и его Стальнокрыл обрушились на гоблинов. Они даже не успели сбежать прежде чем их порвали на куски. Мой доспех был покрыт кровью тех, кого искромсал Стальнокрыл. Зверь двигался так быстро, что я даже не мог уследить за его когтями. Когда все закончилось, мы все ликовали и благодарили Сигмара, а граф поднял свой Рунный Клык и отсалютовал нашей храбрости, грифон также кивнул нам, прежде чем снова взмыть в небеса".
Эрнст Вульфенбург, наемник.

"Ох, есть столько чудесных историй и высокомерных слов о том, какие они благородные звери, но все это ерунда. Я ходил почти двадцать лет в Горы на Краю Мира, чтобы приносить их птенцов и менять их на золото, и я не встречал ни одного грифона, что не был бы туп как бревно. В их птичьих головах нет ничего кроме птичьих мозгов. Бросьте одному из них достаточно большой кусок мяса, и сможешь пройти прямо рядом с ним, даже пнуть его в зад, и он ничего не заметит".
Бартельм Вандер, охотник.

"Они пугают меня. Больше чем любые другие звери, даже ящеры из Люстрии в зоопарке. Они всегда следят за тобой своими светящимися глазами. Следят и ждут, когда ты оступишься, чтобы подобраться поближе. Затем ЩЕЛК, и тебе конец. Знаете, мы тянем жребий. Каждую неделю, чтобы определить, кто будет кормить их в этот раз. Мы теряем четверо-пятеро парней каждый год из-за них. Смертокрыл? Его кормит только сам Карл-Франц".
Петер, имперский конюший.

Мнение специалистов

"Они лучшие из скакунов, но никогда не забывай, как они опасны. Видишь эти шрамы? Я получил их не от врага. Будучи мальчишкой, я мечтал о том, чтобы у меня был шанс проявить себя, испытать свою храбрость на поле боя. Я собирался с духом перед своим первым сражением, но это было ничто по сравнению с тем, сколько его мне понадобилось, чтобы забраться в седло грифона. Сидя на спине грифона, ты всецело сознаешь как радостные, так и горькие стороны командования. Ты можешь обозревать все поле боя и постоянно видеть, к чему приводят твои приказы. Ты можешь видеть, как погибают твои враги и умирают твои люди. Имея грифона, ты можешь повернуть исход битвы... но никогда не забывай, что он негодует, когда на нем седло и в нем кто-то сидит".
Граф Маттиас Остермарк.

Из всех изображений, кроме разве что могучего боевого молота Сигмара, ни один символ не почитаем в Империи так, как грифон. Почетный Штандарт Грифона храниться в соборе Сигмара, и говорят, что ни один отряд, что брал его в бой, ни разу не бежал. Знак Великого Теогониста Сигмара сделан из зеленого нефрита в форме грифона. Для жителей Империи грифон - священное животное.

"У меня мало сомнений на этот счет: совершенно очевидно, что грифоны - это существа Хаоса. Нет другого зверя, который являл бы собой такую дикую смесь частей различных животных. Голова хищной птицы не могла бы встать на голову льва без неестественного влияния. Я гарантирую, что они результат стабильной мутации. Полагаю, что они находятся в таком состоянии уже тысячи лет. Но давным-давно они родились от Хаоса, и все еще могут ему послужить".
Экхард, ученый из Нульна. Сожжен как еретик.

Грифоны предпочитают, чтобы их добыча была жива и кричала, но будут есть и падаль, если больше ничего не найдут. Это бывает крайне редко, так как их охотничьи угодья простираются на сотни миль вокруг гор, где они обитают. У них острое зрение, и как и хищные птицы, которых они напоминают, грифоны способны заметить движение за несколько миль. Их боевой клич вызывает страх у всех, кроме самых отважных, и грифонов, которые используются в качестве скакунов, нужно силой останавливать от преследования бегущих врагов, так как в их природе рвать тех, кто бежит от них.

Пегасы



Общепринятый взгляд

"Не совершайте ошибки, они не являются быстройлегкой кавалерией лишь из-за того, что у них есть крылья. Они весьма умные боевые кони, столь же опасные, как и любая лошадь, натренированная для битвы, возможно даже больше из-за их сообразительности. Пегас будет топтать бегущего человека с той же готовность, что и конь, но будет наносить удары максимально эффективно, оставляя след из трупов на своем пути. Они не бояться огня и не отворачиваются от крови. Я даже слышал истории о том, что пегасы ели мертвечину. Что же касается меня, я держусь подальше от них. Я люблю сражаться, стоя ногами на земле, и предпочитаю, чтобы мои враги вели себя также".
Леонард, наемник.

"Они самые чудесные кони, которых только можно вообразить! Они скачут на перегонки с ветром и играют с молниями как с игрушками во время грозы. Моя мама говорила мне, что владыка Сигмар послал пегасов наблюдать за горными переходами, чтобы зло не могло пересечь их беспрепятственно".
Кармилла, имперская крестьянка.

"Я всегда предпочту пегаса грифону. Он столь же благороден, более лоялен и его легче контролировать. Пришпорьте пегаса, и он сделает то, что вы захотите. Пришпорьте грифона, и скорее всего зверь разорвет вас на куски при малейшей возможности. Да, пегасы не оказывают такого же влияния на вражескую мораль, ну так и что? Я предпочитают полагаться на свои руку и меч, а не на ярость моего скакуна, тем более мой Калипсан убил уже не одного зеленокожего с тех пор, как перестал быть жеребенком".
Лорд Альбрехт фон Хельмагарт.

Мнение специалистов

"Первое, что вы должны понять, это то, что ни не просто кони с крыльями. Облик не является решающим фактором, чтобы не думали простые люди. Их внутреннее строение отличается от любого коня, что я исследовал. Пегасы - это всеядные существа, и могут есть как мясо, так и овощи, в то время как лошади травоядные. Те, кто осквернены порчей, часто являются хищниками, их плоские зубы часто заостряются и превращаются в угрожающие клыки. Их костная структура, что неудивительно, гораздо больше напоминает птичью, чем лошадиную, и это один из факторов, что позволяет им летать. Однако я должен признаться, что не считаю, что их способность летать полностью подчиняется природным законам. Я знаю о пегасе, который может нести рыцаря в полном облачении на своей спине двенадцать часов без признаков усталости, и это кажется невозможным. Мой знакомый из Коллегии Света предположил, что пегасы каким-то образом в буквально смысле слова могут "оседлать" Ветра Магии, что дуют с севера. Я недостаточно квалифицирован, чтобы подтвердить или опровергнуть подобные заявления, оставляю их на ваше рассмотрение".
Марианн Сосбер, анатом.

Пегасы устраивают гнезда на вершинах Серых Гор в Старом Свете. Охотники как из Империи, так и из Бретонии, преодолевают опасности горных троп, чтоб поймать жеребцов пегаса, которых они могут продать за большую цену аристократам. Несколько рыцарских орденов Бретонии особенно любят пегасов, а некоторые лорды даже выставляют на поле боя целые отряды рыцарей на пегасах.

"Выращивать жеребцов пегасов крайне сложно. В смысле, их тяжело заставить летать. Позвольте объяснить. Несколько жеребцов, что мы воспитывали, так никогда и не научились летать, их крылья атрофировались, когда они подросли. Даже те, в чьем обучении активно принимают участие их матери, не всегда начинают летать. Я полагаю, что без постоянной опасности, в условиях которой они растут в своих гнездах высоко в горах при естественных условиях, им хватает ума понять, что у них больше нет реальной "необходимости" летать. Поэтому мы все еще должны полагаться на милость горных жителей и разведчиков гномов, которые специализируются на том, чтобы добывать жеребцов пегасов. Иногда мне кажется удивительным то, что пегасы, которые так и не научились летать, являются самыми быстрыми скакунами, о которых я когда-либо слышал. Они превосходят любого другого коня, за исключением разве что пегаса, который может летать".
Жан-Марк, бретонский слуга.

Есть другие анклавы пегасов, разбросанные по всему миру. Некоторые из них, особенно те, что находятся в Земле Хлада, сильно осквернены Хаосом, в результате чего в них рождаются звери известные как темные пегасы. У них кожистые крылья вместо перьевых как у обычных пегасов, и у них часто бывает изогнутый рог, которым они могут атаковать с невероятной точностью. Темные пегасы - алчные охотники, и они активно ищут человеческую плоть.


Гиппогрифы



Общепринятый взгляд

"Они величайшие существа из живущих, и знаете почему? Они были моим билетом в лучшую жизнь. Я родился в грязной хате в деревушке на юге Бретонии, у которой даже нет названия. Я был восьмым ребенком в семье и большую часть времени меня просто не замечали. Некоторые из деревенских старейшин рано отметили, что у меня был гибкий ум, но во всем другом я был абсолютно непримечателен. Я слышал истории о том, что многие из тех, кто был избран искать Грааль, чувствовали зов, который не могли объяснить. Я почувствовал похожий зов в тот день, когда сир Барло Жира предложил хорошую плату и жизнь свободного человека тому, кто принесет ему птенца гиппогрифа. Я ничего не знал о горах и еще меньше о гиппогрифах, но задался целью освободить себя от жизни в нищете. Не буду досаждать вам подробностями путешествия. Оно было дольше и тяжелее, чем я себе представлял. У подножья гор Дева сжалилась надо мной и я встретил сочувствующего охотника, который объяснил мне, что делать. В общем, я ждал в лесу до тех пор, пока не появился другой человек, исполнивший почти невозможную задачу - привести живого птенца гиппогрифа из гор. Пока этот удачливый храбрец спал, я перерезал ему глотку и забрал птенцов себе. Я мало что знаю о горах и еще меньше о гиипогрифах, но я знаю, каково это - оставить позади жизнь в нищете и ее вонь. Хвала гиппогрифам и тщеславию рыцарей".
Себастьян, бретонский вор-карманник.

"Многие мои товарищи скажут, что пегас - это величайший скакун, какого рыцарь может только пожелать. Они говорят о грации пегасов, их красоте и скорости, превозносят их как высшие достоинства, которые могут быть у животного. Но для меня их единственным достоинством является скорость, так можно быстрее попасть на поле боя. Их грация бесполезна в схватке, а красоту я перестал замечать годы назад. Я не жду трюков от моего скакуна, я жду от него бойни, и получаю ее от Элиаоса, моего гиппогрифа. Пусть у других рыцарей будут их элегантные крылатые кони, я предпочитаю своего дикого друга".
Лорд Жильдас Франгу, бретонский аристократ.

"Тьфу, злобные падальщики. У них уся дикость грифона, но ни капли его благородства. Они жруть любое мясо, какое только встретять. Живое, мертвое - для них нет разницы. Грубые твари. Даже те, каго приучили к седлу, цапнут тебя, если ты подойдешь близка. Бретонцы берут их себе лишь потому, шо завидують имперским грифонам. Но если вы скажите об этом одному из них, он попытается насадить вас на свое копье".
Старый Хоб, крестьянин.

Мнение специалистов

"Как и благородный грифон, гиппогриф - существо Хаоса. Думаю, что они происходят от одного и того же предка. Наши предки думали схоже, иначе почему их имена так схожи? Учитывая крайнюю территориальность и хищные повадки обеих видов неудивительно, что они не выносят друг друга. Грифоны доминируют в Горах на Краю Мира, а гиппогрифы - в Серых Горах. Их встреча обычно оканчивается схваткой насмерть. Мне кажется, есть некая уникальная симметрия в том, что звери Хаоса уничтожают друг друга. Однако я думаю, что их наездники, ежели таковые будут у них иметься, не приветствуют подобного, так как большинство подобных схваток происходят в воздухе, а проигравший падает на землю и разбивается".
Экхард, ученый из Нульна. Сожжен как еретик.

Гиппогрифы - излюбленные скакуны тех бретонских рыцарей, кто предпочитает существо с более злобным нравом, чем спокойный пегас. Так как добыть гиппогрифа - весьма сложная задача, рыцари часто предлагают большую награду любому из их крестьян, кто сможет исполнить ее. Будущий наездник должен сам выращивать гиппогрифа с юных лет, так как никому другому зверь не позволит ездить на себе. Гиппогрифы постоянно жаждут мяса, которые они предпочитают свежим. Этот голод стать причиной неприятностей для невнимательного хозяина.

"День, в который мне пришлось убить Кровавый Ветер, остается как самым великим, так и самым грустным в моей жизни. Я пытался объяснить моему лорду, что он не заслужил это, что если бы этот жалкий крестьянин не побежал, все было бы хорошо. Но когда вопящий крестьянин в страхе побежал прочь, Кровавый Ветер подумал, что это его добыча. Возможно, это моя вина. Я слишком много позволял ему охотиться на преступников. Ладно. Леди моего лорда была глубоко оскорблена, нежная душа, и я вынужден был внести небольшую плату его семье. Однако она сказала, что этого недостаточно, и что я должен принести ей голову Кровавого Ветра. С печалью я согласился, и решил, что будет честно, если я сделаю это сам. Он так много раз спасал мне жизнь на поле боя, и я подумал, что будет справедливо дать ему сразиться за свою жизнь в последний раз. Я скрыл свое лицо другим шлемом и вымазал свой доспех кровью пегаса, чтобы он не понял, что это был я. Это была схватка, не сравнимая ни с какой прежней. Лишь когда он врезался в меня со скоростью стрелы, я осознал, что должно быть чувствовали мои враги все эти годы, когда я атаковал их, сидя на его спине. Это было славно. Но хоть я чудесно натренировал его, стратегия - не сильная сторона гиппогрифа".
Сир Флориан Ламартин.


Виверны



Общепринятый взгляд

"Хуже орков могут быть только летающие орки. Эти виверны - дурной знак, так как даже если на них нет орков, тебя постигнет неудача, если ты увидишь одну из них, летящей вдали. Фаргл из Чудной Мельницы видел одну в прошлом году, и вся егоная мука испортилась. А потом он уронил жернов себе на ногу. А ето хренова. Не может мельник без ноги. Пришлось его сыну тягать мешки с мукой. А шо он будет делать, ежели его сын переедет, жениться или вовсе помрет? А? Так шо держись подальше от виверн в холмах, не хочу, шоб ты привлек их и проклял еще больш мельников, бо если ты это сделаешь, у нас не останется хлеба. И шо тада мы будем делать? А? А?"
Старый Хоб, крестьянин.

"Насколько я могу судить, они драконы. А как иначе вы назовете большого злобного ящера с крыльями? Что вы имеете в виду, сир? Нет, я не пытался пошутить, я говорил о драконах".
Йохим, коробейник.

"Что я могу сделать для тебя, дорогуша? Ты видел виверну, не так ли? Это плохо. Теперь ты проклят и обречён на невезение. Что-то ужасное случиться с тобой. Да, есть способ развеять проклятье, но он тебе не понравиться. Дай мне свою руку. Левую, дорогуша, правая нужна тебе для того, чтобы держать меч, не так ли? А щит ты все еще сможешь держать тремя пальцами. Это единственные способ, дорогуша. Я избавлю тебя от невезения прежде, чем случиться что-то ужасное. Я говорю, что лучше быть калекой, чем утопленников, и лучше потерять палец, чем руку. Давай отрежем тебе мизинец. Подожди пока я достану свой нож. Тебе больно, дорогуша? Ну будь же храбрым мальчиком и Петра поцелует тебя, поверь, это для твоего же блага..."
Петра Лангенмессер, деревенская рыбачка.

Мнение специалистов

"Тебе никогда не придется сражаться с виверной, если только ты не будешь настолько глуп, чтобы залезть в одну из их горных пещер, или же не столкнешься с военачальником орков, который будет восседать у нее на спине. Ты наверняка никогда не пожалеешь о том, что не сражался с ними.
Как только ты взглянешь на виверну, то сразу поймешь, что эта тварь создана лишь для одной цели - битвы. От головы с крепким черепом до хвоста с большими зазубренными шипами нет ни одной части этого существа, которая бы не являлась бы броней или оружием. Она будет рвать на части своими рогами, кусать, жевать и разрывать пастью с клыками, кромсать и полосовать когтями, пронзать свои шипами на крыльях, бить крыльями, давить телом, бить, резать и протыкать хвостом. Ее голова и спина покрыты широкой и толстой чешуей, которую можно прорубить лишь крепким и удачным ударом алебарды. На ее брюхе чешуя мягче, но чтобы добраться до него, ты должен миновать все ее оружие...
Когда мы сражались с Ажагом Мясником в Остервальде, я видел отряд рыцарей, который атаковал его в самом начале битвы, бросившись в схватку с отчаянной жаждой славы, что есть в крови у многих аристократов. Они напали слишком рано, но им хотя бы хватило ума сперва атаковать виверну - мало кто из орков когда-либо был опасней ее, даже Ажаг. Стоит отдать должное их доблести, и их жертва возможно сбила темп наступления орды Ажага. С полдюжины пик глубоко вошли в ее тело, но она продолжала сражаться даже после того, как они пронзили ее, откусила голову тут, перерубила почти пополам рыцаря когтями на задних лапах там. Ажаг тоже атаковал их, он был не так смертоносен, как его скакун, но он также прорубал доспехи своим топором и вонзал его в плоть. Лишь один рыцарь остался в живых через несколько мгновений после атаки, он выпрыгнул из седла своей мертвой лошади и достал свой тяжелый боевой меч, который был пристегнут к седлу. Он рубил и рубил виверну по шее, а та яростно отбивалась. Я никогда не видел, чтобы человек двигался так быстро и легко в полном доспехе, но он уклонялся от всех атак как виверны, так и орка, или же отражал их так, что они били его лишь по касательной. Последним усилием он почти перерубил шею виверне, ее голова осталась болтаться на соплях. Я думал, что сейчас рыцарь поставил ногу ей на шею и взберётся наверх, чтобы сразиться с Ажагом напрямую, но тут хвост мертвой виверны метнулся вперед подобно снаряду из баллисты, пробил его нагрудную пластину и вышел из спины. Наверное он умер почти мгновенно. Я так никогда и не узнал, кем был этот рыцарь, но без него мы бы никогда не смогли сразиться с Ажагом напрямую. Когда Ажаг был мертв (это совсем другая история, и поверьте, его не так-то легко было убить), его силы бежали и рассеялись. Он был единственной вещью, что держала их вместе".
Капитан Шульц, командир наемников.

Сегодня виверн можно встретить лишь на вершинах Гор на Краю Мира. Храбрые или хорошенько запуганные зеленокожие подымаются в горы надеясь найти нетронутое гнездо с яйцом или детенышем в нем, и украсть его. Молодые виверны выращиваются в качестве боевых скакунов для самых могущественных полководцев орков.

"Сдавливать змеиные грибы до тех пор, пока из них не пойдет белая жидкость. Смазать ей длинное копье, а лучше метательное оружие. После того как виверна умрет, разрежь ей хвост, достань ядовитую железу и принеси ее мне".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Говорю вам, сравнивать их с драконами - заблуждение. Виверны - полностью другая разновидность животных, у них лишь четыре конечности, а не шесть. К тому же у виверн нет ни одной положительной черты драконов. Вместо гордости у них невежество, вместо благородства - жестокость. Возможно, нет другого столь же злобного существа как виверна, именно поэтому они так часто сражаются вместе с орками".
Вольдемар, ученый из Нульна.


Гигантские волки и лютоволки



Общепринятый взгляд

"Гоблин, усевшийся на гигантского волка, двигается быстро, поверьте мне. Однажды мы столкнулись с сотней их. Они напали на нас у подножья холма, зубастые, клыкастые и с мерзким дыханием, и волки тоже были весьма ужасны, говорю вам! Это была тяжелая схватка. Конные рыцари были почти бесполезны. Эти волки пугали лошадей, а тех, что не разворачивались и бежали, они кусали за ноги, и те падали. На это раз день спасли пехотинцы. Волчья шкура не такая уж толстая, чтобы ты не мог пробить ее хорошей острой алебардой. Конечно, их можно убить. Надо лишь хорошенько им врезать!"
Альфонс, бретонский пехотинец.

"О, у нас были проблемы несколько лет назад со стаей гигантских волков. Они пришли и пытались сожрать рогатый скот, поэтому нам пришлось запереть его, что нехорошо для молока, знаешь ли. А потом надоедливые зеленокожие попытались изловить эту стаю. Я видела, как некоторые из них пытались оседлать этих волков, как ты можешь пытаться оседлать паршивую лошадь. Я не могла на это смотреть, поэтому позвала всю деревню, и мы порубили их в капусту. У меня есть шкура одного из этих волков в моей хижине. Затупила один из своих лучших ножей, сдирая ее. Хочешь взглянуть на нее, дорогуша?"
Петра Лангенмессер, деревенская рыбачка.

"Есть правильные волки, а есть неправильные. В случае с волками никогда нельзя быть уверенным".
Руди, пациент большого дурдома Альтдофра.

Мнение специалистов

"Искажающий камень и мухомор в равных долях для лютоволка, аконит для гигантского".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

В Старом Свете целые деревни могут быть уничтожены из-за неистовства гигантских волков. Они быстрые и хитрые звери, не попадаются на одни уловки дважды, поэтому их тяжело извести. Их особо много в землях Сильвании.

"В некоторых свитках написано, что лютоволки и гигантские волки - это два разных вида, но я придерживаюсь другой точки зрения. Гигантские волки несомненно осквернены Хаосом, но так давно, что они почти стали природными существами. С другой стороны, лютоволки... Я изучал записи Ортина Старого, известного своим детальным изучением фауны Сильвании, и он полагал, что лютоволки - это гигантские волки, после смерти поднявшиеся из проклятой земли в виде нежити".
Вольдемар, ученый из Нульна.

"Ах, дети ночи, их вой - музыка для моих ушей! Это упоение охотой, когда стая несется вперед, и роковой волк возглавляет ее. Никто не сможет выстоять против нас!"
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.


Оборотни



Общепринятый взгляд

"Я слышал истории о северных берсерках и их обычаях, но ни одна из историй не подготовила меня к тому, чтобы столкнуться с одним из них на поле боя. Кислевиты подле меня были одними из самых молчаливых солдат, с которыми я имел удовольствие служить, поэтому я был удивлен, что они нервничают по поводу завтрашнего предприятия. Нас послали сражаться с бандой налетчиков из племени, которое называли баерсонлингами. Я не поверил и половине того, что рассказывали мне кислевиты. Но на следующее утро, я стоял на краю северной заледенелой равнины и смотрел на одетых в мех варваров, которые кусали свои щиты, у некоторых из них шла пена изо рта. Это было терпимо, в своих странствиях я видел вещи и похуже. Но когда началась битва, и черты стали растекаться и искажаться, медвежьи морды появились из-под их шлемов, когти проступили из их плоти, и я понял, почему кислевиты боялись северян. Это было долгая схватка, и я не хочу врать, что это была легкая победа, но как бы яростны они не были, эти затронутые Хаосом ублюдки, в итоге они умерли также, как и любые другие".
Эрнст Вульфенбург, наемник.

"Они приходят с темнотой, чтобы утаскивать наших детей в свои мерзкие логова. Луна взывает к ним, и они бояться поцелуя серебра, так как его холодная чистота обжигает их плоть. Они безжалостные охотники и убивают самым ужасным образом. Оборотни не приканчивают свою добычу как обычные звери, они рвут ее на части, вырывают из нее органы в своей дикой манере. Пожалейте тех несчастных, кто проклят ликантропией, но не знает об этом. Жалейте их, говоря вам, но все равно убивайте, так как от этой болезни нет лекарства кроме спокойствия могилы".
Рупрехт Тор, охотник на ведьм.

"Однажды я остановился в семье дровосека в одну лютую зимнюю ночь, и услышал там историю о детях Ульрика. Это очень старая история, и я ни разу не слышал, чтобы какой-либо жрец Ульрика упоминал ее в своей проповеди, но она долго жила в сердцах крестьян. Давным-давно, когда мир еще был юн, Ульрик бежал через северный лес на охоту, он сам не знал, какая ему нужна добыча, просто чувствовал, что она необходима. Эта длинная история, так как она предназначена для того, чтобы скоротать долгую ночь. Если коротко, то Ульрик получив по пути несколько предостерегающих уроков, нашел то, что искал, в Бригите, яростной северной деве, которую он сделал своей любовницей. Непродолжительное время они были счастливы. Она умерла, рожая детей Ульрика, и его вой печали все еще слышен в северном ветре. Их сын был первым из Меняющихся, оборотом, который мог быть и человеком, и волком. Думайте, что хотите, но считаю, что в крестьянских сказках часто есть доля истины".
Алексей Дронал, рыцарь Белого Волка.

Мнение специалистов

Истории об оборотнях часто встречаются в Старом Свете, но немногие из них изображают их не в качестве злобных тварей. Оборотни - это мужчины и женщины со способностью проявлять некоторые атрибуты животных или же полностью превращаться в них. Некоторые из них были прокляты, у других это с рождения. Ученые Империи часто спорят, где можно проследить четкую границу, отделяющую оборотня от мутанта. Похоже, на этот вопрос нет четкого и ясного ответа, поэтому эти дебаты длятся уже века. Северяне называют своих перевертышей "оборотами" и, почти наверняка, сам термин "оборотень" произошел из их языка.

"В родном языке северян нет слова "мутант". Ближайших его аналог - это "одаренный", или скорее даже "избранный". Избранные темными силами, одаренные их богами. У них есть целые семьи, которые были затронуты так давно, насколько это прослеживает их устная история, и они обладают силой принимать облик различных животных, чаще всего медведей или волков, но я слышал истории о других животных... и о вещах, которые лучше не описывать. Большая часть этих "одаренных" могут лишь частично принимать форму их "тотемного" зверя в бою, но те, кого они считают величайшими среди себе подобных, их лидеры и знать могут полностью трансформироваться, когда дело доходит до схватки".
Вильгельм Бил, далеко странствующий торговец.

Истину найти сложно, так как большая часть северян, несомненно, затронуто Хаосом, "благословлены", как они сами говорят об этом, и многие из тех, кого когда-то считали оборотами, на самом деле могли просто идти по пути к превращению в отродье Хаоса. То, что происходит за пределами севера - другая история. Здесь оборотни редко проявляют признаки того, что они могут являться чем-то помимо людей. Те, кто проклят изменяться, могут быть даже не в курсе своего состояния, и менять форму лишь когда их заставят сделать это, например когда восходит луна, они получают ранение или им прикажет чародей. И это показывает, что не все оборотни могут быть затронуты скверной Хаоса в одной и той же манере.

"Это не болезнь, а врожденное свойство, или как кто-то может сказать, проклятье. Крестьяне скажут вам, что укус оборотня заразен, и он несет в себе угрозу для укушенного самому стать перевертышем. Менее образованные ученые называют этот так называемый недуг "ликантропией" и пытаются излечить его при помощи различных трав, в том числе и ядовитого аконита. Все это чушь, говорю вам. Те, кому сумели пережить нападение оборотня, а потом сами стали оборотням, просто уже имели перевертышей в своем роду. Нападение лишь пробудила то, что и так было в них, вырвало его на поверхность. Я не верю, что быть перевертышем - значит быть безусловным злом. Возможно, это отголосок прежних времен и верований. В легендах касательно времени Сигмара, есть упоминание о черузенах, одном из двенадцати великих племен-основателей, в котором говориться, что они были не просто мастерскими охотниками, но также у них была способность "бежать с волками". Консервативные мыслители считают, что это аллюзия на их умение приручать животных, но я так не думаю".
Экхард, ученый из Нульна. Сожжен как еретик.

Наши собственные слова

"Быть избранным Тчаром, получить его благословение и стать одним из оборотов - это не так уж и легко. Это честь превыше других, но в тоже время и тяжелая ноша. Те, у кого есть способность полностью превращаться, часто избраны судьбой для власти и величия среди моего народа. Я получил прикосновение Тчара через две зимы после того, как у меня выросла борода. Во время битвы с грайлингами, я почувствовал желания вонзить свои зубы в глотку врага и сделал это. Я почувствовал его теплую кровь на своем языке, она потекла по моему доспеху, и я завыл о своей победе в небеса. Лишь когда он бездыханным упал у моих ног, я осознал, что моя челюсть стала на фут длиннее, чем она была перед началом сражения, а на моем лице появился коричневый мех. Перемены исчезли после битвы, но теперь я могу выживать их по своему желанию. Некоторые из оборотов потеряли эту способность, чтобы походить на людей, но не я. По крайне мере, еще нет. Оборотов, что слышат зов зверя слишком часто, нужно запирать до тех пор, пока они не понадобятся. Возможно, однажды я тоже буду жаждать крови в одной из пещер в горах и ждать любого шанса убить собственных людей. Но не сейчас".
Соргрим Олафссон, воин бьернлингов.

"Первый раз я изменилась, когда смотрела на одну из лун. Это было так идеально, так чудесно, что я хотела петь о своей радости всем, кто бы меня услышал. Я задрала свою голову и на полутоне мой крик превратился в вой. Я была поражена, но не испугана, потому что чувствовала, что это... правильно. Я бежала по лесу в эту ночь, мои новые обостренные чувства открыли для меня целый новый мир. Охотники на ведьм сказали, что я должно быть проклята и продалась Хаосу. Но я не делала подобного. Я молилась Сигмару. Я никогда не вредила никому, кроме тех, кто хотел навредить мне первыми. Когда силы графа-вампира Манфреда собрались напасть на деревню, в которой я находилась, мои способности позволили почуять ее издалека и я подняла тревогу, которая спасла множество жизней, но власти Империи называют меня мутантом и убьют, если у них будет такая возможность. Знаешь, что изменилось во мне больше всего? Теперь я рада, что я не человек, потому что вы мелкая и жалкая раса".
Рената, оборотень, переодетая в артистку.


К содержанию



Глава 6. Неупокоенные мертвые



Нет пульса, нет дыхания, нет жизни, но ни все еще двигаются. Мертвые, но грезящие, они существуют, чтобы дерзать людей мыслями об их собственной смертности. Ртами без языков они шепчут единственное слово: Нагаш. Нагаш Черный, первый и величайший из всех некромантов, что обитали в Старом Свете. Так велик был его страх перед тем, что находиться за пределами царства плоти, что он готов был свершить любое святотатство, лишь бы победить смерть. Из-за его исследований и ритуалов и появилась нежить. В Империи когда говорят о неупокоенных мертвых, все взоры обращаются на восток, в сторону Сильвании, проклятой земли, где некогда находился оплот великих графов-вампиров фон Карштайнов, которые предположительно все были уничтожены. Мало кто действительно в это верит, так как те, кто вернулись из могилы один раз, могут сделать это снова.


Скелеты



Общепринятый взгляд

"Быстрее и злее, чем зомби, и их почти также тяжело убить. Однако я лучше сражусь со скелетами. По крайне мере не придется смотреть на разлагающуюся плоть, они все чистые. Да, они выглядят пугающе, но парни чаще бегут от зомби, если вообще бегут".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Они должны оставаться в своих могилах, в земле, где им и место, а не доставать живых людей своим стучанием и бренчанием".
Старый Хоб, крестьянин.

"Достаточно страшные твари, но иногда за них можно получить хорошую цену, если растолочь их с помощью больших ступки и пестика. Крестьяне говорят, что я продаю лучше удобрение на много миль вокруг, но я не говорю им, откуда я его беру. Иначе они начнут причитать об урожае-нежити или какой другой подобной чуши. Если ты знаешь, что одна из имперских армий будет сражаться с владыкой вампиров или кем-то подобным, то будет неплохо прийти на поле боя полдня спустя и пособирать костей скелетов. Не нужно счищать с них плоть или подготавливать их, как кости из трупов - просто собирай и измельчай".
Кастар Хандлин, странствующий торговец.

Мнение специалистов

"Очаровательно. Если бы я мог изловить одного из них для исследований, то возможно, наконец, смог бы разгадать смысл тайны жизни: определить, что за жизненная искра пробуждает как живых людей, так и нежить. Из того, что я узнал, препарируя мертвых, или как я говорю, снова мертвых, эти скелеты физически никак не отличаются от обычных мертвых скелетов, что никогда не были нежитью и разбросаны по многим болям битв как в самой Империи, так и за ее пределами. Я полагал, что их кости будут соединяться проволокой и приводиться в действие сложными механизмами, так же, как и автоматоны. Или же если они действительно были созданы с помощью колдовства, то у них должны были бы появиться новые нервы и сухожилья, что соединяли бы их кости друг с другом. Но там не было ничего - очевидно, что жизненная искра абсолютно нематериальной природы".
Людольф Трауготт, жрец Верены из Альтдорфа.

"Толченый искажающий камень, растворенный в льняном масле".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Скелеты оживлены с помощью могущественной некромантской магии, что запрещена в Империи из-за ее способности создавать грубую и злую пародию на жизнью. В отличие от более могущественной нежити, такой как умертвения или мумии, у скелетов не остается никак признаком души или сущности их прежних "обладателей". Они поддерживаются исключительно колдовством.

"Абсолютный символ смерти. Вы найдете его голову на флагах, знаменах и бутылях с отравой. Или возьмите все тело, добавьте косу и получите жнеца, что косит людей, а не траву... поразительно, как хорошо это изображение пугает ваших воинов, когда оно возвращается в качестве неестественной пародии на жизнь. Если посмотреть на него, то скелет - это идеальный символ как смерти, так и нежити, это та часть, что остается, когда тело сгниет, а душа уйдет... Они подходят для него, так как они одни из наших самых страшных и многочисленных солдат. Как может человек надеяться противостоять смерти? Вы можете вилять и избегать ее, но рано или поздно она заберет вас. И если вам повезет, я могу даже позволить жить вам снова, чтобы служить мне..."
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

"Скелеты ничего не знают о скрытности, но они также не дышат, и вы можете этим воспользоваться. Выберите поле боя задолго до сражения и засейте его свои войсками, или заведите врага за собой на кладбище или место древней битвы. Затем, когда враги попадут в ловушку, вызовите их, и ваши противники обнаружат, что они окружены со всех сторон ваши воинами. Так, в отличие от смертных, скелеты не устают, используйте их, чтобы атаковать врагов беспрестанно. Не позволяйте им передохнуть и возьмете над ними верх".
Ванель, отрывок из его запретной книги "Очень темные дела".


Упыри



Общепринятый взгляд

"Они не такие страшные, как выглядят, но опасайтесь их ядовитых когтей. Я никогда не мог понять, настоящая ли они нежить или нет. Но это и не важно - их достаточно легко убить сталью, нет нужды в магическом оружии или заклятьях".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Они не настоящие чудища, а просто люди с плохим запахом изо рта. А какое вы хотели от тех, кто проводит свою жизнь, поедая трупы?"
Эрих Скользкий.

"Муж мой сестры наткнулся на них, когда поздно возвращался из таверны и решил срезать дорогу через деревенское кладбище. Он везунчик, раз вообще смог уйти живым! Они лаяли на него как бешеные псы, скалились на его плоть своими грязными клыками, щелкали зубами как какими-то скобами. Если бы мимо не проходил гном со странно окрашенными волосами и не бросился на них, бедный Вальтер был бы трупом. Но с тех пор он уже не был прежним, а бедная Хельга немного обезумела. Ему следовало бы купить один из моих счастливых талисманов, кстати, я уже показывал вам их?"
Йохим, коробейник.

Мнение специалистов

"Похоже, когда-то эти существа были людьми, по крайне мере так рассказывают. Современные исследования, произведенные в Сильвании, указывают на то, что даже до прихода Влада фон Карштайна и проклятья вампиризма в этот край там уже были упыри. Еще до того, как большая часть знати этой земли стала вампирами, местные владыки издевались над крестьянами и унижали их. Многие простые люди начали есть человеческую плоть, чтобы не голодать. Почти наверняка они понимали, что поступают дурно, но они были доведены до отчаянья. Их потомки заплатили свою цену за их мерзость, их род был навеки проклят, облик деградировал, их кулинарные пристрастия стали отвратительны как никогда. Некоторые из них стали служить фон Карштайнам, когда Влад захватил Сильванию, другие последовали за вампирами их войсками сами по себе, надеясь хорошо поживиться рядом с армиями нежити. Другие же остались красться в тенях, независимые от вампиров, которые правят Сильванией. Возможно эти независимые были в авангарде миграции гулей из Сильвании в основной Старый Свет. Так или иначе, в Империи стало полно этих омерзительных существ".
Генрих Мальц, высший жрец Верены из Нульна.

Не смотря на их истощенный, почти скелетоподобный облик, ночной образ жизни и связь с вампирами, упыри фактически не являются нежитью. Их соотносят с могучими повелителями нежити, потому что они знают, что где появляются эти владыки жизни и смерти, там начинается резня, а упыри предпочитают падаль.Иногда они сражаются, чтобы добыть свежее человеческое мясо, но их вполне удовлетворяет плоть не первой свежести или даже частично разложившаяся.

"Толченый искажающий камень, растворенный в льняном масле".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Эти существа всегда поражали меня. Да, они могут быть полезны - хорошо иметь прислужников, что могут передвигаться днем, хотя сами они не будут этого делать, если их не заставить. Я вижу некую иронию в том, что мне подчиняются люди (ну или бывшие люди, если быть точным), которые так отчаянно жаждут объедков с моего стола, что будут сражаться с вашей расой, лишь бы иметь шанс впиться зубами в несколько трупов".
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

Наши собственные слова

"Ооо, это прекрасно. Мне нравиться костный мозг с душком, но все же лучше, когда он свежий и влажный. Думаю, стоит еще откусить кое-что от его плеча, а?"
Безымянный (и необычайно умный для его вида) упырь.


Зомби



Общепринятый взгляд

"Крайне хреново сражаться с сильванцами впервые, уничтожать эти ожившие трупы - это тебе не пикник. Если у вас выйдет, первым делом убейте некроманта или вампира, прежде чем он подымет их. Даже если вы не смогли добраться до него перед тем, как он поднял их, все равно первым делом стоит убрать его, так как после этого большая часть его армии снова станет мертвой. В обратном случае... что же, я никогда не оправдывал бегство, так как если сломаетесь и побежите, это может быть смертный приговор всей армии. Но в редких случаях лучше так и поступать, например вместо того, чтобы вступать с зомби врукопашную. Если можете, просто держитесь от них подальше и атакуйте их с дистанции, лучше всего с помощью артиллерии, убить кого-то во второй раз не так-то просто".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Я был сильно ранен, когда впервые сражался с ними. Они очень медленно реагировали, и сперва я думал, что смогу разрубить одно из них почти напополам своим мечом. Я двинулся вперед и нанес ему сильный удар, но лезвие вошло в него лишь на толщину руки, а я ведь только наточил его этим утром. Я думал, что зомби упадет на землю, но вместо этого он всадил свой меч мне в плечо. Я продолжил сражаться, но к тому времени, когда мы одолели их, те из нас кто остался в живых, истекали кровью, у многих было по несколько ран. Нужно было не только перебить их, но и пережить".
Штемар Хольст, имперский солдат.

"Ужасные и пугающие твари. Если говорят, что ночью слышали какую-то возню, скорее всего, это был зомби".
Кастар Хандлин, странствующий торговец.

Мнение специалистов

"Толченый искажающий камень, смешенный с густой пастой из погибели мертвецов".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Их не стоит так уж сильно бояться, так как они созданы при помощи простейших колдовских трюков. Без мерзких заклятий некроманта они станут лишь разлагающимися трупами. В них нет сильного внутреннего зла, как в демонах или вампирах, я думаю, что они не более живы или разумны, чем кусок озерной глины. Колдовствотоже может легко оживить глину и заставить ее повиноваться волшебнику, просто у некромантов и вампиров большее сродство с мертвецами, поэтому они управляют тем, чем могут".
Вольдемар, ученый из Нульна.

Зомби создаются почти так же, как и скелеты, но они еще менее эффективны. Их мертвая плоть плохо движется, и нет ничего столь медлительного и неловкого, как зомби. Однако их немного легче создавать, чем скелетов, поэтому они часто используются в огромных количествах как слуги и солдаты владыками нежити или некромантами.

"Что лучше напоминает о живых, чем они? Что лучше напоминает о той судьбе, что их ожидает?"
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

Наши собственные слова

"Уухххххх".
Безымянный зомби.


Духи



Общепринятый взгляд

"Мерзкие и кошмарные твари. С упырями и зомби можно хоть сражаться как обычно. Есть в духах что-то такое, что заставляет меня стучать зубами".
Штемар Хольст, имперский солдат.

"Большинство из вас не может видеть их, но они повсюду. Они приходят к моему окну ночью и шепчут через решетку. Шепчут о разных странных вещах, рассказывают тайны и истории. Они рассказали мне все о моей судьбе. О том времени, когда я выберусь отсюда. Они мне нравятся. Здесь темно, но когда они подлетают, их маленькие головы светятся, они такиеже приятные, как и рыба".
Руди, пациент большого дурдома Альтдорфа.

"Тишина, неумолимая тишина пугает меня больше всего. Если честно, я вообще не люблю сражаться с нежитью - я в любом случае предпочту вторжение зеленокожих или неприкрытые жадность и жестокость налета Хаоса. А вот приведения и спектры... они являются напоминанием о той судьбе, которая однажды может постигнуть и меня. С зомби или скелетами все не так плохо, потому что я не думаю, что они остались личностями, которыми были когда-то, даже если кто-то из них был твоим товарищем, теперь это лишь ходячий труп, который заставляет двигаться вампир, что воскресил его. Но духи, что ж, они ведь духи, не так ли? Они реальны, реальные люди, неспособные найти покой, страдающие души, которые хотят покинуть этот мир и уйти... ну куда там они должны уходить. Может к Сигмару. Я не жрец, я не знаю. Я просто не хочу умирать там, где какой-нибудь проклятый некромант может не дать уйти моему духу... куда бы он ни шел. Вот так. Черт побери, мне нужно выпить".
Капитан Шульц, командир наемников.

Мнение специалистов

"Правда ли они души умерших, прикованные к нашему миру злой некромантией графов вампиров, или же они не больше чем эхо людей, которые когда-то ходили по этим землям, эхо которому дали силу, формы и какой-то вид искаженной жизни? Ни один ученый не может быть уверен в этом наверняка. Моя собственная церковь настаивает на том, что любой дух - это всего лишь эхо, последний остаток от покойного после того, как его душа ушла в другой мир. Как ученый и исследователь, я не могу быть до конца уверен в этом. Я видели их в Сильвании, даже пытался говорить с ними, но в ответ получил лишь бессвязное бормотание. После этого я пришел к выводу, что они действительно не больше чем эхо, так как полагаю, что душа должна быть более разумна и полезна. Однако все же не стоит отвергать возможность, что более детальное исследование обнаружит больше о природе духов - возможно, их души были повреждены в процессе превращения в нежить, и в этом случае весьма правдоподобно, что кроме этого ничего больше нет. Это значит, что когда мы умираем, то уходим в ничто, если только нас не приковывают к земному существованию эти злобные некроманты".
Генрих Мальц, верховный жрец Верены из Нульна.

Духи - это бесплотная нежить, что напоминает разных прежде живых существ, но действительно ли они души покойников или что-то другое, до сих пор вопрос обсуждений. Приведение, наиболее часто встречающаяся разновидность духа, появляется, когда обстоятельства, окружавшие смерть человека, заставляют какую-то часть его души остаться на месте смерти. Наиболее частой причиной является то, что человека не похоронили надлежащим образом - не в освященной земле, не провели надлежащие погребальные ритуалы, или и то, и другое. Иногда приведение также может появиться, потому что умер, не выполнив какую-то важную задачу, или же был убит, а его убийца остался безнаказанным.

"Это наша мрачная обязанность находить тех, кто пал, но не смог обрести покой, и даровать им спасение. В большинстве случаев, необходимые ритуалы успокоят мертвеца, но если вы обнаружите несправедливость, с которой по вашему мнению следует разобраться, свяжетесь с нашей ближайшей церковью и тогда мы посмотрим, смогут ли Рыцари Ворона восстановить справедливость".
Альмала Сулл, жрица Морра.

Один из самых вредных типов духов - полтергейст. Они обычно пытаются пугать живых, сбрасывая предметы и досаждая им. Но наиболее страшные из духов - это спектры. Они - злобная противоположность приведений, и редко хотят для живых чего-то хорошего. Большинство спектров остается в это мире из-за того, что стали жертвой страшного проклятья либо же нарушили клятву или совершили еще какое-либо предательство. Они злобные существа, полные ненависти к живым и отчаянья по поводу своего собственного состояния.

"Толченый искажающий камень, выдуть через трубку".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Могущественные вампиры (или особо злобные некроманты) иногда призывают сонмы духов. Они состоят из смеси приведений и спектров. Вторых особо любят использовать для этой задачи, так как они могут нанести значительный ущерб врагу, но во многих сонмах духов также содержится большое количество приведений. Они не могут навредить живым напрямую, но могут заставить бежать своих врагов в страхе, а это почти столь же полезно на поле боя.
Многие духи не могут далеко отходить от места своей смерти, но конкретная дистанция, на которую они могут путешествовать, сильно варьируется, и зависит от таких факторов как сила воли духа при жизни, сколько лет он уже мертв и насколько сильно стремится освободиться.

"Вы не можете отрицать, что наши методы эффективны. Я часто обнаруживают, что после того как убью и выпью одного из вас, то могу вернуть его тело в качестве зомби, и отправить дух досаждать живым".
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.


Баньши



Общепринятый взгляд

"Если мы оставим нежить в покое, нежить оставит в покое нас. Реальная угроза - это Хаос, говорю вам, Хаос!"
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна.

"Сигмар справедлив. Соразмерно, что столь злобные женщины должны страдать от столь ужасной судьбы. Если вам когда-либо понадобится доказательство существования божественного правосудия в этом мире, агонизирующей гримасы баньши будет вполне достаточно".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм.

"Есть в них что-то, что пугает больше всего остального, даже демонов, и это не только из-за того, что они напоминают мне о моей бывшей жене".
Капитан Шульц, командир наемников.

"О, одна из них живет в нашем лесу. Она никому не навредит, если только не пришло твое время умереть. Она являлась этому старому безумному марьенбуржцу, Францу, который жил в деревне. Он видел, как она стирала свою окровавленную одежду рядом с бродом. Она лишь взглянула на него и открыла свой рот, чтобы начать стенать, по крайне мере он так рассказывал. А затем продолжила стирать. Франц вернулся в деревню и его волосы побелели из-за пережитого шока. Он сказал, что понял, будто бы это был дурной знак: как только она взглянула на него и издала стенания, он понял, что его время подошло к концу. В этот же день он слег в постель и больше никогда не подымался. Он так и умер в этой постели, пять лет спустя. Я думаю, он слегка двинулся (можно было бы сказать "стал эксцентричным", если бы он был немного побогаче), в смысле с тех пор как он ее увидел, то совсем тронулся умом. С этого самого момента для него не было спасения. Он знал, что должен умереть, и просто лежал всю свою оставшуюся жизнь, ожидая конца".
Фриц Бодгер, лесник.

Мнение специалистов

"Ах, баньши. Изысканно. Ничто не сравниться в элегантности с комбинацией из смерти, красоты и абсолютного ужаса".
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

"Баньши лучше всего можно классифицировать как разновидность приведения, она нематериальная форма нежити, а не оживший труп. Баньши гораздо опасней, чем приведения или спектры, которых некроманты или вампиры иногда собирают в сонмы духов и отправляют на войну, так как баньши может атаковать живых без каких-либо мотивов или уговоров. Когда она входит в состав войска могучего вампира, то это потому, что она знает, что у нее будет шанс причинить много боли и смерти живым, а не потому, что ей приказали. Ее главное оружие - это пронзительный призрачный вопль, иногда ошибочно называют стенаниями. Он не пугает человека до смерти, но все же напоминает ему о его собственной смертности, и достаточно могуществен, чтобы заставить и сильного человека дрогнуть".
Генрих Мальц, верховный жрец Верены из Нульна.

"Оружие из искажающего камня".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.


Умертвения



Общепринятый взгляд

"У них есть доблесть, не смотря на их злобность. У тебя появляется такое чувство, когда ты сражаешься с одним из них, потому что он бьется с тобой только из-за упоения битвой, а не из-за того, что какой-то хозяин приказал ему атаковать. Однако мало кто из врагов столь же смертоносен. Большая часть моих парней - крепкие старые ветераны, которых тяжело убить, так как они знают, как использовать свои щиты, доспехи и мечи с наибольшей эффективностью. Но я знаю, что после схватки с умертвениями все равно потеряю хороших людей".
Капитан Шульц, командир наемников.

"Король Женанн из Кургана? До тех пор, пока ты не будешь тревожить егоный курган, он тебя не тронет. Он как приведение, только холоднее и противнее - но ежели ты не трогаешь его, он не трогаеть тебя. Но если б я был тобой, то не шлялся б рядом с Чорными Равнинами безлунной ночью".
Старый Хоб, крестьянин.

"Двух вещей я боюсь больше всего: солдат и нежити. Солдаты непредсказуемы, обидчивы, угрюмы, всегда беспокоиться о какой-то мнимой чести, но половина из них оберет и ограбит тебя за просто так, если им больше будет нечем заняться. Нежить пугает, потому что продолжает наступать, даже когда ты ударишь их камнем или посохом, ну и конечно потому, что они неестественны и должны лежать в своих могилах. Умервения - это мертвые солдаты. Я лишь однажды видел одного из них, когда он выбрался из своего могильного кургана, чтобы убить крестьянина, который чем-то оскорбил его. Он воплощал собой худшее из обоих миров, был столь же злобен и опасен, как и живой солдат, и также злобен и непобедим, как любая нежить".
Йохим, коробейник.

Мнение специалистов

"Умные, быстрые, хитрые зомби - вот и все, что они есть. Хорошо осознавать, что чем больше мощь одного из ваших героев при жизни, тем больше будет его мастерство, когда он станет нежитью. Некоторые трупы расходуются впустую, превращаясь в зомби и скелетов, но у умертвений остаются бойцовские инстинкты героя, в глубине их мертвых мускул и нервов. Я могу использовать это. Я могу использовать их, чтобы привести еще больше ваших героев к их смерти, но когда ночь подойдет к концу, умертвение можно отбросить так же, как и любого другого прислужника. Всегда есть где пополнить их ряды. В мире всегда полно мертвых героев - ободряющая мысль, не так ли?"
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

Хоть умертвения обычно предпочитают обитать в древних могильных курганах, в которых они были захоронены, они не привязаны магически к этим местам как приведения или спектры. Умертвения, которым дали шанс пойти на войну под началом нового хозяина, такого как могущественный вампир, часто охотно делают это, покидая свои любимые могильники на месяцы или даже годы, что поучаствовать в сражениях еще раз.

"Смазать арбалетные болты толченым искаженным камнем и жиром. Держаться от врага подальше".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Абсолютно ясно, что они на ступень-две превосходят самую обычную нежить, такую как зомби и скелеты. Умертвениями управляет собственный злобный разум, а не безусловное повиновение низшей нежити. Могущественный некромант может умереть и восстать в виде нежити, сохранив все свои силы. Тоже может произойти и с величайшими героями-воинами. Многие из них действительно древние, они останки людей из первобытных племен, что когда-то населяли земли Империи, за тысячи лет до того, как она появилась. Однако большинство из них стали таковыми недавно. Правду говорят, что одна из самых страшных опасностей, которую создает любая имперская экспедиция в Сильванию, это то, что мы не только поставляем фон Карштайнам трупы рядовых солдат, чтобы те превращали их в зомби и скелетов, но также то, что если кто-либо из наших истинных героев упокоиться в земле этого проклятого края, то затем вернется снова в качестве умертвения".
Вольдемар, ученый из Нульна.

Умертвения чаще всего вооружены мечами из холодного железа, на их клинки нанесены древние руны для убийства смертных. Многие предпочитают им двуручные мечи или большие топоры, на них также нанесены руны древней мощи.


Мумии



Общепринятый взгляд

"Я помню, как мой отец привез меня на самую границу наших земель и указал на древние курганы, что все еще находились там, на восточном горизонте. Мой отец всегда был веселым человеком и любил развлечься, но в эту ночь он смотрел на меня с суровым выражением лица. "Здесь, сын мой, лежат древние короли, воины старины. Не тревожь их, и не позволяй делать этого другим, иначе их ярость обрушиться на наши земли". Я спросил его, откуда он знает об этом, и его взгляд стал каким-то далеким, на мгновение я подумал, что он не ответит. "Однажды, когда мне было меньше, чем тебе теперь, жрец Морра сказал твоему деду, что печально известный некромант, Тобиас Штульт, может скоро пройти через наши земли. Мой отец был набожным человеком и с готовностью решил искать этого изверга. Будучи верным своему слову, он отправил своих людей на поиски, но Штульт использовал свои темные искусства, чтобы пройти незамеченным.
Для своих гнусных целей Штульт открыл один из древних курганов и нашел там заслуженную смерть, но из-за того, что он нарушил их покой, каждый мужчина, женщина и ребенок в деревне, что когда-то находилась недалеко от курганов были найдены мертвыми на следующее утро. Я видел некоторых из них. Выражение их лиц. Они умерли в ужасе". Больше мой отец ничего не сказал. Что же касается меня, то я издал указ о том, что каждого, кто захочет потревожить покой этих курганов, должен быть немедленно доставлен ко мне, чтобы я вынес приговор. Обычно приговор - смерть".
Каролус фон Бехафен, барон.

"Не ходи к курганам в безлунные ночи,
Не пытайся пробудить мертвых.
Не рискуй навлечь гнев снов и грез,
Слушайся слов мудрых".
Припев традиционной крестьянской песни Империи.

"Когда-то давно была забытая эпоха в нашей истории, после падения королевств гномов, но до возвышения Сигмара и унбрегогенов, когда странные и теперь и стершиеся из всеобщей памяти племена бродили по лесам и равнинам Старого Света. Откуда они пришли, никто не может сказать, но мои знакомые специалисты указывают на юг касательно данного вопроса, предпочитая это кардинальное направление тьме на севере. Вне зависимости от того, откуда они пришли, эти племена возводили каменные монументы по пути своего следования. Они хоронили свою мертвую знать в больших земляных курганах, которые украшали защитными символами, чтобы отогнать расхитителей могил. Мы мало что еще знаем о них, так как теперь они исчезли, и сохранилось лишь немного их работ. Они были достаточно умелыми в обработке бронзы, так как несколько артефактов, что мы нашли, не заржавели не смотря на то, как давно их выковали. Так же ходят слухи, что они были умелыми в темном искусстве некромантии, но правда ли это или же просто крестьянское суеверие, я не могу сказать".
Вольдемар, ученый из Нульна.

Мнение специалистов

К счастью они могут сохранять и другие черты...

"Я зашел так далеко не для того, чтобы потерпеть поражение почти достигнув своей цели, но было тяжело переубедить местных, так как они говорили, что мое предприятие - безумие. Проводник, которого мне все же удалось найти, отзывался на имя Разим, и я считал его крайне скользким типом, но у меня не было выбора, так как лишь он один выказал хоть какое-то желание сопроводить меня к знаменитым руинам Бел Алиада. Наше путешествие было долгим и монотонным, все, что я могу о нем вспомнить - это песок, ветер, беспрестанная жара днем, за которой следовал жуткий холод ночью. Много раз Разим говорил о том, чтобы мы повернули назад, наставая на том, что это безрассудно. Он думал, что я хочу ограбить древний город, и это иронично, учитывая то, что произошло дальше. После двух тяжелых недель мы прибыли на окраины того, что осталось от Города Лекарей. Разим сказал, что не пойдет дальше, но будет ожидать меня в течении двух дней прежде чем возвратится в порт Зандри. Бедный дурак, если бы он сдержал слово, то мог бы дожить до старости, но я не проклинаю Разима, так как его вероломство в итоге сыграло мне на руку.
В первый день я не нашел той мудрости, что искал, я не смог отыскать место нахождение библиотеки Хорептиса. На второй день я проснулся от того, что меня тыкал копьем с бронзовым наконечником одетый в доспех воин-скелет. Я видел в своей жизни такое, что пресытился ужасом, но когда тебя будет мертвец, это точно укорачивает жизнь на год-два. Отряд однотипно вооруженных скелетов позволил мне одеться, затем силой повел меня в золоченый внутренний двор. В центре площади стоял массивный мраморный трон, на котором восседало великолепно одетое существо, облаченное в драгоценности и исписанные рунами бинты. Его безглазый взгляд впился в меня, и я поклонился ему как королю. Рядом с ним стоял иссохший человек в одеянии жреца, а на земле перед ним сидел Разим и рядом с его ногами лежала горка золота и драгоценностей. Мумия кивнула жрецу, который посмотрел на меня, а затем начал говорить, к моему изумлению, на рейкшпиле: "Сиятельный Сутех, Страж Вод Жизни, Принц Зыбучих Песков хочет знать, зачем вы зашли так далеко, что решили украсть его имущество". Я посмотрел на Разима и понял, что его действия обрекут меня, если я не буду достаточно умен. Короли остаются королями, будь они хоть нежитью, хоть еще кем, и поэтому я знал, что сказать. "Я пришел не за золотом могучего Сутеха, но за его всемирно известной мудростью, так как Бел Алиад - город исцеления, а мне отчаянно нужен лекарь". А затем я рассказал мертвому фараону о моих горестях, о том, как мою возлюбленную Карелию отравил Генрих фон Бруно, и о моих отчаянных поисках. Когда я закончил, во внутреннем дворе все еще бились три сердца. Сутех подал знак, и голова Разима слетела с его плеч. Затем он заговорил и внезапно улыбнулся, кивнул мне, прежде чем встать и уйти, его стража также плавно удалилась, окружая фараона. Жрец подошел ко мне и сказал: "Мой владыка приказал передать, что когда-то он тоже любил. И он тоже отправился бы на край земли, чтобы спасти любимую. Я покажу тебе мудрость, которую ты ищешь". Если бы не жадность Разима, я бы никогда не отыскал тайное место, куда иссохший жрец отвел меня, и моя Карелия была бы потеряна для меня навеки. В этом мире порой творятся странные дела".
Метриус Нуль, отрывок из его книги "Путешествие ради любимой".
[Примечание переводчика: Рейкшпиль - наиболее распространённый язык в Империи]

В Империи можно обнаружить крайне мало мумий, но из-за ранних миграций племен людей подобных существ все же можно обнаружить в древних погребальных курганах. Также некоторые некроманты пытались создать мумий для своих темных целей. Подобные попытки обычно приводили к дурному, но заслуженному концу того волшебника, кто пытался сотворить подобное. Наконец, некоторые из графов вампиров Сильвании периодически пытались подчинить себе мумий, но подобные попытки всегда проваливались, так как воля, что поддерживает существование мумии сильна столь же сильно, как и воля многих вампиров.

Наши собственные слова

"Когда-то я мчался по этим полям как владыка и хозяин моего народа. Вся земля вокруг, какую быстрый конь может пробежать за три дня, была наша, и это было хорошо. Когда яростные северяне пришли к нам, я был готов к их дикости и наголову разбил их. Когда зеленокожие пытались осквернить нашу землю, и прогнал их обратно. Не было дерева, которого бы я не знал, не было камня, на который я бы не ступал. Мой народ процветал, и я тоже. Однако все обращается в прах со временем. Моя борода стала длинной и седой. Я лег, чтобы больше не встать, считая, что мои люди будут процветать и без меня, но перед смертью сказал, что если я вновь понадоблюсь им или моей земле, то вернусь. Мой народ теперь исчез. Земля изменилась так, что я больше не узнаю ее. Я не знаю этого места, этих полей, этих деревьев, лишь камни моей гробницы остались такими же. Но яростные дикари все еще приходят с севера, зеленокожих все еще нужно изгонять прочь, и я обнаружил, что у меня нет жалости к тем, кто тревожит мой покой".
Шару, царь кургана.


Призраки



Общепринятый взгляд

"Глупые крестьянские сказки, как и приведения со спектрами. Нет такой вещи, как призрак. Самая идея о том, что могущественный некромант или волшебник может как-то пережить собственную смерть, крайне глупа".
Альбрехт Кинеар, почетный профессор университета Нульна

"Ты не можешь сражаться с ними и должен держаться просто чтобы не бежать от них в ужасе. Тебе остается лишь надеяться, что командир и его приближенные действительно святые рыцари, каковыми они должны быть, и поэтому они смогут ранить этих существ".
Альфонс, бретонский пехотинец.

"Он называл себя маркизом из Маллина. Говорил, что был аристократом, но я никогда не слышал о таком месте, как Маллин. Он остановился здесь, чтобы провести какие-то "важные исследования", по крайне мере он так говорил. Заплатил за три месяца вперед, был сам по себе, никогда не доставлял проблем. А потом мы узнали, что констебли повсюду ищут его, говорили, что он грабил могилы. Он бежал из города и мы не слышали о нем до тех пор, пока не прослышали, что он окопался в старом домике Фагдхофа на другой стороне озера. Тогда мы собрали несколько крепких парней с вилами и факелами и решили прогнать его. Скоро мы увидели, зачем ему нужны были тела - в там было полно зомби, многие парни сделали ноги от этого, однако мы отгоняли их огнем, пока наконец не сожгли это место. Отсюда можно увидеть обгоревшие руины в ясный день, когда туман не опускается с горы Скобер. В ясную ночь их можно видеть еще лучше, а также увидеть старого маркиза, который все еще ходит там в своей большой развевающейся черной мантии, размахивая руками и все еще проводя свои "важные исследования". Мой кузен Ганс привез сюда на своей лодке жреца Сигмара, чтобы тот изгнал злого духа, но жрец так никогда не вернулся, а Ганс с тех пор уже никогда не был прежним, после того как неделю спустя нашли на берегу, почти утонувшего и напуганного до смерти".
Юрген Вейссбрауэр, кабатчик из трактира "Принц Луитпольд".

Мнение специалистов

"Похоже, они цепляются за свое немертвое состояние лишь при помощи одной силы воли. Их магические способности не важны, какие бы жалкие попытки они не предпринимали при жизни, ясно, что они провалились, иначе у них бы все еще была материальная форма. Лишь их искаженный дух, изувеченный ненавистью и болью, держит их в этом мире, да и то лишь на самой тонкой нити. Без их отчаянных попыток цепляться за ту проклятую форму бессмертия, что у них есть, без их убежденности, что они преуспели или же все еще могут преуспеть в том, чтобы стать некромантами-нежитью, они бы просто обратились в ничто, остатки их существования разлетелись бы на все четыре стороны".
Генрих Мальц, верховный жрец Верены из Нульна.

"Избегать".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

"Это так трагично - получить бессмертие, но навсегда потерять удовольствия плоти. Гораздо лучше всегда оставаться молодым и полным жизни, и быть способным общаться со смертными без того, чтобы они убегали в страхе. Ваши некроманты и волшебники, что хотят жить вечно, должны приходить ко мне - и могу помочь тем, кто достоин. Однако, это не означает, что я не считаю призраков полезными прислужниками. Я считаю, разумеется, я их таковыми считаю, но должен заметить, что их компания крайне скучна".
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

Наши собственные слова

"Этот мир крайне жесссток, раз ты всссе еще дышишь, а я должен гнить. Но я еще более жесссток, так иссправлю это. Прими сссвою сссмерть. Помолисссь, есссли хочешь, это не ссспасссет твою жизнь, не защитит твою душу от тех мук, что я для нее приготовил..."
Так называемый маркиз из Маллина.


Летучие мыши-вампиры



Общепринятый взгляд

"В опасных регионах я всегда стараюсь присоединиться к другим торговцам и сформировать с ними караван, так гораздо безопасней. В тот раз я объединился с Мариной Верфен и Вольфган Дахштейном, и еще мы наняли шесть охранников, которые при взгляде на них были похожи на армейских ветеранов. Мы остановились на ночь недалеко от границы Сильвании. Охранники устали, но половина согласилась остаться на страже, планируя вздремнуть часик-другой по дороге завтра утром. Тот, кто из них выжил, Александр, после сказал мне, что лишь это спасло его, а возможно и тех, кто спал. Летучие мыши-вампиры напали на Генриха и Франца ночью, атаковав бесшумно и одновременно с разных сторон от костра. Александр облегчался поодаль и смог мгновенно поднять тревогу, прежде чем чудовища поняли, что охранников трое, а не двое. К счастью для нас они улетели вместе со своей добычей вместо того, чтобы продолжить атаку, иначе боюсь мы могли бы все погибнуть, прежде чем отбились бы от них".
Кастар Хандлин, странствующий торговец.

"Я видел их ночью, как они летели на своих могучих крыльях на фоне луны. Они взывали ко мне, говорили, что вскоре як ним присоединюсь. Гер доктор Леберкнойдел сказал мне, что я свихнулся, но я знаю, что это не правда. В один день я стану летучей мышью, как и мои друзья. Они унесут меня в мой новый дом, и мы вместе будем танцевать в свете луны. О да".
Руди, пациент большого дурдома Альтдорфа.

"Ты мог слышать истории, но никогда не поверишь в них, прежде чем сам не увидишь одну их этих... из этих тварей. Тебе кажется, что все это крестьянские преувеличения, просто кто-то видел большую летучую мышь или сову. У той, что видел я, размах крыльев был больше повозки с продовольствие и большие клыки, похожие на пару кинжалов.Она свалилась с неба и унесла сержанта Вогеля вместе с конем и всем остальным. Мы нашли их неделю спустя, труп Вогеля был иссохшим и белым, конь же был ходячим каркасом, но оба все еще двигались, все еще сражались, правда теперь за другую сторону..."
Леонард, наемник.

Мнение специалистов

"Думаю, что они как-то связаны со Стригоями, однако летучие мыши-вампиры более привлекательны и социально адаптированы, чем среднестатистический Стригой".
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

"История этих существ скрыта под толщей веков и из-за врожденной скрытности и секретности нежити, но есть две основные теории об их происхождении. Согласно первой, когда они были живы, то всегда питались другими, будучи своего рода большими сородичами комаров и москитов, что досаждают путешественникам в летних сумерках. В этой версии событий, первые летучие мыши-вампиры случайно выпили крови из спящего вампира, случайно приняв его за живого человека. Возможно, тот сам недавно кормился, и поэтому все еще источал тепло и кровь своей жертвы. Другая теория говорит, что они являются творением могущественного вампира-Некрарха или же возможно некроманта, котел захотел иметь мощную летающую ударную силу, чтобы поддерживать свои легионы нежити. В любом случае, величайшая загадка состоит в том, воспроизводятся ли они естественным путем (что делает их единственной известной нежитью подобного типа), или же создаются каким-то иным путем, возможно с помощью колдовства другого могущественного мастера не-жизни".
Генрих Мальц, верховный жрец Верены из Нульна.

"Обрабатывать так же, как и других вампиров. Или же скормить толченый искажающий камень рабу, а затем отдать его на съедение летучим мышам-вампирам".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.


Вампиры



Общепринятый взгляд

"Эти фон Карштайны такие милашки! Я была бы не против, если бы меня укусил один из них. Видел того, что с черными волосами и имеет мрачный вид?"
Элька Рабе, кампен-фрау из обоза имперской гвардии Стирланда.

"Я был бы не прочь заставлять людей делать то, что я хочу, лишь посмотрев им в глаза. Это было бы полезно".
Эрих Скользкий.

"Я больше не торгую в Сильвании, это слишком рискованно для любого, кто еще не мертв. Фактически, даже если ты мертв, тебе все равно не сбежать от них. Но там можно наладить хорошую торговлю свежим чесноком".
Кастар Хандлин, странствующий торговец.

"Говорят, они происходят из древнего и благородного рода. Я сожгу древнего и благородного живого мертвеца столь же охотно, как и любого другого".
Ворстер Пайк, охотник на ведьм.

"Нас наняли, чтобы мы отправились в Сильванию и спасли там дочь какого-то купца, которую предположительно похитила группа сильванских аристократов, чтобы один из них смог жениться на ней. Вы можете подумать, что любой купец был бы рад отдать свою дочь за аристократа, но похоже, она была настоящей красоткой, и у ее отца были на нее большие планы - возможно, выдать ее за герцога или кого-то подобного ранга в одном из больших городов, чтобы купец мог постоянно видеть ее там, где вел свои дела. Он был не слишком рад переселиться в темные земли Сильвании, поэтому когда аристократ и его рыцари впервые пришли свататься к ней, купец отверг их. Граф фон Берштейн, так он себя называл, не слишком хорошо это воспринял и покинул это место поклявшись, что купец пожалеет. Он и его люди вернулись ночью. Никто не слышал криков девушки, возможно она запала на него уже тогда.
Тут и появились мы. Стандартная ежедневная оплата, плюс мы договорились о хорошем бонусе, если приведем ее назад. Было понятно, что имел ввиду "привести назад живой", но я не хотел слишком беспокоить его, лишь настолько, чтобы он хорошо заплатил нам. Большая часть парней были довольны этой сделкой. Да, мы отправлялись в самое захолустье Империи, но это все еще была Империя, более безопасныеи цивилизованные земли. По крайне мере мы так думали.
Разумеется, на самом деле Сильвания не часть Империи, даже сейчас. Разумеется, император может заявлять об обратном, но со времен войн с графами-вампирами, а может и до этого, местные люди знали, что им лучше молить о снисхождении местного вампира из фон Карштайнов, чем ждать какой-либо защиты от Империи. Когда мы ехали шли через тамошние деревни, то поняли, что были там чужаками, были там большими иностранцами, чем даже в Тилии или Норске во время кампаний там. Люди остерегались помогать нам, потому что их немертвые хозяева могли посчитать их предателями.
Мы обнаружили поместье фон Берштенйна вечером четвертого дня, мрачное и пустынное здание на вершине столь же забытого холма посреди пустоши. Деревня у его подножья была темной, вонючей и наполовину покинутой, мы слышали, как там запирали двери по мере нашего продвижения, и поняли, что не получим здесь приюта. Поместье было укреплено, но его нельзя было назвать замком, мы знали, что его не нужно осаждать, просто атаковать со всех сторон, так как там не могло быть большого гарнизона, который помешал бы нам преодолеть стены. Мы решили, что сможем вести переговоры об освобождении девушки, так как фон Берштейн также должен был понимать это.
Таков был план. Но фон Берштенй не захотел договариваться. Один из его слуг сказал, что он даже не будет с нами говорить до захода солнца. Мы подумали, что он просто оттягивает неизбежное, пытаясь разработать план, который помешал бы задуманному нами. Мы ошибались. Я должен был бы понять, что здесь что-то не так, и часть меня поняла, но я говорил себе, что все это байки у костра и солдатские россказни, что видеть вампиров повсюду лишь потому, что ты в Сильвании, это паранойя. Я убедил себя, что это будет легкая работа.
Когда он наконец появился, чтобы поговорить с нами, то внес встречное предложение. Он был одним из вампиров фон Карштайнов, за ним стояли его рыцари, молчаливые и угрожающие. Он поднял руку и земля разверзлась перед поместьем, и из разрытых могил появились зомби и скелеты. Его рыцари достали мечи, и голодный серый отблеск в их глазах сказал мне о том, что они были умертвениями. Не было возможности, чтобы мы сразились и победили не потеряв половину из нас или даже больше. Вампир сказал нам, что мы должны покинуть Сильванию до следующего захода солнца, или он лично начнет охотиться за нами, вместе со всеми фон Карштайнами, с которыми сможет связаться, вместе с их армиями и прислужниками. А затем он вывел девушку. Она улыбнулась, и я увидел размер ее клыков, бледность ее кожи и красный блеск в ее глазах. Теперь она была одна из них, и она сказала, что ждет возможности, чтобы присоединиться к охоте.
Это и определило наше решение. Купец и так не заплатил бы нам ничего за то, что мы привели бы эту тварь назад к папочке. Мы маршировали всю ночь и весь день. Старый Борис подвернул себе ногу, и парни были за то, что оставить его самого по себе. Борис достал свой кинжал и собирался перерезать себе горло, чтобы не достаться вампирам. Я отдал ему своего коня, так как не хотел, чтобы мои люди гибли беспричинно. Последние лучи солнца уже исчезали, когда мы пересекли границу и вернулись в оставшийся Стирланд, но мы смогли сделать это. Я не знаю, стал бы и правда фон Берштейн охотиться на нас, но мне не хотелось это проверять".
Капитан Шульц, командир наёмников.

Мнение специалистов

"Цари-жрецы Ламии в старой Нехекхаре экспериментировали с темными силами, чтобы жить вечно. Так были созданы первые вампиры, так они начали питаться и размножаться. К счастью для человечества, эти первые вампиры были самыми могущественными, каждое последующее звено в этой цепи становилось все слабее и слабее, родословные увядали от вампира к вампиру вплоть до сегодняшних дней. Большая часть вампиров из первого выводка была убита в войне с царями-жрецами других городов, поэтому мы знаем, что даже самые могучие из вампиров могут быть убиты смертными с чистыми сердцами и хорошим вооружением".
Вольдемар, ученый из Нульна.

"Растворить в чесночном масле толчёный искажающий камень и измельченное серебро".
Риккит"тик, "специалист" клана Эшин.

Большая часть представителей родословные вампиров выглядят как крайне хорошо сложенные люди, только с бледной кожей, острыми клыками и иногда светящимися глазами, что может выдать их истинную натуру сведущему наблюдателю. Исключением являются Стригои, чьи чудовищные размеры и невероятная сила явно нечеловеческие, и Некрархи, чьи тела изменили гораздо сильнее, чем у типичных вампиров.

"Смерть - это еще одна форма Изменения, а Изменение священно для Тзинча. Эти вампиры делают свои и чужие тела в нежить, в то время как они должны умереть. Вампиры сама противоположность истинного Хаоса, они никогда не меняются и сопротивляются всему новому".
Дракар Нет Шиш, Кулак Чена, так же известный как Дракар Вопрошающий.

Вампиры известны благодаря своей необходимости пить кровь живых, что они должны делать регулярно, чтобы продолжать свое существование в виде нежити. Для большинства вампиров это безумное желание крови становиться основной целью, и она влияет на многие их другие действия Даже вампиров, которые контролируют Сильванию, больше беспокоят бесперебойные поставки крови, чем политика.

"Наиболее известная родословная вампиров - это фон Карштайны, но это не значит, что другие родословные менее могущественны. Фон Карштайны - это "стандартная" разновидность вампиров, если так можно выразиться, не потому что другие произошли от них или же служат им, а просто потому что мы, ученые, знаем гораздо больше о фон Карштайнах, которые исторически были крупным врагом Империи, чем знает об остальных. Однако нам известно и о четырех других крупных родословных.
Наиболее могущественными чародеями, особенно в области некромантии, несомненно Некрархи. У них нет физической силы и боевой удали более воинственных родословных, однако они компенсирует это познаниями в магии. Они происходят из знойного города Ламии, они появились при самом рождении расы вампиров. Некрархи скрывались от людей в катакомбах под землей или наполненных призраками замках вдали от цивилизации. Там они планировали и ждали, вынашивая какие-то долговременные планы, которые по слухам состояли в том, чтобы убить всех в мире и поднять их в качестве нежити. Предположительно они хотят создать неизменную, печальную и затянутую туманом землю, где было бы полно вечно служащих им рабов.
Ламии известны благодаря своей способности очаровывать и соблазнять, также как и культисты Владыки Наслаждений. Возможно, даже больше, так как у них была половина вечности, чтобы отточить свои соблазнительные темные искусства. Некрархи командуют легионами нежити, а инструмент Ламий - это человечество. Их красота в буквальном смысле завораживает, многие храбрые рыцари, что пытались убить одну из Ламий, к рассвету становились частью их прислуги, будучи покорёнными их томной красотой, и готовые сражаться и умирать за свою новую Деву. Ламии также известны благодаря своей стремительности и смертоносности на поле боя, если им все же приходиться сражаться.
Кровавые Драконы - интригующая родословная. При первом рассмотрении они выглядят просто как самые умелые воины среди кланов вампиров. Это важное знание, но возможно еще более важным является осознание того, что у них есть причудливая пародия га рыцарский кодекс. Также как и зомби, которым не отдали приказа те, кто их контролируют, иногда начинают подрожать тому, что они делали при жизни, также и Кровавый Дракон пытается вести свою не-жизнь согласно искаженному кодексу чести, которому он мог следовать, когда еще был живым рыцарем. Они даже заявляют, что у них есть честь, своего рода. Насколько это самообман, и насколько честно они пытаются вести добродетельное существование (насколько вампир вообще может быть добродетельным) до сих пор остается вопросом для обсуждения.
Наконец, мы подошли к самой дегенеративной из всех родословных вампиров, Стригоям. Они изгои среди своих более цивилизованных сородичей, и эти пускающие слюни существа больше напоминают упырей или демонов, чем идеализированные человеческие черты фон Карштайнов, Кровавых Драконов и Ламий. Интересно, что название "Стригои" приводит к ассоциациям к странствующим каравана стриган, которые путешествуют там и сям по Империи и за ее пределами, и у них нет королевства, которое они бы могли называть своим. Давно ходят слухи, что стригане прячут злых Стригоев среди своих рядов, но до сих пор ничего не было доказано. Однако, охотники на ведьм и мстительные толпы до сих пор нападают на стриган везде, где они появляются лишь из-за этой смущающей похожести названий.
Похоже, что существуют и другие родословные вампиров, менее известные, что так хорошо скрываются или так малочисленны, что никогда не привлекали к себе внимание экспертов по вампирам".
Людольф Трауготт, жрец Верены из Альтдорфа.

Наши собственные слова

"Это естественный порядок вещей. Сильные охотятся на слабых, на дикой природе и в каменных городах людей и императоров. Однако мы заботимся о том, чтобы не забирать у вас слишком много, иначе сами начнем голодать. Вы также поступаете со своими коровами и овцами - вы даже защищаете их от других хищников, и также я поступаю с людьми Сильвании. Разве я не заботливый и добрый пастырь для своего стада?"
Константин фон Карштайн, владыка вампиров.

"Кровавый Дракон должен стремиться к совершенству во всем, но особенно в воинском искусстве. Бесчисленное количество рыцарей и воинов я победил в бою, и все больше приходит каждый день в надежде убить меня. Вам никогда не понять, каково это - совершенствовать свои навыки с мечом и луком год за годом вместо того, чтобы достигнуть средних лет, затем старости и наконец умереть. Этого уже достаточно, чтобы отбросить смертную жизнь и принять вечный вызов бессмертия".
Сир Холбейн из Кровавой Крепости, чемпион Кровавых Драконов.

"Вы были бы ничем без нас. Имеете ли вы хоть понятие, сколько ваших верховных лидеров провели свою жизнь в качестве наших рабов? Сколько бы без нас не было бы принято ваших законов, и сколько бы крестьян умерло с голоду? Люди слишком слабы, что позволить им управлять собой. С нашим руководством, Империя может достичь и достигнет великих свершений. Без нас, вы падете пред Хаосом или чем похуже".
Неназванная имперская аристократка, родословная Ламии.



Лорд протектор,
По вашей просьбе я прочел труд "Опасные твари: Исследование касательно существ чудесных и ужасных" Одрика из Вуртбада. На его страницах есть некоторая истина, но в целом книга выходит далеко за пределы доступных знаний в этой области. Мы серьезно будем верить в то, что человек поговорил с драконоогром и остался в живых, чтобы рассказать об этом? Или что он опрашивал воинов Хаоса, а те в процессе не убили его и не зажарили на его собственных свитках? Подобные утверждения - чистое безумие. Я полагаю, что он обнаружил потерянный эльфийский труд и просто выдал информацию из него за свои исследования. Так как мы не можем установить его источники, и многие из них в любом случае еретичны, то я считаю, что его работа должна быть запрещена. Одрик выказывает почтение Молотодержцу, но его труд наносит столько же вреда церкви Сигмара, сколь и поддерживает ее. Поэтому я обязан официально рекомендовать запретить вашим приказом книгу "Опасные твари: Исследование касательно существ чудесных и ужасных", а все ее копии найти и сжечь.
Ваш верный слуга,

Максимилиан Каммель
Жрец Сигмара


К содержанию


(C) Перевод и первичная вычитка - Angvat, вычитка и верстка - Tairilin Hlaalu, 2016г.


Оценка: 8.00*3  Ваша оценка:

Популярное на LitNet.com Т.Серганова "Айвири. Выбор сердца"(Любовное фэнтези) А.Ардова "Брак по-драконьи. Новый Год в академии магии"(Любовное фэнтези) А.Невер "Сеттинг от бога"(Киберпанк) А.Эванс "Проданная дракону"(Любовное фэнтези) Д.Дэвлин, "Потерянный источник"(Любовное фэнтези) А.Респов "Эскул Небытие Варрагон"(Боевая фантастика) Д.Сугралинов "Мета-Игра. Пробуждение"(ЛитРПГ) Н.Самсонова "Жена князя луны"(Любовное фэнтези) В.Соколов "Мажор 4: Спецназ навсегда"(Боевик) Е.Флат "В пламени льда"(Любовное фэнтези)
Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Д.Иванов "Волею богов" С.Бакшеев "В живых не оставлять" В.Алферов "Мгла над миром" В.Неклюдов "Спираль Фибоначчи.Вектор силы"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"