Сушков Владимир Михайлович: другие произведения.

Делион. Огненная пляска. 9 глава

"Самиздат": [Регистрация] [Найти] [Рейтинги] [Обсуждения] [Новинки] [Обзоры] [Помощь|Техвопросы]
Ссылки:
Конкурсы романов на Author.Today
Загадка Лукоморья
 Ваша оценка:

Страж никогда не видел битвы имперских легионов с окружающими со всех сторон врагами Империи. Да, он часто видел легионы на маршах, по известным широким имперским дорогам, которые окутывали все государство, будто-бы паучья паутина старый ветхий шкаф. Он был в имперском лагере, в далеком 405 году, перед битвой за бравлянский престол, тогда имперцы выиграли междоусобную войну и усадили Великого Князя на Престол своим союзником, попутно назначив лордом-протектором Бравии Гилиона Олимпия. Он запомнил легион таким, каким он себе и всегда представлял - единый организм, единое тело, все легионеры походили друг на другу, отличаясь только лишь цветом щита, ростом или акцентом. В целом - легион - это монолитное подразделение и отличить один от другого было под силу только людям, сведущим в военном деле. Клепий мало интересовался политикой и заботился лишь о будущей войне с Тьмой, с юности приучаемой к неотвратной битве с силами Тьмы. Сейчас же он видел перед собой разношерстное войско, которое взяла Ноблос в кольцо осады. Останавливаясь в окрестных оазисах, поселках и городах, в которых ходили самые разные слухи о короле Куарья. В Мандегере от местного торгаша он слышал весть, которой так бахвалился купец, что Король Куарья уже объединил весь Морской Восток и в скором времени он освободит всех рабов от жестоких хозяев, а всех купцов от пошлин.

Город Езетун, добровольно перешедший на сторону нового восточного короля, так же полнился слухами о действиях Куарья, что было вполне логично. За неделю до прибытия Клепия в Езетун, мимо стен города прошагало все доблестное, пусть и разношерстное войско короля. В тавернах пьянчуги и хвастуны клялись всеми богами и матерями, что в стане войска короля были тренированные львы с крыльями, которые раздирали своих врагов, некоторые говорили о том, что даже подземные черви сопровождают войско короля в пустыне. Шлюхи, которые остались в Езетуне и пришли из войско восточного короля, кичились тем, что перепробовали в войске мужиков всех народностей.

Одно из поселений, в котором Клепий останавливался по пути к горе Шармат было полностью сожжено дотла. Несмотря на это, по округе и руинам поселка бродили плачущие дети и женщины. Мужчины были распяты на крестах и образовывали с двух сторон вокруг дороги к Ноблосу узкую тропу, чтобы всякий видел то, что нельзя противиться воля короли.

Минуло несколько дней и Клепий добрался до Ноблоса. Еще издалека он увидел то, что город был взят в осаду, хотя и не понимал то, что Куарья, не имея флота смог заблокировать порт города. Но стража это мало волновало и пока верблюд нес его на своем горбу в сторону войска, он обдумывал то, как попасть в город, окруженный десятком тысяч обученных воинов. Единственным, и как казалось Клепию, правильным решением было пробраться в город через канализацию, но как найти туда вход, Клепий не знал. Но он наверняка должен был быть.

Он начал копаться в собственной голове, чтобы отыскать зацепки, которые помогли бы ему попасть в Ноблос. Опасно шарахаться в стане войска, к тому же Куарья был имперцем и воспользовался бы ситуацией, чтобы переговорить со стражем. Судя по тому, что сын Куриона спасся бегством в 398 году, его не было в Империи уже десять лет. Куарья хотел бы получить донесения из первых уст, а Клепию не хотелось бы терять драгоценное время.

Страж остановил своего верблюда и тот без посягательств на верховенство человека остановился на месте, под одним из кипарисов. Кипарисы были высажены на протяжении всей дороги к Ноблосу и заблудиться среди них было невероятно трудно. Клепий решил осмотреть то, что творилось в лагере короля Морского Востока.

Повсюду были расставлены тысячи походных палаток, причем разных цветов - от обычных серых, заканчивая огромными крытыми шатрами. В воздухе клубился дым от многочисленных костров, где воины готовили в походных котелках свою пищу. Конница расположилась у ущелья, в юго-западной части города, там, откуда Клепий начинал свой путь к руднику. Именно в этом месте добывали красное золото и стражу было интересно, найдет ли Куарья применения для этой смертоносной жидкостью. Путник плохо знал историю Морского Востока, однако ведал то, что эта жидкость раньше использовалась царями и алхимиками для ведения войны. Когда последний раз использовали красное золото Клепий не знал и молил богов, чтобы Куарья продлил его неведение. Дальше расположились полукольцом шатры копейщиков - эти наемные воины из Февсии, давно осели в землях Морского Востока и основали как минимум три своих города. При осаде они были бесполезны, а вот в открытом бою строй с их трехметровыми копьями победить было практически невозможно. Следом за ними, напротив Угловых ворот стояли какие-то племена Морского Востока, Клепий мало разбирался в них, но они были на голове с белоснежными тюрбанами, а рядом с ними в импровизированных загонах паслись верблюды. Дальше следовало ядро армии Куарья - Венценосцы, знаменитый отряд короля Морского Востока, его боевые товарищи, с кем он начинал путь еще десять лет назад. Их округлый шлем обрамляла железная пластина, которая была похожа на сплетенный венец. Эти воины отличались высоким моральными качествами и превосходной тактикой ведения боя. На их штандарте красовалась опущенная голова с зеленым венком на голове. Венценосцы были гордостью короля, и он никогда не посылал их в гущу сражения, если исход битвы был на его стороне. Дальше было видно хуже, но Клепий предполагал, что и у северо-западной части города, которая находилась за холмами, стояло войско Морсковосточного Короля.

" Интересно, как на это нападение отреагировали Пять Колоний."

Клепий и не сомневался в том, что культисты Фахтаче пытались подорвать авторитет Короля Куарья, вносили хаос в его ряды и что среди его воинов были поклонники Огня. Даже если и так, то какое Клепию было до этого дело?

Вдруг, Клепий вспомнил свой последний разговор с мальчиком, которого звали Рими. Бродяга ударил его в голову и страж потерял сознание. С тех пор путник его не видел. Но больше всего, ему запомнилась последняя фраза мальчика.

- Запомни это, - всплыла в голове Клепия обломок от фразы мальчика.

- Запомнить, что? - прошептал про себя Клепий, обращаясь к невидимому мальчику.

" Запомни это. Запомни это. Запомни это", - бормотал страж, склонившись над головой верблюда.

Животное фыркнуло, не понимая, чего хочет от него хозяин и продолжило стоять безмолвно под тенью кипариса. Палящее солнце беспощадно поливало солнечными лучами как воинов Куарья, так и Клепия.

- Запомни это, - Клепий закрыл свои глаза и очутился снова там, в катакомбах под Ноблосом.

Страж постарался отрешиться от мира сего, что не составляла для него труда. Он много раз проделывал это, чтобы выйти в открытый океан эфира и сейчас же он сделал тоже самое.

- Запомни это, - произнес мальчик, указывая на расположение колонн в катакомбах.

Клепий запомнил это расположение, только зачем это могло ему понадобиться. Почему Рими так акцентировал на это внимания? Страж еще раз посмотрел на расположения этих бронзовых изваяний, но тщетно были его попытки подумать о том, зачем ему нужна эта информация. Страж пытался докопаться до глубины слов попрошайки, найти смысл во всем этом.

" Если бы он захотел меня просто отвлечь, чтобы ударить по голове, ему бы не составила труда это сделать. Любой из тех, кого я повстречал в подземелье могли сделать это. Рими произнес эту фразу не просто так."

Клепий открыл глаза, пытаясь вспороть брюхо этой фразе мальчика. Но фраза была скользкой, словно угорь на сковородке и истинный смысл этих слов ускользал от него. Где-то там вдалеке, два отряда собирали осадную башню из буковых деревьев, которые судя по всему росли в буковой роще. Минута за минутой осадная башня обрастала своим скелетом, превращаясь в то, что поможет захватить этот древний величественный город. Воины колотили своими молотками, вбивая железные гвозди, а архитекторы следили за тем, чтобы все выполнялось правильно.

" Я не могу припомнить, чтобы поблизости росли буки", - удивился Клепий, вспоминая карту окрестностей Ноблоса.

- Двенадцать всемогущих богов, - воскликнул Клепий от неожиданности и вновь закрыл свои глаза.

Сердце бешено стучало в предвкушении разгадки этих таинственных слов Рими. Клепий не верил в то, что это может быть так просто. Дрожащие руки выдавали в нем волнения и страж не мог никак уняться от того, что разгадка этих слов так близка. Но откуда мальчик знал, что город может быть в осаде? Скорее всего, там запечатлены все ходы в катакомбы, однако, только один путь может привести к Крысиному Королю. И тогда Клепий, вновь мысленно очутился в тех катакомбах, на самой последней громадной лестнице.

" Получается, что строители города знали, что Ноблос основан на руинах Бронзовых людей? Невероятно."

Он вновь увидел все эти бронзовые колонны, величественно поддерживающие потолок катакомб. Эти изваяния стояли хаотично, но образованные таким образом фигуры могли быть и простым совпадением. Обратить внимание надо было на совершенно другие детали. А конкретно на то, какой фигурой было само помещение.

" Хвала богам! - промолвил Клепий и стеганул своего верблюда.

Верблюд хотел было лягнуться от неожиданно сильного удара, но стражу было это безразлично. Человек, который редко когда-либо волновался, теперь спешил к королю Морского Востока, чтобы дать ему ключ от Ноблоса.

- Стой, кто идет! - восточный диалект стража разительно отличался от говора жителей Ноблоса.

Воины патрулировали назначенную им зону вокруг лагеря и не ожидали увидеть вблизи своего войска гражданского. Потрепанный человек с проседью на голове, большой жесткой щетиной и сломанным носом двигался в их направлении. Его плащ ниспадал на верблюжий горб, кольчуга ярко бликовала лучами солнца, что беспощадно пекло этим днем. На левой части его пояса висел его меч, с удивительной красивой рукоятью. Она была сделана из дерева смолона, так редко встречавшегося в Делионе, гарда была выполнена в форме головы грифоны, острый клюв торчал и с одной и, с другой стороны. Однако руки этого человека покоились на удилищах, он неспешно ехал на своем верблюде, даже не думая погонять его.

- Я ищу аудиенцию у вашего короля, - Клепий притормозил свое ездовое животное и громким голосом обратился к патрулирующим стражником.

Кажется, в тот момент солнце стояло в зените, прямо над головами беседующих людей. До лагеря было рукой подать, Клепий уже успел рассмотреть, как там кипела жизнь. Воины во всю готовились к осаде этого города, который с трех сторон обнесен высокой стеной.

Стражи переглянулись друг с другом.

- Проваливай отсюда, - ответил на это один воинов, направивший свое копье в сторону незваного гостя.

Оба стража выглядели одинаково и явно были не из элитного подразделения. Скудная броня, состоявшая только лишь из кожаного доспеха, поножей, и крепко зашнурованных сандалии. На их голове был округлый обтекаемый шлем с перегородкой для носа. Венценосцы собрались внутри лагеря, к которому направился Клепий, однако сам лагерь защищался обычными воинами.

" Двойная охрана короля. А может быть и тройная."

- Я хочу переговорить с вашим королем, - настойчивым голосом без каких-либо интонаций произнес страж.

Казалось, что стражники замялись перед этим человеком. Имперец действовал уверенно и не показывал своего волнения. Он без предупреждения слез с верблюда, копейщик дернул своим оружием, но не удосужился напасть на незваного гостя.

- Король не хочет с тобой говорить! - ответил второй стражник, который казался был великоват для своих доспехов.

- Почем тебе знать, чего хочет, а чего нет, твой король? - задал вопрос Клепий.

Казалось, этот вопрос, привел обоих воинов в ступор. Страж хотел побыстрее закончить это представление и не хотел тратить время на пустую болтовню. Если колонны действительно могли привести его к печати, то не стоит задерживаться понапрасну.

" Надо забрать печать, пока культисты не опередили меня."

Имперец понимал, что ни культисты, не Велисарий не могли знать место настоящего захоронения печати, однако, что-то неведомое, то, что гложило его изнутри, твердило о том, что стоит поспешить. Интуиция редко его подводила, возможно это был один из даров богов, талант, которым следует распоряжаться не по своему усмотрению, а по назначению.

" Боги ныне не хотят слышать нас", - сам себе ответил Клепий увидев перед собой войско.

Он понимал, что как только король войдет в город, если Ноблос не сдастся, то начнется страшная бойня.

- Пропустите меня к королю, если этот верблюд начнет ни с того, ни с сего ходить задом? - Клепий решил подшутить над стражниками, один из них был туп, как пробка из-под бочки скисшего дешевого вина, второй же рассмеялся во весь голос, позабыв о том, что направляет в Клепия копье.

- Не только пропущу, но и хрен себе отрежу, - ответил весельчак, второй же стоял, нахмурившись и наблюдал за дальнейшими действиями. А если не пойдет задницей вперед, то мы тебя распнем, как только свечереет?

Клепий кивнул головой и отвернулся от них, чтобы те, не увидели его закрытых глаз и расслабленного лица. Зачерпнув энергию из эфира, он потянул по эфирным ниточкам, словно по струнам арфы, перебирая их своими щупальцами. Ментально найди то что ему потребовалось, Клепий использовал Магиа Анималус. Осознание того, кем ты являешься - важная часть этой старой магии стражей. Эту магию используют и шаманы, и другие более сильные маги, однако было много случаев, когда человек навсегда застревал в животном.

Ментальная нить привела его в тело верблюда. Клепий будто оказался за зеркалом, где впереди - у него материальный мир, а позади чистая эфирная энергия. Этот кокон, который был нечто средним между этими мирами, был главной частью использования магии. Клепию показалось вечность, пока он привыкал к телу этого верблюда. Мир предстал перед ним в совершенно другом цвете - черно-белые тона, которых сложно было отличить. Страж чувствовал, как он может контролировать всеми конечностями верблюда, пожалуй, за исключением хвоста, который двигался несообразно с человеческими конечностями. Клепий сделал так, как и задумал. Он начал пятиться назад, перебирая парными копытами животного, наступая на твердую почву. Страж мог поклясться, что стражи стояли с открытыми ртами и любовались этим зрелищем. Пришла пора вернуться в настоящий мир.

Клепий уже смотрел на верблюда, который пытался оклематься после того, как его разумом управляли из вне.

- Темнокнижник! - завопил один из стражников и ткнул Клепия копьем прямо в грудь, благо не сильно. Нам стоит тебя сжечь!

- Я могу управлять природой, - начал притворствовать Клепий. Могу управлять животными. Могу тебя превратить в червяка лишь по щелчку пальца.

Страж направил свой кулак в сторону воина, прижав большой палец к среднему и приготовившись к щелчку.

- Идите и передайте королю Куарья, что воин из Орден Стражей, что находится в Обители, хочет с ним увидеться, - сказал Клепий. И передайте, что я из Империи, той же отчизны, где его же мать выносила и родила.

Стражи не стали пререкаться и выполнили все то, что приказал им Клепий. Имперец остался ждать их здесь, не желая провоцировать остальную часть войска.
" Приятно иметь преимущества перед другими людьми", - такая мысль тихой сапою просочилась в голову Клепия.

" Возможно, если бы я использовал свою хитрость и ментальную силу чаще, мне бы удалось избежать всех этих ненужных жертв."

Он вспомнил все, начиная от маяка. Как арбалетчики застали его врасплох, Сентар же пал от его руки, при всем при этом он сдался, став при этом на колени. Что же заставило его поднять свой собственный меч и оборвать тонкую нить жизни смотрителя маяка, ту нить, которая тянется словно пуповина, от нашего начала, и до конца, пока незримые обстоятельства не обрезают ее? Клепий нахмурился.

" Кто я есть? Жертва обстоятельств? Или человек, решивший, что ему дозволено вершить судьбы других."

Страж понимал, что у него есть цель и цель эта была приоритетной для него. Всю жизнь его орден готовил Клепия именно для этого. Ведь поиск печати - не только лишь поиск, эта самая настоящая война со Тьмой. Орден проповедовал, что в войне против Тьмы хороши все средства.

" Но чем, мы лучше их? Они лишают людей жизни ради воскрешения своего темного бога, да будет проклято его имя. Стражи лишают жизни людей, ради того, чтобы этот бог был заточен в Бездне навечно."

Клепию вдруг стало безумно холодно.

" Чем же мы отличаемся от них? Мы убиваем. Они убивают. Мы ищем печать. Они ищут печать. Мы одинаковы, просто нас называют белыми, а их темными. Но что толку от этих букв, если поступки идентичны?"

- Пойдем, - мысли Клепия рассеялись, словно утренний туман при заходе солнца.

Перед ним предстал один из венценосцев - здоровый воин, говорящий на имперском диалекте с небольшим восточным акцентом.

Клепий кивнул головой и пошел вслед за телохранителем короля. Венценосец был облачен в доспехи, подобающие для климата Морского востока - широкий железный нагрудник анатомической формы, повторяющий рельеф тела, длинная кованная юбка, защищавшие ноги до колен. Ниже располагались поножи, которые специальными застежками скреплялись в области икр. Шлем - главное отличие Венценосца был по-своему уникален - округлый формы, он сужался ближе к темечку, принимая фаллическую форму. Поблескивая солнечными бликами, казалось, что его шлем был столь гладким, что каждый удар мечом должен был соскальзывать с него. А вот главная отличительная черта Венценосца - это своеобразный венец, вокруг венца, который защищал по большей части щеки, нос, уши и затылок. До появления Куарья на Морском Востоке, этого отряда и не было в помине - нынешний король преобразовал восточные воинские отряды по имперскому образцу - метательное копье, короткий меч и строевая подготовка. Исключение составлял щит - у венценосцев он был округлой формы, а не прямоугольной, как у имперских легионеров.

Клепий неустанно следовал за Венценосцем, который возвышался над ним почти на голову, щит воин тащил на спине, как, впрочем, и копье, а вот короткий меч покоился на поясе. Воин проводил его через лагерь войска, где по всю кипела армейская жизнь. Воины разбивали свои палатки - они были созданы из парусины, довольно легкой и проветриваемой ткани, дабы восточное солнце не пекло им, натягивали эту парусину и привязывали восемь ее концов к кольям. Пока одни занимались местом жительства, которое возможно потребуется им надолго, неизвестно насколько затянется осада Ноблоса. Однако если Куарья поверит Клепию на слово, город будет взят этой ночью. Другая часть воинов разводила костры, кремнем и огнивом разжигая из сухих веток (которых в малолесной местности было мало, ставили над костром котелки и варили свою походную похлебку. Повсюду слышался шум, гам, много восточных диалектов, имперский язык, в рядах воинов встречались даже гномы и эльфы, Клепий удивлялся сколь многообразным было войско Куарья, в отличие от имперских легионов, куда зачислялись только имперцы, владевшие своей землей, не менее, чем в два югера.

Венценосец шел молча и не удивительно, их главная задача - воевать, а не болтать понапрасну. Клепий постоянно натыкался на недоумевающие взгляды воинов. Они рассматривали его, некоторые поговаривали что пришел посол от Ноблоса, среди других уже разнёсся слух, что Клепий некий черный маг из далеких земель. Однако это мало волновало стража, покуда он не увидел огромный крытый шатер, перед которым сейчас выкапывали траншеи. Король решил основательно подготовиться к осаде города, но в его силах захватить город за один день и прославить себя этим деяниям в веках. Здесь было много венценосных, каждый занимался назначенными им работами - копали огромный ров вокруг шатра, устанавливали колья, готовили кушать, чистили свое и так полированное до отблеска оружия. К шатру вел деревянный помост, по которому страж и прошел. Ров вырыли уже довольно глубоко, больше, чем с человеческий рост, наверняка его еще нашпигуют кольями.

Шатер - было личным миниатюрным царством Куарья. И имперец понял это, как только двое его телохранителей раздвинули пологи шатра и страж очутился внутри святая святых короля. Воистину восточная изнеженность и богатство контрастирует со смиренными имперскими порядком и скромностью. Шатер, где должно пахнуть потом и кровью, благоухал благодаря воскурявшемся фимиаму, здесь на привязи были экзотические животные, которых в империи можно было увидеть только во время триумфа. Два больших льва с красочно оранжевой гривой были на привязи, прикованные толстой цепью к железному колышку - она дрались за кусок мяса крупной дичи. Один из них встал на задние лапы и мощным ударом ранил второго льва, оставив кровавые следы на морде недруга. Ухватив свой кусок, он отдалился от своего соперника и разрывал мясо острыми клыками. Чуть подальше находился бездвижный и спокойный крокодил, чьи глаза смотрели в одну точку. Неподвижное бревно было неподвижным лишь до тех пор, пока жертва сама к нему не придет. Павлины, павианы, мелкая птица - Клепий не понимал, зачем королю все это в походном шатре.

" Человек утратил свои корни. Настоящий бы имперец засмеял его за изнеженность."

Сам король сидел на позолоченном троне, который находился на мраморном постаменте. Страж пожалел тех людей, что тащили эту глыбу во время походов - с виду этот трон казался очень тяжелым. И все же Куарья помнил, что его связывает с Империей - ее символ. У изголовья, над которым стояли большие высокие разноцветные свечи, создающие пляшущие блики на золотой поверхности, находилась голова грифона из бронзы. Голова короля Морского Востока была как раз под головой грифона - что очень было символично. Глаза этого большого хищника были сделаны из двух крупных изумрудов. Перед троном стояло четверо слуг с большими опахалами, прислуживающие королю. Дорога же к самому трону была перегорожена личными телохранителями Куарья - десять человек, одинакового высокого роста, как на подбор, с закрытыми масками и оголенными торсами.

Они расступились перед венценосцем и тот подойдя к трону пал на колени перед своим королем.

- Склонись перед владыкой Морского Востока! - злобным голосом прорычал венценосец, обращаясь к Клепию.

Страж же неустанно смотрел в глаза этого человека, который восседал на троне. Он был мало похож на имперца - бронзовая загоревшая кожа, длинные кудрявые волосы, спадавшие на его широкие плечи, покрытые шрамами, глаза его были подкрашены тенью, впрочем, как и брови. Видимо не зря его в Империи называли женоподобной королевой. Однако за всеми этими уничижительными сравнениями скрывался неизвестный Клепию человек. Его длинные одеяния восточного типа были голубого цвета, запонки в виде голов грифона, а все руки были усеяны перстнями да кольцами.

- Склонись, либо твоя голова слетит с плеч! - из-под шлема венценосца раздался совсем уже озлобленный голос, но страж решил не обращать на него внимания.

Клепий продолжал смотреть на Куарья, а Куарья не сводил глаза с опытного стража. Страж был в ступоре от того, что он увидел в глазах короля морского востока - усталость, величие, силу воли и одновременно боль.

" Что ты хочешь мне сказать?"

- Имперец не склоняет своего колена, - ответил Клепий воину.

На лице короля проскользнула едва заметная улыбка.

- Вон, - король медленно поднялся со своего места, складки его лазурного одеяния расправились и спали на загоревшие ноги. Все вон.

- Ваше величество, благоразумно ли...

- Я сказал вон, - на этот раз бархатный голос Куарья был тихим и настолько острым, что мог бы прорезать все горы насквозь.

Венценосец, более ничего не сказав, исчез с глаз долой, как и его прислужники. Остались только его личные телохранители.

- На них не обращай внимания, - продолжил говорить Куарья, кивнув на десяток оставшихся воинов. Это орудия убийства. Такие же, как твой меч. Ты же не разговариваешь с ним?

Когда он сошел с тронного пьедестала, Куарья оказался даже ниже, чем предполагал Клепий. Однако это ничуть не убавляла его величества, в нем одновременно сочеталась и простота в виде обычного говора и королевская походка, бесшумные шаги по земле были столь незаметными, что стражу показалось, будто он парит над землей.

- Я люблю свой меч, - Клепий постучал по гарде своего клинка. А ты свое оружие?

Куарья вновь улыбнулся. Видимо, он не желал проявлять себя как владыка морского востока перед имперцем, казалось, что он пристыжен этим. Страж решил надавить на это.

- Думаешь, вернувшись в таком обличие на имперский трон, простой народ примет тебя? - задал вопрос Клепий, стараясь не переходить границу дозволенного. Зачем все это?

Он кивнул головой на окружающих их шатер, который полнился богатствами. За троном и вовсе стоял открытый сундук, набитый золотом.

- Ты не понимаешь Морского Востока, страж, - покачал головой Куарья и прошмыгнул мимо Клепия, остановившись перед одним из телохранителей. У них другой образ мышления. Они готовы преклоняться даже перед их священными коровами и петухами. Человек видящий бога в петухе - несуразен и глуп. Неужели ты этого не понимаешь? Морской восток для меня лишь плацдарм, чтобы завоевать Империю, я не собираюсь владеть этими пустынями, будь они прокляты.

Куарья стукнул своим правым кулаком о левую ладонь. Видимо он действительно искренне верил в свои слова.

- И ты принял титул отца Морского Востока, воплощения бога Ферма в теле? Ты предал свои убеждения ради своих собственных целей.

Король подошел к здоровому мускулистому воину, с маской на лице и вынул из него острый и наточенный меч.

- Скажи мне страж, не предавал же ты ни раз свои убеждения ради целей? - он повернул голову в сторону своего гостя и увидел на его лице невозмутимость, под которым была маска совести.

Куарья попал в цель. Видимо его агенты были неплохо осведомлены о том, что происходило в Ноблосе.

- Мне не нужен этот проклятый трон, - Куарья кивнул на золотое седалище и плюнул себе под ноги. Я лишь хочу отомстить Фэбиасу и его прихвостням, убивших моего отца и всю родню. Я движем местью, и хочу очистить имя своего отца, что был побратимом с императором, покуда тот не умер. Консул опорочил его имя, и я очищу его, даже если мне понадобится вырезать весь Морской Восток.

Замахнувшись мечом, он отрезал палец на ноге своему телохранителю. Тот лишь только дернулся, но из-под маски не вылетело ни звука. Куарья бросил меч на пол и пошагал дальше, в сторону выхода из шатра.

- Да будет пусто, - ответил король, повернувшись к своему гостю. Заклинаю Двенадцатью богами, давай же перейдем к делу.

Страж посмотрел, как из обрубка большого пальца вытекает алая кровь. Телохранитель так и стоял не двигаясь, показывая безоговорочную верность королю.

" Что это было? Демонстрация своей власти? Или Куарья хотел сказать, что люди - для него лишь средство в достижениях цели? А может быть и то и другое?"

Как бы то ни было, имперец двинулся вслед за королем, который как-бы и не спешил выходить из своего шатра. Король встал напротив крокодила, который продолжал лежать бревном и не двигаться.

- Я предлагаю тебе город, в обмен на помощь, - Клепий решил не предаваться философским диспутам и начал с делового предложения.

Куарья хмыкнул. Король подошел к деревянной стойке, на котором стояла большая тарелка, набитая сырым мясом. По краям тарелки стекла кровь убитого животного, судя по всему это мясо разговаривало еще час назад.

- Крокодилы - отличные охотники, - произнес Куарья, даже не обращая внимание на предложение Клепия. Они плавают по реке, претворяясь бревном, до тех пор, пока жертва сама не подойдет к ним, на расстояния атаки.

Король задрал рукав своей мантии взял сырой кусок мяса и сжал его в кулаке. Кровь медленно стекла с его руки на пол, однако зрачки крокодила по-прежнему оставались в одном месте, хотя он уже учуял кровь.

- Фэбиас - настоящий крокодил, страж, - продолжил Куарья. Его агенты проникли уже во все сферы, и в каждую организацию Империи. Жречество, сенат, инквизиция, коллегия магов, даже... Твой орден. Я слышал из уст моих доносчиков, о том, что произошло в городе. Они ждут момента, чтобы напасть на Империю изнутри, ты же понимаешь это?

Куарья повернулся в сторону своего гостя и посмотрел тому в глаза. Конечно, страж понимал, о чем говорит король. Велисарий - спусковой крючок, который начнет страшную междоусобную войну в Империи, со дня на день. Однако, что хочет король от самого стража?

- И тогда, наш крокодил, сидящий подле нашего болезненного десятилетнего императора, захлопнет пасть.

Куарья бросил кусок мяса хищнику. Крокодил даже не соизволил двинуться с места, попросту открыл свою пасть и проглотил мясо не пережевывая. Взяв тарелку с оставшимся мясом, король пошел дальше. По его руке к локтю стекала струйка крови, оставшиеся от мяса, но король не обращал на это никакого внимания.

- Ваш орден борется со Тьмой, - продолжил говорить Куарья. Вы уничтожаете всякую тварь Тьмы, будь то мутанты или монстры. Все, что искажено эфиром - уничтожается вами.

Произнеся это, он остановился перед львами. Один из них, что был в углу шатра лежал на своем месте, обгладывая бедро убитого животного. Второй же, с поцарапанной мордой был ни с чем и облизывался, глядя как его собрат пожирает мясо.

- Хватит восточного словоблудия, король, - открыто ответил Клепий. Скажи, что ты хочешь прямо, а не броди в словесных дебрях.

- Коротко и ясно, - кивнул головой Король. Кажется, я стал забывать имперскую догму.

Куарья достал второй кусок мяса - жирный, с прожилками и обильно залитой кровью. Лев с пораненной мордой взбодрился и встал на четыре лапы, начиная ходить туда-сюда.

- Сильнейший получает все, - ответил король и кинул кусок тому льву, что уже лакомился мясом.

Выкинув тарелку на пол, та приземлилась рядом с голодным хищником. Тот начал довольствоваться тем, что осталось - несколько капель крови и кусочек жира.

- Я предлагаю тебе союз, - сказал Куарья, обтерев свои руки об его дорогую мантию. Тебе и твоему ордену.

Клепий глубоко вздохнул и горестно выдохнул, понимая, в какую авантюру король предлагает ему вмешаться. Король с самого начала загонял его в логическую ловушку, рассказывая басни о том, что он борется не за власть, а против нее. Против Фэбиаса, что является регентом при малолетнем Императоре, уже одиннадцать лет. Консул, поклонник Тьмы, готовый сокрушить всю Империю ради того, чтобы найти Печати.

- Если вы во всеуслышание заявит о том, что я законный наследник трона, у меня появится шанс склонить различные имперские фамилии к союзу, - сказал Король, глядя на то, как лев пожирает поданную ему подачку. Я дам Сенату всю полноту его власти, как и было раньше. Орден Стражей - весомый в пределах Империи, и ты это знаешь. Взамен, я буду ежемесячно субсидировать ваш орден и каждому из стражей дам отряд в сто копий, для полного очищения Империи от тварей Тьмы.

Клепий поджал губу. Слишком соблазняющее предложение. Но он знал восточное коварство и решил немного повременить с ответом, чтобы не потерять потенциального союзника в деле с Ноблосом.

- Я подумаю над этим, - лаконично ответил страж. Для начала, я хотел бы обсудить договор, касаемо Ноблоса.

Куарья кивнул головой и направился вон из шатра. Клепий незамедлительно поспешил за ним и как только пологи шатра открылись, солнечные лучи ослепили двух имперцев своим появлением.

- Король Морского Востока! - раздался голос одного из глашатаев.

Все люди в округе, которые занимались своими делами, побросав все, преклонили свои колени перед этим человеком. Клепий не понимал раболепство восточных людей и их приверженность и веру в божественность своих правителей. Он оглядел каждого и почти каждый стоял на коленях, за исключением судя по всему тех, кто прибыл с ним из Империи.

- Я знаю, о чем ты думаешь, - улыбнулся Куарья прочитав мысли своего гостя. И вижу, как тебе противно это. Но на это есть свои причины.

Он показал жестом стоящему на колено глашатаю, чтобы тот поднялся. Следом за ним поднялись и другие люди, продолжая работать над своими делами.

- Ты сказал, что отдашь мне Ноблос, - наконец-то король перешел к сути дела. Стены Ноблоса обширны, защитить их не так-то просто, но у Ноблоса мало людей. Десять тысяч наемников ничто, против моих двадцати.

Куарья окинул своей ладонью все свое войско.

- Да, - кивнул головой Клепий, который разбирался в военном деле на нужном для беседы уровне. Стены Ноблоса обширны и захватить полностью в город кольцо с твоим количеством людей невозможно. Морской порт и вовсе не блокирован.

- Хорошо, - улыбнулся Куарья, который таким образом проверял смекалку его гостя. Что ты предлагаешь?

Клепий остановился на месте, на этот раз заставив притормозить самого Короля. Таким образом он смог оказать на него влияния и посмотреть, насколько этим предложением заинтересован сам король.

- Мне нужна детальная и расчерченная карта Ноблоса, - сказал Клепий. Я знаю, куда сливают отходы из катакомб. Катакомбы - путь в город, и к подземелью есть тринадцать выходов в сам Ноблос. Я укажу куда ведет каждый из выходов, а вы с вашими товарищами решите, что будете делать.

Куарья задрал высоко голову и осмотрел нещадно палящее солнце, стоящее в зените. Еще раз улыбнувшись своему гостю, он протянул ему руку.

- Договорились, - ответил король и Клепий подал свою руку, пожав ее в имперском приветствие - ладони на запястье. Но для начала ты отобедаешь со мной и моими товарищами. А ночью мы возьмем город.

Не смотря на тяжесть своих доспехов, венценосцы передвигались бесшумно, не оставляя за собой следов или звуков. Тренированные воины морсковосточного короля не зря считались элитным подразделением - их отточенные и слаженные движения были видны даже вне битвы, они понимали друг друга с полуслова и спокойно общались как восточном диалекте, так и на имперском наречии. Куарья отобрал сотню своих лучших воинов и послал их вместе с Клепием, под командованием своего друга и товарища, который сопровождал короля еще тогда, когда он, будучи изгнанником сбежал из Империи. Тациус был намного старше Куарья, и ненамного старше Клепия, с виду ему было за пятьдесят, хотя возможно, благодаря поседевшим редким волосам его возраст неумолимо двигался к шестидесяти годам. Тациус был примером для подражания своим воинам, но все боевое подразделение короля, состоящее из его имперских товарищей, было всадниками. Несмотря на это, владением мечом у Тациуса было на высоте - во время обеда он показал свое мастерство, побив сразу трех венценосцев тупым тренировочным мечом.

" Такие люди и окружают меня", - произнес тогда Куарья, хвалясь перед стражем.

Да действительно, он хотел перетянуть Клепия на свою сторону, однако Орден стражей как раз и славился тем, что не выбирает сторон. У них уже есть правитель, правитель, ждущий своего часа провозглашения императором. Только пророк, о котором говорилось в Книгах может занять имперский престол и победить Тьму. Во всяком случае, Клепию сейчас было не до этого, ему нужно было проникнуть к Ноблос и открыть тайный проход в другое подземелье, чтобы найти Печать, ради которой он и преодолел большую часть пути.

Лодки плыли максимально близко к городской стене, сложенной из больших каменных блоков, которая вырастала из-под воды. Наемники не ожидали нападения с моря, соответственно и патрулирующих стену здесь было намного меньше, но все же Ноблос решил не оголять свою западную стену, которая кончалась у большого торгового порта, который сейчас судя по всему пустовал. Призрак ночи накрыл всю местность и теперь можно под покрывалом темноты можно было передвигаться к той части города, откуда сливались все канализационные отходы.

После разговора с королем, было решено отведать деликатесов морского востока и Клепий не отказался от богато обставленного обеденного стола. Сам обеденный стол находился в другом шатре, который расположился подальше и был несколько больше, чем королевский. В шатре уже собрались все самые близкие друзья короля и почти все они были имперского происхождения, кроме странного человека, с оголенным торсом, который постоянно таскал на своей шеи большую и длинную змею. Клепий приметил его с первого же взгляда - смуглый человек с полностью обритой головой спокойно передвигался между столами именитых воинов короля, змея на его шеи была самым приметным атрибутом. Этого босого человека с набедренной повязкой звали Арамуд, и он был кем-то вроде мага, на Морском Востоке. Страж пока не выяснил, что делал этот человек в стане войска Куарья, однако сейчас его это мало заботило.

- Осторожно, - раздался тихий голос Тациуса, который плыл в одной лодке вместе с Клепием и десятком воинов.

Страж поразился зоркости глаза Тациуса, тот сразу же определил, что на стене был патруль. Двое стражников с арбалетами о чем-то переговаривались между собой, о чем именно услышать было невозможно - слишком была большая высота, а ветер уносил их слова в сторону глубоководного моря. По приказу командира, воины начали грести ближе к стене, прижимаясь к этой каменной громадине, выраставшей из-под водной глади.

- Как далеко нам еще плыть? - Тациус обратился к стражу и достал карту, с отмеченными тайными лазами.

Страж раскрыл карту. Боги благоволили этой ночью осаждающим - убывающая, но еще яркая луна была завешана шторами перистых облаков. Восточный сухой ветер был настолько слабым, что облака передвигались со скоростью черепахи, что не позволяло луне выходить из-под опеки облаков. Это позволяло воинам прятаться во тьме ночи и передвигаться, не привлекаю лишнего внимания.
" Боги на нашей стороне? Вряд ли боги будут выбирать сторону в обычных мелких людских распрях. У них свои заботы."

Клепий взглянул на расчерченную карту. Агенты Куарья постарались полностью и детально скопировать город, переложив его на бумагу. Кропотливая работа позволило полностью воссоздать город на карте, а Клепий, запомнивший расположение бронзовых столпов в катакомбах, сумел безошибочно расставить эти точки на карте. Интересно то, что вход в катакомбы располагался в каждом из районов города. Чтобы это могло значить?
" Строители Ноблоса знали о подземных ходах и намеренно сокрыли катакомбы. Только зачем? Неужто они знали о том, что в подземелье сокрыта одна из Печатей? Или у них была иная причина?"

- Нам нужно к тому изгибу, - уверенно ответил страж, показывая пальцем на то место, где стена углублялась в материк, при этом оставаясь в воде.

- Ты уверен страж? - спросил Тациус.

Клепий еще раз оглядел то, что его окружает. Сейчас они находились у мыса, который будто выпирал из материка. Каменный утес бережно обнесли стеной, строители Ноблоса знали, насколько коварными могут быть утесы для защитников города. Однако, дальше, береговая линия была впалой, судя по карте, именно там и располагались сливные сооружения, выливающие из подземелья города все нечистоты. Дальше, эта впалая линия плавной линией становилась выпуклой и так до самого порта.

- Да, - кивнул головой страж. Местные называет это место вульвой. Нечистоты выходят отсюда.

- Тогда плохо дело, - произнес Тациус и указал пальцем на стены. Мы будем просматриваться со всех стен.

Страж и это прекрасно понимал. Покров ночи мог защитить нападающих, но не давал никаких гарантий, что их не обнаружат раньше. Был только один выход. Преодолеть такое большое расстояние вплавь. Нельзя сказать с уверенностью, сколько наемников было на этой части стены, но если они поднимут тревогу, то все будет кончено. Второго шанса и быть не может, в таком случае большинство наемников перегруппируются на эту часть стены.

- Боги нам в помощь, - ответил Тациус. Молитесь Морскому Владыке, пока плывем к изгибу. Там уже решим.

Клепий понимал осторожность Тациуса. Хитрый и опытный военачальник мог бы придумать, как обойти эту проблемы. Но других вариантов, кроме как пробираться вплавь, Клепий не видел.

Обед за королевским столом был воистину шикарным зрелищем. Клепий никогда не видел столь богато обставленного стола и вряд ли уже увидит. Да, в верхние слои патрициев Империи уже проникла жажда к роскоши, наживи и показному богатству. Богатые патриции любили тратить свои деньги напрасно, в особенности на званные ужины, куда приглашали союзы, где за обеденным столом заключались сделки, сговоры, союзы. Но такой роскоши позавидовал даже сам Детон Брулий - богатейший, но скупой, человек в Империи.

Столы ломились от многочисленных яств. Свежие тушенные павлины, от которых еще валил теплый пар, верблюжья печень под острым восточным соусом, февсийские маслины, многочисленные диковинные салаты, из растений, о которых Клепий даже не слыхивал, запеченная свинина, фаршированная орехами, яблоками и сдобренная специями. Рыбы здесь было так же много - жаренные судаки, уха с рыбой из Великоморья, соленый тунец с репой и много других неизвестных стражу рыб. Из напитков на пиру было преимущественно вин и так любимое жителям морского востока - пенистое и крепкое пиво. Куарья усадил Клепия рядом с собой, на крепко сбитом деревянном стуле с резной спинкой была подложена мягкая бархатная подушка. Все это обилие продуктов и изнеженность королевского двора смущало Клепия, однако он как гость, решил не высказывать своих оскорбительных мыслей вслух.

Перед ним стояла бронзовая пустая тарелка и два шелковых полотенца, чтобы утирать лицо во время еды. Пищу страж накладывал самостоятельно и решил начать с чего-то более легкого. Естественно, сделал он это не просто так. Клепий наложил себе пареной репы и отломил от огромной булки, которая была практически во всю ширину стола - небольшую краюху и начал наслаждаться своей пищей. На короля это произвело впечатление.

В шатре не было душно. Парусина хорошо продувалась морским ветром, на крыше шатра были сделаны небольшие вырезы, покрытые светлой сеткой, чтобы тепло не просачивалось внутрь помещения. По всему периметру шатра стояли небольшие позолоченные подсвечники (а возможно и бронзовые, Клепий не смог уловить разницу), на которых горели благоухающие различными ароматами свечи. Больше всего Клепия поразило то, в какую игру затеял играть Куарья. В то время, как его товарищи сидели на мягких шелковых подушках и больших стульях, он уселся на небольшой топчан и ел не столовыми приборами, а руками. Видимо, король хотел им дать понять, что он не собирается возвышаться над своими собратьями.

- Друзья! - король переоделся в простые просторные одежды белого цвета, в каких были остальные имперцы, посетившие шатер. Сегодня нас посетил человек, который отдал свою жизнь еще в юношестве предназначению, о котором мы узнали лишь десяток лет назад.

Клепий не съежился под взглядами этих людей, о которых он был наслышан еще в границах Империи. Тут был и Тациус Флиган - родной брат Гая Флигана, сосланный Фэбиасом на Семиостровие и сбежавший оттуда. Гай Флиган, наряду с Фуцием Энтионом были лучшими полководцами Империи, однако Тациус не смог воздержаться в Сенате перед нападками на консула Фэбиаса. Рядом с ним сидел облысевший толстяк с обвисшими щеками, Клепий смог понять по его медвежьей морде, что это никто иной, как Фуций Клегент. Эта показушная улыбка и доброжелательное пухлое лицо смогло свести на кресты или костры много тысяч преступников. Фуций Клегент был одним из инквизиторов при дворе Фиола, однако его убеждения шли в разрез с идеями Фэбиаса. Клегент впоследствии клялся Куарья о том, что всех инквизиторов, что не захотели примкнуть к Фэбиасу тайно убили, или сослали по разным частям Империи. Были тут и другие лица могущественные, и нет, которых Клепий знал, и которых не знал. Эти люди теперь стали окружением короля Куарья, в особенности первым лицом для короля был Аврелий Кинк. Человек, который был предан Куриону - отцу Куарья до конца жизни и который вывез мальчика в тот момент, когда Фэбиас хотел его убить. Он всегда ходил с одним и тем же лицом и никогда не улыбался. Кинк был философом и обладал очень тонким умом, наверняка он направлял всеми действиями Куарья.

- Этот человек - сор Клепий, из Ордена Стражей, - Куарья показал ладонью на Стража, на кого были направлены пристальные взгляды.

В особенности Клепий уловил своим шестым чувством, как за ним следит Арамуд, на чьих плечах сейчас покоился длинный питон, принявший позу лианы. Путник встал с высоко стула, и его голова лишь ненамного возвышалась над сидящими.
" Как их приветствовать? Посмотреть, не забыли ли они, чьими усилиями они дышат сейчас этими сладкими ароматами?"

- Слава Империи, - произнес Клепий и не ожидал такое молниеносной реакции.

- Империи слава! - разом ответили сидящие за столом.

Куарья улыбнулся и обратился к гостю.

- Вот видишь, страж, а ты мне не верил.

Клепий сдержал улыбку, лишь кивнул головой. Возможно, что Куарья предвидел этот трюк Клепия и заранее, а может быть...

- Страж говорит, что с его помощью, мы можем захватить Ноблос за ночь, - произнес король и сел на место.

В шатре поднялся гул и бубнеж опытных воинов и военачальников. Клепий так и остался стоять на месте, пока не поднял руку, чтобы шум улегся.

- В городе есть канализационные колодцы, - начал говорить страж. Они ведут к катакомбам. Эти подземелье сливают нечистоты и весь мусор города в Великоморье. Я знаю где находятся каждый из этих колодцев.

Можно сказать, что пир прервался, превратившись в дебаты военачальников. Никто даже и не притронулся к еде. Один Арамуд обгладывал павлинью кость, не спуская глаз с куска мяса. Казалось, что он вообще вне круга общения и занят собственными мыслями. Змея же его напротив, подняла свою голову с плеча и всматривалась в Клепия.

- Вы разведывали катакомбы? - задал вопрос Тациус, потирая свои румяные щеки. Но зачем?

Клепий решил не раскрывать всех своих карт, но понимал, что на кону стоит жизнь не только целого города, но и всех остальных в Делионе.

- Я встречался с Крысиным королем, - ответил на это Клепий.

Он ожидал более бурной реакции, но в зале раздалось лишь несколько тихих голосов.

" Они что-то ожидают от меня. Видят боги, что Куарья загнал меня в ловушку. Может быть не стоит мне говорить об этом?"

Но Клепий понимал, что человек, могущественный человек, помимо прочего бывший Имперцем, будет союзником более важным, чем Крысиный Король. Страж еле заметно прикусил губу, понимая, что он уже успел наворотить дел и очередное предательство может его, как столкнуть в Бездну, так и привести его к победе на тварей Тьмы. Снова страж оказался между двух огней, хотя он и не мог знать, как Куарья относился к Крысиному Королю?

- Я был в руинах Первейших, - произнес Клепий и внимательно созерцал реакцию собравшихся в шатре.

У Куарья еле заметно дернулся глаз. Уголки губ немного приподнялись. Они сдерживали свои эмоции.

" Они знали о подземелье. Они искали его. Но зачем? Они тоже ищут печать? Или у Куарья другие планы? Может быть он знает то, что не знаю я?"

- Строители Ноблоса выстроили город в соответствии с контурами помещения, - продолжил говорить Клепий. Они сделали тайные проходы в катакомбы, застроив их городскими помещениями, каждый тайный проход в подземелье соответствует бронзовым столпам. Я запомнил, какими фигурами стоят эти столбы и могу выстроить их на карте. Таким образом, ваши воины смогут пробраться через канализацию во все кварталы города.

Шатер вновь стал местом торжества тишины. Кроме как шипение ароматных сальных свеч, ничего не прерывало молчание воинов. Куарья сидел о чем-то задумавшись.

- Ты уверен в этом? - задал вопрос король.

- Даю голову на отсечение, - блефовал Клепий, не уверенный в том, что все это правда.

***

- Мы тут как на ладони, - произнес Тациус, осматривая крепостные стены.

Могучие белокаменные стены возвышались над воинами в лодках, задрав голову вверх можно было увидеть бойницы для лучников и трезубцы из камня по всему периметру стены. Арбалетчики патрулировали местность, однако так и не вышедшая из облаков луна не позволяла увидеть плывущие по морским водам лодку.

- Как только мы окажемся в заводе, стражники нас засекут, - произнес Тациус, раздеваясь. Дальше вплавь. Страж, где находится канализационные тоннели?

Клепий еще раз взглянул на карту. Впалое место города, где было сильное подводное течение, которое ощущалось даже на лодках, уносило весь мусор и отходы в открытое море. Строители катакомб знали где строить канализацию.

- Вон, - указал пальцем Клепий на дальнюю часть стены.

Воины сняли с себя все доспехи, им пришлось лишиться всего железного, кроме своего оружия. Клепий понимал, что при таком сильном течении его сразу же потянет на дно. Отцепив свои застежки и скинув плащ, Клепий снял с себя доспехи, оставив только меч на поясе.

- Страж веди, - Тациус может быть и не доверял стражу, но предпочел, чтобы тот был первым.

Чтобы не было лишних звуков в воде, Клепий погрузился в пучину поначалу свесив ноги с лодки, а затем и весь торс. Ночью вода была прохладной, не на настолько, чтобы страж вспомнил о холодных водах, омывающих Обитель. Меч тянул его ко дну, течение здесь впрямь было сильное, однако страж почуял нечто другое. Нет, это был не запах помой и отходов, который стоял над этим местом вечно, словно надгробная плита над могилой. Только сейчас Клепий чувствовал запах горящих тел.

" Неужели культисты совершают приношение Фахтаче?"

Клепий плыл медленно, чтобы не издавать лишних звуков. Вода медленно окатывала его новой волной, хоть она тут и не застаивалась, но воняло жутко. Рыбы, отходы и стебли длинных водорослей бились ему о ноги и о торс. Тучи продолжали быть союзником нападающих.

- Король, ты возьмешь сегодня город, - тогда произнес во время обеда Арамуд, предсказав победу нападающим.

Однако он сказал и другое, только не королю. И не похвалу, но черную весть. Арамуд подошел к Клепию, склонился над его ухом. У стража по телу поползли мурашки от гладкой змеиной кожи и от ее скользкого мокрого язычка. Рептилия склонилась над вторым его ухом и издала шипящий звук. Тогда Арамуд изрек свое второе предсказание.

Стена. Перед Клепием оказалась мокрая осыпающаяся стена. Однако по правую сторону от него было большое полукруглое и темное отверстие.

" Хвала богам", - мысленно успокоился Страж, вплавь достигнув жидкой вонючей жижи.

- О Милосердный Пантеон, как же тут смердит, - раздался голос за спиной Клепия.

Страж уже успел к этому моменту выбраться на бордюр, который располагался по обоим бокам от сточных вод. Крысы уже были здесь.

" Крысиный Король уже все знает."

Эхо разнеслось по всему тоннелю. В этом эхо было нечто зловещее, говорящее о том, что его источник оказался как никогда прав. Здесь помимо вони от отходов и помоев воняло жженым паленым мясом.

" Культисты где-то тут."

- Тациус, - обратился Клепий к другому имперцу. Решай, вы выбираетесь из первого канализационного колодца или рассредоточиваетесь по всему городу?

Тациус, обескураженный вонью и помоями, что остались на его дряблом, по-прежнему внушительном теле, покрытому сетью из рубцов, отдал приказ своим воинам.

- Не будем распылять силы, - ответил он, обращаясь к постепенно прибывающим воинам.

Вереница вне канализации, бывшая за пределами города постепенно сокращалась. Воины собирались у канализационного устья и выслушивали своего военачальника.

- Выберемся из первого же колодца и затаимся, - продолжил говорить Тациус. Отряд из десяти человек доберутся до ворот и убьют всех стражей. Подадите нам сигнал, и мы начнем избиение уже в самом городе, покуда войско короля будет спешить к открытым воротам.

Клепию этого было достаточно. Он повел воинов за собой, по правую сторону от него шел Тациус, еле умещавшийся на небольшом каменном бордюре. И все же он уверенно шагал, пока не задал вопрос Клепию в лоб.

- Ты бы мог пробраться в катакомбы и без нашего участия, - тихо сказал Тациус, не дав эху разразиться в помещении. Какие цели ты преследуешь, страж?

Клепий шел молча, в голове прокладывая себе маршрут. Начиналась первая развилка и он не хотел бы плутать в катакомбах больше отведенного ему времени. Фляга с кровью по-прежнему висела у него на поясе, рядом с мечом и он несколько раз случайным образом дотрагивался до нее.

- Этому городу нужна крепкая рука, - ответил на это страж.

- Стражи не вмешиваются в политику, - Тациус сам того не замечая заговорил громче прежнего. В какую игру ты играешь?

Клепий сдвинул брови к переносице. Ему не понравился недоброжелательный и агрессивный тон Тациуса, который пытался раскусить его.

" Крысиный король должен быть повержен. Баланс между культистами и Крысиным Королем, между двумя силами Тьмы держит город в равновесие. Но как только культисты будут истреблены во всем Ноблосе, Крысиный Король найдет себе другую цель. Моя же цель - защитить обычных людей от сильнейшего мира сего. Особенно от тех, к кому прикоснулась Тьма."

- Клянусь Фиолхардом и Двенадцатью богами, - теперь Тациус все же понизил свой голос, видимо в ответ на игнорирование Клепия. Я вижу твои цели, пусть они для меня и туманны, словно утреннее поле.

- Король сказал на пиру, что цели у нас одна, - ответил на это страж, придерживая свой меч рукой. У нас могут быть общие цели, но у нас она не одна.

На этом их диалог подошел к концу. Последующая дорога тяготилась мрачным молчанием. Крысы неустанно продолжали следить за незваными гостями, клацая своими коготками на камень. Зеленые, серые, черные горящие во тьме глаза неустанно наблюдали за нарушителями покоя. В голове Клепия твердо закрепился план города, и он твердым и уверенным шагом вел воинов по лабиринтам сточных вод. Он знал, каким образом строители делали стоки и поэтому действовал столь уверенно.

- Стойте, - произнес страж, почувствовав дуновение свежего ветра, перемешавшегося с запахом опаленных волос.

Он поднял свою голову и смог разглядеть в темноте ржавые, покрытые крысиным пометом и крошками отходов железные скобы, ведшие наверх. Помимо прочего, у этого место было куча дерьма, едва смываемая водным потоком, ошметки грязи и дохлая кошка.

- Этот ведет к торговому кварталу, - сказал Клепий, показывая пальцем вверх.

Тациус засомневался. Он стоял по стойке смирно и всматривался в высоту. Железные скобы уходили куда-то в темноту, наверх, но там действительно гулял Ноблосский ветер, погоняя при этом городскую вонь. Военачальник перевел свой взгляд на стража, неумолимо стоявшего перед воинами. Тациус не сводил с него взгляда.

- Полезай первым, - сказал он.

- Наши пути тут расходятся, - ответил страж, настаивая на своем. Я сказал, что у меня есть своя БЛАГАЯ цель.

Железный звон меча всполошил крыс, которые начали пищать по всему водостоку. Зоркие хищные глаза продолжали наблюдать за действием. Меч Тациуса был в паре ладоней от горла стража.

- Убьешь меня и слуги Крысиного Короля не оставят от твоих бравых воинов даже костей, - произнес имперец.

Бровь Тациуса дернулась. Он не посмел дальше угрожать стражу, но и не хотел проявить в себе трусость перед лицом своих воинов. Старый закаленный вояка стоял там десяток секунд, пока страж не развернулся и не пошагал дальше по подземным катакомбам. Он ни разу не оборачивался, но судя по звукам, исходящим из-за спины воины начали подниматься в город. Страж же направлялся к подземным колонам, чтобы найти ответы на все свои вопросы. Крысиный король будет недоволен тем, что он привел сюда незваных гостей.

" Уже не важно", - подумал страж и твердой поступью двинулся дальше по катакомбам.


 Ваша оценка:

Связаться с программистом сайта.

Новые книги авторов СИ, вышедшие из печати:
Э.Бланк "Пленница чужого мира" О.Копылова "Невеста звездного принца" А.Позин "Меч Тамерлана.Крестьянский сын,дворянская дочь"

Как попасть в этoт список
Сайт - "Художники" .. || .. Доска об'явлений "Книги"